Палитко Станислав Андреевич: другие произведения.

Одержимые

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 5.57*69  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проникся творчеством Морту и Ланцова. Не удержался от собственной попытки написать...


Пролог.

   Финальный бой Dragon Age II был закончен. Мередит превратилась в лириумную статую, после чего я вышел из игры и выключил компьютер. Дважды пройдя игру, я испытывал желание вернуться к оригиналу, все-таки вторая часть была однообразнее и слабее. Впрочем, даже первая во многом была красивой сказкой. Вот если бы характеры и поступки персонажей были ближе к реальности, а у игрока было больше свободы... Но в любом случае я собирался еще раз пройти Dragon Age: Origins за мага. Если бы я тогда знал, к чему приведут эти желания...
   Вскипятив воду для чая, пить хотелось неимоверно, я выпил пару чашек и отправился спать.
   ***
   Сон был странным. Не говоря уж о том, что он просто был четким. За всю мою жизнь я запомнил лишь один из собственных снов, в котором я шел по рельсам за последним поездом. В этот второй раз мне снился Фэйд. Неудивительно после нескольких часов Века Дракона. Бросив взгляд на свое полупрозрачное тело, я подлетел к гигантской статуе, расположенной рядом и принялся её рассматривать. Как и следовало ожидать, никакого "кодекса" в числе моих знаний не появилось. Задрав голову и посмотрев на силуэт Черного Города, я вернулся к изменчивой статуе. Вид этой статуи вместе с видневшейся внизу площадкой, привели меня к выводу, что мне приснился самый первый квест игры - Истязание. Оставался только один вопрос - кто же я теперь для несчастных магов? Дух или демон? Так и не найдя ответа, я вернулся к разглядыванию статуи. Возможно, своеобразной апатией я спасался от безумия.
   - Кто ты? - прервал мое любование статуей вопрос.
   Развернувшись, я увидел перед собой эльфа. Обычного для Тедаса ушастого беловолосого зеленоглазого эльфа в халате, или, как этот халат еще называют, в мантии мага. С целью рассмотреть его поближе, я сделал пару шагов к нему. Маг отшатнулся и сделал три шага назад и в сторону. Вернее два шага, так как на третьем он споткнулся о вазу, пошатнулся и упал, подвернув ногу. Затем он попытался встать, но нога не дала ему сделать это - он снова упал. Ну нет, больной маг мне был не нужен. В конце концов, если я дух, то почему бы не попробовать.
   Я мысленно потянулся к его лодыжке, и пожелал её исцеления. Глаза мага широко распахнулись, а я неожиданно ощутил легкую слабость.
   - Ты один из духов или демонов Фэйда, - произнес эльф, поднимаясь на ноги.
   - Дух Милосердия, - ответил я.
   В конце концов, само попадание в Фэйд уже достаточно безумно, так что осознание себя придется выстраивать заново. Так почему бы не опереться на это лечение в выборе пути. И Фэйд вздрогнул перед моими глазами, признавая мое решение.
   - А может быть, ты демон, который неудачно притворяется? Одежда уж больно странная. Духи, бывает, людям подражают, и не выглядят не пойми как.
   Учитывая, что спать я завалился прямо в одежде, а джинсы явно для магов в новинку, следовало ожидать чего-то подобного.
   - Иди уже, подозрительный маг. Не со мной тебе надо сражаться, и не меня разоблачать. Пожалуй, следовать за тобой будет интересно. Тело твое мне без надобности, но посмотреть, чем закончится твое испытание, мне хочется.
   Маг явно ощущал себя не в своей тарелке и не стремился к схватке. Осторожно, периодически оглядываясь на меня, эльф пошел вниз по тропинке. Я последовал за ним.
   Вскоре маг отбился от огонька, попытавшегося его поджарить молнией, и повстречал мышь. Судя по всему, какие-то мозги у него, как и в игре были, так что в мышь в Фэйде он явно не поверил и приготовился атаковать. Но тут мышь превратилась в человека в мантии, и начала старательно убеждать мага в том, что перед ним просто такой же маг-ученик, не выдержавший испытание. Убеждение оказалось успешным, и слегка успокоившийся маг с мышью собрались отправляться дальше. Тут я ощутил моральную необходимость вмешаться, все-таки я изображал Духа Милосердия.
   - И зачем тебе демон гордыни? - прозвучал вопрос.
   - Д-демон гордыни? - вздрогнул маг.
   - Да. Только они, стремясь стать маленькими и безобидными, в максимализме своем стремятся стать столь же маленькими и безобидными, сколь мыши. К тому же, разве тебя не удивила мышь в Фэйде?
   - Говорили мне, что ничему в Фэйде верить нельзя...
   Тут мышь начала резко увеличиваться в размерах. Маг сорвался с места и побежал.
   - Интересно, он в какого-нибудь демона ярости не влетит? - задумчиво сказал я.
   - Тут один как раз водится. Зачем ты мне сорвал развлечение, новичок? - прорычал демон.
   - Успокойся, вселяться ты в него вроде не собирался.
   - Не собирался, все равно это была бы пустая потеря тела от мечей храмовников. Кстати, не ждал я увидеть нового, подобного мне - cлишком редко Фэйд порождает духов.
   Мы замолчали. Обломки моего рассудка судорожно осознавали ситуацию.
   - И что мне грозит в Фэйде?
   - С течением времени у нового духа обостряется одна из черт характера и тускнеют остальные. Реже - несколько черт характера. Так мы постепенно выбираем свой путь. Впрочем, подробнее рассказать не могу - новички уже давно не появлялись, с тех пор, как эта черная гадость полностью сформировалась и повисла над нами, Фэйд не зовет новых детей. Похоже, что твое появление означает, что город начинает рушиться.
   - И какова же ситуация в целом? - поинтересовался я.
   В конце концов, демон желал поговорить, а одержимым мне стать не грозило - либо это все это сон, либо я мертв.
   - В целом? Магия умирает, над Фэйдом Черный Город, божества либо спят, либо мертвы, либо прокляты. В конце концов, вера меняет мир, в первую очередь Фэйд.
   - Ты хочешь сказать, что это все работа веры в Создателя? А легенды о том, что Черный Город был Золотым?
   - Именно это я и хочу сказать. Золотого Города здесь не было на моей памяти. Подозреваю, что вера сразу породила его Черным. Впрочем, ты можешь мне не верить, я ведь демон Гордыни. Кстати, предлагаю посмотреть, что там творит маг, - неожиданно потерял он интерес к разговору.
   - Он тебя боится, - ответил я демону. - Так что смотреть придется издалека.
   Я так и не понял, что сделал демон, но картинка бегущего мага резко приблизилась и будто встала перед глазами. Перемещался эльф короткими перебежками, укрываясь за статуями и сжимая в руках посох. Похоже, с Духом Доблести он сумел договориться. Мы с демоном с интересом наблюдали за магом. Вскоре тот добрался до медведя. Судя по всему, случай с мышью его чему-то научил, так что в демона лени полетел мощный сгусток магии с верхушки посоха. Мгновенно стало понятно, что спящим демон только притворялся. Поливаемый более мелкими магическими снарядами, демон тем не менее добрался до эльфа и отвесил ему удар по ногам тяжелой лапой. Вылеченная мною нога мага во второй раз подломилась, но это не помешало тому выпустить ещё один сгусток. Этого демону хватило с лихвой, и медведь застыл на земле грудой меха. Затем этот мех начал медленно растворятся в "воздухе" Фэйда.
   - Он возродится, - прокомментировал демон. - Хотя и не скоро. А вот у мага нет шансов - демон ярости еще сильнее, парой магических стрел его не возьмешь. Маг слишком слаб, чтобы выдержать испытание. К тому же, зря он ввязался в бой с демоном лени.
   Вместо ответа, я направился по тропинке к сидящему на многоцветной земле магу. Когда я приблизился, тот направил на меня посох, но атаковать не стал. Судя по всему, попытка подойти ближе повлекла бы за собой атаку со стороны эльфа, чего мне не хотелось. Затем я снова мысленно потянулся к ноге мага, желая, чтобы она восстановилась.
   Слабость нахлынула страшная, я пошатнулся и чуть не упал. Хорошо, что во сне проблематично потерять сознание. Но цель была достигнута - кость встала на место и рана мага стремительно затягивалась. Шатаясь, я вернулся назад к демону, а маг тем временем разминал восстановившуюся конечность.
   - Я ошибся, - прорычал демон гордыни. - Ты не дух.
   - А кто? - поинтересовался я.
   - Не знаю! Маги живут за счет энергий той стороны завесы, а колдуют энергиями Фэйда. Духи наоборот, живут энергиями этой стороны, а колдуют - энергиями той, приводя её в Фэйд. Маги крови переправляют жизненную энергию в Фэйд и в ответ получают либо жизненную энергию, затронутую Фэйдом, либо энергию Фэйда. Что делают духи леса, некогда бывшие такими, как мы, вообще не ясно. А ты и живешь энергиями Фэйда, что неудивительно без тела, и колдуешь ими. Ты похож на мага, который потерял тело и научился жить подобно демону. Причем неумелого мага - ты действуешь грубой силой на чистом желании. Но так не бывает! Одно знаю - вселяться в тебя бесполезно - связи с телом у тебя нет.
   - Потерял тело, говоришь...
   Неужели, я оставил открытым газ? Как ни странно, осознание собственной смерти не выбило меня из колеи - мне все еще казалось, что это сон.
   А маг тем временем добрался до демона ярости. Или, если точнее, демон ярости добрался до него - огоньков уже не было, но посох был у мага выбит, мантия на груди прожжена, а сам маг судорожно собирал ману на очередной магический снаряд. Так и не собрал - огненная лапа демона ударила его в грудь, нанеся серьезный ожог и отбрасывая на несколько метров назад.
   - Твоя работа? То, что маг так отлетел? - спросил я демона.
   - Да. Пусть ярость побегает - так веселее. Сейчас глупый демон будет в него пытаться вселяться. А я буду демона отпихивать.
   Я сорвался с места и побежал к магу. Демон гордыни тоже - к демону ярости. К тому моменту, как я добрался до мага, демон ярости тоже добрался до него и сумел дотронуться. Мне показалось, что демон начал размываться, а его пламя потекло внутрь мага, но тут демона ярости отбросило мощным пинком обогнавшего меня демона гордыни.
   - Переусердствовал, не учел статуи, - прорычал он, глядя на демона ярости, наколотого на руку статуи.
   Но меня это не интересовало - я тянулся к магу, призывая его тело восстановиться. Но все было тщетно - гигантский ожог не затягивался, а я слабел. В отчаянии, я положил руки на ожог и попытался восстановить так. И меня будто потянуло внутрь эльфа. Последнее что я видел перед потерей сознания - удивленную морду демона Гордыни.

Глава 1. О магах и храмовниках.

   Очнулся я от того, что меня кто-то старательно расталкивал. Тем не менее, открывать глаза не хотелось, так что расталкивания продолжились.
   - Ирлайн Сурана! Просыпайся немедленно, тебя хочет видеть Ирвинг! - громко сказали мне прямо на ухо.
   Похоже, вчерашняя прогулка по Фэйду не была сном... Хорошо хоть имя не канонический Алим! Пришлось открывать глаза. Некоторое время я приспосабливался к моим глазам, а затем смог рассмотреть, кто же меня разбудил. На моей кровати, если так можно было назвать конструкцию из нескольких досок и двух кусков грубой ткани, сидел очень знакомый по игре персонаж - Йован, беглый маг крови и незадачливый отравитель. Впрочем, это дело будущего. Сидел он рядом с моей правой ногой и, изогнувшись, толкал меня в бок левой рукой. Я резко согнул ноги и сел на постели. Йован, правую руку которого я задел ногой, что-то прошипел сквозь зубы.
   - Доброго утра, Йован. Что-то с рукой?
   - Храмовник на втором этаже у меня с рукой. Слишком близко подошел к одному из постовых, вот он и решил попинать мага, не отходя от места. Хорошо хоть, я ждал удара кулаком, потому и не упал. Иначе бы я сейчас держался за ребра.
   - И искал бы целителя?
   - Нет, конечно. Зачем мне с парой пинков отнимать время Винн? Оно другим нужнее. Сломанное ребро можно и пережить. А всего лишь синяк на руке - тем более.
   - Ладно. Проводишь к Первому Заклинателю?
   - А ты сам уже забыл дорогу? - поинтересовался ученик. - Или новоиспеченному магу обязательно нужна свита? Смотри не переусердствуй - по мнения храмовников три мага рядом это уже заговор. Естественно, совет Старших Заклинателей не считается.
   - Хотя их хватает на целых два несуществующих заговора.
   - Кстати, расскажи, пожалуйста об Истязании, - попросил Йован.
   - Ты же знаешь, не имею права, - ответил я.
   - Но я же твой единственный друг!
   А вот это интересная информация. Впрочем, с учетом того, что три мага - уже заговор, следовало ожидать чего-то подобного. Близко мага, чье место я занимаю, знает только Йован, так что достаточно от него отдалиться... Тем более, что он вскоре будет слишком увлечен своей послушницей, если уже не увлекся.
   - Не имею права. Так проводишь?
   ***
   Йован оказался хорошим проводником, добраться до кабинета Ирвинга без которого мне было бы крайне затруднительно - этажи Башни отличались от таковых в игре не только значительно большим размером, но и планировкой. Впрочем, основной принцип спокойного перемещения по Башне был крайне прост - подальше от храмовников.
   На практике это имело вид - вместо перемещения по коридорам при первой же возможности заходить в большие комнаты, имеющие минимум две двери - храмовники обычно стояли между дверьми группами по трое-четверо.
   Проскочив через комнату для занятий, где храмовники были вынуждены бдительно следить за учениками и преподавателями, не имея возможности отвлечься на остальных магов, мы добрались до входа на центральный зал первого этажа. В отличие от игры, никаких книжных полок в зале не было - только молчаливый караул воинов в кожаных доспехах, украшенных изображением пылающего меча.
   Мы прошли ровно по центру зала и приблизились к лестнице на второй этаж. А дальше началась любимая игра храмовников - "Стукни этого мага, он все равно не ответит". Причем, судя по поведению шедшего впереди Йована, пытаться увернуться маги права не имели. В этот раз все прошло удачно - у него получилось пройти точно между парой храмовников, коих стояла по трое с каждой стороны лестницы, и резко шагнуть вперед в точно выверенный момент, чтобы удары храмовников пришлись в пустоту. С учетом, что все это надо было проделать, не поднимая глаз, успех Йована свидетельствовал о немалой практике. Затем храмовники отступили в стороны, давая место следующей паре.
   Я слегка замедлил шаг и спокойно пошел по центру лестницы. И вот тут проявилась одна из особенностей эльфийского тела. Узкое поле зрения при его отличной остроте делает далийских охотников лучшими лучниками Тедаса, но если ты маг, которому разом надо следить за двумя храмовниками, оно превращается в недостаток. Оказавшись точно между храмовниками, я сделал резкий шаг вперед, едва тот, за кем я наблюдал, шевельнул ногами. И я не прогадал - от ударов я увернулся.
   - Везет вам, эльфам, - тихо заявил Йован, когда мы поднимались по лестнице. - Реакция у вас замечательная. Уйти от удара, сделав вид, что это случайность, вам легко.
   - Это когда храмовники бьют одновременно, - заметил я.
   - Когда они бьют не одновременно тяжко всем. Зато выносливость у эльфов почти никакая - теряете сознание настолько быстро, что недовольные храмовники вас бессознательных пинают, причем влетает обычно сильнее, ведь они не могут вовремя остановиться.
   - Будто они хотят останавливаться.
   - Они не хотят нас угробить - во-первых, живой игрушкой меньше, во-вторых, слишком много трупов могут вызвать определенные вопросы у денеримских жриц.
   - Ну да, трупы можно списать на уничтожение магов крови, но слишком много "магов крови" вызовут неблагоприятное мнение о качестве работы храмовников.
   - Не знаю, к счастью это или к несчастью, но Винн может исцелить почти всё. Так что храмовники полностью свободны, нужно только не убить на месте.
   За этим разговором мы поднялись на второй этаж, на подходе к которому пришлось замолчать. В этот раз уйти от ударов храмовников было даже проще - мы подходили со спины. Выйдя на второй этаж в разгороженном на две части круглом зале, мы миновали спокойно стоящего транквила и проскользнули в круговой коридор этого этажа.
   Транквил... Жуткая это судьба. Никто не заслуживает такого даже ради спасения от демонов. Цена непомерна - превращение в послушное безынициативное и лишенное всех эмоций существо. Почти идеальный раб, способный работать с лириумом.
   Двигаться по коридору Йован не стал, сразу открыв дверь в одну из больших комнат, примыкающих к внешней стене Башни. Это оказалась библиотека Башни - огромные полки с книгами уставляли все стены.
   - Какое счастье, что кое-кто считает достойным чтением только Песнь Света и игнорирует все остальное.
   - То есть храмовникам тут неимоверно скучно, - ответил я Йовану.
   - Поэтому их тут нет.
   Следующие несколько минут мы шли по библиотеке, занимавшей половину внешней части башни. С учетом того, что в отличие от игры, жилые помещения рядовых магов находились на первом этаже, весь второй этаж был выделен под библиотеку, вход в кладовые, лечебницу Винн, небольшие комнаты Старших Заклинателей, самолично отгороженные от их "владений", комнату Первого Заклинателя, гостевые покои и церковь. Магов в библиотеке было не так уж много, наверное в связи с ранним часом. После того, как я обменялся короткими приветствиями с учеником-эльфом и получил поздравления с окончанием ученичества от человека в мантии Старшего Заклинателя, мы покинули библиотеку, никого больше не встретив. Опять же, в реальности Еадрик, неприветливый к людям ученик-эльф оказался сероволосым. Выйдя в коридор, мы миновали гостевые покои, рядом с которыми не было храмовников, и практически сразу шмыгнули в комнату, примыкающую к кладовым - вотчину Леоры.
   Самая молодая из Старших Заклинателей оказалась худой беловолосой эльфийкой со столь же белой кожей и изумрудными глазами - единственным ярким пятном в её внешности. Облаченная в снежно-белую мантию стандартного для магов Круга фасона, девушка издалека напоминала бледную тощую моль. Судя по всему, никаких проблем с пауками у неё ещё не было, так что Леора была в благодушном настроении.
   - Поздравляю с прохождением Истязания, - поприветствовала она меня. - За пайками пришли?
   Йован закрыл за нами дверь, а я подошел к Леоре поближе.
   - Спасибо. Мы не за едой, просто Ирвинг вызвал.
   - А что, может в честь прохождения Истязания выделишь ему храмовничьей еды? - сказал маг, остановившись в десятке шагов от меня и сделав вид, что изучает стоящий рядом стеллаж.
   Похоже, даже в закрытой комнате он не хотел рисковать быть приписанным к тройке общающихся магов.
   - Йован, хватит издеваться, - сказал я.
   - Сколько раз мне надо сказать каждому отдельному ученику, что храмовничья еда хранится в самом холодном месте Башни - в части подвалов, простирающейся под озером, - возвела глаза к потолку Леора. - Их охраняют вместе с опасными артефактами и чуть хуже, чем филактерии. Что поделать - ценные скоропортящиеся продукты, им холод нужен. Мои же кладовые прямо в скале, в которую частично встроена Башня, на уровне первого и второго этажа. И ничего, кроме хлеба, овощей и крупы вы не найдете там.
   - И часто приходится говорить?
   - Ах да, ты же подобных попыток не предпринимал. В среднем раз в месяц кто-то пытается пробраться в кладовые за едой для храмовников. Я, конечно понимаю, что мысли о мясе занимают разум, но думать-то хорошо надо. Кто мне мясо доверит? Зато храмовники тут почти не появляются. Но все равно, не стоит задерживаться без цели - вдруг заинтересуются, что это вы так долго. А если "заговор"? К тому же, вам стоит поспешить к Ирвингу.
   - Хорошо, мы пойдем. До встречи, Леора.
   Покинув владения эльфийки через ещё одну дверь, мы вышли назад в коридор и продолжили путь. Перед следующей дверью Йован остановился.
   - Не хочется мне идти так. Целительские покои не самое приятное зрелище, - сказал маг. - Но дальше по коридору храмовник, от которого мне уже сегодня досталось. Предлагаю обойти.
   - Да уж, лишних встреч нам не надо.
   Он открыл дверь и мы попали в царство деревянных коек, запаха лечебных зелий и тихих стонов больных, накрытых легкими одеялами. Пройдя половину комнаты, мы миновали загородку и увидели хозяйку этих мест - Старшую Заклинательницу Винн. Целительница сидела у постели сероволосой девочки-эльфийки лет десяти-одиннадцати на вид. Правая рука её была сломана в предплечье и слегка согнута по перелому, запястье левой вообще выгнуто под невозможным углом. А ниже пояса...
   - Кто? - только и смог выдавить я из себя.
   Но Винн меня поняла.
   - Каллен, - ответила она. - Основной любитель молоденьких эльфиечек, хотя есть и другие.
   Вот тут мой рассудок не выдержал. Красивая сказочка от Биоваре разлетелась окровавленными осколками. Каллен - храмовник, трогательно влюбленный в персонажа-магессу и смущающийся при малейшем намеке! Так вот какова его влюбленность оказалась в действительности! Я медленно обвел глазами больничные койки, отыскивая глазами травмы магов и с ужасом понимая, что ожогов, обморожений и тому подобных травм от магии по крайней мере в этой половину комнаты вообще нет. Зато ран и переломов вполне достаточно.
   Теперь я понял, как дух справедливости внутри Андрерса превратился в демона мести... Но я все-таки не был духом, поэтому просто сошел с ума. Милосердие во мне подвинулось, уступая место Ненависти, и эта парочка приглушила все остальные чувства.
   - Власть развращает. Абсолютная власть развращает абсолютно, - прошептал я ставшую классической цитату.
   - Пошли уже, - сказал Йован, увидев, что я застыл на месте. - Не стоит заставлять Ирвинга ждать.
   Мы покинули целительские покои, подарившие мне режущие осколки разбитой сказки, и осознание причин, по которым целительница Винн выглядит старухой, а Леора отбеливает мантию до образа бледного трупа. А также понимание - ради чего Винн в свое время отказалась от поста Первого Чародея. Оставайся я человеком - в тот день бы наверняка поседел.
   Наконец, мы достигли кабинета Первого Заклинателя. Йован остался у двери, а я вошел в открытую дверь. Старик в это время общался с седым, но крепким мужчиной в кожаных доспехах, украшенных лириумными рунами. Когда тот повернулся, я увидел на его груди изображение пылающего меча. А лицо у собеседника Ирвинга оказалось очень знакомым - это был глава всех храмовников башни - Грегоир.
   Сначала Грегоир толкнул речь о том, что я теперь полноправный маг, затем мне выдали мантию и посох, а потом начался серьезный разговор.
   - Ты изучил основы школ магии, освоил свое первое боевое заклинание и показал, что в силах сопротивляться демонам, - начал Первый Заклинатель.
   Не понял, они что, с одним боевым заклинанием учеников против демона кидают?
   - Отныне тебе полностью открыта библиотека Башни. Мне хотелось бы знать, в каком направлении ты собираешься развивать свои способности? Не обязательно давать ответ сегодня, но мне хотелось бы в ближайшее время узнать твои намерения.
   - Испытание заставило меня многое обдумать, а это утро предоставило прекрасную возможность для этого. Я хотел бы стать целителем.
   Ирвинг похоже слегка удивился. Воцарилась тишина.
   - Нечастый выбор, нечастый. Обычно учатся магии стихий, в основном огненной, да проклятьям.
   Как будто то или другое поможет против храмовников! Ирвинг еще немного помолчал.
   - Что же, доступ в библиотеку у тебя есть, а по поводу целительной магии можешь обратиться к Винн, она мастер.
   - Практики мне хватит, - почти прошептал я.
   ***
   Так я начал свою жизнь в Башне Круга. Как выяснилось, ученикам действительно дают азы разрешенных школ магии, не имеющие боевого применения, а также заклинание магического снаряда. Остальное приходится выискивать по библиотеке самостоятельно после Истязания и при возможности тренировать под наблюдением более опытных коллег. Так что я отлично понимал, зачем Йован решил выучить сильное заклинание магии крови для прохождения испытания. Ну и хорошо, теперь я знал, что не очень-то отстал от только что прошедшего Истязание мага.
   Библиотека была тихим местом, наполненным трактатами по магии, храмовники там не появлялись, так что я начал много времени проводить там. Кстати, о храмовниках - ни одного в доспехах тяжелее кожаных я не нашел. Что, впрочем, не удивительно - за магом в легкой мантии бегать в доспехах проблематично, а защитные руны не обязательно наносить на металл. Да, в отличие от игры, руны сопротивления магии оказались совсем не оружейными, а доспешными, что и следовало ожидать. Подозреваю, что и в игре оружейными сделали, чтобы не трудиться над реализацией рун для доспехов и оставить их для Пробуждения. Так что храмовники выглядели довольно нелепо в кожаных доспехах и цельнометаллических шлемах с прорезью для глаз. Очевидно, подобные шлемы использовались во-первых для защиты головы, а во-вторых, для уменьшения поля зрения во избежание ослепления заклинанием мага.
   Раз в день проходя по маршруту комната-библиотека, я по минимуму встречался с храмовниками и был этим доволен. Без пинков и ударов я как-нибудь переживу. Покидал я библиотеку только ради того, чтобы взять пайку у Леоры, выспаться или в туалет. Канализация в башне была крайне проста - все сливалось прямо в глубины озера по наклонным тоннелям, проделанным в каменных стенах башни магами земли в те времена, когда эту магию еще не ограничили. Естественно, никаких унитазов и тому подобного не было - просто отверстия в полу выходов этих тоннелей. Те же маги земли сообща с магами огня даже устроили водопровод с горячей водой, так что отсутствие туалетной бумаги компенсировалось наличием чего-то наподобие биде. А ещё в одном из залов первого этажа, встроенных в скалу, был вполне приличный бассейн с теплой проточной водой, подаваемой из озера.
   Сначала я хотел составить общее впечатление о магии, поэтому быстро проглядел основную информацию по четырем школам магии, не вдаваясь в подробности заклинаний. Затем я перешел к запретной магии, о которой имелась только общая информация. В отличие от игры, к запретной магии относилась не только магия крови, но и магия земли и локальный телекинез. Только областной телекинез, отнесенный в Dragon Age II к специализации Маг Силы, был разрешен. Сперва это изумило меня, но потом я представил булыжник мага земли или поднятое теликинезом бревно, летящее в храмовника... Как выяснилось, пресловутая способность храмовников сопротивляться магии оказалась умением подавлять воздействие из Фэйда. Вот только если в тебя уже летит бревно, никакая "святая кара" полет бревна не прервет - против простой инерции она бессильна. А значит, эту магию надо запретить, чтобы маги не вышли из-под "контроля", именно так решили храмовники.
   Кстати, Йован удивлялся моему рвению, но я сказал, что испытание заставляет многое переосмыслить, так что он вскоре отстал. Наше общение постепенно сошло на нет, ведь я не высказывал желания общаться, а он действительно увлекся своей Лили.
   Время шло, Дункан не появлялся. Через пару недель я перешел от теории к практике, и под присмотром Винн применил свое первое заклинание исцеления на себе самом. Дальнейший прогресс в искусстве исцелять был вполне устойчивым - заклинание восстановления сил у меня стало успешно получаться через три месяца после Истязания, а затем и слабое, но стабильное заклинание регенерации. Когда я достаточно изучил целебную магию, Ирвинг перевел меня в помощники целительницы.
   Целительские покои - изнанка красивой картинки "храмовники охраняют мир от магов крови". Место, где Винн пытается поставить магов на ноги после того, как храмовники переусердствуют. Место, где мы вычерпывали последние капли маны для помощи другим. Место под властью духа Веры, живущего в целительнице и пытающегося хоть как-то спасти магов.
   Лириумные зелья? А кто их даст магам? Первому Заклинателю положено три колбочки в год, Старшим по две. Зелья для магов это, знаете ли, не выгодно церкви. Лириум идет храмовникам, да транквилам на артефакты. Вот поэтому лояльная церкви, моральная и слегка пафосная старушка Винн из игры в реальности оказалась магом крови такого опыта, что Улдред побледнеет. Нет, она не интересовалась ни кровавым подчинением, ни другими приемами - только умением преобразовывать жизненную силу в ману. Но это умение она отточила настолько... Потому что когда у тебя на руках умирает пациент, над которым опять поработали , не до церковной морали. Впрочем, свои знания в магии крови она скорее всего почерпнула из библиотеки или от учителя, а с демонами не связывалась.
   Как я прочитал в библиотеке, основы магии крови заключались в умении передавать жизненную энергию в Фэйд, в обмен получая энергию Фэйда - ману. Винн же наловчилась напрямую передавать свою жизнь духу с гораздо большей эффективностью. Впрочем, что еще следовало ожидать от той, кто ещё жива только благодаря духу.
   Кстати, тот же Кровавый Контроль состоял в частичном сливании части своей жизненной силы и жизненной силы контролируемого. Его разум при этом принудительно погружали в Фэйд, чтобы не мешал. То заклинание, что в игре называлось Кровавой Раной судя по всему состояло в смешивании жизненной энергии жертв с энергиями Фэйда. В общем, это был явно не мой путь - с Фэйдом мне столь плотно работать не хотелось. Тем не менее, вопрос - что делать, когда закончится мана, грозил встать во всю свою остроту.
   В общем, первое время я жил по графику: утром проснуться, подняться на второй этаж, взять пайки для себя и больных у Леоры, осмотреть магов в целительских покоях, позавтракать, если ничего срочного, и начать лечить; вечером направится в библиотеку, если ничего срочного, посидеть там, читая книги, спуститься на первый этаж и завалиться спать.
   Так как особенности применения заклинания исцеления я проходил на практике, то углубленно читать литературу по целительству я не стал - все равно советы Винн о том, как и когда применять заклинания были полезнее и живее. Да и все равно все узнанные из книг приемы пришлось бы отрабатывать при ней. Занялся же я вплотную выбором будущей специализации.
   Да, зря я улыбался, покупая в игре очередной "мануал". Потому что книги библиотеки, посвященные специализациям, открывали для тебя очередной неклассический подход к магии, этакую обходную тропу, по сути являясь "мануалами". Кстати, игровых "очков специализации", естественно, не было. Более того, у каждой специализации требования не сводились к седьмому уровню персонажа, а были гораздо сложнее, зачастую требуя серьезного погружения в определенные области классических школ. Например, чтобы стать Несущим Бурю, приходилось всерьез изучить магию холода и магию молний. Впрочем, это того стоило - Буря Столетия, представленная в игре как комбинация заклинаний, в действительности была медлительным в применении и чудовищно манаемким, но смертоносным заклинанием этой редкой специализации. В качестве примера приводился Адайн из Стархэйвена, который с помощью этого заклятья поднял с земли такое количество снега, что в получившуюся бурю храмовники-преследователи просто не решились соваться, а обойти не смогли. Это позволило магу скрыться и подготовить убежище. Когда же храмовники его нашли - не один не выжил, а филактерия была уничтожена. Насколько я еще помнил из Dragon Age II, где-то в районе Киркуолла можно было купить его посох. Впрочем, в реальности он скорее хранился где-то в глубоких подвалах какого-нибудь Круга или был сломан.
   Специализаций было много, они были очень разными. Некоторые были разрешенными и частыми, по ним имелось много информации. По некоторым же встречались только короткие описания, либо легенды. В частности, под какой-то обложкой с малопонятным названием, я отыскал книгу по призыву демонов с помощью магии крови... Похоже, что храмовники в эту часть библиотеки вообще не заглядывают. Но теперь по крайней мере было понятно, откуда Улдред в игре взял заклинания для своей затеи с призывом демона Гордыни.
   Сам я интересовался целительскими специализациями, которых было прискорбно мало, да и популярностью они не отличались. В Духовные Целители меня не тянуло. А потом мне в руки попался перевод с Тевинтеровского перевода с эльфийского книги об одной легендарной специализации. Сразу скажу, на мануал он не тянул, так что со всем приходилось разбираться с нуля. Взяв в руки книгу и, для сравнения, фолиант по азам магии крови, а конкретно, тому самому обмену жизни на ману, я начал свое исследование.
   Несколько раз мне хотелось все бросить и, если бы не один случай, я бы прекратил пытаться вернуть к жизни древнюю легенду, сумев в теории воссоздать лишь одно заклинание-методику. Но все сложилось именно так, как сложилось.
   ***
   К тому времени я уже неделю как переехал из комнат магов. Дело в том, что никакой нужды спускаться на первый этаж Башни иначе, чем для сна, я не испытывал. К тому же, целитель часто мог понадобиться ночью, а бежать через всю башню было неразумно. Однако, закуток Винн при целительских покоях был мал и к тому же наполовину заставлен запасами целебных снадобий. Так что Винн договорилась с Леорой, и я поставил в комнате эльфийки вторую лежанку.
   Утром мы Старшей Заклинательницей проснулись почти одновременно, что предоставило нам редкую тогда возможность поговорить.
   - Уже рвешься к работе? - сказала Леора, глядя, как я отбрасываю одеяло.
   - Не одобряешь?
   - Ты обычно либо весь в лечении, либо с головой в книгах. Такое впечатление, что ты буквально стремишься куда-то, посвятив этому стремлению всего себя. Отдыхаешь ты крайне редко. Так спешишь стать Старшим Заклинателем и со временем заменить Винн? А ведь раньше ты вроде не был настолько усидчивым и упорным. Впрочем, я плохо тебя знала, так что могу и ошибаться. Испытание так повлияло, показав жизнь во всей её неприглядной красе?
   - И оно тоже. После встречи с демонами на многое смотришь иначе. А также один визит в вотчину Винн, сразу после испытания. А что сделало самым молодым Старшим Заклинателем тебя? Что превратило красивую девушку в статую из белого мрамора? Почему ты выбрала именно белый цвет мантии?
   Кстати, неподвижная Леора действительно напоминала белую статую с парой изумрудов-глаз. Как выяснилось на практике, рыжеволосые и смуглые эльфы были выдумкой разработчиков. Кожа всех эльфов была совсем лишена не только волос, включая волосы в подмышках и в районе паха, но и пигментации. Естественным цветом волос же был серый. Впрочем, довольно часто встречались альбиносы и меланисты. Похоже, что подобная частота была вызвана тем, что подобные эльфы не считалось ущербными или мечеными демонами, как некогда в Европе, так что оставляли потомство столь же спокойно, сколь обычные эльфы. В общем, если большинство эльфов были сероволосыми с глазами мягкого зеленого оттенка, то не было ничего неожиданного в беловолосых изумрудноглазых эльфах, как я и Леора, а также в черноволосых с темно-зелеными, почти черными глазами. Тем не менее, пигмент, окрашивающий глаза в зеленый цвет вырабатывался независимо от второго, окрашивающего волосы в серый и влияющего на глаза, и не поддавался ни альбинизму, ни меланизму.
   - Целительские покои. Место, где ясно видно истинное лицо Церкви Света и её храмовников. И тут маг со вскрытой Испытанием душой. Винн как-то мне рассказала, что с ней так же было. Дернул её дух Веры зайти в целительские покои... Что же, откровенность за откровенность. Моя история длиннее. Деяния Каллена ты знаешь. В одиннадцать я попалась его непосредственному предшественнику во владении титулом главного любителя молоденьких эльфиек. Сейчас этого храмовника тут нет, он давно стал непригоден к службе из-за последствий употребления лириума. Мне повезло - ему было лень тащить меня куда-то и он решил заняться мной прямо в коридоре. Он успел только сломать мне руку, так как я брыкалась, и разорвать мантию, когда появились Ирвинг и Винн. Они вытащили меня под каким-то предлогом. Тогда я поклялась, что больше никогда не буду в таком положении. И я стала все время проводить в ученической библиотеке. В итоге на Испытание я вышла не только с заклинанием магического снаряда, но и с молнией и хваткой зимы. После испытания я продолжила развивать магию холода и молний. Впоследствии я стала самой молодой Несущей Бурю за всю историю нашего Круга. И меня признали Старшим Заклинателем. А белый цвет... Как ты верно отметил, я выгляжу как мраморная статуя. Тем меньше было шансов, что храмовники заинтересуются.
   - А потом ты просто привыкла?
   - Именно.
   Закончив разговор, мы отправились к кладовым. Леора выдала мне еду для больных, и я отправился в целительские покои.
   Накормив магов, не способных поесть самостоятельно, и выдав пайки остальным, мы приступили к лечению тех, кто появился в целительских покоях за ночь. Последние три дня пациенты были на редкость многочисленными.
   - Откуда такой наплыв? Третий день уже.
   - Ты не знаешь? - удивилась Винн. - Андерс опять сбежал в "Жемчужину". Так что те храмовники, которые за ним в поход не отправились, и, соответственно, в "Жемчужину" не попадут, лютуют вовсю. И как только Андерс додумался в бордель сбегать... Поймай его храмовники где-нибудь ещё - прибили бы беглеца на месте. А так погоня за Андерсом даже радостью считается.
   - Значит храмовники, оставшиеся без борделя, лютуют.
   - Ну, для них есть миниатюрный бордель в "Принцессе", но до "Жемчужины" он не дотягивает. Вот на той кровати работа Грегоира, на соседней - его первого заместителя...
   - Меня больше Каллен беспокоит, - заметил я.
   - Пострадавших от Каллена не поступало, наверное в поход за Андерсом ушел... Стоп, я же его позавчера видела, он в башне!
   Я рванулся в библиотеку - там всегда есть кто-то из Старших Заклинателей. Найдя там Улдреда и Торрина, я рассказал, что у нас не хватает жертвы Каллена, хотя он вроде в башне. Поняли меня с полуслова и тут же отправились на поиски. Если у кого-то и был шанс отбить жертву у Каллена, то только у Старших Заклинателей. Организовав таким образом поиски, я вернулся к пострадавшим от храмовников.
   Спустя примерно полчаса, двери резко распахнулись, и Торрин с Улдредом внесли ту самую сероволосую эльфиечку, вид которой и определил мой путь целителя. Выглядела она жутко - открытый перелом правой руки, пара вдавленных ребер, залитые её собственной кровью ноги...
   - Клянусь, я запру Каллена в клетку, доведу до безумия, а потом лично вырежу его сердце, - прошептал Улдред, укладывая девочку на кровать отгороженную зачарованными на поглощение звука ширмами от остальных и предназначенную для особо сложных случаев, когда ничто не должно отвлекать.
   Тут я понял, за что Каллен в игре попал в магический круг, и за что его сводили с ума, единственного из всех храмовников.
   Улдред и Торрин удалились. А Винн занялась девочкой.
   - Бесполезно, - почти сразу сказала она с отчаяньем в голосе.
   - Почему? - спросил я.
   - Её не кормили минимум полтора дня, и она потеряла слишком много крови. Телу просто не за счет чего восстанавливаться. Её сердце ещё бьется только из-за её магической силы. Но стоит мне попробовать её исцелить, как она умрет от истощения в процессе лечения.
   Некоторое время я стоял молча, и вспоминал то самое восстановленное мной, но ни разу не опробованное на практике заклинание. Будь девочка человеком, она бы наверняка умерла, попытайся я воспользоваться своим заклинанием. Но она была эльфийкой, а это означало, что шанс был, если я не ошибся с заклинанием.
   Я осмотрелся вокруг в поисках чего-нибудь острого, и сразу заметил на низком столике нож. Очевидно, подготавливая все к лечению, Винн не забыла про свой нож для вскрытия нарывов и для магии крови. Я взял его со столика.
   - Добьешь, чтобы не мучилась? - спросила Винн.
   Вместо ответа, я разрезал обе свои ладони, скривившись от боли.
   - Что ты собираешься делать? - поинтересовалась целительница.
   Я подошел вплотную и приложил одну руку к перелому, а вторую к ране на ноге. А затем моя кровь, подчиняясь моей воле, хлынула в полупустые вены и артерии девочки. И мое сердце погнало мою-нашу кровь по её телу. Затухающее биение сердца девочки, поддерживаемое до этого только её магией, изменило ритм, подстраиваясь под мое сердце.
   - Лечи! - сказал я Винн. - Ничего не спрашивай, просто лечи.
   Затем мне довелось понаблюдать за мастерством Старшей Заклинательницы. Не понимая, как я поддерживаю девочку, и за счет чего она еще жива, Винн одну за другой исцеляла раны на её теле и ставила на место куски костей. При этом её магия аккуратно обходила мою кровь, ни на миг не нарушая связи.
   Через полчаса исцеление было завершено, и я позволил связи разорваться, оставляя эльфиечке мою кровь, текшую в тот момент в её теле. Чувствовал я себя сильно ослабшим. Меня клонило в сон.
   А вот вылеченная эльфийка проснулась.
   - Где я? Где ОН?
   - Ты в целительских покоях, - ответила Винн.
   - И никто тебя ему не отдаст. Как тебя зовут, кровная сестра? - поинтересовался я.
   - Мирель, - ответила эльфийка.
   - Спи, кровная сестра, тебе надо отдохнуть.
   На этом месте Винн применила усыпляющее заклинание, и глаза девочки закрылись.
   - Кровная сестра? - спросила Винн. - Хотя, если учесть, что в ней сейчас течет твоя кровь... Это ведь было исчезнувшее при падении Алартана кровавое целительство, ты напрямую перелил ей не только кровь, но и свою жизнь. Все-таки Ирвинг был прав, Ирлайн не выдержал испытания, а в его теле в наш мир вернулся каким-то образом выживший в Фэйде древний маг.
   Похоже, моя конспирация полетела прахом... Но меня это почни не волновало - мною правили Милосердие и чувство заботы, направленные на Мирель, а также Ненависть к Каллену.
   - И многие думают также? - спросил я
   - Ирвинг предположил, что ты древний эльфийский маг. Я опасалась, что ты какой-то дух или демон. А вот Леора сразу сказала, что ей плевать кто ты. Она сказала, что готова принять любого, кто помогает магам, если конечно он не Создатель! Остальных мы в ситуацию не посвящали, они с тобой дел не имеют.
   - Да уж, Создателя нам не надо. Судя по всему, вы решили принять точку зрения Леоры? Так зачем вам мое признание? Можете как раньше называть меня Ирлайном. Я пойду отосплюсь, если я тебе срочно не нужен.
   - Не нужен, - ответила Винн.
   Я устало вышел из целительских покоев и направился в сторону кровати.

Глава 2. О смертях, пауках и побегах.

   Следующие несколько дней прошли вполне обыденно. Ни Ирвинг, ни Винн меня расспросами не беспокоили. А вот Леора похоже всерьез решила узнать мою подноготную, и небезуспешно пыталась меня разговорить. Правда практической пользы это не несло - мои слова ещё надо было понять. Сама же Леора часто в обмен рассказывала о своей жизни.
   Мирель постепенно шла на поправку и уже ненадолго вставала с постели. Конечно, Винн вылечила все повреждения, но подобное никогда не проходит совсем без следа. К сожалению, скоро это стало известно, и у целительских покоев нарисовался Каллен, желавший получить назад свою игрушку. Вот тут проняло даже привычную ко всему Винн. Я и не знал, что она умеет так ругаться. В итоге, оставшийся без любимой жертвы Каллен выбил себе пост у целительских покоев и стал терпеливо ожидать, периодически пытаясь отвлечься на других малолеток. Вскоре Каллен должен был стать крупной проблемой. И я вспомнил очень простой принцип, подтвержденный многотысячелетней историей Земли - все, что дарует жизнь, может её и оборвать.
   Затем были длинные разговоры с Винн о жизненной силе и о крови. Постепенно я постиг азы обратной стороны Кровавого Целительства. И незадолго до того, как Винн была бы вынуждена выпустить девочку из целительских покоев, спустя неделю после того, как Мирель туда попала, получив краткую передышку, я потянулся к жизни Каллена.
   Все оказалось даже проще, чем я думал. Почти так же, как было, когда я передавал свою жизнь Мирель. Теоретически, чтобы помочь человеку следовало установить связь и преобразовать свою жизненную силу в процессе передачи из эльфийской в человеческую, но мне и не надо было лечить. Я просто установил связь моей жизни с жизнью Каллена. Растормошил немного лириум в его крови. Оборвал связь, оставляя его жизнь потихоньку вытекать, а лириум убивать его. И его тело не выдержало двух угроз.
   Десять минут. Десять минут работы с неподвижным храмовником через стену. И вся его сопротивляемость магии ничего не смогла сделать. Просто потому, что я не затрагивал Фэйд, от воздействий энергий которого защищены храмовники. Интересно, что же тогда могут сотворить с храмовниками далийские Хранители? Ведь они с корнями деревьев похоже не через Фэйд работают. Плюс хорошие отношения с лесными духами, о которых демон Гордыни так ничего внятного и не сказал. А если еще вспомнить о луках далийцев... Не потому ли никто не слышал о попытках храмовников отловить и уничтожить Хранителей?
   К вечеру Каллен скончался. Со всеми симптомами сильной передозировки лириума.
   ***
   Смерть Калена вызвала переполох в среде храмовников - Каллен был достаточно опытен, и смерть от передозировки была странной. Впрочем, ни меня, ни Винн осматривать тело не позвали. Мы ведь всего лишь маги. Некоторые храмовники обвиняли во всем неизвестных магов, но Грегоир, не являясь полным идиотом, опроверг это. Все-таки маги не виноваты в том, что кто-то отравился лириумом, решил рыцарь-командор.
   Затем вернулись храмовники, отправившиеся в поход за Андерсом. Не знаю, что ей это стоило, но Винн ухитрилась убедить Грегоира отправить Андерса в целительские покои всего после шести дней в камере в подземельях Башни. Мы его подлатали, так что вскоре блондин, похожий на свою игровую версию и столь же тупоголовый, очнулся.
   - И где я? - поинтересовался Андерс.
   - А ты не узнаешь, - спросил его сосед. - Бордель всю память отшиб или храмовники?
   - Узнаю я целительские покои.
   - О да, узнаешь. Вот только мне интересно, ты о последствиях своих побегов думаешь? Вот, например, ты думал, почему тебя храмовники ещё не убили после очередной поимки? - вмешался я.
   - Я не сопротивляюсь. А ещё я забавный. Мне так сказали, - ответил наш профессиональный беглец.
   - И ты сбегаешь в Жемчужину, куда храмовники рады попасть. И погоня за тобой это отдых, - прервал я его.
   - Ну да.
   - А остальные храмовники остаются в башне с самоволками к куртизанкам "Испорченной Принцессы". Как ты думаешь, они довольны?
   - Вправляешь мозги? - поинтересовалась Винн, не отрываясь от лечения.
   - Приходится. Так что, по-твоему храмовники довольны?
   - Наверное не очень.
   - Их недовольство выражается в наплыве пациентов здесь. И в увеличении числа изнасилований. Проще говоря, ты подставляешь других магов.
   Не сказал бы, что вправка мозгов была особенно успешной, но в конечном итоге Андерс согласился компенсировать свой побег и помочь нам с лечением, отложив планы по очередному визиту в Жемчужину.
   ***
   Примерно через неделю я забрал жизнь ещё одного храмовника - новичка, только начавшего принимать лириум, но уже самоутверждавшегося за счет магов стоя на карауле на лестнице с первого на второй этаж. В этот раз Винн грубо потащили осматривать тело. Я увязался за ними - взбудораженные первой смертью храмовники поставляли нам мало работы, за исключением озверевших друзей погибшего. К тому же, помощь Андерса пришлась весьма кстати.
   - Лириумное отравление, - констатировала Винн.
   - Ладно, новичок, перепил лириума. Бывает. Но Каллен?! - возмущенно сказал Грегоир. - Ты хочешь сказать, что он мог так сильно перепить?
   - Красный лириум, - прозвучал из дверного проема мой голос. Пригодилась-таки история с Мередит.
   - А это вариант, - задумчиво протянула Винн. - Ирлайн прав, это многое объясняет. Если гномы докопались до красного лириума, то вполне могли переслать его на поверхность, смешав с обычным. Сами они не рискнут с ним работать, у них тоже хроники есть, на камне записанные. И если красного лириума было немного, то и по колбочкам для храмовников он распределился очень неравномерно.
   - Красный лириум? Что это? - спросил какой-то храмовник.
   - Обычный лириум светло-синий. Он самый слабый и залегает неглубоко. Дальше лириум более темного оттенка, затем фиолетовый и, наконец, красный. Самый сильнодействующий и опасный. Он сводит с ума даже гномов, со всей их стойкостью к обычному лириуму.
   - А если учесть, что из окрестностей Орзамара выбраться, не нарвавшись на Порождений проблематично, то гномы вполне могли начать копать вглубь и дойти до заброшенных нижних туннелей... - добавил я, разворачиваясь и удаляясь.
   ***
   Шли недели. Мирель постепенно приходила в норму, забывая деяния Каллена, в чем ей помогала Леора, взявшая негласное шефство над девочкой. Храмовники бурлили - "красный лириум" забирал своих жертв. Причем самое замечательное в том, что магов никто, кроме самых параноиков и не подозревал - слишком уж четкой был версия о красном лириуме. Параноики же употребляли специально увеличенные дозы лириума, вели себя неадекватно, бросались на магов и иногда гибли от "передозировки", поддерживая легенду.
   Винн пыталась понять, как я это делаю, и я отослал её к соответствующей литературе. Постепенно совместная работа вывела меня на возможность передавать жизненную силу не только эльфам, но и людям. Стоит отметить, что после Мирель я свою кровь в чистом виде никому не переливал, даже для эльфов проводя легкое преобразование моей крови под пациента. Винн же в конечном итоге не стала развивать специализацию, поняв лишь общий принцип. Ей, одержимой духом Веры, было удобнее работать через него. В общем, стабильная жизнь продолжалась.
   Очередным вечером Леора была нервной и раздражительной, даже наши ежевечерние разговоры и рассказы о Земле, в которых эльфийка видела много несуразностей и невозможностей, не смогли её развеселить.
   Когда я на следующее утро проснулся, Леора стояла у закрытых дверей кладовых и нервно возилась с бумагами на столе.
   - Леора, что с дверями? Заклинило? Просто я впервые вижу их полностью закрытыми. Скоро придут провинившиеся таскать ящики. Поступлений сегодня вроде не ожидалось.
   Леора вздохнула.
   - Там всего лишь вещи, которые я хотела бы сохранить нетронутыми учениками.
   - Да? А разве запасы Круга не предназначены для использования.
   - Да, но я просто... Обновляю списки и провожу большую перестановку.
   - Леора, радость моя ушастая, логика хромает - почему ты тогда снаружи? Кто тебе на складах напакостил?
   - Хорошо, скажу правду, - ответила покрасневшая девушка. - Там завелись пауки. Судя по всему где-то произошел обвал, вот они и пробрались. И я бы не хотела, чтобы кто-то это знал. Все-таки я стала Старшим заклинателем всего год назад, и мне бы не хотелось, чтобы меня признали некомпетентной.
   - Понимаю. К ученикам обращаться нет смысла, у них и магический снаряд через раз выходит, а к магам не пойдешь - не хочется позориться. Поэтому стоило пойти к Ирвингу и попросить его организовать тренировку юных магов огня или холода под присмотром ответственного наставника, владеющего заклинанием парализации или аналогичным глифом. Дети потренируются вживую, а у тебя исчезнет паучья проблема. Но это стоило сделать ещё вчера, а не запирать двери. И никто бы тебя ругать не стал - у нас, магов, и так врагов хватает.
   - Изящное решение, - оценила эльфийка. - Вот только теперь, я боюсь, пауки многое попортили...
   - Вот поэтому, я лично пойду на охоту, поищу тот проход, через который они в кладовые попали. Благо в целительских покоях сейчас не только Винн, но и Андерс. Вдвоем пару часов продержатся без меня. А потом постепенно восстановим ущерб.
   - Я пошлю к Винн какого-нибудь ученика предупредить, что ты задержишься.
   Леора отперла дверь, и я по деревянной лестнице спустился на верхний уровень кладовых. Стоит отметить, что в отличие от игры, никаким люком и приставной лестницей даже не пахло - пол этого уровня пещер был лишь чуть ниже, чем пол второго этажа. Пройдя по первой пещерке, я оказался перед развилкой, на которой остановился. Следующие несколько минут я пытался почувствовать жизнь в этих пещерах. Вскоре я нащупал крупный сгусток жизненной силы, расположенный на полу...
   Охота на пауков оказалась даже проще, чем я думал - почувствовать очередного арахнида, потянуться к его жизни и оборвать её. Привыкшие охотиться из засад, теперь они стали моими жертвами, умирая за считанные минуты. Это было даже проще, чем с храмовниками - пауки почти не сопротивлялись моему влиянию, разрывавшему их жизнь. Стоило хоть одному выползти из засады и атаковать меня, как у меня начались бы проблемы, но ни один это так и не сделал. Они смирно сидели на потолке или в выемках стен, ожидая появления добычи, вместо которой пришла смерть.
   На первом уровне кладовых я пролома в паучье логово так и не нашел, так что собирался спуститься на второй, расположенный примерно на уровне первого этажа Башни. Но перед этим я решил тщательно рассмотреть, а с кем, собственно, я боролся. Разросшиеся под воздействием энергий Фэйда, прорывавшихся через ослабленную Завесу, пауки были довольно жутковатым зрелищем. Если честно, мне было трудно представьте себе паука-птицееда, который вырос до размеров крупной собаки, и вполне способен сбить с ног человека. Но представлять и не потребовалось - такой паук валялся передо мной.
   Зачистка второго этажа кладовых, отсутствовавшего в игре, заняла чуть больше времени. В результате я нашел дыру в стене одной из боковых пещерок, через которую и протискивались пауки. В пещере, расположенной за дырой я ничего живого не ощущал, но самому лезть туда не хотелось. Так что я счел свою задачу выполненной, и вернулся к Леоре.
   - Действительно обвал на нижнем уровне, - сказал я. - От пауков я избавился, но в дыру мне пролезть затруднительно.
   - Насколько серьезны разрушения?
   - Ничего существенного, но паутины полно, - ответил я, брезгливо осматривая ту самую паутину, "украшавшую" мою мантию мага. - Пойду, помоюсь и сменю одежду.
   Леора отправилась в свои кладовые, а я в бассейн - отмываться.
   ***
   К вечеру о пауках напоминала только дыра в стене. Возле неё я и обнаружил эльфийку.
   - Что будешь делать? - спросил я, подходя к Леоре.
   - Колеблюсь, либо перекрывать, либо проверять, что за стеной.
   - Я бы проверил, чтобы ещё сюрпризов не вылезло.
   - Для этого маг земли нужен. Вроде Винн владела...
   - Тогда я схожу за ней. Главное, прикрыть от храмовников.
   - Подожди, Ирлайн, сначала я пещерку так, магией почищу.
   Леора замерла на месте, периодически шевеля руками.
   - А вот теперь бежим, если не хочешь получить разряд молнии! - сказала она, завершая заклинание.
   Пока уменьшенный аналог Бури Столетия бушевал в паучьей пещере, мы отсиживались на противоположном конце кладовых - хотя порывы ветра так и не проникали в кладовые, разряды молний периодически сверкали, соединяя стены с полом светящимися нитями. Это была очень наглядная демонстрация, за что Леора получила статус Старшего Заклинателя.
   После окончания бури, мы отправились за Винн. Уговорить целительницу было непросто, но в конечном итоге, она согласилась расчистить проход. Леора стояла на страже на входе в кладовые, а я на переходе со второго их этажа на первый - никому не хотелось, чтобы магию земли обнаружили храмовники - проблемы были бы даже у Старшей Заклинательницы. Винн работала в одиночку. Примерно через час усталая магесса вышла из кладовых и отправилась спать. Леора и я спустились в кладовые.
   Вокруг новообразовавшегося прохода красовались каменные обломки, идти по которым было затруднительно. В конечном итоге один из камней вывернулся из-под ноги Леоры, и она упала на левое колено, поранив ногу об острый обломок и выронив посох, который Старшая Заклинательница держала в руках. Применив на волшебнице заклинание регенерации, я подхватил её на руки. Эльфийка оказалась довольно легкой и нести её было не тяжело. Вырываться она не пыталась, ограничившись только странным взглядом. Затем она подняла руку и создала в ней миниатюрную шаровую молнию, которая и освещала наш путь в дальнейшем - светильников, как в кладовых, тут не было. Второй рукой Леора обхватила меня за шею, а её посох так и остался лежать в проходе.
   Вскоре узкое место закончилось. Пройдя по довольно длинному и широкому тоннелю, где мне даже не приходилось прогибаться, а Леора спокойно могла вытянуть ноги без риска не поместиться и задеть стену, мы оказались в большой вытянутой пещере, на противоположном конце которой виднелось пятно света. Я еще раз попытался почувствовать жизнь в пещере, и обнаружил пару пауков, прячущихся за крупными камнями вдали и одного на потолке невдалеке от нас.
   - Два паука за камнями. Я бы показал точное место, но руки заняты. И один на потолке довольно близко.
   - Если я тебе мешаю, можешь поставить меня на землю...
   - Ради возможности нести тебя на руках, я готов потерпеть сопутствующие неудобства.
   Вместо ответа Леора прикрыла глаза и замерла у меня на руках. Впрочем, скоро причина подобного поведения стала ясна - эльфийка устроила небольшой шквал из молний, накрывший большую часть пещеры. По сравнению с её предыдущим колдовством эти молнии были слабоваты, но паукам хватило - их дергающиеся тушки только и успели выскочить из-за камней, как молнии оборвали их жизни. Последний паук, напуганный грохотом, спустился с потолка, пока я тряс головой - чуткий эльфийский слух это хорошо, но не когда рядом с тобой происходит разряд молнии с сопутствующим громом. Впрочем, паук тут же замер ледяной статуей - Леора уже открыла глаза и следила за обстановкой.
   После исчезновения последних разрядов, я направился к пятну света, по-прежнему, держа эльфийку на руках. Так я вышел на каменный уступ, нависавший над озером. Подо мной располагались ещё два уступа, верхний их которых также был перед входом в какую-то пещеру, а ещё ниже второго были воды озера.
   - Поставь меня уже на землю! - сказала Леора. - С ногой уже все в порядке, твое заклинание завершило работу.
   Я отпустил Леору. Мы стояли у выхода и смотрели на закатное солнце.
   - Рыба, - прервал я молчание.
   - Что?
   - Озеро это рыба. Выдай-ка молнию прямо в воду, да помощнее.
   Леора послушалась. Когда я наконец отвлекся от своих чуть не оглохших ушей, то увидел, что на поверхности озера плавает вверх брюхом оглушенная и парализованная рыба.
   - А вот и наше приятное разнообразие к кашам из зерна и овощей, воде и сухарям, составляющим наш паёк.
   - Я что ли виновата, что в Ферелдене много земледельцев, и они жертвуют в основном зерно и корнеплоды? Вот зерна-то в избытке, так что магов кормят сухарями да кашами, которые варят на своих заклинаниях владеющие магией огня.
   - Ты ни в чем не виновата. Над способом достать рыбу надо ещё подумать.
   Полюбовавшись закатом, мы отправились спать.
   На следующее утро, я забрал из кладовых десяток обломков и отнес их на первый этаж, в процессе получив пару ударов от храмовников. Затем я отыскал магов, учивших азам магии огня и магии холода, и попросил их передать ученикам задание проделать в камнях отверстия при помощи локального нагрева и охлаждения. Объяснив, что я мне нужны четыре камня с дырками примерно одинакового веса, я получил от магов согласие и отправился в целительские покои.
   Забрав камни вечером, я попросил у Леоры старый разбитый ящик и много веревки, как тонкой, так и толстой. Разломав ящик до конца, я получил прямоугольную деревянную раму. Наплести на этот каркас веревки было делом десятка минут. В конечном итоге, я получил веревочную сеть, натянутую на раму. Затем я связал противоположные углы рамы двумя веревками, бывшими значительно длиннее, чем сама диагональ рамы. Ко всем четырем концам веревок я привязал каменные грузы. Подвесив раму за диагональные веревки, я привязал последнюю, самую длинную и толстую веревку к вершине получившейся пирамиды. Средство для доставания рыбы из воды было готово.
   Как выяснилось при проверке, длины получившейся конструкции не хватало, чтобы достать до воды. Впрочем, это не сильно опечалило меня - я планировал соединить три обнаруженных уступа лестницами, что и было проделано в течение последующей недели. Как выяснилось, пещерка при среднем уступе была мельче основной, причем почти всю её занимала огромная яма в полу. Наконец, настал день, когда Леора вновь оглушила рыбу молнией, и я сумел достать несколько рыбешек, стоя на нижнем уступе.
   - Вот и разнообразие в пище для магов. Можно позвать пару учеников - и пусть ловят рыбу, - сказала Леора.
   - А если храмовники среагируют плохо? - задумчиво спросил я. - Как бы это скрыть...
   - А Первый Заклинатель в Кругу зачем? Пусть придумает, как рыбу храмовникам объяснить. Прямо сейчас к нему пойду, и пусть дальше у него голова болит.
   - И тогда на нас останется только дождаться, когда маги огня научатся нормально жарить рыбу. Уверен, что первые попытки дадут исключительно угли.
   Леора рассмеялась.
   ***
   Что Ирвинг наплел Грегоиру, я так и не выяснил, но постепенно в нашем рационе появилось немного рыбы, которую по очереди вылавливали из воды Мирель и еще двое доверенных учеников. Специально для них Леора получила у Овейна жезл молний, с помощью которого ученики и оглушали рыбу. Ни в какое сравнение с молниями Леоры молнии жезла конечно не шли, но на то, чтобы рыба всплывала кверху брюхом, их хватало.
   Проходили недели, я по-прежнему работал в целительских покоях. После пары попыток, проведенных под присмотром Винн, я научился лечить при помощи Кровавого Целительства не только эльфов, но и людей. Впрочем, нужды в столь радикальных методиках, как при лечении девочки, не возникало. Андерс больше не сбегал, честно помогая нам. Мне уже даже начало казаться, что Винн удалось вправить нашему беглецу мозги. Побочным эффектом длительного присутствия Андерса в Башне стали картинки с тигром по кличке Сер Ланселап, который пожирал храмовников на полях книг по целительству.
   А потом король начал собирать армию для защиты от Порождений - разрозненные отряды генлоков и гарлоков показались из Дебрей Коркари. В конце концов, королевские гонцы добрались и до Башни. Круг решил оказать помощь, Грегоир согласился, хотя и не был особо доволен этим - ему пришлось выделить эскорт из своих подчиненных. Было довольно забавно, когда "красный лириум" забрал жизнь одного из готовившихся к отправке храмовников, что вызвало серьезные волнения в их среде. Но, в общем и целом, они были рады, что покидают Башню, сбегая от смертей.
   Храмовники сопровождали десяток магов, транквила и двух Старших Заклинателей - Улдреда и Винн. Целительские покои остались на нас с Андерсом. Мне удалось уговорить Андерса не сбегать по крайней мере до возвращения Винн, хотя это было довольно тяжело. Пару раз в целительские покои попадал Йован. Вел он себя со мной так, будто хотел о чем-то поговорить, но никак не решался. Впрочем, до того, чтобы по собственной воле зайти на мое рабочее место, он ещё не отчаялся.
   В общем, время шло, храмовники ходили нервные, периодически умирая. А потом приехал Дункан. Когда я вечером зашел в кабинет Ирвинга с целью сообщить о текущих пациентах целительских покоев, то обнаружил у Первого Заклинателя не только Грегоира, но и Дункана. Стоит отметить, что старик был справедлив - магам, недавно побывавшим в целительских покоях отводили участки работы по Башне, предусматривающие минимум встреч с храмовниками. Таким образом он уберегал магов от чересчур частых визитов к целителям. Конечно, это не всегда помогало, но все маги были искренне благодарны Ирвингу. Для меня же это выливалось в ежедневные доклады, начавшиеся в день отъезда Винн.
   Разговор Грегоира и Дункана мало отличался от игрового и сводился по сути к паре фраз: "Мне нужны рекруты..." - "Не дам!". Затем меня, как ближайшего мага, попросили проводить Серого Стража в гостевые покои. Что я и проделал, походя облагодетельствовав Дункана заклинанием регенерации на все тело.
   - Что это было?
   - Заклинание регенерации. Простите, профессиональный рефлекс - заметил у вас порезы и натруженные ноги. Длинный путь пешком?
   - От Остагара до Башни. Ты, значит целитель?
   - Один из немногих в этом Круге. Нас сейчас трое - Винн уже под Остагаром, а я и Андерс пока тут. К сожалению, проблему с Зовом Скверны я решать не умею, так что полностью вылечить не смогу.
   - И откуда такие подробности о бытии Серых Стражей?
   - Я целитель и интересуюсь соответствующими книгами. Как-то раз попал в руки дневник целителя, которому довелось лечить кого-то из ваших еще до изгнания Серых Стражей из Ферелдена. Так что кое-что я о вашем ордене узнал.
   - И как, хочется вступить или плохие стороны перевешивают?
   - Скажу честно, довольно заманчивое предложение, но Башне нужен целитель.
   Я отвел Дункана в гостевые покои и собрался сначала пойти в библиотеку, а потом спать. Но перед гостевыми покоями меня поймал Йован. Дальнейшее мало отличалось от игры - он отвел меня к своей подружке-послушнице, и получив мое согласие помочь, рассказал свой план и поручил достать жезл огня.
   - Я понял ваш план. Вот только у него есть ряд недостатков. В общем, Йован, я твоей Лили не доверяю. Нет, я верю, что она очень хорошая девушка, но лично у меня оснований доверять ей нет. Не говоря уже о том, что два мага, долго говорящие с послушницей это подозрительно. И церковь не лучшее место для встречи, тут слишком часто бывают храмовники. Так что давай сейчас вдвоем отойдем и поговорим. Потом передашь наш разговор своей подружке, если ей так доверяешь.
   Йован согласился и мы отправились на поиски места для разговора. В качестве такового вполне подошел угол комнаты для занятий, днем занятый совсем юными магами, а поздним вечером свободный.
   - В общем, в твоем плане я вижу две подставы и три неучтенных проблемы.
   - Подставы? - удивился Йован.
   - Именно. Я-то ладно, но чем Леора перед тобой виновата?
   - А она тут причем.
   - Ты хоть головой подумай - для получения жезла огня мне разрешение от Старшего Заклинателя понадобится. А с кем у меня хорошие отношения? До сих пор не видишь, что выполнение твоего плана вызовет у её проблемы? Храмовники не совсем глупы, выяснят, кто разрешение подписал.
   Йован смутился.
   - А вторая подстава - в мой адрес, - продолжал я. - Моя филактерия в Денериме, и уничтожить мы её не сможем. В общем, план плохонький, но вполне поддается доработке. В общем, я готов помочь тебе разобраться с филактерией, но действовать будем с учетом моих доработок. Или иди себе вперед, пока не попадешься в процессе.
   - Хорошо, - ответил Йован. - Давай свои доработки.
   - В чем я вижу три проблемы, расскажу, кода столкнемся с первой. Сначала о том, как избежать подстав. Я утром отправлюсь к транквилам и возьму форму на получение жезла, которую надо будет подписать у Старшего Заклинателя. А затем я пойду к Ирвингу.
   - Что?!
   - Именно к Ирвингу! - почти прорычал я. - Ему проблемы с выданным жезлом грозят слабее. И я честно расскажу ему ваш план с моей доработкой.
   - Ты предашь?
   - Йован, не будь идиотом. Он совсем не стремится сделать из тебя транквила. Но если ты сбежишь с помощью послушницы, и это увидят... Это как крупный пинок под зад всем храмовникам Башни! Так что он даже поручит мне помочь вам. Хотя бы по принципу - не можешь помешать - проконтролируй. Так что успокойся, вы нормально сбежите.
   - Ладно, не то, что бы я это одобрял, но без твоей помощи не обойтись, а обратиться мне больше не к кому.
   - Хорошо, тогда за ночь припомни, что ты знаешь по магии крови и телекинезу.
   - Я не владею запретными школами!
   - Это ты послушнице своей ври. И кстати, предупреди её, чтобы не вздумала надевать доспехов или еще чего-нибудь для боя! От неё нужно сыграть роль искренне верующей послушницы, вот и пусть будет в обычном наряде.
   ***
   Утром я пошел к Ирвингу и честно рассказал свой план. Старик посмеялся. О том, что Йован действительно маг крови, он уже давно знал. Но в общем и целом, он не имел ничего против самого бегства Йована, и очень одобрял его бегство с церковной послушницей. Так что проблем с поучением разрешения на жезл огня у меня не возникло. Также он сообщил и об охранных големах, двух группах храмовников и боковой двери. Большой спектакль начинался.
   - И все-таки, зачем это тебе? - спросил меня под конец Ирвинг.
   - Разве я могу упустить возможность убить храмовников? К тому же, я собираюсь уйти с Дунканом. Если магов Круга он завербовать не может, то после реализации этого плана я фактически стану отступником. А ему нужны рекруты.
   - То есть ты хочешь в Серые Стражи. А как же пациенты?
   - Андерс до возвращения Винн справится. Мозги я ему вправил. К тому же, если он останется единственным целителем в Башне, это его окончательно перевоспитает. А травм сейчас будет немного - часть храмовников под Остагаром, а часть подохнет в процессе реализации плана.
   - А Леора? - вкрадчиво спросил маг.
   В ответ я грустно вздохнул и замолчал.
   - Она сильная, она справится. А после разгрома под Остагаром я вернусь и кое-что из творящегося в Башне подкорректирую.
   И я отправился в кладовую, где закономерно нашел Леору.
   - Леора, я не хотел сейчас начинать этот разговор, но наверное я скоро покину Башню, - прошептал я эльфийке на ухо, обняв её. - Я вернусь, но могу не успеть к определенным событиям. Поэтому предупреждать придется сейчас.
   - О чем предупреждать?
   - Улдред сыт храмовниками по горло. Его сторонники многое обсуждали в библиотеке. И ещё больше - в целительских покоях. А у меня хороший эльфийский слух. Если под Остагаром Улдред сумеет договориться с кем-нибудь влиятельным вне Башни, то они поднимут полноценное восстание. С призывом демонов и массовыми убийствами храмовников.
   - Ты сказал Ирвингу?
   - Ты всерьез думаешь, что он ни о чем не подозревает? Вот только сделать тут ничего нельзя. Если сдать Улдреда храмовникам, то они точно объявят Право Уничтожения. Убить - так у него сторонников полно. Так что когда Винн вернется - готовьтесь взять учеников и больных, надеюсь, их будет мало. И запирайтесь в бывшей паучьей пещерке. В кладовую вломятся точно, там еда. А вот к месту рыбалки могут и не пойти. Пусть Винн замурует проход из кладовых при помощи магии земли. Но предварительно перетащи туда пару ящиков с зерном - пересидите. Рыбу добудешь. Когда Улдред еще только начнет свои заявления - приступайте, не дожидаясь конца совета.
   - Это точно? А если... Хотя бунта Улдреда хватит для Права Уничтожения. Спасибо. Мы постараемся выжить.
   - Постарайтесь. Мне очень хочется, чтобы ты выжила, - сказал я и поцеловал ошеломленную эльфийку. - И постарайся вытащить живой Мирель.
   ***
   Вечером, поговорив с Мирель и Андерсом, который снова пообещал не сбегать до возвращения Винн, я встретился с нашими беглецами. И сразу увидел нестыковку.
   - И зачем кожаный доспех? Где ты вообще его достала? И тебе малость не кажется, что на послушнице он выглядит подозрительным.
   - Но... - возразила Лили.
   - Как ты храмовников дурить будешь, так одетая?
   - А как я без него драться буду?
   - Ты и не будешь. Драки с твоим участием наш план не предусматривает - против стражей ты идеально бесполезна. А против храмовников - будешь только мешаться колдовать. Будь у тебя лук, доспех ещё имел бы какой-то смысл на случай, если доберутся. Но лука у тебя нет, так что снимай доспех.
   Лили подчинилась. Затем мы спустились в подвалы Башни и направились к первой двери.
   - Тут нужен пароль от служителя церкви и заклинание от мага, прошедшего испытание, - сказал Йован.
   - Да знаю.
   - Меч Создателя, Слезы Фэйда! - сказала пафосный пароль послушница.
   Я же выдал маленькую молнию. Конечно, она не обладала почти никакой мощностью и была крайне короткой, но учитывая, что я молниями вообще не занимался, только слушал пару лекций, которые Леора прочла Мирель, да наблюдал пару их тренировок, и это было достижением. Впрочем, и этой молнии хватило. Дверь открылась и наша парочка почти бегом отправилась к следующей, ведущей в хранилище филактерий.
   - Бесполезно, - громко сказал я, когда Йован направил жезл огня на дверь. - Храмовники, конечно идиоты, но среди церковников были и думающие. Собственно, перед вами первая из трех неучтенных проблем. Дверь защищена от магии, причем руны на неё нанесены изнутри.
   Мне поначалу не поверили, но практика показала - жезл не работал.
   - Ну что, убедились. Теперь будем действовать по-моему. Итак, проблема третья - лодка и храмовник при ней.
   - Лодка? А где там проблема? - спросил Йован.
   - В том, что стоит храмовнику увидеть вас, бегущих к лодке, как он оттолкнет её от берега и отплывет подальше. И что ты будешь делать? Огненными шарами кидаться?
   - И что же нам делать? Нужно что-то придумать, - почти прошептала Лили.
   - Расслабься, все уже продумано. Для чего я по-твоему настаивал, чтобы ты не надевала доспехи? Ты сейчас отправишься к этому храмовнику и заведешь долгий разговор. Мне откровенно плевать, что именно ты будешь делать, читать ему отрывки "Песни Света" или попросту соблазнишь, но отплыть он не должен. Когда появится Йован, ты изображаешь испуг и прячешься за спиной храмовника. Потом можешь его кинжалом под ребра.
   - Убить?
   - Так надежнее. Но можешь просто оглушить чем-нибудь тяжелым. Главное, чтобы лодку не увел. Но лучше кинжалом. В итоге вы с Йованом отплывете и радостно помашете руками храмовникам. Две другие проблемы на нас с Йованом. Понятно, Лили?
   - Да.
   - Тогда выполняй! - рявкнул я.
   Послушница умчалась. Убедившись, что она добралась до лестницы, я повернулся к Йовану и двери в хранилище филактерий.
   - Теперь с первой проблемой. Пойдем в обход. Видишь боковую дверь? Её и прожигай.
   Первый оживший доспех был оперативно поджарен Йованом, он все таки владел более чем одним заклинанием, в отличие от изначального Ирлайна Сурана. Второй тоже был поджарен. А вот потом мы заметили сразу двух, и возникли проблемы.
   - Йован, видишь тот шкаф? Телекинезом с подпиткой кровью поднимешь? Только не ври, что не владеешь магией крови.
   - Должен поднять.
   - Ну так швырни в обоих. А силы я тебе восстановлю, целитель я хороший.
   - Это точно.
   Так мы дальше и шли - на самом сильном заклинании Йована. Прихватив массивный сундук, заполненный всяким металлом, Йован использовал его как метательный снаряд, разрушая им охранных големов. Затем я применял на нем заклинания лечения и восстановления сил, и мы шли дальше.
   - Хорошо, что у нас в Башне нет гномьих големов. Их сундуком не проймешь, - сказал как-то наш маг крови, пока я восстанавливал его силы.
   - Их просто делать никто не умеет, иначе бы церковники сделали. И плевать бы им было, что по некоторой информации, для полноценного каменного голема нужен дух живого существа. Уж кого принести в жертву, они бы нашли.
   - О да! Превратить мерзкого мага в послушного голема - это их мечта. Но получается только в транквила.
   - С точки зрения мага - не сильно лучше.
   - Вот потому я и бегу, - ответил Йован.
   - Вообще, эта часть охраны похожа на чистое изматывание. Просто без целителя, ты добрался бы до храмовников уже совсем никакой.
   - Угу. А целителей на поход за филактериями возьмут вряд ли, любой беглец сочтет, что второй боевой маг лучше.
   В конечном итоге пара магов с бешеным сундуком добралась до первого поста храмовников. Храмовники сидели в одной из комнат на сходе в продуктовые склады. И похоже, откровенно дремали за закрытой дверью. Их накачанная лириумом кровь сопротивлялась, их доспехи мешали. Но у меня получилось сделать их сон вечным, разрывая их жизненную силу. Это было гораздо проще, чем заставить их тела отторгнуть лириум, но сил тратило неимоверно много. После десятка храмовников я чувствовал себя выжатым. Даже мое тело не выдержало затрат жизненных сил, и сейчас через кожу на руках медленно сочилась мертвая кровь, исчерпанная до дна.
   Чтобы они не смогли выбраться из комнаты, Йован загородил её ящиками с продуктами. И храмовники не выбрались. Они истекали жизнью и умирали один за другим. Предпоследний храмовник, впрочем, свалился на пол после смерти, чем разбудил последнего, попытавшегося прорваться через загороженную ящиками дверь. Он так и не успел это сделать.
   Храмовник... Предел развития человека, выбравшего путь борьбы с магией: лириум на доспехах, лириум в крови, четкая и простая организация разума, непоколебимая убежденность в правоте церкви, создающая огромные проблемы для Кровавого Контроля - их разум просто не верил в видения Фэйда. Дальше, за этим пределом - уже не человек, как Фенрис из Dragon Age II не являлся эльфом в полном смысле этого слова. И ровно один недостаток, отдающий храмовников в мою власть - они живые. Если бы со мной не было Йована, меня зарубил бы первый охранный голем. Но храмовники могли меня взять только скоростью. А разленившиеся караульные, которые меня даже не видели, были моей добычей.
   - Кстати Йован, скоро ты сбежишь. Куда собираешься податься?
   - Ну, я думаю в центр страны.
   - И зачем? Йован, ты отступник. Тебе нельзя останавливаться в местах, откуда некуда бежать.
   - И что посоветуешь?
   - Рэдклиф. Если ты сменишь свою мантию мага на более обычную одежду, и сменишь церковное платье Лили на просто платье, то вас не найдут. А если случайно напорются - можешь уйти по озеру. Телекинезом лодки храмовников пробить сумеешь. Или, что проще - подожги. Храмовники не горят, но лодки горят замечательно. Более того, слышал я , что арлесса Изольда заинтересована в маге отступнике - попадал к нам в целительские покои маг, побывавший в Редклиффе. Так что в случае чего, она тебя и прикроет.
   - Предлагаешь на лодке плыть не к ближайшей деревне, а на юг?
   - Угу. Главное, плывите не к самой деревне, а пристаньте на расстоянии дневного перехода от неё. И сожги лодку, чтобы не нашли. И сможете себя за беженцев выдать. Скажите, что скрылись от Мора.
   - Не самая лучшая легенда, но мы что-нибудь свое придумаем.
   Более-менее отдохнув, мы пошли дальше по коридору. И пришли в хранилище опасных предметов. Впрочем, думаю что в комнате Грегоира были гораздо более мощные магические вещи. А ещё они были у храмовника-кладовщика. Здесь же, в подвалах рядом с комнатой филактерий хранились скорее книги, чем артефакты. Впрочем, статуя Елены Зиновии, как и в игре, в комнате присутствовала. А ещё я обнаружил в сундуке посох из оскверненной древесины, но не стал его трогать - Скверны, если все пройдет ожидаемо, в моей жизни и так хватит.
   - К статуе не подходи, - скомандовал я.
   - А где проход дальше? Неужели мы в тупике
   - За стеной и книжным шкафом, - указал я рукой. - Сейчас двигать будем.
   Мы отодвинули шкаф. А потом мы долго тащили к нужному месту тевинтеровскую статую-усилитель. Наконец, все было готово. И я вновь потянулся к жизням храмовников. Работал я долго, очень долго. Храмовников подвел сон. Ведь от кого им было защищаться в закрытом от магии хранилище? А потом Йован просто воспользовался жезлом огня, усилив его при помощи статуи. Так мы достигли хранилища филактерий.
   Усталые и довольные после уничтожения филактерии, мы направились к двери из Хранилища.
   - Йован, - остановил я мага, готового уже открыть дверь. - Когда мы откроем эту дверь, об этом станет известно. Ты готов расшвырять сбежавшихся храмовников магией крови и прорваться к лодке?
   - Не то, чтобы особо готов, но придется.
   - Тогда учти, что Ирвинг уже старик. Постарайся случайно не убить.
   Дальнейшие события разворачивались почти как в игре. Нас застукали, Грегоир прочитал мораль...
   - Это все, что ты хотел сказать? - спросил храмовника откровенно скучающий Йован. - Ну тогда я покидаю Башню.
   С этими словами Йован в очередной раз за этот день разрезал ладонь, и храмовников отшвырнул и впечатал в пол кровавый туман. Ирвинга тоже краем задело. В общем, Йован рванулся к двери Башни, Лили оглушила храмовника у лодки, и влюбленная пара уплыла, помахав ручкой матерящемуся Грегоиру, который пришел в себя только чтобы обнаружить, что маг-беглец уплыл.
   Тогда Грегоир взялся за меня. Как самозабвенно они ругались с Ирвингом, пока не пришел Дункан и не завербовал меня в Серые Стражи... Грегоир пытался сопротивляться, но его обломали - Право Призыва можно было применить к кому угодно.
   В итоге, разъяренный Грегоир фактически запер меня в гостевых покоях рядом с Дунканом, а потом, когда кто-то из храмовников сплавал по озеру до деревушки за новой лодкой, разве что не пинком выкинул меня из Башни. Он бы и пинком меня отправил, но Ирвинг его отвлек, заведя какой-то спор. Что позволило мне прислониться к стене Башни после выхода, нащупать жизнь стоящего Грегоира и обеспечить ему смерть от "красного лириума" ближе к вечеру. А потом я занялся сломанной рукой - последним приветом Грегоира.
   Кровавый след я оставил среди храмовников. Кстати, жаль, что была ранняя осень, иначе я бы не исключал варианта с грядущей смертью пловца от воспаления легких. Одним мертвым храмовником больше - это хорошо.

