Пальчун Александр Петрович: другие произведения.

Фотомодель и пять нелегалов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Фотомодель и пять нелегалов" -- одноактная комедия, история съемочной группы одного из модных журналов, оказавшейся за границей. Причем, случилось это неожиданно и помимо воли героев комедии. В один момент они превратились в нелегалов в восточной стране со всеми неприятными для них последствиями. Лишь череда нелепых поступков и счастливое стечение обстоятельств уберегли от беды и вознаградили за опасное приключение.


Александр Пальчун

ФОТОМОДЕЛЬ И ПЯТЬ НЕЛЕГАЛОВ

1

(Одноактная комедия)

  

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  
   АННА, хозяйка лесной избушки
   ДИАНА, дочь Анны
   НИКОЛАЙ, муж Анны
   ГОВАРД, бизнесмен
   ОЛИВИЯ, жена Говарда
   ВАЛЕНТИН, водитель Говарда
   МОНИКА, темнокожая фотомодель
   ЛЕЙТЕНАНТ, пограничник
   ЮРИСТ
   1-Й СОЛДАТ
   2-Й СОЛДАТ
  
   Действие происходит в наше время во дворе дома, стоящего в лесу. Слева фасад дома с верандой. Несколько деревянных ступеней ведут на веранду, с веранды -- входная дверь в дом. Рядом с домом длинный стол с двумя скамьями, какие используют в деревнях для обедов на открытом воздухе. Также есть пара старых плетенных кресел и качели с широкой скамьей. Напротив дома, справа, начинается лесная опушка. Между лесом и домом на заднем плане открывается широкая панорама реки с противоположным берегом. Во дворе сушится белье на веревке.
  
   (Из леса выходит ВАЛЕНТИН с лопатой в одной руке и со сложенным штативом-треногой для фотоаппарата в другой. Сам фотоаппарат болтается в сумке-кофре на плече. За Валентином в городской модной одежде и туфлях на высоких каблуках идет МОНИКА, следом за ней -- ГОВАРД. Он в белой рубахе и галстуке, словно только что вышел из офиса.)
  
   ВАЛЕНТИН (кричит). Эй! Есть тут кто живой?!
   ГОВАРД. Ау, селяне!
  
   (МОНИКА присаживается на скамью. Из дверей дома выходит АННА. Это женщина примерно лет сорока, одета по-деревенски, платок завязан на голове как у старушки.)
  
   АННА. И кто это к нам пожаловал?
   ГОВАРД. Добрый день, мамаша!
   АННА. Добрый день, милые.
   ГОВАРД. Хозяйка, не подскажешь, где тут можно отыскать трактор?
   АННА. Трактор?
   ГОВАРД. Ну да, трактор. Застряли мы в ваших болотах. Машину выдернуть надо.
   АННА. Да где же вы, родимые, в лесу трактор отыщите?! Тут и лошадей-то отродясь не бывало. Мы по грибы пешком ходим.
   ГОВАРД. Черт побери! А фермеры поблизости есть?
   АННА. Не слыхала про таких. Охотники иной раз появляются, но их пограничники живо в порядок приводят. И правильно делают. От их стрелянины я потом своих коз собрать не могу.
   ВАЛЕНТИН (Говарду). Я же говорил, надо было сворачивать направо!
   ГОВАРД. Да где ты справа речку видел?! В дебрях фотографироваться надумал? А тут природа, панорама. (Показывает в сторону реки).
   ВАЛЕНТИН. Будет тебе панорама, вон тучи заходят.
   ГОВАРД (Анне). Мать, а ты не приютишь нас, пока мы придумаем, как выбраться из ваших палестин.
   АННА. Как ни приютить. Не ночевать же вам на дворе.
   ГОВАРД. Мы хорошо заплатим, я владелец журнала. А это известная фотомодель Моника. (Указывает на Монику).
   АННА. Бедная, как вы ее у костра прикоптили?
   ГОВАРД. Да она от рождения такая. Папаня у нее приезжий, из дальних стран.
   АННА. А по-нашему то говорит?
   ГОВАРД. Еще и как! Не остановишь! Это она сейчас притомилась. Погоди, отдохнет. Меня зовут Говард. А это мой горе-водитель Валентин.
   ВАЛЕНТИН. Еще и носильщик, и фотограф, и охранник...
   ГОВАРД. ...И при этом лодырь отменный. Без команды лишнего шага не ступит.
   ВАЛЕНТИН. Вон к чему твои команды привели!
  
   (Из лесу с корзиной грибов выходит ДИАНА.)
  
   АННА. А это моя доченька Диана. (Диане.) Фотографы заплутали у нас, хотят посмотреть, как мы тут поживаем.
   ВАЛЕНТИН. Ух ты, сколько грибов! Это белые?
   ДИАНА. Подосиновики.
   ГОВАРД. Он кроме белых никаких не знает.
   ВАЛЕНТИН. А тебе, я вижу, только черненькие нравятся. (Кивает в сторону Моники.)
   АННА. (Диане). Доченька, они у нас остановятся.
   ДИАНА. Да разве мы против. Живите, сколько хотите. Изба большая - места для всех хватит. (Подходит к Монике.) Меня зовут Диана.
   МОНИКА. Очень приятно, Моника.
   АННА. Хорошо говорит по-нашему, сразу и не подумаешь. Диана, найди ей калоши, они под крыльцом. А то ребенок ноги выкрутит в своей обувке. А тут еще дождь собирается.
  
   (Слышны раскаты грома.)
  
   ДИАНА. Сейчас припустит.
   АННА. Убери белье с веревки. И заходите в дом, не стесняйтесь.
  
   (ВАЛЕНТИН направляется к дому.)
  
   ГОВАРД. Ты куда?! На закате только и снимать.
   ВАЛЕНТИН. Может быть, завтра?
   ГОВАРД. Сегодня и только сегодня. Завтра то солнце скроется, то настроение у тебя не появится.
   ВАЛЕНТИН. Откуда же оно появится, если все осталось в машине?
   ГОВАРД. Сходишь принесешь, не переломишься.
   ВАЛЕНТИН. Разогнался. (Неохотно устанавливает треногу, прикручивает к ней фотоаппарат.)
   ГОВАРД (Монике). Ты становишься вот тут, чтобы река была за спиной.
   МОНИКА. Где именно?
   ГОВАРД. Вон там. Валентин, покажи.
   ВАЛЕНТИН (поднимает с земли палку и чертит ею линию на земле). Ближе за линию не заходи. Туда к реке можешь.
   ГОВАРД (Валентину). Ты готов?
   ВАЛЕНТИН. Душить котов.
   ГОВАРД. Тогда начинайте, я не вмешиваюсь. (Садится на скамью.)
  
   (МОНИКА принимает неестественные экстравагантные позы. ВАЛЕНТИН фотографирует.)
  
   АННА. Эко ее сердешную корежит.
   ДИАНА. Мама, это ее работа.
   АННА. Не приведи господь такую работу.
  
   (Вновь слышится раскат грома. К ним примешиваются порывы ветра.)
  
   ГОВАРД. Все, сворачиваемся.
   ДИАНА. Заходите в дом.
  
   (Слышится звук дождя. Диана снимает белье с веревки. Все уходят в дом.)
  
   (ЗАТЕМНЕНИЕ)
  
   (Появляется свет. Декорации прежние, за исключением заднего плана. Вместо реки теперь видно сухое каменистое дно с валунами. Во дворе появилась пара обломков деревьев, недавно принесенных рекой. На веранду выходит АННА. )
  
   АННА. Матерь божья! Диана, скорее сюда!
   ДИАНА (выходя на веранду). Опять Борька набедокурил?
   ГОВАРД (выбегая на веранду). Что случилось?
   АННА. Река... река пропала.
   ГОВАРД (выходя из дверей). Вот это номер! Валентин, река пропала!
   ВАЛЕНТИН (из избы). Надо было вчера меру знать. (Выходит с фотоаппаратом.) Ни фига себе!
   ГОВАРД (Валентину). А ты завтра, завтра!.. Вот и снимал бы теперь.
   МОНИКА (выходя на веранду). А как же мы теперь сделаем дубль?
   АННА. Вода ушла...
   ВАЛЕНТИН. Да никуда она не ушла. Понятное дело, что река поменяла русло. Она в этом месте изгибалась и вот... где-то промыла перешеек. Слышите, там шумит.
   АННА. Да что ж это такое! И где нам теперь белье полоскать?!
  
