Панюшенко Михаил Петрович: другие произведения.

Внеклассное чтение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

  Внеклассное чтение
  - Алексей Максимович Горький. "Детство". "Сыну моему посвящаю." - читает Кирилл очередной текст. - Дедушка, а почему и "Детство", и "Детство Никиты" посвящено писателями своим детям? - Наверное, потому, что они любили и уважали своих детей. - А, меня, дедушка, ты не уважаешь? - Почему ты так решил? - А потому, дедушка, что ни в одном твоем рассказе про меня, не написано, что посвящается внуку моему Кириллу. - Видишь ли дружок... в этом нет необходимости. Потому что все рассказы написаны о тебе, так, что посвящение в данном случае было бы излишним. Когда писатель Виктор Драгунский писал "Денискины рассказы", он тоже не посвящал их сыну потому, что они и так ему посвящены. - Конечно, Дениске повезло. Папа про него писал только хорошо. А мне иногда бывает стыдно за то, что про меня написал ты. - А ты не совершай плохих поступков и тебе не будет стыдно. - Я стараюсь, дедушка, но не всегда получается. А еще, деда, в твоих рассказах про меня, написано не совсем так, как было на самом деле. - Уточни, пожалуйста, что не соответствует действительности. -Уточняю, деда. Помнишь, ты написал про нас с Костиком рассказ "Вход с вареньем строго воспрещен" - Ну, и... что в этом тексте тебе показалось неверным? - Ты написал, как мы с Костиком разливали варенье на кухне. А то, что мы разлили его еще и в шкафу, ты не написал. - Так вот в чем дело... Ну, извини. У меня не было достоверных источников. Наверное, следы варенья в шкафу, были обнаружены позже, и не мной, а бабушкой, и поэтому в текст они не попали. А в остальном, как я понимаю, замечаний нет? Все правильно описано? Кстати, дружок, давай не будем отвлекаться на разговоры. Читай. Кирилл, вздохнул, взял в руки книгу. Читать не хотелось. Начались каникулы, и на дворе стояло лето, маня ярким солнцем, зеленой листвой, голубым небом, и множеством веселых и интересных дел. Но, Кирилл, должен был сидеть дома и читать заданное на лето внеклассное чтение. С чтением, как полагал Кирилл, можно было бы и не торопиться - впереди еще целые летние каникулы. Но, мама, негативно заряженная, на последнем родительском собрании, решила не давать спуску Кириллу. Она сказала, что не только читать, и читать, но она, еще спросит с Кирилла и за те предметы, по которым у него были недочеты в учебном году. Кирилл понял, что нет у него аргументов против чтения и вынужден был смириться со своей участью. И вот, прочитывая по одному произведению в день, из своего списка, Кирилл сначала выбирал самые короткие тексты, чтобы поскорее выйти на улицу. А когда короткие все закончились, пришлось браться за длинные. Особенно огорчали, Кирилла, те классики, которые написали больше, чем под силу осилить за час, ученику шестого класса. - Пишут, они... а нам мучайся, читай - думал про себя Кирилл, осиливая очередную страницу текста. - Деда, а почему так много написано? - отрываясь от чтения и листая книгу, чтобы посмотреть, сколько еще осталось до конца - сто шестьдесят страниц - возмущается Кирилл. - В два раза больше, чем "Детство Никиты". Вот почему, про хорошую и счастливую жизнь написано мало, а про горькую и несчастную много и читать трудно, и неинтересно? - Вот здесь я с тобой полностью согласен, что у автора детство было и трудным и горьким. Поэтому и псевдоним он себе придумал "Горький". Даже посвящение этой повести: "Сыну моему посвящаю" несет в себе посыл угрюмости и неудовлетворенности. Это примерно, как наказанный школьник, которого спрашивают, понял ли он за что наказан, буркнет в ответ обреченно - понял. Сравни другое посвящение: "Моему сыну Никите Алексеевичу Толстому с глубоким уважением посвящаю" - звучит торжественно и радостно, как ода победителю. - А что, деда, у него, у Горького всегда была такая тяжелая жизнь? - Нет, не всегда, а только в детстве. А потом он стал успешным и знаменитым писателем. Он разъезжал по заграницам, коллекционировал антиквариат, любил красивых женщин, жил