Глава 3. Остагар.

   Путешествовать пришлось на своих двоих. Впрочем, это и не удивительно - не на бронто же ехать? Они скорее тяжеловозы, для перевозки груза годятся или для вспахивания полей, но не под седло. А лошади, в отличие от коров и бронто, в Ферелдене были огромной редкостью. Халл же разводили только далийцы, причем тоже не ездили на этих лесных существах верхом. Так что конницы в Ферелдене не было.
   Самым быстрым путешественником этой страны мог считаться маг, владеющий заклинанием ускорения. К сожалению, я им пока не владел, хотя выписки, посвященные усиливающим заклинаниям, у меня были. Вот ими я и занимался, когда нам везло заночевать не у костра, а на постоялых дворах.
   Как выяснилось на практике, по скорости ходьбы и выносливости я значительно уступал Дункану. Но мои заклинания компенсировали это. Фактически, я мог идти хоть и медленнее Дункана, но практически не выматываясь, чему он был приятно удивлен. А еще приятнее было то, что я мог без особого труда вылечить натруженные ноги.
   Разбойники нас не донимали, очевидно, предпочитая не связываться с воином без особой на то нужды. А уж легко узнаваемая мантия мага тем более отбивала всю охоту связываться. Так что до Остагара мы добрались без особых проблем.
   ***
   Встречать знаменитого Дункана вышел вполне узнаваемый человек. Его Величество, Кайлан Теирин стоял, облаченный в золоченые доспехи, ровно перед мостом через ущелье, на разных сторонах которого располагалась Башня Ишала и собственно Остагар. Того самого ущелья, в котором королевская армия встретит армию Архидемона.
   - Так это твой новый рекрут? - дошел разговор до меня. - Помощь от Круга Магов?
   - Да, Ваше Величество, - ответил я.
   - Прошу, без церемоний, - разрешил король. - Но я думал, что магов будет больше.
   - Многие из нас с удовольствием бы помогли вам. Но храмовники не любят отпускать живые игрушки. Впрочем, вы можете легко добиться, чтобы присутствующие под Остагаром маги были готовы с радостью отдать жизнь за вас.
   - И как же?
   - Достаточно убить храмовников.
   - Вы их так ненавидите? - удивился король.
   И я припомнил одну грязную историю из вселенной Dragon Age.
   - Когда-нибудь, найдите время, чтобы заехать в Башню Магов и зайдите в целительские покои. У вас отпадут все вопросы. А пока небольшой пример, довольно широко известный в Башне. Так вот, жила себе в Орлее эльфийская девочка-сирота Фиона. В семь лет она стала постельной игрушкой богатого аристократа. Когда у нее проснулись магические силы, то она убила аристократа. Его вдова отдала Фиону в Круг Магов. С первого же взгляда на ситуацию понятно, что новые условия должны были ей после подобного показаться счастьем, если в Круге хотя бы чуть лучше. Вот только через несколько лет Фиона буквально умоляла командора Дженивьеву принять её в орден Серых Стражей. Это о многом говорит.
   Дункан и Каилан стояли бледные. Они знали, о какой эльфийской волшебнице я им только что рассказал. Вот только им никогда не приходило в голову взглянуть на её историю таким образом.
   - Знаете, рабство во времена Магистров Тевинтера церковь называет самым ужасным в истории Тедаса, лицемерно не замечая, что построило тюрьму ещё гаже. Магистров по крайней мере было гораздо меньше, чем рабов, и рабы нужны были им живыми и здоровыми чтобы могли работать. Так что в среднем рабам перепадало не часто. Самое страшное, что тогда могло произойти - раба зарежут для выполнения заклинания, да и то редко. Магистрам никогда не приходило в голову развлекаться, как развлекаются скучающие храмовники. У магистров просто не было на это времени. По той причине, что если будешь тратить время не на совершенствование в магии, а на подобные развлечения - тебя убьет более умелый.
   После этого разговора, Дункан отослал меня осваиваться в лагере. Вскоре я обнаружил шатры магов и храмовников. Впрочем, подойти мне не удалось - те храмовники, которые не стояли с обнаженными мечами за спинами погрузившихся в Фэйд магов, явно были не настроены пропускать кого-то. Впрочем, это не помешало мне устроиться невдалеке и приступить к работе. В результате нескольких часов труда я гарантировал, что ночью "красный лириум" заберет всех храмовников. Затем я отправился на поиски Винн.
   Впрочем, первый больной попался мне отнюдь не в походном госпитале. И оказался им пес-мабари. Тот самый, которого по игре надо было сначала успокоить, а потом накормить целебной травой. Но я обошелся без этого - несколько собаководов удержали пса, пока я прочищал и залечивал рану. Честно предупредив, что от драк псу надо несколько дней воздержаться, я отправился дальше.
   Нашел я Старшую Заклинательницу в импровизированном госпитале. Винн была мне очень рада и попросила помочь. Очевидно, последняя крупная стычка с Порождениями была совсем недавно, так что работы хватало. Там меня и нашли двое других рекрутов - простодушный воин Джори и денеримский вор Давет.
   - Дункан зовет? Уже пора пить оскверненную кровь?
   - Ты Ирлайн Сурана, рекрут Серых Стражей? - спросил Давет.
   - Да, это я.
   - Дункан сказал нам найти тебя и идти к Алистеру.
   - Хорошо, только с пациентом закончу.
   В пути мы слегка разговорились. Как и в игре, Джори оказался рыцарем-молодоженом родом из Редклиффа.
   - Сочувствую тебе. Оставлять беременную жену... Серые Стражи конечно персонажи героических легенд, но семья важнее. Ну ничего, станешь Серым Стражем, повергнем Архидемона и вернешься домой.
   - Или не вернешься, - возразил Давет. - Будем в Денериме, я тебя в Жемчужину провожу, сразу желание останавливаться на одной женщине пропадет.
   Джори смутился, но за меч хвататься не стал.
   - Кстати, - продолжил вор, - что там наш маг говорил про оскверненную кровь?
   - Чтобы успешно охотиться на Порождений Тьмы, надо отчасти быть им сродни. Поэтому, посвящение в Серые Стражи предусматривает принятие в себя Скверны. В виде выпитой крови Порождений.
   - Что? - вскрикнул Джори.
   - Не бойся, не все так страшно. Подробностей я не знаю, но это испытание успешно прошли все Серые Стражи. Вам же вообще повезло - с вами неплохой целитель. Я не дам Скверне убить ваши тела, так что для того, чтобы не умереть, достаточно не испугаться наведенных видений, чтобы не сдался разум.
   Джори мы успокаивали долго. Успешно успокоили и продолжили путь к Алистеру. В отличие от игры, ни с каким магом он не разговаривал. Более того, задания на добычу крови и договоров Стражей нам передал именно он. В общем, выход в Дебри был назначен на утро. Вечер же был нам выделен, чтобы познакомиться и хотя бы на словах узнать боевые возможности товарищей.
   - В общем, я начну, - сказал Давет. - Мое имя Давет, я вор. Хорошо обращаюсь с парой кинжалов, с луком хуже. Замки не вскрываю.
   - Джори, воин. Сражаюсь двуручным мечом.
   - Ирлайн, маг. Хорошо умею лечить. С атакующими возможностями хуже - могу угробить одиночную живую цель из засады при достаточном времени. Потому что в бою эта цель сама меня угробит. Правда потом сдохнет, но меня это уже не спасет.
   - Алистер, почти полноправный рыцарь-храмовник. Но до последнего испытания и начала несения службы, меня завербовал Дункан.
   - Тебе повезло, что почти полноправный. Иначе ты бы вскоре был мертв, - ответил я. - Но если я однажды решу, что ты не оставил прежний путь...
   Милосердие отошло в сторону, открывая путь Ненависти, позволяя ей показаться в моих глазах. Алистер вздрогнул.
   - Ты так ненавидишь храмовников? - спросил Джори.
   - Ты как, не очень фанатичен? За меч не хватишься? - поинтересовался я, по-прежнему смотря на Алистера.
   - Да вроде не очень...
   - Джори, как бы ты отнесся к человеку, который бы регулярно насиловал десятилетнюю девочку? Как бы ты поступил с ним и с его дружками, которые считают подобное нормальным? Сами при этом занимаются побоями и издевательствами. Как бы ты поступил, рыцарь Редклиффа? - перевел я взгляд на него.
   - Убил бы, - ответил Джори.
   - Вот и я убиваю, - ответил я и перевел разговор. - Кстати, Алистер, почему-то ты крайне похож на короля Кайлана...
   - Ладно, раскрыли. Я бастард покойного короля и сводный брат Кайлана.
   - Тогда понятно, почему тебя Дункан завербовал. Сын Марика и Фионы. Да не вытащи он тебя от храмовников, Фиона бы его убила. Сын магессы стал храмовником!
   - Судя по всему ты ошибся, - сказал Алистер. - Я сын давно уже мертвой служанки из Редклиффа.
   - Ты хорошо эту служанку помнишь?
   - Она умерла вскоре после моего рождения.
   - Подозрительно. Тобой заинтересовался Дункан настолько, чтобы спорить с Церковью, мешая им заполучить карманного короля? Не верю. А тот факт, что служанка мертва, только придает ситуации ощущения обмана. Впрочем, это легко проверить. Просто спроси Дункана, кто такая Серый Страж Фиона.
   - А вот и спрошу!
   Поздним вечером Алистер выглядел крайне пришибленным. Судя по всему, Дункан ему ответил.
   ***
   Ранним утром мы вышли за пределы лагеря. С учетом того, что на некотором расстоянии от лагеря ни генлоков, ни гарлоков уже не осталось, идти нам пришлось довольно долго. Периодически я останавливался с целью выяснить, ждет ли нас впереди что-нибудь живое. На то, чтобы определить, что это за существа, я времени не тратил, да и не смог бы их опознать - эльфов и людей я различать научился, но не более того.
   - Живые существа за теми деревьями, - указал я рукой. - Много.
   Алистер прислушался к Скверне.
   - Пахнут Скверной. Порождения или моровые животные, - констатировал он. - Пока не нападут, но возможно, меня почуяли, - ответил бывший храмовник.
   - Тогда в преддверии первой стычки разберемся с командованием. В общем, главный в отряде Алистер, как старший страж среди нас? Или ещё кто-то хочет принять эту роль?
   - Нет уж, спасибо,- честно ответил бывший храмовник. - Посоветовать, как бороться с генлоками и гарлоками я могу, но брать роль командира не собираюсь. Опыта нет, и желания тоже. И я не сильно старше и опытнее вас.
   - Давет? Ты в Денериме случайно атаманом не был?
   - Неа, не был. Я рядовой мошнорез и грабитель, не более того. Джори?
   - Командовать мне не довелось. Правда после того турнира были разговоры о том, чтобы со временем дать мне десяток, но меня раньше Дункан в Серые Стражи взял.
   - Видно придется мне. Мне хоть пациентами командовать приходилось, чтобы хуже себе не сделали. Предлагаю пойти без особой спешки, треугольником. Впереди наши воины, сзади Давет, я по центру. И постарайтесь не дать Порождениям до меня добраться, я без доспехов, а кроме меня лечить ваши раны тут не кому. Давет, видишь тот камень? - указал я. - Забраться сможешь?
   - Угу.
   - Тогда выдвигаемся к нему, а там попробуем подманить волков.
   Получилось неплохо - двух волков положил стрелами Давет, остальных взяли на меч наши воины. Еще несколько раненных стрелами мы просто спокойно добили. Убрав нарождающийся синяк на укушенном волком бедре Джори, я заработал уважительный взгляд. Когда бой закончился, я облагодетельствовал воинов заклинанием восстановления сил и предложил отправиться дальше.
   - Я бодр и свеж, как будто не сражался. Ну ты командир даешь, - восхищенно прошептал Джори.
   - Я целитель. Восстановить силы воину мне не сложно. Впрочем, не обойдется без побочных эффектов. Такими темпами к концу похода аппетит у вас будет зверский.
   - Это не страшно, - ответил Алистер.
   Потом мы отправились проверять, что собственно привлекло волков. Как и в игре, приманкой оказался отряд погибших солдат. Выжившего я определил быстро и направился к нему.
   - Прошу несколько минут меня не трогать. Тут есть живой, причем случай сложный.
   Случай действительно был сложным - разорванное бедро и серьезная кровопотеря. Но человек ещё дышал, а значит, ему можно было помочь. Я достал свой нож и разрезал левую руку, приказав своей крови покинуть мое тело. В воздухе повисла кровавая взвесь, связанная с моей раной алой нитью. Затем кровавая взвесь засверкала, и тонкой струйкой потянулась к раненному бедру. Преобразовывать свою эльфийскую кровь в подходящую человеку было довольно затруднительно, но привычно. Дальнейшее было делом нескольких исцеляющих заклинаний.
   - Жить будет. Через несколько минут придет в себя, - сказал я, поднимаясь.
   - Что это было? - заикаясь спросил Джори. - М-магия крови?
   - Наследие времен Алартана, - ответил я. - Магией крови не является, хотя и работает с жизненной силой. Я просто перелил ему свою кровь, преобразовав её в близкую к человеческой, и свою жизненную силу. Иначе бы он просто не выдержал исцеления.
   - Да и вообще, Серым Стражам магия крови разрешена, - прокомментировал Алистер, тем не менее с явной интонацией неодобрения. - Нам вообще разрешено использовать любые средства чтобы остановить Мор.
   Через некоторое время исцеленный солдат очнулся.
   - Кто вы?
   - Серые Стражи. Конкретно я - маг-целитель, - пояснил я. - Что тут произошло?
   Вскоре события были восстановлены - на патруль из засады напали гарлоки.
   - До лагеря дойдешь?
   - Дойду, - ответил солдат. - Чем я могу отблагодарить тебя, целитель?
   - Увидишь, как храмовники притесняют мага - вспомни этот день, побори дурной страх перед непонятным и помоги магу.
   - Спасибо сер маг, я запомню.
   Вскоре солдат удалился. Спутники продолжали смотреть на меня с опаской.
   - Магия крови, поверить не могу, с нами маг крови! - сказал Джори.
   - Во-первых, я не маг крови, я свою жизнь в Фэйд не пересылаю. И соответственно с духами и демонами дел не имею. Случайно или специально стать одержимым у меня шанс не больше, чем у обычного мага. Во-вторых, с вами, а не против вас. И в конце концов, не все ли равно, что я использую? Мы все в одном Ордене и каждый выполняет свою задачу, как может. Так что идем вперед, нам ещё кровь и документы добывать.
   И я повел отряд дальше. Вскоре мы впервые столкнулись с Порождениями, которых я почуял загодя. Выглядели они омерзительно, но будучи вооруженными дрянными мечами, опасность представляли только численностью. Тут мы набрали крови для Посвящения и пошли дальше. Пройдя мимо целебных цветов, которые так и не понадобились, мы углубились дальше в лес. В итоге, после ряда мелких стычек, мы дошли до сложенного из бревен моста, невдалеке от которого я и остановился.
   Закрыл глаза я без опасения - совместный бой сплачивает людей, да и встречи с генлоками и гарлоками уже заставили подзабыть, что целитель, который тебя лечил - проклятый Церковью Света маг крови. За мостом обнаружилась крупная группа Порождений. Среди них я попытался нащупать памятного по игре эмиссара. Не вышло, так что пришлось отправить на разведку Давета, который эмиссара обнаружил визуально. Узнав, кто из генлоков эмиссар, я занялся его жизнью. Милосердие отступило в сторону, открывая дорогу Ненависти. И Ненависть чуяла добычу. За пять минут я изорвал жизненную силу эмиссара настолько, что тот быстро скончался. Остальные генлоки и гарлоки проблем не вызвали.
   - Главное - вовремя вышибить главаря, - подвел я итог, оглядев трупы.
   - Чем ты его достал, Ирлайн? - спросил Алистер.
   - Кровавое целительство. Генлок был живым, а значит уязвимым.
   И я стряхнул с рук собственную мертвую кровь, просочившуюся через поры кожи.
   ***
   Дальнейший путь мало отличался от игрового. Разве что тайник хасиндов я обнаружил и вскрыл без всяких подсказок. Джори так забавно выглядел в рогатом шлеме, что Давет постоянно его подкалывал, пока я не пригрозил устроить ему крупные неприятности в лагере, если он не прекратит издеваться над товарищами.
   - Джори, на тебе рога случайно не из-за жены появились? - не обратил внимания на мои угрозы Давет.
   - Давет, как ты думаешь, ты будешь весело выглядеть в процессе поноса... А ведь я могу с легкостью это устроить, ты знаешь ли, тоже живой... Или над внешностью твоей поработать... Написать на твоем лбу шрамами "я тупой шутник" я вполне сумею. Целительство, оно многогранное. Нет, ничего опасного я делать не буду, но...
   Джори благодарно взглянул на меня и отпустил рукоять меча.
   - Все, понял. Затыкаюсь, - ответил Давет. - Со страшным бледным магом крови лучше не конфликтовать.
   С духом Газарата я постановил не связываться. Так что после тайника миссионеров мы прямым ходом направились к развалинам заставы Серых Стражей. Здесь мне ещё раз пришлось потрудиться после того, как Давет навел меня на лидера гарлоков. Лишившись командира, группа Порождений была уничтожена по частям.
   Тайник с бумагами был быстро обнаружен Алистером, но ничего, кроме расколотого сундука мы там не обнаружили. Тут нас и встретила Морриган.
    - Так-так, что у нас тут творится? - начала дочь Флемет. - Быть может ты стервятник, любитель покопаться в обглоданных костях? Иль ты незваный гость, что рыщет в поисках добычи по пустоши моей? Иль завладеть ты хочешь этим местом? Или пришел копаться в мусоре?
   - А вот и та волчица, которая не волчица, что следовала за нами. Впрочем, сейчас правильнее сказать человек, которая не человек. Странно... Ты не человек, не эльф, твоя жизнь другая, вряд ли коссит, и точно не гном, ведь ты владеешь магией. Хотя... Это многое объясняет, и в то же время порождает новые вопросы.
   И та грань моих чувств, что я зову Ненавистью, вновь вышла на поверхность, только чтобы определить - "не храмовник, не интересно", и вновь заснуть. Я же стал думать над появившейся передо мной загадкой. Морриган девушка красивая, но интереснее была не она, а вопрос, к какой расе она принадлежит.
   Тем временем Алистер предположил, что она из хасиндов, Давет - что она превратит нас в жаб. Ведьма представилась. Разговор, который взялся вести Алистер, увидев, что я ушел в себя, уже дошел до договоров Серых Стражей.
   - То мать моя была, - договаривала Морриган, когда я вынырнул из своих мыслей.
   - Интересно, Флемет не вмешивалась, когда по Тедасу прокатывались другие Моры, но вмешалась сейчас... О лесная красавица, не знаешь ли ты, кто Архидемон этого Мора?
   - Уртемиэль, - ответила ведьма. - Но в чем причина этого вопроса?
   - А если вспомнить Урзару, дочь Уртемиэля... И тот простой факт, что у драконов крайне сложно определить дрэйка-отца... И тот факт, что в изначальном языке Тевинтера не было слов для обозначения полов разных рас, а для богов так и не появилось слово богиня... Тогда все понятно... И долгожительство тоже. Конечно, если всерьез не верить в сказки о том, что Флемет продлевает жизнь, пожирая младенцев, или в версии из многочисленных её гримуаров-шуток, - пробормотал я, и вновь обратился к Морриган. - Ты можешь отвести нас к своей матери?
   - Твоя разумна просьба, странный маг, что столь любит говорить с собой. Следуй за мной.
   - Попадём мы к ней в котелок, вот увидишь, - хмуро сказал Давет.
   - Да вашу мать! Если в котелке теплее, чем в этом демонском лесу, я только порадуюсь, - разозлился рыцарь.
   Шел я в задумчивости. До меня уже дошло, кто такая Флемет и почему она вмешалась, а также постепенно начинали доходить её реальные возможности. Нестыковочка пока была только одна - как Морриган в игре могла забеременеть от Серого Стража? И если это возможно, то кто такие Серые Стражи?
   ***
   - Мама, привет. Вот Серых Стражей четверо, они...
   - Я вижу их девочка, - ведьма перебила Морриган. - Как я и ожидала.
   - Мы должны поверить, что ты нас ждала? - начал Алистер.  
   - Ты ничего не должен, а менее всего - верить. Зажмурь глаза иль попытайся объять мир... Всё равно будешь дураком.
   - Она точно ведьма - почти прошептал из-за спины разбойник, - не надо с ней разговаривать.
   - Уймись, Давет, - в ответ шепнул рыцарь, - если она действительно ведьма, то не зли её!
   - Умный парень, - прокомментировала ведьма. - К несчастью, в общей картине его роль ничтожна, но решаю не я. Верь чему хочешь.
   Затем Флемет обратила внимание на меня.
   - А ты? У тебя другой взгляд на вещи, или ты веришь тому же, что и они?
   - Andaran atish'an, Asha'belannar. Чистого неба вам, Флемет, дочь богини красоты Уртемиэль, и Морриган, дочь Флемет и неизвестного мне дрейка. Я понимаю, зачем столь древняя драконица решила вмешаться в ситуацию. Попытка спасти мать?
   - Догадливая нынче молодежь, - расхохоталась Флемет. - Верь чему хочешь, не буду говорить ни да, ни нет.
   Мои спутники и Морриган стояли шокированные.
   - Но у драконов по легендам много детенышей, - заявил Алистер. - Где же тогда братья и сестры Морриган?
   - Очевидно, Флемет решила, что проще хорошо воспитать одну дочь, родив её в человеческом облике, чем смотреть, как гибнут дети, ведь из многочисленной кладки дракониц до взрослого возраста доживают единицы. Вот основательница магической школы оборотничества и нашла выход. Одна дочь, которая точно выживет.
   - Да... Вот так ужасная ведьма Дебрей... - прошептал Давет. - Теперь я поверю, что она может пожирать детей...
   -  Ведьма Дебрей Коркари, да? Должно быть Морриган вам это сказала, ей нравятся подобные истории, хоть она никогда в этом не признается. О, как она танцует под луной, - рассмеялась Флемет.
     - Они пришли сюда не за твоими дикими историями, мать, - сказала Морриган, отойдя от моих слов.
   - Верно, они пришли за своими договорами. И перед тем, как вы начнёте лаять, ваша драгоценная печать давно истёрлась. Я защищала их. - С этими словами ведьма взяла в руки заготовленный ларец.
   - Ты, э-э.. защищала их? - промямлил Алистер.
   - А почему нет? Отнесите их Серым Стражам и передайте, что угроза этого Мора страшнее, чем они представляют.
   - Все четыре прошедших Мора меняли мир. Умирает старое, рождается новое. Вопрос только в том, что отомрет на этот раз, - заявил я, принимая шкатулку с договорами.
   - Настает эпоха перемен. Мир рушится распадаясь на осколки. Так что, когда он начнется распадаться под ногами - прыгай. Только в падении можно узнать, умеешь ли ты летать, - сказала мне ведьма слова, предназначенные игрой для Хоука.
   Я улыбнулся и кивнул.
   - До встречи, драконица.
   - До встречи, маг. Вы получили, что искали.
   - Да, вам пора, - добавила ведьмина дочь.
   - Девочка, не будь смешной. Это твои гости.
   - Ну что же, хорошо, я покажу дорогу из леса. Следуйте за мной.
   ***
   - Значит, драконица отдала вам документы. Признаться, я не верил в эти россказни о Ведьме Дебрей Коркари, но похоже был неправ, - сказал Дункан, выслушав доклад Алистера. - Дракон, надо же.
   - И, судя по всему, дочь богини Уртемиэль, - добавил я. - И нечего на меня смотреть, я вообще подозреваю, что Думат, Разикель и Зазикель тоже были драконицами. Вот только тевинтеровцам это было совершенно не важно.
   - Она попытается спасти мать?
   - Да, но именно мать. От мучимого Скверной Архидемона ей хочется избавиться. Скорее всего, она попробует как-то повлиять на переселение сути Уртемиэль после смерти тела. Что в свою очередь означает, что последняя жертва не понадобится.
   - Ох и устрою я Ирвингу! Откуда маги могли выяснить такое?
   - В библиотеке имеются мемуары Серых Стражей. Но проблема не в том - нам надо Архидемона сначала дождаться. Учитывая, что Кайлан похоже делает все, чтобы угробить армию... Впрочем, парочка идей у меня есть. Главное, вытащить их на совет, пусть доработают, если Кайлан не упрется. Кстати, что нового в лагере?
   Как выяснилось, за ночь и за время нашего похода, численность храмовников в лагере сократилась до нуля, а преподобная мать запсиховала. Но времени для подобного рассказа не было - пришла пора проводить Посвящение.
   - Присоединяйтесь к нам, братья и сестры. Присоединяйтесь к нам, сокрытым тенью, где мы бдим неусыпно. Присоединяйтесь, ибо на нас возложен долг, от которого нельзя отречься. И если вам суждено погибнуть, знайте, эта жертва не будет забыта. И однажды мы присоединимся к вам, - сказал Алистер, и вор пригубил из кубка.
   А через мгновение мои целительские заклинания рухнули на Давета. Работал я как проклятый: исцеление, регенерация, восстановление сил, локальная регенерация... Не зря я несколько минут настраивался на его тело.
   - Тело я удержал. Если сознание не сдастся, Давет будет жить, - сказал я наконец, в третий раз запустив остановившееся сердце, после чего оно, наконец, забилось стабильно. - Но лучше показать его Винн. Джори, ты следующий.
   - Знаешь, говорят, что магия крови ужасна. Но если маги крови такие, как ты, то ну её, эту церковь, - сказал Джори.
   - Я кровавый целитель. С демонами дел не имею, - в который раз повторил я.
   - Теперь верю.
   Джори прошел Посвящение легко, мне даже не пришлось вмешиваться. А затем выпил из кубка я.
   ***
   Архидемон выглядел ужасно. Загнивающие раны, пораженные Скверной, отслаивающаяся чешуя. И ни грамма разума в глазах, сплошная боль. Архидемон взревел и выпустил в небо язык пламени. Я ощутил жалость к несчастному дракону и спокойно пошел навстречу. Кажется, тот слегка ошалел от подобного и позволил мне приблизиться. Лечебные заклинания привычно сорвались с моих рук.
   -Hamin, - сказал я по эльфийски. - Спокойно, дракон.
   Я говорил ещё и ещё... И мягкий спокойный голос, которым я привык успокаивать пациентов, в том числе мечущихся в бреду, подействовал.
   Дальнейшее ничем не напоминало Посвящение из игры. На каменном утесе висящем посреди бесконечно изменчивых просторов Фэйда сидел дракон, точнее то, что от него оставила Скверна. А у его правой передней лапы сидел я. И лечил эту самую правую переднюю лапу с проглядывающими костями и отпадающей почерневшей чешуей.
   - А ведь ты не Уртемиэль, - продолжал я. - Тебя фактически нет вне Фэйда. Мертв? Похоже на то... Ни разума, ни чувств, одни инстинкты... А если ещё вспомнить, чью кровь я пил... Ну основатели ордена Серых Стражей и додумались. Остроумный способ убить бога - стравив его сущность с осколком другого бога. Заодно и от Скверны спасает. И Зов нас почти не трогает потому, что в нас уже есть частичка покойного, но не уничтоженного архидемона...
   А потом меня выкинуло из Фэйда.
   ***
   - Ирлайн! - тормошил меня Дункан.
   - Ну что такое, от пациента оторвали, - раздраженно заявил я.
   - От пациента?
   - Ну да. А вы что, его не видели? Что же у вас в видениях было?
   - Архидемон, - ответил Джори. - Как ты и советовал, я призвал всю свою храбрость и покрепче сжал меч. А потом он на меня дохнул пламенем, и я очнулся.
   - У меня когда-то было примерно так же, - прокомментировал Дункан. - Но за пределами ордена, трепаться об этом не стоит.
   - Я его просто парой целебных заклинаний оприходовал. А потом уже полноценно лечить начал, так что заряда пламени не получал, - ответил я. - Значит, архидемон был в видениях при Посвящении и до этого Мора?
   - Был, - ответил Дункан. - Ну ты и выдал! Лечить архидемона!
   - То есть это действительно Андорал, чью кровь мы пили. А ведь знаете, он ещё не мертв до конца. Уж живое я от мертвого отличу.
   - А кого же тогда убил Гарахел? - ехидно поинтересовался Дункан.
   - Только ядро его личности. А потом мы все посвящались кровью Андорала, и теперь в нас частичка его сути. Так что благодаря этой частичке, мы и сможем убить личность Уртемиэль. А то, что от неё останется, будет использоваться дальше. Ни разума, ни воли, одни простейшие инстинкты... Кстати, похоже первые Стражи просто додумались смешать Скверну с имевшейся в храмах Тевинтера кровью богов, так и стали Стражами. Но меня это мало касается, не думаю, что мне Уртемиэль придется добивать.
   - Вот именно, старший здесь я, на мне и последний удар.
   - И последствия этого последнего удара. Основа сути и обломки личности Уртемиэль перейдут по Скверне в тебя и схлестнутся с Андоралом в тебе. Дальнейшее не столь радужно.
   - И в кого ты такой пронырливый маг...
   - О чем это он? - спросил Дункана Алистер.
   - Архидемона убить может только Серый Страж, который при этом погибает. Впрочем, если сейчас поверить нашему магу, то убиваем мы не до конца. Но другие маги Стражей такого не говорили.
   - А вы часто принимаете в свои ряды целителей? - поинтересовался я. - И часто ли эти целители во время Посвящения берутся лечить Архидемона?
   - Таких психов у нас ещё не было, - улыбнулся Дункан.
   ***
   Дальнейшие события прошли почти как в игре. Сначала Дункан повел меня на совет, где мое предложение не выводить армию вперед по ущелью, а просто поставить по краям моста магов, способных воспользоваться заклинаниями массового поражения, обеспечив их лириумом, было отвергнуто. Как, впрочем, и предложение договориться с Флемет и посадить её на мост. Кайлану хотелось повоевать, а преподобная мать предложила не полагаться на чародейство и вызвалась лично вдохновлять солдат. После моего замечания о том, что ожидать чего-либо иного от представительницы орлейской церкви глупо, а намерения положить Ферелденскую армию под Остагаром очевидны, Логейн усмехнулся, но результат это не изменило. Намек, что храмовников у неё не осталось, и в военном совете она никто, ни к чему не привел. Правда преподобная мать ещё начала по привычке пытаться приказать отсутствующим храмовникам разобраться со мной, но мертвые ей не помогли. В общем, окончилось это все моим изгнанием с совета после предложения прибить крикунью, чтобы не мешалась.
   Так что нашу четверку отправили зажигать огни на башне Ишала. Как и в игре, она оказалась захвачена порождениями, так что пришлось пробиваться в сопровождении пары солдат, которых я, впрочем, оставил смотреть за проходом в те самые туннели, через которые и проникли генлоки с гарлоками.
   До вершины башни мы добрались без особого труда, ведь все эти засады, в том числе скрывающихся шриеков, я просто чуял. После чего я десяток минут убивал огра через стену. Мои товарищи охраняли меня от недобитых порождений, которые, впрочем, так и не обнаружились. Ненависть, которую я обернул на эту тварь, радостно рвала жизнь огра на части. Ибо смерть противоположна исцелению Милосердия. И вместе с Ненавистью на этот мир смотрел Андорал...
   Эта огромная туша оказалась на редкость живучей, но в конечном итоге мне удалось разорвать его жизненную силу и заставить врага истечь жизнью. Пнув абсолютно дохлого огра, я скомандовал разжечь сигнальный огонь. А потом нас банально расстреляли из луков пришедшие с нижних этажей порождения, после чего, не став добивать, отправились назад. Правда, будучи целителем, я почти умудрился починить себя к моменту прилета Флемет, так что ещё успел заметить огромную драконью тушку. Но стоило когтям драконицы подхватить меня, как я потерял сознание.

Глава 4. Беглая лучница.

   // Тамарель: молодая эльфийка, завербованная Дунканом за ее острый глаз и умение обращаться с луком. Судьба Тамарель неизвестна, но она покинула Стражей за шесть месяцев до битвы при Остагаре.
  
   События в избушке Флемет от игровых отличались только присутствием Давета и Джори. Проснулся я вторым и ещё успел послушать разговор Алистера и старой драконицы.
   - У нас есть договора Серых Стражей, - сказал я, когда Алистер было совсем отчаялся.
   - Ты очнулся, Ирлайн? И ты прав! Мы можем позвать гномов, далийских эльфов, магов. И мы можем обратиться к эрлу Еамону, он дядя покойного короля и он нам поможет!
   - Звучит как армия, - заметила Флемет.
   - А ты неплохой оратор, Алисер. Назначить что ли штатным переговорщиком?
   - Может сам справишься?
   - Как я понял, принимать командование над нами ты, хотя и самый старший, не собираешься? Если ты не любишь ответственность, то успокойся, принимать решения я тебя не заставлю. Твое дело их озвучивать. Я разговаривать с разумными умею плохо, разве что успокоить умею. Что поделать, воспитание в Башне Магов... Да и с магами обычно говорят неохотно.
   Затем Флемет попыталась было послать с нами свою дочь, но я резко уперся.
   - Она хоть контролировать свой природный облик умеет? Или перекидывалась всего несколько раз?
   - Она вообще назад в дракона не перекидывалась, - признала Флемет.
   - А если сильное ранение, шок или потрясение? Или ярость? Нам что делать? Лечить ожоги выживших и собирать пепел сгоревших? И не проси, Флемет. Если ты хочешь её с армией послать для исполнения какого-то плана по очищению Уртемиэль от Скверны, то можешь просто сама прибыть на военный совет после сбора армии. Я обязуюсь тебя выслушать.
   В конечном итоге от общества непредсказуемой малолетней драконицы я отбился. Провожала нас Морриган только до дороги на Лотеринг, после чего повернула назад, что очень обрадовало Давета.
   ***
   Лотеринг, деревенька у разрушенного моста имперской эпохи, встретила Серых Стражей неприветливо - бандитским нападением перед спуском с дороги в деревню. В отличие от игры, болтать грабители не стали, сразу воспользовавшись луком. Вернее, главарь бы хотел поболтать, но Джори потянул из-за плеча меч... Вот только Алистер, идущий первым, был настороже, и стоило только единственному лучнику встать в полный рост, как он закрылся щитом. Впрочем, от стрелы в ногу это Алистера не спасло. Затем Давет обезвредил лучника, а Джори, одаренный заклинанием, позволяющим более эффективно использовать мышцы рук, наглядно продемонстрировал, что плохонькие доспехи разбойников от тяжелого меча не спасают. Я же тем временем занимался Алистером.
   - Зачем сразу за меч схватился? - поинтересовался я у Джори.
   - Именно! - вмешался Давет. - Дал бы подойти по ближе! А если бы я промазал по лучнику? Стрелок из меня не очень хороший.
   - Привычка, - ответил Джори. - Сколько мы подобную падаль по окрестностям Редклиффа гоняли...
   - Отвыкай, ты теперь Серый Страж, нам главное надежность.
   Затем я обнаружил труп храмовника - последней жертвы грабителей. Попинав труп, я снял с него амулет, после чего мы спустились с дороги к собственно Лотерингу - деревне на границе обжитых областей Ферелдена, почти не населенных Пустошей и западных предместий леса Бресилиан. Невдалеке от моста обнаружились и предпоследние жертвы покойных грабителей - небольшое семейство эльфов. Что и следовало ожидать - кто же пустит нищих недолюдей даже в лачугу. На этом месте во мне привычно пробудилась Ненависть...
   Денег я эльфам давать не стал, просто предложил собрать все ценное с трупов разбойников и продать. Правда Давет вроде даже успел прихватить с трупа главаря слегка зачарованное кольцо. Эльфы явственно обрадовались и умчались возвращать свое имущество.
   Переговоры с храмовником, объяснявшим в игре ситуацию в Лотеринге, я доверил Алистеру. А вот увлеченный спор местной жрицы и торговца я взялся разрешать лично. Неправы в этой ситуации были все, что я с радостью и продемонстрировал.
   - Вот тут можно посмотреть на типичную картину ферелденской и орлейской жизни, - едко прокомментировал я. - Если я не ошибаюсь, в деревне есть староста, в обязанности которого и входит разбираться с торговцами, задирающими цены. Но разве церковь упустит хоть какой-то кусочек власти? А вот рисковать, разбираясь с бандитами, это не по церковникам. Даже храмовнички предпочитают безопасность. Рядовых магов шпынять гораздо интереснее, от магии храмовники ведь защищены. А на стрелы разбойников лезть - это не к ним.
   - Да как ты смеешь? - возмутилась жрица.
   Вместо ответа я швырнул ей под ноги отрубленную голову разбойника. Получив поддержку, торговец отбился от жрицы. Впрочем, радовался он недолго - я притащил к нему старосту Мириам.
   - Почему ты поступил именно так? - поинтересовался Алистер, когда все закончилось.
   - Потому что, как я уже сказал, торговцы - не дело церкви. Вот только церковь стремится заполучить максимум власти при минимуме работы. Те же храмовники вполне могли сами разобраться с бандитами. Или вот, с проблемами с этой доски объявлений.
   Доской объявлений мы и занялись впоследствии. Но для начала, мы зашли в церковь, чтобы отдать амулет редклиффскому рыцарю. Пообщавшись со своим знакомым, Алистер огорошил нас новостью о болезни арла Еамона, что позволило мне наметить дальнейший план действий и рассказать о нем отряду: Башня Круга, и дальше вдоль озера в Редклифф и Орзамар. А последними, если ничего не случится, я предложил посетить эльфов.
   Затем Алистер отправился к командиру храмовников, сдавать ему голову главаря разбойников со старой имперской дороги. Вернулся назад он с некоторой суммой денег и металлическими сапогами. На протяжении двух миссий нашего отрядного переговорщика я спокойно стоял, прислонившись к стене пропахшей благовониями деревенской церквушки, и "работал" над храмовниками под торжествующий рев Андорала из глубины моей сути. Обрабатывал я храмовников на редкость надежно, из расчета, чтобы они не смогли прожить больше нескольких часов. К сожалению, о маскировке под лириумное отравление пришлось забыть, но с учетом того, что Лотеринг скоро перестанет существовать, а смерти можно будет списать на Мор, это меня не заботило.
   Кстати, в реальности, лес Бресилиан был значительно больше, чем в игре, простираясь вдоль дороги от Лотеринга и почти до Денерима, разрезаемый на две части Бресилианским проходом и дорогой на Гварен. Более того, с освоением леса у федерленцев были крупные проблемы. Во всяком случае, никакими баннорнами, вроде Драконьего Пика, между дорогой на Денерим и лесом не пахло. Так что в действительности, эльфийский лес оказался к нам гораздо ближе, чем ожидалось. Впрочем, далийских кланов на расстоянии нескольких дней пути не было, если верить Мириам, так что предъявлять договора Стражей было некому.
   В каких-то развалинах в лесу кто-то из лесорубов Лотеринга ботинки и обнаружил. После этого зачарованный предмет закономерно загребла церковь. А вот с использованием возникла проблема - для подгонки нет хорошего кузнеца и соответствующего металла, а на крупные человеческие ноги эльфийская обувь не налезает. Так что даже найдись среди храмовников готовый носить эти совсем не кожаные сапоги, надеть он бы их не смог. Поэтому сапоги нам отдали без малейших сожалений. Ни воинам, ни Давету они также не налезли, поэтому в качестве возможного хозяина сапог оставался только я. Правда, будучи магом, надевать я их не стал, а спрятал в сумку.
   ***
   На доске объявлений оказался заказ на уничтожение трех бандитских шаек, поручение на поиск трупа некоей Сарты и ещё одно задание. Вот оно-то и удивило меня до крайности. Никакими медведями, как в игре, и не пахло. Вместо этого убийства лесорубов приписывались эльфийке-лучнице, поселившейся несколько месяцев назад на краю леса.
   - Странно это... Эльфийка появилась давно, а убийства начались только десять дней назад. Да и трупы никто не нашел...
   - Согласен. Я скорее поверю, что тут моровые волки или медведи постарались, - заметил Алистер. - Вмешиваться будем?
   - Имеет смысл. Хоть денег подзаработаем, да научимся сражаться в команде не только против порождений, но и против людей. Кстати, раз уж мы сейчас все трое в сознании, предлагаю решить, кто из нас станет временно исполняющим обязанности командора Серых Стражей?
   - А это не очевидно? - поинтересовался Давет. - Алистер похоже на этот пост забил, а у тебя неплохо получается.
   - В общем, признаем тебя командором единогласно, - подвел итог разговору Джори.
   И мы отправились из Лотеринга на охоту за бандитами. А на выходе из деревни обнаружилась большая клетка с чуть меньшим безрогим косситом.
   - За что стоим? - поинтересовался я.
   - За убийство крестьянской семьи.
   - Кунари или Тал-Вашот?
   - Кунари.
   Все как в игре... Я развернулся и присоединился к своим спутникам.
   - И чем тебя кунари заинтересовал? - спросил Давет.
   - Просто я никогда их не видел, особенно в клетке. Раз он сюда добрался, то боец он неплохой. Но маньяк-убийца, да ещё кунари, нам точно не нужен.
   - А почему так важно, что он кунари? - спросил Алистер.
   - А ты не знаешь? Хотя да, храмовничье религиозное воспитание в попытке создать марионеточного короля, как в Орлее... В общем, прежде всего для Кунари - Кун. А с магом, бас-саребас, если его терминами, он точно не уживется.
   - Бас-кто? - переспросил Джори.
   - Бас-саребас, в переводе - чужая опасная вещь, маг, не являющийся кунари.
   - То есть ты у нас вещь? - хохотнул Давет.
   - С точки зрения Кун - да. Кунари, они такие, ещё хуже храмовников.
   ***
   Ни с разбойниками, ни с моровыми волками, окружившими труп женщины, проблем у нас не оказалось. Я просто засекал живые существа с достаточного расстояния, после чего Давет аккуратно отстреливал главаря. Уж минимум в ногу он попадал. Правда после битвы Давет начинал сетовать на то, что лучник из него отвратный, а я тиран, но после того, как я залечивал ему руки, успокаивался.
   - Ну что я могу сделать? - заявил я нашему лучнику. - Я не виноват, что перчатки для лука и для рукоятей кинжалов различаются, так что тетива бьет прямо по не очень умелым рукам. Ты предпочитаешь драться в ближнем бою с шайкой, у которой еще жив лидер, способный ими командовать? Радуйся уже, что я одного-двух лучников успеваю магией прикончить до того, как они спохватываются. Или сними с них перчатки.
   - Эти поделки из собачьей шкуры? Спасибо, обойдусь.
   А затем мы пересекли мелкую речку и направились к границе леса. Там на нас и напали зараженные Скверной медведи. Как выяснилось на практике, щит это хорошо, но когда на воина наваливается тяжелая медвежья туша, толку мало. В общем, хотя своего медведя Алистер проткнул, это ему не помогло. Джори хотя бы двуручником умудрился распороть своему мишке брюхо, после чего выпустив меч, отскочил назад. Закончил битву также Джори, перерубив мечом хребет второго медведя, все ещё пытавшегося добраться до горла Алистера.
   Лечить потерявшего сознание претендента на престол Ферелдена пришлось долго, причем основную проблему, как это обычно бывает, составила кровопотеря. Окажись с нами кто-то из храмовников, он бы незамедлительно прирезал меня, увидев клубящееся над Алистером и посверкивающее облачко моей крови, которая только и позволила пациенту не загнуться. Но единственный храмовник валялся в отключке.
   Тем временем, Джори обнаружил в желудке первого медведя чью-то кисть, о чем не замедлил сообщить нам.
   - Человеческая кисть! Вы с Алистером были правы, это медведи.
   - Вытащу Алистера и продолжим охоту. Во-первых, я не уверен, что медведей было всего двое. Во-вторых, надо бы выяснить, что с этой эльфийкой.
   Одно хорошо было в этой истории - медведей я на расстоянии определять научился. После того, как Алистер пришел в себя, Джори спросил его, как тот допустил такую идиотскую ошибку, как попадание под медведя. После ряда ругательств выяснилось, что при обучении храмовника о медведях не говорится ни слова, а во время занятий с Дунканом они до борьбы с берешкавнами, моровыми медведями не дошли. Тем не менее, Алистер выразил готовность идти дальше, а я обязал его хорошенько поесть после похода, чтобы восстановить силы.
   Следующих медведей я почувствовал примерно через десять минут осторожной ходьбы по лесу. Два медведя стояли практически рядом, а на высоте трех-четырех ростов медведя на задних лапах, над ними ощущался кто-то эльфийской расы.
   - Медведи впереди. Двое. Похоже, они загнали на дерево или скалу какого-то эльфа, - сообщил я, открывая глаза.
   - Возможно, та эльфийка, которую обвиняют в убийствах лесорубов, - заметил Джори.
   - Что неудивительно, убийства есть, эльфийка есть, а уж желающие обвинить в чем-то эльфов найдутся, - ответил я и закрыл глаза.
   Через несколько минут один из медведей скоропостижно скончался, а второй забеспокоился и стал искать его убийцу, впрочем, не отходя поначалу от дерева. Но потом он почуял нас, и Джори с Алистером пришлось поработать.
   - Слезай уже, нету медведей в живых, - сказал я, подходя к дереву.
   Листва дерева, отдаленно напоминавшего березу, затряслась. Похоже, эльф на дереве решал, не попытаться ли сбежать. А потом показались ноги в ботинках из кожи, после чего сидевший на дереве с него спрыгнул.
   - Тамарель?! - изумленно воскликнул Алистер, уставившись на эльфийку с луком и без стрел.
   - Твоя знакомая? - поинтересовался я.
   - Серый Страж, она была на моем Посвящении, сама пройдя его на три месяца раньше, а потом мы вместе путешествовали к Остагару, - ответил Алистер. - Но примерно пять месяцев назад назад, она почему-то покинула крепость и Стражей. Правда я думал, что Тамарель в Хайэвер вернулась, она из тамошнего эльфинажа.
   - Алистер, ты такой наивный! Как я туда вернусь через весь Ферелден? Ты понимаешь, что с удовольствием сделают любые бандиты с одинокой эльфийкой? Не для того я из Серых Стражей уходила... - лучница осеклась.
   - От Скверны все равно не сбежать, - пожал я плечами. - Ни тебе, ни нам, ни кому другому.
   - А почему ты ушла? - спросил простодушный Джори.
   - Да, почему нас покинула красивая девушка? - проснулся в Давете бабник.
   Он подошел ближе, и даже вознамерился приобнять Тамарель. Это оказалось большой ошибкой: через несколько секунд он уже стоял согнувшись. Удар у эльфийки был хорошо поставлен и пришелся точно между ног Давета.
   - Вот потому я и ушла, - почти прошипела девушка. - Все почему-то считают, что эльфийка из эльфинажа должна быть просто счастлива, если её, недочеловека, потянет в постель человек, особенно бравый воин или городской стражник. И Серые Стражи такие же. Ричу, например, или Грегор, когда не увлекался выпивкой. А я не хочу быть подстилкой!
   - Ты хотя бы по морде "ухажеру" дать можешь, - грустно усмехнулся я. - А вот если магесса попытается сопротивляться, то храмовники её и убить могут. А оправдаться просто - нашли тайного мага крови.
   - Церковь со своим вторым Священном Походом. Разгромили Дэйл и устроили эльфинажи. А магов - по Кругам.
   - О да, церковь Света...
   Мы синхронно оскалились.
   - Кстати, церковники на тебя охоту объявили, в убийствах медвежьих жертв обвиняют, - продолжил я.
   - А чего ещё от них ждать... Я ведь их церковь не посещаю, бредни не слушаю.
   - Веришь в эльфийских богов?
   - У меня мать далийка. Она и научила.
   - Ладно, тут в окрестностях сколько медведей было?
   - Всего четверо, но и это много. Мне по нескольку часов приходилось на дереве сидеть. И ведь, главное, не уйти в другую часть леса в одиночку, те же медведи не дадут. Впрочем, особого желания уходить в неизвестность тоже не было, там может быть хуже.
   - Медведей уже не осталось, сейчас потащим трофеи сдавать.
   - Медведи заражены Скверной, - прокомментировал Алистер. - А скоро тут будет Мор.
   - А как же Остагар. Там ведь король собирался разобраться с Порождениями?
   - Полный разгром. Король погиб, Дункан тоже.
   - А этот ублюдок Ричу? - поинтересовалась эльфийка.
   - Мы последние Серые Стражи Ферелдена. Причем угадай, кого в этом поражении обвиняют? Серых Стражей, которые "завели королевскую армию в ловушку и предали".
   - Эй, кто-нибудь лечить меня собирается? - потерял терпение Давет.
   - Ну, получил ты за дело, а драться нам пока не нужно. Понадобится - придется вылечить, - ответил я Давету и вернулся к разговору с Тамарель. - Так что если местные поймут, что ты Серый Страж...
   - Опять бежать, - скривилась эльфийка.
   - Можешь вспомнить обязанности Серого Стража и отправиться с нами, - предложил Алистер. - Давета приструним, со мной у тебя проблем не было, а Джори счастливо женат.
   - И куда последние Серые Стражи Ферелдена отправляются?
   - Собираемся воспользоваться договорами о помощи и собрать новую армию, - ответил я.
   В общем, пришлось затратить некоторое время на уговоры, но Тамарель присоединилась к нашему отряду.
   ***
   Обратно наши воины шли нагруженные парой медвежьих голов. Я и Давет при этом тащили лапы ещё двух медведей, а на Тамарель я сгрузил мешок с самой легкой ношей - головой предводителя разбойников. Впрочем, тяжелее всего пришлось Джори - идти с двуручником на одном плече и медвежьей головой в другой руке, было крайне затруднительно. Но истраченные силы я восстанавливать умел, как и прогонять усталость, так что до Лотеринга мы добрались достаточно быстро.
   С наградами за разбойников и за кольцо покойной Сархи проблем не было. Но когда Алистер предъявил трофеи с медведей и полупереваренную руку последнего лесоруба, до выдающего награды церковника внезапно дошло, кто та эльфийка, что присоединилась к нашей компании. На вопли выбежала Преподобная Мать и принялась звать храмовников.
   - Я сомневаюсь, что они ещё могут хотя бы ходить, не говоря уж о сражениях, - спокойно сказал я, выждав паузу в воплях жрицы. - Как видите, их точно не будет, вы остались без ручных магоубийц. Что дальше?
   - Что ты сделал с храмовниками? - поинтересовался Алистер, когда осознал мои слова.
   - Если грубо, я обошел их защиту от воздействий из Фэйда.
   - И они скоро умрут? - поинтересовалась Тамарель.
   Я кивнул. Преподобная мать орала долго, так что в конечном итоге, мне надоело, и я оттащил остатки медведей старосте Мириам. Она с радостью заплатила и за убитых медведей, особенно когда мы рассказали, где лежат туши, и за целебные зелья.
   В таверну, где обосновались солдаты Логейна, я заходить не стал. Вместо этого поздним вечером мы выдвинулись по направлению к подъему обратно на дорогу. Отбившись от банды незадачливых беженцев-грабителей, с тел которых и взять-то нечего было, мы начали подниматься на мост по старой тевинтеровской лестнице. Остановившись, я попытался ощутить ситуацию на мосту. Сразу обнаружил двух неизвестных существ и небольшое число в засаде перед ними.
   - Порождения! - сказал Алистер.
   - А перед ними двое гномов, - припомнил я момент из игры.
   Дальнейшая битва была почти обычной, если не считать того, что Тамарель стреляла значительно лучше Давета, поэтому лучники гарлоков проблем не составили.
   - Засада Порождений, - прокомментировал я. - Если они здесь, то это уже плохо...
   - Хочешь сказать, что нам надо торопиться и собрать армию, воспользовавшись договорами Серых Стражей как можно раньше? - спросил подошедший Алистер.
   - Спасибо за спасение, господа Серые Стражи, - вмешался старший из гномов, чья борода была аккуратно заплетена в пять косичек. - Если бы не вы, не знаю, что с нами было бы.
   Я не обратил на его слова внимание, и задумчиво уставился на младшего гнома. В конце концов, загадка Сандала мучила меня ещё в игре, а тут такая возможность её разгадать. Алистер тем временем завязал разговор с гномами.
   - Меня зовут Бодан Феддик, я купец. А это мой сын Сандал. Поздоровайся, мой мальчик, - донеслось до меня.
   Но потом я закрыл глаза и полностью отрешился от реальности, принявшись прощупывать жизнь Сандала и сравнивать его с Боданом.
   - Это не Век Дракона, а какой-то Век Легенд получается, - выдохнул я наконец, сопоставив обнаруженное со старыми хрониками.
   Жизненная сила Сандала отличалась от жизненной силы Бодана, примерно как Леора отличалась от Тамарель. Это могло означать только одно - Сандал был магом.
   - И почему же Век Легенд? - поинтересовался Давет.
   - Потому что, драконица в горах, по которой и назван век, Мор, которого не было четыреста лет, Флемет, решившая повлиять на судьбы мира... Мало? Тогда вдобавок ещё эльфийский кровавый целитель и гномий маг! - выпалил я на одном дыхании.
   - Среди гномов не бывает магов, - расхохотался Давет. - Ты сбрендил, командир.
   - Итак, небольшая лекция по истории, от которой даже в нашей библиотеке остались смутные намеки. За точность и даже правдивость не ручаюсь, но доказательство перед нами. Давным-давно, на нашем материке жило всего две расы - древние эльфы и древние гномы, - на ходу компилировал я игровые кодексы. - И если эльфы так или иначе опирались на жизненную силу и общение с разнообразными духами леса, то древние гномы подчинили себе неживое. Эльфы даровали миру целительство, усиливающую магию, некоторые приемы, сейчас известные только самим Хранителям, и кровавое целительство, которое впоследствии извратили до магии крови в Тевинтере. Гномы властвовали над стихиями. Так вот, однажды предки современных гномов обнаружили лириум и лириумные жилы глубоко в недрах земли. И начали использовать этот лириум для усиления своей магии и восстановления сил. По одной легенде, они даже научились при помощи красного лириума даровать возможность применять определенную магию тем, кто магом не является. Правда платой за это служило безумие. Постепенно, гномы переселились под землю, поближе к лириуму. Конечно, контакт с чистым лириумом при этом старательно избегался, но все равно, было принято решение переселиться поближе к источнику мощи.
   - И что? - насмешливо спросил Давет.
   - А то, что все мы знаем о храмовниках, при помощи лириума приучающихся сопротивляться Фэйду. Вот и с гномами так произошло - от долгой жизни в окружении лириума они утратили магию взамен получив сопротивляемость к ней. Четыре-пять поколений, и раса древних гномов-магов, превратилась в современных гномов, мастеров магического оружия и доспехов, изготовленных с использованием лириума.
   ***
   На некотором расстоянии от Лотеринга нас догнала знакомая по игре особа, так и не дождавшаяся нас в таверне. Слушать её было занимательно, кажется бедному Алистеру она настолько запарила мозг, что он был готов взять её в отряд хоть сей момент.
   К счастью, наш переговорщик все-таки вспомнил о необходимости спросить мнение признанного им командира.
   - Как я понял, сам ты уже готов позволить церкви править Ферелденом как Орлеем?
   - Ты о чем?
   - Алистер, ты хоть немного подумай. Ради кого она, - я кивнул на Лелиану, - прибыла сюда? Ради Серых Стражей и Мора? Даже не смешно. Ты ещё не забыл, что тебя настойчиво пытались сделать храмовником? Не вышло, вмешался Дункан. Так что Церковь Света предприняла вторую попытку. То есть тебя протолкут в короли, а потом в управляемые церковью короли. Впрочем, можешь гордиться тем, что тебе прислали именно её.
   Я замолчал. Все осознавали ситуацию. Лелиана придумывала, как опровергнуть мои слова.
   - Ты не храмовник, - обратился я к Лелиане после нескольких минут напряженного молчания.
   - Я знаю, - соблазнительно улыбнулась девушка. Она что, всерьез решила меня очаровать?
   - Я тебе объясняю, почему ты ещё жива, - пояснил я предыдущую свою реплику. - Ты правда считала, что достаточно снять доспехи с символикой Искателей и придумать еретическую сказочку, чтобы тебя никто не узнал? Извини, маскировка плохая, все равно узнают, - здесь я повернулся к остальным Серым Стражам. - Перед вами Лелиана, член ордена Искателей, доверенное лицо некоей Доротеи, являющейся наиболее вероятной преемницей Беатрикс Третьей. Обязана Доротее жизнью и крайне предана. По непроверенной информации, близкая подруга Кассандры Пентагаст. Вероятную цель прибытия в Ферелден я уже озвучил - исследовать возможность протолкнуть Алистера в короли и дать церкви возможность править Ферелденом, как Орлеем. Так что даже хорошо, что Алистера не успели сделать полноценным храмовником и посадить на лириум.
   - Нет уж, королем я быть не хочу, - отшатнулся Алистер от внешне безобидной девушки.
   - А мне не нужны шпионы церкви в отряде. Кстати, ситуация довольно забавна - церковь искренне считает, что способна переварить Ферелден, и это спасет её от распада. Это при том, что Церковь Света готова развалиться на кровоточащие обломки под двумя-тремя достаточно сильными ударами, первым из которых является этот Мор.
   Серые Стражи развернулись и ушли. Искательница осталась.
   ***
   Встали лагерем мы невдалеке от Лотеринга. Причем, как и в игре, Боддан счел Серых Стражей достаточной защитой и попросился путешествовать с нами. Алистер и Джори, привычные к подобным походным условиям, разожгли костер, вокруг которого и расселись все пять фереленских Серых Стражей.
   - Предлагаю обсудить дальнейшие планы по борьбе с Мором, - начал я разговор. - Но для начала, я хотел бы узнать, как Порождения относятся к грядущей зиме? Алистер, Тамарель, вы у нас самые опытные, что думаете?
   - Отвратно относятся, - заявил экс-храмовник. - В снегу им совсем худо. В этом году они дойдут до Лотеринга, разрушат его и зазимуют. До весны нечего беспокоится, да и по весне будут разве что разрозненные отряды. Пока ещё Мор развернется. Но к концу следующей осени они вполне могут предпринять массированную атаку на Денерим. То есть у нас есть около года.
   - Проблема в том, что и мы к зиме не очень, - хохотнул Давет.
   Впрочем, подал голос он зря, сорвав все свои планы. Тамарель, обнаружив подбирающегося к ней отрядного бабника была очень недовольна и пересела между мной и Алистером, устроив Давету капитальный облом.
   - Насколько я понимаю, шансов добраться до Орзамара до весны у нас нет - все завалит снегом, - сказал я, копаясь в своем мешке. - Соваться сейчас сходу в лес тоже толку мало, Логейновы солдаты вполне могут перехватить, если пойдем по дороге к известному Далийскому лагерю. Надо дать их энтузиазму поостыть некоторое время. Предлагаю начать с Башни, потом либо в Редклифф, либо к далийцам. Где из этих двух мест окажемся, там и зазимуем. Кстати, Тамарель, держи обновку.
   С этими словами я передал девушке сапоги, которые она тут же решила померять.
   - А как же арл Еамон? - спросил тем временем Алистер.
   - А у тебя есть, чем его лечить? Я лично не уверен, что справлюсь. К тому же, насколько я понял рыцаря, его состояние пока не критическое. Более того, я не исключаю, что сразу после возвращения в Башню, Винн вызовут в Редклифф. Конечно, храмовники будут отбиваться, но семья арла сможет настоять.
   - Нет, праха Адрасте у меня нет, - грустно сказал Алистер. - Найти бы этого сбежавшего отравителя...
   Как удалось выяснить от редклиффского рыцаря в Лотеринге, отравил арла эльф-слуга, успешно сбежавший от поимки. Что в общем и неудивительно, история с Йованом всегда казалась мне натянутой. Игровое путешествие мага-недоучки Башня - почти Денерим - Редклифф, сложенное с путешествием рыцаря Редклифф - Лотеринг, никак не укладывались по времени в мое путешествие Башня - Остагар - Лотеринг, а заклинанием ускорения Йован не владел.
   - Ну так что, в Башню для начала?
   На этот раз не возражал никто. В качестве темы для дальнейшего разговора я предложил нас самих. В конце концов, в одном Ордене состоим, хочется знать, кто тебе прикрывает спину.
   - Предлагаю здесь присутствующим немного рассказать о себе. Все таки мы один отряд. Правил два: не лгать и об умолчанном не говорить, - предложил я.
   - То есть, я могу вообще обо всем умолчать? - спросил Давет.
   - Можешь. Но станешь ли?
   - Ну ты и предложил, командир, - сказал Алистер. - Но условия вполне нормальные, можно и согласиться. Начну, пожалуй, как старший по времени Посвящения. Итак, как знают присутствующие здесь, я бастард покойного Марика. Длительное время считал, что моя мать - служанка из замка Редклифф. Как недавно выяснилось с подачи командира, это не так. Впрочем, о матери я почти ничего не знаю, кроме короткого рассказа Дункана. Рос в замке Редклифф под покровительством арла Еамона. Враждовал с арлессой Изольдой, считавшей, что я бастард её мужа, но серьезной эта вражда никогда не была. А потом меня забрали в храмовники и начали тренировать. Но незадолго до финального испытания меня взял в Серые Стражи Дункан, так что приучиться к лириуму я не успел. Впрочем, как я подозреваю, особого толка от приема лириума внутрь нет, зависимость предназначена только чтобы дать церкви контроль над храмовниками.
   Дальше рассказывали Джори и Давет. Первый, как и в игре, был обычным провинциальным рыцарем, умудрившимся выиграть турнир. Но после этого турнира Дункан его и прихватил. Давет же был грабителем и немного вором, который умудрился попасться, когда срезал кошелек у Дункана. После этого он умудрился от Серого Стража сбежать, но попался городским стражникам. Из тюрьмы его впечатленный Дункан и вытащил, после того как вернул кошелек.
   Затем уже я немного рассказал о быте мага Башни. Рассказал о наличии младшей кровной сестры и немного о том, как она стала таковой, упомянул Леору. Описал старую мудрую целительницу Винн, которую они видели в Остагаре, поведал о Первом Заклинателе, благодаря которому маги ещё живы.
   - Но, пожалуй, проще вам будет показать жизнь магов, в Башню ведь идем.
   - То есть наш маг при невесте? - спросил Джори.
   - Магам запрещено создавать семьи и заводить детей. Официально, ребенка, рожденного магессой церковь отправит в другой Круг. Реально, её просто изобьют беременной с закономерным выкидышем, чтобы не возиться. Вообще, из всех магесс нашего Круга, ребенок был только у Винн, насколько мне известно. На то она и целительница, чтобы суметь сохранить жизни свою и ребенка в любых условиях. Правда, в какой Круг отправили её сына вскоре после рождения, никому из магов нашего Круга неведомо. Не говоря уже о том, что после череды изнасилований храмовниками, особого желания обращать внимание на мужчин, у магесс зачастую не наблюдается.
   Последней о жизни в эльфинаже рассказывала Тамарель. Жизни, где молодой девушке надо равно шарахаться от городской стражи и бандитов, как человеческих, так и эльфийских. Жизни, в которой для того, чтобы поесть нормально и достать еды родителям, надо перелезть через стену и уйти на охоту, прячась в тенях от караульных. Жизни, в которой лук прятать просто необходимо, ведь стражники не одобрят эльфа с оружием. И если мужчину просто убьют, то с девушкой сначала развлекутся, причем зачастую всей казармой. Жизни, из которой есть только один путь - в постель к лидеру одной из местных шаек или какому-нибудь человеческому торговцу, совмещая роль служанки-уборщицы и постельной грелки. Жизни, в которой Дункан показался посланником всего эльфийского пантеона разом. Вот только на деле он скорее посланник обманщика Фен'Хареля, ведь в Серых Стражах ничего не изменилось.
   Под конец Тамарель сорвалась и ещё долго тихо всхлипывала у меня на плече.
   ***
   - Зря я это затеял, - сказал я, когда у костра остались только мы с Алистером.
   - Кто же знал, что все так закончится. Скажу честно, такого я от Тамарель не ожидал.
   - Я тоже не ожидал, а зря! Отвратный я командир, мог бы и вспомнить, что её только утром с дерева сняли и рассказали, что на неё, как и на всех Стражей ведется охота. И что в соседней деревне за неё объявили награду. Ещё бы она не сорвалась при таких новостях!
   На некоторое время мы замолчали.
   - Интересно, что сейчас происходит в Башне? - озвучил я свои мысли.
   - А что с Кругом Магов сделается?
   - В столь безумной обстановке - все, что угодно! От призыва демонов до битвы с храмовниками. Ты мог себе представить, что Серых Стражей обвинят в том, что они заведут армию в ловушку Порождений?
   - Не мог, ты прав. Ферелден обезумел.
   - Флемет нас предупреждала, - пожал я плечами.