   (Из леса выходят два человека в военной форме. Это пограничники соседней страны Каридонии: ЛЕЙТЕНАНТ в портупее, с пистолетом на боку и медалью на груди, и 1-Й СОЛДАТ с винтовкой на плече. Солдат прихрамывает. Форма военных с восточным колоритом. У лейтенанта погоны с золотом, аксельбант, на голове феска. Лейтенант представляется, отдавая честь.)
  
   ЛЕЙТЕНАНТ. Эбрук, лейтенант пограничных войск его величества Ирвинга Восьмого.
   ГОВАРД. Чего лейтенант?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Королевских войск Каридонии. Господа, предъявите ваши документы.
   ВАЛЕНТИН. Какой Каридонии? Что за маскарад?
   ЛЕЙТЕНАНТ (солдату). К стрельбе изготовсь!
  
   (1-Й СОЛДАТ сдергивает винтовку с плеча, становится в позицию для стрельбы.)
  
   ВАЛЕНТИН. Все-все! Вот мои права. (Вынимает из кармана документы, протягивает их лейтенанту.)
   ЛЕЙТЕНАНТ (настойчиво). Ваш паспорт!
   ВАЛЕНТИН. Здесь и техпаспорт.
   ЛЕЙТЕНАНТ (Говарду). Ваш паспорт?
   ГОВАРД. Я не захватил, думал в лесу одни медведи.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Именем закона вы арестованы за пересечение границы. Каридонии!
   АННА. Да ничего они не пересекали.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Молчать! И ты тоже арестована.
   АННА. Да мы тут спокон веку живем и знаем, где граница находится.
   ЛЕЙТЕНАНТ. И где же?
   АННА. Вон там, по реке.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Вот именно! Там, по реке... В договоре от 1785 года четко написано - по фарватеру. А где он сейчас фарватер?
   АННА. Не знаем мы никаких фарватеров. Здесь такие никогда не проживали.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Так и помолчи, если не знаешь! Фарватер в трех километрах отсюда, как и нынешняя река.
   АННА. В трех километрах?! Да как же мы теперь без воды?!
   ЛЕЙТЕНАНТ. Это к делу не относится. Воду вам в камеры будут приносить.
   ГОВАРД. Товарищ лейтенант! Сразу видно, что вы человек культурный. Это какое-то природное недоразумение, которое мы с вами, как люди интеллигентные, можем уладить.
   ЛЕЙТЕНАНТ (солдату). Который из них снимал?
   1-Й СОЛДАТ (указывая на Валентина). Вот этот, я в бинокль видел.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Вам известно, что съемки диспозиции наших постов запрещены. Где фотоаппарат?
   ВАЛЕНТИН. Вот он.
   ЛЕЙТЕНАНТ (забирая фотоаппарат). Оптика изымается и будет приобщена к делу.
   1-Й СОЛДАТ. Он еще схему на песке рисовал.
   ГОВАРД. Это вздор какой-то. Я требую адвоката.
   ЛЕЙТЕНАНТ (не обращая внимания на Говарда). Кто владелец дома?
   АННА. Мы с дочкой.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Документы имеются?
   АННА. А как же. Все как положено: и домовая книжка и квитанции за электричество...
   ЛЕЙТЕНАНТ. На каридонийском языке?
   АННА. Да с чего ж они будут на вашем басурманском?!
   ЛЕЙТЕНАНТ. Значит документы тоже изымаются.
   АННА. Я тоже... требую адвоката.
   ЛЕЙТЕНАНТ (садится на скамью у стола, снимает феску, вынимает из подсумка радиотелефон, выдвигает длинную антенну). Четырнадцатый! Здесь нарушители. (Говарду.) Сколько вас?
   ГОВАРД (растерянно). Четверо... пятеро.
   ЛЕЙТЕНАНТ (в трубку). Пятеро. Скорее всего, диверсанты. Или перебежчики. Срочно нужен юрист. Ожидаем. И пусть захватит два пива. У меня наряд скоро заканчивается. (Прячет радиотелефон.) Ну, голубчики, уж теперь вы не отвертитесь!
   1-Й СОЛДАТ. Товарищ лейтенант, а помните тех рыбаков?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Это которых?
   СОЛДАТ. Которым по червонцу влепили.
   ЛЕЙТЕНАНТ. И правильно сделали -- они нашу рыбу ловили.
   1-Й СОЛДАТ. А эти, что? Посмотри сколько грибов. (Показывает на корзину с грибами, стоящую на столе.) А еще фотографировали.
   ГОВАРД. Так мы для журнала.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Хм... Для журнала... Все наши дозоры. Да появись эти снимки в газетах -- меня сразу под трибунал.
   1-Й СОЛДАТ. А мне снова отпуск объявят. Я их первый заметил.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Тебе отпуск, а мне орден.
   АННА. Да мы-то причем. Это все река...
   ЛЕЙТЕНАНТ. Вы-то с дочкой, скорее всего, ни при чем. Вам, можно сказать, повезло...
   1-Й СОЛДАТ. ...Это если захотят остаться.
   ЛЕЙТЕНАНТ. А куда ж они денутся. Дуры, если не останутся. А вот и юрист. Он вам лучше меня все растолкует. Наше дело поймать, а его объяснить, за что будете отбывать наказание.
  
   (Из лесу выходит ЮРИСТ. Он в полувоенной экзотической форме.)
  
   ЮРИСТ (Лейтенанту). Держи пиво. Не мог позвонить через полчаса. Тут с ними на полдня работы. А у меня тетя из Ливербука приехала.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Знаю я твою тетю. Видел, как она в кабаке выплясывала. А тут тебе и тети и дяди. Занимайся.
  
   (ЮРИСТ садится на скамью, кладет портфель на стол, вынимает бумаги. Лейтенант в это время рассматривает кадры в реквизированном фотоаппарате.)
  
   ЮРИСТ. Итак. Начнем. (Анне и Диане.) О вас мы все знаем. Выражаю вам мое глубокое почтение и от всей души поздравляю!
   ГОВАРД. Что у них, день рождения?
   ЮРИСТ. Лучше, чем день рождения. И подарок намного круче - многомиллионное состояние.
   АННА. Не понимаю вас.
   ЮРИСТ. Да все тут проще лепешки. По Каридонийским законам вновь приобретенная территория принадлежит тем, кто на ней проживает. Стало быть, вы теперь владельцы примерно... пока еще мы, конечно, не обмеряли... эдак гектаров семидесяти плодородной земли.
   АННА. Да какая же здесь земля? Один лес.
   ЮРИСТ. Лес - отныне это тоже ваша собственность. Но, между нами, главное ваше состояние скрыто там, где была река.
   АННА. Да, вода -- это главное! Без нее ни прополоскать, ни грядку полить.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Да забудьте вы о ваших грядках! Какие грядки! У вас золота в обмелевшем русле - немеряно! Раньше не добывали. Сами понимаете - граница. А теперь половина всего - ваша.
   ГОВАРД. Почему только половина?
   ЮРИСТ. А вторая половина по закону принадлежит нашему королю Ирвингу Восьмому. Но можете не сомневаться, по этому случаю от него владельцам участка будет пожалован высокий титул.
   ГОВАРД. А нам чего полагается от его величества?
   ЮРИСТ. Вы в браке с ними оформлены? (Показывает на Анну и Диану.)
   ГОВАРД. У меня уже есть жена.
   ЮРИСТ. Отвечайте по существу: да, или нет?
   ГОВАРД. Нет. С ними не женат.
   ЮРИСТ. Жаль. Очень жаль. А с этой? (Указывает на Монику.)
   ГОВАРД. И с этой нет.
   ЮРИСТ. А вот это уж совсем худо. Женатый мужчина, вывозящий девушек в лес, по нашим законам подвергается публичному избиению и лишению всех имущественных прав. Так что я бы на вашем месте лучше заявил, что вы с ней уже подали заявление в ЗАГС. Это смягчит вашу участь.
   ВАЛЕНТИН. Слава богу, я девушек не привозил.
   ЮРИСТ. А за рулем машины кто сидел?
   ВАЛЕНТИН. ...Я.
   ЮРИСТ. Значит, привозил. Но ваше счастье, что автомобиль остался на той стороне.
   ВАЛЕНТИН. Хоть в чем-то повезло.
   ЛЕЙТЕНАНТ. И не только в этом. Как установила система видеонаблюдения, вода из реки сначала пошла по борозде, которую вы палкой начертили на песке.
   ВАЛЕНТИН. Ну и что здесь преступного?
   ЮРИСТ. А никто и не говорит о криминале. Сначала был ручеек, затем на месте черты -- промоина... В итоге, благодаря вам, река поменяла русло, и наша славная Каридонии приросла многими гектарами плодородной земли...
   ЛЕЙТЕНАНТ....Со всеми ее богатыми недрами.
   ЮРИСТ. Так что и вы, по приказу Ирвинга Восьмого, скорее всего, станете уважаемым и состоятельным человеком.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Мы видели, как он эту линию проводил.
   ВАЛЕНТИН. Так я разбогатею?!
   ЮРИСТ. Очень. Если, конечно, согласитесь принять наше гражданство.
   ВАЛЕНТИН. А если?..
   ЮРИСТ. Тогда в тюрьму - у нас заключенных держат в земляных ямах - будете сидеть вместе с ним. (Указывает на Говарда.)
   ГОВАРД. А если я приму гражданство?
   ЮРИСТ. Тогда будешь сидеть в яме, полноправным подданным Ирвинга Восьмого, которым в виде поблажки полагаются истязания плетьми только по пятницам.
   ГОВАРД. Это произвол!
   ЛЕЙТЕНАНТ (Солдату). Приготовсь!
  
