Панарин Сергей Васильевич: другие произведения.

Забытый блокпост

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Рассказ писан за два часа. Соответственно и на "Рваной грелке" не блеснул.:)

Забытый блокпост



Красное поле с чёрными дорожками медленно заливали невнятные сумерки. Блокпост, расположенный между двумя гладкими отвесными стенами, отчаянно подставлялся: "Крадись, обстреливай". Зато днём любая угроза распознавалась задолго до приближения.
Молоденький часовой, застывший, словно суслик, и вглядывающийся в пыльную мглу через "оптику", не волновался. Он знал: по каким-то неведомым, но благословенным причинам враг никогда не нападал ночью.
Напарник часового и вовсе игнорировал поле. Зрелый мужик из бывших офицеров, он хотя и был теперь таким же рядовым, как и наблюдатель, но позволял себе вольности. Сейчас он стоял в пол-оборота к сослуживцу, думая совсем не о дозоре.
В отличие от аккуратно одетого экс-офицера зелёный солдатик был изрядно потрёпан и грязен. Припав на колено, он упирался локтем в ящик и, грея приклад снайперской винтовки щекой, нетерпеливо ждал противника. Старший с лёгкой тоской отметил, что юноша мог бы хоть сутки изображать из себя этакого охотничьего пса, ловя каждое новое движение в перекрестье прицела, и разочарованно вздыхать ("Не дичь!.."). Его же, старшего, зуд азарта давно покинул.
Желторотый в который раз подобрался, заласкал курок указательным пальцем и снова чуть ли не обречённо расслабился. Ещё утром его, спящего, буквально вытряхнули из казармы (только что храпевшая вповалку рота представляла собой убогое зрелище: разношёрстные, толком не проснувшиеся, потасканные бойцы), погрузили с десятью сослуживцами в грузовик и доставили сюда. Начальник блокпоста разбил новичков на пары и распределил обязанности. Юному снайперу и старому вояке-неудачнику (разжалованный же!) приказали следить за полем.
Мальчонка сморгнул. Вот торчит он здесь, пехотинец с бывшим морским офицером, глотает пыль и молчит... А старый, и верно, как был в кителе, так в кителе и остался. Формы на складе не нашлось что ли?.. Хмурится, за кортик держится... А попрут духи с автоматами? Он их что, нашинкует?..
Дали бы хоть карабин. Вечная спешка. Затыкание дыр в обороне.
- Слышь, Васёк, - негромко позвал разжалованный. - Ты давно на войне-то?
- Сколько себя помню, - хмыкнул, не отрываясь от прицела, паренёк.
- А ранения есть?
- Неа, я ж снайпер. Если меня не выследят, то и не... Я прятаться горазд!
- Ясно. И многих положил? - задал совершенно бестактный вопрос моряк.
Солдатик хотел послать его куда подальше, но уважение к возрасту не позволило. Да и кто знает, может, у них на флоте языками гребут ловчее, чем вёслами?..
- Человек двадцать, не считал.
- Ясно, - проговорил кителеносец. - Знаешь, Васёк, я тебя спрошу сейчас, ты только меня за психа сразу не принимай. Лады?
- Лады, Павел Степанович, - солдат ещё при утреннем знакомстве ощутил, что непрост, очень непрост "на голову" его напарник.
Павел Степанович помолчал, подбирая слова. Сгладить не получилось:
- Сколько раз ты умирал?
- Чиво-о-о?! - протянул парень.
- Сколько раз ты умирал?
Васёк приготовился как следует развлечься. Ему попадались разные субъекты, но такой фрукт достался впервые.
- Да-да, - не унимался старый. - Разве ты не ловил себя на мысли, что каждый новый бой - лишь калька, очередная версия предыдущего? А предыдущий повторяет ещё более ранний, и так до бесконечности?
- Ну, есть мальца, - осторожно согласился солдатик. - Всякое в состоянии аффекта бывает.
"Состояние аффекта" он произнёс особенно старательно, мол, знай наших. Павел Степанович улыбнулся.
- Бывает... - повторил он за Васьком, сжав кортик. - А не возникало ли у тебя ощущения, что ты, враг твой, друзья, всё вокруг - лишь сырьё, глина, пластическая масса в чьих-то повелительных руках?
"Проповедовать станет", - решил пехотинец, но ответил честно:
- Тут не угадали, Павел Степанович. Никакой мы с вами не пластилин, хотя, конечно, вы красиво обозначили... Я видел, как умирает противник. Как падают наши ребята. Называть нас сырьём - это вы погорячились, простите за прямоту.
