Панарин Сергей Васильевич: другие произведения.

Куда б соломки подстелить?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Сборник рассказов про жизнь (оригинально, да?;).

Куда б соломки подстелить

?


  От автора. Перед вами - сборник рассказов, которые были написаны в разные годы. Объединены эти куски развлекательного чтива по очень интересному критерию: все они посвящены вопросам потустороннего и судьбы. Ну, там, есть ли она, или сам дурак, и тому подобное. А ещё есть ли барабашка, или во всём НЛО виноват, и туда прочее. Короче говоря, здесь собраны всякого рода глупости о нашей жизни.
  Кроме того, сборник можно считать своеобразной ретроспективой моего пятилетнего дао шута горохового. Надо же, до чего я докатился!..
  Честно признаюсь: это не литература, а самое настоящее приколово и скалозубие, в чём вы, надеюсь, сами и убедитесь.



О г л а в л е н и е

Некролог
Прогулка
Секретные Материалы
Загадка природы
В гостях у бабки

Примечание: болтающиеся названия рассказов призваны внести в чтение элемент игры (а ну-ка, попади).




Некролог.

  Коллектив Змеевикового цеха Нефте-Спиртоперегоночного завода выражает глубокую радость оператору змеевиков с программным управлением Е. Б. Первачевой в связи с рождением сына.
  Безвременно родившийся поступит в детский сад и блестяще закончит его с красным дипломом. После этого он пройдет обучение в нижесреднеобразовательной школе Љ 666, которую окончит экстерном за 13 лет с Золотой медалью "За успехи в физкультуре и пении". Затем он окончит два престижных высших учебных заведения: Кембридж и ПТУ Љ5 города Урюпинска. Одновременно он будет обучаться на заочном отделении Инженерно-психиатрической Академии имени Дауна, откуда будет отчислен за неуспеваемость. Потом он успешно пройдет призывную медкомиссию, где получит орден "За хитрость и находчивость" и премию "Оскар" в номинации "Лучшая мужская роль". Затем он пройдет службу в рядах вооруженных сил в должности начальника конюшни при атомной подводной лодке и будет демобилизован в звании деда. Свою трудовую деятельность он начнет в йошкар-олинском зоопарке и пройдет долгий трудовой путь от простого дворника до уборщика клеток с крокодилами. Он внесет неоценимый вклад в науку, открыв, что крокодилы едят не только мясо, но и уборщиков клеток.
  В связи с этим Коллектив Змеевикового цеха Нефте-Спиртоперегоночного завода выражает глубокие соболезнования Е. Б. Первачевой в связи с будущей кончиной ее безвременно родившегося сына.

Коллектив ЗЦ НСПЗ.


(C) К. Зайцев, С. Панарин, 7 апреля 1997
к оглавлению





Прогулка.


