Пальшина Вера Александровна: другие произведения.

Любовь из иного мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга о ревности, зависти, предательстве, страхе и возмездии, все как в обычной жизни только немного драконов, магии и конечно о любви...


  

Любовь из иного мира

   Дрэгорания, 570 год эпохи Церокпа.
  
   С самого утра император не находил себе места от предвкушения забавного развлечения. Вековая охота хоть длиться недолго, но всегда доставляет массу удовольствий и незабываемое ощущение превосходства над всеми созданьями во вселенной, не считая демонических, разумеется. В качестве добычи традиционно одно и тоже зверо-птица или птерикс, что в переводе на вселенское наречие означает удар рассекающий броню.
   Церокп всегда с нетерпением ждал этого дня, и только власть служителей единого бога не позволяла сделать охоту более частой забавой. Птерикс исконно считались особенными. Раз в сто лет именно императору оказывалась великая честь принести в жертву зверо-птицу. Тем самым доказать свою силу и право властвовать над всем живым в могущественном мире двуликих существ из рода, обладающего невероятной способностью менять обличие. На одну половину они были смертными на другую огнедышащими драконами, непобедимыми и беспощадными.
   Церокп, однако, беспощадным не был, напротив, о доброте и мягкости императора слагали легенды. Очень он ценил веселые пиршества, народные праздники и забавы. Население Дрэгорании горячо любило своего правителя, не повышавшего налоги, справедливо решающего споры и разногласия, отменившего смертную казнь, которую так часто использовал его отец в качестве наглядной демонстрации своей власти, могущества и весьма скверного нрава.
   За недолгие годы брака супруга подарила императору двух наследников, родившихся в один день, но столь же одинаковых как ясное утро и звездная ночь. Старший сын, по признанию многих, являл собой точную копию деда. Высокий красавец с густыми каштановыми волосами, отливающими серебром и янтарно-желтыми глазами чистыми как утренний лучик солнца. Будто сама природа наградила его внешностью, что поможет скрыть темную душу полную злобы и жестокости. Младший большинство черт унаследовал от матери, великолепной дрэгоран с блестящими волнами золотисто-рыжих прядей и завораживающих карих глаз, так часто сверкавших искорками смеха и тепла. Увы, век ее оказался недолог, подарив детям жизнь, императрица прекратила свою, оставив молодого супруга оплакивать столь ранний уход любимой. Церокп невероятно страдал и твердо решил, что в эпоху его правления у мира не будет новой императрицы таков долг верности и чести.
  -- Отец! - Воскликнул принц Лиурт, врываясь в тронный зал как всегда выразив явное неуважение власти императора. - Я должен сам выбрать невесту! Мне не нужна жена, навязанная силой!
  -- А, сын мой, как прошел вчерашний бал? Может пора устраивать брачную церемонию? - Церокп лукаво подмигнул младшему сыну, добродушно улыбавшемуся за спиной разбушевавшегося брата.
  -- Ты не слушаешь?! - Вышел из себя Лиурт, злобно покосившись на Горма и ударив наглеца локтем в бок.
  -- Мальчик мой, если это хоть как-то смягчит твое сердце, то. Можешь отправиться со мной на охоту. - Видя восхищенное выражение в глазах юноши, добавил. - Через полчаса мы улетаем, успеешь? - Ответа не последовало, Лиурт с огромной скоростью несся в свои покои для переодевания.
  -- Горм, постой. - Попросил Церокп.
  -- Отец, Фиали ждет меня. Сегодня мы выбираем, какого цвета розы будут на нашей свадьбе. Она рассердиться если я снова опоздаю. - Императору было сложно отказать в чем-либо принцу, так похожему на свою мать.
  -- Конечно, но ответь на один вопрос и можешь идти. - Церокп немного колебался, не хотелось повторять глупые сплетни, но если они правдивы, свадебная церемония произойдет тотчас же. - Не буду юлить, сам знаешь, я привык говорить честно и откровенно. Во дворце пошел слух о беременности твоей невесты, это так?
   Горм стыдливо опустил глаза и покрылся ярким румянцем. Фиали надеялась сохранить этот секрет до свадьбы, после станет неважно, если малыш вылупиться на месяц раньше. Никто не посмеет обсуждать сроки зачатия ребенка принцессы. Если разговоры дойдут до ушей ее отца, первого советника императора Эратэуса Дрэгуин, бури не избежать.
  -- Можешь не отвечать, ясно без слов. - Вздохнул Церокп. - Церемония состоится сегодня вечером. Устроим все так, что никто и слова лишнего не скажет. После удачной охоты на зверя я велю обвенчать вас в этот великий день. Служители поддержат меня, уж против такого не поспоришь. - Продолжал рассуждать Церокп. - Велика сила истинной любви, она же таит множество соблазнов. Сказать по правде вы с братом тоже вылупились раньше положенного срока. Отец смотрел на меня немного косо и даже сгоряча сжег пару государственных преступников, но потом остыл и радовался крепышам, да еще Лиурт оказался маленькой копией его самого. - Император улыбался, вспоминая молодые годы и семейное счастье с любимой супругой. - Предупреди Фиали и скажи, что я очень рад и нисколько не сержусь. Эратэуса беру на себя, старый друг не рассердиться ведь у самого пятеро детей, должен знать о горячности влюбленных. - Церокп громко рассмеялся.
   Они продолжали разговаривать, не замечая Лиурта, стоящего за резной дверью. Принц внимательно слушал каждое слово отца. И сознание того, что любовь всей жизни потеряна навеки, испорчена сладострастием его братца, рождало холодную ярость и дикий гнев. В изощренном уме уже давно появилась гениальная идея о том, как спасти прекрасную Фиали от проклятого брака и сделать своей ведь это обещано им с рождения. Их венчали с колыбели, они росли с мыслью о совместном будущем и Лиурт искренне любил красавицу с огненными волосами. Но вмешательство Горма разрушило все. Фиали отказалась выходить за нареченного и сменила одного принца на другого. Теперь только и разговоров о дивной любви прекрасной пары, а о горе и печали покинутого жениха никто и не вспомнил.
   Усмехнувшись мрачным мыслям Лиурт, как ни в чем, ни бывало, громко хлопнув дверью, ворвался в тронный зал, изображая сбитое долгим бегом дыхание.
  -- Я готов, когда летим? - Спросил он императора, игнорируя присутствие брата.
  -- Скоро, как только соберутся советники. Вы оба знаете о тщательности подготовки. Эратэус что-то говорил о миграции стай крупных птерикс. Некоторые особи достигают небывалых размеров крупнее взрослой дрэгоран в другом обличии. Странно, никогда о таком не слышал. - Задумался Церокп, сидя на огромном троне из чистого золота.
  -- Может, ему показалось или с большого расстояния ошибся в размерах. - Предположил Лиурт, хорошо зная о взрослых самцах зверо-птиц и их ужасной агрессии на нарушителей границ территории. Дрэгоран никогда не вторгаются на землю гор и озер, отдельные искатели приключений пытались, но, увидев зверо-птиц, улетали со всей скоростью, на которую способны. Птерикс сильный противник и никто не хотел с ним сражаться, а потом объяснять императору и служителям свой неразумный поступок. Хотя еще никому во вселенной не удавалось убить взрослого дрэгоран в обличии дракона, даже птерикс.
  -- Тебя ли я слышу принц Лиурт? - Громко проговорил советник Эратэус, незаметно вошедший в зал. - Кому как не тебе знать о птерикс больше всех, с детства изучаешь этих созданий. Даже как-то восхищался при мне их мощью и благородной грацией.
  -- Все так, но вы должны понимать, что как принц я обязан соблюдать дистанцию, дабы не нарушить их покой и не гневить служителей единого бога. - Пояснил Лиурт, без труда найдя выход из затруднительной ситуации. Безусловно, он разбирался в поведении этих созданий и любил посещать опасные места.
  -- Отлично! - Воскликнул Церокп, хлопнув в ладоши. - Предполагаю, дорогой друг ты пришел, чтобы сообщить об окончании ваших приготовлений. Следовательно, можно начинать. - Император покинул трон, направившись в сад приемов.
   Эратэус согласно поклонился и вышел из зала. Немного подождав, Лиурт медленно последовал за ними, обернувшись с ненавистью, посмотрел на Горма, ответившего немым удивлением.
  -- Когда мы вернемся, твоя жизнь измениться навсегда, не бойся, долго мучится тебе, не позволю. - Леденящим душу шепотом предупредил Лиурт младшего брата.
   Спустя полтора часа Горм вместе с невестой, что есть сил, готовились к вечерней церемонии. Фиали очень боялась выглядеть плохо и уже пятнадцать раз меняла прически, оставаясь крайне недовольной результатом. Горм спокойно сидел, развалившись в мягком кресле на балконе ее спальни, вдыхая нежный аромат великолепного сада, любовался самой прекрасной девушкой во всей Дрэгорании.
  -- Снова не то! - Чуть не плача воскликнула Фиали, отталкивая служанку. - Горм! Только посмотри на этот кошмар! - Она грациозно изогнула спину и повернулась, показывая замысловатое произведение искусства из множества заколок и волнистых прядей ярко-красного цвета как небо на закате солнца.
  -- По-моему замечательно, - ответил он, любуясь аппетитной попкой.
  -- Правда? - Удивилась Фиали, но, проследив его взгляд, недовольно сверкнула глазами, ставшими цвета грозового облака.
  -- Ой, милая не злись. - Взмолился Горм, ласково улыбаясь невесте. - Глаза серого цвета не означают ничего хорошего, я так люблю их нежный зеленовато-голубой оттенок.
  -- Тогда веди себя разумно, - произнесла она, сменяя гнев на милость. - Мил, оставь нас.
  -- Слушаю госпожа, - ответила хрупкая девушка, беспрекословно выполняя приказ.
   Фиали закрыла дверь на ключ и, положив его на камин, лукаво улыбнулась возлюбленному. Горм тотчас же понял намек и быстрым движением хищника приблизился к ней, крепко сжав в своих объятиях.
  -- Снова нарушаем правила, грозная дева дракон? - Горм медленно коснулся губами нежной кожи за ушком, затем прижался к губам. Их языки сплелись в диком танце огненной страсти.
   Одежда в беспорядке полетела на пол. Они повалились на постель, лаская друг друга прикосновениями, царапая, кусая, но, не причиняя боли. Достигнув, пика возбуждения, влюбленные соединили свои тела для достижения наивысшего наслаждения, сладостного экстаза. Чувствуя приближения разрядки, тело Горма прижалось к Фиали еще крепче, погрузив восставшую плоть в теплые врата. Она выгнула спину, впившись острыми коготками в мускулистые плечи. Одновременно вскрикнув, они упали на ложе любви, жадно вдыхая воздух в разгоряченные тела. Влюбленные не заметили, как уснули, наслаждаясь, близостью друг друга.
   В дверь громко постучали, Фиали открыла глаза и быстро вскочила, собирая разбросанную одежду. Стук усиливался, встревоженный голос отца требовал немедленно открыть дверь. Когда оба одетые кое-как повернули ключ, в комнату ворвался Эратэус. Он даже не обратил внимания на столь заметный беспорядок и перешел к самому главному.
  -- Горм, мне так жаль. Император убит, Огромный птерикс тремя мощными ударами располосовал его горло. Все произошло слишком быстро. Мы выслеживали небольшого зверя, как вдруг налетела стая из десяти особей. Они напали на нас, многие ранены, а император сражался яростнее всех, защищая своего сына. Лиурт в порядке ни одной царапины, а твой отец... - Первый советник разрыдался как ребенок и осел на пол, закрыв лицо руками.
  -- Мне нужно во дворец. - С еле сдерживаемой яростью проговорил Горм. Проходя мимо Эратэуса, задержался, чтобы поставить гордого воина на ноги. Бросив тоскливый взгляд на Фиали, ушел прочь.
  -- Пожаловал мой младший братик? Давно пора, можешь поприветствовать нового императора Дрэгорании. - Злобно проговорил Лиурт. На указательном пальце правой руки сверкал перстень императора в виде дракона из белого золота высшей пробы, с редчайшим рубином необычайной чистоты в мощной пасти. Принц гордо восседал на троне, являя собой образец наивысшей степени самодовольства, как когда-то, его грозный дед, вселявший ужас в сердца подданных дрэгоран.
  -- Ты им не станешь, совет решит, кому из нас править. - Холодно ответил Горм.
  -- Мне глубоко наплевать на совет и его решения. Власть в моих руках и теперь я могу получить все, что захочу. - Блеснув хищными янтарно-желтыми глазами, Лиурт кровожадно оскалился, ожидая реакции брата.
  -- Я принимаю вызов, честный поединок состоится ранним утром у границы гор на земле птерикс. Кому жить определит господь. - Горм покинул дворец, направившись к особняку Дрэгуин.
  -- Господь здесь ни при чем, - тихо проговорил Лиурт вслед брату. - Ведь не зря мне пришлось убить сорок детенышей птерикс перед вековой охотой. - Злобно усмехнувшись, он покинул тронный зал.
   Фиали стояла у окна, ожидая прихода Горма. Заметив его силуэт, бросилась, навстречу спеша обнять и утешить. Они вошли в дом, где их встретил Эратэус, он успел успокоиться и привести себя в порядок, готовый покорно принять случившуюся трагедию.
  -- Лиурт вызвал меня на поединок. Утром мы бьемся насмерть у скалистых гор на краю обрыва. Победитель займет трон, а проигравший останется умирать от ран на землях зверо-птиц. - Голос Горма был поразительно спокоен, будто возможная кончина нисколько не волновала юного принца.
  -- Нет! - Воскликнула пораженная Фиали. - Ты не должен, совет вынесет решение. Зачем вам биться?
  -- Моя дочь права. - Заговорил Эратэус. - Ни к чему устраивать кровавые поединки, тело императора не предано огню, а сыновьям не терпится искромсать друг друга! - Он возмущенно вздернул подбородок, как бывало, делал, чтобы сохранить самообладание в проигранном споре. - Горм, совет на твоей стороне. Не поддавайся на провокации брата, он хочет устранить тебя как досадную помеху на пути к неограниченной власти. Правление Лиурта возродит тиранию вашего деда, все чего тяжким трудом достиг ваш отец, рухнет незамедлительно. - Первый советник практически умолял юного принца отказаться от боя.
  -- Поздно Эратэус, я дал слово и не жалею об этом. - Советник поник головой, и устало опустился в кресло. Горм приблизился и, мягко положив руку ему на плечо, присел рядом. - Вы учили, как правильно сражаться и не погибнуть в бою, неужели считаете, я настолько плох и ничего не усвоил?
  -- Конечно, усвоил, ты и мой младшенький лучшие бойцы во всей Дрэгорании. - Он печально улыбнулся и с тоской посмотрел на несчастную дочь, страх и ужас возможной смерти возлюбленного, заставляли прекрасные глаза менять цвет от серебристого к изумрудному, темно-синему, а затем и вовсе к кроваво-красному с вертикальной полоской посредине.
  -- Иди Горм, возможно у вас лишь эта ночь так проведите ее вместе, мне нужно созвать совет. - Эратэус поднялся, мгновенно ощутив тяжелый груз ответственности. До коронации он должен выполнять обязанности императора, а это значит, еще долго не придется сомкнуть усталых глаз.
   Влюбленные заперлись в той самой спальне, где совсем недавно были столь счастливы вместе. Фиали, сдерживая слезы, прижалась к теплой груди, не желая отпускать Горма на верную смерть. Он ласково гладил длинные волнистые пряди цвета огня, с тоской наблюдая приближение рокового рассвета.
   Последнюю ночь любви они наполнили страстной близостью. Словно мучимые жаждой у прохладного источника, старались испить как можно больше ценных мгновений счастья, бросая вызов жестокому року погубившему их обоих.
  -- Мне нужно знать имя нашего ребенка, если я умру, его и тебя буду вспоминать. С последним вздохом произнесу родные сердцу слова. - Прошептал Горм, целуя на прощание нежные губы, стараясь избавить от тоски любимый взгляд фиалковых глаз в свете ранних лучей последнего утра.
  -- Помнишь, в детстве мы подолгу играли в библиотеке моего отца? - Сквозь слезы произнесла Фиали. - Наша любимая книга была написана великим исследователем Дрэгорании, я тогда воскликнула, что своего сына назову в его честь. Мы были помолвлены с Лиуртом, ты, улыбнувшись, согласился с хорошим выбором, а он важно заявил, что наш с ним наследник будет носить имя великого императора, а не какого-то исследователя. Тогда мы были детьми, но мое желание неизменно.
  -- Я согласен любовь моя, подари ему этот перстень. - Горм снял с указательного пальца прекрасное кольцо, в виде золотого дракона с огромным бриллиантом в пасти. - У него лишь один близнец из белого золота с рубином, в семье императора ни разу не появлялось больше двоих сыновей, подделать кольца невозможно. Их сила древнего происхождения, оно защитит нашего сына. Но надеть его он сможет только после смерти императора, таков обычай.
   Горм вышел на балкон и, отлетев на небольшое расстояние, сменил обличие, превратившись в прекрасного огненно-золотистого дракона со светло-коричневыми шипами на голове и мощном хвосте. Облетев вокруг особняка, он направился к назначенному месту у скалистых гор.
  -- Папа я лечу за ним, - заявила Фиали, одетая в черный шелковый дорожный костюм с мечом Дрэгуин на поясе и перстнем императора, подвешенного на золотой цепочке как обычный кулон. Нетерпеливо потопывая стройными ножками в высоких сапожках из красной мягкой кожи, девушка сверкала глазами холодными как сталь.
  -- Может попросить братьев проводить тебя туда? Или лучше запереть в комнате, чтобы уберечь от этой глупости? - Эратэус оторвал усталый взгляд от множества бумаг на рабочем столе и, убедившись, что девочка не шутит, позвал старшего сына. - Сэгор! - Открылась дверь кабинета, и в комнату вошел светловолосый дрэгоран, мощные плечи статной фигуры без труда заслонили дверной проем. Спокойно скользнув темно-синим взглядом по младшей сестренке, он понимающе кивнул и, подхватив ее на руки вынес из кабинета.
   Не обращая внимания на громкие протесты и грозные ругательства, Сэгор запер ее в тайной библиотеке со всеми удобствами кроме окон. Устав колотить крепкую дверь, Фиали беспомощно посмотрела на длинные полки незнакомых книг. В течение часа она перебирала запыленные тома, написанные странным языком, как вдруг открылся узкий проход, освещенный зажженными факелами. Фиали бесстрашно вошла, и тайник с шорохом закрылся, отрезая обратный путь. Не имея другого выбора, Фиали торопливо пошла по коридору сначала вниз, а потоп снова наверх. Через двадцать минут она вышла в хорошо знакомый сад, в котором много раз играла в детстве с Гормом и Лиуртом. Фиали очень удивилась, что не знала раньше об отверстии в маленькой скале украшенной редкими цветами. Услышав хлопанье крыльев, она с замиранием сердца подняла голову и, увидев коричневато-серебристого дракона с золотыми шипами, упала без чувств.
   Очнувшись в дворцовых покоях, девушка непонимающе оглядела огромную спальню, в которой ни разу не была прежде. Услышав звон бокала, повернулась, встретившись с янтарно-желтым взглядом. Моментально прореагировав, вскочила с постели, но тут же оказалась в крепком кольце сильных рук, прижавших ее к мускулистому телу.
  -- Тише милая, - Заговорил Лиурт. - Я понимаю смерть Горма огромная трагедия для тебя, но такова жизнь и жестокие законы власти не оставили мне иного выбора. Ты должна знать, как я люблю тебя и пойду на все, чтобы получить ответную страсть. - В ответ Фиали попыталась ударить его посильнее, но принц ловко извернулся и осторожно положив извивающуюся девушку на кровать, придавил своим телом.
  -- Я ненавижу тебя за то, что ты сделал и никакой страсти от меня не жди.
   Лиурт усмехнулся и быстрым движением разорвал тонкий шелк, обнажив упругую грудь. Фиали словно окаменела, когда Лиурт ловко скрутил черную ткань, соорудив тонкий жгут. Им он привязал руки девушки, к столбикам кровати стараясь не причинять любимой боль. Быстро сбросив собственную одежду, с наслаждением избавил девушку от обтягивающих брюк и прозрачного белья, после чего он несколько мгновений любовался прекрасной фигурой и тонкой, слегка сверкающей кожей, манящей, как свежий крем в бисквитных пирожных и такого же светлого оттенка.
   Фиали с ненавистью смотрела на принца, не замечая в нем ни единого сходства с любимым Гормом. Лиурт был выше и мощнее брата, поскольку больше всех других заботился о физической форме смертного обличия. Стальные мускулы подтверждали разговоры дворцовых сплетников о том, как искусно владеет мечом старший из братьев. Горм больше интересовался политикой, тонкостями управления империей и тренировал драконье обличие, поддерживая смертное просто в хорошей форме.
   Но чем дольше девушка смотрела, тем сильнее понимала весь ужас создавшейся ситуации. Вопреки здравому смыслу и велениям сердца вид обнаженного Лиурта с восхищением и желанием рассматривающего ее тело возбуждал в ней дикие порывы и животные инстинкты самки нашедшей более сильного самца. Не находя в себе сил отвернуться она с лихорадочным блеском в глазах цвета морской волны разглядывала напряженные мускулы плеч, плоский живот и подрагивающую восставшую плоть ничем не уступающую орудию его брата. Злясь на себя, за столь жуткие мысли, Фиали резко дернулась и с ужасом ощутила густую теплую влагу меж сомкнутых бедер и ноющую боль неудовлетворенного желания.
   Заметив ее движение и странное смущение, Лиурт склонил голову набок, и понимающе улыбнулся. Он прекрасно знал, какое впечатление на женщин производит вид обнаженного тела, над которым Лиурт тщательно работал с самого детства. Он всегда придерживался мнения о том, что в хорошей форме должны быть оба обличия тогда сила духа вырастет в сто крат.
   Хищно улыбнувшись, он навис над беспомощной жертвой и, нежно прикоснувшись губами к отвердевшему соску, обвел его языком, слегка прикусив зубами. Фиали вскрикнула, но отстраниться было некуда, тесно прижатая спиной к мягкому одеялу девушка дрожала. С каждым прикосновением теплых рук и настойчивых губ сопротивление ее таяло, пока тело предательски не выдало всю силу возбуждения. Фиали непроизвольно раздвинула бедра, выгибая стройную спину. Лиурт освободил ее руки, которые в тот же миг обвили его шею, лаская шелковистые серебристо-каштановые пряди волос.
   Не говоря ни слова, он яростно вонзился в нее, с наслаждением победителя наблюдая, как волны экстаза сотрясают прекрасное тело, а с нежных губ срываются стоны страсти. Излив свое семя, Лиурт с удовлетворением подумал, что будущая императрица слишком горяча, чтобы долго оплакивать потерю. Очень скоро она сама будет желать любовных ласк своего мужа не меньше чем он ее.
   Фиали горько разрыдалась, зарывшись в одеяло. Лиурт, зная, что бесполезно пытаться утешать ее сейчас, налил бокал некрепкого вина, добавив в него черный порошок сильного снотворного. Фиали проспит около суток, а когда проснется, состоится брачная церемония, он и так задержал свадьбу из-за ее измены.
   Девушка выпила вино, и через минуту крепко спала в покоях императора, не подозревая, что по соседству уже готовят ее новые комнаты, очень скоро превратившиеся в уютную тюрьму.
   На следующий день население империи потрясенно перешептывалось о вероломстве молодого правителя. В один день устроившего похороны отца, брата, тело которого так и не нашли, а затем и собственную свадьбу на дочери первого советника и невесте покойного Горма. Но, зная о жестокости их господина, никто бы не посмел возразить, даже великие служители единого бога лишь молча качали головой.
   После той ночи Фиали узнала, что зародилась жизнь еще одного ребенка, и это потрясло ее до глубины души. Теперь она вынашивала не только сына Горма, но и Лиурта. Императору тотчас донесли об этом, и его радости не было предела. Он устроил великий праздник, объявляя во всеуслышанье, что назовет малыша в честь своего деда, от которого унаследовал не только внешность, но и талант властителя.
   Недовольство первого советника было заметно всем окружающим, император не стал исключением, не в его правилах было прощать непокорных слуг.
   Через три дня после праздника императрицу навестил старший брат, он сообщил печальную новость об их отце, скончавшегося во сне от удушья. По приказу императора были устроены достойные похороны и долгий траур. Фиали попросила разрешения ненадолго отправиться домой, поддержать братьев в трудный момент. Лиурт нехотя согласился, но лишь на три часа, после она должна была вернуться во дворец.
  -- Ты можешь отправиться с нами, - уговаривал Сэгор младшую сестру.
  -- Нет, если исчезнут четверо братьев Дрэгуин, погони не будет. Но пропади я, Лиурт не успокоиться пока не перевернет все миры вселенной. Ты выполнишь мою последнюю просьбу? - Спросила Фиали.
  -- Любую. - Сэгор был готов сделать что угодно, он, как и остальные братья с самого рождения маленькой непоседы оберегал ее, бессовестно балуя любимую сестренку.
  -- Дай мне десять минут и позови мою старую няню, она нужна в этом нелегком деле.
   Вскоре, уставшая Фиали вручила брату два маленьких яйца. Одно переливалось золотистым, другое серебристо-коричневым цветом. Сэгор удивленно посмотрел на сестру.
  -- Они не успели созреть, думаешь, выживут?
  -- Уверена. Но учти, в других мирах время течет иначе. Остались бы они в Дрэгорании то созревать им около ста лет. За ее пределами пройдет не менее тысячи, прежде чем малыши вырастут и твердая скорлупка станет тонкой кожицей. - Она сняла с пальца перстень и протянула брату. - Возьми, он принадлежал Горму. Другой подарил Лиурт, когда узнал о ребенке, его я не могу отдать, не то станет, ясен обман. Первым родиться сын погибшего принца, ему подаришь бриллиант. Второму отдай меч, - она вручила оружие императора, что тайно вынесла из замка.
  -- Но как ты объяснишь мужу, что детей нет? На племянника ему наплевать, но наследник для него дороже всего на свете. - Встревожился Сэгор.
  -- Я покину дворец вслед за вами, моя душа погибла у скалистых гор. Я отдам свое тело на растерзание птерикс, все равно жизнь без Горма пуста, а о детях позаботятся мои верные братья. - Фиали разрыдалась, и Сэгор нежно обнял сестренку, едва сдерживая слезы еще одной потери.
  -- Прощай солнышко, мы позаботимся о малышах и найдем для них новый дом. С нами отправляются верные Дрэгуин воины. Пятьдесят юношей готовы расстаться с семьями и покинуть этот мир. - Фиали всхлипнула, и быстро повернувшись, выбежала из дома, спеша во дворец.
   Через час началась сильная буря, Фиали хорошо понимала причину непогоды и всеми силами старалась отвлечь императора, чтобы он также не догадался об этом. Ранним утром она покинула брачное ложе, даже не взглянув напоследок на спящего мужа. Надев новый подаренный Лиуртом черный шелковый наряд, захватила свой меч, подарок братьев в день помолвки с Гормом. Рубиновый перстень холодно сиял на руке, напоминая о долге чести. Выйдя на высокий балкон, Фиали вспорхнула, и превратилась в изящного дракона с короткими острыми шипами и чешуей кроваво-красного цвета, вспыхнувшей в лучах восходящего солнца.
   В то утро многие видели императрицу, летящую в сторону опасных гор, но, слуги не смогли разбудить императора. И когда он, наконец, очнулся, гнев его был ужасен. Сколько не искали потом, ее тело никто не обнаружил. Как бы не было велико горе, правителю донесли, что его жену растерзали хищные зверо-птицы, утащив останки далеко в горы.
   Страшная месть обрушилась на птерикс. Был издан указ о полном истреблении опасного для империи врага. Так ознаменовалось начало кровавой эпохи императора Лиурта.
  
   В объятиях нового мира...
  
   Сэгор устало смотрел на бескрайний лес столь же непреступный что и стены дворца императора. Вот уже десять лет он командовал небольшой группой дрэгоран. Путешествуя из мира в мир, они настойчиво искали новый дом. Разумеется, никто из местного населения не собирался терпеть по соседству чудовищ. Сэгор мог понять смертных и даже магических существ, что были слабее, их страх объяснялся легко. Но это отнюдь не радовало ни его, ни братьев, самый младший из них Фэрус, наконец, добился своего и привел отряд в мир бескрайнего леса Эльфиарг. Его знали как магический островок без разумных существ среди многообразия миров вселенной заселенных с начала времен. Теперь им предстоит построить город на великой равнине в окружении древесных гигантов и пахучих цветов.
   Сэгор отвел взгляд и в который раз тяжело вздохнул, он хотел обрести спокойствие, а получил бесконечную погоню за мечтой утопией невозможной для двуликих с пламенем в душе. Резкий крик и возгласы удивления привели его в чувство. Сэгор обернулся и замер, не сводя пораженного взгляда со своего третьего по старшинству брата Лорквума. Точнее не с него, а с юной девушки миниатюрной и невероятно прекрасной она боязливо рассматривала их, молча, хлопая пушистыми ресницами. Лорквум не позволил приблизиться к ней и таким Сэгор не видел его ни разу в жизни. Когда малышка уснула в палатке защитника, юный дрэгоран поведал удивительную историю о том, как красавица бросилась к его ногам, словно искала смерти или жестокого наказания. Не поняв ни слова, Лорквум точно знал, что не в силах отпустить ее обратно в лес.
   Теперь многое было ясно, Эльфиарг обитаем и легенды о лесном народе чистая, правда. Отряд был на стороже, и каждую ночь часовые докладывали о странном движении, будто едва уловимые тени быстро перемещаются, прячась за деревьями и кустами. Вскоре после появления девушки Лорквум объявил о намерении жениться, поскольку она первая женщина в чьем чреве зародилась жизнь. Еще ни одна иномирянка не могла подарить дитя двуликим. Теперь Сэгор точно знал, что за Эльфиарг стоит бороться, он построит город и дрэгоран, положат начало новому народу дрэгон великому и справедливому.
   Спустя месяц повторилась буря, лесной народ или часть его покидали родные земли в поисках мира и тишины. Им было жаль оставлять родину, но бороться с монстрами драконами не было ни единой возможности. Их печаль отразилась в грустной мелодии деревьев кортус верных советчиков и друзей. Настало время новой эры, и иные существа станут повелителями растений, неба, и воды похитив счастье заменив его жгучей ненавистью и жаждой мести, что непременно отравит родник юной жизни и любви.
  
   Проклятие Лиурта...
  
  -- Пошла прочь, - презрительно бросил император, оттолкнув очередную любовницу, как и остальные не сумевшую зародить жизнь нового правителя и наследника Дрэгорании.
   Девушка испуганно отшатнулась и поспешила выполнить приказ. Лиурт даже не взглянул на нее, молча, наливая кроваво-красное вино, что также как и постельные ласки не могло заглушить боль потери. Каждую ночь он видел лицо возлюбленной жены, и все чаще размышлял о не родившемся сыне. Разве могло быть, так что погибший младенец сделал невозможным рождение другого? Но нет в семье императора исконно два наследника, будь то дочь или сын не важно. Фиали могла сама не знать, что носит двоих его детей. Император приблизился к окну и устремил взгляд полный ненависти в сторону проклятых гор. Они лишили его любви и возможности продолжить род Дризар и поплатились своей гнусной жизнью. Птерикс более не населяют горы, и их род почти уничтожен, быть может, коварные твари сумели переместиться в другой мир, и Лиурт искренне желал им смерти пусть и не от его когтей. Если гибель наследников сломает ветвь рода он не оставит приемника и жар междоусобной войны превратит мир в пепел как и его жизнь он развеется на ветру безразличия и обманутых надежд.
  
   Прошло тысячелетие, мир Эльфиарг.

Глава 1

  
   На закате здание школы для юных эльфион казалось почти черным. Вокруг раскинулся замечательный сад, поражающий своей симметрией. На аккуратных клумбах цветы росли в строгом разделении по форме и размеру. Алые кусты риакуса, растения с тонкими волнистыми ветвями, были тщательно пострижены. Гигантские кортусы, отдаленно напоминающие трехсотлетние дубы, сонно покачивали ветвями, наслаждаясь вечерними лучами заходящего солнца. Ничто не нарушало тишины, только феи и бабочки, как обычно конкурировали за сладкую пыльцу ароматных лилий. Внезапно раздался хлопок, затем снова и веселый девичий смех.
   - Ты никогда не сможешь сделать это Эриока, управление ветвями не для тебя. - Зеленоглазая рыжеволосая девушка смеялась, по-дружески подтрунивая над подругой.
   - Нет, Асфони. Очень даже для меня. Я из рода Дрэгони и они обязаны покориться! - Она откинула назад темные волосы и вновь произнесла заклятье.
  -- Каартас! - новый хлопок и ветка кортуса превратилась в прекрасную лилию. - Вот это да! - закричала Эриока, хлопая в ладоши. - Учитель Орфит будет в ярости!
  -- Нашла чему радоваться, - рассердилась Асфони. - Так уж и быть, я в очередной раз все исправлю.
   Девушка грациозно расправила плечи и сосредоточила взгляд на огромной лилии, плавно покачивающейся средь грубоватых ветвей. Вспоминая нужные слова, она, почему-то подумала о том, сколько интересного и необычного узнала с того момента как познакомилась с забавной, черноволосой девочкой, казавшейся по началу немного испуганной и даже скромной. Но, привыкнув подолгу жить вне дома, быстро освоилась, и показала истинный характер. Воспитанная отцом, Эриока не привыкла, чтобы ей отказывали в чем-либо, ее силе воли не могли противиться даже девочки постарше, а, ровесницы и вовсе соглашались с ней во всем.
   Девушки жили в одной комнате и быстро подружились. Очень часто забросив занятия, они убегали за территорию школы, исследовать таинственные скалы и дикие леса, за что не раз получали строгий выговор от учителей и основательницы учебного заведения.
   Эриока вечно втягивала их в неприятности, всему виной было излишнее любопытство и ужасная непоседливость. Много раз они клялись стать послушными и хорошими, как подобает воспитанным девочкам эльфион. Но вновь тяга к приключениям заставляла забыть данные обещания. Навещая отца на каникулах, Эриока любила по ночам убегать в лес Эльтран и, несмотря на строгие запреты, находила способы уйти незаметно. Асфони втайне завидовала ее смелости, потому как это место считалось очень опасным, практически проклятым. О Эльтран ходило множество легенд одна страшнее другой. Некоторые эльфион бесследно исчезали, причем большинство сознательно шли туда, не желая жить дальше. Чаще всего причиной была несчастная любовь или еще хуже внебрачный ребенок, превращавший женщину в изгоя, и ей ничего не оставалось, как уйти в леса.
  -- Каарс! - воскликнула Асфони.
   Лилия превратилась в алую ветвь риакуса. Огромное дерево глухо заскрипело и недовольно взмахнуло новоприобретенным отростком.
  -- По-моему лучше отойти подальше, не нравиться мне его реакция. - Отступая на шаг, произнесла Эриока, не сводя тревожного взгляда с дерева.
  -- А может рассказать учителю Орфит, ей не в первый раз приходиться поправлять твои ошибки, то есть наши.
  -- Ни в коем случае! Мы заканчиваем обучение, а до сих пор не смогли правильно разговаривать с кортусами, это очень плохо, по крайней мере, для меня.
  -- Может и так, но, по-моему, это очень сложно. Кортусы имеют самый отвратительный нрав среди растений. С ними нелегко договориться, да еще на их ужасном языке.
   Ближайшие деревья угрожающе заскрипели и зашевелили ветвями. Девушки вскрикнули и побежали к школе подальше от несносных гигантов.
  -- А, с другой стороны, ему даже идет красный цвет, Что скажешь Асфи?
  -- Я скажу, что больше никогда не стану участвовать в твоих ужасных тренировках и тем более на кортусах. - Раздраженно проговорила Асфони. Шоколадные глаза Эриоки недовольно блеснули.
  -- Хорошо, я и сама не буду это делать. К тому же не слишком важно уметь управлять ветвями. Мы живем в цивилизованном мире, а не в лесах как тысячу лет назад. - Эриока лучезарно улыбнулась подруге.
  -- Что-то ты слишком быстро смирилась даже странно. Наверно думаешь, я плохо тебя знаю, а ведь за хорошенкой улыбкой скрываются мысли о ночных побегах в лес Эльтран, ведь ты, поэтому так стремишься выучить язык кортусов?
  -- Тебе не надоело быть такой проницательной Асфони? Но конечно ты права я с детства мечтаю правильно понимать эти могучие деревья, ведь когда-то давно мы говорили на одном языке, а теперь знаем лишь вселенское наречие, да небольшие заклятья из старого эльтран. - девушка печально вздохнула.
  -- В тебе говорит кровь лесных эльфион, или неудержимое стремление к неприятностям. - Заключила Асфони.
  -- Может быть, но мы опаздываем к обеду, пойдем скорее.
   Спустя полчаса они вместе с еще двадцатью восьмью ровесницами, также обучающимися на последнем этапе в школе учителя Орфит, обедали в небольшой столовой, сидя за двумя овальными столами. Их несложные блюда состояли из легких цветочных салатов, мясных клубней обжаренных в мелко помолотых орехах и тушеного арбуса в соусе с приправами. На десерт подавались сладкие ягодные пирожки и ларитовое суфле. Длинные веточки настенных растений, оживленно покачивались в воздухе, убирая пустые тарелки на кухню, выслушивали вежливые просьбы учениц, быстро исполняя заказы.
   Школа представляла собой четырехэтажное здание, окруженное внушительным парком. В нем часто проводились практические занятия по различным дисциплинам. Большую часть года ученицы находились в школе, отправляясь по домам на неделю раз в два месяца. Они изучали древнюю магию растений, поскольку это имело большое значение в жизни каждой эльфион. После окончания девушки выбирали понравившуюся им профессию и обучались в процессе работы специальным навыкам, на основе уже имеющихся знаний.
   Учитель Орфит вошла в обеденный зал старшеклассниц.
  -- Мне нужно знать, кто из вас поиздевался над несчастным старым кортусом в парке?
   Девушки удивленно переглянулись, но промолчали.
  -- Хотя, зная все о ваших умениях, мне не трудно догадаться. Через тридцать минут жду виновницу у себя в кабинете. Ах да, приятного аппетита. - Внимательно посмотрев на Эриоку, учитель едва заметно улыбнулась и вышла из зала бесшумной, грациозной походкой.
   Через полчаса Асфони и Эриока спорили в коридоре возле кабинета учителя.
  -- Я пойду одна, ведь это была моя неудачная тренировка. - Говоря это, девушка старалась протиснуться к двери, которую загородила подруга.
  -- Ошибаешься, из-за меня ветка кортуса превратилась в риакус. - Асфони попыталась отодвинуть ее в сторону.
   Не выдержав пререканий юных эльфион, от стены отделилась зеленая ветвь и, резко распахнув дверь, самодовольно вернулась на место. От неожиданности девушки подпрыгнули и осторожно заглянули внутрь. В глубоком сиреневом кресле сидела учитель Орфит с зеленой книгой в руках. На обложке листья шевелились и двигались, стараясь поймать лучики света.
  -- Заходи Эри, а ты Асфи оставь нас. Если хочешь, помоги младшим ученицам с осушающим заклятьем.
   Асфони недовольно фыркнула и ушла, впрочем, не очень расстроившись. Она прекрасно знала, что подруге как всегда удастся выкрутиться из глупой ситуации.
   Закрыв дверь, Эриока обернулась и медленно подняла виноватый взгляд на учителя. Это была потрясающе красивая женщина высокая, стройная с длинными волнистыми волосами цвета меди, спускающимися до тонкой талии. Лицо с мягкими правильными чертами, пухлыми губами и выразительными бардовыми глазами. Ее жесты грациозные и твердые, голос тихий и отчетливый внушали юным ученицам трепет, даже страх, но постепенно он сменялся уважением и любовью к этой необычной женщине. Девушки видели в ней вторую мать строгую, но справедливую.
   Орфит посмотрела на ученицу, и та бесстрашно встретила взгляд ее бордовых глаз.
  -- Я внимательно тебя слушаю Эри, почему ты заколдовала дерево?
   Девушка вспыхнула, но смотрела прямо.
  -- Сожалею, это произошло случайно. Мне не удается управление ветвями, и я подумала, что тренировка решит проблему.
   Орфит положила книгу и поднялась с кресла.
  -- Девочка моя, это очень сложное заклятье и если сразу не получается не расстраивайся. Тренируйся на молодых растениях, а не на тысячелетних деревьях. Не волнуйся у тебя все получиться.
  -- А как быть с тем заколдованным кортусом?
   Орфит тихо рассмеялась.
  -- Не переживай, этому старому моднику даже понравилась та красная ветка. Он что-то говорил о лилии, но я не очень поняла, какой-то странный акцент.
   Эриока улыбнулась, вспомнив свою неудачную попытку.
  -- А теперь иди, успокой Асфи. А то она обидеться, если решит, что тебя наказали, а ее нет.
   Девушка поблагодарила учителя и отправилась на поиски подруги, вероятнее всего пересаживающей свой домашний миркус. Она постоянно твердит о том, какой он хрупкий и чувствительный, что его нельзя обижать. А когда этот мошенник в очередной раз ворует сладости своими голубыми закрученными усиками, Асфони слегка отчитывает его, а затем жалеет и опрыскивает лекарством листья, покрытые мелкой черной аллергической сыпью.
   До глубокой ночи Эриока обследовала богатую библиотеку. В огромном многообразии книг девушка искала лишь одну, повествующую о древних временах и событиях прошлого. Ей всегда хотелось узнать причину, заставившую лесных жителей выйти на равнины, построить величественный город Эльдрео, и маленькие поселения учебных заведений в различных уголках мира. Сколько она ни мучила вопросами отца, он молча пожимал плечами и продолжал работать над новыми видами тренировочных полетов для драконьего обличия своих воспитанников. Тетя Элоиа оправдывалась тем, что она и родителей то своих не знала, и если Фэрус который вырастил ее и воспитал, не даст ответ она и подавно.
   Осторожно поднимаясь по лестнице в спальню, которую делила с Асфони, Эриока задумалась о том, что ждет ее после школы. Через неделю выпуск, а она так и не выбрала профессию. Конечно, бал весенней лилии важнее, ей предстоит найти мужа. В общем, время покажет. Размышляя, она беззвучно открыла дверь в комнату и застыла на месте, изумленно подняв брови.
   Тот самый невинный миркус, теперь уже в новом оранжевом горшочке стоящем не подоконнике, протянул свои наглые голубые усы и копался в вещах Эриоки, выискивая что-нибудь вкусненькое. Нащупав склянку с цветочным сиропом, он радостно захлопал сиреневыми лепестками единственного бутона в предвкушении пира. Крепко ухватив бутылку, миркус перенес ее к своему цветку, отвинчивая по дороге скорлупную пробку. Все это он проделал так быстро, что Эриока не успела и глазом моргнуть как наглый воришка, весело помурлыкав, присосался к бутылке.
  -- Ах ты гадкий сорняк! Я сделаю из тебя салат, если ты немедленно не вернешь сироп на место! - девушка шагнула к подоконнику.
  -- Фырсс! - растение вздрогнуло, усики посветлели и вцепились в бутылку мертвой хваткой, а бутон заработал быстрее, осушая емкость.
   Зарычав от злости, Эриока подскочила к окну, и схватила бутылку, дергая ее на себя. Миркус пронзительно запищал, не желая возвращать похищенное добро. Пытаясь распутать цепкие усики, девушка раздраженно ругалась, не замечая Асфони, стоящую в дверях.
  -- Эриока, ты с ума сошла?! Что тебе сделал мой маленький миркус?
   Услышав голос хозяйки, растение резко отпустило склянку. От неожиданности Эриока потеряла равновесие и упала на пол вместе с остатками сиропа, выплеснувшегося ей на платье, лицо и руки. Сладкие, липкие струйки медленно потекли по телу, и девушка раздраженно подумала, что теперь придется снова принимать ванну, а так хотелось спать.
  -- Я его убью. - Медленно и сердито произнесла потерпевшая, поднимаясь с пола. Спина ужасно болела от удара, но больше всего то место, что ниже.
  -- Миркус, как тебе не стыдно?! Смотри, что ты натворил! Снова пил сироп, у тебя аллергия на сладкое, о чем ты думал?
   Цветок миркуса стал ярко красным и стыдливо закачался.
  -- Вижу, ты раскаиваешься, вот и хорошо, больше никаких сиропов иначе будешь строго наказан. - Она повернулась к подруге. - Эриока извини, что не сразу сообразила и накричала на тебя. Пойдем в ванную, я помогу помыть волосы они в ужасном состоянии.
   После их ухода миркус, цветок которого снова стал сиреневым, пронзительно фыркнул, а затем радостно зашуршал лепестками, обнаружив на полу забытую склянку.

Глава 2

   Собирая вещи в сумку, Эриока размышляла о том, что жаль расставаться с подругами и школой. С другой стороны по дому она тоже скучает, по утренним полетам на спине черного гигантского дракона и ночным вылазкам в таинственный лес, даже по болтливой тетушке, которая всегда первой узнает городские слухи и свежие сплетни. Теперь она взрослая и обращаться с ней будут соответственно впрочем, что, значит, быть совершеннолетней эльфион, Эриока представляла весьма слабо и туманно. Ухватившись за эту мысль, девушка облегченно вздохнула, решив получить как можно больше новых впечатлений и удовольствий от процесса взросления.
   В полдень за ней прилетел отец. Его огромное драконье обличие она сразу узнала над холмами, летел он быстро и потрясающе красиво. Черная чешуя переливалась на солнце, огромные темные шипы украшали широкую мощную голову и длинный хвост. Он грациозно приземлился и мгновенно стал обычным мужчиной.
   Фэрус Дрэгони высокий статный красавец с великолепной фигурой всегда притягивал женские взгляды. Его иссиня-черные волосы были коротко пострижены, кофейного цвета глаза смотрели твердо и уверенно. Как один из четверки руководителей Эльдрео, Фэрус пользовался всеобщим уважением, его главной обязанностью была тренировка юных дрэгон и обеспечение безопасности турниров. Поскольку они были единственным способом публично продемонстрировать свое мастерство и умение контролировать агрессию звериного обличия. В истории Эльфиарга не было случая, чтобы дрэгон был ранен по вине соплеменника.
   Фэрус радостно улыбался, излучая тепло и любовь к бегущей ему навстречу девушке.
  -- Неужели это моя старшая дочь? Как ты выросла детка! - Фэрус обнял Эриоку и посадил на плечо.
   Весело смеясь, девушка обхватила черноволосую голову отца и ущипнула за щеку.
  -- Не притворяйся, мы виделись, два месяца назад я бы не успела вырасти за это время. К тому же у тебя один ребенок.
   Фэрус опустил дочь на землю и внимательно посмотрел в ее шоколадные глаза.
  -- Поверь, милая, ты действительно выросла, еще немного и какой-нибудь молодой дрэгон возьмет тебя в жены, и останусь я совсем один.
   Эриока улыбнулась и поправила прядь волос того же цвета, что и у отца. Глаза увлажнились и заблестели.
  -- Ну, не все так плохо девочка, я пошутил.
  -- Она, вылетая, ты Фэрус. - эти слова произнесла бесшумно приблизившаяся к ним Орфит.
  -- Да, моя малышка вся в меня. Иди Эри попрощайся с подругами, мы скоро улетаем.
   Девушка развернулась и рысью бросилась к школе. Увидев Асфони, она приблизилась к ней.
  -- За тобой еще не прилетели? - спросила Эриока.
   Подруга выглядела напряженной и смотрела в сторону холмов. Вдруг бросила сумку на землю и топнула ногой.
  -- Так и знала, что отец не явится сам, а пошлет Эргаса! - взгляд ее был суровым и не обещал ничего хорошего.
  -- Эргас? Твой старший брат? Но говорят, вы терпеть друг друга не можете. С чего вдруг он решил тебя забрать? - Эриока удивленно вскинула бровь, когда посмотрела на летящего темно-коричневого дракона с золотистыми шипами. Желая произвести впечатление, он величественно взмахнул крыльями и выпустил струю огня.
  -- А потому и решил, чтобы позлить меня.
   Налету, перевоплощаясь, Эргас Дрэголол приземлился недалеко от девушек. Плавным движением хищника он приблизился и изящно поклонился.
  -- Приветствую! Прекрасная эльфион! И тебя тоже сестра, выглядишь так, будто проглотила скорлупную пробку. Может, перестанешь дуться, и представишь меня своей очаровательной подруге?
   Эргас внимательно осмотрел девушку оценивающим взглядом и удовлетворенно кивнул, широко улыбаясь. Эриоке стало не по себе от этой ехидной усмешки и откровенного взгляда. Решив не показывать страха, она вздернула подбородок, и холодно посмотрела в ответ. Многие эльфион, скорее всего, назовут его красавцем, но на Эриоку внешность Эргаса не производила подобного впечатления. Высокого роста с широкими плечами, мускулистой крепкой фигурой этот дрэгон явно много времени тренируется на свежем воздухе. Каштановые волосы слегка вьются, нос с горбинкой, тонкие губы и острый подбородок вместе были не самым лучшим сочетанием, если бы не свет хищных янтарно-желтых глаз, создающих притяжение для юных девушек, мгновенно попадающих в его власть.
  -- Познакомься Эриока, мой старший брат Эргас. - громко произнесла Асфони, и тише прошептала. - Самовлюбленный болван, льстец и развратник, советую держаться подальше.
   Девушка проглотила смешок и, приветливо улыбнувшись, вежливо кивнула. Не дав сказать ей ни слова, Эргас произнес.
  -- Очень приятно несравненная Эриока, думаю, на балу у меня будет много конкурентов. Не окажите мне честь, подарив первый танец лунного вальса?
   Эргас взял ее руку, поцеловав кончики пальцев, задержал губы дольше, чем ей того хотелось. Девушке пришлось согласиться, поскольку выдернуть кисть из его цепкой хватки было практически невозможно и веских причин для отказа также не находилось. С Асфони они договорились встретиться на балу, и если повезет до него, получив от Эргаса воздушный поцелуй, Эриока отправилась на поиски отца.
   Орфит не спеша, прогуливалась по школьному парку в сопровождении Фэруса Дрэгони. Эльфион многое могла отдать, лишь бы обнять его как тогда почти восемнадцать лет назад в лесу Эльтран у горячего источника. В то время она была замужем за Кродоком из Киартаннии, мира островов населенных пушистыми созданьями, хищными птицами и чешуйчатыми зверьками, живущими в воде. Они впервые встретились, когда Орфит собирала ростки ночной лилии в лесу эльтран, неожиданно появился светловолосый воин, узнав в ней эльфион, очень обрадовался, и предложил забрать в иной чудесный мир. По глупости и из любопытства она согласилась, не задумываясь о том, что назад, скорее всего не вернется. Сразу по прибытию провели свадебную церемонию, и Орфит стала законной женой киар. Но, прожив с мужем около двух лет, поняла, что не любит его, поскольку ни разу не смогла забеременеть, да и Киартания не стала ей домом. Поражало присутствие живых растений только в парке и специальных горшках как украшение. Стены, мебель и книги были мертвы. Еду готовили слуги, они же стирали вещи, убирали дом. Орфит чувствовала беспомощность и абсолютную ненужность в этом чужом мире. Но однажды наткнулась в книге на заклятье, позволяющее возвратиться на место в родном мире, полюбившееся больше всего на свете. Прочитав нужные слова, Орфит оказалась у горячего источника в лесу. Очень скоро появились четверо дрэгон, они едва не зажарили ее, посчитав опасным иномирцем. Но черный дракон, узнав в ней эльфион, успел подхватить быстрее, чем пламя достигло земли. Они познакомились, и вихрь страсти мгновенно подхватил обоих. Орфит провела самую незабываемую ночь в своей жизни, но радость встречи отравляло сознание того, что с первыми лучами солнца придется вернуться в Киартанию, иначе Кродок найдет способ сделать это сам.
   Когда они лежали под звездным небом, влюбленные и умиротворенные то были самыми счастливыми на свете. Только теперь она поняла, что полюбила Фэруса еще на балу, но робость и страх перед одним из властителей не позволяли обратить на себя его внимание. И сейчас Фэрус отвечал ей взаимностью с горячей страстью истинного дрэгон. Они любили друг друга всю ночь, резвились в белоснежной купальне, а утром Орфит обещала вернуться, как только последние лучи солнца исчезнут за горизонтом. Она крепко обняла любимого и растаяла в воздухе, словно тень от прикосновения света.
   Дождавшись вечера, Фэрус пришел к источнику, не обнаружив возлюбленной, принялся ждать. Глубокой ночью подул сильный ветер, и из стремительного потока появилась Орфит. По нежным щекам текли горькие слезы, она бросилась к нему на шею, зарыдав во весь голос. Пытаясь разобрать слова любимой, Фэрус понял, что они не одни. Из ледяного вихря вылетел огромный мужчина и медленно приблизился к ним. Это был очень высокий, мускулистый воин с длинными удивительно светлыми волнистыми волосами, глаза сверкали стальным огнем. Неровный шрам, рассекающий правую щеку, резко выделялся на смуглом лице. Он заговорил, и голос прозвучал в тишине ночи как гром: "Ты забрал мою жену, в таком случае я заберу твою дочь. Можешь наслаждаться материнством Орфит, у тебя в запасе семнадцать лет и девять месяцев, вполне достаточно для неверной супруги" Последние слова он проговорил угрожающим шепотом, затем резко повернулся и исчез.
  -- Как успехи моей девочки? - спросил Фэрус, прервав воспоминания Орфит.
  -- Эриока прекрасно освоила магию растений, но она очень торопиться и от этого делает ошибки. - Орфит грустно усмехнулась. - Жаль расставаться с малышкой, заменившей мне дочь.
   Фэрус опустил взгляд на золотисто-медную головку и нежно погладил чудесные волосы. Орфит вздрогнула и вопросительно посмотрела в ответ. Как часто он представлял эти великолепные бардовые глаза, опушенные длинными ресницами, воображал как снова целует прелестные нежные губы. Взяв эмоции под строгий контроль, Фэрус холодно произнес.
  -- Рад, что ты как учитель хорошо относишься к моему ребенку Орфит. В Эльдрео Элоиа и я сделаем все возможное, чтобы Эриока поскорее вышла замуж.
  -- Постарайся Фэрус, я не могу ее потерять, - прошептала Орфит. - Мне нравиться думать, что когда-нибудь ее дочери будут учиться в моей школе.
   Они остановились и посмотрели друг на друга, такие близкие и в то же время абсолютно далекие. Оба понимали, как важно сохранять спокойствие и не поддаваться соблазну. Но ее губы так манят, вот они слегка приоткрылись, и розовый язычок медленно провел по нижней, затем по верхней. Тихо выругавшись, Фэрус резко наклонился и припал к сладостной плоти. Долгий поцелуй был мягким в то же время страстным, обжигающим, чудесным. Орфит обвила руками его шею и тесно прижалась к нему всем телом. Языки сплелись в диком танце, даря неземное блаженство.
  -- Папа, ты здесь? - голос Эриоки звучал взволнованно.
   Застигнутые врасплох, они разомкнули объятия, и тяжело дыша, стали приводить себя в порядок. Через мгновение вышли из-за кортуса и, приняв официальный вид, направились к девушке.
  -- Ах, вот вы где. Я готова, мы можем лететь?
  -- Конечно милая, иди к школе, я догоню.
   Дождавшись, когда дочь скроется, из виду он повернулся к Орфит и посмотрел в ее печальные глаза.
  -- Прости, ради ее блага. Я не должен был целовать тебя.
  -- Не надо извиняться, все понятно без слов. Иди не заставляй нашу девочку ждать.
   Печально улыбнувшись, Фэрус сделал несколько шагов и взмыл в воздух, снова став гигантским огнедышащим драконом.
   Прятавшаяся в ветвях кортуса огромная черная чайка удовлетворенно покачала головой, улыбнувшись бусинками глаз. Верный Брок знал, что хозяин будет доволен добытой информацией. Наконец он удостовериться, что девчонка жива как он и предполагал, все эти годы малышку прятали, дабы уберечь от мести Кродока. Ну что ж наивные эльфион и дрэгон полагали, что он поверил их лживой истории о внезапной смерти новорожденной. Но киар не столь глупы, как они считали. Распустив мощные крылья, чайка растаяла в воздухе, появившись в своем мире.