вольготно и богато. На изумительно красивом острове Капри у него была вилла. Известные и знаменитые люди искали его дружбы. - Значит, у него все стало хорошо и замечательно. - В общем да, хотя, к концу жизни совсем не хорошо. - Почему, деда? - Потому, что нужно знать с кем дружить. - А с кем он подружился? - А подружился он с Лениным и Сталиным. И Сталин пригласил его приехать в Советский Союз. Ленина к тому времени уже не было в живых. А Сталин ему и говорит: "Алексей Максимович, вы же пролетарский писатель, так приезжайте в страну победившего пролетариата, будем вместе строить новое общество. Приезжайте, вы нужны стране, нужны своему народу". Горький по простоте душевной взял и приехал. Он и вправду думал, что нужен, чтобы помогать строить новое общество. А нужен он был для того, чтобы своим авторитетом, обелить перед миром преступный сталинский режим. В итоге не прошло и четырех лет после приезда в Советский Союз, как Горький умер. Умер при загадочных обстоятельствах. Предположительно был отравлен сталинской тайной службой. - Нет, деда, я не пойму. Сначала Сталин его пригласил, а затем убил. Зачем? - Затем, дружок, что Горький нужен был Сталину любой - живой или мертвый. Мертвый даже лучше. - Почему мертвый лучше? - Потому, что мертвый уже ничего не расскажет. Сталин боялся, что Горький снова уедет за границу и расскажет там о преступлениях сталинизма перед собственным народом. - Да-а-а сначала было плохо, потом стало хорошо и в конце опять все плохо. А что случилось с его сыном, которому посвящена эта повесть? - С сыном Максимом почти также - сначала хорошо, потом плохо. Он умер на несколько месяцев раньше своего отца, и тоже при загадочных обстоятельствах. - А что дед, никак нельзя узнать про эти обстоятельства? - Наверное можно будет, когда тайная служба откроет свои архивы. Но это будет наверное еще не скоро. Все, хватит отвлекаться - читай. - Нет, нет деда, одну минуточку... скажи мне про другого мальчика. - Какого мальчика? - Ну этого, который из "Детство Никиты". - У этого мальчика все в жизни случилось хорошо. Он вырос, стал ученым, доктором физико-математических наук, профессором. Его дети тоже стали известными и знаменитыми. Младшая его дочь, Татьяна Никитична Толстая, знаменитая, современная писательница. - Хорошо деда, а писатель Толстой, который написал "Детство Никиты"... у него как?.. его Сталин не убил? - У него все прекрасно и замечательно. Писатель Алексей Николаевич Толстой, надеюсь, ты не путаешь его со Львом Николаевичем, прожил жизнь барина и сибарита, оставаясь при этом очень хорошим писателем. И Сталин его не убил , а наоборот, предоставил ему неограниченное кредитование из госказны. Поэтому писатель ни в чем себе не отказывал и жил в свое удовольствие - А что он написал, кроме "Детства Никиты"? - Ну как же...давай вспоминай...сказка про... деревянного человечка. - "Приключения Буратино" что ли? - Именно так. - Деда, я думал, что это русская народная сказка. - Совершенно не русская и совсем не народная. Где ты видел в русских сказках имя Карло? Иван, Илья, Емеля - это пожалуйста, а Карло... это брат совершенно из другой оперы. Сказку написали два писателя. Сначала итальянский писатель Карло Коллоди создал "Приключения Пиноккио", а затем Алексей Толстой по мотивам этой сказки написал своего Буратино. А еще, я тебе рекомендую, помимо твоего обязательного списка, прочитать "Аэлиту" и "Гиперболоид инженера Гарина". - Нет, дедушка, эти книжки нам не задавали. Их нет у меня в списке. - Хорошо, давай читать, что в списке, а позже прочтешь и "Аэлиту" и "Гиперболоид". - Вот, буду читать "Алиса в Стране чудес". Это сказка. Ее мне будет читать интересней, чем всякие нудные "Детства...". - Ну, что ж давай попробуем. Только если ты рассчитываешь, что это будет легкое чтение, то ты немножко заблуждаешься. Это тебе не Красная Шапочка. Это Алиса. И написал ее, не писатель-сказочник, а ученый. - Все дедушка, не отвлекай. Читаю: "Алисе наскучило сидеть с сестрой без дела на берегу реки..." - продолжил, Кирилл, чтение очередного произведения