Панков Андрей Витальевич: другие произведения.

Квест

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не пытайтесь обмануть историю, она может вернутся и повториться заново.

1.

- Дед, ты не можешь мне запретить это сделать. В конце концов, я уже взрослый, самостоятельный человек, способный принимать собственные решения.

- Взрослый человек? Тебе всего лишь восемнадцать.

- Не всего лишь восемнадцать, а уже восемнадцать.

- И ты считаешь этот возраст достаточным для участия в подобной авантюре?

- Авантюра? Дед, ты всю мою сознательную жизнь твердил о величии подобной находки. Ты жил этой идеей. Ты отдал половину своей жизни на поиски доказательств существования и определение местонахождения этого объекта... и вдруг - "Авантюра". Что с тобой случилось, дед? Что изменилось?

- Что изменилось? С тех пор, как я занялся исследованиями и поисками, ко мне неожиданно подкралась старость. А больше ничего не изменилось. Вот уже много лет, как тайное продолжает оставаться тайным.

- Ну вот, видишь, а со мной у тебя появляется шанс разгадать эту тайну.

- У меня появляется шанс отправить тебя в никуда и больше никогда не увидеть.

- Ты боишься, что я не справлюсь?

- Я боюсь, что я не справлюсь. Не дождусь тебя. Это путешествие займет очень много времени. Намного больше, чем ты можешь предположить. И за тебя боюсь. Подобный поход доставит массу трудностей взрослым, закаленным в подобных деяниях мужикам, а ты мне тут распинаешься о своем восемнадцатилетии.

- Да, мне всего лишь восемнадцать и я горжусь этим. В свои восемнадцать я чувствую себя взрослым, бодрым, здоровым и энергичным человеком, способным выполнять любые, даже невыполнимые задачи. В то время как большинство твоих закаленных мужиков, оттачивают свою закалку в питейных заведениях.

- А ты, взрослый человек, не запутался? То тебе уже восемнадцать, то всего лишь восемнадцать. И потом, Наташа, не забывай - ты девушка. Твоя основная задача - создать семью и поддерживать домашний очаг, а не бегать по лесам в поисках приключений.

- Дед! - Горячо спорящая до этого момента кареглазая девчонка подошла к седовласому старику и нежно его обняв, прошептала прямо в ухо. - Я тебя очень люблю, но именно ты меня воспитал и поэтому, мы оба знаем, чем закончится этот спор. Я все равно пойду. Лучше поддержи меня и помоги добрым советом.

- Я знаю, внучка. Но должен был хотя бы попробовать тебя отговорить. Если быть до конца честным - то во мне сейчас говорила не только боязнь за тебя, но еще и легкая зависть, а где-то даже и ревность. Если бы ты только знала, как мне хочется возглавить эту экспедицию самому, но сегодня я не смогу проделать даже первые шаги, не говоря уже о том, что бы добраться до цели и вернуться обратно.

- Я знаю, Дед. Именно поэтому там и должна быть я. Я - это и есть частичка тебя. Вместе со мной, там будешь присутствовать и ты.

- Нет, Наташа. Ты не моя частичка. С тех самых пор, как погибли твои родители, у меня кроме тебя из родных никого не осталось. Ты - моя половинка. Ты - мое все. Только вот чем помочь тебе, я не знаю? От финансовой поддержки ты отказываешься.

- Дед, но ты ведь знаешь мою ситуацию. Это не я отказываюсь. Если бы ты смог оплатить всю экспедицию - это было бы просто замечательно, а так... у моего спонсора есть особый пунктик: "Либо я единственный, либо ищи другого".

- Но ты отказываешься и от моих людей.

- Дед, ты хотел сказать от твоих "Нянек". Пойми же ты, наконец, одну простую истину - я уже выросла. Я способна принимать собственные решения и отдавать команды. Как ко мне будут относиться мои друзья, нанятые люди, если твои няньки на их глазах будут подтирать мне сопли? И потом, я уже упомянула о том, что в этом походе буду не одна. Рядом со мной будут мои друзья.

- Твои друзья! Да они такие же восемнадцатилетние сорванцы как и ты. Еще вчера вы вместе в куклы играли. Им самим няньки нужны. И как только их родители согласились отпустить?

- Дед, по-моему, мы уже обсудили этот вопрос, а ты начинаешь все сначала.

- Да, внучка, ты абсолютно права, но это я от безысходности. Мало того, что не могу отговорить тебя от этой затеи, так еще и помочь ничем не могу. Деньги ты взять не можешь. Людей - не хочешь. А знания? Мне нечего тебе добавить. Все, что знаю я - знаешь и ты.

Седовласый старик положил свою сморщенную ладонь на каштановые кудри девушки и продолжил.

- Единственное, что я могу дать тебе в дорогу - это свое благословение. Пусть твой путь будет легок, спокоен и не слишком долог, и чем бы ни закончилось твое путешествие, обязательно возвращайся домой.

- Спасибо, Дед. Именно это я и хотела от тебя услышать. Большего мне никто не сможет дать: ни банкиры, ни друзья.

- Не за что. Пусть сначала исполнится, потом спасибо скажешь. Ты мне лучше скажи, на какой день у вас намечен выход?

- Конкретный день пока не назначен. Нам еще необходимо решить целый ряд организационных мероприятий. Сейчас я отправлюсь в банк подписывать контракт с Инкерманом. Потом необходимо нанять людей и это самая сложная задача. Безработицы у нас нет, и не каждый согласится на подобное мероприятие, даже за хорошую оплату. Параллельно, необходимо будет закупить товары на обмен. Я уверена, что нам на пути встретятся поселения, где деньги Инкермана не будут иметь никакого значения, в отличие от хорошего инструмента или домашней утвари. Когда все будет подготовлено, останется только зафрахтовать корабль для перехода Тихого моря. Этот день и станет днем старта. Я так думаю, что за ближайший месяц мы управимся со всем этим.

- Значит, у меня есть еще целый месяц, чтобы видеть тебя. - Печально произнес старик. - Или, точнее сказать, всего лишь месяц.

-Дедуля, ты меня прости, но в этот месяц я буду появляться у тебя не так часто, как хотелось бы. - Наталия грустно улыбнулась и поцеловала деда в щеку. - Это не потому, что я тебя не люблю и не хочу видеть. Я боюсь, что подготовка к походу заберет все мое время. Но я тебе обещаю, что как только у меня появится свободная минутка, я проведу ее с тобой.

- Обещает она. - Нарочито придирчиво пробурчал Дед. - Знаю я ваши обещания, молодежь. Не забудь хоть попрощаться в день отплытия.

- Не забуду. Ты будешь у нас Самым Почетным Провожающим.

- Самым Почетным Провожающим. - Передразнил внучку Дед. - Беги уже. Я же вижу, как ты стоишь - мнешься с ноги на ногу. Пытаешься подобрать слова, чтоб и уйти и меня этим не обидеть.

- Дед, а ты взаправду не обидишься? Мне действительно пора бежать.

- Беги, беги. Не переживай, не обижусь.

Кареглазая внучка еще раз обняла своего деда и уже спустя мгновение хлопнула входной дверью.

В воздухе повисла звенящая тишина, слегка разбавленная сладким ароматом еще недавно присутствующей здесь молодой девушки.

Седовласый старик еще некоторое время продолжал стоять на одном месте, сверля взглядом входную дверь, но та вопреки его желанию, продолжала оставаться закрытой, отгородив его от целого мира и от самого дорогого - внучки.

Наконец он как будто очнулся, подошел к бару и налил себе треть стакана золотистой жидкости из пузатой бутылки. Пить с утра? Такого старик себе давно не позволял, но сегодня был особый случай.

- Самый Почетный Провожающий. - Снова вспомнил он последние слова внучки. Я не хочу быть Провожающим, пусть даже и Самым Почетным. Я хочу быть Встречающим.

2.

- Дамы и Господа, попрошу минуточку вашего внимания.

- Ой-е-ей-ей, какие мы стали официальные. - Отреагировал на подобное вступление высокий брюнет. - Еще вчера мы были: "Эй, Серега; эй, Танюха", а сегодня, на те - Дамы и Господа. Прибереги этот термин для выступления по возвращению. Да и то, в том случае, если вернемся с положительным результатом. А я был Серега, есть Серега, и буду Серега. Не хочу становиться Господином. Мне так проще живется.

Лучше расскажи, где была, что делала, на каком этапе наши дела? Есть ли результат? Почему нет? Скоро ли? Когда выходим? Отчего не сегодня? Где, как, зачем, почему, отчего, для чего и вообще, почему ты молчишь? Мне что, из тебя каждое слово вытаскивать необходимо?

Тут он получил подзатыльник от стоящей рядом миниатюрной девушки.

- Как она может тебе ответить, если ты ей рта не даешь открыть? - Закрепила она физическое воздействие моральным нравоучением.

- А я чо? А я ничо. Танюша, она первая начала. Видите ли, не успела зайти и сразу "Дамы и Господа". Нет, чтобы как-то попроще. Например: "Друзья, не соблаговолите ли вы выслушать мой доклад, на тему: как я провела сегодняшний день?"

В следующий момент Брюнет ловко уклонился от ожидаемого второго подзатыльника.

- Ну, сколько можно? - Негодовала Татьяна. - Сергей, ты когда-нибудь повзрослеешь? А ты, Илья, почему молчишь? - Обратилась она к еще одному парню, находящемуся с ними в одной комнате. - Между прочим, это твоей девушке не дают слова сказать.

- А ничего, что это твой парень не дает ей говорить? - Отозвался Илья. - А по совместительству он еще и мой друг.

- Ребята, а ничего, что я здесь стою и пытаюсь донести до вас важную информацию? - Подключилась к перепалке Наташа. - Может мне пока выйти?

- Ну что ты, Наташка! Куда выйти? - Первым подскочил к ней и обнял своими огромными ручищами Серега. - Мы тебя и так заждались, а ты выйти. Ты должна знать, как мы тебя любим, ценим и ждем. Просто немного перенервничали. Мы так часто слышали слово "Нет", что уже просто не готовы и боимся услышать "Да".

