Панин Евгений Константинович: другие произведения.

Серебренные башни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.72*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жил да был племянник финансиста. И на тебе. Попал куда-то не туда. А может как раз и туда.


  -- Евгений Панин.
  -- Хроника серебра.
  -- СЕРЕБРЯНЫЕ БАШНИ.
  

Глава 1

  
  
   СЕГОДНЯ был не совсем обычный день. Не то что бы дни рождения никогда не случались в моей жизни, это было, и было достаточно много раз, но сегодня, мне исполнялось двадцать пять лет. Это была давно ожидаемая дата, потому что сегодня, согласно завещанию, я полностью вступал в права владения и управления наследством своих родителей. А это также означало, кроме всего прочего, что начиналась новая глава отношений между мной и моим опекуном, учителем, другом, а так же помимо всего остального, дядей Крисом Детери. Одним словом ожидалось много чего, и мне было о чем подумать, направляя свою яхту в бухту, где на верхней линии береговых утесов стоял наш дом. Собственно, слово дом не совсем точно обозначало это сооружение, и применить его можно было только в том понимании, что это было место, где мы жили всю мою сознательную жизнь. Внешнее все это выглядело скорее как средневековый замок, по сути, выполняло те же функции, с той только разницей, что делалось это на исключительно современном уровне. Может быть, кому-то это и покажется странным, но я вырос в этой среде и при том своеобразном опыте общения с внешним миром, который я имел, находил наш образ жизни вполне нормальным.
   Море было спокойным, и при легком устойчивом ветре, который держался с самого утра, управление яхтой не отнимало много сил и внимания. Настроение у меня было превосходное, да и с чего ему быть иным, яркое солнце, мягкая волна, чайки над головой. Я возвращался с ежегодной двухдневной регаты трех островов с почетным третьим местом, что, учитывая размеры моей яхты и наличие экипажа в одну мою собственную единицу, было очень неплохим результатом. Дядя Крис будет доволен, он всегда следил за моими успехами, как впрочем, и за неудачами тоже.
   Кто-кто, а он был самым строгим и беспристрастным арбитром. Он сам выбирал для меня курс и преподавателей, и сам принимал у меня экзамены и, не взирая на его пятьдесят с хвостиком, ни фехтование, ни курс выживания в пустыне, ни прикладная геология не были легкими прогулками, не говоря уже о рукопашном бое, в котором он мог заткнуть за пояс кого угодно. Не подумайте, что мое образование было таким уж односторонним, теология на уровне доктора, юриспруденция, включая средневековое вассальное право на уровне докторской диссертации, история литературы, теория авиастроения, экономика, финансы и мне кажется, будет проще сразу сказать, что этот список составляет более пятидесяти дисциплин. Одним словом, как вы, наверное, уже поняли, к моему образованию Крис относился более чем серьезно. Хотя, хотел бы я узнать, к чему он относится несерьезно. Дабы закончить с Крисом добавлю, он крупный финансист, великолепный собеседник, надежный друг и крайне опасный враг.
  
   Ветер упруго толкал меня в спину, и довольно скоро я уже огибал мыс, за которым открывался вход в бухту. Я подобрал паруса и изящным маневром направил яхту к причалу, этот маневр я выполнял бессчетное количество раз и иногда мне казалось, что "Серебреный Свет" настолько привык к нашей бухте и моим маневрам, что не нуждается ни в каком управлении. Занятый причаливанием и швартовкой, я не сразу обратил внимание на то, что на причале никого не было, что было довольно необычно, и только закрепив концы, поднял голову и огляделся. Я ничего еще не успел осознать, но какой внутренний выключатель уже сработал, и этот внутренний дискомфорт, включивший какие-то участки моего мозга, заставил быстро пробежать цепочку сегодняшних событий отыскивая причину его возникновения. Флаг! Я не видел личного дядиного штандарта, который каждое утро поднимался вместе с восходом солнца на главной башне нашего замка. Был только один возможный вариант его отсутствия, смерть владельца штандарта. Мрачное предчувствие погнало меня вперед по лестнице ведущей наверх со всей возможной скоростью, и только обостренные тренировками рефлексы помогли заметить это. Я резко остановился и, развернувшись, подошел к невысокой стенке из декоративного кустарника. Он лежал на земле, прижавшись к ней щекой, и удивленные глаза до сих пор смотрели с немым упреком. Он, это наш садовник Ю Го Чжен, в руках сжимал садовые ножницы, которыми видимо, обрабатывал изгородь. Я внимательно осмотрелся, листва, которую срезал Ю, еще не подсохла и, прикоснувшись к нему, я убедился, что прошло не более двух часов, как кто-то мощным и точным ударом сломал ему шею. Ситуация становилась прямо на глазах не просто неприятно серьезной, а серьезно угрожающей. Я еще раз внимательно огляделся, мне страшно не нравился тот факт, что труп Ю даже не пытались спрятать. В доме кроме нас с дядей жило тридцать два человека и, многие из них имели серьезную боевую подготовку, да и оружия в доме хватало. Эти мысли мелькнувшие сумасшедшей чередой заставили меня подобраться. Охрана нашего острова и особенно имения была организована на высочайшем уровне, и специалисты, ее обеспечивающие, знали толк в этом деле. Поэтому небрежно брошенный труп Ю говорил о многом. И очень красноречиво говорил. Дальше я двигался к дому уже не так быстро, но инструкторы учившие меня могли бы мной гордиться. Скоро я наткнулся еще на два трупа из обслуги дома, тоже со свернутыми шеями, так же небрежно брошенных. Радости это не добавило, но внутри начала разгораться злость. Никто не смел, так обращаться с нами. В дом я попал не через главный вход, а через один из потайных выходов, который привел меня в библиотеку расположенную на втором этаже. Вспомнив, как в свое время я подшучивал над Крисом, с этой его страстью к потайным ходам, я заскрипел зубами. В библиотеку я пришел специально, именно здесь дядя держал коллекцию оружия. А, не зная, с чем мне придется столкнуться, хотелось иметь хоть что-нибудь в руках. Именно что-нибудь, потому что современное оружие хранилось в запертой оружейной комнате, ключи от которой были только у дяди и начальника охраны. Я прислушался, из-за панели не доносилось ни звука. Теперь нажать определенный камень, и панель беззвучно отъехала в сторону. В помещении действительно никого не было, не закрывая панель, я тихо скользнул к планшету и снял с него тяжелую шпагу шестнадцатого века. Почувствовав в своей руке прекрасно сбалансированный клинок, я вздохнул свободней, конечно против автомата в умелых руках это почти ничего, но в ближнем бою преимущество будет на моей стороне. Сначала я снова направился к открытой потайной панели, но потом передумал. Да, потайными ходами можно обойти практически весь дом. И что? Да, меня не увидят, и я спокойно могу уйти, но в том то все и дело, я не хотел уходить. Во мне кипел бешеный гнев, я хотел посмотреть в глаза тем ублюдкам, которые посмели убивать здесь. Я медленно двинулся по комнатам. В доме стояла оглушительная тишина, но я не позволил себе расслабится, за мной наблюдали. Это ясно чувствовалось на внутреннем уровне. Крис сам научил меня этому, и сейчас обострившимся восприятием я чувствовал наблюдение. За мной наблюдали без ненависти или страха, а с равнодушным любопытством. Это чувство не оставило меня и через полтора часа, когда я обойдя поместье вернулся обратно в зал приемов. В поместье не было ничего живого, собаки, лошади, люди, аппаратура слежения и связи, все, все было уничтожено. Я был потрясен, не столько самими убийствами, а тем как это было сделано. Холодная жестокая небрежность, практически все были убиты без применения оружия, можно сказать голыми руками, все, даже вооруженные охранники. Оружие было применено только раз, кто-то дрался с моим тренером фехтования. Это был сорокапятилетний китаец, мастер клинка из южного Шао Линя, он дрался в стиле "потерянный след", и я знал, как трудно защитится от его непредсказуемых атак и как практически невозможно пробить его защиту. Прежде чем отрубить ему голову, этот кто-то методично распустил на полосы его одежду, причем проделал это мастерски, почти нигде не задев тела. Я сам хорошо фехтую, причем владею практически всеми, как восточными, так и европейскими стилями, но то, что было проделано здесь ... После всего увиденного я теперь прекрасно понимал обостренную дядину паранойю. И еще одно обстоятельство беспокоило меня, я нигде не нашел дядю Криса, ни живого, ни мертвого. Откровенно сказать я не знал радоваться этому или нет. Я стоял в раздумье то, что произошло здесь, не вписывалось в картину нашего мира. Это было чем-то очень странным и непонятным, чем-то чужеродным. Однако, так или иначе, нужно принимать какое-либо решение. Я обратил внимание и еще на одно обстоятельство, в доме ничего не было тронуто, кроме аппаратуры наблюдения и связи, и я решил проверить, цел ли дядин архив. Тем более что как-то он сам сказал, что самое ценное в доме, это его архив. Приняв столь мудрое решение, я быстро прошел в дядин кабинет и еще раз, теперь уже более внимательно осмотрел его. Нет, все было на месте. Я подошел к стене и нажал на одну из резных виньеток, украшавших панели кабинета. Панель мягко отошла в сторону, открыв бронированную дверь со сложным цифровым замком. Шифр я знал. Открыв небольшую дверцу, я приложил ладонь к окошку распознавания. Аппаратура, контролирующая архив была автономной и, слава богу, работала. Луч сканера пробежал по моей руке и, через несколько секунд, удовлетворенно прогудев, подал сигнал о том, что все в порядке. Я облегченно вздохнул, меня совсем не прельщала перспектива испытывать на себе защитные системы архива. Набрав еще один код, я шагнул в открывшиеся двери. Войдя внутрь, сразу заблокировал дверь и почувствовал себя свободнее, кто бы там ни был, пробиться внутрь ему будет не просто. Отложив в сторону клинок, который по-прежнему сжимал в руках, я стал прикидывать, что делать дальше. Архив был комнатой приличных размеров оборудованной терминалом массой стеллажей и хранилищем для вещей, которые дядя предпочитал держать вдали от посторонних глаз. Терминал я отбросил сразу, мне не верилось, что все происшедшее было связано с современной жизнью, ответ таился где-то в дядином прошлом и, потому я выбрал, как говорил дядя, семейные хроники. Как ни странно это звучит, но с этой частью архива я был знаком меньше всего. Дядя никогда не скрывал от меня своих деловых операций и отношений с партнерами или противниками, но все что касалось родословной и того, что было с этим связано, находилось под запретом до моего вступления в законные права. Дядя никогда не говорил со мной на эту тему после того, как лет десять тому, после заданного мной вопроса, ответил, что я узнаю все, в свое время, и назвал точную дату, когда это случится. Я грустно усмехнулся, срок был выдержан абсолютно точно, только вот обстоятельства были очень уж неординарные. Пройдя мимо терминала, я направился в глубь архива к шкафу, где хранились документы родословной и завещание моих родителей. То, что все это хранится здесь, я знал давно, но искушения заглянуть, сюда никогда не испытывал. Сказывалось воспитание дяди и то огромное доверие, которое я к нему испытывал. Раз он считал, что мне не нужно знать это до определенного времени, значит, на то были веские причины. Шкаф был закрыт, но ключ висел рядом. Я не понимал для чего закрывать шкаф, оставляя рядом ключ, но дядя считал, что в этом есть какой-то смысл. Я взял ключ вставил его в отверстие и, повернув, потянул дверцу на себя, она легко открылась. Заглянув внутрь, я остолбенел. Шкаф был пуст. Несколько секунд я тупо смотрел на пустые полки, а потом, словно не веря своим глазам, сунул руку внутрь и ощупал пустые полки. Ничего не изменилось, шкаф был по-прежнему девственно пуст. Хотя неделю назад дядя открывал его при мне, и я видел, что полки были заставлены папками. Подумав, я повернулся и подошел к терминалу. Сделал запрос и просмотрел данные появившиеся на экране. Последняя запись говорила о том, что дядя заходил в архив сегодня утром, причем он был не один. Дверь архива при этом довольно долго оставалась открытой. Я понял, что дядя готовился к сегодняшнему дню и вынес папки из архива. О том, что кто-то мог заставить его это сделать, я подумал мимолетом, и тут же отбросил эту мысль. Я слишком хорошо знал дядю, заставить его сделать что-либо против его воли не мог никто. Значит папки или в кабинете в его столе, либо в домашней часовне, где должен был состояться обряд моего посвящения. Делать в архиве было больше нечего, и я пошел к выходу. Уже подходя к двери, я вспомнил еще одну вещь и, развернувшись, подошел к пеналу, который стоял рядом со шкафом семейных хроник. Он тоже был заперт, но, как и в первом случае, ключ висел рядом. Открыл пенал, и убедился, что он тоже был пуст, как я и предполагал. Да, значит, дядя действительно готовился к обряду посвящения. В этом пенале хранился семейный меч, которым дядя страшно дорожил. За всю свою жизнь я видел его едва ли раз пять, а держал в руках только дважды. Один раз, когда я задал ему тот вопрос о своей семье, он привел меня сюда и дал мне его в руки, и второй раз, когда мне исполнилось двадцать один год, и я проходил первое посвящение. Я закрыл пенал и пошел к выходу. Выйдя из архива, я заблокировал дверь и пошел к дядиному столу. Что-то неприятно скребнуло меня в душе. Я прислушался и понял, что чувство наблюдения, отставшее от меня в архиве, появилось вновь. Черт, что за дела здесь творятся. Я остановился и попытался определить, откуда ведется наблюдение. Внутреннее чутье указывало на стену, за которой была улица. Это выглядело абсурдно. Кабинет дяди был защищен от всякого вида шпионских устройств, а с той стороны, учитывая наши семиметровые потолки, быть никого не могло. И, тем не менее, внутренний голос твердил "Оттуда". Я внимательно осмотрел стену, ничего. Махнув на это рукой, я пошел к дядиному столу. Ящики были закрыты, и ключей на этот раз рядом не было. Я огляделся и остановил свой взгляд на коллекции клинков, висевшей на стене. Дядя любил холодное оружие и был страстным его коллекционером. Мой выбор остановился на абордажном кинжале начала восемнадцатого века, и я принялся трудиться над ящиками дядиного стола. Стол был хорошего дерева и, по крайней мере, ровесником кинжала так что, пришлось, провозился с полчаса пока удалось открыть все ящики. Результат был нулевым. Текущая переписка, счета, и никаких следов семейного архива. Значит часовня. Я уже собрался выйти из кабинета, когда обратил внимание на то, что оставил свой клинок в архиве. В доме было по-прежнему тихо, но идти совсем безоружным не хотелось. Я снял со стены пояс с метательными ножами и затянул его на себе, подумал и взял в руку японскую катану. Шел я быстро, но осторожно. Спустившись, на два этажа, повернул и пошел в восточное крыло замка, где помещалась домашняя часовня.
  
   Пройдя через анфиладу комнат, я подошел к дверям часовни, прислушался и открыл дверь. Часовня была освещена, осмотревшись, я убедился, здесь готовился обряд посвящения. Расположение светильников, священные предметы, все говорило об этом. Даже в отсутствие людей огромный зал не производил впечатления пустого, здесь чувствовалось присутствие сил высшего порядка. Тот незримый дух божества, который присутствует во всех храмах почитаемых богов. Пройдя вглубь часовни, я увидел семейный меч, лежавший на алтаре. Я вновь скрипнул зубами, снова эта злая ирония. Сегодня я должен был взять его в руки как законный наследник и вот он, передо мной. Кто-то за это дорого заплатит, очень дорого, поклялся я себе. Я подошел к алтарю и взял в руки меч. Неведомое до этого чувство неожиданно захватило меня, едва я коснулся его рукоятки. Гордость, ощущение силы и еще что-то по отношению к моим неизвестным пока врагам. Пожалуй, уверенность в неотвратимости справедливого возмездия. Повинуясь минутному порыву, я рванул клинок из ножен. Казалось, холодный голубой луч прыгнул мне в руку. Я залюбовался клинком, смертельно опасный и в то же время изящный, он казался естественным продолжением моей руки. Я взмахнул им, клинок поплыл по воздуху рассекая его с едва слышным шелестом. Несколько минут я любовался клинком, забыв обо всем на свете. Он был совершенен, начиная с платиновой рукоятки и кончая замысловатым орнаментом, бежавшим по лезвию. Выбитый девиз на священном языке гласил "Властвовать повелевая". Полюбовавшись им, еще некоторое время, я вернул его в ножны и повесил на перевязи через плечо. Пора было возвращаться в реальный мир. Обойдя алтарь, я зашел в альков и стал внимательно осматриваться. Все как обычно, священные книги и предметы и никаких следов семейного архива. Странно, рассуждая логически, больше его нигде не могло быть. Неприятный вывод напрашивался сам собой, некто охотился за нашими архивами и точно знал, когда их извлекут на свет божий. Теперь все выстраивалось в логический ряд, но мне от этого было не легче. Даже зная, что истоки этого дела действительно крылись в прошлом, оставалось ответить на два вопроса. Кто? И почему? С какой стороны подступиться теперь к этим вопросам я не имел даже приблизительного представления.
  
   Повернувшись, я двинулся к выходу из алькова и только теперь увидел, что у выхода в небольшой нише меня ждет сообщение. Никто другой не мог бы заметить этот маленький клубок тумана висевший в небольшой нише. Это был наш личный с дядей Крисом способ передачи информации. Я подошел и внимательно присмотрелся, да это сообщение от Криса, оно было запечатано его личной формулой, подделать которую, насколько я знал, было невозможно. Потянув за открывающую нить, я открылся ему на встречу. Действительно Крис, его дух, его отпечаток личности, так хорошо мне знакомое. Оно было адресовано мне. Сообщение было предельно лаконичным:
  
   -Опасность! Немедленно скройся с острова.
  
  
   Я выходил из дома медленно и осторожно. Сообщение Криса не располагало к иным действиям, к тому же мои слегка задремавшие шизофренические комплексы получили мощный дополнительный заряд. Сказались и годы тренировок со специалистами всяких специфических дел. Я быстро продумал порядок своих действий. Вариант, который устроил меня со всех сторон, был относительно прост. Мне нужно было пройти к ангару, в котором у нас стоял легкий четырехместный самолет, обычно он был полностью заправлен и готов к вылету. Сесть в него, выкатится на выгон, служивший нам по совместительству летным полем, взлететь, уйти под береговые утесы и на максимальной скорости убраться из зоны досягаемости любого оружия, которое может оказаться у моих недругов. После чего связаться с ближайшим диспетчером и сообщить властям о том безобразии, творящемся тут. В крайнем случае, я мог сесть на ближайший береговой аэродром, до которого было около часу лета, и уже оттуда связаться с властями. План был хорош но, как и всякий другой хороший план имел недостаток, дорога к ангару лежала через живые шпалеры, бывшие просто идеальным местом для засады. Поэтому я слегка изменил первоначальный вариант и поднялся на донжон, благо лифт работал, что бы с его сорокаметровой высоты осмотреть свой путь. То, что я увидел на верхней площадке, не добавило мне настроения. Разорванный в клочья штандарт дяди Криса, рядом с телом одного из наших охранников с уже привычно свернутой шеей. Да, кто-то очень не любил нас. Осторожно выглянув из-за парапета, я осмотрел предстоявший мне путь. Все было чисто. Путешествие на донжон, кроме некоторой уверенности в свободе передвижения еще и дополнительно вооружило меня. У убитого охранника я прихватил автоматический кольт сорок пятого калибра с дополнительной обоймой. Так что, учитывая и прежнее мое оснащение, вооружен я был до зубов.
   Я аккуратно пробирался между шпалерами стараясь двигаться так, что бы меня не было видно из замка. Хотя, если какой-нибудь умник займет мое место на донжоне, то он подстрелит меня как куропатку, но пока все было тихо. Вот, наконец, и ангар. Слава богу, дверь не закрыта, а то бы пришлось возиться с замком. Видимо наш бог слышит мои молитвы. Я проскользнул внутрь. Ни черта он не слышит! Двигатель самолета был основательно разбит, как и радиостанция. Дьявол. Теперь у меня оставался только один путь, морем. О том, что бы спрятаться на острове, я и не помышлял. Не так он велик, всего-то десять на двенадцать, да и джунглей на нем не наблюдалось. А времени у них будет, хоть отбавляй. Гостей мы скоро не ждали, а без особого приглашения к нам никто не заглядывал. Так, подумаем. Если они не захотят дать мне уйти, то наверняка будут ждать у лестницы. Другого, по крайней мере, цивилизованного, пути вниз нет. На лестнице мне с ними не разминуться, места для маневра маловато. Ждать они меня будут, конечно, на верху. Ну что ж, придется воспользоваться знанием местной топографии. Есть еще одна дорога вниз. Правда понравиться она может только фанатику от альпинизма. При мысли о предстоящих мне акробатических упражнениях настроение мое поубавилось. Но выбора все равно не было.
  
   Подзабыл я прелести этой дорожки. Да и то, лазил я по ней, когда проходил курс альпинизма, не то что бы очень уж давно, но лет восемь прошло. И вымотался я все-таки прилично, двухдневная гонка в одиночку это тебе не прогуляться выйти. В общем, тот еще спуск получился. В конце я таки не удержался, и последних метров восемь проследовал без всякого достоинства, пересчитывая копчиком встречные камешки и глухо поминая всех святых сквозь сжатые зубы. Ладно, хоть не поломал еще ничего, могло и хуже выйти. Отдышавшись и подсчитав моральные убытки, я добавил еще очков к счету на предъявителя, который непомерно распухал прямо на глазах. Ну да черт с ним, это потом, двигаться надо. Место моего приземления было хорошо тем, что, прикрываясь лестницей, я вплотную подходил к задней стене бокса для яхты, а оттуда можно было вынырнуть прямо на причал или под причал, в зависимости от обстановки. Ход через заднюю стенку, спасибо дяде Крису, конечно же, был. Где что нажимать и что крутить я знал. Пройдя мимо стеллажей, я аккуратно выглянул в боковое окошко. На лестнице и на верхней площадке, насколько ее можно было обозреть, никого не было. Впрочем, все правильно, прогуливаться они не будут, если стерегут, то залегли где-то возле верхней площадки и основное их внимание к замку. Так что шансы у меня есть. Я осмотрелся и остановил внимание на канистрах с водой, это надо прихватить с собой. Свой запасы я отдал ребятам с "Наутилуса", они не хотели заходить в порт, а я не рассчитывал долго путешествовать, и поэтому щедро поделился с ними. А сегодня со всей своей беготней я так и не удосужился напиться. Кроме того, ходу до континента было часов восемь. Продукты у меня еще были, да и аварийный запас приличный, на неделю, из расчета на шесть человек. С водой же была напряженка. Поэтому я в первую очередь напился, а потом еще раз взвесил свои шансы. До верхней площадки метров четыреста, из пистолета меня прицельно не достанешь, а тяжелого оружия у них вроде быть не должно, максимум "узи". Но на такой дистанции от него толку немного, почти нуль. Ветер подходящий, паруса я не зачехлил. Плавсредств, по крайней с этой стороны острова, я на подходе не видел. Пока они спустятся и доберутся до причала, я уже буду уходить за мыс, да и то, если они меня сразу заметят, а это вряд ли. Так что, воду берем с собой, вздохнем поглубже и, вперед.
   Рванул я классно, даром, что тридцатилитровая канистра оттягивала руки. Уже по дороге мысленно ругнулся. Ну, какого черта было переть ее полностью, отлить надо было, оставить литра три. Совсем отупел. Правда, пока тихо. Тишина продолжалась до яхты, и потом, пока я скидывал с причальной тумбы швартовочные концы. Паруса я поставил в рекордный срок, и яхта, подхваченная легким ветерком, беззвучно заскользила к выходу из бухты. Чувство незащищенной спины исчезло только когда я обогнул мыс и взял курс на континент. Я не знаю, что заставило меня оглянуться именно в этот момент, но в тот самый миг, словно кто-то специально ждал моего взгляда, на флагшток скользнул штандарт. Атакующий красный дракон на синем поле. Враг открывал свое лицо. Я схватил бинокль и принялся пристально разглядывать верхушку донжона, но даже при двенадцатикратном увеличении увидел только смутную фигуру с накинутым на голову капюшоном, и скорее почувствовал, чем увидел, взгляд направленный мне вслед.
  
   Устойчивый ветер гнал яхту к горизонту, поддерживая ход в добрых двенадцать узлов. Я сидел у руля и мрачно размышлял. Все подтверждалось
   , руки из дядиного прошлого дотянулись до нас. Во всей этой истории был один светлый момент. Крис успел оставить сообщение, а это значит, его не совсем застали врасплох. Теперь у меня была скромная надежда на то, что он жив. Я слишком верил в его умение выкручиваться из самых безнадежных положений и потому мог себе оставить эту скромную радость. Сейчас главное вернуться на остров с представителями закона, а уж потом я использую все возможности и отыщу дядю Криса. И тогда мы вместе возвратим все долги. Черт, уже который раз сегодня я помянул его. Если бы я перед гонкой не демонтировал радиооборудование яхты, копы уже были бы на острове, а так еще добрых шесть часов хода. Правда может, повезет, и я встречу какое-нибудь судно с радиостанцией. Надежда на это конечно не очень велика, здесь у нас не караванные тропы, но вдруг.
   Спустя некоторое время я с удивлением увидел по курсу быстро поднимающиеся белые облака. Неужели лимит неприятностей на сегодня не исчерпан. Шторм? Здесь?! В это время года?!! Это было уже совсем из области от не вероятного, до не возможного. Кто-то из моих небесных покровителей явно перепутал шкатулки. И возникшая передо мной аномалия подтверждала это со всей невинностью природного явления. Я осмотрел горизонт, нет, не обойти, двигателя на гоночных яхтах нет. Значит, свидание с берегом придется отложить на неопределенный срок. Быстро поднимающиеся облака свидетельствовали о том, что шторм идет не из слабых. Раздумывать было некогда, и я быстро уменьшил площадь парусов до безопасных размеров и принял к ветру, после чего закрепил штурвал и бросился закреплять все согласно штормовому расписанию. Шторма я не боялся, мой "Свет" был надежной яхтой. При необходимости я мог бы пересечь на нем Атлантику, только вот времени у меня сегодня не было. Но природе, как и моим небесным покровителям, было на это абсолютно наплевать. Да, сегодня явно был не мой день.
   Я едва закончил крепеж и вернулся к штурвалу, как с силой пушечного выстрела налетел первый шквал. То, что началось потом, трудно описать словами. Уже через четверть часа я потерял всякую уверенность и в яхте, и в себе. И только молил всех богов вынести меня из этой передряги целым. Движение яхты напоминало полет подхваченного вихрем листа. Волны сшибались и грохотали, перебрасываясь нами словно теннисным шариком. Я потерял представление не только о направлении, но и о том, где верх, а где низ, и удерживался на палубе только благодаря тому, что успел своевременно привязаться. Корпус яхты стонал под ударами волн, и я с ужасом ждал, что каждый удар станет последним. Вода буквально кипела от бьющих молний. И все же в этой бешеной круговерти было какое-то свое первозданное очарование, в какой-то миг у меня мелькнуло определение - "художественный хаос". Потом стало и вовсе не до определений. Мне показалось, что шторм продолжался целую вечность. Но когда он умчался, прочь с той же скоростью, что и налетел, часы показали, прошло немногим более шести часов. Если бы не этот шторм, сейчас я бы уже видел берег, подумалось мне. Но я не привередничал, больше того, в душе я испытывал глубокую благодарность к судьбе за то, что дышал, видел, чувствовал. В конце концов, потерянные часы это не вся моя жизнь, с которой я элементарно мог распрощаться. Потрепало меня конечно основательно, но я жил, и это было прекрасно.
   Этот шторм добил меня. Двухдневная гонка, сегодняшний богатый событиями день проехали по мне, как дорожный каток, и было неудивительно, что я едва стоял на ногах. Тем не менее, я немедленно отправился в обход своего судна. Корпус и такелаж были в относительном порядке, во всяком случае, насколько я разглядел, в том сумраке, который окутывал меня. А вот увиденное мной в каюте, почему-то совсем не удивило. Все, что теоретически имело хоть какой-нибудь шанс сорваться, было сорвано и лежало кучей обломков. Это был самый замечательный памятник обломков цивилизации когда-либо виденный мной. Великая и великолепная, овеществленная эпитафия техническому прогрессу. У меня просто не было сил с ней возится, тем более что главное я и так уже знал. Автоматический штурман наплевал на все рекламные проспекты и гарантии своих производителей и приказал долго жить. Последние координаты, которые он выдал, были местом, где я попал в этот невиданный в этих краях шторм. А мне как-то не верилось, что именно там я и нахожусь. Вывод был прост. Я просто не знал куда плыть. И пока не появятся звезды или солнце даже примерно не возможно определится, в какую сторону двигаться. Трогаться в путь с такой исходной информацией было, по-моему, не самым умным выбором. Чего-чего, а камней в этом море хватало. Взвесив все за и против, я принял, как мне показалось, соломоново решение. Пробрался через кучу обломков и достал из рундука надувной матрас. После чего выбросил плавучий якорь и включил бортовые огни, которые, как ни странно это было, исправно зажглись. Дотащился до штурвала и, бросив матрас на палубу, рухнул на него.
   Проспал я, как потом выяснилось, почти двенадцать часов. Правда, периодически я просыпался, осматривался и снова проваливался в сон. Но в памяти от этих пробуждений осталось только одно, ни солнца, ни звезд не было. Когда я все же проснулся окончательно, возможности определится, по-прежнему не появилось. Был день, но я не мог сказать даже в какой стороне солнце. Со всех сторон яхту окутывал плотный туман. Эта завеса была такой плотной, что, стоя у штурвала, я с трудом различал очертания собственной мачты. Кому-то там, на верху, явно понравилось испытывать мою выдержку. Тело болело, оно не то, чтобы яростно протестовало, но явно выказывало свое неудовольствие предыдущими приключениями. С другой стороны протестовать то особенно было нечего. Руки, ноги целы, голова на месте, внутри вроде тоже относительный порядок, так чего уж тут. Я еще раз осмотрелся, да туман знатный и ни малейшего намека на ветерок. Ну что ж, займемся делом. Я пробрался в кубрик. Картина, представшая передо мной там, нисколько не утратила своей монументальности и символической значимости. Глядя на нее, невольно всплывал вопрос. Что мы в этом мире...? Прах. Чтобы открыть шкаф с продуктами, пришлось изрядно повозится. Зато я был вознагражден поистине царским подарком, банкой ветчины и запаянной в пленку булкой хлеба. Порывшись в куче обломков, я раскопал и канистру с водой. Слава богу, она была цела. Прихватив с собой всю эту роскошь, я выбрался на палубу и, устроившись прямо у штурвала, принялся пировать. Через полчаса я смотрел на окружающий мир более благосклонно. Вернувшись еще раз в кубрик, я возвратился на палубу с трубкой и запасом табака. Мечту о кружке кофе пришлось с сожалением отложить. Не бывает в жизни абсолютного счастья. Наведение порядка заняло у меня гораздо больше времени, чем я предполагал сначала. Притом что, я не мудрствуя лукаво, препроводил за борт все, что не подлежало восстановлению. Когда я, наконец, смог позволить себе ту самую кружку кофе, моя яхта соответствовала по уровню автоматизации началу восемнадцатого века. Правда, лебедки, благодаря которым я в одиночку управлялся со всем своим парусным хозяйством, уцелели, и это здорово меня подбодрило. В целом моя яхта тяготела теперь к спартанскому стилю. Я поужинал и, набив трубку, растянулся на надувном матрасе, который по-прежнему лежал у штурвала. Конечно, можно было бы разместится и в кубрике, но мне не хотелось сидеть в помещении. Тем более что заняться там было нечем. Я лежал на палубе, попыхивал трубкой и смотрел по сторонам. Впрочем, смотреть-то как раз было особенно не на что. Яхту по-прежнему окутывала абсолютно неподвижная серая пелена. Мы словно попал в какой-то мир без времени и движения. Мне вдруг представилось, что весь мир состоит из этого тумана и я единственная живая душа оставшаяся в нем. Я невольно передернул плечами. К дьяволу, так и рехнуться не долго. Неожиданно по яхте пробежала легкая дрожь, словно она попала в какое-то встречное течение. Я приподнялся на локте и стал осматриваться. Именно тогда это и произошло. Сначала раздался звук басовой струны, начавшись в нижней части регистра, он нарастал, набирая силу. Скоро он захватил весь мир, проникая в каждую клетку тела, сотрясая основы мироздания. Я попытался закрыть уши, но это не помогало. Звук словно вселился в мой череп и пытался разорвать его изнутри, чтобы вырваться на волю. Казалось, моя голова сейчас взорвется. Я закричал....

Глава 2

   Я медленно приходил в себя. Голова была пустой и легкой. В ней вообще ничего не было, и осознание этого наполнило меня громадной благодарностью к тому, кто прервал этот дикий концерт сумасшедшего музыканта. Паганини чертов. Долбаный виртуоз одной струны. Хотя?! Я попытался представить все струны и тут же решил поунять свое неудовольствие. Не дай бог услышит и решит продемонстрировать. Тьфу, тьфу, тьфу... Я лежал на том же месте, блаженно расслабившись. Повернув голову, я взглянул на него и тут же вскочил, словно подброшенный пружиной. Вытаращив глаза, я смотрел на штурвал. Вместо легкой конструкции из стеклопластика, последнего достижения современного судостроения передо мной возвышалось изделие из бронзы и красного дерева. Я тупо оторвал от него взгляд и глянул по сторонам. То, что я увидел, ввергло меня в ступор. Это была не моя яхта! Формы, обводы, размеры, оснастка было прежним, но материалы... Бронза или что-то похожее на нее вместо металлокерамики, дерево вместо пластика и совсем что-то непонятное вместо дакрона парусов. Из состояния отупения меня вывел громкий всплеск, раздавшийся у борта. Я резко повернул голову. Только теперь я увидел, что изменения коснулись и окружавшего меня мира. Туман исчез, светило солнце, под легким ветром плескала волна. И в этой идиллистической картине на меня двигалось порождение моего явно спятившего мозга. Классическая, боевая галера не далее чем в трех кабельтовых двигалась в мою сторону, взбивая пену веслами. Я смотрел на это чудо, разинув рот. Кино что ли снимают? В этот миг от носа галеры оторвалась точка и, увеличиваясь в размерах, понеслась в мою сторону. Через несколько секунд пролетев, как мне показалось, над самой мачтой здоровенный камень плюхнулся в воду со знакомым всплеском. Боже, оживший сон романтического идиота. Меня обстреливали из катапульты. Видимо тренировки пошли мне все же на пользу. Буквально через пару секунд я бешено крутил рукоятки лебедок поднимая паруса. Кино там или нет, но я хотел убраться из зоны обстрела и уже потом, в спокойной обстановке попытаться разобраться, какого черта здесь творится. Подхватив легкий ветер "Серебреный Свет" скользнул вперед. И вовремя, буквально за кормой прямо на то место где мы только что стояли, плюхнулся очередной булыжник. Да, намерения этих у ребят были еще те. Я оглянулся. Они явно увеличивали темп гребли. Кроме того, на мачту в помощь усилиям гребцов поднимали большой прямоугольный парус. Ничего пусть стараются, сомневаюсь, что эта гробина сможет развить скорость сравнимую с моей. А вот летучие камешки это серьезно. Я прикинул время, получалось, что на выстрел у них уходило около двух минут. Придется идти, меняя галсы, благо ветер попутный. Я работал как бешенный. Хорошо хоть последняя гонка освежила мои навыки. Постепенно я отрывался, но очень, очень медленно. Эта калоша оказалась удивительно легкой на ходу. Правда, маневрирование тоже изрядно снижало мой ход. Но и альтернатива вроде камня в борт не оставляла выбора. Тем более что стреляли они на удивление метко.
   Солнце уже проделало изрядный путь по небосклону, когда выстрелы прекратились, то ли камни у них кончились, то ли я вышел из зоны действия катапульты. Я подождал некоторое время и перестал перекладывать галсы. Стрельба не возобновилась. Дышалось уже свободнее. Оглянувшись назад, я глянул на галеру. Она по-прежнему шла за мной. Я пожал плечами, упрямство никогда не казалось мне хорошим качеством, а у капитана этой посудины его видимо было более чем достаточно. Я осмотрел горизонт. Справа по курсу в легкой дымке почти на линии горизонта виднелся берег. Впереди над линией горизонта маячило белое облако, возможно, там тоже была земля. Слева расстилалась бесконечная морская равнина. Конечно, мне бы нужно идти к берегу, но для этого сначала надо сбросить с хвоста теплую кампанию. Кто его знает, что там у берега. В том, что там не встретишь корабля береговой охраны, я почему-то был уверен. Значит пока вперед, а там видно будет. Я внимательно осмотрел себя. Высокие сапоги, напоминающие ботфорты, вместо кроссовок Reebok. Обтягивающее темное трико, колет и белая рубашка с откидным воротом вместо спортивного костюма Adidas из влагостойкой ткани. Да видок тот еще. Правда одежда сидела на мне как перчатка, не стесняя движений, да и оружейный пояс, который по-прежнему был на мне смотрелся теперь вполне естественно. Куда же это интересно я вляпался. То, что это не Земля ясно. Достаточно взглянуть на солнце. Очень уж оно высоко стоит, словно я где-то возле экватора. На бред тоже не похоже, очень уж все тут реально. Хотя. Я еще раз осмотрелся вокруг, потрогал штурвал и решительно ущипнул себя. Черт, больно получилось. Нет не бред. С современной фантастикой я знаком, так, что слова параллельные миры для меня не новость. Видимо где-то из этой оперы ария решил я. Хорошо хоть дело есть, а то с такими теориями не долго и рассудком повредится. Я прислушался к себе. Нет, дядя Крис молодец, хорошую подготовку мне устроил, внутри я был совершенно спокоен, никаких истерик. Сейчас главное выжить и сохранить свободу действий, а рвать волосы на голове будем потом. Какой-то отблеск слева привлек мое внимание, я машинально протянул руку за биноклем. То, что оказалось у меня в руках даже отдаленно не напоминало бинокль. Это был какой-то приплюснутый шар с двумя ручками по бокам. Я посмотрел на него, потом еще раз глянул на свою одежду и усмехнулся. Аналогии. Придержал штурвал ногой и, взявшись за ручки, поднес шар к глазам. Это действительно был аналог бинокля, причем с довольно приличным увеличением. Посмотрев на преследующую меня галеру, я прикинул, примерно десяти двенадцатикратное увеличение. Развернувшись, я посмотрел в направлении привлекшего мое внимание блеска. То, что я увидел, заставило меня нахмурится. Я понял, почему галера упорно преследовала меня. Со стороны моря надвигались развернутым строем такие же галеры. Причем самая дальняя уже пересекла мой курс. Меня отжимали к берегу. Я прикинул расстояние и скорость хода. Если остальные галеры такие же скорые, как и та, что преследовала меня, то получалось, что выскользнуть я могу, но для этого нужно принять круче к берегу. Я еще раз прикинул варианты, а потом решительно переложил штурвал. Только бы ветер удержался. Я оглянулся назад, и настроение у меня испортилась. Галера уже шла моим курсом. Они начали поворот еще до того, как я принял решение, они предвидели его. А это значит, впереди меня ждет какая-то гадость.
   Не могу сказать, сколько часов продолжалось эта гонка, хотя бы потому, что вместо привычных часов у меня на руке был еще один аналог, с которым я еще не успел разобраться. Однако дело шло к вечеру, когда ожидаемая гадость предстала во всей красе. Берег был уже хорошо виден невооруженным глазом. А вот то, что тянулось от берега и выдавалось далеко в море не любит не один моряк. Рифы, окутанные белой пеной рифы. Они загнали меня в мешок. Шесть галер подходило с моря и по-прежнему одна за спиной. В темноте, я от них может, и ушел бы, но они явно не дадут мне шанса дождаться ее. Если бы это были обычные парусные суда, можно было попробовать идти против ветра, но это были галеры. Черт, неужели нет никакого выхода. Сидеть и ждать охотника как заяц в капкане. Ну уж нет, не на того напали. Я схватил оптический шар и стал внимательно рассматривать кипевшую у рифов воду. Ширина их не превышала трех кабельтовых, и между ними и берегом было достаточно чистой воды для моей яхты, нужно только попасть на ту сторону и уйти ближе к берегу тогда и баллисты меня не достанут. Вот только как туда попасть. Ага, кое-что есть. Дорожка к берегу среди рифов все же была, и мой "Свет" мог бы по ней протиснуться, только вот похожа она была на трассу слалома и в одном месте поворачивала почти под прямым углом. Не один здравомыслящий яхтсмен туда не полез бы, тем, более не зная местных течений. Я еще раз оглянулся. Ну уж нет, лучше на щите... И, убавив паруса, повел яхту к проходу. В это время сзади раздался рев рога, ребята явно меня не поняли и, увидев, как я убавляю паруса, решили, что я сдаюсь. Ничего, сейчас мы вам устроим цирковое представление. Прошу занимать места, согласно купленных билетов, барабанщик дробь.
   В проход я влетел как шар в лузу. И началось. Никогда в жизни я не хотел бы еще раз повторить этот номер. Я просто пытался разорваться, управляя яхтой, работая с парусами и рассчитывая движение. Раз двадцать я думал, что мне конец, но каким-то чудом "Свет" выворачивался в нескольких дюймах от гибели. И только в том повороте мы скребнули по камням бортом, но уцелели. Выходя на чистую воду, я поклялся себе. Никогда больше! Уводя яхту ближе к берегу, я оглянулся. Галеры сгрудились у рифов как стая псов у забора, за который проскочил заяц. Так-то, большие парни. В этот момент яхту окутало зеленоватое свечение. Это еще, что за черт? И словно в ответ на мой вопрос со стороны галер донесся вопль. Так мог кричать только человек одаренный от природы неимоверной силы голосом или человек испытывающий смертную муку. Я схватил оптический шар и направил его на галеры. Куда смотреть я понял сразу, потому что, туда смотрели все. На передней площадке одной из галер группа ярко одетых людей склонилась над лежащим человеком в зеленой одежде. Потом они оживленно заговорили и разом обернулись в мою сторону, двое приложили к глазам такие же оптические шары, как и у меня. Я усмехнулся и, подняв вверх руку, топнул ногой. Видимо им это совсем не понравилось потому, что тот, кто стоял впереди закричал, обернувшись назад, видимо отдавая какую-то команду. Когда к нему подскочили люди в коричневой одежде, он указал им на баллисту. Тот, кому он приказывал, замотал головой, что-то объясняя. Но этот разряженный павлин не хотел объяснений, он выхватил меч и приставил его к горлу оппонента, тот отдал команду и люди кинулись заряжать баллисту. Выстрел не оправдал надежд, камень, прочертив дугу, плюхнулся в воду значительно не долетев до нас. Это видимо было последней каплей упавшей в чашу. Этот, судя по всему, их предводитель, взмахнул мечом, и голова его визави отлетела в сторону. Ничего себе, нравы у них тут подумал я, рассматривая потрясающего в мою сторону мечом субъекта. И тут же глубоко вдохнул. Ветер развернул вымпел на мачте этой галеры, и я снова увидел атакующего дракона. Вот значит как.
   Я медленно шел вдоль берега под минимумом парусов, не зажигая бортовых огней и внимательно осматривая лежащую передо мной береговую линию. Я искал удобную стоянку для "Света". Мне нужна была информация, и добыть ее, можно было только на берегу. В море после этих приключение выходить не хотелось, да и не знал я куда плыть. Эта скала сразу привлекла мое внимание, в ней была неправильность, но какая именно я не мог понять. Тем не менее, убрал паруса и бросил якорь. Дядя Крис учил меня доверять своей интуиции, а она шептала мне: "Здесь". Глубина не превышала десяти футов, и я решил поподробнее обследовать берег. Несколько ознакомившись с нравами этого мира, я решил не рисковать и, отправляясь в экспедицию основательно вооружился. Японская катана на перевязи, пояс с метательными ножами и местный аналог пистолета. Это было устройство похожее на небольшой арбалет, приспособленный для стрельбы одной рукой, с автоматическим взводом. Несколько более громоздкий, чем пистолет он нисколько не уступал ему в убойной силе и дальнобойности в этом я убедился, проведя его испытание на куске плавника. Плыть с этой кучей оружия было не очень удобно, но в данном случае я предпочел безопасность удобству. Интуиция не подвела меня, я нашел великолепный грот полностью закрытый со стороны моря выступающей скалой. О более удобной стоянке для "Света" я не мог и мечтать. Единственное неудобство, необходимость опустить мачту. Правда, это не было слишком большой платой, поскольку ручные лебедки работали. Достаточно скоро "Свет" удобно устроился в гроте, словно в своем собственном боксе, у нас дома на острове. Время перевалило далеко за полночь, и я решил разрешить нам обоим вполне заслуженный хороший отдых. Ужинал, не зажигая огня, скала прикрывала грот со стороны моря, кажется, вполне надежно, но кто его знает.
   Спал я великолепно. Может это кого и удивит, однако я уже упоминал о курсе пройденной мной подготовки. Там бывало и не такое. Конечно, из баллист по мне стрелять никто не додумался, но мне кажется, что минометный обстрел не намного лучше. Позавтракав, я в первую очередь проверил свои вчерашние отметки и с удовольствием убедился в том, что приливы здесь не высокие и "Свет" не будет биться о стены даже при самой низкой точке отлива. После этих приятных заключений пришло время планировать свою наземную экспедиция. Не следует сразу отходить далеко, сначала стоит изучить близлежащие окрестности. Эта мысль показалась мне достаточно здравой, и именно этими приделами я решил ограничить свою первую вылазку. Вооруженный так же, как при вчерашнем десантировании я двинулся в путь.
   Довольно скоро нашлась расщелина, ведущая на верх. Лезть пришлось минут двадцать, зато обзор был прекрасный. Я удобно расположился на пригорке и достал оптический шар. В первую очередь осмотрел море. Место действительно было очень удачным, этот береговой утес господствовал над местностью, и отсюда даже было видно место прохода в рифах. Там явно что-то было. Пытаясь разглядеть это, я невольно сосредоточился и внезапно произошел скачок изображения. Шар словно ответил моему желанию и резко увеличил изображение, правда, при этом угол зрения тоже резко уменьшился. Однако! Интересно, а еще увеличит? Я снова напряг зрение. Да, местные аналоги резко возросли в моем рейтинге. Галера была видна как на ладони. Это была одна из вчерашних галер. Значит, они не отступились. Я мысленно похвалил себя. Хватило таки ума убраться оттуда в темноте. Интересно где же остальные? Я оторвал глаза от шара и осмотрел линию горизонта. Ничего. Ну ладно, непосредственной опасности нет, можно заняться сушей. Вид суши напоминал средиземноморское побережье на Земле. Низкие кустарники островки белесой травы. Так, а вот это уже интересно. Оптический шар показал низкое строение из дикого камня огороженное каменной стеной. Высоту стены я оценил метра в два. Ворота из плотно пригнанных плах закрыты и никакого движения. Окна в строении узкие и высокие крыша почти плоская и покрыта чем-то вроде черепицы. Колодец во дворе и возле него явно поилка для скота. Странно, никаких загонов, они что, скот под одной крышей с собой держат? Километров восемь-девять. Заманчиво. Местность сравнительно ровная туда и обратно часа два и час там осмотреться. Информация об этом мире мне жизненно необходима. Я еще раз осмотрел море. Ничего нового. На суше тоже ничего не видно. Ладно, рискнем, три часа времени я могу себе позволить.
   Кросс по пересеченной местности это конечно не пробежка от инфаркта, но и не особо большая нагрузка для тренированного человека. Минут через пять я втянулся и перешел на индейский шаг, которому меня научил индеец апач, один из моих инструкторов. Рекорд на стометровке им не поставишь, но при необходимости я мог бежать, сохраняя темп хоть сутки. Ноги работали автоматически, и я внимательно осматривал местность по ходу движения. Никаких признаков пребывания людей не встретилось до самого строения. Уже метров за сто до стены я заметил следы вырубки кустарника. Подбирался к стене уже по всем правилам военной науки с соблюдением полной маскировки. Тишина. Да, только сейчас я обратил внимание на тишину. Ни птиц, ни насекомых. Только ветер, пробегая по кустарникам, заставлял их нарушать эту тишину своим шелестом. Камень стены был горячим и шершавым. В высоте я ошибся сантиметров на тридцать. Обойдя вокруг, я сделал открытие, местность вокруг стены была спрофилирована. Причем спрофилирована с оборонительными целями, здесь старались усилить преимущества защитников. Двухстворчатые ворота были закрыты на обыкновенный крючок. Очень интересный способ для оборонительного сооружения. Откинутый крючок опустился тихо. Встав немного в сторону, я толкнул створку ворот и заглянул внутрь через появившуюся щель. Никого. Трава во дворе явно вытоптана. Так теперь внутрь, очень аккуратно. Прикроем за собой ворота и рывком к строению. У дверей я перевел дух и еще раз внимательно прислушался. Тихо. Ну что ж. Очередной крючок вниз, осторожно приоткроем дверь и ... Никого. Скользнув внутрь, я быстро осмотрел помещение. Точно, скот они держали здесь. Налево от входа стойла для лошадей. В глубине длинный стол со скамьями. Высокие шкафы у стен и в дальнем конце деревянные лежанки. Казармы всех времен имеют между собой внутреннее сходство, а тут казармой отдавало очень заметно. Шкафы запирались крючками. Это однообразие слегка утомляло. Правда, на этот раз я кое-что обнаружил. В одном шкафу были скрученные набитые соломой тюфяки, а во втором продукты и при том весьма свежие. Значит, люди здесь были и были недалеко. Сделав этот вывод, я решил максимально сократить время осмотра. В шкафах ничего интересного больше не было. Здоровенная бочка с водой. Отхожее место. Да уж, нравы. Все под одной крышей. Ни книг, ни бумаг. Черт, неужели ничего. Ага, вот это интересно. В углу стоял небольшой штандарт. Я расправил полотнище, золотой орел раскрыл крылья на зеленом фоне. Черт, черт, черт! "Книга основ" заученная в детстве наизусть. "И охраняет золотой орел страну, расправив крылья над ее границей". Мысли бешено заработали. Идиот! Герб моих преследователей тоже был описан в этой книге. "Красный дракон, пожирающий плоть, порожденье презревших законы". Ладно, это потом, сейчас нужно быстренько убраться отсюда.
   Нужно отдать им должное. Когда я закрывал дверь, во дворе никого не было, но не успел я сделать и трех шагов как вот они. Появились словно из воздуха. Трое с обнаженными мечами вокруг меня и четверо с луками чуть в стороне. Стрелы наложены, но тетива еще не натянута. Это были профессиональные солдаты. Однообразные мундиры из кожи. Нагрудники обшитые бляхами темного металла. Шлемы с кожаными нашейниками. Легкие круглые щиты. И вид у них был далеко не дружелюбный. Правда, они допустили одну ошибку, вернее две. Первая ошибка заключалась в оценке ситуации. Они решили, что у меня один выбор, сдаться. В этом их трудно было винить. Любой даже не очень средне статический боец действительно не имел другого выбора. У меня он был. Луки это хорошо. Отбивать стрелы лезвием я научился еще в четырнадцать лет, а в семнадцать делал это с завязанными глазами. При этом стреляющих было куда больше. Хуже было бы с арбалетами. Вторая же ошибка исходила из первой. Трое с мечами подошли ко мне слишком близко. Они находились в зоне уверенного поражения благодаря некоторым известным мне специфическим приемам. Кстати сказать, эти приемы не очень широко распространены. Еще точнее было бы сказать, они совершенно неизвестны никому кроме пары другой мастеров меня им обучивших. Так что выбор у меня был. Вопрос заключался в другом, я не хотел убивать этих людей, без так скажем, основательного повода.
   -Брось оружие.
   Сказано было решительно. Говорил самый старший из них, стоявший передо мной. Командир решил я. Это подтверждалось и значком в виде золотого сокола на груди. Секундой позже я осознал, что отлично понял его. Разговор начался на одном из трех внутренних языков, которым меня обучал дядя Крис. Черт еще один камешек в мозаику. Я покачал головой.
   -Нет.
   -Брось оружие или умрешь.
   -Я не хочу драться, но оружие я не брошу.
   Они в немом изумлении уставились на меня. Да эти ребята совершенно не привыкли к таким разговорам. Несколько секунд их начальник размышлял. Потом принял решение и молча махнул мечом в мою сторону. Господи, прости своих самоуверенных детей. Они сами совершили выбор. Убивать их мне по прежнему не хотелось и то, что мне пришлось проделать, было несколько сложнее обычного поединка. Реакция у меня отличная, да и их доспехи давали мне изрядную фору. Доспехи конечно хорошая вещь в общей свалке, но в поединке проку от них чуть. Более подвижный противник загоняет вас до смерти, не нанеся ни одного удара. Да и полагаясь на доспехи люди не так строги в защите. Наша "схватка" не продлилась и пяти секунд. Результат: сломанная рука, свернутая челюсть и сидящий на земле с ошеломленным видом командир. Когда щелкнули луки, клинок уже был у меня в руках. Плавной широкой дугой я смахнул стрелы в сторону. Второй раз выстрелить они не успели. Я налетел на них раздавая тумаки:
   а) как порыв урагана
   б) как ястреб на цыплят
   в) как разъяренный буйвол
   г) ......
   Выбирайте из перечисленного, результат будет тот же. Наверное, никогда, ни одна армия в этом мире не знала столь быстрого разгрома. Во всяком случае эти ребята еще ни разу не переживали ничего подобного. Сказать, что они были в изумлении это то же самое, что сравнивать спичку с тысяче ватной лампой.
   Их командир медленно приходил в себя. По-прежнему сидя на земле, он потянулся за выбитым мечом валявшимся рядом с ним. Я посмотрел ему в глаза и покачал головой.
   -Я не хочу драться.
   И для большей убедительности вложил клинок в ножны. Во взгляде, которым он смотрел на меня, что-то дрогнуло. Да и напряжение державшее его ослабло. Меч он решил не трогать.
   -Кто ты?
   Ничего себе вопросик. Я подумал несколько секунд и ответил.
   -Человек. - И улыбнувшись, добавил. - Издалека.
   Не скажу, что наш разговор стал вразумительным. Но все же мы уже не размахивали друг перед другом смертоносными железками. Услышав у себя за спиной возню, я понял, что кто-то из лучников пришел в себя. А поскольку я очень сомневался в своей популярности в этот момент, то решил несколько опередить события.
   -Прикажи своим людям не браться за оружие. Я бы не хотел кого-нибудь убить, и если меня не вынудят ничего плохого не случится.
   Мое заявление ему явно не понравилось, но к его чести шансы он умел взвешивать достаточно трезво. Тем более что недавняя наглядная демонстрация, прояснила некоторые мои возможности.
  