- О, я не имел в виду ничего оскорбительного, - заверил собеседника моряк. - Это... метафора. Впрочем, неудачная, согласен. Главное, ты почувствовал невыносимую цикличность бытия, разоблачённую в боевых эпизодах. Меняются рельеф, расстановка сил, время суток, но сражение проходит, будто по заранее утверждённому сценарию, а неведомый либреттист постоянно варьирует оттенки, корректирует отдельные роли... Ты то выигрываешь, то отступаешь, но законы - те же...
- Ага, либо ты, либо тебя.
- Шутишь. Чёрно так... Конечно, молодость, всё ещё впереди... А я тебе, Вася, говорю: нету никакого впереди. Завтра поднимут в атаку, и вперёд. И послезавтра. А если ты каждый день занят одним и тем же - это разве не топтание на месте?
- Ну... - смутился Вася (ему почудились в голосе Павла Степановича упаднические нотки). - Война закончится, и тогда...
- Что тогда, Васенька? Тогда начнётся новая. Ты, как и я, рождён быть солдатом. И умереть солдатом. И снова родиться. И снова солдатом, Вася. Ты не помнишь. Я помню. Мне повезло с наставником (тоже офицер был) - научил поиску.
- Поиску чего?
- Не чего, а кого. Себя. Ты не подумай, я тебя не обращаю в свою веру, просто делюсь... Видишь ли, есть брахман, высший цельный дух, из которого мы происходим и в который возвращаемся, а у каждого из нас есть атман - этакая личная душа... Я много стоял на посту, было время для созерцания.
- А чего тут созерцать? Стемнело совсем, - не понял Васёк.
- Мир созерцать. Слушать ветер, наблюдать за танцами света... Заглянуть в себя. И вдруг - не найти! Нет меня. Встаём в атаку, сталкиваемся в рукопашной, убиваем и погибаем... А мы ли это? Не один ли мы организм, пытающийся задавить конкурента? Ты-то сам в засадах больше... Это не упрёк, нет! Просто ты, скорее всего, не знаком с ощущением общности с теми, кто бежит рядом на укрепления противника.
- Почему же? Бывало пару раз... трудно описать...
Павел Степанович даже обрадовался:
- Вот-вот, Василий! Ты не в силах объяснить, зафиксировать в памяти подробности этого состояния, потому что в хорошей мощной атаке нет ни Васи, ни Павла Степаныча. Есть какое-то "Мы"! Новый организм, сверхустойчивый. Падает Степаныч, но "Мы" не останавливается. А где Степаныч? Он боится смерти и жаждет крови до команды "Вперёд!", он обнаруживается хрипящим и держащимся за простреленную грудь, или, если посчастливится, стоящим на занятой высотке и орущим "Победа!"... Но между "Вперёд!" и "Победа!" Степаныч тихо прячется, передавая свои права и обязанности ментальному ГКЧП, пресловутому "Мы".
- Сложно сказали, но я, вроде, просёк.
- Здорово. Я так подозревал, Степаныч (или атман) ретируется, чтобы его инстинкт самосохранения не мешал "Мы" (то есть брахману). А само "Мы" нужно для сохранения нас, как армии, общности и вообще...
Старый не стал развивать и без того ясную мысль.
- Я раньше был уверен: "Мы" и есть брахман. Но ошибался. "Мы" - это ложный брахман. Есть другой, настоящий. Мой атман поднимался над атакующим "Мы" - тёмной, агрессивной массой. И тогда казалось, в мою душу пристально смотрит Будда, взяв её в руку и поднеся к самым глазам. Глупое чувство, ведь ни рук, ни глаз у Высшего Плана нет. Но в тот момент чувство было столь ярким и правдоподобным, что я потянулся к Божественному, и почти дерзнул заговорить с ним, но был резко возвращён на поле боя. В гущу сражения. Тогда мне было суждено остаться в нынешнем воплощении... Зато я вспомнил свои прошлые жизни! И мне стало страшно, Вася! Страшно, потому что и пять и сто пять существований назад бушевала сплошная, нескончаемая война. А смысла в ней не было.
- Павел Степанович, - снайпер чуть затушевался. - Мне тоже иногда всякое чудится. Может, Вы слегка... преувеличиваете?
- Не стану переубеждать, - горько вздохнул моряк. - Пока не познаешь - не поверишь.
Ветер изменил направление, и часовых хлестнул неслабый порыв.
- Я верю только в одно, - прокричал Васёк. - Человек - кузнец своего счастья!
Мгновение спустя Васёк почувствовал, как на него стремительно наваливается нечто тяжёлое, заставляющее упасть рядом с моряком, и сминающее укрепление, на котором только что стоял его локоть, затем снайпер услышал хруст.
Ваське тут же стало неизъяснимо легко, он воспарил, внимая истинному брахману:
- Ай, ч-ч-чёрт! Серёжка, паразит! Опять не убрал игрушки... Мать без ноги решил оставить...
- Ну, что я говорил? - улыбнулся Ваське летящий рядом атман Степанович.
А потом во Вселенной оглушительно щёлкнуло, и часовые растворились в бесконечном свете нирваны.

(c)S.V.P., 2003.



Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"