- Это ты-то боишься? Ты перенервничал, человек - вечный позитив? - Не выдержала Таня и на этот раз обошлась без подзатыльника, а просто ткнула его кулаком в бок.

- А почему бы и нет? Если во мне сто десять килограмм живого веса - это еще не означает, что я не способен переживать. И на самом деле, меня очень интересует, что прозвучит сейчас. Давай я попробую начать твою речь сначала. Ты сказала: "Дамы и Господа"...

- Да!

Это единственно-прозвучавшее слово привело к краткому затишью, которое тут же взорвалось на тысячу осколков взрывом эмоций. Хлопанье рук, топанье ног, крики ура, браво, наконец-то, заполнили собой все пространство большой комнаты.

Наконец, в гамме повторяющихся слов, появилось новое слово.

- Банкет! Я требую по этому поводу банкет.

Конечно же, это был голос Сергея. Только он, в их немногочисленной компании, на первое место ставил праздник, а потом дело.

- Подожди. - Уняла его пыл Татьяна. - Дай подробности узнать. Как с Дедом поговорила? Как с Инкерманом? Ничего ли не поменялось? Присаживайся и все подробно рассказывай.

- На самом деле, - начала Наташа, - сложнее всего было с Дедом. Я понимаю, что оставляю его здесь совсем одного, да еще и в таком возрасте, но с другой стороны, мы оба понимаем, что так надо. А еще, я его обидела, отказавшись от помощи, но и тут я не могла пойти против своих принципов. Мне очень хочется верить, что он нас всех дождется с положительным результатом и тогда простит.

С Инкерманом тоже оказалось не все так просто. И хотя я уже поторопилась сказать вам "Да", на самом деле контракт еще не подписан. Осталась еще одна условность и окончательное слово будет за всеми нами. - С этими словами Наташа достала из сумки толстую упаковку бумаг. - Это контракт.

- Ого! - Присвистнул Серега. - Он что, перечислил здесь каждый наш шаг с момента выхода и до возвращения?

- Его можно понять. Он защищает свои капиталовложения. - Подключился к дискуссии Илья.

- А ты его сильно не защищай. - Снова высказался Сергей. - Я больше чем уверен, что он уже сейчас подсчитывает свои будущие прибыли. Кстати, Наташ, сколько процентов от всех находок он запросил?

- Девяносто. И при этом оставил за собой право выбора.

- Ничего себе. - Снова присвистнул Серега. - А ему плохо не станет?

- Таким плохо не становится. - Высказала свое мнение Татьяна. - Таким всегда хорошо, даже когда они теряют. Своего рода кайф, что он может позволить себе спустить огромную сумму денег на ветер.

- Да ладно вам всем. - Снова взяла слово Наташа. - Успокойтесь и перестаньте считать чужие прибыли. В конце концов, мы все это затеяли не ради будущих доходов. Наша цель совсем иная, а если при этом кто-то обогатится, значит, он молодец и не зря занимается своим делом. А еще не забывайте, что он может не только приобрести, но и потерять.

Меня лично намного больше смущает первый пункт контракта. Условие поставлено следующим образом: любой пункт можно пересмотреть, но первый остается незыблемым, и если с ним нет согласия, то дальнейшие можно не рассматривать - контракт аннулируется.

После сказанного Наталия выдержала паузу, которую прервала Татьяна.

- Ну, говори уже, не томи. Что там за пункт такой - номер один?

- Нас будут контролировать. Все наши шаги. С момента выхода и вплоть до возвращения. Куда пошли? Зачем пошли? Сколько потратили? Что нашли? И все, все, все. А контроль будет осуществлять Инкерман младший - Никитка.

- Кт-то? - Танюха от неожиданности начала заикаться. - Я т-тебя правильно поняла, с нами пойдет этот ид-диот?

- Ты все правильно поняла. С нами, для контроля ситуации и согласования всех наших действий, отправляется единственный, неповторимый и непревзойденный идиот. Он же, единственный сын Инкермана - Никита.

- И что, с этим ничего нельзя поделать?

- Ничего. Пункт номер один не обсуждается. Инкерман знает, что подобную сумму нам больше взять не у кого. Поэтому, на правах монополиста может диктовать свои условия.

- Вот так попали! - Татьяна горько усмехнулась. - Я всю свою сознательную жизнь пытаюсь от него убежать. Перехожу на другую сторону дороги, если он идет навстречу... А тут... Столько времени находиться с ним рядом!

- Я тебя прекрасно понимаю. - Поддержала подругу Наташа. - Скажу больше, он и ко мне неоднократно приставал со своими грязными предложениями. И если ты меня встретишь "на другой стороне дороги", то знай, я там оказалась по той же причине, но... решать, подписывать этот контракт или нет, не мне, а всем нам. Я хочу только напомнить, что на кону стоит нечто большее, чем наши личные чувства.

- Девчонки! - Решил напомнить о себе Сергей. - По-моему вы забыли, что рядом с вами всегда будем присутствовать мы с Ильей. И мы никому не дадим вас в обиду. Правда, Илья?

- Точно. - Поддержал тот Сергея.

- Спасибо вам конечно, мальчики, - Татьяна повернулась к парням, - да только на сегодняшний день, постоять за себя мы и сами можем. На этого Никиту просто противно смотреть. Стоять рядом с ним противно. Папенькин сыночек, ничегошечки из себя не представляющий, но самомнения... раздутого до вселенских масштабов. Фу... - Танюха скривилась, как будто съела что-то очень кислое. - Так что, мальчики, при всем вашем желании и старании, от этого вы нас не защитите.

- И что будем делать с этим? - Наталья указала Татьяне на контракт.

- Что делать? Первый пункт мы услышали, покривились и проехали. Ты сама сказала, что на кону стоит нечто большее, чем наши чувства. Только пусть он держится от меня на максимально-дальнем расстоянии. А сейчас давай ознакомимся с остальными пунктами.

Часа через три перевернулась последняя страничка контракта, а в руках у Натальи появился новый лист, испещренный мелким почерком поправок.

- Ну, вот кажется и все. - Резюмировала Татьяна.

- Все? - Сергей символически вытер гипотетический пот со лба. - Да я в жизни так много не работал. Если только на рассмотрение контракта ушло столько сил, то, что нас ждет впереди? Мое прежнее предложение остается в силе. Предлагаю отдохнуть и отметить наше событие.

- Да подожди ты отмечать. - Вмешалась Татьяна. - Контракт еще не подписан. Деньги еще не получены. Завтра Наташе снова идти к Инкерману и неизвестно чем все закончится.

- А по-моему все известно. - Гнул свою линию Сергей. - Первый пункт мы не тронули, а остальные подкорректировали больше в целях собственного сохранения достоинства, нежели кардинального изменения условий. И то, что денег еще не получили - это хорошо. А то ваш знакомец - Никитка, еще начнет строчить ответ о незаконном расходовании денег на банкет. Лично я собираюсь праздновать на свои.

- Танюш, зря ты набросилась на своего парня. - Неожиданно заступилась за Сергея Наташа. - Он абсолютно прав. Мы заслужили и праздник, и отдых. А контракт завтра будет подписан, я в этом практически не сомневаюсь. Единственная проблема - к празднику тоже необходимо было подготовиться.

Серега засветился от подобной поддержки.

- Рад осознавать, что я не одинок. А готовиться не надо. Я взял на себя некую ответственность и... в общем, все давным-давно готово.

- В каком смысле, готово? - Не поняла Таня.

- В самом прямом. - Ответил Сергей. - Не забывайте, что вы находитесь в моем доме и не зря я сегодня никого не пускал в большую комнату. Стол давно стоит накрытым. Единственное о чем я переживаю так это о том, что пока мы изучали контракт, мыши могли растащить и продукты, и спиртное.

- Ну, ты и даешь! - Татьяна ласково потрепала его за вьющиеся кудри. - А если бы у Наташи ничего не вышло?

- У кого не вышло? У Наташи? Ты позволила себе усомниться в нашем бессменном лидере? Лично я не сомневался в ней ни секунды.

Сергей сделал пафосное лицо. Набрал полную грудь воздуха и продолжил.

- Дамы и Господа, для торжественного обмытия приятного события, попрошу всех проследовать за мной в банкетный зал.

Спустя пару часов все были уже изрядно захмелевшими и насытившимися. На город не спеша опустилась ночь, а вместе с ней и ночная прохлада. Хозяин дома растопил камин, и потоки теплого воздуха заполнили собой пространство большой комнаты.

Илья, продегустировавший алкоголя больше всех, почувствовал себя нехорошо и заторопился домой. Сергей, как хозяин дома и организатор застольного мероприятия, вышел его проводить. Татьяна, на правах подруги хозяина, взялась убирать со стола, не позволив Наталье ей помогать и оставив ее сидеть с бокалом вина у камина.

Приятное тепло открытого огня дополнило своим шармом послевкусие вина, а потрескивание поленьев навеяло воспоминания.

Когда ей было всего лишь двенадцать лет, погибли ее родители. Они возвращались из очередной экспедиции, и попали в шторм, в Тихом море. Вообще-то, Тихое море не зря называется тихим. Большую часть года оно весьма спокойно, но иногда...

В тот раз шторм был особенно силен. Он застал корабль с родителями почти возле самого берега и разбил его о прибрежные скалы. Спастись не удалось никому, на берег выбросило лишь обломки судна.

С тех пор маленькую Наташу забрал к себе дед и занялся ее воспитанием. Если быть точнее, дед продолжал заниматься привычными для него делами, а Наташа просто присутствовала при всем этом. Да так и увлеклась, так и заболела дедовым делом. И вот, уже сегодня, она вывела это дело на новую ступеньку развития. Да еще и заинтересовала и подтянула своих друзей.

Воспоминание о друзьях добавило частичку своего тепла, вкупе с огнем камина и терпким привкусом вина.

Татьяна - лучшая подруга детства. Она была рядом с ней везде и всегда. Вместе с ней они грустили, вместе и радовались. Иногда Наташе казалось, что они с Татьяной больше чем подруги. Как там говорится: "Брат не всегда друг, но друг всегда брат". В их случае - сестра. Сестра, с которой она ни единого разу не ссорилась.

