Палитко Станислав Андреевич: другие произведения.

Гарри Поттер, Dungeons and Dragons, dragons, dragons and even more dragons...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.20*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Harry Potters universe belongs to Joanne Rowling(Lord Voldemort and his Death Eaters are really pissed by mere idea of belonging to muggle).

    Dungeons & Dragons: Council of Wyrms set, Io's Blood Island Chain and all it's inhabitants belongs to Wizards of the Coast (Dragons don't bother to even listen petty claims of human organisation which exists for less than century). I own nothing.

    This is Harry Potter/Council of Wyrms crossower inspired by Rorschach's Blot's Odd Ideas: Chapter 133 Dungeons 'n Drow.

    Let's see how HP universe will handle truly sapient dragon and her faithful sorcerer-kindred as their hero(Author understands that such short-lived creatures as human become kindred quite rarely and humans never become kindred but Harry Potter is Harry Potter).

    А теперь кончаем пугаться, написано на русском.


Пролог.

   "Все началось с книги. С одной из тех нелепых случайностей, которые невозможно предсказать. Со случайности, которую ОН вскользь назвал обращенной к нему улыбкой Аастериниан, для Британии оказавшейся жестоким оскалом. Впрочем, кое-кто из моих бывших коллег по-прежнему утверждает, что все началось с Пророчества, а книга оказалась лишь результатом его попытки сбыться в тех стесненных условиях, в которые поставил предсказанного героя профессор Дамблдор. В любом случае, однажды в руки мальчика попала книга."

Минерва МакГонагалл, "Падение Тьмы. Падение Света."

   Все началось с книги, купленной старшеклассником посреди учебного дня, сразу, как только та появилась в магазине. Книги, которую он передал младшему брату с практически приказом отнести домой, так как не рисковал появляться на следующем уроке с литературой, явно не являвшейся учебной.
   До дому мальчик книгу не донес, попавшись ещё только формирующейся банде школьных хулиганов, а книга досталась Дадли Дурслю, предводителю банды. Разгорелся небольшой скандал, но проблему в конечном итоге замяли, а книга, после того как Дадли рассмотрел все картинки и выяснил, что разбираться в тексте ему лень, тем более это был всего лишь очередной том, посвященный настольной игре со слишком сложными для него правилами, полетела из окна.
   Книга досталась работавшему в саду двоюродному брату Дадли, практически свалившись на голову, в которую и метил Дадли сквозь стекло. Также юному Гарри "досталось" за разбитое окно. Впрочем, все это не так важно. Гораздо важнее то, что по результатам этих событий у Гарри оказалась первая и единственная книга, принадлежавшая ему и больше никому - Дадли сам её выкинул. Книга была незамедлительно унесена в чулан...
   ***
   Первая и единственная его собственная книга быстро стала любимым чтением Гарри, в отличие от Дадли не ограничившимся разглядыванием картинок, а внимательно вчитывавшимся в сам текст и пытавшимся его понять. Впрочем, с правилами описанной игры разобраться получалось далеко не всегда, это все-таки данная книга отнюдь не была базовой книгой правил. Зато описания истории, легенд и земель четко запечатлелись сознанием Гарри.
   Возможно, проведи Гарри за чтением в темном чулане больше времени, то он посадил бы зрение навсегда, но уже через год, когда книга была изучена вдоль и поперек, Гарри оказался всерьез наказан в очередной раз, после чего заперт в своем чулане. Вдобавок ко всему ему ещё и успело влететь от банды Дадли.
   - Как бы я хотел оказаться где-нибудь далеко отсюда. Где угодно, только не в этом доме, - прошептал Гарри.
   Магия Гарри бурлила под кожей. Подбирался первый из стихийных всплесков, которые мальчик до этого неосознанно подавлял, дабы не попасть в неприятности. Мальчик бросил взгляд на свою книгу, лежащую на подушке. Он открыл досконально изученную книгу и принялся за чтение, осторожно перелистывая страницы.
   - Хорошо бы было оказаться подальше от Дурслей, - сказал Гарри через некоторое время, закрыв книгу.
   Перед глазами мальчика все ещё стояла одна из картинок, а магия бурлила, требуя задать направление. С глухим хлопком мальчик исчез.

Часть 1. Туда и обратно.