   (Солдат изготавливается к стрельбе.)
  
   ГОВАРД. Вернее, это, скорее всего, несовершенство местного законодательства.
   ЮРИСТ. Подбирай слова! Иначе я внесу их в протокол.
   АННА (Говарду). Ну кто вас тянет за язык?!
   ГОВАРД. Мамаша... Извините, Анна Владимировна, согласитесь, это не совсем справедливо.
   ВАЛЕНТИН. Да нет, вроде все нормально. Хорошие законы: начертил линию на песке - получил состояние. У тебя вон сколько скаты монтировал, и за фотографа был, и за охранника, и ничего толком не получал.
   ГОВАРД. А тринадцатая зарплата?! А машина в твоем распоряжении?! Думаешь я не знаю, что ты по вечерам таксовал?
   ВАЛЕНТИН. Не очень-то на джипе потаксуешь.
   ГОВАРД (Юристу). А если я откажусь принимать ваше гражданство?
   ЮРИСТ. Не советую. Плети ежедневно. Но, конечно, когда отсидите - будете депортированы на родину. А там за отторжение государственной территории тоже по головке не погладят.
   ВАЛЕНТИН. И Оливия узнает, с кем ты в лесу... фотографировался. Впрочем, она с горя не помрет.
   ГОВАРД. Да она без меня с ума сойдет.
   ВАЛЕНТИН. Не без тебя, а без нашей машины.
   ГОВАРД. Что ты хочешь сказать?
   ВАЛЕНТИН. Что такого водителя ей уже не отыскать.
   ГОВАРД. Ах, вот оно что!
   ЮРИСТ. Прекратите глупые споры. И об этих ваших... обычаях здесь лучше не вспоминать. Полиция нравов в Каридонии хлеб даром не жует.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Супружеская неверность у нас карается строже, чем воровство. Хотя, это и есть воровство. А приговор в таких случаях -- секир башка.
   ГОВАРД. Господи, куда я попал!?
   ЮРИСТ. Какой господи?
   ГОВАРД. Что значит, какой? Он един, который над нами.
   ЮРИСТ. Ну так и говори, как полагается: слава Аллаху. А то несешь всякую ересь!
   АННА. Говард, вы же умный человек, будьте осторожны.
   ВАЛЕНТИН. Нашла умного. Он только деньги считать может. Передачу в машине по-человечески переключить не может.
   ГОВАРД. Молчи, водитель-погубитель.
   ЮРИСТ (Монике). А с вами, девушка, что делать будем? Вам надо срочно выходить замуж.
   МОНИКА. Сама знаю. Но сначала скажите, за кого.
   ЮРИСТ. Кто вам из них больше нравится? (Указывает на Говарда и Валентина.)
   МОНИКА. Никто.
   ГОВАРД Как это никто?!
   ВАЛЕНТИН. Как это никто?!
   МОНИКА. Да оба вы друг друга стоите, ни одной юбки не пропустите.
   ГОВАРД. Да что ж это такое! (Валентину.) Эта девица обливает нас грязью.
   ВАЛЕНТИН. Клевещет.
   МОНИКА. Ага! Клевещу? А кто говорил, что из черненьких - меня и джипа - меня ты любишь сильнее?!
   ВАЛЕНТИН. Это она бредит! Как я могу любить ее больше джипа?
   ГОВАРД (Валентину). Погоди, ты и за это мне еще ответишь!
   ВАЛЕНТИН. Хорошо! Когда передачу тебе в яму принесу, тогда и отвечу.
   ЮРИСТ (Монике). Значит, вы утверждаете, что оба эти нарушителя посягали на вашу девичью честь?
   МОНИКА. На что?
   ЮРИСТ. Хотели вами завладеть.
   МОНИКА. Мною? Завладеть? Я принадлежу рекламному агентству. У меня и контракт с ними.
   ЮРИСТ. А с ними?
   МОНИКА. Никаких договоров.
   ЮРИСТ. Так и запишем. Одни... пустые... слова. (Монике.) Устраивает формулировка?
   МОНИКА. Лучше не скажешь.
   ЮРИСТ (устало). Очень уж у вас тут все запутано. Я, как юрист с многолетним стажем, рекомендую всем вам для прояснения дела объединиться по группам. Например, по семейному положению. Кто из вас состоит в браке?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Меня и солдата не считай.
   ГОВАРД. Тогда я... наверное.
   ЮРИСТ. Я говорю о браке на территории Каридонии. Прочие географические окраины нас не интересуют, поскольку все их документы у нас теряют юридическую силу.
   ГОВАРД. Выходит, я... снова свободен?
   ЮРИСТ. Только в семейном отношении. Об ответственности за пересечение границы не освобождаешься.
   ГОВАРД. Извините, а вот если я, предположим... только вообразим себе... например, решил вступить в брак вот с этой девушкой (указывает на Диану,) то что изменится в моем положении?
   АННА. Ни за что!
   ГОВАРД. Ну тогда с этой дамой. казывает на Монику.)
   МОНИКА. Еще чего!
   ГОВАРД. И все-таки?
   ЮРИСТ. В этом случае жена будет иметь полное право приносить вам передачи в тюрьму.
   ГОВАРД. А если предположим... только предположим... я твердо решу связать свою жизнь с уважаемой Анной Владимировной?
   ДИАНА. Мама, что он говорит?
   АННА. Доченька, никогда не перебивай мужчин. Я в свое время возразила твоему папе, вот с тех пор от него ни слуху ни духу.
   ЮРИСТ. О-о-о! Так вы замужем?
   АННА. Нет. В тот воскресный вечер, когда у нас с ним... все получилось, ЗАГС не работал.
   ЮРИСТ (Говарду). Ну, если учитывать общественное положение, статус и состояние Анны Владимировны, а также ее заслуги перед Каридонией, то, по случаю женитьбы на ней, не исключена и ваша амнистия.
   АННА. Вот видишь, доченька, грех человеку не помочь! Помнишь, как наша Зорька забралась на дерево и не могла обратно спуститься. Если бы ни лесник, сидела бы она там до с их пор.
   ДИАНА. Мама, это не Зорька была, а Борис! Зорька умнее нашего козла в десять раз.
   ВАЛЕНТИН. А если я решу связать свою судьбу сразу с двумя девушками, вот с ней и с ней? (Указывает на Диану и Монику.)
   АННА. Что ты плетешь -- сразу с двумя?
   ЮРИСТ. Бракосочетание оптом в Каридонии запрещено.
   ЛЕЙТЕНАНТ. И, кроме того, мне самому эта девушка нравится. (Указывает на Монику.)
   МОНИКА. А сколько у вас жен?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Ни одной. Я все время на службе, а нарушают границу только мужчины. Ну, иногда медведи.
   ЮРИСТ. Он когда-то задержал матерого косолапого. Сейчас нарушитель отбывает свой срок в зоопарке.
   ЛЕЙТЕНАНТ (указывая на свою грудь). Вот орден за ту поимку.
   МОНИКА. А за нас что-нибудь дадут?
   ЮРИСТ. Само собой. Групповое пересечение границы. И меня не забудут. Кстати, у меня только две жены, и ни одна не жалуется. (Монике.) Как вы смотрите на то, чтобы с вашей помощью их стало три?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Но я предупреждаю, что бабы у него такие стервозные, что иной раз он ночует в нашей казарме.
   МОНИКА. Ой, я даже и не знаю.
   АННА. Дочка, соглашайся на офицера.
   ГОВАРД. Его постоянно дома не будет.
   ЛЕЙТЕНАНТ (вскакивает). Разговорчики!
   ЮРИСТ. Вот именно! Разболтались! Все, кроме вас (указывает на Анну и Говарда), отправляйтесь в дом. Буду вызывать по одному.
  
