Панкеева Оксана Петровна: другие произведения.

Часть 6(2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 7.13*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще несколько отрывков из шестой части. Ближе к концу. Некоторые места удалены, чтобы сильно не спойлерить. В основном меня беспокоит историческое сражение и еще несколько мелочей.


  
  
  
   - Не знаю, как вы, господа, - заявил король, удобно устраиваясь в кресле, - а я несказанно доволен сегодняшней встречей.
   Непривычно серьезный и сосредоточенный товарищ Пассионарио занял подлокотник кресла напротив и уточнил:
   - Это потому, что ты, наконец, увидел своими глазами товарища Амарго? Надеюсь, ты затеял встречу на высшем уровне не только ради этого?
   - Разумеется, нет, - Шеллар по привычке достал из кармана трубку, затем, спохватившись, обернулся к супруге. - Кира, ты не устала?
   Королева одарила его кривой ухмылкой, больше подобающей старому рубаке, чем будущей матери.
   - Твое королевское воспитание иногда просто убивает! Курить в моем присутствии оно тебе не позволяет, а нагло выставить меня вон только для того, чтобы без помех закурить - это пожалуйста! Вот представь себе, я не устала, и спать не хочу! Можешь курить. Твой кабинет все равно настолько пропах табачным дымом, что трубкой больше, трубкой меньше - не имеет значения.
   - Категорически возражаю! - с негодованием вмешался придворный маг. - Пассивное курение особенно вредно для матери и ребенка, поэтому попрошу ваше величество воздержаться от вашего любимого занятия в присутствии супруги.
   - Раз вы просите... - невозмутимо пожал плечами король и продолжил свою мысль. - Мне, конечно, очень хотелось хотя бы посмотреть на этого товарища и послушать, что он скажет. Но основной целью встречи было именно то, о чем и говорилось - координация действий. Должен сказать, у тебя очень толковый штаб, Орландо. Что б ты делал без этих людей - затрудняюсь даже представить. Господина, которого ты представил как полковника Сура, я имел честь знать раньше. Генерал Борхес - кстати, это его настоящая фамилия - служил еще твоему дяде. Граф Гаэтано - тут вообще комментарии излишни. Что же касается товарища Амарго... Ты сам-то хоть знаешь, какой великий человек достался тебе в наставники?
   - Знаю, - серьезно кивнул Пассионарио. - А ты-то как узнал? Неужели в лицо? Ведь никто не узнает...
   - Полагаю, многие просто помалкивают. Возраст изменил его не настолько разительно, чтобы сделать совсем неузнаваемым. Того простого факта, что он отрастил усы и перестал красить волосы в цвета государственного флага, еще недостаточно для полной маскировки. Я, например, узнал. Мэтр, насколько я понял, тоже. Мне бы, конечно, хотелось пообщаться с товарищем Амарго поближе и наедине, но, как ты можешь видеть, данное тебе слово я сдержал. И напрасно ты так нервничал. Кира, что скажешь ты? Меня интересуют твои впечатления по делу, комментарии о знойных мистралийцах можешь опустить.
   - Ага, ты, значит, тоже заметил, как на меня пялился самый младший из полковников?
   - Пожалей парня, бедняга, похоже, влюбился с первого взгляда. Приятно видеть, что я не одинок в своих пристрастиях. Также могу добавить, что генерал Борхес проникся к тебе небывалым уважением, чего бы не случилось, будь у тебя оба глаза на месте. Гаэтано - это отдельный вопрос. Даже когда этот господин смотрит на самую красивую женщину в мире, у него в голове непроизвольно листается генеалогический справочник. Но я все же просил тебя изложить свои соображения как военачальника, а не как женщины.
   - На мой взгляд все придумано очень толково, - охотно высказалась Кира. - Главное - мы оторвались, наконец, от этого доставшего всех ущелья! Если, конечно, Кастель Агвилас действительно получится захватить так просто, как вы рассчитываете.
   - Я очень на это надеюсь, - Шеллар III по привычке сунул в рот трубку, обнаружил, что она пуста и смирился с неизбежностью. - Такие крепости, как Кастель Агвилас, следует брать без боя. Штурм легко отбить, на затяжную осаду нет времени, а укрепления нам самим потом понадобятся. Захват этого стратегически важного пункта следует возложить не на войска, а на разведку. Войско должно просто войти в открытые ворота. Этим и будут заниматься мой верный Флавиус и полковник Сур. Жаль, конечно, что Орландо не помнит ориентиров родного дворца, насколько было бы проще.
   - Ваше величество! - поспешил вмешаться придворный маг. - Не смейте и думать об этом! Тот случай, когда его высочество смог телепортироваться во дворец, является чистейшим совпадением, вероятность которого просто ничтожна! Достаточно вспомнить, что его высочество пребывал в неадекватном состоянии и не имел возможности действовать сознательно! А о том, что гостевая комната Кастель Коронадо была умышленно замурована еще во времена Небесных Всадников во избежание вторжения из-за рубежа, я вам уже говорил неоднократно.
   - И нет необходимости об этом напоминать, - отозвался король, сердито грызя пустую трубку. - Я усвоил и с первого раза. Я всего лишь хотел сказать, насколько было бы проще, если бы Орландо помнил ориентиры. Не гостевой комнаты, куда традиционно прибывали официальные гости и которую потом замуровали, а той же президентской спальни, или иного помещения.
   - Увы, - развел руками вождь и идеолог, - ничем не могу помочь. В то время, когда я жил во дворце, я еще не имел понятия об ориентирах и преломлениях. А попал туда, скорей всего, случайно. Направлялся в другое место, и промахнулся.
   - Все равно, этим следует заняться. Можно же как-то восстановить утраченные познания. Например, тайно провести во дворец мага... Надо потолковать с Флавиусом, кто у него есть в этих краях и может ли наш агент провести постороннего. Кастель Коронадо тоже лучше брать десантом изнутри, чем штурмовать с улицы.
   - Смешно, - печально констатировал Пассионарио. - Именно так в свое время и поступили Небесные Всадники.
   - Ничего смешного, раз у них сработало - значит, идея стоящая, - заметила Кира.
   - Может быть... - задумчиво протянул король, грызя трубку. - А может быть, и нет. Насколько я могу предвидеть, на тот момент, когда мы соберемся брать дворец, там будут сидеть те же Всадники. У них вполне может хватить ума догадаться, что их старым приемом можно воспользоваться.
   - Ты думаешь, будет новый переворот? - заинтересовалась королева. - Что-то, чего я не знаю?
   - Возможно, не знаешь. А возможно, не обратила внимания. Это было в донесениях наших агентов. Горбатый собирает по Хинской империи недобитых Всадников и целенаправленно стаскивает в Мистралию. Это во-первых. Во-вторых, он успешно договорился с Блаем и фактически страной сейчас управляет эта развеселая парочка. Мнение президента никого не интересует, и не думаю, что Гондрелло рискнет свое мнение кому-то высказывать. Так что, фактически власть уже, можно сказать, поменялась. А формально поменяется в том случае, если у президента хватит дури сказать хоть слово поперек. Из этого закономерно следует в-третьих. Если господа решат сменить марионетку во дворце, они будут искать подходящую кандидатуру среди лидеров существующих партий. Орландо, тебе или твоим ближайшим соратникам не поступало... предложений?
   - Это мы проехали еще года два назад, - доложил вождь и почему-то поежился, словно от холода. Этот непроизвольный жест не ускользнул от внимания Шеллара, и его величество тут же поспешил уточнить:
   - А что, у тебя какие-то особо неприятные воспоминания с этим связаны? Почти удачное покушение, или предательство кого-то особо доверенного?
   - Нет, - неохотно поморщился Пассионарио. - Просто меня угораздило войти не в то помещение не в тот момент.
   - А точнее?
   - А точнее, один товарищ, не такой проницательный, как ты, додумался подкатиться со своими предложениями к Амарго. Можешь представить его реакцию.
   - Точно не могу, - тут же ответил дотошный король. - Я недостаточно его знаю. Понимаю, что товарища задели по самому больному, но как он на это отреагировал - вариантов может быть около десятка.
   - Скажем так... то, что потом закапывали, было трудно узнаваемо. А меня принесли демоны как раз в процессе. Я слышал, что Амарго виртуозно работает двумя ножами одновременно, но не хотел бы увидеть это... еще раз.
   - Понятно. Тогда, если советник и его горбатый приятель не полные дураки, они не будут соваться к тебе. Они найдут другого кандидата, но этот другой непременно явится предлагать тебе союз или проситься к тебе под крыло. Лично я на месте горбатого поступил бы именно так. Ты для них - реальная угроза. Армия у тебя не маленькая, воевать с тобой - дело трудное и накладное. Тебя, как и Кастель Агвилас, эффективнее будет уничтожить изнутри.
   На точеном лице предводителя, по-прежнему омраченном печалью, вдруг расцвело озарение.
   - Так вот зачем ко мне притащились Монтилья с Мартинесом! А я думаю, с какой радости им вдруг приспичило идти ко мне под командование? То ли разбойничать надоело, то ли почуяли во мне перспективного лидера, и надеются урвать шмат побольше после очередной революции? А оно вон что, оказывается!
   - Монтилья и Мартинес? Это "Красная колонна"? Очень подходящие клиенты для советника. Надеюсь, ты не успел наделать глупостей?
   - Что ты! На кой они мне сдались! От них одни неприятности я пятно на репутации. Я их послал.
   - И напрасно, - заметил король. - Я бы на твоем месте не стал никого никуда посылать. Наверняка в самой "Красной колонне" нет полного согласия в вопросе союза с Партией Реставрации. И на этом можно было бы замечательно сыграть. Обещаешь им союз, назначаешь официальную встречу для его заключения. Сам тем временем тайно выясняешь, кто из верхушки был против этого шага. После завершения всех формальностей аккуратно травишь своих новых союзников и обвиняешь во всем противников соглашения. Потом устраиваешь пышные похороны одним и тожественное повешение вторым, а осиротевшим разбойничкам говоришь слезную речь о том, что они должны сделать в память о любимых вождях. В результате ты: обламываешь всю затею Горбатому, теряешь конкурента, тем более такого, которого давно пора пристрелить без малейших угрызений совести, и получаешь все людские и материальные ресурсы покойной "Красной колонны".
   - Какая мерзость! - искренне ужаснулся впечатлительный полуэльф. - Шеллар, ты же пошутил? Правда?
   - Шутил бы я такими вещами, - сердито нахмурился король, - давно бы уже составил тебе компанию. Ходили бы побираться на пару. Но оставим теоретические рассуждения, от них никакого толку. Послал так послал. Только впредь будь осторожнее со всякими делегациями от других партий. На "Красной колонне" свет клином не сошелся, советник мог и кого другого себе присмотреть. И не печалься ты так. Ведь мы уже определились, что Астрайского ущелья не будет. А остальное как-нибудь сложится. Или ты опять с Эльвирой поссорился?
   - И то, и другое, - охотно поделился проблемами товарищ Пассионарио. - Я... понимаешь... пообещал Эльвире грандиозную программу на вчерашний день -путешествие в Лютецию, поход по магазинам, театр, ужин в дорогом ресторане, все такое... И за всеми этими стратегическими проблемами напрочь забыл! А она обиделась. А что касается Кастель Агвилас... Мне не дает покоя одна мысль. Может я чего не так понимаю, но если из всего расклада поменяется только место действия, лучшей ловушки для нас и не придумаешь.
   - Сравнил! - негодующе фыркнула королева. - Голое ущелье, окруженное с двух сторон врагом, и укрепленный замок, который может выдержать любую осаду. Сколько лет он закрывает вам единственную дорогу вглубь страны, и ни вы, ни какая другая партия не осилили его захватить. И армии советника тоже придется долго помучиться, прежде чем они смогут вас оттуда выбить. Даже если наши войска по какой-то причине опоздают к вам на помощь, продержаться будет не сложно.
   - А если Горбатый сам выйдет на поле боя? А ваши маги будут где-то "задерживаться"?
   - Как раз маги и не могут нигде задержаться, - возразил Шеллар. - Они будут перемещаться телепортом. Равно как и дракон. Ради твоего спокойствия ему будут даны инструкции первым делом атаковать Горбатого. Если даже злодей наколдует себе сколь угодно мощный щит от огня, еще ни один маг не выдержал приземления на свою голову массы в двадцать тысяч стоун.
   - Все равно у меня сердце не на месте, - тяжко вздохнул печальный принц. - Шеллар, а ты не мог бы сам поговорить с Эльвирой? Она решительно не желает меня выслушать, прогоняет прочь, и даже воздействовать я на нее никак не могу. Сам же и подарил экранирующий амулет, чтобы она не чувствовала себя зависимой... А теперь вот сам от этого и страдаю. Поговори, а ? Ты же ее король, она должна тебя хотя бы выслушать.
   - Извини, Орландо, - покачал головой Шеллар, - как раз по этой причине мне и не подобает вести с ней разговоры на эту тему. Поскольку я ее король, это будет выглядеть, как принуждение, а я ни в коей мере не хотел бы повторно уронить себя в ее глазах. Кира тоже не станет вести с подругой подобные разговоры, ибо считает, что подруга права, а ты виноват. Коль у тебя такие проблемы с памятью, заведи тетрадку и записывай, чтобы больше не попадать в подобные ситуации. Если же тебе требуется заступник или просто моральная поддержка, обратись к Ольге или Жаку. На худой конец попробуй попросить Кантора. Не уверен, что он согласится, но зато твой друг обладает неким особым влиянием на женщин. Кстати, почему Гаэтано ожидал увидеть на встрече Кантора и так интересовался его здоровьем? Они что, друзья?
   - Сам угадай, - невесело ухмыльнулся Пассионарио. - Ты же у нас догадливый.
   Король помолчал секунды три, и неожиданно рассмеялся.
   - Он думает, что Кантор - это ты? И никто его до сих пор не разуверил?
   - А кому это надо? Его проблема, что хочет, то и думает. Он же вслух своими догадками ни с кем не делится. Что ж, раз твои загадочные моральные принципы не позволяют тебе пользоваться своим положением для вразумления подданных... хотя ничего не имеют против подлого отравления нежелательных союзников... пойду я попробую поговорить с Кантором. Ты не знаешь, в каком он расположении духа? Не пошлет он меня прямо с порога?
   - Не знаю, посмотри сам. Когда я в последний раз его видел, Кантор собирался потренироваться и выглядел деловитым и сосредоточенным. Но есть одно "но". Мне кажется, Кантор что-то подозревает. Я не давал к этому никакого повода, но он явно почуял подвох.
   - Может, все-таки вернее было бы сломать ему ногу? - сам себя вопросил вождь и идеолог.
   - Вернее было бы, - неожиданно агрессивно вмешалась королева, - Позволить ему жить так, как он считает нужным! Нельзя запретить воину сражаться только потому, что вы опасаетесь за его жизнь! Ни один уважающий себя воин не поколеблется перед выбором между жизнью и честью, а вы так бессовестно лишили Кантора этого выбора! Неужели вы думаете, что лишившись чести, он скажет вам "спасибо" за жизнь?
   - Да пусть он подавится своим "спасибо"! - огрызнулся Пассионарио. - Можно подумать, кто-то ждет от него благодарности!
   - Я не думаю, что его честь настолько сильно пострадает, - примирительно заметил король, жестом заставляя собеседников замолчать. - И попрошу впредь не поднимать эту тему вслух. Кантор свободно ходит по всему дворцу, и никто не может сказать со всей уверенностью, когда и у какой двери он может оказаться.
   - Он что, подслушивает под дверями? - вознегодовал мистралиец. - Кантор не станет так поступать!
   - Очень даже станет, поскольку я ему это приказал.
   - Так он еще и стучит? - ужаснулся предводитель повстанцев. - Или он забил на твой приказ? Кантор никогда в жизни не станет стучать! У мистралийцев нашего поколения это уже в крови!
   - Тем-то и ценен Кантор, - ухмыльнулся король, - что он не станет стучать о всяких мелочах. Кто с кем спит, кто стянул казенное белье, кто отозвался обо мне непочтительным образом и о прочем никому не нужном мусоре. Но если он наткнется на реальную опасность, настоящий заговор или действительно ценную информацию, у него не хватит духу скрыть от меня столь важные сведения. Выходит, что Кантор самостоятельно фильтрует все услышанное и экономит мое время. И как же не ценить такого служащего!
   - Все равно, - упрямо повторила Кира, - Нельзя так с воинами!
   - С воинами, может, и нельзя, - начал заводиться Пассионарио, - а вот с бардами - не только можно, но и нужно. Потому что воин может победить или погибнуть, как судьба распорядится, а бард - это, считай, готовый труп. Бесполезная жертва.
   - Стоп! - остановил его король. - Орландо, следи за собой, ты говоришь лишнее!
   - Как и все, здесь присутствующие, - подал голос придворный маг. - Так что, давайте на этом завершим разговор. Позвольте вам напомнить, ваше высочество, что, в отличие от дона Диего, вы не имеете возможности свободно передвигаться по дворцу, поэтому найти вашего друга самостоятельно сейчас не сможете. Телепортироваться в покои Ольги я бы вам не рекомендовал во избежание досадных недоразумений. Лучше всего будет сейчас удалиться в мою лабораторию, и вызвать дона Диего туда. А еще я бы вам посоветовал внять рекомендациям его величества и начать все же с Жака, но это уже на ваше усмотрение.
   И, кстати, ваше величество, поговорите как-нибудь с госпожой Ольгой и ее кавалером. Я, конечно, ценю их естественность и презрение к условностям, но большинство обитателей дворца этого оценить не способно. Не говоря уж о возможных зарубежных гостях. Не думаю, что придворная дама в наряде, подобающем уличному беспризорнику, или полуголый охранник, бегающий по парку, будут положительно восприняты.
   - Ну вот... - вздохнул король. - Теперь мне еще думай, чем занять Ольгу, чтобы не смущала общественность... Что ты ухмыляешься, Орландо, это действительно проблема. Если Кантору достаточно приказать одеться, то с Ольгой никогда нельзя быть спокойным на все сто процентов. Стоит запретить ей эту дурацкую рыбалку, и она от скуки на следующий день выдумает что-нибудь новенькое.
   - Помнится, вы мне как-то обещали, - напомнил мэтр Истран, - что поручите Жаку навести порядок в складе "бин". Вот и подключите Ольгу к этому полезному занятию. Ибо, как вы верно заметили, на подобные выходки ее провоцирует именно вынужденное безделье. А так же необходимость постоянно быть одетой официально и общаться с придворными дамами.
   - Замечательная идея! - обрадовался король. - Действительно, с тех пор, как Жак освободился от своей последней проблемы, ему опять нечего делать. Вот пусть и займутся. Я полностью согласен с вами, уважаемый мэтр, безделье - основной источник всяческих неподобающих глупостей.
  
