Маленький Диванный Тигр: другие произведения.

Просто выжить. Трущобы Империй

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
  • Аннотация:
    !!!Уважаемые читатели! Я начал выкладку этой моей книги на Целлюлозе. Все мои книги там доступны для вас по ссылке https://zelluloza.ru/register/46501/!!!Викторианская Англия, попаданец, трущобы. Будущий переводчик, закончивший второй курс. Телосложение, близкое к швабре, рост под 180 см. Из бонусов - играл в баскетбол в школьной команде, почти год занятий боксом в институте - так "усердно", что даже третьего разряда не заработал. Ах да... ещё три года в хоре в детском возрасте и участие в школьной и студенческой самодеятельности на вторых ролях... Задача проста - выжить. ПЫ. СЫ. Хруста булокЪ не предвидится. Поскольку ГГ начнёт свой путь через трущобы, то будет много описаний городского "дна". Соответственно, симпатии ГГ будут на стороне тех, кто пытается бороться за права простых работяг (эта вставка специально для любителей булокЪ и противников "коммуняк", чтоб не плевались потом), ибо они борются и за права ГГ в том числе. По крайней мере, на начальном этапе... Дальше симпатии и антипатии ГГ могут измениться, если начнёт меняться его жизнь - он эгоист и приспособленец. Я предупредил!!!!!Убрал большую часть книги. Читать книгу можно ещё и здесь на сайте "Целлюлоза".
    а также здесь, на сайте Автор Тудей,
    ПродаМан,
    LIBSTATION

  Панфилов Василий Сергеевич
  
  
  
  Трущобы Империй
  
  
  
  Глава первая
  
  
  
  Снова и снова заходил Алексей в грязный, пропахший мочой и экскрементами переулок. Зажмурившись, вприпрыжку, на одной ноге... Переулок не менялся, оставаясь всё тем же загаженным и вонючим. Образца девятнадцатого века.
  Обитатели местных трущоб, виденные им, одеты в нечто, прямо-таки кричавшее о Викторианской Англии. Грязные обноски, сменившие не одно поколение хозяев, ещё более грязные, ухмыляющиеся лица оборванцев, со смешками и гоготом наблюдающих за явно спятившим чудиком. По спине студента потекли тонкие ручейки ледяного пота...
  Лица из тех, о которых классики писали 'Испещрены пороком'. Раньше Алексей не понимал этого выражения, но сейчас... такие физиономии даже у напрочь опустившихся бомжей не часто встречаются. Парень готов поклясться, что по меньшей мере у двоих из трёх десятков зевак на лицах явственные следы сифилиса.
  Тихонечко подвывая от запредельного ужаса и не замечая этого, он молился про себя все богам сразу, смешав в кучу всех. Обрывки молитв и виденных в фильмах ритуалов, придуманных сценаристами, слились воедино.
  - Боже, пусть сейчас санитар придёт с уколом, - шептал Алексей исступлённо, - пусть я шизиком окажусь. Пусть дурка, чем такое... За что...
  Но реальность не отвечала его мольбам, а собравшие обитатели трущоб веселились, глядя на будущего обитателя Бедлама .
  - Слышь, дурак, - хрипло заорал здоровенный оборванец в рваном цилиндре, лихо сдвинутом на макушку, - пойдём с нами в паб, - народ повеселишь!
  Алексей затравленно взглянул на гоготавшую толпу, ссутулился и пошёл. А что ещё оставалось делать?
  Реальность вне переулка оказалась всё такой же, Викторианской. Точнее, трущоб времён Викторианской Англии, разница с милыми особняками состоятельных людей разительна.
  Дома в три-четыре этажа, стоящие вплотную друг к другу - настолько, что некоторые переулочки шириной меньше метра. Архитектура самая убогая, эконом-класса, да и построено из откровенного мусора, в котором каменный фундамент мог сочетаться с фасадом из битых кирпичей и вторым этажом из старых досок, щелястых и прогнивших. В щелях неряшливыми пучками торчала старая, потемневшая от времени и сырости пакля, видневшаяся из-под обвалившейся штукатурки.
  Особого мусора Алексей на улице не заметил, но его преследовал стойкий запах мочи и экскрементов. Всё пропиталось вонью - дома, грязь под ногами, сопровождающие его оборванцы.
  Случайный ветерок, заблудившийся в трущобах, подул на студента, донеся запах толпы.
  - Бомжи как есть, - подумал он, впадая в апатию.
  Короткая прогулка, и компания с гоготом ввалилась в трущобный паб с крепкой дверью, обитой кусками жести внахлёст. И запахами... боже, как здесь пахло! Казалось, здесь собрали концентрированный аромат трущоб, дабы создать неповторимый букет. Алексей с трудом подавил рвотный рефлекс и огляделся, постукивая зубами.
  - Джонни! - Заорал всё тот же здоровяк бармену, рыжеватому мужчине с залысиной, видневшейся из-под сдвинутого на макушку засаленного котелка, - смотри, кого я тебе привёл! Настоящий псих, он у Вонючего Переулка танцевал. То на одной ноге туда скакать начнёт, то зажмурится, то на корточках. Чисто обезьян из зверинца!
  Толпа радостно загомонила, оборванцы начали рассказывать бармену и сидевшим в пабе выпивохам эпопею с сумасшедшим, расписывая всё очень смачно и не слишком-то правдоподобно. При этом они обступили Алексея и вовремя рассказов то хлопали его по плечам и спине, то награждая пинком.
  - Эй, псих! - Гаркнул Джонни, ковыряясь в ухе, - ты чего эт в переулке танцевал?
  - Не знаю, - нервно ответил парень, дико глядя по сторонам и постукивая зубами, - просто я себя здесь не помню.
  - Как это? - Заинтересовался бармен, прекращая протирать барную стойку грязным фартуком.
  - Не знаю, - повторил с тоской Алексей, прекрасно понимающий, что правду говорить нельзя и нужно сейчас валить всё на амнезию.
  - Очнулся, голова болит. А кто я, где... Страшно от этого до жути. Просто показалось, что в переулок войду, и снова окажусь в привычном месте. Вспомню...
  - Погодь, - один из оборванцев пощупал ему голову грязной рукой, - есть шишак. Не самый свежий, но башка дело такое, деликатное.
  - А... так значит не псих, просто память потерял? - Со скукой сказал кто-то в толпе. Интерес к Алексею поутих - подумаешь, память потерял. Почти каждый из местных после хорошей драки или попойки мог похвастаться временной потерей памяти, а у некоторых такие провалы длились неделями и месяцами. Подумаешь!
  Из-за травмы местные прониклись к нему... не то чтобы расположением, но лёгким сочувствием. Как потом узнал Алексей, случай в трущобах скорее редкий, тем более к чужаку.
  Компания оборванцев, усевшись за дощатыми, липкими даже на вид столами, начала пить что-то вонючее, пахнущее дрянной сивухой. Впрочем, некоторые пили пиво, судя по запаху, подкисшее. Ели немногие и такое... в общем, тухлинкой и прогорклым жиром пахло настолько отчётливо, что перебивался даже запах застарелого пота посетителей.
  Студент растерянно потоптался и... сел на лавку. Куда идти, зачем... здесь, по крайней мере, хоть какие-то контакты налажены. Нервно оглядываясь по сторонам, он поймал равнодушный взгляд бармена и пересиливая себя, встал.
  - Вам нужны работники?
  Джонни смерил его взглядом и отрицательно мотнул головой.
  - Да я бы только за ночлег и кормёжку, освоиться надо, - скуляще сказал парень, сам себя презирая в это время. Джонни собрал губы в куриную гузку и пристально оглядел Алексея.
  - Ладно, - хрипло сказал он на выдохе, скорчив презрительную гримасу, - спать будешь в подсобке на тряпках. Еда... ну, что останется.
  Алексей закивал, ещё не зная, на что подписывается.
  Работа началась сразу же...
  - Повозку иди разгрузи, - буркнула стряпуха Марта, по совместительству жена Джонни, оказавшегося не только барменом, но и владельцем 'Золотого Клевера'.
  Выскочив на улицу, парень помог разгрузить бочонки с виски неопрятному пожилому вознице, пахнущему потом и лошадиным навозом.
  - Новенький? - Спросил тот равнодушно, обдав попаданца запахом перегара и гнилых зубов, и начал разгружать бочонки, не дожидаясь ответа. Вместе закатили их в подсобку за стойкой Джонни, после чего Марта тут же окликнула парня, поручив почистить ледник - очень холодное помещение в подвале, пропахшее застарелой кровью.
  Вопреки названию, льда в нём нет, только висели куски мяса не первой свежести, вперемешку с колбасами и окороками. Пока он работал в леднике, Марта регулярно устраивала ему проверки, подозрительным взглядом проверяя окорока.
  Разогнуться Алексей смог только поздно ночью, когда публика разошлась. Всё это время он помогал то на кухне, то в зале, крепко умаявшись от неопытности - там, где можно обойтись одним движением, делал десять, да ещё и нервничал. На интересного новичка пялились все, а самому Алексею то и дело приходилось рассказывать выдуманную историю своей амнезии.
  Так же местные не могли определить его акцент. Лондонцы говорили на Кокни , а у студента пусть и не слишком поставленный, но явственно выделяющийся оксфордский акцент, которым говорили британцы высшего класса и те, кто желал на них походить.
  По мнению местных, на джентльмена Алексей никак не тянул, повадки не те - всевозможные мелкие несоответствия аборигены высмотрели очень быстро. А вот на лакея вполне.
  Достаточно унизительная версия по мнению попаданца, но для местных профессия лакея вполне престижна и уважаемой. А как же, кормят регулярно, спишь в доме, а не на улице, одевают, деньги дают.
  Ночью упал на тряпки в кладовой, постеленные на что-то вроде нар. Устал Алексей настолько, что заснул сразу, голова даже не успела коснуться тряпок. Не помешало даже удушливое сочетании затхлости, сырости и вони в маленьком помещении.
  Проснулся от того, что зачесалось тело. Вытянув спросонья руку, Алексей почесался и... что-то лопнуло у него под пальцами. Сон сразу пропал, парень вскочил и разразился тихими ругательствами - клопы. С омерзением стряхнув их с себя, некоторое время тихо, но очень выразительно ругался. Потом сами собой потекли слёзы, и стыдно попаданцу не было.
  Это в книжках интересно читать о таких вещах... наверное Сам Алексей современной художественной литературой не увлекался. Возможно, неплохо было бы попасть с тело какого-нибудь знатного и богатого человека, да чтоб память предыдущего хозяина тела сохранилась. Да желательно, чтоб старик в молодое тело. А так... в реале...
  К худу это или к добру, но ему ещё повезло - на фоне оборванцев Алексей не слишком выделялся. Будущий переводчик, закончивший второй курс областного ВУЗа, поехал в Лондон подзаработать, по одной из студенческих программ.
  Работа не самая престижная - помощник на кухне в одной из дешёвых забегаловок - для начала и такая ничего, это потом уже можно харчами перебирать. Так что одет он соответственно, да и запах не слишком-то... Если бы попадание произошло в его нормальной одежде, то если не первый, так второй встречный тюкнул бы по затылку ради грабежа.
  А сейчас... Алексей криво ухмыльнулся, его даже не ограбишь толком. Что взять-то? Старые, вытертые до дыр джинсы с лямками через костлявые плечи и такую же старую куртку на несколько размеров больше, чем нужно? Фланелевую рубаху, выцветшую от старости? Башмаки-говнодавы, потрескавшиеся от времени? Да и в карманах не густо - работал-то он принеси-подай, так что кошелёк, мобильник и прочие ценности могли пострадать, в шкафчике держал. Там...
  Какая-то апатия окутала попаданца, захотелось взять валяющийся под ногами осколочек стекла и перерезать себе вены, чтоб не мучиться. Пусть и не слишком хорошо, но про Викторианскую Англию он знал, в ВУЗе читали лекции на эту тему.
  Высшие классы, низшие... и множество промежуточных. А ещё национализм, переходящий в нацизм, именно здесь очень любили повторять За Каналом людей нет. Англичане не считали за людей чужаков, а для британского истеблишмента и свои низшие классы людьми не были. Не отставали от истеблишмента и более низкие сословия.
  Алексея пробил озноб... как же хорошо, что его считают пусть не 'своим', но хотя бы англичанином. Приняли бы за ирландца, остался бы лежать в том переулке, и не факт, что живым. Русским тоже не стоит представляться, выражение англичанка гадит появилось не вчера, отношение к русским становилось приемлемым только тогда, когда они таскали каштаны из огня для Англии.
  Скинув с себя апатию, парень вскочил и сделал короткую физкультуру через не могу. Сидя на грязных тряпках и тяжело дыша, заставил себя размышлять и происходящем. Какие у него есть сильные стороны? Что поможет выжить?
  Обычный парень из маленького провинциального городка, не дотянувшего даже до звания райцентра. Мать - учительница английского и немецкого по специальности, работает завучем. Школа... без троек, но не блестяще, разве что знание языков добротное, что не удивительно при такой матери. Отца не помнит.
  Три года занимался в хоре при Дворце Культуры, пока его не прикрыли, потом разве что под гитару подвывал или певцу какому по радио. Баскетбол в школьной секции. Бокс на втором курсе, но скорее за компанию... минус сессии, подработки, общественная жизнь вроде КВНа, пьянки. Даже разряда не заработал.
  - Кулачным бойцом быть не светит, - подытожил Алексей вслух, - разве что от одного-двух гопников отбиться получиться... если у тех ножей не будет.
  Несмотря на то, что рост у парня повыше, чем у большинства местных, телосложение весьма худощавое - шестьдесят семь килограмм при росте в сто семьдесят девять, это маловато. Да и драки... пусть он имел некоторый опыт по этой части, как почти каждый, выросший в глухой и безденежной провинции, состязаться с местными... увольте. Проблема как раз в том, что они местные - знают, кого нужно обходить, когда хвататься за нож, а когда бежать или падать на колени. Как вести себя с авторитетами и полицейскими, как в тюрьме...
  Дома Алексей прошёл эти университеты, пусть и по большей части заочно. Здесь же он чужак, за спиной нет никого и ничего. Такого можно убить и спихнуть тело в коллектор, можно продать на флот ... что угодно можно сделать. Искать не будут.
  - Завалить хлебало и молчать в тряпочку, - снова вслух сказал он как можно более внушительно. Дескать, это не он такой, это план. Хотя признаться по совести, где-то в глубине души попаданец прекрасно понимал - выступить против обращения дурак или ответить на пинок ему просто страшно.
  - Вставай, дармоед! - Раздался голос Марты, - жрать иди!
  К ужасу парня, именно жрать, нормальной едой эти помои назвать сложно. Это суп в его классическом понимании , Алексей понял это, когда выудил из котелка плохо обглоданную баранью кость с прилипшими к ней бобами.
  Сглотнув, он с трудом подавил тошноту и заставил себя есть - благо, оно хотя бы варёное... Тем более, что другой еды не предвиделось, если уж местные несвежее мясо и подгнившие овощи ели, то и такие вот... супы им явно не в новинку.
  Как ни странно, на вкус блюдо вполне терпимое, даже с поправкой на вторичность продуктов. Парень с мрачной решимостью сожрал весь котелок, в котором чуть ли не два литра. При этом представлял себя на тренировке по выживанию, как это показывают по телевизору - дождевые черви, лягушачьи лапки на веточке. Фантазии на тему выживания оказались более аппетитными, чем суровая реальность.
  
  
  
  Глава вторая
  
  
  
  После еды Марта запрягла чистить полы. Вручив странного вида скребок, оплывшая бабища буркнула:
  - Чтоб до блеска.
  Алексей приступил к работе, пытаясь доскрестись до пола, спрятанного под слоем липкой грязи. Утоптанная, смешанная с прогорклым жиром, табачными плевками и прочей дрянью, консистенция её на удивление плотная и липкая.
  Ломать себе голову, почему такой работой никто не занимался много лет, не стал, взяв на вооружение принцип Чтобы ни делать, лишь бы упахаться. Скорее всего, хозяева трущобного трактира просто не знали, что же поручить работнику. Польстились на халяву, теперь вот придумывают работу.
  Паб маленький, не более сорока квадратных метров вместе со стойкой бармена. Такая же маленькая кухня, парочка кладовок и подвал, большая часть которого занята всяким старьём - судя по всему, хозяева подрабатывали старьёвщиками и пожалуй, скупкой краденого.
  За три дня попаданец очистил помещения от многолетних наслоений грязи, попутно помогая обслуживать посетителей и рассказывая историю выдуманной амнезии. Отношение хозяев к работнику странное - вроде бы полезный, паб стал заметно чище... И в тоже время это каким-то образом задевало их самолюбие: они-то столько лет в грязи жили!
  Студента начали сдавать в аренду соседям - то старьёвщику помочь перетащить барахло, то ещё что в том же духе. Он понимал, что это выходит за рамки договора с хозяевами, но не возмущался.
  Алексей жадно слушал и вертел головой, присматриваясь. По всему выходило, что его положение бесплатного работника ещё не из худших. По крайней мере, есть крыша над головой и сытная еда, пусть и из объедков. Далеко не все обитатели трущоб могли этим похвастаться...
  - ... и чтоб не меньше двух пенни принесла, мерзавка!
  Женщина лет сорока на вид, в сальном чепце и с явственным отсутствием большей части зубов, хлёстко ударила по лицу девочку лет шести.
  - Для чего я тебя рожала, тварюку?! Матери на выпивку набрать не можешь!
  Алексей отвернулся, сценка по местным меркам рядовая. Не то чтобы привык... но когда зеваки одобрительно кивают словам мамаши, это напрягает.
  Дети здесь начинали работать лет с пяти, видел уже, как собирают экскременты, щепки, занимаются попрошайничеством. Да чем угодно, лишь бы доход приносило!
  Единственное - власти держали жёсткое ограничение по возрасту на проституцию, так что встретить проституток младше пятнадцати сложно. Да и то, девки обычно прибавляли возраст в документах, чтобы проскочить возрастные ограничения.
  - Чё уставился? - вызверилась на него ангельского вида кроха, смачно харкнув на землю. Затем несколько раз провела пятернёй по спутанным, изначально белокурым, а ныне просто грязным волосам - причесалась, и пошла на работу, попрошайничать.
  Вздохнув, парень проводил её взглядом и остервенело почесался... вши! Противно, но деться некуда, местные в принципе не моются, антисанитария абсолютная. Если бы не тот факт, что в дело здесь шло буквально всё, трущобы очень быстро утонули бы в грязи.
  Аборигены жили в такой тесноте, что пресловутые коммуналки показались бы им если не раем, то чем-то близко. Подумать только, отдельная комната у каждой семьи... здесь такой роскошью могли похвастаться только зажиточные люди, многие вон даже не в комнате койку снимали, а место в коридоре, причём занять его можно о исключительно поздно вечером, чтоб не мешать остальным постояльцам.
  А уж две-три комнатушки, пусть даже общей площадью с десяток квадратных метров и продуваемые насквозь... богачи, однозначно. Владельцы домов, имеющие документы на право собственности, котировались как небожители. Перед такими ломали шапку загодя, общаясь заискивающим тоном. Хозяева!
  ***
  Неделю спустя Алексей немного освоился с местными реалиями... ну как немного... научился отличать фартинг от полупенни, выяснил жаргонные прозвища полицейских... В общем, очень немного, специально его обучением никто не занимался, информация по большей части случайная и путаная. Выяснил заодно и дату: 1862 год, сентябрь - попалась относительно свежая газета.
  Толку от обрывочных знаний мало, для местных он так и остался чужаком. Дело даже не акценте или чем-то подобном, хотя определённая чуждость в попаданце ощущалась очень явственно и он сам это понимал. Аборигены по большей части жили тут много поколений, и такой же трущобный обитатель, но из другой части Лондона, здесь чужак и добыча.
  А тут... чужак вдвойне. Пока его история развлекала посетителей паба, отношение оставалось терпимым, пусть и с оттенком пренебрежения. Теперь же он приелся, стал привычной, но при этом раздражающей деталью пейзажа.
  - Деррик, айда подерёмся с низовыми! - Заорал внезапно тощий оборванец лет семнадцати, с раздувшимся от какой-то болезни багровым лицом, подняв голову вверх. Из окна мансарды, отворившегося с превеликим скрипом, высунулся симпатичный парень примерно такого же возраста и широко зевнул, показав гнилые зубы.
  - Чего тебе? - Лениво спросил он и высморкался в пальцы, обтерев их об оконную раму.
  - Да скука! Давай парней соберём, да помашемся как следует!
  - Давайте, парни! - одобрительно завопила пронзительным голосом сгорбленная карга миссис Уэсли, которой не так давно стукнуло сорок, - давненько вы кровь не разгоняли по жилам! Я сейчас моего Айзека позову, он завсегда махаловке рад! Сынооок!
  Поорав немного, миссис Уэсли раскашлялась и харкнула на стену кровавой слюной. Туберкулёз открытой формы в трущобах не редкость...
  Аборигены начали живо обсуждать предстоящее развлечение, как какой-нибудь спортивный матч. Впрочем, отношение к массовым дракам толпа на толпу здесь именно такое. Что с того, что после такой драки почти неизбежно появлялись если не трупы, то калеки?
  Зато те потом знали наших, а участники таких баталий считались молодцами и славными парнями. Мелочь? Кому как... таким проще найти работу, да и какой-никакой авторитет. В общем, всё как дома, мда... с карикатурными поправками на реальность Викторианской Эпохи.
  Попаданец осторожно отступил назад, едва не провалившись на подгнившей доске ступенек чужого дома. Чутьё подсказывало ему, что сейчас спортсмены могут ввалить ему для разминки. Увернувшись от содержимого ночного горшка, прицельно вылитого на него Старой Доэрти, парень сказал негромко:
  - Пора валить, - и двинулся к выходу из трущоб. Это настоящий лабиринт, но он более-менее представлял куда идёт, так что всего-то через час оказался на одной из центральных улиц.
  Покидать опасные, но уже немного привычные трущобы откровенно страшно. Парень прекрасно понимал, что если бы не реальная возможность попасть в Английский флот, он бы скорее всего так и прижился в трущобах. Если бы его приняли как своего, то высунуть нос из вонючей и убогой, но зато все более и более привычной обстановки решился бы не скоро, если вообще решился.
  Но флот... Британский Флот считается воплощением Империи, только вот порядки там такие, что забить человека не стоит ничего. Плети и зуботычины норма, как и болезни от скверной еды. Количество бытовых смертей в Британском Флоте зашкаливает за любые мыслимые пределы.
  Вербовались на флот по большей части от полной безнадёги, в качестве альтернативы каторги. Иногда вполне официально, по решению суда ... Встречались и завербованные насильно, иногда с этой целью в бедных районах проводят настоящие облавы.
  А сейчас стало окончательно ясно, что в трущобах Ист-Энда он не прижился и не приживётся. Флот, армия, шахта или работный дом замаячили отчётливо.
  Примыкающие к Ист-Энду районы нельзя назвать чем-то выдающимся, так что явные бедняки, вроде Лёхи, попадались частенько. Благо, пусть его одежда и стара, но состоит не из лохмотьев, так что выглядел парень как нормальный работяга из поденщиков.
  Судорожно вспоминая все невеликие познания по Старому Лондону, полученные в институте и позже, уже в Лондоне двадцать первого века, Алексей медленно, но верно шёл... к неприятностям. Излишне деревянная походка и потерянный, дикий взгляд, выдавали чужака.
  - Парень, подь-ка сюды! - Поманил его полицейский. Затравленно оглянувшись, попаданец пошёл к суровому бобби, как заворожённый.
  - Кто таков?
  - Алекс... Смит, - перевёл свою фамилию Кузнецов, кланяясь представителю власти. Врал он самозабвенно и казалось бы, грамотно - всё-таки недаром потратил столько времени на придумывание легенды!
  Бац! Деревянная дубинка бобби воткнулась в солнечное сплетение парня.
  - Хватит врать-то! - Полицейский приподнял за шиворот силящегося вдохнуть бывшего студента и оттащил в ближайший переулок. Ничего не соображая, парень шёл за ним на подгибающихся ногах, задыхаясь от боли и нехватки воздуха.
  В переулке, без лишних глаз, 'бобби' устроил ему экстренное потрошение . Увы и ах, но полицейский оказался пусть и не Шерлоком Холмсом, но вполне опытным служакой, не обременённым вдобавок моральными принципами. Легко поймав Алекса на нестыковках наводящими вопросами, он определил его как подозрительного бродягу. Тащить такого в тюрьму - много чести, а вот работный дом самое оно...
  Шли пешком, неторопливо - Алекс хромал на обе ноги, поскольку предусмотрительный полицейский умело отбил ему голени. Благо... или не благо, но работный дом сравнительно неподалёку - район-то небогатый, клиентура с доставкой...
  Попаданец клял себя, что не решился бежать. Пусть шанс затеряться в трущобах у новичка невелик, да и отношение полицейского при побеге наверняка стало бы иным... Но если обитатели трущоб настолько бояться работных домов, то есть чего бояться.
  Кирпичная ограда высотой метра в три, тяжёлые, окованные металлом ворота и калитка неподалёку, в которую и позвонил 'бобби', дёрнув за шнур.
  - Сейчас, сейчас! - Отозвался голос и послышались шаркающие шаги.
  - Констебль Болдуин, - расплылся в льстивой улыбке неприятного вида крепкий мужчина в некоем подобии сюртука, засаленного и потёртого, - всегда рады вас видеть.
  - Джим, - снисходительно кивнул ему полицейский, - постоялец вам новый. С придурью малый, так что вы с ним построже, он на голову слаб, похоже. И давай, мисс Гортензию позови.
  Привратник закивал, придерживая рукой засаленный картуз, и весьма бодро зашаркал к одному из зданий. Алекс с тоской огляделся и понял, что попал... трёхэтажные здания крепко напомнили ему зону, в которой он побывал один раз, навещая двоюродного брата. Схожесть не столько в архитектуре, сколько в некоей общей идее. А ещё - лицах людей. Парень сглотнул нервно... пожалуй, такой безнадёги он и на зоне не встречал.
  - Двигай! - Болдуин подтолкнул его в спину дубинкой, навстречу вышедшей из главного здания высокой, дородной женщины сильно за тридцать. Рядом с ней семенил привратник, который пальцем тыкал в Алекса и что-то быстро говорил, угодливо хихикая и зачем-то пригнувшись.
  Мисс Гортензия, оказавшаяся бесцветной дамой с лошадиной оплывшей физиономией и такой же лошадиной фигурой, мельком оглядела бывшего студента, и тот почувствовал себя лежащим на анатомическом столе. В этом мимолётном взгляде Власть почти абсолютная, а ещё - нотки садизма и фанатичности.
  Трое крепких надзирателей с дубинками в руках, отвели Алекса мыться. Холодный душ в бетонированном помещении окончательно выморозил парня, но возможности вымыться он тем не менее обрадовался. Пусть даже мыться пришлось под взглядами надзирателей...
  - Двигай, - невысокий, но крепкий надзиратель, дивным образом похожий на орангутанга, ударом дубинки по рёбрам прервал попытку парня одеться, - там.
  Оказалось, что в предбаннике его ждала новая одежда - полосатая, как в старых американских фильмах о преступниках. К ней прилагалась разбитая обувь.
  Парень окончательно затосковал, побег (как только заживут ноги) становился всё более проблематичным, в такой одежде далеко не уйдёшь.
  Дав надеть штаны и обуться, орангутанг ловко вывернул ему руку, заставляя нагнуться. Алекс принялся бешено лягаться...
  - Содомиты! Лучше сдохнуть!
  ...но реальность оказалась несколько другой, его просто... высекли.
  - Для профилактики, дурачок, - сказал ему один из развеселившихся сопротивлением надзирателей, - чтоб понял, куда попал.
  Потом карцер - обычная каменная комната с деревянными нарами, маленьким зарешеченным окошком и вонючим ведром с крышкой. Сырые стены покрыты плесенью, но это не удивило Алекса, плесень в трущобах повсюду. А вот то, что одна из стен явственно холоднее других... Это скверно, очень похоже на то, что за стеной ледник.
  - Прохладненько, - вслух сказал парень, всё ещё озябший после холодного душа. Недолго думая, он начал отжиматься от топчана, но не до пота, а ровно настолько, чтоб согреться. Пяток отжиманий... перерыв... потом приседания... Делать упражнения не так-то легко, болела спина, исполосованная ударами хлыста. Крови на ней не выступило, но рубцы ощутимо опухли и прямо-таки горели.
  Согревшись, он погрузился в апатию, вспоминая прошлое. Как он себя сейчас корил.. за всё! За поездку в Англию, за поступление в этот чёртов ВУЗ...
  - Работал бы слесарем где, горя не знал, - подвывал попаданец, не замечая, что говорит вслух, - медицина... Пусть даже частично платная, но есть. Отопление, канализация, водопровод... с голоду не помрёшь...
  Окончательно погрузиться в пучины отчаяния не дал холод. Необходимость время от времени заниматься физическими упражнениями спасала от депрессии.
  Несколько часов спустя появился ещё один повод для волнения - так и не принесли еды. И воды... Не то чтобы сильно хотелось пить, в сырой камере это проблема не стояла остро... Но сам факт настораживал.
  Осторожно постучавшись в массивную дверь, Алекс начал осторожно звать надзирателей.
  - Парни... парни... как вас там... воды бы мне...
  Отклика нет, он отошёл. Несколько часов спустя стемнело, но воды так и не принесли. Долбиться в дверь... нет, учёный уже, если тут для профилактики секут... что тогда будет, если он долбиться начнёт?
  Ночь провёл почти без сна - холод, жажда и болевшая спина вместе с волнениями мешали забыться. Только-только он проваливался тяжёлый сон... как либо неловко поворачивался и просыпался от боли в спине, либо снился кошмар с надзирателем-орангутангом, приближающемся то с хлыстом, то с расстёгнутыми штанами.
  Наступило утро, но никаких изменений не наблюдалось, Алекса будто забыли в карцере. Есть особо не хотелось, а вот жажда мучила всё сильней, да и спина болела сильно. Парня лихорадило, но он сам этого не замечал, проваливаясь в различные планы побегов, выстраиваемых мысленно. Планы в большинстве своём совершенно идиотские, начиная от кальки с боевиков, где он прорывался с боем, ломая всем хребты, либо излишне долгоиграющие, со сложной интригой.
  ***
  - Меня зовут мистер Салливан, - брезгливо говорил стоящий перед Алексом мужчина лет сорока, в одежде, претендующей на почти средний класс, с хлыстом в руках, - и для тебя, тупой бродяга, главный. Понял?
  - Да, мистер Салливан, - пробормотал Алекс пересохшими губами, не поднимая глаз.
  Затем попаданца отвели в церковь, где он присоединился к группе мужчин. Пастор упоённо вещал о вечных муках и грехе. По его словам выходило, что находящиеся здесь бродяги, калеки и старики прямо-таки исчадия ада. А работный дом - это Божья милость, незаслуженно посланная им через благочестивых прихожан.
  Мужчины послушно произносили слова молитвы, не пытаясь переговариваться или переглядываться с соседями с соседями. И эта покорность необыкновенно напугала парня.
  
  
  
  Глава третья
  
  
  
  - Шевелись, Смит, - дребезжащим тенорком сказал Джонас, и парень сцепил зубы. Слова сказаны не для него, а для приближающегося надзирателя. Дескать, я вот работаю, мистер... Алекс всех тормозит.
  Такие вот мелкие подлости в работном доме норма, народ здесь собрался в большинстве своём трущобный, да ещё и крепко побитый жизнью. Умри ты сегодня, а я завтра является прямо-таки жизненным кредо аборигенов. Ну а у кого подлости не хватало, те быстро её приобретали.
  Попадались и исключения, но нечастые, да и... религиозные фанатики, постоянно шепчущие или выкрикивающие молитвы, тоже не подарок. К нескольким товарищам по несчастью, казавшимися относительно порядочными Алекс присматривался, но с дружбой лезть не спешил.
  - Ленишься? - Прошипел голос надзирателя, обдав парня смрадным дыханием, - смотри...
  Привычная уже волна страха прошла по спине и он начал быстрее перекидывать кости в барабан. Более-менее крепкие мужчины в работном доме занимались именно этим, перемалывая кости крупного рогатого скота в костную муку.
  Работа не слишком тяжёлая физически, но очень травматичная, многие кости сколоты и порезаться или уколоться слишком легко. А поскольку кости не свежие... в общем, бывший студент уже мог похвастаться руками, покрытыми многочисленными подгнившими ранками.
  Зазвонил колокол и все потянулись в столовую, большой зал, провонявший тухлятиной. Как уже известно Алексу, содержащийся за счёт прихода работный дом и без того небогатый, так ещё и сотрудники воруют совершенно безбожно.
  Хлебая жидкую похлёбку из подгнивших овощей и порченой крупы с жучками, попаданец старался не поднимать глаза, дабы не нарваться на неприятности. Быстро, но очень тщательно пережёвывая еду, судорожно думал, как ему нейтрализовать Джонаса. Поганый старикашка выезжал за счёт новичка, не ориентирующегося пока в обстановки. Два раза уже пороли, мда...
  Мыслей особых нет, кроме как поднять бунт - дело заведомо гиблое. Трёхэтажное здание стояло крестом, деля территорию за забором на четыре части - для мужчин, женщин, мальчиков и девочек. Помимо надзирателей, есть ещё и добровольные помощники, готовые на любую подлость ради мельчайшей привилегии. Спальное место чуть получше, менее потрёпанная одежда, похлёбка чуть погуще.
  Народ здесь в основном потухший, смирившийся с судьбой и просто доживавший свои дни. Немногочисленных бунтарей вычисляют очень быстро, решительно отправляя на каторгу по малейшему поводу. Британский суд и так-то милосердием не славится, а уж к низшим слоям населения относится как к опасным преступникам, которые ПОКА не попались.
  Всё это накладывается на протестантскую этику, в которой богатство являлось внешним проявлениям благочестия и угодности богу. Ну а нищета - главным критерием греховности.
  Оставалась только надежда, что через какое-то время его сочтут благонадёжным и начнут выпускать на работы за пределами работного дома. Тоже не фонтан, да ещё и под надзором... но хоть какие-то возможности появятся.
  - Встать!
  Обитатели работного дома встали и послушно забубнили молитвы, благодаря за хлеб насущный бога и благочестивых жителей прихода. А особенно - надзирателей работного дома и его начальницу - за то, что не дают им впасть в грех лености, спасая заблудшие души. Как ни странно, но некоторые воспринимали это серьёзно.
  К моменту прекращения работы Алекс уже вымотался. Пусть сама по себе она и не тяжёлая, но четырнадцатичасовой рабочий день, это слишком серьёзно. Тем более, когда ты только-только осваиваешь нужные ухватки, да и ещё и весь на нервах.
  Ужин, состоящий из подгнившей картошки, растолчённой вместе с кожурой. Снова молитва... за две недели Алекс выучил их что называется на зубок.
  А куда деваться, если дешёвенький, чаще всего потрёпанный, молитвенник торжественно вручается каждому грамотному обладателю работного дома? Игнорировать сей бред опасно, надзиратели задавали самые настоящие домашние задания. Выучить какие-то псалмы, читать вслух после ужина в спальне... благо, последнее не более получаса.
  Бывший студент хорошо поставленным голосом бывалого КВНщика читал Послание Коринфянам под кашель сожителей. Наконец урок выполнен и все облегчённо принялись укладываться спать.
  - Учёный, - неопределённо протянул один из стариков-инвалидов. Историю Алекса с травмой и амнезией в работном доме уже знали. Из-за этого мнения о нём разделились: одни считали парня просто спятившим дурачком, другие - относительно приличным человеком, просто попавшим в беду. К сожалению, мистер Салливан придерживался первой версии...
  Но Алекс упорно гнул линию порядочного молодого человека из хорошей семьи, попавшего в затруднительное положение. Для этого он тщательно изучает молитвенник в редкие минуты отдыха - благо, тренированная память студента не подводила. Пусть по его мнению это и нелепо, но англичане из приличных семей или претендующих на это звание, очень часто могли наизусть цитировать целые куски из Священного Писания. Некоторые умели общаться одними только цитатами из Библии, причём весьма складно и красноречиво. Вот он и заучивает лихорадочно, делая вид, что вспоминает.
  Всё с той же целью хорошего впечатления, Алекс тщательно следит за своим внешним видом и не опускается до скандалов. Последнее, впрочем, вынужденно... когда не знаешь местных законов и поконов , грамотно ответить оппоненту всё равно не выйдет. Лучше промолчать.
  - Давай, в порт пойдёшь! - Орангутангоподобный надзиратель жизнерадостно скалился, показывая жёлтые, но вполне крепкие зубы, - разгружать всякое.
  Алекс не показал виду, но от слов надзирателя ему как адреналин вкололи. Порт в его планах фигурировал постоянно. Английский торговый флот также не сахар, линьки и зуботычины являлись общепринятой практикой. По крайней мере, там нормальная, пусть и очень однообразная еда, да и состояния безнадёги отсутствует. Ну... по крайней мере, обитатели работного дома о флоте отзываются, как о куда более пристойном месте, чем их нынешнее жилище.
  Работа оказалась несложной, под руководством опытных докеров они просто-напросто убирали мусор, оставшийся после разгрузки баржи. Мелкая щепа - дешёвый товар для моряков и докеров, не стоящим их усилий, а для обитателей работного дома - вполне...
  Сейчас! Спиной вперёд Алекс поскользнулся и упал с невысокого борта. Холодная вода Темзы обожгла его, тревожа поротую спину, но ничего... бывший студент упорно плыл под водой, помня примерно расположение судов.
  Воздух в лёгких уже заканчивался, когда он тихонечко, без плеска и отфыркиваний, вынырнул - так, чтобы над водой торчали только ноздри. Нормально... он баржу не видит, его с баржи не видят. Парень осторожно поплыл к намеченному судну, такой же барже, но доверху нагруженной зерном, дожидающейся очереди на разгрузку. Но это уже потом выяснилось, так-то его интересовали свисающие до воды верёвки, по которым Алекс и вскарабкался наверх.
  Счастливо избежав встречи с экипажем, он нырнул в открытый трюм и зарылся в мешки с зерном, где и просидел до самой ночи. Они спасли его холода, а продырявленный потихонечку мешок и от голода. После харчей работного дома даже пшеница казалась ему вполне пристойной едой.
  Столь решительный побег объяснялся очень просто: свобода ему никак не светила, подслушал ненароком. Амнезия сыграла злую шутку, попаданца собирались объявить недееспособным. Не до такой степени, чтобы в Бедлам сдавать, но... после этого не осталось бы даже крохи гражданских прав.
  Если ранее он надеялся на маску хорошего молодого человека из приличной семьи, которая вполне могла умилить кого-то из приходящих время от времени чиновников или благотворителей, после чего получить хоть убогую, но вполне официальную работу, и легализоваться наконец. Теперь же... клеймо умалишенного, которое так легко ставят английские доктора вкупе с Фемидой, превращало его в говорящее животное - вполне официально...
  Ночью Алексей соскользнул с баржи, уже с добычей. Не бог весть что, всего-то старая матросская куртка и ещё более старые штаны, вывешенные владельцем на просушку и явно используемые для особо грязных работ. Но всё-таки не полосатая униформа работного дома...
  Зябко стуча зубами, парень спешно вытерся полосатой одеждой, после чего завернул в тряпки обломок кирпича и кинул в Темзу. Район... да откровенно незнакомый район. Понятно, что портовый, но дальше никак, в Лондоне 19-го века попаданец ориентировался весьма слабо.
  Гулко забурчал живот... вот ещё одна проблема... понос. Не привыкший к местной дрянной пище бедняков, Алекс постоянно страдал расстройством желудка. Впрочем, как и почти все местные, отчего переулки и укромные местечки засраны. Лёжа в мешках, ухитрялся сдерживать позывы организма, а тут вот припекло.
  За отсутствием даже клочка бумаги, вытираться пришлось обломком кирпича, что невероятно озлило Кузнецова, успевшего пожалеть о выкинутой робе. Вот же выверт психики... порка скорее напугала, а невозможность соблюдать элементарные правила гигиены выбесила до крайности.
  Подобрав камень, удобно умещавшийся в руке, парень подкинул его и зло скривился. Пусть... пусть он чужак и уже успел убедиться, что таких здесь не любят. Что ж... тем хуже для них, ему тоже терять нечего. Альтернатива - работный дом с одновременным признанием недееспособным, что ничуть не лучше каторги. Лучше повиснуть на верёвке, чем так. По крайней мере, быстро.
  Пять минут спустя наткнулся-таки на неосторожного подвыпившего моряка, шедшего без компании. И что особенно важно, за потенциальной добычей пока не успел повиснуть хвост из трущобных шакалов.
  Красться... Алекс отринул эту идею, подобными навыками он не обладал и здраво подозревал, что учиться таким вещам нужно в менее экстремальных условиях. Поэтому парень чуточку ссутилился, приняв вид такого же подгулявшего моряка и пошёл в ту же сторону, старательно обходя лужи и вонючие мины.
  - Эй! - Пьяно окликнул его морячок, - ты чего!?
  Алексу продемонстрировали внушительных размеров нож, коим пьяница начал размахивать весьма резво.
  - С меня хрен что возьмёшь, окромя фингала под глазом, - старательно имитируя акцент кокни сказал попаданец, делая вид, что сам принял морячка за грабителя. Тот хихикнул и успокоился немного.
  - Прогулял деньжата?
  - А... есть такое, чего уж, - вздохнул парень, старательно имитируя действия запойного соседа дяди Бори. Вся это мимика, вряд ли видимая во тьме, суетливые движения рук... Сработало.
  - Я Джон, - протянул руку пьянчужка.
  - Сэм..., - недоверчиво ответил Алекс, осторожно делая шаг... и тут же уворачиваясь от удара ножа - морячок, по-видимому, тоже решил подхалтурить грабежом. Но реакция у пьяного не на высоте, а вот попаданец с перепугу ударил слишком сильно, камень с явственным хрустом проломил висок.
  Трясясь от смеси страха от возможной поимки, ужаса от содеянного и неизрасходованного адреналина, Алекс начал быстро раздевать труп, стараясь ни о чём не думать. Одежда пусть и погрязнее, чем у него, но куда как лучше качеством, да и по росту подходила.
  Крепкие, заляпанные грязью башмаки... не по размеру, но пригодятся. Штаны, куртка, сатиновая рубаха, нож, шикарный бронзовый кастет с выступающими зубчиками, четыре шиллинга мелочью, грубый перстень из низкопробного серебра, грязный носовой платок, шейный платок, картуз. Побрезговал попаданец только нательным бельём, да и то - скорее из-за всё более и более сильного отходняка от содеянного.
  Новую одежду натянул поверх старой, так здесь нередко ходят - всё своё ношу с собой. Да и выбирающийся из припортового района оборванец с узелком одежды в руках, это прямо-таки призыв 'держи вора'. Старые башмаки с собой, это ещё куда ни шло, может в починку несёт или выиграл у кого в карты.
  Места начали становиться всё более оживлёнными, судя по всему, баржа с зерном стояла вовсе уж в глухом тупике.
  - Ты с какого судна? - окликнул его крепкий мужчина в подобии униформы, поигрывающий дубинкой.
  - Уже ни с какого, - огрызнулся Алекс, демонстрируя досаду и злость. Охранник коротко, как-то визгливо рассмеялся и отстал.
  Вест Индий Саут, - прочитал бывший студент название, и в памяти всплыла информация, что это такой док, и что доки вообще-то охраняются. Пусть даже охраняют они не столько подгулявших моряков от грабителей, сколько стоящие там суда от налётов речных банд... Но сам факт крепко напугал парня.
  Завалившись в едва ли не первую попавшуюся ночлежку для моряков, заплатил за спальное место. В комнате ночевало человек двадцать, отчаянно воняло немытыми телами, перегаром и газами из кишечника. Но в работном доме успел привыкнуть немного к такой обстановке, разве что вони поменьше, всё-таки там мылись раз в неделю, пусть и под холодным душем.
  Скинув на пол засаленное тряпьё, кишащее вшами, Алекс улёгся на деревянные нары, отполированные многими поколениями моряков и бродяг, подгрёб к животу трофейные ботинки и свернулся калачиком.
  От недавних событий его ощутимо потряхивало, но сейчас - спать... Глаза закрылись и Алекс погрузился в сон, неглубокий, наполненный кошмарами. Родные, оставшиеся в двадцать первом веке, работный дом, убитый... всё смешалось в причудливую, но очень страшную фантасмагорию .
  
  
  
  Четвёртая глава
  
  
  
  Проснулся от того, что пытались потихонечку забрать прижатые к животу запасные башмаки. Резко распрямившись, Алекс врезал вору локтем в челюсть, тут же вскочил и добавил ногой по голове пожилому бродяге, заваливающемуся назад. Проснувшийся народ с интересом комментировал происходящее, ругался что разбудили, продолжал спать... По местным понятиям обыденная сценка, не стоящая особого внимания.
  Выкинув за дверь неудачливого вора и наградив того пинком по копчику на дорожку, снова лёг на нары, тяжело дыша. Усталость не ушла, но спать больше не хотелось. До самого утра парня мучили кошмары наяву: полиция, дружки убитого, сам факт убийства... И снова - мать, брат с сестрой, кузены... Он никогда их больше не увидит.
  Никаких больше тусовок с друзьями и приятелями, походов по клубам, зависаний в интернете, спортивных состязаний и КВНа. У него нет будущего.
  Пусть цели Алексея Степановича Кузнецова и не отличались масштабностью, но это именно цели, а не мечты. Выучиться, найти достойную работу, хорошую девушку... А теперь что? Смерть от сифилиса к тридцати годам? Перитонита? Воспаления лёгких?
  Даже если и нет, то годам к пятидесяти он станет дряхлым стариком с кучей болезней, регулярно нажирающимся дрянной выпивкой в ближайшем баре и развлекающим собутыльников нелепыми рассказами о самолётах и интернете.
  Такая же дряхлая старуха-жена, воняющая помойкой - бедняки не моются! Дети, в лучшем случае едва грамотные и работающие по четырнадцать часов в день, шесть дней в неделю.
  - Не хочу, - тихонечко сказал он, - лучше умереть.
  Парня снова залихорадило, нервное напряжение после убийства как будто обновилось. Снова и снова он переживал этот момент - замах ножом, хруст камня по виску...
  Алекс с ужасом понял... и принял наконец, что налёт цивилизованности начал с него слезать. Убийство перестало быть чем-то табуированным, едва дело коснулось его жизни. Да, убил того моряка он не специально, но... сожалений особых не появилось.
  Сейчас в нём боролась не столько совесть, сколько банальное опасение за собственное благополучие - вдруг найдут убийцу? Вдруг найдётся свидетель? Страх боролся с остатками воспитания, а сожаление... не пришло.
  К аборигенам проснулось странное отношение, будто они не живые. Ходячие пластмассовые куклы, ожившие марионетки. Люди, чьи кости давным-давно истлели в гробах.
  Позже это уйдёт, но не до конца. Алекс перестал быть человеком двадцать первого века, отбросив вбитые в подкорку нормы морали. Но и человеком девятнадцатого века, опирающимся на нормы христианской морали, он так и не стал.
  К чему приведёт эта эволюция... или деградация, попаданец не исключал и такого варианта... он пока не знал. Но зато понимал, что если надо, он сможет убить. Снова. Просто ради того, чтобы сытно есть и спать в тепле.
  ***
  Пережитый катарсис помог справится с душевными переживаниями, но взамен вогнал в странную апатию почти на две недели. Благо, денег на ночлежку и более-менее пристойное по трущобным меркам питание, хватало.
  Местные Алекса особо не трогали - высокий по меркам девятнадцатого века рост и продемонстрированная решимость защищать своё имущество, подействовали. Хотя пожалуй, большую роль сыграло отсутствие денег... Попаданец на следующий день оплатил своё пребывание и питание в кабаке-ночлежке загодя, отдав заодно и запасные башмаки.
  Свидетелей, видевших, как он выгребает мелочь по карманам, хватило - народ понял, что кроме старой одежды брать с него нечего. Нет, если бы он сунулся в глубь доков или ввязался в одну из азартных игр...
  Десять дней Алекс только спал, ел, валялся целыми днями на нарах или сидел в кабаке, не заказывая выпивку. К трезвому образу жизни относились с пониманием, среди обитателей дна хватало запойных, не способных остановиться самостоятельно. За одного из таких запойных и принимали бывшего студента - вид у него соответствующий.
  Однажды утром он как будто очнулся. Не сказать, что тело переполняла энергия и радость, но снова хотелось жить. Уже что-то.
  Привычно почесавшись, Алекс впервые за много дней вышел на улицу. Под небольшим дощатым навесом стояла группа аборигенов, дымя табаком.
  - Здоров, парни, - старательно имитируя немногословного кокни, сказал попаданец.
  - Очухался? - Доброжелательно поприветствовал его Сэм, один из наиболее симпатичных завсегдатаев ночлежки, немолодой моряк, переживающий период между увольнением с одного судно и наймом на другое.
  - Бормотуха, она такая, - поддержал разговор Фред, солидно дымивший старой обгрызенной трубкой пятнадцатилетний оборвыш, проигравшийся недавно в карты, - не токмо мозги вышибить может, но и всю душу вынет, зараза. Токмо и без неё никуда.
  Сказав это глубокомысленное замечание, он смачно харкнул зеленоватой слюной, метя в проходившего неподалёку крысёныша. Попал, что выдало немалый опыт в подобных упражнениях.
  Алекс кивнул, подтверждая догадки, и скривился от выглянувшего из облаков солнца.
  - Да ты как вомпер, - засмеялся один из малознакомых моряков, - от солнца чуть не волдырями идёшь!
  Постояли, посмеялись, переждали закончившийся наконец дождь и разошлись в поисках работы. Поиски предполагали обход местечек, где можно встретить брата-моряка.
  Подобной работы в Британии предостаточно, но вот условия... Где-то капитан славится патологическим нежеланием отдавать заработанное, штрафуя за всякую мелочь, где-то излишне скор на кулачную расправу. Жалование, условия содержания... опытные моряки знали, на какие суда лучше не соваться.
  Всякое бывало, особенно если брюхо подводит, но на многие суда нанимались только опустившиеся алкоголики, юнцы и те, кого вербовали ударом по голове или посыпанным зельем в выпивке.
  Британские суда, наиболее многочисленные, пользовались самой дурной славой. А самой доброй - суда САСШ , где перебои с жалованием встречались ничуть не реже, чем на судах других стран, но условия содержания отличались самым положительным образом. По крайней мере, кормили там пусть и без изысков, но очень сытно, достаточно вкусно и по возможности свежими продуктами. Что ещё нужно неприхотливому моряку?
  Россия же... сейчас у неё с Британией очередной период осложнений, так что русские суда встретить в британских портах можно нечасто. Навигационный акт отменили несколько лет назад, но негласные препоны русскому торговому флоту англичанами постоянно выставлялись.
  В настоящее время отношения России с Великобританией испортились из-за САСШ - британцы поддерживали южан, как производителей нужного им хлопка, а русские - северян с Линкольном. По мнению англичан, поддерживали скорее в пику британцам, не забыв Крымскую Кампанию. Поговаривали, что пару раз дело едва не дошло до морских баталий.
  Пару раз Алексу предлагали помощь в устройстве на якобы нормальное судно, но у него напрочь отбило доверие к людям. Трущобы, а затем и работный дом, показали - их обитатели легко сдают даже своих, что уж там говорить о чужаках. Умом попаданец понимал, что такая паранойя, явление весьма нездоровое.
  Среди местных встречаются и вполне порядочные люди, готовые пойти за друга на каторгу. Но проблема ещё и в том, что бывший студент просто не знал местных правил игры. Кому можно доверять и в каких случая, а кому нельзя в принципе... какие бывают исключения из правил, какие клятвы не нарушаются... Аборигены варились в этом с детства, но и то...
  - К янки тебе надо, парень, - хрипловато сказал Фред, затянувшись со смаком, - я и сам туда намереваюсь податься - такие же англосаксы, приличные люди. Ну... пусть и разбавлены всякой швалью, вроде ирландцев и поляков, но всё равно - англосаксы у руля. В Нью-Йорк подамся, вот ищу судно попутное, чтоб не пассажиром идти.
  - Нью-Йорк... хм... слыхал я о нём, - осторожно отозвался попаданец, - такие же трущобы.
  - Знамо, что не мёд, - согласился парнишка, сплёвывая небрежно, - так оно везде так. Только вот в Лондоне ты хоть сдохни, а влезть повыше тебе не дадут - все эти лорды и сэры, якорь в жопы их мамашам... У янки попроще - ежели ты англосакс и протестант, то уже это... котируешься. Вот как мы с тобой.
  Фред залихватски подмигнул приятелю и Алекс задумался. Податься в Штаты... а почему бы и нет? Ну то есть в Россию конечно получше - Родина и всё такое... Но как правильно Фред сказал Все эти лорды и сэры, тяжеловато в сословном обществе.
  Чисто психологически даже - вроде как свои, расслабишься, душой отмякнешь... А тут на тебе - телесные наказания подлого сословия, которые только в начале двадцатого века отменят. Да необходимость быть не просто православным, а православным воцерковлённым - чтоб церковь регулярно посещать, исповеди, статьи за богохульство...
  В Штатах проще хотя бы потому, что там всё чужое, не будет тянуть расслабиться и обнажить душу. Ну и возможностей вроде как побольше... запатентовать там что-то из будущего... А через годик-другой можно будет и о России подумать, но уже на трезвую голову, сейчас-то ему это грёбаное попаданство на мозги сильно давит.
  - А давай! - Согласился попаданец. Фред просиял, он не скрывал, что хочет подружиться с Алексом. Разница в возрасте невелика - Фреду пятнадцать, Алексею восемнадцать. С учётом куда как более впечатляющего жизненного опыта англичанина, работающего с восьми лет, какого-то старшинства в их тандеме не намечалось. Кузнецов уважал нового приятеля за жизненный опыт, Фред попаданца - за хорошее образование, прорывающееся даже в ночлежке.
  Алекс сам не осознавал, какое впечатление производит он на местных, когда читает притащенную кем-то старую газету. Не водя пальцами по буковкам с напряжённым лицом, а выхватывая глазами целые абзацы, да с явным пониманием как умных слов, так и сути статьи. По местным меркам это бявлялось признаком нешуточного... если не образования, то интеллекта. Попытки объясняться на кокни обманывали только сторонних наблюдателей, но не тех, кто общался с ним достаточно регулярно.
  Если бы попаданец знал местные обычаи столь же хорошо, как английский язык, он легко мог бы претендовать на звание джентельмен в затруднительном положении. Это не гарантировало бы ему хорошего места службы в самой Англии, но в колониях остро не хватало мало-мальски образованных людей. Если бы...
  - Есть идеи?
  - Кочегарами на один рейс, - выпалил Фред и зачастил, видя сомнение нового почти-приятеля, - адово, знаю, но я всё просчитал! Нормальными матросами мы всё равно не наймёмся, можно будет либо на судно поплоше, либо оплата самая низкая. Да и то... я пару лет в море хожу, а всё ещё новичок, нормального места раньше чем лет через пять найти не смогу. Ты тем более! И ещё - если наниматься будем нормальными матросами, то высадят ли нас в Нью-Йорке, ещё вопрос.
  Алексей кивнул, проблема известная. Судно, идущее до Нью-Йорка, могло выгрузить часть товара прямо в гавани, не подходя к пирсам - контрабанда сильно распространена, тем более в воюющих САСШ.
  Даже если и встанут к пирсу, не факт, что их отпустят на берег. Некоторые моряки могли похвастаться тем, что едва ли не годами живут на судах. Чем гаже условия, тем больше проблем у капитана с наймом экипажа, и тем больше проблем у экипажа с возможностью разорвать контракт.
  На корабле капитан имел такие права, что мог просто-напросто повесить смутьяна и бунтовщика - по закону. В порту его власть заметно поменьше, но... если у капитана имелся костяк экипажа из парней с крепкими кулаками, револьверами и нормальной оплатой, жизнь у рядовых матросов на таком судне могла стать очень скверной.
  Для Фреда размышления Алекса понятны, так что парнишка развёл руками и повторил:
  - Только кочегаром получается. Тяжело адово, спора нет. Но ежели мы вдвоем на одно место поступим, то и ничего, потянем.
  - Такое возможно?
  - А... думаешь, многим охота кочегарами постоянно плавать? Деньги-то приличные, вот только жара эта... поплаваешь несколько месяцев, и сердце начинает с перебоями стучать. Так что старшим кочегаром берут обычно того, кому всё нипочём, есть и такие - легко работу у топки переносят. А остальные... могут и таких как мы взять, на один рейс. Да чуть не половина кочегаров на один рейс и идут! Деньжат на переезд нет, так хоть вот так... Иногда даже бесплатно работать соглашаются... уррроды... Цену сбивают.
  Нанялись на Асторию фактически за еду, из-за чего Фред долго плевался - сам почти уррродом в итоге оказался. Увы, но особого желания брать на работу парочку неумех не наблюдалось. Ждать же хорошего места можно долго, а деньги уже закончились.
  
  
  
  Пятая глава
  
  
  
  Фред, отфыркиваясь, жадно пьёт из медного чайника литров на десять, подвешенного на крюке в кочегарке, наклонив его подрагивающими руками. Чайник грязный, донельзя запачканный угольной пылью, да и вода не слишком-то чистая. Но когда хочется пить... Алекс встал с кучи угля и тоже приложился к чайнику, глотая горячую воду с угольной пылью прямо из носика.
  Третий день стоит безветрие, так что пашут как проклятые. А как хорошо было с ветерком... Астория и паруса имеет, так что при попутном ветре облегчение труду кочегаров выходит сильное.
  Жар от топки сильнейший, а отсутствие нормальной вентиляции делает работу тяжелейшей. Хорошо ещё, что они не работают непосредственно с топкой, тут мастерство нужно. Их задача - перекидывать уголь из угольной ямы поближе к топке и тому подобные подсобные работы. Там его принимает Том Логан или Исайя Без Фамилии - напрочь долбанутый фанатик, разговаривающий цитатами из Библии и всё время молящийся.
  Лязг заслонки и из открытой топки вырывается жар. Том длинной двуручной кочергой разгребает его как нужно и подкидывает угля.
  - Всё, сосунки, смена закончилась, - сообщает он. Подручные с облегчением летят к выходу - воздуха, воздуха! Двенадцать часов в такой душегубке...
  Алексей пытался подойти к более опытным кочегарам с идеей разбить смены на четырёхчасовые. Всё полегче для организма - четыре часа работа, четыре отдых. И нарвался на отповедь, в которой фигурировали родители попаданца и предметы морского быта. Версия Тома о сексуальной жизни родителей показалась очень интересной...
  Качать права и тем паче размахивать кулаками Алекс не стал, Фред заранее предостерёг его от таких действий. Старший кочегар куда более ценен для капитана, так что как бы не закончилась драка, в итоге пострадавшим всё равно оказался бы попаданец.
  - Давай! - Напрягшись, голый Фред встал и попаданец окатил его из ведра морской водой, - ух!
  Приятель начал намыливаться, а самого Алекса окатил один из матросов. Старшие кочегары мылись после смены в одной из подсобок при машинном отделении, но сосункам туда хода нет, отношения со старшими крепко не задались.
  Приходится мыться в трюме, приспособив под это старое корыто, невесть каким образом оказавшееся на судне. Деваться некуда, если не смыть после смены угольную пыль, то через пару-тройку дней вылезают жуткие фурункулы. Но хоть не на палубе на ледяном ветру.
  Убрав за собой, парни ушли в матросский кубрик. Будь они обычной салажнёй, им бы непременно нашли дело, но кочегаров, пусть даже и недоделанных не трогали - знали, что работа и без того поганая.
  Кубрик душный, вонючий, насквозь пропахший потом и табаком, но... по большому счёту он мало отличался от бытовки гастарбайтеров или строителей из фирмы третьего дивизиона. Алекс пару раз подрабатывал на стройке, так что опыт имелся. Антураж, конечно, несколько иной, но не слишком.
  - Держите, - сердобольный Харди сунул им миски, - взял на камбузе. А то кок наш приборку решил навести, к нему в это время под руку лучше не попадаться.
  - Спасибо, - кивнул благодарно Алекс старику, Фред тоже промычал что-то похожее. Харди хмыкнул, улыбнулся и пошёл морщинами, как солнце лучами. Старый хрен из тех людей, которые ставили попаданца в тупик.
  Он спокойно рассказывал, как участвовал в подавлении одного из восстаний в Индии, припоминая совершенно нацистские подробности казней и пыток, в которых принимал непосредственное участие. При этом для своих добрейший старикан, всегда готовый помочь. Настоящий сын своей эпохи.
  Прикончив вкуснейшую картошку с мясом, парни напились кофе, грызя галеты. К слову, весьма неплохое кофе, в двадцать первом веке такое качество попадалось нечасто. Или может, просто натуральное?
  Фред рядом счастливо вздохнул и облизал начисто ложку. По его меркам, всё очень неплохо - пусть работа тяжёлая, а плата за неё предвидится весьма символическая, но... Условия на судне его более чем устраивали.
  Попаданец после трущоб и работного дома прекрасно его понимал.
  - В картишки? - У нар материализовался плотник, нервно тасуя потрёпанную колоду заскорузлыми от мозолей руками.
  - Если только недолго, - нехотя сказал бывший студент, зевая с риском вывихнуть челюсть. В самом начале плавания его, как новичка, решили прощупать. Физические методы на судне весьма не приветствовались капитаном, а развести новичка в карты - самое оно.
  Алексей после двух лет общаги играл крепко. До профессионала далеко, но желание научиться и наличие интернета сделало его сильным картёжником. Зная все трюки шулеров и кое-какие методики профессиональных игроков, он обыграл разводильщиков, после чего слил им обратно выигрыш, оставив себе немного мелочи.
  Пару раз ситуация повторилась, после чего картёжники зауважали его. А уж когда он поделился парочкой нехитрых шулерских трюков...
  Теперь попаданца звали в игру как раз для того, чтобы он демонстрировал приёмы катал . За уроки Алексей выигрывал по мелочи, не зарываясь.
  Пришла даже мысль пойти по этой стезе... но одумался - это для моряков его фокусы кажутся чем-то серьёзным. А как они расправляются с попавшимися шулерами... один раз видел такого, с почти негнущимися кистями рук в работном доме. Прыжки в тяжёлых ботинках на руках шулера, они такие... не слишком способствуют здоровью.
  Перейти же в класс повыше, где подобные расправы не приняты, мешала всё та же чуждость и незнание неписанных традиций. Ну и игроки там наверняка классом повыше.
  - Ставки по центу, - предупредил с зевком Алекс, раздавая карты. Вид у него всё такой же усталый и ленивый, но мозг работал на полную, просчитывая противников и запоминая рубашки карт.
  ***
  Распрощавшись с Харди и парочкой моряков, с которыми они приятельствовали, парни сошли на берег. Алекса глодало странное чувство, что здесь чего-то не хватает... Доки, пирс, моряки и докеры... всё вроде бы на месте, а...
  - Статуи Свободы нет! - Вырвалось у попаданца.
  - Чего?
  - Да говорю, здесь статуя хорошо бы смотрелась, объяснил приятелю бывший студент. Фред имел хорошее воображение и с объяснениями согласился. Шли медленно, весело переговариваясь и вертя головами. Настроение у обоих какое-то праздничное. Не то чтобы повод имелся, но сойти на берег после утомительного путешествия уже за радость.
  Тем более, парни более-менее экипировались. У каждого имеется мешок с лямками, где хранится запасная одежда, одеяла и прочие предметы быта. Ну и еда - договорившись с коком, они в счёт карточного долга взяли за полцены несколько банок консервов, вяленое мясо и галеты. А то мало ли...
  С деньгами не так густо, проигравшие моряки предпочитали расплачиваться услугами или вещами. Попаданец не спорил, одёргивая возмущавшегося Фреда. Зато без вражды... да и какая разница, поношенные ли вещи и обувь, если они могут прослужить ещё долго?
  Где селиться, уже известно - в районе Пяти Точек. Не самые благополучные места, но для безденежных эмигрантов сложно найти лучше. Потом уже, когда они найдут нормальную работу... или иной доход, можно будет подумать о переезде, но пока без вариантов.
  Нью-Йорк в девятнадцатом веке имел непривычный для попаданца облик. Районы застраиваются не вплотную и даже не в шахматном порядке. Дома, стоящие едва ли не впритык друг к другу, с узенькими улочками и убогой архитектурой, могли соседствовать с пустырём, вытянувшемся на добрую милю. Где-то на этом пустыре стоят два-три домика самого деревенского вида, жители которых пасут на пустыре коров и коз, да копаются в огородах. Дальше шёл район улиц с дорогими магазинами или особняками.
  Эклектика полнейшая, но для городов девятнадцатого века вполне нормальная. Бывший студент прекрасно помнил по экскурсионной поездке в Москву, что и она в это время сравнительно невелика. Исторический центр вокруг Кремля, а все эти Замоскворечья и Хамовники являлись скорее городами-спутниками, чем полноценными районами столицы.
  - Мда... прямо-таки родные лондонские трущобы, - скривился Фред, обозрев Пять Точек.
  Начавшийся монолог прервал дикий визг, и из переулка вылетела грязная худая свинья, за которой гнался не менее грязный мужик, размахивающий здоровенным ножом и отчаянно ругающийся.
  - Не, - затряс головой англичанин, - такого не припомню.
  Алекс равнодушно пожал плечами, он в области трущоб экспертом себя не считал. Узкие проходы, везде грязь и запах отходов, шныряющие повсюду грязные дети, взрослые с опухшими от постоянного пьянства физиономиями.
  Встречались и личности, выглядящие сравнительно прилично - как работяги из небогатых. К одному из таких попаданец и прицепился.
  - Из Лондона? Хм..., - работяга, говорящий с явственным ирландским акцентом, несколько неприязненно посмотрел на парня.
  - Приехали из Лондона, - выделил попаданец голосом, - а так... вот у меня дедушка из Уэльса.
  Ирландец тут же помягчел, валлийцы всё-таки кельты, почти свои...
  - Остановиться нужно? Ну это у Старой Мэг вам. Народ такой же небогатый, но в основном приличный, семейный. Пьющих не в меру она терпеть не может, у самой старик всю жизнь пил, да колотил её под пьяную руку. Как помер старый, так она алкашей и выселила. Не сказать, что условия сильно хорошие, там всё-таки детворы много, шуму от них... Или в бараки?
  Патрик, который считал уже попаданца практически приятелем, оживился и принялся рассказывать о бараках. По его словам, там весело, свои парни. Картишки, выпивка, подраться можно в охотку...
  - Нам бы с кузеном пока оклематься, осмотреться, - остановил его Алекс, - так что к Мэг наверное. А ежели захотим отдохнуть, так и в бараки зайдём.
  Патрик просиял и проводил их к дому Мэг. Довольно большое и очень старое трёхэтажное здание, построенное изначально скверно. Мысленно вздохнув, бывший студент вспомнил свой небогатый опыт КВНщика, нацепил любезную улыбку и начал обхаживать высокую, сухую как палка старуху с подозрительными подслеповатыми глазами, закутавшуюся в старую, погрызенную молью шаль, едко пахнущую нафталином.
  Заселились в крохотную комнатушку, площадью метров в шесть, отделённую от соседей дощатой щелястой перегородкой. За стеной жила супружеская пара с шестью детьми, так что Алекс настроен достаточно пессимистично... С другой стороны, после ночлежек оно вроде как и ничего. По крайней мере, своя кровать и отдельное помещение. Даже окошко имеется! Пусть оно составлено из кусочков стёкол и в него ощутимо дуло, но есть же!
  - Не знал, что у тебя родные из Уэльса, - негромко сказал Фред, - как только старуха вышла.
  - Я тоже не знал, - невозмутимо ответил попаданец. Приятель вытаращился на него и зажал рот рукой, чтобы не заржать.
  - Так ты...
  - Говорил то, что от меня хотели услышать.
  - Умно, - с уважением протянул Фред, - вроде как раз из Уэлльса, то валлиец, кельт. То есть для ирландцев практически свой. И для англов тоже - ибо из Уэльса, это ещё не значит, что кельт... так? Там ведь давно англосаксы живут, да и отношение к валлийцам поуважительней.
  - В точку, - попаданец скинул наконец мешок со спины и принялся разбирать его. Благо, комната достаточно чистая, а при заселении их снабдили даже бельём - нешуточный жест доверия со стороны Старой Мэг, очарованной попаданцем.
  - Я тебе больше скажу, - продолжил он, разбирая вещи, - я даже не знаю, какой я национальности.
  Фред понимающе закивал...
  - Да эт нормально, ежели мать из портовых, так оно и... У меня бабка передком подрабатывала, чего уж... Жрать если нечего...
  - Нет! - Алекс прервал мысли приятеля и рассказал ему о своей якобы амнезии. Фред присвистнул сочувственно и покачал головой.
  - Теперь понятно, что ты к ирлашкам ровно... думаешь, и сам можешь из них?
  Вместо ответа попаданец развёл руками. Фред немного посидел, крепко о чём-то задумавшись, потом поднял на Алекса глаза и сказал серьёзно:
  - Знаешь... а похрен. Ты мой друг и точка. Даже если ты ирландец или поляк.
  Для Фреда его крайне националистическими взглядами, это не просто слова. Алексей оценил... возможно, у него появился настоящий друг.
  
  
  
  Глава шестая
  
  
  
  - У обоих предки из Уэльса, - заливался Алекс, сидя на нарах и приобняв Фреда за плечо левой рукой, - мы ещё в Лондоне столкнулись, ну и... по запаху друг друга узнали, что ли.
  - Ага, - подтвердил Фред, шмыгнув носом, - в ночлежке познакомились. И знаете... сразу как-то понятно стало - свой это. Тот, кому можно не только спину в драке доверить, но и кошелёк.
  Ирландцы из рабочего барака жадно слушали, такие полу мистические истории кельты любили.
  - Эт да, - протянул один из работяг с испещрённым оспинами лицом, - кельты всё ж таки порядочней англосаксов. Сволоты среди наших куда как поменьше.
  - Кто? Врать не буду, не знаю, - продолжил Алекс, - Что у меня деда совсем мальцом в Лондон привезли, что у него. Сами знаете, как это бывает.
  Сидящий напротив Шимус яростно закивал, подобные похищения детей для англичан фактически норма. Повод? Да какой угодно... чаще всего неправильная семья, то есть не англикане и не протестанты, не англосаксы, недостаточно набожны или состоятельны.
  У таких семей дети изымались ради их собственного блага , чаще всего оказываясь потом на фабриках, в шахтах или на фермах, причём по кабальным контрактам - чем больше они работали, тем больше оказывались должны. Получалось фактическое рабство, причём наследственное - долги родителей переходили детям.
  Для ирландцев эта тема всегда являлась особенно болезненной, потому как они не первый век являлись объектом купли-продажи, причём вполне официально. Дошло даже до того, что ирландцев объявили потомками негров, только что осветлившихся в условиях Севера. И рачительные рабовладельцы сводили дешёвых ирландских рабынь с дорогими мужчинами-неграми, ради получения дорогого цветного потомства . Практика эта прекратилась сравнительно недавно, несмотря на почти вековой официальный запрет, да и то... бывали случаи.
  Сидели в бараках до глубокой ночи, пели песни и травили байки. Алекс старался вовсю, вспоминая КВНовское прошлое. Пусть это и нищета, пусть голь перекатная... но работяги тут свои, Пять Точек район преимущественно ирландский, мигрантский. Последнее скорее преимущество, всё-таки и сами...
  А стать тут своими крайне важно, район оказался настолько криминальным, что даже лондонские трущобы, пожалуй, спасовали бы. Немалая часть эмигрантов так или иначе проходила через этот район, в большинстве своём ненадолго, как их новые приятели из рабочих бараков.
  Остальные же... такой концентрации алкоголиков, наркоманов, воров, проституток и убийц не встречал даже Фред!
  - Страшно ходить по улицам, - честно сказал англичанин, когда они в компании подвыпивших работяг пришли к дому, где снимали комнатушку, - если бы не эти парни, мы бы даже не дошли...
  ***
  Неделю спустя, после ежевечерних посиделок в рабочих бараках, до большинства обитателей Пяти Точек донесли постепенно мысль, что Алекс с Фредом свои. Это не значило, что их теперь в принципе не ограбят и не изобьют, отморозков здесь многовато. Но хотя бы основная часть коренных не станет их трогать, а при некотором везении могут и заступиться.
  ***
  - Давай, Ржавый!
  - По сопатке ему, Томми, по сопатке!
  Двое подростков лет четырнадцати ожесточённо дрались в кругу из собравшихся зевак, активно поддерживающих бойцов. Дрались не слишком умело, на взгляд попаданца, но крайне ожесточённо, у обоих парнишек кастеты.
  - Да! - Ржавый дал, свалив Томми ударом кастета под дых, и теперь ожесточённо пинал ногами, норовя попасть в голову. Том крутился на земле, закрываясь руками и пытаясь вскочить. Ржавый, рыжеватый паренёк, достаточно грамотно пресекал такие попытки и бил, бил...
  Наконец противник затих и толпа разразилась воплями. Самодеятельные букмекеры, на скорую руку организовавший ставки, раздали выигрыши, причём не обошлось без криков и хватаний за грудки. Кому-то даже сунули в морду, но в новую драку этот инцидент не перерос.
  Победителя с окровавленным лицом повели в ближайший бар поить пивом, одобрительно похлопывая по плечам и спине.
  Проигравшего весьма небрежно потащили под мышки по улице. В жирной липкой грязи протянулись две борозды от каблуков. Тот слабо стонал, пытался что-то говорить и наконец проблевался себе на окровавленную рубашку, под смех окружающих.
  Алекс закрыл окно, прикусив до боли губу. В районе он ведёт себя весьма осторожно, не заглядывая в проулки и обходя подозрительных прохожих, но и то... Больше двадцати драк видел! И это если учитывать только драки серьёзные, до потери сознания или до смерти, здесь и такое редкостью не являлось. Три раза видел, как человека до смерти забивали... к чему обитатели Пяти Точек отнеслись предельно равнодушно, как к чему-то обыденному.
  На кулаки бывший студент не полагался. Бойцом он себя не считал, несмотря на посещение секции. Впрочем... именно посещение, если бы занимался всерьёз... Но даже если бы и занимался, попаданец не стал бы ввязываться в кулачные бои - какое-то подобие школы хулиганы Пяти Точек демонстрировали. Плюс колоссальный опыт... редко здесь можно встретить мужчину от пяти до пятидесяти, который не дрался хотя бы раз в неделю. Из доступных развлечений только драки и алкоголь. Ещё танцы и посещение здешних низкопробных театров, которые почти неизбежно закачивались дракой.
  Вдобавок, местные использовали кулаки в достаточно редких случаях, при официальных поединках, да и то чаще всего в ход шли кастеты. В обычных же драках использовались дубинки, ножи и булыжники... Словом, любой подручный инструмент.
  - Ржавый? - Спросил Фред, не вставая с койки, сколоченной из горбылей.
  - Он самый.
  - Шустрый парнишка, - неопределённым тоном сказал Фред, повернувшись набок и оперевшись головой на руку, - далеко пойдёт, если не убьют.
  Англичанин тоже не слишком одобрял драки, но скорее из-за некоторой субтильности. Потому старался полагаться на мозги и пронырливость, а не кулаки. Кто что имеет...
  - Ну что сегодня?
  Вместо ответа Алекс кинул ему кошелёк в котором россыпью лежало почти два доллара.
  - Ого! Да ты с уловом! - Восхитился приятель, открыв оный. Попаданец несколько мрачновато кивнул, заработки в основном за счёт картёжных способностей. Правда, в несколько неожиданном ключе... опасаясь обвинений в шулерстве, он... учил шулерскому мастерству других.
  Ничего серьёзного работяги и спившиеся воры не могли изучить, но под руководством профессора, как они окрестили Алексея, уроки проходили успешно. Совесть? Нет, не мучила, обыгрывать они собирались таких же воров, бандитов и хулиганов, в приличные места публика из Пяти Точек практически не попадала. А что Вор у вора дубинку украл, так пусть.
  Мрачный же потому, что несмотря на некоторую защиту, обеспечиваемую учениками, отдельные личности начали принюхиваться к богатенькому. В трущобах и за пару центов могли убить, а тут - каждый день по доллару-другому... Нешуточное состояние по меркам большинства аборигенов!
  Пятнадцать долларов считались достаточно приличной суммой, но только по меркам нищих эмигрантов. Пытаться с такими деньгами в более приличном месте... можно, разумеется. Но толку-то, нормальной работы у них пока нет. Деньги протрынькать легко, а что потом? На фабрику? Спасибо, но нет - Алекс заглянул на парочку, после чего поклялся себе, что никогда не пойдёт работать туда.
  Сочетание весьма скромной оплата труда, четырнадцатичасового рабочего дня, отсутствия элементарной техники безопасности и полного произвола начальства не вдохновлял. Попаданец просто не потянул бы такое чисто физически: в студенческие времена он устраивался разнорабочим на стройку, но хватало его буквально на пару месяцев. Потом накапливалась дикая усталость, болезни...
  Увы и ах, но выносливость у попаданца не самая высокая, причём натренировать не факт что получится - здоровье, чтоб его. Месяцок-другой можно, если прихватит - кочегаром там или как... а на постоянку просто не выйдет. Там-то не вышло, в куда более щадящих условиях, здесь и думать нечего.
  Вот и приходилось ловчить - он с картами, Фред карманы прохожих исследовал и подворовывал по мелочи - хреново получалось, если честно. Красиво, некрасиво... жрать хотелось, вот и вертелись.
  Другое дело, что жить таким вот образом долго не получится: копы заметут или такое же ворьё прищучит. Срочно нужна какая-то идея, но в голове у попаданца...
  - Патенты!
  - Чего? - Удивился приятель экспрессии, но бывший студент отмахнулся от него и начал на обрывках газет начерно набрасывать интересные идеи свинцовым карандашом.
  Денег на адвоката нет, так что Алекс отловил курьера из адвокатской фирмы. Значительная часть американских юристов не имела за плечами университетов или колледжей , начиная карьеру с мальчика на побегушках.
  Очень скромное жалование, но вдобавок такие вот курьеры получали возможность читать юридическую литературу, слушать разговоры юристов и задавать им (не докучая!) вопросы. Через годы он мог сдать экзамен на полноправного юриста. Говорят, неплохие спецы выходят.
  - Патенты? - Крепкий юнец лет шестнадцати снисходительно смотрел на Алекса, потягивая за счёт попаданца пиво в приличном баре, - забудь! У меня отец фабрику небольшую держит. Не лично его... на паях... но знаю ситуацию. В общем, патенты ты просто не потянешь.
  - Не понял, - осторожно сказал Алексей, наклоняя голову.
  - Дорого. Оформлять патент нужно в каждом штате отдельно, вот и представь, сколько ты должен заплатить юристам за такое оформление.
  Попаданец аж перекосился, на что курьер сочувственно развёл руками.
  - И это ещё не всё, - добил он парня, - даже если денег хватит на оформление, то на суды уже вряд ли. Захочет кто-то патент нарушить, так ты сам должен отслеживать такого нарушителя, подавать на него в суд. Годами могут тяжбы длиться, все издержки на тебе. А выиграешь, так тот может в другой штат переехать и перевезти производство, и начинай всё сначала.
  - Совсем никак с патентами? - Голос попаданца, уже настроившегося на пусть тоненький, но стабильный денежный поток, звучал жалко, но сам он этого не замечал.
  - Ну... если повезёт, может быть удастся выйти на какого-то богача и получить за своё изобретение деньжат. Если очень повезёт, то даже долю от прибыли, очень небольшую.
  - Угу... ведь твой отец фабрикант, а ты меня не хочешь с ним свести? - Попаданец снова включил паранойю. Юнец скривился и вытащил из-за полы шляпы окурок сигары, прикурил неторопливо.
  - Знаешь... не хотелось говорить, всё-таки отец... но он скотина та ещё.
  Алекс вытаращил глаза на него, в патриархальной Америке такое признание звучало дико.
  - Да весь город знает, - с горечью сказал курьер, - он меня фактически из дома выкинул, наследства лишил. Я и эту-то работу получил благодаря знакомым матери. Да... померла она у меня, это на её деньжата он долю в фабрике имеет. А как померла, так и... оказалось, у него и любовница есть. Тело жены остыть не успело, женился старый козёл... Ну а я, оказывается, ненужный... Вроде старший, наследник... а от нелюбимой женщины... Гнида... и обставил всё так, что и опротестовать не получится. Все всё понимают, а вот... курьером работаю. Благо, учат меня всерьёз, не только по адресам бегаю.
  - Алекс, - протянул ему руку попаданец, - ныне Алекс Смит.
  - О..., - понимающе хмыкнул курьер, отвечая на рукопожатие, - схожая история?
  - В точку, приятель, - в глаза врал ему бывший студент, - только погрязнее, так что откровенничать не тянет, уж извини.
  Расстались почти приятелями. Зачем Алекс врал ему? Да бог весть... он вообще после попадания врал легко, не задумываясь над последствиями. Правду... а зачем? Понадобится, и Алекс Смит раствориться, появится какой-нибудь Кшиштоф или Вольфганг. А такой вот знакомец из кругов, близких к юридическим, может и пригодиться.
  Домой парень шёл в самом скверном настроении...
  - Деньжата гони, парень! - Опёршись на металлическую трость сказал крепкий мужчина лет тридцати, обдав его ароматом сивухи. Оценивающий взгляд исподлобья на стоящего в начале переулка бандита... Нет, это не гофер и не мёртвый кролик , обычный одиночка. Рука в кармане как-то сама скользнула в трофейный, ещё лондонский кастет...
  Н-на! Удар нанесён по всем правилам бокса, лицевая кость отчётливо хрустнула, и самоуверенный громила тяжело рухнул лицом вниз.
  Быстро оглядевшись и не увидев поблизости благонамеренной публики, Алекс шагнул в вонючий переулок, подобрав на ходу трость. Никого... оттащив незадачливого грабителя на несколько шагов вглубь, попаданец неумело, но без лишней брезгливости обыскал его. Как и ожидалось, денег почти нет. Ну да... такие вот типы всё сразу спускают...
  Пнув от злости лежащего без сознания, бывший студент принялся быстро раздевать его. В конце концов, одежда и сапоги вполне добротные, продав их даже за полцены, можно заплатить Старой Мэгги не меньше чем за месяц вперёд. Трость оставил - приметная, одежду же свернул в узелок, вроде как у старьёвщика купил или из прачечной несёт.
  В Пяти Точках привычная уже мешанина грязи, свиней, свински пьяных людей и мусора.
  - Алекс, - промычал Патрик О, Доннел, пытаясь привалиться на него, вроде как приветствуя объятиями. Короткий удар по печени заставил старого алкаша оставить попытки залезть в карман к попаданцу. Совершенно привычная ситуация...
  И это пугала попаданца до чёртиков. Обстановка затягивала, становилась почти нормальной... ужасно, если задуматься - такого врастания в реальность Алексей от себя не ожидал. С одной стороны неплохо, психика пытается приспособиться. С другой... болото, оно затягивает.
  Пять Точек стали пусть и не домом... но ещё пара недель, и попытки покинуть это место станут вялыми, и он может постепенно превратиться в одного из местных, с опухшей от постоянного пьянства рожей и мыслями, крутящимися вокруг выпивки и кокаина .
  Пара слов со Старой Мэгги, потом с миссис Рут... от него не убудет с любезностей, а хорошее отношение может помочь. В комнатушке привычно сварил овсянку, закинув туда под конец горсть изюма. Фред сперва кривился от такой еды, но признал всё-таки - сытная. Дёшево и сердито, как раз по их скромному бюджету.
  - Руки мой, - сказал Алекс вернувшемуся приятелю, на что тот привычно скривился, но послушно умылся - в таких вещах Фред доверял попаданцу. Особенно после лекции о ЗОЖ ,крепко впечатлившей англичанина.
  - Откуда? - Спросил он Алекса, доев свою порцию, показывая на узел.
  - А... ограбить хотел, - скривился тот, - тихо! Нечего соседям знать! Пусть считают меня безобидным малым, мне репутация кулачного бойца не нужна.
  Фред схватывал всё на лету.
  - Это да... одних она отпугнёт, а другие как пчёлы на мёд слетятся - проверить силушку. Стратег.
  Развернули одежду, дабы оценить её как следует. Алексу она заметно широка, но в длину в самый раз. Учитывая, что одежда незадачливого грабителя качеством повыше собственной, он решил оставить её себе после стирки. Не бог весть что, но в такой можно уже появляться в приличных районах.
  - У меня тоже хорошая новость, - похвастался приятель, сияя как начищенная медная сковорода, - в театр Виндзорский нас пригласили. О,Нил билеты достал, просил только за ним зайти, он малость вчера перебрал, боится не встать вовремя.
  Алекс дёрнул щекой: по вполне понятным причинам, к качеству местного театра он относился с сомнением. Всего-то лет тридцать назад Виндзорский театр блистал, а ныне... Да чего говорить, близость к трущобам сделала своё дело.
  Отказываться всё же не стал - какое-никакое, но развлечение.
  Жил О,Нил по соседству, но публика там обитала куда как попроще. Четырёхэтажное здание с заминированными подходами и трупиками крыс со стороны выглядело ветхим, внутри ещё хуже.
  Переступив через спящего в подобии вестибюля негра, лежащего в луже мочи, приятели начали подниматься по скрипучей деревянной лестнице. Места нужно выбирать осторожно, потому как слой всевозможных органических отбросов на ступеньках превышал все мыслимые нормы.
  - Ходят тут! - Вылетевшую навстречу из какого-то тёмного угла немолодую женщину с доской наперевес, встретил молодецкий удар Фреда. С чего та взбесилась... да какая разница? Может, под наркотой или белочка, а может, давным-давно уже спятила. Обычная история для здешних мест.
  На лестничной площадке варили что-то в чугунной печурке молодая, вполне привлекательная черноволосая женщина и крепкий негр. Тоже... ячейка общества, вполне привычная для Пяти Точек. Судя по матрасу из тряпок, они и жили здесь же.
  О,Нил жил на четвёртом этаже, под самой крышей, снимая комнату с четырьмя приятелями.
  - А, парни! - Обрадовался разбуженный ирландец, - уже?
  Потерев заспанное лицо руками, он быстро облачился в довольно приличный сюртук, дико смотрящийся при его заплатанных брюках и дырявых ботинках, которые давно пора выбросить, и молодецки крутанулся.
  - Красавчик, - польстил ему попаданец, - все бабы твои.
  Довольно улыбнувшись щербатой улыбкой, О,Нил приосанился и они начали торжественно спускаться вниз. Всем желающим и нежелающим ирландец громогласно объяснял, что вот он ...с дружками в театру идёт...
  - Практически светский выход, - с мрачной иронией сказал попаданец.
  