Сергей. Он появился в ее жизни значительно позже, но сразу занял свою достойную нишу весельчака и души компании. При своих габаритах, он мог практиковать ремесло вышибалы, но стоило ему заговорить, как первое впечатление богатыря, сменялось на балагура. Мягкий, добрый, доверчивый. Вот три слова, которыми можно было описать Сергея. А еще у них была схожая судьба - он также рано остался без родителей. Также воспитывался дедом, с той лишь разницей, что дед Наташи еще здравствовал, а дед Сергея полгода назад ушел из жизни, оставив его совсем одного. Хотя, почему одного? У него есть друзья и Наташа одна из них. А еще у него есть девушка - Татьяна, которая умеет смотреть не только на него, но еще и в одну с ним сторону.

Ну и наконец - Илья. Илью, Наталия знала довольно таки давно, но поначалу он напоминал ей Никиту. Такой же высокомерный и надутый. Все изменилось не так давно. Илья вдруг стал уделять ей знаки внимания. Стал очень приветливым и обходительным. В своем новом амплуа, ему понадобилось не так много времени, чтобы покорить Наталью и уже сегодня, для нее, он был не просто друг.

Помимо Наташи он успел покорить и ее друзей, и стал полноправным членом их компании. У Ильи были живы оба родителя, и единственным негативным моментом стал тот факт, что Наталия, даже на правах законной девушки, не была знакома ни с одним из них. Это ее немного обижало, но она всегда отличалась терпеливостью. В городе все знали родителей Ильи, как затворников. Наверное, для них имело значение серьезности отношений сына со своей избранницей и тогда они пустят ее в свой дом.

- Придет время и все станет на свои места. - Думала Наташа. - А пока, все хорошо именно так, как существует на данном этапе. Илья ее любит и это самое главное. Ради нее он идет наперекор отцовской воли. Отец против его участия в походе.

Еще, правда, ходят слухи, что отец Ильи теневой богач. Что он в несколько раз богаче Инкермана и его состояние нажито незаконно. Но это не так. Народу только и нужно, что обмыть кому-нибудь косточки. Так живется веселее. И чем меньше человек выставляет себя напоказ, тем больше сплетен о нем собирается.

А Наталия не верила сплетням. У нее под рукой всегда был первоисточник. Ну а если что-то из сказанного и являлось правдой! В конце концов, ей жить с сыном, а не с отцом. Дети не отвечают за своих родителей.

Жить с сыном! Жить с Ильей! Наташа поймала себя на мысли, что впервые подумала об Илье, как о своем будущем муже. Эта мысль добавила еще толику тепла к уже имеющемуся. Что навеяло ее на такие мысли? Быть может сегодняшнее замечание деда, о том, что она женщина. Что ее роль в жизни - поддерживать домашний очаг.

Дед! Воспоминание о нем заставило ее покраснеть. Вот она какая - хорошая внучка. Сидит с друзьями, пьет вино. А он там дома совсем один. Мелькнула мысль: "А может забежать сейчас к нему", но стоило посмотреть в окно, как эта мысль улетучилась сама собой.

На город давным-давно опустилась ночь. Ко всему прочему, она принесла с собой не только темноту, но и дождь, который начав накрапывать легкой изморосью, постепенно увеличился до крупных полноценных капель.

- Завтра. Обязательно забегу к нему завтра. - Пообещала Наташа сама себе.

3.

Дождь разошелся не на шутку, за короткий промежуток времени, превратив пустынные улицы в русла бегущей воды и продолжая подпитывать вновьобразованные "реки". Редкого человека можно было увидеть в это время прогуливающимся под дождем. Нормальные люди сидели по домам под надежными крышами, а самые отчаянные пытались добежать до питейных заведений, чтобы там просохнуть снаружи и промочиться изнутри.

Таверна Старый Пит как раз была одним из подобных заведений, пользующихся популярностью у местного населения. В основном ее посетителями были постоянные клиенты, но случались и залетные гости.

Сегодняшний вечер не стал исключением. В отличие от пустынной улицы, в Старом Пите яблоку негде было упасть от присутствующих посетителей. В воздухе стоял стойкий запах вина и табачного дыма. Под аккомпанемент стукающихся друг с другом кружек кто-то пытался затянуть грустную песню. Между грубосколоченных столов сновала розовощекая дородная официантка с подносом, убирая пустую посуду и выставляя новые, ароматнопахнущие блюда, попутно ловко изворачиваясь от мужских шаловливых рук.

Сидящие за столами, налетали на еду с удвоенной силой, обильно запивая ее новой порцией вина.

Все столы были заполнены до отказа, и лишь за одним находился одинокий посетитель. Как раз к нему и подходил термин - "залетный". Ни хозяин заведения, ни обслуживающий персонал, ни постоянные клиенты никогда раньше его здесь не видели.

Он был гостем, а вел себя как хозяин. Широченные плечи, уверенный взгляд, руки, словно вырезанные из столетнего дуба и закаленные в огне, с наколкой на предплечье в виде летучей мыши.

Перед ним стояла одна единственная кружка с горячим чаем, а все остальное пространство стола оставалось свободным. Однако стоило кому-нибудь отправиться к нему, чтобы составить компанию, как он тут же возвращался в поисках нового места. С кем другим можно было и поспорить, и драку устроить, на радость окружающим, но почему-то с этим посетителем спорить не хотелось. Так он и продолжал сидеть в гордом одиночестве, если не считать кружки с чаем.

Входная дверь открылась в очередной раз, впуская порцию холодного воздуха и очередного гостя в плаще с накинутым капюшоном. Вновьприбывший посетитель постоял какое-то время на одном месте, осмотрел заполненный зал и оставив после себя мокрую лужицу от стекающих по плащу дождевых капель, шаркающей уверенной походкой направился к столу одинокого посетителя.

Завсегдатаи с любопытством наблюдали, чем закончится очередная попытка очередного желающего присоединиться к компании здоровяка и были чрезвычайно удивлены, когда увидели, что тот не только позволил присесть вновьприбывшему за свой стол, но еще и помог снять тому промокший плащ.

Без плаща, новый посетитель предстал перед публикой в образе седовласого деда. Он также заказал себе кружку чая и вскоре перестал быть объектом пристального внимания.

- Ну, здравствуй, Дед! - Наконец нарушил молчание здоровяк, после того как старик устроился за его столом. - Много лет прошло с тех пор, как мы виделись в последний раз.

- Это точно. - Заметил старик. - Я тебя помню еще пацаном, а сейчас ты вон какой вымахал. Любо глянуть - настоящий профессионал.

- Не буду отрицать, - согласился здоровяк, - на своем поприще я добился кое-каких успехов, но все это только благодаря тебе, Дед. Если бы ты тогда на рынке меня не защитил, не взял под свое покровительство, там бы мне конец и пришел. Забили бы до смерти за качалку колбасы. А не забили тогда - забили бы в следующий раз. Выбора-то у меня не было. Кушать хочется, а когда хочется есть, а расплатиться нечем, нужно идти воровать. Так что, Дед, мой долг перед тобой все еще не оплачен.

- Я, Паша, не ради долга тебя позвал. Я и тогда тебе сказал и сейчас повторюсь - ты мне ничего не должен. Я ради внучки пришел. Помощь мне нужна твоя, Паша. Профессиональная помощь.

- Говори, Дед. Выслушаю тебя. Все для тебя сделаю. Все, что в моих силах, а сила у меня сейчас немалая. Если раньше я начинал с мальчика на побегушках - то сейчас меня назначили главным тренером. Да и организация наша выросла. Раньше мы кто были? Наемники средней руки, а сейчас вроде тоже наемники, но уже со статусом правительственных заказов, да еще и с правом голоса. Так что Дед, возможности у нас хорошие.

- Это хорошо, что возможности хорошие. Дело мое не простое. Чтобы объяснить тебе всю суть, мне нужно начать с самого начала.

Как ты знаешь, я в первую очередь ученый и изучаю нашу историю, а история наша всегда отличалась своей жестокостью. Наиболее жестокой она стала в год третьей мировой войны. Это был год ядерного оружия. Эта война оказалась самой короткой за всю историю человечества, но именно она стала самой кровопролитной. Она уничтожила девяносто девять процентов всего живого на планете. В том числе и людей.

После войны, оставшееся в живых человечество, в своем развитии откатилось на века назад. Были утрачены практически все промышленные предприятия. Они оказались либо разрушены, либо остались в отравленной взрывами зоне. А самое главное - это утрата человеческих знаний. Многие великие умы, просто погибли наряду с рядовыми согражданами, а знания накопленные веками стали недоступны.

Эти знания в большинстве своем хранились на современных (конечно же современных для того периода времени) технологических носителях и эти носители: во-первых, сами остались в зараженных городах; а во-вторых - аппаратура, считывающая с них информацию, в нашем времени работать не будет.

Когда-нибудь, спустя многие годы, новое поколение наших потомков, снова выйдет на уровень былых технологий, но это произойдет еще очень и очень не скоро. А жаль, ведь утраченные знания позволяли: выращивать большие урожаи; лечить болезни, считающиеся у нас неизлечимыми; преодолевать огромные расстояния за короткий промежуток времени и многое, многое другое. Этим знаниям цены нет.

Старик на некоторое время замолчал, отхлебнул из своей кружки остывающий чай, предоставляя своему слушателю переварить полученную информацию и потом, не спеша продолжил свой рассказ.

- Знания утеряны, но не все. Еще до того, как в предшествующий нам мир пришел технологический прогресс, вся информация хранилась в виде печатной продукции или так называемых книг. Эти книги занимали много места, с ними сложно было работать, но они имели свое право на существование.

Новые технологии вытеснили их из обихода, но не уничтожили совсем. Была создана так называемая Библиотека-Музей. Люди приходили туда на экскурсии, чтобы познавать свою историю, а книги стали музейными экспонатами.