   - Альбус, что это такое? - ворвалась в кабинет директора разозленная женщина с конвертом в руках.
   - Минерва, в чем дело? - удивился старик, отставляя в сторону вазочку с лимонными дольками.
   - Я говорила, что нельзя было оставлять его с этими маглами!
   - Минерва, успокойся и объясни подробно. При чем тут маглы?
   Высокая черноволосая волшебница в изумрудно-зеленых одеждах прикрыла глаза, несколько раз глубоко вздохнула, затем открыла глаза и вновь посмотрела на старика взглядом далеким от дружелюбного.
   - Сегодня я, как вам должно быть известно, надписывала конверты с приглашениями в Хогвартс, которые будут посланы детям, поступающим в этом году. Как обычно, сверяюсь со списком, проставляю имя, жду несколько секунд, пока поисковые заклинания замка проставят адрес, и кладу письмо в стопку готовых к рассылке.
   - Да, - кивнул старик.
   - Так вот, пишу я очередное имя и жду. Минуту жду, две... Наконец, через двадцать минут, когда я чуть с ума не сошла, на конверте появился адрес. Причем в этом адресе понятно только "верхний этаж", остальное какие-то черточки неизвестного языка.
   - Минерва, но ведь заклинаниям Хогвартса достаточно пяти минут на то, чтобы осмотреть планету. И они всегда пишут на конверте английское название.
   - Я тоже подумала и решила, что это наложенные вами скрывающие заклинания слишком хороши оказались. Тогда я решила отнести письмо лично, благо адрес знала и так.
   - Какие мои скрывающие заклинания?
   - Которые вы ставили на дом этих маглов, - ответила профессор, положив конверт на стол старику.
   На конверте было написано "Мистеру Г.Поттеру", после шли два ряда будто процарапанных чем-то черточек и потом "верхний этаж".
   - Значит, мои заклинания, предназначенные скрыть его место жительства и уменьшить обращенное к нему внимание, слишком хороши, а Дурсли поселили племянника на втором этаже, в чем дело?
   - О да, на втором этаже, - усмехнулась женщина. - Эти выродки поселили его в чулане, откуда он бесследно исчез около пяти лет назад!
   ***
   - Интересный случай, - констатировал совершенно обыденно выглядящий сотрудник Отдела Тайн, выбравшись из чулана, на двери которого ещё недавно красовались доски. - Можно даже сказать уникальный.
   - Вы выяснили, что произошло? - спросил директор Хогвартса.
   - Да. Уникальный случай. Ни у кого до этого не получалось апарировать между мирами. Все попытки оканчиваются ничем просто за отсутствием координат, силу-то собрать можно. К счастью, при межмироваой апарации расщепления не бывает, вместо этого при недостаточно четком представлении цели ничего не происходит. А образ другого мира взять просто неоткуда. И как ребенок это сумел...
   - То есть он апарировал между мирами? Вы можете отправить нас за ним?
   - Разумеется, след достаточно четкий. Но нужно несколько часов на подготовку.
   - Я могу чем-нибудь помочь?
   - Вы в этом деле не специалист, председатель Визенгамота, но, что-нибудь, пожалуй, сможете. Лишние руки не повредят. А ваша спутница?
   - Боюсь, Минерва вновь занялась Дурслями.
   ***
   - Так, команду собрали? Запасы взяли? Хорошо, мы вас отсылаем. Не очень заботьтесь о проведенном времени - в том мире оно, по нашим оценкам, идет существенно быстрее, так что если не будете задерживаться, то к началу учебного года успеете.
   - Насколько быстрее? - спросил Филеус Флитвик, декан Равенкло и один из лучших дуэлянтов Британии, ставший третьим участником отправлявшейся по следу Гарри группы.
   - Не знаем. От двух лет за год и больше. Так что ваш мальчик может оказаться существенно старше, чем вы думаете. Не исключаю, что он вообще умер от старости. Мы переместим вас поближе к нашему "путешественнику", так что на соседнем континенте не окажетесь. Но поискать вам его придется - точность тут несколько десятков миль. Можно было бы переместить без наведения, прямо в то место, куда когда-то попал ребенок, но, с учетом прошедшего времени, это мало полезно. Средство возвращения у вас есть? Порталы для этого не применимы. Групповую апарацию с ребенком я бы тоже не рекомендовал.
   - Я открою врата, - сообщил Альбус Дамблдор.
   - Вы сумеете?
   - Юноша, я - великий маг с более чем столетним опытом. Разумеется, я сумею. Хотя в обычных условиях я предпочел бы воспользоваться помощью своего феникса или создать портал.
   - Хорошо. Общеупотребительный язык тех мест вы выучите в качестве побочного эффекта перемещения. И ещё, мы будем благодарны, если вы принесете из другого мира что-либо интересное. Как вы понимаете, наши возможности в плане добычи иномирных артефактов и знаний крайне ограничены.
   Вскоре трое профессоров Хогвартса исчезли, а маги из Отдела Тайн принялись собирать оставшиеся компоненты ритуала. Ни те, ни другие так и не придали значения книге, насмешливо поблескивающей чуть выцветшим золотым драконом на обложке.
   ***
   Межмировая апарация выкинула троих магов в предгорьях. Вскоре, осмотревшись при помощи левитации, они сумели примерно оценить местность, в которой оказались.
   - Полуостров, - констатировал директор Хогвартса, спустившись на землю. - Учитывая, что Гарри должен быть недалеко, он в каком-либо из местных поселений, если, конечно не живет в одной из пещер этих довольно крутых гор. Идем к оконечности полуострова. Думаю, там найдется город, так как какое-то небольшое поселение я неподалеку видел.
   - Зайдем в эту деревню? - спросила декан Гриффиндора.
   - Разумеется, а дальше пойдем по дороге, которая может соединять деревеньку с ближайшим городом.
   ***
   Деревня оказалась заброшенной, но было видно, что покидали её недавно, причем в крайней спешке. Во всяком случае, свежие следы колес на это указывали.
   - Возможно, мы ещё успеем догнать жителей и расспросить, - сказал профессор Флитвик. - Хотя бы узнаем, от кого они так убегают.
   - Думаете, это мы их спугнули? - спросила Минерва МакГонагалл.
   - Не думаю, переместились мы довольно далеко отсюда.
   ***
   Сначала магам показалось, что они видят перед собой караван детей или подростков. Впрочем, подойдя поближе, они поняли, что некоторые из этих "подростков" отличаются весьма крепким телосложением, приличных размеров бородами, а также доспехами и оружием.
   - Похоже, нас воспринимают как угрозу, - констатировала профессор МакГонагалл по-английски. - Какие-то разумные магические существа... Две расы. Совсем незнакомые.
   - Думаю, мы попробуем с ними поговорить, - сказал директор, глядя на медленно приближавшийся отряд воинов, заграждающих собой караван.
   Воины и идущий у них за спиной низкорослый человечек в мантии, похоже, принадлежащий к той же расе, что и беженцы, постепенно подошли поближе.
   - Не хватало нам проблем, так ещё и Охотники нарисовались. Очевидно, при помощи магии прибыли, а не на корабле, - проворчал один из воинов, судя по всему предводитель. - Так как маловато вас, да и корабли давно не приставали. Правда, странные какие-то и "небрезгливые". Эй, гном с изуродованной внешностью, что тебе пообещали эти хумансы, что ты своих предаешь? Ты учти, все равно ничего не получишь кроме смерти, у них со служащими крылатым властителям разговор короткий. Эй, убийцы, вы как парой магов планировали охотиться? Воинов с вами нет, мы это сразу проверили. Если, конечно, они не маскируются очень уж хорошо.
   - Уважаемый, уверяю, мы вам не враги...
   ***
   - Значит, иномирцы, а не люди. Да, это вполне возможно, потому и взяли в спутники гнома, - проворчал дварф. - Повезло вам тогда, что в домен Странника Туч попали. Особенно во владения госпожи Ириалистиатрикс, благо мы о иномирцах знаем. В других местах вас бы сразу убить попытались.
   - Я потомок гоблинов, - возразил декан Равенкло.
   - Не похож. Во всяком случае на потомка гоблинов наших островов. Ладно, проверить мы ваши слова никак не можем, так что отведем в город.
   - А если мы будем возражать? Мы вообще-то должны найти кое-кого из нашего мира, попавшего в ваш несколько лет назад.
   - Тогда тем более вам лучше пойти с нами, так как единственный иномирец, которого я знаю и который, теоретически, может вам помочь, это кровник и сенешаль властительницы.
   - Тот, кого мы ищем, был ребенком, когда покинул наш мир.
   - Тогда вряд ли это он, возраст для ребенка не тот. А насчет того, что вы будете возражать, то возражайте на здоровье, никто за вами следить не собирается, не до того. Даже от охотников хуже уже не будет. Но если вы встретитесь с жителями других доменов, боюсь, что разбираться никто не будет, а вас просто убьют, приняв за людей. А, учитывая, что скоро здесь будут хозяйничать члены клана Крик-в-Ночи... В общем, либо идите с нами, либо я вам советую покинуть эту территорию, если хотите жить.
   Воины направились назад к каравану, тем не менее, не упуская из виду тройку профессоров Хогвартса.
   - Пока Гарри где-то рядом, уходить из этой местности нельзя. Предлагаю последовать за ними, может быть тот иномирец, о котором они говорили, сможет нам помочь. И нам надо спешить, так как если тут будет война, то мальчик может погибнуть, если мы не успеем.
   ***
   - Лимонную дольку? - поинтересовался директор Хогвартса.
   Ребенок в ответ на проявленное внимание развернулся и убежал.
   - Филеус, тебе удалось что-нибудь выяснить? - повернулся к вернувшемуся от предводителя воинов низкорослому потомку гоблинов.
   - Про мальчика ничего. А вот про то, куда мы попали. В общем, нам повезло, что мы попали именно на эту территорию и с нами вообще стали разбираться. Скажем, на соседнем острове нас бы попытались убить вообще без разговоров. Просто за то, как вы с Минервой выглядите.
   - Дело, как я понимаю не в моей мантии. Тогда в чем причина?
   - Очевидно, маги, равно как и маглы, нашего мира слишком похожи на одну из местных рас. На расу, представители которой на островах не живут, но с завидной регулярностью сюда приплывают, с целью совершить подвиг, убив кого-то из так называемых крылатых властителей, которые правят здесь, повесить на шею ожерелье из зубов и когтей поверженного, а заодно убить и ограбить всех подвернувшихся подданных убитого. Поэтому к нам и относятся столь настороженно. Мы ещё живы только потому, что в городе живет тот самый кровник-иномирец, тоже похожий на нас и на этих "людей", что общеизвестно, хоть он и не любит демонстрировать свою внешность по понятным причинам, а также потому, что властвующий здесь клан этих властителей довольно-таки миролюбив.
   - Крылатых властителей?
   - Это примерный перевод, как вы понимаете. Все, что я пока могу сказать - у них есть крылья, а также, похоже, зубы и когти либо ногти.
   - Надеюсь, они не стали сходу убивать ребенка, когда он только переместился в этот мир, - вздохнула профессор МакГонагалл.
   - Вам удалось выяснить, от кого эти беженцы спасаются?
   - На этот полуостров одновременно напали сразу два клана крылатых властителей под названиями Крик-в-Ночи и Алый. Вместе с армией вассалов, разумеется. Впрочем, предводитель воинов упомянул, что в случае этих кланов ближе понятия рабы, но это может быть просто пропаганда. Властительница Ириалистиатрикс, которой служат эти воины, спасает население, стягивая его в город.
   ***
   Два дня спустя трое магов в сопровождении отряда местных воинов и бывших жителей деревни миновали кольцо городских стен.
   - Так, я предупредил о нашем прибытии и мне сообщили, что уязвимость в блокировке найдена и проход в Облачный Город откроют при нашем приходе. Скоро выйдем на площадь. Вы трое сопроводите беженцев, остальные со мной - передадим этих "иномирцев" страже башни и пусть дальше сенешаль сам разбирается.
   Город выглядел практически пустым, только отряды воинов двух уже привычных и ещё одной издалека похожей на стройных людей расы спокойно и деловито перемещались по улицам, постепенно стягиваясь к стенам. Некоторые воины, усевшись где-то, деловито ухаживали за оружием, остальные о чем-то мрачно разговаривали. На краю площади около одного из покинутых домов маги увидели стройную девушку с острыми ушами, исполнявшую какие-то танцевальные движения.
   - Танцовщица, молодая и уже слегка известная. Правда, ненадолго. Могла бы эвакуироваться, но предпочла принести в бою пользу своими заклинаниями и своим танцем.
   - Танцем? - удивился Дамблдор.
   - Из какой дыры вы прибыли, что не слышали ни одной бардовской песни? Вот теперь я, пожалуй, верю, что вы иномирцы. Барды, они даже у охотников есть. Так вот, барды обладают врожденными магическими способностями и проводят свою магию через музыку, песню или танец, вдохновляя соратников или ослабляя врагов. Ну и просто заклинания применяют, хотя до профессионалов в этом деле даже самому лучшему барду далеко.
   - Нечто подобное в нашем мире есть, но доступно только некоторым существам вроде вейл и сирен. Научиться проводить магию через голос может любой?
   - Любой, у кого есть музыкальный слух и врожденная магическая сила в минимальном объеме. А дальше вопрос упорства и таланта.
   Добравшись до нужной площади, караван беженцев начал медленно втягиваться в какую-то дымку, висящую по центру круга.
   - Скот в последнюю очередь, - громко сказала стоящая у края круга высокая девушка с заостренными ушами, одетая в мантию цвета морской волны. - Имейте совесть, мне и так тяжело заклинание держать, при том, что активировано оно со свитка.
   - Насколько я понимаю, это какой-то метод магического перемещения? - спросил Альбус Дамблдор.
   - Эвакуируем мирное население в Облачный Город, - кивнул предводитель воинов.
   Когда они уже покинули площадь, со стороны прохода в Облачный Город раздался наполненный болью рев одного из животных.
   - Все, перекрыли проход. Хорошо, хоть деревенских переправить успели. Все, одну деревню скоро приведут и эвакуируют, после чего здесь останутся только те, кто будет сражаться.
   ***
   У подножия возвышавшейся посреди города башни магов встретил немногочисленный отряд стражи, преимущественно состоящий из представителей той же расы, что и их сопровождающие. Исключением было только два высоких лучника в более легких доспехах, чем закованные в железо дварфы.
   - Мы отведем вас к сенешалю госпожи, - сообщил один из стражников, после того, как их проверили на скрытое оружие.
   - А вы не боитесь, что мы...
   - Нападете на него при помощи магии? Ну, если вам надоело жить, то можете попытаться втроем одолеть одного из сильнейших чародеев среди вассалов Клана. Пару минут он продержится, а там мы до вас доберемся, - один из дварфов любовно похлопал свой молот. - Но палочки ваши, которые магией фонят, придется перед проходом на верхний этаж сдать. Мы бы вас в нормальных условиях долго допрашивали, но сейчас, когда нам осталось пять-шесть часов жизни, не считая времени битвы, придется спешить.
   - Пять-шесть часов?
   - Уже к вечеру здесь будут войска Алых.
   ***
   Сопровождаемые стражниками, маги шли по лестницам и коридорам башни, постепенно поднимаясь все выше, минуя закрытые двери, спешно подготавливаемые баррикады и настороженные посты стражи - гарнизон готовился подороже продать свои жизни.
   Наконец, они достигли верхнего этажа и направились по длинному коридору к двери в кабинет сенешаля. Рассматривая покрытые резными панелями стены, маги ближе к концу коридора заметили большую картину, изображавшую необычного дракона с серебряной чешуей, перед которым в поклонах склонились пятеро представителей двух из трех встреченных магами рас. Около левой передней лапы драконицы стояла закутанная в серый плащ фигура, скрывающая лицо под капюшоном, и наблюдала, как шестой член стоящей перед драконом делегации кладет на протянутую лапу каменную пластину.
   - На этой картине запечатлено основание нашего города - посланники великого вирма Аграния, главы клана Странник Туч, передают госпоже Ириалистиатрикс, его далекому потомку, табличку, утверждающую её власть над строящимся городом, - пояснил один из лучников. - Великое достижение - крылатых властителей, что являющихся потомками великого мастера Аграния, благо за долгие тысячелетия детей у него было немало, что не являющихся, в клане много, а обширные территории надо заслужить. Рядом с госпожой стоит её кровник и будущий сенешаль, к которому мы вас и ведем.
   - Это хозяйка города? Но ведь драконы же простые звери, - ошеломленно сказала по-английски декан Гриффиндора.
   - Что-что? - настороженно переспросил дварф-стражник.
   - Прошу прощения, это на нашем родном языке. Видите ли, в нашем мире живут существа, внешне очень напоминающие ваших крылатых властителей. Так вот, они просто неразумные звери, и моя коллега приняла изображенное на картине существо за одно из них, - пояснил Филеус Флитвик.