  
  
  Глава седьмая
  
  
  
  Здание Виндзорского театра располагалось неподалеку от Пяти Точек, так что поход предполагался короткий. Но нет... для О,Нила и Фреда это практически светский выход, так что выхаживали они чинно, здороваясь со всеми мало-мальски знакомыми людьми, старательно подводя беседу к своей культурной программе.
  Попаданец бесился поначалу, старательно не показывая виду, но потом смирился.
  - Буду воспринимать это как тренировку, - подумал он, - нужно же научиться понимать местных.
  Здание театра изрядно запущенное и явно видело лучшие времена. Пройдя через обшарпанное фойе с гомонящей толпой, среди которых далеко не все хотя бы притворялись светскими львами.
  - ... ещё раз посмотришь на моего Джонни, кошка ты течная, я те зыркалки повыковыриваю! - Пронзительно вопила хорошо одетая немолодая женщина со следами былой красоты на молодую соперницу. Её удерживал упитанный мужик с крайне самодовольным лицом - бабы-то из-за него ссорятся!
  - ... и я такой - хрясь ему по башке! - Громогласно докладывал невысокий, но на диво квадратный громила в высоченном потрёпанном цилиндре, таким же бандитского вида дружкам. Физиономия квадрата носила лёгкий оттенок дебильности, да и дружки... - мозги в стороны, а я ещё и башмаком их! Га-га-га!
  - ... смотри, Салливан, - сурово выговаривал немолодой мужчина, окружённый явными телохранителями, какому-то... судя по всему, торговцу, - в последний раз говорю - вовремя плати! Меня твои отговорки не интересуют. Не заплатишь, твоими кишками длину Литл-Уотер измерю!
  На такие сценки жадно пялились окружающие, стараясь запомнить как можно больше. Полиция? Она в Пять Точек не забредала в принципе, местные бандиты порой убивали на глазах десятков и сотен свидетелей, и ничего... Нет, если они выходили за пределы трущоб и там их опознавали, то могли и посадить.
  По большому счёту, обитатели Пяти Точек просто не интересовали власти Нью-Йорка до тех пор, пока бандиты и их жертвы варились в собственном соку. Вот если преступления совершались против благонамеренных граждан из среднего класса, власти могли и войска поднять. Случаи, когда роты шли по Пяти Точкам и расстреливали прохожих, не редкость. При этом, как правило, страдали только относительно безобидные обитатели трущоб.
  Главари банд имеют надёжные, неплохо охраняемые убежища, а отморозки обитают по большей части в подземельях Пяти Точек, куда не суются даже войска. Вытравить обитателей подземелий, пронизывающих насквозь практически весь Шестой округ, можно разве только газом...
  Поднялись на галерку, где и устроились среди остальной нищеты. Внизу сидела публика посерьёзней - торговцы, известные бандиты, сутенёры, наиболее востребованные проститутки.
  Попаданец скептически огляделся, явственные следы раздавленных клопов стенах и вши, едва ли не марширующие по некоторым соседям, как-то не настаивали на спектакль. Впрочем... Алекс вздохнул и украдкой почесался, сам-то не лучше. Спасибо соседям... делятся.
  - Давай! Давай! - Орала галерка, требуя немедленно, вот прям щас, начинать спектакль. Публика внизу вела себя посдержанней - по крайней мере, не кидала в закрывающий сцену занавес гнилые овощи и огрызки фруктов.
  Наконец, аляповатый и явно грязный занавес разошёлся и начался спектакль Парень-детектив. Откровенно убогое произведение о детективе, сляпанное с тем расчётом, чтобы польстить гангстерам и не слишком обидеть копов . Сляпанный на коленке сценарий, никакая игра... но местным нравилось! Более того, они с восторгом аплодировали актёрам и свистели в самых занимательных по их мнению моментах.
  Некоторые завсегдатаи даже помогали актёрам, декламируя реплики вместе с ними. Таких суфлёров обычно били соседи. Впрочем... всё зависело от авторитета суфлёра.
  Игра настолько паршивая, что попаданец протёр глаза - не обманывают ли они его? Актёры безбожно переигрывали, гримасничая и жестикулируя, как обезьянки в зоопарке. Полные пафоса позы, фальшивые голоса...
  - Да в нашей школьной самодеятельности играли в разы лучше! - изумился Алекс. Но откуда ему знать, что Станиславский и Чехов ещё не родились, а театры САСШ считались в то время едва ли худшими?
  - ... такие как ты, не должны жить, - с невероятным пафосом говорил тем временем на сцене парень-детектив, доставая монструозного вида револьвер.
  - Не могу это видеть - фантастическое убожество, - всю дорогу разорялся попаданец. Как сын завуча он вынужденно участвовавал в школьной самодеятельности с первого класса. И пусть особого таланта обнаружено не обнаружилось, но за неимением гербовой пишут на простой. Позже ВУЗ, где как иногородний занимался самодеятельностью ради хорошего отношения с начальством общаги и ректоратом.
  - Да ладно тебе, - смеялся О,Нил, весело пихая локтем в бок, - завидно небось, это актёры!
  Слово актёры простодушный работяга произнёс с таким восхищением... аж слёзы на глаза показались!
  Ах так... нарушив своё правило Не высовываться, попаданец начал многократно отрепетированный Монолог Гамлета. И пусть в своё время этот монолог был частью КВНовской постановки...
  - Быть иль не быть, вот в чём вопрос, - Прямо посреди улицы вещал Алекс, не обращая внимания на зевак, быстро столпившихся вокруг, - Достойно ль смиряться под ударами судьбы иль надо оказать сопротивленье и в смертной схватке с целым морем бед покончить с ним? Умереть. Забыться.
  Бывший студент декламировал, неосознанно копируя лучшего Гамлета - Высоцкого. Он не обращал внимания ни на что, привычно отдавшись сцене.
  - Спасибо, парень, - были первые слова, услышанные им. Их произнёс какой-то приличного вида мужчина, который после этого... кинул к ногам Алекса монетку. Многие последовали его примеру, мелкие монетки сыпались щедро.
  Парень стоял растерянный... но Фред не растерялся, начав собирать их.
  - Эт мой дружок, - с превеликой гордостью доложил он толпе, перекрикивая шум, - мы из Уэльса.
  - Да... кровь Талиесина не разбавить, - зычно сказал бомжеватого вида старик с роскошной окладистой бородой и в сюртуке не по размеру, болтающемся на нём, как на вешалке. В толпе понимающе закивали, начались обсуждения разыгранного отрывка, сравнения со спектаклем.
  До дома провожали целой толпой, заставляя Алексея время от времени то декламировать что-то, то разыгрывать короткие сценки. Добирались в итоге почти два часа, а ещё с полчаса стояли у дома. За это время с десяток затесавшихся в поклонники местных авторитетов мелкого пошиба, громогласно взяли Алекса под свою защиту. Благо ещё, пить не потащили... но тут попаданец ухитрился отбрехаться фразами о Тонкой нервной организации актёра. Подобный пафос здесь общепринятый, так что понимающе покивали и разошлись.
  К слову, не то чтобы бывший студент принципиальный противник выпивки... где ж таких студентов найти? Но как представил, сколько уважаемых людей там собралось, да ведь с каждым нужно выпить местной сивухи... Нет, с этим как-нибудь в другой раз.
  - Пятьдесят долларов, Алекс! Пятьдесят! - Прошипел Фред, выпучив глаза и тряся зажатым в руке тряпичным кошельком. От услышанной суммы и сам попаданец выпучил глаза - в Пяти Точках многие столько и за год не зарабатывали...
  - Нас убьют, - простонал он с надрывом, - многие же видели...
  - Не сегодня, - отмахнулся Фред с горячностью, - да и пару дней точно не тронут. Тронет кто, так его на клочки... потом да, могут. Это сегодня все под впечатлением, удачно получилось.
  Алекс кивнул, это именно удача - ТАК хорошо он играл очень редко. Чего уж врать-то, на вторых ролях в основном... Но тут совпал кураж и воспоминания. Да у местных наложились впечатления от спектакля.
  Деньги же... да по большей части бандитские, тут и говорить не о чём. Один только двадцатидолларовая золотая монета чего стоила! А гинея ? Явно же один бандит перед другим похвалялся! Остальные по большей части мелочь, вплоть до одноцентовых монет. Даже серебряный доллар всего один.
  - Завтра к нам антрепренёры придут, - пророчески изрёк Фред, и Алекс не мог не согласиться. Не использовать такую громкую историю... нереально для местных! Ребята здесь хваткие, так что пригласят - на первых порах дополнительные поступления в кассу прямо-таки гарантированны, просто из интереса к Крови Талиесина.
  Другое дело, что потом будет... не в последнюю очередь, на вторых ролях бывший студент подвизался не только и не столько из-за таланта, а из-за неумения... или скорее даже нежелания встревать в свары. Даже школьная и студенческая самодеятельность радовала парнями и девушками с раздутым эго и желанием блистать на сцене любой ценой. И любой ценой здесь не преувеличение - он мог припомнить немало историй как постельного характера, так и попыток довести соперника до нервного срыва, подставить перед полицией. Что же здесь-то будет?
  Но... Алексей стиснул зубы, предвкушая крайне нервную и не слишком-то любимую работу... выхода у него нет. Работать как местные, по четырнадцать-шестнадцать часов в день, у него просто не хватит здоровья. Бандитом... нет, если припрёт, он снова кого-нибудь ограбит или убьёт, себе-то чего врать... Но профессиональным грабителем? Не тот склад характера. Вот вором... мог бы пожалуй. Теоретически.
  - Будем вдвоём идти, - сообщил он другу своё решение.
  - Да ты что?! - Искренне удивился тот, - где я, а где...
  - Где и все, - перебил его попаданец, - это просто профессия, ей научиться можно. Вспомни, как ты то пьяного изображал, то дурачка не местного - в Лондоне ещё, когда прохожим по карманам... талант!
  - Я? - Фред впал в глубокую задумчивость, Алекс же дожимал:
  - Именно! Не буду врать - может, ты дальше эпизодических ролей и не продвинешься, но и это... мало, что ли? Общество другое, возможности повыше.
  - Это да, - согласился вконец запутавшийся и ошарашенный друг, садясь наконец на свою койку.
  - Да и пропаду я без тебя, там знаешь, какие змеюшники?
  Всё... нужные слова найдены, теперь Фред идёт в театр не просто хвостиком, а полноценным партнёром, без которого пропадёт друг.
  Попаданец выдохнул потихонечку: не то чтобы без англичанина нельзя обойтись... по-настоящему близким другом он пока не стал, сказывалась разница в менталитете. Но присутствие рядом надёжного человека, с которым можно хотя бы пообщаться без попыток найти второе дно, уже немало.
  Отсюда и все его попытки сохранить гордость Фреда - пусть чувствует себя напарником, а не приживалой. Важный момент, между прочим - явное неравенство друзей очень часто становится причиной для зависти, а там... варианты всякие.
  Размышления прервал стук в дверь, очень требовательный, хозяйский.
  - Алекс, - раздался старческий голос, - это Мэг. Со мной мистер Саймон Вудфорт, антрепренёр Бауэри.
  Последнее прозвучало очень торжественно, такие люди в ночлежку не часто приходят. Выдохнув, попаданец прошипел Фреду:
  - Улыбайся и молчи! Ничему не удивляйся!
  Отворив дверь, он впустил грузного черноволосого мужчину под сорок, с вонючей сигарой во рту и сильной одышкой.
  - Саймон Вудфорт, - важно представился тот и оттеснил Старую Мэг в обшарпанный коридор, где стояла пара крепких, прилично одетых молодцев, явных охранников, - антрепренёр Бауэри.
  Мужчина сделал паузу, ожидая, по-видимому, бурной реакции. Но Кузнецов кивнул вежливо-радушно, как равному.
  - Алекс Смит, - представился он, - Фред Колон, мой друг. Прошу в наше скоромное жилище.
  Отчётливый оксфордский акцент и манеры, явно отличающиеся от трущобных, слегка выбили посетителя из колеи. В голове у мистера Вудфорта явственно проскрипели какие-то колёсики, и тот отставил вальяжность, взяв деловой тон.
  - Как ты уже понял, - по свойски начал антрепренёр, - я работу пришёл предлагать. Ставка - пять долларов в неделю, да пять за каждое выступление, если в главной роли.
  Алексей поморщился едва уловимо - ровно настолько, чтобы потенциальный работодатель заметил.
  - Десять долларов, - тут же поправился Вудфорт, - и контракт на три месяца.
  Началась отчаянная торговля, очень вежливая и нарочито манерная со стороны Алекса, пытавшегося показать себя юношей из хорошей семьи, который зачем-то это скрывает. Увы, но настоящего джентельмена он не смог бы продемонстрировать - просто потому, что в этом времени имелись свои социальные маркеры, которые в определённых кругах всем известны. Но не попаданцу.
  Вудфорт торговался нарочито простецки, но весёлые искорки в глазах показывали, что он тоже не из самой простой семьи. От торговли оба получили удовольствие, хотя Алекс скорее демонстрировал его... какое там удовольствие, это ШАНС!
  - ... и разумеется, работа будет предоставлена и моему другу Фреду Колону, - подытожил попаданец.
  - Да неужели? - приподнял бровь Саймон.
  - Мой друг не претендует на главные роли, но в театре всегда найдётся место для человека с актёрским дарованием, готового удовлетвориться маленькими ролями - слишком маленькими для настоящих актёров. Ну и разумеется, не отказывающегося помогать декораторам, костюмерам и рабочим сцены.
  - Гм..., - Вудфорта явно взяло сомнение, он смерил Фреда пронизывающим взглядом, на что тот диковато улыбнулся.
  - Если вас всё устраивает, - не давал Алекс передышки, - то мы подумаем над вашим предложением.
  Вудворт захохотал и поднял руки.
  - Сдаюсь! - сказал он, - сейчас я убедился, что ты и правда хороший актёр. Так торговаться! А насчёт подумаем не советую: из приличных театров у нас только Бауэри и Виндзорский, остальные вовсе уж... Виндзорский ты слегка унизил свои представлением. Взять-то тебя может и возьмут... но представь только, сколько гадостей тебя там может ждать?
  Рассмеялся и Алекс, ничего не говоря.
  - А насчёт денег... давай так: оклад тебе - пять долларов неделю, за спектакль - от одного до десяти...
  Антрепренёр вытащил из-за пазухи свёрнутый лист с начерно набросанным договором, в котором прописаны права и обязанности сторон. Его долго правили, выставляя жалование Алексу в зависимости от того, играл он главную роль, одну из второстепенных или кушать подано. Прописали зависимость и от времени суток, от дня недели, штрафные санкции за пьянки и пропуски.
  ...- квартира в Седьмом округе, - добил Вудфорт Алекса. Район по соседству, но куда более приличный, аргумент весомый, - а вашему другу... два доллара в неделю, а там видно будет.
  Антрепренёр ушёл, оставив парочку своих ребят помочь с переездом. Не то чтобы вещей много, скорее требовалось обозначить заботу о новоявленных актёрах.
  - Сейчас, парни, соберёмся и с вами, - сказал Алекс плечистым молодцам, закрывая дверь. Только он это сделал, как тут же сел на пол, ноги не держали...
  Дёрнувшийся было Фред быстро понял причину и не стал поднимать шум. Усталый донельзя, хуже чем после полной смены в кочегарке, попаданец переоделся в трофейный костюм. Пусть и не слишком чистый, но выглядел он куда более прилично, чем его потрёпанная одежда.
  - Ну... с богом, - выдохнул Алексей, и натянув на себя легкомысленную улыбку любимца Судьбы и потомка Талиесина, открыл дверь.
  
  
  
  Глава восьмая
  
  
  
  - Хоромы, - восхищённо протянул Фред, зайдя в новую квартиру на втором этаже. Алекс поморщился скептически, хотя... после трущоб - да, хоромы. Но именно после трущоб, так-то крохотная квартирка из двух комнатушек и кладовки не впечатляла. Общая площадь... метров двадцать, не более. Причём что характерно, канализации и водопровода нет. Чугунная ванна зачем-то стояла, но судя по всему, предполагалось, что носить воду хозяева будут вручную. А потом грязную вычёрпывать, что ли?
  Щелястые скрипучие полы, стены с облупившейся извёсткой и тараканы в тёмных углах. Жирные, здоровенные... дома таких попаданец не видел, но в Нью-Йорке, судя по всему, южная порода, куда как крупнее привычной. И ещё они летают...
  Увы, но квартиры в домах с нормальными удобствами и минимумом живности стоили куда как дороже. Так что намахал антрепренёр, намахал...
  С другой стороны, а чего он ещё ждал? Театр Бауэри считался второсортным в Нью-Йорке - ниже по статусу только заведения, где актрисы после представления снимают клиентов. Утрированно немного, но ой как близко к истине...
  Да что говорить, если оклад всего пять долларов? Прожиточный минимум для семьи из пяти человек в Нью-Йорке чуть больше десяти долларов. И в эту сумму входит только аренда жилья - примерно такого, как у них сейчас, даже скромней, да минимальные расходы на питание. Одежда, услуги врача и прочее... ищи деньги, где хочешь.
  Так что семь долларов на двоих в неделю, да плюс деньги за роли, это очень немного. Хватит, чтобы сравнительно прилично одеваться и питаться, откладывая пару-тройку долларов в неделю. Точнее, откладывать получиться только после того, как они с Фредом нормально оденутся, а до этого момента как бы в долги влезть не пришлось. Не то чтобы им остро нужна одежда, но они теперь в театре, а здесь именно по одёжке встречают. Пусть даже это второсортный театр Бауэри.
  - Что закис? - Весело спросил его проницательный Фред, пихая в бок, - опять этим... пессимизмом страдаешь? Не стоит. Вспомни, как мы кочегарами плыли и поймёшь, что сейчас у нас всё очень неплохо.
  Попаданец встряхнулся и весело потянулся, хрустя суставами.
  - В самом деле, - хлопнул он друга по плечу, - ты меня подбадривай, если что.
  Тот важно кивнул и очень серьёзно сказал:
  - Я понимаю, что ты хоть и потерял память, но явно жил в куда лучших условиях. Вот тебе и кажется, что что-то не так, что скверно живём. Но вспомни Лондон, кочегарку... Не так уж и плохо теперь, а?
  Потихонечку начали располагаться - благо, квартиры в настоящее время сдавали с мебелью. Так что в наличии имелся набитый водорослями, заметно потёртый кожаный диван, массивная двуспальная кровать, обеденный стол и полдюжины стульев, которые все до единого нуждались в ремонте. Стояла старая чугунная печка, а в кладовке обнаружились ещё и полки из плохо оструганных досок, да два медных ночных горшка, развеселивших Фреда.
  - Нет, шикарно же живём, - восхищался он, - по горшку на каждую задницу! Я в переулках гадить привык, в лучшем случае с жёрдочки в выгребную яму, а тут такое богатство! Гля, они ещё с гербом каким-то. Не иначе, как от первых поселенцев остались!
  - Богатство-то богатство, - пробурчал Алекс, живо представивший себе быт в таких вот условиях. Как посуду прикажете мыть? Готовить? Горшки эти... - Я пойду с соседями пообщаюсь. Нет, тебе пока не надо, вид... сходим завтра в магазин готовой одежды, тогда и представим тебя.
  - Эт да, - печально согласился англичанин, оглядывая свои одёжки, - в таком виде только в Пяти Точках щеголять, здесь так только прислуга ходит.
  Разгладив щёткой трофейную одежду и нацепив на лицо любезное выражение, Алекс начал обход соседей. Лестница с поскрипывающими ступеньками, узкий коридор, в который едва проникает свет из окошка в конце коридора, массивная дверь, постучаться...
  - Здравствуйте, я ваш новый сосед из шестнадцатой квартиры.
  - Здравствуйте...
  Достаточно формальное представление, несколько удивлявшее людей, в этих кругах такое не принято. Но поскольку попаданец имитировал выходца из более высокого класса, то... надо.
  Повезло в пятой квартире, пожилая старушка, миссис Швепс, оказалась словоохотливой и приветливой.
  - Заходите, молодой человек, заходите, - радостно суетилась невысокая полненькая бабка, - гости у меня не часто бывают, сама выбраться на улицу могу не часто - ноги больные. Так что развлеките старуху.
  Алексей не успел опомниться, как уже сидел за столиком и пил душистый травяной сбор с вкуснейшими печеньями. От миссис Швепс ощутимо пахло старческими болезнями и давно немытым телом, но попаданец не обращал на это внимания, привык уже. От самого не розами...
  Заметив на стене вышитые салфетки с модными у немцев нравоучительными изречениями, парень перешёл на немецкий.
  - Ох, - всплеснула старушка руками, - так вы тоже из наших?
  - Немного, - улыбнулся Алекс, - одни предки из Уэльса, другие из Германии.
  - А откуда? - жадно спросила старушка.
  - Если бы я знал, - грустно развёл руками попаданец, - сами знаете, как некоторые властители... Одни своих подданных в солдаты продавали, другие - детей в колонии.
  Здесь он ничем не рисковал, Германия сравнительно недавно прекратила быть лоскутным одеялом из нескольких сотен государств, владыки которых порой весьма вольно распоряжались судьбами подданных. Куда там России с её крепостным правом... там хотя бы за пределы страны продавать запрещали.
  - Да, - вздохнула миссис Швепс, - моего деда так же в солдаты Георгу продали ... Но что ни делается, всё к лучшему!
  Коснулись и проблем быта...
  - Так ты Мопси найми, - посоветовала старушка, - они с мужем домовладельцем за порядком следить поставлены - двор там подмести, ступеньки ремонтировать. За это им жильё в подвале бесплатное, а зарабатывают тем, что жильцам прислуживают. Четвертак в неделю, чтоб убиралась у тебя, предостаточно будет. Но бельё стирать ей не отдавай, лучше китайцам в прачечную, здесь недалеко они устроились, в соседнем доме подвал арендуют.
  Распрощавшись с гостеприимной миссис Швепс, Алекс спустился в подвал, где и проживала искомая Мопси, оказавшаяся немолодой, некогда миловидной негритянкой.
  - Да, масса, - засуетилась та, - пойдёмте, я сразу уберу.
  - Погоди.
  Дальше парень немного поторговался с негритянкой насчёт обязанностей. Сошлись на том, что Мопси или кто-то из её многочисленного выводка раз в неделю убирают в квартирке, каждый день выносят горшки (ну не самим же!) и грязную воду. Ну и соответственно, носят чистую. Доплатив десять центов к четвертаку, Алекс получил ещё уголь с дровами, который туповатый муж Мопси будет заносить в квартиру по мере надобности. Оба деликатно опусти момент, что за десять центов в неделю попаданец получал не столько услугу, сколько топливо, которое семейная пара где-то подворовывала.
  - Дёшево, - уверенно сказал Фред, выслушав новости, - хотя... Получается, что она за уголь маленькую цену выставила, потому как ты очень скромно с услугами запросил. Кто другой так и побольше бы за четвертак захотел - стирка там, ещё что. Порядочная негритянка, по совести поступила.
  По совести или нет, а воду детвора им натаскала очень быстро, после чего попаданец впервые за несколько недель вымылся.
  - Как же хорошо, - простонал он, одевая чистое бельё, - как заново родился. Теперь бы ещё вшей вывести...
  - Точно из благородных, - вздохнул Фред, почёсываясь.
  ***
  Встали совсем рано, позёвывая и потягиваясь. Глядя в окно без занавески, за которым хмурилось раннее осеннее утро, Алексей зажёг керосиновую лампу. Печку растапливать не стал, несмотря на прохладу - всё равно выходить скоро, а уголь у Мопси хоть и дешёвый, но лимитированный.
  Позавтракали консервами и пахнущим керосином кофе. А чем ещё, если на керосинке кипятили? Но к таким вот реалиям попаданец давно привык.
  В девятнадцатом веке можно устроиться достаточно комфортно, но... деньги. Водопровод, канализация, поездки на конке, услуги врача и многое другое - привилегии среднего класса.
  Почистили зубы, Фред привычно плевался и ругался, для него эта процедура внове. Но лекции попаданца о гигиене сделали своё дело. Ходить с гнилыми зубами через энное количество лет англичанин не боялся - все вокруг такие. А вот зубной боли и зубных врачей... до истерики.
  Взяв все деньги, пошли по магазинам.
  - Ты помалкивай, Фредди, - привычно уже сказал Алекс, - делай спокойный и равнодушный вид, но молчи.
  - Да понятно, - уныло сказал довольно-таки говорливый приятель, - ляпну ещё.
  Фред заметно обтесался, но трущобы всё ещё проглядывали в нём, всплывая порой самым неожиданным образом. То словечко жаргонное брякнет, то подмигнёт барышне из приличной семьи, что в этом времени считалось крайне похабным. Впрочем, Алекс и сам не без греха.
  Магазин готового платья располагался в Седьмом округе, а потому без претензий. Тесноватое помещение, пропахшее пылью, нафталином и лежалой тканью. Недостаток освещения, парочка деревянных страховидных манекенов, несколько деревянных голов со шляпами. Продавец такой же, бюджетный и пропахший нафталином. Видно, что некогда он знавал лучшие времена и имел претензии к жизни, но времена те закончились давненько.
  Быстро подобрав Фреду относительно приличный костюм за шесть долларов, Алекс пояснил негромко:
  - Ты ещё растёшь, дороже смысла нет.
  Затем туфли за восемьдесят центов, набор сорочек, белья, ботинки, расчёска, носовые платки, носки... Полностью обмундировать друга встало в одиннадцать долларов, на что прижимистый англичанин только вздохнул еле слышно. По его мнению, деньги не предназначались для того, чтобы их тратили.
  Их нужно откладывать, а потом, когда-нибудь... Дальше чем откладывать, фантазии Фреда пока не шли.
  - Теперь на меня одежду присмотрим, - сказал Алекс немолодому приказчику. Тот окинул парня профессиональным взглядом и подкрутил ус.
  - На вырост, как ваш нынешний костюм? - Вежливо, но с отчётливой долей иронии осведомился тот.
  - Если только слегка, - равнодушно ответил попаданец, которого ирония не трогала. Он сейчас отыгрывает джентельмена, временно пребывавшего в затруднительном положении. Таких мнение обслуги не интересует. Насколько хорошо получается, вопрос отдельный... Но нужно же тренироваться?
  Приказчик едва уловимо поскучнел... значит, игра попаданца прошла на ура... и удалился куда-то в подсобку, принеся через несколько минут костюм, слишком хороший для магазина в рабочем районе.
  - Ношеный? - Моментально понял Алекс. Приказчик замялся на долю секунды, по лицу его пробежала сперва тень обиды, затем уважение перед понимающим человеком.
  - Тоже актёр, - весело подумал попаданец, - пусть даже одной роли.
  - Вы правы, - почти светски склонил голову продавец, - только между нами... Один юный джентельмен, обучающийся в Колумбийском колледже , опрометчиво наделал карточных долгов. Дело для юношей не столь уж редкое, все мы люди. Но он настолько стеснялся продавать ненужную одежду, что решил сделать это как можно дальше от тех мест, где могут встретиться его братья по кампусу.
  Алекс рассматривал костюм и понимал - сейчас ему предложат раскошелиться.
  - Двадцать долларов, - выпалил приказчик и тут же зачастил, - вместе с туфлями, они как раз должны подойти вам.
  Неопределённо дёрнув челюстью, Алекс вроде как нехотя согласился на примерку и позволил себя уговорить. Ещё семь долларов на бельё, сорочки... А продавец разохотился, предложив ещё и пальто со шляпами. Всё та же история про задолжавших студентов, но скорее всего, приказчик просто промышлял скупкой краденного. А с этой одеждой вышел затык - для Седьмого района она слишком выделяется.
  Даже если какой-нибудь газовщик или мясник способен купить одежду не по чину, то свои же не поймут. Покупатели, которые теоретически могли бы купить её, в магазины готового платья не ходят, только к портным... Оставалось надеяться на залётных вроде Алекса. Ему, как актёру, положено шиковать, а что шик несколько сомнительный, так и профессия такая же...
  Отсюда и цена, явно скромная для столь качественного барахла. Впрочем, скромной её можно назвать разве что относительно, после покупок в кармане Алекса осталось полтора доллара, на которые им нужно купить еды на всю неделю. Благо, хоть расходы на конку отменялись, театр Бауэри располагался по соседству.
  - Встречают по одёжке, - сразу после выхода из пыльного магазина, сказал Алекс.
  - Не завидую, - мотнул головой понимающий Фред, - ты эти деньги заработал, так что успокойся. Тем более актёром будешь, тебе одёжка хорошая нужна. А я... хм... я бы такое и носить не смог.
  Алекс тихонько вздохнул... он тоже не очень-то, один цилиндр чего стоил.
  - Ну что, - с наигранным оптимизмом сказал он, - теперь за продуктами и домой, обедать. А к двум в театр.
  - Овсянка? - Обречённым голосом спросил Фред.
  - Она самая, - жизнерадостно ответил Алекс. И почему-то на душе стало так легко, он наконец-то поверил - всё у него будет хорошо. Может, не сразу... но будет.
  
  
  
  Глава девятая
  
  
  
  Закупившись овсянкой, дешёвым хлопковым маслом и изюмом, парни отправились домой. Обедали нынче очень бюджетно, из еды помимо овсянки только несколько банок консервов, которые решили открыть, когда вовсе уж припрёт.
  В долги решили не влазить, хотя мистер Вудфорт наверняка бы ссудил деньжат. Но тогда и отношение было бы другое... к чёрту.
  Безо всякого удовольствия отобедав, отправились в театр. Рано, но при отсутствии даже плохоньких часов деваться особо некуда, лучше пораньше придти, вроде как знакомиться.
  - Обалдеть, - негромко сказал Фред, сдвигая котелок на затылок, - куда как лучше Виндзорского, тут мы с тобой не прогадали.
  - Не обалдеть, а восхитительно, - поправил его Алекс, улыбаясь еле заметно, - нам от жаргонных словечек нужно избавляться.
  - Восхитительное здание, - послушно повторил друг, отзеркалив улыбку, - вроде бы видел его не раз, но когда... сам будешь его частью, это... иное.
  Он не без труда подбирал слова, но ведь подбирал же! Выходец из низов в своё время посещал вечернюю школу - очень убогую, где их учили читать, писать, считать и вбивали основы географии и истории, густо перемешанные с Законом Божьим и политинформацией на тему Величия Британии.
  Фред оказался недостаточно одарённым, чтобы получить стипендию от какого-нибудь благотворительного общества на дальнейшее обучение. Такое бывало не слишком часто, но всё-таки бывало. Британии требовались мелкие клерки и приказчики, этакая прослойка между пролетариатом и джентельменами.
  ***
  - Рожа слишком продувная, - расстроено сказал приятель, рассказавший об этом ещё во время работы кочегаром, - нет у меня благолепного выражения. Иной молитвы шепчет постоянно, рожу постную делает. Так ли это... бог знает, но если при этом мозги и усердие имеются, то их обычно тянут дальше. Редко высоко, но в прислугу там, ещё куда... Кто поумней, делает морду кирпичом, да... здесь лизнул, там донёс... такие тоже нужны, этих порой в клерки берут.
  - Да и ты вроде не дурак, - хмыкнул попаданец, сидевший на угольной куче, обхватив колени руками.
  - Я-то? Не дурак, да папаша такой физиономией наградил... даже когда о чём светлом размышляю, со стороны поглядеть - ну чисто крыса замыслила что-то стырить. И эта... мимика богатая. Придёт какая благотворительница, все рожи постные делают... а у меня не получается. Даже если похабщины нет в голове, то всё равно... Там, где иной может улыбнуться уголком губ, у меня ухмылка выходит, да препохабная, другие нарочно такую не выдадут. Эх...
  Фред затянулся и выпустил струю вонючего дыма через ноздри.
  - Потом вроде бы выровнялся малость, но нет... репутация уже не та. Может, когда постарше стану, вылезу наверх... Хотелось бы, не век же на судах ходить, да в трущобах за место в ночлежке и миску похлёбки ишачить. Но в школах которых отбирают, тем попроще сильно, да...
  ***
  Алекс сильно подозревал, что интеллект у его нового друга повыше, чем у него самого. По крайней мере, всё новое англичанин схватывает налету, охотно учится, обладает редкостной интуицией и неплохими аналитическими способностями.
  Да взять хотя бы, как он моментально схватил фразу попаданца Встречают по одёжке и понял всю подноготную. Бывший студент и сам достаточно хваткий... не то чтобы умный, а именно быстро соображающий, адаптирующийся. Но Фред ничуть не уступал, и это без нормального образования. Или трущобы тоже за образование можно считать?
  Хм... с другой стороны оно и верно - иному и трущобы Школой Жизни станут, а кому-то и частная школа дальше таблицы умножения пройти не поможет. Встречал таких - пока родителя тянут, так вроде при деньгах и при должностях. А как только всё, так ой... даже удержаться на должностях не в состоянии без постоянной поддержки.
  - Ладно, что стоять-то? - Прервал друг размышления, - пойдём, что ли?
  Огромное здание театра с гигантскими колоннами ощутимо подавляло англичанина, но попаданцу оно почему-то напомнило классические ДК советского образца, разве что размер побольше. Да... по зданию театра хорошо видно, что некогда район Бауэри был очень приличным.
  В само здание вошли легко и Алекс окинул фойе иным взглядом - уже не как посетитель, а как работник. Увиденное не слишком-то понравилось - мало того, что здание обшарпанное, так и аляповатые, грубо намалёванные афиши немного пугали.
  Названия типа Кровь и любовь с пышнотелыми брюнетками и блондинками, и роковыми красавцами с ножами и пистолетами, говорили о том, что Шекспир в Бауэри не слишком востребован. Впрочем... после студенческого КВНа низшей лиги, да школьных постановок, в которых порой ставили редкостную ересь, его это не смущало.
  - Милейший, - обратился Алекс к негру-служителю, - нам бы к мистеру Вудфорту.
  Немолодой, очень худой чернокожий в засаленном сюртуке, не отреагировал, продолжив медленно мести пол.
  - Милейший!
  - Миста! - Подбежала молоденькая негритянка, иссиня-чёрная и мордашкой крепко похожая на обезьянку, - он глухой! Давайте я вас отведу.
  Хмыкнув смущённо в кулак, Алекс согласился. Вертлявая девчонка в платье, которое когда-то явно носила барышня из приличной семьи, смотрелась забавно, но как-то нелепо. Одежда настолько не шла ей, что...
  - Как обезьянка в платье, - тихонечко пробормотал он. Фред расслышал и хихикнул.
  Шли долго, очень извилистым маршрутом.
  - Специально, - тихо шепнул англичанин, - она нас повела, а мальчишка один куда-то сразу рванул. Наверное, предупредить мистера Вудфорта.
  - Похоже, - так же тихо шепнул в ответ бывший студент, наклонившись, - птицы мы не высокого полёта, но это же театр, наверняка и сам антрепренёр поднабрался всякой театральщины.
  - И раз, и два! - донеслось из открытой двери, - работаем, девочки!
  Девочки-танцовщицы послушно выполняли свои номера. Балетом здесь и не пахло, по сигналу немолодой тётки с испитым лицом и явственно выделяющимися прожилками на носу, они делали несколько движений, после чего замирали. Из комнаты крепко пахло потом и мастикой для паркета.
  - Да я тебе говорю..., - донеслось из-за угла и мимо прошли плотники, тащившие не струганные доски и спорившие о чём-то несомненно важном, добрую половину слов заменяя жестами и междометиями. Фред завистливо втянул носом, учуяв свежий запах спиртного и вздохнул, проводив их взглядом.
  Судя по некоторым моментам, провели по такому маршруту, где они сталкивались с максимально возможным количеством работников театра. Вполне грамотное решении, после такого невольно проникнешься величием человека, который управляет такой махиной.
  За роскошной резной дверью скрывалась такая же роскошная приёмная, метров пятьдесят, не меньше. Здесь работало аж три секретаря, усердно разбирая какие-то бумаги. К слову, попаданец в своё время крепко удивился, когда узнал, что профессия эта считается ныне исключительно мужской.
  - К мистеру Вудфорту, - протараторила обезьянка, обильно жестикулируя и показывая на посетителей.
  - Алекс Смит и Фред Колон, - представился бывший студент, чуть склонив голову, - нам на два часа назначено. Понимаю, что рано, так что если мистер Вудфорт занят, мы подождём. Так-то специально пораньше пришли, чтоб с театром ознакомиться.
  - Эванс, - вяло представился молодой парень с бесцветным, каким-то серым лицом. Весь он каким-то выцветший и унылый, даже волосы казались присыпанными пылью, а серые глаза настолько светлы, что радужка едва не сливалась с белком. Внимательно осмотрев будущих актёров, он кивнул и как-то очень плавно скользнул в кабинет антрепренёра.
  Через минуту секретарь пригласил их войти.
  - Мистер Вудфорт, - поприветствовал его Алекс по всем правилам этикета, Фред скопировал его действия, но уже безмолвно и менее ловко.
  - Алекс! - Весело отозвался антрепренёр, моментально показывая власть, - входи! Извини, что я так бесцеремонно, но в моём театре мы практически одна семья.
  Парень вежливо улыбнулся и промолчал, краем глаза оглядывая кабинет. Вот всегда интересно было... зачем такие помещения нужны? Власть показывать?
  Вдвое больше приёмной, кабинет заставлен книжными шкафами, какими-то стеллажами с непонятными безделушками. Висели афиши и театральные костюмы, чучела животных, ружья и сабли на стене... Эклектично и явно призвано давить на психику как богатством, так и примитивным раздёргиванием внимания. Вон... даже Фред повёлся, стоит с открытым ртом и крутит головой. На актёров, у которых в большинстве своём психика не слишком здоровая, должно и вовсе убойно действовать.
  Но у попаданца иммунитет - одна из подруг матери, живущая по соседству, в девяностых торговала турецкими и китайскими тряпками на местном рынке. Вкуса у неё не наблюдалось, да и денег не то чтобы очень... а показать богачество хотелось. Ну и воспоминания наверное, не без этого. Так что квартира была заставлена дешёвыми, но очень броскими сувенирами из Китая, Турции, Египта и Индии.
  Вудфорт встал из-за стола и зарокотал что-то хорошо поставленным голосом, выдерживая нужные паузы и интонации. Видно, что человек и сам когда-то играл, причём неплохо.
  Ничего конкретного антрепренёр не говорил, фразы такими же раздёрганные, как и его кабинет.
  - ... вот этого бобра мой приятель добыл, - тыкая в некачественно сделанное чучело. - Флинт, из ТЕХ САМЫХ Флинтов.
  И тут же...
  - Да, служебные обязанности будут немного шире, чем написано в контракте. Ну вы же понимаете, одна семья, выручать иногда придётся...
  Не давая ответить, антрепренёр схватил Алекса за локоть и развернул его к афише на которой с глупым видом таращилась на зрителя пышнотелая брюнетка с приоткрытым ртом.
  - Мисс Белби играла, до чего талантливая! Замуж потом вышла, какая потеря для искусства...
  Вудфорт журчал и переливался, умело играя голосом и интонациями, прикасаясь то к локтю, то к руке или плечу. Он напомнил Алексу опытного пользователя НЛП, но парень закалён жизнью в двадцать первом веке и не поддавался. В отличии от Фреда... у того аж ниточка слюны изо рта потянулась.
  - Поражён вашим актёрским дарованием, - со смешком сказал Кузнецов, кланяясь слегка, - а мой друг в полном восхищении.
  Антрепренёр бросил на него острый взгляд и хохотнул. Дескать, ну не получилось... чего уж там.
  - В молодости по глубинке поездил, - доверительно сказал он, взяв Алекса под локоток и наклоняясь к уху, - ну вы знаете, все эти чудодейственные эликсиры для пейзан ...
  Ещё бы не знать... бывший студент и сам некогда числился аж в нескольких сетевых структурах, распространяя косметику и прочую ерунду. Лишь бы копеечка капала, мать помочь не сильно могла, а на стипендию и прокормиться-то не получалось, даже на повышенную.
  Попытки заставить Алекса взять на себя дополнительные бесплатные обязанности антрепренёр оставил.
  - Давай-ка пройдём на сцену, посмотрим, - и окинув взглядом Фреда, добавил, - ах да... ты тоже с нами.
  На главной сцене шла сейчас репетиция, но Вудфорт достаточно беззастенчиво согнал актёров, давая новичку выступить.
  - Быть иль не быть..., - начал Вудфорт и Алекс продолжил читать бессмертный монолог хорошо поставленным голосом, представляя Высоцкого в знаменитой роли, и как бы повторяя за ним. Когда он закончил, то некоторое время в труппе царило молчание, потом Саймон Вудфорт сказал тихонечко:
  - Браво, - и вся труппа зааплодировала. Алекс раскланялся, подмечая - кто и как аплодирует, кто как при этом гримасничает... Важный момент, именно сейчас можно понять, как они относятся к новичку.
  Потом стоящий с кислой физиономией мужчина с сильно загримированным лицом театрального красавца и вяло хлопающий, может натянуть улыбку и начать восхищаться талантом. Но пока можно увидеть актёров без прикрас. Разумеется, не все выдадут истинные чувства, но можно понять хотя бы, кого точно стоит остерегаться.
  Некоторые, к слову, хлопали вполне искренне. Алекс прекрасно знал, что восхищение может быть искренним. Особенно если это актёры второго плана... или женщины... Словом - те, для кого он не являлся конкурентом.
  - А нашу пьесу? - С интересом спросил антрепренёр, дав ему листы, где расписаны роли. Бегло прочитав их, парень кивнул понятливо.
  - Да, всё ясно. Кого попробовать?
  - Давай... Джима, Благородного Разбойника, монолог с его девушкой.
  Вперёд вышла миловидная женщина с тонкими чертами лица, возрастом сильно за тридцать, что хорошо заметно вблизи.
  Алекс представил себя типичным гангстером из Пяти Точек - из тех, кто претендует на некое благородство, таких там хватало. Дескать, он борец и защитник... борец за право переложить деньги из чужого кармана в свой... И защищать своё право на такие действия от всяческих недостойных...
  - Что же ты, Мэри, - начал он, шагнув к партнёрше, на ходу закладывая правую руку за отворот сюртука. Та отвечала, играя по его мнению очень уж... как рыночная торгашка, решившая изобразить принцессу. Впрочем, играли-то здесь как раз для таких... так что молодец баба, всё по уму.
  - Недурно, - с некоторым сомнением выразился антрепренёр, на что Главный Красавчик труппы явственно фыркнул и отвернулся. Вудфорт покосился на него и вздохнул...
  - Мольера принесите...
  Сыграл Алекс и несколько сцен из комедийных пьес.
  - Ну... всё ясно, - пожал плечами антрепренёр, - если Шекспира или кого из классиков будем ставить, то на главную роль непременно Алекса. Наши пьесы, местные... не слишком убедительно. Неплохо, но недостаточно выразительно. Нет понимания местного колорита.
  Красавчик фыркнул гордо и поднял подбородок. Стоящие неподалёку подпевалы мелкими гримасами и жестикуляцией дали понять ему и окружающим, что не сомневались в таланте своего Вожака.
  - Ну и комедии... Фарлон ушёл, так что... Алекс на его место. Бурлеск Мойзесу по прежнему, он в этом жанре незаменим.
  Актёры испытали явственное облегчение - новичок никого из них не подвигал. Может, позже что-то и будет... да и не гарантирует это Алексу хорошего отношения от всей труппы... Но большую часть проблем от притирки с коллективом Саймон Вудфорт умело снял - сперва мастерски повысив напряжение (незаменимых у нас нет!), а потом найдя новичку свою нишу.
  - Что ж, - сказал антрепренёр, поднимаясь с кресла, - теперь я точно знаю, на что ты способен. Пойдём поговорим насчёт жалованья и работы.
  
  
  
  Десятая глава
  
  
  
  В театре Алекс прижился, пусть и не без проблем. Закалённый склоками в школьной и студенческой самодеятельности, он видел подводные течения, и по большей части успевал нивелировать негативные последствия. Уровень склочности у местных на порядок выше, чем у студентов, да и последствия другие, но суть попаданец ухватил быстро.
  Единственной серьёзной проблемой стал характер. Алексей привык уступать и отходить в сторонку, ибо актёрскими амбициями он не обладал и не видел себя в будущем на сцене... раньше.
  Здесь же уступать нельзя, так что приходилось лавировать, подличать, вступать в кратковременные союзы с театральными группировками и предавать союзников.
  Гадко... но это не родной дом, где есть родные и друзья, а понятия бедности очень далеки от понятий смерть от голода или замёрз на улице. Альтернативой было бродяжничество, воровство и тому подобная романтика, коей парень нахлебался досыта. Или работа по четырнадцать часов в день за деньги, не дотягивающие до прожиточного минимума, и койка в ночлежке.
  Так что нравится или нет, но нужно ломать себя через колено, и в общем-то получалось. Тяжело... иногда после очередной склоки или сделанной подлости крепко тянуло к выпивке, но держался. Знал уже, что алкоголь приносит лишь временное забвение, а постоянно существовать полупьяным... Опомниться не успеешь, как окажешься на улице - насмотрелся что дома, что здесь.
  Заработки выходили достаточно приличные, в иные недели до тридцати долларов, очень приличная сумма для Нью-Йорка того времени, уровень среднего класса. Именно до, к его превеликому сожалению, обычно чуть больше двадцати. Впрочем, ролей достаётся всё больше и перспективы маячат очень недурственные.
  Но и расходов много. Одеться-обуться, ведь один единственный приличный костюм... это ни о чём для актёра, который претендует на нечто большее, нежели кушать подано. Купить часы себе и Фреду, ибо без них ну никак. Причём себе пришлось покупать статусные, золотые. Купил у достаточно сомнительного человека, да ещё и за полцены, наверняка краденые.
  Но... статус обязывает его носить качественные вещи, в актёрской среде за этим зорко следят. А что происхождение этих вещей подчас сомнительное... ну так актёрам как раз такое простительно, у них и профессия сомнительная. Да что говорить, если добрая половина актрис из тех, кто помоложе, на содержании.
  Имелись и другие имиджевые расходы, вроде почти обязательного посещения некоторых знаковых мест. Правильный ресторанчик или пивная хотя бы раз в неделю - посидеть, примелькаться, пообщаться с кем-то из завсегдатаев. Совместные пьянки с членами труппы по каким-то важным поводам. Мелкие подарки членам труппы и работникам время от времени... последнее важно только для тех, кто претендовал на статус звезды. Алекс претендовал.
  Многих расходов удалось избежать. Так, брить редкую пока щетину Алекс предпочитал сам. Пусть неумело, пусть пока порезов предостаточно... Но хватило одного посещения парикмахерской, чтобы убедиться - о гигиене там имеют самое смутное понятие. Даже бритвы после клиента протирали всего-то фартуком. Грязным!
  Основные расходы на учёбу...
  - Жермен предупредил, что он сегодня не сможет, - сказал Фред зевая так, что едва не вывихнул челюсть, - мальчишку прислал.
  - Жаль, - расстроился Алекс, общение с французом ему нравилось. Немолодой уже, бывший офицер французской армии, имевший достаточно скромный доход, проживал в Нью-Йорке лет десять. Поговаривали, за ним была мутная история с наследством и трупами, так что местное общество его не слишком жаловало, да и с возвращением во Францию большие проблемы.
  Денег на достойную жизнь не хватало, и француз подрабатывал, обучая родному языку и фехтованию. Блюдя достоинство, деньги напрямую не брал, расплачиваться приходилось то походом в ресторан, то оплачивая счета домовладельцу или зеленщику - как бы инкогнито. Алекс этого не понимал, но не спорил - преподавал Жермен добротно и с огоньком, а что тараканы у ветерана, так у кого их нет?
  Вроде бы такая учёба никак не относится к предметам первой необходимости, но... джентельмены должны владеть оружием. Да и французский пока - язык культуры и международного общения.
  Не обязательно в совершенстве владеть оружием и знать все тонкости языка, но базой обязан владеть любой мужчина из хорошей семьи.
  Язык хорошо ложился у попаданца на старые дрожжи, а вот фехтование куда лучше шло у Фреда, прямо-таки талант.
  - Давай тогда боксом! - Прервал Фред размышления. Увидев как-то утром достаточно корявый бой с тенью в исполнении Алекса, англичанин буквально загорелся. Его даже не смущало, что это другой бокс , школу опытный трущобный боец оценил сразу.
  Под его давлением...
  - Давай, вспоминай! - Фред напоминал поскуливающего щенка, выпрашивающего косточку, - это же БОКС! Тебя явно какой-то мастер учил или ученик мастера. Но какая школа!
  ...пришлось согласиться, и теперь два-три раза в неделю они тренировались - по возможности. Пришлось потратиться и заказать кожаные скакалки, и несколько кожаных мячей, набитых песком. Не так давно договорился с Мопси, та выделила закуток в подвале, где они смогли оборудовать сравнительно приличный спортивный уголок, где нашлось место гимнастическому коврику из потёртой лосиной шкуры, шведской стенке, турнику и нескольким грушам.
  - ...не могу больше, - простонал Фред, - плечо отваливается. Алекс настаивать на продолжении не стал, характер у друга железный, если он говорил, что не может, то действительно не мог, даже через не могу.
  - Хорошее упражнение, - тяжело дыша, сказал англичанин довольно, - перебрасываться такими тяжеленными мячами, да ещё и вроде как бьёшь... Удар потом будет, как копытом.
  Фред не договорил, с удовольствием пощупав свой бицепс. За последние пару месяцев, на регулярной сытной кормёжке с мясом и бобами, он здорово вытянулся вверх - дюйма на три, не меньше. В плечах при этом почти не раздался, так что и без того неширокий, теперь напоминал швабру - очень жилистую, нужно сказать.
  А ещё - самого попаданца... Из-за схожести телосложения и дружбы их принимали за родичей. Алекс из приличной ветви семьи, а Фред - из скатившейся. Попаданец не разубеждал никого, а Фред, кажется, слегка гордился этим.
  - Раунд, - сказал Алекс, глядя на песочные часы, - по груше лупи. Прямые сперва - левой-левой лёгкие удары, хлыстом. Потом подшаг и правый боковой. На точность упирай, не дави на силу.
  Фред подскочил и принялся обрабатывать лёгкий, мотающийся на вёрёвках туда-сюда, снаряд. Реакция и координация у англичанина на высоте, но...
  - Может, по тяжёлой постучу? - Заныл он в перерывах между ударами?
  - Хорош! - Рявкнул попаданец, обрабатывающий соседний снаряд, - двадцать отжиманий на кулаках!
  Вот же... вроде умный парень, а иногда вылезает трущобная дурь - чтоб непременно одним ударом быков валить... и никак не вдолбить, что при его телосложении это дурость. Скорость, скорость и ещё раз скорость! И главное здесь - не столько удачно попасть самому, сколько не допустить, чтобы врезали тебе... У обоих то ещё теловычитание.
  А быка свалить дело нехитрое, кастетом в девятнадцатом веке пользоваться не стесняются даже джентельмены. У нью-йоркской полиции так и вовсе - табельное оружие, наравне с дубинками.
  - Раунд! Уф... сейчас с оружием будем работать - в левой тычковый кинжал , в правой кастет. Схема та же - скоростные удары левой в лицо, подшаг и правой под сердце или по почкам - через раз. Работаем!
  Час спустя закончили заниматься, помылись тут же - Мопси подогрела им воды. Дополнительная услуга в виде горячей воды, тазика и чистого полотенца - пять центов с каждого. Мелочь вроде бы... но таких вот мелочей изрядно набегает.
  - Куда сейчас?
  - Да на прогулку, - с тоской ответил Алекс, кривя рот, - подарки буду выгуливать.
  - Х-ха! Когда поклонники дарят тебе что-то после спектакля, так иной раз и зависть берёт - хочется и самому, не без этого... А вот в когда твои выгулы вспоминаю, так смех разбирает.
  - Иди ты! Сам ещё недавно декорациями занимался, а сейчас? Роли может и мелкие, зато в каждом почти спектакле играешь.
  - Ну... типаж у меня такой, - хмыкнул весело Фред, растираясь полотенцем, - если о бандитах, то моя рожа - самое то в спектакле. Ну или мошенника какого в комедии играть. Сам же знаешь, не столько талант, сколько морда лица.
  - Два месяца всего играешь, - не согласился попаданец, - а талант дело такое... порядок бьёт класс .
  Дома Алекс, морщась от получающейся безвкусицы, оделся и начал натягивать на пальцы перстни. Четыре серебряных с камушками, два золотых из низкопробного золота... потом серебряный портсигар, безвкусная золотая цепочка на руку. Всё это - подарки поклонников.
  По местным неписаным, но свято соблюдавшимся законам, подарки требовалось демонстрировать. Подарил тебе перстенёк владелец мясной лавки - будь добр, выгуляй перстень в том районе, где живёт мясник. Лавочник должен видеть, что подарок оценён, тыкнуть пальцем в него, показывая домочадцам и приятелям - Я подарил!
  Не соблюдаешь неписанные правила, не выгуливаешь подарки? Ну... их количество точно сократиться, а ещё - местные обидчивы. Бауэри пусть и не совсем трущобы, но рядышком, нравы здесь ещё те. Каждый второй так или иначе крепко с бандитами связан.
  - Грамматику повтори, - дал задание Фреду. Тот неохотно, но решительно кивнул - знал, что язык у него корявый, трущобный. Потому-то английская грамматика и переписывание английских классиков занимали большую часть учёбных часов англичанина. Увы... несмотря на то, что Фреду хорошо давалась математика, давить приходилось прежде всего на язык.
  Какой бы он ни был умный, но пока не научится говорить правильно, да желательно с оксфордским акцентом, в кругах его просто не примут. И бог бы с ними... вряд ли Фред сможет пробиться в высший свет... Но правильный язык и манеры требовались и от среднего класса. Да и с работой проще - хочешь устроиться приказчиком в лавку, а не грузчиком в ней же? Изволь говорить и вести себя должным образом.
  Попаданец и сам занимается английским всерьёз - не грамматикой, здесь всё хорошо. Да и язык ставили оксфордский, на Диккенсе и классической английской литературе. Собственно, ещё мать поставила.
  А вот умение писать металлическим пером, которое требовалось окунать в чернильницу... с этим куда хуже, только недавно начало получаться, пришлось даже брать уроки каллиграфии. Хороший почерк считался одним из показателей качественного образования - есть деньги на бумагу и чернила, да время на всё это? Значит, не выходец из низов, а человек из хорошей семьи.
  Не менее важно умение составлять письма, здесь это целая наука. Родственнику, другу, деловому партнёру, правительственному чиновнику - везде свои правила, отличавшиеся весьма заметно. Образованный человек должен хорошо в этом ориентироваться. Не то чтобы очень строго... но одно дело, когда плавает кто-то свой, с родственными связями и общими знакомыми. И другое - непонятный тип, невесть откуда взявшийся.
  Хватало и другой учёбы. Так, приходилось читать светскую хронику, заучивая - кто, с кем, где и как. А главное - какие правила у этой светской жизни, что считается должным, что - моветоном. Пару раз Алекс по незнанию крепенько влип, выручило КВНовское прошлое, неловкий момент стал удачной шуткой. И ведь твёрдо уверен, что манеры вполне хороши... для двадцать первого века, в девятнадцатом слишком многое по другому.
  ***
  В Нью-Йорке зимой не столько холодно, сколько ветрено и промозгло - сказывается близость моря. Да и огромные пустыри между кварталами никак не преграждали путь ветрам. Алекс никак не мог привыкнуть к такому климату - вот прямо сейчас почти тепло, хочется снять пальто, а потом порыв жуткого, сбивающего с ног ледяного ветра с дождём, и на пальто хочется натянуть тулуп.
  Но нельзя, нужно прогуливаться по общественно значимым местам Седьмого округа и усиленно светиться на публике.
  - Мистер Гросс, - раскланялся с бюргером актёр, сверкая перстнями и обаятельнейшей улыбкой, - миссис Гросс. Как поживаете?
  - Недурственно, - горделиво ответил бакалейщик, - а вы, мистер Смит?
  - Тоже недурственно, - улыбнулся попаданец и подмигнул слегка, демонстрируя перстень, - вашими стараниями.
  Гросс с супругой надулись от гордости - все ли слышали? Все или нет, но момент сближения Алекс рассчитал так, чтоб имелись свидетели. Будет лишний повод Гроссам поговорить о подарке актёру, о покровительстве искусству...
  Это в общем-то безобидные экземпляры, встречал и похуже. Один из местных бандитов подарил всего-то серебряный перстенёк, а отдачи хотел никак не меньше, чем от золотого портсигара. Раз двадцать уже громогласно орал при встречах что-то вроде
  - Как вам мой подарок?!
  И ведь мелкая по сути гнида... но напрочь отмороженный тип. Не принять от такого подарок - обидеть. Не поблагодарить в очередной раз... обидеть. А гнида эта убивала и за меньшее, всем известно. Непроста ты, доля популярного актёра в бандитском районе.
  
  
  
  Глава одиннадцатая
  
  
  
  Элизабет считалась красавицей - лицо сердечком, маленькие полные губы бантиком, взгляд с поволокой, красивые руки, маленькие ступни, пышное тело и мелодичный голосок. В сочетании с достаточно грациозными движениями, получался этакий секс-символ, и влюблены в неё очень многие мужчины из высшего света Нью-Йорка.
  Алекс же... каноны красоты в двадцать первом веке очень заметно отличались от канонов красоты девятнадцатого. Излишняя полнота, да ещё и не слишком здоровая, со складочками на талии и пышным, но несколько обвисшим задом...
  Любовная связь с замужней дамой для него достаточно обременительна. Несмотря на то, что попаданец далеко не первый, с кем она изменяет мужу, в постели любовница оказалась достаточно зажатой, да и темперамент не так чтобы очень. Кузнецов считал, что своими изменами она решает скорее проблемы психологического, чем физиологического характера.
  С другой стороны, выбора у него и нет. Не то чтобы девятнадцатый век такой уж пуританским... скорее ханжеский. Любовницу при желании найти легко. Другое дело, что получалось шило на мыло.
  Связываться с незамужними рискованно, если это только не девчонки из рабочих кварталов - нравы там достаточно простые. Но там другая проблема - братья, отцы, ухажёры... Да и с гигиеной проблемы - не то чтобы они вонючки идейные... проблема именно в деньгах на гигиену - в домах бедняков даже водопроводов нет.
  Бордели? Рассадники сифилиса, коего попаданец отчаянно боялся - видел уже людей с провалившимися носами, кошмары потом долго не отпускали. Понятно, почему среди среднего и высшего класса так популярны перчатки, которые таскали даже в летнюю жару.
  Оставались только замужние, из числа тех легкомысленных особ, что считают любовную связь на стороне непременным атрибутом светской женщины. Хочется, не хочется... положено!
  Вот и Элизабет нашла себе Алекса - любовник из актёрской среды считался у женщин чем-то пикантным...
  - Молилась ли ты ночь, Дездемона!?
  Женщина с трепетом смотрела на разыгрываемую сценку, восхищённо округлив глаза и положив левую ручку в область сердце. Сейчас, в шёлковом пеньюаре, лежащая на двуспальной кровати дорогого гостиничного номера, она смотрелась очень даже...
  - Иди сюда, мой ненасытный зверь! - Жарко прошептала Элизабет, и Алекс шагнул к постели, срывая сорочку...
  Три часа спустя с неохотой нацепил подаренные запонки, поцеловал женщину на прощание и сбежал по чёрной лестнице отеля, отворачивая лицо от прислуги. Вот же... вроде бы и с лучшими намерениями, а как помоями напоследок облила. Подарки эти...
  Сам он не мог дарить любовнице ничего, ибо конспирация, да и разница в финансовом отношении очень уж велика. А вот наоборот... актёрская профессия считалась родственной древнейшей и актрисы на содержании через одну - за исключением пожилых и слишком юных.
  Актёры мужчины... да то же самое! Не столь очевидно, но им дарят такие вот подарки, оплачивают некоторые счета. Стыдобища, но деваться особо некуда - Алекс попытался робко поднять тему... так сразу Ты меня не любишь и слёзы. Была бы Элизабет обычной студенткой из века двадцать первого, сказал бы Не люблю и пошёл пить пиво с приятелями.
  А тут боязно: обиженная женщина, да ещё из высшего света. Намекнёт такая мужу, что некий актёришка сально на неё смотрел и отпускал пошлые комплименты, так потом хоть из города беги, иначе проблемы за проблемой пойдут. А не мужу, так подругам, родственникам... хрен редьки не слаще.
  Правда, запонки отличные, спору нет. В ювелирных изделиях уже мал-мала разбирается, никак не меньше сотни долларов - если продавать. Покупать если, так минимум в полтора раза дороже выйдет.
  Оп-па... а вот и заканчивается приличный район с освещением и мостовыми. С минуту Алекс колебался - до Бауэри можно дойти через Нижний Ист-Сайд, район не самый благополучный. Или через пустыри, где опасность встретить грабителя куда как меньше, но уж если натыкался, то шишкой на затылке и вывороченными карманами не отделывался. Обычно таких невезучих находили пару дней спустя, и опознать их оказывалось проблематично - на пустырях жили ещё и бродячие собаки.
  Собак попаданец побаивался, есть у него такая слабость. Нащупав в кармане кастет и тычковый нож, бывший студент немного успокоился и пошёл через Ист-Сайд.
  - Давно надо револьвер купить, - бормотал он сам себе, напряжённо вглядываясь в темноту и старательно обходя переулки и тёмные места. Несмотря на позднюю ночь, народа хватало. Правда, несколько сомнительного...
  - Скидывай прикид, - без обиняков приказал один из троицы грабителей, умело окруживших его. М-мать... только что ведь обычных прохожих изображали, даже шли в разные стороны. Матёрые волчары... и глаза такие нехорошие... В трущобах Алекс насмотрелся на бандитов и понял - сейчас его будут убивать.
  Постукивая зубами, начал стягивать сюртук, путаясь в рукавах. Один из бандитов, ухмыляясь, подошёл поближе, вроде как помочь.
  Сейчас!
  Короткий боковой в челюсть вырубил воняющего перегаром крепыша надёжно, кость хрустнула под кастетом и бандит безмолвно упал лицом вниз, прямо на мостовую.
  Полы сюртука хлестнули по навахе , которой поигрывал высокий тощий парень, по комплекции сильно напоминавший самого попаданца. Тут же бросив сюртук, Алекс приставным шагом подскочил к долговязому и нанёс несколько ударов в лицо - левой, вооружённой тычковым кинжалом.
  - Глаза! - Заорал тот истошно, - мои глаза! Мэри, убей его! Тварь!
  Алекс краем глаза успел увидеть пистолет и немыслимым рывком ушёл в сторону.
  Выстрел!
  Бок обожгло, но попаданец рванул к высокому жопастому стрелку, преодолевая дикий страх. Не успеет, будет трупом... Громкий щелчок осечки стал музыкой для его ушей.
  Правый боковой по голове!
  Незадачливый стрелок валится на мостовую безжизненной куклой, не нужно быть врачом, чтобы понять - труп. Из-под свалившейся с головы кепки выпали длинные спутанные волосы. Сопоставив их с Мэри, Алекс аж зашипел от злости - бабу убил!
  Не то чтобы она не заслуживала... но если что... Подняв револьвер, он без колебаний разрядил его сперва в воющего Мои глаза вперемешку с угрозами, а затем в лежащего без сознания гангстера со сломанной челюстью.
  А теперь - ноги! Если полиция вполне снисходительно отнесётся к факту самообороны, то вот дружки убитых - вряд ли. Да и девку не простят. Она может оказаться обычной подстилкой, а может - родственницей целого гангстерского клана. За таких мстят.
  Бежал до самого Бауэри, шарахаясь от всех теней. Но ближе к дому снова накинул сюртук, до этого скомканный в руке и прижатый к простреленному боку. Благо, прижимал к ране изнаночной стороной. Нельзя показывать, его искать могут...
  В дом вошёл спокойно и тут же рявкнул:
  - Фред! Зажигай свет и грей воду, меня подстрелили!
  Друг тут же вскочил и начал суетиться - без паники, потому как трущобная жизнь подготовила его и не к такому. Быстро согрелась вода, и сюртук на ране заменён на два тампона из чистых рубашек.
  - Насквозь прошла, - с деловитой озабоченностью сообщил попаданцу Фред, - по краю. Борозда страшненькая и крови много потерял, но ливер должен быть цел.
  - Про потерю крови и сам чувствую, - язвительно ответил раненый, которого от слабости и переживаний аж вело, а сознание временами отключалось, - давай к Мопси, пусть кто-нибудь из её сорванцов за доктором сбегает.
  Успев распорядиться, Алекс всё-таки потерял сознание. Очнулся от резкого запаха, увидев перед собой бородатую физиономию.
  - Мойзес Лифшиц, - отрекомендовалась физиономия, - а вы, насколько мне доложили, Алекс Смит. Огнестрельное ранение... так... сейчас будет больно, уж потерпите...
  Бормоча что-то под нос на идише, который попаданец мог опознать по специфическому звучанию и словечкам, доктор отодрал тампон и начал профессионально копаться в ране. Очень болезненно и одновременно успокаивающе - движения уверенные, не суетливые.
  - Терпите, мистер Смит, - с профессиональным равнодушным сочувствием сказал врач, - рана не опасная, но чистить надо - волокна от одежды попали. Вдобавок, вам с этой раной ещё до дома нужно было дойти, грязь могла глубоко...
  Алекс успел заметить, что лежит, оказывается, на их обеденном столе, а в комнате, помимо Лифшица и Фреда, ещё какая-то рыжеватая женщина, ассистирующая врачу. Потом от дикой боли и кровопотери потерял сознание.
  Очнулся уже утром, и как выяснилось, аж через сутки после визита доктора.
  - Да ничё, - успокаивающе хлопотал рядышком озабоченно-деловитый Фред, - слабость, оно конечно... Но заражения нет, мистер Лифшиц вычистил рану.
  От волнения друг снова сбился на трущобный лондонский акцент.
  - Язык, - машинально поправил бывший студент.
  - Чё? А... да. Всё хорошо, в общем, - Фред слегка замедлил речь, подбирая слова, - доктор сказал, что недельку ты точно пролежишь, а потом ещё две недели дома посидеть придётся, никакого театра.
  - Пять долларов за визит взял , поганец этакий! - Рядышком обнаружилась Мопси с поджатым толстыми губами, - не моё конечно дело - указывать белому джентельмену, как вести дела... Но пять долларов!? Видит господь, гореть такому кровопивце на самом жарком костре! Масса Фред не в себе от волнения, вот этот Мойзес и загнул. За ночной визит, да сложный случай... Тьфу!
  Лицо Мопси горело негодованием, негритянка никогда не была тихоней и умела указать всем место, не переходя границы, дозволенные чернокожим. Так что можно быть уверенным - репутация доктора Лифшица в этом квартале крепко пострадает.
  - Сиделка вам нужна, масса, - доложила Мопси, - давайте я вам мою старшенькую приведу. Молодая ещё, но овдоветь успела, так что мужские причиндалы не смутят. А за больными и ранеными ухаживать она умеет, вы не беспокойтесь! В больнице работала!
  Добившись согласия, негритянка просияла и ускакала вниз, тряся телесами. Через полчаса пришла симпатичная мулатка и приступила к своим обязанностям.
  - Мне кажется, у Мопси муж как сапог чёрный? - Задумчиво спросил Фред, как только Дебби ушла с горшком.
  - Угу..., - Алекс хихикнул, - были у нашей домоправительницы постельные приключения в молодости.
  Рана заживала быстро, не принося особых проблем. Единственное, беспокоила слабость из-за сильной потери крови, да скука. Но если слабость можно перетерпеть, то вот со скукой похуже.
  Интернета, ТВ и радио нет, остаются только печатные издания. Газеты 'пережёвывали' одно и тоже - Гражданскую Войну, мысли о которой Алексу просто неприятны - ему равно не нравились обе стороны. Северян терпеть не мог заранее - за толерантность, Холодную Войну и ФРС . Южан... не любил он рабства.
  Оставались книги, но почти всю классическую литературу, особенно англоязычную, Алекс успел перечитать ещё в школе, причём как на русском, так и на языке оригинала. Перечитывать что-то по новой... не с его памятью. А современные популярные американские мастера пера писали на редкость нудно. Непременный пафос, цитаты из библии, нравоучения...
  Делать решительно нечего, и от лютого безделья Алекс взялся за творчество. Графоманией он не страдал, да и писательского таланта не наблюдалось. Но переделать один сценарий пьесы, в которой некогда играл... почему бы и нет? Особенно если скрестить её с парочкой кинофильмов...
  На Чехова и прочих Великих не замахивался, прекрасно понимая, что сюжета в данном случае недостаточно. Он не уверен, что смог бы адаптировать пьесу даже под реалии России образца тысяча восемьсот шестьдесят третьего года. Сложная игра слов и смысловых оттенков... нет, не потянет. Тем более перевести это на английский, да ещё и так, чтобы заинтересовать нью-йоркскую публику.
  А вот безыскусная пьеса о беспризорниках во время Гражданской Войны, переделанная слегка под реалии Нью-Йорка, это реально. Их школьный драматург, Сан Ваныч, сам откуда-то свистнул сюжет и упростил достаточно сложную пьесу до такой степени, чтобы её смогли играть школьники. И понимать, что особенно важно.
  Ничего сложного там в общем нет, никаких изысков. Напротив, пьеса построена на достаточно грубых ходах, бьющих по нервам и очень понятным. В крайнем случае...
  - К вам мистер Вудфорт, - важно доложила Дебби.
  - Наслышан, - с порога начал антрепренёр, едва успев поздороваться и поставить трость в угол, - очень неприятный инцидент, очень!
  Несколько минут он рокотал, по своему обыкновению, что-то бравурное и невнятное. Увидев, что Алекс по прежнему смотрит на его монологи с большим равнодушием, успокоился.
  - Келли передавала тебе привет, - подмигнул он. Попаданец кивнул серьёзно, не реагируя на подкол - Вудфорт баловался, вроде как скрывая тайну отношений Алекса и сорокалетней кокаинистки-травести . Труппа с упоением поддерживала миф о пылких влюблённых, а самому попаданцу наплевать. Ну... почти, немного всё-таки раздражало.
  - Не скучаешь?
  - Скучал, - честно ответил парень, - пока за пьесу не взялся.
  - Показывай... Шекспир будущий, - антрепренёр протянул руку за пьесой. Скепсис понятен, едва ли не каждый актёр считал себя драматургом и время от времени выдавал нетленку.
  - Хм..., - сказал Саймон пять минут спустя, не вставая со стула, - хм... не шедевр, но на злобу дня... хм... Править придётся... возьмёшь меня в соавторы?
  - На это и рассчитывал.
  - Даже так? Хм... ты же ходить пока не можешь... А так хорошо себя чувствуешь?
  - Неплохо, - пожал плечами Алекс, немного растерявшийся от напора.
  На следующий день, чувствуя себя неловко, Алекс прибыл на место работы в портшезе .
  
  
  
  Глава двенадцатая
  
  
  
  - Нет, нет и ещё раз нет! - Алекс решительно отбивался от авторитетного мнения одного из старейшин труппы - Говарда Стерна, - ваше мнение ценное, но пьеса нетипичная, да и раньше следовало подходить! Кто мешал подойти неделю назад?
  Говард, играющий благородных стариков, демонстративно обиделся, вскинув голову и резко развернувшись, на что Алексу плевать. Может, когда-то этот запойный алкаш и был настоящим актёром, но сейчас он держался скорее за счёт звучного голоса, львиной гривы седых волос с красивым серебряным оттенком и опыта. Впрочем, несмотря на весь опыт, роли у него по большей части эпизодические, ибо не следует алкоголь с кокаином мешать...
  - Не просто так подходил, - материализовался рядом с портшезом Фред, - ничего конкретного сказать не могу, но знаешь, как это бывает. Вроде бы ничего особенного, но один слишком сильно улыбается, другой шепчется...
  - Да ясно, - устало выдохнул попаданец, потирая отчаянно чешущийся, заживающий бок, - в заговорщиков играют. Могу сказать даже, ради чего. Хотят повернуть дело так, что либо моя пьеса прогорает, либо сверкает всеми гранями, но так, будто это они её вытянули.
  Друг хохотнул нервно...
  - То есть ты заранее знал?
  - Догадывался.
  - Мда... вот почему я роль втайне репетирую, в подвале у Мопси завываю.
  - Театр, - выплюнул Алекс слово как ругательство, - труппа на кокаинистке Келли настояла, ещё пара мелочей... Вудфорт всё понимает, не дурак. Но тут дело такое, что он в любом случае в выигрыше.
  - Как... а, ясно. Если ты справляешься сам, то у него появляется человек, на которого можно положиться. Заодно именно на тебе труппа будет пар выпускать, он в белом останется. Не выйдет, тогда на землю опустишься, начнёшь к мистеру Вудфорту не просто прислушиваться, а уроки брать, за учителя считать.
  - Как-то так... Эй, на тросах! Небоскрёб плавней опускай!
  Чистовой прогон спектакля дело нервное, Алекс впервые занимался им как режиссёр. В самодеятельности максимум как помощник выступал, исключительно потому, что должность эта одна из самых неблагодарных, желающих всегда мало. И Вудфорт, несмотря на формальное соавторство, ни хрена не помогает, интриган хренов.
  ***
  Главный герой - немолодой священник, пытающийся нести в трущобы даже не столько Слово Божие, сколько утешение и помощь. Встречались среди протестантских проповедников и такие, причём немало. В оригинале это комиссар, но в САСШ несколько иные реалии...
  Священник пытался наставлять свою грешную паству, но понимал, что в большинстве своём они не виноваты в совершаемых преступлениях.
  -... пастор, - а ты пробовал прокормить детей, зарабатывая два цента в час ? - Выплёвывает слова бывшая портниха, ставшая проституткой, - попробуй посмотреть в глаза голодным детям, а потом скажи мне о постыдной профессии.
  Публика на галёрке улюлюкает одобрительно, формат пьесы позволяет этакое интерактивное участие, так что действие не страдает. Нищая галерка сама как будто становится соседями этой проститутки, невольно подслушавшими разговор и вмешавшимися в него.
  - ... жить честным трудом? - Оборванный мужчина смеётся, стоящие рядом оборванцы отпускают язвительные, но корректные замечания, - а ты пробовал?
  - Да где ему!? - Визгливо комментирует пронзительный испитой голос с галёрки, - когда деньжата есть, можно и поумствовать о всяком. А когда ты работаешь так, что света белого не видишь, а всё едино кишки от голода сводит, и думаешь - самому поесть, потому как иначе работать не сможешь, аль детишек покормить, потому как они уже прозрачные от голода. А на всю семью не хватит. Вот тогда-то и призадумаешься о том, чтоб в переулке кого по лобешнику кастетом!
  А это уже подготовленный актёр... пусть в театрах такое не принято, но идея из будущего оказалась как нельзя кстати. Всего-то двое актёришек ранга кушать подано на галёрке, а пьеса заиграла. Вон как встречают... да не только трущобники, но и публика побогаче сочувственно сморкается, особенно женщины - у половины глаза на мокром месте.
  - ... гражданин САСШ?! - Спустившийся с парохода эмигрант с немецким акцентом неверяще смотрит на таможенника, - вот так сразу? Марта, мы теперь граждане САСШ, самой великой страны мира! Как в солдаты?! Дети мои...
  - Как гражданина, по призыву, - ехидно отвечает вербовщик, - пошли уже, трёхсотдолларовый человек !
  Проповеднику попадались на глаза проститутки, воры, бродяги, опустившиеся алкоголики. Он говорил с ними, пытаясь вернуть На путь истинный, но... За каждым стояла грустная история, типичная для трущоб Нью-Йорка - крушение всех надежд, невозможность прокормить семью и детей, безнадёжность.
  Апофеозом стала встреча с беспризорниками, обитавшими на пустыре. Проповедник уже не пытался наставить их на пусть истинный, просто приносил еду и подержанные вещи. И вот он, ссутулившись, уходит в закат...
  Фред, играющий главаря беспризорников, набранных среди детей работников театра, поднимается и начинает петь чуть ломким, но красивым тенором англоязычную версию песни.
  
  Я начал жизнь в трущобах городских ,
  И добрых слов я не слыхал.
  Когда ласкали вы детей своих,
  Я есть хотел, я замерзал.
  Вы, увидав меня, не прячьте взгляд,
  Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват.
  
  Стоящий рядом с Алексом за кулисами антрепренёр сказал раздражённо, жуя кончик сигары:
  - Это что-то новенькое, в пьесе такого не было.
  Попаданец пожал плечами...
  - Часть труппы изначально саботировала пьесу, а Келли так скверно играла, что с самого начала ясно было - её нужно будет менять. Вот и заменил на Фреда.
  - Это ясно, - отмахнулся мистер Вудфорт, - меня-то можно было в известность поставить?!
  Бывший студент сделал виноватый вид, всячески показывая, что налажал исключительно от неопытности, и антрепренёр смягчился слегка. Ну не отвечать же ему, что Вудфорт с упоением поддерживал нездоровую атмосферу из-за каких-то своих целей? Это честно, но глупо...
  
  За что вы бросили меня, за что?
  Где мой очаг? Где мой ночлег?
  Не признаете вы мое родство,
  А я ваш брат, я человек.
  Вы вечно молитесь своим богам
  И ваши боги всё прощают вам
  
  Вытянувшаяся в струнку фигура Фреда со сжатыми кулаками, подсвеченная снизу, прямо-таки эпична. Он сейчас не играл, а жил.
  
  Край небоскребов и роскошных вилл,
  Из окон бьет слепящий свет.
  Ах, если б мне хоть раз набраться сил,
  Вы б дали мне за все ответ.
  Откройте двери, люди, я ваш брат,
  Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват
  
  Вы знали ласки матерей родных,
  А я не знал, и лишь во сне,
  В моих виденьях детских, золотых
  Мать иногда являлась мне.
  Ах, мама, если б мне найти тебя,
  Была б не так горька судьба моя.
  
  Галерка и часть приличных зрителей встретили окончание пьесы овациями, но были и такие, кто пробирался к выходу с поджатыми губами.
  ***
  - Омерзительная пьеса о трущобной жизни, подстрекающая к бунту, - Фред с нервным весельем процитировал либеральную Нью-Йорк таймс.
  - Обо мне?
  - Ни слова, - ответил англичанин пару минут спустя, дочитав статью, - грязью поливают, но больше театр и мистера Вудфорта.
  Друг снова зашуршал газетами...
  - Ага! Вот демократическая New York Herald , что тут... Пьеса, обнажившая чувства... бла-бла... глупые красивости.
  Алекс подавил усмешку, Фред стеснялся красивостей, особенно словесных. Даже прочитать вслух трогательный стишок ему неловко. Хотя если учесть, что пару раз попаданец наблюдал, как брутальный выходец из трущоб шмыгает носом и вытирает выступившие слёзы в такие вот моменты...
  - Хорошо пишут, - подытожил он наконец, - тебя не слишком хвалят, больше мистера Вудфорта. Дескать, смелое решение, обнажившее проблемы нашего общества.
  - Пусть, - отмахнулся немного задетый Кузнецов, - чего-то в этом роде я ожидал. Да в общем-то, они правы - это смелое решение мистера Вудфорта. Не решись он поставить такую пьесу, ничего бы не было.
  - И поострее бывало, - возразил Фред горячо, - у нас половина пьес про Благородных бандитов.
  - Примитив. Беспризорники, швеи по два цента в час и трёхсотдолларовые люди куда страшней - это о социальной несправедливости. Не о некоем бандите, а о Системе, с которой нужно что-то делать.
  Алекс замер...
  - Вот же дерьмо, - выругался он поражённо, - это получается, я теперь чуть ли не революционер?!
  Не то чтобы он боялся политики... хотя боялся, чего себе-то врать!? Бунты и стачки в Нью-Йорке считались обычным делом. После начала Гражданской, промышленность Севера начала бурный рост, одновременно стартовала инфляция . И без того невысокая оплата рабочих превратилась в нечто смехотворное, оскорбительное на фоне сверхприбылей промышленников.
  Не будешь отстаивать свои права, с голоду помрёшь... Так что всевозможные профсоюзы полны решимости, а жизнь политизирована до крайности. К удивлению попаданца, в Нью-Йорке живут самые настоящие марксисты , пользующиеся большой популярностью. А ещё больше Алекс удивился, когда при поверхностном изучении этого явления понял - это какие-то другие марксисты ... Кузнецов с почти своей пьесой с размаху вляпался в политику.
  
  Первый выход из дома прошёл... неловко.
  - Мааам! - Раздался истошный крик, - мистер Смит вышел, мистер Колон тоже!
  Начался шум и галдёж, захлопали двери и окна, обитатели дома высыпали поддержать новоявленных кумиров. Вдобавок, молва почему-то приписала ранение Алекса неким наёмникам богачей, которым не понравилось, как Смит с Колоном рыскали по Нью-Йорку В поисках правды.
  Услышав эту версию, парни переглянулись с диким видом, что по мнению жильцов, только подтверждало нелепую версию.
  - А как тебе песня эта на ум пришла? - Шамкал древний старик у Фреда, держа его за рукав.
  - Так вот, - неопределённо отвечал парень, мучительно краснея.
  - ... мистер Смит, а вы можете попросить за мою Аннабель, чтоб её в театру взяли?
  - ... да я завсегда, Фред, ты только скажи, - разорялся нетрезвый приказчик.
  - Что б я ещё..., - только и смог произнести англичанин, когда они наконец оторвались от соседей. К их превеликому облегчению, таких сценок больше не было. Судя по всему, мега-звёздами парни стали исключительно для соседей, которых впечатлил сам факт, что добившиеся признания люди живут рядом.
  На полпути к театру Бауэри Алекс смог разговорить друга.
  - Ладно тебе, - неловко начал он. Фред глянул косо и промолчал, - если песня не моя, то какая разница, кто из нас станет автором? Настоящего автора нет в живых, имени его не помню, национальности тоже. Что её никто другой не слышал, гарантирую, а тебе надо хоть немного имя делать. Я вот пьесу, ты песню...
  - Ты хоть пьесу сам, - пробурчал друг недовольно.
  - Какое сам?! Компиляция обычная, просто начитан, потому легко получилось.
  - Да почти все пьесы - компиляция, - отмахнулся Фред, немного поднатаскавшийся в театре специфических знаний, - всё равно ты писал. Хоть как-то... Не надо мне больше чужой славы, договорились?
  - Договорились, - Кузнецов с облегчением пожал руку, - но если вдруг будет НАДО, ты обещаешь подумать. Ладно?
  - Если ОЧЕНЬ, то обещаю, - скривился тот, - но вот... чтоб в известность меня поставить - ты автором стал... не надо больше.
  Попаданец кивнул неловко, но о случившемся ничуть не жалел. Пусть и неудобно перед другом, но его нужно как-то... повышать в звании. Одно дело - актёр на эпизодических ролях, и совсем другое, если этот актёр ещё и сочиняет яркие песни. Честно это или не очень... но Фреда можно подтянуть на уровень повыше - туда, где другие гонорары и другие возможности.
  