Глава 5. Круг магов.

   Путешествовали мы довольно быстро, по моим прикидкам, лишь дня на два-три отставая от магов, возвращавшихся из-под Остагара. Конечно, произошло несколько коротких стычек с дикими зверями, но ничего особо серьезного.
   Учитывая, что мы странствовали вдали от Денерима, куда скорее всего направился Логейн, мы могли позволить себе останавливаться на постоялых дворах или просто рядом с деревнями. Обходилось это довольно дешево, но тем не менее, мы предпочитали чаще ставить лагеря на некотором расстоянии от деревень - так нас сложнее будет выследить. Тем не менее, мне уже удалось вплотную подобраться к заклинанию ускорения, добиваясь его стабильного действия путем тренировки на различных животных, в основном мышах. Заклятия же повышающие координацию движений как рук, так и всего тела, я вполне стабильно освоил и даже проверил во время атаки волков.
   В последний раз на ночлег мы решили остановиться в деревеньке на расстоянии дневного перехода от Башни. И в этой деревеньке нас ждала совсем неожиданная для моих спутников компания - крупный отряд храмовников. Мест на постоялом дворе не было. Наш отряд остановился невдалеке от деревни, и мы с Алистером направились к постоялому двору. Предварительно я снял одежду, выдающую во мне мага, и нарядился в снятые с какого-то из бандитов в Лотеринге штаны и рубаху. Алистера же я проинструктировал назваться просто стражником из Редклиффа, отправившимся в небольшое путешествие.
   Храмовники в большинстве своем спали либо наверху, либо в местной церкви. Командир отряда храмовников, вырвавшийся из Башни впервые за долгое время, напивался, смешав эль с лириумом. Конечно, долго быть пьяным у храмовников не получается, но этот вечер перед выходом он собирался отметить, как сам спьяну признался Алистеру. Наговорив несколько комплиментов бравому "защитнику", я спросил, отчего в деревне столько храмовников. Ответ был ожидаемым - маги восстали и многие храмовники погибли. После неудачной попытки отбить Башню силами гарнизонов окрестных церквей, вход на первый этаж был запечатан. В Башне Круга оставили только небольшой гарнизон под предводительством новоизбранного рыцаря-командора Брана, ведь их вполне хватает на то, чтобы караулить заблокированную дверь. Оставшиеся храмовники разбились на две группы и созвав коллег из окрестных церквей на три-четыре дня пешего пути, приготовились везти два запроса на применения Права Уничтожения в Денерим. Собственно, командира группы, которая отправится завтра по Восточной Дороге, мы и видели перед собой.
   Когда разговор закончился, я отправил Алистера к нашему костру, а сам устроился невдалеке от постоялого двора. Работал я на совесть - до Денерима не должен был дойти никто. Вот только от второго отряда со вторым экземпляром запроса это не спасет.
   ***
   - Итак, как уже рассказал Алистер, маги Круга находятся в состоянии войны с храмовниками, - начал я разговор.
   - То есть помощи от Круга ждать нечего? - спросил Джори.
   - Победа в войне. Бдительность в мире. Жертвенность в смерти, - процитировал я. - Понятия цены победы для нас нет. Договор с Кругом Магов есть, с храмовниками нет. Выбор очевиден.
   - Ты предлагаешь поддержать малефиков, призвавших демонов и вырезать храмовников? - ошеломленно спросил Алистер.
   - Алистер, ты серьезно считаешь, что восстали абсолютно все маги Круга? Уверяю тебя, большинство тихо сидит по углам, отбиваясь от демонов. Демонов мы убьем. Магов, их призвавших - тоже. Но вырезать Круг я храмовникам не позволю.
   - Ты вырежешь храмовников?
   - Алистер, ты знаешь, что такое Право Уничтожения! Ты видишь иной способ получить помощь от магов? Ты считаешь, что твои бывшие соратники в башне нас пропустят, с учетом того, что мы хотим помочь магам? Или ты считаешь, что в связи с грядущим отсутствием в Круге магов, нам помогут храмовники?
   - И есть ли у нас право рисковать, рассчитывая на это? - добила его Тамарель. - Дело Серых Стражей - борьба с Мором. И если маги могут помочь, а церковники мешают...
   - Давет, Джори? - обратился за поддержкой бастард.
   - А что, с храмовников можно трофеи снять, - ответил денеримский разбойник.
   - Не знаю, что и думать, - сказал рыцарь. - С одной стороны, это святотатство. С другой, Ирлайн и Тамарель правы - с храмовниками у Серых Стражей договора нет.
   - Что же, решение принято. Во имя победы в войне! - грустно сказал бывший храмовник.
   Все замолчали. Я серьезно посмотрел в глаза Алистеру.
   - Поздравляю. Сейчас ты принял первое серьезное решение в жизни и окончательно перестал быть храмовником.
   - И это сказал эльф, считающий, что Церкви Света в полном составе следует выделить разве что кусок земли под могилы!
   - Зачем копать индивидуальные могилы? Ямы в земле достаточно, - невозмутимо ответил я.
   ***
   Добравшись к вечеру до прибрежной деревеньки, из которой ходила лодка в Башню Круга, мы сразу направились к пристани, к которой и была привязана искомая лодка. Гномы же остановились в деревне и запланировали наутро небольшой торг. А у лодки обнаружился храмовник, вроде бы по имени Кэррол, если игра не ошиблась. Потому что в реальности, никто его имя спрашивать не стал. Выяснив, что к Башне попасть нельзя, Давет обеспечил ему остро заточенный меч под ребра. Время разговоров прошло ещё вчера.
   Скажу сразу, управлять лодкой никто из нас не умел, но как-то справились с греблей. Благо остров большой, промазать было проблематично даже поздним вечером. Добравшись до входа в Башню, который был плотно закрыт, но охраны снаружи не стояло, Алистер вознамерился было постучать, но я прервал глупую инициативу. Прислонившись к толстой стене Башни Круга, я закрыл глаза и попытался почувствовать храмовников за дверью.
   Как выяснилось, их было всего двенадцать, считая рыцаря-командора, которого я отличить от остальных храмовников, разумеется, не смог. Примерно через три часа моей напряженной работы, мы вошли в Башню Круга. Двери не стали нам препятствием - уже много столетий они были предназначены служить второй линией обороны, если одержимые появятся в Башне, так что тяжелый засов на них располагался снаружи, в связи с чем двери пока были открыты. А имевшийся изнутри замок снял последний паникующий храмовник, выскочивший из дверей для того, чтобы повстречать стрелу Тамарель.
   Войдя в Башню, мы обнаружили, что последние храмовники перед смертью собрались в компактную группу, ощерившуюся мечами во все стороны. Судя по всему, они решили, что их убивал какой-то невидимый демон и приготовились драться. Но это им не помогло.
   Примечательными в этой группе храмовников оказались только рыцарь-командор, с тела которого я снял щит, некогда принадлежавший Грегоиру, и храмовник-кладовщик. Щит был торжественно вручен Алистеру вместе с поручением убрать со своего нового щита символ Ордена Храмовников и нарисовать геральдического грифона Серых Стражей, в чем ему вызвалась помочь Тамарель. Давет и Джори занялись подгонкой зачарованной брони, нашедшейся в запасах кладовщика и созданной некогда транквилами для продажи.
   Я в свою очередь занялся как более ценными предметами, утащенными отступающими из личного хранилища рыцаря-командора, которые нельзя было доверить подвалам, так и рядовыми зачарованными кольцами и амулетами. Среди этих предметов я нашел как посох Тлаксиуса, бывший, пожалуй, наиболее ценным из имеющихся артефактов, так и пояс древнеэльфийской работы.
   Взяв в руки посох, я быстро понял, что это оружие не по мне. Оно предназначено для битв и только их ждет. Подчинять лед и пламя, извергать молнии, ковать дух, вот для чего он создан. Покойный магистр предназначал это оружие совсем не для целителя. Великолепный подарок для Леоры, решил я, и отложил пока посох в сторону, твердо решив взять его внутрь Башни.
   А вот легендарный пояс Благословение Андруил я на себя надел, сразу почувствовав, что мои магические силы восстанавливаются с невероятной скоростью. С этим поясом я чувствовал себя живее, чем когда либо, и был готов к новым битвам и новому исцелению. Умели же создавать древние Хранители!
   Также среди череды колец мне удалось обнаружить достаточно интересное на вид серебряное кольцо, покрытое узором, изображающим лозу какого-то растения. Кольцо меня заинтересовало, но для чего оно предназначено, я понять сходу не смог. Но затем мне удалось вспомнить, что помимо Благословения Андруил, способного защищать от магии природы, у кладовщика Башни было кольцо, эту магию усиливающее. Похоже, мне попалось именно оно, что я не замедлил проверить, вспомнив упражнение из соответствующего раздела магии. Конечно, маги Круга не могли сравниться с эльфийскими Хранителями, научившись в природной магии только трем сильным заклинаниям, вместо четырех игровых, но что-то и мы умели.
   Для проверки я вышел из Башни и попытался воздействовать на чахлую траву, росшую на острове. Примерно через минуту мне пришлось выпутывать ноги из травы, выросшей вокруг меня. Ещё через десять минут, окончательно привыкнув к кольцу, которое незначительно облегчало мне попытки достучаться до травы, я решил впоследствии заняться этой магией более внимательно, чем-то эта отрасль школы Созидания была близка к моему целительству. Тем более, что если Башню удастся отбить у демонов, а не только у храмовников, некоторое время мы в ней проведем, так что сделать выписки из книг я успею.
   В общем, наш отряд обогатился на примерно две сотни золотых монет, два могущественных зачарованных предмета и множество менее ценных, вроде пары щитов с рунами и двух лишних комплектов кольчужных доспехов.
   А затем я отправил наш отряд спать. Внутренняя дверь надежно отсекала нас от демонов, а соваться в Башню сходу было увы глупо, как мне не хотелось поскорее увидеть одну ушастую Старшую Заклинательницу.
   ***
   Рисковать всеми Серыми Стражами было нельзя, в связи с чем я оставил на входе в Башню Давета и Джори, которым и передал договора Серых Стражей.
   - На случай, если мы не вернемся, - пояснил я. - Теперь план действий. Я с Алистером и Тамарель входим внутрь и пытаемся выяснить, кого ещё можно спасти. Джори, Давет, вы остаетесь тут и запираете за ними дверь. Откроете либо нам, либо Первому Заклинателю Ирвингу, либо Старшим Заклинательницам Винн и Леоре. В остальных Старших Заклинателях я не уверен. Свиини скорее всего не выжил, а в Торрине я сомневаюсь. План понятен?
   Получив подтверждающие кивки и убедившись, что под дверью нет никого живого, мы открыли тяжелую дверь и попали из холла в саму Башню. Никто на нас не напал, так что мы осторожно двинулись к первой же комнате - обиталищу учеников. Джори и Давет закрыли за нами дверь и, судя по грохоту, вознамерились забаррикадировать.
   Комната, где я впервые проснулся в этом мире, разрушений почти не перенесла. Те же деревянный кровати, только разломанные, те же три стола на огромную комнату. Но самое главное, нигде не было трупов учеников, что позволяло надеяться, что они спаслись, а Леора прислушалась к моим словам, сказанным ей на прощание.
   А вот дверь в комнату магов оказалась заблокированной, причем перед неё ещё и сиял магический барьер, подобный созданному в игре Винн. Неужели она решила засесть именно тут? Впрочем, когда после долгого стука в косяк двери и криков мне наконец ответили, голос оказался мужским и незнакомым.
   - Кто тут?
   - Ирлайн Сурана, - представился я.
   - Целитель? Но что ты тут делаешь, ты же с Серым Стражем ушел!
   - Я говорил, что вернусь. Что случилось в Башне? Улдред совсем спятил или это кто-то другой устроил?
   В конечном итоге события, произошедшие в Башне были отчасти восстановлены по рассказу магов. Как выяснилось, Винн тут действительно не было, барьер создал совсем другой маг, но он был столь же эффективен. В общем, история началась с того, что четыре дня назад Улдред созвал Совет Заклинателей и Старших Заклинателей, на который, разумеется, пришли и все рядовые маги, просто послушать. Почти сразу, как Улдред начал вещать, из комнаты Истязания ушли Винн и Леора, отговорившись делами. А потом, исчерпав убедительные аргументы в пользу поддержки Логейна и восстания, Улдред с соратниками начали призывать демонов. Ирвинг, Свиини и Торрин с несколькими заклинателями прикрывали отход магов, к Улдреду не примкнувших.
   Спускаясь на первый этаж, маги сначала встретились со спешащими вверх храмовниками, а потом натолкнулись на Леору, сопровождавшую учеников, и Винн с Андерсом, разбиравшихся с больными. В общем, Леора сказала им взять пайки на несколько дней и где-нибудь запереться. Андерс отправил с ними ходячих больных, в то время как они с Винн и старшими учениками переносили в кладовые лежачих. Судя по всему, Леора и Винн выжили и решили запереться именно в кладовых, хотя как именно, магам не известно. Сами они забаррикадировались тут, в своих комнатах, и установили магический барьер, снимать который не намереваются, пока у них есть еда, - Ниалл, попытавшийся с небольшой группой прорваться наверх после того, как там затихло, так и не вернулся. Храмовники, предпринявшие попытку до него тоже вынуждены были отступить.
   - Леора выжила! - обрадовано заявил я. - Мирель тоже, Леора её в обиду не даст, как и Винн. Остается надеяться, что до них демоны не добрались, раз уж они уцелели в самом начале. Тогда в Круге останется минимум два Старших Заклинателя, и множество магов. Ситуация в Башне в целом стабильная, враги более-менее равномерно распределены по Башне.
   - На войну с Мором магов хватит? - поинтересовался более практичный Алистер.
   - Хватит, - ответил я. - Если мы их от храмовников спасем. Демоны-то не проблема, а вот Право Уничтожения... Ладно, аккуратно пробираемся ко второму этажу, без особой спешки.
   В зале, где по игре должна была быть Винн, мы обнаружили только многочисленные трупы, оставшиеся от попытки храмовников взять Башню штурмом.
   - Алистер, обезглавь трупы, - скомандовал я. - Без головы их демоны конечно могут поднять, но опасности безголовый труп не представляет.
   Алистер подошел к процессу творчески, отыскав на каком-то храмовнике двуручный меч и принявшись за полноценное расчленение. Конечно, двуручным мечом он махал плохо, но недвижным мертвецам хватило. Трупе на четвертом до нежити дошло, что покупаться на мнимую безобидность и идти в ловушку мы не собираемся, в связи с чем Алистеру пришлось отбросить двуручник и взяться за меч и щит. Опасность дергающиеся трупы могли представлять только количеством, но пара моих заклинаний, улучшающих координацию движений при атаке и увертливость, позволяли Алистеру стоять в дверном проеме, не поддаваясь на атаки нежити. Теоретически, они могли бы завалить его массой, но этого так и не случилось. Тем не менее, в более крупных залах, где нежить смогла бы нас окружить, намечались проблемы.
   - Что это было? - спросила Тамарель.
   - Обыкновенные трупы, одержимые демонами лени, голода и ярости. Ничего особо опасного, но сразу предупреждаю - против нежити у меня ничего нет, я превращаюсь в простого целителя. Одержимого я прикончить на расстоянии сумею, но не нежить и не демонов.
   - В общем, главное не умереть, остальное ты вылечишь, если мешать не будут, - прокомментировал Алистер.
   - Примерно так.
   И мы отправились через оказавшимися пустынными комнаты для занятий к лестнице на второй этаж. Там нас встретили аж два демона ярости, но с учетом того, что стреляла Тамарель хорошо, а стрелы им все-таки вредили, до Алистера добрался только более крупный. Дальнейшие события характеризовались четырьмя фразами: демон ярости продемонстрировал присущее ему подобным упорство, заставляющее не отвлекаться от выбранной цели, Тамарель стреляла из лука, Алистер принимал удары на щит и периодически колол мечом, я его подлечивал. В конечном итоге, когда Тамарель уже сожгла порядочное количество стрел, Алистер умудрился попасть мечом в центр "груди" демона, на чем битва и закончилась.
   - Ещё пять-шесть штук и у меня закончатся стрелы, - сказала Тамарель.
   - Придется избегать стрельбы по демонам ярости. Да и вообще, скорей бы добраться до кладовых, там наш отряд пополнится, я надеюсь.
   ***
   Второй этаж встретил нас трупами транквилов, в частности приснопамятного Овейна. Что и следовало ожидать - выжить он в реальном мире не мог, да и в игру был добавлен, только чтобы сообщить о литании Адраллы.
   На этом этаже нас уже встретила не только небольшая группа нежити, но и полноценный одержимый, сидевший в одной из комнат. Из неё он так и не вышел, будучи заранее обнаруженным мной. Разбирался, кого это я чувствую в библиотеке, я довольно долго, в конечном итоге решив, что ощущаю жизненную силу сильно искаженного человека. Поняв, что скорее всего передо мной одержимый, я занялся его жизненной силой, впервые за этот день отпустив Ненависть. Примерно через десять минут мы зашли в библиотеку и воочию рассмотрели её единственного обитателя. Как выяснилось, подобные одержимые не способны использовать магию, зато обладают огромной живучестью, благодаря тому, что в их теле течет и жизненная сила мага, и энергии Фэйда, составляющие основу существования демона. В общем, одержимый ещё жил, но сделать что-либо был уже не способен, только вяло брел в нашу сторону. Стрела в единственный глаз, ещё не заросший искаженной плотью, оборвала существование твари, похожей на человека, которого демон напялил на себя в качестве костюма.
   Помимо убитого нами одержимого, в библиотеке было ещё несколько трупов, как магов, так и одержимых, причем некоторые были частично съедены, что наглядно демонстрировало, что происходит при наличии кого-нибудь в одном помещении с одержимым демоном голода. Судя по всему, та группа магов крови, которая в игре встречалась в библиотеке, первыми повстречались с одержимыми и превратились в их добычу, за отсутствием иной, а единственного выжившего в этой драке игровых союзников, мы только что прибили. Собственно, я даже узнал магессу крови, которая в игре сдавалась и просила её пощадить. Впрочем, я не исключаю и возможность ошибки - полуобгрызенное лицо плохо подходит для опознания.
   Миновав пустые гостевые покои, мы наконец попали к нашей временной цели - кладовым. Кладовые были разорены, всю еду маги, как мятежные, так и нет, растащили по своим комнатам. А уцелевшее разрушили одержимые с нежитью. Избавив кладовые от пары ходячих трупов и двух одержимых, один из которых даже успел пробить кольчугу Алистера, я занялся лечением нашего принца. Подлечившись, я повел наш отряд к проходу в бывшую паучью пещеру.
   На месте прохода красовалась груда камней, любому непосвященному наглядно говорившая, что это просто небольшая, частично обвалившаяся боковая пещерка. В общем, ничего интересного, а еду можно найти и в основной части кладовых.
   - Что тут интересного? - спросил Алистер. - Пошли дальше.
   - Да вот, прикидываю, как нам этот обвал разобрать. Хорошо Винн постаралась, перекрывая проход. В правильном месте забаррикадировались - еды много в других частях кладовых, сюда никто не полезет.
   Следующие два часа мы усердно ворочали камни. Пожалуй, любой, кто не ощущал жизнь за завалом подобно мне, уже отступился бы, на что скорее всего и был расчет Винн. Разобрав, наконец завал, мы уткнулись в ещё один магический барьер, судя по всему сотворенный уже старой целительницей. Звук он пропускал, факел у меня был, так что узнали меня почти мгновенно.
   ***
   Через несколько минут мы были уже по ту сторону барьера, оперативно восстановленного Винн, на моей шее висела Леора, а сбоку нас обнимала моя кровная сестра. Когда Старшая Заклинательница отстранилась, я не дал её этого сделать, удержав в объятьях, после чего поцеловал.
   Отстраниться меня заставило только вежливое покашливание Винн, после чего мне довелось наблюдать совершенно пунцовую Леору. Отпустив эльфийку, сделавшую шаг назад, я снял со спины таскаемый мной с утра посох Тлаксиуса.
   - Держи посох, очень сильный, - сказал я ей.
   Вот только ни меня, ни Леору это не обмануло: таким тоном обычно говорят совсем другие слова, причем их всего три. А потом Винн поняла, что именно я протягиваю Леоре.
   - Откуда у тебя это? - ошеломленно выпалила старая целительница.
   - От храмовников, - невозмутимо ответил я.
   - Они вытащили ценные артефакты из хранилища, - сделала вывод Винн, осмотрев также мой пояс. - Но они никогда бы не продали подобные предметы, особенно столь мощный посох!
   Я молча пожал плечами.
   Некоторое время наш отряд провел с Винн, Андерсом, Леорой и учениками, обсуждая, что может встретиться на верхних этажах. Кстати, Леора действительно перетащила в паучью пещерку запас зерна, что, с учетом регулярно оглушаемой молниями рыбы, позволило им питаться на редкость хорошо. Закончилось это тем, что меня отозвала в сторону Винн.
   - Ирлайн, я хотела бы поговорить о тебе и Леоре, - начала целительница.
   - Ты о том, что магам Круга нельзя создавать семьи? Извини, наш Круг умер в тот момент, когда рыцарь-командор Бран отправил два запроса на Право Уничтожения. Один уже до Денерима не дойдет, но вот второй мы перехватить не успеем. Так что у нас, ныне отступников, началась война с храмовниками. Посмертные же конвульсии Круга закончились в тот момент, когда я убил храмовников, обосновавшихся на входе в Башню. А эти артефакты я взял с их трупов.
   - Как убил? - выдавила из себя Винн.
   - Своим обычным способом, также как Каллена, только быстрее. Круг умер, Право Уничтожения объявлено в восемнадцатый раз в истории, Старшая Заклинательница, все мы жертвы храмовничьей охоты. Я не верю, что ни пощадят хотя бы детей. А что касается лично тебя, то "Праха Андрасте" никогда не бывает много. Андерс и я ещё по молодости и малой практике не подходим.
   - Ты знаешь... Что же, любой целитель рано или поздно понимает, ты не исключение. Вот только одни стремятся уничтожить, а другие - сохранить, как последнюю память об ушедших.
   - Прах Андрасте? Вы знаете, где находится прах Андрасте? - подошел к нам Алистер.
   - Нет, но мы знаем, что это такое, и как создается, - тихо ответил я. - Как сказала Винн, это понимает любой целитель. Кстати, к сожженной пророчице он не имеет никакого отношения, что несложно понять, хотя бы исходя из тех фактов, что собирать прах Андрасте и отделять от пепла дров, на которых её жгли, после её сожжения на площади никто бы не стал, не говоря уж о том, что этого праха за всю историю церкви было использовано много больше, чем осталось бы после сожжения женщины, причем прах "находили", "теряли" и использовали в разных частях Тедаса. Притом почти во всех легендах, прах хранится глубоко в пещерах, то есть, скорее всего, рядом с лириумной жилой, что объясняет, что его целительские способности не истощились без всяких чудес.
   - Вы знаете как его создать? Тогда мы можем помочь арлу Еамону! Мы должны создать прах, пусть это и святотатство.
   - Церковь совершает это "святотатство" столетиями. Но ты не понимаешь, о чем просишь, - ответила Винн.
   - Так объясните!
   - Найдем местную ферелденскую урну с прахом, объясню. Если, конечно, сумеем найти, гоняться по горам за легендой можно долго. Но создавать мы его не будем - цена непомерна. А что касается лечения арла, то ещё не делали своих попыток я и Винн.
   На этом разговор прервался.
   ***
   В конечном итоге Винн и Андерс остались с детьми, так как целитель у нас уже был. Точно так же поступили те из магов, которые на момент нападения были лежачими больными - они ещё не были готовы сражаться. В общем, Винн пропустила нас через магический барьер, убедилась, что мы отошли подальше, и устроила новый обвал, уже поменьше - на всякий случай.
   По выходу из кладовой, Леора зашла в свою комнату и отправилась к небольшому тайнику, в котором обнаружилось два лириумных зелья, полученные в этом году при получении звания Старшей Заклинательницы, и серебряная цепочка, которую эльфийка надела на шею. Кстати, имевшиеся две кровати почему-то оказались сдвинутыми.
   Выйдя в коридор и миновав пустые целительские покои, мы попали в церковь, разрушения в которой радовали любого мага. Разобравшись с несколькими ожившими трупами послушниц и храмовников мы уже собирались уйти, когда я заметил у подножия одной из опрокинутых статуй маленький стеклянный сосуд. Вспоминать, что это, пришлось не долго - привязка и темница ревенанта, заключенного за Завесой. Точнее, не самого ревенанта, его в Фэйд так просто не запихнешь, а демона Гордыни, любящего оживлять мертвые тела.
   - Кто же такую пакость церковникам подкинул? - почти восхищенно спросил я.
   - И главное, как притащил сюда, не разбив? - также оценила "подарочек" эльфийка. - А также, как хрупкое старое стекло уцелело в таком хаосе?
   - А что это такое? - спросила Тамарель.
   - Если коротко, разбиваешь стекло, освобождается демон. С учетом ослабленной Завесы он почти мгновенно поднимает ближайший труп и перед тобой перспектива сражаться с ревенантом. Одно хорошо, демон за столетия заточения озверел настолько, что будет бросаться на тех, кто окажется ближе всего, включая других демонов.
   Тут я осекся, увидев на лице Леоры такую улыбку...
   - Похоже, мы думаем одинаково, - заявил через некоторое время я и принялся придумывать способ переноски хрупкого стекла.
   Обзаведясь своеобразным метательным оружием, обернутым в множество слоев ткани, мы миновали кабинет Первого Заклинателя и поднялись на третий этаж. Встретившие нас там одержимые и очарованные храмовники, нападавшие мелкими группами, опасность представляли редко - стреляла Тамарель хорошо. Во всяком случае так я думал, пока за одной из дверей не оказалось сразу два храмовника достаточно пожилого вида, ударившего по мне и Леоре двумя Святыми Карами. Я едва успел шагнуть вперед, принимая на себя воздействие взбесившейся Завесы и прикрывая Леору, как мне стало крайне отвратительно - моя магия восстала и начала разрушать мое тело. Я свалился на пол, ноги не держали. Тем не менее, повторить удар храмовники быстро не смогли, а потом один из них получил стрелу в горло. Второй получил мощную молнию в исполнении Леоры, тем не менее не убившую его. Затем лучница выстрелила ещё дважды - от двух стрел в грудь, одна из которых попала в сердце, храмовник скончался.
   Отлеживался я несколько минут, с благодарностью принимая заботу Старшей Заклинательницы. Мана медленно восстанавливалась только для того, чтобы быть направленной на мое излечение. К счастью, древнеэльфийский пояс заметно ускорял этот процесс. Через некоторое время я восстановился достаточно, чтобы встать на ноги и быть готовым к новой драке.
   - Дурак! - заявила Леора и влепила мне пощечину, после чего разрыдалась. - Самоубийца!
   Успокаивал я эльфийку едва ли не дольше, чем восстанавливался сам.
   - Спасибо, - прошептала Леора, когда рыдания утихли. - Меня бы Кара уничтожила, вряд ли даже мертвое тело уцелело.
   - Да уж, командир, пережить две Святых Кары это нечто, - сказал Алистер. - Я ещё не слышал, чтобы этот боевой прием храмовников давал осечки, хотя используется он очень редко, владеют им только самые опытные храмовники.
   - Это неудивительно, что самые опытные, - ответила Леора. - Эта способность храмовников основана на использовании лириума в их крови, которого должно быть много и которым надо долго учиться управлять. По всей Башне способных на подобное было шестеро, считая покойных Брана и Грегоира, причем мы умудрились встретить сразу двоих.
   Алистер явно собирался что-то сказать, но потом благоразумно заткнулся.
   - А почему тогда выжил Ирлайн? - поинтересовалась Тамарель.
   - Интересно, откуда твой Алистер про Святую Кару знает? Но если подробнее, этот прием храмовников - это по сути упрощенная и ускоренная версия одного из сложнейших заклинаний школы Духа, Столкновения Маны, применяемая за счет лириума в крови. Она заставляет магическую энергию, пришедшую из Фэйда и накопленную магом, уничтожать его. Грубо говоря, чем выше твой запас маны, тем тебе же хуже. Вот потому меня бы убило с гарантией, причем, как я говорила, мое тело вполне могло бы вообще прахом рассыпаться. Я девушка, хрупкая и уязвимая, зато с огромным запасом маны, которой во мне несоизмеримо больше, чем жизненных сил.
   - У меня же ситуация обратная, я крайне живуч, более того, я привык лечить, а не уничтожать, - ответил я. - Так что когда я попал под Святую Кару, та часть моей магии, что ещё не успела взбунтоваться, начала меня лечить. Также очень помог пояс, позволяя мне восстанавливать ещё не взбесившуюся ману, тут же уходящую на лечение. Проще говоря, Святая Кара не нашла во мне достаточно маны, чтобы меня прикончить.
   Следующая драка состоялась с демоном страсти и несколькими очарованными ей храмовниками, заранее обнаруженными мной. Святой Карой никто из храмовников не владел, а потому взять они могли только количеством. Вот только у них это не вышло по той простой причине, что Леора воспользовалась своими знаниями магии холода и некоторым количеством воды, устроив на весь коридор большой ледяной каток, на краю которого в дверном проеме встала Тамарель. Стоило мне только убить первого храмовника, как они ринулись к двери, только для того, чтобы оказаться на обледенелом полу. Как выяснилось, очарование демоном страсти неплохо снижает координацию движений в связи с лишними мыслями, так что перемещались храмовники, которых мы выманили в коридор, падая через каждые три шага и превращаясь в легкую мишень для лучницы. Когда до демона дошло, что храмовники не справились, то в коридоре показалась и она сама. Вот только две стрелы и мощный разряд молний Леоры совсем здоровью не полезны, даже демоническому.
   В последней комнате обнаружился одержимый с большой группой скелетов в окружении трупов храмовников и транквилов. К несчастью, они обнаружили нас, стоило мне только открыть дверь. Вот тут мне и пришлось использовать "подарочек". Освобожденный от ткани сосуд с демоном-труповодом отправился в полет прямо под ноги одержимому, в связи с чем перед врагами нарисовалась очень большая и очень злая проблема, совершенно озверевшая за время своего заточения. Ну а пока они разбирались с демоном, тут же поднявшим из тела какого-то храмовника ревенанта, Леора применила полноценную, не уменьшенную Бурю Столетия, после чего мы убежали от этой комнаты настолько быстро, насколько смогли, пока Буря ещё раскручивалась.
   Отбушевавшая Буря Столетия превратила зал в руины, но угробила и противников, и ревенанта, и даже вылезшего из комнаты с лестницей колдовского ужаса. Осмотрев труп одержимого, которым оказалась памятная религиозная ученица Кейли, я обнаружил белый камень с вырезанной на нем золоченой руной.
   - Храмовничья подстилка, - скривилась Леора. - Небось от очередного возвращалась. Оттуда и камень.
   Руна была вручена заинтересованно глядевшему на неё Алистеру, который искренне обрадовался подарку, после чего мы поднялись на четвертый этаж, к комнатам храмовников. Обнаружив в ближайшей комнате колоритную парочку из ещё одного демона страсти и храмовника, Леора без лишних разговоров ударила потоком молний, чего храмовнику хватило. С его соседкой пришлось повозиться, но особых проблем она не доставила.
   Настроившись "прощупать" этот уровень Башни на живых существ, я ощутил в соседней комнате группу человек, стоящих рядом, и ещё одного в противоположном углу комнаты. Постучав в дверь, я получил в ответ ругань, открывшуюся дверь и молнию, отведенную Леорой. Дверь тут же захлопнулась, судя по всему, закрытая телекинезом. Затем мы отошли от двери, новых попыток не предпринимая.
   - Как ты это сделала? - изумленно поинтересовался я.
   - Ну я же Несущая Бурю, - улыбнулась она.
   Маг предусмотрительно не показывался.
   - Радость моя молниеносная, мага узнала? Я вот нет.
   - Вроде бы Заклинатель Теадир, один из соратников Улдреда. Один из предводителей этого незадачливого мятежа, так что будет биться насмерть.
   - На что он способен не знаешь?
   - Почему же, знаю. Из боевой магии Теадир владеет разве что достаточно слабым заклинанием молнии, но сильного ему и не надо - он мастер проклятий и если дать ему немного времени, проклянет так, что даже одной его чахлой молнии хватит для убийства.
   - Теперь понятно, как он столько храмовников подчинил, - сказал я.
   Следующие несколько минут прошли в молчаливом размышлении.
   - Чего ждем? Кто за дверью? - поинтересовался Алистер, подходя к нам.
   - Сильный маг крови и подчиненные храмовники. За спиной оставлять нельзя, а лезть в атаку слишком рискованно.
   - Проклинатель. Недавно даже научился превращать противников в крыс - после прочтения книг по оборотничеству придумал подобную "шутку". К счастью, для этого заклинания нужно довольно много времени, причем превращаемый должен быть на виду.
   - Хорошо, что Давет этого не слышит, - ответил Алистер.
   - Почему? И кто такой Давет? - удивилась Леора.
   - Один из Серых Стражей.
   Некоторое время я пересказывал встречу с Морриган.
   - Ладно, хватит баек, - завершил я рассказ. - Буду работать по-своему, а там либо угадаю, где маг, либо у него нервы сдадут.
   И я занялся уже привычным разрушением чужой жизненной силы. Угадал я всего со второй попытки, при которой нарвался на сопротивление - маг крови почувствовал, как я крушу его жизненную силу и включился в борьбу. Чувствовалось, что лечить себя, борясь с воздействием, близким по сути к целительскому, ему в новинку, тем не менее, задержать он меня мог надолго. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы я заранее не согласовал план с Алистером и Тамарель. Но все прошло как и ожидалось: когда я смог достаточно отвлечься, чтобы дать отмашку, Алистер рывком распахнул дверь и у мага в горле нарисовалось незапланированное украшение в виде стрелы. Разобраться с ошалевшими храмовниками, частично освободившимися от влияния мага крови было уже не сложно - стрелы у Тамарель ещё были, хотя в малом количестве.
   ***
   А потом на всех подловил практически позабытый мной за всей этой резней демон лени. Казалось бы безобидная компания, почти истощенный человек и нечто непонятное, как я воспринимал одержимых. Поэтому, когда одержимый заговорил, я крайне удивился. Ещё сильнее я удивился, падая на пол и засыпая.
   Вейссхаупт выглядел на редкость внушительно. Некоторое время я просто любовался на древнюю крепость. А потом я начал вспоминать, что вроде только что был в Башне Круга и никак не мог оказаться в Андерфелсе. Затем всплыла в памяти и встреча с усыпившим нас демоном...
   Наверное, в этот момент я должен был привычно обратиться к своей Ненависти. Я и обратился, вот только эта грань моих чувств не пришла. Мое безумие сыграло со мной злую шутку - лишь одна из двух граней моего характера очутилась в Фэйде. Самая могущественная и самая беззащитная грань.
   Я оказался заключен в Фэйде, мире снов и кошмаров. Вот только где сны, обычные для всех Серых Стражей? Где Андорал? Великий мертвый дракон, чью кровь я пил? А потом я улыбнулся своим мыслям и впервые за время нахождения в Фэйде успокоился, чтобы через мгновение сорваться на смех. Глупый, глупый демон, заточивший меня тут...
   - Андорал! - разнесся мой зов над изменчивыми просторами Фэйда. - Андорал!
   Мертвый, потерявший личность бог услышал. Ибо часть всегда может дозваться целого, а каждый из ныне живущих Серых Стражей несет в себе ЕГО часть.
   А потом изменчивое и обманчиво спокойное небо Фэйда над подобием древней крепости разорвалось. И сквозь этот разрыв проглядывала бушующая тьма, испещренная багровыми отблесками, столь привычная с ритуала Посвящения. Через разрыв пролетел все ещё истерзанный Скверной, но такой привычный и родной Андорал. Мертвый бог пришел на зов того, кто из ночи в ночь лечил его.
   Летел древний дракон медленно, периодически даже казалось, что его сносит назад какой-то ветер. Но разве по силам даже могущественному демону лени справиться с богом? Вскоре Андорал приземлился рядом с входом в крепость. Походя спалив слабого демона, выдававшего себя за Дункана, и обрушив пару колонн, дракон подошел ко мне и ткнулся огромной мордой в выставленную ладонь. Перед входом в крепость тем временем возник какой-то пьедестал.
   Следующие полчаса я провел за привычным лечением Андорала. Отращивал отпавшую чешую, периодически отдирая гнилую, заращивал язвы, достающие до желтеющих костей. Впрочем, открытых костей не осталось ещё пять дней назад. Сегодня вот занялся правым крылом. При этом я даже пытался объяснить ему ситуацию, в которой оказался. Впрочем, похоже без особого успеха, как я думал. Но когда я закончил лечение примерно через полчаса, потому что слишком волновался, и вместо того, чтобы истаять из Фэйда, проснувшись, принялся ходить по двору Вейссхаупта кругами, дракон понял, что что-то не то. Я же лезть в глубины Фэйда на встречу с демоном лени был решительно не готов. Остается надеяться, что кто-то из моих спутников выбрался. Леора - Старшая Заклинательница, я надеялся, что она справится.
   Андорал поднял голову к небу и выпустил струю пламени. Затем он немного потоптался, поджал лапы, оттолкнулся и взлетел. Происходи это в реальности, я бы уже был сбит с ног потоками воздуха, порожденными взмахами крыльев, но я-то был в Фэйде.
   Сделав два круга над крепостью, дракон наклонил голову, сложил крылья и начал пикирование-падение прямо на меня. Странно, но я совсем этого не боялся, хотя зрелище огромного дракона, стремительно падающего на меня, было просто обязано быть пугающим. А потом Андорал расплылся туманом на расстоянии нескольких метров от меня, и как мне показалось, начал впитываться в мое тело.
   Через несколько мгновений процесс закончился и я остался один под многоцветным небом Фэйда. Пожав плечами, я продолжил ходить по Вейссхаупту кругами, прикидывая, что я смогу в случае чего противопоставить демонам, но так и не решаясь прикоснуться к пьедесталу, в котором я уже узнал памятную по игре транспортную систему Фэйда.
   А примерно через пять минут после странного исчезновения Андорала Фэйд рассыпался перед глазами.
   ***
   Обнаружил я себя стоящим над пробитым насквозь телом одержимого, рядом с которым валяется вырванное сердце. Левая рука висела плетью, с правой мое тело за мгновение до пробуждения ещё слизывало кровь. На полу справа неожиданно кто-то застонал, что заставило меня выйти из ступора и обратить внимание на происходящее. В общем, следующие несколько минут я вытаскивал Ниалла, мое сердце и моя магия привычно гнали измененную мной кровь по его жилам.
   - Что произошло? - послышался вопрос очнувшейся Тамарель.
   - Да, тоже это очень интересно? - ответил ей Алистер. - Куда делся Дункан?
   - Не было никакого "Дункана", - пояснила Леора. - Нас просто затянул в Фэйд демон лени. Те кого вы видели - мелкие демоны, а образы ими принятые прочтены в вашем сознании. Мне скорее интересно, почему нас из Фэйда выкинуло? Кто там что сделал?
   - Леора, милая, чуть-чуть потише можно? От лечения отвлекаете, - прервал обсуждение я.
   Разговор продолжился, хотя и значительно тише. Как мне позволил узнать чуткий эльфийский слух, Алистер оказался в кампании Дункана и матери, которую он никогда не видел, Тамарель в одиночестве в лесу, а в каких условиях оказалась Леора, эльфийка не призналась. Если Алистер и Тамарель остались в своих уголках Фэйда, замороченные демонами, то Старшая Заклинательница, естественно, освободилась. В конце концов, Леора это совсем не игровая Винн, которую, как мне кажется, заточили только для того, чтобы дать герою почувствовать себя героем.
   Она странствовала по Фэйду и даже успела уничтожить одного из пяти основных демонов, подчиненных демону лени, когда её неожиданно выкинуло, вместе со всеми остальными. И теперь все смотрели на последнего возможного убийцу демона - на меня. При этом они периодически переводили взгляд на одержимого и его валяющееся отдельно сердце.
   - Ирлайн, - серьезно начала Леора. - Ты убил его не в Фэйде, а прямо так. Как ты это сделал? Как ты вышел из Фэйда и как ты вырвал сердце одержимому голой рукой?
   - И ты видишь, что стало с этой рукой. И конкретно я из Фэйда не выходил. Что же касается платы за это деяние, то в конце концов, все Серые стражи несут в себе частичку Андорала. Большинство воспринимает его как персонажа кошмаров, - Алистер заметно вздрогнул. - Я же установил замечательные отношения. И поэтому, оказавшись в Фэйде, я позвал дракона, живущего в моих снах. Из Фэйда вышел в мое тело он, и сердце одержимому вырвал тоже он, после чего удалился.
   - Ты одержим Андоралом? - ошеломленно спросил Алистер.
   - Мы все одержимы Андоралом в той или иной мере, просто я гораздо сильнее, чем ты и остальные Серые Стражи.
   Закончив лечить Ниалла, я отправил его к остальным магам не первый этаж. Затем ко мне подошла эльфийская волшебница.
   - Спасибо, что рассказал, - серьезно сказала Леора. - Твоя одержимость не играет роли, в конце концов, живет же Винн с духом веры. А подчинять тебя Андорал похоже не собирается.
   И Леора поцеловала меня.
   ***
   На дальнейшем пути нам попался труп с надетым на нем окровавленным капюшоном с символикой либертарианцев. Взяв его в руки, Леора расплела веревочный узел наверху и начала отдирать окровавленную и местами рваную ткань. В результате освободился веридиумный обруч, на который были нанесены лириумные руны.
   - Неужели ты действительно считала, что маги наносят руны прямо на ткань? - сказал я ошеломленно глядящей на потрошение шлема Тамарель. - Лириум прямо к голове не очень-то полезен, а нам ещё жить хочется.
   Осмотрев обруч, Леора сказала, что ничего особого нет, после чего я спрятал обруч в рюкзак. Затем мы подошли к лестнице в комнату Истязаний, по пути уничтожив нескольких демонов. Тут я скомандовал своим попытаться потянуть немного времени, если Улдред позволит, и встал последним. Леора было предложила накрыть всю комнату Бурей Столетия в миниатюре, но сама же осеклась - там еще могли быть маги.
   Поднявшись по лестнице, мы обнаружили Улдреда в окружении четырех одержимых, пытающих мага. Ирвинг и ещё несколько магов лежали в углу. Пока одержимый Старший Заклинатель забалтывал Леору и общался с Алистером, я спокойно стоял, прислонясь к стене, и устраивал ему подлянку в своем любимом стиле. Вот только вместо ненависти на мой зов пришел Андорал. Похоже, что приключение в Фэйде оказало на меня гораздо более сильное воздействие, чем ожидалось. Лишенный личности дракон и освободившаяся грань моих чувств, лишенная собственной воли и оторванная демоном от основы, дополнили друг друга, оказавшись в одном теле. Но об Андорале, с ликующим ревом рвущем жизнь Улдреда на части, можно было подумать и потом.
   В результате, посреди диалога Улдред изумленно вскрикнул и раздулся до демона Гордыни - жизненной силы я его лишил, а маной живут только демоны и духи, так что человеческая часть Улдреда-Гордыни перестала существовать. Вот только колдовать демон уже не мог - жизненной энергии не осталось. А значит - не мог и удерживать парализованных магов.
   После этого освободившийся Ирвинг даже не вставая с пола показал, на что способен Первый Заклинатель, да и остальные маги не дремали - демона и одержимых смело на редкость быстро. Похоже, маги давно ждали, пока контроль демона ослабнет. Особенно отличилась Леора, приморозив одержимых к полу и пустив по ним цепную молнию, после чего они опасности не представляли.

Глава 6. Бегство.

   После того, как все закончилось, Ирвинг попытался встать на ноги, но безуспешно. Я подошел к старику и помог ему подняться, опираясь на меня.
   - Ох, стар я стал для всего этого. Пойдем, сообщим храмовникам, что Башня снова в наших руках.
   - Некому сообщать, храмовники объявили Право Уничтожение и отправили запросы в Денерим. Один никуда не дойдет, но вот второй сейчас с отрядом храмовников движется по северной дороге... В общем, храмовников внизу пришлось вырезать.
   Лицо Ирвинга застыло.
   - Вот значит как, они решили всех перебить... И одержимых, и живых. Что с магами Круга?
   - Круг закончился в момент отправки запросов, - поправил я его.
   - Выжившие маги сидят на первом этаже в комнатах магов. Все ученики кроме Кейли сейчас заперлись в кладовых в сопровождении Андерса и Винн. Мы с Винн их вывели, когда все началось, - доложила Леора.
   - Видел я, как вы уходили, - ответил Ирвинг. - Что же, не все так мрачно. Если бы не Право Уничтожения...
   - Боюсь, у нас может в ближайшее время оказаться ещё одна проблема. После такого разгрома и ослабления Завесы, я бы не исключал что Шах Вирд вырвется.
   - Ты о нем знаешь? - удивился Ирвинг. - Что же, ты прав, в наших обстоятельствах демона лучше уничтожить максимально быстро.
   - Первый Заклинатель, простите, что вмешиваюсь, но у Серых Стражей есть договор с Кругом Магов, - сообщил Алистер.
   - Договор о борьбе с Мором, - кивнул старик. - Я признаю этот договор, вот только Круг прекратил свое существование. Но Серые Стражи помогли нам, а мы поможем вам. Если выживем, потому что скоро сюда придут храмовники дабы нас перебить.
   Когда мы спустились на первый этаж, маги открыли вход в комнаты, услышав голос Ирвинга. Затем несколько магов по команде Первого Заклинателя окружили площадку перед лестницей в подвал, а Тамарель послали наверх с инструкцией про статуи. Через некоторое время из треснувшего "камня" показался древний демон ярости, тут же уничтоженный чередой одиночных молний и хваток зимы. В тайнике, замаскированном под камень, оказался также сильверитовый двуручный меч, с тевинтеровскими надписями на обеих сторонах лезвия. Интереса к двуручнику никто не проявил, и я спросил разрешения забрать Юсарис для своего отряда. Мне не отказали, так что к дверям в холл Башни я пришел уже с новым оружием для Джори.
   Джори и Давет открыли дверь, узнав мой голос, после чего два оставшихся члена отряда вошли в Башню. Как выяснилось, за время нашего отсутствия, вор сплавал назад в деревню и поговорил с местными жителями. Ничего толкового они не рассказали, зато Боданн Феддик поблагодарил нас за сопровождение и отбыл в сторону Орзамара - он надеялся перезимовать перед горами и весной попасть к гномьему городу.
   Это была последняя новость на сегодня, так что после торжественного вручения двуручника, все отправились спать. Совет был перенесен на завтра. Моим спутникам выделили гостевые покои, а я, как раньше, обосновался в комнате Леоры, на одной из сдвинутых вместе кроватей.
   Вымотанный, за день, я вскоре задремал, но сон не шёл. Примерно через полчаса появилась эльфийка со спящей Мирель на руках. Леора положила девочку на край кровати и легла рядом, почти прижавшись ко мне.
   - После определенных событий, произошедших после твоего ухода, бедная девочка боится спать одна, - пояснила Леора. - К тому же, кроватей сейчас не хватает.
   - До неё снова добрались храмовники, - почти прорычал я. - Кто?
   - Успокойся, это был один из новичков, причем мы его уже убили на пути наверх.
   ***
   Разбудила меня Мирель. Точнее, попытки девочки выбраться с кровати, не разбудив нас и избежав падения на пол. Но эльфийский слух сделал свое дело - мой чуткий сон прервался. Последней, уже от моего шевеления, проснулась Леора, успевшая во сне прижаться ко мне окончательно и даже обнять. Когда через несколько мгновений она осознала ситуацию, в которой оказалась, рука быстро убралась, а сам Старшая Заклинательница покраснела и отшатнулась, насколько позволяло лежачее положение. Уже через несколько секунд Леора встала с кровати и, миновав Мирель, выскочила из комнаты.
   И только полностью проснувшись, я осознал ситуацию. По психике всех нас потоптались храмовники, и я до сих пор помню, как Винн отбросила меня в сторону, когда я собирался зайти за ширму, установленную в целительских покоях сразу после единственного на моей памяти попадания туда Леоры и отгораживавшую её кровать. А потом целительница объяснила, что ширма установлена не зря - если бы Леора, проснувшись, обнаружила рядом мужчину, его пришлось бы хоронить. То, что сразу после пробуждения Леоры я не получил молнию, означало предельное доверие с её стороны.
   Взяв выданную все ещё смущенной Леорой еду, я приступил к завтраку. Стоит отметить, что за время вынужденного заточения, укрывшиеся в пещере маги наловили вполне приличное количество рыбы, так что мне даже перепала половина жареной рыбины размером с мелкую форель. Впрочем, совершенно спокойно позавтракать не удалось - забежавший ученик сообщил, что меня хочет видеть в своем кабинете Ирвинг. Доев, я направился к Первому Заклинателю.
   - Первый Заклинатель, - обратился я, открывая дверь, - вы хотели меня видеть?
   - О, ты живой и здоровый, даже сумел пережить тот момент, когда Леора проснулась! - поприветствовал меня старик. - Вы так мило спали рядом, когда я пришел, что я решил вас не будить. Все равно совет будет только в полдень. Пожалуй, поселить вас вместе было действительно хорошей идеей.
   Ну да, выправить Леоре её "маленький заскок" было бы неплохо, а чужака в случае чего не так жалко. Присмотреть за мной, опять же, надо, да и от первой молнии я не умру и сумею себе помочь себе магией. Эх, Ирвинг, старый интриган.
   - Получилось даже лучше, чем я рассчитывал, - подытожил Ирвинг.
   - Так зачем вы меня искали? - поинтересовался я.
   - Только чтобы пригласить на совет, - ответил старик. - Думаю, ты там будешь представлять Серых Стражей, ведь в том числе мы будем обсуждать договор с вашим Орденом. Или туда придет другой Страж?
   - Хорошо, я буду. Совет будет в зале для Истязаний?
   - Да, как обычно.
   Выйдя из кабинета Ирвинга, я оправился к гостевым покоям, где разместились остальные Серые Стражи. Конечно, после произошедшего в Башне разгрома, они мало напоминали ту богато обставленную череду комнат, предназначенную для посещающих Круг высокопоставленных жриц из Денерима и послужившую временным обиталищем Дункана. Практически не пострадала одна из кроватей, только пришлось убрать балдахин, одна из опор которого была пережжена. А вот остальному убранству повезло меньше - его долго и старательно жгли. Похоже, кто-то из магов решил сделать гадость жрицам и храмовникам, вот только пострадали от неё Серые Стражи. В гостевых покоях оставались только Тамарель, да Джори, что-то делавший со своим новым мечом.
   - Как спалось? - спросил я, увидев их.
   - Крыша над головой это значительно лучше, чем сон на улице, - ответила Тамарель. - Особенно в это время года. Так что спалось вполне нормально, если не учитывать необходимость просыпаться, чтобы отогнать Давета на его кровать. И что ему не хватало на своей кровати?
   - Приятной и теплой компании, - ответил наш отрядный бабник, открывая дверь одной рукой.
   Во второй он держал свой завтрак, уже подогретый кем-то из магов.
   - Если тебе было так холодно и одиноко, присоединился бы к Алистеру и Джори, а не ко мне, - ответила лучница.
   - На одной кровати для троих мало места. К тому же, твоя компания значительно приятнее.
   - Как я вижу, вы нормально устроились и даже раздобыли завтрак, - прервал я их пикировку.
   - Алистер несет ещё две порции, - сообщил Давет.
   Дождавшись экс-храмовнка, я сообщил, что на полдень назначен Совет Заклинателей, на котором маги будут обсуждать, как жить дальше и как помочь против Мора. После чего поинтересовался, кто от Серых Стражей пойдет на совет.
   - Ты и иди, командор, - ответил мне Алистер. - Ты магов лучше всех знаешь.
   Поговорив с собратьями по Ордену, я отправился в библиотеку поискать книги по природной магии, чтобы не тратить время зря. Полки, посвященные нужному разделу магии Созидания я отыскал довольно быстро. Перо, чернила и пергамент нашлись почти сразу. А вот со столом возникла заминка - все уцелевшие столы уже были заняты магами, разбиравшими книги, рухнувшие с полок и пытавшимися навести порядок в библиотеке. В результате, я миновал полки, посвященные магии, но стола себе так и не нашел. Добравшись до противоположного края библиотеки я обнаружил едва стоящий стол без ножки, обрушенный стеллаж и два целых, посвященных реальным и мифическим животным Тедаса. Так и не найдя подходящий стол, я уже было собрался пойти назад, когда мой взгляд зацепился за книгу с интригующим названием "Забота о Драконах", стоящую в разделе зоологии. Учитывая, сколь часто мне приходится иметь дело с Андоралом, на книгу стоило обратить внимание. Взяв книгу и бегло просмотрев стеллажи, других подобных книг о драконах я не нашел. Зато обнаружилась книга "Эльфийский Вартеррал". Про то, что эти существа в игре встречались, я точно помнил. Но что они из себя представляли, я запамятовал. Впрочем, встречаться с вартерралом я не собирался, но про книгу на всякий случай запомнил. Тем не менее, проблема поиска стола сама не решилась, так что я направился на первый этаж, в комнаты для занятий. Уж там-то стол должен найтись!
   Я не ошибся, пара свободных столов там была, хотя наставники юных магов тоже разбирали свою библиотеку. Усевшись за стол недалеко от двери и положив принесенные книги, я раздобыл пергамента и чернил, после чего вооружившись книгой и пером, погрузился в составление заметок по природной магии.
   Оторвал меня от них стук камня о камень и вопль "Осторожнее!". В комнату медленно вплывала древняя статуя копьем вперед, которую несли рыжеволосый маг и три ученика. Приглядевшись, я узнал в статуе памятную по походу за филактерией окаменевшую пророчицу.
   - Флора, я конечно понимаю, что ты помешан на древней истории и мечтал добраться до этой говорящей статуи годами, чтобы пообщаться с жительницей древнего Тевинтера. Но зачем же её сюда тащить! Не мог в подземелье поговорить, сейчас ведь там некому помешать, - сказал маг, сидящий за соседним столиком.
   - Сколько раз я просил не называть меня так! - огрызнулся рыжеволосый. - Зови меня Финн, как все!
   - Флориан, но это же нормальное сокращение твоего имени, - ответил ему маг, после чего расхохотался.
   Следующие несколько минут эта парочка разговаривала на повышенных тонах, а я продолжал читать свою книгу. Наконец спор прекратился, после чего статую уже было потащили дальше, когда Финн обратил внимание на мой стол.
   - Зачем тебе эта чушь? - удивленно произнес он. - Эту книгу же запретили почти во всех Кругах за вопиющую ложность.
   - Ты о какой книге? - поинтересовался я, отрываясь от написания заметок.
   - О "Заботе о Драконах".
   - У тебя есть на примете книга лучше на ту же тему?
   - Э-э-э. Нету.
   - Тогда позволь мне почитать эту и самому решить, насколько она бредовая.
   Замолчав, маг потащил свою статую дальше.
   ***
   Незадолго до полудня я вернул книги на место и поднялся в зал для Истязаний. Там уже успели собраться Ирвинг, Винн, Леора и множество магов. Тем не менее, еще около получаса мы терпеливо ждали опоздавших. Наконец, Совет начался. Первым, естественно выступал Ирвинг, вкратце обрисовавший ситуацию в которой маги оказались.
   - ... Весь вопрос в том, куда нам отправиться, - завершил свою речь старик.
   Вскоре маги согласились с двумя вещами - во-первых, в Башне остаться нельзя, во-вторых, филактерии учеников, хранящиеся в Башне, следует уничтожить.
   - Разделяться нельзя, - заявил я. - Храмовники только этого и ждут. А ученики в одиночку не выживут. У нас есть время, пока запрос на Право Уничтожения дойдет до Денерима, пока храмовники соберут силы и дойдут до Башни и пока они будут возвращаться назад за филактериями беглецов. Этим временем надо воспользоваться с толком.
   - Согласен, разделяться нельзя, - признал Ирвинг. - Вместе мы хоть отбиться сможем. Тем более, что отряды храмовников вряд ли соберутся армией и будут выступать поодиночке. И желательно не бросать вещи, сбегая с одними посохами. Сейчас надо определить, как мы покинем Башню. У кого-нибудь есть идеи?
   - Сплавать на лодке до ближайшей деревни и прихватить ещё лодок, - предложил кто-то.
   - Ты грести умеешь? И ты думаешь, что тебе лодки отдадут? Да жители скорее сядут в свои лодки и уплывут. Как ты лодки там достанешь? Не будешь же ты магией крови всех подчинять? Это храмовники могут что-то требовать именем Церкви Света. Для нас, магов, этот метод не подойдет, - возразила Винн.
   - Признаю, глупая идея.
   - Давайте спросим специалиста, сбегавшего из Круга шесть раз, - сказал Первый Заклинатель. - Андерс, как ты через озеро перебирался?
   - А? - отвлекся наш многоопытный беглец от принесенного с собой кота, невесть как выжившего в наполненной демонами башне. - Как перебраться через озеро? Да очень просто, намораживаешь льдину, вода не храмовник, замерзает легко. Потом ложишься на льдину, после чего долго и упорно гребешь руками. В процессе надо не забывать восстанавливать себе силы. Если ветер правильный в день побега, это не долго, особенно если соорудить парус. Но потом все равно придется лечиться от последствий лежания на льдине. Потому что, если себе все отморозить, толку от визита в Жемчужину не будет.
   - Не подойдет, - с сожалением сказал Ирвинг.
   - Ну почему сразу не подойдет, - возразила Леора. - Магов холода среди нас хватает. За пару дней наморозим достаточно толстые льдины. Основная проблема тут в мане, а заклятьями, её восстанавливающими, некоторые из нас владеют. Да и заклинание поглощения маны никто не отменял, а готовые поделиться будут.
   - И нас разбросает по всему озеру. А сколько льдин перевернется? Да и ничего с собой не утащишь.
   - Тогда ледяной мост, - предложила Леора. - Придется, конечно, останавливаться, чтобы проморозить озеро до дна для создания очередной опоры.
   - Не мост, мосты, - поправил я. - От одного островка ко второму, от него к третьему, и так далее. Ночевать будем на суше. А когда острова кончатся, пойдем вдоль берега, не подходя к дороге и селениям. Использованные мосты можно будет расплавлять.
   - Тогда мы хоть на другой край озера перейдем, - сказала Леора.
   - При этом не будем показываться людям в окрестностях Башни, - кивнул Первый Заклинатель. - Храмовники выяснят, что мы просто исчезли, так что они точно пойдут в Денерим за филактериями. И у нас будет время. Что же, первое решение принято. Теперь надо определить, куда мы направимся и где окончательно выйдем на берег.
   - Орзамар! - поступило предложение.
   - Доступ к лириуму это, конечно, хорошо, но кто нас туда пустит. И даже если гномы нас в Орзамар пустят, скрываться мы там не сможем. Храмовники быстро узнают. Нам нужна сравнительная глушь, - возразил Ирвинг.
   - После того, как о нас узнают, будет объявлен новый Возвышенный Поход, - добавил я. - И гномы либо выдадут магов, либо выгонят на Глубинные Тропы. Орзамар пригоден лишь для небольшой группы. Тем более, что нам нечего предложить гномам. Да и отступать оттуда некуда в случае чего.
   - Тогда в горы!
   - Что вы все привязались к лириуму. Не выжить в горах ученикам, - сообщил я. - Нам нужно сравнительно глухое место, которое пригодно для жизни, где есть куда отступать и, желательно, местным населением ценятся маги.
   - Далийские эльфы Бресилиана, - сказала Леора.
   - Именно. У их Хранителей вечная нехватка учеников. Так мы как минимум гарантированно сможем дать возможность выжить эльфийской части младших учеников. Да и затеряться в Бресилиане проще простого. Более того, сейчас Мор, так что Серые Стражи могут воспользоваться договорами и попросить далийцев как минимум не мешать магам-союзникам.
   - Что же, хороший вариант, - оценил Ирвинг. - Мор сотрет наши следы, и храмовникам придется рассчитывать только на филактерии взрослых магов. Хоть детей из-под удара выведем. Многие маги успешно бежали туда. Правда, поодиночке, а не целым Кругом.
   - И выйдем на берег у Редклиффа. Оттуда в Лотеринг и дальше, в лес. Минуем Бресилианский Проход и затеряемся в где-то лесу между Денеримом и Гвареном. При желании, даже место под постоянное поселение найдется где-нибудь на руинах эльфийских или имперских построек. А оттуда уже можно будет об уничтожении филактерий подумать.
   ***
   Маги шли через озеро. Подобно тому, как исполинский червь прогрызает не менее исполинское яблоко, ледяная дорога прогрызала ровную гладь озера. Царил штиль, тщательно поддерживаемый магией. Периодически идущие впереди маги холода останавливались, чтобы проморозить озеро до дна. Здесь, в мелкой северной части Озера Каленхад, это не составляло особого труда, особенно, если отыскать на дне какую-нибудь скалу, за которую можно зацепиться. Пролет за пролетом ледяной мост тянулся по озеру. Уставшие маги отходили в хвост колонны, где их снова накачивали маной - от желающих поделиться не было отбоя, и облагодетельствовали заклятием восстановления сил мы с Андерсом и Винн. После этого они некоторое время шли последними, на всякий случай укрепляя уже пройденные участки дороги, хотя и не вкладывая в это существенное количество маны.
   Вот у одного из магов холода кончилась мана, после чего он, не желая выкачивать её из идущих сзади, разрезал себе ладонь. В былое время многие из обитателей Башни отшатнулось бы от мага крови, но сейчас, когда подлежали уничтожению все, никто не обратил особого внимания. А в середине колонны эльфийская волшебница подхватила запрещенным телекинезом оступившегося ученика, спасая его от падения в воду.
   День за днем, от одного островка к другому, после чего вдоль берега, разрушая магией огня ледяную дорогу после очередного дневного перехода, неся наследие переставшего существовать Круга с собой, что в случае Финна означало переноску статуи... Маги шли через озеро.
   ***
   - Вот и все, - довольно произнес Ирвинг, когда последний маг шагнул на берег где-то между Редклиффом и Лотерингом.
   Последним магом оказался Финн, все ещё тащивший свою статую в компании с тремя другими магами.
   - Отобрать пытались? - указал я на статую.
   - Вцепился и не отдает, - ответил старик. - Оставлять не желает категорически. Даже добровольцев, чтобы её волочь нашел.
   Постояв немного на берегу, маги огня отправились разрушать ледяной мост, чтобы не оставлять следов.
   - Наконец-то, твердая земля и нормальная еда, - сказал Алистер, подходя к нам. - От этой рыбы меня уже тошнило.
   - Дело привычки, - ответил Первый Заклинатель. - Просиди пару десятилетий на зерне с овощами, и рыба покажется тебе абсолютным счастьем.
   - Нет уж, спасибо, обойдусь без такой привычки, - отказался Алистер. - Командор, мы сейчас недалеко от Редклиффа, так что я предлагаю наведаться в замок Редклифф, узнать про арла Еамона. Конечно, в Орзамар мы до весны точно не попадем, но хоть Редклифф навестим, с банном Тиганом договоримся. А может, ты даже арла вылечить сумеешь.
   - Хорошая идея. Заклинанием ускорения я, спасибо Винн, окончательно овладел, так что мы сможем небольшим отрядом наведаться в Редклифф и потом догнать магов.
   - Главное, не показывай, что ты маг Круга. Незачем облегчать храмовникам погоню.
   Отправиться со мной и Алистером я предложил Джори, так как он родом оттуда. Четвертой стала Леора, отпускать которую от себя я в ближайшее время не собирался. К тому же, если там такая же заварушка с нежитью, какая была в игре, могущественная волшебница атакующей специализации лишней не будет. Идею прогуляться до ближайшей крупной деревни она восприняла с интересом. В конце концов, она попала в юном возрасте из эльфинажа в Круг, и в подобных местах ей бывать не доводилось. Оставив Мирель на попечение "дедушки" Ирвинга и "бабушки" Винн, мы отправились в Редклифф.
   ***
   - Ирлайн, почему ты не поддерживаешь это заклинание постоянно и заставляешь нас переходить с бега на шаг? Не хватает сил? - спросил Джори, когда очередная пробежка закончилась и мы миновали небольшую группу беженцев от Мора.
   - Джори, никакая работа с телом не дается даром. Ускорение тоже. Подержи я его десять минут подряд, и у тебя сердце не выдержит. Так что приходится перемещаться перебежками. Да и затраты маны на его поддержание приличные. Если бы не этот пояс эльфийской работы, я бы достаточно быстро истратил всю ману. А так могу поддерживать заклинание сколько угодно, не теряя и не восстанавливая ману, если не учитывать, что моему телу долгое ускорение тоже не слишком полезно. Так что успокойся, мы и так достаточно быстро путешествуем, а быть быстрее уже опасно для здоровья. Кстати, далеко ещё до деревни?
   - Такими темпами полчаса, - ответил рыцарь, осмотревшись по сторонам. - Помню, как мы с сослуживцами эту дорогу патрулировали. Но сейчас почему-то никаких патрулей не видно, только беженцы из Лотеринга. Алистер был прав, говоря, что порождения его разрушат ещё в этом году.
   - Главное, чтобы я оказался прав в том, что они остановятся на зимовку. Иначе мы, с нашими планами миновать Лотеринг, столкнемся с определенными проблемами, - ответил ему экс-храмовник.
   - Должны прорваться, если не столкнемся с основной частью орды, - оценила боевые возможности магов Леора.
   ***
   Разделились мы незадолго до Редклиффа: Джори отправился к родне, Алистер пошел наверх, к замку, а я предложил Леоре немного пройтись по деревне. Под настороженными взглядами местных жителей мы спокойно вошли в деревню, прошли по мосту и направились к мельнице. Я уже понимал, что все пошло не так и спокойной прогулки по деревне не получится. Надо было что-то делать. Поравнявшись с засохшим деревом возле мельницы, я остановился и обнял Леору. Конечно, я рисковал получить молнию, но, с учетом того утра в Башне, риск был не велик.
   - Сейчас придется разыграть небольшое представление. Пожалуйста, не вмешивайся, - прошептал я, перед тем, как отпустить эльфийку.
   Затем я подошел к дереву и положил руку на его кору.
   - Как и говорит учитель, шемлены не умеют ценить природу вокруг себя, - громко произнес я, чтобы услышали следящие за нами крестьяне.
   Присев на корточки рядом с деревом, я очистил землю от тонкого слоя выпавшего за ночь снежка, после чего положил руку на осеннюю траву у корней и прикрыл глаза. Не зря я тренировался, когда мы останавливались на ночлег на берегу озера или очередном островке - природа откликнулась сразу. Уже через несколько ударов сердца привядшая трава налилась силой и зазеленела. А спустя пару минут из земли робко проклюнулся цветок, который в игре следовало подарить Лелиане. Сорвав цветок и поднявшись на ноги, я протянул цветок Леоре, успев отметить, как какой-то житель деревни из числа следивших за нами, куда-то направился.
   - Теперь можно поговорить, - тихо сказал я Леоре, подходя вплотную.
   - Кого ты изображал и зачем все это? - поинтересовалась она.
   - Ты обратила внимание, как местные на нас смотрели, когда мы вошли в деревню?
   - С презрением и страхом. Вот только причин не понимаю.
   - Я такое уже видел, когда мы с Дунканом пришли в Лотеринг. Если коротко, то деревенька эта на задворках Ферелдена. Примечателен здесь разве что замок арла Еамона. Но местные-то таким отношением не удовлетворены, вот только это не мешает приезжим из Денерима и странствующим торговцам смотреть на них свысока. Что остается местным? Искать ещё более жалких и выказывать им свое презрение. А деревенька населена исключительно людьми. Ну, может, гном найдется, от гор пришедший. Вот и повод для гордости.
   - То есть, они будут считать более жалкими эльфов и относится соответственно. А страх оттого, что мы маги, - поняла Леора. - Но зачем было это представление?
   - Мы и эльфы, и маги, так что им до конца не ясно, кто мы такие и как к нам относится. Нам надо выглядеть не слишком опасными, но при этом имеющими возможность защититься. При этом следует помнить, что людям свойственно преувеличивать опасность от чего-то непонятного. Если бы они перепугались, то сообщили бы храмовникам в местную церквушку. Их, конечно, немного, причем большинство - опальные, причем встречаются достаточно высокопоставленные, но проблемы нам не нужны. Эта фраза про учителя, демонстрация работы с растениями, весь этот спектакль имел простую цель - изобразить, что мы просто пара учеников далийского Хранителя. Сами по себе не очень опасны, но за нашими спинами учитель и клан. В результате - мы понятны, не слишком опасны. А если позвать храмовников и напасть на нас, столкнешься с гневом нашего клана.
   Некоторое время мы молчали.
   - Ладно, пошли к замку. Не лучшая это была идея, по деревне гулять, - сказал я. - Эх, не вышло добраться до местных храмовников.
   ***
   Пока мы шли к замку, нас догнал Джори, решивший проблему со стражей ворот, которая не желала нас с Леорой пропускать. В замке нас встретили успевший туда первым Алистер, банн Теаган, арлесса Изольда и, как и следовало ожидать, Йован, на редкость печальный.
   - Я вижу, ты все-таки вытащил Леору из Башни, - поприветствовал он меня.
   - Вытащил, - признал я. - Арл все еще болен?
   - Болен, - ответил Алистер. - Но боюсь, это не единственная проблема.
   - Это точно, - согласился Джори. - Была пара нападений нежити на деревню. Они пришли из замка.
   - Возможно, мы имеем дело с демоном или спятившим магом крови, - пожал плечами я. - Это решаемо.
   Изольда отпиралась долго, не желая рассказывать, что творится в замке Редклифф. Но в конце концов, её оборвали Теаган и Йован, спросивший, не желает ли она допустить ещё жертв помимо нескольких крестьян и его возлюбленной Лили. После чего Йован принялся рассказывать.
   Все произошло почти как в игре - арла отравили, юный Коннор пробрался комнату учителя и призвал демона с целью помочь отцу, демон страсти устроила нападение нежити. Но на этом месте события отклонились от игровых - оставшийся на свободе Йован быстро обнаружил одержимость Коннора. В попытках как минимум повредить душевному состоянию мага, демонесса направила второе нападение нежити персонально на дом Лили и Йована, в результате чего девушка погибла. Разозленный маг крови прятать свои умения не стал, запечатав своей кровью дверь в комнаты Коннора. Просто, но мощно. В результате, нападения прекратились, но еду одержимому сыну приносила Изольда под присмотром Йована, а из комнат его не выпускали. В общем, ситуация была патовая.
   - Занятно, - задумчиво произнес я. - Одержимый ребенок.
   - Неужели, ничего нельзя сделать? - взволнованно спросила Изольда.
   - Вообще-то, можно, - ответил Йован. - Пока я был единственным магом в замке, разговаривать об этом смысла не было, но сейчас нас трое. Маг может попасть в Фэйд и сразиться с демоном, которым одержим Коннор. Проблема в том, что для этого нужно минимум два мага, один из которых пойдет в Фэйд, а другой проведет ритуал, и огромное количество лириума, какое есть разве что у Круга или Церкви. Либо огромное количество жизненной силы, то есть человеческая жертва.
   - Лириума Круг не даст, - покачал я головой. - Неразумно в нынешней ситуации тратить такое количество лириума на жизнь одного ребенка. Типичный выбор, один или многие. Остается кровь.
   - Тогда пусть жертвой буду я! - вызвалась аристократка.
   - Какой энтузиазм! - притворно восхитился я. - Лучше бы вы с таким рвением следили, что делает ваш сын. Спасибо, за предложение, но мы сами разберемся.
   Некоторое время все молчали. Я в это время кое-что прикидывал. Придя к выводу, что планируемое может не получиться, но смертью моя идея не грозит, я повернулся к Леоре.
   - Сможешь уничтожить демона в Фэйде?
   - Я не зря Старший Заклинатель, смогу. И я готова помочь. Весь вопрос в том, как вы меня в Фэйд отправите.
   Я развернулся к двери и пошел во двор.
   - Готовь ритуал, Йован. Будет тебе кровь. Позовешь, когда подготовишься.
   - Ирлайн, ты же не собираешься... - начала Леора.
   - Умирать я не собираюсь. Но я кровавый целитель, это открывает интересные возможности.
   ***
   Последующие полчаса я провел во дворе замка, прикидывая, что и как собираюсь сделать, и подготавливаясь к ритуалу. Наконец, пришел банн Теаган и сказал, что Йован готов.
   Йован действительно умудрился начертить на полу что-то похожее на неровный круг с различными символами, чтобы было проще концентрироваться, достал немного крови Коннора, как он пояснил, для привязки, поговорил с Леорой и теперь нуждался только в жертве.
   - Жертва в центре круга для концентрации? - спросил я, становясь у края круга.
   - Желательно.
   - Нож, - скомандовал я и протянул руку в сторону.
   После небольшой заминки банн Теаган подал мне свой нож. Разрезав запястья и отшвырнув нож, я позвал свою кровь. И насыщенная жизнью кровь потекла из моих ран, воспаряя двумя тонкими струйками, и, повинуясь моей воле, направилась в центр начертанной Йованом фигуры. Сегодня операция, привычная мне по лечению людей, давалась тяжело - слишком много жизни я сконцентрировал в своей крови. Наконец, собрав четыре-пять литров своей крови в компактный шар, я остановился.
   - Вот твоя жертва, действуй, - выдавил я из себя.
   Такая потеря крови и жизненной силы изнуряла даже мое перенасыщенное жизнью тело и мою магию, столь привычную восстанавливать.
   - И как с этим работать? - ошеломленно выдохнул маг крови.
   - Как с кровью жертвы, - ответил я. - Не думай лишнего, действуй.
   Йован кивнул и сам взялся за нож. Струйка его крови ударила в мой шар, прошла его насквозь и прихватила с собой, превратившись в кровяное копье, ударившее в Леору и окатившее её кровью. А через мгновение Старшая Заклинательница потеряла сознание и рухнула на пол.
   - Как она? - спросил я. - Ты не переусердствовал со своим копьем?
   - Она дышит, - ответил спустя минуту банн Теаган, сев на корточки рядом с эльфийкой.
   - Она в Фэйде. Ритуал прошел успешно. Теперь все зависит только от Леоры.
   Кивнув, я затянул свои раны и только потом позволил себе потерять сознание.
   ***
   Очнулся я на кровати в богато украшенной комнате. Поборов предательскую слабость и поднявшись на ноги, я поковылял к двери. Обнаружив невдалеке лестницу вниз, я направился к ней.
   - Командор, ты очнулся! - услышал я радостный рев Джори, достигнув середины лестницы.
   А через несколько секунд на лестнице показался и сам рыцарь с явственно читаемым намерением сграбастать меня на радостях.
   - Джори, не надо! - возопил я. - Ты меня сломаешь, я и так едва хожу. Лучше скажи, как Леора.
   - Она уже очнулась, - ответил Серый Страж. - Коннор тоже пришел в норму, демон повержен. Сейчас Леора и Йован внизу, обсуждают что-то с Изольдой.
   - Помоги мне спуститься, - попросил я.
   Как выяснилось, предметом обсуждения было ничто иное, как дальнейшая судьба Коннора. Теаган говорил, что мальчика следует отправить в Круг, Изольда и Йован возражали, хотя маг признавал, что может не справиться с обучением мальчика один. Леора отмалчивалась.
   - Отправить в Круг? - переспросил я. - Не советую, не факт, что выживет.
   - Особенно сейчас, когда Круг придется создавать заново, - поддержала меня эльфийка. -Ирвинг говорил по собственному опыту, что когда Круг теряет подавляющее большинство магов и набирается заново из магов других Кругов, взаимовыручка между чужаками никакая, а образование сильно страдает. Ученики часто гибнут от рук храмовников или заваливают Истязание. А уж если храмовники узнают про излеченную одержимость, точно убьют для гарантии.
   - Так что же, ему магом отступником стать? - спросила арлесса.
   - Пожалуй, мы сможем о нем позаботиться. Да и Йован нам поможет. Но в замке ему лучше не оставаться.
   В конечном итоге, нам удалось избежать упоминания о разрушенном Круге и уговорить Изольду отпустить сына с нами. В результате отряд вырос на ещё одного мага и его юного ученика. А потом я занялся Еамоном.
   - Неслабая демонесса, - ошеломленно сказал я, осмотрев арла. - Если бы арл был эльфом, я бы сказал, что это легендарная усенера. Но вогнать в такой "сон" человека. В общем, ничего ему не грозит, яд его не убьет. Но выводить его из этого сна я в одиночку не решусь. Будь он эльфом и не потрать я все силы на спасение мальчика, можно было бы попробовать. Или, если бы здесь была Винн. Но у неё других дел хватает. Так что пусть пока полежит и поспит. Спать так он может очень долго без вреда для себя.
   - То есть все равно надо продолжать искать Прах Андрасте? - робко спросила Изольда.
   - Ищите, хуже не будет, - ответил я. - А я пока подумаю и поищу возможности помочь.
   - По моей информации, брат Джентиви из Денерима вышел на след Урны, - сказал Теаган.
   - Учту, - кивнул я.
   ***
   Вскоре мы покинули Редклиф, обсудив с банном Теаганом военную помощь против Мора. Как выяснилось, реально помочь он не мог, так что мне все-таки придется лечить Еамона. Наш отряд, выросший на одного мага и одного ученика, направлялся назад к тому месту, где маги Круга вышли на берег. К моменту выхода из деревни я достаточно восстановился, чтобы идти самостоятельно, но чувствовал себя усталым. Леора тоже чувствовала себя не лучшим образом. В результате, путь обратно занял гораздо больше времени, чем путь в деревню, особенно, если учитывать возросшее число путников, на которых приходилось накладывать ускорение, и то, что Алистеру пришлось нести мальчика.
   Но любой путь рано или поздно кончается, так что мы достигли временной стоянки магов. Естественно, их там уже не было, и мы отправились по дороге следом за союзниками. Догнали мы магов только невдалеке от Лотеринга.