  Клозетта Карловна гуляла. Стояла типичная летняя ночь. В городском парке было неприлично темно. Из дальнего сквера доносились смутные звуки потасовки. На скамейке солидарно пыхтела какая-то парочка. Клозетта Карловна брезгливо высморкалась и свернула на освещенную луной аллею.
  Синусоидально влачащийся люмпен встретил Клозетту Карловну в точке экстремума и обреченно упал в теплую лужу. Леди подобрала юбки, и, перешагнув через поверженного перегарного хлопца, продолжила прогулку.
  О, она любила этот некогда красивый город с его старинным прошлым и новейшим пошлым. Именно здесь останавливался великий писатель Тургенев. Кроме прочего, он даже задумал здесь второй том "Му-Му", практически написал его, но по морально-этическим соображениям сам же и сжег рукопись.
  Клозетта Карловна вдыхала ночной бриз, но повеяло ей не медом с лугов, а затхлостью из разрытой канализации. Задумчиво закрывая точеный нос платочком, надушенным "Кристианом Диором", дама подошла к своей любимой скамье. Скамья была стара, подернута пряной пеленой гниения, ее обезобразили письменами "Билл + Моника = импичмент", "Зинка - падшая женщина, продающаяся мужчинам за деньги", "Здеся был Ваня Т. Му-Му not dead!", но это была Та Самая Неповторимая Лавка. Именно на ней в 19** году молодая Клозя сидела и читала толстое глянцевое издание модного тогда писателя К. Маркса, когда перед ней буквально упал Он. Он просто не заметил длинные стройные ножки Клозетты, споткнулся и разбил фигуру женщины с веслом, которую нес на реставрацию. С тех пор ножки Клозетты известны местной публике как рекордно короткие и мифологически кривые. Ясно, что всё это явилось началом бурного провинциального романа, за которым обычно ходит подглядывать весь квартал, а подслушивает целый городок.
  Но счастье их было недолгим: только узнав о своем скором отцовстве, Он ушел на войну и не вернулся. С тех пор Он регулярно шлет Клозетте новогодние открытки из Австрии. Даже летом.
  Она одна воспитала сына, дала ему блестящее образование, и он стал известным на весь мир художником-плакатистом, оформляющим все важнейшие общественные туалеты страны.
  Вообще-то, Клозетта Карловна Нихтшиссен была женщиной строгих правил и потому слыла скучной и необщительной. Вы меня не трогайте, и я вас не задену. Вот и сейчас сидела она, отрешившись от всего земного, вытягивая как когда-то ноги.
  Вдруг, через пелену своих мыслей, уловила она некое движение и настойчивый грохот. Очнувшись, Клозетта Карловна поняла, что об нее опять споткнулись!
  - М-м-мать! - ругнулось тело, упавшее на булыжную дорожку.
  - Сын?! - удивилась Клозетта Карловна.
  Тело повернулось к ней лицом, к парку задом.
  - Мать, ты?! - жалобно удивилось тело. - Вот уж не думал, что ты мне когда-нибудь ноги переломаешь!
  Ноги были действительно не на месте...
  Клозетта Карловна тащила на себе нечаянно покалеченного ею сына и думала. Думала она о преемственности поколений. И еще о том, что история почему-то любит повторяться.

(C) С.В.П., 1998
к оглавлению




Секретные Материалы (Первоапрельская серия).