  На волне успеха пьесу Ваши боги ставили каждый день в течении почти двух недель. Публика в театре Бауэри ломилась, каждый раз аншлаг. Алекса и Фреда стали узнавать на улицах, а главное - гонорары выросли!
  Фред отныне числился в основной, а не вспомогательной части труппы, получая за каждый выход в Богах по полтора доллара. Совсем немало за пусть и яркую, но всё-таки эпизодическую роль! Стало больше и других ролей, причём не кушать подано, а повыше.
  Пусть у него не наблюдалось особого таланта, да и опыта маловато, но зато нет алкоголизма и пристрастия к кокаину, столь обычного в актёрской среде Нью-Йорка. Да и не только актёрской, кокаин на удивление дёшев и при этом хорошо вставлял, так что кокаинисты встречаются как среди богемы, так и среди нищих побирушек.
  А талант... рядом попаданец, который и сам не великий актёром, но обладает квинтэссенцией актёрского опыта за полтора века вперёд. Так что справлялись потихонечку, и всё бы хорошо... Но спектакль, и без того далеко неоднозначный, начали откровенно политизировать как сторонники, так и противники.
  Достаточно проходной спектакль, держащийся по большей части на непривычных режиссёрских находках из будущего и запоминающейся песне, стал неким символом. И... Алексу стало страшно - сейчас перед ним появилась ВОЗМОЖНОСТЬ.
  Сейчас он мучительно думал: приглашение в Коммунистический клуб, подписанное его основателями - Фридрихом Зорге и Иосифом Вейдемейером ... стоит ли туда идти? Засветившись там, получает репутацию однозначно левого, социалиста. Опасная репутация в САСШ... Отказавшись придти, попаданец сливает свою славу самым бездарным образом. А второго шанса может и не появиться...
  
  
  
  Глава тринадцатая
  
  
  
  В Нижний Ист-Сайд, где и проводилось собрание Коммунистического клуба, стекалось много народа, выглядящего нетипично для небогатого, но достаточно приличного района.
  - Многовато немчиков, - с ноткой раздражения сказал негромко Фред, перекинув зубочистку в уголок рта.
  - Район-то немецкий, чего ты ожидал? Да и среди коммунистов немцев - чуть не половина, если не больше.
  - Так-то оно так, - последовал неопределённый ответ, - но мигранты...
  - А мы кто? - Ёрнически усмехнулся Алекс, поправляя на ходу щегольский цилиндр - очередной подарок, - я англосакс вообще сомнительный, да и у тебя предки явно из разных мест Европы.
  - Не напоминай! - Хохотнул на глазах успокаивающийся Фред, уступая дорогу дородной немолодой матроне с целым выводком детворы, степенно плывущей по замощённому брусчаткой тротуару, - просто я считаю, что нам скорее что-то более американское нужно, а не АРС .
  - Мы пока ни в какой Союз не вступили и не вступим, - отрезал Алекс, тут приподнимая головной убор и с сахарной улыбкой раскланиваясь со знакомым, - улыбаться будем всем, но следовать только своей выгоде.
  Разговор часто прерывался, потому как народу в одном из микрорайонов, прозванного Маленькой Германией, многовато. Приходилось то уступать дорогу выводкам мамаш с детишками, то большим компаниям шумных работяг, пахнущих свежим алкоголем с самого утра. Долю хаоса добавляли и повозки, доставлявшие товар в многочисленные лавки.
  По случаю воскресения и собрания Коммунистического клуба, который местными жителями воспринимался как свой, едва ли не домашний профсоюз, на улицах большая часть жителей. Значительная часть невольно подслушанных разговоров так или иначе касалась предстоящего собрания. Попаданцу ничуть не мешало, что большая часть обрывков фраз на немецком.
  Район небогатый, но чистенький и сравнительно благополучный, хотя бывшему студенту он не слишком-то понравился. Вроде бы всё неплохо, но не лежит душа.
  Пару раз уточнив дорогу, они подошли к большому зданию, украшенному причудливой, но безвкусной лепниной, в котором сняли помещение коммунисты. Достаточно типичное здание из тех, что сдаются в аренду под собрания, свадьбы или иные мероприятия.
  Здесь их уже ждали как почётных гостей.
  - Герр Смит, - пророкотал неожиданным басом тщедушный мужичок в тирольской шляпе, приподнимая оную, - герр Колон.
  Дальше он начал проговаривать пункты предстоящего мероприятия на плохом английском.
  - Не утруждайтесь, - прервал его Алекс на немецком. Тиролец просиял и перешёл на хох-дойч с отчётливым тирольским акцентом.
  - Вы из наших?! - Вплёл он вопрос.
  - Чуть-чуть, - улыбнулся Алекс. Почему бы и не сделать людям приятно, если тебе лично это ничего не стоит? Дальше он повторил всё ту же историю о немецком предке, что и миссис Швепс. Тиролец покивал сочувственно и Алекс окончательно перешёл для него в разряд цивилизованных людей.
  - Мистер Колон тоже, - поспешил добавить попаданец, - схожая история, только несколько более печальная - даже языка не знает.
  - О! - Немец сентиментально похлопал Фреда по плечу, для чего ему пришлось встать на цыпочки, - ничего, ничего... Может, хоть дети...
  Как почётным гостям, им предоставили сидячие места в первом ряду, на что Фред облегчённо выдохнул, он отчаянно боялся попасть в президиум собрания.
  - Весь цвет, - пробормотал Алекс, оглядывая президиум. Иосиф Вейдемейер, Фридрих Зорге, Адольф Дуэ, ещё с десяток немецких и десятка два англосаксонских профсоюзных деятелей. В первых рядах сидели деятели помельче, ну а зал заполняли делегаты от вовсе уж мелких профсоюзов.
  Народ по большей части простой, из работяг. Но хватало и таких как Алекс с Фредом - в сюртуках и цилиндрах. Все или почти все они знакомы друг с другом хотя бы шапочно, так что по залу, рассчитанному на триста мест, шёл гул. Профсоюзные деятели переговаривались и перекрикивались, обменивались сплетнями и последними новостями. Толпа воняла луком и чесноком, выпивкой и табаком, одеколоном и бриолином.
  И тут кто-то опознал актёров...
  - ... польщён знакомством с вами, - ответно раскланивался Алекс, рядом что-то похожее бубнил Фред.
  - ... ваш талант...
  - ... что вы, что вы! Рабочие - вот соль Земли, - рассыпался в ответных комплиментах попаданец. Причём комплименты в общем-то искренние, он считал людей дела настоящей солью земли, будь то работяги, земледельцы или инженеры.
  Актёры же и прочие парикмахеры... когда очень давно Алекс задумался: что будет, если неведомый вирус выкосит представителей профессионального шоу-бизнеса? Да в общем-то ничего... в самодеятельности полным-полно талантливых людей, через пару-тройку лет театры и эстрада почти не будут отличаться от привычных.
  За исключением балеты и оперы, Искусство не заметит потери бойцов. Скорее наоборот... по крайней мере, моральный климат в шоу-бизнесе станет куда как здоровее.
  А вот если вдруг вымрут технари... тех же медиков-любителей полно, вот только лечиться у них как-то не тянет. Ну а понятия физик-любитель и вовсе абсурдно.
  В этом нет никакого самоуничижения, к актёрской профессии попаданец относился исключительно как к способу заработать денег. Если вдруг предложат заняться, к примеру, торговлей - бросит без раздумий. Актёрские и режиссёрские амбиции в нём присутствовали, но исключительно на уровне Если за что-то берёшься, делай это хорошо.
  Наконец президиум заполнился и председательствующий Зорге постучал молотком. Стучать пришлось долго, понятия о дисциплине у делегатов оказались самые зачаточные. Так что вскоре члены президиума принялись орать. Такое поведение понятно и делегаты успокоились, рассевшись на своих местах, продолжая переговариваться через головы.
  Неожиданно оказалось, что в зале находятся посторонние, в основном местные активисты, которым не хватило авторитета для становления делегатом. Но пришли и жёны, дети из тех, что постарше. Прогонять не стали, отнеслись как к привычному злу. В итоге люди стояли в проходах, довольно тесно - по прикидкам Алекса, любопытствующих набралось немногим меньше, чем официальных профсоюзников.
  - Гха! - Зорге громогласно прокашлялся и начал:
  - На повестке дня стоит прежде всего вопрос борьбы за свои права. Ни для кого не секрет, что Гражданская Война очень крепко стимулировала промышленность северных штатов и доходы фабрикантов выросли в разы. При этом доходы рабочих упали почти в четыре раза - как из-за взлетевшей инфляции, так и из-за поставки дешёвой рабочей силы, в основном из чернокожих и ирландцев.
  - Ирландцы на одном картофеле живут, - прозвучал крик из зала, - их можно нанять дешевле, чем негров! И хрен ты им объяснишь про солидарность!
  - Солидарность!? - В задних рядах вскочил явный ирландец, - после картофельного голода нашим возвращаться некуда! А ещё могу напомнить, что к ирландцам власти относятся намного более жестоко. Хуже, чем к неграм! Там, где англосаксов и немцев увещевают, уговаривая разойтись, в ирландцев сразу стреляют! И в тюрьмы кидают по малейшему подозрению, дела даже не пытаются фабриковать!
  Загомонили, зашумели... успокоить делегатов удалось не сразу. Коммунисты в президиуме призвали плотнее сплотить ряды, не обращая внимания на национальные и расовые отличия, но судя по нервному смеху ирландских делегатов, в это никто не верил.
  - Клин вбивают, - прошептал наклонившись Фред, - не эти, понятно дело, а заводчики. Отдельно ирландцы, отдельно немцы. Но и немцы тоже... вроде как интернационалисты на словах, но очень уж упорно гнут свою, немецкую линию.
  - Землячества, - так же негромко ответил Алекс.
  Глаза друга горели, англичанин воспринимал происходящее, как нечто увлекательное. Попаданец же... вот никак ему не удавалось начать воспринимать всё это серьёзно. Из уроков истории, интернета и ТВ он смутно помнил, что рабочее движение зародилось в Америке, и... на этом всё.
  Особого интереса нет - так, желание разобраться, что же такое современный марксизм, профсоюзное движение и... можно ли при этом получить какую-то выгоду лично для себя?
  Цинично ... вот только в нём опять проснулось то отстранённое состояние, когда люди вокруг не воспринимались людьми. Манекены, исторические персонажи, материализованные призраки... кто угодно, но не люди.
  Опять начали давить воспоминания о родных и друзьях, загнанные вглубь. В глазах появилось выражение глубокой тоски, выраженной настолько явно, что это заметили в президиуме. Впрочем, что там заметили и каковы последствия, он узнает потом...
  Перешли к вопросу призыва...
  - Мистер Смит, можете ли вы что-то сказать по этому поводу, - задал Дуэ неожиданный вопрос.
  - Это война богатых, в которой сражаются бедные, - ответил Алекс, встав с места. Едкую реплику оценили, одобрительно хлопая и свистя. Попаданец молча раскланялся с залом и сел, толкать речи нет никакого желания.
  Брякнешь ещё что-то... Одно дело, озвучить мысль, витающую в воздухе и поддерживаемую так или иначе большинством. Длинные же речи опасны тем, что легко войти в раж - по крайней мере, такую особенность бывший студент знал за собой.
  Тему призыва обсуждали недолго и сошлись на том, что он Не по совести.
  - Ежели хотят воевать за справедливость, так пусть и воюют те, кто считает эту войну такой, - встал один из ирландских делегатов, - мы её такой не считаем.
  - Война за отмену рабства всегда справедлива, - перебил его Зорге.
  - Да? Почему тогда рабство отменили только в Южных Штатах ? - С явной иронией спросил ирландец, - или это совсем другое дело?
  - Другое, - невозмутимо парировал Зорге, - мы прекрасно понимаем, что Линкольн далёк от идеалов человеколюбия, но он вынужден идти в правильном направлении. Медленней, чем хотелось бы всем нам, но в целом его Республиканскую партию можно назвать наиболее отвечающей интересам рабочего класса.
  - Мистер Зорге, - с трудом сдерживая гнев, начал ирландец, - я понимаю, что вы мыслите стратегически - даже не на годы, а на десятилетия вперёд! Но что нам делать сейчас? Как кормить детей? Именно Республиканская партия Линкольна ведёт войну, на которую объявили призыв всех, кто не способен заплатить триста долларов . Промышленники Севера, почти поголовно состоящие в Республиканской партии или поддерживающие её, наживаются, а мы... Да что я буду говорить!? Все присутствующим хорошо известно, что доходы фабрикантов после начала войны выросли многократно, а доходы рабочих - упали почти в четыре раза!
  В зале раздался одобрительный гул, ирландцы и немногочисленные присутствующие здесь англосаксы поддержали выступление. Немцы же по большей части встали на сторону Зорге.
  - Тишина! Тишина в зале!
  Сломав молоток и сорвав горло, членам президиума всё-таки удалось успокоить зал.
  - Хорошо, мистер О,Брайан, - обратился к выступавшему Дуэ, - что вы предлагаете?
  - Идти своим путём, что же ещё?
  Ирландец развёл руками и огляделся - дескать, ну все вы слушали, какой глупый вопрос. Алекс невольно восхитился - мужчина держал толпу мастерски, на уровне Жириновского, только без эпатажа последнего.
  - Конкретней, - не сдавался Дуэ.
  - Конкретней? Хорошо... Почему мы должны поддерживать республиканцев? Потому, что Линкольн в перспективе более прогрессивный политик? Может, пора начинать отстаивать собственные интересы здесь и сейчас, без оглядки на далёкую перспективу? Если всё время глядеть вдаль, можно просмотреть происходящее у себя под носом. Лицо О,Брайена приняло неожиданно ехидное выражение, и он процитировал, прикрыв глаза:
  - Горизонт - это воображаемая линия, в которой небо соединяется с землей и которая удаляется от нас по мере того как мы пытаемся к ней приблизиться. Может, пора сосредоточиться на Здесь и Сейчас?
  - Политическая воля, выражаемая неуклонно и последовательно, принесёт много больше, чем рывки за сиюминутными интересами, - отчеканил Вейдемейер холодно и непримиримо, глядя на оппонента сощуренными глазами.
  - Так вам в Большую Политику хочется играть, - протянул ирландец, - масштаб подавай... Спорить не буду, дело нужное. Но вот что нам делать сейчас?
  Прения оказались интересными, Алекс и не ожидал, что политика может быть такой захватывающей. Он осознавал, что это скорее из-за нехватки зрелищ, особенно болезненного для человека из двадцать первого века. Сказывалась и сопричастность к чему-то серьёзному.
  Фред и вовсе аж горел, для него выступления делегатов актуальны. Выходец из трущоб постоянно сталкивался с несправедливостью мира, а тут люди, которые пытаются бороться с этим!
  Выйдя из помещения, парни отошли в сторонку и... быстро стряхнули с себя азарт сопричастности, понимающе переглянувшись.
  - Мистер Смит, - Алекс повернулся на звук девичьего голоса, удивительно мелодичного. Перед ним стояла очаровательная девушка лет шестнадцати. Округлое лицо с маленьким аккуратным носиком, затенённые длиннющими тёмными ресницами большие серые глаза, и рыжеватые волосы - типичная ирландка, только что очень хорошенькая. И какая-то... славная.
  - Я Лира О,Брайен, мой отец выступал сегодня, с гордостью за родителя сказала она, - как вам наше собрание? Вы ведь ещё придёте?
  - Да, - Алекс закивал, не отрывая взгляда от засмущавшейся девушки, - обязательно приду.
  Короткая беседа быстро прервалась потоком выходящих из здания людей и Алекс приподнял цилиндр, прощаясь с девушкой.
  Идя к конке, он несколько раз оглянулся, пытаясь поймать девушку взглядом. Но толпа надёжно скрывала её, и Кузнецов пару раз споткнулся о выбоины в мостовой, не упав только потому, что его подхватывал Фред.
  - Какие у неё глаза, - мечтательно сказал парень, - ты видел, Фред?!
  
  
  
  Глава четырнадцатая
  
  
  
  - Ангард , - скомандовал Жермен, и Алекс привычным движением поправил фехтовальную маску, вставая в позицию. Последовал выпад француза - нарочито медленный, попаданец легко парировал его. Далее последовала серия таких же нарочито медленных движений француза, завершением которых стал укол в маску.
  - Чёрт, - выдохнул через полчаса мокрый от пота парень, стягивая маску, - ведь всё понимаю, скорость у меня выше, но не могу!
  - Думать, - улыбнулся француз в прокуренные, жёлтые от табака усы, - думать надо. Фехтование - это как... шахматы со шпагой, только здесь ты должен реагировать моментально, нет времени думать над каждым ходом.
  - Полезное умение, - признал Алекс, - наверное и в обыденной жизни не лишнее.
  - Ни в коем случае не лишнее! - У Жермена аж брови поползли наверх, он вообще на диво эмоционален внешне. Но попаданец не раз улавливал, что под маской канонического француза скрывается совсем другая личность.
  Небольшого роста, вёрткий, похожий на обезьянку суетливыми движениями, бывший офицер французской армии опасен. Из маленьких бесцветных глазок немолодого мужчины, скрывавшихся под косматыми бровями, глядела Смерть. Когда он переставал активно гримасничать, сосредотачиваясь на чём-либо, это хорошо заметно... и страшно. По обмолвкам можно понять, что он прошёл едва ли не все войны, в которых участвовала Франция.
  Привычно натянув маску чудаковатого старичка, в очередной раз принялся объяснять - как полезно фехтование в бою и в обыденной жизни. Не то чтобы Алекс не запомнил с первого раза... но если учителю это нравится, то почему бы и не послушать?
  По его словам, фехтование полезно везде - от постельных игр, до кулинарии и бизнеса. Доля истины в этих утверждениях имелась, умение просчитать своего противника за считанные секунды всегда пригодится.
  Занимались на конюшне неподалёку от дома француза - благо, жил он в том же районе, что и парни. Не самое лучшее помещение, но особого выбора нет. В Нью-Йорке спортивные клубы имеются, но достаточно немногочисленные. К тому же делятся они достаточно резко - на плебейские, где занимаются банальным мордобоем по большей части весьма сомнительные личности, и аристократические, куда актёрам путь заказан. Так что приходится снимать угол в конюшне по два цента за урок.
  - Ничего, - сдержанно похвалил Жерар учеников, - ты, Алекс, уже не совсем деревянный, раньше-то на марионетку походил, дёргался так же. Теперь же фехтуешь не хуже драгуна-первогодка, только что кисть слабовата, нормальный палаш не потянешь, не твоё. Можешь натренировать, разумеется, но для этого не один год понадобиться. Фред... талантлив, больше добавить нечего. Я бы с тобой позанимался всерьёз, все данные имеются.
  Парни быстро пе6реглянулись и англичанин кивнул.
  - Конечно, месье Жерар, я согласен.
  - Вот и славненько, - с явственным облегчением сказал пожилой мужчина, - на тех же условиях.
  Обтерев торсы влажными полотенцами, и поменяв рубахи с нижним бельём, друзья оделись, распрощались с наставником и отправились домой, обсуждая недавнюю тренировку.
  - Талант... это здорово, - протянул Алекс, - нет, не завидую, если что!
  - Да я и не думал! - Возмутился Фред, смешно поднимая брови и округляя глаза.
  - Да знаю... прости, само вырвалось. У меня к спортивным достижениям или физическим кондициям вообще зависти нет. Вот если кто-то умён, да учиться умеет... тут да. У самого мозги есть, но ленив.
  - Есть такое, - усмехнулся друг, перепрыгивая через лужу, - учишься ты так, что аж пар из ушей, но видно, что через силу. Ты учёбу как тяжёлую работу воспринимаешь.
  - Ты заметил, как на тебя один из конюхов пялился? - Сменил тему Алекс.
  - Да... не в первый раз уже. Думал сперва, что содомит какой, хотел уже поговорить с ним на эту тему - вдумчиво, с кастетом, - англичанин агрессивно хрустнул пальцами, содомитов он не любил отчаянно. В трущобах процветали всяческие пороки и Фред насмотрелся... Да что говорить, если даже попаданец успел увидеть самые неприглядные стороны человеческой жизни, хотя в трущобах жил по сути всего ничего. И то... от педерастии до педофилии и инцеста, нередко всё вместе ...
  - Тут что-то другое, - задумчиво ответил Алекс, - он на тебя смотрел, как будто... да, на знакомого. Может, твоего отца знал? А теперь видит, что похож вроде, но подойти не решается - ты ж сейчас одет прилично, не отребье какое из трущоб. Как воспримешь попытку конюха познакомиться, бог весть.
  - А... да что гадать! - Фред решительно развернулся назад к конюшне, - давай-ка спросим, да и всё.
  Несколько минут быстрым шагом и вот они снова в конюшне.
  -Парни, где этот ваш... долговязый такой старикан, со следом ожога на щеке, - поинтересовался попаданец.
  - Жжёный-то? - Насторожился чернявый конюх средних лет, с роскошными усами с проседью, свисавшими вниз и пышностью соперничающими с беличьими хвостами, - а зачем вам?
  - Пф... бить не будем, просто вопросы возникли. Можешь позвать?
  В воздух взлетела центовая монетка, опустившись в ладонь конюха. Усатый дематериализовался так шустро, что попаданец аж глаза протёр - вот был человек и нет его... А, ясно, меж тюков сена проход.
  - Я Алан, - хрипло сказал прихромавший Жжёный, - чего вам, господа хорошие?
  - Да вот, решили поинтересоваться, - бодро начал Кузнецов, разминая пальцы, - что же ты это на моего друга пялишься, когда он переодевается.
  Старик возмущённо открыл рот... закрыл...
  - Да чтобы я... да никогда... я женат два раза был!
  - Так чего пялишься-то? - Не повышая голоса переспросил попаданец, нехорошо прищурив глаза.
  - Так это... на дружка моего похож. Мордой лица не очень, а вот родимое пятно на плече вроде как фамильное ихнее. Издалека не вижу, но похоже, вот и выглядываю - он, не он...
  Фред фыркнул и быстро скинул сюртук с рубахой и нижним бельём с торса.
  - Погодь, - остановил его Алекс в последний момент, - какое там пятно родимое было у твоего дружка и откуда он? А то знаю я таких...
  - Так это, - заморгал старик, - треугольная такая, но кривая, с ямкой как будто.
  - А как моего деда звали? - Подозрительно поинтересовался Фред.
  - Артур, - отозвался старик не задумываясь, - Артур Виллем, из тех самых Виллемов, из Уэльса. Мы с ним в Кардиффе познакомились, потом дорожки разошлись - он в Лондон двинул счастья искать, я вот в Нью-Йорке оказался.
  - А тех самых, это что значит?
  - Ну так... из тех Виллемов, что танами в старину были, а как англы в Уэльс пришли, так их с земель согнали и право на дворянство не подтвердили .
  ***
  По дороге домой Фред очень решительно завернул в магазинчик и купил бутылку виски.
  - Нажрусь, - мрачно сказал он, - ибо крушение иллюзий. Всю жизнь ирлашек презирал, а тут сам ирлашкой оказываюсь. Ну... пусть валлийцем, один хрен. Да ещё и почти дворянином.
  Алекс показательно сочувствовал, с трудом сдерживая усмешку. Пару стаканчиков опрокинул вместе с другом, а потом сел за старый кухонный стол и начал писать список великих кельтов и как бы англичан, но с изрядной долей кельтской крови.
  Столь специфические знания появились после нескольких посещений ирландских профсоюзов. И пусть посещал он их не ради идеалов справедливости, а ради прекрасных глаз Лиры... но наслушался по самое не могу. Пусть даже информация нередко вызывала сомнение, но звучала вполне достоверно.
  - Читай, - сунул он испещрённый кляксами листок Фреду через полчаса, - вот представители твоего народа!
  - Да..., - пьяно отмахнулся успевший наклюкаться друг.
  - Читай!
  Пару дней Фред ходил мрачный, переваривая информацию. Затем началась крайне забавная, на взгляд Алекса, трансформация - из националиста английского в националиста кельтского... Быть просто человеком или хотя бы белым европейцем Фреду, судя по всему, просто неинтересно.
  Дело не только в привычном национализме, без которого Фред чувствовал себя неудобно. Его предки, оказывается, не лентяи и алкоголики... нет, их преследовали проклятые англичане, согнав с родных земель! Это они виноваты! Во всём...
  ***
  - ИРБ ? - Вяло переспросил Алекс друга, не особо вслушиваясь, - слышал конечно, только ерунда всё это.
  - Почему? - Набычился Фред, - серьёзные ребята.
  - Да какие там серьёзные, - отмахнулся попаданец, вертевшийся перед облезлым зеркалом на скрипучем полу, - в заговорщиков играют.
  - И что в этом плохого? - Не понял его... теперь уже не англичанин, а валлиец. Кельт!
  - Ничего плохого, - рассеянно отозвался попаданец, повернувшись вполоборота к другу, - мне этот галстук идёт или лучше чёрный взять?
  - Поясни про заговорщиков, - дожимал загоревшийся Фред.
  - А, это... - Алекс шагнул к стулу, на котором висели галстуки и начал их перебирать, - сама по себе тактика неплоха, но половинчата. Готов поспорить на что угодно, что среди них нет ни одного серьёзного человека, близкого к британским верхам. И связи с народом при этом нет. Тогда какой это, к хренам, заговор!? Ерунда - ни отравы правительству подлить, ни народ вывести на улицы. Так... пошуметь в узких кругах, героически пожертвовав ради этого своим будущим.
  - А ты бы как сделал?
  - Я? Чёрный, наверное... да, точно чёрный! Ирландскую Республиканскую Армию подключил бы. Ну или организовал, не знаю... В общем, не заговоры, а некая идея и опора на народ. Причём идея и идеологи должны быть, а единой структуры - нет. Каждая ячейка полностью самостоятельна и свои действия разве что координирует с другими ячейками ИРА, причём очень осторожно - так, чтобы при аресте англичане не вышли на всю сеть. Максимум - арестовали нескольких человек, которые не смогли бы выдать никого даже под пытками, потому как никого из других ячеек просто не знают.
  - О как, - Фред явно впечатлён интересной идеей, очевидной для попаданца. Начал расспрашивать, хмуря лоб и время от времени переспрашивая непонятное, делая пометки в тетради. Алекс машинально отвечал, крутясь перед зеркалом - его ждало первое свидание с Лирой, и мысли о чём-то ещё просто не задерживались в голове девятнадцатилетнего парня.
  ***
  К свиданию с Лирой попаданец готовился с трепетом, ибо правила девятнадцатого века заметно отличались от правил двадцать первого. Так, для девушек из приличных семей требования к поведению достаточно жёсткие. Не то что в щёчку поцеловать, но и за ручку подержаться нельзя!
  Свои требования имелись и к разговорному жанру - умение вести интересную беседу, не переходя границ, крайне важно. Благо, Алекс к этому готовился заранее, купив несколько соответствующих брошюр. Купил, пролистал едко пахнущие свежей типографской краской страницы, и удивился - очень уж ханжеские и глупые требования.
  - Даже приличные стихи некоторых поэтов неприлично цитировать, ибо помимо приличных у них есть и неприличные, - прочитал он ошарашенно, - Что за хрень? А... методистами издано... эти могут, вот уж ханжи невозможные. Только деньги потратил...
  Сочтя, что требования говорить только о погоде или Священном Писании, это явный перебор, проконсультировался у старого француза, придя к тому домой с бутылкой неплохого вина и куском ветчины.
  - Аха-ха-ха! - Громко рассмеялся тот, вытирая выступившие слёзы, - вот уж точно, по брошюре методистов к свиданию... ха-ха-ха! Зря ты её выкинул, я бы почитал, посмеялся.
  Отбросив смех, Жермен дал несколько дельных советов.
  - Поэзию обсуждать не спеши, - серьёзно сказал он, накрывая на стол, - пусть девушки и любят послушать хорошие стихи, но сперва нужно понять - какие именно. Может, она любит Метаморфозы Овидия , а ты начнёшь читать пасторальную ерунду про пастушек и овечек. Погоду обсуди для затравки, затем архитектуру. Моду можно... здесь лучше у неё совета спросить, женщины такое любят. Ну а поэзию аккуратно, вскользь - потом уже. Поддержит разговор, так вперёд, начинай гати наводить.
  ***
  - Здравствуйте, мисс О,Брайен, - поприветствовал Алекс вышедшую на крыльцо девушку и тут же смутился. Та блеснула лукаво глазами и... тоже смутилась.
  Родня Лиры высыпала на порог дома, встречая ухажёра. Пришлось здороваться с каждым - благо, хотя бы с главой семьи и старшими сыновьями оного Алекс пересекался несколько раз на собраниях профсоюзов.
  - Мистер О,Брайен, моё почтение...
  - Миссис О,Брайен, рад приветствовать вас...
  - Джим...
  - Вильям...
  Дом у О,Брайенов свой. Пусть небольшой и зажатый промеж других таких же домиков... Пусть располагался он в Нижнем Ист-Сайде... но свой, что выводило семью ирландцев на уровень почти среднего класса. Мелочь... но наличие собственного жилья позволяло смелее глядеть в будущее - не нужно тратить деньги на съём квартиры, а если совсем припрёт, можно пустить квартирантов. Собственно, почти все соседи О,Брайенов пускали жильцов.
  Семья Алексу понравилась, особенно мать. Женщине уже за сорок, девять детей - это если только выживших считать. Выглядит при этом очень и очень недурно - не каждая её ровесница из двадцать первого века смотрелась так хорошо. А ведь на миссис О,Брайен нет косметики, зато есть огромная семья.
  Парень представил Лиру лет через двадцать... и увиденное ему понравилось. Он стоял, улыбаясь с глуповатым видом и переводя взор с Лиры на её мать. Девушка начала стремительно краснеть, понимая подоплёку таких взглядов.
  - Гхм, - кашлянул глава семьи, скрывая улыбку в густых усах.
  - Извините, - покраснел ещё сильнее Алекс. Ему отчаянно хотелось произвести на Лиру и О,Брайенов самое хорошее впечатление, но пока выходило как-то нескладно. У него-то, опытного КВНщика (пусть и низшей лиги) и ныне профессионального актёра!
  - Извините, - повторил ещё раз, не найдя подходящих слов.
  - Ничего, - с понимающей улыбкой сказала миссис О,Брайен, - бывает.
  Поскольку свидание первое, ограничились прогулкой по району, причём в сопровождении родни, ненавязчиво маячившей чуть поодаль. Этакая демонстрация, что у девушки появился официальный ухажёр и семья его одобряет.
  Молодым людям отчаянно неловко, разговоры получились скомканные.
  - Вот... бакалейная лавка, - показала Лира на лавочку с обшарпанной вывеской, - мы обычно здесь покупаем, у мистера Донована.
  - Чудесное место! - Невпопад отозвался Алекс, глядя на девушку.
  - Дом миссис Флинт, она вдова и наша дальняя родственница...
  Оба смущались отчаянно, но когда через пару часов к ним подошёл один из старших братьев Лиры и оповестил, что Сестрёнке пора домой, расстроились оба. Проводив девушку и снова повстречавшись с семьёй, Кузнецов отправился домой.
  Фред на месте, репетировал роль перед облезлым старым зеркалом, гримасничая с листком бумаги. Алекс с блаженной улыбкой разулся и повалился на диван не раздеваясь.
  - Знаешь... я наверное женюсь, - объявил он другу.
  
  
  
  Глава пятнадцатая
  
  
  
  Пьеса Ваши боги получила определённую известность сперва в Нью-Йорке, а потом и за его пределами. Алекс прекрасно осознавал, что явление это временное, построенное на нескольких удачных находках из будущего. Свою роль сыграла и социальная направленность пьесы, её сиюминутность. Потому он и хотел разрешить играть пьесу всем желающим, лишь бы платили роялти .
  - Пару лет спустя это будет никому не интересно, - пояснил он свою логику Саймону Вудфрорту, не желающему терять эксклюзивность, - поэтому я и не против, чтоб её и в других театрах играли. Лишь бы денежка капала... Мистер Вудфорт, я понимаю, что вам хочется с помощью пьесы вытянуть театр Бауэри, сделать его более элитным.
  - Именно, - энергично возопил антрепренёр, вскакивая с кресла и бегая по своему необычному кабинету, постоянно натыкаясь на всякий хлам, - сейчас интерес к пьесе велик как никогда, мы можем привлечь сюда совсем другую публику.
  Попаданец вздохнул и подошёл к начальнику, взяв его под локоть.
  - Пойдёмте.
  С этими словами он молча провёл его сперва в женскую гримёрку, где Келли как раз насыпала дорожку, а Лиззи Темпл сидела со стаканом. Это они так перед спектаклем подзаряжались - допинг, без которого уже не могли играть. Потом в мужскую, где картина ещё более весёлая.
  - Ну?
  - Ясно, - потухшим голосом сказал Вудфорт, - с такой труппой на большее не стоит рассчитывать. Снять сливки, и хватит... так?
  - Сейчас, - голосом выделил попаданец, - да. Но смотрите... у вас в Бауэри есть я, Фред... оба небесталанны и что немаловажно - имеется понятие дисциплины. Так? А потом потихонечку... одного актёра, другого... и будет у нас труппа, которой и перед Сенатом выступать не стыдно.
  - В этом что-то есть, - антрепренёр окинул Алекса оценивающим взглядом и согласился с предложением.
  К середине мая денег накапало аж пятьсот долларов, и это только доля самого попаданца. Колоссальные деньжищи! Хороший новый дом в Бруклине стоил порядка двух с половиной тысяч долларов, а ведь это культурный и деловой город , не какой-нибудь Нижний Ист-Сайд!
  На Манхеттене можно купить дом и подешевле, да хоть в той же Маленькой Германии. Такой, как у О,Брайенов, оценивался где-то под тысячу, а поприличней мог стоить и полторы.
  Поскольку роман с Лирой развивался вовсю, Алекс всерьёз присматривался к недвижимости. Собственно, только отсутствие дома и тормозило помолвку. Не то чтобы семья О,Брайен против того, что молодые сперва поживут в съёмной квартире... Скорее сам попаданец, у которого идея собственного жилья и максимальной независимости прямо-таки навязчивая, едва ли не маниакальная.
  - Сам не пойму, что со мной такое, Фред, - жаловался он другу в тесной гримёрке, переодеваясь перед выступлением, - все мысли вокруг дома крутятся. Не квартира, не счёт в банке... дом нужен и всё тут.
  - Думаешь, у меня по другому, - горько усмехнулся друг, помогая загримироваться, - кто из трущоб вышел, часто за это цепляются. Собственный угол ценится так, что за него глотку перегрызут в буквальном смысле! А у тебя ещё и невеста, хочется сразу в СВОЙ дом привести.
  - Ну... да.
  - Вот и не переживай. Сколько там денег за пьесу? Пятьсот долларов? А было?
  - Чуть меньше двухсот.
  - Ну так что переживаешь? Полдома считай уже есть, к середине лета и вся сумма... Слушай! А подарки?! Тебе же много всякого барахла дарят? Так-то продавать нехорошо считается, только если прижмёт. Но ты ж жениться собрался, а это совсем другое дело, в обиде никто из дарителей не будет.
  - Мм... не уверен, - Алекс чуть замялся, - с продажей подарков - идея хорошая, а вот что накапает ещё... Из этих пятисот долларов по меньшей мере двести - от южан.
  - Иди ты!? - изумился друг, - они же сейчас в блокаде сидят, денег меньше, чем ни хрена.
  - Да вот... но и это ладно. Как бы это... из пятисот долларов двести от южан пришли, а сотня с гаком - это просто переводы растроганных людей. Подарки. То есть как там дело дальше пойдёт...
  Алекс развёл руками и Фред нахмурился.
  - Погоди... я точно знаю, что с роялти всё в порядке, Вудфорта слышал как-то. Неужели обманывает?!
  Попаданец нехотя кивнул...
  - Понимаешь, он вроде как... главный правообладатель. Сам понимаешь, иначе пьеса вообще бы не появилась на сцене, там всё-таки много таких... сомнительных моментов. Так что все расчёты через него идут. Сунулся к адвокату... не адвокату точнее, а тому пареньку из адвокатской конторы, помнишь? Курьеру, да. В общем... в договоре изначально парочка моментов, которые можно трактовать двусмысленно, а мистер Вудфорт и толкует - в свою пользу.
  - Оспорить? - Подался вперёд Фред.
  - Никак, - мрачно ответил бывший студент, - говорю же - моменты двусмысленные. Чтобы оспаривать их, нужен адвокат, а на адвоката все выигранные по суду деньги и уйдут. И это если выиграем дело.
  - Угу... если что, Вудфорт может просто затягивать процесс, - меланхолично подытожил Фред, - так что?
  - А ничего, - скривился попаданец как от зубной боли, нанося последние мазки грима перед зеркалом, - делаю вид, что ничего такого, всё хорошо... Толку-то возмущаться, если ничего исправить не можешь - только отношения испортим с работодателем.
  - А другие театры брать нас не горят желанием...
  - Почему же, - возразил Алекс, - были предложения, подходили ко мне. Тебе тоже место предлагали.
  - Почему ко мне не подходили?
  - Х-ха! - Они считают почему-то, что ты мой родственник, а поскольку явно несовершеннолетний, то вроде как под моей опекой.
  Фред еле заметно покраснел, это он пускал в своё время слухи, что они кузены. Предложить самому попаданцу подтвердить эту легенду тогда постеснялся - вроде как большая разница в образовании мешала. Алекс, на котором прямо-таки написано юноша из хорошей семьи и явный выходец из трущоб Фред. Это сейчас он немного пообтесался, поначалу-то и харкнуть мог прямо на пол в театре...
  - Подходили, - продолжил попаданец, прерывая неловкую паузу, - но условия такие... в общем цент на цент поменяли бы.
  - Так значит, сейчас мы Вудфорту ничего сделать не можем?
  - Ничего. Улыбаемся и машем.
  ***
  Свидание с Лирой далеко не первое, но только сегодня родители пригласили его в дом. Почему так... думать можно долго - обычаи ирландцев, местные заморочки или что-то семейное, в САСШ обычаи смешивались порой очень причудливо.
  - Благодарю, миссис О,Брайен, - светски сказал Алекс и зашёл в дом.
  - Мистер Смит...
  - Алекс...
  Вся семья в сборе, приглаженная и нарядно одетая. И вся... это очень много! Девять детей, это уже внушает, а уж когда трое из них женаты, сами имеют детей и проживают с семьями в родительском доме... Вдобавок, присутствовали какие-то кузены и кузины, друзья семьи... Почти три десятка человек в гостиной весьма скромных размеров.
  Они занимали почти всё свободное пространство, сидя не только на стареньком диване, паре кресел и стульях, но и на подлокотниках, на подоконнике, на коленях у родителей и старших детей. Вся эта дружелюбная компания галдела и непринуждённо перемещалась в жуткой тесноте, что выдавало немалый опыт.
  Алекса, как почётный гость, усадили на один из стульев и начался допрос...
  - ... а где родился?
  - ... когда с Фредом познакомился?
  - ... дядя, - дёргала его за рукав маленькая племянница Лиры, - дай!
  Кроху тут же подхватили и унесли, но проще не стало. Ирландцы дружелюбны и вели себя вполне прилично - по своим меркам. Но внимание раздёргивалось крепко, куда там мистеру Вудфорту с его доморощенным НЛП! Тут почти три десятка специалистов, пусть и рангом пониже...
  Мистер и миссис О,Брайен наблюдали за шоу с улыбками патриархов, сидя чуть поодаль и мастерски руководя оркестром, одёргивая слишком ретивых.
  Раздражения, как ни странно, не появилось, Алекс хорошо чувствовал дружелюбие огромной семьи и то, что подобное поведение для них естественно. Ну да, если проживаешь в подобных коммуналках с детства, да ещё и с роднёй, то социальные навыки прокачиваются замечательно. Как и привычка удерживать в голове десять тем одновременно.
  Через десять минут спустилась Лира, одетая в платье цвета морской волны.
  - Извини, что пришлось меня ждать, - девушка лукаво улыбнулась при этих словах. Но и так ясно, что задержка произошла ничуть не случайно, а как достойный повод познакомиться с семьей в почти неофициальной обстановке. То, что вся родня собралась принаряженная, не в счёт...
  Встреча с семьёй стала некоей ступенькой в отношениях, и девушка раскрылась с неожиданной стороны. Во время прогулки по Бруклину, легко ступая по булыжной мостовой, она весьма здраво рассуждала о политике.
  - Линкольн... не лучший вариант, - говорила она, покачивая сумочкой, - начал своё правление с обмана и продолжил обманами. Другое дело, что южане ещё хуже.
  Выражение лица у Лиры сделалось жёстким, показав бойцовский характер. Почему южане хуже, Алекс переспрашивать не стал - знал уже, что именно ирландских рабынь спаривали в своё время с более дорогими неграми- мужчинами ради получения потомства. Это не заставило ирландцев полюбить негров, но к рабству они относились крайне отрицательно.
  - Тот самый случай, когда обе стороны плохи, - сказал парень, - мне ни Линкольн не нравится, ни южане. Скажу тебе откровенно - политика южан мне импонирует больше, и их требования я нахожу более справедливыми. Но рабство... это неприемлемо, мерзко.
  Говорили много и как-то неправильно - не о погоде и красотах природы и архитектуры, а о политике, о жизни. Алекс прекрасно понимал, что в этом времени так не принято. Женщинам не то чтобы отказывали в уме... но разговаривать о политике и экономике дозволено разве что матронам почтенного возраста из хороших семей. Ну или светскими львицами, хотя последние чаще просто держали некий салон, где о политике говорили прежде всего мужчины. Львицы же в лучшем случае подводили их к интересным для них темам, исключения встречались редко.
  Попаданец знал это правило, но для него оно наносное и если умная девушка говорит умные вещи... Снисходительно улыбаться и переводить тему разговора не собирался.
  Лира оказалась на редкость умной и начитанной, таких девушек он и в двадцать первом веке встречал нечасто. Широкий кругозор, уверенное суждение, логика, отменная начитанность.
  - Отец печатник, - улыбнулась она, услышав несколько неуклюжий комплимент своему интеллекту, - дед тоже.
  Вышло немного неловко... Алекс считал мистера О,Брайна обычным работягой, которому разве что повезло в жизни чуть больше, чем остальным. Но профессия печатник в переводе на русский значила наборщик в типографии и считалась одной из самых умных и высокооплачиваемых.
  Вроде бы и знал это, но... смотрел как выходец из двадцать первого века, где грамотность поголовная и никого не удивишь высшим образованием, хорошей начитанностью и наличием библиотеки. Здесь же - редкость, тем более у рабочих. И виденная им в гостиной О,Брайенов библиотека из нескольких сот томов выглядела теперь несколько по-другому... Интеллектуальная элита рабочего класса!
  - Знаешь, - остановилась девушка посреди разговора и мелком прихорошившись, глядя в стеклянную витрину магазина, - я впервые вот так... Только с родными могу всерьёз разговаривать, остальные всерьёз не воспринимают.
  - Возраст, - понимающе кивнул Алекс, - молодым в уме отказывают.
  - Нет же! - Лира притопнула ножкой, одетой в изящный башмачок с высокой шнуровкой, - это потому, что я женщина?
  - А какая разница? - Искренне удивился парень, так и не успевший привыкнуть к реалиям девятнадцатого века, с его патриархатом. Тем более, воспитанный матерью-завучем...
  - Ты лучше всех! - Вылетело у Лиры фактическое признание в любви, после чего девушка отчаянно покраснела. Немолодая пара, прогуливающаяся неподалёку, понимающе переглянулась, сдерживая сентиментальные улыбки.
  - Выходи за меня, - невпопад, но очень вовремя сказал Алекс.
  - Я... подумаю, - ещё больше смутилась девушка, но ясно, что ответ будет положительным...
  Проводив девушку и сдав её на руки родителям, попаданец и сам отправился домой. Настроение странное, одновременно радостное и нервное - ну как Лира скажет Нет?! Мало ли...
  В квартире Фред и несколько знакомцев из ирландской диаспоры Нью-Йорка обсуждали что-то, сидя за столом. Шапочно, но Алекс знаком с каждым, люди неординарные, из числа тех, кто никак не может пройти мимо творящейся несправедливости.
  - Патрик...
  - Аластор...
  - Кейси...
  Поздоровавшись с молодыми мужчинами, Алекс скинул сюртук, оставшись в рубашке.
  - Что за собрание? - Весело спросил он.
  - Мы создаём Ирландскую Республиканскую Армию, - объявил Фред, на лице которого появилась совершенно безумная кривая ухмылка, - твоя идея пришлась мне по душе. Я посоветовался с парнями и вот...
  Глядя на лица ирландцев, полные мрачной, отчаянной решимости и прямо-таки церковной торжественности, попаданец понял: ИРА быть... И он, Алексей Кузнецов, стал одним из создателей оной.
  В груди поселилась тоска и ощущение беды, как бы не худшей, чем его попадание в прошлое. Захотелось сказать Без меня, идите вы к чёрту! Но вспомнил Лиру и сегодняшний с ней разговор... Стало понятно, что если он откажет парням сейчас, то Лира точно откажет ему. Слишком эта девушка политизирована, слишком она... ирландка.
  - Безумная идея, - ответил Алекс после недолгого молчания, кривя рот в дикой усмешке, - я в деле.
  
  
  
  Глава шестнадцатая
  
  
  
  - Пункт первый. Защита жизней ирландцев, - начал зачитывать Алекс собранию, проходившему в их с Фредом квартире.
  - Пункт второй. Защита прав ирландцев.
  - Пункт третий. Сохранение ирландцев как нации.
  - Пункт четвёртый. Сохранение национального самосознания и культуры.
  - Пункт пятый. Свобода Ирландии!
  Никаких криков одобрения и тому подобных пафосных вещей, как подсознательно ожидал попаданец, воспитанный на голливудских фильмах. Ирландцы только переглянулись... но какие это взгляды...
  - Коротко и по делу, - подытожил Фред, сглотнув, - толкования же оставим на совести каждой ячейки, на местах видней. Теперь о вожде. Я предлагаю...
  Взгляды ирландцев сами собой скрестились на Алексе, и парень резко вскочил...
  - Никаких вождей! Нельзя нам сейчас играть в вождизм и пытаться поставить людей в единый строй! Нельзя!
  - Почему? - Удивился телеграфист Кейси, медно-рыжий телеграфист богатырского телосложения с породистым лицом, - единый вождь нужен в битве! Мы если и проигрывали войны, то как раз потому, что каждый из наших лордов пытался воевать самостоятельно.
  Попаданец лихорадочно думал, становиться вождём не хотелось отчаянно, ведь помимо нешуточного почёта, такого человека ожидали и нешуточные проблемы. Причём почёт - это потом, когда-нибудь, может быть... скорее всего у потомков. А проблемы - вот они, начиная от англичан, заканчивая англосаксами САСШ, многие из которых негативно воспримут сам факт того, что ирландцы как-то самоорганизуются.
  Если он будет одним из, то особых проблем возникнуть не должно - всем понимающим будет очевидно, что в ИРА он как вывеска. Актёр и драматург, пользующийся определённой, пусть и несколько трущобной популярностью. Такие в каждой партии и в каждом движении...
  - До битвы ещё далеко, - начал плести Алекс словесные кружева, - а какого-то авторитета у нас ещё нет. Нет, я сказал! Каждый из нас имеет определённую известность, но будем честны - это известность сугубо местная. И вы думаете, что кого-то из нас проживающий в Лейнстере ирландец назовёт вождём? Ха! Да он скорее присмотрится к кому-то из своих, кто поближе, на виду.
  - Ряд громких акций могут исправить дело, - весомо сказал Фред, стукнув кулаком по ладони, и попаданец с трудом удержал лицо от гримасы. Ну вот куда ты...
  - Каких акций? - Вкрадчиво спросил бывший студент, чуть наклонившись вперёд для пущей убедительности, - да ещё и громких? Вам хочется сразу славы, да? Не думали, что работать придётся? Не флагом размахивать и лозунги с оружием выкрикивать, а сперва людей организовать. И это, между нами, сделать не так-то просто.
  - Можно, - прогудел светловолосый худощавый Аластор с неотмывающейся из-за работы краской на руках, - начать отстаивать права людей.
  - Можно и так, - охотно согласился Кузнецов, - вот только таких знаете сколько? Каждый второй бандит рассказывает, что он за права обездоленных... Чем мы будем отличаться?
  - Ну... не сразу, но ряд акций, - неуверенно сказал Фред и замолк, задумавшись. Остальные закивали согласно - акции они понимали, это серьёзно... Пройти с маршем, побить витрины, поскандировать лозунги...
  - Поздравляю, - серьёзно сказал попаданец, - вы произнесли Не сразу, и вот от этого нам нужно отталкиваться. Все согласны, что авторитет сразу не завоевать?
  Закивали и стали наконец-то слушать, а то аж подпрыгивали от нетерпения, настолько им хотелось куда-то бежать и что-то делать.
  - Можно акции... не спорю, но можно и по другому пути пойти. Скажите, как нам собрать к себе достаточно сильных мужчин, при этом знакомых с понятием дисциплины? Снова акции? А может, смотреть несколько шире? Людей надо заинтересовать, не нужно ограничиваться одними акциями, забудьте о них на ближайшие месяцы!
  Вред непонимающе тряс головой, да и остальные смотрели непонимающе.
  - Вставай-ка, да одень перчатки, - скомандовал попаданец, - вы, парни, стол пока отодвиньте.
  Друг, не слишком понимая, что происходит, начал бинтовать руки и одел перчатки - грубоватое подобие настоящих боксёрских.
  - На касание, - привычно сказал Алекс, поднимая руки к подбородку, - Раунд!
  Двое парней начали мужской танец - боксёрский спарринг. Перемещения, нырки, уклоны, хлёсткие удары...
  Ирландцы смотрели на это как заворожённые. Бокс в этой среде необыкновенно популярен, а сейчас они видели - это совсем другая школа, интересная и необычная. Очень быстро разобрались в правилах и начали отчаянно болеть - не за кого-то конкретно, а за красивый и очень непривычный бой.
  - Раунд! - Прекратил Алекс поединок, - теперь давай с тобой, ты вроде как хорош.
  Фред помог забинтовать руки здоровяку Кейси и одеть перчатки. К слову, пользу бинтов и перчаток, вопреки опасениям попаданца, поняли сразу - возможность отрабатывать приёмы бокса и не бояться повредить пальцы и запястья оценили моментально. Для тех, кто работает руками и не знает о существовании самого понятия больничный, фактор очень существенный.
  Кейси попытался имитировать виденное, получалось неважно.
  - Бейся, как привык, - посоветовал Алекс, не отрывая перчаток от лица, - всё равно слёту стиль изучить не получится, только запутаешься.
  Богатырь встал в привычную для себя стойку и заработал руками, как паровыми молотами, свирепо хакая и выкатывая глаза при каждом замахе. Попаданец легко держал дистанцию, подныривая под богатырские замахи и нанося лёгкие, символические удары по печени, сердцу и солнечному сплетению.
  - Давай, Алекс, давай! - Восторженно вопил Фред, впервые увидевший бой со стороны, - по челюсти его! Да!
  Попытка Кейси перевести боксёрский поединок в борцовский пресечена встречным ударом в челюсть, от которого рыжий ирландец тяжело шагнул назад и осел на пол.
  - Вот это - бокс, - наставительно сказал попаданец, переводя дыхание, - а у вас драка какая-то...
  - Выступать будешь? - Не понял рыжеватый Патрик, - дельно! Ты боец отменный, славу громкую...
  - Да нет же! - Прервал его Алекс, - не выступать, а учить! Сперва вас и других надёжных ребят, а потом... Как ты думаешь, сколько отчаянных парней захотят присоединиться к спортивному клубу, где учат ТАКОМУ?
  - Все! - Выпалил Патрик, расплываясь в улыбке, - мы ещё и отбирать будем! Но какой ты боец!
  К гомону присоединись и остальные, кулачные бои ирландцы любили страстно и бойцов уважали безмерно.
  - Нет, нет и ещё раз нет! - Открестился попаданец от ненужной ему славы, - не я боец хороший, а ШКОЛА хороша. Понимаете? Тот же Кейси, если учиться начнёт, через полгода меня за пояс с гарантией заткнёт, он боец прирождённый. Да серьёзно говорю! Я удар слабовато держу, да и бью не то чтобы очень.
  Фении возбуждённо загомонили, достав табак. Алекс вздохнул тихонечко - привык уже... В это времени курение табака не считалась вредной привычкой - напротив, его приписывали при целом ряде заболеваний! Курили при детях, при женщинах, в непроветриваемых помещениях...
  Начали обговаривать тренировки, и вот тут начались проблемы... Ирландцы работали с раннего утра и до самого вечера, так что всерьёз тренироваться могли только по воскресеньям. По будням же разве что урывками, не больше часа.
  - Проблема..., - задумался Алекс, покусывая губу, - по вечерам... нет, пару раз в неделю я смогу выделить, но не больше - спектакли. В воскресенье...
  - К нам устроить! - Выпалил Фред, вскакивая со стула, - Ну, в театр! Своими ушами слышал, что старика Джонсона увольняют, болеет постоянно. Так что слесарь нужен, как воздух - вот бы Патрика на его место, а? Пусть хоть урывками сможет тренироваться, но мы в одном здании - пару раз зайдём, подскажем... пару раз он заскочит. Аластора можно пристроить, потому как Тед опять горькую запил - выгоняют его. Единственное...
  - Деньги, - закончил за него Алекс, - там поменьше платят. Немного, но поменьше. Правда, есть там наверняка свои плюсы, иначе хрен бы работяги за свои места держались...
  - Есть, - закивал Фред, - там надзора сурового нет, можно на сторону что-то по мелочи делать. Не сразу, поначалу-то следить будут. Но как освоишься, так и нормально. Я с рабочего сцены начинал, есть там возможности, присмотреться успел. Патрику точно хуже не будет. Аластору... тут проблема, в эту кухню влезть не успел, маляры-художники отдельно. Узнаю. Кейси... тут глухо, телеграфисты в театре точно не нужны.
  - А вообще неплохая идея, с театром-то, - сказал попаданец, - если прозондировать почву насчёт вакансий, то можно будет пропихнуть туда своих - из тех, что понадёжней, да чтоб не болтливы. Несколько человек сможем тренировать прямо там, в промежутках. Зайти, показать пару движений, да пусть отрабатывают, когда время свободное появиться. А по воскресеньям... по воскресеньям уже всех собирать.
  Алекс вздохнул еле заметно... вот хотелось же спокойной жизни в достатке, семью. А получается... то, что получается. Достаток пришёл после пьесы, получившей скандальную политизированную известность, только вот и невеста вместе с семьёй политизированы насквозь... Хочешь Лиру? Ну так получай в нагрузку ирландские профсоюзы и ирландскую родню.
  ***
  Сватовство прошло... неловко. Пожалуй, это самое точное описание ситуации.
  Дом О,Брайенов полон людей и если Алекс думал, что тридцать человек, это много... он ошибался. Тогда, на официальное знакомство с родителями, собрались самые близкие. Сейчас же...
  Парень сглотнул и решительно шагнул вперёд. Он не видел себя со стороны и пожалуй - к лучшему. Бледный, с багровыми пятнами на лице и подрагивающими губами. Не самое лучшее впечатление, по мнению молодого человека.
  - Мистер О,Брайен, миссис О,Брайен... я... прошу у вас руки вашей дочери, Лиры О,Брайен, - с трудом выдавил он положенные слова, моментально покрывшись крупными каплями пота.
  Дальнейшее прошло как в тумане, воедино слились слова родителей Лиры, каких-то двоюродных бабушек, троюродных дядей... Вся эта толпа гомонила, пожимала руку, обнимала, плакала, говорила прочувствованные речи...
  Лира от волнения два раза чуть не лишилась чувств, да и сам Алекс оказался близок к этому. Правда, виной тому не только волнение, но и дикая духота, от которой не спасали даже открытые окна. Народа в доме чуть ли не как в метро в час пик, а на улице стояла удушающая влажная жара, уникальная для мая.
  Но справился. Проговорил нужные слова и сделал нужные действия, выпил с отцом невесты - Томасом О,Брайеном, с матерью...
  А пару часов спустя попаданец узнал случайно, что оказывается, можно было и не мучиться - профессиональные свахи решали такие вопросы вполне уверенно. Но... уже сделано, и то, что Алекс сватался сам, сочли невероятно романтичным. Немалый плюс в будущей супружеской жизни...
  ***
  Тряхнув головой, Алекс отогнал не вовремя проснувшиеся воспоминания и пошёл между тренирующимися в полуподвале парнями.
  - Билли! Бедро при ударе не забывай! Удар от бедра идёт, от бедра... да, так.
  Билли, здоровенный длиннорукий парняга двадцати пяти лет, работающий помощником мясника, смотрел на попаданца, как на пророка, истово выполняя малейшие замечания. Своеобразный парень... из тех, кто не способен на самостоятельные действия, вечный ведомый до самой старости. Зато уж если признает кого своим вожаком, то всё - можно быть уверенным, Билли не подведёт.
  - Ангус, - вопил чуть поодаль Фред, - опять за ударами проваливаешься!
  Два десятка парней, среди которых неожиданно оказались не только ирландцы, но и валлийцы, шотландцы и даже бретанец , отрабатывали приёмы бокса, который начали именовать кельтским. Мда... если уж самого попаданца уверенно записали в кельты...
  А всё Фред, переживающий о безродности друга. Ну как это, не знать своих корней? А поскольку сам он носил отныне гордую (по его мнению) фамилию Виллем и числил себя кельтом, то и предков попаданца начал искать там же. В самом деле, ну не может же его друг быть подлым англичашкой?!
  ' - ... да быть того не может, - отмахивался Фред и привёл наконец свой 'коронный' аргумент, - ты же сам мне тогда сказал, что Я даже ирландцем могу быть, помнишь?
  - Конечно.
  - Вот! - Фред с торжеством посмотрел на него, - и это говорит о том, что ты не можешь быть англичанином! Сам же мне говорил о подсознании, англичанин бы так никогда не сказал!
  Алекс кивнул задумчиво: пусть друг начал расследование совсем не там, где надо... но ведь к верным выводам пришёл! Попаданец подсознательно дистанцировался от англичан, да не из-за личной неприязни или пропаганды из прошлой жизни. Просто Англия и англичане отныне ассоциировались у него с неприятностями... Трущобы, работный дом... вспоминать не хочется.
  Сюда же наложились просмотренные фильмы, вроде 'Храброго сердца' с Гибсоном, да популярная в двадцать первом веке кельтская тематика. В итоге он регулярно ненароком выдавал какие-то интересные вещи, говорящие окружающим о неплохом знакомстве с кельтской культурой.
  Так что кельтское происхождение Алекса стало очевидным сперва для Фреда, а затем и для окружающих. Чуть погодя попаданца даже причислили по каким-то косвенным признакам к шотландцам, называя несколько горных кланов , к которым он мог бы принадлежать.
  Всплыла наконец его якобы амнезия, причём ставшая достоянием широкой общественности... Кузнецов всерьёз опасался, что ему попомнят немецких предков и выдуманную биографию, но народ отнёсся скорее сочувственно. Дескать, не зря же прислонялся к кельтам да немцам, это осколки памяти работают.
  Поскольку всплыла амнезия вовремя и какая-то известность имелась, приписывать каторжную биографию никто не стал. Да и не получилось бы, пожалуй - слишком многие его знали как актёра, отмечая пусть странноватые, но вполне приличные манеры воспитанного человека.
  Теперь странноватые манеры получили наконец внятное объяснение, и Алекса причислили к джентельменам, а не представителям полусвета .
  Сюда же лёг и бокс: поскольку это умение из тех вещей, что Алекс помнил после амнезии, то нет никаких сомнений, что учился он ему в детстве. И раз проклятые англичашки не знают этого благородного искусства, то несомненно - оно тайное и старинное, из глубины тысячелетий.
  Именно поэтому, кстати, его считали хайлендером . Дескать, только там могли сохраниться осколки сопротивления, какие-то тайные знания. Равнинную Ирландию несколько раз зачищали, а вот в шотландских горах что-то такое могло сохраниться.
  Сторонники этой версии нашли даже оправдание незнанию им гэльского языка. Дескать, учителя оттуда, а сам он рос где-то ещё. Вот и оторвался малость от корней... бедняжка.
  Не то чтобы подобная точка зрения блистала логикой, но склонность кельтов к мистике сделала эту версию основной. Если бы только не многочисленные версии на тему происхождения Алекса, делавшие его то неким Хранителем, то аристократом, то молочным братом кого-то из кельтской знати...
  Противится посвящению в шотландцы не стал - уговорил Фред.
  ' - Даже если я ошибаюсь, то очень удобно получается, - друг возбуждённо бегал по комнате, - я валлиец, ты вроде как шотландец... наверное. То есть ИРА получается за свободу Ирландии прежде всего, но одновременно - своим для всех кельтов. Не шутка! В будущем это может пригодиться - да хоть контакты с Францией через тамошних кельтов наладим, нельзя же нам опираться только на Штаты? Ненадёжная опора...
  - Допустим, - нехотя согласился Алекс, понимая логику друга, - но дальше-то что? К какому из кланов прикажешь приткнуться? Неловко может получиться... а в стороне тоже не постоишь, Смит как-то не слишком по кельтски.
  - Фокадан ! - Выпалил друг, - назовись Фокаданом!
  - Фокадан, - покатал на языке попаданец, - звучит неплохо, да и символично. Ладно!'
  Бокс, как он и рассчитывал, привлёк в ИРА больше людей, чем идеология. Ирландцы по большей части люди малообразованные, но силу кулаков они понимают хорошо.
  Когда Патрик, прежде не славящийся как хороший кулачный боец, через месяц занятий при очередной драке вырубил одного из местных чемпионов, продемонстрировав непривычную технику... Поток молодых мужчин превысил все разумные нормы.
  Фред с парнями отбирал самых спортивных, решительных и политически подкованных - лидеров, пользующихся уважением как за крепкие кулаки, так и за хорошо подвешенный язык. Метод, проверенный в двадцатом и двадцать первом веке, сработал и в девятнадцатом. А дальше просто - авторитет тренера, обработка идеологией, некое полувоенное мужское братство...
  Сейчас, в воскресенье, они тренировались под руководством самого Алекса и Фреда, а по вечерам, после работы, уже тренировали сами. Тот ещё испорченный телефон, но ведь работает же! Драчливые ирландцы схватывают азы бокса буквально на лету. А ещё быстрей - новую идеологию, такую простую, понятную и справедливую для каждого ирландца.
  После занятий один из парней подошёл к нему.
  - Алекс, я тут слышал, что парни недовольны политикой Таммани-Холла .
  - Ну ка...
  - Да... тамошние заправилы гражданством ирландцев наделили, хотя чего-чего, а этого мы не просили, - обстоятельно начал рассказывать молоденький каменщик, нервно потирая кисти рук, - а с этим призывом ещё... Получается так, что нас под призыв подставляют, именно ирландцев. Так вот... вчерась, в субботу, первое объявление вывесили о призывниках. И так выходит, что многовато наших - чуть не пол списка, говорят. Завтра с утречка снова объявление о призывниках печатают - с именами и прочим. Ежели опять там наши будут, беда... поднимется народ.
  - Спасибо, - медленно протянул Алекс, - очень важно.
  Парнишка просиял и отошёл, попаданец же задумался. По всему выходило, что мимо него эта свара не пройдёт. И без того уже, как он открыл боксёрскую секцию, порядка в ирландских районах прибавилось. Даже не пущенных по улицах ДНД дело, а в том, что дебоширов запрещалось учить боксу.
  Репутации этот шаг им прибавил, причём не только среди нищих ирландцев, но и среди респектабельных горожан. ИРА начала ассоциироваться с чем-то серьёзным - не банда какая, делом парни заняты. Даже лавочники вон спонсировать начали. Немного, но хватает на аренду помещения под спортивный клуб, на перчатки и прочий инвентарь.
  А значит, им нужно завтра быть в ирландских районах вместе со всеми членами ИРА. Хотят они этого или нет, но завтра они там быть обязаны... В противном случае ИРА так и останется спортивным клубом, который подомнёт под себя кто-то из ирландских бандитов. Собственно, уже присматриваются.
  Или они делают заявку как политическая сила, или сливаются, теряя авторитет.
  - Алекс, мы завтра должны быть здесь, - безапелляционно заявил подскочивший Фред, - шухер намечается, без нас никак.
  - Да. Оповести наших.
  
  
  
  Семнадцатая глава
  
  
  
  - Неприятности гарантированны, - хмуро высказался Фред, отшвыривая в сторону утренние газеты, доставленные одним из младших сынишек Мопси.
  - Вижу..., мрачно отозвался Алекс, отставляя в сторону давно остывший кофе, - добрая половина списка призывников - ирландцы. Сюда же можно приплюсовать шотландские и валлийские фамилии, и тогда дело получается совсем скверным.
  - Мда... весёленький будет денёк...
  Дальше, не говоря лишних слов, друзья зарядили пистолеты и одели стёганые хлопковые бронежилеты под сюртуки. После ранения Алекс озаботился было покупкой револьвера, но поклонники надарили ему оружия едва ли не на взвод. И пусть это по большей части древние капсульные револьверы , сопровождаемые письмом Это оружие принадлежало моему отцу..., но прислали и несколько приличных экземпляров. А вот бронежилеты покупали сами. Себе парни оставили по револьверу и парочке дерринджеров , остальное оружие позвякивало в сумке.
  Спустились... у порога ожидали Патрик, Кейси и Аластор - капитаны ИРА, тут же подхватившие сумки. Далеко идти не требовалось - спортзал, он же штаб квартира, неподалёку. Лейтенанты и сержанты присутствовали частично, некоторые уже на местах.
  - Разбирайте оружие, - скомандовал Алекс, - но смотрите - выдавайте его только тем, кто сохраняет рассудок трезвым. Нам не нужны бесшабашные стрелки, палящие направо и налево по любому поводу.
  Разобрали оружие, ворча и пересмеиваясь. Настроение такое... бодро-похоронное. Ни у кого из офицеров ИРА не осталось иллюзий, все прекрасно понимали, что как бы ни закончилось дело, проблемы в будущем лично для них гарантированны. Просто если не отстаивать свои права, то проблемы будут не только у активистов, но и у всего народа...
  - Жертвенность, - тихо пробормотал Фред сквозь зубы, оглядев бойцов, - готовятся стать мучениками за идею.
  - Чёрт..., - Алекс вынуждено согласился с другом, - подыграй мне... Вроде как что-то забавное рассказываю...
  Фред хохотнул, привлекая внимания, потом хохотнул Алекс...
  - Парни, - повернулся он к ним с улыбкой, - задача у нас простая - объединить толпу, сделав её единым отрядом. А как сделаем, так нужно будет не допустить беспорядков.
  - Не так-то это просто, - проворчал один О,Брайенов, присутствующих здесь, - буянов собралось немало.
  - Верно, - доброжелательно кивнул Алекс, страстно желая врезать будущему родственнику за неподходящую реплику в такой момент, - но нам все и не нужны. За итальянцев мы отвечать не можем, у них свои лидеры. А порядок среди ирландцев мы сможем поддержать.
  - Ага, - вылез Феликс О,Тул, - за бандитов тоже?
  - За своих, - терпеливо и нарочито медленно сказал попаданец, - только за своих. У бандитов и отребья свои главари, и они-то нам ни хрена не нужны. И так понятно, что этот сброд кинется громить кабаки и винные лавки. Нам от них дистанцироваться нужно.
  - В точку, - подхватил Фред, лихо сдвигая котелок на затылок, - на контрасте работать будем.
  - Чего? - Донёсся из толпы недоумённый возглас.
  - На контрасте, - повтори Фред, - бандиты будут громить и буянить, больше им ничего и не нужно. А вот мы - наводить порядок.
  - Как копы, что ли?
  Раздался звук подзатыльника и Кейси объяснил юнцу, в чём он не прав.
  - Дурень, мы своих защищаем. Разгуляются бандиты, так и баб могут... того. Пожары начнутся и прочее, потом, как водится, войска введут. Тебе оно надо?
  - Верно, - продолжил Алекс, - мы просто порядок наводим, а главное - нужно заявить о себе, как об организованной силе.
  - И это реально, - подхватил Фред, - одних только боксёров наших уже за сотню. А парней, желающих вступить в наш клуб, куда как больше. Думается мне, они сегодня с нами пойдут - вроде как показать себя в серьёзном деле.
  Лица присутствующих начали разглаживаться, ощущение обречённости быстро пропало. Теперь это не потенциальные мученики, готовые убивать, умирать и идти на каторгу, а крепкие мужчины, которые вышли отстаивать свои права. Да не поодиночке, а в рядах организации, плечом к плечу с крепкими, решительными парнями .
  Начать пришлось с Пяти точек...
  - И что это за сброд?
  Хорошо поставленный театральный голос Алекса с импровизированного постамента из нескольких ящиков разнёсся далеко. Толпа оборванцев с дрекольем в руках остановилась. Будь он один, попаданец не выжил бы после такой реплики... Но в окружении полусотни крепких молодых мужчин, вооруженных ружьями и револьверами, можно позволить себе такое поведение.
  - Тебе что за дело, - вылез из толпы какой-то Уродский цилиндр с утыканной гвоздями дубинкой в руках, - жируешь нынче у богатеньких...
  Бандита быстро понесло, посыпались самые вздорные обвинения, в том числе и не делишься. Глядя на вылетающую изо рта слюну и трясущиеся как в эпилептическом припадке конечности, Алекс испытал отвращение. Хороший пример бывшего человека, деградировавшего до крайней степени. Навскидку можно сказать, что данный... экземпляр пьёт всё, что горит, употребляет кокаин и бог знает, что ещё.
  - Ну разумеется, - ёрнически согласился попаданец, - заработавший собственным трудом и талантом не достоин уважения. То ли дело ты - храбрый рыцарь кастета и ножа.
  Бандит не понял иронии и приосанился, заулыбавшись. Он же Храбрый рыцарь, не абы кто!
  В толпе по меньшей мере две тысячи человек и народ там... разный. Откровенные бандиты и опустившиеся маргиналы стояли рядышком с мигрантами, которые работали, надрывая жилы.
  - Мы собираемся выступить маршем, требуя от правительства соблюдения своих прав, - вылез Фред, - Прав! Не орать, размахивая дубинками, а пройтись единым строем перед обнаглевшими богачами, да напомнить, что в этой войне, ведущейся за интересы богатых, воюют всё-таки бедные... Винтовки могут повернуться и в другую сторону... Кто с нами?!
  Капитаны ИРА пошли сквозь толпу, выдергивая работяг. - - Ты с нами! - Алекс выдёргивает за руку очередного работягу, толкая его за спину, к телохранителям, - Патрик! О, Нил!
  Старый знакомец, благодаря которому попаданец пошёл тогда в театр, просиял.
  - Я тута! - Он стоял с парой десятков мужчин, по виду таких же незадачливых работяг.
  - Давай сюда, приятель! - Весело крикнул бывший студент, - к нам! Да рассказывай, где пропадал! Я проставиться тебе хотел, да не нашёл.
  - Так я это, в море ходил, - О,Нил одновременно обрадован и смущён, постоянно поглядывая на Алекса с Фредом. Знакомые высоко взлетели по меркам нищего ирландца... и не форсят!
  - Ну так давай с нами, да дружков своих тащи! Ты парень надёжный, да и друзей выбирать умеешь, по себе знаю!
  Сказав это, Алекс тут же пошёл в народ, знакомясь с каждым и пожимая руки. Пролетарии представлялись, кто смущенно, кто с вызовом.
  Откусив у Пяти Точек порядка пятисот более-менее нормальных граждан, гудящим роем двинулись в более приличные кварталы. Там уже действовали лейтенанты и сержанты ИРА, собирая воедино активных мужчин.
  - Рискованно, - негромко сказал Кейси, который изначально был вообще против того, чтобы идти в Пять Точек, - могли и не выйти.
  - Могли, - согласился тихонько Алекс, - дурной был риск, соглашусь... потолкался среди всех этих Уродских цилиндров и Мёртвых кроликов, только тогда и понял, что ты прав. Ты лучше местных пролетариев знаешь.
  - В следующий раз помни об этом. Твоя идея оторвать работяг от бандитов сработала, но...
  - Знаю, Кейси, знаю... чудом сработала. Приди мы чуть раньше или чуть позже, чуть по другому повели бы себя... там могли остаться. На кураже и артистизме выехали, да на храбрости парней.
  Попаданец говорил более чем искренне - сейчас он немного отошёл от дурной лихости и начал понимать, мимо каких неприятностей чудом проскочил. Судя по всему, дурную шутку сыграло артистическое настоящее. Можно сказать, что он примерил роль Вождя, совершенно как в театре...
  К месту призыва подошли примерно к половине десятого утра. Точка пересечения 3-й авеню и 47-й улицы, на которой и стоял полицейский участок, уже запружена народом. Недовольным. Лица такие, что спичку поднеси - порохом взорвутся.
  Единственное, что радует, так это отсутствие единого вождя у толпы. Несколько десятков сравнительно крупных банд и отрядов и сотни мелких группок. Что характерно, марксистов нет, разве что рядовые члены ячейки. Алекс знал, что это не трусость, а долговременная политика, но ему она на руку. ИРА могла начать свою политическую жизнь громко.
  - Всех не охватим, - напряжённо вглядываясь в толпу, сказал Фред срывающимся голосом.
  - Не потянем, - согласился Аластор, кусая губы, - некоторые со своими вожаками пришли, банды вон есть... Патрик не даст соврать, тут многие рыбку в мутной воде половить хотят.
  - Призывают полицейский участок громить, - сквозь зубы выдавил нервничающий Патрик, сжимая револьвер в кармане, - некими призывными списками размахивают. Дескать, если уничтожить... бред, конечно. У бандитов своя игра, если они участок сожгут, то многие документы погорят, улики какие-то.
  - Пора, - подтолкнул его Фред локтем в бок. В этот раз никаких ящиков для трибун... Раз! И в рядах ИРА появляется щит и несколько копий. Щит на перекрещенные копья, копья на плечи офицеров, присевших на одно колено... Театрально, но кельты любят такие вот символы, да и не только кельты.
  Попаданец прекрасно понимал, что такое информационная война и не стеснялся присваивать что-то интересное из находок будущего. Какие-то действия ИРА легко можно будет замять, а вот такое эффектное появление уже не получится...
  - Внимание! - Проорал Алекс в жестяной рупор, привлекая толпу.
  - Внимание! - продублировали его хором бойцы ИРА.
  Внимания более чем достаточно... настолько, что у бывшего студента едва не отнялись ноги от волнения. Он понял: вот тот самый момент, когда можно отступить, замять... Или войти в историю со всеми вытекающими - как отец-основатель, революционер и террорист.
  - Делай что должно, - пробормотал попаданец, и уже громко, - все ли присутствующие знают, кто я такой? Алекс Смит, также известный как Фокадан, один из основателей Ирландской Республиканской Армии!
  Среди бойцов ИРА взлетело ещё четыре щита - народу представили капитанов, и судя по откликам, их знали неплохо. Немного о капитанах, об ИРА, о целях...
  - Наша цель - справедливость! - Надрывался Алекс, - не буду скрывать - в первую очередь для ирландцев, потому что у них отобрали Родину и пытаются отобрать право быть народом. Это известно всем и я не буду разъяснять сегодня нашу политику.
  Внимание привлечено, выдох... актёрская пауза...
  - А сегодня мы здесь, потому что нарушается не только справедливость, но и сама Конституция САСШ! - С пафосом сказал попаданец, заметив в толпе вездесущих репортёров.
  - Да, Конституция! Речь идёт именно о призыве! Нет, я не буду говорить, что списки несправедливы потому, что добрая половина призывников - ирландцы. Я скажу, что они несправедливы потому, что все призывники - бедняки!
  Одобрительный гул толпы, речь понравилась... даже часть бандитов оттянулась от вялого штурма полицейского участка, начав слушать. А народу-то... сложно точно подсчитать, но никак не меньше пяти тысяч, причём это в основном молодые и зрелые мужчины, многие из которых вооружены если не огнестрелом, то как минимум ножами и дубинками.
  - В Конституции сказано, что наша страна является демократией! Со страниц газет нам толкуют, что именно САСШ - самая демократичная страна мира, светоч надежды и образец... Но так ли это?
  - Разумеется, нет! - Подхватил Фред по сигналу, нужно максимально засветить всех капитанов ИРА, - нет, нет и ещё раз нет! Не буду говорить о явной несправедливости по отношению к рабочим - вы и сами знаете об этом, несправедливость твориться с вами!
  - Кто наживается на войне?! - Возвысил голос отчаянно потеющий Кейси, чеканящий слова, - промышленники Севера! А что получаем мы? Снижение доходов и право умирать за интересы промышленников!
  - Может, хватит? - Подал голос Патрик, яростно сжимая кулаки, - промышленники наживаются, мы умираем! Нам говорят, что это привычный порядок вещей, что всегда были богатые и бедные... Не буду спорить! Каждый из нас не прочь стать миллионером и жить в особняке, в окружении слуг. Есть бедные, богатые... так было раньше, так и сейчас. Плохо ли это, как говорят марксисты, или нормально... сложный вопрос...
  - Но порядок вещей, когда за интересы богатых умирают бедные, не назовёшь демократией, - вновь подхватил речь Алекс, - это диктатура! Да, диктатура! Вспомните о демократии времён Эллады, о которой нам любят толковать. И что вы увидите? Увидите, что в те времена люди, которые издавали законы и имели все гражданские права, были обязаны служить в армии! Обязаны! Богатые имели возможность тренироваться с оружием, покупать лучшее оружие... И потому они шли в первых рядах! Объявляя о начале войны, они знали, что рискуют своими жизнями, жизнями своих детей и родных... Но так ли это сегодня в САСШ? Ответьте мне!
  - Нет! - Нестройно загудела толпа, - нет!
  - Мир - хижинам, война - дворцам ! Пусть воюют те, кому нужна эта война! Нужна? Бери винтовку и отправляйся воевать - сам. Не нужно призывать к патриотизму, сидя в уютном кресле в тёплом кабинете! Мы готовы поменяться местами с такими патриотами - пусть они отправляются на войну - войну, которая нужна прежде всего им. Мы же будем сидеть в их кабинетах и рассуждать о патриотизме!
  - Га-га-га! - Толпа смеялась, на все лады обсуждая - как бы они поменялись местами с сенаторами, и как бы сенаторы смотрелись с винтовкой.
  - Мало того, что это война в интересах богатых руками бедных, - вклинился попаданец в мгновение относительной тишины, - так они ещё и наживаются на солдатах! Сперва призывают бедняков, а потом наживаются, не выдавая им положенного! У всех вас служат в армии если не родные, так соседи или знакомцы! И что они пишут? Не только о боях, смертях и дурном командовании... но и плохой еде, нехватке элементарной одежды... Есть ведь такое?!
  - Есть, как не быть!
  - Есть! - Понеслись из толпы согласные возгласы.
  - И что получается? - Алекс широко развёл руками, - сперва призывают бедняков, а потом ещё и наживаются на них? На тех, кто воюет за их же интересы? Это как понимать?
  - Справедливости! - Прокричал Фред, вскидывая в воздух сжатый кулак.
  - Справедливость для всех! - Прокричал Кейси, повторяя жест.
  - Справедливость для всех! - Повторили Патрик и Алекс.
  Толпа завелась, повинуясь воле капитанов ИРА. Почти тут же капитаны и лейтенанты поделили толпу и быстро её организовали, опираясь на рядовых членов ИРА.
  Двинулись к центру, вбирая небольшие компании и разрозненных одиночек. В толпе быстро появились заранее подготовленные плакаты Справедливость, Справедливость для всех, Отменить антиконституционный призыв и другие.
  По краям толпы заранее подготовленные бойцы ИРА из числа самых языкатых, постоянно говорили короткие речёвки, повторяя слова Алекса про демократию или справедливость.
  Всё расписано заранее... что работало в двадцать первом веке, работало и в девятнадцатом.
  