Эта Библиотека существует и сегодня. Должна существовать - тут же поправился старик, и в отличие от высокотехнологических устройств, прочитать и изучить книгу сможет любой ныне живущий человек. Конечно, в них не будет самых последних, самых совершенных разработок, но что бы там ни было, для нас это окажется огромнейшим скачком в будущее. Помимо технической литературы, немаловажную роль сыграет и литература художественная. У нас появится шанс узнать, как жили наши предки: что они любил; как проводили свое время; о чем мечтали.

Я, всю свою жизнь, стремился определить местонахождение этой Библиотеки. Сложность добавляли сразу несколько факторов. Это и утраченные знания, и смещение оси вращения нашей планеты после многочисленных взрывов, и изменение конфигурации континентов и морей. Сегодняшние Север, Юг, Восток и Запад совершенно не совпадают со своими довоенными направлениями. Многие земли являются неизведанными, а возможно и до сих пор зараженными. Информации минимум, а вопросов максимум.

Мое дело подхватила и продолжила внучка. Основываясь на моих знаниях, она добавила свои усилия и преуспела. Сейчас, предполагаемое местонахождение Библиотеки известно. По крайней мере, мы почти уверены, что оно известно. Внучка организует экспедицию в предполагаемый район и начиная с этого момента, мне, Паша, нужна твоя помощь.

- Дед, я буду только рад оказать тебе помощь. Что от меня требуется?

- Дорога, по которой она пойдет, полна опасностей. А если учесть, что с ней в обозе будет находиться множество ценных вещей, то опасность возрастает в разы. Я бы хотел, чтобы кто-нибудь из твоих учеников сопроводил ее в этом походе.

- Не вопрос, Дед. Я выделю ей лучшего бойца. Или нескольких бойцов. К тому же, как мне кажется, основная опасность будет подстерегать твою внучку по дороге назад. Насколько я успел понять, самые ценные вещи - это и есть предполагаемая находка и возможно появится много желающих отобрать книги.

- Да. И это тоже. - Немного подумав, ответил Дед. - Признаюсь, я над этим раньше не задумывался. Мне казалось, что человеку, несущему свет в общество, не должны мешать.

- Если подобный "Свет" можно выгодно продать, то за тобой выстроится очередь из желающих помешать. При этом не последнее место в способе вмешательства занимает убийство.

- Но я в первую очередь думаю о благополучии людей.

- Дед, лично я не сомневаюсь в твоих благих намерениях, но... ты скорее исключение из правил, чем само правило. В жизни чаще встречаются совсем другие представители гомо сапиенс. Ты обратился по адресу. Я подберу твоей внучке хорошего охранника.

- Паша - это еще не все. Не все так просто. Внучка отказывается от моей помощи. Говорит, что ей не нужны няньки. Можно ли сделать так, чтобы за ней присматривали, а она ничего об этом не знала?

- Да, Дед, твоя внучка, наверное, мастер усложнять простые вещи, но я думаю, что смогу помочь тебе и в этой ситуации. Есть у меня один толковый парень. Он прошел на отлично весь курс обучения. Осталось сдать экзамен. Это задание и станет для него экзаменом.

- Спасибо, Паша. Эти слова от тебя я очень хотел услышать. Я тут принес средства для осуществления нашего проекта. - С этими словами, старик протянул Паше сверток с деньгами.

Паша развернул сверток, пересчитал деньги и после этого вернул половину назад.

- Этого будет достаточно. Дед, твой заказ я понял и принял. Расскажи сейчас просто о себе: чем живешь; чем дышишь?

4.

Из банка Инкермана Наташа вышла не одна, а в сопровождении молодого человека смазливой внешности. На лице Наташи в это мгновение ярко отображалось неприкрытое выражение недовольства и покорности.

- Никита, я сейчас собираюсь встретиться с друзьями (ты можешь называть их компаньонами), для того чтобы начать подготовку к походу. Ты присоединишься?

- Конечно. С этого момента начинается и моя работа. А я очень ответственно подхожу к поручениям отца. Кстати, ты можешь чем-нибудь озадачить и меня. Я мог бы помочь с подготовкой.

- Спасибо, но не стоит. Если тебя отвлечь личным заданием, то ты не сможешь тщательно контролировать общий процесс, провалишь поручение своего отца и как следствие потеряешь его доверие. А ты ведь очень ответственно подходишь к поручениям отца! Кто знает, быть может если я сейчас дам тебе отдельное поручение, то впоследствии ты будешь винить меня, как человека разрушившего твою карьеру и личную жизнь.

Никита спокойно выслушал эту речь и по окончании захлопал в ладоши.

- Извини, не выдержал. Этот монолог просто требовал аплодисментов, а поскольку кроме меня рядом никого нет, то я позволил взять эту миссию на себя.

Мои отношения с отцом можно назвать: родственными, дружескими, доверительными и так далее. Я готов каждому пожелать, чтобы у него были такие же отношения с его предками. Я могу наворотить кучу проблем, что собственно говоря, некогда и практиковал, но при всем при этом - отец меня всегда простит.

Я понимаю твое сегодняшнее отношение ко мне. Наше прошлое оставило свой отпечаток, который стереть очень сложно, но прошлое осталось в прошлом. С тех пор прошло достаточно времени, достаточно для того, чтобы я изменился. Ты можешь в это поверить, а можешь не поверить. Пройдет время и все само станет на свои места.

А сейчас давай расставим все точки над "і". Я тебе не нравлюсь - это понятно. Скорее всего, твоего мнения придержутся и твои друзья-компаньоны, основываясь только на заключениях подруги - это тоже понятно. Но, начиная с сегодняшнего дня и заканчивая днем возвращения, я буду находиться рядом с вами и только потом, вы сможете вздохнуть с облегчением, что наконец-то избавились от меня.

Никита закончил с расстановкой точек и дальше шагал молча.

Молчала и Наташа, но это не означало, что в ее голове не было никаких мыслей. Как раз наоборот. Там была целая какофония мыслей толкающихся друг с другом.

Неужели он действительно изменился? Неужели с ней только что говорил тот самый Никитка, который еще недавно и двух слов между собой связать не мог. А если и связывал, то в качестве связующих были: похабщина, колкость, едкость и весь остальной негатив, присутствовавший в богатом родном языке. Если бы она не знала его прежнего, то сейчас даже смогла бы проникнуться к нему симпатией.

От этих мыслей ее отвлек окрик Никиты.

- Осторожно.

И последовавший за ним всплеск. Завершающим аккордом стало осознание того, что она стоит посреди лужи, оставшейся после ночного ливня, и по ее ногам стекают грязные ручейки воды.

Начавшее было зарождаться зерно доверия к Инкерману Младшему, исчезло напрочь. Это о нем она думала, когда отвлеклась от окружающей действительности и села в лужу во всех смыслах этого слова. Это он виноват, что за долгий период отсутствия в поле ее зрения, стоило лишь на мгновение появиться, как сразу ей добавилось проблем. Ну и что, что пытался ее предупредить. Раз она сейчас в луже, значит, плохо пытался. И это только начало, а что будет дальше?

Никита, не произносил ни слова и не сводил взгляд с лица Наташи. На самом деле, ему очень хотелось рассмеяться. Если над проблемой расплакаться - она удваивается, а если рассмеяться - она исчезает. Но проблема была не у него, а судя по лицу Наташи, плакать она не собиралась, но и смеяться тоже не хотела. Поэтому, Никите удалось сдержать едва не сорвавшийся смешок и вместо этого он, со словами. - Разреши составить тебе компанию? - Зашел прямо к ней в середину лужи.

Наконец к Наташе дошла вся нелепость ситуации. Пожалеть себя можно и позже, после того, как она покинет эту проклятущую лужу, а то уже и немногочисленные прохожие стали останавливаться и с интересом рассматривать происходящее. Не раздумывая далее ни секунды, она покинула злосчастную лужу и, чавкая обувью, направилась в сторону собственного дома. О поступке Никиты и о том идет ли он следом за ней, Наташа не задумывалась.

Это он виноват, он ее отвлек. И вообще, она собиралась добраться к дому, вызвав извозчика, но в последний момент передумала. И снова из-за него, из-за Никиты. Во-первых, ей не хотелось находиться рядом с ним в ограниченном пространстве, а во-вторых, ей не хотелось выслушивать упреки о том, что не успела она получить деньги, как тут же начала тратить их на собственный комфорт. Мол, в банк добралась пешком, а обратно ее уже везти необходимо.

И что в итоге? А в итоге, она идет пешком, в размокшей, чавкающей обуви. А где-то там, позади за ней, плетется самый ненавистный ей человек.

И все-таки вызывать извозчика было нелогично, потому что присутствовало еще и в-третьих. В-третьих, ее дом находился не так далеко от банка.

Если точнее - то это был родительский дом. Долгое время он простоял нежилым. После гибели родителей, Наташу забрал к себе дед и только три месяца назад, в день своего восемнадцатилетия, она вернулась к родительскому очагу.

Дед был против. Он настаивал на том, чтобы внучка оставалась у него. Аргументировал запущенностью нежилого дома, но на самом деле, он не хотел оставаться один.

Наташа прекрасно понимала Деда, но в свою очередь, считала, что доросла до самостоятельности и собственное жилье - это первый шаг во взрослую жизнь.

Вскоре, в пределах видимости, появились знакомые очертания родного сооружения.

- Ну, наконец-то. - Наташа с облегчением вздохнула. Несмотря на теплую погоду, промокшая насквозь обувь создавала ощутимый дискомфорт. А еще больший дискомфорт, создавали встреченные ей по пути люди. Наташе казалось, что каждый из них, рассматривает ее промокшие, грязные ноги. Хотя на самом деле, большинству из прохожих не было до нее никакого дела. Они шли по собственным нуждам, поглощенные своими проблемами и заботами.

Перед самим домом замаячила какая-то фигура. А вот этого персонажа, в отличие от остальных прохожих, весьма заинтересовало приближение Наташи. Увидев ее, он приветливо помахал рукой.