   Глава 13
  
   В отличие от некоторых скучающих подданных, сам Шеллар III всю последующую луну был постоянно занят по самые зубцы короны. Как он и предполагал, дерзкое появление разноглазого демона на публике вызвало шум и панику в народе вообще и в мистических орденах в частности. В противовес пророчествам Небесных Всадников, о которых действительно тут же вспомнили все, кто их когда-либо слышал, появилось множество контр-предсказаний самого разного толка. Причем Шеллар III как-то сосчитал, что его собственный творческий вклад (в соавторстве с Флавиусом) составляет в этой массе не более двадцати процентов. Даже если отнести еще процента три на одно-единственное пророчество, которое высказал Орландо, и от двадцати пяти до тридцати трех на усилия конкурирующих орденов, все равно пропаганда короны сильно отставала от естественного народного творчества. Всадников сильно не любили а Ортане, а их переселение обратно в Мистралию и сотрудничество с нынешним правительством аж никак не могло добавить ордену популярности. Король воспользовался моментом и издал указ, освобождающий от всякой ответственности за народный самосуд над подрывными проповедниками. Христианские ордена горячо поддержали начинание и объявили конкурентов посланниками преисподней, а борьбу с оными - делом богоугодным и полезным для будущей загробной жизни. Само собой, маги тоже не нуждались в дополнительных стимулах вроде обращения Конвента Архимагистров или резолюций Хранителей Школ.
   Помимо успешной идеологической войны его величество провернул изящный юридический финт, который фактически делал интервенцию в Мистралию абсолютно законной. До сих пор за последние пять лет никто, кроме президента Гондрелло, и так не особо стремился осуждать подозрительную военную активность Ортана в непосредственной близости от мистралийской границы. И очередной налет мистралийского президента с традиционными криками и воплями на заседание Международного Совета поддержки у мировой общественности не нашел. Возмущенные высказывания его превосходительства и официальное заявление правительства были вежливо выслушаны без единой ответной реплики. Заседание проходило в Поморье, и высказываться вперед хозяина никто не стал из вежливости. Сам же Пафнутий, терпеливо дождавшись окончания пылкой речи президента, дал краткий и исчерпывающий ответ: "Мистралия не является членом Совета". На том вопрос и закрыли, так как все короли без дополнительных объяснений понимали, что из сказанного следует. Шеллар III принял молчаливое одобрение коллег как должное и был уверен, что ради возрождения старой доброй Мистралии любые его действия будут одобрены точно так же. Но он отлично понимал, что в случае какого-либо поступка, некрасиво выглядящего со стороны, у него могут быть неприятности дома. "Избранные представители" отечественной аристократии не преминут затеять разбирательство по поводу "недостойного и бесчестного" поведения короля в надежде подвести его под смещение. Реальная угроза от такого действия по прогнозам его величества ожидалась "минимальная, приближенная к никакой", но нервотрепка и трата времени на разборки Шеллара тоже не устраивали. Поэтому по его настоянию принц Орландо был тайно коронован в его величества личном кабинете в присутствии Александра, Пафнутия и их придворных магов. И теперь в столе Шеллара тихонько лежало до лучших времен письменное обращение законного короля Мистралии с просьбой о военной помощи.
   Операция, которую совместными усилиями готовили короли Ортана, Эгины и Мистралии носила кодовое название "Возвращение короля", и Жак почему-то долго над этим названием смеялся, но не сказал, почему. Главной проблемой, которая до сих пор стояла перед Партией Реставрации, как, впрочем, и перед прочими повстанческими армиями, было вовсе не могущество потрепанного обедневшего государства, а сложившееся равновесие сил.
   Повстанцы сидели в горах на севере, в джунглях на юге, в лесах на востоке, и высовывались оттуда только для быстрых коротких налетов на пограничные области. Выйти в чисто поле и сойтись в открытом бою с правительственными войсками они опасались, и были правы. Хотя государственная машина и скрипела всеми шестеренками, все же была способна при необходимости собрать и выставить против повстанцев армию. Даже при отсутствии надлежащей дисциплины, эта армия имела бы подавляющее превосходство в численности.
   Правительство контролировало остальную территорию, и было бы радо снарядить карательные экспедиции чтобы вычистить все эти партизанские края, но ни сил, ни средств для этого не имело. Так как собрать армию для одной решающей битвы - это одно, а вот прокормить такое количество солдат и удержать от повального дезертирства в случае затяжных военных действий - это уже сложнее.
   Обе стороны прекрасно понимали, что в этом долгом противостоянии проиграет тот, кто нападет первым, и вяло пощипывали друг дружку, выжидая первого шага от противника. Армии вели себя, как два осторожных дуэлянта. Они топтались, ходили кругами на полусогнутых, время от времени делая пробные выпады и тут же уходя в глухую защиту. По негласным правилам круга, такие особо нерешительные бойцы могли быть освистаны, признаны побежденными оба и с позором выставлены с площадки, как только зрителям надоест эта тягомотина. В данном случае зрителей не особенно волновало происходящее, или же им недосуг было вмешиваться. Пока ситуация не коснулась лично Шеллара III.
   По мнению его величества, проблема имела настолько простое решение, что удивительно, как этим никто не воспользовался раньше. Если противник не желает нападать, надо его на это спровоцировать. А самой действенной провокацией будет создать иллюзию, будто первый шаг уже сделан, и самое время на него ответить. Понятное дело, просто спуститься с гор и пойти маршем по стране - это не иллюзия, а самое настоящее самоубийство. Даже с учетом обещанной помощи от Шеллара, победа обойдется огромными людскими потерями. А ведь первая битва - не последняя, повоевать и потом еще придется. К тому же оба союзника были единодушны во мнении, что побеждать следует минимальной кровью, а если грядущая война должна превратиться в бойню, лучше ее вообще не начинать. Вот тут-то и подвернулся кстати уже упомянутый Кастель Агвилас. Эта крепость с прочными стенами и многочисленным гарнизоном, перегораживающая единственную проходимую для лошадей дорогу вглубь страны, стояла на пути всех повстанцев, сколько их было в Зеленых горах за последние двадцать лет. Кастель Агвилас был построен несколько веков тому назад и предназначался в те времена для защиты от набегов кочевников. Бесстрашные обитатели Белой Пустыни, большие любители поживиться и поразвлечься у южных соседей, не раз пытались взять крепость с налету, но каждый раз их лихое продвижение по Мистралии захлебывалось под стенами Кастель Агвилас. Через несколько поколений отважные варвары усвоили новое правило и приутихли, ограничив свои экспедиции Зелеными горами. В последние годы и от этого развлечения им пришлось отказаться, ибо горы теперь кишели вооруженными партизанами, у которых решительно нечего было грабить, но можно было крепко получить по всем частям тела сразу.
   В том, что осаждать Кастель Агвилас - дело бесперспективное, и Шеллар, и Орландо, и их военачальники были полностью согласны с бедуинами. А вот возможность захватить замок без боя его величество считал вполне реальной. И над подготовкой этого коварного плана уже луну трудились обе разведки союзников. По расчетам короля, такое наглое действие должно было вызвать у оскорбленного правительства впечатление, будто повстанцы все же спустились с гор и перешли в наступление. И спустя неделю под стенами замка появятся лучшие мистралийские войска, посланные разделаться с бунтовщиками. Там эти войска и полягут, так как на момент их подхода воинов в замке будет в десять раз больше, чем рассчитывалось. Лишь малая часть пойдет пешком, на глазах у вражеской разведки, а основные силы будут переправлены телепортом. Добавить к этому ортанских боевых магов, вооруженных винтовками стрелков и тяжелую конницу в пуленепробиваемой броне, и можно считать, что победа в кармане. А затем, пока президент с советником не успели очухаться - десант в столицу, захват королевского дворца и дюжины ключевых зданий, и, собственно, все. Переворот свершен. Останется только навести порядок и добить особо упрямых идейных противников, которых окажется не так уж много.
   План был хорош, и пока все шло, как было задумано. Оставалось только дождаться, когда внедренные в Кастель Агвила агенты будут готовы открыть ворота. А вот некоторые другие вопросы доставляли его величеству куда больше хлопот и поводов для недоумения. Поиски загадочного "господина Айзека" до сих пор не дали результатов. Агенты короны методично проверили все купеческие и предпринимательские гильдии Голдианы, установили наблюдение за офисом Френзи Дорса и даже проникли в пещеры клана Шлессельберг. Существовала вероятность, что Ганзи перед смертью доверил отцу какие-либо тайны, и "честного труженика" могли счесть опасным. Король не поленился лично встретиться со старым гномом, однако тот не сказал ничего полезного. Ну, почти ничего. Никаких служебных секретов Ганзи ему не доверял, стараясь не впутывать наивного мастера художественного литья в свою опасную работу. Единственным утешением его величеству послужило раскрытие одной маленькой тайны, хотя и бесполезной для дела, но весьма занимательной лично для короля. Кантор не ошибался, упоминая о загадочном родстве Шеллара III с покойным полугномом. Просто об этом никто не знал. Если принцесса Джессика желала что-либо скрыть, то ей это всегда удавалось в совершенстве, а уж такую тайну, как внебрачная беременность, ее высочество вряд ли пожелала бы кому-то поведать. Король мысленно подивился бабушкиной изобретательности, заодно помянул недобрым словом ее скрытность, да тем дело и кончилось. А господин Айзек как в воду канул.
   На самом же деле господин этот канул вовсе не в воду, а в госпиталь. Едва до Жорика дошли первые отголоски паники, поднятой Ольгой во дворце, счастливый полевой агент бросился похвастаться успехом к старшему товарищу. Дядя Гриша пришел в тихий ужас и чуть не убил коллегу на месте. Велев сидеть и никуда не высовываться, он дождался утра и уточнил результаты. Затем доложил Главному о неудачном покушении на Шеллара III, которое предпринял агент Бранкевич без санкции и с применением современных взрывчатых веществ. А час спустя вернулся злой, как сто чертей, в обществе Сани Сидоренко и с двумя разбойничьими дубинками. "Десять граммов замазки, говоришь, положил, подрывник хренов?" - хором прошипели коллеги, и гневный Саня, не сдержавшись, съездил Жорика по физиономии. После чего ему методично переломали ребра, своротили челюсть и перебили ногу, попутно объясняя, что все это делается для его же блага и по приказу Главного. За применение "замазки" во время эльфийской инспекции его вообще следовало бы убить, но Главный не хочет терять кадры, и велел организовать временную эвакуацию. Вот коллеги и организовывают месяц в госпитале на законных основаниях. Слушай, герой непризнанный, и запоминай: на тебя напали разбойники, побили и ограбили. Нормальные издержки купеческой профессии. Легенду для слуг сообразим уж сами, из госпиталя им письмо напишешь. И прекрати орать. Больно, говоришь? Если Шеллар найдет тебя раньше деда Макса, вот тогда ты и узнаешь, что такое больно. Штатные палачи Департамента Безопасности наглядно поведают. Ладно, хватит с тебя. Вот обезболивающее, ползи домой, полежи часа четыре, чтобы не со свежими побоями являться, а потом из своей кабины прямиком на базу. Главный будет тебя ждать и все организует.
   Макс Рельмо отнесся к несчастному случаю с агентом Бранкевичем, как к неизбежной издержке профессии. Все агенты жили среди людей, и со всеми периодически случалось то, что случается с обычными обитателями мира. Их могли и ограбить, и обокрасть, и даже побить, несмотря на специальную подготовку. По крайней мере, Жорика не так жалко. К тому же, похоже, этого пройдоху напрасно прочили на роль "консультанта" семейства Дорс. Жорик тихо лежит в госпитале, а консультации продолжаются. Значит, кто-то другой. Но вот разбираться, кто именно, региональному координатору было недосуг. Если, как предполагал Толик, в собственном агентстве завелась шайка контрабандистов, это еще не конец света. А вот угроза каппийского вторжения вполне может упомянутым концом света закончиться. Поэтому главными своими задачами Рельмо считал постоянный контроль за событиями в Мистралии, изучение "Горбатого" и попытки доказать тупоголовому начальству, что вмешательство третьего мира является реальной опасностью. И убедить хоть кого-нибудь, что наместник Харган не является ни местным уроженцем, ни переселенцем, что он - инородное тело, нарушающее равновесие, что само его существование не вписывается в естественную картину мира, нарушает все мыслимые законы и нуждается в немедленном пресечении. Пока что региональному координатору удалось убедить только самого себя в том, что его руководители делятся на две категории. Просто дураки и любопытствующие фанатики, готовые погубить мир лишь ради удовольствия наблюдать за процессом.
   Эльфы почему-то не вмешивались, и с исчезновением Толика вообще перестали о себе напоминать. От Хоулиана Макс иного и не ожидал, но Раэл должен бы был заинтересоваться.
   Рельмо написал ему длиннющее письмо и оставил у Дэна с просьбой передать через дядю Молари, которого эльфы иногда навещали. Ответа до сих пор не было. То ли остроухие приятели в последнее время не заглядывали к дяде, то ли очередной разгильдяй позабыл передать, то ли Раэл и вправду не проявил интереса.
   Именно об этом и намеревался спросить региональный координатор, когда в один прекрасный августовский день направлялся к Т-кабине, получив срочное сообщение от Мануэля: "Прибудьте с девяти до одиннадцати, появился зеленый".
  
   <>
  
   "Божий посланник" скрежетал зубами и, подобно региональному координатору, упорно пытался разорваться на дюжину маленьких демонов. Везде, где требовалось магическое вмешательство, ему приходилось работать самому, и каждый раз, доползая до постели в состоянии выжатой тряпки, Харган поминал недобрым словом "великого борца" Блая, который не догадался оставить в Мистралии хоть парочку толковых магов. На одних телепортациях можно было бы копыта откинуть, если бы у демона действительно были копыта. Всех разбросанных по континенту последователей приходилось собирать и стаскивать в Мистралию самостоятельно. Магов среди этих последователей нашлось всего восемь. Из них толковых - пять. Из этих пяти только три были пригодны в бою, и только один умел телепортироваться.
   Портал, который они отыскали неподалеку от Кастель Милагро, оказался слабеньким - он приходил в соответствие с исходным раз в четыре дня, и оставался активным всего десять-двенадцать минут. Времени едва хватало, чтобы вкатить один вертолет, и такими темпами можно было копаться еще очень и очень долго. К счастью, Повелитель выделил в помощь ученику нескольких надежных людей, которые оказались очень полезны.
   Генерал Терл за две недели перетряс армию и отобрал самых толковых воинов, из которых были созданы элитные войска. По уровню боеспособности они как раз соответствовали нормальной армии, но по сравнению с остальным сбродом оказались действительно элитными. Навести жесткую дисциплину во всей армии за столь короткое время было не под силу даже такому таланту, как генерал Терл. Даже если перевешать десять процентов для устрашения остальных девяноста. Но хотя бы части вооруженных сил удалось вправить мозги и добиться понимания, зачем они здесь и на кой их, дармоедов, содержат.
   Четыре механика, прибывшие для реанимации Блаевых "чудес техники", долго ржали над аэропланом и посоветовали сделать из него памятник. Зато танки, по их мнению, были не совсем безнадежны. В конце концов, предки когда-то, еще до Падения, на таких воевали, и ничего. Пушки только надо подправить, в ходовой части кое-что переделать... но вообще-то желательно этих монстров перемещать своим ходом только на очень короткие расстояния. До границы он гарантировано не доедут, что с ними ни делай. Телепортом - пожалуйста.
   Божий посланник поскрипел зубами и смирился с неизбежным. Кроме него самого и брата Лю, в распоряжении правительства имелся один единственный телепортист, затесавшийся в подручные к Блаю из чистого идиотизма. Маг был очень и очень слабый, из-за чего до сих пор считался учеником, так как в свое время не сдал даже на бакалавра, страдал хроническим алкоголизмом и держал в памяти только два ориентира - Кастель Коронадо и Кастель Милагро. Единственное, на что он был способен - это перемещать господина советника к президенту и обратно. Добиться от этого законченного алкоголика какого-либо профессионального роста было нереально - с равным успехом его можно было убить или принудительно лишить спиртного.
   Консультант, которого подсунула Алиса, оказался действительно бесценным советчиком в некоторых вопросах (в военном деле он, к сожалению, не смыслил ничего, а в магии и того меньше). Сама же девица загадочным образом исчезла из того дома, где они встречались раньше. Посланный на разведку дух доложил с гадкой ухмылкой, что ее светлость изволили уехать в Галлант на целебные воды. С новым любовником. Для поправки здоровья, поврежденного неким нервным потрясением. Каким именно - есть варианты. Либо ее расстроило то, что демон не стал валяться у нее в ногах, умоляя о любви, как ей того хотелось, либо прискорбный факт, что ее планы вернуться ко двору опять пошли прахом. Зомби тоже пропал, наверное, закопала где-то. Или велела самому закопаться. В любом случае, дорогой хозяин должен радоваться, что мстительная стерва не донесла на него и не распорядилась засыпать тот подвал, куда он прибывал телепортом. Первое было бы очень вредно, а второе вообще фатально. Желает хозяин найти мерзавку?
   Хозяин, который валился с ног от усталости, только махнул рукой. Все, что можно было извлечь полезного из графини, он уже извлек, а сомнительное счастье с ней переспать не стоило каких-либо усилий. За этот цикл Харган вымотался так, что о женщинах даже не вспоминал, и если вдруг что-то подворачивалось - скармливал вампиру. Он уже жалел, что выпросил у наставника этого сомнительного помощника. Вампир, конечно, был полезен для маскировки убийств под несчастный случай (загрызание вампиром, как ни странно, считалось здесь несчастным случаем), для усыпления стражи, для ночной разведки и некоторых других задач. Но эта скотина постоянно хотела жрать, а иногда еще и трахаться. И стоило хоть немного отвлечься, как паразит отправлялся самостоятельно совмещать эти две потребности в ближайший населенный пункт. Удержать его от самоволки можно было только прямым и недвусмысленным запретом, причем действовал этот запрет почему-то не дольше нескольких суток. У Харгана неоднократно возникало желание обратиться к наставнику с просьбой упокоить этого голодающего, но всякий раз он сдерживался. Во-первых, самолюбивый юноша считал недостойным жаловаться и признавать свою неспособность держать в повиновении непослушного вампира. А во-вторых, при всех недостатках у Эдуардо было несколько качеств, которых не наблюдалось у прочих приспешников. Он был способен трезво и рассудительно мыслить, по крайней мере, когда не был голоден. Его наблюдения, донесения и выводы не отличались тем циничным ехидством, которым так раздражал хозяина дух юриста Хаббарада. Речь вампира не изобиловала экзальтированными воплями о возвышенном и божественном, чем сильно грешили новоявленные последователи из ордена Небесных Всадников. Он не страдал маниями и прочими завихрениями в психике, как советник Блай. Покойный Эдуардо Ордоньес Гомес был разведчиком при жизни, им он и остался в облике нежити. И вообще, Харгану все чаще казалось, что из окружающих его людей полностью нормальны только дух и вампир.
   Утром пятнадцатого дня Пестрой луны, в первый момент пробуждения, он в этом впервые усомнился. Ибо даже нежить, будучи в здравом рассудке, не посмела бы будить господина в четыре утра, если он не давал таких указаний. Особенно, если господин только два часа тому назад изволил уснуть.
   - Вставайте, хозяин! - настойчиво повторял вампир, непочтительно встряхивая демона за плечо. - Новости. Серьезные.
   Харган с трудом вынырнул из сладкого забвения, где было темно, тихо и спокойно, и сердито зарычал, оскалив полный набор зубов.
   - Надеюсь, что серьезные. Иначе я тебя все-таки упокою, как обещал.
   - Повстанцы спустились с гор и захватили Кастель Агвилас, - кратко доложил вампир, предоставляя хозяину право самому судить, важно это или нет.
   - Это нельзя было решить с Терлом? Да, в конце концов, разбудил бы президента, все равно ни хрена не делает!
   - Две недели назад, - доложил вампир с бесстрастностью, какой за ним отродясь не водилось при жизни, - вы лично приказали докладывать вам об этом в любой момент дня и ночи.
   - Ах, да... - заспанный демон приподнялся на ложе и принялся протирать глаза. Возразить было нечего - действительно, приказал. - Значит, все-таки спустились... А я-то надеялся, что мы еще цикл-другой протянем... Ну что ж, как говорил мой мудрый повелитель, врагов следует уничтожать поодиночке...
  
