Paly4: другие произведения.

5. Егерь. Книга 3. Котенок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Если Егерь Олег Денисов, переселяясь с чадами и домочадцами - Галей Рыжик и котом Петровичем - на Ахерон, думал спрятаться от проблем, то он жестоко просчитался. А всему виной старый знакомый майор Тарасов. Предложил, чтоб его, халтурку! Подумаешь, отыскать на тропическом архипелаге пропавшую археологическую экспедицию! Раз плюнуть. А что умолчал про аборигенов и неведомую опасность, отправившую на дно подводную лодку со всем экипажем, так это мелочи жизни. Тем более, что разгадка того стоила. Потому что у Петровича появился... Внимание! Ознакомительный фрагмент - примерно половина текста. Полный текст доступен на Автор.Today. Этот же текст на Литрес.

Егерь. Книга 3. "Котенок"

Система Риггос-2, планета Ахерон, окрестности станции мониторинга среды Љ517

- Петрович, ховайся!..

Шепот получился раздраженный, но не на напарника, как можно было бы подумать, а на сволочную антилопу, которая сегодня уже больше двух часов умудрялась ускользать из наших с котярой хитроумно расставленных сетей. Хотя сами виноваты, третировать невинную животину почти месяц - тут кто хочешь опыта наберется. К тому же я рогатую понимал, не знаю уже который раз по счету отходить от транка удовольствие ниже среднего. Но... Галя сказала "Надо!", Денисов с Петровичем ответили "Есть!". Ничего не поделать, наука требует жертв. Пусть радуется, копытное, что наглухняк не положили, потому как моей ненаглядной нужно проследить динамику изменения организма "чистого" животного, по глупости угодившего в аномалию. А это как раз тот случай, когда "коготок попал - всей птичке увязть". Аномалия так просто добычу не отпускает, полакомилась подозрительной серой травкой - получите, распишитесь! Так что я особо и не возражал, когда Галя озвучила заключительный этап опыта. Сам уже к такому варианту склонялся. Лучше уж в виде чучела в музее естественной (хотя скорее неестественной) истории в Чернореченске обретаться, нежели в виде ячейки легорийского биокомпа.

Справедливости ради нужно отметить, что до зачищенной Мутагенки здешней аномалии далеко, она гораздо жиже, и особой опасности для окружающих, осознающих последствия своих действий, не представляет. Я сам тому живой пример - уже почти полгода рядом обитаю, в пределах порченого ареала гуляю чуть ли не ежедневно, но пока все пучком. Главное, не лениться дезинфекцию проходить, хотя мне это не столь уж и необходимо - "внутренний искин" любую заразу нейтрализует, лишь бы ценный альфа-разумный, носитель кода активации второй ступени загадочной Программы, функционировал в штатном режиме. Больше из-за Петровича мучиться приходится, чисто из солидарности. Иначе несправедливо: удовольствие оба получаем, а расплачивается нервами почему-то только он.

Антилопа, уже отличающаяся от вольных собратьев странной поволокой во взгляде и неряшливой клочковатой шерстью на боках, подозрительно прищурилась, покосившись на маскирующий меня куст, но с места, как это уже сегодня неоднократно случалось, не сорвалась. Мне оставалось лишь зафиксировать прицельную марку на ее затейливо изогнутой шее (все-таки что-то подозревает, иначе нафига буквой "зю" выгибаться?) и нажать на спуск...

- М-мать!.. - не сдержался я, когда завибрировавший на левом запястье инфор сбил наводку и шприц с транквилизатором ушел в молоко, спугнув вожделенную добычу. - Кому, мля, приспичило?!

Напарник, притаившийся рядом, проводил гипнотизирующим кошачьим взором врубившую вторую скорость животину, возмущенно взвыл и вернул шерсти естественный рыжий цвет. Чего уж теперь-то.

- Дядю Сашу черти принесли! - раздраженно пояснил я, покосившись на дисплей инфора. - Я вас оч-чень внимательно слушаю, Александр Александрович!

- Чего это? - издевательски вздернула бровь голографическая проекция головы майора Тарасова - моего, скажем так, официального куратора. - Что за официоз, Олежек? Неужто помешал?

- Мряу-у-у-у!!!

- Петрович обещал тебе в катере нагадить, - мстительно "перевел" я посыл соратника. - Чего хотел-то?

- Возвращайся на станцию, разговор есть.

А вот это уже что-то новенькое. Получается, Саныч самолично явился на нашу с Галей "заимку", и уже оттуда набрал меня. В самом факте посещения нет ничего необычного, он у нас чуть ли не еженедельно бывает, но прилетает он, как правило, с утреца, чтобы иметь возможность вдоволь глотнуть свободы, как он это называет. Из дома сматывается, короче. От жены да пацанов-близняшек. А может, и от работы - она у него нервная. И меня из аномалии, если я на задании, не выдергивает, дожидается. С Галей ему не менее интересно, чем со мной и Петровичем. Наверняка сплетничают, но... не пойман, не вор. А сегодня вот приспичило. К чему бы это, а?..

- Мры-ы-ы-а!

- Согласен, - невесело ухмыльнулся я, когда дисплей инфора погас. - Что-то он сегодня подозрительно лаконичен. Интригу нагнетает?.. Не грузись, Петрович, тебе это слово ни к чему. И это, погнали. Не будем дядю Сашу лишний раз нервировать.

Кот насмешливо фыркнул, но возражать не стал - если честно, нас и самих уже нынешняя суетливая типа охота вконец достала. До самых печенок, ага.

До родного скопища типовых боксов ядовито-оранжевого (в тон двоим из троих обитателей) колера добрались относительно быстро - десять минут на "бобике", который мне достался от рачительных чернореченцев, как-то заглянувших на огонек (не будем показывать пальцем, но это были Михалыч и Сашка Иволгин), да еще столько же на "одиннадцатом номере" от последней нычки до границы аномалии. Вернее, в обратном порядке. Что характерно, торчащий столбом рядом с глайдером майор Тарасов в глаза бросался издалека. И это окончательно убедило меня, что ситуация далека от идеала. И впрямь торопится, если не повелся на Галин посул налить чайку и поделиться свежими сплетнями из научного мира Ахерона.

- Наконец-то! - вместо приветствия буркнул Тарасов, когда я лихо притер плюющийся выхлопом внедорожник почти у его ног. - Вам там медом намазано, что ли?

- Работа такая, - пожал я плечами, выпрыгнув из кабины.

Петрович вымахнул следом и с разбегу теранулся о майорскую голень, едва не своротив гостя с места. Впрочем, наш куратор к особенностям поведения дружественно настроенного охотничьего кота уже притерпелся, так что от ругательств сумел воздержаться. Поморщился, разве что.

- Разговор есть! - без обиняков заявил Тарасов, когда все формальности были соблюдены: кот поглажен, руки пожаты, а глайдер заперт. Для надежности майор даже отошел на несколько шагов от собственного транспорта, дождался нас и только тогда продолжил мысль: - Ты мне нужен как специалист, Олег. И ты, Петрович, тоже! Так что не щерься!

Мой напарник глумливо фыркнул, типа, знаем мы эти ваши извращенные потребности - то по развалинам базы Первых шастать, то каких-то подозрительных личностей гонять, а то и просто с Тарасовскими близнецами - Сашкой и Пашкой - нянчиться. Был у нас и такой специфический опыт, ага.

- Может, в модуль пройдем? - счел нужным предложить я.

- Тут уютней, - отказался начальник.

- Хозяин барин. - Я плюхнулся на задницу (камуфляж рабочий, и не такого навидался), и похлопал себя по ляжке. Понятливый Петрович пристроился рядом и с удовольствием подставил бок - типа, чеши, хозяин, не сачкуй. - Мы вас внимательно слушаем, товарищ майор.

Тарасов с сомнением покосился на собственный форменный комбез (такой же расцветки, что и мой - для Чернореченска это стандарт - но гораздо чище), и осторожно сел напротив нас.

- Тут такое дело, - непривычно замялся обычно куда более уверенный в себе куратор, - что даже и не знаю, с чего начать.

- Излагай официальную версию.

- Как скажешь! - обрадовался майор, а я про себя горестно вздохнул: точно что-то стряслось. И начальник в этом чем-то кровно заинтересован. Или замешан по уши. - Короче, у "подводников" неприятности.

- Уа-у-у-у! - отреагировал на мои невеселые мысли Петрович.

Он вообще после Находки и Нереиды стал воспринимать меня куда острее и даже без коннектора, как сейчас. А мы это дело еще и тренировали, периодически устраивая забеги по аномалии без егерского снаряжения, с одной двустволкой, а то и вовсе с пневматикой, пуляющей шприцами с транком. Как сегодня, например.

- Кто бы сомневался, - продублировал я тираду напарника. - Чтобы "подводники", да без неприятностей... Ты бы еще сказал, "мародеры" без траблов. В это проще поверить.

И это точно. Когда у обитателей Океанариума - подводного поселения, уцелевшего с довоенных времен - все в порядке, они аппетита лишаются. Кушать нормально не могут, все подвоха ждут. Параноики даже не в квадрате, а в кубе. Что, с учетом условий их существования, вполне оправдано - техника безопасности превыше всего. Так что если у них что-то стряслось, то для обычных людей это, как правило, события, сравнимые с локальным Армагеддоном.

- Короче, подлодка у них пропала, - родил-таки Тарасов.

- Как пропала? - изобразил я вялый интерес.

Чисто из вежливости, ага. Потому как от сердца отлегло. Исчезновение субмарины, вообще-то, для "подводников" уже давно проходит по графе "банальность". С их-то образом жизни. Примерно как для обитателей развитых миров Федерации сгинувшие во время гиперпрыжка корабли. От такого никто не застрахован, но от космической навигации опять же никто и не думает отказываться. Разумный риск.

- Бесследно, - оправдал мои надежды майор.

- А подробнее? Или из тебя каждое слово клещами вытягивать?

- М-р-р-р-р!!! - поддержал меня напарник.

- Не рычи! - Уж не знаю, кому именно адресовал посыл наш куратор, скорее всего, обоим, но он наконец собрался с мыслями и выпалил: - Пропала бесследно, внезапно, и со всем экипажем. В Южном океане, в районе архипелага Мауи Айлс.

- Это должно мне о чем-то говорить? - удивленно вздернул я бровь.

- Тебе - нет. Но вообще-то место довольно известное, в академических, так сказать, кругах. На этих островах живут вместе, и, мало того, ассимилировались потомки земных колонистов и местные морские кочевники. Случай для Ахерона нетипичный, даже уникальный. Вот только никаких особых странностей за данной местностью ранее не замечалось. До недавних пор...

- Странностей?

- Есть предыстория, - кивком подтвердил мои сомнения Тарасов. - Началось все месяц назад. Мимо архипелага, захватив его край, проходила другая лодка, дальний рейдер "Тунец". Проходила и проходила, но в один прекрасный момент вся команда ощутила странное недомогание. Опрошенные члены экипажа как один описывали его как давление в затылке, временную потерю ориентации в пространстве, приступы головокружения и звуковые галлюцинации. Все, Олег. До единого. В одно и то же время.

- Занятно.

- Еще как! В тот раз все обошлось, лодка шла на автопилоте. Недомогание экипажа прекратилось в десятке километров от острова, это потом достаточно точно установили по навигатору.

- И "подводники", конечно же, поперлись проверять феномен, - фыркнул теперь уже я.

Петрович подозрительно на меня покосился, но промолчал.

- А ты бы не поперся? - задался риторическим вопросом майор. - Их спецы уже давно работают с федералами, и по заказам наших же "яйцеголовых" лезут в такие... дебри, что волосы дыбом встают. Даже на ногах! И это у меня!

Да, это показатель. Не поспоришь.

- А тут такие до боли знакомые симптомы! - развил мысль Тарасов. - Но самое удивительное, никаких внешних признаков аномалии. Спутниковые снимки и данные аэрофотосъемки в первую очередь проанализировали. Если хочешь, могу тебе архив скинуть, сам убедишься.

- Обязательно, - кивнул я. - Но потом. Так я угадал? Они послали другую лодку на проверку, и она пропала?

- Да. Специализированный корабль класса "сирена", с командой опытных ученых, исследовавших уже не одну аномалию. В море их не так много, как на материках, но кое-где на островах встречаются. Как правило, ярко выраженные. Биоячейкам там раздолье, они со временем захватывают весь остров, поэтому ошибиться сложно. А Мауи раньше считался в этом отношении бесперспективным, его больше археологи да этнологи привечали.

- То есть народ там постоянно тусовался?

- Ну... более-менее.

- И никто ни разу аномалию не зацепил?

- Нет.

- На чем высаживались?

- Катера, яхты, воздушный транспорт.

- А пострадавшие на подлодках... Занятно. - Я задумчиво побарабанил пальцами по кошачьему боку, и Петрович недовольно замурзился. - Извини, напарник. Саныч, как думаешь, какова вероятность наличия аномалии ниже уровня океана?

- Если верить выкладкам ученых, нулевая. Биоячейки не смогут разместиться достаточно компактно для образования кластера и активации компьютера. Их элементарно течениями разнести должно.

- А если верить фактам?

- Мало информации для анализа, - прикинулся майор бездушным компьютером. - Пока что мы имеем один случай и одно совпадение. Для выявления закономерности нужен третий факт.

- Колись уже! - не повелся я.

- Ничего-то от тебя, Олежек, не скроешь, - вздохнул наш куратор. - Страшный ты человек... А ты, Петрович, еще страшнее! - предвосхитил он угрожающий рык кота. - Боюсь я вас периодически. Есть третий факт, есть...

Ага, до сути добрался. Вряд ли бы он так из-за исчезнувших "подводников" стал переживать - это их профессиональный риск, к таким событиям у бравого майора-штурмовика стойкий иммунитет, выработавшийся за годы командования собственным отрядом. Определенного опыта у него столько, что можно лишь посочувствовать. И порадоваться, что самому не пришлось ни разу сообщения родителям погибших подчиненных отправлять.

- Варька пропала.

Варька? У меня от удивления вытянулось лицо, да и напарник озадаченно муркнул, среагировав на мелькнувший пред моим внутренним взором образ непоседливой афалины с Нереиды, но я быстро сообразил, где ошибся. Впрочем, легче от этого не стало: Тарасов имел в виду Варвару Иволгину, сестру Сашки Иволгина (того самого, что "бобик" подогнал). Мы с Галей познакомились с семейством Иволгиных в день нашего прибытия на Ахерон, а потом еще и погостили у них немного - майор не захотел светить нас в общаге федералов. Да и следующие полгода были частыми гостями в Чернореченске, то есть, по умолчанию, опять же у приветливого семейства на постое. Так было удобнее всего - у Тарасова двое малых, ночью частые подъемы по тревоге, а у Иволгиных дети выросли, и комнаты свободные в наличии имелись. Так что успели сдружиться. Галька с Варварой так и вовсе уже были не разлей вода - насколько это возможно, когда мы живем на заимке в тысяче километров от города. У Ольги Тарасовой акценты были смещены на пацанов-близняшек, что естественно, поэтому с ней моя ненаглядная лишь приятельствовала. В отличие от. А больше мы никого и не знали достаточно близко. Коллеги по работе, с которыми общаешься по долгу службы и по большей части дистанционно - по телефону. Ч-черт, как Галине Юрь... пардон, Юлиановне об этом сообщать? Понятно, чего Тарасов не пошел с ней потрындеть. Стремно ему.

- Давно пропала?

- Три дня назад прервалась связь с ее группой. Через сутки после исчезновения лодки, - сразу же уточнил майор.

- Они были рядом?

- Относительно. Квадрат один, район тот же, но пару сотен кэмэ между ними было. Это если судить по последним засечкам, когда и те, и другие выходили на связь. Подлодка могла сильно сместиться, а вот археологи вряд ли далеко уплыли - у них уже был разбит базовый лагерь, они на островах вторую неделю ковырялись.