  
  
  Глава восемнадцатая
  
  
  
  Марш разгневанных людей получил большую огласку. Не то чтобы такие вот демонстрации редкость в Нью-Йорке... но ИРА громко заявила о себе. Пять тысяч человек, идущих едва ли не строем и не пытающиеся громить витрины... это почти армия. Тем более на фоне бандитов, которые всё-таки разгромили полицейский участок и ряд строений неподалёку.
  Вечером толпа рассосалась по домам, но ядро ИРА осталось в штабе.
  - Боюсь, нас прибить могут, просто на всякий случай, - с деланной ухмылкой сказал Алекс, боясь показаться трусом. Но его неожиданно поддержали.
  - Это ты правильно говоришь, - закивал Патрик, поглаживая карман с лежащим там револьвером, - мы сейчас многим ноги отдавили. Да хоть бандитов взять - они ж не совсем тупые, понимают, что новая сила в трущобах появилась. И значить, кому-то из них ужаться придётся.
  - А ещё политики, - мрачно дополнил Фред, - вот уж твари... Они привыкли работать по определённым правилам, а мы им все карты спутали.
  - Парни, - зарядите оружие и держите наготове, - сказал задумавшийся Кейси телохранителям, - я парочку моментов настораживающих видел по дороге, так что скорее всего, сюрпризы будут.
  - Часовых надо выставить, - озабоченно озвучил Патрик, - не помешают.
  - Уже, - флегматично отозвался Аластор, заряжающий капсульный револьвер.
  - Не видел, - удивился слесарь.
  - На то и расчёт, - чуточку снисходительно сказал маляр, - я ж не взрослых, а мальцов... Да без геройств, а просто знак подать.
  - Кхе... грамотно, - восхитился Патрик, - эти все глаза проглядят, но чужаков не упустят - как же, Приключение! Взрослые у нас того... стаканчик пропустить не откажутся. Да покурить, да отойти куда... Скверно с дисциплиной, не все понимают.
  Патрик знал, о чём говорил - не смотря на молодость, он успел отслужить, повоевать и дезертировать из английской армии. Учили там на совесть, буквально вбивая знания и навыки. Но воевал за ненавистных англичан насильно завербованный ирландец недолго.
  Алекс не расспрашивал его - знал, что воспоминания очень уж неприятные. Но по ряду косвенных данных нетрудно понять, что о приключениях капитана ИРА можно написать авантюрный роман, а возможно, и не один.
  Если ирландец из глубинки, едва научившийся читать и писать в сельской школе, со знанием дела говорит о тугах , сильно не любит берберов и плюётся при упоминании испанских колониальных властей в Южной Америке, это кое-что значит.
  Сидели в подвале, который по бедности служил им одновременно спортзалом и штабом.
  - Рассредоточиться надо, - сказал нервничающий Алекс, - Пат, возьми командование на себя и прикинь, как бы ты действовал при нападении на нас.
  - Хрен получится нормальную оборону организовать, - скривился тот, - я уже прикидывал... Если нормальные вояки пойдут... в смысле - бандиты, но повоевавшие, то они по всем правилам будут действовать. Тут нам действительно лучше рассредоточиться - часть здесь, в подвале, а часть по окрестным чердакам, чтоб перекрёстный огонь вести. А если кто-то типа Уродских цилиндров или Мёртвых кроликов, то они в таких вот случаях нередко просто толпой ломятся. Кокаина нюхнут, виски заполируют - да вперёд с выпученными глазами.
  - Кишки могут по земле волочиться, а они боли не чувствуют, - хохотнул нервно Кейси, опытный ветеран уличных боёв, в детстве входивший в одну из банд, - Если такие пойдут, то по ним залпами стрелять нужно, рассредоточиваться просто опасно.
  - А если так... отборных стрелков посадить в соседних домах и каждому дать одного-двух человек, которые бы ружья заряжали.
  - И отряд чуть поодаль, - как бы засадный полк, - дополнил попаданец предложение Фреда.
  Идею признали годной, и пока не стемнело, нашли подходящие места. Действовать приходилось осторожно, потому как райончик тот ещё и глаза бандитов гарантированно следили за ними.
  - Идут! Идут! - Мелкий Миллиган, сынишка одного из бойцов, прилетел с тревожной вестью, - Уродские Цилиндры идут.
  - Спасибо, Томас, - поблагодарил попаданец запыхавшегося вестника. Мальчишка щербато заулыбался и умчался.
  - Цилиндры... ожидаемо, - протянул нервничающий Фред, сжимая дробовик. Расшифровывать никому не пришлось, Цилиндры известны как отморозки, дешёвые наёмники, берущиеся за любую грязную работу. Гадать сейчас, сами ли они решились на нападение или их кто-то натравил, особого смысла нет.
  - Приготовились, - скомандовал Патрик и попаданец сжал ружьё. Из-за поворота показалась нестройная колонна бандитов.
  - Десятка два, маловато, - машинально отметил Алекс. Но как выяснилось, с азами тактики знакомы даже отморозки.
  Раздался взрыв, разнёсший перекрытия потолка, и из получившегося отверстия зазвучали выстрелы.
  - Все на улицу! - Дико заорал Алекс, озвучивший очевидное, и бойцы ИРА рванули навстречу подбегавшим Цилиндрам. Загрохотали выстрелы и бандиты начали падать в грязь.
  По старой привычке, вооружены они по большей части утыканными гвоздями огромными дубинами, даже револьверы не у всех. Для запугивания и грабежа в подворотнях - самое то. Но ИРА, в отличии от бандитов, готовилась к полноценному бою.
  Дробовики произвели сокрушительное опустошение в рядах Цилиндров, никто из них не успел добежать до бойцов ИРА. Единственное, что успели сделать бандиты, так это произвести несколько выстрелов из револьверов. Один из них крепко зацепил Маркуса Шрамированного и сейчас крепкий мужчина со стоном оседал, держась за простреленное бедро.
  Но если с этим отрядом покончили легко, то вот выстрелы из дома над штаб-квартирой куда опасней... Тяжёлая ружейная пуля разнесла голову Рональду О,Лири, стоящему совсем рядом с попаданцем. У парня всё сжалось внутри, захотелось одновременно бежать куда глаза глядят и распластаться по мостовой.
  - В дом! - Прорычал Фред сквозь сжатые зубы, - штурмуем!
  - Гранаты! - Заорал бывший студент и в окна полетели динамитные связки, обмотанные верёвками с наклеенными на них кусками металла.
  Оружие оказалось действенным, и дом удалось захватить достаточно легко. Алекс в штурме не участвовал, получив касательное ранение в голову револьверной пулей.
  - Докладывайте, - приказал он, морщась от головной боли. Миллиган промывал рану на голове спиртом и бинтовал её.
  - Терпи, капитан, - с нотками истерического веселья сказал телохранитель, когда Алекс зашипел особенно громко.
  - Скверно! - Прервал мрачный Кейси начавшего доклад бойца, - Цилиндры убили старика Джефферсона, проживавшего в квартире. С утра убили, похоже - засаду нам заранее готовили. Наших двое убито - О,Лири и МакНаб. Из тяжёлых - Маркус, Лот и Хват. Лот в живот, не выживет...
  Лица бойцов закаменели. Не то чтобы они не привыкли к смертям... живя в трущобах, сложно сохранить детскую невинность. Смертей местные навидались куда больше, чем хотелось бы. У каждого умирали родные от болезней - просто потому, что нет денег не доктора. Нередко эти болезни вызваны недоеданием... У каждого убивали кого-то из друзей и родных, жизнь в трущобах не стоит ничего. Многие сами убивали...
  Просто сейчас стало ясно - это не первый бой. Уродские цилиндры чётко показали, что местные банды не потерпят конкурентов, которыми они считали ИРА. Бандиты поглупее считали ИРА новой бандой. Поумнее... те понимали, что организация, говорящая о социальной справедливости и готовая отстаивать свои интересы с оружием в руках, для них опасней любой банды.
  Но нерешительности и желания отступить на лицах ирландцев Алекс не увидел. Да просто некуда отступать.
  Поднявшись в квартиру на подрагивающих ногах, попаданец с трудом подавил тошноту, пытаясь оглядеть место преступления по всем правилам детективного жанра. Получалось не очень, по телевизору это выглядело не так... кроваво.
  Несколько деталей всё же подметил: так, старик Джефферсон явно убит при штурме и скорее всего - бойцами ИРА. Больше похоже не на несчастную жертву, а на сообщника - прошлое у старика откровенно грязное, за пару долларов тот и сам мог предложить свою квартиру как место для засады.
  Небольшая квартирка из двух комнатушек тесно заставлена не дешёвой разносортной мебелью. Повсюду какие-то безделушки без единого стиля, такая же разносортная одежда. Больше похоже на логово скупщика краденого, отошедшего от дел.
  Идею Кейси попаданец понял и поддержал: приписывать свои ошибки врагам. Тему не стал поднимать ни сейчас, ни позже.
  Полиция в этот район ночью никогда не приезжала, так что можно кое-что поправить для надлежащего эффекта. Ничего и никому Алекс не объяснял, просто передвинув убитых так, как ему казалось правильней.
  - Надо ответить за нападение, - подошёл Патрик и остальные капитаны.
  - Не здесь, - Алекс повёл глазами вокруг и они вышли в соседнюю комнатушку.
  - Надо, - сказал он тихонечко, - только чужими руками. Парни, как вы смотрите на идею вычистить бандитов из Пяти Точек?
  - Таак, - протянул Фред, лихо закуривая, - опять авантюра?
  - Нет-нет! В смысле - авантюра, но в общем-то безопасная. Выслушайте сперва, ладно? Ф-фу... в общем, воевать нам придётся, с этим все согласны?
  Дождался утвердительных возгласов и продолжил...
  - Но воевать можно по всякому. Цилиндров нам по любому добивать надо. Не то чтобы местные бандиты не справились бы сами с ослабленными конкурентами... но надо, - присутствующие захмыкали, правила игры в трущобах знали все. Это попаданец по большому счёту прошёл их краешком.
  - Добивать надо, - согласился Кейси, - союзников хочешь пригласить?
  - Да! Вроде как мы туповаты и не понимаем местных законов. Дескать, претензии только к Цилиндрам и всё... Выйти на ирландские банды и предложить добить им Цилиндров вместе - вроде как тем самым скрепим союз. Реально?
  Капитаны задумались...
  - Пожалуй..., - медленно сказал Патрик, - на первых порах пойдёт.
  - А нам глубоко копать и не надо, - воодушевился попаданец, - добьём Цилиндров, а в процессе подкинем ирландским бандам идейку... Вроде как мы понимаем, что совсем без бандитов не получится - место такое поганое. Но пусть эти бандиты будут свои, ирландские.
  - Потянем ли? - Кейси моментально оценил суть интриги, да и остальные переспрашивать не стали.
  - А то! Сейчас ИРА на взлёте - демонстрация и прочее. Плюс уже показали, что мы не марксисты, отвечаем резко. Народ за нас, а среди бедняков хватает людей отчаянных, бывалых. Не все же они в бандиты лезут? Вот... они-то за нас и будут.
  - Может, - согласился наконец Фред, - банды нас пока недооценивают. Война ирландских банд с итальянскими и немецкими... многие ирландцы подпишутся на такое, даже если сами в бандах не состоят. Просто... ну... по живости характера. Тем более, что вроде как не просто побузить, а по делу. Пусть бандиты, но зато вроде как свои, не так обидно...
  Послышались смешки, философия бедняков всем известна. Бандиты свои грабили ничуть не хуже чужих, но при правильном антураже это выходило не так обидно - они вроде как защищают. Доходило до того, что своими бандитами гордились.
  - Вот... - перебарывая головную боль, продолжил Алекс, - а в процессе многих на свою сторону перетянем. Так?
  - Пожалуй, - заулыбался Кейси, - после сегодняшнего марша ИРА стала известной. Ещё парочка событий и мы тут главными будем.
  - А не получится вычистить? - Засомневался Аластор.
  - По ходу поймём, - отмахнулся Алекс, поморщившись от резкого движения, - в рубку бросаться не будем, нам это ни к чему. Поймём, что не получается... да и хрен с ними. В Пяти Точках и окрестностях будут ирландцы хозяйничать, а на них идеология есть. Потихонечку переманим на свою сторону бойцов - даже у откровенных бандитов есть зачатки совести. Убивать за какие-то идеи проще, чем откровенно за деньги...
  Похмыкали, вопросы финансирования ИРА уже обсуждались, и грабежи фигурировали как важная составляющая. Другое дело, кого грабить и где... в САСШ хотелось бы обойтись без таких сомнительных решений, а вот Великобритания с колониями и доминионами вполне.
  Так что и бандиты пригодятся, особенно если они не будут официально входить в состав ИРА, но будут отстёгивать за крышу . Вроде как сочувствующие, а капитаны ИРА ни сном ни духом об источниках дохода некоторых социально-близких спонсоров.
  До утра дремали в полглаза, но новых нападений так и не дождались. Начали разгораться пожары, распространяя сильный запах гари. Капитаны ИРА дёрнулись было поднимать дружину на борьбу с огнём , но пошёл сильный дождь и огонь утих сам собой. Дождь заодно разогнал толпу, которая бесновалась ближе к центру.
  С утра прибыла полиция, да не абы кто, а сам шеф полиции Джон Кеннеди. Само собой, такого гостя встречал сам Алекс.
  - Что тут у вас? - Неприязненно косясь на фениев, спросил мужчина.
  - Нападение, - простодушно развёл руками попаданец, - сидели у себя в штабе... обстановка, сами понимаете... Потом предупредили, что нас убивать идут. Вот... успели подготовиться, да встретить как следует.
  - А это откуда? - Показал Кеннеди на дыру в потолке подвала.
  - Это... оказалось, засаду заранее подготовили. Бедный мистер Джефферсон... Убили старикана, да динамит рванули, когда их сообщники поближе подобрались. Благо, вояки из них... бандиты, они и есть бандиты.
  - А вы то..., - пробурчал Джон.
  - Сэр, - с достоинством выпрямился Фред, - вы и сами знаете, что нет. Да хоть вчерашний день взять... народ мы провели маршем, не спорю. Но мирно! Да и повод для такого митинга есть.
  - Если бы не это, я бы с вами не разговаривал, - деланно жёстко сказал шеф, сохраняя лицо. Все серьёзно покивали, но уже знали, что вчера Кеннеди пытался провести разведку, пройдя в гущу событий в штатском и попался бандитам. Не самый умный поступок... шефа полиции многие знали в лицо.
  Кеннеди не убили, но изрядно намяли бока и ещё больше поглумились. Так что теперь он жаждал мщения. Бандиты Пяти Точек и прилегающих окрестностей получили уже не формального врага, а настоящего кровника, люто обозлённого из-за перенесённых унижений.
  Так что ИРА в данном случае для него естественный союзник. Другое дело, что представителю достаточно знатного рода претила сама мысль, что он как-то зависим от... ирландцев .
  - Если бы не Сеймур..., - буркнул Кеннеди напоследок и принялся составлять протокол. Согласно ему выходило, что благонамеренные граждане пресекли попытку бунта и массовых беспорядков. Не защищались, как в реальности и не война банд, как можно было написать. С такой бумагой фении приобретали что-то вроде временных прав ополчения. Не совсем официального, но и это...
  Совать деньги шефу полиции Алекс не стал. Не то чтобы тот не брал... грёб обоими руками. Просто приличные для него суммы куда больше, чем попаданец мог предложить.
  - Как?! - выдохнул Фред.
  - Курьер, - самодовольно улыбаясь ответил Алекс, расплываясь лужицей в кресле, - помнишь, ты ещё ругался? Билеты тому парнишке, подарки мелкие... вот... А он хоть и простой курьер, но в очень непростой адвокатской конторе, да и зовут его - Рудольф ван дер Берг.
  - Голландская община, - закивал Аластор, - эти дружные. И что? Чем он помог?
  - Выходом на Горация Сеймура, - еще более самодовольно (заслужил!) ответил попаданец.
  - Губернатора!? - Капитаны заговорили одновременно, перебивая друг друга.
  - Стоп! Стоп! Я с ним не встречался. Просто передал через Рудольфа, что некие благонамеренные граждане... Там одни намёки по сути. Просто у него ситуация такая... сперва наш митинг ему помог, он же из демократов и голосовал против призыва. Потом - что есть некая вооружённая сила, готовая поддержать губернатора. Войск-то в Нью-Йорке нет! Случись что... город может заполыхать.
  - А мы - сила? - Не скрывая иронии спросил Патрик.
  - С этим, - Фред взял со стола копию протокола о благонамеренных гражданах, - да. Теперь - да.
  
  
  
  Глава девятнадцатая
  
  
  
  Новости в штаб, где они и ночевали, принесли не самые приятные.
  - Приют-то чем не угодил?! - Возмущался Фред, - ну черномазые детишки... Но детишки же!
  - Сброд, - равнодушно ответил Патрик, чистя ружьё, - к взрослым сунуться побоялись, а вот так, с детворой...
  - Взрослых ниггеров тоже громили, - не согласился Аластор, через детскую агентуру которого они и получили новости, - черномазых сейчас крепко не любят. Настроения такие... дескать, если хотите свободы для негров, так идите и воюйте за это сами.
  - Ну да, - ёрнически хмыкнул попаданец, - перестарались республиканцы. Если поначалу давили на якобы незаконное отделение Юга, то позже всем стало ясно, что война произошла исключительно из-за экономических проблем.
  - Не всем, - перебил один из сержантов ИРА, работающий парикмахером, - среди дамочек из среднего класса полно дурищь, которые любую ерунду на веру принимают, лишь бы в упаковку красивую завернуть. А они вроде бы и дурищи... но в комитетах всяческих заседают, на мозги мужьям, отцам и сыновьям капают. Ну и этим джентельменам удобно притворяться, что война вроде как за праведные идеалы идёт.
  - Верно, - подтвердил Алекс, зло засмеявшись, - только вот перестарались малость. Настроения сейчас такие... Парни, а что если мы поднимем лозунг Пусть воюют те, кому война нужна? Погодите... и так расписать, что раз республиканцы ратуют за освобождение негров, то пусть собирают негритянские полки, да идут туда офицерами.
  - Таких полков до хрена, - скривил губы Патрик, - толку -то от них...
  - Да ясно, что никакого , - согласился попаданец, - но поторговаться-то можно будет? Начнём с этого, а закончим требованием особого налога... или добровольного пожертвования, это как оформят... со стороны республиканцев в пользу солдатских семей. Причём будем упирать на то, чтобы таким налогом облагали только средний класс и выше. Особенно если кто из мужчин в армии не служит.
  - Не прокатит, - вздохнул прагматичный Фред.
  - Конечно не прокатит, - Алекс ядовито улыбнулся, дёрнув уголком рта, - зато лозунг-то какой!? Сколько у нас сторонников сразу появится... не только среди ирландцев, но и в армии, среди бедняков вообще. Покажем, что ИРА пусть и ирландская армия, но заботится о бедняках вообще и стоит на позициях справедливости.
  - Грязновато.
  Попаданец посмотрел на Аластора, сидевшего с нечитаемым лицом и кивнул.
  - Конечно, это же политика.
  - А я согласен, - Патрик звучно хлопнул ладонью по столу, привлекая внимание, - грязновато, да... и что?! Все мы знаем, что политика является грязным делом, и все понимаем, что предложение Фокадана чисто популистское. Но ведь красиво же! Такое требование запомнится, в историю войдёт. А главное... понятно, что такое требование никак не выполнят, но вот на какие-то уступки... это весьма вероятно.
  - Проси больше, чтобы получить хоть что-то? - Аластор задумался, кусая изнутри щёку, - да, согласен. Извини, Алекс, я сперва о тебе плохо подумал, а сейчас вижу, что предложение правильное. Нельзя бороться за свободу и справедливость и надеяться остаться чистеньким. Нам ещё не раз в говно нырять придётся.
  Немного поспорив с формулировками, вожди ИРА согласились с предложением Алекса.
  - Только помалкиваем, - Предупредил всех Патрик, чистивший револьвер, - понимаю, что каждый хочет шепнуть пару словечек проверенным дружкам, но не стоит. У тех тоже есть языки и есть дружки, но вот насколько проверенные, уже вопрос.
  - Популизм - хрен с ним, - веско добавил Фред, - переживём, если что. Но вот если заранее будет известно, что мы готовы торговаться... вот тогда ничего и не выторгуем. Это объяснять никому не надо?
  Объяснения не понадобились, и когда рядовые члены ИРА начали с утра подтягиваться к штабу, командный состав уже имел подготовленную стратегию и тактику.
  Народу собралось много, пришли не только боевики ИРА, но и сочувствующие, которых после вчерашнего марша появилось неожиданно много. Подошли и женщины, которых быстро определили в медсёстры.
  - Пострадавшие будут, это к гадалке не ходи, - мрачно заявил попаданец, - так что давайте определим несколько... медпунктов, куда можно будет относить или отводить раненых. Перевязочные материалы заранее подготовить, лекарства какие-то, инструменты. Может, кто из женщин сиделкой работает или работал, медсестрой или акушеркой - пусть помогают, всё лучше, чем ничего.
  Опять странные взгляды окружающих, нервирующие Алекса. К худу или к добру, но он резко выделялся своими привычками, высказываниями, предложениями. Ну никак не получалось мимикрировать под местного! Несмотря на все актёрские навыки и месяцы, прожитые в девятнадцатом веке, он регулярно попадал в такие вот ситуации, показывающие его инаковость.
  - И пожарные дружины чтоб не в марше участвовали, а наготове стояли, - предложил Алекс, - подозреваю, что работы у них хватит. А если и нет... всё спокойней.
  - Можно предложить народу помогать пожарным, - предложил Кейси, - в марше участвовать многие не смогут - кто побоится, кому за детворой приглядывать иль ещё что. А вот так они вроде при деле, да и лишними не будут. Заодно шпану помогут утихомирить, если вдруг разбуяниться кто.
  - Дельно, - одобрил попаданец, - никто не возражает?
  Народ не возражал, так что быстро определили места базирования медпунктов и пожарных дружин, послав мальчишек оповещать местных жителей - что где будет находиться. Ну и с просьбами о помощи, разумеется.
  - Кто чем может, - сказал один из сержантов мальцам, - тут не угадаешь. Кто травы лечебные собирает, у кого носилки дома есть - всё в дело пойдёт. Нам любая помощь пригодится.
  Выдвинулись через час, начав марш в центр города. Оружие имеется у многих, но на виду не держат. Хотя сам факт наличия огнестрела вызывает у попаданца определённые опасения. Это там, в двадцать первом веке, хорошо рассуждать о демократии свободных вооружённых людей.
  Но одно дело - сам факт его наличия и относительно свободная продажа. А вот когда это разгорячённая толпа, причём многие подогреты алкоголем... Один дурак или провокатор способен стать причиной перестрелки. И пусть шальных пуль Алекс особо не боялся, но вот отвечать потом за стрелков скорее всего придётся - просто как одному из организаторов шествия.
  - Многовато посторонних, - процедил идущий рядом Фред с нервной улыбкой, - много чужаков.
  - Подсадите, - попросил Кейси и его приподняли над толпой.
  - Решаемо, - сказал через минуту телеграфист, - опускайте. Кое-кого я знаю, к остальным через Папашу О,Брайена можно подойти.
  Алекс кивнул и поморщился - голова болела от каждого неосторожного движения. Но увы... надо.
  - Джимми! - Подозвал он одного из подростков, - сходи до Томаса О,Брайена, да попроси его подойти.
  Джимми кивнул и ввинтился в толпу. Через несколько минут подошёл и Папаша О,Брайен, получивший такое прозвище не так давно, как раз благодаря попаданцу.
  - Папаша, - чуточку фамильярно, как это принято в рабочей среде, - обратился Алекс к будущему тестю, - извини, что не сам подошёл, но голова раскалывается.
  О,Брайен молча кивнул, принимая объяснение и приготовился слушать. Он не один, а с дружиной из родни и ребят из ирландских профсоюзов. Ни много ни мало, а почти сотня человек... сила.
  - Чужаки с нами идут, - объяснил Алекс, - такие же работяги, но из других районов, не ирландских. Связи с ними нет... не успели толком. Тебя и твоих ребят многие знают, поговори с ними. Попроси сюда подойти, действия скоординировать да познакомиться нужно.
  Папаша кивнул, раздал короткие указания подчинённым и через пятнадцать минут капитанов ИРА окружили профсоюзные деятели.
  - Парни, - коротко сказал он, - долго говорить не буду - люди здесь неглупые собрались, так что ни к чему языком зубы чесать. Требования у нас просты и справедливы, буйных нет. Так что предложений два... первое - пусть от каждого из отрядов с нами идёт один-два делегата для связи. Лишними не будут. И второе - если кто настроен пошуметь, погромить магазины и позлить копов, пусть идёт отдельно.
  - После марша нам надо будет собраться вместе, познакомиться получше, - задумчиво сказал пожилой грузный усач с астматичной одышкой, - я так понимаю, ваша... Ирландская Армия не только для ирландцев?
  - Разумеется нет, - перехватил мяч Фред, - прежде всего, потому как положение у ирландцев больно уж скверное. Но не только, потому что работягам везде несладко и свои права нужно защищать не только по национальному признаку.
  - Ниггеров тоже? - Возмутился один из мелких вожаков, заранее приготовившись к скандалу.
  - Больше всего я не люблю расизм и негров, - негромко пробурчал попаданец заезженную в двадцать первом веке плоскую шутку.
  - Га-га-га!
  Хохот грянул не только среди лидеров, шутку сочли удачной и передавали по колонне дальше.
  - А если серьёзно, - снова перехватил инициативу Алекс, - то и ниггеров. Разумеется, если только те ведут себя в рамках и соблюдают наши правила игры. Штрейкбрехеров всяких топить в порту без жалости.
  Лидеры одобрительно загудели, перемигиваясь - негров работяги не любили по большей части как раз из-за таких вот подлянок. Нельзя сказать, что чернокожие делали это из-за врождённой подлости... скорее из-за растерянности недавних рабов, не умеющих распоряжаться свободой. Но тем не менее.
  Лидеры профсоюзов, участвующих в марше, вскоре разошлись по своим отрядам, а голова колонны тем временем приближалась к городскому собранию, распугивая прохожих. Лозунги, речёвки... словом - всё по правилам политических активистов будущего.
  Не то чтобы Алекс хорошо знаком с системой, но как многие студенты, не раз участвовал в митингах. Как правило, просто от безделья и юношеского любопытства, но бывало, что и за деньги, чего уж врать-то! Так что в митингах и маршах протеста бывший студент соображал неплохо. К городскому собранию подошла уже не разрозненная толпа небольших групп, а единый организм, и смотрелось это очень внушительно.
  - Стойте! - Навстречу колонне выбежал какой-то служитель в ливрее, - я из городского собрания, губернатор Гораций Сеймур речь будет говорить!
  По знаку капитанов ИРА, перехвативших управление толпой, люди замедлили шаг и вскоре окружили собрание. Служитель сглотнул... люди молчали, и это выглядело страшно.
  - Я... сейчас..., - зачем-то сказал он.
  Вскоре на ступени собрания вышел сам губернатор, окружённый депутатами.
  - Призыв - неконституционен! - С места начал он, - и я выступаю против него!
  Попаданец присвистнул негромко, Сеймур демонстрировал высочайший класс политика - за несколько секунд замкнул толпу на себе. Сильно... теперь он вроде как вожак возмущённого народа, собирающий политические дивиденды, практически Отец Нации. А в случае весьма вероятных инцидентов ответственность на него не возложишь.
  - Вот же гнида, - негромко пробурчал Алекс, поясняя капитанам своё виденье ситуации.
  - И не подкопаешься, - согласился Кейси так же негромко, нехорошо глядя на губернатора - прищурившись, как через прицел.
  - А если влезть? - На лице Фреда расцвела ехидная злая усмешка, - ну, вылезти сейчас нам из толпы, встать рядом, речь толкнуть...
  - И самого губернатора с нами потеснее переплести с нами, - подхватил Кейси идею, зло ухмыльнувшись, - ну-ка...
  Собравшись в кружок, капитаны негромко обсудили идею и через несколько минут в толпе начали скандировать:
  - Справедливость! Справедливость для всех !
  Капитанов ИРА подняли на плечи бойцов и доставили к входу к городскому собранию. Вроде как народная воля, ИРА ни при чём...
  Оказавшись на крыльце, Алекс развел руки будто для объятий - старый трюк политиков и аферистов. Остальные капитаны жестикулировали по своему разумению.
  - Мы приветствуем свободных людей на Земле Свободы, - начал попаданец, которому очень шла пропитанная кровью белая повязка на голове, - только свободные люди готовы отстаивать свои права перед властями!
  - Да! Справедливость! Справедливость для всех!
  - Скажу без обиняков - ситуация с призывом дурно пахнет, и мы были настроены решительно. Кейси... Патрик... Аластор... Фред... все мы были готовы выйти против несправедливого закона, как и все вы. И если понадобится, то и с оружием в руках!
  - Мы свободные люди! - Подготовленные заранее клакеры скандировали нужные лозунги.
  - Да! Мы свободные люди! - С энтузиазмом поддержал Алекс выкрики, - и мы рады, что демократия и справедливость ещё не умерли в этой великой стране! Пока с нами такие люди, как Гораций Сеймур, губернатор Нью-Йорка - страна жива!
  Сказав это, попаданец с отрепетированной улыбкой восторженного юнца пошёл к губернатору, протягивая руку для рукопожатия. Улыбка Сеймура выглядела не столь убедительно, но толпе хватило.
  - Сеймур! Сеймур! ИРА! ИРА!
  Толпа скандировала, а улыбающийся Алекс, стоящий рядом с губернатором, цинично думал:
  - Вот теперь Сеймур не соскочит!
  
  
  
  Глава двадцатая
  
  
  
  Последователи бородатых пророков коммунизма склонны к борьбе политической, без переходов на личности. Не то чтобы марксисты вовсе уж беззубые и работают только с идеологией, но склонность к политике и демонстративное уклонение от уголовщины у них заметны.
  Даже когда необходимо проявить силу, марксисты стремятся решать все проблемы переговорами, не ввязываясь в войны с уголовниками. Вот с властью - да... правда, в мелочные склоки они не лезут, предпочитая до последнего решать вопросы переговорами и моральным давлением.
  Но если не получается решить проблему мирно, то у властей начинаются серьёзные неприятности. Как наиболее организованная политическая сила рабочего класса, марксисты собирают под своё крыло все разновидности социалистов и дают жару.
  Попаданец считал это вполне разумной стратегией: в конце концов, знание истории подсказывало, что она в общем-то оправдалась. Но увы... ИРА являлась организацией куда более узкой и вдобавок - изначально националистической. Нет у ИРА своих именитых философов, нет времени на раскачку, на длительное врастание в политику и общественное сознание.
  Всё очень просто: заявят себя как мощная политическая организация, останутся живы. Нет... у ИРА появятся первые мученики, ибо терпеть сомнительную организацию без весомых причин в САСШ не станут. Мало того, что организация за бедняков выступает, так ещё и за ирландских... В англосаксонской стране многие влиятельные люди инстинктивно захотят задавить ИРА на начальной стадии.
  Поэтому требовался резкий взлёт - такой, чтобы не сумели сбить. Необходимо заинтересовать хотя бы часть политического истеблишмента САСШ. Хотя бы как организованная сила, способная решать неприятности политиков. Или доставлять эти самые неприятности.
  ***
  Переговоры с главами ирландских банд прошли на удивление легко. Несмотря на то, что ИРА росла буквально на глазах, набирая авторитет в рабочих кругах, бандиты не восприняли организацию всерьёз.
  - Это хорошо, - медленно сказал Патрик, закрыв дверь за бандитами, - не поняли пока, что такое ИРА.
  - Кое-кто понял, - тяжело выдавил Кейси, - Шут из Мёртвых Кроликов точно. Мы с ним, детьми ещё, в одной банде... так вот. Я вот вылез из этой помойки, а он приспособился, одним из вожаков стал. Ребёнком пока, ничего так... сейчас - гнида. Но умён.
  - И думаю, не он один понял, - вздохнул Фред пессимистично, - среди этой сволоты дураков мало. Другое дело, что кругозор обычно ограничен, если даже что и подозревают что, то просто знаний не хватит, чтобы понять. А даже если кто и поймёт, то промолчит - с взаимовыручкой у них не очень.
  - То есть времени у нас мало, - подытожил Алекс нервно, - если что-то решать с бандитами, то прямо сейчас. Итак... предложение по Уродским Цилиндрам они приняли, добивать будем вместе. Да... свет зажгите, темно уже.
  Один из лейтенантов встал и зажёг газовый рожок. Помещение полуподвала озарилось тусклым светом, стали лучше видны усталые лица офицеров ИРА.
  - Ты отстраняешься от операции, - сказал Аластор попаданцу, - не вскидывайся! Видок у тебя поганый, тошнит небось? А что ты хотел, пуля по черепу вскользь. Тут бы отлежаться, а ты в колонне, да с речами... Так что отсыпайся, может к утру и отойдёшь малость. А пока ну чисто упырь, рука тянется за святой водой и осиновым колом.
  Посмеялись немного, распределили роли и разошлись. В зачистке Уродских Цилиндров должны принять участие почти все офицеры ИРА - пусть даже символическое. Требовалось показать окружающим, что крови они не боятся.
  А насчёт запачкать в крови, как достаточно цинично думал попаданец, предлагая идею, всё оказалось сложнее. Менталитет местных таков, что они не видели ничего страшного в убийстве. Трущобы... тем более, бандитов убивать идут, претензий от властей не будет. Что-что, а законы в этом времени куда как проще.
  Алексу оставили охрану (не столько ему лично, сколько штабу) из десятка бойцов - из тех, кто умеет стрелять, но в рейд по зачистке не годится по разным причинам. Кто хромает на обе ноги, у кого возраст... Удивительно, но как только ирландцы поняли, что ИРА - это всерьёз и надолго, сколько пришло добровольцев! Причём что интересно, далеко не все вступали в ИРА из-за политики или чувства уязвлённого национального самосознания.
  Как бы не основная причина - желание принадлежать к сильной стае... ещё желание войти в историю. Пусть как мученик, если дела пойдут вовсе уж скверно, но стать одни из тех, о ком будут рассказывать байки и петь песни. Немного странно... но по большей части только это и держало ирландцев как нацию.
  Когда язык официально запрещён, когда преследуют за веру, за национальные обычаи, за... едва ли не всё... Только передаваемые шёпотом рассказы об отцах и дедах, участвовавших в восстаниях против англичан, давали моральные силы для выживания.
  
  Охрана дремлет вполглаза, переговариваясь негромко и дымя самокрутками. Вытяжка в подвале не слишком хороша, так что едкий дым расползается по помещению, добавляя в коллекцию ароматов свою нотку. Запах сырости, плесени, скверного табака и немытых тел. Запах бедности.
  Из-за тяжёлых запахов, головной боли и нервного перенапряжения, заснуть толком не удавалось. Алекс то проваливался в тяжёлый горячечный сон, то снова просыпался. Встав, он отпил из бутылки тёплой воды, привычно стряхнув с неё таракана.
  - Не спится? - Негромко осведомился пожилой работяга, имени которого Алекс так и не запомнил.
  - Башка раскалывается.
  - А... бывает. Пулей-то, чего уж там...
  На этом разговор замолк, развалившийся на старом облезлом на стуле работяга, крепко пахнущий застарелым потом, благодушно затянулся и выпустил клубы вонючего дыма. Вот же... сколько Алекс не пытался говорить об этом, даже понимать не хотят. Если в помещении женщины и маленькие дети, то ещё могут сдержаться, что считается едва ли не светским жестом. А что кто-то из мужчин не курит и не желает нюхать... не понимают.
  Мысли в голове попаданца вертелись достаточно депрессивные. Страшно... чего уж врать-то себе. Меньше года назад - обычный студент без особых талантов и амбиций, разве что язык хорошо подвешен, да с людьми неплохо сходится.
  А ныне - один из отцов-основателей ИРА, начинающий политик. И даже Фреду не расскажешь, что всё это по большей части случайно - оговорки, желание произвести впечатление на любимую девушку... В итоге приходится бежать впереди паровоза, и не свернуть, ибо тоннель...
  Кто бы сейчас предложил солидную сумму отступных - взял бы. Хотя... нет, Лира бы не поняла, а без неё даже миллион не хочется. Сказали бы раньше, что из-за девушки он будет способен на такое, посмеялся бы. А сейчас... да пожалуй, что и не только из-за девушки.
  Помыкался по трущобам, почувствовал на своей шкуре социальную несправедливость, особенно болезненную для выходца из двадцать первого века, привыкшего к совсем иным отношениям. Друзья... нет, уже не смог бы отойти в сторону. Точнее - смог бы, но вот потом... спился бы к чертям, чувствуя себя последней мразью.
  Хмыкнув, попаданец как-то быстро успокоился, разобравшись наконец-то в себе. Не самые умные поступки с точки зрения обывателя, но... пожалуй, что Лира и самоуважение стоят этого. Да и в конце-то концов, сложно требовать взвешенных поступков от парня девятнадцати лет.
  Зевнув устало, но умиротворённо, Алекс заснул наконец, и спал крепким сном человека с чистой совестью.
  Разбудили парня негромкие переговоры.
  - Как? - Спросил он, зевая с риском вывихнуть челюсть.
  - Нормально, - отозвался устало Аластор, - добили. Сами в подземелья лезть не стали, обеспечили оцепление и штурм зданий в некоторых случаях. Убитых среди наших нет, аж удивительно - некоторые дуриком в опасные места пёрли. Раненых вот полно, а убитых нет.
  - Калеками кто останется?
  - Да не должны, - с долей сомнения сказал маляр, - если только потом... Ну знаешь... по башке многие получили, как оно скажется, сложно сказать. Вроде все живы, а кто там мигренями страдать начнёт или заикаться... бог весть. Да, ещё...
  Капитаны собрались за столом и Патрик сказал негромко:
  - Дали несколько намёков ирландским главарям, так что передел влияния будет. Вроде как собираются Парней из Бауэри уничтожить, но это именно вроде как.
  - Да..., - хмыкнул Фред, с трудом сдерживая зевоту, - десятки банд, да в каждой свои сепаратисты есть, так что наверняка что-то не плану пойдёт. Единственное, в чём можно быть уверенным, так в это в том, что завтра... хотя скорее уже сегодня, заваруха намечается нешуточная.
  - Под шумок делишки провернуть хотят, - кивнул попаданец, - ожидаемо. Пока в городе беспорядки, а войска не подошли, многое можно успеть. Нам бы только не вляпаться... горячих голов у нас много, а с дисциплиной пока не очень. Так что какой-нибудь особо умный боец может влезть... да куда угодно! Хоть в разборку между бандами, хоть в ограбление. Предупредить надо будет парней, да пожёстче.
  Коротко обсудив планы на завтра, разошлись подремать. До рассвета ещё пару часов, а день обещал быть тяжёлым, нужно хоть немного отдохнуть.
  ***
  - Приостановили призыв, - выдохнул запыхавшийся Бран, один из старших братьев Лиры, - отец передал, в утренних газетах будет.
  - Не знаю даже, радоваться ли...
  Скепсис попаданца сбил накал эйфории, воцарившейся в штабе.
  - Приостановил - это ничего не значит, - пояснил Алекс мысль, - как приостановили, так и возобновили. Толпа успокоится, закон немного поправят, чтоб иначе выглядел, да снова введут. Ну может, кость какую кинут - из тех, что помельче. Скажем, многодетных отцов призывать не станут, или ещё что в таком же духе.
  - Нам протестовать и требовать отмены, а не приостановления закона? - Неуверенно спросил Фред.
  - Мм... пожалуй, не стоит, тогда мы бунтовщиками будем, а это совсем другой разговор. Нужно объяснить народу, что приостановление закона ничего не значит - это не отмена. Бузить не надо, но быть наготове.
  - Не все поймут, - неопределённо ответил Патрик, - некоторые настроились... пошуметь.
  - А вот от них нам дистанцироваться надо, - неожиданно жёстко сказал Кейси, сжимая кулаки, - среди таких отребья много. Такие... не работяги и не бандиты - отребье. Когда подработал на фабрике, когда прохожего по голове...
  Немного отрепетировав речи по поводу призыва и ответы на возможные каверзные вопросы, офицеры ИРА разошлись объяснять пастве суть происходящего. Алекс остался при штабе - пусть головная боль и ослабла, но осталась более чем заметной. Так что его оставили для связи и вроде как на больничном'.
  Ожидание оказалось тяжёлым, бывший студент едва не вспомнил детскую привычку грызть ногти, сдержавшись с трудом. Чтобы как-то себя занять, он взял листок и начал чертить возможные схемы того-что-может-произойти и наиболее оптимальная реакция ИРА на происходящее.
  - Войска? - Бормотал он негромко, - рано, не должны ещё подойти. В таком случае не стали бы объявлять о приостановке призыва, а вот завтра как раз наверняка - как раз толпа успокоится, а тут и войска... Джентельмены у нас хозяева своих слов: хотят - соблюдают, не хотят - не соблюдают...
  - Джимми! - Окликнул попаданец одного из телохранителей, немолодого мужчину, прошедшего через одну из колониальных войн, ведущихся Британией, - если войска в город войдут, стрелять по людям будут?
  - Легко, - не раздумывая ответил старый вояка, - сперва по дороге накрутят офицеры. Мол, бунтовщики, отребье, бандиты. Потом сержанты и капралы с палками - солдаты так привыкли им повиноваться, что даже в сражении боятся их больше, чем врагов.
  - Э..., - перебил его крепкий работяга средних лет, не расстающийся с дробовиком ни на секунду, - это в Британии может такие забитые солдаты, а здесь всё больше добровольцы!
  - Не спорю, - миролюбиво отозвался Джим, - я же не говорю, что только из-за страха. По большей части из-за врак. Да и привычно это - приказ выполнять. Оно же как... каждый на другого оглядывается... вот так с оглядкой и стреляют потом хоть по бабам с детишками. Мол, я как все, если бы кто-то первый... а первый если и находится, то быстро с пулей остывает - кто-нибудь из офицеров его как бунтовщика стреляет. Не так, скажешь?
  - Так, так, - проворчал отслуживший в кавалерии САСШ Логан из своего угла, - да и со страхом там всё в порядке. Боятся. По другому немного выглядит, но один чёрт - то же самое. Что в Британии джентельмены под себя всё сделали, что здесь. Вывеска другая, а внутри тоже самое.
  - Охо-хо... - выдохнул Алекс громко, прервав начавшийся спор, - значить примем за факт, что начнут стрелять. Пусть это и не обязательно, но риск очень уж велик. Значит, с войсками нам пересекаться нельзя... хм... Джимми, дай карту Нью-Йорка!
  Попаданец вновь ушёл в расчёты, только теперь прибавились новые задачи - как провести колонны людей, показав своё влияние, но при этом не влезть в потенциальный конфликт с солдатами, которые МОГУТ быть в городе. Пусть их мало, но какое-то количество наверняка имеется. Ещё властям нужно себя показать - как сила, с которой нужно считаться. И при этом не напугать эти самые власти, потому как под горячую руку могут и зачистить всю ИРА от верхушки до корней - с перепугу-то.
  Планы набросаны начерно как раз к приходу посыльных от остальных капитанов.
  - Выдвигаемся, - скомандовал Алекс, - парни, собирайте колонну. Мы по вчерашнему маршруту идём, встретимся с остальными перед городским собранием.
  Выйдя из здания штаба, увидел перед собой полсотни активистов - не только из ИРА, но и из профсоюзов, сотрудничающих с фениями. Откашлявшись, Алекс начал...
  - Товарищи! Ситуация сложилась не самая приятная! Власти своим объявлением об отсрочке призыва...
  Подготовленная речь произвела определённое впечатление и позволила ИРА занять лидерскую позицию. Снова.
  Колонна двинулась к центру, собирая по пути группки работяг. Алекс отметил, что откровенных отбросов среди них нет. Беднота в большинстве своём, но не бандиты. По какой-то причине этот факт его насторожил, хотя именно этого они и добивались.
  Но обдумывать зацепившую его странность некогда. На ходу, общаясь с лидерами профсоюзных организаций и всевозможными более или менее авторитетными социалистами, да ещё и удерживая внимание толпы...
  - Пока мы едины, мы непобедимы!
  Попаданец завёл очередную речёвку и толпа отозвалась одобрительным гулом, подхватывая её.
  - Пока мы едины, мы непобедимы!
  Звучали и другие лозунги, плыли над толпой транспаранты и флаги - очень разнообразные. Встречались как флаги всевозможных организаций, так и почему-то - государств. Иммигранты своих собирают?
  Встречающиеся по дороге прохожие реагировали на процессию достаточно нервно. Районы пошли достаточно богатые, так что народ в основном бледнел и вжимался в стенки домов. Какого-то насилия от демонстрантов нет, но особо одарённые считали своим долгом сказать какую-нибудь гадость чужакам.
  - Прекратить балаган! - Заорал Алекс и сморщился от нахлынувшей головной боли, - кто будет оскорблять мирных прохожих, уши надеру!
  Специфическая угроза приструнила забияк, но не обидела - попаданец нарочно подобрал фразочки на все случаи жизни. Так чтобы серьёзность намерений понятна, но не обидна. В самом деле, разве можно обижать на фразу надрать уши? Всем ведь ясно, что это только детям можно... Фокадан шутит! Но и правда, парни, давайте перестанем вести себя как дети?
  Шли медленно, рассчитывая подойти к городскому собранию ближе к полудню. Но...
  - В центре стрельба! - Громким шёпотом сказал подбежавший задыхающийся мальчишка из Молодой Гвардии ИРА, протягивая записку. Прыгающий почерк плохо понятен - видно, что писали в буквальном смысле на коленке.
  ' - Банды восстали. Просочились в центр, атаковали арсенал. Неожиданно. Динамит. Арсенал взят, начались погромы. New-York Tribune сожгли. Отступаем в рабочие кварталы. Бой. Связи другими отрядами нет.
  Патрик'
  - С-су..., - Алекс едва сдержал матерное ругательство и показал записку остальным, - отступаем назад.
  В голове вертелась одна мысль, заставляющая сжимать зубы: бандиты их переиграли.
  
  
  
  Глава двадцать первая
  
  
  
  Ситуация выглядела исключительно скверно: банды Нью-Йорка, захватив городской арсенал, вооружились сами и вооружили городское отребье. Обозлённых на всё бедняков с низкими моральными устоями и желанием отомстить всему миру за свою загубленную жизнь, в городе хватало. И пусть в большинстве своём бойцовские качества отребья крайне невелики, да и отсутствие какой-либо сыгранности играло свою роль...
  ...но именно отсутствие сыгранности делало их опасней. Не для противников, а для города в целом.
  Представители городского дна при малейшей опасности разбегались, как крысы от терьера. Вот только каким-то пиететом к чужому имуществу они не страдали, и действия их можно описать фразой Да гори оно синим пламенем! Разграбить, а затем поджечь... если не получится разграбить, то опять-таки - поджечь!
  Город загорелся в считанные часы. Время едва перевалило за полдень, а Нью-Йорк уже затянут едким дымом, который опасней пламени.
  Капитаны ИРА метались по своим районам, ставя жителей под ружьё и пытаясь организовать одновременно отпор бандитов и тушить пожары, но поначалу выходило не слишком-то хорошо. В Маленькой Германии и отдельных районах удалось отстоять дома от поджога и разграбления, но скорее из-за того, что грабить там по большому счёту и нечего, да и население достаточно дружное.
  Бандиты стекались за поживой в богатые районы, разве что особо упоротые пытались отомстить за что-то соседям или лезли громить негритянские кварталы. С местью соседям получалось обычно плохо, но иногда...
  Алекс в очередной раз сдержал рвотный спазм - нечем уже... трупов он насмотрелся и не особо боялся. Но вот когда видишь обгорелое тело немолодой белой женщины, да ещё и связанное...
  - Труби, - сказал он сигнальщику хрипло, вытерев рот рукавом, - общий сбор. Молоденький шотландец в килте с клановыми расцветками закивал яростно и поднёс к губам горн. Через несколько минут начал подтягиваться народ. Когда собралось полсотни человек, Алекс молча приподнял край покрывала, показывая тело.
  - Я не хочу жить в одном городе и даже в одной стране с людьми, способными на такое, - в толпе раздался ропот и возгласы ужаса - женщину узнали. И пусть к смерти работяги привычны, но вот к такому нарочитому мучительству - нет.
  - Победа или смерть! - С удивившей его самого яростью сказал попаданец, и толпа поддержала призыв...
  Совсем недавно большая часть людей отсиживалась по домам, надеясь, что уж их-то не тронут... Самые храбрые и ответственные в лучшем случае кооперировались с соседями и охраняли несколько домов, в лучшем случае квартал, как О,Брайены в Маленькой Германии, ставшие этаким ядром ополчения.
  Но увиденное сломало какой-то барьер в горожанах и люди разошлись за оружием. ИРА быстро подхватило командование, объединяя людей в отряды.
  - Не можете воевать сами, но есть оружие - отдайте его тем, кто может воевать! - Надрывался Фред, срывая голос. И несли... во многих семьях хранилось старое оружие, но нет мужчин, способных им воспользоваться. Встречались порой и раритеты времён Войны за Независимость, даже старше.
  - Ты не думай, - шамкал беззубый старик, протягивая Кейси древний мушкет с широким раструбом на конце, - вблизи жутко бьёт! Выстрелил по строю, так считай - просеку сделал. В городских боях - самое то. Мы когда с англичанами воевали, я уж его в деле проверил!
  Старик погладил мушкет по прикладу и добавил с нежностью:
  - Прадеда ещё. Если не потеряете, так назад верните, ладно?
  Алекс чуть не поперхнулся воздухом, услышав слова старика про войну с англичанами, для Войны за Независимость времени многовато прошло... Хорошо хоть вспомнил, что в 1812 году САСШ воевали с Англией, и англичане даже сожгли Вашингтон.
  Собрав несколько отрядов сравнительно боеспособных людей, ИРА начали зачистку территорий, сперва очистив районы, прилегающие к Маленькой Германии в Ист-Энде. По мере того, как территория освобождалась от бандитов, к отрядам присоединялось всё больше и больше людей.
  Попаданец возглавлял одну из рот ополченцев. Страшно, но как-то... отстранённо, что ли. Сожжённая женщина стояла перед глазами, и от этой картины страх будто отступал перед яростью, таился в глубине.
  - Прикрывать! - Заорал он, - по очереди лупите в проём, не все сразу!
  Не слишком умело, но бойцы начали стрелять по очереди, а сам Алекс под прикрытием огня, перебежками и перекатами, оскальзываясь в грязи, подобрался с динамитом к дверному проёму и швырнул туда связку шашек, обвязанных вокруг бутылки с керосином.
  Взрыв сравнительно негромкий, но вместе с облаком огня засевшим у входа бандитам хватило. Ворвавшись в конторское здание, ополченцы начали стремительно разряжать оружие в тела врагов.
  - Патроны беречь! - бывший студент с трудом прервал стрельбу, - трофеи собирать!
  Трофеями являлось прежде всего оружие, и потом уже - ценные вещи. Не то чтобы Алекс одобрял мародёрку, но храбрость обычных горожан нужно как-то поощрять.
  Штурм прошёл сравнительно легко - восемь бандитов мертвы, один ополченец ранен. Столь низкие потери объяснялись не столько военным мастерством попаданца или его роты, сколько убогими боевым качествам бандитов. Все более или менее боеспособные члены банд грабили ныне богатые кварталы, в бедняцких районах осталась самая шваль - бандитская пехота из числа шестёрок, да вконец опустившиеся алкоголики и наркоманы, решившие под шумок прибарахлиться.
  - Шесть винтовок, да револьверов с десяток, - подскочил возбуждённый боем лейтенант, на ходу обматывая порезанную где-то руку импровизированным бинтом из куска бархатной портьеры.
  - И то... раздай оружие желающим.
  Алекс потёр ноющую голову и как-то отстранённо подумал, что за беготню с травмой головы будет потом расплачиваться. Но сейчас у него то странное состояние, когда сама возможность дожить до следующего дня воспринимается со скепсисом. А уж травмы...
  - Гля, Фокадан, - подскочил один из ополченцев, - тесак какой!
  Он протянул Алексу классическую полусаблю, предлагая оценить. Тот взял машинально, и проделал малый салют , вдолбленный Жерменом Ле Труа.
  - Ух ты! - Восхитился ополченец, - могёшь! Забирай!
  Алекс кивнул благодарно - оружие хорошо легло в руку, несмотря на то, что полусабля являлась в общем-то банальным армейским ширпотребом этого времени.
  Дальше всё тоже самое - штурм зданий с засевшими бандитами, которых убивали, не делая исключений. Хотя...
  - Баба, командир! - Растерянно сказал ополченец, выпихивая на свет женщину с окровавленным лицом.
  - Твари! - С ненавистью выплюнула та, показывая лицо с провалившимся от сифилиса носом, и гнилые пеньки нескольких уцелевших зубов, - ненавижу!
  Грохот выстрела прервал монолог, голова разлетелась на куски.
  - Это не женщина, - брезгливо сказал Алекс, вставляя патрон в опустевшее гнездо барабан, - это так... существо, крыса бешеная.
  Постепенно, теряя бойцов и принимая пополнение, ополченцы подошли к бандитскому гнезду - Пяти Углам. Отряды сжимали кольцо, намереваясь зачистить территорию. По большому счёту, бандиты и их логова хорошо известны, так что проблема только одна - не хотелось терять людей.
  - Учитель?! - Удивлённо воскликнул попаданец, завидя немолодого француза. Тот отсалютовал ему пехотной саблей, очень эффектно смотрясь в военном мундире с многочисленными наградами.
  - Майор Жермен Ле Труа, - представился тот громко - для публики, - не могу оставаться в стороне.
  - Майор Ле Труа назначается моим заместителем! - Тут же приватизировал старика попаданец. И добавил негромко:
  - Понимаю, ты командовал бы лучше, но за тобой столько людей не пойдёт.
  Француз спокойно кивнул, принимая формальное главенство Алекса, и одной головной болью у попаданца стало меньше. Учитель не лез на первые роли, выставляя всё так, будто по прежнему командует Фокадан.
  - К земле прижимайтесь, вши беременные!
  Тенорок француза царствовал на поле боя. Вроде бы ничего брутального, этакий козлетон, но... привычка командовать и властность сказывались, сознание как будто само выполняло его команды. Что значит кадровый вояка серьёзной европейской страны.
  - Командир не должен сам лезть вперёд, - выговорил негромко француз ученику после очередного штурма.
  - Знаю... думаешь, мне хочется? Но это же не солдаты, а гражданские - они идут не вперёд!, а за мной!.
  - Это-то и плохо, - пробормотал учитель, - никакой военной культуры в этой варварской стране, уж не обижайся.
  - За что?! - Хохотнул попаданец, размазывая копоть по потному лицу грязным платком, - я сам считаю её варварской. По крайней мере - с культурной точки зрения.
  Посмотрев друг на друга, посмеялись немного и как-то расслабились.
  - Ладно, капитан Фокадан... продолжим...
  Постепенно ИРА зачищала кварталы, действуя весьма успешно. Если бы не пожары... тушить огонь в общем-то удавалось, но вот дым... только среди бойцов задохнулось больше полутора десятков человек, и это только те, о ком Алекс знал достоверно. А сколько погибнет потом, от последствий отравления дымом, и представить страшно.
  Подлый Лейнстер вновь восстал ,
  Иноземцев он позвал,
  Но ни разу не бывал
  Наш король разбитым...
  Он корону и доспех
  Носит лучше прочих всех,
  И сопутствует успех
  Ему в бою открытом!
  
  Папаша О,Брайен с родичами организовал целую роту. Не только О,Брайнены, но и многие другие - родственные связи ирландцев достаточно запутанны, и кто кому в каких случаях должен подчиняться, разбирались только филиды .
  
  Поднимайся, Ворон, ввысь!
  Эй, на флангах, подтянись!
  Трус Мэлмора, берегись,
  Горят твои окраины...
  На войне и на пиру
  Наш король - Бриан Бору!
  Вейся, Ворон, на ветру,
  В бой идут О'Брайены...
  
  Завывали будущие родственники не слишком музыкально, но зато громко, перекрикивая выстрелы. Придуманная попаданцем песня, англоязычный вариант которой он вспомнил разве что из-за фамилии, пришлась родственникам невесты по душе. Как это водится у кельтов, они тут же сочинили песне древнюю историю и обнаружили в ней массу исторических отсылок.
  
  Всюду слышен Эйры зов!
  Тысячи ее сынов,
  Не щадя своих голов,
  Выйдут биться в поле...
  Грозный Мурхад точит меч,
  Чтоб противников иссечь,
  И с Победой в землю лечь -
  Нету лучше доли!!!
  
  Поднимайся, Ворон, ввысь!
  Эй, на флангах, подтянись!
  Трус Мэлмора, берегись,
  Горят твои окраины...
  На войне и на пиру
  Наш король - Бриан Бору!
  Вейся, Ворон, на ветру,
  В бой идут О'Брайены...
  
  Пропев куплет, родичи пошли в атаку, штурмуя здание полицейского управления, где засела банда Парней из Бауэри - к ним у О,Брайенов отдельный счёт. Храбрости будущим родственникам не занимать, но вот с боевым мастерством похуже. Даже Алекс с его невеликим опытом понимал, что стрелять из револьверов на бегу, да ещё за полсотни метров да цели, дело гиблое. Впрочем, с советами не лез - примерно так же воевали почти все отряды, за исключением ИРА, где удалось привить хоть какое-то понятие дисциплины.
  
  Посмотри на ряд знамен -
  Сколько гэльских здесь имён!
  Лейнстер будет побежден
  В этой славной битве!
  Чёрный ворон в небо взмыл,
  Солнце крыльями закрыл,
  И колени преклонил
  Сам король в молитве...
  
  Поднимайся, Ворон, ввысь!
  Эй, на флангах, подтянись!
  Трус Мэлмора, берегись,
  Горят твои окраины...
  На войне и на пиру
  Наш король - Бриан Бору!
  Вейся, Ворон, на ветру,
  В бой идут О'Брайены...
  
  Поглядев на шебутную родню, Алекс вздохнул. Замечательные люди! Вот только очень уж их... много. Представитель клана О,Брайенов в каждой роте ИРА, в профсоюзах... И вот ещё и на целую роту набрали. И все такие, что сказать о них шило в заднице невозможно - это стало бы сильным преуменьшением. Скорее копьё...
  
  - Заметил!? - Выкрикнул Фред, упавший рядом за импровизированной баррикадой, - богатеньких-то в наших рядах нет! Оружия полно, стрелять умеют, гонору много... а как до дела дошло, так попрятались у себя в особняках и квартирах, да молятся, чтобы их не тронули.
  - Им есть что терять, - философски заметил боец с грязным от копоти лицом, - будь у меня особнячок, деньжата в банке да ухоженная баба под боком, я б тоже может спрятался и дрожал. Жить и жить бы!
  Посмеялись озлобленно... но в общем-то замечание Фреда верное, хотя Алекс понимал, что причины не столько в отсутствии трусости, сколько в разрозненности. Это беднота живёт скопом, привыкнув объединяться то в подростковые банды для защиты от такой же агрессивной молодёжи с соседних улиц, то в добровольные пожарные дружины.
  А богачи? Живут разрозненно, и случись что серьёзное, как вот сейчас, надеются только на вооружённых слуг и на ближайших соседей. Наверняка какие-то небольшие отряды действуют вполне эффективно, обороняя свои дома. Только вот ключевое здесь - Свои.
  Ох и попомнят это богачам и среднему классу, ох и попомнят... Не факт, что насмешка их заденет - мнение плебса сенаторам не интересно. Но теперь беднота Нью-Йорка будет помнить, что случись что - они могут организоваться и дать отпор. А богачи - нет. Может быть, обе стороны пока не понимают этого, но теперь богатым станет куда сложнее разговаривать с пролетариатом с позиции силы.
  К вечеру среды перестрелка начала потихонечку затухать, большую часть банд уничтожили. Те предпринимали попытки переговоров, но... перестарались с запугиванием и жестокостями, в плен никого из бандитов не брали. А если кто попадал случайно... бога молил, чтобы убили быстро.
  - Где остальные? - Патрик спрашивал негромко, почти равнодушно, ковыряя ножом в ране захваченного уголовника.
  - Ааа! Не скажу, ублюдки! Ааа!
  - Скажешь, - с ноткой безумия сказал Фред, - чуть позже, но скажешь.
  - Жить... поклянитесь, что оставите меня живым!
  - Ты не понял? - Удивился Фред, зло улыбаясь, - у тебя выбор - как умереть. Расскажешь - быстро умрёшь, нет... вот кандалы валяются, прикуём тебя, да маааленький такой костерок разведём - чтобы цепи накалялись. Всё расскажешь...
  Бандит, очень рослый мужчина с брутальным лицом, испещрённым множеством шрамов, посмотрел затравленно и зажмурился. Из закрытых глаз вытекло несколько слезинок, и когда он открыл глаза, на бойцов ИРА смотрел совсем другой человек - сломленный, готовый на всё.
  На ночлег устроились в отеле Бычья голова на 44-й улице.
  - Ох, мистер Фокадан, - напевно говорил попаданцу хозяин номера, - не думал, что скажу когда-нибудь такое, но... Как я рад, что вы здесь! Ох... в смысле...
  - Да я понял, - хмыкнул устало попаданец, - делить свой номер с кем-то, да и когда в коридоре на полу спят подозрительные личности...
  - Да! - С облегчением выпалил немолодой грузный мужчина, приехавший в Нью-Йорк из Вермонта, - вы уж извините, если что не так.
  - Да ничего, ничего... слушайте, а вода в ванной есть? Нормально водопровод работает?
  - Да, да! - Засуетился мистер Салливан, - сейчас покажу!
  С утра продолжилась зачистка города от бандитов, и только к этому моменту подоспели солдаты. ИРА столкнулась с армией у Грамерси Парка, и столкновение это выдалось не слишком приятным, прогремели залпы. Благо, расстояние изрядное и всех потерь - пара раненых бойцов ИРА.
  - Чёрт! Ветку зелёную мне быстро!
  Алексу притащили здоровенную ветку и он пошёл к рядам солдат, размахивая древним символом мира.
  - Мир вам! - Слегка нараспев сказал он поставленным голосом, - есть здесь офицеры, которые могут принимать решение?
  Молодой капрал с узким лицом германского типа оглядел его неприязненно, смачно харкнул под ноги и что-то негромко передал сослуживцам. Ряды расступились и вперёд вышел немолодой капитан в мундире 152-го Нью-йоркского добровольческого полка, хмуро глядя на парня. Впрочем, лицо его просветлело быстро...
  - Я капитан Адольф Визен. Мистер Алекс Смит? - Светски осведомился он, - как же, наслышан... Но что вы делаете... с этими?
  - Эти являются ополчением города, - чуточку желчно сказал попаданец, показывая заветную бумагу от губернатора, - очищаем город от мрази.
  - О... прошу прощения за стрельбу, - повиноватился капитан, явственно смутившись, - мы как-то привыкли, что ополчение должно быть в мундирах, а у вас из опознавательных знаков только зелёная лента на рукаве.
  - Ирландская Республиканская Армия, - деланно-небрежно пожал плечами попаданец, - как нам ещё себя обозначать? Мы бы и рады мундиры получить, но из-за того, что бандиты арсенал захватить умудрились, нам даже оружие в боях пришлось добывать.
  Офицер покивал сочувственно, поморщившись слегка ядовитой шпильке о провале армии с арсеналом, и отменил тревогу. Военные и ИРА смешались, загудели разговоры. Алекс расслабленно повёл плечами - наконец-то с него свалилась страшная ответственность за город...
  
  
  
  Глава двадцать вторая
  
  
  
  - Никак по другому не получается, - мрачно сказал Алекс на собрании в штабе, который ещё не привели в порядок после пожара, - если мы хотим дать парням работу на восстановлении города, то только через армию. Губернатор упёрся, чтоб его... козёл душной.
  - Инженерные части из ИРА... на первый взгляд оно и неплохо, - осторожно подал голос Аластор, - стоп, парни, не надо так смотреть! Я же сказал - на первый! Так-то и дураку понятно, что не так всё просто - если нас в армию загребут, то и нагнуть становится намного проще.
  - То-то и оно.... - тоскливо сказал Фред, - что если мы соглашаемся, то у наших парней работа будет. Не то чтобы солдатское жалование очень уж велико, но лучше, чем ничего. Тем более, что паёк прилагается, мундиры, казармы... Хоть что-то, так-то многие без работы остались - до черта предприятий в городе погорело.
  - Много народу без работы осталось? - Напряжённо спросил попаданец Кейси.
  - Так... если только наших брать - не только ИРА, но и всех, кто вместе с нами сражался да пожары тушил, то тысячи три наберётся. Не все ирландцы или хотя бы кельты - половина таких, не больше. Да и не все в армию пойдут.
  Повисло тяжёлое молчание, ирландцам в армии приходилось очень несладко. Настолько, что несмотря на всё неприятие рабства и неприязнь к рабовладельцам Юга, из армии Севера массово дезертировали ирландцы, переходя на сторону южан. И ведь большая часть дезертиров в армию Севера добровольцами вступала!
  А всё потому, что даже в Ирландских бригадах офицерский и сержантский состав не из их числа. Англосаксы, немцы, голландцы, французы... кто угодно, но не ирландцы. На ирландцев же смотрели как на белых негров.
  Официально дискриминации нет, но по факту... жесточайшая! Военно-полевые суды, по поводу и без наказывающие кельтов, непременно максимально жестоко. Наихудшее снабжение.
  Имелись и немногочисленные части уровня рот и батальонов, где ирландцы не только среди рядовые, но и в числе офицеров с сержантами. В бой их бросали первыми, а снабжали последними.
  Неудивительно, что ирландцы не просто массово перебегали к южанам, но и записывались в их армию! Всем уже ясно, что Юг проигрывает, но ирландцы мечтали отомстить недавним мучителям, и воевали против северян с невероятным ожесточением. Просто потому, что на Юге к ним относились, как к ровне.
  - Не получается иначе, - выдавил Фред несколько минут спустя, обхватив руками голову, - или мы принимаем предложение губернатора, или наши парни остаются без работы. Единственное - может, выторговать что-то получиться. Ну там... командование чтоб из наших, казармы семейные, снабжение получше. Это реально.
  - Мм... пожалуй, - согласился Алекс, - ему тоже нужно очки популярности зарабатывать, так что хоть поначалу условия должны быть приемлемыми. Будь у нас хоть какие-то связи в верхах, могли бы и получше что выторговать, а так...
  - Ну что, парни? - Патрик обвёл капитанов взглядом, - предлагаю согласиться, выхода иного нет. Народ как узнает, что они могли получить работу, но мы не согласились... не поймут. Так что соглашаемся, но с условиями - бригадой пусть Ле Труа командует. Он из кадровых, Сен-Сир - очень серьёзно. Не сравнить с нашим провинциальным Вест-Пойнтом .
  - Знаете... попробую пробить, чтобы не просто бригада ирландская, а чтобы наша, ИРА, - медленно сказал попаданец, прокручивая в голове несколько мыслей, -Отношения с губернатором после этого лучше не станут, но надо, чтобы мы там офицерами стали. Наша бригада должна быть.
  - А вот это неплохо! - Кейси закивал, как китайский болванчик, - даже если что-то не так потом пойдёт, то ИРА станет уже по факту настоящей армией.
  - А не ирландцы? - Подал голос прагматичный Фред, - о них подумали? Многим из них работа нужна, так что теперь... посылать? Ох и грязи на нас выльют...
  - А не будем посылать! - Мозг попаданца работал на полную, - назовём бригаду Кельтика, и всё. Кто у нас воевал под знаменем ИРА? Ирландцы, шотландцы да немцы в основном, так?
  На Алекса уставились непонимающие глаза капитанов.
  - Немцы, - повторил он, - это же тоже кельты! Вы что, не знали?!
  Очевидная для попаданца информация о том, что немцы - никакие не германцы, а потомки кельтов и славян , для фениев стала шоком. Впрочем... по Европе ещё не началось шествие Белокурой бестии и Великой Германской Расы, так что удивились, но... Пара всем известных из интернета фактов, вытащенных попаданцем из глубин памяти, и пожалуйста.
  - Сгладит, но так..., - Фред неопределённо помахал рукой, - не очень. Немцы привыкли считать себя отдельной нацией, а тут родственники нашлись.
  - Может, - не согласился Кейси, что-то напряжённо обдумывающий, - немцы - они ведь разные. Разногласий хватает. Одним приятней выводить себя из завоевателей-германцев, другим - знать, что их предки всегда там жили, что они пусть и огерманились, но сохранили за собой земли. Отстояли.
  - А мы и не будем настаивать, - выложил свой козырь попаданец, - просто выскажем мысль, что считаем немцев роднёй, а дальше они сами... Захотят - придут к нам, не захотят... Немецкие части организовывать не будут, у них лидеры - марксисты, власти наши их крепко не любят.
  - Не пойдут сейчас за марксистами, - резко сказал Кейси, - они во время бунта себя не показали. Будь у них время раскачаться, так не хуже нас выступили бы, а скорее и получше. Но всем не объяснишь, что мы просто готовы оказались, а они нет. Да нам этого и не надо... а народ видит - марксистских лидеров Нью-Йорка в наших рядах во время Бунта Бандитов не было. А что и почему...
  - Получается ведь! - Ликующе воскликнул Патрик, перебивая телеграфиста, - ИРА, как самая организованная, первой организует свои части, приглашая в них всех, кого считает родственниками. Да вообще можно всех приглашать! Придут-то немногие, а если кто и придёт, то будет играть по нашим правилам, так? Кто к ирландцам пойдёт? Такие же кельты да те, кому плевать на условности и считает нас такими же людьми, а не белыми неграми и ирлашками. Ну или кто до ручки дошёл.
  - Так, - согласился попаданец, - мы вроде как и не против, не мешаем никому свои землячества организовывать. Просто работа сейчас в городе только через армию, так что вербоваться всё едино придётся. Если в Кельтику, то хотя бы поначалу в Нью-Йорке будешь, с семьёй рядом, да не под пулями, с привычными товарищами. Так что если хочешь работу сразу, да не хочешь шагать под пули, так только к нам.
  - Не только, - возразил Фред для порядку, - некоторые частники нанимают людей для восстановления зданий самостоятельно, без властей. Правда, таких немного - все надеются какие-то деньги из мэрии выбить, а чиновники быстро не раскачаются. Кому время важнее, тот наймёт сам, а не через мэрию, но таких мало, Чиновники, они того... не любят, когда денежки мимо них проходят.
  На предложение губернатора пришлось соглашаться, хотя Алекс чувствовал, что это выйдет ему боком. Когда пускаешь в дело кое-какой материальчик для шантажа, выторговывая себе и ИРА условия получше, сложно сохранить хорошие отношения с губернатором...
  Впрочем, об испорченных отношениях попаданец не жалел - знал прекрасно, что Гораций Сейму и так его недолюбливает. Фении, с их взлетевшей популярностью, получались слишком неудобными для губернатора. Особенно если учесть, что во время бунта тот проявил себя не лучшим образом, отсиживаясь в Вест-Пойнте.
  Так что намёк на то, кому досталась значительная часть награбленных бандитами сокровищ, мягко поднятый при разговоре... Нет, никакого сговора с бандитами, просто значительная часть отбитых трофеев не описана. Обычное дело для власть имущих, практически законный заработок для губернатора и шефа полиции. Вот только если упомянуть об это сейчас... их карьера заметно осложнится.
  - Я надеюсь, что наше сотрудничество и впредь будет столь же эффективным, - сказал Гораций громко, специально для собравшихся в приёмной журналистов.
  - Разумеется, губернатор Сеймур, - с таким же честным лицом ответил Алекс, - как и все порядочные люди, мы должны сплотиться в час испытаний.
  - Какие замечательные слова, - с нескрываемой ехидцей (впрочем, очень негромко) пробормотал один из корреспондентов.
  - Господа, прошу встать всех для фотографии!
  Фении, губернатор, шеф Кеннеди и ещё несколько примазавшихся чиновников встали рядышком и замерли, ожидая, пока изображение проявится на дагерротипе .
  - Снято, - раздалось через несколько минут и присутствующие с облегчением зашевелись.
  - Я надеюсь..., - с намёком сказал губернатор, пожимая на прощание Алексу руку, - всё нормально?
  - Разумеется, - ответил тот с вежливой улыбкой, - пока соглашение выполняется, беспокоиться не о чем.
  По-видимому, попаданец чего-то не учёл, так что выставив явно завышенные требования и приготовившись к торгу, он... получил мгновенное согласие. Впрочем, условия в общем-то приемлемые - нормальное снабжение для бригады, офицерский и сержантский состав из ИРА, семейные казармы для бригады и пенсии семьям погибших ополченцев.
  Выйдя из здания городского совета, капитаны ИРА остановились на ступеньках перекурить. Не то чтобы они соскучились по никотину, скорее не хотелось расставаться со сладким чувством причастности к Власти. Пусть даже вот так, перекуром на ступенях совета.
  - Надо же... согласился, - неверяще протянул Фред, - хотя губернатор наш такой ушлый тип... Пенсию погибшим, да комнатушки их семьям в семейных казармах - вроде как и немало. Но зато какая агитация за него будет!
  - Да квартиры-то - в заброшенных фортах, - хмыкнул Патрик невесело, пыхнув дымом, - не бог весть что, всё равно не используются. И пенсии... еле-еле прожить на такие можно. Хотя вместе с жильём, оно вроде как и ничего получается.
  Алекс чихнул от принесённого ветерком едкого запаха гари: с момента подавления бунта прошло чуть больше суток, и город местами ещё тлел. Военные и ИРА тушили ещё тлевшие здания, разбирали завалы и добивали немногих оставшихся бандитов.
  Погибших много, очень много... явных бандитов убито по меньшей мере пять тысяч, да сколько из них сгорело или нашло последний приют, покоясь на дне моря... Не все из них являлись настоящими гангстерами, по большей части это обычные помоечники из числа опустившихся алкоголиков и наркоманов, живущих случайными заработками.
  Немалые потери и среди честных горожан - по меньшей мере тысяча человек убита бандитами или задохнулась в дыму. Около трёхсот погибли в боях, и данные пока уточнялись.
  Но город стал заметно безопасней, пусть и на время. Если ИРА не оплошает и возьмёт под защиту лавочников за долю малую, да станет превентивно уничтожать бандочки, разрастающиеся дальше определённого размера... В таком случае Нью-Йорк имеет все шансы на то, чтобы стать наконец вполне приличным городом. Городом, где убийства если и происходят, то хотя бы не открыто, не на глазах обывателей.
  - Мы - капитаны ..., - мечтательно сказал Кейси, - ну надо же! Говорила мне миссис О,Майли, что выше капрала не поднимусь, да и то у уголовников... Хрен тебе, карга старая!
  Телеграфист сбил пафосный настрой товарищей и к штабу они шли, веселясь и перешучиваясь. Веселье несколько натужное из-за специфического пейзажа с потушенными пожарищами и телами людей, выставленными прямо на улицах для опознания.
  Старый француз шёл вместе с ними, улыбаясь в усы. После предложения возглавить бригаду и влиться в ИРА, он будто сбросил лет десять и оказался пусть и пожилым, но вполне ещё бодрым мужчиной.
  Попаданец перешучивался вместе с... друзьями? Пожалуй, да... друзьями. Пришло странное чувство сопричастности к чему-то значимому, и это ему чертовски нравилось. Новый Алексей Кузнецов, он же Алекс Смит и Алекс Фокадан, начал себя уважать. Благо, теперь есть за что.
  ***
  Чрез несколько дней после Битвы, к Фокадану и другим капитанам ИРА начали стекаться деньги. Источники самые разные - от страховщиков, решивших выплатить премии отрядам ИРА, без которых имущество города пострадало бы куда сильней, до личных благодарностей с припиской вроде...
  - ... без вашего отряда мою дочь обесчестили бы скопом, прошу передать деньги этим славным парням.
  Приходили деньги и от лавочников, вовремя смекнувших, что пусть бандитов и вымели, но гопота никуда не делась, и лучше начать платить ИРА за крышу заранее. Тем паче, что просили фении по божески - всего-то десятину с прибыли. Не четверть, как раньше.
  Занёс деньги и Саймон Вудфорт.
  - К свадьбе подарок, - с чуточку вымученной улыбкой сказал антрепренёр, - слышал, ты дом покупать собираешься.
  Ни много, ни мало... триста долларов - почти столько же антрепренёр недодал в своё время за пьесу... Видно, что мистера Вудфорта давила жаба, но наладить отношения с начинающим политиком, у которого столько вооружённых молодцев, посчитал нужным. За счёт самого же попаданца... Впрочем, ссориться с ним Алекс не стал и пригласил на свадьбу.
  Денег набежало достаточно много, и большая часть целевая: конкретному капитану, бойцу или отряду; вдовам и сиротам погибших бойцов; на поддержку ИРА от лавочников.
  Вместе с подарком от антрепренёра, средств как раз хватило на приличный дом в Маленькой Германии. Три этажа, полуподвал, мансарда. Звучит громко, но общая площадь дома достаточно скромная - менее двухсот метров, даже с учётом полуподвала, мансарды и чердака. Дом стиснут с боков соседями, зато имеет задний дворик. Крохотный, порядка пятидесяти метров, но отдельный, обнесённый забором из щелястых досок. Во дворе угольный сарай, будочка туалета и пара чахлых, видавших виды деревьев, в которых Алекс не без труда опознал вишню.
  Целевые деньги капитаны разделили честно, получилось очень неплохое подспорье. На отдельные дома никому не хватило, но... очень прилично. Тем более, с недавних пор офицеры ИРА стали получать жалование офицеров ополчения штата Нью-Йорк, а в придачу ещё и свою долю от десятины лавочников - очень скромную, не выше жалования высококвалифицированного рабочего. Сержанты ИРА получали немногим меньше, отличие достаточно символическое.
  - Так правильней будет, - уверенно сказал Патрик на собрании, - деньги от ИРА фениям должны идти, потому как нормально работать у нас уже не выйдет. Ни времени на совмещение не будет, ни возможности. Сами понимаете, что не каждый хозяин будет терпеть такого работника. Но денег должно быть в меру, чтоб не рвались в капитаны всякие рвачи. Согласны?
  - Согласны, согласны, - проворчал один из лейтенантов, народ одобрительно загудел, обсуждая предложение.
  - А если я помимо где заработать смогу? Без ущерба для дела? - Озабоченно спросил немолодой сержант.
  - Финниган, так? Слышал, ты вывески малюешь? - Спросил Аластор.
  - Так-то маляром, как и ты, но вот подрабатываю.
  - Подрабатывай, - пожал плечами Аластор, оглядываясь на остальных капитанов, - думаю, никто не против. Если не в ущерб должностным обязанностям, то почему нет? Ты вот вывески малевать, Фокадан может ещё пьесу напишет.
  Активистам ИРА жалования не полагалось - не считая солдатского у тех, кто пошёл на службу. Зато во время дежурств в некоторых трактирах их кормили бесплатно, наливали кружку пива. Ну и помощь врача за счёт ИРА, случись чего с ними или их семьями. Немало, если задуматься.
  Большая часть средств на поддержку ИРА пошла на спортивные клубы, коих открыли сразу несколько всего за пару дней. Примитивные, с убогим инвентарём... но там преподавался бокс - отныне и навсегда кельтский, фехтование и фланкирование , атлетика, разные виды борьбы. Купили так же дом под штаб по соседству с домом Алекса.
  Открыли и несколько бесплатных столовых для бедноты из своих. Работали там те самые вдовы и сироты, так что идея Алекса (который просто-напросто первый её озвучил) получила самое широкое одобрение общественности.
  Но были и другие деньги... Так, история талантливого актёра и драматурга, вставшего на защиту Города, подхвачена некоторыми газетами.
  Совпало так - людям требовалась позитивная информация, а её в разграбленном и сожженном Нью-Йорке немного. А тут... молодой, почти привлекательный... с романтичной амнезией и красивой (по мнению репортёров) историей любви.
  Своей цели статьи достигли и люди охотно обсуждали личную жизнь попаданца. Настолько охотно, что по здравому размышлению, он решил уйти из театра Бауэри, да и вообще со сцены. Одно дело - стать любимцем публики за счёт таланта, а вот так... спасибо, нет.
  Началось обсуждение, а потом... начали присылать деньги с пометкой к свадьбе. Достаточно много, чтобы купить ещё один дом по соседству. Алекс вознамерился так и поступить - логично же, верно? Можно сдавать комнаты, перестав думать о куске хлеба для семьи.
  Но на свою беду... или благо? Он посоветовался будущим тестем?
  - Потратить на свадьбу, - не задумываясь сказал Папаша, - пригласи всех.
  В том же ключе выразилась и будущая тёща, да и сама Лира.
  - Не понимаешь? - Удивилась невеста, прекращая целоваться и вставая с его колен - обручённым позволительны кое-какие шалости, - правда не понимаешь? Ах да... амнезия же... Просто у тебя так здорово получалось, что я думала...
  Лира вздохнула и затараторила о былых временах, фениях, пятинах Ирландии и прочем. По её словам, Ирландия делилась на четыре провинции, и когда в новеньком ИРА появилось пять капитанов, все приняли это за знак. Тем более после того, как попаданец отказался стать лидером и стал первым среди равных.
  - Милая, какой знак, если провинций четыре, а капитанов пять, - перебил невесту Алекс.
  
  - Ещё и Тара , что принадлежит верховному королю и считается пятиной, она тоже как пятина считается, хотя это и не пятина, - объяснила Лира.
  Власть у короля скорее мистическая, чем военная, так что бард, который стал первым среди равных у фениев, ирландцами воспринимался именно как веяние былого и жирный такой намёк, что былое возвращается.
  - Нет, милый, ты не можешь претендовать на трон (при этих словах попаданец облегчённо выдохнул), - это совсем-совсем другое! Ты как бы предвестник короля, понимаешь?
  Ему нужно соблюсти старинные обряды кельтов как можно точнее, тогда Ирландия пробудится. Причём, по мнению невесты, выдавшей всё это с крайне серьёзным видом, пробудится как в мистическом смысле, так и в революционном.
  В голове попаданца сразу проснулись крайне ехидные мысли, но язык удалось удержать за зубами. Чуть погодя приструнил и мысли: не самое идиотское поверье... если покопаться, то и на Руси найдётся великое множество не менее странных для чужаков традиций и поверий, которые могут стать причиной революционных настроений.
  Осторожно расспросив Лиру, он убедился, что как короля или кандидата в короли его никто не воспринимает и не будет воспринимать. Предвестник короля своей деятельностью как бы подготавливает его приход и грядущую коронацию. Не более. Но и не менее.
  В будущем ему и его потомкам (здесь Лира страшно засмущалась) будет определено почётное место при дворе Короля. Не будет короля? Обязательно будет...
  - Тогда нам пир нужно давать в Пяти Точках, - пошутил попаданец, - мистическое число, да ещё и отвоёванная территория по сути.
  - Ты понял! - Лира просияла и снова вскочила с колен, - понял! Да, в Пяти Точках здорово будет - там сразу пять дорог, пятины... И ты вроде как отражение Грядущего Короля, который коронуется в будущем на холме Тара! Точно!
  Девушка вскочила и убежала к отцу в соседнюю комнату - молодые встречались под приглядом, дабы не вышло чего лишнего.
  - Пап!
  Дальше у будущей миссис Фокадан и её отца начался странноватый диалог, с вкраплениями гэльских слов, которые Алекс понимал с пятого на десятое.
  - ... холм, да!
  - ... храм ставить в честь святого Патрика.
  - И штаб... Медовые Покои?
  - Да, отражение будет, как другая сторона монеты.
  Попаданец вздохнул незаметно... как-то не получалось у него жить спокойно. Вот и сейчас шутка обернулась явно чем-то серьёзным. Причём судя по лицам О,Брайенов, сперва подключившихся к беседе, а потом понёсшихся разносить новости по округе... это самое что-то вышло из-под контроля.
  