из своего списка. Прошло некоторое время и Кирилл справился с первой главой, которая называлась "Вниз по кроличьей норе". - Не понимаю, дедушка, зачем Алиса полезла в кроличью нору? Она, что такая глупенькая что ли? И потом она падает в этой норе все время вниз. Разве бывают такие глубокие кроличьи норы? - Ну, во-первых, не забывай, что это сказка, в которой все возможно, а во вторых автор использует известный литературный прием, при котором герой падает в яму, или с обрыва, или в пропасть и оказывается, в другом месте, другом мире и даже в другом времени. Так и здесь - кроличья нора, это туннель. Вот представь, что этот туннель проходит насквозь земли, через ее ядро и выходит с противоположной стороны. Как ты думаешь, как долго будет падать в этом туннеле Алиса и появится ли она с другой стороны? - Не появится. - Почему ты так думаешь? - Потому, что внутри Земли расплавленная магма (это мы по географии проходили) и Алиса сгорит. Вся без остатка. Вместе с платьицем и туфельками. - Логично. Но давай предположим, что в туннеле у Алисы такая же температура, как и на поверхности Земли. Вот до какой глубины Алиса будет падать? - Насквозь. - Вот и во времена Льюиса Кэрролла и даже раньше люди думали: насквозь или не насквозь? - А как на самом деле? - На самом деле, Алиса, будет падать до центра Земли с ускорением, а от центра с замедлением. Достигнув противоположного края Земли она начнет падать опять к центру с ускорением, а от центра с замедлением. Итак постоянно. Туда - обратно. В книге у Кэрролла, часто встречаются такие научные штучки. Но, ты, прочти всю сказку до конца, а потом мы обсудим с тобой прочитанное. Кирилл снова принялся читать, при этом проглатывая окончания сложных слов, дабы поскорее закончить с чтением и выйти на свободу. Сказка, как и предупреждал дедушка, оказалась не совсем легкой в чтении и неинтересной по сюжету. По истечении некоторого времени, он отрапортовал, что с книгой закончил. - Все деда, конец. Я иду гулять. - Подожди гулять, давай сначала обсудим прочитанное. - Деда, да что там обсуждать? - Хорошо, тогда скажи мне, понравилась ли тебе книга? - Нет, не понравилась. Вообще, фигня какая-то! - Понял тебя. Для меня ценно твое мнение, но мне кажется, что оно слишком расходится с... Вот скажи мне, кому ставят памятники? - Дед, я знаю, кому ставятся памятники, только, причем здесь они. Мы же говорим о книге. - Правильно о книге. А теперь посмотри на обложку книги, которую ты сейчас держишь в руках. Что там написано? - Написано... "Литературные памятники". - Правильно. Ты держишь в руках литературный памятник. Памятник книге "Алиса в стране чудес". Как ты понимаешь, памятники ставятся лучшим из лучших. Ты держишь в руках одну из лучших книг. Потому, что, не каждая книга становится памятником. Ладно. Что там у тебя еще по списку? - Еще Гоголь "Вий". Но его, я, сегодня читать не буду. Я уже выполнил норму чтения, а остальное, буду читать завтра. - Хорошо. Завтра, так завтра. И вот оно завтра. Читаем "Вия". - Дед, а кто такие грамматики? - А почему ты не спрашиваешь, кто такие: риторы, философы и богословы? Это же последовательный ряд. - Кто такие философы и богословы я немного понимаю. А про грамматиков и риторов мне совсем непонятно - Вы, в своей гимназии изучали, на уроках русского языка, грамматику. Вот и гоголевские герои в своей школе тоже изучают грамматику. Только школа в повести Гоголя готовит священников. У нее нет классов, с первого по одиннадцатый. У них четыре класса: грамматики, риторы, философы и богословы. Первая ступень это грамматики, по-нашему - первоклассники. Они изучают письмо и чтение, а самый старший класс - богословы. Он выпускной класс в школе. Закончив обучение, они становятся священниками. Потому и богословы, что изучили слово божие. Ну а теперь расскажи мне, что тебе понравилось в повести, и было ли страшно от ведьм и всякой нечисти? - Нет, дед, совсем не страшно. Фильмы-ужастики, которые я смотрел по телевизору в сто раз страшнее. А понравилось мне, как они, эти философы и богословы, проходя