   - Угу, неразумные звери. Ты, главное, не скажи такое сенешалю, он вас и убить за оскорбление госпожи может. И уж тем более не ляпни такое в присутствии великого мастера Аграния, если вас сочтут достаточно безопасными и гооспожа Ириалистиатрикс скажет переправить вас в Облачный Город, а глава клана заинтересуется иномирцами. Или если вы какой-то своей магией сможете покинуть город и по тому или иному поводу в Облачный Город попадете. Неразумные звери, скажете тоже... Похоже, в вашем мире живут одни только какие-то виверны.
   ***
   - Заходите, - скомандовал стоящий у двери охранник. - Сенешаль сейчас разберется с парочкой дел и поговорит с вами.
   За дверью они увидели стоящего невдалеке от окна того самого сенешаля, закутанного в такой же как на картине серый плащ, из-под которого виднелась украшенная мантия мага. Лицо сенешаля скрывалось в тени капюшона. В руке он держал письмо, которое внимательно читал. Когда они закрыли дверь, сенешаль приподнял голову и, казалось, бросил краткий взгляд на пришельцев, после чего вернулся к письму.
   - Как и следовало ожидать. Жаль, что обратное письмо наверняка не дойдет, иначе бы написал ей свой предсмертный совет, - сказал сенешаль, поворачиваясь к ним.
   - Совет? - вежливо переспросил Альбус Дамблдор.
   - Я Рьеллу безгранично уважаю, она многому меня научила как в жизни так и в магии, но она похоже окончательно обзавелась типичным недостатком долгоживущих, что крылатых властителей, что эльфов, разучившись понимать что срочно, это срочно, а не через месяц, когда появится удобная возможность. А совет... Залететь Рьелле надо, сразу вспомнит, что бывают существенные периоды времени меньше пары лет, и что зачастую стоит поспешить. Ладно, гости этого мира, с магией абсолютно чужеродной, зачем вы прибыли сюда?
   - А как вы определили, что наша магия чужеродна?
   - Вы правда считаете, что на пути сюда не подверглись сканированию множеством способов? Извините, но будь у меня сколь-нибудь серьезное подозрение считать, что вы - Охотники, мы бы разговаривали не здесь. Итак, начинайте рассказывать.
   ***
   - Значит, вы прибыли сюда по следу ребенка, перенесшегося в наш мир, причем по времени вашего мира это было несколько лет назад. Он еще неделю назад должен был находиться в нашей местности. Если честно, не слышал. Единственный известный мне иномирец, попавший сюда ребенком - это я. Но я уже полтора столетия назад вышел из школьного возраста. Собственно, я могу предположить ровно одно - раз ребенок сумел выжить, значит, его приняли в какую-то семью, обитающую в этих местах. Тогда он наверняка уже был эвакуирован в Облачный Город. В крайнем случае, он идет сюда с последним караваном и скоро все равно окажется в эвакуации.
   - Тогда нам надо в Облачный Город, следом за беженцами, - кивнул Альбус Дамблдор.
   - И кто вас туда просто так пустит? Нет, переправить вас с беженцами можно, если мы будем в достаточной степени вам доверять, вот только разбираться с вами никто не будет. Охотников у нас очень не любят.
   - Вы можете дать нам пропуск или хотя бы рекомендацию? - спросила профессор МакГонагалл.
   - Иномирцам? Нет, это вне моей компетенции. Пропуск вам может выдать только сама госпожа, да и он не гарантирует положительного результата. Ладно, особой опасности вы не представляете, а мне надо спешить, пока Морскую Пасть ещё не штурмуют.
   - Морскую Пасть?
   - Да, похоже, ваш способ понимать нашу речь далеко не идеален, - ответил сенешаль, после чего прикрыл глаза.
   - Увы, мы выучили язык автоматически сразу после переноса в этот мир, но некоторых ваших понятий у нас, увы, в лексиконе просто нет.
   Сенешаль на это отмахнулся, не открывая глаз.
   - Хорошо, поступим так, - непонятно сказал он, открывая глаза, после чего взмахнул рукой и прошептал что-то, активируя круг рун в углу комнаты. - Идем.
   ***
   Они очутились в таком же кругу рун, расположенным перед огромным тоннелем, ведущим куда-то вглубь скалы. Вскоре из тоннеля послышались шаги и оттуда показалась среброволосая представительница уже привычной магам остроухой расы.
   - Госпожа? - чуть удивленно спросил сенешаль.
   - Я прятала кое-какие вещи, а в таком виде это надежнее - ни красные, ни черные не любят принимать двуногий облик, а отправлять обыскивать мое логово своих прислужников никто из них не станет.
   А через мгновение Даблдор и Флитвик увидели столь привычное любому знакомому с Минервой МакГонагалл зрелище, обратную трансформацию анимага. Вот только обратная трансформация анимага не превращает хрупкую девушку в гигантского крылатого ящера, примерно на треть превышающего по размеру даже венгерскую хвосторогу.
   - Госпожа, это было рискованно, - слегка неодобрительно сказал сенешаль.
   - Успокойся, я давно уже не делаю ошибок при обратной трансформе, так что не застряну. Да и даже если бы застряла, сейчас не та ситуация, чтобы волноваться, - прорычала драконица.
   - Это не анимагия, - констатировала отшатнувшаяся было МакГонагалл, приходя в себя. - Хотя на первый взгляд похоже.
   - Не знаю, что вы называете анимагией, - сказала драконица. - И ей я, соответственно не владею. Итак, вы прибыли сюда в поисках ещё одного иномирца, ребенка. А теперь я хотела бы услышать подробнее, дабы понять, можно ли вас вообще пускать в Облачный Город.
   - Подробнее?
   - Хотя бы узнать то, что это за ребенок, если вы, очевидно не являясь его родителями, так как спохватились спустя столько лет, отправились за ним следом в другой мир.
   ***
   - Значит, ребенок отбил лбом вашу вариацию Перста Смерти в исполнении могущественного злого волшебника и был объявлен героем. Интересно, какой магией воспользовались его родители и почему они не успели защитить...
   На этом слове Ириалистиатрикс замерла и уставилась куда-то за город. А через пару мгновений на подставленную ладонь сенешаля опустился кусок пегамента.
   - Началось, - сказала драконица.
   - Началось, они попробовали прорваться через ворота буквально за спинами жителей последней деревеньки. Очевидно, воспользовались очень качественными чарами невидимости. Попытка провалилась, но подтянулись основные силы Алых. Проход в Облачный Город также уже перекрыт.
   - Вон, в небе показатель того, насколько они близко. Значит, последний караван вывести не успеваем, - сказала драконица. - И город сейчас штурмуют. Что ж, продадим жизни дорого. Извините странники, официальный пропуск я вам выписать попросту не успею.
   С этими её словами из лежащей в руке сенешаля сферы вырвался луч, и по земле вокруг магов побежала дымка, вскоре полностью замкнув круг.
   - Прошу прощения, обычная мера предосторожности - я не хочу, чтобы меня ограбили, пока я ещё жива, - пояснила Ириалистиатрикс.
   - Скоро мы умрем, после чего барьер падет. Впрочем, покинуть этот мир если перед пещерой станет опасно, он вам все равно не помешает.
   - Но мы...
   - Если вы будете заявлять, что могли бы помочь, то мы все равно не пустим на стены непроверенных воинов. Особенно, столь похожих на хумансов.
   Через несколько минут на спине драконицы уже красовалось что-то наподобие необычно выглядевшего седла, которым и воспользовался сенешаль, предварительно кинув магам их палочки. Вскоре они поднялись в небо.
   - Барьер не опасен, - заявил профессор Флитвик, заканчивая махать палочкой. - Возможно, я уже видел что-то отдаленно подобное... В любом случае, смогу его проломить, хоть он и создан по неизвестным мне принципам творения магии этого мира.
   - Я тоже, Филеус. Похоже, барьер чисто символический, предупреждение, чтобы мы не полезли в пещеру.
   - Смотрите, - взволнованно сказала Минерва МакГонагалл, все это время смотревшая вслед разумной драконице со всадником.
   Как раз в этот момент виднеющаяся над порядками штурмующих красная точка начала резко увеличиваться в размерах.
   ***
   А посмотреть на разворачивающую в небесах битву действительно имело смысл. Местная властительница с всадником на спине юркой ящеркой кружила вокруг превосходящего её более чем вдвое закованного в красную чешую дракона, уходя от когтей и огненного дыхания.
   Сенешаль, сидевший в седле будто приклеенный, одно за другим посылал в дракона боевые заклинания, заставлявшие профессора Флитвика восхищенно присвистывать, при этом успевая блокировать потоки пламени, от которых не успевала увернуться серебряная драконица.
   - Абсолютно чуждая система магии! Абсолютно! - воскликнул маленький дуэлянт. - Но крайне эффективная! И эта интересная сфера, заменяющая ему палочку.
   - Мне больше интересны драконы, - заметила профессор МакГонагалл. - Если они достигают таких размеров, как этот красный, то миру крайне повезло, что эти "крылатые властители" являются разумной расой, и я совсем не удивлена, что они правят на островах.
   - Да уж, и наших-то драконов далеко не каждый маг убьёт, - вздохнул Дамблдор, продолжая смотреть в наколдованное им зеркало, показывающее бой с достаточно близкого расстояния. Слегка мешавший барьер он убрал ещё в начале дуэли.
   Тем временем красный дракон успел заработать серьезное обморожение плеча вкупе с переломом, отчего его левая передняя лапа, которую и выводил из строя маг, замерла под неестественным углом. Вскоре Ириалистиатрикс поднырнула под искалеченную лапу, и из сферы сенешаля вырвалось ещё какое-то заклинание. Через мгновение их противник взревел и практически рухнул вниз. К сожалению, драконица не успела до конца увернуться и когти задней лапы, коей, похоже, собирался отбиться красный дракон, зацепили её, повредив перепонку крыла и оставив глубокий след на спине.
   Затем красный выправился и начал планировать куда-то за линию фронта. Похоже, махать крыльями он уже не мог. Его противнице повезло немногим больше, во всяком случае лететь она ещё как-то могла, хотя и оставляла за собой кровавый шлейф.
   ***
   Драконица тяжело рухнула на скалу, после чего потеряла сознание от ран и ожогов. Сенешаль спрыгнул с её шеи и направился по земле к раненым местам, по пути скидывая прожженную тряпку, в которую превратился плащ.
   - Джеймс! - ошеломленно выдохнула профессор Минерва МакГонагалл.
   - Что? - повернул к ним голову сенешаль, продемонстрировав пришлым магам нечеловеческие глаза с серебряной склерой и пронизанной сходящимися к зрачку серебристыми нитями изумрудной радужкой, вокруг нитей переходящей в голубую.
   ***
   - Гарри, ма... - начал было Дамблдор, за что тут же заработал легкий пинок от декана Равенкло.
   - Альбус, я бы не стал называть мальчиком мага, который на полвека вас старше, - сказал по-английски маленький профессор. - И, если судить по небесному бою, сопоставим по знаниям и умениям.
   Великий светлый маг тяжело вздохнул, он ждал встретить испуганного переносом в другой мир ребенка, а не уже состоявшуюся личность. В связи с этим он подозревал, что разговор затянется.
   ***
   - Значит, это меня вы искали и теперь собираетесь предложить место в школе, - сказал сенешаль, заканчивая перевязывать крыло. - Оказывается, меня при рождении назвали Гарри. Надо будет запомнить, хотя это уже не важно, так как это имя перестали использовать ещё в раннем детстве. Родственнички все больше кличками, а в школе по фамилии... Так, теперь осталось только зелье...
   Он обошел лежащую без сознания драконицу кругом, подошел к пасти, поднял с земли принесенную ранее из пещеры бутыль и явно начал прикидывать, чем бы эту пасть открыть. Минерва МакГонагалл трансфигурировала ему рычаг.
   - Спасибо, интересная область магии. Мы обычно живое превращаем или себя, - заметил Гарри, распахивая пасть Ириалистиатрикс и заливая зелье. - Впрочем, я вынужден отвергнуть ваше предложение. Во-первых, я очень скоро уйду в чертоги Бахамута, выполнив свой долг и до последнего защищая госпожу. Впрочем, уйду я с честью, так как мы древнего красного сумели с неба сбить в последнем нашем бою. А во-вторых, что менее важно, я слегка староват для магической школы. Примерно полтора века назад, когда мне было лет десять-пятнадцать, это ещё имело смысл. Что ж, мне осталось жить немного, но я, по крайней мере, доказал, что опытные чародеи тоже могут быть весьма и весьма неплохими драконьими всадниками, - криво усмехнулся он. - Спасибо кое-каким заклинаниям.
   - Мы были друзьями твоих родителей, и они хотели бы, чтобы ты окончил Хогвартс, - вздохнул Дамблдор.
   - Школу, в которой все преподаватели младше меня? Допустим, у вас преподают новые разделы магии, но я не покину госпожу. Я хранил ей верность долгие десятилетия с того момента, как она спасла меня от участи обеда багбиров и не собираюсь уходить сейчас. Так что не мешайте, я должен активировать ловушки, дабы нанести максимальный урон врагам. Да, кстати, проверьте лучше, можете ли вы сами уйти. Блокировка тут сейчас нешуточная.
   Он замолчал и вновь перевел все свое внимание на бессознательную крылатую властительницу.
   - Кстати, пока вы ещё не ушли, не могли бы вы просветить меня в одном вопросе, остающимся безответным вот уже сто семьдесят лет. Где именно я умудрился подцепить себе в шрам филактерию какого-то лича? Она в свое время изрядно со становлением связи мешала, пока мы не обратились к жрецам Бахамута, которые её без труда убрали.
   - Филактерию?
   - Некоторые злобные некроманты разных рас так стремятся к вечному существованию, что переносят свою душу в какой-то предмет, после чего банально вселяются в свое мертвое тело, управляя им подобно духу-захватчику...
   - Переносят душу в предмет... Я - старый идиот, так вот в чем дело! - сказал Дамблдор. - Эх, Том, как же ты на это решился... Ладно, сейчас не время, хотя мне и интересно, как ваши "жрецы Бахамута" сумели избавиться от крестража.
   ***
   - Значит, ты не хочешь покинуть драконицу, - подытожил Дамблдор, задумчиво глядя на лежащую без сознания крылатую властительницу. Другого выхода он не находил. - А если мы и её с собой возьмем? Уверяю, в Хогвартсе ей окажут медицинскую помощь. Её ведь можно переносить? Что же касается возраста, то тут тоже можно кое-что сделать. Впрочем, если открытые мной врата обладают одним интересным побочным эффектом, который у меня не было времени проверить на практике, это не понадобится.
   - Мы потеряли все, чему посвятили два десятилетия жизни, - сказал Гарри, глядя на пылающий город. - У нас остались только мы сами. В общем, как и обычно... Ладно, Тиамат с вами, хуже уже вряд ли будет.
   Несколько мгновений маг молчал, после чего развернулся к Дамблдору.
   - Переносить-то можно, но с такими ранами она проживет ровно до того момента, как враг сюда доберется и разграбит логово, похитив связанную часть сокровищницы. К тому же, моих сил сейчас не хватит даже на то, чтобы её приподнять.
   - Она не сможет превратиться, если её привести в сознание?
   - Не в таком состоянии. К тому же зелье не только обезболивающее, но и сонное.
   - Эта "связанная часть сокровищницы" велика? И почему она так нужна?
   - Не очень. А насчет того, что это такое, достаточно сказать, что это металлы, пропитанные магией госпожи и связанные с ней, вследствие чего крайне нужные для её хорошего самочувствия.
   - Филеус, вы сможете поднять раненую?
   - Должен суметь.
   - Ладно, показывайте нужную часть сокровищ.
   ***
   - Прощай, Морская Пасть, - прошептал Гарри, минуя Врата вслед за кучей золота, левитируемой Дамблдором. - Прощай, так и не сбывшаяся мечта.
   ***
      -- Аграний, серебряный дракон, великий вирм (lvl 12 из 12), 149 футов без учета хвоста; глава клана Странник Туч, кровник - Рьелла. (Council of Wyrms)
      -- Рьелла, эльфийка, fighter(dragon rider) 1/wizard 14/eldritch knight 10, кровница (и любовница) Аграния, сильнейшая волшебница среди вассалов клана, уважаема наравне с Агранием. (Council of Wyrms)
      -- Ириалистиатрикс, серебряная драконица, взрослая (lvl 6, 177 лет), 67 футов без учета хвоста, кровник - Гарри Поттер; управляет городом Морская Пасть, потомок Аграния. (OC из Council of Wyrms)
      -- Гарри Поттер, маг с Земли, sorcerer 16/ archmage 5(Мастерство элементов, Мастерство формирования, Сила заклинаний +1, Сила заклинаний +2, Сила заклинаний +3), кровник Ириалистиатрикс, 176 лет.
      -- Венгерская хвосторога, в среднем 50 футов без учета хвоста; второй по размерам и первый по опасности "дракон" Земли. (Гарри Поттер)
      -- Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, маг с Земли, sorcerer 20 (энергетика не разбита на уровни заклинаний, как и у всех остальных магов Земли), 110 лет. (Гарри Поттер)
      -- Волдеморт (Том Марволо Реддл), маг с Земли (развоплощен), sorcerer 19 (энергетика не разбита на уровни заклинаний, как и у всех остальных магов Земли), 64 года. (Гарри Поттер)