Глава 7. Далийцы.

   - Какой кошмар, - сказал кто-то из магов, увидев с высоты дороги обгорелые руины Лотеринга.
   - Это Мор, - ответил ему Алистер.
   - Н-надеюсь, мы не столкнемся с теми, кто сотворил это?
   - С порождениями? Столкнемся, но не сейчас. Они ушли назад на Глубинные Тропы, зимовать. Там в большинстве мест гораздо теплее, чем на поверхности. Нам ещё повезло, что Мор начался в Ферелдене - в более теплых странах порождения были бы активны круглый год.
   - Пройдем дальше по дороге или углубимся в лес возле Лотеринга? - спросил совета Ирвинг.
   - Вряд ли мы встретим в лесу что-то опаснее моровых волков и медведей, - ответила Тамарель. - Во всяком случае, когда я тут жила, ничего особенно опасного тут не водилось. Но можно пройти до следующей деревеньки. Думаю, она тоже уже покинута и, возможно, разрушена.
   - Днем пути раньше, днем пути позже - не очень важно, - заметил я. - Можно пройти до дороги на Гварен и некоторое время идти по ней. Но рано или поздно к лесу придется приспосабливаться. Так что лучше начать сейчас, чтобы на Гваренской дороге не сильно следить. Мы быстро пересечем её и углубимся дальше в лес. Конечно, поначалу идти по лесу будет тяжело, но надо привыкать.
   - Привыкать действительно надо. И лучше, чтобы нас не видели на Гваренской дороге, - сказал Первый Заклинатель, после чего повысил голос. - Ну что, маги, пошли в лес. Маги огня, постарайтесь не применять огненных шаров. Без следа из поваленных деревьев мы обойдемся. Да и сжигать лес без надобности не стоит.
   ***
   Путь по лесу наглядно показал, что одеваются маги совершенно неправильно. Длинная мантия хороша на дороге, но не в лесу, где она цепляется за каждый куст. К сожалению, с учеотм масштабов проблемы, сделать мы с этим пока ничего не могли, не становясь на длительную стоянку. Чего, в свою очередь, делать крайне не хотелось. Хорошо хоть, с едой пока проблем не было - дичь в лесу все-таки не перевелась, несмотря на моровых животных, да и запасы из Башни были истощены не до конца.
   На пятый день пути по лесу состоялась первая встреча с далийцами. Наш истрепанный отряд только успел пересечь гваренскую дорогу и углубиться в лес на пару часов пешего хода, как навстречу первым магам из кустов вышли трое далийцев в кожаных доспехах поверх шерстяной одежды, вооруженные луками. В качестве адекватного ответа маги окутались каменной броней. Точнее, с учетом грунта, скорее земляной. Тем не менее, нас поняли - нападать, особенно на такую толпу, эльфы не стали. Но луки не убрали.
   - Алистер, где договора? - спросил я.
   - У меня.
   - Передай мне, и, если можно, побыстрее.
   Некоторое время экс-храмовник копался в своих вещах, после чего протянул мне шкатулку с договорами Серых Стражей. Медленно и торжественно, неся шкатулку на вытянутых руках, я вышел из-за спин магов рухнувшего Круга.
   - Орден Серых Стражей приветствует своих союзников из числа вольных эльфийских кланов и взывает к древним договорам, заключенным между нами. Я - Ирлайн Сурана, исполняющий обязанности командора Ордена в Ферелдене. Кто будет говорить от лица вашего клана?
   - Хранительница Маретари, - ответил сероволосый охотник. - Джунар, предупреди её. Кто с вами, Серые Стражи?
   Один из его спутников отступил и скрылся в лесу.
   - Наши союзники из Круга Магов. Но я не собираюсь привлекать их к переговорам. Они подождут здесь.
   Ирвинг медленно кивнул. Я же принялся припоминать, где мне в смутно памятной уже игре встречалось имя Хранительницы.
   - Ирлайн, ты же не собираешься идти к эльфам в одиночку! - возмутилась Леора.
   - Не больше двух спутников, - ответил ей предводитель эльфов.
   - Хорошо, - кивнул я, после чего повернулся к Старшей Заклинательнице. - Леора, не хочешь ли отправиться со мной на познавательную прогулку в гости к Хранительнице этого клана?
   ***
   Охотник, назвавшийся Фенарелем, повел нас к эльфийскому лагерю. Первым, что мы с Леорой увидели, оказались аравели, легендарные "сухопутные корабли" далийских эльфов. Выглядели они достаточно внушительно, порождая вопрос о том, как подобный транспорт мог передвигаться по достаточно густому лесу, если там даже одинокому магу подчас пройти трудно. Впрочем, если сравнить аккуратный шаг сопровождавшего нас Фенарела и мой собственный, сопровождаемый спотыканием на каждом пятом корне, то я не удивлюсь, если далийцы сумеют провести аравел между двумя соседними деревьями, даже если любому видно, что он туда не пройдет.
   Увидав издали загон для халл, мы прошли между двумя аравелами и оказались в центре этого небольшого эльфийского лагеря, где нас уже ждала беловолосая эльфийка в одеянии из кожи какого-то животного и с посохом мага за спиной. Очевидно, в отличие от своих родичей, Хранительница не сильно нуждалась в защите от холода, предпочитая вместо этого свободу движений. В принципе, Винн, будучи целительницей, тоже так могла, как и многие маги, специализирующиеся на огненной стихии, но, все-таки, даже самые стойкие к холоду маги Круга предпочитали длинные и теплые зимние мантии. Остальные эльфы подобным похвастать не могли, будучи одеты во всю ту же шерстяную одежду, судя по всему, из шерсти халл. В общем и целом, эльфы были одеты гораздо практичнее магов круга, что стоило зять на заметку. Окажись на месте Леоры в её слегка драной мантии обычная женщина, заботящаяся о своем внешнем виде, она тотчас бы испытала как минимум мучительный стыд при виде аккуратных долиек. Но Старшая Заклинательница о внешности вспоминала пока нечасто - так сказалась жизнь в Круге, хотя её белые мантии и ушли в прошлое. Причем вспоминала по-прежнему только в одном ключе - стараться не выглядеть привлекательной, но чтобы одежда при этом не мешала.
   - Я Маретари, Хранительница клана Сабраэ, - представилась эльфийка.
   - Леора, Старшая Заклинательница бывшего Круга магов.
   - Ирлайн Сурана, исполняющий обязанности командора Ордена Серых Стражей. Кровавый целитель.
   Мои ожидания оправдались - эльфийка застыла. Потому что по моей левой руке струилась моя кровь, без труда выходя за пределы кожи и возвращаясь обратно в сосуды. Подобный, малоэффективный, но быстрый способ выпустить свою кровь я выучил совсем недавно, после того ритуала в замке Редклиф.
   - Но это же легенда, - сказала потрясенная Маретари.
   Леора тихо засмеялась. Хранительница с выражением крайнего удивления на лице выглядела действительно забавно.
   - Любую легенду об Алартане можно вернуть к жизни. Не к этому ли стремятся Хранители? - мягко улыбнулся я.
   - Кровавый целитель, Ar'healdlin... Живой кровавый целитель...
   - Давайте обсудим это позже. Сейчас я бы хотел поговорить об этом договоре между Орденом Серых Стражей и далийскими эльфами.
   С этими словами я открыл шкатулку и достал из неё соответствующий договор, украшенный геральдическим грифоном Серых Стражей. После этого уже потянулось деловое обсуждение. Хранительница от лица далийских кланов договор признала. И согласилась пропустить магов Круга. Не удивлюсь, если основную роль в такой покладистости сыграл тот факт, что я кровавый целитель. После чего Маретари сообщила, что, к сожалению, её клан не способен выделить достаточное количество гонцов к другим кланам, в связи с чем предложила сопроводить нас к крупнейшему клану этих мест, возглавляемому Хранителем Затрианом и остановившемуся ближе к Денериму.
   - Похоже, потери моего клана от Мора продолжатся, - сказала эльфийка.
   - Потери? - переспросил я. - Столкнулись с порождениями или моровыми существами?
   - Один из наших охотников погиб от контакта с зараженным Скверной артефактом. Второй исчез.
   - Случайно не от зеркала в том аравеле? - указал я рукой. - Зеркало-артефакт... Элувиан?
   - Ты хорошо знаешь историю для того, кто родом из эльфинажа, юный эльф. Да, это именно Элувиан.
   - Зачем вы везете его с собой? - спросил я.
   - Моя ученица хочет попытаться его восстановить, - ответила Маретари.
   - Можно посмотреть? Я все-таки вынужденный специалист по Скверне, может что посоветую.
   После этого мы направились к аравелю. Рядом с зеркалом сидела темноволосая эльфийка в странно выглядящей теплой мантии.
   - Это Меррилл, моя Первая, - представила её Хранительница. - Меррилл, Серый Страж пришел посмотреть на оскверненный Элувиан, раз уж ты не согласилась его оставить.
   - Ты позволишь подойти? - обратился я к девушке.
   Меррилл молча отодвинулась, позволяя мне дотронуться до зеркала. Что-то в зеркале было подобным порождениям. Андорал во мне явственно скривился. Возможно, Алистер бы смог сказать точнее, сколь сильна Скверна, но он остался с магами. Впрочем, я знал это и так. Покрутив в руках осколок зеркала, я положил его назад к раме.
   - Один охотник погиб. Второй ведь прошел через зеркало? - спросил я. - Боюсь, он стал гулем. Зеркало осквернено, но, возможно, подлежит восстановлению. Проблема в том, что любой, осмелившийся им воспользоваться, станет гулем. Или, если очень повезет, умрет. Слишком много Скверны.
   - Бедный Тамлен. Ужасая судьба. Но неужели ничего нельзя сделать? - спросила Меррилл.
   Некоторое время я молча вспоминал события Dragon Age II.
   - Со Скверной? Нет, сделать ничего нельзя. Живое существо, например мабари, наглотавшегося крови порождений, можно вылечить от очень малого количества Скверны. Но не магический предмет. Теоретически, зеркало можно сделать слабо заразным, поместив в него достаточно могущественного демона из Фэйда и тем самым "оттенив" Скверну. Именно демона, духам это просто не интересно. Но и тогда зеркало будет бесполезно - стоит только его восстановить, как из него тут же вылезет демон. И либо убьет тебя, либо сделает одержимой. А Скверна в зеркале при этом снова станет активной. Так что, даже если ты победишь демона, воспользоваться зеркалом не сможешь. Этот Элувиан потерян. Но его осколки можно использовать для поиска других, целых Элувианов.
   - Как? - возбужденно спросила ученица Хранительницы.
   - Я не знаю конкретного метода, но знаю, кого тебе стоит об этом спросить - Финна и его говорящую статую. Искали же как-то эти зеркала маги Тевинтера.
   Выяснив от Хранительницы, что вожделенный источник информации вместе с другими магами скоро будет здесь, Меррилл развела какую-то бурную деятельность и практически выставила нас из аравеля. Впрочем, мы не особо упирались.
   - Ты уверен, что сказать ей про Финна было хорошей идеей? - спросила Леора. - Я, конечно, понимаю, что скоро бы он сам узнал про зеркало, но все же...
   - Я уверен ровно в одном - если на Тедасе ещё есть хоть один целый Элувиан, и если Меррилл хоть вполовину так же помешана на истории, как Финн, то они этот целый Элувиан найдут.
   - И будет одной ожившей легендой больше, - констатировала Леора.
   - Это будет хорошо, - улыбнулась Хранительница. - Но если говорить о легендах... Никогда не думала, что встречу кровавого целителя.
   - Это вкрадчивая попытка напроситься в ученики? - поинтересовался я. - Что ж, могу научить азам, время в совместном путешествии будет. Но знание для двоих - тебя и твоей ученицы, в обмен на знание для двоих. Меня и Леоры. Если, конечно, она не будет возражать против учебы.
   - Естественно, я не против новых знаний, - фыркнула Старшая Заклинательница. - О многих умениях далийских Хранителей ходят легенды.
   - Что именно тебя интересует? - спросила Маретари.
   - Заклинание ускорения это хорошо для небольшого отряда, но есть и более быстрые индивидуальные способы перемещения, - продолжал я. - Говорят, далийские хранители умеют уходить под землю и перемещаться на значительные расстояния, сливаясь с корнями деревьев. Я хотел бы научиться этому.
   На пару минут воцарилось молчание.
   - Это редкое умение даже среди Хранителей, но я им владею и могу научить, - сказала, наконец, Маретари. - Я хочу лишь одного - пообещайте, что никогда не передадите этих знаний тому, кто не принадлежит к эльфийской расе, а с любого ученика-эльфа возьмете то же обещание.
   - Обещаю.
   - Обещаю, - эхом повторила Леора.
   ***
   Вскоре маги присоединились к эльфийскому лагерю. Едва услышав про Элувиан, Финн рванул посмотреть на него, после чего они с Меррилл завели разговор со статуей Елены Зиновии. Впрочем, я к нему не прислушивался, усевшись на границе далийского лагеря. Леора, Винн и Ирвинг погрузились в хлопоты по временному обустройству магов, Мирель, как и некоторые другие дети-маги, присоединилась к детям далийцев, заворожено слушавшим легенды, рассказываемые пожилым сказителем Паивелом. Тамарель отправилась на охоту вместе с лучниками клана, Джори и Алистер тоже были заняты делом, а Давет вот уже полчаса стоял парализованным - магесса, за которой он попытался приударить, его поведения не одобрила.
   Так что сидел я в гордом одиночестве и даже не заметил, как ко мне почти неслышно подошла Хранительница.
   - Над чем размышляешь? - поинтересовалась Маретари.
   - О настоящем, о будущем. О себе. О далийских эльфах.
   - Интересные темы для размышления.
   - О своем настоящем я знаю. Леора, Мирель и, естественно, Мор. О будущем имеет смысл размышлять только после Мора, если выживу. А вот о вас, далийских эльфах... Смысл вечного странствия в первые столетия после падения Дэйлов я ещё понимаю - выжить и, заодно, собрать обломки наследия Арлатана. Но почему вы сейчас все ещё странствуете? Кочевой путь развитию культуры не способствует.
   - Умный юноша, - сказала Хранительница. - И ты абсолютно прав - время кланов и накопления обломков наследия Арлатана и Дэйлов прошло. Чтобы развиваться дальше, большинство далийцев должно осесть в одном месте и выстроить свой город. Но мы не можем этого сделать.
   - И что мешает?
   - Церковь, - ответила Маретари. - Как ты понимаешь, хранители следят за обстановкой в человеческих странах и сопоставляют собранную информацию каждое десятилетие, так что мы постоянно в курсе ситуации в мире. Так вот, Церковь Света объединяет человеческие государства и, фактически, стоит над ними. Держится она, как ты понимаешь, на религиозном рвении. Основной и наиболее действенный инструмент Церкви - Возвышенный Поход. Вот только все последние Походы Церковь Света проиграла. Следующий Поход обязан быть победоносным, иначе Церкви не поможет репутация борцов с малефиками и одержимыми. Кстати, подозреваю, что в последний век Церковь хочет от Кругов стабильный и мощный поток отступников, чтобы их могли побеждать храмовники. Но вернемся к нужде Церкви Света в победоносном Возвышенном Походе. Идти снова на кунари или Тевинтер чревато поражением. Нужен враг, против которого можно объединить все андрастианские страны, но которого можно с гарантией победить. Против разрозненных кланов Возвышенный Поход не поднять. Одиночный город гномов им тоже не подходит. Посему, стоит церковникам узнать, что далийцы во множестве остановились на одном месте и отстраиваются, как мы станем целью столь вожделенного Церковью Возвышенного Похода. И нам, с только что построенными поселениями, его не отбить. Если далийцы осядут на одном месте, то это будет означать гибель для большинства и охоту за оставшимися кланами. А Церковь Света восстановит свое единство и влияние. До падения Церкви мы не можем развиваться дальше.
   - Подозреваю, что ждать распада Церкви Света осталось не долго, - ответил я. - Она уже окончательно прогнила.
   ***
   На следующее утро я проснулся довольно рано. Конечно, жизнь в Башне Круга приучила всех магов к достаточно некомфортным условиям для жизни, но спокойно спать посреди леса было несколько затруднительно. Все-таки, мы привыкли к крыше над головой, пусть даже это крыша достаточно холодной каменной башни. Опытом походной жизни обладали единицы.
   Убедившись, что заснуть не получится, я поднялся на ноги и направился к границе лагеря. Поприветствовав одного из стоящих на страже лучников, в котором узнал нашего проводника до далийского лагеря, Фенареля, я сел на одну из деревянных скамей, которые эльфы в небольшом количестве установили по всему лагерю. Использовали их обычно когда надо было что-то на них поставить, и вокруг костра, чтобы повара, жарящие добычу охотников, могли сидеть.
   - Почему вы вышли нас встречать? - спросил я охотника. - Сами мы бы на клан не натолкнулись. Да ещё в таком составе. Не спорь, трое эльфов-лучников против отряда это красивый жест, но несколько самоубийственный.
   - Думаю, ты не удивишься, если я скажу, что там было полклана включая Хранительницу? Мы же не самоубийцы. А что касается причин, то лучше уж это, чем спешный переезд. В то, что вы пойдете на конфликт, никто не верил - когда идут сражаться, детей с собой не берут. Так что вы явно не были жителями ближайшего человеческого поселения, с которыми у нас возникли трения. То, что вы от кого-то бежите, стало ясно сразу, то что вы маги - тоже. А встречать магов-беглецов мы привыкли.
   ***
   Весь следующий день ушел на сборы далийцев и попытки понять, насколько хорошо, точнее плохо, маги умеют двигаться по лесу. Пытаться их быстро научить было бы бесполезным, что вызывало определенную необходимость приспосабливаться. Впрочем, меня это не затронуло - Маретари оторвала ученицу от осколков Элувиана, выкинула большинство, раз уж, как удалось выяснить у Елены Зиновии, для поискового ритуала вполне хватало одного осколка. После чего, язвительно прокомментировав идею немедленно отправиться на поиски комплекта Огней Арлатана, могущих оказаться в гномьих пещерах, погнала Меррилл учиться. Как мне потом удалось узнать, Финн высказывал то же намерение отправиться на поиски немедленно, но Ирвинг быстро заставил отложить путешествие, как и затею распаковать часть библиотеки и поискать информацию о том тейге, где предполагалось искать Огни. Так что следующий день был посвящен обмену знаниями.
   Вооружившись своими заметками, сделанными в те дни, когда я сам осваивал кровавое целительство, я пытался научить Маретари и Меррилл чувствовать собственную жизненную силу и управлять ей.
   - ... так что самое важное - удержаться от какого-либо взаимодействия с Фэйдом. Кровавое целительство работает с жизнь напрямую, не затрагивая ничего по ту сторону Завесы. Поэтому у магов крови будут огромные проблемы с освоением кровавого целительства - придется ломать свои привычки, - завершил я импровизированную лекцию.
   От какой-либо практики в такой суматохе было решено воздержаться, так что когда я закончил свою часть, мы дождались Леоры, после чего Хранительница приступила к повторению той речи, которую она годы назад сказала своей ученице.
   ***
   Наутро далийцы замаскировали кострище, спрятали скамейки и свои вещи в аравели, запрягли халл и приготовились двигаться. Маги от них отстали не сильно, так как уже немного привыкли странствовать. Так что уже через несколько часов после рассвета все были готовы к путешествию. Часть эльфов сели в свои аравели и приготовились направлять халл, остальные собирались путешествовать пешком. Всех детей, как далийских, так и учеников рухнувшего Круга, тоже посадили в аравели. Маретари направилась в голову колонны, к нам же подошла Меррилл.
   - Хранительница послала меня, чтобы я держала перед вами прокладываемый ей путь через лес, - сообщила она. - Сказала, что так будет быстрее, да и мне надо тренироваться. Вы готовы?
   - Да, - ответил Первый Заклинатель.
   А потом мы узнали, как аравели могут двигаться по лесу. Власть далийских Хранителей над живой природой потрясала. Густой кустарник расступался перед эльфами и их халлами, открывая удобную тропу. Выступающие из земли корни, о которые столь часто спотыкались маги в первый день путешествия по лесу, прятались в землю, стоило только Маретари или её ученице обратить на них внимание. Дикий лес превращался в ровную дорогу, по которой халлы без труда тянули аравели. А за нашими спинами лес постепенно возвращался в нормальное состояние.
   Когда же наш путь пересек овраг, Маретари ненадолго застыла на своем остановившемся аравеле, прикрыв глаза. А затем из земли показались корни деревьев. Уже спустя несколько минут перед нами был достаточно прочный мост. Аравели двинулись дальше. Когда же до моста добрались маги Круга, Меррилл первой пересекла овраг, но на той стороне задержалась, ожидая, пока все пройдут. А затем принялась возвращать корни на место.
   - Слишком сильное воздействие, - пояснила она магам. - Само не пройдет. Особенно, если учитывать, что корни переплетены. Если бы мы оставили "мост" в покое, то это был бы знак, что здесь были далийцы. Клубок корней, который был бы здесь через день, не только вреден местным деревьям, но и мог бы послужить как мост для преследователей. В общем, лучше вернуть все на место.
   В общем, путешествие по лесу с далийцами оказалось значительно более быстрым, чем без них. За день мы преодолели расстояние, значительно большее, чем ожидали все, кроме самих эльфов. Далийцы же честно сказали, что маги и Серые Стражи тихоходы и что из-за нас приходится задерживаться.
   Следующим препятствием, которое потребовало задержки, послужила плотная стена деревьев, встреченная на третий день совместного путешествия. В этот раз задержались мы почти на полчаса, в течение которых Маретари стояла перед одним из деревьев этого заслона.
   - Что Маретари делает? - спросил я у Меррилл.
   - Собирается оживить дерево, - ответила мне ученица Хранительницы. - Судя по всему, кто-то из Хранителей других кланов не пожалел времени на эту загородку. Можно было бы обойти, но с одного края овраги, с другого - болото. Так что придется делать брешь, это все равно быстрее получится.
   Когда Маретари закончила свое дело и устало опустила руки, дерево начало шевелиться. Следующие пару минут мы наблюдали, как новосотворенный сильван высвобождает свои ноги из земли и медленно сдвигается в сторону, открывая проход, достаточно широкий для аравелей. Когда мы миновали стену, он столь же медленно вернулся на место.
   - Надеюсь, мы с подобным ещё раз не столкнемся, - сказала Маретари, когда маги восстанавливали ей ману по её просьбе. - Я все-таки не Затриан и не Илшае, сильваны не моя сильная сторона. Всю ману потратила, да и времени много. Но по болоту идти или самой дерево двигать было бы ещё дольше.
   ***
   - Уже неплохо, - прокомментировала Маретари мою попытку слиться с землей и корнями. - Но не обольщайся, до того, чтобы полностью погрузиться, слиться с природой и попытаться двигаться под землей вам обоим ещё не меньше недели надо учиться. Да и скорость поначалу будет не быстрее пешего хода.
   - А как у тебя с попытками почувствовать собственную жизнь? - спросил я, аккуратно освобождая ноги.
   - Чего-то вроде достигла, но проверять пока не решаюсь.
   - Предлагаю попробовать, - пожал плечами я. - Для начала жизнь вместе с кровью, как я начинал.
   - На ком? Пациентов при смерти, как в твоем случае было, у нас сейчас нет.
   - А я на что? Меня так убить будет очень сложно, так что это хороший метод избежать риска. Таким способом для начала можно будет обойтись без адаптации твоей крови под излечиваемого и контролировать при этом количество крови. И это хорошо - слишком велик риск получить вместо подходящей крови яд неопределенной силы.
   Через несколько минут я спокойно сидел и следил за попытками Маретари гнать свою кровь и свою жизнь по моему телу. Леора в это время вернулась к безопасным упражнениям, показанным Хранительницей ещё в начале учебы.
   - А синхронизировать биение сердца с пациентом кто будет? - поинтересовался я у магессы.
   И Маретари попыталась последовать моему напоминанию. Не очень успешно, так что пришлось взять синхронизацию на себя. Раньше я влиял на себя и свое сердцебиение, но сейчас, когда часть моей крови смешана с кровью Маретари, я вполне мог сделать часть работы за неё. И вот уже моя кровь течет по венам Хранительницы и я аккуратно влияю на неё. А потом медленно ослабляю контроль, оставляя слияние полностью на усмотрение Маретари.
   - Плохо, - прокомментировал я, разрывая контакт. - В нормальных условиях тебе излечиваемый помогать не станет. Но для первой попытки терпимо.
   ***
   Путешествие продолжалось. Взаимная учеба тоже. В конечном итоге и я, и Леора все-таки научились перемещаться под землей как Хранители. Правда, точность перемещения оставляла желать лучшего, да и дальность была сравнительно невелика - чуть меньше сотни шагов. Конечно, кольцо мне помогало, так что я даже слегка обгонял Леору. Но до практически инстинктивного ухода под землю, который демонстрировала Маретари, нам обоим было очень и очень далеко.
   Кстати, в тот день, я все-таки смог осуществить первую удачную попытку перемещения, хотя и всего на десяток шагов, Маретари сказала нам прерваться, а сама отправилась к своему аравелю. Вернулась она с каким-то кожаным свертком, оказавшимся кожаным одеянием, как у неё самой и у Меррилл. Разве что фасон у этого конкретного экземпляра был мужской.
   - Уровня ученика Хранителя ты сегодня достиг, - сказала она мне, протягивая далийскую мантию. - Я создала и зачаровала пару мантий ещё до появления у меня ученицы, когда ещё не было ясно, какого пола будет следующий хранитель клана Сабраэ. Женская одежда досталась Меррилл, когда она достаточно повзрослела, мужская - тебе.
   Подарок оказался весьма кстати - моя мантия мага Круга за время пути по лесу серьезно истрепалась. Так что я оделся как Хранитель уже на следующий день, после того, как мантию подогнали под меня. Конечно, мантия далийского мага была более прохладной одеждой, чем дырявая мантия, в которую я был одет до этого, но с учетом того, что я был неплохим целителем и холод с успехом игнорировал, это не было серьезным недостатком. А уж перемещаться по лесу в ней было несравнимо удобнее. Леора получила свою обновку, которую начали изготавливать, когда Маретари согласилась учить нас, уже через два дня. Старшая Заклинательница, преуспев в магии холода, обрела определенную стойкость к пониженным температурам, но, в силу привычки, скрывать свое тело под одеждой от храмовников, предпочла обратиться к мастеру Илену. В конечном итоге, после того, как Леора все-таки надела далийскую мантию на далийскую же одежду, отличить нас по виду от настоящих Хранителей смогли бы немногие. Выдавало нас разве что отсутствие валаслин, татуировок на лицах.
   ***
   - Вот и заканчивается долгое бегство Круга, - сказал я Ирвингу, когда поутру, вместо того, чтобы начать очередной дневной переход, Маретари разослала охотников на поиски лагеря клана, возглавляемого Затрианом.
   - Согласен, в лес мы ушли достаточно глубоко. Следы запутали. Пора обустраиваться.
   - Теперь нам нужен либо обширный комплекс пещер, либо руины времен Арлатана. Второе гораздо лучше, будет проще обживать. Да и магам земли особо стараться не придется, равняя стены.
   - Зато есть риск наткнуться на нежить, - покачал головой старик.
   - Магов огня с нами много, так что с нежитью разберемся. Надо будет расспросить клан Затриана про окрестные руины. В том, что в глубине леса найдется какой-нибудь форпост павшего Арлатана я практически уверен. Мелкие руины тут есть во множестве, так что и город наверняка был, для которого они играли роль пограничных фортов. Или хотя бы полноценная крепость, нас она тоже устроит. Где-нибудь на полуострове ближе к океану должна найтись.
   - Это было бы идеально. Под открытым небом нас, магов селиться не тянет, мы слишком к этому непривычны.
   - Кстати, как там наши исследователи зеркала? Все ещё рвутся искать Огни?
   - Естественно, - ответил Первый Заклинатель. - Мне удалось отговорить Финна от затеи пойти на поиски зимой, но по весне, когда мы найдем, где поселиться, он планирует сорваться с места и пойти к гномам. Будет у них узнавать, как попасть в тейг Кадаш.
   - Надо будет поговорить с этими поисковиками.
   После этого Ирвинг встал со скамейки и отправился произносить речь перед магами. Я же отправился на поиски Финна и Меррилл. Поиск не затянулся - любители истории были обнаружены в аравеле, обжитом Меррилл в компании со статуей и обломком Элувиана.
   - Вы все-таки собираетесь в Кадаш? - поинтересовался я.
   - Тоже будешь отговаривать? Ты не понимаешь, насколько это важно! - возмутилась Меррилл.
   - Не понимаю, - кивнул я. - Но отговаривать не собираюсь. Хочу только, чтобы вы задались вопросом, как будете вдвоем до Орзамара добираться. Два мага через весь Ферелден. Особенно сейчас, когда храмовники, должно быть, в бешенстве. А также задайтесь вопросом о том, с какой стати гномам вас в свой город впускать. И тем более показывать вам карты Глубинных Троп.
   Следующие две минуты они молча придумывали аргументы для гномов.
   - Успокойтесь, можете не придумывать, как убедить гномов. Нам, Серым Стражам, все равно весной в Орзамар надо, помощь от гномов получать. Так что можем вас взять, вместе с Серыми Стражами вы в город попадете без труда. А с походом в Глубинные Тропы посмотрим. Но у Маретари и Ирвинга сами отпрашивайтесь.
   - Только весной... - грустно сказал Финн.
   - А до поздней весны ты в Орзамар все равно не попадешь. Горные перевалы сейчас непроходимы.
   - Спасибо за предложение, Ирлайн, - поблагодарила Меррилл. - Им действительно стоит воспользоваться. Пойду к Хранительнице, отпрашиваться.
   Разобравшись с нашими фанатами истории, я пошел на поиски своих Серых Стражей. Первой обнаружилась Тамарель, за время похода замечательно поладившая с охотниками далийцев. Вот и сейчас она устроила соревнование по стрельбе с Джунаром. Понаблюдав немного за этой парочкой лучников, я пошел дальше.
   Следующим мне встретился Алистер, стоявший невдалеке от построенного на скорую руку загона для халл.
   - Знаешь, есть места, где эти рога ценятся очень и очень дорого. Считается, что они могут использоваться для лечения болезней.
   - Это в Тевинтере, - ответил я. - А есть места, где очень и очень ценятся шкурки охотников на халл. И мы сейчас именно в таких местах.
   - Шкурки охотников, хорошо сказано! - усмехнулась Марен, смотрительница халл. - Только шкурки мы не снимаем, лень. Браконьеров мы просто используем в качестве мишени для стрел.
   При этом она не прекращала осматривать копыто халлы.
   - Что-нибудь серьезное? - поинтересовался я. - Магическое исцеление нужно?
   - Намечается трещина в копыте, не более того. Пока можно обойтись без мага, но нагружать её не стоит. Вовремя мы остановились. Еще день пути и могло стать сильно хуже.
   - Понятно, - кивнул я.
   - Ирлайн, скажи, какие наши планы? - спросил меня Алистер.
   - Добраться до Затриана. Убедить его разослать посланников к остальным кланам. Перезимовать, не дав сцепиться магам и далийцам. А по весне - в Орзамар.
   - А как же арл Еамон?
   - Скажу честно, не знаю. Теоретически, я подозреваю, где можно найти "Прах Андрасте". Но надо сверить по картам. И я не уверен, не потратим ли мы лето в пустых скачках по горам. Так что сначала в Орзамар, там хотя бы ясно, что делать. Потом если успеем, займемся "Прахом". В противном случае войска Редклиффа придется вести в бой банну Теагану.
   - Арл точно не умрет?
   - Если его никто специально не убьет, не должен. Демонесса честно выполнила свою часть договора. Даже удивительно.
   Пообщавшись ещё немного с Алистером и подошедшим к нам Джори, я отправился на поиски последнего Серого Стража, Давета. Обнаружил я бывшего денеримского вора примерно через полчаса поисков. Причем, аккуратно связанным и прислоненным к колесу аравеля.
   - Кто это тебя так? - удивился я.
   Связанный вор что-то промычал через импровизированный кляп. На развязывание Давета ушло несколько минут - вязали его качественно.
   - И кто тебя оглушил и связал? - поинтересовался я, когда он избавился от кляпа, стоило мне освободить руки.
   - Не оглушали меня. Магесса чокнутая парализовала! Я к ней ласково...
   - А связала тебя тоже она? Сомневаюсь, слишком уж умелые узлы.
   - Нет, связывала меня дикая эльфийка.
   - Далийка, проще говоря. И почему же они объединились?
   Как выяснилось, Давет во время путешествия проявлял совершенно излишнюю настойчивость в общении с девушками. Привыкнув в Денериме к своей популярности у местных девушек, он искренне не понимал, как на него, ныне героического Серого Стража, могут не обращать благосклонного внимания.
   - А когда ты, с точки зрения девушки за которой пытаешься ухаживать, становишься слишком назойливым, она принимает меры. Понятно. Что я могу сказать, если далийки уже с магессами сговариваться начали, то объединение перед лицом Мора состоится. Вот только это будет объединение против Серых Стражей. Так что уйми, пожалуйста, свою любвеобильность. Особенно, на предстоящий визит в лагерь Затриана и его клана. Иначе это может очень плохо закончится.
   - Не убьют же меня...
   - Именно, что убьют, - оборвал я его. - Причем я не гарантирую, что эта смерть будет легкой. Я тут порасспросил далийцев о том клане, к которому мы направляемся. Так вот, если ты попытаешься пристать к Ланайе, ученице Затрана, то умрешь с гарантией. И очень-очень быстро. А потом мне придется извиняться перед Затрианом за твои действия, а ему - за свою ученицу. В худшем случае, вообще переговоры сорвешь. Да и от ухаживаний за другими далийками стоит воздержаться - не они, так та же Ланайа покалечит.
   - Но...
   - Давет, далийцы не связываются с людьми. Никогда. По той простой причине, что ребенок от такого союза будет человеком, а нас, эльфов, и так немного осталось. Жительницы эльфинажей ещё, бывает, вступают в подобные отношения, но крайне редко. Так что ничего тебе с эльфийками не светит, пойми это. Если уж совсем невмоготу, попробуй подцепить человеческую магессу. Только выбери ту, которая не сможет тебя прибить походя.
   ***
   Через день вернулся один из охотников в сопровождении незнакомой сероволосой эльфийки, назвавшейся Митрой. Как выяснилось, он сумел отыскать лагерь Затриана и его клана, после чего Хранитель отправил её к нам в качестве проводницы.
   Пока Маретари и напросившаяся с ней Меррилл готовились к путешествию, я занялся собственным отрядом. В конечном итоге Давета решили с собой на первую встречу не брать, а присмотреть за ним оставили Джори и Тамарель. Со мной вызвалась пойти Леора, а в качестве второго Серого Cтража выступал Алистер, который по-прежнему нес договора. Потом я направился к Ирвингу, который на этих переговорах должен был представлять Круг.
   - Первый Заклинатель, вы владеете оборотничеством? Просто я видел у вас в кабинете работы Флемет...
   - Да, я оборотень и весьма неплохой. Но в чем дело?
   - Эльфа изобразить сможете?
   - Это невозможно, - ответил Первый Заклинатель. - Во всяком случае, для меня. Чтобы принять облик другого существа, надо его и его повадки для начала постичь. Эльфов постигать бессмысленно - слишком похожи на людей.
   - Жаль. Хотел замаскировать вас для местных эльфов и не только. Не стоит сразу демонстрировать, что здесь Круг. Нам не нужны проблемы с Затрианом. Извините, но на Серого Стража вы не тянете.
   - Ты все равно берёшь с собой Леору. Она - Старший Заклинатель, пусть и представляет Круг. Пойду её проинструктирую.
   Через полчаса группа под предводительством Митры выступила.

Глава 8. Хозяйка Леса.