  
  
  Глава двадцать третья
  
  
  
  Нью-Йорк бешеными темпами восстанавливается после пожаров, и не последнюю роль в этом играет бригада Кельтика. Надевшие военные мундиры, работяги весьма уверенно чувствуют себя в роли строителей, завоевав симпатии горожан.
  Попаданец к нынешнему благостному положению дел настроен скептически, уверяя фениев, что это ненадолго.
  - Несколько месяцев мы можем быть бравыми парнями и своими ирландцами, - пророчествовал он, - а дальше опять ирлашки и белые негры. Это пока горожане помнят, кто их спасал. Память человеческая весьма избирательно работает, особенно если её направить в нужную сторону. Скоро начнутся разговоры, что не будь нашего выступления за свои права, не случилось бы и бандитского восстания. Тем паче, что не всем бонзам города понравилось наше вложение.
  Раздались смешки - сожженные во время бунта Пять Точек выкупили ирландцы, вложив в восстановление района все свободные средства общины. Выкупили задёшево, пока менее расторопные англосаксы не успели осознать, что отныне это не бандитский район. Цены на землю и на уцелевшую недвижимость взлетели в десяток раз и продолжали расти.
  Да и район отныне назывался не Пять Точек, а Медовые Покои . Неофициально пока, но местные обитатели упорно звали свой район именно так. А ирландцы упрямы...
  По какой-то неведомой причине это место после свадьбы Алекса и Лиры, на которой погуляло более десяти тысяч человек, стало считаться счастливым. Свадьба вышла очень бюджетной и угощения стояли скорее символические.
  Но и цены... так, бутылка весьма качественного портвейна стоила в портовом городе порядка десяти центов. Выпивка классом пониже стоила в разы дешевле - на пять центов какой-нибудь алкаш, не требовательный к качеству выпивки, мог ужраться до состояния нестояния.
  Традиционная ирландская свадьба предполагает достаточно простые блюда, вроде домашнего хлеба и солонины из говядины, подаваемой с капустой. Из алкоголя - пиво да виски.
  А тут почти две тысячи долларов, оторванные попаданцем буквально от сердца. К деньгам он относился крайне серьёзно, и будь его воля... но случилось так, как случилось. Еды и выпивки хватило на всех желающих, что уже воспринималось едва ли не как рождественское чудо. Вдобавок, у бедняков считалось хорошим тоном придти в гости со своим угощением. Так что свадьбу вспоминали, и судя по всему, ей суждено войти в городские легенды.
  После стояния в церкви босиком он крепко простыл и почти две недели радовал молодую жену кашлем. Благо, хоть насморка не случилось.
  А вообще весело получилось, да... Разнокалиберные столы, наскоро сколоченные из обгоревших досок и временно снятых дверей. Бочонки виски и пива, расставленные в самых разных местах. Блюда с солониной и хлебом, заказанные в пекарнях простенькие пироги и притащенные с собой гостями разнообразные блюда - в основном из картофеля и муки. Танцы, песни... душевно погуляли, и что самое удивительное, даже без драк.
  Ну то есть дрались... но по местным понятиям фонарь под глазом или расквашенная губа не считались. Вот проломленная голова - это да, а всё что меньше - так, дружеский спарринг.
  Один минус... Алекс печально вздохнул... медового месяца не вышло. Всего через два дня новобрачный командовал батальоном, ликвидируя последствия пожаров в Бруклине. Нельзя сказать, что он стал очень уж хорошим командиром... скорее, на Фокадана работает авторитет. Ну и тот факт, что отделения, взводы и роты, остались по сути большими артелями.
  Ирландцы как работали бригадами, так и в армию записываться пришли. То есть никого не понадобилось нагибать, ставить новых командиров или учить чему-то . Офицеры и сержанты ИРА сами из работяг, так что знали прекрасно - кто есть кто.
  Попаданец занимался по большей части снабжением, что благодаря немалой известности и лёгкому характеру, давалось ему легко. И учился, разумеется. Инженерные расчёты в этом времени не являлись чем-то сложным для человека, закончившего школу в двадцать первом веке. Особенно если мать - завуч в этой школе, и заниматься приходится вполне серьёзно, а не для ЕГЭ.
  Теория давалась легко, а вот применять выученные формулы на практике куда как сложней. Все эти теодолиты, буссоли ... Благо, в качестве инженеров к ним прикомандировали офицеров и курсантов из Вест-Пойнта. Общий язык найти не удалось, но свою работу они выполняли, этого не отнять.
  Инженеры гражданские, так же сотрудничающие с Кельтикой, оказались куда более приятными людьми. Может быть потому, что все они иммигранты - двое из Пруссии, один из Франции. Потому-то англосаксонского предубеждения к ирландцам у них нет.
  Работать приходилось по двенадцать часов, а ещё учёба, тренировки по боксу (в качестве тренера) и фехтованию. А с некоторых пор, по настоянию Жермена, пришлось брать ещё и уроки верховой езды. На сон оставалось часов шесть, а ведь у него молодая, красивая и любимая жена... Алекс не высыпался катастрофически, как и все фении. Потом навалилась ещё и политика...
  - Выступить на собрании? Гм..., - Он прикусил губу и задумался, не глядя на Рудольфа ван дер Берга, который с недавних пор стал в своей конторе не просто курьером, а младшим клерком с перспективой на повышение.
  - Уж не по случаю ли призыва?
  - Официально я тебе ничего не могу сказать, просто не знаю. Но что призыв в армию будет одним из пунктов слушаний, это несомненно.
  - А ещё?
  - Восстановление городского хозяйства - здесь очень широко толковать можно, начиная от разбора завалов, заканчивая требованием поделиться участками под застройку в Медовых покоях.
  - Даже это могут? - Неприятно удивился попаданец, машинально положив руку на кобуру..
  - Политики, - хмыкнул Рудольф, удобно сидя в кресле со стаканчиком виски .
  - А уютно у тебя, - сменил тему голландец, оглядываясь по сторонам.
  - Супруга постаралась, - с нескрываемой нежностью ответил Алекс, - мне некогда домом заниматься, сам понимаешь.
  С полчасика поговорили на лёгкие темы. Во время разговора голландец выкурил сигару и выпил с ещё пару стаканчиков виски, старательно избегая серьёзных разговоров.
  - Беда, - задумчиво озвучил Алекс очевидное, - или он предупреждает, что на собрании будут задавать очень неприятные вопросы и всячески давить, или у меня паранойя.
  Собрав офицеров (включая француза) и близкую родню, обсудили возможные темы собрания, а главное - его ответы на эти темы. Спорили до хрипоты, но в итоге подготовились с несколько параноидальной предусмотрительностью: почти два десятка возможных тем, ответы на неудобные вопросы, заготовки для речей в разных случаях.
  Лира, гордая ролью хозяйки, таскала подносы с закусками, время от времени вставляя дельные замечания. Женщинам в этом времени не положено иметь собственного мнения по серьёзным вопросам, но к Лире уже привыкли - О,Брайены считались местной интеллигенцией, гордостью квартала. Да и видя, как попаданец общается с женой, остальные невольно начинали говорить с ней на равных, а не на уместные темы.
  - Подозреваю, что мы всё равно не подготовимся, - хрипло подытожил Алекс поздно ночью, протирая красные от постоянного недосыпа глаза, - политиков среди нас нет, нет и опыта выступлений в собрании города. Собрания профсоюзные и митинги - это несколько иное.
  - Да уж, - хмыкнул Папаша, нервно хрустя пальцами, - если захотят завалить, так завалят. Пусть на собрании и отбрешешься, но в газетах всё по-другому покажут. Будем надеяться, что пока они только пробуют тебя на зуб, не более.
  - Да уж... так, парни! - Попаданец хлопнул в ладоши, привлекая внимание, - ночь на дворе, так что нечего шляться, заночуйте сегодня у меня. Ладно Папаша, он по соседству живёт, а остальным путь не близкий.
  В городском собрании пришлось поскучать, старательно не замечая любопытные и порой бесцеремонные взгляды. Задумано так или вышло случайно, но сперва разбирали совершенно посторонние темы, так что пока пришёл черёд Алекса, прошло больше часа.
  - Слово предоставляется Алексу Фокадану.
  - Здравствуйте, господа, - поприветствовал он собравшихся с улыбкой, выйдя к трибуне, - поскольку меня не удосужились предупредить, что же вы хотите услышать, задавайте вопросы.
  Судя по всему, таким подходом он сломал привычный алгоритм, и первый вопрос задан только через десяток секунд.
  - Скажите, у вас имеются какие-то проблемы со снабжением?
  Дальше последовал ещё ряд столь же незначительных вопросов, на которые Алекс отвечал подчёркнуто развёрнуто и серьёзно. Наконец прозвучало...
  - Призыв, - поднялся один из республиканцев, не представляясь, - тема крайне важная и мы надеемся, что будучи одним из республиканцев, вы поддержите его...
  - С каких это пор я стал республиканцем?! - Перебил его попаданец, нарочито утрированно округляя глаза, - слово Республика в ИРА означает всего лишь то, что мы желаем видеть Ирландию свободной от власти английского монарха! Что касается призыва, то я резко против: повторял и повторю ещё раз - это противоречит конституции!
  - В военное время... - набычился оппонент.
  - Военное время не отменяет действие конституции! - Снова перебил его попаданец, стукнув кулаком по трибуне.
  - Позвооольте! - Начал багроветь немолодой мужчина.
  - Не позволю! Конституцию нужно защищать и в военное время, в том числе и от таких, как вы! - ответил Алекс, воинственно выпятив челюсть.
  В зале послышались смешки и аплодисменты - демократы довольны отповедью. Республиканцы же начали весьма хамски освистывать Алекса, подавая с места нелицеприятные реплики. На несколько секунд парня аж ностальгия пробила... ну совсем как дома!
  - Вы любите говорить, что в Америке демократия! - Не сдавался попаданец, хорошо поставленным голосом перекрывая гул, - так вспомните же её истоки! Города-государства Древней Греции, что известно любому мало-мальски образованному человеку! А поскольку в столь высоком собрании априори не может быть неучей, то вы должны помнить и то, что именно богатые люди составляли основу войска в таких городах! Вы ратуете за военные действия, сидя здесь, в кресле собрания. Так может, вашим словам будет больше веры, если вы - лично вы возьмёте в руки оружие и начнёте собирать отряды! Не вперёд, а за мной! Разницу объяснять не нужно?
  Шум поднялся бешеный, демократы вскочили и аплодировали, стоя в креслах. Республиканцы же освистывали оратора, кое-где начали разгораться стычки. До плебейского мордобоя дело не дошло, но повсюду выпученные глаза, красные от натуги лица и слюна, летящая оппонентам в лицо.
  - Идите воевать сами! - Алекс уже кричал, срывая горло, - а не посылайте на войну тех, кому она не нужна! Не можете? Так вспомните ещё об одном правиле - личной заинтересованности! Вы отрываете бедняков от семей, которые после ухода кормильца голодают, а их дети нередко умирают от недоедания и болезней. Так создайте такие условия, чтобы потеря кормильца не сказывалась на семьях настолько катастрофически!
  - Тишина! - Присутствующий в зале губернатор колотил молотком по столу, - тишина!
  Стало немного тише, и спор перешёл в более спокойные рамки.
  - Мистер Фокадан, вы можете предложить что-то конкретное, или речь об истоках демократии - самое сильное, на что вы способны?
  - Налог! Налог на богатых республиканцев в пользу солдат и их семей! - Не задумываясь выпалил Алекс, повернувшись к губернатору, - раз за войну ратуют именно они, не желая при этом нести службу государству с оружием в руках, то пусть платят!
  - У меня два сына воюют! - Вскочил сухопарый джентельмен, сжимая кулаки.
  - Значит, с вас налог не брать, - парировал попаданец, - тут всё честно: плати либо кровью, либо золотом. И сразу предупреждаю, господа... не вздумайте переваливать ответственность на обычных людей! Платить должны те, у кого есть деньги! Иначе город поднимется!
  - Угрожаете? - Приподнял бровь губернатор.
  - Ни в коем разе, господин губернатор, - откровенно оскалился Алекс, - предупреждаю! Даже если весь состав ИРА уйдёт из города, это не снимет напряжения в случае необдуманных действий властей. Люди ощутили свою силу, своё единство. Несколько тысяч человек, которые воевали, да не где-то далеко, а здесь, плечо к плечу с соседом - против людей, которых они посчитали Злом. Думаю, никто не хочет стать новым воплощением Зла, верно?
  - А ИРА к этому непричастно? - Съехидничал Сеймур.
  - Причастна, - согласился Фокадан, - если бы мы не организовали горожан, крови мирных граждан пролилось бы как минимум на порядок больше. Вы это хотели узнать? Или что будет, если удалить из города ИРА, а потом всё равно ввести налог? Восстание! Только вот без вожаков, способных превратить недовольство людей в МИРНУЮ демонстрацию, оно может обернуться новыми пожарами. Не мне вам говорить, как опасны люди, считающие, что им нечего терять.
  Сеймур нахмурился, но кивнул согласно. На его лбу залегли глубокие морщины.
  - Ну раз уж начали, то продолжайте, - как-то очень устало сказал он попаданцу, - какие дополнения к закону?
  - Деньги, собранные таким налогом в штате Нью-Йорк, должны идти только на ополченцев штата Нью-Йорк. Кстати, власти штата могут помочь солдатам и их семьям не только деньгами. Есть какие-то пустующие помещения, принадлежащие городу - что мешает предоставить их под бесплатное жильё? Организовать какие-то пункты, где будет производиться выдача продовольствия семьям солдат из нашего штата. Наконец, власти штата могут взять под контроль снабжение своих полков. Последнее особенно важно - сами знаете, как в армии воруют снабженцы. Если достойные люди возьмутся отвечать за поставки, ситуация может выправиться.
  Поправки в закон вносили до самого вечера, но... приняли. Богачи напугались решимостью городской бедноты отстаивать свои права. Они не были бы так сговорчивы, если бы не пожары.
  Новый налог получил официальное название Кровь или золото.
  В штате Нью-Йорк призывы так не возобновились.
  
  
  
  Двадцать четвёртая глава
  
  
  
  - На службу? Уже? - Сонным голосом спросила жена, высунувшись из-под тёплого стёганого одеяла.
  - Да, - коротко ответил Алекс, целуя супругу в розовое ушко и вставая с кровати, зябко ёжась от холода. Быстро одевшись, подбросил дров в почти затухшую печь. Лира, позёвывая, начала хлопотать с завтраком, уютная и родная.
  Немного непривычно, но в этом времени заниматься какими-то домашними делами мужчине почти неприлично. Кухня - женская вотчина, и как только они с Лирой поженились, Алекса мягко, но очень решительно отстранили от плиты. Готовить он умел и любил, но вот... нельзя.
  Стирка, уборка, глажка, мытьё посуды - дела исключительно женские. Вот даже завтрак самому приготовить нельзя - Лира сразу обижается:
  - Ты что, считаешь меня плохой хозяйкой?
  Зато пресловутые мужские дела, вроде прибивания полочек, только на нём - иначе неприлично. А в доме таких дел хватало. Пусть даже дом отремонтирован и не требует особого пригляда, но без привычных электроинструментов и кое-каких материалов пару раз оказывалось сложновато.
  Благо, из-за занятости по службе на помощь приходил Папаша О,Брайен с сыновьями. Помощь родни в таком деле допускалась - главное, чтоб это были именно мужские руки.
  Это ещё Лира сама себе поблажки разрешает из-за беременности. Так-то она вставала гораздо раньше мужа, и к моменту его пробуждения Алекса уже ждал накрытый стол.
  Позавтракав вкуснейшим омлетом с ветчиной и пирогом, да запив кофе, сытый и благодушный Алекс накинул шинель и вышел со двора, где его уже дожидалась пролётка с рядовым из его батальона на облучке.
  - Привет, Джим, - поздоровался он с подчинённым, - Держи вот, супруга моя тебе передала.
  - Здравствуйте, господин капитан, спасибочки! - Молоденький рядовой не стал отнекиваться и с благодарностью взял завёрнутый в пергаментную бумагу кусок орехового пирога.
  Попаданец, как и остальные офицеры ИРА, подчинённых не гнобил. Дисциплина - да, но тупая муштра... зачем? Приданные инженеры из Вест-Пойнта ворчали на такое панибратство, но спорить давно перестали - Кельтика по факту этакий стройбат, требования к уставу в таких частях обычно помягче.
  Зевая, Фокадан устроился поудобней, укрывшись от ветра лежащей в пролетке дежурной накидкой и задремал. Сейчас его батальон трудится над водопроводом в районе Манхэттена. Не совсем военный объект... но поскольку бригада ополченческая, то губернатор старается использовать её для нужд штата на полную катушку.
  Водопровод, к примеру, провели по документам как Работу оборонительного значения - от пожаров. Поскольку Нью-Йорк горел всего несколько месяцев назад, Линкольн закрыл глаза на некоторую вольность Горация Сеймура. Всё-таки один из важнейших городов страны, а пожары показали уязвимость его военных предприятий к огню. А ну как вражеский флот обстреляет ?
  К январю Кельтика представляла собой бригаду из пяти батальонов, общей численностью почти три тысячи человек. Колоссальные цифры, особенно если учесть, что некоторые бригады не набирали и тысячи человек. Впрочем, в армиях Севера и Юга с этим дела обстояли весьма своеобразно - встречались полки, в которых не набиралось и двухсот человек в период расцвета, а бывали и такие вот раздутые бригады. Тем более, бригада ополченческая, чего уж тут придираться... даже командует всего-навсего майор. Зато настоящий майор с европейским образованием, чем ополченцы немало гордились.
  Идея попаданца принимать в ряды не только ирландцев, но и всех кельтов, к которым причислили и немцев, оказалась не такой уж и провальной. Большая часть немцев восприняли это с долей скепсиса, считая себя истинными германцами, но... наличие доли кельтской крови не опровергалось даже самыми ярыми сторонниками германского происхождения.
  Кельтское происхождение, к великому удивлению попаданца, не оказалось чем-то предосудительным. Просто как водится, он сгрёб свои выводы в кучу, толком не разобравшись в теме. Был за ним такой грешок, не первый раз уже...
  Шотландцы, валлийцы, галлы, бретонцы и прочие были несомненными кельтами и в то же время признанны теми же англосаксам своими. Не то, что настоящие белые англосаксы, а второй сорт... но настоящие люди.
  А вот ирландцы... здесь мнения расходились. Одни считали их белыми неграми, присвоившими некую часть кельтской культуры. Другие - неправильными кельтами, выродившимися дикарями.
  Впрочем, острым нацизмом по отношению к ирландцам страдали в основном англосаксы. Так что примерно четверть бригады ныне составляли те самые валлийцы, шотландцы, бретонцы и немногочисленные немцы - в основном почему-то из Австрии.
  С некоторых пор в Кельтику начали записываться и славяне. Попаданец подозревал, что дело тут не в любви к кельтскому миру, а скорее в положении славян в САСШ - откровенно паскудному. Если чехов или немецких славян рассматривали как почти людей, то русских или поляков - как отбросы, откровенно второй сорт .
  Только вот если у ирландцев здесь большая община, от которой можно получить хоть какую-то поддержку, то у славян дела обстоят хуже. Имеются какие-то польские общины, но слабые. Вдобавок, их лидеры ведут нескончаемые свары между собой по любому поводу, и в итоге весь пыл уходит в свисток.
  ***
  - Неважные дела, - сообщил Алекс вечером в штабе бригады, он же штаб ИРА, раздеваясь на ходу, - выдавливать нас будут. Птички донесли.
  - Нас - в смысле из бригады, заменяя своими офицерами, или всю бригаду из города? - Моментально отреагировал майор, дёрнув щекой и чуть склонившись вепрёд.
  - Бригаду.
  - Ожидаемо, - кивнул Ле Труа с деланной невозмутимостью и начал раскуривать трубку. Офицеры молчали, настроение испортилось. В том, что рано или поздно бригаду выдворят из Нью-Йорка, никто не сомневался, но хотелось бы попозже... и желательно не на фронт.
  Иллюзий никто не питал, прекрасно понимая, что белых негров вышестоящие офицеры беречь не будут - прецедентов с ирландскими частями предостаточно. Патриотизм в таких условиях как-то не хотел разгораться.
  - Времени у нас сколько? - Задал вопрос комбриг, раскурив наконец трубку.
  - До конца марта точно, может, до конца апреля потянем. При удаче - до середины мая, но это уже вряд ли.
  - Уже что-то, - буркнул невыспавшийся Фред, - хоть зиму переживём нормально.
  - Кто давит-то хоть? - Поинтересовался Кейси, - республиканцы?
  - Они, - кивнул попаданец, усаживаясь наконец в кресло, - но и губернатору мы больше не нужны. Свою долю популярности с нашей помощи собрал, республиканцев прижал. Теперь будет торговаться - что они дадут в обмен на наш уход из города.
  - Говнюк, - мрачно констатировал Патрик, опираясь подбородком на руку и почти ложась на стол.
  - А то мы не знали, что наш Главнюк - говнюк, - хмыкнул Аластор, выпустив колечко дыма.
  Посмеялись грустно и снова погрузились в молчание. В принципе, дела обстояли не так уж и плохо. Пусть бригаде предстояло уйти из Нью-Йорка, но её солдаты хотя бы нормально одеты, обуты и вооружены, чем могли похвастаться очень немногие части. Семьям солдат выделили семейные казармы и какое-никакое, но жильё.
  Бригада прошла военную подготовку - не самую лучшую, нужно сказать. А что делать? Всё-таки стройбат, работающий по двенадцать часов в день. На маршировку, стрельбы, какие-то маневры и прочие занятия времени маловато, его приходилось занимать у сна.
  Поначалу военной подготовкой из-за этого занимались вяло, люди слишком уставали. Но потом попаданец внёс идею соревновательного момента, и дело пошло. Соревнования как индивидуальные, так и между отделениями, взводами, ротами и батальонами. Стрельба, маневры, бокс, фланкирование... Вот маршировка особо не шла, что есть, то есть.
  Каких-то выдающихся результатов бригада не достигла, но по основным показателям сравнялась с кадровыми полками - кроме маршировки. Неплохой результат для ополченцев из стройбата.
  По некоторым показателям и превосходили - так, по настоянию попаданца, продавленного с большим трудом, ввели медицинскую подготовку солдат. Что характерно, сопротивлялись кураторы из Вест-Пойнта, считавшие, что в таком случае солдаты будут не воевать, а заниматься ранеными Оправдывая свою трусость благими намерениями.
  Выдающихся познаний по части медицины солдаты не приобрели, но теперь хотя бы знали, что делать при огнестрельных, колотых и резаных ранах, отравлениях и сбитых ногах. И если бы не Алекс, спонсирующий эти занятия из собственного кармана, дела с мёртвой точки и не сдвинулись бы.
  - Уйти надо громко, - веско сказал майор, с силой затягиваясь, - так, чтобы нас не обобрали напоследок. Все помнят истории, когда у полков отбирают какую-то часть имущества?
  Закивали - подобных историй хватало. Где отобрали винтовки, всучив взамен хлам едва ли не времён Войны за Независимость, где отцы-командиры излишне вольно распоряжались одеждой, обувью и даже порохом. Такие проблемы встречались как у кадровых, так и у ополченческих частей.
  А у бригады, между прочим, имелись не только дульнозарядные Спрингфильды и Ли-Энфильды, но куда более дорогие Шарпсы и Спенсеры. На волне энтузиазма при формировании своей бригады, жители Нью-Йорка жертвовали щедро. Правда, сейчас энтузиазм сильно поугас...
  - Бокс, - предложил попаданец после короткого раздумья, - соревнования устроим.
  - Не то, - отмахнулся майор нервно, - примитивный мордобой... к чёрту. Низменные инстинкты плебса мы этим потешим, но вот отношение среднего класса можем испортить.
  - Это да, - согласился Кейси, - на бои они придут посмотреть, это к гадалке не ходи. Только вот... вы в газетах статьи читаете? Знаете, что про нас пишут? Я вырезки собираю, все здесь.
  Бывший телеграфист показал рукой на несколько пухлых папок, стоящим на полках в комнате для совещаний. Офицеры закивали - все знали страсть Кейси к ведению документации. Всё шло к тому, что он станет начальником штаба - за неимением других желающих. Пока некоторые должности тянули вскладчину и с помощью прикомандированных офицеров Вест-Пойнта.
  - Поначалу ничего так, доброжелательно писали, - продолжил он, - храбрые кельтские парни, наши ирландцы и всё такое. Потом посуше начали описывать, а теперь и вовсе - как о мужланах. Дескать, мы конечно молодцы... но лучше бы отправить нас подальше из города. И если сперва упор делали на то, что ирландцы на фронте нужнее, то теперь мы уже почти дармоеды и вообще - опасны. Боксёрские бои неудобно могут лечь - так распишут нашу кровожадность, что самим читать противно будет.
  Большая часть офицеров поддерживала мнение Кейси, но Фред и несколько лейтенантов склонялись к мысли, что можно бы и провести соревнования. Чёрт с ним, со средним классом - парни из рабочих кварталов такое оценят. А на фронт так и так...
  - Дослушать можете? - Чуточку напоказ вздохнул Алекс, не первый раз пользовавшийся таким нехитрым, но действенным приёмом. Дождавшись, пока офицеры замолкнут, продолжил:
  - Не мордобой, а провести соревнования по олимпийской системе. Стрельба, маршировка, борьба, тяжести там... Сделать упор на массовости и зрелищности, есть у меня пара идеек. Поначалу на пустыре - огородим, но будем пускать всех желающих, бесплатно. Так мы отборочные проведём - в каждом взводе свои таланты есть, пусть себя проявят. У нас же почти три тысячи человек, неужели умельцев не наберём?
  - А что посерьёзней, уже в театре Бауэри, к примеру... так? И деньги - на нужды полка.
  Кивнув Фреду, попаданец коротко расписал идею, особо упомянув весовые категории и такие зрелищные вещи, как силовой экстрим.
  - Вот и будут у нас бои идти по девять раундов, а в перерывах можно будет какие-то фокусы показывать или танцовщиц нанять. Отборочные во взводах можно будет на пустыре провести, там между боями силачи пусть выступают, или соревнования по штыковому бою проведём. Не так зрелищно, конечно, как бокс, но зато народ остывать не будет.
  - То есть постепенно заводить толпу будем, - прищурился Ле Труа, прикусив трубку из вереска, и по давней привычке подавшись чуть вперёд в кресле, - сперва что попроще - соревнования по шагистике между взводами и ротами, бег и прочее. Зеваки, слухи... да, это может сработать. Возьмёшься режиссировать это... шоу?
  - Возьмусь, - отозвался Алекс, - иначе бы не предлагал. Даже вложиться могу, чтобы совсем уж убого не выглядели поначалу. Без отдачи.
  Последняя фраза далась ему тяжело, но... Лира. Знал уже, как серьёзно относится супруга к правильным поступкам. Да и начал потихонечку разбираться в ирландских поконах . Что уж там... временами они полезны.
  Так, его свадьба вошла-таки в городские легенды - не каждый день всех желающих горожан приглашают! О ней напечатаны заметки в газетах САСШ и Конфедерации, а потом и в европейских. Ничего серьёзного... так, отдел курьёзов. Но заметки эти всколыхнули интерес сперва как к самому Алексу, так и к ИРА.
  Всколыхнулся вялый поначалу интерес во Франции - там любили такие вот жареные новости. Потом туда дошла новость, что командиром Кельтики выбрали их соотечественника. Пусть и осуждённого заочно, но ведь француза же! Да здравствует Франция!
  Начали раздаваться голоса в поддержу ирландцев - не потому, что французы их любили, разумеется. Обычное галльское фанфаронство, совмещённое с желанием подмять под себя перспективное движение, борющееся против извечного врага - Англии. Ну и заодно помочь младшим братьям - это уже для идеалистов.
  Затем на сцене парижских театров поставили пьесу Алекса... Её быстро запретили, и очень зря по мнению автора - если бы Наполеон Третий не порол горячку, то мог сыграть на том, что такие ужасы творятся где-то там, а у нас, в Благословенной Франции, всё намного лучше.
  Но императору попала вожжа под хвост, вышел запрет, который и разжёг интерес. В итоге Ваши боги начали шествование по Европе. Широкой популярности пьеса не получила, но думающая публика считала своим долгом посетить спектакль.
  А это деньги. Ни много, ни мало, но на счетах за Ваши боги накапало больше двух с половиной тысяч долларов, и это уже после покупки дома. На фоне такой востребованности Алекс написал ещё две - столь же остросоциальные, раз уж прёт. Такой известности они не получили, но в театрах их ставили, в том числе и в европейских.
  Правда, критики отмечали скорее интересные приёмы и необычный подход молодого драматурга, принесённые им из двадцать первого века. Так что по поводу своих талантов попаданец не слишком-то обольщался.
  - И как назовём это действо? - Донёсся до него вопрос Фреда.
  - Олимпиада, - не задумываясь ответил попаданец, - громко и излишне претенциозно, согласен. Но на этом можно закрутить интересные заделы на будущее.
  
  
  
  Двадцать пятая глава
  
  
  
  Подготовка к Кельтской Олимпиаде проводилась с размахом, попаданец вспомнил наработки шоу-бизнеса из двадцать первого века, используя их с переменным успехом. Не все из них годились, скорее даже наоборот - большая часть идей неприменима по тем или иным причинам.
  Несмотря на все препятствия, дело потихонечку двигалось. У городских властей арендовали здоровенный пустырь неподалёку от Манхэттенского колледжа, печатались заметки в газетах, расклеивались листовки. Олимпиаду решили проводить не только в бригаде, но и среди всех желающих. Считаешь себя кельтом? Добро пожаловать!
  Забавно, но записалось достаточно много немцев, поляков и даже англосаксов. Судя по всему, людям настолько хотелось поучаствовать в грандиозном спортивном мероприятии, что они напрочь забыли неприязнь к ирлашкам.
  Фреда, как неофита Кельтского мира, такая двуличность страшно раздражала, но остальные офицеры ИРА не разделяли его нетерпимость и откровенно развлекались некоторыми заявками - в свободное от службы время, разумеется.
  - Вот ещё, - Патрик вытащил очередное письмо от претендента, - Так, это опустим... вот...
  - Пишет вам Джебедайя Захария Смит. Предки мои из Девоншира приехали, давно уже. Кто они были, знать не могу - дедушка всё время завирался, особливо ежели пьяный был. Кем он только их не называл - как-то до того заврался, что аж ублюдком Стюартов своего отца назвал. Потому и кельтами очень даже могли быть - по крайней мере, дед мой пил так, что даже ирлашек перепивал не раз! Пить я умею не хуже деда, на кулачках драться мастак, так что хочу тоже, значит. С приветом, возможный кельт Джебедайя Захария Смит.
  Писем такого рода полно, потенциальные участники напирали всё больше на своё мастерство кулачных бойцов или силушку богатырскую, приводя подчас довольно экзотические аргументы, почему претендента нужно непременно взять. Кейси даже пришлось выделить нескольких авторитетных бойцов ИРА, славных своими кулачными и силовыми достижениями, дабы отсеивать претендентов, не пропуская никчемушных бахвалов.
  - Может, всё-таки проведём отдельно кельтский бокс, а отдельно английский? - Предложил Аластор, - очень уж много желающих.
  - А..., - махнул попаданец, - давай, к этому и шло. Странно... пишем же постоянно, что денежных призов не предвидится, и что все вырученные средства пойдут на счёт бригады.
  - Денежных..., - Фред покачал головой, удивляясь непониманию друга, - а медали? Значки участникам? Такими вещами ещё внуки хвастать будут!
  Алекс скривился - это он не учёл, перестарался малость... Чем дальше, тем больше мероприятие выходило за рамки полковых и даже городских соревнований. Претенденты прибывали даже из других штатов.
  - Ну что, на пустырь? - Предложил он, - посмотрим на первые отборочные.
  По случаю выходного дня, бригада отдыхала. Оставив при штабе дежурных, отправились к колледжу. Кто на повозках, а кто и верхом. Сам попаданец верхом, по настоянию Ле Труа. Верховая езда давалась ему плохо, бывший студент никак не мог почувствовать лошадь, потому и передвигался всё больше верхом - прокачивал очень востребованный в эти времена навык.
  Сквозь густую толпу пробились не без труда. На облагороженном пустыре огородили территорию размером чуть побольше футбольного поля, где и проходили соревнования. Здесь находилась не только большая часть бригады Кельтика, но и никак не меньше пяти тысяч зрителей, толпящихся за ограждениями. Что они при этом видели, остаётся загадкой... Более-менее удобные места поближе и на возвышенностях оккупировали солдаты из бригады и члены ИРА, не надевшие мундиры, так что добрая половина зевак довольствовалась громкими комментариями. Как ни странно, но народу хватало и этого.
  Офицеров пропустили на одну из грубо сколоченных судейских трибун - отборочные соревнования шли сразу по нескольким дисциплинам, потому и судей много.
  - ... сто шестьдесят два фунта, - объявил стоящий на весах боец очередному претенденту, - ровнёхонько!
  - А ежели я бороться захочу с теми, кто тяжелее меня? - озадаченно переспросил туповатый борец.
  - Нельзя, - терпеливо объяснял боец Кельтики, отобранный на эту должность за внушительные габариты и недюжинное терпение, - только в своей весовой категории.
  - Чего это так? - Не понимал претендент, немолодой уже грузноватый мужчина с роскошными усами и бакенбардами, - всегда же боксировали и боролись кто с кем, без оглядки.
  - Так интересней. Если разница в весе большая, то ты его просто весом и задавишь, так ведь?
  - Ну...
  - А может, найдётся какой шустрый малый из тех, у кого с силушкой не очень, зато вёрткий, как чёрт. Есть ведь такие, верно?
  - Ну да... Билли Весп, что по соседству живёт, есть и другие парни.
  - Вот пусть с такими шустриками и борются.
  - Шустриками! Ха-ха! Ну ты и сказанул! А вообще верно ведь - Билли ловок, чертяка. Так-то я его задавлю, а ему тоже ведь хочется молодчество показать. Аа... ясно, это вы молодцы!
  Просветлённый претендент ушёл к борцовскому помосту, готовиться к схватке. А стоящий у весов боец Кельтики еле заметно вздохнул, покосился на стоящее неподалёку начальство и пробурчал негромко:
  - Каждый второй ведь... как будто их мама головой на камни рожала...
  - Приготовились! - Раздался неподалёку зычный голос, - старт!
  Претенденты начали забег на триста ярдов с препятствиями, включавшими в себя несколько барьеров разной высоты и ширины, парочку рвов и валов - то есть препятствия, которые могут встретиться на поле боя.
  - Позорище, - пробормотал про себя Алекс, бегуны бежали безобразно, некоторые даже останавливались отдышаться! Впрочем... читал он как-то, что олимпийские рекорды начала двадцатого века зачастую не тянут даже на юниорский третий разряд двадцать первого века. А ведь это уже были... или будут... вполне серьёзные международные соревнования, на которых состязались какие-никакие, но атлеты. Здесь же... для обычных работяг в общем-то и нормально, особенно если учесть поголовное пристрастие к табаку и алкоголю.
  - Джимми, Джимми Мясник! - Попаданец повернулся в сторону сектора силачей, где известный в Бруклине силач Джимми Маккой примеривался к наковальне.
  - Рраа! - Заорал бородатый здоровяк, страшно пуча глаза и кидая наковальню, толпа восторженно завопила, а попаданец удивлённо покачал головой - мясник показал приличный результат. На международный уровень в силовом экстриме полёт наковальни не потянул бы, но где-нибудь на региональном очень даже... А ведь это обычный мясник, который вряд ли чем-то занимается .
  - А ведь и неплохо, - негромко пробурчал Ле Труа с грассирующим французским акцентом, выпустив густой клуб дыма из своей неизменной трубки, - народу вон сколько! По будням, насколько я помню, соревнования только по вечерами и сильно попроще, так? Значит, к следующим выходным народу будет побольше разика этак в два, а к началу соревнований ажиотаж будет страшный.
  - Ожидаем, - разулыбался довольный Алекс, ценивший мнение француза чем дальше, тем больше, - вон, в толпе уже разносчики снуют. Мы же пустырь арендовали по всем правилам, так что им приходится платить нам за право торговли. Ни много, ни мало, а десятую долю с прибыли. Да и торговцы все из наших - ирландцы из рабочих кварталов. Пусть подработают.
  - Не боишься, что обманут? - С интересом спросил Жермен.
  - Нет... вокруг глаз полно, да и выручка идёт не мне в карман, а на полк. Если и обманут, то совсем чутка, на это плюнуть можно.
  Майор кивнул, причём у попаданца сложилось ощущение, что он сдал очередной экзамен придирчивому преподавателю.
  Алекс уже вложил в соревнования порядка пятисот долларов, и понадобится ещё как минимум столько же. Зато и размах! По местным меркам - ого-го! Кубки, медали, значки, заказанные в типографии почётные грамоты. А ведь нужно ещё оплатить работу медиков во время соревнований - очень недешёвое удовольствие.
  Здесь выручил Рудольф ван дер Берг, сведя со студентами-медиками из Колумбийского колледжа. Студентам - практика, места в первых рядах и угощения вкупе с относительно скромными гонорарами. Во сколько обошлись бы настоящие врачи... мозг бывшего студента отказался даже подсчитывать такие суммы.
  Думается, что и сам голландец подзаработал на этом... по крайней мере, моральный авторитет среди студентов Рудольф точно заработал. Вот, кстати, ещё один друг в перспективе. Бывший курьер, а ныне полноправный клерк в адвокатской конторе оказался на диво симпатичным человеком - для своих.
  Попаданец уже привык делению на своих и чужих. Поначалу диковато было слушать откровения некоторых англосаксов из не самых простых семей, хвастающихся по пьяной лавочке кисетами для табака из кожи индейцев, которых они собственноручно и убили ... Особым шиком считался кисет или футляр для очков из кожи, содранной с интимных органов.
  При этом для своих они готовы на многое - в том числе и на самопожертвование - янки ещё не выродились! А индейцы... ну это же животные, всем известно! Кисеты с футлярами - ценные трофеи, доказательства удали и молодчества охотника, добывшего опасного зверя. Индейские головы над каминной полкой - это уже перебор, ведь их нормально не выделать, один чёрт такие хари получатся, что по пьяной лавочке испугаться можно! А кожа... ну так на шкуры животных пальцем никто не тычет? Память об интересной охоте, что ж в ней такого...
  Рудольф, благодаря несчастливой судьбе, почеловечней англосаксов из семей среднего и высшего класса, но и у него хватает откровенно нацистских замашек, коробивших попаданца. А куда деваться-то? Мир такой, интернационализмом и толерантностью пока даже не пахнет. Как воспитали.
  - Много на всё это денег ушло? - Спросил негромко Фред по праву почти-кузена. Офицеры, вроде как случайно тёршиеся рядом, моментально притихли.
  - Чуть больше пятисот долларов, - честно ответил Фокадан, с трудом сдержав понимающую (ну любопытно парням, чего уж там!) усмешку. Ирландцы аж прижухли, парочка лейтенантов даже головы в плечи втянули, поражённые колоссальной суммой.
  Да, много... но Алекс уже начал понимать, что вложения в имидж при некоторой удаче можно вернуть с лихвой. Со свадьбой же удачно получилось... Так и здесь: реклама вышла нешуточной - ИРА, бригаде Кельтика, ирландцам вообще и ему в частности.
  Будут ставить его пьесы... да и не только пьесы - вон, некоторые политики уже проплатили ИРА помощь в избирательных компаниях или в продвижении каких-то нужных им законов. И пусть с этих денег лично ему не пошло ни цента - всё ушло на спортивные клубы в ирландских кварталах, но... кто знает.
  В САСШ настолько хорошо поставлена система лоббирования, что ему не придётся пачкать руки деньгами. Хвалебная рецензия в газетах на новую пьесу, скидка при ремонте дома, снисхождение при поступлении в колледж нужного человека. Придумать можно очень и очень многое, а умаление чести... ИРА всё равно станет продвигать и поддерживать только те законы, которые выгодны их движению. В крайнем случае - не противоречат убеждениям. И если при этом можно получать какие-то материальные блага, отказываться глупо. Хотя бы потому, что идеалистов боятся.
  Сейчас ему всего девятнадцать, а уже какое-никакое, но имя в артистической среде, громкая заявка на политическое будущее. Осталось только вернуться с войны живым, не вляпавшись при этом в нехорошую историю, и будущее обеспечено.
  ***
  - Рраа..., - донёсся до Алекса рокот с трибун, сменившийся восторженными воплями и не слишком дружными кричалками. Соревнования по борьбе пользуются бешеным успехом, пусть это всего лишь одна восьмая финала, но трибуны полны.
  Сколоченные из досок многоярусные трибуны заполнены до отказа. Бесплатные места и вовсе... Яблоку негде упасть, это не преувеличение, люди стояли плотно, плечо к плечу.
  Бойцы Кельтики, свободные от дежурств и нарядов, гражданские члены ИРА, члены их семей - все они смотрят соревнования бесплатно. Прочие - от одного до пяти центов, в зависимости от места. И ведь выкупили билеты на неделю вперёд!
  Алекс воздохнул... он крепко облажался, не продумав некоторые мелочи. В итоге ночью пришлось сдвигать трибуны при свете фонарей и костров. Не проводить же борцовские соревнования на стадионе больше футбольного поля... Что там разглядели бы зрители?
  На сегодня обошлись сдвинутыми трибунами, но прямо сейчас плотники сколачивают новые, а рабочие готовят площадку. Будет теперь два временных стадиона. Побольше - для легкоатлетических соревнований, и поменьше - для борцов, боксёров и силачей. Снова траты... благо, потратиться пришлось только на материалы и доставку, рабочая сила бесплатная.
  - Сколько? - Спросил сидящий рядом Фред подрагивающим голосом.
  - Девятьсот чистыми собрали, я тебе уже говорил, - с ноткой раздражения ответил Алекс.
  - Слушал бы и слушал, - мечтательно сказал друг под смешки офицеров, сидевших тут же, на трибуне для организаторов. Доходы и правда обещали оказаться куда больше, чем мечталось. Деньги за места на трибунах, деньги с торговцев за разрешение торговать, букмекеры, памятные кружки, ложки, значки и прочая дребедень для зрителей.
  Сувениры, к слову, раскупали особенно охотно. Тем паче, что попаданец сделал ход конём и заказал сувениры не только типа Первая Кельтская Олимпиада, но и Я сидел так близко, что пот борцов долетал до меня. Последние особенно охотно брали студенты, понимающие юмор нарочито пафосной нелепой фразы, и домохозяйки, которые этот юмор не понимали.
  Женщины воспринимали борцовские схватки, проводимые по правилам грепплинга , как грандиозное эротическое шоу. Подумать только - мускулистые мужчины в трико! Ах! Руки видны... а иногда и грудь... С учётом того, что женщин на такие соревнования ранее не пускали... и правда, прямо-таки Тарзан-шоу. Решение пустить женщин продавил попаданец, искренне не понимающий - чего же здесь такого? В общем-то, зря продавил, в итоге Кельтская Олимпиада приобрела в глазах среднего и высшего класса некий оттенок скабрезности, едва ли не пошлости.
  И это при том, что на такие соревнования допускались только замужние дамы! Иначе даже соратники не понимали. А идея допустить женщин в качестве зрителей ещё и на боксёрские соревнования и вовсе получилась шоковой. Ханжество по мнению попаданца, но увы... четыре голоса против одного, даже Фред голосовал за запрет.
  - Том О,Маллиган побеждает в схватке с Дэйвом О,Лири! - Заорал истошно комментатор из ярмарочных зазывал, - какая схватка была! Это не люди, это полубоги, титаны, богатыри из стародавних легенд! Аплодисменты парням, порадовавшим нас совершенно потрясающей борьбой!
  На борцовский помост выскочили танцоры, начав выделывать коленца джиги под задорную музыку. Ненадолго - ровно настолько, чтобы разгорячённые зрители могли обсудить закончившуюся схватку, но не успели остыть.
  - На помост выходит Джим Хэйли! - Поприветствуем нашего славного силача! Парень приехал к нам из Чикаго, где прославился, как один из самых сильных людей города! Его противник...
  ***
  Ажиотаж вокруг Олимпиады нарастал с каждым днём. Виной тому даже не столько реклама, сколько массовость состязаний. Подумать только, больше пятисот участников! Бег на разные дистанции, прыжки, интереснейшие силовые состязания. И главное - бокс!
  Здесь один-единственный бой именитых боксёров становился событием, о котором говорили неделями. А тут десятки боёв! Вдобавок, аж две разновидности бокса, подумать только! Оценили и весовые категории.
  А уж когда пошёл черёд первых награждений... столько людей получили медали! И ведь у каждого родня, знакомые, соседи... все они подогревали интерес к Олимпиаде, делали её одновременно очень масштабной и домашней.
  Единственное, что омрачало проведение соревнований, так это климат. Пусть в начале апреля Нью-Йорк весьма тёплое и уютное местечко, но вот близость океана и своеобразная Роза Ветров сказывались. Если шторм доморощенные синоптики ещё способны предсказать, то вот дожди были унылой обыденностью.
  Мелкий тёплый дождь - ещё ладно. А проливной, да в разгар соревнований по бегу на три мили? Одни продолжили бежать по лужам, оскальзываясь в грязи, другие решили переждать. И какие потом разразились скандалы с награждениями...
  Но в общем-то, к подобным скандалам готовились, да и народ отнёсся к промашкам организаторов снисходительно - понимали, что столь крупные соревнования, да ещё и проводящиеся впервые, просто не могут пройти гладко.
  Именно из-за дождей полуфинальные и финальные схватки в боксе и борьбе проводили в театре Бауэри. Нельзя назвать сцену идеальной ареной... но за неимением лучшего.
  ***
  - Оливье Данбар! - Разрывается комментатор, - прославленный мастер английского бокса! Десятки боёв с именитейшими бойцами, в которых он почти не знал поражений!
  - В синем углу ринга - Логан О,Тул из бригады Кельтика! Логан не может похвастаться столь громкой славой, да и боксом занимается меньше года. Но он честно прошёл все бои, в которых вышел победителем!
  - Данбар! Данбар!
  - Логан! Логан! О,Тул!
  - Оба боксёра уже завоевали золотые медали Олимпиады в лёгком весе, и являются признанными чемпионами. Теперь, по многочисленным просьбам ценителей, мы проведём схватку между бойцами двух таких разных, но интереснейших школ кулачного боя - английской и кельтской! Господа, сегодня перед вами пройдут бои века, не побоюсь этих слов! Лучшие бойцы континента сразятся друг с другом на ваших глазах... И впервые в мире в бою сойдутся представители разных школ! К бою!
  Зрители взревели, беснуясь от восторга. Здесь и сейчас нет богачей, заплативших до двадцати пяти долларов за особо удачное место, и профсоюзных активистов вперемешку с офицерами и сержантами ИРА, которым эти места достались бесплатно. Только ценители кулачного боя.
  Поскольку правила английского и кельтского бокса заметно отличались, волевым решением Фокадан слегка смешал правила. Так, отказались от перчаток, привычных в кельтском боксе, но оставили бинты. Ввели раунды по три минуты, а не до падения, как в английском. Наконец, ограничили число этих раундов девятью.
  Бойцы встали в стойки и по звуку гонга начали бой. Осторожно, очень осторожно... Логан начал прощупывать Оливье длинными хлёсткими выпадами с левой. Тот уклонялся, что неплохо получалось из-за широко расставленных ног и откинутого назад торса. Но зато и в ответ ничего не мог сделать - работа ног в кельтском боксе куда как получше.
  Оливье попытался лягнуть, но Логан отскочил и подсёк опорную ногу, ударив по щиколотке. Такие моменты специально отрабатывали - пусть в чистом кельтском боксе это не применятся, но на улице вполне, а для улицы бойцов и готовили.
  Прозвенел гонг и бойцы неохотно разошлись по углам. Через минут снова сошлись и Логан начал скакать вокруг противника, с лёгкостью уклоняясь от ударов ногами и от попыток провести бросок.
  - Открылся! - Заорал Алекс, сидевший у самой сцены, на которой и происходил бой, - шаг-уклон вперёд и по печени! В челюсть теперь! Боковым!
  Логан, привычный слушать тренера, на автомате проделал всё сказанное и Оливье скрючился на полу ринга, не в силах даже разогнуться. Через канаты перескочил студент-медик, проверяя зрачок у нокаутированного.
  - Всё! - Громко сказал он, пытаясь перекричать шум, - готов!
  Из четырёх боёв три закончились безоговорочной победой адептов кельтского бокса. А победивший англичанин-средневес и сам продемонстрировал сперва позаимствованную технику кельтского бокса, а затем отменную технику савата . Так что победа англичанина получилась достаточно сомнительной.
  Зрители выходили из театр в двойственных чувствах. С одной стороны, они стали свидетелями интереснейших боёв, о которых можно будет рассказывать и десятки лет спустя. С другой... проклятые ирлашки!
  Офицеры и сержанты ИРА остались в Бауэри, собравшись на сцене. Один за другим начали вносить мешки с деньгами, высыпая их на расстеленный холст. Начался подсчёт прибыли и через полчаса Кейси объявил сдавленным голосом, нервно вытирая вспотевший лоб подрагивающей рукой:
  - Девять тысяч триста двадцать пять долларов и семь центов за сегодняшний вечер. Вместе с деньгами на Олимпиаду у нас имеется тридцать четыре тысячи пятьсот два доллара ровно.
  Собранные деньги пошли на строительство дешёвого многоквартирного жилья в Медовых покоях, заселить в которые предполагалось прежде всего своих - то есть ирландцев из Кельтики и ИРА. Квартплата предполагалась минимальной, а доходы от неё должны пойти на содержание дома и ряд благотворительных проектов ИРА.
  Попаданец потерял на Олимпиаде чуть меньше полутора тысяч долларов, но приобрёл колоссальный авторитет. По его мнению, сделка оказалась удачной.
  
  
  
  Двадцать шестая глава
  
  
  
  Несмотря на удачно прошедшую Кельтскую Олимпиаду и восторг горожан, зацепиться в Нью-Йорке не удалось. Губернатор очень спешно выдавил Кельтику на Юг. Настолько спешно, что переброска бригады со всем имущество велась исключительно по железным дорогам, отряд нигде не задержался дольше, чем на несколько часов - из-за необходимости пополнить запасы угля и воды для паровозных топок.
  Единственным плюсом такой спешки стало то, что бригада смогла забрать с собой всё имущество и даже выбить новое из городской казны. Так, дульнозарядные Спрингфилды и Эннфилды ныне остались только у немногочисленных ценителей, оставивших это оружие из-за нешуточной дальнобойности.
  Остальные перевооружились на более современные Шарпсы - пусть и однозарядные, зато заряжавшиеся с казённой части и отличающиеся высокой надёжностью и точностью боя. Удалось выбить и немногочисленные Спенсеры - пусть менее надёжные, зато полноценные магазинки с семью патронами, позволявшими вести стрельбу с невиданной по нынешним временам скоростью.
  Магазинками предполагалось вооружить прежде всего офицерский и сержантский состав, но многие предпочли более надёжные Шарпсы. Тем более, начиная с капрала и выше, военные имели ещё и табельные револьверы.
  Из холодного оружия достались почему-то сапёрные тесаки немецкого образца, причём даже с надписями на немецком. Полуметровые толстые клинки с пилой на одной стороне смотрелись ни к селу, ни к городу. Тесаки оказались из того имущества, что удалось вырвать Алексу у города буквально в последние часы перед отправлением на фронт. Ящики вскрывали уже в вагонах, на ходу, под стук колёс. Образцы вооружения и инструментов притащили в штабной вагон, для ознакомления.
  - И что с этой дрянью делать? - Удивлённо спросил Фред, вертя в руке нелепое оружие, - как для рукопашной, так говно полное, в руке лежит плохо и баланса никакого. Как инструмент тоже ни к чему не годен - лучше уж топор или пила нормальные, чем это.
  - Облажался, - признал попаданец неохотно, - сами знаете, в последний момент всё хватал.
  - Не так всё плохо, - флегматично пожал плечами француз, выпустив колечко дыма, - рядовому солдату какое пыряло ни дай, один чёрт - как дубинкой размахивать будет. Учи его фехтованию, не учи... Кто несколько битв пройдёт да в живых останется, начнёт в бою что-то соображать. А так... тем более, у нас ополченцы. Отмахаться от такого же неуча хватит, да кусты вырубить при нужде. А вот отсутствие штыков - это уже минус.
  Алекс вздохнул, виновато разведя руками. Более современное оружие выбил он не просто в последний момент, но и не совсем законно... и всё равно себя виноватым чувствует.
  - Штыки - ерунда, - буркнул Патрик отстранённо, копаясь в оружии, - их в любой мастерской склепают, если что. Тем более, здесь до штыков редко дело доходит.
  Француз покивал - дело известное. По какой-то причине американцы очень не любили рукопашных. Две противоборствующие стороны могли стоять в десятке метров друг от друга, ведя стрельбу, но в ударить в штыки так и не решаясь. И ведь не в отсутствии храбрости дело, тут что-то другое...
  Были и штыковые, жаркие рукопашные схватки, не без этого. Но мало, и опять-таки - по свидетельствам очевидцев, очень часто вместо того, чтобы пустить в ход белое оружие, бойцы останавливались в паре метров от противника и начинали перезаряжать огнестрельное. Южане ещё туда-сюда... но скорее из-за дефицита пороха, чем по иным соображениям.
  Проверку груза пришлось проводить буквально на ходу. При остановке на очередном переезде офицеры с помощниками соскакивали и бежали к новым грузовым вагонам, составлять опись имущества.
  - Неплохо, - подвёл итоги Ле Труа сутки спустя, - по оружию у нас так даже некоторый избыток образовался, по обмундированию тоже. Главное, не распространяться об этом, а то не посмотрят, что мы вообще-то ополченцы из Нью-Йорка, а не федералы, делиться придётся.
  ***
  Дорога выдалась не самой простой - составы с Кельтикой шли почти без остановок, зато почему-то не редко кружными путями. В итоге к фронту ехали почти неделю, страшно за это время вымотавшись. Теснота, невозможность помыться и сходить в туалет нормально, а не из открытой двери на полном ходу...
  И сгорающий в топках уголь, превращающийся в густой, вонючий и на редкость едкий дым, окрасивший в чёрное не только физиономии, но и одежду бойцов.
  На место, в Джоржию, прибыли утром 16 мая 1864 года. Дабы не заниматься мартышкиным трудом, сходу разгружаться не стали, и как оказалось - правильно.
  - Бригада Кельтика? - Окликнул их сам Шерман - довольно высокий, худощавый человек с короткой бородой, - ну-ка...
  Завязалась беседа, причём генерала интересовало не столько вооружение и возможности бригады, сколько подробности Олимпиады.
  Впечатление от общения с именитым военачальником осталось двойственное. Очень приятный человек в общении, но... как можно не поинтересоваться частью, которая прибыла к тебе на усиление?!
  Бригаде велели остановится у городка Эдейрсвилль, где ирландцы тут же принялись закапываться. По глубокому убеждению попаданца, поддержанному майором, делать это следовало даже на временных позициях, причём максимально хорошо.
  Ещё до обеда вырыли окопы полного профиля и сооружены землянки-блиндажи, причём большая часть солдат занималась перетаскиванием имущества бригады, а не земляными работами. Любопытствующие офицеры из других частей явно удивлялись темпам работ, хотя по мнению Алекса, удивительного в этом ничего и нет - профессиональные работяги под ружьём, не абы кто! Земляные и строительные работы для большей части солдатам хорошо знакомы, инструменты имеются. Так чего же не сделать-то?
  Отобедав, снова занялись хозяйственными хлопотами - обустройством лагеря, личной гигиеной и прочими важными вещами. Офицеры, помывшись и постиравшись, решили проехаться по лагерю Шермана, оставив брутального Кейси и нескольких лейтенантов заниматься грузоперевозками имущества Кельтики от станции до места дислокации бригады.
  Оседлав застоявшихся лошадей или сев в повозки, двинулись к основному лагерю, негромко переговариваясь на ходу. Попаданец непроизвольно выключился из разговора, разглядывая всё вокруг.
  Сценки порой попадались необыкновенно кинематографичные, хоть в рамку вставляй. Медицинская палатка с откинутым верхом, где проводили операцию без наркоза... Почему, кстати? Морфий уже знали, неужто закончился?
  Полуголые солдаты, разложившие одежду на камнях и давящие вшей - весело, привычно. Непонятное варево в большом котелке, над которым медитировал лихорадящий солдатик лет пятнадцати, лицо у которого обмётано нехорошей сыпью.
  В памяти невольно начали всплывать достаточно обильные, но бессвязные материалы на тему Гражданской Войны в США. В очередной раз парень пожалел, что как и у большинства сверстников, память у него клиповая. Колоссальный объём знаний, но увы - в основном по всяким жареным фактам и информации вообще.
  В двадцать первом веке ничего страшного в этом нет - если знаешь что-то хоть в общих чертах, достаточно залезть в учебники или в интернет и уточнить. Не возникало необходимости заучивать информацию наизусть.
  Здесь же... он помнил огромное количество случаев, когда важная информация всплывала постфактум Скачки, капризы погоды, биржевые спекуляции... Сколько упущено возможностей! Сделать деньги, сделать имя, обзавестись связями...
  Снова накатила глухая тоска по родным, по двадцать первому веку, по интернету. Потом всплыл образ Лиры и... тоска начала отступать. Пожалуй, поставь сейчас кто-то могущественный перед ним выбор - вернуться назад в будущее, но без жены... отказался бы.
  Стало легче дышать, причём в буквальном смысле - появилось ощущение, что сбросил тяжёлый рюкзак.
  - Это мой мир, - негромко сказал он, - отныне и навсегда.
  Лагерь Шермана будто расцвёл красками и внезапно обрёл запахи. Хм... не самые приятные. Десятки тысяч людей, скученных на сравнительно небольшой территории и имеющих весьма приблизительные понятия о гигиене, это уже... букет.
  Вернулись к себе пыльные и снова пропотевший под жарким южным солнцем.
  - Заметили? - Задумчиво сказал Патрик, - негров сколько в лагере? Нет, солдаты из них... я о слугах. Удобно.
  Ирландцы захмыкали, из-за формирования бригады едва ли не по партийным спискам, отношения между рядовыми и офицерами довольно специфичными. С одной стороны, командный состав доказал своё право на лидерство, а с другой - ещё недавно были такими же полунищими работягами.
  Так что отдавать команды приходилось с большим разбором - охотно подчинялись только тем, которые считали правильными. Строительные работы, стрельбы... всё это понятно. А вот в денщики шли неохотно.
  Желающих в общем-то хватало, но неодобрение товарищей оказалось существенным фактором. В итоге денщиков назначали исключительно временных, причём из числа провинившихся. Не должно фениям (а таковыми считали себя едва ли не все бойцы с амбициями) прислуживать. Майору и самому Алексу ещё ладно... А вот Кейси, Патрик и Аластор, не говоря уже о лейтенантах, другое дело. Как же, Ещё вчера они были такими же, как мы...
  Между тем, денщики офицерам нужны не только ради субординации - они нешуточно экономят драгоценное время офицеров. Что лучше - тратить его на изучение карты района предполагаемых боевых действий, или на стирку, штопку одежды и прочее?
  - Да, - согласился с подчинённым Жермен, - удобно. Слыхал, что можно нанять их задёшево, да так, что числиться они будут по одному полку, а фактически находиться на услужении в другом. Чёрным тоже неплохо - так-то работы у них мало, плантации сейчас разоряют... А в армии хоть сколько-то платят, да кормят.
  - Ещё и под ружьё ставят, - добавил Патрик.
  Посмеялись немного, смакуя забавные истории о боеспособности чернокожих частей. Встречались и исключения, куда без них. Но насильно завербованные в армию Севера, негры в большинстве своём не горели желанием воевать. Тем более, что многие их них поддерживали Конфедерацию ... Недавно вышел забавнейший случай - один из таких свободных полков при первых звуках выстрелов со стороны противника, драпанул так, что их не остановила даже охранная рота . Бой быстро прекратился, но отправленная на поиски беглецов кавалерия Севера не догнала их!
  Схватили несколько десятков самых нерасторопных, остальные разбежались. Алекс подозревал, что дела происходили где-то на пересечённой местности, где кавалерия не имеет особых преимуществ. Но повод для насмешек над чёрными беглецы обеспечили, да и соответствующих анекдотов появилось великое множество.
  - Командир! Командир! - На взмыленном коне прискакал перепуганный вестовой, - у нас имущество забрать собираются!
  - В ружьё! - Раненым медведем взревел Ле Труа, после чего примерно половина бригады в считанные минуты построилась в колонны, и Кельтика бегом отправилась к месту выгрузки бригадного имущества.
  Алекс, обливаясь потом, бежал вместе со всеми. По правде говоря, не столько из-за ощущения момента, сколько из-за фурункула на ягодице. Угольная пыль, чтоб её... в седле не усидишь.
  Полчаса спустя взмыленные бойцы прибыли на станцию, где увидели, как чужие солдаты грузят бригадное имущество, а кельты стоят неподалёку с мрачным видом под дулами винтовок.
  - Кто?! - Заорал Жермен, стреляя в воздух, - кто посмел!
  Видя столь грозную силу, воры остановились, и через несколько минут на станцию влетел офицер федеральных войск . Мундир, несколько медалей, внушительный рост...
  - Я полковник Шеррил! - Начал он выпрямившись и положив руку на саблю.
  Алекс только моргнул... и вот Ле Труа стоит около полковника, прижав его же (!) саблю к паху федерала, причём штанина уже разрезана.
  - Ты - вор! - Раскатисто сказал француз и слегка шевельнул кистью. На брюках расплылось тёмное пятно. И не факт, что Шеррил описался...
  - Ты - вор! - От злости французский акцент майора стал заметным. Полковник побледнел до мертвенного состояния и шевельнул губами. Жермен шевельнул рукой...
  - Я - вор! - Послушно повторил полковник, бледнея ещё сильней.
  - Все слышали? - В голосе майора послышалось нескрываемое удовлетворение. В ответ донёсся рокот из солдатских рядов с обеих сторон конфликта, вид у бойцов совершенно ошарашенный.
  - Вор! Вор! Вор! - трижды повторил Ле Труа, хлеща полковника по лицу - вроде бы слегка, но от этих пощёчин потрескалась кожа на лице Шеррила.
  Миг... момент, когда Жермен отступил назад, Алекс уловил... почти. Теперь у него не только клинок, но и револьвер федерала. Револьвер полетел в лужу, а саблю маленький француз с поразительной лёгкостью сломал о колено, презрительно сплюнув на обломки.
  Федерал с невидящими глазами развернулся и пошёл сквозь толпу с деревянными глазами. Все расступались перед ним, как перед прокажённым. Через минуту донёсся слабый звук выстрела...
  Шерман пришёл бешенство, но случай пришлось спустить на тормозах - слишком много свидетелей, слишком широко разошлись слухи. Когда генерал отбросил светскую любезность и начал разнос, набирая обороты... Жермен прищурился нехорошо и положил руку на эфес клинка.
  Алекс моментально вспомнил слухи, ходящие о французе в районе Бауэри... и о том факте, что его в принципе не задирала местная гопота.
  Даже солдаты Шеррила в восторге от боевых навыков и духовитости Ле Труа. Француз стал этаким аналогом супермена, уже к вечеру изумлённый попаданец ненароком подслушал несколько совершенно диких историй о подвигах своего учителя.
  Самое интересное, что парочку он признал правдоподобной - учитель иногда допускал оговорки, по которым можно понять очень многое. Так что в лагере Шермана явно имеются люди, знакомые с прошлым Ле Труа. Если верить слухам, то фактическим девизом его учителя можно назвать знаменитую фразу Перед нами всё рыдает, за нами всё горит. Алекс верил...
  
  
  
  Двадцать седьмая глава
  
  
  
  После самоубийства полковника из хорошей семьи и потери лица командующим, бригаду ранним утром семнадцатого мая, сдёрнули с только что построенных укреплений и выдвинули на передний край разгорающегося сражения. Уильям Текумсе Шерман славился мстительностью и тяжёлым характером.
  Выдвинутая вперёд артиллерия южан вела ожесточённый обстрел переднего края, на котором накапливались кельты. Ирландцы рассыпались по складкам местности, прячась от обстрела и закапываясь в землю - благо, шанцевый инструмент имелся в избытке. Солдаты изобретательно ругались, но что характерно, Ле Труа никто не винил. Дай майор вчера слабину, дело закончилось бы примерно тем же - к частям ополчения федералы относились как к расходному материалу, а тут ещё и часть ирландская.
  Любезность Шермана при первой встрече не значила ничего - обычная вежливость светского человека, смешанная с любопытством и желанием разузнать интересные подробности из первых уст. В обыденной жизни это даже не жёсткий, а жестокий человек, предложивший правительству совершенно нацистскую тактику выжженной земли.
  Уничтожать на захваченных землях Юга инфраструктуру, вырубать сады, сжигать поля, дома... А что творили чёрные из свободных полков, вставшие на постой на захваченных территориях ...
  Своеобразная разведка боем длилась уже два часа. Страх у попаданца имелся, но достаточно отвлечённый. Видел, как на пыльную землю падают убитые солдаты и корчатся раненные, но снова вылезло странноватое ощущение, что это происходит не в реальности, а в какой-то наворочанной компьютерной игрушке.
  В иное время он злился бы на такую нелепость, не без оснований подозревая начало психического расстройства, но сейчас подобная отрешённость скорее помогала, бывший студент выглядел вполне адекватным и бравым командиром, не потерявшим головы в первом бою.
  - Пригнись! - Зарычал он на солдата, ударом по щиколотке подбивая ноги излишне любопытного австрийца, высунувшегося поглазеть на наступающие цепи южан, - жить надоело?
  Молоденький, от силы лет шестнадцати, австрияк виновато заморгал, и дабы исправить впечатление о себе, начал с бестолковой деловитостью возиться с винтовкой. Но Алекс уже не смотрел на него, пройдя дальше по песку с редкой растительностью, высматривая таких же раззяв.
  Батальон по большей части скопился в узкой лощине, протянувшейся более-менее ровно поперёк поля боя. Чуть впереди остальной бригады... зато лопатами меньше орудовать, да и от артиллерии защищены получше.
  - Приготовились! - Громко сказал музыкантам, перекрывая голосом шум боя, - сигнал!
  Флейты и барабаны донесли до батальона нехитрые команды, солдаты на склоне лощины начали деловито готовить ружья, поглядывая на командира.
  Ровные, густые цепи южан приближаются не слишком быстро - в этом времени считается более важным выдержать общий темп наступления. Доля истины в этом есть, но... как же удобно целиться!
  Приникнув в мушке, Алекс затаил дыхание и нажал на курок. Офицер южан упал, тут же затрещали выстрелы остальных бойцов, цепи противника стали редеть. Что-что, а стрелять в Кельтике умели... Мало того, что многие из бойцов достаточно квалифицированные рабочие , так ещё и патроны на учебные стрельбы начинающий политик выбил тогда в избытке.
  Неожиданный талант стрелка открылся и в самом попаданце. Правда, ганфайтера в ковбойском смысле слова из него так и не вышло - револьверы пока что отличались скверной точность, да и лягались при стрельбе так, что он не раз повреждал себе запястье. Ну да... ковбойщина - это голливудские легенды. Лакмусовой бумажкой оружия можно назвать скорее Кавказ. Горцы с казаками в боях предпочитали винтовки и кинжалы, а никак не револьверы. А уж эти-то разорились, но купили бы хорошее оружие...
  Так что из револьвера Алекс стрелял немногим лучше остальных бойцов бригады, разве что заметно быстрее, потому как потратил некоторое время на тренировки и ввёл ряд усовершенствований, вроде спиленной мушки и слегка усовершенствованной кобуры.
  К чему все эти ганфайтерские тренировки, если уже на расстоянии двадцати пяти метров выпущенная из револьвера пуля может убить разве что случайно, угодив в глаз... Да и целиться бессмысленно - с такого расстояния из нынешних револьверов попасть можно разве что в стенку не самого маленького сарая, и это не просто красивая фраза, а обыденный, всем известный факт.
  Дымный порох и не самая точная подгонка деталей из-за отсутствия по-настоящему качественных сталей, приводят к тому, что при выстреле револьвер лягается, как бешеный мул. Мало того, из дула вылетает сноп огня, да и назад сноп огня получается лишь немногим меньший. Точность и отсутствие снопа огня сзади у револьвера можно поправить, но... либо это будет штучное изделие от хорошего оружейника с соответствующей наценкой, либо пострадает и без того невеликая надёжность оружия.
  А вот из винтовки... Капитан так же неторопливо разрядил обойму, вроде как даже попадая. Перезарядить...
  Всё, теперь его задача - следить, чтобы бойцы делали всё как надо.
  - Передай лейтенанту Маклагену, что его бойцы несколько увлеклись быстрой стрельбой в ущерб меткости, - сказал он вестовому. Четырнадцатилетний парнишка закивал и сорвался с места.
  Вот тоже... сколько таких мальчишек воюет? Алекс посмотрел вслед Тиму и покачал головой. И не откажешь ведь! Военное ведомство САСШ вполне официально принимает детей на военную службу, мать их... У самого Тима выхода особого нет - сирота, да ещё и во время кризиса, когда работы нет и для взрослых. Куда такому податься? Шанс сдохнуть на улице у таких вот мальчишек как бы не повыше, чем на войне.
  Метрах в двенадцати ниже по склону, зарывшись в песок, разорвалось очередное ядро, но Алекс почти не дрогнул - знал уже, что на таком расстоянии осколки если и долетят до него, то разве что поцарапают. Чёрный порох в чугунном ядре, раскалывающемся при взрыве на три-четыре крупных осколка... далеко не вундерваффе . В плотном строю или в плотной пехотной цепи даже такие недоделки достаточно опасны, но рассредоточенных бойцов в укрытии убить могут разве что случайно.
  Капитан командовал, не высовываясь из лощины. Ещё до боя он наметил себе несколько ориентиров. Дойдут южане вон до того куста на пригорке или того деревца, надо поднимать народ в рукопашную, а нет... так зачем лишний раз подставлять голову под пули? Тактика ныне возможна одна-единственная - идти цепью, никаких неожиданностей быть не может.
  - Командир, они того, - нервно сказал О,Нил, завербовавшийся сперва в ИРА, а затем и в войска вслед за кумирами - Алексом и Фредом. Больших успехов он так и не добился, оставшись пока рядовым, зато назначил сам себя на должность телохранителя Фокадана. Тот не возражал, верные люди всегда нужны.
  Высунувшись на несколько секунд, попаданец оценил обстановку, южане и правда того - слишком близко. Пока их маловато для полноценной атаки, но зато и командир у врага нашёлся думающий. Противник не пёр дуриком под пули, а скапливался в естественных укрытиях, выцеливая оттуда торчащие над краем лощины головы северян. А со стороны основных сил южан пёрла тем временем новая цепь...
  - Зараза, - тихонечко ругнулся он, - это кто ж такой умный у них выискался? Тим! Френсис!
  Вестовые, лежавшие на склоне неподалёку, тут же подскочили и выслушали распоряжении, кинувшись вдоль лощины в разные стороны.
  - Ты как? - Плюхнулся рядом насквозь пропотевший Фред, пробравшийся в лощину со своим батальоном, - майор сказал, сейчас на нас навалятся, как бы врукопашную переходить не пришлось. Может и не придётся, - буркнул Алекс.
  - Динамит?
  - Он самый.
  Фред понятливо закивал и заткнулся, принявшись чуточку демонстративно отряхивать мундир от земли и травяного сока - тема взрывчатки для попаданца больная. Ещё со школы парень помнил, что динамит - это нитроглицерин, которым пропитывают опилки. Во время становления ИРА брякнул Надо купить динамит, а парни не нашли. Ну тогда сделайте, предложил он и сказал про нитроглицерин.
  Для попаданца эта информация была чем-то давнишним. Нет динамита в Нью-Йорке? Так просто парни не там искали, или просто не востребована взрывчатка в городе! Почему в свободной продаже имелся нитроглицерин , но нет динамита, думать некогда, мысли занимали бандиты. Оказалось, динамита ещё не изобрели .
  К своему великому сожалению, когда об этом узнал, динамит уже запатентовали какие-то совершенно левые люди. Как информация дошла до них... бог весть. Ловкачи так хитро подсуетились, что их приоритет на открытие оспорить почти не реально.
  Обидно до слёз... тем паче, что профукал реальный шанс заработать миллионы. С деньгами за пьесы и политической известностью, имелся шанс не просто получить патент, но и проследить, чтобы за патент платили. Изобретением заинтересовались не только горняки, но и военное ведомство. Сделать им скидку, так вояки живьём сожрут нарушителя! Увы... Так что динамит для самодельных гранат Алекс закупал на свои кровные, что прямо-таки унизительно.
  Ещё обидно, что на гранаты невозможно взять патент. Алекс специально узнавал - идея гранаты вообще давным-давно известна и потому не патентуема. Сделать же всё как положено теоретически возможно, но не данном этапе промышленного развития. Будет что-то вроде тола, так легко придумать и конструкцию гранаты. А с капризным динамитом - никак.
  - Накапливаются, - нервно доложил О,Нил, - сейчас вот подойдут цепи.
  - Закуривай, - дал капитан условную команду, начав раскуривать сигару, брезгливо морщась от табачного дыма. Начали закуривать бойцы с динамитом, послышались нервные шуточки на тему Сейчас бы ещё выпивку, и самое оно.
  С сигарой в руке, Алекс начал выныривать из лощины, стараясь не показывать в одном и том же месте. Подходят... взмах рукой и фитили подожжены тлеющей сигарой. Свисток, и самодельные гранаты летят в наступающих южан.
  Взрывы раздавались то где-то далеко, едва ли не за полсотни метров, то на самом краю лощины. Солдаты, не занятые метанием гранат, открыли бешеную стрельбу по растерявшемуся противнику. Патроны не экономились, и низину начало заволакивать едким пороховым дымом.
  - Рра! - Раздался нестройный рёв откуда-то сбоку, и на южан вылетели батальоны Кельтики под предводительством Ле Труа, лично командовавшего атакой.
  - Лежать! - Заорал Алекс на своих бойцов, срывая голос, - лежать, вашу мать! Огнём атаку поддерживаем!
  Несколько десятков наиболее безбашенных уже мелькала среди южан, но судьба их была незавидной - в живых не осталось никого.
  Тем временем батальоны Аластора, Патрика и Кейси добрались до южан, переключив внимание на себя.
  - В атаку! - Скомандовал Алекс, вставая ружьём наперевес, - за мной!
  Ноги подкашивались, но он бежал, сцепив зубы и спрятав ужас куда-то далеко.
  Выстрел! Чернокожий в мундире конфедерата падает на пыльную, прокалённую солнцем землю, обхватив живот и истошно воя.
  Выстрел! Осечка... Алекс успел кинуть в сторону короткую винтовку без штыка и выхватить пехотную офицерскую саблю, отводя в сторону излишне сильный укол.
  Выпад! У врага появилось непредусмотренное отверстие в горле под короткой рыжеватой бородой, а капитан побежал дальше. Он сжимал в одной руке окровавленную саблю, а в другой револьвер, стреляя в спины убегающих и с каким-то исступлением работая клинком. В голове вертелось только
  - С оттягом надо, с оттягом...
  От кровавого угара отошёл только метров через триста, когда артиллерия южан обстреляла их.
  - Назад! - Вспомнил Алекс обязанности офицера, - назад! Собираем оружие и назад!
  Не сразу, но удалось собрать подчинённых, увлёкшихся сбором трофеев. Командование выкупало у солдат трофейное оружие. Много дешевле его реальной стоимости, но хоть какие-то деньги! Для нищих солдат весьма существенные.
  Только собрав солдат и отведя их в лощину, Алекс взглянул на себя - мундир был заляпан кровью буквально насквозь. И не только кровью, но и другими... субстанциями. К горлу подступил едкий комок, парень с трудом подавил тошноту, с омерзением срывая мундир, а затем и рубаху, вытерев ей лицо. Рубаха густо окрасилась красным... Этого он уже не выдержал и проблевался прямо себе на сапоги. И не он один - добрая половина бригады, отошедшая от горячки боя, выглядела не лучше.
  Боёв больше не было, обе стороны отвели войска назад. Бригада потеряла чуть меньше двухсот бойцов, с учётом тяжелораненых из числа тех, состояние которых сочли безнадёжным. Кельты выглядели подавленными, столько кровавое крещение оказало отрезвляющее воздействие.
  Не слишком помогало и то, что противника перед позициями бригады только погибшими насчитали свыше семисот - очень неплохой результат для новичков.
  Печалили не только погибшие. Шерман оставил бригаду без помощи, а это пугало. Возможно, командующий поступил так из каких-то стратегических интересов, но Ле Труа таковых не видел. Алекс же склонен доверять мнению выпускника Сен-Сира, прошедшего множество войн.
  Поддержи Шерман Кельтику, и исход боя мог выглядеть куда более впечатляющим для северян, и куда менее печальным для ирландцев.
  Единственный отрадный факт - бригада вышла из непосредственного подчинения Шермана и перешла под командование генерал Хукера. Личность тот крайне своеобразная , но своих солдат в обиду не даёт.
  
  
  
  Двадцать восьмая глава
  
  
  
  Командующий конфедератами Джонстон с основными силами засел на горе Кеннесо, прикрывая железную дорогу, ведущую от Атланты к городку Мариэтта. Меньшая часть его войск сидит в траншеях, опоясавших Мариэтту. Южане имеют почти в два раза меньше солдат, зато опираются на железную дорогу и могут получать какие-то подкрепления.
  
  У Хукера бригада занимается именно тем, чем должна - инженерными работами. По большей части Кельтика прокладывает дороги и строит мосты, для чего нужна нешуточная квалификация. Горная местность не прощает ошибок, требуя очень грамотных строителей.
  Офицеры ИРА к таковым относились весьма условно, но выручал тот факт, что добрая половина бойцов до призыва в армию успела поработать на стройке, причём в горных условиях тоже. Настоящих инженеров среди них нет, но человек пятьдесят являются опытными бригадирами-строителями и успели поработать на серьёзных объектах, в том числе и руководя достаточно крупными коллективами. Собственно говоря, добрая половина офицеров и сержантов бригады именно из их числа. Как-то так сложилось, что именно строители и горняки работали в больших коллективах и имели какие-то зачатки самоорганизации.
  Помогало и то, что Алекса и остальных офицеров успели поднатаскать гражданские инженеры ещё в Нью-Йорке. Формулы из школьного курса физики и математики, ранее безликие и оторванные от реальности, очень хорошо объединялись с приобретаемыми практическими знаниями.
  Расчёты на бумаге получаются хорошо - в школе двадцать первого века давали куда более продвинутую теорию, чем требовалось армейским инженерам в веке девятнадцатом. Книжная теория от попаданца объединялась с опытом и практической сметкой бригадиров, и в общем-то получалось неплохо.
  При необходимости можно обратиться и к майору, которому в Сен-Сире вдолбили весьма серьёзные знания. Но Ле Труа старались не трогать, на нём и так вся бригада. Один кадровый офицер на три тысячи человек... как ни крути, но маловато.
  Пусть офицеры ИРА куда как умнее среднего кадрового офицера САСШ , но знаний и опыта не хватает. Учиться приходится на ходу, так что офицерский состав Кельтики в свободное время обкладывается книгами, посерев от дикого недосыпа. Их примеру следуют и некоторые сержанты, капралы и даже рядовые. А что... амбиции никто не отменял!
  Самообразованием командиры ИРА занялись ещё в Нью-Йорке, но только война показала, насколько им не хватает знаний. Постоянно всплывает что-то, что нужно знать если не прямо сейчас, то максимум завтра. И очень стимулировало то, что от этих знаний нередко зависели жизни подчинённых.
  ***
  К началу июня из-за сложного рельефа местности и растянутых коммуникаций северян, начались трудности со снабжением. Ле Труа скрипел зубами и ругался на десятке языков так, что неловко порой становилось даже попаданцу. Раньше он считал русский язык самым изобретательным по этой части, но француз показал ему, что и другие языки могут похвастаться интересными словечками. А уж заворачивать эти словечки в замысловатые конструкции Ле Труа умел. К слову, некоторые интересные выражения за ним записывали, в некоторых случаях они могут крепко выручить.
  - Бардак! - Разорялся француз, рубя раскалённый летний воздух рукой и свирепо дымя трубкой, прохаживаясь по штабной палатке, - снабжение - это первое, что должен учитывать командир при осаде. А этот... Текумсе... мать его... за ногу..., он что - думает, что ему железную дорогу построят?!
  - Дорогу, дорогу, - забормотал попаднец, жестом затыкая присутствующих на совещании офицеров. Те не раз видели приступы вдохновения, приводившие порой к неплохим результатам - вроде того же динамита.
  В голове у Алекса вертелось что-то...
  - Есть! - Закричал он, - бумагу мне и карандаш!
  На листе он начерно набросал схему декавильки, модули которой пару раз встречал в интернете. Ничего сложного на само деле, всё очень примитивно. Здесь главное - рассчитать вес таких модулей, чтобы с одной стороны их можно перетаскивать вручную, а с другой - чтобы они не гнулись от груза.
  - Это ещё от металла зависит, - бормотал он, тут же проводя расчеты, - у нас в мастерских можно, да...
  В мастерских бригады больших запасов металла не держали, но несколько секций на пробу сделали всего за пару часов.
  ***
  - Работает! - Восторженно заорал Фред, наблюдая как полудохлая заморенная лошадка, легко передвигает по рельсам груз, десятую часть которого она не сдвинула бы на самой ровной дороге, - работает!
  После феерического провала с динамитом, Алекс с помощью приятеля-голландца из юридической конторы, немного подковался в области патентного права. Большим знатоком не стал, но парочку моментов вынес.
  С помощью шаблонов, которые таскал в саквояже как раз для таких случаев, бумаги на патент оформил должным образом. Обговорены возможности изменения размеров, веса... запатентована, по сути, сама идея. А главное, генеральную лицензию Алекс передавал... армии САСШ - с тем, что прибыль с таких вот конструкций делилась отныне на три доли. Самому мистеру Фокадану или его наследникам, ИРА - исключительно на благотворительные цели и... армии САСШ.
  Таким образом, денег Алекс получает заметно меньше, чем мог бы, зато с гарантией. Армия, закупая или производя такие модули, будет возвращать себе часть средств. Да на таких условиях они понаделают их с избытком! С армии много не поимеешь, зато для горных работ такие переносные узкоколейки - самое то.
  - Хм..., - сказал Хукер, почесав небритый подбородок - вопреки моде, генерал не отращивал бороду, усы или хотя бы могучие бакенбарды на пол щеки, - ещё раз.
  Взятая под уздцы лошадка прокатила по рельсам груз. Тряхнув головой, Хукер подошёл к тележками и попробовал сам сдвинуть их с места.
  - Недурно, - с долей сомнения сказал он, - а цена?
  - В мастерских сделали на скорую руку, - пожал плечами Фокадан, - ничего сложного. Если на фабрике делать, то стоимость металла будет в разы выше стоимости работ. Настроить оборудование, и с такой работой любой дурак справится.
  Хукер, дыша свежим алкоголем, ничего больше не сказал, что для словоохотливого генерала нехарактерно, но внимательно осмотрел конструкцию и забрал с собой чертежи. Через два часа посыльный принёс из штаба подтверждение на патент и приказ о создании таких модулей, давая Алексу карт-бланш от своего имени, предписывающий тому
  - ... делать всё, что угодно, хоть расстреливать чиновников, но создать нужное....
  Попаданец после получения такого вездехода едва не разорвался на части, стараясь везде поспеть. Похудев едва ли не на двадцать фунтов, Алекс всё-таки сумел наладить массовое производство Переносных узкоколейных дорог Фокадана.
  Грузы начали поступать в полной мере, что оценил даже Шерман. Показавшись в бригаде, командующий произнёс перед солдатами короткую речь, в которой упоминались только рядовые бойцы и сам Фокадан. Далее вручили патент на чин майора, причём не ополченца, а федерала. Тем самым Алекс сравнялся званием с непосредственным командиром - Ле Труа. А фактически, по неписанному, но достаточно жёсткому Табелю о рангах, обошёл.
  Ход Текумсе сделал образцово иезуитский ход, но поссорить офицеров не смог. Неформальное главенство попаданца в ИРА и без того воспринимали как должное, пусть он и отнекивался от главенства формального. Ле Труа относился к Алексу как к родному, считая его то ли приёмным сыном, то ли внуком... Тем паче, старый француз терпеть не мог Шермана и не факт, что принял бы повышение от Бесславного ублюдка, как он прозвал командующего за тактику выжженной земли.
  - Теперь ещё и медали какие из Вашингтона дадут, - мечтательно протянул Фред, - за такое дело, а?! Сидевшие под полотняным навесом офицеры в одних рубахах, собравшие крепко выпить и закусить по случаю нового звания товарища, закивали одобрительно. Пусть большая часть славы досталась Фокадану за переносные железные дороги, но и они молодцы!
  Бригада работала образцово, так что даже невзлюбивший её Шерман не смог придраться и как-либо наказать Кельтику. Об этом со смешками рассказали офицеры из других полков - далеко не все любили командующего, как раз за излишнюю жестокость и тактику выжженной земли.
  - Сильно сомневаюсь, - нетрезво сказал Алекс, успевший тяпнуть виски на голодный желудок, и быстро 'поплывший', - сейчас начнётся Наказанье невиновных и награжденье непричастных. Наград будет роздано много, но вот кому, ещё вопрос.
  Француз остро глянул на ученика из-под густых бровей, но хмыкнул. Подтверждая его слова еле заметным кивком. Офицеры и особо доверенные сержанты, сидевшие тут же, загомонили, начав вечный спор на тему Плохого-Хорошего начальства.
  - Я другой вопрос хочу обсудить, - поднялся Алекс на разъезжающихся в стороны ногах, - пока совсем не окосел... Так... я сейчас майор, верно? И по факту являюсь заместителем нашего командира.
  - Не оспоришь, - осторожно выразился Патрик, поглаживая короткую неровную бородку, которую он только начал отращивать.
  - В общем, - продолжил Алекс, - перестановку в бригаде делать надо. Я заместителем пойду к Ле Труа, Кейси - начальником штаба. Фред - квартирмейстер . Аластор разведку на себя возьмёт. Патрик пусть свой батальон штурмовым делает.
  - Садись, - мягко сказал ему француз, парень послушно сел, тут же впившись зубами в жестковатый кусок говядины - как водится, дикой .
  - Мы это обсуждали не раз, все вы в курсе. Другое дело, что я хотел обставить это поторжественней, но раз уж эта пьянь испортила момент..., - под смешки командиров он ехидно глянул на засыпающего на едой свежеиспечённого майора - не столько пьяного, сколько дико усталого и наконец-то расслабившегося, - что ж, поздравляю с повышением.
  Алекса отнесли отсыпаться в палатку, а Ле Труа начал зачитывать списки офицеров и сержантов на повышение. Из-за специфики ополченческой бригады, подчиняющейся не только федеральному командованию, но и губернатору штата Нью-Йорке, списки должны пройти через Горация Сеймура, и уже от него попасть к Шерману. К подобным вывертам бюрократии в САСШ все давным-давно привыкли, а особо ушлые имели при себе выписки - как и куда нужно обратиться, дабы избежать ответственности, если вдруг что.
  Наутро попаданец, сильно смущённый вчерашним поведением, первым делом пошёл к Жермену извиняться.
  - Пустое, - отмахнулся тот, - все мы не ангелы, ляпаем иногда и не такое. Или ты на бис повторить собираешься?
  - Нет-нет! - Ещё больше смутился парень, - я вчера... это...
  - Иди уж, всё я понял и не обижаюсь. Кто богу не грешен...
  - Тот бабке не внук, - машинально дополнил попаданец пословицу.
  Выйдя от командира, он понял, что последнюю фразу Ле Труа сказал на русском, и окончание пословицы прозвучало на нём же. К чему бы это... Алекс особо и не скрывал, что знает русский.
  Другое дело, что в Нью-Йорке он уже сталкивался с мигрантами из Российской Империи, и язык их имел массу отличий от диалекта, знакомого выходцу из двадцать первого века. А ещё привычки, характерные жесты... отличалось всё настолько разительно, что разум поподанца отказывался воспринимать их своими - скорее кем-то вроде сербов. То есть безусловно родня... по бросаться с объятиями как-то не тянет.
  Выбросив из головы странноватое поведение Ле Труа, Алекс занялся повседневными делами.
  Остальные офицеры хоть и подтрунивали слегка за вчерашнее, но к своему удивлению Фокадан обнаружил, что несколько нелепое вчерашнее выступление добавило ему популярности.
  - Не удивляйся, - потихонечку сказал Фред, - ты раньше немного такой... мистический. Взялся невесть откуда, таланты такие... а сейчас парни поняли, что ты из плоти и крови, такой же, как и все.
  Через несколько дней прибыли бумаги из Нью-Йорка и Вашингтона, с подтверждением офицерских званий.
  - Неожиданно, - растерянно сказал Патрик, - чтобы все звания и назначения утвердить? Я что, сплю?
  Ле Труа так же пребывал в задумчивости, в бумагах и назначение его полковником, причём сразу от губернатора и президента. Теперь Жермен одновременно полковник ополчения и полковник федеральной армии. Мягко говоря, неожиданно.
  Понять бы, по какой причине за него началась борьба...
  - Тут всё просто, - уверенно сказал Алекс, выслушав сомнения командира, наплевательски относившегося на перипетии светской и политической жизни САСШ, которые он искренне презирал, - губернатору твоё назначение полковником ничего не стоит - напротив, он вроде как поднял слегка престиж своей бригады. Мы на слуху, на хорошем счету... вон сколько заметок о нас! Кейси уже такую подшивку собрал, ахнешь!
  - Твоя работа?
  - А как же! Я ещё по театру с репортёрской братией знаком. Друзей среди них нет, но контакты поддерживаю, письма пишу с рассказами о том, как здесь дела обстоят. Сам понимаешь, как это важно. Письмо написать, чек на пару долларов...
  - Да, - нехотя согласился француз, люто ненавидевший журналистов, - тылы прикрыть не мешает.
  - Вот... Одно то, что мы при Эйдерсвилле отразили силы противника, превосходящие нас втрое, да понесли минимум потерь. Потом - работаем ударно, не боевых потерь у нас меньше, чем где бы то ни было в армии. Мало разве? Вот губернатор и решил примазаться к славе - вроде как это и его заслуга... А что Вашингтон оценил тебя, так тоже не удивляйся. Сам знаешь, каков здесь уровень военных - далеко не Сен-Сир .
  Ле Труа хмыкнул в усы и стукнул Алекса по плечу жилистым кулаком.
  - Сам вроде знал это, но нужно иногда так - со стороны услышать. Спасибо.
  Успокоив командира и поздравив офицеров с повышениями, Алекс обсудил слухи о неминуемых награждениях, выпил... Словом, день закончился довольно поздно и очень неплохо.
  Вечером, уже лёжа в постели, он вспомнил неожиданное повышение командира. Что-то здесь не то... Да, янки испытывают лютую нужду в грамотных профессионалах - большая часть выпускников Вест-Пойнта воюет на стороне Юга... Да, Ле Труа очень грамотный офицер, окончивший престижную военную академию во Франции.
  Но какого чёрта?! Даже Турчинов дослужился всего лишь до чина бригадного генерал армии САСШ. И это человек, который имел чин полковника русской гвардии, лично знакомый с Линкольном и Грантом , причём обошёл последнего при выборах в командиры полка!
  Военные заслуги его бесспорны, раз уж их помнил даже попаданец, не будучи подкованным в истории САСШ-США. Полководец, теоретик, герой, полковник русской гвардии... и всего лишь бригадный генерал в армии Севера. Дальше никак, дальше только своих, ибо политика. У Севера и без того человеческий ресурс в разы больше, чем на Юге, так ещё и бесконечный поток мигрантов, проходящий через Нью-Йорк...
  И вот эти эгоцентричные янки дают звание полковника чужаку? Да ещё и чужаку сомнительному, с грязной историей за спиной... Что за чертовщина разворачивается вокруг учителя?!
  