Часть 2. Хогвартс.

   Чародей практически вывалился из Врат на достаточно просторной лесной поляне. Умудрившись устоять на ногах и быстро оглядевшись, он практически сразу нашел серебряную драконицу, которую профессор Флитвик медленно опускал на землю. Вздохнув, он медленным шагом направился к бессознательной крылатой властительнице. На втором шаге споткнулся о подол мантии, но устоял на ногах.
   - Я так понимаю, это и есть тот самый побочный эффект? - поинтересовался Гарри, рассматривая свои руки, изрядно уменьшившиеся в размере. - И сколько моему телу на вид?
   - Ну, я бы сказала, курс первый-второй, - ответила профессор МакГонагалл.
   - Я предвидел нечто подобное. В конце концов, Врата возвращали тебя в твой родной поток времени, - заметил Дамблдор.
   - Сейчас я помогу с одеждой, - добавила преподаватель трансфигурации, после чего произнесла заклинание.
   Осмотрев ужавшуюся по его росту мантию, в которой образовалось несколько резных дыр, Гарри скривился и пробормотал нечто наподобие "все зачарования как в пасть Тиамат канули...", после чего продолжил свой путь.
   - Поближе к госпоже, пожалуйста, - коротко сказал Гарри, минуя директора, собирающегося сгрузить на землю груду золота и серебра. - Так ей будет гораздо лучше.
   Он оказался абсолютно прав - бессознательная драконица странно дернулась и буквально затащила свою голову на груду сокровищ, так и не приходя в сознание. Её кровник стал внимательно осматривать раны своей госпожи.
   Альбус тем временем перевел взгляд на врата. Несколько взмахов палочки спустя врата все ещё не закрылись. Сенешаль взмахнул рукой и межмировой проход с хлопком исчез.
   - Вы что, всерьез считали, что я позволю унести бессознательную госпожу и часть её сокровищницы явившимся непонятно откуда чародеям, никак не обезопасившись от того, чтобы проход захлопнулся у меня перед носом? Я давно уже не настолько наивен.
   - Гарри, как ты это сделал?
   - Гораздо проще не изгонять или уничтожать силой призванное противником существо, а попросту запихать его назад в проход, из которого оно явилось, предварительно не дав этому проходу схлопнуться. Простая истина, усвоенная мной во время битвы с небольшим отрядом охотников, сопровождавшихся каким-то волшебником-призывателем. Ладно, надо осмотреться.
   Он поднял ногу, и утренний туман с готовностью сгустился под ней. Через минуту Гарри уже взошел по невидимой туманной лестнице выше окружающих деревьев.
   - Вижу замок, - крикнул он оттуда.
   - Да, это должен быть Хогвартс, - сообщил Дамблдор. - Мы как раз на границе его щитов.
   - Ваша школа? Там хоть детский лекарь найдется? На специалиста по медицине крылатых властителей я даже не надеюсь. Но хоть какой-то жрец...
   - У нас есть колдомедик, мадам Помфри, - сообщила Минерва Мак Гонагалл. - А при чем тут священники магловского бога. Они ничего же не могут.
   - Колдомедик? - спросил он, спустившись.
   - Волшебница или маг, использующая магию для лечения.
   - Поправьте, если я ошибся - богов в этом мире либо нет, либо у них нет действующих жрецов, на чьи молитвы боги отвечают? А вы научились использовать тайную магию, то есть магию чародеев и волшебников, для лечения, создав эту "колдомедицину".
   - В общем, да. Колдомедицина действительно создана для лечения. А о действующих богах я не слышал.
   - Пожалуй, поучиться в вашей школе действительно будет кое-что интересно. Придумать, как использовать магию арканы для лечения за отсутствием божественной... Чародеи вашего мира изобретательны. Сколько жизней и времени это умение может сберечь.
   - Гарри, как ты ходил по туману?
   - Любой достаточно взрослый серебряный дракон умеет это. А мы с госпожой связаны очень и очень плотно, гораздо теснее обычных кровников, вот и мне кое-какие умения и особенности передались...
   ***
   - Как и насколько плотно вы связаны? - поинтересовался через некоторое время Дамблдор, когда МакГонагалл и Флитвик удалились в замок, звать мадам Помфри.
   - Хм... Ладно, зачем скрывать не очень существенную информацию, о которой теоретизирует половина вирмов клана. К тому же, может, что полезно сообщите. Так вот, согласно их вердикту, связь в нашем случае начала развиваться странно. Одной из причин было то, что я на момент связи был ребенком, причем недокормленным и с ослабленным из-за филактерии духом. Второй причиной была сама филактерия. В общем, ситуация, в которой мы оказались после спасения от уже упомянутых багбиров, едва мной не пообедавших, была мерзкой. Огр, пусть старый и увечный, против двух детей. Если коротко, вы могли или попробовать выжить вместе или умереть поодиночке. В общем, молодая и неопытная драконица попыталась сделать маленького забитого мальчика своим кровником. По принципу - если он сможет выдать ещё один всплеск магии, подобный тому, который размазал багбиров по стене - хорошо. Не сумеет - хоть лишняя пара глаз будет. Может, получится выжить. А с проблемами и самим странным ребенком непонятной расы можно будет разобраться потом. Вот тут и влезла филактерия. Я не знал, что такое связь кровника, с трудом понимал, что от меня хочет госпожа. Но в дрожащую, неверную связь одинокий ребенок вцепился всей доступной ему магией. Филактерия страшно мешала, тонкая нить рвалась по три раза на дню, но я не хотел отпускать единственное доброжелательное существо. И к Тиамат то, что оно покрыто чешуей. Так что связь восстанавливалась раз за разом, буквально нащупывая местоположение, в котором филактерия мешает меньше.
   - То есть, ваша связь слаба, - кивнул Даблодор.
   - О нет, напротив. Филактерию, разумеется, нашли и убрали. И связь метнуло в другую крайность... Кровники связаны со своим крылатым властителем на уровне тела, разума и духа. Так вот, мы связаны более чем плотно, причем не только на этих трех уровнях, связь при этом практически полностью двухсторонняя. Собственно из исследования нашей связи не так давно родился так называемый драконий договор, связывающий магию чародея и дракона.
   - Ещё и непонятный договор, - вздохнул старик.
   - Не меньше двух. По приближенной оценки мы, помимо связи кровника связаны минимум двумя договорами, что само по себе не считается реализуемым обычным путем, а также ещё кое-каким способом. Скажем так, мудрые вирмы до сих пор спорят, сколько у нас душ на двоих. Узнать можно только экспериментально, но повторять наш опыт желающих что-то нет. С остальными компонентами связи они более-менее разобрались, сойдясь на двух телах, полутора магиях и примерно одном двухпотоковом разуме с двумя наборами воспоминаний.
   - А личности? - спросил уже готовый услышать любой ответ Дамблдор, внутренне содрогаясь.
   - Пришлось окончательно сформировать собственную, когда госпожа застряла в двуногом облике, потеряв память. Тогда заботиться о нас двоих пришлось именно мне. До этого я скорее обходился небольшим изменением личности, сформировавшейся в детстве.
   - То есть, ты и она - фактически одно существо?
   - Разумеется, нет. Но связаны мы гораздо прочнее, чем вы можете вообразить. Ладно, где там ваша колдомедик?
   - Скоро должна подойти. Да уж, не ожидал я, что ты мне такие вещи расскажешь.
   - Во-первых, я не рассказал ничего, чтобы вы не выяснили ещё на первом году обучения, - ответил чародей. - А во-вторых, должны же вы хоть в общих чертах знать о существах, которых привели в свой мир и к своему замку, все-таки со стороны гостя вежливо представляться.
   - Иначе все равно начну изучать вашу ситуацию, найду что-нибудь непонятное, неправильно пойму и перепсихую?
   - В том числе, - признал Гарри.
   ***
   Мадам Помфри была изрядно потрясена, когда увидела, кого именно ей придется лечить, но сумела удержаться от того, чтобы сообщить вслух, что она лечит людей, а не животных - предвидевшая эту проблему заместитель директора её предупредила начет крайней нежелательности подобных высказываний.
   К сожалению, Гарри не пожелал поселиться в замке, предпочтя находиться поближе к своей госпоже. Так что уже через несколько часов после перемещения пришлось задуматься о второй кровати в хижине Хагрида.
   Кровник драконицы и полувеликан не ужились - Хагрид свалился в траур вскоре после того, как Гарри обнаружил в опасной близости от поляны Ириалистиатрикс колонию гигантских пауков. Реакция чародея была простой и быстрой - за несколько суток огромная колония пауков большей частью вымерзла, а меньшей погибла от немного других причин. Он и сразу не хотел терпеть опасных существ рядом со своей выздоравливающей госпожой, а после визита в библиотеку, в ходе которого он собрал информацию по акромантулам, терпение Гарри истощилось.
   Впрочем, горевал Хагрид не так уж долго - он всегда любил больших и опасных существ и долгое время мечтал о собственном драконе. Тут, конечно, драконица принадлежала исключительно самой себе, зато обитала всего в нескольких минутах ходьбы от хижины лесничего. И с ней можно было даже пообщаться. В общем, обида на Гарри постепенно угасала.
   Незадолго до начала учебного года, когда Ириалистиатрикс уже не нуждалась в тщательном уходе и неусыпном внимании, профессор Дамблдор уговорил Гарри не проводить время в пустующей школе, где не было практически никого из учителей, а отправиться в Косой Переулок с целью купить товары к школе. Конечно, Гарри из школьных предметов интересовала пока только Трансфиурация, а из внешкольных - колдомедицина, он согласился с предложением директора.
   ***
   Когда они вошли внутрь, где-то в глубине магазина зазвенел колокольчик. Помещение было крошечным и абсолютно пустым, если не считать одного длинного тонконогого стула, на который уселся Дамблдор в ожидании хозяина, предварительно трансфигурировав в кресло.
   - Добрый день, - послышался тихий голос.
   Гарри даже не пошевелился.
   - О, да. - Старичок покивал головой. - Да, я так и думал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер... Ты не Гарри Поттер, кто ты такой? - оборвал он свою речь.
   -  Вроде бы, Гарри Поттер.
   -  Гарри Поттер не фонил бы чуждой, пропитанной льдом магией на весь мой магазин!
   -  Мистер Поттер провел много лет в другом мире и освоил их магию, - пояснил Дамблдор. - Сейчас он хотел бы научиться нашей. Для этого ему и нужна палочка.
   -  Под палочкой вы, как и на островах Кровь Ио, понимаете проводник и концентратор для заклинаний? -  поинтересовался Гарри.
   -  В общих чертах, да, -  кивнул Олливандер.
   -  Тогда спасибо, обойдусь, -  сказал Гарри, разворачиваясь. -  Моя сфера меня полностью устраивает. Конечно, она не выточена по индивидуальному заказу из цельного изумруда как та, о которой я некогда почти мечтал, но и топазовая неплоха.
   Рука древнего архимага с одиннадцатилетним телом достала из сумки свой привычный инструмент.
   -  Но наши заклинания созданы для палочек, -  заметил Дамблдор.
   -  Ничего, я разберусь. В крайнем случае, если не смогу приспособиться к работе с вашей магией через сферу, буду работать без инструмента. В совсем крайнем, просто наведаюсь сюда ещё раз, благо до начала учебного года достаточно времени. Но не хотелось бы переучиваться на ваши палочки - менять инструменты в бою крайне неудобно.
   -  Вы владеете беспалочковой магией? -  спросил Олливандер.
   -  Никогда не видел принципиальной разницы. Да, с палочкой, посохом или сферой заклинанию сложнее сопротивляться и пробивная мощь будет выше, не более того. Ладно, насколько я понял, товары кончились, так что я хотел бы вернуться к госпоже и позаботиться немного о защите.
   ***
   Усталый Гарри Поттер стоял в углу зала и наблюдал за церемонией Распределения. Альбус Дамблдор же сидел на своем троноподобном кресле и осматривал шеренгу первокурсников, раздумывая о том, что Запретный лес в этом году придется объявить абсолютно запретным. Впрочем, он подозревал, что это не поможет, и далеко не один ученик увидит лежащую на своих сокровищах крылатую властительницу. Хорошо хоть ему удалось уговорить Гарри не ставить смертоносную защиту, мотивируя это опасностью для школьников.
   - Гарри Поттер! - произнесла, наконец, Минерва МакГонагалл, и Гарри направился к табурету с Распределяющей Шляпой.
   Гарри вышел из затененного угла, и по всему залу вспыхнули огоньки удивления, сопровождаемые громким шепотом.
   - Она сказала Поттер?
   - Тот самый Гарри Поттер?
   Чародей подошел к табуретке и невозмутимо надел шляпу. Та попыталась сползти ему на глаза, но была вовремя придержана.
   - Какой идиот отправил меня распределять мага в полтора раза старше директора! - раздраженно произнес прямо ему в ухо тихий голос. - Так, а это что... Нет, в ту часть памяти мне не надо, я не хочу туда лезть. И не надо мня туда заталкивать и заманивать, мне мой разум дорог и я не хочу, чтобы его порвало пополам между вами. Так, вот она, память... Так, интересно. Ты, бесспорно, смел, без страха встречаясь в бою с существами, от одного вида которых все, распределенные мной до этого намочили бы свои штанишки. Ты в какой-то мере амбициозен, но это не слизеринские амбиции. Тебя в этой школе интересуют знания, но сами они для тебя лишь инструмент, к тому же ты точно знаешь, чего хочешь. И ты лоялен, о, как ты лоялен. Полтора столетия посвятить служению той, кто спасла твою жизнь... Хаффлпафф и только Хаффлпафф!
   Три факультета ошеломленно смотрели на "великого героя", отправленного на "факультет для бесталанных". Чародей же спокойно направился к своему новому столу. Особого значения факультетам он, в отличие от наивных детей, не придавал, так что сортировка по чертам характера не играла для него особой роли.
   Хаффлпаффцы не менее удивленно смотрели на нового товарища по факультету, садящегося рядом с ними.
   ***
   Гарри сидел с книгой в углу гостиной и краем уха слушал, как Габриэль Труман, староста Хаффлпаффа, рассказывал нескольким маглорожденным первокурсникам что-то, отдаленно напоминавшее сказку.
   - Слушай, ты их запугать пытаешься? - поинтересовался Гарри, когда услышал об ужасной судьбе, постигшей второго из трех братьев. - Это даже хуже бывшего утром урока профессора Биннса. Да и реалистичность хромает. Нет, это точно простая страшилка.
   - Ты знаешь сказку получше? - поинтересовался он у странного хаффлпаффца, предыдущие два дня державшегося особняком и все свое немногочисленное время в гостиной проведшего за чтением.
   - Сказку... Не сказал бы, что знаю сказки, но хуже, чем этот ужастик уже не будет. Что ж, слушайте об ужасном драколиче, его армии низшей нежити и храброй команде приключенцев...
   ***
   - ... И сквозь пробитую в потолке дыру сумела пролезть юная крылатая властительница. Она спикировала прямо на крыло костяного существа, ломая его. К сожалению, костяк был силен, хотя долгое заточение и предыдущая часть битвы значительно ослабили его. Он ударом хвоста отшвырнул дварфийского воина, ударил лапой по драконице и собирался уже вцепиться в неё зубами, как ему в пустующую глазницу влетела стрела. Чародей собрал силы и нанес магический удар, сбивая драколича в пропасть. И сломанное крыло не дало ему взлететь. Тогда чародей из последних сил ударил магией по краю карнизу над пропастью, заваливая врага камнями. Затем приключенцы отыскали филактерию врага и положили конец его противоестественному посмертному существованию. Так созданная землетрясением пропасть, надломившая защиту гробницы и позволившая неживой твари посылать своих миньонов убивать мирных жителей, стала причиной её гибели. Жители праздновали свое освобождение от нашествия нежити, а приключенцы, вдобавок, радовались и великолепному содержимому сокровищницы драколича. Все.
   - А как они выбрались?.. - поинтересовался Джастин Финч-Флетчли.
   - Ногами, как ещё.
   - А разве бывают разумные драконы? - спросила юная Сьюзан Боунс.
   - Разумеется.
   Через несколько минут поток вопросов иссяк, и староста отправил первокурсников спать.
   - Не знал, что доведется встретить "первокурсника", - выделил голосом Габриэль, которому декан сообщила в общих чертах о судьбе Гарри, - настолько ладящего с детьми. Кстати, эта история на самом деле была именно такой?
   - Почти, - ответил "первокурсник". - Во-первых, оба дварфа не выжили, а во-вторых, битва была более долгой и сложной. А что насчет детей, то мне как-то довелось разбираться с малолетним выводком старшей сестры госпожи...
   ***
   Гарри сидел перед листком бумаги, держа в руке свою сферу, и спокойно осматривал первокурсников двух факультетов. Этот урок Заклинаний они делили с Гриффиндором. Ученики настойчиво практиковали поджигающее заклятие на своих листках. То там, то та вспыхивали огоньки и поднимались струйки дыма, возвещающие очередной успех или провал.
   - Ты почему ничего не делаешь? - оборвали его размышления слова соседки - гриффиндорки с густыми каштановами волосами.
   - Потому, что это заклятье предназначено для создания огня, а значит, в чистом виде для меня идеально бесполезно - я никогда не смогу его применить, - невозмутимо ответил Гарри. - А его примерную структуру я уже понял.
   - Чушь, любой волшебник...
   - Юная леди, за любую силу приходится платить и такова часть моей платы. Огонь мне полностью и абсолютно неподвластен.
   - Мистер Поттер, хотя бы попробуйте, - вмешался подошедший к ним профессор Флитвик.
   Гарри вздохнул и выпустил на свободу свою магию. Робкие огоньки учеников погасли уже через мгновение, температура в комнате начала падать.
   - Такова моя магия. Человек, или в данном случае иномирец - самая податливая раса. Сколь-нибудь плотный контакт с достаточно могущественной силой меняет нас за считанные поколения. Так возникли шадовары, так, научившись заменять куски своих душ на материю Плана Теней, некоторые из них стали шейдами, обретя совершенно неприсущие людям свойства. Так, в рабстве у иллитидов из одной из человеческих подрас возник народ, впоследствии разделившийся на гитиянки и гитцераи... А магия - едва ли не самая изменчивая вещь. В свою очередь, она уже может изменить и своего носителя. Моя магия чрезвычайно плотно связана с магией госпожи, плотнее, чем это когда-либо бывало в других парах крылатый властитель - кровник, это не могло обойтись без последствий. Магия огня мне недоступна, но я не жалею об этом. Что же касается вашего заклинания, оно для меня не применимо, но может послужить основой для чего-нибудь другого.
   Гриффиндорка заинтересованно слушала импровизированную лекцию, периодически вздрагивая от холода - конечно, в книгах этого не было, но холод-то был вполне ощутим. Чародей втянул магию назад и температура начала приходить в норму. Профессор Флитвик разразился целым каскадом согревающих заклинаний.