- А их со спутника искать пытались?

- А как же! Только результата ноль - палатки нашли, но активность вокруг никакая.

Н-да. Прямо как лагерь, вернее, остатки оного неподалеку от "Левиафана" - обнаруженного Первой Дальней на Находке пропавшего некогда без вести рейдера. Что-то слишком много совпадений... Да и отсутствие эксцессов прежде о многом может сказать. Особенно с учетом опыта той же Находки, и общения с системой контроля базы Первых. Странно, что "внутренний искин" молчит.

"Недостаточно исходных данных".

Да я и не сомневался, ага.

- А сам тогда чего не идешь?

- Не могу, - уставился в землю Тарасов. - Вот не поверишь, в командировку засылают! Не скажу куда, информация для служебного пользования, но в Системе меня ближайшие пару месяцев не будет. И транспортник, как назло, завтра с утра стартует. Так что вся надежда только на тебя, Олежек.

Взгляд, которым одарил меня майор, был столь многозначителен, что я принялся лихорадочно вспоминать, не сболтнул ли когда чего лишнего. В общих чертах куратор в курсе моих приключений, но ни про "внутреннего искина", ни о прочих, хм, особенностях наших с Галей родных организмов он не в курсе. Если только с Исаевым плотно не пообщался. Или... точно, мы же с ним как-то на развалины базы Первых летали, причем не по собственной инициативе, а по приказу вышестоящего начальства. По официальной версии я должен был осмотреть объект и отразить в отчете его сходства и различия с базой на Находке. Тарасов тогда ни о чем не спрашивал, но наблюдал за мной о-очень внимательно. Мог и запалиться, ага. На том же коммуникационном узле, работающем в режиме ожидания - характерной зоне с глюками, на которую разные люди реагировали по-разному. Ладно, не время откровенничать...

- "Подводники" еще одну экспедицию отправили, но эти доберутся дня через четыре, - поделился очередной порцией информации майор. - А разведка с воздуха ничего не дала. Подключили федеральный спутник, но он только завтра в нужный район подойдет, так что результатов сканирования к вечеру можно ждать. Завтра, естественно. А тянуть некуда, там только на лодке пятнадцать человек экипажа, да команда археологов еще столько же. Возьмешься?

Работа, в общем-то, привычная - пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Заодно незадачливых ученых выручи. Не впервой. Да и любопытство хитрый майор разжег. Это если не считать дружеского долга - не будь здесь замешана Варвара Иволгина, я бы еще подумал. А так и думать нечего, ответ очевиден.

- Иду один, с Петровичем! - озвучил я главное условие. - Никакой команды поддержки, только транспорт современный - лучше всего мультисредный катер, и пилота. Чисто на "доставил-высадил-смотался". И связь с Галей, она мне как научный консультант пригодится.

- Не вопрос! - ожил Тарасов.

- А вышестоящее начальство в курсе? - запоздало уточнил я.

- Профильное - в курсе. Это я и есть. А остальным наши дела по барабану. С Океанариумом взаимодействие я обеспечу, - заверил майор. - Вся техническая сторона на мне, аккурат сегодня до ночи управлюсь. А потом придется самому. И отчитываться тоже будешь без меня, так что...

Ага. Готовься, Олежка, к хреновой туче бумажек. Отчеты, рапорты, акты списания, допросы... А, переживем! Варвара важнее.

- Тогда договорились! - заключил наш куратор. - Вечером позвоню, сообщу результаты. Катер за тобой завтра с утра прибудет, будь готов.

- Всегда готов, - ухмыльнулся я. - Как штык.

- Ну-ну...

Чуть позже, провожая взглядом майоров глайдер, я нехотя признался самому себе, что для моей странной покладистости была как минимум еще одна причина - банальная скука. То, о чем я еще совсем недавно страстно мечтал, то бишь покой и отсутствие ответственности, настолько быстро приелось, что хотелось волком выть. Еще немного, и я бы сам к Тарасову напросился, хоть к черту на кулички. Аномалия уже оскомину набила. Ладно хоть Гале тут интересно. Не знаю, как бы я еще и ее капанье на мозги терпел... Скорее всего, никак. Вынос оного органа был бы обеспечен. С гарантией, ага.

-//-

Система Риггос-2, планета Ахерон, Южный океан, архипелаг Мауи Айлс, семнадцать часов спустя

- Пять минут до прибытия в квадрат поиска, товарищ лейтенант!

- Принял.

Хорошего мне пилота Тарасов подогнал, расстарался по старой дружбе. Вот только слишком уж... правильный. Настолько в службу втянулся, что мне за всю дорогу - а это часов семь, не меньше - не удалось убедить его звать меня просто по имени. Ни в какую! Сначала вообще мялся, не знал, как обращаться - на дело я пошел в полном егерском обвесе, разве что без верного "меркеля", что автоматически исключало меня из категории "гражданских", - но потом все-таки поинтересовался, в каком я звании. Пришлось расколоться (не думаю, что для такой миссии Тарасов выбрал болтуна, да и все равно спалился), но сделал только хуже - я стал "товарищем лейтенантом", и хоть убейся. Ну да ладно, я его в отместку начал Салагой звать. А что? Служит меньше двух лет, младший сержант по званию. Правда, дуболом еще тот - комплекцией покрупнее Тарасова (про меня так история молчит), косая сажень в плечах, и весь с ног до головы уставной: с уставным выражением морды лица, уставным (до самой последней пуговицы) обмундированием, уставным вооружением ("вихрь", АПС, гранатный подсумок, нож... Если потрясти, так и ядерная бомба в каком-то из карманов обнаружится, зуб даю!) и предельно уставным поведением. Думал, на "салагу" обидится, но нет. Принял позывной безропотно. Короче, отличник боевой и политической, со всеми вытекающими. Правда, мультисредный катер, обещанный майором, водил профессионально, так в десантуре не учат. Впрочем, ситуация разъяснилась самым естественным образом: Юрик (Младший сержант Петлицкий! - Вольно! Как звать-то?..) вождением легкого воздушного транспорта занимался с младых ногтей, до армии даже в гонках на глайдерах участвовал. Нафига при этом в Десант пошел, а не в летную академию, я так и не понял, а уточнять не стал. Идейный вроде. Зато мысль дражайшего Сан Саныча уловил: паренек являл собой идеальный образчик военного-универсала, как и сам майор. То есть и с техникой на "ты", и с оружием уже давно одно целое, да и взять и... в смысле, врезать от души при случае может. Подстраховался куратор. Зря, конечно: каким бы замечательным специалистом не был сержант Юрик, сидеть ему все время операции в катере. Ибо нефиг. Я ему об этом прямым текстом сказал, а Петрович подтвердил, для верности провернув фокус со сменой колера под цвет сиденья, да еще стойку дверцы царапнул - не глубоко, на полкогтя (я ж говорил, что запалились, ага). Салага впечатлился и больше с предложениями помощи не лез.

По дороге в нашем новом помощнике открылся еще один несомненный талант - он оказался идеальным собеседником, то есть попусту не трындел, излишнего любопытства не проявлял и гладить кота не лез. Мы же с оным котом умудрились вздремнуть, скомпенсировав сверхраннюю побудку, и к месту назначения прибыли бодрыми и полными сил. Юрик же, такое впечатление, не уступал выносливостью боевому киборгу - как торчал в пилотском кресле, пялясь на приборы, так и продолжал, пока не запищал навигатор. После этого он выдал ту самую фразу про пять минут и принялся священнодействовать с наблюдательным комплексом, которым был оснащен катер. И в этом вопросе Тарасов не подвел.

- Каков порядок действий, товарищ лейтенант?

- Сначала сверху посмо-отрим!.. - от души зевнул я. Петрович меня в этом благородном деле поддержал, снова поразив сержанта до глубины души - на сей раз объемом пресловутого хлебальника. - Давай, "спираль" закручивай. Все подозрительные объекты фиксировать и выводить на мой дисплей, лови коннект.

- Есть.

Работать не хотелось - события после визита майора Тарасова закрутились с порядочной скоростью, и я толком так и не успел осознать, чего от меня требуется. И каковы последствия моих действий. Совесть тоже молчала, хотя в глубине души я испытывал нечто вроде беспокойства за Варвару. Но это пройдет, я себя знаю. Вот сейчас наметим узловые точки, дам кружок-другой по джунглям, и настроюсь. Пока же пришлось нахлобучить шлем и запустить аппаратуру в боевой режим. Баллистический комп ожил, на внутренней стороне забрала проступила полупрозрачная схема ближайших окрестностей, по которой медленно ползла зеленая точка - наш катер. Ничего интересного, но это временно. Скоро появятся засечки с всплывающими окошками, и начнется серьезная работа - просмотр фото, анализ результатов телеметрии, и как апофеоз - выбор перспективных мест для высадки и пешей разведки. Впрочем, с полчаса еще есть: "спираль" - стандартная траектория, когда район поиска облетается сначала по широкой окружности, а потом по все меньшим и меньшим.

- Я что-то вижу, товарищ лейтенант!

- "Что-то" не катит, - буркнул я. - Не отвлекайся, работаем.

- Есть!

Ну вот, что я говорил? Лагерь археологов обнаружен. Помечаем точку как первоочередную для досмотра - фотографии с высоты птичьего полета ничего не дали, палатки и палатки. Яма еще какая-то рядом. Поближе посмотреть надобно. И на потом откладывать не буду, надо убедиться, что с Варварой все в порядке. Или не в порядке, чего не хотелось бы...

По прошествии получаса, как я и предполагал, определился фронт работ. Мауи Айлс оказался не очень большим архипелагом, девять клочков суши, достаточно крупных для того, чтобы именоваться островами, и несметное количество камней, одиночных скал, рифов и отмелей. Один из островков, в каталоге обозначенный как Мауи-7 (не заморачивались с названиями картографы, ага) ВНЕЗАПНО оказался закрыт от сканирования. Не весь, конечно, только центральная часть, но и этого было достаточно, чтобы вызвать у нас с Юриком разрыв шаблонов - че за фигня? И почему раньше этого не замечали? Потом сержант, изучив характер помех, озвучил версию, что это какая-то маломощная глушилка времен Бойни, причем отечественная, а не легорийская - весь диапазон она не перекрывала, сканер достаточно уверенно построил нам на карте рельеф поверхности, но деталей не различить. Вот и объяснение, почему с орбиты не засекли - масштаб слишком крупный, сам остров и всю береговую линию видно, а большего орбитальщикам и не нужно. По здравому размышлению поставил осмотр зоны глушения в минимальный приоритет - нашлись цели и поинтереснее. Например, о-очень характерные скальные гряды на Мауи-2 и Мауи-9, а также подозрительно похожие на рукотворные объекты камни конусовидной формы на отмели у Мауи-5. Что интересно, мимо последнего острова и проходил маршрут первой субмарины. С какой стороны к архипелагу подошла пропавшая лодка, по понятным причинам осталось неизвестным, но на плане, построенном по результатам разведки, особенно при взгляде сверху, вырисовывалась занятная картинка: все три номерных Мауи, заинтересовавших меня, образовывали почти равносторонний треугольник, в центре которого торчал Мауи-7. Странное совпадение, не правда ли? И база археологов как раз на Мауи-2, в прямой видимости от подозрительной скальной гряды, практически у ее подножия, если учесть не поражающий воображение размер острова. В общем, пока что ни один из обнаруженных фактов не противоречил черновой гипотезе, в которой фигурировали некие Первые и их беспокойное наследие. Например, искусственный интеллект (или интеллекты), запертый на очередной базе. Как там в любимой поговорке Тарасова? Один случай - случай, второй - совпадение... А третий? С учетом Находки и нашего с майором недавнего вояжа на развалины базы в сфере ответственности Чернореченска, у меня как раз третий... Что ж, будем посмотреть.

- Так, Салага! Слушай боевой приказ! - Я перекинул изображение с собственного забрала на центральный дисплей катера и ткнул пальцем в первую пометку. - Вот отсюда начинаем. Мы с Петровичем осмотрим лагерь археологов, потом дойдем до скалы - надо кое-что проверить. Ты ждешь вот здесь, вроде нормальное место.

- Так точно, - подтвердил мой вывод сержант Юрик, мельком глянув на обозначенный мной утес в километре от острова. - Поместимся.

- Выбросишь нас вот здесь, в лагуне, - снова показал я пальцем. Военные они такие, лучше не умничать. - А сам сразу отваливаешь, пару сотен метров мы и пешочком... На связи будь постоянно, и канал Галины Юлиановны держи в готовности.

- Есть!

Галя, чтоб вы знали, теперь тоже в курсе. Ее пришлось привлечь в качестве эксперта-биолога. Порядок взаимодействия мы с ней обговорили, правда, упреков наслушался на месяц вперед. И это я ей про Варвару не сказал, посвятил лишь в общие детали задания. Но майору Тарасову она почему-то безоговорочно верила, поэтому особо возражать против моего участия в авантюре не стала. Надо значит надо. За что честь ей и хвала. А от общения с родственниками пропавшей девушки меня тот же куратор оградил. Иначе не представляю, как бы я от Сашки (и Михалыча - они как с Тамарой, всегда парой) отбрехивался.

- Фиг ли стоим?.. - буркнул я, выбравшись из кресла и машинально себя обхлопав: кобура с апээсом, ножны с ножом, дэй-пак, почи с запасными магазинами к "сайге" - реплике старинного ижевского дробовика местного производства - ну и прочие элементы снаряжения - все на месте. Осталось лишь ружье подхватить. - Погнали.

Как выяснилось, дисциплинированный Юрик только этого и ждал - катер неспешно, по пологой траектории нырнул вниз, мне даже за кресло хвататься не пришлось. Хороший Салага водила, не отнять. Петрович, вон, и ухом не повел - еще на боевой режим не настроился. Ничего, сейчас взбодрим...

Очень скоро наш летательный аппарат завис над узкой песчаной полоской, плавно переходящей в полосу каменистую, а потом и просто глинистую - это если верить фотографии. Если бы меня спросили, то я бы сказал, что археологи для лагеря место выбрали не самое удачное - питьевой воды поблизости нет, растительность чахлая, скалы и пыль вокруг. Я бы в таких условиях жить отказался, особенно длительное время. А у археологов, насколько я понимаю, коротких вылазок с разбивкой палаточного городка не бывает. Хотя они и другими соображениями могли руководствоваться, чужая душа потемки. Не суть, в общем. Тем более, нам здесь даже не ночевать - пробежимся, обстановку оценим, и к следующему объекту.

Несмотря на то, что Ахерон считался обжитой и относительно безопасной планетой, в данном конкретном случае пренебрегать инструкцией мы не стали. Соответственно, осуществили первичную высадку по всем правилам егерского искусства, как некогда на Находке: сначала из катера вымахнул Петрович, в полете подстроив окрас под рельеф и сразу же затерявшись на фоне песка, потом аккуратно спрыгнул на отмель и я. "Хамелеон" активировался автоматически - не тот случай, когда энергию нужно беречь - и сейчас меня выдавали лишь дробовик да торчащие из почей магазины к нему же. Сержант Юрик сразу же набрал порядочную высоту и отвалил от острова, примостившись на утесе в прямой нашей видимости. Я же для верности повертел головой, зафиксировав окружение на видео, присел на колено, чтобы не изображать ростовую мишень ("хамелеон" "хамелеоном", а сам не плошай), и переключился в "стереорежим", развернув на половину забрала картинку с кошачьего ППМ.

Петрович задачу отработал штатно, на посторонние дела не отвлекаясь ввиду полного их отсутствия. Редко когда удается в настолько тепличных условиях поработать, без раздражающих факторов: обзорность великолепная, живности практически нет, растительности тоже, взгляд только за камни и цепляется. Палатки вот еще, но это зрелище настолько привычное, что не воспринимается сознанием как потенциальный источник опасности. Что вообще-то чревато, ага.