  
  
  Двадцать девятая глава
  
  
  
  Алекс, сидя за бруствером на горячей земле, поглядывал в перископ на южан и растирал ноющее бедро.
  - Что там? - Нетерпеливо завозился рядом лейтенант О,Брайен из третьей роты, на правах родича позволявший себе некоторые вольности.
  - Похоже, отступают, - не веря самому себе сказал Фокадан.
  - Да ладно!?
  Попаданец неловко, оберегая ногу, отстранился от перископа, позволяя О,Брайену и другим желающим взглянуть на происходящее.
  - И правда..., - констатировал родич изумлённо, - дожали!
  Послышались довольные смешки и разговоры - в отходе Джонстона из Мариэтты заслуги бригады неоспоримы. Пока Шерман раз за разом бросал на укрепление полки, Хукер сделал ставку на Кельтику и не прогадал.
  - Разберитесь с городом, - нетрезвым голосом сказал он тогда Ле Труа, - по инженерному, без глупостей вроде атак. От командующего я вас прикрою, так что работайте спокойно.
  И началась работа... именно работа, никакого геройства француз не терпел.
  - С саблей или с пистолетом на фоне заката можно красоваться, только когда враг уже разбит, а на позициях присутствует командир достаточно высокого ранга, который может наградить орденом или повысить в звании. Ещё - когда необходимо увлечь смутившихся солдат за собой. Всё! Допустимо ещё, когда молодой офицер прибывает в новую часть, и ему необходимо показать себя достаточно храбрым. Допустимо, но нежелательно!
  Достаточно нехарактерные слова для офицера Франции, где вполне официально делали ставку на некий Порыв, когда солдаты Прекрасной Франции должны смело устремляться на врага по сигналу командира. Глупость несусветная, но ведь под эту глупость даже оружие затачивали, не только тактику со стратегией.
  Глубокие траншеи зигзагом, брустверы и прочие ухищрения инженерной военной мысли этого времени - так вела войну Кельтика. Солдаты бригады держали ружья под рукой, но фактическим оружием у них служили лопаты и кирки, да динамит, который командование наконец-то начало закупать для взрывных работ.
  Отсюда, к слову, и ноющее бедро - новая взрывчатка оказалась капризной, и один из ящиков сдетонировал поблизости. Комом земли Алекса так шарахнуло по ноге, что от боли он потерял сознание. Несколько дней дела с ногой обстояли так плохо, что опасались гангрены, но обошлось.
  Единственно, неделю пришлось передвигаться то в портшезе, то на носилках. Ну да не привыкать, ещё в театре освоил этот транспорт. А куда деваться? В бригаде только два человека с некоторой натяжкой вытягивали на уровень военных инженеров-строителей - Алекс и Ле Труа.
  - Пиши, - приказал Алекс родичу, - донесение Хукеру... ну да сам знаешь, как. Как напишешь, так сам и отнесёшь, небось захочет расспросить - что там да как.
  Двоюродный брат Лиры просиял и застрочил усердней, подбирая подходящие обороты. Кумовство... а куда деваться? В этом времени оно воспринималось совершенно естественно. Зато О,Брайенов в бригаде семеро, да из родственных кланов ещё с полсотни. Глаза и уши...
  - Джонни, - окликнул Алекс сержанта, - давай-ка за нашим полковником. Ему писать ничего не надо, на словах передашь.
  Ле Труа был на позициях уже через десять минут, а через час в траншеях не протолкнуться от офицеров, приехавших с Шерманом. Командующий наконец-то сменил гнев на милость и общался вполне любезно, а не сквозь зубы через адьютантов.
  - Пишите списки на награждения, - коротко распорядился он, удовлетворив своё любопытство, - да не скупитесь, бригада действовала выше всяких похвал.
  Тут он наконец обратил внимание на попаданца...
  - Вы кажется ранены, майор Фокадан? Контузия бедра, если не ошибаюсь.
  - Никак нет, господин генерал, не ошибаетесь, - браво ответил тот, не вставая. Поскольку на коленях лежал костыль, требования устава касались Алекса не в полной мере, как раненого.
  - Это вы с раной так? - Шерман слегка приподнял брови, - похвально... будь у нас хоть половина офицеров таких, мы бы разгромили мятежников ещё два года назад.
  Несколько минут командующий общался с офицерами Кельтики отпуская комплименты. Что характерно, каждого из них он знал в лицо и по имени, перечисляя заслуги при разговоре.
  - Вот... же... - выругался восхищённо один из сержантов после ухода Шермана, - все мы знаем, что он та ещё сволота. А вот пообщался так... ну этакий душка! Был бы бабой, дал бы ему прямо в траншее!
  Общий хохот спугнул сопровождающих армию ворон, с карканьем взлетевших в небо с пыльной, изрытой многочисленными воронками земли. Долго сидели, смеясь и травя байки, пока тяжелое напряжение отпускало их.
  Через час вернулся задумчивый полковник, жевавший ус.
  - В город нам вступать доверили, - меланхолично сказал он. Переждав довольные выкрики, добавил:
  - Раз уж мы город взломали, то нам его и занимать.
  От вопросительного взгляда Фокадан Ле Труа отмахнулся лёгким жестом, который попаданец расшифровал как 'Сам ничего не понимаю'. Но странности на этом не закончились...
  Несмотря на отсутствие в городе войск Конфедерации, кельты не стали устраивать торжественного входа, предоставив это генералитету. Вошли озираясь, щетинясь стволами винтовок во все стороны, готовые стрелять на пораженье не раздумывая.
  Бывали уже случаи... войдёт войско в сдавшийся уже город, а какие-нибудь юнцы или словившие белочку алкоголики, решат поиграть в Сопротивление . Не любят этого солдаты. Ох как не любят... и расплачиваются потом родные этих патриотов, да идут рассказы об озверелой солдатне.Шли обманчиво-медленно, рассыпаясь отрядиками в сомнительные переулки и дома, глядящие на солдат выбитыми стёклами.
  После вступления в Мариэтту, бригада расположилась прямо на складах, не вставая на постой к местным жителям. - Смысл? - Аргументировал попаданец, - бытовые удобства в городе после осады... нереально как-то. Тем более, всё равно подвинуться заставят - городишко-то маленький, а сколько туда на постой полезет, не мне вам говорить. А так встанем на складах, вроде как мы скромные работяги, ни что не претендующие, мозолей никому не оттопчем.
  - Всегда хотел побыть завоевателем в городе с англосаксами, - очень странно выразился Патрик, глянув в сторону жилых домов, и лицо его в эти секунды было... своеобразным. Так смотрел бы на дрессировщика в цирке хищный зверь, который так и ждёт слабины.
  Алекса пробил озноб, но Фред и некоторые офицеры бригады промолчали солидарно, и больше вопрос постоя на квартирах в бригаде не поднимался. Тем паче, Джонстон не сумел или не захотел вывезти с собой или сжечь всё имущество, так что бригада смогла заменить под шумок старые палатки на новые. А ещё исподнее, башмаки... Так что солдаты, соскучившиеся по женщинам и домашнему быту, не особо роптали.
  Склады... звучит громко, а по сути, просто здоровенные, часто щелястые из-за южного климата сараи, сильно повреждённые после прошедших боёв. Где-то не хватает стены, где-то крыши, и почти неизбежный запах гари. Не привычного древесного угля, а сгоревших сапог, сёдел, одежды, муки. Въедливый запах, резкий.
  После запаха сгоревшего пороха и неглубоко захороненных тел по соседству, это воспринималось как лёгкое неудобство. Кельты быстро разобрали сгоревшее, отделив порченное от нормальных вещей. Сразу же начали чинить и склады - всё равно им прикажут этим заниматься, так что тянуть?
  Через несколько дней состоялось награждение. Единых церемоний, рекомендованных уставом, в армии САСШ нет, за редчайшим исключением. Свои у каждого штата и у каждого полка в этом штате. А чаще - командиры каждый раз импровизировали по-новому.
  ...за проявленную доблесть бригада кельтского ополчения Нью-Йорка Кельтика награждается похвальной благодарностью армейской воинской части , - торжественно вещал Томас Джордж Генри, командующий Камберлендской армией Шермана.
  Для Кельтики эта первая коллективная награда, так что эмоции солдат погасить удалось с большим трудом. Награждали и другие части, достаточно щедро.
  Кельтика прошла торжественным маршем, смотревшимся достаточно убого, ибо к такой муштре в инженерной бригаде изначально относились как к докуке даже офицеры. Алекс подумал, что опозорятся... ан нет, половина строевых прошла ничуть не лучше.
  Пройдя маршем, бригада отпочковала тех, кому предстояли награждения индивидуальные - бумаги пришли заранее. Встали на специально отведённом месте, под флагом 'Кельтики' - зелёном полотнище с золотой арфой. В сочетании с оливковой формой кельтов смотрелось недурно.
  Настал наконец черёд индивидуальных. Алекс получил Пурпурное сердце и вторую уже Медаль Почёта - первую он получил за модульную узкоколейку - вместо денег. В бумагах, сопровождающих награду, о сём написано несколько туманно, но знатоки армейской бюрократии быстро растолковали тонкости.
  Армия САСШ не отказывалась платить за изобретение, но это отодвигалось на потом, причём платить будут только за изделия, изготовленные после войны. И не в армейских мастерских! Он тогда стиснул зубы так, что потом ныли челюсти, но деваться некуда - спасибо ещё, что не выкупили принудительно патент за доллар. Для нужд армии, да во время войны... запросто.
  Аналогичную медаль получил Ле Труа, ещё восемь офицеров бригады (включая Рональда О,Брайена) и одиннадцать человек сержантов и капралов. Рядовые
  обошлись: поскольку боёв бригада не вела (каждодневные перестрелки и обстрел артиллерией почему-то не учитывались), то награждения не за героизм, а за исключительнейшие заслуги. Награждали по сути не военных, а прорабов и мастеров.
  Всевозможными медалями попроще наградили вообще всех солдат - Мариэтта считалась, да и являлась, ключом к Атланте, так что награды раздавали щедро.
  Награждение вышло долгим и утомительным, генерал решил обставить всё красочно, сведя его воедино со своим назначением в Камберлендскую армию. В общем-то всё правильно, но у Фокадана вновь разболелась нога, а на этой церемонии офицерам предполагалось стоять навытяжку, да ещё и на виду.
  - Льда, - выдохнул он, присовокупив матерную конструкцию на нескольких языках, едва скрылся от глаз генералитета среди своих. Его тут же подхватили под руки и под ноги, что оказалось своевременным, нога перестала чувствоваться.
  - Зараза! - Только и успел сказать он на русском, чувствуя уплывающее сознание.
  Награждение далось попаданцу нелегко - в постели он провалялся неделю, почти не вставая, находясь в полубреду из-за дикого жара. Свою лепту вносила и дикая южная жара, влажная и пыльная. Постоянно в поту, то обложенный льдом и тряпками с уксусом, то укрытый одеялами, сквозь жар он видел мельком озабоченное лицо Фреда и друзей, навещавших его, врача, да денщика. Они сливались воедино, расплывались и несли всякую чушь. В моменты просветления он понимал, что это галлюцинации. Но когда галлюцинации приходили снова, они казались такими естественными...
  - ... льда, да-да, - сообщил ему врач, склонившийся над койкой. Лицо врача приобрело внезапно черты Фреда и произнесло на русском:
  - Лечиться вам надо, батенька.
  - Надо, - согласился Алекс и заснул.
  Пятнадцатого июля наступил перелом в выздоровлении, попаданец встал. Слабый, покачивающийся едва ли не от дуновения ветра, чувствовал он себя при этом вполне прилично.
  Принюхавшись к себе и брезгливо поморщившись, рявкнул:
  - Воды сюда! Мыться буду!
  - Добби сейчас! - В палатке возникла лопоухая лысая голова слуги Фокадана. Вот же... чудо. Когда месяц назад увидел этого свободного негра, нанимавшегося в войска на нестроевую должность, то был поражён - ну как есть человеческая версия домового эльфа из знаменитого фильма !
  Заговорил из любопытства и взял в итоге слугой. Числился Добби по военному ведомству, и как-то очень сложно - вроде как служил в другой части, но постоянно прикомандирован к майору, причём не напрямую, а через два ведомства. К слову, звали его как-то иначе, но голова попаданца отказывалась запоминать настоящее имя слуги, так что тот остался Добби.
  Бывший лакей одного из плантаторов оказался не самым плохим приобретением - несколько ленивый, что вообще свойственно для домашних слуг, это да. Зато грамоту знает, может ухаживать за лошадьми, чистить одежду, неплохо готовить. Алекс не совсем разобрался в былых обязанностях слуги, да и не интересно, если честно. Справляется, ну и ладно. Тем более, обязанностей у того немного - слуги у попаданца никогда не было, а почистить сапоги и постирать-заштопать одежду не так-то сложно.
  Помывшись с помощью Добби, майор с наслаждением оделся в нательное бельё, не став накидывать поверх оного даже штаны, не говоря уже о рубахе. Несколько неприлично по нынешним временам, ну да на войне можно. Тем более, болящему.
  Выйдя из палатки, жестом приказал часовому молчать, и пошатываясь прошёл за стол под полотняным навесом, защищающим от солнца. Подбежавшего штабного повара, счастливого выздоровлением одного из любимых командиров, озадачил сразу.
  - Ухи. И чтоб знаешь, такая..., - Фокадан зажмурился мечтательно, но каким-то неведомым путём сумел передать повару своё виденье той самой ухи. Час спустя он ел, дуя на горячий бульон и жмурясь от удовольствия под умилённым взглядом повара.
  С этого дня пошло стремительное выздоровление. Единственное, что крепко огорчало попаданца, так это потерянная мышечная масса. Едва перестал напоминать ходячую швабру... и вот опять.
  Появилась ещё одна проблема, скорее позабавившая его - Алекс вырос. Вроде как провалялся всего ничего, а вот поди ж ты - уже за шесть футов рост перевалил. Он и так после попадания немного подрос, а тут снова... Но особой беды в том не видел - одежда в этом времени шилась с небольшим запасом. Мало ли, потолстеет человек через десяток лет, так что ему - гардероб менять ? Этак никаких денег не напасёшься!
  
  
  
  Тридцатая глава
  
  
  
  Газета старая, но попаданец всё ещё не привык к информационному голоду. Радио, интернет, телевиденье... мозг привык обрабатывать огромные массивы информации, пусть и очень поверхностно, и не собирался отказываться от этой привычки.
  Алекс читал буквально всё, начиная от серьёзных статей с попытками анализа сложившейся политической ситуации, до заметок о моде. Тем паче, что сейчас как раз такой период, когда все необходимые инженерные расчёты сделаны, задачи подчинённым заданы и... делать особо нечего.
  Но и далеко не отойти, поскольку офицеры и сержанты время от времени подходили с какой-то текучкой, дёргая его. Имелась бы под рукой техническая или юридическая литература, занялся бы самообразованием - после войны попаданец твёрдо вознамерился отучиться на инженера. А то смешно ведь - столько интересных идей из будущего, а вот с воплощением оных в реальность совсем грустно.
  Идея по нынешним временам - так... Нужно уметь просчитать экономический выхлоп от неё, понимать юридические формальности патентного дела, технологичность процесса... Так-то даже автомат Калашникова можно сделать в девятнадцатом веке. Другое дело, стоить он будет!
  Полезной литературы, не вызубренной наизусть, у него не осталось. В лагере с этим также глухо, большая часть офицеров, из книг держала разве что Библию или какой-нибудь молитвенник. В лучшем случае - томик поэзии или душещипательный роман. Ну и как вариант - порнографические открытки.
  Оставалось только сидеть под навесом на раскладном парусиновом стуле, читать старую прессу и время от времени окидывать взглядом полководца фронт работ.
  - Российская Империя декларировала свой нейтралитет в войне между законным правительством Севера и мятежниками Конфедерации, - прочёл он вслух зацепившие его чем-то корявые строки с претензиями на изысканность, смешными для глубоко провинциальной газеты.
  Алекс, не веря глазам, ещё раз перечитал заметку, в которой как о свершившемся и всем известном факте писали, что Россия отошла в сторону, больше не поддерживая Север в Гражданской Войне.
  Обиженный этим автор статьи весьма едко прошёлся по России, её внешней политике и императорской семье. К критике Родины попаданец отнёсся равнодушно, императорскую семью он и сам не уважал, да и на мнение не слишком грамотного писаки плевать.
  - Стоп-стоп-стоп! - По въевшейся студенческой привычке, особо сложную информацию он проговаривал вслух, - что же меня зацепило? Так...
  ' ... циркулирующие в Петербурге слухи, сообщённые в письме нашему корреспонденту, говорят якобы о том, что на императора оказали давление некие добровольцы, воюющие в священной для нас войне как на стороне законного правительства в Вашингтоне, так и со стороны мятежников.
  Источники сообщают, что якобы эти добровольцы возмущены Бесчеловечнойтактикой Выжженной земли, использующейся нашими войсками, а с недавних пор ставшей основной для генерала Шермана.
  Разумеется, сии пасквили можно считать бредом: всем нам понятно, что войны ведутся самыми жестокими методами, и что тактика Выжженной земли, несмотря на кажущуюся жестокость, скорее милосердна. Да-да, дорогие читатели - милосердна!
  Наше излишне рыцарское поведение только затягивало войну, на которой гибли люди. Войну, от которой страдает экономика обеих сторон...
  А кажущаяся жестокость бьёт по экономике мятежников, сокращая тем самым длительность боевых действий. Так что как бы странно это не звучало, но генерал Шерман предложил свою тактику из человеколюбия.
  Так что данные слухи, распускаемые нашими недоброжелателями, для Российской Империи скорее повод выйти из конфликта. Добровольцы же скорее всего представлены небезызвестным Френсисом Пикенсом и его сторонниками.
  Как ни печально это говорить, но наши недавние союзники оказались нестойкими, неготовыми идти до конца. Давление Англии и Франции, формально поддерживающих мятежников, все-таки подействовало на Русского Медведя.
  Не будем обвинять Россию в трусости, но что её император поддался экономическому и политическому давлению соседей, нет ничего необычного. В придворных кругах России издавна сильны как англофильские, так и профранцузские партии. Увы нам, они победили...
  Впрочем, дорогие читатели, не стоит расстраиваться - наши отважные солдаты уже громят войска мятежников в самом сердце так называемой Конфедерации, обстреливая Атланту.
  Русский император, отступив в шаге от победы, теряет лицо и лишается политических и экономических дивидендов. Я навскидку могу назвать несколько предпринимателей из числа моих друзей, которые с большим разочарованием встретили эту капитуляцию России.
  Да-да, капитуляцию! В Большой Политике они капитулировали перед объединённым нажимом Англии и Франции, что не может не сказать на политическом авторитете русского императора.
  В экономическом же... как я уже писал выше, наши предприниматели встретили это известие весьма разочарованно, а ведь у многих из них имелись большие планы на совместный бизнес с союзниками!
  Теперь же большая часть этих планов так и останется на бумагах: вряд ли почтенные предприниматели захотят иметь дело со страной, где так легко нарушают союзнические обязательства.'
  Слабые места в статье Алекс видел хорошо и при желании мог бы потыкать носом корреспондента, только вот зачем? Хотя... окинув взглядом работающих подчинённых, он вздохнул и начал составлять в уме тезисы, разбивающие писаку в пух и прах. А затем поддерживающие... ну нечего же делать!
  Всех развлечений - сидеть на солнце под навесом и время от времени заниматься простейшими (для него!) тригонометрическими вычислениями или решать настолько же простейшие задачки из области физики.
  Ещё раз глаза в заметку... чем-то она его не отпускала. Вот оно! Пусть историю САСШ-США Алекс знал достаточно поверхностно, но ключевые моменты всё-таки знал.
  И одним из таких моментов стала безоговорочная поддержка Севера Российской Империей! Лет двадцать после этого между САШС и Россией сохранялись весьма тёплые отношения. А ныне так вот...
  - История всё-таки знает сослагательные наклонения !
  ***
  Настроение скверное и Алекс его не скрывал.
  - Предчувствие? - Переспросил Ле Труа и задумался, - а знаешь... подстрахуйся, пожалуй.
  Взяв взвод, Фокадан отправился на рекогносцировку к Персиковому ручью. По неведомой причине название буквально резало мозг, и он никак не мог понять - опять всплывают какие-то обрывочные сведения из будущего или просто дурное настроение?
  Персиковый ручей полностью оправдывает своё название, местечко прямо-таки идиллическое. Заросли диких персиков, обилие птиц и мелкой живности. Очень живописно - самое то, чтобы поставить здесь домик и жить в глуши с семьёй, наслаждаясь сельской идиллией.
  - Чертовщина! - Ругнулся Алекс, - Рональд, дай-ка свою карту!
  Родич, которого попаданец натаскивал на штабного, протянул карту. Сверили...
  - Руки оторвать и в жопу вставить, - в сердцах высказался майор о составителях карт, - на несколько миль промахнулись, это надо же умудриться!
  Карта оказалась неточной, и если бы не паранойя попаданца, поехавшего лично проверять местность, оборона северян зияла бы дырами.
  Сделав кроки местности, Алекс вернулся и доложил полковнику о результатах поездки. В чертежи внесли необходимые планы, и бригада приступила к строительству укреплений.
  Всего через два дня, вечером двадцать пятого июля, Шерман двинул свои войска на противника. Кельтика в наступлении участвовала, но на второстепенных рубежах, готовая поддержать удачную атаку пехотинцев и начать закапываться на захваченных позициях.
  Алекс, ещё плохо оправившийся от болезни, в наступлении участвовал вовсе уж формально, труся позади бригады на смирной лошадке, вместе с повозками медиков и полевой кухней. Кухня, к слову, производилась по чертежам, переданным Турчаниновым.
  До вечера прошли всего несколько миль, после чего начали окапываться. Впереди гремели выстрелы и войска вели вялый ночной бой, но у Кельтики своя битва - строительство укрепления, с учётом переменного военного счастья. Работы закончились далеко за полночь, при свете костров.
  Утром встали ранёшенько, буквально с первыми лучами солнца. Кельты присаживались завтракать, зевая и протирая глаза. Такие же не выспавшиеся, шатались по лагерю и офицеры. Пусть они не работали мотыгой, киркой и лопатой, зато бегать и проверять в потёмках - всё ли сделано правильно, оказалось той ещё задачей...
  А после - работа над чертежами, штабными бумагами, проверка часовых. Старшие офицеры в итоге и вовсе не ложились.
  - Держи, - Фред сунул другу здоровенную металлическую кружку с крепчайшим кофе и примостился на бревне рядом, отчаянно зевая и наблюдая за сороконожкой, путешествующей по сапогу. Особых разносолов на завтрак нет, но под кофе и галеты с солониной нормально проскочили в желудок.
  Наскоро почистив зубы, Алекс вооружился по полной, взяв не только Спенсер, но и два револьвера. Поколебавшись, в голенище разношенного сапога засунул дерринджер.
  - Мы как раз на стыке между Скофилдом и Томасом получаемся, - нехотя разъяснил он своё поведение офицерам, - они в последнее время едва ли не ядом друг в друга плюются. Мало ли...
  Дальнейших аргументов приводить не стал, и так ясно, что желание подставить ближнего или не придти ему на помощь может перевесить воинский долг хотя бы в подсознании. Глядя на него, вооружились и другие офицеры, а за ними и солдаты стали серьёзней относиться к обязанностям, не надеясь на другие части. Предчувствиям Фокадана кельты доверяли, чем тот иногда пользовался.
  Раздался резкий звук горна, игравшего тревогу, и бригада моментально выстроилась в боевой порядок, заняв места в укреплениях.
  Кавалерию Конфедератов встретили частым ружейным огнём. Потеряв около двухсот человек, та отошла. Сходу взять пусть и хиленькие, но укрепления, не вышло.
  - Доложить о потерях!
  - Десять раненых ровно! - Донеслось несколько минут спустя. Ле Труа крякнул довольно и подкрутил усы. Понятно, что кавалерия против засевшей в укреплениях пехоты ничего не может поделать, но чтоб и вовсе без потерь!? Недаром гонял бригаду, ох недаром...
  Но расслабляться рано, южане быстро перегруппировались, подтянули пехоту и лёгкую полевую артиллерию, после чего начался совершенно бешеный обстрел. Противника до двадцати тысяч по прикидкам Алекса, так что Кельтику спасает только более скорострельное оружие - у большинства конфедератов дульнозарядные Энфильды, и они не могли вести огонь столь же часто.
  Ле Труа господствует на переднем крае, оказываясь в нужном месте в нужное время. Фокадан командует резервом, выделяя в нужное время подкрепление.
  Южане напирают, то и дело пытаясь перейти в штыки. Время, время... выбей они сейчас бригаду с занимаемых позиций, и части Конфедерации могут рассечь северян надвое, пойдя по тылам.
  Алекс впервые участвует в такой крупной битве, и как назло, в этот раз никакого отрешения нет, действительность вокруг выглядела не виртуальной, а вполне взаправдашней. С грязью, кровищей, убитыми солдатами.
  - Раненых в тыл, - коротко скомандовал он сквозь зубы, - да пусть кто может, начнут охапки веток рубить, да одеяла скатывать. Какая-никакая, а защита от пуль.
  - Отступать будем? - Нервно переспросил вестовой из дальних родичей.
  - Если в ближайшее время помощь не придёт, то нас выбьют с этих укреплений. Благо, есть ещё и старые, дойти бы до них.
  Родич закивал и умчался.
  - Роте Келсо выдвинуться на левый фланг, - скомандовал майор, глядя на сражение в подзорную трубу, - живее!
  Рядом упал ядро, шипя фитилём, один из вестовых тут же потушил его. Алекс даже не обратил на это внимание, он весь на переднем крае. Долетавшие ядра и пули из дальнобойных Энфильдов воспринимались как докука. Вот там, впереди, опасно... а здесь так... тыл.
  Потери бригады начали нарастать, число убитых перевалило за сотню. Поначалу большая часть потерь кельтов была от вражеской артиллерии, но укрепления всё больше и больше превращаются в ничто, и вот уже пули южан находят свои цели.
  - Готовь щиты, - рявкнул он, и солдаты, бывшие с ним в резерве, начали растаскивать их на передний край, а вестовой побежал докладывать полковнику о задумке. Пятнадцать минут спустя кельты начали отступать с переднего края, прикрываясь щитами из веток, скрученных одеял и палаток.
  Защита довольно сомнительная, но... работала! Не слишком хорошо, к сожалению... она позволила отступить в порядке, огрызаясь выстрелами на попытки южан перейти в атаку.
  Мимо, перекинув импровизированные щиты за спины, тяжело пробежали солдаты из передовых частей бригады. Резерв остался прикрывать их наступление.
  Попаданец тяжело сцепил зубы и побледнел. Страшно до жути! От поспешного бегства останавливал даже не воинский долг или долг перед людьми, которые считают его вождём, а здравый смысл. От кавалерии не убежишь!
  В левой руке зажата верёвка, скручивающая его собственную палатку вместе с кое-каким барахлом, стоящую перед Алексом для защиты от пуль. В правой - винтовка.
  - Пали! - Орёт он, - залпом!
  Передние ряды конницы падают, страшно ржут умирающие и покалеченные кони, орут люди, свистят пули...
  - Залп!
  Атаку конфедератов всё-таки остановили, но... только потому, что это кавалерия. Пойди в атаку пехота, для которой сырая и достаточно пересечённая местность не является серьёзной проблемой, тут-то бы им и конец... Но случилось так, как случилось, Кельтика сумела отступить до старых позиций, укреплённых куда как лучше.
  Обороняться там можно неделями, были бы патроны. А вот их-то почти и не осталось...
  - Сколько?
  - По десятку на человека, не больше, - ответил Фокадан полковнику.
  - Прикажи отдать патроны лучшим стрелкам.
  - Уже.
  - Остальным примкнуть штыки и молиться.
  Молитвы... не то чтобы Алекс атеист... в Бога он верил, а вот в Религию - нет. Так что попаданец просто взял патроны и начал неторопливо выцеливать наступающих конфедератов, стараясь не обращать внимания на пролетавшие рядом пули и взрывающие землю снаряды.
  Задержать дыхание... и успокоить дрожь тела. Мягкое нажатие на спусковой крючок и тело в сером падает на влажную от крови землю.
  Атаку отбили, но генерал Худ, недавно назначенный командующим вместо Джонстона, лично повёл южан в атаку. Воодушевившиеся конфедераты, любившие одного из самых харизматичных и молодых генералов, шли в полный рост, с развевающими знамёнами.
  - Я убил его, командир, убил! - Ликующе заорал Джейкоб О,Майли, опуская ружьё. Генерал Худ повалился навзничь, убитый одним из телохранителей Фокадана.
  Мятежники издали знаменитый боевой клич и бросились на позиции кельтов бегом, выставив штыки. Кельты дрогнули... они всё-таки инженерное подразделение и не привыкли к штыковым!
  Алекс, сам от себя не ожидая, заорал:
  - Эйрин го бра!
  Рванул из ножен саблю и шагнул за брустверы.
  - Эйрин го бра! - В нескольких десятках метрах от него на валу стоял бедный как смерть Фред с винтовкой наперевес.
  - Эйрин го бра! - Заорал Ле Труа.
  - Эйрин го бра! - Поднялись члены ИРА, а за ними и все солдаты.
  Какое-то дикое веселье накатило на кельтов, да и Алекс понял впервые - что значит Упоение в бою. Глаза начало заливать кровью из рассечённого осколком лба, он вытер лоб рукавом и зло оскалился.
  Прыжок вниз, к набегающим врагам, укол саблей, и вот один из мятежников падает с распоротым животом, суча ногами.
  Уклонившись от неуклюжего штыкового удара немолодого мужчины с вислыми чёрными усами и офицерскими эполетами, Алекс резанул клинком по горлу врага и лишь после этого вспомнил, что у него есть револьверы. Заряженные!
  Выстрелы прозвучали очень быстро, и в такой тесноте ни один не пропал даром. Пуля с такого расстояния - смерть почти верная, кто не умрёт сразу, того затопчут чуть погодя.
  На расчищенное пространство пробились телохранители, и Алекс мигом оказался в тесном кольце, прикрытый от штыковых и сабельных ударов. Но он не бездействовал, длинные руки позволяли наносить уколы из-за спин солдат. Ещё трое на его счету...
  Окружающие его телохранители начали умирать один за другим, да и сам попаданец приготовился у смерти... Страшно не было, вылез дурной азарт и желание взять с собой на тот свет побольше врагов.
  Тут заговорили пушки северян, Томас всё-таки пришёл на выручку, подтянув несколько батарей, и отчаянные артиллеристы открыли огонь по мятежникам прямой наводкой.
  Конфедераты принялись отступать, и будь у кельтов патроны, это отступление перешло бы в бегство. Но и без того Битва у Персикового Ручья стала безоговорочной победой Севера.
  
  
  
  Тридцать первая глава
  
  
  
  Во время битвы на Персиковом Ручье убили свыше четырёхсот двадцати солдат бригады, а позже от ранений скончалось ещё более двухсот шестидесяти. Почти семьсот человек в общей сложности! Ещё несколько десятков человек стали инвалидами. Страшные потери, особенно для землячества, где все приходятся друг другу если не родственниками и друзьями, то родственниками друзей.
  Кельтику отвели от Атланты на переформирование. По существующим правилам, в таких случаях подразделения отводили в тыл не на пару десятков миль, а как минимум на пару сотен, но очень уж тяжело шли бои. Бригада являлась ещё и резервом на случай, если вовсе уж прижмёт. Если бы не то, что большая часть бойцов после жестокой рукопашной имела ранения, то пожалуй, даже отводить в тыл бригаду не стали.
  После гибели излишне лихого Худа , положившего в бесплодных атаках на позиции северян по меньшей мере пять тысяч своих солдат убитыми и тяжело раненными, командование перешло к Пьеру Густаву Тутану де Борегару , выходцу из креольской семьи Нового Орлеана. Северяне сразу ощутили разницу, очень неприятную для них.
  Конфедерация больше не проводила лихих атак в стиле Впереди командир на лихом коне, (чем печально прославился Худ) действуя умело и осторожно, от обороны. При малейшей возможности Борегар контратаковал, да так грамотно, что процент потерь впервые за последний год начал складывать не в пользу северян. Поразительный факт, если вспомнить, что большая часть армии Конфедерации состоит ныне из мальчишек и пожилых людей.
  В первых числах августа последовал тяжелейший разгром восточной армии северян под командованием Оливера Ховарда, совершившего неудачную попытку пройти к городу со стороны западного фланга. Из тринадцати тысяч северян, участвовавших в том бою, свыше десяти тысяч человек погибли.
  Почти полторы тысячи попали в плен, а остальные выжившие разбежались по окрестностям и если не попались озлобленным южанам, попомнившим северянам тактику выжженной земли, то в большинстве своём дезертировали. Назад вернулось менее полусотни израненных бойцов, что сильно подорвало моральный дух северян.
  Большую часть пленных южане благородно вернули под слово . Следует учесть, что почти все попавшие в плен жестоко изранены и в ближайшее время, если не навсегда, никуда не годились даже как работники, так что получался не столько красивый жест, сколько дополнительный удар по экономике и морали северян.
  Потери Конфедерации в этом бою минимальны. Борегар поймал противника в классическую артиллерийскую ловушку, довершив разгром кавалерийской атакой. Собственно, если бы не излишняя лихость одного из последователей генерала Худа, поднявшего конницу, потерь у конфедератов и вовсе не случилось бы.
  Атланту не удалось окружить с трёх сторон, южанам не пришлось растягивать коммуникации для защиты города. Силы сторон немного сравнялись и позиция стала патовой. Даже последнему негру из обоза Шермана стало понятно, что война затягивается и взятия Атланты в ближайшие месяцы ожидать не стоит.
  Боевой дух армии Союза сильно упал, снова началось дезертирство и невозвращение из отпусков, а врачи набивали карманы серебром, выискивая у желающих всяческие болезни, мешающие служить. Север и без того испытывал трудности с мотивацией бойцов - настолько, что комиссары в агитационных речах опирались скорее на закон о гомстедах , чем на патриотизм.
  Ранее он тормозился промышленниками Союза, не без оснований опасавшихся, что они останутся без дешёвой рабочей силы. Во время войны, в попытках привлечь людей в армию и на флот, на Севере приняли ряд подобных актов. Потому и потянулись в армию добровольцы, в качестве морковки перед носом которых маячила собственная земля.
  Неплохая мотивация, спора нет... вот только у конфедератов в качестве мотивации защита Родины. Шерман с его тактикой выжженной земли стал хорошим стимулом драться до последнего. Конфедераты и так не слишком-то часто сдавались, прекрасно зная, что ожидает их в концентрационных лагерях. А после достопамятного закона и вовсе... теперь южане погибали, вцепившись зубами в горло врага. Порой буквально.
  ***
  В Кельтику приходило пополнение, и что радовало - не только сырые новобранцы из Нью-Йорка. Ирландцы стремились перевестись в свою бригаду из самых разных частей армии Севера. Количество претендентов так велико, что Ле Труа всерьёз подумывал о конкурсной основе.
  - Подавай заявку на формирование дивизии, - предложил Алекс негромко, осматривая вместе с командиром прибывшее подкрепленье.
  Они ходили чуть поодаль от строя, не мешая офицерам выискивать нужных им людей, ориентируясь на землячества, рабочие специальности и уже имеющийся воинский опыт. При ходьбе оба тяжело опирались на трости - у француза виной тому дружественная картечь в последнем бою, а у попаданца - колотая рана бедра, не слишком глубокая, но очень уж болезненная.
  - Думаешь? - Остро глянул француз, и Алекс опять почувствовал себя на экзамене.
  - Самое время. Ирландцы с охотой пойдут служить туда, где их не считают белыми неграми и не гнобят всячески - то есть подальше от англосаксов. Такие части есть, но чтоб и командиры ирландцы, да снабжение нормальное - только у нас. Шерман сейчас и за соломинку ухватится, дабы получить боеспособную часть, а уж мы-то к числу лучших относимся, как ни крути. Он не глуп и прекрасно понимает, что добровольцы, воюющие среди своих, куда как лучшие солдаты, чем третируемые белые негры в подразделениях англосаксов.
  - Этого мало, - полковник резко отмахнулся, - даже награждение бригады провели без лишнего пафоса, дабы не раздражать англосаксов. Вся армия обделалась, и только Кельтика выстояла! Ирлашки! Попытались славу на артиллерию переложить, а там...
  Алекс засмеялся тихонечко вспоминая забавный момент - сильно не мог, при резких движениях всё ещё болели заживающие рёбра, ещё один привет битвы у Персикового Ручья.
  Они с офицерами бригады пришли (в его случае - принесли в портшезе) проставиться артиллеристам за спасение. Сидели, выпивали... В расположение влетел комиссар из Вашингтона и сходу начал речь перед артиллеристами.
  - Храбрые герои, истинные янки, вставшие на пути мятежников, - а командир в ответ на ломаном английском, - Помедленней, пожалуйста, мои парни ваш язык плохо понимают.
  Ну да, откуда бы понимать английский прусским добровольцам ? По некоторым оговоркам - вполне себе кадровым воякам, не уволившимся со службы, а отправленным в командировку. Опыт в большой и желательно чужой войне - дело стоящее. Пусть к Гражданской войне в САСШ относились в Европе скорее пренебрежительно, но это всё-таки война большая, с манёврами через полматерика.
  В итоге героев битвы у Персикового Ручья наградили щедро, но без лишних слов. В речах и в газетных заметках упирали всё больше на наших парней, стараясь не упоминать конкретные части.
  Вторую Медаль Почёта в качестве награды получил Ле Труа, ей же наградили ещё шестерых офицеров и девять сержантов и рядовых. Остальные получили медали, причём иногда по две-три сразу, как сам попаданец.
  Алекс довольно цинично (и логично) предположил, что этими наградами пытаются поднять боевой дух войск. Дескать - смотрите, какие у нас храбрые герои! Равняйтесь на них! Одновременно с этим вышел указ Линкольна о пенсиях и льготах (весьма скромных) для кавалеров, их вдов и детей (до совершеннолетия), и в общем-то сработало.
  Дезертирство на нет не сошло, но солдаты, оставшиеся верными присяге, прямо-таки загорелись мыслями о наградах. С денежными выплатами-то...
  Наградили бригаду и Благодарностью от президента, что позволило прикрепить к уже имеющейся планке дубовую ветвь. Очень престижно, между прочим. Ещё Благодарность от командующего, что позволило прикрепить всем бойцам очередную планку с правой стороны груди. Памятная медаль Битва на Персиковом Ручье, выданная всем участникам.
  Главной наградой стало присвоение федеральных званий всем без исключения военнослужащим бригады. Вроде и мелочь в военное время... но тем самым правительство брало на себя некие обязательства по отношению к ветеранам, возможность продолжить службу уже после войны.
  А ещё - де юре утвердило первую федеральную часть САСШ, сформированную по национальному признаку. Это создало очень интересный прецедент и по слухам, о создании таких частей начали поговаривать в других землячествах САСШ, а кое-где и активно пробивать их создание. Теперь заявление о стране, подобной плавильному котлу , никогда не прозвучит.
  Что характерно, набирать туда предполагалось не новобранцев, а отпускников и раненых солдат после лечения. Мелочь вроде бы, но Алекс предвидел яростную защиту национальными лидерами землячеств своих частей. С одной стороны - неплохо, будет кому проследить за снабжением и моральным духом. С другой... в бой такие части рваться не будут. Он помнил, как тяжело восприняли потери бойцы Кельтики - прежде всего потому, что это не случайные люди, которых судьба свела с тобой на время, а родные, друзья, и по меньшей мере земляки.
  После битвы решили изменить знамя части - теперь лиру на нём окружали слова Эйрин го бра латиницей и огамой , замыкавших арфу в круг. Между прочим, не абы как... два алфавита по кругу символизировали, что некогда кельты говорили на родном языке, сейчас на чужом, но придёт время, и они вернутся к родным истокам.
  - Подавай заявку на дивизию, - сказал Алекс, когда они вернулись в штабную палатку, - сейчас тебя поддержат.
  - Сейчас?
  - Франция, Мексика... дальше объяснять?
  Ле Труа дёрнулся было, открыл рот и снова его закрыл.
  - Думаешь, Франция влезет в войну?
  - Влезет или нет, сказать сложно, это больше от действий в Европе зависит, чем от нас. Но что лезет, это факт.
  - Н-да... Русский Медведь решил проявить благоразумие и отойти в сторону, теперь многие расклады поменяются.
  Попаданец промолчал, пропустив лёгкий выпад против России мимо ушей. Он и сам считал непонятной позицию Российской Империи в этой войне. Как ни прикидывал, но не видел НИКАКОЙ материальной выгоды для страны от поддержания Линкольна. Испорченные отношения с Англией, с Францией...
  Хотя если вспомнить о Крымской войне, то... Александр мог поступить так просто из вредности. Точнее, даже не из вредности, а с неким прицелом на будущее Мы ничего не забываем.
  Мелочь? Ан нет... с учётом того, что в Мексике сидит император Максимиллиан Первый, являющийся этаким совместным проектом Англии, Австрии, Франции и Испании, картина вырисовывается интересная.
  Европейцы держатся в Мексике с большим трудом, проводя типично колониальную политику, так что возможность опереться на расположенное по соседству дружественное государство для них неоценима. Нейтралитет России давал возможность влезть в мексиканские дела не краешком, а с ногами.
  - О чём думаешь?
  - Сколько мог получить Александр за свой нейтралитет и получил он хоть что-то вообще , - честно ответил попаданец.
  - Ранее Север и Юг в едином порыве отвергали эту возможность, - задумчиво проговорил Ле Труа, разливая вино по кружкам, - у них свои интересы в Мексике. Но судя по пляскам вокруг европейских офицеров, причём с обеих сторон конфликта, ситуация изменилась самым коренным образом.
  Француз замолк и увидел Алекса, глядящего на командира с ошарашенным видом.
  - Пусть я принципиально не интересуюсь политикой, но это не мешает мне делать выводы, когда политика начинает интересоваться мной!
  Попаданец хмыкнул и записал красивые слова в блокнот -такие вот красивости нужны позарез, драматург всё-таки.
  - Вообще интересно, - продолжил бывший студент, развивая мысль о политике, - Конфедерация как самостоятельная сила уже не может состояться. Даже если отобьются на этот раз, то... мужчин там выбили, хозяйства порушены. Через несколько лет Союз снова повторит попытку и на этот раз учтёт все свои ошибки. А на Юге уже некому будет воевать...
  Если же Конфедерация пойдёт на фактический вассалитет у европейских держав, то может и выкарабкаться. Десять-пятнадцать лет пожить под тенью Старших Братьев, а потом уже можно будет заявлять о себе как о самостоятельном игроке. Хм... тем паче, что больше европейцы в Мексике и не протянут, всё равно передерутся.
  - Старших Братьев? Интересный образ... а если...
  Зашедших в штабную палатку офицеров бригады втянули в интереснейший спор на эту тему. Разошлись настолько, что на следующий день, едва приняв новобранцев и имущество, попытались провести командно-штабные-политические игры. С картами, макетами местностями, справочниками...
  Получилась сущая ерунда, и в общем-то закономерно, но удовольствия она доставила море. Даже вторые лейтенанты , причастные к игре, почувствовали себя вершителями судеб, этакими Бонапартами и Талейранами .
  Политические, стратегические и тактические игры получили большую популярность в бригаде, став любимым интеллектуальным развлечением, оттеснив карты и шахматы. Ставились самые необычные вводные, и начиналось. Сперва на уровне бригады, потом увлечение поползло вниз - до батальонного уровня, ротного и даже взводного. Понятно, что чем ниже уровень таких вот игр, тем меньше правдоподобность. Но люди учились думать, сопоставлять факты - на деле, на реальных примерах из собственного настоящего и прошлого.
  Знал бы попаданец, к чему это приведёт, сильно бы удивился...
  
  
  
  Тридцать вторая глава
  
  
  
  Конец сентября ознаменовался для армии Союза целой серией поражений. С назначением Борегара командующим обороной Атланты, в войска Конфедерации будто вдохнули новую жизнь. Старики и мальчишки, составляющие добрую половину сил Юга, побеждали.
  Юг охватила эйфория, газеты в самых восторженных тонах писали о новом командующем, превознося его до небес. Политическое влияние креола и его сторонников резко возросло, особенно после поддержки Борегара Робертом Ли, главнокомандующим армии Конфедерации, к которому присоединились все военные, высказав резкое недоверие Джефферсону Дэвису .
  Недоверие президенту высказывали и до этого, но благодаря поддержке богатых плантаторов, опиравшихся на весьма сомнительные обещания Англии, тот держался. В этот раз оглядываться на Англию не стали. В начале октября арестовали ненавидимого военными Джуду Бенджамена .
  При аресте государственный секретарь погиб, но в его бумагах якобы обнаружилось много компромата на сторонников Дэвиса. Военные решительно отстранили Дэвиса и наиболее подозрительных чиновников от власти, в Конфедерации начала править хунта с Робертом Ли во главе.
  Богатые плантаторы вознегодовали, попытавшись привычными для себя методами повлиять на военных. Но прекращать поставки продукции в военное время... Нескольких человек схватили и вполне официально повесили - за саботаж в военное время. Плантаторы, привыкшие быть этакими всевластными князьями, сделали попытку поднять мятеж, и... снова закачались на виселицах под полное одобрение народа.
  В Конфедерации началось то, что попаданец с большим удивлением окрестил для себя военным коммунизмом. Имущество конфисковали только у врагов народа, но в остальном... режим Роберта Ли обещал быть жёстким.
  Если где-то прибыло, значит - где-то убыло, а соответственно - верна и обратная формула. Конфискация имущества принесла казне немало средств и позволила найти деньги не только на армию, но и на какие-то социальные программы.
  Простым гражданам КША стало заметно легче - по крайней мере, в госпиталях снова появились лекарства, а вполне классическая продразверстка стала чуточку помягче. Люди перестали жить впроголодь, и будущее выглядело не столь беспросветным.
  На этом фоне речь Ли о том, что можно дать неграм свободу в обмен на вступление в войска или какую-то иную весомую помощь Конфедерации, встретили не то чтобы на ура... но с пониманием. С появлением механизации, сторонников рабства становилось всё меньше. В обществе начались дискуссии, но хунта не стала играть в демократию, издав соответствующий закон.
  Теперь всякий чернокожий, не замеченный в преступлениях или в дурном нраве, мог получить свободу в обмен на вступление в армию. Но поскольку наблюдалась существенная нехватка вооружения, да и рабочие руки требовались, объявили о создании Трудовой армии для тех, кому не посчастливилось попасть в войска.
  - Негры, которые нашли в себе мужество взять в руки оружие и отстаивать свободу нашей Родины, достойны свободы. Те из них, кто проявит при этом должное умение или героизм, получат не только свободу, но и гражданство КША - с правом голосовать и быть избранным, в том числе и в Сенат.
  Негры, записавшиеся в Трудовую Армию и проявившие себя достойными работниками, получат свободу, но не гражданство - за исключением тех, кто окажется особо полезен КША. Это может быть как образцовое выполнение особо тяжёлых работ, так и работ квалифицированных
  Негры, уже воюющие за Конфедерацию с оружием в руках, получают свободу и полное гражданство...
  - Нам конец, - пессимистично сказал сидевший на солнышке попаданец, прочитав принесённый одним из лейтенантов Манифест Гражданства и Свободы.
  - Негры? Какие из них вояки, мы все знаем, - возразил лейтенант, - да и время. Пока организуют эти Чёрные Легионы, не один месяц уйдёт.
  - Ох, Логан... как бы я хотел, чтобы ты оказался прав, - устало сказал майор, вытянув по привычке уже зажившую ногу, - но судя по скорости, с какой хунта работает, Легионы эти уже формируются. Да и база для них есть - в Конфедерации чёрных вояк хватает, и многие очень достойно воюют. Есть кого сержантами да капралами поставить, да и кандидаты в офицеры среди чёрных найдутся.
  - Тут другая беда, - дёргая ртом из-за последствий контузии, выдавил присевший рядом Патрик, - Раз начали создавать эти Легионы, да и конфискованного имущества в казне прибавилось, то война продолжится. До этого, как ни крути, но больше года конфедераты при всём желании продержаться не смогли бы. А тут новые ресурсы... продолжать?
  Мозги у Логана аж заскрипели от натуги, но штабные игры сделали своё дело.
  - Так значит - наступление? - Выдавил лейтенант.
  - В точку, - откидываясь на спинку лавочки, ответил Алекс, грызя веточку, - ждать Союзу нельзя, иначе эти самые Легионы будут сформированы. Ресурсов на полноценное наступление у нас тоже нет. Но Шермана это не остановит, не тот человек. Так что... будем наступать, как есть. Готовьтесь к полевым трибуналам за трусость, к загрядотрядам и прочему. А поскольку мы кельты, да ещё и инженерная дивизия, то наступать будем в первых рядах, взламывая оборону Атланты.
  Днём Ле Труа собрал всех офицеров в штабной палатке, где их встретили карты. Казалось, они повсюду - на столе, приколоты к стенкам палатки, свисали с потолка... Впрочем, беспорядка не наблюдалось, а наглядность вышла отменная.
  - Так... - сказал француз и прикусил ус, замолкнув ненадолго, - карты видят все. Здесь территория Атланты и прилегающих районов - как целиком, так и разделённая на куски. Из хорошего - делить нашу дивизию на батальоны не будут. Из плохого - как вы уже все поняли, наступления не миновать, и нам суждено наступать в первых рядах. Кто хочет высказаться?
  - А без наступления никак? - Мрачно спросил Фред глядя на карту красными от недосыпа глазами. Офицеры закашлялись, сдерживая смешки.
  - Никак, - так же мрачно ответил Ле Труа, - скоро будут зачитывать в подразделениях телеграмму Линкольна. Вперёд, храбрые воины... Пересказывать не стану, сами услышите. Вкратце - Атланта и КША объявляются порождением зла, а мы, соответственно, силами добра. Отпущение всех грехов заранее, обещания рая, земельных участков и налоговых привилегий ветеранам Союза на Юге...
  - Сдохни, но сделай, - подытожил Алекс.
  - Точно, - кивнул Ле Труа, - а нашем случае это скорее даже сделай и сдохни. Кстати, поздравляю всех нас, мы теперь временно повышены в званиях . При взятии Атланты временные звания обещают сделать постоянными.
  ***
  Алекс рывком сел на складной полотняной кровати, тяжело глотая воздух и вытирая капельки пота, текущие по лицу. Сон... всего лишь сон. Он опять шагал с бруствера на штыки конфедератов. Опять вспышки выстрелов, опять окровавленные лезвия штыков и сабель, раззявленные в криках рты врагов и сводящий с ума боевой кличь мятежников.
  В стычках попаданец бывал и до этого, да не раз. Будучи на фронте, сложно их избежать, даже если ты офицер инженерной части. Перестрелки, в том числе и накоротке, пару раз дело доходило до сабель. Но эта стена штыков...
  Встав, обтёрся влажным полотенцем и сменил мокрую от пота рубаху, после чего зажёг лампу. По опыту попаданец уже знал, что в ближайшие два часа можно не ложиться, все равно сон если и придёт... то лучше бы не приходил. Будет повторенье или продолжение того кошмара.
  - Масса? - В палатку заглянул сонный Добби.
  - Добби свободен, - привычной шуткой, понятной только ему, отшутился попаданец. Но негр знал своё дело туго, и через несколько минут перед Фокаданом стоял кофейник и дефицитная на фронте яичница прямо в сковородке, как он любил.
  Слуга не в первый раз доставал подобные деликатесы и Алекс всерьёз подозревал, что он то ли подворовывает, то ли крутит свои хитрые макли. Всё указывало на то, что внешне недотёпистый лопоухий негр куда умнее, чем кажется, и уж точно - пронырливей.
  Вряд ли чернокожий привязался к новому хозяину, но требовал Алекс очень немногое, будучи при этом неплохой крышей. Так что слуга заботился по мере сил о своём нанимателе, а Фокадан делал вид, что не замечает некоторых несуразностей оного.
  - Масса всё равно больше спать не ляжет, - констатировал Добби невозмутимо, - печенья принести?
  - Откуда... а, неси.
  До утра Алекс сидел над документацией, пытаясь разобраться в данных, предоставленных разведкой. По плану Шермана, Кельтике предстояло идти вместе с пехотой, взламывая укрепления.
  По мнению Ле Труа и прочих офицеров дивизии, толку от этого мало. До изобретения огнёмётов, нормальной взрывчатки и прочего ещё не дошло. А чем инженерная часть может помочь в атаке? Мастерским владением лопатой? Ладно ещё, во второй волне атакующих - закрепиться в захваченных фортах.
  Но Шерман напирал на то, что ...дивизия достойно показала себя в бою и его поддерживала большая часть генералитета Союза. И плевать им на аргументы, что в обоих сражениях Кельтика выстояла именно как инженерная часть, действуя от обороны на подготовленных (в том числе и самой природой) позициях. Всегда лучше, когда умирать идёт кто-то другой...
  Тем более, план командующего строился не столько на изысках военной мысли, сколько на все вдруг разом навалимся и заградотрядах из наиболее отмороженных ветеранов, лояльных лично Шерману. Ну и трибуналах... и без того не отличавшийся милосердием, ныне Текумсе и вовсе озверел. Впрочем, ещё вопрос, как бы попаданец вёл себя на месте командующего.
  - Воздушный шар, - ворвался с утра Алекс к Ле Труа.
  - И тебе доброго утра, - с нескрываемой насмешкой отозвался командир, вставая с кровати, где спал в нижнем белье, - что такое, временный полковник?!
  - Извини, - пробурчал смущённо Фокадан, - но тут срочно надо, с утра.
  - Так... - Ле Труа быстро оделся, натянув мундир и без смущения используя горшок по маленькому, отвернувшись от Фокадана, - докладывай.
  - Смотрел карты укреплений ночь, заметил массу явных неточностей, там некоторые места наобум нарисованы, методом гаданья - ручаться могу. Кто уж там составлял... в общем, самим в небо подниматься надо, так оно наглядней. На чертёж не всё нанести можно, лучше своими глазами. А с утра потому, что потом воздушный шар могут занять.
  - Есть такое, - поморщился француз, у генералитета Союза имелась неприятная особенность забивать за собой что-то. Подойдёшь к шару, а он занят и плевать, что занявший его генерал подойдёт часика через три. Может быть.
  А нарываться на скандал чревато - звание генерала у Ле Труа пока временное, многие смогут его построить, фигурально выражаясь. А не фигурально, так просто устроить неприятности по службе, начиная от снабженья, заканчивая правильной подачей данных Шерману.
  Шар подняли в воздух через час. Оказалось, это достаточно длительная процедура. Всё это время старшим офицерам дивизии пришлось дежурить рядышком, дабы не перехватили. Не то чтобы воздушный шар мог действительно понадобиться кому-то из генералитета, но подойти к готовому, дабы выпить кофе на высоте... имелись в армии такие любители.
  Корзину ощутимо болтало на высоте, отчего попаданец аж позеленел.
  - В море нормально, даже в шторм, - пожаловался он генералу, - а тут такое.
  Возмутительно довольный француз только хмыкнул и протянул флягу с бренди. Отхлебнув, Алекс прислушался к организму... отхлебнул ещё... полегчало.
  - Вон там, - протянул он руку, показывая на укрепленья, - ну явное же несоответствие с чертежами, - и вон!
  Сверявшийся с чертежом Ле Труа от возмущения едва не подпрыгивал и постоянно дёргал рисовальщика, мешая тому работать.
  Нанеся неточности, француз взял оба варианта чертежа и уехал к Хукеру, взвинчивая себя самой нецензурной бранью. Вернулся через два часа, мрачный и довольный одновременное.
  - Сынки, - коротко бросил генерал полюбопытствовавшим офицерам, - понабирали этих... из хороших семей.
  После этого Ле Труа не выдержал и разразился очередной непечатной тирадой, из которых следовало, что понятие хорошая семья в нормальной стране включает в себя прежде всего образованье и репутацию, а уж потом - деньги и связи.
  Наступленье задержали, что одновременно плохо и хорошо. Войска Союза смогли за это время подготовиться получше, но и Конфедерация не дремала, поставив под ружьё порядка десяти тысяч негров, имеющих какой-то стрелковый опыт - чаще всего из личных слуг плантаторов, сопровождавших их на охоте.
  Сынки из хороших семей неожиданно оказались целой шпионской сетью Конфедерации, причём на диво разветвлённой. Обстановка в штабах напоминала курятник после визита лисы. Контрразведка перетряхивала всех и вся, были результаты... Пусть местные особисты и щенки по мнению попаданца, но и шпионы из доморощенных.
  - Повесят?! - Алекс нервно рассмеялся на наивный вопрос одного из лейтенантов по поводу шпионов, - они же из Хороших семей, таких не вешают и не расстреливают.
  Его слова оказались пророческими, шпионов спешно увезли в Вашингтон. Для успокоения войск трибунал приговорил к смерти нескольких мелких сошек, развесив их на ветвях раскидистого пекана в центре лагеря. Попаданцу пришлось ещё и присутствовать при казни, что не добавило ему доброты. Да и сны...
  Не исправили настроение даже Медали похвальной службы, вручённые ему и Ле Труа.
  А вот благодарность офицеров из других подразделений, которые не пошли в хорошо продуманную ловушку, оказалась значимой. С этого дня офицеров дивизии Кельтика в офицерской среде начали воспринимать как своих, несмотря на ирландское происхожденье большинства из них.
  
  
  
  Тридцать третья глава
  
  
  
  Наступленье на Атланту ожидаемо увязло в мощной обороне и Кельтика оказалась востребованной, как никогда. На сегодняшний только они продвинулись вперёд, а что закопавшись в землю... Так это, извините, специфика подразделения.
  Оставив кобылу в конюшне, расположенной в классическом блиндаже с брёвнами в три наката, Алекс дошёл до штаба дивизии по широченным и очень глубоким траншеям, выкопанных зигзагом. Траншеи эти раза в два выше человеческого роста и вполне подходили под определение для стрельбы с лошади стоя. Да и ширина... две телеги могли свободно разъехаться. Но такие уж нормативы у оборонительных сооружений в этом времени, и своя правда в этом имелась. Проще подвести подкрепления и какие-то грузы, к примеру.
  - Пушек на нашем участке у конфедератов добавилось, - доложил он Ле Труа, снимая промокший от холодного октябрьского дождя плащ и вешая его пред очагом. Генерал флегматично покивал, погружённый в свои мысли. В последнее время французу стали приходить письма, чего раньше не наблюдалось. В душу попаданец не лез, но по косвенным признаком можно понять, что родня и однокашники по Сен-Сиру наводят мосты с видным военачальником Союза.
  Зачем и почему, гадать можно долго. Алекс сломал себе голову, но правдоподобных версий слишком много - от желания возобновить знакомство со старым другом, неожиданно ставшим из парии популярным полководцем, до попыток использовать Ле Труа в качестве неофициального дипломатического канала.
  Но француз сам нарушил молчанье...
  - Переговоры начались, - излишне флегматично сказал он, - Франция хочет закрепиться в Мексике. С Англией пока всё непонятно, с Испанией.
  - Опора на КША, - моментально понял бывший студент.
  - Она самая, - француз меланхолично пошевелил кочергой угли в очаге, - большая политика. Мексика очень жирный кусок, а теперь, когда Россия демонстративно отстранилась от дел Северной Америки, этот кусок можно урвать себе.
  Замолчали... Алекс переваривал поступившую информацию. Не то чтобы она свалилась вовсе уж неожиданно, но ранее сидевший в Мексике император Максимилиан Первый Иосиф фон Габсбург, воспринимался как нечто очень опереточное. Зря...
  Очень неглупый, император сумел очаровать потенциальных подданных, и при плебисците большая часть мексиканцев проголосовало за коронацию Максимилиана. Император, к вящему разочарованию консерваторов, стал проводить вполне здравые реформы - даровал гражданские права пеонам, подтвердил национализацию церковного имущества. Не самый плохой правитель, казалось бы. Прекрасные отношения с Францией, самые тёплые с КША...
  Пока Максимилиан заигрывал с пеонами, европейские державы выкачивали из страны ценности. Мастерски, переваливая вину друг на друга, на расплодившиеся банды, на разорявшихся из-за Закона Лердо индейцев, на отряды Хуареса .
  В Мексике начался новый виток гражданской войны, в которой сторон оказалось значительно больше двух. И ещё одна неожиданность... так, Максимилиан всё больше и больше начал отходить от Франции, которая и усадила его на престол. Марионетка решила обрести самостоятельность...
  Франция и сторонники Евроинтеграции. Максимилиан с внушительной, но очень уж аморфной народной опорой. Хуарес с либералами и поддержкой САСШ. Испания, которую поддерживала часть консерваторов и немалая часть индейцев - любить Мадрид у индейцев мало причин, но при старых властях их хотя бы с общинных земель не сгоняли. Консерваторы, но уже без опоры на Испанию, опирающиеся на Церковь и её Попранные права.
  А ещё много самостийных командиров, с собственными политическими программами. В большинстве своём это харизматичные лидеры, которые плохо понимают суть происходящего и могут прислониться к любой из сторон или организовать что-то своё.
  Мелочь... русский император отстранился от Северной Америки, в которых Россия принимала, казалось бы, самое формальное участие - что такое эскадра по нынешним временам? Всего лишь демонстрация флага... Андреевского, что оказалось более чем серьёзно для людей понимающих.
  Теперь же Франция могла перебросить часть войск в Мексику. Далее по цепочке - Испания, меньшее давление на КША из-за ухода русского флота. Наконец, военный переворот в Конфедерации, где президента Дэвиса сменил решительный Роберт Ли.
  Охо-хо... до чего же интересные вырисовываются возможности...
  - Франция? - Поинтересовался Алекс. Жермен молча кивнул, - признание Конфедерации?
  - Со дня на день, - с нотками тоски ответил командир, - Возможно, за признанием последует военный союз.
  - Давят в письмах?
  - Не то что бы давят, но так... аргументировано пишут. Франции очень важно закрепиться в Мексике, нужен нормальный противовес Англии на континентах . Луизиана потеряна, но уже ясно, что её продажа стала большой ошибкой. Даже не для нас! - Горячо сказал Жермен, убеждающий скорее сам себя, - для всех! Пока присутствовали на континентах нескольких европейских стран,существовала система равновесия!
  - Чуть хуже, чуть лучше, - продолжил генерал после короткого, неловкого молчанья, - но опускать планку ниже определённого уровня для своих граждан, в таком случае просто опасно. Не случилось бы такого, как в Нью-Йорке сейчас, когда хороший ремесленник не может прокормить свою семью, если у него не работает ещё и жена с детьми. Присутствовала бы Франция на континенте, власти Штатов до такого позора дело не довели бы.
  - Не скажи, - поддержал тему попаданец, которому почему-то прямо-таки позарез захотелось, чтобы командир разоткровенничался, - во Франции простому люду тоже не мёд.
  - Это совсем другое дело! Там всё поделено давно, сунуться никуда нельзя. А здесь? Столько земли впустую лежит, и что?
  - Да, - согласился Алекс, опустил немного лицо, чтобы Жермен не видел вылезавшую после слов Это совсем другое дело усмешку, - властями САСШ сделано всё, чтобы поддерживать иллюзию свободы, но на самом деле закабалять рабочих, заставляя их работать за сумму ниже прожиточного минимума.
  - Да! А сидели бы французы в Луизиане, да испанцы во Флориде, такой ситуации в принципе не могло возникнуть. Прижали в одном месте, переехал в другое... А здесь куда переедешь? Назад в Европу далековато, да и смысл... В Канаду... там не так голодно, но и перспектив никаких.
  - А будет КША, да Мексика с французским присутствием, да какой-нибудь Штат Одинокой Звезды и может быть - Калифорния, так и выбор будет. Так?
  - Да!
  - Ты для себя уже всё решил?
  - Нет, - француз опустил голову, - если без крови наступленье остановить, тогда да. Я желаю блага Франции, несмотря на... многое, но не хочу, чтобы из-за этого блага страдали мои ирландцы. Да и других парней жалко. Думаешь, не видел твоей усмешки? Не вскидывайся... не настолько я... Грязи за мной немало, но предательства не было, что бы там не говорили. Найду, как остановить наступленье без лишней крови, да чтоб надолго, тогда имеет смысл думать о письмах с Родины.
  А так... я присягу давал на верность САСШ, когда в должность вступал. Вот только в этой присяге говорится также ещё и о верности Народу. Хоть убей, а не вижу, чем победа над Конфедерацией полезна этому самому народу.
  - И много нужно времени? - В голове Алекса начали вертеться весьма специфические мысли. Он и сам подумывал в том же ключе, останавливала только привычка Быть как все. Все идут в одном строю и в одну сторону, так вперёд, в одном строю, со всеми...
  Шагают бараны в ряд ,
  Бьют барабаны, -
  Кожу для них дают
  Сами бараны.
  
  Мясник зовет. За ним бараны сдуру
  Топочут слепо, за звеном звено,
  И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
  Идут в строю с живыми заодно.
  
  Они поднимают вверх
  Ладони к свету,
  Хоть руки уже в крови, -
  Добычи нету.
  
  Мясник зовет. За ним бараны сдуру
  Топочут слепо, за звеном звено,
  И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
  Идут в строю с живыми заодно.
  
  Знамена горят вокруг,
  Крестища повсюду,
  На каждом - здоровый крюк
  Рабочему люду.
  
  Мясник зовет. За ним бараны сдуру
  Топочут слепо, за звеном звено,
  И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
  Идут в строю с живыми заодно.
  
  ...и не задумывался, что люди могут думать так же! Вроде бы рядом Фред, которому эта война до одного места. Патрик, Кейси, Аластор... среди его окруженья не наблюдается тех, кто считает эту войну священной.
  Бригада изначально создавалась ради того, чтобы дать рабочим возможность заработать в период кризиса и создать из ИРА настоящую армию. А победит Союз или Конфедерация... по большому счёту, ирландцам всё рвавно.
  А ведь и для России... потом, в будущем... создание нескольких государств на месте САСШ-США, вместо одного монструозного, прямо-таки жизненно необходимо. Ведь думал же об этом, думал! И правда, баран...
  Впрочем, идти против сложившейся Системы сложнее, чем идти под пули. Гражданское мужество встречается реже, чем храбрость на войне, а гражданское самосознание вместе с мужеством и того реже.
  - Мы постараемся придумать, командир, - сказал он твёрдо, - вместе.
  ***
  Мозговой штурм не помог, поэтому Алекс решил пойти от обратного - сделать ставку на общение с как можно большим количеством офицеров. А там, глядишь, какая-нибудь идея и набредёт.
  Подкат к офицерскому составу простой - мемуары.
  - На будущее, - охотно поделился задумкой с генералом Хукером попаданец, - это сейчас мы все - просто офицеры армии Союза, а лет через тридцать - исторические персонажи.
  - Читал твои пьесы, - немного не в тон прогудел тот благодушно, благоухая спиртным и хорошим табаком, - интересный стиль изложения. Это ты, значит, решил на будущее задел устроить?
  - Да. Фотографии офицеров, к каждой чтоб прилагалась хотя бы кратенькая биография. Откуда, кто родственники... если поподробней изложат, против не буду. А потом уже, лет через несколько, начну воспоминания в порядок оформлять. Кто где воевал, с кем сталкивался... Знамо дело, центральным персонажем себя выведу, но и других не хочу обижать. Чтоб не враки писать и не вспоминать мучительно - кто же тот самый офицер, командовавший ротой на левом фланге?
  - Интересный подход, - одобрительно кивнул генерал, - пока воспоминания не выветрились, да все живы, так?
  - Верно. А в задумке ещё и с фотографиями мемуары издать. Пусть небольшую партию, томов в двести-триста , но чтоб если упоминал какого-то офицера, то его портрет должен в книге иметься. Ну и местность в историческое время... но здесь сложней, если только попросить офицеров поделиться дагерротипами, у кого они есть.
  - Иллюстрированные мемуары... гм... А знаешь, поддержу, пройдём в штаб, бумаги соответствующие выправлю, да позже офицеров извещу. Дельная идея, очень дельная... Но чтоб не в ущерб делу!
  Хукер явно хотел особого упоминания с благодарностями в будущих мемуарах...
  
  - Вот, - смущённый лейтенант Генри из ополченцев Второго Висконсинского потянул пухлый пакет, - здесь дагерротипы офицеров нашего полка, есть снимки и рисунки боёв, кое-какие заметки. Я взял на себя труд собрать их и немного оформить.
  - О, благодарю, - искренне сказал Алекс лейтенанту, принимая пакет. Когда висконсинец удалился, попаданец вздохнул и посмотрел на документы, занимавшие уже четыре вместительных чемодана, стоявших в палатке. Два уже отправились в Нью-Йорк почтой.
  Да, не на такую реакцию он рассчитывал, ох не на такую... Хотелось обойти подразделения, поговорить с людьми. Может, наткнулся бы где на интересную идею, способную заставить армию Союза забуксовать без лишней крови.
  Увы и ах, но Шерман принял поистине драконовские меры по наведению дисциплины. Да ещё и шпиономания... вон, кашляет уже у палатки.
  - Входите, Стаббс, - позвал Алекс контрразведчика, не скрывая раздраженья, - работайте. Тот кивнул и без тени смущения приступил к осмотру документов, под неодобрительным взглядом бойца, сидевшего на стуле и баюкавшего загипсованную руку.
  - Присматривай за ним, Алан.
  - Да уж присмотрю, - ворчливо отозвался боец, - знаем мы таких цензоров. Вещи потом пропадают!
  Введённые Шерманом порядки раздражают, но нельзя не признать, что к месту. Сам ведь по большому счёту предательство замыслил... и не важно, что имеются оправдания, кажущиеся ему более важными, чем присяга.
  Совесть? Нет, не мучила. Напротив, исчезла нелепая двойственность. Ну в самом деле, сюр какой-то - попаданец из будущего воюет за интересы страны, которую считает враждебной своей Родине. Пусть не сейчас враждебной, пусть в будущем...
  Подобные психологизмы старался отбрасывать. Сейчас же, приняв решение, стало легче - будто из куколки он стал бабочкой, и сыпалась старая оболочка.
  ***
  - ... не вышло. Каким бы умным ни мнил себя попаданец, но переиграть Шермана не удалось. Командующий вцепился в Атланту, как голодный бультерьер в кусок мяса.
  Сведения о переговорах КША с Францией для Вашингтона уже не были тайной. Подробности Линкольн вряд ли знал, но догадаться несложно. Франция, готовая заступиться за будущего вассала в лице Конфедерации.
  С учётом формирующихся в КША Чёрных Легионах и ручейках материальной поддержке со стороны дружественной Франции и не менее дружественной Мексики, выход у Линкольна один - наступление.
  Ради этого он приехал к войскам под Атлантой и выступал, выступал... Президент произносил по десятку речей в сутки, напоминая попаданцу Троцкого. Оратором Линкольн оказался сильным, но десяток речей в день, постоянные разъезды по войскам, проверки... Казалось, он вообще не спал.
  - Он не кокаин принимает? - Осторожно поинтересовался Фокадан у Хукера, с которым они в последнее время начали приятельствовать.
  - Со спиртом мешает , - ничуть не смущаясь подтвердил генерал, - я и сам иногда употребляю.
  Попаданец кивнул растерянно и замолк. Что можно ответить на подобное откровение, он плохо понимал.
  Вместе с Линкольном прибыло подкрепление, патроны, динамит сотнями тонн, лекарства, кокаин... Последний спокойно раздавали всем желающим и Алексу пришлось употребить всё влияние, чтобы запретить в бригаде эту пакость. И то... на членов ИРА его влияния хватило, а вот на прочих уже не всегда.
  - Ва-банк ставят, - мрачно, без всяких околичностей сообщил Ле Труа офицерам Кельтики после совещания у Шермана, - если в ближайшее время не возьмём Атланту, Союзу конец.
  - Экономика надорвалась, - добавил Алекс из-за затянувшегося молчания командира. Он и сам присутствовал на том совещании, один из немногих полковников и единственный временный полковник. Позвали почета для, как кавалера двух высших орденов Союза. Толку-то... всё совещание простоял в уголочке за чьими-то спинами...
  - Да, - продолжил Жермен, - надорвалась. Многие заводы Союза фактически в долг на армию работают, под будущие грабежи Юга. Там много можно взять... если не возьмут, то разорятся к чертям. Целая цепочка - заводы-банки... не помню уже, да и не разбираюсь я в этом. Давай-ка ты объясни, полковник.
  - Есть, - шуточно козырнул Фокадан, - классическая спекулятивная схема, при которой стоимость товара возрастает многократно. Множество посредников, завышенные цены при каждой операции, откровенные мошенничества. При победе Союза и безоговорочной капитуляции Конфедерации схема сработала бы нормально. Хм... для банкиров нормально. Чтобы спасти положение, им нужна чистая победа, чтобы КША опомниться не успела.
  - Если Конфедерация продержится, - вступил в разговор Кейси, - то будет заключён союз КША с Францией и Мексикой, а это уже совсем другое дело.
  - Короче, - прервал его Ле Труа, - наступаем. Из хорошего... всем нам утверждены постоянные званья. Авансом.
  Расходились офицеры мрачные, не требовалось быть провидцем, чтобы предсказать большие потери. Благодаря инженерным частям и артиллерии, наступленье в общем-то подготовлено, но и в Атланте не сидели сиднем. Благодаря Чёрным Легионам, войск в городе хватало. Пусть выучка у негров и хромала, но боевой дух высок - свобода и гражданские права!
  - Единственное, что меня радует, - буркнул Алекс командиру, разглядывая предместья Атланты с вынесенными вперёд фортами. Видно по ночному времени плохо, редкие огоньки скорее путали картину, - так это нехватка пороха у южан. На десять наших выстрелов они отвечают одним. Правда, метким... в отличие от наших. А вот то, что нас сдёрнули от Джонсборо, где мы уже подвели траншеи к укреплениям на сотню метров, к соседям. И соседи...
  Ситуация и впрямь прескверная: Кельтику сдёрнули с привычных позиций, где знакома каждая кочка, и бросили на усиленье соседям из дивизий Макклеллана. Те-то рады подкрепленью... а вот кельты не радовались переменам.
  Хуже всего то, что выдвинули их на передний край, да ещё и вместе с немецкими полками, шотландским... Нормальные части подпирали национальные сзади, что навевало очень нехорошие мысли.
  - У нас по соседству сорок пятый американский полк из волонтёров Нью-Йорка, - сказал потихонечку Патрик, - там немцы в основном, у меня знакомцы есть, да и у ребят. Надо собраться, да поговорить.
  - Время! - Прорычал Алекс, - наступление через два часа, с рассветом!
  - Успею! - Убеждённо ответил ирландец и исчез в темноте.
  Командиры не английских полков собрались в наспех выкопанных траншеях, в расположении Кельтики, рассматривая карту предместий при свете фонаря. Наскоро обговорили сложившуюся ситуацию с заградотрядами, по поводу которых никто иллюзий не питал - будут стрелять, да ещё как! Всегда лучше, когда под пули вместо тебя лезет кто-то другой, а ты сзади идёшь... А коли идти не хочет впереди, так трус он, только пули и заслуживает!
  Никто не сомневался (а кое-кто успел услышать это собственными ушами) в должной агитации этнически правильных полков. В сочетании с кокаином получалось убедительно.
  А вот со стратегией и тактикой никак не вырисовывалось... Да и откуда им взяться, если соседи поделились картами, точность которых внушала серьёзные сомненья. Времени же на проверку просто не оставили.
  По спущенному Макклелланом плану всё понятно, но вот детали... О них и начали спорить до хрипоты, поглядывая на часы.
  - Волнами, - предложил попаданец, вспомнивший фильмы о Великой Отечественной, - редкая цепь из солдат, стоящих не ближе пяти ярдов. Пробегает ярдов тридцать и залегает. Потом следующая... смысл в том, что в такие цепи попасть сложнее, тут целиться надо, а не просто залпами стрелять . Пушкам вражеским тоже сложней.
  Загомонили, обсуждая невиданное, и быть бы предложению отвергнутому, но... другой альтернативы не как-то не наблюдалось.
  - Ещё можно лучшим стрелкам вперёд выдвинуться, - вклинился Фокадан, дождавшись затишья, - а потом, когда рассветёт, они начнут выцеливать стрелков в форту, прикрывая движенье цепей.
  До утра мало кто сомкнул глаза, нервы... Правда, к чести ирландцев, кокаином в качестве успокоительного мало кто воспользовался, да и на алкоголь не налегали. Фокадан показал в своё время известный тест, с группой выпивших всего-то сто грамм крепкого спиртного, и с группой, где никто не пил больше суток. Бег, стрельба, бокс, фехтованье... разница в результатах впечатлила, так что пили теперь кельты не до боя, а после.
  Из дивизии к стенам форта ещё ночью выдвинулось порядка двухсот стрелков, считающих себя достаточно меткими и хладнокровными. Только добровольцы.
  Никаких криков вперёд: солнце ещё не начало подниматься над горизонтом, когда первая редкая цепь выскочила из траншей и пробежала вперёд без всяких криков. Потом следующая, следующая...
  Опомнились южане тогда, когда в траншеях уже скопились соседи, а кельты и прочие не англосаксы лежали в поле. Неправильно, некрасиво, неблагородно, так не поступают... Так и правда не воевали, честь мундира воспринимали порой буквально, и добровольно лечь в грязь... многие предпочитали умереть.
  Только вот у иностранных частей после явной подставы отношение к мундиру изменилось, а у англосаксов... Те шли в полный рост, не пригибаясь. Храбрость, гордость, кокаин со спиртом... кто знает.
  Опомнившиеся конфедераты открыли ураганный огонь по наступающим рядам. Редкая пуля, ядро или снаряд пропадали даром, смерть сегодня пировала...
  - Ползком! - Орал Фокадан на ближайших солдат, - не вставать!
  Не отставали от него и остальные командиры. Оливковые мундиры Кельтики, да ещё и вымазанные в холодной октябрьской грязи... Если пули и снаряды попадали в них, то разве что случайно. Кельты походили не на солдат, а на передвигающиеся комки грязи. Правда, из-за отсутствия опыта, винтовки у многих забились грязью... но это уже другое дело.
  Медленно, очень медленно... но иностранцы продвигались вперёд. Англосаксы тем временем откатились назад в траншеи, потеряв едва ли не половину убитых в первой атаке. Не помог даже кокаин и спиртное. Кельты ползли...
  Снова затрубила атака, и бойцы Макклеллана пошли в полный рост. Артиллерия южан сосредоточила на них огонь, сочтя залёгших в грязи кельтов безопасными.
  Прозвучал горн Кельтики и по условленному сигналу, бойцы вскочили и бросились вперёд по раскисшей земле.
  - Эйрин го бра!
  Грязные, злые, бегущие в штыковую... это было непривычно и дико. Конфедераты дрогнули. Они не отступили, ведь за ними родной город, сердце Конфедерации.
  Но у кого-то дрогнул палец при выстреле, кто-то замешкался, глядя на дикое зрелище...
  Кельты успели добежать до земляных укреплений, местами обложенных кирпичом и камнем, когда артиллеристы прямой наводкой выпалили картечью.
  Мимо Алекса просвистели куски металла, а через секунду он оказался забрызган чужой кровью... и плотью. Но попаданцу не до рефлексий, накатило уже знакомое боевое бешенство, от которого мир окрашивался в розовые цвета, движенья становились лёгкими, а чужие жизни казались чем-то незначительными.
  С трудом сдерживаясь, чтобы не провалиться ещё глубже, полковник перепрыгнул через пушку, рубанув саблей по голове вражеского артиллериста.
  Фокадан не первый ворвался на укрепления, жаркие схватки кипели вовсю. Из-за забившей ружья грязи, кельтам приходилось действовать всё больше штыками и прикладами, что в тесноте укреплений оказалось кстати.
  В одной сабля, в другой револьвер... Выстрел, и ещё один конфедерат падает на землю. Ещё выстрел, ещё... Патроны кончились, враги поблизости тоже. Алекс подрагивающей рукой засунул оружие в кобуру и начал собирать вокруг себя офицеров и солдат.
  Сигнал горна к наступлению... Дивизия потекла рекой, система фортов перед Атлантой многослойная и нужно прорвать её, пока не подвели подкрепления.
  Прорвали... вот только солдаты Макклеллана не смогли подойти на помощь. Южане всё-таки успели подвести подкрепления в форты, обойдя наступающих кельтов по флангам. Обошли, и встретили атаку Макклеллана с его идущими в полный рост солдатами как полагается - картечью.
  Кельтика, пробившая в тыл конфедератам и не получившая поддержки, оказалась в окружении. Сзади - развёрнутые на них пушки. Спереди - подоспевшие полки из Атланты. Патронов нет... а кого есть, затворы забиты грязью.
  Из рядов конфедератов вышел молодой офицер с белым флагом и пошёл навстречу кельтам. Ему навстречу вышел Ле Труа и Фокадан.
  - Генерал Борегар предлагает вам сдаться, - с трудом сдерживая эмоции сказал южанин с юным лицом и очень взрослыми глазами, - личное оружие остаётся у офицеров. Обращенье с пленными согласно всем требованиям гуманности .
  Офицер помолчал, ожидая ответа и добавил уже от себя:
  - Между нами кровь, но нет вражды. Мы знаем, что Кельтика не участвовала в войне против гражданского населения.
  Переглянувшись с офицерами, Жермен сжал губы, но кивнул.
  - Мы сдаёмся.
  
  
  
  Тридцать четвёртая глава
  
  
  
  Треть личного состава дивизии погибла или получила тяжёлые ранения при штурме. Погиб Аластор, Патрику ядром оторвало левую руку, и сейчас он метался в горячечном бреду. Фред лежал с переломом бедра, полученным в рукопашной. Врачи с осторожным оптимизмом говорили, что наверное он будет-таки ходить... Ле Труа кривился на один бок - зацепили штыком.
  Попаданец получил контузию от близкого разрыва ядра и множество мелких ранений от осколков и штыков. Вроде ничего опасного, но во влажном климате раны загноились, поднялась высокая температура. Лежать из-за ранений больно, и он ходил по расположению этаким призраком, мало что соображающий из-за контузии и горячки.
  После встречи с Борегаром и командованием южан, о которой Алекс из-за болезненного состояния мало что помнил, большую часть Кельтики отправили кружным путём в Чарльстон. В Атланте оставили только раненых из числа тех, кто не смог бы нормально перенести такую поездку.
  В итоге Кельтика разделилась на две части - Ле Труа с начальником штаба Кейси О,Доннелом и условно боеспособной частью дивизии оказались в Чальстоне, где под стенами не стояли войска Союза, а снабжение получше. Командование над инвалидным войском досталось Фокадану. Впрочем, достаточно формальное, Борегар весьма доброжелательно отнёсся к ирландцам, а по мере выздоровления их и вовсе отправляют в Чарльстон. Так что Алекс своим присутствием скорее демонстрирует флаг, и его это устраивает.
  Настроение самое депрессивное и сложно сказать, какая из причин является основной. Проблемы навалились как-то сразу... ранения, мигрени из-за контузии, погибшие друзья и подчинённые, плен.
  Хуже всего, что республиканцы всеми силами пытались свалить ответственность за провал штурма на Кельтику. В ход шли самые грязные уловки - газетные статьи, давление на жён, заведённые (или вновь поднятые) уголовные дела на некоторых членов дивизии.
  Читая статьи о собственной части в республиканских газетах, попаданец поражался, как может носить земля таких выродков? Написано талантливо, а самое главное, это единая кампания очернения.
  Грязь лили не столько на ирландцев, сколько на демократов. Другое дело, что собственного лобби у кельтов нет, так что и защищаться они толком не могли.
  Демократы же не столько защищали ирландцев, сколько пытались свалить Линкольна. Кельтику защищали ровно там, где интересы части переплетались с интересами демократов, а таких моментов попадалось немного. Ну или если при защите ирландцев удобно сделать выпад в сторону республиканцев.
  Часть быстро приобрела сомнительную славу отстойника, в котором мудрые Нью-Йоркские власти собрали людей безусловно храбрых, но откровенно криминализированных. И вообще, нужно внимательней посмотреть на эту Войну с Бандами... уж не для себя ли расчищали дорогу эти подозрительные типы?
  