  Полумрак. Грязный пол. На пол капает вязкая зеленая субстанция. Кажется, она живая. Камера поднимается и выхватывает из полумрака лицо агента Малдера. У агента Малдера страшный насморк.
  - Скалли! - зовет агент Малдер, побеждая тьму фонариком. - Кажется, тот, кого мы ищем, здесь был...
  В свете фонарика видна заляпанная стена. На ней чем-то красным написано: "Здесь был я". Ниже подпись: "Тот, кого вы ищете".
  Бегут титры: "Секретные материалы. Истина где-то рядом. В главных ролях всё те же". Кто-то невидимый вывешивает название серии: "Обманная ложь во имя неправды".
  Из темноты на зов коллеги выходит агент Скалли.
  - Ну и что ты орешь, как мартовский марсианин? - интересуется она у Фокса Малдера.
  Ее взгляд падает на стену, и все вопросы сразу отпадают. С диким грохотом.
  А Малдер уже осуществляет осмотр пола под надписью. Через полчаса он находит окурок.
  - Дана, я нашел след! - говорит агент Малдер, ползая в какой-то подозрительной луже.
  Агент Скалли с размаху присоединяется к мониторингу вещдока. Малдер вытирает с лица брызги рукавом и продолжает:
  - Кто же курил? Видишь вот это отверстие от зуба-клыка в фильтре? Я думаю, эту сигарету курил вампир. Теперь сам окурок. Могу дать руку на отсечение, что это "Мальборо".
  - Как ты догадался? - восхищается Скалли.
  - Смотри сюда, - довольно тычет пальцем в бычок Фокс. - Видишь буквы: M, a, r, l, b, o, r, o?
  - Ты гений! - издевается агент Скалли. - Но, по-моему, здесь пахнет инопланетянами.
  Малдер втягивает воздух ноздрями и испытывает неслабый приступ кашля.
  - Да нет, просто накурено, - хрипит он.
  Пока герои самого интеллектуального сериала исследуют подозрительный окурок, сзади из темноты проступают фигуры инопланетян. Это серые головастые дистрофики с нетрадиционной пластикой. Очень глазастые и очень подозрительные. Одеты в армейскую форму США. Странно, не правда ли?
  - Все-таки этот окурок не относится к нашему расследованию, - задумчиво произносит Малдер. - Он лежал фильтром на северо-восток от стены. Значит, его курил не автор надписи.
  - Ты что, тронулся? - проникается подозрением Скалли. Ей абсолютно неясна логика партнера.
  - Извините, что мы к вам обращаемся, мы люди не местные, - вежливо вклинивается в разговор агентов самый отвратительный пришелец. - Вы не видели здесь мой окурок?
  И тут появляется она - кофейная кружка с надписью Nescafe. Это реклама.
  Пока зритель восполняет пробелы в своих гастрономических, косметологических, гигиенических и прочих знаниях, испуганные агенты приходят в себя. Фокс Малдер даже переходит в атаку:
  - Что прилетели? Перекурить негде? Все беды от вас, так еще и задымить решили мою многострадальную Родину!!! Сатрапы, подлецы и ренегаты! Даром, что вы все-таки существуете, и значит я не дурак, как полагают мои начальники и миллионы телезрителей!..
  - Фокс, здесь что-то не так! - предупреждает Скалли, борясь со схватившими ее скользкими щупальцами.
  - Да я уже в курсе, - шепчет Малдер. Он по уши увяз в мерзкой слизи и склизкой мерзости.
  Кроме инопланетян в поле зрения агентов попадают пять оборотней, семь вампиров и одна амеба-убийца. Последняя попутно поедает незадачливого маньяка-телепата.
  - Слушай, да тут просто парад-алле наших врагов! - замечает Фокс.
  - А тебя не насторожило то, что они в форме военных сил США? - отвечает Дана.
  Агент Малдер проникается самыми крупными подозрениями за сегодняшнюю серию. А на передний план выходит Вий. Он, как обычно, говорит:
  - Поднимите мне веки!
  Агенты понимают, что это конец. Они молча прощаются друг с другом и со съемочной группой, как вдруг...
  Кофейная кружка и маленькие назойливые этюдцы о достоинствах всяческих товаров оттягивают момент гибели отважных фэбээровцев. У зрителя появляется слабая надежда на лучшее...
  Нечисть пытается открыть глаза Вия на самых известных в мире секретных агентов. Слышен крик петуха.
  - Рассвет!!! - визжат все, кроме Малдера и Скалли, и в строгом соответствии с законами паники убегают прочь.
  - Знаешь, Скалли, - говорит Фокс, вылезая из слизи. - А ведь мы только что смотрели в глаза смерти!
  - Меня беспокоит другое, - отвечает Дана. - Форма... по-моему, весь этот спектакль затеяли военные, чтобы убедить нас в том, что вокруг полно сверхъестественного!
  - Ты абсолютно права! Жаль только, что мы потратили пять лет своей жизни на поиски того, чего нет...
  Смена плана. Зловещий замок где-то в горах. На лужайке перед замком припаркована скромная летающая тарелка. В замке бал нечисти, участвовавшей в прошлой сцене. К гостям обращается Вий:
  - Итак, дорогие мои! Вот мы и убедили двух самых упертых людей на Земле, что нас нет! Наконец-то можно пожить в свое удовольствие! Ура!

(C) С.В.П., 23.03.1999
к оглавлению





Загадка природы.