От места высадки до лагеря было метров двести, как я Юрику и говорил, а от палаток до скальной гряды еще метров триста. Плюс-минус пару десятков. Не самый большой пятачок, у нас на, хм, Пятачке и то просторнее было. Не знаю, насколько нужно быть увлеченным своей работой, чтобы тут безвылазно торчать неделями. Я бы со скуки взвыл. Но я, как вы понимаете, в данном случае не показатель. Так что пришлось отставить лирику и вернуться к работе. И не по упрощенному варианту, а по полноценной программе - Петрович добросовестно обнюхал весь пустырь вплоть до знакомых штырей-эмиттеров (не совсем археологи безбашенными оказались, озаботились защитой, "Ограду" не пожалели), и только потом сунулся непосредственно к жилищам.

В палаточном городке, как и предполагалось, никого не было. Равно как и у здоровенной ямины, явно раскопанной банальными лопатами. А вот следов хватало, хоть и уже не свежих, полувыветрившихся. Впрочем, ничего угрожающего мы с Петровичем так и не заметили, поэтому я вырубил "стереорежим" и отправился в лагерь собственной персоной. Напарник дисциплинированно ждал, укрывшись под оранжевым боком одной из палаток - экономист фигов, лишний раз напрягаться не желает. И то верно, если бы не ППМ и маркер на забрале, я бы его и с пары шагов не заметил. Если не приглядываться, понятно.

А я приглядывался. И приглядывался внимательно, поскольку отметин, много способных рассказать наметанному взгляду, вокруг было более чем достаточно. Начал с хозблока, где незамедлительно убедился, что обитатели лагеря покинули его отнюдь не добровольно: компактная электроплитка наперекосяк, несколько тарелок на земле валяются, складные стулья повалены, а один и вовсе сломан, как будто на нем кто-то массивный потоптался. Отпечатков ног не различить, слишком почва жесткая, но женский сланец и разорванное почти пополам парео не оставляли сомнений в насильственном перемещении ее владелицы в неизвестном направлении. Оная владелица, кстати, никем, кроме Варвары Иволгиной, быть не могла - списочный состав миссии у меня был, так в нем других девиц не значилось. Я еще подивился изрядно, как это она решилась в глушь в компании полутора десятков мужиков отправиться, но потом подумал, что не мне о моральном облике Варвары беспокоиться, на это у нее родители есть. И младший брат. Ухажер, в конце концов - Петруша Еремеев. Не самый боевой товарищ, но несколько лет службы в рядах доблестной Чернореченской армии чего-то да стоят.

Едва лицезрев этот разгром, я в сердцах выругался вслух, схватился за "сайгу" и оружие из рук уже не выпускал: думать и анализировать информацию оно не мешает, но с мощным самозарядным дробовиком наготове всяко спокойнее. "Меркель" был бы лучше, но что-то мне подсказывает, что вероятность ближнего боя гораздо выше. А на коротких дистанциях картечь рулит, по себе знаю. Тех же биороботов на Находке из "уродца" за милую душу калечил... М-мать! Биороботы... Не, бред... Скорее аборигены... Что не намного лучше. Убивать их чревато, а на кулачках от толпы не отобьешься...

- Твою!.. - снова не сдержался я.

- Что там, товарищ лейтенант?

- Плохо все, Салага! Похоже, археологов кто-то в плен взял.

- А может их убили?

- Да тьфу на тебя! - вызверился я. Накаркает еще. - Не засоряй канал, жди вызова.

- Есть.

Вот и ладненько. Не хотелось бы все-таки с порождениями системы контроля встретиться, что гуманоид с дрэдами, что шустряк с выстреливающей челюстью - оба далеко не подарки. Хотя по логике, местный искин должен использовать либо местный же материал, либо, опять же, у меня в мозгах покопаться. А я не Галя, меня кинострашилки не впечатляют. Хотя встретиться с роем кусачей (и ядовитой!) мошкары куда хуже. Тьфу-тьфу, не сглазить!..

- Мя-а-у-а!!!

Ага, и Петрович напрягся. Но это он на мои невеселые думы реагирует, обстановка по-прежнему спокойная. Я бы даже сказал, пастораль вокруг. Идиллия. И с души немного - самую малость - отлегло: крови нет, девичий труп отсутствует. Значит, что? Правильно, пленили ее злыдни. Если, конечно, в яме не валяется... Тьфу-тьфу!

- Нормально все, расслабься.

- Мря-а-а-а!..

- Перестраховщик! Все, хорош прохлаждаться, пойду другие палатки осмотрю. А ты давай патруль!

На это напарник не нашелся, что возразить, и безропотно принялся нарезать круги вокруг лагеря. Я же тем временем проверил остальные временные жилища - с переменным успехом. Часть из них была прибрана, даже входные пологи застегнуты на "молнии" - видать, владельцы на раскопках работали, и на смену отправились в штатном режиме; а часть являла собой знакомый рабочий бардак - где спальник расстелен, где шорты валяются, а в одной даже засохший бутерброд нашелся, и недопитая кружка травяного чая.

В особняком торчащей палатке, чуть меньшей по размерам, чем остальные, обнаружился целый арсенал: стойка с парой футуристичных "мосинок" чернореченского производства, цинк с патронами и несколько разномастных охотничьих ружей, как классической компоновки, так и помповиков. Все-таки не совсем без мозгов археологи, вооружились неплохо. Судя по еще одному ящику с боеприпасами - на сей раз пистолетных 9х19 "парабеллум" - должен еще и короткоствол присутствовать в немалом количестве, но, скорее всего, личным оружием никто не пренебрегал. Соответственно, и искать его нужно либо на трупах (тьфу-тьфу в очередной раз), либо в трофеях у нападавших. Кем бы они ни были. Хотя отродьям системы контроля огнестрел ни к чему. А вот аборигены могли и позариться. Хотя тоже бабушка надвое сказала. Черт, как все сложно-то! Мозги скоро закипят. Но, должен признать, черновой гипотезе текущая фактическая база не противоречит. С другой стороны, "внутренний искин" по-прежнему молчит. Прямо спросить, что ли?

"Недостаточно информации для анализа".

Да ладно!

"Характерных остаточных следов пребывания вспомогательных организмов не обнаружено".

Все-таки аборигены? Но какие? Из тех, что система контроля на Находке обозвала гамма-разумными? Или уже наших, потомков колонистов?

"Характерных остаточных следов пребывания гамма-разумных не обнаружено".

Успокоил, блин! Тогда кто?

"Система контроля может ошибаться. Остаточные следы гамма-разумных менее выражены, чем следы вспомогательных организмов. Вероятность уловить их на семьдесят три процента ниже".

За-ши-бись!..

- Не можешь помочь, молчал бы! - буркнул я.

- Что, товарищ лейтенант?..

- Проверка связи. Отбой.

- Есть.

Опять, короче, никакой определенности. Нежданчик откуда угодно прилететь может.

- Петрович, обстановка! - Это я уже по закрытому каналу, сообразил переключиться. А то Юрика и кондратий мог хватить, проверено.

- Норррма-с-с-с!..

Это радует. Не сильно, но хоть что-то. Надо яму поближе глянуть, да и к скале переться.

- Петрович, разведка!

Кот прервал кружение у лагеря и, повинуясь моим указаниям, шустро выдвинулся в район раскопок. Замахнув на близлежащий валун, замер и принялся осматриваться, выполняя очередную команду. "Стреорежим" не подвел, но даже с такой удобной позиции я ничего подозрительно не высмотрел. Разве что нашел подтверждение очевидного факта - в окрестностях ямы тоже было безлюдно. В чем я и убедился окончательно, добравшись до места лично.

Раскоп был окружен смехотворной оградой из веревочек на колышках, и оказался довольно большим, хоть и неглубоким. Окинув беглым взглядом рабочее место археологов, я обнаружил не только разбросанные как попало лопаты, но и прочую специфическую снарягу: скребки, щеточки, кисточки всех возможных размеров, и даже нечто вроде пластикового лотка с полиэтиленовыми пакетами с какими-то черепками - видимо, знатной добычей. Здесь почва была помягче, а кое-где и откровенно рыхлой, поэтому и следов нашлось множество - в основном, от грубой обуви типа военных "берцев". Попались, однако же, и отпечатки босых ступней. К сожалению, не очень четкие, и уверенно идентифицировать их как человеческие не получилось. "Внутренний искин" на мои панические мысли снова завел волынку про "...не обнаружено...", но я его проигнорировал: Петрович таки раскопал кое-что интересное.

"Интересным" в его понимании оказались следы крови под чахлым кустом, торчавшем метрах в тридцати от раскопа, а также валяющийся на полпути между кустом и ямой помповый дробовик, на вид типичный "ремингтон", опять же чернореченской выделки. Пустая пластиковая гильза нашлась здесь же. Ну вот, хоть какая-то конкретика! Все-таки на людей напали некие относительно крупные существа с красной (!) кровью. Так что это однозначно не "вспомогательные организмы", у тех, помнится, главная жидкость зеленая. Минус один аргумент против гипотезы о наследии Первых. Получается, все-таки гамма-разумные резвятся?.. А кто тебе, Денисов, сказал, что не может быть сразу и тех, и других? Вот-вот. Хочешь, не хочешь, а придется дальше по островам шариться. Если только Петровича по следу пустить. А ведь мысль!..

Напарник не подвел. Даже зыркнул презрительно, мол, чего сразу не сообразил? И времени терять не стал, едва уяснил, чего это я от него требую: ткнулся носом в землю, запятнанную кровью, задрал башку, втянув воздух, и уверенно порысил к скальной гряде, забирая чуть вправо. Понятно. Незваные гости не через лагуну нагрянули. Хотя сомневаюсь, что их следы остались бы незамеченными - волны (если легчайшую рябь на поверхности воды можно было так назвать) едва доходили до трети песчаной полосы, так что отпечатков бы осталось немеряно. Конечно, если бы там прошла немаленькая толпа. Про толпу, опять же, мысль интересная. Вряд ли бы один-два находчика сумели повязать полтора десятка вооруженных археологов. Перебить при должном старании - да. Но не пленить, причем так, чтобы оные пленные остались способными передвигаться на своих двоих - признаки волочения тел в окрестностях ямы отсутствовали.

Марш-бросок по стопам таинственных налетчиков много времени не занял: уже минут через пятнадцать, оставив скалу по левую руку, мы вышли на противоположную сторону острова и уперлись в песчаную косу, выдававшуюся в пролив метров на сто, и полностью скрытую серебристой гладью. Петрович протрусил по кратчайшей траектории к срезу воды, уселся, обмотавшись хвостом, и преданно на меня зыркнул. Дескать, что мог...

- Уверен?

- Мя-а-а-у!

Зябко передернув плечами от полученного в ответ образа (нахохлившийся рыжий кот, осторожно макающий лапу в воду, и сразу же от нее отскакивающий с возмущенным фырканьем), я все же подошел поближе к напарнику и всмотрелся в песок. Надо сказать, с этой стороны острова берег был чуть круче, полоска пляжа, соответственно, уже, и практически сразу от воды начиналась глина, достаточно твердая, чтобы в ней не отпечатывались ступни. А ниже уровня моря, соответственно, следы и вовсе не сохранялись дольше нескольких минут. Разве что пара сглаженных рытвин неподалеку... Пожалуй, при наличии фантазии можно предположить, что именно здесь в берег утыкались лодки.

- Все-таки люди... - задумчиво буркнул я себе под нос и злобно выдохнул сквозь зубы: ситуация проще не стала.

Кое-какие выводы напрашивались сами собой. Во-первых, я не имел понятия, где теперь археологов искать. Если их увезли на лодках, то за прошедшее с момента потери связи время их могли уволочь далеко. Мауи Айлс не единственный архипелаг в округе, при желании могли и на соседний перебраться, а там возможностей спрятаться еще больше - пропорционально количеству островов. Во-вторых, есть надежда таки найти пропавших живыми. Потому что иначе не было смысла их в плен брать, грохнули бы на месте. Понятно, если отбросить участие системы контроля - та могла и переработать под шумок. Но это самый неблагоприятный расклад. Чуть менее неблагоприятный - археологов умыкнули для каких-то религиозных целей, ну, там, в жертву принести. Или вовсе на мясо. Бр-р-р!!! Хотя это у меня уже фантазия разыгралась, каннибалов за весь период наблюдения (пусть и не очень длительный) в среде аборигенов не выявлено. Да и человеческие жертвоприношения для них нехарактерны. Просто и без затей грохнуть - это пожалуйста, это сколько угодно. А обставлять это дело торжественно... вряд ли. К тому же откуда-то известно, что местное племя представляет собой смесь исходных аборигенов Ахерона и одичавших потомков колонистов. Значит, контакт был установлен? Однозначно. Да и не полезли бы сюда археологи, будь здешние обитатели настолько же нетерпимы к чужакам, как степняки в окрестностях Чернореченска. Получается, какую-то связь с ними они поддерживали. А это уже ниточка. Попробовать поискать стойбища? Разведка с воздуха ничего такого не выявила. Хотя в джунглях, покрывающих самые крупные острова архипелага, запросто можно спрятать поселок. Вряд ли они в таких же ярких палатках обитают. Так что следующий шаг ясен: повторно осмотреть все сверху, конкретизировав задачу. Но это только после того, как исследую скалы и пирамиды. Постоянное ожидание нападения вспомогательных организмов настроения не улучшает, да и вообще, было бы лучше, если бы хоть одну версию (хорошо бы самую фантастическую) исключить получилось бы...

Петрович, до того спокойно (для кота, естественно) пялившийся на воду, вдруг встрепенулся, дернул ухом и тихо, непонимающе заворчал, уставившись куда-то вдаль.

- Что там?

С некоторых пор (если конкретно, с посещения Пальца - острова на Нереиде, где напарник впервые засек телепатические переговоры афалин) я к такому его поведению относился с должным вниманием. Лучшего детектора, нежели Петровичевы уши и нос вкупе с загадочным органом, отвечающим за телепатию (не мозг же, в конце концов?!), в распоряжении корпуса Егерей все равно не было, так что не доверять ему себе дороже. Вот и сейчас, отмахнувшись от угрожающего образа (злорадно щерящийся кот, помечающий исконным кошачьим же образом сапоги некоего Денисова, причем изнутри), я присел рядом с напарником и попытался проследить направление его взгляда. Как и следовало ожидать, ничего интересного не увидел.

- Петрович, доклад!

- Странное-е-у-а!..

Да ну на фиг! С этого "странного" начались приключения на Находке. И с этого же продолжились на Нереиде.

- Биороботы? Афалины?

Для верности я сопроводил каждое слово соответствующими образами: премерзким вкусом на языке, который на всю жизнь запомнился после того, как Петрович попробовал на зуб загадочную тварь-контроллера у пирамид на Находке, и куда более приятным воспоминанием о непоседе Варьке, обитательнице Нереиды - общительном псевдодельфине с пятном на носу. Против ожидания, кот отверг оба предположения.

- А что тогда?! - рявкнул я.

Достало уже все, честное слово! И так нервы на пределе, хочется кого-нибудь взять и... Стоп! Что-то похожее я испытал на той же Находке, когда почти настиг беглых ученых, претендующих на премию Дарвина. Хотя...

"Ментальное воздействие вспомогательного организма типа "контроллер" не обнаружено".

Ф-фух, прямо гора с плеч! Значит, просто нервы.

"Ответ положительный".

"Возможна коррекция".

"Запустить процесс?"

На фиг, на фиг! Обойдусь пока.

Возвращаясь к предыдущему вопросу: кто тогда? Я вопросительно уставился в зеленые кошачьи глазищи, и Петрович в буквальном смысле слова пожал плечами, типа, без понятия. Что-то чую, а что... хз.

- Так, Петрович! Хорош пургу гнать. Давай, показывай.