Наташа помахала в ответ. Конечно же, она узнала встречающего. Узнала и улыбнулась. Илья - это тот человечек, которого она всегда рада видеть, а сейчас, на фоне Никиты и конфуза с лужей, эта радость возрастала в разы. Опустившаяся было до критической точки шкала настроения, уверенно начала подниматься вверх и Наташа ускорила свой шаг.

- Привет, Илья! Ты не поверишь, насколько я рада тебя сейчас видеть! - Наташа с ходу обняла Илью и нежно его поцеловала. - Такого длинного и отвратительного начала дня у меня никогда не было.

- Что случилось? Что-то пошло не так? А что с твоими ногами?

Илья с интересом и удивлением рассматривал последствия водных процедур.

- Потом. Все потом расскажу. Дай сейчас просто постоять рядом с тобой.

- Не хотелось бы вас отвлекать, - вмешался в романтическую идиллию Никита, - но, Наташа, быть может, ты представишь меня своему: компаньону, другу... или больше чем другу?

Наташа просто проигнорировала эту просьбу.

- В таком случае, мне стоит самому себя представить. - После небольшой, но уже начинающей затягиваться паузы продолжил Никита. - Меня зовут Никита. Инкерман Никита и я отправляюсь в поход вместе с вами. Поскольку нам предстоит провести вместе не один день, было бы неплохо познакомиться и узнать друг друга поближе.

С этими словами Никита протянул Илье руку в ожидании рукопожатия и ответного представления, но так и не дождался. Илья не только не пошел на сближение, но еще и отстранился назад.

- Я уже знаком с тобой заочно. - Ответил Илья Никите. - И знакомиться ближе не считаю необходимым. Давай обойдемся без братания. Я думаю, банальной формальности в наших отношениях будет более чем достаточно.

- Не сложно догадаться, откуда ты почерпнул информацию обо мне. Но, быть может пора перестать идти на поводу у окружающих и стоит начать делать самостоятельные выводы?

- А я их и сделал. Прямо сейчас. Мы с тобой еще не познакомились, а ты меня уже начинаешь учить жизни, хотя сам, наверное, помладше меня будешь?

- Не спрашивай Старого, спрашивай Бывалого. Я сейчас это сказал не потому, что я и есть тот самый Бывалый, а потому, что и сам готов постоянно учиться. И абсолютно не важно, сколько лет будет моему учителю, важно то, чтобы у него было чему меня научить. Я готов поучиться и у тебя. Если ты, конечно, сможешь меня чему-нибудь научить.

И еще. Сейчас по поводу того, что мы не успели познакомиться. - Никита вновь протянул Илье руку. - Меня зовут Никита. Инкерман Никита.

Рука дружбы была протянута в очередной раз, но в очередной раз Илья не пошел ей навстречу.

Видя, что ситуация начинает выходить из-под контроля ее поспешила разрядить Наташа.

- Пойдемте в дом, там поговорим. Хватит собирать зевак со всех сторон. А еще, я очень сильно хочу избавиться от мокрой обуви.

Никита по-хозяйски осматривал гостиную, обхаживая ее вдоль и поперек неторопливой походкой. Руку приятно грел горячий напиток, любезно предложенный хозяйкой дома, а на столе стояла тарелочка с пирожными. Уделив должное внимание не очень дорогому гостю, Наташа, извинившись, удалилась в другую комнату привести себя в порядок.

Илья удалился вместе с ней, предложив оказать ей помощь. Хотя, какую помощь он мог ей оказать? На самом деле он просто не захотел оставаться наедине с Никитой. Их антипатии по отношению друг к другу оказались взаимны, но в отличие от Ильи, Инкермана Младшего это ничуть не волновало. Переживет. В его практике это не впервой.

- ...шестнадцать, семнадцать, восемнадцать. - Восемнадцать небольших шагов необходимо сделать, чтобы преодолеть расстояние комнаты в длину. К такому выводу пришел скучающий Никита, преодолевая эту дистанцию уже в пятый раз.

Гостиная оказалась впечатляющих размеров, но более впечатляющим в ней были не размеры, а наличие и количество книг. Их было великое множество, и они находились повсюду: на полках, на стеллажах, на столе, на полу. Они были самых разнообразнейших форм и размеров: маленькие, большие, огромные; толстые, тонкие, средние.

Такое количество книг не могло не вызвать уважения к их хозяйке. А еще, что-то подсказывало Никите, что они здесь находятся не просто для антуража. Каждая из них наверняка была прочитана и осмыслена. Такой подход к делу мог говорить об успешном финале предстоящей авантюры.

Именно авантюрой назвал этот поход Инкерман Старший, практически повторяя замечание Наташиного деда, но сын сумел его переубедить. На самом деле, это именно он, Никита, являлся финансовым спонсором предстоящего Квеста. Это он убедил отца, что верит в затею юной путешественницы и вместе с ней хочет оставить свой след в истории, а заодно и внести свой вклад в финансовое благополучие фамилии Инкерманов. Да и вообще, он созрел для чего-то большего, чем просто прожигать свою жизнь и растрачивать фамильные деньги. И отец согласился. Никита готов был поспорить, что его отец, имеющий непробиваемую шкуру и не имеющий ни малейшей жалости к окружающим, чуть позже прослезился, находясь в уединении. А тогда, он сказал, что ему не жалко никаких денег на то, что бы его собственный и единственный сын перевоплотился из бестолочи в мужчину, умеющего принимать самостоятельные решения.

Никита вспоминал обо всем этом, перестав мерять комнату шагами и остановившись у одной из полок с книгами. Когда он очнулся от мыслей, то был очень сильно удивлен, увидев у себя в руках одну из книг, стоявших до этого на полке. Он и сам не помнил, когда успел взять ее в руки.

- Что ж, это судьба, - подумал Инкерман Младший и загадал желание. - Что нас ждет в Квесте?

После загаданного он раскрыл книгу на случайной странице и прочитал верхний абзац.

- ...И застили небо тучи черные и предстали пред ними звери странные, доселе невиданные. И пошел друг против друга, а брат против брата...

- Вот это я выбрал книгу, - подумал Никита и, перевернув несколько страниц, продолжил свой эксперимент.

- ...И стало белое черным, а черное белым. И смешались день и ночь, небо и земля...

- Падение династии. Верховцев. Из всего множества здесь присутствующих книг, ты выбрал ту, что подходит тебе более всего.

Никита обернулся на голос. Оказывается за чтением он и не заметил, как в дом вошли еще два человека - здоровенный парень и, конечно же, она, голос которой прозвучал только что, и спутать его с каким другим было немыслимо.

- Татьяна! Я тоже рад тебя видеть. Да, ты права, не самая добрая книга, но ты заметь, я не приносил ее с собой. - Никита вернул книгу на полку и полностью переключился на вновьприбывших.

- Я вижу, вы знакомы? - Поинтересовался Здоровяк.

Голос Здоровяка на удивление оказался приятным и располагающим, и несколько диссонировал с его внешностью.

- Татьяна, ты нас познакомишь?

- Познакомлю, - пробурчала Таня, - но только не торопись его запоминать. Это, тот самый Никитка, о котором мы упоминали вчера и я рекомендую тебе навсегда забыть о нем, сразу, как только мы вернемся и аннулируем контракт.

Сергей наклонился и ласково, но при этом как-то больше по-отечески поцеловал Татьяну в лоб.

- Солнышко, я тебя очень люблю, но ты сейчас на меня не обижайся. Позволь, я буду делать об окружающих меня людях собственные выводы?

После чего протянул Никите руку для приветствия. - Сергей.

- Никита. - Ответил на рукопожатие Инкерман Младший.

- Привет! Вы уже пришли? - Из смежной комнаты появились Наташа и Илья.

- Я могу предложить вам чай или что-либо еще? - По-хозяйски предложила Наташа всем присутствующим.

- Я бы не отказался от еще одной чашечки. - С радостью согласился с предложением Никита.

- А нам ничего не надо. - За двоих ответила Татьяна. - Мы плотно позавтракали у Сергея.

Сергей вопросительно посмотрел на свою спутницу. Когда это они успели позавтракать, если с утра макового зернышка во рту не было? В животе тоскливо заурчало. Он уже хотел было высказаться по этому поводу, но Таня не позволила этого сделать, ухватив его за руку и потащив за собой к столу переговоров.

- Давайте сразу перейдем к делам!

На самом деле, никакого завтрака у Сергея не было, и Татьяна сама была не против чая, и не только чая, но... присутствие здесь Никиты, отбивало всякий аппетит. Ей не хотелось затягивать совместное времяпрепровождение с ним и уж тем более делить хлеб.

Сергей не поддерживал в этом свою девушку, но все-таки сумел тактически промолчать и первым уселся за стол переговоров.

Вскоре, за этим столом разместились все пятеро, и слово взяла Наташа.

- Несмотря на то, что вы все, в той или иной степени успели познакомиться, я еще раз представлю вас друг другу.

Итак, Инкерман Никита - наш спонсор. Напомню, что без финансовой поддержки банка Инкермана, наше предприятие оказалось бы неосуществимо. Кроме того, Никита является куратором данного предприятия по финансовым вопросам, поэтому все денежные расходы должны первоначально согласовываться с ним.

После своего представления, Никита немного привстал из-за стола и кивнул всем присутствующим.

Наташа перевела взгляд в другую сторону.

- Штерман Илья. - Представила она следующего присутствующего. - Один из организаторов и участников предстоящего похода.

Илья понимал, что его представили не для всех, а всего лишь для одного единственного человека. Он исподлобья взглянул на Инкермана Младшего и на этом ограничил свои действия.

- Студенина Татьяна. - Продолжила Наташа. - Мне кажется знакомить вас друг с другом, необходимости нет.

- Да уж, не нужно. - Татьяна перевела взгляд с Никиты на Илью, почувствовав в нем своего союзника и обратно. - Достаточно того, что я уже...

Хозяйка дома, во избежание начинающегося конфликта, не дала договорить своей подруге и, прервав ее на полуслове, продолжила знакомство дальше.

- Еще один организатор, участник и можно сказать мускулы нашего предприятия - Сафронов Сергей.