   - Aneth ara, Маретари, Меррилл, - поприветствовал наших спутниц лысый эльф в одеянии Хранителя. - Не ожидал, что пути наших кланов вновь пересекутся. Особенно удивительно, что вы пришли со столь неожиданного направления. Если я не ошибаюсь, ваш клан всегда обитал к северу от нас.
   - После крайне неприятного события мы покинули те места, - ответила Маретари. - Но и в другой части леса наш клан не нашел покоя. Сначала новый конфликт с людьми, потом весьма интересная встреча.
   - Как я понимаю, встреча с твоими нынешними спутниками, Маретари? Представьтесь, гости нашего клана?
   - Ирлайн Сурана, исполняющий обязанности командора Серых Стражей в Ферелдене. Со мной, мой брат по ордену Алистер и Старшая Заклинательница Леора, представительница Круга Магов, нашего уважаемого союзника.
   - Судя по мантиям, ты взяла их в ученики и ведешь по путям далийской магии, Маретари. Интересно, какова была причина подобного доверия.
   - Знание за знание, - невозмутимо ответил я.
   Выдержать испытующий взгляд старого Хранителя было весьма затруднительно.
   - Что ж, каково бы ни было полученное тобой знание, Маретари, будем надеяться, что оно того стоит, - сказал в итоге Затриан. - Если Серые Стражи прибыли, чтобы сообщить о Море на юге, то в этом нет нужды. Я уже почувствовал его. Я бы уже увел клан на север, будь у нас возможность двигаться. Увы, её у нас нет.
   - Как я понимаю, у вас есть собственные проблемы. В чем они заключаются? - поинтересовался Алистер.
   - Хранитель, как я понимаю, ученики на этих переговорах не нужны? - поинтересовалась Ланайа. - Тогда мы с Меррилл пойдем. Мы давно не виделись, и нам хотелось бы поговорить.
   - Хорошо, ступайте, - отпустила девушек Маретари.
   - Алистер, раз уж ты вызвался, проведи переговоры, - попросил я. - Ты же знаешь, я не любитель долгого общения.
   Причина моей просьбы была крайне проста - я не желал находиться рядом с Затрианом дольше необходимого. Зря я попытался ощутить создателя легендарного проклятья своими чувствами Кровавого Целителя - теперь он и его метод продления жизни не вызывали у меня ничего, кроме брезгливости.
   Свалив таким образом переговоры на Алистера, я отправился на небольшую прогулку по лагерю. Леора, немного поколебавшись, отправилась за мной. В этом клане было значительно больше эльфов, чем в клане Сабраэ, так что и лагерь их занимал весьма значительную территорию. Тем не менее, особых проблем с поиском главного костра и устроившегося около него кланового сказителя не возникло. У костра мы и устроились. Я спокойно сел на скамью и прикрыл глаза, слушая речь сказителя, к середине которой мы подоспели. Леора села рядом и прижалась ко мне. Некоторое время на нас периодически косились, но прерывать кланового сказителя никто не стал. Наконец, сказитель договорил.
   - Нечасто у нашего клана бывают гости, - обратил он внимание на нас. - Особенно столь необычные. Меня зовут Сарел, я сказитель нашего клана.
   - Ирлайн, маг-целитель. Исполняющий обязанности командора Серых Стражей, - представился я.
   - Леора, отступница по классификации Церкви Света.
   - Кого здесь интересует мнение шемленской церкви, - фыркнул какой-то охотник. - Но маг-целитель это хорошо. Может, сможешь помочь нашим больным. Или хотя бы с проблемой Элоры разобраться.
   - На раненых посмотрю, но чуть позже. А что за проблема у Элоры? - осведомился я.
   - Да с халлами ранеными мучается, недавно очередное нападение было. Вы ведь уже знаете об оборотнях? Так вот, несколько халл пострадало. Теперь Элора пытается понять, кто ещё ранен и как, соответственно, помочь. Кстати, почему "исполняющий обязанности"?
   - Потому, что никто из уцелевших Стражей не захотел брать обязанности на себя. Так где Элора и халлы?
   Получив объяснения, я поднялся на ноги и направился к загону для халл, стоявшему в низине. Элора была рядом с загоном и как раз осматривала одну из халл. Закрыв глаза и замерев на месте, я попытался ощутить состояние гордых животных. До постановки точных диагнозов мне было далеко, но уж больную халлу от здоровой я отличить сумею - целительские покои отточили навык в отношении людей, а путешествие с далийцами позволило мне ради интереса научиться оценивать состояние халл.
   - Помощь нужна? - громко спросил я.
   Элора вздрогнула и повернулась ко мне.
   - О Гилан'найн, я не слышала, как ты подошел! Но чем ты можешь помочь? Заклинаниями?
   - Именно. Я маг-целитель.
   - Понять бы для начала, кто из халл пострадал...
   В ответ я молча указал рукой на одну из раненых халл, затем на следующую и дальше, пока не перебрал всех пострадавших.
   - И ты сходу это определил?
   - Не сходу, я уже минут десять здесь стою. Мне, конечно, до Винн далеко, но здоровое существо от больного может отличить любой опытный маг-целитель, если времени хватает, - невозмутимо ответил я.
   О том, что способы, которыми определяли раненых я и Винн были совершенно различны, я предпочел умолчать - Затриану я не доверял совершенно.
   - Маг лишним не будет, - ответила Элора.
   ***
   Когда первая помощь всем халлам была оказана и я вернулся к костру, то обнаружил, что Леора где-то в эльфийском лагере достала тонкую книжку в кожаной обложке и теперь увлеченно её читала.
   - О чем книга? - поинтересовался я, усаживаясь рядом. - И откуда она?
   - О том, как один из далийских кланов от Второго Мора спасался, - ответила эльфийка, не отрываясь от чтения. - Я одного местного охотника с его девушкой помирила, вот он и отдарился.
   Алистер появился только через полчаса.
   - Ну как прошли переговоры? - спросил я его.
   - Затриан договора признал, - мрачно ответил Серый Страж. - Вот только помочь ничем не может - на клан напали оборотни. В клане слишком много раненых, которым скоро грозит трансформация в кровожадное чудовище.
   - Оборотни? Источник проклятья известен?
   - Затриан считает, что источником является огромный волк по прозвищу Бешеный Клык. Затриан сегодня утром, ещё до нашего прибытия, отправил трех лучших охотников его выследить и убить, но не вернулся ещё никто. Если и они волка не убьют, то эльфам придется запереться в лагере, не имея возможность что-либо изменить.
   - Понятно... - протянул я. - Увы, проклятье оборотничества я снимать не умею. А если другие далийские кланы узнают про оборотней в лесу, им будет не до Мора. Судя по всему, придется заняться охотой на оборотней. Пожалуй, мне имеет смысл завтра поутру отправиться в лес, посмотреть, что там творится. Если повезет, отыщу эту троицу охотников.
   - Ты же не пойдешь один! - возмутился Алистер.
   - Извини, но и ты, и остальные Серые Стражи будете мне только обузой. Выследить в лесу любого из нас, кроме Тамарель, для оборотней будет очень просто. У меня, когда я перемещаюсь, уходя под землю, по крайней мере след рваный. Да и сбежать я могу быстро. Драться я не собираюсь, а рисковать излишним количеством членов Ордена не стоит - нам ещё с гномами договариваться и Архидемона убивать.
   - Ты же не надеешься, что я отпущу тебя в одиночку? Я-то тоже перемещаться умею, - заявила Леора.
   - Так хочется риска? - спросил я.
   - Твоя идея об одиночной прогулке по лесу это самоубийство! Не с твоим владением боевой магией против оборотней идти.
   - А что с Мирель будет, если мы оба погибнем? - попытался я её отговорить.
   - И это говорит её кровный брат?
   В общем, долгие уговоры ни к чему не привели - Леора по-прежнему собиралась отправиться со мной.
   ***
   Ближе к вечеру, когда книга о Хранителе Илорене Леорой была уже дочитана и перешла ко мне, нам удалось поговорить с Меррилл и Ланайей. Когда мы их нашли, довольные встречей девушки сидели возле аравеля и о чем-то разговаривали.
   - Целитель и начинающая сводня, - поприветствовала нас Ланайа. - Ирлайн, спасибо тебе за помощь с халлами, а вот что касается твоей подруги... Зачем надо было вмешиваться? Хорошо, что особого вреда от того, что Каммен и Гхейна открыто встречаются, не будет.
   - А вы предпочли бы, чтобы Каммен и дальше мучился?
   - Если бы не оборотни и связанный с ними запрет идти в лес, Каммен давно бы подстрелил какого-нибудь зверя. Если верить его наставнику Атрасу, после двух лет напряженной учебы, Камен все-таки научился ходить достаточно тихо.
   - Извините, но став Старшим Заклинателем, я довольно скоро привыкла, что подобные бытовые проблемы должны решаться максимально быстро. У магов и общих проблем хватает. Хотя, в основном, личной жизнью магов занимался сам Ирвинг и изредка покойный Торрин в своей незабвенной манере, - Леора скривилась.
   - До сих пор помню, как он сказал какому-то ученику примерно следующее: "Идеалист, как я вижу. Что ж, если ты собираешься изменить мир, то тебе лучше приступать. Мира, ждущего изменения, много".
   - Этому ученику ещё повезло, Торрин был в хорошем настроении. Подчас он ещё ехидней, - улыбнулась Леора.
   - Ну у вас в Круге и учителя! - удивилась Ланайа.
   - Какие есть, - ответил я. - А твой учитель, Затриан. Каков он?
   - Затриан... Он всегда серьезный и печальный. Он многое потерял за свою долгую жизнь и эти потери тяготят его.
   - Что за потери ты имеешь в виду? - поинтересовался я. - Потерял в битве с людьми большую часть клана и семью? Или что-то другое?
   - Он потерял обоих детей. Действительно из-за людей, вот только не в битве.
   - Ланайа, ты никогда не говорила об этом. Расскажи, пожалуйста, - состроила жалобную мордашку Меррилл.
   - Хорошо, слушайте, - сказала ученица Хранителя и поведала нам короткую печальную историю детей Затриана.
   - Спасибо за историю, - задумчиво сказал я, когда Ланайа завершила свой рассказ. - У него есть, за что ненавидеть жителей той деревни. Интересно, если бы все пришедшие сюда Серые Стражи были бы людьми, он бы сразу выставил нас из лагеря или чуть подождал?
   - Не знаю, - ответила Ланайа. - Ладно, сейчас довольно поздно и я хотела бы отдохнуть.
   Эльфийка поднялась со скамьи и поднялась по ступенькам в свой аравель, остановившись ровно в дверном проеме, после чего повернулась к остановившейся рядом Меррилл, что-то ей тихо сказав. Мы же с Леорой направились назад к костру, дочитывать книгу в моем случае и слушать Сарела в её.
   - Завтра после того как проснемся, надо будет попросить привести в лагерь Ирвинга.
   - Зачем? - поинтересовалась Старшая Заклинательница.
   - Потому, что мы направляемся в опасный лес. И если Алистер меня на переговорах заменить сможет...
   - Ты хочешь сказать, что если я так хочу рискнуть, то переговоры придется передать Ирвингу? Хорошо, передам. Так ты меня не отговоришь!
   В ответ я только тихо вздохнул.
   ***
   Сразу по пробуждению, я обратился к Маретари и сообщил о своем решении отправиться вглубь леса на разведку. В связи с чем, попросил её послать одного из сопровождавших нас охотников в лагерь, чтобы привести Ирвинга.
   Вернулся охотник ближе к полудню, неся в руках мантию и посох. Сопровождал его достаточно крупный дикий кот. Добравшись до далийского лагеря, кот требовательно мяукнул и скрылся в кустарнике за одним из аравелей. Вскоре из кустов показалась рука, в которую далиец и вложил мантию. Наконец, уже одетый Первый Заклинатель вышел из кустов и забрал у охотника свой посох.
   - Что вы на меня так смотрите? - поинтересовался он. - Я старый человек, не буду же я прямо так по лесу бегать за опытным охотником. В зверином облике я хоть от него не отстаю.
   - Ирвинг, если не трудно, изобразите, что вы одинокий маг-отступник, - попросил я, подойдя вплотную. - Хранитель в курсе, но не стоит пока остальным знать, что Круг здесь, а вы сейчас его представляете.
   - Почему?
   - Оборотни, - ответил я. - Я совсем не уверен, что это безмозглые животные, так что не стоит перед ними раскрываться.
   - Так ты идешь? - громко спросила меня Леора.
   - Да, - сообщил я, после чего эльфийка ушла под землю, чтобы вынырнуть на противоположном конце лагеря.
   - А куда вы идете? - спросил Ирвинг.
   - К оборотням, на разведку, - ответил я, тоже уходя под землю.
   ***
   Удалившись от лагеря на достаточное расстояние, чтобы нас не было видно его обитателям. Мы резко замедлись - нарваться на засаду не хотелось. Уменьшение длины прыжка примерно вдвое, позволило мне дольше оставаться под землей, чем я и воспользовался, тратя образовавшееся время под землей на прощупывание поверхности на наличие живых существ. К счастью, мы с Леорой во время прыжка чувствовали наличие спутника, в связи с чем, могли появиться на поверхности почти синхронно. Показавшись на поверхности, я снова прощупывал лес и намечал следующую точку, куда собирался попасть.
   Через пару часов мы достигли небольшой речки, даже скорее крупного ручья, пересекшего наш путь и текущего глубже в лес.
   - Предлагаю пойти вдоль речки. Источник воды нужен даже оборотням, так что возможно, мы придем куда надо либо найдем лагерь троицы охотников.
   Мои слова начет охотников оказались пророческими - после очередного прыжка я почувствовал эльфа где-то на грани восприятия.
   - Похоже, что мы нашли одно из охотников, - тихо сказал я. - На той стороне притока.
   До охотника добирались медленно и аккуратно, так как риск попасть в засаду рядом с ним был велик - он мог служить приманкой. Наконец, убедившись в относительной безопасности того места, где находился охотник, мы вынырнули из земли. Эльф лежал на земле без сознания.
   Когда я убедился, что других живых существ ряом нет, Леора встала на стражу, а я занялся больным, аккуратно перевернув его на спину.
   - Рана не очень тяжелая, - констатировал я, осмотрев следы укуса. - Такое впечатление, что его укусили, оглушили и оттащили почти к самому далийскому лагерю. После чего он очнулся и смог себя вчерне перевязать. Во всяком случае, патрули сюда должны изредка доходить, так что его специально подкинули. Что вызывает вопросы о том, так ли неразумны эти оборотни.
   - То есть оборотни достаточно разумны, чтобы подкинуть раненого эльфам, предоставляя им выбор - убить его, так как он станет оборотнем, или кормить больного.
   - Похоже на то. Ладно попытаюсь разобраться, что с ним, - сказал я, разрезая ладони.
   - Не боишься подхватить проклятье? - спросила Леора.
   - Не боюсь, Андорал во мне не даст. У меня уже есть связь с одним из обитателей Фэйда, так что стать оборотнем мне не грозит. Да и охотник пока ещё не способен заразить. В любом случае, надо попытаться понять, почему он потерял сознание - рана не настолько серьезна, а тело ещё не должно было начать перестраиваться.
   Когда моя кровь хлынула в вены охотника и я ощутил его тело, я сразу почувствовал отток жизненной силы из его тела, но дальше процесс познания не пошел, несмотря на мои старания. А потом я словно увидел, как среди изменчивых просторов Фэйда приподнял голову дремавший на скале Андорал. И посмотрел на охотника через мои глаза.
   Дракон цепей... Нет, эта презрительная кличка Андоралу подходила слабо. Скорее уж, дракон ограничений, связей и законов.
   - Ирлайн, у тебя глаза пожелтели! - тихо сказала Леора. - И зрачки вытянулись.
   - Это Андорал, - ответил я. - Сейчас все придет в норму. Зато костяк проклятья оборотней вчерне увидел. Теперь можно изучать подробнее. Так, где тут идет отток жизни...
   Сочтя свою часть работы выполненной, Андорал вновь задремал, а мои глаза пришли в норму. Разбирался в проклятье я ещё несколько минут, пока не осознал более-менее четко его структуру.
   - Занятно, - сказал я в итоге. - Я примерно понял структуру проклятья. Ладно, отнесем охотника в лагерь.
   Леора слегка проморозила речку, после чего мы прошли по ледяному мостику и понесли охотника к лагерю. Нас никто не преследовал.
   ***
   Сдав раненого Митре, мы отправились на поиски Ирвинга. Первой, впрочем, обнаружилась Маретари, разговаривавшая со сказителем Сарелом. Когда мы ей сообщили, что нужно обсудить оборотней, она попрощалась и отправилась с нами. Первый Заклинатель обнаружился на скамейке в центре лагеря.
   - Вы уже вернулись? - удивился он.
   - Наткнулись на раненого охотника, - ответил я. - Заодно, в проклятье разобрался. Думаю, вы поняли, как именно.
   Маретари медленно кивнула.
   - Судя по всему, какому-то идиоту пришел в голову занятный способ продлить жизнь, - продолжал я. - Он создал проклятье, превращающее в оборотней. Естественно, чтобы превращение произошло, нужно зараженного предварительно ослабить, что достигается оттоком жизненных сил в пользу автора проклятья, продлевая его жизнь. Чтобы ослабленный выжил, оборотней связали с каким-то духом, что и не дает умереть. Этот волк Бешеный Клык, судя по всему, служит образцом, по которому и преобразуются оборотни. Волка же связали с духом, тем самым замкнув проклятье. Так, как автор проклятья не связан с волком напрямую, ему трансформация не грозит. Вот такая милая гадость.
   - Интересно... Как лечить, разобрался? - поинтересовался Ирвинг.
   - Побить автора и заставить снять, других путей пока не вижу. Ладно, судя по всему, оборотни вполне разумны, так что имеет смысл попытаться вызвать их предводителей на переговоры. Если получится, ждите вестника с призывом туда - будем общаться. Устраивать полноценную битву я не хочу - слишком велики будут потери. Маретари, не дайте Затриану начать драку на переговорах. Ирвинг, не забудьте изобразить мага-одиночку. И, если не трудно, посторожите в зверином облике в лесу недалеко от лагеря. Чтобы вестника стрелами не утыкали.
   Пока ошеломленные маги подбирали слова, я снова ушел под землю.
   ***
   Вернувшись к тому месту, где лежал охотник, мы прыгнули на ближайший холм, после проверки, что на нем нет опасных живых существ, естественно. Опасных живых существ не нашлось, в отличие от небольшого водопада, у подножия которого мы увидели что-то черное и мохнатое. Зато на холме нашелся могильный камень, украшенный рунами. Вернее, его верхушка - остальное скрывалось под землей.
   - Тевинтеровские символы для удержания чего-то. Похоже, нежити, - сообщила Леора, осмотрев их.
   - Погребенный здесь явно не хотел, чтобы его неживая охрана разбежалась, а до него добрались осквернители могил. Вот только место выбрал очень неудачно. Хотя, возможно, в его время Завеса не была столь тонкой, и духов тут было мало. Как ты думаешь, что сильваны сделают с нежитью? - спросил я.
   - Духи леса не любят демонов и нежить, так что уничтожат, - ответила Леора. - Но это ты к чему?
   - Видишь полянку с деревьями и речку, вдоль которой мы шли? Перемещаемся сразу за речку. Сможешь? Просто я заметил, что что-то тебя сегодня задерживает. Какой-то совсем не магический предмет взяла с собой?
   - Да книжку от Каммена. Оставить негде было.
   - Понятно. Ладно, держи мое кольцо, поможет, - ответил я, снимая кольцо, способствующее магии природы.
   - Спасибо, - сказа Леора, надев кольцо. - Но что ты собираешься делать?
   - Стравить нежить с сильванами. Готова?
   Дождавшись кивка, я пнул могильный камень, сбивая один из знаков, после чего резко ушел под землю. Леора последовала за мной. Вынырнули мы уже за рекой, после чего Леора вернула мне кольцо. А на покинутом холме быстро выкапывались ревенант и его свита. Выкопавшись, обнаружили нас и побежали с холма в нашем направлении. Прямо на группу сильванов.
   ***
   - Интересный был бой, - сказал я, пока девять сильванов медленно возвращались на свои места.
   - Особенно забавным был один из сильванов, рванувший в ближний бой. Ну, насколько дерево может рвануть.
   - Судя по всему, это был сильван, одержимый демоном ярости, вот и бросился. Мне интереснее вылезающие из земли корни, которыми атаковали другие сильваны. Как ты думаешь, это были их корни? Вроде длины хватать не должно.
   - Сомневаюсь, их корни еще надо было снова закопать в землю. Скорее всего, это были корни окрестных деревьев.
   - То есть собственные корни для этого не нужны, - задумчиво сказал я. - А значит, мы можем научиться чему-нибудь подобному. Надо будет с Маретари поговорить. Очень уж удобный вид атаки.
   - Интересно, что это за лагерь одинокого охотника, - сказала Леора, оглядывая поле боя нежити с деревьями.
   - Где?
   - Вон там, за самым большим сильваном.
   - Абсолютно не разрушенный лагерь без хозяина за рощей сильванов, один из которых одержим демоном гнева? Иллюзия работы какого-то демона. В лесу-то Завесы нет, вот и вылез. Без чего-то, развеивающего иллюзии лучше не соваться.
   - Пошли, останки нежити осмотрим, - предложила эльфийка.
   ***
   Оставив обнаруженный у ревенанта странного вида цельнометаллический шлем, который все равно нам был бесполезен, я пошел к самому большому сильвану. Ждать, пока древний дуб перестанет изображать из себя дерево и заговорит, пришлось около минуты.
   - Хмм... Что за тварь пред мной стоит и с древом древним говорит? - произнес наконец дуб.
   - То эльфов маги, дух лесной, стоят сейчас перед тобой.
   Следующие несколько минут мы под тихий смех Леоры перебрасывались рифмованными двустишьями скверного качества, для чего мне пришлось изрядно поднапрячь воображение. Особенную проблему создавало то, что ферелденский все-таки не был моим родным языком, а был получен от того несчастного мага, поглощенного мной в Фэйде. К счастью, ни я, ни дуб особо не торопили собеседника, так что времени хватало. Наконец, выяснив про желудь и получив направление к лагерю отшельника, я отошел от дуба.
   - Что б я еще раз заговорил с этим деревом без нужды, - устало сказал я.
   Старшая Заклинательница рассмеялась в голос.
   ***
   Очень скоро мы наткнулись на сплошную стену тумана, окутывавшую солидный участок леса. Вот тут оборотни нас, наконец, засекли, но нападать не стали, вместо этого скрывшись в тумане. Впрочем, с учетом того, что мы стояли на довольно крутом холме, добраться до нас было хотя и возможно, но довольно рискованно, да и мы сумели бы сбежать.
   - Вот и логово оборотней, - прокомментировала эльфийка. - Я бы не стала пытаться обойти туман под землей, опасно. Придется искать проход.
   - Давай к отшельнику наведаемся, желудь заберем.
   Так мы и перемещались с холма на холм, не спускаясь в проходы между ними. Когда выяснилось, что отшельник говорит исключительно вопросами, я, ещё не забывший дуб, едва не взвыл, в связи с чем переговоры взяла на себя Леора. В итоге она обменяла искомый желудь на свою книжку.
   - Интересно, чем он так достал духов леса, что "деревья начали сговариваться против него"? - задумчиво сказал я.
   - Не удивлюсь, если как раз похищением желудя или чем-то подобным.
   ***
   На этот раз мы молча протянули желудь его владельцу, не вступая в стихотворные состязания. Выслушав стихотворную благодарность Великого Дуба, я взял протянутую им ветку, легко отделившуюся от него.
   - Интересная вещица, - сказал я, рассматривая медленно перемещающуюся под моими пальцами древесину посоха. - Очень интересная. Не возражаешь, если я оставлю посох себе?
   - Мне подаренного тобой посоха Тлаксиуса хватит. Так что оставляй.
   Бросив полученный ещё после Истязания посох на труп какой-то нежити, я сжал в руке свой новый посох, пропуская сквозь него магию. И мой кулак слился с древесиной, тут же оплетшей тонкими веточками мою кисть, создав импровизированную перчатку. Пара веточек дотянулись до кольца и оплели его, соединив два магических предмета воедино. А потом я ушел под землю и перенесся на другой конец поляны. Эффект от посоха не замедлил сказаться - так легко мне ещё не было.
   - Да, интересная и полезная вещица, - сказал я. - Надо будет проверить, насколько от этого посоха вырастет дальность перемещения. Кстати, теперь можно и на тот брошенный лагерь посмотреть - если верить дубу, посох развеет иллюзии.
   Я оказался совершенно прав - иллюзия брошенного лагеря немедленно развеялась, стоило мне подойти ближе. После чего нам пришлось сражаться с тенью, создавшей эту иллюзию. Покопавшись в разрушенном сундуке, я обнаружил серебряное кольцо с аметистом, судя по всему, сделанное гномами, которое спрятал в сумку.
   - Думаю, этот отшельник заинтересуется. При случае надо будет предложить. Или Ирвингу покажем, - пояснил я.
   ***
   Туман развеялся, стоило только нам приблизиться. Естественно, не весь, а только участок сплошной туманной стены, расположенный на том холме, на котором мы находились. Я прощупал пространство, закономерно обнаружил живых существ где-то в руинах. Переместившись к входу в руины и замерев под землей, я прощупал поверхность, никого не нашел на некотором расстоянии, успокоился и вынырнул одновременно с Леорой.
   А через мгновение на Леору бросился оборотень, которого я не сумел ощутить, сбивая её с ног и нанося удары лапами. Эльфийка ещё успела заслониться рукой, не давая оборотню добраться до её горла, и ударить молнией вокруг себя, убив и слегка поджарив напавшего.
   Я бросился к Леоре и рывком отшвырнул от неё оборотня. Выглядела Старшая Заклинательница жутко, но это меня слабо интересовало. Разрезав ножом свои ладони, я направил свою кровь в её тело, заставляя затихающее сердце биться, а правое легкое, которое осталось не пробитым осколком ребра, в отличие от левого, снова дышать. Эльфийка была без сознания, но оставалась жива, пока я её поддерживал. Вот только укус оборотня и проклятье никуда не делись. И ещё никуда не исчезли оборотни в руинах.
   Добраться до лагеря я бы не смог, у меня был всего один, максимум два коротких прыжка. Нести Леору было тяжело, но кольцо и посох помогли мне, а в ней сейчас текла моя измененная кровь и моя жизнь, объединяя нас. И я сумел уйти под землю, чтобы вывалиться из исполинского корня на нижнем уровне руин, на отшибе их логова, где оборотни не стали бы искать нас. Положив раненую на уступ стелящегося по полу корня, я продолжал поддерживать её жизнь.
   А потом за моей спиной послышалось рычание оборотня, резко оборвавшееся после слов "Бегун, остановись!".
   - Здравствуй, дух, - раздраженно произнес я, пытаясь не дать проклятью начать преобразовывать тело Леоры и одновременно хоть частично пресекая отток жизни. - Специально ведь шли на переговоры. Никого из оборотней не убивали...
   - Прошу прощения, Бегун и его помощники иногда слишком рьяно меня защищают, - сказала она, вставая так, чтобы мог увидеть её. Вернее, её обвитые древесными корнями отчасти материальные ноги, так как я не поднимал взгляда от тела Леоры.
   - Прощением делу не поможешь. К чему ты стремишься, несущая проклятье? И к чему стремятся твои оборотни? Зачем все эти нападения?
   Следующие несколько минут я слушал Хозяйку Леса и её историю, дополнившую вчерашний рассказ Ланайи.
   - И теперь вы хотите, чтобы Затриан снял проклятье, - подытожил я. - Что же, пошли гонца к далийскому лагерю. Я предупредил Ирвинга, что собираюсь добиться переговоров, как только понял, что оборотни разумны. Увы, я не в состоянии позвать переговорщиков самостоятельно. Пусть твой вестник позовет мага-отступника Ирвинга и Хранителей Маретари и Затриана на переговоры. Я уже предупредил Ирвинга и Маретари. А теперь попрошу не мешать.
   ***
   Проклятье удалось заблокировать с большим трудом. Фактически, я был вынужден полностью контролировать кровь и жизнь Леоры, обращая вспять текущую в её ослабленном теле трансформацию, попутно превращая свою кровь в кровь Старшей Заклинательницы прямо в жилах, останавливая преобразование моей-её крови в кровь оборотня. Она не должна была выжить после таких ран, но жила за счет моей крови и моей магии. Я работал за пределами своих возможностей, фактически осознанно управляя сразу двумя телами и большей частью процессов, проистекающих в теле Леоры. Это было очень тяжело, ещё вчера я не вооброжал даже возможность подобного, но сейчас я работал. Ибо так было надо.
   А потом прибыли переговорщики - все пять оставшихся в далийском лагере магов. Затриан и Хозяйка Леса тут же вступили в спор, на который я не обращал внимания, пока Затриан не обратился прямо ко мне.
   - А она сказала тебе, что она и есть Винтерфанг? - спросил он.
   - Я знаю. Я хороший кровавый целитель, - ответил я. - А структура проклятья по раненым вполне понятна.
   На дальнейшие возгласы я почти не реагировал. Естественно, снимать проклятье Затриан отказался. После чего мне удалось бы насладиться воплями Маретари вида "Затриан, ты старый свихнувшийся на мести идиот, готовый рисковать своим кланом, чтобы отомстить тем, кто уже давно мертв!", если бы я не был полностью погружен в лечение. Старый Хранитель было вознамерился устроить драку под предлогом уничтожения Хозяйки Леса и использования сердца Бешеного Клыка в качестве лекарства от проклятья для больных эльфов, но его не поддержала даже собственная ученица, оставшаяся в нейтралитете после того, как я высказал свою оценку ситуации.
   - Не годится, - прокомментировал я идею Затриана. - Леору сейчас держат моя кровь и связь с духом, свойственная всем оборотням. Собственно, эта связь и не дает им умереть при трансформации, несмотря на отток жизни в пользу этого долгоживущего... Что же касается твоей мести, Затриан, то она изрядно протухла.
   Впрочем, на предложение Хозяйки Леса я среагировал ровно так же.
   - ... Я узнала боль и любовь, надежду и страх, все то, что и есть жизнь. Но из всех вещей я не жажду ничего больше, чем конца. Я прошу тебя, мой создатель, положи конец проклятью и мне... Я умоляю тебя... Прояви милосердие, - обратилась она к Затриану.
   - Занятно, любовь в волчьем облике? Или в полуматериальном теле духа? - поинтересовался я. - Не важно, идея ровно настолько же плохая - разрыв связи убьет Леору, несмотря на снятие проклятья. И вообще, тебе лично так хочется перестать быть? А если попытаться разрушить проклятье и переселить тебя, скажем, в дерево? Сделать сильваном?
   - Я уже говорила, волчье тело не одержимо мной, Затриан слил нас воедино. Представь, что от тебя отрубят половину? После снятия проклятья я очень быстро развеюсь, и даже если поместить меня в дерево, я не смогу там прижиться - меня будет слишком мало.
   - И даже если Леора переживет колебание связи в тот миг, когда ты переселишься в дерево, то она умрет с тобой. Не годится, - констатировал я.
   - Да и как ты это реализуешь? - спросила Хозяйка Леса. - Затриан умрет в миг разделения меня и волка, он годы назад истратил свою жизнь, а перехватить процесс переселения никто не успеет. Я обречена и давно поняла это.
   - Положим, поддержать жизнь Затриана некоторое время возможно, - сказала Маретари. - Нашей с Меррилл кровью и жизненной силой в чистом виде. Ирлайн все-таки кое-чему нас успел научить.
   - Маной я его обеспечу, - сообщил Ирвинг. - Но если ты, дух, перестанешь быть сразу после переселения в сильвана, то это бесполезно.
   - Да и связь действительно лучше не прерывать даже в миг переселения, - сообщил я.
   - Переселение духа леса в сильвана имеет вид отделения от тела волка и создания связи с деревом? - спросила Меррилл. - Да? Но тогда, чтобы не повредить Леоре, новую связь надо образовывать с ней, а не с деревом.
   - Причем, фактически сливая их воедино. Это уже даже отдаленно не напоминает демоническую одержимость, - ответил Ирвинг. - Впрочем, живет же так Винн, слившись с духом Веры.
   - Не понял, что вы хотите сотворить? - поинтересовался кто-то из оборотней.
   - Снять проклятье, оставив вашу леди существовать, - ответила ему Ланайа.
   - Иной выход есть? - спросил я.
   - Говорил я, что надо просто убить духа! - заявил Затриан, но никто не обратил на это внимания.
   - Что ж, - вздохнул я. - Если между одержимостью духом и смертью Леора выберет смерть, то у неё ещё будет эта возможность. Да будет так. Готовьтесь к ритуалу.
   Затриан и Хозяйка Леса встали над телом Леоры, Ирвинг начал переливать Затриану ману, а Меррилл и Маретари разрезали руки, выпустив свою кровь в тело Затриана через специально нанесенные раны. Сам ритуал много времени не занял - произнеся какую-то длинную фразу, без которой, судя по всему, вполне можно было обойтись, Затриан покачнулся, а на том месте, где стояла Хозяйка Леса остался труп белого волка. А ещё через десяток секунд Затриан рассыпался прахом, а Маретари устало опустила руки. Ланайа едва успела подхватить Хранительницу, не дав ей упасть на пол.
   Со всех сторон раздавались радостные вопли бывших оборотней, но меня это совсем не интересовало - раны Леоры медленно затягивались.
   ***
   Вскоре мы наблюдали, как бывшие оборотни, облачившись в импровизированную одежду из шкур, а иногда и просто голые, проходили мимо нас к лестнице на первый уровень руин. Состояние Леоры перестало быть критичным, но она все ещё не приходила в сознание. Ни в свое, ни в сознание Хозяйки Леса.
   - Обширные руины, - сказал, наконец, Ирвинг. - Вот только нежити многовато, оборотни только этот уровень и обжили, благо эта лестница ведет прямо к входу. Да и дракон крылатый есть.
   - Откуда знаешь?
   - Бегуна спросил. Они собираются покинуть лес как можно быстрее, Ланайа даже согласилась выделить проводника. Бегун все порывался передать их леди свою благодарность, на что я ответил, что передам, когда она очнется.
   - Этого и следовало ожидать, бывшим оборотням тут не выжить в отсутствие когтей и волчьих инстинктов. А так может и выберутся из леса живыми. Будем очищать и обживать руины?
   - Место интересное, с нежитью разберемся, - Ответил Первый Заклинатель. - Во всяком случае, лучше уж руины, чем лес. Тут хоть крыша над головой есть, да и места хватает. Кстати, мы пока шли, встретили очень удивленного моим появлением мага. Анеирина, бывшего ученика Винн. Он, как выяснилось, вполне нормально жил невдалеке от этого логова оборотней. Анеирин их периодически подлечивал, они его не трогали.
   - Надо будет Винн рассказать, - задумчиво сказал я.
   - Надо. Она до сих пор корит себя за излишне жесткое обращение с мальчиком. Она искренне считала, что храмовники его убили, когда догнали.
   - Мага-целителя убить непросто. А если особенно постараться, то можно качественно изобразить, что умираешь и на действия храмовников не реагируешь. Так, похоже, с Анеирином и было - изобразил смертельно раненого, они и оставили падаль.
   - Возможно, - согласился Ирвинг. - Остановить сердцебиение на время проверки он мог, а что бросили тело, так не сжигать же труп мерзкого мага, как маги Тевинтера поступили с Пророчицей Андрасте. Тем более в лесу, где даже поднявшийся труп никому из последователей Церкви Света не навредит.
   ***
   Леора не приходила в себя четыре дня. За это время Винн успела помириться с Анеирином, а Ирвинг - повести магов на большую очистку руин, едва бывшие оборотни убрались подальше. Показывать им присутствие в этих местах целого Круга, а не одного безобидного старика-отступника, никто не собирался. Нежить и пауки сопротивлялись недолго.
   Небольшую проблему составила только малолетняя драконица, действительно обнаружившаяся на верхнем уровне руин. Но после того, как к ней отправили пару магов, вооруженных книгой "Забота о Драконах", драконица быстро сбежала, оставив кучку блестящего хлама, несколько монет да обломки лука эльфийской работы. Впрочем, обломки это слишком мягко сказано - от лука уцелели только костяные вставки. Что, в общем, и не удивительно - драконья кость портится медленно. Так что сокровищница у драконицы оказалась довольно скромной. После избавления руин от лишних обитателей маги принялись за переноску вещей и облагораживание помещений.
   В конечном итоге зачистка принесла ещё одну часть сильверитового доспеха, найденную в запертом помещении с могилами. Так что я решил доспех все-таки дособирать. Заманивание оставшихся ревенантов к раздраженным сильванам проблем не составило. В конечном итоге в добытый цельнометаллический доспех облачили Джори. Узнать в получившемся сильверитовом големе Джори не смог даже Алистер, пропустивший примерку. Судя по всему, именно для изображения голема доспех и был предназначен. Стоит отметить, что зачаровали его на редкость качественно, в основном на увеличение силы носителя. Таким образом у тевинтеровского магистра получился полноценный магический экзоскелет. Вот только большая часть магии доспеха уходила на то, чтобы Джори мог в нем хоть как-то передвигаться. В общем, боевая ценность доспеха была не очень велика.
   Также осмотр руин принес броню из того же странного металла, что и найденные ещё в Лотеринге сапоги. Так что броню я отдал Тамарель, для комплекта. Правда, исследовавшие доспех маги сказали, что сделан он совсем не из металла. А потом я вспомнил, что у отшельника, если судить по игре, должен был быть шлем. Так и оказалось - безумец радостно поменял древнеэльфийский шлем на найденное в сундуке тени кольцо.
   После ряда проверок, мне удалось понять, почему я не сумел засечь оборотня, напавшего на Леору. Как выяснилось, когда я сливаюсь с корнями, то вместо животных моё ощущение жизни начинает показывать растения. Конечно, положение врагов я инстинктивно определяю по примятой траве, вот только оборотень засел прямо на каком-то обломке колонны, в связи с чем и не был замечен мной.
   На второй день пребывания в бессознательном состоянии с телом Старшей Заклинательницы начали происходить изменения - Леора постепенно покрывалась той же вязью корней, что ранее окутывала как призрачное тело Хозяйки Леса, так и ноги её волчьего вместилища. Когда процесс "обрастания" корнями окончательно завершился, Леора открыла глаза.

Глава 9. Зимнее путешествие.

   - Как ты себя чувствуешь? - спросил я, поинтересовался я, подходя к кровати, на которой лежала Старшая Заклинательница.
   Стоит отметить, что мы с Винн и Андерсом ещё в первый день заселения заняли один из небольших залов под временную версию целительских покоев. Собственно, именно в них и лежала Леора. И именно в них я и проводил большую часть своего времени, благо мои Серые Стражи тоже предпочли крышу над головой и перебрались в бывшие руины, старательно облагораживаемые магами земли.
   - На удивление неплохо после таких ран, - ответила Леора, пытаясь встать. - Почему это место кажется мне знакомым...
   - Шрамов не осталось, - сообщил я.
   И тут она увидела собственные ноги.
   - Так значит это были не просто видения Фэйда, - помертвевшим голосом сказала она и разрыдалась.
   - Тихо, тихо, ничего страшного не произошло, - успокаивал я её.
   - Я одержимая!
   - Да, - кивнул я. - Я, вообще-то, тоже одержим. И Винн. Так что на этом жизнь не кончается.
   Наконец, истерика Леоры прекратилась, сменившись тихими всхлипами в импровизированную подушку.
   - Что с Мирель? - поинтересовалась она, успокоившись.
   - Помогает разбирать библиотеку, - ответил я.
   - Какие залы вы присмотрели под библиотеку? То обиталище нежити на втором уровне, где ещё колдовской ужас обитал? Или мой полуразрушенный зал с корнями? - спросила Леора и застыла. - А откуда я знаю устройство руин...
   - Действительно, бывшее обиталище нежити, - ответил я. - А что касается источника твоего знания...
   - Сама поняла уже, что это знания духа, - грустно сказала эльфийка. - А что с Кругом в целом? И с Ирвингом?
   - Ирвинг на пару с Маретари разбираются в наследии древнеэльфийского воина-мага. Круг постепенно обживается. Сейчас, например, большинство магов переключилось на распаковывание библиотеки, уступив настойчивым просьбам Меррилл, Финна и ещё ряда энтузиастов. Винн сейчас о чем-то говорит со своим бывшим учеником.
   - Откуда взялось упомянутое тобой "наследие"? - поинтересовалась Леора.
   Следующие несколько минут ушли на пересказ истории с филактерией, обнаруженной кем-то из магов. Естественно, знания воинов арканы заинтересовали как Хранительниц, так и Первого Заклинателя. В конечном итоге, после ряда проверок, не демонический ли это обман, было решено, что филактерию пленника аккуратно поставит на алтарь один из магов бывшего Круга. Все-таки, и Ирвинг, и Маретари уже не настолько молоды, чтобы учиться махать мечом и передавать эти знания другим. Теперь они помогали разбираться с методиками воинов арканы и участвовали в написании книги, посвященной этому виду магии.
   ***
   На следующее утро я обнаружил Леору в том самом зале, где ранее обитала Хозяйка Леса. Старшая Заклинательница стояла, положив ладони на один из корней, и не сразу среагировала на мой приход.
   - Почему-то мне комфортно находиться в этом зале, - сообщила она мне, не оборачиваясь. - Я понимаю, что это наведенное, от духа во мне, но...
   - Почему ты всех избегаешь? - спросил я. - Даже с Мирель перебросилась парой слов, сразу скрывшись из виду.
   - Разве я от кого-то скрываюсь? Из этого зала есть прямой проход на верхний уровень подземелий...
   - И ты забилась практически в угол. Лестница-то тут есть, но ей никто не пользуется. Почему ты скрываешься ото всех?
   - Это так удивительно? - сорвалась Леора. - Я - чудовище. Даже больше, чем оборотни!
   - Хозяйки Леса в тебе несоизмеримо больше, чем в оборотне. Но не чудовищности. Их чудовищность и искаженность были вызваны совмещением волка и человека, но в тебе волка нет. Одержимая духом, да. Но чудовище - нет, ты не чудовище.
   - Даже тело уже не совсем мое, с этими корнями. И это, по-твоему, не означает...
   - Не означает, - оборвал я её. - Корни показывают лишь, что Хозяйка Леса сильнее тебя. Но в то же время не похоже, чтобы она жаждала вытеснить тебя и взять под контроль тело. Она не стремилась к этому союзу. Не думаю, что Хозяйка Леса станет постоянно вмешиваться в твою жизнь. Вы сейчас суть две части одного существа. Вот и попытайтесь хотя бы договориться.
   - Что ж, попытаюсь. Других вариантов все равно нет...
   - Ты на церемонию пойдешь? Маретари нас приглашала, как своих учеников.
   - Ты о какой церемонии? - удивилась Леора.
   - Нанесения валаслин. Ещё один эльф вступает во взрослую жизнь.
   - Ты считаешь, что одержимая на церемонии это хороший гость?
   - А ты предпочитаешь вечно прятаться в этом зале?
   ***
   Маретари быстро работала иглами, производя меня впечатление мастера татуировки. Впрочем, я в подобном не разбирался. Посвящаемый во взрослую жизнь эльф сидел на скамейке и не шевелился. Впрочем, было видно, что он с трудом сдерживается.
   - Должно быть, жутко болезнный ритуал, - шепнула Леора.
   - Это символ памяти о том, что утрачено. Символ пути. А что касается болезненности, то вступление во взрослую жизнь того стоит, - пояснила Меррилл.
   - Подозреваю, что валаслин это только огрызок какого-то старого ритуала, потерявшего свою магию. Не удивлюсь, если эти знаки в оригинале должен был наносить Кровавый Целитель, все-таки, именно мои предшественники работали с телами сородичей, а сами символы были насыщены магией до предела. Но сейчас, когда Кровавое Целительство было утрачено, это просто символы.
   - Ты в этом уверен? - спросила Меррилл.
   Я вспомнил Фенриса и его способности, даруемые лириумными татуировками, после чего ответ стал совершенно очевиден.
   - Да, - озвучил я его. - По некоторым источникам информации, в Тевинтере до сих пор периодически пытаются создать что-то подобное, но более мощное, на основе лириумных татуировок. Без особого успеха.
   - Вживление лириума под кожу? Безумцы, это же гарантированная смерть!
   - Рабов у магистров хватает, - пожал плечами я.
   - Обсуждаете валаслин? - поинтересовалась Маретари, закончившая нанесение татуировки.
   - Скорее, связь валаслин и кровавого целительства, - ответил я.
   Следующие несколько минут прошли за обсуждением и доработкой моей идеи.
   - Итак, подведем итог, - сказала Маретари. - Твоя идея состоит в том, что с телами сородичей работали кровавые целители, значит, валаслин тоже наносили они. Учитывая, что речь идет о тех, кто способен в широких пределах управлять собственной кровью, делали они это не красками, а собственной кровью и жизненной силой.
   - Можно попробовать, - сказал я. - На то, чтобы использовать свою кровь вместо чернил, твоего умения хватит.
   - А на ком вы будете пробовать? - поинтересовалась Меррилл. - Это не опасно?
   - Опасно. Потому и пробовать будем на мне, - сообщил я. - Я точно не умру. Да и боль не является проблемой.
   - Не доводилось мне ещё принимать в клан беглых магов Круга. Что ж, готовься. Даровав эльфам кровавое целительство, ты заслужил валаслин. И выбери узор. Меррилл объяснит, что нужно делать. Сегодня скажешь мне, какой узор выбран.
   - А у меня богатый выбор? Богиня целителей это Силаиз? Вот посвященный ей узор и будем делать.
   - То есть, как у меня. Пусть будет так. Готовься к завтрашнему ритуалу.
   - Ты всерьез собираешься рискнуть? - возмущенно поинтересовалась Леора.
   - Риск невелик, я все-таки целитель. От самого ритуала ещё никто не умер, а если толку не будет, я валаслин просто сведу. В худшем случае, буду выглядеть в точности, как далийский Хранитель. Не худшая маскировка.
   В конечном итоге Леора, хоть и осталась недовольной, но признала за мной право на риск.
   ***
   Ритуал был болезненным, очень болезненным. Во всяком случае, так было в течение той пары мгновений, что я позволял себе чувствовать боль. Все остальное время мне было не до того - я стабилизировал узор, формируемый жизненной силой Маретари, заодно блокируя боль. Ещё неделю назад я бы вряд ли справился с требующей подобной точности задачей, но удержание Леоры вынудило меня перейти на новую ступень искусства. Но все заканчивается, закончился и ритуал нанесения валаслин.
   Боль я окончательно победил достаточно быстро. После чего поднялся со скамейки. Чувствовал я себя не самым лучшим образом, но не удержался от применения магии, точнее, простейшего заклинания исцеления.
   - У тебя часть линий валаслин вспыхнула и почти сразу погасла, - тут же заявила Меррилл.
   - Интересно... Это надо будет изучить. Так уже бывало?
   - На моей памяти нет, - ответила Маретари.
   - Похоже, этот метод правильнее устоявшегося за столетия, и для валаслин действительно нужен кровавый целитель. При этом татуировки влияют на магию. Надо будет это изучить при случае.
   ***
   На следующее утро, валаслин перестал быть виден. Впрочем, продолжалась эта невидимость до первого заклинания исцеления, после применения которого, валаслин мягко засияли, но уже через пару секунд угасли. Как показала проверка, светились теперь все части татуировки, а не только несколько линий, как сразу после нанесения.
   Когда я обнаружил это свойство валаслин, то засел за проверку всех известных мне заклинаний. Как выяснилось, цвет свечения моих татуировок при использовании заклинаний школы Созидания совпадал с цветом сопровождающего заклинание светового эффекта. А вот на ослабленную не боевую версию заклинания сна, которым я изредка пользовался для усыпления пациентов, валаслин не прореагировали никак. Слияние с землей сопровождалось мягким нежно-зеленым свечением валаслин, а кровавое целительство - золотистым, хотя и очень тусклым. Школами духа и стихий я вообще не владел, так что вместо полноценных заклинаний пришлось выполнить пару упражнений под присмотром более опытных магов. Мои татуировки не прореагировали на эти упражнения.
   - Очень необычно, - задумчиво сказала Маретари, рассматривая мое лицо. - Того, что валаслин не будет виден, следовало ожидать. Кровь не краска. Я вообще думала, что к сегодняшнему дню и следа не останется, особенно после парочки заклинаний. Но похоже, что твои манипуляции с моей кровью дали эффект. Пожалуй, это стоит изучить.
   - Тогда продолжай тренироваться в кровавом целительстве, пока не сможешь в одиночку повторить то, чего мы сумели добиться, - пожал плечами я.
   - Это-то очевидно. Но сейчас меня интересует, сможешь ли ты в одиночку провести ритуал на мне. Обновлю свои знаки, чтобы было, что исследовать.
   - С магической составляющей справлюсь. С самой татуировкой - нет.
   - Меррилл справится.
   ***
   Повторное нанесение валаслин на лицо Маретари состоялось на следующий день. Эффект от её обновленных татуировок мало чем отличался от наблюдающегося у меня - валаслин начали светиться при использовании некоторых заклинаний. Так что мы предприняли ещё одну проверку - нанесли по моей татуировке на основе крови её лишенную магии версию при помощи все тех же игл и далийских красок. Результат не изменился - валаслин светились от использования магии. Похоже, обычную и кровавую татуировки можно было наносить в любом порядке.
   Меж тем, Леора продолжала избегать всех. Я заметил, что она даже с Мирель общалась только тогда, когда я напоминал, причем в присутствии меня и Ирвинга. Наконец, я решил вызвать эльфийку на серьезный разговор.
   - ... Леора, так почему ты всех избегаешь?
   - Я уже говорила, я одержима. А значит, опасна для окружающих.
   - Я уже отвечал, что это не причина. Я тоже одержим, но это мне не мешает.
   - Ты одержим Андоралом, который на тебя не влияет, - возразила Леора. - Ты знаешь, каково это, идти по незнакомым залам и чувствовать, что они давно изучены? Каково это, чувствовать, что за тобой наблюдают, причем наблюдатель - в тебе? Более того, часть тебя. Каково это, чувствовать, что корни, окутывающие ноги, естественны и иногда живут собственной жизнью. А иногда, повинуются мимолетным желаниям. Вот только не совсем тебя? Каково это, не отделять себя от духа и знать, что при желании она в считанные мгновения перехватит контроль над телом и отсутствующая в лесу Завеса её даже на миг не задержит? Ты говорил, попытаться договориться с духом. Но как, если между нами вообще нет преград? А различны сейчас, по сути, только наши воли? Винн тоже просто говорить, она с духом давно и прочно слилась воедино.
   Вместо ответа я обнял Леору и поцеловал.
   - Я опасна, - сказала она, когда поцелуй закончился. - Прежде всего, для окружающих.
   - То есть, ты не желаешь общаться с магами, так как считаешь себя опасной для окружающих. И в то же время, практически полное отсутствие Завесы в Бресилиане вызывает определенные проблемы. Выход очевиден - отправимся в небольшое путешествие. Не зря мы учились перемещаться. Все равно, до весны Серые Стражи отсюда не уйдут, так что мы как раз успеем попутешествовать и вернуться. А в путешествии, когда рядом нет магов, которым ты можешь угрожать, тебе будет проще принять себя такой, какая ты есть. Заодно я посмотрю, что Логейн успел сотворить в Денериме. И узнаю, как сейчас относятся к Серым Стражам. Да и Ирвинга стоит спросить, не нужно ли что в Денериме достать. Не говоря уже, о разрушении филактерий, хранящихся в церкви столицы. Во всяком случае, я надеюсь, что именно в церкви. Если будет время, ещё куда-нибудь заглянем.
   ***
   Получив от Ирвинга указание присмотреться к защите филактерий, но попусту не рисковать, мы отправились в путь. Конечно, старику не хотелось отпускать одну из двух оставшихся Старших Заклинательниц, но он понимал, что Леоре нужно разобраться в себе. Перед этим, разумеется, я отдал Алистеру ряд команд на случай моего невозвращения, взял полсотни золотых и попросил Винн присмотреть за Мирель, изучавшей сейчас вызов магических молний под наблюдением старших магов. Конечно, до полноценных боевых заклятий кровной сестре было пока далеко, но прогресс чувствовался.
   Сначала я планировал добираться до Денерима напрямик, но потом решил, что небольшой крюк не повредит, а выход к стенам города прямо из леса может создать проблемы. Так что выбраться из леса мы должны были невдалеке от ближайшей к Денериму деревеньки, расположенной на Восточной Дороге.
   Примечательна деревня была ровно двумя вещами: во-первых, она располагалась в полутора днях пути от столицы, а во-вторых, от неё начиналась дорога к давно разрушенной крепости, построенной в этих местах во время войны Империи Тевинтер против местных, тогда ещё полудикарских племен. Построенная генералом Алариком, прежним владельцем тех големоподобных сильверитовых доспехов, крепость давно превратилась в захваченные лесом руины. Что тут скажешь, ни Аларик при строительстве крепости, ни магистр Хараш, его покровитель и создатель доспехов, не рассчитывали, что многочисленные войны и пролитая кровь окончательно разорвут Завесу, превращая Бресилиан в царство лесных духов.
   Дорога эта была основным путем, по которому люди ещё пытались пробраться в лес. Заканчивалось это обычно трупами незадачливых лесорубов или бандитов, решивших разжечь костер в лесу. А потом, после того как сильваны или непосредственно лесные духи уничтожали незваных гостей, опустевшие тела занимали демоны, проникшие через ослабленную Завесу. Если свежеподнявшаяся нежить отправлялась вглубь леса, то скоро переставала существовать. Но если демоны оказывались поудачливее, то нежить из леса выбиралась прямо по дороге, успешно достигая деревни. После чего для устранения ходячих трупов из Денерима спешно присылался отряд храмовников. Впрочем, подобное было редкостью - вот уже много лет заход сколь-нибудь глубоко в Бресилиан приравнивался к самоубийству. От линии же старых имперских фортов на границе леса остался только Форт Дрэйкон, бывший одним из крупнейших. Около этого форта и был впоследствии Денерим, отделенный от леса горой, на которой и расположена эта крепость, зримый символ величия магов-архитекторов Тевинтера и трудов рабов-строителей.
   ***
   Наше путешествие вдоль старой лесной дороги выдалось на редкость спокойным. Путешествовали мы уже привычным методом хранителей, разве что стали более аккуратно относиться к выходу из-под земли, да слегка уменьшили расстояние разового перемещения. Повторения эпизода с нападением оборотня никто не хотел.
   В деревню мы все-таки решили зайти, с целью нормально поесть. Мясо мясом, но нельзя же питаться дичью бесконечно. А тянуть с собой большое количество припасов тоже не хотелось, так как они изрядно усложняли перемещение.
   Парочку "далийских хранителей" люди встретили на редкость настороженно. Собственно, из таверны аккуратно разошлись все, кроме хозяина. Тем не менее, напасть не рискнул никто. Поев, мы направились из деревни, провожаемые недружелюбными взглядами местных жителей. К тому моменту, как местные храмовники, обленившиеся из-за возможности оперативно вызвать помощь из Денерима, среагировали на слова жителей, мы уже неспешно покинули деревню. Погони, как нам сперва показалось, не было.
   - Будут теперь хвалиться, что прогнали магов-отступников, - сказала Леора, оглядываясь на деревню, где уже собиралась толпа, возглавляемая воинами церкви.
   - Интересно, храмовники отправятся за нами? - задумчиво сказал я.
   - А зачем? Если мы пойдем в лес, то они нас не догонят, да и не станут гнаться. А если в Денерим, то с нами храмовники столицы разберутся.
   - Интересно, сможем ли мы подобраться к церкви, когда они туда вернутся? Хочется оставить этим одоспешенным болванам последний "подарок".
   - Лириумное отравление? - спросила Старшая Заклинательница.
   - Оно будет выглядеть естественным, ведь перед охотой на нас они всяко должны были употребить пару лириумных зелий. Одно по инструкции и второе для храбрости...
   ***
   Оставив позади церковь с обреченными храмовниками, мы отправились вдоль дороги в направлении Денерима. Но спустя примерно полчаса, я почувствовал на дороге впереди скопление людей и эльфов. С учетом, что располагались они довольно разреженно и при этом чего-то выжидали, мысль о колонне беженцев следовало отбросить.
   - Бандитская засада впереди, - сообщил я. - Двое на дороге, восемь лучников на склонах холмов и еще один человек впереди отряда. Судя по всему, заманивать будет.
   - Местные нас заложили?
   - Двух магов? Не смешно. Тогда бы разбойники спрятались.
   - Где, говоришь, засада?
   Когда отбушевала Буря Столетия, никого живого я уже не ощущал. А потом мы отправились проверять трупы бандитов. Единственным невооруженным участником банды оказался какой-то крестьянин, судя по всему, из тех, что покинули постоялый двор при нашем появлении. Так что я ошибся - нас действительно сдали местные. Когда же я перевернул труп предводителя разбойников, то удивленно застыл - передо мной лежал Зевран из Антиванских Воронов собственной персоной. А при эльфе обнаружились портреты меня, Алистера, Давета и Джори. Впрочем, удивление быстро прошло - Вороны вполне могли выследить меня до Редклифа, выяснить, что мы пошли по Восточной Дороге и вошли в лес, так как на участке дороги от Лотеринга до Денерима нас не было. А там оставалось только ждать возле наиболее удобного выхода из леса на тот случай, если Серые Стражи выйдут из гиблого места. А если не выйдут до весны, то всегда приятно получить деньги, ничего не делая.
   - Антиванские Вороны, - фыркнул я. - Какие неприятные гости.
   Впрочем, долго размышлять мне не дали - я почуял гостей дальше по дороге. А затем и ещё одну группу, направлявшуюся к нам со стороны деревни. Засада удалась.
   ***
   Наблюдать за встречей двух групп храмовников было забавно. Если, конечно, делать это с вершины одного из двух холмов, между крутыми склонами которых и шла дорога.
   - Теперь все ясно, - сказала Леора.
   - Ты о чем?
   - Почему бездействовали храмовники в деревне. Ты сам говорил, что Серые Стражи вне закона. А значит, ты считаешься очень опасным магом-отступником, вот тебя и ловят. Когда Антиванские Вороны вышли на храмовников, чтобы выследить Серых Стражей по твоей филактерии, храмовники согласились. За определенную мзду, конечно. Но сами подстраховались, устроив свою ловушку, ведь до Денерима и хранилища филактерий близко.
   - Не научи нас Маретари перемещаться, мы бы тут и погибли. Дорога перекрыта, а на холм забраться трудно. Стрелами бы нашпиговали.
   Между тем храмовники выяснили, что добыча ускользнула, после чего один из них достал филактерию. Он ещё успел определить направление и даже заметить нас. Но потом Леора выпила последнее оставшееся у неё лириумное зелье и устроила ещё одну Бурю Столетия. Вот тут жизненный путь храмовников благополучно прервался - из поднявшейся метели не вышел никто. Судя по всему, к встрече с Несущей Бурю они готовы не были. А без соответствующего зелья и минимум одного предмета, зачарованного на защиту от молний, из Бури Столетия обычно живыми не выходят. Особенно, когда из-за поднявшегося снега даже не видно, куда идти. Когда поднявшееся снежное облако улеглось, я отыскал филактерию, каким-то образом уцелевшую в этом хаосе, и благополучно разбил её. Не знаю, пригодна ли она ещё для поиска, но рисковать не стоит.
   - Охотились точно не на меня, - сказала Леора, заканчивая осмотр трупа предводителя второй группы. - Ни зелья защиты от молний, ни соответствующих артефактов. Да и многовато храмовников. Адайн в свое время убедительно показал, что большой отряд храмовников, выступивший против Несущего Бурю, лишь увеличивает число трупов. Куда надежнее послать одного храмовника в соответственно зачарованных доспехах. Собственно, последнего Несущего Бурю в Ферелдене так и убили. Доспеху потом какое-то пафосное название дали и положили на хранение.
   - Думаю, что его назвали доспехом Охотника За Бурей или что-то в этом роде, - кивнул я.
   - Нет не Охотника... А вспомнила, доспех Преследователя Шторма!
   ***
   Денирим, город двухэтажных деревянных домов и узких улочек, встретил нас вонью обычного средневекового города. Канализация в нем, естественно, отсутствовала, в связи с чем, помои выливались прямо на улицы. Так что мне пришлось серьезно пожалеть, что я не умею блокировать запахи.
   Преодоление стен труда не составило. Визит мы свой начали с эльфинажа, быстро миновав рыночный квартал. Выбор был обусловлен тем, что именно в эльфинаже эльфийские маги вызвали бы меньше всего удивления, да и храмовники его патрулируют нечасто. Поймав первого попавшегося местного жителя, я поинтересовался у него, где можно найти торговца. Выяснив, как пройти к магазинчику некоего Алариха, мы начали свою прогулку по городу.
   Аларих явно не ожидал увидеть эльфийских магов, но согласился продать нам два комплекта повседневной одежды местных эльфов. Штаны и рубаха для меня обошлись в 6 серебряных и 5 медных монет, платье для Леоры в 7 серебряных и 70 медных. Замаскировавшись таким образом и завернув в ткань посохи, мы отправились на прогулку по городу.
   Как ни странно, маскировка под городскую эльфийку и далийца, переселившегося в эльфинаж, оказалась сравнительно удачной, при всем своем отвратительном качестве. Во всяком случае, посетители рынка обращали на парочку эльфов не больше внимания, чем на крыс. Разве что останавливали взгляды на валаслин, хотя и ненадолго. Что же касается воров, то большинство не считали нас перспективной целью. Гораздо прибыльнее и проще воровать кошельки у покупателей, толпящихся возле прилавков. Те же из охотников за кошельками, которые понимали, что мы не те, за кого себя выдаем, предпочитали не связываться. Мало ли, кто скрывается за безобидным обликом.
   Сначала я планировал зайти в Чудеса Тедаса, но увидев стоявшего у двери храмовника, решил не рисковать. Дом брата Джентиви я тоже проигнорировал - проще было найти нужную деревню на какой-то из старых карт, чем входить в дом уважаемого горожанина под видом городского эльфа. Заход к мастеру Вэйду тоже был бы странным, как и визит в богатые кварталы, а в порт меня не тянуло.
   Так что мы спокойно направлялись к городским воротам, периодически оглядываясь по сторонам. Вскоре мы уже подошли к церкви, расположенной между рыночным и привратным кварталами. Бросив взгляд на церковь и увидев пару храмовников у её закрытых дверей, я потерял к ней интерес - время поиска филактерий ещё не настало, хотя факт закрытия церкви значил многое.
   А потом Леора застыла на месте. Обернувшись, я увидел на её побледневшем до снежной белизны лице выражение крайнего ужаса. Проследив направление её взгляда, я увидел все ту же пару храмовников. Затем эльфийка вздрогнула, развернулась, сорвалась с места и побежала. Я рванул за ней.
   ***
   Догнал я Леору уже за пределами рынка, между двумя из многочисленных складов, примыкавших к пирсам, расположенным на северном берегу реки Дрэйкон. Да и то, догнал исключительно потому, что Леоре преградили путь два грабителя.
   - Ложная тревога, - сказал один из них. - С эльфийки взять нечего.
   - Хоть развлечемся, - ответил второй.
   Леора затравленно огляделась по сторонам. Затем грабители увидели меня.
   - Ножеухий, ступай отсюда, пока живой, и оставь свою подружку, - крикнул первый грабитель.
   Тут Леора попыталась воспользоваться магией, но видно, не смогла сконцентрироваться - сорвавшаяся с её освобожденного от ткани посоха молния улетела прямо в стену.
   - Ведьма! - воскликнул грабитель, после чего подскочил к Леоре и выбил посох. - Ничего, со сломанными руками не поколдуешь, а у меня слишком давно не было женщины.
   Затем он резко рванул юбку эльфийки, открывая ноги. А через мгновение Леора перестала дрожать, а корни на ногах медленно начали двигаться. Незадачливый же грабитель осел на землю. Второй грабитель отшатнулся и упал на землю, споткнувшись обо что-то. Затем Леора сделала странный жест рукой и второго грабителя начало медленно затягивать в землю, как и труп первого. Вырваться он уже не смог. Через минуту его крик смолк, и вскоре о грабителях не напоминало ничто.
   - Спасибо, - сказал я, смотря в черные глаза Хозяйки Леса.
   - Постарайся удержать её, когда я верну контроль над телом. Иначе опять куда-нибудь забежит. Ей сейчас хочется только сбежать подальше и забиться в какой-нибудь угол.
   - Почему она так испугалась возле церкви?
   - А ты подумай, кто из храмовников мог вызвать у неё такой ужас и ощущение беспомощности.
   "Сейчас этого храмовника тут нет, он давно стал непригоден к службе из-за последствий употребления лириума", вспомнил я фразу, некогда сказанную Леорой. Похоже, теперь я знаю, кем был тот храмовник.
   Я молча обнял Леору. Кивнув, Хозяйка Леса отдала контроль над телом Старшей Заклинательнице. Сначала Леора попыталась вырваться, но я не позволил. И тогда она принялась тихо плакать.
   ***
   Денерим мы покинули всего через час, остановившись в роще у городских стен. Задержался я только ради смертельного "подарка" тому престарелому храмовнику - скорой смерти от "красного лириума". А вечером мы тихо проникли в подвалы церкви. Как и ожидалось, на каменном полу в подвале жрицы решили сэкономить, тем более, что задняя стена церкви вплотную примыкала к городской стене, что позволяло не опасаться подкопов. Так что подвал был открыт любому Хранителю, пожелавшему туда попасть. Более того, высаженные перед церковью деревья изрядно облегчили работу.
   Предусмотрительность храмовников и жриц сыграла против них - если бы они продолжали держать филактерии где-нибудь на потайном складе, искать бы их было затруднительно. Но, судя по всему, храмовники решили, что мера против одиночных беглых магов не эффективна против целого Круга - у нас хватило бы сил на то, чтобы прочесать город. Более того, десяток магов огня могли при желании сжечь складские кварталы, уничтожив филактерии или, в лучшем случае, испортив высокой температурой. Так что жрицы перенесли филактерии в подвалы церкви, где их защищали все храмовники Денерима. И это их подвело - уничтожить филактерии, уже проникнув в подвал, труда не составило. Проблему составили только пара дремлющих на посту храмовников, но от них удалось избавиться тихо.
   Когда наполненных филактерий не осталось, а пол превратился в грязе-кровяную кашу, не вытекающую за порог только благодаря заклинанию Леоры, мы снова покинули город.
   ***
   Следующим вечером мы уже были на пути к Амарантину, на краю леса Вендиг. Привычно заночевав в лесу, мы стали решать, куда отправиться дальше.
   - Я хочу снова попробовать пообщаться с Хозяйкой Леса, - сообщила Леора. - Хотелось бы разобраться, что произошло в городе. Неплохо было бы найти для этого место с ослабленной Завесой. Мне кажется, вдали от Бресилиана, центра её силы, мы все ещё останемся достаточно разделены для диалога.
   - Есть в арлинге Амарантин такое место, - сообщил я.
   - Черная Топь. Разрывов завесы там хватает, - продолжила за меня Леора. - Именно её я и имела в виду.
   - Разрушенная деревня в заболоченной местности, демоны, нежить и прочие радости. Что я могу сказать, оттуда иногда возвращались даже обычные крестьяне. Оправляемся.
   ***
   Болота вокруг деревни под названием Черная Топь встретили нас заметным усложнением подземного перемещения. Конечно, до полной невозможности уйти под землю дело не дошло, но отсутствие возможности пересечь очередной бочаг напрягало. Приходилось идти пешком. Но вот врагов нам длительное время не попадалось.
   Только незадолго до деревни я почувствовал невдалеке живых существ. Рассудив, что вряд ли это мирные путешественники, Леора выдала небольшой шквал молний. Выбрались из него только пара оборотней, но долго не прожили, получив ещё по одной молнии. Осмотрев совершенно диких полуволков, мало чем напоминавших последователей Хозяйки Леса, мы продолжили путь.
   Вскоре из болота показалась череда холмов, у подножия которых и располагалась заброшенная деревня. А затем мы увидели и саму деревню. Точнее, её ничем не примечательные руины. Там нас встретила парочка скелетов, быстро упокоенных Леорой, после чего мы приступили к беглому осмотру руин. В руинах домов южной части деревни не нашлось ничего интересного, в сам особняк я решил пока не лезть, тем более, что ворота были закрыты.
   Когда же мы приступили к осмотру северной части деревни, от ближайшего разрыва Завесы прилетела одинокая тень, но проблем доставить не успела. А потом я обнаружил интересную записку с нарисованной от руки картой.
   - Что там у тебя? - поинтересовалась Леора, подходя ближе.
   - Предсмертная записка деревенского торговца. Не знаю, что там баронесса сотворила с девушками, которых он её сдал, но не удивлюсь, если что-то ужасное. Впрочем, это не важно, баронесса давно мертва. А вот сокровище, закопанное им это интересно.
   ***
   Отыскалась заначка торговца без особого труда. Но добраться до неё оказалось затруднительно - нежить и демоны постоянно досаждали. К счастью, никто сильнее демонов лени через разрывы Завесы так и не проник. Зато нам удалось полюбоваться на каменные алтари, рядом с которыми парили тройки демонов страсти.
   Заначка торговца принесла нам золотую монету, бриллиант, рубин и сапфир. В общем, сундук золота в записке оказался преувеличением, как и следовало ожидать. Зато когда мы решили дойти до конца мыса, то с удивление обнаружили огромный осколок необычной кости. Прихватив его с собой, мы направились назад, в деревню.
   Второй кусок кости обнаружился на побережье, третий - у подножия крутого холма. А потом мы вернулись в деревню, и Леора, замерев у ворот особняка, принялась договариваться с Хозяйкой Леса. Я же бросил добытые кости, которые, стоит отметить, были достаточно тяжелыми, прямо посреди деревни.
   Сначала ничего не происходило, но потом, похоже, процесс пошел - корни, опутавшие ноги Леоры то замирали, то снова начинали шевелиться, что было заметно, несмотря на достаточно просторные штаны, глаза меняли цвет, знаменуя переход контроля над телом от Леоры к Хозяйке Леса и обратно. Некоторое время я наблюдал за этими молчаливыми переговорами, а потом решил продолжить поиск костей.
   Безуспешно обыскавшись четвертой кости и уже было решив, что либо костей всего три, либо оставшиеся недостижимы из-за разрывов в Завесе, я решил проверить еще два участка деревни, куда нельзя было попасть просто так. Вот только стены и запертые ворота не преграда для способного слиться с землей. К счастью, растительность здесь была, так что на десяток шагов я переместиться смог, легко преодолев стену. Двор особняка оказался пуст, в развалинах я копаться не стал, вследствие чего приступил к проверке последнего участка деревни - пристани за особняком. Там и обнаружилась четвертая кость.
   Тем временем, Леора успешно договорилась с Хозяйкой Леса. Во всяком случае, выражение радостного облегчения на её лице трудно было спутать с чем-то иным.
   - Как переговоры? - спросил я. - Договорились о мирном сосуществовании?
   - Договорились. В лесу Бресилиан, как выяснилось, мы уже сейчас фактически одно существо, но здесь ещё возможны переговоры. В общем, она не собирается мне мешать или захватывать тело без крайней нужды, вроде того случая в Денериме, когда я от ужаса нормально колдовать не могла. А как твоя затея с поиском костей?
   - Четыре куска кости есть. Осталось только холм осмотреть. Тот, на который и вела дорога, по которой мы шли.
   На холме обнаружился пятый осколок кости и исполинский драконий череп с обломанными рогами. Впрочем, первый обломок идеально подошел. Более того, прирос к черепу. Быстро установив четыре осколка кости на свои места и взяв в руки пятый, я попытался вспомнить, чем в игре заканчивалась сборка черепа.
   - Очень интересный разрыв Завесы, - отвлекла меня Леора. - Пройти нельзя, но ничего не выходит из Фэйда. Это скорее похоже на магический барьер, чем на разрыв Завесы. Но кто и зачем его установил?
   - Скорее всего, чтобы удержать что-то в Фэйде. Или, чтобы никто не добрался до сокровищ. Для чего ещё ставят барьеры.
   - Тогда барьер должен быть привязан к какому-то материальному ключу.
   Решив, что бы там не вырвалось, а сбежать мы сумеем, я поставил на место последнюю кость. Барьер медленно развеялся.
   - Вот и был твой ключ, - указал я на череп.
   - Посмотрим, что скрывалось за такой своеобразной защитой, или предоставим это дело тем, кто придет сюда после нас? - спросила Леора.
   - Посмотрим, но будь готова в любой момент уйти под землю. Здесь, на холме, должно получиться. Благо даже деревья есть. Правда, жизни в них маловато.
   Когда мы поднялись на вершину холма и миновали разрушенные ворота, то наше внимание привлекла сияющая фигура, выплывающая из огромного разрыва в Завесе, расположенного над соседним холмом. А потом призрачная драконица приземлилась перед нами и взревела.

Глава 10. Амарантин.