   (ВАЛЕНТИН, ДИАНА и МОНИКА уходят в дом.)
  
   ЮРИСТ. Так. Пишите заявления, чтобы я мог вас обобщить.
   ГОВАРД. О чем заявление?
   ЮРИСТ. О желании вступить в брак.
   АННА. С кем?
   ЮРИСТ. Вы же хотели с ним. (Указывает на Говарда.) Не со мной же. Хотя...
   АННА. Нет-нет, мне ваших жен в придачу не надо. А его тогда не посодют?
   ЮРИСТ. Когда женится, то нет.
   АННА. Я согласна.
   ГОВАРД. И я согласен.
   ЮРИСТ. Тогда садитесь и пишите. Вот образец.
  
   (АННА и ГОВАРД пишут, ЮРИСТ прохаживается по двору. В это время 2-Й СОЛДАТ из леса выводит бородатого мужика. )
  
   ЛЕЙТЕНАНТ. Это еще кто такой?
   2-Й СОЛДАТ. Вот, товарищ лейтенант, задержали еще одного. Переходил на их территорию.
  
   (АННА оставляет бумагу, подходит к задержанному. )
  
   АННА. Николай!... Ты?!
   НИКОЛАЙ. Анна! Не может быть! Как ты здесь оказалась?
   ЮРИСТ. Проездом она тут, проездом. (Анне.) Вы его знаете?
   АННА. Да это же Николай! Отец моей Дианочки! И совсем не изменился. Только зарос.
   НИКОЛАЙ. А ты как будто помолодела.
   ЮРИСТ. Да что же это такое! Только начал разбивать по группам!..
   ЛЕЙТЕНАНТ. А ты его во вторые мужья к ней запиши. И пусть там, наверху, сами разбираются.
   НИКОЛАЙ. В какие такие мужья?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Во вторые. Вот ты ее когда-то бросил, а теперь она выходит замуж.
   АННА. Никуда я не выхожу. Я передумала.
   ГОВАРД. Как это передумала?!
   ЮРИСТ. Ничего не знаю, заявление уже написано.
   НИКОЛАЙ (берет заявление Анны, читает). А подписи-то нет.
   ГОВАРД. А вот на моем заявлении подпись имеется.
   НИКОЛАЙ. Покажи.
  
   (ГОВАРД протягивает Николаю заявление, тот читает его, а затем рвет на клочки.)
  
   НИКОЛАЙ. Неразборчиво написано, не годится.
   ЛЕЙТЕНАНТ (солдатам). Взять его!
  
   (СОЛДАТЫ заворачивают Николаю руки назад. ЮРИСТ становится перед ним.)
  
   ЮРИСТ (грозно). Ты за это ответишь! Фамилия?!
   НИКОЛАЙ. Советник первого ранга Его Величества Ирвинга Восьмого Николай Магополус. Откомандирован на границу с инспекторской проверкой!
   ЛЕЙТЕНАНТ (солдатам). Да что же это такое! Хватают всех без разбора!
   2-Й СОЛДАТ. А мы чего? Ломится через лес, точно медведь. Мы думали, из зоопарка сбежал.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Медведя от советника первого ранга отличить не можете?! Три наряда вне очереди!
   НИКОЛАЙ (юристу). А вам взыскание за формальных подход к своим обязанностям. Устроили на границе дворец бракосочетания!
   ЛЕЙТЕНАНТ. А он и первых своих жен вот таким же манером получил.
   НИКОЛАЙ. Молчать! Кто ее задержал?
   ЛЕЙТЕНАНТ (виновато). Я.
   НИКОЛАЙ. Будешь представлен к государственной награде. (Показывает на Говарда.) А этого?
   ЛЕЙТЕНАНТ (весело). Тоже я!
   НИКОЛАЙ. Будешь разжалован до сержанта!
   ЛЕЙТЕНАНТ. Так они вместе были...
   НИКОЛАЙ. Вместе... Не знаешь что делать?! Одну задержал, а второй... а второй... погиб при попытке к бегству. И все тут!
   ГОВАРД. Как это я погиб?
   АННА. Николаша, ну зачем же так сразу?
   НИКОЛАЙ. Снова перечишь?! Женишка своего выгораживаешь?!
   АННА. Да я только чтобы спасти его, чтоб грех на душу не брать. Ради нашей Дианочки.
   НИКОЛАЙ. И где она?
   АННА. Там, в доме. Вот этот идол запер ее. (Указывает на Лейтенанта.)
   ЛЕЙТЕНАНТ. Я по его приказу. (Указывает на юриста.)
   НИКОЛАЙ. С каких это пор военные стали подчиняться гражданским?! Разжалован до ефрейтора! Освободи мою дочь!
   ЛЕЙТЕНАНТ (бежит на крыльцо, отворяет дверь). Все на выход!
  
   (Первой выходит МОНИКА. Николай, увидев ее, крестится.)
  
   НИКОЛАЙ. Свят, свят, свят...
  
   (Следом выходят, взявшись за руки и явно симпатизируя друг другу, ВАЛЕНТИН и ДИАНА.)
  
   ДИАНА. Мама, я решила выбрать этого. Он обещал покатать меня на машине.
   АННА. Доченька, я вон с твоим папой когда-то покаталась. С незнакомцами в машину лучше не садиться.
   ВАЛЕНТИН. Так мы уже познакомились.
   ДИАНА. И уже целовались!
   НИКОЛАЙ. Как это возможно, доченька?!
   АННА (Диане). Дианушка, это твой родной папа.
   ДИАНА. Папа! Чудеса! Он что, тоже перешел границу?
   НИКОЛАЙ. Да, доченька. По ошибке лет двадцать назад... заблудился. Дьявол попутал. (Крестится.)
   ЛЕЙТЕНАНТ (юристу). Двадцать лет назад, а до сих по крестится. Ты видел?
   НИКОЛАЙ. Он ничего не видел. (Лейтенанту.) И ты ничего не видел! А за частичную потерю зрения при исполнении служебных обязанностей будешь представлен к капитанскому званию
   ЛЕЙТЕНАНТ. Рад служит его Величеству Ирвингу Восьмому!
   НИКОЛАЙ (Диане.) Ах, какая ты выросла красавица! Копия мамы! А это, стало быть, твой жених?
   ЮРИСТ (подобострастно). Они на нашей земле вот так, взявшись за руки, и появились. Говорят, любят друг друга.
   НИКОЛАЙ. А этот? (Указывает на Говарда.)
   ЛЕЙТЕНАНТ. Этот? У-у-у! Этот - другое дело. Злодей еще тот! При задержании сопротивлялся. Не знаем, что теперь и делать.
   НИКОЛАЙ. Сразу надо было... на месте! (Юристу.) Ну да ладно, оформляй как положено, там разберемся.
   ДИАНА. Папочка, а нам говорят, что мы разбогатеем?
   НИКОЛАЙ. Это еще как Ирвинг Восьмой посмотрит.
   ГОВАРД (указывая на Анну). Так она может и не получить состояния?!
   НИКОЛАЙ. На все воля нашего короля.
   ГОВАРД. Спасибо, земляк, что заявление порвал.
   НИКОЛАЙ. Но у нее и моих денег хватит. (Юристу, указывая на Монику.) А эту как оформили?
   ЮРИСТ. Еще никак. С тем не желает, с этим не хочет. (Указывает на Говарда.)
   НИКОЛАЙ. Правильно и делает. Но кого-то ей выбрать придется. (Лейтенанту, указывая на Монику.) Капитан, тебе нравится?
   МОНИКА (Николаю). Мне нравитесь вы.
   АННА. Как это понимать?!
   МОНИКА. А зачем мне за басурмана идти?
   АННА. Ты на себя посмотри.
   НИКОЛАЙ. Погоди, Анна. Девушка правильно рассуждает. Дом у меня трехэтажный, а жены только две - места для всех хватит.
   АННА. Ах, так! Тогда проваливай с ней туда, где двадцать лет до этого шастал.
   ГОВАРД (поднимая с земли клочки бумаги, обращается к юристу). У вас не найдется бумаги, восстановить заявление?
   АННА. И я на своем подпись поставлю.
   НИКОЛАЙ. Что?! Подпись?! Тогда, молодые, мир вам да любовь. Мы с ней тоже не пропадем. (Берет Монику за руку, ведет ее в сторону леса.)
   ДИАНА. Папа, а мы?
   НИКОЛАЙ (оборачиваясь). Оставайтесь с мамой и новым папаней. Солдаты, за мной!
  