   <>
  
   Никто не знал и не мог знать, что региональный координатор Рельмо встречался с инспектором Темной Канцелярии и получил от него сведения о своих подчиненных.
   Никто даже не подозревал, что до разоблачения Жорика, а возможно и всех остальных его подельников, оставалось несколько часов.
   Просто так совпало, что для несчастного случая был выбран именно этот вечер.
   Задача была не из легких. Разделаться с посвященным четвертого круга само по себе дело не для абы кого, а в данном случае следовало провернуть это нелегкое дело так, чтобы не только у определенных органов и безутешных родственников, а и у самой жертвы не возникло сомнений в причине смерти. Дед Макс был не единственным членом Семьи, способным общаться с покойниками. А поскольку, в отличие от местных некромантов, шархийским шаманам для упомянутого действа не требовалось тело почившего источника информации, следовало позаботиться, чтобы покойный на вопросы любознательных родственников виновато развел руками и в качестве подозреваемого помянул только вездесущую Судьбу.
   Древние испытанные методы, неизбежно предполагавшие насильственный характер смерти, исключили сразу. Чуть подумав, отказались и от яда. Вряд ли родственники Рельмо поверили бы, что старый маг-вор по недомыслию перепутал чайник с пузырьком отравы. Лекарствами, которые можно передозировать, дед Макс не пользовался, и в баловстве с наркотиками замечен не был. Да и ненадежно травить в наше время, когда у жертвы есть шанс дотянуться до аптечки и вовремя схватить нашлепку с ярко-зеленой полоской.
   Рассматривался даже вариант загрызания вампиром, но для этого жертву требовалось выманить с базы в мир и заставить там заночевать. На худой случай, ради женщины дед Макс способен был и такое учудить, но никто не мог с уверенностью сказать, подействует ли на шархийского мага насланный вампиром сон. Ведь если нет - то хана всему, ибо вампира региональный координатор отлично знает в лицо. Решили без крайней необходимости так не рисковать.
   Итак, несчастный случай на производстве. В быту, конечно, тоже можно, но для этого надо проникнуть в жилище жертвы, а оно может быть опутано какими-нибудь охранными заклинаниями...
   Пока Главный с верным человеком из техобслуживания перебирали возможные варианты, случай представился сам. Вернее, сначала это выглядело, как безнадежно упущенный случай, и Главный успел начать посыпание головы пеплом, но оказалось - еще не все потеряно. Макс Рельмо повторно заказал одноместный мини-диск якобы для инспекции безлюдных мест южного побережья. А затем и вовсе стал куда-то летать регулярно. Подобные инспекции не входили в обязанности регионального координатора, осмотром необитаемых мест на предмет нелегальных разработок занимались специальные патрули. Однако никакими правилами не возбранялось руководителю проверять качество работы подчиненных или же выяснять какие-либо собственные подозрения. Что собирался инспектировать Рельмо на ночь глядя, когда солнце село и ничего не видно, никто вслух не спрашивал. Но через пару дней после первой "инспекции" все сотрудники хихикали и ухмылялись. Слабость регионального координатора к прекрасному полу была всем хорошо известна, и всем единодушно пришло в голову одно и то же. Дорогой начальник завел очередную пассию в тех местах, где кабины не стоят.
   Возможность выпадала идеальная. Не профессиональный пилот летит ночью через море на одноместной "миске", которые имеют свойство ломаться... Ничего удивительного, если он не долетит до места назначения.
   План был хороший, надежный, продуманный вплоть до того, что делать, если неистребимый старик ухитрится сесть и послать сигнал бедствия. Один тоненький проводочек, так слегка-слегка надломленный... Кто потом разберет, какой именно порвался и когда, даже если обломки смогут найти и поднять со дна. А результат будет очень похож на обычную неисправность - "миска" пойдет кувырком, потеряет управление и красиво рухнет в море. В том и другом случае живым деда Макса больше никто не увидит, а мертвый он ничего особенного не поведает. Ничего на скажешь, хороший был план. Однако, как любил повторять Шеллар III, все беды происходят либо от недостатка информации, либо от ее утечки.
   В данном конкретном случае имел место недостаток.
   Первый момент был упущен еще при подготовке. Все сведения о способностях и навыках Макса Рельмо были почерпнуты из его личного дела, в котором покопался сам Главный, как единственный имеющий доступ. И сведения эти были неполными. Не то чтобы региональный координатор желал что-то скрыть от руководства, просто сам он считал себя бездарно неспособным к телекинезу. С детства. Среди шархийских телекинетиков, как посвященных, так и учеников, самым популярным развлечением являлось подбрасывание в воздух полуторатонных каменных идолов, охраняющих вход в храм Бездонной Зеницы. Увидев это незабываемое зрелище один раз, юный Макс понял, что перемещение вишневой косточки на расстояние двух сантиметров ни в коем случае не следует называть умением, особенно если учесть, что он чуть не надорвался при этом. И вообще о такой хилой способности лучше не упоминать, чтобы не позориться. У него другая специальность, другой дар. Так что в личном деле телекинетические способности были указаны как нулевые.
   Второй кусочек упущенной информации вообще никаким образом не мог быть известен в родном агентстве, так как сказано это было с глазу на глаз и перед самым отлетом. Уже попрощавшись, Толик вдруг вспомнил, что на днях видел Ресса, и тот просил передать кузену Максу очередной аллегорический бред. О том, как соберется Семья у входа в Туннель, и свидятся три поколения ветви Кирин, и Тьма посмотрит на них с той стороны, и кто-то уйдет, а кто-то останется. Неприятное предсказание. Ветвь Кирин - это отец и его потомство. Макс, его братья, сестры, племянники... и сын. Неужели Ресс не мог высказаться точнее? Никто его не упрекает за расплывчатость предсказаний, когда он видит незнакомые предметы и не в состоянии их пощупать и соотнести с реальностью. Но когда ты видишь собственную Семью, неужели трудно пересчитать, сколько народу пришло, сколько ушло и сколько осталось? Если только один, то скорей всего отец. Дэн ведь предупреждал, что папа совсем плох. Вот за что доктор Рельмо достоин всяческого уважения, так это за то, что прогнозы выдает четко, конкретно, без цветовых аллегорий и расплывчатых толкований. И сбываются не реже, чем у Ресса-ясновидца. Да и гадает Дэн очень доступно и понятно. Вот на днях Макс попросил погадать, и оказалось, что ждет его куча новостей, неприятностей и новых знакомств. Новости уже есть. А неприятности начнутся, наверное, когда состоится обещанная "встреча трех поколений". Да и знакомства, возможно, тоже, если окажется, что братьев и сестер у Макса больше, чем он думал... и даже больше, чем предполагал папа.
   Если смотреть с точки зрения вероятности, уйдет, скорее всего, отец. Он стар, болен, и чем больше молодится, строя из себя героя-любовника, тем вернее вгоняет себя в гроб. Дэн выразился предельно ясно: не завяжет старый Байли с любовными подвигами - долго не проживет. А тот, разумеется, не завяжет, чем бы ни пугали. Потому, наверное, и соберется вся ветвь - старшего провожать. Но это предположение всего лишь самое вероятное, а на самом деле никто не гарантирует, что сборище потомков одной ветви у самого Туннеля состоится только ради проводов старшего, и что им одним дело обойдется.
   Больше всего пугало Макса упоминание о третьем поколении. Хотя Диего и не единственный его представитель, и вроде бы опасность этому непоседливому мальчишке не угрожает, но не на месте отцовское сердце. Может, и не стоило затевать всю эту комедию? Может, заботливый папа только хуже сделал, выдернув единственное чадо из района боевых действий и сунув под крыло такому ненадежному господину, как Шеллар III? Ведь этот король вечно сует свой нос куда не следует, подвергая при этом опасности и себя, и тех, кто рядом...
   О себе региональный координатор подумал в последнюю очередь, и только потому, что в последнее время его преследовало смутное ощущение опасности. Откуда ее ждать, нюх не подсказывал. Но после сообщений Толика скверные предчувствия одолели Рельмо с новой силой. Да еще нехорошее предсказание Ресса, да еще нагаданные Дэном неприятности...
   Макс подумал и торжественно пообещал сам себе, что на свидание с вампиром возьмет самую лучшую команду, будет очень осторожен, наденет шлем и броню, и святой водой обольется с ног до головы. Не помогло. Тогда он пообещал себе на разборки с ренегатом Жориком не отправляться в одиночку, взять с собой хотя бы Толика для солидности и магической поддержки, обязательно вооружиться и надеть шлем и броню. Тоже не помогло.
   Тогда Макс плюнул и направился к ангарам.
   Перед взлетом он навесил на себя все возможные щиты, надел все-таки шлем и броню, хорошенько проверил аптечку, аварийный набор и пистолет, и даже вопреки многолетней привычке пристегнулся. Только тогда мрачное предчувствие отступило, оставив старого Макса в уверенности, что ничего такого и не было, а просто у него нервы шалят. Можно подумать, шлем и ремни что-то решат в случае реальной опасности.
   Чуть позже Рельмо довелось убедиться, что всю свою сознательную жизнь он крупно ошибался в некоторых вещах. Прежде всего, в тех самых ремнях безопасности, которые упорно не застегивал до сегодняшнего вечера. Конечно, если по мини-диску стреляют ракетой, ремни мало чем помогут. Но когда аппарат неожиданно начинает вертеться и писать в воздухе немыслимые кренделя, оказывается очень важно не выпасть из кресла в первый момент. Конечно, лбом о пульт управления региональный координатор все-таки стукнулся, и тут же осознал, что шлем тоже не для красоты предписано надевать. Но одно дело - просто удариться, и совсем другое - выпасть из кресла как раз в тот момент, когда машина падает в море, и времени на исправление ситуации остается всего ничего....
   Покрепче вцепившись в подлокотники и упершись коленями в пульт, Рельмо зачем-то пообещал себе, что отныне никогда не будет пренебрегать техникой безопасности, и попытался быстро сообразить, что делать. Такое поведение диска означало, скорее всего, что отказал один из вертикальных двигателей. Судя по тому, в какую сторону понесло машину - левый передний. Единственное, что в таком случае можно было сделать - это вырубить горизонтальную тягу, чтобы хотя бы перестать кувыркаться. А уже потом, повиснув неподвижно в положении "шляпка набекрень", послать сигнал бедствия.
   Попытавшись дотянуться до кнопки рукой, региональный координатор очень наглядно увидел, что это вряд ли возможно. Стоило отпустить одну руку, как он опять не удержался в кресле и повис на ремнях, повторно приложившись лбом о пульт и разбив пару приборов. А в нужную ему кнопку, разумеется, не попал. Поэтому Рельмо оставил бесполезные попытки, покрепче вцепился в подлокотники и уставился на пульт.
   Без паники. Сосредоточиться. Всю Силу, сколько ее найдется - сюда, в эту кпопку. Мелочи, ничего сложного, поднимать ее не надо, а нажимается она легко, как по маслу... Всегда получалось, и сейчас получится. Только не дергаться и не паниковать. Плавно. Медленно...
   Аппарат завис в паре десятков метров над водой, накренившись в сторону сломанного двигателя, и со стороны действительно напоминал сдвинутую набекрень шляпу. (Собственно, поэтому развеселые техники так и прозвали эту позицию). Рельмо перевел дух и, дрожащей рукой стянув шлем, вытер стекавшие по вискам струйки пота. "Чаще практиковаться надо, почтенный мэтр. Пусть телекинез - не ваша специальность, но как раз только что он вам ой, как пригодился! И не раз еще, возможно, пригодится. Так что, надо практиковаться, чтобы после перемещения несчастного куска пластика не чувствовать себя, как после двух часов в тренажерном зале. Увидят вас, мыша мокрого, ребята из спасательной службы, и решат, что это вы от страха перенервничали... Кстати, действительно, надо их вызвать, не висеть же в таком виде до утра..."
   Он потянулся к пульту, уже представляя себе, как весь персонал будет завтра потешаться над несостоявшимся любовным подвигом деда Макса, изобретать всевозможные хохмочки касательно реакции дамы, не дождавшейся любовничка, и гадать, как региональный координатор будет выкручиваться на следующем свидании. О том, что народное творчество уже успело приписать его ночным полетам любовную направленность, он отлично знал и не торопился никого разуверять. Сочувственно-издевательские комментарии сотрудников и даже упреки Каролины из службы слежения, дамы столь же ревнивой, сколь и пылкой в любви, еще можно стерпеть. А вот если регионального координатора засекут за подпольными беседами с местным магом, последствия лучше даже не представлять.
   Итак, он уже протянул руку к переключателю, как вдруг приутихшее было нехорошее предчувствие опять всколыхнулось. То ли магическая Сила, то ли воровской нюх, то ли оба вместе вопили об опасности с такой силой, словно их обладатель намеревался сунуть пальцы в розетку или сигануть вниз головой с Центральной башни Кастель Коронадо. Рельмо вздрогнул и отдернул руку, с некоторым удивлением продолжая смотреть на пульт и пытаясь сообразить: чем может быть для него опасен естественный в такой ситуации вызов спасателей с базы.
   Не доверять своим природным способностям у старого шархи не было никаких оснований. Всплески, подобные сегодняшнему, случались с ним очень редко, но ощущение смертельной угрозы ни разу его не обмануло. Достаточно вспомнить чашу с ядом, которую однажды поднесли ему при дворе обиженные завистники. Или крушение поезда, на который он собирался сесть. Или тот случай, когда он наведался в свой замок и собирался вернуться в столицу аккурат в день первого переворота. Ни разу не обманула таинственная сила, которая предупреждала и оттаскивала за шиворот от опасности, как младенца от вожделенной розетки. Поэтому Рельмо оставил мысль о вызове помощи и задумался, чем же могут ему грозить ребята из транспортной службы. Вывод напрашивался сам собой - авария была не случайной. Весь персонал отлично знал, что дед Макс принципиально не пристегивается. Это была его персональная фишка, его дань воровской дерзости - одной из обратных сторон Тени. Глупое, мальчишеское лихачество. Которое, впрочем, спасло ему жизнь. Осталась сущая мелочь - придумать, как теперь выбраться из создавшейся ситуации своими силами. И желательно до того, как недоброжелатели в этой самой ситуации разберутся.
   Рельмо попытался дозвониться до Толика, но на вызов не ответили. Либо бездельник где-то бросил свой телефон, либо упился своим обожаемым пивом до беспамятства, либо вообще находился не в этом мире. На всякий случай Макс послал ему коротенькое ругательное письмо и принялся думать дальше.
  
   Выслушав подробный доклад духа-шпиона, Харган удовлетворенно кивнул и впервые за последние два цикла почувствовал некоторую уверенность и облегчение. Наконец-то все складывалось как надо. Самая трудная часть операции, под которую подгонялись и согласовывались все остальные, наконец, определилась по времени и месту.
   - Это точно? - для очистки совести переспросил он. - Не окажется, что завтра у Оплота Вечности один дракон спокойно копает свою пещеру?
   - Давайте рассмотрим возможные варианты, - тут же охотно принялся за работу неутомимый дух. - Первый - прилетят король, королева и Ольга. Короля предлагаю кончить немедленно, иначе он вам обязательно все планы перегадит, а на королеву ловить придворного мага. Может, сама королева ему не важна, но единственный наследник вымирающей династии... Я же верно понял, главного наследника вы тоже намереваетесь устранить?
   Присутствующий здесь же советник Блай заинтересованно навострил уши.
   - Если ты по-прежнему не желаешь его тело... - ухмыльнулся демон.
   - Да господь с вами, сэр! На что мне такое тело! Переломанный позвоночник, пропитая насквозь печень, и еще эта гора мышц, которые надо качать каждый день, чтобы оставаться в форме.
   - Я бы все-таки рекомендовал его тоже прихватить... - вклинился в разговор советник, в который раз возвращаясь к больной теме. - Чем их больше, тем лучше. Да и короля тоже...
   - Считай эту тему закрытой! - сердито рыкнул Харган. - Мы это уже обсуждали. Никакой необходимости в этом нет. Только твое личное болезненное стремление поиздеваться над человеком, который умнее тебя, сильнее, и здорово тебе насолил в этой жизни. Рисковать делом ради твоего удовольствия я не собираюсь. Мне не нужны здесь ни Шеллар, ни его кузен, на которого цепей не напасешься. Продолжай, Генри.
   - Второй вариант - королева прилетит с Ольгой или одна. И этот вариант мне кажется наиболее вероятным. Шеллар ей не позволит подобную экскурсию ни под каким предлогом, она сама это понимает. Все, что она наговорила Ольге - ложь, в которую только Ольга по своему простодушию и могла поверить. Я, например, не поверил. Я отлично видел - ее величество что-то замышляет, это было понятно по ее ухмылке и хитрому глазу. Если я хоть что-то понимаю в людях, королева Кира ничего не скажет мужу и втихомолку сбежит, заверив окружающих, что он ей разрешил. Этот вариант не только самый вероятный, но и самый выгодный. Свою любимую жену Шеллар просто так не бросит в беде. Но должен предупредить - он не дурак, и в то, что вы ее вернете, не поверит. День, два он еще будет искать и пытаться вернуть самостоятельно. Потом сорвется. Все, что вы хотите сделать, надо проворачивать очень быстро. Или же действительно убедить его величество в своих честных намерениях. Как именно - я не знаю.
   - Вот и подумай, раз тебе делать нечего. И заодно поделись своими соображениями, что нам делать, если король все-таки уследит за своей супругой и не пустит на прогулку.
   - Уследить у него вряд ли получится, - ухмыльнулся дух. - По моим подсчетам, утром во дворце должен быть страшный переполох. Его величество первым делом бросится домой к Элмару, осмотреть место преступления, а супруге прикажет ничего не говорить, дабы не травмировать женщину в ее положении. На этот крайний случай можно сделать душевное усилие и помириться с графиней Монкар. Она с величайшей радостью сообщит сопернице все, что от нее скрывают, и королева тут же бросится это проверить. Конечно, похищать королеву посреди города намного опаснее, чем у Оплота Вечности, но вас это, кажется, не испугает.
   Харган одарил подчиненных невеселой усмешкой. Придется так. Ничего вернее в ближайшие дни не подвернется, а повстанцы уже спустились с гор, времени на выжидание не осталось. Значит, в три часа - Даэн-Рисс. В четыре - замок Арманди. А сразу после рассвета - руины Оплота Вечности. Хоть в этот раз можно везде успеть лично.
   - Подготовь две группы, - распорядился демон, даже не глядя на советника. - К четырем часам. Первую оснастить полиарговыми сетями, вторую обычными. И дротики с сонным зельем пусть не забудут. И предупреди кретинов, если они мне ненароком хоть одного пленника убьют, смерть их будет мучительна и бесконечна.
   - Две? - уточнил советник Блай, недоверчиво щурясь скозь стекла очков. - А в столицу вы отправитесь сами? Один?
   - В столицу я пошлю вампира, - отмахнулся Харган. - Я осмотрел дом, там защита самая обычная, дыру в ней проделать можно. Видать, отважный герой никого и ничего не боится. Ограничивается общепринятыми охранными заклинаниями и стандартным набором оберегов для жилища, когда у него есть возможность воспользоваться услугами лучших магов и защитить свой дом не хуже королевского дворца. Сам заходить не буду, чтобы не наследить, а то скоро каждый маг континента будет меня по ауре опознавать. Эдуардо справится. Пожрет заодно, проглот бездонный.
   - А шут? - чуть не взвыл от огорчения советник, поняв, что его интересами господин в очередной раз пренебрег.
   Демон стремительно развернулся всем телом, устремив на непослушного подданного полыхающие разными цветами глаза.
   - На кой он мне сдался, твой шут? Тебе оборудование починили? Починили. Специалистов дали? Дали. Зачем тебе еще один? Просто поиграть? Нет у меня возможности тратить время и средства на твои развлечения. Хочешь отомстить - вон, все твое хозяйство исправно, активируй капсулу безопасности, и вся недолга. Можно же и без детонатора, если правильно настроить. А на доме шута, между прочим, такая защита стоит, что куда там дворцам. Этот-то парень, как я понял, не герой, и за свою шкуру переживает куда сильней некоторых.
   - Господин наместник, вы не поняли... - попятился советник, напуганный резким тоном и грозным взглядом господина наместника. Многие боялись советника Блая, но господина Харгана боялся он сам. Когда разгневанный демон вот так сверкал глазами, раздувал ноздри и чуть приподнимался, характерно приподняв плечи, словно взлететь собирался, у советника душа уходила в пятки. Казалось - сама преисподняя нависает над ним, и смерть смотрит на него из мрака багровым глазом.
   Дух благоразумно молчал. Хотя ему лично было бы чрезвычайно приятно поквитаться с человеком, который снес ему голову, маниакальным стремлением к подобным вещам покойный юрист, в отличие от советника, не страдал. И подобные стремления никогда не застилали ему разума, ибо (опять же в отличие от советника) господин Хаббард был умен, рассудителен и психически здоров. А уж настроение нового босса улавливал с полуслова, по одному выражению лица, как бы ни отличалось это лицо от обычного человеческого.
   - Да прекрасно я тебя понял! - прогремел Харган. - Не первый день знаю. Ты точно так же протестовал против моего решения устранить принца Элмара, настаивая, чтобы его тоже взяли в заложники. Повторяю, если до тебя не доходит с первого раза. Врага надо убивать. Не играть с ним в господина и раба, не тешить свое больное самолюбие, упиваясь властью над ним. Власть - штука функциональная, она для дела, а не для забавы. Ты уже доигрался один раз, стоит вспомнить твой раскуроченный центр управления. Даже не один - мне рассказывали, как тебя чуть не пришиб какой-то местный герой, у которого случайно цепь лопнула. Твои завихрения в психике - твоя личная проблема, и если ты еще раз попытаешься ее решать в ущерб делу - я тебе что-нибудь откушу.
   В подтверждение угрозы он рыкнул и оскалился. Испуганный советник отшатнулся и инстинктивно прикрыл ладонями место, особо ценное для представителей его пола.
   Удовлетворенный произведенным эффектом демон откровенно ухмыльнулся, еще раз продемонстрировав устрашающие зубы, и насмешливо добавил:
   - Да нет, я имел в виду какую-нибудь действующую часть.
   А в глубине души с сожалением отметил, как неудобно, когда у нерадивых подчиненных нет хвостов.
  
   <>
  
   - Упырь загрызи этого Силантия! - нервно рванула на себе воротничок мэтресса Морриган. - Когда он отучится опаздывать! Тут каждая минута дорога, а этот старый болван...
   - Прекрати говорить в подобном тоне о коллегах! - резко оборвал ее Хирон. - Кто-то же должен был сообщить Аррау, что ее муж пропал, и расспросить о происшедшем! Если Силантию на это требуется время, то ему виднее. Он из нас всех единственный драконовед, и не нам его учить, как следует разговаривать на неприятные темы с драконихой, высиживающей яйцо.
   - Сходила бы сама, такая умная, - поддержал коллегу Ален, непривычно подавленный и сердитый. - Проверила бы заодно качество своего щита от огня. Куда торопиться, все равно ведь Шеллара еще нет.
   - Кстати, где он? - напомнила Джоана. - Вы не додумались оставить его одного в такой момент?
   - Он не маленький, чтоб за ним толпа нянек таскалась! - огрызнулся Ален и с удвоенной силой принялся болтать ногами. Самый юный из придворных магов нервничал и дергался сильнее всех, и сам это прекрасно понимал. Потому и пытался скрыть переживания за колкостями и ехидством.
   - Вы что... - тихо, словно боясь собственного голоса, произнесла мэтресса Джоана. - А если он... рехнется?
   - Коллега немного не то хотел сказать, - с едва заметной иронией пояснил Хирон, неодобрительно косясь на младшенького. - Его величество сослался на занятость и велел позвать его, когда все соберутся. У нас не было возможности навязать ему свою опеку так, чтобы... чтобы это не выглядело тем, чем является. Не убивайтесь так, милые дамы. Пока у Шеллара голова занята делом, за его рассудок можно не опасаться. А в ближайшее время у него не будет возможности помыслить о чем-либо ином.
   Морриган поджала губы, но промолчала. Только неясный проблеск багрового закатного неба мелькнул под опущенными ресницами, да скрипнула под пальцами резная спинка королевского кресла. Не было нужды объяснять. Мудрые коллеги и так поняли, что именно встало в этот момент перед ее глазами. Ночь, пустой кабинет и одинокий человек за столом наедине со своими мыслями.
   - Морриган, держи себя в руках, - сказал Хирон, когда пауза в разговоре стала невыносимой. - Если к вечеру Истран не сможет позаботиться о воспитаннике сам, кто-то из нас обязательно присмотрит. Можешь взять это на себя, если у тебя душа не на месте. А драть когтями антикварную мебель не следует.
   Придворный маг королевского дома Лондры, спохватившись, отдернула руку и с непринужденностью младенца попыталась пальцем замазать глубокие борозды на спинке кресла.
   - Давай, я, - со вздохом предложил Ален, спрыгивая с сейфа, на котором все это время восседал. - Тут надо с волокнами работать, кресло-то деревянное. А у тебя со школой Дубового Корня вечные проблемы...
   Морриган молча отступила в сторону, понаблюдала за работой коллеги и все же не удержалась от комментария:
   - Истран это делает одним взглядом.
   - Вот доживу до его лет, - ворчливо отозвался молодой специалист, - тоже научусь.
   Неизвестно, каких бы еще разрушений натворили изнывающие магистры, если бы неторопливый Силантий не соизволил, наконец, появиться.
   - К сожалению, - развел он руками в ответ на вопросительные взгляды коллег. - Аррау ничего не может объяснить. Она поколдовала по-своему и выяснила, что Хрисс жив, но где он находится - определить невозможно.
   - Постойте, - остановила его Хирон. - Давайте же сначала Шеллара позовем. Он ведь тоже ждет.
   Морриган поправила воротничок и громко произнесла:
   - Ваше величество!
   - Слушаю вас, - немедленно откликнулся король.
   - Возвращайтесь. Силантий уже здесь.
   Ответа не последовало - видно, Шеллар ограничился кивком, чтобы не терять время. Через несколько секунд он уже стоял посреди кабинета в сопровождении дежурного телепортиста. Озорник Мельди имел такой вид, словно только что пережил нападение уличных грабителей. При виде живописных прорех в мантии коллеги несдержанный Ален не удержался от изумленного восклицания.
   - Что случилось с вашей мантией?
   Языкатый телепортист с некоторым смущением покосился на короля и пояснил, демонстративно созерцая потолок:
   - Она имела несчастье прогневить его величество.
   - Ступай вон, - резко оборвал эти речи король. - Жди в приемной.
   И небрежным жестом бросил на стол ножницы и комок мятых лоскутов.
   Мэтр Мельди, на собственной мантии познавший, как страшен король в гневе, повиновался стремительно и беспрекословно.
   - Ваше величество, мы понимаем, что вы нервничаете, - осторожно заметил Хирон, когда за потерпевшим закрылась дверь, - но все же не стоит срывать гнев на придворных.
   - Ничего подобного, - упрямо нахмурился Шеллар, занимая свое место за столом. - Я планировал эту воспитательную акцию еще с весны, но все руки не доходили. Не отвлекайтесь, господа. Я вас слушаю.
   - Аррау говорит, что супруг ее жив, - исправно доложил Силантий, - но разыскать его не может. Она ужасно расстроена и просит, чтобы я наведался в стаю и передал ее просьбу - прислать кого-нибудь из сестер или подруг, чтобы временно посидели вместо нее. А сама она намерена полетать и поискать.
   - Ни в коем случае, - король решительно покачал головой и достал трубку. - Не хватало, чтобы заколдованный супруг на нее напал! Лучше навестите Гаррона и расспросите, что известно самим драконам о подобных недостойных приемах. Возможно, драконьи маги знают способ снимать такие заклятия или противостоять им. И объясните Урру, что произошло с его братом. Вы можете как-то прогнозировать его реакцию?
   - Вождь будет в гневе, - степенно ответствовал драконовед. - Возможно, он даже попытается разыскать похитителя и напасть на него... Я не уверен, смогу ли его удержать от столь опрометчивого шага...
   - Так, стоп. Минутку, я подумаю...
   Магистры почтительно затихли, наблюдая за вьющимся из трубки дымком и пытаясь по каменному лицу его величества как-то проследить ход его хитроумных мыслей. Минуту спустя Шеллар заинтересованно хмыкнул и поднял глаза.
   - Не особенно перспективный вариант, вряд ли сработает, но подпортить жизнь Горбатому будет полезно. По окончании нашей беседы я дам вам точные инструкции, как следует поступить воинственному вождю, что в точности сказать и кому именно. Сошлитесь на то, что мы с вами лучше знаем людей и на этом основании можем давать советы. А теперь продолжим. Итак, четыре человека и дракон похищены, и где они находятся мы не имеем даже предположения. Мистралия велика, спрятать есть где. Вся агентурная сеть Флавиуса в настоящий момент работает только на поиск заложников. Уже выяснили, что в президентском дворце их нет. Тем более, там сейчас происходит небольшая заваруха - то ли Гондрелло чем-то не угодил советнику, то ли Монтилья потребовал плату вперед, но в течение получаса в Мистралии будет новый президент. В Кастель Милагро у нас сейчас никого нет - агент был раскрыт вскоре после появления Горбатого, и нового внедрить пока не удалось. Но, учитывая, что Кастель Милагро является самым вероятным местом, не думаю, что похищенных спрячут там, где их станут искать в первую очередь. Чересчур просто. Советник с Горбатым слишком умны для подобного примитива. Почти наверняка пленники ограждены от возможных магических поисков каким-нибудь заклятием, и, возможно, даже сигнализацией. Так что обычным способом вы их не найдете. Что еще могут мне посоветовать мудрейшие маги континента? Есть какие-нибудь соображения?
   - Если я правильно помню, - тут же поспешил высказаться мэтр Ален, не удержавшись от хитрой усмешечки в сторону Морриган, - у вас при дворе имеется непревзойденный специалист по взлому чужих заклятий любой степени сложности и любого уровня.
   - Мне приходила в голову эта мысль, - согласился король, - но предварительно нужно, чтобы кто-то из вас его проконсультировал. Никакой специалист не найдет искомого, если не будет хотя бы знать, что именно ему следует искать. Кто-нибудь из вас имеет представление, как технически может выглядеть описанное мною оградительное заклинание?
   - Я имею, - поджала губы обиженная волшебница. - Но идея коллеги кажется мне бестолковой. Насколько мне известно, ваш "самородок" не способен пространственно соотносить разные реальности. Он может найти этот магический полог, взломать, возможно, даже поговорить с заложниками, но определить, где они находятся - не сможет.
   - Даже просто поговорить будет несомненным успехом, - возразил король. - Я понимаю, мэтресса, что Жак очень виноват перед вами, и вы совершенно справедливо на него обижаетесь, но все же попрошу не забывать, что ваша консультация требуется не для него лично, а для дела... и для меня.
   - Я не отказывалась, - еще сильнее обиделась Морриган. - Я всего лишь разъясняла некоторые технические аспекты... Ален, еще раз ухмыльнешься, прокляну!
   - Нет, какова несправедливость! - возмутился уличенный мэтр. - Хирону, значит, можно!
   - Мне тоже нельзя, - утешил его старый кентавр. - Но проклясть меня коллега просто не осилит, потому и молчит.
   - Господа! - чуть повысил голос Шеллар, и магистры примолкли, как нашкодившие школьники. - У меня есть еще одна мысль. Не особенно умная, но на крайний случай можно попробовать. Мэтр Хирон, как единственный в мире специалист по стихийным порталам, что вы можете сказать о ныне действующем портале, через который Горбатый получает из своего родного мира военную технику и консультации?
   - Полагаете, пленников попытаются вывезти?
   - И такой вариант возможен. Если попытаются, как раз удобно будет напасть и отбить. Если же нет - там обязательно будет Горбатый... Или теперь правильнее называть его Крылатый?.. При тщательном планировании и определенном везении можно захватить в плен его самого и всех, кто случится поблизости. А затем попросить об услуге мэтрессу Джоану. О хорошо оплаченной услуге, разумеется.
   - Чтобы сказать точно, мне необходимо свериться со схемами и расчетами, - чуть наклонил голову кентавр. - На это потребуется около часа.
   - Еще у кого-нибудь есть идеи? Если появятся, обращайтесь в любое время, а сейчас не смею вас задерживать. Мэтр Силантий, присаживайтесь поближе, я объясню вам свой план касательно драконов. Мэтр Хирон, через час я к вашим услугам. Мэтресса Морриган, выгляните в коридор, пусть этот бездельник Мельди приведет Жака, и можете занять лабораторию мэтр Истрана. Попрошу вас оставить личные обиды до более уместного времени. Мэтр Ален, поскольку для вас отдельного задания не нашлось, очень вас попрошу доложить господину Флавиусу, что вы присланы в его распоряжение и не отходить от него ни на шаг. Дабы у моего верного министра не возникало всяческих идиотских мыслей. Да, и, кстати, надеюсь, никому из вас не нужно отдельно объяснять, что беспокоить больного человека подобными шокирующими новостями не следует.
   - Как вам будет угодно, - печально опустила глаза Морриган. - Но мне кажется, мэтр Истран и так уже знает.
   - Если бы он знал, он бы уже был здесь, - нервно фыркнул Ален. Всего час назад старшие коллеги поручили ему присматривать за Шелларом, а этот хитрец второй раз уклонился от присмотра с присущим ему изяществом, что не могло не расстроить молодого мага.
   - Не сглазь, - тут же хором воскликнули коллеги. Но в отличие от некоторых, мэтр Ален подобной способностью не обладал.
  