Кот состроил непонимающую морду, но я остался непреклонен:

- Не умничай! Встал и повел.

На это он не нашелся, что возразить, и нехотя поплелся вдоль воды, забирая к косе. Я шел следом, решительно пресекая все попытки слинять подальше от ненавистной субстанции, но в конце концов пожалел бедолагу и взял его на руки. Уж больно вид у него несчастный стал, когда пришлось лапы замочить. Петрович мгновенно повеселел и переключился в режим "разведка" наоборот: теперь он мне указывал через коннектор, куда идти. И как далеко, ага. Обратная связь называется, если кто не понял.

Ушли недалеко, просто пересекли косу и остановились у подножия одиноко торчащей скалы с россыпью мелких камней вокруг. Оная каменюка к подозрительному объекту в глубине острова, претендующему на звание базы Первых, отношения не имела, да и выглядела типичным куском выветренного известняка. Но Петрович дал понять, что заинтересовался другим камешком, гораздо мельче, и полностью скрытым под водой. В результате недолгого раунда игры в "холодно - горячо" объект кошачьего внимания удалось выявить, да я и сам на него быстро внимание обратил: в отличие от соседей, этот кусок минерала непонятного происхождения был покрыт подозрительным зеленоватым налетом. Вокруг камни как камни, а этот, такое впечатление, мхом оброс. И на дне, что характерно, ничего - песочек вперемешку с мелкой галькой.

"Галька!" - вцепился я в мелькнувшую мысль.

- Салага, как слышишь, прием?

- На связи, товарищ лейтенант!

Не спит, уже хорошо. Главное, чтобы со скуки самодеятельностью не занялся.

- Организуй мне канал связи с Галиной Юлиановной.

Напрямую далековато, встроенный передатчик не бил, так что приходилось извращаться с ретрансляторами. А куда деваться?..

- Канал активен, товарищ лейтенант, - доложился сержант Юрик меньше чем через минуту.

Подозрительно, кстати. Похоже, что Галька специально на телефоне сидит. Не поверила, значит, в рутинную разведку. Чуйка у нее ого-го, особенно после известных событий.

- Спасибо, Салага. Кидай канал напрямую, - велел я. - И не подслушивай, а то уши надеру.

- Есть.

А ничего так у Тарасова подчиненный, стрессоустойчивый.

- Чего тебе, Денисов?

Ну вот, блин! Точно на нервах, раз грубит.

- Я тоже тебя люблю, дорогая! - Послать воздушный поцелуй не получилось, поскольку трансляция шла на забрало шлема, так что пришлось ограничиться ритуальным "чмоком". - Подключайся к камере.

- Уже.

- Смотри. - Я присел у подозрительного валуна на одно колено, едва не макнув Петровича в воду, и тот поспешил перебраться ко мне на загривок, ловко вывернувшись из рук. - Петрович, сторожи! Галь, как думаешь, это нормально?

- Почему нет? - вынесла моя ненаглядная вердикт через несколько секунд. - Микроклимат, или камень другого состава, с необходимыми для этих водорослей микроэлементами...

- Точно водоросли?

- А что еще? Денисов, ну ты как ребенок! Скажи еще мох! Под водой!..

- Ладно, ладно, успокойся, - примирительно буркнул я. - Водоросли так водоросли. А почему их на дне нет? И на других камнях? Хотя бы понемногу?

- А я знаю?!

- Галь, - с бесконечным терпением в голосе сказал я, - я к тебе как к специалисту обращаюсь. Чего начинаешь-то? Иди Тарасову мозги канифоль...

- Зум включи! - фыркнула ненаглядная, и у меня отлегло от души - успокоилась. Или, как минимум, на другую проблему переключилась. - Ближе, еще ближе... В пальцах немного разотри... Да не бойся, не укусит!

Укусит, не укусит - бабушка надвое сказала, а против Егерских рефлексов не попрешь. Но пришлось себя пересилить. Перчатку, понятное дело, снимать не стал, поэтому каковы... пусть будут водоросли, на ощупь, так и не понял. Ну и ладно. Не очень-то и хотелось.

- Ничего не понимаю, - призналась чуть спустя Галина. - На вид простейшие водоросли, все фенотипические признаки присутствуют. Типичнейший, я бы сказала, представитель класса. Но такие эндемики обычно всю округу заполоняют, и на них рыбы пасутся. А тут ничего подобного. Только один камень. Вода точно нормальная?

- А я знаю?! - вернул я должок.

- Денисов, не тупи! - строго глянула в объектив Галя. - Пробник тебе зачем? Для красоты?

А ведь верно. Всучила любимая приблуду, вспомнить теперь, в каком кармане...

Впрочем, начали не с воды, а с самой виновницы торжества. На анализ результатов у Гали (вернее, лабораторного компа на станции мониторинга) ушло минут пять, после чего она заключила:

- По всем признакам простейший растительный организм с незначительным содержанием хлорофилла.

- Ничего больше не напоминает? - уточнил я на всякий случай.

- Напоминает! Одноклеточные водоросли!

- Точно на симбионты не похоже?

- Денисов!!!

Как она прекрасна в гневе! И Петрович, скотобаза, подвывает. Что характерно, у меня же на горбу сидючи. Вот сброшу сейчас в холодную соленую водицу, как нахлебаешься только! Напарник посылу внял и возмущаться перестал. В отличие от Гали. Ладно, ладно, понял, не дурак! Погнали дальше...

- Вода одинаковая, - озвучила очевидный вывод ненаглядная, когда я вдоволь набродился вдоль скалы, погружая пробник тут и там. Десяток образцов точно взяли, не меньше. - А я надеялась, что из-под камня ключ бьет.

- Зря надеялась, - обломал я Галю. - Бил бы ключ, водоросли бы вдоль струи расселились, с постепенным уменьшением концентрации. И вокруг камня на дне бы были. Всегда так, в любых климатических условиях. Растительный организм старается занять весь доступный благоприятный ареал. А здесь случай явно нетипичный.

- Не умничай, сама вижу! Давай камни проверять...

Да не вопрос. Пробник штука универсальная, ему что мягкая землица, что каменюка - не отщиплет, так просверлит.

- Известняк обыкновенный, - вскоре убитым голосом сообщила Галя. - Типичный. Одинаковый. Пробы воздуха брать смысла нет.

И то правда.

- Спасибо за консультацию, любимая. Пойду искать дальше.

- Звони, если что. А я пока еще посмотрю, вдруг что пропустила... Плохо, у пробника разрешающая способность низкая. Мне бы сюда образец...

Будет тебе образец, будет. Но потом. Вот за что люблю Галину Юрь... пардон, Юлиановну, так за ее ответственное отношение к работе. Расстроилась даже, что помочь толком не смогла. Но тут ее вины нет.

- Ну что, мой рыжий друг, посмотрим скалу?

Кот обреченно взвыл - мол, куда деваться? - и сиганул с моих плеч на берег, благо недалеко.

-//-

Система Риггос-2, планета Ахерон, Южный океан, архипелаг Мауи Айлс, тогда же

К скале сунулись не сразу, сначала пришлось исполнить данное Гале обещание - вооружиться спецдевайсами типа чашек Петри, только герметичных и пластиковых, и взять пробы уже капитально. То бишь наскоблить в одну посудину налета с камня, в другую набрать соленой водицы, а в третью сунуть крошку от валуна. С последним пришлось провозиться дольше всего - колоться каменюка упорно не хотела, чуть нож об нее не испоганил. Но таки справился и побрел к берегу, по которому уже давно фланировал Петрович, заброшенный туда моей недрогнувшей рукой.

Осмотр гряды тоже ничего не дал, хоть и убили на это почти час. Небыстрое это дело, продираться по зарослям да еще смотреть по сторонам внимательно, дабы невзначай вход в пещеру не пропустить. Не пропустили, что характерно. По той простой причине, что таковых не оказалось вовсе. Ни у подножия, ни на высоте в два-три человеческих роста - в нескольких подозрительных местах я засылал на разведку Петровича. А тот скалолаз знатный, ага. Прямой контакт с камнем - возложение оголенной ладони на ближайший валун - и попытка припрячь "внутренний искин" тоже результата не дали. "Признаков техногенной активности не обнаружено", и все тут. С Мауи-2 можно убираться. И что-то мне подсказывало, что на Мауи-9 меня ждет нечто подобное. Но убедиться все равно придется.

- Салага, как слышишь, прием?

- На связи, товарищ лейтенант.

- Подхватишь меня, лови пеленг.

- Есть.

Полянка ничего так, нормальная. Есть где катеру приткнуться. А вообще уютно здесь, не то, что в лагере у археологов. И кусты, и травка, и пальмы. Нормальные, опять же. То бишь ни разу не похожие на исковерканную растительность аномалий. Промахнулся я знатно, получается.

На острове, кстати, признаки человеческой активности несколько раз попадались - некие явно религиозные объекты в виде грубовато слепленных из глины статуй, изображавших нечто гуманоидное, следы вырубок и даже кострища. Бывают здесь аборигены, однозначно. Хоть и не живут постоянно. Посмотрим, что на "девятке", и тогда будем выводы делать...

Сержант Юрик, как выяснилось, привычки тянуть кота за... всякое не имел, и подобрал нас уже через пяток минут после сеанса связи. И, что самое приятное, любопытствовать особо не стал: удовольствовался моим отрицательным мотанием головой в ответ на вопросительный взгляд, да маршрут уточнил. А потом молчал, как рыба об лед, пока до нужного места не добрались.

Как я и предполагал, и эта вылазка привела к ожидаемому результату: убив добрые полтора часа, мы с Петровичем не нашли ровным счетом ничего. Скала как скала. Растительность как растительность. Опять редкие статуи, пеньки на месте срубленных пальм, да кое-где кострища. На одном из живописных пляжей, правда, еще небольшой навес обнаружился, кривенький, но крепкий, крытый пальмовыми же листьями. И ни одной живой души. Птицы какие-то шарятся в кронах, орут время от времени, а вот животин никаких. Разве что и тут Петрович выдал свое фирменное "Странное-у-а!!!" и привел меня к такому же заросшему тиной камню, на этот раз побольше. Этот валун в воде был скрыт едва на половину, соответственно, и пояс из водорослей доходил лишь до ее поверхности. В остальном полная аналогия: нигде больше ни малейших следов странной растительности.

- Маркер, что ли? - задумчиво хмыкнул я себе под нос, завершив осмотр подозрительного объекта. - Межевой камень?

А почему нет, собственно? На "двойке" каменюка покоилась на дальнем, если взять за точку отсчета Мауи-7, остров с "глушилкой", берегу. Здесь то же самое. Еще на пару островов наведаться? Если и третий найду, будет уже подтвержденная закономерность. А что она мне даст? А, пофиг, не буду специально заморачиваться, на "пятерке" гляну. С пирамидами заодно, ага.

- Салага, забирай меня.

- Галину Юлиановну вызывать не будем, товарищ лейтенант?

- А что она нам нового скажет? - Обзовется если только обидно, с нее станется. - И вообще, что за любопытство? Ты подглядываешь, что ли?

- Вы видеоканал не обрубили.

Вот м-мать! Облажался. Но не признаваться же? Авторитет вещь такая, раз дал маху, и уже об тебя ноги вытирают...

- Это я специально, чтобы ты тоже был в курсе.

Примостившийся у моих ног Петрович встрепенулся и выдал мстительное "Мя-а-а!!!", сопровождаемое занятным образом, который я расшифровал как "технично отмазался".

- Вводные? - невозмутимо уточнил боец.

- Только смотришь, без команды ни во что не вмешиваешься, даже если меня вдруг толпа в дубье возьмет! - решительно пресек я любую инициативу напарника. - Поработаешь видеофиксатором.

- Есть.

Ага, таки разочаровал я тебя, по голосу слышно. Но это ничего, герои в нашей профессии долго не живут. Целее будешь. Да и мне гораздо спокойнее, когда есть эвакосредство, да к тому же еще способное огнем поддержать.

На сей раз катер явился вообще через минуту - сказалась близость посадочной площадки, к которой мы и продвигались, пока осматривали скалу. Уточнять ничего не требовалось, в списке остался ровно один чек-пойнт, и сержант Юрик без напоминания взял курс на Мауи-5. Правда, с местом высадки вышла заминка: запримеченные нами ранее пирамиды при ближайшем рассмотрении оказались возведены на небольших утесах, торчащих посреди крошечной бухточки на гористой стороне острова. С противоположного направления он был пологий, с роскошными пляжами в лагуне и не менее роскошными джунглями, а с нашей - сплошные каменюки. И стенка скальная, на которую и Петрович не сразу заберется. Пришлось Салаге аккуратно притереть катер бортом к одной из пирамид, а нам с напарником изображать каскадеров, перебравшись прямо из салона на узкий выступ, окаймлявший довольно-таки качественно высеченный из монолита (а вовсе не построенный из отдельных камней) конус.

Летательный аппарат, едва мы более-менее устойчиво пристроились на тропке, отвалил от памятника неизвестно чьей архитектуры и приводнился метрах в ста от берега, посреди узкого - и полукилометра не наберется - пролива, отделявшего "пятерку" от острова номер шесть. Тот, судя по открывшемуся с нашего места виду, едва выступал над уровнем моря, лишенный как скал, так и рифов, зато был покрыт буйными джунглями, по крайней мере, с доступной взгляду стороны. Что довольно странно. Если только волнам в проливчике не разгуляться. А деревья-то подмыты, если зум не врет. Точно, корни оголенные над водой нависают. Ну да бог с ним, есть дело поважнее.

Отличия здешних объектов от характерных образчиков технологий Первых, что мне попались на Находке, в глаза бросались сразу: и размерчик поболее, и грани, которых было целых восемь (октаэдр нам попался, ага, хоть издали и казался конусом), носили явные следы воздействия инструмента. Вырубали их из каменного монолита чем-то вроде широкого долота. Не знаю, как у профессиональных скульпторов этот инструмент называется. К тому же верхушка, такое впечатление, срублена. И никакой бурой пыли, сиречь рыхлой ржавчины, или, если уж совсем официально, оксида железа. Ритуальное "возложение длани" тоже ничего не дало - "внутренний искин" промолчал. Зато Петрович удивил: вместо того, чтобы спокойно сидеть и ждать, дважды обежал пирамиду (пусть будет так, пирамиды не только египетские бывают, и далеко не всегда четырехгранные) по периметру, периодически рискуя сверзиться в воду. Что характерно, к чему-то у подножия скалы он и принюхивался, обеспокоенно фыркая. Впрочем, мыслей его разобрать не получилось, такое впечатление, что он и сам не знал, что не так. Стремно, но что конкретно? Большой-большой вопрос.

Второй "памятник" находился в паре десятков метров, поэтому перебираться на него я банально поленился - цифрового зума шлема с лихвой хватило, чтобы рассмотреть даже структуру минерала, не то что зарубки на камне отметить. Похоже, аборигенов работа. И не лень ведь было людям! Хотя... очень похоже, что это некие алтари. И площадки на вершинах как раз удобные - хоть костры жечь, хоть жертв потрошить. Представив корзину чищенных фруктов и ухмыльнувшись, я перехватил начавшего очередной круг напарника за шкирку и уставился ему в глаза:

- Что там?

- Мя-а-а-у!!!

- Да уж понятно, что не "гав"! Толком говори!

- Стррранное-уа?..

- Не уверен?

В ответ кот всем своим видом продемонстрировал, до какой именно степени "не уверен". Судя по обвисшей тушке и прижатым ушам, вообще никакой гарантии не давал. Прорицатель хренов.

- Внизу хоть?

- Рр-р-ры-а...

- Ну хоть какая-то конкретика... Пойдешь посмотришь?

Я попытался спихнуть котяру со скалы, но тот безропотно висеть на вытянутой руке и ждать неминуемого полета в гостеприимную мокредь не пожелал, уперся всеми четырьмя лапами и злобно взвыл, кроя меня отборным кошачьим матом.