Сергей не стал вставать, но по примеру Никиты кивнул тому в знак приветствия, одновременно глядя как на Инкермана, так и на стоящую рядом с ним тарелку с пирожными, за что был незамедлительно "вознагражден" неудовлетворительным шипением со стороны Татьяны.

- Теперь самое время перейти к деловым вопросам. - Продолжила Наташа. - Давайте распределим обязанности.

Сергей и Татьяна, вам я доверяю самое сложное - подбор команды. Нам нужны носильщики - десять человек. Два охотника, повар и лекарь.

Каждому из них необходимо пояснить общую суть и всю сложность нашего похода, но не посвящать в конечную цель. Лишние проблемы уже на старте нам не нужны.

Найти людей, способных покинуть насиженные места на длительное время, будет очень сложно, поэтому дата старта, в основном зависит от вас. В качестве поощрения используйте деньги. Уже сейчас, на счет каждого желающего будет положено десять тысяч кредиток, а по возвращению еще столько же, плюс премиальные в зависимости от срока возвращения, результата похода и личного вклада каждого в общее дело.

Илья. В твои обязанности войдет подготовка товаров на обмен и запас продуктов. Домашняя утварь, инструмент, украшения... в общем, все то, что в пути можно будет обменять на еду, одежду, жилье, оружие. С едой до поры до времени не спеши. Ее закупишь перед самым выходом, и покупать необходимо только продукты длительного хранения. Помимо еды и товаров на обмен, необходимо будет закупить и лекарств, но здесь придется подождать до тех пор, пока не будет найден лекарь. В этом вопросе понадобится его консультация.

Для всех. Не забывайте, что с каждым отдельно взятым человеком необходимо будет заключить официальный договор, а с каждой покупки взять расписку о приобретении. Вторые экземпляры договоров и расписок предоставить Никите для отчетности.

Я займусь юридической стороной вопроса, а также поисками корабля для пересечения Тихого моря. Все. На этом можно закончить обсуждения и перейти к подготовке. Если, конечно, ни у кого нет вопросов.

На самом деле, все уже давным-давно было обсуждено и решено. Данное совещание предназначалось всего для одного человека, чтобы ввести его в курс дела. И именно этот человек задал вопрос.

- А мне поручение? Я теперь тоже член вашей команды.

- Если я не ошибаюсь, - ответила ему Наташа, - ты уже пришел к нам с определенной миссией - контролировать финансовые расходы.

- Для того чтобы сложить в стопку ряд расписок, много времени не потребуется. Возможно, я смогу помочь чем-нибудь другим общему делу?

- Хорошо, я подумаю над этим. А сейчас, если вопросов больше нет, давайте займемся делами.

Первыми покинули дом Наташи Сергей и Татьяна. Сергей пропустил свою девушку вперед, после чего в последний раз бросил свой взгляд на тарелку с так и не тронутыми пирожными, сглотнул накатившую слюну и закрыл за собой дверь. Следом за ними разошлись и остальные, оставив хозяйку в одиночестве.

- Ну вот, наконец-то, - подумала Наташа, - механизм, который начал собирать еще ее дед, сегодня пришел в движение. Закрутились смазанные шестеренки, и осыпалась многолетняя пыль. Теперь, главное, чтобы он завел их в нужном направлении.

От утреннего плохого настроения не осталось и следа. Она вдруг пришла к выводу, что присутствие на собрании Никиты, не доставило ей дискомфорта. Даже наоборот, ее друзья - Илья и Татьяна, словно объединившись, своим поведением, пытались спровоцировать конфликт, а Инкерман на него не повелся. Возможно и в походе, он не будет ее раздражать, а с друзьями она поговорит отдельно, чтобы больше не цепляли его. А еще, наверное, Никиту действительно нужно будет озадачить каким-нибудь делом. Не оттого, что он об этом попросил или вдруг стал немного терпимее. Просто, чем больше человек занят, тем меньше времени у него остается на глупости.

5.

- Нет, у тебя не будет отпуска. Как ты себе это представляешь? Мы уходим на сотни, тысячи километров отсюда и каждый день будем находиться в движении. Ты считаешь, что в процессе движения сможешь отлучиться назад в отпуск, а потом нас догнать?

Сергей уже успел покрыться испариной от натуги. Он не так уставал тогда, когда переносил какие-нибудь тяжести, чем сейчас, объясняя нанимаемому человеку специфику их предприятия.

- Но ведь по закону, я имею право на отдых? - Не унимался коренастый мужик.

- И сколько ты уже отдыхаешь? - Ответил вопросом на вопрос Сергей.

- Я не совсем понял этот вопрос. - Изумился Коренастый.

- Я интересуюсь, как давно у тебя нет работы? - Расширил свой вопрос Сергей. - Какой закон не дает тебе право ее найти и наконец, на что ты живешь, пока находишься в "творческом поиске"?

- Третий месяц без работы. - Обошелся одним ответом на все вопросы Коренастый.

- Хорошо. Задам следующий вопрос. Сколько ты зарабатывал в год до этого? До своего трехмесячного отпуска.

- Пять тысяч. - Не задумываясь, ответил мужик.

Сергей иронично усмехнулся. Вот ведь паршивец врет и не скривится, но вместо того, чтобы уличить своего оппонента во лжи, продолжил.

- Вот видишь. А я тебе предлагаю десять тысяч прямо сейчас, авансом. Можешь отдать их своей семье, а по возвращении получишь еще столько же, а возможно и больше, если проявишь себя с положительной стороны или если поход затянется.

- У меня нет семьи. Мне некому отдавать деньги.

- В этом случае можешь носить деньги с собой или мы положим их в банк на твое имя. В походе они тебе не пригодятся. Ты будешь обеспечен всем необходимым за счет предприятия, а когда вернемся, заберешь свой вклад назад и получишь оставшуюся часть. У тебя через год будет минимум двадцать тысяч кредиток. Ты хочешь заработать двадцать тысяч?

- Хочу.

- Значит, ты будешь наниматься на работу?

- Я не знаю.

Сергей обессиленно откинулся назад и тяжело вздохнул. Наташа оказалась права по поводу проблем с наймом людей. Вот уже пятый день, как они с Татьяной обхаживают весь город вдоль и поперек: рынок, порт, различные увеселительные заведения, где любит околачиваться народ, желающий подзаработать, а в графе "нанятые", по-прежнему ноль. Не то, чтобы никто не интересовался предложением, но у каждого находились свои причины отказаться: то слишком далеко; то слишком надолго; то слишком непонятно. Были и такие, кому Сергей сам отказал, даже не введя в курс дела. А куда их брать? На них же без слез не глянешь. Они нанимаются на роль носильщиков, и им предстоит нести тяжелый груз, а выглядят так, что их самих нести нужно.

Сейчас Сергей сидел в таверне "У моря". Она действительно находилась у моря, и тихий шелест прибоя действовал успокаивающе. Это оказалось как не зря кстати, потому что нервы уже находились на пределе. Битый час объяснять этой деревенщине простые истины и через каждые десять минут заказывать ему новую кружку пива - это выведет из равновесия любого. Вон Татьяна, давно уже сдалась и пересела за другой столик. Сергей вообще уже засомневался, что этот любитель пива ищет работу, а не разводит его на выпивку.

- Значит так, мое предложение все еще остается в силе, но количество рабочих мест у нас ограничено и если ты не успеешь, потом сам себя винить будешь. Можешь идти и подумать, а на сегодня с тебя достаточно и информации, и пива.

Сергей ясно дал понять, что халявное пиво закончилось и, несмотря на то, что вакансий оставалось предостаточно, а очередь желающих отсутствовала, этот крепыш ему явно надоел.

Когда коренастый уже встал из-за стола и слегка пошатываясь, направился в сторону выхода, дверь в таверну отворилась, и внутрь помещения ввалился мужик, больше похожий на медведя, чем на человека. У Сергея округлились глаза. Ничего себе! Он и сам был немаленьким, но по сравнению с вошедшим вдруг почувствовал себя ребенком.

Этот Медведь окинул взглядом полупустое помещение и с уверенностью двинулся в сторону Сергея.

- Здравствуйте. Это вы нанимаете работников? Я бы хотел к вам наняться.

- Да, вы абсолютно правы, - у Сергея язык не повернулся в отличие от предыдущего собеседника обращаться и к этому на Ты, - нам нужны работники. Присаживайтесь, я объясню вам специфику нашего предприятия.

- Да я уже знаю, в общих чертах. - Рокочущим голосом ответил Медведь. - Слухи о вас распространились по городу. Меня все устраивает. Я что-то должен подписать?

Удивленный Сергей посмотрел на Татьяну, которая, в свою очередь, была удивлена не менее его самого и даже отвлеклась от своего занятия (разглядывания мухи, бьющейся об оконное стекло).

- Да, должны. - Наконец ответил Сергей. - Мы составим с вами договор. Этим займется моя спутница - Татьяна. Присаживайтесь к ней, и она объяснит все, что от вас потребуется.

Медведь отправился в указанное место, а Сергей проводил его взглядом и отчетливо слышал, как жалобно скрипят половицы под могучим весом великана.

- Вы знаете, я уже подумал.

Сергей отвлекся от созерцания великана и обернулся на звук голоса. У стола снова стоял Коренастый, который также таращился на Медведя. Коренастый, наконец, оторвался от увиденного зрелища и, не смотря на количество ранее выпитого, абсолютно трезво заявил. - Я тоже хочу подписать с вами договор.

Вот так удача. Сергей не мог поверить в происходящее. Еще совсем недавно он был полон разочарования и стыда перед Наташей за то, что не справляется с поставленной задачей, а сейчас, в его списке оказались сразу двое. Да еще, какие двое! Крепыш - хорош, а Медведь - один стоит двоих, а то и троих...

***

...У Ильи, в отличие от Сергея с Татьяной, дела продвигались значительно лучше, что и не удивительно, ведь их задачи кардинально разнились. Стоило только ему зайти на рынок или в какую-нибудь лавку, как торгаши воздавали хвалу небесам. Слухи о том, что какой-то парень скупает все подряд, распространились уже на второй день закупок, как огонь в степи в засушливый сезон. Каждый торговец надеялся, что этот парень зайдет именно к нему и ждал с распростертыми объятьями.