Глава 3

   Звон метала, и громкие комментарии отчетливо слышались за окном, и все это чертовски раздражало Кродока. Хотя он сам опытный воин и не прочь размяться, но эти звуки отвлекали от раздумий, а ему необходимо было сосредоточиться. К тому же надо доесть завтрак пока верный Джар не пронюхал и не утащил его, предлагая новый. Похоже, все сговорились сделать его жизнь крайне сложной, докучая своим вниманием.
   Брок принес вести, что интересующий его дрэгон отправился забирать дочь, закончившую обучение в школе Орфит. Конечно, он подозревал, что малышка вовсе не ребенок якобы погибшей эльфион. А младенец Орфит не запутался в пуповине, но точных доказательств не было. К тому же в Эриоке нет ничего от пленительной красавицы с чарующими бардовыми глазами, она вся в отца.
   Кродок рассеянно отхлебнул крепкий кофе и потянулся к горячей яичнице, пододвинув ее поближе, он, попробовал и решил добавить немного соли. Хотя как ему докладывали девчонка ходячая беда, дня не проходит, чтобы она не вляпалась в неприятности. Между тем, продолжая ритмично трясти солонкой, он подумал, а ведь Орфит была точно такой же вечно любопытной и жаждущей приключений. Конечно, не настолько смелой и поразительно нахальной как дочь Фэруса, но тоже не без сюрпризов. Поставив солонку, Кродок хмыкнул, не могла же она отказаться от собственного ребенка и любимого мужчины из страха перед неминуемой местью? Ведь не убивать же ее собрались, он бы отнесся к малышке как к собственной дочери и выдал замуж за одного из своих племянников. Вместе они унаследуют поместье, потому как своих детей у него нет, и уже не будет. Орфит была с ним несчастлива, ей никогда не нравилось в Киартании вероятно, поэтому и не могла забеременеть целых два года. Ему больно было думать, что она не любила его и даже боялась.
   Положив в рот холодную яичницу, Кродок машинально жевал, затем скривился, и выплюнул пересоленный кусок обратно в тарелку, выпив залпом, стакан воды, облегченно вздохнул. Вновь перенесшись на семнадцать с лишним лет назад, он вспомнил, какой шок испытал, придя однажды в постель жены. Вернувшись после трехдневного отсутствия, он страстно желал ее ласк, а вместо этого наткнулся на воздушный магический барьер. Так и остался стоять нагишом, ошеломленно мигая. Догадавшись в чем дело, он ощутил сильнейшую ярость, помутнившую сознание. Плохо соображая Кродок в течение часа колотил барьер руками и ногами, сломал все стулья, а она так ничего и не почувствовав, продолжала мило улыбаться во сне.
   Два года Кродок мечтал, как однажды наступит долгожданный день, и он сможет взять на руки своего ребенка, неважно мальчика или девочку в нем будет течь его кровь, его дух охранит от бед и несчастий. Орфит верно решила иначе, любовь мужа не вызвала ответную страсть в ее сердце. И она нашла нечто более приятное в другом месте. Такой барьер создает лишь дочь эльфион, питаясь магической силой матери. Все что малышка посчитает опасным, не сможет приблизиться и нанести вред, исключения бывают крайне редко, только если агрессию проявит кто-то с более сильным магическим духом. Иммунитетом обладает лишь отец, и, следовательно, Кродок им не являлся. Он обратил внимание на прочность магического кокона, о такой мощи ему не приходилось слышать за всю свою долгую жизнь.
   В тот вечер он оделся и спустился в кабинет, налив бокал вина и, закурив сигару, уселся в любимое кожаное кресло из шкуры горной птицы, собственноручно убитой им двести сорок лет назад. Вскоре послышались осторожные шаги, и Орфит робко заглянула в открытую дверь. Хватило одного быстрого взгляда на ее стройную фигуру, облаченную в соблазнительный облегающий наряд, подчеркивающий волнующие изгибы, чтобы обманутый муж ощутил сильное желание. Безжалостно подавив его, он сердито посмотрел ей в глаза. Поняв, что Кродоку все известно, изменница, разрыдавшись, рассказала правду о том, как она несчастна, что не смогла привыкнуть к этому миру как соскучилась по родному Эльфиаргу, городу Эльдрео. Затем поведала о заклятье возвращения, которое обнаружила в книге и о лунной ночи у горячего источника.
   Кродок слушал молча, но каждое слово как острый кинжал медленно разрезало сердце, оставляя глубокие до сих пор кровоточащие раны. Ведь он любил ее, любил всей душой. С тех пор, как увидел девушку, совсем юной, разговаривающую с могучим кортусом в ночном лесу. Кродок решил дождаться ее совершеннолетия и забрать с собой. Много раз он помогал девочке выпутываться из неприятностей, оставаясь в тени. Соблазнить любознательную Орфит не составило труда, но сделать счастливой оказалось невозможно. Напрасно он мечтал о детях и прекрасной жизни в окружении многочисленных наследников и лучшей жены на свете. Как же мог столь опытный, умудренный жизнью киар, не заметить печаль любимой? Спохватись он вовремя, трагедии можно было избежать.
   Последние надежды рухнули у горячего источника с живописным водопадом. Молодой дрэгон нежно обнимал Орфит, покрывая поцелуями заплаканное лицо. Она же пылко отвечала своему любовнику, рыдая так, словно прощалась на всю оставшуюся жизнь. В этот момент часть души, как почудилось Кродоку, навеки покинула его, не выдержав разлуки и предательства. Приблизившись к ним, он поклялся отомстить, забрав плод любви, дочь Орфит и дрэгон в Киартанию, после ее совершеннолетия. И до сегодняшнего дня истинный киар держал слово.
   Резкий звон упавшего меча вернул Кродока к действительности. Затем чье-то отчетливое ругательство и веселый смех, последний голос принадлежал его старшему племяннику. Кродок устало покачал головой, поднялся из-за стола и подошел к открытому окну, посмотреть какая часть роскошного парка пострадала на этот раз. Но, увидев открывшуюся взору картину не смог удержаться от радостного смеха. Литиций, младший племянник, развалился на клумбе и с ног до головы был покрыт липкой розовой пыльцой. Громко чихая и отплевываясь, он пытался подняться самостоятельно, но цепкие растения запутались в кудрявой черной гриве несчастного, и крепко держали на земле. Его двоюродный брат Ктуар, пытаясь помочь, тянул беднягу за волосы, все время, сотрясаясь от смеха.
  -- Я просил помочь, а не отрывать мне голову и прекрати ржать! Уй ай! - заорал Литиций и вместе с тремя розовыми кустиками оторвался от клумбы.
   Стараясь сохранять серьезное выражение, Ктуар смотрел на кузена, являвшего собой весьма занятную картину. Элегантная белая рубашка стала цвета пыльцы, на широких мускулистых плечах лежали комья земли, осыпавшиеся с узловатых корней растений, застрявших в длинных, курчавых волосах. Стройные крепкие ноги, обтянутые черными шелковыми бриджами, пританцовывали и брыкались, пытаясь отряхнуться.
   Ктуар не выдержал и вновь рассмеялся, согнувшись пополам и обхватив руками живот. Литиций угрюмо насупился, а потом хитро улыбнулся, подошел поближе и резким движением толкнул беднягу на землю точно в пушистую клумбу. Навалившись сверху, стал с наслаждением мутузить двоюродного брата, утрамбовывая ни в чем не повинные кустики.
  -- Ей вы балбесы малолетние, вам, что мало места на тренировочной площадке? Хватит скакать вокруг дома, да еще по моим любимым пушистикам!
   Эти слова принадлежали старому управляющему Джару, жившему в поместье Кродока свыше шестисот лет. Он происходил из племени Кроли, населявшего этот мир с начала времен. Маленькие двуногие созданья ростом доходили взрослому киар до пояса, изумрудно-зеленого цвета с густой, короткой шерстью и огромными широко поставленными глазами. Цвет глаз и оттенок шкуры менялся в зависимости от наследственности. Джар темно-зеленый с лиловыми глазами, несмотря на маленькие ушки, обладал отличным временами избирательным слухом. Быстро двигаясь на коротеньких ножках с раздвоенными копытцами, он приблизился к взлохмаченным киар, и брезгливо поморщил черный носик с узкими ноздрями.
  -- Ну и ну запах пыльцы и ваших потных тел не самое лучшее сочетание, а вот розовый тебе очень к лицу Литиций, только вынь кусты рамуса из волос, пышная прическа не твой стиль. - Окинул недовольным взглядом Ктуара, лежащего на боку и занятого выдергиванием веточек из шевелюры угрюмого кузена. - Отряхнись и умойся, тебя хочет видеть дядя, иди в кабинет он ждет.
   Ктуар коротко кивнул и направился к дому, расслышав напоследок.
  -- Ну что же ты? Ждешь, пока слетятся все бабочки округи? А вот с волосами можешь попрощаться, придется остричь, - издевался маленький Джар.
  -- Только через мой труп! - воскликнул испуганный Литиций.
  -- Еще раз залезешь в мою клумбу, легко! - Ощетинился зубастый управляющий.
   Ктуар проглотил смешок, услышав последнюю фразу, и постарался придать лицу серьезное выражение. Войдя в холл, он направился к лестнице, ведущей на нижний этаж к подземному озеру, переделанному в огромный бассейн, а также водопад среднего размера в виде удобного душа. Вода была горячая и кристально чистая. Скинув грязную одежду в плетеную корзину, стоящую здесь специально для его вещей, Ктуар быстро смыл липкую пыльцу и серую грязь. Завершив омовение, с разбега прыгнул в теплый бассейн. Переплыв его пару раз, он нырнул на середине, и выбрался на берег, дыша тяжело и с удовольствием. Высушив волосы и тело пушистым полотенцем, направился в свою комнату, переодеться.
   По дороге Ктуар размышлял, о чем таком важном хочет поговорить с ним дядя? После смерти жены он сильно изменился, а теперь ведет себя очень необычно. Подолгу сидит один в кабинете, курит сигары, потягивая вино. Перестал выходить на тренировочную площадку, а за обедом и ужином частенько задумчиво смотрит в одну точку, забывая о еде.
   Переодевшись, Ктуар спустился на первый этаж и направился к кабинету. Проходя мимо огромного зеркала, бросил мимолетный взгляд, проверяя все ли в порядке. Удивительно светлые волосы собраны золотистой лентой в хвост, спадавший до лопаток. Темно-синяя рубашка с высоким воротом делала небесно-голубые глаза еще ярче и выразительнее. Светло- серые бриджи плотно облегали крепкие бедра, а начищенные черные сапоги из дорогой кожи с застежками из чистого золота сияли, отражая лучики света. Ктуар улыбнулся, вспоминая как умело разбиравшийся в моде Джар, с детства привил и им хороший вкус, в выборе одежды неустанно повторяя о важности удачного сочетания цветов.
   Остановившись перед кабинетом, он глубоко вздохнул и постучал. Дождавшись позволения, медленно открыл дверь, точно зная, где увидит дядю, и не ошибся. Кродок сидел в своем любимом кресле, вытянув ноги, держал в руках бокал наполненный зеленоватым вином из клубней плорского цветка, выращиваемого на обширных полях его острова. Взгляд темно-серых глаз устремился куда-то в даль, рассматривая лишь ему известные, но, безусловно, грустные видения.
  -- Я хотел кое-что обсудить с тобой Ктуар, - говоря это, он обратил внимание на черную чайку, которая, сидя на подоконнике, щелкая клювом, чистила перья. Ктуар заметил птицу, коротко кивнул и получил в ответ хитрое подмигивание.
   Кродок не с проста, позвал Ктуара, только что верный Брок принес с Эльфиарга долгожданные вести. Подтверждение тому, что юная Эриока приходиться дочерью Орфит и, закончив обучение, стала совершеннолетней, а, следовательно, время расплаты настало. Конечно, Фэрус посчитал, что, выдавая ее за ребенка погибшей при родах эльфион, он защитит малышку от мести киар, а удаленное от Эльдрео учебное заведение поможет в этом нелегком деле.
   Орфит основала свою школу спустя год после возвращения, она явно хотела, чтобы единственное дитя постоянно находилось рядом под бдительным наблюдением, и другого способа придумать не могла. Но не только родители присматривали за малышкой, зоркие глаза черной чайки всюду следовали за Эриокой. Именно Брок подозревал обман и тонкую интригу. Поэтому тщательно собирал информацию и докладывал Кродоку. Первые шаги, успехи в учебе и бесконечные проказы, но главное неутолимое желание узнать как можно больше об истории мира бескрайнего леса. Не взирая на строжайшие запреты, девочка любыми путями добывала сведения, не страшась наказания, поскольку была уверена в своей защищенности влиянием должности отца. Сначала Кродок не был точно уверен, что дочь Фэруса и есть ребенок Орфит. Но, подумав, решил, что семнадцать лет срок долгий они сами выдадут горячо охраняемый секрет, даже не подозревая об этом. Наконец он исполнит обещание, месть свершиться, но действовать придется осторожно, нельзя напугать малышку, да и племянник ничего не знает о запутанной паутине лжи и предательства. Они должны полюбить друг друга и Кродок будет счастлив, воспитывать их потомство, лишив изменницу Орфит этого удовольствия.
  -- Налей себе вина, если хочешь урожай трехсотлетней выдержки отличного качества - Кродок сделал большой глоток и с явным удовольствием глубоко вздохнул. Ктуар последовал его совету и, наполнив бокал, насладился чарующим напитком. - Ктуар, ты уже взрослый мужчина, а, следовательно, готов найти жену - Кродок поставил бокал на низкий овальный столик, выдерживая паузу, и жестом пригласил племянника занять соседнее кресло.
   Когда до Ктуара дошел смысл сказанного он внезапно поперхнулся и громко закашлялся. Успокоив дыхание, широко открыл глаза от изумления и молча сел. Меньше всего на свете он ожидал подобного разговора. Собравшись с мыслями, произнес:
  -- Пока еще не думал об этом, я лишь недавно вернулся из странствий и не посвящен в тайну мира, где дети нашего рода являются на свет. Законная жена киар редкое явление, на своем веку я знал лишь Орфит. Иномирные женщины могут родить сына, но совет и служители не приветствуют это. Я, как и Литиций по рассказам наших отцов обрел жизнь в священном лесу, и мать свою не видел ни разу в жизни.
  -- Служители опасаются смешения разных племен, поскольку при этом из поколения в поколение затухает магическая сила, дух покровительствующий чистому роду покидает тело, и потомки сильнейших превращаются в смертных созданий. Но бывает еще хуже, более сильный род подавляет другой, превращая в себе подобный. В этом случае часто гибнет один из родителей особенно женщина, которая не в состоянии выносить до конца магически более мощное дитя. Из поколения в поколение равновесие восстанавливается и мир оказывается населенным созданьями с двойной душой, кровью и знаниями. Если они агрессивны, то другим землям будет сложно сопротивляться вторжению. В вас с Литицием течет чистая кровь, надеюсь ты не оставил в иных мирах свое семя?
  -- Нет, я свято чту традиции, ни одна иномирянка не дарила мне сына, - уверенно заявил Ктуар.
  -- Великолепно! Скажи, ты бывал в Эльфиарге, мире эльфион и дрэгон?
   Ктуар удивленно поднял брови. Этот мир считался запретным для молодых киар. Дрэгон враждебно настроены по отношению к ним, а эльфион и вовсе бояться до смерти. Этому всех учат с детства, внушают в университетах и вдруг дядя заговаривает о таинственном Эльфиарге.
  -- Никогда, это крайне опасно, да и зачем? Гоняться за пугливыми девицами и спасаться от взбешенных драконов? Вокруг полно миров с более уступчивыми женщинами. Взять хотя бы Трокию с пышногрудыми красавицами, они просто вешаются на шею.
  -- Эльфиарг, безусловно, опасен, но это тот мир, где рождаются сильные духом киар. Я дам книгу в ней история нашего народа, и поймешь, отчего в Киартании так мало женщин в сравнении с мужчинами. - Он сделал большой глоток вина и продолжил. - Я сделаю тебя своим наследником, если привезешь молодую эльфион. Красивая черноволосая девушка, живет в городе Эльдрео и, не смотря на запреты, часто гуляет, совершено одна в лесу Эльтран. Соблазни ее, пусть влюбиться настолько, чтобы последовала за тобой куда скажешь.
   Ктуар удивленно присвистнул, кто бы ни была эта девчонка видно дяде она не безразлична. Ему принадлежит огромный остров, на котором построено очень прибыльное поместье, величественный парк с фонтанами и статуями скорее прихоть пусть и весьма дорогостоящая. На землях острова выращивают различные виды клубней плорского цветка и крупный ярко-оранжевый виноград из них производят прекрасное вино, поставляемое в крупнейшие города мира. Вот уже пятьсот лет он занимается разведением чистокровных пегасов то и дело побеждающих в ежегодных соревнованиях по скорости полета и бега. Они высоко ценились, и покупатели заранее занимали очередь, пополняя солидное состояние Кродока.
   Каких-то шестьсот пятьдесят лет назад на месте процветающего поместья был дикий остров населенный хищными зверо-птицами птерикс и прочей живностью. Упорным трудом юный пятидесятилетний Кродок создал прекрасный райский уголок к тому же приносящий хорошую прибыль. На него работает около двухсот кроли, ведь киар не занимаются черной работой их удел бизнес или благородное безделье. Любимое занятие путешествие по разным мирам с целью найти как можно больше и интереснее опасных приключений.
   Ктуар не был исключением, после окончания университета, куда отец отправил его вместе с Литицием, он и кузен посетили множество миров, частенько попадая в неприятности по вине то одного, то другого или обоих сразу.
   Он знал многих женщин и всегда пользовался популярностью у пламенных красавиц. Вот только ни одной из них так и не удалось рассказать, что такое истинная любовь, лишь плотские желания могли утолить их соблазнительные тела. О женитьбе Ктуар как-то не задумывался ведь ему девяносто восемь лет и вся жизнь впереди. Но дядин приказ в вежливой форме очень заинтриговал, было бы неплохо унаследовать поместье и побывать в загадочном Эльфиарге. О юной девушке он не задумывался, давно считая всех женщин глупыми пустышками годными лишь утолять мужские потребности.
  -- Я согласен, как имя девчонки?
  -- Эриока. Эриока Дрэгони...

Глава 4

  -- Эриока Дрэгони, немедленно открой дверь! - Визжала взбешенная Элоиа, при этом, стараясь уговорить упрямые ветви посодействовать в нелегком деле.
   Голос тети девушка услышала из сада, подбегая к настенному плющу, растущему под окном ее спальни. Наверное, не стоило так задерживаться, но редкий сорт пурпурной ночной лилии того стоил, какой чудесный шампунь можно приготовить из их луковиц! Она вовсе не переживала из-за своей внешности, но волнистые локоны доставляли массу неудобств, да еще глупый запрет обрезать их выше талии. Ну, кому могут понадобиться такие длинные волосы? Разве что жеманным кокеткам с причудливыми прическами, но походить на них Эриоке хотелось меньше всего. Лучше летать под облаками на спине огромного дракона, бросая вызов сильному ветру.
  -- Я велю дубовым ветвям сломать эту вышедшую из повиновения дверь, если тотчас же ты не откроешь ее сама!
  -- Кирс - произнесла девушка шепотом, и широкие листья плюща подхватили ее, поднимая с земли на второй этаж. Как можно тише открыв окно, она забралась внутрь. Спрятав мешочек с луковицами в маленький тайник под кроватью, бесшумно сняла брюки и рубашку, надев коротенькую сорочку для сна. Помяв постель, громко зевнула и, топая стройными ножками, приблизилась к двери, все время, потирая глаза, чтобы выглядеть только что проснувшейся. Когда дверь открылась, подчинившись приказу Эриоки, Элоиа вбежала в комнату, поспешно оглядывая сорочку, растрепанные волосы и заспанные глаза племянницы.
  -- Почему ты так долго не открывала? - взгляд эльфион метнулся к открытому окну и слегка примятой постели.
  -- Спала, после долгого перелета очень устала, даже не слышала, как ты стучала, прости тетя я не специально честное слово. - Эриока хлопала пушистыми ресницами, стараясь выглядеть как можно невиннее.
  -- Ну конечно деточка, все забыто. Я хотела сообщить, что сегодня у нас будет длительный и тяжелый день, - она заглянула в гардеробную. - Необходимо как следует подготовиться к весеннему балу. - Осмотрела постельное белье. - Сначала выберем новые платья, затем позаботимся об обуви, прически возьмет на себя мой миркус, раз ты отказалась завести своего. Ну и конечно веера, - голос прозвучал глуше, так как Элоиа свесилась в открытое окно и вертела головой из стороны в сторону. - Теперь ты совершеннолетняя эльфион и куда бы ни отправилась, всегда бери веер в тон платья. - Она вновь очутилась в комнате и посмотрела на племянницу. Затем протянула ей веер, состоящий из множества красивых цветочков, они грациозно распустились, и удушающий аромат распространился по комнате.
  -- Спасибо тетя, такая честь для меня. - Девушка с ужасом смотрела на пахучий букет. Эриока никогда не любила это глупейшее украшение, причем совершенно бесполезное разве что отгонять надоедливых поклонников. Желая поскорее сменить, тему она спросила:
  -- Тетя, вы что-то искали? Может, я помогу?
   Элоиа обворожительно улыбнулась. Из рассказа лучшей подруги Миларэс она узнала, что Эриока познакомилась с Эргасом Дрэголол, разбившим множество юных сердец. Его репутация говорила сама за себя. Элоиа опасалась за невинную племянницу, которая может влюбиться и совершить какую-нибудь глупость. Но если этот юнец хочет получить Эриоку, то только после церемонии не раньше.
  -- Что я искала? Мне показалось, я потеряла серебряную заколку, но вот она на месте, значит ошиблась. - Элоиа помахала веером. - Если на этом все, одевайся, приводи себя в порядок и спускайся к завтраку, надо торопиться. - Элоиа плавно вышла из комнаты, покачивая золотистыми кудрями, уложенными в высокую прическу.
   Двухэтажный особняк Дрэгони, располагался на окраине города Эльдрео недалеко от леса Эльтран. Это позволяло девушке незаметно убегать туда по ночам на прогулки, освещаемые луной и кортусами, имеющими в коре участки накапливающие дневной свет. Пока что она ни разу не встречала ничего, что могло бы угрожать здоровью или жизни эльфион и решительно не желала отказываться от любимого развлечения.
   Эриоку с детства влекло к загадочному лесу. Могучие тысячелетние кортусы светящиеся по ночам никогда не преграждали ей путь. Девушка старалась изо всех сил изучать древний язык эльтран, чтобы понимать разговоры деревьев, ей о многом хотелось спросить у них. Например, почему эльфион не могут превращаться в прекрасных драконов, а мужчинам не дано понимать и управлять растениями? Принято считать это естественным явлением, но Эриоку не устраивало такое объяснение, она всегда подозревала нечто тщательно скрываемое дрэгон от дочерей и жен. Однажды, встретив в зарослях цветущих лилий древесных фей, маленьких созданий не крупнее мизинца. Она отважилась спросить у них, почему древние эльфион покинули леса, и стали жить на равнинах? В ответ малышки звонко рассмеялись и, бросив странную фразу: "великая жрица знает, найди ее" улетели прочь.
   Больше всего Эриока любила великолепную купальню с водопадом и горячим источником, она регулярно приходила к нему, подолгу купаясь в прозрачной воде, вдыхая нежный аромат цветущих лилий, наблюдая за мерцанием древесных огоньков. Она представляла, как древние девы леса сотни лет назад также как она принимали ванны, думая о великой любви и иных таинствах вселенной.
   С невысокого холма открывался прекрасный вид на родной город. Его построили тысячу лет назад жители пожелавшие покинуть леса и освоить просторные равнины. Эльтран не посягал на эту территорию, так же как горожане не трогали деревья, а со временем и вовсе ввели запрет на посещение дикого и опасного места. Впрочем, эльфион считали растения неотъемлемой частью своей жизни, поэтому дома окружали чудесные сады один лучше другого. Цветы, кусты и травы чувствовали себя вполне уютно, оживленно переговариваясь между собой, сплетаясь ветвями и сплетничая о делах двуногих созданий. Для дрэгон это выглядело как обычный шелест листьев и покачивание бутонов на ветру, но эльфион хорошо понимали таинственные звуки, древний дух сохранял магию племени, лишь на время, усыпив истинную силу.
   Город утопал в цветущем великолепии, вдоль широких улиц росли самые модные и капризные растения кустуразусы золотого и лилового цвета. Они были настолько привередливы, что требовали стрижек каждые три дня, только самые терпеливые эльфион изучившие все тонкости выбирали эту сложную профессию и даже им редко удавалось угодить несносным кустуразусам.
   Растения давали жителям пищу, производили различные ткани. Без их помощи не смогли бы написать магические книги, рисовать яркие картины. Искусные эльфион умели выращивать мебель, ветви которой ловко занимались хозяйственными делами, и многим другим без чего жизнь на равнинах стала бы невозможна. Некоторые считают, что далеко в лесах до сих пор живут дикие эльфион, не пожелавшие выйти на равнины. Их магия сильнее современных заклятий, они не утратили умения летать с поразительной скоростью меж ветвей, носят полупрозрачные ткани слегка прикрывающую наготу прекрасных тел и живут тысячу лет не старея. Но это всего лишь легенды и останутся таковыми, поскольку никто не отважиться самостоятельно, узнать правду, а прелестные созданья не спешат выйти навстречу.
   Весь день Эриока вместе с тетей ходила по магазинам, примеряя бесконечное количество платьев, обуви и модных в этом году вееров. Девушка с тоской вспоминала время, когда носила удобную школьную форму в виде белого платья до колен или простые сарафаны легкие и комфортные. Но любимый наряд останется неизменным, шелковые рубашки с широкими рукавами до локтя и обтягивающие бриджи. Считалось дурным тоном носить мужские наряды, но только в них было удобно кататься на широкой спине черного дракона. Делая ежедневную зарядку, Фэрус часто брал дочь с собой в небо, показывая просторы Эльтран, реки и озера Эльфиарга. Так что было непривычно примерять роскошные наряды с украшенными живыми цветами юбками и рукавами. Носить высокие, сложные прически, всегда следить за осанкой вежливо улыбаясь знакомым и кокетливо прикрываться веером от молодых дрэгон. Последнее правило девушка так и не пожелала усвоить, сколько не мучилась несчастная Элоиа.
  -- Миларэс! Как приятно видеть тебя, хорошо выглядишь, - произнесла Элоиа встретив бывшую одноклассницу.
  -- Элоиа, вижу, готовишь племянницу к балу, милая малышка все шансы для удачного брака, конечно, если не пойдет по твоим стопам занявшись наукой, в таком случае не останется времени для создания семьи. Сколько выгодных предложений ты отвергла в свое время?
  -- Множество - засмеялась эльфион. - Ты посещала магазин лечебных трав, кто-то болен?
  -- Нет, давай не при детях, - она выразительно посмотрела в сторону Эриоки, с интересом наблюдавшей за полетом огненно-золотистого дрэгон, которого однажды видела во сне. - Завтра будет праздничный обед, приходи и все узнаешь, малышку бери с собой, приглашена дочь Паура и наш сын Эргас, вместе с Винзагом.
  -- Кто этот Винзаг? - спросила заинтригованная Элоиа.
  -- Племянник, мой старший брат женился на сестре Паура, Винзаг их единственный сын и наследник. - Последнее слово было сказано с подтекстом не очень понятным Эриоке. - Можешь узнать у своего брата, он с самого детства тренировал его и Эргаса.
  -- Хорошо, завтра в особняке Дрэголол, в котором часу?
  -- В двенадцать, успеем поговорить наедине, счастливо! - Попрощалась Миларэс.
  -- Эриока, есть отличная возможность поскорее и выгоднее выйти замуж. Оба дрэгон отличная партия, будет из чего выбрать. - Произнесла Элоиа, помахивая веером вслед уходящей подруге.
  -- А если я не стремлюсь выйти замуж, может мне хочется заняться изучением кортусов и древней истории, - возмутилась девушка.
  -- Вот после свадьбы и приступишь, с таким состоянием как у них можешь делать что угодно. Пойдем, скоро стемнеет.
  -- Будто моего состояния мне мало, - проворчала девушка.
   Вернувшись домой под вечер, Эриока не чувствовала ног от усталости, а мышцы лица болели от бесконечных улыбок.
  -- Все было чудесно, прекрасный день! - рассказывала Элоиа за ужином старшему брату. - Мы купили столько платьев! Но ты бы видел новые веера они просто прелесть, а какой аромат!
   Глаза Фэруса весело блеснули, когда он посмотрел на дочь, лениво ковыряющую вилкой жаркое из мясного клубня.
  -- А ты малышка так счастлива, что пропал аппетит? Понравились новые наряды? - Он улыбнулся, когда девушка недовольно поджала губы.
  -- Конечно, особенно те, в которых невозможно повернуться от этого осанка делается просто идеальной, - шоколадные глаза эльфион стали почти черные, - вы извините, совсем не хочется есть. Пойду в свою комнату, спокойной ночи. - Она поцеловала отца в щеку и направилась к двери.
  -- Иди милая, завтра нас пригласили Дрэголол, ты должна хорошо выглядеть и не забудь поставить веера в вазы. - Последние слова Элоиа прокричала вслед бегущей по лестнице племяннице.
   Фэрус тихо рассмеялся и произнес:
  -- Эриоке будет непросто привыкнуть к новой роли. Все эти платья и строгие правила для молодых эльфион не по ней. Наверно я слишком избаловал малышку, но мне так сложно ей отказать, в чем-либо.
  -- Просто ты очень хотел сына, вот и воспитал девчонку с характером дракона. Ну, ничего когда она по настоящему полюбит, захочет быть лучше и правильнее. - Произнесла Элоиа не совсем уверенным голосом.
  -- Будем надеяться. Пожалуй, тоже отправлюсь в постель, завтра утром мне нужно на тренировку. - Внезапно он замер и внимательно посмотрел на Элоиа. - Ты сказала Дрэголол? Паур Дрэголол сам пригласил тебя и мою дочь на обед? - Ледяные нотки в голосе Фэруса слегка напугали и удивили эльфион.
  -- Нет, конечно! Но ты должен помнить я училась в одном классе с Миларэс, теперь она его жена и ты учил Эргаса их единственного сына. - Стала оправдываться Элоиа, сама, не понимая, в чем провинилась.
  -- Миларэс, воспитанница Сэгора. - Неразборчивым шепотом произнес Фэрус. - Как же я это упустил.
  -- Я не могу понять ход твоих мыслей брат, в чем моя ошибка объясни? Ты, Паур, Сэгор и Лорквум правите вместе, неужели плохо, если ваши дети подружатся, а может даже, скрепят узы браком?
  -- Сейчас сделать что-либо не в моих силах, не расстраивайся, можете посетить Дрэголол завтра. - Круто повернувшись, Фэрус вышел, направившись в кабинет, где просидел несколько часов, размышляя о нелегком деле.
   Элоиа понимающе кивнула, взмахнув рукой, тотчас же от стен и мебели отделилось множество веток, приступивших к уборке столовой. Закончив, вновь застыли неподвижным узором на своих местах.

Глава 5

   Дождавшись поздней ночи, Эриока накрыла лампу из коры кортуса светонепроницаемой тканью, затем, одетая в черные бриджи и шелковую зеленую рубашку, выглянула из окна.
  -- Кирс, - прошептала девушка.
   Плющ, привыкший к ночным вылазкам, подхватил ее и осторожно спустил на землю. Поблагодарив верного друга, Эриока тихонько кралась через сад, шепотом приветствуя не уснувшие цветы и кустики. Далее не опасаясь быть услышанной, рысью бросилась к лесу, стремясь поскорее скрыться в тени кортусов. Достигнув Эльтран, немного постояла, прислонившись к могучему стволу переводя дыхание. Затем развернулась и отправилась к источнику.
   Этой ночью ей хотелось многое обдумать и выбрать дальнейший путь. К сложным наукам она не тянулась, древний язык давался не очень, что делать, девушке любящей летать и мечтающей посетить множество миров, узнать иные народы? Почему это под запретом? Кто хранит тайны Эльфиарга? Ответить может жрица, но в Эльдрео никогда не было жриц, никто не знает кто они такие. Когда однажды вечером Эриока спросила отца об этом, он невероятно рассердился, что бывает с ним не часто, сказал не слушать глупые сказки о лесных девах. Но девушка не говорила, где узнала об этом, значит в Эльтран живет загадочная жрица.
   Плавно двигаясь над землей, Ктуар следовал за молоденькой эльфион. Он поджидал ее с заката и теперь внимательно смотрел, куда направляется эта малышка. Киар был приятно удивлен ее красотой. Стройное, изящное тело может показаться хрупким, если бы не быстрые гибкие движения. Длинные иссиня-черные волосы свободными волнами спускались до тонкой талии. Точеные ножки и упругая попка отчетливо виднелись под обтягивающими бриджами. Высокие сапожки из мягкой темно-зеленой ткани похожей на кожу, делали походку невероятно соблазнительной. Изящный овал лица, высокие скулы, прямой слегка вздернутый носик, алые пухлые губы созданные для поцелуев, завладевали вниманием противоположного пола. Но самое волнующее зрелище высокая, полная грудь аппетитно вздымающаяся при каждом вдохе и движении эльфион. Молодому киар пришлось признать, что внешность девушки не оставит равнодушным ни одного нормального мужчину. "Наверное, у девчонки стая ухажеров"- подумал Ктуар "стоит красавице бросить мимолетный взгляд темно-карих глаз выразительных и загадочно печальных как мужчина попадает под их влияние окончательно и бесповоротно, посмотрим, что она собой представляет".
   Эриока наслаждалась прогулкой, собирала кусочки светящейся коры для тайной коллекции, рассматривала редкие виды лилий. Большего удовольствия девушка не могла и представить, чем находиться среди мерцающих огоньков сказочного леса. Она прекрасно понимала, почему в древности эльфион предпочитали жить здесь, а не под открытым небом на пустынных полях. Напевая красивую колыбельную, Эриока обнаружила, что дорогу к источнику загородили ветви кортуса. Немного посомневавшись, но, не желая возвращаться, домой так быстро она сосредоточилась и произнесла:
  -- Каартас!
   Ветви кортуса покачнулись с громким скрипом, дерево медленно наклонилось, и опутало тело девушки, крепко прижав к стволу высоко над землей. Оно не собиралось причинять эльфион вред. Девчонка сама потребовала спрятать ее повыше, иначе превратит ветви в огромные лилии. Гордый кортус допустить этого никак не мог, хотя выговор довольно странный сложно разобрать.
   Шокированная полученным результатом девушка решила обязательно, если выберется, конечно, узнать правильность данного заклятья. Опасаясь пробовать сказать что-либо еще, она, свернувшись клубочком, стала размышлять. Думы сводились к тому, как ее найдут желательно не умершей от голода в крепких объятиях.
   Недалеко послышался веселый мужской смех, кто-то бессовестно потешался над ней. Закипев от злости и обиды, Эриока попыталась вырваться, но только запутала волосы в тонких ветвях.
  -- Кому так весело? - закричала она, гневно озираясь по сторонам, - может, наберешься, смелости и покажешься? - Закончив фразу, Эриока с опозданием ощутила холодный страх, сдавивший учащенно бьющееся сердце.
   Смех оборвался и зловещее шуршание листвы, вызвало желание забраться еще выше на самую верхушку кортуса подальше от страшного демона. Пролетев мимо и развернувшись, незнакомец остановился в пределах видимости, паря над землей у соседнего кортуса. Он посмотрел на нее так, что покраснели бы ночные лилии, а не только невинная юная девушка впервые встретившая самого красивого мужчину на свете. Эриока затаила дыхание, рассматривая его, так не похожего ни на одного дрэгон. Невероятно высокий, широкоплечий, казалось, весь состоит из мощных мускулов и явно абсолютно уверенный в себе. Удивительно светлые волосы доходили до мощной груди, свободно развеваясь на ветру. В небесно-голубых глазах плясали смешинки, от чего смуглое лицо с гладкой кожей казалось по мальчишески забавным, а улыбающиеся губы изумительно манящими.
   Но сейчас Эриоке во что бы то ни стало, хотелось стереть эту наглую улыбку.
  -- Неужели настолько боишься меня иномирец, что не рискуешь приблизиться и помочь? Может, ваши женщины питаются такими как ты? - она торжествующе улыбнулась, заметив, как насмешливая ухмылка исчезает, а небесно-голубые глаза стали холодны как лед.
  -- Видимо тебя не научили осторожности или глупость позволяет не опасаться странников иных миров? Вынудила дерево перенести себя на верхушку и теперь висишь как летучая мышь на ветке. - Договорив, Ктуар снова улыбнулся, но лишь губами без прежнего тепла в глазах.
  -- Возможно, я допустила ошибку, но откуда иномирцу известно про эльтран? - Удивилась Эриока.
  -- Не только эльтран, но и про тебя. Эриока Дрэгони ведь так?
  -- Знаешь мое имя, а твое неизвестно. Но на дрэгон ты похож меньше всего, - задумчиво сказала девушка.
  -- Почему же, нет? Нашла отличия? - Ктуар откровенно забавлялся ситуацией.
  -- Легко, дрэгон не носят длинные волосы, странные сапоги как у тебя, одежда похожа, но огромная штука на поясе мне неизвестна, следовательно, ты не из нашего рода.
   Последняя фраза отозвалась болью в сердце киар, и мускулы непроизвольно напряглись. Взяв себя в руки, Ктуар произнес:
  -- Не спеши судить, о чем не знаешь. Мое имя Ктуар из Киартании. Сомневаюсь, что ты слышала о ней, - выдержав паузу, он продолжил, - и на поясе у меня не штука, а оружие, точнее меч.
  -- Мне нужно освободиться, твое оружие поможет? - с надеждой спросила девушка.
  -- Нет, но я попробую обойтись без него.
   Спустившись на землю, Ктуар подошел к кортусу, пленившему эльфион и нежно коснувшись ствола, закрыл глаза, успокаивая могучее древо. Эриока почувствовала, что свободна и, не успев обрадоваться, стремительно полетела вниз. Зажмурив глаза в ожидание жесткой посадки, она оказалась в крепких объятиях спасителя, прижатой к могучей груди. Боясь пошевелиться, девушка затаила дыхание.
  -- Дыши иначе, зачем я тебя ловил? - откровенно издевательские нотки в голосе привели ее в чувство.
  -- Знаешь, может не летать, но твердо стоять на собственных ногах я умею, кстати, спасибо за спасение. - Она посмотрела вниз и вцепилась в волосы Ктуара мертвой хваткой.
  -- Если передумала прыгать, отпусти меня уж очень больно, - пожаловался молодой киар.
  -- Прости, - девушка исполнила просьбу, - а теперь верни меня на землю, - подумав, она добавила, - пожалуйста.
   Ктуар неохотно приземлился и отпустил Эриоку.
  -- Разве мне не полагается благодарный поцелуй за спасение жизни? - произнес он нарочито безразличным тоном.
  -- Будем считать, что ты его получил, - попыталась схитрить эльфион.
  -- В таком случае придется попросить дерево снова скрутить тебя. - Ктуар серьезно посмотрел на девушку, скрывая веселую улыбку.
  -- Не посмеешь, - она отступила на шаг, но когда грозный иномирец поднял руку намериваясь прикоснуться к стволу, резко изменила решение. - Ну, хорошо, но - она запнулась, - я не умею, только в щеку.
  -- Вот и отлично, зато умею я,- Ктуар приблизился почти вплотную, так что Эриоке пришлось поднять голову, чтобы видеть его лицо. - Обними меня.
   Девушка встала на цыпочки, осторожно положив изящные пальчики на широкие плечи. Завороженная его близостью, Эриока молчала. Стараясь скрыть дрожь, внезапно охватившую все тело, крепко прижалась к мужской груди. И моментально покраснела, чувствуя, как соски предательски напряглись, упершись в твердые мускулы. Ктуар нежно погладил щечку, пылающую ярким румянцем, и чуть хрипло произнес:
  -- Можешь коснуться моих губ своими, или это сделаю я. - Его взгляд опустился на пухлый ротик, он наклонил голову и слегка коснувшись нежной плоти, медленно обвел языком, заставляя раскрыться.
   Эриока тихо застонала и подсознательно подчинилась сладкому натиску. Язык проник в сладкую пещерку рта, исследуя и даря невероятные ощущения. Она робко ответила на поцелуй, чувствуя пьянящий незнакомый привкус, вдыхая свежий аромат его тела с примесью странного дыма. От Ктуара веяло неизвестностью, загадочными тайнами другого мира, все это волновало и интриговало любознательную эльфион.
   Теплые губы ласкали нежную стройную шейку, спускаясь, все, ниже пока не достигли полной груди, быстро расстегнув ее рубашку, Ктуар обхватил один сосок губами, другой потирал большим пальцем. Огненные искры от его прикосновений, заставили девушку прийти в себя:
  -- Нет, достаточно, перестань! - страстно зашептала эльфион.
  -- Боишься? - поинтересовался Ктуар, прекратив ласки, но, не выпуская девушку из рук.
  -- Мы не должны, это не правильно, ты из другого мира и...
  -- И запрещено даже думать об этом - киар понимающе улыбнулся, - какие меж нами различия? Кто решил за тебя кому подарить свое сердце Эриока? Неправильно отдаться нелюбимому соплеменнику, отказав желанному иномирцу. Не смотри так, ты получила не меньше удовольствия, чем я. - Он попытался вновь поцеловать девушку, но она вывернулась из объятий, приводя одежду в порядок.
  -- Мне пора домой, нельзя чтобы отец узнал о моих побегах в запретный лес. - Грустно произнесла Эриока, тронутая тем, что молодой киар так точно угадал мысли, мучившие ее очень давно.
  -- Я провожу, а то пострадают либо ты, либо кортусы, причем, скорее всего последние, - он потянулся и зевнул, затем подмигнул удивленной Эриоке предполагавшей, что, получив отказ, иномирец исчезнет.
  -- Хорошо, но только до края леса, оттуда я пойду одна. - Девушка развернулась, направившись в сторону Эльдрео, а Ктуар неторопливо парил рядом.
  -- Почему великий лес Эльтран называют запретным? Разве не из него родом все эльфион? - поинтересовался киар, прекрасно зная ответ.
  -- Сама не понимаю, но тетя Элоиа говорит, что любая эльфион может пропасть бесследно, гуляя ночью в лесу. Совет правителей утвердил этот запрет сотни лет назад, когда некоторые эльфион не возвращались обратно. Одна легенда рассказывает о девушке, полюбившей юношу из иного мира, оказавшимся страшным чудовищем поедающим сердца. Конечно это сказка, чтобы пугать маленьких девочек.
   Ктуар громко рассмеялся, существует множество миров, где едят сердца, но животных и птиц, а не молоденьких влюбленных девушек.
  -- Над чем ты смеешься? - обиженно спросила Эриока.
  -- Над глупой легендой, разумеется, к тому же тебя это явно не останавливает. - Проговорил он, ласково поглаживая волосы девушки. - У тебя чудесные волнистые локоны, так и хочется прикоснуться.
  -- А мне никогда не нравились. - Обрадовалась она возможности сменить тему разговора. - Слишком длинные и заплетать до совершеннолетия не принято.
  -- А после?
  -- Только высокие, сложные прически, терпеть их не могу! - фыркнула эльфион.
  -- Можно заплести косу, простой узел или хвост, меня научили этому в Трокии.
  -- Покажешь? - заинтересовалась Эриока.
  -- Приходи завтра ночью я с удовольствием научу всему, что знаю сам и даже более. - Он мечтательно взглянул на пухлые губки, словно до сих пор ощущая их нежную сладость. - Граница леса - грустно произнес Ктуар.
  -- Завтра после восхода луны - девушка порывисто коснулась его улыбки в робком поцелуе и побежала к родному дому, боясь оглянуться и выдать смущение окрасившее щеки ярким румянцем.
   Добравшись до дома, она едва ли помнила себя от быстрого бега, и только образ белокурого красавца не покидал упрямые мысли. Девушка всегда знала о единственной любви всех эльфион с первого взгляда и не сомневалась, что стала жертвой ее чар. Мысль об иноземном происхождении Ктуара не пугала, а напротив возбуждала жгучий интерес к запретной тайне. Сколько старинных книг ей удалось прочесть в полумраке библиотеки, вместо сна которому предавались другие послушные девочки, Эриока испытывала сильную жажду знаний недоступных и чужих. Она и сама не понимала от чего так отличается, почему характер и сила духа не похожи на миролюбивых эльфион. Иногда она мечтала, что летит над холмами в обличии дракона, чувствовала силу и власть, но мечты постепенно таяли и реальность заставляла признать глупость подобных надежд.
   В спальне было тихо, и уютная постель манила приятным отдыхом и яркими образами сна. Эриока не могла сомкнуть печальных и в то же время возбужденно блестевших глаз, мысли уносили далеко за пределы Эльфиарга в невиданную и таинственную Киартанию. "Какие они и почему любят иномирных женщин?" - в который раз задала девушка вопрос в темноту. Ответа не даст никто, кроме самих киар и Эриока не хотела оставаться в неведении слишком долго. Она поспешно решила последовать за Ктуаром и лично убедиться, что нет ничего опасного в путешествиях и открытии новых миров. С мыслью о нежности сильных рук девушка уснула чему-то, мило улыбаясь по детски приоткрыв алые губы впервые ощутившие вкус поцелуя.

Глава 6

   Эриока, с трудом разомкнув тяжелые веки, обвела туманным взглядом комнату, и сладко зевнув, повернулась на просторной постели, подаренной отцом на четырнадцатый день рождения. Намериваясь поспать еще немного, она натянула мягкое одеяло на голову и, не успев погрузиться в желанный сон, почувствовала легкий толчок в бок.
  -- Еще так рано - плаксиво пожаловалась девушка, стараясь глубже зарыться в подушку.
   Но постельным веточкам было велено, во что бы то ни стало разбудить юную эльфион, и хотя они знали о ночных приключениях девушки, и свято оберегали тайник с собранной коллекцией, не могли ослушаться приказа властной Элоиа, управляющей растительностью этого дома.
   Шуршащие просьбы тонких прутиков, наконец, дошли до сознания Эриоки и, откинув одеяло, девушка села на постели, чувствуя сильное головокружение от недостатка сна. Лениво шевеля пальчиками на ногах, зарывшимися в ворсинки пушистого ярко-оранжевого коврика, эльфион тянула время, не желая покидать уютное ложе.
  -- Надо же ты проснулась, причем самостоятельно! - воскликнула ворвавшаяся без стука тетя. - Поторопись деточка, ровно в двенадцать надо быть на месте, мы не можем опоздать. Что подумает о тебе Миларэс, если узнает, какая соня ее возможная невестка? - Эриока с недовольным стоном повалилась на одеяло. Элоиа рассмеялась, - поднимайся, ведь Асфони тоже там будет, хотя не понимаю, как бедняжка Миларэс это выдерживает. Рожденная вне брака девочка конечно не виновата в любвеобильности своего папочки, хорошо хоть не живет вместе с ними. Аркис Дрэголол обучавшая властителей и теперь приемная мать Паура самостоятельно воспитала внучку, и души в ней не чает. Отец также обожает дочь, не удивительно, что несчастная Миларэс, сумевшая родить только одного сына, страшно ревнует. А с Эргасом Асфони не ладит с детства, не понимаю, чего им не хватает? До сих пор не известно, куда пропала ее мать, поговаривают, она ушла в Эльтран через полгода после рождения ребенка безлунной ночью, да так и не вернулась. - Элоиа тяжко вздохнула.
   Устав слушать то, что прекрасно знала сама, Эриока поднялась с постели. Молча, накинув халатик, вышла из комнаты провожаемая вопросительным взглядом тети. Спустившись по широкой лестнице на первый этаж, направилась в ванну. И заметив отца в темно-синем халате, не спеша бредущего с той же целью она подбежала к нему, и высоко подпрыгнув, поцеловала в щеку.
  -- А доченька добр... - не успел договорить Фэрус, так как дверь ванной комнаты, впустив смеющуюся девушку, закрылась, оставив сонного дрэгон размышлять, как скоро он сможет помыться.
  -- Дети, - с усмешкой проговорил он и, потирая глаза, ушел в кабинет рассмотреть новые чертежи учебных полетов.
   Ванная комната располагалась на первом этаже особняка Дрэгони. Как младший правитель Фэрус был обязан жить с комфортом. Второй этаж заняли просторные спальни и картинная галерея. В доме имелся удобный кабинет, богатая библиотека, шикарная столовая и красочно оформленная гостиная. Великолепная кухня с одними из лучших древесных поваров в Эльдрео, по словам Элоиа, вызывала зависть даже у Миларэс. Огромная оранжерея с редчайшими видами растительных образцов и саженцев гордость научной работы Элоиа, занимала солнечную сторону сада.
   Умывшись прохладным цветочным настоем, Эриока почистила зубы особой смесью пыльцы, и забралась в огромную древесную ванну. Заранее наполнив ее теплой водой, поступающей по развитой системе подземных труб, которая на протяжении нескольких веков делала процесс купания удивительно легким и гораздо более приятным. Наливая в ладонь прозрачный шампунь созданный из сока садовой лилии, девушка добавила в него несколько ароматных капель добытых из луковиц цветов, собранных в лесу Эльтран. С наслаждением, вдыхая чудесный запах, она, намыливая волосы, размышляла о вчерашней ночи и красавце киар, спасшим ей жизнь. Его прикосновения не были неприятны, напротив таких волнующих ощущений Эриока не испытывала ни разу в жизни; нежные, ласковые, но страстные настолько, что сердце готово вырваться из груди, а воздуха не хватает, сколько не вдыхай. Но что испытывал он? По всему было видно, что Ктуар хотел гораздо большего. Смыв пену, Эриока подумала: "Что если я позволю ему не останавливаться? После ночи любви, он заберет меня в свой мир, неизведанный и должно быть чудесный. Или оставит, получив желаемое". Как будто почувствовав сомнения эльфион, желтая веточка отделилась от ванной и, зашелестев листьями, заиграла мелодию, слышимую как-то в лесу Эльтран.
  -- Откуда ты знаешь это? Тебя вырастили в городе, вдали от кортусов! - Удивленно произнесла Эриока на языке эльтран.
  -- Тайные сомнения юного сердца известны нам, не бойся воина, он знает о предательстве, они простили вас, вины нет в тебе, дух вернет силы молодой эльфион. - с этими словами веточка вернулась, застыв на прежнем месте.
  -- Постой о чем ты? Объясни мне! - молила Эриока, но веточка уснула, не сказав больше ни слова.
   Следующие два часа Эриока провела в жутких мучениях, под ловкими усиками толстого миркуса тети, создававшего у нее на голове замысловатую прическу. Скручивая черные блестящие пряди, несносное растения фыркало, выражая недовольство их непослушным своеволием, в конце концов, с произведением искусства состоящим из волос, серебряных и золотых заколок инкрустированных брильянтам и голубыми сапфирами, Эриока приступила к одеванию. Элоиа уже выбрала для нее шелковый темно-синий наряд с крупными белыми розами на длинной, пышной юбке и рукавах колоколом до локтя, а в продолжение плотно облегающими тонкие запястья. Широкая лента поднимала и без того высокую грудь так, что девушка не решалась сделать глубокий вдох, чтобы случайным образом не освободить стесненную плоть из выреза низкого до неприличия.
   С трудом, удерживая спину прямо, а голову высоко, Эриока вместе с тетей, одетой в подобное платье, но лилового шелка с золотыми пионами, уселась в дорогую, комфортабельную повозку на мягкое сиденье. Фэрус согласился отнести их, пожалев дочь еще не привыкшую к сложным одеяниям. Осторожно схватив перекладину, он в обличии черного дракона полетел над городом в сторону особняка Дрэголол. С интересом, наблюдая просторы Эльтран, хорошо заметные с высоты девушка спросила:
  -- Тетя, где была выращена наша ванная?
  -- Это случилось давно, няня рассказывала, что Фэрус нашел меня младенцем на окраине леса с тонкой веточкой в руках. Кортус долго не позволял ему приблизиться и забрать, пока я сама не выползла навстречу, чтобы подарить свою древесную игрушку. Фэрус принес меня в Эльдрео, назвав сестрой. Он заменил мне семью, как потом выяснилось, мама умерла при родах в том самом лесу, а отец разбился о скалы от горя. Он не успел заметить, что я жива, ближайший кортус сразу спрятал меня в ветвях, увидев, что мать погибла. Из веточки выросла замечательная ванная. - Рассмеялась Элоиа, стараясь скрыть от племянницы грусть в глазах.
  -- Как много горя, - задумчиво проговорила девушка.
   Эриока хорошо знала истории несчастных эльфион погибавших при родах, говорили всему виной капризный дух рода дрэгон, но девушка сомневалась, что подобное звучит разумно. Всего год назад ей удалось проникнуть в личную библиотеку учителя Орфит и в одной из книг описывалось происхождение нового народа от существ магически сильных и совершенно не похожих по духу. Жизнь роженицы может быть спасена силой женщины чистой крови, чаще всего близкой родственницы или талантливой целительницы. Они объединяют магию до момента, когда ребенок, появляясь на свет, обретает собственную силу. Но конечно это не относиться к единому народу, каким являются эльфион и дрэгон. Вот только отчего так много смертей?
   Ровно в полдень они сидели в гостиной особняка Дрэголол за накрытым чайным столом и вели непринужденную беседу. В разговоре участвовали Элоиа и Миларэс, а скучающая Эриока, лишь изредка кивала и вежливо улыбалась. Ей не нравилась мачеха Асфони высокая стройная блондинка с изумрудными глазами столь же холодными, что и драгоценные камни. По обстановке было видно чрезмерное увлечение хозяйки яркими цветами с сильными запахами и дорогими вещицами, не только украшения, но и фигурки из золота, серебра и цирконита, светло-голубого камня из далеких северных гор.
  -- Прекрасно Миларэс, отличная коллекция не устаю ей восхищаться, вижу новую статуэтку, не твоя ли фигурка послужила моделью? - спросила Элоиа глядя на произведение искусства из чистого золота не длиннее ладони.
  -- Ты права как всегда, - подруги весело рассмеялись. - Скульптор так увлекся мной, что Пауру пришлось разобраться с ним лично, но слава единому богу никто не пострадал. Эриока, вижу, тебе немного скучно, не желаешь погулять в саду? Уверена, таких лилий как у меня не найти во всем Эльдрео. - приторным голосом проговорила Миларэс.
  -- Иди девочка, к обеду мы позовем тебя. - Подтвердила Элоиа, желая поскорее остаться с подругой наедине.
  -- Хорошо - с радостью согласилась Эриока, избавленная от занудной беседы.
   Гуляя по великолепному саду, девушка считала минуты оставшиеся до вечера. Ей хотелось поскорей оказаться в лесу рядом с белокурым красавцем, мысли о котором не давали покоя с самого утра.
  -- Мир полон тайн, самой разобраться невозможно - вслух произнесла девушка, неосознанно прикоснувшись к причудливой орхидее.
  -- Умные мысли - ответил знакомый, но неприятный для нее голос.
  -- Эргас, вы напугали меня, - сказала Эриока, стараясь скрыть недовольство в голосе, - всегда подкрадываетесь к девушкам так бесшумно?
  -- Только к вам милая Эриока, невозможно пройти мимо этих прелестных гр...глаз, - страстно произнес дрэгон не сводя пристального взгляда с роскошного декольте девушки.
  -- Дорогой кузен, комплементы надо делать, желательно глядя в лицо, прелестным созданьям, - рассмеялся рыжеволосый незнакомец, казалось пронизывающий Эриоку светло-карим взглядом, - а не то вместо желанного поцелуя получишь хорошую оплеуху. Позвольте представиться милая эльфион, Винзаг Дрэгуин к вашим услугам. - Поцелуй руки был нежным и чувственным, но сердце девушки оставалось абсолютно спокойным. Вид высокого стройного и невероятно обаятельного дрэгон произвел лишь приятное впечатление не более того.
  -- Рада познакомиться с вами Винзаг, Эриока Дрэгони, - представилась эльфион приветливо улыбнувшись юноше.
  -- Фэрус Дрэгони ваш отец? - Эриока утвердительно кивнула. - Он обучал нас с самого детства и сумел утаить такую очаровательную дочку? - Удивился Винзаг.
  -- Винзаг ты не мог бы оставить нас с Эриокой наедине, невежливо прерывать влюбленную пару. - Процедил Эргас сквозь зубы, игнорируя изумленные взгляды обоих.
  -- Это правда, моя дорогая? Похоже возмущенный блеск ваших глаз красноречивее слов. - Сделал вывод Винзаг, недобро поглядывая на брата.
  -- Вы оба ставите меня в неловкое положение, я, пожалуй, пойду - торопливо произнесла девушка, но путь к отступлению преградил Винзаг.
  -- Пожалуйста, останьтесь, Эргас решил добиться вас, но дайте шанс и мне, так будет честно. - Винзаг умоляюще смотрел на Эриоку, не замечая ярости кузена.
  -- Если дам свое согласие, позволите выйти из сада или нужно применить силу? - холодно поинтересовалась девушка.
  -- Вот вы где, Эриока, хочешь врезать моему кузену? Давно пора кому-то заняться пробелами в воспитании. Эргас, снова придется делиться со старшим братом? - Издевательски хихикала Асфони, подходя к агрессивно настроенной троице.
  -- Асфони! - обрадовалась Эриока. - Я соскучилась и должна многое рассказать. Извините, благородные дрэгон, придется продолжить позже.
   Гордо прошествовав мимо разочарованных поклонников, девушка удалилась в сопровождении подруги. Асфони крепко ухватила ее за руку и потащила в глубину сада, молча, озираясь по сторонам, словно опасалась погони. Вскоре они вошли в цветущую беседку, Асфони обвела презрительным взглядом очаровательную растительность, и прошептала короткое заклинание. Тотчас же цветы отвернулись, потеряв интерес к молоденьким эльфион.
  -- Зачем? - коротко спросила Эриока.
  -- Пахучие шпионы Миларэс, будь, уверена без сферы непонимания, каждое наше слово достигло бы гигантского миркуса мачехи быстрее горного ветра.
  -- Никогда не задумывалась об этом, наверное, ты успела поплатиться не раз за неосторожно высказанные мысли. - Посочувствовала девушка.
  -- Не совсем, бабушка рассказала, они никогда не ладили с Миларэс, с самого начала их знакомства с отцом. А после свадьбы, покинула фамильный особняк, обустроив свой коттедж. Но у нас мало времени, что за новости?
  -- Надеюсь на твое дружеское молчание, - попросила Эриока, и Асфони коротко кивнула, - Я снова ходила в Эльтран. Не делай такое лицо, я люблю древний лес и не слушаю глупые запреты! Так вот, вчера ночью...
   Эриока рассказала о новом друге и незабываемых чувствах в крепких объятиях, таинственном притяжении к прекрасному Ктуару, спасшему ей жизнь. И о странном поведении золотистой ветви в ванной комнате, не пожелавшей объяснить сказанное.
  -- Вечно попадаешь в неприятности, прямо талант какой-то! Он опасен, из другого мира, коварный соблазнитель, а может даже похитит твое сердце и съест на завтрак! - возмущалась Асфони стараясь уберечь неразумную подругу от новых бед. - Ты никого не слушаешь! Вспомни мои слова. Ни один соплеменник не успеет прийти на помощь, когда это чудище наброситься на тебя в густых зарослях! - Уверенно подытожила возмущенная эльфион.
  -- Глупости, ты просто трусиха и под каждым деревом мерещатся злобные монстры. - Смеялась Эриока.
  -- А как же веточка кортуса, ты думала об этом? Что за предательство имеется в виду? - Асфони задумчиво накручивала на палец волнистый локон как делала обычно, если не могла самостоятельно отыскать ответ.
  -- Не знаю, и еще дух вернет силы, интересно какие? Может это связано со старинными легендами и девами леса?
  -- Ты знаешь, это просто сказки и глупо надеяться узнать обо всем. Я попробую спросить бабушку, но только после бала, а то еще заподозрит меня в побеге или хуже того в погоне за знаниями древних эльфион. - Подруги весело улыбнулись, поскольку обе знали, как сильно Асфони боялась запретного леса и его тайн.
  -- Девочки! - послышался голос Паура.
  -- Мы здесь отец, - откликнулась Асфони, - пойдем, но не забывай моих слов.
   Эриока быстро кивнула, не обратив особого внимания на строгие предупреждения подруги. "Ведь Асфони не знает Ктуара, монстр не может быть таким нежным, чувственным, он не причинит вреда". - Решила Эриока, входя в обеденный зал.
   Столовая оказалась гораздо больше, чем в особняке Дрэгони. Также как и гостиную стены и мебель украшали крупные цветы, драгоценные фигуры и несколько картин. Девушка отметила про себя, что преобладанием зеленых тонов хозяйка хотела подчеркнуть цвет своих прекрасных глаз или блеск изумрудов в тяжелом колье.
  -- Эргас милый, откуда этот ужасный синяк на щеке? Утром его не было, - встревожилась Миларэс.
  -- Пустяки мама не обращай внимания, оступился на лестнице, - отмахнулся дрэгон, потирая ушибленное место и злобно сверкая янтарными глазами в сторону двоюродного брата.
  -- Да тетя так и было, - подтвердил Винзаг, стараясь не показывать правую руку.
  -- Все семейство в сборе, не часто такое бывает. Дорогая рассаживай гостей. - Жизнерадостно улыбаясь, Паур направился к шикарному стулу из ветвистого кортуса с высокой спинкой и мягким сидением в виде мха.
   Эриоке предназначалось место между Эргасом и тетей, но по какой-то причине Винзаг пересадил брата, напротив, рядом с Асфони. Девушка сразу потеряла аппетит под пристальными взглядами настойчивых ухажеров и с трудом сохраняла самообладание, когда Винзаг заботливо предлагал попробовать, то или иное угощение. Асфони сочувственно улыбалась подруге, пытаясь как-то отвлечь своих братьев, но оба дрэгон полностью игнорировали надоедливою сестренку.
  -- Сын Паура с тебя глаз не сводит, - прошептала Элоиа, делая вид, что поправляет волнистый локон племянницы. Но дрэгон отличались чутким слухом, и три пары глаз моментально посмотрели на девушку, концентрируя все внимание на ней. Эргас самодовольно улыбаясь, Винзаг в ожидании ответа, а Паур с азартным интересом, дабы не упустить забавное зрелище. Глаза Эриоки потемнели от злости и смущения, слегка наклонив голову, она прошептала:
  -- Скорее всего, он заметил зеркало за моей спиной, - съязвила эльфион.
   Паур громко рассмеялся, сделав вид, что закашлялся. Эргас покраснел сильнее, чем бардовые розы на столе, а Винзаг подмигнув кузену, торжествуя победу, поинтересовался:
  -- Эриока, завтра мы с кузеном помогаем украшать к празднику центральный парк, вы составите нам компанию?
  -- Если Асфони пойдет с нами, - ответила Эриока с мольбой взирая на подругу.
  -- Не получится у меня последняя примерка бального платья. Это надолго. - Произнесла девушка извиняющимся тоном.
  -- Соглашайся малышка, Элоиа хвасталась, что ваши приготовления окончены, нет смысла сидеть дома или может, ты хочешь еще поэкспериментировать с прической, тогда конечно важнее этого нет ничего для юной эльфион. - Проговорила Миларэс, хитро улыбнувшись недоумевающему сыну и племяннику.
  -- В какое время быть готовой? - спросила Эриока сдаваясь.
  -- В одиннадцать, волосы оставьте свободными, так принято, девушки, не танцевавшие на балу, входят в парк без замысловатых причесок. - Обрадовался Винзаг, благодарно улыбнувшись тете.
  -- Никогда об этом не слышала, - задумчиво произнесла Элоиа.
  -- Не обращай внимания дорогая, эти новые обычаи молодежи меняются каждый год, - рассмеялся Паур, подмигивая племяннику.
   Эргас злобно поглядывал на кузена, жестоко кромсая ножом отбивную из мясного клубня. "Все равно станешь моей, а уж тогда посмотрим, кто кого" - подумал дрэгон, и плотоядно облизнулся, взирая на аппетитные холмики, вздымающиеся при каждом вдохе девушки. Он вовсе не был столь развратен, как считали окружающие, но недоступность и сопротивление с детства притягивали юношу, а с возрастом стало очевидно какое сильное влияние оказывает на девушек его тренированная фигура. Не понимая от чего, он был уверен, что следует совершенствовать оба обличия, и в сражении победить его мог лишь кузен, не уступавший в ловкости и силе. Также как и прежде Эргас желал обладать семейной ценностью великим мечом, висевшим на стене в кабинете отца. Еще ребенком он тайно пробирался в запретную комнату и часами любовался на стальное великолепие оружие прекраснее которого не мог представить ничего на свете. Теперь он возжелал дочь Фэруса Дрэгони, характер, которой не уступал крепости идеально острой стали смертоносной, но изумительно прекрасной.
   После обеда Паур наслаждался крепким цветочным отваром у себя в кабинете, расслабленно развалившись в мягком кресле. Неожиданно дверь с грохотом распахнулась и тут же захлопнулась. Фэрус злобно сверкая темными глазами, отнял у хозяина бокал, и залпом осушив его, занял место напротив. Паур молча вернул себе пустую емкость, и снова наполнив ее из прозрачного графинчика, небрежно присел на край стола, выразительно посмотрев на излишне эмоционального, но все-таки друга.
  -- Почему ты разрешил этот спектакль?! - Взревел неожиданный гость. - Эриока не должна была знакомиться с Винзагом и Эргасом! Как теперь мне запретить их общение хотелось бы знать?!
  -- Ну а я что должен был выгнать твою дочь прямо из-за стола? Меня никто не предупредил о ее присутствии! Когда я понял, кто она такая был подан десерт, чтоб меня демоны забрали! - Выругался Паур, преувеличивая время озарения.
  -- Допустим все так, вопрос в том, как быть дальше? Элоиа мне все уши заговорила о внимании юнцов к моей девочке. - Обеспокоенность отца была понятна Пауру, он и сам хотел найти для Асфони мужа смешанных кровей.
  -- Для начала успокойся, ну кто говорит о свадьбе? Дети только познакомились, возможно, ничего не произойдет. - Попытался убедить его Паур.
  -- Мне бы такую уверенность. Вспомни моего близнеца, она вселяла вечную любовь одним лишь взглядом, и чем это кончилось? - Паур задумался и согласно кивнул. - Эриока практически точная копия своей тетки, не думаю, что горячая кровь этих ребят позволит пройти мимо. Страшно другое, они могут перегрызть друг другу глотки, а мы нарушим обещание. - Мольба и отчаяние в глазах друга побудили Паура к действию.
  -- Пусть Сэгор разберется со своим сыном, возможно, найдется срочное поручение или другое нечто очень важное. - Улыбнулся Дрэголол.
  -- Поговори с ним сам, мне нужно побыть дома вдруг Эри захочет о чем-то поговорить. - С сомнением в голосе промолвил Фэрус, и быстро вышел из кабинета также громко как при входе хлопнув дверью.
  -- Вечно не дослушает до конца. - Заворчал Паур, планируя разговор с другим властителем, что прилетит вскоре из северных гор. Его опыт и знания помогут придумать любвеобильным дрэгон достойное занятие на долгий срок.