   - Мистер Поттер, и долго вы можете так охлаждать?
   - На личной силе, разумеется, нет, но эту личную силу сначала выделить надо. А если проводить магию госпожи, то я как-то двое суток поддерживал кладку погибшей в бою властительницы в нормальном состоянии.
   - В нормальном состоянии?
   - Закопанной в снег. Очень холодный снег, как и положено с кладкой серебряной.
   О том, что с заклинаниями охлаждать он может сильнее и дольше Гарри промолчал. Конечно, эти чародеи спасли его госпожу, но иногда надежнее не выпячивать свои возможности. Вскоре урок закончился, и Гарри принялся собираться на зелья.
   ***
   Альбус Дамблдор вздохнул и взял из принесенной с собой вазочки лимонную дольку. К счастью, предлагать её ему было некому - единственный кроме него человек в комнате лежал в глубокой коме, так что долька отправилась прямо в рот мага.
   Он перед первым у хаффлпаффцев уроком просил Северуса ни в коем случае не оскорблять леди Ириалистиатрикс и воздержаться от выпадов в адрес Гарри. Даже стребовал с него магическую клятву, что тот воздержится от оскорблений драконицы. Не непреложный обет, но достаточную, чтобы Северус сдержался. Северус Гарри не оскорблял - просто не успел, сразу предпочтя разобраться в ситуации при помощи легилименции. Увы, предупреждение Дамблдора по этому поводу прошло мимо его ушей - как же, такой неприкасаемый Поттер... В первые же минуты Северус попробовал проникнуть в мысли Гарри.
   И тот, как и ожидал зельевар, не оказал сопротивления, пропустив Северуса вглубь своего разума. А потом горе-легилимента зажало между сознаниями двух существ, в несколько раз старше и опытнее его. Как сказали ученики, Северус взглянул в глаза Поттера и просто упал на пол. Как только что выяснил директор, проникнув в сознание зельевара, разум декана Слизерина серьезно поврежден, и когда он придет в себя не ясно. Хорошо ещё леди Ириалистиатрикс приняла извинения Дамблдора за ментальное нападение Северуса. Но доброжелательные отношения этот инцидент подпортит.
   Кинув в рот ещё одну дольку, директор поднялся со стула и пошел в свой кабинет. Похоже, придется писать письмо Горацию Слизнорту и просить его вернуться в Хогвартс.
   ***
   Следующие несколько недель прошли спокойно. Ириалистиатрикс практически поправилась и уже постепенно поднималась в полет. Сражаться бы она не рискнула, но унести при необходимости своего кровника смогла бы. Последних выживших акромантулов к этому моменту выбили кентавры, школьники её практически не беспокоили, хотя несколько хаффлпаффцев, решивших проследовать за Гарри уже бегали к своему декану с воплями "дракон!". Постепенно о ней крылатой властительнице узнал весь Хаффлпафф, после чего начал осторожно присматриваться. К сожалению, это были не единственные гости.
   ***
   - Молодой человек, назовите пароль, - прозвучал от входа в гостиную громкий голос Полной Дамы.
   - Открой проход, - произнес практически рычащий голос.
   - Молодой человек, я сейчас вызову декана.
   С треском холст портрета разорвался и в открывшуюся дыру кто-то вошел.
   - Нападение на гостиную Гриффиндора! - закричал ещё один портрет за спиной входящего, на что тот не обратил внимания.
   Гарри Поттер невозмутимо шел по гостиной чужого факультета, игнорируя учеников и направляясь в угол гостиной, где сидели над каким-то листком бумаги близнецы Уизли. Вскоре путь вторженцу преградили старосты.
   - С дороги, - бросил он. - Мне нужны только воры.
   Перси Уизли выбрал неверную тактику, начав что-то возмущенно говорить, вот только чародея его мнение не интересовало. Серебро затопило глаза хаффлпаффца, оставляя только вытянувшиеся зрачки, после чего старосты ощутили нечеловеческий ужас.
   Вмешательство Ириалистиатрикс прекратилось, и аура ужаса исчезла. Пройдя мимо незадачливых помех, Гарри резко вскинул левую руку, направляя её на лестницу к спальням. Взбегающий по ней один из близнецов Уизли, столкнувшись с отшвыривающим его ветром чуть не повалился назад, но брат его удержал. Они наверняка бы прошли незримую воздушную стену через некоторое время, но давать его им никто не собирался.
   - Верните украденное, - сказал Гарри.
   - Мы ничего у тебя не брали.
   - Конкретно у меня нет, - спокойно сказал Гарри. - Но крали у госпожи. Верните.
   - Мистер Поттер, что здесь происходит! - ворвалась в гостиную декан Гриффиндора.
   - Разбираюсь с ворами.
   ***
   - Уизли, мне очень стыдно за вас, - заявила декан Гриффиндора, когда Гарри получил два мешочка с золотом. - Воровство это низко и подло.
   - Да что мы такого сделали, зачем золото дракону? Есть, что ли будет? На что другое мозгов не хватит.
   Глаза Гарри снова затопило серебро.
   - Еще два мешочка, пожалуйста, - добавила Ириалистиатрикс устами Гарри, решив проигнорировать оскорбление. - Они все ещё у вас.
   - Ничего у нас нет.
   - Есть. Крылатые властители чувствуют свои сокровища до последней монетки, - возразил кровник.
   Вздохнув, Уизли отдали ещё два мешочка.
   - Вам повезло, что вы ещё дети, - заявил Гарри, разворачиваясь. - Обычно ворам приходится гораздо, гораздо хуже.
   - Мистер Поттер, как я могу перед вами извиниться от лица факультета? - взяла ситуацию в свои руки декан.
   - Объясните этим идиотам, что воровство у леди в настоящий момент опасно для её здоровья. И всегда опасно для здоровья вора. А уж уйти безнаказанно он не сможет, - заявил Гарри, уходя. - Этой парочке ещё повезло, что они дети.
   ***
   К концу октября хаффлпаффцы осмелели настолько, что у крылатой властительницы периодически началась появляться компания, отличная от Гарри и регулярно приходящего Хагрида, который, кажется, был готов в любой миг отправиться на острова Кровь Ио, если бы умел перемещаться между мирами.
   Ещё одним частым гостем стал кентавр Фиренц, бывший членом делегации, высказавшей Гарри благодарность от лица своего стада за уничтожение большей части акромантулов. В общем, скучать Ириалистиатрикс не приходилось. Такое количество разумных существ рядом со своими сокровищами драконицу не особо радовало, но получать информацию о новом мире было довольно интересно.
   ***
   На стенах и потолке сидели, помахивая крыльями, тысячи летучих мышей, а еще несколько тысяч летали над столами, подобно низко опустившимся черным тучам. От этого огоньки воткнутых в тыквы свечей трепетали. Как и на банкете по случаю начала учебного года, на столах стояли пустые золотые блюда, на которых вдруг внезапно появились самые разнообразные яства.
   Гарри накладывал себе в тарелку запеченные корнеплоды, когда в зал вбежал профессор Квиррелл. Его тюрбан сбился набок, а на лице читался страх. Все собравшиеся замерли, глядя, как Квиррелл подбежал к креслу профессора Дамблдора и, тяжело опираясь на стол, простонал:
   - Тролль! Тролль... в подземелье... спешил вам сообщить...
   И Квиррелл, потеряв сознание, рухнул на пол.
   В зале поднялась суматоха. Понадобилось несколько громко взорвавшихся фиолетовых фейерверков, вылетевших из волшебной палочки профессора Дамблдора, чтобы снова воцарилась тишина.
   - Старосты! - прогрохотал Дамблдор. - Немедленно уводите свои факультеты в спальни!
   Гарри потянулся к своей поясной сумке, вытягивая зеркало. Если тролли этого мира хоть отдаленно похожи на троллей островов, незваного гостя стоило найти и обезвредить как можно быстрее - в школе, полной детей этому безмозглому хищному существу не место.
   Очень быстро в зеркале появилось изображение спокойной драконицы - госпоже никакие тролли не грозили. Так что Гарри перевел внимание на коридоры замка, параллельно отмахнувшись от старосты.
   В подземелье ничего агрессивного отдаленно соответствующих обычному островному троллю или хотя бы иномирцу размеров не было. Проглядев большое скопление людей, выходящих из зала и спешащих по лестнице залу, Гарри поднялся на этаж выше, пригляделся, выругался и помчался к выходу из-зала, на ходу запихивая зеркало в сумку.
   - Тролль не в подземельях, он на втором этаже! - крикнул он, выбегая из зала.
   Промчавшись по лестнице и ещё успев заметить хвост факультетской процессии, Гарри побежал туда, где он обнаружил существ. Двух существ, и хорошо еще, если они оба были троллями...
   ***
   Гермиона Грэйнджер стояла у стены прямо напротив двери. Она вся сжалась, словно пыталась, подобно привидению, просочиться сквозь стену. Вид у нее был такой, словно она сейчас потеряет сознание. Тролль приближался к ней, размахивая дубиной и сбивая со стен прикрепленные к ним раковины. Из разбитых труб лилась вода.
   А потом за спиной тролля прозвучали какие-то слова, и его опутал сотканный из воды канат, через мгновение заледеневший. Через несколько секунд заливающая пол вода рванулась вверх, окутывая тролля целиком, после чего тоже застыла, заточив существо в ледяную глыбу.
   - Теперь не вырвется, - заявил кто-то, осторожно обходя заточенного в лед тролля. - Правда, на тролля, о котором говорил профессор Квирелл, не похоже.
   - Это тролль, горный, - сообщила Гермиона, разглядывая своего спасителя.
   - Не похоже, ходит не так и лапы коротковаты. Да и дубины тролли не носят, обычно обходятся когтями. Больше похоже на огра. Правда, и в этом случае мы имеем дело с явным переростком. Но на случай, если это действительно тролль, надо его добить. Огня у нас нет, а кислотную стрелу я пару десятилетий не применял. Бить чем-нибудь помощнее, только элемент надо на кислоту сменив? Ладно и стрелы хватит.
   - Мне кажется, вмороженного в ледяную глыбу тролля добивать уже не надо.
   - Тролли регенерируют, во всяком случае, тролли моего мира.
   Через несколько секунд во льду образовалась дыра, а наколдованная кислота начала разъедать его плоть. Тролль даже не дернулся.
   - Не регенерирующий, ты права.
   - Чем ты его так? - поинтересовалась гриффиндорка, когда хаффлпаффец выводил её из помещения.
   - В вашей школе я вычитал про одно интересное заклинание местной магии, агуаменти. Также очень давно я узнал одно огненное заклинание, создающее хлыст из потока пламени. Это одно из двух моих огненных заклинаний. Оба со временем стали неприменимы в чистом виде, но огненный шар я переделал в нечто другое, поменяв стихию и даже обзаведясь привычкой сходу применять его в измененном состоянии. А за этот месяц я сумел так сказать, совместить два малополезных заклинания, заодно усилив результат. Получившиеся оковы воды можно заморозить, и хотя результат совсем не идеален, но, пожалуй, неплох против существ поменьше размером, чем тролль. В общем, неплохая ослабленная версия контроля воды...
   - Мистер Поттер, что здесь происходит? - прервала его спешившая к ним профессор МакГонагалл.
   - Веду ученицу в больничное крыло, - невозмутимо ответил кровник серебряной драконицы.
   - А как же тролль?
   - Там посмотрите, - махнул он рукой в сторону туалета. - Он более не опасен.
   - Вы встретили тролля?!
   Гарри вздохнул и применил сонное заклинание, после чего подхватил падающую гриффиндорку.
   - Давайте потом. Вы декан или дознаватель? У вас ученица только что с троллем повстречалась. Ну в этой школе и система безопасности... Хотя это школа чародеев, а не волшебников, как бы странно это не звучало, да...
   ***
   Гермиона нервно стояла у входа в гостиную Хаффлпаффа и ждала, пока из неё кто-нибудь выйдет. По какой бочке и как стучать, она, разумеется, не знала, но уходить гриффиндорка не собиралась - она не успела поблагодарить за свое спасение от тролля сразу после этого события, в связи с чем, сейчас искала спасителя, надеясь если не найти его в гостиной, то хотя бы узнать у его однокурсников, где Гарри.
   - Ой, а что ты тут делаешь? - прозвучал голос у неё за спиной.
   Обернувшись, Гермиона увидела двух хаффлппаффок, кажется, тоже первокурсниц. Во всяком случае, она вроде бы видела их во время распределения.
   - Я хотела бы поговорить с Гарри Поттером. Он в гостиной?
   - Сейчас узнаем.
   ***
   Через полчаса гриффиндорка шла по направлению к Запретному Лесу в сопровождении Габриэля Трумана.
   - Хагрид, Гарри все ещё на своей поляне? - поинтересовался староста Хаффлпаффа у лесника, что-то делавшего в своем огороде.
   - Угу. И кое-кто из ваших тоже с ним, - крикнул полувеликан.
   - Спасибо, - ответил староста, после чего повернулся к Гермионе. - Он здесь, в лесу, идем.
   - Но разве в этот лес не запрещено заходить.
   - Формально запрещено, но когда это останавливало любопытных учеников. К счастью, сейчас эта часть леса стала совершенно безопасной, Гарри почистил.
   - Первокурсник...
   - В Хогвартсе - первокурсник... Но тролль, с которым ты встретилась, боюсь, уже не сможет согласиться с тем, что Гарри не опасен. Пусть он родился всего одиннадцать лет назад по времени нашего мира, но он намного, намного старше.
   ***
   - Д-дракон... - выдохнула Гермиона, замерев на краю поляны.
   - Вот и на месте. Гарри, к тебе гостья! Обратно её доведешь или мне подождать?
   - Доведу, - ответил голос откуда-то из-за дракона.
   Огромная голова повернулась к оцепеневшей равенкловке.
   - Значит гостья, - прорычала Ириалистиатрикс.
   - Но драконы же неразумны.
   - Просто в вашем мире живут одни только виверны, и до меня не было никого из творений Ио. Подойди, дитя.
   Пожухлая осенняя трава от её дыхания покрылась инеем. Гриффиндорка собрала всю свою храбрость и сделала маленький шаг вперед. В конце концов, староста не привел бы её сюда, если бы эта странная разумная драконица ела людей, правда? Да и лесник говорил, что тут ещё кто-то из хаффлпаффцев.
   ***
   - Что это была за магия, которой ты одолел тролля? - спросила Гермиона, осмелев.
   - Огненная плеть скрещенная с Агуаменти этого мира в первом случае, и Контроль Воды во втором. В обоих случаях морозил Конусом Холода. Естественно, подправив его форму, чтобы тебя не задеть. Для меня это несложно.
   - Несложно! Тролли же стойки к магии.
   - Не заметил я у вашего тролля особой стойкости к магии. Впрочем, я слишком привык сражаться с гораздо более защищенными противниками.
   - Дитя, - сказала драконица, - пусть тебя не обманывает внешность, знаний он не утратил.
   - Знаний магии нашего мира, разумеется, - сообщил Гарри. - В том числе боевой магии.
   - Как тот Конус Холода? - спросил второкурсник-хаффлпаффец.
   - Не самое сильное и впечатляющее заклинание. Впрочем, для вашего бедного на боевую магию мира и это заклинание может показаться могущественным. Но как заклинание в классическом смысле я Конус Холода давно не использую, только как способность, полученную от связи с госпожой.
   - Бедного на боевую магию? - спросила Гермиона. - И что за способность?
   Гарри поднялся на ноги, прошел мимо неё и вытянул руку в направлении леса. Трава перед ним мгновенно покрылась инеем.
   - Ни слов, ни движений, ни компонент, чистая воля и магия. Это заклинание, ставшее частью моей магии, её естественным способом воплощения. Способность, подобная заклинанию, но уже не являющаяся им. В данном случае я его специально направил так, чтобы ничего не задеть. Иней на траве это побочный эффект. Именно таким же Конусом Холода я и воспользовался для заточения тролля в лед. Но точно так же я могу использовать Конус Холода и как заклинание. Можно без инструмента, а можно и через мою сферу, что сделает его чуть точнее и усложнит защиту.
   Гарри несколько секунд шептал что-то, держа в одной руке свою сферу концентрации, а в другой какой-то мелкий предмет, добытый из мешочка на поясе, в результате каковых действий на траве появилась ещё одна подмороженная область. На этот раз в виде длинной линии.
   - А дальше уже вопрос мастерства. Изменить заклинание можно многими способами. Ускорить применение, усилить, увеличить область воздействия, усложнить защиту от заклинания, применив его как заклинание более высокого уровня и так далее. Настоящие мастера, по праву носящие титул архимага, способны произвольным образом менять форму заклинания или, скажем, использовать кислоту вместо льда.
   - Или воду от заклинания Агуаменти вместо огня? - с намеком спросила Гермиона.
   - В том числе, - признал Гарри. - Вот только настоящую боевую магию вы в этом мире вряд ли увидите, он пошел по совершенно другому пути развития. А все за немногими исключениями боевые заклинания превратились в бросание лучиков из палочки. Так что вы не встретите здесь ни метеоритных дождей, обрушивающихся на вражеские армии, ни призыва могущественных существ с других планов, ни иссушенных Ужасным Увяданием тел, ни настоящих армий нежити. Зато вы совершили множество открытий в небоевых отраслях магии, а наиболее могущественные маги этого мира крайне опасны. Во всяком случае, я бы не стал называть безопасным Альбуса Дамблдора, способного за пять минут соорудить небольшую армию големов. Пусть и не очень сильных, зато многочисленных. А если дать ему время подготовиться... Что тут скажешь, оригинальный путь развития, как магии, так и мира в целом. Никогда бы не подумал, что подобное возможно. Ох и странно же у вас развивалась магия.
   - Почему ты считаешь, что странно? - поинтересовался Джастин Финч-Флетчли.
   - Путь цивилизаций начинается с топоров варваров, грубой магии первых чародеев и плясках вокруг костра первых жрецов, которые больше времени проводят, нюхая грибы, чем за служением своим богам. Затем у представителей цивилизации появляется время на совершенствование и изучение мира. Возникают школы воинов, люди, значительным даром не отмеченные начинают изучать и постигать магию, становясь волшебниками, а жрецы при влиянии богов организовывают церкви. Полудикие орки из варварства до сих пор не особенно стремятся вылезать, а тролли нашего мира об этой возможности и не задумываются. Или можно посмотреть на одичавших потомков одной похожей на жителей этого мира расы. Впрочем, их из варварства никто и не выпустит, деяний их предков-охотников нам хватило. У вас же эта привычная череда событий дала сбой, - пояснила Ириалистиатрикс.