  Что-то в последнее время люди странные какие-то стали. То смотрят как-то подозрительно, то бьют.
  Раньше тоже били, но не так зло.
  И предупреждали всегда, мол, рожа не нравится, или там не так одет. То есть ясна была причина. И почти всегда было время убежать, ну, пока с причиной ознакамливают.
  А нынче совсем перестали информировать! Более того, в этом глубоком информационном вакууме сразу же приступают к нанесению телесных повреждений разной степени тяжести. И должен прямо признаться, что степень сия к особо тяжкой стремится.
  В больницу попадаю чаще, чем домой.
  А то и слава Богу: дома-то еще хуже. Стоит порог переступить, как попадаешь под удары самой близкой родни. И чем данный представитель родни ближе, тем больнее бьет! Вот ведь тенденция чертова...
  Особенно в последний раз туго пришлось.
  Позавчера, когда домочадцы уже совсем устали, а я еще был в сознании, я спросил у жены: "Лапочка, за что же вы меня все так?" "Он еще спрашивает!" - изумилась моя благоверная, и у нее мгновенно открылось второе дыхание.
  Как она закончила свое выступление, я к счастью пропустил. Очнулся только в больнице. Лежу, останки свои инвентаризирую. Вроде, все кроме ног шевелится. И то повезло, думаю.
  А тут заходит медсестра. Миленькая такая, вся в белом, улыбается блендомедно, фигурка при ней, короче, красавица писанная. Видит, что я в себя пришел, вся в лице меняется, будто пять сотен тараканов у себя в супе узрела, и вопрошает неласково сквозь зубы:
  - Что, очухался, сволочь? Оклемался, мерзавец? А вот на еще получи!
  И давай меня резиновым своим фонендоскопом лупить. А он мало того резиновый, так еще и металлическая прослушивалка на конце болтается. И болтается всё больше по спине мне бедному, а там-то до этого другие размялись! В общем, опять мое сознание отлучилось, дай Бог не навсегда...
  Били меня все: врачи, младший медперсонал, дважды в день уборщица шваброй охаживала, а еще иногда посетители дверью ошибались. Просунут морду: "Здесь Вася Пупкин лежит-помирает?" Потом приглядятся, что не Вася, и сразу прыг в палату и опять же бить начинают. Прямо проклятие какое-то.
  В конце концов, сполз я кое-как с кровати, к двери добрался и припер ее стулом для посетителей. Его тогда об меня еще не успели расколоть.
  Ну, пока сестра стучала, уговаривала открыть по-хорошему, бегала за врачом, потом за санитарами, потом за плотником, потом звонила пожарным, потом они поднимали лестницу на мой этаж, я хоть дух перевел без побоев-то.
  Первый пожарный в тот миг, когда меня увидел, не удержался на лестнице и к моей радости (черная радость, но что поделать?) упал. Зато его коллеги, немало озадаченные его поведением, не растерялись. Пришлось мне трудновато. Почти как дома.
  - Что ж ты, гадина, закрылся, - с садисткой нежностью прошипела давешняя сестричка. - Неужели не рад, что тобой НИИВГ заинтересовался?
  Я, сказать к стыду своему, никогда раньше такого НИИ не знал, в чем и признался. Лениво попинав меня за узость кругозора, медмегера пояснила:
  - Это ж Научно-исследовательский Институт Всяческих Гадостей! Там тебе и место, червь ты позорный! Познакомься с профессором Страхолюдским Перфилием Карловичем.
  Перфилий Карлович оказался низеньким старичком с высоким интеллектом. Он даже удержался от того, чтобы меня поколотить. Этот акт научной воли дался ему с трудом: занесенный надо мной стул замер в сантиметре от моей персоны.
  - Да-с, - произнес профессор, безвольно уронив стул на мое лицо. - Случай не из легких. Честно говоря, он выходит за рамки компетенции нашего НИИ. Боюсь, что мне пора.
  И с нескрываемым облегчением ушел.
  - Вот видишь, с тобой даже профессионалы не хотят иметь дел, - кольнула меня скальпелем сестра, предварительно сметя поганым веником обломки стула с моего профиля, и тоже удалилась.
  Что это за напасть такая, думал я. Все люди как люди, а мне не повезло. Решив умыться, я доковылял до раковины, поплескался, как мог, ловя струю дрожащими руками, и промокнул многострадальное лицо свое полотенчиком.
  Тут-то я случайно и увидел свое отражение в зеркале. Да-а-а, причина моих бед была буквально налицо. И это была действительно Причина. ПРИ-ЧИ-НА!
  Так что извините, мне пора. Сейчас я себе так накачу! Мало не покажется! На, гад, получай!!!..

(C) S.V.P., 30.05.2000.
к оглавлению





В гостях у бабки.

  Маленькое предисловие. Данный рассказец был написан специально для конкурса "Боевая кАССка". Очень здорово, что на СИ появился конкурс юмора. Загляните туда, вы не пожалеете. Там - смешно (в хорошем смысле:)!!!