   -Вы слышали, что он сказал. Никаких попыток. Я тебе говорю, Жиль.
   -Но командир, он же напал на патруль “Сокола”.
   Голос, произнесший это, был молод и дрожал от гнева. Я обернулся. Говоривший был действительно молод. Рыжая встрепанная шевелюра, горящие щеки, ну и конечно зажатый в руке короткий меч. Совсем молодой парень лет двадцать.
   -Идиот! Он мог нас перебить как цыплят всех разом. Куда ты лезешь со своим ножичком.
   -"Сокол" не сдается!!!
   -Господи вразуми этого идиота! Меч в ножны или я сам выбью из тебя мозги.
   Но даже такой разнос не помог. Юный герой ринулся на меня с грозным воплем. Парень совсем ничего не смыслил в поединках. Когда он подлетел ко мне с мечом, поднятым для удара, я шагнул в сторону и вперед, к нему под руку. Перехватил запястье сжимавшей меч руки. Слегка повернул его и, поймав выпавший меч за лезвие, огрел по затылку рукояткой пролетевшего вперед по инерции героя. Результат не замедлил сказаться. Растерявший пыл боец рухнул носом в землю и явно не спешил приходить в сознание.
   -Я не хочу драться!
   Я повторил это с нажимом, глядя на остальных приходящих в себя бойцов, и отбросил меч в сторону.
   -Но если вы меня вынудите, я убью вас всех.
   Видимо с них было достаточно. Во всяком случае, больше угрожающих поползновений не было. Я повернулся к командиру.
   -Можете собрать оружие и оказать помощь пострадавшим. А потом я хотел бы поговорить с тобой.
   Он кивнул. Резко поднялся на ноги и тут же поморщился от боли. Да, приложил я его крепко. Коротко отдал распоряжение, и пострадавших оттащили в дом. Парню со сломанной рукой наложили шину. Еще одно короткое распоряжение, и двое прихватив луки, скользнули за ворота. Покончив с необходимым в несколько минут, он повернулся ко мне. Вид у него по-прежнему был хмурый, но я его понимал. Этот человек вызывал во мне все большее уважение. Он кивнул мне, и мы отошли в сторону.
   -Чего ты хочешь?
   -Я уже сказал о том, что я издалека, и не понимаю, что здесь происходит. Поэтому мне просто нужна информация.
   Он внимательно посмотрел на меня.
   -Сначала ответь на один вопрос.
   Я пожал плечами.
   -Давай.
   -Почему ты не стал убивать? Ведь ты действительно мог убить нас всех.
   -Мог.
   -А почему не стал?
   Черт! А почему бы и нет?! И я продекламировал ему. "И золотой орел хранит страну, раскинув крылья над ее границей". Он вздрогнул.
   -Откуда бы издалека ты не был, но книгу основ ты знаешь.
   -Да. Но это действительно единственное, что я знаю обо всем, что здесь происходит.
   -Он покрутил головой.
   -Ладно, я обещал. Спрашивай.
   -В здешние воды меня занесло случайно. Никогда раньше мне здесь бывать не приходилось. И какие-то крутые парни начали, ни слова не говоря обстреливать меня из баллист. Это что тут у вас так принято? Или мне крупно повезло попасть в местные разборки?
   -А кто именно тебя обстрелял.
   Я довольно подробно описал свои вчерашние приключения, преследовавшие меня галеры, их штандарты и как я думал руководителя экспедиции. Он слушал внимательно, и когда я закончил только покачал головой.
   -Преследовали тебя корабли Островного княжества, штандарт принца Фридриха и судя по твоему, описанию он сам.
  
   -Ты знаешь, мне это ничего не говорит.
   Он усмехнулся.
   -Мне, в общем-то, тоже. Твоя история выглядит более чем удивительно. От кораблей островного княжества еще никто и никогда не уходил. Тем более от принца Фридриха.
   Я пожал плечами. Он снова покачал головой.
   -История длинная. Отец Фридриха родной брат нашего короля. Они близнецы. Когда реликвия совершила свой выбор он не смирился с ним и попытался его оспорить. Но ни церковь, ни дворянство его не поддержали. Тогда он бежал на Островное княжество и вот уже тридцать лет ведет свою войну. Островные княжества занимаются пиратством и имеют очень мощный флот. Так что, справится с ними, мы пока не можем. Тем более что в союзе с ними выступают братья Зеленого ордена. Это колдуны и святотатцы. Может мы, и достигли бы успеха в борьбе с ними, но в регентском совете нет единства. И все, что мы можем это только сдерживать их.
   -У вас, что нет короля.
   Он поморщился.
   -Да нет, король есть, только он вот уже больше двадцати лет околдован.
   - ?
  
   -Говорят, что это дело рук Зеленого ордена. На короля наложили заклятие, и он ничего не помнит. Даже своего имени.
   -А наследники?
   -У короля было два сына, но их похитили, когда им не было еще и года. Тогда же и было наложено заклятие на короля. С тех пор страной управляет регентский совет.
   -Да. Ну и дела тут у вас.
   Я на минуту задумался.
   -Послушай, может быть тебе известно что-нибудь об этом?
   И я описал ему штандарт дяди Криса.
   -Вообще-то насколько я помню это герб одного из старых родов, но точно сказать не могу. Это можно узнать в столице. Там есть геральдический архив. А ты что, как-то связан с ними?
   Я решил не раскрывать своего отношения к роду дяди, пока не разберусь более подробно в здешней обстановке и поэтому уклончиво ответил.
   -Да не то что бы связан... Очень давно наши роды были в некоторой связи, а здесь мне больше не к кому обратится.
   Объяснение видимо удовлетворило его.
   -Как тебя зовут?
   -Марк Детери.
   -А тебя?
  
   -Юстас Говард.
   -У тебя есть еще вопросы?
   Вопросы у меня, конечно, были и много, но я решил отложить их на более позднее время. У меня и так пока было о чем подумать. Да и не дали мне больше времени на вопросы. К нам подбежал один из лучников ушедших за ворота.
   -Командир, патруль возвращается.
   Юстас отреагировал мгновенно.
   -Знак?
   -Черный.
   -Объяви тревогу.
   Лучник кивнул и бегом бросился в здание. Юстас обернулся ко мне.
   -Нас атакуют, и если у тебя нет желания участвовать в бою, еще есть время убраться отсюда.
   Я быстро просчитал ситуацию. Книга основ верила соколу, контакт более менее дружелюбный налажен, с одной стороны. С другой стороны, перспектива поучаствовать в бою неизвестно с кем.
   -Я выбил у тебя одного бойца. За мной долг. Думаю, мой меч не будет для тебя лишним.
   Он глянул на меня.
   -Твоя правда. Такой меч лишним не будет. Но...
   -В бою ты командир, и я подчиняюсь, что такое дисциплина я знаю.
  
   Упредил я его. Это видимо удовлетворило его.
   -Хорошо, будь рядом со мной.
   -А как твои люди? Популярность у меня среди них не очень высока.
   -Это моя проблема.
   Я пожал плечами. Он усмехнулся.
   -Они солдаты. А я их командир. Большого доверия не жди, но и в спину удара не будет.
   Теперь усмехнулся я.
   -Договорились.
   Юстас быстро двинулся в здание. Я решил впрямую следовать его указаниям и двинулся следом за ним. Когда мы вошли внутрь, подготовка к бою была закончена, и нас встретили вопросительные взгляды. Юстас осмотрел своих людей.
   -Он с нами. И до конца боя один из нас. А теперь по местам. Арт ты внутри.
   Парень со сломанной рукой кивнул. Остальные двинулись к стенам. С внутренней стороны стены был устроен помост, который позволял стрелять поверх стен. Все кроме Юстаса и меня имели луки.
   -А мне лук найдется?
   -Возьми лук Арта.
   Я обернулся к Арту. Тот молча протянул мне лук и колчан. Я попробовал лук. По моим меркам он был слабоват. Ну да ладно. Я кинул колчан через плечо. И отправился за Юстасом. Когда я вышел во двор, все уже были на местах. Юстас занял позицию на стене у ворот. Я устроился рядом с ним. Местность просматривалась прекрасно, надо отдать должное тому, кто выбирал место для укрепления, он знал свое дело. Километрах в трех было какое-то движение, и я решил поподробнее рассмотреть, что там происходит. Вытянул из сумки оптический шар и приложил к глазам. Я не успел еще ничего разобрать, как меня отвлек от этого занятия удивленный возглас раздавшийся рядом. Я оторвался от своего занятия и повернулся к Юстасу.
   -Откуда это у тебя?
   Он указывал на оптический шар. Я пожал плечами.
   -Он всегда со мной.
   Изумление в его взгляде подсказало мне что, что-то не так.
   -А в чем собственно дело.
   В его ответе прозвучало невольное уважение.
   -На весь “Золотой сокол” есть всего две такие штуки. За его цену можно снарядить полк, а может и не один.
   -Ну и что?
   -Простой воин не может им владеть.
   -А кто говорил, что я простой воин.
   -Но... Но ты же согласился подчиняться мне.
   В его голосе явно слышалось смятение. Черт! Только еще этого и не доставало. Что я могу ответить на вопросы о том кто я и что.
   -Я уже говорил тебе я издалека, а ты знаешь местную обстановку тебе и карты в руки.
   Это объяснение немного успокоило его. Но смятение во взгляде осталось.
   -Черт тебя побери, Юстас! Ты собираешься командовать или выяснять, кто есть кто. Нас атакуют!
   Окрик подействовал на него отрезвляюще.
   -Что ты там увидел?
   -Еще ничего.
   Наверное, так будет лучше, подумал я и протянул ему оптический шар.
   -Посмотри сам.
   -Я не умею им пользоваться.
   -Все просто. Возьмись за ручки и приложи к глазам. Потом направь в сторону того, что ты хочешь рассмотреть и представь, что ты напряженно вглядываешься.
   Юстас с некоторой опаской проделал эти манипуляции и снова удивленно вскрикнул. Он оторвал шар от глаз и ошарашено посмотрел на меня.
   -Я мог бы дотянуться до них рукой.
   -Нет, этот шар просто сокращает расстояние.
   -Это колдовство.
   -Пожалуй.
   Не стал вдаваться я в технические подробности. Тем более что и сам толком не знал, как работает оптический шар. Во всяком случае, не как бинокль, это уж точно.
   -Но, очень полезное, и безвредное.
   Юстас снова приложил шар к глазам.
   -Если хочешь еще приблизить, снова напряги зрение, подсказал я.
   Он видимо последовал моему совету. И замер что-то увидев. Через несколько секунд, он оторвался от шара и, обернувшись назад заорал.
   -Жиль, готовь лошадей, мы уходим. Быстро! У патруля тройной черный знак, и Островное княжество на хвосте.
   Я ничего не понял, но для остальных все было предельно ясно. Это было понятно по немедленно поднявшейся суете. Хотя суетой это выглядело со стороны, каждый знал, что ему делать. Каждый, но не я. Поэтому я повернулся к Юстасу и спросил.
   -Может объяснишь, в чем дело.
   Словно остановленная на бегу лошадь, Юстас несколько секунд таращился на меня и только потом, видимо осознав то, что я сказал.
   -Наш патруль преследует отряд Островного княжества. Мы не можем принять бой, их слишком много, поэтому мы уходим. Тебе тоже лучше убраться отсюда. И чем быстрее, тем лучше. Если хочешь пойдем с нами, коня я тебе дам.
   Я протянул руку за шаром.
   -Дай взгляну.
   Он молча отдал шар. Все было, как он и сказал. Теперь уже гораздо ближе по направлению к нам неслась, нахлестывая лошадей, группа из пяти воинов одетых в форму такую же, как и у Юстаса и его воинов. Один из них держал в руке поднятую вверх пику, на которой развевалось три черных флажка. А за ними, отставая на пару полетов стрелы, шел плотной массой конный отряд примерно из двух сотен воинов. Добавив увеличение, я рассмотрел форму моих вчерашних преследователей. И снова быстро просчитал ситуацию. "Свет" надежно спрятан. Из всего, что там было, только фамильный меч был невосполнимой вещью. Но может это и хорошо, что он пока там. Если оптический шар вызвал такую бурную реакцию у Юстаса, то кто знает, как люди будут реагировать на него. Вернуться за ним я всегда смогу, выбрав более удобное и спокойное время. С другой стороны, у меня будет источник информации об этом мире, и в какой-то мере дружелюбная компания. Уж во всяком случае, более дружелюбная, чем мои вчерашние преследователи. Все эти размышления заняли у меня несколько секунд, и когда я оторвал шар от глаз, решение уже было готово.
   -Я с вами.
   Юстас кивнул головой.
   -Тот конь твой.
   Указал он мне на крупного каракового жеребца. Я подошел к Жилю, который держал в поводу жеребца, и принял у него повод. Кони своеобразные животные, и если вы не уверены в себе, лучше к ним вообще не подходить. У меня проблем с лошадьми не было никогда, с тех самых пор, как дядя Крис в пять лет первый раз посадил меня верхом. Вот и сейчас мы сразу поняли друг друга и заключили союз сотрудничества. Проверить седловку и подогнать стремена не отняло много времени, и через пару минут я уже был в седле. Вскоре отряд был готов к движению. У всех кроме Юстаса были сменные кони в поводу. У пятерых были по две сменных лошади видимо для их товарищей скачущих сейчас к нам. Увидев это, я понял, что Юстас отдал мне свою заводную лошадь. Отряд выстроился парами. Юстас подъехал ко мне.
   -Держись за мной, в строй не вставай, только мешать будешь.
   Я молча кивнул и, разобрав поводья, тронул своего коня вслед Юстасу. Мы выехали за ворота. Юстас пристав на стременах смотрел в сторону приближавшегося разъезда. Когда до него осталось метров триста, он поднял руку и крикнул.
   -Пошли.
   Мы быстро набирали ход. Мне показалось, что это можно было бы сделать и быстрее, и только когда разъезд нагнал нас понял, что темп был выбран верно и точно рассчитан. Не снижая хода, разъезд сменил уставших лошадей на заводных, и только после этого темп скачки стал нарастать. Все, было проделано молча и быстро. Да, эти ребята действительно были профи. Держась за Юстасом, я быстро оглянулся назад. Плотный строй конников навел меня на определенную мысль. Я еще раз прикинул расстояние. Пожалуй, можно попробовать. Лук конечно слабоват, но попытка не пытка. Я крепче сжал бока коня коленями и вытащил из колчана пять стрел. Приноровился к темпу скачки и, обернувшись назад, послал все пять стрел одним выстрелом. Так когда-то стреляли монголы, и кое-где это искусство сохранилось. Мне повезло, четыре стрелы попали в цель. Три лошади упали, и одна рванулась в сторону. Вот тем и плох плотный строй, на полном скаку одна упавшая лошадь еще ничего, а вот больше и разом. Свалка получилась знатная. И в любом случае темп они потеряли, да и пыл видимо несколько угас, судя по тому времени, которое им понадобилось на возобновление преследования. Тактику они тоже сменили, это была уже не гонка. Теперь дело было в выучке людей и выносливости коней. И здесь у нас было изначальное преимущество, заводные лошади. Не у всех, но им то это откуда было знать. Юстас, оглянувшись назад, оценил ситуацию и несколько снизил темп скачки. Проскочив вдоль строя, он перекинулся несколькими словами с людьми из разъезда, а потом поравнялся со мной.
   -Спасибо за помощь, но на привале поговорим. Это еще не кончилось, с берега ушло два отряда.
   Вот так. Нет истинных ценителей моих талантов. Хотя два отряда хороший повод для размышлений. Местности я не знаю. Но с моей точки зрения, если есть возможность отрезвить противника, не стоит эту возможность упускать. Скачка без особых происшествий продолжалась до вечера. Уже совсем стемнело, и мы с трудом различали дорогу, когда Юстас дал команду на привал. Мы свернули в сторону от дороги, по которой уходили и скоро спешились на небольшой ровной площадке. Коней не расседлывали, но вода была в небольшом каменном водоеме. Где мы после выводки напоили коней и напились сами. Юстас отдал одному из воинов приказание, и тот занялся установкой охранной сигнализации. Я с интересом наблюдал за этой процедурой. Ланси, так звали этого воина, обошел нашу стоянку вокруг, напевая в аритмичной манере, и по ходу за ним, начинала светиться красная линия постепенно по ходу замкнувшаяся в круг. Когда круг замкнулся, над нами возник красноватый полог укрывший всю стоянку. Интересно, дядя Крис учил меня этим вещам, но я никогда не думал, что увижу их на практике. Поставленное защитное заклинание было довольно простым и неполным, я видел, как минимум два места, где его можно было обойти. Из чистого любопытства я подошел к, окончившему свою работу Ланси, и спросил его об этом. Реакция была та еще. Он не стал вопить и размахивать руками, но вот глаза его мало не вылезли из орбит.
   -Ты видишь это?
   -Да, а что?
   -Это защитное заклинание разработанное лучшими волшебниками корпуса "Сокола" и оно лучшее, какое может быть.
   -Ты не будешь против, если я немного попробую усилить его?
   -Попробуй, но только я уже сказал тебе, оно лучшее.
   Я присмотрелся к энергетическому узлу, на котором держалось заклинание и, нащупав нужную точку, произнес три слова. Результат не замедлил сказаться. Полог запульсировал всеми цветами радуги и постепенно окрасился в яркий голубой цвет, раскинув во все стороны массу лучей, полог замер.
   -Боже! Этого не может быть.
   Ланси был не просто потрясен, в его взгляде, обращенном ко мне, светился суеверный ужас. Черт! Похоже, я снова перестарался, но кто может знать, что здесь норма. Будь проклято мое любопытство! Надо спасать положение.
   -Чего ты испугался это же так просто. Если хочешь, я научу тебя этому.
   Мои слова упали в пустоту. Ланси уже удалялся по направлению к Юстасу. Вот черт. Да уж, объяснений не избежать. Я посмотрел, как Ланси говорил с Юстасом, кивая в мою сторону. Тот молча выслушал его и направился ко мне. Ну что ж, деваться некуда, просто к разговору добавится еще один пункт. Юстас подошел и хмуро посмотрел на меня.
   -Отойдем.
   Ну вот, началось. Я прошел за Юстасом. Мы отошли к краю накрывшего нас полога. Юстас помолчал, видимо собираясь с мыслями, и взглянув мне в глаза начал.
   -Мои люди боятся тебя, и я не могу их винить. Ты дерешься как дьявол, стреляешь как бог, разбираешься в колдовстве лучше колдунов корпуса, а они у нас не из простых, владеешь вещами стоящими целое состояние, мой Буран признал тебя. И это, наверное, еще далеко не все, что ты можешь. Кто ты?! И что ты здесь ищешь.
   Да уж, вопросики. Если бы я еще и сам знал ответы на них. Представляю себе, как бы все он воспринял, расскажи я правду. Но и отвечать тоже что-то надо. Страх плохой советчик, черт их знает, что им взбредет в голову. Я задумался.
   -Не знаю, что тебе сказать Юстас. Как меня зовут, ты уже слышал и как оказался здесь тоже. Добавить к этому мне нечего. Моя цель тебе тоже известна. Что же до остального, то, как воспримет твое умение драться, например, дикарь с дубиной.
   Дикарь его достал. С минуту он смотрел на меня, а потом разразился гомерическим хохотом. Он хохотал, тряся головой.
   -Ну, спасибо, дикарем меня еще никто не обзывал.
   Я улыбнулся.
   -Это же просто выучка, ничего сверхъестественного тут нет. Будет время, поучу, если захотите.
   -Хотелось бы.
   -А что до колдовства так это тоже выучка. Твой Ланси что, с пеленок колдовал? Просто, мне, наверное, больше с учителями повезло. Если хочешь, я поклянусь, что ни тебе, ни твоим людям зла я не желаю.
   -И каким же именем ты поклянешься.
   Вопрос был задан очень громким и серьезным голосом, явно с намерением привлечь внимание остального отряда. Я взглянул на Юстаса. Вот черт, надо же, опять вляпался. Что-то там было такое в книге основ. Ага. Цвета!
   -Я поклянусь цветом.
   -И каким же цветом ты поклянешься?
   Вот черт! Думай быстрее идиот.
   -Я поклянусь тремя цветами, синим, зеленым и красным.
   Он вздрогнул.
   -Ты клянешься тремя цветами!?
   Вывози господи.
   -Клянусь!
   Похоже, я опять заварил какую-то кашу. Юстас, еще секунду назад стоявший спокойно, собрался как сжатая пружина.
   -Назови свой герб господин.
   Ну, дела. Глядя на командира, весь отряд вскочил на ноги. Еще секунда и вся братия бросится на меня. Черт! Черт! Черт! Думать было некогда. Да гори оно все огнем. И я выпалил.
   -Золотой вайверн на белом.
   Это был герб, украшавший нашу домашнюю часовню. То, что произошло потом, поразило меня до состояния столбняка. Юстас рухнул на колени и, склонив голову, положил свой меч к моим ногам, тоже проделал за ним весь отряд. Да что такое к дьяволу происходит?! Видимо наш герб был здесь хорошо известен, хотя в книге основ его описания не было. Ладно, это потерпит. Придется пока поплавать без детальных объяснений. Что-то нужно делать с этим выражением вассальной преданности. Врагу бы не пожелал так вляпаться. С одной стороны подозрения ушли и это хорошо, а с другой теперь я как акробат на канате. Одна ошибка и преданные вассалы кинутся на меня всем скопом. Ну и ситуация. Еще бы выяснить за кого они меня принимают, все легче балансировать было бы. Ну да что теперь, будем петь на слух, может и пронесет.
   -Встаньте. Я хочу видеть ваши глаза, а не затылки.
   Лучше бы я этого не говорил. Они поднялись, но когда я глянул им в глаза, мне стало не по себе. В них светилась такая сумасшедшая надежда, что я почувствовал себя подлецом. Они ждали от меня чуда, а что я мог им дать. Несбывшуюся надежду. Господи, и как это меня угораздило. Если бы я только мог. Но выбора у меня как раз уже и не было.
   -Юстас, хотел бы сказать несколько слов. Но только тебе.
   -Да, Ваша светлость.
   Ничего себе. Титулование княжеское. Юстас глянул на своих людей. Этого оказалось достаточно. Через минуту мы видели только затылки.
   -Надеюсь, ты понимаешь, что кто я такой, больше никто знать не должен. На это есть очень веские причины. Поэтому никаких титулов и никакого чинопочитания.
   -Да, Ваша свет...
   Он запнулся. И беспомощно глянул на меня. Я кивнул.
   -Да, Марк.
   -Я могу, положится на тебя и на твоих людей?
   Видимо, я опять сказал что-то не то, судя по тому, как взглянул на меня Юстас. Я поспешил исправить ошибку.
   -Я не имею в виду вашу преданность. Мне нужно ваше абсолютное молчание. Это очень важно. Если хоть один из них просто намекнет, на то, что я мог бы здесь появится, то последствия будут самыми ужасными. Никто, абсолютно никто, не должен даже подозревать о такой возможности. Мне еще очень много нужно сделать, до того, как я могу объявится открыто. Подумай и скажи, как мы поступим.
   Мои пояснения удовлетворили его и он, с пониманием кивнув головой, задумался.
   -Я думаю, ты должен взять с нас клятву.
   Я быстренько прикинул. В принципе это был подходящий вариант. Меня он ни к чему не обязывал, и в тоже время, давал выход из этой идиотской ситуации. Для них он тоже ничем не грозил. Тем более что мне здесь только и нужно-то, выяснить, как отсюда убраться, ну и возможно кое какую информацию о делах дяди Криса. Так что, подставки для них здесь нет.
   -Хорошо. Позови их.
   Юстас обернулся к своим воинам.
   -Подойдите. Господин хочет поговорить с вами.
   Отряд собрался возле нас. Я снова посмотрел им в глаза, и мне опять стало не по себе. Страстная надежда и боязнь поверить в эту надежду. Они были готовы на все ради этой надежды. Господи! Ну почему я. Почему я, должен стать надеждой этих людей. Это чужой мир, это чужие дела, и я ни с какого бока не должен иметь к этому отношение. Мне было неуютно и, прислушавшись к себе, я понял, что мне просто хочется верить в мою непричастность ко всему, что здесь происходит. Я старался убедить себя, что все это просто совпадение. Дикое совпадение и только. Да только сам то, я уже знал, что это все совсем не совпадение и вылазить из раковины все равно надо. Решение должно быть принято. Дядя Крис приучил меня не бояться ответственности, так какого черта я играю сам с собой. Сожмем зубы покрепче и вперед.
   -Юстас, объясни им, чего я от них жду. А потом я кое-что добавлю.
   Голос Юстаса был более чем серьезен. Командиром он был от бога и умел даже простой интонацией подчеркнуть то, что хотел довести до своих подчиненных.
   -Все вы знаете, что в стране разброд. Все мы любим свою страну, и последние годы у нас была только одна надежда. Пророчество сбудется, твердили мы себе, и только эта надежда давала нам веру в будущее. Сегодня мы узнали, пророчество начало сбываться. И для того чтобы оно сбылось мы не пожалеем и жизни. Но принцу нужно время!
   Юстас продолжал говорить, но я уже не слышал его. Принц! Вот теперь я действительно приехал. Все вставало на свои места. Отсутствие описания нашего герба в книге основ. Кто же это станет описывать королевский герб, для каких дураков. И моя подготовка, и мое появление здесь. Это был именно мой мир, и дядя Крис готовил меня для определенной миссии. Ему просто не хватило времени закончить все, и посвятить меня в детали. И мне придется теперь самому добывать информацию и принимать решения. Плавать я умел и очень неплохо. Только как быть, если не знаешь где берег, как выбрать направление. Юстас между тем заканчивал свою речь.
   -...и принц хочет принять у нас клятву на верность.
   Я поднял руку. Юстас замолчал и обернулся ко мне.
   -Мне не нужна ваша клятва на верность. Я хочу от вас большего.
   Глядя на их удивленные лица, я внутренне усмехнулся. Сейчас, сейчас ребятки.
   -Я хочу от вас клятвы помощи и молчания. Каждый из вас вправе отказаться от клятвы помощи, но клятвы молчания я требую от всех. И поклянетесь вы тремя цветами.
   -Но клятва тремя цветами, это клятва королевского дома. Так клянутся только члены королевского дома.
   Видимо Арт высказал общее удивление. Вот черт. Все же я практически не знаю их жизнь. Но что сказано, то свято.
   -Именно. Но мои друзья будут клясться только так. Мне не нужны вассалы для дела, которое я начинаю. Только от друзей я могу требовать веры и помощи. Только с друзьями я могу идти до конца. Каждый из вас поклянется только сам и только мне. Я даю вам права выбора, но и потребую многого от тех, кто пойдет со мной. От тех, кто не хочет идти со мной, я требую только молчания. И здесь выбора у вас нет. А теперь идите и подумайте, каждый из вас должен решить сам. Времени у нас немного, но этот круг не разомкнется до тех пор, пока вы не примете решения.
   -Нам не надо времени.
   Юный герой был верен себе. Глаза Жиля, горели, и он был готов немедленно свергать королей и разрушать царства. Я невольно восхитился. Ведь еще несколько часов назад, он так же искренне пытался снести мне голову. Воистину, слепая вера страшная вещь.
   -Я сказал, думайте! И когда будете готовы, каждый из вас подойдет ко мне. А сейчас дайте мне поговорить с Юстасом.
   Они отошли. Пусть поговорят, пищу для раздумий я им подкинул. Юстас остался рядом, но и у него в глазах бродили невысказанные вопросы. Ничего пусть приподнимутся над своими кастами. Мне тоже есть над, чем подумать, прежде чем влазить в этот хомут. А то, что я в него влезу, я уже знал. Слишком определенные понятия заложило мое воспитание. Я уже чувствовал ответственность за этих людей и за эту страну, которую совсем не знал. Чувство долга, черт бы его побрал, и дядюшку Криса привившего его мне. Кто же ты Крис Детери? Где ты? Черт бы тебя побрал!
   -Когда мы будем в столице?
   -До Железного форта нам добираться сутки. А оттуда гонцу трое суток, а обычному отряду десять дней до Эмеральда.
   Интересное название для столицы. И тут я вспомнил изумруд, вставленный в рукоятку нашего фамильного меча. Одно к одному. Надо будет расспросить Юстаса о королевских регалиях, что-то мне кажется наш меч из этой области. Ну, это потом.
   -Расскажи мне о регентском совете. Кто, что и зачем.
   -Ну, я командир "Золотого Сокола" и не очень хорошо знаю эти вещи.
   -Я и не прошу многого. Но состав совета ты знаешь. Просто расскажи то, что знаешь.
   Он вздохнул.
   -Попробую. Совет состоит из семи человек. Все они верховные лорды, и когда король был здоров, входили в королевский совет. У всех крупные вотчины и свои вооруженные отряды. Практически страна поделена между ними, и каждый из них король в своих владениях.
   -Есть в регентском совете честные люди.
   Он покачал головой.
   -Я же говорил, мне не положено знать таких вещей.
   -Что за странная деликатность. Что-то ты темнишь друг. Наверное, не хочешь открывать свои симпатии и антипатии. Ладно, попробуем по другому.
   -Юстас, я не прошу у тебя чего-то особенного. Просто наверняка есть разговоры, слухи, просто сплетни, наконец. Вот и расскажи только то, что ты знаешь.
   Он поморщился.
   -Говорят много, только вот чему верить. Слишком разное говорят люди. Каждый видит свое и по своему.
   -Вот и расскажи, как видишь ты.
   -Хорошо. Слушай. Лорд Шайо. Его я знаю лучше других, он командор стражи и "Золотой Сокол" подчиняется ему. Хороший начальник, но очень самолюбив и вспыльчив. Поговаривают о том, что в совете он держится только благодаря поддержке лорда Кристобаля, за сына которого вышла его дочь. Он терпеть не может лорда Джулиана настолько, что они даже не здороваются. Лорд Джулиан, министр церемоний и празднеств. Про этого говорят много и очень редко что-то хорошее. Он якобы склонял совет к избранию нового короля. И еще говорят о его связях с Островными княжествами и черными сотнями. Лорд Кристобаль, верховный главнокомандующий. Старый солдат. Это благодаря ему и "Золотому соколу", страна до сих пор цела. Хотя в последние годы это дается все труднее. Лорды Джулиан, Эбелиус и Венсус несколько раз пытались отстранить его от командования, но у них ничего не вышло. Войска ему верят и ни за кем другим не пойдут, да и простой народ его любит. Лорд Хандерсон, бывший тайный советник короля. При короле он официально в совет не входил, но по слухам он знает подноготную каждого лорда, и может убрать любого из них придав огласке хранящиеся у него документы. Его боятся все, кроме лорда Кристобаля. Лорд Ричард, у него налоги и строительство, кроме этого он распоряжается королевскими шахтами. Ну, сборщиков налогов никто не любит, и говорят о нем тоже много и мало хорошего. Самое главное его винят в том, что половину добываемого золота и серебра он кладет в свой карман. Лорд Эбелиус, министр внешних сношений и торговли. Здесь тоже поговаривают о том, что основная прибыль от торговли идет к нему в карман. И последний это лорд Венсус, казначей и хранитель королевских реликвий. Этот завидует всем и вся. Скупой и жадный. Лорды Кристабаль и Шайо каждый раз буквально выбивают из него деньги для армии и стражи. Да и того частенько не хватает, и они платят из своего кармана. Кроме того, его обвиняют в утере королевских реликвий. Да, возглавляет совет лорд Хандерсон. Но он только председатель на совете и приказать никому не может. Он принимает бумаги адресованные совету и оформляет его решения.
   Он на минуту задумался.
   -Говорят так же, что совет разделен на группы и союзы, но я знаю только один союз лорды Шайо и Кристабаль. Вот, пожалуй, и все, что я могу тебе сказать о регентском совете. Боюсь от этого не много толку. Но я офицер стражи и больше знаю о том, что происходит на границе, чем о том, что творится в столице.
   -Любая информация бесценна. Ведь я не знаю вообще ничего. Слишком далеко отсюда я воспитывался.
   Он покрутил головой.
   -Знаешь, мне до сих пор не верится, что ты с нами и пророчество начало сбываться.
   -Мне тоже непросто привыкнуть к мысли, что я здесь. Кстати, Юстас, что это за пророчество и откуда оно взялось?
   -Ну, когда на короля наложили заклятье, и выяснилось, что вас с братом похитили, все очень разволновались. Да это и понятно. Впервые за почти две тысячи лет страна осталась без короля. Даже в смутные времена, когда почти все рухнуло, король был, и вокруг него все объединялись. А тут, ни короля, ни наследников. И что бы снять волнения, королевский совет обратился в святилище Богини с вопросом: "Что делать?" и "Прервется ли династия?". Ответ богини прозвучал так: "Хранить и ждать доколе, не прозвучит вновь клятва трех цветов, ей и разбить оковы темноты и верных от неверных отличить". Волнения после этого поутихли, но толкуют это пророчество по-разному. Кто говорит, что король придет в себя. Кто считает, что нужно будет избрать нового короля. Ну, и некоторые считают, что объявится наследник. Правда, с каждым годом эти надежды все уменьшались. Но теперь ...
   Да, вот это называется влип. Пророчество это всегда серьезно, а если в него еще и искренне верят... Голос Юстаса был полон энтузиазма. Вот черт. Надо что-то придумать, чтобы немного охладить их. А то чего доброго они потребуют штурма столицы и разгона совета регентов. С них станется.
   -Юстас я хочу, чтобы ты понял, и постарался объяснить своим людям. Я не знаю самого главного. Кто нанес удар. И пока это не станет известным, никаких активных действий не будет. Самое главное сейчас информация. Пока мы не определим, кто враг, все остается по-прежнему. Вы должны будете стать мои ушами и глазами. Ваши руки понадобятся позже. Мы будем собирать информацию о совете регентов. Очень может быть, что враг там, и открыться совету, я пока просто не имею права. Слишком много стоит на карте.
   -Ну, с врагом, по-моему, все как раз понятно, но я понимаю тебя.
   -Вот и хорошо. Постарайся все это объяснить своим людям. Ты их хорошо знаешь и сумеешь сделать это доходчивее чем я.
   -Хорошо я переговорю с ними прямо сейчас.
   Я кивнул.
   -Ну и славно, а я пока подумаю кое над чем.
   Юстас отошел к воинам и стал говорить с ними. Скоро весь отряд собрался вокруг него, по их жестам было видно что дискуссия весьма оживленная. Ладно, пусть поговорят, меньше вопросов будет ко мне. Не готов я пока отвечать на их вопросы, пусть с Юстасом выговорятся. А мне и так, есть над чем подумать. Прежде всего, надо решить, что я все-таки собираюсь делать. Вариантов не так много, но прокрутить их надо. Итак, сначала, что я тут ищу, и чего хочу. С первой частью проблем вроде нет. Я ищу дядю Криса и вероятность того, что он здесь достаточно высока. Во всяком случае, корни его и той проблемы, с которой я столкнулся здесь, это очевидно. А значит, мне нужно добираться до столицы и искать в конторе по родословным делам, о которой упоминал Юстас. Какой-то шанс это дает, и по моим оценкам, шанс сравнительно неплохой. А вот чего я хочу? Здесь у нас явный разброд и шатание. Выяснить все о себе у Криса и убраться обратно в свой устоявшийся земной мир. Надрать седалище всем этим наглецам так "приветливо" встретивших меня в этом мире. Порастрясти здешний муравейник со всеми этими лордами и кастами. Черт, что я мог решить, не зная своего отношения к этому миру. То чувство внутренней связи, появившееся у меня, при общении с этими людьми говорило мне, что я тут свой. Но, как говорят копы, чувства к делу не пришить. И дернуло же меня с этой клятвой трех цветов, хотя откуда я мог знать, какую реакцию она вызовет. Да, положение то еще. Никуда не деться, пока придется играть на слух. Что сказано, то свято. И еще, стоит постараться не усложнять обстановку с аборигенами, и так уже энтузиазма через край. И что мне с ним делать? Невостребованный энтузиазм вещь взрывоопасная, запросто может разнести и сам предмет этого энтузиазма. А в данном, конкретном случае, мне этого совсем не хотелось. Ну ладно, и что же мы имеем. Дорогу до столицы можно осилить с помощью Юстаса и его людей. Да и в столице у Юстаса наверняка есть знакомые, которые могут помочь в поисках. А там видно будет, загадывать вперед, не имея достоверной информации, по меньшей мере, глупо. Так что пока движемся вместе. Здесь есть и еще несколько положительных моментов. Во-первых, эти люди станут для меня великолепным источником информации и, во-вторых, для меня это великолепное прикрытие. Что касается энтузиазма, то до столицы мы с Юстасом как-нибудь справимся. А вот потом придется подумать, куда его направить. Ну да время на это у меня еще будет. Я посмотрел на своих новых спутников. Так, дискуссия, похоже, подходила к концу. Интересно, к какому решению они пришли. Мне не пришлось ждать долго. Они подошли все вместе и двенадцать пар глаз уставились на меня. Заговорил Юстас.
   -Мы все обсудили, и все согласились, с твоей оценкой ситуации. Поэтому мы решили следующее. Когда мы будем давать клятву, Ланси наложит на всех заклятие правды. Это будет дополнительной гарантией для тебя, и для нашего общего дела.
   Юстас замолчал и посмотрел на своих людей, все закивали в подтверждение. Господи, ну просто малые дети. А если завтра кто-то так же искренне раскается? Что даст это заклятие. Впрочем, если им так спокойнее, бог с ними. Им еще предстоит узнать, что клятвы сохраняются совсем не заклятиями. Пока же мне остается мило и искренне улыбнуться. И я мило и искренне улыбнулся.
   -Я не зря доверился вам. Если вы готовы не будем тянуть. Времени у нас не очень много.
   Юстас кивнул Ланси.
   -Начинай.
   Ланси не заставил себя упрашивать и тут же стал готовить свои колдовские принадлежности. Я с интересом наблюдал за его деятельностью и вскоре понял, что это заклинание тоже мне известно, причем снова в более полной форме. Это наводило на интересные размышления, Что-то здесь было такое...

Глава 3

   Клятву дали все и, причем с решительностью, которая меня удивила и порадовала. Последним подошел Ланси, который, произнеся клятву сказал.
   -Все поклялись честно. Должен ли я сказать это всем.
   По тому, как он спросил это, я понял, что за вопросом стоит не просто желание узнать мою волю. Я взглянул ему в глаза. Да, вопрос был с двойным дном, и не только двойным. Мне пришлось снова быстро крутить ситуацию. Ага, кажется, понял.
   -Конечно, скажи.
   Я снова мило улыбнулся. И добавил.
   -А потом мы поговорим с тобой на тему "Кто проверит колдуна".
   Похоже, я действительно угадал его мысли. И ему это не очень понравилось. Во всяком случае, во взгляде, которым он меня одарил, не было любви и нежности. Так, так. Кажется, я набрел еще на одну группировку в местном раскладе. И меня откровенно порадовало мое молчание, о его неполных заклинаниях. Хотя и здесь я успел слегка нарисоваться. Ланси громогласно сообщил всем результаты клятвы. Он еще не успел закончить как по внутренней паутине защитного круга, которую я замкнул на себя, усиливая заклинание Ланси, пробежала тревожная дрожь. К нам что-то приближалось и, судя по реакции охранного заклинания, далеко с не безоблачными намерениями. Я подавил в себе побуждение поднять тревогу и решил подождать реакции Ланси. Лучше пока оставить кое-что при себе, а то реакции этого парня мне не очень понравились. Он проиграл мне довольно много, минут пять. Я уже начал подумывать о том, как бы ему помочь услышать "звонки" системы, когда он насторожился. Несколько секунд он вслушивался в сигналы охранного заклинания, а потом поднял руку призывая всех к вниманию и крикнул с внезапно побелевшим лицом.
   -Черная сотня.
   Наверное, это было что-то действительно серьезное. Все разговоры смолкли, и на лицах появилось угрюмое напряженное выражение. Юстас обернулся к Ланси.
   -Черная сотня!? Здесь!? Ты не ошибся?
   -Нет. - Ланси покачал головой. - Слишком характерная реакция. Тут не ошибешься.
   -Ты можешь что-нибудь сделать?
   Ланси снова отрицательно покачал головой.
   -Никто не предполагал, что они могут здесь появиться. У меня просто нет необходимого оборудования.
   -Тогда мы пропали.
   -Да.
   Я решил, что уже можно удовлетворить и мое невежество в этом вопросе. Подойдя поближе, я спросил.
   -А в чем собственно дело?
   Юстас обернулся ко мне. Вид у него был мрачный, но он ответил.
   -Это нежить с Собачьих гор. Горы эти с другой стороны страны, но они как-то попали сюда. А у нас нет защиты от них.
   -Почему? Мы же в кругу, а насколько я знаю, в этот круг, пока он не разорван изнутри, никто не войдет.
   -Им и не надо входить в круг. Усядутся вокруг и заведут свою песню, а мы будем сходить с ума. Потом кто-то не выдержит, и круг будет разорван.
   -Ну, можно заткнуть уши.
   -Не поможет, их песня звучит в голове.
   -Тогда связать всех. И пусть хоть запоются.
   -А кто свяжет последнего?
   -Зачем связывать последнего, колдун, наверное, сможет защититься от их нападок.
   -Нет, я не смогу. - Ланси был категоричен. - Без оборудования я не смогу от них защититься.
   -Ну что ж тогда придется попробовать мне. Другого выхода я не вижу.
   -Но ты даже не знаешь, что это такое. И потом, это мы обязаны защищать тебя.
   Я пожал плечами.
  
   -Тогда давайте варианты и побыстрее. Как я понимаю времени у нас немного.
  
   Я повернулся к Ланси. Тот кивнул.
  
   -Да, они будут здесь самое большее через четыреста двойных шагов.
   Юстас осмотрел своих людей. Все молчали, и тогда он принял решение.
   -Всем в центр круга. Заткнуть уши воском. Вязать крепко и только ремнями. Через одного.
   Мы управились буквально впритык. Едва я затянул ремни на руках Юстаса, как за границей круга, на грани света и тьмы, началось движение. У меня хорошее ночное зрение, и довольно скоро я рассмотрел наших визави, насколько это позволяла окружавшая нас тьма. Это было не очень приятное зрелище. Низкие, лохматые существа, с чрезмерно большой грудью. Подробности лиц мне рассмотреть не удалось, но глаза горевшие в темноте были видны отлично. И это не были глаза людей или животных. Когда я первый раз поймал эти горящие уголья на себе, то по спине у меня пробежала холодная дрожь. Столько чуждого было в этом взгляде. Я продолжал всматриваться в то, что творилось за пределами круга. Вскоре все существа расположились вокруг круга в определенном порядке, и я услышал звуки их песни. Хотя песней это назвать было трудно. Быстрее это была атональная молитва, в очень низком регистре. Во всяком случае, я воспринимал это именно как молитву. Она резала слух, но пока, никаких неприятностей кроме этого не было и, я решил подождать с заклятьем молчания, тем более что срок его действия достаточно ограничен. До восхода солнца его никак не могло хватить, а Юстас успел объяснить мне, что черная сотня уходит незадолго до восхода солнца. Кроме того, я совсем не был уверен в том, как оно подействует. Магическая теория была у меня на высоте, а вот практики, только одно заклинание и то, чужое, усиленное мной. Так продолжалось уже с полчаса, когда я обратил внимание на то, что у некоторых моих товарищей начались судороги. Значит, песня на них действовала. Кони же вели себя спокойно. Они были стреножены и длинна арканов, накинутых на шеи, не позволяла им выйти за пределы круга. Сам я по-прежнему пока ничего не чувствовал. Я поднялся, и прошел к двоим воинам, которых наиболее сильно колотило. Обезумевшие глаза, пена на губах и ни одного звука. Странно. Я склонился над ними и в нужном месте надавил на сонные артерии, они тут же обмякли. Вот и хорошо, пусть отдохнут. Мои действия вызвали явное неодобрение за кругом. Завывания стали еще резче. Одно из существ закрутилось на месте, завывая и совершая пассы в мою сторону. Это ничего не дало, что по видимому приводило их в бешенство. Скоро к плясуну присоединилось еще двое помощников, но никаких видимых результатов не было заметно. Неожиданно в голову мне пришла мысль из теоретического курса магии. Не разрывая круга защиты из него можно выбросить любую деревянную вещь, если только она не обладает собственным магическим потенциалом. А ведь стрела тоже деревянная, только наконечник металлический. Но наконечник можно и снять. Я не собирался пробивать доспехи, а для глаза и деревянного острия достаточно. Достаточно быстро нашлись лук и стрелы, и я начал готовится к диверсии. Ну вот, пяти стрел для начала будет достаточно. Для первого выстрела я выбрал главного танцора. Дождавшись удобного момента, когда он замер в одном из своих пассов, я вскинул лук и выпустил стрелу. Да все было верно, стрела вылетела из круга не потревожив защиту. Выстрел тоже был удачен, стрела угодила танцору в правый глаз. Боже что тут началось. Мне кажется, что вопли этого парня были слышны на десяток километров вокруг. Правда, очень быстро он замолчал, опрокинувшись на спину. Его партнеры по танцу замерли, смолкла и песня остальных. Они были в растерянности и, воспользовавшись моментом, я выпустил четыре оставшиеся стрелы, в наиболее подходящие цели. Еще трое завалились на спину, это видимо послужило сигналом для остальных, после короткого периода всеобщих воплей, они оставили свои позиции вокруг круга и скучились несколько в стороне. Похоже, у них шла оживленная дискуссия. Я решил тоже поучаствовать, и послал свое заклинание тишины. Я разработал его еще в дни ученичества и совсем не был уверен, что все сработает как надо, но видимо волновался я напрасно. Судя по их реакции, заклинание достало эту теплую компанию. Этого для них оказалось более чем достаточно. Ретировались они с завидной быстротой. Когда паутина охранного заклинания перестала их ощущать, я начал развязывать воинов, начав с Юстаса. Почти у всех запястья были в кровоподтеках от ремней, которые они пытались разорвать. И никто не помнил того, что происходило. Как только Юстас пришел в себя, в нем проснулся командир, с его чувством ответственности.
   -Где они?
   Я пожал плечами.
   -Ушли.
   -Что уже утро?
   -Да нет, до утра еще далеко.
   -Не понимаю. Черная сотня никогда не уходит, не добившись своего, если только не встает солнце.
   -Ну, я привел им некоторые резоны, и они показались достаточно убедительными. Поэтому они решили не задерживаться. Правда, в качестве вежливого жеста они оставили пару другую своих коллег, чтобы нам не было так одиноко.
   -Говоря это, я кивнул в сторону трупов, оставшихся возле круга. Юстас глянул в ту сторону, и надо заметить глаза у него таки вылезли на лоб. Кстати не только у него. Ланси сам заметил трупы и таращился в их сторону с тупым удивлением. Наконец его прорвало.
   -Это невозможно.
   -Наверное, ты прав. Но я как-то об этом не успел задуматься.
   Он таки был фанатиком, и я, похоже, виделся ему осквернителем основ. Кроме этого он явно боялся меня. Плохо, сейчас мне нужны все союзники, которые у меня могут быть, а с Ланси дело у меня явно не шло. И видит бог, это была не моя вина. Просто этот парень жил в строго определенных понятиях и даже думать не хотел о том, что они могут быть не единственной истиной. Он буквально отскочил в сторону и что-то напряженно обдумывал. Судя по взглядам, которые он бросал на меня, ничего хорошего мне это не предвещало. Я обернулся к Юстасу.
   -Похоже, тебе лучше унять его - кивнул я на Ланси - пока он не начал обвинять меня в ниспровержении основ. Мы еще не выбрались из этой ситуации и нам нужно единство.
   Юстас так же оценил ситуацию и, не говоря ни слова, отошел к Ланси. Скоро они о чем-то оживленно заговорили. Кажется, Ланси упирался, но Юстас был опытным командиром и видимо добился своего. Ланси видимо смирился с теми требованиями, которые предъявил ему Юстас и немедленного взрыва не последовало. И то хлеб. Но проблема только отложена, это я отлично понимал. Ох уж эти фанатики, нахлебаюсь я еще с этим парнем. Слава богу, остальные не страдали этим. Хотя, несколько брошенных на меня суеверных взглядов я заметил. По крайней мере, эти парни были благодарны за свою жизнь и не задавались вопросом о правомерности того, как я это сделал. Остаток ночи прошел довольно спокойно. Ничто и никто не потревожил больше нашего отдыха. Едва начало сереть предрассветное небо, когда все мы уже сидели в седлах готовые двигаться дальше. Юстас заметно нервничал. Как только первые лучи солнца показались из-за горизонта, Ланси снял защиту, вернее ее остатки. Свои усиливающие заклинания я снял раньше, стараясь не привлекать к этому дополнительного внимания и похоже, это мне удалось. Во всяком случае, Ланси явно был доволен тем, что заклинание ему подчинилось. Наверное, какое-то внутреннее опасение у него было, и сейчас он несколько успокоился. Я использовал это время для того, чтобы с помощью оптического шара найти наших преследователей. Они были на месте и не далее чем в полутора километрах от нас, тоже в седлах. Наверное, шар кроме всего прочего мог служить еще и чем-то вроде оптического усилителя, так как я прекрасно рассмотрел их в этих ранних сумерках. Жаль, что я не сообразил проверить шар ночью, возможно, он работал и как экран ночного видения. Ну да, кто же знал. Я подозвал Юстаса и протянул ему шар, указав в сторону наших преследователей. Юстас быстро посмотрел в том направлении. Увиденное немного успокоило его. Когда он отдавал шар мне, я увидел удовлетворение на его лице.
   -Отлично! Если мы удержим их на этом расстоянии еще четыре часа, можно будет сказать, дело сделано. Я не думаю, что они решили отправить второй отряд к теснине, нам на перехват. А за ущелье они не пойдут, не рискнут. Ведь если мы только приманка то, перекрыв ущелье "Сокол" уничтожит их всех. Как бы они нас не ненавидели, жить они тоже хотят.
   На мой вопросительный взгляд он пояснил.
   -Здесь на дневной перегон один выход на побережье и он хорошо охраняется, хотя этого и не видно. И они это очень хорошо знают.
   В этот момент Ланси повернулся к Юстасу.
   -Можно.
   Юстас отреагировал немедленно. Он поднял руку.
   -Пошли!
   Я уже достаточно сжился с Бураном, и скачка не требовала от меня много внимания. Это позволяло мне посматривать на окрестности. Первое время я частенько оглядывался назад, но вскоре убедился в том, что расстояние между нами и отрядом преследователей остается практически неизменным. Я успокоился и стал больше смотреть по сторонам. Местность практически не изменялась и только цепь холмов бывшая нашей целью медленно приближалась. Постепенно, во мне все больше стало накапливаться недоумение. Если я правильно понял Юстаса, то наши преследователи были ограничены временем. Но, тем не менее, они даже не пытались увеличить темп скачки или срезать углы, хотя у них было несколько таких возможностей. Они шли точно по нашему следу. На скаку очень не поговоришь, и я решил отложить эти вопросы до лучших времен. К тому же я обратил внимание на то, как скакал наш отряд. Назад практически никто не смотрел, а вот по сторонам и вперед смотрели очень внимательно, и все. Похоже, какая-то опасность была не только в наших преследователях, а и по ходу нашего отряда. И судя по тому, что Ланси шел все время в голове отряда, эта опасность была не из обычных. Я тоже стал внимательнее смотреть по сторонам, но ничего необычного не замечал. Мысленно я пожал плечами. Ладно, когда будет время, нужно будет расспросить Юстаса, что к чему. Мерный ритм скачки убаюкивал, и крик Ланси застал меня врасплох. Мы как раз выскочили на очередной пригорок, когда Ланси указывая рукой вперед и в сторону, закричал. Я глянул в сторону, куда указывал Ланси, но ничего особенного сразу не заметил, и только приглядевшись повнимательнее, заметил облако чего-то похожего на пух, катившееся нам на перерез.
   -Быстрее!
   Лицо Юстаса было искажено, когда он обернувшись ко мне, прокричал это. Остальных подгонять не было нужды. Кони пошли бешеным галопом. Но мы явно не успевали. Облако пуха, катившееся с боку, перекрывало нам дорогу. И опередило нас секунд на пять. Никто из отряда не пытался уйти в сторону от тропы, по которой мы неслись. Все резко стали осаживать коней и соскакивать на землю. Я последовал их примеру и, скатившись с Бурана, схватился, было за меч, но никто больше не пытался обнажить оружие. Все были мрачны.
   -Да что происходит, черт возьми!? Может, вы все-таки объясните мне, что здесь творится.
   -Боги отвернулись от нас. Лучше бы ты не спасал нас от черной сотни этой ночью. Они бы забрали только жизнь, а это хуже смерти, оно сожрет душу и сделает нас своими слугами.
   -Голос Арта был мертвым, как и его лицо. Я разозлился.
   -Какого черта, что с вами происходит, вы же воины и сдаетесь, даже не обнажив меча.
   -Это бесполезно. Скоро ты сам это поймешь.
   В этот момент один из воинов с криком выхватил кинжал и попытался ударить себя в сердце. Это была попытка с негодными средствами. Еще до того, как его рука прошла полпути вниз, кинжал охватило сияние, и он исчез, буквально растворился в воздухе. Я обернулся и посмотрел вперед. Облако пуха, перекрывшее нам дорогу, исчезло. Теперь, на его месте висела белесая туманность, в которой крутились вихри. Больше всего это напоминало кипение облака, снятого в ускоренном темпе. Это продолжалось буквально несколько секунд. Внезапно я почувствовал прикосновение к своему мозгу. Впечатление было такое, словно кто-то пытается выпить его, как коктейль через соломинку. Мир поплыл перед глазами. В голове у меня закручивалась мощная пружина неведомого часового механизма. Я зарычал, и невольно вскинул руку, защищаясь от этого вторжения. Сам не знаю почему, я сделал несколько шагов навстречу туманности, и с моего языка сорвалось несколько звучных и певучих слов, совершенно неизвестного мне языка. Давление на мой мозг сразу ослабло, и я несколько перевел дыхание. Незримый канал, связывавший меня, с чем бы там ни было, донес до меня удивление и слабый протест. Я снова сделал несколько шагов в сторону туманности, и снова мой язык произнес совершенно неведомые мне слова. Протест стал более осязаемым. Тогда моя рука поднялась вверх, и с языка сорвалось одно единственное слово. Я по-прежнему не понимал его, но повелительные интонации не оставляли сомнения в том, что это приказ. Этого оказалось достаточно. Туманность разделилась на две половины и, осторожно обтекая нас, переместилась в тыл отряда. Откатившись, метров на двадцать, она слилась и замерла там. Голова моя очистилась. Мир встал на свои места. Первое, что я понял это то, что опасность нас миновала. Погоня тоже перестала меня волновать. Чем бы ни была эта туманность, она прикроет нас. В этом я был абсолютно уверен, хотя откуда взялась эта уверенность, я не имел ни малейшего понятия. Просто я это знал, и все тут. Разбираться в этом было недосуг. А вот со своими спутниками разбираться нужно было срочно. Даже у Юстаса в глазах горел суеверный ужас. Да, этим ребятам выпало больше, чем они могли переварить за один раз. Мне было жаль их, но времени не было даже на то, чтобы пожалеть себя. А каша у меня в голове была покруче, чем у них. Судя по их глазам, они уже имели толкование того, что произошло. А мне еще предстояло с этим разбираться. Так что...
   -По коням! Мы еще не сделали своего дела. Или у вас есть желание размяться с ребятами, которые у нас на хвосте.
   Я решил не говорить им, что погони уже можно не опасаться. Мне и так придется отвечать на вопросы, ответы на которые, я хотел бы иметь сам. Юстас опомнился первым.
   -Вас что пинками в седла загонять!
   Рявкнул он. Привычный голос заставил их, наконец, зашевелится. Воины начали садится в седла, нервно поглядывая то на туманность, застывшую у них за спинами, то на меня.
   -Пошли.
   Отряд тронулся в прежнем порядке. Правда, теперь все больше смотрели не по сторонам, а на меня. Не скажу, что мне это очень нравилось, но я понимал их. Неожиданно на меня напал смех, очень уж они напоминали стаю перепуганных воробьев. Юстас с удивлением обернулся ко мне. Я махнул ему рукой, указывая на воинов. Он перевел взгляд на них и тоже расхохотался.
   -Посмотрите на себя - крикнул он сквозь смех - мокрые курицы, а не солдаты "Сокола".
   Воины взглянули друг на друга, и вскоре весь отряд дружно хохотал. Наверное, это была реакция на нервную перегрузку, но нам она пошла на пользу. Отсмеявшись, все успокоились, и отряд снова стал единым организмом. Через некоторое время я поравнялся с Юстасом. Приноровившись к темпу, я крикнул ему.
   -Можно не гнать лошадей. Похоже, у тех ребят появились другие проблемы.
   Юстас оглянулся назад. Увиденное удовлетворило его и он, подняв руку, подал сигнал, переводя отряд на рысь. Холмы, казавшиеся далекими, значительно подросли, хотя мы и не двигались напрямую к ним. Наш путь лежал как бы по диагонали между берегом моря и холмами. Почему именно туда я не мог понять. Даже когда мы совсем приблизились к холмам, они не выглядели слишком уж неприступными для того, чтобы их нельзя было преодолеть даже имея с собой лошадей. Любопытству моему не было возможности удовлетворить себя, ни обстановка, ни время не располагали к этому. Солнце уже перевалило за полдень, когда мы достигли места назначения. Юстас снова поднял руку, останавливая отряд. Мы спешились, держа коней в поводу. Юстас собрал своих воинов в круг и стоя рядом со мной заговорил.
   -Скоро мы соединимся с основными силами патруля. Хочу еще раз напомнить вам о необходимости держать языки за зубами. Все что вы узнали о принце должно умереть в вас. Тому, кто этого не поймет, я сам загоню зубы в глотку вместе с языком. Вы меня знаете, и знаете, что я это сделаю. Это касается всех. И тебя тоже Ланси. Я помню, что ты там плел на стоянке, насчет колдунов корпуса. Так вот, может, ты придурок, и не заметил этого, но за последние сутки принц трижды держал наши жизни в своих руках, и вот они мы, все здесь. Ты же со своими сраными колдунами обделался по самые уши. Подумай над этим, прежде чем раскрывать пасть, где бы то ни было. И помните все, что бывает с нарушителями клятвы трех цветов.
   Я поднял руку, останавливая Юстаса.
   -Я прошу вас только об одном. Слово принц должно умереть здесь. Обо всем остальном говорить, что произошло говорить тоже не стоит. И добавлю тоже только одно, каждый из вас сегодня выбирает свою судьбу, и не только свою.
   Нас выслушали в полном молчании.
   -Полчаса отдыха. Жиль на страже.
   Даже эти слова Юстаса не разорвали цепи молчания. Все расходились молча. Да, им было о чем подумать. Юстас отошел в сторону вместе со мной и, глядя на то, как он мнется, я понял, что он хочет поговорить со мной.
   -Ты что-то хочешь сказать?
   Он вздохнул.
   -Да. Скоро мы встретимся с основными силами патруля. С одной стороны это хорошо. Нам уже ничего не будет угрожать. Но с другой стороны, я уже не смогу открыто помогать тебе. Я не думаю, что мои ребята проболтаются о тебе, они в тебя поверили. Я это вижу, и шумел, в общем-то, для Ланси, у него-то как раз каши в голове побольше, хотя он тоже парень неплохой. Но дело в том, что там есть колдуны дознаватели, а они и из мертвого правду вытащат. Это побережье закрыто и любого обнаруженного здесь допросят обязательно и допросят с пристрастием. И этого не миновать, потому что, другого пути в страну отсюда нет. Слишком много нечисти лезет с побережья, поэтому все здесь очень тщательно охраняется и везде колдовские ловушки.
   Он кивнул на стоящие перед нами холмы.
   -Если бы мы только попробовали пройти необозначенным проходом, от нас мокрого места не осталось бы. Камни, буря, огонь или чего похуже. И чем больше я думаю, о твоей встрече с колдунами корпуса тем больше волнуюсь. Должно быть какое-то решение, но я его не вижу.
  