- Петрович, есть такое слово - "надо"! - попытался я образумить напарника.

- Ма-а-а-у-у-у-у-р-р-р-ррр!

"Тебе надо, ты и прыгай". Ага, кто бы сомневался!..

- Не гони, не до такой степени ты воду не любишь!

- Мя-а-а-а!!!

- У вас все в порядке, товарищ лейтенант?..

- Более-менее!.. Мля!.. - Чертов кот выпустил когти, легко прошив скалу на полсантиметра, и стал столь же нерушим, как и сама пирамида. Проще лапы оторвать, чем с места сдвинуть. - Салага, давай сюда, Петровича заберешь.

- Есть!

Иногда проще уступить несговорчивому котяре, чем еще и за ним следить. К тому же весь этот спектакль имел целью всего лишь конкретизировать смутные подозрения напарника. А поскольку у нас с ним прямая ментальная связь, то пришлось и самому поверить, что я его сейчас за шкирку, да на солнышко, то есть в воду. Результат превзошел все ожидания. Если уж он настолько сильно не захотел купаться... внизу точно есть, на что глянуть. Но и Петрович редко в предчувствиях ошибался. Демонстративный отказ выполнить приказ, к тому же в настолько категоричной форме, означал, что кот за собственную шкуру опасается. И сильно. Придется, кстати, герметизироваться, фиг знает, какая там глубина...

Пока я разводил политесы с упертым напарником, сержант Юрик снова мастерски притер катер бортом к утесу, так что мне осталось лишь откинуть вверх дверцу пассажирского отсека и движением брови указать Петровичу направление. Тот ждать себя не заставил - с трудом высвободил когти из каменного монолита и сиганул на сиденье, где и разлегся, свернувшись тугим шаром. Зыркнул исподлобья, типа, тебя долго еще ждать?

- У меня дело, - хмыкнул я, сопроводив слова мстительным образом: понурый человек в егерской броне бродит по пояс в воде вокруг валуна и пытается что-то высмотреть под ногами, а рыжий кот в это время беззастенчиво дрыхнет в катере.

- Мя-а-а!..

- Не ври, не стыдно тебе! - отбрил я напарника. - Сиди спокойно, Салагу не беспокой - он на подстраховке. Как понял, прием?

- Есть, товарищ лейтенант!

- Мра-у-у!

Ну что с них взять, с балбесов? Страдальчески выдохнув, я пристроил "сайгу" в свободном кресле, бросил туда же отстегнутые почи с запасными магазинами и захлопнул дверцу, избавив себя таким нехитрым способом от укоризненного кошачьего взгляда. Чего он, собственно, добивается? Сам же отказался на разведку идти...

- Салага, на воду не садись, покрутись тут в окрестностях. Можешь соседний остров осмотреть. Когда понадобишься, вызову.

- Есть.

Дождавшись, когда летательный аппарат достаточно удалится от скалы, чтобы мне не мешать, я врубил сканер, опустился на колени и аккуратно высунулся с выступа. Хм. Что-то подозрительно темновато внизу. Водица, как и повсюду, прозрачная как слеза, а дно не просматривается. Это что же получается, тут вместо стандартного светленького песочка или такого же светлого известняка с темными вкраплениями какой-то черный монолит? Базальт? Лава? Гранит? Пока не спустишься, не узнаешь. А это не проблема - тут высоты чуть больше человеческого роста. Правда, какая глубина фиг знает. Сканер почему-то никак не может определиться - то ли полметра, то ли все два с полтиной. Странно, конечно. Такое может быть, если вода сильно загрязнена чем-то типа мелкого взбаламученного песка или ила, в тех же манграх, например. Кста-ати! Противоположный-то бережок подмыт... Ладно, исходим из того, что не очень большая - пусть сюрприз будет. Прыгнуть и переломать на мелководье ноги мне абсолютно не улыбалось.

Поскольку от самого слабого звена - огнестрела и боекомплекта к нему - я избавился, оставалось лишь загерметизировать броню, врубив заодно замкнутый (через патроны-регенераторы) дыхательный цикл, да для надежности себя обхлопать. Кобура апээса, кармашки с запасными магазинами, ножны и дэй-пак, как и следовало ожидать, были надежно зафиксированы клапанами со встроенной "защитой от дурака" - электромагнитными застежками, реагировавшими либо на касание затянутой в перчатку ладони либо на команду баллистического компа. Естественно, когда те находились в активированном состоянии. Само по себе мое оружие воды не боялось, но вывалиться из расстегнутой кобуры в условиях псевдоневесомости тот же апээс мог запросто, так что данная предосторожность излишней не выглядела. Убедившись, что внештатно, хм, пролюбить амуницию теперь проблематично, я соскользнул с края уступа спиной вперед, в последний момент зацепившись пальцами за срез, вытянулся во весь рост, но до воды не достал. Собственно, особо и не надеялся, так что пришлось согнуть ноги, упереться носками сапог в скалу, отклячив зад, и хорошенько оттолкнуться, разжав ладони. Короткий полет завершился не самым техничным входом в воду - этаким корявым "солдатиком", но хотя бы на спину не завалился, готовый как ухнуть вниз с головой, так и встретить удар о дно ступнями. Верным оказалось первое - глубина у подножия утеса была приличная, за пару метров. Отрицательная, хоть и невеликая, плавучесть, обусловленная навьюченным снаряжением, не позволила вылететь на поверхность на манер пресловутой пробки, но сдержать рефлекс я не сумел, и резко распрямил ноги в момент касания дна. Так что пришлось нырять повторно, приложив дополнительное усилие.

Загерметизированная броня работала в штатном режиме, баллистический комп вкупе со сканером не сбоили, поэтому осмотреться получилось спокойно и без нервов - как в аквариуме оказался. И незамедлительно убедился в справедливости собственного предположения насчет ила - уже в метре от поверхности воды начиналась едва проглядываемая муть. Причем линия раздела сред подозрительно ровная, без заметного перехода. Хотя он наверняка был, глючил же сканер. В данный конкретный момент я был погружен в непонятную взвесь почти по шею, но каких-то заметных неудобств не испытывал - тот же сканер подстроился под текущие условия, когда баллистический компьютер внес поправки на дестабилизирующий фактор, и теперь без проблем выдавал схематичный рельеф дна, накладывая полупрозрачную картинку на внутреннюю поверхность забрала. Довольно удобно - вроде как своими глазами смотришь, но важные места подсвечены и оконтурены для пущей надежности. Плохо только, что дисплей пробника не разглядеть, но это и не нужно - я его еще наверху со шлемом законнектил. Щелчок по сенсору, захват порции "супчика", недолгая едва ощутимая вибрация, и результат налицо: точно такая же растительная форма жизни, как и в прошлые разы. Только здесь ее гораздо, гораздо больше. На несколько порядков, ага. Неужто про маркеры угадал? Вроде как в лужу... хм, пальцем в небо, и гляди ж ты, попал!

Так, что там с отчетом?.. Концентрация, белковый состав, схематичное строение клетки... фигня, опять фигня... стоп! А это что? Красная мигающая строка: "Опасность! Концентрация гиосциамина превышает предельно допустимую!". Ну и как это понимать? Черт, придется "виртуалку" врубать и проверять...

Убедившись, что стою надежно, и традиционным кукишем активировав "рабочий кабинет", погонял курсор по тексту, выделил тот самый "гиосциамин" и запустил поиск по базе. Ответ нашелся в моей же краткой "файловой помойке", вшитой в баллистический комп: галлюциноген органического происхождения, содержится в некоторых растениях (дурман), в больших концентрациях вызывает делирий. Опаньки! А ведь это многое объясняет... Многое, но не все. Почему, например, я никого в окрестностях лагеря археологов не нашел? Куда они все делись? Совершили коллективное утопление? Следы крови и дробан кагбэ намекают на другой вариант. Как один из дестабилизирующих факторов этот галлюциноген актуален, но далеко не как основной. И что, собственно, теперь делать? Ну, нашел я залежи "водорослей", и что дальше? Посмотреть, насколько далеко в море "делянка" выдается? А что мне это даст? Хм... да хотя бы узнаю, могла подлодка вот в такую вот муть влететь в подводном положении. Опять же, как участок сверху выглядит?..

- Салага, как слышишь, прием.

- На связи, товарищ лейтенант.

- Глянь-ка на сканере, у бухточки отличия какие есть?

- Так точно, более темный фон. Сканер не может определить точную глубину.

- За-ши-бись! - осклабился я. - Понял, к чему я клоню?

- Так точно. Вас подобрать?

- Давай.

На дне, конечно, хорошо и уютно, но пора и честь знать. Оттолкнувшись ногами, я поднялся на поверхность и принялся, дабы не терять времени, осматривать берег бухточки. Снаряжение тянуло вниз, но не так, чтобы сильно, хватало ленивых движений руками и ногами, чтобы держаться над водой. Со стороны я сейчас, наверное, напоминал банальный буй - "хамелеон", не приспособленный для таких нагрузок (почитай, прозрачность изображать - это до сих пор на грани фантастики), подходящий рисунок подобрать не смог, так что черный шлем вполне мог сойти за поплавок. Да и фиг с ним, от кого тут прятаться?..

- Обнаружен неопознанный объект! - ожил вдруг передатчик.

- Какой еще объект?! - возмутился я. - Салага, выражайся яс...

Договорить я не успел - на затылок обрушился нехилый удар, заставивший меня сначала сунуться забралом в воду, а потом и вовсе от неожиданности уйти ко дну. Выныривать я благоразумно не стал - ну его. Такое ощущение, что камнем прилетело. Будь это унитар, я бы уже отправился в страну вечной охоты, а пуля из огнестрела, той же "мосинки", впечатление произвела бы куда серьезнее, и с непредсказуемыми последствиями, вплоть до перелома шейного отдела позвоночника. Бывали случаи, ага. Я все же не в десантной броне с активной защитой.

- Товарищ лейтенант?.. У вас все в порядке?..

Надо же, беспокоится! В отличие от Петровича.

- Мря-у-а!!!

- Мля!.. - Все же без последствий не обошлось, язык прикусил, хоть и не сильно. - С-сами-то как думаете? Что это было?

- Агрессивные действия со стороны неопознанного объекта.

- И как тебя только Саныч терпит, терминатор хренов?

- Извините?..

- Забей. Что за объект?

- Похож на туземца в пироге.

Надо же, хоть какая-то конкретика. Но Юрик уже начинает напрягать. С одной стороны, хорошо, что с разговорами не лезет. С другой - каждое слово как клещами вытягиваешь.

- И что он делает?

- Что-то высматривает на воде и крутит какую-то штуковину в руке. Ремень, что ли?

- Это называется праща, Аника-воин! - буркнул я.

А "объект" силен - попасть точно в затылок, да еще с качающейся лодчонки. Будь у него хотя бы тот же "калаш", я бы сто раз подумал, прежде чем ввязываться с ним в огневой контакт. Глазомером Боженька не обделил.

- Салага, ты далеко вообще? Он тебя видит?

- Вроде нет, я сейчас над островом, иду на бреющем.

- Отлично. - Еще есть шанс пресечь излишнюю инициативу, не упустил момент. - Объект не трогать, меня не искать. Ждем, пока ему не надоест мою тушку искать, потом отслеживаешь, куда он двинется. Надо узнать, на какой остров. Как понял, прием.

- Задачу понял.

- Давай, бди. А я пока в холодке посижу.

Под водой я проторчал недолго, меньше десяти минут, потом еще выныривал, так что регенератор свежую порцию воздуха хапанул - у баллистического компа в программе прописана процедура. Необязательная, впрочем. Но позволяющая значительно - до двух раз - увеличить ресурс патрона. Без периодического возобновления дыхательной смеси уже через полчаса, самый край - сорок минут, менять бы пришлось. А у меня их всего четыре, больше по моим задачам обычно не надо. Вот и не храню дома запас. А ждать поставки с базы было некогда. Но пока что живем. Вряд ли этот... нехороший человек, имеющий сомнительную привычку заряжать каждому встречному-поперечному из пращи по башке, столько выдержит. Что-то, да сделает. Хотя бы к берегу подгребет, что вообще самое логичное. А если нет, придется прятаться за утесом и перезаряжать дыхательный аппарат. Война план покажет, короче.

Абориген оказался упорным, выдержал без малого четверть часа. На что надеялся, интересно? Или для его соплеменников проторчать под водой больше десяти минут обычное дело? Тогда они не люди, а ихтиандры какие-то. Хотя вряд ли он вообще это слово знает. В конце концов ему таки надоело выжидать у моря погоды, и он погреб (судя по картинке с катера, достаточно сноровисто, хоть и одним веслом) прямиком к противоположному берегу. Тому самому, подмытому. Что странно: где там из воды выбираться? А может, я что-то упустил.

Верным, как вскоре выяснилось, являлось второе предположение. В хитросплетении нависших над морем корней скрывалась узкая тропка, позволявшая худо-бедно подняться наверх. По ней туземец и пробрался вглубь острова, привязав лодку в скрытом кустами "кармане". Все это я узрел своими глазами, когда при непосредственном участии Салаги и катера выбрался из бухточки с утесами. А дальше было дело техники: сержант зафиксировал летательный аппарат в метре от узкой, едва выступающей из воды полоски недопляжа, и мы с Петровичем без труда на него перемахнули. Я еще предварительно извлек из дэй-пака обосновавшийся в нем на постоянное место жительства пневмат, снаряженный дротиками с транквилизаторами, но "сайгу" не взял - валить наглухо никого не собираюсь, а для самообороны и апээса за глаза. А так ввалил дозу в... мягкое место, и бери его тепленьким. Тем более, антидот есть. Даже не придется ждать, когда сам очухается.

- Мрррррр!!!

- Не рычи. След взял?

Петрович выразительно ощерился - дескать, а как же! - но я на всякий случай уточнил:

- Человек. Выведешь на какую-нибудь антилопу, волшебный пендель ввалю.

Напарник пренебрежительно дернул ухом (напугал ежа, ага!), уткнулся носом в песок и уверенно потрусил к той самой узкой тропке, что вилась меж корней, постепенно забирая кверху. "Боевой режим" он врубил сразу же, почти полностью слившись с пейзажем, и я быстро потерял его из виду. Пришлось ориентироваться по метке на забрале. Проигнорировав довольно сложный образ, который приблизительно можно было перевести как "Хозяин, включи логику!" (это он, стервец, на единственную удобную дорогу намекнул, крыльев-то у аборигена нет), я двинулся следом, держа наготове пневмат. Петрович, конечно, о засаде предупредит, но и самому нечего ушами хлопать. На берег - нормальный, без паутины корней и лижущих сапоги волн - выбрались быстро, а дальше пришлось удвоить осторожность - заросли и не думали редеть, в таких на какую-нибудь гадость наткнуться проще простого. И я не только беглого туземца имею в виду.

Долгой загонной охоты с хитроумными маневрами и ловушками не получилось - Петрович вывел меня прямиком к вражескому биваку. Ничем иным это место быть не могло, судя по добротному шалашу, крытому пальмовыми листьями, и аккуратно выложенному булыжниками кострищу, над которым в данный момент булькало какое-то варево. Что характерно, в видавшем виды армейском котелке, рассчитанном на отделение. Такие были в ходу еще до Бойни, а этот вообще хоть сейчас в музей воинского быта. А вот тренога грубоватая, из плохо отесанных жердей. Абориген торчал здесь же, помешивая свой будущий обед (если не ужин, время уже хорошо за полдень) ошкуренной веточкой.

