Панарин Сергей Васильевич: другие произведения.

И завертелось...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Неправильная сказка.





      — Устарела я, Луша, и скоро мне умирать, — сказала бабка Лада, упираясь жилистыми руками в потрескавшуюся от времени дубовую столешницу.
      Луша обиженно поглядел в блёклые бабкины глаза, потом на печь, из коей так ловко бабка всегда изымала вкусные пахучие пироги, и надул губы.
      — А как же я?!..
      — Тебе уж тридцать годков, милый, проживешь. — Бабка села на скамью, морщась от боли в пояснице.
      — И три года. — Парень уставился в пол.
      — Ладно тебе, не кручинься, не пропадёшь, — заверила его старая Лада. — Тебе бы только в драку не лезть...
      — Где уж не лезть, — пробубнил Луша. — Она, окаянная, меня сама ищет.
      Еще бы не искала, когда здоровенного, толстого и очень уж юного на лицо парня задевали все кому не лень... Дурачки... Приходилось дома сидеть.
      За дверью избы послышались шаги, и раздался густой басистый голос:
      — Хозяева любезные, дозвольте путнику у вас водицы испить да в тени посидеть!
      — Входи, коли добрый человек, — откликнулась бабка, а внук насупился и на всякий случай сжал огромный кулак.
      
      На пороге стоял инок. Чёрный, как старый чурбан в лесу, ну, тот, что Перуна изображает, и такой же прямой и худой, — глядь-ка, вылитый громобог, если бы не принадлежность к византийской вере. А уж та-то вера старых богов не жалует...
      Инок поклонился, бабка пригласила его за стол.
      — Софонием зовусь, — представился путник.
      — Я Лада, а внука Лушею кличут, отче.
      Инок рассмеялся:
      — Какой я тебе отец, хозяйка? Я скорее в сыны тебе годен. Так, стало быть, Луша... Илия, то есть.
      — Луша, — упрямо прогудел в нос парень.
      Раздался звонкий звук удара — ухват, небрежно прислоненный к стене, заскользил и упал наземь.
      — Наслышан о тебе, наслышан. — Испив воды, инок погладил широкую с проседью бороду. — Надобно мне посмотреть, как ты борешься...
      Бабка вскочила на ноги.
      — Водицы ему, в тени охлонуть!..

      Мужики были местные, оттого глядели на Лушу с неприязнью и опаской. Но раз инок попросил да по денежке дал (где ж такое видано, обычно ж наоборот!), можно было и потерпеть.
      — Братцы, вы только не яритесь, пожалуйста, — виновато попросил Луша. — Я ж не нарочно...
      — Ну, починайте же, — нетерпеливо велел Софоний, стоящий поодаль, возле избы.
      Двор был не велик, но свалку четырёх соперников вполне вместил.
      Первым навстречу Луше шагнул кузнец, и завертелось.

      Снова сели за стол, пили козье молоко, ели бабкины пироги.
      — Зачем бондарю ногу сломал? — спросил инок.
      — Не я это, а кузнец, — буркнул Луша.
      — Видел-видел. — Софоний снова огладил бороду. — Очень у тебя ладно получается, будто ты и не участвовал. И, говоришь, чем они злее, тем им больше достанется?
      — Угу.
      — А если их много будет?
      — Не ведаю, не доводилось.
      Бабка молчала и мысленно уже прощалась с внуком, не отрывая глаз от пришлого.
      — Супостаты насели на Родину нашу. Нужны земле-матушке защитники. В Киев тебе надо, к князю, — сказал, наконец, Софоний. — Завтра пойдем.
      И показал особый княжий знак.
      Вот тебе и инок, чтоб он в чурбан Перунов превратился.

      — Я пирожков хочу! — в сотый раз проныл будущий защитник земли-матушки, вспоминая плачущую и совсем постаревшую вмиг бабушку, проводившую его на подвиг ратный.
      — Да где я их тебе возьму, окаянный?! — вспылил Софоний и упал с кобылы.
      Поморщился, попенял себе, что не сладил с гневом. Встал, отрясая дорожную пыль.
      — Пойми, мой хороший, я тоже поснедал бы с превеликой радостью, но все кончилось, а кругом лес.
      — Ну, хоть птичку поймай!
      «Сущий младенец», — подумал инок и сказал:
      — Птичку хочешь? Будет тебе птичка.