   -Постой. Расскажи мне поподробнее, как проводят допрос.
   -Ну, сначала колдун накладывает заклятие правды, а потом они задают вопросы. Колдун наблюдает и вмешивается, если человек говорит не правду.
   -А что за заклятье? Такое же, как на вас накладывал Ланси?
   Юстас пожал плечами.
   -Точно сказать не могу, но, наверное, да.
   -Тогда можешь не волноваться, думаю, с этим я справлюсь.
   -Ты можешь превозмочь заклятие правды?!
   Вот черт! Нужно быть поосторожнее со словами.
   -Нет. Но есть возможность не говорить всю правду. Я не думаю, что они спросят, не принц ли я. Или не давали ли вы мне клятву трех цветов. А если под заклятием вопрос не поставлен прямо, можно не сказать всей правды.
   С минуту он осмысливал сказанное, а потом удовлетворенно кивнул.
   -Да, в этом что-то есть.
   Он еще некоторое время размышлял, а потом улыбнулся.
   -Тогда, если ты пройдешь проверку, все будет нормально. Как только все патрули соберутся, мы уйдем в Железный форт, а там уже можно будет подумать, как добраться до столицы.
   -Как скоро соберутся патрули?
   -Я думаю не позднее, чем завтра к вечеру. А может быть и быстрее, если командир пошлет им сообщения. А, исходя из наших сведений, он, наверное, так и сделает. Островное княжество в прибрежных водах, а это то, ради чего нас сюда послали.
   -Ну что ж, тогда перекусим и вперед.
   Дальнейший наш путь прошел без приключений, и уже через два часа мы подъезжали к лагерю. Кто бы ни ставил этот лагерь, он разбирался в своем деле. Лагерь был расположен на не высоком холме и был спланирован так, что эффективно атаковать его можно было только с одной стороны. Да и то, относительно эффективно. По планировке он напоминал римский лагерь. С той только разницей, что в нем были предусмотрены загоны для лошадей. А так, тот же вал, ров, частокол. Четверо ворот и стройные ряды палаток. На вскидку лагерь действительно мог вместить пять сотен всадников с лошадьми, о которых говорил Юстас. Еще когда мы проходили ущелье, он рассказал мне о структуре отряда. Три ударных сотни и две легких. Ударные сотни были тяжеловооруженными и фактически выполняли эскортирующие функции, обеспечивая действия двух легких сотен, которые и занимались настоящей работой. Добывали информацию. Так что Юстас, будучи вторым сотником первой легкой сотни, формально был десятым офицером отряда. Правда, Юстас объяснил мне, что исходя из задач отряда, в действительности он был четвертым офицером. Охранялся лагерь не менее эффективно, чем был спланирован. Только на последних двух километрах я засек как минимум четыре скрытых поста, плюс сторожевые вышки в самом лагере. К тому же памятуя о том, что магия здесь существует, так сказать на бытовом уровне, я вызвал заклинание и осмотрелся уже с его помощью. Я оказался прав, лагерь и прилегающая к нему местность были окутаны охранными заклинаниями, примерно того же уровня, что и заклинания Ланси. Да, местные маги явно проигрывали мне в теоретической классификации, но столь же явно выигрывали в практике применения. То, что здесь не прогулочная зона, показала и проверка при входе в лагерь. Не смотря на то, что Юстаса здесь хорошо знали, это был отнюдь не поверхностный осмотр. При этом значительная часть этой процедуры пришлась на мою персону. Юстас выдал им согласованную версию моего появления но, несмотря на то, что выглядела она довольно убедительно, дежурный офицер отправил сопровождать нас до палатки колдунов своего человека. Наш отряд рассосался. Воины направились к загонам для лошадей. Мы же вчетвером Юстас, Ланси, сопровождающий и я направились в глубь лагеря пешим порядком. Шатер колдунов располагался в центре и в отличие от солдатских палаток был значительно больше и круглым. Охраны не было, но магии вокруг него было накручено много, и надо сказать весьма низкопробной магии. Во всяком случае, ничего серьезного для своего уровня я не заметил. Несколько заклинаний рассчитанных на внешние эффекты, и пара охранных заклинаний завязанных на два разных источника. Одним словом, даже при моем отсутствии практики, ерунда. Ланси тоже вызвал заклинание и, похоже, определялся, как войти в шатер. Я усмехнулся, пусть потеет, и убрал свое заклинание. Ни к чему сразу же оповещать их, что прибыл своего рода "коллега". Ланси тем временем решил свою задачу и, сотворив рукой, отводящий знак шагнул внутрь. Ну и дуболом, даже убрав заклинание, я помнил, что проход как минимум на метр правее. Впрочем, это его проблемы. Юстас оставил нас и пошел на доклад к командиру отряда. Мы остались вдвоем с сопровождающим, который положил руку на рукоять меча и, не спускал с меня глаз. Ожидание продолжалось минут десять. Похоже, Ланси проводил предварительный доклад. Наконец полог откинулся, и в сопровождении Ланси, из-под него показался колдун. Боже! Если ты кого-то одариваешь даром идиотизма то, пожалуйста, не делай этого столь ярко. Я с трудом удержался от хохота. Там было все, включая колпак средневекового алхимика усеянный звездами и каббалистическими знаками. И умопомрачительной расцветки халат. И козлиная борода. И абсолютная уверенность в своей исключительности. Там было все. Единственное чего там не было, это малейшего проблеска мысли. Раздавшийся голос был похож на скрип, не смазанного колеса.
   -Так это ты чужеземец!?
   На всякий случай я оглянулся по сторонам. Рядом, кроме сопровождающего воина, никого не было. Я вопросительно глянул на него, но он промолчал. Поэтому я пожал плечами и ответил.
   -Вообще-то меня зовут по другому, но если вам нравится это имя...
   В его глазах загорелись злобные огоньки.
   -Да знаешь ли ты перед кем стоишь?!
   Теперь уже разозлился я. Вообще я достаточно спокойный человек, но некоторые типы выводят меня из себя, что называется с полуслова. Похоже, это был тот самый случай.
   -Конечно! Как же не узнать рекламу огородного пугала.
   На это стоило посмотреть. Вышедший из-под контроля паровой котел выглядит, наверное, так же. Мне даже показалось, что я слышу свист пара, вылетающий у него из ушей. Да и извержение слюны выглядело впечатляюще.
   -Да я... Да я ...
   Ну вот, это чучело еще и заикается. Не найдя слов он начал размахивать руками. Потом стал шептать какое-то заклинание. Ну, ну. И что же у нас тут. Что бы видеть, что собирается сделать мой оппонент, я вызвал колдовское видение. На концах его пальцев засветились огоньки, борода встопорщилась, глаза вылезли из орбит. Это что же? Этот придурок хочет меня напугать этой ерундой. За чисто внешними эффектами не было ничего. Ни грамма силы. Правда, на двух других зрителей это спектакль произвел впечатление. И сопровождавший нас солдат, и Ланси побледнели и попятились. Я настолько разозлился, что забыл о своем решении не показывать свои колдовские возможности. Хочешь внешних эффектов? Ну что ж, получай. И я бросил в него заклинание "Памятник". Черт побери! Сработало! Все же, несмотря на отсутствие практики, теоретическая подготовка у меня была на должном уровне. Этот придурок моментально превратился в истукана. Теперь у него будет время оценить свои способности. Пусть постоит немного в качестве предмета обстановки. Я обернулся к Ланси. О, черт! Похоже, я разрушил еще одного его идола. В его глазах горел неприкрытый ужас. Но я был зол, и мне сейчас было не до его страхов.
   -И это все на что способны ваши колдуны?
   -Нет, не все.
   Голос прозвучал из-под полога шатра, и только услышав его, я понял, у нас был еще один зритель. Говоривший шагнул наружу и, обойдя своего предшественника, остановился передо мной. В отличие от первого, на нем была походная одежда воина. Лет тридцати двух, но седой и с очень внимательными голубыми глазами. Он протянул в мою сторону руку и начертил знак. За движениями его пальцев в воздухе оставалась горящая полоса, сплетавшаяся в знак. Я присмотрелся. Это было приветствие собрата по искусству. В свою очередь я тоже поднял руку и ответил таким же приветствием, с той только разницей, что вместо красного огня его приветствия, мое горело золотом. Он удовлетворенно кивнул. Потом глянул на своего коллегу и усмехнулся.
   -Жаль, что этого не видит наш совет. Кое-кому это пошло бы на пользу.
   Потом, спохватившись, обернулся к двум другим свидетелям инцидента.
   -Вы ничего не видели, и никому об этом не скажете.
   Он произнес это без нажима, но сила, прозвучавшая в его голосе, превратила эти слова в жесткий приказ. И Ланси и солдат торопливо кивнули.
   -Хорошо, вы можете идти.
   Оба ретировались с завидной скоростью.
   -Прошу.
   Он повел рукой в сторону шатра. Я вошел внутрь. Три лежанки, дорожные сундуки, раскладные стол и стулья да еще алтарь с горящими свечами. Я услышал за своей спиной кряхтенье и обернулся. Мой хозяин затаскивал своего коллегу в шатер. Оттащив его в сторону от входа, он поставил его у стены. Отошел в сторону, критически посмотрел на дело своих рук и снова покачал головой.
   -Не стоит оставлять его снаружи. Приходится думать о репутации.
   Ответил он на мой немой вопрос. Я усмехнулся.
   -В таком-то наряде.
   Он молча развел руками.
   -Похоже ты издалека. С такой техникой я еще не встречался, хотя и вижу, что темных сил в ней нет.
   -Да я издалека. И сюда попал, в общем-то, случайно. Хотя, раз уж так случилось, мне придется решить здесь попутно пару своих проблем.
   Он кивнул головой, принимая мой ответ.
   -Что ты собираешься делать?
   Я внимательно взглянул на него. Он тоже посмотрел мне в глаза. Да, он имел право на такой вопрос. Как бы то ни было, а здесь граница.
   -Мне нужно попасть в столицу и отыскать там представителей одного древнего рода. Но я знаю только герб.
   И описал ему герб дяди Криса. Он выслушал и кивнул головой.
   -Да такой герб есть. Но этого мало. Кто-нибудь может поручиться за тебя?
   -Я здесь впервые и отношений между нашими странами нет.
   Он удивленно посмотрел на меня.
   -А как называется твоя страна?
   -Название тебе ничего не скажет. Это очень далеко, и попасть к нам отсюда практически невозможно. Я сам оказался здесь благодаря магии, о которой не имею ни малейшего понятия. И единственная нить, которая возможно отведет меня обратно, это старинный герб, о котором я тебе говорил.
   Он задумался. К счастью моя история не показалось ему абсолютной дичью. Во всяком случае, задумался он спокойно. Прикинув какие-то варианты, он заговорил.
   -Ты должен понимать, мне необходимо убедится в том, что ты не несешь опасности для моей страны. И, к сожалению, я не вижу иного варианта кроме заклятия правды. Но я уже видел твой потенциал, и у меня нет уверенности в том, что ты не превосходишь меня в искусстве. А в этом случае заклятие становится бесполезным. Поэтому придется подождать до вечера, пока не вернется наш третий коллега. Объединив силы, мы прибегнем к заклятию. Ты должен дать мне слово, что до вечера ты не покинешь приделов лагеря. Со своей стороны обещаю тебе, что мы не будем влезать твои дела и выясним только твою лояльность по отношению к нашей стране. По-моему, это честная сделка.
   Я задумался. После того, как я раскрыл свой колдовской потенциал, иного выбора у меня не было, если только я не собирался сражаться со всеми кто сейчас в лагере. А я не собирался. Не было смысла. Даже если я справлюсь со всеми, то, что дальше. Ведь действительно герб это все что у меня есть. А здесь нити ведут в столицу. Да и мои союзники были в отряде. Поэтому предложение действительно приемлемое.
   -Хорошо, я даю слово.
   Он облегченно вздохнул.
   -Ну что ж давай знакомится.
   И протянув мне руку, представился.
   -Аргорн.
   Вот так. Одно имя и больше ничего. Тогда я еще не знал причин такой краткости. Я тоже протянул ему руку и назвался.
   -Марк Детери.
   Рукопожатие было крепким. Нет, этот парень определенно начинал мне нравиться.
   -А не выпить ли нам за знакомство? Вино? Пиво?
   -В походе?
   Аргорн развел руками.
   -Ну, колдунов свои преимущества. Впрочем, как и ответственность.
   -Ну, если так, тогда вина.
   Он отошел к сундукам и вытянул из одного из них большую кожаную флягу и два кубка. Водрузил все это на стол, и сноровисто открыв флягу, разлил вино по кубкам.
   -Выбирай.
   Сначала я не понял его жеста и удивленно посмотрел на него. Он улыбался, молча, глядя на меня. Ага! Вот оно в чем дело. Оба кубка окутывали заклинания. Ну ладно. Теперь улыбнулся я.
   -Я приму твой выбор.
   -Право выбора за гостем.
   -Но угощает хозяин.
   Мы еще раз переглянулись и расхохотались.
   -Ладно, будем просто пить - сказал Аргорн, проводя рукой над кубками и снимая заклинания.
   Вино напоминало бургундское, было неплохим и на удивление холодным. Я с удовольствием отхлебнул еще глоток. Да очень неплохо.
   -А что у вас к вину ничего не подают?
   Аргорн хлопнул себя по лбу.
   -Извини, я совсем упустил из вида, что ты провел день в седле.
   Он поднялся, но в этот раз направился не к сундукам, а вышел из шатра. Довольно быстро он вернулся.
   -Сейчас нам что-нибудь принесут поесть. Но боюсь ничего изысканнее хорошо прожаренного куска мяса предложить тебе не смогу. Мы в походе.
   -О большем я и мечтать не могу.
   -Ну, тогда все в порядке. Еще вина? - спросил он, заметив, что мой кубок опустел.
   Я кивнул головой. Он поднялся и снова наполнил кубки, не обделив при этом и себя. Я взял свой кубок и с удовольствием отпил изрядную порцию. Я расслабился, и мне страшно захотелось курить. Ведь последний раз я курил на борту "Серебреного Света". Трубка была при мне и кисет с табаком тоже. И я спросил.
   -Ты не будешь против, если я покурю.
   -Пожалуйста. Я не знаю твоих богов, но алтарь к твоим услугам.
   И он кивнул в сторону стоящего алтаря. Я вытаращил глаза.
   -А при чем здесь алтарь?
   Теперь удивился он.
   -А что, разве у вас не пользуются алтарем, воскуряя благовония?
   -Ты не понял. Я не хочу воскурять благовония, я просто хочу покурить.
   Я извлек трубку и продемонстрировал ее ему. Похоже, он в жизни не видел ничего подобного. На трубку он смотрел с явным удивлением. Вот черт! Видимо в этом мире еще не додумались до этого способа, уничтожать свое здоровье с удовольствием. Я уже начал понемногу уставать от этих проблем нестыковки наших миров, которые посыпались на меня как из ведра. Между тем Аргорн как гостеприимный хозяин принял решение.
   -Воскуряй, пожалуйста, как тебе нравится. Я надеюсь только, что этот способ не вызовет пожара или еще каких-нибудь неприятностей.
   -О! За это можешь не волноваться. Неприятности будут только у меня и то через много лет, когда я умру от этой привычки.
   Он удивленно посмотрел на меня.
   -Зачем же это делать.
   -Ну, это сложно объяснить. Хотя. Вот ты же пьешь вино и в тоже время прекрасно знаешь, что многие спиваются, что оно туманит голову, обманывает чувства и еще много чего делает во вред. Тем не менее, мы с тобой только что выпили, и выпили с удовольствием. Здесь примерно то же самое.
   Произнося эту речь, я не терял времени даром. К ее окончанию трубка была набита и готова к употреблению. Я хотел, было достать свою зажигалку, но вовремя сообразил, что это опять будет местный аналог. Я не мог на глазах у Аргорна разбираться в том, как им пользоваться и поэтому спросил.
   -Можно воспользоваться этим огоньком - и кивнул на свечу у алтаря.
   Аргорн кивнул. Все это время он с интересом наблюдал за моими манипуляциями. Я встал и с удовольствием прикурил. Нет, что бы ни говорили врачи о вреде курения, в нем есть своя прелесть. Я с удовольствием затягивался ароматным дымом. Только одна мысль портила удовольствие. Мой кисет не безразмерен, а до запаса табака на яхте, судя по всему, мне скоро не добраться. Арнгорн с интересом наблюдал за мной. Потом принюхался.
   -Что за смесь ты воскуряешь? Запах кажется мне знакомым, но я никак не могу вспомнить откуда.
   -У нас эта смесь называется табаком.
   -Табак? Но ведь табак жуют.
   Он снял с пояса мешочек и, вытащив из него коричневую плитку, протянул ее мне. Я с интересом осмотрел ее, понюхал. Похоже действительно прессованный табак. Кажется, одна проблема разрешилась. Табак есть.
   -Да, это действительно походит на табак. Но чтобы быть уверенным, мне нужно покурить его. А что касается того, что его только жуют, то ты не прав. У нас, его когда-то тоже жевали, но сейчас таких любителей можно пересчитать по пальцам. Попробуй сам покурить его и сразу поймешь разницу.
   -Надо будет попробовать. Для этого нужна такая курильница как у тебя.
   -Это называется не курильница, а трубка, и она действительно нужна. Но ее нетрудно сделать.
   Он кивнул.
   -Конечно, если ты одолжишь мне свою ненадолго, то я составлю заклинание формы и вызову себе такую же.
   Я не очень понял, о чем идет речь, но решил не показывать своего незнания.
   -Кстати. Как долго ты собираешься оставлять его в таком состоянии? - он кивнул в сторону стоявшего у стены собрата. Я тоже глянул на него. Злость на этого недоумка прошла, и ничего кроме улыбки его вид не вызывал.
   -На твое усмотрение. Ты, кажется, хотел показать его в таком виде совету. Можешь это проделать. В таком состоянии он может сохраняться довольно долго. Не знаю точно, но думаю, пару тысяч лет он выдержит. Снять заклинание довольно просто, если знаешь, как это сделать. Вот, посмотри, два узелка. Один на уровне сердца, синий. И второй на уровне гортани, желтый. Сначала тянешь синий хвостик, а когда узелок распустится желтый, и все. Только перед этим отойди в сторону, у него, как мне помнится, было, неважное настроение. Аргорн выслушал мои объяснения и покачал головой.
   -Я не вижу узелков.
   -Подожди.
   Через свое заклинание я внимательно рассмотрел заклинание видения Аргорна. Ага! Вот в чем дело. В структуре заклинания были лакуны.
   -Кто составлял твое заклинание видения?
   -Я сам.
   -У тебя в заклинании несколько другая связка. Если ты не возражаешь, я ее перестрою, и ты все увидишь.
   Он с сомнением посмотрел на меня.
   -То, что ты говоришь, невозможно. Во-первых, я обучался у МАГИСТРА и был одним из лучших учеников, так что, улучшить его невозможно. Во-вторых, после создания заклинания на него накладывается защита, и оно становится неизменимым, его нельзя даже рассмотреть...
   Тут он осекся.
   -Ты говоришь, что видишь его?
   Я кивнул.
   -Можешь мне не верить сейчас, но все это легко проверить. Дай свое согласие и посмотришь.
   Сомнения мучили его, но любопытство пересилило.
   -Хорошо, но я хочу видеть, что ты будешь делать.
   -Пожалуйста.
   -Когда начнем ритуал?
   -Какой?
   -Как какой? Мы должны защитить себя от вызываемых сил.
   -А... а... а?!
   Возглас мой был настолько глубокомысленным, что я и сам не понял всей его глубины. Черт! Они что, сдвинулись тут все на ритуалах. Да и не нужны мне никакие ритуалы. Не молится же всемогущей электронике инженер, меняя чип в компьютере. Ладно, пусть думает о ритуалах. Главное, что согласие он дал. Тут работы секунд на двадцать. И я быстро перевязал пару нитей в его заклинании и закрыл одну из лакун энергоячейкой из его же собственного энергополя. Ну вот, порядок. Остальное пока трогать не будем, ни к чему.
   -С ритуалом я думаю, мы подождем, а ты пока снова взгляни. Видишь узелки.
   -Вижу.
   -Ну вот. Повторяю. Сначала синий, потом желтый.
   Он механически кивнул. Потом вскинул голову.
   -Но как? Ты не мог успеть вызвать силы. Я же тебе даже не объяснил, какая защита стоит на заклинании.
   О, Боже! Действительно благими намерениями выстлана дорога в ад. Теперь я получил пол дня объяснений.
   -Послушай, чтобы забить гвоздь, не нужен бог грома со своим молотом.
   -Но ты же прочитал мое заклинание. Даже Магистр, не может этого сделать, если не знает, какую защиту я поставил.
   -Я ничего не читал. Я просто вижу твое заклинание. Подумай. Сколько слов надо чтобы описать цветок. Но даже тысяча слов не заменит одного взгляда.
   Он задумался.
   -Ты прав с цветком. Но как можно видеть заклинание!?
   Я решил не вдаваться в теорию. Как в двух словах объяснить то, чему меня учили много лет.
   -Не знаю, но я вижу. Например, я вижу, что у тебя три пояса защиты. На коже, сердце и голове. А в голове, зеркало скрытых мыслей.
   Лучше бы я этого не говорил. Он отшатнулся. В глазах его вспыхнул уже знакомый мне ужас. То же было с Ланси. О, черт! Ну кто же мог подумать?
   -Значит, ты действительно видишь это! И от тебя нет защиты!
   -Да успокойся же ты. Не нужна от меня защита. Я не собираюсь никому причинять зла. Все что меня интересует, это старый герб, который может показать мне дорогу домой. Ты уже знаешь это.
   Может, мне и удалось бы его успокоить, но договорить нам не дали. Где-то, совсем рядом, раздался звук горна. Аргорн вскинул голову.
   -Командир собирает старших офицеров. Значит, получены серьезные вести. Мне надо идти.
   -Мне подождать тебя здесь?
   Он качнул головой.
   -Я думаю тебе лучше пойти со мной.
   Я пожал плечами.
   -Как скажешь.
   Шатер командира был рядом. Он был квадратным и делился на несколько отсеков. В самом большом отсеке свободно могло разместиться человек пятьдесят. Но когда мы вошли туда, там было только трое сидевших за большим столом. Юстас второй, как я понял, командир отряда и видимо один из сотников.
   -А, ты привел с собой чужеземца. Это хорошо.
   Говоривший был лет сорока пяти, среднего роста, крепко сбитый мужчина, в полном облачении тяжеловооруженного воина. Рука и лицо, иссеченные шрамами, говорили о том, что это опытный вояка. Карие пронзительные глаза, черные волосы с прядями седины, властный тон. Одним словом прирожденный командир.
   -Хорошо, что ты уже допросил его. Раз он здесь, то на его слова можно положиться. А его мнение нужно будет для полноты картины.
   Я напрягся, ожидая ответа Аргорна. Но тот только кивнул головой на слова своего командира.
   -Подождем всех. Располагайтесь.
   Мы уселись за стол. Дисциплина в отряде была на высоте. Буквально через несколько минут собрались все старшие офицеры отряда. Они были разными. От изящного, словно юноша второго сотника второй легкой сотни. До двух метрового гиганта, под которым прогибалась земля, командира третьей тяжелой сотни. Их объединяло одно, это были настоящие воины. Совет открыл командир отряда.
   -Юстас привез новости с побережья. И клянусь Богиней, они мне не нравятся. За сутки их атаковали трижды. Островное княжество, черная сотня и похититель душ.
   Все резко вздохнули.
   -Им повезло. Чужеземец, которого они там встретили, разбирался в магии и помог им отбиться.
   Он кивнул в мою сторону. Теперь все внимание обратилось на меня. Я с подобающей такому герою скромностью выдержал этот осмотр. Между тем командир продолжал.
   -Вы знаете, что ради Островного княжества мы здесь. Но дьявол меня забери, кто когда-нибудь слышал о черной сотне в этих местах. Да и пожиратель душ в это время года, тоже что-то новое.
   Все сдержанно заговорили. Дав некоторое время на обсуждение новости, командир продолжил.
   -Я считаю, что мы должны срочно отправить сообщение. Ваше мнение?
   Согласились все.
   -Хорошо, решение принято. Юстас. Возьмешь два десятка из своей сотни и из каждой тяжелой сотни тебе дадут по второму десятку, чужак пойдет с вами. Сообщение должно дойти любой ценой. Мы останемся прикрывать проходы. Если не удержим островников здесь, будем отходить на Железный форт.
   Потом он обратился ко мне.
   -Юстас говорил, что островитяне гнались за тобой в море. Расскажи, сколько их было, и кто ими командовал.
   -Я видел семь галер, но их могло быть и больше. Что до командира, то я могу его только описать.
   И я выдал им описание того ряженого павлина. Выслушали меня в мертвой тишине. И только когда я закончил кто-то не выдержал.
   -Семь галер! Это же больше тысячи воинов. Да еще с принцем Фридрихом в придачу.
   -Да, теперь вы все знаете чего нам ждать. Прогулка закончилась. Наверняка с Фридрихом есть один из колдунов Зеленого ордена. А это значит, что они могут пройти и не через проходы.
   Я поднял руку. Все обернулись ко мне.
   -Если с ним был только один колдун, то об этом можно не беспокоится. Он мертв.
   -Откуда ты это знаешь?
   -Ну, в общем, похоже, он хотел выяснить со мной отношения. Несколько поспешил, споткнулся и так неудачно упал, что свернул себе шею.
   -Обычно с Фридрихом бывают кто-то из мастеров Ордена. И ты хочешь сказать, что справился с ним?
   -Я ничего не хочу сказать, кроме того, что с ним произошел несчастный случай.
   Теперь руку поднял Аргорн.
   -Он действительно может это сделать.
   Видимо его свидетельство в этом вопросе было достаточно авторитетным для командира. Потому что, хлопнув ладонью по столу, он подвел итог.
   -Хорошо. Но рассчитывать будем на худшее. Может быть, то, что видел чужак только первая волна вторжения Островников, о котором ходит столько слухов. И если это так, то война неизбежна. Поэтому настраивайте людей на войну. Здесь лучше пересолить, чем потом расхлебывать кашу. Юстас тебе час на сборы. Чужого снарядить полностью. Кони, доспехи, оружие, провиант. Когда будешь готов, доложишь. Все. Все свободны.
  