   - Так это обычно бывает, - продолжил Гарри. - У вас же все пошло не так. Есть у меня одна довольно правдоподобная гипотеза... В общем, если я прав, все началось тысячелетия назад, с того, что на свет появился гений. Этот гений чудовищно опередил свое время, и, пока все чародеи возились с грубыми и неэффективными заклинаниями младших уровней, он придумал одно-единственное заклятье, перекроившее развитие магии и всего мира. Заклятье уровня примерно седьмого по классификации островов. Говорят, это было примерно полтора тысячелетия назад, но я подозреваю, что первая версия заклинания появилась гораздо раньше, в ваши Средние Века его просто окончательно довели до ума. Итак, жил-был гений и придумал он заклятие, которому никто из живых существ не мог сопротивляться. Заклятие, сейчас известное как та самая Авада, которую я якобы отбил лбом в раннем детстве. И мир изменился навсегда. Жрецы пали одними из первых - во многом они были прямыми конкурентами чародеям, а защиты у них не было. Постепенно боги плюнули на попытки отправки своих посланцев и бросили этот мир. Изменились отношения с воинами - никому уже не надо посылать отряд полуварваров в плохоньких доспехах сопровождать одного чародея с тем, чтобы получившийся отряд очистил место для деревни, перебив, скажем, красных колпаков на старом поле битвы. Гораздо проще послать одного чародея против химеры, у него есть праАвада, он справится, и территории для вашей расы освободится больше... В общем, существ, способных противостоять этому заклинанию не нашлось. К счастью или к несчастью, никого уровня крылатых властителей в этом мире не жило. Но и вожди начали опасаться чародеев, ведь у них есть праАвада. Так связь между обладающими магическими способностями и не обладающими постепенно начала рваться. То есть, один придворный чародей был все-ещё нужен правителю для защиты от других, но большое количество способных кидаться Авадой чародеев людям, магией не владеющим, видеть не хотелось. Что же касается самих чародеев, то обретение абсолютно смертельного заклинания почти прекратило развитие боевой магии. Действительно, зачем пытаться научиться создать шаровую молнию? Если нужно убить врага, есть Авада. А если нужно просто сделать гадость, лучше создать заклинание, которое устроит рвоту из слизняков. В общем, со времен Авады в этом мире было создано меньше десятка настоящих атакующих заклинаний. С защитой то же самое - зачем возиться, придумывая более совершенный щит, если Авада все равно его не заметит. Атака рывком превзошла защиту и сделала её постепенное усиление малоперспективным. И боевая магия почти остановила развитие. Некромантия тоже не стала развиваться выше тупых... хм, кажется, в этом мире их зовут инфери, тут вам повезло. А зачем создавать армию сильной нежити? От Авады она все равно закроет не лучше какого-нибудь булыжника. И так со многими другими применимыми в бою аспектами магического искусства.
   - Тогда чародеи занялись мирной магией? - спросила Гермиона.
   - О да, чародеи занялись мирной магией. И места для так и не успевших появиться волшебников не осталось - изучением магии и её законов уже занялись чародеи. Конечно, перед ними встала проблема в том, что чародей творит магию из себя и обладает в общем ограниченным числом заклинаний, но чародеи успешно её решили, создав палочки-замедлители, которые позволяют модифицировать заклинание при помощи ритуала. Вы очень удивитесь, если я скажу, что Вингардиум Левиоса первого курса и Акцио четвертого это по сути своей одно заклинание, просто во втором случае навешена ещё конструкция наведения, заставляющая левитируемый предмет лететь не вверх, а к чародею? А вся трансфигурация состоит из восьми заклинаний, если не учитывать такую область, как анимагия? Я специально сидел с МакГонагалл и считал. Все остальные эффекты создаются путем дополнительного манипулирования уже готовым заклинанием, пока ещё находящимся в палочке. Сплести ритуальную магию с чародейством, браво. Так вы создали колдомедицину в противовес прямым исцеляющим заклинанием жрецов, так вы сделали жизнь комфортной с помощью трансфигурации. А для войны есть Авада. Вот и получается, что во время битвы чародеям этого мира не нужно точно знать, сколько сил у них осталось, нужно знать лишь, хватит на Аваду или нет. А в мирных условиях нужды в этом тем более не возникает. Поэтому разбиение своей энергетики на разные уровни, предназначенные для заклинаний с разными затратами сил и сложностью для этого мира является полны бредом - ваша магия строилась на том, что в любой момент может быть нужно выделить все доступные силы на одно единственное заклинание, которое закончит битву смертью врага.
   ***
   Одной из отличительных черт факультета Хаффлпафф всегда было единство. Они не ставили себе целью завоевывать школьные кубки, и никто из хаффлпаффцев целенаправленно не рвался в лучшие в школе ученики, вместо этого предпочитая подтягивать отстающих. И первой задачей в новом учебном году для факультета становилось встроить в себя новых учеников, носящих черно-желтую эмблему с барсуком, сделать их частью факультета.
   Проблем в этом году оказалось две - прибившаяся на второй месяц учебы гриффиндорка с равенкловским характером и самый странный ученик за всю историю Хогвартса, Гарри Поттер. Первая, в общем, к факультету формально не принадлежала и допуском в гостиную не обладала, но одинокую девочку, отринутую своим факультетом, хаффлпаффцам было жаль. Конечно, не настолько, чтобы пропускать её в гостиную, но достаточно, чтобы некоторые первокурсницы начали составлять её компанию. Со вторым случаем был сложнее - чтобы встроить в факультетскую общность чародея в полтора раза старше директора, изменяться должны были сами ученики. И с каждой историей рассказанной Гарри менялись ученики. Сначала первокурсники, особенно маглорожденные, затем и старшие курсы. Сильно ли, слабо ли, неважно. Факультет менялся, подстраиваясь под Гарри вместо того, чтобы подстроить его под себя. В конце концов, дети и подростки гораздо более гибки, чем связанный с драконицей архимаг со многими десятилетиями жизненного опыта. В общем, Гарри, а через него и Ириалистиатрикс прочно встроились в жизнь факультета.
   ***
   В середине декабря, проснувшись поутру, все обнаружили, что замок укрыт толстым слоем снега, а огромное озеро замерзло. В тот же день близнецы Уизли получили несколько штрафных очков за то, что заколдовали слепленные ими снежки, и те начали летать за профессором Квирреллом, врезаясь ему в затылок. Те немногие совы, которым удалось в то утро пробиться сквозь снежную бурю, чтобы доставить почту в школу, были на грани смерти. И Хагриду пришлось основательно повозиться с ними, прежде чем они снова смогли летать. Впрочем, теплую гостиную Хаффлпаффа этот холод совершенно не затронул, а Ириалистиатрикс даже радовалась понижению температуры, что неудивительно - холод не доставлял ей ни малейшего неудобства, серебряная драконица все-таки, а нервирующих посетителей, теоретически способных посягнуть на её сокровища, стало поменьше.
   Так что в этот день часть первокурсников-хаффлпаффцев и одна присоединившаяся гриффиндорка сидели в библиотеке, а не на лесной поляне, и готовились к ожидаемому в конце семестра уроку-повторению по заклинаниям, который собирался устроить перед самыми каникулами профессор Флитвик.
   Вот и сейчас Гарри наблюдал, как первокурсники тренируют Алохомору на трансфигурированной старшекурсником шкатулке.
   - Да, с мирной магией в этом мире действительно очень хорошо. Доступный первокурсникам трюк, едва структурированный выплеск магии с ритуальными добавками, позволяющий выполнить работу заклинания второго круга, это настоящее достижение.
   - Трюк? - переспросила Гермиона.
   - Простейший выплеск магии, так сказать нулевой уровень. В общем, примерно на уровне тех заклинаний, которые изучаются на первом курсе. Иногда похуже, как в случае с этой Алохоморой - чтобы открыть тот же замок магией мне бы пришлось применить два трюка. Один, скажем, чтобы разъесть замок простой кислотой, а второй, чтобы заставить дверь открыться, выламывая то, что от замка останется. Впрочем, вместо второго заклинания можно воспользоваться просто руками. Хотя, вам для открытия двери на расстоянии тоже два заклинания понадобится - Алохоморой открыть замок и Вингардиум Левиосой дернуть за ручку...
   - То есть, отпирающее заклинание в нашей системе магии лучше? - спросила Ханна Аббот
   - Отпирающее лучше, - признал Гарри. - Но общий уровень начальных заклинаний примерно тот же. Скажем, ваше заклинание света абсолютно непрактично. Во-первых, для палочки найдется более полезное применение, во-вторых, свет гаснет от любого другого заклинания, примененного через эту палочку, а в-третьих, светит совсем слабо. То есть ночью вам придется либо слепить себя более сложным Люмус Максима, либо надеяться, что рассматривать далекие предметы или врагов не придется. И это же ещё надо обновлять заклинание после каждого применения любого другого...
   - Ты знаешь заклинание получше?
   - Разумеется, - ответил Гарри и, прошептав что-то, прикоснулся к первой попавшейся книге, на которой тут же появилась ярко светящаяся точка.
   - А можно и на мантию наколдовать, и на шляпу, и на любой другой предмет. И палочку не занимает.
   - Научи!
   ***
   Когда начались каникулы, гостиная Хаффлпаффа почти опустела. Впрочем, это мало волновало Гарри, хоть он и считал, что волшебники совершенно правильно не соглашаются отпускать домой недоучек посреди года и минимизируют время без присмотра учителя - мало ли, что дети натворят. Впрочем, если чародеи этого мира нашли способ бороться с проблемой, то пусть себе отпускают детей отдохнуть.
   Прилагавшийся к каникулам праздник тоже практически не волновал его. Конечно, стоило учесть местную традицию дарить подарки, но что-нибудь из местных товаров вполне могло подойти. Да и самому лишний раз можно было пройтись по местным лавкам - там попадалось такое количество довольно интересных предметов за медь и серебро... Местные чародеи замечательно приспособились к мирной жизни, а созданные ими предметы это нечто.
   Впрочем, в некоторых случаях стоило поработать руками и изготовить несколько предметов в подарок самостоятельно. В частности, чародея откровенно коробило от люмуса. Нет, конечно, дети сражаться не должны, но можно же было их научить более практичному осветительному заклятию?
   Так что чародей сидел с небольшим мешочком рубиновой пыли и грудой значков с хаффлпаффской символикой, половина из которых уже пылала Продолжительным Пламенем. Сидел он в библиотеке, там все-таки однокурсников не было - текущая температура, не представляющая проблем для кровника серебряной драконицы.
   - Мистер Поттер, что вы делаете? - поинтересовалась подошедшая к нему мадам Пинс.
   - Накладываю заклинания на значки, - невозмутимо ответил чародей.
   - А красная пыль вам зачем? Я не хотела бы, чтобы в моей библиотеке просыпали всякие порошки.
   - Пыль всего лишь материальный компонент для этого заклинания. В боевых условиях можно было бы обойтись, моих умений хватает, но я никуда не спешу, да и компонент хватает.
   - Но для заклинаний не нужны никакие компоненты.
   - Разумеется, нужны, одних вербальных и соматических мало. Вы сами ими пользуетесь...
   - Что?
   - Правда, всего парой - сердцевиной палочки и вашей собственной кровью, точнее магией в ней. Собственно, чтобы эта пара была как можно гибче, Олливандер и подбирает палочку так тщательно. Правда, конечный итог все равно грубоват, но вам, с учетом дополнительной модификации заклинания ритуалом, хватает. А пока попрошу не мешать...
   ***
   На следующий день архимага попросил подняться в свой кабинет профессор Дамблдор, после чего рассказал довольно интересные новости, которые наверняка повлекут за собой неприятные последствия.
   - ...Значит, кое-кто из ваших политических противников скоро попытается подложить вам тарраску в связи с появлением Госпожи у школы, о котором всем растрепали дети...
   - Прости, Гарри, подложить кого?
   - Тарраску. Как сказать, подбросить крупную гадость, устроить проблемы и так далее.
   - А, передать Старую Женушку (Cailleach), понятно.
   - Старую жену? При чем тут это? - удивился Гарри.
   Следующие несколько минут Дамблдор потратил на объяснения происхождения этой идиомы.
   - Занятно. Нет, наше выражение на реальных действиях основывается. То есть таррасок действительно подкладывают. Хорошо хоть их всего две осталось, и просыпаются они очень редко. Была третья, но так всех достала, что вокруг неё собралось шесть обычно недружественных кланов, вогнали в кому, а потом общими усилиями наиболее сильных драконьих магов выкинули из нашего мира. Если верить легенде, еще до основания Совета Вирмов и первого пришествия охотников была четвертая, но она всем так мешала, что крылатые властители не поленились отыскать родной мир этих тварей и вышвырнуть её туда, перед этим наложив проклятье, заставляющее вечно вызывать агрессию всех попавшихся на пути существ. Пусть с сородичами поборется...
   - И что это за существо, тарраска?
   - Зверюга, очень большая, футов пятьдесят в высоту, семьдесят в длину, вес огромный. Любимое занятие, которому они посвящают большую часть времени - спать. Второе любимое - крушить все вокруг с попутным пожиранием всего, что сочтет съедобным. Чудовищно живуча, известен один случай, когда её прижали к земле семь вирмов разных кланов, восьмой взгромоздился на спину, вскрыл броню, вырвал позвоночник, сердце и легкие. После чего образовавшуюся дыру обработали магией, уничтожив все внутри панциря, что смогли. Все равно регенерировала. Хорошо хоть не летает и тупа до крайности. Дезинтеграция не помогает, регенерирует, заклинания смерти разве что вгоняют в кому, из которой она выходит довольно быстро. Если придумаете способ прикончить все-таки этих тварей, дайте знать.
   - Нет, таких существ в этом мире не водится.
   - Вам повезло.
   ***
   Незваные гости в лице одной помощницы министра, парочки чиновников бюро исследования и изолирования драконов и отряда драконологов появились на четвертый день после окончания каникул и сразу же потребовали встречи с профессором Дамблдором. Через час делегация уже направлялась к поляне Ириалистиатрикс. Официально их сопровождали несколько преподавателей и директор. Неофициально за чиновницей и её спутниками потянулось две трети Хаффлпаффа и половина остальных учеников. И Альбус Дамблдор точно знал, что ничем хорошим эта затея не закончится...
   ***
   Альбус совершенно не разбирается в выражениях морд серебряных драконов, да и Ириалистиатрикс отличалась неплохим самоконтролем. Поэтому определить, что именно она думает о речи этой "непроходимой пафосной дуры", как он охарактеризовал помощницу Министра в своих мыслях уже после первой фразы, у него не выходит. На лице Гарри тоже не отображается никаких эмоций, разве что пронизывающий холодный ветер стал ещё холоднее. Альбус физически чувствует истекающую из этих двоих магию, морозную, неудержимую. И знает, что шансов решить дело миром не осталось.
   - Ты хорошо подумала? - рокочет драконица, поднимаясь. - Ты считаешь, что я спокойно отдам свое золото и отправлюсь в загон для виверн?
   Одетая в розовую мантию женщина, так и не поверившая в существование разумного дракона, отшатывается, драконологи хватаются за палочки, но Оглушающие заклинания так и не срываются с них - Гарри оказывается быстрее.
   - Что и ожидалось, - вздыхает чародей, осматривая парализованных "гостей". - Что ж, спасибо вам за гостеприимство, но нам, похоже, пора.
   Лепреконское золото, не выдержавшее давления магии, начинает медленно растворяться вокруг развернувшегося к Ириалистиатрикс Гарри.
   - Гарри... - начинает Дамблдор, понимая, что непоправимое вот-вот случится.
   - Не нужно, я знал, что это временно. Спасибо вам за целительство и трансфигурацию. Ваша бытовая магия по-настоящему интересна.
   - Что ж, чародеи нас не приняли, пришла пора поискать свое место среди кого-нибудь ещё, - рычит крылатая властительница. - Или для начала попросту обжить уютную пещерку...
   Все ещё не потеряно, все еще можно поправить, чувствует Альбус, но тут за его плечом звучат два страшных слова.
   - Авада Кедавра!
   И изумрудный луч медленно-медленно, как кажется старику, летит в спину Гарри. Чародей стремительно разворачивается и Альбус видит, как изумрудный луч Смертельного Проклятья врезается в облако из мириад крошечных льдинок. Врезается, проникает вглубь облака, но от Гарри уже рванули новые напоенные магией снежинки и смертоносная Авада бессильно гаснет, сверкнув напоследок. Пару мгновений новые снежинки ещё собираются, чтобы затем бессильно опасть на землю. Чародей заканчивает свой разворот, медленно взмахивает рукой, после чего позволяет себе болезненно скривиться. А ещё через несколько секунд прямо перед глазами успевшего повернуться Альбуса плоть Квиринуса Квиррела с тихим треском лопнула сразу в нескольких местах, разорванная заледеневшей от Полярного Луча кровью. Из затылка профессора З.О.Т.И. вырвалась тень изувеченного человека с вырванными кусками плоти и унеслась в лес. Вслед призрачной фигуре понеслось ещё одно заклятье от Гарри.
   Чародей резко отворачивается, забирается на шею поднявшейся на все четыре лапы драконицы. Из группы хаффлпаффцев проталкивается девочка с гриффиндорской эмблемой на форме, собирается подойти ближе и что-то сказать, но её удерживают хаффлпаффцы. Кровник крылатой властительницы окидывает взглядом парализованных драконологов, переводит взгляд на свой бывший факультет и слегка склоняет голову.
   Драконица взлетает. Лепреконское золото, заготовленное накануне этого визита и должное изображать настоящее сокровище, медленно продолжает таять.
   Альбус оседает на снег, провожает улетающую Ириалистиатрикс взглядом, поворачивает голову в ту сторону, куда улетел призрак Темного Лорда.
   - Том, что же ты наделал, - шепчет старик. - На что ты обрек...
   Великий маг замолкает посреди фразы. И остается непонятно, кто или что обречено и о каком деянии Темного Лорда говорит Дамблдор, об изодранной созданием крестражей душе или о последней Аваде одержимого Квирелла.
   ***
      -- Передать Старую Женушку (западная Шотландия), подсунуть Ведьму (Уэльс), подложить Свинью (славяне) - обычай, по которому самому нерасторопному жнецу тем или иным способом доставалась кукла из последнего снопа, символ неурожая и голода. Драконье же название произошло не от символических, а от вполне реальных действий, когда проснувшуюся тарраску заманивают на территорию соседнего клана, поворачивают мордой примерно в район столицы и на таком курсе бросают, дабы соседи отрядили крупные силы на её усмирение и погружение в спячку во избежание дальнейших разрушений. В общем, с учетом того, что драконы летают, а тарраска нет, подкладывание тарраски скорее муторно, чем опасно, в отличие от непосредственного усыпления буйствующей твари. Естественно, получить тарраску не хочется никому - мало того, что буйствует, когда её пытаются усыпить, так ещё и начнет буйствовать сразу по пробуждению...