   <>
  
   Глава 17
   А подмога не пришла,
   Подкрепленья не прислали.
   Что ж, обычные дела,
   Нас с тобою наебали.
   Группа "ХЗ"
  
   Новенькая винтовка, которую Кантор самым бесстыжим образом спер с прежнего места службы, была просто чудесна. Прежде всего потому, что этот образец был единственным, экспериментальным, усовершенствованным, и доверили-то его Кантору только для испытания. Если подумать, так он и не обманул никого - где же еще испытывать оружие, как не в боевых условиях! Ну, подумаешь, потом вернет... Если потребуют... Если очень сильно потребуют... Если сам Амарго даст по шее и силком отберет...
   В отличие от обычных винтовок, частично поставленных по договору ортанскими гномами, частично награбленных со складов господина Дорса, новый образец был гораздо мощнее, и кроме того обладал более совершенным прицелом. Молодцы все-таки гномы - только увидели, и тут же взялись совершенствовать! И бьет точно, и дальность невероятная, и даже в руки ложится удобно, как... Тьфу, ты! Такое сравнение только внутренний голос мог придумать! Только этот недоумок озабоченный может думать о подобных вещах перед битвой!
   Кантор не удержался и в который раз прильнул щекой к гладенькому полированному прикладу, ловя в прицел суетящиеся вдали фигурки. Приказа стрелять не было, да и далековато они находились, но даже просто разглядывание врагов сквозь прорезь и мушку делало ожидание не настолько скучным.
   Вражеский лагерь, в течение часа как по волшебству выросший под стенами Кастель Агвилас, жил своей незатейливой жизнью. В самом дальнем краю группа солдат шустро таскала какие-то железки под руководством нескольких офицеров, чуть левее разворачивались походные кухни и санитарные палатки. Немного ближе расположились вражеские стрелки, которые точно так же, как Кантор, рассматривали крепость через прицелы, примериваясь для грядущего боя. На переднем краю расселись пехотинцы, свалив неаккуратными грудами чудовищные неподъемные щиты.
   Первый танк возник неожиданно, словно соткался из серого тумана на ровном месте. По стенам пробежал нестройный ропот - видимо, ребята тоже увидели диковинку и поспешили обсудить свои впечатления.
   - А на хрен им танк? - послышался откуда-то снизу недоуменный голос Гаэтано.
   - Ворота выносить - самое то, - угрюмо пояснил Амарго. Похоже, позиция товарищу Кантору досталась не особенно удачная - прямо над штабом... Не хватало только попасться на глаза Амарго! Впрочем, дорогой товарищ вождь наверняка ему уже наябедничал, а жив презренный дезертир лишь потому, что у Амарго нет времени на воспитательные мероприятия. - Даже если они до сих пор не ездят, пушки должны работать исправно. Закройте окно, есть новости. И не из приятных.
   Негромко хлопнули створки - кто-то исполнительно последовал совету. Неприятные новости, принесенные товарищем Амарго, были надежно изолированы от чутких ушей Кантора. Да и кто он такой - подслушивать планы командования?
   Командование, по-видимому, было иного мнения, так как после неразборчивого и едва слышного даже для Кантора бормотания сквозь закрытые окна прорвался возмущенный вопль Гаэтано:
   - Да он в своем уме?!!!
   "Опять наш вождь и идеолог чего-то вычудил..." - подумал Кантор и, чтобы не подслушать чего лишнего и для здоровья вредного, принялся насвистывать вслух первое, что пришло на ум. Как оказалось, пришло отчего-то последнее революционное творение товарища Пассионарио. Совершенно не понятно, почему. Сказать, что не шедевр - это сильно польстить. Ритм корявый, такты со второго по пятый - полная размазня, а с восьмого по тринадцатый - напоминают покосившийся забор. А вот этот идиотский взвизг в начале припева - ну на кой здесь на целую октаву вверх прыгать? Чтобы похвастаться диапазоном? Чтоб все знали, что ты достаешь до "зинн" третьей октавы, пискля несчастная? А гармония где? И сколько ни объясняй, все без толку! Ну не будет из тебя композитора, тебе это еще лет десять назад говорили! Из всей песни более-менее прилично звучит только проигрыш, да и тот кажется подозрительно знакомым. Будь обстановка боле подходящая, можно было бы даже точно вспомнить, откуда слизал. И даже палка не помогла! Попробовать, что ли, прикладом между глаз?..
   "Наставник выискался! - ядовито прокомментировал внутренний голос. - Педагог! Критик непризнанный! Чтоб сказать "не так!" много ума не надо, каждый дурак может. А ты вот покажи, как! Критика должна быть конструктивной!"
   "Да хотя бы вот так..." - Кантор принялся насвистывать возможные исправления, забыв к демонам о новой винтовке и о том, что он на этой башне не один. Даже о предстоящей битве забыл. Опомнился только когда его окликнули, и окликавший, разумеется, тут же поплатился за вмешательство в творческий процесс. Если бы это был кто-то, заслуживающий уважения и имеющий право делать Кантору замечания! А то ведь кто - Бандана! Да еще и высказался так мудро, что хоть стой, хоть падай! "Не свисти, денег не будет"! Всякие дурацкие суеверия доводилось слышать Кантору, но чтобы как-то связывать свист с финасовым положением - это уже редкостный бред, даже варвары до такого б не додумались!
   Посрамленный штабной писарь благоразумно не стал отвечать на ругань, и по его физиономии было видно, что глупость сказанного он полностью осознал. Но не смолчала магичка Харама, которая всегда не любила Кантора. Впрочем, нелюбовь была взаимная, и цапались товарищи бойцы при каждой встрече. До драки, правда, дело ни разу не дошло - единственный раз, когда Кантор хотел нахалку стукнуть, она успела его обездвижить. Причем из-за недостатка образования что-то напутала с заклинанием, и оно сработало только на две трети. В результате Кантор четыре часа простоял столбом посреди базы, имея возможность при этом махать руками и высказывать свое отношение к происходящему. Восторг зрителей можно было понять...
   - Кантор, ты если уж так хочешь свистеть, хоть не фальшивь! - язвительно заметила Харама, которая действительно была не лишена музыкального слуха и расхождения с оригиналом могла заметить.
   - А мне так больше нравится! - огрызнулся Кантор. - Хочу и буду!
   - Для поднятия боевого духа? - ехидненько поинтересовалась волшебница. - Он у тебя так сильно упал? Слушай, а если тебе посвистеть что-нибудь из Эль Драко, может, у тебя и другое кое-что поднимется?
   Обычно на этой стадии разговора Кантор зверел и полностью забывал все цензурные слова. Но на этот раз едкое замечание на больную тему оставило его равнодушным и вызвало разве что желание как-нибудь отвязаться от этой дуры. Возможно, потому, что тема дано не являлась больной. Почему-то его намного сильнее задело обвинение в том, что он якобы фальшивит.
   - Если тебе так хочется, давай проверим, - предложил он, демонстративно отворачиваясь и рассматривая вражеские позиции. - Только мне кажется, тебе не обязательно для этого свистеть. Можно просто рот заткнуть. Когда ты молчишь, не так заметно, что дура.
   К счастью, на этом перепалка закончилась - на площадку взбежал, почти не касаясь ступеней, лично товарищ Пассионарио и первым делом одернул Хараму.
   - Опять ты к Кантору пристаешь! Побьет он тебя когда-нибудь, и правильно сделает!
   - Ха! - дерзко тряхнула волосами упрямая магичка и гордо отвернулась. А Кантор с закономерным злорадством вспомнил, что именно после той памятной сцены с обездвиживанием Пассионарио рассорился с Харамой и выставил из своей хижины. Что было лично Кантору очень приятно, ибо все зеваки оставили его в покое и побежали наблюдать более занимательное зрелище - публичную ссору любовников с традиционным выкидыванием вещей на улицу и нетрадиционными магическими спецэффектами.
   - Кантор, Бандана, - тут же перешел к делу вождь и заступник, - спуститесь вниз, там вас Амарго ждет.
   - Зачем? - с подозрением уточнил Кантор, пытаясь как-то угадать это по лицу собеседника. Пассионарио был очень расстроен, непривычно серьезен, сильно нервничал и не далее получаса назад плакал. Может, конечно, он и нажаловался Амарго на недисциплинированного дезертира, но не похоже, чтобы у него нашлось время на все сразу. Помнится, сразу после выяснения отношений с Кантором предводитель отправился к Шеллару, что-то спросить. И либо Шеллар его так чем-то расстроил, либо опять Эльвира поймала на вранье...
   - План меняется, - кратко пояснил Пассионарио. - Он даст вам новые инструкции. И позиции будем менять. Сейчас я выступлю и всем объясню, почему и зачем. А вы - бегом к Амарго. Кстати, товарищи, кто видел Торо?
   Кантор подхватил винтовку и последовал за собратом по несчастью, утешая себя тем, что, по крайней мере, отвязался от Харамы. Приказ все еще казался подозрительным. Зачем товарищу Амарго могли понадобиться Кантор и Бандана, именно в таком комплекте? Единственное, что было у них общего - явное сопротивление командира их присутствию на поле боя. Но ничего, если он поодиночке не смог их удержать, то с обоими вместе уж точно не справится.
   Спустившись уровнем ниже и пробегая мимо дверей штаба, Кантор опять услышал возмущенный голос Гаэтано, который всячески костерил его величество Шеллара III за скудоумие, бестолковость, доверчивость и прочие грехи, его величеству никак не свойственные. Все это было более чем странно. И в сочетании с подозрительным отсутствием ортанских боевых магов на своих местах навевало нехорошие предчувствия.
   Неужели видения Пассионарио все-таки сбываются, и король действительно?.. Но зачем? На подлость он еще способен, но на глупость?..
   Об этом Кантор и хотел спросить Амарго, но вокруг было полно лишних ушей, и пришлось умерить любопытство до более благоприятного случая.
   Амарго ни слова не сказал о его бегстве из дворца и самовольном явлении туда, куда не следовало. Бандане приказал подождать у лестницы, а Кантора подвел к ближайшему окну, указал куда-то вдаль и задал странный вопрос.
   - Видишь вон там между двумя деревьями офицера? Сможешь снять?
   - Если подойдет ближе или снимет доспехи. Далековато.
   - В переносицу или в глаз сможешь попасть?
   - Наверняка не скажу, винтовка новая, я к ней еще не приспособился. Но могу попробовать.
   - Запомни этого офицера, беги в северо-западную башню, выгони оттуда всех лучников и попробуй снять. Это важно. Если получится, попытайся заодно застрелить как можно больше солдат, которые обслуживают минометы.
   - Обслуживают что?
   - Вон те железки с торчащими трубами. Как только тебя засекут, беги оттуда сам и проследи, чтобы там никого больше не осталось. Только скорей, пока они не начали наступать и так беспечно ходят.
   Кантор послушно приступил к выполнению задания, радуясь, что Амарго не приказал насильно телепортировать его куда-нибудь, и недоумевая, что такого секретного мудрый наставник собирается поручить Ходячей Мишени?
   12,30
   День определенно не задался, и Харган успел уже не один раз пожалеть, что не сверился с каким-нибудь астрологом или предсказателем перед тем, как идти на дело. Торопился, времени не хватало, боялся, что второго шанса застать королеву вне стен дворца не представится... Вот, пожалуйста, застал. И ведь винить кроме себя больше некого!
   Он покосился вправо, где хирург упражнялся в художественной штопке на покалеченном крыле. Потом влево, где до сих пор стоял медный тазик с пулями, извлеченными из господина наместника. Если бы не бронированная чешуя на груди, было бы в нем еще три-четыре дырки... И откуда она взялась на его голову, эта Истинно Видящая с ее проклятой винтовкой и с трижды проклятой корзинкой! И откуда Блай эту группу набрал, полудиких идиотов, которые додумались в дракона стрелять! И где вообще бездельник Генри, которого посылали на поиски пропавшего вампира?
   - Эй, кто-нибудь! - окликнул Харган, не напрягая ушибленную голову именами присутствующих подданных. - Дух вернулся?
   - Вернулся, господин наместник, - немедленно последовал ответ.
   - Почему не докладывает?
   - Ожидает, когда вы освободитесь.
   - Он что, совсем дурак? Пусть явится немедленно! Я не занят!
   - Я не дурак, - недовольно пояснил дух, появляясь из стены. - Я терпеть не могу присутствовать при операциях. Меня тошнить начинает.
   - Ты же дух! Как тебя может тошнить?
   - Не знаю, как-то может.
   - Докладывай. Ты нашел этого недотепу?
   - Почти. Я полетал по особняку его высочества, послушал, что говорит прислуга. Плохо дело, хозяин. Упокоился наш бедный Эдуардо. Как это случилось - никто не знает. Точно известно только три факта. До принца он не добрался, укусил нимфу без особых последствий, утром был найден мертвым около кровати. Все слуги уверены, что их доблестный хозяин уложил вампира в честном поединке, сам же принц-бастард подобного подвига не припоминает. Впрочем, этот герой частенько страдает провалами в памяти по утрам после хорошей пьянки.
   - Идиот... - безрадостно прокомментировал Харган. - Его послали с четким и ясным заданием - убить конкретного человека! А он полез нимфу трахать, чтоб мне облезть, если нет! Наверняка сам же героя и разбудил... А Блай еще настаивал, чтобы принца не убивали, а похитили! Посмотрел бы я на этот процесс! Ну откуда берутся дураки и бездари в таких количествах? И почему они все достаются мне? Да что ж я, абсолютно все должен делать собственноручно?
   - Ну, это тоже не гарантия успеха... - заметил наглый дух, выразительно покосившись на тазик с пулями. - Насколько я понял, король ваши послания получил. Но, как я и предсказывал, пропавших родственников он все-таки ищет. Беготня и паника в департаменте Безопасности видна невооруженным глазом с улицы. Вы не боитесь, что доблестные ортанские спецслужбы все-таки найдут мальчишку, доберутся до него, а потом еще выяснят, что королевы у вас нет и не было?
   Наместник, не отвечая на глупый вопрос, посмотрел на часы. Хотя дух и наглеет не в меру, рациональные мысли ему все же не чужды. Действительно, не стоит ожидать, что упрямый король Ортана просто так сложит лапки и будет ждать милостей от врагов. Не может бывший безопасник всерьез верить, что заложников ему кто-то вернет. Конечно, он ищет. Не магически, так как этот способ поиска легко обнаружить, а еще легче от него спрятаться. Обычными агентурными методами ищет. И, что особенно плохо, может найти. Значит, сегодня вечером надо обязательно отправить эльфа и ведьму к Повелителю, как только откроется портал. Чтобы точно уж не нашли.
   Пока Харган размышлял, можно ли поручить кому-нибудь отправку, или лучше не рисковать а проследить за всем лично, явился вызванный еще полчаса назад советник Блай. Вместе с ним за каким-то хреном тащились президент Монтилья и вице-президент Мартинес. Второй был очень недоволен, но поскольку должности им раздавались по жребию, оснований возражать у Мартинеса не было.
   В отличие от впечатлительного духа эти три головореза отнеслись к обстановке со здравым равнодушием и дружно отрапортовали, что все в лучшем виде. Гондрелло нечаянно упал из окна, его личная охрана подобающе наказана за недосмотр.
   - Хорошо, - скупо кивнул наместник, радуясь, что хоть тут все прошло, как следует. - Иди, начинай править.
   - Тут вот какое дело, - нахмурился новый президент. - Объясните мне, что это за фигня, что я будто бы должен жениться на этой узкоглазой стерве? Мы так не договаривались!
   Харган только вздохнул. Хинская императрица создавала проблемы с самого первого дня их знакомства. Несмотря на свою преданность, эта красотка была совершенно невыносима, ибо страдала манией величия в особо тяжелой форме. Сначала она с благоговением ожидала, что божий посланник сам на ней женится, посадит радом с собой и повезет на небеса на летающей колеснице. Пришлось разочаровать отважную последовательницу, пояснив, что посланник создан для служения Повелителю и никому более. Потом ей взбрело в голову, что она должна быть избранницей самого Повелителя, и пришлось разочаровать ее повторно. Теперь вот с какой-то радости Лао Юй решила, что ей отдадут на растерзание хотя бы президента Монтилью. Не удивительно, что такая перспектива заставила его даже забыть о том, кто здесь отдает приказы, и требовать объяснений от наместника.
   Помимо маниакального стремления выйти замуж за кого-нибудь великого, императрица вела себя так, как будто сей факт уже свершился, и самым хамским образом командовала всеми, до кого могла добраться. Что бы она там ни рассказывала о бывшем муже, ничего кроме сочувствия к этому невезучему человеку Харган не испытывал.
   - Забудь об этом, - утешил он перепуганного кандидата в женихи. - Блай, тебя Юй боится, так что я поручаю тебе объяснить ей в доступной форме, что без моего разрешения ни о каком новом замужестве ей нечего и думать.
   - Тем более что первый муж официально с ней не развелся, - добавил дух юриста, - и юридически она еще замужем.
   - Совершенно верно. Скажи ей, что когда падет Хинская империя, именно ее я посажу там править. Вот тогда пусть и занимается устройством своей личной жизни. Казнит своего прежнего мужа, выбирает нового, или двух, или гарем на конкурсной основе, что пожелает... Кого там еще принесло?
   Кто-то из адъютантов метнулся к двери и спустя секунду браво доложил:
   - Это брат Лю. Новости из района боевых действий.
   - Каких еще боевых действий! - придрался к неудачному слову раздраженный наместник. - Я что, давал команду их начинать? Пусть подойдет!
   Телепортист Лю, невероятно худой и абсолютно лысый, похожий на мумию, неслышными шагами приблизился и поклонился на хинский манер.
   - Генерал Терл убит, - кратко сообщил он и уставился на божьего посланника так, словно ожидал от него как минимум немедленного оживления покойника.
   - Как - убит? -Харган дернулся, пытаясь встать, и чуть не сбил с ног хирурга. - Кто посмел начать без моего приказа?
   - Господин наместник! - вскричал напуганный доктор. - Извольте лежать спокойно! Малейшее нарушение в стыковке костей - и вы никогда не сможете летать!
   - Штурм не начинали, - так же кратко и бесстрастно сообщил маг, не отводя взгляда. - Его достал вражеский снайпер. Генерал находился вне пределов досягаемости стандартных винтовок. Стреляли точно с крепостной башни, но из какого оружия - не знаем. Прежде чем старшие офицеры сориентировались и приказали прикрыть минометные расчеты щитами, погибли еще два человека и один ранен. Расчеты уже укомплектованы из резерва. Командование взял на себя полковник Шерез. Велел спросить - продолжать ли ему командовать, ждать ли господина наместника лично, или вы вернете генерала в наши ряды?
   Вопрос был щекотливый. Принимая генерала на службу в свое время, Повелитель обещал ему Перерождение и бессмертие. Как и всем, кого вербовал на свою сторону. Поскольку ничего бессмертного выше вампира у Повелителя пока не получалось, традиционно именно вампирами становились после смерти особо заслуженные последователи. Или хотя бы упырями, если полный обряд Перерождения в вампира оказывался невозможен. Как это делается, Харган теоретически знал и один раз даже пробовал на практике, под руководством наставника. Но сейчас, со сломанным крылом, разбитой грудью и головной болью, нечего было и думать браться за такую сложную и ответственную задачу. Духа еще можно было попробовать, но... это означало бы нарушить данное Повелителем слово. А нарушать слово можно только с врагами или наемниками, последователей обманывать нельзя. Иначе очень быстро останешься без последователей. Пожалуй, лучшим вариантом все же будет отправить тело генерала к Повелителю, и пусть все будет, как должно.