Глава 7

   Вечером, отказавшись от ужина, Эриока пожелала отцу и тете спокойной ночи и, приняв ванну, отправилась в свою комнату. Мысли о недавних событиях не давали покоя, Ктуар появившийся в Эльфиарге столь неожиданно, внезапное высказывание ветви кортуса и наконец навязчивые ухаживания дрэгон не вызывавшие иных чувств кроме отвращения и скуки. Конечно, она легко преодолевала трудности, но на этот раз их оказалось слишком много даже для нее.
   Когда в доме стало тихо, девушка быстро переоделась в тонкую шелковую рубашку и обтягивающие бриджи, этот ярко-рубиновый костюм Фэрус подарил ей на семнадцатилетие, зная, как девушка не любит цветочных платьев. Надев красные сапожки, эльфион выбралась через окно в уснувший сад, и, ступая как можно тише, вышла за пределы Эльдрео.
   Весь день, размышляя о Ктуаре, она пыталась понять, зачем киар перенесся в Эльфиарг? Еще одна загадка в коллекцию тайн Эриоки. В Эльфиарге не было принято путешествовать в иные миры, лишь группа дрэгон из правления, хранила секрет перемещения и использовала его крайне редко. При этом, никогда не разглашая правду уверяя жителей в существовании множества опасностей что, таят незримые просторы вселенной с многообразием враждебных миров.
   Подходя к мерцающему лесу, девушка в очередной раз восхитилась его красотой, ночным очарованием. Еще издали было слышно тихое звучание необыкновенных мелодий, наверное, это одна из причин посещения Эльтран, звуки легкой музыки создавали ощущение полета души, то грустные, то веселые мотивы. В городе Эльдрео такого не услышать, не смотря на то, что музыкальные инструменты, производят из ветвей кортусов выращенных в специальных садах.
   Придя на место вчерашней встречи, девушка удивилась, отсутствию Ктуара, но тут явственно послышался мужской голос напевающий веселую незнакомую ей песенку. Эриока направилась к водопаду, ниспадающему на плоские каменные ступени, по которым ледяные струи стекали, смешиваясь с горящей водой подземного источника, в небольшую белоснежную купальню почти правильной круглой формы с гладким дном и бортиками, излишки воды переливались через край, образуя неширокую реку. Вдоль нее росли прекрасные лилии, раскрывающие розовые лепестки от прикосновения лунного света от чего еще в древние времена получили название сиртус или ночные. Спрятавшись за могучим кортусом, она решила немного понаблюдать, тем более любопытно было рассмотреть тело обнаженного мужчины, первый раз в своей жизни.
   Ничего не подозревающий киар продолжал мурлыкать веселый мотив, намыливая белокурую шевелюру соком лилии. Эриока испытывала странное, абсолютно неразумное желание скинуть одежду и присоединиться к смуглому красавцу. Стараясь отвлечься, она, не отводя ласкающего взгляда, стала размышлять о том, как чудесно сочетается темный загар и светлые пряди, тем более на таких мускулистых плечах.
   Неожиданно Ктуар поднялся и направился к холодному водопаду, Эриока затаила дыхание, увидев великолепие его наготы. В крупном, натренированном теле казалось, нет ни капли жира, крепкие мускулы бугрились под гладкой кожей отражая желтоватый свет кортусов. Широкая грудь переходила в тонкую талию и стройные бедра, крепкие длинные ноги, как и все тело, были абсолютно лишены жестковатых волосков, которые девушка частенько видела на руках и ногах дрэгон. Подозрительно то, что у эльфион их не было вовсе. Эриока всегда считала это признаком мужественности, а, следовательно, у женщин их быть не должно. "Но тогда получается, у киар нет мужественности?" - подумала эльфион. "Надо рассмотреть поближе, возможно они очень светлые или короткие". Ктуар вновь спустился в купальню и, усевшись поудобнее, положил руки на бортик, а голову немного назад. Девушка досчитала до ста и как можно тише стала приближаться к заснувшему киар. Спрятавшись за бортик, прислушалась к размеренному дыханию Ктуара, затем решилась и медленно заглянула, ожидая увидеть блестящие от воды плечи. Небесно-голубые глаза с искорками смешинок встретились с широко открытыми темно-шоколадными. Эриока завизжала так, что Ктуар моментально пожалел о желании проучить бесстыдную шпионку и бережно подхватив уже затихшую тяжело дышащую девушку, перекинул через бортик, усадив к себе на колени. Она неосознанно прижалась к теплой, влажной груди, негромко всхлипывая от пережитого "сюрприза". Придя в себя, девушка решила не упускать момент, и несмело провела ладонью по ароматной гладкой коже, от чего в бедро стало упираться нечто твердое, а мускулы мужчины тут же напряглись.
  -- Ты совершенно лысый, - подвела итог юная эльфион.
  -- Ну, это как посмотреть, на голове не считается? - рассмеялся киар.
  -- Я говорю о теле, хотела рассмотреть твою кожу, а ты напугал! Не делай так больше. - Обиженно попросила Эриока, удобнее устраиваясь на твердых бедрах Ктуара, наслаждаясь теплой водой источника и близостью иномирца.
  -- Пожалуйста, не ерзай, иначе произойдет непоправимое, - мужчина сжал зубы, из последних сил удерживая себя в руках. Очаровательная беззащитность прелестницы рождала бурю эмоций, никогда ранее не испытываемых им ни с одной женщиной, а он посетил немало миров за долгие годы. Необычное желание защищать и беречь девушку, возникло спонтанно при первой встрече. Приходилось бороться с искушением, забрать ее прямо сейчас и не выпускать со своего острова никогда в жизни.
  -- Например, - с наигранной уверенностью произнесла Эриока, и тут же покраснела до корней волос осознав как смело с ее стороны играть с огнем в объятиях обнаженного мужчины.
  -- А как тебе такой пример, - Ктуар осторожно повернул темноволосую головку и нежно поцеловал, слегка дотрагиваясь губами ее губ. Не встретив сопротивления, он вложил в поцелуй всю силу страсти, сдерживаемою до сих пор.
   Когда девушка отстранилась, тяжело дыша, в глазах не было страха или девичьей скромности, в них читалось неприкрытое желание и твердое намеренье его исполнить.
  -- Это поцелуй, что в нем непоправимого? - Неожиданно хрипловатым голосом произнесла Эриока, понимая, что сопротивляться, совсем не хочется и чувство нового, неизвестного теплой волной разливается по телу, обволакивая разум туманной страстью, а ощущения обостряя до предела.
   Ктуар снисходительно улыбнувшись, погладил стройную шейку девушки, наслаждаясь бархатистой нежностью кожи. Затем, снова поцеловав, быстрым движением снял намокшую рубашку, бриджи и сапожки, бросив на землю. Вид высокой полной груди, окончательно лишил его самообладания. С тяжким вздохом он сдался и припал к мягкой плоти, лаская губами и языком затвердевшие соски.
   Не желая останавливать сладкую пытку, Эриока тихо застонала, покрываясь румянцем стыда и одновременно наслаждения от смелых прикосновений. Желание большего и ноющая боль меж сомкнутых бедер, заставили ее слегка развести ноги в стороны, и выгнуть спину как бы предлагая себя молодому чужеземцу.
   Прекрасно понимая желание Эриоки, Ктуар погладил мягкий живот, и опустился ниже нежно касаясь девственной плоти. Осторожно разомкнув бархатистые складки подушечками пальцев, он легко скользил ими вокруг небольшого бугорка пока тело девушки, задрожав не расслабилось, уютно устроившись в кольце сильных рук.
  -- Эриока, милая послушай. Я хочу забрать тебя в Киартанию, согласна ли, стать моей женой? - Ктуар затаил дыхание.
  -- Да - еле слышно прошептала девушка, стараясь успокоить часто бьющееся сердце, готовое в любой момент вырваться из груди.
   Он нежно обнял ее за талию и, приподняв, медленно опустил на восставшую плоть, с каждым толчком продвигаясь, все глубже. Преодолев девственный барьер, позволил ей привыкнуть к новым ощущениям. Эриока крепко обняла его за шею, прижимаясь к горячему телу. Она практически не почувствовала боли о которой так часто шептались подружки рассуждая о первой брачной ночи. Но никогда не могла бы подумать, что ее ложе превратиться в лесную купальню в окружении прекрасных лилий.
   Почувствовав, что Эриока расслабилась, Ктуар возобновил движения, стараясь не делать больно своей невесте. Точки стали более резкими, когда возбужденная девушка бессознательно впилась тонкими пальчиками ему в ребра. Киар громко застонал, почувствовав ее мягкие губы на своей шее и груди. Ктуар не надеялся, что это произойдет при первой близости, но она конвульсивно дернулась, и осела в его руках. Торжествующе зарычав, молодой киар сделал последний рывок и выпустил семя внутри нее. Отдышавшись, погладил милую по щеке, наслаждаясь волшебными мгновениями и тихими мелодиями прекрасной ночи. Собравшись заговорить, обнаружил, что она уснула, уютно устроившись в его объятиях.
  -- Спи любимая, - прошептал Ктуар, удивленный тем как легко вырвалось это слово, сердце подсказало, что означают чувства, испытываемые к этой нежной, хрупкой девушке и теперь его невесте.
   За два часа до рассвета Ктуар нехотя принялся будить Эриоку, но, неожиданно столкнулся с весьма непростым занятием. Перепробовав все словесные убеждения, он подхватил спящую деву эльфион на руки, и понес в сторону водопада.
  -- От этого просыпаются все без исключения, прости солнышко. - Произнес Ктуар, делая последний шаг и крепко прижав к себе девушку, встал под поток ледяной воды. Следующие несколько секунд он полностью убедился, насколько сильна и громкоголоса его невеста.
  -- Отпусти! - Задыхаясь, вопила шокированная эльфион.
   Ктуар с радостью выполнил ее просьбу, вернувшись в теплую купальню. Эриока несколько раз нырнула, стараясь согреться.
  -- Зачем ты это сделал? - Спросила она, усевшись у бортика на гладкий камень.
  -- Пытался разбудить, до рассвета около двух часов, днем находиться вблизи от Эльдрео для меня опасно. Ты готова перенестись в мой мир сейчас? - Ктуар с надеждой смотрел в темные глаза любимой, ожидая положительный ответ.
  -- Не могу, пойми, сегодня после заката традиционный весенний бал, эльфион не может выйти замуж, если никогда там не была. Это происходит единственный раз в жизни, для тебя обычаи моего мира внове, но они есть. - Убеждала она киар. Он грустно улыбнулся и покачал головой.
  -- Если это так важно, но после бала я буду ждать тебя здесь и отправимся в Киартанию без промедления. - Ктуар вышел из купальни и, одевшись, помог Эриоке с осушающим заклятьем. После, проводил до границы леса и, бросив тоскливый взгляд ей вслед, растаял в воздухе.

Глава 8

   Лежа в кровати без сна, Эриока размышляла о своем поступке и ничуть не жалела о содеянном. Ее ожидает совершенно иная жизнь с любимым мужчиной, ну и пусть он иномирец, глупые запреты нисколько не волновали девушку. Она будет счастлива в любом мире, потому как не верит в глупые сказки о страшной опасности, всегда слушая свое сердце. В нежных объятиях Эриока в какой-то момент поняла, что любит по настоящему. Это знание крепкими корнями оплело душу и сердце, подарив самое главное в жизни эльфион. На мгновение, закрыв глаза, девушка тут же уснула, как оказалось всего на полчаса.
  -- Какое чудесное утро для прогулки в парке! - Воскликнула Элоиа, жестом приказав карнизным веткам раздвинуть шторы в спальне племянницы. - Наденешь лиловое платье с бардовыми орхидеями, оно не слишком роскошное, но для парка то, что надо.
  -- Если вырез такой же, как в прошлый раз, надену бриджи, - сонно прошептала Эриока, щурясь от яркого солнца.
  -- Не беспокойся, он вполне пристойный, - Элоиа посмотрела на племянницу и нахмурила брови. "Странно, девочка так рано легла спать, а выглядит, словно и не отдыхала вовсе. Ну конечно, она влюбилась, вот и страдает бессонницей! Но кто же ее избранник? Винзаг, безусловно, красив и уверен в себе, но Эргас безумно обаятельный юноша. Нелегко бедняжке сделать выбор, необходимо слегка подтолкнуть к правильному решению". - Милая, ты когда-нибудь целовала молодого дрэгон? - как бы случайно поинтересовалась Элоиа, поправляя картину с изображением ночного Эльтран.
   Эриока резко подпрыгнула, вмиг проснувшись.
  -- К чему подобные вопросы тетя? Вы знаете, ответ не хуже меня, - поспешно произнесла эльфион, стараясь изобразить негодование.
  -- Не сердись, я вижу по заспанным глазкам, что один из дрэгон покорил твое юное сердце. И бурная реакция все подтверждает, это очень хорошо. Сегодня в парке постарайся сделать выбор, потому как помяни мое слово твоей руки попросят и Винзаг, и Эргас, не ошибись.
  -- Я и так знаю, кому отдать свое сердце, - гордо вскинув подбородок, она неторопливо прошествовала в ванну.
   Ароматная, теплая вода подействовала успокаивающе. Закрыв глаза, Эриока представила серебристый лик луны, освещающий обнаженные тела в объятиях друг друга. Готовность отдаться малознакомому киар сильно смущала девушку, но взаимное притяжение и единство духа, делало это таким естественным, что она не жалела о содеянном. Тем более теперь он законный жених и после бала, когда формальности будут соблюдены, они поженятся в неизведанном мире грез и чудесных фантазий. Волшебство, неземное наслаждение вот что она испытала, прикасаясь к сильному телу, покрывая поцелуями широкие плечи. Его нежные прикосновения зажгли внутри эльфион вечный огонь страсти, их души невозможно разделить таков обычай.
  -- Эриока, времени мало, ты не успеешь позавтракать. - Крикнула Элоиа возле запертой двери.
  -- Уже иду, - раздраженно ответила девушка, смывая пушистую пену с волос и тела.
   Ополоснувшись, девушка применила осушающее заклятье и, накинув белый халатик с зелеными листиками, поднялась наверх переодеться. Лиловое платье действительно оказалось не слишком откровенным, но и скромным не было. Треугольный вырез обнажал соблазнительную ложбинку груди, приподнятой мерцающей сиреневой лентой. Тяжелая юбка до пят соблазнительно облегала стройные ноги. Свободные рукава доходили до локтя, обнажая изящные ручки, что в данной ситуации не понравилось Эриоке, вынужденной полдня провести с двумя похотливыми дрэгон, а затем еще терпеть их неуклюжие ухаживания всю бальную ночь. Тщательно расчесав волнистые пряди, Эриока отметила, что они не раздражают ее как раньше, напротив очень нравятся. Спустившись к завтраку, эльфион осознала, насколько голодна. Осмотрев приготовленные блюда, она с жадностью набросилась на еду. Проглотив три клубничных бисквита, пару стебельковых пирожных и несколько крупно желтковых орехов сваренных вкрутую, Эриока очень удивилась такому аппетиту. Впрочем, она не ужинала вчера и провела бурную ночь, так что вполне допустимое явление. Рассуждала эльфион, наливая третью чашку горячего сладкого отвара с густыми цветочными сливками.
  -- Ох, ты уже позавтракала. Что ж тогда поторопись, нетерпеливые поклонники наперегонки летят к нашему дому, раньше назначенного времени. - С ноткой гордости за единственную племянницу произнесла Элоиа, присаживаясь за стол.
  -- Честно говоря, не очень хочется идти, может, скажешь, что я неважно себя чувствую, и мы увидимся вечером на празднике? - без надежды на успех спросила Эриока.
  -- Страх перед встречей с понравившимся мужчиной естественное явление, но тебе нечего опасаться, все преимущества на твоей стороне. Оба без ума и хотят жениться. Миларэс шепнула, что Эргас просто одержим влечением, с тех пор как увидел тебя у ворот школы. Даже клятву произнес сделать своей женой, но не беспокойся, если его кузен завладел твоим сердцем, Эргас как истинный дрэгон с достоинством примет отказ. Но не советую играть с чувствами обоих, это может плохо кончиться. Ну, иди же деточка, они здесь! - Элоиа вскочив с места, подбежала к приоткрытому окну.
   Эриока молча кивнула, не двинувшись с места. Спокойно допив отвар, девушка тщательно вытерла руки и губы, намоченной салфеткой, а затем неторопливо прошествовала в гостиную, куда Элоиа пригласила молодых дрэгон. При встрече на нее обрушился нестерпимый поток комплементов, она была вынуждена признать, что ухажеры обладают неиссякаемой фантазией и сумели утомить ее за первые десять минут общения. После короткого спора о том кто поведет Эриоку под руку, девушка не выдержала и, схватив обоих, вытащила на улицу.
   По дороге к парку все без исключения эльфион бросали завистливые взгляды на девушку идущую под руки сразу с двумя самыми завидными женихами Эльдрео. Повсюду слышался шепот: "как ей это удалось, повезло девчонке, интересно кто из них жених, а может она хочет обоих, уж это слишком!" Эриока изо всех сил старалась не обращать внимания, но щеки предательски покраснели.
  -- Не волнуйтесь моя дорогая, после нашей свадьбы никто и слова не скажет. Моя жизнь будет посвящена вам и нашим детям. - Шепнул Винзаг и как бы случайно прикоснулся губами к ушку девушки.
  -- Вы слишком торопитесь, даже не делали предложения, а рассуждаете о детях. - Возмутилась Эриока, но также шепотом.
  -- Просто не могу удержаться, никогда не встречал такой красивой эльфион с огненным характером. Если бы не ваша магия принял бы за девушку-дракона. - Он мечтательно улыбнулся, представив себе такую картину.
  -- Кузен не забывай, что окончательное решение наша девушка примет после бала, и на всеобщей церемонии лишь один из нас представит городу свою невесту, а значит только лучший даст Эриоке новое имя. - Эргас внимательно посмотрел в сверкающие яростью глаза эльфион. - Кем вы хотите стать, любовь моя, Дрэголол или же Дрэгуин? Заметьте, оба рода знатны и невероятно богаты, какой сложный выбор, не так ли?
  -- Перестань Эргас или встретимся в воздухе, - раздраженно произнес Винзаг отнимая руку девушки у кузена и прижимая к себе.
  -- Мне нечего сказать вам Эргас, да и не очень хочется, - с достоинством ответила Эриока и вместе с Винзагом направилась к могучим деревьям.
   В центральном парке города Эльдрео не было чинно прогуливающихся пар или дружеских бесед как в обычное время, сегодня здесь царило оживленное веселье. Множество дрэгон вместе с эльфион наряжали величественные кортусы разноцветными гирляндами, расставляли столы для разнообразных закусок и напитков, а также развешивали фонарики, причудливой формы над широкой поляной для танцев. Трое новоприбывших по желанию Эриоки направились украшать гирляндами мощные ветви гигантов.
  -- Эриока вы уверены, что хотите заняться этим, может лучше фонарики? - С надеждой спросил Эргас, став более вежливым после короткой беседы с кузеном. - Я знаю, что если мы им не понравимся, будет очень плохо.
  -- Трусишь кузен? Не бойся, иначе они услышат и тогда мощные ветви разорвут тебя на мелкие части, - пугал его Винзаг, подмигивая улыбающейся Эриоке.
  -- Не слушайте Эргас, кортусы росли здесь задолго до появления нашего рода, они первые поселенцы этого мира, поэтому придумано множество историй и чаще всего обычные сказки. - Девушка уже приняла его извинения за недостойное поведение и решила вести себя любезно, потому как все равно вскоре покинет родной Эльфиарг, ни к чему ссорится по пустякам.
  -- Я не боюсь, просто не люблю эти деревья, - защищался Эргас, густо покраснев.
   Эриока и Винзаг быстро переглянулись, и весело смеясь, бросили Эргасу несколько блестящих гирлянд.
  -- Давай Эрги ты сможешь! - потешался Винзаг.
  -- Легко сказать, - прошептал несчастный дрэгон, подлетая к пушистой ветви. При приближении юноши, дерево издало глухой рокот и слегка щелкнуло наглого мальчишку пониже спины. - Ау! За что? - возмутился тот, роняя украшения на землю.
  -- Спускайся кузен, ты не в его вкусе, - крикнул Винзаг, хохоча во всю силу легких.
  -- Твоя очередь, - съязвил Эргас, приземляясь рядом.
  -- Учись мой друг. - Винзаг легко оттолкнулся от земли и подлетел к своенравной ветви, без труда украсив ее яркими лентами.
  -- Просто ему нравятся рыжие ребята! - Отмахнулся Эргас, стараясь держаться вне досягаемости кортуса. Спустившись за новыми лентами, Винзаг смотрел только на Эриоку.
  -- Хотите подняться со мной? Или может, боитесь высоты, я пойму.
  -- Чего угодно, только не высоты. - Рассмеялась девушка.
  -- Тогда, - Он подхватил ее на руки и быстро взлетел, усадив на новую ветку.
   С земли этот жест видел не только раздосадованный Эргас, трое правителей посетили парк перед важнейшим праздником года. Огромного роста светловолосый дрэгон пристально наблюдал за девушкой, суровым взглядом темно-синих глаз.
  -- Это и есть дочь Фэруса? - Обратился он к своим друзьям.
  -- Да, - уверенно ответил Паур.
  -- Похоже с ней Винзаг. - Недовольно пробасил Лорквум, третий правитель мира.
  -- Фэрус просил повлиять на обоих дрэгон, он боится за своего ребенка. - Уточнил Паур.
  -- Понимаю его желание, но единственный выход это открыть ребятам правду. Я не поступлю так Паур. - Спутники переглянулись, хорошо сознавая окончательность решения Сэгора.
  -- Пошлем обоих с поручением и все тут. - Нетерпеливо предложил Лорквум.
  -- Разумно, после бала я поговорю с ними сам. - Его друзья согласно кивнули и вмиг окруженные толпой эльфион и молодых дрэгон, направились в сторону праздничной площадки для танцев осматривать уровень ее готовности к балу.
  -- Жаль, что эльфион больше не летают. - Грустно произнесла Эриока, развешивая цветную ленту.
  -- Верите в старые сказки? Думаю, они никогда не летали, на что же им дрэгон, если бы эльфион покорили небо?
  -- Конечно, верю, потому что это не сказки, а история нашего мира. - Убежденно произнесла Эриока, упрямо передернув плечами. - По неизвестной мне причине эльфион утратили часть способностей, но это не значит, что их не было.
  -- Вы необыкновенная девушка Эриока. Я вас прошу, будьте моей женой. Можете не отвечать сразу, но скажите, у меня есть надежда? - Винзаг не сводил напряженного взгляда с ее губ в ожидании ответа. Эриока нежно взяла его за руку и посмотрела в глаза.
  -- Винзаг вы тоже необыкновенный дрэгон, вы нечто большее. Что-то мне подсказывает, совсем другая девушка подарит свое сердце, покорив ваше. Мои чувства к вам дружеские, вовсе не страсть между нами.
  -- Но...
  -- Не спорьте, примите, как есть. Станьте моим братом, как вам такое предложение?
  -- Будь, по-вашему, кто тот дрэгон, что украл мое счастье? - с ревнивым интересом произнес Винзаг поглядывая вниз на скучающего Эргаса, атакуемого тремя юными эльфион.
  -- Не ваш кузен это точно, слишком любит себя, для других нет места в его сердце. - Успокоила она нового брата. - Вы все узнаете после бала.
  -- Эриока если я брат тебе, не обращайся на вы, Винг, мое прозвище со школы. - Очаровательно улыбнулся Винзаг.
  -- Винг значит солнечный цветок в переводе с эльтран. А Эргаса называли Эрги?
  -- Точно, ему жуть как не нравилось, предпочитал полное имя. - Рассмеялся Винзаг.
  -- Эрги значит выжженная земля, мне бы тоже не понравилось. - Эриока с наслаждением вдохнула теплый воздух и посмотрела на Винзага. - Я единственный ребенок в семье, знаешь, мне всегда хотелось, чтобы мама была с нами, и родился братик или сестренка. Чувствуешь себя такой одинокой, не к кому обратиться за помощью, некому излить душу. Отец не всегда поймет, и большинство проблем не расскажешь тете. А сестра или брат совсем другое дело, как и родная мать. - Она печально улыбнулась.
  -- Ну, не грусти. Предполагаю, что Асфони смогла заменить сестру, а теперь появился старший брат. Тебе семнадцать, а мне двадцать шесть. Совсем старик да? - Винзаг пощекотал ее руку и, услышав по детски веселый смех, также улыбнулся. - Очень часто жизнь, забирая одно, тут же дает что-то другое подчас более значимое. Я уверен у тебя будет много детей, одиночества они не узнают и мамочке скучать не придется.
  -- Умеешь поднять настроение, но мы уже закончили, мне пора готовиться к балу.
  -- Хочешь, обратно я довезу тебя на крыльях дракона? - Неожиданно предложил Винзаг.
  -- А как же Эргас? Он обидеться. - Засомневалась Эриока.
  -- Так ему и надо, в следующий раз научится вежливости. - Винзаг отнес девушку на открытое место и, сменив обличие на мощного огненно-золотистого дракона с коричневатыми шипами, пригнулся к земле предложив ей чешуйчатую спину.
   Осторожно поднявшись в небо, сделал круг над прекрасным парком и отправился к особняку Дрэгони. Спустив ее на землю возле дома, вновь обрел человеческое обличие.
  -- Раз мы теперь родственники, ты не откажешься танцевать со мной? - По мальчишески наивный взгляд не оставил Эриоку равнодушной, и с доброй улыбкой девушка согласилась.
  -- Думаю, ты единственный с кем мне захочется танцевать на сегодняшнем балу Винг. Скоро увидимся. - Она уже собралась войти в открытую дверь, но молодой дрэгон неожиданно крепко сжал ее в своих объятьях, и страстно поцеловал. Ничего не понимающая Эриока вопросительно посмотрела на "брата".
  -- Не удивляйся, но к нам летит дракончик Эрги, я хотел, чтобы он увидел, кому ты отдала предпочтение, и не досаждал весь вечер.
  -- Мог бы предупредить, - заворчала она сердито.
  -- Извини, не подумал, - смутился Винзаг.
  -- Все в порядке, - она чмокнула его в щеку и скрылась за дверью.
   Поцелуй Винзага не вызвал в ее душе ни единого намека на страстный огонь разгоравшийся в груди от малейшего прикосновения Ктуара. Теперь Эриока не сомневалась в правильности своего решения покинуть Эльфиарг и обрести счастье в новом мире с любимым навечно.

Глава 9

   Вечером, накануне бала причесанная, но в домашнем халате Эриока направилась в кабинет, чтобы поговорить с отцом. Она чувствовала угрызения совести оттого, что покидает его не сказав ни слова. Беззвучно открыв дверь, девушка заглянула внутрь. Как всегда сидя в ветвистом кресле, Фэрус Дрэгони сосредоточенно разбирал учебные чертежи полетов. На столе вблизи стопки бумаг стоял бокал с крепким отваром коры брайнд. Как можно тише пробравшись внутрь, эльфион уселась в любимое с детства кресло напротив письменного стола и, обхватив колени руками, стала наблюдать. Еще маленькой девочкой приезжая на каникулы она каждый вечер усаживалась в него, любовалась работой отца думая, что он не замечает ее присутствия. Вдоль стен и мебели беззвучно шевелились ветви, стараясь поймать больше света от яркой лампы коры кортуса. На книжных полках из черного дерева расположились старинные тома в толстых, заросших густой листвой обложках. Эриоке всегда казалось, что этим книгам известны многие тайны они будто тихо шепчутся о них в ночи, не желая делиться секретами ни с эльфион, ни с дрэгон.
  -- Снова грустишь малышка? Боишься идти на бал? - произнес Фэрус не отрывая взгляд от листа.
  -- Не совсем, я соскучилась по тебе отец, последние дни не удавалось поговорить, все эти примерки, прически и прочие глупости. - Она замолчала, но, набравшись храбрости, спросила. - Скажи, что будет с Дрэгони, если ты не женишься снова, и не родишь сына? Кто продолжит наш род?
  -- Думал что ты, старший сын может унаследовать родовое имя мужа, а младший мое. - Уверенно высказался Фэрус, посмотрев темным взглядом в печальные глаза дочери.
  -- Ну что если у меня не будет детей? Всякое может случиться, дело даже не в этом скоро я выйду замуж и уеду отсюда. Тебе необходимо жениться, одному будет плохо! - Шоколадные глаза девушки увлажнились, и маленькая слезинка медленно скатилась по правой щеке.
  -- Милая, - Фэрус поднялся с кресла и, приблизившись, нежно обнял дочь. - Не плачь, сегодня твой первый бал, что же так долго готовилась и пойдешь с заплаканным лицом? Если ты настаиваешь, я обязательно женюсь на ком, например? - решил пошутить дрэгон.
  -- Между прочим, учитель Орфит также не замужем и она очень красива, не так ли? - улыбнулась Эриока. Фэрус весь напрягся, но, стараясь не выдать себя, шутливым тоном произнес:
  -- Вряд ли талантливый преподаватель покинет ради меня прекрасное место у озера, парка, среди гор и могучего леса. Женщины такие капризные, когда дело касается смены обстановки.
  -- Ну что ты она очень хорошая, между прочим даже ни разу не наказала меня за все время учебы. - Эриока победоносно улыбнулась.
  -- Так вот кого мне благодарить за твой скверный характер, - издав шутливый рык, Фэрус принялся щекотать дочь, смеющуюся заливистым смехом.
  -- Вот ты где, Эриока, быстрее одеваться времени мало. Фэрус не порти прическу, миркус старался три часа! - Тяжко вздохнув, Элоиа закрыла дверь.
  -- А ты хочешь, чтобы я женился. Элоиа не даст передохнуть несчастной, переступившей сей порог.
  -- Не жалуйся потом на одиночество папа, - сказала Эриока и, поцеловав отца в щеку, ушла надевать праздничное платье.
   Стоя перед зеркалом полностью одетая, Эриока не могла отвести взгляд. Сияющий белоснежный шелк соперничал в цвете с чистейшей кожей юной эльфион. Золотая вышивка на пышной юбке и рукавах колокольчиках мерцала в движении. Бардовые розы, раскрыли нежные лепестки на обтягивающем лифе и по всей длине юбки. Единственный момент, не понравившийся девушке это невероятно глубокий вырез, но на этот раз слегка прикрытый полупрозрачной шалью. Дополняли костюм чудесные туфельки, обшитые белым шелком с позолоченными каблучками и застежками в виде роз.
   Спустившись вниз, она и Элоиа выслушали множество комплементов от Фэруса, одетого в парадный костюм, сшитый на заказ к сегодняшнему празднику. Полностью в черном, лишь рубашка в цвет глаз кофейного цвета, он выглядел очень элегантно гораздо лучше обычного. Поднявшись в воздух в образе огромного дракона, он подхватил повозку, и плавно понес над городом в направлении парка. Вскоре приземлился в нескончаемом ряду переносных корзин и помог сестре и дочери выбраться наружу.
  -- Обожаю бал, помню свой первый выход, как это приятно! - Восторгалась Элоиа.
  -- Пойдемте к остальным, я вижу Паур здесь. - Произнес Фэрус.
  -- Какая громкая музыка мне не нравиться. - Прокричала Эриока, но голос затерялся в шуме толпы и игре музыкантов.
   Заметив новую сестричку в прекрасном наряде, Винзаг поспешил навстречу.
  -- Эри, ты потрясающе выглядишь! - Он нежно поцеловал подставленную щеку.
  -- Ты тоже Винг, костюм в цвет волос и светло-коричневая рубашка. Все дрэгон так одеваются на бал? - Поинтересовалась Эриока.
  -- Да, праздничная традиция, испокон века. Кстати берегись Эргаса, кажется, он что-то задумал. Я советовал ему держаться подальше от тебя, но бесполезно. Лучше будь рядом со мной, так безопаснее. - Винзаг взял ее за руку и повел в круг танцующих пар.
  -- Ты не сможешь быть рядом целую ночь, это глупо. Надо общаться с другими эльфион или все решат, что мы обручены.
  -- Хорошо бы, - грустно протянул Винзаг.
  -- Перестань, глупости. Ну, какие из нас супруги? Тебе показалось, что я подходящая кандидатура, а в моем сердце нет страсти. Наш брак обречен, но друзья из нас что надо.
  -- Точно, - он понимающе улыбнулся и, обняв ее покрепче, закружил в лунном вальсе под звуки иномирской мелодии, якобы сочиненной одним из дрэгон.
   Уютно устроившись за маленьким столиком в мягких креслах, Элоиа и Миларэс наслаждались прохладительными напитками и обсуждением своих и, конечно же, чужих проблем.
  -- Великолепно смотрятся вдвоем и так мило беседуют, идеальная пара! - восторгалась Элоиа обмахиваясь веером.
  -- Жаль, твоя племянница не выбрала Эргаса, мальчик просто обезумел от ревности. Только взгляни на выражение его лица, он неотрывно следует за ней, но Винзаг молодец не отпускает малышку ни на шаг от себя. - Заметила Миларэс, с интересом наблюдая драматические события.
  -- А он не наделает глупостей? - Встревожилась Элоиа.
  -- Эргас воспитанный молодой дрэгон и умеет сдерживать эмоции дорогая. Беспокоиться не о чем. - Она печально вздохнула. - Ты не представляешь, как я мечтаю подарить Пауру еще одного ребенка, не понимаю что со мной? Какие только отвары и лечебные порошки не перепробовала ничто не в силах мне помочь! - Ее лицо сделалось еще печальнее.
  -- Есть одно средство, я специально для тебя перелистала древние книги нашего рода и представь себе, нашла записи тысячелетней давности. Они принадлежали эльфион, уверенной в целебной силе древнего горячего источника. Если верить книге, он расположен недалеко от Эльдрео в лесу Эльтран. Тот, кто окунется в его воды при свете луны со своим возлюбленным, непременно зародит новую жизнь. Тебе необходимо найти целебный источник, другого способа нет. - Заключила Элоиа.
  -- Не знаю, может это просто сказка, я боюсь посещать Эльтран, населенный дикими кортусами они непредсказуемы! Но в одном ты права другого выхода все равно нет, что ж придется мне тайком от мужа убегать по ночам на поиски таинственных вод.
  -- Но почему обязательно ночью? - Удивилась Элоиа.
  -- А как я объясню свое исчезновение днем? Придумаю отговорку, для чего мне нужна отдельная спальня, и через окно как какой-нибудь подросток дрэгон буду убегать из дома. - Она тяжело вздохнула.
  -- Все получится, я верю и ты должна! - Элоиа обняла печальную подругу, стараясь улыбнуться. - Посмотри, прилетел Кизарис Дрэгусой! - Восторженно всплеснула руками Элоиа.
  -- С ним его дед Лорквум, выглядит довольно жизнерадостно, так сразу и не скажешь, что он пережил ужасную потерю. - Принялась рассуждать Миларэс.
  -- Такое не каждый вынесет, в течение трех дней потерять беременную жену, невестку и сына. - Элоиа перешла на шепот. - Поговаривали если бы не остальные правители, он бы и сам разбился в горах от горя, но, увидев новорожденного внука, которого спасла мудрая Аркис, нашел в себе силы жить дальше.
  -- Везде эта Аркис. - Злобно зашипела Миларэс, прикрывшись веером.
  -- Все злишься на нее из-за Асфони? Девочка могла не выжить и...
  -- И тогда мне бы не пришлось краснеть всякий раз, когда Паур нянчит и балует милую доченьку. - От раздражительной беседы нежная кожа Миларэс покрылась багровыми пятнами на лице и шее.
  -- Ты исполнила долг и родила Эргаса, нет ничего ужасного в том, что Паур увлекся хорошенькой эльфион, и у них родилась дочь. Вы женаты, а той девчонки давно нет с нами.
  -- Именно Аркис обучала ее и не очень то противилась их отношениям. Она всегда ненавидела меня и даже говорила Пауру, что я не смогу родить наследника.
  -- Аркис ошиблась, у вас с мужем вырос замечательный сын гордость Дрэголол. - Миларэс натянуто улыбнулась, и нехотя кивнув, перевела разговор, обратив внимание подруги на ее и своего племянников.
   Эриока чудесно проводила время в компании Винзага и его друга веселого, симпатичного дрэгон из рода Дрэгусой. Он не успел найти партнершу, так как совсем недавно вернулся из северного города Дразейта, где познавал древние тайны правления миром. Как внук третьего правителя Лорквума Дрэгусой, Кизарис должен был помогать деду, взяв на себя часть его обязанностей.
  -- Расскажи нам Кизарис, много ли миров тебе разрешили посетить и когда думаешь приступить к нелегкому труду младшего министра города? - Поинтересовался Винзаг шутливым тоном.
  -- Я только приехал и тебе не терпится возложить на меня всю работу? - он заразительно рассмеялся. - Ну, нет, помучайся один дружище, не раньше чем через неделю. Надеюсь, я успею найти себе столь очаровательную девушку, что и у тебя. - Произнес Кизарис, не сводя восхищенного взгляда с Эриоки отвлекшейся на мгновение. Она немного нервничала, размышляя, когда Эргас оставит в покое их компанию, и прекратит пожирать ее хищным взглядом.
  -- Эри, ты в порядке? - Винзаг обеспокоено дотронулся до обнаженного плеча девушки. Внезапное прикосновение заставило Эриоку вздрогнуть и испуганно обернуться.
  -- Винг ты напугал меня, извини, но твой кузен не понимаю что ему нужно, мне немного страшно, он постоянно находиться поблизости, будто выжидает. - Она зябко поежилась.
  -- О ком это вы? Эргас преследует юную эльфион? Винзаг, собственно, в чем проблема? Как я понял Эриока твоя невеста, значит, ты имеешь законное право утихомирить своего кузена. - Вмешался Кизарис.
  -- Не все так просто друг, Эри и я не обручены, мы друзья и даже более. - Он поднял полные грусти глаза и с тяжелым вздохом произнес. - Она моя названная сестра. - Кизарис тихо присвистнул. Затем посмотрел на красавицу эльфион и с силой хлопнул друга по плечу.
  -- По-моему ты идиот! Упустить такую чудесную девушку, сделав своей сестрой. Полный...
  -- Я понял, - раздраженно отмахнулся Винзаг, - теперь у меня нет оснований, защищать ее от дрэгон, но есть обязательства.
  -- Подожди, Эргас не знает этого? - Винзаг утвердительно кивнул. - Сделай вид, что она твоя, и никто не посмеет приблизиться, я так и считал пока ты сам не рассказал правду.
  -- Я может, и смогу ломать комедию, но Эриока вряд ли. Мы уже пошутили сегодня, она посмотрела так, будто решила оторвать мне голову.
  -- Поговори, ведь не отходит она от тебя? - Кизарис огляделся в поисках девушки, но вокруг были только веселые компании и влюбленные пары. - Винзаг, где твоя новоприобретенная сестра?
  -- Эри! - крикнул обеспокоенный дрэгон. - Давай разделимся, я поищу у столиков, где должна быть ее тетя и отец, а ты среди танцующих и по возможности в толпе.
  -- Договорились, я приведу ее к родным, будь там если что. - Произнес Кизарис и отправился на поиски.
   Эриока уверенно шла к обворожительной эльфион в ярко-оранжевом шелке, плотно облегающем стройную фигуру, подчеркивая соблазнительные изгибы и высокую грудь. Необычная прическа открывала нежную шейку, украшенную гранатовым колье, оттеняющим светлую кожу.
  -- Асфи! Боже мой, ты прелесть! - Девушки радостно обнялись.
  -- Я видела тебя, но Винзаг так увлекся ухаживаниями, что моя подруга смотрела только на него. - Асфони лукаво улыбнулась. - Значит, желаешь стать моей кузиной?
  -- Не совсем в том смысле, что ты думаешь. Винзаг мой названый брат и...
  -- Шутишь?! Неужели согласился, мне показалось он без ума от тебя. - Асфони внимательно посмотрела на невинное выражение лица подруги. - Ты изменилась, влюбилась, но в кого? Только не говори, что лесное чудище твой избранник!
  -- Ктуар не чудище, а мой жених. Я люблю его Асфи, всем сердцем!
  -- Новые неприятности да? Как можно любить иномирца?! Но как знаешь, если я продолжу, мы просто поссоримся. Давай не будем говорить об этом, надеюсь, мне не придется выручать тебя из очередной передряги! - Асфони недовольно поджала губы.
  -- Перестань, на этот раз все обойдется, я справлюсь сама, обещаю. - Она шутливо ущипнула рассерженную подругу и миролюбиво улыбнулась.
  -- На тебя невозможно злиться долго. - Взявшись за руки девушки, направились к столикам. Путь им преградил встревоженный Эргас.
  -- Эриока, вот вы где. Вас искал отец, что-то срочное. - Он тревожно озирался, надеясь, что Винзаг ничего не заметит.
  -- Где он? - спросила Эриока настороженно.
  -- В той части парка, - показал он на неосвещенный участок.
  -- Странно, - удивилась Асфони. - Я позову кого-нибудь.
  -- Иди, я сам провожу ее. - Заверил Эргас, беря сомневающуюся Эриоку за руку. - Все в порядке, вы не доверяете мне милая? А я целый вечер наблюдаю за вами, очаровательно выглядите просто восхитительно! - Они уходили все дальше, и девушка ощущала легкую дрожь. Звуки музыки становились, едва различимы, шуршание листвы и тонких веток шептало об опасности и, не выдержав напряжения, взволнованным голосом девушка произнесла:
  -- Эргас, дальше я не пойду. - Она попыталась вырваться, но дрэгон резко повернул ее к себе лицом.
  -- Куда же так быстро, неужели ты считаешь меня несчастным глупцом? Ваша игра с Винзагом не убедительна. - Глаза его зловеще блеснули и, толкнув девушку меж густых зарослей кустарника, навалился на нее всем телом. - Винзаг не сумеет сделать тебя счастливой, я другое дело. - Прекратив слабые попытки Эриоки освободиться, Эргас впился губами в упрямо сжатые уста, и не без труда проник меж стиснутых зубов в теплую пещерку рта.
   Яростно отбиваясь, она старалась ударить его посильнее, но лишь обнажила стройные ножки в белоснежных шелковых чулках. Воспользовавшись этим преимуществом, дрэгон расстегнул серебряные застежки платья, спустив его до талии. Затем резким движением поднял юбку, забравшись рукой меж сомкнутых бедер.
  -- Тебе это не сойдет с рук Эргас. - Ледяным тоном произнесла Эриока, стараясь отодвинуться подальше.
  -- Ты потрясающе красива! - Восхитился он, разглядывая аппетитные полушария с соблазнительно отвердевшими сосками, и поглаживая шелковистую кожу бедра. - Сегодня я сделаю тебя женщиной, а завтра придется выйти за меня крошка. - Он дьявольски улыбнулся и прильнул к ее груди.
  -- Тебя опередили. - Мощным ударом Эргас был сброшен на землю и тут же потерял сознание, не успев заметить сильного воина с огромной чайкой на плече. - Солнышко ты в порядке? - Ктуар заботливо подхватил девушку на руки, нежно прижимая к себе.
  -- Ктуар! Я знала, что ты спасешь меня! - Эриока обхватила его за шею и громко зарыдала.
  -- Не плачь малышка, все в порядке. - Пробасила черная чайка, поглаживая ее крылом.
   Эриока всхлипывая, настороженно покосилась на неизвестное созданье.
  -- Ктуар, это существо не опасно? - Чайка истерически захихикала и, вспорхнув, исчезла в ночи.
  -- Это Брок друг семьи, он следил за тобой, чтобы предупредить меня в случае угрозы. Надо уходить, эта тварь скоро очнется. - Он бросил ненавистный взгляд на развалившегося в траве Эргаса.
   Послышались чьи-то шаги и громкие окрики.
  -- Это Винзаг ищет меня. - Прошептала Эриока.
  -- Кто он тебе? - Ревниво поинтересовался Ктуар.
  -- Названый брат, я должна идти.
  -- Со мной, бал окончен, - он произнес странные слова - Киартаниус айкиар эльтерух. Подул сильный ветер и, закружившись вокруг них, образовал небольшой вихрь, ночной парк стал расплываться, превращаясь в сплошное темное пятно. Эриока зажмурилась в ожидании худшего.

Глава 10

   Множество новых запахов нежной волной охватили девушку, отчетливо слышалось звучание кортусов и пение неизвестных созданий приятное и поразительно гармоничное. Она не торопилась открыть глаза, словно боялась разочароваться или развеять волшебство мечты о загадочном мире. Крепче прижавшись к груди избранника, Эриока часто дышала, ощущая размеренное биение сильного сердца.
  -- Можешь открыть глаза, - нежно прошептал Ктуар, целуя ее шейку.
   Эльфион медленно подняла веки и изумленно ахнула. Они оказались в теплом цветущем саду, полным таинственных растений с нежными едва уловимыми ароматами. Рядом располагался дивный источник круглой формы с необычным крылатым созданьем, из пасти которого струилась кристально чистая вода. На странице одной книги в отцовской библиотеке она уже видела нечто подобное, существо называется пегас или крылатый конь.
  -- Ты живешь в этом красивом саду? - Удивилась Эриока.
  -- Нет, моя радость, это наш парк точнее маленькая его часть. Пойдем, утром я все покажу, а сейчас тебе лучше лечь в постель.
  -- Хорошо, я действительно очень устала.
   Они вышли на широкую дорожку и направились к дому. Эриока вертела головой, изумленно озиралась по сторонам, постоянно спрашивая обо всем чего, не понимала. Ктуар с радостью объяснял возлюбленной интересующие ее вещи. Ей понравились причудливые фигуры из белого камня, и многочисленные фонтаны, как пояснил Ктуар, они были построены в честь лучших пегасов чемпионов выигравших множество соревнований.
  -- Посмотри вперед солнышко, это твой новый дом.
   Эриока изумленно замерла. Перед ней открылась восхитительная картина, высокое трехэтажное здание огромных размеров, построенное полукругом, было необычайно прекрасным. Розовый камень с золотистыми прожилками привел девушку в бурный восторг, Ктуар с улыбкой объяснил ей, что поморип очень доступный стройматериал этого острова. Крыша переливалась при ярком свете огромной луны золотисто-оранжевым цветом, особенно причудливыми казались маленькие башенки, и снова киар пояснил, что это жилища семьи Брока верного друга и опытного следопыта. Из некоторых окон в золоченых прямоугольных рамах струился мягкий зеленовато-сиреневый свет, не похожий на светло-желтый как у коры кортуса в Эльфиарге. Поднявшись на первую ступеньку величественной лестницы с перилами, эльфион как будто оцепенела.
  -- Что-то не так? - встревожился Ктуар.
  -- Я не могу, кто живет в таком огромном особняке?
  -- Мой дядя Кродок хозяин этого острова, кузен Литиций и я. Ты моя невеста и бояться нечего, через несколько дней наша свадьба. - Он с нежной заботой посмотрел в испуганные глаза любимой. - Доверься мне, ведь не испугалась тогда в лесу. - Он весело улыбнулся и, подхватив ее на руки, перенес к массивным дверям. Медленно открыв их, вошел в огромный холл.
   Эриока, снова оказавшись на ногах, с любопытством осматривала свой новый дом. Гладкие стены с интересными узорами, лишенные растительности шокировали девушку, они мерцали, будто шелковые ткани, но совершенно безжизненные. Мебель абсолютно ровная, лишь кресла были обиты мягкой тканью и оказались очень удобными, "даже лучше чем дома"- решила Эриока. Наверх поднималась широкая лестница из того самого камня поморип, только темно-синего цвета. "Ничего подобного в родном мире нет", размышляла эльфион, рассматривая и осторожно проводя рукой по прохладной чуть скользкой поверхности округлых перил. "Так мало растений и много камней, хорошо это или плохо"?
  -- Если хочешь, можешь сегодня познакомиться с моим дядей, ты понравишься ему уверяю.
   Желание взглянуть на еще одного киар пересилило стеснение и страх. Она молча кивнула и, взяв его за руку, другой стала поправлять то, что когда-то было сложнейшей прической. Ктуар молча улыбался, наблюдая ее старания, он прекрасно понимал, как нервничала Эриока в ожидании встречи с еще одним представителем рода киар. Ведь и сам всегда хотел выглядеть как можно лучше пред строгим взором Кродока. Но сегодня это совершенно его не волновало, прекрасная эльфион многое изменила в его суждениях и привычках, причем за поразительно короткое время.
  -- Мы пришли, это кабинет Кродока. Не волнуйся солнышко, он не обидит столь очаровательное созданье. - Эриока толкнула чрезмерно развеселившегося жениха в бок.
  -- Перестань! - Зашипела она полушутя. - Мне и так не по себе.
  -- Пойдем. - Ктуар открыл дверь резного дерева, и оба вошли внутрь.
   Первое что попалось на глаза девушке странное деревянное сооружение на высокой ножке увенчанной толстой перекладиной. Постройка была украшена искусной резьбой, а местами серебром и золотом. Ей сразу же вспомнилась огромная, как теперь она знала, птица. Скорее всего, Брок был практически членом семьи и имел свое собственное сидение в кабинете хозяина острова. Великолепные картины так понравились юной эльфион, что она чуть не сказала об этом вслух, но, вовремя спохватившись, взяла себя в руки. Обведя ищущим взглядом комнату, она заметила огромный стол и невероятное кресло из черно-белой кожи, чем-то напомнившей ей чешуйки дракона. Его занимал крупный мужчина, рассматривающий ее в упор. Эриока замерла, и щеки предательски покраснели, она ответила ему дерзким взглядом скользнувшим по мускулистой фигуре. Он был очень похож на Ктуара, смуглая гладкая кожа, тренированное тело даже более мощное, чем у племянника. Удивительно светлые волосы навели ее на мысль, что это особенность рода киар. Но существенные отличия заставили эльфион отступить на шаг и сильнее вцепиться в рукав Ктуара. Свет нагретого на солнце хрусталика или лумпра как его называли, упал на лицо Кродока и ее взору предстал ужасный неровный шрам, идущий от правого виска через щеку до подбородка и ниже. Серебристые глаза недобро сверкали из-под густых золотистых бровей, и только мягкие по-женски розовые губы растянулись в приветливой улыбке. Такой контраст привел ее в сильное замешательство. Ктуар шумно прочистил горло, привлекая к себе внимание.
  -- Дядя, извини, что так поздно но...познакомься с моей невестой Эриокой, мы хотим пожениться как можно быстрее. - Он выразительно посмотрел на Кродока в ожидании ответа.
  -- Эриока Дрэгони, совсем не похожа на мать, разве что фигурой. - Он заметил немое изумление в глазах девушки и невозмутимо продолжал. - Добро пожаловать на остров, можешь начать привыкать к роли хозяйки, потому как твой муж наследует мое состояние. Надеюсь, тебе будет комфортно в Киартании. - Густой бархатистый голос также не вязался с суровой внешностью властителя острова. - Думаю, свадебная церемония состоится через день или два после полудня все зависит от времени прибытия служителя океан неспокоен и он может слегка опоздать. Не волнуйся Ктуар все приготовления я возьму на себя.
  -- Откуда вы знаете мою мать? - Наконец выдавила из себя Эриока.
  -- Не переживай малышка это было до твоего рождения, когда-нибудь обязательно расскажу. - Кродок перестал улыбаться и, отпив оранжевой жидкости, произнес. - Идите, вы устали, а девочке после пережитого потрясения необходим покой.
   Ктуар коротко кивнул и вывел Эриоку в коридор, плотно прикрыв за собой дверь. Она не сопротивлялась, молча, двигаясь, не обращая внимания на необычные вещи и великолепные картины. Ей не давала покоя одна мысль, где Кродок мог познакомиться с ее родной матерью погибшей при родах? Отец никогда не говорил о ней, и девочка считала, что скорбь слишком велика. Тетя также увиливала от этой темы, мотивируя тем, что тогда она жила в другом городе, изучала влияние горных дождей на какой-то сорт редкого растения. Таким образом, как и Асфони, потерявшей маму в полугодовалом возрасте, Эриока ничего не знала, даже ее точный цвет волос. И вдруг выясняется, что киар из далекого мира с легкостью сравнивает их внешность, никак не объясняя свои слова. Эриока услышала громкий плеск воды и сообразила, что они спускаются к подземному источнику. Широкие каменные ступени привели их к прекрасному озеру почти правильной круглой формы полностью из светло-зеленого камня поморип с розовыми прожилками, как и остальное просторное помещение. Вдоль одной из гладких стен, по правую руку от входа проходил изогнутый желоб, по которому непрерывно текла вода, ее излишки плескали через край, образуя подобие водопада. Но она не попадала в озеро, а уходила в решетчатое отверстие на полу. Напротив водопада у другой стены стояли три плетеные корзины, а рядом небольшой шкаф с тремя отделениями, заполненными чистыми полотенцами. Эриока удивилась и поинтересовалась, почему они пользуются ими, владея осушающим заклятьем.
  -- Потому что мы не используем силу духа по пустякам. - Ответил Ктуар, улыбнувшись, аккуратно снял с нее одежду и, раздевшись, сам, вошел под теплые струи как он выразился душа.
   Налив в ладонь из прозрачной бутыли немного густой желтой массы, он втер ее в волосы, образуя ароматную пену. Эриока последовала его примеру и с наслаждением почувствовала как теплая вода, струясь, смывает напряжение и ужасное ощущение от прикосновений Эргаса. Она была просто счастлива, что больше никогда его не увидит и теперь ни один мужчина не посмеет касаться ее, так как имеет право только Ктуар.
  -- Жду тебя в бассейне. - Произнес он, и страстно поцеловав, с разбега нырнул в прозрачные воды.
  -- А что это за дверь? - Спросила она, показывая на едва заметную дверцу у дальней стены.
  -- Там мы справляем естественные потребности, а попросту уборная.
  -- Ясно, - заинтересовалась девушка, следуя в том направлении.
   Вскоре она вернулась и, закончив омовение, спустилась по ступеням в чудесное озеро. Беспечно рассекая воды, Эриока задумалась о своем поступке. Она отрезана от родных и друзей, любимого леса и привычной жизни. Хуже всего отец не узнает, куда исчез его единственный ребенок. Только теперь она до конца осознала серьезность происходящего. Новый мир, дом, семья неожиданный жених и свадьба через два дня. "Боже, что же я наделала"?!- испугалась Эриока, но тут кто-то неожиданно схватил ее, прижав к своей груди.
  -- Ты совсем не замечаешь меня любимая? - прошептал Ктуар целуя розовое ушко девушки.
  -- Просто столько всего произошло, почему-то я не задумывалась раньше, от чего мне придется отказаться, покинув родной Эльфиарг. - Повернувшись в объятиях, она обвила его шею руками, и игриво пощекотала затылок. - И все ради тебя, значит, называешь меня любимой? А так ли это? - Эриока серьезно посмотрела в небесно-голубые глаза, с нежностью смотрящие на ее лицо.
  -- Кажется, моя милая невеста удивлена? Я говорю абсолютно серьезно, что люблю тебя и обещаю беречь и заботится всю оставшуюся жизнь. - Слегка приподняв восторженно улыбающуюся девушку, Ктуар подхватил ее на руки, и стройные ножки обвили его талию. Их губы слились в страстном поцелуе. Сладкая истома захлестнула теплой волной, чувствуя легкое покалывание меж бедер, Эриока слегка потерлась о плоский живот Ктуара, ощутив его возбуждение, отпустила руки и вывернувшись из нежных объятий, нырнула в воду. Распаленный сладкими прикосновениями, Ктуар бросился догонять беглянку. Быстро выбравшись на берег, Эриока схватила полотенце, расстелив его на каменной скамье, удобно устроилась на импровизированном ложе.
  -- Можешь присоединиться, - произнесла соблазнительница, эротично потянувшись.
   Эриока наслаждалась захватывающим зрелищем, когда великолепный в своей наготе Ктуар плавными движениями хищника приблизился к ней и еле ощутимо провел ладонью по мгновенно напрягшейся груди, мягкому животу и остановился чуть ниже. Эриока затаила дыхание в предвкушении удовольствия. Но коварный любовник продолжил исследования, поглаживая стройные ножки. Неожиданно Ктуар раздвинул их в стороны и прильнул губами к чувствительной плоти, лаская языком розовые складки. Эриока вскрикнула, когда невероятное наслаждение, словно острые шипы пронзило все тело, каждую клеточку омывая сладкими волнами экстаза. Она часто дышала и неосознанно попыталась сдвинуть бедра, чтобы отстраниться настолько нестерпимо велико было пламенное ощущение. Но крепкие руки надежно зафиксировали ценную добычу, и настойчивый язык снова и снова проникал внутрь, обводя бугорок страсти, пока девушка не вскрикнула и со стоном повалилась на скамью. Не давая ей опомниться, Ктуар продвинулся вперед и, зависнув над прекрасным телом одним резким движением, проник внутрь. Издав звериный рык, он двигался все быстрее, стараясь достичь вершины блаженства. Эриока обняла возлюбленного, с готовностью двигаясь ему на встречу. Содрогнувшись всем телом, девушка расслабилась, стараясь отдышаться. Вонзаясь в последний раз, со стоном наслаждения, Ктуар излил свое семя в тесные ножны и откатился в сторону.
  -- Я хочу спать, - жалобно прошептала Эриока, сладко зевнув.
   Он моментально поднялся и, накинув халат, завернул ее в чистое полотенце, затем осторожно взял на руки, поднимаясь по ступенькам в сторону холла. Не тратя время на еще одно восхождение, Ктуар с легкостью перенесся на второй этаж и, пролетев по широкому коридору, остановился перед массивной дверью. Толкнув ее ногой, занес задремавшую Эриоку в приготовленную спальню смежную со своей. Ловко сбросив полотенце на ковер, уложил обнаженную девушку в постель, и ласково поцеловав, накрыл пуховым одеялом.

Глава 11

   Кродок задумчиво курил толстую сигару, периодически выпуская кольца голубоватого дыма. Полный бокал виноградного напитка одиноко пристроился на столе, среди множества рисунков изображающих молодую девушку с волнистыми волосами медного цвета и выразительными бардовыми глазами. На одних она весело смеялась, на других была заметна явная печаль. Художник заботливо отобразил каждый изгиб прекрасного тела, милую улыбку и ясный взор. Несложно было догадаться, что так сумеет только любящий мужчина.
   Кродок печально вздохнул, потянувшись к бокалу на мгновение замер и видно передумав, взял одно изображение. Он хорошо помнил этот день, Орфит очень хотела научиться ездить верхом на пегасе и, решив сделать ей сюрприз, он подарил одну из лучших кобыл белоснежного цвета с небольшим черным пятнышком на носу. Радости Орфит не было предела, она тут же вскочила в седло и, хлестнув поводьями, понеслась вскачь. Не удивительно, что вскоре свалилась, больно ударившись о твердую землю. Несчастный пегас виновато потерся мордочкой о плечо наездницы, но она злобно отмахнулась, и поклялась больше никогда не садиться на ужасных бешеных зверей этого отвратительного мира. Кродок решил сделать тот день счастливее, чем он был на самом деле, поэтому нарисовал жизнерадостную девушку верхом на чудесной крылатой кобыле.
  -- Мне нужны объяснения. - Заявил Ктуар, бесшумно вошедший в кабинет.
  -- По-моему я с самого начала рассказал обо всем. Ты узнал правду нашего мира и двух других. Понял, отчего нужно брать в жены эльфион, и что на самом деле многие киар женаты, но предпочитают не распространяться об этом запрещая своим женщинам покидать острова. Что я утаил? - Невозмутимо поинтересовался Кродок.
  -- Мать Эриоки, какое отношение она имеет к тебе?
  -- Ах, это, в принципе моя личная жизнь тебя не касается, но если настаиваешь. Помнишь собрание правления почти восемнадцать лет назад? - Ктуар утвердительно кивнул. - В то время пока я занимался делами мира, моя верная жена обыскивала кабинет в поисках книги, ей было нужно особое заклятье, позволяющее вернуться в родной мир. Воспользовавшись им, Орфит перенеслась в Эльфиарг и, не теряя времени, забеременела от какого-то дрэгон! - Он яростно стукнул кулаком по столу. Придя в себя, равнодушно произнес. - Эриока родилась от этой связи, но Орфит отказалась от ребенка опасаясь моей мести. Девочку воспитал отец, выдал за младенца якобы погибшей при родах эльфион. - Он внимательно посмотрел на племянника. - Я поклялся забрать девчонку после ее совершеннолетия, ты ведь знаешь силу моих обещаний.
  -- Да. А что если бы моя миссия провалилась и Эриока не пожелала покинуть Эльфиарг?
  -- Я забрал бы ее в любом случае, малышке просто повезло. - Холодность в его голосе не нравилась Ктуару. - Будем надеяться, что она сможет забеременеть от своего мужа, ее мамочке это не удалось. - Он как будто колебался, но все же произнес. - Люби ее Ктуар и береги ото всех, нет в жизни худшего наказания, чем наблюдать, как твое счастье рассыпается, словно пыль на ветру. Эльфион влюбляются раз и навсегда, добейся права быть единственным в ее сердце и познаешь ни с чем не сравнимое блаженство. А теперь иди спать, завтра трудный день.
  -- Спокойной ночи дядя, - негромко произнес Ктуар и, обдумывая сказанное, вернулся в спальню к Эриоке.
   Нежно обняв любимую он вспомнил, что не получил ответное признание в любви. Решив не торопить юную эльфион, Ктуар уютно устроился на мягкой перине и, притянув к себе девушку, погрузился в сон.
   В далеком Эльфиарге никто не помышлял об отдыхе, обыскивая ночной парк. Ни эльфион, ни дрэгон уже не надеялись на успех, но не могли остановиться, видя безутешного отца, потерявшего единственного ребенка. Раненный Эргас Дрэголол рассказал о нападении гигантского существа, которое он не успел хорошо разглядеть. Растения очевидцы объяснили, что на молодую эльфион напали, а затем подул сильный ветер, и девушка исчезла вместе с неизвестным светловолосым воином.
  -- Это он Фэрус, Кродок забрал мою девочку! - Орфит с опозданием прилетела на бал и, узнав о случившемся несчастье, горько плакала, не слушая ни чьих утешений.
  -- Успокойся милая, не забывай, что никто не знает о твоем материнстве. - Он встревожено огляделся, понимая свою ошибку. Главные сплетницы города с любопытством наблюдали, ловя каждое слово его и Орфит. - Хотя уже не важно, - дрэгон собрался с духом. - Орфит выходи за меня замуж! - проговорил он неразборчиво.
  -- Что? - удивилась она.
  -- Ты станешь моей женой? - Оба затаили дыхание и молча посмотрели друг на друга.
  -- Да, - прошептала эльфион и радостно прижалась к его губам своими. После долгого поцелуя они страстно обнялись, забыв, что не одни. - Я люблю тебя Фэрус! Один бог знает как сильно!
  -- Милая моя, я всегда мечтал об этом дне и...
  -- Наш ребенок! - Спохватилась Орфит. - Что он сделает с малышкой? - Захныкала она вновь.
  -- Успокойся, давай рассуждать здраво, он когда-нибудь обижал, возможно, бил тебя?
  -- Нет, никогда. Думаешь, с ней все будет в порядке? - Неуверенность в голосе любимой заставила Фэруса засомневаться.
  -- Не знаю, нужно послать кого-то в тот мир, другого выхода нет. Я поеду, им не справиться с опытным драконом в бою.
  -- Не получится Фэрус, - грустно усмехнулась Орфит. - Их магия древняя и невероятной силы, служители создали непроницаемый барьер для представляющих угрозу иномирцев. Дрэгон первые в этом списке, чтобы ты смог пересечь его, нужно получить специальное разрешение у верховного служителя единого бога, а это невозможно.
  -- Что же тогда остается, сидеть и ждать?! - Закричал он, беспомощно сжимая кулаки.
  -- Есть один способ, - хитро улыбнулась Орфит. - Но сами мы не справимся, потребуется помощь. - Она подняла глаза и пристально посмотрела в сторону, Фэрус проследил за ее взглядом, и отрицательно покачал головой.
  -- Паур ни за что не согласиться, можно сразу забыть об этом.
  -- Другого пути нет, найди Паура, и вместе постараемся убедить его. - Настаивала Орфит. Фэрус тяжело вздохнул и без лишних споров и надежды на успех отправился на поиски друга.
   Винзаг в ярости тряс кузена, приподняв за грудки над землей. Голова Эргаса болталась из стороны в сторону, и как показалось "несчастной жертве" должна скоро отвалиться.
  -- В последний раз спрашиваю, - орал взбешенный Винзаг, - зачем ты увел ее в эту часть парка?! Что ты ей сделал гаденыш?!
  -- Отпусти, - прохрипел Эргас, стараясь вырваться из крепких рук старшего брата. - Она сама хотела побыть наедине. Просто вешалась на шею!
  -- Лжешь! Эриока не хотела иметь с тобой ничего общего! - Он поднял Эргаса еще выше. - Не хочешь говорить? Отлично, может быть, кортус повлияет на твое красноречие? - Винзаг кровожадно улыбнулся и направился к ближайшему дереву.
  -- Нет! Не надо Винг прошу! - Взмолился Эргас.
  -- Что здесь происходит? - Послышался басовитый голос Паура. - Винзаг отпусти моего сына немедленно!
  -- И не подумаю, пока он не расскажет, зачем увел девушку в парк! - Стоял на своем Винзаг.
  -- Нетрудно догадаться, Эриока красивая девушка, почему бы в разгар чудесного бала не увести ее в укромное местечко, чтобы сорвать поцелуй другой? - Паур как всегда быстро расставил все по местам. - Ведь так сын?
  -- Да, - пропищал Эргас, опасливо косясь на кузена, подозрительно щурящегося в его сторону.
  -- Твое счастье, что папочка подоспел вовремя, - процедил он, резко отпуская руки, отчего Эргас с громким стоном повалился на землю.
  -- Паур, - позвал Фэрус, - вот ты где. Есть разговор, пойдем со мной. - Видя, как отец удаляется, Эргас ловко вскочил на ноги и помчался вдогонку подальше от хохочущего кузена.
   Миларэс усиленно обмахивалась веером, от чего возбужденный блеск изумрудных глаз казался еще ярче.
  -- Значит, Орфит родила Эриоку тайно? Была замужем за иномирцем, и ей удалось бежать! Я думала такое бывает только в книгах или древних легендах!
  -- Тише Миларэс, я по-дружески поделилась с тобой семейной тайной не для того, чтобы узнал весь Эльдрео, - старалась усмирить подругу Элоиа.
  -- Эла! Орфит должна знать, где источник, умаляю, обещай выяснить это поскорее. - Жалобно попросила Миларэс.
  -- Хорошо только не прямо сейчас, она и Фэрус разговаривают с твоим мужем о чем-то очень важном. - Посмотрев в заинтересованное лицо подруги, добавила, - я не меньше твоего желаю знать о чем. - Послышалось громкое "будь, по-твоему" и обе женщины повернулись на звук. Паур кивнул в ответ на негромкий вопрос Фэруса и, попрощавшись, они разошлись.