Понятное дело, до самой стоянки я не дошел, предупрежденный напарником. Да и аромат супа с морепродуктами уловил загодя, благо пустой желудок способствовал обострению восприятия, особенно всяких кулинарных изысков. Нос и подсказал мне, что кто-то неподалеку готовит нечто, мало уступающее знаменитому буйабесу. Я притаился в зарослях, а Петрович занялся привычным делом: замаскировался до полного слияния с растительностью и подполз к краю полянки, заняв удобную для наблюдения позицию. Ракурс, конечно, не самый удачный, но с данным обстоятельством я уже давно смирился. Подстроив резкость, я принялся наблюдать за обстановкой, в результате чего и выяснил вышеприведенные подробности. Туземца тоже хорошо рассмотрел, но тот не представлял собой ничего необычного: мускулистый, хоть и излишне худой, парень среднего роста, с длинными выгоревшими до белизны волосами, забранными в косу. Типичная для аборигенов Ахерона прическа. Цвет кожи сразу и не определишь, загорелый до черноты, но по чертам лица явный европеоид. Молодой, чуть за двадцать, но движения уверенные, да и держится молодцом, сразу видно, что в привычной среде. Из всей одежды лишь шорты, сварганенные из старых камуфляжных штанов. Судя по размахрившейся ткани, ровесников котелка. Да и происхождения, надо думать, общего. Помимо пращи, действие которой я уже испытал на себе, у туземца имелся сильно сточенный нож с бамбуковой рукояткой, да палица с усиленной акульими зубами боевой частью. Серьезная игрушка. Егерскую броню не пробьет, но если удачно попасть, то можно отбить внутренние органы или конечности сломать. Я, помнится, примерно с таким же эффектом как-то пожарный топор применил, правда, против гражданской брони. Что ж, если все племя так вооружено, шансы у меня есть. При должной сноровке даже без летальных случаев обойдусь.

Признав результаты наблюдения удовлетворительными, я собрался было подобраться поближе и пустить в ход пневмат, но в последний момент остановился: что-то не давало мне покоя. Какая-то ускользающая мысль касательно аборигена... Что-то мне в нем не нравилось (понятно, помимо бандитской рожи и кристально прозрачных намерений), но что?.. Я еще раз заставил Петровича навести камеру ППМ на "пациента" и включил зум. Есть! Парень, надо полагать, с водой не дружит. Как там у классика? "Ты один не умывался, и грязнулею остался"? На фоне загара не сразу разглядел, но такое ощущение, что кожа на голове, плечах и торсе усеяна маленькими темными точками. Если бы я был гусаром, то непременно бы вспомнил анекдот про "веснушки" и негодяя, нагадившего в вентилятор. Но поскольку я человек культурный и даже, не побоюсь этого слова, интеллигентный (все-таки высшее образование, хоть и военное), то данную версию я отмел с порога. Значит, или реальные веснушки (тогда почему не по всему телу), или такая вот оригинальная татуировка, либо вовсе особенности пигментации, присущие данному племени. А вот последний вариант наводил на невеселые размышления, поскольку навевал ассоциации с моей собственной "татуировкой".

"Структурная упорядоченность узора 79%".

Ну вот, что я говорил!

"Соответствие логическим нейроструктурам 0%".

Блин, облом. А ведь было бы еще одно доказательство в копилку. Получается, что это все-таки рисунок, нанесенный на кожу сознательно. В естественных пигментных пятнах такого порядка не бывает. Да и точки все подозрительно одинаковые. Однозначно тату.

"Ответ положительный".

Н-да. Значит, местные жители достаточно развиты, чтобы осознать необходимость выделяться на фоне других. Странно только, почему следующий логичный шаг - вменяемые рисунки - не сделали. В точечной абстракции поди, улови еще скрытый смысл. А, не суть важно! Информации на данный момент хватает, пора переходить к следующему этапу.

Заставив Петровича сидеть на месте, я прокрался по зарослям как можно ближе к шалашу и устроился под раскидистым кустом, смахивающим на лопух-переросток. Нормальная позиция, как раз для стрельбы из положения лежа. Осталось пристроиться поудобнее да всадить дротик с транком аборигену в шею. В спину стрелять постеснялся, он таки здоровый лось, а такой дозой не каждую антилопу наглухо вырубишь. В шею надежней.

Как показала практика, было. До сегодняшнего дня. Туземец на укол среагировал стандартно: прихлопнул кусачее насекомое, матюгнулся по-английски (!), потом нащупал дротик и без колебаний вырвал его из ранки. Такую странную штуку он явно видел впервые, поскольку умудрился выразить нешуточное удивление даже затылком (плюс картинка с ППМ с озадаченной рожей). Впрочем, удивление быстро прошло. Вот только сменилось оно не клинической картиной внезапного отруба, а гримасой ярости. Соображал парень быстро, поэтому долго злиться себе не позволил - хапнул палицу, вскочил на ноги и развернулся, уставившись прямо на меня. Вернее, на лопух, под которым я скрывался. Но мне показалось, что он поймал мой взгляд и прошил своим до глубины души. Хотя скорее даже до... этого самого... седалища. С трудом удержав себя в руках (еще бы, проверенный транк не сработал!), я угостил аборигена еще двумя дротиками - в правый бицепс и в район сердца - но результат получил аналогичный, то бишь взъярил оппонента еще сильнее. И себя заодно окончательно выдал. И вот теперь пришлось импровизировать.

Получить по шлему утыканной акульими зубами дубиной мне совсем не улыбалось, так что я заставил Петровича издать самый его устрашающий и одновременно душераздирающий мяв, и выметнулся из-под куста. Напарник приказ с удовольствием выполнил, туземец ожидаемо отвлекся на ужасающий боевой клич неведомого зверя и столь же ожидаемо словил в бубен. Вернее, сначала я правой ногой выбил у него из руки палицу, и только потом отоварил по голове. Причем дважды: "вертушкой" с левой и сразу же, ввиду отсутствия вменяемого результата, "торнадо" с правой. Получилось даже красиво, если со стороны смотреть. Я, собственно, это потом и проделал, запустив запись с кошачьего ППМ. Но больше доставила при просмотре не моя собственная крутость, а непробиваемость аборигена: первый удар лишь заставил его отшатнуться, не послав даже в нокдаун. А вот второй, с хорошим замахом, разворотом на триста шестьдесят градусов и вложением массы, пусть и прилетел вдогонку, но должное воздействие оказал - парень отключился и рухнул ничком, уткнувшись лицом в прелую траву. А я крутнулся вокруг оси и застыл на безопасном расстоянии, взяв его на прицел бесполезного пневмата. И лишь через пару мгновений, осознав всю нелепость ситуации, опустил ствол. Правда, осторожности не утратил - к аборигену приблизился с опаской, попинал легонько в бедро и лишь затем, убедившись, что туземец в отрубе, извлек из кармана одноразовые пластиковые наручники. С некоторых пор я всегда с собой запас имею - не подумайте ничего плохого, ими очень удобно живность усыпленную стреноживать. Хотя, если разобраться, какая разница? Абориген как бы не похуже живности, ага. Та хоть дубьем не размахивает.

Наручники пришлись впору, но я на всякий случай стянул парню запястья за спиной сразу парой. Если его транквилизатор не взял, то фиг знает, чего от него ожидать. И вообще, грамотно зафиксированный пациент в наркозе не нуждается. Поэтому жлобствовать я не стал. Плохо только, что ноги так не свяжешь, длина маловата. Но это ничего, у меня еще реп-шнур есть, из стандартного набора снаряжения. Вот его было жалко, за новым придется в Чернореченск переться. Хотя нет худа без добра, будет повод к майору Тарасову в гости наведаться. Ах да, он же в командировке...

Оттащив бесчувственного пленника под навес, я посадил его, привалив к одной из опор, и притянул к ней же парой кусков веревки, зацепив один за стянутые запястья, а второй пропустив под подбородком. Теперь не рыпнется. Без риска повредить кадык уж точно, так что можно и приведением аборигена в порядок заняться. По размышлению, ноги я решил не спутывать, пусть будет хоть какая-то возможность поудобнее усесться. А со связанными лодыжками набок завалиться проще простого. А на горле веревка, ага. Против ожидания, легкие оплеухи парень не почуял, зато не оставил без внимания старый добрый нашатырь - этой гадостной штукой я тоже разжился у местных "рейнджеров", в федерации такой раритет не найти. Едва втянув в себя воздух со зловредными миазмами и даже толком не продрав глаза, абориген дернулся, приложившись затылком о жердь, на обратном движении натянул веревку гортанью и захрипел. Я на пантомиму среагировал стандартно, мгновенно разорвав дистанцию, но вовремя взял себя в руки и подскочил к нему со спины, чтобы ногами не получилось достать. Заняв эту неуязвимую для паренька позицию, взял его на удушающий захват, прижав головой к лесине, и спокойно сказал по-английски ему в ухо:

- Не дергайся, только хуже себе делаешь.

Для верности я чуть усилил нажим, и парень посылу внял. По крайней мере, расслабился и перестал сам себя душить, справедливо рассудив, что раз разговоры разговаривают, то убивать не будут. По крайней мере, сразу. Хотя с чего бы, спрашивается? Сомнительно, что такое поведение для местных характерно. Сам-то, вон, без политесов камнем по голове зарядил, и все.

Удостоверившись, что кончать жизнь самоубийством абориген не намерен, я отпустил его шею и перебрался на старое место - прямо напротив, так, чтобы нас костер с котелком разделял. В случае чего из этого самого котелка и окачу, а потом буду дальше думать. Помнится, кое-кому из свиты незабвенного Карла Линдеманна подобное угощение очень "понравилось". Да и беседа не беседа, если лица оппонента не видишь. Тем более, что в нашем случае посмотреть было на что: эмоций парень не скрывал. Видимо, еще из шокового состояния не вышел. Еще бы! Сначала какой-то гадостью нашпиговали, потом по башке настучали, а в конце еще и придушили. И ладно бы кто еще, а то ведь утопший не так давно типус, словивший по башке из надежной, многажды проверенной в деле пращи. То, что парень меня опознал, я понял сразу - у него на физиономии все было написано. Да и мудрено ошибиться, шлем-то я не снял. Правда, забрало не затемнял, поэтому сомнений касательно моей природы у пленника тоже не возникло, пусть все остальное и мало походило на обычную человеческую одежду. Надо сказать, опомнился он достаточно быстро. А опомнившись, сделал непроницаемую рожу и уставился на меня как на... пустое место, короче. Гордый, м-мать!..

- Поговорим? - предложил я пленнику. Опять же по-английски.

Ноль внимания. Петрович в таких случаях хотя бы ухом дергает, а этот, видимо, не умеет.

- Я знаю, что ты меня понимаешь. Слышал твой "фак", так что давай не будем играть в молчанку. Просто ответь, почему ты меня пытался убить.

Молчание золото, с этим не поспоришь. Вот только в данный конкретный момент высокомерный игнор аборигена меня порядочно бесил. Не хочет нормального отношения. Ну и ладно, сыграем в плохого и хорошего полицейского. Вот только напарника дождусь - я его в разведку отправил, на предмет посмотреть, нет ли в округе еще аборигенов. И, судя по отсутствию тревожных образов и молчанию коннектора, таковых не наблюдается. Что, с одной стороны, странно, а с другой не может не радовать.

- Ну что ж, ты сам напросился... - Я нарочито лениво поднялся на ноги, выдернул из наспинных ножен мачете и пристроил брутального вида клинок в кострище, до половины погрузив в угли.

Для спецсплава это вообще ни о чем, зато пленник ощутимо дернулся. И правильно, мало приятного, когда раскаленной докрасна железкой в морду тычут. Или еще куда, где посмешнее. Впрочем, ничего такого я делать не собирался, но пареньку об этом знать не нужно. К тому же иногда яркая демонстрация намерений куда страшнее их воплощения в жизнь. А у меня еще сюрприз имеется.

- Мя-а-а-у!

Вот и он, легок на помине. И, судя по сложному образу, которым он меня одарил, ничего подозрительного в округе нет. Так что можно предаться палаческим утехам с чувством, с толком и с расстановкой. Все, как мы с Петровичем любим.

- Явился! - больше для пленника, чем для напарника, буркнул я. - Вылезай, нечего по кустам шариться.

И отправил параллельно мысль-приказ, которой своенравный кот внял. Результат превзошел все ожидания. Это я уже привычный, а вот на нового зрителя Петровичевы метаморфозы произвели неизгладимое впечатление. А он еще для верности поигрался палитрой, затронув чуть ли не весь спектр, но в конце концов вернул себе естественный рыжий цвет. И с моего попустительства дал волю знаменитому кошачьему любопытству: невозмутимо прошествовал к пленнику, сверля того гипнотизирующим взглядом, обнюхал, то и дело пренебрежительно фыркая, а потом ни с того, ни с сего, теранулся башкой о голень парня. Тот от неожиданности снова дернулся, но быстро затих - веревка на горле не способствовала резким телодвижениям. Правда, постарался нижние конечности подобрать, поскольку Петрович явно вознамерился между ними улечься. В подозрительной близости от самого ценного.

- Голос.

На заново воспроизведенный дикий мяв, аналогичный отвлекшему его внимание перед пленением, парень уже почти не среагировал - всего лишь вздрогнул, да нервный тик заработал. А кот, повинуясь моей команде, выпустил впечатляющие когти на правой передней лапе и легко, даже нежно, полоснул по штанине незадачливого аборигена, распустив ее на ровные полосы. Тут уж пацана проняло окончательно - военную ткань не всякий нож берет. Петрович же, как бы оправдываясь, снова боднул ногу паренька и сделал большие грустные глаза - типа, не я такой, жизнь такая. Заставляют, понимаешь... А против приказа не попрешь. Что называется, усыпил бдительность. И тут же, реагируя на мой строгий окрик, неуловимым движением распахал пленнику голень.

Парень заорал - причем больше от неожиданности, нежели от боли - но быстро заткнулся: ничего страшного, аккуратный Петрович крупных артерий не задел, а царапины, хоть и глубокие, они царапины и есть. Тем более что котяра за каким-то лядом взгромоздился пленнику на колени и принялся увлеченно обнюхивать его торс, покрытый точечной татуировкой.

Очень странно, кстати. Он так даже на валерьянку не реагирует. А тут, такое ощущение, вылизать готов... Тьфу!.. До чего же противно - соленый привкус чужого пота и еще что-то, почти неуловимое, но ощутимо лекарственное... но не йод...

- Петрович, фу!.. - от неожиданности сбился я на собачью терминологию. - Чего творишь?..

К моему безграничному удивлению, кот и не подумал прервать свое увлекательнейшее занятие, а гадостный вкус у меня на языке только усилился.

- Да что же за фигня?..

Торопливо обогнув костер, я сцапал напарника за шкирку и попытался отодрать от пленника. Не тут-то было: кот уже по собственной инициативе вцепился когтями в грудь аборигена. Пришлось, полностью оправдывая роль плохого полицейского, вырвать котяру, что называется, с мясом. Яростный вопль пленника и недовольное рычание напарника я оставил без внимания - некогда политесы разводить. И что это вообще за представление?! Это сколько же Петрович за раз нарушил Егерских заповедей?! Да бог с ними со всеми, он на главное забил: всякую гадость в пасть не тащить! Ибо чревато весьма и весьма. Вплоть до летального исхода!

Удерживать вырывающегося котяру на вытянутой руке оказалось непросто, пришлось даже усилитель врубить. Наконец Петрович сдался, и я опустил его на землю, для верности придавив ладонью загривок.

- Сиди!

- Мря-у-а-а-а-а-ррррр!!!

- И не рычи! Я! Сказал! - Поединок в "гляделки" кот таки позорно продул и пришибленно улегся у костра, впрочем, достаточно далеко от пленника, чтобы тот немного успокоился. А зря. Теперь я переключил внимание на него, автоматически перейдя на английский: - Это он тебя сожрать пытался. Будешь говорить?

Абориген упрямо сжал зубы и помотал головой.

- Ну, как хочешь... Петрович!..