   - Пусть пока командует, - приказал демон. - Чуть позже я прибуду лично. Генерала подготовить к отправке через портал в ближайший сеанс. Позаботьтесь, чтобы не потерял товарный вид, сейчас лето, жара... Вернуться к нам он сможет только через двенадцать дней, поэтому придется пока действовать без него. Попытайтесь нейтрализовать снайпера. При первом же обстреле сконцентрируйте огонь на той башне, где он сидит. Дайте указания стрелкам на вертолетах. Ступай, брат Лю. И вы тоже ступайте. Обязанности президента заключаются не в том, чтобы стоять здесь и на меня пялиться. Доктор, долго еще?
   - Две шины и восемь швов, - с профессиональной уверенностью отозвался хирург, продолжая орудовать иглой. - С полчаса займет. В каком виде вам зафиксировать крыло, господин наместник - в сложенном или развернутом?
   - Разумеется, в сложенном, болван ты этакий! - прорычал Харган, представив себе перспективу таскаться везде с оттопыренным крылом. - Генри, слетай на кухню и... Генри! Где ты опять, ханжа несчастный?
   - Дух удрал за ближайшую стену, потому как ему сделалось дурно, - разъяснил Блай.
   Наместник устало прикрыл глаза. Ну и как, скажите, работать с этим духом, у которого не то что хвоста нет, а вообще никакой возможности наказать, кроме упокоения?
   12,30
   ... Только не плакать. Самое главное. Иначе все пропало. Не сработает. Не поверят. Испугаются. Нет, не испугаются, конечно, но разочаруются, разуверятся... Ни при каких обстоятельствах... не должны... видеть зареванным... Великое небо, ну как это у всех остальных получается! Добрый наставник валерьянкой напоил, все равно не помогает. Эх, хоть бы щепотку травы... так ведь Амарго смотрит, да и трава, пожалуй, не поможет... И фанга тоже... лучше всего подошли бы те варварские грибочки, которые агрессивность повышают, но где ж их взять?
   - Товарищи! Коварный враг в очередной раз проявил свою немыслимую подлость! Загнанный в угол, он не останавливается ни перед чем! Но напрасно он надеется, что силы добра и справедливости можно уничтожить ударом в спину!
   Небо, что я несу... если бы я не заставлял их, неужели бы они во все это верили? Я ведь сам не верю... Я прекрасно знаю, что "силы добра и справедливости" уничтожить легче легкого, даже без особого коварства... и не раз лично наблюдал этот процесс... Хорошо, что не видно Кантора. Он наверняка сейчас ухмыляется, и я бы сразу же сбился, если бы видел... Так... не отвлекаться... как советовал Амарго - в общих чертах, без деталей...
   - Трусливые шакалы нанесли внезапный удар по нашим союзникам, рассчитывая оставить нас без поддержки! Что это, если не жест отчаяния, не последние конвульсии умирающего! Все, что может дать нашим врагам их попытка - это несколько часов времени!
   А им этих нескольких часов хватит, чтобы превратить нас всех в мясное суфле... Четыре миномета, два танка, и еще вертолеты прилетят... А нам даже бежать некуда... Эта "неприступная" крепость не рассчитана на атаки с воздуха, на минометный огонь и на вынос ворот при помощи танка. Даже я это вижу, при полном отсутствии военного образования.
   - Скоро здесь будет так жарко, что и демоны разбежались бы в панике, но разве нас этим испугать?
   Ой, мать твою, как же они громко...
   - Разве есть здесь хоть один трус?
   Ну хоть уши затыкай, честное слово...
   - Разве мы не продержимся эти несколько часов?
   Интересно, сколько все-таки придется? Шеллар сказал - восемь-двенадцать, хотелось бы все же знать, восемь или двенадцать? А что еще интереснее, никто из этих отважных воинов, орущих сейчас "Продержимся!", даже не задумался - сколько. Да хоть пять, хоть десять, сколько потребуется. Что останется от их отваги после первого обстрела? Сколько еще я смогу брать их на "слабо", взывать к мужскому самолюбию и требовать доказательств, что они не трусы? Хватит ли этого на те "несколько часов"?
   - Мы выстоим! Мы победим! Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!
   Кантор называл бы меня плагиатором и дал бы по шее. Но слова-то какие подходящие! Разве я мог бы придумать лучше? Даже если мог бы, то не в таком состоянии.
   Глаза, глаза, везде, куда ни глянь - блестящие от возбуждения глаза, преданные, восторженные, они смотрят на меня как на бога и ждут от меня чудес... Ребята, я же не бог... я просто король... и немножко маг, ничем не лучше Харамы, может, сильнее, но по образованию примерно такой же невежда...
   Оглушительный рев нескольких тысяч глоток... несомненно, с той стороны все это слышат и смеются над нашими попытками поднять боевой дух. Ладно, своим людям я хоть на какое-то время его поднял, а мне кто поднимет? Грибочков мне, грибочков! Полную горсть! Не для храбрости, а чтобы плакать не хотелось!
   Вскинутые руки, звон оружия, мечи стучат о щиты, лязгают затворы, какой-то идиот выстрелил от полноты чувств... не могу, я сейчас все-таки заплачу! Они все умрут! Я еще, может быть, смогу уйти телепортом и захватить с собой несколько человек, а все остальные полягут здесь, на этих гребаных стенах! Только потому, что они пошли за мной, поверили мне! Нет, никуда я не уйду. Если мы умрем, то действительно все. Без исключений для коронованных особ.
   Может, к "семерке" подойти потихоньку? Может, у Торни есть хоть немного грибочков, гномы, кажется, тоже их любят...
   Нет, только не плакать... не должны... видеть зареванным... поданные...
   Мы все умрем. Да, умрем. Все. Здесь. Но это не повод развешивать сопли! Я мужчина! Я король! Я должен!
   Ну за каким демоном моя матушка дала этому эльфу!
   12,30
   - По очереди, - предупредил король, влетая в кабинет и падая в свое любимое кресло времен Деимара I.
   Первой отозвалась Морриган, почему-то стараясь не смотреть никому в глаза.
   - Жак нашел Мафея. Даже смог обменяться с ним парой слов, и, если понадобится, сможет передать инструкции. Но, как я и говорила, определить местонахождение он не в состоянии. Мафей тоже не знает, где находится. С девушкой его разлучили, королеву он не видел. По крайней мере, выяснили, что он жив. Значит, пленников не убили сразу, и надежда есть.
   - И вполне реальная, - поддержал ее Хирон, разворачивая на столе огромную карту, нарисованную, судя по всему, во времена его молодости. - Шестьдесят восьмой портал в последний раз активизировался четыре дня и восемь часов назад. Следующий сеанс будет сегодня в девятнадцать часов пятьдесят три минуты. Очень удачно. А еще большая удача - то, что за полтора часа до этого портал будет активен на связь с сорок пятым... - карандаш взлетел над картой и опустился неподалеку от Сорелло. - У нас будет прекрасная возможность перебросить все необходимое прямо через этот самый портал и спокойно дождаться в полной готовности, когда прибудет Горбатый со свитой и пленниками. Активное время - тридцать девять минут, можно хоть целый отряд переместить.
   - Замечательно, - процедил Шеллар сквозь зубы, в которых была намертво зажата дымящаяся сигара. И это ясно свидетельствовало, что вовсе не так уж все замечательно. Если его величество не в состоянии даже набить трубку, то дело действительно плохо. - Кто-нибудь, позовите мэтра Алена. Пусть пригласит сюда Флавиуса. Надо срочно обсудить подробности. Мэтр Силантий, что сказал Урр?
   - Вождь заявил, что ничтожный похититель не только пожалеет о своей наглости, но и забудет собственное имя.
   - Он согласился с вашими советами?
   - Да, Урр сделает все так, как вы просили.
   - Будем надеяться, что это сработает... - по-прежнему не разжимая зубов проворчал король.
   Хирон перебросился несколькими фразами с отсутствующим здесь Аленом и сообщил, что Флавиуса доставят минут через десять, как только он дослушает два последних отчета от подчиненных касательно поисков ее величества.
   - Подождем... - кивнул король, но скучать в ожидании ни ему, ни почтенным мэтрам не пришлось. Прямо посреди кабинета яркой зеленью заклубился телепорт и чуть ли не на королевском столе возник Толик. Вид у него был такой деловой и озабоченный, что с непривычки можно было поверить, будто инспектор Темной Канцелярии полностью осознал важность своей миссии.
   - Здрасте, - поспешно кивнул он, обнаружив в кабинете толпу посторонних магов. - Ваше величество, можно говорить, или уединимся?
   - Говори, - тут же отозвался король и замер, даже сигару жевать перестал.
   - В общем, они все живы, хотя Ресс и нагородил такого, что без поллитра не разберешь.
   - Дословно, - жестко потребовал Шеллар. - И без "величеств".
   - Я вам тут что, диктофон - дословно? Тебе лично было рекомендовано не верить ночи, но радоваться дню. Понимай, как хочешь. На прямой и четкий вопрос, где нам искать Киру, наш провидец зачем-то выдал ее точный психологический портрет. Когда же я напомнил, что собственную жену ты и без его помощи хорошо знаешь, а от него требуется местонахождение, Ресс "увидел" много воды, скелеты в подземелье и безымянную могилу. Можешь толковать это все на свое усмотрение. Только могилу близко к сердцу не принимай, она к делу не относится. Что-то Ресс толковал об украденном имени, я не совсем понял, но покойник точно вековой давности. Больше ничего он по делу не сказал, так как вдруг ни с того ни с сего обнаружил Макса. Вполне живым и в обществе двух прекрасных дев. Тут сеанс ясновидения пришлось закончить, так как присутствовавшие родственники хором взвыли, что убьют этого бабника сами, все кинулись искать, кто как умеет, и обо мне напрочь забыли. Вот и все, а я побежал, надо еще мистралийцам кое-что передать.
   Король бросил в зеленый туман "спасибо" и склонился над картой, рассматривая южное побережье Мистралии.
   - Флавиус должен лучше знать... - пробормотал он себе под нос, - есть ли в этих местах острова-тюрьмы...
   Маги согласно закивали, вразнобой подтверждая, что обязательно должны быть. Только мэтресса Морриган, которая изменилась в лице еще при упоминании "украденного имени", осторожно поинтересовалась состоянием коллеги Истрана. Непонятно, зачем он ей понадобился именно сейчас. Вряд ли мэтр знал об островах-тюрьмах больше Флавиуса...
   13,30
   ... Однажды Кантору попалось в каком-то тексте слово "ад", и он спросил у Ольги, что это такое. Бедная девушка долго и честно излагала сначала мифологию родного мира, потом различные переносные значения слова, потом рисовала на бумажке корявых демонов с убогими рожками и длинными хвостами, и даже, кажется, что-то исполняла в лицах. Кантор так и не смог достаточно ясно представить себе картину этого странного места, но сделал вывод, что придумать такое мог только полностью сбрендивший мистик. И никогда не предполагал, что настанет день, когда ему придется своими глазами увидеть наяву этот "бред безумного мистика".
   Все вокруг ревело, выло и грохотало, с неба падал огонь вперемешку с обломками и останками, шатались прочные каменные стены и даже сама земля, казалось, дрожала, как испуганная девственница... Так, это опять внутренний голос... даже в аду от него нет покоя...
   Впоследствии Кантор очень четко помнил, как лежал, закрыв руками голову и пытаясь своим телом продавить яму в каменной кладке. Не столько от страха, сколько от полнейшего непонимания, что происходит и как с этим бороться. Отвратительное сознание беспомощности перед неведомой, но грозной силой на время лишило его (как, впрочем, и всех товарищей) способности соображать и действовать. Невозможно было даже представить себе, какое же действие может помочь в такой ситуации, когда смерть падает с неба, а ее источник недосягаем. Единственная более-менее связная мысль, которую Кантору удалось потом вспомнить, была почему-то об Ольгином дедушке, погибшем на войне.
   Через некоторое время общее оцепенение прошло само собой - видимо, привыкли, освоились, поняли, что еще живы, и почувствовали необходимость что-то все-таки делать. А может, товарищ Пассионарио, как всегда, поколдовал.
   Кантор приподнялся и огляделся. Рядом сидел Бандана, горестно обхватив руками голову, и с похвальным упорством вопрошал сам себя, отчего же он такой придурок и что же теперь делать. Заметив, что на него смотрят, писарь тут же прекратил свое недостойное занятие и, наклонившись пониже, прокричал прямо в ухо:
   - Ты видел, что делается?
   - Не ори, не глухой... - Кантор поднялся на четвереньки и осторожно выглянул в бойницу. Вражеская пехота, прикрывшись огромными щитами, медленно продвигалась к воротам. По всей видимости, они не собирались лезть на стены. С с южной стороны стояли два танка, и с безопасного расстояния били по воротам. Судя по всему, как раз к тому моменту, когда пехота подберется ближе, ворота развалятся окончательно, и первые ряды нападающих ворвутся в крепость.
   - А минометы окопались по всем правилам, - заметил Бандана, тоже рассматривая поле битвы. - После того, как ты их проредил, стали осторожнее.
   - Тоже мне, знаток правил! - фыркнул Кантор и в который раз пригнулся, заслышав знакомый вой. - Вот уж трепло...
   - А погляди на ту башню, с которой ты стрелял, - тут же сменил тему посрамленный "знаток". Кантор поглядел и сердито сплюнул, чтобы никто вдруг не заметил, как у него екнуло внутри.
   - Ну и дураки, раз думают, что я до сих пор там.
   - Эй, Кантор здесь? - над площадкой возникла чья-то голова, в которой Кантор с трудом, по одному лишь голосу, узнал болтуна Рико. Видать, дело и вправду серьезно, раз даже этот раздолбай сподобился надеть шлем.
   "Сам-то!" - поддел внутренний голос. Кантор не ответил. Шлем мешал как следует прицелиться, и надел он его, только подчинившись категорическому приказу наставника.
   - Здесь я, чего тебе?
   - Тьфу, я тебя в шлеме не узнал! Тебя товарищ Пассионарио зовет, срочно.
   Кантор подхватил винтовку и, пригибаясь, побежал вниз по ступенькам. То ли товарищу опять взбрело в голову куда-то Кантора спрятать, то ли желает быть приведен в чувство посредством двойной дозы непочтительных слов...
   Кантор почти угадал. Вождь и идеолог ждал его под лестницей в обстановке строжайшей секретности - то есть, поминутно оглядываясь на дверь штаба. И действительно с целью поднять собственный боевой дух. Но не тем способом, о котором самонадеянно подумал Кантор.
   - У тебя что-нибудь есть? - жалобно вопросил вождь, зачем-то дергая бывшего наставника за рукав. - Скорее, я выскочил на минуточку, пока Амарго занят! Он же мне не даст, а увидит, из рук вырвет! Хоть что-нибудь! Трава, "пудра", грибы, только не фанга...
   - Рико, пошел прочь! Будешь подслушивать - убью! - быстро прикрикнул Кантор, зная, что любой разговор, которому Рико окажется свидетелем, немедленно станет достоянием толпы. Когда же шустрый воришка исчез из виду, попытался пристыдить непутевого вождя и придать ему храбрости более традиционным методом.
   - Замечательно! - стараясь вложить в свои слова как можно больше язвительности и насмешки, произнес Кантор. - Нами будет командовать обкуренный полководец! Ни хрена себе война получится! Да неужели ты такой трус, что не можешь сражаться без травы?
   Пассионарио сгорбился и закрыл лицо руками. Ну вот, теперь он еще и разревется...
   - Я могу сражаться... - срывающимся голосом выговорил он. - Я не могу заставить сражаться вас. Понимаешь, еще немного - и начнется паника! И я не смогу их удержать! Я должен хоть немного верить в то, что внушаю людям! Мне не обязательно чувствовать то же самое, как это происходит у тебя, но хотя бы не противоположное!
   - Перестань хныкать! Ты такой же мужчина, как и все, и справиться со страхом вполне способен сам.
   - Это не страх. Это хуже. Пойми же ты разницу... Я не боюсь умереть. Но я не верю, что это хоть чем-то поможет! Мы все умрем здесь. И не победим. Понимаешь, не верю я, что будет иначе! Не верю! И ничего не могу с этим поделать. А я должен хоть немного верить, чтобы заставить всех остальных.
   - И что, стоит тебе курнуть - и ты сразу поверишь?
   - Если курнуть - не знаю. Лучше всего подошли бы варварские грибы, они именно для военных целей и применяются... Но где ж их взять... Может, спросишь у Торнгрима?
   Кантор вздохнул и выковырял из кармана засушенную палочку, облепленную мусором и табачными крошками и крепко попахивающую порохом.
   - На. Специально просить бы нипочем не пошел, но я где-то местами верю в судьбу. Если Гиппократ мне эту дрянь насильно всучил, хоть я и отказывался, и она не потерялась до сих пор, и теперь ты ее у меня так настойчиво просишь... Наверно, так и надо.
   - Кантор, ты спасешь нас всех! - мгновенно перейдя от слез к восторженному визгу, просиял дорогой предводитель и немедленно сунул свое сокровище рот, будто боялся, что отберут. Даже не отряхнул.
   - Давай мы подарим этот подвиг Гиппократу, - недовольно поморщился Кантор. - Лучше скажи, что там за проблемы у Шеллара, что он нас вот так по-свински бросил в такой момент?
   Пассионарио помолчал, сосредоточенно делая вид, будто занят тщательным пережевыванием, потом все-таки решил, что отказывать всеобщему спасителю не подобает.
   - Жену у него похитили, - понизив голос до шепота, пояснил он. - И Мафея тоже. Просил хоть немного времени, чтобы поискать. Даже дракона как-то умудрились похитить, представляешь!
   - И долго он собирается искать?
   - Сказал - максимум до полуночи. Но скорей всего, к восьми управится.
   - Куда он смотрел, разиня! - в сердцах проворчал Кантор, чувствуя, что ни в чем ином упрекнуть короля не сможет. Слишком уж свежи было в памяти собственные сны, превратившие в сплошной кошмар первые недели лета. Слишком уж хорошо представлялось, что чувствует сейчас этот балбес, не уследивший за собственной женой.
   Громыхнуло совсем рядом, башня содрогнулась, кто-то дико закричал от боли. Осколок камня стукнулся о шлем, напомнив Кантору о бренности жизни, и он поспешил уточнить, надел ли дорогой вождь хоть какие-то доспехи?
   Пассионарио приподнял полу камзола, демонстрируя кольчугу, и пожаловался, что Амарго его насильно заставил, а она колдовать мешает. Кантор хотел было поведать придурку, как сильно мешает колдовать пуля в потрохах, но их беседу прервал выскочивший из штаба Толик.
   - Вы чего стоите? Бегом, ты к людям, а ты на правый угол! Там лично Горбатый явился, попробуй его снять! Где ваш второй маг? Я ему помогу!
   Кантор молча направился, куда было сказано, размышляя на ходу, что пророческим видениям следует верить, какими бы абсурдными они ни казались. Пожалуйста. Толку с того, что Астрайское ущелье, так напугавшее провидца, исключили из расклада? Все равно картина повторяется почти точно, как было описано. И взрывы, и маг-природник, и вертолеты скоро прилетят, и похищенный дракон будет сражаться на другой стороне... И товарищ Кантор, скорее всего, действительно окажется вместе с остальными стрелками на том участке стены, который должен рухнуть...
   Да какая к демонам разница, сегодня или через год? Ради того и живем, чтобы в один прекрасный день умереть...
  