Глава 12

   Сладко потянувшись, Эриока удивленно подумала, что кровать почему-то стала намного больше и мягче обычного, да и белье не привычное на ощупь. Она распахнула глаза и увидела улыбающегося Ктуара смотрящего на нее озорным взглядом.
  -- Проснулась? Я уже потерял надежду. - Он нежно поцеловал ее в шею и, спустив одеяло до талии, перебрался к груди. Эриока часто задышала и зарылась пальцами в белокурые пряди.
  -- Ты обещал показать остров, - слабо запротестовала девушка.
  -- Для этого надо покинуть постель, а я пока не желаю отпускать тебя малышка.
   Оказавшись сверху, Ктуар страстно поцеловал ее губы и, отбросив одеяло в сторону, прижался к ней всем телом. В ответ Эриока выгнула спину, желая полностью ощутить его близость, руки обвили крепкую шею поглаживая напряженно взбугрившиеся мышцы плеч. Просунув колено меж сомкнутых бедер, он осторожно развел их в стороны и, убедившись, что она готова, медленно проник внутрь. Эриока зажмурилась, почувствовав решительное вторжение, и после первого толчка расслабилась, наслаждаясь еще новыми для нее ощущениями. Неожиданно он перевернулся, и ошеломленная девушка удивленно замигала.
  -- Твоя очередь милая, - усмехнулся Ктуар. Девушка неуклюже заерзала, но более опытный киар показал, как надо двигаться, чтобы понравилось обоим.
   Поймав нужный ритм, она очень скоро ощутила прилив неземного блаженства и расслабленно повалилась на широкую грудь. Неудовлетворенный Ктуар повернулся и, уложив ее на спину, несколькими быстрыми движениями завершил любовный акт, оросив горячим семенем лоно страсти. Некоторое время оба, лениво развалившись на кровати, наслаждались покоем. Затем Ктуар поднялся и исчез за дверью из черного дерева, послышался плеск воды и Эриока заинтересованно скосила один глаз в том направлении, все еще не желая покидать уютное ложе. Минут через десять он вышел, вытирая пушистым полотенцем, мокрые волосы и озорно подмигнув, вошел в другую дверь. Из нее появился вновь уже полностью одетый в тонкие бриджи и чулки, легкую рубашку и странную обувь из плотной ткани похожей на ту, которой было обтянуто кресло в кабинете Кродока с веревочками продетыми в золотистые дырочки и множеством отверстий.
  -- Поднимайся соня, твоя новая одежда в гардеробной, - он показал на светло-голубую дверь, - где ванная ты знаешь. Расчески и заколки на туалетном столике. Я буду ждать внизу в столовой. - Послав воздушный поцелуй, он покинул комнату.
   Оставшись одна, девушка нехотя поднялась и, потянувшись, направилась в ванную комнату. Решив ничему не удивляться, все же восхищенно ахнула, переступив порог замечательного помещения средних размеров отделанного гладким серебристо-синим камнем с прозрачными прожилками. Из него была изготовлена причудливая раковина, в которую по короткому желобу в стене текла теплая вода. А также огромная ванная, занимавшая половину комнаты с шестью отверстиями для горячей, но приятной воды, постоянный уровень которой непрерывно поддерживался на три четверти объема с помощью небольшого стока на дне.
   Обнаружив замечательную коллекцию сока ночной лилии, девушка образовала на поверхности воды густую пену. Опустившись в ванну, принялась размышлять, не имея иного занятия, чтобы скоротать время. Мысли неспешно парили из мира в мир, и казалось, имеют собственную волю и желания. Она представила сколь страшно ее исчезновение для отца и Асфони, тетя станет переживать, а Винзаг тем более. Мстительное чувство охватило разум, как только Эриока представила досаду Эргаса поверженного и упустившего ту, что страстно желал все время. Конечно, он не посмеет признаться, что случилось на самом деле опасаясь гнева Фэруса и других правителей. Должно быть, все посчитают это похищением и постараются отыскать. Но тщетно никто не узнает, в какой именно мир перенеслась Эриока и, скорее всего о родном Эльфиарге придется забыть навсегда.
   Насладившись купанием, она насухо вытерлась огромным полотенцем и, обернув его вокруг себя, вернулась в спальню. Отправившись исследовать гардеробную, наполнившуюся вещами всего за одну ночь, девушка никак не могла предвидеть ожидавший ее сюрприз. Заглянув внутрь, она изумленно застыла. В небольшой комнате на деревянных перекладинах аккуратно висели странные одеяния из шелка и иных неизвестных ей тканей. Взяв первое попавшееся, Эриока сообразила, что это юбка до колен, но при этом соединенная на манер брюк. Коротенькая рубашка с рукавами до локтя соблазнительно облегала талию и завязывалась шикарным бантом на боку. Решив, что нет смысла долго выбирать из незнакомых фасонов она взяла те, что держала в руках и туфли на каблучке из множества полосок плотной ткани желтого цвета в тон выбранному костюму.
   Результат превзошел все ожидания, одежда сидела идеально, и была очень удобной также как и открытые туфельки, оказавшиеся очень мягкими. Теперь предстояло что-то решить с длинными густыми волосами, независимо раскинувшимися по плечам. Она только собралась оставить их как есть, но тут послышался стук в дверь. Эриока оглянулась и встретилась взглядом с огромными оранжевыми глазищами мохнатого темно-зеленого существа. Не успев отреагировать, она услышала.
  -- Доброе утро юная Эриока, извините, что вот так без приглашения, но я решила помочь. Все-таки новый мир это не просто. - Нежным девичьим голоском проговорило зубастое созданье.
  -- Кто ты? - Все еще с недоверием спросила Эриока.
  -- Арми, младшая дочь управляющего поместьем. Отец сам послал меня сюда узнать, нужна ли помощь.
  -- Хорошо, - решила извлечь выгоду из нового знакомства девушка. - Можешь помочь с волосами? Честно говоря, не знаю, как в Киартании принято...
  -- Я специалист в этой области, садитесь. - Эриока подчинилась.
   Маленькая Арми ловко подбежала, и с легкостью расчесав непослушные пряди, разделила их на три части и заплела в нечто под названием коса. Затем с помощью серебряных заколок закрепила ее на голове массивным кругом. Закончив очень быстро, объявила привыкшей к длительным мучениям эльфион, что можно посмотреть в зеркало и проверить надежность сооружения. Эриока потрясла головой и радостно улыбнулась своему отражению.
  -- Я могу всегда это делать, если хотите, знаю множество разных вариантов. - Произнесла пушистая Арми, скромно опустив взгляд.
  -- Согласна с твоим предложением. А что насчет одежды? Ее так много и совершенно непривычные фасоны. Кстати откуда такое изобилие?
  -- Жена хозяина была очень молода и похожа на вас фигурой. А моей сестре Лиаз главной портнихе острова, было приказано за два дня и ночи сшить костюмы по образцу прежней хозяйки. Все швеи острова трудились без перерыва. - Гордо закончила Арми.
  -- Передай им мою благодарность. Ты сказала, была, что с ней случилось?
  -- Разбилась, отправилась кататься на пегасе и упала в море. Тело так и не нашли, после этого хозяин стал другим. Раньше сиял как солнышко, был весел и приветлив, часто тренировался с племянниками на площадке или путешествовал с друзьями. Но теперь все изменилось. - Грустно вздохнула Арми.
  -- Ужас, какой. Это многое объясняет, - задумчиво проговорила Эриока, вспомнив холодную отрешенность Кродока.
  -- Мне пора, - Арми живо поклонилась и, цокая маленькими копытцами, покинула комнату.
   Эриока последовала ее примеру и, постукивая каблучками, вышла в коридор, не зная в какую сторону идти, отправилась, наугад оказавшись вскоре на широкой площадке помориповой лестницы. Спустившись в знакомый холл, столкнулась с Кродоком восхищенно смотревшим на нее серебристым взглядом. Растерявшись, девушка молча смотрела в ответ.
  -- Как ты красива! - Восхитился он, подходя ближе. - Настоящая эльфион. - Кродок поднял руку, желая поприветствовать новую племянницу, и Эриока протянула изящную ладонь. Вспышка света и едва заметный звон не позволил им соприкоснуться. Эриока непонимающе вскинула бровь и вновь попыталась дотронуться до него, но Кродок сделал шаг назад.
  -- Ктуар может прикасаться к тебе? - Холодно спросил он.
  -- Вы сами видели, что происходит?
  -- Пусть он расскажет, прими мои поздравления. - Он резко повернулся и скрылся в коридоре в направлении кабинета.
   Сдерживая слезы обиды, Эриока глубоко вздохнула и медленно выдохнула, как учила ее Элоиа. Послышались веселые голоса, один из которых принадлежал Ктуару, вскоре вошедшему в холл в сопровождении еще одного киар.
  -- Милая вот ты где! - он восхищенно смотрел на свою невесту, - потрясающе красива! Дорогая этот наряд так идет тебе, глаз не отвести! Кстати познакомься с моим кузеном, Литиций это моя будущая жена и похитительница сердца Эриока. - Черноволосый красавец галантно поклонился.
  -- Очень рад, - Литиций было, направился к ней, но девушка отступила на шаг, предупреждающе выставив вперед руку.
  -- Не подходите, приятно познакомиться, но со мной не все в порядке. Кродок не смог прикоснуться, будто что-то мешало. - Она приблизилась к Ктуару и с облегчением поняла, что барьера нет.
  -- Эриока должно быть беременна, - догадался Литиций совсем недавно посвященный в тайны рода киар. - Поздравляю ребята! Давно в этой семье не рождалось малышей, пойдем в столовую там и отметим.
  -- Милая, все хорошо, у нас родиться дочь, только она могла создать магический кокон для защиты. Не расстраивайся, посмотри на меня. - Ктуар нежно обнял девушку и притянул к себе. Она подняла глаза и увидела полный обожания взор. - Я люблю тебя. - Прошептал он, ласково целуя ее в губы.
  -- Кое-кто тут явно лишний, - проговорил Литиций, удаляясь с намерением доесть виноградные блинчики.
   Нехотя прервав поцелуй, Ктуар погладил стройную шейку девушки и, взяв под руку, проводил к завтраку.
   Первое что привлекло внимание Эриоки при входе это обилие и разнообразие пищи на длинном овальном столе. Несколько пушистых копытных ловко подносили новые кушанья, забирая остывшие или не удостоенные внимания. Девушка с интересом пробовала всего понемногу и обнаружила, что блюда просто восхитительны. Особенно запомнились яблочные булочки, которых она съела три штуки и не отказалась бы от добавки, но яичница с беконом заняла большую часть места в переполненном желудке. Так что ей оставалось лишь понемногу пробовать различные виды фруктовых десертов и запивать розовым чаем с молоком. Многие рецепты и продукты привозились из иных миров, чего не допускали в Эльфиарге, как оказалось действительно зря.
   Эриока с интересом наблюдала, как общаются между собой Ктуар и Литиций. Их искристый смех и добродушное подшучивание сильно отличалось от родственного недружелюбия двух дрэгон Винзага и Эргаса. При мысли о коварном замысле младшего Дрэголол она зябко поежилась и скривила губы, будто попробовала нечто очень горькое. Сразу становилось понятно, что двоюродные братья близки и хорошо знают друг друга, Эриока попыталась представить, сколько же трудностей они пережили вместе, посетили миров. Не столько ситуации роднили их, а скорее схожие жесты, мимика, поступки и предпочтения. Ктуар все же выглядел постарше, его самоконтроль и сдержанность во всем осложняла попытки эльфион разобраться в характере будущего мужа. С первого взгляда он мог показаться чрезмерно гордым и уверенным в себе, но, присмотревшись поближе, понимаешь, что тем самым он скрывает свои истинные чувства и эмоции удерживая их под строгим контролем. Как дремлющий вулкан северных гор он таит силу и мощь, не позволяя им полностью завладеть собой. Девушке стало интересно узнать, что же должно произойти, дабы спровоцировать извержение.
   Переключив внимание на смеющегося какой-то шутке Литиция, Эриока невольно залюбовалась нежным овалом лица, в чертах которого вели неравную борьбу женственная привлекательность и мужественная сила. Милые ямочки на волевом подбородке, пушистые по-женски длинные ресницы обрамляли уверенный жесткий взгляд темно-синих глаз похожих на звездное небо. Смуглая с едва заметными шрамами кожа и мягкие пухлые губы малая толика контрастов необычного киар с густыми, но мягкими кудряшками до плеч. Характер Литиция, как и внешность был соткан из противоречий, потому как очень часто он имел несколько противоположных взглядов на те или иные события. Что позволяло ему с легкостью выходить из любой даже безвыходной ситуации, если не с триумфом так без убытка точно.
   Эриока теперь уже полностью убедилась, как важно для киар умение обращаться с оружием. Их натренированные, мощные фигуры и обилие настенных образцов мечей, копий, луков и многого другого не оставили сомнений. Должно быть, отсутствие второй натуры в виде мощного зверя привело к необходимости уметь защитить себя и то, что тебе дорого от посягательств созданий иных миров.
  -- Понравились новые блюда сестренка? - Поинтересовался Литиций с полным ртом клубничного бисквита. Прожевав и потянувшись за новой порцией, он заметил ухмылки, а затем Ктуар и Эриока засмеялись, не скрывая причины веселья. - Что? - удивился Литиций.
  -- Не понимаю, как с таким аппетитом ты все еще крепко держишь меч? - Спросил Ктуар, отрезая листок салата.
  -- Мне нравятся вкусные, питательные закуски, я не пегас, чтоб питаться одними травами. - Ответная шпилька не возымела действие, Ктуар продолжал поглощать овощи со специями и маслом ореха зэрм с соседнего острова. Принесли сочное обжаренное в синем перце мясо, и Ктуар с невинным выражением лица положил себе на тарелку несколько внушительных кусков.
  -- Я тоже на него не похож, ты не находишь? - Нарочито медленно разрезая ароматное кушанье, с ноткой озорного веселья поинтересовался Ктуар.
  -- Вечно ты так, забрал самые вкусные, ну-ка, что там осталось? - Пододвинул к себе тарелку Литиций. - Эриока хочешь? Попробуй просто не оторваться. - Убеждал он, перекладывая синеватый кусочек ей на тарелку.
  -- По вкусу чем-то напоминает мясной клубень, - решила эльфион с удовольствием расправляясь с закуской. - А из чего он?
  -- Морской теленок, этих зверей полно на побережьях, размножаются быстро и растут тоже. Излюбленная пища киар, на малышей охотится птерикс. - Рассказал Ктуар.
  -- Кто? - Не поняла Эриока.
  -- Горная птица крупных размеров, - пояснил Литиций. - Вообще-то в ее меню рыба, но случается полакомиться теплой кровью.
  -- Да уж, много сюрпризов в этом мире. Кое-кто обещал показать мне дом и сад. - Напомнила девушка, требовательно пнув ногой под столом Ктуара, но досталось невиновному Литицию. Он изумленно распахнул глаза.
  -- Барьера нет и, кстати, причем здесь я? - Удивился киар.
  -- Ни при чем кузен, просто я вовремя убрал ногу. А вот с барьером поподробнее.
  -- Я коснулась его ноги, как это понять Ктуар?
  -- Ребенок не считает Литиция опасным. - Прозвучал голос Кродока усаживающегося во главе стола. - Малышка доверяет своему дяде, она частично улавливает твои эмоции и родство по крови, составляя мнение о нем, отсюда результат.
  -- Значит, это зависит от меня? - Растерялась Эриока, размышляя чем, напугал ее Кродок.
  -- Правильно.
  -- Дорогая если ты поела пойдем, это займет много времени. - Поторопил Ктуар, желая отвлечь ее от неприятной беседы.

Глава 13

   Почти два часа Ктуар показывал особняк. Эриоку удивило обилие пустых комнат, но поддерживаемых в идеальном порядке. Присоединившийся к ним Литиций пояснил, что изначально Кродок планировал большую семью или попросту много детей. Но, встретив свою любовь, относительно недавно тут же трагически потерял в черных водах океана. При этих словах Ктуар слегка занервничал и поспешил сменить тему.
   В картинной галерее Эриока увидела множество работ самого Кродока и других представителей этого рода. К сожалению ни один племянник не унаследовал его талант, как не старались, по словам последних преподаватели университета на протяжении трех долгих лет. Затем видимо потеряли последние запасы терпения и сдались. На портретах было изображено очень мало женщин, те, что были, бесспорно, считались настоящими красавицами. Не найдя среди них той самой таинственной особы Эриока поинтересовалась:
  -- Очень странно, но получается среди картин не достает одной очень важной, где я могу увидеть жену хозяина острова?
  -- Не думаю, что тебе удастся сестренка. Ее портрет Кродок писал сам, и находиться он в его спальне, никто не видел картины много лет. - Объяснил Литиций. Ктуар почти жестко произнес:
  -- Обещай, что не попытаешься как-нибудь проникнуть туда из любопытства.
  -- Конечно, клянусь, даже в мыслях нет. Тем более в спальню к твоему дяде, за кого ты меня принимаешь? - Изобразила обиду плутовка. Она сразу начала планировать незаметное проникновение, но виду не подала, прижавшись к Ктуару покрепче, выглядела невиннее только что распустившейся розы.
   Закончив осмотр дома, братья отвели Эриоку в парк. На этот раз девушке удалось осмотреть его более основательно. Чудесные статуи изображающие единого бога в различных обличиях особенно увлекли юную эльфион. Ее удивило, насколько смело скульптор изобразил морское и небесное тело создателя в виде рыбы с головой киар и длинными позолоченными плавниками, а также обнаженной женщины с прекрасными крыльями вместо рук. Ктуар интересно рассказывал о религии своего мира, оказывается бог, создавая Киартанию, оставил частичку себя абсолютно во всем. В капле воды и опавшей листве, в лучике света и мерцании звезд его присутствие ощущаешь в себе, и всем что тебя окружает. Эриоке было странно слышать подобную теорию. Поскольку в родном Эльфиарге бога возносили на пьедестал, окружали таинственной аурой недоступности. Служители учили страшиться и почитать его, напоминая о суровом возмездии за грехи и проступки. Получается, в одном мире его боялись, а в другом воспринимали как должное, вроде воздуха которым дышали или воду, что пьешь не задумываясь, оскорбишь ли ты неблаговидным поступком святую чистоту создателя вселенной.
  -- Все так необычно, - задумчиво проговорила Эриока. - Литиций, почему ты не женат? Может, есть возлюбленная, о которой умалчиваешь?
  -- Боюсь, придется разочаровать тебя сестренка, - он грустно усмехнулся. - В Киартании не все так просто, невесты, что рождаются в этом мире, помолвлены с колыбели, а мне не посчастливилось удостоиться подобной чести.
  -- Но как же так? Получается, проведешь остаток жизни в одиночестве? - Искренне расстроилась Эриока. - Отчего такая несправедливость?
  -- Понимаешь, любимая, в нашем мире мало женщин, а брать в жены представительниц других племен запрещено. - Пояснил Ктуар.
  -- Не понимаю, значит ли это что киар не из этого мира? - ужаснулась Эриока.
  -- Именно сестренка! Надо же, как быстро догадалась. - Улыбнулся Литиций.
  -- Ну что ж тогда слушай. - Вздохнул Ктуар, начиная рассказ. - Когда-то, а точнее тысячу лет назад в великом мире растений жили лесные племена повелители деревьев. Каждое занимало свои леса, поддерживая дружеские отношения, и раз в год в весеннее свечение луны собиралось вместе на широкой равнине. Тогда заключались брачные союзы, а далекие племена севера обменивались с южанами новостями и дарами дружбы, выражая свои добрые намерения. Но однажды случился ужасный ураган, сверкали молнии, и сильнейший ветер клонил деревья к земле, ломая мощные ветви, словно прутья. Когда все стихло, испуганные жители великого леса вышли на равнину потому как догадывались о причине ненастья. Худшие опасения подтвердились, ураган вызвали толпы переселенцев из другого мира. Но это были не безобидные созданья, а мощные свирепые двуликие воины. Лесные жители созвали совет племен. Три долгих дня и ночи они спорили, решая как поступить с воинственными захватчиками, поселившимися на их земле. Поскольку племена никогда не участвовали в сражениях, жили тихо и спокойно, возможность открытого противостояния исключалась. Все согласились вести магическое противостояние, не обнаруживая своего присутствия, чтобы никто из иномирцев не узнал об обитаемости прекрасного мира. Началась война, деревья кортусы не позволяли им войти в леса заслоняя тропы могучими ветвями. Растения вели себя не дружелюбно, постоянно запутываясь, мешая ходить и даже спать. Победа была близка, как вдруг дочь великого правителя влюбилась в чужеземца и покинула свой дом, скрепив предательский союз рождением сына, дракона, как и его отец. С этого момента все усилия становились, напрасны, оставаться в родном мире было слишком опасно. Но покинуть его согласились только мужчины, женщины решили, что угрозы нет, возможно, страх мешал оставить дом. Они ушли в далекие леса необжитых территорий, суровые условия диких мест не стали препятствием, скорее спасением для многих жизней. Лесной народ разделился и вот уже сотни лет разлад вынуждает нас возвращаться на родину в поисках жен, рискуя собственной жизнью. - Ктуар внимательно посмотрел девушке в глаза.
  -- Конечно теперь мы другие, гораздо сильнее и знаем об оружии многих миров, в совершенстве освоили технику боя. - Добавил Литиций для временно онемевшей Эриоки.
  -- Киар на древнем языке эльтран звучит как покинутый странник, мы эльфий любимая, я не мог рассказать сразу ты бы все равно не поверила. - Ктуар нежно взял девушку за руку.
  -- Почему же теперь став сильными воинами, вы не вернете себе женщин?! Эльфион не принадлежат дрэгон и никогда не принадлежали! - Возмутилась Эриока, отступив от него на шаг.
  -- В открытом бою с драконом справиться невозможно, по крайней мере, это никому не удавалось. - Ответил Ктуар, слегка обиженный ее реакцией.
  -- Они попытались скрыть правду, и им это неплохо удалось. Мы забыли, кем являемся, не знаем историю происхождения рода! - Огромные, темно-шоколадные глаза Эриоки заблестели и наполнились слезами. - Но...тысяча лет, значит, во мне почти ничего не осталось от эльфион ведь так?! - Она с надеждой смотрела на мужчин, странно переглядывавшихся между собой.
  -- Не совсем так сестренка, - поспешил успокоить Литиций. - Сложно объяснить, но каждый род охраняется магическим духом, этим мы отличаемся от миров, где живут внешне похожие на нас существа только не владеющие ни знаниями, ни способностями творить заклятья. Дух нашего рода не покинул эльфион, потому что мужчины не забыли свой долг.
  -- Он хочет сказать, что эльфий все это время хранили чистоту наследования. Мы малочисленны, ведь было сложно жениться на эльфион, лесные девы не желали покидать Эльфиарг, забирая девочек себе, а сыновей отдавали отцам. Дочери дрэгон воспитаны в страхе перед чужаками, знаешь это не хуже нас. - Уточнил Ктуар.
  -- Лучше расскажи ей, как капризен магический дух. - Произнес ближайший кортус, на миг, отвлекшийся от созерцания яркого солнца. - При смешении кровей произойти может что угодно, именно таким образом получились новые племена, населяющие множество миров вселенной.
  -- Так вот, большая часть способностей лишь ждет своего часа, чтобы вновь обрести силу. - Произнес темноволосый киар, игнорируя болтливое дерево. - Если любовь соединит разлученных юношу и девушку, пусть смешанной крови, даже спустя тысячу лет магический дух разбудит все скрытые умения и знание их рода. - Завершил рассказ Литиций.
  -- Значит, я стану такой, какими были древние лесные эльфион? - С еле сдерживаемой радостью спросила Эриока.
  -- Да любимая, именно так и будет, обещаю, - Ктуар нежно обнял девушку и погладил стройную спину. Она откинула голову назад и, полюбовавшись его лицом, потянулась к губам, растянувшимся в понимающей улыбке. Страстный поцелуй был прерван деликатным покашливанием.
  -- Могли бы хоть предупредить. Например: "Литиций отвернись и заткни уши, сейчас произойдет нечто не для твоих глаз и слуха". - Он саркастически поднял бровь.
  -- Извини. - Смутился Ктуар, слегка отстраняясь от густо покрасневшей Эриоки.
  -- Принято, - жизнерадостно произнес кузен. - Эриока, может, хочешь посмотреть гордость нашего дяди конюшню чемпионов?
  -- Спасибо Литиций, но на сегодня впечатлений более чем достаточно. К тому же я проголодалась, когда здесь принято обедать?
   Ктуар и Литиций одновременно взмахнули руками. В воздухе тотчас появились призрачные знаки на древнем языке эльтран, продержавшиеся лишь мгновение. Их значение осталось для девушки загадкой, как и многое в этом мире.
  -- Если поторопимся, успеем вовремя, - проговорил Литиций и быстрым шагом направился к дому. Ктуар улыбнулся и крикнул вслед:
  -- Надеюсь, не слопаешь самое вкусное до нашего прихода? - В ответ послышался веселый смех, молодой киар плавно летел над деревьями, решив вероятно сделать путь короче.
  -- Ктуар, мне очень интересно знать, откуда появились дрэгон, и почему не существует женщин?
  -- Ошибаешься дорогая, они есть, но сам по себе мир драконов очень опасен. Те, кто осмелились посетить его, поплатились жизнью, а кто выжил, рассказали о строгом режиме правления. Все юноши проходят обязательное обучение в войсках императора. Власть удерживается силой, иногда между наследниками происходят жестокие войны, и выживший занимает трон. Ни один мир вселенной не сравниться с жестоким и несправедливым Криотол, так мы и другие племена называем землю драконов.
  -- Криотол означает ледяная кровь! Но я уверена, мир имеет другое название! Мой отец и многие кого я знаю, вовсе не похожи на кровожадных монстров, о которых ты говоришь! - Возмутилась эльфион-дрэгон.
  -- Милая не забывай, что дрэгон Эльфиарга вот уже тысячелетие рождаются и живут в одном из самых доброжелательных миров вселенной, несколько поколений было воспитано эльфион. Лучших и добрейших матерей больше нигде не найти. Кстати именно поэтому дрэгон смогли обзавестись от них потомством. Женщины многих миров, как мы позже узнали, пострадали от насилия воинов желавших продолжить свой род.
  -- Знаешь, я всегда подозревала о тайнах, как будто мужчины от нас что-то скрывают. Очень много различий настораживало, теперь все встало на свои места. Спасибо. - Она ласково прижалась к нему всем телом и, почувствовав себя защищенной, облегченно вздохнула. - Ты знал правду с рождения?
  -- Нет. Молодые киар отличаются буйным нравом, избытком страстности и пренебрежением к правилам. Поэтому после обучения им разрешают путешествовать в свое удовольствие по различным мирам для обретения определенного опыта. Со временем мы становимся старше и учимся контролировать эмоции и действия. - Он погладил нежную кожу лица возлюбленной. - Тем, кто дорос до брака, рассказывают нашу историю, они отправляются в Эльфиарг в надежде обрести свое счастье.
  -- Литиций все знает, значит, скоро посетит Эльфиарг? - забеспокоилась Эриока.
  -- Немного подождет, пока уляжется шум, связанный с твоим исчезновением и да, оправиться за счастьем. - Улыбнулся Ктуар. - Не переживай он взрослый мальчик и посетил множество миров, этот хитрец сильный и опасный противник с тяжелым характером. Не смотри что такой миленький дома. - Он ловко подхватил невесту на руки, и полетел к дому, улыбаясь возмущенным протестам.
   После обильного обеда в обществе братьев, Эриока внезапно почувствовала странную слабость и по настоянию неожиданно появившегося Кродока отправилась в постель. Он объяснил обеспокоенному Ктуару и Литицию, что до церемонии ребенок высасывает почти все магические силы матери, а дремлющие источники не в состоянии пополнить их заново.
  -- Завтра приплывет Орокус, встретьте его корабль у причала утром. - Спокойно проговорил Кродок и добавил. - Лиаз сшила два свадебных платья на всякий случай, так она говорит. Вот только одно из них изумрудное. Когда я спросил почему, она ответила, что ее бабка видела сон, в котором невест было две и одной из них это платье очень пойдет. - Он внимательно посмотрел на племянников.
  -- Не смотри на меня так дядя! - рассмеялся Литиций. - Даже в мыслях нет!
  -- Твои мысли и желания спешат впереди поступков, но если зациклишься на одном, не остановишься ни перед чем. Я прав?
  -- Дядя клянусь, завтра к алтарю пойдет одна эльфион! Ни за что не помешаю Ктуару в этот великий день! - торжественно объявил Литиций, и с аппетитом дожевал кусок мясного пирога.
  -- Ты не исправим, - подытожил Кродок, качая головой.
   Ктуар беззвучно смеялся, наблюдая за кузеном балующимся холодными закусками. Он и не сомневался, что на завтрашней церемонии будет две невесты или он плохо знал своего двоюродного брата.

Глава 14

   В особняке Дрэголол Паур уговаривал дочь отправиться на поиски пропавшей эльфион. Фэрус, Орфит, Миларэс, Элоиа, Винзаг и Эргас также были здесь. Их мнения по этому вопросу сильно разделились.
  -- Доченька послушай, только в твоей власти помочь Эриоке вернуться домой! - Усиленно убеждал Паур.
  -- А если меня тоже схватят что тогда? Конечно, я боюсь за Эри, но она сама этого добивалась!
  -- Асфи, никто не посмеет тебя обидеть, в том мире не так плохо, но для эльфион он чужой и опасный. Наш дом Эльфиарг. - уверенно заявила Орфит.
  -- Я против этого. - Произнес Винзаг, поднимаясь с кресла. - Должен быть другой способ.
  -- Его нет кузен, - съязвил Эргас. - Нас с тобой туда не пустят, а малышка пройдет незаметно.
   Терпение их лопнуло, и все кроме испуганной Асфони, перебивая друг друга, закричали свои мнения по этому поводу. В конце концов, Фэрус стукнул кулаком по столу и в наступившей тишине спокойно произнес:
  -- Решающее слово за Асфони, именно на нее последняя надежда. Скажи девочка, готова ли ты рискнуть собственной жизнью, чтобы спасти подругу? - Множество взглядов устремилось к ней, желавшей быть где угодно лишь бы не здесь.
  -- Да. - Проговорила она, краснея, - готова.
   Послышались вздохи облегчения и негодования. Девушку увели для переодевания в комнату Миларэс, любезно согласившейся подарить ей наряд для такого важного задания. Ей помогли одеться в легкое золотистое платье из шелка и мягкие туфельки без каблука с серебряной застежкой. По совету мачехи, оставив волосы распущенными, она снова спустилась в гостиную. В ее одежде Асфони чувствовала себя неважно, размер тот же, но откровенный фасон, подчеркивающий все прелести фигуры, даже для вульгарной нынешней моды был просто шокирующим. Удивленные взгляды поджидавших внизу мужчин только подтвердили эти подозрения.
  -- Дорогая, ты точно уверена в правильности своего выбора? - Поинтересовался Паур у своей жены.
  -- Конечно! Золотой идеально подходит к волосам твоей дочери и освежает бледную кожу. - Миларэс втайне надеялась, что девчонка навсегда останется в другом мире, и изо всех сил способствовала этому. - Что, по-твоему, она должна носить?
  -- Не знаю, как думаешь Фэрус?
  -- Такие платья в моде, ничего не имею против.
  -- Я тоже, - добавил свой голос Эргас.
  -- Ей конец, - мрачно проговорил Винзаг и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
  -- Тогда решено, - произнес Паур, делая вид, что не заметил недовольства племянника.
   Орфит объяснила Асфони, где найти волшебные записи перемещения, но предупредила об опасности. Пробраться в кабинет хозяина острова нелегко, а отыскать книгу еще сложнее. Девушке придется проникнуть в дом, найти и освободить Эриоку, а затем вместе с ней воспользоваться магическим заклятьем, с помощью которого они вернуться назад. Орфит была рада, что Асфони не успела узнать о том кто настоящая мать Эриоки. "Лучше сама расскажу, дочери правду" - подумала она.
   Когда все было готово, Асфони вывели в сад, Фэрус и Паур вполголоса нараспев произнесли никому неизвестные слова, подул сильный ветер подхвативший рыжеволосую девушку и в момент удара молнии эльфион исчезла. Снова наступила тишина, опечаленные родители старались не смотреть друг другу в глаза. Миларэс отвела Орфит в сторону, предложив выпить чашечку цветочной настойки. Элоиа понимающе улыбнулась подруге, ведь именно она посоветовала применить подобную тактику, чтобы выяснить местоположение целебного источника.
   Эриока лежала в своей новой огромной постели на мягкой перине и подушках под теплым, но удивительно легким одеялом. Непривычная слабость сковала все тело, было ощущение, что силы покидают ее. Спать не хотелось, и встать не было возможности. Кродок постоянно присылал слуг предлагавших различные закуски и целебные напитки, она без особого энтузиазма пробовала еду казавшуюся совершенно безвкусной. Ктуар практически не отходил от нее, читал книги, рассказывал истории, описывал забавные приключения в других мирах. Обеспокоенный взгляд, все больше убеждал девушку в силе его любви и преданности. Она задумалась о своих чувствах, как вдруг поняла, что до сих пор не призналась ему в любви. Решив сделать это, в более интимной обстановке, эльфион успокоилась и уснула.
   Открыв глаза, Асфони поняла, что самый ужасный день в ее жизни, наконец, наступил. Она находилась посреди причудливого парка с освященными дорожками, красивыми источниками и замысловатыми фигурами, девушка очень надеялась, что это не изваяния местного населения. Оглядевшись, юная спасительница никого не обнаружила и короткими перебежками добралась до густых зарослей какого-то кустарника, из-за которого хорошо был виден огромный дом. Асфони тоскливо любовалась прекрасным строением и в другое время очень восхитилась бы его внушительными размерами, но как проникнуть в эту крепость незаметно не могла представить и поэтому, затаившись, вела усиленное наблюдение.
  -- Ну, как же я найду тебя подруга? - в двадцатый раз произнесла она в отчаянии.
   Ответом ей было мелодичное завывание кортусов и журчание ручейков в белом камне. Набравшись смелости, девушка выскочила из укрытия и, сделав пару шагов в сторону дома, испуганно развернулась, и прыгнула обратно, прячась за спасительный куст. Сжав кулаки, бедняжка застонала от отчаянья.
   Посчитав двадцатую попытку рыжеволосой красотки, Литиций забавляясь, ухмылялся ее упорству. Гуляя по вечернему парку, он отчетливо ощутил чье-то незапланированное прибытие. Удивившись неожиданному гостю, он решил выяснить, кто и почему посмел нарушить границы острова без разрешения хозяина. Какого же было его удивление, когда вместо вооруженного воина он обнаружил миниатюрную эльфион с огромными выразительными глазами изумрудного цвета и ярко-рыжими кудрявыми прядями до тонкой талии. Ее панический страх ощущался на расстоянии, сразу стало понятно, что не праздное любопытство привело малышку в этот мир, вероятно казавшийся ей ужасным. Но как бы не была мила эта крошка, Литиций понимал, что она шпионит за его домом в каких-то своих неизвестных ему целях. Поэтому киар решил немного понаблюдать за ней, и глупые несмелые действия почти убедили его в ее полной неподготовленности к вторжению в чужой мир. Наконец он увидел, как девушка отважилась на еще одну попытку и, вскочив с земли, рысью бросилась к цели. Не мешкая, Литиций поднялся в воздух, и бесшумно настигнув шпионку, зажал ей рот ладонью обхватив другой рукой тонкую талию. Перелетев в дальнюю часть парка, скинул на постриженную траву. Девчонка тут же вскочила и бросилась бежать, запутываясь в золотистой юбке. Покачав головой, киар снова взлетел и, настигнув беглянку, свалил на нежные цветы, придавив своим телом. Она попыталась кричать, но огромная теплая ладонь закрыла рот, не позволяя себя кусать, как бы не пыталась злобная фурия.
   Выбившись из сил, Асфони тяжело дышала, яростно сверкая глазами. Даже теперь она не могла не признать, что ее пленил невероятно красивый мужчина, чьи твердые мускулы эротично прижались к ее юному телу, и волна новых ощущений еще больше бесила эльфион. Девушка не понимала, как могла почувствовать симпатию к этому ужасному чужеземцу, ухмылявшемуся чувственными губами, он явно наслаждался создавшейся ситуацией. Прекрасные темно-синие глаза излучали свет и искорки веселья, но как будто что-то еще не очень понятного и необычайно волнующего девичье сердце. Асфони всем телом ощущала исходящий от него жар и едва уловимый мужской аромат с нотками цветочной свежести и очень удивилась, растительные запахи может источать лишь тело эльфион, а никак не мужчина иномирец. Она почувствовала сильное желание прикоснуться к гладкой обнаженной груди, представшей ее взору в вырезе черной шелковой рубашки. Густые волосы непослушными красновато-черными кольцами рассыпались по широким, мускулистым плечам. Асфони вообразила, как гладит мягкие волны, скользящие сквозь пальцы, словно капли дождя. В его руках ощущалась мощь и невероятная сила, однако, они не причиняли девушке боль, скорее будоражили ее сознание и богатое воображение, рождая множество непристойных образов, заставивших ее густо покраснеть и опустить ресницы.
   Литиций вопросительно склонил голову на бок, и широко улыбнулся, когда лежащая под ним девушка покрылась румянцем и отвела глаза. Округлая грудь заметно напряглась в низком вырезе платья. Молодому мужчине были отчетливо видны отвердевшие соски под тонкой слегка прозрачной тканью откровенного наряда. Решив, что девчонка не прочь, познакомится с ним поближе, он не пожелал разочаровывать малышку отказом.
  -- Кивни, если не станешь кричать, когда я уберу ладонь. - Слегка помедлив, добавил. - Терпеть не могу женский визг и глупые речи тоже. - Асфони кивнула и с явной подозрительностью посмотрела в насмешливые темно-синие глаза. Убрав ладонь, Литиций тут же начал задавать вопросы. - Кто ты такая, кем подослана? С какой целью следишь за домом хозяина острова?
  -- Слезь с меня глупый пень! - Прошипела Асфони, хлопнув освобожденной рукой любопытного обидчика по щеке. Удар получился до смешного незначительным, но по агрессивному блеску его глаз девушке стало ясно, что ответного возмездия не избежать.
  -- Бросаешь вызов детка? Ну что ж принимаю. - Произнес он ледяным тоном, и вновь сковав юное тело, нашел губами ее губы. Напор и страсть внезапного поцелуя сильно ошеломили Асфони, не предполагавшей подобный исход. Как ни странно это не было отвратительно, и вскоре девушка поняла, что получает удовольствие от столь интимных ласк. Она ответила на поцелуй, неосознанно раскрыв нежные губы. Потерявший бдительность, Литиций отпустил ее руки, но вместо сопротивления и ударов они обвили его шею, зарывшись тонкими пальчиками в густую темную гриву. Не теряя времени, Литиций ловко расстегнул золотистое платье и, подхватив прелестницу на руки, перенес в укромный уголок на окраине парка к берегу горного озера Ижм. По дороге он избавил ее от платья, выбросив ненужную вещь в какой-то фонтан, сорочку и чулки постигла подобная учесть, но сознание молодой пары не отмечало незначительные мелочи.
   Прекрасные в своей наготе они наслаждались пламенной страстью столь внезапно охватившей их обоих. Литиций вовсе не собирался лишать невинности незнакомую девушку, но словно все дикие инстинкты восстали против здравого смысла молодого киар. Одно обстоятельство не вызывало у него удивления, о горячей крови рыжеволосых женщин он слышал во многих мирах и не раз убеждался в этом на собственном опыте. Девчонка, похоже, до этого дня и не подозревала о скрытых талантах своего тела. Теперь придется нарушить клятву, и к алтарю придут две невесты, как и предвещал сон старой предсказательницы Ваиф.
   Спустя пару часов любовники умиротворено лежали в объятиях друг друга, упиваясь мыслями о внезапно обретенном счастье. Асфони до сих пор не могла поверить, что подарила невинность грозному иномирцу оказавшемуся не столь ужасным как она представляла. Все что они делали, доставило массу наслаждений, пусть даже вначале резкая боль слегка подпортила впечатление. Зато после, когда неприятное ощущение ушло, наведанные ранее чувства множеством искорок разлетелись по юному телу. Внезапно она вскочила на ноги и стала, бешено озираться вокруг в поисках одежды. Литиций поднялся и удивленно смотрел на будущую жену.
  -- Милая, тебе нужна помощь? - вполне серьезно поинтересовался киар, поглаживая, обнаженный живот.
  -- Да, вначале скажи свое имя, а затем куда дел мою одежду? - Быстро проговорила юная эльфион.
  -- Литиций, сложно вспомнить так сразу. - Он громко зевнул и вновь растянулся на траве.
  -- Мое имя Асфони и я требую, чтобы ты немедленно оторвал свой упругий зад от газона и помог мне найти платье! - В конце фразы девушка настолько вышла из себя, что перешла на визг. Литиций восхищенно ахнул, наблюдая за обнаженной фигурой разъяренной красавицы.
  -- Не надо так расстраиваться, да и торопиться ни к чему. Можешь прилечь рядом и спокойно объяснить, зачем пожаловала в этот мир. Хотя теперь это не столь важно, завтра наша свадьба и уж прости, но назад в свой мир ты не вернешься. - Он невинно похлопал длинными ресницами и нахально улыбнулся возмущенной невесте.
  -- Да как ты смеешь диктовать мне, что и как делать?! Я перенеслась сюда, чтобы спасти из плена лучшую подругу, похищенную прямо с весеннего бала! - Закричала Асфони во всю силу легких, топая ножками по мягкой траве.
  -- Да ну? Случайно не она выходит замуж за моего кузена завтра после полудня? И не та ли особа беременна от него и теперь отдыхает в собственной спальне, убаюканная его заботой, любовью и вниманием? - Насмешливый тон не понравился Асфони, но против весомых аргументов возразить она не могла и лишь беззвучно хлопала ртом, подыскивая достойный ответ.
  -- Я должна сама в этом убедиться и поговорить с ней с глазу на глаз. - Сложив руки на прекрасной груди, девушка холодно посмотрела в глаза чужака. Встретив насмешливый взгляд, гордо вздернула подбородок, как бывало, делал ее отец, стараясь сохранить остатки достоинства в проигранном споре.
  -- Нет ничего проще любовь моя, - замурлыкал Литиций, потягиваясь, и нехотя поднялся на ноги.
   Через несколько минут полностью одетый, он, забавляясь, щурился, наблюдая за неловкими попытками девчонки выудить намокший шелк из огромного фонтана, гордости парка Кродока. Зрелище поистине захватывающее, на Асфони были надеты золотистые чулки из тонкого кружева, туфельки и полупрозрачная сорочка едва прикрывающая бедра. С каждым наклонам его взору открывалась аппетитная часть тела пониже спины, так что не отличавшийся сдержанностью, киар испытывал огромное желание приблизится, и помочь малышке избавиться от одежды окончательно.
  -- Помоги мне, наконец! - возмутилась девушка, выбившись из сил. Платье уплыло на середину фонтана, и не было никакой возможности вернуть его обратно.
  -- Как скажешь милая, для тебя что угодно. - Киар ловко взмыл в небо, зависнув над прозрачной водой. Подцепив платье одной рукой, он резко дернул, и в ночи отчетливо послышался треск разрываемой ткани. - Ой, кажется ему конец. - Литиций виновато улыбнулся Асфони, готовой разрыдаться от отчаяния.
  -- Что же делать? Я не могу появиться вот так!
  -- Спокойно, у меня есть план! - Обрадовался Литиций, приземляясь возле опечаленной подруги.

Глава 15

   Спускаясь по лестнице в холл, Ктуар встретил дядю намеривавшегося проведать Эриоку и узнать, не нужно ли девочке чего-нибудь.
  -- Как она? - Заботливо спросил Кродок, сочувственно глядя в заметно побледневшее лицо племянника.
  -- Уже лучше, целебные отвары подействовали. Выпив немного бульона, Эриока уснула. Дядя я очень беспокоюсь о ней, после церемонии она поправиться? - Ктуар с надеждой смотрел на опытного киар, много повидавшего за долгую жизнь в этом и иных мирах.
  -- Конечно мой мальчик, силы вернуться к ней тотчас же, как Орокус произнесет древние обеты. Меня настораживает другое обстоятельство, обычно даже беременные эльфион подобные ей не теряют истоки жизни столь стремительно. Здесь что-то не так, будто нечто более сильное, чем ребенок истощает молодую мать. - Кродок задумчиво покачал головой и, взглянув на дверь, замер в немом изумлении. Ктуар проследил его взгляд и открыл рот от удивления. Их внимание привлек Литиций обнаженный до пояса, явно весьма довольный собой. К нему застенчиво льнула миниатюрная девушка, судя по огромным выразительным глазам и волосам до талии совсем юная эльфион, не старше Эриоки. Девушка была одета в кружевные чулочки, туфельки и черную шелковую рубашку не ее размера.
  -- Литиций! - Что есть сил, закричал Кродок, пока Ктуар довился от смеха. - Кто эта девушка?! Как оказалась на острове, и почему ты ее обесчестил?!
  -- Все в порядке дядя это моя невеста Асфони, завтра вместо одной сыграем две свадьбы. - Спокойным голосом проговорил молодой киар, обнимая испуганную девушку за плечи.
  -- Асфони, мое имя Кродок как хозяин этого дома и острова я обязан спросить, зачем тебя подослали из Эльфиарга? Могу предположить за Эриокой?
  -- Да, но все изменилось. Если она счастлива, моя миссия на этом окончена. Позвольте поговорить с ней наедине. - Она робко подняла глаза на светловолосого гиганта, и взгляд сразу остановился на длинном шраме, рассекавшем мужественное лицо.
  -- Пойдем со мной, - позвал стоящий рядом с ним иномирец, протягивая руку. - Мое имя Ктуар, я жених Эриоки. Литиций, ты позволишь?
  -- Разумеется, иди малышка не бойся моего кузена, он только с виду так суров на самом деле очень добрый. - Он подмигнул Ктуару вопросительно вскинувшему бровь.
   Асфони слегка поколебавшись, взяла молодого киар за руку и направилась вверх по лестнице, с любопытством разглядывая необычную обстановку. Теперь она понимала, что многое из старинных сказаний, что читала ей в детстве бабушка Аркис чистая правда. Схожая внешность киар и эльфион открывает завесу тайн давно минувшей эпохи. Аркис постоянно пела изумительно красивые песни о лесном народе, живущем тысячелетие не старея. Их проклятьем и благословением была необычайная верность своему избраннику или избраннице. Бабушка не раз повторяла: "Любовь, мгновенно вспыхнувшая в сердце эльфион, потухнет лишь с последнем вздохом ее". Лесной народ, девушка никак не могла вспомнить, как называли мужчин эльфион.
  -- О чем задумалась? - Спросил Ктуар. - Тебе лучше переодеться. Пойдем, в бывшей спальне жены моего дяди должны быть какие-то наряды.
   Асфони кивнула и последовала за ним в просторную комнату, отделанную в бардовых тонах. Быстро переодевшись в длинное платье из тонкой, приятной на ощупь ткани ярко-красного цвета с красивыми круглыми застежками спереди, Асфони позаимствовала туфельки в тон и последовала дальше в сопровождении молчаливого киар.
  -- Ктуар, может быть тебе известно, как звались мужчины лесного народа, жившего тысячу лет назад? - Спросила Асфони напрямик.
  -- Эльфий, - коротко ответил он, подходя к другой двери. - Эриока спит, ей было нехорошо почти весь день. Пожалуйста, не утомляй мою невесту разговорами, пусть побережет силы для завтрашней церемонии. - Асфони коротко кивнула, и Ктуар осторожно открыл дверь.
  -- Кто там? - Послышался ослабленный голос.
  -- Эри, - Асфони вбежала в комнату и бросилась к постели, крепко обняв удивленную подругу.
  -- Асфони? Вот это да! Откуда ты на острове? Просто не верю своим глазам! - Эриока радостно смеялась впервые за время странного недомогания.
  -- Не поверишь, что произошло. Я встретила Литиция, и мы полюбили друг друга в тот же миг. Сначала он принял меня за шпионку, в общем-то, это было правдой, но заем я ударила его по щеке и мы поцеловались. Все произошло столь стремительно, и я поняла это настоящее чувство! Страсть вспыхнула ярким пламенем, завтра мы женимся вместе с вами. Никогда не могла подумать, что все так обернется! - Отчитывалась Асфони, стараясь рассказать как можно больше за отведенное Ктуаром время.
  -- Подожди Асфи, ты уверена в своей любви к Литицию? - Строго спросила Эриока.
  -- Думаю да, но мы так мало знакомы. Когда он рядом со мной что-то происходит. Такого никогда еще не было, даже на балу где я танцевала с множеством молодых дрэгон. Никто не вызывал хоть отдалено похожих чувств. - Асфони вопросительно посмотрела на подругу, мягко улыбнувшуюся ей в ответ.
  -- Тоже я испытываю к Ктуару, вот только до сих пор не призналась ему. Отношения развивались так быстро, но я знаю, почему нас обеих потянуло к мужчинам киар так сильно. - Эриока лукаво улыбнулась заинтересовавшейся подруге.
   Рассказ получился долгим, так как у Асфони имелись важные дополнения, почерпнутые из сказок Аркис и ее старинных книг. Бабушка часто говорила о прекрасной Даринии дочери великого правителя, увидевшей, как возлюбленный целует другую девушку и признается в вечной любви. Не выдержав предательства, Дариния бросилась к равнине, желая погибнуть от рук свирепых воинов пришедших из другого мира. Молодой дрэгон оказавшийся недалеко от леса сильно удивился, когда прекрасная темноволосая девушка упала к его ногам, произнося на странном, похожем на шелест листьев и скрип ветвей языке слова с нотками мольбы. Юноша посчитал, что ей нужна помощь и осторожно подняв на ноги, обнял, заслонив своим телом. Это был один из предводителей армии Лорквум, он сразу же влюбился в девушку и попросил выйти за него замуж, не взирая на то, сможет иномирная женщина родить наследника или нет. К удивлению его соплеменников через девять месяцев девушка родила сына, точную копию своего отца. Так был основан новый род, ставший спасением для дрэгон, нашедших новых жен в чудесных лесах, больше не противившихся их воле.
  -- Значит, предательство было с другой стороны, - задумчиво проговорила Эриока, дослушав историю. - Если бы жених не изменил Даринии, ничего бы не случилось. Она не виновата, но никто кроме ее потомков так и не узнал об этом! Несправедливо! - Заметив удивленно-вопросительный взгляд Асфони, поспешила добавить. - Уж очень меня задел рассказ о том, какие ужасные и свирепые дрэгон, захватившие мир, и милые невинные эльфий, вынужденные его покинуть.
  -- Все было очень давно, какая разница? Этого не изменить. - Убеждала Асфони. - Мне всегда было интересно другое, Лорквум в старинной сказке и наш предводитель не один и тот же дрэгон?
  -- Не думаю, много времени прошло, и жену его звали Дарния. - Уточнила Эриока.
  -- И единственный сын трагически погибший, разбившись о скалы. - Добавила Асфони неуверенным голосом.
  -- Он всех потерял, жену, невестку и сына. - Обе девушки скорбно молчали. - Кизарис также мог не выжить, но благодаря твоей бабушке поправился. Это вернуло Лорквуму надежду на счастье, он живет ради внука.
  -- Эриоке пора отдохнуть, - проговорил Ктуар, приоткрыв дверь спальни.
  -- Иду, - ответила Асфони и, поцеловав подругу в щеку, тихо произнесла. - Не переживай, никто из ныне живущих эльфий не виноват в случившемся. К тому же это могло произойти с мужчиной в любом мире, мы все подвержены соблазнам, и страдать приходиться не только дочерям вождей, но и обычным девушкам. - Она ласково улыбнулась и вышла в коридор.
   Ктуар был не один, рядом находился Литиций, успевший переодеться и привести себя в порядок. Асфони сразу заметила, как великолепно смотрится ее избранник в синем шелковом костюме. Элегантно и слегка небрежно, словно бросая вызов общепринятым правилам хорошего тона. Взгляд его больших миндалевидных глаз, лаская, прошелся по ее фигурке, и удовлетворенно приподняв бровь, Литиций ласково улыбнулся, перестав замечать, о чем рассуждает кузен, не увидевший Асфони. Легко отодвинув двоюродного брата мощным плечом, приблизился к рыжеволосой красавице.
  -- Малышка ты просто очаровательна. Хочешь увидеть свою новую спальню? - Томно прошептал коварный соблазнитель.
  -- Лучше покажи столовую, я еще никогда не была такой голодной. - Улыбнулась юная эльфион, невинно хлопая золотистыми ресницами.
  -- Говоришь никогда? - Подозрительно сощурился Ктуар. - А странной слабости не ощущаешь?
  -- Немного, но это из-за тяжелого дня, разве нет? - Она обеспокоено переводила взгляд с одного на другого. Литиций тяжело вздохнул и посмотрел на кузена.
  -- Похоже, мне тоже есть, о ком заботится. Пожалуй, птичка тебе как можно скорее надо лечь в постель, еду принесут в комнату. Пойдем. - Литиций осторожно взял удивленную Асфони на руки и унес дальше по коридору. Провожая довольным взглядом новоиспеченного отца семейства, Ктуар не заметил приближение Кродока.
  -- Чему улыбаешься? Еще неизвестно любит ли эта девчонка твоего кузена или будет морочить ему голову и не родит наследников. - Жестко проговорил хозяин поместья.
  -- Уже. - Невозмутимо ответил Ктуар.
  -- Так быстро? Вот дурень! Без церемонии девочка заболеет, как и Эриока! - Забеспокоился Кродок.
  -- Ты сам говорил, что все обойдется. Завтра им станет легче. Кстати мне пора к собственной невесте. Думаю, Литицию потребуется твоя помощь. Асфони чувствует голод, скоро силы начнут покидать ее тело. Нужны отвары и бульоны. - Кродок коротко кивнул и отправился давать необходимые распоряжения.
   Спустя час он барабанил пальцами по столу, сидя в любимом кресле у себя в кабинете. Бесцельно смотрел в одну точку, размышляя о последствиях "великой мести" от которой в первую очередь пострадали его племянники и невинные эльфион. Обманутый муж, Кродок всего лишь хотел досадить Орфит и ее любовнику, ведь они лишили его мечты и надежды на счастье. Странно прошла жизнь, планируя обустройство острова, Кродок мечтал о большой и дружной семье, множестве малышей бегающих по парку, играющих в прятки. Но единственная попытка вселила в душу печаль и уныние, а главное страх леденивший душу. Он не позволял попробовать вновь, ведь киар знал, что еще одна трагедия убьет в нем желание жить дальше. Ведь до встречи с Орфит он подарил любовь прекрасной лесной эльфион, в ответной страсти не было сомнений. Всего однажды девушка отдалась ему при луне и покинула, как только робкие лучи солнца окрасили красоту небес. Юная Орфит попалась ему на глаза, когда еще одна попытка отыскать возлюбленную не увенчалась успехом. Устав от бессмысленных поисков он решил залечить раны с помощью юного созданья, и оказалось напрасно.
   Скрежет когтей о древесный насест привел его в чувство. Посмотрев на темную птицу, он приветливо кивнул, и задал интересующий его вопрос:
  -- Какие новости из Эльфиарга Брок? - Чайка щелкнула клювом и сверкнула зорким глазом, боком посмотрев на старого друга.
  -- Семьи девчонок безумно взволнованы. Скандалы и споры не прекращаются даже ночью. Я не стал предупреждать о рыжеволосой посланнице. Вижу, вопрос улажен. Мои поздравления Литицию. Впрочем, я отвлекся. Они хотят отправить кого-то еще. Но выбор невелик: тетушка Элоиа, Миларэс и...Орфит. - Брок замолчал, ожидая реакции Кродока. Киар на мгновение замер, взгляд похолодел и остановился на кувшине с вином. Налив полный бокал, он поднес его ко рту дрожащими руками и внезапно бросил в сторону двери, с наслаждением наблюдая, как густая темно-красная жидкость растекается по стенам и дорогому древесному узору.
  -- Если осмелиться появиться на острове, придется убить ее Брок, другого выхода нет.
  -- У меня есть предложение. Можно написать письмо, заверенное вашей печатью. Я подброшу его в окно на очередном собрании и смогу убедиться, как они отреагируют, и что попробуют предпринять. - Брок замолчал, с надеждой вглядываясь в суровое лицо.
  -- Будь по твоему, дай мне полчаса и получишь конверт. - Решительным тоном произнес Кродок и приступил к необходимому жизненно важному делу.