по рынку, брали на пробу, полной горстью, всякую вкусную еду. И конечно понравилось, как они сражаются друг с другом до тех пор, пока в класс не войдет профессор. Мы тоже иногда увлечемся и не услышим звонка на урок. В класс уже вошла учительница, а у нас сражение в полном разгаре... - Ладно, в повести еще столько глубинного смысла, который пока тебе непонятен сегодня, но со временем ты перечтешь Гоголя и поймешь эту повесть совсем по-другому. - Нет, деда, не буду я второй раз читать. Никто меня не заставит, ни мама, ни папа. - Я рассчитываю, что когда ты станешь взрослым, тебе самому захочется прочитать. Это ведь здорово - никто тебе не задавал, а ты сам захотел и прочел. И, прочитанное, тебе понравилось, и захотелось еще прочесть. Потому, что интересно. Ну, да ладно, пошли дальше. Что там еще у тебя в списке? - Вот еще - баллады шотландских поэтов. - Баллады Бернса? - Нет, деда, Вальтера Скотта и Роберта Стивенсона. - Да?.. Я всегда считал их прозаиками, а оказывается они еще и поэты. - Вот так деда, наверное, и ты в школе не читал свое внеклассное чтение. - Нет. На каникулах, я как раз читал и внеклассное и всякое другое чтение. Кстати в твоем возрасте я с увлечением читал роман "Айвенго" Вальтера Скотта. Считаю его одним из лучших исторических романов этого автора. А вот читать его поэзию, мне как-то не приходилось. Тем более интересно... Читай, заодно просветишь и меня. А впрочем, подожди, покажи мне книгу. О, так это вдвойне интересно. Оказывается, эту балладу перевела на русский язык Каролина Павлова - современница Пушкина, которая могла стать женой другого поэта - Адама Мицкевича, если бы, не противление родителей. Вот видишь, как много в литературе взаимосвязано и как все переплетено. Читай. - Читаю. Вальтер Скотт, "Клятва Мойны" - называется... Бестолковое какое-то стихотворение. Все время эта Мойна говорит: "Не буду графу я женой!", "Не буду графу я женой!", а потом хоп... и, жена графа. - Наверное, этой балладой, автор хотел показать женскую логику. Хорошо, читаем следующую балладу. - Роберт Луис Стивенсон, "Вересковый мед"... Прочитал, деда. Это вообще, ужастик, а не баллада. Ну, и зачем он внука своего погубил, а затем и сам погиб? И вересковый мед из-за этого нельзя попробовать. Вот кому, от этого польза?.. - Ну, что тебе сказать...Здесь воспевается героизм маленьких пиктов. А героизм - это не отдать врагу то, что ему нужно, даже ценой своей жизни. - Ладно, давай дальше по списку. - А все, деда, кончился список. Выхожу на свободу. - Нет, подожди. Прежде, чем, я, злобный тюремщик, отпущу тебя на свободу, покажи мне твой учебник по литературе. Хочу посмотреть, что у вас будет, по программе шестого класса. - Вот смотри. - Смотрим... Неплохая подборка отечественных и зарубежных авторов. Экзюпери, Лондон и даже Шукшин и Высоцкий есть в вашем учебнике. - А что, деда, в твоем учебнике было по-другому? - В моем учебнике по литературе за шестой класс не было ни Шукшина, ни Высоцкого. Они еще не были классиками в то время. О них, я узнал, гораздо позже, уже после окончания школы, в пору моей молодости. Шукшина тогда, только начинали печатать, а Высоцкого, при жизни вообще не печатали. Мы слушали авторское исполнение его стихов, на катушечных магнитофонах. Мы, молодое поколение, были в восторге от его поэзии, хотя и не считали его творчество высокой поэзией. Не Пушкин же, умали мы. Но, по прошествии времени, стихи Высоцкого стали классикой. Их издают ведущие издательства страны. Их включают в школьные учебники литературы. - А Экзюпери и Лондон, в твои школьные годы, тоже еще не были классиками? - Нет, они уже были классиками, только на уроках моей литературы, нам об этом не рассказывали. Об этом мы узнавали самостоятельно. Кто позже, кто раньше, а кто и в ту же пору. Вообще, я даже признателен моему школьному учебнику, что в нем не было Джека Лондона. - Почему, дедушка, ты же говорил, что любишь Джека Лондона? - Потому и люблю. - Если бы он был в моей школьной программе, то наверняка, это был бы роман "Мартин Иден". Не самая лучшая его