Уже спустя две недели, гостиная Наташи перестала быть похожа на библиотеку, а скорее превратилась в складское помещение. Чего тут только не было: топоры и пилы, котелки и плошки, ведра и тазики, ткани и пряжа, украшения и поделки, и многое, многое другое.

Илья справился со своим заданием раньше всех и сейчас исчез из поля зрения остальных, мотивируя это тем, что не хочет путаться под ногами.

Наташа по этому поводу сделала свои выводы. Перед длительным походом, Илье захотелось побыть наедине со своим родными. Когда еще выпадет подобный шанс. Она и сама хотела немного больше уделять внимания деду, но вопреки данному ей обещанию, катастрофически не хватало времени.

Илья выполнил свое задание первым. Сергей с Татьяной неудачно стартовали, но сейчас вышли на финишную прямую, и только у нее, у Наташи, все стабильно - стабильно плохо начиналось, стабильно плохо продолжается. В мире может поменяться все, но одно остается незыблемым - бюрократия. Причем, чем цивилизованней становится государство, тем запутанней его делопроизводство.

Вчера она занималась фрахтовкой корабля. Вместо того чтобы просто обсудить стоимость и дату выхода, ей каждую минуту подсовывали новый бланк, на случай - "Если". А потом шли перечисления этих "если" и списки лиц, с которыми необходимо согласовать. С появлением каждого нового "если", Наташа мысленно прибавляла нули к раздувающейся до неприличных размеров сумме. Она уже начала подумывать о том, что Тихое море не настолько и широкое и проще было бы преодолеть его вплавь.

На помощь неожиданно пришел Никита. О чем он разговаривал с судовладельцем, Наташа не знала, хотя и догадывалась. Банк Инкерманов обеспечивал страхование кораблей. Через десять минут после этого разговора было подписано вполне приемлемое соглашение.

Помимо своей воли, Наташа начала признавать, что Никита не только безвреден, но местами может оказаться даже полезен. Жаль, что в этом открытии с ней не согласились лучшая подруга и Илья. Вместо Татьяны копии договоров Никите приносил Сергей, а расписки за приобретенный товар, Илья передавал через Наташу. Они так и не признали Никиту ни как компаньона, ни как контролирующий орган.

Наташа начала немного переживать по этому поводу. А вдруг Инкерману это надоест и он в одностороннем порядке разорвет с ними контракт? И хотя Никита не подавал ни малейших признаков дискомфорта, но, мало ли. Саму Наташу такое отношение к ней, да еще и подконтрольных лиц, давно вывело бы из себя, а он ходит, как ни в чем не бывало.

6.

Полтора месяца пошло с тех пор, как был подписан контракт с Инкерманом. Лето давно закончилось, и листья деревьев начали покрываться золотистым оттенком. Зачастили дожди и лучики солнца стали редко пробиваться сквозь застившие небо тучи, а если и пробивались, то не радовали прежним теплом.

Но в этот день, как по заказу на небе не оказалось ни единого облачка. Температура воздуха вновь поднялась, и все живое выбралось из своих убежищ насладиться последними теплыми деньками. У природы открылось второе дыхание, которое в народе величают Бабьим Летом.

У дома Наташи образовалось целое столпотворение. Там находилось несколько повозок, груженных тюками и ящиками и огромное количество народа.

Среди этого столпотворения выделялась небольшая женская фигурка, отдававшая последние распоряжения.

- Сергей, что с погрузкой?

- Осталось на одну телегу, возница опаздывает.

- Должен быть с минуты на минуту. - Это уже Илья отвечает. Он ответственен за транспорт.

- Таня, что с людьми?

- Остался только Лекарь, остальные на месте. А вот и он. - Тут же поправляется она. - Все на месте.

Из-за угла дома появилась целая процессия во главе с седовласым возрастным мужчиной, идущим в обнимку с женщиной. Со всех сторон их окружало человек десять представителей разных поколений: ровесники, дети, внуки.

Именно из-за таких процессий здесь и было многолюдно. Почти у каждого представителя экспедиции присутствовал свой кортеж провожающих. А если еще добавить самих участников и толпу зевак, то можно было собрать то, что здесь и собралось.

В этой толпе и сопровождающем ее шуме тяжеловато было докричаться до людей и вести деловой процесс, но попросить народ разойтись Наташа не осмелилась. Если не считать зевак, то остальные либо сами являлись участниками похода, либо пришли попрощаться со своими близкими и родными, которых не увидят длительное время. Как им можно сказать, чтобы они ушли? К тому же, у нее был и свой провожающий.

Дед пришел самым первым. Они уже успели наобниматься, и сейчас дед сидел на лавочке и не вмешивался в процесс. За это Наташа была ему очень благодарна.

Она периодически поглядывала на лавочку и видела слегка отрешенный взгляд деда. Постороннему могло показаться, что этот человек просто проходил мимо, устал и присел отдохнуть. Что ему нет никакого дела до всего, что здесь сейчас происходит, почему бурлит этот муравейник. Но это было не так. Наташа слишком долго прожила с этим человеком и изучила его досконально.

Под мнимой отрешенностью скрывался острый глаз, светлый ум, чуткий слух и стопроцентное понимание ситуации. И если дед ни во что не вмешивался, то это означало только одно, все идет правильно, и он просто выполняет просьбу внучки - дает ей возможность самой руководить процессом. Именно за это Наташа и была ему признательна. Иногда их взгляды встречались и тогда лица обоих освещались короткой поддерживающей улыбкой.

- Посторонись. Посторонись.

Постоянно крича и потихоньку оттесняя толпу, к дому подъехал последний возница. В его телегу тут же начали загружать приготовленные тюки и уже через пару минут погрузка окончилась.

Наташа в который раз отметила здоровенного верзилу, участвовавшего в погрузке. Если другие грузили один тюк вдвоем, то этот в одиночку поднимал два тюка. И где только его раздобыли? По-видимому, это первый претендент на премию. И силой не обделен и не отлынивает от работы.

Все в сборе, все погружено, можно отдавать команду к старту. В последний раз, взглянув на свой дом и поймав себя на мысли, что уже повторно он будет законсервирован, Наташа, привлекая внимание, подняла руку вверх и громко попросила тишины.

Толпа не сразу отреагировала на эту просьбу. Те, кто был поближе, услышали первыми и по цепочке начали передавать информацию друг другу. Прошло еще некоторое время, прежде чем последний присутствовавший замолчал. Взоры всех собравшихся устремились на девушку, стоявшую в центре событий, и Наташа заговорила.

- Я хочу поблагодарить всех собравшихся. Спасибо, что пришли проводить нас в дальнюю дорогу. От порога этого дома, мы начинаем наш путь в возможность изменить будущее. Я не могу объяснить вам цель нашего похода в полном объеме, но мне хочется верить, что у нас все получится и тогда, вы будете гордиться своими родными, потому что каждый из них, своим присутствием, внесет вклад в общее дело и изменит нашу историю.

Изначально я планировала добраться до порта на телегах, но сейчас думаю, а не устроить ли нам праздничное шествие через весь город?

Толпа радостно загудела. Такое предложение пришлось им по вкусу. Те, что помоложе, восприняли шествие, как возможность покрасоваться на публику, а постарше - побыть чуточку дольше со своими родными.

Телеги первыми сдвинулись с места и неспешно повезли свой груз, определив голову колонны. За ними потянулась вереница людей.

Наташа дождалась, когда мимо нее пройдет последний человек и лишь тогда, вместе с дедом обозначила хвост колонны. Они взялись за руки и медленно потянулись за остальными.

- Ну что, внучка, вот я и дожил до Самого Почетного Провожающего. - Высказал свое умозаключение дед. - Дело осталось за малым - встретить.

- Встретишь, Деда. Ты еще мной гордиться будешь, как я сейчас тобой.

- Ну-ну, не подлизывайся. Сейчас-то уже точно поздно, назад ходу нет. Кстати, посмотрел я на вашего Лекаря. А он не намного младше меня. Может и мне стоило с вами пойти?

- Деда, он не молод, но, несмотря на это все равно младше тебя. К тому же он достаточно крепок. А еще, я собираюсь использовать его только по назначению и излишне нагружать не буду. Ну а если до конца быть честной, то найти профессионального грузчика намного легче, чем профессионального Лекаря.

Дед как вроде и не услышал предыдущих замечаний.

- Моложе! - Пробурчал он. - То-то я видел, как этого молодчика внуки провожали, а у меня еще ни одного внука нет.

Наташа про себя улыбнулась. Дед знает, что уже ничего не изменится, но продолжает хорохориться, словно молодой пацан. Внуки провожали!

- Будут тебе внуки Дед. - Ответила Наташа. - Обещаю тебе, вернусь назад и обязательно над этим подумаю.

Кстати о провожатых. Наташа не была удивлена, когда не увидела никого рядом с Сергеем - он остался сиротой. Хотя и тут она не права, Сергея благословили в дорогу родители Татьяны. Он успел им стать вместо сына и наверняка они уже видели в нем будущего зятя.

Некоторых из ее наемников провожали целые семейные кланы, как-то Лекаря, но никто не пришел проводить Никиту. Неужели Инкерман Старший, таким нехитрым способом решил от него избавиться? Или ему так сильно надоел собственный сын, что ни он, ни кто-либо еще не пришел провести и напутствовать его в дорогу?

Еще более странным стало одиночество Ильи. Он сегодня целое утро был при деле: организовывал телеги; лично участвовал в погрузке; бегал, суетился, но ни разу не присел пообщаться со своей родней. Все потому что из родни никого не было. А ведь у него полная семья: мать, отец и два старших брата.

Наташа рассчитывала, что именно сегодня он познакомит ее сразу со всеми, а в итоге - никого. Что случилось, не понятно. Наташа пару раз пыталась заговорить с ним на эту тему, но Илья переводил разговор в другое русло и она сдалась.