   (НИКОЛАЙ, МОНИКА и СОЛДАТЫ уходят в лес.)
  
   ЛЕЙТЕНАНТ. Ух, пронесло.
   ЮРИСТ. Лейтенант...
   ЛЕЙТЕНАНТ. Капитан.
   ЮРИСТ. Да, капитан. Что делать-то будем?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Оформляй, как положено, чтоб с его стороны ни одной придирки не было.
   ЮРИСТ (ворчит). Попробуй тут, разберись... ходют тут, как по проспекту.
  
   (У Лейтенанта звонит радиотелефон.)
  
   ЛЕЙТЕНАНТ. Да! Четыреста тридцать пятый слушает. Так-так... Все понял... Будет исполнено.
   ЮРИСТ. Что там?
   ЛЕЙТЕНАНТ. С той стороны нота протеста. Требуют выдать перебежчиков.
   ЮРИСТ. Это их что ли?
   ЛЕЙТЕНАНТ. А кого же. Обвиняются в диверсии и посягательстве на целостность их государства. Уже объявлены Интерполом в розыск.
   ЮРИСТ (нервно). Так оформлять их или сразу назад?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Наверху еще не решили.
   ГОВАРД (юристу). А что, вы говорили, мне грозит на родине?
   ЮРИСТ. Статья серьезная. За государственную измену у вас помногу дают.
   АННА. Не волнуйся, я буду носить тебе обеды.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Не будешь. Тебя и твоей дочери в диверсионных списках нет. Вот он, да его водитель, полосы на песке рисовали. Это они изменили русло.
   ГОВАРД. Ничего я не рисовал, я вообще рисовать не умею.
   ЮРИСТ. А заявление писал? Писал! А это уже государственная измена. Не знаю как у вас, а у нас...
   ЛЕЙТЕНАНТ. У нас за это -- секир башка.
   ЮРИСТ. Тут с ними и свою башку потеряешь! Не знаешь, оформлять их как супругов, или как?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Оформляй.
   ЮРИСТ. А у него с той стороны жена есть. Как бы скандала не вышло?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Какой там скандал! Мне сообщили, что жена от него уже отказалась.
   ГОВАРД. Как это отказалась?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Обнаковенно. Как от перебежчика. Даже фамилию успела сменить.
   ГОВАРД. А мой бизнес?
   ЛЕЙТЕНАНТ. А бизнес твой сохранила - только перевела на себя.
   АННА (Говарду участливо). И тебя, мой сердешный, бросили. Ох, и горько это попервах.
   ГОВАРД (Валентину). Ущипни меня, может все это сниться?
   ВАЛЕНТИН. Не щипать тебя надо, а монтировкой огреть! Говорил же, направо, направо надо поворачивать! А он налево, я лучше знаю...
   ЮРИСТ. Прекратите! (Говарду и Анне.) Пишите заявление. Пусть лежат на всякий случай. Ходу пока давать не будем, а там посмотрим. Заполните в доме, а я этими займусь. (Указывает на Валентина и Диану.)
  
   (ГОВАРД и АННА уходят в дом.)
  
   ЮРИСТ (Валентину и Диане). Вы еще не передумали?
   ДИАНА. Чево?
   ЮРИСТ. На машине кататься.
   ВАЛЕНТИН. Нет, не передумал. С такой красавицей я и на трамвае согласен!
   ДИАНА. А я с ним согласна даже в тюрьму.
   ЮРИСТ. В какую? В нашу или в вашу?
   ДИАНА. Да в любую. Это лучше, чем в лесу пропадать.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Ты еще на границе не служила. В лесу ей плохо... походи с мое...
   ЮРИСТ. И оформляй вас тут... постоянно... не зная как. В любую минуту можно самому в тюрьму угодить.
   ВАЛЕНТИН. Мужики, между нами... а, может, еще раз того... попробуем линию провести. А водичка - она не дура, она сама себе дорогу отыщет.
   ЛЕЙТЕНАНТ. И что оно получится?
   ВАЛЕНТИН. А то, что просыпаемся и видим... (Мечтательно.) Мы в райском местечке.
   ЮРИСТ (заразившись мечтательностью). И золото под ногами...
   ЛЕЙТЕНАНТ (подхватывает). И никакой тебе службы. Сам себе главнокомандующий.
  
   (Все с надеждой смотрят на небо.)
  
   ЮРИСТ (сокрушенно). Ни единого облачка.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Что за дурацкий климат! Постоянно теплынь. Ни зимы тебе, ни вьюги. И солнце припекает. Мучаешься, как на морском пляже.
   ВАЛЕНТИН. Хоть бы цунами какой...
   ЮРИСТ. Не с нашим счастьем. (Валентину и Диане.) Так что садитесь и пишите заявление. Пусть оно будет в запасе, на всякий случай.
  
   (Слышится звук автомобильного мотора, хлопанье дверей. К дому из леса выходят НИКОЛАЙ и МОНИКА.)
  
   НИКОЛАЙ (юристу). Как дела? Продвигаются?
   ЮРИСТ. Да вот завершаем.
   НИКОЛАЙ. Немедленно приостановить. Все осложнилось. Не исключено, что их придется возвратить.
   МОНИКА. А меня?
   НИКОЛАЙ. И тебя, моя крошка. Тут уж и я ничего поделать не могу.
  
   (Из дома на крыльцо выходят АННА и ГОВАРД. Анна одета модно и ярко, отчего выглядит на двадцать лет моложе. Говард и Анна веселы и счастливы.)
  
   НИКОЛАЙ. Анна, что это на тебе?
   АННА. Так... платьице. Теперь могу себе позволить. Чай, уже не в лесу обитаем.
   ДИАНА. Мама, где ты его взяла?
   ГОВАРД. Это все фирменное. Для съемок приготовлено. (Монике.) О-о-о, бывшая фотомодель!
   МОНИКА. Никакая я не бывшая. Я фотомодель в любом месте и в любой стране.
   ГОВАРД. Но не в моем журнале. Договор расторгаю, неустойку, конечно, выплачу. А место твое занимает Анна - лесная царица. Думаю, тираж вырастит втрое.
   ДИАНА. Мама, как тебе идет!
   ГОВАРД (самодовольно). И не отличишь. Две ягодки. (Диане.) Тебя тоже зачисляю в штат.
   ВАЛЕНТИН. Без ведома супруга она в твой вертеп ни ногой!
   ГОВАРД. Какого еще супруга?
   ЮРИСТ. У меня их заявление.
   ГОВАРД (указывая на Анну). А я теперь - ее законный муж. У нас тоже заявление есть. (Валентину.) Так что, зятек, я для тебя любимый тесть.
   ВАЛЕНТИН. Это еще хуже, чем работодатель.
   ГОВАРД. Потерпишь.
   ВАЛЕНТИН. И не собираюсь терпеть!
   ЛЕЙТЕНАНТ. Правильно и делаешь. Скорее всего, всех вас ожидает депортация.
   ЮРИСТ. По требованию Интерпола и вашей страны. А вот и их представители. (Говарду.) Это, кажется, ваша жена.
  