Эпилог. Дневник старой кошки.

   1993 год, июнь.
   Я иду прямо по обломкам столов Большого Зала по направлению к Альбусу, обходя огромную безголовую тушу, перегородившую почти половину немаленького помещения. Директор стоит на коленях, собирает пепел своего феникса и тяжело дышит, стараясь при этом не сдуть останки Фоукса.
   - Он уже слишком стар для таких битв, - думаю я, стараясь не вспоминать совершенно другое сражение, виденное чуть меньше двух лет назад и произошедшее в другом мире во время нашего краткого визита туда.
   Я отвожу взгляд, то, что делает Альбус с пеплом своего фамилиара, все-таки слишком личное, и смотрю на медленно растворяющееся тело моего бывшего соученика, каким-то образом вернувшего себе молодость и почти материальную плоть.
   Через несколько часов, когда плачущий Альбус вынес из Тайной Комнаты мертвое тело рыжеволосой первокурсницы с моего факультета я начала подозревать, что это только начало...
   ***
   1993 год, июль.
   Я прихожу в кабинет к Альбусу с газетой в руках, учитель сидит в своем кресле и слушает песню феникса. Мой экземпляр "Пророка" не нужен, у директора на столе точно такой же. С первой страницы на нас смотрит изувеченное лицо аврора. Как написано в статье, он уже умер в больнице Св. Мунго от смертельного обморожения.
   - Когда я пришел в Визенгамот, Британия была мрачным местом, буквально пропитанной идеологией превосходства чистокровных, - говорит Альбус, поворачивая ко мне голову. - Большую часть жизни я посвятил борьбе за права маглорожденных и маглов. И я добился своего, слово "грязнокровка" осталось в лексиконе только наиболее чванливых магов, маглорожденные уже не ограничены законодательно и в обществе на них не смотрят как на недомагов. Я издавал законы, я учил детей, я противостоял Волдеморту... Но кое-что я в своих действиях по улучшению жизни в Британии упустил. Разумных магических существ.
   - Альбус, ты великий человек и сделал многое...
   - Да, я принял в школу Ремуса Люпина, я помог Хагриду получить должность лесника, у нашей школы прекрасные отношения с русалками из озера и с кентаврами из Запретного леса. Похоже, одного моего примера оказалось мало. Теперь, похоже, учить магов нормально относиться к магическим существам буду не я, а тот, кто всю жизнь воспринимал похожую на магов расу как опасных врагов.
   - Альбус, ты о чем?
   - Сейчас дождемся Аластора, и я вам покажу вытащенные мной из того аврора воспоминания.
   ***
   1993 год, июль, чуть позже в тот же день.
   Аластор Хмури вынырнул из думосброса следом за мной и директором.
   - Альбус, ну что ты хочешь? - спросил он. - Парни, молодые и горячие, скучная миссия по сбору ингредиентов для нужд волшебников. Дань, так сказать. Решили несколько авроров поразвлечься, ну начали бы нимфы возмущаться, их бы пуганули и все. Да, ты прав, плохо. Но ничего особо страшного, с нимф не убудет. В общем, дело житейское. А они какого-то психа на драконе позвали.
   - С нимф не убыло, да. А с твоих авроров уже ничего не убудет. Не с кого убывать, - ответил ему Альбус.
   - Ничего, поймаем психа, как бы он не морозил. Может, я даже ради этого на работу вернусь.
   - Не уверен, совсем не уверен, что поймаете.
   - Ты знаешь, кто это? - насторожился Аластор.
   ***
   1993 год, декабрь.
   Холодно. Очень холодно, причем не столько телу, сколько душе - Школу Чародейства и Волшебства "Хогвартс", с таким трудом восстановившую свою нормальную работу после прошлогодних нападений василиска, охраняют дементоры.
   Они охраняют школу от сбежавшего из Азкабана Сириуса Блэка, который шептал что-то про Хогвартс незадолго до своего побега. Охраняют потому, что все авроры заняты другим делом - часть ловит мелких мошенников, остальные, ещё по прошлогоднему приказу Министра гоняются за Ириалистиатрикс и Гарри Поттером. Изначально с целью убить драконицу и "спасти" Мальчика-Который-Выжил, теперь с целью уничтожить обоих.
   Профессору Трансфигурации было жаль авроров, среди которых было так много учеников её факультета, но остановить закусивших удила министра и главу Аврората, похоже, не сможет никто.
   Сириус Блэк у школы так и не появился. Альбус подозревает, что Сириус Блэк сбежал, прочитав посвященный Гарри Поттеру номер "Пророка".
   ***
   1994 год, июнь.
   Ремус Люпин клянется, что лично видел покойного Питера Петтигрю и даже сумел поймать его, но тот сбежал при помощи анимагии когда взошла луна и Ремус превратился. Странно, очень странно. Интересно, ему примерещилось или что-то действительно было? Хорошо, что дементоров уберут - за весь года Сириус Блэк так и не показался рядом с Хогвартсом. Похоже, слова про Хогвартс, произнесенные в заключении были просто бредом, вызванным дементорами.
   ***
   1994 год, август.
   Аластор сообщил, что команда авроров, предназначенная для уничтожения Ириалистиатрикс и Гарри не вернулась. Это уже не первые потери. Хорошо, что недавняя выходка Пожирателей Смерти обошлась без жертв. Министерство стремится показать, что в Британии все хорошо и собирается устроить в этом году Турнир Трех Волшебников.
   Альбусу крайне не нравится ситуация, он уже принял Аластора на работу в качестве преподавателя З.О.Т.И., отговорив его от возвращения в состав Аврората.
   ***
   1995 год, 24 февраля.
   Турнир проходит без происшествий. После трех предыдущих беспокойных лет в это даже не верится. Да, на первом испытании Седрика Диггори, чемпиона от Хогвартса, обжег дракон, а сегодня утром француженка провалила испытание, не сумев спасти свою заложницу, но по сравнению с теми событиями, благодаря которых этот кошмарный Турнир Трех Волшебников был отменен, это ничто. Да Аластор, как это у него постоянно случается, страдает паранойей, но ничего трагичного в этом учебном году не произошло. Хоть бы так оставалось и дальше. Надеюсь, предчувствия меня обманывают, и этот учебный год не кончится полной катастрофой.
   Но пока ситуация в Британии более менее стабильна, хотя Гораций Слагхорн недавно заявил, что цены на некоторые ингредиенты зельеварения, в особенности на контролируемые Министерством, и зелья из них взлетели в несколько раз. Аврорат недавно объявил новый большой набор, а старые авроры почти все время проводят за патрулированием. Говорят, на севере Шотландии наблюдается аномальная облачность - сплошная пелена облаков висит над солидной частью побережья, не движется и не собирается развеиваться. Впрочем, у меня есть одна очень похожая на правду догадка об источнике подобного явления. В конце концов, тот клан драконов, к которому принадлежала госпожа Гарри, называл свою столицу Облачным Городом...
   ***
   1995 год, 25 июня.
   Именно полной катастрофой год и закончился. Никак иначе я не могу назвать то, что из лабиринта в котором проводилось третье испытание исчезли два чемпиона, одновременно дотронувшиеся до кубка. В нормальных условиях их действия значили бы спорную победу и, так сказать, политически-спортивное разбирательство, но исчезновение это уже совсем другое дело. Особенно когда через полчаса к выходу из лабиринта возвращается труп Чемпиона Хогвартса. Чемпионку Шармбатона с того момента так и не нашли.
   Через час куда-то исчез Аластор. Через четыре часа по следу портала отправился отряд авроров, дабы обнаружить несколько промороженных, разрезанных, поврежденных молнией или политых кислотой трупов высокопоставленных чистокровных волшебников в черных мантиях и с серебряными масками на лицах. Также удалось найти следы проведения неизвестного ритуала, какое-то перекушенное пополам тело, отдаленно напоминающее искореженного человека. А также могильная плита со следами, указывающими на то, что на ней кого-то насиловали. Несложно догадаться, кого именно... Бедная девочка. Судя по всему, тело уничтожили, когда закончили развлекаться. Вопрос только в том, откуда трупы Пожирателей.
   ***
   1995 год, 26 июня.
   Альбус, присоединившийся к аврорам, закончил свое расследование произошедшего. Теперь существует несколько версий событий.
   - Начну, пожалуй, с первичной, - сказал директор на собрании возрожденного Ордена Феникса. - Согласно ей, безумный Сириус Блэк восстановил некоторые Проклятия Подвластия, наложенные его господином на достойных представителей волшебного сообщества. С их помощью он похитил чемпионов Турнира, попытался воскресить своего господина, закономерно провалил попытку, после чего в ярости перебил подчиненных им. Уродливый дохлый змеечеловек был результатом неудачного темного ритуала. Развлекшись с француженкой, Блэк убил её, уничтожил тело, а труп Седрика Диггори вернул порталом в Хогвартс. Ещё предполагается, что он был в Хогвартсе и выдавал себя за Грюма, свежий труп которого мы нашли в сундуке - ещё недавно аврор был жив и с него состригли волосы для Оборотного. Но это плохо объясняет промороженные трупы и то, что тело Волдеморта перекушено пополам.
   - А другие версии, Альбус? - спросила я.
   - Обе они крутятся вокруг Гарри Поттера. Министерская официальна, я думаю, очевидна. Гарри Поттер похитил чемпионов для проведения какого-то темного ритуала, а также прикончил "достойных членов нашего общества". Оттуда и перекушенный труп, и прочие следы. В общем, подробности этой версии мы узнаем из "Пророка". А вот вторая версия моя, - старик вздохнул. - Если коротко, Волдеморт попытался воскреснуть. Судя по всему, воспользовавшись довольно известной в темной магии тройкой Кость-Плоть-Кровь. Кость отца, судя по месту проведения ритуала, кровь врага и плоть слуги. Кровь брали у несчастного Аластора, когда он был ещё жив, а кость добыли прямо на месте проведения ритуала. Слуг же у Волдеморта ещё хватает. Вот только я не удивлюсь, если в качестве источника крови планировался отнюдь не Аластор, а совсем другой враг. Помнишь, как Кубок Огня выплюнул отвергнутую бумажку с пометкой "не является волшебником и не может участвовать в турнире"?
   - Гарри?
   - Да, похоже, в качестве жертвы планировался Гарри Поттер. Либо он будет участвовать во всех испытаниях, либо его уничтожат авроры, либо он не покажется в Хогвартсе и лишится магии. Все варианты хороши. Вот только Кубок Огня не смог отделить Гарри от его драконицы и потому счел недопустимым участником. Что поделаешь, распознает он по магии, а их силы слишком связаны. Но у них не вышло втянуть его в Турнир, и похищать было решено победителя. В нашем случае, победителей. Тот, кто заменял Аластора, просто превратил кубок в портал перед тем, как поместить в центр лабиринта... Он же наложил Империус на Крама с целью вывести лидера из гонки - смерть квиддичной звезды вызвала бы слишком большую реакцию в мире. А вот безымянный хаффлпаффец или француженка с вейловской кровью, а значит, недочеловек, в глазах Пожирателей являются подходящими жертвами. Седрик Диггори опередил соперницу, но потерял много времени на последнем страже. В результате оба подходящих чемпиона добрались до кубка почти одновременно, и Делакур успела вцепиться в спину тянущего руку к кубку Диггори. И тоже отправилась прямо на ритуал воскрешения Волдеморта.
   - А дальше он воскрес.
   - Да, Минерва, он воскрес при помощи крови Аластора. Созвал последователей, убил Диггори и отправил нам его труп. Облагодетельствовав неверных соратников, не искавших своего лорда, приличествующей долей Круциатусов, он изобразил милостивого хозяина и подарил своим последователем пленницу. А мы в Хогвартсе, пока Пожиратели развлекались, спорили и разбирались, что произошло и куда делись чемпионы. Затем все-таки вызвали авроров и они, потратив ещё немало времени на разбор ситуации, отправились по следу портала. Вот только к этому моменту проблему уже решили совсем другие существа. Что с француженкой стало, не знаю. Может, её успели спасти, может, только забрали или уничтожили труп.
   - Кто именно? - спросил Кингсли Шеклбот.
   - Точный состав не скажу, но предводителей назову. В Британии не так уж много существ, промораживающих жертвы. И не так уж много пастей, способных перекусить пополам возрожденного Волдеморта. А также после этого выплюнуть его, а не сожрать. В одном Министерские правы, Гарри Поттер со своей леди там были, и возможно, не в одиночку, а со сторонниками. Уж попытку воскрешения странного лича, как он назвал Волдеморта, Гарри бы не пропустил. В конце концов, островок у нас не такой уж большой по драконьим меркам, чтобы место проведения мощного некромантического ритуала было так сложно обнаружить.
   - Значит, Поттер схлестнулся с Сами-Знаете-Кем. Это хорошо, пусть ослабнет, задержав возрождение противника, - сказал аврор.
   - Полноценного красивого жеста у Волдеморта не вышло, будет возрождаться не столь красиво. Что-что, а запас ингредиентов у него есть. И сторонников хватает. Так что возрождаться он будет в защищенном поместье, где Поттер ритуала не засечет. Я бы дал на это максимум неделю.
   ***
   1995 год, 12 сентября.
   Альбус, как обычно, оказался почти точен - возродился Сами-Знаете-Кто уже через одиннадцать дней - срок, ушедший на созревание нового гомункулуса-вместилища и варку новой порции зелья. Делегации других школ почти спокойно покинули Хогвартс, хотя судьбу мисс Делакур выяснить так и не удалось, и остаток лета был внешне тихим. Если, конечно, не считать статьи в "Пророке", утверждавшие, что Альбус сошел с ума.
   Сами-Знаете-Кто восстанавливал силы, Альбус возрождал Орден Феникса, а Ириалистиатрикс и её кровник сидели тихо в своих облаках и вроде бы ничего не делали, если не считать того, что все связи с магическими существами Британии у волшебников были разорван окончательно. А если авроры хотели что-то отобрать, что ж, их встречали группы быстрого реагирования, сам Гарри или леди Ириалистиатрикс. Иногда авроры выживали. Самым страшным кошмаром некоторых уцелевших до сих пор является апарирующий неподалеку от них дракон. Как она освоила это умение, доступное ранее только волшебникам, я не знаю.
   "Сверхсекретная" информация о событиях на кладбище и промороженных трупах Пожирателей, как это обычно бывает, ползет по школе. Хаффлпафф о чем-то шепчется, я не смогла выяснить о чем, а Помона молчит.
   ***
   1995 год, 28 ноября.
   Недавно в замок вернулся Хагрид, в сопровождении директрисы Шармбаттона отправлявшийся с посланием к колонии великанов. Увы, он принес не самые радостные новости - великаны присоединятся к Пожирателям.
   В целом же возрождение Сами-Знаете-Кого не оказало на европейский магический мир сколь-нибудь значимое влияние, там все происходит по-прежнему. Разве что два французских ковена вейл неожиданно организованно собрали вещи и куда-то исчезли, да мсье Делакур явно верит в возрождение Сами-Знаете-Кого, впрочем, он потерял дочь. Остальная же часть Франции удовлетворена официальным министерским объяснением о смерти двух чемпионов в третьем испытании, не собираясь слушать несчастных родителей Шармбаттонской чемпионки. Турнир Трех Волшебников всегда был опасным.
   - Значит, как я и думал, спасли, - сказал Альбус. - Скоро мы увидим новые крылатые силуэты парящие под облачным покровом на севере.
   Пояснять свои слова он отказался, сказав, что ему нужно подумать.
   ***
   1996 год, 27 января.
   В начале месяца из Азакабана сбежали десять Пожирателей Смерти. А с каникул не вернулась в Хогвартс часть учеников Хаффлпаффа. К счастью, Помоне удалось выяснить, что с ними все в порядке. Как-то при мне Гермиона Грейнджер в ответ на оскорбление юного и сомнительно разумного Малфоя упомянула, что сама думала над этим. Другие гриффиндорцы назвали её трусихой, а она только улыбнулась. В глубине души я не удивлена подобным - эта девочка давно уже является гриффиндоркой только по значку на мантии.