Глава 16

   Поздней ночью в особняке Дрэголол проходило собрание семей, пострадавших от коварных действий враждебных иномирцев. Миларэс и Элоиа вместе с Орфит заняли ажурный диванчик в гостиной, предоставив мужчинам решать создавшиеся проблемы. Их горячие споры не терпели вмешательства женщин, которые на пределе своей стойкости были готовы рыдать по пропавшим девочкам не предлагая что-либо разумное.
  -- Я не допущу этого Паур! - Кричал Фэрус в ярости. - Должен быть другой выход!
  -- Его нет! Моя дочь, как и твоя, между прочим, в плену и бог знает, что им приходиться выносить! Какие здесь могут быть варианты? - Он перешел на злобный шепот. - Орфит знает тот мир лучше самих киар и поможет девочкам выбраться. - Паур подошел к Фэрусу вплотную и сказал так чтобы слышал лишь он один. - Может, ты ждешь снисхождения от эльфий? Вспомни, какой неоплаченный долг между нами, их ярость сильнее гнева императора Дрэгорании. - Фэрус молча кивнул и отвел растерянный взгляд, понимая, что бой проигран.
  -- Паур прав! - Неожиданно воскликнула Орфит дрожащим голосом. - Только я смогу уговорить Кродока, отпустить наших дочерей, он злиться на меня, а они средство мщения. Так пусть получит свое, чего бы мне это не стоило. - Элоиа успокаивающе погладила бедняжку по спине, сочувственно качая головой.
  -- Господи! Да что с вами?! - Не выдержал Винзаг. - Вы словно приносите жертвы грозному божеству! Если Орфит не вернется, кого отправите в следующий раз?!
  -- Винзаг прав, - присоединилась Миларэс. - Нужно подождать какое-то время, этот киар возможно потребует выкуп и все решиться само собой.
  -- Милая уж пора тебе привыкнуть, что само собой ничего не решается. - Раздался стук открывшегося окна, и взгляды присутствующих устремились туда. Это было настолько неожиданно, что на мгновение все без исключения застыли в немом изумлении. Огромное черное созданье спокойно сидело на подоконнике, словно ожидая всеобщего внимания. Повернув пернатую голову боком, оно внимательно оглядело комнату, а затем бросило на пол небольшой темный конверт. Убедившись, что этот жест заметили, расправило мощные крылья и растаяло облачком тумана, рассеянного ночным ветерком.
  -- Ну вот, как всегда мама оказалась права. Требования получены. - Нарушил молчание Эргас, презрительно ухмыляясь, глядя на отца.
  -- Паур, читай скорее или это сделаю я. - Заныла Миларэс.
  -- Письмо короткое. Кродок сообщает, что наши девочки вышли замуж за его племянников и очень счастливы. Они окружены заботой и любовью. Обе беременны и с нетерпением ожидают новое поколение рода киар. Еще он говорит, что сделал Эриоку и ее мужа наследниками своего состояния. Если мы попробуем вмешаться, больше никогда не услышим и не узнаем о судьбе своих детей. Но пока этого не случилось, Кродок обещает посылать ежемесячные сообщения о жизни и здоровье девочек, и их потомства. - Паур задумчиво разглядывал четкий аккуратный почерк, а затем обратился к Орфит. - Можно ли доверять этому Кродоку?
  -- Если девочки стали женами его племянников, значит они теперь члены семьи. Превыше всего Кродок ценит кровные узы. Киар никогда не навредит своим наследникам, и будет защищать их до последней капли крови.
  -- Ну что ж тогда остается ждать следующего письма. Надо же, Асфони ждет ребенка, интересно как они смогли узнать? Срок очень маленький. - Заинтересовался Паур.
  -- Если родиться девочка, то по защитному барьеру, а сын забирает у матери много сил. Обычно это отражается на аппетите и самочувствии, особенно на ранних сроках. - Уточнила Орфит.
  -- Ужас, какой! - Воскликнула Миларэс. - Они могут погибнуть?
  -- Нет, конечно, если церемония состоялась, угрозы нет, другое дело, если ребенок зачат до брака.
  -- Не тяни Орфит! - Потребовал Фэрус.
  -- Необходим обряд, он вселяет в эльфион духовную магию, без которой невозможно родить детей, по крайней мере, таков закон нашего рода. Специальная метка концентрирует жизненную силу необходимую младенцу.
  -- Хочешь сказать, без обряда девочкам не выжить? - Испугался Винзаг.
  -- Это не имеет отношения к нашим дочерям, в письме сказано, что свадьба состоялась. Угрозы нет. - Убеждала Орфит, скорее себя, чем остальных.
   Эриока сильно побледнела и темные круги под глазами не оставляли сомнений в состоянии ее здоровья. Она не приходила в сознание и еле дышала. Руки холодны как лед, казалось, ничто не спасет бедняжку.
  -- Брок послан за помощью, мы спасем Эриоку, не беспокойся. - Кродок осторожно коснулся плеча Ктуара, не отходившего от постели возлюбленной около двух часов.
  -- Кто в состоянии помочь? Ее силы на исходе. Что же я наделал?! - Ктуар безвольно опустил плечи и закрыл лицо руками.
  -- Артония, жена киар с соседнего острова. Ты знаком с его старшими сыновьями от лесных эльфион. Потом он женился немного позже меня и теперь у них дочь, кажется ей четырнадцать. Помнишь, еще много говорили о помолвке сына министра и Кортии. Это она.
  -- Чем Артония может помочь моей невесте? - Устало проговорил Ктуар.
  -- Она знает лекарственную магию, когда-то выучила ее в Эльфиарге. Точнее в городе Эльдрео.
  -- Не может быть! - Удивился его племянник. - Значит Артония возрожденная эльфион? Как скоро она прибудет?
  -- Я здесь Ктуар, - прозвучал женский голос. - Здравствуй Кродок, рада, что догадался послать за мной. Мог бы сообразить пораньше. А теперь оставьте меня с девочкой наедине. - Киар согласно кивнули, и покинули комнату, надеясь на благоприятный исход.
  -- Дядя, Ктуар, Асфони нехорошо! Она едва в сознании и дрожит от холода! - Налетел на них Литиций на выходе из спальни.
  -- Не надо так громко. - Попытался утихомирить племянника Кродок. - Здесь Артония, уверен, она сможет помочь обеим девочкам.
  -- Мачеха Вэлуриса и Олоара? Я знаком с ее познаниями в лекарственной магии. Пришлите ее к Асфони поскорее, мне нужно вернуться и поддержать малышку. Ей так страшно. - Ктуар подумал, что еще ни разу не видел кузена таким подавленным. Он считал Литиция самым жизнерадостным киар, но видно в этой ситуации весельчак недалеко ушел от него самого.
   Оставшись одна, Артония приблизилась к постели и внимательно вгляделась в побледневшее личико прелестной эльфион. Положив узкую ладонь на тонкое запястье девушки, она с ужасом поняла, как непросто будет бороться за жизнь ее и младенца. Если обоих не спасти, не останется ничего другого как лишить эльфион возможности выносить дитя. Отбросив печальные мысли, Артония положила ладони на изящную шейку Эриоки, и заговорила на древнем языке лесного народа, призывая дух рода защитить юное созданье и невинный плод.
   Тонкие струйки едва заметного голубоватого вещества потекли по телу целительницы, притягиваясь к изнеможенной девушке, плоть которой жадно впитывала ценный подарок. Жизненные силы должны были позволить Эриоке поправиться и самостоятельно присутствовать на завтрашней церемонии.
   Артония отстранилась от постели, устало, опустившись в кресло, ее грудь часто вздымалась, наполняя легкие воздухом. Она посмотрела на девушку и с гордостью отметила заметные улучшения. Щеки вновь окрасились румянцем, размеренное дыхание говорило о нормальном сне. Не желая терять драгоценное время, Артония направилась к двери, бросив напоследок довольный взгляд на спасенную эльфион. Невольно ее взору представилась другая девушка, ровесница Эриоки и находящаяся далеко отсюда, но не для сердца безутешной матери. Отогнав печальные мысли женщина покинула комнату, оставив юную эльфион спокойно приходить в себя.
  -- Как она? - нетерпеливо потребовал ответа Ктуар, стараясь заглянуть в спальню через плечо целительницы.
  -- Уже лучше, но надолго моих сил не хватит. Я задержусь до церемонии, пока жизнь девочки под вопросом. Не понимаю, почему так быстро истощился магический источник. Был создан барьер?
  -- Да, но небольшой и быстро пропал. По крайней мере, для Литиция. Это как-то влияет? - Удивился Кродок.
  -- Родиться девочка, но состояние Эриоки настораживает. Думаю, я должна наблюдать ее всю беременность, что-то подсказывает мне, впереди будет немало сюрпризов.
  -- Есть еще одна проблема. - Начал Ктуар. - Невеста Литиция также беременна и чувствует себя неважно. Кажется у нее мальчик, барьера не было, а сильный голод и упадок сил подтверждают наши подозрения. - Рассказывал он по дороге к спальне Асфони.
  -- Сделаю что в моих силах, - заверила Артония и вошла в открытую дверь.
  -- Слава богу, вы здесь! - Воскликнул встревоженный Литиций. - Асфони познакомься это Артония талантливая целительница, остров ее мужа недалеко от нас.
  -- Приятно познакомится, даже не знаю, как так вышло, ужасная слабость во всем теле. - Негромко проговорила девушка. - Литиций подай булочку с клубникой и шоколадом, да вот эту спасибо. - Поблагодарила она возлюбленного и принялась с аппетитом жевать, будто голодала неделю.
  -- Милая, дай мне руку. - Дрожащим голосом произнесла Артония, едва сдерживая слезы.
   Асфони без труда выполнила просьбу, не придавая значения странному поведению малознакомой женщины. Прикоснувшись к нежной ладошке, Артония почувствовала, как силовой разряд пробежал по телу, словно вся ее сущность, стремилась восстановить здоровье девушки. Обе эльфион молча смотрели в глаза друг другу, но Асфони внезапно отшатнулась, разрывая связь.
  -- Убирайся! - Закричала она в исступлении. - Ненавижу тебя! Ненавижу! - Она закрыла лицо подушкой и горько разрыдалась.
  -- Асфони ты что? - Изумился Литиций.
  -- Нет, это моя вина. Но если бы я сказала правду сразу, она могла не позволить себе помочь. - Вмешалась Артония, сама чуть не плача. - Доченька прости, позволь объяснить.
  -- Позволить? Ты бросила меня одну! - Не успокаивалась девушка, вскакивая с постели. - Все говорили, что ты умерла! Убежала в лес и трагически погибла, а тело так и не нашли! Знаешь насколько ужасно, когда твои одноклассницы шепчутся за спиной, называя незаконнорожденной?! Или как возносят хвалу отцу, который признал, и дал свое имя?! Как ты могла?
  -- Деточка все не так я...
  -- Я не хочу тебя знать, как и ты когда-то. - Жестоко процедила Асфони сквозь стиснутые зубы.
  -- Пойдем Артония, пусть она успокоиться, ей нельзя сейчас нервничать. - Литиций осторожно взял женщину за руку и вывел из комнаты.
   Девушка вновь забралась в постель. Усевшись на корточки под одеялом, она раскачивалась из стороны, в сторону не обращая внимания на слезы, струящиеся по холодным щекам. Ей вспоминалась сцена из далекого детства. Это был пятый день рождения, отец устроил грандиозный праздник с огромным количеством гостей и грудой подарков. Бабушка нарядила ее в ярко-зеленое платьице с белыми розами, и она очень гордилась своим шелковым одеянием почти, таким как у взрослых эльфион. Отец подарил дорогой кулон из изумрудного дракончика на золотой цепочке и, подняв на руки, крепко обнял, назвав своим любимым ребенком. Все вокруг улыбались, расхваливая красоту и изумрудные глаза именинницы, явно унаследованные от отца. Асфони была счастливейшей девочкой во всем Эльфиарге, как вдруг встретилась взглядом с ненавидящими янтарно-желтыми глазами старшего брата. Это настолько поразило девочку, что она решила выяснить, чем обидела его и попросить прощения. Эргас убежал вглубь сада, где не было гостей. Асфони последовала за ним и, увидев, как он с силой пинает беседку, приблизилась и положила тонкую ручку ему на талию, уже в двенадцатилетнем возрасте он был необычайно высок и крепок. Она хотела, спросить, что с ним, но Эргас неожиданно оттолкнул сестренку, и злобно улыбнувшись, сорвал с хрупкой шейки цепочку с наслаждением раздавив изумрудный кулон.
  -- Ты нисколько не похожа на моего отца, считай огромным везением, что он пригрел незаконного ребенка. Твоя мать родила вне брака, бросила своего младенца, и ты вырастешь не лучше. Так что слишком много чести носить на шее знак семейства Дрэголол. - Его жуткие слова навсегда запечатлелись в памяти девочки ничего не знавшей об обстоятельствах своего рождения.
   Неожиданно появился Винзаг, как самый старший, ему недавно исполнилось четырнадцать, он сразу оценил ситуацию и, отвесив кузену мощную оплеуху, пообещал разобраться с ним позже. Обняв несчастную именинницу, долго утешал, рассказывая о прекрасной эльфион, спасшей ему жизнь в детстве. Именно так она познакомилась с Пауром, полюбившем ее с первого взгляда и как он убеждал, Асфони прекрасный плод истинной нежности. Когда малышка спросила об исчезновении мамы, он поведал о лесном духе, забравшим девушку в свое царство. Но с того момента Асфони начала задумываться о своем происхождении, задавала вопросы бабушке и отцу. Никто не хотел рассказать ей истинную правду, и горе все сильнее наполняло душу, отравляя мысли и жизнь.
   Асфони услышала тихий скрежет и обернулась. На круглом столике и спинке кресла сидели два крупных черных созданья. Они поворачивали головы, боком разглядывая ее, переминались с лапы на лапу, словно стесняясь.
  -- Кто вы? - испуганно спросила эльфион. - Зачем явились?
  -- Приветствуем тебя невеста Литиция. Мое имя Брок, а это - он показал крылом на кресло - мой сын Эрт. Ты должна узнать кое-что о своем детстве.
  -- Я много лет служил своему хозяину Рептору. - начал Эрт. - Однажды он полюбил девушку в мире Эльфиарг. Но она отказалась следовать за ним из-за младенца, полугодовалой дочери. Тогда Рептор попросил взять малышку с собой. Договорившись встретиться в лесу безлунной ночью, они расстались. В назначенный час девушка вместе с закутанным ребенком вышла в сад, чтобы сбежать навсегда. - Асфони слушала, затаив дыхание. - Но отец малышки был начеку, он с рождения приставил к ней охрану, потому как видно очень любил единственную дочь и боялся потерять. Он настигнул беглянку у края леса, забрав спящую девочку тихо, но уверенно дал выбор несчастной матери или она, остается с ним, и растит дочь или изгоняется из города навечно одна. Девушка не могла остаться и, поцеловав свое дитя, убежала в лес, едва разбирая дорогу от слез, застилавших глаза.
  -- Откуда ты знаешь такие подробности? - Засомневалась Асфони.
   Брок и Эрт рассмеялись глупому вопросу.
  -- Мы поисковые чайки и этим все сказано. - Ответил Брок, недовольно щурясь.
  -- Нет, не все. - Заупрямилась девушка. - Докажи. - Эрт посмотрел на отца и, кивнув головой, растаял туманом, через мгновение вновь появившись на постели рядом с ней, держа в клюве прекрасную ночную лилию и золотую заколку с оранжевыми сапфирами, подарок отца на ее пятнадцатый день рождения. Она хранила украшение в резной шкатулке, открывающейся только по ее просьбе. - Но как? - Асфони взяла лилию, явно только что сорванную в лесу Эльтран и драгоценный подарок, напомнивший о доме. - Я верю тебе. - Она ласково погладила чайку по черному крылу и, попрощавшись с ними, решила привести себя в порядок, а затем найти маму, чтобы извиниться за свое поведение.

Глава 17

   Наступило утро, и первые лучики солнца окрасили небо Киартании в красновато-оранжевые цвета, расплывающиеся все выше словно густые нежные сливки. С рассветом просыпались первые кроли, и наспех завтракая, неторопливо приводили в порядок изумрудную шкурку, бережно расчесываясь деревянными щетками разной формы и размера. Закончив, покидали уютные домики, приступая к ежедневным обязанностям в огромном поместье. Веселая молодежь, смеясь и переговариваясь, следовала к виноградникам на уборку урожая. Опытные земледельцы пропалывали плорские клубни, проверяя качество цветения ценного сырья для приготовления вина лучшего качества. Конюхи чистили стойла, кормили пегасов душистой травой с горных лугов и смесью зерен с добавлением питательных орехов. Но сегодня кроли особенно торопились поскорей управиться с делами. Их ожидал грандиозный праздник двойная свадьба, все только и говорили об этом. Девушки, перешептываясь, обсуждали внешность невест и стоимость свадебных нарядов. Мужчины снисходительно качали головой и радовались, что у нового хозяина поместья вскоре родиться наследница, а там бог даст и наследник тоже.
   Шли шумные приготовления к свадебному пиру, на кухне не переставая, кипели, жарились и пеклись всевозможные угощения. Главная повариха, выбиваясь из сил, руководила множеством помощников, неустанно контролируя процесс. Столы было решено накрыть в парке, где хозяева киар будут веселиться вместе с кроли, будто в кругу огромной дружной семьи. Суета распространилась и на спальни невест.
  -- А когда я увижу платье? - В десятый раз спросила Асфони у Арми, расчесывающей волосы непоседы. Девушки решили собираться вместе и заняли спальню Эриоки. Асфони крутила в руках заколку, принесенную вчера ночью, как она теперь узнала птицей. - Можешь использовать это?
  -- Красивые камни. - Проговорила Арми приглядываясь. - Конечно, пара пустяков.
   Она отделила несколько прядей сверху и, закрутив в замысловатый узел, крепко закрепила его повыше затылка золотой заколкой, оставив большую часть длинных волос свободно рассыпаться по спине и плечам. Эриока восхищенно ахнула.
  -- Здорово Асфи! Так красиво!
  -- Правда? - она изо всех сил выворачивала голову, стараясь убедиться самой.
   Арми вложила ей в руку зеркальце и пригласила Эриоку занять место подруги. Темные локоны было решено заплести в четыре маленькие косички, скрепленные с противоположных сторон серебряными заколками инкрустированными рубинами. Они полукругом расположились на волнистых локонах, как и у Асфони оставленных свободными.
  -- Ну а теперь скажешь где наши наряды? - Не унималась Асфони. Арми лукаво улыбнулась и вышла из комнаты. Вскоре она вернулась, неся две вешалки, гордо разложив на кровати свадебные платья.
  -- Это все? - Асфони удивленно посмотрела на подругу, которая также недоумевала.
   Наряды представляли собой лиф из полупрозрачной ткани, плотные участки скрывали только ту часть груди, где предположительно располагались соски. Вторая половина ни что иное, как коротенькие шортики из шелка, продолжающиеся широкими штанинами, воздушной тканью, спускающимися до земли. Они были украшены чудесной вышивкой из золотых и серебряных нитей. Вышивка переливалась мелкими драгоценными камнями и гладкими жемчужинами розового, белого и черного цвета.
  -- Вам не нравиться? - испугалась Арми и слегка обиделась.
  -- Превосходно, только разве не слишком откровенно? - Попыталась в мягкой форме выразить свое мнение Эриока.
  -- Традиционный наряд эльфион, вы, что никогда не были на свадьбе? - Удивилась Арми.
  -- В Эльфиарге такое точно никто не наденет. - Заметила Асфони и тут же добавила. - Но мы то в Киартании, ведь так?
   Она взяла в руки изумрудный костюм и отправилась в гардеробную. Эриока пожала плечами и последовала ее примеру. Вскоре обе невесты в восторге крутились перед зеркалом, наслаждаясь сверкающим великолепием. Иссиня-черные волосы Эриоки чудесно сочетались с белоснежной тканью, делая темно-шоколадные глаза еще ярче. Словно драгоценный камень блистала в изумрудном наряде ее подруга, любующаяся ясным взором чудесных глаз.
  -- Милые вы так прелестны! - Воскликнула Артония, неслышно вошедшая в комнату.
  -- Мама смотри, кожа ярче! Всегда этого хотела! - Асфони подскочила к матери и обняла, прижавшись к столь похожей на нее эльфион, только с небесно-голубыми глазами.
  -- Конечно, солнышко, позже я научу, как правильно подбирать одежду, чтобы не выглядеть очень бледной. - Артония ласково улыбнулась, погладив дочку по спине. - Эриока, ты ослепительно красива, как самочувствие?
  -- Отлично, слабости нет. Я вам очень благодарна за лечение. - Она лучезарно улыбнулась. В тоже время, немного завидуя Асфони неожиданно нашедшей мать.
  -- Тогда предлагаю отправиться в малую столовую. Там нас никто не побеспокоит до церемонии. - Предложила Артония и вышла из спальни ведомая возбужденно переговаривающимися эльфион.
   Кродок сонно моргал, стараясь сосредоточиться на яичнице с беконом, норовившей в очередной раз сорваться с вилки и упасть на пол или еще, куда ей вздумается. После бессонной ночи единственным его желанием было развалиться на мягкой постели, забывшись сном на целые сутки. На секунду, закрыв глаза, он откинулся на спинку стула, тотчас задремав.
  -- Шоколадные булочки хозяин! - Закричал Джар в ухо Кродоку. Бедняга подскочил так быстро, что едва не опрокинул массивный стол с силой ударившись о резную ножку. Скривившись от боли, Кродок недовольно покосился на ухмылявшегося во всю зубастую пасть управляющего. Он сразу же пожалел, что спас пушистую тварь от смерти сотни лет назад.
  -- Надо было скормить тебя птерикс. - Прошептал Кродок, усаживаясь обратно. - Что там Джар?
  -- Для начала допейте кофе, иначе остынет и не даст гамму чудесного аромата как должно. - Сморщился управляющий. - Прилетел служитель и хочет вас видеть. Невесты в малой столовой вместе с Артонией, они полностью готовы и вскоре окончат завтрак.
  -- Отлично, а куда понес мой кофе? - Терпеливо поинтересовался Кродок.
  -- Он остыл, налейте новый. - Невозмутимо бросил Джар, покидая комнату.
  -- Ах ты, маленький...
  -- Та еще ночка Кроди? - Громким басом произнес высокий, лысый, смуглый киар. Его длинная черная борода была заплетена в толстую косу, и оканчивалась у крепкой талии. Одеяние из белого шелка облегало мускулистую фигуру, не стесняя движений. Лучики света играли в гранях множества драгоценных камней бесчисленных колец, браслетов и черного пояса с бриллиантами и сапфирами.
  -- Орокус! - Кродок обрадовано вскочил с места и обнял друга, хлопая рукой по широкой спине.
   Они уселись за стол, и Орокус неторопливо налил полную чашку кофе, добавив щедрую порцию сливок. Набрав тарелку еды, приступил к завтраку.
  -- Значит, решил женить племянников? Молодец, а кто невесты?
  -- Эльфион с равнины. - Кродок замер, ожидая ответ.
  -- Я не дам гарантии, что силы вернуться. Древний дух скоро покинет Эльфиарг, по крайней мере, открытые территории. Не хуже меня знаешь, сколько сил мы тратим на поддержание изменниц. Лесные девы и родившиеся киарии сохранят кровь рода. - Орокус печально улыбнулся. - А может случиться чудо и наши женщины вернуться?
  -- Не знаю друг, прошло тысячелетие, а перемен не предвидится. Постигнет ли дрэгон та же учесть?
  -- Да, скоро все они утратят магию. Обличия разделяться, не пройдет и двухсот лет как Эльфиарг будет населен простыми смертными и огнедышащими драконами. Вскоре одни начнут истреблять других и мир измениться безвозвратно. Магия стает мифом, обычной сказкой. - Подвел печальный итог Орокус.
  -- Ну что ж, надеюсь, тогда лесные эльфион согласятся покинуть родные места и переселяться на острова Киартании. Хоть что-то положительное в хаосе времен.
   Друзья перешли на более приятные темы. Вспомнили юные годы, проведенные в университете, а затем в захватывающих приключениях. Орокус вновь восхитился островом, напомнив как раньше, они прилетали сюда для охоты на хищных горных птиц птерикс. Затем пути разделились, после долгих странствий Орокус избрал служение единому богу, а Кродок отдал все силы созданию родового поместья, которое смог бы передать по наследству своим детям или племяннику, что и произошло. Орокус поинтересовался о наследстве Литиция. Кродок уверенно заявил, что к нему перейдет корабельная компания, которой до сих пор управляли его отец и дядя, отец Ктуара. Служитель согласился в справедливости такого разделения, поскольку грузовые суда этой семьи широко известны в Киартании и, безусловно, очень надежны.
   В столовую вошли молодые киар, в жестах и походке была заметна некоторая скованность и явное беспокойство. Они успели переодеться и если не считать сонных глаз, выглядели очень торжественно. Традиционно жених должен был надеть белые одежды и не стягивать волосы лентой как обычно. Поэтому братья облачились в шелковые рубашки с короткими рукавами, едва прикрывающими мощные плечи и кожаные брюки из шкур птерикс, убитых накануне. Последний обычай вошел в культуру этого народа с момента освоения нового мира, черные пятна роскошных шкур закрашивали, получая кожу великолепного качества.
   Боевые мечи, что получает каждый юноша после поединка доказавшего его умение им владеть, крепились на поясе, сверкая костяными рукоятями украшенными драгоценными камнями составляющими целое состояние по меркам любого мира.
   Женихи поклонились Орокусу и, получив вежливый кивок в ответ, поприветствовали дядю. Литиций в предвкушении отличного завтрака потер руки и, усевшись за стол, придвинул поближе к себе блюдо ароматных горячих блинчиков. Наливая свежий кофе, добавил пол чашки теплых сливок с сахарной пыльцой и, сделав два глотка, приступил к утренней трапезе. Ктуар внимательно наблюдал за ним, иронически выгнув бровь. Он, как и остальные не спал всю ночь, а, следовательно, испытывал огромное желание испортить настроение кому-то более счастливому. Почти с рождения он практиковался на младшем двоюродном брате и не желал менять эту милую традицию.
  -- Знаешь Литиций, такими темпами через девять месяцев ты станешь толще своей беременной жены, а о тренировках придется забыть, меч станет слишком тяжел для тебя. - Он с серьезным выражением лица налил черный несладкий кофе и, сделав маленький глоток, украдкой посмотрел на кузена. Тот резко поперхнулся, и задумчиво отодвинув угощение, налил маленькую чашечку цветочного отвара. Ктуар невозмутимо подтянул блинчики себе и, приготовив сладкий напиток, приступил к настоящему завтраку.
  -- Ах ты! Веселишься? Оставь мне немного. - Братья наперегонки разбирали блинчики по тарелкам, стараясь ухватить как можно больше.
   Кродок с интересом наблюдал за поединком, считая, что за последние девяносто лет в их поведении за столом мало что изменилось. Орокус улыбнулся, вспоминая юные годы в самом начале обучения. Когда множество юных киар собирались в одном месте устраивались настоящие бои, где вместо снарядов использовались всевозможные закуски и свежие фрукты.
   Негромко цокая копытцами, в столовой появился Джар. Торжественно сверкнув огромными глазищами, управляющий резко хлопнул в ладоши, привлекая всеобщее внимание.
  -- Проследуйте к парадной лестнице, юные эльфион уже там и готовы к проведению церемонии! - С чувством выполненного долга он развернулся, прихватив недоеденные блинчики, провожаемые все так же голодными взорами молодых киар.
   Невесты неторопливо спускались в холл. Восхищенные взгляды избранников немного смутили девушек, но подбадриваемые Артонией приблизились к ним, склонив головы в приветствии. Кродок слегка подтолкнул племянников, застывших от изумления, женихи пришли в себя и открыли черные бархатные коробочки. Эльфион удивленно ахнули, внутри на алом шелке расположились прекрасные ожерелья из белого золота. Эриоке предназначалось украшение в виде воротника из тонких паутинок, искусно украшенных крупными рубинами. Литиций надел на шейку возлюбленной множество сцепленных между собой нитей с бриллиантами высшего качества.
   Понимая, что сами нареченные еще не скоро вспомнят о свадьбе, Орокус громко кашлянул и толкнул Кродока в бок. Тот немедленно принял официальный вид и громко произнес:
  -- Пора!
  -- Хорошая речь. - Поддел Орокус.
  -- Придумай сам. - Обиделся Кродок.
   Покинув дом, вся семья вышла в парк, направившись к древним кортусам, росших в нем с момента основания поместья. По приказу Орокуса гиганты образовали полукруг, отделив ветвями его и обе пары от любопытных глаз. В полумраке маленькой беседки, загорелись древесные огоньки, и тихая мелодия ознаменовала начало церемонии.
   Орокус бегло говорил на древнем языке эльтран, киар кивали, иногда коротко отвечая на вопросы. Девушки с любопытством прислушивались, понимая лишь отдельные фразы. Теперь Орокус обращался к ним, и женихи заботливо переводили, поясняя смысл сказанного. Произнеся последние слова, служитель замолчал и, посмотрев на небо, закрыл глаза. Киар взяли невест за руки, не отпуская, даже когда эльфион почувствовали сильное жжение между лопаток. Боль была достаточно сильной, как вдруг все прошло и почувствовав странную слабость девушки потеряли сознание.

Глава 18

   Эриока медленно открыла глаза, голова кружилась, и мысли путались, не позволяя сосредоточиться. Рядом находился Ктуар, ласково приподняв ей голову, влил в рот горьковатую жидкость. Девушка закашлялась и села, оглядевшись, поняла, что находиться на берегу озера. На другой стороне берегом служили серо-голубые горы с заснеженными вершинами. Вопросительно посмотрев на Ктуара, она вспомнила о церемонии и странном жжении. Ощупывая то место на спине, Эриока обнаружила небольшую припухлость, прикосновение оказалось достаточно болезненным.
  -- Это называется фэжум. Брачный шрам. - Пояснил киар. - Наша общая метка, в виде крылатой змеи. Во вселенной нет другой такой же.
  -- Фэжум, - повторила девушка. - Где мы находимся и почему одни?
  -- Горное озеро Ижм. Я хотел отпраздновать нашу свадьбу отдельно от других, если ты не против?
  -- Заманчивое предложение, но сначала ответь, почему я потеряла сознание и откуда это странное ощущение легкости?
  -- Солнышко, посмотри вниз. - Улыбнулся Ктуар.
   Эриока последовала совету и громко закричала от радости, она самостоятельно парила невысоко над землей. Не веря, что мечта всей жизни сбылась, эльфион забавляясь, летала вверх и вниз, исследуя пределы своих возможностей.
  -- Ктуар я могу летать! - Она сделала сальто и по спирали опустилась на землю.
  -- Можешь еще тысячу лет и более, а сейчас предлагаю немного перекусить. - Он взял ее за руку и привел к плетеной беседке, окруженной цветами. На низеньком столе стояли ароматные кушанья и свежие фрукты.
   Наблюдая, как Ктуар разливает золотистое вино, Эриока задумалась о вновь обретенных силах, понимая, что совершенно ничего об этом не знает.
  -- Значит мой жизненный срок тысяча лет. Я умею летать, а что еще?
  -- Твои слова ответ на вопрос, не замечаешь, на каком языке разговариваешь? Кстати тысяча лет образное выражение жители Эльтран сами выбирают время разделения души и тела. - Ктуар весело улыбнулся и, положив крупную виноградину в рот, хитро подмигнул.
  -- Эльтран! Боже мой, просто не верится! - Она сорвалась с места и помчалась в парк.
  -- Куда ты? - Крикнул обескураженный киар.
  -- Кое-что проверить, скоро вернусь.
   Она нашла одиноко стоящий кортус, дремавший на небольшом возвышении. Подлетев к нему вплотную, Эриока громко произнесла:
  -- Кортуас! - Дерево встрепенулось и подобрало ветви, заговорив на родном языке.
  -- Зачем эльфион разбудила нас?
  -- Ты разговариваешь?! - Обрадовалась Эриока.
  -- Также как и ты, а теперь говори, почему я должен убрать ветви?
  -- Прости, понимаешь мне, никогда не удавалось это заклинание и...
  -- Не знаю никаких заклинаний, обычная фраза. Все, повеселилась и будет, мои ветви требуют сна, а листья света, уходи. - Беззлобно попросил кортус и тут же уснул.
   Эриока приземлилась у беседки, и присев на стул рассказала Ктуару о новом достижении. Он в свою очередь поведал о других способностях. Путешествие по различным мирам, лечение, контроль над некоторыми животными, в том числе хищными и опасными. Все змеи Киартании подчиняются приказам на древнем языке эльтран, не смотря на его иномирное происхождение. Только птерикс не признают ничьей власти, поскольку привыкли господствовать в этом мире и приход киар не изменил их твердые убеждения.
  -- Теперь мы женаты, думаешь наши отношения изменяться? - Задумчиво проговорила Эриока, допивая вино.
  -- Только если захотим этого сами, хочешь увидеть брачное ложе? - Он лукаво улыбнулся и медленно поплыл по воздуху в сторону цветущих розовых кустов.
   Заинтересовавшись, девушка поспешила за ним. Ктуар уютно устроился в небольшом шалаше из живых ветвей растения красновато-оранжевого цвета с маленькими шишками, обдуваемыми легким ветерком, издавая при этом нежное звучание прекрасных мелодий. Внутри миниатюрного строения находилась мягкая кровать из толстого матраса, теплых одеял и нескольких подушек. Эриока рассмеялась и вошла внутрь, с наслаждением заняв место рядом с мужем.
  -- Это будет первая брачная ночь?
   В ответ Ктуар притянул девушку поближе. От прикосновения нежных пальцев ее дыхание участилось. Хоть они и были женаты, но привыкнуть к интимным ласкам Эриока не успела. Поэтому с тщательно скрываемой робостью, дотронулась до его гладкой груди сначала рукой, затем губами. Не сводя с нее возбужденного взгляда, Ктуар сбросил последнюю преграду, и праздничные брюки полетели на землю, составив компанию остальной одежде.
   Накрыв прекрасную эльфион своим телом, киар жадно целовал пухлые губы, стройную шейку, осторожно сжимая полные груди. Твердые соски словно ласкаясь, терлись о теплые ладони, выпрашивая большего внимания. Улыбнувшись, Ктуар прильнул губами к одному, затем к другому, пока Эриока в неистовстве не стала молить прекратить огненную пытку, с соблазнительными стонами выгибаясь навстречу. Сам, едва сдерживая пылкую страсть, он быстрым движением развел ее бедра в стороны, вонзаясь снова и снова, соединив тела и души в единое целое, вознося на вершины блаженства любви и счастья. Волны наслаждения омыли разгоряченные тела. В нежных объятиях они уснули, чтобы встретиться во сне, продолжая дарить друг другу удовольствие за гранью понимания вселенной.
   Эриока проснулась от громкого всплеска и хлопанья крыльев. Заинтересовавшись, решила узнать самостоятельно. Осторожно отстранившись от спящего мужа, ползком выбралась наружу, стараясь не задеть музыкальные шишечки живописными гроздями растущие у входа. Девушке пришлось надеть его рубашку по размеру напоминавшую скорее огромное платье, но выбор невелик. Ступая по мягкой траве, Эриока зябко поежилась, почувствовав странное беспокойство, словно должно случиться нечто очень важное. Плеск повторился вновь и, повернувшись на звук, эльфион застыла в изумлении. Гигантское созданье легко парило над озером, периодически опуская мощный клюв в воду. При этом, не сбавляя скорость, вылавливало из воды толстую рыбу и, проглотив одну, сразу охотилась на другую.
   Не понимая, какой опасности, подвергается, Эриока восхищенно любовалась грациозным животным. Длинное, гибкое тело было покрыто коротким, густым, белым мехом в крохотных черных пятнышках. Мощные лапы и толстый хвост забавно двигались в воздухе, как будто оно быстро бежало по земле. На кончике хвоста располагался перьевой веер, открывающийся и складывающийся в зависимости от скорости полета. Но особенно восхитили юную эльфион великолепные крылья, отливавшие серебром в свете крупной луны, зависшей над горным озером.
   Эриока пыталась вспомнить, что она могла слышать о чудесных зверях, и кажется, они называются птерикс. Немного поколебавшись, она приблизилась к самому берегу и на древнем языке случайно вслух повторила название существа. Как только она это сделала, птерикс встрепенулся и, покрутив головой, увидел миниатюрную девушку с огромными темными глазами хищницы, без труда видящей в темноте. Зверь сбавил скорость и задумчиво склонил голову на бок, с любопытством разглядывая странную девочку своими круглыми, почти черными глазами на мордочке покрытой голубовато-золотистой чешуей.
   Эриока нервно сглотнула и отступила назад, надеясь, что не настолько заинтересует птерикс, чтобы стать его добычей. Зверо-птица казалось, читала мысли, и величественно взмахнув крыльями, подлетела ближе, приземлившись на берегу в нескольких метрах от испуганной эльфион. Виляя хвостом из стороны в сторону, она грациозно двигалась к ней. Вблизи птерикс смотрелся не больше пегаса, но для эльфион этого вполне хватило, чтобы почувствовать, как холодный ужас сковывает, бешено колотящееся сердце.
   Когда животному оставалось сделать еще пару шагов, девушка вытянула вперед дрожащие руки, и негромко произнесла:
  -- Прошу тебя, если понимаешь, мои слова не убивай! Я ношу ребенка и не хочу умирать. Возможно, ты сама мать или отец не знаю точно, но не делай этого! - Слезы капали из шоколадных глаз, но эльфион не решалась пошевелиться и смахнуть их.
   Птерикс скрипнул клювом и молча сел, почесав когтистой лапой лохматые уши, широко поставленные по бокам чешуйчатой головы. Затем сузил зрачок, и цвет глаз изменился, став ярко-красным с вертикальными черными полосками посредине. Раскрыв клюв высунул шершавый язык лилового цвета и плотоядно облизнулся.
  -- Значит, беременна, а кто твой самец? - неожиданно приятным девичьим голосом произнес птица-зверь.
  -- А как это? Не понимаю. - Ответила Эриока, удивляясь разумности птерикс.
  -- Отец твоих детей, - рассмеялась хищница.
  -- Лучше не спрашивай, кажется, отношения вашего и их рода не самые теплые.
  -- Понимаю о ком ты, не бойся, хоть киар убили моего брата я не держу зла. Он нарушил границы наших владений, но и я вынуждена охотиться на озере. Над океаном опасно, нас выслеживают и пытаются истребить. А всему виной агрессивность молодых самцов нашего и вашего племени. Мое имя Чартея или Тея, из-за маленького роста друзья часто называют меня птенец-детеныш. - Она дружелюбно протянула мягкую лапку, предусмотрительно убрав когти.
  -- Эриока Дрэгони, - Пожала она огромную лапу. - Хотя теперь уже не Дрэгони, у киар нет второго имени и я просто Эриока.
  -- Дочь дракона, но не дрэгорана. - Задумчиво произнесла Чартея.
  -- Не понимаю?
  -- Забудь, откуда ты? - Решила узнать новая подруга.
  -- Эльфиарг, а разве птерикс умеют путешествовать?
  -- Да, если очень захотят. На самом деле птерикс не из этого мира, родину мы покинули сотни лет назад. - Грустные интонации в голосе пусть даже хищной птерикс, вызвали жалость и сочувствие в сердце девушки.
  -- Понимаю, я сама покинула родину. Кстати сколько тебе лет?
  -- Смотря по меркам какого мира, на родине триста пять. Наш род, как и ваш, живет сотни лет, но никто не слышал о птерикс, умершей своей смертью. Мы также не стареем и не теряем сил, с возрастом становимся умнее и опытнее. В этих горах, - она показала хвостом на другой берег. - Живет великая целительница Отол ей две тысячи лет, даже по меркам нашего мира это очень много. У нее богатый опыт и великие знания, Отол разбирается в магическом лечении лучше всех. Многие птерикс обязаны ей жизнью.
   Они гуляли вдоль берега, рассказывая о себе. Девушки нашли много общего в своих характерах, любовь к приключениям, всему новому и интересному, что не всегда заканчивалось хорошо для обеих. Эриока с интересом разглядывала ее тело, гладила мощные крылья и пушистую спину.
  -- Тея, почему вы покинули свой мир? - Полюбопытствовала Эриока.
  -- Мы сделали то, что не удавалось ни одному созданью во вселенной, и правитель мира решил уничтожить наш род до последней птерикс. Силы оказались не равны, ведь мы не были хозяевами того мира. - Она печально опустила глаза. - Здесь наш род обрел покой и благополучие, но поселенцы явившиеся вскоре посчитали нас дикими животными, и охотились ради забавы так продолжается до сих пор. Они ничего о нас не знают и считают кровожадными монстрами, заправляющими этим миром до них. Что тут изменишь?
  -- Я расскажу правду, охота прекратиться, обещаю...
  -- Нет, - испугалась Чартея. - Не делай этого, будет только хуже. Но, если ты захочешь, приходи на озеро после заката солнца. По ночам мы сможем спокойно общаться, я буду ловить рыбу, а ты кататься верхом. Так я смогу питаться и разговаривать одновременно.
  -- Решено, завтра после заката. - Обрадовалась Эриока.
  -- До завтрашнего вечера. - Чартея потерлась клювом о ладонь девушки и, подпрыгнув вверх, взмахнула крыльями подарив на память белое перо.
   Эриока помахала рукой на прощание и, подняв подарок, оказавшийся почти той же длины, что ее рука, подумала, о необходимости придумать правдоподобное объяснение его появления. Вернувшись к шалашу, увидела как Ктуар, развалившись на одеялах, сладко посапывает ни о чем не подозревая. Стараясь незаметно вернуться на свое место, Эриока споткнулась о кожаные брюки и, вскрикнув, упала между ног разбуженного мужа. Ктуар сонно озирался, медленно соображая, что случилось. Машинально подтянув Эриоку за руку, прижал к себе покрепче и мгновенно уснул.
   Лежа в теплых объятиях, Эриока размышляла о ночной подруге, внезапно появившейся в ее жизни. Она знает о дрэгон, но назвала их как-то странно, а объяснять не стала. Девушка думала о том, что она могла унаследовать от своего отца. Внешне никаких изменений, но существуют ли они в душе, в ее магической сущности? Или может, отразятся на детях? Ей было интересно узнать, насколько глубоки перемены, и повлияют ли они как-то на ее жизнь? Церемония разбудила веками дремлющие силы, но смогла ли уничтожить то, что было дано от рождения?
   Эриока надеялась выяснить это, спросив Чартею, возможно великая Отол знает ответы и согласиться помочь. Девушка успокаивала себя этой мыслью и убаюканная ночными мелодиями кортусов, уснула в уютном кольце сильных рук.
   В другой части парка в это время и не помышляли о сне. Изрядно выпивший Орокус отплясывал с также нетрезвым Кродоком национальный танец кроли. Счастливая Асфони подпрыгивала в такт и ловко кружилась в обнимку с захмелевшим Литицием.
   Столы ломились от всевозможных закусок, так что многочисленным гостям было, где разгуляться. Кроли с удовольствием поглощали вино из хозяйских запасов и весело пускались в пляс под звуки флейт и ударных струн.
   Артония с гордостью любовалась красавицей дочкой, и радовалась, что она вышла замуж за соплеменника, а не захватчика из иных миров. Справедливость восторжествовала, и Паур не сумел отнять их ребенка, как бы не старался сделать это в прошлом.
   Шумное веселье продолжалось до рассвета и с первыми лучами солнца утомленные, но довольные кроли принялись приводить в порядок огромный парк. В то время как киар отправились в постели, особенно притягательные после столь славного застолья.
   Чуть позже Ктуар принес на руках спящую жену и, уложив в кровать, сам отправился в смежную комнату, чтобы не беспокоить любимую. Она прижимала к груди огромное перо и даже во сне не отдавала, как он не пытался его забрать.

Глава 19

   Веками дремлющие силы...
  
   Эриоке снился прекрасный замок, с дивными садами и пушистыми деревьями в них. Она смотрела, как играют трое забавных малышей на вид не старше пяти лет. Двое мальчиков не поделили игрушечный меч и вместо обычной ссоры обернулись дракончиками с коротенькими крылышками. Причем золотистый оказался немного меньше коричневато-серебристого противника. Плюясь струйками пламени, они бегали по саду, стараясь не ранить маленькую девочку с огненными кудрями. Она недовольно ругалась и вдруг сама превратилась в красного дракона, но меньшего размера и более изящного. Тонкие крылышки легко подняли ее в воздух и, приземлившись на самого большого из них, малышка прекратила драку.
   В следующий миг они стали взрослыми, не старше тринадцати лет. Находясь в огромной библиотеке, Эриока внимательно наблюдала за поведением девушки с огненными волосами. Сразу было видно, что ей очень нравится юноша с золотисто-рыжими прядями, но она даже не подозревает, как смотрит на нее другой, явно ревнуя. Оба были смутно знакомы, но сон вновь изменился и Эриока не успела понять, откуда знает их лица.
   Восходящее солнце ярко освещало высокие горы. Над глубоким ущельем насмерть бились огромные драконы. Сверкая окровавленной чешуей, ставшей скорее красной, чем золотистой, воин получил мощный удар острым шипом хвоста и с громким ревом сорвался вниз, исчезая в густом тумане. Эриока испытала дикую душевную боль и, выкрикивая незнакомое, но как будто очень родное имя, бросилась за ним. Слезы душили, мешая увидеть его тело, в отчаянии девушка пытается спрыгнуть, но что-то удерживает ее руку. Эриока обернулась и с криком ужаса проснулась в собственной спальне.
  -- Солнышко все хорошо не бойся, это был просто дурной сон. - Ктуар ласково обнимал испуганную эльфион, до сих пор дрожащую от пережитого кошмара.
  -- Я что-то видела Ктуар, но не понимаю смысл сна. Какой-то огромный особняк и трое детей, затем они взрослые, а в конце один умирает, и я испытываю дикое желание броситься вслед за ним с обрыва. - Ктуар покачал головой.
  -- Я не очень разбираюсь в подобном, лучше поговори с Асфони или Артонией. Хочешь, я останусь с тобой?
  -- Да, у меня к тебе просьба. Прикажи сделать из этого пера амулет. Хочу носить его как украшение на шее. - Она свернулась клубочком рядом с ним, наслаждаясь теплом сильного тела.
  -- Могу, конечно, но его придется сильно укоротить. Если хочешь, носить перо с собой, отрежь маленький кусочек и положи в медальон. Утром я дам тебе один из чистого золота с голубыми сапфирами. - Он нежно поцеловал жену, и вместе они спокойно спали до утра.
   За завтраком собралась семья в полном составе. Литиций шумно спорил с Кродоком о целесообразности поездки на неизвестный остров в трех днях пути от них. Асфони молча кушала булочки с яблоками, периодически пихая мужа в бок, усмиряя его пыл. Ктуар поддерживал кузена, считая важным разведать новые земли. Эриока не обращала на них особого внимания, с аппетитом поедая слегка поджаренное мясо, причем очень быстро и ловко разрывая его ставшими очень острыми зубами. Артония и Орокус отправились рано утром, она навестить семью, а он обратно на остров служителей.
  -- Прошу вас не так громко! - Возмутилась Эриока, хлопнув ладонью по гладкому столу.
   Наступила поразительная тишина, все с удивлением, граничащим с ужасом, смотрели то на глубокую вмятину на столе, то в глаза хрупкой эльфион. Эриока пораженно разглядывала ладонь, нанесшую непоправимый вред твердому дереву. Первой тишину нарушила Асфони:
  -- Эри, что у тебя с глазами? - Тихо спросила она.
  -- О чем ты? - Не поняла Эриока.
  -- Они светло-серые, как грозовое облако. - Спокойно заметил Кродок и продолжил завтрак.
   Эриока вскочила с места и бросилась к огромному зеркалу в холле. Увидев свое отражение, девушка испуганно вскрикнула и придвинулась ближе, изучая необычный цвет. Зрачок словно исчез, спрятавшись за дымкой вращающейся по спирали. Создалось впечатление, будто вместо глаз на лице два облака серого тумана или едкого дыма от костра.
   Ктуар неслышно приблизился к любимой и, повернув к себе лицом, нежно обнял, нашептывая ласковые слова. Когда он отстранился, глаза снова стали обычного темно-шоколадного цвета. Остальные сделали вид, что ничего особенного не случилось, но разговаривали уже тише, опасаясь новой вспышки гнева юной эльфион.
   Весь день Эриока только и делала, что ела, да спала. Ее меню стало очень однообразным, в основном много мяса, яичница и свежие сливки, на овощи и фрукты девушка не обращала ни малейшего внимания.
   Поведение беременной эльфион конечно удивило окружающих, но не слишком. Кто знает, какие точно продукты требуются для восстановления сил и роста младенца? Однако вернувшаяся вечером Артония, осмотрев Эриоку, пришла в сильное замешательство. По ее словам зубы не меняют своей формы тем более на острые как лезвие кинжала клыки. Это характерно для дрэгон, но никак не эльфион.
   Эриока воспользовалась ситуацией и отправилась спать пораньше, попросив Ктуара не беспокоить ее этой ночью. Но как выйти из дома незаметно девушка не знала. Повсюду тишину и тень пронизывали зоркие взгляды недремлющих птиц, с высоких башенок им было видно каждое движение и на ее побег они, конечно же, обратят особое внимание.
   Решение пришло очень быстро, Эриока применила вновь обретенную способность. С малейшим колебанием магического поля она быстро перенеслась сквозь пространство и оказалась у самой воды озера Ижм. Одетая в теплое платье из тонких нитей белого пуха горной ланитфи, эльфион всматривалась в лунные блики прозрачных вод, опасаясь, что Чартея больше никогда не прилетит. Ктуар перед сном подарил новый кулон из прозрачного металла трог очень ценного и прочного, внутри находился кусочек пера, и алмазная крошка от чего драгоценность сияла и переливалась при свете дня и ночи.
   Эриока печально улыбнулась, и осторожно взяв кулон, положила на ладонь, нежно погладив его подушечками пальцев, негромко произнесла:
  -- Где же ты Тея? Я нуждаюсь в твоем совете и знаниях. - Зажав его в руке, она задумчиво шла вдоль берега, не замечая легкого ветерка подувшего со стороны гор.
   Холодная капелька упала девушке на запястье затем еще, Эриока посмотрела вверх и увидела огромные крылья птерикс занесенные пушистым снегом. Зверо-птица сделала круг и, приземлившись, приблизилась к радостной эльфион.
  -- Ты меняешь цвет глаз? Что ж немногие дрэгоран умеют это делать, привилегия избранного рода с древней историей. И зубки как у настоящей хищницы, могу предположить, диета также изменилась, больше не влечет к цветочкам и листикам? - Чартея звонко рассмеялась от души, забавляясь вопросительным выражением лица подруги.
  -- Как ты узнала, что я жду у берега? Амулет ведь так? - Эриока прикоснулась к драгоценности, начиная привыкать к едва уловимому теплу, ощущаемому на уровне неземных сфер.
  -- Наши тела пронизывает незримая магия, связывающая воедино множество частиц. Будь то перо или крошечный волосок, твой дух почувствует любую перемену. В некоторых мирах прядь волос или кусочек ногтя может стоить тебе жизни. Существуют созданья, не использующие дар вселенной на благо. - Чартея слегка склонила голову на бок, рассматривая необычное украшение единственное в своем роде.
  -- Как много предстоит узнать, сотен лет не хватит, чтобы утолить эту жажду ко всему новому и необычному. Почему так Тея? Неужели нельзя довольствоваться тем, что и так понятно без слов, жить в мире и гармонии с самим собой? - Девушка ловко вскарабкалась на пушистую спину, и, обхватив руками крепкую шею зверо-птицы, почувствовала встречный ветер и ни с чем не сравнимый восторг от ощущения полета.
  -- Желание новых знаний и открытий не отделимо от природы разумных созданий. - Крикнула птерикс, зорко оглядывая поверхность озера в поисках пищи. Заметив лениво плывущую добычу, опустила мощный клюв в молниеносном ударе, и упитанная рыбка ознаменовала начало ночной охоты. - Важно понять, что главное для тебя и отделить лишнее, если начнешь метаться в беспорядочном поиске знаний и ответов на пустые вопросы упустишь самую суть. Перестанешь наслаждаться жизнью и превратишь ее в бесконечную погоню за призрачными бликами. - Она с аппетитом проглотила очередную порцию и продолжила рассуждать. - Многие умнейшие иномирцы, будучи совсем юными и одаренными пожелали преподнести вселенной свои открытия, но с годами их задача становилась, все труднее они начинали забывать ради чего трудятся и изучают бесчисленные тома древних книг. Перестают испытывать то главное чувство радости от достигнутых побед, забывают, как нужно любоваться природой и прелестями бытия. И однажды понимают, что отведенный срок прошел, а вопросов по-прежнему гораздо больше чем ответов.
  -- Я понимаю, о чем ты, но можешь ли объяснить странный сон? - Чартея молча кивнула, наслаждаясь закуской. Они летели над самой поверхностью, и крошечные брызги попадали Эриоке на лицо и руки, от чего она вздрагивала и старалась спрятаться в теплую шерстку подруги. - Можно ли видеть сны глазами другого человека, испытывать его радость, любовь и боль как свою собственную? Не странно ли это? Прошлой ночью я ощутила ужасный страх и боль потери, даже хотела лишить себя жизни, потому как вместе с ним умирала моя душа. - Эриока прижала голову к белому меху, чувствуя спокойствие и умиротворение как когда-то катаясь верхом на черном драконе.
  -- В нашем мире это называют памятью крови или узы поколений. Видения и сны могут приходить из прошлых времен и даже мыслей созданий связанных с тобой родством. Такое происходит не часто, но вероятно то, что пришло в ночное время испытал твой близкий родственник, если ощущение реальности было достаточно сильным. - Эриока кивнула и Чартея была рада, что девушка не видит сейчас ее глаз, поскольку клятву, данную однажды, птерикс нарушить не могла. - Новые силы подарили дополнительные возможности, такой магический всплеск не проходит незаметно. Происходит краткое оповещение различных миров, и чем сильнее ты, тем мощнее волна. Даже я чувствую великие перемены в тебе и невозможно предугадать, чего ждать в дальнейшем.
  -- Если я, верно, истолковала твои слова кто-то состоящий со мной в родстве, но в другом мире мог почувствовать вибрацию сил и теперь посылает мне странные сны, но зачем? - Эриока неосознанно сдавила кольцо рук, затрудняя дыхание птерикс. Чартея помотала головой и девушка, извинившись, ослабила хватку.
  -- Возможно, это ты посылаешь видения с просьбой о помощи или дополнительной информации. Не забывай о беременности, как я узнала, многие лесные девы умерли, пытаясь произвести на свет потомство двуликих. А ты дочь дракона и носишь дитя киар, это неравное смешение и последствия могут быть опасны. Близкий тебе родственник предположительно женщина и именно она может помочь. Ничего другого я не могу сказать, поскольку боюсь ошибиться, запутавшись в предположениях и неверных догадках. - Зверо-птица мягко коснулась земли, и присела на лапы ожидая, когда девушка спуститься вниз.
  -- Но луна взошла совсем недавно, почему так быстро? - Расстроилась Эриока.
  -- Тебе нужен отдых и хороший сон, если хочешь и дальше хранить наши встречи в секрете от мужа и остальных. Завтра приходи снова. - Эриока погладила мягкое ушко птерикс и взмахнула руками, словно раздвигая невидимую завесу над землей. - Не забудь медальон! - Крикнула Чартея, за мгновение до того как Эриока исчезла.
   Чартея задумчиво посмотрела в сторону гор, и решительно взмахнув крыльями, полетела домой, размышляя как помочь юному созданью с сильной кровью и магией духов двух миров. Однажды это ей почти удалось, но будь та девушка чуть более сдержанной, все могло сложиться иначе.
   Брок с опозданием, но все же сумел заметить огромного зверя над озером Ижм. Такое нарушение, по мнению чайки не должно было пройти незамеченным, хотя хищница всего лишь ловит рыбу. Верный страж, как и в большинстве случаев, решил поставить Кродока в известность, а там пусть сам распоряжается. Настроение его улучшилось и возможно птерикс удастся уцелеть на этот раз, а вероятней всего он даже не обратит внимания на подобную мелочь.

Глава 20

   Эриока находилась в прекрасной комнате, в ней было заметно сияние роскоши и богатства. Гобелены украшенные драгоценными камнями, она осторожно проводит тонкими пальчиками по нежной ткани. С полотна смотрит с любовью и обожанием красивый юноша, одетый в шелк и бархат. В одной руке его свиток в другой бардовые розы. Золотисто-рыжие волосы сияют на солнце, а светло-карие глаза манят, обещая неземные наслаждения.
   Слезы всех оттенков чувств заструились по девичьим щекам, и острая боль пронзила низ живота. Ноги подгибаются, и какая-то женщина ласково утешает, уверяя, что все обойдется и надо потерпеть. Эриока осторожно ложится на мягкую постель, застеленную белоснежным шелком и словно получив удар острым кинжалом, сдерживая крик боли, смотрит на простыню, покрытую алыми каплями свежей крови. С открытого балкона подул легкий ветерок, и лучи заходящего солнца напомнили о чем-то приятном, казалось случившемся очень давно.
   Снова невыносимое чувство, но затем ощущение пустоты и легкости. Она обращает взгляд на постель, и улыбающаяся женщина показывает два свертка. Эриока затаив дыхание, берет один из них в руки и оказывается в роскошных покоях. В белоснежном камине горит огонь, блики света отражаются в гранях невероятно красивого рубина в оправе из белого золота в виде дракона. Его держит высокий, очень сильный мужчина и в глазах его смешались восхищение и похоть, любовь и властное желание. С видом гордого собственника он плавно приближается, и крепко сжимая ее руку, надевает кольцо, резким холодом обхватившее тонкий пальчик. Эриока попыталась снять тяжелый подарок, но золотой дракончик обвил хвостом еще крепче цепляясь, не желая покидать прекрасную ручку. Мужчина резко поворачивает ее к себе и требовательно целует в губы, словно мучимый жаждой у прохладного источника. Она старается вырваться, но силы не равны.
  -- Милая проснись. - Ктуар нежно прижимал к себе любимую, стараясь успокоить и привести в чувство.
   Девушка металась на постели и громко кричала, словно хотела избавиться от незримых пут. Наконец полные страха ее глаза открылись, и цвет чистый как воды горного озера поразил Ктуара. Она молча смотрела на него, как будто видела впервые. Девушка успокоилась, и очень странно улыбаясь, притянула мужа к себе, страстно припав к его губам. В ее движениях ощущалась стремительность и сильное желание, словно дикий инстинкт заставлял Эриоку бешено срывать с него одежду, царапая и прикусывая гладкую кожу. Они повалились на постель, и девушка тут же оказалась сверху. Лаская восставшую плоть, она загадочно улыбалась, проводя пальчиками вверх и вниз. Дыхание Ктуара участилось, когда плутовка внезапно коснулась его языком и, не останавливаясь, подарила неземные ощущения, но, не дав ему прийти в себя, ловко оседлала, двигаясь, умело и уверенно. Затуманенное страстью сознание киар не позволило задуматься о том, что язык возлюбленной так нежно ласкавший оказался раздвоенным и кроваво-красные глаза с вертикальной полоской зрачков смотрели с любовью, но все же хищно. Достигнув высшей точки всепоглощающей страсти, оба мгновенно уснули. Эриока так и провела остаток ночи в теплых объятиях возлюбленного, сны больше не беспокоили, в мире и покое влюбленные встретили рассвет, окрасивший небо в багровые тона с вертикальными необычайно темными полосами на горизонте.
   Маленький Джар как обычно проснулся раньше всех и с удивлением рассматривал странный восход солнца. Впервые кроли, веками живший на земле острова, видел столь потрясающее зрелище. Но знания и опыт, накопленные годами позволяли вспомнить старую поговорку о том, что небо отражает то, что скрывает земля. Такие яркие контрасты в воздухе говорили о грядущих переменах, но как это отразиться на привычной жизни маленький управляющий не знал. Зябко передернув плечами, он вернулся в дом, решив отложить утреннюю пробежку на следующий раз.
   За завтраком все семейство удивилось отсутствию Асфони ни за что не пропускающей прием пищи. Литиций, с опозданием вошедший в столовую, пояснил, что его жене нехорошо и утренняя тошнота не позволит впредь наслаждаться едой в такое раннее время. Все сочувственно кивали головами, подбадривая расстроенного супруга и уверяя в недолговечности такого недомогания. Эриока с аппетитом жевала слегка зажаренное мясо, специально приготовленное по ее недавнему заказу. Как вдруг обратила внимание на ароматные пирожные с розовым кремом, которыми объедался сладкоежка Литиций. Девушка вежливо попросила несколько угощений, и киар нехотя подвинул круглое блюдо в пределы ее досягаемости.
   Кродок облегченно вздохнул, наблюдая такую картину, по его предположениям, если молодая эльфион снова стала, есть растительную пищу пусть и в небольших количествах, значит, опасность миновала изменений произойти не должно. Течение его мыслей прервал Ктуар:
  -- Дядя извини, но мне нужно срочно обсудить с тобой один вопрос...наедине если можно. - Было видно его некоторое смущение, следовательно, тема разговора коснется Эриоки и огласке не подлежит.
  -- Разумеется, пойдем ко мне в кабинет, спокойно все обсудим. - Они покинули обеденный зал под пристальным взглядом Литиция. Эриока даже не обратила на них особого внимания, размышляя о наваждении этой ночи.
   Сегодня все происходило словно наяву, ощущения, желание и страсть, захлестнувшая ее с головы до ног, подарили ни с чем не сравнимое наслаждение. Она будто плыла по бурному течению реки, но при этом не испытывала страха ожидая в конце пути только блаженство. Свою любовь девушка дарила неизвестному ей юноше, но смутно знакомому, возможно, когда-то она могла видеть его мельком в Эльдрео. Золотисто-рыжие волосы, карие глаза, приятные черты лица, конечно, делают его красивым, но она словно обезумела и любила его, предчувствуя потерю, неминуемую разлуку и близкую гибель. Такие эмоции пугали и интриговали одновременно, Эриока торопила ночь, чтобы как можно быстрее обсудить с Чартеей новые видения.
  -- Случилось нечто важное? - Кродок наполнил два бокала и передал один из них племяннику.
  -- Я хотел сообщить, что сегодня покидаю остров на исследовательском судне нашей компании. Джар распорядиться собрать веши, в течение часа я покину поместье. - Решительный вид молодого киар не оставил у Кродока сомнений в обдуманности данного шага.
  -- Вижу убеждать тебя остаться бесполезно, да и необходимости в этом нет. Неизвестный остров может быть опасен, населен хищными птерикс, надеюсь, оружие ты не забудешь. - Кродок недобро усмехнулся. - Не буду спрашивать от чего столь скорое желание новых открытий, но Ктуар, она любит тебя и ты просто обязан помочь справиться со всеми трудностями. Эриока меняется и это видно, но наша задача понять то, что влияет и управляет девочкой изнутри. Если она останется один на один с этой проблемой может погибнуть или попросту сбежать в иные миры в поисках себе подобных.
  -- От чего так? - Глаза Ктуара наполнились слезами. - Она может весь день игнорировать мое присутствие, а затем набрасывается, словно не видела век или дольше. Так тяжко наблюдать странную задумчивость и не понимать о чем ее мысли. По ночам Эриока часто кричит и плачет, что-то мучает и терзает любовь всей моей жизни, а я не в силах прийти на помощь! Защитить, а ведь это мой долг, мое желание. - Он перешел на шепот, и прозрачные капли быстро потекли по смуглым щекам. - Сегодня, занимаясь со мной любовью, она назвала чужое имя, я вспомнил это только утром после странного сна. Горм, кто он? Раньше никогда не слышал от нее ничего подобного! - Гордый воин плакал, словно маленький мальчик и казалось, ничто в мире не сможет унять душевную боль.
  -- Ктуар, это пройдет, не надо так убивать себя. - Кродок положил руку ему на плечо и по-отечески сжал, стараясь утешить.
   Раздался громкий стук в дверь и голос Литиция попросил разрешения войти. Кродок посмотрел на расстроенного племянника и тот, наспех вытирая лицо, молча кивнул. Впустив нетерпеливого юношу, пытливо озиравшего их лица, Кродок предложил ему выпить вина.
  -- Плорского если можно, - попросил он. Не упустив из виду влажный блеск покрасневших глаз кузена.
  -- Через час я уезжаю, не хочу показаться невежливым мне пора. - Ктуар решительно направился к двери, но Литиций заслонил ее собой.
  -- Даже не скажешь в чем дело, просто убежишь? Не похоже на тебя братик. - Литиций укоризненно покачал головой, приведя в живописный беспорядок блестящие черные кудри.
  -- Это личное и только мое дело, ты здесь не замешан. - Ктуар произнес слова жестче, чем намеривался и немного сожалел об этом, но не так, чтобы извиниться. Он попытался обойти двоюродного брата, но тот снова преградил путь собой.
  -- Я еду с тобой в любом случае, когда ты совершал безрассудные поступки в одиночку? - Литиций примирительно улыбнулся и, стукнув Ктуара кулаком в плечо, получил ответный дружеский толчок.
  -- Рад, что вы договорились, а теперь уйдите поскорее, я выйду попрощаться на взлетной дорожке. - Кродок нетерпеливо взмахнул рукой, демонстративно отворачиваясь к открытому окну.