Кот встрепенулся, уловив мысленный посыл, и неспешно направился к шалашу. Пленник обреченно взвыл, но я остановил напарника в шаге от него. В кошачьем, естественно.

- А ведь он и до яиц добраться может, - как можно душевнее пояснил я для тех, кто в танке. - Смекаешь?..

Судя по судорожно сжавшимся коленям, паренек смекал. Но все равно продолжал упорствовать.

- Давай, - махнул я рукой. Типа, достал. Сам теперь разбирайся.

Петрович демонстративно потянулся, выгнув спину и задрав хвост трубой, поиграл выпущенными когтями и неспешно, вразвалочку, шагнул аборигену за спину. Тот обеспокоенно зыркнул, но и теперь не раскололся. Впрочем, продержался недолго: судя по гадостному привкусу на языке, Петрович принялся вылизывать парню пальцы. Тот начал отпихивать кошачью морду, и реакция не заставила себя ждать - Петрович от души цапнул пленника за первый попавшийся, кажется, указательный. Хорошо так цапнул, чуть не до кости.

- Аа-а-а-а-а!!! Говорить! Я говорить!.. Ты спрашивать!!!

Да тьфу на тебя!.. Не до тебя!.. Пардон за тавтологию... Тут бы котяру от "конфетки" оттащить... Ф-фух, вроде угомонился...

- Петрович, м-мать! - перешел я на великий и могучий. - Задрал! Сиди рядом и не рыпайся! Сиди, я сказал!!! Клиент наш.

Последнему аргументу кот все-таки внял. А может, это моя длань тяжкая (с подключенным сервоусилителем, ага) свою роль сыграла, но питомец наконец успокоился. Для верности я усадил его к себе на колени, продолжая удерживать за шкирку, но он больше попыток пожевать пленника не предпринимал. Не забывая, правда, по моему мысленному посылу оные намерения демонстрировать. Мотивация великая вещь! В который уже раз убеждаюсь.

Но напарник, что называется, учудил. Хотя пара подобных случаев за ним числилась: на Находке, когда он задрал тварь с локаторами у памятных пирамид, и на Нереиде - когда попробовал на зуб "летуна", сбежавшего из лаборатории. Тогда его инстинкты, подстегнутые яростью и ненавистью, пересилили вбитые в подкорку за годы тренировок установку. То есть, по большому счету, рефлекс врожденный взял верх над условным. Получается, есть еще один фактик в копилку? Но "внутренний искин" утверждает обратное... И сейчас молчит, не потрудился даже мысль опровергнуть. Что символично.

Ладно, рефлексировать некогда. Пленник ждет.

- Ну и как тебя зовут? - задался я для начала естественным вопросом.

- Звать? - удивленно переспросил тот. Видимо, чего-то другого ожидал. Ну, там, адреса, явки, пароли.

- Да. Имя, кличка, боевой псевдоним. Ник.

- Э-э-э?..

- Зовут как?! - потерял я терпение. - Отвечай, лишенец!

- Гилберт...

Он добавил еще пару слов, но они мне были совершенно незнакомы, да и звучали странно, как будто в них были использованы фонемы, нехарактерные для английского. Сложные и трудно воспринимаемые на слух, нечто вроде гавайских имен - у меня с ними всегда были проблемы. Однако, странно. Хотя было бы странно, если бы он говорил на чистом инглише - за столько лет в отрыве от цивилизации просто обязан был сформироваться пиджин. Или суржик, кому как больше нравится.

- Про Гилберта понял, - благосклонно кивнул я, подбадривая пленника. - А дальше что?

- Не знать, как в древний язык... Рыба с колючки, жить в океан.

- Морской еж? - предположил я.

- Может быть, - попытался пожать плечами абориген.

Хм... Похоже на старую индейскую традицию. Ну, как старую... Века с двадцатого. Имя, как у янки, плюс прозвище на родном наречии. В переводе звучит забавно. Как и в этом случае, надо признать.

- Гилберт Морской Еж, - повторил я, словно смакуя. - Красиво. А что ты здесь делаешь?

- ...

- Чего? Говори нормально, на... э-э-э... древнем языке.

- Не знать, - уже уверенно отбрехался пленник. - Сидеть здесь, караулить ... , убивать чужак.

- Погранец, что ли?

Судя по выражению лица Гилберта, выражение "border patrol" было ему незнакомо. Да и пофиг, если честно. Его основную функцию я уяснил. А то неудобоваримое шипение, что он ввернул во фразу, явно означало остров с пирамидами, куда я сдуру сунулся.

- Остров - табу?

- Что есть "табу"?

- Священное место, куда нельзя никого пускать, - в меру собственных способностей пояснил я.

- Почему никого? - удивился абориген. Он на глазах осваивался и втягивался в беседу, что не могло не радовать. - Только чужой. Свой можно, он... э-э-э... ритуал пройти.

Ты смотри, уже в режиме реального времени поправки вводит, чтобы я не тупил. Умный, стервец. С оглядкой на уровень развития общества, конечно.

- То есть этот самый ритуал дает защиту от духов?

- Какой еще дух? Для собственный безопасность. И остальной, на другой... архипелаг.

Тэк-с. Сразу два повода задуматься. Первый - паренек уже дважды оперировал терминами, для него новыми. Когда про ритуал ляпнул, и вот сейчас, про другой архипелаг. Тут, если верить карте, миль на пятьсот во все стороны открытый океан. Вряд ли местные так далеко путешествовали, а если и отправляли экспедиции, те скорее всего не возвращались. Тогда, в лагере археологов, я погорячился насчет "перебраться на соседний". Так что от кого-то он нахватался. И не так давно, словечки новые из памяти еще не выветрились, за ненадобностью. С пропавшими Варькиными коллегами разговаривал? Те хоть и из Чернореченского универа, но английский знают, он здесь традиционный язык международного общения. А кому еще, как не им, подобными терминами оперировать? О как заговорил! Проще надо быть, Денисов, проще. И люди к тебе потянутся.

- То есть ты занимаешься отловом непрошенных гостей? - перешел я к конкретике.

- Не ловить, - помотал головой Гилберт. - Убивать. Нельзя без подготовка. Плохо быть.

Что ж, так и запишем: вынужденная мера. Что-то опасное есть на острове. И за неимением пока что других версий, будем исходить из того, что оная опасность заключена в непонятных водорослях. Постаравшись не обращать внимания на настойчиво мигающую перед глазами красную лампочку (фигурально выражаясь), я продолжил допрос:

- Почему все-таки один? Не страшно?

- Не бояться. Пройти ритуал.

- Да я не про то... А если бы нас было много? Что бы ты делал?

- Спрятаться. Следить. Предупредить остальные. Убивать вместе.

Исчерпывающе.

- Археологов тоже вы убили?

На лице пленника отразилась целая гамма чувств, из которой я понял, что слово "археологи" ему хорошо знакомо, но отпираться он не стал. Правда, говорил удивленно:

- Зачем убить? Они быть другой остров. Позвать... гости. Стать... братья... Нет, сородич.

- В племя приняли, что ли?

Гилберт похрустел шестеренками и неуверенно кивнул.

- А девушку куда дели?

- Тоже. Но она не... брат. Не сородич. Жить и работать с остальные. Женщины.

Ха! Да вы, братцы, еще и шовинисты! А мне все больше и больше нравится. Живут незамысловато, бабью свободы не дают... Надо будет при случае потроллить Варвару. Да и Галину Юлиановну тоже не помешает. А то развелось, понимаешь, феминисток... Но новости, должен признать, обнадеживающие. Как минимум половина задачи становится выполнимой. И больше всего радует, что археологи (и особенно Варька!) живы. Остальные препятствия устранимы, даже моими силами. Особенно моими силами, я хотел сказать. Нефиг дуболомов из Десанта привлекать. Да и чернореченцам тут делать нечего. Не хватало еще геноцида в масштабах отдельно взятого архипелага. Хорошо бы еще про подводников разузнать...

- Еще чужие были? Много, пятнадцать человек? - Я для верности три раза продемонстрировал ему растопыренную пятерню. - Вот столько. Мужчины.

- Чужак столько нет.

Ч-черт! Облом. Ладно, они военные, знали, на что шли. Главное, гражданские целы. Насколько невредимы еще вопрос, но это уже детали.

- А скажи-ка мне, Гилберт... - задумчиво начал я, оставив без внимания напрягшееся лицо оного. Боится, значит уважает. И правильно. - Почему все-таки на остров нельзя? Нет, я понял, что опасность... Но она устраняется каким-то ритуалом... Вообще, с чего все это началось? Былины же у вас есть?

- Что?..

- Предания, легенды, эпос... Тьфу! Старики что рассказывают про остров? Тот, куда нельзя чужим?

- А-а-а!.. - с облегчением выдохнул пленник. - Старики рассказать, да. Давно быть, в большой... Как называться, когда много убить?

- Бойня?

- Да. Давно быть, в Бойня. Тогда племя образоваться. Предки с древний язык объединиться с предки с островной язык. Выбрать вождь...

Прав Тарасов, мелькнула мысль. Или не Тарасов, он же еще чьими-то данными делился.

- ... вождь звать Джонни Большой... как называться мягкий, с длинный ноги, жить на дно? Без раковина.

- Большой Спрут?

- Да, Джонни Большой Спрут... Суп портиться.

- А?.. - Черт, и правда сейчас убежит.

Пришлось прервать разговор и убрать котелок с огня. Заодно и мачете из углей вытащил, ибо теперь без надобности. Пусть остывает.

- И что было дальше? - подбодрил я пленника, повторно устроившись напротив.

- Сначала вождь создать Защитник, он прятать племя от враг. (Так и запишем, кто-то из колониального персонала активировал глушилку.) Потом Бойня кончиться. (Как узнали? Радио слушали? Ладно, пофиг.) Племя жить мирно, вождь идти смотреть острова. (Логично. Провести разведку, оценить оставшуюся инфраструктуру.) Найти это место. ... (Опять какая-то тарабарщина.) Как ты сказать? Табу? Найти бухта, удобно для... э-э-э... алтарь. Сразу два. Боги хорошо. У вождь быть реликвия, связаться с боги.

Ха-ха три раза! Наверняка передатчики были, только маломощные, и с батареями беда. А на тех пирамидах можно было солнечные разместить. А поскольку граней много, то и большую часть светового дня использовать. Хотя наверняка их уже потом огранили. Но пока все логично. Послушаем, что дальше скажет.

- А с чего ты решил, что он с богами общался?

- Кто еще жить на небо?

Н-да. И не поспоришь. Не объяснять же ему, что вождь Большой Спрут всего лишь пытался сигнал спутника поймать. Надо думать, безуспешно - орбитальную инфраструктуру при вторжении в первую очередь в пыль разносят.

- Продолжай, - махнул я рукой замолчавшему пленнику.

- Вождь находить бухта, залезть в воду и ему быть видение. Нельзя на остров чужой, какой ритуал, чтобы можно, что делать, чтобы получать... собратья.

- И все? А что взамен?

- Остаться жить. Все племя тоже. Мужчины проходить ритуал, племя безопасность. Можно делать алтарь, говорить боги. Следить чужой.

- Точно все?

Абориген с готовностью кивнул, но во взгляде мелькнуло что-то этакое, и я демонстративно поманил напарника:

- Петрович, кажется, нас пытаются... э-э-э... ввести в заблуждение. Поработай с клиентом...

Кот неспешно поднялся на все четыре лапы, но не успел сделать и шага: Гилберт пересмотрел свое решение и нехотя процедил:

- Племя... стать сильный. Действовать сообща. Знать, кто где есть. Удобно. Любой враг бить.

Твою же дивизию! Ну какие еще доказательства нужны, а, "внутренняя" сволочь?!

"Совпадение с логическими нейроструктурами ноль процентов".

Задолбал! С легорийскими!

"Совпадение с логическими нейроструктурами бета-разумных - две целых четыре десятых процента".

А чего так ма?..

"Общие функциональные признаки".

Тьфу на тебя! Это я и сам уже понял. Таким макаром можно и нашу систему связи, через банальные встроенные передатчики, в совпадения записать.

"Ответ положительный".

А ведь половина племени - аборигены Ахерона. Те самые гамма-разумные...

"Ответ отрицательный".

Откуда, м-мать?! Ты с системой контроля связался? С местной, ясное дело.

"Ответ отрицательный".

"Проведен первичный анализ ДНК посредством периферийного устройства".

"Петрович, что ли?" - осенило меня.

А я-то думаю, что за фигня. А его, вон, искин заставил. Но как?

"Объект Петрович доступен для удаленного воздействия посредством нейроинтерфейса".

А я, наивный, чего хотел? Чего-то подобного и следовало ожидать... Ладно, вернемся к нашему барану.

- Татуировки зачем набиваете? Племенной знак?

- Что есть... та-ту-и... вка?..

- Точки на теле, - пояснил я. - Рисунок. Что он означает?

- Нет рисунок, - огорошил меня пленник. - Ритуал. У вождь Джонни Большой Скат первый появиться. После купаться в бухта.

В голове к мигающей красной лампочке присоединилась сирена.

- Слушай, Гилберт... А перед тем, как вождь в бухту полез, не взрывалось ли чего над островом?

- Не понять...

- Большой бабах! - изобразил я руками. - Яркий свет в небе, затмивший солнце, громкий грохот, вой, потом сильный ветер. Возможно, сбитые деревья и здоровенная яма.

Вроде бы все сопутствующие признаки падения сбитого корабля описал, ничего не забыл.

- Старики не рассказывать, - отперся пленник. - Ничего такого не быть. Они бы запомнить.

Да как так-то?! Такая версия стройная, и так хорошо все концы сходились... Очередная аномалия, порожденная сбитым легорийским транспортником. Или бомбардировщиком, без разницы. Хотя, если судить по симптоматике и отсутствию явных внешних признаков на растительных и животных организмах (за исключением "тату"), должно было быть что-то не очень крупное, с ограниченным запасом биоячеек. Или высыпалось немного, основная масса сгорела еще в воздухе.

- Уверен?

Гилберт сделал непроницаемое лицо и пожал плечами, мол, не хочешь - не верь. Все, что знал, выдал. Ну-ну, я как бы поверил. С другой стороны, мы с воздуха воронку на острове не обнаружили, а такие ямищи даже если и зарастают, сверху все равно заметны. Знатная головоломка. Все признаки аномалии налицо, но не она. А что тогда? Еще какие-то злобные инопланетяне, из породы непонятной слизи, захавывающей мозги? Как в бессмертной классике, про земных еще полярников и метаморфирующего монстра? Странно, про таких Первые должны бы знать...

"Вероятность сценария одиннадцать процентов".

Хм... Значит, не сталкивались.

"Ответ положительный".

И что дальше? Вроде основное выяснил, осталось склонить Гилберта к сотрудничеству, то есть уговорить проводить к сородичам. Численность, боеспособность и тому подобные сугубо практические вопросы уже частности, можно и после заключения соглашения обсудить.

- Гилберт, мне нужно поговорить с твоим начальством.

- Нельзя.

- Это еще почему?

- Ты опасность, тебя сразу убить. Быть на остров без ритуал.

- Но ведь об этом никто, кроме тебя, не знает?

Абориген кивнул.

- Ну так в чем проблема? Не скажем им, и все.

На лице пленника отобразилась нешуточная внутренняя борьба, но потом он твердо глянул мне в глаза и помотал головой.

- Я не врать. Нельзя. Беда быть. Можешь убивать.

- Совсем дурак?!

Как выяснилось, не совсем. Не знаю, чего это ему стоило, но Гилберт умудрился одним рывком избавиться от удавки на шее (черт, как представлю раздавленный кадык...), точно также расправиться с путами на руках (это с пластиковыми-то наручниками!) и проворно вскочить на ноги. Да и на меня не бросаться ума хватило - сделав обманное движение, он припустил в противоположную сторону, почти сразу же занырнув в кусты. Я среагировал стандартно, взметнувшись и застыв в боевой стойке, а потому опоздал: Петрович сквозанул мимо меня, на бегу слившись с растительностью. Достать я его не мог при всем желании, а строгий окрик он проигнорировал, упоенный азартом погони. За что и поплатился уже через минуту, на полном ходу влетев в неприятности.