   (К дому из леса выходит ОЛИВИЯ со 2-М СОЛДАТОМ)
  
   ГОВАРД. Оливия! Чудеса! Что ты здесь делаешь?
   ОЛИВИЯ. Лучше расскажи, что за девка рядом с тобой?
   ГОВАРД. Это новая...
   ОЛИВИЯ. То есть очередная... Тебе нагуталиненных мало? (Монике.) А ты куда смотришь? Хлеб у тебя отнимают.
   МОНИКА. Да я таких с десяток найду!
   ОЛИВИЯ. Чего же раньше за него цеплялась?
   МОНИКА. У нас с ним отношения были только деловые.
   НИКОЛАЙ (Юристу). Так и запиши, ничего не искази -- "отношения были". (Оливии.) А вы, стало быть, его жена?
   ОЛИВИЯ. Какая я ему теперь жена?
   ЮРИСТ. Извините, как ваша фамилия?
   ОЛИВИЯ. Фамилия тоже не его.
   ГОВАРД. А мой бизнес?
   ОЛИВИЯ. Он тоже теперь не твой. Оформила на себя.
   ЮРИСТ. Так вы ему не жена?
   ОЛИВИЯ. В первый раз вижу.
   ЮРИСТ (указывая на Монику). А ее?
   ОЛИВИЯ. А эту стерву!.. Никогда не видела. И видеть не хочу!
   ЮРИСТ. Тогда как же мы установим их личности?
   ОЛИВИЯ. Личности самые мерзкие!.. Но я их не знаю.
   ЮРИСТ. И документов при них никаких. (Николаю.) Что делать?
   НИКОЛАЙ (берет Оливию за локоть). Видите ли, тут такая история... Вот он (указывает на Говарда) с этой нарядной куклой (указывает на Анну) получили... как бы это сказать... большое наследство. И от вас зависит, в какой тюрьме они окажутся. Так что сообщите, знаете вы их или нет?
   ОЛИВИЯ. Не знаю.
   НИКОЛАЙ. В таком случае они получат огромные деньжищи и, скорее всего, с помощью денег найдут способ, как выбраться из нашей тюрьмы. А если знаете?..
   ОЛИВИЯ. Знаю.
   НИКОЛАЙ. То они возвратятся на родину. И уж там они сядут, так сядут.
   ОЛИВИЯ. Знаю. Отлично знаю!
   ГОВАРД (Оливии). И там я сообщу, что идея съемок на берегу реки принадлежала тебе. Будем сидеть вместе.
   ОЛИВИЯ. Что он такое говорит?!
   ЛЕЙТЕНАНТ. Он говорит о государственной измене и хищении государственной собственности в особо крупных размерах путем создания преступного сообщества.
   ЮРИСТ. Статья 148, дробь 28 уголовного кодекса.
   ГОВАРД. А ведь мы могли бы и поделиться...
   ЮРИСТ. Что-то солнце припекать стало... (Николаю.) Вы не против продолжить беседу в доме?
   НИКОЛАЙ. Не против. Зачем же нам париться на солнце?
   ЛЕЙТЕНАНТ. И я не против.
   ЮРИСТ. Тогда поднимаемся в дом и все обговорим.
  
   (ЮРИСТ, ЛЕЙТЕНАНТ, АННА, ОЛИВИЯ, ГОВАРД и НИКОЛАЙ уходят в дом.)
  
   МОНИКА (вослед). А меня?! И мой договор переделывать надо.
  
   (МОНИКА тоже убегает в дом. Слышны раскаты грома.)
  
   ДИАНА (смотрит в небо). С нашей стороны гроза идет.
   ВАЛЕНТИН. Ох и сгущается. Джип в болоте совсем увязнет.
   ДИАНА. А как же ты меня покатаешь?
   ВАЛЕНТИН. Покатаю. На все воля Господа, его же Аллаха. Но иногда и ему подсобить надо. (Солдату.) Дай на минутку твою стрелялку. Хоть какая-то польза от нее будет.
  
   (Слышны раскаты грома, ветер усиливается. ВАЛЕНТИН берет у 2-го солдата винтовку и штыком чертит на земле полосу.)
  
   ДИАНА. В сторону реки веди! И глубже царапай!
  
   (Диана и Валентин вместе проводят на земле полосу и таким манером уходят со сцены. 2-Й СОЛДАТ идет за ними. Слышен оглушительный раскат грома.)
  
  

(ЗАТЕМНЕНИЕ)

  
   (Появляется свет. Декорации на заднем плане вновь изменились. Там, где прежде было сухое каменистое дно реки, вновь появилась полноводная река. Из дома на веранду выходит ГОВАРД и АННА. Они еще не видят возвращение реки в прежнее русло. Говард берет Анну за руку).
  
   ГОВАРД (восторженно). Встречай супругов, новая страна!
  
   (Из дома выходит ЮРИСТ с портфелем в руках.)
  
   ЮРИСТ (поздравляя Говарда и Анну). На новую родину с новой женой!
   ГОВАРД. Волшебные места! Не то, что у нас!
   АННА. Как у нас уже никогда не будет. Речка-то бог знает где.
   ГОВАРД. Эка невидаль, речка. Да мы теперь во всяких морях полоскаться станем. Была б река, как река, а то... (Поворачивается в сторону реки, замирает от удивления.)
   АННА. Речку все-таки жалко.
   ГОВАРД. Ну так пойди и пожалей! (Указывает в сторону реки.)
   АННА. Боже правый! Не зря я молилась.
   ГОВАРД. Пресвятая дева Анна, что вы натворили своими молитвами?!
   АННА. Это чудо!
   ЮРИСТ. Это хуже чуда! Это намного хуже! (Кричит.) Лейтенант! Быстрее сюда!
  
   (На веранду выбегает ЛЕЙТЕНАНТ.)
  
   ЛЕЙТЕНАНТ. Капитан, тебе говорят! Пора бы уж и запомнить.
   ЮРИСТ. Да какой ты капитан! Теперь ты даже не лейтенант.
   ГОВАРД. Перебежчик ты, и оказался на нашей стороне. Посмотри вон туда.
   АННА. Получается, мы возвратились?
   ГОВАРД. Тем же рейсом, с нелегалами на борту.
   АННА. Слава богу, мы дома. (Говарду.) Теперь-то тебя судить не будут.
   ГОВАРД. Ни там, ни здесь. Не за что! Перед законом абсолютно чист.
   ЮРИСТ. Если не считать заявление на получение нашего гражданства.
   ГОВАРД. Чьего это вашего?
   ЮРИСТ. Гражданства Каридонии.
   ГОВАРД. В первый раз слышу такую грязную дыру. Где она находится? В Южной Америке?
   ЮРИСТ. У меня в портфеле. Там же и заявление на вступление в брак.
   ГОВАРД. Это все ерунда. Чего не сделаешь, чтобы вывести взяточников на чистую воду. Вон она, вон она эта водичка. (Указывает в сторону реки.)
   ЛЕЙТЕНАНТ. Я в ваших махинациях не участвовал. Мое дело - граница.
   ГОВАРД. Так и ходил бы по своей стороне! К нам то зачем приперся?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Да это река... Я ведь по реке...
   ГОВАРД. Вот! Еще один святой нашелся. По реке он ходит.
   ЮРИСТ. Да перестаньте вы! Что нам делать теперь?
   ГОВАРД. А что тут непонятного? Вам каяться и виниться, когда наш дозор подойдет, а мне - рассказывать, как вы меня склоняли к измене. Но не на того напали! Я сохранил свои принципы.
   АННА. Так ты и со мной понарошку.
   ГОВАРД. С тобой? С тобой нет.
   АННА. А Оливия?
   ЮРИСТ (подобострастно). Госпожа Оливия с ним в разводе.
   ГОВАРД. А вот я с ней - пока еще нет. Пусть сначала бизнес мой вернет.
   АННА. (Говарду). Ну уж не-е-ет! Так не пойдет. Или я, или она.
   ЮРИСТ. Анна Владимировна, ну что вы так категоричны. У меня вон две жены, и ничего - жить можно.
   ГОВАРД. У тебя не две жены, а две соломенные вдовы, от которых ты удрал за границу. И ожидает тебя срок - долгий-предолгий, за нарушение кордона, за принуждение к измене, за взятки и недавнее многоженство.
   ЮРИСТ (Лейтенанту). Капитан, дай пистолет, я его пристрелю.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Не надо стрелять. Мы его арестуем и доставим, как перебежчика на их заставу. Глядишь, нам попущение сделают. (Наводит пистолет на Говарда.) Руки вверх!
   ГОВАРД. Вы что, ошалели! Шуток не понимаете? (Поднимая руки, кричит в сторону дома.) Николай! Оливия! Угомоните своих перебежчиков.
  
   (На веранду выходит НИКОЛАЙ.)
  