   Первую молнию Леора отвела без особого труда. Вторую тоже. Тут драконица на некоторое время замерла, явно собираясь сделать какую-то пакость.
   - Предлагаю идти к пролому в стене рядом с полуразрушенной башней, - сказал я.
   Впрочем, не успели мы дойти до пролома, как драконица выдохнула в нашу сторону поток молний, безвредно уведенных в землю Леорой. Миновав пролом, мы остановились у подножия башенки. Насколько мне удалось вспомнить, в игре подобного проделать было нельзя, но в реальности, судя по всему, стена находилась в гораздо более плачевном состоянии.
   Послав ещё парочку молний и получив ответную от Леоры, драконица вновь замерла, а эльфийка вздохнула. Применив заклинание восстановления сил, я получил благодарный кивок от Леоры. А потом эльфийка вдруг замерла, после чего резко взмахнула посохом. И вовремя - вокруг нас начали вспыхивать разряды молний, но они нас не затронули. Оценив ситуацию, я начал расстегивать свой пояс, Благословение Андруил - дополнительное восстановление маны было сейчас гораздо нужнее Леоре.
   Когда оба магических предмета оказались у Леоры, ситуация стала патовой - мана у эльфийки восстанавливалась чуть быстрее, чем тратилась. А когда я применял очередное восстановление сил, Старшая Заклинательница даже получала возможность атаковать. Вот только особой пользы от этих атак не было - молнии на призрачную тварь, как и следовало ожидать, не действовали. На заморозку драконица реагировала, но слабо - в ней нечему было замерзать. Пытаться победить её магией холода не стоило.
   Наконец, драконица тоже поняла, что намечается ничья. После этого она попробовала нанести удар хвостом по стене, но эффекта не было - она была слишком материальна, чтобы в таком виде пройти сквозь стену, но недостаточно массивна, чтобы эту стену хотя бы заставить треснуть. Так что бить по стене драконице тоже надоело, в связи с чем, она встала напротив дыры в стене и начала лениво выдыхать в нашу сторону очередные потоки молний. Ещё минут через пятнадцать, драконица отошла от стены и разлеглась на каменных кругах в центре площадки, напоминая о себе разве что очередным жиденьким штормом молний, периодически начинавшим бушевать вокруг нас, но не подступавшим вплотную благодаря стараниям Леоры.
   - Тупик, - сказал я.
   - Отводить молнии я могу бесконечно, но повредить призрачной драконице, увы, нет. Я даже их возвращать назад пыталась, так её собственные молнии на неё не действуют.
   - Она не живая, так что моя магия тут бесполезна, - грустно сказал я. - Только и могу, что тебе заклинанием восстановления сил помочь.
   - Сейчас, когда драконица вяловата, обойдусь. Да уж, зря вызвали. Разве что в качестве пакости храмовникам сгодится. Остается только прикрыться коконом из корней, как учила Маретари защищаться, если нужно переместиться в бою. Вот только с корнями плохо.
   - Не проблема, можно и подтянуть от ближайших деревьев. На холме они имеются. Скорее засохшие, чем живые, но имеются. Но убежать мы всегда успеем. Холмы это, все-таки не болото.
   - Не напоминай, нам по нему ещё назад идти.
   Леора вновь вернулась к наблюдению за призрачной драконицей, а я положил ладони на землю, закрыл глаза и начал взывать к жизни этих мест. Будь я в лесу, результат щедрой траты маны не замедлил бы сказаться, окутав землю вокруг меня буро-зеленым ковром молодых побегов и показавшихся из земли корней. Вот только эти холмы буйству жизни не способствовали.
   Увы, первой растительностью, которую я почувствовал, оказались камыши на болоте. И сами они, и населявшие их заросли стаи мошки, были абсолютно бесполезны в нашем случае. Но потом мне пришла в голову забавная идея - проверить, как дракон среагирует на атаку болотного гнуса. Помнится, в моих записях по природной магии, сделанных в Башне, было подобное заклинание. Сообщив Леоре, что у меня появилась идея, я принялся копаться в своей сумке.
   ***
   Как выяснилось через час, на стаю болотных комаров дракон не прореагировал никак. Два оставшихся серьезных сравнительно боевых заклинания природной магии, доступные магам Круга, тем более не могли помочь. Что толку пытаться заставить траву опутывать ноги противника, если этой травы тут не наблюдается? К тому же, я сильно сомневаюсь, что это подействовало бы на призрачную драконицу. От третьего заклинания, придающего все той же траве острую кромку и заставляющего её резать ноги, а не опутывать, тут было ещё меньше толку. Эх, где она, магия призыва из игры. Залить землю под драконицей магическим жиром, а потом поджечь его, было бы великолепной идеей. Но, увы, место магии призыва в школе Созидания занимали те самые три заклинания природной магии, бледная тень умений далийцев. Впрочем, чего-то подобного и следовало ожидать - во-первых, закрытые помещения Кругов растительностью не наделены, а во-вторых, храмовникам хватает примера Хранителей, чтобы понять, что сколь-нибудь серьезную природную магию надо подавить. К тому же, магов так легко отвлечь на гораздо более зрелищную магию стихий, с которой храмовники бороться давно научились.
   Полюбовавшись на бесславную гибель насекомых, я закрыл глаза и целенаправленно потянулся к холмам и деревьям на них. Первое дерево оказалось мертвым. Второе попало в разрыв Завесы. А потом я все-таки нащупал живое дерево, причем не очень далеко. И потянулась медленная и монотонная работа.
   ***
   Наконец, ценой огромных затрат маны, три крупных корня добрались до лежбища драконицы. Вот тут я задумался, не подтянуть ли их сразу к нам, чтобы можно было уйти, но потом решил попробовать кое-что другое. И корни резко взметнулись вверх, нанося удар по призрачной плоти драконицы. Конечно, будь она живой, корни бы только сильно ударили её по чешуе... Но драконица была бесплотной, так что через мгновение обиженный рев пробитой насквозь твари разнесся над холмами. А затем корни снова затаились, а Леоре пришлось отводить поток молний, исторгнутый пастью драконицы.
   Пять ударов моего сердца, рывок корней, поток молний. Пять ударов сердца... Периодически приходилось останавливаться, чтобы восстановить жизненную силу и ману. Впрочем, с учетом того, что Леора вернула мне пояс, труда это не составляло.
   Наконец, спустя почти час монотонной работы, в процессе которой я изображал из себя начинающего сильвана, драконица обиженно взревела и превратилась в огромную шаровую молнию, зависшую на месте. Обрывки же её призрачной плоти заискрились и собрались в шесть компактных шаров, медленно направившихся к самой драконице.
   - Восстановиться что ли хочет? - удивилась Леора.
   - Похоже на то. Попробуй перехватить хоть одну из миниатюрных молний. Только пока не уничтожай.
   В конечном итоге, пять шаровых молний достигли драконицы, зато шестую Леора отогнала чуть ли не на другой конец площадки, успешно удерживая её там. Тщетно призрачная драконица ждала последнюю утраченную часть, а я все бил и бил корнями.
   Наконец, драконица вернулась в исходную форму и свалилась нам под ноги. А через минуту её нематериальная плоть начала развеиваться. Усталые и довольные, мы побрели к замеченной вскоре куче драконьего барахла.
   Заметнее всего в куче оказалась какая-то частично сгнившая тряпка. Впрочем, когда мы её развернули, выяснилась, что походила она на мантию мага орлейского фасона. Вот только носить эту гниль с пластинками рун никто из нас не собирался. Чуть лучше дело обстояло с капюшоном. То есть, ткань капюшона, конечно, тоже сгнила, но сильверитовый обруч с рунами был целым. Передав Леоре обруч для изучения, я продолжил копаться в кучке трофеев. В итоге обнаружились два кольца, одно из которых было украшено изумрудом, амулет, крупный бриллиант и парочка рун высокого качества. Кольцо с изумрудом было ничем не примечательно, зато второе...
   После вдумчивого изучения выяснилось, что оно усиливает магию природы, причем примерно как посох и мое второе кольцо вместе взятые, а также защищает от природной магии. Сильверитовый же обруч взяла себе Леора.
   Ещё раз разворошив кучку драконьего хлама, я уже хотел было удалиться, когда мое внимание привлекла драконья кость. Подняв её и рассмотрев, я собрался вернуть её назад в кучу хлама, когда на кость обратил внимание Андорал. И взглянул на кость моими глазами, после чего та начала рассыпаться. После того, как вся кость обратилась прахом, мои глаза приняли естественный цвет, а Андорал вновь задремал.
   ***
   Болотистые окрестности заброшенной деревни мы прочесывали ещё несколько часов. Все-таки, отправляться в дальний путь сразу после уничтожения драконицы не хотелось. К тому же, у Леоры возникла идея насчет того, что найденные в тайнике сокровища значительно отличались по размеру от описанных торговцем - это был просто мелкий тайник для отвлечения, ведь торговец явно не хотел, чтобы полученное за чужие жизни золото нашли. Но и задерживаться на ночь в разрушенной деревне не стоило. К тому же, выспаться все равно бы не удалось, осмелься мы на подобный риск.
   Так что я отправился в деревню, перерывать развалины лавки торговца. Леора же отправилась к самому тайнику - искать под ним зарытый сундучок или что-то подобное. В конечном итоге, после полутора часов безуспешных поисков, вернулась эльфийка со шкатулкою в руках - зарытое сокровище было найдено. Полюбовавшись на драгоценные камни, мы вновь закрыли шкатулку. А затем отправились на осмотр особняка.
   Особняк баронессы с разрушенным верхним этажом производил гнетущее впечатление. Парадная дверь отлично сохранилась, так что проникнуть внутрь не удалось. Мы уже направлялись к выходу из деревни, когда я заметил лежащую возле одного из скелетов записку. Следующие полчаса были посвящены скверным загадкам и спрятанным подсказкам. Наградой же за беготню стала бутылка с "подарком". Осмотрев трофей, оказавшийся искусно сделанным золотым обручальным кольцом, Леора бросила его в сумку.
   Осмотр полуразрушенного пирса принес нам ещё одно кольцо, на этот раз магическое. А потом мы приступили к прочесыванию областей, вплотную примыкавших к разрывам Завесы. Вот только разрывы не принесли ничего, кроме нескольких демонов.
   Наконец, мы снова вернулись на пирс и взялись за заднюю дверь особняка, обнаружившуюся за завалом из ящиков. После разбора завалов, я достал из своих запасов огненный жезл, точно такой же, как тот, которым мы пользовались во время побега Йована. Меня всегда удивляло, что получив этот могущественный предмет ещё в прологе игры или, в крайнем случае, после восстановления порядка в Башне Круга, игрок был вынужден водить с собой воров для вскрытия замков. Я подобной ошибки не совершил, прихватив один из жезлов в наше с Леорой зимнее путешествие. После ряда усилий, замок на двери все-таки был уничтожен, после чего мы проникли в слегка обгорелый изнутри особняк. Увы, большая часть особняка оказалась отрезана разрывом в Завесе. К счастью, до нескольких комнат мы смогли добраться. В частности, одолев ловушки и запертую дверь, мы смогли спуститься в подвал, выполнявший, в том числе, функцию сокровищницы. Особо богатой она не была, но вторую шкатулку с драгоценными камнями собрать удалось.
   ***
   К стенам Амарантина мы добрались уже следующим вечером, мокрые и грязные после болота.
   - Предлагаю переодеться в купленную в Денериме одежду, - сказала Леора.
   - Только запачкаем, - скривился я. - Да и маскировка здесь не годится - эльфинажа в этом городе нет. К тому же, узнать, что на нас далийские мантии, почти невозможно под слоем болотной грязи.
   - Наденем плащи с капюшонами и заселимся в гостиницу?
   - Можно, конечно и так. Хоть отдохнем в тепле. И помоемся. Но есть риск незваных гостей с пылающим мечом на груди. Хотя это зависит от того, как с хозяином договоримся.
   - Мыться проще в ручье. К тому же, ты уверен, что в гостинице можно будет хоть бадью горячей воды добыть? Как вспомню вонь Денерима, так сразу начинаю сомневаться, что городские жители моются.
   Мыться решили в море - ополаскивания в ручье изрядно поднадоели.
   ***
   Одеться все-таки решили в одежду денеримских эльфов - все остальное было либо слишком грязным, либо мокрым. На обратном пути мы, конечно, слегка запачкались, но не до такой степени, как после болота. В конечном итоге нам удалось тихо добраться до "Короны и Льва" и снять комнату. Некоторая сумма решила проблему с анонимностью. Впрочем, чего ещё следовало ожидать от человека, имеющего дело с контрабандой?
   Добравшись до комнаты, я положил свои вещи и практически сразу устроился на кровати. Леора же встала посреди комнаты и начала нервно теребить ворот рубахи.
   - Что с тобой? - спросил я.
   Вместо ответа, Леора начала раздеваться под моим удивленным взглядом.
   - Я хочу этого. Но боюсь, - непонятно заявила полностью обнаженная эльфийка. - Так что пусть лучше в первый раз тело будет у неё под контролем.
   Потом она закрыла глаза, а корни, опутывавшие ноги эльфийки пришли в движение. Когда же Леора поняла веки, на меня уже смотрели черные глаза Хозяйки Леса. А потом Хозяйка Леса шагнула ко мне и поцеловала. Впрочем, на этом она не остановилась, явно решив, что одежда на мне лишняя...
   ***
   Проснулся я первым, так что ещё успел полюбоваться на спящую в моих объятьях эльфийку. Стоит отметить, что через некоторое время Хозяйка Леса решила, что имеет смысл неожиданно вернуть контроль над телом Леоре...
   Одевшись и позавтракав, мы с эльфийкой отправились на небольшую прогулку по городу. К счастью, двое безобидных эльфов в бедной одежде почти не привлекали чье-либо брезгливо-презрительное внимание надолго, хотя косились на нас существенно чаще, чем в Денериме, чьи жители привычны к встречам с обитателями местного эльфинажа. В конечном итоге, за одним из прилавков местного рынка я обнаружил гнома-оружейника.
   - А вот и подходящий торговец. Не искать же выход на контрабандистов, - тихо сказал я.
   - Почему гном подходящий? - спросила Леора.
   - Потому, он в этом городе одинок, в связи с чем, вряд ли попытается созвать друзей и ограбить нас. Да и в камнях наверняка разбирается.
   Оружейник откровенно скучал перед прилавком, на котором лежали представители разнообразных видов оружия и даже один комплект доспехов. Конечно, ни Мор, ни гражданская война Логейна против тех, кто не примет его власть, ещё не докатились сюда, но, похоже, гномы решили подготовиться.
   - И что же понадобилось местным эльфам от торговца оружием? У вас денег хоть на простой нож гномьей ковки хватит?
   Вместо ответа я положил на прилавок небольшой изумруд.
   - Вопрос в том, хватит ли у тебя денег на то, чтобы выкупить камушки, - с улыбкой заявил я. - у нас такой не один...
   - Откуда? - поперхнулся гном, разглядывая изумруд.
   - Черная Топь. Знаешь такое местечко? Надеюсь, ты не будешь дурить и пытаться нас банально ограбить? - сказал я, помещая на его стол одну из рун.
   - Если вы действительно из этого болота живыми вышли, то это будет самоубийством. Ладно, пойдемте в здание. Не стоит обсуждать такие вещи прямо за прилавком.
   Денег у гнома, представившегося Глассриком, не хватило. Камни, несколько золотых изделий, судя по всему бывшие описанными в письме родовыми реликвиями, все это стоило в сумме слишком дорого. Наличной суммы у него не было, а выкупать часть не хотелось. Нет, он был готов выплатить товаром, но брать доспехи и оружие мы не собирались. И тогда гном свел нас с другим торговцем, Октамом. Октам был крупнейшим торговцем здесь и заведовал, в том числе, магическими предметами. Пригрозив, что в случае попытки подставить прибьем торговцев первыми, мы приступили к осмотру товаров для магов, которых в нас, увы, узнали.
   Посохи мы проигнорировали, будучи вполне довольными своими. Ингредиенты для зелий тоже. Леора некоторое время рассматривала мантию как у Ирвинга, но потом вспомнила первые дни пути по лесу и решила, что одежду столь неудобного за пределами Башни фасона брать не стоит. Так что мы переключились на перчатки. Вскоре Леора уже обсуждала с Октамом какие-то грубо сделанные кожаные перчатки. Я же продолжал поиск. И нашел.
   - ... Позволяют управлять молниями, - донеслись до меня слова торговца, после чего он повернул голову ко мне. - А, вот и вы нашли обновку. По легенде, эти перчатки сделаны каким-то духом, которого умелый маг заставил служить себе, - среагировал на то, что я поднял с прилавка перчатки Октам. - Впрочем, я скорее поверю, что они сделаны транквилом.
   - Сколько? - только и спросил я.
   - Сто тридцать три соверена, сорок шесть серебряных и тридцать один медяк, - сказал торговец, сверившись со своими записями. - Только для вас такая низкая цена. От сердца отрываю.
   Я стал отсчитывать драгоценные камни и монеты. В конечном итоге, прикупив по паре перчаток, а также сапоги из драконьей кожи для Леоры, мы покинули рынок в частности и город Амарантин в целом, потратив большую часть добытых денег.
   ***
   После того, как мы переоделись в старшие привычными одеяния далийских магов, началась примерка обновок. Надев новые перчатки, под которыми скрылись пара магических колец, я взял в руки посох. После чего привычно слился с природой. И мои ладони слились посохом, начавшим оплетать руки. Как я и ожидал, тонкие побеги оплели оба кольца, но на этом процесс не остановился - выращиваемые ветви побежали по перчаткам. Мы с Леорой заинтересованно наблюдали за процессом. Потом побеги выковыряли одну лириумную руну, затем вторую, третью тоже заставили осыпаться, но заменили ее собой... Я слегка шокировано наблюдал за процессом.
   - С учетом того, что мой посох действительно создан лесным духом, похоже, что легенда о перчатках правдива, - прервал я молчание.
   - Тебе следует посоветоваться не со мной. Надеюсь, Хозяйка Леса что-нибудь знает.
   С этими словами Леора прикрыла глаза. А когда вновь открыла их, на перчатки и посох заинтересованно смотрела уже не она.
   - Интересно, - сказала она, разглядывая растущие побеги. - В этих перчатках есть что-то родственное моей силе, как и в посохе. Не знаю, как далеко зайдет процесс слияния, если мы оставим все, как есть. Так что я попробую вмешаться. Удерживай магию. И слияние с лесом.
   Затем Хозяйка Леса что-то сделала, и побеги с удвоенной энергией рванули по руке. Я удерживал и направлял вырастающие из посоха побеги, не давая им впиться в плоть, когда они прорастали сквозь перчатки, Хозяйка Леса что-то колдовала. Потом резко сжались тонкие веточки, охватившие кольца на пальцах, заставляя их разрушиться. А побеги все ползли по руке... Посох постепенно уменьшался.
   В конце концов, когда посох полностью исчез, побеги миновали локоть, а о кольцах напоминали только обломки, остатки кожи с драконьего крыла, из которой были сделаны перчатки, начали отпадать. Некоторое время побеги ещё устраивались на руке, но потом притихли, так и не достигнув плеча, но выпустив несколько тонких веточек, обернувших пальцы. Хозяйка Леса устало опустила руки, а я ещё несколько минут смотрел на шевелящиеся "перчатки".
   - Можешь отпускать слияние, - сказала она. - Теперь у тебя есть полноценный шедевр, созданный могущественным духом леса. Изучай.
   Договорив, она вернула контроль над телом Леоре. Я же отпустил слияние с лесом. Побеги слегка приостановились, но продолжали вяло шевелиться.
   - Был посох, пара колец и перчатки, а стало непонятно что. По крайней мере, руку можно согнуть.
   - Успокойся, у меня такие побеги уже в ноги частично вросли. Твой случай не страшный, - сказала Леора.
   - Что ж, сделать ничего нельзя, так что буду изучать возможности этого творения сразу трех лесных духов.
   ***
   За последующие несколько часов выяснилось, что эту оплётке рук можно приказать убраться, находясь в состоянии слияния с лесом. При этом импровизированные перчатки самостоятельно сползали с рук. Надевать приходилось так же. Таким образом, пользоваться ими мог только далийский хранитель. Природную магию получившийся артефакт усиливал, более чем в полтора раза увеличивая дальность перемещения. Определенную сопротивляемость природной магии тоже обеспечивал. В общем, получились странные, но могущественные перчатки, мешающие надеть кольца. А потом я одолжил у Леоры посох и принялся упражняться с ним. Как ни странно, побеги зашевелились, убравшись с моих пальцев. Сначала слабые магические сгустки исправно слетали с посоха, но когда я слился с природой, мои перчатки пришли в движение, а оплетка пальцев вернулась на место, ощущение посоха как отрезало.
   Закончилось все тем, что я вернул посох Леоре.
   - Безрезультатно. Как только я сливаюсь с перчатками, посох перестает реагировать на мою магию. Такое впечатление, что она до него просто не добирается.
   И я раздраженно взмахнул рукой куда-то в сторону. А после увидел пораженное лицо Леоры.
   - Что такое? - спросил я.
   - Представь, что работаешь с посохом и ещё раз взмахни рукой, - отмерла она.
   Послушавшись совета, я снова взмахнул рукой. И потрясенно замер, глядя вслед сгустку магической энергии, сорвавшейся с моей руки.
   - Похоже, посох тебе больше не нужен, - сказала Леора.
   ***
   Руки Леса, как я решил назвать свои живые перчатки, продолжали преподносить сюрпризы. Как выяснилось, они позволяли формировать магические сгустки природной магии намного быстрее, чем это делал посох. Как предположила Леора, причина подобной скорости заключалась в том, что в отличие от посоха они прямо примыкали к рукам, укорачивая путь сгустка магии, могущего накапливаться и формироваться прямо на теле.
   В конечном итоге, поняв, что полученные перчатки наиболее эффективны именно когда я сливаюсь с природой, я пришел к выводу, что мою проблему с ощущением живых существ во время слияния надо срочно решать.
   Перед охотой на храмовников перчатки пришлось спрятать. Устроившись за городскими стенами, я прощупывал местную церковь на предмет живых существ. Обеспечив нескольким храмовникам лириумное отравление, над последним я решил вволю поэкспериментировать. На то, чтобы проследить за связью потоков жизненной силы и крови на правой ноге храмовника ушло примерно полчаса. А потом я просто заставил его жизненную силу считать, что артерия в правой ноге проходит в совсем другом месте. Результат не замедлил сказаться.
   Конечно, до полноценного артериального кровотечения дело не дошло, но ничего хорошего храмовнику не светило. А потом я занялся сонной артерией. Опять же, организм так просто обмануть не удалось, но сознание храмовник потерял. Опыты же с мелкими сосудами принесли возможность понаблюдать за образованием тромбов. Впрочем, это все ещё предстояло изучить подробнее. Увы, метода сравнительно быстрого выведения противника из строя найти так и не удалось, все требовало достаточно долгой "настройки". Взбаламутив лириум в крови подопытного, я снова одел перчатки.
   - Скоро умрут, - констатировал я. - Надеюсь, ещё долго магов Круга будут искать в арлинге Амарантин.
   - Зачем вызывать поиски в арлинге в целом, когда есть милейшая Черная Топь? - спросила Леора. - Покажемся крестьянам, пусть увидят, что мы идем к болотам. После допроса гнома, храмовники обязательно пойдут проверять окрестности Черной Топи и расспрашивать крестьян. Они и расскажут о паре магов, идущих в болото.
   - Жаль, у меня мантии мага Круга с собой нет.
   - Ничего, местным хватит посоха.
   ***
   Ещё несколько дней мы оставались в районе города, периодически показываясь крестьянам, а один раз даже торговому каравану, идущему по Тропе Пилигримов сквозь лес Вендиг. Затем мы отправились в восточную часть арлинга, через которую маги якобы вошли в арлинг.
   Когда одиночного деревенского жителя поймала пара эльфов, у одной из которых был посох мага, он изрядно перетрусил. Но, заикаясь, на вопросы об арлинге все-таки ответил. В частности, ответил на вопрос о самом гиблом месте, назвав таковым Черную Топь.
   - Интересное место, надо будет Первому Заклинателю рассказать. Как думаешь, храмовники туда сунуться за Кругом? - спросила меня Леора.
   - Надеюсь, что нет, - ответил я и обратил свое внимание на крестьянина. - Ты ещё здесь?
   Тот сорвался и побежал обратно в деревню.
   - Через месяц о том, что маги собираются обосноваться в Черной Топи, будет знать весь арлинг, - довольно заявил я. - А там и информация от гнома подойдет...
   - Остается надеяться, что в отсутствие филактерий, храмовники всерьез поверят в эти слухи.
   - Поверят или нет, не знаю, но проверять будут точно.
   - Жаль, что мы призрачную драконицу уничтожили. Думаю, она перебила бы много храмовников, сунувшихся в Черную Топь.
   ***
   Рассыпавшаяся в прах драконья кость не прошла даром, подтолкнув некоторые происходившие с Андоралом процессы. Так что теперь мертвый дракон щеголял гладкой и блестящей алой чешуей по всему телу. От былых язв не осталось и следа. Да и торчавшие во все стороны шипы изрядно уменьшились. Впрочем, все эти перемены в облике потребовали от меня неплохо потрудиться над контролем процесса восстановления.
   Проснулся я вполне довольным результатом своих сонных трудов - Андорал выглядел почти здоровым и уже мало напоминал изъеденное Скверной нечто, увиденное мной при Посвящении.
   - Что тебе снилось такого, что способно вызвать довольную улыбку? - спросила Леора, проснувшаяся ещё раньше.
   - Успокойся, не демонессы страсти. Я всего лишь закончил лечить Андорала. А тебе что снилось?
   - Ты же понимаешь, что там, за Завесой существую уже не я, а Хозяйка Леса. Так что я бы не сказала, что это мои сны. А так, лес мне снился. И ощущение единства с ним, как будто лес и есть я.
   - Да уж, нашел Затриан, какого духа в тело волка вселять.
   - Он её не только вселил, он её ещё и сформировал, дал личность. Воплотил лес как таковой. Воплощенное сердце леса, его средоточие. Возможно, что когда-то она все-таки была духом, первой из поселившихся в Бресилиане, но потом она воплотилась в лес, - сообщила Леора. - Но скорее, изначально была лесом. И тут этот идиот вновь создал единое воплощение для сущности такого масштаба. Впрочем, с обычным духом у него вряд ли вышло бы создать свое проклятье.
   - А я все думал, почему сильваны совершенно игнорировали оборотней, - задумчиво сказал я. - На нас-то они обращали внимание, хотя и не мешали...
   - Они просто воспринимали оборотней как часть леса как такового. Интересно, Затриан сам понимал, что сотворил? И что было бы с лесом, если бы Хозяйка перестала существовать? В любом случае, ответы на эти вопросы мы уже не узнаем. А мне придется привыкать, что вместо Фэйда, как все маги, я связана с Бресилианом.
   - Серьезного вреда я от этого пока не вижу.
   - За исключением того, что я одержимое чудовище...
   - Любимая, ты не чудовище, в который раз говорю. Даже сама Хозяйка Леса, будучи воплощенной в волка, тем не менее, не была чудовищем. Очень необычным существом была, но не чудовищем. Так что ты зря считаешь таковым себя. Польза же от слияния с Хозяйкой Леса имеется.
   - Некоторыми моими страхами она не страдает. И смущаться не умеет. Стоило тебе появиться в моей жизни, как она изменилась до неузнаваемости. А как все было просто: учила заклинания, шарахалась от храмовников, настороженно общалась с мужчинами-магами...
   - Это не жизнь, это выживание, - возразил я. - Между угрозой демонов и угрозой храмовников не очень-то поживёшь. Жизнь без цели, существование. Жизнь начинается только сейчас. И пусть на телах и сознаниях магов Круга ещё остались шрамы от Церкви Света и храмовников, мы получили шанс выстроить полноценную жизнь.
   - А потом меня сначала Старшей Заклинательницей сделали, а потом вообще с тобой познакомилась. И прошлая жизнь рухнула.
   - И тебе настолько не нравится, как изменилась твоя жизнь? - спросил я, обняв Леору.
   ***
   Допросив ещё несколько крестьян в разных районах арлинга, мы достигли своей цели - уверенности местных жителей, что в Черной Топи обосновались маги. Так что, обеспечив храмовникам веселое времяпрепровождение в местных болотах, мы отправились в обратный путь.
   Баннорны центрального Ферелдена оказались достаточно тихим сонным местом. Впрочем, оголтелые стычки между союзниками Логейна и Еамона разбередят этот район по весне. Да и отдельные отряды Порождений тоже наведут шороху. Но пока, ничто не мешало путешествию.
   Но плавные движения войск были заметны уже сейчас. Так, в одной из деревень мы обнаружили отряд солдат с гербом арла Хоу на щитах. Похоже, что подготовку к войне было решено начать ещё зимой. Впрочем, реальных боевых действий до весны ожидать не стоило.
   - По весне сцепятся, - задумчиво сказал я, обнаружив в соседней деревеньке полноценный отряд солдат местного банна. - Похоже, грядет гражданская война.
   - Кругу эта смута даже полезна - война сотрет все следы, которые не успеет убрать Мор.
   - А вот Серым Стражам не очень. С кем нам потом Мор останавливать? Да и Логейн, разорившись на войне, начнет вытрясать деньги из контролируемой части Ферелдена любыми способами.
   - Тебя беспокоит то, на что он может пойти?
   - Пока не очень, а там посмотрим. Что же касается баннорнов, то тут всегда неспокойно.
   - Как то раз два банна сцепились из-за яблони, - фыркнула эльфийка. - Воюют они действительно постоянно и умело, надо только объединить против общего врага.
   Между тем, затянувшееся путешествие начинало нам надоедать. Так что, выяснив приближенно ситуацию в центральном Ферелдене, мы направились назад к лесу Бресилиан. Войти в лес решили там же, где его покинули - по дороге к полуразрушенной тевинтеровской крепости.
   ***
   Деревню мы в этот раз миновали - короткая остановка почти ничего не давала. Ночевать решили в самой крепости, на верхнем её этаже. Нежити, к счастью, в крепости не завелось, лесные звери нас не беспокоили, так что крепость представлялась достаточно уютным местом для одиночной ночёвки. Подготовив импровизированные постели, мы поужинали.
   - Вот все и возвращается... - сказала Леора.
   - Ты о чем?
   - Помнишь, я говорила, что в Бресилиане не могу отделить себя от Хозяйки Леса? Мы уже почти слились воедино. Ещё день пути вглубь леса, и я уже не смогу сказать, где я, а где дух. Но пока я ещё остаюсь собой, я хочу кое-что успеть. И теперь решиться на это надо без помощи духа. Спасибо ей за помощь, но сейчас я хочу знать, что это только мое решение.
   И помедлив ещё минуту, эльфийка потянулась к вороту мантии.
   ***
   Через несколько дней мы вернулись к бывшим руинам. Впрочем, внешне они не изменились, да и внутреннюю планировку никто на момент нашего отбытия менять не собирался. Тем не менее, учитывая скорость работы магов земли, если соответствующее решение было Ирвингом принято, я не был бы удивлен переездом нескольких стен или даже появлением новой комнаты. Но, как впоследствии выяснилось, стены решили не трогать, да и комнат пока хватало.
   - Приветствую дома, - обратился к нам Ирвинг. - Как путешествие?
   - Филактерии уничтожили, - ответил я.
   Поднялся радостный гвалт.
   - И обеспечили храмовникам приятное местечко для поисков, - продолжил я.
   - И где это приятное местечко?
   - В арлинге Амарантайн есть Черная Топь. Теперь все местные жители считают, что Круг там, - сказала Леора.
   - А что там реально есть?
   - Болото и разрывы Завесы. Очень "приятное" место. Как жаль, что храмовники не носят тяжелых доспехов, иначе они бы там просто утонули. Выжившие же стали бы легкой жертвой демонов. А потом мертвые храмовники бы нападали на живых.
   - Представляю, как были бы возмущены эти любители сжигать трупы, чтобы они не стали одержимыми. Впрочем, надеюсь, что ещё будут. Вы точно уничтожили филактерии?
   - Надеюсь на это.
   Рассказ о филактериях в церкви и их разрушении занял несколько минут.
   - Что ж, вы неплохо потрудились, остается надеяться, что это не была попытка обмануть вас. Хотя закрытая церковь и отряд храмовников по всему району это не похоже на обманку.
   - Их ошибка в том, что они считают обитателей эльфинажа не заслуживающими внимания, - сказала Леора. - Боюсь, будь мы людьми, храмовники бы все-таки проверили, что именно мы несем и обнаружили посохи. А так, обращать внимание на эльфов это ниже храмовничьего сиятельного достоинства.
   - Что с Мирель? - поинтересовался я. - И как там мои Серые Стражи?
   ***
   Как выяснилось, с Мирель было все в порядке. Встретив нас, она первым делом вытребовала рассказ о нашем путешествии в чудесные города людей, так её заинтересовавшие. Впрочем, что ещё ожидать от любопытной девочки, в жизни видевшей только эльфинаж Денерима, Башню Магов и Бресилианский лес? Вот только с рассказ пришлось перенести на вечер - Мирель нужно было учиться, а мне - найти своих подчиненных.
   Когда же я отыскал Алистера, то выяснил, что ничего особо критичного за время моего отсутствия не произошло. Маги с далийцами не сцепились, Серые Стражи вполне нормально прожили эти дни. Во всяком случае, большинство, так как Давет умудрился все-таки загреметь под ласковую опеку бабушки Винн. Было это четыре дня назад, но его до сих пор не выпустили. Как выяснилось, этот гений додумался начать приставать к Меррилл, когда та решила навестить Финна и что-то обсудить с ним и его статуей. Кстати, стоит отметить, что клан Сабраэ перебрался поближе к нашим руинам и остановился в нескольких часах пути от нас.
   Неожиданным подобное решение уставшего от стычек с людьми клана не стало - освобожденный оборотнями район леса был достаточно удобен для временного поселения, а с магами Круга далийцы поладили за время совместного путешествия. К тому же, Маретари ещё не раз собиралась советоваться со мной по поводу кровавого целительства, а Меррилл и Финн собирались в совместный поход за зеркалом.
   Так вот, когда наш отрядный бабник попытался начать ухаживания, наивная эльфиечка его просто не поняла. А потом поинтересовалась у других эльфиек, почему Давет так себя с ней вел и почему говорил такие странные слова. В общем, новость дошла до Ланайи. Нет, сразу она магией против вора пользоваться не стала, вместо этого отправившись за подтверждением информации. А увидев очередную глупость в исполнении Давета, намекнула ему, что подобное поведение нежелательно. Естественно, денеримский ловелас предупреждению не внял, а мои слова о том, что с Ланайей лучше не связываться, он давно забыл. Очень зря.
   В результате он попал в целительские покои. Конечно, Винн могла поставить его на ноги за пару дней, но благоразумно не стала этого делать, решив, как она призналась, продержать его подольше, в назидание и во избежание дальнейших проблем.
   А после ужина настало время рассказывать историю нашего с Леорой путешествия, послушать про которое собралась половина Круга.

Глава 11. Путешествие в Орзаммар.

   Вскоре после нашего возвращения состоялся совет, на котором были выбраны два новых Старших Заклинателя Лесного Круга, как стали называть себя маги: Ниалл, спасенная мной жертва демона лени, и эльфийка Кера, чуть помладше его. С выбором пятого и последнего Старшего Заклинателя возникли проблемы - очевидной кандидатуры не было. Некоторое время ушло на рассмотрение кандидатуры Инесс, но, в итоге её кандидатуру в очередной раз отвергли - она слишком увлечена своими любимыми растениями, и на Круг у неё времени не хватит. К моему удивлению, нашлись горячие головы, выдвигавшие на роль Старшего Заклинателя меня, на что я возразил, что я только недавно прошел Истязание, мне даже ранг Заклинателя давать рано и что у меня хватает дел на должности командора Серых Стражей. Кончилось это, правда, тем, что ранг Заклинателя мне все-таки дали, как я ни отпирался. В результате, пятый Старший Заклинатель так и не был избран, а соответствующий вопрос был перенесен на следующий совет.
   Потом был поднят вопрос о формальном возвращении в Круг Анеирина и Йована. Если с первым разногласий не возникало, то кандидатура второго вызвала достаточно вялые споры, быстро перешедшие в жаркие, когда решался вопрос, в качестве кого он вернется в Круг - мага или по-прежнему ученика. В конце концов, решили, что человек, способный сбежать из Башни, победив нескольких храмовников, все-таки заслуживает ранга мага. За Истязание же ему зачли запертого им демона в замке Редклиф. В конце концов, задачу распознать маскирующегося демона он с блеском выполнил. Задачу победить - тоже.
   Коннора также официально признали учеником. Вопрос о том, кто станет его личным учителем, решили пока отложить. С одной стороны, Йован неплохо проявил себя, да и с мальчиком поладил, с другой, у него не хватает опыта.
   Вообще, у меня складывалось впечатление, что Круг ждал возвращения одной из двух выживших Старших Заклинательниц, чтобы обсудить наиболее важные вопросы. Во всяком случае, следующим был поднят вопрос о взаимодействии с далийскими Хранителями. Как сообщил Ирвинг, Хранительница Ланайа уже разговаривала с ним о возможности взять на воспитание кого-то из младших учеников, принадлежащих к эльфийской расе. Так как в своем клане она в настоящее время была единственной, наделенной магическим даром, то ей хотелось воспитать себе преемника. Ничего внезапного в этом не было, такие просьбы от далийцев давно ожидались, хотя и не так скоро. И теперь следовало выработать правила для подобных переходов учеников. Так что Леора отправилась за Ланайей, а я за Маретари.
   ***
   После того, как Хранительницы прибыли на совет Круга, началось длительное обсуждение. Основной проблемой стало то, что правила перехода учеников разрабатывались с нуля. Наконец, Кера выдвинула крайне простую идею - воспользоваться принятыми в Круге правилами обзаведения личными учениками. На этом и остановились - приравняли далийских Хранителей к магам-наставникам, то есть, к магам Круга, имеющим право обучать других. Их Первых при этом признали формально равными магам Круга или ученикам, в зависимости от возраста. Процедура перехода учеников из Круга в личные ученики далийских магов стала четкой и ясной - согласовать кандидатуру личного ученика с Первым Заклинателем, убедить самого ребенка. Если у ученика уже был наставник, требовалось добиться его согласия на переход ученика. Впрочем, выбор Хранителями учеников, уже имеющих наставника, был объявлен нежелательным, с чем Маретари от лица далийцев согласилась. А потом кто-то заметил, что у магов Лесного Круга рано или поздно будут дети, которые, в случае наличия магического дара, тоже станут учениками Круга, в связи с чем, процедура была дополнена необходимостью уговорить родителей.
   ***
   За остаток зимы маги Лесного Круга научились выживать в лесу. Конечно, не обходилось без проблем, но после того как при помощи клана Сабраэ удалось наладить охотничий промысел, за жизнь магов можно было особо не беспокоиться. Второй заботой стала одежда, но кожа и мех изнашиваются медленнее, чем ткань, а шкуры можно достать охотой. Магам оставалось только научиться при помощи заклинаний превращать снятую с животных шкуру в кожу, пригодную для изготовления одежды. А перед этим - научиться снимать эти шкуры. К счастью, жизнь в Башне Круга научила подавляющее большинство магов шить, так что с изготовлением собственно одежды особых проблем не ожидалось.
   В общем, выживать получалось, но до комфорта пока было далеко. Хорошо хоть, не было проблем с отоплением и водой - магия и речка поблизости решали эти проблемы. Впрочем, планировалось постепенно отойти от обогрева при помощи заклинаний. Леора и Ниалл, взяв себе в помощники ещё нескольких магов, просчитывали, какие руны куда наносить, в том маловероятном случае, если не будет найдено иное решение. Никто не сомневался, что в эльфийские времена, когда нынешние руины были наполнены жизнью и магией, существовала обогревательная система, но пока её не восстановили или не создали новую, все предпочитали нижний уровень руин, где и без того было существенно теплее, чем на поверхности. Все-таки, оборотни выбрали себе отличное логово.
   Истязания же было решено отменить. Во-первых, мы все-таки не храмовники, а во-вторых, оставшийся лириум можно было использовать более экономно. Возможности же добыть новый у нас не было. Переносить же учеников в Фэйд тем же способом, что мы отправили Леору спасать Коннора, никто тем более не собирался. Слишком уж неудобный и затратный метод. Да и то, что я был единственным кровавым целителем Лесного Круга, не позволяло его массово использовать. Так что сейчас вовсю шел поиск экзамена, долженствующего отделять учеников от полноценных магов. Увы, далийцы тут ничем не могли помочь - у них в клане всегда один Хранитель, один Первый и, если очень повезет, ещё один ребенок или подросток с магическим даром, немного обученный им пользоваться.
   Крупнейшей проблемой стала мебель. Точнее, её отсутствие. Со столярными умениями у магов было далеко не идеально, а постоянно спать на каменном полу желающих не было. С выбором пригодных деревьев очень помогала Леора, точнее, Хозяка Леса, ведь разделить их в Бресилиане было невозможно. К сожалению, маги поселились в месте, где каждое третье дерево было сильваном, а большинство оставшихся - сосудами для духов леса, так что трогать их было ещё опаснее. В конечном итоге, удалось найти несколько безопасных деревьев, в основном, увы, поваленных, но ещё крепких. А потом начались попытки изготовить мебель...
   ***
   Лично для меня оставшиеся недели зимы оказались коротким и чрезвычайно приятным промежутком отдыха. В отсутствие храмовников маги в целительские покои попадали существенно реже, да и целителей было четверо. В результате, я смог много времени проводить с Леорой и Мирель, а также в библиотеке, где я быстро нашел на карте нужную горную деревушку и принялся искать книгу с воспоминаниями рыцаря, отыскавшего урну с прахом Андрасте в Ферелдене - хотелось почитать описание испытаний. Как выяснилось из его пространных описаний, ожидали меня пять испытаний, включая битву с двойником.
   К счастью, гонять Серых Стражей на тренировки особо не требовалось. А вот присутствовать на тренировочных дуэлях в качестве целителя - очень даже. Все-таки, случайные травмы периодически случались. Один раз Джори даже умудрился сломать Алистеру руку, несмотря на наличие щита, но вернуть её в рабочее состояние удалось за пару дней. В целом же, раны и переломы оказывались вполне обычным делом - наличие целителя позволяло сражаться ожесточенно. Так что основную часть моей целительской практики составляли именно Серые Стражи.
   Много времени я потратил на попытки научиться ощущать живых существ в состоянии слияния с растениями. Увы, достигнуть цели мне не удалось - в состоянии слияния я по-прежнему ощущал исключительно растения. В конце концов, я сумел научиться останавливать процесс слияния в самом начале, получив возможность одновременно ощущать и растения, и животных. Вот только точность определения, что именно я ощущаю, упала чрезвычайно - отличить халлу от дуба я ещё мог, но халла и эльф в состоянии неполного слияния воспринимались одинаково. Также неполное слияние не давало мне, как перемещаться, сливаясь с корнями, так и использовать единственное известное мне боевое заклинание хранителей, узнанное от Маретари и позволявшее расшвыривать врагов, окруживших хранителя, при помощи удара корней, вырывающихся из-под ног применяющего заклинание. Фактически, единственным преимуществом неполного слияния над полным оказалось то, что я не терял подвижности, как при полном слиянии. Кстати, вынужденная неподвижность Хранителя при слиянии с природой, присутствовавшая в игре, в действительности касалась исключительно учеников - любой опытный Хранитель почти инстинктивно проходил сквозь окутанные его магией корни и побеги. Разве что, если отбежать достаточно далеко, на новом месте придется сливаться с природой заново.
   К тому же, неполное слияние оказалось несоизмеримо труднее удерживать, чем полное, так что в конечном итоге я признал его бесперспективность. Разобравшись таким образом со своей способностью ощущать живых существ, я занялся другими экспериментами.
   ***
   С началом весны Серые Стражи в сопровождении Меррилл и Финна отправились в поход к гномьему городу. Все-таки, Меррилл удалось отпроситься у своей наставницы, а Финна Ирвинг тоже удерживать не стал - нужды именно в нем не возникало. Конечно, работы хватало, особенно с восстановлением все-таки найденной эльфийской обогревательной системы, но одного мага отпустить было можно. Тем более, магией огня он совершенно не владел, да и вообще, был больше историком, чем практикующим магом. Леора же оставалась, чтобы выполнять свои обязанности Старшего Заклинателя, а также помогать магам жить в лесу - знания и умения Хозяйки Леса были крайне ценны. Впрочем, как призналась Леора, с оборотнями Хозяйке было существенно проще - немалую роль играли их инстинкты и связь с ней. В результате, оборотни чувствовали опасные места и не совались туда, а сильваны их игнорировали, воспринимая как часть леса. Маги же были лишены этих преимуществ.
   На то, чтобы выйти из леса, ушло несколько дней. К счастью, магия Меррилл позволяла поддерживать неплохую скорость. Предпоследняя ночевка состоялась в том же разрушенном форте, где останавливались мы с Леорой. С учетом наличия каменного пола и древесины, пригодной в качестве топлива, мы разожгли костер посреди первого этажа, вокруг которого и расселись.
   - Завтра или, возможно, послезавтра мы выйдем из леса. Осталось решить, как мы будем добираться до Орзаммара. Но для начала, я хотел бы, чтобы остальные Серые Стражи просмотрели кое-какие записи.
   С этими словами я передал Алистеру карту пути к Урне Андрасте и выписки из книжки того рыцаря.
   - Что это? - удивился он.
   - Немного информации об одной урне с целебным пеплом. Мне удалось выяснить, что она расположена в горной деревеньке под названием Убежище. К счастью, она не на противоположном краю гор, по сравнению с Орзаммаром, так что мы не должны потратить на путешествие чрезмерно много времени.
   - Согласно карте, если мы сейчас отправимся в Редклифф, а потом вдоль гор, то сможем разделиться. Один отряд пойдет в горы за Урной, а второй - в Орзаммар, - предложил Джори.
   - Но идти в эту деревню прямо сейчас глупо - не пройдем из-за снега, она слишком высоко в горах, там ещё перевалы непроходимы, - возразил я. - Так что, сперва полным отрядом в Орзаммар.
   - В Глубинные Тропы, я так понимаю, вы не пойдете? - спросил Финн.
   - Надеюсь, мы этого избежим, - ответил ему Алистер.
   - Я тоже на это надеюсь, но с нашим везением, идти туда точно придется, - заметил я.
   - Ну да, искали помощи эльфов - командору пришлось разбираться с оборотнями. Искали помощи магов - пришлось их от одержимых и храмовников спасать, - фыркнул Давет.
   - В любом случае, по прибытию в Орзаммар, идете к Формирователям, гномьим хранителям знаний. У них возьмете карты и отыщете нужный тейг, - посоветовал я Финну.
   - Я тоже о гномьем обществе читал, - сообщил мне маг.
   - То есть, Серые Стражи доведут нас до Орзаммара, но сами за огнями не пойдут, - подытожила Меррилл.
   - Я не знаю, сколько времени уйдет на переговоры с гномами. К тому же, поход в Глубинные Тропы в наши обязанности не входит. Если же мы отправимся в Глубинные Тропы, то возьмем вас с собой, если будет по пути. Но в любом случае, ищите проводника. Теперь предлагаю решить, как мы будем добираться до Орзаммара.
   Вариант с путешествием через центральные области Ферелдена отвергли из-за гражданской войны. Оставались варианты с дорогами, идущими по восточному, мимо Башни Круга, и по западному, через Редклифф, берегам озера Каленхад. Восточный берег в результате тоже отвергли, так как в окрестностях Башни была возможность нарваться на храмовников. Оставался западный берег.
   ***
   Все ещё прикрытые отдельными пятнами снега, руины Лотеринга тем не менее производили гнетущее впечатление. Впрочем, особой опасности они не представляли - мародеры не рисковали соваться сюда, а Порождения ещё зимовали. Миновав обгорелые развалины, мы продолжили свое путешествие в направлении Редклиффа.
   - Предлагаю зайти в Редклифф, поговорить с арлессой, - сказал Алистер, когда мы остановились на ночлег в нескольких часах ходьбы от деревни.
   - Сообщить, как живет тщательно опекаемый тобой на протяжении всей зимы Коннор? - поинтересовался я.
   - И для этого тоже, - признал Алистер. - Но вообще я хотел проведать арла. Может, Прах Андрасте уже нашли?
   - Что ж, разумно. Но мне, Финну и Меррилл в деревне появляться не стоит. Храмовники. Впрочем, имеет смысл мне в очередной раз убавить их количество.
   - Маньяк ты. Храмовники ещё могут пригодиться живыми для боя с Порождениями.
   - Если только эмиссар без прикрытия будет, - ответил я. - Иначе храмовники просто до него не доберутся. Против рядовых гарлоков и генлоков храмовники малополезны. Их просто не учили с Порождениями сражаться. Быстро догнать мага и прирезать его, это храмовники могут, но не биться против Порождений. Узкоспециализированные церковные воины. Даже, скорее, не воины, а тюремщики. Так что Ферелден не особо потеряет в обороноспособности от смертей храмовников.
   Алистер только вздохнул.
   ***
   В Редклиффе мы не задержались. Алистер зашел в замок, я же перенесся на холм, расположенный за церковью, и занялся храмовниками. Времени на эксперименты особо не было, в связи с чем, я попросту устроил очередное лириумное отравление, а потом дождался, пока Алистер покажется на дороге, и вернулся к отряду. Стоит отметить, что в замке Алистер не задержался. Вскоре наш отряд оставил Редклифф позади.
   - Какие новости из замка? - спросил я на вечернем привале.
   - Брат Джентиви появился в Редклиффе и сообщил, что, похоже, обнаружил месторасположение храма, где хранится Урна, - ответил Алистер. - К сожалению, он высоко в горах, как ты и говорил. Так что Джентиви с одним из редклиффских рыцарей сейчас остановились в деревеньке у подножия гор. Выжидают, пока появится возможность попасть к храму. Не исключено, что мы с ним встретимся на пути к Орзаммару.
   - То есть он пойдет в горы сразу, как только сможет. Что ж, если он найдет Урну раньше нас, то и арл выздоровеет раньше.
   ***
   Слова Алистера оказались пророческими - мы действительно нашли брата Джентиви в маленькой деревеньке, расположенной на полпути между Редклиффом и Проходом Герлена. Когда Давет и Джори вернулись из деревни, чтобы сообщить об этом мне, избегавшему заходить в деревни, как и другие маги нашего отряда, я даже не удивился этой новости. Если Джентиви соответствовал своему игровому аналогу, этот увлеченный историк должен был сейчас сидеть в деревне и изнывать от нетерпения.
   Заходить в деревню всем отрядом очень не хотелось. Пара далийских магов сама по себе удивительна, но хотя бы объяснима. Но Финна пришлось бы маскировать качественно, да и опыта у него подобного нет, обязательно проколется самостоятельно, а выдать его за нашего спутника тоже не выйдет. Разве что разбиться на два отряда по расовой принадлежности и путешествовать таким образом. Но в любом случае, за Финном нужен присмотр.
   Так что в деревню я отправился без Финна и Меррилл. Давет порывался остаться с ними, но я в приказном порядке увел его с собой - наш бабник все ещё не оставил попыток произвести впечатление на Меррилл, так как уже понял, что с Тамарель ему ничего не светит. Увы, трепка, устроенная Ланайей, вразумила его ненадолго. Поэтому, я стремился не оставлять Давета с Меррилл в отсутствие тех, кто способен проконтролировать денеримца.
   ***
   Брата Джентиви и его спутника я нашел за столом в таверне в обществе Алистера и Тамарель.
   - Добрый вечер, храбрые искатели реликвии, - сказал я, подходя к ним.
   - Добрый вечер, эльф. Ты имеешь что-то против? - агрессивно заявил рыцарь.
   - Это наш командор, Ирлайн Сурана, - представил меня Алистер.
   - Я полностью за исцеление арла, но если вы искренне верите, что Урна защищена присмотром Создателя и не более того....
   - Это звучит гораздо лучше, чем правда о многочисленных ловушках. Никто не хочет услышать о многих годах, ушедших на оттачивание конструкции сложной ловушки, которая пошлет заточенный кол прямо в задницу нежеланного гостя, - рассмеялся брат Джентиви.
   Через пару минут непринужденная беседа, шедшая за столом до моего появления, возобновилась, хотя рыцарь настороженно на меня косился.
   - ... Так вы тоже выяснили, что Урна с Прахом Андрасте в этих горах? - спросил меня брат Джентиви.
   - У ферелденского Круга Магов хорошая библиотека, - ответил я. - И до становления Серым Стражем я проводил там достаточно времени.
   - Примите мои соболезнования - сказал историк. - Когда храмовники воспользовались Правом Уничтожения, вы, должно быть, потеряли многих друзей, командор.
   Алистер поперхнулся, и мне пришлось постучать его по спине. Похоже, что Верховная Жрица Ферелдена не стала сообщать большинству своих подчиненных о провале Права Уничтожении и о сбежавших магах.
   - Увы, это действительно так, - печально склонил я голову. - В любом случае, надеюсь, вы найдете Урну с исцеляющим Прахом... хм... Андрасте.
   - Вы знаете о местонахождении Урны, но сомневаетесь в том, что в ней прах пророчицы Андрасте? - удивился Джентиви.
   - Брат Джентиви, вы кажетесь мне умным и не фанатичным, - начал я. - Думаю, вы понимаете, что вера и религия это разные вещи, а ради удержания значительной власти используются зачастую гнусные методы. Чудесное исцеление - хороший аргумент в пользу той или иной религии. Что же касается вашего вопроса, то замечу, что эти горы пронизаны лириумными жилами. Соседство же с лириумом, хотя и может превратить обычный камень в ценный ингредиент для зелий, дарует совершенно случайные свойства. А значит, Прах Андрасте это уже не просто прах, пролежавший много времени над лириумной жилой. В то же время, на вещества, уже имеющие магические свойства, лириум действует вполне определенным образом - он эти свойства усиливает. Также стоит учесть, что колдовской ужас - труп мага, поднятый демоном, пользуется теми же направлениями магии, что и при жизни плюс пара демонических умений. То есть, тело мертвого мага хранит остатки его магии. К тому же, описанная в легендах Урна с Прахом слишком велика для пепла одной сожженной женщины, не говоря уже о том, что Урну находили во многих районах Тедаса. Стоит также отметить, что отделить прах сожженной от пепла сгоревших дров было бы проблематично. Дальше сами думайте, что такое Прах Андрасте и почему он обладает целебными свойствами. Надеюсь, к нашей следующей встрече додумаетесь.
   С этими словами я поднялся из-за стола и направился к двери таверны, оставив погруженного в размышления Джентиви.
   - Далийский святотатец! - крикнул мне в спину рыцарь, но я не обернулся.
   ***
   - Ирлайн, зачем ты так с братом Джентиви? - спросил меня Алистер.
   - Я сказал ему чистую правду. Вот только правдой по мечте это больнее, чем ножом по горлу. Впрочем, он поймет мои слова до конца, когда попадет в горный храм. До храма и его вера в чудотворный Прах пророчицы Андрасте должна продержаться.
   - А в храме?
   - Не знаю, я там не был.
   - А моя вера продержится?
   - Если в храме мы увидим примерно то, что я ожидаю, то рухнет, - сообщил я. - Интересно только, до или после Священной Жаровни.
   - Это той, на которой, согласно книге, которую ты мне дал прочитать, создавались пепельные призраки?
   - Неужели ты думаешь, что это единственное её предназначение? - ответил я вопросом на вопрос.
   ***
   К счастью, Проход Гнерлена, узкая заснеженная дорога, ведущая к вратам Орзаммара, был вполне проходим. Узкая дорога, проложенная специально для торговли, петляла меж скал, будучи покрыта неожиданно тонким слоем снега. Похоже, гномы затратили немало сил на расчистку снежных завалов. Но вот камень под ногами лично у меня воодушевления не вызывал - найти здесь растительность было затруднительно, а уж эффективно её использовать. В общем, Меррилл теряла большую часть боевой эффективности, а я превращался в чистого целителя. И только Финн сохранял свою боевую эффективность в полном объеме. Вот только в связи с отсутствием сколь-нибудь богатого практического опыта, она была невелика.
   - Хорошо тебе, целитель, - сказал Давет. - Идешь себе в нормальной одежде...
   - Увы, передать тебе свою стойкость к холоду я не могу, - сообщил я ему. - Во всяком случае, на значительный срок. Придется тебе обходиться купленной в последней деревне шубой. Кстати, кто-нибудь про Бодана узнавал в деревне?
   - Я спрашивал, - ответил Джори. - По словам деревенских, он направился к Орзаммару сразу, как только расчистили снег. Судя по всему, за новыми товарами пошел.
   - Закупит гномьи творения и опять по стране поедет. Понятно. В любом случае, у врат Орзаммара встретимся.
   - Кстати, Финн, милая у тебя шапочка! - пристал тем временем к магу Давет. - Почему ты её раньше не надевал? Ведь у подножия гор тоже было прохладно.
   - Этот вязаный ужас? Да я её с собой ношу только потому, что это подарок матери.
   - А по моему, она довольно милая, - сказала Меррилл, после чего Финн посмотрел на эльфийку с ужасом, а Давет с новыми силами начал его подкалывать.
   ***
   Незадолго до врат Орзаммара, мы разминулись с компанией воинов в шубах. Судя по всему, в повседневной жизни они использовали более практичные доспехи, но холод вносил свои коррективы.
   - Это ж, Серые Стражи, - воскликнул один из воинов, выхватывая меч. - Трое из четверых! Правду говорили, что они к гномам пойдут! Ей, ножеухие, и ты, хлюпик, драпайте отсюда, пока целы! Награда назначена только за Стражей.
   Вместо ответа Меррилл окатила его потоком пламени. А затем подключилась и остальная часть нашего отряда. В общем, охотники за головами явно переоценили свои силы. При них обнаружились портреты меня, Алистера, Давета и Джори.
   - Понятно, почему трое из четверых, - сказал экс-храмовник. - Про Тамарель Логейн не знает, а тебя, командор, по этому описанию не узнать - татуировки далийцев мешают.
   - Но награда за наши головы это уже очень неприятно. Теперь от первого встречного следует ожидать ножа в спину, а от трактирщиков - экстракта корня смерти в еду, - сообщил Давет.
   ***
   Площадка перед вратами Орзаммара оказалась достаточно оживленным местом. Множество торговцев, вокруг которых стояли небольшие группы покупателей, огромные ворота, охраняемые суровой стражей с арбалетами и прочие атрибуты рынка у ворот крупного населенного пункта. Неожиданными были только две небольшие группы палаток перед воротами.
   Алистер, Джори и Меррилл отправились к гномам, договариваться о проходе в город, я же решил прогуляться в поисках Бодана. Компанию мне составили Тамарель и Финн, Давет же просто отправился прицениться к товарам из Орзаммара.
   Через несколько минут неспешной прогулки, я увидел Бодана и Сандала, стоявших рядом со своим возком между двумя прилавками постоянных торговцев.
   - Добрый день, сер Страж, - узнал меня торговец.
   - Удачной тебе торговли, Бодан. Как добрались? Разбойники не беспокоили?
   - Слава Камню, нет.
   - Кстати, ты случайно не знаешь, что это за ряды палаток?
   - Знаю. Это посланцы от короля Логейна и храмовники, ищущие магов, которые, как они считают, скрылись в Орзаммаре. Но, ни тех, ни других в город не пускают.
   Спустя десять минут, на протяжении которых мы осматривали товары Бодана и его соседей, вернулись члены нашего отряда, отправившиеся к воротам.
   - Что говорят стражи ворот? - спросил я.
   - В городе кризис, так что Орзаммар закрыт для гостей с поверхности. Так что, Финн, мы можем разворачиваться и идти обратно.
   - Меня тоже страж ворот сначала завернул, но после того, как я предъявил договора, согласился пропустить Серых Стражей, - сказал Алистер. - Правда, гном сообщил, что мы зря идем в город - вопросы помощи при Море решает король, а короля у гномов сейчас нет, Ассамблея никак не может выбрать преемника покойному Ендрину Аедукану. Собственно, это и есть кризис, о котором узнала Меррилл.
   - То есть, вы в город попадёте, а мы можем разворачиваться и идти назад, - подытожил Финн.
   - Кто же знал, что у гномов король умер? И при этом храмовники придут в гости?
   - Да уж, оставаться по соседству с храмовниками мне не хочется, - сказала Меррилл. - Так что либо вперед, в город гномов, либо назад. Но путь вперед закрыт. Интересно, в честь чего сюда нагрянули храмовники?
   - Это-то понятно. Орзаммар дает прямой доступ к лириуму, так что, он всегда манил магов, - сообщил Финн. - Вот Церковь и решила проверить, не укрывают ли гномы беглых магов. Вопрос в том, что нам делать.
   - Пожалуй, здесь мы можем помочь и провести вас в город, выдав за рекрутов Серых Стражей, - начал я. - И даже проводить к нужному тейгу, когда в Глубинные Тропы пойдем. Увы, это уже неизбежно. Хорошо хоть, они полупусты. Но в этом случае, на все время пребывания в Орзаммаре мы один отряд. Наши проблемы, в частности, политический кризис гномов, это ваши проблемы.
   - Почему ты уверен, что поход в Глубинные Тропы неизбежен? - спросил Алистер.
   - Потому, что если гномы два месяца не могут выбрать короля, то решить этот спор может только Парагон. А последний живой Парагон это Бранка, ушедшая в экспедицию в Глубинные Тропы. Так что, найди кто из претендентов живую Бранку, сразу станет королем. Да и труп Бранки тоже неплох - успешная экспедиция по поиску Парагона это победа на выборах. А кого на её поиски отправят? Конечно, нас! По принципу: "Вам нужно, чтобы король был выбран поскорее, вы и идите". А теперь мне надо слегка подготовиться. На всякий случай.
   И я занялся палатками храмовников.
   ***
   Примерно через час отряд из пяти Серых Стражей и двух "рекрутов" этого Ордена направился к воротам. Но стоило гномам только начать их открывать, как из одной из палаток выскочил темноволосый мужчина в кольчуге, возмутившийся, что гномы впускают каких-то проходимцев, а его, посланника короля Логейна держат у ворот. На что гномы возразили, что Серые Стражи это не какие-то проходимцы.
   - Серые Стражи? Вы впускаете этих предателей, держа у ворот посланника короля?!
   - Короля... - протянул я. - Как интересно... И когда же состоялось Собрание Земель, на котором Логейн был признан королем Ферелдена?
   - То есть человек, предавший своего короля и покинувший армию под Остагаром, называется королем? - возмутился Алистер. - По-моему, такие люди называются дезертирами!
   В общем, миром решить проблему не удалось. В качестве реакции шум драки и взрыв огненного шара, посланного Меррилл, началось шевеление в палатках храмовников.
   - Ну вот, началось, - скривился я, применяя заклинание восстановления сил на ученицу Хранительницы. - Сейчас хлебнут лириумного зелья и нападут.
   Впрочем, выбраться из палаток для храмовников оказалось проблематично - сказывался загодя подготовленный паралич ног, сработавший сразу, как только храмовники начали перемещаться быстрее, чем спокойным шагом. Не зря я несколько недель тренировался - действие на храмовников оказалось именно таким, как я ожидал. Незаметная гадость, лишающая возможности сражаться, удалась.
   Впрочем, три храмовника сумели выбраться из палаток, и стали медленно наступать, прикрывшись щитами. А потом резко замерли, когда Меррилл закончила заклинание массового паралича - их ослабленные моей магией тела не смогли сопротивляться заклинанию, несмотря на только что выпитый лириум. Обездвиженные же храмовники стали легкими жертвами.
   - А что это храмовники так рванули? - удивился страж Орзаммара, наблюдавший за битвой.
   - Не любят они Серых Стражей, - с легкой улыбкой ответил я. - Мы принимаем в Орден и отступников, и малефиков, лишь бы с Порождениями могли сражаться хорошо. А сейчас, когда Серые Стражи объявлены вне закона в Ферелдене, это отличная возможность с нами разобраться. К тому же, совсем недавно мы, гм... отдавили Ордену Храмовников любимую мозоль. Прошу прощения за эту бойню, мы хотели войти тихо, но, увы, не вышло.
   - Ладно, заходите. И спасибо, что разобрались с этими одоспешенными. Они нас уже достали требованиями выдать каких-то беглецов.
   - Что за беглецы-то? Они хоть имена назвали? - поинтересовался я.
   - Да ищут каких-то Ирвинга, Торрина, Улдреда, Свиини, Винн и Леору. А также их приспешников. Обвиняют нас в том, что мы их укрываем. Знать бы, почему они решили, что эти маги у нас скрываются.
   - Думаю, маги просто спрятались где-то, а храмовники потеряли их след. Вот и бесятся, - сказал я. - Сейчас к вам пристали, потом будут искать ещё где-то.
   ***
   - А ты сильна не только в лесу. Массовый паралич, надо же, - сказал я, когда ворота Орзаммара закрылись за нами.
   - Не надо меня нахваливать, - смутилась Меррилл. - Я сама удивлена, что заклинание так хорошо подействовало. Обычно тело заклинаемого сопротивляется подобному воздействию.
   - Это как раз понятно, моя магия их ослабила, не зря готовился. Что ж, надо будет запомнить, что кровавое целительство замечательно сочетается с заклинаниями ослабления и парализации.
   Но Меррилл уже не слушала меня, заинтересованно осматривая окружавшие нас статуи Зала Героев.
   - Ой, а зачем эти огромные статуи? - спросила она.
   - Это статуи наших Парагонов, - с готовностью ответил наш проводник.
   - Парагонов? Ирлайн говорил о какой-то Бранке. Её статуя тоже тут?
   - Конечно, вон там статуя Бранки, последней из Парагонов Орзаммара, - указал гном.
   Следующие пару минут мы слушали о деяниях Бранки, о том, за что она получила статус Парагона. Закончил же гном историю на том, что два года назад Бранка собрала свой Дом и отправилась в Глубинные Тропы.
   - ... Эта статуя принадлежит Парагону Гаралу, который перенес столицу гномьей империи из Кал-Шарока в Орзаммар. За ним Парагон Бемот, родившийся обывателем и ставший одновременно королем и Парагоном. А на той стороне зала Парагон Ортан, создатель Ортанской симфонии.
   - А это что за помесь свиньи с кроликом?! - воскликнул Давет, ошеломленно разглядывавший что-то, находящееся у подножья одной из колонн.
   - Помесь свиньи с кроликом, надо же! - усмехнулся наш проводник. - Вообще-то, это наг. Впрочем, вы не первые жители поверхности, называющие нагов именно так. Кстати, было бы любопытно взглянуть на этих свиней и кроликов, от которых, по-вашему, произошли наги.
   - Так прогуляйся в ближайшую деревню, - предложил Давет. - Уж свинью ты там точно увидишь. Да и кролика, наверняка, тоже найти труда не составит.
   - Спасибо, я уважаемый страж ворот из касты воинов, и мне совсем не хочется превращаться в гнома-поверхностника, - ответил ему гном. - Но вернемся к Парагонам. Раз уж зашла тема о нагах, следует упомянуть Парагона Варена, чьей статуи здесь нет и чей Дом, увы, пал. Гномы вечно будут помнить этого Парагона за открытие того факта, что мясо нагов съедобно и даже вкусно, если правильно приготовить. Надо сказать, открыл он этот факт только от отчаянья, когда оказался отделенным от своего легиона и неделю в одиночку бродил по Глубинным Тропам. Но мы не будем обвинять в этом обстоятельстве хорошего Парагона.
   - То есть, вы этих нагов готовите и едите, - задумчиво сказал Джори.
   - Если хочешь попробовать мясо нагов, обратись к Боермору. Его прилавок и жаровни расположены справа от прохода в Алмазный Квартал, - известил его страж, поднимаясь по лестнице к внушительным дверям, ведущим из Зала Героев.
   На полу справа от двери обнаружился листок с каким-то объявлением, который был поднят нашим проводником и повешен назад на стену.
   - Ну и кто опять сорвал этот отчет? - буркнул гном. - Конечно, он мозолит глаза, а о предназначении этого зала все и так знают, но зачем со стены срывать?
   А потом мы вошли в сам город Орзаммар.

Глава 12. Гномья политика.