   <>
  
   Правую угловую башню разносили с таким же идиотским прилежанием, как и левую. Кантор оглянулся и подумал, что в этом, возможно, тоже есть какая-никакая польза. Все-таки хоть некоторая часть смертоносных взрывов придется на полностью безлюдное место. И если надеяться, что запас их у врага не бесконечен, то даже неплохо... А плохо, что Толик не сказал, куда бежать после успешного выполнения задания. То ли перебираться к лучникам на стены, то ли возвращаться на площадку над штабом?
   Сквозь грохот битвы пробился магически усиленный голос предводителя, уже в третий раз требующий не стрелять без команды. Оно, конечно, правильно - чего тратить патроны и стрелы, все равно, пока пехота не доползет до ворот и не бросит, наконец, свои щиты, стрелять будет бесполезно. Но вот лично Кантор, например, из своей замечательной винтовки мог бы попробовать достать чьи-нибудь ноги, которые время от времени показывались из-под нижнего края щитов. Громадные неуклюжие железяки слишком тяжелы, чтобы их могли тащить два-три человека, наверняка каждый щит держит вся группа, укрытая за ним. И если хоть один бедолага бросит свой край, свалившись с простреленной ногой, остальные не удержат щит. Или бросят, или вместе с ним упадут...
   Чтобы вернее оценить шанс на воплощение своей идеи, Кантор протолкался вперед и внимательней присмотрелся к наступающей пехоте.
   - Не пробьет, - уверенно сказали у него за спиной.
   - Здорово, Джеффри, - отозвался Кантор, продолжая высматривать уязвимые места за бронированными щитами. - Ты здесь один? А остальные где?
   - Пьер с коллегами, Жюстин с ранеными, а остальные - у ворот, - невозмутимо объяснил лучник. - Это ты в Горбатого попал?
   - Я, - с достоинством похвалился Кантор.
   - Не убил, - так же спокойно прокомментировал Джеффри.
   - Как?
   - Тебе лучше знать - как. Но я видел, что он потом встал. В другой раз целься лучше.
   - Внимание! - неестественно громкий голос Толика, тоже, видимо, усиленный заклинанием, легко заглушил комментарий Кантора и все остальные звуки. - Всем отойти от ворот! Повторяю, всем отойти от ворот! И подальше!
   Странный какой-то, можно подумать, там толпа собралась у ворот, по которым лупят два танка...
   - Стрелкам приготовиться! - понеслось по стенам. Кантор последовал приказу, пытаясь хоть что-то увидеть в клубах пыли, окутавших ворота.
   Потом он услышал рев. Не драконий, но и не похожий на вой и грохот боевых машин. Южные ворота рухнули окончательно, и из дымящихся руин тяжелой сотрясающей землю рысью выбежала невиданная тварь, напоминающая десть лет не стриженного слона, только раза в три крупнее. Еще раз трубно взревев и задрав хобот, зверь с приличной скоростью понесся прямо на вражескую пехоту. Шуточка вполне в духе Толика. Свежо, не избито, нестандартно. Две армии испытывают глубочайший культурный шок и тупо таращатся, пытаясь собрать в кучу свои скудные познания о животном мире родных мест. Во всяком случае лично Кантор первым делом вспомнил школьные годы, уроки природоведения. Вроде бы прогуливал он только математику, закон божий и патриотическое воспитание, а в природоведении пробелов быть не должно. Но о мохнатых слонах в те времена точно не упоминалось. А он вот есть. Огроменный волосатый слонище с загнутыми бивнями, и это не личная фантазия Толика, а реально существующий зверь. То, чего не существует, и призвать нельзя. Может, на самом деле они не такие большие, у Толика вечно всякая живность получается крупнее, чем в природе, но раз смог призвать, значит где-то вот такие волосатики водятся...
   Растолкав обалдевших лучников, на передний край протолкался лично товарищ Пассионарио, подозрительно быстро излечившийся от депрессии. Его юношеская мордашка светилась азартом, а боевой дух, казалось, вот-вот из ушей потечет. Закатанные по локоть рукава с обгоревшими манжетами убедительно свидетельствовали о том, что их обладатель уже успел повоевать - огненные шары на левом фланге были, несомненно, его вкладом в сражение. И, разумеется, закатать рукава он догадался только после того, как они загорелись. Мда... что может быть хуже барда-воина? Бард - боевой маг, без сомнений. Кантор даже засомневался, не слишком ли много целебного снадобья выдал отважному вождю, и стоило ли вообще ему что-то выдавать.
   - Суки, сволочи! - Пожаловался любимый вождь. - Представляешь, они на танки и минометы щиты от огня наложили! Высокие! А я в этой кольчуге выше пятого уровня не тяну!
   Первыми вышли из оцепенения вражеские пехотинцы. Они не могли позволить себе такую роскошь - стоять и таращиться на диковинного зверя, который бежит на них с явно недружественными намерениями. Кто-то попытался бежать, бросив щиты, у кого-то хватило отваги атаковать разогнавшуюся махину весом в несколько тысяч стоун. В ближнем бою, холодным оружием. Какой-то уникальный идиот даже попробовал ударить щитом. Хорошие ребята, смелые, а главное, умные-то какие!
   Следующими опомнились стрелки. Увидев, что правый фланг из боевого построения превратился в беспорядочную свалку, и большинство атакующих лишилось бронированных заслонок, защитники крепости начали стрелять, не дожидаясь команды. Стрелки противника тоже, видимо, спохватились, и принялись палить в мохнатую провокацию из всех стволов. Кантору доставил истинное удовольствие один пришибленный танкист, который сдуру развернул башню и особо прицельным выстрелом положил изрядное количество собственной пехоты, даже не задев животное. К сожалению, то ли он тоже опомнился, то ли его кто-то сразу же пристукнул на месте, но столь радостное событие больше не повторилось.
   Что касается товарища Пассионарио, то его можно было не считать, так как для него этот передвижной зверинец неожиданностью не являлся. Огненный шар он заготовил заранее, и метнул раньше всех, едва увидев подходящую цель. И немедленно принялся сворачивать следующий, вслух жалуясь, что кольчуга ему колдовать мешает. Нет, явно Гиппократов грибочек был лишним...
   Прежде чем расстрелянный слон исчез с характерным хлопком, он успел навести на правом фланге приятный беспорядок, вызвавший на стенах бурные овации. Флегматичный Джеффри заметил, что эта свалка и паника напоминают ему знаменитую картину маэстро Васильковского "Мышь в женской бане". Кантору понравилось сравнение, но на его взгляд при дворе Шеллара III бывало и веселее.
   - Вот еще бы одного такого же на левый фланг, - мечтательно сказал кто-то слева. Мысль была вполне здравая, и Кантор невольно обернулся к специалисту, ожидая подтверждения.
   Пассионарио запустил в гущу врагов очередной шар и пояснил:
   - На такую крупную животину заклинание полчаса плести надо. У Толика одно готовое было, он его использовал. А сейчас они с Пьером заняты, птичек лепят.
   - А Харама дурака валяет? - не удержался от ехидства Кантор, перезаряжая винтовку.
   Пассионарио не ответил, занятый следующим комком огня, растущим прямо на ладонях.
   - Птички зачем? - деловито поинтересовался лондриец, хватая воздух над левым плечом. Оглянувшись и обнаружив, что колчан пуст, он без лишних слов отобрал пучок стрел у ближайшего покойника и невозмутимо продолжил посылать их в цель.
   - Хотят попробовать... - невпопад ответил занятый делом маг, и уточнять никто не стал.
  
   <>
  
   Глава 18
   Прилетит вдруг волшебник
   В голубом вертолете
   И бесплатно покажет кино...
   Уточнить автора
  
   Первым незнакомый звук услышал Кантор. Правда, шум по этому поводу поднял Толик, и потом всем доказывал, что он первым и услышал. Но Кантор настаивал, что он услышал раньше, просто не знал, что это такое и как надо на услышанное реагировать. Как бы то ни было, появление вертолетов не оказалось для воинства короля Орландо такой уж неожиданностью. Все были проинструктированы заранее, всем показывали вертолет на картинке и разъясняли, что это такое и чем реально может быть опасно. Так что, вопреки расчетам противника, паника среди защитников Кастель Агвилас не началась от одного вида летающих машин.
   Помятая пехота отступила, подбирая и волоча за собой щиты, и сейчас перестраивалась на безопасном расстоянии. Стрельба приутихла, так как обе стороны вынуждены были экономить боеприпасы. Минометы, наконец, заткнулись, и в наступившей тишине нарастающее гудение звучало зловеще и неумолимо, как хроматическая гамма.
   Внизу младшие командиры спешно рассовывали по укрытиям воинов, вооруженных холодным оружием и потому бесполезных в предстоящей схватке. Амарго, Борхес и Гаэтано яростно спорили, как поступить со стрелками. Убрать со стен всех и тоже попытаться куда-то спрятать, или же оставить, где стоят, все равно мест для укрытия не хватает даже мечникам, или все-таки загнать в подвал хотя бы лучников, а из винтовок попытаться сбить летающую машину. Все три стороны на каждом слове дергали Толика, пытаясь выдавить из него авторитетное мнение, но эльф только отмахивался, повторяя, что все его познания в военном деле ограничиваются книжкой о похождениях бравого солдата Швейка. Кантор, единственный из обсуждаемых стрелков, кто слышал этот спор, терпеливо ждал, когда господа военачальники договорятся, и посматривал на приближающиеся темные точки в безоблачном небе. По его мнению, прав был генерал - лучники будут такими же бесполезными жертвами, как и пехота, а вот из винтовки действительно можно попробовать. Хотя с другой стороны - куда действительно, распихать такое количество народу?
   Товарищ Пассионарио нервно разминал пальцы и поправлял обгоревшие рукава, всматриваясь вдаль с мрачной решимостью героя, который замахнулся на непосильный подвиг, но не желает отступать. Не стоило все-таки поддаваться на его уговоры, не доведет его до добра этот сушеный гриб... Такое настроение хорошо для воина ближнего боя, а не для мага...
   Кто-то тронул Кантора за плечо и отвлек от умных мыслей.
   - Чего тебе, Джеффри?
   - Посмотри вон туда, - посоветовал лучник, указывая на дальний край вражеских позиций. Кантор долго всматривался, щурясь на солнце и пытаясь понять, что ж такого увидел зоркий лондриец, о чем не хочет говорить вслух. Он уж вспомнил, что о зрении Джеффри рассказывают такие же легенды, как и о слухе товарища Кантора, и хотел было сдаться и спросить. Но в тот момент, когда Кантор открыл рот, Горбатый поднялся на ноги и позволил себя узнать. Вот ведь, мать твою, все-таки промазал! Выше глаза пошло, а там шлем, а под шлемом эти гребни костяные, а расстояние приличное, убойная сила не та...
   Кантор поспешно прицелился, но Горбатый тут же скрылся за спинами подданных. Видать, был научен горьким опытом и еще раз подставляться не собирался. Жаль.
   - Не стреляй отсюда! - напомнил Пассионарио. - Здесь же людей куча!
   Кантор ворчливо ругнулся вместо ответа и вернулся к созерцанию вертолетов, которые уже выросли из точек в игрушечные фигурки.
   Начальство, наконец, пришло к какому-то решению, и последовала команда - всем лучникам спуститься со стен и рассредоточиться. Джеффри воспринял приказ с неодобрением, и стену покидал очень неохотно. Видно было, что отважный герой жаждет испытать свой лук в принципиально новой ситуации, но не смеет нарушать дисциплину.
   Если бы зоркий лондриец не был таким дисциплинированным, а остался бы на стене и посмотрел на поле боя, он бы понял, почему противник прекратил стрелять. Почему замолчали минометы и танки, и даже простые стрелки опустили оружие, поставив на предохранители. Если все, что говорили о необыкновенном зрении Джеффри Стоунбриджа, было правдой, он бы точно увидел то, чего на таком расстоянии никак не могли видеть Кантор и его товарищи.
   Как возникают следы на пыльной земле и приминаются невидимым сапогом пучки пожелтевшей травы неподалеку от стоящих танков. Как эти следы пересекают поле битвы, перепрыгивая через тела погибших и брошенные при отступлении щиты, и приближаются к стенам со скоростью спешно шагающего человека.
  
   <>
  
   Кантор успел выстрелить один раз. Увидеть результат ему уже не удалось -ливень свинца обрушился с неба, выкосив все живое на участке стены, где стояли стрелки. Кантор с размаху ударился о камень, чувствуя, как из него вышибло дух, и подозревая, что с ребрами повторилась та же история, что в первый день весны. Самое скверное, винтовка выскользнула из рук и упала вниз. Причем не внутрь, а наружу. Единственное утешение - патронов в ней осталось всего три штуки.
   Из лежащих рядом товарищей признаков жизни не подавал ни один. Только Пассионарио приподнялся, со стоном сообщая, что у него сломаны все ребра. Кто-то снизу надрывал голос, крича, чтобы стрелки немедленно покинули стены и где-нибудь укрылись. Раньше-то чем думал? Кому тут чего покидать, три десятка трупов - все, что осталось на этом участке... Может, другим повезло больше...
   - Что, говоришь, кольчуга колдовать мешает? - зло прошипел Кантор, сплевывая кровь, и подхватил вождя и идеолога под руку. - В башню, быстро! Там в развалинах еще можно спрятаться!
   - Я сам... - простонал Пассионарио, поднимаясь на ноги. - Скорее, они сейчас развернутся... Я не успел...
   - Давай, беги... - Кантор отпустил ожившего вождя и бросился к ближайшему трупу, надеясь разжиться оружием и, если повезет, боеприпасами. И вдруг сквозь гул машин услышал стон, доносившийся со стороны лестницы. В надежде, что хоть кто-то еще кроме них уцелел, он метнулся туда, и действительно увидел на верхних ступеньках раненого. Парень тихо поскуливал от боли и пытался ползти, волоча раздробленную ногу. Бросить товарища здесь, чтобы при следующем заходе его добили, Кантор не нашел в себе сил. Пусть даже это был недоумок Бандана со своей вечной красной тряпкой на безмозглой башке.
   - Навоевался, кретин? - ругнулся Кантор, подхватывая писаря подмышки, и поволок в направлении той самой башни, где укрылся предводитель. - Что ты тут забыл, на стене? Ты что, стрелять умеешь?
   - Да... - простонал тот, и как бы в доказательство покрепче вцепился в непонятную трубу, которая на второй взгляд показалась Кантору смутно знакомой. - Мне надо наверх...
   - Тебе надо в лазарет, - огрызнулся Кантор. И мысленно добавил: "Где тебе, скорей всего, отрежут ногу, потому что при таком количестве раненых ни один хирург не станет терять два часа на то, чтобы ее сложить". Но сказать это вслух не рискнул.
   - Их всего две! - истерически всхлипнул горе-стрелок. - И никто больше не умеет!
   "Уже бредит, - с раздражением подумал Кантор, не удостаивая ответом это бессмысленное бормотание. - От боли рассудок помутился, что ли?"
   Они едва успели нырнуть под прикрытие перекошенных балок, как тень летающих машин вновь закрыла небо и свинцовый дождь застучал по камням.
   - Пусти, - толкнул его в плечо Пассионарио. - Может, хоть в этот раз успею. Толик тоже, раззява, пропустил...
   - Куда? - огрызнулся Кантор. - Мало получил? Сиди!
   - Подвинься, дурак! - рявкнул предводитель, пихаясь уже ногой. - Должен же я его теперь хоть куда-то выпустить! Не тебе на голову!
   Кантор обернулся, увидел, что имел в виду товарищ, и поспешно отодвинулся, попутно укрыв от души недоделанных магов, безруких стрелков, роняющих оружие, ненормальных штатских, которые лезут в битву, а потом стонут ему над ухом, вертолеты, Горбатого, и заодно весь королевский дом Ортана в полном составе.
   Огненный шар сорвался с растопыренных пальцев Пассионарио, прочертил пылающую дугу над останками ворот и расплескался о такую же разрушенную башню напротив. Волшебник горестно взвыл и выругался так, что услышь его папенька - лишил бы дара речи на недельку.
   Кантор заметил, как из бойницы большой круглой башни вылетел еще один огненный шар, пронесся мимо цели и упал где-то за стеной. Еще он увидел, как навстречу летящим машинам взвилась стая птиц, и понял, зачем Толик с Пьером "лепили птичек". Белые чайки и черные вороны, смешавшись в сплошную серую массу, ринулись наперерез вертолетам и с решимостью смертников ударили всей массой в стекла кабин. Спустя несколько секунд призванные птицы исчезли, разбившись о стекло, но кабины такого налета тоже не выдержали. Две машины прекратили огонь - из одной выпал стрелок, красиво размазавшись о мощеный двор, другая потеряла управление и, пронесясь низко над крепостью, врезалась в скалу. Ликующий вопль товарищей заглушил выстрелы и гул моторов.
   Кантор выругался повторно. Надо же было уронить оружие, бестолочь безрукая! Теперь оставалось только пялиться на происходящее и ждать, когда машины уйдут на разворот, чтобы выбежать да подхватить все-таки чью-то винтовку.
   Пассионарио, занятый изготовлением следующего снаряда, мельком оглянулся.
   - Кантор, тебе тут что, театр? Позади тебя умирает товарищ и валяется бесхозное оружие!
   - Смотри-ка, у нас командирский голос прорезался! - огрызнулся Кантор, чтобы не признавать вслух, что предводитель прав. Надо же перевязать этого придурка, он ведь сам уже ничего не соображает... И оружие у него взять, вряд ли оно ему понадобится.
   С величайшим злорадством употребив на бинты так раздражавшую его красную тряпку, Кантор сжалился над несчастным и разъяснил, что насчет умирания товарищ Пассионарио преувеличил. Потому как товарищ этот невнимателен и склонен к панике. Особого эффекта его утешения не произвели. Ходячая Мишень по-прежнему смотрел жалобно и испуганно, и его бескровные губы дрожали, как будто он собирался заплакать. Видимо, теоретическая возможность умереть в ближайшем будущем волновала его меньше, чем реальная боль, которую он испытывал сейчас.
   - Ну и язва ты, Кантор, в самом деле! - заметил Пассионарио, обернувшись, наконец, к ним. - Я не паникер, и сказал я это нарочно. Для тебя. Иначе тебя ничем не проберешь. Банадна, пожалуйста, возьми себя в руки хоть на минутку и объясни ему, как пользоваться этой штукой.
   - Но разве можно... - начал тот, и тут же был перебит на полуслове.
   - Ты не в состоянии сражаться, а я могу метать огонь и голыми руками. Ничего, Кантор разберется. Пожалуйста, поторопись.
   Возражать любимому вождю, когда он просит "пожалуйста", да еще и дважды, был способен, наверное, только Амарго.
   - Вот, смотри... - торопливо и сбивчиво заговорил Бандана, протягивая Кантору свою трубу.
   - Этот рычажок - предохранитель... Снимаешь предохранитель, потом нажимаешь вот эту кнопочку... Идет подача, в это время можно целиться... вот тут, видишь... потом загорается вот эта лампочка, и можно стрелять. Спуск здесь. После выстрела опять надо нажать кнопку подачи. Все просто. Только не стреляй высоко вверх, если пойдет по слишком крутой параболе, может упасть на своих... Вот еще обоймы запасные возьми...
   - А она так и называется - "эта штука"? - с мрачной издевкой уточнил Кантор, у которого на слове "обоймы" прорезалась память. Точно такую трубу он видел в руках у Ольги за мгновение до того, как гостиная Жака была украшена размазанным по стене скелетом.
   - Для тебя - да! - опять вмешался Пассионарио. И добавил, все еще не в силах простить обвинений в паникерстве: - Все равно, ученые слова вроде "параболы" тебе ничего не скажут. Хватит болтать, уже летят!
   Кантор молча высунул ствол из укрытия, передвинул рычажок и нажал указанную кнопку.
   Пусть он и не знает, что такое "парабола", но уж точно разобрался, что ему только что дали в руки. Одно непонятно - с какой радости Амарго взбрело в голову доверять такое оружие растяпистому писарю, когда вокруг полно толковых стрелков?
  
   <>
  
   Когда вертолеты ушли на очередной разворот, Кантор проверил новое оружие на вражеских танках и убедился, что щиты выше восьмого уровня. Крики раненых внизу стихли - прибежали санитары и утащили несчастных в самый глубокий подвал, где располагался лазарет. (После третьего захода они уже приспособились делать свои вылазки в перерыве). Пассионарио, оторвавшись на минутку от боевых заклинаний, куда-то телепортировал Бандану, избавив и себя, и Кантора от раздражающих стонов над ухом. На несколько мгновений Кантору показалось, что вокруг действительно наступила тишина. И в этой относительно тихой обстановке он вдруг услышал чей-то гортанный голос, рубленым речитативом произносящий незнакомые слова. Далеко, но громко. Где-то прямо посреди поля.
   Он специально выглянул, но никого живого там не увидел. Что за ерунда?
   Голос выкрикнул последнее слово и умолк. И видения обкуренного вождя продолжили сбываться.
   Все трупы, сколько их было поблизости, стали медленно подниматься. Вражеские пехотинцы в поле нестройным шагом двинулись к разбитым воротам, сжимая в мертвых руках оружие. Стрелки на стене, откуда только что спаслись Кантор и Пассионарио, тоже поднялись и недвусмысленно направились в их сторону. Судя по возне и воплям внизу, там тоже кто-то встал...
   Над головой пронесся огненный шар и прямо в ухо панически завопили:
   - Стреляй, что смотришь!
   Кантора не надо было долго уговаривать. Первый же выстрел отбросил назад сразу трех поднявшихся мертвецов, которые сбили с ног еще нескольких, стоящих позади. Вся группа весьма душевно обуглилась, однако даже в таком виде они продолжали двигаться к разрушенной башне. Пассионарио, громко и отчаянно проклиная "эту горбатую сволочь", присел на корточки и пустил огненную дорожку прямо по стене. Затем, видя, что эффект от такого заклинания минимальный, выпрямился, насколько позволяла высота убежища, и, выставив перед собой руки, принялся плести что-то более сложное и разрушительное.
   Кантор выстрелил еще раз и мельком взглянул вниз. У самых ворот мелькнула грива Гиппократа, который раскидывал нападающих древком копья и передними копытами. Чуть дальше Эспада и гном Торнгрим пытались как можно мельче накрошить неуязвимых противников, надеясь таким образом их остановить. Не дурак Горбатый, знал, что делал... Теперь все, кто пытался укрыться внизу от падающих с неба пуль, оказались в полностью безвыходном положении. Либо их вырежут мертвецы, либо им придется покинуть укрытия, чтобы обороняться, и попасть под огонь вертолетов.
   - Пригнись и спрячь глаза!
   Кантор послушно пригнулся и услышал, как над ним пронеслось гудящее пламя, едва не опалив куртку.
   - Ну вот, теперь ты в безопасности, - сообщил Пассионарио, нахально переступая через Кантора. - Я в штаб загляну, а ты попробуй попасть хоть в один вертолет.
   И прежде чем Кантор успел достойно ответить на эту бессовестную насмешку, вождь и идеолог легко шагнул со стены и поплыл по воздуху в направлении круглой башни.
   15,25
   Харган очень надеялся, что запас Истинно Видящих, отпущенный на сегодня, был исчерпан у руин Оплота Вечности. Он стоял слишком близко, и если бы его кто-то заметил, то достать могли бы даже из лука.
   "Общая побудка" поднимала всех мертвых в радиусе, пропорциональном Силе заклинателя, и если бы он стоял дальше, внутренний двор Кастель Агвилас заклинание бы не захватило. А это было важно - создать панику именно внутри, расшевелить этих затаившихся за стенами повстанцев, которые почему-то не испугались ни минометного обстрела, ни кружащих над головами вертолетов.
   Маг, засевший в развалинах северо-восточной башни, довольно профессионально выполнил "стену огня", уничтожив одним заклинанием несколько десятков покойничков, пытавшихся до него добраться. Очень интересно было бы потягаться с этим несомненно достойным противником, но как раз сейчас Харгану было недосуг. Разбуженных мертвецов надо было постоянно поддерживать в активном состоянии, и это отнимало почти все силы и большую часть внимания. Ничего, во дворе, где уже кипит битва, мертвые перемешались с живыми, и свою "стену огня" он там не выставит. А добраться до него еще будет время.
   Он ощутил слабое противодействие, и поспешил сконцентрироваться на поддержании заклинания. Какой-то самоотверженный мистик пытался его нейтрализовать, но силенок у храбреца явно не хватало. Да и насколько было известно наместнику, ни одного мистика, способного ему противостоять, в распоряжении противника не имелось вовсе.
   Отважного слабака сменил другой, потом третий, ни один из них не держался более минуты, и Харгану стало уж даже смешно, как вдруг очередной толчок чужой силы заставил его срочно пересмотреть свои поспешные выводы. Мистик, который пытался противостоять демону на этот раз, явно превосходил своих коллег и по уровню, и по мощи. Первый удар даже перерубил одну из нитей, и пришлось наскоро ее восстанавливать, одновременно укрепляя оставшиеся.
   Прошла минута, вторая, но противник не ослабевал и не отступал. Харгану пришлось выставить одну защиту, затем еще одну. Волны чуждой Силы оба раза сносили и разметали его заграждения, нити натянутой проволокой звенели под ударами, но держались. В какой-то момент, когда он ставил третью защиту, а ему пытались помешать, вихри Сил сплелись вокруг головной нити, и туманном смерче Харган увидел своего противника. Великие силы, кто б мог подумать! Маленькая пышечка в сером капюшоне сцепила хрупкие пальчики на навершии посоха, и шепчет свое банальное "изыди" пухлыми розовыми губками... Глянуть не на что! Он-то думал... Сильна, конечно, эта миловидная монахиня, и потрудиться придется некоторое время, прежде чем она обессилеет и свалится. Но все же демона ей не одолеть. Растратила большую часть своей Силы на целительные манипуляции над ранеными, вышла биться уже уставшей и измотанной... вон, одни глаза светятся, а руки-то уже дрожат, и коленки, поди, подгибаются... Нет, малышка, опять выдержали нити. А защиту еще и четвертую поставим, ломай, расходуй силы... Судя по безумной решимости в твоих глазах, ты отступишь только когда тебя унесут в беспамятстве. А будет это скоро. Где-то на шестой или седьмой попытке.
   Выставить четвертую защиту Харган не успел. Третья Сила вмешалась в поединок, грохотом камнепада разметав незаконченное заграждение, звонким пением острой стали прошлась по ближайшим нитям, разрубила и понеслась дальше. Харган едва успел уклониться сам, лишь краем задела его смертельная волна. И в этот краткий миг он успел увидеть, как поверх маленьких ручонок серой мышки легла на посох огромная мужская ладонь. С хорошую лопату размером.
   Следующий вихрь разорвал последние нити, завертел самого заклинателя и швырнул в темноту, сопроводив это непостижимое деяние добродушным "сгинь, зараза, откуда пришел!". Словно непослушного щенка в конуру загонял.
   Харган успел еще разглядеть откормленную харю с невероятно добрыми глазами и осознать, что будь он чистокровным демоном - действительно бы сгинул на месте.
  