Что неприятности оказались крупными, я понял по волне паники, захлестнувшей разум, и принялся с удвоенной энергией продираться сквозь заросли к бедовому напарнику. Хорошо хоть, сообразил мачете захватить, прежде чем бежать вдогонку. У Гилберта было перед нами неоспоримое преимущество - он знал на острове каждую кочку, поэтому несся сквозь джунгли как по проспекту. Так что результат оказался ожидаемым: абориген ушел. На наше счастье, с концами - прежде чем заняться напарником, увязшим в подозрительном кусте над обрывом, я успел бросить беглый взгляд на пролив и рассмотреть в мелкой ряби голову туземца. Гилберт не заморачивался и плыл к той самой подозрительной бухточке. Наверное, на защиту таинственной сущности надеялся. Наивный чукотский... то есть ахеронский юноша. Сейчас кота освобожу, да Юрика кликну...

- Мряа-а-а-а-аааа...

Да куда это он влетел-то? Никогда еще так жалобно не орал. Как будто его живьем едят...

К моему ужасу, догадка оказалась верна: Петрович со всего ходу маханул в гостеприимно распахнутый хищный цветок типа земной мухоловки, только многократно большего размера. И это еще мягко сказано. Почти десятикилограммовый котяра оказался ему вполне по "зубам". По крайней мере, самостоятельно вырваться из хватки он не мог, и лишь благодаря крепкой шкуре и почти непроницаемой шерсти все еще оставался жив. Надолго ли - неизвестно. Смотря насколько едкий у цветка "желудочный сок". Так что я наплевал на беглеца и вплотную занялся питомцем, благо мачете позволяло обрубить шипастые лепестки с безопасного расстояния.

Плоть у "мухоловки" оказалась не самой податливой, даже мой тесак из спецстали не сразу справился, так что процесс несколько затянулся. На самом деле занял он от силы пару минут, но для Петровича, судя по затихающим всхлипам, они показались вечностью. А тут еще баллистический комп тревогу забил - очень уж нехорошие данные с кошачьего ППМ поступали. Наконец я подрубил цветок настолько, что сумел дотянуться до напарника и испытанным способом - за шкирку - вырвать его из смертельных объятий. Но это действо оказалось лишь началом спасательной операции: клятый хищник буквально сочился едким и на редкость приставучим пищеварительным ферментом, и тот кое-где таки сумел добраться до не столь непробиваемой кошачьей кожи. Как назло, воды поблизости не было, пришлось повторить путь беглого аборигена - продраться к краю мангров и спрыгнуть вниз. И только потом сходу зашвырнуть страдальца в мелкую волну. Благо, было достаточно глубоко, чтобы кот ухнул в воду с головой и не сразу выплыл. Зная особую нелюбовь Петровича к данной стихии, я предусмотрительно забрел в воду по колено и перехватил его на обратном пути, повторно притопив недрогнувшей рукой.

- Терпи! Это лучше, чем заживо растворяться!

Для надежности я сопроводил слова красноречивым мыслеобразом в виде стремительно тающих в кошачьем желудке стружек кальмара, которые затем трансформировались в беспомощно бьющих по поверхности желудочного сока лапами котят. Шкурка с их конечностей слезала клочьями, обнажая мясо и кости. Получилось очень реалистично - я сам чуть не проблевался, словив откат. А Петрович едва не нахлебался соленой водички в попытке высказать все, что он про меня думает. Но это ничего, главное, что едкая гадость с шерсти смывается. Не очень охотно, но все же. А вот мы ей сейчас поможем...

Идея помотать котом под водой на манер полощущейся простыни оказалась хорошей. С моей, понятно, точки зрения. Петрович же сей фортель не одобрил, о чем и сообщил мне хриплым матом, едва я сжалился и позволил ему высунуть морду на поверхность.

- Спасибо еще скажешь, сКОТ неблагодарный!

- Мря-а-а-а!!! (А вот... хрен тебе!!!) Буль-буль!!!

- Салага, как слышишь, прием.

- На связи, товарищ лейтенант.

- Обстановка?

- В норме. Абориген затерялся в джунглях, в пределах прямой видимости другие крупные организмы отсутствуют.

Ага, еще одного удара по башке можно не опасаться. Ну и ладушки, продолжим лечение...

Повторная процедура возымела еще более благотворное действие - если у Петровича на шерсти где и остался пищеварительный фермент, то в столь малых количествах, что кот его не чувствовал. Зато отлично чувствовал липнущую к коже шерсть и вообще выглядел... как мокрый кот, ага. И из ненавистной среды вылетел со скоростью реактивного снаряда, едва я ему позволил. К тому же не рванул на берег, как бы поступил на его месте кто-нибудь более вменяемый, а взлетел мне на плечи, без стеснения пустив в ход когти. Едва куртку не разодрал, шельмец. Кое-как пристроился, вцепившись в наплечники и дэй-пак, и принялся увлеченно отфыркиваться, что, учитывая его близость к моим ушам, хорошего настроения мне не прибавило. Впрочем, сгонять я его не стал, дабы не усугубить ситуацию, а сначала выбрался на узкую песчаную полосу. Здесь страдальцу уже ничего не светило, и он добровольно спрыгнул с моего загривка, приземлившись хоть и на все четыре лапы, но... как-то неуверенно.

- Петрович?

- Мря-ак!..

- С тобой все в порядке?

Блин, прямо как в "высокоинтеллектуальном" летнем блокбастере заговорил! Это примерно как у человека, которого сначала подстрелили, затем взорвали, а потом еще до кучи сбросили этажа этак с десятого поинтересоваться: "Ты как?". Ясен перец, как! Примерно в этом же ключе и Петрович "высказался". Но я иронию напарника оставил без внимания: данные телеметрии, поступающей с ППМ в баллистический комп, очень настораживали. Судя по симптоматике, кот подвергся серьезному токсическому воздействию, только сам еще этого не понял. Пока еще так, цветочки: общая слабость, недомогание, повышающаяся с каждым мгновением температура... Сейчас еще в глазах темнеть начнет... М-мать!..

Петрович вдруг чуть ли не в такт моим мыслям мучительно закашлялся и рухнул на подогнувшиеся лапы. Мозг вновь захлестнула волна паники, но на этот раз я был готов и успел загородиться "ментальным блоком" - то есть попросту представил, что никакой паники нет, а есть назойливый, но очень слабый звон на периферии сознания. Чаще всего метод работал, да и сейчас не подвел. И пусть со стороны кажется, что я бесчувственный чурбан, но ясность мыслей и четкость действий важнее. Ситуация, кстати, стандартная, то бишь предусмотренная программой обучения и неоднократно обкатанная на практике: при поступлении в организм веществ таких-то групп использовать такой-то антидот, в такой-то дозировке, в такой-то последовательности. А тут все донельзя банально: токсин растительного происхождения вкупе с кислотным поражением кожных покровов. Всего-то и нужно, что активировать сорванную с пояса кибераптечку, ткнуть нужный сенсор, запустив соответствующий "тревожный" протокол, да прижать завибрировавшую коробочку к кошачьему пузу - там шерсть не такая плотная. Правда, сначала пришлось завалить напарника на бок, чему тот уже и не сопротивлялся. А дальше дело пошло веселее: кибердок помигал разноцветными диодами, выщелкнул из одного торца таблетку датчика-диагноста, который я тут же пришлепнул Петровичу на левую заднюю лапу (изнутри, опять же из соображений удобства доступа к телу), и благополучно вырубился. Кот последовал его примеру, избавив себя от страданий, а меня от назойливого звона в мозгах. Что ж, все, что мог, я на данный момент сделал. Теперь хочешь не хочешь, а придется перебираться на катер - там есть специализированный медицинский модуль, он всяко мощнее компактного кибердока. Вот только светить транспорт перед аборигенами не хочется. Гилберт не дурак, да и чувство ответственности ему не чуждо, так что вряд ли он далеко смылся. Скорее всего, сидит сейчас в зарослях на том берегу, да за нами наблюдает. Не будем его лишний раз нервировать. А сержант Юрик и с пятачка у аборигенского бивака нас подобрать сможет.

Взяв Петровича на руки (нехилое такое дитятко - под десять кэгэ!), я медленно побрел вдоль кромки воды к потайной тропке. Лодку, доставшуюся мне в качестве трофея (вместе с островом, хе-хе), трогать не стал - не вандал какой, а цивилизованный диверсант.

- Салага?

- На связи.

- Не маячь в виду "пятерки". Заберешь нас, но позже. Точка сбора по маяку, держись пониже.

- Вас понял, товарищ лейтенант.

Ну вот, почти порядок. Экстренное медикаментозное вмешательство помогло: судя по телеметрии, прямо здесь и сейчас кот загибаться не собирался, хоть и дышал прерывисто, с всхрипами. Температура, само собой, стабильно высокая, но это нормально. Выкарабкается. А у меня и помимо заботы о напарнике дела есть. Да хотя бы стоянку осмотреть повнимательнее, уж больно бегство Гилберта подозрительно. Я и с подключенным усилителем не сразу реп-шнур рву, а он собственным кадыком... Терминатор хренов.

По знакомому маршруту до бивака добрался относительно быстро, хоть и держался настороже. С момента моего предыдущего посещения тут ничего не изменилось, так что я, пристроив дрыхнущего Петровича под навесом, принялся чуть ли не обнюхивать стоянку. Не всю, понятное дело, а то место, где сидел пленник. К своему разочарованию, слизистых луж, подозрительных растений, плюющихся кислотой, или, тем паче, специально обученных боевых грызунов не обнаружил. Но клочья реп-шнура и одноразовых наручников, валявшиеся тут же немым укором, расслабиться не давали. Осмотр дранины принес неожиданный результат: следов режущего воздействия не было, но и растянутыми до превышения предела прочности ни синтетические волокна, ни полоски пластика не выглядели. Скорее, на них чем-то едким плеснули. Причем в достаточно малой концентрации. Такое ощущение, что веревка за короткое время (сколько мы базарили? минут двадцать, не больше) превратилась в труху. И не вся, как можно было предположить, а лишь в некоторых местах. Судя по конфигурации клочьев, как раз в тех, где с кожей Гилберта соприкасалась. На пластике следы аналогичные. Это что же получается, он сам токсичный? В смысле, способен выделять из кожи нечто едкое? Тот же пищеварительный фермент? Не, бредятина... Где желудок, и где кожа! Если только рыгнуть желудочным соком... Но я бы, блин, заметил!!!

Дальнейший осмотр стоянки ничего нового не принес, и я с легкой душой вызвал Салагу. Он, видимо, был где-то поблизости, потому что уже через полминуты над полянкой завис катер и гостеприимно распахнул боковой люк. Аккуратно загрузив Петровича в ближайшее кресло, я забрался в салон сам, захлопнул дверцу и дал отмашку пилоту. И лишь достаточно удалившись от "гостеприимного" острова, разгерметизировал броню. Юрик к нашим заморочкам отнесся с пониманием, лишь уточнил курс, удовлетворившись неопределенным кивком в сторону открытого моря. А мне и впрямь было все равно, главное, перед туземцами не палиться. И под удар не подставляться. А предоставленный самому себе Салага пошел по пути наименьшего сопротивления: угнал катер за десяток километров от ближайшей суши и посадил его на дно, воспользовавшись мультисредными свойствами нашего транспорта. Глубины здесь были смешными, да еще и удобная песчаная банка подвернулась, поэтому возражать я не стал. В кабине тепло, светло и уютно. И тихо: Петрович в отрубе, сержант Юрик сам по себе молчун. Можно работать, короче. Только сначала о напарнике позабочусь. Это, вообще-то, правило номер один из универсального кодекса Егерей.

Как я и говорил, в машине такого класса нашелся довольно мощный стационарный медкомплекс. Сам по себе не такой уж и большой, с хороший кейс, но запитан от сети катера, и его же вычислительные мощности использует. Так что с собой не потаскаешь. Зато в пассажирском салоне можно пользоваться без проблем. Даже пациента никуда перемещать не надо: в какое кресло бросил, в том и лечишь - длины многофункциональных манипуляторов за глаза. На всякий случай зафиксировав Петровича пристяжным ремнем, я нацепил ему на морду дыхательную маску, принявшую оптимальную форму, пришлепнул на ребра пару датчиков и провел над тушкой напарника гофрированной "лапой". Та быстро определила оптимальное место крепления и самостоятельно вцепилась в бренное кошачье тело, сразу же пустив в ход инъекторы и электростимуляторы - должен сказать, ощущение специфическое. Довелось как-то испытать на себе, ага. Но ничего, это для пользы самого Петровича. А мне кое-что проверить надо.

Оставив питомца в заботливых "лапах" медкомплекса, я устроился в соседнем кресле и врубил "виртуалку". Все время, что мы были на острове, я вел видеозапись, благо объем накопителей позволял, и теперь занялся просмотром "киношек". Еще раз полюбовался на проведенную в лучших традициях тхэквон-до комбинацию, вырубившую Гилберта, и быстро перемотал файл к моменту его бегства. Здесь воспроизведение замедлил, а потом и вовсе начал просматривать покадрово. Но и этого мне показалось мало: самый удачный кадр я увеличил и внимательно осмотрел шею аборигена. Кажется, нашел.

В момент рывка веревка скользнула по коже, попутно смазав точки, оказавшиеся на ее пути. И впрямь не татуировка. Но если рисунок легко стирается, почему тогда Гилберт воды не боится? Несмываемый? Тогда не должен стираться от одного касания реп-шнура. Или все-таки смывается? Я же Гилберта вблизи после купания не видел. Стоп. Куда он рванул? Правильно, на "пятерку". То есть в место, куда чужакам, не прошедшим "ритуал", нельзя, ибо опасно. А рисунок, с его же слов, результат "ритуала". Вряд ли аборигены устраивают сие действо после каждого купания. Значит, что? Любопытный вывод. Но надо удостовериться.

Анализ кадров, на которых были запечатлены запястья аборигена, выявил примерно то же самое: широкие полосы кожи со смазанными точками. То есть они не стерлись полностью, а как бы размылись. И те куски, что вместе с наручниками стягивали Гилберту руки, превратились в труху почти полностью. Получается, реп-шнур сгнил там, где касался точек псевдотату?.. Избирательное действие. Оч-чень забавно. Просто до жути. Похоже, с аборигенами прямо-таки необходимо пообщаться...

- Товарищ лейтенант, сообщение от орбитальной группировки!

- Чего у них?

- Говорят, нашли подлодку. Координаты переслали. Какие будут указания, товарищ лейтенант?

Та-ак!.. Позже пообщаемся, иначе начальство не поймет.

- Летим, фиг ли... И выведи мне отметку на карту.

Салаге приказывать дважды не пришлось, и я вскоре почувствовал легкий толчок - катер с небольшим усилием выпростался из песка и плавно взмыл к поверхности воды. За дальнейшими его эволюциями я следить не стал, поскольку нашлось более интересное занятие: ярко-красная точка, возникшая на карте аккурат в проливчике между "тройкой" и "четверкой", навела на невеселые размышления. А именно: догадка моя относительно некоей зоны воздействия с эпицентром на острове Мауи-7 полностью подтвердилась. Новая отметка дорисовала на схеме ромб (или квадрат, смотря как карту повернуть). Факт в том, что и первоначальный треугольник, и новая фигура почти идеально вписывались в окружность. И в проливе наверняка затаилось нечто серьезное. Настолько серьезное, что смогло обездвижить подводную лодку. Тут хочешь не хочешь, а бросишь все дела и рванешь на разведку.



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"