Глава 4

   Это был первый привал с момента как мы вышли из лагеря. С самого начала Юстас организовал движение, и порядок этот не менялся. Два легких разъезда по пять конников по бокам и легкий десяток впереди, все в пределах прямой видимости. Мы с ним возглавляли три десятка тяжелых конников, шедших за нами плотной группой. Сейчас уже совсем стемнело, и порядок нужно было менять, за одно Юстас решил сделать небольшой привал. Эти места он знал великолепно, судя по тому, в каком месте был сделана остановка. Место было закрыто практически со всех сторон так, что даже проезжая совсем близко нас было бы трудно заметить. И буквально в двух шагах родник с чистой и сладкой водой. Отрядив трех человек на стражу, Юстас скомандовал остальным.
   -Малый привал. Набрать воды. Перекусить. Идти будем всю ночь.
   Воинам не требовалось повторять дважды, все быстро разошлись. Кто открывал седельные сумки, доставая еду, кто пошел к роднику. Однако, чем бы они ни занимались, возле нас с Юстасом всегда оставалось семь-восемь воинов. Это было следствием приказа командира отряда отданного им перед нашим выходом. "Эти двое должны дойти любой ценой". Такая опека несколько раздражала. Но на мой вопрос Юстас только качнул головой.
   -Они не уйдут, даже если я им прикажу. У них есть приказ командира отряда, и они его выполнят любой ценой. В случае схватки нам даже не дадут меч вытащить из ножен, пока из них будет жив хоть один. Так что, терпи.
   -Слушай, а как тебе удалось организовать свою и мою отправку так быстро.
   -В принципе ничего и не пришлось организовывать. Положение действительно серьезное. Я очевидец, да и ты тоже, а мало ли какие дополнительные вопросы могут возникнуть в форте. Так, что лучше послать нас, а не гонца, который ничего кроме вести не привезет. Тем более что Аргорн весть уже наверняка отправил. Ну и потом, мы с Торком давно друг друга знаем, вместе начинали. Как видишь, ничего сложного здесь нет. Давай лучше пока тоже перекусим, а то следующий привал будет только на рассвете.
   Он открыл седельную сумку и протянул мне кусок вяленого мяса и кусок хлеба. Мы усердно заработали челюстями, следуя примеру своих воинов. Работка была та еще. Проще разжевать подметку сапога, чем мясо армейских запасов. Хорошо еще, что хлеб был свежий. С некоторыми усилиями голод мы утолили. Юстас сменил стражу, чтобы они тоже перекусили. Хотелось курить, но я решил не устраивать представление. Итак, слишком много внимания к моей скромной персоне. Здесь был весь отряд Юстаса, за исключением Арта и Ланси. И видимо кое-какие подробности нашего путешествия по побережью стали известны и остальным. Разглядывали меня хоть и искоса, но внимательно.
   -Слушай, а как ты прошел допрос. Что ты им сказал такого, что Арнгорн тебя поддержал, а он совсем не из легковеров?
   Юстас задал свой вопрос видимо не из простого любопытства. И я решил не скрывать от него подробностей.
   -Допроса не было.
   -Как не было? Ведь Арнгорн за тебя поручился.
   Я пожал плечами.
   -Там произошло небольшое недоразумение. Сначала меня встретил какой-то клоун в колпаке.
   -А, мастер Петрус.
   -Не знаю, как там его зовут, но повел он себя по хамски. И чтобы утихомирить его мне пришлось превратить его в памятник самому себе.
   -Ты превратил этого ублюдка в камень?!
   Сказано было с такой ненавистью, что я удивленно посмотрел на Юстаса. Он видимо истолковал мой взгляд как вопрос и пояснил.
   -Из-за этого ублюдка меня отстранили от командования. Я был командиром полка, а он заявил на совете, что я замешан в заговоре. Хотя клянусь Богиней, никакого заговора не было. Просто интриги в регентском совете. Лорду Шайо удалось меня отстоять, но от командования меня отстранили. А Петрас, человек лорда Джулиана.
   Я кивнул.
   -Понятно. Нет, он не стал камнем, но сейчас он изображает вешалку. Стоит, раскинув руки и все такое. Арнгорну это настолько понравилось, что он решил продемонстрировать его в таком виде какому-то совету. Я объяснил ему, как снять заклинание, но мне кажется, он не будет спешить с этим. После этого мы немного поговорили с Арнгорном, выпили вина, и он просто взял с меня слово, что я не хочу зла вашей стране. Вот и все.
   -Богиня! Если бы он только знал, с кого он брал слово. Это один из самых сильных колдунов и очень порядочный человек. Представляешь, какой это был бы союзник.
   -Еще ничего не потеряно. Я думаю, мы еще увидимся с ним по одну сторону баррикад.
   -Да, наверное. Но этот ублюдок вешалка.
   Юстас был счастлив.
   -Хотел бы я это увидеть своими глазами.
   Неожиданно он расхохотался. Я удивленно глянул на него.
   -Бедный Ланси. Если он увидит это, его же, наверное, кондрашка хватит, ведь Петрас был его наставником и идолом.
   -Хм... Видишь ли, Ланси при этом присутствовал, так что он в курсе дела.
   -Да что ты говоришь? Ну и как он это перенес?
   -Ну, по-моему, восторга он не испытывал.
   -Я думаю. Его обожаемый мастер Петрас, вешалка.
   Он снова расхохотался. Воины удивленно поглядывали на него, не понимая, чем вызван взрыв его веселья. А Юстас все никак не мог успокоиться.
   -Вешалка. Почаще бы слышать такие приятные новости.
   Наконец, отсмеявшись, он сказал.
   -Ну, ладно, пора трогаться.
   Махнув рукой воинам, он крикнул.
   -По коням.
   Скоро мы уже снова двигались по дороге. Порядок теперь изменился. Впереди по-прежнему шел легкий десяток, но боковые дозоры Юстас снял. И теперь второй легкий десяток замыкал колонну. Отряд шел крупной рысью. Темнота упала быстро, как это всегда бывает на юге. Только мерный топот копыт нарушал тишину ночи. Я вспомнил об одной своей идее и вытащил из сумки оптический шар. Да, я не обманулся в своих надеждах. Шар позволял видеть и ночью. Не так далеко как днем, но по моей оценке в пределах, как минимум, двух километров я все видел довольно отчетливо. Примерно так же, как в ранних сумерках. Ничего не скажешь, отличная вещь. Юстас приблизился ко мне.
   -Что-нибудь случилось?
   -Нет. Просто захотел кое-что проверить.
   Он кивнул и снова занял свое место. Размеренность скачки усыпляла, и я начал подремывать в седле. Дорога вилась по степи, и мы то взлетали на курган, и степь открывалась перед нами до самого горизонта, то спускались в ложбину, и мир смыкался вокруг нас, оставляя только простор неба над головой. Степь зачаровывала нас. Короли, колдуны, советы. Что они. Степная пыль с копыт наших коней. К утру характер местности изменился. Стали появляться рощицы, перелески, местность выровнялась. Именно за таким перелеском, уже перед самым рассветом, мы наткнулись на странную группу. Передний десяток начал поворачивать за деревья и тут же, сдержав коней, остановился. Мы насторожились, но сигнала тревоги не было. Один из воинов первого десятка повернул к нам и, подскакав к Юстасу, доложил.
   -Посланники Богини.
   Лицо у Юстаса удивленно вытянулось.
   -Здесь? Какого черта они тут ищут?
   -Вестник сказал, что они ждут нас.
   -Но откуда они могут знать, что мы тут проедем? Я и сам еще вчера этого не знал.
   Воин пожал плечами.
   -Он сказал, что ждут нас, и он будет говорить с тобой. Еще, он хочет видеть весь отряд.
   Юстас напряженно размышлял. Я не понял в чем дело. Видимо были какие-то осложнения, но прямой угрозы не было. Наконец Юстас принял решение.
   -Ну что ж, надо уважить посланников.
   Отряд тронулся за своим командиром. Когда мы обогнули перелесок, то нашим глазам предстала такая картина. Три человека стояли на дороге в ожидании. Уже было достаточно светло, чтобы их можно было рассмотреть достаточно подробно. Впереди стоял старик в коричневой хламиде с посохом в руке. Длинные седые волосы торчали из-под капюшона скрывавшего лицо, но рука, сжимавшая посох, выдавала его возраст. Два его спутника стояли за спиной. Крепко сбитые мужчины лет тридцати пяти. Они казались похожими. Светлые волосы до плеч, схваченные лентой на лбу, твердые, словно вырубленные из дерева лица, свободные белые рубашки заправленные в темные штаны, легкие сапоги и у каждого меч на перевязи. Правда, у того, что стоял слева висел еще рог. Юстас спешился и подошел к старику.
   -Приветствую тебя посланник Богини. Чего ты хочешь, от воинов выполняющих долг.
   Голос старика оказался неожиданно сильным и сочным.
   -Богиня собирает своих избранников. Один из них среди вас. Его час пришел и отсюда он пойдет другим путем.
   Юстас отступил на шаг и склонился.
   -Я слышу волю Богини, пусть она выбирает.
   Повернувшись к нам, он скомандовал.
   -Спешиться и построиться.
   Воины соскакивали с седел и вскоре выстроились полукругом, центром которого был старик с его спутниками. Юстас подошел ко мне, и мы с ним встали с краю этого полукруга. Я посмотрел на лица своих спутников. Страха не было. Скорее ожидание и надежда были на лице каждого, и только Юстас выглядел несколько встревожено. Один из спутников старика подошел к нему и, положив руку старика на свое плечо, повел его к строю воинов. Старик был слеп. Интересно как же он будет выбирать избранника. Я вызвал свое заклинание видения и застыл очарованный открывшейся мне картиной. Вокруг старика бушевал поток энергий. Линии энергий сплетали вокруг старика замысловатый узор, укутывая его в кокон. Здесь были линии всех мыслимых цветов и оттенков. Такие же, но менее интенсивные коконы окутывали и его спутников. Я даже не успел, как следует насладиться этим красочным зрелищем, как старик, опустив руку с плеча своего спутника, уверенно направился в мою сторону. Подойдя ко мне, он откинул капюшон и, поднял на меня свои глаза. Он действительно был слеп, но у меня возникло ощущение, что он прекрасно видит меня. Он улыбнулся.
   -Да, Богиня не ошиблась. Это ты.
   -Нет! Только не он.
   Голос Юстаса был сдавленным. Старик повернулся к нему.
   -Ты осмеливаешься перечить выбору Богини, воин?!
   Юстас побледнел, но ответил.
   -Любой из нас, но только не он.
   Старик снова улыбнулся.
   -Воин и искатель справедливости. Выбор Богини сделан и сейчас ваши пути расходятся. Но надежда в твоей душе не должна умереть. Просто ему нужно еще очень много узнать, прежде чем он будет готов к пути предназначенного ему в этом мире. Его долго не было с нами, но теперь три цвета снова должны осветить мир. Ваши пути расходятся, но не навсегда. Жди и верь.
   Было видно, что Юстас борется с собой. Но обстоятельства таки пересилили.
   -Хорошо.
   Еле слышно выдохнул он. Вот так. Лихо они мной распоряжаются. Интересно, а мое мнение здесь кого-нибудь интересует. Если нет, то все вы глубоко заблуждаетесь, я вам не пачка сигарет в магазине. Я только собрался выступить по этому поводу, как старик, повернувшись ко мне, буквально шарахнул меня хорошей дубиной по лбу.
   -Дорога к твоему дяде Крису лежит через святилище Богини.
   Труднее всего было прощаться с Юстасом. Я знал его какие-то сутки, но успел так сроднится с ним, как с иным не сроднишься и за годы. Он тоже маялся этим прощанием, и я решил поддержать его. Толкнув его кулаком в плечо, я сказал.
   -Выше голову. Помнишь, что сказал посланник? Расстаемся не навсегда, а прорицатели не любят ошибаться. Мы еще надерем хвост лорду Джулиану, и тоже будем использовать его вместо вешалки.
   Он вымученно улыбнулся.
   -Хорошо бы. Да только когда это будет.
   -Ну, похоже, что не завтра. Но с другой стороны, и не в иной жизни.
   -Да уж. Ты береги себя.
   -Ты знаешь, мне кажется, что моя шкура мне не помешает и целой. Так, что постараюсь обойтись без лишних дырок. Да и с другой стороны, я же теперь под покровительством Богини, так что чего мне бояться. Это лучше ты поберегись, а то у мастера Петроса было неважное настроение в последнее время, вдруг он решит, что ты специально меня ему подсунул.
   Он усмехнулся.
   -Даже специально, я бы лучшего, не придумал.
   -Ну вот, а ты говоришь Регентский совет.
   Он рассмеялся.
   -Ладно, с ним мы еще тоже разберемся.
   -А куда же они от нас денутся. И еще, я хотел бы, чтобы ты для меня кое-что сберег.
   Я залез в сумку и вытащил оптический шар.
   -Возьми. Думаю, пока он будет тебе нужнее.
   Он ошеломленно глянул на меня.
   -Да ты что. Он же сумасшедших денег стоит. На него полк можно снарядить и не один.
   -Вот и снарядишь, коли нужда будет. Бери. Бери. Не век же тебе сотней командовать.
   Он смущенно улыбнулся.
   -Ну, спасибо.
   -О! Слушай, у тебя табака нет?
   -Есть. А что, у тебя кончился?
   -Есть еще немного, но кто его знает, когда еще смогу достать.
   Он залез в свою сумку и вытащил две плитки табаку.
   -На, бери.
   -Вот это уже веселее.
   -Ну, вот и квиты.
   Он посмотрел на меня и качнул головой.
   -Ну, ты даешь.
   Я рассмеялся.
   -Не даю, а беру твой табак.
   -Да ну тебя, в самом деле.
   -Ладно, счастливо тебе.
   -И тебе.
   Стиснув на прощанье мою руку, он вскочил в седло, и привычно махнув рукой крикнул.
   -Пошли.
   Кони взяли с места, и вскоре отряд скрылся за перелеском. Еще некоторое время был слышен звук копыт, но скоро смолк и он. Я остался в степи со своими новыми спутниками. Старик со своими спутниками стоял в стороне все время, пока я прощался с воинами и Юстасом. Когда отряд скрылся, он позвал меня.
   -Подойди Марк. Нам надо многое тебе объяснить до того, как ты отправишься в путь.
   Так, так. Сюрприз за сюрпризом. Откуда, скажите пожалуйста, он знает мое имя. Старик словно прочитал мои мысли.
   -Не удивляйся. Я действительно много о тебе знаю. Ведь я знал тебя с самого твоего рождения.
   Говорят, что если человека постоянно чем-то удивлять, то он привыкает к этому и скоро перестает вообще удивляться. Может быть, это и так, но что касается меня, то сегодня это правило явно не срабатывало. Я подошел, и он, предупреждая мои вопросы, сказал.
   -На все свои вопросы ты получишь ответ. В свое время. А сейчас его просто нет. Мы и так задержались здесь слишком долго. Просто слушай. Ты должен добраться до святилища Богини не позднее чем через три месяца. Иначе, ты не успеешь к обряду посвящения, а следующий обряд будет через семь лет. Дорога дальняя и не совсем безопасная, даже для посланников Богини, но ты должен успеть. Там ты узнаешь, как найти дядю и что делать дальше. Дмир покажи ему карту.
   Один из его сопровождающих достал карту и расстелил ее на земле.
   -Смотри - сказал он - мы здесь. А тебе нужно попасть вот сюда.
   Я склонился над картой. Она была выполнена от руки, совершенно в стиле средневековых карт, но очень подробно. Правда, на ней не было изображено ни чудищ, ни крылатых ветров. И в этом она им конечно проигрывала. Предстоящий мне путь пролегал по юго-западу страны, пересекал два хребта, пустыню и упирался в третий хребет.
   -Значит, мы пойдем этим путем?
   -Не мы, а ты. Ты пойдешь сам.
   -Но я же не знаю страны.
   -Тебе и не нужно ее знать. Ты просто должен дойти до святилища к указанному сроку. У тебя есть устройство, показывающее время?
   Я вспомнил о местном аналоге часов и сказал.
   -Да, но я даже не умею им пользоваться.
   -Дмир тебе объяснит. Достань его.
   Я порылся в сумке и вытащил местный аналог часов. Дмир взял его у меня из рук.
   -Смотри. Вот так открываешь крышку. Здесь внутри два колесика поворачиваем их...
   Он удивленно нахмурил брови.
   -Его солнечная тень уже настроена и закрыта.
   -Куда?
   -Сейчас посмотрим.
   Он напряженно стал что-то подсчитывать, поглядывая на карту. Потом удивленно присвистнул.
   -Она настроена на святилище.
   Старик повернулся ко мне.
   -Кто настраивал твою тень.
   -Понятия не имею. Во всяком случае, не я.
   Он ненадолго задумался.
   -Ну ладно, некогда с этим разбираться. Объясни дальше.
   -Смотри. Если надавить пальцем вот здесь, то появляется стрелка, которая указывает тебе не просто направление, но дорогу, по которой тебе нужно идти. Она учитывает время года состояние дорог и еще много чего. Если стрелка мигает, то нужно нажать вот здесь, и она покажет тебе положение солнца, при котором к ней снова нужно обратиться. Вот и все. Еще она показывает, сколько времени до конца дня или ночи. Видишь вот здесь белое полукружье сверху и черное под ним. Сейчас стрелка показывает на начало дня. Ночью, она будет светиться, так что, все хорошо видно. Понятно.
   -Да.
   -Дай мне руку - сказал старик.
   Я протянул ему свою левую руку. Из недр своей хламиды он достал перстень и одел мне его на средний палец. Перстень сел как влитой, словно его изготовили специально для меня.
   -И еще. Одень вот это на шею.
   Он протягивал мне медальон, вроде тех, что приняты в американской армии. Такая же продолговатая пластинка на цепочке.
   -Зачем?
   -Это серебреная весть. Если с тобой случится что-то плохое, она доставит в святилище весть о тебе.
   Ничего себе. Очень приятная предусмотрительность. Но медальон на шею я одел.
   -Этот перстень - продолжал между тем старик - пропуск в святилище и одновременно знак вестника богини. Он даст тебе еду за любым столом и ночлег в любом доме. Он открывает любые ворота и дает дорогу через любое войско. Он защищает тебя от любого человека.
   -А если он сначала выстрелит, еще до того, как увидит перстень.
   -Я не говорил, что дорога будет легкой прогулкой. Мы не можем идти с тобой, но у тебя будут спутники.
   Говоря это, он указал мне за спину. Я оглянулся, следя за его рукой, и невольно отпрянул. Три здоровенных зверюги сидели на расстоянии одного шага за моей спиной. Я даже не слышал, как они подошли. А весу в каждой было килограмм по триста. На вид, похожие на псов, только очень здоровые, и глаза не по собачьи разумные. Огненно-рыжая, короткая шерсть, красные пасти. Один из них зевнул, и я смог по достоинству оценить парад клыков в его пасти. Внушительное зрелище, замечу я вам. Восьмисантиметровые страшно острые клыки матово поблескивали, да и остальные зубы внушали уважение.
   -Их не надо кормить, они сами найдут себе пропитание.
   Я невольно содрогнулся, представив себе, как это будет выглядеть.
   -И их почти невозможно убить.
   Ничего себе наборчик. Может и еще что есть.
   -Кроме того, все знают, что это псы Богини. И это значит что ты, вестник Богини. Как ты видишь, их довольно трудно не заметить. Да и все знают, что они убьют любого, кто осмелится поднять на тебя руку. От них не спрячешься. Они будут преследовать такого еретика до очень скорого конца его жизни.
   Да уж, рекомендация. Лично я, не стал бы поднимать на себя руку, с таким то сопровождением. Вот только как бы они меня сами не съели, если вдруг оголодают. Старик повернулся к псам.
   -Подойдите! Вот ваш хозяин.
   Псы подошли ко мне, и каждый из них ткнулся в меня мордой. Не скажу, что это были самые приятные минуты в моей жизни. Но когда я глянул одному из них в глаза, то заметил там смешинку. А ну, дескать?! Ах, стервецы! Страх куда-то сразу ушел. Ладно, ладно еще посмотрим, кто чего стоит.
   -С этой минуты ты их единственный хозяин. А теперь прощай. Встретимся в святилище.
   Сказав это, старик и его спутники, сделали шаг назад и просто растаяли. Я торопливо вызвал свое заклинание, но успел заметить только линии энергий протянувшиеся за горизонт. Ничего себе шуточки. Я обалдело сел на землю и посмотрел на своих вновь обретенных спутников. Они сидели вокруг меня, свесив головы на бок и с любопытством меня разглядывая. Мне показалась, что в глазах у них посверкивала ехидная усмешка. Ну, как ты там, не обделался еще?
   -Ладно. Хватит зубы скалить, лучше побегайте, посмотрите, что вокруг творится, пока я в себя прихожу.
   По крайней мере, человеческий язык они понимали. Ленивой рысцой они снялись с места и тронулись в разные стороны.
   Т-олько далеко не убегайте. Еще заблудитесь - напутствовал я их.
   Ответом мне послужило только пренебрежительное помахивание хвостом. Ну и сукины дети. Ну, что есть время подбить итоги. Я оглянулся по сторонам. Солнце еще не показалось из-за горизонта, но половина небосвода уже была залита золотым светом. Стояла удивительная тишина. Ночная жизнь уже замерла, а дневная только готовилась вступить в свои права. Легкий ветерок неуверенно шевелил листву, но даже шороха листьев не было слышно. Мир и покой в природе. А у меня? Господи! Всего трое суток назад я жил нормальной жизнью. Друзья, знакомые, дом, семья все привычное и устоявшееся. А теперь?! Воин, колдун, вестник неведомой мне Богини, вожак стаи псов, ПРИНЦ, другой мир. Дом разгромлен, дядя неизвестно где, да и сам я, где-то. В жизни не поверил бы, расскажи мне кто такое. Хорошо хоть дядин след обозначился, и появилась хоть какая-то надежда на ясность. Однако до этой ясности... Шагать и шагать, как до луны пешком. И что самое веселое, выбор, ну просто огромный. Я вздохнул. Однако вздыхай, не вздыхай... Пора проводить ревизию и вперед. Итак, что у нас есть. Лук и сорок стрел. Лук конечно слабоват, но более мощного в арсенале отряда не нашлось. Японский меч, прихваченный мной из дома. Семь метательных ножей на поясе. Из оружия все. А! Чуть не забыл. Еще три симпатичных песика. Небольшой запас вяленого мяса и хлеба. Две плитки и пол кисета табаку с трубкой. Примерно полтора литра воды во фляге. Автоштурман. Две руки, две ноги, одна голова. И набор колдовских заклинаний. Все. Доспехи я отдал Юстасу, ни к чему мне лишняя тяжесть. Ну и что? А ничего. На Земле, в некоторых компаниях, я обходился и меньшим, да и задачи там были куда как прозаичнее. Тогда чего мы сидим. Топать мне, если только на карте соблюдается масштаб, как минимум две тысячи километров. А это, если учесть горные переходы, километров по тридцать в день. Не много, но и не мало. Да и задержки в пути могут быть. Даже наверняка будут. Так что, давай, вперед. Я свистнул, и через минуту мои песики были рядом. Так, куда тут нажимать. Ага, стрелка есть, и пока без поправок на время.
   -Ну что, Атос, Портос и Арамис?! Пошли.
   Смотри-ка, они и направление знают. Один из псов отбежал на десяток метров вперед, а двое пристроились по бокам, образуя боевой порядок. Да, с такими спутниками ходить можно.
   Солнце перевалило за полдень, когда, решив, что дневную норму мы уже отшагали, я решил устроить большой привал, о чем и сообщил своим спутникам. Но, неожиданно Портос, шедший впереди, воспротивился. Он подбежал ко мне и, глядя мне в глаза, тихо рыкнул, отбежал, оглядываясь, словно звал меня за собой.
   -Ты хочешь сказать, что не стоит тут останавливаться?
   Он снова рыкнул и отбежал еще на несколько шагов.
   -Ну хорошо, пойдем.
   Портос несколько свернул в сторону, от направления нашего движения и буквально метров через пятьсот привел меня к роднику, возле небольшой рощицы. Место для отдыха было просто великолепным. Тень, чистая вода и отличный обзор во все стороны. Едва я успел оценить все достоинства, как Портос с хитрым выражением на морде подошел и ткнулся мне носом в руку. Я посмотрел на него. Эта бестия явно ждала похвалы.
   -Ну что ты смотришь на меня? Конечно молодец. У меня просто нет слов.
   Он удовлетворенно фыркнул и, усевшись, выразительно посмотрел на мой походный мешок.
   -Нет уж. Дудки. Мне сказали, что пропитание вы добываете сами. Моего мешка на всех не хватит. Лучше идите поохотьтесь. Сбор через два часа.
   А.П.А. провели быстрое совещание. Не знаю о чем там они перефыркивались, но Атос и Арамис снялись с места, а Портос бухнулся в тенек у родника. Я расположился возле него, развязал мешок и вытащил свой сухой паек. Да, зря я не подстрелил себе ничего по дороге. И ведь возможностей была куча, дичь здесь непуганая. Надо будет исправить этот промах к вечеру. А пока будем нарабатывать челюстные мышцы. Я все еще упорно жевал свой паек, когда примчались Атос с Арамисом. Подбежав к Портосу, они что-то профыркали ему и тот, поднявшись, отбыл в том же направлении. Атос с Арамисом заняли его место возле меня. Портос отсутствовал минут двадцать и, вернувшись, устроился рядом со своими товарищами. Семейная идиллия и только. Часок придется еще переждать, слишком жарко. Я достал трубку и набил ее. Едва я раскурил трубку, как А.П.А. беспокойно заводили носами. Определив источник беспокойства, подошли ко мне и стали принюхиваться. Дым из трубки явно заинтриговал их. Интересно. Я протянул трубку Портосу и сказал.
   -Можешь понюхать. Только аккуратно, не обожгись, она горячая.
   Портос осторожно протянул нос и нюхнул поднявшийся над трубкой дымок, тут же отскочив в сторону начал яростно чихать. Надо было видеть, с какой укоризной он посмотрел на меня, отчихавшись.
   -А я не говорил, что это вкусно.
   Он неодобрительно фыркнул. Атос с Арамисом переводили глаза с Портоса на меня. Их явно мучило любопытство.
   -Тоже хотите попробовать? Прошу.
   И я протянул трубку по очереди обоим. История повторилась. Когда все прочихались, был проведен оживленный обмен мнениями. Как мне показалось, мой рейтинг, в результате этого обмена, мнениями не повысился. Дурные привычки они и есть дурные привычки. Резюме вынес Портос, неодобрительно фыркнув в сторону трубки. Обсудив, столь животрепещущий вопрос моя троица улеглась и уже до конца привала только мерно посапывала.
   До вечера никаких происшествий не было. Мы прошли еще километров двадцать. Если такие темпы сохранятся и в дальнейшем, то мы прибудем на место с большим опережением графика. За это время я дважды справлялся у своего штурмана, но положение стрелки оставалось неизменным. Устраивались на ночлег снова под руководством Портоса. Он опять привел нас к роднику. Где-то за час до этого, я подстрелил птицу похожую на дрофу и, устроив вертел, зажарил ее. Птица была велика и, наевшись, сам я поделил оставшуюся часть на три куска и предложил своим спутникам. Похоже, для них куски, которыми мог наесться крупный мужчина, были как слону дробина. Они просто упали куда-то внутрь. Но три носа поблагодарили меня, ткнувшись в руку с одобрительным пофыркиванием. А вот когда я, памятуя здешние правила, захотел установить охранное заклинание, меня ждал сюрприз. Едва я начал произносить заклинание все три пса вскочили и зарычали. Это был утробный предупреждающий рык, от которого у меня пробежали мурашки по коже. Им явно не понравилась моя идея.
   -В чем дело? Вы, что хотите сказать, что этого не надо делать?
   Портос утверждающе фыркнул. Он обежал вокруг меня и снова фыркнул в сторону Атоса и Арамиса.
   -Ты хочешь сказать, что вы сами будете меня охранять?
   Снова фырканье. На этот раз одобрительное. Вот так! Ну и что будем делать? Наверное, следует довериться им, решил я. И махнув рукой, сказал.
   -Ну, ладно. Уболтали, черти говорливые.
   Приняв столь ответственное и мудрое решение я, уже не задаваясь более вопросами, пристроил мешок под голову и завалился спать. Проснулся я оттого, что кто-то тыкался холодным носом мне в щеку. Я пошевелился и открыл глаза. Тут же горячий язык прошелся мне по щеке. Портос стоял на до мной и даже слегка поскуливал от нетерпения. Я сел и осмотрелся. Солнце еще и не собиралось всходить, но небо уже серело, обещая скорый рассвет. И тут сон с меня сняло как рукой. Атос и Арамис стояли шагах в десяти от нас с Портосом в напряженной стойке, а перед ними висел пожиратель душ. Я вскочил и инстинктивно схватился за меч, но тут же понял, что меч здесь не поможет. Яростно глянув на клубящийся туман, я неожиданно понял, что это не пожиратель душ, а что-то другое. Что-то очень похожее, но не то. Странно, когда первая реакция прошла я понял, что это клубящееся облако не вызывает во мне страха. Я присмотрелся повнимательнее. И тут же словно ободренный моим вниманием оттуда просочился ручеек мысли. "Опасность, большая опасность. Нужно уходить". Что за чертовщина. Мысль повторилась. "Опасность. Быстро уходить". Я беспомощно оглянулся на Портоса. Казалось, он тоже понял прозвучавшую мысль. Глядя на меня, он нетерпеливо поскуливал.
   -Нужно идти? - спросил я его.
   Он нетерпеливо переступил и снова ткнулся мне в руку носом. Я уже решил для себя, моим псам стоит верить. И теперь, закинув мешок за спину, быстрым шагом двинулся за своим провожатыми. Мы шли довольно быстро, но Портос подскочил ко мне нетерпеливо поскуливая. Я понял его и перешел на индейский бег. Некоторое время мы двигались в полном молчании. Потом Портос снова подбежал ко мне и, повернувшись боком, встал передо мной. Я, недоумевая, посмотрел на него, чего он хочет? Атос и Арамис подбежали ко мне и стали мордами подталкивать в сторону Портоса.
   -Вы, что, хотите, чтобы я сел на него?
   Атос нетерпеливо взвизгнул и снова толкнул меня мордой. Портос прижался ко мне и присел. Вот черт! Он конечно здоровый парень, но и я не пушинка. Подталкивания возобновились. -Ну хорошо, хорошо. - Я уселся на Портоса и сжал его бока ногами. И тут мои звери показали, на что они способны. Ни один конь не смог бы сделать такого. Они не бежали, а стелились над землей. Мягкий плавный бег, я почти не чувствовал толчков. Со стороны это, наверное, выглядело фантастически. Облако тумана, катившееся перед нами и мои псы, летевшие над землей. Они буквально пожирали пространство. И я, как всадник Апокалипсиса. По моим прикидкам мы делали не меньше девяносто километров в час. Я умудрился свериться со своим автоштурманом, стрелка показывала точно в направлении нашего движения. Ну и дела, все, все знают, один я как пушинка под ветром, лечу, а куда только ветру и ведомо. Мои звери нервничали, то Атос, то Арамис оглядывались на бегу через плечо и поскуливали, и только Портос прижав уши, летел вперед, ни разу не обернувшись. Вскоре и я почувствовал то, что было у нас за спиной. Ощущение мрачного взгляда и неумолимой злобы заставило меня обернуться. Ничего. То же сереющее небо, и еще не проснувшаяся земля. Я хотел было вызвать колдовское видение, но какой-то внутренний голос заставил меня не делать этого, и я только крепче сжал бока Портоса. На бегу, он секунду обернулся, и я успел уловить в его глазах благодарность и тревогу. Да, чувством долга мои собачки обделены не были. Ощущение злобы накатило сзади темной волной. Портос рыкнул и наддал еще ходу. Мы неслись уже минут сорок, когда впереди в неверном предрассветном свете показалась наша цель. Это было кольцо менгиров. Я думал, что мы летим с предельной скоростью, но когда Портос увидел это кольцо, он добавил еще. Последние пару километров мы неслись с такой скоростью, что я невольно зажмурился от встречного потока воздуха. Я лежал на Портосе, когда мы влетели во внутренне кольцо камней. Едва я соскочил с Портоса, как тот рухнул на землю вывалив язык. Облако тумана, переливаясь, замерло, от него снова просочилась мысль: "Здесь. Защита. Ждать". Я подошел к Портосу и погладил его по загривку. Он устало поднял голову и лизнул мне руку. На него было больно смотреть. Бока ввалились, дышал он так, что казалось сердце сейчас разорвется. Я достал из мешка флягу и, сложив ладонь ковшиком, стал лить воду тонкой струйкой. Он принялся жадно глотать воду. Когда вода кончилась, он с благодарностью лизнул меня и уронил голову на лапы. Я снова погладил его по загривку. Больше я ничем не мог помочь ему. Я осмотрелся. Атос и Арамис стояли рядом и тревожно смотрели на Портоса. Облако по-прежнему висело на том же месте. Небо светлело, и за кольцом камней все так же было спокойно. Чувство опасности исчезло. Мое внимание привлекли камни, и я подошел поближе, чтобы рассмотреть их. Сама древность смотрела на меня с них. Я почувствовал, что эти камни хранят в себе прошлое настолько древнее, что человеческий разум перед ними пылинка. На камнях были какие-то знаки и, когда я провел по ним рукой, во мне дрогнула неведомая ранее струна. Я не знаю, откуда, но ко мне пришло ощущение понимания. Я оказался в положении лингвиста расшифровавшего древние надписи, только наоборот. Лингвист знает, что означают слова умершего языка, но никогда не узнает, как они звучат. Я же знал, как звучат эти слова, но не понимал их смысла. Это был тот язык, на котором я разговаривал с похитителем душ. Я снова, с неведомым ранее мне благоговением, провел рукой по высеченным знакам и снова, неведомое звонкое слово сорвалось у меня с языка. Облако, приведшее нас сюда, всколыхнулось. [Author ID1: at Mon Apr 7 15:01:00 2003 ]ет. Нельзя"[Author ID1: at Mon Apr 7 15:03:00 2003 ][Author ID1: at Mon Apr 7 15:02:00 2003 ]. Уловил я пришедшую ко мне мысль. Секундой позже я осознал это и сам. Потому что, в ответ на сорвавшееся у меня с языка слово отозвалось то, что ушло, но не умерло. Мир взорвался, и я провалился в темноту без мыслей, без света, и жизни. Когда я очнулся, солнце стояло уже высоко. Мои псы стояли надо мной, и едва я открыл глаза, как три языка прошлись по мне изливая свое чувство тревоги и радости. Я сел и принялся успокаивать своих псов.
   -Со мной все в порядке. Успокойтесь.
   Но это оказалось не так просто. Вылизывание продолжалось с такой интенсивностью, что я понял, если это не остановить, меня просто слижут напрочь. Пришлось вставать на ноги и снова убеждать их, что со мной все в порядке. Наконец они успокоились. И я смог привести свои мысли в порядок. Из своего беспамятства я вынес ощущение тяжелого, но не злого оценивающего взгляда, в каком-то большом замкнутом пространстве. Что же это было? Впрочем, похоже, у меня есть ниточка. Я повернулся к облаку, которое в свете дня превратилось из облака тумана в облако пуха и, сосредоточившись, мысленно спросил: “Кто ты?” Ответ пришел не сразу: ”Спутник. Охранять”. “Кто послал тебя?” Ответа не было, только смутный образ большого и любимого. “Почему?” Снова тот же образ. Толкуй, как хочешь. Кто-то большой и любимый послал потому что, он большой и любимый. Или большой и любимый потому, что послал. “Что это за место?” Тишина. “Почему мы здесь?” “Безопасность”. Да, продуктивный разговор, ничего не скажешь. “Сколько нам здесь нужно быть?” “Весть”. Все определеннее и определеннее. Одно понятно, надо ждать. Больше никаких ответов не было, как я не старался. Верно говорят, ждать и догонять хуже нет, особенно, если ждешь сам не зная чего. Я уже осмотрел все камни и выяснил что кольца три. Два внешних и третий едва видимые холмики в середине. Мы находились между вторым и третьим кольцом. Когда я попытался войти во внутренний круг, облако пуха решительно преградило мне путь. И я решил не пренебрегать таким предупреждением. Мало ли... Не стоит тянуть что-то за хвост, если не знаешь что на том конце. А этот мир и так оказался куда как не прост. То, что это место сил и дураку понятно. Дважды покурил. Есть не хотелось. Одна мысль о подметках местного армейского рациона вызывала отвращение. Хуже всего было отсутствие воды. Всю воду из фляги я споил Портосу, и больше взять было негде. Выбрав себе тень, от одного из камней я уселся в позу лотоса и занялся медитацией. Вскоре мне удалось отключить внешние раздражители, и я ушел из этого мира в свой внутренний. Там было намного комфортнее, хотя вопросов требующих разрешения не убавилось. Вернул меня во внешний мир удар грома, грохнувший, как мне показалось, у меня над ухом. Я открыл глаза. Было темно. Я глянул на свою солнечную тень и убедился, что до конца дня еще далеко. Значит темнота от грозовых туч, окутавших горизонт. Снова громыхнуло. Это славно. Дождик, это просто прекрасно. По крайней мере, спадет жара ставшая уж совсем невыносимой, да и напиться будет можно. Как вскоре выяснилось, я ошибся во всех пунктах. Солнце скрылось за тучами, но прохладнее не стало. Наоборот, появилось ощущение, что кто-то, добавил огню в нашей духовке. А вместо дождя на нас обрушилась поднятая ветром пыль. Зато, грома и молний было с перебором. Громыхало так, что мне казалось, мои барабанные перепонки разлетятся на кусочки, а от блеска молний можно было ослепнуть даже с закрытыми глазами. Мои псы жались ко мне и только скалили зубы на развернувшееся стихийное бедствие. Они словно старались прикрыть меня, от поднявшейся круговерти. И только наш одуванчик висел себе, как ни в чем не бывало. Мне бы его спокойствие. Когда все закончилось, я с трудом продрал глаза от набившейся пыли. Хотелось плюнуть, но тут была проблема, нечем. Глотка напоминала пересохшую шкуру. Черт бы побрал местные природные катаклизмы. Я с трудом разогнувшись, встал. Солнце еще высоко стояло над горизонтом. Значит, прошло не так много времени, а мне показалось не меньше суток. Сколько же нам тут еще сидеть. Еще один день и меня можно будет вместо мумии выставлять в любом музее. Выглядеть я буду, наверное, даже покруче. Одуванчик колыхнулся и, прокатившись по кругу камней, остановился передо мной. “Весть. Идти. Опасность ушла”. Хоть одна приятная новость.
   -Портос... - сказал я.
   Вернее хотел сказать. Из горла вместо слов вылетел один неразборчивый хрип. Но Портос понял меня. Он принюхался и уверенно затрусил в сторону. Я, было, подхватился за ним, потом, вспомнив кое-что, обернулся к одуванчику спросил. “Ты идешь с нами?” Ни да, ни нет. “Как знаешь. Но спасибо тебе” Только чувство удовольствия в ответ и снова знакомый уже образ. Ну что ж. Пока. Портос таки был прекрасным проводником. Через пол часа он привел нас к очередному роднику. Много ли нужно человеку для счастья? Нам на четверых хватило одного родника. Когда все напились и освежились, мы были снова готовы двигаться дальше.
   -Ну что, организуем привал здесь или пойдем дальше? Солнце еще высоко.
   А.П.А. снова провели короткое совещание и решительно построились в прежний походный порядок. Я был с ними полностью согласен. Мы уже и так достаточно насиделись сегодня. В полном согласии мы тронулись дальше. Уже на ходу я сверился с автоштурманом. Молодцы мои собачки. Направление выбрали верное. Однако сюрпризы на сегодня, как оказалось, не кончились. Часа через два Портос остановился и стал принюхиваться. Я уже немного начал разбираться в их повадках и мне показалось, то, что он унюхал, ему не понравилось. Он оглянулся на меня, как бы спрашивая, нужно ли туда идти. Я тоже был в сомнении, но решил, что даже не очень приятная информация, это тоже информация.
   -Идем.
   Портос несколько изменил направление своего движения, но мы шли еще километра два, прежде чем увидели то, что он унюхал. Ну и нюх у моих собачек. Зрелище действительно было не из приятных. То, что это был бой, можно было понять только по обломкам оружия и стрел. Голые изуродованные трупы и больше ничего. Ни клочка одежды или доспехов. Трупов было две группы, примерно поровну. Но если одни лежали не тронутые, то на вторые было жутко смотреть. Я видел надругательство над трупами, но это было нечто совсем особенное. Чтобы такое сотворить с человеческим телом, нужно испытывать жуткую ненависть, и даже этого мало. Нужно испытывать наслаждение от того, что ты делаешь. Меня едва не вывернуло от увиденного. Но я превозмог себя и повнимательнее присмотрелся к не оскверненным трупам. Быстрее всего это были нападавшие. И хотя они тоже были ограблены дочиста, на них были только боевые раны. Значит, это были товарищи нападавших. Приземистые, с высокими надбровьями и словно растянутыми в безумной усмешке лицами. Когда я осматривал их, мои псы заворчали. Видимо и для них это были враги. Судя по состоянию трупов, побоище произошло совсем недавно. Быстрее всего рано утром. Атакованным оказался видимо отряд “Сокола”. Некоторые обломки оружия навели меня на эту мысль. Да, ребятам крупно не повезло. Я посчитал изуродованные трупы. Их было двенадцать. Действительно, быстрее всего это отряд “Сокола”.
   -Как вы думаете, куда они ушли? - спросил я своих товарищей.
   Атос покрутился, принюхиваясь, и уверенно встал в одном направлении. Это мне совсем не понравилось. Мы тоже шли в ту сторону. На всякий случай я сверился со штурманом. Точно направление совпадало.
   -Ты не ошибся?
   Атос презрительно фыркнул. Ну ладно, учтем. Я еще раз глянул на поле боя. Хоть и недолго, но мы были в одном строю. Однако нет, не схоронить. Да и инструментов у меня нет.
   -Простите меня ребята. Но обещаю вам, при случае мы за вас посчитаемся.
   На душе было погано. Когда мы ушли с места боя, псы подобрались. Они шли постоянно принюхиваясь. Я тоже собрался, хотя отряд грабителей наверняка был уже далеко. Они были конными, следов лошадей было много. Уже совсем темнело, когда мы прибыли к очередному роднику. У меня совсем не было настроения охотится после увиденного, и я решил, что великолепно обойдусь и своим пайком. Псы тоже не пошли на охоту, хотя я и отправлял их. Они решительно устроились возле меня и только по очереди исчезали в обходах. Костра я тоже не разводил. У меня появилось чувство боевого похода, а не легкой прогулки. Этот враг, в отличие от утреннего, был, осязаем, и я решительно отсекал все, без чего можно обойтись. На войне как на войне. Заснул я тревожно и несколько раз просыпался. Даже сознание того, что я под надежной охраной не позволяло мне спать спокойно. В очередное мое пробуждение я заметил на краю горизонта отблески далекого костра. Я поднялся и всмотрелся. Точно костер и не один. Я прикинул направление, совпадает. Неужели те самые. Меня охватил неистребимый зуд. Я просто посмотрю, уговаривал я себя. Хотя прекрасно знал, что смотринами дело не ограничится. Я просто не мог спустить тем, кто это сделал. Прихватив мешок, я двинулся в направлении огней. Далековато, но если поспешить я буду там затемно. И только отойдя на десяток шагов, вспомнил. Псы! Они шли за мной молча и очень тихо. Меня охватило теплое чувство. Нет, с товарищами мне явно повезло. Я шагнул назад и, обняв первую попавшуюся морду, поцеловал ее. Тут же, ко мне сунулись еще две хари. Пришлось поцеловать и их. После братания псы решительно изменили наш боевой порядок. Вперед шагнул Атос, а Портос меня толкнул мордой в его сторону.
   -Что, снова верхом? Мне ведь может и понравится.
   Портос только фыркнул. Ну что ж. Для пользы дела... В этот раз мы двигались не так быстро, но все равно это было намного быстрее, если бы я даже бежал. Не прошло и получаса, как Атос остановился. Я слез и тут же почувствовал на руке зубы. Портос куда-то тянул меня. Отведя меня в сторону шагов на десять, он привел меня к смутно черневшей в траве куче. Я наклонился. Света звезд хватило рассмотреть, что это было тело без головы. Впрочем, она лежала рядом. У трупа не было шеи, и я понял, что произошло. Голова была просто откушена. Я покосился на Портоса. Когда они успели. Ведь не отходили от меня ни на секунду. Или они успели побывать здесь раньше. При их скорости бега. Вполне. Наверное, это был страж. Я перевернул голову. Уже знакомая мне неестественная ухмылка. Значит эти. Может и не те, что были утром, но из той же породы. И тут я обратил внимание на одну вещь. У воина был, заткнут за пояс кинжал. Кинжал “Сокола”. Я видел множество точно таких же кинжалов в отряде. Значит точно эти.
   -Еще такие есть? - спросил я Портоса шепотом.
   Тихое отрицательное фырканье. Хорошо. Значит, мои песики таки побывали здесь. Я стал осторожно двигаться в направлении отблесков уже не далеких костров. Когда я подобрался к краю освещенного круга, то весь лагерь стал виден в подробностях. Восемь костров и приблизительно шестьдесят воинов. Но их может быть и больше. Я могу видеть не всех. Много. Не справиться даже с помощью моих собачек. Судя по количеству трупов, они владеют оружием не лучше воинов “Сокола”, но меня могут просто задавить живой массой. Да и темно и я могу прозевать стрелу из темноты. Я мог порубить их всех, но не сразу. А в том, что они не будут соблюдать правила рыцарского поединка, я был уверен. К тому же они на конях. Стоп! Кони. Они наверняка где-то рядом и под охраной, и ту охрану мои песики не трогали. Иначе кони подняли бы такой тарарам, что и мертвый бы проснулся. В лагере же было спокойно. В голове у меня забрезжили проблески плана. Я отошел назад в темноту.
   -Кони. Мне нужны их кони. - Шепнул я Портосу. Он ткнулся мне в руку и повел меня в сторону.
   -Только нельзя пугать их. Пока, нельзя.
   Портос фыркнул. Я понадеялся, что это знак понимания. Он действительно понял меня. Потому что, к коням мы вышли с подветренной стороны. Больше того, кони оказались как раз между нами и лагерем. И их было много. Наверное, отряд имел заводных лошадей. Минут пятнадцать я потратил на наблюдение и выяснил, что коней охраняли трое. Все они были в седлах и подремывали, надеясь на то, что кони поднимут тревогу в случае любой опасности. Вот здесь они дали маху, но мне это было только на руку. Двоих я достал метательными ножами, а вот третьего пришлось снимать стрелой. Но это уже не имело значения. Услышать ее свист уже никто не мог. Табун начал тревожится. Я обернулся к своим псам.
   -Гоните их. Гоните их на лагерь.
   Они все прекрасно поняли. Атос и Арамис тут же растаяли в темноте, а Портос подбежал ко мне, и подогнул ноги подставляя свою спину. В этот раз я вскочил на него без раздумий. Едва я обхватил его ногами, как из его глотки вырвался низкий рык. Даже у меня волосы встали дыбом. Это был рык хищника в своей стихии. И без того заволновавшиеся кони подхватились, а когда подали свои голоса Атос и Арамис сорвались в бешеный галоп. Я добавил им вслед заклинание огня, и кони совсем обезумели. Наверное, каждой лошади показалось, что у нее горит хвост. Лошадь может выдержать все. Но огонь доводит ее до безумия. Эти лошади тоже обезумели. Теперь их не остановит ни что. Лагерь проснулся от топота копыт но, наверное, никто ничего не успел понять, когда кони обезумевшей массой обрушились на него. Когда они пронеслись через лагерь, там не осталось ничего живого. Только костры дотлевали разбросанными углями. Ну что ж вы получили то, что принесли сюда. Собаке собачья ... Нет, я не мог так оскорбить своих псов. Поганому поганая смерть. Может быть, они и были когда-то людьми, но переступили черту, за которой человеческое кончается. Дело было сделано. Я сдержал слово, данное неведомым мне бойцам “Сокола”, их души могут уснуть спокойно. Заплачено с лихвой.
   -Ну что ж мальчики. Молодцы. Теперь можно и спать.
   Обратно меня нес Портос. И вскоре мы расположились на ночлег у уже знакомого нам родника. В этот раз я уснул моментально и проспал до самого рассвета. Утром я решил потратить немного времени на охоту. Очень уж не хотелось жевать жесткое мясо. И довольно быстро подстрелил птицу очень похожую на глухаря. Решив, что дневную норму я еще наверстаю, а поесть никогда не рано. Тут же зажарил его на костре. Пока я хлопотал с птицей, мои хлопчики, похоже, тоже перекусили. Судя по их поочередным исчезновениям и той жажде, которая их после этого мучила. Тем не менее, по куску жаркого они проглотили с удовольствием. Я только покачал головой, глядя на то, как куски исчезли в их утробах. Аппетитом они обижены не были. А может, просто исповедовали старую солдатскую истину. Есть впрок при любой возможности. Я еще только собирался сниматься с лагеря. Как они напряженно зафыркали, явно привлекая мое внимание. Что, снова какие-то неприятности. По моему, уже вполне достаточно. Глянув, повнимательнее я обратил внимание на то, что псы спокойны. Они просто предупреждали меня о чем-то. Ну хорошо, пойдем глянем, что там.
   -Ведите.
   Портос отвел меня в сторону от родника, на невысокий холм. И фыркнув в сторону сел рядом со мной. Там куда фыркнул Портос проходил отряд. Неполная сотня прикинул я. Да, оптический шар сейчас бы не помешал. Но приглядевшись, обошелся и без него. Ветер развернул значок отряда, и я узнал “Сокола”. Не на их ли разъезд я вчера наткнулся. Вообще-то не мешало бы переговорить. Даже если это и не их разъезд, все равно, о его судьбе стоит рассказать. Я свистнул своим псам и стал спускаться с холма навстречу отряду. Когда нас заметили, раздался крик, и люди схватились за оружие. Но тут же опустили его, разглядев псов. Действительно, хорошая визитная карточка. Отряд остановился, и от него, мне навстречу, поехал всадник. Я остановил своих псов и приказал им.
   -Ждите здесь. А то кони вас перепугаются.
   Они пренебрежительно фыркнули, но команду выполнили и улеглись в траву. Впрочем, я был уверен, что глаз от меня они не отведут. Не доезжая до меня несколько шагов, всадник соскочил с коня и, бросив поводья, подошел ко мне склонив голову. Знаки сотника “Сокола”.
   -Что хочет вестник Богини от воинов, выполняющих долг.
   Наверное, это была ритуальная формула обращения ко всем имеющим отношение к Богине.
   -Я хочу узнать, не ищешь ли ты свой разъезд?
   -Да. А ты встречал их?
   -Сколько их было?
   -Двенадцать.
   -Тогда, быстрее всего, это они. Но ты можешь не искать их, они мертвы.
   -Они осмелились поднять на тебя руку?
   В его голосе слышалось изумление. Я покачал головой.
   -Нет. Они погибли в бою, вчера утром. Я случайно нашел их.
   Он побледнел.
   -Тары?! Уже здесь? Это невозможно. Нам удалось захватить одного, и мы уже сутки идем полным ходом оставив их за спиной. Их там целое войско. Они всегда нападали с востока. А здесь их никогда не было, и вдруг появились, словно из ниоткуда. Нам с трудом удалось отбиться.
   -Покажи мне пленного.
   Он молча поклонился и отступил в сторону, пропуская меня вперед. Воины отряда выглядели утомленными, но безнадежности в их глазах не было. Они молча провожали нас глазами пока мы шли к двум крупным воинам, между которыми сидел прикрученный к седлу пленник. Мне достаточно было взглянуть ему в лицо.
   -Да это были они.
   Он тревожно оглянулся.
   -Значит, они могут быть где-то близко.
   -Да, ты прав. Если ты пройдешь в этом направлении - я кивнул головой в сторону - то часа через два наткнешься на их лагерь. Вернее на то, что от него осталось.
   -А тары? Ушли?
   -Нет. То, что от них осталось тоже там.
   -Но здесь нет других отрядов...
   Я остановил его жестом руки.
   -Просто я видел, что они сделали с твоими парнями.
   -Тары никогда не ходят отрядами меньше сотни.
   -Да этих было немного меньше.
   Он с недоверием смотрел на меня.
   -Это легко проверить. Всего пара часов пути.
   -Нет, нет. Просто, обычно вестники не вмешиваются.
   Я поднял глаза и жестко глянул на него.
   -А я, не обычный вестник.
   Он отступил на шаг и побледнел.
   -Прости, я не хотел оскорбить...
   -Ты не оскорбил.
   Он облегченно перевел дыхание. Ему было явно не по себе. Чтобы успокоить его я решил перевести разговор на другой предмет.
   -Ты говорил, что у тебя за спиной войско таров. Моя дорога лежит в ту сторону. Что сказал твой пленник?
   Он покачал головой.
   -Мы не смогли допросить его. Наш колдун погиб в бою, а без колдуна из этого отродья слова не вытянуть. Они боятся только своих шаманов, вернее их проклятья, которое не дает их душам отправиться к предкам. Иногда нашим колдунам удается вытянуть из них правду, но в это раз нам не повезло. Но тебе... Прости, но я обязан сказать. Не стоит идти в ту сторону, их действительно целое войско, я видел сам. И..., ты знаешь, как они ненавидят слуг Богини.
   Да откуда же мне знать, черт бы тебя побрал. Может твой совет и хорош, вот только дорогу, к сожалению не я выбираю. А насчет колдуна, так это мы сейчас сообразим. Прежде чем лезть к волку в пасть не мешает разжиться информацией. А дорога моя, как раз похоже, волку в самые зубы.
   -Кто-нибудь в твоем отряде говорит на их языке.
   -Да, несколько моих воинов раньше воевало на востоке, и понимают их язык.
   -Позови кого-нибудь из них. И пусть пленника снимут с коня.
   -Но зачем?
   Я снова глянул ему в глаза.
   -Да. Сейчас, сейчас. - Заторопился он. - Радгор! Сюда. Снимите пленника с коня.
   Воины, не мешкая, выполнили приказ. Когда они сбросили пленного с седла, он не смог встать на ноги. Затекли жестко прикрученные к седлу ноги. Но его тут же немилосердно подняли под руки и заставили стоять. Помня, что творили его собратья, я не мог упрекнуть воинов в излишней жестокости. Наверняка они знали это. К нам подбежал еще один воин и остановился, ожидая распоряжений.
   -Ты говоришь на их языке?
   Он кивнул.
   -Я шесть лет воевал на востоке.
   -Хорошо. Переведи ему, что я хочу задать ему несколько вопросов.
   Воин заговорил рваными словами, в которых звучали одни гласные. В ответ послышалась такая же очередь рваных слов.
   -Он сказал, что не будет говорить. Он хочет попасть к своим предкам с душой воина, а не конюха.