Глава 21

   Спустя час оба киар стояли на специальной тропе для быстрого взлета пегасов и обнимали жен, расставаясь сроком не более десяти дней. Асфони поминутно прижимала ко рту платок все еще мучимая неприятным ощущением, часто сопровождающим вынашивание младенца. Она была крайне недовольно отъездом мужа и открыто говорила все, что думает по этому поводу. Литиций как мог, оправдывался, надеясь, что долго страдать, не придется и Ктуар не задержит отъезд.
  -- Исследование тех территорий необходимо для нас, - убеждал Эриоку муж, ласково поглаживая черные волосы, стараясь не думать о том, что они изменили цвет, отливая ярко-красным оттенком.
  -- Понимаю, но как много времени это может занять? - Ей не хотелось отпускать возлюбленного, но его отъезд облегчал ночные побеги из дома.
  -- Не более десяти дней обещаю. - Он ласково поцеловал ее и, отстранившись, громко позвал Литиция который, едва сдерживая радость, приземлился в седло.
   Пегасы рыли копытами землю, в предвкушении отличной прогулки. Мощные кони белоснежного и черного цвета успели соскучиться, живя размеренной, спокойной жизнью и дождавшись команды, стремительно взмыли в небо, сделав всего пару быстрых прыжков. Кродок с гордостью провожал взглядом прекрасных созданий, вспоминая недавнюю победу на ежегодных соревнованиях. Ему предстояло подобрать смирных кобыл для девушек по просьбе их мужей, чтобы им не было грустно в дни разлуки.
   Проводив Литиция, Асфони извинившись, направилась к себе, сославшись на ужасное головокружение и расстроенные нервы. Эриока также попросила ее простить и с задумчивым видом полетела в сторону библиотеки. Несколько часов спустя она сидела на кожаном диване в окружении множества записей. Ни в одной так и не удалось найти нужной информации, и тоскливо поглядывая на бескрайние ряды древесных стеллажей с огромным количеством томов, девушка понимала бесплодность и глупость подобных поисков. Вокруг суетились несколько важного вида кроли, постоянно перебирая и смахивая пыль с тяжелых книг. Они ловко передвигали лестницы, карабкаясь вверх и вниз и все как один с круглыми зеркальцами на огромных глазах. Девушка расстроено водила взглядом по листам, не замечая пушистого юношу, сочувственно рассматривающего ее в упор. Не дождавшись позволения, он, цокая копытцами, приблизился и заговорил:
  -- Добрый день прекрасная дева леса, меня зовут Кроув я десятый сын восьмой сестры управляющего поместьем. - Эриока кивнула, не понимая, к чему он клонит. - Так вы ничего не найдете, вам будет намного проще обратиться за помощью к старому библиотекарю, только скажите, что ищите, и книгу тотчас принесут. - Молодой кроли явно был очень доволен собой.
  -- Спасибо я так и поступлю, почему же вы раньше не сказали об этом?
  -- Вообще то нам запрещено вмешиваться в дела хозяев, даже эту услугу я не имел право оказывать.
   Эриока сразу сообразила, что юному нарушителю правил что-то необходимо взамен и, подумав, спросила прямо:
  -- Чем могу я отблагодарить тебя за неоценимую помощь Кроув? - Она улыбнулась одними губами, стараясь не показывать острых клыков, которые по неизвестной причине так пугали всех кроли.
  -- Ваша горничная Арми, - шерстка на его мордашке смущенно зашевелилась. - Она давно нравиться мне, но как-то не удается поговорить и познакомиться поближе. На вашей свадьбе мы танцевали, и мне показалось, я тоже ей нравлюсь. - Кроув совсем растерялся и замолчал.
  -- Хочешь, чтобы я устроила вам свидание, но Арми не знала об этом заранее? - Предположила Эриока, и юноша коротко кивнул.
  -- В таком случае, через час я пошлю ее в библиотеку за грустной историей любви в мире двуликих. - Кроув удивленно моргнул, но промолчал. - За это время ты выяснишь, где можно найти такую книгу и когда придет Арми, можешь поводить ее вдоль бесконечных полок и растянуть время общения. Остальное в твоих лапках, но книга мне все же нужна.
   Кроув от всего сердца благодарил добрую эльфион, на прощание, сделав комплимент ее прекрасным волосам сияющим, словно яркое пламя на свету. Эриока очень удивилась такому сравнению, с детства привыкнув к иссиня-черным прядям. Она поспешила в спальню, по дороге распорядившись срочно позвать к ней Арми. Войдя в комнату, она немедля бросилась к огромному зеркалу, торопливо расплетая волосы. Когда мягким водопадом они накрыли ее плечи, и свет отразился от темных волн, девушка восхищенно ахнула. Необыкновенное сияние сделало их черно-бардовыми, словно небесное зарево или тлеющие угли в ночи. Проведя по ним круглой щеткой, Эриока изумилась, поняв, что мягкие волны стали более мелкими кудрями, не потеряв эластичной упругости.
   Арми как обычно вошла без стука и непонимающе посмотрела на хозяйку, самостоятельно расчесывающую длинные локоны. Она молча приблизилась и, забрав щетку, усадила девушку на мягкий табурет. Быстро приведя в порядок прическу, спросила:
  -- Я еще нужна? Просто хотелось закончить развешивать новые платья. Вы же знаете, никому не могу доверить столь важное дело, такие тонкие ткани вдруг кто-то по неосторожности повредит или...
  -- Арми, я заказала книгу в библиотеке. Ты не могла бы сходить за ней через полчаса? Можешь не очень торопиться, пока ее ищут, я погуляю в парке.
  -- Конечно, а мне не стоит привести себя в порядок? Некоторые юноши настолько несмелы, что для встречи им нужен серьезный предлог. - Они обменялись понимающими взглядами, и весело смеясь, отправились по своим делам.
   Прогулка получилась довольно долгой, так что Эриока пропустила обед и опоздала на ужин. Джар распорядился подогреть любимые блюда хозяйки, и теперь она кушала в одиночестве при мягком сиянии лумпра. Наслаждаясь сочным мясом с кровью и тертыми орехами, Эриока чувствовала приятную усталость. Своему дикому аппетиту и однообразному меню девушка удивляться перестала, поскольку смутно понимала, что этого не изменить и противиться бесполезно. Допив последнюю порцию молочно кремового напитка, Эриока довольно облизнулась и, обмакнув специальную салфетку в ароматную воду, вытерла лицо и руки.
   Этим вечером она поплавала в бассейне на подземном этаже и вернулась в спальню. Как она и ожидала книга в переплете, напоминавшем чешую, лежала на тумбочке у кровати. Радостно хлопнув в ладоши, девушка схватила ее и, не медля, открыла первую страницу. Чтение поглотило ее настолько, что заставило забыть о времени. Посмотрев в окно, Эриока увидела диск луны уже должно быть осветивший горное озеро. Накинув теплое платье с разрезами до бедер и плотно облегающие брюки, она быстро раздвинула пространственную завесу, и ступила на берег, оглядывая спокойные воды. Прикоснувшись к медальону, мысленно призвала Чартею, надеясь, что подруга сможет ее услышать.
   Птерикс склонилась над красивым юношей, осторожно прикоснувшись к его руке, поняла насколько она холодна и как жизнь далека от него сейчас. Печально опустив голову, она молча вышла из пещеры, заметив, мудрую зверо-птицу приблизилась к ней.
   Отол задумчиво смотрела вниз прямо на острые скалы, снег кружил вокруг нее холодной россыпью оседая на перьях и шкуре.
  -- Она зовет тебя малышка, разве не слышишь? - Сказала гигантская птерикс, продолжая смотреть вниз.
  -- Слышу мама, я хотела испросить позволения открыть ей правду. Мне все сложнее скрывать, ее мучают видения, сны. Она не справиться с духом двуликих в одиночку. - Чартея в отчаянии перебирала лапами, ожидая мудрое решение.
  -- Вот ты и поможешь. Научи сдерживать ярость, контролировать внутренний мир. - Отол повернула мощную голову. - Скоро вторая натура выйдет на поверхность, девочка должна найти тонкую грань. Обе ее сущности сильны, и нельзя позволить одной из них поработить другую. Ты видела, что может получиться в таком случае.
   Чартея кивнула, хорошо помня опасных демонов полностью утративших эмоции и чувства смертных, они предпочли звериное обличие, считая другое слабым и недостойным. Об их кровожадности и жестокости слагают холодящие душу истории во всех мирах, кроме того, что принадлежит им самим.
  -- Как скажешь, не смею перечить. - Чартея недовольно отряхнулась и, подпрыгнув, пролетела сквозь пространственный проход, оказавшись над теплыми водами рыбного озера.
  -- Тея, я здесь! - Эриока радостно замахала руками, приветствуя подругу. Оторвавшись от земли, девушка подлетела поближе, и ловко оседлав ее тут же спросила: - Почему так долго не откликалась на мой зов? - Она с удовольствием прижала голову к мохнатой шее птерикс в ожидании ответа.
  -- Прости, срочные дела. Хватит обо мне, лучше расскажи, как прошел день были новые сны? - Чартея произнесла это нарочито спокойным тоном, хотя внутри все словно похолодело.
  -- Не поверишь, что мне удалось найти! Старые записи путешественника из иного мира. Он описывал свои приключения, и одно из них произошло в Дрэгорании. Когда он тайно проник туда, то обнаружил что внешне совсем не отличается от местных жителей, но вскоре понял свою ошибку. Высоко в небе парили гигантские ящеры, покрытые острыми шипами. Никто не обращал на них ни малейшего внимания, словно это были бабочки или мухи. Путешественнику стоило огромных усилий сохранить спокойствие, и спустя некоторое время он даже начал привыкать, не смотря на мощные струи пламени выпускаемые из их страшных пастей. В то время было странное оживление, жители спешили увидеть погребальное сожжение императора и его сына. Но необычно то, что тело принца не было, горожане шептались об ужасной кончине всеми любимого наследника трона, ведь именно он, а не его брат должен был получить власть отца. Из любопытства чужеземец решил отправиться с ними и посмотреть на столь редкое зрелище. Огромная толпа собралась на живописной площади, выложенной разноцветной, сияющей плиткой, многие не могли сдержать искренних слез горькой потери самого лучшего правителя мира за последние тысячи лет. Оплакивали они и принца Горма, при этом очень сочувствовали его невесте, которую жестокий теперь единственный законный наследник принуждал к поспешному браку. Как описывает иномирец, прекраснее девушки он не встречал, ее волосы, словно своенравный шелк рассыпались ярким пламенем прелестных кудрей по плечам. Кожа сияла белизной, а фигура поражала грацией и соблазнительными формами. То как держалась будущая императрица, говорило о силе воли и небывалом мужестве не часто такие качества присущи молодым девушкам.
  -- Грустная история, - вздохнула Чартея. - Вот только не могу понять, при чем здесь твои сны?
  -- Но это так просто Тея! - Изумилась Эриока недогадливости подруги. - Мне снился принц Горм, его детство, юность любовь и даже гибель. Только видела я это глазами другой, возможно принцессы.
  -- Глупости ты не можешь получать настолько четкие послания! Ведь ты на половину эльфион, лесная дева! - Чартея мягко приземлилась на лапы.
   Эриока спустилась на землю и удивленно посмотрела на птерикс, широко распахнув фиалковые глаза. Зверо-птица беспокойно перебирала лапами и дергала перьевым кончиком длинного хвоста.
  -- Внимательно послушай то, что я сейчас скажу, и постарайся запомнить. Ты в большой беде, из-за смешанной крови тобой управляют две натуры. Причем самая опасная до недавнего времени не проявлялась, словно спала. Но беременность и обряд сняли завесу, силы вернулись и как видно немалые. Я до сих пор не понимаю, почему они борются внутри тебя, противостояния быть не должно, потому как у двуликих обе натуры равны, и мирно сосуществуют рядом. Насколько я знаю, такое происходит при вмешательстве во время созревания младенца, но если мать эльфион, а отец дрэгоран все неправильно. Твоя задача узнать как можно больше о своей матери, возможно, тогда я буду в силах помочь.
  -- Увы, Тея просишь о невозможном. Моя мама умерла при родах и...постой, хозяин острова должен знать, но вряд ли расскажет по своей воле. Я попробую обыскать его кабинет, но все вместе займет немало времени, несколько месяцев, если быть точной. Он мало спит и почти не выходит из этой комнаты. - Ветер резвился в мягких кудрях ставших теперь цвета лепестков черной розы.
   Чартея с тревогой наблюдала стремительные перемены в ее внешности, и новые черты казались смутно знакомы. Она присмотрелась внимательнее, окинув цепким взглядом задумчивую фигурку. Белоснежная кожа тонкая и почти прозрачная, фигура и жесты, разрез глаз и пушистые ресницы, кокетливо приподнятые кверху птерикс когда-то встречала, но очень давно. Чувственные губы, а главное волна непокорных волос своевольными кудрями накрывшая упрямую спину не оставили сомнений и зверо-птица изумленно щелкнула клювом.
  -- Тебе пора и мне тоже, попробую что-то выяснить о том принце и вообще. - Чартея заметно нервничала и надеялась, что девушка еще не очень хорошо разобралась в ее характере.
  -- Конечно, буду, благодарна за любую помощь. - Эриока протянула руку, чтобы погладить мягкое ушко, но птерикс, высоко подпрыгнув, растаяла в воздухе.

Глава 22

   На следующий день Асфони торжественно объявила об улучшении своего самочувствия и спустилась к завтраку. Кродок обрадовал девушек тем, что приготовил ценный подарок для каждой. После окончания трапезы они покинули дом и направились в ту часть острова, где никто из эльфион до этого не был.
   Эриока с интересом разглядывала крепкие загоны, занимающие немалую площадь, их называли огороженные пастбища и накрывали сверху специальной сетью, не позволяющей пегасам летать слишком высоко. Такая мера предосторожности считалась разумной еще и потому, что Кродок и его работники опасались возможных нападений зверо-птиц, хоть таковые не были отмечены, но лишняя защита ценных скакунов никому не мешала.
   Около сотни прекрасных созданий порхали и резвились, поедая сочные травы. Некоторые подходили к загородке вплотную, внимательно принюхиваясь к неожиданным гостям в надежде получить какое-нибудь лакомство.
   Гордость и самодовольство Кродока, как отметили обе девушки, были заметны издалека, с ним постоянно здоровались многочисленные конюхи и получали в ответ вежливый кивок головы и сдержанную улыбку. Эльфион непонимающе переглядывались, недоумевая, какой подарок в этой части поместья они могут получить.
   Приблизившись к длинному деревянному строению белого цвета, все трое сразу обратили внимание на оседланных пегасов, свободно разгуливающих под строгим взором старшего конюха и сына Джара. Он вежливо поклонился и хлопнул в ладоши, после чего обе кобылки послушно подошли, и с любопытством стали осматривать миниатюрных эльфион, быстро шевеля ноздрями.
   Девушки рассмеялись и осторожно погладили бархатистые мордочки, доверчиво уткнувшиеся им в ладони. Эриоке сразу понравилась стройная вороная красавица с длинными изящными ногами. Ей немедленно пояснили, что Вьюга так ее имя победила в трех состязаниях и является очень ценной во всех отношениях. Кродоку не раз предлагали немалые деньги в надежде заполучить чемпионку.
   Асфони быстро подружилась с молочного цвета более коренастой лошадкой с огромными мощными крыльями. Как оказалось Молния мчится с небывалой скоростью и с ней не смог сравниться, ни один пегас на ежегодном турнире полета.
  -- Они и есть ваши подарки, - проговорил Кродок, довольный приготовленным сюрпризом. Эльфион радостно захлопали в ладоши, от чего улыбка хозяина острова сделалась еще шире. - Можете прокатиться, если умеете держаться в седле, но недолго и прошу вас подальше от скал, ими владеют птерикс.
   Девушки заверили, что будут очень осторожны и упомянули о том, что с детства катались на драконах и с пегасами тоже как-нибудь справятся. Спустя полчаса они летели высоко над океаном, восхищаясь его бескрайними просторами, волны с громким рокотом накатывали на скалистый берег, белой пеной возвращаясь обратно, чтобы вновь бросить вызов непокорной твердыне.
   Эльфион недолго посовещались и единогласно решили посетить соседний остров, на котором живет мать Асфони и ее семья. Артония вместе с мужем и младшей дочерью уплыла на корабле в далекий город, навестить жениха ее малышки сына очень влиятельного киар. Она обещала вернуться к концу срока беременности и принять роды, чтобы избежать неожиданных магических перепадов сил опасных для жизни эльфион. Девушки точно не знали, кто остался в их поместье, и просто хотели погулять там недолго, возможно даже не побеспокоив хозяев.
   Вскоре они ловко приземлились у реки с прозрачными водами, к которым тут же устремились разгоряченные долгой прогулкой пегасы. В отличие от лошадей они могли без опасений пить холодную воду, поскольку были привычны к перепадам температуры, как в воздухе, так и на земле. Пока животные утоляли жажду, девушки с любопытством осматривали забавные деревья с гладкой корой лилового цвета и нежно-голубыми листочками. Обширные заросли очень напоминали плодовый сад, к тому же коричневатые грозди в твердой скорлупе оказались вкусными орехами зэрм, популярной приправой и лакомством населения Киартании.
  -- Как тут красиво! - Восхищалась Асфони, положив в рот очередной орешек.
   Эриока молча кивнула, любуясь заснеженными вершинами гор, хорошо видимых ее сильно обостренным зрением. Она старалась представить, какие птерикс живут там и похожи ли они на Чартею добротой и пониманием или это агрессоры, вечно ищущие неприятности? Бурная река служила естественной границей территории, нарушение границ которой каралось смертью, но странное ощущение опасности не было похоже на обычный страх. У подножья каменных исполинов русло раздваивалось, и бурным потоком она устремлялась вниз, скрываясь в территориях недоступных для киар.
   Эриока первой услышала хлопанье крыльев и повернулась на звук, глаза стали кроваво-красными, и черные вертикальные полосы расширились от удивления. Высоко в горах летел гигантский птерикс, девушка сразу заметила отличия от уже знакомой ей особи. Чешуя по бокам головы была покрыта острыми шипами, а уши утопали в мохнатом загривке.
   Зверь внезапно встрепенулся и, обладая таким же хорошим зрением, встретился с ней взглядом. Было видно, как он ощетинился и, выпустив когти, бросился вниз.
  -- Асфони тебе нужно бежать, скорее! - Закричала Эриока, подталкивая подругу в сторону пегасов.
  -- В чем дело, мы только прилетели...
   Эриока не слушала и, хлопнув в ладоши, подозвала не подозревающих об опасности животных к себе. Когда Асфони забралась в седло и, не понимая, зачем взяла в руки поводья Вьюги девушка заговорила:
  -- Лети так, словно от этого зависит твоя жизнь, укройся в поместье.
  -- А как же ты? - Встревожилась Асфони, озираясь по сторонам.
  -- Со мной ничего не случиться, верь мне. - Девушка хлопнула Молнию по крупу и, убедившись, что подруга не вернется, полетела в сторону реки.
   Эриока хорошо чувствовала присутствие зверя, скрывавшегося за облаками. Его ярость будила в ней ответную злость. Остановившись у берега, эльфион приземлилась на крупный валун, и громко произнесла имя рода птерикс на языке эльтран. Через мгновение напротив появился монстр в пять раз крупнее ее подруги Чартеи. Они минуту молча смотрели друг на друга и взгляд недобрых глаз такого же цвета, что и у нее остановился на медальоне, выпавшем поверх рубашки во время быстрого полета.
  -- Кто дал тебе это перо? - Прогремело чудовище.
  -- Назови свое имя, и почему преследовал маня? - Эриока бесстрашно вскинула подбородок и ощутила легкое покалывание в подушечках пальцев.
   Пошевелив ими, она глубоко вздохнула, поняв, что вместо изящных ручек у нее изогнутые лапы, покрытые гладкой голубовато-серебристой чешуей с острыми как кинжалы когтями. Не показывая своего удивления, она боялась представить, как могли измениться другие части ее тела.
  -- Хорошо, - птерикс громко рассмеялся. - Эгайл, в тебе кровь моего врага и я хочу знать, как ты оказалась здесь? - В голосе его звучала ненависть такой силы, что девушка невольно отшатнулась.
  -- Не зная, кто он я вряд ли смогу ответить. Кровь во мне отца Фэруса Дрэгони и лесной девы, но никто из них не мог навредить тебе, поверь.
   Эгайл поднял голову, принюхиваясь, затем как-то странно посмотрел на нее и сказал:
  -- Рода Дрэгони очень малая часть, а от жителей леса только дар быть рожденной больше ничего. Но я верю, что ты не знаешь своей сущности. Перо в амулете мне хорошо знакомо, надеюсь, племянница сумеет помочь тебе справиться с трудностями. - С этими словами птерикс оттолкнулся от земли и взмыл в небо, растворяясь в голубоватой дымке.
   Эриока, почувствовав сильное головокружение, легла на нагретый солнцем камень и закрыла глаза. Шум реки постепенно стихал, и девушка увидела живописный сад у трехэтажного особняка из переливающегося в лунном свете всеми оттенками зеленого камня. Она вошла внутрь, и, заметив тонкую полоску света, направилась к ней. Заглянув в приоткрытую дверь, не могла поверить своим глазам.
  -- Отец. - Произнесла она удивленно, но голос не звучал, и девушка беззвучно шевелила губами.
  -- Я передам твой приказ. - Черноволосый юноша склонил голову и вышел, проходя мимо Эриоки, он на мгновение задержался, но затем уверенно покинул дом.
   Девушка не стала смотреть, с кем беседовал Фэрус, и поспешила за ним.
  -- Фиали, ты еще здесь? Что с тобой? - Фэрус склонился над кем-то плохо различимым в темноте. Раздался раздирающий душу крик, и девушка проснулась, испуганно озираясь по сторонам.
   Вокруг было по-прежнему тепло и приятно, мелкие капельки прохладных вод слегка намочили ее волосы, ветер освежал, помогая приводить в порядок мысли и чувства. Эриока набрала в ладони немного воды и умыла лицо. Послышался стук копыт, она обернулась, и встала на ноги.
   Вдоль стройного ряда ореховых деревьев верхом на белоснежном пегасе к ней мчался необычайно красивый юноша. Эриока невольно залюбовалась длинными черными волосами, свободно развевающимися на ветру. Как и у большинства киар, его гладкую кожу покрывал бронзовый загар. Глаза темно-синего цвета также смело изучали ее, казалось, не упуская ни одной мелочи. Он быстро спешился и приблизился к ней, убедившись, что девушка не ранена, незнакомец заговорил:
  -- Я Вэлурис, младший сын хозяина острова. Асфони прилетела одна и сказала о грозящей тебе опасности. Это правда? - В глазах его таилось жгучее недоверие и Эриоке сильно не понравилось такое отношение.
  -- Не понимаю, какое вы имеете к этому отношение? Мне уже ничто не причинит вреда, а, следовательно, пора домой. - Она попыталась обойти наглеца, но угодила в сильные объятия, ощутив каждой клеточкой своего тела его мощную тренированную фигуру.
   Эриока попыталась вырваться, но крепкие руки, словно пушинку кинули ее на плечо и, насвистывая какую-то мелодию, Вэлурис направился к пегасу.
  -- Отпусти меня, не имеешь власти! - Девушка вертелась, пытаясь взлететь впрочем, безуспешно.
  -- Надо лучше изучать законы этого мира малышка, - он усадил ее впереди себя. - Владелец острова устанавливает порядки, и все кто прибыл, подчиняются ему.
  -- Но мне пора домой, - она повернулась и, встретившись с внимательными синими глазами, густо покраснела.
  -- Так и будет, но сначала поедешь в поместье, где дожидается твоя подруга, вы отобедаете за нашим столом и можете улетать. - Уверенный бархатистый голос был, почти также ощутим как нежное прикосновение.
   Эриока испугалась своих чувств и быстро отвернулась, стараясь дотрагиваться до него как можно меньше. Она не понимала, что произошло, но точно знала это ей не по нраву. Пытаясь не думать о случайных касаниях шелковистых волос Вэлуриса, девушка вспоминала сон, планируя как встретиться с отцом и выяснить правду. Становилось все сложнее находить разумные причины странных видений. Больше всего на свете Эриока хотела разобраться в своем прошлом и начать решила с загадочного знакомства Кродока и ее матери, возможно, он хранит какие-то записи или вещи. Быть может, она даже побывала в Киартании. Изобретая способы проникновения в таинственный кабинет, девушка не заметила, как оказалась возле дома, вероятно, такого же необычного, как и сын его хозяина.
   Определить количество этажей было сложно, мешали грозного вида каменные башни с остроконечными шпилями. На крыше повсюду находились пугающего вида существа с острыми клыками и загнутыми когтями к счастью для девушки они также были сделаны из серого камня, заросшего желтым мхом, и от этого особняк казался еще мрачнее.
  -- Добро пожаловать, нравиться? - С гордостью поинтересовался Вэлурис, намеренно подошедший почти вплотную.
  -- Я не очень привыкла к такому виду зданий, - она запнулась. - В моем мире они более, в общем, не такие...
  -- Зловещие? - Подсказал он, едва сдерживая улыбку.
   Эриока внимательно посмотрела в его лицо и поняла, что пропала. Ее влекло к этому самоуверенному, убежденному в силе своей мужественности, великолепному киар. Жгучие желание потекло по венам, заставляя сердце биться быстрее, разум охватил таинственный туман, убирающий все нравственные препятствия к намеченной цели. У девушки перехватило дыхание, раскрыв губы она глубоко вздохнула, стараясь изгнать мучившие душу терзания.
  -- До обеда осталось немного времени, я хотел бы показать наш замечательный парк. - Произнес Вэлурис похотливым тоном, казалось, насквозь прожигая прекрасную эльфион требовательным взглядом с неприкрытым намеком на более близкое знакомство.
  -- С удовольствием. - Неожиданно для себя произнесла девушка и сразу же пожалела о своих словах.
   Юноша улыбнулся так, словно точно знал, каким будет ее ответ. Мягко, но в то же время властно взяв желанную красавицу за руку, повел в запутанный лабиринт из колючих кустарников белых роз. Замкнутые туннели хорошо освещались маленькими кристалликами лумпр, сохранившими свет солнечных лучей. Цветы источали нежный аромат, зовущий прикоснуться к тоненьким лепесткам и испить сладкий нектар, обостряющий чувства до предела возможного.
   Девушка не находила в себе сил сопротивляться искушению, оно, как течение бурной реки, уносило в неизведанные дали, бросая в объятия порочной необузданной страсти. Вэлурис, будто почувствовав ее страх и сомнения, обнял за талию, увлекая в слабо освещенную беседку, расположенную в небольшой нише и скрытую густыми зарослями вьющегося растения лилового цвета. Усадив эльфион на скамью, он тут же попытался коснуться зовущих губ, не ожидая отказа. Эриока с силой уперлась в твердую как камень грудь и, на удивление киар, с легкостью оттолкнула его, ловко вскочив на ноги.
  -- Вы явно путаете меня с кем-то, пытаться поцеловать замужнюю женщину бесчестный поступок, разве нет? - Голос девушки немного дрожал, и прерывистое дыхание мешало произнести слова четко и уверенно. Отчаянно стараясь сохранить остатки самообладания, она осторожно двигалась к выходу под пристальным взглядом отвергнутого ухажера.
  -- Не вижу ничего дурного в том, чтобы утешить оставленную мужем очень соблазнительную красавицу. - Произнес он безразличным тоном и вытянул ноги, преграждая путь к отступлению. - К тому же, ты тоже хочешь меня. - Быстрым движением коварный соблазнитель опрокинул девушку на спину и придавил своим телом, надежно зафиксировав на мягкой траве.
   Поняв, что не в силах устоять, Эриока нежно прикоснулась к упрямо сомкнутым губам, робко пробуя их на вкус. Вэлурис обрадовался такой покорности и страстно поцеловал девушку в ответ, проникая языком в теплую пещерку рта. Он отпустил ее руки, стремясь ощутить тепло и мягкость высокой полной груди с дерзко торчащими сосками. Торопливо расстегивая застежки, старался не порвать темно-синий кремп похожий на шелк, но еще нежнее и тоньше. Добравшись до груди, молодой киар восхищенно присвистнул и с жадностью припал к изумительной плоти, втянув в рот аппетитный орешек соска другой чувственно поглаживал пальцем.
   Эриока прерывисто дышала, запутав пальчики в густых волосах юноши черными змеями обвивших ее тело. Она перестала ощущать стеснение и страх, страстно выгибая спину навстречу огненным ласкам. Стоны наслаждения наполнили романтичную беседку, казалось созданную для любовных встреч. Как вдруг где-то вдалеке послышался тревожный голос Асфони, разговаривавшей с еще одним киар. Эриока дернулась и попыталась оттолкнуть разгоряченного до предела юношу. Вэлурис непонимающе посмотрел на нее, вопросительно выгнув бровь:
  -- Тебе не нравятся мои ласки? - Произнес он, приподняв юбку, и опытной рукой коснулся сердцевины ее женственности.
  -- Нет, не надо, - слова были заглушены поцелуем.
   Эриока попыталась сдвинуть ноги, но его колено оказалось между ними не позволяя сопротивляться.
  -- Нас ищут, прекрати. - Девушка начала извиваться, желая освободиться от тяжести сильного тела.
  -- Откуда тебе знать, они в доме и мы тоже скоро там будем.
   Горячее дыхание и бархатистый голос успокаивали, соблазняли, манили. Эриока решительно отбросила молодого киар в сторону, чего он ожидал меньше всего.
  -- Еще хоть раз прикоснись ко мне и очень пожалеешь об этом. - Злобно прошипела эльфион, приводя себя в порядок. Она покинула беседку, услышав напоследок:
  -- Без меня ты не выберешься малышка. - Издевательский тон настолько взбесил, что девушка одним мощным ударом ноги вынесла часть туннеля.
  -- Ошибаешься, - тихо проговорила Эриока, выбираясь наружу.
   Зажмурившись от яркого солнца, она часто моргала и, немного привыкнув, поднялась в воздух. Заметив остроконечную крышу, полетела в ту сторону и, добравшись до особняка, решительно вошла внутрь. Наугад открыв первую дверь, оказалась в хорошо обставленной гостиной и, прислушавшись, направилась к другой двери. Распахнув, застала интересную сцену. Асфони рассматривала портрет красивой молодой девушки, а незнакомый киар заботливо поправлял теплую шаль у нее на плечах при этом с вожделением заглядывая в низкий вырез платья.
  -- Асфи, - раздраженно позвала она.
   Девушка вздрогнула от неожиданности и посмотрела в темно-серые глаза подруги.
  -- Ты жива! Господи мы так боялись! Вэлурис нашел тебя? - Искренняя забота немного успокоила Эриоку, но упоминание юного совратителя привела ее в ярость.
  -- Да мы встретились у реки. - Она повернулась к незнакомцу и властно произнесла: - Прикажите привести наших пегасов, мы немедленно покидаем остров.
   На красивом лице смуглого красавца так похожего на своего брата глаза вспыхнули серебристым светом и насмешливо сощурились. Он слегка склонил голову набок, от чего пепельные пряди волос упругими локонами легли на сильные плечи, заметно напрягшиеся после неожиданного вторжения.
  -- Увы, не могу позволить покинуть нас сейчас, - он вежливо улыбнулся. - Только что мне сообщили поисковые чайки о вашем чудесном спасении от страшной гибели. Полагаю, вы пережили сильный шок, встретиться с взрослым птерикс и уцелеть редкая удача. - Улыбка его стала еще шире. - Если отправиться в путь немедленно повторного нападения не избежать. - Эриока презрительно фыркнула. - Поймите вы для них легкая добыча, к тому же эти монстры ненавидят всех киар без исключения и не упустят случая навредить. Что может быть страшнее убийства двух беременных киарий?
  -- Но как они узнают, что мы носим младенцев? - Удивилась Асфони, вздрогнув от страха.
  -- Звери не так глупы и чуют нас на больших расстояниях. - Продемонстрировал он свою осведомленность.
  -- У них острое зрение и чуткий слух как у дрэгоран. - Поправила его Эриока.
  -- Ты хотела сказать у дрэгон. - Уточнила Асфони.
  -- Да конечно. Нас ждут дома, будет сложно объяснить такую долгую прогулку.
  -- Ох, не переживайте, Кродок уже должен был получить сообщение, этот вопрос улажен. Вечером мы отвезем вас в карете, доставим в целости и сохранности.
  -- Разве не проще использовать пространственное перемещение? - Нашла выход Эриока, даже улыбнувшись при этом.
  -- Как вы сказали? - Не понял киар и вопросительно посмотрел на Асфони, которая ответила ему изумленным взглядом.
   Эриока поздно поняла свою ошибку, сразу вспомнив о чем, говорила Чартея. Многие способности могут быть унаследованы от двуликих существ и киар не подозревают о ее возможностях.
  -- О! Я думала, киар умеют, просто читала в одной из книг, в какой точно не помню. - Она невинно хлопала ресницами, и юноша счел вполне нормальной короткую девичью память и небогатый ум.
  -- Олоар! - При звуке этого голоса Эриока непроизвольно вздрогнула.
   Обернувшись, она увидела аккуратно одетого Вэлуриса, без единого признака непристойного разврата, что они устроили в беседке. Он бросил на нее всего один лишь взгляд, который словно раскаленный уголек обжег и заставил сердце биться чаще.
  -- Брат, наши гостьи проголодались невежливо заставлять их ждать. - Опередил Олоар и, взяв улыбающуюся Асфони под руку, проводил в столовую.
   Эриока было, собралась последовать за ними, но на пути каменной стеной оказался недавний вулкан страсти. Глаза его горели, синим пламенем, он словно желал пронзить ее взглядом. "Должно быть, киар до сих пор не отказывала ни одна женщина" - подумала она, и попыталась обойти с другой стороны и напрасно.
  -- Почему ты ушла? - Немного обиженно спросил Вэлурис, наматывая кудрявый огненный локон на палец.
  -- Разве так сложно понять? - Она раздраженно отдернула волосы. - Я замужем и люблю супруга. - Юноша изогнул губы в насмешливой улыбке, что еще сильней разозлило эльфион. - Произошедшее ничего для меня не значит и ты тоже. Может, привлекательная внешность и великолепная фигура свели с ума женщин всех миров вселенной, но со мной это бесполезно.
   Гордо вскинув подбородок, Эриока без труда преодолела по ее мнению досадное препятствие и направилась к выходу. Вэлурис резко обернулся:
  -- Между нами не все кончено малышка и рано или поздно я получу желаемое. - Он крепко схватил ее за руку, и казалось, силой потащил в обеденный зал.
   В чудесной комнате наполненной множеством забавных мелочей создающих ощущение уюта и тепла, за накрытым столом беседовали о чем-то очень интересном Олоар и Асфони. Девушка любовалась живописными пейзажами в серебристых рамах, восхищалась милыми статуэтками и как оказалось, многие были сделаны руками ее собеседника, любящего работать с драгоценными металлами. Они весело смеялись, и было слишком жестоко нарушать подобную идиллию.
   Вэлурис и Эриока ворвались точно ураган. Глаза девушки были темнее грозового облака и едва не метали молнии. Юноша упрямо раздувал ноздри и был очень похож на взбешенного пегаса, готового в любой момент встать на дыбы. С громким стуком, отодвинув мягкое кресло, он чуть ли не насильно запихнул в него свою спутницу и тут же уселся рядом, как хищная птица, следя за каждым ее движением.
   Выражение лиц сидевшей напротив них пары было сложно описать. Оба совершенно не понимали в чем причина такого странного поведения. Олоар хорошо знал младшего брата и быстро догадался, какого рода разлад произошел между ними. Сознавая опасность такого поворота событий, он моментально пожалел, что настаивал на продлении срока пребывания девушек на острове.
   Цокая копытцами, вошли несколько кроли, неся серебряные подносы, нагруженные аппетитно пахнущими блюдами. Эриока сразу уловила чарующий аромат слегка прожаренного мяса в тонко помолотых орехах зэрм с добавлением перца. Бекон и свежие яйца также привлекли ее внимание, заставляя на время забыть недавние разногласия. Она попросила одного из слуг приготовить графин молочного напитка со сливками и сладким нектаром. Кроли вопросительно посмотрел на Вэлуриса, ожидая подтверждения приказа. Тот молча кивнул и очень удивился, когда глаза интересующей его эльфион стали янтарно-желтые, и полностью сосредоточились на еде.
   Асфони уже привыкшая к дикому аппетиту подруги спокойно утоляла голод фруктовой выпечкой, не замечая удивления хозяев острова впервые видевших острые как кинжалы клыки у девушки из племени леса. Ими она быстро и в то же время изящно расправлялась с огромными кусками мяса, заметно наслаждаясь солоноватой кровью вытекающей из мало прожаренных кусочков.
   Асфони хорошо знала, что пока подруга не насытиться вызывать на разговор ее бесполезно, поэтому не сразу сообразила, от чего в комнате повисла гнетущая тишина.
  -- Обед восхитителен! Передайте мою благодарность повару. - Постаралась разрядить обстановку эльфион.
   Эриока безразлично кивнула, допивая графин молочного напитка. Глаза ее стали теплого фиалкового оттенка, когда принесли полную тарелку рыбного филе тушеного в ароматных травах с овощами. Отодвинув в сторону растения, она за три минуты проглотила несколько огромных кусков и, улыбнувшись, вытерла намоченной салфеткой лицо и руки.
  -- Она всегда такая голодная или это последствия стресса? - Поинтересовался Олоар все еще шокированный необычным зрелищем.
  -- Просто люблю мясо, - спокойно ответила Эриока, балуясь сливочным кремом.
  -- Но такой аппетит не характерен для эльфион, даже беременных. - Не успокаивался киар.
  -- Отстань от нее брат, бывали случаи, когда девы леса рожали сразу двоих детей и потом церемония проведена недавно, силы могли не полностью восстановиться. - Вмешался Вэлурис, которому не нравилась критика в отношении небезразличной ему девушки.
  -- Не забывай, никто из тех эльфион не выжил, дети также были слабы и вскоре погибали. Странно об этом думать, но смешанная кровь иногда дает о себе знать, советую тебе быть осторожной. - Последние слова были обращены к Эриоке, не обратившей на них особого внимания.
  -- Учту. - Ответила она безразлично. - Может пора отпустить нас домой? Не думаю, что тот несчастный зверь станет поджидать нас целую вечность.
   Сравнение птерикс с несчастным зверем еще сильнее шокировало киар, и Олоар решил более не откладывать отъезд, как бы сильно ему ни нравилась прелестная Асфони. Он не мог допустить, чтобы его родной брат влюбился в замужнюю эльфион с инстинктами настоящей хищницы.
   Вскоре девушки уютно устроились на мягких сидениях просторной кареты, запряженной четверкой пегасов с двух сторон поддерживающих ее налету. Асфони спала, убаюканная размеренным покачиванием, Эриока же с беспокойством наблюдала в окно за маневрами вооруженных братьев, обеспечивающих им безопасность. Она опасалась не за себя, а за жизнь птерикс, которые как она надеялась, обладают достаточной осторожностью, и не станут нападать рискую собственной жизнью.
   Вэлурис часто смотрел на Эриоку взглядом полным страсти и неприкрытого желания. Это сильно встревожило Олоара, знавшего настойчивость брата в достижении поставленной цели. Однако с такой же легкостью он мог увлечься снова, забыв о прежнем идоле любви, и Олоар вскоре перестал предавать значение пытливым взглядам и хищным огонькам в глазах.

Глава 23

   Показался остров Кродока, и пегасы очень скоро приземлили карету у парадной лестницы особняка. Дверцу открыл встревоженный хозяин поместья, очень сожалевший в этот момент, что барьер не позволяет ему прикоснуться к Эриоке, а так хотелось ее обнять. Вместо этого он восхищенно расхваливал ее быструю реакцию и светлый ум, в то же время, ругая отчаянную смелость из-за огромного риска которому она подвергла свою жизнь.
   Девушки очень устали, Асфони Кродок сам отнес в спальню и уложил в постель, заботливо приказав не беспокоить малышку. Эриока вежливо попрощалась с братьями, поблагодарив за гостеприимство. При этом она старательно избегала встречаться взглядом с черноволосым красавцем, прекрасно зная выражение ярко синих глаз.
   Спустившись на подземный этаж, девушка с удовольствием сбросила одежду на помориповый пол и, обмыв утомленное тело и пыльные волосы, с разбегу прыгнула в бассейн. Прозрачная вода чудесно теплая и приятная снимала напряжение тяжелого дня. Эриока легла на поверхность, полностью расслабившись, и закрыла глаза. Подземные струи создавали небольшое течение, и она словно парила высоко в облаках. Убаюканная плавным покачиванием девушка уснула.
   В странном лесу полном высоких деревьев с иголками вместо листьев расположилась бревенчатая хижина. Дул теплый ветер, подгоняя белые облака по синему небу. Эриока осторожно ступала по мшистой земле, с любопытством рассматривая аккуратно сложенные мертвые части растений, при жизни они должны были быть крупными деревьями. Со скрипом отворилась дверь и по трехступенчатой лестнице спустилась красивая девушка в скромном сером платье совершенно не подходившем к ее огненным волосам и изумительной фигуре. Она посмотрела наверх, и глубоко вздохнув, сменила обличие, став ярко-красным драконом. Зарычав, зверь взмыл в небо, уносясь далеко в неизведанные просторы с поразительной скоростью.
   Эриока проснулась посреди бассейна и, быстро выбравшись на берег, насухо вытерлась пушистым полотенцем. Сон был не похож на все виденные раньше, настолько четкий и живой, что казалось она до сих пор помнит царапающее прикосновение колючих веток и запах липких желтоватых капелек на коричневой коре. Девушка решила попытаться немного поспать, сославшись на усталость, а ночью тайком отправиться на озеро Ижм поговорить с Чартеей обо всем.
   Лежа в постели Эриока отгоняла сон, размышляя о своих чувствах к мужу. Она была уверена, что любит его и никогда не предаст, но сегодняшний день нарушил все принципы и взгляды на жизнь. Теперь приходилось признать свою порочность и неумение контролировать эмоции, позволяя им направлять поступки и желания. Девушка с тоской провела ладонью по пустой подушке, и слезы теплыми каплями полились из глаз, она судорожно вздохнула и громко зарыдала, закутавшись в одеяло.
   Эриока быстро уснула так и не получив желанного освобождения от мучивших ее тревог. Видения больше не приходили, и когда луна ярко осветила гладкую поверхность озера, девушка стояла на берегу, сжимая в руке медальон, мысленно призывая прекрасного зверя. Чартея не заставила себя долго ждать, и величественно взмахнув крыльями, приземлилась на холме у подножья гор, призывая девушку последовать за ней. Удивившись странному поведению птерикс, Эриока плавно поднялась в воздух, и вскоре оказалась рядом с ней.
  -- Так безопаснее, после твоей встречи с Эгайлом киар стали тщательнее следить за нарушителями границ их земель. - Ее голос звучал взволнованно, но все же мягко. Уши были напряжены и чутко прислушивались к малейшим колебаниям воздуха и магических сфер.
  -- Мне так жаль, я правда не хотела...
  -- Перестань, Эгайл и не думал причинить вред ни тебе, ни твоей подруге, он почуял...- птерикс запнулась. - Некоторые несоответствия и немного удивился только и всего.
  -- Как раз о таких странностях я и хотела с тобой поговорить. Это очень неприятно и мне так стыдно. - Эриока густо покраснела и отвела глаза, скрывая слезы готовые сорваться с пушистых ресниц.
  -- Рассказывай, я многое видела за долгую жизнь и мало чем можно удивить меня теперь. - Чартея нежно толкнула клювом свою подругу, чем вызвала робкую улыбку и теплый свет изумрудных глаз.
  -- Сегодня я встретила молодого киар, красивого конечно и необычайно самоуверенного. Он вел себя настолько странно, словно бросал вызов, и я его приняла. - Она перешла на шепот. - Он едва не овладел моим телом, не знаю, что заставило меня остановиться, но если бы ты знала Тея какое удовольствие я получила от его требовательных страстных ласк! - Эриока судорожно вздохнула, не зная, как теперь сможет смотреть в глаза птерикс без сомнения осуждающей ее падение.
  -- Ты любишь мужа? - Спокойно поинтересовалась Чартея.
  -- Да и это делает мой поступок еще более отвратительным. - Предательская слезинка холодной капелькой потекла по гладкой коже и девушка не пыталась смахнуть ее.
   Воспоминая, нахлынули удушливой волной, Ктуару прекрасно удавалось утешать и прогонять грусть одним нежным прикосновением и любящим взглядом. И теперь ей так не хватало заботы и внимания.
  -- Позволь немного рассказать о том, что представляет собой женская натура дрэгоран. - Эриока встрепенулась и обострила слух. - Девушками этого рода управляют инстинкты и как они не пытались взять их под строгий контроль разума, все равно не могли противостоять искушению. Мужчины, прекрасно понимая это, не упускали случая воспользоваться приятной слабостью красавиц, и именно поэтому мир считается опасным и недружелюбным. Ведь при всей своей силе и могуществе дрэгоран ужасные собственники и ревнивцы. Самое распространенное явление это очередной поединок обманутого жениха или мужа и настойчивого ухажера. Забавно то, что в отличие от остальных миров, где за измену наказывают обоих или только женщину у дрэгоран всегда виноват соблазнитель, поскольку в момент обольщения дрэгорана под властью второй натуры дикой и неудержимо страстной.
  -- Значит, я совершила невозможное, оттолкнув его? - Изумилась Эриока.
  -- Не забывай в тебе не только огненная кровь двуликих, но и спокойная нежная натура лесных жительниц. Они как ты знаешь, известны своей верностью возлюбленному и если эльфион подарит сердце, то ничто не может заставить ее изменить или уйти. Преданность передала тебе мать при рождении, уж поверь мне девочка это так.
  -- Но никто не знает о столь сильном влиянии отцовских кровей, мне необходимо держаться подальше от незнакомых киар, иначе может случиться то о чем непременно придется жалеть. - Заключила Эриока.
  -- Расскажи о снах, - попросила Чартея ловко перепрыгивая на большой валун у самой воды.
   Эльфион задумчиво посмотрела на спокойные воды чистого озера и полную луну, что как в зеркале отражалась в них. Такая же тихая ночь не давала ей покоя. Молодой отец и ужасный крик той, что страдала от боли, было еще одной загадкой и не дающим покоя наваждением.
  -- Я видела отца, но совсем юношей. Он вышел из дома и заметил в саду девушку, она упала, и было видно, что нуждается в нем. Я проснулась от ее крика, в котором, было, столько боли и отчаяния, как понять этот сон Чартея?
  -- Возможно, тоска по дому и родному миру так повлияли на тебя, не ищи тайный смысл там, где его нет. - Голос птерикс звучал неуверенно, и поспешное объяснение насторожило эльфион.
  -- То есть этого не было в действительности?
  -- Точно никто не скажет и лучше спросить у отца, разве нет? - Немного разозлилась Чартея, дернув крыльями.
  -- Это не все, было еще видение поразительной четкости. - Птерикс встрепенулась и внимательно посмотрела на девушку, пошевелив ушами. - Я оказалась в необычном лесу возле маленькой хижины. На деревьях вместо листьев росли острые зеленые иглы и овальные плоды коричневатые и неровные. Там не было так тепло как в Киартании или Эльфиарге, из крыши шел дым, а рядом с домом лежали куски мертвых растений, аккуратными рядами. Это так странно, но вскоре появилась красивая девушка одетая очень скромно. Ее волосы ярко-красные, как и чешуя дракона, в которого она превратилась.
  -- Какого цвета небо, было что-нибудь еще? - Взволнованно спросила Чартея.
  -- Не было. Только много мха и пахучие капли на ветвях, и ветер теплый, хотя сам воздух ничуть не грел. Много облаков белых как сливки. Но почему это так заинтересовало тебя? - Не понимала Эриока.
  -- Нет, просто из любопытства. - Отмахнулась птерикс. - А теперь иди, но должна огорчить мы долго не сможем увидеться. Мне необходимо покинуть Киартанию.
  -- А если потребуется твоя помощь? - Девушка не могла скрыть, как расстроила ее потеря столь драгоценных минут общения и поддержки когда никто вокруг не в силах понять и утешить.
  -- Используй медальон, но только в крайнем случае. Не расстраивайся, я почувствую, если тебе будет грозить опасность, и обязательно приду на помощь, обещаю. - Она потерлась о ее плечо клювом и когда Эриока ласково почесала за ушком, довольно заурчала.
   Девушка крепко обняла мохнатую шею птерикс и, сдерживая слезы, поспешно исчезла, пройдя сквозь пространство. Остаток ночи она провела словно в бреду, ей мерещились просторы океана и ощущение быстрого полета высоко над ним. Тревожные крики гигантского зверя не вызывали страх, а скорее желание плакать словно она искала кого-то, но безрезультатно. Ужасная тоска по Ктуару заставляла сердце болеть и тревожно биться, отсчитывая удары, словно минуты до новой встречи.
   Утром Эриока проснулась на полу возле кровати, она не чувствовала себя отдохнувшей, тело болело и требовало сна. Волосы в беспорядке рассыпались по плечам, а глаза подернулись странной дымкой. Не желая вызывать ненужных вопросов у Арми, она отправилась в ванну. Приведя себя в порядок, Эриока уже решила вернуться в постель, но порыв ветра из окна вызвал неприятное ощущение холода. Девушка зябко поежилась и приблизилась к ставням, чтобы их прикрыть но, посмотрев вниз, словно окаменела. Под окном ее спальни столпилось множество кроли, они тревожно переговаривались, опасливо озираясь по сторонам. То, что напугало пушистый народ, шокировало Эриоку не меньше. Глубокие борозды от гигантских когтей разрыли аккуратную дорожку, на стене ярко блестела крупная чешуйка красновато-черного цвета, и при каждой вспышке, маленькие жители боязливо вздрагивали и смотрели на небо.
   Девушка уже достаточно хорошо изучила тонкости своей натуры и пришла к ужасному выводу, что вторая сущность все же взяла свое и теперь придется принять крайние меры для предотвращения катастрофы. Дождавшись Арми, она попросила принести сильное снотворное, поскольку в последнее время часто мучается бессонницей. Горничная не видела в этой просьбе ничего необычного и вскоре на тумбочке возле кровати стояла небольшая емкость с голубоватой жидкостью. Эриока старательно избегала говорить о необычных следах, вскользь упомянув, что не слышала ничего необычного ночью и не понимает, откуда они взялись. Арми напротив рассказала, что многие кроли, в том числе и ее родственники, видели огромного ящера с темно-красной чешуей и острыми шипами переливавшимися невообразимыми оттенками. Никто не посмел проследить, куда исчезло чудище, но глубокие борозды на дороге у дома означают, что оно было в опасной близости. Эриока слушала с замиранием сердца, за завтраком Кродок и Асфони говорили о том же. Хозяин острова был крайне растерян, не понимая, откуда в Киартании мог появиться дракон. Затем Джар сообщил о прибытии большого количества поисковых чаек и Кродок ушел в кабинет на долгое время, занявшись расследованием. Эльфион было запрещено покидать пределы особняка в целях предосторожности.
   Эриока посетила библиотеку и в специальной комнате для чтения провела остаток дня, изучая всю возможную литературу о драконах и им подобных. Она с интересом разглядывала картинки изображающие иных двуликих существ и их миры. Особенно ее заинтересовала книга о черных демонах, их мир носил название Энсангрэнтадо, и вселял ужас в души жителей других земель. Энсанты отличались жесткостью и беспощадной ненавистью ко всем иномирцам, похищая их женщин для утоления плотских желаний. Эриоке не понравилось рассуждение путешественника утверждавшего, что эти двуликие или ипокриз как она теперь узнала, слишком часто используют звериное обличие и подчиняются диким инстинктам. Но еще никто из исследователей рискнувших посетить Энсангрэнтадо не вернулся домой, чтобы правдиво описать загадочные и ужасные земли.
   Время текло незаметно, солнечный свет становился более тусклым, день сменился вечером и один из слуг кроли передал ей просьбу Кродока отправиться на ужин. Он переживал за девочек особенно после таинственного появления существа. Асфони чувствовала себя неважно, а Эриока целый день изучала древние тексты. Несчастный киар больше всего желал скорейшего возвращения племянников, ведь именно они обязаны, заботится о самочувствии своих жен, а вместо этого негодники уплыли, переложив груз ответственности на дядю, у которого и без того множество забот.
   Схожие чувства испытывал другой киар, чей младший брат собирался покинуть родной мир на неопределенный срок, с легким сердцем оставив все обязанности и дела.
  -- Подумай еще раз стоит ли перемещаться неизвестно куда? Отец сообщил об Эльфиарге несколько лет назад, но тебе не было интересно, и вот появилась девчонка оттуда и что? Вместо логичного желания найти жену ты мчишься в другие миры лечить душевную боль?! - Неистовствовал Олоар, не позволяя Вэлурису сесть в седло.
  -- Не надо отговаривать меня дело решенное. Лучше скажи, что произойдет, если я выкраду Эриоку у мужа? - Олоар открыл рот для ответа и медленно закрыл, признавая свой проигрыш.
  -- Неужели ты полюбил братик? Первый раз в жизни и именно замужнюю девицу. - Сокрушался Олоар. - Может, все же посетишь Эльфиарг, попытаешь счастье?
  -- Нет, Эрт отправиться со мной, не волнуйся ничего не случиться.
  -- Ты всегда говоришь именно это, а потом мне приходиться бросать дела и спасать тебя. - Заворчал киар, с тревогой глядя на брата.
  -- Скажи хотя бы куда отправишься?
  -- В мир хвои и теплого ветра, Конифэро, он идеален для раздумий. - Сказав это, Вэлурис взлетел верхом на огромном белоснежном жеребце и растворился в небе, уносимый в иные неизведанные просторы.
   С каменистого утеса за братьями внимательно следил огромный птерикс, не упуская ни единого слова из разговора, и когда наездник исчез, Эгайл также не задержался, отправившись на соседний остров предупредить сестру и племянницу. Теперь не было сомнений, что видения Эриоки ведут влюбленного киар в правильном направлении, и он сумеет отыскать ту, что спасет девочке жизнь. Он боялся поверить что, наконец, замкнется круг, запятнанный в крови невинных, будет повержен и не принесет бед и разрушений ни в один из миров вселенной. И он Эгайл отомстит, прекратив черную жизнь убийцы, и может быть, тогда его мысли обретут долгожданный покой.

Глава 24

   Фэрус смотрел на живописный закат так похожий на тот что окрасил небо Дрэгорании в последний вечер, больше нигде он не чувствовал себя дома. Эльфиарг подарил долгожданное спокойствие и мир, но теперь жизнь вновь изменила направление. Фэрус отпил ароматный отвар и откинул голову на мягкий кустарник, вдыхая запахи маленьких цветочков, заботливо прильнувших к нему нежными лепестками. Он покачивался в древесной беседке, что пожелала устроить Орфит после их свадьбы. Как ни странно Элоиа очень полюбила ее, и теперь они то и дело посещали приемы и обеды, причем большую часть времени гостили у Миларэс недавно объявившей о своей беременности. Паур постоянно хвастался и был очень счастлив, а Эргас напротив стал еще агрессивнее и на тренировках не упускает случая больнее ранить противника.
   Прошел месяц как он последний раз видел дочку, ее неожиданное замужество вызвало чувство облегчения и тревоги одновременно. Конечно, было хорошо, что девочка далеко от Винзага и Эрги, но муж киар никак не входил в планы заботливого отца. Он перенесся на много лет назад и с болью в сердце вспомнил тот роковой закат.
  -- Ты должен полностью увериться, что никто не возьмет с собой женщин. - Жестко произнес Сэгор, обращаясь к младшему брату. - Мне не нужны кровавые сражения в пути. Мы сможем отыскать мир достойный нас и жен способных подарить наследников, пусть и смешанной крови.
  -- Но Сэгор, будет не справедливо разлучать с семьями юных дрэгоран, их жены и невесты с готовностью последуют за нами. - Быстро проговорил Фэрус, уже жалея что, посмел возразить.
  -- Ты не понимаешь, дрэгоран поселят смуту, и ни в одном мире вселенной мы не сможем найти покой и жизнь отличную от той, что была здесь! - Он перешел на зловещий шепот. - Подумай хорошенько от чего погиб Церокп, Горм и теперь Фиали, пожелавшая разбиться о скалы?! Страсть, соблазн, влечение, желание у нас в крови! Я создам совершенно новый мир, наши дети не узнают что, значит, терять все из-за сладострастного безумия! - Он снова принял отстраненный вид и холодно произнес: - Надеюсь, ты хорошо понял меня, а теперь иди.
  -- Я передам твой приказ. - Сдерживая ярость, проговорил Фэрус и вышел в холл. На миг, задержавшись у двери словно раздумывая, он в следующий момент отправился дальше, ощущая чье-то незримое присутствие.
   В саду недалеко от дома он заметил блеск дорогой ткани в серебристом свете луны сменившей солнце. Приблизившись, Фэрус понял, что это его сестра близнец покинувшая особняк совсем недавно.
  -- Фиали, ты еще здесь? Что с тобой?
   Ответом был душераздирающий крик боли и отчаяния.
  -- Фэрус помоги, у меня еще один ребенок, но яйцо очень маленькое и мне сложно заставить его покинуть тело. - Она прижала окровавленные руки к животу.
   Он осторожно поднял сестру на руки и понес в маленький домик, принадлежавший раньше старому слуге после смерти, которого он пустовал. Положив Фиали на узкую постель, взял ее за руку, тревожно всматриваясь в побледневшее лицо.
  -- Это девочка дочь Лиурта, - она перевела дыхание и скривилась, плотно сжимая зубы, чтобы не закричать. Когда боль отступила, Фиали продолжила. - Ты возьмешь ее с собой, но помни малышке нужно женское лоно, иначе она не родиться. Найди достойную мать для моей дочери Фэрус, если она будет владеть магией, ребенок до совершеннолетия не станет отличаться от приемного рода. Но помни брат, после кровь дрэгоран проснется и очень быстро восстановит свои права. Может, что-то и останется от новой матери, я точно не знаю, все зависит от силы племени и духа. Твоя задача научить малышку всему как учили нас, в противном случае она испугается и тогда последствия неизвестны. - Новый приступ боли не дал договорить.
  -- Фиали, я сделаю все для моей племянницы. Никто не узнает, что она не моя дочь, с самого детства я стану приучать ее к полетам и обличию дракона. Научу всему, что знаю сам обещаю. - Он нежно обхватил побелевшие от напряжения пальчики сестры.
   Она закусила кусок одеяла и, выгнув спину, обессилено упала на кровать. В намокшей от крови юбке лежало крохотное яйцо в твердой как камень красновато-черной скорлупе. Фэрус бережно положил его на ладонь и с замиранием сердца любовался будущей малышкой в данный момент не больше перстня на пальце ее матери.
  -- Такая кроха, а сколько мучений. - Слабым голосом проговорила Фиали, с трудом садясь на постели. - Иди братик, мне необходимо привести себя в порядок иначе Лиурт заподозрит и может устроить сцену ревности, а моя бывшая служанка обязательно донесет обо всем. Паршивая предательница.
  -- Девчонка не любила тебя с тех пор как ты застала ее в объятиях Паура, а уж после Лорквума и говорить нечего. - Фэрус усмехнулся, подумав, что сам до нее так и не добрался.
  -- Назови ее в честь нашей матери, пусть будет похожа на нее и ничего не унаследует от родного отца.
   Фэрус поклялся и ушел, с тех пор он больше не видел сестру, но всегда с нежностью и любовью смотрел, как подрастает дочь так похожая на Фиали. Братья очень скоро заметили сходство, но не усмотрели в этом ничего необычного, племянница может походить на тетю и, по их мнению, красивее девушки не было во всей империи. После ее третьего дня рождения Фэрус отправил девочку к Орфит, не подозревавшей что впервые заснула в его объятиях не от усталости, а под действием снотворного. Он без труда поместил зародыш в нее, даже ощутив, с какой жадностью малышка, закрепилась, моментально приспособившись к новой постельке. Но из страха, что старшие братья разгадают обман, Фэрус не позволял Эриоке встречаться с ними, и до окончания школы это удавалось без труда. Когда выяснилось, что Эргас полюбил ее, у бедного отца едва не остановилось сердце ведь они родные брат и сестра по матери и отцу. Фэрус воспитывал мальчика, обучал мастерству ведения боя и видел, как много он унаследовал от Лиурта и мало от матери. Винзаг также походил на отца был справедлив и честен в точности как Горм, не пожалевший жизни сражаясь во имя долга и правды. К сожалению, он не успел предупредить дочь и, не имея возможности сделать это теперь, молча корил себя за неосмотрительность и самоуверенную глупость.
  -- Фэрус, ты здесь? - Орфит подошла как всегда неслышно и присела рядом.
  -- Почему ты не спишь? - Ласково произнес он, обняв жену за талию.
  -- Не могу, когда тебя нет рядом, не чувствую защищенности. - Она прижалась к нему, подобрав под себя ноги, склонила голову на широкую грудь мужа. - Думаешь о ней? Скоро придет еще одно письмо. Она должно быть счастлива, там ее племя. Эри всегда была одержима идеей, узнать истину. Часами просиживала в библиотеке, не слушала никого кроме своего сердца. Наверное, это от тебя, я всегда была очень доверчивой. - Орфит мягко улыбнулась.
  -- Она беременна и это не дает мне покоя. Роды могут быть очень опасны.
  -- Кровь киар и ее не позволит погибнуть. Страшно слияние чистых кровей супругов, дети могут родиться кем угодно. А поскольку в ней только половинка от дрэгон все будет хорошо.
   Успокаивающие слова Орфит подействовали совсем не так, как она рассчитывала. Фэрус резко вскочил на ноги, глаза лихорадочно блестели.
  -- Ну конечно! Я просто идиот, что сразу не подумал об этом!
   Орфит не понимающе смотрела на супруга, гадая, от чего такая бурная реакция казалось на хорошую новость.
  -- Милый не надо так пугать меня, скажи, в чем дело?
  -- Я просто очень рад и теперь могу быть спокоен за нашу девочку. - Невинно произнес Фэрус и, взяв все еще настороженную жену на руки, унес в спальню. Размышляя как проникнуть в Киартанию и спасти девочку от возможной гибели.