  Выборы Линкольн проиграл с оглушительным треском. Не помог административный ресурс, ставка на промышленников и многочисленные подтасовки. В вину бывшему президенту поставили и гибель генерала Макклеллана, являвшегося кандидатом от Демократической партии.
  Президентом стал совершенно проходной кандидат от Демократов, поставленный фактически в последний момент - известный адвокат и политик Клемент Валландигэм. Попаданец слышал о нём немало, и больше всего Валландигэм напоминал ему Жириновского. Только харизмы и интеллекта существенно поменьше.
  Клемент и сам понимал неустойчивость своего положения, поэтому взялся за работу с жаром. Как это свойственно многим слабым людям, под жёсткостью он понимал жестокость.
  Валландигэм спустил собак и началась классическая охота на ведьм с поисками виноватых. Как водится, виноватыми назначали по большей части тех, кто не имел должных связей.
  - Забавно узнать, что в свидетелях по Стальному делу сенатор Вудс, - задумчиво сказал Фред, внимательно слушавший, как Алекс читает газету вслух, - самая главная акула в этой стае, а поди ж ты - свидетель...
  Это как водится, - желчно отозвался один из лейтенантов-южан, лежавший в той же палате, - известное дело - Северяне.
  - Кто бы говорил, - фыркнул Фред и началась привычная перепалка на тему политики и экономики. Фокадан с удовольствием поучаствовал в ней, живо интересуясь точкой зрения южан и их мышлением.
  - Ладно, Харди, давай потом, - нехотя прервал спор Фред Виллем, - что там со званиями?
  - А... вроде как документы оформить правильно не успели, так что я ныне снова майор, а ты - капитан. Ле Труа, соответственно - полковник.
  - Обидно, - искренне огорчился Патрик, подав слабый голос, - совсем другой уровень ведь, - настолько проще... да что угодно! Капитанов и лейтенантов - как грязи, а майор, это уже уровень повыше.
  - Это смотря какой капитан, - подал голос ещё один пациент, - и какой лейтенант. Харди вон чином и не велик, а славы у него столько, что и с полковниками поделиться может. Да и ваши из Кельтики...
  - Сам же газеты из Союза читаешь, - вздохнул Патрик, - так вспомни, что о нас пишут. Хоть не возвращайся...
  - А и не возвращайся, - Герос фон Борке приподнялся в постели, - сам же говорил, что Нью-Йорк тебе - мачеха злая. Не перебивай! Не говорю, что всё бросить нужно и здесь оставаться. Ты просто придерживай эту мысль. Что тебя держит на Севере? Друзья, семья... родиной это сложно назвать. А здесь... ты сам видел, к людям по-другому относятся.
  - Точно, - оживился Харди, крепко подружившийся с Патриком, - подумайте! Что там сейчас на Севере? Экономический кризис, предприятия разоряются, увольнения. Вернётесь вы, и что? Работы нет, репутацию вам уже обеспечили самую паршивую. Из армии попрут, это к гадалке не ходи.
  - Репутацию можно исправить, - ответил Алекс для порядка, сам не верящий в это.
  - Можно, - согласился Герос с откровенным скепсисом, - но кто ж вам даст? Харди верно сказал - работы нет, кризис, безработица. Кого на работу возьмут, англосакса или ирландца? А?
  - Что верно, то верно, - задумчиво согласился Патрик, - с работой туго будет. А если и согласится кто за пару центов в час работать, то скорее негра возьмут. Проще выгнать, если что. А у вас что, привечать будут северян?
  Харди засмеялся и закашлялся. Все терпеливо ждали, пока надрывный кашель пройдёт.
  - Не всех, ох не всех... Мы ж помним, какие части политику выжженной земли проводили, да какие части где набедокурить успели. Этим лучше не появляться, да... Вы же хоть и воевали, но по чести. Примут. Хозяйств разорённых у нас много, с рабочими руками куда хуже.
  - Обратная сторона монеты, - пробормотал напряжённо вслушивающийся Фред, - в Конфедерации после вмешательства Франции и кредитов работы будет валом, но рабочих рук нет.
  - Да. Но принимать всех подряд? Спасибо, не надо. Мы сейчас и от лишних негров избавляться будем, - Харди подмигнул ирландцам, - вышел уже закон. Кто в войсках служил или в Трудовой Армии, да по чести - пусть остаются, бог с ними. Какие-никакие, но бедой проверены. Можно сказать, свои. А кто в армиях Союза околачивался или вообще непонятно где пропадал, так зачем они нам? Предложим уходить хоть на Север, хоть в Мексику, нам они не нужны.
  - Интересно, - только и промолвил попаданец. История мира всё больше и больше уходила в сторону с наезженных рельсов. Ещё несколько лет, и никакое послезнание из учебников истории не поможет. Такое изменение истории неминуемо повлечёт за собой цепочку не менее глобальных. Охо-хо...
  Выйдя из госпиталя, Алекс долго сидел на скамеечке. Мысли... всякие. В само деле, почему бы не переехать на Юг? Не всем, конечно, но перенаправить часть ирландской бедноты вполне реально, заодно и филиал ИРА будет.
  На Севере сейчас и правда совсем туго - инфляция бешеная, предприятия разоряются. Голода нет, но это пока выручают армейские склады. А потом? Попаданец прекрасно помнил историю США времён Великой Депрессии.
  Изобилие продуктов, которые сжигают и всячески портят, чтобы не сбивать цены. И тут же - умирающие от голода люди .
  Сейчас армии топчутся рядом с Атлантой и Чарльстоном, хотя боевые действия замерли. Вроде как дополнительные аргументы для мирных переговоров. Что уж там выторгуют в Вашингтоне, Алекс не знал, но подозревал, что очень немного. Вкупе с Чёрными Легионами и целым рядом поражений, нанесённых Борегаром и Ли войскам Союза, Конфедерация и сама могла говорить с Севером почти на равных. Прибавить нейтральную Россию, дружественную Конфедерации Мексику, нейтрально-дружественный Техас и Калифорнию...
  Очень интересно получалось, даже если не учитывать экономический кризис в штатах, входящих в Союз. А ведь ещё и выйти какие-то штаты могут из подчинения Вашингтону... Это победу они готовы разделить, но не пораженье.
  А ещё армия. Вернётся несколько сот тысяч мужчин, привыкших убивать. В города, где нет работы. Что будет? Второй виток Гражданской, никак не меньше. Труба пониже, дым пожиже, но суть та же. Полноценных боевых действий вряд ли можно ожидать, а вот погромы и расплодившиеся банды, это запросто.
  Англия по каким-то причинам отошла в сторонку. Пусть они весьма сомнительные союзники Конфедерации, за что Ли и послал к чертям такой союз, но проглотить оскорбление... Зная шакалью натуру правителей этой страны, знак очень тревожный. И если на боевых действиях можно в принципе поставить крест, в ближайшее время они точно не возобновятся... И переговоры... почему Англия не лезет с посредничеством? Любимая игра Лондона - быть над схваткой, а потом придти миротворцем и диктовать условия. Почему сейчас не так, что случилось?
  Если опираться на логику, то должен либо начаться следующий раунд Большой Игры - не обязательно между КША и Союзом, может быть в Мексике что-то глобальное начнётся. Как вариант - экономическое давление. Выпустят пар суды в Союзе и Конфедерации, а потом Англия предъявит счета. Может? Запросто...
  Вовремя конфедераты вылезли со своим предложеньем, ох вовремя! Что там может происходить в самое ближайшее время, попаданец прекрасно представлял по рассказам матери о девяностых. Здесь же ситуация обещала стать ещё веселей.
  Для него проблемы только-только начались, а на жену уже давили. Не явно, осторожно... но сам факт! Алекс долго обдумывал ситуацию с давлением на близких: как ни крути, а получается скверно.
  Забрать своих, так это косвенно подтвердить обвинения в предательстве и нарочитом провале штурма. Ага... это они нарочно на картечь шли.
  Не забирать, так всё одно проблемы - толпу будут уводить от истинных виновников катастрофы - политиков, банкиров и зарвавшихся промышленников. И на кого же, интересно, будут показывать пальцем, обозначая виновниками? Вестимо, на ирландцев. Ну и на негров, но на тех плевать, сами пусть... И гарантировать, что близкие не пострадают, никто не сможет.
  Остаётся одно - вытащить по возможности из Нью-Йорка близких. Не у всех, но хотя бы у офицеров и активистов ИРА. Поговорить с Фредом, придумать нейтральные поводы...
  Фокадан сел писать письмо жене, свинцовый карандаш и листы бумаги у него всегда при себе ...соскучился, приезжай, хочу увидеть дочку. Затем, пока мысли не разбежались, расписал тезисно возможные проблемы и способы их решения.
  Снова поднялся в госпиталь...
  - Извините, парни, - чуточку виновато сказал южанам, отдавая Фреду листок, - Немного политики нашей организации, немного личного.
  - Не оправдывайся, - отмахнулся Герос, не вставая с койки, - прекрасно всё понимаем. Так, Харди?
  - Так, так.
  Фред тем временем прочитал тезисы и лежал, напряжённо глядя в потолок, время от времени поднимая листок и сверяясь с тезисами, шевеля губами.
  - Интересно, - наконец сказал он, - нам с Патриком можно не опасаться, но так-то ты прав. Всё, забирай.
  Патрик изучал лист более вдумчиво, кивая при этом своим мыслям. Желтоватое, болезненно худое лицо с запавшими глазами становилось всё более живым и... хищным.
  - Да, - наконец сказал он, - это важно. Работаем.
  
  
  
  Тридцать пятая глава
  
  
  
  Выкладки Фокадан послал телеграммой, предварительно зашифровав простым, но не классическим, нетипичным для этого времени шифром. Текст сообщения выглядел вполне невинно, так что проблем с цензурой или контрразведкой не возникло.
  Бывший студент не стал изобретать велосипед, а основательно покопался в памяти, замусоренной интернетом. Некогда он размышлял о связи между ячейками ИРА в разных городах и странах, вот и выкопал...
  - Теперь ждём, - констатировал Алекс друзьям, вернувшись в госпиталь. Ответ пришёл через два дня, и в нём после расшифровки осталось всего несколько слов выполняем, половина уже.
  Ещё через несколько дней Фреду пришло письмо, в котором знакомый по Нью-Йорку сержант Кельтики и активист ИРА по совместительству, весьма красочно описывал условия жизни в Чарльстоне. Небесталанно, к слову - писательская жилка чувствовалась так явно, что попаданец взял сержанта на карандаш - такие люди всегда в цене.
  Как бы промежду прочим рассказывалось, что к некоторым бойцам приехали родные , а южане оказались такими гостеприимными, что и другие написали своим жёнам, чтоб приезжали.
  Тем же вечером Алекс получил телеграмму от Лиры, что удалось оформить проезд через правительство - бесплатно. Папаша О,Брайен сумел-таки найти подход к властям, восхитив нью-йоркскую общину ирландцев.
  Столь широкий жест Клемент Валландигэм вынужден сделать после того, как КША с изысканной вежливостью обязалась принять родичей сидевших у них пленников за счёт Конфедерации.
  Южане мало что теряли, скорее наоборот. Мирный договор с Вашингтоном должны подписать со дня день, а тогда и пленных отпустят. Так что жест, по сути, ни к чему их не обязывал: в худшем для КША случае приедет несколько сот человек, чтобы забрать инвалидов и раненых, дабы дохаживать их дома.
  А вот в Союзе эта история обернулась для президента новыми скандалами. Противники Валландигэма прекрасно понимали суть происходящего, но упустить возможность лягнуть Клемента выше их сил. В ход шли самые разные аргументы - от Разбазаривания средств, до Потакания ирландской общине.
  Адвокат, волею случая вознёсшийся на высшую должность в Вашингтоне, должен стать пресловутым Козлом отпущения . Тот и сам уже понял это, барахтаясь в болоте политики.
  Любое его решение вызывало раздраженье, и по-другому быть не могло. Займётся популизмом и попытается искать народной поддержки, так финансовые воротилы не простят. Да и популизм в кризис возможен только до определённого уровня, дальше всё равно придётся принимать непопулярные меры.
  Сделать ставку на промышленников? А на какую из группировок конкретно? А есть ещё и банкиры, внушительная прослойка среднего класса, сторонники всевозможных пастырей, которые у протестантов набирали подчас несоразмерное влияние.
  Альтернатива незавидная - или импичмент и суд (как вариант - пуля в голову), или Валландигэм всё-таки собирает свою команду, после чего суды и пули ждут тех, кто решил выделить ему столь незавидную роль.
  - Поедешь?
  - Скорее всего, вернусь, - ответил Фокадан на вопрос Патрика, - не сразу, конечно. Нужно будет людей подготовить, чтоб нас хоть поначалу нормально встретили.
  - А потом Великое Переселение, - мрачновато сказал Фред, - не надо быть пророком, чтобы понять - на Севере сейчас рабочие руки не нужны, ирландские тем более. А здесь... хм... не то чтобы прям рады, но можно будет зацепиться, и что немаловажно - на равных.
  - Единственная проблема - уйти красиво, - Патрик откинулся спинку лавки, стоящей в больничном саду и вытащил из кармана шинели портсигар с тонкими дешёвыми сигарами. Самокрутки пришлось бросить - с одной-то рукой.
  - Красиво, - повторил Алекс, нервно прикусывая обветренную губу, - это да... Чтоб обидеться можно было на Вашингтон и на неблагодарный город, но в тоже время и не доводить дело до погромов.
  - Не все уедут, - Фред задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла, в котором его вынесли в парк, - несколько тысяч останется. Недвижимость, бизнес, работа... да мало ли. Тысяч пять останется, как ни крути, может и побольше. Уйти надо так, чтобы сохранить влияние ИРА на общину в КША и на общину в Нью-Йорке. Да чтоб потом всем этим англосаксам из Союза стыдно стало за наше изгнание. Не сразу, лет через несколько. Хм... насчёт стыда я погорячился, нет у них... Но те же немцы с французами при случае с удовольствием носом ткнут.
  - Насчёт уйти красиво..., - попаданец задумался, подняв голову с закрытыми глазами к осеннему солнцу, - можно, пожалуй. Статьи будем кое-какие печатать, с работягами из профсоюзов общаться. Серьёзных площадок в Большой Прессе не дадут, да нам и не надо. Будем упирать на логику и аналитику.
  - Грустинки подпустить, можно, - криво ухмыльнулся Патрик, дёрнув ртом, - чтоб проскальзывало такое... Опять крайних нашли, а мы-то думали, что в САСШ слова ... и справедливость для всех не пустой звук.
  - А перебороть можем? - С тоскливой надеждой спросил Фред. Патрик, хорошо чувствовавший Нью-Йорк, выпустил колечко дыма и отрицательно мотнул головой.
  - Если только временно, - нехотя сказал Фокадан, которого ничуть не радовала необходимость переезжать, - и то не факт. Митинги, всё такое... на время сможем, а потом там совсем хреново станет и всё равно начнётся деление на своих и чужих.
  - С этим разобрались, - подытожил Патрик, стряхивая длинный столбик пепла с сигары на покрытую прелой листвой землю, - детали потом. Насчёт красиво есть идеи?
  - Хм... Фред, помнишь ты говорил насчёт Если очень НАДО, - развеселился попаданец, - надо, Фредди, надо! Вы у меня все поэтами станете...
  Пришлось немного пооткровенничать с друзьями.
  - Дело такое, парни, - Алекс говорил не открывая глаз и всё так же подняв лицо к солнцу, - память не вернулась, но кое-что проскальзывает. Стихи, например. Знаю, что не я писал... Уверен, Фредди, уверен! ТОЧНО знаю, что умерли, причём давненько. Но как кого звали...
  Попаданец пожал слегка плечам, замолкнув.
  - Хорошо помнишь стихи? - Заинтересовался Патрик, - нет каких-нибудь особенностей?
  - Ну... иногда несуразности встречаются, упоминания каких-то вещей и явлений, не встречающихся в наше время.
  - Старинные поэты! - Патрик так заволновался, что отбросил сигару, - да ещё и забытые! Много переделывать приходится?
  - Когда как. Иногда от стиха и ничего толком не остаётся. Нет, сам не очень... Чьи-то стихи всё равно в качестве основы нужны, с чистого листа не могу.
  - Тоже талант, - вздохнул однорукий капитан, - я вот... пишу, но как-то не очень получается, чудно очень уж выходит. Вот...
  Патрик достал неловок из внутреннего кармана кителя несколько смятых листков. Попаданец развернул и начал читать, удивляясь с каждой минутой всё больше - стиль Патрика отчётливо отдавал Маяковским. Те же странноватые рифмы, тот же драйв.
  - Мне нравится, - удивлённо сказал он несколько минут спустя, - необычно конечно, но сильно.
  - Серьёзно? - Патрик недоверчиво смотрел на Фокадана, - врать-то не надо!
  - Широкой публике это вряд ли пойдёт, но в целом очень здорово, есть даже шанс стать классиком. Правда... скорее всего после смерти, или по крайней мере лет этак через пятьдесят. Сейчас - слишком необычно.
  - Н-да, - согласился Фред, - также пробежавший глазами по листкам, - что верно, то верно - необычно. Будь ты из своих, приняли бы стихи, пусть и в узком кругу. Печатали бы время от времени в литературных изданиях. Негромкая слава борца с обыденностью и прочие мелкие вкусности. А ирландец, да ещё из трущоб... верно Алекс сказал - лет через пятьдесят.
  - Устраивает, - нервно хмыкнул однорукий ирландец, забирая стихи, - мне чтоб прямо сейчас и не нужно. Но хорошо хоть, что в будущем... Не зря, значит...
  Неловкое молчание прервал попаданец, начав нарочито жизнерадостным тоном:
  - Вот и замечательно. Я уже состоялся как драматург, Фред у нас поэт. Да, Патрик, оттуда стихи... В памяти покопаюсь, найду парочку стихов или песен, переделаю под современное звучание, если понадобится. О себе напомню, о Фреде. Тебе не надо, свои... разве только в газетах напечатаем, да полемику запустим.
  - Задел на будущее?
  - Он самый. А то излишняя скромность не нужна. Кто о тебе узнает, если в стол писать будешь? Может, лет через сто кто из правнуков и найдёт творчество, ан поздно может быть - основоположник жанра уже есть, и это не ты.
  От Патрика пошла волна облегчения - всё-таки хотел человек признания, какого-то упоминания в истории.
  - Много народу поэтами станет? - Спросил Фред, морщась - его сильно задевала ситуация с фальшивой славой.
  - Кейси точно: образован, читает постоянно - легко поверить. Не десятки стихов, конечно, но пару-тройку хороших стихов или песня из тех, что и через сто лет петь будут. Может, ещё кого из ребят.
  - Может... - Патрика аж корчило от стыда, но он всё-таки договорил, - может, кого из убитых авторами объявим? Им уже всё равно, а родным приятно. И посвящённых меньше, а то мало ли...
  Больше часа занимались подборкой погибших поэтов с учётом родни (чтоб стыдно за такую родню не было) и заслуг перед ИРА. Мерзко от такого... почти кощунства, но все понимали, что надо.
  Это потом уже, когда (и если!) ИРА устоится, раскинется филиалами в разных странах, обретёт какое-никакое признание... Тогда уже не будет необходимости в подтасовках. Появятся настоящие поэты, инженеры, учёные.
  А пока ИРА нужна громкая слова, чтобы движение не сбили на взлёте, постоянные упоминания в прессе. Нужно, чтобы при словах ИРА, люди вспоминали не ирлашек-нищебродов, а поэтов, написавших любимые стихи и песни, драматургов, талантливых журналистов и писателей. Да, не забыть того сержанта с писательским даром...
  ***
  Лира приехала ближе к концу ноября. Алекс встречал жену на вокзале, придя за несколько часов до прибытия поезда. Всё это время метался по перрону, нервно поглядывая на часы и придумывая всякие ужасы. Железнодорожное сообщение между Союзом и КША капельное и предугадать проблемы почти невозможно. То излишне инициативный командир прикажет разобрать рельсы, то дезертиры...
  - Лира! - Расталкивая прохожих, Алекс пошёл к жене, едва не срываясь на бег, неприличный для его чина, - приехала...
  Обняв супругу, он почти тут же отпустил её, жадно вглядываясь в лицо любимой.
  - Ты стала ещё красивей, - искренне сказал Алекс, взяв её за руки. Лира засмущалась и порозовела.
  - Пойдём, - потянула его молодая женщина, - дочку увидишь...
  Только сейчас попаданец понят, что супруга приехала с настоящей свитой. Её мать, сестра с мужем, несколько двоюродных братьев и сестёр... Ну и разумеется - жёны, сёстры и матери бойцов Кельтики. Ан нет, приехали и близкие у пленных из других частей.
  Откинув покрывало в большой корзине, он уставился на младенческое личико безмятежно спящей дочери, которую не разбудил вокзальный шум.
  - Кэйтлин Лира Фокадан, как ты и хотел, - нежно сказала жена, прижавшись сбоку. Этот момент навсегда запечатлелся в памяти Алекса, как один из самых счастливых.
  Снятый дом (не думать, во сколько обошлась аренда в переполненном войсками городе!) блистал чистотой, а верный Добби вместе с парочкой чернокожих служанок изображал дворецкого, прислуживая с чинным видом. Несмотря на забавную физиономию, смотрелся вполне органичен, и попаданец в очередной раз напомнил себе присмотреться к слуге получше.
  Очень похоже на то, что казачок-то засланный. Южане не любили негров-предателей, каким-либо образом помогавших Союзу, а Добби вполне комфортно себя чувствует. Доблестный Штирлиц или у попаданца разыгралась паранойя, и он преувеличивает степень нелюбви конфедератов к предателям? Может, к слугам отношение попроще или Добби терпят, пока он рядом со своим хозяином?
  
  
  
  Тридцать шестая глава
  
  
  
  Мир заключили двадцать четвёртого декабря и потому его прозвали Рождественским. Алекс встретил этот день в Атланте, где всё ещё демонстрировал флаг, опекая раненых и участвуя в переговорах между Шерманом и Борегаром. Военачальники противоборствующих сторон ещё до заключения мира договаривались - на какое расстояние отводит войска Союз, кто оплачивает постой и о прочих немаловажных деталях.
  Шерман и Борегар исключительно любезны, но напряжение между ними серьёзное. Военный этикет обязывал к вежливости и гуманному отношению к пленным. Союз же этим похвастаться не мог, концлагеря для южан широко известны.
  Фокадан с началом переговоров между военачальниками, постоянно мотался из Атланты в лагерь Союза, дав предварительно слово Борегару, что не будет лезть в укрепления южан и тем паче, не будет рассказывать Шерману каких-то военных тайн Конфедерации. Шерман, кстати, и не спрашивал.
  - Как там войска южан? - Жадно спросил майор Лесли из штаба Текумсе.
  - Держатся и готовы продержаться ещё год, два или всю жизнь.
  Лесли кивнул мрачно, ответ подтвердил его мысли.
  - Блокада не удалась, а теперь ещё и союзниками обзавелись... А настроения у горожан?
  - Боевые. Сторонники капитуляции если и были, то теперь уже переменили мнение и сами пристрелят любого, кто заговорит об этом.
  - Мда... ладно, спасибо, - Лесли ушёл, прихрамывая на левую ногу - подагра. Несмотря на внушительное звание и кучу наград, это глубоко штатский человек, занимавшийся у Шермана логистикой .
  Отношение к Фокадану в лагере Союза странное. Для одних он полностью свой - боевой офицер, воевавший на стороне Союза, что ещё надо?
  Для других - прежде всего ирлашка. Кельтскую кровь, теоретически текущую в его венах, они могли простить - мало ли достойных людей вышло из кельтов! Главное, не акцентировать внимание на неправильных предках... Среди шотландцев, к примеру, немало достойных людей - чай, не белые негры из Ирландии.
  А вот создание ИРА и формирование из ирландцев организованной силы вызывал зубовный скрежет. Кто-то искренне считал их недочеловеками, другим жаль терять бесправных работников .
  Огоньку добавили и газетные статьи, формировавшие негативное мнение о Кельтике. Некоторые искренне считали, что понесённые дивизией чудовищные потери при наступлении на Атланту - всего лишь миф, кельты проскочили пушки по договорённости, после чего и сдались в плен.
  Подобному бреду почти никто не верил, но... дыма без огня не бывает думали многие.
  - Что-то такое было, - говорили они.
  Очень неприятно... Алекс порой еле сдерживался, видя какие-то намёки на подобное отношение от хороших, казалось бы, приятелей.
  Нехорошие сплетни ходили не только о кельтах. Не слишком-то хорошо проявили себя немецкие части, прославившись дезертирством и лёгкостью ног при отступлении с поля боя . Хорошо проявили французские части, но после выступления Франции на стороне КША, им не доверяли, обильно поливая помоями.
  После проигранной войны начался поиск виноватых. Легче ведь обвинить кого-то, кто не сможет ответить на обвинения. Не политиков с банкирами же обвинять, в самом-то деле?!
  Алекс старался не показывать, что задевает его такое отношение. Если раньше мысли окончательно ассимилироваться и осесть в САСШ частенько приходили в голову, то теперь они всё реже посещали его.
  ***
  Прогуливаться по Атланте неловко и немного страшно, несмотря на лояльное отношение горожан. Мстителей с револьверами Алекс не очень-то боялся - верный Ле Мат в кобуре, да и стрелять умеет, а вот местных женщин... Как-то к нему подошла пахнущая застарелым потом растрёпанная тётушка лет под сорок, явно из местной бедноты и сказала:
  - У меня на этой войне погиб муж и двое сыновей, они защищали наш дом, нашу родину. Ради чего воевал ты?
  Дожидаться ответа женщина не стала и ушла, неловко переваливаясь на больных ногах. Попаданцу же после этой встречи снова начали сниться кошмары.
  Приходили погибшие бойцы и спрашивали:
  - А всё ли ты сделал, чтобы мы не погибли?
  Или расплывчатые тени, в которых угадывались женщины и дети, обвиняли его в преступном недеянии - знал ведь о тактике выжженной земли, знал... А что сделал, чтобы пресечь приказ, который можно назвать только преступным... Осуждал?
  Алекс осознавал, что это всего лишь сон, но проснуться ни разу не смог. Кошмары не слишком яркие, но выматывали душу. Прекратились только с приездом Лиры, жена с дочкой стали будто щитом, да не в мистическом смысле - просто осознал, что лично для него эта война стала ступенями на пути к Цели.
  Создание ирландского сопротивления, Ирландии, Кельтского Мира. Палки в колесо Англосаксонской Цивилизации. Пусть поначалу случайно, но теперь уже вполне осознанно.
  Все эти мысли попытался передать приходящим во сне теням.
  - Возможно, именно моё появление изменило историю. В другой Ветви Истории Конфедерация проиграла.
  Являлись ли Тени какой-либо мистикой или же это подсознание сделало столь хитрый финт, бог весть. Но с того дня кошмары с приходящими во сне душами прекратились. Остались обычные, хорошо знакомые - со сверкающими штыками, на которые он шагает с бруствера. К этим он почти привык...
  - Красиво, - Лира с удовольствием крутила головой по сторонам, рассматривая Атланту, - необычный город. И деревья какие... запах какой!
  Алекс поддакивал супруге, придерживая её под руку. Ничего интересного в типичном для южных штатов городе он не находил. Отдельные здания - да, очень красивые, есть намёки намечающегося архитектурного ансамбля. А так... обычные, дощатые по большей части дома, крашеные или покрытые побелкой. Частенько встречается претензия на шик, но дальше широких веранд, балконов и колонн эти претензии редко распространялись.
  Но для молодой женщины, впервые выбравшейся из Нью-Йорка, всё здесь казалось восхитительным. Синдром туриста.
  Чуть сзади шёл Фред, тяжело опираясь на трость. Раненого героя поддерживала под руку младшая из сестёр О,Брайен. Оба смущались и краснели, но вот уже неделю Мэй официально принимала его ухаживания. Ещё не помолвка, но уже серьёзный шаг на пути к ней.
  Лире это страшно нравилась и по вечерам, прижавшись в постели к мужу, она строила коварные планы женитьбы его друзей на своих родных, двоюродных и троюродных сёстрах. А что... парни надёжные, проверенные профсоюзным движением и войной. С такими конечно не спокойно, зато если что случится, товарищи вдову и детей не бросят. Алекс коварным планам не препятствовал, но и помогать не спешил.
  Темная ночь, только пули свистят по степи ,
  Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают...
  В темную ночь ты, любимая, знаю, не спишь,
  И у детской кроватки тайком ты слезу утираешь.
  
  Хрипловатый мужской голос, аккомпанемент на гитаре и губной гармошке... Импровизированный вечерний концерт проходил в одном из соседних дворов.
  
  
  Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,
  Как я хочу к ним прижаться сейчас губами...
  Темная ночь разделяет, любимая, нас,
  И тревожная черная степь пролегла между нами.
  
  Верю в тебя, дорогую подругу мою,
  Эта вера от пули меня темной ночью хранила.
  Радостно мне, я спокоен в смертельном бою,
  Знаю, встретишь с любовью меня, что б со мной ни случилось.
  
  Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи,
  Вот и теперь надо мною она кружится...
  Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь,
  И поэтому, знаю, со мной ничего не случится!
  
  Лира внимательно вслушивалась в свою песню, обняв мужа под одеялом и взволнованно шмыгая носиком. Попаданец в такие моменты чувствовал себя неловко, заимствовать что-то чужое казалось особенно неприятным. Есть ведь и собственные заслуги, а в будущем грозит и пара строк в учебниках истории.
  Но открывать супруге древних авторов не спешил. Всё-таки она женщина, со всеми достоинствами и недостатками. Поделится ещё информацией с подругой по секрету, и всё... конец планам по возвеличиванию ИРА.
  А пока ни чего так получается... стихи Патрика напечатали в местных газетах. Напечатали скорее на фоне эйфории после заключения мира, да ради экзотики - необычный слог и необычная история поэта. Пленный офицер Союза, многократно отмеченный за храбрость, в том числе и Медалью Почёта.
  Ничего так... обсуждают. Хвалят, ругают... но ясно уже, что новое направление поэзии родилось. Не всем оно нравится, но Патрика признали.
  ***
  Нью-Йорк в январе не самое приятное место. Погода постоянно меняется, неизменна только вечная сырость. Лёгкий морозец с ветерком может внезапно смениться солнышком и полнейшим безветрием, а через полчаса начнётся сильнейший ветер с дождём и срывающимся градом. Как ни оденься, всё едино не угадаешь.
  Алекс степенно вышел из вагона первого класса при полном параде. На перроне начали собираться вояки из Кельтики, ехавшие в том же поезде. В Атланте оставались к тому времени только инвалиды, которых он сейчас и сопровождал, так что зрелище получилось тяжёлым.
  Подозвав жестом носильщика, майор объяснил ему ситуацию.
  - Давай-ка извозчиков собирай здесь, дружок. Сам понимаешь, такой вот инвалидной командой пешком да на конках тяжеловато добираться будет.
  - До Медовых Покоев? - Уточнил пожилой носильщик с характерным польским акцентом.
  - Да.
  - Хорошо хоть есть куда, - непонятно вздохнул мужчина и видя, что майор показала заинтересованность к разговору, добавил:
  - Плохо здесь сейчас. Кельтика для своих хоть жильё какое-то выбила из городских властей, да Медовые Покои построили. Остальным же... хоть в петлю лезь. Работы нет, цены подскочили так, что не допрыгнешь, люди злые. Чуть что, за оружие хватаются, а оно сейчас едва ли не у каждого. Не вы одни с ружьями да пистолетами вернулись, - кивнул поляк на оружие, - другие так же. И убивать привыкли... А терять-то теперь многим и ничего, так что и умирать не боятся.
  Фокадан кивнул задумчиво, уже получив некоторое представление о сложившейся ситуации из писем. Носильщику мог бы сказать, что будет ещё хуже... но промолчал. Через пятнадцать минут к вокзалу подтянулись возчики, и его инвалидная команда начала рассаживаться с помощью жён, сестёр и матерей, сопровождавших солдат в этой нелёгкой поездке.
  Виды Нью-Йорка не радуют. Вроде всё как обычно - эклектичная смесь богатства и нищеты, но сейчас возникло какое-то давящее ощущение. Попаданец решил, что это ему мерещится, но нет. Сидевший рядом Фред молчалив и мрачен, да и с возков как-то не слышалось возгласов радости, характерных для людей, возвратившихся домой.
  Лира и Мэй тихонечко переговариваются, не тревожа мужчин.
  - Глянь-ка, - Фред совершенно невоспитанно ткнул пальцем, - сколько таких уже проехали?
  Алекс присвистнул еле слышно, приглядевшись: достаточно приличный район, но попадались пятна копоти на стенах зданий - не до конца устранённые последствия пожаров. Виднелись и следы от пуль - нехарактерное явление для мирного города. А главное - люди. Очень много мужчин на улицах, праздно шатающихся и сидящих прямо на тротуарах и мостовых.
  Укорив себя за невнимательность, бывший студент начал рассматривать окрестности, и увиденное всё больше и больше не нравилось ему.
  В ирландском квартале инвалидов уже встречали.
  - Что ж ты телеграмму не послал? - С укором сказал Кейси после объятий.
  - Побоялся, как бы за манифестацию не приняли. Несколько сот ирландцев, собравшихся вместе - неизвестно, как власти отреагируют. Да и горожане... настроения сейчас тяжёлые, от любой мелочи вспыхнуть могут.
  Кейси помрачнел...
  - Позже все расскажу, ситуация ещё хуже, чем кажется.
  - Здесь остановитесь, - веско сказал Папаша, пригладив усы, - Кейси прав.
  После ванны и ужина началось собрание ИРА в расширенном составе. На фронте в организацию вступили новые люди, многие из которых показали себя умелыми командирами.
  Достойных оказалось много, почти сто человек. Благо, при постройке квартала здание под штаб запланировали заранее.
  Кейси, как наиболее осведомлённый о ситуации в городе, занял кресло председателя. Дождавшись, пока все усядутся и устроятся поудобней, он постучал молотком.
  - Господа, с друзьями наговоритесь потом, у нас на повестке несколько важных вопросов, которые не стоит откладывать. Как уже все поняли, работы в городе нет, зато имеется много оружия и мужчин, привыкших этим оружием пользоваться.
  - Да ясно, капитан! - донёсся с места выкрик.
  - Кто там причаститься успел? - Отреагировал Фред, - не надо перебивать. Дайте сперва озвучить проблемы, потом уже спорить начнём.
  - Благодарю. Как я уже сказал, оружия много, работы нет. Пояснять, что будет дальше, нужно? Ситуация осложняется сварой губернатора и мэра. Губернатор у нас пусть и демократ, но очень умеренный, сторонник президентской власти, единой и неделимой страны и прочего. А мэром избрали небезызвестного Фернандо Вуда .
  - Можно?
  Кейси кивнул Алекс и тот дополнил:
  - Проблема в том, что Вуд в своё время был связан с бандами, в основном из меньшинств. Да, Люк, в том числе и ирландцами. Нам такое сокровище даром не надо, а он уже начал разводить новые банды. Все помнят, как весело было? И вот это веселье начнут связывать не с Вудом, а снами.
  - А губернатор? - Спросили из зала.
  - Та же жопа только в профиль, - переждав смешки, Алекс продолжил, - он от нас начал дистанцироваться ещё до отправки на войну, сейчас тем паче. Мы и раньше-то немало могли сделать - взять хотя бы отмену призыва в Нью-Йорке. Для него мы сейчас - первые враги. Кто сможет поднять бедноту против банкиров? Профсоюзы и ИРА. Кто самые опасные? Мы. Значит, будет давит ирландцев и ИРА всеми силам, опираясь как на войска и полицию, так и на прикормленные профсоюзы.
  - Особого выборау нас нет, - подхватил Фред угрюмо, видя, что все замолчали, - нужно снова налаживать отношения с профсоюзами, да с ребятами из тех, кто повоевал. Чтоб не возникло противостояния Мы и Они.
  
  
  
  Тридцать седьмая глава
  
  
  
  Пять Точек распрощались со старым названием, окончательно став Медовыми Покоями - в новых картах и справочниках власти города обозначили район именно так. На этом хорошие новости заканчивались.
  В середине января официально распустили Кельтику, причём офицеры узнали об этом из утренних газет. Ранее они числились в Бессрочном отпуске без сохранения содержания.
  - Мило, - только и сказал попаданец, скрежетнув зубами так, что напугал жену.
  - Не расстраивайся, - попыталась утешить его Лира, целуя его в макушку и вытирая пролитый кофе, - ты всё равно не хотел оставаться на службе.
  - Не хотел, - согласился он, - и не хочу. Просто вот так, из газет... это не только неуважение к нам, но и тревожный сигнал. Давить будут крепко.
  В штабе офицеры собрались, не сговариваясь - благо, почти все они и живут теперь в этом районе. Обговорили статью о роспуске дивизии, и что это событие несёт им лично. В помещении гул голосов, большая часть мужчин на грани бешенства из-за столь демонстративного неуважения.
  - Есть ещё одна новость, - поднялся Папаша О,Брайен, перекрикивая разговоры, - начинают муниципальным жильём давить. Помните, как мы добивались жилья для семей призывников? В старых фортах и тому подобных неудобьях.
  - Помним, помним, - пробурчал Доэрти, - не тяни со вступлением, чай не в театре.
  Нервные смешки не смутили Томаса О,Брайена.
  - Вот, - кинул он на стол письмо, - извещение о выселении. Сегодня один из моих ребят принёс. Такие письма порядка двухсот семей получили - те, где мужчины вернулись с войны живыми. Это только начало, англосаксов уже подогревают разговорами, что это жильё мы получили незаконно, губернатора восстанием шантажировали. А теперь, дескать, нормальные англосаксы вернулись с войны, можно и разобраться с подлыми ирлашками. Сперва выселят тех, где мужчины вернулись, а потом и вдов с сиротами подвинут. Сами знаете, как это происходит.
  Ирландцы знали, да ещё как... нынешний мэр ещё до войны успел прославиться подобными афёрами. Поселят среди вдов маргиналов, так женщины сами выедут! А не выедут, так быстро опустятся на самое дно, зарабатывать для вожаков новых банд работой на панели или побираясь.
  Не то чтобы бывшие форты очень уж соблазнительны с точки зрения торговли недвижимостью, но Вуду нужны новые банды. Ручные.
  Авантюра... но всё говорило о том, что надвигается хаос. Слишком много вооружённых мужчин, слишком мало работы, проигранная в шаге от победы война. Банды неизбежны. Тот, кто сумеет их контролировать, получит город, а дальше... Может быть, это будет Вольный город, а может... Вашингтон рядом, соблазн взгромоздиться на трон с помощью переворота может перевесить соображения здравого смысла.
  Похоже, времени на долгую раскачку и подготовку ирландцев к Исходу почти не осталось, счёт пошёл на недели. Зря... ох зря он тащил Лиру с дочкой назад, поддавшись уговорам! Нужно было найти веский предлог и оставить их с дочкой в Чарльстоне - климат для малышки лучше, ещё что...
  Увы, супруга насквозь политизирована, а в своё время он покорил Лиру именно тем, что всерьёз воспринимал её мнение по вопросам политики, экономики и прочим темам, считающихся в этом временем исключительно мужскими. Надавить смог бы, послушалась бы, но... сложилось так, как сложилось.
  Ситуация выглядит не лучшим образом, пусть даже со стратегической точки зрения фактический распад САСШ выглядит очень перспективно, верно. Но вот когда сам живёшь Во времена перемен, да ещё и в центре этих самых перемен... неприятно.
  Такие новости лучше воспринимаются из газет, причём желательно прочитанных на другом континенте, в собственном уютном доме, в стабильной стране. Нервы пощекотать, покачать головой осуждающе, обсудить с домашними после завтрака...
  ***
  Дома в Маленькой Германии пришлось продать, сильно потеряв в деньгах. Цены на недвижимость после объявления мира и наступившего кризиса резко упали вниз, продолжая падать. Ранее они поддерживались благодаря статусу промышленной столицы богатого государства, и по факту - главного перевалочного пункта из Европы, едва ли не на оба американских континента. Ныне поток мигрантов сократился в десятки раз, да и те в большинстве своём не задерживались в городе.
  Не так давно в бедных районах встречались люди, живущие на лестничных площадках и в самых сырых подвалах. Ныне город заметно опустел, потеряв не меньше трети населения и продолжая терять.
  Мигранты перестали задерживаться, пытаясь подработать доллар-другой на пути в вожделенную Калифорнию, Техас или Неваду. Не вернувшиеся с войны солдаты - не только погибшие, но и осевшие где-то в глубинке. Для горожан внезапно стала привлекательна провинция САСШ и даже Канада... в кои-то веки люди ехали из САСШ в Канаду!
  Стоимость жилья в городе сильно упала, а цены на продукты растут как на дрожжах. Разница между серебряным и бумажным долларом становится всё более ощутимой. Доллары некоторых банков стоят ныне в сотню раз меньше номинала.
  - Погром, масса! - Добби вбежал в гостиную, смешно округляя большущие, и без того выпуклые глаза, - чёрных бьют!
  Слуга, который так и остался при Фокаданах, трясся всем телом.
  - Тебя не тронут, - попытался успокоить его Алекс.
  - Знаю, масса, я далеко был, на рынке. Сюда не пойдут, квартал ирландский, из чёрных только я, Чарли и Луиза.
  Негра начало колотить ещё сильней, встревоженная Лира отложила вязание и налила слуге виски. Тот единым махом опорожнил полный стакан и начал потихонечку отходить.
  - С оружием идут, масса, - тихо сказал он, - не просто бить... убивать идут.
  - Лира, поднимай наших. Скажи, пусть с оружием выходят, да в полной форме, с наградами. А то с чёрных начнут, а потом и про нас вспомнят.
  Супруга без лишних слов вышла во двор, где всегда дежурило несколько мальчишек из Молодой Гвардии ИРА.
  Алекс тем временем расспрашивал Добби, одеваясь. Бронежилет из хлопка, парадный мундир со всеми регалиями, пехотная офицерская сабля, Ле Мат в кобуре справа, Кольт слева. Нет, он не киношный ковбой, два револьвера носят не для стрельбы по македонски , а на тот случай, когда предполагается бой накоротке и отсутствие времени на перезарядку.
  - Лира, возьми мальчишек из Гвардии, пусть в доме сидят. Раздай им оружие, да и себя не забудь. Это так...
  Жена кивнула спокойно и пошла за оружием. Алекс улыбнулся скупо: хорошую женщину отхватил. Как раз из тех, что будет стоять сзади и заряжать оружие...
  На улицах Медовых Покоев уже стояли солдаты. Не у всех полный комплект униформы, но оружием обвешаны с избытком.
  - Встанем на улицах, ведущих в наш район, - спокойно сказал майор, - пусть видят, кто здесь живёт.
  Никаких дальнейших распоряжений лейтенантам раздавать не стал, такие вот моменты обговорены заранее, у каждого своя зона ответственности. Бойцы как воевали, так и жили - роты по большей части сформированы из родственников, соседей и приятелей. После возвращения с войны многие даже переехали, чтобы быть поближе к сослуживцам.
  Погромщики, пьяные от крови, всё-таки дошли до Медовых Покоев. Но встретив вооружённые ряды ветеранов, стоящих с ружьями наизготовку, ретировались. Молча.
  Последнее скорее насторожило, чем обрадовало. Это значит, что погромщики - не какая-нибудь самодеятельность, а вполне организованная сила, с серьёзным руководством. И самое неприятное - настроенная по отношению к ирландцам, как к врагам. В противном случае из рядов погромщиков вышли бы какие-то переговорщики. А раз нет...
  - Они вернутся, - озвучил Фокадан, нервно поглаживая рукоятку револьвера в кобуре.
  К обеду ближе пришёл Ле Труа, встрёпанный и злой, с одним саквояжем.
  - Квартира для меня найдётся?
  Квартира нашлась, а на попытки расспросить, француз глянул остро... Но потом выдохнул, помотал головой и сказал устало:
  - Что тут непонятного? Француз, да командовал ирландцами. На Врага Государства не тяну, но уже рядом. Домовладелец, лавочники, соседи... Чёрт! Надо было соглашаться на предложение южан!
  Следующие несколько дней Медовые Покои напоминали потревоженный муравейник. Район начал уплотняться с невероятной скоростью, пугая Алекса. Кое-где по городу ирландские погромы всё-таки состоялись, были и убитые... К облегчению Фокадана, далеко не все ирландцы спешили под защиту ИРА, некоторые предпочитали решать проблемы самостоятельно.
  Большинство последовало страусиной политике в надежде, что всё образуется само собой. Значительная часть ирландцев начала перебираться из САСШ в другие страны, и в первую очередь - в Латинскую Америку.
  В частности, в Мексике отношение к ирландцам самое тёплое, они не забыли батальон Святого Патрика , сражавшийся за Мексику во время последней войны с САСШ. Из состава того батальона выжили очень немногие, но их семьи до сих пор живут там, пользуясь огромным уважением.
  Ирландцев в Мексике привечали и ранее, но так... теоретически.
  Теперь же Максимилиан сделал ход конём, официально пригласив ирландцев, пообещав им часть национализированных помещичьих и церковных земель.
  Не всем. Только ветеранам недавно отгремевшей Гражданской войны в САСШ и только под непременную службу в мексиканской армии или милиции .
  В иное время мало кто потянулся бы на разгорающуюся Гражданскую, но теперь уже мексиканского образца. Теперь же туда поехали авантюристы их тех, что не успели навоеваться, а ирландцев в Гражданской войне сражалось немало ! Начали поглядывать в сторону Мексики и те, чьей мечтой была собственная земля.
  - Сможем перехватить? - Спросил Фред Виллем попаданца, когда разговор зашёл о потоке кельтских авантюристов, потянувшихся в Мексику. Тот задумался на минутку и посмотрел на Ле Труа, который коротал время в штабе ИРА за шахматной партией.
  - Учитель, - тихонечко сказал Фокадан, подойдя к французу, - как ты смотришь на то, чтобы стать крупным землевладельцем?
  Ле Труа хмыкнул, финансовый вопрос для большинства офицеров Кельтики болезненный. Без лишних слов майор сунул ему газету с заметкой об указе Максимилиана.
  - Хм..., - сказал француз через несколько минут и надолго замолк, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза.
  - Участие ИРА? - Наконец ожил француз.
  - Добровольцы будут, - твёрдо пообещал попаданец, - за всех не обещаю, но с десяток офицеров Кельтики поедут без раздумий. Кто за землёй, кто не навоевался... костяк будет.
  -Оставаться в Нью-Йорке и искать работу за кусок хлеба желающих немного, особенно если командовать уже привык. На Юг переезжать не все захотят, - включился в разговор внимательно слушающий Рональд О,Брайен, партнёр Ле Труа по шахматной партии, - Так что... я с тобой, генерал.
  Фокадан озвучил предложение и буквально за пару минут полдюжины офицеров из числа присутствующих выразили безоговорочное согласие. Рональд выразил общую мысль фразой:
  - За землю-то? За политиков Вашингтона и интересы банкиров воевали, а тут землю в собственность. Многие пойдут, ох многие...
  Слова Рональда оказались пророческими: как только распро-странилась информация о воссоздании Кельтики, потянулись добровольцы. Своя земля... для многих ирландцев это что-то сакральное. Пусть там опасно, но чёрт подери, в Нью-Йорке ничуть не лучше! Здесь - фактическое разрешение властями на погромы и отсутствие работы. В Мексике - земля.
  Началась оживлённая переписка с Максимилианом, ради скорости в основном по телеграфу. Император выразил своё согласие и заочно дал Ле Труа звание генерал-майора, вкупе с мексиканским гражданством.
  Единственной проблемой стало то, что он не ирландец. Для ветеранов Кельтики это ничего не меняло, но вот для солдат, воевавших под знамёнами Мигера , это важно. После гибели бригадного генерала под Чарльстоном, офицеры бригады, сформированной по большей части (не считая офицеров) из ирландцев, начали борьбу за власть, пытаясь заодно взять власть в Молодой Ирландии, ещё одной организации националистов.
  С ИРА у тамошних заправил напряжённые отношения, поскольку капитаны ИРА действовали без всякой оглядки на старичков, даже не пытаясь влезать их мелкие свары. Попаданец на заре политической карьеры попросту не знал об их существовании, а получилось так, как получилось... обиделись.
  Молодая Ирландия начала делать политические выпады в адрес вождей ИРА, обвиняя их в недостаточной ирландскости. Так-то всё логично... мутноватое происхождение Фокадана, валлийское происхождение Фреда. Ле Труа вообще француз!
  Вот только борцы за чистоту расы забыли, что полк Мигера начинался как ирландский, а на стадии бригады там оказалось каждой твари по паре. Немцы, шотландцы, поляки... даже итальянцы! Вдобавок, рядовой состав бригады Мигера не настолько политизирован, и откровения вождей многим пришлись не по душе.
  Ле Труа очень эффектно нейтрализовал излишне ярых националистов, подмяв под себя (заодно и под ИРА) все ирландские части.
  - Я француз, - объявил он, - но я ещё и кельт. Наша семья жила в Вандее ещё до римлян.
  После этого Жермен вступил в ИРА. Для большинства ирландцев этого достаточно, а для шотландцев, немцев и поляков это стало сигналом того, что в бригаду берут всех, кто называет себя кельтом. Единственное ограничении введено по вере: брали только католиков. Но это уже мексиканцы настояли.
  ***
  С начала марта в Мексику потянулись составы с ирландскими переселенцами. Максимилиан выкупил у Союза военное имущество, снарядив Кельтику вполне достойно. Благо, особых денег на это не потребовалось - оружия и амуниции после конца войны осталось с избытком, а вот денег в казне - не очень. Ушлый император воспользовался этим, получив необходимое дешевле себестоимости.
  Ле Труа уже находился в Мексике, принимая личный состав и имущество Кельтики вместе с Кейси, которого уговорил-таки временно вернуться на пост начальника штаба. Воевать Кейси не желал, но бросить командира в трудную минуту считал подлостью, да и дело стоящее. Так что бывший телеграфист заступил на должность до окончания формирования бригады.
  Патрик переехал в Атланту, где координировал логистику и потихонечку врастал в город. Заодно однорукий капитан помогал обустраиваться переселенцам, решившим осесть в Конфедерации.
  Пусть в Мексике обещали землю, но далеко не все ирландцы, немцы и поляки желали стать земледельцами, многих привлекала промышленность КША, после французских инвестиций переживавшая настоящий бум. Да и земля... вдовушек на Юге хватало.
  Алекс с Фредом занимались отправкой грузов и людей из Нью-Йорка, что оказалось очень проблематично. Власти особых препон не ставили, но закрывали глаза на попытки разграбить уже оплаченное имущество Кельтики на складах. Проблемы всплывали и на железной дороге, лихие налёты стали обыденностью.
  Фред, ещё хромавший, в основном работает в городе. Попапанец же во главе отряда из сотни отборных бойцов мотается по окрестностям, сопровождая поезда и уничтожая банды. Таких отрядов у ИРА несколько и что самое страшное, их не хватает!
  Маргинализация населения происходила на глазах, не в последнюю очередь из-за депрессивных настроений населения и откровенно неудачного правительства в Вашингтоне. Дошло до того, что противостояние губернатора и мэра стало не только политическим, но и вооружённым. У каждого свои отряды, и стрелять они не стеснялись .
  Проблемы руководства и откровенные спекуляции продовольствием привели к начавшемуся голоду. На улицах никто ещё не умирал, да и продовольствия а армейских складах достаточно. Но спекулянты взвинчивали цены, наживая состояние.
  Виноваты же... да кто угодно, начиная от политического противника, заканчивая теми же ирландцами и неграми. Но если кельты пока отбивались, да и не все горожане видели в них врагов, то вот чернокожим повезло намного меньше - какой-то организации у них не наблюдалось, да и заступников не нашлось.
  По официальной статистике за последние пару месяцев убили чуть менее двухсот негров. Неофициально же можно говорить по меньшей мере о полутора тысячах убитых. По меньшей мере потому, что мертвецов очень часто хоронили в порту, привязав к телу тяжёлый груз.
  Проблема чёрных заключалась в том, что они никому не нужны. На Севере переизбыток рабочих рук и неприязнь К поганым черномазым, из-за которых велась эта война. Бред, но... для черни сойдёт.
  На Юге также избавлялись от негров, оставляя только проверенных. Не нужны они и в Мексике... там своих пеонов хватало. Единственный пока выход предлагали власти Канады, с кабальными контрактами на десять лет. Но освоение Арктики не всем по душе... тем более на условиях, фактически не отличавшихся от рабства.
  
  
  
  Тридцать восьмая глава
  
  
  
  Венчание Фреда и Мэй решили провести буднично, но народ в Медовых Покоях превратил скромную свадьбу в праздник для всего района.
  - Не думал, что я столь популярен, - ошарашено сказал Фред.
  - Ты скорее поводом стал, - устало сказал замотавшийся Папаша, - тебя знают и любят, но такой праздник больше потому, что давно у нас ничего хорошего не происходило. Там кого-то убили, здесь с казённых квартир согнали... соседи и родичи уезжают. Даже свадеб последние два месяца не случилось!
  Фред кивнул, принимая объяснения тестя - смущёно, но с явственным оттенком облегчения.
  - Знаешь... а давай-ка мы тот перехваченный у контрабандистов виски на улицы выкатим, - предложил уже тяпнувший с утра Алекс, - что-то сомневаюсь, что удастся его продать по нормальной цене. А так хоть людям праздник устроим.
  Свадьба вышла на славу. Такого размаха, как у Фокадана с Лирой, нет и рядом, но очень недурно прошло. По крайней мере, халявной выпивки у народа оказалось предостаточно, а закуску и развлечения ирландцы и сами обеспечили. Веселье вышло несколько истеричным, но это уж времена сейчас такие...
  ***
  Переговоры с губернатором проходили втайне. Алекс, Фред, Папаша, парочка лейтенантов ИРА и Сеймур с доверенными людьми. Встреча проходила на одной из ферм поблизости от Нью-Йорка. Налётчики не так давно порезвились, убив здесь всё семью. Дом, едва отмытый от крови хозяев, ждал своих покупателей, а заодно послужил властям штата.
  - Не думал, что мы когда-нибудь встретимся, - откровенно сказал губернатор, брезгливо посмотрев на старые стулья, выставленные на веранде с щелястыми полами. Один из приближённых услужливо постелил на стул чистый носовой платок из нагрудного кармана, и Гораций сел, приняв это как должное.
  Отвечать Фокадан не стал, скривив рот в усмешке, усевшись на перила, давно требующие покраски. Ирландцы последовали примеру командира, ведя себя нарочито небрежно. Столь вызывающее нарушение этикета губернатора скорее позабавило. Да плевать... иногда такие вот мелочи заменяют полчаса разговоров.
  Тем паче, рассредоточились ирландцы вроде бы небрежно, но так, чтобы контролировать территорию и доминировать при возможной перестрелке. Упасть с перил спиной назад в невысокий кустарник, выхватывая в падении револьвер... стандартное упражнение, внедрённое насмотревшимся боевиков попаданцем.
  - Итак..., - сказал один из безымянных помощников Сеймура.
  - Союз, - кратко ответил попаданец, покачивая ногой, - мэр у нас очень уж специфический.
  - Да уж, - коротко рассмеялся губернатор, - точнее и не скажешь. Подробней.
  - Неофициальный союз, - весомо сказал Папаша, - как только мэр споткнётся в очередной раз, и толпа захочет его линчевать, он назначит виновных. Негры, ирландцы, губернатор...
  - Судьба ирландцев и негров меня мало волнует, откровенно говоря, - цинично сказал Сеймур, достав сигару и медленно её раскуривая.
  - А нас мало волнует судьба губернатора и негров, - парировал Томас О,Брайен равнодушно, потерев красные от недосыпа глаза и непритворно зевнув. Губернатор, поставленный в один ряд с чернокожими, скривился, но промолчал.
  - Судьба города, я полагаю, заботит всех? - язвительно спросил попаданец, отмахиваясь широкополой шляпой от клубов вонючего сигарного дыма, - пожары все помнят? Для нас повторение подобных событий и нынешнее почти осадное положение не в радость. Вам же, Гораций, повторение беспорядков будет стоит политической карьеры. А там кто знает... за время своего губернаторства вы немало мозолей оттоптали. Президент охотно свалит на вас все проблемы, как только споткнётесь. Есть сомнения?
  - Пожалуй, нет, - спокойно ответил губернатор, - в чём будет суть договора?
  - Взаимная поддержка, поначалу неофициальная.
  - Остановить выселение ирландцев из казённого жилья не получится, - предупредил губернатор, - Вуд эту идею слишком сильно пропихивает. Пошуметь по поводу беззакония смогу, на этом всё.
  - Устраивает, - спокойно кивнул Папаша, - всё едино, в Нью-Йорке снова появляются серьёзные банды. Старые форты и прочий городской неликвид для них самое то, всё равно будут выживать нормальных квартирантов. Обеспечить защиту своим по всему городу не сможем.
  - Это все ирландцы в Медовые Покои переселятся? - Восхитился губернатор, даже не пытающийся делать вид, что сочувствует.
  - Все оставшиеся, - оправил его Фокадан.
  - О...
  Сеймур задумался и замолк.
  - Так значит, вы собираетесь переселять своих из Города? Мексика, Конфедерация... так? Всё-таки перехватили поток ирландских беженцев из Союза...
  - Вы умны и как всегда догадливы, господин губернатор, - равнодушно сказал Томас, - останутся только те, у кого есть возможность прожить в городе даже в нынешние смутные времена. Ну и самые упёртые, конечно. Немного останется: три, может быть пять тысяч как ядро. Переселенцы их Ирландии время от времени будут задерживаться, на пути в более благодатные края.
  - Интересное решение, - нейтрально сказал Гораций, - согласен. Так я могу рассчитывать на поддержку вашего... ИРА?
  - Пока выполняете соглашения - да, в том числе и на поддержку Боевого Крыла.
  - Даже так... - неприятно удивился губернатор, - Боевое Крыло, ну надо же... Не навоевались?
  - Да где тут, - откровенно оскалился попаданец, - рано складывать оружие. В САСШ без оружия и военизированных структур бандиты сомнут. У вас есть сомнения, что Вуд будет закрывать глаза на их действия? То-то... В Мексике своя Гражданская разворачивается. В Конфедерации... свои проблемы. Одни только негритянские банды чего стоят.
  - В таком ключе логично, - уже спокойней сказал Сеймур, - остаётся только надеяться, что вы не увлечётесь излишне... боевой политикой.
  - Здесь? В САСШ мы только отбиваться можем, да и мало нас. Скоро будет мало. А в Мексике и в КША... хм... посмотрим.
  - Ирландцы как организованная сила, способная влиять на политику стран! - Губернатор покрутил головой, - сам себе не верю!
  - Пока нет, - серьёзно ответил попаданец, - но начало положено.
  Гораций Сеймур подавился смешком и дальше вёл себя очень серьёзно, время от времени поглядывая на членов ИРА, будто пытаясь оценить их.
  Обговорили права и обязанности сторон, но никаких документов подписывать не стали - губернатор воспротивился, помешала профессиональная паранойя политика. Вкратце - Сеймур обязался одёргивать Фернандо Вуда от его поползновений в сторону ирландцев и прочих меньшинств Нью-Йорка. В список меньшинств не попали негры и китайцы, высоким договаривающимся сторонам их судьба безразлична.
  - Очень недурно пообщались, - задумчиво сказал тесть, когда они ехали назад в закрытых экипажах, - когда знаешь, до какой степени можешь рассчитывать на человека, проще строить политику. Мы выгодны губернатору как противовес Вуду и другим радикальным политикам.
  - Не преувеличивай, - ответил Алекс, придерживая рукой дробовик и поглядывая в окно сквозь щель в плотной занавеске, - нужны ему мы только как отряд союзников во вражеском тылу. Не забывай: он англосакс, с молоком матери впитавший У нас нет постоянных союзников, у нас есть только постоянные интересы .
  С этого дня началось осторожное сотрудничество. Поправка к закону или постановлению, информация о каком-то событии загодя. Весомо для тех, кто понимает.
  Но и ирландцы могли дать немало. Так, несмотря на подзуживание Вуда и ряда радикальных политиков, большая часть рядовых горожан к кельтам настроена если не благосклонно, то вполне нейтрально. Кто-то помнил роль ирландцев в уничтожении бандитов, для кого-то они боевые товарищи. Ну и разумеется, меньшинства.
  Французы и немцы, коих в Нью-Йорке предостаточно, хорошо помнили свою порцию помоев, выплеснутую на них в газетах. Владельцев газет приструнили, поскольку ссориться с могущественной Францией разорённой стране не с руки. Нашлись заступники и у немцев. Но память у меньшинств осталась.
  Серьёзной поддержки от них не наблюдалось, но доброжелательный нейтралитет - уже немало. Особенно если вспомнить, насколько велик процент вчерашних эмигрантов в Нью-Йорке и сколько из них не подпадают под определение англосакс.
  Другое дело, эмигранты по большей части разобщены. Французская община Нью-Йорка, некогда очень сильная, издавна имела хорошие связи с Югом. Новый Орлеан, Луизиана... не так давно эти земли принадлежали Франции.
  С началом Гражданской немалая часть французов переехала к своим, а оставшиеся на Севере утратили позиции, как неблагонадёжные. После проигрыша и вовсе... французы начали мигрировать в КША из Нью-Йорка, опережая ирландцев.
  Они приезжали в САСШ за лучшей жизнью, а таковая сейчас именно на Юге. Мигранты, не успевшие укорениться на Севере, не чувствовали его своей Родиной. Гонят? Ну так и чёрт с ними! Всё равно работы нет, а экономика рухнула так, что непонятно - будет ли хоть какой-то подъём в ближайшее десятилетие.
  Кризис, из-за которого политики стремительно становились радикалами, а на поверхность всплывали самые наглые и горластые, набирал обороты. Грамотных управленцев среди этой публики не наблюдалось...
  Обычно в такие времена власть в стране берёт хунта, наводя порядок по законам военного времени. Плохо ли, хорошо ли... всё лучше, чем банды, у которых на вооружении уже не ножи с дубинками, да редкие револьверы, а Гатлинги . Самое время военным взять власть, да годик-другой продержаться, наводя порядок. Потому уже и гражданских специалистов можно к власти допустить - экономику поднимать.
  Увы... для жителей Севера, но ничего похожего не наблюдалось. Попаданец подозревал, что страну уже взяли негласно под внешнее управление. Ни Великобритании, ни Франции не нужен конкурент в Новом Свете , а тем паче конкурент, способный влиять на мировую политику. Пока есть возможность задавить потенциального конкурента, задавят.
  - Тревожно мне, - поделился сомнениями Алекс с супругой, после чтения вечерней газеты, - всё к тому идёт, что дело кровью закончится.
  Лира уселась напротив, опёршись подбородком на маленький кулачок.
  - За нас боишься?
  - Да, - без обиняков ответил Фокадан, - в квартал к нам не сунутся, побоятся. Да и сунутся... чтобы нас выбить, армия нужна, с артиллерией - строили с учётом возможных городских боёв. А вот когда мало нас останется, могут напасть на поезд с переселенцами - к примеру. Из Медовых Покоев в таком случае уже не помогут - просто людей не хватит, чтобы одновременно оборонять квартал и выделить кого-то в помощь вне его.
  - А зачем нападать? - Удивилась супруга, - нас грязью поливают, мы уезжаем. Наоборот, радоваться должны. Ирландские бандиты уезжают и претенденты на рабочие места.
  - Это логика нормального человека, - вздохнул Алекс, - а я попытался поставить себя на место этих... упырей. Как ни крути, но пустить нам кровь выгодно слишком многим. Радикалы так своих сторонников кровью повяжут.
  - Как у бандитов? - Напряжённо спросила Лира, чуть нахмурившись.
  - Точно. Бандиты... эти могут вроде как силу показать горожанам.
  - Запугать оставшихся?
  - Угу. Губернатор может спровоцировать нападение, чтобы потом мэра обвинять. И это только так... навскидку.
  Лира несколько минут сидела молча, с печальной гримаской на красивом личике.
  - Ладно, - нехотя сказал она, - не уверена, что ты прав, но твой прогноз достаточно вероятен. Уедем с дочкой просто для того, чтобы тебе здесь было спокойней.
  Хлопот с переселением жён и детей хватило. Сам переезд ещё туда-сюда... ситуация пока не настолько взрывоопасная. А вот где их устраивать, на какие средства...
  В Конфедерации так отчаянно нуждались в рабочих руках, что готовы принимать на работу прямо с колёс. Женщин, детей... на тамошних фабриках полно одноруких и безногих. Говорят, встречались даже безрукие, что-то там контролировали.
  Когда Алекс впервые услышал это, волосы дыбом встали от ужаса. Никогда ранее он не подозревал, что значит демографическая катастрофа. И уважения к южанам прибавилось, эти умеют сражаться буквально До последнего человека.
  И при таком дефиците рабочей силы, переселенцев с Севера сравнительно немного. Ирландцы, представители французской общины, немногочисленные поляки и вовсе уже редкие русские. Ехали либо к своим, как французы в Луизиану и Новый Орлеан, либо парии вроде ирландцев и поляков.
  Англосаксы и протестанты других национальностей, в КША почти не переселялись. Об этом почему-то не говорилось прямо, но после войны появилось твёрдое разделение на Мы и Они. Англосаксы-протестанты из КША после печально знаменитого приказа Шермана о Выжженной земле, не считали больше своими англосаксов-протестантов из Союза.
  Ситуация зашла так далеко, что они начали родниться с креолами и даже индейцами, лишь бы только те воевали под знаменем Конфедерации. Для старожилов Юга из числа потомков французов или испанцев, в этом нет ничего зазорного, во многих плантаторах текла индейская, а порой и негритянская кровь. И ничего, принимали в обществе, служили на высоких постах.
  Для англосаксов же, свято уверенных в том, что они являются представителями Высшей расы... немыслимо! Многие из них обосновались на Юге всего десять или двадцать лет назад, образовав собственное сообщество. До Гражданской они слабо смешивались со старожилами, тщательно выбирая чистых и нечистых для общения. Чёрт побери, да многие англосаксы, выросшие в трущобах, искренне считали себя выше чистокровных испанцев с длинной родословной. Они же англосаксы!
  На Севере же, напротив, всячески нагнеталась истерия по поводу чистоты расы. Во многом это явление искусственно, как великолепное средство отвлечения от реальных проблем с экономикой.
  - Ату их, ату! Это из-за негров у вас нет работы! Ирландцы едят наш хлеб! Тупые поляки!
  Лозунгов такого рода встречалось предостаточно. Политики и раньше не особо стеснялись в выражениях, а уж теперь и подавно.
  Но проблема не только в политиках. Ветераны-северяне искали оправдание. Это не они плохие, потому что следовали тактике Выжженной земли, это южане неправильные. Недочеловеки.
  Когда попаданец впервые встретил это слово в статье, где профессор права важно рассуждал о низших и высших расах, ему стало страшно. Но статья послужила спусковым крючком для научного расизма, и стали появляться статейки на тему, что если в южанах течёт неправильная кровь, то они и сами - неправильные. Недочеловеки.
  А победили конфедераты... так это всем известно - предательство. Проклятые французы! Да и ирландцы... не всё с ними чисто. Пусть сражались они храбро, спору нет. Вот только подозрительно - чего это они покидают САСШ? Нет ли в этом какого-то заговора?
  Нужно сказать, что статьи такого рода не слишком востребованы, да и ирландцев они задевали по большому счёту краешком. После того, как поток ирландской миграции из Нью-Йорка стал ощутимым, рядовые горожане стали относиться к кельтам заметно спокойней.
  Уезжают конкуренты, ранее претендовавшие на рабочие места? Ну и слова богу, чего теперь на них злиться-то?
  А вот Юг как воплощение Сатаны, в газетных статьях встречался часто. Даже Алекс, скептически настроенный к прессе, после прочтения порой задумывался: может, ну его, этот Юг? Неприятное местечко, не для порядочных людей... В нескольких газетах КША, доставленных по его просьбе, попадались похожие статьи, но уже о Севере.
  Непонятную ситуацию легко разрешил Папаша, подкованный в политике. Они как сидели за рюмкой чая по семейному, в столовой у Фокадана.
  - Что тут странного-то? - Удивился Томас О,Брайен вопросу, - разделяй и властвуй. На Севере боятся без рабочих рук остаться.
  - Как же боятся, - перебил тестя Фред, - если сами нас выгоняют.
  - Нас, - фыркнул Папаша, - то-то и оно. ИРА и до войны не только кельтов защищало, хоть призыв вспомни. Да на войне ирландцы себя отменно проявили. Не начни политиканы на нас давить, так через год-другой мы бы сами из них масло выжали. По крайней мере, профсоюзы куда как жёстче могли бы себя вести.
  - А негры?
  - Эти-то? Ты вспомни, сколько их с Юга понабежало? Ничего не умеют, берутся работать за любые деньги. Промышленникам они в общем-то и не нужны в качестве рабочих. Сам вспомни, сильно их нанимали? Так, чтобы рабочие руки у южан отобрать. Отобрали, а сейчас не нужны, вот виноватыми назначили, чтоб народ пар на них выпускал.
  - А где тут Боятся без рабочих рук остаться? - не сдавался Фред.
  - Если слишком много народу уедет, так рабочим платить нужно будет нормально, а не как сейчас - за еду работают.
  - С Севером разобрались, - согласился внимательно слушавший дядю Рональд О,Брайен, - а с Конфедерацией почему так?
  - Мальчишки..., - если слышно пробормотал Папаша, и уже громче, - тоже боятся. Начнут приезжать к ним те солдаты из англосаксов, что за Союз воевали, осядут. А лет через пять-десять северяне уже в большинстве будут. Да со своим виденьем мира. Дальше объяснять?
  - Нет, дядя, всё понятно! Переворот.
  - Почему ирландцев да поляков в КША привечают, разъяснять нужно?
  - В Конфедерации привечают, потому как в Союзе гнобят, так? Даже если кто и не разделяет идеалы Юга, то вряд ли снова захочет воевать за Север. С таким-то отношением...
  Через несколько дней после этого разговора, в газетах развернулась травля чернокожих, и без того поставленных фактически вне закона. Обвинялись они в самых страшных грехах, порой совершенно абсурдных.
  До середины апреля ситуация с неграми искусственно подогревалась. На улицах Нью-Йорка можно увидеть ситуации, когда нетрезвые мужчины расправлялись с чернокожими образцово-показательно, на глазах у полиции. Те не вмешивались, даже если негров вешали на фонарных столбах... Мужчины эти, что характерно, из личной дружины мэра.
  Вскоре их примеру начали следовать уже и обычные горожане. Не все после войны сохранили душевное здоровье... Чёрные побежали, их группы сопровождали группы вооружённых лояльных граждан, стреляя по любому поводу .
  В Нью-Йорке большая их часть вербовалась в Канаду, пусть даже условия контракта стали вовсе уж кабальными. Разлучали семьи, мужчины и женщины отдельно... Но вариантов у негров не осталось: по слухам, в глубинке их попросту убивали.
  
  
  
  Тридцать девятая глава
  
  
  
  В штаб влетел белобрысый мальчишка из Молодой Гвардии.
  - Сэр! - он навытяжку встал перед Фокаданом, пытаясь изобразить военную выправку. Передав зажатую в потном кулачке записку, Гвардеец потерял серьёзность и снова стал мальчонкой лет восьми, которому старшие товарищи дали ответственное поручение.
  - Спасибо, солдат, - серьёзно сказал Алекс, на что мальчик просиял щербатой улыбкой, стукнул босыми пятками друг о друга и умчался, подпрыгивая. По мере того, как попаданец читал, лицо его делалось всё более хмурым.
  - По коням, - коротко сказал вестовому, - нападение на склад, поднимай дежурный взвод. Да... Гатлинги тоже брать, экипируемся по полной.
  Через пять минут полсотни верховых одвуконь при четырёх странноватых повозках, вышли на рысях из Медовых Покоев.
  - Воевать едут! - С восторгом сообщил давешний мальчишка приятелю, примостившемуся вместе с ним на заборе по соседству.
  - Ага, - согласился рыжий приятель, - по два револьвера у каждого, да и ружей у некоторых по два . Меня бы с ними!
  - Да, - мечтательно согласился белобрысый, - здоровски получилось бы! Мне брат давеча давал из револьвера стрелять. Ух! Лягается, чисто мул, но удержал!
  - Попал хоть?
  - А то! - Хвастливо отозвался гонец, - но почти тут же смутился и добавил, - почти. Рядышком с мишенью пуля легла, дюймах в пяти. Знаешь, какая отдача? Ух! Брат сзади за руки придерживал, и всё равно!
  ***
  Ограбленный склад формально принадлежал военным, но серьёзной охраны там не стояло. Армейское начальство в большинстве своём весьма прохладно отнеслось к закупке Максимилианом военного имущества.
  Алекс подозревал, что дело тут прежде всего в меркантильных интересах: только-только они собрались погреть руки на армейском имуществе, как подсуетилось гражданское руководство и распродало это самое имущество за бесценок. Не то чтобы военные действовали бы иначе...
  Поскольку к военному имуществу принадлежал только склад, но не его содержимое, то местное начальство весьма формально отнеслось к его охране. Иногда удавалось договориться, и за дополнительную мзду армейцы серьёзно относились к службе. Чаще всего деньги брали охотно, тут же забывая о своих обязательствах.
  Вот и сейчас...
  - А я чо? - лениво бубнит опустившийся алкоголик, невесть зачем одетый в грязную форму Союза, - я ничё. Стою я, значица, и бах! Передо мной двое... нет, четверо бугаёв с оружием, и все в форме Конфедерации. Новенькой! И револьверты на меня, а пятый - саблей в горло тычет! Вот.
  Алкаш задрал голову, демонстрируя старый бритвенный порез на грязной, отродясь не мытой шее с ползающими по ней вшами, пытаясь выдать его за свежую сабельную рану. Врал бестолково, постоянно путаясь и запинаясь. Но складское начальство, в лице немолодого лейтенанта и парочки капралов, охотно слушает враки. Поскольку складских сопровождал взвод федералов, недобро поглядывающий на ирландцев, устраивать полевой допрос лжецу не с руки.
  - Сговорились же, - процедил сквозь зубы Фред, который с недавних пор начал расхаживать ногу в длительных поездках.
  - Врёт, - согласился Алекс, - это и ежу понятно. Ты вот что... Маккиннона возьми и других наших браконьеров. Пусть покрутятся вокруг, следы посмотрят. Чует моё сердце, что официально нам это не дадут.
  Следующие пятнадцать минут попаданец стоял, время от времени задавая вопросы на грани - так, чтобы нельзя понять, насколько серьёзно воспринял он эти враки. Наконец, заметив сигнал Фреда, вежливо отпустил складских.
  - Бандиты, командир, - с хрипотцей сказал Маккиннон. Его товарищи подтвердили слова кивками.
  - Дезертиры или кто?
  - Ну... если и дезертиры, то вконец расслабившиеся, - ответил следопыт, сняв шляпу и задумчиво почесав макушку, - что вояк там много, это к цыганке не ходи. Но дисциплина там не армейская, за это поручиться могу.
  Фокадан кивнул, он уже не пытался проверять следопытов в таких вещах. Если время позволяло, то пытался разбирать следы сам, пользуясь подсказками. Но не сейчас.
  - Сколько?
  - Сотни две.
  Алекс присвистнул. Не то чтобы рекорд по нынешним временам, но внушительно. Тем более, это может быть всего лишь основным ядром банды. Сколько их там в логове, и как оно укреплено, бог весть. Впрочем... и посерьёзней банды громили.
  - Круг делаем, - предупредил он бойцов, - вроде как назад возвращаемся. Ручаться могу, в сговоре здешняя сволота с бандитами.
  - С конфедератами связываться боимся, - добавил Фред с ядовитым смешком, - пусть думают, что мы купились.
  Показав возвращение в город, следопыты кружными путями вывели взвод на следы бандитов. К великому облегчению Фокадана, тянулись они не к железной дороге, а в глубинку.
  - Много груза-то? - Поинтересовался Фред.
  - Нет... большую часть вывезти успели раньше. Но товар ценный по нынешним временам - мука.
  Друг кивнул, сжав губы, за еду уже начали убивать. Нехватки продовольствия ещё не возникло, но игрища спекулянтов привели к тому, что люди приготовились к голоду.
  Учитывая, что северяне не славились взаимопомощью даже в сытые времена, вполне логично. Протестантская мораль говорит, что бог явно выделяет грешников и праведников. И если человек беден, то это только потому, что он грешник, бог его не любит. И помогая ему, не нарушишь ли волю бога?
  Больше сотни тяжело гружёных фургонов оставили заметную колею, по которой зачем-то прогнали табун.
  - Замаскировать пытаются, - доложил со смешком один из следопытов, - проезжают по следам повозок всем отрядом на лошадях.
  - А потом ещё и коров туда-сюда гоняют, - добавил подъехавший Маккиннон, откровенно скалясь, - вроде как следы коров поверх следов подкованных лошадей, чего-то скроют.
  Хохотнули, уловка рассчитана на горожан. Пусть таковых ирландцев большинство, но думать, что в отряде не найдётся хотя бы парочка следопытов, глупо. Или ловушка?
  - Парни, - подозвал Фокадан следопытов, - ловушку не устроят? А то сейчас под дурачков косят, мы и расслабимся.
  Маккиннон нахмурился и кивнул нехотя:
  - Могут, сэр. Для бандитов это слишком умно, но вы правы. Мало ли, найдётся какой башковитый в верхушке, да настоит на своём.
  Дальше ехали уже более сторожко, хотя и до этого по все правилам - с авангардом, арьергардом, боковым охранением...
  - Вы правы, сэр, - подъехал к нему Маккиннон полчаса спустя, - ловушку готовят. Мы там с парнями проехались, поняли как. Повозки вперёд пойдут, мы за ними. Эти же с трёх сторон навалятся, да как раз к повозкам прижмут.
  Фокадан помрачнел, опять потери предполагаются...
  - Кто у них там хоть, кавалерия или пехота больше?
  - Кавалерия, - уверенно ответил следопыт, - пехотинцев среди них мало, на возках в основном.
  - Логично... Значит, сделаем так...
  ***
  - Чтой-то тянут ирлашки, - пробурчал сквозь зубы один из возчиков, оглядываясь назад.
  - Может, передумали, - отозвался приятель с соседней повозки, - с конфедератами Джимми хорошую байку придумал, уже забояться могли. Да потом если за нами двинулись, так понять нетрудно - народа у нас много.
  - Да вроде лихие вояки, - не согласился возчик.
  - Лихие-то лихие... да припомни, они же инженеры. В землю коль закопаются, так хрен их оттуда выковыряешь. Я бы не полез. Один единственный раз форт брали, и то... люди всякое болтают.
  - Да верить этим болтунам, себя не уважать. Свояк мой там был - говорит, по чести ирлашки воевали.
  - Ну может и так, - охотно согласился приятель, щелчком кнута сбивая слепня с кобылы, - но раз всего, да и то - укрепления брали, а не в чистом поле воевали. И своих сколько положили. Нет... если даже и дойдут до нас, то парни шуганут их, и всё. Кто ж будет за чужое добро умирать?
  - Мы, - неожиданно зло отозвался возчик, харкнув на землю, - недавно все мы за чужое добро воевали и умирали.
  - Едут, - прервал разговор прискакавший всадник, - разворачивайте возы.
  Бандиты начали разворачивать возы поперёк дороги, сцепляя их между собой и отводя лошадей. Получилась этакая подкова, вогнутой стороной к преследователям, причём возы образовали несколько слоёв. В возах и под ними устроились возчики, спрятавшись за мешками с мукой и выставив винтовки.
  Место для встречи противника очень удачное, дорога проходит через заболоченный луг. После недавних дождей пройти по нему можно с большим трудом, увязая на каждом шагу в грязи. Так что лихой атаки можно не опасаться. Да и любимая Кельтикой позорная атака ползком в таких условиях невозможна.
  - Сейчас, - излишне громко сказал прыщавый юнец, сжимая Ли-Энфильд и вглядываясь в щель между досками, - сейчас ирлашки на нас выскочат, а там и парни с боков навалятся.
  Остальные возчики так же переговаривались, пряча нервозность за лихими разговорами. По рукам заходили фляги и бутыли с виски, плитки жевательного табака, кокаин.
  Послышалась стрельба и давешний юнец оскалился зубасто, обнажив белесые дёсны.
  - Гонят ирлашек!
  Но тут послышались характерные звуки Гатлингов и лица возчиков вытянулись.
  - Я на такое не подписывался, - пробормотал немолодой мужчина, крепко сжимая Шарпс и ввинчиваясь между мешками, - подработал, мать вашу...
  Минуту спустя на составленные подковой возы выскочила кавалерия банды, принявшись растаскивать возы.
  - Быстрее, уроды, быстрее!
  Кавалеристы щедро раздавали пинки и затрещины, да и прикладами досталось кое-кому из возчиков.
  - Гатлинги! - С надрывом провыл один из прискакавших бандитов, не замечая, что у него текут слёзы по грязным щекам, - Гатлинги! На повозках! Они знали, знали!
  Бандит начал выть, оглядываясь назад. Потом, неожиданно для окружающих, перелез через воз, второй... Минуту спустя он уже бежал по дороге и судя по всему, надеялся убежать от страшных ирландцев со скорострельным оружием.
  Его примеру последовали и другие, воцарилась паника. Главари попытались приструнить паникёров ударами прикладов и пинками, но... поздно.
  Прогремели выстрелы, сохранивших спокойствие лидеров убили. На дорогу лихо выехали странноватые повозки, возницы которых тут же развернули их задом к бандитам.
  - Гатлинги! - Тут же заорал юнец, и бросился бежать прочь. Стволы у механических картечниц зашевелились и начали выплёвывать пули, кроша скопившихся перед награбленным добром бандитов.
  Ответная стрельба вышла малоэффективной, повозки с Гатлингами прикрыты металлическими щитами, прикрывавшими экипаж и лошадей. Пули со звоном рикошетировали от металла, оставляя вмятины.
  Вскоре ответная стрельба бандитов прекратилась. Большая их часть лежала мёртвой перед повозками с мукой, образовав груду тел, где лошадиные туши перемешались с человеческими телами. Получилась такая... мясная баррикада, так что дальнейшая стрельба стала бесполезной для обеих сторон.
  Возчики бандитов, оставшиеся в живых, сопротивляться и не думали. Возможно, отдельные храбрецы среди них и нашлись бы даже после применения Гатлингов. Но большая их часть бежала сейчас к упряжным лошадям, спеша покинуть место бойни, пусть даже охлюпкой .
  Ирландцы не обстреливали беглецов и вскоре все возчики бежали к лошадям. Только тогда бойцы ИРА начали растаскивать кровавую баррикаду и повозки, добивая раненых. На это понадобилось всего несколько минут, после чего через проход просочились всадники, последовавшие за бандитами.
  ***
  - Чисто, командир, - полчаса спустя доложил Рональд о,Брайен, возглавлявший погоню, - никто не ушёл.
  - Славно. У нас потери есть?
  - Мелочи, парочка ранений. Отстреливаться на скаку назад, да ещё и без седла... Если бы попадали, таких стрелков у Барнума с руками оторвали. А скорее даже - в техасские рейнджеры без конкурса.
  - Славно.
  Однако убитые у ирландцев всё-таки имелись. В начале перестрелки, когда Гатлинги ещё не успели развернуть, бандиты щедро тратили патроны и успели убить пятерых. Ещё двое находились в тяжёлом состоянии, ранения же той или иной степени тяжести получила почти половина бойцов. Учитывая почти четырёхкратное преимущество бандитов в численности, результат более чем приличный, даже с учётом Гатлингов. Но... попаданец так и не научился прощать себе ошибки, мнимые или реальные.
  Своих раненых и убитых погрузили в повозки, Фред прочитал молитву над погибшими и сказал небольшую речь. Простая по сути, но слова подобраны так, что лица бойцов просветлели.
  После трансформации из англичанина-протестанта в валлийца-католика (рвать с прошлым, так по полной!), он сильно озаботился морально этическими различиями конфессий. И как многие неофиты, очень болезненно воспринимал острые углы прошлого. Теперь протестантская этика колола ему глаза, но и в католицизме хватало недостатков.
  Как человек, увлечённый новым для него направлением христианства, и идеями социальной справедливости, Виллем сейчас пытался скрестить социализм с христианством. Идея не новая.
  Сейчас Фред увлечённо штудировал труды Маркса и работы других социалистов. Одновременно с богословскими трудами...
  По мнению Алекса, получалось... жестковато. Но такой вот период богоискательства у думающих людей встречается. Религия, социализм, увлечение боевыми единоборствами... Человеку нужно найти своё Я, чтобы не стать обывателем, живущим по примитивной программе биоробота.
  Попаданец понимал это, да и у самого был катарсис , когда он понял своё место в мире и принял сам мир. Но от излишнего рвения старался друга ограждать - то отвлекая его чем-то земным, то выдавая слегка ёрнические комментарии.
  Вот и сейчас Фред погрузился в изучение какой-то серьёзной литературы, покачиваясь в седле.
  - Сочиняешь Теологию Освобождения ? - Неуклюже пошутил Алекс.
  - А? - Друг оторвался от книги, осмысливая слова и постепенно светлея лицом, - очень хорошее название, спасибо.
  