   -Хорошо.
   Я усмехнулся и, поднеся к лицу пленника свою ладонь, раскрыл ее. На ней плавал шарик огня.
   -Скажи ему. Если он не будет отвечать, то я выпущу зверя из этого шарика, чтобы он сожрал его душу, и он никогда не встретится с душами своих предков. Скажи ему, что этот зверь не успокоится пока не сожрет души всех людей его корня.
   Я подождал перевода и, не давая пленному открыть рта, выдул из шарика образ одного из чудищ, что напридумывали наши создатели фантастических фильмов. Воины державшие пленного шарахнулись в сторону. Пленный в ужасе рухнул на землю и завыл. То-то ребята. Где вам со своей убогой фантазией тягаться с нашими-то интеллектуалами. Я еще немного подержал монстрика перед пленным, давая возможность, насладится всем его великолепием, и только добавив животрепещущие детали, вроде дымящейся, густой, желтоватой слюны капающей с клыков убрал фантома. Пленник раскололся как гнилой орех. Слова вылетали из него так, что тоже посеревший воин едва успевал переводить.
   -Он скажет, он все скажет. Только пусть великий шаман заберет своего зверя.
   Я кивнул командиру отряда.
   -Можешь задавать свои вопросы.
   Тот тоже стоял побледневший, но делом занялся умеючи. Пленный отвечал правдиво. Я уже разобрался в заклятии правды и навел простенький вариант. Скоро обрисовалась подробная картина. Еще весной, в восточные степи зачастили зеленые шаманы. Они заключили с шаманами племен таров соглашение, и покорные шаманам вожди собрали большую армию. Пленный не знал счета, но знакомые с военной организацией таров воины сказали, что это примерно десять тысяч. Услышав цифру, командир отряда только покачал головой. В определенный срок подошли корабли, которые и перевезли таров сюда. Судя по описанию пленника это, были галеры Островного княжества. У таров было две задачи. Грабить и перекрыть дорогу на запад страны, чтобы ни один человек не смог пройти с побережья в Туманные горы. С ними был и великий зеленый шаман, который должен был контролировать выполнение второй задачи. И хотя тарам было наплевать на вторую часть задания, шаманы заставляли вождей делать это. Похоже, что вторая часть касалась непосредственно меня. Над этим стоило подумать. Когда из пленного вытрусили все, что он мог сказать, командир отряда повернулся ко мне.
   -Прости, но я прошу тебя послать весть в Железный форт. Войска должны быть подняты по тревоге.
   Я отрицательно покачал головой. Не то что бы я не хотел это сделать. Я просто понятия не имел о том, как это делается. Командиру же я выдал другую версию.
   -В этом нет необходимости. Войска уже подняты. Двое суток тому Островное княжество высадилось на побережье. Вспомни вчерашнюю грозу. Это ломали колдовскую защиту побережья.
   Он вздрогнул.
   -Значит это вторжение.
   -Да. Похоже, что так. А сейчас мы сделаем одну вещь, что бы твой пленный не артачился в Железном форте. Просто вытяни руку ладонью вверх и не дергайся.
   И повернувшись к воину переводчику, сказал.
   -Переведи ему. Что зверь пойдет с вами и если он не захочет говорить в том месте, куда его отвезут, то он знает, что его ждет.
   С этими словами я снова раскрыл свою ладонь и, дунув, перекатил шарик на руку командира отряда. Пленный с ужасом смотрел на шарик погасший, на руке побледневшего сотника.
   -Не бойся - сказал я сотнику - зверь остается со мной.
   Он не сказал "Слава Богине!", но это и без того читалось на его лице. Нет, польза от образования все же огромна. Посмотрите сами. Немного фантазии и немного, даже не магии, а самой элементарной техники внушения. И каков результат! А какое уважение! Дурят нашего брата. Ой, дурят.
   Я помнил, что согласно карте, впереди должно быть несколько поселков и небольшой город. Как там было его название. Ага. Магрис.
   -Как ты думаешь - обратился я к сотнику - Магрис удержится.
   Тот с сомнением покачал головой.
   -Не думаю. Он конечно укреплен. Но постоянного гарнизона там никогда не было. Только городская стража. Правда туда могла отойти вторая сотня. Но даже если они успеют вооружить ополчение, все равно это капля в море против войска таров. Драться они, безусловно, будут, о тарах все хорошо наслышаны. Но удержаться!? Нет. Это им не под силу. Войска, даже скорым маршем, раньше чем через семь дней не подойдут. Никто не ждал таров отсюда. Островники и раньше делали набеги, но на них хватало сил "Сокола". Некоторые прибрежные поселки мы предупредили, но боюсь, они тоже не успеют уйти. Единственная надежда на то, что тары разбредутся, как они делали всегда, если им удавалось прорвать кордон. И тогда их выбьют по частям. Но, если верить пленному, за ними стоит Островное княжество, и значит, эту надежду нужно отбросить.
   Из его слов картинка получалась весьма неприглядная. Тары прорвались в глубь почти на сотню километров. А когда возьмут Магрис пойдут еще глубже. Войска подтянутся не раньше чем через неделю. Это что же выходит. Пятьсот километров марша по занятой врагом территории. Десять дней. Ну, если поднажать, восемь. А ведь нужно еще избежать таров. И это будет не просто. Охотничий сезон на странствующих к Туманным горам открыт. А именно туда мне и нужно было идти. Плюс время на охоту, есть то ведь все равно надо. Как не крути, а меньше месяца не выходит. Соли мне хватит. Без хлеба я тоже обойдусь. А вот с табачком проблема.
   -У твоих людей есть табак?
   -Конечно.
   -Я хотел бы попросить у вас четыре плитки. А то, идти мне долго, а там, похоже, взять будет негде.
   -С удовольствием.
   Он расстегнул свою седельную сумку и вытащил три плитки табаку. Еще одну протянул мне воин, выполнявший обязанности переводчика. Ну вот, теперь я, пожалуй, готов к переходу. Сотник мялся, видимо хотел что-то сказать. Я вопросительно глянул на него.
   -Не стоит туда идти - наконец решился он - слишком велик риск.
   Я усмехнулся.
   -У каждого свой долг. И есть дороги, которые мы не выбираем. Они сами выбирают нас.
   Он только вздохнул. Мне захотелось подбодрить его. И я сказал.
   -Весть, которая со мной стоит риска. Она трех цветов.
   Он встрепенулся.
   -Трех цветов?
   Я кивнул.
   -Да сотник. Синего, зеленого и красного. Можешь сказать это своим воинам но, если об этом узнают тары, мне придется труднее.
   -Я сам вырежу язык любому болтуну. Не беспокойся об этом. И пусть Богиня будет с тобой вестник.
   Он словно сбросил со своих плеч здоровенный камень. И не только он. Воины слышавшие, что я сказал сотнику, тоже будто подросли. Вот и славно, пусть хоть немного им будет легче. И отвечая сотнику, я добавил.
   -А что до Богини, так она и так со мной.
   И слегка свистнул. Тут же на склоне холма обозначились три рыжие морды.
   -Видишь - усмехнулся я. - А теперь. Спеши сотник. И удачи вам.
   Когда отряд отошел на приличное расстояние, я махнул рукой и, три рыжих тени слетели ко мне с холма. Ну что ж пора и нам.
   Мы шли уже неделю по территории контролируемой тарами. Темп продвижения резко снизился потому, что сотник оказался прав. Тары не рассеялись, и кто-то, очень умелый, организовал из них патрульную службу, блокируя движение. За это время я встретил великое множество разъездов по двадцать-тридцать всадников. Только благодаря псам мне удавалось постоянно уходить от стычек с ними. Но вчера пришлось драться. Псы предупредили меня вовремя, но место было слишком открытым, и я не успел спрятаться. Их было шестнадцать, и когда они увидели меня, деваться было уже некуда. С высоким гортанным воем, они сорвались в галоп. Они настолько были уверены в себе, что даже и помыслить не могли о моем сопротивлении. Мой лук взял пятерых, но и тогда они еще не поняли, что происходит. И только когда я срубил еще пятерых, сам не получив ни одного удара, они попытались уйти. И тогда в дело вступили мои псы, до поры прятавшиеся в траве. Все было кончено в течении пяти минут. Мне пришлось приказать псам убить и коней, хотя и было жаль ни в чем не повинных животных. Но разбежавшиеся кони быстро привлекли бы внимание других разъездов. Рисковать я не мог. И вот теперь, лежа на невысоком холме, я наблюдал результаты вчерашней стычки. Тары сменили тактику. Теперь они просто прочесывали местность. Разъезды двигались на расстоянии прямой видимости, и просочиться между ними не было никакой возможности. Интересно, что они будут делать ночью. До заката солнца оставалось немного времени и если я отойду назад километров на десять, то вполне могу это увидеть. А почему бы и нет? Принято. После легкой пробежки я снова обосновался на холме и стал ждать. Увы, надежды мои не оправдались. Едва стало темнеть, как тары рассыпались в цепь и зажгли факелы. В каждой группе было по три всадника. Больше того, я увидел огни слева и справа, далеко у себя за спиной. Кто-то очень точно сумел высчитать мой маршрут и скорость. Кто же это у нас такой умный?! Система была просчитана верно. Даже если суметь моментально убить трех воинов, факелы все равно упадут и привлекут внимание. Видимо придется использовать магию. Этот вариант я продумывал еще днем, но мне не хотелось его использовать. Я помнил слова пленного о том, что с тарами был великий зеленый шаман из Островного княжества. Да и своих шаманов у них, наверное, хватало. И использовать магию это все равно, что зажечь маяк. Но сейчас меня буквально подталкивали к этому, и мне это очень не нравилось. Однако выбора, похоже, больше нет. Можно конечно попробовать прорваться с боем, но тот, кто придумал систему поиска, наверняка предусмотрел и такую возможность. Так, что тут вполне можно нарваться на какую-нибудь неприятность. И еще неизвестно где риск больше. Значит решено. Магия. Из всех вариантов, какие она предлагала, я остановился на отвращающем заклинании. Оно довольно простое и требует минимума энергии. А эффект тоже очень неплох. Человек просто не может на тебя посмотреть. Его взгляд уходит от тебя в сторону. А значит, он тебя и не видит. Большего же мне и не надо. Пройти с моими песиками через цепь и пока, ребята. Я подготовился так, чтобы заклинание начинало работать от одного слова, и снова стал ждать. Ну вот, пора. Накроем три ближайших к нам группы. Остальные и так нас не заметят. Я произнес слово. И тут же нарвался на засаду. На уровне энергий меня ждали. Не даром мне не хотелось использовать магию, своим предчувствиям нужно верить. Удар был мощный, подавляющий. Это было призывающее заклинание, попросту приказ. Встать и идти туда, куда меня поведет чужая воля. Я даже сделал несколько шагов, подчиняясь приказу, прежде чем начал понимать, что происходит. Хорошо еще, что мое заклинание сработало, и воины меня не видели. Мои ноги продолжали шагать самостоятельно. Я попробовал изменить направление движения. Не тут-то было. Придется играть по другим правилам. Я решил воспользоваться магической линией, которая связывала меня с моим визави. И для начала решил несколько успокоить его, послав по линии импульс страха и паники. Ага! Получилось. Я почувствовал ответный импульс самодовольства. Вот на этом и будем играть. Я подкачал полученный импульс, добавив в него пренебрежение противником, и отправил обратно. И снова послал импульс все возрастающей паники. Так, похоже, работает. С той стороны самодовольство нарастало, появилось и пренебрежение. Отлично. Подкачаем еще. Моя тактика начала себя оправдывать. Я смог замедлить свое движение. Теперь пошлем импульс отчаяния и полной покорности судьбе. Совсем хорошо. Я чувствовал, что уже могу разорвать стягивающие меня путы, но продолжал играть покорность. Подкинем мыслишку поиграть с полуживой мышкой. Я же так старательно ее изображаю. Есть. А вот теперь... Пора. Получай! И я послал заклинание "Ломка наркомана", одновременно обрывая нить. Так, а теперь пора сматываться. И чем быстрее, тем лучше. Я подозвал Портоса и похлопал его по спине. Он все понял и решив, что ситуация позволяет, без возражений подставил спину. Мы только тронулись, когда я увидел сюрприз, подготовленный на случай моего прорыва боем. Еще одна линия воинов. На этот раз собранных в отряды и без факелов. Да, играли здесь без дураков. Но и мы не промах. Проскользнув между двумя отрядами, мои псы рванули вперед. Чем дальше мы уберемся, тем лучше. Воинов у них конечно много, но и страна не маленькая. За эту ночь, меняя псов я, наверное, наверстал все, что упустил за неделю. Главное, мы прорвали линию блокады и могли двигаться к Туманным горам. Утром я решил устроить большую дневку. И мне и псам нужно было отдохнуть. На этот раз мы расположились на берегу небольшого озера. И я с удовольствием искупался, смывая с себя недельную грязь. Потом простирнул одежду и разложил ее сушить. Можно конечно было бы вызвать с помощью магии себе новую, но я решил пока воздержаться от экспериментов. Мало ли. Похоже, нам удалось сбить преследователей со следа. Во всяком случае, за пол дня, что мы отдыхали. Ни одного разъезда таров не появилось. Это был хороший знак. А может подошли войска из центра страны, и им теперь просто не до меня. Как бы то ни было, мы могли продолжать свой путь к Туманным горам, которые уже поднялись над горизонтом.
   Следующую неделю наш путь ничем не нарушался. Разъезды таров встречались редко, и мы легко уходили от них. Трижды мне приходилось проходить поселки разоренные тарами. Насмотревшись на то, что они там вытворяли, я начинал уже по настоящему ненавидеть их. Они не оставляли после себя ничего живого. Мужчины, женщины, дети и старики. Скот и животные. Все одинаково обезображенные и растерзанные. Даже кошки и собаки были перебиты и изуродованы. Колодцы, забитые падалью, сожженные дома и поля. Пепел и смерть оставались за тарами. Я только сжимал зубы и шел дальше. Придет час, обещал я себе. Придет час. Первые признаки живых людей я встретил уже на самом подходе к горам. Псы предупредили, что рядом люди, но по их реакции я понял, что опасности нет. И потому, когда свистнула стрела, я несколько опоздал. Правда, Портос сделал работу за меня, он дернул мордой, клацнули челюсти и то, что осталось от стрелы, упало на землю. Ну и ну. Я и так уважал своих псов. Но тут! Тут же со склона, откуда прилетела стрела, донесся звук здоровенной оплеухи и шум чьего-то падения. Разъяренный мужской голос проревел.
   -Ты что ослеп, идиот. Это же псы Богини.
   Раздался треск веток, шум осыпающихся из-под ног камней и перед нами предстала колоритная фигура чего-то среднего между воином и пастухом. Выгоревшие на солнце волосы буйной копной спускались до плеч, почти полностью утратив свой первоначальный цвет. Ярко зеленые глаза и продубленная солнцем и ветрами уже не кожа, а шкура лица. Росту в нем было ни как не меньше двух метров, и разворот плеч тоже впечатлял. В руке он держал копье целиком соответствующее его фигуре, на нем спокойно можно было зажарить быка. Одет он был тоже довольно своеобразно. Мягкие сапоги до колен, в которые были заправлены кожаные штаны, обшитые бахромой, на манер того, как у нас это делают американские индейцы. Широкий металлический пояс и меховой плащ, накинутый на голый торс, с круглой пекторалью на груди завершали наряд. Следом за первой фигурой появилась вторая. Это был стройный, даже хрупкий, юноша лет восемнадцати, одетый в темно-зеленый охотничий костюм. Волосы цвета воронова крыла, карие глаза пылающая левая щека. В правой руке он держал лук, из которого видимо и была пущена злополучная стрела. Его спутник между тем благоразумно остановился в шести шагах от моих псов. И заговорил.
   -Я Ахлор, а это мой ученик Рамон. Прости его вестник. Мы не хотели тебе зла. Он молод и порой не знает, что творит. Я взял его из сострадания. У мальчишки есть искра таланта, но одна Богиня знает, когда мне еще удастся научить его разуму. Пока от него в основном одни неприятности.
   Юноша опустил глаза, но мне показалось, что на его губах мелькнула улыбка. Интересная парочка. Стрела была пушена явно не в меня, а рядом. Скорее для того, чтобы просто привлечь внимание. Я решил пока не говорить об этом. Посмотрим, что последует дальше. Кивнув головой, я ответил.
   -Я понял тебя, и не держу на вас зла.
   Ахлор облегченно вздохнул. И торопливо продолжил.
   -Если ты скажешь, куда тебе нужно попасть, мы сможем проводить тебя. Одному тебе здесь небезопасно.
   Я едва не расхохотался. Теперь мне окончательно стала понятна подоплека этого выстрела. Этот парень совсем не горел желанием двигаться самостоятельно по опасной местности и подыскивал попутчиков. Видимо вестник Богини показался ему вполне подходящей для этого кандидатурой. Ну ладно, там будет видно. Послушаем еще.
   -Благодарю тебя за предложенную помощь. Если ты подскажешь, где здесь есть место, подходящее для привала, то я был бы тебе очень признателен.
   Ахлор замялся.
   -Вообще то мы разбили здесь неподалеку лагерь и, если ты хочешь, мы можем пройти туда.
   Интересно, чего это он так жмется.
   -Хорошо. Веди.
   Он как-то неуверенно глянул на Рамона и, снова вздохнув, сказал.
   -Идем.
   Поднявшись по склону, мы минут через двадцать подошли к их стоянке. Это была именно стоянка, а не временный привал. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, эта парочка провела здесь как минимум неделю, а то и больше. Ахлор поспешил объяснить.
   -Мы шли из далека, и решили здесь хорошенько отдохнуть, прежде чем идти дальше.
   По губам Рамона снова скользнула легкая улыбка. Я тоже внутренне усмехнулся. Ну, ну. Похоже здесь много интересного. Подождем. У моих новых знакомцев была мука, и Рамон испек на камнях пресные лепешки. Я уже месяц не имел хлеба и потому, трапеза была царской, во всяком случае, для меня. Когда все насытились, Ахлор задал, видимо давно волновавший его вопрос.
   -Куда мы должны проводить тебя, вестник?
   Я решил немного позабавиться и ответил.
   -Ты уже итак сделал для меня достаточно много. Я не могу просить у тебя большего.
   Он всполошился. Его комбинация рассыпалась.
   -Нет, нет! Я не могу отпустить тебя одного по стране, где гуляют тары.
   -Я уже встречался с ними. И большой радости эта встреча им не принесла.
   -Ты просто не знаешь. Здесь они особенно лютуют. Они сунулись в проход и получили по зубам. И теперь ярятся. Я просто не смогу отпустить тебя одного. Меня замучит совесть.
   Слушая тираду своего учителя, Рамон отвернулся и склонил голову. Плечи его подрагивали. Я тоже с трудом сдерживал желание расхохотаться. Ахлор тем временем продолжал, не замечая нашего состояния.
   -Их тут меньше чем десяток и не встретишь. Так, что прости, но мы просто обязаны тебя проводить.
   Я решил подыграть ему.
   -Что так серьезно?
   Он кивнул.
   -Да они здесь очень опасны.
   -Но уже сутки, как я не видел ни одного их разъезда.
   -Они очень коварные и хорошо маскируются. Нужно хорошо знать здешние тропы, чтобы пройти мимо них к предгорным укреплениям.
   Рамон не выдержал и, вскочив на ноги, умчался в лес. Что бы не расхохотаться мне пришлось срочно сворачивать беседу.
   -В таком случае я с благодарностью принимаю твою помощь.
   Ахлор облегченно перевел дух. Я же поднялся на ноги и, сказав, что скоро вернусь, скрылся в кустах. Отойдя на приличное расстояние, я под удивленными взглядами А.П.А. нахохотался вволю. Когда, отсмеявшись, я возвращался в лагерь, то услышал, как Ахлор выговаривал Рамону.
   -Что ты себе позволяешь. Бьешься с тобой, бьешься, а толку чуть. Ты только подумай, чтобы мог подумать вестник, если бы заметил твое поведение. Хорошо, что он внимательно меня слушал и ничего не заметил. Мне подумать страшно о том, что он мог бы не принять мое предложение.
   Я улыбнулся и наступил на сук, который сломался с громким треском. Голос моментально смолк. Ахлор и Рамон сворачивали стоянку. На мой вопросительный взгляд Ахлор ответил.
   -Если поторопиться, то до вечера мы можем быть в Селябе.
   Я припомнил карту. Так назывался городок, расположенный у самого подножья Туманных гор. Я с пониманием кивнул. Скоро мы были готовы и тронулись в путь. Надо отдать ему должное, Ахлор действительно хорошо знал эти места и вел нас достаточно быстро. Он шел довольно уверенно и только иногда нервно поглядывал на моих псов, когда кто-нибудь из них оказывался близко от него. Мы двигались уже часа четыре, когда перед нами открылась дорога уходящая в ущелье. Спустившись на дорогу, мы двинулись в его сторону. По мере того, как мы приближались к ущелью, шаг Ахлора замедлялся. Наконец он остановился и, пряча глаза, сказал.
   -Я не все сказал тебе, вестник. Мы были здесь примерно месяц назад. И у меня возникли некоторые разногласия с местными. Да это и не удивительно. Темные люди, просто бараны, что с них взять. Когда у них не хватило аргументов в споре, они начали махать кулаками. Я, конечно, отбился, но боюсь, они затаили на меня злобу. Мы ушли в Эмеральд. Но тут началось нашествие таров, и мы вынуждены были вернуться. А местные люди злопамятные. Так, что боюсь, если ты не возьмешь нас под свое покровительство, у нас будут неприятности.
   Рассказав мне о причине своих затруднений, он стоял, опустив глаза. Я улыбнулся. Этот гигант вызывал во мне симпатию, не смотря на все свои шитые белыми нитками ухищрения.
   -Ты оказал мне большую услугу, проводив меня по опасной местности. И я обязан тебе. Если ты никого не убил...
   -Нет! Что ты. Пара разбитых голов, ну и может быть сломанные челюсти, но не больше. Им же это только пошло на пользу.
   Я с сомнением глянул на его кулаки. Но продолжил.
   -Хорошо. Значит вы под моим покровительством.
   К его чести, надо сказать, что, услышав об опасной местности, он пробормотал.
   -Ну, опасность возможно и не была такой уж большой.
   Дальше мы шли молча до самого ущелья. Проходя по нему, я убедился, что даже небольшой отряд может удержать здесь целую армию. Отвесные скалы с оборудованными наверху позициями для лучников. Приготовленные к скатыванию камни наверху. Извилистая дорога. Все это позволяло держать здесь устойчивую оборону. Нас заметили, по-видимому, еще далеко на подходе, но только возле ворот перекрывавшей ущелье мощной стены, сложенной из хорошо пригнанных каменных блоков, нас встретил командир стражи. Поклонившись, он сказал.
   -Что нужно вестнику Богини от воинов, выполняющих долг?
   -Если ты укажешь мне, как пройти в город, то этого будет достаточно.
   Он снова поклонился и ответил.
   -Это просто. Иди по тропе, и она приведет тебя в город.
   Потом глянул на Ахлора.
   -А тебя я арестую.
   Ахлор умоляюще взглянул на меня.
   -В чем дело, командир?
   -Этот бандит устроил пьяный дебош в корчме, нанес увечья десятку уважаемых граждан и скрылся, не заплатив убытков и пени. Есть постановление магистрата о его аресте.
   Я внутренне улыбнулся. Да, очень похоже на правду.
   -Сейчас это мои спутники и они помогают выполнить мне мою задачу.
   Командир отступил на шаг.
   -Это меняет дело. Вы можете идти.
   И не удержавшись, бросил Ахлору.
   -Но я надеюсь, мы еще увидимся при других обстоятельствах.
   Потом, повернувшись ко мне, сказал.
   -Я пошлю гонца, чтобы предупредить магистрат о твоем приходе.
   -Поступай, как считаешь должным.
   Он благодарно кивнул. И отойдя в сторону, указал рукой на ворота.
   -Дорога открыта, вы можете идти.
   Мы не прошли и сотни метров, как нас обогнал конный воин. Это был гонец командира стражи.
   -Значит, говоришь разногласия и бараны?
   Обратился я к Ахлору. Тот только возмущенно фыркнул.
   -Уважаемые граждане. Обычные забулдыги, которые не видят дальше своего носа. Они оскорбили мое искусство, в котором ничего не смыслят. Заплатил бы я им все, если бы они были повежливее. А то скопом, на одного.
   -Ну, так заплати и закрой вопрос.
   Он смутился.
   -Я с той поры несколько поиздержался. Да и пеню, они назначили несуразную. Можно подумать, что это не местные пьяницы, а особы королевского рода.
   Я только покачал головой. Чего, чего, а самоуверенности в нем было через край. Дорога шла круто вверх и, когда мы перевалили через очередной уступ, перед нами открылась зеленая долина. Это был настоящий горный оазис между двух горных хребтов. Зеленый и спокойный. Жемчужина, чью красоту только подчеркивали суровые скалы, окружавшие долину. Даже воздух казалось, стал другим, напоенный ароматами горных трав. Дышалось полной грудью. На окраине небольшого, тысяч на шесть населения, городка, нас встречала представительная делегация. Очевидно местные чиновники и командир гарнизона. Вперед вышел пожилой невысокий полноватый человек, с большими залысинами, и остатками некогда, наверное, шикарной шевелюры оказавшийся мэром. Он поклонился.
   -Приветствую вестник тебя и твоих спутников.
   Хотя взгляд, который он бросил на Ахлора, далеко не лучился счастьем. Тот только гордо подбоченился в ответ. Да, память о себе он, похоже, здесь оставил ту еще.
   -Чем мы можем помочь тебе?
   -Я прошу у вас отдыха для себя и своих спутников, на одну ночь. Завтра мы уйдем дальше.
   -Весь город к твоим услугам, но я почел бы за честь, если ты остановишься в моем доме.
   -Достаточно будем любой гостиницы или корчмы.
   Он замялся.
   -Видишь ли. Твой спутник не пользуется особой популярностью у нас в городе, и я боюсь, могут возникнуть некоторые инциденты.
   Это, что же такое интересно он тут натворил, что даже мэр побаивается за спокойствие в городе. Ну и ну. Я решил согласится.
   -Хорошо. Тебе виднее. Но я боюсь вызвать неудобство, Ты должен знать, что мои псы не оставят меня.
   -Нет, нет. Никакого неудобства. Я отведу для тебя подходящее помещение. Псы не будут мешать, и их тоже не потревожат.
   Он явно был доволен тем, что источник беспокойства будет изолирован от города.
   -Позволь мне представить членов городского совета.
   И он начал представлять мне своих спутников. Последним он представил командира гарнизона. Я оказался прав. Им был высокий мрачный воин со знаками командира отряда "Сокола" стоявший несколько в стороне от общей группы. Когда мэр представил его, я сказал.
   -Я хотел бы поговорить с тобой.
   Он поклонился.
   -В любое удобное для тебя время.
   -Я думаю сразу, как только мы устроимся.
   -Хорошо.
   За его не многословием скрывалась уверенность в себе и чувство собственного достоинства.
   Когда мы вошли в город весть о нашем появлении уже видимо, обежала его. Люди стояли молча, но взгляды, которыми они провожали Ахлора, были полны злости и разочарования. А тот, словно и, не замечая этих взглядов, гордо шествовал по улице. Более того, он явно наслаждался сложившейся ситуацией. Дом мэра был большим. Похоже, что мэр кроме всего прочего был и купцом. На это указывала и планировка дома, и громадный двор с многочисленными сараями обнесенные высокой стеной. Когда мы подошли к дому мэра там, у ворот уже стоял десяток воинов стражи. Да. Меры прямо как при визите главы не совсем дружественной державы. Только пикетчиков с плакатами и не достает. Я снова с любопытством глянул на Ахлора. Тот в буквальном смысле слова блаженствовал. Кажется, искать себе неприятности у этого парня в крови. Разместили нас действительно удобно. В большой и чистой комнате, прямо у входа в дом. Меня с псами. Ахлора с Рамоном в комнате напротив. Осмотрев комнату, я обратил внимание на то, что для псов лежат коврики подходящие по размерам. На мой вопрос, управляющий домом ответил.
   -Через Туманные горы есть только два прохода. Наш удобнее, и вестники Богини здесь появляются.
   -И что, все живут у мэра?
   Он пожал плечами.
   -Как когда.
   На этом наш разговор и закончился. Пообещав, чуть позднее организовать нам баню, управдом удалился. Убедившись, что А.П.А. основательно устроились на ковриках, я снял себя лук и колчан и тронулся, было искать командира гарнизона. Пройтись самому не удалось потому, что не успел я открыть двери, как рыжая морда уже сопела у меня за спиной. Я оглянулся. Портос. Еще четыре внимательных глаза наблюдали за мной с ковриков.
   -Я просто хочу поговорить с сотником и никуда больше не собираюсь идти.
   Портос неодобрительно фыркнул и, оттеснив меня в сторону, решительно шагнул вперед. Атос и Арамис остались на месте. Я только покачал головой. Вот и решай, кто ты на самом деле. Хозяин или хорошо охраняемый подконвойный. Портос привел меня точно к тому, с кем я хотел поговорить. Командир гарнизона стоял возле ворот и разговаривал со старшим отряда воинов, охранявших дом мэра. Увидев меня, он подошел, но остановился на довольно приличном расстоянии. Я понял его, по взгляду, брошенному на Портоса.
   -Он не тронет, так что можешь подойти ближе. Не кричать же нам на весь город.
   Он подошел.
   Ч-то ты хочешь узнать вестник?
   -Есть ли у тебя известия о том, что творится в стране?
   Он кивнул.
   -Расскажи мне что происходит. Я уже месяц иду с побережья и знаю только, что высадилось Островное княжество и тары.
   -Вести не очень приятные. Тары ударили и с востока. "Сокол" сдержал первый удар, но их было слишком много. Периметр прорван. Лорд Кристабаль поднял войска и пошел на восток. Было две битвы, и сейчас тары откатываются назад. Но одна Богиня знает, когда войска смогут придти к нам. Проход мы удержим, но на равнину выйти не можем. Нас слишком мало. А на побережье совсем плохо. Его контролируют тары и Островное княжество. И наверняка времени они там не теряют. Так, что выкурить их оттуда будет сложно.
   Я кивнул.
   -А что в столице?
   Он помрачнел.
   -Там собирался регентский совет. И в отсутствие лорда Кристобаля и лорда Шайо лорду Джулиану удалось протащить решение о новом короле. Говорят, что жрецы Богини обещали ему поддержку.
   Сказав это, он напряженно глянул на меня. Я только покачал головой.
   -Мне нечего сказать по этому поводу. Но если это так, то это мне совсем не нравиться.
   Командир облегченно вздохнул. Похоже, его волновала моя реакция на слова о поддержке лорда Джулиана жрецами Богини. Здесь он мог не опасаться. Потому, что я в этих интригах не смыслил абсолютно ничего. Хотя. Я уже делал это. Почему бы не повторить. Мне это ни чем не грозит, а для людей остающихся здесь, это может быть хорошей моральной поддержкой.
   -Я хочу кое-что сказать тебе. Но, ты дашь мне слово, не говорить об этом ни с кем, пока я не покину город.
   Он удивленно посмотрел на меня. Однако ответил.
   -Хорошо, я даю тебе такое обещание.
   -Весть, которую я несу, трех цветов. Синего, зеленого и красного.
   Мне уже приходилось видеть, как действуют эти слова на здешних людей, но я снова поразился. Передо мной стоял совсем другой человек. Он словно стал выше ростом. Глаза его горели.
   -Повтори еще раз - голос его сорвался.
   -Весть трех цветов.
   -Богиня! Неужели это правда?
   Я только улыбнулся ему в ответ. И еще раз напомнил.
   -Помни. Пока я не уйду из города.
   Он торопливо кивнул.
   -Конечно, конечно. Неужели мы все же дождались. Просто не верится.
   Его прямо распирало от восторга. Еще немного и этот парень побежит по улицам, вопя во весь голос. Нужно отвлечь его. И я перевел разговор в другую плоскость.
   -Послушай. А что такого натворил мой спутник. Я смотрю весь город готов его с потрохами сожрать.
   Сотник усмехнулся.
   -С месяц назад он остановился в нашем главном трактире. И как-то, под пьяную голову, стал рассказывать, какой он великий колдун. Ты сам можешь представить, что за кампании подбираются за кубком вина. Естественно, нашлись сомневающиеся. Тогда он устроил там демонстрацию. На беду, там оказался сын второго городского советника, с компанией таких же оболтусов, как и он сам. Он и заявил, что все это балаганные фокусы, а магии там не на грош. Твой громила, не долго думая, закатил ему добрую плюху, которую тот, если честно, давно заслуживал. Да так закатил, что парень теперь ходит с перекошенной шеей и косыми глазами. Началась общая потасовка. К тому времени как городской страже удалось его утихомирить, он переколотил кучу народу, не разбирая правых и виноватых, и полностью разгромил трактир. Его только три дня как открыли. Мэр был в отлучке, и разбирал дело второй советник. Тот еще жук. В своем чаде он души не чает. И закатил такую пеню, что впору за принца королевской крови. Да еще и заявил, что не позволит всяким балаганным шутам уродовать почтенных людей. Тут твой дружок и взорвался. Орал так, что его, наверное, весь город слышал. А под конец заявил, что мы еще узнаем, как оскорблять великих колдунов. Как он ушел из-под стражи я не знаю, но на следующий день, на весь город напал жуткий понос. Целую неделю люди метались между нужниками. Вдобавок все вино в городе превратилось в уксус. Сейчас и кубка не найдешь, одно пиво. Так, что сам понимаешь, почитателей у него здесь немного. Мы с мэром и решили, что десяток воинов не помешает.
   -Ты знаешь, я вас понимаю. Но, честно говоря, я даже и представить не мог, что он способен на такие подвиги.
   Тот только плечами пожал.
   -На его месте, я бы и минуты лишней в городе не остался. Его счастье, что он под твоим покровительством. Против вестника Богини никто не посмеет выступить. А так, его шкура здесь и ломаного гроша не стоит. Да и так, ему поберечься стоит. От второго советника любой подлости ждать можно. И стрелы из-за угла и яда в кубке.
   У меня в голове мелькнула мысль, и я решил проверить ее. Когда меня перенесло в этот мир, со мной была одна из моих платиновых кредитных карточек. Здесь она превратилась в небольшую серую металлическую пластинку. Но у меня еще не было случая проверить этот местный аналог.
   -А пеня, которую нужно уплатить Ахлору, большая? - спросил я.
   -Десять тысяч шестьсот золотых. Из них десять тысяч за сына советника.
   -Как ты думаешь, этого хватит? - спросил я. Вынимая свою преображенную кредитную карточку. Командир только присвистнул.
   -Это же обязательство королевского казначейства.
   В его голосе зазвучало невольное уважение.
   -Да за это можно весь город купить.
   -А где им можно у вас воспользоваться?
   -Только у мэра есть устройство, которое позволяет это делать.
   -Понятно. Ну что ж. Спасибо тебе за разговор.
   -Это тебе спасибо вестник. Известие, которое я от тебя узнал, самое лучшее с начала моей службы. Пусть Богиня всегда будет с тобой.
   На этом мы расстались. Я вернулся к себе в комнату. Вскоре появился управляющий домом с сообщением, что баня готова. Я, было, собрался идти, но тут же сообразил. Возникла проблема. Как поступить с псами. Спутники они конечно прекрасные, но меня смущала мысль о мытье в их присутствии. Одно дело ополоснуться в степи, в каком-нибудь водоеме, и совсем другое, так сказать, цивилизованное мытье. Я подумал и решил посоветоваться с ними.
   -Ребята - обратился я к ним - я хочу пойти помыться, но не знаю какие инструкции у вас на этот счет.
   Ответ поступил немедля. Все трое поднялись и двинулись к двери. Ну, что ж, никуда от этого не деться. Ладно. Разделим и баню. Управляющий шел впереди, нервно поглядывая на шедшего прямо за ним Портоса. Хотя тот не обращал на него никакого внимания. Но зато, на каждом повороте, Портос замирал на несколько секунд, внимательно осматривая предстоящий путь, и только после этого наше движение возобновлялось. Баня была расположена в отдельном здании за основным домом и была довольно внушительной. Портос обошел все помещения бани и, неодобрительно фыркнув на парилку, расположился в раздевалке. Здесь же разместились Атос с Арамисом. Добро было получено. Одновременно разрешилась и возникшая проблема. Нервный управляющий, объяснив, где находятся принадлежности для мытья и полотенца, добавил.
   -Если господин позволит, то пока он будет мыться, его одежду почистят и приведут в порядок.
   -Хорошо.
   На мой вопрос о том, будут ли мыться мои спутники, он ответил, что они помоются позже, при этом достаточно выразительно глянув на занявших большую часть раздевалки псов. Что ж, воспользуемся преимуществами вестника. Я с удовольствием снял с себя оружейный пояс и начал раздеваться. Боже! Я уже и забыл, какое это блаженство содрать с себя пусть и удобную одежду. Когда я передал свою одежду управдому, тот быстро ретировался, но перед уходом сообщил, что когда я буду готов, мэр просит оказать меня ему честь и отужинать с его семьей. Душа здесь конечно не было, зато пара и горячей воды хватало. Был даже бассейн с прохладной водой. Вместо мыла здесь использовали остро пахнущую массу похожую на зеленоватую глину, которая, тем не менее, великолепно пенилась и отмывала. Блаженствовал я не менее часа. И когда вышел в раздевалку чувствовал себя заново родившимся. Псы лежали в прежних позах, а у дверей стоял бледный управдом с моей одеждой. Когда я появился в раздевалке нагой, как новорожденный младенец, он с облегчением вздохнул.
   -Ваша одежда, господин.
   Я забрал у него одежду и внимательно осмотрел. Однако. Вычищено и, похоже, даже выглажено. Даже моя рубашка из похожего на лен материала сияла чистотой.
   -Благодарю вас.
   Он удивленно посмотрел на меня.
   -За что?
   -Как за что? Вот за это. - И указал на свою одежду. - И за это тоже.
   Я обвел рукой помещение.
   -Я получил настоящее удовольствие.
   Щеки его зарделись.
   -Ну что вы, господин. Это просто мои обязанности.
   -Обязанности можно выполнять по-разному. Именно за прекрасное выполнение Вами своих обязанностей и того, что вы в это понимание вкладываете, я вас и благодарю.
   Он окончательно смутился. Я не стал усугублять его положение и, быстро одевшись, сказал.
   -Я готов.
   Он почтительно поклонился и снова повел меня. Вернее нашу теплую компанию. На этот раз он привел нас очевидно в зал приемов. Где нас уже ожидало семейство мэра и трое слуг. Видимо здесь уже принимали вестников и хорошо представляли себе все с этим связанное. Потому что, пока мои псы обследовали зал, и прилегающие к нему помещения, никто не сдвинулся с места и не произнес ни слова. Когда Портос подошел ко мне и одобрительно фыркнул, а Атос с Арамисом удалились в направлении нашей комнаты, мне стало любопытно, по какой шкале они оценивают необходимость своего присутствия. В бане трое, а тут почему-то один. Обдумать это, как следует, я не успел. В этот момент мэр заговорил.
   -Позвольте представить мою семью. Это моя жена.
   Грузноватая, лет сорока женщина, до сих пор сохранившая на лице отблеск былой миловидности, одетая в строгое, но разлапистое темное платье слегка присела.
   -Моя дочь.
   Довольно красивая молодая девушка, лет восемнадцати в бирюзовом несколько вычурном платье повторила жест своей матери.
   -Мой сын.
   Мальчик лет двенадцати в темно-зеленом, как и отец, костюме поклонился. Больше мэр никого представлять не стал. Поскольку имен названо не было, я решил тоже не называть своего. И поклонившись, сказал.
   -Очень приятно.
   -Прошу к столу. - И тут же добавил. - Извините нас за скромный ужин. Но я, к сожалению, не могу Вам предложить даже глотка вина. Его просто нет в городе. Так что, к сожалению только пиво.
   Вспомнив о причине отсутствия вина, я только улыбнулся.
   -Ничего страшного. Я и так признателен Вам за гостеприимство. А пива выпью с удовольствием. Но я не вижу своих спутников.
   По лицу мэра скользнула тень неудовольствия. Видимо он имел какие-то свои планы на этот ужин.
   -Им подадут ужин в комнату. Не беспокойтесь, ни в чем недостатка они не почувствуют.
   Я склонил голову в знак согласия.
   -Хорошо.
   Мэр указал мне место в торце небольшого, уже накрытого, стола возле камина. Сам же направился к другому торцу. Жена устроилась по правую руку от него, дети по левую. Когда я уселся, Портос продефилировал к столу и устроился возле моего стула справа. Его морда возвышалась над столом на добрых полметра. Ужин прошел в полном молчании. Хотя и дочь мэра, и особенно его сын, рассматривали меня с откровенным любопытством. И если девушка старалась делать это украдкой, то мальчик буквально не отрывал от меня глаз. Не помогали ни строгие взгляды матери, ни покашливания отца. Видимо его мучило любопытство и если бы не строгое внушение, наверное, полученное им перед ужином, он давно бы засыпал меня кучей вопросов. Я только улыбнулся ему и занялся едой. Блюда были простые, хотя и с претензией на изысканность. Но они не шли ни в какое сравнение с теми, которые обычно готовили у нас дома. Вспомнив о доме, я слегка вздохнул. Как-то оно там, и увижу ли я его когда-нибудь. Тем не менее, я расправился с ними с аппетитом. Да и не удивительно. Я уже больше месяца не ел по человечески. Наш ужин дважды прерывался посторонними звуками. Слуги роняли предметы сервировки. Похоже, они страшно боялись моего Портоса. Я уже настолько свыкся со своими псами, что и забыл какое впечатление, они произвели на меня самого в первый раз. Но тут я ничем не мог им помочь. Я был уверен, что Портос не отойдет от меня ни на шаг, даже если я попробую ему это приказать. Сам он и ухом не вел, но очень внимательно смотрел на все, что ставили передо мной или подносили ко мне. Он был на посту и выполнял свои прямые обязанности. Когда ужин закончился, и мы поднялись из-за стола, сын мэра не выдержал.
   -А почему у тебя неправильные ножи?
   И он указал на мой оружейный пояс. Мать готова была его испепелить своим взглядом. Я улыбнулся ей и ответил.
   -Это метательные ножи ими не бьют, их бросают.
   -Как дротики?
   -Не совсем. Если бы здесь была мишень, я бы мог показать тебе, как это делается.
   -Я сейчас.
   И малыш умчался со скоростью урагана. Мать в отчаянии глянула на мужа. Тот только развел руками.
   -Ничего, ничего. Все в порядке. У вас очень симпатичный сын.
   Заверил я их. Услышав мои слова, они несколько успокоились. Мальчик вернулся очень быстро. Отдуваясь, он притащил круглую деревянную мишень для стрельбы из лука.
   -Это моя мишень объявил он. Она подойдет?
   -Вполне. Куда мне нужно попасть.
   -Как куда? - Удивился он. - Конечно в центр.
   И он с сомнением посмотрел на меня. Что это за воин, если не знает, куда стреляют в мишень.
   -Поставь мишень возле стенки и хлопни в ладоши.
   Он выполнил мое требование. Нож вонзился в центр мишени еще до того, как звук хлопка замер в комнате. Я несколько перестарался. Нож пробил мишень насквозь, хотя она была не меньше двух дюймов толщиной, и пришпилил ее к стенке.
   -Вот здорово - завопил малыш - Я тоже так хочу.
   -Этому не очень сложно научиться. Можешь оставить этот нож себе и потренироваться.
   -Спасибо!
   Малыш был счастлив. Но его тут же настигла суровая реальность.
   -Тебе пора спать.
   Голос его матери был ледяным. С так сказанным не поспоришь. Малыш видимо это тоже понял, и покорно сказав.
   -До свидания.
   Направился из комнаты. Мать и дочь, сделав по реверансу, отправились следом. Слуги быстро убрали со стола и вскоре мы с мэром остались одни. Мэр предложил мне перейти к камину, где стояли два кресла. Мы удобно расположились у каминной решетки. Несмотря на то, что было лето камин, горел, и это создавало уютную обстановку. Круг огня из камина, как бы отгораживал нас от остального мира, и создавал условия для доверительной беседы. Мэр мялся, чувствовалось, его мучают вопросы, которые он не осмеливается произнести. Наконец, после несколько затянувшейся паузы, он, бросив тревожный взгляд на Портоса, устроившегося у моих ног, отважился.
   -Через северный проход из столицы прибыл гонец. Он принес некоторые известия. И мы сейчас оказались в несколько затруднительном положении. Наш город очень маленький, но он занимает важное стратегическое положение. Нам нужно принимать решение, а информации слишком мало. Я ни коим образом не хочу вмешиваться в высокую политику, но и в стороне мы, к сожалению, остаться не можем. Нам просто не дадут. И вот в результате этого я был бы вам очень признателен, если бы вы согласились каким-либо образом Э... э... э...
   Он замялся, подыскивая слово. Я с интересом наблюдал за его словесными маневрами. И хотя я уже понял, о чем идет речь, не стал спешить ему на помощь. Мне было интересно, как он перейдет к сути дела. Между тем мэра заколодило.
   -Одним словом... Э... э... э... Я хочу, что бы Вы правильно поняли. Я не хочу...
   И окончательно сбившись, он в отчаянии глянул на Портоса и замолк. Я невозмутимо смотрел на него. Пожевав губами, он махнул рукой и буквально выдохнул.
   -Это правда, что лорда Джулиана в его требовании поддержали жрецы Богини?
   На него было жалко смотреть. Это был человек, подписавший себе смертный приговор. Задав свой вопрос, он со страхом смотрел на меня. Конечно, можно было бы просто позабавляться над ним. Но, во-первых, я терпеть не могу измываться над людьми, кем бы они ни были. И, во-вторых, надо отдать ему должное. Не смотря на все свои страхи, он задал свой вопрос. Поэтому я улыбнулся ему и ответил.
   -Я не могу сказать, правда ли это. Просто не знаю, насколько достоверен этот факт. Не исключено, что кое-кто просто принимает желаемое за действительное. Но я прокомментирую этот вопрос. Я точно знаю, что лорд Джулиан слишком поторопился. И очень скоро Вы узнаете, почему я так считаю. Больше того, я дам Вам совет. Не спешите его поддерживать и, если на Вас начнут давить, постарайтесь, как можно дольше оттягивать решение. Есть обстоятельства, быстрее всего, пока лорду Джулиану не известные, но они очень весомы.
   Он выслушал меня очень внимательно. И по мере того как я говорил, было видно, как в его голове заработали мысли. Он оценивал и взвешивал то, что я ему сказал. Но одно было видно, что камень, который лежал на нем, по меньшей мере, сдвинулся с места.
   -Я Вам очень признателен.
   Голос его заметно окреп. Не знаю, чего он ждал от меня. Немедленной расправы. Гнева. Молчаливого презрения. Но, похоже, что самые страшные ожидания ушли. Я же в свою очередь полюбопытствовал.
   -Почему Вы так боитесь моих псов?
   Он снова нервно глянул на Портоса и ответил.
   -Просто, однажды, мы здесь в городе увидели, что может сделать пес Богини. Он преследовал группу святотатцев. Их было двадцать человек. Все воины. И поверьте мне, очень неплохие. Он расправился с ними на городской площади, в течении нескольких минут. И он был один. Черный. А с Вами их трое и они рыжие.
   Я кивнул головой.
   -Понятно, но до тех пор, пока против меня не предпринимается каких-либо действий Вам нечего их опасаться.
   Он только вздохнул.
   -Никто не знает, что может оскорбить вестника Богини.
   После его ответа он значительно поднялся в моих глазах. Человек, который так боится, и в тоже время, думая о благе других, идет навстречу опасности, достоин уважения. Я уже без раздумий достал кредитную карточку или как здесь говорили обязательство королевского казначейства, и протянул ее мэру.
   -У меня к Вам тоже просьба. Пожалуйста, проверьте достоверность и кредитоспособность.
   Когда он увидел, что я ему протягиваю, глаза его округлились.
   -Конечно. Нет ни каких проблем. Но нам нужно пройти в мой кабинет.
   Я встал, показывая свою готовность следовать за ним. Мы прошли в небольшую комнату, заставленную вдоль стен множеством полок с книгами, что приятно меня удивило. Мэр прошел к своему столу, стоявшему посередине и извлек из одного из ящиков устройство в виде небольшого стеклянного куба с прорезью. Он прижал к одной стороне куба свою ладонь и вставил мою карточку в прорезь.
   -Теперь коснитесь обязательства - попросил он.
   Я протянул руку и коснулся карточки пальцем. В ответ куб окутало голубоватое сияние и, по его внешней стороне пробежали какие-то значки и цифры. По мере того как значки пробегали, лицо мэра вытягивалось. Когда он снова посмотрел на меня, это был уже другой человек. Если раньше он просто боялся, то теперь испытывал глубочайшее уважение. Это был банковский клерк, вдруг, увидевший перед собой Ротшильда.
   -Обязательство подлинное, именное и подкреплено королевским резервом.
   Мне эти слова сказали мало, но, судя по голосу мэра, это было что-то очень крутое. Поскольку я просто собирался заплатить пеню за Ахлора то денег, похоже, хватит.
   -Сколько вина испортил в городе мой спутник?
   Мэр удивленно глянул на меня, но ответил.
   -Мне известно о ста семидесяти восьми стандартных бочках по пятьдесят булей.
   -Сколько зарабатывает хозяин с одной бочки?
   -Ну, это зависит от качества вина и места продажи, а вообще в среднем по четыре с половиной золотых за бочку.
   -Хорошо, возьмем по пять. Это даст нам восемьсот девяносто золотых. Добавьте пеню за увечья и убытки, а также по одному золотому на каждого жителя, за перенесенные неудобство. Одним словом посчитайте весь ущерб, который Ахлор нанес городу, кроме пени за сына второго советника. Вы понимаете, что в таком виде ее нельзя оплачивать. Если эта пеня станет, известна лордам, я не думаю, что она им понравится. Они могут посчитать это оскорблением.
   Мэр, соглашаясь, кивнул.
   -Ну и что у нас получилось с суммой пени?
   Мэр повозился со счетами и, наконец, выдал результат.
   -Восемь тысяч сто двадцать четыре золотых.
   -А теперь погасите эту сумму за счет моего обязательства.
   Мэр удивленно посмотрел на меня. Но потом взял куб в руки, что-то прикинул и, отойдя в сторону от стола, провел манипуляции. Тут же раздался звон монет и, возле ног мэра выросла приличная куча золота. Однако. У них тут оказывается и банковские сети есть. Тогда, пожалуй, стоит запастись немного наличностью. И я попросил все еще стоящего с кубом мэра.
   -И, пожалуйста, снимите еще сто золотых лично для меня.
   Мэр механически кивнул, и еще одна небольшая струйка золота брызнула к его ногам. Он задумчиво посмотрел на лежавшее у его ног золото. И повернувшись ко мне, так же задумчиво сказал.
   -Вы совсем необычный вестник Богини. И совсем необычный человек.
   Я только улыбнулся в ответ. Мэр еще подумал и сообщил.
   -Я думаю надо объявить новость жителям города.
   Я предостерегающе поднял руку.
   -Не раньше, чем я уйду из города.
   -Но они наверняка захотят высказать Вам свою благодарность.
   Я отрицательно покачал головой.
   -Есть причины, о которых я не стану говорить. Но повторяю Вам, не раньше, чем я уйду из города.
   Попросив мэра приготовить мне на утро немного провианта в дорогу, я оставил его размышлять над кучей золота.
   -Спал я отлично. И хотя встал, как только небо начало светлеть, в доме уже слышалось движение. Управдом, наверное, следил за мной, ибо материализовался едва я переступил порог комнаты. Он сообщил, что завтрак будет после второго колокола. Провиант в дорогу для меня и моих спутников уже собран. Если моей милости еще, что-нибудь нужно то нужно сообщить об этом ему и все немедля будет сделано. Моей милости ничего не было нужно, о чем я тут же и сообщил управдому. Похоже, это несколько разочаровало его, но он перенес этот удар с достоинством. После того, как управдом удалился, я направился в комнату Ахлора. Зрелище впечатляло. Ахлор развалившись на кровати, способной разместить четырех нормальных людей, мужественно храпел. Растолкал я его с трудом. Когда он уселся на кровати, почесывая голову, я сказал.
   -Я ухожу. Ты можешь пойти со мной или остаться. Пеня за тебя уплачена и в городе у тебя только один враг, второй советник. За его сына платить пеню я не стал. Думай и решай.
   Он снова почесал голову и громогласно зевнул.
   -Конечно, не мешало бы остаться и начистить этому придурку хвост. Но мы идем с тобой. Я же обещал проводить тебя. А дорога через перевал еще впереди.
   -Хорошо, время у тебя до второго колокола. Сразу после завтрака мы уйдем.
   -До второго колокола я еще успею поспать.
   И он, рухнув на кровать, почти моментально захрапел. Я только головой покачал, вот это нервы.
   Уходили мы в сопровождении командира гарнизона. Он провел нас не через главные ворота, а через потайной ход в городской стене. Когда мы вышли за пределы города, он указал на тропу.
   -Это самая короткая тропа к перевалу. Застава на перевале предупреждена. Гонца я отправил сегодня утром. Но второй советник тоже отправил куда-то своих людей. Будьте осторожнее. И удачи тебе вестник.
   -Спасибо. Удачи и тебе.
   Он только кивнул. И продолжал стоять, пока мы не скрылись за камнями. Шлось легко. Неожиданно за очередным изломом тропы мои псы насторожились. Но тут же расслабились, когда от камней к нам шагнула фигура человека. Это был Дмир.
   -Я ждал тебя. Обстоятельства изменились.
  