Глава 25

   Уже семь месяцев принимая снотворное каждую ночь, Эриока наслаждалась жизнью правда, ходить по земле ей мешал огромный живот, внезапно выросший до невероятных размеров за последние две недели и она могла лишь парить с место на место как раздувшаяся птичка. Ктуар неустанно заботился о ней, обрадованный тем что, наконец, беременность стала протекать нормально, поскольку абсолютно плоский живот и стройная талия на поздних сроках приводила в отчаяние всех окружающих. Душевное состояние супруги поражало спокойствием и гармонией, она с наслаждением принимала его ласки, страстные занятия любовью происходили в разных местах поместья при свете дня и в сумраке ночи. Они подолгу гуляли в парке, разговаривали на многие темы, особенно ее, интересовали женщины ипокриз и в каком обличии они рождают свое потомство. Катаясь верхом, Ктуар помогал любимой изучать остров, настаивая, чтобы она, держась подальше от опасных гор, дабы не провоцировать хищных птерикс.
   Будущие матери много спали и каждое утро после завтрака принимали солнечные ванны в окружении роз на мягких матрасах и одеялах, поминутно требуя определенного вида закуски и напитки в максимально короткий срок. Кроли только улыбались и радостно выполняли малейшие капризы, потому что очень любили детей и с нетерпением ожидали рождения драгоценных наследников и своих будущих хозяев. По вечерам девушки купались в подземном бассейне, и Джар лично следил за тем, чтобы юных эльфион не беспокоили, в том числе и мужья, норовившие проскользнуть незаметно. По мнению старого управляющего плавание укрепляет женский организм и делает родовой процесс менее болезненным и травмирующим. Поскольку переубедить упрямого всезнайку было, не под силу даже Кродоку молодые киар не стали тратить на это время и уходили в гостиную дегустировать вино, после чего разгорался бесконечный спор об именах новорожденных. Отцы считали дни до появления младенцев и с трепетом дотрагивались до миленьких животиков, прислушиваясь к настойчивым толчкам. Жены снисходительно улыбались, наблюдая за выражением их лиц, когда особенно сильный удар вызывал вздохи радости и восхищения. Казалось, ничто не нарушит идеальное счастье, и жизнь представлялась радужной дорожкой к солнцу, нежно согревающему их своими лучами.
   Чартея устало вошла в пещеру, с трудом переставляя лапы. Снег холодными крошками осыпался на каменный пол. Бросив взгляд на неподвижного юношу, она печально отвела глаза, не заметив никаких улучшений. Запрыгнув в гнездо, выложенное перьями и мехом, птерикс закрыла глаза, мгновенно уснув.
  -- Бедная малышка. - Тихо проговорила Отол, обращаясь к младшему брату.
   Они вошли в пещеру вместе и заботливо наблюдали за глубоким сном Чартеи, спрятавшей голову под крыло.
  -- Она могла быть гораздо крупнее не рань ее тот подлец ради забавы. - Злобно щелкнул клювом Эгайл. - Я поклялся убить его и не отступлюсь.
  -- Твое стремление не осуществимо братик, он получил по заслугам, потерял любимую, ради которой совершил все эти злодеяния. Не удивительно, что власть не принесла того наслаждения, как он ожидал. Не кори себя понапрасну, твоего сына было невозможно спасти. - Она ласково погладила клювом напряженную шею брата.
  -- Я так часто думаю о нем Отол, вспоминаю, как он умирал от ужасных ран у меня на глазах, это бессилие изменить жестокость и несправедливость разрывает мне сердце, сжигает душу! - Он замолчал, не в силах выразить словами истинную силу своих чувств.
  -- Не позволяй ярости и боли сделать себя слепым. Жизнь всегда дает нам шанс найти утешение, и неизменно притупляет воспоминания делая их туманными, нечеткими, а после и вовсе забирает, давая взамен нечто иное. Ты не забудешь сына, но душа его далеко и возможно уже выбрала оболочку для новой жизни. Не стоит оплакивать возрождение, пусть другая кровь, но сущность неизменна.
  -- Ты, как и прежде мудра Отол, - задумчиво произнес Эгайл. - Малышка очень устала. - Поспешил он сменить направление беседы.
  -- Найти кого-то в Конифэро нелегко, тем более, если он сам не хочет быть найденным. - Заметила Отол.
  -- Мне не оставить скалы острова надолго, молодое племя выйдет из-под контроля и совет не поблагодарит, если убьют еще одного птерикс.
  -- Я, как и прежде считаю необходимым вступить в переговоры с киар. Нам не следует и дальше изображать глупую дичь, если хотим жить без страха за детей. - Рассердилась зверо-птица.
  -- А в случае неудачи нам объявят войну, и снова покинем мир? Никто не согласиться на эти условия. Киар не перестанут бояться нас, а, узнав о разумности, поднимут панику и бросят все силы на истребление как они говорят чудовищ! - Эгайл издал звук, напоминающий грустный смешок.
  -- Мы никогда должно быть не придем к единому мнению брат, так что не стоит продолжать. - Нетерпеливо бросила Отол, мотнув головой.
  -- Мама? - Сонно позвала Чартея, с трудом открыв утомленные глаза.
  -- Да деточка я здесь. - Отол подошла ближе.
  -- Мне снова не повезло, ни одно селение не слышало о чудовище. Хотя, разговаривая, те несчастные, что угодили в ловушку, скорее бы назвали монстром меня.
  -- Не отчаивайся, рано или поздно тебе повезет. - Подбодрил Эгайл.
  -- А пока спи, силы должны наполнить тело и душу. - Отол подтолкнула брата к выходу и Чартея вновь погрузилась в сон, следуя наставлению матери.
   Вэлурис отмахнулся от назойливой мухи, что в течение часа норовила приземлиться ему на нос, и с трудом открыл один глаз. Солнечный свет безжалостно ударил и юноша громко застонал, повернувшись на бок, он очень удивился, когда с треском свалился на твердый деревянный пол. Голова ужасно болела, и молодой киар очень пожалел, что не послушал местных жителей предупреждавших о коварстве крепкого напитка чистого как горный источник и сильного как дикий зверь. В горле пересохло и ужасно хотелось пить. Вэлурис боялся представить, как может выглядеть его лицо. Встав на четвереньки, он с трудом забрался на постель и только теперь выяснил, что находиться не в своей хижине. События прошлой ночи сохранились в памяти частично, но последнее он помнил довольно сносно. Кто-то крикнул "Убьем ведьму!" и веселая толпа направилась в лес, а вот почему он с магией в крови радостно поддержал хор голосов, оставалось загадкой.
   Дверь с шумом распахнулась, и юноша недовольно поморщился, не понимая, зачем так громко хлопать. Лежа на животе, он пытался сфокусировать взгляд на неожиданном госте. Увидев стройную женскую фигурку в неприметном сером платье и платке, скрывающем волосы, Вэлурис резко сел и тотчас застонал, обхватив голову руками.
   Девушка презрительно фыркнула и бросила деревянные палки на пол, в этом мире они назывались дрова, и использовались для получения тепла путем сожжения. Она пошевелила угли в большой печи и, бросив на них несколько поленьев, закрыла дверцу, чтобы дым не попадал в помещение, а уходил по каменной трубе на улицу.
   Вэлурис сообразил, что кровать расположена в небольшой нише, отгороженной от единственной комнаты в доме печью и цветастой занавеской. Между тем хозяйка не обращала на него ни малейшего внимания и молча занималась повседневными делами. Со своего ложа киар не мог видеть, какими, но отчетливо чуял запах жареного мяса и горячего молока. Девушка подмела пол и вытряхнула маленький коврик у двери.
   Молчание затягивалось и у Вэлуриса кончилось терпение, медленно поднявшись на ноги, он проследовал к выходу. Дойдя до двери, юноша внезапно замер, увидев на стене изумительно красивый меч. Приблизившись, он внимательно изучал его, прикидывая, сколько может стоить прекрасно сработанное оружие. Рукоять из белой кости украшена рубинами, вместе составляющими изображение летящего дракона. Ножны из черной кожи, на которой сияющими нитями изображена зловещая картина сражения огнедышащих монстров, готовых убить друг друга в любой момент. Киар пожелал увидеть лезвие и, потянувшись к мечу, почувствовал холодное прикосновение стали к горлу. Не ожидая продолжения, хорошо обученный воин в один миг оказался верхом на угрожавшей ему девчонке, и злобно сощурившись, отбросил нож в сторону.
  -- Хочешь увидеть меч, попроси меня, и не забудь извиниться за свое поведение вчера ночью. - Спокойно произнесла девушка, испепеляя юношу темно-серым взглядом.
   Вэлурис удивленно смотрел на нее и не мог поверить своим глазам. Сходство было поразительным, но как это объяснить? Из-под платка выбился непослушный локон, ярко-красными колечками сверкая в свете утра.
  -- Слезь с меня и не смотри так, будто встретил призрака ночи.
  -- Но это одно и тоже. - Впервые заговорил киар, продолжая смотреть все больше убеждаясь что, не ошибся.
   Вернув вертикальное положение, он помог ей подняться, и тут на маленьком пальчике ярко блеснул необычный перстень в виде дракона с огромным рубином в пасти. Киар настороженно изучал его, пока отважная малышка не вывернулась, с силой оттолкнув его в сторону. Они молча мерили друг друга взглядом, Вэлурис неожиданно расслабленно зевнул и, потянувшись, произнес:
  -- Думаю ссориться ни к чему, приношу извинения, если вел себя недостойно и посмел обидеть столь прелестное созданье. - Обворожительно улыбнувшись, он ожидал ее слова.
  -- Принято, но на самом деле ночью я нашла тебя без сознания возле дома, очень удивилась, что кто-то осмелился прийти сюда. Обычно бравых ребят охватывает дикий ужас у края леса.
  -- Должно быть, я поспорил с кем-то из них. - Он слегка покраснел, представив, как она тащит его в дом, может, потому так болит спина?
  -- Умойся и приходи завтракать, уже все готово. - Сказав это, девушка направилась к большой сковороде, гревшейся на круглом отверстии в печи, из которого, стремясь на волю, выглядывали язычки пламени.
   Вэлурис коротко кивнул и вышел на улицу, повертев головой, заметил глиняный кувшин, тазик и белое полотенце на невысоком столе, аккуратно вытесанном из дерева. Наслаждаясь прохладной водой, он увидел необычайно чистые срезы на бревнах, из который был сложен дом. Какого же размера должен быть инструмент и сила его направляющая? Внимательнее рассмотрев стол, пришел в замешательство. Дерево как масло разрезали чисто и ловко. Решив расспросить хозяйку, киар вернулся, и увидел накрытый стол с огромным блюдом полным сочно прожаренного мяса, пару десятков яиц сваренных вкрутую и графин свежего молока.
   Девушка поставила две тарелки и, взяв необычную железную палочку с овальной деревянной ручкой и тремя заостренными слегка вогнутыми внутрь кончиками, принялась раскладывать аппетитные кусочки, причем порции оказались отнюдь не маленькие. Она села лицом к выходу и вопросительно выгнула бровь, когда юноша замялся в нерешительности.
  -- А завтраки в твоем доме всегда столь обильны? - Неуверенно спросил киар, с интересом наблюдая, как она режет мясо небольшим предметом с острым лезвием в виде полукруга и шарообразной ручкой.
  -- И не только завтраки. - Улыбнулась девушка одними губами. - Думаю пора представиться. Зови меня Фиали, можешь просто Фиа так даже лучше.
   Юноша сел за стол и попробовав немного мяса, с удовольствием впился в него зубами. Неторопливо наслаждаясь нежным вкусом, произнес:
  -- Я Вэлурис из Киартании, если коротко Вэл. Скажи, кто строил этот дом?
  -- Не знаю, был заброшен, и я решила сделать его своим. От чего такой интерес? - Насторожилась девушка.
  -- Кто бы ни был строитель, сила его невероятна. Я бы на твоем месте не рискнул так просто обосноваться посреди леса в совершенном одиночестве. - Откровенно признался киар, не заметив наигранно невинного тона собеседницы.
  -- Если ты живешь в деревне за рекой, должен знать, что говорят обо мне кониф. Они считают магию черной силой, а всех кто ею владеет демонами. Между прочим, сжечь меня пытаются в канун каждого религиозного великого празднества, одно радует, что их всего три. В основном мы соседствуем довольно неплохо. - Она ловко расправлялась с мясом, делая это потрясающе красиво.
  -- Значит Конифэро чужой мир, где же твоя родина? - Заинтересовался Вэлурис, наблюдая, как сменяется цвет глаз ставших изумительно чистого изумрудно-зеленого цвета.
  -- Он прекрасен и удивителен, но, к сожалению, навсегда утерян в бескрайних просторах вселенной. - Искренняя печаль трогала сердце даже такое очерствевшее как у молодого и весьма циничного киар.
  -- Ты не знаешь, дороги назад или изгнана за преступление? - Не успокаивался Вэлурис.
   Внезапно девушка рассмеялась звонко, словно потешаясь над неразумностью собеседника.
  -- Ни то ни другое, жизнь распорядилась и ничего не исправить. - Смех резко оборвался, сменившись серой грустью. - Я посетила сотни миров, много видела и испытала немало. Но сердечные раны все также болят, мешая спать и трезво мыслить. Однажды мудрая женщина убедила в необходимости жить дальше, не смотря ни на что. И теперь внутри пустота и жизнь без смысла, а прекратить ее, воли нет. Наверное, она все же была права разум, душа и сердце хранят не только боль, но и радость, мгновения счастья и тепла. Не стоит забывать то хорошее, что подарено с любовью и надеждой из-за предательских козней и бед. - Девушка вновь улыбнулась. - Никто не знает, какое будущее уготовила вселенная, быть может, еще прекраснее еще ярче! Мудрая целительница убедила, сказав одну только фразу: "Ты уже победила в нелегкой битве, появившись на свет, так стоит ли теперь признать поражение, превратив тело в пыль, а чувства в ветер?"
  -- Удивительно, никогда не задумывался ни о чем подобном. По крайней мере, не столь тонко и подробно. - Произнес киар, любуясь прекрасными чертами лица, немного застенчивой улыбкой и выразительным взором опушенным ресницами вишневого цвета.
  -- Да я тоже до определенного времени, никому не пожелаешь подобных мыслей. Нелегко пережить горе еще труднее хранить его в себе. - Она хлопнула в ладоши. - Не будем говорить о грустном. Расскажи о себе и почему живешь в мире смертных?
  -- Виной тому неразделенная любовь к замужней красавице. Но разлука лишь усилила желание, не знаю, как вернуться и чувствовать, что она близко стоит лишь пересечь маленький участок океана. - Вэлурис мечтательно улыбнулся.
  -- Назови имя пленительной девы, мне очень интересно. - Пошутила хозяйка дома.
  -- Волшебное звучание Эриока, изумительная Эриока.
   Фиали поперхнулась и сильно закашлялась. Вэлурис поспешил прийти ей на помощь и, дважды хлопнув по спине, предложил бокал молока, который она благодарна приняла.
  -- Опиши ее, пожалуйста. - С дрожью в голосе попросила Фиали, направившись проверить печь.
  -- Она красива, умна и умеет постоять за себя. Очень сильная и страстная натура, заслуживший ее любовь станет счастливейшим мужчиной на свете. Глаза меняют цвет в зависимости от настроения. - Говоря это, он внимательно следил за реакцией Фиали, дрожащими руками бессмысленно перекладывающей дрова с места на место. - Очень любит мясо, особенно с кровью, молоко, рыбу и сливочный крем. - Он ловко подбросил круглое яйцо в крапинку и, быстро поймав, начал тщательно чистить. - И еще яичницу, странный выбор, не так ли?
  -- Не соглашусь, во многих мирах эти продукты пользуются большой популярностью. Тем более среди хищников, а она без сомнения одна из них. - Было видно, что девушка полностью оправилась и взяла эмоции под строгий контроль.
  -- Вот в том и дело милая Фиа, Эриока дева леса и родилась в Эльфиарге. Конечно, кровь ипокриз течет в ее жилах, но очень малая часть.
  -- Эльфиарг населен? Я всегда считала его миром деревьев и прекрасных цветов. Даже как-то читала историю путешественника описавшего таинственный свет и музыку леса, не позволившего ему войти.
  -- Именно, жители были пугливы и недоверчивы к иномирцам. Но нашлись захватчики, постепенно подчинившие себе весь мир. Если тебе интересно побывать в нем, отправляйся со мной завтра на рассвете. Будет великий турнир, а это потрясающее зрелище.
  -- Да, только как надо быть одетой? У меня нет наряда. - Расстроилась Фиали, с надеждой посмотрев на него.
  -- Не переживай, я успею приобрести все необходимое. - Вэлурис встал и направился к двери. - Жди меня утром, но учти платье будет немного непривычным уж такая странная мода.
   Фиали кивнула, подумав, что об этом, она станет беспокоиться в последнюю очередь.

Глава 26

   Утром Фэрус по обыкновению отправился на тренировочную площадку, чтобы провести последний инструктаж всех участников ежегодного турнира, поскольку воспитывал и обучал их с самого начала, а, следовательно, нес ответственность за жизнь молодых дрэгон. Опасность серьезных ранений, а тем более гибели нисколько не волновала опытного воина, ведь главное правило его методики запрещало причинять противнику серьезный вред. Фэрус старательно рассказывал своим подопечным о важности самоконтроля и умения останавливаться, всегда помня о том, что это друг и соплеменник, а не смертельно опасный противник. Он постоянно внушал детям, что самое главное действовать как единое целое при реальной угрозе, разобщенность и незначительные междоусобные обиды сделают их беззащитными перед сильным и грозным врагом, который с легкостью завладеет их жизнями подчинив своей воле.
   Не удивительно, что рожденные в Эльфиарге дрэгон, а также их отцы никогда не помышляли об убийстве и выясняли отношения либо в смертном обличии на кулаках, либо, соревнуясь в скорости полета и огневой мощи. Именно поэтому ближайшие к Эльдрео горы ярко блестели на солнце, превратившись в прозрачное стекло за минувшие века испытаний.
  -- Старайтесь вынудить соперника принять смертное обличие, тогда победа будет за вами... - Поучал Фэрус, пока его молодая ассистентка раздавала новую планировку поля завтрашнего сражения.
   Юноши больше внимания уделяли златовласой красавице, а не тренеру, сверлящему их недовольным взглядом. Сейчас он очень сожалел, что поддался на уговоры сестры и супруги взять на эту должность выпускницу школы Орфит. Конечно, у девушки талант художника и она изумительно зарисовывала планы, понимая с полуслова, но яркая внешность крайне отвлекала дрэгон от занятий. Фэрус уже догадался, что Грансол весьма умна, но невероятно застенчива в отношении мужчин. Орфит и Элоиа с его помощью решили подыскать девушке хорошего мужа среди многочисленных воспитанников, но они не учли, как тяжело несчастной придется внезапно оказавшейся под пристальным вниманием множества глаз.
  -- Грансол, пожалуйста, просмотри мои новые чертежи, они нуждаются в доработке. - Произнес Фэрус резче, чем намеривался и сразу же пожалел об этом.
   Девушка согласно кивнула, густо покраснев видимо догадавшись о причинах такой срочности. Разочарование на лицах молодых дрэгон весьма красноречиво говорило о глубокой симпатии. Так что не пройдет и недели, как застенчивую Грансол уведут на церемонию к великому счастью настойчивых свах.
   После ее ухода занятие приняло серьезный характер. Юноши сосредоточились на объяснениях, хотя слышали их не в первый раз, но, желая показать себя с лучшей стороны, не упускали ни единой детали.
   Для теоретической подготовки недалеко от особняка Дрэгони на окраине города располагалось небольшое двухэтажное здание университета. В нем были оборудованы специальные комнаты, в которых дрэгон после окончания школ начиная с семнадцатилетнего возраста, проходили обучение всем тонкостям сложнейших стратегий ведения боя в обличии дракона. Затем, накопив необходимое количество знаний юноши, переходили к практическим занятиям на площадке, построенной недалеко от здания университета, окруженной магическим защитным экраном, не позволяющим случайному пламени вырваться, причинив городу и его жителям какой бы то ни было вред.
   Когда Фэрус убедился, что все дрэгон хорошо усвоили необходимый для завтрашнего сражения план, то позволил уговорить себя дать ученикам возможность немного потренироваться самостоятельно, чтобы лучше ориентироваться в предстоящей драке. Оставшись один, он медленно собирал чертежи, думая о важнейшей проблеме беспокоившей его на протяжении нескольких месяцев. Эриока вскоре должна будет родить, а ему так и не удалось связаться с Кродоком и предупредить о грозящей девочке опасности.
  -- Тренер, учите свой собственный план? - Произнес неожиданно вошедший Эргас в своей излюбленной нагловатой манере.
  -- Младший Дрэголол, давно тебя не было в Эльдрео. Уже закончил дела на севере? - Нехотя заговорил Фэрус, меньше всего сейчас расположенный к неприятной беседе.
  -- К счастью это именно так. Но если честно и без предисловий я хотел узнать об Эриоке. Ваша дочь еще не думает возвращаться?
  -- Не представляю как такое возможно, - печально проговорил Фэрус и, взяв себя в руки, добавил: - Она скоро подарит мужу дочь и счастлива в браке.
   Эргас попытался вежливо улыбнуться и не смог вместо этого он злобно оскалился, не скрывая охватившую душу ярость.
  -- Тебе давно пора забыть мою дочь Эргас, вокруг полно прекрасных эльфион, а она не вернется, даже если случиться нечто невероятное. - Фэрус постарался сказать это как можно мягче и все равно не смог избежать некоторой холодности и резкости тона.
  -- Вы правы тренер, впрочем, как всегда. Увидимся на турнире. - Он направился к двери и вдруг неожиданно повернулся. - Чуть не забыл, дрэгон с севера передавали властителям приветствия и небольшие сувениры. - Эргас щелкнул пальцами, и на ладони появилась небольшая фляга из чистого серебра украшенная искусным рисунком, традиционно изображающим дракона на фоне заснеженных гор. - Это великолепный напиток, помогает прояснять мысли, очищая разум. Будет полезен перед завтрашним турниром.
  -- Что ж очень хорошо, обязательно попробую. - Он принял подарок и поспешно добавил: - А теперь извини мне нужно помочь Грансол, завтра и без того тяжелый день.
  -- Конечно, увидимся на турнире. - Не спеша, следуя по коридору, Эргас злобно улыбался, радуясь хорошему началу его продуманного плана. - Посмотрим, какое мастерство ты покажешь нам на этот раз Фэрус. - Проговорил он шепотом и в этот момент столкнулся с красивой девушкой, испуганно смотревшей на него фиалковыми глазами.
  -- Извините, я так спешила. - Еле слышно заговорила златовласая фея.
  -- Наверное, ты Грансол? - Окинул Эргас ее оценивающим взглядом, от чего девушка смутилась едва не до слез. Увидев такую реакцию, он, пожалуй, впервые почувствовал неловкость за свое поведение.
  -- Вы не должны так смотреть, это очень обижает меня. Если вам безразличны мои чувства, то позвольте пройти и сделайте вид, что мы никогда не встречались. - Тихо, но уверенно произнесла прекрасная эльфион.
  -- Я, то есть зови меня просто Эргас...Дрэголол. - Неожиданно сам смутился дрэгон.
  -- Теперь все ясно, - уже громче и довольно жестко произнесла Грансол. - Единственный наследник второго правителя имеет полное право вести себя как взбесившийся кентавр в брачный сезон!
  -- При чем здесь кентавры? Они даже не из этого мира. И мое происхождение не значит...
  -- Именно твое происхождение действительно ничего не значит, по крайней мере, для меня! - она решительно оттолкнула опешившего Эргаса в сторону, и гордо вскинув подбородок, ушла дальше по коридору, соблазнительно покачивая бедрами чего, юноша никак не мог упустить.
  -- Послушай, прости... - Но гордая красавица уже скрылась за поворотом, не обратив внимания на его слова. - Вот это да. - Только и смог произнести Эргас и спустя мгновение сорвался с места догоняя девчонку. - Грансол! - Она сидела за письменным столом в просторной комнате у окна, и солнечный луч путешествовал по золотистым локонам, в то время как ветер забавлялся в пушистых волнах.
  -- Что-нибудь еще? - Холодный блеск глаз завораживал дрэгон, не привыкшего к подобному обращению.
  -- Да, я хотел, то есть подумал, может, ты захочешь... пойти завтра на турнир со мной? Это не из-за того, что я обидел тебя просто, в общем, что скажешь? - Он чувствовал себя маленьким мальчиком, тайком забравшимся в кабинет отца, чтобы достать из ножен родовой меч и пойманный с поличным.
  -- Может быть, а кто последний в очереди на это место? - Она издевательски улыбнулась, старательно рисуя что-то на листке.
  -- Не понял, значит вот какого ты обо мне мнения?! Думаешь, я бегаю за каждой, кто подвернется под руку?! - Он покрылся красными пятнами ярости, и быстро приблизившись к столу, с силой хлопнул по нему обеими руками.
   Грансол невозмутимо продолжала рисовать, не удостоив разбушевавшегося дрэгон ни словом, ни жестом. Эргас шокировано смотрел на нее и тут взгляд его упал на листок. Гнев тут же испарился, потому, как зрелище просто завораживало. Тонкими пальчиками девушка быстро и умело изобразила его лицо, передав всю похоть и сладострастие обидевшего ее взгляда. Эргасу и самому стало не по себе, только теперь он узнал как низко и омерзительно это смотрится со стороны. Она подняла голову и едва не коснулась губами его губ.
  -- Если завтра на турнире попробуешь хоть раз взглянуть на меня подобным образом, на следующий день такие портреты появятся в каждом доме. Не советую считать, что мне это не под силу, потому как я сирота, но выросла в доме Лорквума и прихожусь ему приемной дочерью. - Она издевательски коснулась его щеки нежными губами, и покинула комнату оставив на столе удивительно реалистичный портрет.
   Эргас еще минуту стоял неподвижно, затем осторожно дотронулся кончиками пальцев щеки и словно в тумане покинул здание университета, забыв обо всем кроме пленительных фиалковых глаз самой замечательной девушки на свете.

Глава 27

   Вечером Эриока скучая, любовалась красновато-сиреневым закатом из открытого окна гостиной. Асфони дремала в соседнем кресле, а трое киар, закрывшись в кабинете, уже час изучали план острова того самого, который посетили несколько месяцев назад. Литиций пришел в бурный восторг от живописного кусочка суши, покрытого фруктовыми садами и множеством озер, на удивление киар в них обитал редкий вид пресноводного малютка создающего в кратчайший срок драгоценный жемчуг. Магические свойства драгоценности были широко известны, но встречались крайне редко, потому что при соприкосновении с живой аурой они меняли свой цвет в зависимости от настроения и душевного состояния того, кто его носит. Литиций решил построить родовое поместье и заниматься выращиванием украшений, которые сделают его еще богаче, чем он есть сейчас. С момента их возвращения они занимаются проектированием и изучением малейших деталей, поскольку остров уже официально признан его собственностью, а некоторые кроли пожелали отправиться туда, служить молодому хозяину на новых землях.
   Эриока неожиданно поняла, что сейчас как раз удобный случай чтобы незаметно проникнуть в спальню Кродока и увидеть, наконец, портрет его погибшей жены. Вылетев из кресла, она направилась к лестнице и, убедившись в отсутствии свидетелей, поспешила наверх. Внутри все трепетало, когда дверь бесшумно распахнулась, и терпкий аромат сигар ударил в ноздри. Девушка с интересом разглядывала темные древесные панели, тяжелые шторы коричневато-золотистого цвета и огромную кровать с четырьмя столбиками в виде переплетенных ветвей кортуса лишенного листвы. Приглядевшись и проведя рукой, она догадалась, что это живое дерево, а само ложе очень напоминает те, что выращивают в Эльфиарге. Приказав веточке задвинуть шторы, она окончательно убедилась, когда тонкий стебель молниеносно выполнил приказ, и вернулся на место. В замешательстве Эриока повернула голову и не поверила своим глазам, позади нее на стене из живых ветвей висел большой портрет в полный рост, а рама шевелилась, наслаждаясь последними лучиками света. На картине, в белоснежном шелковом платье с цветами на юбке и рукавах была изображена учитель Орфит, холодно взирая великолепными бардовыми глазами, вероятно устав позировать в тесном наряде.
   Внезапно все встало на свои места, воспоминания и фразы обрели четкий образ и смысл. Эриока внезапно покраснела, тяжело вздохнув, и сразу побледнела, чувствуя ярость, обиду и бессилие что-либо изменить. Она коснулась ногами земли и присела в кресло, откинув голову на мягкую спинку, старалась привести дыхание в порядок. Острая боль в животе испугала и заставила громко вскрикнуть. Девушка ощутила густую, горячую влагу между ног и, прикоснувшись, подняла окровавленные пальцы, понимая, что это ненормально. Попытавшись взлететь, она медленно выбралась в коридор, оставляя за собой кровавый след. Эриока вновь ощутила сильный приступ и остановилась, прислонившись к стене. Боль путала мысли, не позволяя сосредоточиться и осознать серьезность ситуации. Она громко закричала и сразу же услышала встревоженные голоса и топот на лестнице. Первым ее обнаружил Джар, он без труда поднял девушку на руки и отнес в спальню, осторожно положив на постель. Почти сразу после этого в комнату ворвались Ктуар, Литиций и Асфони. Управляющий отослал всех кроме мужа и приказал Арми, обеспокоено топтавшейся у двери, найти главного лекаря острова, причем очень быстро. В комнату вошел Кродок и, приблизившись к постели, негромко произнес:
  -- Милая не следовало ходить в мою комнату, но если станет легче на душе, знай, Орфит действительно родила тебя и была моей женой. Я любил ее всем сердцем и если можешь, прости мой эгоизм и неуемную гордость. - Он нежно коснулся ее руки, обеспокоено глядя в побледневшее личико несчастной.
  -- Никто не виноват в случившемся. - Она тяжело вздохнула. - Мною двигало любопытство, я глупо поступила. - Эриока слабо улыбнулась и, почувствовав новый приступ, едва сдержала крик.
   Кродок вышел и в спальне остался лишь Ктуар к которому вскоре присоединился лекарь кроли, уже триста лет успешно принимающий даже очень тяжелые роды. Осмотрев девушку, пришел к выводу, что плод лежит неправильно, но будет нетрудно его повернуть и тогда все пойдет, как и должно.
   Проникнув в Эльдрео, Вэлурис очень рисковал, но поскольку внешне почти не отличался от смертной оболочки дрэгон, то покупка одежды для Фиали прошла успешно. Конечно, оставались некоторые трудности, киар не знал точно, какого рода магией она владеет, и говорит ли на языке эльтран? Поэтому решил навестить ее после заката и показать необходимые заклятья для элементарного пользования веером, а с остальными препятсятвиями он как-нибудь справиться сам.
   Когда до хижины оставалось несколько шагов, вечернюю тишину прорезал ужасный крик, Вэлурис тут же бросился к двери и настежь распахнув ее, обнаружил Фиали, извивающуюся на полу от боли. Из носа текли алые струйки крови, а кожа казалась почти прозрачной, настолько было бледно ее лицо.
  -- Фиали кто это сделал с тобой милая? - Юноша нежно поднял ее на руки и положил на постель, укрыв одеялом.
  -- Мне нужно попасть в твой мир, я чувствую барьер и не могу переместиться. - Она сжала зубы, прерывисто дыша, испытывая новый мучительный приступ. - Если ты не поможешь, Эриока медленно погибнет в страшной агонии.
  -- Постой барьер не пропускает ипокриз, ты одна из них? - Фиали утвердительно кивнула и выжидающе посмотрела в его лицо. - Как ты можешь знать что-то об Эриоке? Вдруг я помогу преодолеть защиту, а ты погубишь ее?!
  -- Вэлурис, верь мне, времени почти не осталось девочка умирает, только я в силах помочь!
  -- Ну, хорошо, помни об одном, я везде смогу отыскать тебя в любом обличии, если она погибнет с твоей помощью, отправишься за ней в тот же миг.
  -- Договорились, но этого не случиться, обещаю.
   Вэлурис осторожно смыл кровь с ее лица, и крепко обняв, перенес через барьер к поместью Кродока. Влетев внутрь, он увидел встревоженного Литиция и его жену спускавшихся по лестнице им навстречу. Заметив неожиданных гостей, они очень удивились и поспешили выяснить причину незапланированного визита.
  -- Срочно ведите меня к Эриоке, эта девушка должна помочь иначе случится непоправимое. - Он направился к лестнице, но был остановлен взявшимся неизвестно откуда Кродоком.
  -- Кажется, твоей подруге помощь требуется в не меньшей степени, кстати, кто она такая? - Хозяин острова подозрительно щурился, внимательно разглядывая бледное личико и капельки крови у изящного носика, девушка едва дышала, с трудом сохраняя остатки сознания.
  -- Вэлурис поставь меня на ноги. - Твердо произнесла Фиали, игнорируя его сомневающийся взгляд.
   Он подчинился, и девушка приблизилась к Кродоку, мягко коснувшись кончиками пальцев его виска. Пришлось встать на цыпочки, так как она едва доставала макушкой до плеча киар. Как только она это сделала Кродок в изумлении замер широко раскрыв глаза. Спустя мгновение Фиали отстранилась и мягко произнесла:
  -- Требуются объяснения или видения были понятны?
  -- Вэлурис бери девушку, и следуйте за мной, Эриока в большой опасности! - Он быстро взлетел по лестнице и направился к спальне, из которой доносились мучительные стоны роженицы и крики ее мужа требующего от лекаря немедленных действий.
  -- Если сейчас же не сделаешь что-нибудь, я скормлю тебя первой попавшейся птерикс, ты меня понял?! - В бешенстве кричал Ктуар, держа испуганного лекаря за загривок высоко над полом.
  -- Не понимаю, отчего, но совершенно не могу помочь, такие роды я вижу первый раз за долгую практику акушера! - Он беспомощно разводил маленькими лапками и плаксиво морщил носик, хлопая огромными золотисто-оранжевыми глазами, умолявшими о снисхождении.
  -- Ктуар, - резко позвал Кродок, стремительно ворвавшись в комнату. Он посмотрел на постель и с ужасом увидел, что Эриока в почти бессознательном состоянии разрывает одеяло острыми когтями, страдая от боли. - Немедленно отпусти кроли, он не в силах что-либо сделать.
  -- Ну, уж нет, так просто я не сдамся! Она умирает!
  -- Твоя жена ипокриз мой мальчик, чистых кровей. - Сказав последнее слово, он посмотрел на дверь, в которую вошел Вэлурис несший на руках молоденькую девушку.
  -- Все вон! - Крикнула Фиали и села на край постели, даже не удосужившись проверить, выполнят ли трое киар ее приказ.
   Двое из них переглянулись, и крепко ухватив воинственно настроенного Ктуара за руки, вывели его из спальни, плотно прикрыв за собой дверь.
  -- Эриока посмотри на меня, - мягко, но настойчиво произнесла Фиали. Девушка открыла глаза, с трудом сосредоточив затуманенный взгляд. - Умница, а теперь сконцентрируйся и сделай так, чтобы дети приняли смертный облик, им будет легче родиться.
  -- Не понимаю, - слабо проговорила Эриока и попыталась вновь закрыть глаза.
  -- Не смей! - велела Фиали и хлопнула ее по щеке.
   Девушка удивленно раскрыла глаза, которые быстро изменились, став узкими щелками кроваво-красного цвета с вертикальной полоской посредине.
  -- Уже лучше - сказала Фиали, ответив подобным взглядом. - В тебе трое малышей, но им необходима помощь. Правильнее было отложить яйца, до того как произошел скачок роста, ну раз не получилось, придется рожать как все смертные. - Она осмотрела Эриоку и пришла к выводу, что детям пора появиться на свет. - Создай магический жгут и направь в себя, ребенок захватит его аурой и без труда выйдет наружу.
  -- Вы ипокриз, как и я верно? - Прерывисто дыша, поинтересовалась Эриока.
  -- Правильно милая, но сейчас важно не кто ты, а как умеешь управлять сущностью и силой, сконцентрируйся, сделаем это вместе моя магия сильнее и старше, не переживай все получиться.
   В комнате внезапно повысилась температура, а воздух стал таким плотным, что казалось, можно было прикоснуться к нему руками. Появилась вибрация магических сфер, и все в доме ощутили мощный всплеск на самых глубоких уровнях сознания. Окончательно лишившись самообладания, Ктуар попытался выбраться из кабинета, где находились все киар. Литиций и Вэлурис сумели усмирить разбушевавшегося мужа, что даже совместными усилиями далось отнюдь нелегко. В тот момент, когда Кродок уговаривал несчастного племянника оставить жену на какое-то время в покое, послышался пронзительный детский крик, оповещая о рождении младенца. Теперь уже все четверо летели наперегонки к спальне узнать все ли в порядке. Путь им преградил бесстрашный Джар поздравивший Ктуара с рождением сына. Но, как он сообщил, целительница запретила пускать кого-то кроме Арми, которая помогает обмывать и пеленать первенца. Через две минуты неохотно захныкал еще один ребенок, а вскоре вслед за ним третий. Литиций с уважением посмотрел на кузена ставшего отцом сразу троих малышей. Ктуар решительно оттолкнул управляющего и, ворвавшись в комнату, бросился к жене, счастливо улыбавшейся маленькому свертку, издающему чмокающие звуки возле ее груди.
  -- Милый посмотри у нас сын он полностью твоя копия, такой хорошенький. - Она ласково погладила крошечные щечки и, отстранив младенца от себя, отдала мужу.
   Ктуар осторожно, испытывая странный трепет, держал своего первенца, удивляясь, какой он маленький, но при этом так забавно хмуриться, разглядывая отца небесно-голубыми глазами.
  -- Остальные тоже хотят кушать, - произнесла Фиали появившись из ванны еще с двумя подобными свертками.
  -- Спасибо, вы спасли моих детей и жену. Только скажите, как могу отблагодарить...
  -- Я спасла свою дочь и внуков, лучшей благодарности, чем их жизнь невозможно желать. - Спокойно произнесла Фиали и отдала загадочно улыбавшейся Эриоке второго сына, оставив внучку у себя, дожидаться, пока поест маленький братик.
  -- Это так милый, Орфит моя приемная мать она лишь доносила не успевшее развиться яйцо в себе, поэтому способности эльфион тесно переплелись с магией ипокриз. Но сущность осталась неизменной.
  -- Но кто же тогда наши дети? - Ктуар внимательно смотрел на сына, сладко уснувшего в его руках, словно пытаясь увидеть внешние отличия.
  -- Таких как они принято называть мисторн или попросту мисты. Дети, рожденные от магически сильных родителей чистой крови принадлежащих к разным мирам. Малыши наследуют двойную силу, но должны учиться управлять сущностями, поскольку одна будет дракон, а вторая киар или по обычаю лесной народ. Такого не бывало за всю историю Дрэгорании, ведь дрэгоран магически лишь на половину. Ваши дети не имеют в себе сущности смертных, хорошо это или плохо покажет время. - Фиали забрала внука отдав Эриоке дочь, которая жадно припала к груди, наслаждаясь питательным материнским молоком.
  -- Как быть киар я смогу объяснить, и научу всему, но о дрэгоран, к сожалению, мне не известно. - Задумчиво проговорил Ктуар.
  -- Когда детям исполниться семнадцать я отправлю их в Эльфиарг к моему отцу. - Объявила Эриока с решительным видом.
  -- За этот срок многое может произойти девочка моя. - Фиали снисходительно улыбнулась, зная по опыту как переменчива жизнь. - Я должна вернуться в Конифэро, завтра отправлюсь в Эльфиарг на турнир и, наконец, увижу братьев. - Она задумчиво поправила огненную прядь. - Странно, я посетила столько земель в надежде найти их, а они поселились в мире, о котором даже не скажешь, что он обитаем. - Фиали поцеловала Эриоку в лоб и еще раз, взглянув на детей, растворилась в воздухе.
  -- Она действительно твоя мать? - Удивленно спросил Ктуар. - Просто выглядит не старше семнадцати.
  -- Ипокриз не стареют, забыл? - Поучительно произнесла Эриока.
  -- Эльфион тоже, но с годами делаются спокойнее, и не знаю высокомернее что ли.
  -- В дрэгоран слишком много страсти, они одинаково безрассудны в любом возрасте. - Весело, но тихо рассмеялась его жена, боясь разбудить новорожденных.
  -- Тебе надо поспать, роды забрали все силы.
  -- Ктуар, я люблю тебя всем сердцем, прости, что не сказала раньше. - Нежно произнесла Эриока.
  -- Солнышко, я тоже очень люблю, ты единственная в моем сердце. - Старший малыш недовольно пискнул. - Извини сын, ты твой брат и сестра там же где и мама, навсегда в моей душе.
   Ктуар приказал унести детей в приготовленную для них комнату и велел няням кроли непрерывно следить за ними, чтобы в часы кормления приносить матери и днем и ночью. Всем очень хотелось увидеть малышей, но опытный воспитатель Формазия, что вырастила племянников Кродока, быстро разогнала охотников создав детям уют и тишину. Малыши оказались на удивление спокойными, желая кушать, всего лишь превращались в маленьких ящериц с крошечными крыльями, выбирались из пеленок и, постукивая коготками, бежали в сторону спальни к маме, а, забравшись ей на грудь, вновь становились младенцами. Это умиляло родителей, но безумно пугало кроли не привыкших что по коридорам носятся зубастые твари. В первый раз няня попыталась их ловить, но девочка-дракон укусила ее за палец и, вывернувшись, вприпрыжку догнала братьев спешащих на пир.
   К утру стало понятно, что одного молока детишкам мало. Эриока, проголодавшись, попросила жареного мяса, и как раз, когда она с аппетитом жевала прибежали сорванцы и уже собрались сменить обличия, как вдруг почуяли чарующий аромат. Запрыгнув на постель, они втроем расправились с огромной тарелкой за пару минут, и удовлетворенно икая, запили грудным молоком, уснув под боком счастливо улыбающегося отца.

Глава 28

   Фиали хотела появиться в Эльфиарге в черном шелковом костюме, и мечем Дрэгуин на поясе, но, увидев волшебное чудо из алого шелка и прекрасных роз, не смогла устоять перед искушением примерить необычный наряд. Сидело платье идеально, подчеркивая прелести фигуры откровенно выставив полную грудь на всеобщее обозрение. Много повидавшая за долгую жизнь дрэгоран не была против, хотя признала, что двигаться весьма сложно, дышать также трудновато, особенно если не желаешь немедленно оголить туго стянутую плоть. Решив носить наряд не слишком долго, она поблагодарила Вэлуриса, и вместе они отправились в путь.
   Когда перемещение завершилось, они очутились у края леса среди древесных гигантов, недовольно покачнувшихся им навстречу. Вэлурис произнес несколько фраз на непонятном ей языке, и великаны успокоились, мгновенно потеряв к ним всякий интерес.
   Пересекая равнину, Фиали увидела красивый город, прекрасные дома и сады даже издали казались необыкновенно чудесными. Они направлялись к странной постройке похожей на лестницу невероятных размеров уходящую высоко в небо. Сооружение оплетали тысячи ветвей, постоянно шевелившихся и издающих странные шелестящие звуки. Рядом расположились столы с напитками и едой, где к изумлению Фиали хозяйничали исключительно ветви.
  -- Какой ужас! Они напомнили мне ядовитых змей, как эльфион это допускают? - Девушка брезгливо поморщилась.
  -- Растения в данном случае заменяют слуг, видишь ли, в этом мире научились общению с ними. Эльфион и флора Эльфиарга не отделимы друг от друга, даже эльфий не ощущали связи такой силы. Возможно, поэтому женщины не пожелали покинуть родные места, несмотря на угрозу. - Пояснил Вэлурис.
  -- Так много народу, ой как забавно! - Рассмеялась Фиали, заметив дракона несшего в лапах корзину полную разряженных женщин.
  -- Необычный способ передвижения. - Согласился киар с улыбкой. - Но иного выхода нет, эльфион смешанной крови не умеют летать.
  -- Немного странно, ведь дрэгоран должны были дать потомство мисторн, а как я узнала от Эриоки, магия лесного народа постепенно угасает. - Она посмотрела на все прибывающих дрэгоран. - Внешне никаких отличий, полагаю вынужденные покинуть свой мир, мужчины истощили магический дух бесконечными поисками. Когда спасением стали девы леса, сила ипокриз подавила чужеродную кровь, чтобы потомство получилось более дрэгоран, чем эльфий. Полагаю, вскоре им придется обходиться без цветочков и кустиков. Девушки будут смертны, а мужчины останутся сильными ипокриз несмотря ни на что.
  -- Пугающе печально, служители похожего мнения, но считают обличия разделяться.
  -- Никогда, это происходит, если род был основан смертными и драконами. Мы напротив произошли от небольших магических ящериц, постепенно изменяющих внутреннюю сущность и тело. Первые дрэгоран выглядели немного страшновато, причем в обоих обличиях. Но сменялись тысячелетия, мы стали более цивилизованными, разумными существами умеющими подавить дикие инстинкты. По крайней мере, большинство из них. - Проговорила Фиали, отобрав у проплывающей мимо ветви пахнущую мясом закуску на палочке.
  -- Предлагаю занять места повыше, так лучше видно. Если хочешь что-нибудь еще, то я прикажу ветвям, и они исполнят. Твое поведение нас выдаст. - Прошептал Вэлурис, покосившись на молоденьких эльфион не сводивших с него заинтересованного взгляда.
  -- Скорее твоя привлекательная внешность, девушки так и мечтают коснуться губами твоих губ. - Поддела его подруга, стараясь откинуть назад непослушные локоны по совету Вэлуриса оставленные свободными, поскольку все равно не получилось бы создать прическу подобную тем, что делают миркусы этого мира.
   Киар благоразумно промолчал, не желая раздражать воинственную дрэгоран, ведь он не был уверен, что она не превратиться в гигантское чудище, и не изжарит его в тот же миг пусть очень сожалея об этом потом.
   Добравшись до понравившихся мест, они с интересом разглядывали огромную площадку, окруженную защитной магической сетью, дабы уберечь зрителей от огненных струй и неосторожных поворотов сражений. Вскоре когда казалось, в этом месте собрался весь Эльдрео чей-то громкий голос объявил о начале ежегодного турнира и первой битве являвшейся показательно образцовой. "На площадку выходит великий тренер Фэрус Дрэгони и его лучший воспитанник Винзаг Дрэгуин" - громко объявил главный властитель, и занял свое место в шикарной ложе. Фиали крепко ухватила Вэлуриса за руку и в нетерпеливом ожидании смотрела вниз. Она не видела детей и боялась не узнать их лица, но все же втайне надеялась на верность материнского чутья.
   Эргас, занимавший отцовскую ложу, наслаждался обществом красавицы Грансол и изо всех сил старался ей угодить, отчетливо понимая что, наконец, встретил ту единственную по настоящему согревшую его сердце. Девушка отвечала взаимностью, и прекраснее нежных фиалковых глаз не существовало ничего на свете. Она мягко улыбнулась, обратив его внимание на выступление кузена и тренера. Эргас не сразу осознал смысл сказанного и, посмотрев на площадку в ужасе замер, чувствуя холодный страх когтистой лапой сковавший душу. В руке Фэрус держал ту самую серебряную флягу и, сделав глоток, отдал ветви, сразу же удалившейся с поля боя. Эргас вскочил на ноги, быстро помчавшись вниз. Грансол обеспокоено окликнула возлюбленного, но тот ничего не замечал, стремясь добраться до площадки быстрее ветра.
   Начался бой, и противники обрели звериное обличие. Винзаг сделал запланированный маневр призванный продемонстрировать разрывающий удар шипами хвоста по крылу противника. Фэрус должен был перевернуться и отбить лапами, стремясь ухватить зубами незащищенную шею, но вместо этого яростно бросился в атаку пользуясь всеми преимуществами веса и опыта, безусловно, превосходящими по сравнению с юным дрэгон.
   Публика изумленно ахнула, многие поднялись с мест, взволнованно переговариваясь между собой. Зрители не понимали причину внезапной агрессии и с ужасом замерли на своих местах.
   Винзаг сумел уклониться, но следующий выпад мог стоить ему жизни. Он лихорадочно соображал, что произошло, как вдруг драконье обличие Эргаса приземлилось между ним и взбесившимся тренером. Фэрус тут же переключился на новую жертву, выпустив мощную струю пламени. Эргас отбросил кузена в сторону и ловко уклонился, увлекая черного дракона за собой в небо.
   Правители мгновенно последовали за ними, Лорквум и Сэгор были трудно различимы, но Паур сиял на солнце золотой чешуей и ярко-зелеными шипами. Они настигли сражавшихся в тот момент, когда Фэрус сумел нанести мощный удар хвостом. Эргас, истекая кровью, полетел вниз, стараясь приземлиться самостоятельно до того как потеряет сознание и разобьется. Паур сумел подхватить его лапами в последний момент и, положив сына на расстеленное одеяло, разорвал на нем одежду, осматривая раны.
   Удар повредил грудную клетку, к счастью сердце и легкие чудом уцелели, но юноша потерял много крови и теперь жизнь Эргаса была под угрозой.
   С невероятной силой, расталкивая толпу любопытных, Фиали подбежала к раненому, лихорадочно осматривая ужасные раны.
  -- Эргас сын мой, как же так получилось? - Слезы струились из зеленовато-золотистых глаз и несчастная мать не замечала Паура, не верившего своим ушам и взору.
  -- Фиали? - С сомнением в голосе произнес правитель.
  -- Паур, надо немедленно унести его отсюда, я отправлюсь за помощью. Есть только один лекарь способный вернуть мальчику жизнь. - Девушка решительно сняла с руки браслет, из странного прозрачного метала с кусочком пера внутри и в тот же миг исчезла, появившись у незнакомого горного озера. - Призываю тебя Отол! Мне необходимы твои знания и сила!
   Подул холодный ветер, и величественно взмахнув крыльями, целительница приземлилась на берегу с неизменной мудростью в хищных круглых глазах посмотрев на причудливо одетую девушку.
  -- В душе я всегда знала, что ты сумеешь найти путь ко мне юная императрица. - Мягко произнесла Отол.
  -- Мой сын смертельно ранен, только тебе под силу помочь! Пожалуйста, спаси его, прошу! - Фиали упала на колени, беспомощно зарыдав от отчаяния.
  -- Кто из принцев приходиться ему отцом? - Строго поинтересовалась птерикс.
  -- Это не имеет значения теперь, оба мальчика воспитаны моими братьями. Они не унаследовали кровавой жестокости Лиурта, поверь. - Фиали умоляюще смотрела на огромное создание, делающее нелегкий выбор между долгом и справедливой жаждой мести.
  -- Хорошо, но жители другого мира не привыкли к существам подобным мне. Пусть твоего сына вынесут на равнины, чтобы я могла его лечить. Как только вы будете готовы, примени браслет, и я тотчас узнаю, где он находиться. - Она взмахнула крылом. - А теперь иди, нужно торопиться.
   Фиали благодарно поклонилась, поспешив вновь вернуться в Эльфиарг. Оказавшись на месте, она увидела всех своих братьев, причем Фэруса без сознания рядом с ее сыном.
  -- Не понимаю, откуда он мог взять отвар редкого горного растения вызывающего слепую ярость. - Хмуро проговорил Сэгор, держа в руке серебряную флягу. - А после потерю сознания на несколько часов.
  -- Мне жаль, но думаю, Эргас сам дал этот напиток, только не знаю для чего? - Произнес Лорквум, долгое время живший на севере и помнивший что только там растет подобная трава.
  -- Смотрите, я был прав! - Воскликнул Паур, радуясь живому подтверждению своих слов, поскольку ни один из братьев не поверил странному рассказу, больше похожему на сон.
   Фиали приблизилась к онемевшему от изумления Сэгору и со всей силы ударила по щеке. Великий правитель Эльфиарга даже не шелохнулся, молча, улыбаясь загадочно сузив глаза. Затем сгреб девушку в охапку и крепко обнял, зарыв лицо в мягкую огненную гриву, не обращая внимания на удивленные возгласы множества эльфион и молодых дрэгон.
  -- Я считал, что больше не увижу тебя маленькая непоседа. - С дрожью в голосе произнес Сэгор.
  -- Прости, я много раз пыталась найти ваш новый мир, но потерпела неудачу. Мне и в голову не пришло искать в лесах Эльфиарга, но теперь... - Она слегка отстранилась с тревогой заглянув в его глаза. - Нужно спасти моего сына. Отнесите Эргаса на открытое пространство и уведите посторонних. - Приказала девушка, с детства привыкшая повелевать и не терпела непослушания. - Мне нужна теплая вода и много мягкой ткани, пусть соорудят навес и принесут одеяла. Ему необходим покой.
  -- Что ты задумала на этот раз сестра? - Поинтересовался Лорквум, заботливо поправляя непослушные пряди пылающих на солнце волос.
  -- Думаю, ответ будет слишком долгим, поэтому выполните все, как я сказала, время бездействия лишит его жизни. - Девушка приблизилась к сыну, и мягко коснувшись губами бледной щеки, передала часть силы, что удержит магический дух, не позволив покинуть раненое тело.
   Когда все было готово, Эргаса осторожно перенесли под навес, построенный на цветущем лугу недалеко от города. Рядом с ним остались правители и Винзаг, отказавшийся покидать кузена, спасшего ему жизнь. Фэруса решили отнести в особняк, зная, что через некоторое время, он очнется, не сохранив память о трагическом сражении.
   Фиали сняла браслет, и крепко сжав его в ладони, мысленно призвала целительницу птерикс. В тот же миг небо почернело, и из воздушного потока вместе с хлопьями снега и ледяным ветром появилось гигантское существо не уступающее в размерах любому юному дрэгон. Правители тут же приняли драконий облик и заслонили навес собой, угрожающе вытянув мощные шеи. Винзаг также последовал их примеру, недоумевая, откуда взялся ужасный зверь и почему именно теперь явился в Эльфиарг.
  -- Прекратите! - Закричала Фиали, заслонив собой чудовище, невозмутимо приземлившееся рядом с навесом. - Я вызвала птерикс, только Отол может вернуть Эргасу жизнь. Вы не знаете, но еще в древние времена зверо-птицы и дрэгоран не могли существовать друг без друга. Наша магия тесно связана, они умели лечить любые раны даже возвращать жизнь утерянную не слишком давно. Мы нужны им для равновесия духовных сфер, поскольку без этого птерикс из поколения в поколение вырождаются, превращаясь в диких неразумных созданий. Поверьте, если бы не Отол я бы непременно разбилась о скалы, она остановила меня и вернула желание жить, не смотря на потери и боль. - Фиали внимательно смотрела на братьев, недоверчиво переступавших с лапы на лапу, при этом решение оставалось за старшим из них.
   Сэгор сменил, светлую чешую на смертное обличие и, приблизившись к сестре, негромко произнес:
  -- Полагаю, ты не стала бы вредить собственному ребенку. Я верю милая, и надеюсь, она сумеет помочь моему племяннику. - Повернувшись к братьям все еще недоверчиво скалящимся на невозмутимую птерикс, Сэгор приказал: - Успокойтесь и дайте ей приблизиться к Эргасу!
   Сменив облик, дрэгоран нетерпеливо мерили шагами луг, пока Отол давала указания Фиали, сама же птерикс непонятно зачем выдергивала небольшие перышки и пух из крыльев и шкуры. Аккуратно складывала их возле больного, периодически прикасаясь к его руке кончиком огромного клюва.
  -- Положи перья в горячую воду, а затем намочи кусочек ткани и осторожно промой раны, это остановит кровотечение. - Проговорила целительница, выдергивая еще одно перо. - Хорошо, а теперь приложи к ним пух и перевяжи. Он не очень пострадал, видимо неудачно увернулся от хвоста. Попади шип чуть выше, и сердце разорвало бы в клочья, дух хорошо охраняет род императора. - Неприязнь в голосе Отол не понравилась Фиали.
  -- Эргас не такой как его отец и не заслуживает осуждения за его жестокость и насилие. - Вступилась она за сына.
  -- Возможно, но внешнее сходство поразительно и мне сложно равнодушно смотреть на его лицо. - Грустно, но жестко проговорила Отол, наблюдая, как Фиали перевязывает раны, заживающие с поразительной скоростью.
  -- Мы не в праве видеть в мальчике зло его отца, ведь я как мать чувствую и знаю это лучше других. - Фиали закончила перевязывать сына и повернулась к братьям. - Отнесите Эргаса в дом и проследите, чтобы никто не смел, его беспокоить. - Девушка нежно коснулась крыла Отол. - Спасибо за все, однажды я уже говорила тебе это и повторяю вновь, семья много значит для меня, видеть, как в Винзаге - она посмотрела на рыжеволосого юношу, - будто в зеркале отражаются черты Горма, а Эргас словно Лиурт, но с теплом в душе. Эриока унаследовала характер своего деда Эратэуса и сделала меня самой счастливой бабушкой на свете. Если бы не ты мудрая птерикс мое сердце могло разбиться о скалы Дрэгорании много лет назад. Благодарность моя безмерна и вечна как память вселенной.
  -- Возможно, я смогу однажды сделать тебя еще счастливее, - загадочно произнесла Отол и исчезла, рассеянная ветром.