      Соловей-разбойник так и не понял, почему собственный — собственный! — свист сшиб его с дерева и уязвил уши до крови. Над Соловьем наклонился сначала жирный простоватый мужик, потом присоединился худой чернец, они беззвучно заговорили, и разбойник потерял сознание.

      — Он?! Поймал?! — Князь Владимир даже с лавки встал.
      Лавка широкая, с мягкими коврами да под локтями валики.
      Луша смотрел на княжий двор, дивясь богатству убранства, красе девок и стати знаменитых кметей. Дружинники, конечно, внушали почтение, хотя больше занимались сбором податей, нежели ратным делом — Красно Солнышко платил степному хану дань, собирая с многострадальца-народа. Правда, об этом говорить не следовало, потому что считалось, дескать, это сам хан платит Киеву.
      — Не верю, — сказал князь. — Эй, хоробры, кто хочет преподнесть чудо-богатырю уроки доблести?
      
      — Ну, ладно... — Красно Солнышко не без усилий отодвинул тело кметя и присел на обломки своей скамьи, покрытые коврами. — Ладно, ладно... Вон ты ведь каков... И что же мне делати?..
      Софоний поклонился, являя собой образчик кротости.
      — Дозволь, княже, слово молвить.
      — Измываешься... — Владимир обозрел двор, заваленный побитыми хоробрами.
      Девки бестолково хлопотали возле поверженных и посрамленных.
      Луша стоял в середине, жевал лепешку, храня вид счастливый и к нынешней обстановке непричастный.
      — Может ли раб божий даже помыслить о том, чтобы издеваться над властью княжеской? — проговорил Софоний, тряся бородою, и простёр сухие руки к Луше. — Разве не видишь ты, что пред тобою стоит надёжа и опора земли нашей матери? Пошли его на степняка, и станет нам избавление!
      Князь вспомнил, как только что лучший его дружинник метнул в Лушу нож, но каким-то непостижимым образом промазал и попал в очень доброго бойца, что изготавливался поразить толстяка копьем, только Луша этот окаянный, не особо спеша, шагнул в сторону, и вот тебе, князь, потеря — нету больше лучшего дружинника... А до этого что за балаган был, с чего все так завертелось? Ни один кулак молодецкий даже не задел жирных муромских боков, не то, что рыла... Ох, лучше бы хоробры не злились и не хватались за оружие!
      — Кто тебя учил-то? — страдальческим голосом вопросил князь.
      — Нихто, хняфь-батюфка! — пробормотал Луша, жуя лепешку.
      — Не бреши, спиногрыз!
      — Клянуфь! Оно шамо приходит.
      — «Шамо приходит». — Красно Солнышко схватился за голову. — Живёшь так, ночей не спишь, о земле своей радеешь, а потом оно из муромского лесу «шамо приходит»... А ежель в тя стрелами?
      — Не доводилось. — Луша развел руками. — А есть ещё лепёшки?

      Сеча была наинелепейшая. Нет, сначала всё катилось по обычаю предков — орда-красавица встала напротив хилой киевской дружины, ветер бодрил бунчуки, кони плясали в предчувствии сшибки, воины хранили внешнее спокойствие, но кровавая пелена уже вставала в глазах, глядящих в близкое будущее. Хан упивался этим долгим мигом, а потом настала очередь поединка, и воскликнула орда, приветствуя Субудэй-багатура... Шагнул ему навстречу толстый русский в нелепой кольчуге...
      И завертелось...
      Теперь хан с небольшим отрядом верных людей спешно возвращался в родной улус и думал нелегкую думу: чем ответить князю, у которого есть такой багатур?..
      Пора готовить дань.


© С. В. Панарин, 2002 г, редакция 2010 г.






Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"