  
  
  Сороковая глава
  
  
  
  Фуры с мукой решили доставить в Медовые Покои, на имеющиеся там склады. Но перед этим ирландцы сделали крюк, проехав мимо резиденции шефа полиции Нью-Йорка.
  - Кто у вас там регистрацией захваченных преступников заведует? - Добродушно осведомился Алекс у дежурного, не слезая с лошади, - позови.
  Коп покосился на него брезгливо, кривя толстую физиономию с обвисшими щеками, и дунул в свисток. С топотом прибежало несколько человек с дубинками наперевес. Как на подбор - откормленные кабанчики с бульдожьими физиономиями.
  - Бойла позовите, - коротко сказал им дежурный неожиданно тонким голосом, - похоже, дело ему привалило.
  Неведомый Бойл не торопился, выйдя на улицу минут через пять, демонстративно вытирая рот, измазанный чем-то жирным. В левой руке упитанный полицейский держал дымящуюся керамическую кружку, одуряюще пахнущую хорошим кофе. Изрядно засаленная униформа изобиловала пятнами от еды и напитков, и говорила о том, что её хозяин тот ещё неряха.
  - Что там у вас? - Спросил он с хрипотцей и демонстративно рыгнул, обдав присутствующих сложным ароматом перегара, еды, кофе и гнилых зубов.
  - Преступники, - с ласковой улыбкой ответил попаданец, - как и положено - живыми или мёртвыми. Парни!
  Парни с улыбками, напоминавшими волчьи оскалы, начали скидывать с сёдел мешки, развязывая горловины.
  - Мать вашу! - Панически взвизгнул Бойл, роняя кружку, разлетевшуюся на осколки, и обварившую его ноги горячим кофе. Но коп не обратил внимания на ожог. По брусчатке катились отрубленные головы... Одна их них подкатилась под ноги Бойла, вывалив язык. Коп неуклюже отпрыгнул, приземлившись задницей на осколки кружки.
  - Мать вашу! - Повторил дежурный за начальником, глядя на головы побелевшими от ужаса глазами, - вы арестованы!
  Ирландцы в ответ направили на полицейских ружья, всё так же скалясь.
  - Не имеете права, КОЛЛЕГИ, - так же ласково пропел Алекс, вытаскивая бумагу, - видите? Добровольческий отряд содействия полиции штата , подписано губернатором.
  Попытки полиции города покачать права пресекли с самого начала: наставленными на них ружьями. Заметное превышение полномочий, да... но превышения в Нью-Йорке случаются сплошь и рядом. Вражда политиков и их личных дружин стала притчей во языцех . А прав тот, у кого больше прав... В дано случае - лучше вооружён.
  В данном случае этот демонстративный акт унижения и запугивания согласован с губернатором. Более того, идея с отрезанными головами принадлежала Горацию Сеймуру... Правда, тот в этом никогда не признается.
  - Фу, - выдохнул Алекс, как только они отъехали на полмили от полицейского участка, - Ронни, дай-ка мне сигару!
  Получив от О,Брайена сигару, попаданец неумело отрезал кончик, поджёг её подрагивающими руками и начал раскуривать, не затягиваясь.
  Несмотря на то, что в ГБР набирали только добровольцев, да и то не всяких, рубить головы смогли не все. По одной-то голове отпилил каждый - вроде как крещение кровью прошли, от лишней брезгливости. Но дальше неофитов обычно долго-долго рвало... Так что офицерам и некоторым бойцам ИРА из числа наименее брезгливых, пришлось поработать... мясниками.
  Пришлось и ему, причём из-за нервной обстановки и нехватки соответствующего опыта, кровь мертвецов попадала и на лицо, да и на губы...
  Алекс понимал, что это станет одним из наиболее запоминающихся и любимых кошмаров, но деваться особо некуда. Для бойцов он - один из отцов-основателей ИРА и фактический основатель Кельтики. Никаких сомнений, мы всё делаем правильно!
  Более того, он сегодня не имеет права даже напиться, нужно демонстрировать всем и каждому несгибаемость и твёрдость духа. Ну или маску отморозка, это как посмотреть.
  Маска помогла, нападения на склады, опекаемые ирландцами, прекратились. Груда голов перед полицейским управлением впечатлила горожан по самое немогу. Заходили страшненькие легенды об их количестве. Через пару дней сами очевидцы с жаром уверяли, что голов вывалили столько, что перед полицейским участком вырос настоящий холм.
  Тем паче, головы пролежали там не один час, и кровь успела пропитать брусчатку. Теперь перед входом в управление отчётливо выделялось тёмное пятно и попахивало мертвечиной. Позже кровь смыли, поливая место водой с обильными добавками всевозможных отдушек. Но перестарались и отдушки эти дали такой эффект, что запах только усилился.
  К облегчению попаданца, легенды пошли не столько о нём и Кельтике, сколько о кельтах вообще. Дескать, те ещё тварюки кровожадные в древности были. Да и сейчас... недаром, ох недаром ирландцы считаются лучшими солдатами Гражданской!
  - Такие отморозки, им убивать в радость... и умирать не боятся, сволочи. Но это не из-за храбрости - всем известно, что самые храбрые, это англосаксы! А ирландцы и всякие там славяне... они просто недоразвиты. Тупые, потому и смерти не боятся.
  Пришлось потратить немало сил, чтобы опаска осталась, но сделалась слегка отстранённой. Дескать, если ирландцев довести, то...
  - Помните, как они бандитов в Нью-Йорке вырезали? А так опасаться нечего, их в городе мало осталось и будет ещё меньше. Вот-вот... пусть теперь с ними в Конфедерации и Мексике мучаются, хе-хе...
  - Но этих, что останутся, лучше не трогать. Головорезы-то уедут, останутся самые мирные. Можно сказать - цивилизованные. Сами они не опасные, потому как не буйные, но ежели что - могут, да... И не дай бог, ещё и родня мстить придёт. ИРА эта чёртова, объединила ирлашек...
  ***
  Сделав несколько затяжек не в себя, Алекс затушил сигару и заложил его за тулью широкополой шляпы , с отвращением чувствуя на губах вкус табака. Пока только табак и виски помогали избавиться от привкуса чужой крови во рту, и лучше уж пристрастие к табаку, чем к алкоголю.
  Он понимал, что это как минимум очень нездорово, ведь прошло немало времени с той знаменитой резни. Увы... психиатров под рукой не нашлось, а обращаться к священникам сложно, если в Бога ты веришь, а в церковь - нет.
  - Пошли, брат, - Фред тронул его за плечо, - всё собрано.
  Фокадан кивнул и встал со стула.
  - Ну всё, - неловко сказал он О,Брайенам, - живите.
  Свой дом в Медовых Покоях передал родичам. Не навсегда, разумеется, до такой степени его альтруистичность не доходила.
  Просто сдавать в аренду, когда братья и сёстры жены вынуждены жить с родителями, как-то... Ладно бы ещё, самому денег не хватало, но нет - капают за пьесы денежки, капают. И за старые, и за новые.
  Две пьесы, написанные на войне, одна после. По его собственному мнению - средненько. Но публика шла, да и критики встречали в общем-то благосклонно. Поругивали, не без этого, но находили интересными и необычными.
  Попаданец считал, что это из-за его инаковости, которая до сих пор вылезает в самых неожиданных случаях. Чуть другой взгляд на мир, другое построение фраз, непривычные в этом времени речевые обороты, режиссёрские идеи из будущего.
  Всеобщего признания и узнавания на улицах нет, но Алекс уверенно вошёл в первую пятёрку самых популярных драматургов Северной Америки и примерно в полусотню самых популярных в Старом Свете . Тем более, что если первую пьесу он творчески украл из будущего, то последующие уже писал сам. Есть чем гордиться.
  Всё... в Медовых Покоях остались только те, кто решил связать свою судьбу с Нью-Йорком. Порядка трёх тысяч ирландцев из тех, кто врос в город корнями, да пара тысяч мигрантов из числа валлийцев, шотландцев, немцев и поляков.
  Перед Исходом сделали всё возможное для максимальной автономии района, дошло едва ли не до автаркии . Свои магазины, пекарни, бойня, школы, спортивные клубы, больница, типография, склады... Даже кое-какое производство наладили - из тех, что не требуют громоздкого оборудования.
  Много ли, мало ли... но для доброй половины населения из числа своих работа найдётся непосредственно в квартале. Остальные могут работать в порту, или к примеру - в полиции штата. Губернатору понравилась возможность иметь отморозков с такой репутацией в самом сердце владений заклятого врага - Фернандо Вуда.
  Сейчас, в Смутные времена, он охотно нанял сотню ирландцев в качестве ГРБ полиции штата. С такой-то репутацией... Да и с боевой выучкой всё в порядке: все ветераны, прошедшие не одно сражение, все владеют боксом и хотя бы зачатками фехтования.
  И кому какое дело, что сотрудники ГБР в полном составе входят в Боевое Крыло ИРА? Горацию Сеймуру так даже удобней - не нужно тратится на базу, у них своя имеется. Да и случись что, на помощь ГБР поднимутся и другие ирландцы. Удобно.
  Есть у общины и запасы - с разрешения Максимилиана, некоторую часть провизии Фокадан оставил на складах ирландской общины в Медовых Покоях. Мексиканскому императору этот жест почти ничего не стоил, но реклама получилась хорошая.
  Прибывающим из Ирландии мигрантам вольно или невольно рассказывали об этом поступке императора. Люди, привыкшие вечно жить впроголодь, к такому поступку относились, как к чему-то сакральному, авторитет Максимилиана у ирландцев заметно вырос.
  - По коням! - Скомандовал Фокадан и триста человек слитным движением уселись в сёдла - такие вещи специально тренировали. По городу к вокзалу ехали походным порядком, с боевым охранением. Им несложно, а горожанам будет что обсудить. Подобная демонстрация притормозит некоторых радикалов из числа англосаксов, если вдруг что пойдёт не так.
  А вот и они...
  - Не к ночи будь помянуты, - сплюнул Фред при виде колонны Чистых, вышедших проводить уезжающих ирландцев. Движение откровенно нацистское: Чистые считают, что обществу САСШ нужно очиститься от всех, не относящихся к англосаксам. К своим они причисляли немцев, голландцев, датчан и шведов - последние даже котировались, как отборные представители высшей расы.
  При всё расизме, они не считали нужным избавиться от Всяких там ирлашек и негров. Чистые считали, что те Должны знать своё место, для чего предлагалось ввести в закон соответствующие поправки с делением на высшую и низшие расы .
  Низшим отводилась роль батраков и подёнщиков, с официальным ограничением возможности двигаться выше. Широкой народной поддержки движение не могло получить ни при каких обстоятельствах.
  Рабочие, будучи даже чистокровными англосаксами, куда спокойней относились к нечистокровным коллегам. Сложно презирать людей, с которыми работаешь бок о бок. Тем паче, находить у них какие-то черты недочеловеков...
  В глубинке же и вовсе, Всякие там ирлашки являлись нередко уважаемыми членами общества и занимали официальные посты. Это в больших городах могли перебирать знакомствами. В провинции проще: не нравится врач-ирландец? Так других просто нет в радиусе нескольких десятков миль... Научишься уживаться. Да и немного там снобов и задавак, такие обычно в города перебираются.
  Высшие слои могли педалировать эту тему только до определённого момента, с оглядкой на КША, Францию и прочих не англосаксов.
  Алекс находил движение Чистых скорее полезным - для ирландцев. Наличие постоянного, в меру опасного врага заставит их объединяться. Он надеялся, что подобных организаций станет больше и когда-нибудь англосаксонские расисты станут для ирландцев тем же, что и антисемиты для Израиля . Правда, хотелось бы менее радикально...
  - Чистая страна для чистых людей! - Декламировал проповедник срывающимся истеричным голосом, и толпа вторила за ним. Странноватый тип, какой-то высушенный, с рыбьим лицом и выпученными глазами. Повсюду кресты, портреты каких-то незнакомых попаданцу людей - духовные лидеры и герои Чистых, предположил попаданец.
  - Знайте своё место, потомки Хама, и его сына Ханаана! - Продолжил проповедник тонким голосом кастрата, - в библии сказано, что удел ваш - прислуживать сыновьям Яфета за грехи ваши! Или вы готовы спорить с Богом!?
  Слушать это неприятно.
  - Убого как-то, - буркнул Фред, - мы какие марши устраивали, а? А эти? Никакого сравнения, чисто бараны блеют.
  Сказав это, он отвернулся и невоспитанно плюнул на землю, в сторону демонстрантов.
  - Бараны, - хмыкнул попаданец, настроение его стало таким отчаянно-весёлым, Горит дом, так хоть погреюсь. Встав в стременах, он дунул в свисток, привлекая к себе внимание.
  - Ты ждёшь моего ответа, пастор ? Или боишься услышать его?
  - Говори, нечестивец! - Жабой надулся проповедник.
  Шагают бараны в ряд,
  Бьют барабаны, -
  Кожу для них дают
  Сами бараны.
  
  Мясник зовет. За ним бараны сдуру
  Топочут слепо, за звеном звено,
  И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
  Идут в строю с живыми заодно.
  
  Они поднимают вверх
  Ладони к свету,
  Хоть руки уже в крови, -
  Добычи нету.
  
  Мясник зовет. За ним бараны сдуру
  Топочут слепо, за звеном звено,
  И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
  Идут в строю с живыми заодно.
  
  Знамена горят вокруг,
  Крестища повсюду,
  На каждом - здоровый крюк
  Рабочему люду.
  
  Мясник зовет. За ним бараны сдуру
  Топочут слепо, за звеном звено,
  И те, с кого давно на бойне сняли шкуру,
  Идут в строю с живыми заодно.
  
  
  Ответ проповедника ожидаем - проклятия. На это ирландцы ответили взрывом хохота - все понимали, что отныне и навек к Чистым пристала кличка бараны.
  
  
  
  
  
  
  Сорок первая глава
  
  
  
  Прибытие в Атланту началось с конфуза: кельты захватили вокзал и прилегающие здания.
  - Неловко получилось, - с тщательно спрятанными смешинками в глазах, оправдывался подъехавший Патрик перед захваченными в плен офицерами КША. Всем присутствующим ясно, что военная комендатура столицы Конфедерации в полной заднице, и что скорее всего, этих офицеров снимут с должностей с превеликим треском. Ну а военный комендант... вряд ли он вообще задержится в рядах армии.
  Фокадан старательно изображал невозмутимого служаку, хотя внутренне готовился к неприятностям. В самом-то деле, мало кому понравится такое поведение гостей... Красиво получилось, спора нет. Для Кельтики в целом и ГБР в частности получилась отменная реклама.
  А вот для командования...
  - Не переживай, - сказал потихонечку подошедший Патрик, - я уже отправил человека Борегару. Теперь все считать будут, что вы с ним заранее договорились о проверке боеготовности столичной комендатуры. Благо, коменданта всё равно снять хотели - не справлялся. Теперь и повод какой...
  - А Борегар на это пойдёт? - С ноткой вполне понятного сомнения поинтересовался Фред, нервно ломая одну спичку за другой в попытках прикурить сигару.
  - Пойдёт, - засмеялся Патрик, протягивая другу зажигалку с огоньком, - он такие вот авантюры любит. Тем паче, если главнокомандующий соглашается, то будет выглядеть мудрым и требовательным, способным любую мелочь обратить на пользу армии. Да и гарнизоны подтянутся - с такими-то проверками!
  Борегар прибыл всего через пару минут, с внушительной свитой собранных наспех ветеранов из разных полков.
  - Блестяще, полковник Фокадан, блестяще!
  Пожав руку, генерал подмигнул еле заметно попаданцу и продолжил хвалить выучку солдат.
  - Не имел никаких сомнений в блестящей выучке бойцов Кельтики, но сегодняшние действия показали, насколько высок тот уровень, к которому должна стремиться армия Конфедерации.
  Взгляд Борегара сделался чуточку брезгливым при взгляде на коменданта, но слова удалось сдержать. Зато жесты... попаданец в очередной раз восхитился. Немного мимики, поставленная поза, парочка жестов... И всем понятна разница: Борегар ухитрился собрать из попавшихся ему навстречу ветеранов боеспособное подразделение, способное задержать на вокзале потенциального противника. Комендант же ухитрился проиграть, имея роту охраны, подготовленную как раз таких вот случаев.
  Сыграть так, как Борегар... не факт, что смог бы. Неделю на репетиции, да режиссёра умелого... разве что так. Понятно, что у выходцев из хороших семей и выучка соответственная. Любительский театр в эту пору распространён повсеместно . Да и ставят подобные сценки юношам и девушкам из хороших семей едва ли не автоматизма.
  Полдюжины отрепетированных сценок на все случаи жизни, которые можно править под конкретную ситуацию - очень удобно. Попаданец дал себе обещание, отрепетировать пару десятков сцен для таких вот случаев.
  Несколько минут главнокомандующий отвешивал комплименты выучке ирландцев и рассказывал о сотрудничестве с полковником Фокаданом.
  - Как вам это удалось? - Со смешинкой в голосе спросил Борегар, отведя Алекса и Фреда в сторонку.
  - Выучка, - ответил попаданец, чуть смутившись, - инженерная часть всё-таки. Ле Труа натаскивал не только траншеи копать да дороги прокладывать, но и брать укрепления. Потом в Нью-Йорке к полиции штата нас причислили, за бандами гонялись. А какие там банды в городе и пригороде, сами знаете.
  Борегар кивнул задумчиво, банды Нью-Йорка получили известность далеко за пределами страны. Европейские газеты со смаком печатали заметка о бандах, ведущих самые настоящие боевые действия на центральных улицах города. После Большой Чистки, когда ИРА зачистила трущобы, ситуация стала намного легче, криминальный элемент уничтожен физически.
  После фактического поражения Севера и сильнейшего кризиса, стало ещё хуже. Большой портовый город, в который ежедневно прибывают десятки и сотни судов из Европы. А пассажиры там всякие... свято место пусто не бывает, и поскольку городские власти не стали стеной на пути импортного криминала, Нью-Йорк вернулся к былому состоянию. Без острастки в виде ИРА и с мэром, фактически разводящим криминал, иного и не могло получиться. Стало даже хуже.
  Раньше, по крайней мере, бандиты всё больше дубинками и кастетами орудовали, редко-редко револьверы в ход шли. Теперь же и Гатлинги на улицах никого не удивляли. Бои между бандами в окрестностях города или прямо на улицах велись серьёзные, по всем правилам военной науки. Доходило до того, что бандиты теснили порой солдат и курсантов Вест-Пойнта!
  Дело осложнялось тем, что добрая половина бандитов числилась в охране крупных политиков (Вашингтон-то рядышком!) или в рядах городской полиции. Попробуй такого арестуй... и без того Север на грани новой Гражданской.
  - Вот и тренировал бойцов на захват зданий, да всерьёз, - сказал Алекс, - если они не на выезде находились, то тренировались без выходных. Отдельные здания, комплексы... по десять-двадцать раз на дню. Ну и здесь...
  - Мы привыкли по железной дороге передвигаться, - подхватил Фред, безуспешно пытаясь выглядеть невозмутимым, - быстрее так. Из вагонов выгружаемся всегда, будто на вражеской территории: пару раз при выгрузке обстреляли, так что перестраховываемся. Ну и...
  - Вылетаем, как привыкли, - подхватил эстафету Фокадан, - а тут вояки из комендатуры. Вот и вышло недопонимание - они на нас оружие направили, а после этого у моих ребят уже рефлексы включились.
  - Хорошие у вас рефлексы, - хохотнул главнокомандующий негромко, весело щуря глаза, - хм... Долго ли натаскивать, чтобы так вот... вокзалы на рефлексах захватывать?
  - Долго. Да и не все годятся. Нужны не просто вояки матёрые, а из тех, что с детства друг друга знают, чтобы на улицах вместе росли. Такие, чтоб даже не с полуслова - с полувзгляда понимали, что товарищ хочет сделать. И знали, на что каждый из них способен.
  - Вашу мысль понял, - задумчиво ответил Борегар, - А как насчёт... службы?
  - В полиции или в армии?
  - Есть разница? А... понял, не отвечайте. В армию к недавнему врагу немногие пойдут, а вот в полицию - вполне. Гм... для нашей полиции подобные штурмовые отряды избыточны, у нас тут на два порядка спокойней, чем в Нью-Йорке. Хотя... если сделать штурмовые отряды полиции... в случае войны они всё равно... гм...
  ***
  - Я скучала, - негромко сказала Лира, прижимая к мужу, - так скучала! И Кэйтлин тоже.
  Фокадан улыбнулся и поцеловал макушку супруги, накидывая на обоих лёгкое одеяло от сквозняка. Встреча вышла бурной, супруги так соскучились, что в спальню Алекс тащил супругу на руках, бегом. Да та и не против...
  В дверь осторожно постучали.
  - Миссис? - Раздался женский голос.
  - Это Женевьева, - торопливо объяснила супруга, - я её наняла.
  - Дом на тебе, - отмахнулся попаданец, - раз наняла - значит, нужно.
  - Миссис? Ужинать?
  - Полчаса, Женевьева, - отозвалась Лира, - распорядись пока, чтобы воду подогрели.
  - Уже, миссис, - с достоинством отозвалась невидимая служанка и удалилась, нарочито громко шаркая тапочками и покашливая.
  Во время ужина прислуживали Женевьева и Добби. Не то чтобы их присутствие необходимо... просто ужин вроде как праздничный из-за воссоединения семьи. Посему слуги устроили настоящий церемониал, по всем правилам Юга. По мнению попаданца, местами он смотрелся нелепо. Особенно когда сперва объявляли торжественно Джамбалайя с перечислением ингредиентов, в лучших традициях Версаля. Ну а после Женевьева скороговоркой рассказывала - у кого из фермеров или торговцев она закупалась, да приправляла это подробностями Джимми, у которого ещё корова прошлым летом болела - та, что с пятнышками забавными на левом ухе.
  Добби с Женевьевой, к слову, оказались дальними родственниками из старой династии рабов.
  - Двести лет назад нашего пра-пра-много раз прадедушку с прабабушкой привезли, масса и миссис!
  Этим фактом они невероятно гордились, постоянно подчёркивая, что они-то старожилы! Алекс сперва не понял причин такой гордости - рабы и есть рабы... Ан нет, Лира быстро растолковала ему, что у цветных вообще и рабов в частности, существует своя градация и своя аристократия и плебеи.
  На первом месте свободные цветные, многие из которых не так давно сами владели плантациями и рабами. Причём рабовладельцами цветные семьи являлись не в первом поколении... Затем шли свободные цветные с каким-то положением - врачи, актёры, предприниматели. А среди рабов аристократией считались домашние слуги.
  Предки Добби и Женевьевы, миловидной полноватой мулатки за сорок, попали в эти места давно. Невольники, особенно чёрные, стоили тогда непомерно дорого, и потому чаще всего использовались как домашние слуги. Ага... вот такой вот парадокс - чёрные на плантациях стали работать не так давно, около полувека. До этого по большей части там гнули спины белые рабы.
  А домашние слуги, к которым плантатор привыкал с детства, это если и не члены семьи, то где-то рядом. Няньки, повара, лакеи, камердинеры... все они вкусно ели, сладко пили, неплохо одевались и не слишком-то переутруждались. Такая вот своеобразная каста.
  С утра пришлось наносить визиты. Нарядившись в отменно пошитый мундир Союза и нацепив все награды, Алекс вышел на улицу. Так уже ждала повозка, любезно предоставленная Борегаром. С главнокомандующим у попаданца сложились неплохие отношения ещё во время пребывания в плену у южан, так что подобная услуга со стороны креола смотрелась очень уместной.
  В канцелярии у Ли всего несколько человек, и Фокадана не стали томить в приёмной.
  - Рад знакомству, - дружелюбно сказал диктатор, пожимая руку, - Борегар мне уже рассказал, как на само деле всё обстояло, долго смеялся. Но ваша выучка впечатляет, лихо бойцы захват провели.
  - Не сомневаюсь, господин генерал, что и у вас есть подразделения, которые справились бы с такой задачей ничуть не хуже. Просто сложилась так, как сложилось.
  Обсудили недавний захват вокзала, потом разговор плавно перешёл на различные подразделения КША и Союза. Как-то очень быстро разговор стал непринуждённым и доверительным.
  - ... сложно, - пожаловался диктатор, раскуривая сигару, - бюджет не такой уж и большой, вот и думай - растянуть его на армию и флот, без которых ныне не обойтись, или на восстановление экономики.
  Алкс задумался, выпустив клуб дымы в потолок. Проблема и правда серьёзная. Экономику нужно восстанавливать, спора нет. Да и для армии особых целей не намечается: Север разорён, с Мексикой самые дружественные отношения... С Францией самые замечательные.
  Вот только всё это ровно до тех пор, пока у КША есть сильная армия. А потом что Мексика, что Франция могут захотеть изменить отношения с Друг на Сюзерен. Не раз такое в истории бывало. Да и само наличие армии помогает избежать экономического и политического давления соседей. Но до чего же дорого она обходится, эта армия...
  В голову начали лезть мысли о предвоенной подготовке призывников в СССР и почему-то - Израиле. Собрав обрывки мыслей, попаданец хмыкнул: неплохая идея вырисовывается.
  - Знаете, генерал, есть у меня мысли. Для начала - объявить о создании детской военизированной организации - Скауты , к примеру. Какая-то военная подготовка - ветеранов-то на Юге хватает, так ведь?
  - У нас обучают детей владеть оружием, - в голосе Ли появилась заинтересованность.
  - Не сомневаюсь. Только одних хорошо обучают, других не очень... да и неровно наверняка. А если придумать программу - чтоб детям интересно, да какой-никакой план, а не как бог на душу положит. По возрастам разделить, знаки отличия придумать. Ну и разумеется - чтобы всё на энтузиазме, на самофинансировании.
  Генерал приподнял бровь, не понимая слов Фокадана.
  - Травы лечебные могут собирать, какие-то общественные работы выполнять. Заодно чему полезному научатся. Если в форме игры да соревнований подать, то побегут!
  - Хм... пожалуй. Заодно и детвора под присмотром будет, а то развелось безотцовщины... С детьми - замечательно придумано. Ещё идеи есть?
  - А как же... - Алекс сделал паузу и нарочито медленно затянулся, - территориальные войска сделать. Идея проста: отслужившие своё ветераны время от времени собираются вместе, вспоминая военную науку. А вместе с ветеранами и молодёжь на сборы приходит, учится военной науке должным образом.
  - За свой счёт? - С некоторым сомнением спросил Ли.
  - По большей части, - кивнул Фокадан, - одежда своя, обувь... А вот в кормёжку всё-таки властям вложиться надо будет, ну и учебной литературой снабжать. Пусть даже совсем простенькой.
  - Артиллеристов и матросов таким образом не выучишь, возразил генерал.
  - Зато можно получить неплохой резерв для пехоты, - парировал попаданец, - очень приличный и что немаловажно - дешёвый.
  - Дешёвый, это важно, - вздохнул диктатор, и стало видно, что это очень немолодой, усталый человек. Вся эта власть ему в общем-то и не нужна. Просто иногда наступает момент, когда сильная и ответственная личность говорит себе Кто, если не я?, и совершает Поступок. К худу ли, к добру ли...
  - Ещё можно ввести понятие Гвардия, куда отбирать только ветеранов из числа лучших, да непременно добровольцев. В случае войны эти роты и полки разворачиваются в батальоны и бригады. Этакие кадрированные части, в которых каждый рядовой подготовлен как сержант, а каждый сержант фактически является офицером . Ну и разумеется - части, где на резервистах выехать не получится - флот, артиллерия, рейнджеры.
  - То есть получается маленькая профессиональная армия и много резервистов. В случае нужды гвардия собирает ветеранов, разбавляя их новичками. Благодаря отменному командному составу и обилию ветеранов, новички учатся очень быстро. Хм... решение не идеальное, но общий принцип я понял. Интересно... А какие у вас планы на будущее?
  - Получить гражданство КША и осесть. Не знаю только, в Атланте или где ещё, - подыграл Фокадан, прекрасно понявший подоплёку вопроса.
  - Поговорим откровенно, полковник? Конфедерация нуждается в вас и ваших людях. Сперва я думал использовать вас как символ, но теперь ясно, что вы вполне самостоятельный игрок, а не фигура. Нам нужны ирландцы. Не потому, что они такие уникальные, а потому, что вас много на Севере - рядом.
  - Много людей, привыкших к тяжёлой работе за гроши и скотскому обращению, - подхватил попаданец с кривой усмешкой.
  - Не без этого, - спокойно согласился диктатор, - но вы наверняка уже знаете, что в Конфедерации к ирландцам относятся также как к прочим белым. Сперва - да, тяжёлая работа за небольшие деньги. Работы у нас много, а вот с оплатой... инфраструктура доброй половины страны разрушена, много долгов. А вот перспективы хорошие.
  - И за новую Родину, давшую равные права, ирландцы будут драться насмерть, - задумчиво подытожил ирландец, - всё это понятно. А вот зачем вам я? Без обид, но на поклонника моего творчества вы не очень-то похожи.
  Генерал хохотнул и ответил уже серьёзно:
  - ИРА. С помощью вашей организации мы хотим перехватить ирландцев.
  - Проблем не боитесь? Потом?
  Ли дёрнул щекой, но честно сказал:
  - Боюсь. Лет через десять или двадцать военизированная кельтская организация в КША может стать проблемой. Вам придётся стать к тому времени либо менее кельтской, либо менее военизированной. Но здесь и сейчас вы единственная организация, способная хоть как-то направлять потоки дешёвой рабочей силы. И вообще... вразумлять. Всё-таки ирландцы в большинстве - либо реднеки , либо выходцы из трущоб. С соответствующими нравами.
  - Хотите, чтобы офицеры ИРА стали частью местных властных структур?
  - Полиции, - поправил его генерал, - в основном полиции. Штурмовые отряды в разных городах и разумеется - разбавленные нашими людьми.
  Диктатор говорил вполне понятные и разумные вещи. После демонстрации на вокзале, бойцы ИРА в полиции Конфедерации будут восприниматься с пониманием. Не всегда с восторгом, но хоть что-то... Да и буйные ирландцы поостерегутся безобразничать - Кельтику и ИРА они уважают.
  Алекс слушал его, обдумывая предложения и стараясь включить на максимум аналитические способности, отточенные штабными играми, политикой и каким-никаким, но 'предзнанием .
  Генерал говорит правду, но не договаривает. А потом... скорее всего, его отодвинут в сторонку. В лучшем случае оставят декоративные посты. Не потому, что ирландцы, а потому, что нормальное государство не будет терпеть усиливающиеся этнические группы. Тем более такую, на пике национального самосознания.
  В КША и без того хватает этнических сообществ: креолы, кажуны , немцы, голландцы, шведы, англосаксы (которые далеко не однородны). Индейцы из Пяти Племён и дикие. Цветные и негры - тоже не однородное сообщество. Так, для попаданца стало шоком узнать, что в Новом Орлеане многие цветные те ещё расисты. Причём высшей расой они считают именно цветных, потому как те якобы переняли лучшие черты обоих рас.
  И вот в это-то варево кинуть ирландцев... Очень непростая будет адаптация. На первых порах нужна жёсткая иерархия военизированной структуры ИРА, а вот потом... Потом ИРА постараются оставить прежде всего культурные функции, максимально урезав военизированность.
  - Сколько у меня времени? - Спросил он без обиняков, - до того момента, когда я стану лишним?
  К чести генерала нужно сказать, что он слегка смутился, но не отвёл глаза.
  - От года до трёх. Потом... учиться поедете или путешествовать в Европу. Надолго. Не только вы, но и почти все офицеры ИРА из наиболее одиозных.
  Сердце на мгновение сжала боль. Опять лишний...
  
  
  
  Сорок вторая глава
  
  
  
  - Отделяются, - с блаженной улыбкой сказал Фред, не отрывая глаз от газеты. Алекс на это только хмыкнул, но чего греха таить - не без нотки радости.
  После проигрыша в войне, Север остался при своих, а с учётом чудовищных долгов и экономики, способной развиваться только за чужой счёт, ситуация там катастрофичная. Всё ещё можно было исправить, но слабый президент в Вашингтоне и рискованные игры банкиров привели к закономерным результатам: ситуацию решили выправлять за счёт простых граждан.
  Приняли законы и поправки, появились таможенные барьеры, из карманов работяг и среднего класса начали выбивать последние центы. Как водится, налоговое бремя переложили прежде всего на регионы. Просчитались...
  Где-нибудь в Европе такой сценарий мог состояться, и скорее всего, именно европеец его и составлял. Территории в Европе ограничены, сильные войска, сильные соседи... Крестьяне подняли бы десяток-другой бунтов, войска расстреляли бы восставших из пушек, на этом всё бы и закончилось. Главное, чтоб столица и пара-тройка наиболее важных городов соблюдали относительное спокойствие.
  Но здесь людям есть куда уходить. Они и уходили, порой целыми штатами... Помимо окончательно потерянных штатов Юга, Техаса и Калифорнии , к КША присоединись Виргиния, Иллинойс, Кентукки и Миссури. Властям Союза едва удалось отстоять Мэриленд, соблазнив колеблющихся жителей налоговыми преференциями. Но не удалось отстоять Канзас, зажатый между КША и индейскими территориями.
  Ушли и территории . Немногочисленные белые переселенцы не горели желанием платить усиленные налоги Вашингтону, а настоящие хозяева этой земли - индейские племена, заключили союзы с КША, Калифорнией и Техасом.
  Вопреки ожиданиям попаданца, резать скальпы белым фермерам не стали, ограничившись введением запретов на въезд новых. Фермеры, к слову, не огорчились - первые белые переселенцы в большинстве своём вполне мирно договаривались с индейцами. Это потом уже, следующие волны, чувствуя поддержку солдат за спиной...
  На индейских территориях начала развиваться Индейская Конфедерация. Пока это робкие ростки будущей государственности, но они имели все шансы окрепнуть. Благо, индейцы Пяти Племён вполне развиты. Чероки, к примеру, так резво взялись перенимать цивилизацию белых, что по уровню среднего образования и культуре земледелия обогнали их. Своя письменность, газеты, парламент... Индейской цивилизации просто нужно немного времени, чтобы окрепнуть. В знакомой попаданцу истории их сбили на взлёте, здесь шансы стать самостоятельными игроками у индейцев очень хорошие.
  В Калифорнии и Техасе земли хватало с избытком, так что претендовать на индейские территории нет смысла. Другое дело, там хватало аборигенов... но поскольку они не из числа Пяти Великих Племён, то судьба диких индейцев мало волновала цивилизованных. Да пожалуй, судьбу диких нельзя назвать такой уж страшной - каждый второй ковбой в Техасе из числа индейцев .
  В КША свободной земли не столь много, но с учётом демографической катастрофы, рабочих рук куда меньше, чем уже окультуренной земли.
  В земле южане не нуждались, но и помогать Союзу, пусть даже косвенно - в экспансии на индейские земли, желание не возникло. Так что запрет индейцев поддержали на самом высоком уровне.
  - Вот теперь я спокоен, - выдохнул Фред, отложив газету, - эти земли уже не будут англосаксонскими. И мне это нравится!
  - Очень может быть, - пропел Алекс, задумавшись о своём и постукивая пальцами по подлокотнику лёгкого плетёного кресла.
  - Ты явно знаешь больше, чем говоришь, - тоном прокурора сказал друг, - давай!
  - Неявно пока. Заметил, что не всех мигрантов в КША привечают? Ирландцев, шотландцев, валлийцев, французов, поляков... Словом, кого угодно, лишь бы не англосаксов.
  - Неужто!? - Выдохнул Виллем, привстав в кресле, - наши?
  Он так взволновался, что аж вспотел, лицо покраснело, а руки, стискивающие подлокотники кресла, явственно подрагивали.
  - Ничуть, - успокоил Алекс возбуждённого друга, - Просто чистых англосаксов в Конфедерации мало. Сам Ли, ещё несколько человек из Верховных. Больше таких, как Борегар - креолов. Или вроде как англосаксы, но не чистые. У кого индейские предки... сам ведь знаешь, что ради земли поселенцы охотно роднились с вождями. Мда... у кого ещё что. Ну и самое главное - французы.
  - Оторвать хотят Юг, - моментально сообразил Фред, снова откидываясь на спинку кресла и вытирая лицо платком, - логично... КША и так от Союза отошёл, да ещё и отношение к людям стало другим. Большинство ветеранов волнует не национальность или даже раса, а то, воевал ли ты, и в каком полку. С неграми родниться пока не спешат, но кое-каких цветных уже принимают на равных.
  - Да. Окончательно расовые проблемы в прошлое не ушли, да наверное, и не уйдут никогда. Хм... я вот сейчас подумал, что лет этак через десять, если принимать переселенцев-англосаксов, всё вернулось бы на круги своя. А так креолы давят, да французы, да мексиканцы... Все хотят, чтобы Конфедерация как можно резче дистанцировалась от Союза.
  - Индейские племена ещё не забудь.
  - Всё так. Получается, никому англосаксонское влияние в КША не нужно.
  - Ха, - оживился валлиец, - я вот сейчас подумал... куда поедут те эмигранты из Европы? Раньше-то в САСШ ехали, каждый день пароходы причаливали. А сейчас? САСШ на части развалился, на Севере эмигранты не нужны, да и не едут туда сейчас, почти в сто раз поток сократился. На Юге, в Техасе и Калифорнии выборочно принимают. Индейские территории вообще закрыли путь. А сколько народа ведь каждый год...
  - Думал и я об этом. Ничего страшного. Сам посуди: пусть в САСШ прибывало немало народа... Сотни тысяч в год, не миллионы, не так и много в общем-то получается. Ну да ладно... это для САСШ большие цифры. А если разделить? Франция, Ирландия, Швеция... из каждой страны по чуть-чуть прибывало.
  - Из Ирландии много, да из Швеции, - возразил Фред, но видно, что для порядка.
  - Много для ирландцев да для шведов. Сами-то народы не сказать, чтобы многочисленные. Так ведь? Тем более, миграцию не столько перекрыли, сколько перенаправили. В Конфедерации по-прежнему принимают ирландцев и всяких там французов. Англичан не особо принимают? Так у них Канада есть, Австралия... много земель нахапали. Шведов и немцев не слишком охотно в КША, зато в Техасе и Калифорнии принимают.
  Алекс замолк и задумался: как сильно отразиться на истории такое изменении миграционных процессов? Понятно, что Англии станет легче направить своих граждан на колонизацию Австралии и Канады, да и прочие колонии внакладе не останутся.
  Франция... с этой страной ситуация изменилась не столь резко, мигрантов оттуда по прежнему принимают, пусть и в КША, а не в Союзе. Но поменьше, поменьше... рядышком Мексика и император Наполеон, которые старательно накачивает фактически вассальную державу своими подданными. Французские сеттельменты есть во всех крупных городах Мексики, а поселения с французскими колонистами и правом экстерриториальности растут как грибы.
  А вот Пруссия, Австрия, Балканы, Швеция... полноценных колоний у них нет. САСШ перекрыты, КША предпочитает подбирать униженных и оскорблённых из числа меньшинств. Разумная политика, которую попаданец всецело одобрял.
  Те же немцы живут общинами веками, не слишком-то ассимилируясь. Занимаются протекционизмом товаров и идей исторической родины.
  Представить же, что ирландцы начнут заниматься протекцинизмом британских товаров и идей... не смешно. Осознанно или нет, но они будут покупать местные товары, интересоваться местными идеями... Пусть даже культурные связи с исторической родиной останутся, это не страшно. Напротив, через такие связи КША может наладить неплохую разведку в Европе. Сейчас это не слишком актуально, а вот лет через десять - вполне.
  Интересно, куда пойдут миграционные потоки из Швеции, Дании, Германии и прочих стран? В далёкий Техас и Калифорнию далеко не все захотят добираться кружными путями. Не самый простой путь, особенно сейчас.
  Какая-то часть поедет в Австралию и Канаду, но вот много ли будет желающих? Если уж сами англичане предпочитали переселяться в САСШ, а не в Австралию и Канаду... это кое-что говорит о Великобритании. Патриотизм, это конечно правильно, но законы Старой Доброй Англии не слишком-то добры даже к своим.
  Если ты родился в правильной семье, где есть выпускники Итона , то Англия и впрямь будет Старой Доброй. А вот если в трущобах Лондона или тем паче где-нибудь в Пруссии... С поговоркой За Каналом людей нет и её более мягким вариантом За Каналом заканчивается Европа, отношения к не англичанам там весьма... своеобразные.
  Хм... а ведь лишь недавно прекратилась массовая иммиграция европейцев в Россию. Ехали не только немцы, но и датчане , шотландцы, швейцарцы ...
  Иммиграция европейцев в Россию уже не такая массовая, как полвека назад, но оно и понятно - привилегий стало поменьше. Тем же меннонитам в начале века, при переселении в Россию выплачивали по пятьсот рублей подъёмных на семью, да выделялось шестьдесят пять десятин хорошей земли. И это не считая освобождения от службы в армии и безналоговых лет...
  Сейчас поскромнее, поменьше привилегий. Но если сравнивать с Канадой или Австралией, так в Россию выгодней ехать. Там государство предоставляет хоть какую-то помощь переселенцам.
  Интересно...
  - Алекс, хватит в облаках витать, - прервал Фред его размышления, - давай-ка дела обсудим, не зря же я к тебе из Майами приплыл.
  ***
  С того памятного разговора с генералом Ли прошёл год. Сотрудничество с хунтой оказалось достаточно успешным. КША всячески показывает лояльность полезным мигрантам, ИРА взамен помогает интегрировать соотечественников в местные реалии.
  В большинстве своём, офицеров ИРА разобрали по различным силовым ведомствам, не связанным прямо с армией - береговой охране, полиции, таможне.
  Не все члены ИРА настроены воинственно. Кейси, закончив с помощью Ле Тру в формировании бригады, получил один из важнейших постов на железных дорогах Южной Каролины, уверенно врастая в тамошнее общество. Патрик основал в Атланте газету и издательство, женился на представительнице одной из местных старейших семей, став своим.
  Фред стал начальником полиции в порту Майми, но проявил себя настолько хорошо, что не так давно стал комиссаром полиции всего города.
  Алекс с самого начала получил должность командира береговой обороны Луизианы. Должность изначально предполагалась скорее политической, попаданец должен был стать зицпредседателем .
  Но сперва умер от лихорадки настоящий руководитель береговой обороны, потом контрабандисты убили второго человека генерала Ли в этой структуре.
  По въевшейся в Нью-Йорке привычке, попаданец считал должным мстить за своих. Пусть даже номинальных своих. Когда представители хунты добрались-таки до Нового Орлеана, где располагается база береговой обороны , город уже зачистили от нежелательных элементов. По Нью-Йоркскому сценарию.
  Вовсю шла зачистка окрестностей, разворачивались добровольческие отряды по всей территории Луизианы. Фокадан действовал грубо, непрофессионально... так, как и требовалось в условиях послевоенного времени.
  Попаданец ломал привычный, веками устоявший уклад жизни. Сотни местных семей поколениями занимались контрабандой, пиратствовали потихонечку в водах Миссисипи и Мексиканского залива.
  Все повязаны родственными, дружескими и деловыми связями и знали - кому и сколько нужно платить, если появились какие-то проблемы. Кто может решить вопросы до суда, а кто - сделать пребывание в тюрьме максимально комфортным.
  Во время войны их услуги были востребованы в Конфедерации. Они могли проскользнуть мимо сторожевых судов Союза в Мексиканском заливе и доставить КША нужные грузы по важнейшей транспортной артерии Юга - Миссисипи.
  Сколачивались состояния, и к теневому миру присоединялись всё новые и новые игроки. Потом закончилась война, но не закончились аппетиты... кто-то хотел округлить состояние, кто-то не мог существовать без постоянного риска.
  Осложнялось всё это тем, что в Новом Орлеане с началом Гражданской появилось много приезжих, которые начали выстраивать собственные схемы. Теневой мир, прежде однородный и более-менее контролируемый, стал жестоким и хаотичным.
  Действовать привычными цивилизованными методами нельзя. На место рассаженной по тюрьмам банды приходило две...
  - ... так что, - поведал Алекс приехавшему по обмену опытом Фреду, - схема простая. Сперва договорился с местными преступниками из тех, что поколениями своим промыслом занимаются. Покровительство пообещал в обмен на помощь, ну и в самом деле помог конкурентов уничтожать.
  - И как... сотрудничество?
  - Нормально. Выяснил, кто из них наиболее вменяем. С их помощью уже пиратские базы и бандитские логова вычислил. Ну и... много стрельбы. И не только стрельбы.
  Фред подался вперёд... Попаданец замолчал, вспоминая что-то очень неприятное.
  - Пытки, - наконец выдавил он, - не горжусь, но... пытал. Не всех подряд! Когда точно знаешь, что этот человек преступник, что крови на нём много, и что он может дать ценные сведения, которые выведут на остальных бандитов. Меньше десяти раз в общей сложности, да и то - пару раз скорее пугал... Всё помню - каждый раз присутствовал...
  - Тяжело? - Сочувственно спросил друг.
  - А ты как думаешь!? Извини... очень тяжело. Невиновных среди них ни одного, у каждого на счету десятки жизней - если не прямо, так косвенно. Но всё равно...
  - Не винись, это того стоило. Зато теперь Новый Орлеан - прямо-таки образцовый город. Да и в Луизиане порядок постепенно наводят. По крайней мере, побережье уже спокойное, да и в глубине вычищают шваль по твоему примеру.
  - Ага, - Фокадан нервно хохотнул, покрутив бокал с коньяком, - в газете статью помнишь? Про образцовый кладбищенский порядок? Вот... статья и правда удачной получилась. Сэмюл Лэнгхорн Клеменс талантливый писака, ярко пишет, с юмором. Вот и перепечатали в газетах... сперва в КША, потом в Союзе, а потом и до Европы добрались. Все факты один к одному подобраны, не придерёшься. Но всё так... сам чуть не поверил, что я новый инквизитор.
  Виллем отвёл глаза, статья и правда громкая. Отбрёхиваться Фокадан посчитал ниже своего достоинства - невместно . Жители Нового Орлеана и славного штата Луизиана его поддерживают, а остальные могут идти... лесом. Находило иногда на попаданца такое вот ослиное упрямство, иногда совершенно не к месту.
  Можно развернуть дискуссию, можно... Начать хотя бы с того, что достопамятный писака не один год отходил лоцманом на Миссисипи и наверняка сам замешан в контрабанде. Пусть даже по мелочи, задолго до разгула преступности.
  Но ведь осталось у автора ощущение правильности своих действий, остались друзья и знакомцы. Вот и... укусил.
  - Мотался по реке и побережью, - продолжил Алекс, - но навёл порядок. Сам удивляюсь... всё-таки жизненный опыт невелик, да и помощников поначалу ни одного, присматривались все. Но навёл. Полгода-год ещё, и спокойно в регионе будет.
  - Совсем преступность повывел?
  - Нет, - Алекс хмыкнул с горечью, - можно было, но только если по всей Конфедерации взяться одновременно. Но нет, здесь каждый штат свои законы имеет... Так что оставил преступные семьи из тех, кто повменяемей - сами пусть гастролёров убирают.
  - Захотят ли? - выразил сомнение Фред, делающий пометки в блокноте.
  - Кто их спрашивать будет? Пока они в рамках работают, сотрудничают с властями в таких вопросах, то живут. Нет... так можно и повторить зачистку.
  - Ага..., - Виллем увлечённо записывал в блокнот.
  - Не трудись, - сказал Фокадан другу, - есть у меня заметки по этим вопросам. Тезисно набросал, а потом уже и подробно расписал, чуть ли не философский труд получился.
  - Ух ты! - Восхитился Фред, - сильно!
  - Мужчины! - Прервал разговор весёлый голос Лиры, - прекращайте серьёзные беседы, тут к вам две леди в гости собрались!
  На веранду вышла Лира, сильно похорошевшая после родов. За руку женщина придерживала Кейтлин, увлечённо вертевшую головой по сторонам. Завидя Фреда, малышка заулыбалась и протянула к нему ручки.
  
  
  
  Сорок третья глава
  
  
  
  Ситуация с бездействием Англии прояснилась: британцы начали предъявлять права на активы САСШ. Случайно так сложилось, или верна теория сторонников теории заговора о хорошо рассчитанной акции, сказать сложно.
  Попаданец склонялся к теории заговора просто из-за послезнания. Попадалась в своё время информация о Джуде Бенджамине и его связями с Ротшильдами и британскими финансовыми кругами. Отчасти это подтверждалось как странными поступками финансиста КША во время Гражданской, так и его послевоенной судьбой .
  Встречались и другие, не менее интересные персонажи как в КША, так и в САСШ, как продолжал себя величать северный осколок страны. В той истории, что помнил Алекс, банкиры со своими спекуляциями проскочили в игольное ушко. В этой истории не вышло.
  Кредиты, как оказалось, брали прежде всего в Банке Англии, его фактических филиалах и при его посредничестве. Когда это вскрылось, поднялся такой вой...
  КША сравнительно безболезненно прошли этот период: не в последнюю очередь потому, что документы Бенджамина Джуды попали в руки хунте. Что уж там вскрылось, попаданцу никто не докладывал, так что предположения остались исключительно умозрительными, основанными на всё том же послезнании и разыгравшейся паранойе.
  Свою роль сыграл и тот факт, что никто по сути не верил в победу КША, так что и кредитов никто не давал - за исключением кредита от Франции. Наполеон предпочёл погасить этот кредит не золотом, а политическими преференциями для своей страны, привязывая Конфедерацию к себе.
  Неглупо, деньги он вернул в десятикратном размере, пусть и косвенно. Помощь в Мексике, поставки хлопка прежде всего на ткацкие фабрики Франции... В экономике Алекс разбирался относительно слабо, так что ликбез от понимающих товарищей не слишком-то помог. Понял только, что Наполеон - голова, и в этой ситуации отыграл мастерски.
  А вот Север... Англия медленно, но верно прибирала к рукам САСШ, но уже не как колонию, а как собственность. Не собственность Британии, а собственность британских граждан. Вряд ли Британия будет натыкаться на грабли в очередной раз, присоединяя новые-старые территории.
  А вот сделать фактически вассальную страну на континенте... это легко. Более того, это очень удобно, можно будет устраивать разные провокации руками САСШ, делая потом удивлённые глаза в ответ на претензии. И защищая своего пёсика, если вдруг что... удобно.
  Если в иной реальности именно Великобритании стала хвостом САСШ (США), то здесь явно намечается обратная тенденция. По какой-то причине попаданца это невероятно забавляло.
  Открылась наконец и причина внезапного нейтралитета России.
  - С ума сойти, - только и смог сказать Алекс после чтения газеты.
  '... союз двух Великих Континентальных Империй выглядит противоестественным и опасным. Два естественных противника - Франция и Россия, заключили союз. Хочется спросить, против кого?
  Да-да, дорогие читатели, такие союзы заключаются только против кого-то. Слишком сильны эти страны по отдельности, чтобы нуждаться в ком-то ради мелких деяний.
  Великая Франция, с её развитой промышленность и бесчисленными колониями по всему миру. И Россия, территория которой больше иного материка.
  Раздавить Пруссию? Возможно... Наполеон испытывает резонные опасения, видя рождение потенциальной Империи по соседству. Империи, тем более опасной, что рядом расположилась Австрия, с родственным народом. Кто кого поглотит - воинственная Пруссия с её механическим порядком, или искушённая в дипломатии Австрия, сказать сложно. Опасное соседство, очень опасное для Франции.
  Немецкое государство возникло только благоволением русских императоров . Окончательного объединения Германии ещё не произошло , и смеем надеяться, что и не произойдёт.
  Оказанное давление двух великих держав на Пруссию и Италию, разгромивших Австрию, должно прервать попытку объединения немецких княжеств в едином государстве. Неминуемая победа кайзера обернулась провалом.
  Почему это произошло, мы может только гадать. Да, дорогие мои читатели, именно гадать. Это цивилизованные государства, где власти выбирает народ, руководствуются прежде всего логикой и целесообразностью. Государства же монархические куда более уязвимы в этом смысле. Достаточно неверно указать титул в письме, и вот уже нанесено несмываемое оскорбление. И таких вещей знатоки европейских нравов могут перечислить очень и очень много.
  Но довольно о странных нравах европейцев, живущих под властью людей, которых никто не выбирал...
  Итак, Пруссия. Нужен ли союз Франции и России, да ещё и такой тесный, против этой страны? Нет и ещё раз нет! Франция и Россия даже по отдельности могут уничтожить Пруссию, ведя при этом многочисленные колониальные войны по всему миру.
  Так против кого тогда может быть заключён такой союз? Вы правильно догадываетесь - против Великобритании. Две Континентальные Империи объединились против Империи Островной!
  Только в таком случае союз двух континентальных держав можно понять. Слишком разные у них интересы, слишком часто эти интересы пересекаются. Но по-видимому, опаска перед Британией пересилила взаимное недоверие.
  Опаска эта, нужно сказать, достаточно оправдана. Канада, Австралия, Индия, значительная часть Индокитая и Африки. Колонии в Южной Америке и фактический сюзеренитет у Китая. Подобный аппетит внушает вполне резонные опасения, не правда ли? Ну а после фактической колонизации САСШ эти опасения появились и у нас.
  Уверяют, что это исключительно экономические интересы, но так ли это важно? Важно то, что британское присутствие в Нью-Йорке имеется. А экономическое оно или военное... долго ли ввести войска для защиты своих интересов? При наличии самого сильного флота мира этот вопрос можно считать риторическим.
  Сложно предсказать дальнейшую реакцию Англии на союз их главных, можно даже сказать - вековечных противников. Сейчас Англия откупилась от России Аляской, подняв документы о её продаже и якобы обнаружив ряд несоответствий. Так, Россия даже не получила эти деньги. Помимо Аляски, откупилась Англия и автономией Финляндии .
  Если Финляндию ещё можно понять, то зачем русским Аляска, которую они даже не смогут защитить в случае военного конфликта, остаётся для нас загадкой. Но русский император, по-видимому, имеет свои соображения.
  Чем же Англия откупилась от Франции, сказать сложнее. Чиновники Франции оказались менее разговорчивы, и не спешили делиться государственными тайнами. Впрочем, тайны эти не так уж значимы. Судя по передаче под французскую юрисдикцию ряда колоний, захваченных Англией в ходе Наполеоновских Войн, редакции всё предельно ясно.
  К худу или к добру столь миролюбивое поведение Англии? Признак ли это слабости или желание купить время для подготовки к войне? Кто знает...
  Мир стоит на пороге Большой Войны. Будет ли это попытка Англии вернуть утраченные позиции, или свара России и Франции на трупе Великобритании, сказать сложно.
  В одном можно быть уверенным - война будет и коснётся она всех нас, явно или косвенно'.
  - Вот же... - сказал Алекс, закрывая газету с очумелым видом. Изменения истории заходили всё дальше.
  ***
  - Чума, - констатировал побелевший попаданец, - начинайте карантинные мероприятия, я к губернатору и в мэрию.
  Без лишних слов прыгнул в шлюпку и покинул заражённое судно. Впрочем...
  - Мыло кидай, - скомандовал Алекс ординарцу, и принялся яростно намыливаться прямо в реке, содрав одежду. На такие случаи у него, как и у всех в береговой обороне, имелся запасной комплект чистой одежды.
  Изначально не столько даже от заразы, а просто рабочая одежда, чтобы спокойно лазить по докам и трюмам и не идти через весь город, похожим на бродягу. Чуть погодя добавился комплект нательного белья, чтобы сменить пропотевшее - немаловажный момент в жарком, влажном климате Луизианы.
  Купаясь, отчаянно чертыхался - кой чёрт понёс его на этот корабль?! Захотелось устроить проверку - не ленится ли командир подразделения, всё ли делает как положено? Проверил! Сидел бы сейчас в прохладном офисе, в безопасности...
  Примеру командира последовали подчинённые, завершив наконец все процедуры на заражённом судне. Но Алекс уже не видел этого, сидя со сжатыми губами на носу ялика, хлопающего на ветру парусом. В Новом Орлеане почти все наиболее значимые здания стоят вдоль реки, так что под парусом дошли достаточно быстро.
  - На берег не сходить, - скомандовал Алекс бойцам, почти не разжимая зубов, - карантин.
  Он двинулся к мэрии, всячески избегая прохожих. Последнее оказалось затруднительно, в городе он весьма значимая персона. Далеко не все любили его, но выказать своё уважение хотели многие. Благо, рукопожатия пока не распространены, разве что среди близких друзей после длительной разлуки. Приподнятая же с расстояния в несколько шагов широкополая лёгкая шляпа, это всё-таки не телесный контакт.
  - Мистера Салливана позови, - жёстко сказал Алекс швейцару, не заходя в мэрию. Тот окинул попаданца непонимающим взглядом, но всё-таки выполнил приказ.
  Салливан спустился встревоженный, подобные неуставные просьбы - явление нехарактерное.
  - Карантин, - сообщил Фокадан, не здороваясь, - чума пришла.
  Мэр покачнулся, но устоял, пойдя красными пятнами, некрасиво смотревшимися на полном лице.
  - Уверены...?
  - К сожалению. Сам на судне побывал.
  Салливан опасливо отступил - естественная реакция нормального человека.
  - Жене и домашним можете сообщить?
  - Да-да, конечно, - засуетился мэр.
  - Передайте, что я взял на себя руководство карантинными мероприятиями, и потому дома пусть не ждёт меня до окончания оных. Продукты в доме есть, источник воды имеется, так что за пределы ограды не выходить. Да... оружие пусть держат заряженным и при попытке ворваться в дом, пусть стреляют не задумываясь.
  - Думаете, дойдёт до такого? - Мэр на глазах оживал, вспоминая, что он мужчина и воин.
  - Мало ли... отомстить кто из недобитых пиратов решится. Да и мародёры могут появиться - кто из числа особо дурных, мнящих себя бессмертными, а кто повеселиться решит перед смертью.
  - Пир во время чумы , - понимающе кивнул мэр, - вы правы, меры нужно принять самые жёсткие, да не потом, а загодя. Губернатора и прочих я сам предупрежу.
  Городские власти подключили армию и полицию, мгновенно оцепив опасные места, устанавливая карантин. Попаданец оценил это достаточно пессимистично - город достаточно вольготно раскинулся вдоль реки, и при желании нарушить карантин несложно. Моряки, портовые рабочие, контрабандисты, проститутки, содержатели портовых кабаков. Несть числе тем, кто кормился от порта, и легкомысленных идиотов среди них оказалось предостаточно.
  Чумы вспыхнула в считанные дни, так что пессимизм Фокадана получил подтверждение. Сам он снова провалился в то странное состояние, когда происходящее кажется виртуальным.
  Страх пропал, появилась дурная бравада. Однако где-то в подсознании страх засел, и время от времени он ловил себя на мысли Хоть бы это кончилось побыстрее. Как угодно кончилось, лишь бы не видеть...
  Нелепое сочетание бравады и желания, чтобы всё закончилось, пусть даже смертельным для него исходом, сдвинули что-то в мышлении попаданца. Он спокойно ходил по зачумлённым районам, общаясь с врачами и больными.
  Не он один, к слову. Страшная эпидемия изменила сознание людей. Если одни с ужасом запирались по домам или пытались покинуть зачумлённые районы, то другие восприняли ситуацию с потрясающим фатализмом, переходящим в самопожертвование на грани самоубийства. К счастью, большая часть горожан сохраняла относительное хладнокровие.
  Помня о существовании вирусов и бактерий, прямо запретил любые контакты и передачу предметов, вплоть до писем. Вот как быть с блохами, не знал.
  Противочумной костюм из плотной материи и кожи более-менее спасал от блох, но жара... Шестнадцать человек погибли от теплового удара только в береговой охране. В армии и полиции дела обстояли не лучше.
  Сам попаданец держался только благодаря худощавости, но и он несколько раз падал в обморок от перегрева. За полтора месяца с начала эпидемии он жутко похудел, так что скулы торчали острыми углами.
  Но хуже другое...
  - Огонь! - Скомандовал Алекс, и одетые в плотные, максимально закрытые костюмы бойцы, начали стрельбу по гражданским, пытающимся прорваться из оцепления. Стрелял и сам... потом уверял себя, что другого выхода нет, что это Принцип меньшего зла, но ночи стали бессонными из-за кошмаров. Время от времени проваливался в короткий сон, больше напоминающий обморок, но несколько минут спустя просыпался с колотящимся сердцем.
  Расстреляв гражданских, стащили их тела крючьями на повозки. Крюки порой вырывали из мёртвых тел куски мяса или даже отрывали конечности. Ещё один сюжет для кошмаров... а после - долгий путь до ям с известью, в которые и бросят тела.
  Поскрипывание плохо смазанных тележных осей не раздражало. Попаданец шёл, машинально придерживаясь за бортик повозки и время от времени поправляя тела, норовящие вывалиться на ухабах.
  Красивейшая аллея с магнолиями по обеим сторонам, ведущая к кладбищу, в нормальное время заставила его остановиться на несколько минут, наслаждаясь пейзажем. Сейчас остался только скрип повозок и тяжёлый трупный запах от тысяч и тысяч тел в многочисленных рвах, засыпанных известью.
  Заразу удалось локализовать, очаг эпидемии в Новом Орлеане не получил распространения. Единичные вспышки в Луизиане пресекли быстро и жёстко, не в последнюю очередь благодаря своевременным мерам и самоотверженной работе всех служб города.
  Всех, кто остался. Жаркий южный город, да ещё и летом... четверо из пяти горожан погибли. От чумы, в дыму и пламени многочисленных пожаров, от рук мародёров и пуль солдат.
  В газетах КША много писали о героизме армейцев, полицейских и береговой охраны. Вот только... плевать. Оказалось, что почти месяц Алекс получал голосовую почту от погибшей жены.
  Она умерла почти сразу после начала эпидемии, но Салливан, опасаясь за душевное здоровье Фокадана, скрыл этот факт. В чём-то мэр прав, всё-таки именно на нём и на береговой охране держалась значительная часть карантина. Если армия действовала по большей части снаружи, то береговая охрана совместно с полицией - изнутри, непосредственно в чумных районах. И кто знает, как отреагировал бы он на смерть жены... Далеко не факт, что удалось бы сохранить такую же эффективность.
  Салливан... мэра хотелось убить за такое. Он ведь мог успеть хотя бы попрощаться с женой... Но мэр и сам умер, до последнего работая в мэрии, координируя противочумные мероприятия. Работая уже с чумными бубонами по телу.
  Жить попаданец остался только из-за дочки.
  
  
  
  Сорок четвёртая глава
  
  
  
  Эпидемия пошла на спад, окончательно затихнув к концу октября. Новый Орлеан к тому времени превратился в мёртвый город, с многочисленными сгоревшими зданиями и жителями, старавшимися не сталкиваться друг с другом. Люди испуганными тенями шныряли по развалинам, старясь как можно меньше контактировать друг с другом. При редких встречах лицом к лицу они обычно отпрыгивали, потом замирали и неловко раскланивались, стараясь не затягивать контакт.
  Береговая охрана, полиция и добровольцы из горожан расчищали город. Некоторые погибшие перед смертью забивались куда-то в щели, и сейчас их тела разлагались, отравляя воздух смрадом. А ещё погибшие от разных причин собаки, кошки, крысы. Вслед за чумой пришла холера.
  Новую эпидемию удалось локализовать очень быстро. Помогли драконовские меры и твёрдая уверенность попаданца в необходимости соблюдать чистоту и кипятить воду. Уверенность эта передалась подчинённым, и словосочетание Холерные вибрионы получило широкую известность. Заодно эту известность получил и итальянский врач, открывший возбудитель болезни более десяти лет назад.
  К началу осени Фокадан занимался уже не только карантинными мероприятиями, но и взял на себя ответственность за судьбу города. Потому как больше некому... городская верхушка, остававшаяся к тому времени в Новом Орлеане, погибла целиком.
  Карантин, расчистка улиц и домов, снабжение едой уцелевших, контакты с внешним оцеплением... Работы очень много, но к своему удивлению, Алекс справлялся. Не идеально... далеко не идеально! Но чёрт возьми, его ведь и не учили таким вещам!
  Заодно попаданец написал рапорт о необходимости создания МЧС, расписав пользу такой структуры, её обязанности и прочее. Ей полагалось быть федеральной , что косвенно усиливало власть Атланты в КША - попаданец не поленился и вложил в рапорт записку о возможности через новую военизированную структуру усилить федеральную власть.
  Ли сходу подмахнул рапорт, пользуясь моментом - напуганные страшной эпидемией, южане щедро жертвовали на создание МЧС. Настолько щедро, что правительственным структурам не пришлось выделять из тощей казны ни цента. Имена меценатов на бронзовой доске прикрепили к зданию МЧС в Атланте - навечно.
  Такой подход вдохновил толстосумов, кошельки начали открываться куда охотней. Откапывали кубышки, в которых порой хранились монеты, представляющие интерес для нумизматов . Бывали и ювелирные изделия с историей. Происхождением денег и ювелирных изделий демонстративно не интересовались. Предки очень многих почтенных плантаторов промышляли некогда пиратством и разбоем. Америка, она такая...
  Школы, больницы, библиотеки... общественные здания росли одно за другим, и на доброй половине из них висели таблички с именами меценатов. Если же меценат строил что-то общественно значимое целиком за свой счёт, то он имел право на бюст или даже памятник в полный рост перед зданием. Разумеется, относилось это только к капитальным строениям из камня и кирпича.
  Но это дела далёкие, о которых попаданец знал только из писем и доставляемых газет. В Новом Орлеане своя жизнь, сосредоточенная вокруг баз полицейских и береговой охраны. Намного более важным казалось не создание МЧС, что несомненно полезно для страны в целом, а выздоровление миссис Баффет с соседней улицы.
  Когда холеру почти удалось победить, заразу подцепил и сам Фокадан. Кровавый понос, рвота... при его общей истощённости, болел попаданец тяжело, никто уже не верил, что он выживет.
  Выжил, но остался крайне ослабленным. Требовался долгий период реабилитации и уж точно - никакой службы в ближайшее время. Фред с женой перевезли его к себе в Майми, где уже жила Кейтлин с Добби и Женевьевой.
  Дочка не отлипала от тёти Мэй, сильно походившей на Лиру. Фокадан не препятствовал общению, на него навалилась страшная апатия. Целыми днями сидел на веранде, закутавшись в плед и безучастно глядя в горизонт.
  Так же безучастно воспринял приезд делегации из Атланты, вручившей Южный Крест Чести - высшую награду КША. Моральных сил хватило только на вялые приветствия и позирование перед фотоаппаратом. Вместе с крестом один из членов делегации намекнул на давний разговор с Ли, и Алекс безучастно подписал прошение об отставке по состоянию здоровья.
  В отставку Фокадан запросился бы и без намёков, перегорел после всех событий. Попаданство, трущобы, сцена, политическая партия, участие в войне, командование береговой охраной Луизианы, работа в очаге эпидемии... Слишком много для одного человека, а тем более - для человека, который никак не горел желанием пройти подобные испытания.
  И ладно бы какой-то матёрый мужик, прошедший армию с боевыми действиями, Севера и административную работу или собственный бизнес. Мальчишка ведь по сути, только-только двадцать три года исполнилось.
  Немного оклемался Фокадан только к весне. По прежнему худой, но уже без оттенка болезненности, он много ездил верхом по окрестностям, снова начал заниматься боксом и фехтованием, учился ходить под парусом. Многие вещи делались через не могу, но апатия всё же отступала.
  Мыслей по поводу дальнейшего будущего много, но проблема заключалась в том, что самые удобные пути оказывались заодно и самыми проблемными.
  Оставаться в КША нельзя, Ли уже прислал письмо с намёком. Увы, но он прав - с какого-то перепуга, многие члены ИРА и обычные ирландцы, выбрали его своим духовным лидером. Алекса это откровенно нервировало, и он прекрасно понимал хунту, не желающую терпеть в КША потенциальное знамя ирландских националистов.
  Не нравилась как сама судьба знамени и духовного лидера, так и последствия. Останется в КША, так ведь непременно начнут давить малохольные патриоты, требуя от него... да всего! Защитить, помочь, отстоять особые права ирландцев в Конфедерации... И ладно давление, это бы попаданец пережил. Так ведь ясно же, что некоторые начнут действовать сами, а потом бежать к Фокадану за помощью.
  В САСШ уехать? Не смешно... он там предатель, хотя и не ясно, кого же он предал, переехав на Юг уже после войны. Официальных обвинений не предъявленно, да и не будет никогда. Но разговоры ходили, одни нелепее другого - от шпионажа в пользу Юга, до мог бы остаться и приносить пользу Северу.
  В Мексику? Там намечалась своя гражданская, Алекс же навоевался досыта. Вроде и не ходил особо в штыковые, но хватило. Даже если удастся отвертеться от боевых действий, всё равно придётся лезть в разборки ирландцев друг с другом и окружающими. А народ этот, несмотря на многочисленные достоинства, имеет не менее многочисленные недостатки.
  Один алкоголь чего стоит, никто в САСШ так не пьёт. Отсюда и всё остальное - драки, проблемы с законом. Ну да сложно винить в этом людей, которых поколениями загоняли на дно общества.
  Да и период адаптации переселенцев в новой стране не может быть простым. Ох, как же не хочется снова отвечать за что-то серьёзное...
  Южная Америка тоже отпадала - известного социалиста власти ждали отнюдь не с распростёртыми объятиями. Правда, оппозиция и многочисленные революционеры не против... но не горел желанием сам попаданец. Лезть в чужие свары желания не хотелось.
  Россия? Всё та же история с социализмом - после событий в Нью-Йорке и бесед с апологетами американского марксизма, его уверенно зачисляли в ряды потрясателей основ. Как-то так вышло, что осторожные беседы с тамошними социалистами оказались не такими уж и осторожными.
  Вроде и не лез, а вот поди ж ты... некоторые мысли, кажущиеся естественными человеку двадцать первого века, да ещё и рождённому в некогда социалистической стране, произвели фурор. Пенсия, безусловное право на учёбу, базовое медицинское обслуживание, отсутствие сословных границ... и вот он уже социалист из самых отпетых.
  Да откровенно говоря, и не хотелось в Россию. Сталкивался уже с русскими в САСШ, причём по обе стороны конфликта. Впечатление самое тяжелое - это настолько... не его русские, что психика отказывалась воспринимать их своими. В лучшем случае как каких-нибудь черногорцев, которые вроде как и свои, но достаточно дальние свои. Помочь при случае - безусловно, но жить их интересами... нет. Стыдно от столь вопиющего отсутствия патриотизма, но пересилить себя так и не смог.
  Говор, бытовые привычки, воспитание, мышление... отличалось всё, и очень резко. Всё время хотелось поправить собеседника, указать на его неправоту в чём-то...
  Самое интересное, что неправильности иностранцев раздражали меньше или вовсе не раздражали. Психика изначально воспринимала их как чужаков, настраиваясь на отличия. А тут вроде бы свои... но чужие. Нет, Россия отпадает.
  Да и милые обычаи, вроде необходимости ломать шапку перед барином и телесных наказаний... Вряд ли его это коснулось бы , но чем чёрт не шутит, пока бог спит.
  Европа... да, остаётся только она, причём выбор небогат - Франция, Австрия и Германия. В Скандинавии, Дании, Голландии и прочих карликовых государствах слишком скучно, слишком выделяются чужаки.
  Кэйтлин... сердце разрывалось, но дочку попаданец решил оставить на попечение Фреда и Мэй. Путешествовать в нынешние времена тяжело и взрослому, а уж маленькому ребёнку... Сам измучается и девочку замучит.
  - Ну слова богу, - облегчённо выдохнула Мэй, когда Фокадан заговорил с ней об этом, - я уж думала, что ты в дочку вцепишься, да с собой потащишь.
  Алекс отвёл глаза, он в самом деле намеревался так поступить, остановила только статистика - слишком много маленьких детей умирало во время путешествия через Атлантику.
  Понятно, почему Мэй и Фред даже не заикались о том, чтобы оставить Кэйтлин у себя. Алекс только отошёл от смерти жены, и подходить к нему с таким предложением... Как выяснилось, чета Виллемов давно уже обсуждала это и составила подробный, развёрнутый план.
  Казалось, там предусмотренно всё - начиная с адресов адвокатов, которые должны составить договор об опеке, заканчивая лучшими школами для девочек во Флориде и КША.
  - Договор-то зачем? - По русской привычке удивился попаданец, - если уж вам не верить...
  - Надо, - очень серьёзно ответил Фред, - может, нас в секту какую затянет или ещё что. Да и соседи должны знать, что всё в порядке, что девочка под официальной защитой. Мало ли!
  До назначенного Ли срока оставалось немного, и Фокадан начал действовать. Всё это время жил исключительно на жалование, что полагалось ему как командиру береговой охраны Луизианы. Жалование достаточно скромное, ибо Конфедерация только начала восстанавливаться. Но скромное оно для столь значимого поста, им с Лирой... хватало за глаза.
  На счетах накопилась приличная сумма - как за пьесы, так и за переносные узкоколейные железные дороги. От армии САСШ ожидаемое ничего, а вот от армий Европы сыпануло порядочно.
  - Я от твоего имени оформил, пока ты хандрил, - признался виновато Фред.
  - Что-то такое помню, - нахмурился Алекс, - на подпись приносил...
  - Да, срочно нужно было действовать. Начались всякие шевеления, попытки оспорить патент... В общем, генеральная лицензия теперь у Франции, сам понимаешь, почему.
  - Угу.
  Попаданец прекрасно понимал, Франция пыталась снова влезть на американский континент, отчего её присутствие становилось порой удушливым. Сопротивляться французскому присутствию КША проблематично, да и инвесторы требуются. Так что французы помогают поднимать экономику Югу, попутно захватывая рынок.
  К их чести, действуют они аккуратно, не переступая границ. Так, за лицензию по узкоколейке предложили вполне реальные деньги. Не слишком много, но с учётом намечающихся судебных исков по патенту, которые они брали на себя, получалось неплохо. Авось, и у армии САСШ откусят чего, там не спешат выполнять свои обязательства перед Фокаданом.
  - Так... генеральная лицензия у них... двадцать тысяч?! Неплохо! Более чем! А, вот оно в чём... за произведённые на территории Франции они больше не будут платить. Заодно берут на себя посредничество с другими странами. Ну... в общем-то всё честно. Потом я может быть и получил бы несколько большую сумму, но это потом, лет за десять-двадцать. И то не факт. Спасибо, брат.
  Фред слегка выпятил грудь, почему-то он очень гордился не военными или полицейскими заслугами, а прежде всего хозяйственными. Фокадан подозревал, что это сказывается влияние Мэй, осторожно воспитывающей мужа.
  Деньги требовалось вложить, а лучшим вложением Алекс посчитал покупку небольшой плантации. Виллем по своим полицейским каналам пробил нужные адреса и проверил владельцев.
  - Вот эту советую посмотреть, - ткнул он пальцев в верх списка, - одному из семинольских вождей принадлежала. Тот погиб незадолго до подписания мирного договора, а наследники никак поделить не могут.
  Не став откладывать на потом, посетили плантацию Серебряное пёрышко в тот же день. Управляющий, немолодой квартерон , держался с большим достоинством, но почему-то всё время сбивался на испанский.
  - Восемь тысяч долларов, сеньор, - неторопливо ответил он, вытерев платком чёрные усики, - малая цена за столько хорошее владение. Но вы и сами знаете, земля нынче не в цене. Когда земли куда больше, чем рабочих рук, цена на неё начинает падать. Да и наследники...
  Цветной скривился и затейливо выругался, мешая по здешнему обычаю ругань на нескольких языках.
  - Знаю, Маноло, знаю, - сочувственно сказал Фред, протягивая управляющему флягу с виски, - индейцами быть перестали, белыми так и не стали... наследнички.
  - Вы понимаете, сеньор, - кивнул Маноло, - давайте проедем, всё вам покажу.
  Усадьба оказалась небольшой, но очень ухоженной.
  - Дом целый остался, - неторопливо рассказывал управляющий, - да и что б ему сделалось? Строили ещё тогда, как форт... Строения все целы, оросительные каналы никто не трогал. Всё цело. А главное - негры.
  Фред, едущий чуть сзади управляющего, сделал значительное лицо, призывая друга вслушаться в слова Маноло.
  - Не разбежались? - Подал свою реплику Фокадан, показывая управляющему заинтересованность.
  - Зачем, сеньор? Они и в рабстве совсем не бедствовали . Сейчас ждут, что новые хозяева плантации скажут.
  - Негры фактически арендаторами были? - Задумчиво спросил попаданец.
  - Да, сеньор.
  - Хм... я не против. Маноло, ты останешься у меня управляющим? Не жалование, а процент от прибыли. Мм... десять процентов устроит?
  - Устроит, сеньор, - цветной протёр платком лоб, держась с большим достоинством, - только если я управляющий, то не лезьте в мои дела. Совет приму, а так... я двадцать лет управляю плантацией, до этого мой отец ей управлял. Дед помощником управляющего тридцать лет работал.
  - Гм... по рукам.
  Фокадан протянул руку цветному и тот чуточку недоверчиво пожал её. Пусть в этих краях более лояльно относились к цветным, но рукопожатие белого, да ещё и настоящего джентельмена, значило много.
  Покупку оформили у нотариуса в городе, и только после этого Алекс предложил Маноло идею.
  - Коллективное хозяйство? Это как кооператив?
  - Точно. Хозяйство совместно ведётся, часть прибыли потом работникам. Не жалование, а именно прибыль - как поработали, так и получили.
  - Интересно... - управляющий задумался, прикрыв глаза, - сложно будет, но идея многообещающая, возьмусь. Арендатор не потянет в одиночку агрономов и прочих специалистов. А вот так, общиной... интересно.
  Сделку обмыли в баре, куда пригласили и Маноло. На цветного косились, но претензий не высказывали. К цветным с положением относились вполне уважительно. Тем более, в компании двух весьма известных личностей - значит, пригласили. Имеют право.
  Вот если бы цветной зашёл сам... могли и попросить уйти, да не факт, что вежливо.
  Оставшиеся деньги Алекс вложил в покупку участков под застройку в окрестностях города. Вложение с дальней перспективой, окупится оно в лучшем случае лет через десять. Зато надёжно.
  Оставшись один, долго перебирал документы. Паспорт от генерала Ли, от Борегара, от Ле Труа... Все документы настоящие, вполне официальные. Просто его фамилию Кузнецов, перевели на разные языки.
  Алекс Смит - от генерала Ли.
  Алекс Ферран - от Борегара.
  От Ле Труа из Мексики - Херреро.
  Все паспорта - официальные. И за всеми стоят спецслужбы, со своими интересами к одному из кельтских лидеров. Франция, Мексика, Конфедерация... и это только на поверхности. Какой уж там клубок интриг закручивается, сказать сложно.
  Попаданец неожиданно для себя усмехнулся, почувствовав вкус к жизни. Авантюра? Почему бы и нет? Без ответственности за тысячи жизней... можно и пошалить.
  Неделю спустя, не став затягивать прощание и испытывать терпение генерала Ли, попаданец сел на судно, идущее в Европу. Сел под именем Алекс Смит, а дальше... видно будет.
  
  
  
  Эпилог
  
  
  
  Алекс сошёл с трапа, с наслаждением ощущая твёрдую землю под ногами. Плаванье через Атлантику выдалось нелёгким, всю дорогу изрядно штормило.
  - Господин? - Подлетел к нему бедно, но опрятно одетый молодой парень, - позвольте помочь! Я хорошо знаю порт и славный город Гамбург, и готов...
  - Уйди, - в трущобах Лондона и Нью-Йорка попаданец пробыл не так много времени, но научился за это время распознавать типажи. Типичный мошенник на доверии. Чтобы не разговаривать долго, Фокадан постарался вложить во взгляд весь трущобный и армейский опыт.
  - И-извините! - Мошенник отпрыгнул, мгновенно покрывшись бисеринами пота, - извините, что побеспокоил, господин!
  Быстро отбежав, абориген что-то зашипел таким же мутным оборванцам, окружившим немногочисленных пассажиров, сходивших с судна. Немецкий Алекс знал отлично, но это какой-то жаргон, так что успел разобрать только:
  - Мокрушник.
  - Перестарался, - констатировал парень, оглядываясь по сторонам. Носильщиков как-то не наблюдалось, аборигены после слов мошенника мгновенно рассосались... а, вот и носильщики!
  Немолодые, явно пьющие мужчины не вызывали особой симпатии, но поскольку на них одето подобие униформы и какие-то бляхи, пришлось доверить свой багаж.
  Пассажиры, плывшие на том же корабле, пристроились следом, боязливо оглядываясь по сторонам. В большинстве своём это женщины средних лет с выводками детей.
  Фокадан без особой охоты принял на себя ответственность, проводив своих попутчиков за пределы порты и рассадив на извозчиков. Дамы путано благодарили за покровительство и...
  - Если бы не вы, Алексис, - наше путешествие вышло бы на редкость унылым, - некогда симпатичная чешка лет сорока, обременённая выводком из девяти детей, особенно многословна, прижимаясь всем телом и... намекая.
  Попаданец усиленно не замечал намёков и терпел, отделываясь общими вежливыми фразами. Всего-то и делов, что во время плавания взял на себя обязанности массовика-затейника. Не столько для развлечения дам и детей, сколько чтобы занять себя.
  Найдя недорогую гостиницу, долго с остервенением мылся в тазике, уделяя особое внимание волосам. Да уж... скажи кто, что вши станут чем-то привычным... Сколько раз он цеплял их после попадания? В трущобах Лондона почти сразу, в бытность актёром несколько раз. А уж во время войны... вспоминать не хочется.
  Отмывшись и переодевшись в чистое, отдал грязные вещи в стирку, он спустился вниз.
  - Есть у вас кто-то, хорошо знакомый с Гамбургом? - Осведомился Алекс у худого, будто поеденного молью портье, - не хотелось бы упускать возможность ознакомиться со столь славным городом.
  - Конечно, господин! Вам кого попроще или образованного человека?
  - Гм... образованного.
  Портье подозвал одного из мальчишек, дежуривших в холле.
  - Сейчас пригласят герра Шиммельграу, соблаговолите немного подождать. Сей господин работал некогда в архивах города, так что знает немало. Сейчас отошёл от дел, но чтобы не заскучать, проводит иногда экскурсии.
  Через двадцать минут подошёл бодрый старичок, крепко попахивающий нафталином и нюхательным табаком, сходу начавший разговаривать весьма непринуждённо.
  - Как лектор в универе, - отметил непроизвольно попаданец, - очень вежливо и корректно, но с позиции более знающего и высокопоставленного.
  - Работать к нам или учиться, молодой человек? - Осведомился старичок, поблёскиваю любопытными глазами из-под кустистых бровей.
  - Учиться, - подтвердил Алекс, - в берлинский Университет хочу.
  - Достойно, достойно, - Шиммельграу жужжал что-то, напоминая бойкого шмеля, кружащего вокруг капли варенья, упавшего на стол.
  Какое-то невероятное ощущение освобождения накрыло попаданца. Больше никаких забот... ИРА, Кельтика, Береговая Охрана... всё это в прошлом. Оно не ушло безвозвратно, но теперь Алекс снова будет студентом. Как раньше. Как дома.
  Потом... видно будет. Возможно, выучится на инженера и будет выдавать на гора одно адаптированное открытие из будущего за другим. Или решит вести тихую жизнь рантье - где-то в Европе или вернувшись во Флориду. Станет типичным представителем богемы, писателем и драматургом.
  А пока... пока он свободен. Как раньше.
  

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Анжело, "Императрица за 7 дней"(Любовное фэнтези) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"