вещь. Но, по взглядам советских составителей учебников, вполне пригодная, чтобы показать "звериный оскал империализма" и нещадную эксплуатацию человека труда. И вот, сидел бы я и читал, по школьной программе, как Мартин Иден, превозмогая себя, из последних сил, в прачечной, гладит горы белья, чтобы заработать, чтобы вырваться из низов общества наверх. И мне бы это совсем не понравилось, и я бы не стал читать дальше "Мартина Идена", и всего остального Лондона тоже. Но случилось счастливое стечение обстоятельств. В школьной программе Джека Лондона не было, а в школьной библиотеке, он был. Было многотомное собрание сочинений в фиолетовом коленкоре, с тисненым профилем автора на обложке, которое я с восторгом, том за томом прочитывал, вернее сказать проглатывал. И случилось это благодаря моему однокласснику, Косте Моисеенко, который уже давно таскал в своем ранце фиолетовые томики из школьной библиотеки. Я еще только присматривался к полке с собранием Лондона. Не рано ли мне, семикласснику, это читать? Да и пойму ли я, да и понравится ли? Да и тома толстые, увесистые, едва помещаются в ранце среди школьных учебников. Но, Костин пример, развеял мои опасения, и я взял один из томов для знакомства. Это оказался том с циклом "Северные рассказы". И все! Я пропал. Я, полностью погрузился в мир лондоновских героев. С нетерпением ждал окончания уроков, чтобы вместе с Мейлмютом Кидом, идя за собачьей упряжкой, штурмовать Чилкутский перевал. Теперь уже наперегонки с Костей, я стремился первым заполучить очередной том, теперь уже, любимого писателя. Но у Костика была большая фора, и мне не суждено было его догнать. Пока я дочитывал Лондона, он перебрался на соседнюю полку и уносил с нее, желтые томики Проспера Мериме. - А какие, кроме Джека Лондона, деда, у тебя, еще любимые писатели? - Таких, дружок, немного, но вполне достаточно, чтобы в одиночестве не скучать. Это российские и зарубежные классики и современные писатели: О.Генри, Ильф и Петров, Зощенко, Шукшин, Веллер, Александр Покровский, Александр Никонов и много еще. - А есть такие, которых ты в школе проходил? - А вот, об этом, я как-то не задумывался. Как говорится: "Спасибо за интересный вопрос". Нет, в мои любимые авторы не пробрался ни один, из школьного учебника. За исключением, пожалуй, Пушкина. - Вот, деда, ты и спалился. Самому не нравятся авторы из учебника, а меня заставляешь читать. И бабушка тоже. - Нет, ну почему же не нравятся, - попытался оправдаться дедушка - нравятся. Пушкин мне нравится. А одно его стихотворение, так очень люблю. "Из Пиндемонти", называется. - Как, как, деда, называется? - "Из Пиндемонти"!!! - Что это такое?.. - Не что, а кто. - Зарубежный автор, которого якобы Пушкин перевел. Хотя, никакого Пиндемонти, в реальности не было. А была уловка Пушкина, чтобы дурачить цензуру: "И мало горя мне, свободно ли печать морочит, олухов, иль чуткая цензура в журнальных замыслах стесняет балагура". Пушкин говорит про олухов, а имеет в виду цензуру. - Во, деда, давай и мы заморочим бабушку. - Это как?.. - Давай скажем, что я все, что задано по литературе прочитал, и ответил тебе на вопросы. И я пойду гулять. - Э-э-э, дружок, так не пойдет. Это уже не цензура, а сплошное жульничество. А на это, как сказал герой фильма "Бриллиантовая рука": "Я пойтить никак не могу". Даже посоветовавшись с "шефом". То есть с бабушкой.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Роман "Игра богов" (Боевое фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. Запуск" (ЛитРПГ) | | А.Довлатова "Геомант" (Попаданцы в другие миры) | | А.Миллюр "Сбежать от судьбы или верните нам прошлого ректора!" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Тёмный Травник. Верховья Стикса" (ЛитРПГ) | | У.Михаил "Ездовой Гном - 2 Захребетье. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | А.Миллюр "Как не сойти с ума от любви. Пособие для тех, кто влип." (Любовное фэнтези) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | О.Герр "История (не)любви" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"