  Застенчиво задевая стены мобильным телефоном, воровато подметая грязные ступени подъезда полами сверхдорогого пальто, неуклюже гремя телохранителями, директор Пирамидостройбанка Варфоломей Аполлинарьевич Пузиков совершал восхождение на пятый этаж. Если бы партнёры Пузикова случайно увидали его в убогом интерьере дремучей "хрущобы", рейтинг банкира упал бы ниже курса рубля в далёком 1998. Но коли нужда заставит, ещё и не туда полезешь...
  Грязные, в последний раз белённые ещё при кукурузнике стены были испещрены рунами и заклятьями. Здесь красовались и чары, напускающие сглаз, типа "Зинка - чмо!", и усиливающий ауру гримуар "ЛДПР - сила!", охранная формула "Осторожно, злая соседка из седьмой квартиры!", приворотный приговор "Вася + Анжела = любовь в 22:00 прямо тута", и несколько традиционных фаллических триграмматонов. На пятом этаже не нашлось ни одной надписи, кроме таблички "Гадають - здесь". Стрелка недвусмысленно показывала в сторону дубовой двери, над которой висел образок, десяток оберегов, принадлежащих совершенно разным культурам, особняком на цепочке трепыхалась бирка "Лиц. номер 00000001 от 01.01.00 г.", защищающая доброго человека от злых госструктур.
  - Останетесь здесь, - пропыхтел Варфоломей Аполлинарьевич двум амбалам.
  - Босс, я так не могу, - возразил телохранитель покрупнее. - Можно, я хоть загляну?
  "Что, любопытно?" - хотел съязвить Пузиков, но осёкся: осторожность не повредит, пусть отрабатывают зарплату. Банкир кивнул.
  "Любопытный" протянул палец к звонку, но тут щёлкнул замок, и дверь открылась. Из квартиры выбежала девушка, нервно промокающая платочком пространство под носиком.
  - В полночь... нагишом... натереться мелом... с веслом... в парке... "Ряженный мой, суженый, морячок контуженный..." Ой, перепутаю!.. - бормотала девица, мелко цокая вниз.
  Телохранитель просунул голову во мрак квартиры и тут же гундосо заойкал:
  - Пусти, мольно!.. Темя мы так за нос!.. Ой-ё! Не крути только мольше!.. - бугай поминал ещё какую-то старую банду, но мы эту реплику опустим.
  - А чаво без спросу суёсся? - донёсся до Пузикова и второго бодигарда бодрый голосок. - Позвонить палец отсох?
  - Я не успе-е-ел!.. Прости...
  - Бог простит... - вздохнул голосок.
  Амбал вывалился на площадку, потешно сев на ягодичные мышцы, коими он на тренировках ломал по пять кирпичей. Варфоломей Аполлинарьевич поглядел на распухающий малиновый нос атлета и покачал головой:
  - Кормишь вас, кормишь, а вы всё жрёте и жрёте... Зачем, спрашивается? - и громче. - Хозяева, можно к вам за советом обратиться?
  - Отчего ж нельзя? Валяй!
  На пороге возникла маленькая сухая бабулька в цветастом цыганском наряде. Голова была повязана ярким платком, на шее болтались несколько килограммов всяческих бус и амулетов. Но всё внимание Пузикова невольно сконцентрировалось на морщинистом остреньком лице. В этой изъеденной временем маске угадывались следы былой девичьей красы. Варфоломей утонул в глазах. Большие, живые, карие, магнетические, они завораживали, заставляли забыть обо всём и потянуться навстречу.
  Пока телохранители поднимали ошеломлённого Пузикова, старушка включила в коридоре бра, и гости протиснулись внутрь. Старший стрельнул глазами по сторонам и, извинившись перед хозяйкой, заглянул во все помещения.
  За дверью с надписью "Оставь одежду, всяк сюда входящий" оказался душ.
  Врата, помеченные пессимистическим лозунгом "Выхода нет", таили за собой стенной шкаф с чучелами животных, банками, в которых что-то шевелилось, мешочками, пучками трав, черепами, бараньими лопатками, схемой метрополитена столицы и прочей магической шелухой.
  Помещение "Поддержи круговорот вещества в природе!" тоже пустовало.
  В кухне двери не было.
  Над единственной жилой комнатой в квартире висела массивная плита с выбитой на ней фразой "Ot magicus nikto ne sdohus. Ne narush tradition".
  В эту комнату и вошёл вслед за бабушкой Пузиков. Успокоившиеся секьюрити остались в коридорчике.