Глава 5

   Мы мчались не жалея сил. Уже семь дней как мы спустились с Туманных гор и, расставшись с Ахлором и Рамоном, пытались обогнать время. Дмир принес плохие новости. В святилище Богини произошел раскол. Часть жрецов поддержала лорда Джулиана. И упирая на то, что страна находится в критическом положении, требовала ускорить посвящение с тем, что бы иметь возможность присутствовать на съезде дворянства и выборах нового короля. А тут еще молы нанесли мощный удар с севера. Молы такие же кочевники, как и тары, отличались они только большей организованностью. Был у них и верховный хан. Прорвав границу, они стремительной волной занимали северо-запад страны, отрезая святилище от королевства. Уже сейчас оставались свободными только два прохода к святилищу, да и то, южный использовался только зимой, когда спадала жара и появлялась возможность пройти через пустыню. Дмир объяснил, что доставить меня в святилище колдовским путем невозможно, потому, что я не прошел посвящение, а от всех других колдунов оно защищено. Он был неплохим бегуном, и мы делали за день по семьдесят-восемьдесят километров и только иногда, когда он выдыхался, его нес один из псов. Ехать на псах мы не могли. Они бы не выдержали долгого перегона. Надежда была только на собственные ноги. По мере того как мы двигались, к нам приходили известия. Молы захватили северо-западную провинцию. Собирается дворянское ополчение. Молы осадили Гарсу. Провинциальные войска объединились с отходящими отрядами "Сокола". Молы прорвались в Западную провинцию. Лорд Оборус принял командование войсками западных провинций. Верховный хан молов поклялся на мече предков в том, что не уйдет назад. Лорд Кристабаль разгромил таров на востоке. Молы штурмовали Гарсу, штурм отбит. Дворянское ополчение разбито под Брадами. Молы идут на Оламен. Закончен сбор провинциальных войск. Островное княжество начало высадку основных сил на Южное побережье. Лорд Оборус остановил молов под Оламеном. Молы нанесли удар вдоль Срединного хребта. Начата всеобщая мобилизация, сбор в трех пунктах. Лорд Оборус тяжело ранен изменником. В западные провинции прибыл лорд Шайо, возглавивший войска. С молами идут зеленые колдуны. Молы откатились от Оламена. Островное княжество неудачно штурмовало Железный форт. Королевские войска пошли на Южное побережье. Провинциальные войска преследуют молов отходящих от Оламена. Молы оттянулись из Западной провинции. Железный форт продолжает держаться. Молы отрезали северный проход. Колдуны королевства выиграли битву у Зеленого братства на юге. Молы стягивают войска под Гарсу. К лорду Шайо подошли войска "Сокола" из Центральной провинции. Молы продолжают двигаться вдоль Срединного хребта. Лорд Шайо идет под Гарсу. Покушение на лорда Шайо, изменник схвачен, лорд Шайо легко ранен. Островное княжество захватило порт Итиллос атакой с моря. Снята осада с Гарсы. Молы отошли на запад. Железный форт отбил новый штурм. К молам подошли пенги.
   Это была очень плохая новость. Дмир рассказал, что пенги родственные молам племена кочевников, но никогда раньше они не атаковали королевство. Теперь перед лордом Шайо стоит практически неразрешимая задача. С подходом пенгов силы молов утроились. И он, при всем желании, не может дать генерального сражения до подхода основных королевских войск, а тем еще предстоит разбираться с Островным княжеством на юге. Вывод напрашивался сам собой. Западные провинции беззащитны. Все, что мог сделать лорд Шайо в такой ситуации, это, сдерживая захватчиков, дать время на эвакуацию людей и укрепление гарнизонов городов и крепостей. Известия, пришедшие за этим, подтвердили предположения. Оставив наиболее боеспособные войска в кулаке, лорд разослал отряды по провинциям. Начался исход людей королевства. Молы повели себя несколько странно. Имея абсолютное превосходство в силах, они не пытались навязать войскам королевства сражение, а медленно продвигались в глубь страны, блокируя укрепленные места. И только вдоль Срединного хребта усилили продвижение. Они словно спешили отрезать королевство от оазисов Красной пустыни и соответственно от святилища Богини. Узнав это, мы с Дмиром постарались усилить скорость нашего передвижения, но было уже поздно. Мы опоздали на сутки. Точнее на одну ночь и пол дня. Молы отрезали центральный проход. Этот день вообще был для нас неудачным. Прошел дождь и ветер дул нам в спину. Наверное, поэтому псы почувствовали опасность слишком поздно. И мы буквально столкнулись лоб в лоб с отрядом молов, выскочив на гребень очередного холма. Нам повезло только в одном. Отряд молов был не очень большой и гнал пленных. Прежде чем они успели понять, в чем дело, мой тарский лук, которым я обзавелся еще по ту сторону Туманных гор, начал собирать свою жатву. Я успел выпустить примерно пол колчана, прежде чем они, сгруппировавшись, обрушились на нас. Наверное, они хотели захватить нас живыми, судя по тому, что с их стороны не было выпущено ни одной стрелы. Свалка получилась знатная. Нас могли попросту затоптать конями, если бы не сказали своего веского слова псы. Когда они подали свой голос, кони взбесились и сломали строй. И тогда в эту кучу врезались мы с Дмиром. Изначально, всадник, конечно, имеет преимущество перед пешим, но в данной ситуации все было с точностью до наоборот. Мы попросту прорубились через толпу воинов пытавшихся совладать с конями. К тому моменту, когда они поняли, что речь идет не о пленных, а об их жизни от них не осталось и половины. Моя катана, работала в полную силу. Меч Дмира тоже не скучал без работы. Очень ощутимую лепту вносили и псы. Они бросались на коней, сбивая их с ног, и уже, словно между делом уделяли какое-то мгновение всаднику. Это была жатва смерти. Ни один из молов не побежал даже тогда, когда было уже ясно, все они умрут здесь. Беда пришла в самом конце стычки. Дмир не успел увернуться, и взбесившийся конь нанес ему мощный удар по голове задними копытами. Он рухнул. И буквально через какую-то минуту Портос свалил на землю последнего мола.
   -Соберите коней - крикнул я псам и бросился к Дмиру.
   Слава Богине! Он был жив. Удар прошел вскользь. И хотя крови было много, череп, похоже, был цел. Я быстро промыл ему рану и перетянул куском полотна из походной сумки. Теперь можно было осмотреться. Псы уже выполнили свою задачу. Около четырех десятков коней прядая ушами от страха, стояли в центре треугольника образованного псами. Пленники стояли поодаль. Один из них высокий, одетый в подобие светлой хламиды, что-то возбужденно кричал. Я подошел к пленным поближе. Интересно. Два сотника "Сокола", командир отряда провинциальных войск, еще несколько провинциальных командиров рангом пониже и похоже дворяне. Всего двенадцать человек. Ни одного простого воина или горожанина. За исключением того возбужденного крикуна. Я обрезал аркан на шее одного из сотников и перерезал веревки, скручивающие за спиной его руки.
   -Помоги остальным - сказал я ему, протягивая нож.
   Он кивнул, но когда попробовал протянуть руку за ножом, лицо его исказила болезненная гримаса. Он не смог даже поднять руку. Пришлось самому заняться освобождением пленных. Когда я освобождал высокого крикуна, он казалось готов кинуться мне на шею.
   -Кто-нибудь понимает, что он говорит? - спросил я.
  -- Откликнулся командир провинциальных войск.
   -Он Хмед, один из вождей триаров, кочевников Красной пустыни. Он говорит, что он видел все собственными глазами и теперь может умереть. Ему теперь есть, что рассказать душам предков. Увидеть такой бой не посчастливилось еще ни одному человеку их племени.
   -Успокой его. А то его, наверное, слышно на двадцать конных перегонов вокруг. А там где был один отряд, могут быть и еще.
   Командир повернулся к кочевнику и произнес короткую гортанную фразу. Она возымела свое действие потому, что кочевник замолчал.
   -Откуда вы?
  -- Снова заговорил командир.
   -Мы отступали вдоль Срединного хребта и заняли предгорные укрепления Центрального прохода. Но вчера вечером молы взяли их штурмом. Это все, что осталось от гарнизона. Всех остальных молы перебили. Они брали в плен только командиров и дворян. Впрочем, нас ждала та же участь после допроса в ставке молов. И только благодаря вам мы еще можем на что-то надеяться. Теперь мы сможем присоединиться к вашему отряду. Кстати, а где он. Я что-то никого не вижу?
   -Весь отряд у тебя перед глазами.
   -Ты хочешь сказать, что вы вдвоем расправились почти с сотней молов?
   -Не вдвоем, а впятером - я кивнул в сторону псов.
  -- Его глаза полезли на лоб. Остальные пленники тоже возбужденно заговорили.
   -Но это же невозможно!
   -Как видишь, возможно. Но об этом потом. Сейчас разбирайте коней и оружие. Псы вас не тронут.
   Сказав это, я вернулся к Дмиру. Он по-прежнему был без сознания. Черт! Даже посоветоваться не с кем. Что же теперь делать. Если бы я был один, то можно было бы попробовать пройти через порядки молов. Но Дмир связывал меня по рукам и ногам. Оставить его я не мог, не мог и передать на руки освобожденных нами людей. Дмир еще не рассказал мне всего о святилище Богини и, что самое главное на кого там можно опереться. По крайней мере, ясно одно, в таком состоянии с ним дальше идти нельзя. Нужно дождаться, когда он придет в себя. А это значит привал и вода. Я оглянулся. Пленные уже несколько пришли в себя и сейчас вооружались и выбирали себе коней. Придется еще раз переговорить с ними. Я устроил Дмира поудобнее и вернулся к пленным. Когда я подошел стало видно, что они действительно уже пришли в себя. Они продолжали заниматься делом, но бросаемые на меня взгляды были достаточно красноречивы. Я снова обратился к командиру.
   -Не можешь ли ты сказать? Есть ли, хоть какая-то, возможность пройти Центральным проходом?
  -- Он только отрицательно покачал головой.
   -Молы не только захватили предгорные укрепления. В долине перед ними разбит их лагерь. Он очень хорошо охраняется. Ты не сможешь даже подойти к ущелью.
   Да уж, очень обнадеживающее известие. Похоже, остается только Южный проход. А Дмир говорил, что пустыню летом пройти невозможно. Стоп! Кочевник. Я снова обратился к командиру.
   -Ты говорил, что этот кочевник из Красной пустыни?
   -Да.
   -Мне срочно нужно попасть в святилище, а, судя по твоим словам Центральным проходом не пройти. Спроси его. Может быть, он знает дорогу через пустыню.
  -- Он с сомнением покачал головой.
   -Насколько я знаю, летом пустыня непроходима. Но я спрошу его.
   Обернувшись к Хмеду, он произнес гортанную фразу. Тот уже сидя верхом подъехал к нам и между ними начался оживленный диалог. Вскоре командир обернулся ко мне.
   -Хмед говорит, что может провести тебя до оазиса Фаюм. Это почти центр пустыни. Дальше дороги в это время года он не знает, но можно поговорить со старейшинами. Может быть, они и подскажут. Старейшины хранят много секретов племени, но для такого воина, как ты, секретов нет.
   Ну что ж, похоже, судьба предначертала нам путь на юг. Между тем, пока шел наш разговор, остальные не теряли времени даром. Все вооружились и выбрали коней. Все были опытными воинами. Это было видно уже потому, что каждый выбрал себе и заводного коня. Передо мной был снова боеспособный отряд. Они собрались вместе и ждали окончания нашего разговора. Когда мы замолчали, от общей группы отделился один из дворян и подъехал к нам.
   -Я королевский гереф северо-западной провинции, граф Этилос. От имени всех нас, я благодарю тебя вестник, за помощь и освобождение. Мы все в неоплатном долгу перед тобой. В любое время только приди и скажи. Все, что будет в моих силах, я сделаю для тебя. Это не только мои слова, это слова всех и дворян, и воинов.
  -- Сказав это он отвесил учтивый поклон. В свою очередь поклонился и я.
   -Я услышал тебя и принимаю твои слова с великой благодарностью. Для всех нас это великая честь. Но больше чем уверен, что каждый из вас поступил бы подобным образом. Сейчас же мне нужна помощь двоих из вас. Хмеда и того, кто говорит на его языке.
  -- Я указал на командира.
   -Кочевнику я не могу приказать, но Антар, безусловно, пойдет с тобой.
   -Благодарю тебя. И примите мой совет. Лорд Шайо отходит к Гарсе, давая возможность укрепить города и крепости. Он разослал по провинциям свои отряды, которые уводят людей из-под удара. Поэтому вам нужно держать направление на запад, пока вы не встретите один из таких отрядов.
   -Лорд Шайо отходит перед молами?!
   -Если бы только молы. К молам присоединились пенги.
   -Проклятие! Теперь становится понятным, почему молы прорвались даже сюда. Мы чувствовали усиление давления молов в последние дни, но не знали причины. А теперь, все стало на свои места. Это не просто набег.
  -- Он горько вздохнул. Я взглянул на него и секунду подумав сказал.
   -Я скажу тебе, почему мне так срочно нужно попасть в святилище.
  -- Он удивленно взглянул на меня.
   -Я несу весть трех цветов. Синего, зеленого и красного.
  -- Он вздрогнул.
   -Повтори, вестник.
  -- Я улыбнулся ему.
   -Ты не ослышался. Но попрошу тебя, сказать об этом твоим спутникам только вечером.
  -- Он кивнул.
   -Я понимаю тебя. Лорд Джулиан отдал бы все, что бы ты не дошел с этой вестью до святилища. И хотя в этих людях я уверен, осторожность не помешает. Но какая весть! Богиня! Даже дышать стало легче. Спасибо тебе еще раз, вестник. Теперь мой долг перед тобой воистину невосполним.
   -Удачи вам. И пусть Богиня будет с вами.
   -И тебе удачи, вестник.
   Он вернулся к своим людям и уже очень скоро отряд скрылся за холмами. Я повернулся к Антару.
   -Твое имя и имя Хмеда я знаю. Я думаю, вы хотели бы узнать и мое.
   -Ты вестник Богини, и без твоего желания никто не задаст такого вопроса.
   -Мое имя Марк, а моего спутника зовут Дмир. А теперь скажи Хмеду, что мы идем к Южному проходу и в Красную пустыню. Ты слышал, с какой вестью я иду и должен понимать, я просто обязан как можно быстрее быть в святилище.
   -Да, я понимаю.
   И, обернувшись к Хмеду, стал ему переводить. Неожиданно Хмед усмехнувшись, ответил.
   -Перевода не надо. Может быть для вас, мы и дикари, но вашу речь знаем. Это для молов я не понимал ничего. Я рад еще раз предложить тебе гостеприимство своего племени. Я сделаю все, что смогу. А мое слово в пустыне кое-чего стоит. Вы это еще увидите.
   Наверное, мы с Антаром выглядели довольно комично, потому что, Хмед, глядя на нас, рассмеялся.
   -Что с вами? Неужели это такое чудо, заговоривший кочевник.
  -- Я тоже рассмеялся. Глядя на меня засмеялся и Антар. Отсмеявшись я сказал.
   -Ну ладно. Пора приниматься за дело. Отберите двух коней для Дмира, а я посмотрю из чего можно соорудить носилки.
   Материал для носилок я нашел быстро. На него вполне подходили копья молов. Нашлось и пару плащей. Все это сооружение мы приладили к отобранным коням. Получилось вполне прилично. Когда мы уложили Дмира на это сооружение, я приказал Портосу.
   -Остальных коней убить.
  -- Антар с Хмедом в голос воскликнули.
   -Зачем? Кони ни в чем не виноваты.
  -- Пришлось объяснить им.
   -Разбежавшиеся кони быстрее привлекут чье-то внимание, А нам сейчас каждый миг дорог.
   Скрепя сердцем они согласились. Мне самому не нравилось это решение, но снова соображения безопасности перевесили. И только когда с лошадьми было покончено, спохватился Хмед.
   -А как же ты?
   -Мне не нужен конь. Я с псами буду идти впереди, а вы в пределах прямой видимости сзади. Так и ваши кони будут спокойнее и, если что-нибудь случится, возможностей для маневра у нас будет больше.
   -Но если придется быстро отходить? Что тогда?
   -Ну, если уж совсем припрет, меня понесут псы.
   Мы еще обсудили знаки простейшей сигнализации и тронулись в путь. Я сразу перешел на бег, и довольно быстро мы покинули место столкновения. Когда мы удалились на достаточно безопасное, с моей точки зрения, расстояние, я отдал приказ Портосу и тот снова привел нас к месту привала с родником. Меня волновал Дмир. Я хотел снова заняться им и поэтому значительно сократил наш дневной переход. Я уже успел осмотреть место нашего привала и признать его, как обычно, отменным, когда меня догнали Антар и Хмед. Едва соскочив с седла Хмед заговорил.
   -Я никогда не поверил бы, если бы не увидел своими глазами. Как ты выдерживаешь. Мы шли даже быстрее обычного кавалерийского марша. Любой другой умер бы после первого перегона, а ты даже дышишь совершенно спокойно.
  -- Антар промолчал, но его взгляд был тоже достаточно красноречив. Я пожал плечами.
   -Просто у меня были хорошие учителя. - И уходя в сторону от этого разговора спросил. - Как там Дмир?
  -- На этот раз ответил Антар.
   -Пару раз стонал, а так по-прежнему, без сознания.
   Я покачал головой. Плохо. Кости черепа были целы, в этом я был уверен. А в остальном, похоже, на сотрясение мозга в тяжелой форме. Мы аккуратно сняли Дмира с носилок и устроили его в тени у самой воды. Портос занял свое место рядом со мной. Он тревожно посматривал на Дмира, похоже, что ему тоже не нравилась данная ситуация. Я снял с головы Дмира повязку. Да уж. В месте удара расплылся здоровенный кровоподтек. Черт! И чем же ему помочь. Я решил ограничиться холодными компрессами. Благо вода была под рукой и достаточно холодной. Оказав "первую" помощь Дмиру я перешел к насущным проблемам. Ага! Мои спутники тоже не теряют времени даром. Кони расседланы, напоены и на арканах пасутся немного в стороне. И хотя время от времени тревожно косятся в сторону псов, ведут себя довольно спокойно. Поклажа разобрана, а Антар вроде решил встать на стражу. Я подозвал их с Хмедом к себе.
   -Охрана нам не нужна. Псы и так охраняют нас. Лучше займитесь костром и присмотрите за Дмиром, а я организую нам мяса на ужин.
   И только сказав это, осознал выдержку своих спутников. В плену их вряд ли кормили досыта, если вообще кормили. Да и день для них был не из легких, но ни тот, ни другой и словом не обмолвились на эту тему. Я отошел в сторону и объяснил своей рыжей троице, чего от них жду. Короткое перефыркивание и Атос с Арамисом скрылись из глаз, Портос своего поста возле меня не оставил. Впрочем, ничего другого я и не ожидал. Моя парочка охотников вернулась минут через двадцать. Атос тащил на спине, придерживая зубами, тушу оленя. Где они успели его спроворить, я даже не пытался себе представить. Эх, чтобы я без вас делал, милые мои песики. Удовлетворенные похвалой они снова удалились. В этот раз организовать ужин для себя. Увидев принесенную мной тушу, Антар только довольно потер руки. Сухой хворост для костра был уже готов, и он с ходу занялся приготовлением ужина. А я стал соображать, как бы мне сварить бульон и попробовать напоить Дмира. Ничего путного в голову не приходило. Из посуды у меня была только кожаная фляга для воды. Но она явно не подходила для этих целей. Можно конечно было греть камни и бросать в нее, но и тут была проблема, узкое горлышко. Когда я объяснил свои затруднения Хмеду, тот только лукаво усмехнулся и откуда-то из недр своей одежды извлек мешок из полупрозрачной кожи. Дальше, больше. Вместо того, что бы греть камни он налил в мешок воды и пристроил его рядом с мясом над костром. И на мой недоуменный вопрос снисходительно объяснил.
   -Это один из секретов моего племени. Наши женщины умеют так обрабатывать шкуры, что они не горят.
   В этом я вскоре убедился и сам. Вода в мешке кипела без всякого видимого ущерба для него. Вот тебе и варварская технология. Хмед порыскал вокруг и добавил в бульон несколько травок, пояснив.
   -Это поможет ему. И придаст вкус вареву.
   Одним словом проблема была решена. Поужинали мы на славу. Особенно Хмед. Несмотря на то, что Антар был очень голоден, да и я отсутствием аппетита не страдал, съел он больше нас двоих. И поглаживая свой живот, прокомментировал.
   -В пустыне надо уметь есть в прок.
  -- На это его заявление Антар хмыкнул и добавил.
   -Да если сумеешь хоть что-то найти.
  -- Хмед только благодушно усмехнулся.
   -Конечно, если у тебя нет глаз, то и за столом можно умереть от голода.
   Общими усилиями нам удалось влить в Дмира пол мешочка бульона. Он по-прежнему не приходил в себя. Не помогали и компрессы. Решив больше его не беспокоить, мы расположились на отдых. Мои псы, перекусив, в обычном порядке, устроились рядом с нами. Идиллия, да и только. Не хватало только трубочки табаку, но и этот пробел был легко восполним. Когда я вытащил из мешка табак, мои спутники отвели глаза в сторону. Тоже значит любители. Я протянул им плитку. Упрашивать не пришлось, оба отхватили по куску и с удовольствием задвигали челюстями. И оба удивленно уставились на меня, когда я закурил. Похоже, вопросы бродили у них в голове, но оба молчали. Первым не выдержал Хмед.
   -Это, что? Походная курильница Богини?
   -Нет. Это моя курительная трубка. Вы жуете, я курю. Эффект тот же, но мне так больше нравиться.
   Комментариев не последовало. Но вопросы остались. Ладно, захотят, спросят. Потом Хмеда заинтересовали мои метательные ножи.
   -Зачем тебе столько ножей? У тебя же только две руки.
  -- Пришлось объяснять, что это такое. Мои объяснения он воспринял скептически.
   -Хороший нож, это нож в руке. А это... - И он пренебрежительно махнул рукой. - Игрушка. Если ты не держишь нож, то как ты сможешь им ударить!?
   В ответ, не вставая с места, я метнул один из ножей в деревце, толщиной в руку, метрах в двадцати от нас. Хмед не заметил момент броска и среагировал только на звук воткнувшегося в ствол лезвия. Поняв, что произошло, он поднялся и направился к дереву. Внимательно осмотрев воткнувшийся нож, он попытался его вытащить, но это ему не удалось. С явным смущением он вернулся к нам. Посмотрев на Антара, он выдавил из себя.
   -Он, наверное, заколдован. Даже рукой не нанести такого удара.
   Я только пожал плечами. И подойдя к дереву, легко выдернул нож. Когда я вернулся на свое место, Антар проговорил.
   -Я знал, что у вестников Богини особая подготовка, да и встречался с вестниками не раз, но о таком даже не слышал. Не хотел бы я иметь тебя своим врагом.
  -- Хмед только вздохнул. Я рассмеялся.
   -В мире есть много такого, о чем никто из нас не слышал. Вот сегодня, Хмед сварил мясо в кожаном мешке. Я тоже никогда не только не слышал, но и представить себе не мог такого. Да и у тебя, наверняка есть пара другая боевых приемов, о которых кроме тебя никто не знает. Чему ж тут удивляться. Мы одна команда, и дело у нас сейчас общее. Что не сможет один, сделаем вместе. Кто из нас лучше Хмеда знает пустыню? Кто из нас лучше тебя знает королевские войска? Ну, а мое дело доставить весть, а что для этого нужно, знает только Богиня.
   Я произнес свою тираду с умыслом. Делая общее дело, мы должны чувствовать себя равными. Слишком явное превосходство одного угнетает. И мой маневр удался. И Антар и Хмед взбодрились, и теперь наша беседа приняла характер обычного мужского трепа, ни о чем и обо всем. Спал я очень чутко и, проснувшись среди ночи, моментально понял почему. Дмир. Портос тоже уже навострил уши в его сторону. Я прислушался. Точно. Дмир пытался встать. Я тихо поднялся и подошел к нему. Он, опираясь локтем о землю, пытался сесть. Я помог ему, придержав рукой за спину.
   -Где мы?
  -- В его голосе звучало беспокойство.
   -Все в порядке. Мы ушли с места схватки - поспешил успокоить его я.
   -Моя голова. Что с ней.
   -С головой ничего особенно страшного. Просто удар копытом. И очень приличный синяк.
   -Молы?
   -С ними тоже все в порядке. Вернее им уже теперь все равно.
  -- Он облегченно вздохнул.
   -Пить.
  -- Я сходил к роднику и принес ему воды. Дмир с жадностью припал к фляге.
   -Уф... Хорошо. Сколько я провалялся?
   -Остаток дня и пол ночи.
   -Помоги мне встать. Нам надо спешить. До прохода совсем близко.
   -Увы - вздохнул я - до прохода еще далеко.
   И принялся посвящать его в подробности. Когда я закончил Дмир только скрипнул зубами.
   -Будь они прокляты, теперь мы проиграли. Через Красную пустыню в это время нет дорог.
   -Не знаю. Но выбора у нас все равно нет. Остается надеяться на старейшин Хмеда.
   -В святилище ведутся хроники уже не одну тысячу лет. Дороги нет.
   -Через лагерь молов нам не прорваться, а то, что не записано в хрониках еще не факт. Я сделаю, что смогу. Если судьба за нас, мы попадем в хроники. Если нет, умереть в пустыне, пытаясь дойти, по мне лучше, чем сидеть, кусая локти.
  -- Дмир вздохнул.
   -Ты прав и я с тобой.
   -Вот и славно. А сейчас ложись и постарайся уснуть. Твоя голова может нам помочь выиграть время. Но для этого она должна быть ясной.
   -Утром я справлюсь с ней.
   Я не возражал. Просто помог Дмиру устроиться поудобнее. Остальная часть ночи прошла спокойно. Я проснулся с первыми лучами солнца. Но как оказалось, не я был самой ранней пташкой. Дмир уже поднялся и сидя в расслабленной позе, беззвучно шевелил губами. Глаза его были закрыты. Очень похоже на йогу. Не знаю точно, что это было, но ему явно пошло на пользу. Вчерашней бледности не было и позже, когда он закончил свои упражнения, он стал, хоть и с трудом, передвигаться сам. Я еще полежал, чтобы не мешать ему. И только когда он поднялся на ноги и отошел в сторону, встал сам. Вскоре, разбуженные нашим движением, поднялись Антар и Хмед. Быстрый завтрак и короткие сборы. Дмир настоял на том, что он едет верхом. Я не стал с ним спорить, но носилки навьючил на вторую лошадь. Уже когда все были готовы тронуться, я вспомнил о своей солнечной тени, и решил на нее взглянуть. За все время, пока мы шли с Дмиром, я не разу ей не воспользовался, но тут вдруг решил. Ну и ну! Подойдя к Дмиру, я показал ему тень. Он только присвистнул. Стрелка указывала на юг. И мы пошли. Порядок нашего движения не изменился. Я с псами впереди. Дмир, Антар, Хмед сзади, в пределах прямой видимости. И снова бесконечные холмы и рощи. На третий день, ближе к вечеру, псы предупредили меня. Впереди посторонние, но не опасные. Я уже настолько свыкся с ними, что интерпретация их поведения не вызывала ни каких трудностей. Вот и сейчас я понял их правильно. Поднявшись на очередной холм, я увидел довольно большой отряд провинциальных войск и, остановившись, условным знаком вызвал остальных. Когда они прискакали, я сидел за гребнем, поджидая их.
   -Что случилось?
   Голос Дмира выдавал напряжение, хотя условный знак означал отсутствие прямой опасности.
   -Впереди отряд провинциальных войск. Мне кажется, было бы неплохо получить кое-какую информацию. А по провинциальным войскам у нас есть свой специалист. Вот я и решил, что стоит собраться вместе.
   Дмир соглашаясь, кивнул. Кони кочевников уже вполне освоились с присутствием псов, и мы могли спокойно подняться наверх, оставив их внизу с Атосом и Арамисом. Это мы и проделали. Едва поднявшись на холм, Антар раздраженно фыркнул.
   -Какой идиот ими командует!? Охранения нет, порядок движения неверный, да и идут, как на прогулке.
   -Прямо сейчас можешь все это выяснить. А заодно узнать положение в стране и провинциях.
  -- Антар раздраженно мотнул головой.
   -Я еще и пару ласковых слов скажу их командиру.
   Вернувшись за гребень холма, он вскочил на коня, и направился к отряду. Мы остались на холме, наблюдая за ним. Да уж, порядка в отряде действительно не было. Едва увидев Антара, отряд остановился и принялся глазеть на него. Никаких мер предосторожности, хотя Антар ехал на лошади молов. Когда Антар вплотную подъехал к отряду, там началось бойкое движение. Люди размахивали руками и, что-то оживленно обсуждали. Строй совершенно сломался. Ну и ну! На весь этот отряд хватило бы сотни молов, хотя здесь их было не меньше двенадцати сотен. Скоро к Антару подошли двое, по-видимому, командиров. Разговор длился еще совсем недолго, когда Антар махнул нам рукой давая знак о том, что можно спуститься. Я подождал пока Дмир и Хмед сели на коней, и мы медленно спустились с холма. Когда они увидели нас, разговоры смолкли. Люди с опаской косились на псов и с откровенным интересом таращились на нас. Богиня! Не воины, а убойный скот. Простые крестьяне, одетые в форму и вооруженные. Они и копья-то толком держать не умели. Антар просто кипел от бешенства. Отозвав нас несколько в сторону, он заговорил.
   -Молы не пошли дальше Центрального прохода. Они оставили возле него лагерь и переключились на западную провинцию. Дальше путь свободен. Этот отряд с самого юго-запада. Они получили приказ герефа и собрали ополчение из крестьян. Вооружились в королевском арсенале, а командует ими идиот, вообразивший себя великим стратегом. Хотя вся его стратегия в полузабытой книге военных походов.
  -- Он выругался.
   -Ведет их на убой, до первого разъезда молов. Телята, совершенные телята. Вы только гляньте, как они держат оружие.
   Отряд между тем полностью разбрелся. Кто повалился на траву, кто оживленно болтал с соседом. Мы с Дмиром переглянулись. Он понимающе кивнул.
   -Ну что ж, Антар вот ты и нашел свое войско. Принимай командование. Твой долг здесь.
  -- Он взглянул на меня.
   -Но гереф Этилос приказал мне идти с тобой.
   -До Южного прохода уже не далеко. С Хмедом мы, как совершенно случайно выяснилось, можем объясниться и без твоей помощи. А тысяча воинов королевству будут ой как кстати.
  -- Он поколебался, но потом принял решение.
   -Хорошо. Я остаюсь с ними. А вам удачи в пути. Пусть Богиня будем с вами.
   -Тебе тоже удачи, Антар. Сделай из них настоящих королевских воинов.
   -Это я тебе обещаю!
   И кивнув нам, на прощание, повернулся к отряду. Буквально через минуту раздался его зычный голос.
   -А ну живо все в строй! Командиров сотен ко мне и всех кто раньше служил в войсках.
  -- Хмед лукаво усмехнулся.
   -Сразу видно, человек занялся любимым делом. Ох, не завидую я этим парням.
  --
   -Ничего. Пусть лучше тут попотеют. Зато потом шкуры будут целее.
   Откликнулся Дмир.
   Предгорных укреплений Южного прохода мы достигли к вечеру следующего дня. Назвать их укреплениями можно было только условно. Уже множество лет Южному проходу никто не угрожал и только как дань традиции его охранял небольшой гарнизон провинциальных войск. Никаких вопросов нам задавать не стали, но по их взглядам можно было понять, что они удивлены. Вестники Богини иногда ходили этим проходом, но никогда летом. Мы спешили, и утро следующего дня встретили уже за перевалом. Едва спустившись с гор, мы почувствовали дыхание пустыни. И хотя, по словам Хмеда до настоящей пустыни еще не меньше дня пути ее зной ощущался уже здесь. Дальше нас вел Хмед. Как я уже говорил, кони полностью свыклись с присутствием псов, и мы теперь шли плотной группой, хотя псы по-прежнему несли свою охранную службу. Они и предупредили нас о соплеменниках Хмеда. Мы уже вошли в зону песков и двигались тропой, если ее можно так назвать. Поскольку указателем того, что этой дорогой пользовались, служили только черепа лошадей и верблюдов по обеим сторонам от нашего маршрута. Но Хмед уверенно вел нас вглубь песков. Когда псы подали сигнал, мы двигались между двух барханов. Я остановился и осмотрелся. Вроде ничего подозрительного, но я не спешил двигаться дальше, внимательно продолжая осматриваться. Судя по реакции псов, слева. Ага. Есть! Точно, слева. Прямо за гребнем. Пока я занимался своими наблюдениями, Дмир с Хмедом подъехали ко мне.
   -Что-то случилось?
   -Люди, впереди, слева. За гребнем бархана. Шагов за триста.
  -- Хмед встал на стременах и осмотрелся.
   -Ничего не вижу. Но проверить можно.
   И он издал высокий горловой крик. В ответ на него из-за гребня бархана показались головы. Нас внимательно разглядывали. Хмед снова издал крик уже иной тональности. Теперь результаты были иными. Головы исчезли, но уже через минуту, с гребня бархана скатился отряд из двух десятков всадников. Кочевники они везде кочевники. Вопли, джигитовка, игра оружием, что-то подобное я видел и у себя дома. Зато Хмед расцвел и принял во всем этом самое живое участие. Меня удивила реакция моих псов. Они просто уселись возле меня и стали наблюдать за происходящим. И очень похоже, что с удовольствием. Кочевники, в отличие от жителей равнин, казалось, не обращали на них никакого внимания. Правда, потом я обратил внимание на то, что ни один из них, исполняя свои акробатические номера, не приближался ко мне ближе, чем на двадцать метров. Когда все успокоились, и пыль улеглась Хмед, наконец, снизошел до объяснений.
   -Это воины моего племени. Время тревожное и старейшины решили, что лучше присмотреть за тропами. Зато теперь мы можем ничего не бояться. У нас есть защита племени.
   Я только улыбнулся на его последнее заявление. Я и так ничего не боялся. Но комментировать его заявление не стал. Хмед переговорил со своими соплеменниками и сообщил нам.
   -Они стоят лагерем неподалеку, у колодца. Нам лучше переждать там дневную жару. Дальше идти будем по ночам. Днем слишком жарко. Начинается Красная пустыня.
   Мы с Дмиром не возражали. И в сопровождении почетного эскорта тронулись в путь. Теперь порядок изменился. Впереди и сзади шли воины Хмеда, а мы двигались в середине. Мои псы теперь шли рядом со мной. Не прошло и часа, как мы достигли места назначения. Весь лагерь состоял из семи шатров. И только десяток чахлых пальм указывал на то, что здесь действительно есть вода. А вот шатры меня удивили. Это были не палатки кочевников из шкур, а блестящие на солнце, довольно большие, правильной формы полусферы. Когда мы приблизились к лагерю, наш эскорт сорвался с места и, завывая, поскакал к стоянке. В лагере поднялся переполох. Люди выскакивали из шатров и вскакивали на привязанных тут же коней. Наши воины сделали круг вокруг лагеря и повернули к нам. К ним присоединилось, наверное, все население лагеря, никак не меньше ста человек. Церемония встречи просто приняла более массовый характер. Количество поднятой пыли тоже значительно возросло. Но деваться было некуда. Энтузиазм соплеменников Хмеда не угасал, наверное, добрых двадцать минут. Когда эта карусель начала утихать, мои псы из рыжих превратились в песчано-серых, впрочем, мы с Дмиром тоже. Наконец один из встречавших решил, что почета с нас достаточно и понял руку. Нас окружили кольцом и с громкими воплями препроводили в лагерь. Наверное, как почетным гостям, нам с Дмиром отвели отдельный шатер. На удивление в нем было прохладно и светло. Стены шатра были полупрозрачными. Я подошел рассмотреть их поближе. Похоже на тонко выделанные шкуры. Каркас был тоже с секретом. Очень тонкие прутья растительного происхождения. Вместе с тем надавив на стенку, я убедился, что шатер стоит прочно, и стенки могут выдержать большую нагрузку. Интересно. От исследований меня отвлек Хмед, вошедший в шатер.
   -Молодые воины набрали воды для гостей, теперь можно и ополоснуться с дороги. А потом в нашу честь дадут пир. Правда он не настоящий, воины в походе, но командир отряда скорее отрубит себе руку, чем отпустит нас без угощения.
  -- Кивнув на псов он добавил.
   -Для них тоже найдется, что перекусить.
   Дмир, похоже, уже бывал в этих местах, поскольку речь Хмеда выслушал, не выказывая удивления. Я, глядя на него, решил тоже ничему не удивляться и воспринимать все как должное. Хмед проводил нас к пальмовой роще. Рядом с ней был выложенный камнем небольшой бассейн, заполненный водой. И только заметив рядом устройство, с помощью которого он наполнялся, я в полной мере оценил оказанное нам уважение. Это был кожаный бурдюк литров на десять-двенадцать с веревкой метров пятидесяти длинны. Наполнить с его помощью даже этот небольшой бассейн... Вода была прохладной, и мы с Дмиром с удовольствием ополоснулись. Хмед не присоединился к нам, объяснив, что пока он не коснется камней родного очага для него это не приемлемо. Тем не менее, он не ушел, а присев рядом удовлетворенно наблюдал за нами с Дмиром. Пир был организован тоже в тени пальм. Для походных условий стол выглядел очень неплохо. Не было только вина и свежих овощей. Зато кумыс и мясо во всех видах были в изобилии. Трапезу моим псам организовали тоже рядом. Это был, всего на всего, молодой верблюд. Мне в первый раз пришлось посмотреть как "кушают" мои псы. Очень аккуратно кусками килограмма по три, они разобрали пол верблюда. Причем минут за двадцать. Я только и смог, что покачать головой. Впрочем, особенно наблюдать за ними у меня времени не было. За нашим столом события тоже набирали оборот. Один из воинов понимавших язык королевства служил нам переводчиком, поскольку Хмед был главным действующим лицом. Каждый командир десятка, и все более менее заслуженные воины, произнесли здравицы в его честь. Из этих здравиц я уразумел, что Хмед был не просто одним из вождей, а главным военным вождем триаров. Он собственно и был в королевстве по просьбе герефа юго-западной провинции. Оговаривалась помощь, которую триары могут оказать королевству. Наконец слово взял Хмед. Он живописал свои похождения. Надо сказать, что у него был видимо врожденный дар актера. То, что он рассказывал, зачастую можно было понять и без перевода. Настолько живо он передавал происходящие события. Все были захвачены его рассказом. Кочевники буквально ловили каждое его слово. Некоторые наиболее впечатлительные по ходу его рассказа даже вскакивали, потрясая оружием. Когда он рассказывал об обстоятельствах своего пленения, по рядам слушателей прокатился стон. Он изобразил свое униженное состояние пленного. Ответом был блеск глаз и стиснутые руки на рукоятках мечей. Наконец, он приступил к рассказу о своем освобождении. Он вскочил и буквально начал показывать, что делали мы с Дмиром, и что делали псы. Нужно было видеть то внимание, с каким его слушали. Наверное, если бы даже небо упало на землю, никто из кочевников не заметил бы этого. Наш переводчик смолк, увлекшись рассказом, но мы и так все понимали. Когда Хмед окончил свой рассказ, целую минуту стояла оглушительная тишина, а потом произошел взрыв. По сравнению, с которым церемония встречи показалась бы легким утренним ветерком рядом с ураганом. И в центре этого урагана оказались мы с Дмиром. Я уже подумал, что нас с Дмиром разорвут на сувениры, как поп звезд у нас на Земле, но на наше счастье все обошлось только легкой контузией, как следствием мощного акустического удара. Зато отношение воинов к нам разительно изменилось. Если раньше мы были почетными гостями, то теперь стали чем-то вроде полубогов. Благодаря стараниям Хмеда они готовы были идти за нами в огонь и воду. Желающих сопровождать нас в оазисы пришлось отбирать командиру отряда, поскольку желали все. Но кому-то нужно было остаться на охране тропы. Тем более после рассказа Хмеда. Правда, решено это было весьма просто и без обид. Командир просто устроил состязания молодых воинов, заявив, что двадцать лучших пойдут с нами. Джигитовка, стрельба из лука, борьба, поединки. Мы с Дмиром только подивились его находчивости. Никаких обид, это раз. Дополнительная подготовка для молодых, это два. И развлечение для всех не участвующих, три. Правда, не участвующих набралось человек двадцать. Заслуженные воины, выступавшие арбитрами и командиры. Состязания были устроены вечером, когда начала спадать жара, и они оказались действительно захватывающим зрелищем. Когда они закончились двадцать, действительно лучших, были счастливы не меньше наших олимпийских чемпионов. Сборы прошли быстро, и еще не минуло полуночи, как наш отряд тронулся вперед.

Глава 6

   Три дня, уже целых три дня мы были в оазисе Фаюм. Дмир был мрачен, как грозовая туча. Наши надежды не оправдались. Никто из старейшин не мог указать дороги через пустыню в это время года. Хмед тоже был расстроен. И хотя в нашу честь каждый день давались пиры, никого это не радовало. У нас с Дмиром оставалась еще неделя срока. В обычных условиях мы с Дмиром, без особых усилий, успевали в святилище, ведь до него осталось не больше двухсот километров. Но на три дневных перехода никакого движения не было. И я верил в это. Даже в оазисе жара стояла неимоверная и задолго до полудня жизнь замирала и возобновлялась только вечером. Но даже на рассвете, когда температура опускалась до своей самой низкой точки, было не меньше плюс тридцати градусов Цельсия, по самой скромной оценке. К тому же это были еще не все неприятности. У триаров побывали эмиссары Островного княжества и Зеленого братства. И хотя триары отказали им в поддержке, сам факт был показателен. Мы с Дмиром лежали в полупрозрачном шатре дававшим относительную прохладу. Полдень еще не наступил, но уже сейчас жара была такой, что даже мысль о простейшем движении была невыносимой. Черт! Неужели все. Может быть, я ошибся, и нам нужно было попробовать прорваться Центральным проходом? Но Антар был категоричен, да и Дмир согласился с моим решением. Я стал перебирать в памяти разговор со старейшинами. Пять седых стариков приняли живейшие участие в нашей проблеме. Обсудили все, и вывод однозначен, дороги нет. Можно попробовать идти по морскому побережью. Море смягчает температуру, но там нет колодцев. Запас воды в бурдюках не спасет, потому, что даже верблюдов нужно будет поить. Путь к центральному проходу не лучше. Да и по срокам оба варианта нас не устраивали. А обычными тропами не пройти. Меньше чем в половине дневного перехода пески кончаются, и начинается каменное плато. Даже в конце весны, когда закрывались тропы, вода, пролитая там на камни, кипела. Как там сказал глава старейшин. "Даже птица не может подняться там так высоко, чтобы не опалить крылья". Птица. Да уж. И тут я подскочил на месте. Мысль, пришедшая мне в голову, заставила меня сделать это. Птица не может, а планер! Даже не планер, а дельтаплан. Именно дельтаплан. Конструкция простейшая, ни каких тросиков и рычагов, все управляется положением тела. Утром, когда солнце начинает греть пески, восходящие потоки очень мощные. Забраться можно достаточно высоко. Да и над каменным плато восходящие потоки должны быть. Двести километров на дельтаплане, конечно не подарок, но и не смертельный трюк. Плоскость прикроет от солнца, а восемь десять часов я выдержу и без воды. Так, теперь материалы. Шкура с шатра вполне подойдет на плоскость, а тростник, из которого делаются опоры для шатра должен выдержать нагрузку. Он достаточно прочный. Может быть не стопроцентный, но шанс добраться до святилища есть. Дмира и псов призовут в святилище в день посвящения. Проблема была только во мне и, очень похоже, что я нашел вариант. Я вскочил. Дмир удивленно посмотрел на меня. Псы тоже удивленно подняли головы.
   -Нужен Хмед, кажется, я нашел выход!
  -- И я торопливо объяснил ему суть своей идеи. Дмир только покачал головой.
   -Чтобы человек летал!? Даже колдуны не умеют этого.
   -Колдуны не знаю, но летать можно. Во всяком случае, другого шанса я не вижу.
  -- Он снова покачал головой.
   -Не знаю. Летают только птицы, да бабочки. Но если ты говоришь, что можно и человеку...
  -- Он встал и направился к выходу.
   -Пойду искать Хмеда.
   -Хорошо, а я пока попробую изобразить, что нужно сделать.
   Дмир и Хмед пришли довольно быстро. Я решил не объяснять Хмеду, как я собираюсь использовать это сооружение. Но объяснил, что, возможно, оно поможет добраться мне до святилища. Прямо на земле я начертил кинжалом, что нужно изготовить. Хмед рассмотрел все очень внимательно и выслушал мои пояснения.
   -Я думаю, наши мастера смогут это сделать, но лучше я позову старшего мастера.
   Он поднялся и вышел. Вернулся он минут через двадцать. Вместе с ним пришел невысокий седой кочевник. Я снова повторил свои объяснения. Он задумался.
   -Да мы сможем это сделать. Но для этого нужно разрешение старейшин. Сок для пропитки хранится под их контролем, и он очень дорог.
  -- Хмед нетерпеливо вскочил.
   -Это мои проблемы.
   С этими словами он выскочил из шатра. Я не стал терять времени и стал более подробно объяснять мастеру детали конструкции. Он слушал внимательно и, услышав его встречные вопросы, я с радостью понял. По крайней мере, здесь, больших проблем быть не должно. В этот раз Хмед отсутствовал довольно долго. Солнце уже перевалило далеко за полдень, когда он вернулся в шатер. Повернувшись к мастеру, он сказал.
   -Старейшины дали добро, можешь брать все, что необходимо и приступать к работе.
  -- Мастер кивнул и легко поднявшись сказал.
   -Хорошо. Я иду собирать мастеров. Думаю, за неделю мы управимся.
  -- Хмед отрицательно качнул головой.
   -Это слишком поздно. Нужно не позднее чем через пять дней.
  -- Мастер внимательно посмотрел на Хмеда.
   -Я поговорю с мастерами, думаю, они согласятся. Но у нас тоже есть просьба. Мы все слышали рассказ о твоем освобождении. Пусть чужеземец покажет, как он стреляет из лука.
  -- Хмед вспыхнул.
   -Ты не веришь моим словам?!
   -Нет, нет! Что ты. Просто мы тоже хотели бы насладиться его искусством.
  -- Я увидел, что Хмед начал яриться и поспешил разрядить обстановку.
   -Я с удовольствием покажу.
  -- Хмед посмотрел на меня и явно сбавил обороты.
   -Ну, хорошо, ты слышал.
   Когда мастер вышел из шатра. Хмед произнес короткую энергичную фразу. Дмир услышав его, прыснул со смеху. Хмед озадаченно посмотрел на Дмира.
   -Ты, что? Понимаешь наш язык?
  -- Дмир ответил сквозь смех.
   -Это трудно не понять.
  -- Хмед усмехнулся.
   -Сын этого мастера считается одним из лучших лучников племени. Оттуда и дует ветер.
  -- Я рассмеялся.
   -Ну, если дело в этом, то может быть просто, организовать состязания, а мы с Дмиром поучаствуем. Ты как на этот счет Дмир?
  -- Дмир пожал плечами.
   -Для пользы дела можно и поучаствовать.
  -- Хмед моментально загорелся.
   -Это было бы здорово. Можно разослать вестников и собрать наших лучших воинов. Это действительно будет праздник. Пусть все посмотрят на вас и убедятся, Хмед никогда не лжет. Я пойду переговорю со старейшинами.
  -- И он вылетел их шатра. Дмир снова рассмеялся.
   -Вот такие они и есть. Дети, просто дети во всем, что касается боя. Но с другой стороны благодаря этому они и выживают.
   О том, что весть о состязаниях уже известна всем, мы поняли вечером, когда жизнь в оазисе возобновилась. Нас с Дмиром рассматривали уже не как гостей, а оценивающе, как будущих противников. Особенно внимательны были ветераны. Дмир только посмеивался. Впрочем, я тоже улыбался. Ближе к вечеру к нам подошел Хмед.
   -Есть небольшая проблема. Все состязания начинаются с джигитовки. Дмир конник, а как быть с тобой.
  -- Я рассмеялся.
   -Просто дай мне хорошего коня, и день времени, освоится с ним.
  -- Хмед облегченно вздохнул.
   -С конем проблемы не будет, а вот времени у тебя, только до послезавтра.
   -Вполне достаточно.
   Хмед не стал терять времени даром. Буквально тут же он отвел нас к косяку коней и предложил выбирать. Выбор не занял у нас много времени. Когда мы выбрали коней, Хмед только поцокал языком.
   -Теперь я спокоен, в лошадях вы действительно разбираетесь. Эти лучшие.
   Мы с Дмиром переглянулись и снова рассмеялись. Впрочем, Портос тоже одобрил мой выбор. Обойдя вокруг коня, он одобрительно фыркнул. Меня снова удивила спокойная реакция лошадей кочевников на моих псов. И воспользовавшись моментом, я спросил об этом у Хмеда. Тот хмыкнул. А ответил вместо него Дмир.
   -Святилище берет коней у триаров от века. И у них уже выработалась привычка, передаваемая из поколения в поколение. Ведь часть приученных к псам лошадей из святилища возвращают обратно.
  -- Я понимающе кивнул.
   -Тогда понятно.
   Кони действительно оказались хороши. Опробовав своего, я убедился, что взаимопонимание у нас есть, и попробовал несколько трюков. Все прошло успешно. Когда я закончил и подъехал к товарищам Хмед только покачал головой.
   -Боюсь, моих соплеменников ждет разочарование. Все уверены, что в джигитовке им нет равных. Я уже видел, на что ты способен в других вещах, а теперь могу только развести руками. То, что делаешь ты, не сделает никто из наших всадников. Да и никто другой, пожалуй, тоже.
   Дмир поддержал Хмеда.
   -Нас тоже учат конному делу, но до такого еще никто не додумался.
  -- Я пожал плечами.
   -Другая страна, другой опыт.
  -- Дмир с сомнением снова качнул головой.
   -Страна страной. Но что бы сделать это и люди должны быть другие.
  -- Хмед тоже закивал.
   -Да уж. Я сам родился в седле, но такое и представить не мог.
   Слушая их рассуждения, я вдруг подумал, а что вы скажете, если я улечу. Дмир хоть знал, что я затеваю. А вот Хмед и его соплеменники... Ну да ладно. Пока еще рано гадать на эту тему.
   Состязания начались ближе к вечеру, когда спала дневная жара. Народу собралось много, и старейшины сами отобрали участников. Не обошлось и без обид, но старейшины были непреклонны. В конечном счете, осталось не больше двадцати человек и, глядя на них, было действительно видно, что отобраны лучшие. Даже отношение соплеменников говорило об этом. Этих людей уважали. Начало положили джигитовкой молодые воины, тоже отобранные старейшинами. Они показали все, на что были способны. Зрелище было действительно красивым. А когда толпа зрителей достаточно "разогрелась" начались действительные состязания. Мы с Дмиром, как гости, выступали последними. А пока смотрели на выступление хозяев. Ценителями были все. Каждый пас оживленно комментировался. Хмед, бывший рядом с нами, переводил комментарии. Когда пришла очередь Дмира, я заволновался, но как выяснилось напрасно. Если Дмир и не превзошел соплеменников Хмеда, то уж во всяком случае, ни в чем им и не уступил. Это же подтвердили и восторженные возгласы зрителей. Когда он закончил Хмед усмехнулся.
   -Давай Марк. Покажи им.
   И я показал. Если сначала какие-то крики еще были слышны, то заканчивал я при абсолютном молчании. Но стояли все. Даже старейшины вскочили на ноги. Тишина сохранилась и потом, после окончания. Когда я подъехал к Хмеду и соскочил с коня, люди подались в сторону. Хмед объяснил мне причину.
   -Они говорят, что простой смертный не может так ездить. Это могут только боги.
   -Скажи им, что если бы у меня, было, больше времени любой воин мог бы научиться у меня этому.
   Хмед перевел мои слова. И это немного разрядило напряжение. Люди задвигались и заговорили. Их прервал верховный старейшина, обратившись с вопросом ко всем. Хмед перевел.
   -Он спрашивает, есть ли у кого сомнения в победителе.
  -- Ответ был единодушный рев. Хмед заулыбался.
   -Мой народ хотя и очень гордый, но справедливый. Ты лучший.
   Следующим видом была стрельба из лука. Стреляли великолепно, действительно тут было на что посмотреть. Стреляли на скаку вперед и назад в качающуюся мишень. Некоторые успевали попасть по четыре пять раз за проход. И били очень кучно. Показал себя и сын мастера. Он стрелял как английские лучники в тростник не меньше чем за сто шагов. Как гости мы с Дмиром были опять последние. Дмир повторил английское упражнение на той же дистанции. Отличие было только в том, что он выпустил пять стрел, в очень быстром темпе, и ни разу не промахнулся. Когда наступила моя очередь, Хмед спросил у меня.
   -Какую мишень поставить?
   Я улыбнулся и ответил, что мишень у меня есть. Я решил показать им монгольские игры с некоторыми вариациями. Пять стрел одним выстрелом вверх и пять по одной вдогонку. Номер удался, и я перебил все пять стрел в полете. И снова ответом была гробовая тишина. Когда я вернулся на свое место, даже Хмед смотрел на меня с суеверным ужасом. На этот раз обстановку разрядил сын мастера. Он подошел ко мне снял лук и переломил его через колено. Положил его к моим ногам и что-то произнес. Хмед перевел.
   -Хмар просит оказать ему честь быть твоим учеником.
  -- Я покачал головой и ответил.
   -Такому мастеру не нужен учитель. А приемами я поделюсь с удовольствием.
  -- Выслушав перевод Хмар заулыбался. И снова что-то сказал.
   -Он сказал - перевел Хмед - Только позови.
   Я улыбнулся Хмару и протянул руку. Тот понял мой жест и пожал ее. Когда начались поединки, я сказал Хмеду.
   -Мне кажется, нам с Дмиром не стоит участвовать в поединках. У вас хорошие воины, но у них нет и одного шанса. Лучше я просто кое-что покажу.
   Хмед выслушал меня и, кивнув, отошел к старейшинам. После коротких переговоров он вернулся обратно.
   -Старейшины согласились. Когда определится лучший из наших воинов, ты покажешь то, что хочешь.
   -Хорошо. Попроси Хмара. Пусть он отберет десять лучших лучников и пусть каждый из них возьмет по двадцать стрел.
   Хмед кивнул и перевел Хмару мою просьбу. К тому времени как поединки закончились десять лучников стояли возле меня. Я объяснил им через Хмеда, что от них требуется. Когда нас вызвали на "арену", мы были готовы. Лучники быстро образовали вокруг меня круг на расстоянии тридцати шагов и изготовились к стрельбе. По команде Хмара они стали пускать стрелы в меня. То, что проделал я, было немного более сложным, чем стычка с людьми Юстаса на побережье. Хотя результат был тем же. Ни одна стрела в меня не попала, а я, коснулся шеи каждого тыльной стороной катаны. На этот раз тишины не было. Зрелище настолько захватило кочевников, что они, забыв все страхи, увлеченно вопили. Когда мы закончили, все, включая стрелков, окружили меня, крича и потрясая оружием. Рева был не меньше, чем от "Боинга-747" на взлете. Старейшинам с трудом удалось утихомирить впавших в экстаз зрителей. Когда относительный порядок был восстановлен, слово взял верховный старейшина. Сияющий Хмед переводил его речь.
   -Вы знаете, что согласно обычая, любой чужеземец, победивший в одном из состязаний, имел право быть усыновленным нашим племенем. Даже если это был пленный враг. Сегодня обычай изменен. Мы сами просим у чужеземца оказать нам честь и стать членом нашего племени.
  -- После его слов наступила напряженная тишина. Я повернулся к Хмеду.
   -Что для этого надо сделать?
   -Если ты согласен, то должен смешать кровь с одним из вождей. Но ты можешь и отказаться, в этом не будет оскорбления. Люди знают, что ты вестник Богини.
   Я молча достал кинжал и, надрезав руку, протянул ее Хмеду. Его глаза вспыхнули. Он выхватил свой нож и, надрезав свою руку, прижал к моей. Кровь смешалась. Толпа, напряженно следившая за нами, снова взорвалась криками. А я?! Я стал триаром. Пир, который закатили по окончанию церемонии, был чудовищным по количеству съеденного и выпитого. Я сам не промах поесть и выпить, но здесь была явно не моя весовая категория. Мы с Хмедом и Дмиром сидели на почетном месте, рядом со старейшинами. Мои псы устроились у нас за спинами. Их покормили раньше и, наверное, зря. Они могли бы "посидеть" за этим столом в качестве равных едоков. Да и то некоторые воины явно пытались их превзойти. Атмосфера была самая непринужденная. Звучали шутки, смех. Одна из шуток особенно развеселила Хмеда. Отсмеявшись, он перевел.
   -Они говорят, что я действительно приврал, рассказывая о своем освобождении. На самом деле молов было намного больше. Иначе как бы они умудрились ранить Дмира. А я объяснил им, что молы тут не причем. Просто лошадь взбесилась. Но они все равно не верят.
   Самой приятной новостью на пиру, стало обещание мастера максимально ускорить изготовление дельтаплана. Он пообещал, что мастера будут работать и ночью, но успеют к сроку. Пиршество закончилось под утро. И надо сказать честно, его окончание я воспринял с облегчением. Дмир только посмеивался, глядя, как я укладывался спать. Но я настолько выдохся от этого великого кормления, что решил не обращать на него внимания. Хорошо выспаться мне не дали. Как живой пример того, что меня считают своим, пришел Хмар и с ним десяток вчерашних лучников. Они горели желанием освоить новые приемы стрельбы. Пришлось выполнять вчерашнее обещание. Я провозился с ними все утро и вечер, объясняя тонкости восточной методики стрельбы. Но результат был на лицо. Все научились пускать одновременно по две-три стрелы, а вечером Хмару удалось сбить первую стрелу. Восторгов было, хоть отбавляй. На следующий день пришел мастер и пригласил меня посмотреть на результаты их труда. Когда я увидел, что им удалось сделать, уверенность в успехе моей затеи у меня добавилась. Плоскость была сделана почти идеально. Размеры, изгиб, пропорции, несущая рама. Все отвечала требованиям. По весу, конструкция триаров даже выигрывала. Этот день я провел с мастерами, доводя конструкцию. К вечеру все было готово, и я решил вылететь утром. Когда я сообщил об этом Хмеду, он погрустнел.
   -Я понимаю, что тебя зовет долг. Но обещай, что при возможности ты вернешься.
   -Я обязательно вернусь, Хмед.
  -- Он вздохнул.
   -Я слышал, какую весть ты несешь. И понимаю, что в любом случае королевство ждет война. Лорды просто так не отдадут власть. У тебя особое положение, ты вестник Богини. Но не забывай, теперь ты триар. И если будет нужно, воины племени пойдут за тобой, куда и на кого угодно.
   Вечером нас с Дмиром пригласил верховный старейшина. Привел нас к нему Хмед. Я подумал, что Хмед будет переводчиком, но к моему удивлению старейшина заговорил на чистейшем основном языке королевства.
   -Хмед сообщил нам, что на рассвете ты уходишь. Я не знаю, как ты собираешься выполнить свой долг, но желаю тебе успеха в этом трудном деле. Ты открыто делишься своими тайнами с нашими воинами. Благодаря тебе триары стали сильнее. Совет старейшин тоже решил сделать тебе подарок.
   С этими словами он протянул мне лук и колчан. На вид совсем обычные. Но едва я взял их в руки, как почувствовал, что не все здесь так просто. Старейшина между тем продолжал.
   -Это не простой лук. И не каждый воин сможет из него выстрелить. Его стрелы летят втрое дальше обычных, а перед наконечником не устоит ни один доспех. Он никогда не ослабнет, тетива его не оборвется. Его нельзя украсть. Его можно только подарить. Вчера ты подарил племени множество новых лучников. А это значит множество жизней. Племя обязано вернуть тебе хоть малую часть. Отныне этот лук твой.
  -- Я понял, что отказываться нельзя, но решил тоже сказать пару слов.
   -Я с благодарностью принимаю этот бесценный дар. Хотя считаю, что не достоин его. Я триар по крови и племя вправе владеть тем, чем владею я. Поэтому вчера я и учил воинов новым приемам стрельбы. Добавлю только одно. Если племени понадобится мой меч и стрела, племя всегда их получит.
  -- Старейшина выслушал меня молча и когда я закончил сказал.
   -Племя надеется на тебя. Удачи тебе Марк.
   На этом аудиенция и закончилась. Когда мы вышли из шатра старейшины, Дмир удивленно присвистнул.
   -Ну и дела. Ты хоть понимаешь, что тебе подарили?! Это же легендарный лук триаров. Он никогда не был в руках чужеземца. Его одного боятся больше чем сотни лучников. И достают его только тогда, когда триары отправляются в смертельный бой. За последнюю сотню лет он, по-моему, не покидал пределов Красной пустыни. Так Хмед?
  -- Хмед кивнул головой.
   -Верно. Но я уже говорил, мой народ справедлив. И Марк не чужеземец. Смертный бой тоже не за горами. Пришло время большой крови. А старейшинам лучше знать, где лук нужнее.
  -- Дмир только головой покачал и снова повторил.
   -Ну и дела.
   Почти всю ночь мы проговорили с Дмиром. Он подробно обрисовал мне святилище и его окрестности. Вместе с ним мы определили и место посадки. Это был небольшой оазис, примерно в половине пешего перехода от святилища. Обычно в это время года в нем никого не бывало. Что было мне на руку. Я спокойно мог спрятать дельтаплан. Лишние слухи были совсем ни к чему. Дмир объяснил мне и как связаться с Вларом, вторым спутникам слепого старика на побережье. А уж Влар должен был свести меня с остальными моими сторонниками. Говоря короче, Дмир прочел мне лекцию по святилищу Богини и раскладу сил среди жрецов. Увидится с ним, мы могли только перед самым посвящением и потому Дмир старался рассказать как можно больше. Так, что соснуть нам удалось всего пару часов. Едва солнце показалось из-за горизонта, как пришел Хмед и старый мастер. По моей просьбе больше провожающих не было. Я бы прекрасно обошелся и без мастера, но не смог отказать ему в желании посмотреть на плоды трудов своих. Мои псы нервничали. Похоже, им не нравилась идея расстаться со мной. Мне тоже не хотелось расставаться с ними. Но особого выбора не было. После легкого завтрака мы тронулись. Эту пальму я присмотрел еще накануне. Она была довольно высокой и стояла несколько обособлено. Попрощавшись со всеми, я расцеловал рыжие морды, и полез наверх. Устроившись наверху, затянул сверток с оружием и приладил у себя за спиной. После этого затянул наверх дельтаплан. Самое сложное было влезть в упряжь, удерживая равновесие, но и с этим мне удалось справиться. Ну что ж с Богом. Или с Богиней. Кто их тут знает. По моему знаку Дмир пустил вскачь лошадь, разматывая привязанный к седлу аркан. Второй конец аркана был привязан к раме моего дельтаплана. Я точно угадал момент рывка, и он достал меня уже в воздухе. Расчет оправдался, и я резко пошел вверх, как воздушный змей на веревочке. Набрав метров пятьдесят, я отбросил аркан, и почти сразу же поймал мощный восходящий поток. Отлично, теперь по спирали вверх. Тянуло здорово, как в хорошей трубе. Уже довольно скоро я едва различал на земле моих провожатых. Набрав достаточную высоту, я попробовал маневрировать. Конструкция вела себя выше всяких похвал. Сделав еще круг, я прикинул место следующего восходящего потока, и скользнул в его сторону.
   Через четыре часа полета я вспомнил всех, а Лилиенталя и братьев Райт в первую очередь. Я не сказал бы, что мои воспоминания принесли успокоение их душам. Скорее напротив. Незлым тихим словом... Я проклял их всех и аппараты тяжелее воздуха тоже. Вся беда была в том, что это хотя и приносило некоторое моральное удовлетворение, но никак не помогало в плане физическом. Даже на высоте восьмисот метров, куда я рискнул забраться, плато Кипящих камней воздавало мне должное. Не знаю, как себя чувствует курица в духовке, однако мне кажется намного лучше. Потому как ее кладут туда, предварительно свернув шею. Залезть выше, было опасно, можно было попасть в боковые течения, а моя конструкция хоть и держала меня в воздухе, вряд ли соответствовала требованиям современного авиастроения. В любом случае искушать судьбу я не хотел. Хотя сам мой полет через это пекло, как оказалось, был самым крутым искушением судьбы. Если бы я только мог представить все эти прелести заранее. Да гори все боги, и богини со всеми их посвящениями синим пламенем. Сейчас же меня держало только одно. Туда, по моим прикидкам, было уже ближе, чем обратно. И сжав зубы, я продолжал скакать с потока на поток. Мне даже не нужно было смотреть на землю что бы определить высоту. Она сама сообщала мне об этом, поджаривая, увы, не только пятки. Нет, все было рассчитано верно. Чего, чего, а восходящих потоков было более чем достаточно. И плоскость прикрывала меня от солнца. Правда кто ж мог подумать, что прикрывать она меня будет как крышка жаркое на сковородке. Наверное, мой мозг отключил какие-то свои участки и управлял крылом я на чистом подсознании. Сужу об этом потому, что я даже не заметил, как выскочил с плато, и поплыл над песками. Сознание включилось, когда высота стала довольно низкой, и я сообразил, что могу просто грохнуться в песках. На мое счастье восходящий поток был недалеко, и я снова сумел набрать высоту. Теперь уже осознано корректируя свой полет. Боги! Неужели я проскочил. Жара, конечно, была ужасная, но после плато она казалась мне легким прохладным ветерком. Я стал осматриваться, пытаясь определиться, где я примерно нахожусь. С трудом, манипулируя затекшими руками, я умудрился взглянуть на свою солнечную тень. Похоже, я не сильно уклонился от маршрута, а время перевалило далеко за полдень. Со слов Хмеда я довольно неплохо представлял предстоящий мне путь. Загвоздка была в другом. Хмед описывал мне наземные ориентиры, а попробуй разглядеть их с воздуха. Ага, что-то есть. Через несколько минут, я разглядел колодец и белую вешку возле него. Согласно Хмеду это последний колодец перед оазисом. Значит, дела не так уж плохи. До оазиса осталось каких-то тридцать километров, совсем ерунда после пройденного сегодня.
   Наверное, я прогневил богов, или просто взяла свое усталость. А быстрее всего, со мной сыграло шутку убежденность, что все страшное уже позади. Так, или иначе, но, поднявшись вверх, я заложил слишком крутой вираж, спеша взять нужный мне курс. И тут правая несущая перекладина не выдержала. Раздался сухой щелчок и конец плоскости затрепыхал по воздуху. Как я не пытался, балансируя телом, выровнять нагрузку на плоскость, мое сошествие с небес больше напоминало полет осинового листа, чем организованный спуск. Мне еще сравнительно повезло, я упал на скат бархана, и удар получился скользящим. Падение сослужило, по крайней мере, одну добрую службу. Андреаналин хлынувший в кровь разогрел затекшее тело и встряхнул мозг. Благодаря этому, буквально через пару секунд, я начал ясно соображать. Мысли закрутились как хорошо смазанные шестерни, легко и без скрипа. От колодца я отлетел недалеко. Так, что до оазиса осталось не меньше двадцати пяти километров. От колодца прока никакого. Хмед сказал, что летом он пересыхает. Солнце перевалило далеко за полдень. Значит, моя задача с наименьшими потерями продержаться до вечера и за ночь дойти до оазиса. Осознав это, я быстренько освежил в памяти курс выживания в пустыне. Минимум движения днем. Значит нужно убежище. Сломавшийся дельтаплан легко превратить в элементарную палатку. Для этого нужно только правильно выбрать место. Оценив конфигурацию бархана, я вытащил из свертка меч и в выбранном месте, проткнул песок. Подержав его с минуту, вытянул и пощупал лезвие. Так теперь здесь, здесь, здесь и здесь. В одном месте клинок показался мне более прохладным, и я стал, обжигая руки разгребать песок. Минут через пятнадцать я уже лежал под пологом импровизированной палатки. И занялся упражнением по аутотренингу. Дыхание, счет, замедление ритма. Наконец как избавление пришло полубессознательное состояние. Я вышел из него, как и запрограммировал, едва солнце стало уходить за горизонт. Полежал еще с минуту, проводя мысленную ревизию. Да, хреново. Плато Кипящих камней высушило мой организм. Все же этот мой перелет был изрядной авантюрой. Не знаю, как я теперь смогу выдержать еще и этот ночной марш. Однако выбора нет. Не умирать же, в самом деле, тут. И я заставил себя подняться. По некоторому размышлению я скрутил шкуру палатки и приладил за спиной. Мало ли. Может, придется устраивать еще одну дневку. Хотя об этом даже думать не хотелось. Черт, всего-то, час полета. С этими мыслями я сделал первый шаг. Я постарался заставить забыть себя про жажду и двинулся вперед. Сориентировавшись, я двинулся в сторону караванной тропы. Она должна быть где-то рядом. Все легче будет идти, зная, что люди тут иногда ходили. Через полчаса я нашел тропу и двинулся по ней. Я постарался снова ввести себя в состояние автомата, и это мне отчасти удалось. Дополнительные неприятности подвалили во второй половине ночи. Сначала я подумал, что мне померещилось, но снова мелькнувшие светящиеся зеленым пятна подтвердили. У меня появились спутники. И совсем не желанные. Шакалы. И не просто шакалы, а много шакалов. В обычном состоянии я бы не обратил на них никакого внимания. Но сейчас я не смог бы, наверное, справиться и с котенком. Все, на что меня хватало, это идти. Я остановился и вытащил лук. Нет, не натянуть. И отбросив лук, я вытащил меч. Эти твари видимо почувствовали мою слабость и стали сжимать круг, подбадривая друг друга воем. Да, похоже, хана вам, многоуважаемый Марк Детери. Слишком много. Просто задавят живой массой. Я попробовал вызвать заклинание огня, но сил удерживать его не хватило. Кратковременная вспышка остановила сжимающийся круг не надолго. Вот сейчас бросятся. И постарался упереться в землю покрепче.
   В какой-то неуловимый миг все изменилось. Шакалы замерли, и тут же их как ветром сдуло. Огромная тень скользнула с бархана ко мне, и я не успел еще сообразить, что же произошло, как сухой горячий язык, словно терка прошелся по моей щеке. Это был Портос. На него было страшно смотреть. Бока запали. Лапы распухли. И вообще, он больше напоминал тень, чем прежнего Портоса. И только сопоставив его вид, с фактом появления здесь, я понял, что произошло. Портос не остался с Дмиром, а пошел за мной. Он прошел плато Кипящих камней, и не знаю каким чудом, нашел меня в этой трижды проклятой пустыне. Я опустился на колени и, обняв его за шею, уткнулся лицом в морду. Слов нам было не нужно. Настоящие друзья понимают друг друга без слов. Дальше мы шли бок о бок. И в страшном сне я не хотел бы повторить этот марш. Но мы дошли. Солнце еще только начало разгонять ночную тьму, когда мы с Портосом вошли в оазис. На наше счастье здесь был не колодец, а небольшое заросшее тростником озерцо и мы просто плюхнулись в него не думая ни о чем. Способность связанно соображать пришла значительно позже. И я стал оценивать ситуацию. Время у нас было, и я решил снова идти ночью, хотя путь за оазисом был значительно легче. Мы заслужили дневку, и я решил дать нам этот отдых. К вечеру мы оба чувствовали себя значительно лучше. Отпились, отдохнули и даже поели. Благо дичь приходила на водопой, и не было нужды бегать за ней. На этой дичи я и опробовал лук триаров. Старый кочевник сказал правду, это был Лук! Именно с большой буквы. Я не знал его свойств и поэтому первый раз промахнулся, но не пожалел о выстреле. Стрела значительно выше прошла над целью и угодила в ствол пальмы попросту расколов его. Уже отдохнув, я сделал несколько выстрелов, и мое восхищение с каждым разом росло. Впервые мне попал в руки лук, словно сделанный для меня. По силе и дальности боя ни один из прежних не годился ему в подметки. С разных дистанций я просто расщепил несчастную пальму в щепки. Странно вели себя и стрелы. При последних выстрелах они, казалось, должны были пролетать сквозь разбитый ствол, но они падали в шаге за пальмой. Словно выполнив свою задачу, поразив цель, теряли желание лететь дальше. Уже после третьего выстрела я ни разу не промахнулся. И только покачал головой, подойдя собирать стрелы. Все, включая первые две, лежали рядом в радиусе двух метров. Помня, что рассказывал Дмир, о защите святилища я не стал проверять лук на предмет колдовских заклинаний. Итак ясно, что-то тут есть. В дальнейший путь мы двинулись, когда солнце скатилось к горизонту. Мы уже ничем не напоминали ту полумертвую пару, которая вошла утром в оазис. Теперь любой стае шакалов лучше было не встречаться с нами. Впрочем, они и не встречались. Ночь прошла спокойно, и мы с Портосом сумели держать почти такой же темп, как и на побережье. Пустыня постепенно перешла в сухую степь, и идти было легко. Мы дошли еще затемно, но я специально остановился перед последней линией холмов. На то было две причины. Входить ночью в хорошо охраняемую территорию не самый лучший вариант. И второе. Я просто хотел, при свете солнца, получше рассмотреть святилище, о котором столько наслушался за последнее время. Портос не торопил меня. Напротив он очень спокойно улегся и стал ждать. Когда солнце поднялось над горизонтом, мы тронулись в последний переход. Я вышел на гребень холма и замер. Передо мной лежал не храм, а скорее небольшой, обнесенный стенами, город, сконцентрированный вокруг храма. Храма Великой Богини.