   Крупнейший, он же обывательский, он же торговый квартал Орзаммара встретил нас гомоном торговых рядов, мало чем отличавшихся от оставшихся на поверхности.
   - Итак, мы в Орзаммаре, - начал я, собрав отряд вокруг себя. - Увы, все не так просто, как нам хотелось бы, так что помощь от гномов сходу мы не получим. Так что, Алистер и Джори, вы сейчас отправитесь в Ассамблею, поговорите с распорядителем, председателем или как там его... Узнайте, каковы перспективы того, что в скором времени у Орзаммара появится король. Также узнайте его мнение о претендентах. И вообще, это ко всем относится - узнайте, что сможете, о принце Белене Аедукане и лорде Пирале Харроумонте. Финн и Меррилл, вы, думаю, обрадуетесь, когда я скажу, что вы отправляетесь в Формирователям? Ваша задача - получить у них карты Глубинных Троп. Естественно, обратите внимание на тейг Кадаш. Также меня интересует местоположение Легиона Мертвых. Тамарель, ты пойдешь с ними в качестве полноценного Стража. Я и Давет пройдемся по местным торговцам. Благо, денег у нас хватает.
   - Командор, может, вы пошлете меня вместо Тамарель, - предложил Давет.
   Отправить его с Меррилл в присутствии всего лишь Финна? Он меня за идиота держит?
   - Нет, не пошлю, - ответил я. - Пошли, Давет, со мной, прикупим тебе кинжал хороший. Ато ты у нас последний без соответствующего качества обновки. К тому же, ты вроде хотел мясо нага попробовать? С него и начнем.
   ***
   Покупка еды не задалась - кто-то опять открыл клетки Боермора, выпустив всех нагов. В связи с чем, нам пришлось прогуляться до Зала Героев и попытаться поймать нага. Охота заняла существенный промежуток времени - зверек, похоже, понял, что его хотят съесть. Так что при нашем приближении он с писком куда-то уносился. Да, это вам не игра, где они стояли на месте. Что ж, жить хочется всем. Но, в конечном итоге, я просто поступил с нагом как с храмовниками перед воротами - обеспечил паралич ног. Было довольно забавно наблюдать, как наг, в очередной раз сорвавшийся с места, покатился по полу, когда у него отказали все четыре конечности. В общем, свой ужин мы поймали и Боермору отнесли.
   Ещё один пойманный наг, против которого я сразу использовал магию, окупил готовку. Так что, пока Боермор готовил нашему отряду ужин, мы с Даветом отправились по местным лавкам оружейников.
   - Интересный кинжал, - протянул Давет, осматривая товары Гарина, гномьего торговца, страдавшего от контакта с сырым лириумом.
   - Драконья кость, - сказал я. - И зачарован, возможно, хорошо.
   - Нет, командор, ты не понимаешь, это же Шип Розы.
   - И что?
   - Этим кинжалом убийца по прозвищу Черная Роза убил короля. Видишь его знак на рукоятке? Да этот кинжал - легенда среди денеримцев. И как только кинжал попал в Орзаммар...
   Узнав же, что кинжал стоит почти двести золотых, Давет принялся яростно торговаться, сбросив, в итоге, сумму до полутора сотен. А потом почти жалобно посмотрел на меня.
   - Я тут как раз кольцо для наших воинов присмотрел, - вздохнул я. - Ладно, надеюсь, кинжал того стоит. Хороший удар по кошельку. Но только потому, что тебе высококачественного оружия мы ещё не находили.
   - У нас после покупки кинжала ещё семьдесят соверенов останется с учетом того, что ты принес из зимнего путешествия, - сказал Давет. - На кольцо хватит.
   - Деньги лишними не бывают, - ответил я. - Придется покупку кольца отложить.
   - Д-девяносто золотых за к-кольцо, - сказал Гарин, когда я положил его назад на прилавок.
   - Я же говорил, - сказал я.
   Давет немедленно принялся торговаться. Впрочем, договориться об устраивающей обоих цене они не успели - торги были прерваны возвращением наших товарищей, отправившихся к Формирователям.
   - Узнали про нужный тейг? - спросил я у них.
   - Нет, - вздохнул Финн. - Все гномы сейчас в работе, а перерывать все документы лично бесперспективно. Формирователь Цзибор отослал нас было к своему помощнику Милдреду, но тот тоже занят - ищет украденную книгу.
   - Хоть описать вора смог? Может, мы его случайно найдем?
   Вскоре вернулись остальные члены отряда, после чего мы приступили к поеданию нага.
   - Каков результат, Алистер? Что говорит распорядитель? - спросил я, когда ужин был окончен.
   - Распорядитель Банделор при нас в очередной раз разогнал членов Ассамблеи, чуть не устроивших банальную поножовщину. Точнее, драку на посохах.
   - Восемьдесят почтенных гномов с посохами, - сказал Джори. - Я надеюсь никогда не увидеть такой бой.
   - Это было бы то ещё зрелище, - продолжил Алистер. - К счастью, Банделор их разогнал, после чего нам удалось поговорить. В общем, Орзаммар действительно парализован отсутствием короля. И армии нам не видать. Он предложил поговорить с Вартагом Гаворном или с Дулином Форендером, помощниками принца Белена и лорда Пирала соответственно.
   - А что удалось узнать о кандидатах?
   Выслушав результаты расспросов, проведенных Серыми Стражами, я задумался. Все было на удивление похоже на описанную игрой картину.
   - Что ж, надо решить, кого мы будем поддерживать. Лично мне не нравятся оба кандидата. Харроумонт слишком слаб, как правитель, к тому же, он слишком долго пробыл советником, а значит, будет упускать то, что не входило ранее в зону его ответственности. Принц же излишне беспринципен. С ним я дело иметь не хочу. Харроумонт хотя бы терпим. Но в любом случае, я воздерживаюсь от выбора. Алистер?
   - Я за лорда. Принц уж слишком напоминает по своим делам Логейна. Ходят слухи, что это он убил старшего брата и подставил среднего. Тамарель?
   - Мне все равно. Гномы меня не интересуют. Джори?
   - Лорд вроде честнее. Давет?
   - А я за принца, лорда быстро уберут политические противники, после чего в Орзаммаре снова будет безвластие. Меррилл, прелестная...
   - Давет, мы и так знаем, что ты бабник, - оборвал его Алистер. - Меррилл, Финн, каково ваше мнение?
   - А это нас касается? - спросил Финн. - Конечно, на время пребывания под землей мы один отряд, но спрашивать нас зачем. Впрочем, я воздержусь от выбора.
   - Я совсем не знаю гномов, - сказала Меррилл. - Эти слухи об убийстве собственного брата это норма? В любом случае, не мне выбирать.
   - Большинство за лорда, - подытожил я. - Тогда завтра идем к Дулину Форендеру. А пока, Алистрер, Джори, не могли бы вы мне рассказать ваши впечатления от этого Банделора. Кажется, он неплохо справляется с Ассамблеей даже в такое сложное время.
   ***
   Поздним вечером мы наведались в Город Праха - трущобы Орзаммара в надежде найти там лысого вора. И действительно нашли, причем без особого труда. Вот только книги при нем не оказалось - он уже продал её некоему Гредину, часто появляющемуся на арене Орзаммара, как гласила записка. Попасть туда можно было только завтра, так что мы направились назад в торговый квартал. Тут на нас решила напасть небольшая банда местных грабителей. Увы, засады у них не получилось - гномов я распознавать научился.
   Пока я лечил пострадавшего от удара ножом Давета, к нам подошел один из местных гномов. Представившись Рогеком, он попытался нанять нас с целью доставки контрабандного лириума для храмовников в Башне Магов.
   - Лириум храмовникам продать захотелось по дешевке. На Церковь Света поработать, значит, - прошипел я, после чего с моих рук сорвались привычные сгустки природной магии.
   В общем, мы стали богаче на двадцать золотых монет и тщательно упакованный пакет с очищенным лириумом.
   - Что с лириумом будем делать? - спросил меня Алистер.
   - Ирвингу передадим, он найдет, как отплатить, - ответил я. - Тебе он без надобности, тебе привить зависимость не успели, а Церковь Света обойдется.
   ***
   Встретиться с Дулином Форендером удалось без особого труда. Представляться тоже не понадобилось - о нас, похоже, знал уже весь Орзаммар. Впрочем, пропустить нас к лорду Харроумонту он не мог - а вдруг мы шпионы Белена? Так что он просто предложил сразиться на арене в качестве бойца лорда. А также сообщил, что желательно разобраться, почему два других чемпиона лорда неожиданно сражаться отказались.
   В общем, мы направились прямиком на гномью арену. Меррилл и Финн в сопровождении Джори отправились ходить по залам в поисках Гредина, а остальные занялись бойцами лорда Харроумонта. С Гвиддоном проблем не возникло - просто кто-то из членов Ассамблеи донес до него слухи о том, что лорд Пирал собирается сдаться, уступив трон принцу, а рисковать попусту, влезая в политику, Гвиддону не хотелось. Когда же мы сообщили, что слышали от Дулина Форендера, что лорд даже не думал сдаваться, Гвиддон пошел готовиться к бою.
   Базил же был бы рад сражаться, но его банально шантажировали, как выяснилось после того, как гнома удалось уговорить рассказать о причинах. Шантажировали его любовными письмами от некоей леди Ревелки Аедукан, вышедшей замуж за одного из членов Дома Хельми. И вот теперь её любовные письма к Базилу перехватили Майа и Луциан, бойцы принца Белена.
   Найти комнату Майи труда не составило. Взломать замок на двери взялась Тамарель, так как Давет с замками не ладил. Но, увы, открыть дверь не удалось, в связи с чем пришлось поработать Давету, выкравшему у гномихи ключ. В общем, письма добыть получилось, на сундук умения эльфийки все-таки хватило.
   Вернув письма Базилу, мы получили от него десять золотых.
   - Неужели ты ценишь репутацию своей подруги и себя самого так дешево? - спросил его Давет.
   В результате, получив с Базила ещё пять золотых и уверение в своей готовности к бою, мы направились к распорядителю Испытаний, где выяснили, что в первом бою одному из нас предстоит драться на дуэли с гномом по имени Северин.
   - Сер Джори, ты выиграл турнир в Хайэвере, так что среди всех нас у тебя наибольший турнирный опыт. Ты готов сражаться с гномами или мне спросить других членов отряда? Доверять бойцам Харроумонта меня не очень тянет.
   - С гномами мне биться ещё не доводилось, - сказал Джори. - Но ты прав, командор, у меня тут наибольший турнирный опыт. Значит, и драться лучше мне. Сейчас узнаем точные правила, и пойду готовиться.
   ***
   - ...Северин против Сера Джори, позапрошлогоднего чемпион турнира в городе Хайэвер, Серого Стража, - объявил распорядитель, после чего бой начался.
   Северина Джори победил без особого труда. Против Майи и её брата он позвал с собой Алистера, в результате чего чемпионы Белена были повержены. Тихая Сестра Ханашан также продержалась недолго, но Джори явно вымотался и получил несколько не очень тяжелых ран. Так что на следующий бой вышли Алистер в сопровождении Базила, пока я лечил Джори. Воджеч и его помощник Веланз доставили нашим бойцам немало неприятностей, выведя из строя Базила, но были побеждены. В общем, на момент последнего боя ни Джори, ни Базил сражаться ещё не могли, а Алистер был измотан. Бой же должен был проходить четыре на четыре.
   - Итак, перед нами последний бой, - сказал я. - Джори и Базил не участвуют. Алистер, желательно, тоже. Гвиддон, как я понял, сражаться будет?
   - Естественно, для того я сюда и пришел.
   - Давет?
   - Такие бои не ко мне.
   - Тамарель?
   - Поучаствую, благо расстояния для выстрела из лука здесь хватает.
   - А нас почему не спрашивают? - поинтересовался Финн. - Сам же сказал, что мы один отряд.
   - Потому, что ты, Финн, в этом бою полезен мало, а Меррилл в этих пещерах не может сражаться в полную силу. И потому, что вас эти бои не касаются.
   - Уже касаются, так как бойцов не хватает, - возразила Меррилл.
   Сам же бой оказался достаточно простым - пара заклинаний, наложенных на Гвиддона, вкупе с поддержкой заклинания Ускорения, действующего на весь наш отряд, позволили тому без труда сдерживать Пиотина Аедукана, предводителя противостоявшей нам четверки. Тамарель подстрелила гномьего арбалетчика, доказав, что лук быстрее. А потом один из воинов бросился на меня. К сожалению, пара сорвавшихся с моих рук магических сгустков только заставили его скривиться. Когда на тебя несется берсерк, это страшно. Впрочем, я оказался существенно быстрее, без труда разорвал расстояние и не стал прекращать обстрел. Меррилл же повезло больше - её противника ненадолго отвлекла Тамарель, чего хватило эльфийке для завершения заклинания массового паралича, подействовавшего на всех врагов, кроме Пиотина. Впрочем, вчетвером мы с ним разобрались быстро.
   ***
   Покинув арену, Меррилл, Финн и Тамарель отправились к Формирователям, относить добытую книгу, Джори в сопровождении Давета - в таверну, отдыхать. А мы с Алистером отыскали в той же таверне Дулина, который отвел нас к своему лорду. Старый гном произвел на меня благоприятное впечатление и искренне обрадовался поддержке Серых Стражей. После чего озадачил нас уничтожением Джарвии и поиском доказательств, что принц Белен причастен к гибели старшего брата. Естественно, Алистер заверил его в нашей поддержке.
   - Скажите, лорд, вы действительно хотите занять трон, чтобы не пустить туда Белена? - спросил я, впервые за визит. - Или сами стремитесь к власти. Что вам важнее?
   - Его отец заставил меня поклясться пред своей смертью, что я не пущу Белена на трон, - ответил лорд.
   - Что ж, мы поищем нужные бумаги у Джарвии. Интересно, будете ли вы сильным королем...
   - Я предпочитаю быть известным как милосердный и справедливый король. Сила слишком часто связана с тиранией.
   - Понятно, - кивнул я, после чего пошел к выходу. - Пошли, Алистер.
   Вскоре мы покинули поместье лорда Харроумонта, после чего я направился к Формирователям.
   - Ну что, нашли нужный тейг? - спросил я Меррилл.
   - Да. Сейчас Милдред даст вторую карту с проходами к позициям Легиона Мертвых. К счастью, тейг не так далеко от Орзаммара.
   А потом Финн и Меррилл продолжили ждать, пока Милдред найдет оставшиеся карты, Алистер завел разговор с какой-то гномкой, а я погрузился в отчеты о заседаниях Ассамблеи за три прошлых года.
   ***
   В конечном итоге, мы получили свои карты Глубинных Троп вплоть до позиций Легиона Мертвых, а Алистер узнал, что гномке по имени Орта нужны документы из павшего тейга Ортан. Я же закончил просматривать деяния Ассамблеи, придя к выводу, что лорд является автором нескольких компромиссов, в основном, в военной области, а распорядитель Банделор уже двадцать семь лет держит Ассамблею железной рукой, не давая сцепиться разным кликам деширов.
   Вечером мы снова пошли в Город Праха, где занялись поисками входа в убежище банды Джарвии. Собственно, нужную стену я нашел довольно быстро - уж слишком активно за ней копошились живые существа. Тщательно осмотрев стену, Давет обнаружил что-то, напоминающее замочную скважину. Оценив толщину стены и двери соответственно, я решил не пытаться её выбить, в связи с чем, мы отправились на поиски ключа.
   К сожалению, местные слишком боялись головорезов Джарвии, так что информации получить не удалось.
   - Нищие, - сказал в итоге Давет.
   - Ты о чем? - не понял его Алистер.
   - Если верить местным, недавно в воровском мире Орзаммара был переворот. Берант был свержен и убит, а его место заняла Джарвия. Значит, соратники Беранта либо умерли, либо пострадали. То есть, кого-то увечного можно найти среди нищих.
   Вор оказался прав - местная нищая, с заставившим меня улыбнуться именем Надежда, всего за пять серебряных монет рассказала об убежище Джарвии и о ключе к нему в виде фаланги пальца. А также направила нас к дому, где часто появляются подручные Джарвии.
   - Идем в засаду, - фыркнул я, когда мы отошли от нищенки.
   - Ты считаешь, что она выдала нас Джарвии.
   - Нет, её история правдива, ей не за что любить предводительницу местных бандитов. Вот только если учесть, сколько гномов уже донесли о наших расспросах. В общем, Меррилл, готовь свой массовый паралич, а я займусь усиливающими заклинаниями. Тем более, что в доме я чувствую не меньше десятка гномов.
   Все прошло довольно быстро - вошли, парализовали, перебили воров. А потом мы вернулись к стене с замочной скважиной, куда и вставили снятый с тела предводителя гномов ключ.
   ***
   Зачистка убежища Джарвии и её банды заняла достаточно много времени. К счастью, местные обитатели слишком привыкли бить в спину из засады, что их и подвело - моё ощущение жизни сводило их преимущество в знании местности на нет. Сама Джарвия неприятностей в бою доставить тоже не сумела, просто потому, что я успел её обезвредить раньше. Работать с гномами было сложнее, чем с людьми из-за большей выносливости этой расы, но вырубить Джарвию у меня получилось. А после того, как её сердце остановилось, до её спутников дошло, что такими темпами я их просто перебью из-за двери, в связи с чем они покинули "тронный" зал. Зато, как выяснилось вскоре, Джарвия умудрилась по-крупному напакостить, перекрыв подход к своему сундуку большим количеством ловушек, на обезвреживание которых ушло едва ли не больше времени, чем на саму Джарвию с прихвостнями.
   В результате мы добыли нужные документы, после чего направились на отдых - для визита к лорду Харроумонту было поздновато. Впрочем, мне ещё было рановато отдыхать - надо было исцелить изувеченную ловушкой ногу Джори. Так что, испортив настроение оружейнику Джанару, в чьей лавке закончился один из тайных ходов их убежища Джарвии, мы пошли прямиком в таверну, где я и занялся ранеными.
   ***
   Получив документы, в которых говорилось о том, что покойный Берант и его подручная Джарвия по договору с Беленом выделили гномов на устранение принца Триана, лорд Пирал Харроумонт искренне обрадовался и заявил, что с такими доказательствами он Белена к короне не пропустить сумел бы. И что помочь Белену получить корону теперь сможет разве что Парагон. А потом лорд известил нас, что Белен как раз собирается отправить экспедицию на поиски Бранки, что может серьезно поднять репутацию принца. Значит, лорд обязан сам предпринять мероприятия по поиску последней из Парагонов. Так что он просил нас занятся этим делом. Указания страже пропустить нас на Глубинные Тропы лорд уже отдал.
   - Я же говорил, что этим все закончится, - сказал я Алистеру, когда мы вышли от лорда Харроумонта.
   - Не понимаю, ты знаешь будущее или просто всегда ожидаешь худшего, а оно сбывается?
   - Знаю будущее? Я и настоящего-то до конца не знаю, - фыркнул я. - А для того, чтобы сказать, что кризис власти разрешит лишь воля Парагона, пророческих способностей не надо.
   ***
   Остаток дня мы посветили разглядыванию карт и прокладыванию примерного маршрута нашего путешествия по Глубинным Тропам. Маршрут споров не вызвал - Перекресток Каридина, тейг Ортан, тейг Кадаш, там найдем Огни Арлатана и отдохнем некоторое время, затем к Легиону Мертвых в заброшенную крепость Бовнаммар, которую вышеупомянутый легион пытается отбить у Порождений.
   А утром мы собрались в долгий поход и направились к нужным воротам Орзаммара. Там нас встретил не только командир стражников, но и рыжеволосый усатый гном, памятный по нижнему этажу орзаммарской таверны. Так Огрен, гном-берсерк, вечно таскающий с собой фляжку с алкоголем влился в нашу команду.
   Так что в темные тоннели Глубинных Троп мы входили уже ввосьмером.
   ***
   Вскоре я понял одну простую вещь - я ненавижу Глубинные Тропы настолько, насколько вообще могу ненавидеть. Пустое мертвое пространство, ядовитые испарения расщелин, Порождения... Нормальными тут были разве что ящеры да наги.
   А потом, добравшись до Перекрестка Каридина, мы встретили бронто. Впрочем, особой опасности эта гигантская бронированная туша не представляла, в отличие от импровизированных баррикад, за которыми засели лучники Порождений. Не представляла просто потому, что предпочла не связываться с нами. С баррикадой же возникла проблема - солидный участок тоннеля отлично простреливался, а Порождений хватало. В общем, обойти баррикады не представлялось возможным, а нападать в лоб было бы крайне глупо.
   - Стреляют они отвратительно, - заявила Тамарель. - Будь у нас хотя бы пять нормальных лучников, мы бы им не дали высунуться. Но я, увы, одна.
   - Придется работать магией, - сказал я, после чего повернул голову на шум. - Огрен, стой, куда ты!
   Но наш берсерк уже рвался навстречу выскочившему из-за баррикады гарлоку. Спустя одну разнесенную огненным шаром баррикаду, десяток поджаренных генлоков и одного убитого Столкновением Маны эмиссара - в кои-то веки Финн поучаствовал в бою - я понял, что выпас берсерков дело нелегкое. К счастью, броня у гнома была хорошая, в отличие от стрел Порождений.
   ***
   Тейг Ортан встретил нас не только привычными уже гарлоками, но и огромным количеством пауков. К счастью, они очень любили нападать из засады, за что и страдали. Пауков было много, очень много, причем среди них вскоре стали попадаться пораженные Скверной.
   - Они охотятся на Порождений, - заявил Огрен. - Пораженные Скверной пауки крайне агрессивны, возможно, из-за боли, которую им причиняет Скверна. Кстати, ты знаешь, что это тейг, где родился Парагон Каридин? А также, что он любил здесь проводить свое время? Здесь Бранка точно должна была пройти.
   - В таком случае, мы обязательно найдем её следы, - пообещал я.
   - Думаешь, она сумела прожить тут два года? - спросил Джори.
   - С ней был крупный отряд, готовый защитить своего Парагона, - ответил я. - Вопрос только, какую цену ей пришлось заплатить за следы Наковальни Пустоты.
   В конце концов, мы достигли развалин зданий, где столкнулись с новыми пауками. Наконец, мы добрались до моста через ущелье, рассекающее тейг на две части. К счастью, оба моста уцелели, но мы решили пока обыскать эту часть тейга. Документы для Орты нашлись в одном из разрушенных зданий, но более ничего полезного обнаружить не удалось.
   Когда мы пересекли мост, то нам пришлось столкнуться с самым опасным противником, встреченным за все время путешествия - каменным големом. Очевидно, Бранка сумела подчинить голема, оставленного здесь некогда, после чего приказала охранять мост от всех.
   - В общем-то, разумная охрана, - задумчиво сказал я. - Гномьи Формирователи бы его все равно переподчинили, зато против Порождений - самое то. Потому-то пауки и разплодились так спокойно.
   А потом я отошел от края неглубокого ущелья, на дне которого ещё копошился голем - скинуть его с моста оказалось значительно проще, чем уничтожить. Собственно, после голема королева пауков с другими пауками показалась нам мелкой неприятностью. В логове пауков обнаружились два журнала, принадлежавшие Бранке и Каридину соответственно. Первый я отдал Огрену, вскоре заявившему, что нашел, куда отсюда направилась Бранка, а вторым занялся сам. Нашел я в нем именно то, что ожидал - Каридин так и не смог решить вопрос о духе, который будет двигать голема, иначе, чем при помощи жертвоприношения.
   ***
   Когда мы добрались до тейга Кадаш, Финн остановил нас.
   - Итак, мы добрались, - начал он. - Теперь нужно снять с Огней защитные чары. К сожалению, эльфы защитили их от всех, кроме эльфов. Я, пожалуй, смогу снять защиту, но мне понадобится использовать эльфийскую кровь. Желательно, кровь Меррилл. Она - далийка, так что шансы выше, чем с кровью Ирлайна и Тамарель, порченной Скверной.
   - Куда ты так торопишься, - оборвал его я. - Мы ещё от нынешних обитателей тейг не зачистили. Или ты думаешь, что тут не водится Порождений?
   Порождений оказалось не так много. Хорошо, что этот тейг находится на отшибе и имеет всего два выхода, один из которых ведет на поверхность. Первая группа Порождений, состоявшая из эмиссара со свитой, проблем не доставила, зато с огром пришлось повозиться. С этой живучей заразой привычный паралич ног не сработал, но я сумел достаточно его ослабить, чтобы парализующее заклинание Меррилл сработало качественно, ещё раз подтвердив, что кровавое целительство отлично сочетается с заклинанием паралича. А потом Огрен банально расколол череп упавшему огру.
   После очистки тейга от Порождений, мы принялись за разбор трофеев. Примечательных вещей было немного - кожаные сапоги, найденные у Огра и отмеченные знаком Дома Кадаш, зачарованный кинжал из сломанного сундука, и амулет эмиссара. Сапоги и кинжал забрал себе Давет, а вот амулет принялся рассматривать я.
   - Да, кому-то явно было не лень пошутить, - протянул я.
   - Ты о чем? - спросил меня Алистер.
   - Создатель этого амулета обладал больным чувством юмора, - пояснил я. - Привязать к амулету иллюзию того, что из него течет не менее иллюзорная кровь, это не совсем здоровая шутка. Ладно, амулет хороший, несмотря на все свои недостатки. Только придется под мантию прятать.
   Пока Финн разбирался со своим ритуалом, мы успели обыскать тейг и найти ряд записок археологов из Орзаммара. Весьма и весьма занятных записок.
   - Теперь понятно, что Огни тут действительно есть, - сказал я, подходя к эльфийкам.
   - Ты уверен? Ведь Финн пока не завершил ритуал, - сообщила Меррилл.
   - Исходя из записок археологов, которые мы нашли, местные гномы заключили союз с беглецами из Арлатана. К сожалению, жители Кал Шарока сочли, что подобный союз испортит отношения с Империей, в связи с чем решили принять меры. Так что Огни они точно отсюда не унесли. Чтож, я гномов понимаю, но прощать поводов не вижу.
   - Гномы и эльфы жили вместе, пусть и не долго? Удивительно, - сказала Тамарель.
   - В мире случается многое, что мы не в силах представить, - пожал плечами я.
   Потом Финн все-таки обнаружил Огни, и нам пришлось немного побегать по тейгу, периодически сражаясь с их стражами. Кстати, рядом с одним из четырех "светильников" обнаружился древний эльфийский лук, украшенный чем-то вроде поэмы на эльфийском. Похоже, что эльфы, укрывая огни, воспользовались чем-то вроде остановки времени, вытолкнув их за пределы Тедаса. Во всяком случае, несмотря на прошедшие столетия, лук оказался в отличном состоянии, как заявила нам Тамарель. Что ж, знания жителей Арлатана были велики.
   ***
   После того, как Финн установил месторасположение Элувиана, для чего нам пришлось оборонять его от нападавших теней, мы начали разбивать лагерь возле огромной статуи гнома со штангой. Хотя я не исключаю, что гномы пытались изобразить мифический двойной топор.
   - Удалось узнать, где зеркало? - спросил я у Финна.
   - Да. К счастью, целый Элувиан в Ферелдене, в арлинге Амарантин или где-то рядом, если я верно помню карту.
   - Понятно, тевинтеровцы нашли его и приспособили для своих нужд.
   - Они даже перемещаться из одного Элувиана в другой не умели, - фыркнула Меррилл. - Только передавать речь.
   - Когда Элувиан будет у тебя, сможешь заняться этим вопросом. Впрочем, я бы посоветовал тебе попробовать создать маленькие зеркала, способные принимать сообщения от полноценного Элувиана. А потом и передавать речь научишься. Думаю, это будет попроще, чем скопировать зеркало целиком.
   - А зачем такое усечение?
   - Возможность передавать сообщения между Хранителями. Неужели ты думаешь, что уцелевших Элувианов хватит на все кланы? Сразу полнофункциональное зеркало ты вряд ли создать сумеешь, но огрызок должен получиться.
   ***
   А потом мы добрались до Бовнаммара, перед мостом к которому обнаружили отряд легионеров под предводительством Кардола. Гном же "обрадовал" нас новостью, что на той стороне моста засел огр с отрядом лучников. Гном известил нас, что Легион Мертвых не может штурмовать Город Мертвых без приказа короля. А с королем в Орзаммаре проблемы. В общем, Легион оставил небольшой заградительный отряд и теперь ждет. На что я спросил, запрещено ли ему идти по нашим следам, и является ли это штурмом?
   В общем, мы друг друга поняли, с связи с чем за спинами нашего отряда шел пробный десяток гномьих арбалетчиков, предусмотрительно не втягиваясь в ближний бой, который можно было бы назвать штурмом. Разрозненные отряды Порождений не смогли всерьез сопротивляться, в связи с чем пали довольно быстро. Чего, в общем, и следовало ожидать - все лучшие отряды воинов Архидемона сейчас маршировали по дну ущелья. К сожалению, ворота крепости были заперты, но Кардол указал потайной ход, спрятанный значительно лучше, чем в игре.
   По пути удалось собрать комплект доспехов Легиона Мертвых, которые я предложил надеть Огрену на первом же привале - больше ни на кого они бы не налезли. А потом мы встретили безумную гномиху Хеспит, многое поведавшую о судьбе Бранки, что вызвало подколки от Давета в адрес Огрена - денеримец просто не мог пройти мимо одной из фраз Хеспит. В отличие от игры, мы её в живых не оставили.
   Следующими нам встретились пара огров, которые доставили бы серьезные неприятности, если бы не мое кровавое целительство и не паралич в исполнении Меррилл.
   ***
   К Матке Порождений я предпочел не лезть. Вместо этого мы банально укрепились в тоннеле, как только я её почуял. После чего я занялся уничтожением Матки, а Кардол с товарищами и Алистером отправились проверять последнюю комнату с духами легионеров, вызванными к существованию лириумом и, как выяснилось, демоном. Огрена я во избежание отправил с ними. Так Огрен обрел свой новый шлем, как у легионеров, а Кардол - эмблему Легиона, чему чрезвычайно обрадовался. Как впоследствии выяснилось, эта эмблема без герба приравнивала Легион к благородному Дому. Наконец, Матка пала, успев, впрочем, перед смертью натравить на нас ораву гарлоков, с которой удалось разобраться не без труда.
   Попрощавшись с Кардолом, мы продолжили наш путь.
   ***
   А на следующий день, если это понятие вообще применимо под землей, мы попались в ловушку совершенно безумной Бранки. Послушав, как Огрен пытается её безуспешно убедить в чем-то, я принялся раздумывать, убить ли её сразу или подождать до встречи с Каридином. В конечном итоге нам все-таки пришлось идти взламывать ловушки Мастера-Кузнеца.
   Недобитые Порождения проблем не составили - Меррилл банально залила их пламенем. Комната, заполненная газом, была существенно сложнее из-за големов. Но их удалось банально выманить поближе к пропасти, куда мы их и скинули. Коридор с ловушками и големами был пройден аналогично. Наконец, мы достигли чего-то по-настоящему странного.
   Камень с четырьмя лицами, подвешенными на потолке. Четыре наковальни перед лицами. И четыре агрессивных духа.
   - Каридин точно лириум не употреблял? - спросил я, глядя на это.
   Впрочем, духов удалось выманить и перебить. А потом мы обнаружили, что наковальни засветились. По моей команде Давет, Джори, Алистер и Огрен выдали четыре согласованных пинка по ним, после чего камень начал бешено вертеться. Когда он остановился, появились новые духи. Повторив процедуру, мы выяснили, что лица начали стрелять по нам какой-то магией, а духи стали сильнее. Впрочем, третья партия пинков заставила странную каменюку замереть навсегда.
   ***
   У Наковальни Пустоты нас встретил огромный голем, представившийся Каридином.
   - Вот к чему приводит гениальность, лишенная мудрости, - невозмутимо сказал я.
   - Ты не удивлен эльф, - пророкотал голем.
   - Я подозревал это, прочитав твой журнал. А эта каменюка с лицами убедила меня окончательно. Ты был умен, но не смог оценить последствий своих поступков. Впрочем, понимаю, без жезла контроля големов все было бы бесполезно, ведь лириум стирал личность. А с жезлом на твою Наковальню стало возможно бросить любого, так ведь?
   - Так. Сначала были добровольцы. Потом начали присылать преступников. Потом, политических противников короля. А когда я воспротивился этому, на Наковальню Пустоты бросили меня. Но я оказался слишком силен для них и сохранил себя.
   Меррилл стояла и тихо плакала.
   - Тебе вообще нельзя было вызывать добровольцев, - сказал ему я. - Пользовался бы Порождениями. Лириум все равно стирает личность и подавляет Скверну. Но сейчас это уже бесполезно - катастрофа произошла. Полагаю, ты хочешь уничтожить Наковальню.
   В общем, тут ворвалась возмущенная Бранка, но до драки довести не успела из-за остановки сердца - не зря я потратил на неё полчаса. В итоге, Каридин согласился выковать Корону для нового короля Орзаммара, после чего наковальня была уничтожена.
   - Ты считаешь, что героическое самоубийство что-то исправит? - ехидно спросил я Парагона, направлявшегося к краю пропасти с лавовой рекой на дне.
   - Я пережил свое время, - ответил голем.
   - Каридин-кузнец перестал быть с созданием Наковальни. Каридин-Парагон - с её уничтожением. Но Каридин-голем жить даже не начинал. Для чего големы созданы? С Порождениями бороться. А ты у Наковальни сидел. Не жил ты големом. Это раз. Смерть же никогда ничего не извиняет и не исправляет, это просто трусость. Это два. Так что умер Каридин-Парагон, а у Каридина-железного голема жизнь впереди. И время для исправления прошлых ошибок.
   - И что же я по-твоему могу исправить?
   - Что? Найди остальных големов и помоги им вернуть свою память. Слышал я об одном големе, что себя осознал. Сейчас в деревне одной стоит без движения, убив хозяина. Вот и помоги ему вспомнить, кем он был. Это если хочешь свои ошибки исправлять. А если хочешь смерти, то тоже нечего в лаву бросаться. Умирать, так в бою. У нас сейчас как раз Мор, так что можешь попробовать оторвать крылья Архидемону. Или ты трус? Потому что самоубийство это трусость. А твоя новая жизнь только начинается.

Глава 13. Элувиан.

   Путешествие обратно в Орзаммар оказалось сравнительно комфортным. Во-первых, стычек с Порождениями случалось очень редко - почти все они либо убрались на поверхность, либо были перебиты на пути к Наковальне. Во-вторых, нас сопровождали гномы из отряда Кардола, отправлявшиеся на доклад грядущему королю и Ассамблее и несущие с собой эмблему Легиона. В-третьих, Каридин все-таки передумал бросаться в лавовую реку и теперь тоже сопровождал нас. Кстати, когда легионеры поняли, кем является голем, "найденный" нами у Наковальни, выражения их лиц оказались моим самым приятным воспоминанием за весь визит в эти пещеры.
   - Именно поэтому я и не пытался добраться до Орзаммара, - пророкотал на первом же привале после встречи с легионерами Каридин.
   - Ты о чем? - спросил Алистер.
   - Ты видел их лица моих сородичей, когда я представился. Потрясение, смешанное с жалостью и уважением. И ведь это Мертвый Легион! В Орзаммаре все будет ещё хуже. В конечном итоге, даже неясно, как ко мне относиться. Как ты правильно сказал, эльф, Каридин-Парагон умер. Но и относиться ко мне как к простому голему невозможно. Кстати, интересно, сколько их ещё уцелело?
   - Думаю, десяток у Формирователей найдется, - пожал плечами я. - Они големов берегут, ведь они последние.
   - Также один голем был у мага-отступника Вильгельма, когда он помогал королю Марику вернуть трон, - добавил Финн. - Но мне неизвестно, что с ним потом стало.
   - Я уже говорил о нем - голем прибил Вильгельма и стоит в виде этакой статуи.
   - Откуда ты знаешь? - удивился Финн.
   - Винн рассказала, - ответил я. - За счет помощи Марику Вильгельм вышел из-под церковной опеки, но связь с Кругом поддерживал. И как-то раз Ирвинг послал к нему гонца, который и принес новости о Вильгельме в Башню.
   Конечно, это было совсем не так, но мне не хотелось раскрывать свое знание, а легенда на этот случай не должна была вызвать у Финна желание расспросить Винн. К тому же, информация о смерти Вильгельма у Круга точно была.
   - Значит, маг Вильгельм, - пророкотал Каридин. - А деревня?
   - Не помню, - пожал плечами я. - Надо смотреть в библиотеке или спросить кого-то ещё из Круга. Может, им известно. Ирвинг должен знать наверняка, хотя мог и позабыть подробности.
   В результате Каридин решил в Орзаммар не заходить, покинув нас в районе тейга Кадаш, и намеревался воспользоваться тамошним выходом на поверхность, после чего встретить нас у Прохода Гнерлена когда мы покинем гномий город.
   ***
   Вернувшись в Орзаммар ранним вечером, мы направились отдохнуть перед завтрашним собранием Ассамблеи. Кардол же отправился прямиком к Формирователям. Впрочем, толком отдохнуть в таверне не получилось - примчался Дулин Форендер, прослышавший о нашем возвращении. Пришлось натравить на него Алистера, как отрядного переговорщика. Тот, впрочем, умудрился вскоре от рассказа отвертеться, отправив Дулина общаться с уже успевшим напиться Огреном.
   Наутро Алистер с Даветом направились к Формирователям, искать ту гномку по имени Орта, расставшись с остальными Серыми Стражами у входа в Зал Ассамблеи. Как выяснилось, мы пришли вовремя - деширы уже успели собраться и начать обсуждение, но до ссоры и очередных попыток подраться дело ещё не дошло. А потом Банделор объявил, что Ассамблея созвана для доклада о результатах экспедиции по поиску Бранки и коронации нового короля Орзаммара.
   А дальше Огрену, Кардолу и Алистеру пришлось долго говорить. Принц Белен конечно возмущался, но видно за время нашего отсутствия лорд Харроумонт успел практически закопать его как кандидата на трон, оставив с принцем только вернейших из союзников, в связи с чем Ассамблея на его возмущение не среагировала.
   Когда Огрен заявил о Каридине-големе, раздались возгласы, что он опять напился, но когда об этом же сказал Кардол, сообщив, что путешествовал с Каридином от Бовнаммара до тейга Кадаш, зал вскипел. Впрочем, Банделор быстро призвал деширов к порядку. Посмотрев на это, я удовлетворенно кивнул - Банделор справится.
   После нескольких минут жаркого обсуждения, деширы признали за мной право быть голосом Парагона. Наконец, я достал новую корону Орзаммара.
   - Принц Белен Аедукан, - сказал я, когда деширы притихли. - Голос обновления и защиты, как о тебе говорят. Ты мог бы привести Орзаммар к величию. Вопрос в том, какой ценой. Величие, построенное на крови должно постоянно этой кровью омываться, ибо старая кровь начинает гнить. Боюсь, Орзаммар не может позволить себе рек крови, а ты слишком легко заплатишь эту цену. Ты не должен быть королем. Слишком легко ты станешь тираном. А когда те, кто придут за тобой перестанут лить кровь, Орзаммар рухнет в такую пропасть, по сравнению с которой нынешнее время покажется идеалом. Подобное уже не раз бывало.
   - Естественно, чего ещё ждать от приспешника Харроумонта...
   Но я не обратил на него внимания, повернувшись ко второму кандидату на престол.
   - Лорд Пирал Харроумонт, - невозмутимо начал я вторую часть своей речи. - Ты являешься более достойной кандидатурой на престол. К сожалению, власть тебе не удержать. Либо погибнешь в результате восстания последователей Белена, либо банально отравят. А потом начнется очередная грызня за власть. Ты говорил, что сильный правитель слишком часто становится тираном, но и в слабом хорошего мало. К тому же, ты слишком долго был советником, что тоже не слишком хорошо, так как ты будешь слишком много внимания отдавать тому, с чем уже имел дело - армии, и слишком мало всему остальному. Лучше, чтобы ты не становился королем. К тому же, я не вижу сильного желания надеть корону с твоей стороны.
   - А кому тогда достанется корона? - выкрикнул кто-то.
   Я невозмутимо развернулся к Банделору.
   - Мне кажется, тот, кто десятилетиями возглавлял Ассамблею и не дал деширам вцепиться друг другу в глотки во время этого кризиса, удержит Орзаммар и дальше.
   И поднял корону над головой пожилого гнома...
   ***
   Поздним вечером я сидел у камина и вспоминал ту грязную драку, которая состоялась в зале Ассамблеи. Естественно, Белен не захотел тихо принять власть нового короля, что вылилось в небольшую драку. К счастью, после того, как он был повержен, деширы слегка остыли. Впрочем, выражение лица лорда Харроумонта того стоило. Но он один из первых признал власть нового короля. Как выяснилось, Банделор устроил почти всех деширов, в связи с чем, его быстро признали королем. Затем разбиралось дело Орты...
   Наконец, новый король направился во дворец, объявив, что заседание, посвященное выбору его преемника на посту распорядителя Ассамблеи, состоится через два дня. Затем началась процедура присяги. Первым, как и следовало ожидать, присягу принес лорд Харроумонт. Естественно, он сохранил свой пост генерала.
   Когда мне наскучило стоять у стены и наблюдать за процедурой присяги, я отправился побродить по дворцу, свалив официальные переговоры на Алистера. Впрочем, долго бродить не пришлось - уже через несколько минут я почувствовал, что с кем-то поблизости не все в порядке.
   ***
   Час спустя я стирал кровь со своих рук какой-то тряпкой, вроде бы полотенцем, которое мне подал целитель Вилдрон. Противоядие не понадобилось, зато поработать пришлось изрядно. К счастью, яд был создан специально против гномов, в связи с чем для эльфов был гораздо менее опасен. А живучесть кровавого целителя позволяла пропускать его сквозь себя без особых затруднений. Так что затянувшееся исцеление прошло успешно, а я приобрел новые знания в области лечения отравлений. Возможно, с новым опытом можно было бы попробовать вылечить арла Еамона, но в связи с тем, что для этого придется вывести его из подобия усенеры, в которое его загнала демонесса, я предпочел не рисковать - в случае неудачи, я бы вряд ли смог вернуть его назад в это состояние.
   Наконец, исцеленная открыла глаза. Удовлетворенно кивнув Вилдрону, я устало побрел назад в таверну, отдыхать.
   ***
   В Орзаммаре мы задержались ещё на несколько дней, согласовывая с новым королем и Кардолом детали их военной помощи. Свалив эти переговоры на Алистера и Джори, как на наиболее сведущих в военном деле, я занимался привычным исцелением. Благо пациентов в Орзаммаре хватало, несмотря на всю гномью изобретательность в отношении создания лекарств, коих лишенные магии подземные жители создали весьма приличное количество. К сожалению, большое количество населения в одной пещере облегчало распространение разнообразных заболеваний, остановить которые подчас было проблематично. Особенно это касалось Города Праха, где условия жизни были настолько неприятными, что эпидемии возникали за считанные дни. Пожалуй, теперь я понимал Андерса из Dragon Age II, проводившего почти все свое время в Клоаке Киркволла - работы был непочатый край.
   Наконец, все вопросы были решены и мы покинули Орзаммар и начали свое путешествие по Проходу Гнерлена.
   ***
   - Пожалуй, нам следует обсудить дальнейшие планы, - сказал я, когда мы разбили лагерь недалеко от Прохода Гнерлена. - Меррилл, вы с Финном собираетесь отправиться за Элувианом?
   - Надо успеть пока Мор туда не добрался, - ответила эльфийка.
   - Каридин?
   - Меня по-прежнему интересует тот осознавший себя голем, о котором ты говорил. Я хотел бы встретить тех, кто мог бы указать мне путь к нему.
   - Тогда тебе нужны маги Лесного Круга. К сожалению, Серые Стражи к ним не собираются в ближайшее время, а сам ты вряд ли отыщешь их. Не говоря уже о том, что странствовать там для голема очень проблематично. А после случайно поваленного дерева, которое трогать не стоило, тебя даже стальное тело может не спасти. С другой стороны, именно в Круг отправятся Финн, после того, как они раздобудут Элувиан. Так что тебе имеет смысл сопровождать их.
   После того, как Парагон согласился, я повернулся к своим Серым Стражам.
   - Алистер, ты сможешь возглавить остальных Серых Стражей в походе за Урной? Надеюсь, брат Джентиви найдет её без особых проблем, но стоит это проконтролировать. К тому же, именно ты предложил обратиться за помощью к арлу.
   - Ирлайн, ты не собираешься за Урной? - удивился Алистер.
   - Именно. Я не хочу даже видеть эту мерзость, но на всякий случай последую за вами после того, как мы разберемся с Элувианом. Я путешествую довольно быстро, так что, скорее всего, мы спокойно встретимся у подножия гор, когда вы раздобудете Прах. К тому же, в случае боя в горах моя магия не очень-то полезна. Но не лезьте на верную смерть - в случае серьезных препятствий, дождитесь меня. В крайнем случае, обойдемся вообще без Праха Андрасте - приведем Винн и вытащим арла при помощи магии.
   - То есть, я беру с собой Джори, Давета и Тамарель и отправляюсь за Урной. Что ж, пусть будет так, - кивнул Алистер. - Я выполню приказ, командор.
   ***
   Старое драконье кладбище встретило нас тишиной, царящей над руинами.
   - Наконец-то добрались, - устало сказал я. - Эти солдаты арла Хоу мне уже надоели. Почему каждый пятый отряд узнает во мне Серого Стража и пытается задержать... Хорошо, что валаслин не дает мне быть узнанным каждым отрядом. Хоть переодевайся в одежду жителя эльфинажа. Так не поможет ведь...
   - Почему не поможет? - удивилась Меррилл.
   - Опять же, валаслин наш помешает. К тому же, если мы можем себя выдать за пару странствующих эльфов, то ни Финн, ни Каридин в подобный отряд не вписываются. Хорошо, хоть с храмовниками мы перестали встречаться неделю назад. Надеюсь, вы сумеете добраться до Бресилиана с зеркалом.
   ***
   Как ни странно, я не ощущал на драконьем кладбище ничего живого крупнее мыши. Во всяком случае, в той его части, к которой мы подошли.
   - Финн, можешь точно указать, где нам искать зеркало? Башен тут тевинтеровцы выстроили много, да и в землю закопались достаточно глубоко.
   - Считается, что они искали кости древнейших из драконов, во многом не уступавших их богам, - ответил Финн. - Они создавали из этих костей посохи магистров, доспехи воинов и короны архонов. Что же касается твоего вопроса, то я сейчас попробую повторить ритуал в усеченной форме. На таком расстоянии от цели этого должно хватить.
   ***
   Наконец, Финн сообщил, что зеркало находится дальше, у самой оконечности этой долины, зажатой между парой крутых склонов двух высоких гор.
   - Пойдем по кладбищу? - спросил он.
   - Ни в коем случае, - покачал головой я. - Нежить тут вряд ли есть, но остальные обитатели не обязаны нас встречать миром. Пойдем вдоль склонов и по старой имперской стене.
   ***
   Путешествие по краю драконьего кладбища было достаточно спокойным и не отягощенным избыточными событиями. Собственно, внимание заслуживало только ошеломляющее зрелище огромной драконицы, уютно устроившейся на одной из тевинтеровских башен.
   - Ничего себе, - нарушил молчание Финн. - Вот это древнее чудовище.
   - Молодая, - вырвалось у меня. - Она ещё ни разу не откладывала яйца.
   - Это понятно, за последние столетия был ровно один случай драконьего буйства, причем драконица живет где-то в Морозных горах. Но все равно, впечатляет.
   - Что с твоими глазами? Они пожелтели, - вмешалась Меррилл. - И зрачки не в порядке.
   - Тогда понятно, почему я сказал, что драконица молода. Это все Андорал. Скоро все придет в норму, такое уже было.
   Когда мы налюбовались драконицей, решившей в полдень понежиться на солнышке, мы продолжили свой путь к Элувиану.
   ***
   - Нужно остановиться, - сказал я. - Чувствую что-то большое и очень странное.
   - Что? - пророкотал Каридин.
   - Не знаю. Чем-то напоминает животное, но очень далеко от любых известных мне существ. При этом, я ощущаю только часть жизненной силы этого существа.
   Через некоторое время нам удалось увидеть нечто, сидящее на крыше одиноко стоящей башни на окраине драконьего кладбища.
   - Что это? - выдохнул Финн.
   - Вартеррал, - невозмутимо ответил я. - Проще говоря, большие проблемы.
   - Почему же проблемы, - сказала Меррилл. - По легенде, они созданы эльфийскими богами для защиты эльфов, так что на меня он не должен напасть. Да и Ирлайна тоже не должен счесть врагом.
   - Возможно, мне стоит проверить эту тварь на прочность. Не думаю, что его напоминающая кору кожа сравнится с металлом, - пророкотал Каридин.
   - Допустим, уничтожим мы его? А толку-то? - спросил я. - Воскреснет, и наверняка пойдет за нами.
   - Ты о чем? - удивился Финн.
   - Вартерралы восстанавливают себя со временем, - ответила Меррилл. - Они идеальные стражи сокровищ.
   - Вот именно. Думаю, этот сторожит Элувиан. Вообще, очень остроумно со стороны магистров - поставить башню на отшибе, разместить в подземелье Элувиан и пусть себе вартеррал вход в эту башню сторожит, раз уж его нельзя уничтожить. Сами, похоже, добирались до Элувиана подземными переходами. Страж не мог разорваться и закономерно выбрал сторожить ближайший проход. А вот у нас большая и тяжелая проблема.
   - Я попробую подойти, - начала Меррилл.
   - Не вздумай, - оборвал её я. - Кто знает, не сошел ли вартеррал с ума за эти века. Он может напасть.
   - Но я эльфийка!
   - Ты думаешь, вартеррал ещё помнит, кем были его создатели? Сначала его надо исследовать. Что мы вообще о вартерралах знаем?
   - Я о них первый раз слышу, - сообщил Каридин.
   - Неуничтожимы и очень опасны, - сказал Финн.
   - Их создали эльфийские боги из камня, дерева, ветра и дождя, - добавила Меррилл.
   - Не знаю на счет камня, но, как я уже сказал, они отчасти животные, так что более привычная нам плоть в них должна быть. Что ж, Меррилл, если в вартерралах есть частичка от дерева, то это к тебе, ты как Хранитель меня сильнее.
   ***
   Исследование вартеррала тянулось медленно. У меня получалось чувствовать только часть жизненной силы этого странного существа. Часть спектра, скажем так, его жизненной силы действительно относилась скорее к животным. Частично же вартеррал был деревом, как я выяснил, проведя слияние с корнями. Похоже, эльфийские легенды были хоть отчасти правдивы. Но это было явно не все компоненты, что составляли суть его жизненной силы. Чтож, по крайней мере было понятно, почему ноги твари покрывала кора. Уже несколько минут я балансировал между слиянием с растениями и обычным состоянием, пытаясь поймать третью компоненту вартеррала.
   - Ну что? - спросил Финн.
   - Жизненная сила как у животного, слитого с деревом и ещё чем-то. Сейчас пытаюсь это что-то поймать. Подозреваю, именно третья компонента позволяет вартерралу возрождаться даже из пепла.
   - Я сливал лириум с камнем и со сталью, но мне нужен был дух, чтобы голем мог двигаться, - пророкотал Каридин. - В моем случае дух принадлежал гному. Как я понял, это чудовище вроде древнеэльфийского голема. Так что для него тоже нужен дух.
   - Сильван тоже так возникает, когда лесной дух или демон ярости вселяется в дерево. Или его вселяют, - добавила Меррилл.
   - То есть какой-то гений слил воедино плоть животного с древесиной и подселил лесного духа, чтобы полученное существо могло двигаться и выполнять команды. А заодно и возрождаться после гибели "тела". Ладно, попробую пронаблюдать слегка по-другому.
   ***
   Андорал, задремавший было, когда мы отошли от драконицы, проснулся почти моментально. И для него структура вартеррала проблемой не стала. Стоило древнему богу только взглянуть на это существо сквозь мои глаза, как на меня нахлынула волна осознания. Я был прав, вартеррал действительно состоял из животной плоти, слитой с деревом. Связывал же части вартеррала воедино не очень умный, но накачанный магической и жизненной силой лесной дух. Похоже, я оказался прав и в другом - вартеррал здесь сторожил какой-то предмет, спрятанный под землей. Во всяком случае, связь от него в подземелье башни была тонкой, но заметной для глаз Андорала. А значит, и моих, когда я всерьез присмотрелся.
   - Он что-то сторожит. Возможно, Элувиан. От вартеррала придется избавляться совсем.
   - Как? Этого ещё ни у кого не получалось, - заметил Финн.
   - Вартеррал создан при помощи кровавого целительства и магии хранителей, ничего божественного в нем нет. Затриан сумел подселить духа в тело волка. Тут примерно то же самое, только дух тупой, да тело странное. Разберемся. Меррилл, попробуй придержать его древесную часть...
   ***
   Работа по уничтожению тела вартеррала была муторной. В основном из-за того, что приходилось постоянно то вступать в слияние с природой, то разрывать его, переходя от работы с одним типом жизненной силой к работе с другим. Пожалуй, не владей Меррилл азами кровавого целительства, ничего бы не вышло - ей тоже нужно было различать переход между растительной и животной частью и переход между телом вартеррала и движущим его духом. К сожалению, дух без особого труда восстанавливал разрывы жизненной силы своего тела. В общем, повредить я ему серьезно не мог.
   Неожиданно я почувствовал волну своего-чужого недоумения, источником которой оказался Андорал. Древний бог искренне не понимал, почему я вожусь, нанося царапины, вместо того, чтобы бить по уязвимым местам. А потом структура жизенной силы моей добычи предстала перед моими разделенными с Андоралом глазами. Желтыми драконьими глазами с вытянутым зрачком.
   Узел животной части, рвем. Так, восстанавливается? Тогда перевяжем криво пару потоков... Переход на слияние с природой, рвем узел в коже-коре... Следующая уязвимая точка, Меррилл, перехвати. Не понимаешь как? Да смотри же, это очевидно, вот тут...
   Вартеррала создавали настоящие мастера, а терять тело дух не хотел категорически. К счастью, неведомые создатели предусмотрели относительно быстрый разбор своего творения, но если бы не Андорал, мы бы ещё долго трудились, причем не факт, что успешно.
   ***
   Неожиданно все завершилось - большая часть потоков жизненной силы твари превратилась в закольцованные обрывки. Вартеррал давно уже перестал дергаться, а теперь дух прекратил попытки восстановить прежнюю структуру жизненной энергии. Притихнув на некоторое время, он затем начал соединять себя с телом заново.
   - Интересно, у духа что-нибудь получится? Впрочем, проверять не хочется, - устало сказал я.
   - Надеюсь не что-то подобное самому вартерралу? - поинтересовался Финн.
   - Скорее, что-то вроде простого сильвана с необычным телом, - покачал головой я. - Ничего, даже отдаленно сопоставимого с вартерралом уже не будет.
   Впрочем, дожидаться этого нам не пришлось - стоило мне только подойти к остаткам вартеррала, как моя рука резко метнулась вперед и полоснула не существовавшими мгновение назад когтями по телу вартеррала. Где-то там, в Фэйде, Андорал захрустел пойманным духом. Проявившаяся на руке чешуя медленно исчезала.
   - Надо бы хоть что-то из остатков Вартеррала прихватить, - сказал Финн. - Такой материал пропадает...
   - Ланайе отдадим, - предложила Меррилл и неожиданно смутилась под моим вопросительным взглядом. - А что? Её учитель был лучшим, когда приходилось иметь дело с духами леса. Может, она сумеет понять, как вартерралы сделаны.
   - Пожалуй, после Мора мне имеет смысл присоединиться к ней в этом исследовании, - кивнул я. - Все равно, без кровавого целительства при их создании явно не обошлось. Но тогда, Меррилл, если не трудно, запишеши для неё свои ощущения от древесной части вартеррала и процесса его уничтожения.
   Впрочем, с отрыванием ноги у вартеррала решили подождать - труп никуда не убежит.
   ***
   - Магистры империи и подставку для элувиана приспособили для выражения своего величия, - усмехнулся я, когда мы увидели зеркало. - Впрочем, не могли же они допустить, чтобы творение эльфов выглядело значительнее, чем тевинтеровская рама к нему.
   Творение эльфийских мастеров, установленное на монументальном постаменте, совершенно терялось на фоне двух вооруженных мечами статуй, которые изображали, что держат зеркало.
   - Оно выглядит иначе, чем то, которое ты нам показывала, Меррилл, - сказал Финн.
   - На самом деле этот Элувиан от разбитого ничем не отличается, - ответила эльфийка. - К нему просто сверху приделали кусок обычного, ничуть не магического зеркала, чтобы под арку подогнать. Ирлайн прав, магистры предпочли выделиться. Надеюсь, тут они тоже не выбросили старую эльфийскую раму? Потому что тащить лист стекла неудобно.
   Золоченая рама эльфийской работы действительно обнаружилась поблизости - в соседней комнате, из которой можно было попасть как в комнату с Элувианом, так и в какой-то длинный тоннель, который мы исследовать не стали. А потом мы начали переставлять стекло из одной рамы в другую под чутким руководством ученицы Хранительницы. Каридин в этом, разумеется, не участвовал - не с его стальными руками возиться с зеркалами. Вместо этого он поднялся на поверхность и теперь отрывал у вартеррала ногу.
   ***
   Вскоре мы покинули старое драконье кладбище и остановились на ночлег на расстоянии часа пешего пути от него. К счастью, опасаться было некого - культистов у местной драконицы не водилось, детей и дрейков тоже не было. Местные жители же кладбища избегали.
   - Твои глаза все ещё золотые, - неожиданно сказала Меррилл. - Ты говорил, что скоро все нормализуется.
   - Я искренне так думал. Вот только Андорал почему-то не заснул до конца. К счастью, я не вижу мир подобно ему, если специально не приглядываюсь. Может, это близость драконицы на него повлияла... Впрочем, я утром вас в любом случае покину - меня ждут братья и сестра по ордену. Надеюсь, проблемы с Урной уже решены, если они возникли. Думаю, вы доберетесь домой без моей помощи, благо в хаосе гражданской войны может проскользнуть кто угодно.
   - А также потеряться кто угодно, - угрюмо сообщил Финн.
   - Зато выследить вас для храмовников невозможно. Да и если вы наткнетесь на разведчиков той или иной стороны, кто поверит в компанию из человека, эльфийки и голема?
   - Храмовники? Кто это? - спросил Каридин.
   Пришлось Финну объяснять современнику Первого Мора особенности современного религиозного устройства Тедаса.
   ***
   Путешествие к горам выдалось довольно скучным. Пожалуй, если бы я шел пешком, то столкнулся бы с множеством проблем, но далийский способ перемещения не подводил, а риска попасть в засаду расплодившихся бандитов не было, если после каждого прыжка выходить из слияния с природой и прощупывать окружающее пространство на наличие живых существ. Разумеется, периодически приходилось ненадолго останавливаться, чтобы восстановить запасы маны, но, благодаря поясу, эти остановки не затягивались. В который раз я искренне порадовался, что это творение эльфийских магов было в Башне. Вполне возможно, что его создатель предназначил пояс именно для подобных путешествий.
   Но все рано или поздно заканчивается, закончилось и мое путешествие по спорным территориям. Теперь я был в глубоком тылу войск банна Теагана и его союзников.
   ***
   Деревня, где мы некогда встретили брата Джентиви, никак не изменилась с момента моего прошлого посещения. Все те же дома местных жителей, та же таверна. Впрочем, это меня не заинтересовало - лагеря моих Серых Стражей в округе не обнаружилось, из чего я сделал вывод, что они отправились в горы следом за братом Джентиви и ещё не успели вернуться. Что ж, этого следовало ожидать с учетом того, что быстро по горам путешествуют только наделенные крыльями. А драконов среди моих Серых Стражей не водилось, как, впрочем, и магов-оборотней, способных превратиться во что-нибудь летучее. Осознав, что идти за Урной все-таки придется мне, я вновь ушел под землю и направился в сторону гор.
   ***
   К сожалению, возможность путешествовать под землей кончилась на следующий же день. Все-таки заклинание хранителей требовало нормальной почвы и, существенного количества растений, а не голого камня. Пришлось переключаться на заклинание ускорения, которое продержалось ещё сутки. Потом смысл использовать заклинание ускорения пропал - местность стала слишком неудобной. А уж на горной тропе попытки ускориться вообще могли оказаться фатальными.
   Практика показала, что путешествовать по горам я совершенно не умею. К счастью, я ещё не свернул шею и даже, если верить сделанной мой копии карты, не заблудился. Вот и сейчас я сидел на земле и пытался "поправить" свою ногу. В этот раз это был всего лишь вывих, так что управился я быстро. Что не мешало мне весь оставшийся путь мечтать о лесе - там корни живые и потому неожиданно под ноги не бросаются. Во всяком случае, не бросаются, когда я нахожусь в состоянии слияния с природой. Помню, Меррилл однажды мне показала, как пройти сквозь куст в состоянии слияния с природой. К сожалению, кустов в горах не наблюдалось, только камни, так что мне приходилось мучиться.
   ***
   Деревенька с говорящим названием "Убежище" встретила меня тишиной. А так же ощущением жизни в церкви на холме.
   - Похоже, мои Серые Стражи сюда уже добрались, - прокомментировал я. - А местное население, должно быть, укрылось в горном храме. Во всяком случае, ничем другим я опустевшую деревню объяснить не могу. Надеюсь, они не вырезали тут все население.
   Вздохнув, я направился к церкви.
   ***
   Мои соратники были рады, когда я к ним присоединился. Правда, сначала их отпугнули мои глаза, но после того, как я был опознан, я присоединился к остальным Серым Стражам.
   - Раздобыли Прах? - поинтересовался я у Алистера.
   - Нет, командор, - ответил он. - Но мы выяснили где он.
   - Что тут произошло? Почему деревня заброшена?
   - Какие-то культисты, - сообщил брат Джентиви, который тоже был в церкви, в отличие от своего спутника. - Они живут в этой деревне и охраняют храм там, в горах. Они убили моего спутника, а меня взяли в плен. К счастью, доблестные Серые Стражи освободили меня.
   - В сам храм мы не лезли, на горных тропах нас слишком легко будет победить. К счастью, несмотря на свою численность, вооружены эти культисты плохо, доспехов у них нет вообще, а единственный попавшийся нам маг был неумелым. Но то, с какой яростью они сражаются, и не колеблясь идут на верную смерть... Нам пришлось фактически вырезать половину деревни. Это жутко. После боя все, кроме Тамарель не могли толком заснуть из-за кошмаров.
   Я перевел взгляд на эльфийку.
   - Я уже через подобное прошла, - сообщила она, не дожидаясь вопроса. - Это было незадолго до моего ухода из Остагара, когда первые Порождения показались на поверхности. Тогда Дункан повел небольшой отряд Серых Стражей разведать обстановку, и мы обнаружили захваченную Порождениями деревню. Когда мы перебили Порождений, пришлось разбираться с местными жителями. Они были заражены, так что нам пришлось остановить распространение Скверны. Таков долг Серых Стражей.
   - Ты имеешь ввиду...
   - Да, - оборвала Джори лучница. - Убить будущих гулей.
   Джори смотрел на неё с ужасом.
   - Мы не герои и не обязаны быть спасателями. Мы просто зачищаем последствия. Таков долг Серых Стражей, - повторил за ней я.
   - Мы боремся с Порождениями, и готовы заплатить за победу над Мором любую требуемую цену. Таков долг Серых Стражей, - произнес Алистер.
   - Кстати, почему изменились твои глаза? - поинтересовалась Тамарель.
   И я принялся рассказывать о путешествии за Элувианом.
   ***
   На горной тропе, ведущей к храму, где хранилась Урна, не было никого. Зато перед самим храмом я ощутил пару человек, после чего приказал своему отряду остановиться - мало ли, что приготовили нам культисты. Впрочем, после того, как их жизни скоропостижно закончились под действием моей магии, мы продолжили путь.
   Как выяснилось, я не зря начал с полной парализации этих культистов - одному из них достаточно было выбить подпорку, и вниз по тропе понесся бы поток булыжников. Особо крупных среди них не было, но и этого было вполне достаточно, чтобы смести вторженцев в ближайшую пропасть.
   Впрочем, других ловушек перед храмом не было и, после того как брат Джентиви открыл дверь при помощи медальона-ключа, мы вошли в полуразрушенный зал с огромным костром посредине.

Глава 14. Прах Андрасте.

   - Я бы многое отдал, чтобы увидеть этот зал во всем его величии, каким ему полагалось быть, - сказал брат Джентиви, оглядываясь по сторонам. - Тем не менее, лед и снег придают залу определенную прелесть.
   - Останетесь здесь или пойдете с нами глубже в храм? - поинтересовался я.
   - Останусь. Здесь должны быть фрески, из которых я, возможно, узнаю забытые ныне подробности из жизни Андрасте.
   - Или то, что строители храма хотели за эти забытые подробности выдать. То изображение, которое высекается на камне, не обязано быть правдивым - оно обязано быть красивым. А уж когда речь идет о религии и величии Создателя... Я тут в Орзаммаре любопытную книгу нашел. Конечно, она слегка обгорелая, думаю, Буркель пытался сжечь, но разобрать можно. Сейчас, где там она, - пробормотал я, начиная копаться в своих вещах.
   Выдав брату Джентиви "Поиски Истинного Пророка", пусть просвещается, если захочет, я скомандовал отправляться дальше.
   ***
   Комнаты и культисты, культисты и комнаты... А также ряды ловушек. Интересно, как сами культисты их обходят или блокируют? Давет и Тамарель тратили на каждую не меньше десятка минут, я же разбирался с культистами. Благо, они не выбегали из занятых комнат, а предпочитали дожидаться нас. Наверное, чтобы на собственные ловушки не напороться - в горячке боя это слишком легко.
   Наконец, после того, как все ловушки были обезврежены, я отпер дверь в главный зал. Джори хотел было вломиться туда, но я его остановил - мало ли, какие ещё ловушки припасли культисты. Так что Серые Стражи стояли у двери, и я работал по привычной схеме, устраивая неприятности культистам. Наконец, мы вошли в зал.
   - Баллисты! - ошеломленно выдохнул Алистер.
   - Старые и, похоже, слабые, - определил Давет.
   - То есть, если крайне повезет, можно пережить выстрел. Вот только повреждения будут такими, что есть солидный риск умереть от истощения, когда целитель будет заниматься раненым. Я, будучи, кровавым целителем, до подобного не доведу, но хорошего тоже мало.
   В конечном итоге, баллисты, установленные в нижней части зала были разряжены, и мы поднялись по лестнице к Священной Жаровне.
   - Добрались, наконец, до этой гадости, - скривился я.
   - Ты о чем? - недоуменно поинтересовался Джори.
   - Время есть, так что можно даже показать, - вздохнул я. - Священная Жаровня, как ты видишь, это сплошная каменная чаша. На удивление чистая чаша, без углей и без пепла. А вокруг имеются щели в полу. Значит, огонь разжигается под жаровней, а щели служат для вывода дыма. Собственно, если поискать, можно найти поднимающуюся плиту в полу для закладки дров.
   Поиски не заняли много времени - одна из ближайших плит легко поддалась, открыв доступ в полость под Священной Жаровней.
   - Что и ожидалось. Значит, в Жаровне сжигалось что-то, пеплу чего никак нельзя было смешиваться с пеплом дров. И это не Пепельные Призраки, им подходит любой пепел, более того, если аколиты действительно становились Пепельными призраками, то выдернуть свой прах из пепла дров они бы сумели. Но если жаровня литая не из-за пепельных призраков, то что за прах тут собирали столь тщательно?
   ***
   Зачистка оставшейся части храма ничем не отличалась от того, чем мы занимались до Священной Жаровни. Те же культисты и те же ловушки. Добавились разве что пепельные призраки, с которыми приходилось разбираться воинам. Ни я, ни Тапарель с её луком тут помочь не могли. Примечательной тут были разве что пара статуй, установленных в обоих коридорах и изображавших архона Хессариона и полководца Маферата соответственно.
   Наконец, защищенные ловушками коридоры храма закончились, и мы очутились в какой-то пещере.
   - Привал, - скомандовал я. - Я совсем не уверен, что культисты и дальше будут сидеть и ждать, пока я их обезврежу. Что можете предложить в случае прямого столкновения?
   - Оружие у них отвратное, доспехи тоже, - фыркнул Алистер. - Если бы они смогли нас окружить, то победили бы. Но не более того. Так что мы с Джори просто пойдем в первом ряду и оттянем их на себя. Конечно, это не совсем безопасно, особенно если учесть, что у культистов встречаются секиры, но с учетом твоих усиливающих заклинаний, справимся. Главное, разберитесь с магами. Они, конечно, почти ничего не умеют, но и в огненном шаре хорошего мало.
   На этом месте мы приступили к разбору трофеев. Сколь-нибудь значительных среди них было немного - перчатки древнеэльфийской работы, которые тут же отошли к Тамарель, зачарованный сильверитовый доспех, на который предъявил права Алистер. К сожалению, доспех нуждался в подгонке, не говоря уже о том, что здесь было слишком опасно переодеваться. Также обнаружилась книга "Исследуем драконью кровь: зелья, настойки и острые соусы", которую я прихватил с собой - почитать её на привале.
   ***
   Когда мы вошли в пещеру, на нас немедленно понеслась пара мелких дракончиков. Я имею ввиду, мелких по сравнению с взрослой драконицей. А так, они были мне по пояс. Тамарель уже натянула лук, когда первый из "нападавших" встретился со мной взглядом.
   Андорал, дремлющий на скале среди изменчивых просторов Фэйда, поднял увенчанную короной рогов голову и рыкнул на нахальных детенышей. Первый раз в жизни я увидел, как бегущий дракон, пусть даже маленький, тормозит хвостом об пол, после чего разворачивается и убегает, этот хвост поджав. Тамарель медленно опустила лук.
   Дальше дракончики также не представляли проблемы, разбегаясь передо мной. К сожалению для них, культисты инстинктом самосохранения не страдали и разбегаться не желали, отчего и гибли. Впрочем, было забавно посмотреть на выражение лица одного из их предводителей, когда два взрослых дрейка, на которых они так рассчитывали, просто отошли в сторону вместо того, чтобы напасть на нас. Впрочем, точно также поступили и три дрейка, встреченные нами у загона с различной съедобной живностью - похоже, рык Андорала действовал устрашающе и на них.
   Когда культист понял, что помощи от дрейков не предвидится, он обнажил свой меч и напал. Несмотря на то, что он пользовался заклинаниями, что выяснилось, когда с его меча сорвалась молния, противостоять нам он не смог, несмотря на помощь нескольких других культистов. Тех, которые неожиданно остались боеспособными после моей "предварительной подготовки", ставшей уже привычкой. На прямое повреждение жизненной силы я давно уже не разменивался, устраивая вместо этого локальные параличи и обмороки. Похоже, драконья кровь, принятая жертвой, ослабляла мою магию. Что ж, придется тратить на культистов больше времени.
   Меч предводителя культистов... Хотя какой это меч, это скорее посох, которому неизвестный кузнец-чародей придал форму меча. Посох, скованный из сильверита и эльфийской магии. Меч, не признающий воинов. Действительно не признающий - мне пришлось лечить руку Давета, по которой творение эльфийских мастеров шарахнуло слабенькой молнией. Я сам меч взять смог, вот только как его использовать, мне было совершенно не ясно. Впрочем, если я правильно помню, создан он был для воинов арканы, в связи с чем, меч стоило отнести Мертари и Ирвингу - они найдут ему применение. Впрочем, стоило попросить Каридина или мастера Илена изучить меч. Надеюсь, они сумеют его повторить - воины арканы, вооруженные подобным оружием, будут смертельно опасны для любого храмовника, достаточно дерзкого, чтобы сунуться в лес. Впрочем, хранители и без этих мечей с храмовниками разбираются, но лишнего оружия не бывает. Если повезет, эльфы сумеют сделать ещё один шаг к восстановлению былого величия.
   ***
   Соседняя комната принесла нам восхитительное зрелище драконьей кладки. Пройдя мимо разлегшегося у стены дрейка, я начал осматривать столы, что принесло отряду тевинтеровский амулет, украшенный гербом империи, выложенным из гранатов. Амулет я решил отложить для дальнейшего изучения. В любом случае, если я не ошибаюсь, он предназначен для магов крови.
   Осмотрев старую книгу, найденную на соседнем столе, и, сочтя её совершенно неудобочитаемой, я вернулся к своим спутникам.
   ***
   Дальнейшее путешествие по драконьим пещерам не затянулось. Вернувшись к развилке, мы миновали ещё одну пещеру с культистами, после чего напоролись на первого обитателя пещер, пожелавшего поговорить. Естественно, столь ответственное дело, как разговор с Колгримом, было получено нашему отрядному переговорщику, Алистеру.
   Бастард забалтывать наловчился. Вот только Колгрим не зря пил драконью кровь - обезвредить его полностью у меня так и не получилось. А когда его соратники начали терять создание, он показал, чего стоит опытный воин с драконьей кровью в жилах и зачарованным двуручным топором.
   Если бы не заклинание ускорения, поддерживаемое мной, неосторожно приблизившийся Алистер погиб бы сразу. А так он успел подставить щит, в который и пришелся страшный удар Колгрима. Вот только бывшему щиту Грегора пришел конец, а сам Алистер отделался сломанной рукой и, похоже, контузией. Впрочем, Колгрим не стал его добивать, рванувшись к нам.
   ***
   В тот день мы выжили благодаря Джори и его мечу. Доберись Колгрим до Тамарель и меня, и все было бы кончено. А так Джори сумел достаточно задержать врага, чтобы Тамарель его подстрелила, с пятой стрелы ранив его в ногу, так как сильверитовый доспех предводителя культистов не давал стрелам войти достаточно глубоко в тело, а легкие раны, казалось, только злили Колгрима ещё больше. Наконец, Джори смог выйти из клинча с Колгримом, вот только далеко уйти не смог, свалившись от удара топором. Но этого хватило - замедлившийся Колгрим был повержен.
   Остаток дня я сидел в этих пещерах, выхаживал Джори с Алистером и благодарил покойного магистра Хараша - если бы он не сделал свои доспехи такими толстыми и големообразными, у меня на руках был бы труп Джори.
   ***
   Культисты, оставшиеся в живых, подготовились к обороне на ровной площадке, невдалеке от скалы, на которой уютно устроилась огромная драконица. Впрочем, подготовились обороне они зря - к нашему появлению они уже почти не представляли опасности - повторять ошибку с Колгримом я не стал. Фактически, из всего отряда культистов в живых остался только предводитель, да дрейк, стоящий у подножия скалы, на которой устроилась "Андрасте". Похоже, предводитель, подобно Колгриму, напился драконьей крови, пока ожидал нас. Вот только я не зря затратил столько времени на подготовку - выжить-то он выжил, но серьезной опасности уже не представлял.
   В общем, последний барьер обороны культистов был преодолен, и мы направились к полуразрушенному зданию, где должны были проходить испытания паломников. Я спокойно шел впереди, мои спутники шли за мною, нервно косясь на драконицу, не обращавшую на нас никакого внимания. Когда я приблизился, дрейк нервно зарычал, но замолк, стоило мне посмотреть ему в глаза, а Андоралу предупреждающе рыкнуть из Фэйда. Решив, что проблема улажена, я продолжил свой путь. А спустя несколько шагов тяжелая туша дрейка вдавила меня в камень. Невзирая на страх перед Андоралом, он не захотел отдавать титул сильнейшего самца драконицы...
   ***
   Я лежал на камнях, отплевываясь от крови дрейка и пытаясь поставить на место кость руки. Тело дрейка с перегрызенным горлом и ранами на груди валялось рядом - Андорал не мелочился. В конце концов, это наглое нападение было скорее на него, чем на меня. Я никогда не думал, что способен перегрызть горло дрейку, вот только Андорала мое мнение мало волновало. И то, что мои зубы для этого не предназначены, его тоже нисколько не обеспокоило. Пожалуй, теперь я понимал, почему одержимые выглядели так странно - демон неудачно пытался придать телу привычную форму.
   Андорал оказался более успешен, во всяком случае, та драконья пасть, которой он меня снабдил, оказалась достаточно сильной, чтобы перегрызть горло дрейку. Или, скорее, достаточно пропитанной его магией для этого, потому что я сильно сомневаюсь в его способности так преобразовать мышцы. В конце концов, воины арканы использовали подобные приемы, да и среднестатистические одержимые значительно сильнее, чем следовало ожидать.
   Вздохнув, я поднялся с земли, опираясь на здоровую руку, или, точнее говоря, лапу. Живая перчатка на ней медленно восстанавливала себя.
   - Ирлайн, - обратился ко мне Алистер.
   - Что? - с трудом выговорил я.
   - Как ты это сделал и что с тобой?
   - Андоррал, - прорычал я. - Пассть норрмализуется. Потом.
   - Что это у тебя на спине! - воскликнул Джори, стоило мне развернуться.
   ***
   В общем, столкновение с дрейком привело к отращиванию не только драконьей пасти, но и крыльев. Впрочем, на настоящие драконьи крылья они и близко не походили, представляя собой культяпки наподобие куриных крылышек. Да и размер был более чем скромный. В общем, помимо крылышек и пасти, я отделался когтями на руках, чешуей на тех же руках и лице. Все это постепенно растворялось по мере того, как Андорал возвращался к своей дремоте в Фэйде, что выяснилось спустя полчаса. Похоже, он решил, что не имеет смысла продолжать обращать внимание на неё в связи с отсутствием подходящего для ухаживания за драконицами тела.
   Когда же все отдохнули, а я переоделся в найденную у кого-то из местных культистов робу с капюшоном, так как далийская мантия пришла в полнейшую негодность, я скомандовал возвращаться к брату Джентиви - идти за Прахом Андрасте в таком состоянии было бы излишне самонадеянно.
   ***
   - Вы нашли Прах? - поприветствовал нас брат Джентиви.
   - У нас его ещё нет, но мы нашли здание, где должны начинаться испытания паломников на право взять щепотку так называемого Праха Андрасте. К счастью для арла Еамона и к несчастью для меня, которому теперь придется иметь дело с этой мерзостью.
   - Почему мерзостью? Это прах Невесты Создателя! - возмутился брат Джентиви.
   - Этот "священный" прах половина магов-целителей мечтает уничтожить, а половина считает нужным сохранить в память об ушедших. Не понимаешь? Ничего, сейчас я покажу! - сказал я, хватая Джентиви все ещё чешуйчатой рукой. - Пошли, церковный брат. Полюбуйся на творения своей церкви.
   ***
   - ... А вот и Священная Жаровня, центр храма, источник Праха "Андрасте", - прорычал я. - Собственно получить его несложно. Так, где-то тут должны быть дырки под крепления. А вот они. Вот в этот люк в полу закладываются дрова. Потом они поджигаются, а к "жаровне" приковывается целитель. Хотя какая это жаровня, скорее противень. Итак, будущий источник "Праха" есть, жаровня зажжена. Вот только жертва умирать не хочет категорически. И что же делает маг-целитель, когда его пытаются сжечь? Правильно, лечит себя, для опытных магов это практически инстинкт. Особенно, если речь идет о духовном целителе, долгое время прожившем в симбиозе с духом. Дух ведь тоже не хочет смерти своего сосуда. И плоть мага, пропитавшаяся целебными заклинаниями при жизни, продолжает пропитаться ими и в процессе умирания. Вот только эти предсмертные следы уже не исчезнут - просто не успеют. А значит, добавятся к имевшимся при жизни. Собственно, именно из-за подобных следов, колдовские ужасы пользуются примерно теми же заклинаниями, что маги, из чьего трупа они получились, при жизни. Полученный прах помещается поближе к лириумным жилам, имеющимся в этих горах, с целью сохранения и преумножения целебных свойств. Собственно, единственная трудность в получении Праха Андрасте это довезти мага-целителя до храма. Мы ведь тоже не идиоты и не хотим умирать для того, чтобы церковь обрела очередную порцию чуда. Лучше уж броситься в пропасть. Но пара-тройка храмовников справится с доставкой мага без особого труда. Изготовление Праха хлопотный процесс, но чего не сделаешь ради Церкви Света.
   Брата Джентиви вырвало - недостатком воображения он не страдал.
   ***
   Здание, где должны происходить испытания пилигримов, неплохо сохранилось. А также неплохо сохранился его страж, немедля поприветствовавший наш отряд, отправившийся за Урной на следующее утро. После утверждения о том, что будет нести здесь стражу, пока существует империя Тевинтер, этот страж начал задавать вопросы нам.
   - Считаешь ли ты, что сделал все возможное для помощи Йовану? - спросил он меня.
   - Что ж, задавай вопросы, страж. А потом спрошу я. Что же касается твоего вопроса, то я не считаю себя виновным в гибели возлюбленной Йована. Может быть, если бы я дал ему совет отправиться в другое место, она осталась бы жива. А может быть, погибли бы оба. Представители твоей веры любят убивать магов.
   Алистера спросили, жалеет ли он о том, что не смог защитить Дункана, Давета о том, жалеет ли он, что попытался этого же Дункана обворовать. Джори спросили о покинутой жене, а Тамарель о том, жалеет ли она, что покинула Остагар, сбежав из ордена Серых Стражей. Брата Джентиви спросили, жалеет ли он, что его мечта найти Урну привела к смерти людей, включая его спутника из Редклиффа.
   - Скольких вы сожгли ради этого экземпляра Урны? - спросил я в свой черед.
   - Что? - не понял страж.
   - Ты зря ждешь, что я поверю в сказочку о целебном прахе Невесты Создателя. Я прекрасно знаю, как изготовляется "Прах Андрасте". Так сколько магов-целителей отдали свою жизнь, чтобы Церковь Света могла продолжать отправлять паломников за священным Прахом?
   Страж не ответил, вместо этого начав пафосную речь о том, что путь открыт.
   ***
   Призраки с загадками нас не задержали. Собственно, я даже не удосуживался подумать над ответом, выдавая первую попавшуюся мысль и предоставляя моим спутником разобраться с пепельным призраком.
   - С пепельными призраками и их глупыми загадками разобрались, - фыркнул я. - Дальше у нас гость из прошлого. А потом копии. Кстати, как я выгляжу-то сейчас? Ато я чувствую, что мой облик не меняется уже некоторое время.
   - Капюшон сними, расскажем, - ответил Давет.
   - О Андрасте! - выкрикнул брат Джентиви, увидев мое лицо.
   - Ну, морды нет, вместо неё лицо. Вполне эльфийское, если не учитывать две полосы чешуи. Волосы на месте, хотя и странные в районе лба. Руки...
   - Сам вижу, когти исчезли, но чешуя ещё есть. Крыльев вроде бы уже нет, хвоста даже не возникало. В общем, легко обошелся. Кровь дрейка в моем случае могла и сильнее подействовать. Пойдем дальше.
   В следующей комнате мы повстречали неплохо сделанную копию Йована. Впрочем, я скомандовал не обращать на неё внимания, сообщив копии, что духи, привязанные к этому месту, меня не интересуют, а с живым Йованом я все равно вскоре встречусь.
   ***
   Моя "копия" заставила смеяться весь отряд. Собственно, ничего кроме смеха это месиво призрачной плоти, из которого периодически показывались руки, ноги, лапы и крылья, вызвать не могло. Похоже, с созданием копии одержимых у этого храма были большие проблемы. Наконец, отсмеявшись, мы прибили это нечто. Точнее, делать это пришлось Джори с помощью двуручного топора покойного Колгрима, так как "копия" была достаточно живучей, хотя и до меня в этом плане не дотягивала.
   Следующим препятствием стал мост, заключенный в Фэйде, который пилигримам полагалось вытаскивать в реальность при помощи кнопок. Во всяком случае, теоретически.
   - Жертвы, жертвы, лириум. Прах этот опять же... - недовольно пробормотал я. - Неудивительно, что Завесы тут, считай, нет. Но прятать мост в Фэйд это слишком.
   Чтобы перебраться через мост, я предложил воспользоваться имеющимися платформами-кнопками - до вечера было ещё очень далеко, так что можно было особо не спешить. Естественно, сходу вступать на мост никто не собирался, сначала мы вволю походили по кнопкам и выяснили, как каждая из них действует и в какой последовательности их надо удерживать. А потом Тамарель, как самая легкая, подстраховала себя веревками и перешла мост, открыв проход остальным.
   А потом была пламенная стена, перед которой располагался небольшой алтарь, к которому сразу подошел Алистер, в то время как я занялся осмотром пламенеющей стены.
   - Что там? - спросил нас нетерпеливый Джори.
   - Предполагается, что пилигрим должен раздеться и в таком виде миновать пламя.
   - Я бы не стал доверяться этой смеси праха и лириума на полу. Тут несколько столетий никого кроме стража не было. Мало ли, что произошло с рунами.
   - Чьего праха? - удивился Джентиви.
   - Судя по всему тех, кто тут сгорел. Сделать то линию несложно - транквилы лишних вопросов не задают, да и не жалко их.
   - В смысле?
   - Брат Джентиви, неужели вы думаете, что кому-то из рядовых строителей этого храма позволили остаться в живых? А если проговорятся? Это же какая легенда рухнет? Этот храм - творение крови и лириума, без каких либо божественных чудес. При желании, Первый Заклинатель любого Круга расскажет вам, как был сделан любой из элементов этого храма. Уверяю, никаких божественных чудес тут нет.
   - Ты предлагаешь пройти через пламенный барьер в одежде?
   - Не знаю, что тут лучше. К сожалению, от сгорания она не спасет, хотя есть шанс, что руны действительно ещё правильно работают. Вот только вымерзнем, холодно же. Пламя это совсем не греет. Эх, если бы не дрейк, я бы еще рискнул, но боюсь, что вторую партию тяжелых повреждений, которые неизбежны, если линия будет сбоить, мне не пережить.
   - Пойдемте, льда натаскаем, и все, - предложил Давет. - Камень требуемых размеров нам, боюсь, не поднять.
   ***
   Собственно, так и пришлось поступить. А потом мы поодиночке карабкались на груду льдин и перепрыгивали пламя. Доспехи нашим воинам все-таки пришлось перебрасывать отдельно. И естественно, не успели они в эти доспехи облачиться, как мы столкнулись с разъяренным стражем. На этом все и закончилось - для него. Вот только идти дальше возможности не было - в этот раз Джори пострадал слишком сильно. Что, в общем, неудивительно - у него, в отличие от Алистера, не было даже плохонького щита, подобранного бывшим храмовником среди пожитков культистов. Впрочем, идти дальше и не нужно было - Урна была прямо перед нами.
   - Может, Прах ему поможет? - осторожно спросил Джентиви.
   - Не хочу я без нужды этим пользоваться, - скривился я. - Ну да ладно, несите сюда щепотку. Только не слишком много, иначе от истощения при исцелении помрет после такой-то кровопотери. Прах это мощное, но очень грубое средство.
   - Тогда он и для арла опасен? - спросил Алистер.
   - Нет, - покачал головой я. - У арла отравление, тут нужна сильная передозировка, чтобы повредить. К тому же, я проконтролирую процесс. Увы, сейчас я слишком измотан для того, чтобы сделать это с Джори и уж тем более, вылечить его самостоятельно.
   ***
   После того, как я аккуратно посыпал целебным Прахом раны сера Джори и убедился, что исцеление идёт не слишком быстро, мы занялись осмотром Урны.
   - Давет, не мог бы ты простучать постамент, на котором установлены статуя и Урна? Поищи, пожалуйста, полости, - попросил я, не отрываясь от осмотра Урны. - Если найдешь, сними, пожалуйста, плиту. Только не вздумай трогать её обратную сторону руками.
   - Почему? - удивился сперва он. - А, понял, из-за лириума.
   Я просто кивнул, оторвал взгляд от Урны и занялся организацией привала. В связи с отсутствием надоедливого стража, я решил устроить его прямо в зале с Урной - не придется снова с оненной стеной разбираться или прверять, куда там боковые коридоры ведут и сколько там ловушек.
   А через некоторое время раздался возглас Давета, простучавшего таки какую-то полость. Затем он подцепил плиту, но вытащить её не удалось - старый раствор, соединяющий камни постамента, оказался достаточно крепок. Зато когда плиту выбили внутрь полости, всем удалось полюбоваться на струящиеся по камню "ветви" лириума, столь привычные по окрестностям Наковальни Пустоты.
   - Выточить постамент из камня с лириумной жилой, - присвистнул я. - Не то, чтобы это было неожиданным, но, сколько же труда надо было приложить? И сколько рабочих в процессе работы умерли?
   Брат Джентиви упал на колени и заплакал. Вера была мертва окончательно.
   ***
   Грустно улыбаясь, я стоял на краю ущелья и наблюдал, как тяжелая золоченая урна медленно падала в пропасть.
   - Пепел мертвых никто уже не потревожит ради своих целей, - прервал я молчание. - Последний Прах из этой урны уйдет на лечение арла Еамона. Я надеюсь, местная драконица при случае разрушит храм. Впрочем, это уже не важно. Пора возвращаться в Редклифф.
   Я поплотнее запахнулся в свою робу, накинул капюшон, скрывая лицо, и медленно направился к зданию горного храма, населенного отныне лишь драконами. Цена исцеления арла Еамона оказалась велика - одна вырезанная деревня, одна сломанная вера, одна потерянная принадлежность к эльфийской расе и две жизни, оказавшиеся под угрозой прерывания один и два раза соответственно. Осталось лишь надеяться, что эта цена не была чрезмерной.
   Когда же мы спускались с горы, я думал над очень простым вопросом - выживет ли деревня драконопоклонников после потери всего боеспособного населения.
   ***
   Наши пути с братом Джентиви окончательно разошлись в Редклиффе. Ученый, узнавший правду, которая разрушила его мировоззрение, остановился в местной таверне, а Серые Стражи направились прямиком в замок.
   Как и следовало ожидать, арлесса Изольда была рада видеть наш отряд и приняла нас, даже не спросив, почему я скрываю свое лицо. Впрочем, я не исключаю, что этот вопрос бы возник, но я сразу отправился лечить арла - чем быстрее я избавлюсь от Праха Андрасте, тем лучше. Нести его с собой не хотелось категорически. Собственно, будь у меня уверенность, что я смогу помочь арлу без использования Праха, я бы даже не занимался его добычей. Бывают вещи, которых лучше не видеть и ради которых уж точно не стоит рисковать жизнями товарищей.
   ***
   Прислонившись к колонне, я наблюдал, как арл объявляет сера Джори и Алистера чемпионами Редклиффа. Конечно, среди награждаемых должен был находиться и я, как главный лекарь, но у меня получилось отбиться. К счастью, так как если бы я продемонстрировал свое лицо, что было бы неизбежно на этой церемонии, у меня возникли бы серьезные проблемы с местными жителями, которые наверняка тут же объявили бы меня чудовищем. И это не смотря на то, что у меня все-таки вышло обойтись без Праха - спасибо орзаммарскому опыту. Прах, как и следовало ожидать, отправился прямо в озеро - может, рыбы здоровее станут.
   Чему, в общем, удивляться не стоило - откаты в моей внешности оказались временными. Но стоило только крови дрейка всерьез взяться за мой измененный постоянным соприкосновением с Андоралом организм, как он начал меняться. К счастью, покрытые чешуе руки так и не отрастили когтей и теперь достаточно забавно смотрелись с моими живыми перчатками, которые к этому времени полностью восстановились. Исчезнувшие крылья назад так и не выросли, как, впрочем, и пасть, но постоянно ноющая спина подсказывала, что либо крылья, либо, на худой конец, шипы как у дрейка у меня точно появятся. К сожалению, вся моя магия не могла заглушить боль от изменяющихся костей. Впрочем, даже если у меня будут полноценные крылья, в чем я сильно сомневался, поднять меня в воздух они не смогут в любом случае - драконицы летают при помощи не только крыльев, но и специфической магии, которая присуща этой расе и которой я, разумеется, не владел.
   В любом случае, похоже, мне всю оставшуюся жизнь придется обходиться скамейками и табуретками - кресло со спинкой для меня уже никогда удобным не будет.
   ***
   На следующий же день после награждения арл созвал совет, на который были приглашены все Серые Стражи. На этом совете был раскрыт страшный "секрет" Алистера, который не был известен разве что жене арла, подслушивавшей за дверью и обнаруженной мной. Впрочем, чтобы на неё не отвлекаться, Изольду на совет позвали тоже, сразу по обнаружению.
   В общем, арл предложил посадить на трон Алистера. Возражения самого бастарда в расчет не принимались. Я от голосования воздержался, припомнив по игре, что, во-первых, ничего ещё не решено, а во-вторых, меня не очень волнует, кто правит Ферелденом, так что двумя голосами арла и банна Алистер стал кандидатом на трон. Для объявления арл вознамерился созвать Собрание Земель.
   Вопросом номер два стал, естественно, теирн Логейн и его деяния.
   - Вопрос не в том, что с ним сделать, это и так ясно - отстранить от правления, - вмешался я в разгоревшуюся дискуссию. - Вопрос в том, что он успел сотворить и что из этого мы сумеем доказать. И соответственно, какое наказание мы можем наложить на него за доказанные деяния. К сожалению, он все ещё герой битвы на реке Дейн, и просто так его казнить Собрание Земель не даст.
   Тут же раздались вопли из категории "Да он грязный предатель!" и им подобные.
   - Да, - признал я. - Но от этого он не перестает быть героем и не теряет уважение части баннов. А остальных он может попробовать купить или запугать. Так что аргументы нам нужны каменные. Но это пока не срочно. Меня больше интересует, как Ферелден будет разбираться с теми союзниками, к которым мы успели воззвать, воспользовавшись договорами Серых Стражей. И если с гномами все понятно, очередные торговые договора, то с далийцами и магами-отступниками не все так просто. Что же касается самих Серых Стражей, то мы хотели бы восстановить свое присутствие в Ферелдене.
   - И что же хотят маги-отступники с эльфами? Отмену храмовничьей охоты?
   - С магами я сам разберусь, это территорию Ферелдена не затронет. Что же касается эльфов, то тут все проще - Бресилиан. Все равно, этот лес людям не обжить.
   - И мы получим новое эльфийское государство. Напомнить, чем закончилась первая попытка?
   - Войной и Священным Походом, - ответил я. - Я не требую признавать лес новым государством. Но согласитесь, люди сотни лес пытаются освоить этот лес. И со времен дороги на Гварен успехов не было. Нынешний Ферелден это не Тевинтер в эпоху рассвета, ему лес не переварить. Да что тут говорить, в Бресилиан даже бандты не суются! Более того, по всем прилегающим к лесу землям скоро пройдется Мор, так что конфликтов на границе леса ожидать не стоит.
   - Тогда чего ты хочешь? Эльфы там и так селятся. Хотя вы тоже не любите лезть глубоко в лес.
   - Я хочу, чтобы правитель Ферелдена признал лес ничейной территорией. И это в ваших же интересах, иначе рано или поздно под идеей помощи братскому народу против злобных далийских эльфов Орлей захватит и Ферелден. Фактически, я предлагаю закрепить за лесом его реальное состояние. Потому что Ферелдену он не принадлежит.
   Ещё около часа мы обсуждали детали и сроки запланированных в Денериме событий.
   - Что ж, завтра я вас покину, - сообщил я, вставая из-за стола. - Встретимся в Денериме после вашего прибытия, мне надо ещё кое-куда заглянуть. Алистер, ты возглавишь Серых Стражей в этом путешествии.
   - А ты куда направишься? - спросил Алистер.
   - К семье, - сообщил я, после чего взял ножны с Плетущим Заклинания, которые предварительно положил на стол. - Ещё мне надо известить союзников. К тому же, надо же доставить этот меч к тем, кто сумеет им воспользоваться. А ещё лучше к тем, кто сможет его повторить.
   ***
   Бресилиан встретил меня шумом листвы и пением водопадов. А также криками разнообразных птиц и ощущение могущественной магии, струящейся сквозь деревья древнего леса. Впрочем, все эти звуки и ощущения были привычными, как и молчаливое присутствие нескольких халл в сотне шагов.
   Я потянулся, наслаждаясь ощущением жизни, буквально кипящей вокруг меня. Мрачные пещеры и холодные скалы остались в прошлом. И счастливо рассмеявшись, я осознал, что вернулся домой. А потом ушел под землю - там, в глубине леса, меня ждали моя женщина и моя сестра.