   Пожалуй, впервые за все время общения с наставником Харган испытывал раздражение. Свои ошибки он знал и так, и вовсе не нуждался в том, чтобы его в эти ошибки тыкали носом. Особенно в самую любимую - лично выходить на поле боя вместо того, чтобы заниматься исключительно организацией. Наставнику легко говорить, сам бы попробовал, когда на все про все четыре несчастных вертолета и три кое-каких мага... Да и, если подумать, от нападения толстомордого мистика господин наместник пострадал куда меньше, чем от активной обороны королевской подружки. Был бы он в самом деле чистокровным демоном, сгинул бы туда, откуда наставник в свое время призвал его биологического отца. А так незадачливый военачальник всего лишь попал в родной мир, и очень скоро вернется к своим войскам. Если подумать, сам же мистик и сказал: "сгинь, откуда пришел!". Вот, откуда пришел - туда и...
   - Честно говоря, я впервые слышу, чтобы драконы являлись в наши края организованной стаей и предъявляли людям ультиматум подобного содержания, - продолжал вещать учитель, не замечая, насколько невнимательно его слушают. - Возможно, мне недостает каких-то специальных знаний об истории человечества за последние триста лет, и это уже стало нормой?
   - Нет, история действительно не знает такого прецедента, - едва успел включиться в разговор задумавшийся ученик. - Но, если подумать, я сам его и создал. Может быть, во времена вашего дедушки подчинять драконов было обычным делом, но даже тогда вряд ли кто-то доходил до того, чтобы красть чужих. У этого конкретного дракона был особый статус. Его старший брат - вожак стаи, поддерживающей некие дипломатические отношения с людьми. Изгнанник жал среди людей легально, как обычный королевский подданный, и отношений с родней не разрывал. Поэтому, когда я его похитил... то есть, как будто похитил... король Ортана немедленно доложил обо всем своему зубастому приятелю, и наверняка лично проинструктировал, как себя вести. Была бы у меня в руках королева, я бы его быстро утихомирил. А так... ухо эльфа ему послать, что ли?
   - Нет-нет, эльфа ты мне, пожалуйста, доставь целым. Не порть уникальный генетический материал. А найдешь пропавшую королеву - тоже никуда не девай, она мне понадобится. Вернее, ее ребенок. Такая занятная наследственность по отцовской линии... если еще немного подкорректировать... вдруг получится для тебя толковый помощник. - Наставник злорадно хмыкнул и добавил: - Коротышка Хаггс в гробу перевернется!
   - Что мне делать с этими драконами? - напомнил Харган, зная, что если наставника не прервать, рассуждать о теоретических проблемах наследственности он будет до самого открытия портала. А ученик крайне нуждался в совете. - Сам я просто ума не приложу...
   - И не приложишь, - чуть колыхнулась черная вуаль. - Единственное, что ты можешь сделать - это скорее найти пропавшего дракона и вернуть, как тебя и просят. Ты все равно собирался его поискать, как проспится. Тебе ведь нужны сбежавшие заложницы.
   - Нужны, - согласился побитый демон, который действительно очень хотел бы еще разок встретиться с этими девушками, желательно, когда у них кончатся патроны. - Учитель, а вам нужна для чего-нибудь Истинно Видящая?
   - Вряд ли. Разве что проверить, вдруг у нее еще какие-то интересные свойства обнаружатся. А что?
   - Если она вам не нужна, можно я оставлю ее себе?
   Из-под вуали донеслось еле слышное "хм". Харган не видел лица наставника, но мог бы поклясться, что Повелитель сейчас откровенно ухмыляется.
   - Просто хочешь отомстить, или она тебе понравилась?
   - Учитель, - вопросил демон вместо ответа, - Вы можете мне объяснить, что такое "черепашка-нинзя"?
   - Вероятно, один из видов черепах, - предположил наставник. По всей видимости, даже он слышал об этом виде впервые.
   - А "птеродактиль"?
   - Где ты набрался подобных слов?
   - Вот для этого мне и нужна Истинно Видящая. Хочу поинтересоваться, где она таких слов набралась, и что они означают.
   - Любопытно... Знаешь, что, Харган... Можешь, конечно, оставить ее себе и делать, что тебе заблагорассудится, только не убивай. Мне стало любопытно - сколько у нее запасе таких забавных терминов, и не обладает ли она иными знаниями, кроме этой своей изящной словесности.
   - Хорошо, учитель, - склонил голову ученик. - Я привезу ее вам.
   И с откровенным злорадством подумал, что безвестный мистралийский снайпер скорее окочурится от старости, чем сумеет снять свежезаработанное проклятие.
  
   17,00
   Кантор как раз меньше всего рассчитывал умереть столь редким среди мистралийских мужчин способом. Напротив, он был твердо уверен, что случится это непременно в бою, и именно сегодня. Как бы ни насмехался Амарго над его верой в судьбу, как бы ни обзывал "фаталистом хреновым", а в предсказания Кантор все же верил. Пусть даже эти предсказания принадлежали такому халтурному провидцу, как товарищ Пассионарио. Тем более, пока что основные положения, услышанные в чулане под кабинетом, сбывались.
   Пусть восставшие покойники и не вырезали всех живых, спасибо малышке Жюстин и непревзойденному товарищу Торо, но ведь сам факт их существования никто не оспорит! Приходил Горбатый, и поднимал покойников! Было! Сбылось!
   И летающие машины вертолеты были. И ребят положили великое множество, хотя особо развернуться не успели. Один сбили птицы, один спасся бесславным бегством, а еще два подбил лично товарищ Кантор, у которого к этим отвратительным гуделкам были свои счеты. Будете знать, сволочи, как больному человеку в бреду мерещиться!
   А "взрывы и воронки", которые видел обкуренный провидец, тоже были, и прекратились лишь по единственной причине - боеприпасы кончились. Как только доставят еще, тут-то веселье и продолжится.
   И, в точности, как было предсказано, обещанная помощь не пришла. Вот и попробуйте после всего этого усомниться в истинности предсказаний.
   Часам к пяти, когда патронов нельзя было найти даже потроша карманы убитых, до противника дошло, что крепость больше не стреляет. Пехота в который раз двинулась на штурм, уже не волоча за собой неподъемные щиты, замедляющие движение.
   Защитников поспешно перетасовали, перестроили, впопыхах рассовав стрелкам какое попало оружие и выставив их вместе с мечниками на остатках стен. Кантору, у которого тоже давно закончились боеприпасы, достался чей-то изрядно затупленный меч. Это следовало воспринимать как положительный момент и радоваться, что хотя бы не кистень, которым Кантор весьма успешно мог бы выбить себе глаз при первой же попытке попасть по врагу. Правда, кистень достался Джеффри, и, судя по тому, как лучник сию обновку изучал, было бы разумным держаться подальше, когда он начнет ею размахивать. Кантор даже подумал было предложить ему свой меч, а самому обойтись чакрой Трех Лун, но потом все же раздумал. Ведь если вдруг она застрянет в чьей-то черепушке, или хозяин хоть один раз не сумеет поймать, он же останется полностью безоружным!
   Оглядевшись по сторонам, Кантор заметил неподалеку Эспаду с двумя мечами, услышал где-то под ногами людей характерный гномий говорок Торни, а вот нечесаной башки Гиппократа, которая все время маячила поверх человеческих шлемов, было уже не видно. На правом фланге мелькнули сверкающие доспехи Гаэтано, по центру, где стоял и сам Кантор, откуда-то появился Амарго с двумя тяжелыми ножами. Кантор узнал его только по голосу и фирменной кольчуге, так как лицо было скрыто глухим шлемом из подозрительно знакомого металла. Амарго что-то пытался втолковать двум командорам, и не видел, что в этот момент делается за его спиной. А делалось такое, что Кантор даже засомневался, стоит ли об этом молчать, или все же переступить через собственные представления о порядочности и настучать?
   Обожравшийся грибов товарищ Пассионарио, пользуясь тем, что наставник занят и не видит, нагло стаскивал с себя кольчугу. Всего полчаса назад, во время предпоследней перестрелки, любимый вождь попытался опять закидать огненными шарами и молниями наступающую пехоту, и потом долго и громко ругался, ибо вражеский маг, невзрачный лысеющий хин, легко его блокировал. Вот теперь задетый за живое предводитель вознамерился взять реванш, и для усиления своей магической мощи додумался сбросить кольчугу, которая ему якобы "мешает колдовать"! И не понимает, идиот, что если у одного-единственного вражеского стрелка завалялся хоть один патрон, то через пять минут основная часть этого патрона будет у товарища внутри! А если, не приведите боги, им как раз сейчас подвезут боеприпасы, то количество свинца в теле безответственного мага значительно превысит количество самого тела! Что тоже было предсказано!
   Кантор уже почти решился и даже сделал шаг в сторону Амарго, но именно в этот момент над развалинами крепости разнеслось жизнерадостное "Всем отойти от ворот! Повторяю, отойти от ворот!" Толпа зашевелилась, раздаваясь, Кантор оказался справа, Амарго - слева, и единственным способом донести что-то до его слуха было бы закричать на всю округу о неподобающем поведении вождя.
   Кантор оглянулся еще раз, как будто от этого что-то изменилось бы, но бестолкового полководца уже не увидел. Товарищ успел куда-то смыться - наверное, кольчугу прятать.
   До приближающихся бело-голубых оставалась какая-то несчастная сотня локтей, Амарго был далеко, над ухом кто-то орал "ждать команды", а на месте разрушенных ворот возникало очередное животное из коллекции высокообразованного зоолога Толика...
   Сама судьба, видимо, была против попытки товарища Кантора донести наставнику на любимого предводителя. Уж если ей, судьбе этой, захотелось начинить свинцом бестолкового мага-барда, то она и у него самого последние мозги помрачит, и окружающих удержит от попытки прочистки...
   Одно утешало - раз уж Пассионарио не так давно приснился Мафею, эта последняя совершенная им глупость будет не смертельна, а только очень и очень болезненна.
  
   Если когда-нибудь о нас сложат легенду... А что, и такое может быть... Хотя мэтр Максимильяно неоднократно говорил, ухмыляясь точь-в-точь как Кантор, что "историю пишут победители", для нас там тоже найдется место. Это только в Мистралии ее будут писать победители, а весь остальной континент может иметь противоположное мнение. Да и продержатся эти победители недолго. Амарго правильно сказал, Горбатый - дурак, если думает, будто Шеллар после такого унижения утрется и оставит все как есть. И вдвойне дурак, если надеется, что Шеллар застрелится, сойдет с ума от горя или позволит себя сместить под каким-либо предлогом. Не дадут господину наместнику править в Мистралии, пусть он хоть еще десяток вертолетов притащит. А коль уж тут запахло Небесными Всадниками, то и подавно. Конвент Архимагистров и Хранители Школ поднимут всех своих учеников и сами не побрезгуют вмешаться. До сих пор они оставались в стороне только потому, что есть я. Если же меня не станет... Не станет и Мистралии. Либо ее поделят на зоны влияния, либо договорятся и посадят короля-иностранца. Либо разыщут, как советовал Кантор, моих бастардов. Либо вспомнят, что королевская семья Поморья приходится нам дальней родней. Либо назначат регента и подождут, пока вырастут дети у той маленькой девочки, за которую я задолжал алименты... Смешно, Камилла их так и не получит...
   Словом, легенду о нас все-таки сложат. И когда потомки будут ее пересказывать, они всерьез будут верить, что король Орландо был отважным героем. И никто им не откроет, как позорно рыдал этот герой по любому подходящему поводу. Как он боялся умереть, хотя знал все заранее. Как униженно выпрашивал у Кантора наркотики, ибо не знал, как справиться с беспросветным отчаянием. Хвала небу, от Амарго удалось отвязаться, а среди ребят есть понимающие люди, не такие сознательные чистоплюи, как товарищ Кантор. Грибочки у Торни отменные, и сам он добрейший в мире гном. Врут, что гномы прижимистые, и что они эльфов не любят - тоже вранье. Стоило попросить - с дорогой душой поделился. Теперь боевой дух у предводителя на высоте, и если опять начнет падать - так грибочки еще остались. Вот трава, правда, оказалась лишняя. Я от нее теперь туговато соображать стал. Но ничего, выветрится. Зато зелье, которым Харама себе Силу повышает, очень даже действенное. Два глотка - и чувствуешь себя всемогущим. Причем это не иллюзия, а реальный эффект. Ведь этого хина плешивого я все-таки сделал! Пробил я таки его защиту, и самому задницу припалил как следует! И в легенде об этом обязательно будет сказано, жив буду - сам позабочусь. А вот о зелье фиг кто упомянет, ведь никто не знает, а я не признаюсь. И Харама никому не скажет. Она уже никогда ничего не скажет. Нет, все-таки не лишняя была трава. Если бы она, я бы сейчас заплакал...
   И еще в этой легенде обязательно будет рассказано о непревзойденном стрелке по имени Кантор. О том, как он одним выстрелом с невероятного расстояния поразил вражеского главнокомандующего. И ни слова не будет о том, как матерился этот великий стрелок, узнав, что промахнулся в Горбатого. Зато два сбитых вертолета будут описаны подробно и вдохновенно, до последней искорки, до последней обгорелой шестеренки... Кстати, где Кантор? Я его что-то не вижу... Ах нет, вон он. Живой.
   Интересно, когда будут воспевать подвиг самоотверженных мистиков, победивших демона-некроманта, назовут ли этих ребят по именам? Жюстин и так знаменита своей геройской биографией, а вот скромник Торо откроет кому-нибудь свое имя? Впрочем, нейтральное "отец Себастьян" вряд ли что-то скажет постороннему человеку. Я сам-то о нем почти ничего не знаю, кроме того, что вижу магическим зрением. Великий дар утешения, нереализованные способности экзорциста, да один из трех обетов сломан. И в каком это ордене их приносят по несколько?..
   Толик с его мамонтами непременно войдет в легенды, как бы он сам ни старался скрыть свое участие в битве. Он, конечно, обязательно попытается скрыться за славой мэтра Пьера из "Великолепной Семерки", но сомневаюсь, чтобы оливковому эльфу удалось остаться незамеченным. Зато, я уверен, все легенды дружно умолчат о том, как бесславно покинул поле боя великий лучник Джеффри Стоунбридж. Не зря ведь Торнгрим клялся найти того идиота, который выдал товарищу кистень, и этим самым орудием пришибить. Неужто мечей свободных не было? Или благородное воспитание не позволило джентльмену привередничать? С мечом Джеффри управился бы, а кистенем он с первого взмаха помял шлем кому-то из своих, а со второго сам себе заехал по такому месту, что для легенды не подходит.
   А вот товарищ Амарго приложил все усилия, чтобы в историю не попасть. Даже в рукопашную вышел в закрытом шлеме и в чужой куртке. Чтоб поменьше народу видело. Конспиратор он у нас.
   О нем и так уж довольно легенд сложено.
   Но что мне действительно интереснее всего - какое место отведет история моему не особенно верному союзнику, его величеству Шеллару III? Предателя, жертвы или героя-победителя? Наверное, зависит от того, как все получится... Да нет, что я глупости говорю! Точно от этой травы стал соображать медленно. Роль Шеллара в истории будет зависеть только от того, кто эту историю будет писать.
   Что там за шум? Не дадут бедному королю Орландо II спокойно поразмыслить о судьбах государства и о своей роли в истории! Ну что еще случилось? Неужели опять полезли? Неужели мы им мало дали в прошлый раз?
   Ой, ё... Так я и знал! Им все-таки подвезли боеприпасы! Вот тут нас всех и зароют... Вот тут нам всем и крышка, и покрышка, и вечная память...
   Мы все умрем. Да что ж такое, я ведь разумом вроде и понимаю, что подданные не должны видеть зареванным, и с самого начала знал, что мы умрем, а слезы сами катятся... Нет, так нельзя, увидит кто-нибудь... Стыдно... Подумают, струсил... Или поймут, что нам хана, и в панику ударятся... Где-то у меня тут еще кусочек гриба завалялся... Ох, и гадостный же вкус...
   Тьфу ты, и чего я так разволновался? Всего каких-то пара ящиков, ерунда какая... Да уже и восемь скоро, и подмога не за горами, и вообще мы без всякой подмоги сейчас зададим жару этим жалким червякам! Вперед! За меня и отечество!
  
   Считается, что маг наиболее уязвим в момент телепортации. В тот краткий промежуток времени, когда он еще не видит, что происходит вокруг телепорта, а сам телепорт уже виден хорошо. В этот момент любого мага можно застать врасплох, будь он хоть демон, хоть эльф. Единственное, что может выдать засаду - звуки, которые обычно опережают изображение. Поэтому всей группе, ожидающей в засаде Горбатого с пленниками, было приказано молчать. Шаги и звон оружия - это естественный фон, который с таким же успехом могли издавать мистралийские солдаты, охранявшие портал. А вот ортанская речь была бы верным способом себя выдать.
   Первым телепорт увидел зоркий Флавиус и просигналил условленным взмахом красного платка. И тут же, пока демон-маг не появился в сером облачке и не обнаружил засаду, мэтр Хирон наложил на это место заранее заготовленное заклинание стазиса.
   Выйдя из телепорта на участок с остановленным временем, пришельцы неизбежно оказывались в ловушке, существования которой не успевали даже осознать. В подобном методе имелся ряд неудобств. Убить человека в границах стазиса было невозможно, а вытащить что-либо за пределы действия заклинания - крайне сложно. Однако встречающие имели возможность не торопясь оценить обстановку, спланировать свои действия и подготовиться, вплоть до того, что подойти вплотную и прицелиться в упор.
   В телепорте возникли шестеро солдат с гробом на плечах. И немедленно рядом заклубилось еще одно серое облачко.
   Ален повторил действия старшего коллеги, растянув область заклинания еще на десяток локтей. На этот раз в ловушке оказались еще трое солдат, незнакомый пожилой господин в очках и двое из долгожданных заложников. Принц Мафей и его подружка-ведьмочка.
   Еще минут пять все участники операции не смели произнести ни слова, напряжено всматриваясь в пустой прозрачный воздух в ожидании следующего облачка. Но больше телепортов не было.
   - Неужели спугнули? - наконец не выдержал Ален. - Или что-то пошло не так, как мы рассчитывали? Где Горбатый, где королева, что это за гроб?
   - Горбатый, скорей всего, не придет, - медленно, произнес Флавиус, утирая холодную испарину с висков. - Раз он послал Блая, сам наверняка не придет.
   Морриган одним прыжком вскочила на спину Хирону и заглянула в гроб.
   - Мужчина в военной форме, - с некоторым облегчением прокомментировала мэтресса. - Не ниже генерала. К повелителю на подъем везли, скорей всего. А вот где телепортист? Господа, у вас есть идеи, почему маг отправил эту делегацию, но не явился сам? Как, по его мнению, они должны были добираться обратно?
   - На вертолете? - тут же предположил Ален.
   - Маг подойдет минут через пять? - выдал более правдоподобную гипотезу Флавиус.
   - Следите за местностью, - вздохнул мэтр Хирон. - Ален, готовь еще один стазис. Морриган, помогай. Будем вытаскивать детишек.
  