Глава 7.

   Я сидел и думал. И мне было о чем подумать. И то, как нас встретили, и где поселили, все наводило на мысли и, не самые приятные. Начать со встречи. Стража долго не хотела пропускать нас в закрытые ворота. На них не действовал ни перстень вестника, ни Портос. Они продолжали держать нас за воротами пока не нашли командира гарнизона. Хотя стража состояла из воинов Богини, каким были и Дмир с Вларом. Командир стражи приказал пропустить нас, но держал под надзором воинов пока из храмового комплекса не прибыл жрец Богини. И тот устроил форменный допрос. Основная мысль которого проходила через тему, "Как мы сюда попали". Он ни как не мог поверить, что мы прошли через Красную пустыню. Выслушивая меня, он только качал головой и заводил ту же волынку с другой стороны. Ничего больше от меня не добившись, он, в конце концов, привел меня в это помещение, напоминающее келью, где и оставил под надзором двух воинов. Правда, некоторое время спустя мне принесли еду. Так что, как я понял, мой статус был так до конца и не определен. Со слов Дмира я неплохо представлял себе планировку святилища и понял, что попал не туда где живут вестники и воины, а в ту часть, где размещалась жреческая академия. Здесь жили послушники и преподаватели. Это тоже давало хороший повод к размышлениям. И еще. Мне было необходимо увидеться с Вларом, напарником Дмира, потому, что я просто не знал, что делать дальше. За себя я не волновался. Подготовку воинов Богини я видел и знал, что в случае необходимости смогу вырваться. Но где-то здесь был след дяди Криса. И поэтому я спокойно сидел и придавался размышлениям. Просто ждал хода с другой стороны. Неважно, чей это будет ход. Друзей или врагов. Я взглянул на устроившегося у моих ног Портоса. Мы по братски поделили мой завтрак, и теперь он тоже напряженно ждал. По его поведению я видел, что ситуация ему не нравиться. И его можно понять. Человек, простите, пес вернулся к родным пенатам и на тебе. Такая двусмысленная встреча. Вот таким "приятным" мыслям я и придавался, когда дверь без шума распахнулась, и к нам в келью шагнул человек. Портос вскочил на ноги, но разглядев посетителя сел. Это был один из объектов моих размышлений, Влар. Быстро подойдя ко мне, он проговорил.
   -У меня мало времени, поэтому слушай внимательно. Посвящение состоится завтра вечером, а сегодня будет совет верховных жрецов. Вопрос о тебе будет на нем поднят, хотя некоторые пытались скрыть факт твоего прибытия. Но командир воинов Богини уже доложил об этом по инстанции, хотя и не обязан был этого делать. После совета с тобой встретиться Славос, это тот старик, что встречал тебя на побережье. Он тоже верховный жрец. Он и просветит тебя более подробно. До вечера никуда не выходи. И ничего не ешь.
  -- Я пожал плечами.
   -Выйти я все равно не смогу, у дверей как ты видел стража. И поесть я уже успел.
  -- Влар нахмурился.
   -Кто приносил еду?
   -Какой-то воин.
  -- Он облегченно вздохнул.
   -Ну, тогда может быть и обойдется.
  -- Я удивленно посмотрел на него. Он усмехнулся.
   -Если ты не доживешь до совета жрецов, то, как считают некоторые, проблема умрет сама собой.
   "Нет человека, нет проблемы". Где-то я такое уже слышал. Влар между тем продолжил.
   -В открытую на тебя напасть не посмеют, а вот отравить или устроить несчастный случай вполне. Охрану же сейчас снимут. Поэтому повторяю, до вечера из комнаты ни ногой. На закате услышишь гонг. Это будет начало совета жрецов. После этого ты будешь в относительной безопасности. Но лучше тебе подождать Славоса. Хотя одна Богиня знает, когда закончится совет. Вечером я сам принесу тебе поесть так что, потерпи.
   С этими словами он развернулся и исчез также беззвучно, как и появился. Переждав некоторое время, я выглянул за дверь. Охраны действительно не было. На секунду подало голос мое любопытство. Оно так и подмывало пройтись по святилищу. Но я сдержал его порыв. Приключений мне и так хватало. Вернувшись в келью, я завалился спать. Решив отоспаться за предыдущую ночь и если получиться немного впрок. Наверное, это было самое мудрое решение. Судя по тому, что я проспал до самого вечера и разбудил меня только гонг, который возвещал о начале совета жрецов. Я встал с ложа и потянулся. Солнце уже видимо скрылось за горизонтом, но в келье по-прежнему было светло. Присмотревшись, я обнаружил, что свет льется с потолка. Что-то вроде световых панелей решил я и усмехнулся. Уже не первый раз этот вроде бы примитивный мир удивлял меня. Я прошелся по келье и задрал голову к небольшому узкому окну под самым потолком. Удалось рассмотреть кусочек неба. Действительно на улице уже темно. По звуку бегущей воды я обнаружил аналог местного ватерклозета, которым немедля и воспользовался. Захотел напиться, но потом передумал. Скоро должен появиться Влар, потерплю. Влар словно подслушал мои мысли и появился в дверях буквально через пару минут. В руках он держал мешок и большую кожаную флягу. Водрузив мешок на стол, он стал извлекать оттуда провизию и раскладывать ее. Только увидев кучу снеди, я понял, что изрядно проголодался. И не став долго раздумывать, приступил к делу. Первым делом я поделил все, кроме овощей, пополам и половину отдал Портосу. Тот не заставил себя упрашивать и моментально препроводил все по адресу. Влар удивленно посмотрел на меня.
   -Его этим не накормишь.
   -Я знаю. Но я его не кормлю, а делю с ним свой ужин. Извини. Возможно, я несколько поторопился и поделил с Портосом и твой ужин.
  -- Влар отрицательно качнул головой.
   -Нет, я уже поужинал. Продолжай.
  -- Потом заинтересованно спросил.
   -А как ты его назвал?
   -Портос.
   -Никогда не слышал такого имени.
  -- Я пожал плечами.
   -Имя как имя, не хуже и не лучше других. Чем оно тебе не нравиться?
  -- А что я еще мог сказать. Не рассказывать же мне ему роман Дюма.
   -Да нет ничего. Просто необычное. Некоторые вестники тоже дают имена своим псам, но такого я никогда не слышал. Это, что имя из твоей страны.
   -В общем-то, да.
   Ответил я. Какая разница здесь в том, что я не француз. Да и потом имя Портоса знает весь свет. Так, что я не сильно прегрешил против истины. Во время всего этого разговора я усердно работал челюстями. Во фляге оказалось неплохое и легкое белое вино. Ему я тоже воздал должное. Влар внимательно наблюдал, как я ем, и только когда я отвалился от стола, возобновил разговор.
   -А где ты оставил Дмира?
  -- Я внимательно взглянул на него.
   -А почему ты решил, что мы виделись с Дмиром?
  -- На этот раз улыбнулся Влар.
   -Дмир хороший воин, и ты не прошел бы не замеченным. Да и потом я сужу по времени твоего появления. Нужно было очень спешить, что бы успеть к новому сроку. Ты успел. Значит, знал об изменении. А узнать ты мог только о Дмира.
  -- Мысленно я признал резонность его доводов и ответил на первый вопрос.
   -Дмир в оазисе Фаюм.
   -Значит, это правда, что ты пришел через Красную пустыню. Воины, сменившиеся с караула, рассказали об этом, но никто не верит. В это время Красная пустыня непроходима.
   -А я и не проходил ее. Ее прошел Портос.
   -Но как же ты оказался здесь. Ведь колдовским способом сюда не пройти. Святилище надежно защищено.
   Я с минуту раздумывал, а потом решил. Все равно завтра здесь появиться Дмир и правда всплывет. Так какая разница. Днем раньше, днем позже. Тем более что Влар, вроде как, из стана друзей. И мысленно махнув рукой, я ответил.
   -Я прилетел.
   -Прилетел??? Но как?
   -Как, как! Сделал себе крылья, вернее крыло и прилетел.
   -Это, как птица что ли?
   -Ну не совсем как птица, но в принципе, да.
   -Ты шутишь?
   -Нисколько. Завтра здесь будет Дмир он и расскажет подробности. Он был при этом.
   -Ты хочешь сказать, что Дмир видел, как ты летал?
   -Вот именно.
  -- Некоторое время Влар сидел молча переваривая услышанное. Потом вскинулся.
   -Значит это все-таки колдовство.
  -- Мне уже стал надоедать этот односторонний разговор.
   -Ты когда-нибудь запускал воздушного змея?
   -Да. Мальчишкой.
   -Много в нем колдовства?
   -Совсем нет.
   -Но ведь он летает.
  -- Влар кивнул головой.
   -Ну, так вот, тут, примерно то же самое.
   Какое-то время он размышлял, а затем неуверенно кивнул. Ну вот. И на том спасибо. Что бы не вводить его в искушение новых вопросов я постарался опередить его.
   -Ты не подскажешь, где здесь можно помыться? Да и переодеться тоже не помешало бы.
  -- Он немного подумал.
   -Я думаю это можно организовать. Заодно покормим и твоего Потоса.
   пЮГДЮКНЯЭ ПЮГДПЮФЕММНЕ ТШПЙЮМХЕ. бКЮП НЦКЪМСКЯЪ Х МЕДНСЛЕММН СЯРЮБХКЯЪ МЮ оНПРНЯЮ.
   -Портоса -ОНЯОЕЬХК ОНОПЮБХРЭ Ъ.
   -Извини, Портоса.
  -- х НЦКЪМСБЬХЯЭ ЕЫЕ ПЮГ МЮ оНПРНЯЮ ЯМНБЮ ОНОПЮБХКЯЪ.
   хГБХМХРЕ.
   рЕОЕПЭ ТШПЙЮМЭЕ АШКН НДНАПХРЕКЭМШЛ.
   ПойдемРЕ, я провожу БЮЯ.
   Мы вышли из кельи и двинулись длинным пустым коридором. Портос обежал нас и пошел впереди. Судя по его реакции, он не чувствовал себя дома. Или быстрее не чувствовал нас в безопасности. Мы не прошли и двух десятков метров, как Портос предупреждающе рыкнул, и встал поперек дороги. Шерсть на его загривке поднялась. Он смотрел вглубь коридора на что-то невидимое. Мы остановились, и я взглянул на Влара. Тот стоял в явной растерянности. Потом снова попробовал сделать шаг вперед. Но Портос зарычал и очень убедительно посмотрел на Влара.
   -Что за черт? - голос выдавал его крайнее удивление.
   -Насколько я понял Портоса, нам не стоит здесь идти. Впереди гадость, которую мы просто не видим, а он чует.
   -Но ловушек здесь нет. Это же школа жрецов.
   -Может это просто колдовство, направленное против нас.
   -Не может быть. Это же святилище Богини.
  -- Я пожал плечами.
   -Тебе конечно виднее. Но я просто не вижу другого объяснения. Впрочем, это легко проверить. У меня есть дар видения. Ты же знаешь.
  -- Он подумал.
   -Мне кажется лучше вызвать жрецов, что бы они проверили.
   -А ты уверен, что не придет именно тот, кто поставил ловушку. Ведь насколько я понимаю, чужих в святилище быть не должно.
  -- Он неуверенно кивнул.
   -Вообще-то так. Черт! Я даже не знаю, что делать. Любое колдовство в святилище моментально должны обнаружить. Защита установлена верховными жрецами и завязана на них.
   -А если это кто-то из них?
   -Ты с ума сошел!
  -- Но мою разгулявшуюся паранойю было не так легко унять. И потом, я верил Портосу.
   -Не знаю, не знаю. Но представь на секунду, что я прав.
  -- Он побледнел.
   -И потом Славос знает, что у меня есть видение.
  -- Наконец он решился.
   -Ладно, пробуй. Только ради Богини, осторожней! О защите святилища рассказывают страшное.
   -Знающий человек сказал, что в моем даре нет темных сил. Так что думаю, Богиня простит нас.
   Он только махнул рукой. Давай, дескать. И я вызвал свое видение. Мне понадобилась всего мгновение, что бы убедиться в правоте Портоса. Коридор перегородила колдовская паутина. И мне был знаком этот стиль. "Зеленое братство"! А вот колдовской защиты святилища я не увидел, хотя осмотрелся очень внимательно. На этом участке ее кто-то снял. Так, так. Очень интересно. Это что же получается. Адепт "Зеленого братства" здесь, в святилище. И если исходить из слов Влара это кто-то из верховных жрецов. Ничего себе подарочки. Я так задумался, что совсем забыл о стоящем рядом Вларе. К действительности меня вернула рука Влара коснувшаяся моего плеча. Я встрепенулся.
   -Ну что там? - голос Влара был напряжен.
  -- Я усмехнулся.
   -То, что не может быть в принципе. Колдовская ловушка "Зеленого братства". А вот защиты здесь нет, она снята.
   По мере того, как смысл моих слов осознавался Вларом, его лицо бледнело. Он беспомощно смотрел на меня.
   -Ты хочешь сказать, что кто-то из верховных жрецов... - голос у него сорвался.
   -Вот именно. КТО-ТО! Из верховных жрецов.
  -- У Влара были глаза испуганного ребенка.
   -Но это же невозможно - он почти умолял меня.
  -- В ответ я растянул экран своего видения и замкнул на Влара.
   -Смотри сам. А то, что это "Зеленое братство", я готов поручиться хоть головой. Я уже видел образчики их творчества.
  -- Влар рассмотрел паутину и вздрогнул.
   -Что же нам делать?
   -А ничего. Сделаем вид, что птичка попала в сети. Немного помолчи, а я поработаю.
   С этими словами я взялся за изучение колдовской ловушки. Довольно хитро. Два. Нет, даже три уровня. И никакой защиты. Или расчет на простачка, или ставивший заклинание сам не владеет до конца предметом. Хотя. Судя по репутации верховных жрецов Богини, вернее первое. Ого! А начиночка та еще. Как же это нужно не любить человека, что бы уготовить ему такое. И ведь очень похоже, что это именно меня так не любят. Ну, ну. Это мы еще посмотрим, кто будет дичью. Так, похоже, я со всем разобрался. Смотри-ка, даже звоночек есть. "Птичка в сетях" называется. Я поборол в себе искушение привязать свой звоночек, чтобы определить пользователя. Не стоит искушать судьбу. Вдруг да заметит. Лучше подождем. Уши все равно вылезут. Ну вот, теперь действительно все. Закройте глаза. Оп-ля-ля. Хм. Гляди-ка, сработало и еще с каким удовольствием чавкает. Ну и мразь. Да тех, кто такое использует, давить надо, как тараканов. И не просто давить, а с применением "Raid"а. Ладно, мы себе это в счетик вставим. Я повернулся к Влару.
   -Ну, вот и все, можно идти.
   -Что ты сделал?
   -Просто снял ловушку так, чтобы ее хозяин поверил, кто-то ему попался.
   -Нужно будет сообщить совету жрецов.
   -Ну уж нет. Этого гавнюка я сам вычислю. Ловушечка-то, похоже на меня стояла.
  -- Влар только вздохнул.
   -Славосу хоть расскажи.
   -Не раньше, чем убежусь, что он здесь ни причем.
   -Но это ведь по его выбору ты попал сюда.
   -А откуда я знаю, зачем! Не-е-е-т! Ты уж извини друг, но тут, похоже, тоже не все чисто. Так, что я сам попробую сначала разобраться. И для тебя у меня есть хороший совет. Запомни, здесь, ничего не произошло. Если на меня попробуют навалиться, то я, может быть, и отобьюсь. А вот ты, вряд ли. Ты сейчас для кое-кого, очень опасный свидетель. И если он только заподозрит хоть что-то... Сам понимаешь. Для него других доводов не надо.
  -- Влар кивнул. До него похоже дошло наше положение.
   -Вот и славно. А сейчас сделай равнодушный вид. Мы идем кормить Портоса и отмывать меня. А ты просто показываешь новичку где, что.
   Влар снова кивнул. Но прошла, еще наверное минута, прежде чем он сумел справиться с собой. И я его не винил. Только, что у него на глазах рухнул один из столпов его веры. Тут любой бы поплыл. Наконец он дал знать, что готов, и мы возобновили движение. До отделения, если так можно сказать, собачьего питомника мы добрались без происшествий. Прикинув его размеры, я присвистнул. В размерах он уж точно соответствовал стати моих песиков. Прошу прощения, псов Богини. Мы прошли в "столовую", где Портосу без задержки выдали его пайку. Пол быка, не пол быка. Но четверть коровы как минимум. Портос разобрался с ней очень аккуратно, то есть без отходов. После чего мы проследовали в воинскую половину святилища. Где Влар привел нас в самые обыкновенные римские бани. На удобствах здесь явно не экономили. Долго не думая, я сдал Влару оружие и Портоса и принялся ублажать свое тело. Парная, бассейны с водой разной температуры, одним словом все, даже массажисты здесь были, как в настоящей древнеримской бане. Так, что после бани чувствовал я себя великолепно. Влар и Портос сидели там же, где я их оставил. Влар указал на кучу одежды.
   -Я тут заказал для тебя кое-что из одежды. Выбирай.
   -А где старая одежда?
   -Вот она.
  -- Он показал мне сверток рядом собой.
   -Слуга хотел забрать ее. Но я подумал, вдруг тут есть для тебя ценное, и велел оставить все.
   -Спасибо. Тут действительно есть кое-что очень ценное.
   После того как я разобрался в ворохе одежды заказанной Вларом я зауважал портных святилища. Еще бы не уважать. Все по последней местной моде и отменного качества. Так что, закончив переодевание, я выглядел франтом. В хорошем смысле этого слова. Сграбастав сверток со своей старой одеждой. Я спросил Влара.
   -Здесь где-нибудь есть хороший, большой огонь?
  -- Он недоуменно посмотрел на меня.
   -Зачем он тебе?
   -Видишь ли. Некоторые колдуны, а если точнее, почти все, просто мечтают раздобыть хоть что-нибудь из вещей неприятного им человека. Они считают, и не без некоторых оснований, надо заметить, что эта вещь помогает сделать гадость для этого человека более целенаправленной и действенной. Как минимум, один такой недоброжелатель здесь, рядом. Так зачем же вводить его еще и в грех воровства. У него и так грехов, наверное, с избытком. Поэтому, руководствуясь исключительно благочестивыми намерениями, я хочу спалить эту старую одежду и тем самым хоть немного облегчить его грешную душу, не вводя ее в дополнительное искушение.
  -- Влар слушал меня раскрыв рот. А потом расхохотался.
   -С благочестивыми говоришь? - задыхаясь, спросил он.
   -Именно.
  -- И я скромно склонил голову. Влар согнулся схватившись за живот.
   -Ну тебя, в самом-то деле!
   Ну, вот это уже лучше. А то уж больно мрачный у него вид был. Отсмеявшись Влар, все еще тряся головой, отвел меня в кухни. Где я с удовольствием и реализовал свой план, под недоуменными взглядами слуг. Закончив, я сказал Влару.
   -Ну вот. Поели. Помылись. Совершили благочестивый поступок. Можно и домой. А то, как бы Славоса не пропустить.
  -- Влар покачал головой.
   -Этот совет вряд ли закончится быстро. К утру бы управились. И то... Посвящения ведь не каждый год бывают. Да и других вопросов поднакопилось у совета. Домой я тебя отведу. А вот побыть с тобой не смогу. Мне скоро на дежурство. Придется тебе одному ждать Славоса.
  -- Я пожал плечами.
   -Одному так одному. Хотя как одному, а Портос на что.
  -- И я погладил рыжую морду. Тот только фыркнул в ответ. Влар усмехнулся.
   -Да, ничего не скажешь. Компаньон у тебя есть.
   В келье все было по-прежнему. Памятуя о том, что в данный момент защиты этого места нет. Я, ничем не рискуя, вызвал заклинание видения и подробно проверил комнату. Вроде все нормально. Ну, что ж, будем ждать Славоса.
   Снились мне нежные прикосновения женских рук. Сон, надо сказать, был очень приятным, и только некоторое время спустя я вдруг осознал, что происходящее не совсем сон. Продрав глаза, я стал пытаться сообразить, где я и что. И только узнав потолок кельи, понял где. Я тут же резко повернулся на бок. Нет, сном тут и не пахло. Женщина. Девушка. Лет двадцати двух-трех лежала рядом со мной. Это ее руки я и принял за сон. Огненно-рыжая. Красивое, просто точеной красоты лицо. И глаза изумруда, самой чистой воды и глубины. Это все, что я сумел рассмотреть в мягком полумраке. В следующее мгновение меня пронзила мысль. Портос! И я сел, повернув голову к двери. Портос лежал поперек входа в келью, привалившись к двери своим мощным телом, и мерно посапывал. Что за чудеса. Я повернулся к девушке, но вопрос готовый сорваться у меня с губ задать не успел. На губы мне легла изящная приятно пахнущая цветами ручка. Вторая же, обняв меня за шею, потянула вниз. Я хотел было воспротивиться, но взглянул в глаза и... Тут-то все и закончилось или началось, как вам больше нравиться. Поймите меня правильно. Я молодой здоровый мужчина и, скажем так, долго сидел на голодной диете. Хотя дело, пожалуй, не в этом. Я просто утонул в этом изумрудном океане. Нет, тоже не то. И первое, и второе конечно по-своему справедливо. Но я просто не знаю, как объяснить то, что почувствовал я в тот миг. Душа, сердце, разум или просто вмешательство сил высшего порядка. Я знал, что все верно. Именно здесь. Именно она и никто другой. Последняя отчасти здравая мысль, мелькнувшая в голове, была примерно такой. "Может у них тут так положено..." А потом были только мы и никого больше в целом свете.
   Очнулись мы, наверное, не скоро. Я лежал на спине, на моем плече покоилась девичья головка, а ее руки продолжали обнимать меня. Скажу честно. На Земле, женщины не обходили меня вниманием. И их хватало. Всяких. От великосветских дам, до портовых "жриц любви". Но то, что я пережил сейчас, не шло ни в какое сравнение с моим прошлым опытом. Наверное, я просто никогда не любил по настоящему ни одной женщины. Так. Легкий флирт. Некоторая увлеченность. Не более. А здесь, я влюбился. Сразу и бесповоротно. И, наверное, моя бессмертная душа, поняв это, уберегла меня от дурацких вопросов и поступков. И сейчас и мое тело и душа пели. Рядом послышалось легкое движение. И я почувствовал, что остался на ложе один. Она стояла рядом с ложем и с нежностью смотрела на меня. Я снова не успел ничего спросить. Уже знакомая изящная ладонь снова накрыла мои губы. И тут я впервые услышал ее голос. Глубокое, бархатное контральто.
   -Мне пора. Совет жрецов закончился, и скоро у тебя будут гости. Мы еще увидимся Марк. Мое благословение с тобой.
   И приложив палец к губам, международным знаком призыва к тишине, не пошла, а скользнула к дверям. Мягкая ткань ее туники обрисовала изящную, но полную силы фигуру. Я лежал полуоперевшись на локоть и любовался ею. Портос вскочил, освобождая проход, и когда она проходила мимо, лизнул руку. Она на секунду задержалась и, улыбнувшись, потрепала его по холке. И Портос, мой грозный Портос, заскулил как щенок. Дверь бесшумно закрылась. Нет, это все же сон решил я. Но пусть он будет с продолжением. Я едва успел успокоить свое ликующее тело, как дверь снова отворилась. На этот раз Портос внимательно осмотрел входящего и только после этого отошел в сторону. В дверях стоял Славос. Комната осветилась. И я, торопливо соскочив с ложа, оделся. Славос уверенно вошел в комнату и, пройдя к столу, уселся в кресло. Если бы я не знал, что он слеп, то никогда бы не заподозрил этого, глядя на его уверенные движения. Я подошел и остановился напротив него.
   -Садись, Марк.
  -- Я сел в кресло напротив. Славос тяжело вздохнул.
   -Совет закончился. Но единства, увы, не принес. По-прежнему трое из семерых поддерживают лорда Джулиана. Трое против. И один, глава совета, воздерживается. По его словам он примет решение после посвящения. Мы пробовали обратиться к суду Богини, но она молчит. Смутные времена упали на наши головы. Одна надежда, на посвященного Богини. Мы очень старались, что бы это был ты. Но главный выбор за Богиней. По крайней мере, завтра у тебя будет шанс. И если я хоть что-то понимаю в этом мире, то ты будешь допущен к посвящению. Теперь о том, как это будет происходить. Богиня отберет не меньше трех и не больше семи претендентов. Первыми будут проходить отбор жрецы, потом вестники Богини, потом воины Богини. Если Богиня откажет им, бывало и такое, пройдут все слуги. Претенденты все равно будут отобраны. Правда в летописях есть запись, что однажды Богиня отказала в выборе всем. Но это было давно, еще на заре времени. Так что, я думаю, претенденты будут. После этого между претендентами бросается жребий, и каждый получает ключ от одних из семи ворот лабиринта реликвии. Каждый проводит перед ними ночь в посте и одиночестве и на рассвете с первыми лучами солнца входит в лабиринт. До реликвии дойдет лучший и единственный. И там Богиня сообщит ему его миссию. Он и выйдет к совету жрецов, который встретит его. После этого избранник Богини может сообщить совету требования Богини или просто приступить к выполнению своей миссии. Вот, что тебе предстоит Марк.
   Слушал я внимательно. И чем дальше слушал, тем меньше мне нравился сценарий. Поэтому я и ответил Славосу.
   -Не уверен, что мне предстоит все то, о чем вы говорили. Более того, я уверен, что не буду этого делать, пока не получу ответы на некоторые вопросы и сам не оценю ситуацию.
  -- Славос только вздохнул.
   -Я и не ждал от тебя иного, Марк. Спрашивай.
   Эта реакция Славоса меня озадачила. Я ждал удивления, растерянности. Но Славос был абсолютно спокоен. Или это был абсолютно честный человек, или он заранее просчитал ситуацию, причем опять же с абсолютной точностью.
   -Я пришел сюда потому, что вы сказали о возможной встрече с моим дядей.
   -Это так. И ты увидишь его, после обряда посвящения.
   -Почему не до?
   -На это есть очень веские причины.
   -Вам не кажется, что мне можно было бы их и узнать.
  -- Славос покачал головой.
   -Нет. Ты пока к этому не готов. И предупреждая твой следующий вопрос, скажу сразу. Последнее сообщение от своего дяди ты получил у себя дома, в алькове домашней церкви.
   Это было туше. И мне понадобилось несколько секунд, что бы придти в себя. Этот факт Славосу мог сообщить только Крис. И это значило, что Славосу я могу доверять. Это значило и то, что Крис жив и где-то рядом. Строит планы и комбинации, и мне придется в них участвовать.
   -Хорошо, я верю вам. Чисто технический вопрос. Что происходит с остальными претендентами, когда один из них получает посвящение.
  -- Славос нахмурился.
   -Этого никто не знает. Из лабиринта всегда выходит только один.
  -- Ничего себе перспектива. Просто русская рулетка, да и только.
   -И дядя хочет, что бы я участвовал в этом на таких условиях?
   -Да.
   -И он больше ничего мне не передал.
  -- Славос улыбнулся.
   -Передал. Одно слово. "Перу".
   Узнаю дядечку. "Перу" это одна из его, так называемых, финансовых операций. На его интересы в Южной Америке попытались круто наехать. Он долго не мог выяснить кто. И, не мудрствуя лукаво, отправил меня туда "разобраться" в ситуации на месте, поскольку он "заболел" от всего этого. И я усердно изображал из себя охотничью дичь. Три покушения, попытка похищения и еще море развлечений с банкирами и финансистами. А он, тихо сидя в своей "палате интенсивной терапии" вычислил тем временем этих бравых ребят и накрыл их скопом. Несколько самоубийств среди финансовых акул, падение акций десятка крупнейших компаний на бирже, слушания в конгрессах трех стран, куча скандальных статей в прессе, отставка пары-тройки министров финансов и т.д. и т.п.. Хватка у него, как я говорил, будь здоров. На мой упрек в том, что он мог бы и предупредить меня хоть о чем-то. Он только посмеялся и сказал следующее "То, что ты выкрутишься из любой ситуации, я знал с самого начала. Ведь это я тебя воспитывал. А если бы ты знал всю подоплеку, то невольно мог где-то сфальшивить и все накрылось бы большой крышкой. А так, ты получил великолепную практику. А все остальные по заслугам". Вот так. Это значит, что я снова главный раздражитель, а он готовит, что-то очень веселое за кулисами сцены. Иногда я просто ненавижу этого старого, любимого ублюдка. Он снова не оставил мне выбора. Я вздохнул. И со всеми подробностями выложил Славосу "приятную" новость с колдовской ловушкой. Он выслушал меня очень внимательно. И могу сказать точно, новость ему не понравилась. И очень. К тому же он, судя по его реакции, расстроился.
   -Верховный жрец! Кто бы мог подумать. - И он тяжело вздохнул. - Если зараза проползла даже сюда, что говорить о королевстве в целом.
   -А нельзя его вычислить?
  -- Он отрицательно покачал головой.
   -Любой из верховных жрецов может снять защиту. А сейчас она наверняка восстановлена. Я ушел из зала совета последним. Так, что это может быть любой из шести.
   -Но насколько я понимаю, колдовство, которое применили при постановке ловушки, должно наложить отпечаток на ауру того, кто его применил.
   -Если он не часто использует такое колдовство, а так оно быстрее всего и есть, изменения будут незначительны. И их трудно заметить. К тому же верховный жрец может пользоваться колдовством опосредствованно, через носителя, который может об этом и не знать. Носителя мы можем найти, но дальше конец будет обрублен. Ведь заклинаний подчинения много и в арсенале жрецов Богини. Я, конечно, приму некоторые меры, но на это нужно время, а у нас, его просто нет. Да и главное сейчас, посвящение. Поэтому, слушай дальше. Жрецы Богини готовят вызов для всех вестников и воинов Богини, которые находятся за пределами святилища. Как только взойдет солнце, их призовут сюда. В полдень начнется выбор претендентов. Процедура проста и ты все увидишь и поймешь сам. Как только претенденты будут выбраны, начнется главное, будет брошен жребий по выбору ворот. Здесь тоже не все просто. И, к сожалению, согласно традиции, очень много зависит от главы совета. Теоретически все пути одинаковы. Но наиболее часто посвящение проходит через вторые и седьмые ворота. Почему? Никто не знает. Но это так. Что тебя ждет в лабиринте, сказать не могу. Ни один из посвященных этого не рассказывал. И еще. Лабиринт будет оцеплен воинами Богини, так что, если ты окажешься у ворот, ни помочь, ни помешать тебе уже никто не сможет. Оттуда все уже будет зависеть только от тебя самого. А до этого, я постараюсь сделать так, что бы Дмир и Влар были рядом с тобой. Они одни из лучших, если не лучшие. И на них можно положиться. А теперь, мне пора, у меня еще очень много дел сегодня.
   С этими словами он встал. Я хотел остановить его жестом, но, вовремя спохватившись, просто заговорил.
   -За Вларом нужно тоже присмотреть. Он знает о ловушке и если проговорится, мне кажется, будет беда. Хотя я и предупреждал его, на этот счет.
  -- Славос остановился.
   -Влар не проговорится. И сейчас, если с ним ничего не случилось ночью, в безопасности. По окончанию совета на святилище наложено совместное заклинание верховных жрецов. Это делается только на время посвящения. И теперь никто не может ничего предпринять. Это моментальный приговор самому себе. Поэтому не вздумай экспериментировать со своим заклинанием видения. Это смертельно. Призванные силы слишком велики. Ни один смертный не сможет их превзойти. Мы не увидимся до окончания посвящения. Поэтому удачи тебе. И пусть Богиня будет с тобой!
   -Удачи и вам. И пусть Богиня не оставит и вас.
   Славос так же уверенно, как и вошел, покинул келью. А я остался, наедине со своими мыслями. Что-то не нравилось мне в этой ситуации, но я никак не мог понять что. Но не нравилось и все тут. Славосу после его известия от дяди я доверял, но что-то осталось за кадром и никак не хотело проявляться. И вот это что-то меня и беспокоило. Я так и эдак прокручивал наш разговор, стараясь найти это что-то. И уже было совсем махнул на это рукой, как вдруг меня осенило. Славос не сказал, почему так важно, чтобы именно я, прошел посвящение.