  - Ну, так и чем интересуесся, Варфоломей, сын Аполлинария? - полюбопытствовала гадалка, усаживая банкира за круглый стол, покрытый зелёным сукном, и располагаясь напротив.
  "Я же не представлялся! Сильна..." - опешил Пузиков и по обыкновению взял паузу, оглядывая комнату. Большая её часть скрывалась во тьме, так как дверь была прикрыта, а свечки, чадящей на столе, на всё помещение не хватало. Из мрака проступал зловещий комод и ужасающий диван. Комод украшали злые резные горгульи, а диван ужасал ветхостью.
  На самом столе кроме свечи покоился хрустальный шар, да валялись карты.
  - Если вы знаете, кто я, то наверняка представляете и суть моего вопроса... - предположил банкир.
  - Это так. Но слова просьбы должны быть сказаны пришедшим. А я могу всё! - и старушка зашпарила, как рекламный агент. - Лечу от всего, заражаю всем. Сглазы-порчи снимаю-надеваю. Карму подчищаю на астральном уровне и с корректировкою соответствующего документооборота. Приметы сказываю на любой случай. Вчера приходил доходяга один, сразу говорю: "Чего гадать-то? Примета тут ясна: если чайники летают низко, это хорошо, а уж если высоко, то хватит и половинной дозы". Или вот приметка. Если ты нашёл двухметровый гриб, значит, ты находишься в песочнице...
  - Бабушка!.. - попытался встрять Пузиков.
  - Не перебивай! Гадалка я или талисман моржовый? О чём я? А! Приметы! Если чешется левая ладонь, это к деньгам. Если еще и правая - к большим деньгам. А если при этом чешется еще и нос, то, может, пора сходить в кожвендиспансер?.. Если крестьянин вовсю готовит сани, значит, сейчас лето... Свадебная примета: кто первый поцелует невесту, тот первый и получит о жениха по морде... Мужицкая: чем меньше женщину мы любим, тем больше тянет на мужчин... Если ветер с моря дул, ветер с моря дул, то видно не судьба, видно не судьба... А вот тебе бесплатно очень полезная наука! Если со стола падает нож, в гости наведается тесть. Если падает старая перечница, то припрётся теща...
  - Хватит примет! Банкир я, по поводу... - закричал Пузиков.
  - Ах да, банкир! Что же я? - всплеснула руками вещунья. - Так, экономические приметы... Ага! Если Правительство поёт, что всё под контролем, жди нового финансового кризиса...
  - Не нужны мне твои приметы... - взмолился сын Аполлинария. - Врут они все. В одну только верю: если ты утром обул на левую ногу правый тапочек, потом прошёл под аркой, а затем тебе перебежала дорогу черная кошка, и при этом тебе ничего не было, значит, народные приметы и суеверия - полное фуфло.
  - Ишь, атеист-антихрист! Тогда погадаю! - потёрла ладоши бабушка. - Так, карты-нарты вчерашний день... В крысталлбол посмотреть?.. Позже, позже... Ты не гляди, я на всём могу гадать! Дай что-нибудь! Давай-давай, достань любую вещь. Ну, хотя бы сто нерусских денег! Во! Буду тебе по купюре пророчить... Риски твои минимизирую, тенденции твои проэкстраполирую, транспортную твою задачу решу, позолоти только... Ага. Что тебе сразу сказать? Скупердяй ты, хоть и умный. Вон как ручонка-то тряслась, нехотя в карман лазая. И не краснеешь опять же. Молодец! Ага, серия и номер несчастливые. Ждут убыли, не ждут прибыли...
  - Так я за этим и пришёл! - стукнул кулаком по столу Варфоломей.
  Под столом кто-то или что-то утробно заурчало, и банкир живенько подобрал ноги.
  - Ты того, соколик, не буйствуй. Дракон этого не любит. Кабы беды не вышло...
  Из-под стола вылез кобелёк-болонка и принялся чесать за ухом, недобро пялясь на Пузикова.
  - Дракош, - обратилась старушка к псу. - Поди-ка на кухню, перехвати педи, прости Господи, грипала.
  Зверь послушно покинул комнату через занавешенное отверстие, выпиленное в двери. Из коридора тут же раздались лай, рычание, подозрительный треск ткани и старинные заклятия, некогда сильные, но ныне едва подпадающие под статьи "мелкое хулиганство" и "оскорбление словом".