   НИКОЛАЙ. Что здесь такое? (Лейтенанту.) Мы ведь договорились разойтись по-хорошему. Ты свою долю получил, я тому свидетель.
   ЛЕЙТЕНАНТ (кивая на Николая). Этого тоже берем?
   ЮРИСТ. Конечно. За него нам точно по ордену дадут. (Николаю.) Руки вверх! Становись рядом с ним. (Указывает на Говарда.) Именем закона... теперь, конечно, не каридонийского закона... вы арестованы!
   ГОВАРД. С возвращением вас на долгожданную родину, гражданин Николай!
   НИКОЛАЙ. Что за маскарад?!
   ЛЕЙТЕНАНТ (грозно). Руки!
   ГОВАРД. Поднимай скорее руки и вдохни полной грудью - наконец ты у себя дома. Посмотри вон туда.
   НИКОЛАЙ (увидев реку, падает на колени, крестится, целует землю). Господи, сколько лет я мечтал возвратиться!
   ЮРИСТ. А уж как я хотел пожить на этой стороне!
   ЛЕЙТЕНАНТ. Еще бы! Дома две мегеры, от них на край света забежишь.
   ЮРИСТ. А тебе что, хуже будет? Граница - она везде граница. Ходи себе вдоль речки - хоть на том, хоть на этом берегу. Никакой разницы.
   ГОВАРД. Только вместо фески фуражка будет на голове.
   ЛЕЙТЕНАНТ. С фуражкой еще лучше. У нее козырек - солнце в глаза не слепит.
   ЮРИСТ (Николаю). А вам, советник первого ранга, где лучше?
   НИКОЛАЙ (поднимаясь с колен). На родине, пусть даже в тюрьме, лишь бы на родине! Как вы мне осточертели со своими порядками! Напиться, и то не позволяли как следует.
   АННА. Теперь напьешься на радостях.
   ЮРИСТ. А когда я все о тебе изложу, где следует, то напьешься и с горя.
   ГОВАРД. И я хряпну на радостях. Валентина-то нет, он на той стороне остался.
   АННА (взволнованно). А Диана?! Где Диана?!
   ЛЕЙТЕНАНТ. Где же ей быть, как ни с законным супругом.
   ЮРИСТ. Ее заявление, мной заверенное, вот тут. (Хлопает по портфелю).
   АННА. Вот так беда! Ласточка ты наша. (Плачет.)
   НИКОЛАЙ. Я мигом за ней сплаваю.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Стоять!
   НИКОЛАЙ. Я за минуту. Там же дозора нет.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Как это нет?! А я?
   НИКОЛАЙ. Но ты ведь теперь на нашей стороне?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Какая разница. Главное - на страже границы.
   НИКОЛАЙ. Но это наша граница.
   ЮРИСТ. Посмотри на него - совсем свихнулся от счастья. Граница ничья! На то она и граница! И капитан правильно сделает, если прихлопнет тебя. Что же это будет, если каждый начнет туда-сюда гонять?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Хуже не придумаешь, без куска хлеба останешься.
   ЮРИСТ. Да, порядок -- прежде всего!
   АННА (Юристу). Помолчи, дурак! Две жены оставил за речкой, и теперь у тебя порядок? Это у меня порядок - в доме мужик появился.
   ЛЕЙТЕНАНТ. И даже не один.
   ГОВАРД (указывая на Николая). Насчет этого, Анна Владимировна, я возражаю. Двадцать лет безупречной службы не на правильной стороне перечеркивают все прежние заслуги.
   АННА. Говард, да разве он виноват, что когда-то заплутал?
   ЮРИСТ. Лишь бы вы, госпожа Анна, не заплутали между своими мужьями. Совсем меня с толку сбиваете. Подумайте,где вы находитесь?! У вас многоженство не поощряется.
   АННА. А вот насчет запрета многомужества, что-то я такого закона не упомню.
   ГОВАРД. Анна Владимировна, как это понимать?
   НИКОЛАЙ. Нет, я тоже удивлен.
   АННА. Бедная я бедная! Везде мы бабы бесправные! И слова поперек сказать не дают.
  
   (Из дома выходит ОЛИВИЯ и МОНИКА.)
  
   МОНИКА (Анне). Да кто из тебя эти слова тянет?! Молчи себе... и живи себе...
   ОЛИВИЯ....С кем хочешь.
   ГОВАРД (Оливии). И давно ты живешь по этим правилам?
   ОЛИВИЯ. Да поболе твоего.
   ГОВАРД (Юристу). Ты слышал?
   ЮРИСТ. Да. (Смотрит куда-то вверх.) Где-то синица чирикает. Вот, чертовка, заливается. И где только голос у ней помещается?
   ГОВАРД (Монике). А ты слышала?
   МОНИКА. Да я всякого от тебя наслушалась.
   АННА. Да оставь ты этих лахудр. Они тебе нужны?
   ГОВАРД. И даром не возьму. Бизнес отняли, на мужнину честь покушаются.
   ЮРИСТ. А все потому, что не можешь оценить женщину по достоинству. Оливия - это цветущий персик. Красивее я никого в жизни не видел.
   ГОВАРД. А дома у тебя что -- два финика?
   ОЛИВИЯ. Ты за своими фруктами следи. (Кивает в сторону юриста.) А уж эта умная голова разбирается в красоте.
   МОНИКА. Да и юрист он отменный. Всегда подскажет, как правильно поступить.
   ГОВАРД. И все за деньги.
   ЮРИСТ. Да для такой красавицы я согласен работать бесплатно! (Говарду.) А тебя мы быстренько оставим без штанов. Так заверну - еще и должен останешься.
   ЛЕЙТЕНАНТ (утвердительно). Это он может. Ни одного процесса не проиграл. А уж какие пройдохи встречались - всех перехитрил.
   МОНИКА. Но такого плута, как Говард, он еще не видел.
   ЛЕЙТЕНАНТ (Монике). А я еще не встречал девушку, прекрасней, чем вы. А уж сколько я их в бинокле наблюдал - ни одна не сравниться.
   МОНИКА. А если меня поближе рассмотреть, я еще лучше окажусь.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Согласен смотреть до конца моих дней.
   ЮРИСТ. С такой супругой быстро в генералы пробьешься.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Обязательно пробьюсь. На моем участке ни одна мышь не проскочит. На этой стороне обо мне легенды слагали. Если бы не река, так и ходил бы всю жизнь в этой драной феске. (Сдергивает феску, бросает ее на землю.)
   МОНИКА. Какие у вас прекрасные волосы!
   ЮРИСТ. А выправка!
   МОНИКА. Настоящий генерал.
   ЮРИСТ. Кстати, тамошний капитан, в пересчете на тутошний ранг, как раз генерал и получается.
   ОЛИВИЯ. Не может быть!
   ЮРИСТ. Я вам точно говорю.
   МОНИКА (подходит к Лейтенанту, игриво берет его под руку). Товарищ генерал, а где вы собираетесь провести сегодняшний вечер?
   ГОВАРД. В каталажке он проведет и вечер и следующее утро.
   АННА (ласково Говарду). Да оставь ты их в покое. Пусть себе милуются.
   ЮРИСТ. А мы с Оливией (берет Оливию под руку) наших друзей из любой передряги вытянем.
   ОЛИВИЯ. Назло тебе, и твоей лесной бабе. (Показывает Говарду язык.)
   АННА. На себя посмотри. Иди сначала умойся. И подругу свою (кивает на Монику) как следует пемзой ототри.
  
   (Все невольно поворачивают голову в сторону реки и видят, как из лесу выходят ВАЛЕНТИН и ДИАНА.)
  
   АННА. Доченька! (Бросается к Диане.) А мы уж думали, вы у этих антихристов запропастилась.
   ГОВАРД (Валентину). Спасибо, зятек, что вернулся на родину.
   НИКОЛАЙ. И Диану возвратил.
   ГОВАРД (указывая на Николая). Нашу с ним дочку в беде не оставил.
   АННА. Я тебе по гроб жизни благодарна буду.
   ВАЛЕНТИН. Да полно вам. Как бы мы там остались?
   ГОВАРД. Вот видите, он хоть и никудышный водило, хоть и хитрющий и наглющий, а все-таки парень честный. Не захотел своего счастья искать на чужбине.
   АННА. И Дианочка своих стариков не бросила.
   ДИАНА. Мама, да как бы я вас бросила? Я хоть и выросла у реки, а плавать то не умею.
   ГОВАРД. Да зачем же тебе плавать?
   ВАЛЕНТИН. Как зачем? Вы что, еще не знаете? Пусть вам Диана расскажет. Не поверите, но все мы теперь оказались на острове!
  
   (Все одновременно вскрикивают: как на острове? почему на острове?)
  
   ГОВАРД. На каком еще острове?
   ВАЛЕНТИН. А я почем знаю! На безымянном. Река с двух сторон нас обошла. Мы как раз посередке остались.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Это что, у реки теперь два русла?
   ВАЛЕНТИН (разводя руками). Стало быть, два.
  