Глава 8

   Мы стояли на площади, перед собственно храмом Богини. Мы, это сотни две жрецов, примерно полсотни вестников и тысячи четыре воинов. Площадь была громадной, и все разместились свободно. Присмотревшись, я понял, что все строго регламентировано. Для каждой группы отведено свое место. И внутри групп расположение тоже регламентировано. Я понял, что жрецы поделены в зависимости от сана и заслуг. И воины тоже. Рядом с вестниками стояла особая группа воинов, в которой были и Дмир с Вларом. Наверное, элита воинов, решил я. И только вестники стояли одной группой. Псов с нами не было. Когда пришло время, я сам, в сопровождении Дмира и Влара, отвел своих А.П.А. в собачий питомник, и никто из них не возражал, даже Портос. С Дмиром мы едва успели обняться и перекинуться парой слов. От него я узнал, что произошло, когда я взлетел. Старый мастер упал на колени и стал молиться всем известным ему богам. Хмед вопил от восторга. Дмир тоже был потрясен, хотя и был готов к этому и потому не сразу заметил, что делают псы. Когда он взглянул на них, они были от него в двухстах шагах, и наблюдали за мной. Когда я направил свой полет в сторону плато Кипящих камней, Портос что-то фыркнул Атосу и Арамису. Те вернулись к Дмиру, а Портос рванул за гребень бархана и был таков. Когда они вернулись в поселок триаров, и мастер рассказал, что произошло, в племени началось смятение. Но верховный старейшина успокоил людей, сказав буквально следующее: "Боги сами выбирают время и место. Дело людей узнавать об этом, когда боги уходят". Люди успокоились, но отношение к Дмиру изменилось. Если раньше он был уважаемым гостем, то теперь живой легендой. И только Хмед и верховный старейшина обращались с ним по-прежнему. Да еще Хмар, ходил гордый, как петух. Похоже, Дмир успел рассказать о наших приключениях и здесь. Все утро меня разглядывали с любопытством. Даже сейчас, на площади, я замечал любопытные взгляды. Чего мы ждали, я знал, но вот, сколько нам ждать, не имел ни малейшего представления. И принялся разглядывать площадь и окружающие ее строения. Первое, что бросалось в глаза, это различная архитектура храма Богини и других строений святилища. Сам храм Богини был сравнительно небольшим строением из белого камня и напоминал древнегреческие храмы. Такой же открытый, легкий и прозрачный. А вот остальные строения больше напоминали египетскую храмовую архитектуру и были сделаны из полированного красного гранита. Мощные и величавые, они давили на человека. Храм же Богини звал к себе, и как бы улыбался смотрящему на него. У меня сложилось впечатление, что это творение двух, абсолютно разных культур. Вместе с тем они как-то умудрялись уживаться и более того. Создавать впечатление единого целого. Мы простояли уже минут сорок, в полном молчании, когда из портала храма Богини показалось процессия из семи закутанных в хламиды, с капюшонами на голове фигур. Как я понял, это был верховный совет жрецов. Все невольно подтянулись. Процессия остановилась на верхней ступени и разошлась в стороны, обозначив проход. Четверо обнаженных до пояса воинов вынесли, как я предположил, алтарь. Белый прямоугольный камень в половину человеческого роста, украшенный золотым изображением головы быка, державшего на рогах солнце. Они опустились по ступеням и установили его на земле прямо напротив середины ступеней ведущих в храм. После этого они отступили на шаг назад и замерли в неподвижности. Зато, от одной из групп жрецов, наверху ступеней, отделился человек и, остановившись на одной линии между алтарем и входом в храм, заговорил. Его голос глубокий и сильный разнесся по всей площади.
   -Сегодня у нас великий день. Мы отвечаем на вызов Великой Богини и подчиняемся ее выбору. Каждый из вас подойдет к алтарю и положит на него руку, тот, кого выберет Богиня пройдет посвящение и принесет в мир ее волю. Все мы покоримся ее воле.
  -- Он сделал паузу.
   -Вознесем хвалу Богине и приступим к выбору.
   Все на площади склонили головы, а жрец стал читать молитву на каком-то архаическом языке, из которого я едва ли понимал треть. Но смысл молитвы уловил. Это была благодарность Богине за милость и обещание выполнить ее волю. Когда молитва отзвучала, жрец поднял руку и бросил в толпу только одно слово.
   -Начинайте!
   Первыми к алтарю подходили жрецы. Они возлагали на алтарь правую руку и отходили в сторону. Довольно долго ничего не происходило. Но вот очередной жрец положил руку на алтарь, и в воздухе раздался высокий звук, напоминающий звук оборванной струны. Одновременно руку жреца лежавшую на алтаре охватило сияние глубокого синего цвета. Все замерли. Жрец снял руку с алтаря и склонился перед алтарем. После этого он отошел в сторону и, поднявшись по ступеням, остановился у входа в храм Богини. Когда он снимал руку с алтаря, я успел заметить на одном из его пальцев мерцающий огонек, того же глубокого синего цвета. Движение перед алтарем возобновилось. И почти сразу же раздался еще один звонок. Еще один кандидат от жрецов поднялся к храму. Больше никто из жрецов отобран не был. Дальше пошли вестники. Как самый "молодой" из вестников я шел последним. Но оказался единственным из вестников на кого отреагировал алтарь Богини. Я поступил подобно предыдущим отобранным и, поклонившись алтарю, поднялся по ступеням к храму. По дороге я рассмотрел свою руку. Мой перстень вестника Богини, как мне показалось, обзавелся сапфиром. Я остановился возле своих "коллег" и стал настраиваться на дальнейшее ожидание. К алтарю подходили воины, стоявшие рядом с нами отдельной группой. Но едва первый из них начал поднимать руку, протягивая ее к алтарю, как тот снова ожил. На этот раз, раздавшийся звук больше напоминал удар колокола, а свечение охватившее алтарь было светло-голубым. Верховный жрец поднял руку и над площадью снова разнесся его голос.
   -Богиня завершила свой выбор.
   При этих словах воины стоявшие за алтарем сделали шаг вперед и, подхватив алтарь, занесли его в храм. Я думал, что сейчас все разойдутся, но верховный жрец снова заговорил.
   -Сейчас, согласно обычая между избранниками будет брошен жребий ворот. Они по очереди войдут в храм и из чаши перед алтарем Богини возьмут по ключу, который принесут мне.
   И повернувшись к нам, кивнул головой. Первый жрец вошел в храм. Буквально через минуту он вышел и протянул верховному жрецу небольшой продолговатый брусок. Жрец взял его в руки и, глянув на него, провозгласил.
   -Двойка.
   После этого в храм вошел второй жрец, и церемония повторилась. На этот раз над площадью прозвучало.
   -Семерка.
   Я сразу вспомнил слова Славоса о наиболее перспективных воротах. Но мешкать не стал и вошел в храм. Центральное помещение храма было сравнительно небольшим. Прорези под крышей давали достаточно света, в храме было относительно светло, и его можно было рассмотреть во всех подробностях. Практически никаких украшений. Только в глубине, между двух колонн, серебреная статуя обнаженной женщины, примерно в два человеческих роста. Перед ней уже знакомый мне алтарь и перед алтарем, в свою очередь, чаша на высокой ножке. Четыре воина стояли возле алтаря. Я подошел к чаше и поднял глаза на статую Богини. Не знаю, кто изготовил статую, но прототип он выбрал что надо. Это была Женщина! И какая! За такую любой мужчина, не раздумывая, отдаст свою душу. Жаль, что я был ограничен временем, тут было чем полюбоваться. Я опустил руку в чашу и замер. Здесь передергивали. Ворот было семь. Следовательно, в чаше должно было остаться, еще пять ключей, но в ней был один. Я сжал его, и поднял глаза успев заметить на лице ближнего ко мне воина злорадную усмешку. Значит, я не ошибся, меня подставили. Я еще не знал, как, но какая-то гадость была. Зажав ключ в руке, я вышел из храма и, подойдя к верховному жрецу, протянул ему ключ. Он взял его но, как мне показалось, даже не взглянул. Подняв руку, он произнес.
   -Четверка.
   Я увидел, как вздрогнул один из жрецов верховного совета. По площади прокатился общий вздох. Похоже, это и была та самая гадость, но я пока не понимал ее смысла. Хотя всем остальным объяснения, похоже, были не нужны. События между тем продолжались. Едва затих голос верховного жреца, как мои "коллеги" стали спускаться вниз. Я поспешил за ними. Когда мы спустились со ступеней, к каждому из нас подошло по четырнадцать воинов из элиты. Они окружили нас и куда-то повели. В группе воинов окруживших меня были и Дмир с Вларом. Это хорошо, возможно они объяснят мне, в чем тут дело. Но, глянув на их мрачные лица, я ощутил внутри некоторую неуверенность. Наш путь закончился в большом, отдельно стоявшем здании. Эскорт проводил меня в большую удобно обставленную комнату. Четверо встали на страже у дверей, а остальные вошли внутрь. Едва мы вошли, как Дмир с Вларом направились ко мне. Первым заговорил Дмир.
   -Богиня! Неужели ты не мог вытянуть другой ключ!
  -- Влар только вздохнул.
   -А что такое с этим ключом?
   Четверка, это "Ворота смерти". Еще ни один посвященный не прошел через четвертые ворота.
   -Тогда кое-что становится понятным. Это подстроено.
  -- Они изумленно уставились на меня.
   -Все просто. Когда я брал ключ из чаши, там он был только один.
   -Не может быть! Ведь чашу охраняют храмовые воины.
   -Вот именно.
  -- И я рассказал им, что произошло в храме. Дмир закусил губу.
   -Мы должны, что-то делать.
   -Что?
   -Наверное, нужно рассказать об этом верховному совету.
  -- Но голос его прозвучал не уверенно.
   -А как мы это докажем?
  -- Он снова закусил губу.
   -Да ты прав. Тебе нужно было сразу сказать об этом.
  -- Я только махнул рукой.
   -Я больше чем уверен, что к тому моменту, когда я вышел из храма, все остальные ключи уже лежали на месте. Ты лучше скажи. Кому подчиняются храмовые воины?
  -- Дмир побледнел. Наверное об этом он не подумал. Ответил он почти шепотом.
   -Главе верховного совета жрецов.
   -Ну что ж. Вот он и всплыл, мой "доброжелатель". Я усмехнулся. Сколько веревочке не виться, а уши все равно рано или поздно вылезут. И обратившись к своим побелевшим собеседникам, сказал.
   -Пугаться поздно. Дело сделано, но вы должны рассказать обо всем Славосу.
  -- Они одновременно отрицательно покачали головами.
   -Это невозможно. Верховный совет в храме и доступа туда сейчас нет. Они теперь выйдут только встречать посвященного, завтра, на закате.
   -Ну что ж. Значит выбора у нас, нет. Придется пройти посвящение через четвертые ворота. Зато представьте себе морду главы совета, когда он меня увидит.
  -- Они невольно усмехнулись.
   -Да уж. Зрелище, конечно, было бы увлекательным.
   -Кстати, а как это происходит?
   -Точно так же как и выбор. Все строятся на площади, выносят алтарь Богини, а прошедший посвящение выходит из храма. Хотя как он туда попадает, не знает никто.
   -Значит, на его физиономию мы сможем полюбоваться.
   Я старался говорить уверенно и как бы, между прочим. И они невольно поддались настроению, которое я пытался им внушить. Влар даже рассмеялся, видимо представив себе ситуацию. Остальные воины удивленно взглянули на нас. Дмир перехватил их взгляды.
   -Ты не будешь против, если я расскажу им, в чем дело? Это надежные парни, им можно верить.
   -Пожалуйста. Пусть тоже немного развлекутся.
   Дмир хмыкнул и подозвал остальных воинов. Через пару минут они тоже были в курсе происходящего. Поначалу они восприняли это с недоверием, но постепенно уверенность Дмира и Влара передалась и им. Не последнюю роль, по-видимому, здесь сыграло и то извечное кастовое противостояние, которое есть в любом государстве. Воины редко любят жрецов, даже если и разделяют их веру. Поэтому ругательства в адрес верховного жреца звучали вполне искренне. Но только я, и может отчасти Дмир с Вларом понимали, что за действиями главы совета стоит нечто гораздо большее и более серьезное, чем простая кастовая неприязнь. После оживленного выступления в адрес главы совета, я почувствовал, что у меня разыгрался аппетит, и поинтересовался насчет своего поста. Как, он уже начался, или еще нет?! Выяснилось, что мой пост начнется только после заката солнца, а сейчас вполне можно перекусить. Более того, даже вино пить не возбранялось. И по моему настоянию мы решили устроить небольшую пирушку. Выяснив, что стража перед дверью только дань традиции, поскольку само здание все равно охранялось жрецами, я настоял на том, что бы мы собрались все вместе и не теряли времени даром. Надо сказать сотрапезниками эти воины были отличными. Время за кубком и шутками пролетело быстро. И когда настал час двигаться к лабиринту святыни, то уже успел выпить со всеми на брудершафт и получить четырнадцать заверений в дружбе.
   Когда мы проезжали через святилище к воротом, встречные удивленно оглядывались на нас. Наша компания быстрее напоминала группу, отправляющуюся на пикник, чем эскорт избранника Богини. За воротами нас поджидали две другие группы. Увидев их, мои сопровождающие постарались стать серьезнее, но это им плохо удалось. Все же выпито было не мало. А вино, хотя и легкое, но в больших количествах, все равно било в голову. И когда мы тронулись дольше, шутки и смех продолжали сыпаться в нашей группе, вызывая изумленные взгляды из двух других. Двигались мы около часа, и я уже начал удивляться. Главное святыня и так далеко от святилища. Еще больше я удивился, когда увидел лабиринт. Это была громадная гора стоявшая прямо посреди степи. Она занимала площадь не меньше десяти квадратных километров и была высотой метров в четыреста. Прямо какой-то геологический феномен. Подъехав к горе, наши группы разошлись, направившись, каждая к своей цели. Наша цель была небольшой площадкой в конце узкого извилистого ущелья. Когда мы добрались туда, ее уже окутывали сумерки. Хотя солнце еще не скатилось за горизонт, высокие каменные стены уже поспешили изгнать отсюда день. Пришла пора прощаться. Я отдал свое оружие Влару, так как согласно обычая должен был войти в лабиринт с пустыми руками. "Хорошо еще не голым", мелькнула озорная мысль. Задержав руку Дмира в своей, я шепнул.
   -Если что, то верни мой лук триарам.
  -- Он закусив губу кивнул. А я обернулся к остальным и провозгласил.
   -До встречи на площади!
   Они отвечали шутками. Но то ли окружающее каменное безмолвие подшутило над нами, то ли они начали осознавать, что мне предстоит, но их голоса прозвучали неуверенно. Последние приветственные взмахи рук и скоро стук копыт замер в конце ущелья. Я осмотрелся. Ущелье упиралось в каменную стену, но никаких ворот я не заметил. Впрочем, я и не ожидал этого. Из сегодняшней застольной беседы я узнал, что ворота появятся на рассвете с первыми лучами солнца. Ну что ж, надо устраиваться на ночь. Только сначала нужно поискать, одно очень нужное место. Выпитое и съеденное давало себя знать. Справившись с этой проблемой, я устроился у будущих ворот, привалившись к ним спиной. На небе зажигались звезды. И я стал любоваться их игрой и пытаться объединить в знакомые созвездия. Но увы, узор, разложенный в небе, был совсем иным. Спать на удивление не хотелось. Пошарив в поясном мешке, который мне оставили, запретным было только оружие, я вытащил трубку с табаком. Накрошил табаку, набил трубку и с удовольствием раскурил. Ночь была хороша, табак тоже неплох. И мои мысли были довольно далеки от благочестивых, которые, наверное, полагается иметь постящемуся пилигриму. За весь день я так и не удосужился спросить у Дмира с Вларом, что за девушка была у меня предыдущей ночью, и где ее можно найти. Но ничего, дело поправимое. Из приятных грез меня вырвал посторонний звук. Я настороженно прислушался. Согласно Славоса, здесь никого не могло быть. И, тем не менее, ко мне кто-то приближался. И не один. Не вставая с места, я слегка изменил позу. Теперь я мог при необходимости резко вскочить или откатиться в сторону. Так две, нет, уже три группы, по два человека в каждой, двигались ко мне из темноты. Похоже, какой-то очередной сюрприз приближался ко мне. Я откашлялся. И проговорил.
   -Чему обязан, столь поздним визитом?
   Из темноты донесся изумленный возглас. И после наступившей секундной паузы резкий голос произнес.
   -Зажгите факелы. Оцепление их не увидит, а он все равно труп.
   Очень приятная и своевременная информация. Похоже, меня пришли убивать. Наверное, главе совета показалось мало репутации этих ворот, а может именно благодаря его предусмотрительности они и имели такую мрачную репутацию. Вспыхнувшие факелы осветили шестерку храмовых воинов. Однако. Глава совета решил однозначно поставить на мне крест. Вооружены они были только мечами, но я не позволил себе расслабляться. Поскольку еще не видел их в деле, а отзывы о них уже слышал. В двух словах, "Конченые убийцы во имя Богини", такая вот себе репутация. Возглавлял их верзила метра под два ростом, с бритой головой, ожерельем на шее и весьма решительным выражением на морде лица.
   -Убейте его.
   Ну вот, точки над i расставлены окончательно. Четверо стали осторожно приближаться ко мне. Их смущало то, что я продолжал лежать и не выказывал признаков страха. И они были правы, осторожничая. Я не просто лежал. В обеих руках у меня уже было зажато по подходящему камешку. Конечно, метательные шары были бы предпочтительнее, но чего уж тут привередничать. Приходилось действовать тем, что есть под рукой. Ну, ну. Давайте еще. Поближе. Пора! Сальто вперед, из положения сидя, это конечно не верх акробатического искусства, но все же мои зрители на секунду оцепенели. Отлично. Еще до того, как я коснулся земли ногами, двое ценителей моего циркового искусства отошли в мир иной. Да и что им оставалось делать, получив по увесистому камню в переносицу. Правда, сочувствовать я им не собирался. Да и некогда особенно было. Двое других ошарашено взглянули на своих коллег, и это было все, что они успели сделать. Кулак в гортань одному и пятка в грудную кость второму и он отправились догонять товарищей на пути... Уж не знаю, куда у них тут положено. Двое оставшихся попятились. Я шагнул за ними.
   -Это куда же вы собрались? А кто за вас работу будет делать?! Или вы бедняжечки так обмочились, что забыли, зачем вас прислал глава совета.
   Последние мои слова были шаром почти наугад. Но, похоже, попали в цель. Верзила рыкнул и остановился. Его напарник тоже. Я продолжил.
   -Ну что же ты малютка? Подойди. Не бойся, дядя не сделает тебе больно.
   Верзила взревел и ринулся в атаку. Да, не очень. Ни его рев, ни размахивание клинком на меня особого впечатления не произвели. Слабенько. Если не сказать большего. Его напарник тоже бросился ему помогать. Тоже ничего впечатляющего. Интересно откуда у них такая грозная репутация. Ну вот, только посмотрите. Машут клинками налево и направо, совершенно не думая о защите. Да любой, мало-мальски грамотный, мечник проткнет их походя. Ладно, пора заканчивать. Сначала я добил того, что поменьше, оставив предводителя так сказать на закуску. Разделался с ним я сравнительно легко. Поймав его на движении вправо, слегка помог, подтолкнув под локоток, и когда он пролетал мимо меня, ребром ладони раздробил шейные позвонки. Предводитель, увидев, что остался один отскочил назад и замер. Затравленно глянув на меня, он прокаркал.
   -Ты дьявол. Никто иной не смог бы убить храмовых воинов.
  -- Я отрицательно покачал головой.
   -Ты ошибаешься дружок. Я не дьявол. Я просто твоя смерть. Каждый рано или поздно встречается с ней. А смерти, знаешь ли, все равно, кто ты. Храмовый воин, дворянин или просто бездомный бродяга.
   -Нет! Ты дьявол! Но меня тебе не взять.
   И он стиснул левой рукой ожерелье, висевшее у него на шее. По-видимому, это придало ему уверенности, и он снова ринулся на меня. Он просто напрашивался на удар, и я ударил. Отскочил я на чистых рефлексах. В глазах было темно, да и рука, которой я нанес удар, онемела. Что за черт?! Теперь я отходил, уклоняясь от его ударов. Наконец в голове немного прояснилось. Похоже, у этого придурка есть магическая защита. Мне не хотелось вызывать свое ведение здесь, возле лабиринта, но, похоже, придется. Уклонившись от очередной его атаки, я произнес заклинание. Точно. Защита, и еще какая! Я быстро просмотрел спектр энергий. Ничего себе наборчик. Как он только умудряется поддерживать такой расход энергии. А действительно! Как?! Защита у него глухая. Такую вдруг не пробить. А во если отключить энергию, проку от нее будет нуль. Гораздо меньше, чем от собственной шкуры. За счет своих внутренних резервов держать такую защиту он не может. Да и ни кто не сможет. Это высушит его за десяток секунд. Значит, идет подпитка. Вот ее-то и надо поискать.
   -Однако. Этот слоник, наверное, решил меня просто растоптать. Эх, дать бы ему, про меж ног. А то распрыгался тут.
   Нашел! Ей богу, нашел! Ожерелье на шее. Нитка энергии от центрального камня. Ну, теперь ты мой, дурачок. Нужно только остановиться на пару секунд. И отпрыгнув далеко в сторону, я изрек.
   -Ну вот, согрелись, и хватит. Теперь до утра я уже не замерзну. Так, что? Будем прощаться, малютка.
   Он ошарашено уставился на меня. Прекрасно, я аккуратно подцепил энергонить его заклинания. Теперь нужно только поменять полярность.
   -Прощай, мой бэби.
   С этими словами я изменил полярность нити. Теперь она не подкармливала его энергией, а наоборот вытягивала ее из него. Когда он почувствовал это, было уже поздно. Он попытался сбросить ожерелье, но даже этого не успел.
   -Ты... Ты...
   Н-да... Слабоват мужичок оказался. Вон как резво бегал, а тут и десяти секунд не продержался. Эк его скрутило. Кожа да кости остались. Правда, при такой интенсивной передаче и я не сильно долго протянул бы. Вот так оно и бывает с колдовскими амулетами. Хорошо-то хорошо... А как нарвешься на специалиста... И что же мне теперь с ними делать? Что же это за пост такой, в обществе шести трупов? Какая тут к черту благочестивая медитация?! Я все еще размышлял над проблемой, когда краем глаза отметил движение на границе круга, освещенного все еще горящими факелами. Вот и верь после этого людям. Говорили одиночество, медитация, пост, а тут прямо день визитов какой-то. Я насторожился, вглядываясь в ту сторону, где скользнула тень. Но, разглядев нового посетителя, только изумленно ругнулся. Очередной сюрприз, в образе моей ночной грезы, скользил над землей. Войдя в круг света, она остановилась, и внимательно осмотрелась. Потом подошла к предводителю и заглянула к нему в лицо. Покачала головой.
   -Удас, глава храмовых воинов и сын главы совета жрецов. И лучшая пятерка храмовых воинов.
  -- Потом она посмотрела на меня.
   -Ради великой Богини, Марк. Этих воинов нельзя убить ни мечом, ни стрелой, ни сталь, ни колдовство не могут причинить им вреда. Они заговорены. На Удасе ожерелье Великой Богини. Но они мертвы.
   -Видишь ли. Это конечно дело случая, но сталь здесь не применялась. Своего меча у меня не было, а брать чужой я не стал. Пока привыкнешь к балансу. То да се. Одним словом, те двое убиты камнями. Трое руками. А Удас своим собственным амулетом. Я всего-то и поменял полярность энергий в его защите. Просто ему надо было взять заклинание попроще. Глядишь, и жив бы остался. А так он даже амулет снять не успел.
   -Марк, Марк. Ты просто не понимаешь, что именно ты сделал. Как теперь должна отнестись Богиня к убийце ее воинов.
   -Ну и они не поздравлять меня пришли. А я тоже, вроде как, избранник Богини.
   Она грустно улыбнулась. Нагнувшись к трупу Удаса, она пошарила в его поясном мешке.
   -Так я и думала. Ключ главы совета от тайного хода к святыне. По нему они и попали сюда. Уже четыре года им никто не ходил.
   Она снова нагнулась к трупу и потянула за ожерелье. Я потер глаза. Она не снимала его с шеи, не расстегивала замка, ожерелье будто перетекло к ней в руку. Она взглянула на него и вздохнула.
   -Ожерелье Великой Богини, одна из главных святынь храма. Глава совета должен носить его, не снимая. Это одна из главных святынь храма. Но уже четыре года он носит другое ожерелье.
  -- Голос ее был печален.
   -Жрецы Богини, принимающие сан, дают обет безбрачия. Канос подавал большие надежды и принял сан, когда ему было всего двадцать пять. Его направили с миссией на восток королевства. Там он и встретил свою любовь. Ему не хватило мужества. Он должен был отказаться либо от сана, либо от своей любви. Он не смог ни того, ни другого. Его любимая была дочерью местного дворянина, и когда она забеременела, отец в ярости изгнал ее из дома. Канос прятал ее в храме Богини. Роды были неудачные. Мальчик остался жить, но мать умерла. За деньги храма он нашел ему кормилицу, а когда его отозвали оттуда, оставил мальчика на воспитание семье одного военного в отставке. Когда мальчик подрос, Канос уже занимал высокое положение в иерархии жрецов и смог устроить все так, что бы мальчик попал на воспитание в святилище и стал воином Богини. Потом он сделал его храмовым воином, а когда стал главой совета. Глава храмовых воинов неожиданно умер. Угадай, кто встал на его место.
  -- Она снова вздохнула.
   -Я не знаю, как об этом узнало "Зеленое братство", и как они сумели с ним связаться, что они ему говорили. Но четыре года назад Канос снял с себя это ожерелье.
  -- Она подошла ко мне. И протягивая ожерелье сказала.
   -У богов своеобразное чувство юмора. Это ожерелье, твой единственный шанс дойти к главной святыне через эти ворота.
   Я хотел отстранить ее руку, но она взглянула мне в глаза, и рука моя опустилась. Безграничная любовь и нежность были в ее глазах. И еще, безусловный приказ. Я вздохнул и наклонил голову. И она надела на меня ожерелье.
   -А это, - она протягивала мне ключ от потайного хода - это ты отдашь главному жрецу, когда выйдешь из храма.
   Я машинально взял ключ. Неожиданно ее глаза оказались напротив моих, и я снова утонул в этом синем бездонном океане. Поцелуй был короток и обжигающ.
   -Мне пора, Марк.
   -Подожди! Кто ты? И откуда все это знаешь?
  -- Я едва сумел выговорить это. Она снова печально улыбнулась.
   -Очень скоро ты узнаешь об этом, но не сегодня.
   И она скользнула в темноту. А я растерянно стоял, в слабом свете догорающих факелов. Потом подошел к стене и сел на прежнее место. Ну и дела. Мысли в голове разбегались. Даже для моей подготовки событий оказалось многовато. Я опустил глаза и взглянул на ожерелье. В самом центре, мягко светясь, пульсировал синий сапфир. Я прислушался к себе. Точно. Он светился в такт ударам моего сердца. Неожиданно, от этого открытия, у меня полегчало на душе. Я не знал, что мне еще предстоит, но был уверен. Дойду. Немного погодя Я оттащил трупы подальше в ущелье и свалил их в кучу. Ничего тут с ними не станется. А завтра их найдут и отвезут в святилище. Остаток ночи прошел спокойно. И когда небо начало сереть, я уже был готов. Уже знакомый звук оборванной струны раздался одновременно с первым лучом солнца, скользнувшим по небосводу. В каменной стене обозначились тонкие синие линии образовавшие арку. Они становились все ярче и, когда мне показалось, что они сейчас лопнут от звенящего в них напряжения, под аркой протаял проход. Я глубоко вздохнул и шагнул вперед. Сделав шаг под арку, я оглянулся. Но за моей спиной уже снова стояла каменная стена. Я осмотрелся. Вопреки ожиданиям это была не пещера. Вернее пещера, но обработанная. Пол ровный и стены тоже. Я не понял, откуда здесь свет. Казалось, светился сам воздух вокруг меня. Я сделал несколько шагов вперед. Свечение перемещалось со мной, выхватывая из темноты метров пятнадцать коридора. Все остальное скрывалось в полной темноте. Я не стал привередничать по этому поводу, а просто пошел вперед. Буквально метров через пятьдесят вошел в пещеру. Теперь свечение охватило больший участок, и я смог рассмотреть, что из пещеры есть три выхода, не считая моего входа. И куда же теперь? Я посмотрел на камень. Он не подавал никаких известий. Ну что ж. С правилом лабиринта я знаком. Правую руку на стену и вперед. Едва я подошел к правому выходу, как камень дал о себе знать. Он просто погас. Интересно. Средний выход. Та же история. Левый. Камень вспыхнул и снова начал мерцать в ритме моего сердца. Хорошо, я согласен тебе поверить, и пойду за твоим светом. Едва я об этом подумал, как камень ярко вспыхнул и снова замерцал в прежнем ритме. Значит одобряет!? Тогда вперед.
   Дальше я двигался уверенно. И хотя развилок было много я, сверяясь с камнем, почти не терял темпа. Бесконечные подъемы, спуски и повороты совсем сбили меня с толку. Я не мог бы сейчас сказать где север, где юг, над землей я, или наоборот, под землей, но расстояние прикинуть мог. Не меньше десяти километров. Но конца пока не было видно. Интересно у моих соперников дорога такая же. Хорошо если так, а то и с камнем опоздать можно. И я прибавил темп. Я не сообразил посмотреть на свою солнечную тень, когда увидел свою цель. Не знаю, может она там и не сработала бы, но по моим внутренним часам я шел часа четыре. Собственно целью была такая же каменная стена, как и на входе. Однако стоило мне подойти к ней поближе, как в ней засветилась голубая арка, и вскоре протаял проход. Я расценил это как приглашение и шагнул под арку. Пещера, в которую я попал, была огромной и хорошо освещенной. По форме представляла из себя элепсоид, метров пятьсот по диаметру и не меньше трехсот в высоту. Оценив ее размеры, я пришел к выводу, что нахожусь под землей. Такую пещеру не спрятать под горкой, в которой размещался лабиринт. А если и спрячешь, негде будет ходить претендентам на божественное откровение. Там и на сам-то лабиринт места, ну ни как не набрать. По поводу освещения я могу сказать одно. Хорошее освещение и не от факелов или уличных фонарей. В полной растерянности я окажусь, если меня спросят, естественная это пещера или нет. Поверхность ровная, но сама мысль, что это кто-то сделал, смущает. Ведь здесь, без особого напряжения, могло разместиться штук двадцать пирамид Хеопса с Эйфелевой башней в придачу. Так что я, предпочел бы оставить этот вопрос на усмотрение специалистов и вернуться к своим проблемам. А проблема моя выглядела тройным кольцом менгиров. И во внутреннем кольце что-то было. Похоже, путь мой лежал прямо туда. Само же кольцо менгиров смутно напомнило мне убежище на побережье. Не точная копия, но стиль узнать можно. По дороге я еще раз осмотрел пещеру и пересчитал, отлично видимые с этой стороны, входы или выходы. Это уж, как вам больше нравиться. Семь, включая и мой. Похоже, я действительно попал по адресу. Подойдя ближе к своей цели, я понял, что это не кольца менгиров, а скорее спираль, завернутая слева направо к центру. Ощущение присутствия чего-то в середине стало более явным. Я на секунду задумался. Вчера, вернее сегодня ночью, когда я дрался с Удасом, я вызывал свое видение и все прошло нормально. Может быть и здесь проскочит. Попробовать по моему стоит.
   Не стоило. Явно не стоило. Едва я произнес слово вызывающее мое колдовское видение, как получил увесистую оплеуху, как на уровне энергий, так и на физическом. Убить меня явно не хотели, но предупредили. "Со спичками не шали, а то..." Знаете, как маленьким детям грозят пальчиком. Очень внушительный я вам скажу пальчик. От этого пальчика я минут пять сидел на своей главной опорной точке восстанавливая дыхание. Да уж, пальчик. Представьте себе самую мягкую пуховую подушку тонны этак в полторы весом. Ну и вот, этой самой подушечкой... Нет уж, решил я про себя. Без экспериментов. Не дай бог, ремешок достанут, и по этой самой опорной точке. Я попытался представить, как это примерно будет выглядеть. И большого энтузиазма картина у меня не вызвала. Однако надо двигаться. Я встал и двинулся к входу в спираль. Нет, что не говори, сервис здесь тоже есть. Вот, не успел я и шага внутрь сделать, как прошу. У моих ног зажглась синяя ниточка и убежала внутрь спирали. Это, наверное, для того, что бы я ненароком не перепутал, куда идти. Такое себе, ненавязчивое приглашение. Где ж ты раньше была?! Голубенькая ты моя. Да иду я, иду. И ничего плохого я про ниточку не сказал, так что нечего мне снова пальчиком грозить. Ну, по ниточке или рядом, что скажешь, камушек? Ага, все же по ниточке. С левой, или с правой? Что, все равно? Ну, тогда, все же с правой.

Глава 9

   Храм Богини был окутан полумраком и пуст. Главные ворота храма открыты. Я знал, что там, на площади снова стоят жрецы, вестники, воины. Там же, теперь уже на нижней ступени храма стоит верховный совет жрецов. Все они ждут и надеются. К большому сожалению, надежды у них совсем разные. И сегодня будет и горе, и радость. Ждать им еще почти восемь минут. Только тогда откроется пелена завесы, и я смогу войти в храм Богини. Сегодня в этом мире много чего изменится. Изменился и я сам. Нет, внешне я все то же молодой человек, двадцати пяти лет от роду. Я все тот же Марк Детери. Но душа моя постарела или повзрослела на пару-другую миллиардов лет. Я слишком много узнал и слишком много понял, за те часы общения с главной святыней храма Великой Богини. Хотя храм Великой Богини это ее видимость здесь, в этом мире. На самом деле она куда древнее, если только можно применить это слово. Просто эта реликвия старше всего этого мира. Да и мира Земли тоже. Это знание давит тяжелым грузом, хотя и дает великую силу. Я так до конца и не понял все, что узнал, и с этим, мне еще предстоит разбираться долгие годы. Сегодня меня тоже ждут разборки и не самые приятные. Канос и иже с ним. Королевство должно быть сохранено, а для этого в святилище необходимо единство. В свою очередь это означает, что для Каноса и его подручных, пробил час окончательного выбора. Ну вот, завеса начала протаивать. Я в последний раз взглянул на священный реликт и мысленно попрощался. "Пока". Где бы я теперь не был, у меня будет возможность и право связаться с ним и при необходимости получить поддержку. Пора. И я сделал шаг. Одновременно с этим в храме прозвучал удар гонга, и люди на площади замерли.
   Десяток шагов и я вышел из ворот храма и стал спускаться по ступеням. Теперь я видел лица, обращенные ко мне, и все отражения спектра внутренних чувств, пробегавших по ним. От откровенной радости Славоса, до недоумения и ужаса Каноса. Видел я и легкую волну, пробежавшую по элитной сотне воинов. Видел и откровенную растерянность на лицах храмовых воинов. Борение желаний и чувств началось. Я остановился на предпоследней ступени, и теперь, меня отделяло от совета жрецов не более двух метров. Я стоял и смотрел Каносу в глаза. Наконец он справился с оцепенением, но все что он смог сказать было.
   -Это невозможно. Ты не мог пройти.
  -- Я кивнул.
   -Ты был бы прав. Но ты забыл одну вещь. Очень простую. Чья воля здесь главенствует!
  -- В его глазах плеснулся страх, но он справился с собой.
   -Я должен передать тебе одну вещь и задать один вопрос. Готов ли ты?
  -- Он через силу кивнул.
   -Тогда возьми. Это твое.
   И я протянул ему ключ от потайного хода. Он недоуменно уставился на ключ. Когда он понял, что я ему протягиваю, лицо его побледнело. Еле слышно он прошептал.
   -Их же было шестеро.
   -Да, их БЫЛО шестеро. И их смерть на твоей совести.
   -Но их невозможно убить! - он почти кричал.
   -Спросишь об этом у Удаса.
   С этими словами я бросил ключ к его ногам. Он отшатнулся словно от ядовитой змеи. Несколько секунд он молча смотрел на ключ, а потом поднял глаза на меня. Зрачки его глаз расширились, и казалось, пылали. Но голос неожиданно отвердел. Канос сделал свой выбор.
   -Я жду вопроса, отродье дьявола.
  -- Я только вздохнул. У него был выбор и он его сделал.
   -Он прост. Какое ожерелье ты носишь, Верховный Жрец Великой Богини.
  -- На секунду он замер.
   -А-а! Ты хочешь узнать это. Ты узнаешь, убийца моего сына.
  -- Он рванул ворот хламиды.
   -Это ожерелье Великого Мастера Зеленого Братства. Это ожерелье твоей смерти.
   Он протянул в мою сторону руку и начал выкрикивать слова заклинания. Я всегда считал, что ярость плохой советчик. И Канос в очередной раз подтвердил это. Мало того, что он забыл о совместном заклинании, наложенном советом жрецов. Он еще и пытался атаковать меня с помощью чуждого здесь колдовства, открыв канал с помощью которого, теперь можно было, выявить всех рабов его воли. Собственно этого я от него и добивался. И когда он послал заряд энергии в мою сторону, я просто приостановил действие защитного заклинания совета и поставил зеркало перед заклинанием Каноса. Мне не нужно было даже пробивать его защиту, ведь это было его собственное заклинание. Он получил то, что готовил мне. Он понял, что произошло, но времени на ответные действия у него не было. Вся мощь его заклинания обрушилась на него и его людей. Он взвыл, когда его охватило зеленоватое свечение, и рухнул на землю. То, что происходило с ним, было страшно видеть. В считанные секунды от тела осталась высохшая мумия, которая продолжала корчиться в муках, до тех пор, пока не рассыпалась в прах. Одновременно такие же зеленоватые факелы вспыхнули по всей площади. Два члена совета жрецов, все храмовые воины, жрецы и послушники, воины. Не меньше сотни факелов, машинально отметил я. Канос широко раскинул свои сети. Ни одного факела не было только среди вестников. Люди в растерянности смотрели на происходящее. Едва отгорел последний сполох зеленого пламени, как я поднял руку призывая к вниманию.
   -Сегодня волею Богини скверна выжжена в Святилище. Но ее много осталось в королевстве и еще больше в мире. Святилище Богини вступает в бой. Все мы должны сделать выбор и тот, кто решит идти до конца, во имя света, станет воином армии Богини. Для этого святилищу нужен новый совет и Богиня сама сделает выбор.
  -- Я указал на алтарь.
   -После этого она сама изберет и новых храмовых воинов и их главу. Отныне так будет всегда. А теперь, приступайте.
   Первым к алтарю шагнул Славос, и когда Богини подтвердила свой выбор, я вздохнул с облегчением. Жрецы, вестники, воины. В совет Богиня избрала девять человек. Пять жрецов, три воина и один вестник. Среди воинов командир стражи и Дмир. Потом пришла очередь избирать храмовых воинов. Их было двадцать один и среди них, только один воин элиты, Влар. Святилище кипело, как потревоженный муравейник. Для всех нашлись дела. Я же, больше всего на свете, хотел просто лечь и выспаться. Но, увы! Эту надежду пришлось оставить. Я должен был участвовать в заседании совета. Как же, избранник Богини!
   Совет состоялся в храме. Увидев расставленные в круг кресла, я едва не застонал. С такими-то удобствами... Это ж, сколько они будут говорить. Да и мне проблемой больше, все же стоя заснуть труднее. Но совет оказался на удивление деловым. Сообщение с мест, меры необходимые для улучшения ситуации в стране, регионы, куда нужно направить вестников. Меня же сейчас волновала другая проблема. Нет, я не был равнодушным слушателем. Этой каши мне не миновать. Но Славос обещал мне встречу с дядей. А у меня накопилось столько вопросов. Да и соскучился я по нему. Автоматически отмечая то, что говорилось, я рассеянно водил глазами по храму. И вдруг вскинул голову. Возле статуи Богини, опираясь на нее, стоял и улыбался мне дядя Крис. Первым мои порывом было вскочить и бросится к нему. Но он мягким движением руки удержал меня на месте. Руки его изобразили несколько условных жестов. "Не сейчас". Прочитал я и кивнул в ответ. Меня распирало, как воздушный шарик. Еще немного, и я лопну, от переизбытка чувств и вопросов. На какую-то секунду я отвел взгляд в сторону, а когда вернул его, Криса уже не было. Он словно растворился в воздухе без следа. Хотя нет. След он оставил. Маленькое облачко голубого тумана висело на том месте, где он только что стоял. Сообщение! Ну и ублюдок. Подсунул сообщение и был таков, ярился я. Это значит опять никаких ответов. Снова он за кулисами, а я на сцене, изображаю клоуна. Сейчас я был готов убить его собственными руками, пусть только в них попадется. Да гори оно все, ясным огнем! Я аккуратно встал и под недоуменными взглядами направился к статуе Богини. Вот оно. Я раскрыл сообщение Криса. "Мне очень хотелось поговорить с тобой, Марк, но время не ждет. Я люблю тебя и горжусь тобой. Сделано неплохо, но это еще даже не пол дела. Когда войска королевства придут на запад им будет нужна поддержка. Твоя задача создать из воинов святилища и триаров единую армию. Еще. Вам обязательно будет нужна пехота, ее нужно готовить по принципу римского строя, впрочем, решай сам. НО! Это должна быть ТВОЯ армия. Когда кочевники уйдут, мы должны предотвратить гражданскую войну. Для этого нужна сила. Я оставил для тебя кое-что у Славоса. После совета он тебе все передаст. Серьезно займись энергиями, которые ты получил. Старая рухлядь из лабиринта много дает, но может и потребовать что-то взамен. Ты должен научиться с ней обращаться. Когда придет время, я свяжусь с тобой. Помни! Времени у тебя не очень много. Я знаю, что тебя мучают вопросы. Вот ответ на один из них. Это НАШ мир. Ты дома. Так, что удачи тебе, мой мальчик. Выше голову. Твой дядя Крис." Я медленно вернулся на свое место. Сообщение Криса успокоило меня. Я увидел свет в конце туннеля. И теперь мои мысли вертелись вокруг тех задач, которые передо мной встали. Я по-прежнему безоговорочно верил Крису. Да и главный вопрос действительно был решен. Даже два. Крис жив и действует. Я дома. С этим миром я уже свыкся и воспринимал его естественно и спокойно. Но два слова Криса поставили все совсем в другую плоскость. Теперь мне предстояло здесь жить. Я престал быть здесь гостем.
   Довольно скоро совет подошел к концу. Основное было оговорено, и каждый знал, что ему делать. Когда последнее решение было принято, все собрались расходиться. Но Славос, ставший главным жрецом, попросил всех подойти к алтарю Богини. С некоторым недоумением его просьбу выполнили. Когда мы собрались возле алтаря, он заговорил.
   -Есть еще одно сообщение, которое вы должны услышать. Марк, дай мне руку.
   Я протянул ему руку. Он достал из своей хламиды перстень и одел мне его на средний палец правой руки. Перстень сел как влитой.
   -А теперь, положи руку на алтарь Богини.
   Я проделал то, что меня просили. Едва моя рука легла на алтарь, как из нового перстня вырвались три луча и осветили весь храм. Синий, зеленый и красный. Изумленный вздох вырвался у всех. Славос высоким голосом проговорил.
   -Вы видели подтверждение Богини! На колени перед наследным принцем!
   И сам подал пример, опускаясь на колени. За ним последовали все остальные. Я стоял в совершенной растерянности, не зная, что сказать или сделать. Меня выручил Славос.
   -Богиня оказала нам великую милость. Никогда, еще со времен основания королевства, избранник Богини не был из королевской семьи. Радуйтесь. Богиня показала нам, она с нами.
   За время, пока он говорил, я опомнился. Да и было от чего. Одно дело Юстас и его люди. И совсем другое, официальное признание. Но, откровенно говоря, я совсем не представлял, как себя вести.
   -Встаньте.
  -- Они поднялись. Что говорить дальше я не знал. Но снова вмешался Славос.
   -Вы должны понимать, что пока мы не будем готовы, весть об том не должна выйти из нашего круга. Кто еще достоин доверия, и когда об этом можно будет узнать остальным, решит Его Высочество.
  -- Эти слова навели меня на мысль.
   -Я попрошу Вас сохранить со мной прежние отношения. Для всех остальных пока достаточно и того, что я исполнитель воли Богини. Это даст нам свободу действий. Сейчас главная задача, которая стоит перед нами, помимо тех, что вы обсудили на совете. Это создание армии. Королевству нужна новая армия. И с просьбой помочь создать эту армию я обращаюсь к совету святилища.
   Я замолчал. Славос обвел всех своими невидящими глазами. И словно получив от них видимое только ему подтверждение, торжественно ответил.
   -Святилище Великой Богини говорит, да!
   Я хотел переселиться к вестникам Богини, но по настоянию Славоса, остался жить в прежней комнате. В ней, меня к взаимному удовольствию, вылизали три рыжие морды, едва я переступил порог. Славос передал мне еще и пару рукописей с рекомендациями по колдовству, связанному со "старой рухлядью". И еще одну. Что-то вроде местного самоучителя иностранного языка. Только это был не иностранный, а мертвый язык. Тот самый, на котором я общался с похитителем душ. Тот самый, на котором были надписи в кольце менгиров, укрывших нас от нападения на побережье. Славос не объяснил для чего, но передал слова Криса. "Тебе обязательно нужно его знать". Так, что жизнь у меня была напряженная. Занятия языком, колдовством, армией. За две недели я побывал практически во всех городах юго-западной провинции. Благо теперь меня отправляли туда с помощью заклинания перемещения. Правда, вскоре я освоил не только заклинание перемещения, но и кое-что покруче, экспериментируя с энергиями, к которым получил доступ. Но я продолжал пользоваться услугами жрецов Богини. Брала свое привычка, не открывать своих возможностей без нужды. С помощью Славоса я нашел Антара с его полком. За короткий срок он превратил его, насколько это было возможно, в настоящую воинскую часть и продолжал муштровать своих людей добиваясь идеала. С ним я договорился о том, что он отведет свой полк на юг, и будет формировать там новые пехотные полки из людей, которых к нему будут направлять. Сначала он ответил, что его полк готов к бою и должен идти к основной армии западной провинции. И ему нужен приказ своего герефа, что бы поступить по иному. И мне пришлось продемонстрировать ему королевский перстень. Проблема была снята. Антар отошел на юг и основался в небольшом городке. Вестники Богини, рассеявшиеся по провинциям, направляли туда людей, и уже довольно скоро Антар сформировав восемь полков, занялся их обучением. Ему помогали воины Богини, переброшенные туда из святилища. Туда же привел отряд из двух тысяч всадников Хмед. С оружием проблем не было. Провинциальный королевский арсенал мы выгребли полностью. А арсенал святилища казался бездонным. Жрецы святилища наладили охрану лагеря, и никто из посторонних даже не подозревал, что на юго-западе формируется новая армия. Пришла неожиданная новость. Между молами и пенгами возникли разногласия. Пенги не хотели идти дальше, считая, что захвачено уже достаточно, и нужно заняться блокированными крепостями. Оставлять их в тылу опасно, считали они. Хан молов хотел по прежнему идти вперед, но опасался оставлять пенгов одних, у себя в тылу. Движение молов вглубь страны прекратилось. Отойти молы тоже не могли. Лорд Шайо знал свое дело. Уклоняясь от генерального сражения, он бил все отряды молов и пенгов, которые неосмотрительно отходили от основных сил. Ситуация замерла в неустойчивом равновесии. Пенги не умели штурмовать крепостей, а молы были связаны действиями лорда Шайо. Эта передышка была нам только на руку. За месяц невозможно сделать солдата из простого крестьянского парня. Тем более, здесь. Владение холодным оружием, это вам не стрельба из винтовки. Нужны навыки, а на это надо время и время. Конечно, у нас были три с половиной тысячи воинов Богини и две тысячи триаров. Но против конницы кочевников нужна была пехота. И хорошая пехота. Эти мысли и тревожили меня. И тут однажды я вспомнил о гуситских войнах. Военную тактику таборитов. Армейские повозки при необходимости быстро становившиеся укреплением. С их помощью чешские крестьяне прошли, в свое время, всю Европу. И били при этом цвет рыцарских армий. Что-то подобное применяли и русские в борьбе с татарами. Называлось у них это "Гуляй город". Когда я собрал совет своей армии и выложил им идею, отнеслись к ней с недоверием. Но я настойчиво втолковывал суть. То, что мы не сумеем в короткий срок подготовить пехоту понимали все, а моя идея давала выход. И ее решили опробовать. Следуя моим пояснениям, была изготовлена сотня повозок, в которые мог сесть полк. И после короткого объяснения поставлена крепость с ходу. Не все удалось полностью, но это было дело тренировки. Главное было в другом. Осмотрев это сооружение из двойного ряда соединенных в единое целое повозок, все признали, что оно немногим уступает стандартному лагерю королевских войск. За таким укреплением, даже плохо обученные воины, могли выдержать серьезную атаку. Плюс мобильность этих крепостей, а вместе с ними и пехоты. С учетом же достоинств нашей кавалерии, вопросов вообще не возникало. И машина завертелась. Успехи были неоспоримы. Работа с лошадьми дело для крестьян привычное. И уже очень скоро, наши подвижные крепости лихо маневрировали по степи, в считанные минуты занимая выгодные позиции. Разработали мы и систему сигналов позволявшую координировать действия. Благотворно сказалось нововведение и на наших воинах. Энтузиазма оно им добавило. Одно дело стоять в поле, надеясь только на щит и копье в руках и совсем другое встречать врага из укрепленного места. И когда мы в первый раз провели общие совместные учения, картина получилась впечатляющей. Едва тысяча триаров, изображающая кочевников показалась из-за холмов, как общая колонна рассыпалась и буквально в считанные минуты возникла крепость. К тому времени, как триары подошли на расстояние прямого удара, их ждала грозная твердыня. Хмед, подъехавший ко мне, только головой покачал. Штурмовать такое с хода будет только полный идиот, заявил он.
   Не менее успешно продолжались и мои занятия языком и магией. Я уже понимал язык и сносно мог говорить на нем. Труднее было с магией. В принципе ничего нового в теории эти рукописи мне не дали. Так, пару другую специфических приемов. Но уровень энергий такой интенсивности раньше мне был не доступен. И мне приходилось теперь, забивая гвоздь, учиться, при этом не разваливать самой стены. Тем не менее, продвижение было на лицо и здесь. Я по-прежнему жил в святилище, регулярно наведываясь к Антару. Это было удобно потому, что все новости сходились в святилище. Мы еще больше сдружились с Дмиром и Вларом. И все было нормально, но меня мучила загадка. На следующий день после совета я захотел найти свою девушку и спросил Дмира, где в святилище живут женщины. Удивленно посмотрев на меня, тот ответил, что в святилище нет ни одной женщины вообще. И никогда, ни одна из них не проходила в ворота святилища. Исключением не были даже особы королевской крови. Женщины могли войти в любой храм Великой Богини, но само святилище было для них запретной территорией. Я не стал далее развивать эту тему, но вопрос у меня остался. С кем же это я общался по ночам? С собственной тенью что ли! Я решил не углубляться в эту тему. Тем более что моя незнакомка обещала мне, что скоро я все узнаю. А мне хотелось ей верить.
   Вот так я и проводил свое время, когда пришло известие с южного побережья. Лорд Кристабаль выбил оттуда Островное княжество и, блокировав порт Итиллос, повел войска королевства на запад. Приближалось время задействовать мою новую армию. Меня немного смущала перспектива командовать ей. Никогда раньше мне не приходилось водить большие массы войск. Только общая теоретическая подготовка, но здесь меня успокоил Славос. Все воины элиты прошли соответствующую подготовку и могли руководить войсками на марше и в бою. Дело оставалось за главнокомандующим. И в этом вопросе у меня даже тени сомнения не возникало. Дмир. Правда, теперь он был членом совета святилища, и я не знал, как это может повлиять на принятие такого решения. Но Славос снова успокоил меня. Святилище готово пойти мне на встречу. И даже более того. Полностью согласно с моим решением. Когда я сообщил о своем решении, его приняли совершенно спокойно, и как мне показалось даже с внутренним одобрением. Дмир перебрался в наш военный лагерь и принял командование армией. Он с хода оценил наше нововведение. Что и не удивительно. Как профессиональный военный, он понял, что мы решили проблему устойчивости нашей пехоты. И создали новый род войск. Этакую средневековую "мотопехоту". Как и где ее использовать мы обговорили на совместном совете. Все сошлись во мнении, что освобождение страны от захватчиков отвечает всем нашим интересам. Более того. Наши войска получат боевой опыт, что совсем не маловажно. Одно дело учения и совсем другое реальный бой. Поскольку, я еще не мог, открыто объявить о своем статус кво, было решено, что войска пойдут под знаменем святилища. Это позволит взаимодействовать с королевскими войсками и избежать законного требования лордов Шайо или Кристабаля о подчинении войск им. С этой стороны командование Дмира приносило еще один плюс. Была поставлена и боевая цель. Освободить Центральный проход.
   После всех необходимых церемоний войска двинулись вперед. Я шел с группой вестников Богини, присоединившихся к нам. Они составляли как бы отдельное подразделение для особых поручений при штабе. Дмир организовал и свой штаб из нескольких воинов элиты. Туда входили и Антар, командовавший пехотой, Хмед командовавший легкой конницей из триаров и один из воинов элиты, которому Дмир поручил командование тяжелой конницей из воинов Богини. Выделил он и отряд, на который возложил фуражирские функции. Его командир так же входил в штаб Дмира. Вестников в штабе представлял высокий и немногословный мужчина лет сорока. Я входил в него как избранник Богини. Одним словом, натуральная армия. Продвигались мы благодаря возам, везущим пеших воинов быстро. И расстояние, отделявшее нас от Центрального прохода, покрыли за три дня. Триары ведшие разведку впереди сообщили о том, что появились разъезды молов. Мы замедлили продвижение и, не закончив обычного дневного перехода, встали лагерем. Со слов Антара мы знали, что лагерь молов вмешал примерно двадцать тысяч всадников. Необходимо было выяснить, по-прежнему ли они там или произошли изменения. Когда вернулись наши лазутчики, все стало на свои места. Молы по-прежнему были на месте, и их стало больше. Лорд Шайо не давал молам покоя, и небольшие отряды оттянулись к более крупным скоплениям своих войск. В общей сложности в лагере было порядка двадцати пяти - тридцати тысяч всадников. Против наших девяти тысяч пехоты, двух тысяч триаров и трех тысяч шестисот воинов Богини молы имели почти двойное превосходство. Но вопроса о том, вступать или не вступать в бой, никто даже не поднимал. И Дмир со штабом занялся разработкой плана сражения. Прекрасно зная местность, он выбрал основную позицию. Благодаря размещению наше укрепление должно было остаться для молов незаметным до самого последнего момента. Нужно было только заставить молов предпринять атаку в выбранном нами месте. Эту задачу возложили на триаров и часть воинов Богини. Они должны были, сметая разъезды молов обрушиться на их лагерь, изображая авангард большой армии, а когда те контратакуют, повести их в нужном направлении. Когда все было решено, и задачи поставлены, я решил, что в этой готовящейся свалке мое место с триарами. О чем и сообщил Дмиру. Тот принялся возражать, но я, к нескрываемой радости Хмеда, настоял на своем. Сражение назначили на следующий день, и когда я рано утром присоединился к триарам, среди них раздались вопли восторга. Я еще на марше удивлялся своей популярности среди воинов. Но, когда я заговорил об этом с Антаром, тот только усмехнулся.
   -Чему ты удивляешься. Люди знают, что ты тот самый вестник, который нес в святилище весть трех цветов. Одного этого достаточно, что бы тебя носили на руках. А тут твои похождения с Дмиром. Мое освобождение. Истории кочевников Хмеда. Рассказы воинов Богини о том, что ты "натворил" в святилище. Избранник Богини, голыми руками убивший храмовых воинов. Посвященный, уничтоживший скверну в святыне. Люди на тебя просто молятся. Да было бы удивительно, если бы они тебя не боготворили.
   После его выступления я впервые задумался о том, как я выгляжу в глазах окружающих. И пришел к неутешительному выводу. Придется мне смириться со своей популярностью. Поэтому, услышав приветственные вопли триаров, я только улыбался им в ответ. Когда восторги поутихли, я занял свое место рядом с Хмедом. Как и полагается нормальному вождю кочевников, его место было на острие атаки. Меня это вполне устраивало. Спокойная жизнь в святилище расслабила меня, и тело требовало напряжения. И потом, собрав этих людей под знамена, я просто не мог бы рисковать меньше, чем любой из простых воинов. Когда подошли пятьсот воинов Богини, призванные подтвердить наличие большой армии мы тронулись. Единственное о чем я жалел, это о том, что со мной не было моей верной троицы. Всех псов пришлось оставить в святилище из тактических соображений. Молы должны были посчитать нас королевскими войсками, и псы нас выдали бы сразу и безоговорочно.
   Мы двинулись плотной группой, имея только небольшие разъезды по бокам. Они должны были предупредить нас, если бы с фланга появились крупные отряды молов. Время для нападения было выбрано расчетливо и удачно. Ночные разъезды молов уже отошли, а дневные еще не успели расползтись по степи. И только выскочив из-за гряды холмов, охватывающих лагерь молов, мы наткнулись на первых часовых. Некоторые из них успели закричать, но решающей роли это уже не играло. Наши сотни набрали разбег и обрушились на лагерь. Это был даже не лагерь, а скорее большое кочевье. Куча шатров, в относительном порядке и массой лошадей и скота. Молы завтракали. И когда, наши сотни с гиком понеслись к лагерю, молы, опрокидывая большие котлы, кинулись к лошадям. Я думал, что едва мы ворвемся в лагерь, как триары рассыпятся по нему занимаясь индивидуальной охотой и грабежом. Но мне пришлось приятно удивиться. Ни один всадник не отделился от общего строя. Все команды Хмеда выполнялись четко и слажено. А он посылал свои сотни как стрелы из лука. Мы гнали перед собой молов как грязную волну. И прорвались почти до середины лагеря, когда начали чувствовать организованное сопротивление. Все же лагерь был очень велик, и воины из других его частей спешили на помощь своим собратьям, вступая в бой сначала десятками, а затем и организованными сотнями. Вскоре, наше движением замедлилось, а затем и остановилось. Натиск молов стал возрастать. Но Хмед выждал еще некоторое время, и только когда мне показалось, что молы уже опрокидывают наш строй, отдал команду. Поворот, все вдруг, был осуществлен блестяще. И мы стали уходить. Только когда мы развернулись, я увидел, что и вторая часть нашего плана осуществляется, как задумано. По гребню холма сновали воины Богини, изображая перегруппировку большой массы конных войск. Увидев, что мы откатываемся, они тоже стали отходить. Оглянувшись назад, я убедился, что молы и не думали прекратить преследование. Добрая половина их войска висела у нас на хвосте и все новые и новые группы, вылетая из лагеря, присоединялись к ним. Теперь все зависело от того, у кого лучше кони. Тут для нас вопроса не было. Скакуны из Красной пустыни славились повсюду. Хмед снова подал команду, и мы сбавили темп скачки, давая возможность молам приблизиться. Завязалась перестрелка. Я уже говорил о преимуществах метода стрельбы парфянским стилем. Теперь мы его применили в более массовом порядке. Конечно, в точности стрельбы триары мне уступали, но от этого молам было не легче. На одного упавшего нашего всадника приходилось больше десятка молов. Хмед и триары мастерски выполняли задуманное. Мы вели молов в нужное место на коротком поводке. Возможно командиры молов и подозревали ловушку, но преследование с самого начала не было организованным, а новые жертвы только еще больше озлобляли молов. Вскоре я заметил знакомые признаки. Мы подходили к выбранному месту. Приподнявшись на стременах, я уже видел ряды воинов, стоявших перед повозками и, махнул Хмеду рукой, указывая в их сторону. Хмед кивнул мне, давая понять, что видит. По его команде мы увеличили темп, отрываясь от молов, и разделившись на две группы обошли наше укрепление с двух сторон. Пролетая мимо стоявших воинов, я успел заметить выражение решимости на их лицах. Я знал, что должно было произойти дальше. Едва молы приблизятся на расстояние выстрела из лука, воины должны были нырнуть под возы и занять свои места уже внутри укрепления. Неожиданно до нас долетел новый звук. То ли увидев, наконец, противника, которого они могут достать, то ли еще по какой причине, но молы завыли. А потом до нас донесся звук мощного удара. Молы массой своей атаки испытывали нашу крепость на прочность.
   После битвы многие очевидцы описывали мне этот момент. Живая масса просто ударила в копья и возы. Передние ряды, после этого, были мертвы, но сзади напирали живые. Под страшным натиском казалось, рухнет все, но возы, связанные цепями между собой, устояли. И из-за их высоких бортов, неуязвимые для врагов, били наши воины. А потом, по сигналу, данному из укрепления, на отхлынувших и потрясенных молов ударила тяжелая кавалерия воинов Богини. Все, что произошло дальше, я уже успел увидеть сам. За это время мои триары успели перегруппироваться и мы, вылетев из-за укрепления, увидели все. Молы были не просто разбиты, они были опрокинуты и в панике бежали. Я помнил, как дрались молы со мной и Дмиром возле центрального прохода, и потому понял. Они были просто морально раздавлены. Их били, как бегущих зайцев, а они даже не пытались сопротивляться. Мы тоже ринулись на них. Это была не битва, а бойня. Из преследовавших нас молов, наверное, не ушел ни один. Когда избиение кончилось, и мы смогли произвести подсчеты, все были потрясены. Триары, восемьдесят четыре убитых или пропавших без вести, сто восемьдесят шесть раненых. Воины Богини, двадцать три раненых. Пехота, восемнадцать убиты девяносто ранены. И по самой скромной оценке, только в поле, около шестнадцати тысяч убитых молов. Люди, воспитанные в определенных понятиях, воспринимали это с ужасом, и суеверно видели в этом волю богов. Мне было легче. В мире Земли, по крайней мере, были Фермопилы. Но и я был потрясен. Потрясение было настолько велико, что только на следующий день мы выслали разведку. Она принесла известия нас уже не удивившие. Молы оставили предгорные укрепления и свой лагерь. Центральный проход свободен.
   Я не знаю почему, но люди нашей армии в успехе обвинили меня. Наверное, им так было просто легче перенести понимание того, что они сделали. Я показался им для этого подходящей фигурой. Ни что не помогало. Они слушали мои аргументы, кивали головами и смотрели на меня преданными, бараньими глазами. Все, даже Дмир и Хмед. Вы когда-нибудь пробовали выступать в роли бога. Нет?! И не советую, если вы только не имеете патологической уверенности в своей божественной сущности. Я ее не имел. Я просто удрал в святилище. Славос, выслушав повесть о моих затруднениях, только улыбнулся.
   -Дай им срок, Марк. Просто, дай им срок.
   -Тебе легко говорить. Поставь себя на мое место.
  -- Славос только улыбнулся.
   -А ты поставь себя на мое место. Как ты думаешь, легко ли быть римским папой, скажем, среди итальянцев?
   Все-таки, Славос, очень мудрый утешитель. Во-первых, он привел классный пример. Во-вторых, снова вогнал меня в небольшой шок. Ну откуда, скажите на милость, местный, пусть и верховный жрец Богини, знает про папу римского и итальянцев. Спросить его об этом сразу, я не сообразил, а потом, случая так и не представилось. События понеслись по нарастающей.
   С нашей армией установили контакт посланцы Лорда Кристобаля, и мое присутствие стало просто жизненно необходимым. Во всяком случае, по утверждению Дмира и его штаба. Не успели мы разрешить все вопросы взаимодействия, как меня срочно затребовало святилище Богини. На этот раз причина была другой. Славос получил сообщение от дяди Криса. Звучало оно просто. "Марк, ты срочно нужен мне в столице. Прибыть тебе нужно с Востока, не привлекая излишнего внимания. С собой возьми не больше двух десятков людей. Найдешь моего посланника в таверне "Голубой красавец". Спеши. Крис". Услышав название таверны, я невольно фыркнул. Возможно здесь, слово голубой, по отношению к мужчине и звучало невинно, но у меня-то был и опыт другого мира.
   Сборы мы закончили быстро. По совету Славоса, я решил играть роль небольшого провинциального дворянина, прибывшего в столицу посмотреть на людей. Роль моей свиты должны были исполнять двенадцать воинов Богини, провожавшие меня к лабиринту. Славос обещал перебросить нас в один из храмов Богини, примерно в полутора дневных переходах к востоку от столицы. И вот, надлежащим образом одетые и экипированные, мы подъезжали к площади храма Богини. Когда мы проезжали мимо храма Богини, из-за его ступеней, как мне показалось, скользнула уже знакомая мне фигура. Едва мои спутники увидели ее, как их словно ветром сдуло из седел. Я с удивлением осмотрел коленопреклоненные фигуры со склоненными головами. Она подошла и остановилась передо мной.
   -Ну что? Ты так и будешь сидеть в седле, ожидая, что я сама туда запрыгну.
   В голосе ее звучала легкая насмешка. Я смутился и спрыгнул с седла. Но смущение не помешало задать мне вопрос.
   -Откуда ты взялась? Мне сказали, что в святилище никогда не ступала нога женщины.
  -- Глаза ее засветились.
   -Значит, ты искал меня?
   -Конечно!
  -- Ее улыбка заполонила весь мир.
   -Я рада этому Марк. Значит, когда придет время, ты меня найдешь.
   -?!
   -Ты все поймешь в свое время.
   -Послушай! Мне уже надоели уклончивые обещания. Если ты добиваешься этого, то слушай. Я люблю тебя! И готов повторить это когда угодно и где угодно. И даже если Богиня будет противиться этому, мне все равно.
   -Марк. Ты богохульствуешь.
   -А мне наплевать. Простит меня Богиня за это или нет.
   Она рассмеялась. И ее легкий смех прокатился по площади серебреными колокольчиками.
   -Ты знаешь, может и простит. Но сейчас я пришла пожелать тебе удачи. И еще. Я обещала, что скоро ты узнаешь, кто я. Срок пришел, но скажут тебе об этом, они.
   И лукаво усмехаясь, кивнула на моих сопровождающих. Потом глаза ее потемнели и, шагнув ко мне, она тихо шепнула.
   -Береги себя, Марк. Я буду ждать тебя.
   Когда я опомнился от обжигающей сладости ее губ рядом никого, кроме моих воинов не было. Я разозлился. Я, что похож на игрушку. Ругательство непроизвольно сорвалось с моих губ. Насколько оно неуместно я понял, взглянув на моих провожатых. И поспешил исправить свою оплошность.
   -Мне говорили, что в святилище нет женщин. А тут вдруг встречаю знакомую девушку, да еще и с претензиями на загадочность.
  -- Ответ мне дал один из воинов. Она не обманула меня. Ответ был исчерпывающий.
   -В святилище действительно нет женщин. И никогда не было. А та, которая была здесь... - При этих словах он сделал благословляющий жест. - Живое воплощение Богини на земле.
   Ну и как вы думаете, где были мои глаза? Если на лбу то вы ошибаетесь. По моим, конечно субъективным ощущениям, где-то в области темени.

Эпилог.

   Мы выскочили на перевал одновременно с первыми лучами солнца. Все получилось, как мы и рассчитывали. Славос перебросил нас в храм Богини на восток от столицы. Мы торопились и потому шли пол дня и ночь, делая короткие привалы, что бы дать отдохнуть лошадям. И теперь перед нами лежала цель нашего путешествия. Ослепительно сверкали серебром в лучах восходящего солнца башни королевского замка. И мы замерли, любуясь красотой раскинувшейся перед нами столицы. Не знаю, какие чувства испытывали мои спутники. У меня же мелькнула только одна мысль. И была она до ясности простой. "Здравствуй Эмеральд. Я вернулся".
  

1[Author ID2: at Sun Jun 1 18:44:00 1997 ]

  

84

  

[Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ]03.08.98[Author ID1: at ]17.06.97[Author ID2: at Tue Jun 17 09:36:00 1997 ][Author ID1: at Fri Jul 25 12:47:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ]1[Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Fri Apr 4 20:33:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ][Author ID2: at Sat May 3 22:20:00 1997 ][Author ID1: at ][Author ID2: at Tue Jun 17 09:36:00 1997 ][Author ID1: at Fri Jul 25 12:47:00 1997 ][Author ID2: at Tue Feb 18 07:11:00 1997 ]

  

[Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID1: at ][Author ID2: at Tue Jun 17 09:36:00 1997 ][Author ID1: at Fri Jul 25 12:47:00 1997 ][Author ID2: at Sun Jun 1 18:42:00 1997 ][Author ID2: at Mon Jun 2 11:19:00 1997 ]

[Author ID2: at Mon Jun 2 11:20:00 1997 ][Author ID0: at ]

[Author ID2: at Mon Jun 2 11:20:00 1997 ]

  
  
  

Оценка: 3.72*32  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"