   ***
   1996 год, 11 марта, дом Тонксов.
   На каникулах у Альбуса наконец-то появилось время разобраться в записях покойного Аластора, и вот сейчас мы сидим за одним столом с последней ученицей старого аврора, описывая ей Орден Феникса. Альбус считает, что юная мисс Тонкс будет очень хорошим членом ордена благодаря своим способностям метаморфа. К тому же, она совсем недавно уволилась из Аврората. Как предполагается, из-за потрясения, вызванного смертью учителя.
   Нимфадора вежливо выслушала нас, после чего повернулась вместе с креслом и смотрела теперь не на нас, а на устроившегося на шкафу Фоукса. Сброшенная со стола чашка упала на пол и разбилась. Девушка вздохнула, восстанавила чашку при помощи Репаро, поставила её на стол, убрала пролитый чай и перевела взгляд на феникса. Феникс мелодично чирикнул с вопросительными интонациями.
   - Пожалуйста, не надо петь. Одной "песни" мне хватило, - сказала ему мисс Тонкс, после чего поворачивает к нам голову. - Знаете, директор, вы в точности как ваш фамилиар. И поете долго и красиво, и точно также как бессмертная птица обращаете внимание на людей только когда они рядом. Ведь зачем древнему магу обращать пристальное внимание на однодневок? Они приходят и уходят. А Всеобщее Благо остается. Вы были рядом с Аластором Хмури год и ни разу не заметили подмену, хотя вы знали его много лет. И вот теперь он мертв, хотя его ещё можно было спасти на протяжении целого учебного года. И Седрика Диггори с француженкой-четвертьвейлой тоже можно было спасти... Вот только на место проведения ритуала прибыли отнюдь не вы, а те, кто занимается не всеобщим, а вполне локальным благом. Нет, к вам в Орден Феникса я не пойду. Не хочу однажды закончить так, как учитель. Извините уж, я не бесстрашная гриффиндорка, идущая напролом.
   - И поэтому уволились из Аврората? - спросила я.
   - Аврорат меня тоже не устраивает.
   - А что устраивает?
   Она неопределенно пожала плечами.
   ***
   1996 год, 11 марта, Хогвартс, вечером в тот же день.
   - Значит, не доведется тебе покомандовать метаморфом, - сказал мне Альбус.
   - Почему мне, глава Ордена Феникса...
   - Я умираю, - коротко бросил учитель, закатывая рукав и показывая почерневшую руку. - От проклятья на уничтоженном мной в зимние каникулы крестраже Волдеморта. Мне при помощи зелий Горация удалось приостановить распространение проклятья, но это лето мне не пережить.
   - Неужели ничего нельзя сделать?
   - Северус в коме и уже, похоже, не выйдет из неё, а все остальные маги Британии, разбирающиеся в Темных Искусствах выступают на противоположной стороне. Нет, Минерва, меня не спасти. А Аластор уже мертв. Орден Феникса принимать тебе.
   ***
   1996 год, июль.
   Корнелиус Фадж смещен с поста Министра Магии. Чего и следовало ожидать после столь наглядного визита Сами-Знаете-Кого в Министерство. Остается надеяться, что Руфус Скримджер сумеет организовать оборону...
   ***
   1996 год, конец июля.
   Сами-Знаете-Кто разворачивает свою деятельность. Вчера было совершено нападение на дом Амелии Боунс, главы отдела магического правопорядка. Амелия и её племянница Сьюзен, одна из учениц факультета Хаффлпафф, исчезли. Родители Сьюзен мертвы. Судя по тому, что целью нападения была Амелия, её, возможно, утащили в плен. Сама девочка точно выжила - из списка учеников она не исчезла.
   Дом почти полностью разрушен. После нападения осталось несколько трупов Пожирателей, сраженных мощной боевой магией. В доме Альбус нашел разломанную серебряную чешуйку и теперь задумчиво её разглядывает. Похоже, во время краткой учебы Гарри в Хогвартсе, кое-кто попытался разобрать драконицу на сувениры и даже слегка преуспел. Впрочем, Альбус подозревает в чешуйке нечто более серьезное.
   ***
   1996 год, утро 1 сентября.
   Странно, почему на распределении нет маглорожденных?
   ***
   1996 год, вечер 1 сентября.
   Директор вызвал меня к себе, он совсем плох.
   - До конца лета я дожил, удивительно. И даже новый учебный год открыл, - тихо сказал учитель. - Все дела успел передать. Сегодня мы поговорим о, возможно, самом большом и, к счастью, малореализуемом кошмаре всех Темных Лордов, предводителей сил света и даже Министров Магии Британии...
   Альбус закашлял - проклятье уже добралось и до легких.
   - Итак, факультет Хаффлпафф. Самый тихий, спокойный и незаметный факультет. Факультет, где больше всего маглорожденных. Дружелюбный и неконфликтный факультет, больше всего ценящий единство. Терпимы к остальным и миролюбивы. Один из двух факультетов, все ещё сохранивший заветы своей основательницы. Четверть магов Британии, объединенных под одним знаком с барсуком. Вот только никогда не стоит забывать, на что способен раненый барсук, зажатый в норе собакой и не имеющий возможности попытаться выкопаться. Хаффлпаффцы в общем, единая, но достаточно статичная группа людей, среди них никогда не бывает настоящих лидеров. Могущественные маги, свирепые и умелые боевые командиры вроде Амелии Боунс встречаются, но лидеров, к счастью, нет, они туда не попадают. К счастью потому, что попади туда настоящий предводитель, и Хаффлпафф завоевал бы Британию. Но шляпа никогда не распределит туда будущего яркого и харизматичного лидера, да тот и сам не захочет. А за Темным Лордом с другого факультета они не пойдут. К счастью, к счастью...
   - Гарри Поттер? - спросила я.
   - Великолепный боевой маг, неплохой командир. Но не лидер, у него для этого госпожа есть. Госпожа, с которой Хаффлпафф теперь связан более, чем плотно. Госпожа, отомстившая за Диггори и, похоже, вместе с Гарри спасшая мадам Боунс.
   - Серебряная драконица Хаффлпаффа.
   Дамблдор качает головой.
   - Напротив, Хаффлпафф серебряной драконицы. "Кошмар" начался.
   ***
   1996 год, 6 сентября.
   Сегодня днем умер Альбус...
   ***
   1996 год, 15 сентября.
   Утром мне и Помоне пришлось сообщать Ханне Аббот из Хаффлпаффа о том, что её мать убита Пожирателями Смерти. Сначала она разрыдалась, а когда слезы закончились, я будто почуяла смутно проглядывающее сквозь горе другое чувство. Через час она покинет школу.
   ***
   1996 год, 21 сентября.
   Ханна была одной из первых. Факультет Хаффлпафф пустеет.
   ***
   1996 год, 27 сентября.
   Сами-Знаете-Кто совершил визит в Азкабан и освободил оставшихся своих сторонников, а заодно и всех остальных заключенных - подчиненных Империусом помощников никогда не бывает мало. Дементоры пропустили его.
   ***
   1996 год, 7 октября.
   Министерство Магии пало... Хаффлпафф покинул последний, наиболее упорный, маглорожденный.
   ***
   1996 год, 31 октября.
   От факультета Хаффлпафф осталась только Помона, все ученики ушли. И исчезли, прихватив семьи. К счастью, гриффиндорцев это не коснулось - мы недосчитались только Гермионы Грейнджер, уехавшей в день смерти Альбуса. Впрочем, со всей морокой, вызванной смертью директора, об этом факте я узнала спустя неделю.
   Меня сняли с поста директора, теперь этот пост занял соратник Темного Лорда. Хорошо, хоть преподавателем трансфигурации и деканом осталась.
   ***
   1997 год, начало января.
   Произошло первое столкновение войск Темного Лорда и Серебряной Леди, как сейчас называют разумную драконицу. Военный рейд Пожирателей на контролируемый Ириалистиатрикс север Шотландии провалился - Серебряная леди встретила их всем, что было можно пусть в бой. Не хватает буквально всего, что нельзя так просто наколдовать - пищи, одежды, ингредиентов для зелий. Некоторые маги подумывали даже забирать одежду у мертвых маглов - все лучше того непотребства, которое они могут трансфигурировать.
   Пытаюсь уберечь от Пожирателей своих учеников. Маглорожденных в Хогвартсе не осталось, на них открыта охота. Что дети, что взрослые бегут и скрываются. Учрежденная осенью комиссия по учету магловских выродков работает в полную силу.
   Хаффлпаффцы бросают все и тянутся на север. Вчера я застала Помону со списками уже родившихся, но еще не поступивших в Хогвартс детей. Она их куда-то копировала. С трудом выгнала её из кабинета.
   ***
   1997 год, конец января.
   Дементоры хлынули на землю Великобритании. Эдинбург за считанные часы стал мертвым городом. Абердин опустел ещё быстрее. На всем протяжении побережья между ними не осталось ни одного живого магла, не лишившегося души. Уцелевшие сбежали. Неудивительно, они ведь не видят угрозу и неспособны бороться с дементорами. Если Сами-Знаете-Кто планировал массированный удар по занятой мятежными магическими существами территории, то он просчитался - возможность вволю нажраться оказалась для дементоров важнее. Впрочем, это лишь отсрочка - скоро расплодившиеся твари ударят по войскам Гарри Поттера и Ириалистиатрикс.
   Что же касается той части тварей, которая все-таки обрушилась на войска драконицы, то они частью исчезли, частью просочились через контролируемые Серебряной Леди земли. Потери среди её войск неизвестны, но, похоже, способ борьбы с дементорами был найден.
   ***
   1997 год, июнь.
   Один учебный год под властью Сами-Знаете-Кого. Британия выглядит на редкость пустынно. Маглорожденные скрываются, магловское население упало почти в десять раз. Впрочем, и дементоров на свободе осталась едва ли четверть первоначального количества, хоть они и знатно расплодились, получив доступ к беззащитной еде. Недавно стало понятно, почему - по всей Британии высятся нетающие ледяные могилы, заточившие в себе дементоров. Отчаянье накатывает рядом с ними необоримой волной - заточенные там твари живы и радостно вцепляются в любую крошку счастья.
   Похоже, Гарри Поттер решил проблему просто - не получается убить, так заточи. Через стены дементоры ходить не умеют, сквозь толстый слой магического льда тем более. А дальше их собственная способность излучать холод поддержит тюрьму.
   Говорят, на севере видели Сириуса Блэка, являющегося согласно Ремусу Люпину незарегистрированным анимагом-псом и отнюдь не предателем Поттеров. Похоже, Гарри ему все-таки хотя бы незначительно, но доверяет.
   ***
   1997 год, октябрь.
   Дементоры заточены окончательно. Пожиратели уже даже не тратят время на их освобождение - десятка сожранных "доброжелателей" им хватило. Тем не менее, ледяные могилы по одной, но исчезают. Думаю, Гарри нашел какой-то способ избавить от бывших стражей Азкабана наш мир. Жизнь в Магической Британии в руинах, а в немагической - в могиле.
   Граница владений Ириалистиатрикс плавно движется к югу и скоро подступит к Хогвартсу. В ответ Сами-Знаете-Кто бросил на неё немногочисленных драконов из числа обитающих в Уэльском заповеднике, но эта атака не достигла успеха.
   ***
   1998 год, 6 февраля, вечер.
   Сегодня все закончилось. Армия под знаменем с черепом и змеёй схлестнулась с армией под знаменем с серебряным драконом прямо около стен Хогвартса, единственной магической школы Британии. Того места, где все началось, откуда несколько лет назад глупая чиновница Министерства изгнала Серебряную Леди. Место, где некогда учились её сторонники-хаффлпаффцы. И вот сегодня они вернулись.
   Чародеи, обученные основам магии другого мира против Пожиратетелей Смерти. Мирные магические существа, не обладающие обычно значимыми боевыми качествами, но научившиеся зачаткам совсем другой магии, против оборотней и вампиров. Гигантская драконица против чуть меньших по размеру, но более многочисленных гигантов... Это была бойня.
   Со стен замка я видела, как оказавшаяся живой чемпионка Шармбаттона оторвала объятой пламенем когтистой рукой голову Люциусу Малфою, а через миг заслонилась его трупом от Авады другого Пожирателя. Я видела, как этого темного мага сбило с ног и отбросило прямо в стремительно обрастающие шипами кусты. Он уже не поднялся. Нимфа и Габриэль Труман, бывший староста Хаффлпаффа, только довольно переглянулись... Я видела, как Беллатрикс Лестранж кинжалом перерезает горло Уолдену Макнейру только для того, чтобы через миг превратиться в собственную племянницу Нимфадору.
   Я видела, как ещё одной нимфе перегрыз горло наполовину обернувшийся Фенрир Грейбек, а один из бывших членов квиддичной команды факультета Хаффлпафф (Малкольм Прис, как я выяснила после битвы) пал от Авады.. Я видела, как Гарри Поттер убил последнего гиганта противостоявшей Ириалистиатрикс группы, а потом вынес с поля боя теряющую сознание госпожу, только и успевшую принять свой двуногий остроухий облик, чтобы он не тратил силы на магическое перетаскивание драконьей туши.
   Я видела, как несколько вейл кружили вокруг стоящего особняком гиганта, поливая его пламенем. Я видела, как уставший и растративший большую часть своих сил Гарри Поттер сошелся в битве с окутанным защитными заклинаниями Волдемортом, обучившимся хоть как-то противостоять магии островов Кровь Ио.
   Я видела, как отступил колдовской холод и была отбита в сторону шаровая молния с одной стороны. Я видела, как была остановлена Авада Кедавра с другой. Я видела, как великие маги обменивались заклятьями, несущими гибель даже при касании. В обычных условиях результат был бы ясен, но Поттер слишком потратился раньше, а Сами-Знаете-Кто только что вступил в битву. Итог был непредсказуем.
   В течение дуэли дистанция между великими магами все уменьшалась и уменьшалась. А потом Гарри Поттер резко прыгнул вперед, увеличиваясь в размерах и покрываясь серебром. Дальнейшее я знаю только со слов очевидцев.
   ***
   Драконья лапа резко пробила предназначенные для защиты от магии щиты и охватила темного мага, ломая ему руки и сдавливая.
   - Не хотел я использовать это, - прорычал Гарри.
   - Анимаг. Как глупо... Мне следовало догадаться, когда ты дал приют этой шавке-Блэку. В следующий раз буду умнее.
   - Следующего раза не будет, лич, - ответил анимаг-дракон, сжимая лапу.
   И, проследив за улетающим на юг призраком, качнул головой.
   - У тебя осталось всего две филактерии, змея-то только что скончалась. Одна тут, а до второй доберемся завтра.
   ***
   Добравшись до замка, Гарри от лица своей госпожи потребовал сдаться от Пожирателей Смерти. Они пытались сопротивляться, но мы с Филеусом и Помоной их скрутили.
   Войдя в замок, архимаг сверился с каким-то артефактом, отодвинул меня с дороги и начал подниматься по лестнице. Добравшись до верхнего этажа, он некоторое время повозился с Выручай-Комнатой, откуда вышел, неся диадему на ручке старой метлы.
   - Предпоследняя игрушка этого недолича, - сказал он. - Сейчас уничтожим. А потом оплачем мертвых. За вторым артефактом отправлюсь завтра.
   - Это же диадема Основательницы, - сказал Филеус.
   Покинув замок, Гарри бросил диадему перед пришедшей в себя и вернувшейся в обычный облик госпожой. Крылатая властительница подхватила когтями диадему и сжала лапу. Могущественная магия, которой Темный Лорд защитил крестраж, спасовала перед когтями юной драконицы, достаточно взрослой для того, чтобы её когти были пропитаны её магией. Обдав потоком ледяного дыхания разрушенный артефакт и заморозив вытекшую из него темную кровоподобную жидкость, Ириалистиатрикс бросила обломки диадемы на землю.
   Сами-Знаете-Кого теперь удерживает в этом мире ровно одна ниточка и очень скоро она оборвется.
   ***
   1998 год, 7 февраля.
   Я не знаю, что происходило в Гринготтсе, но в конечном итоге Чаша Хаффлпафф была уничтожена. Волдеморт пал. Война закончилась. И на завоеванных драконицей обломках былой Британии нам теперь предстоит жить, восстанавливать общество, зачищать могильники с дементорами и убирать тела обездушенных маглов. Возможно, все-таки не самый худший вариант...

Оценка: 6.20*54  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"