   (Все поворачиваются в сторону юриста. ЮРИСТ приосанивается, а затем уверенно изрекает.)
  
   ЮРИСТ. По договору от 1785 года территории соседствующих стран заканчиваются там, где начинается водное препятствие. Ни одна из сторон не может претендовать на земли, или участки земли, или прочие лесные, степные, болотные и горные районы, расположенный за природной водной границей...
   ЛЕЙТЕНАНТ. А природней водной не бывает.
   НИКОЛАЙ. Дамбы и плотины мы не строили.
   ЮРИСТ. ...Так что вся ответственность за географические, политические, климатические и прочие изменения возлагается на неразумную стихию.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Приносим благодарность Всевышнему! Мы теперь в отдельной стране! (По-восточному складывает ладони лодочкой.)
   ГОВАРД. Слава тебе, Господи! рестится.)
   ЮРИСТ. Попрошу без конфессионной символики. Не вносите разлад в наше дружное общество.
   МОНИКА. Тем более что мой генерал теперь здесь будет самым старшим. Границ-то прибавилось.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Как минимум, вдвое.
   ГОВАРД. Тут спору нет. Решение правильное.
   ЮРИСТ. Как это правильное?
   ГОВАРД. На границе он старший.
   МОНИКА. Я не только о границе. Я вообще.
   ГОВАРД. А вообще надо быть справедливым. Кто затеял эту фотоссесию?
   МОНИКА. Да кого бы вы без меня снимали?
   ВАЛЕНТИН. А кто линию чертил?
   МОНИКА. О той линии лучше не вспоминай. Да я из-за нее едва в рабство не угодила.
   ЮРИСТ. Ничего себе рабство! Вон Анна Владимировна превратилась в миллионщицу.
   АННА. Спасибо. Не надо мне ваших миллионов. Хватит, что я отыскала мужа.
   ЮРИСТ. Даже двух.
   ГОВАРД. Только одного. А Николай как был вдовцом, так пусть им и остается - ему не привыкать.
   АННА. Хватит с него, что дочку нашел.
   НИКОЛАЙ. Да что ж это такое! Родину потерял...
   ЮРИСТ. Теперь уже две.
   НИКОЛАЙ. Сначала жену отобрали. А теперь собираетесь лишить социального статуса?
   ГОВАРД. Дадим тебе статус. На нашем острове все будет решать большинство - демократия.
   ЮРИСТ. Я плохо знаком с этой системой правления.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Вот скоро вернуться мои солдаты с винтовками, они разъяснят тебе демократию. И форму правления! И кто здесь старший!
   АННА. Только не это. Я не люблю, когда стреляют. И козы мои выстрелов пугаются.
   ЮРИСТ (Николаю). А вы как относитесь к стрельбе?
   НИКОЛАЙ. Если целятся не в меня, то вполне терпимо.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Но в любом случае новую нашу родину придется защищать от врагов.
   МОНИКА. Это остров, что ли?
   ЛЕЙТЕНАНТ. Не важно, остров или полуостров. Вон Англия, тоже остров, и там все, как положено: армия, граница...
   АННА. ...И королева.
   ЮРИСТ. Ну зачем же нам копировать всякие недостатки?
   НИКОЛАЙ. Я слышал, там и парламент.
   ЮРИСТ. Для такой формы правления потребуется уйма народу. А у нас с избирателями нехватка.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Ничего страшного, перебежчиков наловим.
   НИКОЛАЙ. Всякий захочет приобщиться к демократии. Вон в Америку сколько каторжников набежало!
   ЮРИСТ. Такого контингента нам не требуется, своих нарушителей хватает.
   ГОВАРД. Это кто здесь нарушитель?! Мы с Анной спокон веку на этой земле живем.
   НИКОЛАЙ. А я что? Я здесь родился!..
   ЮРИСТ. ...Пока не заблудился.
   МОНИКА. А я вообще коренная жительница этих мест.
   ГОВАРД. А солдаты вернуться - они кто?
   ЮРИСТ. Не приведи Аллах, если и правду вернуться. У нас женщин для военных нет. Как бы чего не случилось.
   НИКОЛАЙ. Тут спору нет. По большому счету, из-за женщин все войны и начинаются.
   ОЛИВИЯ. А что удивительного? За мужиков что ли драться? Они того не стоят. Вон, посмотрите на Говарда. Чего он стоит без своего бизнеса? И чем он будет заниматься на острове?
   АННА. Грибы собирать.
   ЮРИСТ. А вечером, или ночью?
   АННА. Не задавайте нескромных вопросов.
   ГОВАРД. Знаете что... В свободное время от основных... ночных занятий... я стану работать паромщиком.
   ВАЛЕНТИН. Кем?
   ГОВАРД. Да паромщиком. Буду возить народ через реку кому в какую сторону надо.
   НИКОЛАЙ. Небось за плату?
   ГОВАРД. Конечно. Бесплатно только петух кукарекает.
   ДИАНА. А мы отыщем джип и будем туристов катать по острову.
   ГОВАРД. На моем джипе?
   ОЛИВИЯ. Джип давно уже не твой, и не их, а мой.
   ЮРИСТ. Я могу это доказать в каком угодно суде.
   НИКОЛАЙ. Нам еще только судов не хватало. Достаточно того, что вон солдаты идут.
  
   (Из леса выходят 1-Й СОЛДАТ и 2-Й СОЛДАТ с винтовками.)
  
   ЛЕЙТЕНАНТ. Где шлялись балбесы кособокие?! Почему не доложили об отлучке?! Два наряда вне очереди каждому! Доложить, как положено!
   1-Й СОЛДАТ (угрожающе). Я тебе сейчас доложу!
   2-Й СОЛДАТ. Пристрели, чтоб не вякал!
   1-Й СОЛДАТ. Кончилась ваша власть!
   2-Й СОЛДАТ. Мы теперь живем при политическом экуменизме.
   ЮРИСТ. Уважаемые господа рядовые, о каком коммунизме вы говорите?
   1-Й СОЛДАТ. Они еще не знают.
   2-Й СОЛДАТ. Дамбу на речке возводят. Бульдозеров нагнали, подземное русло строят. Теперь вода по трубам пойдет. Так что граница отменяется. Нет реки - нет границы! Там, наверху, договорились объединить страны.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Как объединить? А граница?! Где я нарушителей ловить буду?
   ЮРИСТ. А кого мне консультировать?
   1-Й СОЛДАТ. Жен своих, когда они сюда заявятся, проконсультируешь.
   НИКОЛАЙ. Извините, а какому богу мы теперь будем молиться?
   ВАЛЕНТИН. ...Чтобы джип отыскать.
   АННА. Я буду молиться на Говарда.
   ГОВАРД. А я на Анну.
   ДИАНА. А мы с Валентином будем вместе молиться. И днем и ночью.
   ВАЛЕНТИН. И тогда уж точно джип отыщется.
   ЛЕЙТЕНАНТ. Вот беда. А я правильно креститься не умею.
   МОНИКА (берет его под руку). Я тебя научу.
   ОЛИВИЯ (берет под руку Юриста). А я все подскажу моему дорогому юристу.
   ГОВАРД. А какой простор открывается для бизнеса!..
   АННА. ...Грибы собирай на любой стороне.
   НИКОЛАЙ. А я своих жен теперь могу окрестить. А то из-за ваших границ едва второй раз холостяком не сделался.
   АННА. Но самое главное, козы теперь могут пастись, где им вздумается.
   2-Й СОЛДАТ. Хороши порядки! А нам-то что без границы делать?
   ГОВАРД. Пастухами будете.
   АННА. Мы теперь такое стадо разведем! А лучше вас никто эти районы не знает. Глядишь, и вам двуногие козочки встретятся.
   1-Й СОЛДАТ. На такой коммунизм мы согласны.
   2-Й СОЛДАТ. Только чур - пасем без оружия. Надоело это железо таскать.
   АННА. Конечно. И козам намного спокойней.
   ЮРИСТ. Да и всем остальным.
   МОНИКА. У нас никто шума не любит.
   ОЛИВИЯ. Разве что аплодисменты.

(ЗАНАВЕС)

  
   (с) Александр Пальчун
   Все авторские права защищены
  
   E-mail: palchun2000@gmail.com
   Тел: +7 (985) 929-40-03
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   стр. 3
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 1" (ЛитРПГ) | | А.Горячко "Мистер вор" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"