Глава 29

   Эриока снова видела сон. Осторожно ступая по великолепному коридору дворца с величественными арками, из которых открывался вид на бескрайний город, необычайно прекрасный и казалось спящий в лучах красновато-золотистого диска. Послышались голоса, она поспешила вперед и неожиданно замерла, увидев почти точную копию Эргаса, но крупнее и должно быть старше.
  -- Но император, мы не можем найти мир населенный разумными растениями, драконами и миниатюрными девушками в цветах вместо одежды. - Заискивающим тоном произнес невысокий мужчина с короткими серебристыми волосами и внимательными черными глазами. - Его попросту не существует!
  -- Тогда к чему мне такое количество исследователей иных земель? - Спокойно произнес тот, кого называли императором, неторопливо следуя навстречу Эриоке, застывшей на месте от испуга. - Думаю пора устроить небольшую показательную казнь для улучшения работы в других областях государственных дел. Тридцати дрэгоран будет достаточно... для начала, разумеется.
  -- Повелитель, пожалуйста, пощадите! - Несчастный упал к ногам жестокого правителя и вцепился в край его золотистой мантии. - Есть лишь один мир, отдаленно напоминающий тот, что вы видели в своих снах, но там нет жизни. Только бескрайние леса и больше ничего.
  -- Прикажи собрать моих лучших воинов Даргент, я лично поведу их в иной мир на поиски жены и сына. - Взволнованно вздохнув, он произнес. - Знаю, дочь также жива, она станет самой великой принцессой за всю историю мира ведь в ней моя кровь!
   Эриока вскрикнула и зажала рот рукой, когда император с интересом посмотрел в ее сторону. Он сделал несколько шагов и потянулся, словно желая коснуться ее лица своей ладонью. Девушка испуганно отстранилась, недоумевая, как может быть заметной для него в собственном видении. Развернувшись, она выпрыгнула из арки и, не долетев до земли, проснулась в нежных объятиях Ктуара, который не отходил от нее с момента родов. Вместе они много спали, периодически просыпаясь от скрежета коготков новорожденных настойчиво царапающих деревянную дверь. Разбудив мужа, она торопливо пересказала свой сон, и опасения что это может быть правдой, а значит скоро ее грозный отец император Лиурт нападет на ничего не подозревающих дрэгон Эльфиарга.
  -- Одевайся, нужно рассказать дяде обо всем. - Сказал Ктуар, поспешно натягивая бриджи.
  -- Ты прав, Кродок может помочь. - Она накинула легкое платье из серебристо-черного кремпа длиной до пола с короткими рукавами до локтя и ярко-синей лентой под грудью.
   Кродок согласился с правильностью опасений и приказал Броку оповестить соседний остров Рептора. Возможно, они смогут помочь родному миру даже в борьбе против необычайно сильных захватчиков.
   Стая черных чаек разлетелась во все концы Киартании сообщить о скором уничтожении мира лесов армией ужасных дрэгоран. Истинные эльфий не останутся равнодушны, ведь они не мирные жители как тысячу лет назад, а опытные воины умеющие дать отпор врагам.
   Эриока переместилась на берег озера вместе с Ктуаром и его дядей, она рассказала им о Чартее и попросила не удивляться ее появлению. Коснувшись медальона, девушка мысленно призывала птерикс, моля о помощи. "Чартея если слышишь, пожалуйста, ответь, я нуждаюсь в твоем совете как никогда!" Холодный ветер подарил надежду. Эриока напряженно всматривалась в небо и радостно улыбнулась, когда солнце заслонили серебристо-серые крылья. Птерикс плавно спустилась на берег, недоверчиво поглядывая в сторону киар.
  -- Тея как давно мы не виделись! - Эриока нежно обняла мохнатую шею.
  -- Извини, я боялась за тебя и хотела помочь. Сны объяснили многое, но только настоящая мать могла все исправить. В течение этого времени я старалась найти Фиали в другом мире, но она услышала твой зов и сумела преодолеть барьер. - Чартея осторожно отступила на шаг и внимательно посмотрела на подругу.
  -- Был еще сон, невероятно реальный. Я видела настоящего отца, он готовит вторжение в Эльфиарг собирается уничтожить мой мир! - Воскликнула Эриока в отчаянии.
  -- Предупреди дрэгоран, я поспешу к своему племени, уверена, им доставит огромное удовольствие сразится с ненавистным императором. - Сказав это, зверо-птица поднялась в воздух и растаяла облачком тумана, поплывшим над тихими водами озера Ижм.
   Фиали не отходила от постели сына, постоянно смачивая его лоб перьевым настоем, чтобы сбить жар. Опасность для жизни миновала, но заботливая мать все же не могла доверить Эргаса кому-то другому.
  -- Мама, - позвал Винзаг, бесшумно вошедший в спальню кузена. Он чувствовал странный трепет и душевное тепло, называя матерью малознакомую, но такую родную дрэгоран внешне не старше семнадцатилетней девушки. - Кое-кто очень настаивает на встрече с Эргасом, и думаю лучше ее пропустить.
  -- Я должна видеть его! - Воскликнула золотоволосая эльфион, гневно сверкая фиалковым взглядом в сторону Винзага, удерживающего дверь.
  -- Позволь ей войти сынок, - с улыбкой ответила Фиали заинтересованно рассматривая изящную красавицу.
   Девушка поспешно оттолкнула досадную преграду в сторону и быстрее ветра ворвалась в комнату, опустившись на колени у постели, с любовью и невероятной нежностью прикоснулась губами к устам юноши, обхватив ладонями побледневшие щеки.
   Фиали не удивилась и даже обрадовалась, что Эргас нашел свое счастье. Милая девушка без сомнения уже подарила ему свое сердце, большего любящая мать не желала, лишь бы ее ребенок познал мир и наслаждение взаимной страсти. От поцелуя Эргас проснулся и, с трудом приподняв тяжелые веки, нежно посмотрел на эльфион, смахнув прозрачную слезинку одиноко катившуюся из прекрасных фиалковых глаз.
  -- Грансол, ты так красива, даже когда плачешь. - Он перевел взгляд на Фиали и попытался приподняться, от чего тихо застонал, прижав руку к перевязанной груди. Эльфион помогла ему лечь на мягкую подушку и заботливо поправила одеяло. - Кто вы? - Обратился он к незнакомой девушке, занявшей кресло возле постели.
  -- Не удивляйся сынок, но это твоя мать, - произнес Паур только что вошедший в комнату.
  -- А как же Миларэс? - Удивился Эргас, недоверчиво поглядывая на огненные волосы совсем юной красавицы.
  -- Она воспитала и подарила ту любовь, на какую была способна. - Ответила Фиали, опередив брата. - Мне пришлось оставить тебя и Винзага когда вы находились в скорлупе и были слишком малы, чтобы вылупиться как все дрэгоран через несколько месяцев. Прошло около ста лет, прежде чем магический дух позволил создать условия для преодоления барьера роста. Но я подарила жизнь, дух связывает меня с детьми и если случается беда, я узнаю об этом первой чувствуя часть боли и страданий. Винзаг и Эриока твои брат и сестра.
  -- И ты молчал все это время? - Разозлился Эргас на отца, злобно сверкая янтарно-желтым взглядом.
  -- Извини, так было нужно, как твой дядя я поклялся оберегать и защищать тебя даже утаив правду. - Паур встал позади сестры.
  -- Но кто мой отец? - Грансол успокаивающе погладила каштановые пряди возлюбленного, от чего взгляд Эргаса сразу потеплел.
  -- Он властитель мира, из которого мы бежали сто лет назад, по меркам Эльфиарга прошло тысячелетие. - Ответил Паур.
  -- Даже не хочу знать, что произошло, зная Сэгора, могу предположить, причина была более чем существенной.
  -- Ты прав милый, оснований для побега скопилось множество. Главное ты жив и как мне показалось счастлив. - Она приблизилась к сыну и ласково коснулась его плеча. Эргас не отстранился, удивляясь, насколько родными и заботливыми кажутся ее прикосновения.
   Дверь резко распахнулась, и в спальню ворвался встревоженный Кизарис тяжело дыша после быстрого бега.
  -- Ужасное известие, скоро Эльфиарг наполнят иномирные дрэгоран во главе с самим императором!
  -- Кто сообщил подобную ложь?! - возмутился Паур.
  -- Эриока сама все видела во сне, она в особняке Дрэгони. Фэрус уже пришел в себя и в ужасе от произошедшего на турнире.
  -- Ее видения не могут обмануть, Лиурт и его дед обладали подобной связью и всегда знали заранее о значимых событиях своего мира. Не уверена, что это уже случилось, но император мог почувствовать боль Эргаса и узнать где он. - Она посмотрела на брата. - Паур, необходимо готовиться к битве, Лиурт не успокоиться пока все дрэгоран этого мира не умрут, а дети и я не вернуться в империю. После он прикажет выжечь леса и вместо прекрасного Эльфиарга будет бесплодная пустыня, горстка пепла. Император никого не оставит в живых. - Мрачно заключила Фиали.
  -- Кизарис, передай властителям о срочном военном совете, мы должны решить, как сохранить этот мир и одержать верх над армией Лиурта. - Повелел Паур и торопливо покинул комнату.
  -- Я не останусь в постели на время сражения. - Решительно произнес Эргас и попытался подняться, но был остановлен Грансол, не желавшей рисковать его здоровьем, а возможно и жизнью.
  -- Раны могут открыться вновь, я не допущу твоей гибели Эргас! - Уверенным тоном произнесла юная эльфион.
   Он с надеждой и любовью посмотрел в сверкающие страстью глаза и шепотом произнес:
  -- Соглашусь при одном условии, пообещай выйти за меня и если передумаешь, я в любом случае буду вправе сделать тебя своей. - В янтарном взгляде читалось озорство и холодная убежденность в своей правоте. Эргас ласково коснулся губами дрожащих пальчиков возлюбленной, ожидая столь важный для себя ответ.
  -- Можешь вести меня на церемонию сразу после битвы я согласна. - Грансол радостно рассмеялась, бросившись в его объятия, крепко прижавшись к нему всем телом.
  -- Как приятно наблюдать цветение любви в столь ужасное время. - Мечтательно произнесла Фиали, и, раздвинув пространственную завесу, перенеслась в дом младшего брата Фэруса.
  -- Солнышко, - Грансол нехотя отстранилась. - Мне также нужно идти, но очень скоро мы будем вместе, обещаю. Не забывай о том, что должен лежать в постели как мы и договаривались. - Она страстно поцеловала его на прощание и стремительно выбежала в коридор, боясь передумать и остаться с ним.
   Убедившись, что осталась одна Грансол приблизилась к открытому окну и, сорвав со своего платья цветок, быстро зашептала слова на древнем языке эльтран. Лепестки зашевелились, когда девушка слегка подула на них и серебристая пыльца, подхваченная ветром, с невероятной скоростью полетела в далекие леса со срочным посланием для великой жрицы.
   Вернув цветок на место, Грансол опасливо огляделась и, в тот же миг вылетела из окна особняка Дрэголол направившись в дом Лорквума своего приемного отца. Приземлившись в спальне, она облегченно вздохнула уверенная, что в суматохе никто не заметил ее самостоятельно рассекающей небесную твердь. Открыв тайный сундучок, девушка извлекла из него костюм в цвет листвы кортуса ярко-зеленый. Лиф и короткие шортики были изготовлены из тончайшей ткани, не стесняющей движений, не только из-за высокой эластичности, но и потому что тело оставалось практически обнаженным. Это было важным моментом, особенно в полете помогало чувствовать ветер и воздушные потоки, без чего было невозможно управлять телом быстро меняя направление в соответствие с ситуацией. Бросив шелковое платье на кресло, она облачилась в откровенный наряд, и одела поверх него свободный сарафан, чтобы скрыть на некоторое время и не шокировать своим видом приемного отца и Кизариса привыкшего считать ее младшей сестрой. Убедившись что, выглядит вполне пристойно, Грансол поспешила в особняк Дрэгони, на этот раз, воспользовавшись лестницей.

Глава 30

  -- Нет, так ничего не выйдет, необходимо увести всех эльфион и детей в другой мир. Вдруг мы не сумеем остановить войско императора?! - Взволнованно рассуждал Фэрус, уже оправившись от недавнего всплеска ярости под действием напитка.
  -- Но отец, то есть дядя, - поправилась Эриока. - Лиурт приказал собрать лучших воинов, возможно, их не так много? - Она с надеждой смотрела на правителей, до сих пор не привыкнув, к мысли, что они ее родная кровь.
  -- Доченька, - ответила Фиали, обнимая ее за плечи. - Лучшими в Дрэгорании считаются воины, подчиняющиеся только приказам императора они потомственные служители рода Дризар, к которому принадлежишь ты и твои братья. На шипы с момента когда они докажут умение сражаться одевают огромные черные кольца как знак отличия и особого положения при дворе императора. Они гордо называют себя окольцованными или скованными верностью. Я не знаю, сколько таких солдат у Лиурта теперь, но еще при твоем дедушке их было не меньше двухсот.
  -- Их сила велика и тренирована веками, справиться со скованными нелегко. Роду Дрэгуин это под силу, но молодые дрэгоран рожденные в Эльфиарге еще не готовы к смертельной схватке с таким противником. - Заключил Лорквум, печально качая головой.
  -- Боюсь, мы не одержим верх в неравной битве. - Подвел итог Сэгор, сжав кулаки в бессильной ярости.
   Внезапный порыв ветра принес с собой запах сигар и чудесного вина из плорского цветка. Все удивленно смотрели на странного белокурого воина со шрамом во все лицо. Он спокойно отпил голубоватой жидкости из прозрачного бокала и занял свободное кресло, по пути лукаво подмигнув Эриоке не верящей своим глазам.
  -- Кто вы такой? - Возмутился Паур столь наглому поведению иномирца.
  -- Мое имя Кродок и я перенесся в Эльфиарг с добрыми намерениями, а именно сообщить, что киар не останутся в стороне и скоро прибудут помочь вам драконам сохранить этот мир от ваших же соплеменников.
   Эриока невольно улыбнулась, подумав, что Кродок в любой ситуации найдет способ побить собеседника его же оружием. Не удивительно было видеть на лицах всех присутствующих смесь радости и недоверия одновременно. Первым высказал сомнения Фэрус:
  -- Почему вы уверены, что сумеете справиться с опытным дрэгоран в бою? Мы крупнее и сильнее это просто самоубийство.
  -- Хочешь рискнуть собственной чешуей и проверить? - С нотками стали в напряженном голосе, произнес Кродок.
   Эриока хорошо знала подобный тон киар и успела изучить характер хозяина острова. Поэтому поспешила вмешаться, пока приемный отец не выразил желания ввязаться в драку.
  -- Дядя Фэрус, киар не мирные эльфий, что покинули Эльфиарг тысячу лет назад. Они посвящают много времени тренировкам и прекрасно владеют разными видами оружия, изучив в совершенстве технику боя самых отдаленных уголков вселенной.
  -- Но...
  -- Успокойся Фэрус, - вмешался Сэгор. - Мы рады принять вашу помощь, но, к сожалению, не знаем, когда произойдет вторжение. - Он внимательно смотрел на иномирца, изучая его поведение.
  -- Что ж мы также не можем этого знать, но будем готовы перенестись в Эльфиарг в любой момент, поэтому не удивляйтесь нашествию черных птиц, каждый остров пошлет своих поисковых чаек, и киар сразу же узнают, если погода измениться без особых причин. - С этими словами он исчез, а на подоконник приземлилось пернатое создание тут же принявшееся чистить перья, хитро подмигнув Эриоке.
   Девушка едва заметно улыбнулась и кивнула, приветствуя Брока. Остальные задумчиво разглядывали довольно бесцеремонное существо, не обращавшее на них ни малейшего внимания. Внезапный порыв ветра и в комнате появился еще один киар на этот раз с тремя маленькими дракончиками на руках, норовивших укусить его за пальцы.
  -- Милая, - взмолился он, обратившись к Эриоке. - Они слопали кучу мяса и выпили море молока, но никак не успокаиваются, требуя маму. - Самый маленький и светлый вероятно дрэгорана первой учуяла мать и, вывернувшись из отцовских объятий, прыгнула ей на колени, снова став очаровательным младенцем невинным и беззащитным.
  -- Луминас! Опять не слушаешься отца? - Строго произнесла Эриока, с улыбкой глядя в чистые небесно-голубые глаза дочери.
   Малышка довольно ворковала, забавно складывая губки в подобие насмешливой улыбки.
  -- Ктуар отпусти сыновей, их никто не обидит, - произнесла Эриока покидая комнату, чтобы покормить дочь.
   Дети радостно играли, бегая по полу, друг за другом. Старший мальчик в образе ярко-красного дракона с наслаждением трепал кружевную подушку, успев укусить за палец Элоиа неосторожно попытавшуюся ее отнять. Младший черный как ночь пристал к Фиали, обрывая пушистые пионы с модного платья, которое так нравилось не привыкшей к подобным нарядам дрэгоран.
  -- Обычно они более спокойные, - попытался оправдаться Ктуар, испытывающий неловкость, находясь в присутствии дрэгон.
  -- Их надо воспитывать с самого рождения, - строго произнес Сэгор и хлопнул в ладоши, уверенный, что этим усмирит разбушевавшихся детей.
   Дракончики переключили внимание на него и, царапая пол, бросились на колени. Грозный дрэгоран ласково улыбнулся и обнял малышей, которые тут же превратились в маленьких мальчиков с темными и огненно-красными кудрями пушистых волос. Сэгор невероятно довольный нянчился с двоюродными внуками, радостно сжимавшими крошечные кулачки, с беззубой улыбкой рассматривая деда.
   Наигравшись, малыши сменили обличие и, намериваясь найти мать, с громким рычанием вприпрыжку покинули комнату, игнорируя обеспокоенные окрики отца спешившего следом.
   Когда к сражению были готовы все дрэгоран, а эльфион с детьми спрятаны в лесах оставалось только ждать. Время тянулась медленно, напряжение нарастало, и каждый старался чем-нибудь занять себя, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей и недобрых предчувствий. Правители решили остаться в доме Паура и непрерывно спорили потому, как каждый был уверен в абсолютной верности именно своей тактики и никак иначе. Грансол не пожелала покинуть жениха, также отказавшегося скрываться в ветвях, пока его сородичи рискуют собственной жизнью спасая мир ставший для них новым домом. Влюбленные наслаждались обществом друг друга на время, забыв об угрозе вторжения. Фиали успела облачиться в черный шелковый костюм, и подарок отца гордо сверкал на поясе, придавая еще больше уверенности его обладательнице. Она попросила Сэгора вернуть ей кольцо императора и, сняв с руки перстень Лиурта, вручила Эргасу рубин, а Винзагу бриллиант, объяснив, что они обладают древней магией и помогут им, оградив от смерти. Наследники своих отцов надели драгоценных драконов на пальцы и в миг, когда металлические тела обвили теплую плоть, отчетливо послышались раскаты грома и сильный ветер не оставил сомнений в приближении грозного войска. Фиали с опозданием вспомнила последние слова Горма предупреждавшего о запрете надевать перстни, пока жив император, но отступать было поздно.
   Дрэгоран по приказу Сэгора разделились на четыре отряда, каждый правитель руководил им самостоятельно, ориентируясь на общие маневры и опасные ситуации. Юноши хорошо помнили уроки тренера и были уверены, что справятся с противником в не зависимости от его численности и силы. Они были согласны с требованием, ранить соплеменников не смертельно, а лишь вынуждая сменить обличие, тем самым, заставляя признавать поражение.
   Ураган приближался к Эльдрео, гигантским черным пологом накрывая бескрайние леса. Закружились бешеные вихри, образуя небесные воронки, и с глухим рокотом из них появилось не меньше пятисот крупных дрэгоран. Во главе летел император, коричневато-серебристым светом отливала чешуя, покрытая острыми янтарно-желтыми шипами, и хищная жестокость вкупе с жаждой мести читалась в кроваво-красном взгляде обращенным на Фиали ответившей бесстрашным и полным ненависти взором виновнику постигших ее несчастий.
   Прежде чем армия дрэгоран достигла земли, из воронки белоснежным вихрем появилось не меньше трехсот взрослых птерикс образовавших барьер между защитниками Эльфиарга и воинственными захватчиками. Через мгновение почти полторы тысячи сильных и опасных на вид киар, обвешанных оружием различного вида и размера вынес поток мощного ветра вблизи от птерикс и остальных. Но окончательно дрэгоран потрясло появление воительниц эльфион, с громкими воплями вылетевших из леса сверкая длинными волосами, заплетенными в высокие хвосты и стройными телами, едва прикрытыми полупрозрачной тканью. Лорквум пораженно смотрел на отряд женщин, узнав среди них приемную дочь ловко и умело летевшую над землей. Понимая, что сейчас не самое лучшее время для откровенной беседы сосредоточил внимание на старшем брате в ожидании приказа. Сэгор взмахнул рукой и первым сменил обличие, бросившись в атаку. За ним ринулись остальные, с громким рыком поднимаясь в небеса.
  -- Найдите принца по сиянию рубина императоров! Женщинам дрэгоран не причиняйте вреда это императрица и моя дочь, остальных убейте и сожгите мир дотла! - приказал Лиурт и вновь обретя обличие дракона, издав воинственное рычание, ринулся на встречу Сэгору, с наслаждением принявшему вызов.
   Они сцепились когтями, и сразу стало ясно, что противники почти равны. Но императора постоянно окружали десять личных окольцованных крупных белоснежных дрэгоран не давших старшему Дрэгуин завершить поединок, отбросив его в сторону как досадную мелочь на пути к намеченной цели. Отряд белым пятном выделялся из общей массы сражавшихся, и казалось, преследует определенную цель. Они направились к городу и, кто бы ни возник на пути, не мог противостоять упорному натиску. Лиурт чувствовал силу древнего перстня и страх Фиали, успевшей скрыться в одном из особняков, но в котором из них император не заметил и был вынужден беспомощно кружить, отбиваясь от особо надоедливых юных дрэгоран, защитников Эльдрео.
   Кродок ловко метал острые кинжалы магическим образом возвращающиеся к нему после причинения максимального ущерба намеченной жертве. Не заметив серого дрэгоран с огромными кольцами на шипах, он поздно сообразил, что тот через мгновение выпустит огненную струю, превратив его в горстку пепла или в пыль, что не имело значения, поскольку ни то ни другое не устраивало киар. Но в миг перед страшной кончиной он был заслонен силовым щитом, созданным юной воительницей эльфион с чудесной фигурой и золотым потоком волос в высоком хвосте. Она удержала пламя на расстоянии, резким взмахом изящной руки направив в сторону другого врага. Не ожидавший нападения с тыла, обожженный дрэгоран упал на землю в облике смертного, где был схвачен ближайшим кортусом быстро закрепившем его у ствола.
  -- Ты подарила мне жизнь, спасибо! - Крикнул Кродок, надеясь быть услышанным в шуме боя.
  -- Ты сделал то же и теперь мы в расчете. - Ответила красавица и скрылась, не пояснив странные слова.
  -- Играешь с огнем дядя? - Насмешливо поинтересовался Литиций, держа наготове окровавленный меч, из самой острой стали без труда рассекающей чешую дракона.
  -- Наслаждаешься битвой или соскучился по настоящей драке? Будешь глупо рисковать, не увидишь рождение сына, гроза дрэгоран. - Рассмеялся Кродок и метнул кинжал, вонзившийся по рукоять в плечо дрэгоран, гнавшегося за Вэлурисом и одной из воительниц эльфион.
  -- Это твои друзья? - Поинтересовалась сероглазая брюнетка, между тем наблюдая, как раненого захватчика опутывают ветви кортусов, вынуждая принять смертный вид.
  -- Да и даже более мы состоим в некровном родстве. Как твое имя? Я должен знать, кого благодарить за щит отражения появившийся так кстати. - Чувственная красота не могла оставить любвеобильного киар равнодушным, и он с интересом разглядывал полную грудь, едва помещавшуюся в плотный полупрозрачный лиф.
  -- Сайкэро, и не стоит раньше времени привыкать к созерцанию моей груди. - Насмешливо проговорила девушка. - Обернись!
   Вэлурис успел выпустить металлическую стрелу из золотого арбалета и гигантский монстр с треском повалился на деревья только и ждавшие случая заполучить еще одного захватчика в свою власть.
   Ктуар яростно отбивался мощным мечом сразу от троих дрэгоран старавшихся его зажарить, но странный амулет, сверкавший на шее всякий раз, когда огонь почти касался воина формировал ледяной кокон, нейтрализуя пламя. Киар мысленно благодарил жену и птерикс подарившей ей перо при первой встрече. Эриока умоляла надеть таинственное украшение перед битвой, и тогда он согласился естественно, чтобы угодить любимой не думая какую можно получить пользу от куска пера. На помощь прилетел Олоар грациозно владевший заостренным копьем чем-то напоминающим длинный тонкий клинок с пятью лезвиями. Ранив одного врага, он и Ктуар боролись бок о бок, прикрывая друг друга со спины. Неожиданно невероятно крупный окольцованный свирепо бросился в атаку, выставив вперед длинные острые клыки. Олоар успел увернуться, но Ктуар понял, что не сумеет избежать ранения, а в худшем случае лишиться жизни. И в последнее мгновение яркий свет магического щита заслонил киар, отбросив нападавшего далеко в сторону.
  -- Ктуар, ты жив приятель? - Литиций обеспокоено подлетел вплотную, и принялся настойчиво осматривать кузена все еще не веря в чудесное спасение.
  -- Все в порядке и перестань, битва не окончена. - Заворчал Ктуар, все еще ощущая всем телом ужас неминуемой гибели.
  -- Будь внимательнее юный эльфий, дрэгоран коварны и умны. - Произнесла миниатюрная лесная дева, судя по золотым браслетам на стройных икрах, предводительница женского войска.
   Кродок приближался к племянникам, и сердце забилось с невероятной силой, когда он понял, что за эльфион спасла Ктуару жизнь. Ее он боялся видеть даже в прекрасных снах, милый образ было невозможно удалить из сердца. Тогда в лесу их страсть заставила забыть о свете солнца и сиянии звезд. Он был готов идти за ней на край вселенной, и как горько растоптала нежные чувства жизнь. Суорат мечта и главная жрица леса не могла подарить себя, забрав счастье и покой воина киар.
  -- Суорат? - Дрожащим голосом произнес Кродок.
  -- Моя метка все еще остается на твоем лице. - Златовласая красавица осторожно дотронулась до длинного шрама.
  -- Ты оставила ее из ревности. - Он тихо рассмеялся, вспомнив их первую встречу.
  -- Я не желала делить твое слишком красивое лицо с другими женщинами, но ты все-таки нашел жену. Не буду скрывать рада, что вы не обрели счастье вместе.
   Она дерзко глядела в лицо Кродока, насмешливо улыбаясь полными губами.
  -- Ты станешь моей теперь? Иначе заберу в Киартанию силой. - Поспешил пригрозить киар, приняв обиженно надменный вид.
  -- Я согласна и наша дочь, думаю, не станет возражать.
  -- У меня есть дочь? - Кродок удивленно приподнял брови и вспомнил юную воительницу не так давно спасшую ему жизнь.
  -- Грансол, она талантливый художник, как и ты.
   Пятеро дрэгоран бесцеремонно прервали воссоединение семьи и, вспомнив о долге, влюбленные бились с захватчиками успевая между делом подарить друг другу короткие, но страстные поцелуи.

Глава 31

   Фэрус, Паур и Лорквум атаковали основное войско пока отряд Сэгора и сотня птерикс пытались справиться с Лиуртом и знаменитой группой белой охраны лучших воинов Дрэгорании. Они отражали нападения, словно развлекаясь, действовали слаженно и четко как единое целое, не позволяя приблизиться к императору, разыскивающему жену и сына.
  -- Эриока, зачем ты перенеслась? - Обеспокоено произнесла Фиали, помогавшая Эргасу одеться.
  -- Мама вам нужно покинуть Эльфиарг, императора надолго не удержат! Перенесемся в Киартанию, умаляю. - Эриока посмотрела на брата, но, вспомнив их последнюю встречу, густо покраснела, и отвела взгляд.
  -- Лиурт преодолеет барьер и миру островов не уцелеть, теперь, когда он знает, что я и его дети живы, нигде не скрыться. - Фиали печально покачала головой, понимая бесполезность жертвы приносимой жителями Эльфиарга. - Даже если окольцованных удастся одолеть белоснежные и сам император вернуться с многотысячной армией ведь в Дрэгорании каждый проходит военную подготовку. Ни один мир не сможет сопротивляться вторжению, а значит... - Она посмотрела на дочь.
  -- Мама, ты не посмеешь так поступить! - Эриока решительно расправила плечи и сделала шаг, но Фиали отстранилась и вылетела в коридор.
  -- Постой, - Эргас ухватил сестру за руку и заставил посмотреть ему в глаза. - Пожалуйста, не стоит ненавидеть меня теперь, тогда в парке я не знал ничего ни о тебе, ни о себе. Те чувства я спутал с влечением и страстью, гнев затуманил разум. Я пойму если не захочешь дальше знать, жив я или мертв, но мое сердце открыто для родной сестры. - Эргас отпустил ее и несмело коснулся мягкой щеки с добротой и любовью, глядя в глаза менявшие цвет с темно-серого на золотисто-фиалковый.
  -- Я не сержусь, давай забудем и начнем заново. - Эриока улыбнулась, но, вспомнив о маме, схватила его за руку и бегом потащила в коридор.
  -- Что она задумала? - Забеспокоился Эргас, на лету застегивая серебристо-серую рубашку из шелка.
  -- Боюсь, хочет сдаться императору и тем самым спасти Эльфиарг. Но Эргас, во сне я почувствовала всю силу ненависти нашего отца и неукротимую жажду мести. Своим поступкам она упростит его задачу. - Они увидели незапертую дверь и вылетели на улицу, с ужасом наблюдая, как Сэгор и Винзаг стараются унести Фиали дальше от взбешенного Лиурта и белоснежного отряда преследующего их по пятам.
  -- Я помогу им он не получит мою мать так просто! - Эргас злобно сверкнул янтарно-желтым взглядом и сменил обличие, ринувшись на отца со всей силой, на которую был способен после серьезного ранения на турнире.
  -- Эргас, нет! - Но возглас Эриоки потонул в общем шуме, не достигнув сознания старшего брата.
   В отчаянии девушка вспоминала все, что слышала раньше об ощущениях испытываемых ипокриз при изменении облика. Легкое покалывание, словно по телу проводят лепестками роз, желание ощутить прикосновение ветра и бесконечное чувство свободы, а главное силы, огромного потока жизненных сил! Эриока закрыла глаза и постаралась сосредоточиться. В этот момент девушку заметил белоснежный дрэгоран, бесшумно приблизившись, он обрел смертное обличие и быстро подхватив ее на руки, по велению императора, перенес во дворец Дрэгорании.
  -- Немедленно отпусти меня чучело! - Кричала Эриока, вырываясь изо всех сил.
  -- Мне был дан приказ доставить вас принцесса в родной мир, я покорный слуга рода Дризар, и не смею обсуждать решение вашего отца, пусть и не согласен с ним. - Спокойно ответил юноша, казалось не старше Винзага.
  -- Куда вы несете меня? - Уже сдержаннее поинтересовалась Эриока, сверкая серым как пепел взглядом.
  -- В покои принцесса, их заранее приготовили для вас перед атакой на мир лесов. - Белокурый юноша крепко держал девушку в руках, опасаясь побега, и тогда император лишит его жизни.
   Не дожидаясь пока ее запрут, Эриока резко скривилась от боли и тяжело задышала. Освободив руку, она вскрикнула и потеряла сознание. Воин ослабил хватку и, остановившись, коснулся ее щеки, не зная что, следует делать в таких случаях. Внезапно Эриока с силой оттолкнула его и как в недавнем сне вылетела из арки, на ходу открыв пространственную завесу, вернулась в Эльфиарг. Оказавшись в самой гуще военных событий, она едва не врезалась в окольцованного, атакующего группу эльфион. Сама того, не ожидая, почувствовала легкое покалывание и почти сразу деревья, и драконы стали казаться меньше, а краски мира еще ярче сияя многообразием оттенков никогда не виденных ею раньше. Сделав глубокий вдох как учила Элоиа, Эриока с силой выдохнула при этом выпустив мощную струю огня, ранив того самого окольцованного. Испуганно вскрикнув, она отчетливо услышала страшный рев, понимая, кто, является его источником, девушка развернулась, и с огромной скоростью полетела в сторону Эльдрео.
   Винзаг, выбиваясь из сил, старался не подпустить белоснежных к Эргасу, который, тяжело дыша все же пытался сопротивляться. Понимая, что его, хотят взять живым, юноша стремился отвлечь их на себя. Улетая в сторону леса, он надеялся увести воинов подальше от матери и остальных. Но, яростно хлопая крыльями, ему навстречу летел забавный дракон не очень крупный больше похожий на длинную змею с тонкими и невероятно острыми шипами на крыльях, теле, узкой голове и хвосте похожем на гибкий хлыст. Таких странных Эргасу еще не приходилось встречать. Чешуя ярко переливалась темными и красными бликами, глаза узкие широко поставленные вероятно давали хороший обзор. Двигался зверь изящно и плавно гораздо быстрее обычного дракона, а голубовато-серебристые лапы не парили в воздухе, а были плотно прижаты к телу, не мешая искусным маневрам. Стрелой, пронесшись мимо существо, яростно вцепилось в одного из белоснежных, быстро разрывая его чешую как листок бумаги невероятно острыми когтями. Эргас удивился еще сильней, когда воин не стал защищаться, а наоборот пытался осторожно ухватить зверя лапами не причиняя никакого вреда. Окольцованные переключились на новый объект, и Эргас последовал примеру существа напав на своих недавних преследователей. Вскоре к ним присоединился Винзаг то и дело, поглядывая на странного змее дракона, изумляясь его ловкости и силе.
  -- Обличие взяло верх? - Рассмеялся Эгайл, подлетев к отчаянно сражавшейся троице, мощным ударом гигантской лапы располосовав крыло противника.
   Змее дракон кивнул и жадно вцепился острыми, как стрелы зубами в шею белоснежного воина, который был вынужден сдаться, приземлившись в чей-то цветущий сад. Но в следующее мгновение другой окольцованный ловко извернувшись, ранил Винзага в плечо, разорвав когтями золотисто-оранжевую чешую как солнце на закате блеснувшую и тут же залитую потоком алой крови.
   Эриока выплюнула шею зеленого дракона и стрелой полетела, вниз ухватив Винзага сменившего обличие в бессознательном состоянии лежащего на земле. Откинув пространственную завесу, она перенеслась на остров, и осторожно положив брата на ступени у входа в дом вновь обрела прежний вид. Позвав Джара девушка приказала оказать раненному всю возможную помощь. После, не теряя времени, вернулась обратно, с размаху ударив когтями воина посмевшего пустить в Ктуара струю огня.
   Чартея все еще злившаяся из-за запрета матери участвовать в битве поправляла пуховое одеяло, чтобы ее подопечному было немного теплее. Внезапно долгое время бледное лицо окрасилась ярким румянцем, губы непроизвольно раскрылись.
  -- Винзаг. - прошептали они.
   В следующее мгновение юноша резко сел и открыв глаза, удивленно посмотрел на птерикс также шокировано смотревшую в ответ.
  -- Вы живы? - Спросила Чартея.
  -- Должно быть, хотя если разговариваю с детенышем птерикс вряд ли. Мой сын ранен, я видел странный город и кровавую битву, ты знаешь, где это? - Поинтересовался он вставая.
  -- Да Эльфиарг или мир лесов, император Лиурт желает сжечь его дотла, силой забрать в Дрэгоранию жену и... сына. - Чартея смутилась, опустив глаза.
  -- Фиали...
  -- Фиали! Я знаю, ты здесь и не спрячешься! - В ярости кричал Лиурт, вместе с двумя воинами обыскивая сад вокруг особняка Паура.
   Фиали затаилась в беседке и старалась не дышать, думая, что лучше смерть, чем новые унижения в объятиях императора. Его шаги уже отчетливо слышались, и хруст ветки заставил девушку зажать рот рукой из страха выдать свое местонахождение неосторожным вздохом или испуганным криком. Внезапно стало тихо, Фиали медленно встала на ноги и, повернувшись к выходу, увидела Лиурта, злорадно ухмылявшегося ей в лицо.
  -- Скажи, что не рада меня видеть. Или лучше прости милый, я не хотела похищать наших детей и убегать в другой мир, оставив тебя оплакивать мою гибель. - Говоря это, он медленно надвигался, отрезая пути к бегству.
  -- Я никогда тебя не любила и это прекрасно известно всем! - Фиали уперлась в стену, и дальше двигаться было некуда.
  -- Но сгорала от счастья в моей постели, знаешь, - он нежно коснулся ее лица, - мне будет достаточно слышать твои страстные стоны, а любовь оставь себе.
   С этими словами он крепко сжал ее в объятиях, и жадно припал к губам стремясь наверстать упущенное время, годы скорби и одиночества. Прикасаясь к ней, Лиурт забывал бесчисленное количество любовниц не сумевших подарить ему и крошечной частички тех чувств и огня единственной желанной, но навсегда утерянной в бескрайних просторах вселенной. Торопливо расстегнув черный шелк, император мягко прикоснулся к прекрасной груди, с наслаждением ощутив как твердеют соски, и сбивается дыхание, подчиняясь учащенному ритму неподвластного разуму сердца.
  -- Прекрати, - с дрожью в голосе произнесла Фиали, ненавидя себя за слабую податливую плоть.
  -- Но ведь тебе нравиться, зачем отказываться от удовольствия дорогая? - Зашептал Лиурт ей на ушко, обдавая горячим дыханием и жаром поцелуя.
   Фиали чувствовала невероятное желание, мучительную потребность прикоснуться к каштановым волнам волос и твердой мускулистой груди. Она хорошо помнила эти ощущения и огненное блаженство в ненавистных руках.
  -- Нет, - нашла в себе силы девушка и уперлась кулачками в стальные мускулы, понимая, что все равно проиграет.
  -- Ты не сможешь произносить это слово слишком долго, посмотрим, что ты скажешь в моей постели. Помнишь, как нам было хорошо, как сладкие стоны срывались с губ? - Он вновь поцеловал ее, не смотря на слабые попытки сопротивляться.
  -- Зато я могу брат. - Прогремел уверенный голос.
   Лиурт замер и медленно обернулся, не желая верить своим глазам. Фиали выскользнула у него из рук и бросилась в объятия давно утерянного счастья.
  -- Не плачь солнышко, я с тобой. - В ответ Фиали зарыдала еще сильней, крепче прижимаясь к нему всем телом.
  -- Горм? - Наконец смог произнеси император. - Ты умер больше ста лет назад?! Я сам лично отнес тело к пещерам птерикс, чтобы ничего не осталось от твоего поганого существования!
  -- Они вернули мне жизнь Лиурт и оберегали все это время. Придется завершить начатое, армия не станет идти в бой пока наследники не найдут мирное решение. Мы можем избежать кровопролития, и я вновь предлагаю тоже, что и у скалистых гор.
  -- Ты император, а я всего лишь первый советник? Мне легче снова убить тебя, а может это будет нашей традицией каждые сто лет? - Лиурт злобно усмехнулся.
  -- Фиали ступай к братьям. - Мягко попросил Горм.
  -- Нет, я не могу потерять тебя вновь! Не заставляй, прошу! - Она обхватила его шею руками, не обращая внимания на императора сверкавшего яростным взглядом.
   К ним приблизился Сэгор и, забрав сестру, увел в дом, как, всегда игнорируя грозные ругательства и попытки освободиться.
   Армия в обличии смертных построилась за границей города, и все воины с нетерпением ожидали исхода битвы, от которой зависела жизнь сразу двух миров и их собственная. Они вовсе не любили императора и от всей души желали победы принца Горма под властью которого Дрэгорания снова станет столь же прекрасной как в эпоху Церокпа и даже лучше. Но воины прекрасно знали, что не посмеют влиять на исход битвы пролить кровь рода императоров, значит, посеять смуту и разрушить все устои и принципы на такое не пойдет ни один дрэгоран.
  -- На этот раз я развею твой прах на ветру. - С усмешкой произнес Лиурт, и поднялся в небо над учебной площадкой университета Эльдрео.
   Горм, как и прежде не обратил особого внимания на неприятные замечания старшего брата и последовал за ним, сменив обличие на золотисто-оранжевого дракона с шипами похожими на заостренные ветви кортусов опасно сверкавшие в лучах заходящего солнца.
   Лиурт напал первым, стараясь вонзить хвостовые шипы в сердце принца. Горм быстро увернулся, ударив противника передними лапами в бок. Император грозно зарычал, и серебристо-каштановая чешуя окрасилась струйками алой крови, но, разозлившись еще сильней, он выпустил поток огня, стараясь подпалить крылья брата. Горм создал встречное пламя и, мотнув головой, отбросил его в сторону в тот же миг мощным ударом хвоста серьезно повредил крыло соперника и громко шипя, Лиурт снизил высоту. Император понимал, что потерял преимущества более крупного обличия, и очень скоро силы покинут его, не останется иного выхода кроме как признать поражение, а это означает конец эпохи его правления. Отчаянно взмахнув здоровым крылом, он напал в последний раз, выставив перед собой лапы грозно оскалив клыкастую пасть. Горм будто ждал именно такой атаки и в последний момент рванул вверх, ухватив когтями незащищенную шею брата. Резко приземлившись, принц вынудил его сменить обличие, и затихшие на время боя жители трех миров ликовали, выражая долго сдерживаемые эмоции в радостных криках, пламени драконьих обличий и звоне мечей на этот раз без намерения ранить кого-либо.
  -- Признай поражение Лиурт и сохранишь жизнь. - Не испытывая ненависти произнес Горм, отступая от брата в сторону.
  -- На этот раз тебе повезло, видно Эратэус все же сумел обучить нашего умного мальчика некоторым приемам. - Произнес император, тяжело дыша, не обращая внимания на струйки крови бегущие изо рта.
  -- Как пожелаешь, с этого момента ты будешь жить в изгнании под постоянным наблюдением специально отобранных воинов. Их невозможно подкупить и запугать, потому, как в своем стремлении к власти ты погубил немало семей, разрушил счастье и убил любовь. Думаю, будет множество желающих на эту должность. Жизнь в горах Дрэгорании, куда вскоре вернуться птерикс тебе очень понравиться поверь, они не так глупы, как оказалось. - Без тени неприязни в голосе произнес Горм и резко повернувшись, направился к спешащей навстречу Фиали.
   Лиурт обнажил серебряный кинжал и бросился на брата, еще миг и будущего императора не спасло бы даже искусное умение Отол, но порыв холодного ветра из открытой пространственной завесы вынес огромного птерикс. Зверь нанес Лиурту мощный удар когтистой лапой, и тело императора безвольно упало на траву окрасив невинные цветы алым шелком жестокости и тысяч преждевременно оконченных жизней.
  -- Надеюсь, душа моего сына простит нестерпимую жажду мести. - Печально заговорил птерикс и посмотрел на Горма, не сводящего странного взгляда с мертвого тела брата.
  -- Он выбрал этот путь много лет назад, здесь нет нашей вины, только справедливая борьба за счастье. Видно у каждого свое понимание и представление о нем. - Заключил Горм, и поспешил увести возлюбленную, ему и самому было нелегко ведь Лиурт его родной брат.
  
   Дрэгорания 10 год эпохи Горма.
  
   С самого утра во дворце шли шумные приготовления к ежегодному празднику, на котором обязательно собираются друзья и родственники из разных миров. Конечно, они встречаются гораздо чаще раза в год, но так чтобы сразу с многочисленным выводком в одном мире такое событие можно пережить не чаще одного раза в год. Но поскольку время в мирах ощущается по разному, и год в одном значит десять в другом и даже более то встречи во дворце было решено проводить каждый месяц к радости императорской четы и неудовольствию кое-кого из слуг.
   Больше всех не любил эти встречи Джар занимавший должность главного садовника императора, он перенесся вслед за любимым хозяином Кродоком который вместе с женой Суорат главной жрицей храма для жителей смешанной крови не захотел жить вдали от единственной дочери и троих внучек. Кродок основал в Дрэгорании школу искусств, где с удовольствием делился умением писать картины, дочь также вела занятия. Олоар как талантливый скульптор не мог остаться в стороне и через месяц работы в школе полюбил прекрасную дрэгоран с темно-зелеными волосами и чарующими голубыми глазами. Они поженились и киар с удивлением узнал, что подарил сердце сестре будущей императрицы, но сложность заключалась в другом. Девушки были абсолютно одинаковы и лицом и телом, такое происходит, если души настолько неразлучны, что решают появиться на свет в один день у одних родителей. Императрица и ее сестра были очень дружны и создавали мужьям массу сложностей еще и потому что предпочитали одинаковую одежду, и украшения, а также обладали потрясающим чувством юмора. Они частенько выражали недоумение, и возмущение, если законный супруг пытался поцеловать или как-нибудь еще выразить свои чувства внезапно. Смущенные извинения за ужасную ошибку приводили красавиц в бурный восторг, а их мужей в злобное негодование. Когда на свет практически одновременно появились их дети, оказалось оба мальчика как две капли воды похожи на матерей и друг на друга, а после рождения девочек путанице не было конца. Малышки очаровательно белокурые с изумрудным глазками сразу же стали любимицами отцов вот только где, чьи дети дрэгоран и киар так и не понимали.
   Суорат всю свою жизнь являлась главной жрицей лесов Эльфиарга и, повстречав однажды прекрасного воина, подарила свое тело и любовь, но поскольку не могла уйти вместе с ним в мир островов, в назначенный срок не явилась на встречу и вскоре обнаружила что беременна. Единственное дитя так сильно ранило сердце, напоминая любимого что, жрица решила отдать девочку на воспитание одному из правителей равнин, но тайно. Малышку оставили у края леса в нужный момент, и с тех пор девочка воспитывалась в семье дрэгоран, чтобы однажды узнать правду и передавать послания своей матери в далекие леса. Но во время битвы на границе Эльдрео и Эльтран давно утерянная любовь вернулась, чтобы вновь распустились нежные лепестки израненных душ.
   Фэрус возвратился на родину и вместе с Орфит они основали университет для дрэгоран и юных мисторн. Элоиа не пожелала расставаться с братом и вместе с мужем Орокусом, который являлся служителем единого бога в том же храме что и Суорат, поселилась в новом мире. Орфит предложила ей стать преподавателем и Элоиа с радостью согласилась, получив возможность передать свои знания о природе поведения растений следующим поколениям. Их сыновья по настоянию Орокуса обучались в Киартании, навещая родителей на каникулах раз в полгода. Единственную дочь Элоиа не пожелала отпускать от себя и решила, что будет неплохо, если девочка получит образование в школе для юных дрэгоран. И оказалась права потому как малышка вскоре обрела много новых друзей восхищавшихся ее умением повелевать растениями и животными при этом, не меняя обличие на дракона. Единственный сын Фэруса и Орфит испытывал к девочке заметную симпатию, но еще никому не удавалось заставить его признаться в своих чувствах вслух. Он шел по стопам отца и в свои девять намного опередил сверстников в мастерстве полета, искусно владея различными навыками ведения боя многие, из которых разработал Фэрус за годы жизни в Эльдрео.
   Поскольку Сэгор вместе с женой, Артонией и ее мужем Рептором нашли много общего и невероятно сблизились за эти годы, то по предложению киар отправились путешествовать, изучая различные миры вселенной. С того момента их редко видели в родных мирах. Паур как второй по старшинству сын Эратэуса занял пост первого советника императора. Он великолепно справлялся со своими обязанностями, но поскольку дел скопилось множество, приходилось исправлять систему правления укрепляя империю, решать вопросы продовольствия и занятости населения, советник выбивался из сил. Эргас до сих пор считал его своим отцом, и отношения между ними стали более теплые и доверительные, он принял часть дел, немало удивив своим поступком теперь уже родного брата. Винзаг всегда считал малыша Эрги безответственным несерьезным бездельником, и теперь открыто признавал, что был не прав. Эргас стал отцом троих очаровательных дочерей унаследовавших янтарно-желтые глазки отца и блестящие золотые кудри матери. Паур уже не мог обойтись без него, сделав своим заместителем, чтобы чаще бывать дома с женой и дочерью как две капли воды похожей на Миларэс.
   Грансол была невероятно счастлива, радуясь воссоединению своих родителей, успешной карьере мужа, таланту троих дочерей передавшемуся от дедушки к маме, а от нее им, интересной работе с юными дрэгоран, мисторн и киар быстро усваивавших умение владеть кистью. Она со дня на день ожидала рождения четвертой дочери и, по мнению императрицы, девочка не будет похожа на остальных детей. Грансол вынашивала малышей в себе все девять месяцев, но последний раз уже через три отложила яйцо. Скорлупа очень быстро истончилась, и родители удивленно наблюдали, как малышка ловко меняет облик, становясь то смертным ребенком, то драконом, а иногда необычайно странным созданьем с фигуркой смертных золотистыми чешуйками вместо кожи и узкими светящимися щелочками внимательных глаз. Именно в этом облике девочка царапала оболочку яйца при этом, стараясь ухватить ее мелкими и необычайно острыми зубками. Но, увидев мать, мгновенно успокаивалась, жалобно округляя фонарики глаз в надежде на ее помощь. Эргас лучше остальных ладил с ребенком, подолгу что-то рассказывал дочке и читал забавные детские книжки. Фиали попросила помощи у мудрой Отол знающей особенности и отличия жителей других миров. Птерикс немало удивилась появлению в роду императора энсантии или попросту девочки демона. Она посоветовала растить малышку как обычную мисторн, чтобы не формировать у нее чувства вины и неполноценности это лишь оттолкнет, создав множество проблем.
   Лорквум пожелал остаться в Эльфиарге, управляя миром вместе со своим внуком Кизарисом. Он так и не женился во второй раз, навсегда верный прекрасной Даринии подарившей ему сына первого дрэгон, который оставил после себя чудесного малыша радость и утешение великого правителя. Кизарис также не нашел подходящей спутницы и даже не подозревал, что юная Луминас уже все решила наперед и поэтому очень стремилась поскорее вырасти, постоянно привлекая к себе внимание будущего мужа незаметно и ловко став его любимицей. Девочка считала это первым проявлением истинной любви вполне достаточным для начала их романа.
   Асфони с удовольствием управляла поместьем мужа гораздо лучше и прибыльнее его самого. Жемчуг острова высоко ценился не только в Киартаннии, но и в других мирах вселенной. Обнаружив у себя талант бизнесмена, эльфион наладила выращивание изящных украшений, редких фруктов и ароматной цветочной пыльцы идущей на изготовление великолепных шампуней для волос и тела. Их старший сын, как и любой киар учился в университете, навещая родителей не чаще двух раз в год. Малышки, родившиеся вскоре после него, получали знания в Дрэгорании под присмотром дедушки Кродока, сообщавшего обо всех проказах юных непосед. Литиций довольствовался ролью владельца корабельной компании и любящего мужа, стараясь не обращать внимания на привычку любимой терзать его по любому поводу, а чаще без оного.
   Вэлурис унаследовал поместье и, женившись на пышногрудой Сайкэро очень скоро стал счастливым отцом четверых сыновей изо всех сил воспитывая в них глубокое уважение к женскому полу, чтобы они ни в коем случае не смели обидеть хрупких созданий неосторожным словом высказыванием и тем более непозволительным прикосновением. Мать семейства лишь иронически выгибала бровь и молча улыбалась, понимая насколько бесполезно пытаться доказать обратное. Сыновья все как один кивали, слушая наставления при этом, забавно трясли черными кудрями, хитро перемигиваясь темно-синими глазками.
   Эриока жила спокойной размеренной жизнью в ставшем невероятно родным поместье, сменившем название, теперь его гордо именовали островом Ктуара победителя огня. Сыновья давно учились в дали от дома, а Луминас сама захотела жить в Дрэгорании и родители не были против понимая, что девочке гораздо интереснее находиться среди сверстников подобных ей мисторн и дрэгоран. Заботливая мать Эриока заметила особое отношение девочки к младшему правителю Эльфиарга Кизарису и не мешала юной кокетке в достижении поставленной цели поскольку, зная ее характер это все равно было бы бесполезно. Они с Ктуаром часто гуляли в парке, разговаривали, или просто молча парили рядом, наслаждаясь теплом и близостью друг друга. Почти каждый вечер Эриока приглашала мужа полюбоваться вместе с ней на закат. Оседлав пегасов супруги, летели к берегу. С высоты скал, наблюдая, как солнце медленно погружается в соленые воды, окрашивая небо в причудливые цвета стирающие грани пространственных различий.
   После битвы Ктуар подружился с Эгайлом, и они подолгу рыбачили в соленых волнах бескрайнего океана беседуя на многие темы, периодически прерываемые молодой супругой птерикс сообщавшей мужу, что настала его очередь следить за их маленьким сыном, совершенно отказывающимся слушать наставления тети Отол и кузины Теи. Эгайл покорно следовал за ней, махая на прощание гигантским крылом. Ктуар прекрасно понимал сложность процесса воспитания, но при этом очень скучал по детям так скоро научившимся обходиться без родительской заботы и тепла.
  -- Милая вот увидишь, все прибудут вовремя, я абсолютно уверен. - Горм нежно обнял жену за талию, плавно переместив ладонь пониже спины.
  -- Горм, даже не мечтай, - строго произнесла Фиали, возвращая его ладонь обратно на талию. - По крайней мере, не раньше окончания праздника. - Уже мягче добавила императрица.
  -- С последним посланием твой старший брат обещал, наконец, осчастливить нас своим присутствием, думаешь, прилетит?
  -- Не знаю, Сэгор так изменился, конечно, в лучшую сторону. Его записи об изучении миров очень интересны некоторые из них Фэрус и Орфит используют в качестве учебного пособия. Но он мог бы и чаще навещать нас. - С нотками обиды в голосе произнесла Фиали.
  -- Не грусти. Смотри Олоар с супругой и детьми.
  -- А с ними Винзаг с семьей, вот только не понимаю которые из малышей наши внуки? - Озадаченно проговорила императрица.
  -- Придется воспитывать всех четверых. - Нашел выход Горм, приветливо улыбаясь гостям.
   Прием как всегда проходил в саду, где за накрытыми столами собирались взрослые, предоставив детям редкую возможность резвиться в свое удовольствие к великому горю главного садовника. Малыши играли в прятки и полет на скорость, не используя огня из-за строгого запрета самого императора.
  -- Мы подстережем девчонок у фонтана, где они обсуждают всякие глупости, а затем нападем совершенно внезапно. Цельтесь пирожными в волосы их труднее всего отмыть. - Командовал Ардор старший сын Эриоки и Ктуара.
  -- Если они превратятся в драконов, летите к родителям с максимальной скоростью их обличие меньше, но опаснее наших. - Со знанием дела произнес его брат Винкитор.
  -- Может быть, стоит принять бой? - Предложил девятилетний Фэрэо сын Фэруса.
  -- Вам легко рассуждать, - сделал шаг вперед старший из сыновей Вэлуриса.
  -- Мы не взяли оружия, - пояснил его брат.
  -- Они нас зажарят, - одновременно произнесли шестилетние киар, взмахнув черными кудрями.
  -- Мои сестры хоть и не меняют обличие, но формируют огненные струи и хуже того ледяной кокон, их сила может объединиться и нам конец. - Мрачно заключил Перлут сын Литиция.
  -- Мы не будем сражаться в открытую, надо вести атаки из-за кустов и деревьев. - Перебивая друг друга, предложили принц Церокп и его кузен.
  -- Правильно, мы с братом считаем также. - Произнес старший сын Орокуса и Элоиа.
  -- Тогда решено, ведем скрытый бой. - Торжественно объявил Ардор, небрежным жестом откинув огненные пряди волос, как часто делал, его отец, уводя жену на подземный этаж.
  -- Рассредоточьтесь, каждый возьмет несколько пирожных с самым жирным кремом и, не привлекая внимания, подберется к девчачьему фонтану как можно ближе. Когда я свисну, бросайте снаряды и бегите к столам, если вас схватят, зовите на помощь. - Серьезным тоном проговорил Винкитор.
  -- Правильно, своих друзей мы не бросим. - Воинственно произнес Фэрэо, сверкнув бардовым взглядом.
   Мальчики по очереди подбегали к столам с закусками и с невозмутимым видом брали всевозможные сладости, а затем медленно и спокойно переносились к назначенному месту. Когда прозвучал едва уловимый свист мисторн, киар и дрэгоран уже были в полной боевой готовности. С громким криком они выскочили из укрытий и, забросав ничего не подозревавших кузин и сестер пирожными, разбежались по саду в разные стороны, лихорадочно подыскивая укрытия, дабы избежать страшной мести взбешенных девчонок.
  -- Необходимо разделиться, но будьте осторожны, не поддавайтесь на глупые оправдания несносных хулиганов, даже если это ваши собственные братья. - Командовала старшая из девочек Луминас унаследовавшая характер от Эриоки, а чувство справедливости от отца Ктуара.
  -- Те из нас владеющие магией растений прикажут прикрутить мальчишек к деревьям и клумбам, пускай помучаются. - Грозно сверкнула изумрудным взглядом Статэтия дочь Паура и Миларэс.
  -- Мы отрежем волосы киар...
  -- Это для них лучшее наказание. - Воскликнули близнецы дети Асфони и Литиция.
  -- Разрисуем их лица плохо смывающимся соком рамуса! - Радостно предложила белокурая дочь Олоара.
  -- А сверху засыпать пыльцой для надежности! - Дополнила ее кузина наследница принца Винзага.
  -- Если кого-то из вас возьмут в плен, зовите на помощь очень громко. - Предупредила старшая дочь Эргаса и Грансол.
   Ее сестренки и их подруга дочь Орокуса и Элоиа дружно закивали, соглашаясь с правильностью подобной предосторожности в таком опасном деле как розыск беглых преступников тем более, если многие из них, твои кровные родственники.
  -- Просто восхитительно в этот раз дети ведут себя идеально! - Не переставала удивляться Элоиа, между тем наслаждаясь изумительным растением, под названием дыня. Сэгор с опозданием явился вместе с женой и привез его из далекого мира необычных смертных смешанной крови упорно отрицающих свое умение слышать зов вселенной, а это редкое явление.
  -- Не торопись радоваться, зная свою дочь и ее вздорный характер, целиком унаследованный от отца, могу предположить буря уже совсем близко. - Развеяла надежды подруги Миларэс.
  -- Надеюсь, Луминас сумеет успокоить и помирить малышей в случае необходимости. - Не совсем уверенно произнесла Эриока, тревожно поглядывая в сад.
  -- Даже если такое когда-нибудь случиться, в чем я лично сильно сомневаюсь, мои хулиганки придумают изощренную месть обидчикам и все усилия кузины растают как дым. - С мрачной уверенностью произнесла Асфони, допивая иномирный чай, подарок матери и Рептора.
  -- Наши малышки добрые и не станут никого обижать. - Заверила гостей будущая императрица, отличавшаяся очень мягким характером.
  -- После того как они стали обучаться у тебя Грансол в школе Кродока, их как будто подменили. Все время что-то рисуют. - Улыбнулась ее сестра.
  -- Да у них отлично, получается, - подтвердила Грансол. - Мои дочери всегда готовы помочь и поддержать друзей, думаю беспокоиться не о чем.
  -- Правильно, к тому же в этом месяце следить за поведением детей должны мужчины, их очередь. - Облегченно вздохнула императрица, поправляя огненный локон.
   Гостьи согласились и принялись с интересом слушать рассказ Артонии о мире отличающимся невероятным разнообразием животных, птиц и многих других созданий мирно сосуществующих рядом на протяжении тысячелетий.
  -- Мне иногда кажется, еще мгновение и Асфони сгорит от возмущения, так пылают ее прекрасные глазки. - Со смехом жаловался Литиций друзьям, с удовольствием закуривая сигару из трав его острова.
  -- Может стоит сделать ей подарок, иногда это помогает. - Предложил Эргас, допивая бокал плорского вина, к которому успел привыкнуть настолько, что забыл про отвары трав Эльфиарга.
  -- В таких случаях легче искренне извиниться за все, включая то, чего вы не совершали и обязательно восхититься необычной прической и блеском волос. - С видом знатока произнес Вэлурис.
  -- А после сразу нести в спальню, чтобы меньше объясняться. - Добавил Фэрус, развалившись в мягком кресле.
  -- Вот только нам с Олоаром это не всегда удается, - почти грустно проговорил Винзаг, посмотрев на друга.
  -- Точно, я много раз пытался найти хотя бы одно отличие у своей жены, даже рисовал метки в тайне от нее, но периодически щипаю за... чужую жену и пропадает всякое желание говорить комплементы своей. - Произнес Олоар, хитро взглянув на принца. Тот злобно сверкнул глазами и уже собирался что-то сказать, но император перебил:
  -- Не переживай сынок, ваши дети так похожи что сами матери разобраться не могут.
  -- Умеешь успокоить дружище. - Расхохотался Сэгор.
  -- Между прочим, в одном мире с очень теплым климатом у мужчины сразу несколько жен и никаких трудностей. - Произнес Рептор, явившийся на праздник в необычном головном уборе из белой ткани и в столь же странном костюме.
  -- Несчастные! - почти одновременно воскликнули Паур и Орокус, затем, переглянувшись, весело рассмеялись.
  -- Мне помогает искреннее признание в любви, Суорат забывает о ссоре и падает в мои объятия. - Гордо произнес Кродок, хитро подмигнув Ктуару укоризненно качающему головой.
  -- Не удивительно, что у меня не возникает желания найти жену. - Весело проговорил Кизарис, присоединившийся к дружной компании.
  -- Найдешь единственную любовь и в миг забудешь обо всем кроме ее прекрасных глаз. - Улыбнулся Лорквум, хлопнув внука по плечу.
   Вскоре послышался треск и громкий визг, причем не совсем ясно, чей именно. В саду, по всей видимости, происходило сражение страшной разрушительной силы. Джар громко ругаясь, побежал в том направлении, надеясь, что недавно посаженые клумбы не успели пострадать слишком сильно. Родители привычные к подобным неожиданностям поспешили поймать разбушевавшееся потомство, пока они не разрушили не только сад, но и дворец императора. Пострадали в основном мальчики, но и девочки недовольно сверкали глазками в их сторону пытаясь вытряхнуть из волос остатки пирожных.
   Детей удалось успокоить только после того как император, с наигранной строгостью в голосе пригрозил больше никогда не пускать их на праздник, если они не умеют найти мирное решение, не устраивая жестоких схваток. Говоря последние слова, он еле сдерживал усмешку, глядя на забавные мордашки, перемазанные в пыльце и креме, а главное неровно постриженные головы мальчиков вероятно заслуживших подобное наказание.
  
   Обретение мечты...
  
   Эриока гуляла вдоль озера Ижм, с тоской поглядывая на заснеженные вершины гор. В руках девушка держала прозрачный амулет, вспыхивающий множеством искорок в лучах клонившегося к горизонту ярко-оранжевого солнца. Она не звала свою подругу, но постоянно думала о ней, понимая, что не правильно так часто отрывать ее от дел тем более существует разница во времени между мирами. Присев на мягкой траве у самой воды Эриока ощутила покой и невероятное чувство свободы. Она больше не стремилась узнать все тайны мирозданья, ведь ответы все это время были с ней в душе, поступках и случайных мыслях. Полнота ощущений настолько захватила ее, что стало легче дышать, мысли свободно бродили, не доставляя беспокойства только странный трепет, ожидание большего.
   Дети все меньше нуждались в неустанной заботе, проявляя больше самостоятельности, чем иногда хотелось. Время текло по законам общим для родных и друзей, в какой бы части вселенной они не находились. Старые распри ушли в небытие, и этот факт особенно радовал эльфион-дрэгон как любила называть себя Эриока. В особенно яркие ночи ей нравилось летать над океаном в образе прекрасного дракона и, чувствуя силу гигантских крыльев, мощь свирепого пламени она не уставала благодарить единого бога за великий дар. Но в лучах ласкового солнца Эриока с удовольствием заботилась о растениях и деревьях парка, по долгу беседуя со старым кортусом у озера Ижм знавшим великое множество легенд и старинных преданий.
   Лишь об одном мечтала Эриока, когда горные вершины величественно вздымались над землей, невольно привлекая задумчивый взгляд. Чартеи очень не хватало порой, ее советов и разумных объяснений загадкам вселенной.
  -- Долго ты здесь? - Спросила птерикс, почесывая ухо.
  -- Тея?! Если я случайно позвала, извини просто...
  -- Откуда столько скромности в тебе? Раньше не замечала. - Рассмеялась Чартея и направилась к озеру. - Полетишь со мной?
   Эриока прыгнула на пушистую спину и рассказывала подруге все свои мысли новые сны и желания. Птерикс помогла упорядочить и отбросить лишнее. Чартея обращала внимание девушки на то главное, чем следует заняться и изучить, не расходуя время на пустяки. Поздней ночью они попрощались, договорившись встретиться, как только потребуется помощь или совет.
   Лежа в кровати без сна Эриока ожидала прихода любимого мужа, он старался закончить дела поскорее, потому как не любил засыпать в одиночестве настойчиво желая внимания и ласки. Его любовь крепла день ото дня, так же как и взаимное чувство эльфион-дрэгон к нему. Возможно, иногда поместье казалось печально пустынным, но беременеть вновь Эриока не желала, понимая что, пройдет совсем немного времени и появятся внуки требующие любви и заботы своей бабушки. Ктуар не возражал, он все еще не забыл, как чуть не потерял свою любовь и был счастлив, наблюдать за быстрым взрослением сыновей и единственной дочери.
   Бесшумно приблизившись, Ктуар осторожно лег в теплую постель, стараясь не потревожить мысленные взоры возлюбленной.
  -- Снова размышляешь о высоком и недоступном? - Ласково произнес Ктуар, нежно прикасаясь губами к стройной шейке любимой.
  -- А если скажу что о тебе? - Эриока соблазнительно потянулась на постели, обнажив аппетитные холмики с отвердевшими сосками.
  -- Тогда...
   Ктуар страстно и требовательно поцеловал зовущие губы, ощутив сильное желание, завладевшее разумом по велению плоти. Тела вступили в свой только им знакомый танец наслаждения, блаженства чувств, любви явившейся из иного далекого, но безумно родного мира.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Шугар "Училка и хулиган"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"