  - Зверь! Отрицательные флюиды словно нюхом чует... Приглядись к опричникам, кстати. Вернёмся к предмету, - предложила гадалка, шурша сотенной. - Грядут прибытки минусовые, проверки налоговые, преследование уголовное, конфискация полная... А нет, постой. Выкрутишься-отмажешься, правда, придётся коттедж продать и пяток машин. Даже шесть. Но запомни! Главное, не продавай "Запорожец"!
  - Нету у меня "запора", - пробормотал пришибленный прогнозом Пузиков.
  - Вот и славно! Вот и не продашь, значит! - заверила бабка. - И с любовницей поосторожнее, у неё как раз Марс в Венеру входит... и выходит... входит... и выходит... тьфу ты, срамота! Давай, точнее посмотрим в шару магическом!
  - Как входит-выходит? - подавленно спросил Варфоломей.
  - Ишь ты, шалун! - ухмыльнулась колдунья. - Нет, конечно, стара я весёлые картинки подсматривать! Будем решение бед твоих искать.
  Старушка пододвинула шар к себе и упёрлась в него взглядом.
  - Так. Я вижу город Петроград в семнадцатом году... бежит матрос... бежит солдат... стреляют... это твой дед! Матрос - твой дед!
  Спину Пузикова залил холодный пот: дед действительно был революционным матросом и даже Ленина видел наяву, а не как все в гробу! Бабка продолжала оракульствовать:
  - Вот он врывается в Зимний... И к женскому батальону... Целеустремлённые мужики у тебя в роду, да вектор не оттуда растёт... Так соединились детские сердца... Ха! Мимо бежит, бестия! Вот! Проклятье на вас. Тяжкое проклятье! Ах, зачем он золотой подсвечник екатерининской эпохи стащил? "Кто его хватает, у того потом внук все деньги теряет!" Не дрейфь, Аполлинарыч, проклятье сниму... Дальше поехали... Мать моя женщина, отец мой мужчина, Пенкин не пойми кто!!! Рядом с твоим кредитным учреждением встал казённый дом... Крови твои сосёт, без сил оставляет, вкладчиков переманивает, кредиты более выгодные даёт, счета бесплатно открывает, систему "банк-клиент" более продвинутую предлагает... Вот лютуют, бесы, конкуренты, индоссамент им на задницу!!!
  - Ой, не говори, этот Тришкуродёрбанк таким демпингом неприличным занялся, тарифы опускают и опускают, хоть немецких порнорежиссёров зови! - подтвердил Пузиков.
  - А ещё вижу лажу на биржевых торгах... Где ты маклера такого взял? Это же Каин Иудович!.. Кто так на короткой позиции себя ведёт? Макулатуру скупать такому надо, а не акциями торговать!..
  - Но он в прошлом году половину всех доходов мне принёс! - не верил своим ушам директор Пирамидостройбанка.
  - Во-во! А другую половину где заныкал? - добила старая Кассандра. - Дисконт по векселям не покрывает даже официально объявленной инфляции! За платёжку берёшь мало! Инкассируешь почти задарма! Чего же ты хочешь? Зам у тебя осторожный слишком, на нём заклятье тормоза лежит: профукал же он покупку нежилого помещения по адресу: улица 26 банкирских коммерсантов, дом сорок, площадью двести три квадратных метра, евроремонт, под отличнейший филиал?
  - Это что, всё в шаре видно? - сглотнул Пузиков.
  - Нет, во вчерашнем номере "Коммерсантъ-Бабки"! И площади твои тот же Тришкуродёрбанк перехватил. Всё, конец фильма.
  Гадалка оторвалась от магического предмета и поморгала.
  - Как быть? Что делать? Кто виноват? Кто подставил?.. - залепетал банкир.
  - Давай по порядку. С деда. Две сотки накинь, я развею проклятье вечерком.
  В руках Пузикова скорбно захрустело. Мгновение спустя куда бодрей хрустнуло в сухеньком кулачочке гадалки.
  - Позитивно звучит, добрый знак... Чтобы нейтрализовать Тришкуродёрскую чёрную энергию, нужно тебе, соколик, улучить момент и собственной рукой бросить щепоть толчёной египетской мумиятины на спину ихнему директору. Но директор этот, вражина тёмный, обязательно должен быть в одних трусах и смотреть на север, а его заму по кредитной работе надобно свечку держать. Непременно зажжённую. И читать "Гаврилиаду". А секретарша в кожаном исподнем, прыгая на левой ноге...
  - Ну, ты, бабуля, думай, что говоришь! Как я это всё организую? - сверкнул очами Варфоломей.