   19,30
   "Нет ничего хуже ожидания, - в очередной раз подумал Шеллар, останавливаясь у окна и безрадостно взирая на багровые облака, окрашенные заходящим солнцем. - Девятнадцать тридцать шесть. Все готово. Засада на месте. Войска в полной боевой готовности. Телепортисты ждут приказа. Даже Флавиус, скорей всего, лично руководит операцией вместо того, чтобы... Впрочем, за что винить главу департамента? За то, что он может позволить себе личное участие, которого король себе позволить не может? Простите, ваше величество, в таком случае это называется низкая зависть, и вам должно быть стыдно..."
   Король задернул штору и отошел от окна. Стыдно ему не было. И никакой зависти к главе департамента он не испытывал, и обвинять Флавиуса в чем-либо не собирался. Временами ему казалось, что он вообще ничего не чувствует, что он загадочным образом превратился в прежнего принца Шеллара, который не умел даже улыбаться.
   Его величество тоскливо маялся, в который раз меряя шагами кабинет, как узник одиночную камеру. Несмотря на упорные попытки почтенных мэтров пристроить к нему хоть кого-нибудь, чтобы не оставлять в одиночестве, король успешно уклонялся от излишней, по его мнению, опеки. Даже верного Жака бесцеремонно выставил в приемную, где страдающий шут в данный момент спаивал секретаря. Возможно, и дежурного телепортиста тоже. Личная охрана вряд ли позволит себе... впрочем, его величеству это было абсолютно безразлично, пусть хоть упьются, пусть ползают по приемной на четвереньках и распевают похабные песенки, и пусть охрана только глупо улыбается, если на него кто-то додумается покушаться. Все эти мелочи нимало не трогали мающегося короля.
   Девятнадцать сорок.
   Что, если он ошибся? Если никто и не думал переправлять пленников через портал именно сейчас? Если в данный момент для Горбатого важнее лишний ящик боеприпасов? Если... нет, прочь подобные депрессивные мысли. Надо чем-то заняться, неужели у вечно занятого короля не найдется подходящего дела именно на эти несчастные четверть часа?
   Шеллар скользнул взглядом по столу, наткнулся на сейф (вещь прочную и многофункциональную) и тут же оставил мысли о какой-либо умственной работе. Дело не в том, что ему нечем заняться. Очень даже есть чем. Но он попросту не сможет. Сядет за стол и будет тупо смотреть в документ, абсолютно не понимая смысла написанного. Может быть, почтенные магистры были правы, и не стоило запираться в кабинете, отгораживаться от всего мира и пережевывать одни и те же неприятные мысли? Может, при наличии собеседника, с которым можно было бы обсудить какой-нибудь организационный вопрос, ему удалось бы как-то мобилизовать себя и восстановить контроль над собственным разумом? Но с другой стороны, где взять такого собеседника, который мог бы оставаться беспристрастным? Настолько, чтобы в его глазах не маячили постоянно плохо скрытое сочувствие... и столь же плохо скрытый упрек? Даже бесстрастный Флавиус сегодня совершенно невыносим со своим патологическим раскаянием.
   Девятнадцать сорок две.
   Нет, так нельзя, дверца шкафа ни в чем не виновата, надо хоть руки занять, раз уж голова совершенно нетрудоспособна. Что-нибудь механическое, не требующее умственных усилий... например, переписать конспект допроса... А может, сходить еще немного пообщаться с региональным координатором Бранкевичем? Может, он еще чего вспомнит? Не только о Монкарах, а и о других высокопоставленных интриганах?
   Нет, что это вы, ваше величество, совсем ошалели от переживаний? Во-первых, за четверть часа с таким делом не управиться, а во-вторых, так можно и лишиться ценного свидетеля раньше времени, он еще после прошлого допроса не отлежался. И вообще, может ли ваше величество поручиться за собственную беспристрастность? Действительно ли вам необходима дополнительная информация, или же вами движет низкое и недостойное стремление полюбоваться на боль и унижение врага? Вы действительно верите, что вам от этого станет легче? Не стыдно?
   Король сел за стол и придвинул к себе изрисованные листы конспекта. Ему не хотелось ни узнавать новую информацию, ни издеваться над поверженным врагом, ни вообще работать.
   И по-прежнему не было стыдно. И больно не было. Ему было никак. И не хотелось ничего. Вообще. Даже мыслить. Даже сознавать собственное существование.
   Девятнадцать сорок шесть.
   "Вот так люди и доходят до самоубийства, - мимоходом отметил Шеллар, поймав себя на последней мысли. И тут же добавил, как бы торопясь самого себя заверить, что ситуация под контролем. - Но от меня вы этого не дождетесь!"
  
   Меч, как выяснилось, только мешал, и уж лучше бы Кантор действительно отдал его лучнику. Волшебная чакра Шанкара оказалась редкостной умницей - нигде не застревала, всегда возвращалась и, что поразительно, пробивала любые доспехи, как дешевую жесть. Да и чего тут удивляться, если Шанкар с ней на дракона ходил!
   Как-то незаметно Кантор со своим магическим оружием оказался за спинами Эспады и Торнгрима, а более надежное прикрытие и представить себе трудно, так что меч ему действительно не понадобился.
   Первую атаку отбили успешно, хотя от стен давно остались бесформенные кучи камня и битва происходила почти что в чистом поле. Без боеприпасов для своего супер-оружия бело-голубые оказались не так уж и круты, а в обычной рукопашной исход часто зависит даже не от численного соотношения, всего лишь от того, у кого крепче яйца. Озверевшие повстанцы стояли насмерть и дрались отчаянно, а наступающие, лишившись видимых преимуществ, чувствовали себя не очень уверенно. Товарищ Пассионарио без кольчуги с удовольствием намотал вражеского мага на ствол танка, и сейчас эта скульптурная композиция вяло догорала, самым правильным образом воздействуя на боевой дух обеих армий.
   Вторая атака должна была быть серьезнее. Боеприпасы все-таки доставили, и на этот раз наступающих будут прикрывать стрелки.
   "Этот герой недоделанный хоть догадался опять кольчугу надеть? - беспокойно подумал Кантор, тщетно пытаясь высмотреть на левом фланге непутевого вождя. - Ведь с магом уже разобрался, лишней Силы больше не требуется..."
   Первые ряды атакующих, приблизившись примерно на сто локтей, вдруг остановились и, следуя непонятной команде, упали наземь. А из последней шеренги на противника полетели...
   Кантор подумал, камни.
   Это было последнее, что он подумал.
  
  
   Король попытался разобрать собственноручно написанные строки, и ничего не понял.
   Погасил окурок и потянулся к коробке за следующей сигарой, раздумывая, не попробовать ли, все-таки, вернуться к трубке? Все же, набивать ее и выколачивать каждый раз - какое-никакое, а занятие...
   Истошный женский вопль, донесшийся откуда-то из противоположного крыла дворца, мгновенно вернул короля в реальность. Бросив на столе и конспекты, и курево, его величество пулей вылетел в приемную и на бегу махнул рукой охране. Жака уже не было - видимо, успел выбежать раньше. Пусть даже причиной переполоха была обычная мышь, испугавшая придворную даму, все равно стоило сбегать и посмотреть. Хотя бы пять-десять минут это займет. Все же лучше, чем сидеть в кабинете, уставясь на застывшие стрелки часов, и медленно сходить с ума...
   Крик не повторялся. Шеллар попытался на бегу сообразить, чей это был голос, но вынужден был признать, что память его подводит. Или же голос был слишком искажен ужасом, или его величество просто никогда не слышал этот голос на такой громкости... Вот был бы на месте Кантор, тот бы сразу определил...
   Искать, откуда доносился крик, не пришлось - у дверей Эльвиры уже собралась толпа, оглашавшая весь этаж беспокойным галдением и стуком. Дверь на стук не открывали.
   - Всем разойтись! - рявкнул Шеллар и сам поразился проворству, с которым придворные бросились исполнять приказ. "Неужели у меня что-то не то с лицом, что они так испугались?" - удивился он, обнаружив, что буквально в течение нескольких секунд у двери остались только он, его охрана, невозмутимый мистик Чен и пьяный до полного бесстрашия Жак.
   - Эльвира! - громко позвал король, для верности еще пару раз постучал, и кивнул охране: - Ломайте дверь!
   Приказ был исполнен с подобающей расторопностью. Дверь вылетела со второго удара. С первого же взгляда поверх голов стражей король понял, что торопился не напрасно, и успел еще отодвинуть Жака, пока тот не сунул в комнату свой любопытный нос.
   - Уйди, - скомандовал его величество, дабы шут не вздумал настаивать. - Там слишком много крови.
   Жак судорожно сглотнул и отскочил подальше, немедленно вспомнив, что кровь намного страшнее разгневанного короля. Придворный мистик, напротив, поспешил проскользнуть внутрь дабы скорее исполнить свой профессиональный долг. За ним шагнул и Шеллар, уже понимая, что именно лежит на ковре у Эльвиры, но все еще намереваясь взглянуть в лицо во избежание ошибки.
   К сожалению, он не ошибся.
   К счастью, ему теперь было чем заняться.
  
   Когда в портале возникла массивная туша летающей машины, спасательные операции были почти закончены. Испуганную девушку и скрипящего зубами от унижения принца извлекли из поля стазиса телекинезом, после чего заклинание было снято, конвой повязан, а обитателю гроба расстроенный мэтр Ален устроил быструю и безболезненную кремацию.
   - Уводите заложников и пленных, - быстро скомандовал Флавиус, кивая своим подчиненным. Приказ был лишним - группа захвата давно заняла заранее оговоренные места и ожидала открытия портала в полной готовности.
   Мэтр Силантий принялся за телепорт, Хирон - за особую, мало кому известную процедуру запечатывания портала, Ален - за новый огненный шар, бойцы группы захвата подняли винтовки, готовые стрелять в каждого, кто выйдет из портала...
   Никто не ожидал, что из-под брюха вертолета хлестнут тугие черные струи "змеиного ветра". Никто не предполагал, что Горбатый, которого ждали из телепорта, появится совсем с другой стороны, и, видя, что его ожидает засада, все же нападет. Один - против всех. Отчаянно и безрассудно.
   Загрохотали выстрелы.
   Огненный шар размазался по кабине, плеснув бойкими язычками, и пламя заплясало, пожирая резину и пластик.
   Метнулась наперерез смертельному дыму мэтресса Морриган, похожая на подбитую ворону в своем черном платье с бахромой по рукавам.
   Заинтересованно обернулся мэтр Силантий - посмотреть, что там опять без него происходит. Пошатнулся, схватившись за плечо Мафея и поминая недобрым словом проклятую аллергию. Телепорт он так и не закончил.
   Насмерть перепуганный советник Блай почуял ослабление надзора и метнулся к спасительному порталу, невзирая на стрельбу. Видимо, напрасно Флавиус так живописно предвкушал допрос этого ценнейшего пленника, да еще вслух. Перспектива познакомиться с хинской школой пыточного дела напугала советника намного сильнее, чем вероятность попасть под шальную пулю или хватить "змеиного ветра".
   Пока воины обстреливали, а маги выжигали пространство под вертолетом, дерзкий демон вскочил на крышу горящей кабины и, развернув крылья, одним протяжным парящим прыжком преодолел расстояние до почти спасенных заложников.
   Можно сказать, что Мафея спасла аллергия мэтра Силантия. Боясь упасть, старик так крепко вцепился в юного эльфа, что вырвать эту опору из его рук не удалось. А растерянная девушка только вскрикнула, взлетая в воздух.
   Прежде, чем Харган успел скрыться за пылающим вертолетом, в него попали четыре пули, два "прыгающих камня" от молодых магов, пси-удар от Джоаны и "ледяная стрела" от Алена. Но упрямый демон так и не бросил свою добычу. Оглушенный, окровавленный, с переломанными и разодранными крыльями, грянувшись оземь, он продолжал ползти, намертво зажав в кулаке запястье упирающейся жертвы.
   Ухитрившись каким-то образом увернуться от "объятий мрака", которые успела послать вслед Морриган, он исчез из виду.
   Хирон проговорил последнее слово, и портал схлопнулся перед самым носом Мафея, который, все-таки вырвавшись из рук Силантия, пытался догнать, схватить, спасти...
   - Оливия! - со слезами в голосе прокричал он, беспомощно оглядываясь по сторонам. - Где она? Где все? Вертолет, демон, портал?
   - Портал закрылся, - пояснил Флавиус, которому предстояло докладывать королю о результатах, и судьба юной крестьянки волновала его в сто раз меньше, чем ужасающий факт отсутствия королевы.
   - Как вы могли! Она же осталась там! Вы же видели!
   - Мы все пытались ее спасти, - серьезно напомнил Ален, взирая на рыдающего мальчишку с искренним сочувствием. - Ты ведь тоже видел. Но у нас не получилось.
   - Так бывает, - коротко пожала плечами Морриган. - Сейчас, или через пятьдесят лет - ты все равно должен был ее потерять.
   - Лучше подумайте, - вздохнул Хирон, - что Шеллару скажем?
  
   - Жак! - окликнул король. - Немедленно беги назад в приемную, пришли ко мне Мельди, потом в лабораторию мэтра, пусть все, кто там есть из магистров, мчатся сюда.
   - А... а что с Эльвирой? - испуганно уточнил побледневший и протрезвевший шут.
   - Обморок, - бросил король, не оборачиваясь, и опустился на одно колено рядом с мистиком. - Я могу чем-то помочь?
   - Вряд ли, - отозвался тот, не отрываясь от непонятных манипуляций с пациентом.
   - Может, подать что-нибудь?.. перевязать?..
   - Тут шить надо, не перевязывать... И срочно. Он истекает кровью, невероятно, что он до сих пор жив...
   Орландо внезапно открыл глаза, закашлялся и выдохнул, сплевывая кровь:
   - Эльфы... живучие...
   - Надеюсь... - пробормотал король, а изумленный целитель осторожно переспросил:
   - Он что, еще и разговаривает?
   Король молча кивнул. Мистралиец с трудом сфокусировал на нем мутный взгляд.
   - Шеллар? Бля, где я?
   - У меня. Сейчас. Потерпи немного.
   - Мне не больно... - невнятно пробормотал Орландо и попытался приподняться.
   - Лежите и не шевелитесь, - вмешался преподобный Чен. - И не разговаривайте. У вас осколки в легких.
   - Ой, ё... - тихо ахнул непослушный пациент, заметив Эльвиру в обмороке. - Опять промахнулся... А... эй, а где моя нога?
   Вопрос был дурацкий и вряд ли требовал ответа.
   - Он бредит? - тихонько спросил Шеллар, и исполнительный придворный мистик немедленно разъяснил:
   - Не совсем... Более похоже... - он дотронулся кончиком пальца до переносицы раненого, затем пощупал мочку единственного уцелевшего уха и задумчиво перечислил: - Красноголовка северная... слимис трехлепестковый... экстракт вырвиглаза болотного... И что-то еще, мне незнакомое. Не удивительно, что он не чувствует боли. Под таким букетом...
   - Шеллар! - не унимался Орландо. - Вы там скоро? Ты обещал к восьми...
   - Сию минуту, - заверил король. - Только дождусь телепортиста. Я предупредил, что приказ отдам лично.
   - А ты их нашел?
   Заглянувший в комнату Мельди избавил его величество от тяжкой необходимости лгать умирающему другу.
   - Этого - срочно в больницу, - приказал король, поднимаясь. - Преподобный Чен, будете сопровождать. Проследите лично, чтобы его вытащили любой ценой. Вы поняли? Любой. Все, что понадобится - предоставлять немедленно, брать где угодно, требовать от моего имени. Скажут нанять двенадцать магистров - нанять за любую цену. Все понятно?
   Мистик молча поклонился на хинский манер, давая понять, что все будет сделано именно так, как его величество изволил пожелать. Телепортист поправил дырявые рукава мантии и, уже подняв руки для телепорта вспомнил, что его величество ждут в приемной господин Флавиус и принц-бастард Элмар.
   Сердито помянув вполголоса растяп, которые не докладывают сразу, король ринулся в указанном направлении.
   Пока он общался с мистралийским коллегой, давно перевалило за восемь, и операция по спасению заложников завершилась. Оставалось только добежать и увидеть своими глазами результат. И если он ошибся... Нет, лучше об этом не думать...
   Рывком распахнув дверь, он ворвался в приемную и замер. Виноватые лица присутствующих безжалостно подтверждали его худшие опасения.
   - Что? - выдохнул Шеллар, жадно всматриваясь в глаза каждого - раскосые бойницы Флавиуса, бездонные омуты Морриган, синие озера Элмара, мутные болотца нетрезвого шута...
   Нет, этого не должно быть... Почему они все так смотрят?..
   - Операция прошла успешно... - С трудом, словно продираясь сквозь заросли терновника, выговорил глава департамента. - Почти успешно. Принц Мафей доставлен во дворец, мэтр Ален отправился с его высочеством в его покои, чтобы успокоить и уложить в постель. Ее величество... - Флавиус мучительно запнулся, подбирая слова. - Ее там не было.
   Почему? Почему Мафей был, а Киры не было? По какому принципу Горбатый сортировал заложников? Почему одних намеревались переправить, а других нет?
   Послушный разум немедленно принялся выдавать возможные ответы, беспристрастно, словно костяшки счет, отщелкивая варианты - от самых обнадеживающих до самых безнадежных.
   - Постойте, - всем, разумеется, показалось, что его величество остановил министра, дабы потребовать боле подробного доклада. На самом же деле он остановил самого себя. Свои не в меру резвые мысли. - Элмар, отправляйся. Давай команду выступать. Мэтресса Морриган, можете занять лабораторию мэтра Истрана и воспользоваться его зеркалом. Ищите напролом. Если вам нужны помощники, Флавиус пришлет. Не нужны? Хорошо. Флавиус, пойдем со мной в кабинет. Доложишь подробно.
  
   Глава 20
   20,05
   Они пришли. Все-таки пришли.
   Серые тучи нескольких десятков телепортов одновременно заклубились в тылу ничего не подозревающего противника, выпустив на поле боя первую партию королевских паладинов.
   Они всегда шли первыми, закрывая своими бронированными телами следующих позади стрелков и магов. Даже сейчас, когда в мире стало распространяться огнестрельное оружие, их тяжелая броня еще оставалась эффективной. Конечно, окажись они здесь, в крепости, во время обстрела - эта броня не помогла бы. Но, выскочив из телепортов в нескольких сотнях локтей от вражеских минометов, тяжелая конница в считанные секунды прошлась по позиции, как утюг по влажному полотну, и, даже не притормозив, ринулась дальше, туда, где разворачивались в противоположную сторону остолбеневшие от неожиданности стрелки.
   Телепорты выпустили вторую партию рыцарей, за спинами которых мелькнули несколько молодых людей без доспехов. Сразу пять или шесть огненных шаров прочертили воздух, расплескавшись о броню последнего танка, который медленно, со скрипом, разворачивал башню. Даже из крепости было видно, что это чудо техники выдержит в лучшем случае три-четыре таких залпа.
   Следующая волна телепортов образовалась уже внутри Кастель Агвилас, подкрепив защиту сотней стрелков и несколькими десятками боевых магов. На этом битву можно было считать законченной. Едва первые молнии ударили по бело-голубой пехоте, среди нападавших началась паника. Добрую половину солдат составляли двадцатилетние парни, не заставшие на своем веку живых магов и отродясь не видевшие массового применения боевых заклинаний. Бегство правительственных войск было стремительным и куда более энергичным, чем недавнее наступление.
   Все закончилось так быстро, что и сами защитники не успели опомниться. Предоставив погоню за отступающими оратнской кавалерии, измученные и усталые мистралийцы сползли с разрушенных стен и занялись более важными делами. Помочь раненым, собрать убитых, обменяться впечатлениями и, наконец, поесть и отдохнуть.
   "Как все быстро и просто... - с тоской подумал Амарго, наблюдая, как командоры собирают своих людей, пытаясь выяснить, сколько потерял каждый отряд. - Если бы они пришли раньше! Сколько их тех, кого сейчас собирают и складывают в рядочек, остались бы живы! А если погиб Орландо, что мы тогда будем делать? Что тогда? Я ведь даже не знаю, куда он телепортировался, и сколько прожил после этого!.."
   Два всадника, совершенно одинаковых в своей массивной стальной броне, лихим скачком перемахнули через кучу хлама, оставшуюся от ворот, и загарцевали, резко осадив лошадей, чтобы не затоптать кого-то из союзников.
   - Вот ты прикинь, - восхищенно протянул над ухом неунывающий голос Толика, когда паладины спешились, - какое получается землетрясение, когда этакий вагон металлолома падает с коня?
   Амарго не ответил. Он перебегал глазами с одной группы на другую, пытаясь найти Кантора, и чем дольше не мог его отыскать, тем сильнее начинал беспокоиться. Ведь был же... Всего час назад он еще был на виду, и его отливающая синим волшебная чакра летала над головами сражающихся... в какой же момент он вдруг исчез? Если с Кантором что-то случилось как раз тогда, когда Амарго бежал на помощь бестолковому предводителю, то кто теперь посмеет сказать, что эти двое - не братья?
   Рыцари сняли шлемы, сразу обретя индивидуальность. Тот, что был крупнее, явил миру вдохновенную физиономию и светлые лохмы принца-бастарда Элмара, а второй, серьезный мужчина с аккуратной темной бородкой - кажется, его заместитель, второй паладин...
   Они огляделись, заметили Толика, потом заметили рядом с ним Амарго и направились в его сторону.
   - Вас, блин, ждать - что рыбу в унитазе ловить! - приветствовал официальных лиц бестактный Толик.
   - И много наловил? - мрачно огрызнулся первый паладин, протягивая Амарго закованную в металл руку. - Приветствую. Кто здесь есть из командования? Что еще нужно? Чем вам помочь?
   - Из командования есть я, - Амарго приветствовал принца-бастарда, и продолжил, окидывая взглядом поле боя. - Еще Сур где-то в круглой башне, и Гаэтано с Борхесом в лазарете. А что нам нужно... Целители нам нужны. Много. Видите, сколько раненых.
   - У нас там все готово, сейчас телепортисты займутся. Келдон, пойди, поторопи их.
   Второй паладин молча кивнул и ушел. Принц оглядел картину побоища и горестно покачал головой.
   - Идти сейчас на столицу это войско не в состоянии. Тханкварра... Если мы явимся туда одни, это уже будет не революция, а оккупация... Да еще с Орландо такое...
   - Вы знаете, где он и что с ним? - вскинулся Амарго.
   - Да, он у нас. Там сейчас такой переполох, всех целителей подняли, лучших хирургов собрали, спасают, как могут... И, как назло, именно сегодня мэтресса Стелла куда-то пропала!
   - Мы сейчас соберемся и что-то решим, - пообещал Амарго, утешая себя мыслью, что Стелла - не единственный хирург в Ортане, и ее присутствие или отсутствие ничего не решит в судьбе столь важного пациента. - Может быть, кто-то вызовется... а может быть, отправимся завтра. Все равно сначала надо выяснить обстановку...
   - Лучше сделать это быстрее. Горбатого нет, его соратники еще растеряны и не знают, что делать. А в полночь в Кастель Коронадо не будет ни души, как раз удобно было бы...
   - Почему не будет?
   - Драконов в гости ждут, - злорадно ухмыльнулся принц-бастард. - Шеллар додумался поиски пропавшего дракона переложить на его сородичей, а у них оказались собственные понятия о дипломатии. Так вот, было бы удобно занять дворец, когда драконы выгонят оттуда всю охрану и всех обитателей.
   - Сейчас все обсудим. У вас есть сведения, что сейчас происходит в Арборино? Помимо драконов?
   - Если нужно, кто-нибудь из заместителей Флавиуса доложит.
   - А сам он где? - спросил Амарго, не решаясь напрямую задать вопрос, нашел ли король своих пропавших родственников, и надеясь, что Элмар поймет намек и догадается объяснить.
   - Сам он королю сейчас докладывает, - печально вздохнул первый паладин и, по вопросительному взгляду собеседника, наконец, догадавшись, чего от него хотят, поведал: - Мафея нашли. Остальных - нет.
   В разговоре возникла пауза, во время которой и Элмар, и товарищ Амарго в который раз оглядели безрадостную картину своей победы. Затем почти одновременно посмотрели друг на друга, неловко помялись и хором произнесли:
   - А вы Кантора не видели?
  

Оценка: 7.13*25  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическая фантастика) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"