Глава 15. Собрание Земель.

   Мирель изменения во мне приняла без вопросов, для неё я всегда оставался спасителем от Каллена и любимым старшим братом. С Леорой тоже проблем не возникло, разве что подкалывать начала, что пришла пора и мне измениться под действием внутреннего содержимого. На что я резонно возразил, что уж внутренним содержимым Андорал не является - великоват.
   Впрочем, надолго задерживаться в Бресилиане было нельзя, так что, убедившись, что Меррилл, Финн и Каридин донесли Элувиан, отдав тому же Каридину и присоединившемуся к нему Иллену древнеэльфийский меч, а также подарив уже прочитанную книжку о драконьей крови Винн, я был вынужден отправиться в Денерим спустя всего неделю после прибытия.
   ***
   Денерим, столица Ферелдена и опора власти теирна Логейна, которую требовалось из-под него выбить, почти не изменился со времени моего последнего визита. Разве что храмовников стало поменьше, а небольших отрядов личной стражи того или иного аристократа существенно больше. Впрочем, этого следовало ожидать, не появляться же баннам и арлам совсем без охраны в это смутное время?
   Впрочем, эта охрана не обращала внимания на одинокого путешественника, направлявшегося к поместью арла Еамона. Что не было удивительным - далийского мага, и уж тем более разыскиваемого Серого Стража, узнать во мне было крайне затруднительно. В конце концов, у меня не было ни посоха, ни мантии, погибшей в когтях дрейка. Вместо них был все тот же безразмерный балахон с капюшоном, скрывавшим лицо - демонстрировать свое одраконившееся тело я не собирался. Если даже маги, привычные к необычному, подчас пугались, то, что можно ожидать от жителей столицы? Нет уж, показываться им я не собирался.
   - Кого-то из Серых Стражей позови, - скомандовал я одному из стражников у ворот поместья арла Еамона. - Или просто сообщи, что пришел Ирлайн.
   Естественно, меня не послушались и попытались прогнать бродягу. Что ж, отойдя на небольшое расстояние, я парализовал обоих стражников, после чего повторил просьбу. Вскоре более сговорчивый, получив снятие паралича и поощрительный пинок, отправился извещать о моем прибытии. Что тут можно сказать, раздраженный маг на многое способен. А я все ещё был раздражен тем, что пришлось так быстро покинуть семью.
   ***
   Вскоре после моего появления в поместье я уже сидел у камина и выслушивал рассказ Алистера о недавнем визите Логейна к Еамону. Впрочем, уже через час нам пришлось прерваться - Нигелла, служанка леди Изольды, сообщила, что нас зовет арл.
   Ничего важного обсуждать он не собирался, так что я воспользовался появившейся возможностью, чтобы осведомиться о происходящих в городе событиях. Арл моему вопросу удивился, но сообщил, что помимо Собрания Земель и эпидемии в эльфинаже, в связи с чем этот район был закрыт для посещения, глобальных новостей не было.
   - Значит, эпидемия. Что ж, надо будет завтра посетить эльфинаж. Посмотрим, что это за эпидемия, и чем я могу помочь.
   - Ты собираешься...
   - Я целитель, - оборвал я Алистера. - К тому же, я сильно сомневаюсь, что эта эпидемия меня затронет. Драконья кровь, знаешь ли...
   Не говорить же ему, что эпидемия может оказаться фальшивой, если я правильно помню события из игры. А вот то, что "эпидемия" действительно есть, заставила меня всерьез пожалеть, что я не убил Логейна ещё в Остагаре!
   ***
   Увы, явление служанки королевы обрушило все мои планы. Нет, я, конечно, понимаю, что обратиться к политическим противникам Логейна очень разумно в положении Аноры, а тот факт, что Эрлина является эльфийкой, сильно сужает количество кандидатур, к которым её можно послать. Но почему королева считает, что мы ей поможем?
   В общем, я попросил Эрлину выйти, чтобы я мог спокойно обсудить ситуацию с арлом.
   - Новости, конечно, очень интересные, но выйдет ли из Аноры союзник? - задумчиво поинтересовался я. - Конечно, и так ясно, что она потребует за союз. Вопрос в том, собираемся ли мы сажать её на трон. Причем, если Анора не станет союзником, то помощь ей может сыграть против нас, причем это зависит от Аноры.
   - Ты хочешь сказать, что Анора может потом заявить, что мы её похитили? - понял мой намек арл.
   Я невозмутимо кивнул.
   - И заявит, если мы выдвинем на трон Алистера.
   - Эй, я не хочу на трон! - заявил бастард.
   - Фактически, а данный момент я вижу два исхода, - начал арл Еамон. - Либо трон занимает Алистер, а Анору придется отправить в ссылку. Либо трон займет Анора...
   - ..а Алистеру придется публично отречься от претензий на трон от лица себя и своих потомков, - продолжил я. - В первом случае Анору лучше не спасать.
   Увы, мои разумные слова пропали втуне, арл решил, что спасти королеву после такого обращения - обязанность благородного человека. Поход в эльфинаж пришлось отложить.
   ***
   Прокрасться в поместье арла Хоу, замаскировавшись под стражников! Ничего более идиотского королевская служанка придумать не смогла.
   - Предположим, мы доберемся до Аноры. Что дальше? Королеву мы тоже под стражника замаскируем? Или под служанку? - ехидно спросил я Эрлину, выдвинувшую эту идею. - Впрочем, стражницы из неё не выйдет, так как я сильно сомневаюсь, что Хоу служит много женщин воинов. Скорее всего, их единицы, если вообще есть, и все они известны сослуживцам. А служанку у королевы не выйдет изобразить точно, слишком различное у них поведение. Какая невероятная дура придумала этот план?
   Эрлина попыталась что-то возразить, но я ещё не закончил свою речь.
   - Это была первая часть проблемы. А вторая ещё веселее - ни я, ни Тамарель за стражников не сойдем. Тамарель потому что эльфийка и женщина, я потому что эльф и из-за валаслин. Воинов арла использовать тоже нельзя. Остается только послать трех оставшихся Серых Стражей. Вот только как они в случае чего будут от стражников поместья втроем отбиваться. А мы уже выяснили, что подобное неизбежно - Анору не замаскируешь. И это я не упомянул о том, что план может лопнуть ещё в десятке мест. Получается, что единственный рабочий вариант - собрать небольшую армию и взять поместье Хоу штурмом. Вот только это угробит вообще все шансы Алистера на трон. Потому что в случае успешного штурма Хоу без колебаний убьет Анору и свалит её смерть на нас. Кстати, стоит учесть, что любая заварушка вызовет интерес Логейна, а значит, вскоре после разборок со стражей Хоу нас будет ждать ещё один бой.
   - И что ты предлагаешь? - поинтересовался арл.
   - Какой пол в подвалах поместья? Каменный или земляной? - поинтересовался я у служанки королевы.
   - Каменный, покойный арл Денерима этим очень кичился.
   - Тогда ничего не предлагаю. Давайте думать.
   - А что собирался предложить? - поинтересовался Алистер.
   - Ничего особого, послать Эрлину к Аноре, чтобы определить, кого трогать нельзя, потом просто переместиться в подвал и постепенно, одного за другим обезвредить стражников. Или хотя бы большую их часть, мои силы не безграничны. Увы, не выйдет - пол каменный. На крышу, откуда я тоже мог бы попробовать подобное проделать, не попасть - крыльев у меня нету. Прятаться в саду на значительный промежуток времени глупо - обнаружат. Можно было бы пройти по крысиным ходам, но я, увы, оборотничеством не владею.
   В течение следующих часов были разработано и отвергнуто множество планов. Увы, все они в конечном итоге сходились к драке со стражей.
   - Эх, если бы было возможно организовать перевод Аноры из поместья Хоу куда-то, мы бы сумели её в пути перехватить, - сказал арл, когда идеи были исчерпаны.
   - Перевод куда-то... Пожалуй, это можно организовать. Как вы думаете, если у стражи в поместье Хоу появится та же болезнь, что и в эльфинаже, позволит ли Логейн так рисковать дочерью?
   - Вы сможете это организовать? - спросил арл.
   - Саму болезнь - нет. Симптомы, скорее всего, смогу. Я достаточно опытный целитель для подобных манипуляций. Но сначала мне надо побывать в эльфинаже, посмотреть больных.
   ***
   Войдя в эльфинаж по пропуску, подписанному арлом, я начал задумчиво разглядывать одно из висящих у ворот объявлений.
   - Ношение оружия запрещено! Эльфы, вооруженные мечами, умрут от них, - зачитал я. - Интересно, если бы у меня все-таки сохранились когти, как бы меня ими пытались убить? Или когти это не оружие?
   - Командор, да эльфа в тебе сейчас выдает только телосложение, - заржал Давет. - У эльфов, знаешь ли, чешуи нет! Ну и ещё остатки далийских татуировок показывают твою расу. Там где они не заросли чешуей!
   - Когда Мор закончится, надо будет выкроить время и поработать над приведением своей внешности в порядок, - пожал плечами я. - Так, что тут у нас ещё интересного есть?.. А, объявление о сборе союзников Серых Стражей. И кого Хоу надеется на это поймать? Полных идиотов?
   - Сбор в Жемчужине. Вот Хоу, гад! Такое место недоступным сделал! - возмутился все тот же Давет.
   Дальше мы шли под громкие возмущения Давета.
   ***
   С моего прошлого визита этот район города практически не изменился. Разве что местных жителей стало поменьше, да снег перестал скрывать плачевное состояние лачуг. Некоторые из местных жителей, все-таки показывавшихся на улице, выглядели плохо.
   - На чуму не похоже, - констатировал я. - Уже хорошо. Навскидку, какая-то из разновидностей лихорадки.
   - А что, изобразить симптомы чумы было бы сложнее? - поинтересовался Алистер.
   - Лечить чуму было бы сложнее.
   ***
   - Занятно, - задумчиво сказал я при виде состоящей из эльфов очереди в какое-то здание, перед которым стояла пара магов из Тевинтера и несколько воинов.
   - И что же в этом занятного?
   - Ты веришь в то, чтобы тевинтеровцы помогали эльфам? Нет, если очень хорошо заплатить, то это возможно. Вот только денег в казне на это нет. К тому же, вот тот эльф, которому они отказали, явно болен. Джори, можешь вернуться в поместье арла Еамона и взять мою сумку с зельями? Болезни не раны, тут действовать исключительно заклинаниями неудобно. Что же касается остальных, то расспросите местных жителей об этих тевитеровцах. Я же пока займусь больными.
   - Ирлайн, ты что-то подозреваешь? - спросил Давет.
   - Работорговлю. Она прибыльна, в отличие от благотворительности.
   - ... Вы нам помогаете, да? Старейшина Валендриану и мой дядя Цириону, вы им помогли, не так ли? Помогли им так, что мы не видели их снова! - донесся до нас голос какой-то эльфийки.
   Я мрачно кивнул своим мыслям.
   ***
   Обосновался я в ближайшем покинутом доме. Похоже, его хозяева уже насладились "лечением" от Империи Тевинтер. Первого пациента пришлось ловить, но после того, как маги Тевинтера ему отказали, длительных уговоров не потребовалось. Хотя целитель, скрывающий свое лицо, не вызывал особого доверия, местные эльфы, похоже, дошли до той степени отчаянья, в которой примешь помощь и от демона.
   К появлению четвертого пациента Тамарель принесла мой набор зелий и все пошло заметно быстрее. Увы, лечить болезни голой магией существенно сложнее, чем магией и зельями. Если бы ещё этих зелий было побольше... Но, когда я в Бресилиане делал запасы, я не рассчитывал, что мне придется лечить кого-то, кроме членов моего отряда.
   Ещё примерно через час появилась та самая крикливая эльфийка. Очевидно, она тоже услышала о новом целителе. Пришлось указать ей на имеющийся стул и попросить не мешать. К сожалению, терпения у неё хватило ненадолго, и стоило только мне отпустить очередного пациента, как посыпались вопросы.
   - Маг-целитель я. Не из Тевинтера. Хорошо, можешь наблюдать, только сиди в уголке и не мешай. Почему лицо скрываю? Потому что после изменений, вызванных драконьей кровью, мое лицо - не самое приятное зрелище.
   Надо же, в обморок не упала, когда я снял капюшон. Смелая. Впрочем, тут появился очередной пациент и я потянулся за общеукрепляющим зельем в покрытом рунами флаконе.
   ***
   К счастью, пациентов в предсмертном состоянии не было. А значит, мне никого не приходилось поддерживать с помощью своей крови - с учетом произошедших во мне изменений, я пока не рискнул бы проворачивать подобное.
   - Что ты будешь делать, если тевитеровцы захотят избавиться от конкурента? - начала во время очередного затишья эльфийка, назвавшаяся Шиани.
   - Напомню, почему маги Империи так и не смогли захватить Арлатан и были вынуждены утопить его в земле, принеся ради этого в жертву половину собственной армии, - мрачно улыбнулся я. - Конечно, я во многом уступаю предшественникам, но и магистры изрядно деградировали.
   Наверное, она хотела ещё что-то спросить, но появился очередной пациент.
   ***
   Примерно через час моё внимание привлекли звуки драки. Вскоре выяснилось, что это мои Серые Стражи дерутся с тевинтеровцами. Выяснилось, что они решили меня от пациентов не отрывать и успешно пробрались в госпиталь через заднюю дверь, обнаружив там эльфов в клетках и записку от некоего Каладриуса. В процессе, естественно, подрались с тевинтеровскими солдатами, после чего привели ко мне раненого Давета.
   Факт работорговли получил неопровержимое доказательство. Осталось доказать причастность Логейна к этому факту.
   ***
   Тевинтеровские воины, устроившие засаду внутри здания склада, могли бы причинить неприятности, если бы я не подготовился, обезвредив всех представителей человеческой расы в здании. В конце концов, городских стражников там быть не должно, а если какой-то вор и залез в эльфийский квартал и устроился рядом с работорговцами, то это его проблемы. Поэтому я просто выводил их из строя, после чего Давет добивал бессознательных врагов.
   Точно также была обезврежена и вторая засада на выходе из склада, после чего мы покинули здание и оказались в небольшом переулке, тянущемся между складами. В переулке уже лежали недобитые тевинтеровцы, так что Давету вновь пришлось потянуться к кинжалу. С каждым разом гибрид обморока и усыпления получался у меня все лучше.
   - Похоже, добрались, - сообщил я. - У входа в здание есть эльф и несколько людей. Глубже ещё эльфы и люди.
   - Работорговцы и пленники, - кивнул Алистер.
   - Сейчас обезврежу и войдем.
   ***
   - Прощай, падшая сестра, - негромко сказал я, закрывая глаза атаковавшей нас черноволосой эльфийке-лучнице, оказавшейся не пленницей, а предводительницей обезвреженного мной отряда. - Да избежишь ты клыков Фен'Харела.
   - К людям-работорговцам у тебя жалости нет, - вклинился Давет.
   - А должна быть? В конце концов, именно люди разрушили Арлатан и поработили эльфов, а не наоборот.
   ***
   Алистер задумчиво листал найденные у предводителя работорговцев бумаги, Давет и Тамарель вскрывали замки клеток с пленниками, а я устало приковывал бессознательного Каладриуса, именно так звали предводителя работорговцев, к набору вбитых в пол скоб. Вбиты они были кое-как, но с учетом того, что руки мага были сломаны, это не представляло проблемы. Слишком много жизненных и магических сил я сегодня потратил, так что даже стоять было затруднительно. Но у меня ещё оставалось последнее дело.
   - Уходите, - обратился я к своему отряду. - Отнесите документы арлу. Тут я и сам справлюсь.
   - Что ты собираешься делать? - спросил один из освобожденных эльфов.
   Судя по тому, что он был самым старым тут, это и был тот самый старейшина Валендриан.
   - Устроить работорговцу смерть, сопоставимую с той неприглядной судьбой, что ждет проданных им. Любой хороший целитель должен знать анатомию своих пациентов, а эти знания можно использовать очень по-разному, - сообщил я, поглаживая вылезший из земли корень, медленно вытягивавшийся по направлению к Каладриусу. - Уходите, вам тоже не стоит видеть то, что я с ним сотворю. И передайте больным, что лечение на сегодня закончено. Завтра я снова вернусь.
   Разобравшись с ними, я снова повернулся к Каладриусу. В конце концов, китайская пытка с проращиванием бамбука была достойна того, чтобы попытаться её повторить. Вот только в связи с отсутствием бамбука придется воспользоваться подручными средствами.
   ***
   - Ты, наконец, очнулся, - сказал я, когда маг открыл глаза. - Это хорошо, я уже собирался привести тебя в сознание жесткими методами. Но раз это не потребовалось, можно не спешить. У меня есть достаточно времени, чтобы напомнить, почему магистры Империи не осмеливались приближаться к стенам Арлатана...
   Каладриус вздрогнул.
   - Ты будешь умирать медленно, работорговец, - почти прорычал я.
   ***
   На следующее утро я вернулся в эльфинаж, чтобы продолжить лечить. К этому моменту тевинтеровская лечебница уже пустовала, из неё пропали даже клетки, распиленные и унесенные по частям местными жителями. Некоторое время я раздумывал над тем, чтобы занять опустевшее здание, но в конечном итоге предпочел пойти к Валендриану, чтобы узнать, где я могу разместиться. Тот указал мне на один из опустевших в результате деятельности работорговцев домов, где я и обосновался.
   Увы, мои запасы зелий начали истощаться с угрожающей скоростью, в связи с чем, мне пришлось обратиться к местным жителям с просьбой отправиться за пределы городских стен и нарвать соответствующих трав. После моего намека, что в этом случае лечение будет происходить быстрее, Шианни быстро организовала команду добровольцев, занявшихся этим, так что мне пришлось разве что повесить над огнем пару котелков, да следить за изготавливающимися отварами.
   ***
   Увы, вечером арл Еамон все-таки подрядил меня реализовывать мою собственную идею - устраивать "лихорадку" у стражников в поместье Хоу. В результате ночной операции я не смог толком выспаться, в связи с чем, заявился в эльфинаж сонным и раздраженным. Впрочем, настроение целителя не должно сказываться на эффективности работы, так что отгораживаться от своих чувств я умел. В Башне Круга легко научиться бороться не только с раздражением, но и с более сильным чувствами, а работать сонным среди ночи мне тоже было привычно.
   ***
   Освобожденная королева сообщила новую информацию о многочисленных пленниках, находящихся в поместье арла Хоу, в связи с чем, налет туда все-таки был запланирован. Тем более что стражников в поместье стало поменьше, да и некоторые все ещё страдали от симптомов лихорадки.
   Совместная операция солдат арла Еамона и Серых Стражей прошла без особых затруднений. Подозреваю, Хоу просто не ждал такого наглого налета. Во всяком случае, арла удалось запереть в подвалах, отрезав от основной части воинов, после чего победить было несложно. В целом, операцию можно было охарактеризовать четырьмя словами - пришли, забрали пленников, ушли.
   А пленники оказались интересные - сын предыдущего арла Денерима, трагически погибший при освобождении (официальная версия гласила, что он упал на меч стражника четыре раза), эльф из эльфинажа (тот, кто держал меч стражника, на который упал сын арла), сбрендивший храмовник, приходящийся братом одной из прибывших на Собрание Земель аристократок, и сын банна Сигарда. Также имелся ещё один крайне интересный пленник, собственноручно задушивший тюремщика - Риодан, Серый Страж из Орлея.
   Собственно, встреча с ним и предстояла мне сегодня вечером, сразу после возвращения из эльфинажа.
   ***
   - Значит, орден вспомнил о нас. Это неожиданно, но приятно. Я уж думал, что у нас будут проблемы с выбором старейшего, который и нанесет смертельный удар Уртемиэль.
   - Ты знаком с этой традицией, - задумчиво сказал Риодан. - Не думал, что столкнусь со столь юным командором.
   - Увы, все опытные Серые Стражи погибли. Остались только новобранцы и почти новобранцы. Да и командор я скорее самоназначенный. Если хочешь, я передам это звание тебе, у меня и без того дел хватает.
   - С точки зрения Первого Стража я окажусь таким же самоназначенным командором, - покачал головой Риордан. - Причем задним числом утвердят и тебя, и меня. У нашего ордена не сильно формализованная структура, Первый Страж почти не вмешивается в то, что происходит в отдельных странах. Впрочем, для организации, охватывающей весь Тедас, это не удивительно. Вот только мне придется добиваться уважения остальных Серых Стражей Ферелдена, которое у тебя уже есть. Если бы ты не справлялся, имело бы смысл тебя сместить, но союзников ты собрал вполне успешно. Разве что ситуация с Кругом Магов вызывает вопросы. Но к тому, что храмовники объявили Право Уничтожения Серые Стражи не причастны, да и твое решение ситуации приемлимо.
   - Алистер рассказал?
   - Да. И о том, что ты завербовал бывших магов Круга, а ныне отступников - тоже. Правда, не признался, где они скрываются.
   - Вот и хорошо, чего не знаешь, того храмовникам не выдашь. Что же касается того факта, что они отступники, так не нам судить.
   - Серые стражи принимают всех, способных держать оружие, - кивнул Риодан. - Убийцы родни, маги крови, предатели, мятежники, бандиты; любой, кто умеет держать оружие, будет принят нами.
   - Надеюсь, ты не собираешься приглашать в орден Логейна? - припомнил я соответствующий момент из игры.
   - Он герой битвы на реке Дейн и прекрасный воин...
   - Он работорговец, - оборвал я Риодана. - Во-первых, пока я командор, работорговцев в ферелденской части Ордена Серых Стражей не будет! Во-вторых, я сильно сомневаюсь, чтобы Алистер согласился называть Логейна братом по ордену. Более того, я практически уверен, что отношение Алистера к Серым Стражам от подобного предложения ухудшится. А нам не стоит злить будущего короля ради ещё одного клинка в рядах ордена. Тем более что Логейн староват для новобранца. Разве что для смертельного удара по Архидемону сгодится, но делать из него героя...
   Я поморщился.
   - Кстати, о вмешательстве Флемет ты уже знаешь? - продолжил я.
   ***
   На следующий день мои Серые Стражи вместе с Риоданом отправились обчищать тайник Серых Стражей, устроенный ещё Дунканом в каком-то складе. Особенно этому рад был Алистер, надеющийся найти ещё что-то из вещей учителя помимо кинжала, который нам подарил Валендриан, получивший его в свою очередь от покойного Серого Стража.
   Впрочем, выяснив, что по данным Риодана, который там побывал сразу после своего освобождения из темницы арла Хоу, ничего, предназначенного для магов в тайнике нет, я решил, что стоит посвятить день лечению, благо работы в эльфинаже ещё хватало.
   ***
   Королевский дворец Фередена не впечатлял. Особенно, если сравнивать с Фортом Дрэйкон, возвышавшимся над городом. Обороноспособность у здания почти никакая, а если рассматривать с точки зрения красоты, то от смутно памятного уже Петергофа дворец отставал несказанно.
   Зато впечатлила охрана и её предводительница, вооруженная двуручным мечом. Увы, доспехи и меч, это хорошо, вот только использовать их надо было сразу, а не вступать в долгие разговоры, которые дали мне достаточно времени, чтобы тихо ослабить противостоящую нам команду, после чего предводительница мирно свалились на пол. А что, я тоже совершенствуюсь, да и времени на то, чтобы выучить заклинание паралича, столь замечательно сочетающееся с кровавым целительством, мне хватило.
   Лишившись лидера, противостоять нам солдаты не решились, тем более, что подошел арл Еамон.
   - Что ты сделал? - начал арл.
   - Парализовал и усыпил. Пусть проспится, в работорговле она не замешана. Вроде бы.
   После чего Джори и Алистер отодвинули стражников, и мы вошли в зал, где уже начиналось Собрание Земель.
   ***
   Слушать, как ругаются Еамон и Логейн было забавно. Впрочем, я мог бы придумать десяток более полезных занятий, чем стоять, прислонившись к колонне, и наблюдать за сварами ферелденской знати. Впрочем, продолжалась эта тишина недолго - Логейн в честь чего-то решил привлечь к сваре меня.
   - Так что, орлейцы решили посадить на трон своего ставленника руками Серых Стражей? Я прекрасно помню, что Серые Стражи были изгнаны из Ферелдена, и, вернувшись, будут скорее союзничать с теми, кто их все это время поддерживал. И теперь они призывают нас обратиться за помощью к Орлею? Помочь-то они помогут, вот только кто спасет Ферелден от самих орлейских шевалье?
   - Бывают поступки, которые перечеркивают всю предыдущую жизнь. Так вот, мнение работорговца меня не интересует, что бы он героического не натворил перед тем, как заняться работорговлей, - невозмутимо ответил я, после чего вернулся к осмотру зала.
   Зал закипел, а арлу пришлось предъявлять бумаги Каладриуса.
   ***
   Кончилось все, как и следовало ожидать, дракой - для того, чтобы скинуть Логейна, аргументов нам не хватило, да и королева Анора все-таки поддержала отца. А драка, как и следовало ожидать, закончилась воплями о дуэли.
   - Давайте уже заканчивать этот фарс, - устало сказал я. - Дуэль так дуэль. Мне как-то все равно, как называть убийство. Держи крепче свой меч, теирн. Соблюдем последнюю в твоей жизни формальность.
   - Почему убийство? - спросил кто-то.
   - Я с работорговцами на мечах не сражаюсь, я их убиваю. Впрочем, я вообще на мечах не сражаюсь.
   Тут Логейн все-таки обнажил оружие, и "поединок" начался. Впрочем, боевая часть на этом и закончилась. Не зря я затратил на подготовку некоторое время - у теирна разом отказали ноги, руки и речь.
   - Он в сознании и не сдался, - довольно сказал я. - Значит, поединок ещё продолжается. Вот наш работорговец и попался.
   - Магия крови! - завопила какая-то церковная клуша.
   - Вообще-то, нет. Но это не важно, так как поединок не закончен, а значит, у меня есть возможность поступить с работорговцем, как с его подельником.
   - Как с Каладриусом? - спросил побледневший Джори.
   Я кивнул.
   - Работорговца ждет долгая и неприглядная смерть. В назидание другим, чтобы не осмеливались заниматься подобным. Жаль, пол каменный, и деревьев поблизости нет. Придется импровизировать.
   В тот день Алистер стал новым королем, а я меня прозвали королевским палачом. Логейн умирал почти два часа. Анора упала в обморок на шестой минуте.
   ***
   - Значит, Порождения появились в районе Редклиффа. Странно, я ждал нападения на Денерим.
   - Почему?
   - Во-первых, больше пленников. А во-вторых, хотя Порождения и не думают, но вот Архидемон - очень даже.
   - Думаешь, что это обманный маневр, - произнес Риодан. - Не уверен.
   - Ты хорошо понимаешь приказы Архидемона? - поинтересовался у Риодана я. - Извини, не поверю - нынешний Мор не был богат на события и начался всего год назад. У нас всех просто не было времени научиться. Теория это, конечно, хорошо, но не достаточно.
   - Он может рваться за горы.
   - И оставить Денерим за спиной? Не смешно. Нет, в этой части Ферелдена Мор появится. Вопрос в том, до или после Редклиффа. Или одновременно, благо сил у Архидемона хватит. А вот у нас нет. Мы должны точно понять, где Архидемон появится лично. И обеспечить, чтобы Уртемиэль оттуда крыльев не унесла. Основная проблема в том, что Серых Стражей мало, а для убийства Архидемона нужен неплохой запас. На всякий случай. Был ещё один вариант, самопожертвования и даже участия Серых Стражей не требующий, но Флемет я тут что-то не вижу. Подозреваю, что старушка появится позже, что только укрепляет меня в мыслях о том, что реальная атака будет на Денерим.
   - Флемет?
   - Да. Что ты знаешь о Ведьме Дебрей Коркари?
   ***
   - И все-таки, зачем ты мне все это рассказываешь? - спросил Риодан.
   - Думаю, ты в курсе моей чешуйчатой проблемы. Так вот, я не знаю, что произойдет, когда я окажусь в непосредственной близости от Уртемиэль. Практика показала, что встречи с драконицами вызывают у Андорала... гм... оживление, скажем так. Что же касается причин, по которым я выбрал твою кандидатуру, то Алистер теперь король, Тамарель - эльфийка, Давету лишь бы наведаться в Жемчужину, а Джори - робкий. Извини, другого заместителя у меня нет. К тому же, ты достаточно опытен, чтобы принять командование, если я стану... гм... недоступен. Или неадекватен.
   Некоторое время Риодан молчал, обдумывая ситуацию.
   - В любом случае, стоит решить, что мы будем делать с атакой на Редклифф, - произнес он спустя несколько минут.
   - Пойдем на разведку туда, - подал плечами я. - В любом случае, собрать всех союзников к атаке на Редклифф мы уже не успеваем. Так что будем собирать их к Денериму. Если успеем, то к обороне. А если нет, то превратим город в ловушку, которую Порождения уже не покинут.
   - А если все-таки основные силы двинутся на Редклифф, то прижмем к горам и уничтожим...
   - Проблема не в основных силах - сами разбегутся. Проблема в Архидемоне. Эх, заманить бы его на баллисты Форта Дрэйкон... Но если Мор ворвется в Денерим, то... Впрочем, не буду сейчас об этом - шанс слишком зыбкий, а цена велика.

Глава 16, короткая. Полет Дракона.

   - А у Порождений все-таки есть мозги, - уважительно произнес я, наблюдая за пожаром, охватившим половину Редклиффа.
   - Правда немного, да и те позаимствованы у Архидемона, - добавил Алистер.
   - Ой сомневаюсь... Под Скверной даже Уртемиэль будет думаться плохо.
   В деревне небольшой отряд Порождений ждал эпических размеров облом. Впрочем, я сильно подозреваю, что в игре они преуспели только потому, что защитники деревни были изрядно прорежены нежитью, возникшей в результате действий одержимого Коннора. В реальности же жаждущий действия, но оставленный на дому банн Теаган организовал успешную оборону, прорвать которую мог разве что огр. Но он у Порождений был всего один, причем погибший в самом начале. Так что жители сумели отступить за стены замка, на почтенном отдалении от которых и копошились сейчас Порождения.
   Однако я подозревал, что основной причиной отступления послужил пожар, в связи с чем, и подозревал Порождений в обладании мозгами.
   - Хорошо стоят... Жаль Леоры нет, она бы этот отряд одной Бурей Столетия накрыла. Впрочем, тут бы и более скромные заклинания массового поражения подошли. Увы, с этим не ко мне. Надеюсь, хоть эмиссара успею вырубить, прежде чем они рванут к нам.
   С этими словами я прикрыл глаза и потянулся к жизненной силе генлока с посохом.
   ***
   После того, как я прикончил генлока-эмиссара, и опасность попасть под огненный шар пропала, "осада" была снята за полчаса. Собственно, будь здесь основная часть дружины арла, а не небольшой отряд банна Теагана, этой осады бы даже не возникло. Но дружина давно уже маршировала к Денериму, благо выступление было назначено загодя и приурочено к Собранию Земель. Как, впрочем, выступили и гномы. А на пути в Редклифф, я забежал вперед и призвал эльфов и магов. Конечно, им требовалось меньше всего времени, чтобы достичь Денерима, но пока ещё весть о выступлении достигнет всех далийских кланов...
   ***
   А вечером к замку прилетела драконица - Флемет решила сразу показать, с кем мы имеем дело. В когтях она держала Морриган, находившуюся в человеческой форме.
   Примерно через час состоялось совещание в узком кругу - я, Риодан и Флемет.
   - Так вот, какова альтернатива самопожертвованию, - задумчиво сказал Риодан.
   - Конечно, прежде всего Флемет стремится спасти мать, но её вариант развития событий, гм... интересен. В частности тем, что Архидемона может убить кто угодно. Потому что у меня нет уверенности, что хоть кто-то из Серых Стражей доживет до нанесения смертельного удара. И что страшнее, у меня нет уверенности, что вам не придется убивать меня, если я допущу ошибку. Во мне слишком много Андорала. И в то же время недостаточно много.
   Некоторое время мы помолчали.
   - Ладно, пойду обрадую Давета, - сказал я, поднимаясь из-за стола. - Пусть узнает, что ему предстоит ночь с красивой девушкой. Правда, он Морриган боится...
   - Почему его? - спросила древняя ведьма.
   - Джори женат, Алистеру только бастардов не хватало, я тоже фактически женат. Вдобавок, Андорала во мне многовато... А тебе нужна не дочь Андорала, а сосуд для Уртемиэль.
   ***
   Наблюдать за нашим отрядным бабником на следующее утро было забавно. Впрочем, я больше радовался тому, что Флемет все-таки улетела, забрав с собой дочь. По крайней мере, в отсутствие дракониц Андорал успокоился, и мне не приходилось слышать его раздраженное рычание на краю сознания - дракон периодически пытался прорваться в этот мир, но Завеса, надорванная Коннором, уже успела восстановиться. Увы, основной мотивацией действий потерявшего свою личность дракона сейчас были инстинкты и осколок моих эмоций, который я некогда называл Ненавистью. Впрочем, Ненависть, превратившаяся в подобие личности дракона с той поры изменилась и теперь стала своеобразным мостом, соединяющим нас. Все-таки, изначально это были мои чувства.
   Ощущать же, как Андорал бьется об Завесу, было неприятно. Впрочем, это только убеждало меня в необходимости что-то сделать со своим состоянием, пока все не покатилось неконтролируемо под откос. А ведь мне ещё придется побывать на поле боя и встретиться с Уртемиэль.
   ***
   В Денериме повсеместного пожара не было. Но в остальном, ситуация мало отличалась от игровой - мы опоздали буквально на день и стены города пали. А над городом парила Уртемиэль, выжигая что-то в ближних к Форту Дрэйкон кварталах.
   - Если бы гномы были чуть побыстрее, могли бы и успеть, - сказал я.
   - Город это плохо - много зданий, где могут укрыться Порожения. Теперь заклинания массового поражения не используешь, - заметил какой-то Хранитель. - А будь у нас лишняя неделька, перекрыли бы подходы к городу Голодным Полем, после чего осталось бы только поставить на стенах баллисты для отпугивания Аридемона, и город бы никакие Порождения не взяли. Во всяком случае, до зимы.
   - У нас был год, от битвы под Остагаром, до битвы за Денерим, - ответил ему подошедший Алистер. - Лишней недели у нас нет.
   - И эту битву мы проиграть не должны. Ладно, тебе пора толкать торжественную речь.
   - Королевская обязанность, - скривился правитель Ферелдена.
   ***
   Выбить разрозненные отряды Порождений из привратного района удалось без особого труда. Собственно, они даже не особо сопротивлялись, увлеченные разрушением. Архидемону явно было не до подчиненных, генералов тут тоже не было, а единственного эмиссара расстреляли почти сразу.
   Порождений было много, очень много, но на этом все их достоинства как армии исчерпывались. К тому же, их все-таки было меньше, чем далийских стрел. Так что уже через несколько минут после зачистки я выслушивал сообщение Риодана о Порождениях, которых он ощущал в городе.
   - Значит, два генерала на двух берегах реки. Хорошо. Риодан, возьмешь с собой магов, в том числе часть далийских Хранителей, и займешься эльфинажем. Дальше по обстоятельствам. Джори, Давет, Тамарель, берете с собой легионеров Мертвого Легиона и эльфийских лучников и остаетесь тут - второй волны нам ещё не хватало. Алистер, с тобой пойдут воины арла Еамона и гномы-дружинники - займитесь рыночным кварталом. Каридин, раз уж ты все-таки решил поучаствовать в битве, отправляйся с ними. Морриган? Все-таки прибыла? Что ж, отправишься с магами. Когда разберетесь с генералами Порождений, попытайтесь добраться до баллист Форта Дрэйкон.
   - А ты?
   - Попытаюсь сбить с неба эту больную драконицу. Если повезет, свалю её прямо на крышу Форта, дабы вам было удобнее.
   В городе шла резня - если эльфинаж ещё держался, то эта сторона реки была залита кровью жителей. Каждая смерть била по Завесе. А из Фэйда в небо рвался Андорал, стремящийся сразиться с падшей Уртемиэль.
   Я должен был умереть как человек в своем мире, и все это время жил взаймы как эльфийский маг. Но вот кончилось заемное время, эльфийский маг скоро перестанет быть. И каждая смерть полыхающей в городе битвы приближала окончание моего пути. Остается только попытаться сохранить как можно больше от себя прежнего.
   Вздохнув, я вышел на середину площади и уже собирался начать, когда ко мне подошла Леора.
   - Пожалуйста, отправься с магами. На том берегу реки нужна помощь, - сказал я.
   - Ирлайн, я хотела бы помочь тебе с Архидемоном. Думаю, хороший шторм не будет лишним...
   Пришлось заткнуть её поцелуем.
   - Леора, если у меня получится, шторм в небе только помешает. Это, во-первых. А во-вторых, я не хочу, чтобы ты видела то, что тут вскоре произойдет. Пожалуйста, займись эльфинажем.
   - Что видела?
   - Андорал рвется в этот мир. У меня осталось очень мало времени, чтобы подчинить себе процесс. Но в любом случае, я перестану быть собой, и кто знает, что я сохраню от себя прежнего? Так что, на всякий случай, прощай.
   Леора поцеловала меня в ответ.
   - До встречи, - поправила меня она. - И только попробуй не вернуться!
   Некоторое время я смотрел вслед эльфийке, после чего повернулся к гномам.
   - Кардол, лириумный раствор, который приготовили маги Круга у тебя с собой?
   - Ирвинг вчера передал.
   Тогда, в Орзаммаре я планировал передать отобранный у контрабандистов лириум магам Лесного Круга. Увы, первая же встреча с драконицей на старом кладбище показала, что с одержимостью Андоралом надо что-то делать. И тогда я обратился к Ирвингу за описанием классического ритуала Истязания. А значительно позже расспросил Риодана о Посвящении в Серые Стражи.
   Я прогулялся до ближайших домов и с третьей попытки вытащил оттуда обыкновенную лавку. Конечно, хотелось бы что-нибудь повыше, но поднять стол было бы затруднительно. А на лавке уютно устроилась металлическая чаша на длинной ножке.
   Вскоре подошедший Кардол заполнил чашу концентрированным раствором лириума. Для проведения Истязания требовалось ещё начертить сложную фигуру, чтобы задать, в какую именно часть Фэйда перенесется испытуемый, но я не стал этого делать - у меня был другой способ.
   Кровь Андорала, а самая, которую привез с собой Риодан, и часть которой в игре могла быть потрачена на посвящение Логейна, лилась сейчас в лириум. Она должна была провести меня по дорогам Фэйда, как это уже было во время Посвящения в Серые Стражи.
   Осмотрев полученную жидкость, я погрузил руку в чашу и второй раз в жизни этого тела, а также первый в собственной, отправился "Истязаться".
   ***
   Пружинящая "земля" Фэйда под ногами, багрово-черное бушующее небо над головой и в завершение всего черная скала, на которой сидит Андорал, расположенная в отдалении и чуть выше.
   Улыбнувшись, я пошел по направлению к нему. Впрочем, идеально безопасного пути не получилось - привязался какой-то мелкий демон ярости. Удалось отбиться, спасибо перчаткам. Ну не боевик я!
   А потом я подошел к обрыву. Там, посреди ущелья и чуть выше меня, на расстоянии двух десятков шагов парила небольшая скала, на которой и сидел дракон. С той поры, как я начал лечить Андорала, пораженный Скверной участок Фэйда изрядно уменьшился, отражая состояние Скверны в драконе. Ведь от Скверны нельзя вылечить только живого...
   Похоже, лечение не прошло без негативных последствий - своими ногами забраться на уменьшившуюся и свободно парящую скалу было невозможно, а летать я никогда не умел. В общем, цель видна, но до неё не добраться.
   - Да, это вам не Замок-над-Миром и радужного моста тут не наблюдается. Разве что приз в итоге тот же - превращение в дракона, - вздохнул я.
   И я шагнул на вылезший из "земли" корень - магия Хранителей была применима даже в Фэйде. Разве что корни приходилось материализовывать своей волей.
   Корень за корнем, ступенька за ступенькой, лестница тянулась к Андоралу, наблюдавшему за мной. Наконец, я достиг скалы.
   - Кровью жертв Денеримской резни разрываю Завесу, - шаг на скалу.
   - Тело и личность свою дарую, - шаг к дракону, - ибо нет у тебя своих.
   Остается надеяться, что слияние действительно пройдет именно так. Во всяком случае, в отношении личности, тело-то мне неизменным не сохранить.
   - Жизнь свою сливаю с твоей, ибо мы живем по разные стороны Завесы, - шаг. - А это надо изменить...
   - Силу твою возвращаю в мир, что отринул тебя, - последний шаг на подставленную лапу.
   И я кладу ладони на теплую чешую морды древнего дракона. Чешуя к чешуе, то, чего я избегал до этого всеми силами - прямой телесный контакт. Мы в последний раз смотрим друг другу в глаза и перестаем быть. Скала под ногами исчезает.
   ***
   Я-мы-Андорал потянулся. Всем огромным телом, закованным в багровую чешую, расправляя огромные крылья, не подминавшие ветра Тедаса уже долгие столетия, и даже тысячелетия, если не считать короткой эпопеи в качестве безумного Архидемона, вытягивая длинный хвост, походя сносящий какую-то лачугу. Оглядываю толпу, стоящую в почтительном отдалении. Какие-то бородатые коротышки - союзники, приходит мысль - и ушастики с луками - подзащитные.
   Впрочем, мой враг сейчас в небе. Я сгибаю лапы, почти прижимаясь к земле, и могучим прыжком отправляю себя вверх. Крылья опираются на послушный воздух, вознося меня в небо.
   ***
   Под моими-нашими крыльями проплывает рыночный квартал, где искаженные Скверной существа уже лютуют вовсю. Впрочем, маленькие фигурки двуногих в доспехах уже вступили в бой. Снижаюсь и выдаю залп пламени в направлении замеченного огра. Тот остается совершенно целым, зато в драконьем пламени сгорают такие заметные моему-нашему взгляду связи между Порождениями. Те самые, которые позволяют Проклятой командовать генералами, тем передавать приказы эмиссарам, а эмиссарам уже управлять отдельными отрядами. Конечно, со временем они восстановятся, но пока Проклятой придется командовать каждым из Порождений напрямую. Вот так, меня все-таки не зря называли Драконом Цепей! Можно было бы заняться охотой на огров, но двуногие внизу теперь сами справятся, а у меня есть дела важнее.
   Пара взмахов крыльев переносит меня через реку, и я оказываюсь над районом ушастиков. Кстати, надо будет со временем вывезти их отсюда. Им здесь плохо живется, покровителей у них нет, и они готовы принять помощь от любого. Правда, ушастики никогда не поклонялись драконам, но ничего, надрессирую.
   Зависаю на месте и осматриваюсь. А, ушастики с магами успешно отстреливают Порождений. Поправка, отстреливали, сейчас это уже не нужно, так как на мосту сейчас бушует буря. Поднимаюсь повыше, чтобы не попасть под случайную молнию. Вот какой-то гарлок с посохом, прикрывшись магическим щитом, выбирается из пределов бури, но взметнувшийся их земли корень зашвыривает его обратно, а вслед ему летит два огненных шара, три каменных кулака и стрелы. Неужели, они надеются попасть? О, гарлок окружает себя каким-то светящимся полем и замирает на месте. Думает переждать бурю? Боюсь, это только оттянет неизбежное.
   Мощный взмах крыльев несет меня дальше, и вскоре я оказываюсь над источником корня, зашвырнувшего гарлока назад - огромным деревом, растущим посреди эльфинажа, так, кажется, называется это место. Дерево тоже как-то по особому называлось, но вспоминать времени не было. А возле дерева стояли маги лесной ветви ушастиков, погрузив в ствол руки по локоть. Что ж, дотянуть корни до края района было непросто, но они справились. Рядом с ушастиками стояла создательница бури, продолжая её поддерживать и намереваясь дождаться, когда силовое поле генерала перестанет действовать. Моя-наша самка, проскользнула довольная мысль. Сильная...
   Неожиданно самка засветилась, а ушастики резко отшатнулись от пробуждающегося дерева. Я же почувствовал, как что-то меняется в окружающем мире. Впрочем, загадка разрешилось быстро - за спиной самки теперь "виднелся" древний лес, кипящий жизнью. Лес, воплощением которого она только что окончательно стала, исчерпав собственную ману и обратившись к сущности Хозяйки Леса, сломав остаточный барьер между их сознаниями. Теперь моя самка окончательно стала единым существом. Это хорошо.
   Но крылья несли меня дальше, к каменной крепости. Впрочем, до крепости я не долетел - противница отвлеклась от сожжения какого-то уродливого здания - это был королевский дворец, вспомнил я - и обратила внимание на меня.
   ***
   Глупое чудовище в очередной раз провалилось почти до земли, когда воздух под крыльями неожиданно перестал её поддерживать. Да, до Уртемиэль во всем блеске её могущества Архидемону было далеко. Она, помнится, как-то раз продемонстрировала, что даже в вакууме летать умеет. Что, в общем, и не удивительно, Уртемиэль - богиня красоты, а полет это красиво, в отличие от падения.
   Увы, воздухом я-мы-Андорал не повелевал, так что уронить её об землю не мог, но на то, чтобы разрубить связь между магией драконицы и воздухом моей силы хватало. С учетом того, что сами по себе крылья драконицы многотонную тушу удержать в воздухе не могут, Уртемиэль тут же начинала падать, чтобы выровняться у самой земли - повлиять на весь окрестный воздух сразу я не мог, мои-наши силы ещё не восстановились до конца.
   Вот и сейчас, Уртемиэль кое-как выровнялась, яростно взревела и начала вновь набирать высоту. Раздраженно рыкнув, я подлетел поближе к Форту Дрэйкон, зависнув между ним и руинами дворца. Кажется, та стенка вполне подойдет...
   Уртемиэль вновь камнем рухнула к земле, вот только в этот раз под ней был острый выступ обломанной ей же стены. И очередной взмах крыльями, должный вновь вознести её в небо, пришелся прямо на этот выступ. Строить дворцы в Ферелдене умели плохо, но перепонка крыла такая непрочная...
   В общем, в небо Уртемиэль уже не поднялась, хотя даже падения с приличной высоты было мало, чтобы убить бывшую богиню. Так что она теперь сидела на земле и периодически заливала черным пламенем все вокруг. Пытаться вступить в ближний бой не хотелось, так что мощные крылья вознесли меня на вершину Форта Дрейкон.
   Естественно, местные солдаты принялись нацеливать баллисты на меня, стоило только мне приземлиться на крыше. Огромный дракон был слишком легкой целью, а получить залп не хотелось...
   Тянусь к той части меня, что некогда была сначала человеком, а потом эльфом, и...
   ***
   Поднимаюсь на ноги. Стоило учесть, что стоя на четырех лапах до превращения, по его окончанию я окажусь на четвереньках.
   - Отвинчивайте баллисту, - скомандовал я. - Она нужна внизу. Кто вообще додумался поставить их на крыше крепости?
   - Коутриэн, - машинально ответил солдат, после чего спохватился. - Ты кто такой, бывший дракон?
   Я придирчиво оглядел себя. Ну да, видок у меня тот ещё - из всей одежды на эльфийском теле только перчатки, остальные артефакты сгорели в моей силе. Драконьей чешуи тоже не наблюдалось. Вопрос же о собственном имени заставил меня всерьез задуматься...
   - Ирлайн Сурана, - ответил я. - Командор Серых Стражей.
   В конце концов, собственного имени у меня пока не было, а назваться тем, которое некогда принадлежало моей драконьей ипостаси, было бы неразумно.
   - Отвинчивайте баллисту. Она нужна внизу.
   - Мы уже знаем, что Порожения штурмуют Форт. Но как ты спустишься с баллистой?
   - Я же дракон, - пожал плечами я. - Да и нужна она ненадолго - Архидемона добить. После этого и штурм закончится.
   - А собственными когтями никак?
   - А зачем, если у вас баллисты простаивают? Отвинчивайте. И снаряды тащите.
   ***
   Что такое баллиста? Это большой неподъемный арбалет, просто идеальный против особо защищенных целей. Вот только неподъемной баллиста является для человека, эльфа или гнома. Дракон же баллисту поднять мог, при должной аккуратности даже не повредив. Вот только стрелять из неё в драконьем облике было проблематично. Так что, свалив оружие невдалеке от будущей мишени, я полетел на поиски стрелка.
   Найти Каридина было несложно. Голем, в конце концов, существо заметное. Подхватить его и поднять в небо, тоже оказалось несложно. А вот выковырять из перепонок крыльев арбалетные болты, которыми меня с перепугу осыпали некоторые гномы, было уже сложнее. Но для того, чтобы объяснить Каридину его задачу, пришлось снова принять эльфийский облик.
   Голем с баллистой - это было последнее, что увидела Уртемиэль перед тем, как потерять сознание от ран и кровопотери. А что, даже у богов есть предел выносливости.
   ***
   - Дочь и внучка Падшей, - сказал я подошедшим ведьмам-драконицам.
   Разумеется, Флемет не удержалась от того, чтобы лично проконтролировать происходящее.
   - Ирлайн, ты помнишь, о чем мы договаривались?
   - Я уже не только Ирлайн, - покачал головой я. - Но наш договор помню. Что ж, забирайте сущность Уртемиэль. Каридин, у тебя снаряды ещё есть?
   - Хорошая вещь, эта баллиста, - пророкотал Каридин. - Жаль, големов такими вооружать бессмысленно - дерева у нас маловато, да в извилистых тоннелях подобным оружием не воспользуешься. Но в остальном, самое то.
   - Проще уж кулаками Порождений крушить, баллиста слишком медленно стреляет, - не согласился я. - Разве что против огров. Так снаряды остались?
   - Остались.
   - Добивай.
   И Каридин взвел баллисту в последний раз.

Эпилог.

   "Джори погиб в воротах, когда на зов Архидемона пришла вторая волна Порождений, до этого занимавшихся грабежом окрестных деревень. Увы, големообразная броня смогла сдержать руку огра, но не сильно помогла, когда тот по телу Джори просто пробежал. Давет тоже погиб в тот день, от грубой стрелы какого-то гарлока.
   Предсмертным ударом генерала Порождений был сражен Риодан - когда маги отбили атаку на эльфинаж, Риодан с несколькими местными жителями отправился на вылазку с целью устранить второго генерала в рыночном квартале, где Алистер со своими воинами прочно завяз, столкнувшись с группой огров - даже разобщенные и отрезанные от приказов Уртемиэль, эти гиганты были очень опасны. Вылазка удалась, но удар топором, от которого Риодан не увернулся, стал для стража последним. До магов, а точнее Анеирина и пары Хранителей, хорошо умеющих лечить, его живым не донесли."
   Я поставил последнюю точку "Хроник Пятого Мора" и закрыл дописанную книгу. С той поры прошло почти столетие, но я прекрасно помню коронацию героического короля Алистера и объявление благодарности союзникам. Это был день, когда Ферелден отказался претендовать на лес Бресилиан, и тот стал ничейным. Это был день, когда эльфы Тедаса нашли на континенте место, не принадлежащее людям.
   ***
   За прошедшее с того дня столетие многое изменилось. Церковь, поначалу собиравшаяся затеять новый Священный Поход, раскололась под действием Киркволльской бойни. Кунари и одряхлевший Тевитер, под шумок доставший священную книгу последователей Кун, вцепились друг другу в глотки за право захватить весь Тедас. Результат у этой драки оказался предсказуемым - затопленный Кунандаар с одной стороны и гибель всего флота, большей части армии и половины магистров с другой. Думаю, кунари бы со временем оправились, если бы не мятеж Тал-Вашотов... А потом земли Империи захлестнул начавшийся с Кирквола хаос.
   Ферелден в результате этих событий почти не пострадал, маленькая страна на задворках мира никому не была интересна, да и Круга в этой стране уже не было. Впрочем, продолжалась подобная стабильность недолго по моими меркам - сын Алистера, увидев бедственное положение соседей, решил увеличить территорию своего королевства, но закончилась затея плачевно, в результате чего хаос захлестнул уже Ферелден. Впрочем, эльфов Бресилиана это не затронуло, а беженцев успешно разворачивали на границе.
   Уртемиэль же окончательно возродилась и стараниями дочери вернула часть своей силы. По последним данным, она так и летает из одной области Тедаса в другую, ища, где применить свои таланты. К сожалению, тотальная война - не лучшее время для богини красоты.
   ***
   Не стояла на месте и жизнь в лесу, куда постепенно стянулись далийские кланы, спасавшиеся от всеобщей войны. Едва отгремели события в Киркволле, вызванные, как я впоследствии выяснил, тем, что храмовники поймали мага-маньяка Квентина, мы начали строить свой город. К этому времени Меррилл уже сумела разобраться с передачей сообщений при помощи Элувиана, и даже научилась создавать небольшие зеркальца, которые эти сообщения могли принимать. К сожалению, на долгие годы это стало её единственным успехом. Зеркальца же на ближайшем Арлатвехне, встрече Хранителей, происходящей раз в десять лет, были переданы остальным кланам. Так эльфы обрели способ односторонней передачи новостей.
   С исследование вартеррала дело обстояло получше, так что уже через два года после битвы за Денерим, я и Ланайа сумели сотворить уменьшенную копию вартеррала, которую мы приспособили для охраны определенной территории, так как объяснить, как отличить предметы, которые надо охранять от тех, которые охранять не надо, было проблематично.
   Впрочем, со временем мелкие лесные духи, двигающие эту конструкцию из древесины и плоти, могли и поумнеть. Заодно и способность к самовосстановлению увеличится, ато воскресать такая копия могла только несколько раз, потом дух забывал, как именно надо проводить потоки жизненной силы.
   Так что лучше всего дела шли с постройкой города - после того, как Леора на правах старейшего и сильнейшего из воплощенных духов Бресилиана договорилась с остальными лесными духами, мы без особого труда сумели начать отстраивать постоянное поселение рядом с занятыми магами руинами. Сейчас это небольшое поселение давно превратилось в крупный город, здания которого были выращены при помощи магии, а не построены из мертвых дерева и камня. Как оказалось, если с лесными духами договориться, они могут воздвигать неплохие, хотя и грубоватые здания. Впрочем, хранителям все равно приходилось доводить их до ума.
   Нет, эльфийский город ничем не напоминал утраченные красоты Арлатана, та страница жизни эльфийского народа давно закончилась, что эльфы и поняли, когда немногочисленные легенды о былых достижениях эльфов одна за другой либо воплощались, либо заходили в тупик.
   Бессмертие? Пожалуйста, кровавые целители, мои ученики, сообща с духовными, заключившими союзы с некоторыми лесными духами, уже подняли продолжительность жизни втрое.
   Хранилища Арлатана? Мы все-таки добрались до древнего города, вот только там мало что уцелело после того, как время потрудилось над погребенными в землю руинами. Мы постепенно расковыривали древний форт, построенный некогда в Дебрях Арбора, но там тоже ничего особого не нашлось, помимо парочки статуй. Но этого богатства хватало и в Бресилиане.
   В общем, прошлое постепенно занимало положенное место. У эльфов больше не было времени тосковать по утраченному, им надо было строить свою жизнь. И в этой новой жизни вновь были боги.
   ***
   Вздохнув, я вынырнул из воспоминаний и поднялся на ноги, чтобы отнести завершенную книгу в библиотеку Лесного Круга. Примерно через час я поднялся на вершину ближайшей скалы, после чего мое тело охватила судорога трансформации.
   Я поджал лапы и привычным движением бросил себя в небо. Там, на расстоянии получаса полета, меня ждала Леора, Хозяйка Леса Бресилиан.

Оценка: 5.57*69  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"