  - Да я понимаю, трудно... - согласилась, поразмыслив, колдунья. - Есть ещё путь. Найдёшь лишние двадцать тысяч иностранных денег? А я тебе разыщу эхзарциста.
  - Кого?!
  - Эхзарциста, изгоняющего Диавола, говорю! Он бесов-то и распужает из ТТ контрольным в...
  - Замочи!.. тьфу! Замолчи, старая! - зашипел слюнями Пузиков. - Под монастырь подвести решила? Знаешь, сколько мне за такой обряд светит?
  - Моё искусство, знаешь ли, тоже жертв требует. Третий способ не такой быстрый, как первые два, но подождёшь-потерпишь. Возьми свою лицензию, центробанком выданную, непременно подлинник, обкопти её над дымом горящей покрышки от своего джипа, приговаривая: "Приди, Чёрный Пиар! Напусти на врага моего негативных чар, на имидж бородавок, в законы ужасных поправок, в деньгохранилище крыс, в курятники подхоза лис, в кабинеты аллергенов, в персонал Гуинпленов, в отчётность ошибок, экспертам скептических улыбок, в оперзал бомжей, на стулья ежей, в отчётность опять ошибок, в обменник фальшивок, охране зазеваться, грабителям расстараться, топ-менеджменту спиться, директору в филей спицу".
  Варфоломей Аполлинарьевич, высунув кончик языка, как прилежный школьник, строчил золотым "паркером" в записной книжке.
  - Потом сыпани вот этого порошка, - продолжала диктовать гадалка, подвигая к Пузикову мешочек. - И пропой сто раз такие слова: "Лет ит би, лет ит би! Вей вил би ин ансвер, лет ит би!" Ой, да не "летит", а "лет ит". Это по стародруидски значит "да будет так, они за всё ответят". Темнота ты, хоть и богатый, ей-богу. Всё надобно делать в полнолуние, в полночь, вполголоса, в полупальто, на полустанке, в Получаев день.
  - Что за день такой?! - удивился Пузиков, ведь он ходил в церковь чуть реже, чем на работу, на работе обитал даже в выходные, а праздника такого не помнил.
  - Вот чудак человек! Это когда зарплату выдают! Что бы ты без меня делал?
  - Да уж и не знаю, - как-то странно буркнул банкир.
  - Пиши дальше. Придёшь к Тришкуродёрбанку и им под коврик лицензию положишь. Шептать будешь: "Заговор мой лют и дик, шкуродёрам всем кирдык".
  - А как же лицензия? Проверка нагрянет, а бумажки нет, - дошло до Пузикова.
  - Ревизию беру на себя. Глаза им отведу, на конкурентов твоих открою. А через месяц бумажку заберёшь. Куда она из-под коврика-то денется? А коли всё равно придут, выйди на порог, плюнь себе на ладонь и протяни, мол, здрасьте, гостюшки. Они и уйдут.
  Что-то было не так, но Варфоломей Аполлинарьевич заглянул в глубоко мудрые глаза гадалки и согласно закивал.
  - Вот как бы и всё на сегодня, - щёлкнула пальчиками бабулька. - Труд платежом богат.
  - Сколько? - насторожился Пузиков.
  - Дай, мил человек, сколь не жалко... - лукаво прищурилась ведунья.
  - Ох, бабушка, я же банкир. Мне жалко по определению, - вздохнул Варфоломей Апполинарьевич, отверзая гигантский свой бумажник.
  Три сотенные зелёные бумажки легли на гадальный стол.
  - Слушай, а пойдём ко мне советником? Я тебе столько же в месяц буду платить, сколь сегодня отслюнил, а?
  - Нет. Как-нибудь уж сам обойдёсся. А ежель что, знаешь дорожку-то. Я, соколик мой, птичка вольная, послушная горю народному, - говорила старушка, запирая за гостями дверь.
  Потом помолчала и тихо запела:
  - Без бабок жить нельзя на свете, нет! Бабки дают нам газ, тепло и свет...
  Затем перекрестилась на висящий в восточном углу коридора образок и прошептала:
  - К тому же Тришкуродёрбанк платит вдвое больше, прости Господи...

(C) S.V.P., апрель-2002
к оглавлению






  Короткое послесловие. Как вы видите, автор беззаветно, даже маникально предан теме "бытового потустороннего". Дополнительные доказательства этого нездорового интереса вы найдёте в рассказах:
  Рукодельник,
  Шкаф,
  Экстрасенс,
  сборнике миниатюр Всё как у людей,
  а также в любом другом произведении в этом разделе.
  Приятного чтения!


Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"