Обычно, дорога к морю занимала намного больше времени. По крайней мере так казалось, но сейчас, несмотря на то, что ход процессии был весьма медлителен, время пролетело незаметно.

Спереди повеяло морской прохладой соперничающей с солнечным теплом и шум прибоя начал сливаться и растворяться в людском гомоне.

У Наташи вдруг все сжалось внутри. Что она сейчас делает? Она прожила в этом городе восемнадцать лет и ни разу его не покидала. Здесь все такое знакомое, такое родное. Здесь Дед. Жизнь была размерена и упорядочена. Зачем она это затеяла? А вдруг, это действительно авантюра?

- Наш корабль Зеленая Миля. Стоит на третьем причале. - Голос тверд и уверен. Наташа взяла себя в руки. Это была всего лишь минутная слабость.

Кораблик оказался довольно хлипким и невзрачным на вид суденышком. На самом деле, вплоть до сегодняшнего дня, она его сама не видела и сумма, отданная за него, снова показалась большой. Но после драки, как известно, кулаками не машут. В конце концов, она не гналась за комфортом. Ключевым моментом являлось пересечение Тихого моря и если это судно способно на подобное, то оно подойдет.

Команда судна состояла всего из десяти человек, не считая капитана. В отличие от самой посудины, моряки оказались в большинстве молодыми парнями. Они были общительны и весьма радушны. С их помощью удалось довольно быстро разместить груз из телег в чреве судна и после короткого прощания с родиной Зеленая Миля отдала швартовый.

7.

Нос корабля, несмотря на свой далеко не идеальный вид, легко повернул в сторону открытого моря вследствие четких действий команды и Зеленая Миля, на всех парусах рванула вперед, оставляя далеко позади своих провожатых.

Наташа еще долго оставалась недвижимо стоять на корме. На ее глазах порт родного города медленно таял, превращаясь из копошащегося муравейника, сначала в темную массу, затем в тонкую линию горизонта, через мгновение растаявшую в зелено-бирюзовых водах Тихого моря. Вместе с портом растаяли и лица провожающих, все кроме одного - ее дедушки. Именно Дедушки, а не Деда, как привыкли называть его все окружающие, а она им вторила. Почему-то, нам всегда дороже становятся именно те люди, которых мы теряем.

- А насколько я ему дорога? - Думала Наташа. - Как сильно он будет скучать по мне?

Лицо деда на пристани не выражало бурных эмоций, но это ни о чем не говорило. Дед очень сильный человек, а ведь именно сильные люди и страдают больше всего. Просто другие этого не видят.

Наташа попыталась отвлечься от своих мыслей и первое, что она для этого сделала - это перестала искать исчезнувший берег и повернулась вперед.

На палубе небольшого кораблика полным ходом шла своя жизнь. Команда судна выполняла свои прямые обязанности, а ее команда праздно шаталась без дела, изучая свое новое пристанище на несколько дней.

Сергей с Татьяной в отличие от нее, устроились на носу корабля и любовались рассекаемыми волнами. Никита, отправился знакомиться с капитаном корабля и его посудиной, чем доставил оному неописуемое удовольствие похвастать вверенной ему "гордостью". Илья куда-то исчез. Наверное, проявил чувство такта и дал ей возможность погрустить одной. С остальными членами команды, Наташа еще не успела познакомиться.

Из нанятого персонала Наташе больше всего импонировал Лекарь. Наверное, потому, что он немного напоминал ей оставшегося на берегу дедушку. Как его зовут? Она напрягла память, вспоминая подписанные договора. Митрофанов. Точно, Митрофанов Алексей Сергеевич.

Наташа поискала его глазами на палубе, но так и не заметила. Наверное, он спустился в жилой отсек, и отдыхает после пешего перехода. Зато невозможно не заметить другого ее работника, невысокого, но коренастого крепыша. В отличие от Никиты, он начал знакомство не с капитана, а с рядового матроса и уже успел обойти всю команду. Что-то подсказывало Наташе, что это не просто знакомство, а поиск собутыльников и она еще с ним по этому поводу намучается.

Конечно же, невозможно не заметить их великана. С ним может сравниться разве что корабельная мачта, о которую он сейчас и оперся. Странный он какой-то - необщительный. Работает за двоих, но со своей командой не знакомится, с моряками тоже. Провожающих у него не было. С момента выхода в море прислонился к мачте и так от нее и не отошел. Бросает только изредка взгляды на нее. Ну да ладно. В конце концов, она никого перевоспитывать не собирается. Устраивает его самого такое отшельничество, пусть и сидит сам. Лишь бы работал хорошо.

Вот его противоположность, Коренастый, а как, кстати, его зовут? Наташа на миг напряглась, и память выдала - Смолкин Иван, уже налаживал контакт со своими, а именно с братьями близнецами Сашей и Женей Зверевыми.

Интересно, а что у братьев появилось первым: фамилия, вследствие которой они выбрали себе ремеслом охоту; или ремесло, вследствие которого они изменили фамилию? Наверное... неважно. Важно, чтобы показали мастерство в своем деле и не пошли на поводу у Смолкина. А то, что грузчику в радость - то стрелку в горе, а как следствие и остальным в минус. Но, похоже, зря засомневалась Наташа в профессионализме близнецов. Уже через минуту Коренастый побежал дальше. Видать отшили Зверевы.

Еще Наташу грызли сомнения по поводу повара, а точнее поварихи - Вольновой Наташи, ее тезки. Во-первых, она женщина и неизвестно как выдержит пеший переход. А во-вторых, она женщина и будет в течение длительного периода времени находиться среди мужчин. Конечно же, Наташа с Татьяной тоже женщины, но все-таки у них несколько иной статус.

Разглядывая и обсуждая сама с собой свою команду, Наташа и не заметила, как к ней подошел Никита с капитаном корабля.

- Разрешите вам представить нашего лидера. - Начал Никита. - Кто-то рождается с мозгами, а кто-то с красотой и лишь единицам везет иметь и то, и другое. Краснова Наталья - человек, который относится к вышеупомянутым единицам.

Никита был в хорошем настроении. Свежий морской воздух разрумянил его лицо и всколотил волосы. Эта легкая небрежность в совокупности с самоуверенностью и приличным запасом слов, могли бы сделать его неотразимым в глазах любой девушки, если только эта девушка не знает его так, как знала Наташа. Хотя, надо признать, сейчас она была ему благодарна.

Вообще-то именно она, на основании своего статуса, должна была первой познакомиться с капитаном. В конце концов, им продолжительное время придется совместно делить замкнутое пространство этого судна.

- А это наш Капитан, - продолжал тем временем знакомство Никита, - Садымов Георг. Он же Морской Волк и Повелитель Морей, избороздивший Тихое море вдоль и поперек и знающий его как свои десять... э... прошу прощения, девять пальцев. Наш капитан пообещал доставить нас на противоположный берег за две недели, в целости и сохранности.

Георг расплылся в доброжелательной улыбке. Всегда приятно улыбаться тому, кто платит тебе деньги.

- Добро пожаловать на борт моего корабля, леди. Я и моя команда полностью к вашим услугам. Если у вас возникнут какие-нибудь вопросы или пожелания, прошу вас, обращайтесь ко мне без стеснения в любое время суток.

После своей короткой речи, капитан вежливо откланялся и, взяв Никиту под руку, предложил ему продолжить осматривать судно. Хотя, что там было осматривать? Но, всяк кулик свое болото хвалит.

Наташа улыбнулась про себя. "Морской Волк!" Никита знает что сказать, чтобы надавить на человеческие слабости. Наверняка, среди своих, его знают как самого посредственного капитана, командующего разваливающимся корытом, а всегда хочется услышать о себе что-нибудь лестное.

После того, как капитан с Никитой скрылись в каюте, Наташа решила, наконец, оторваться от мыслей о доме и самой пройтись и ознакомиться с Зеленой Милей.

От кормы до носа корабля семьдесят два шага - это первое открытие было сделано Наташей в самом начале своего ознакомления. Сергей с Татьяной по-прежнему тут и продолжают любоваться бесконечными морскими просторами. Для них - это романтическое путешествие. Наташа, хотевшая было вначале составить им компанию, передумала и решила дать побыть им наедине.

А не пора ли и себе поближе познакомиться с местным "руководством"? Где там Морской Волк?

8.

Прошло двенадцать дней с момента выхода Зеленой Мили в море. Эйфория первых дней спала очень быстро. Морской бриз, соленые брызги, скрип мачт и шелест парусов перестали казаться романтическими и переродились в статус раздражающих. А более всего раздражало: монотонность, однообразие пейзажа и ограниченное пространство передвижения. Если верить капитану, то до прибытия в пункт назначения оставалось всего два дня, но все уже давно перестали считать дни. Счет перешел на часы, а у самых нетерпеливых - на минуты.

Наташа оказалась самой-самой нетерпеливой и уже считала секунды. Она всегда была человеком дела. Просто лежать на кровати и плевать в потолок - занятие для очень слабых людей. Она не такая. Ей постоянно нужно решать какие-то вопросы. Создавать самой себе проблемы и героически их преодолевать. Ну, или просто находиться в движении. А какие вопросы можно решать здесь? Управлением корабля занимается корабельная команда. Из проблем - выбрать одно из четырех блюд, которые готовят на судне. А на территории длиной в семьдесят два шага здорово не разгуляешься. Скукотища.

Ее команда, в своей основе тоже скучала. И это в лучшем случае, потому что Илье и поварихе было не до скуки. Морская болезнь сделала свое дело и уложила обоих в больничную койку. Единственный член команды - Лекарь уже приступил к своим непосредственным обязанностям.

Легче всего жилось двум другим членам команды - Смолкину и Никите. Первый уже приступил к трате своего аванса, опробовав все виды спиртного имеющегося на корабле. Второй начал познавать морское дело, считая, что если в будущем подобная практика и не пригодится, то в качестве общего развития лишним не будет. Что правда Татьяна, подобное действо определила одним словом - Выпендрежник.

А тут еще и теплые дни сошли на нет и снова стало холодно. Постоянно моросил дождь и даже стандартные семьдесят два шага приобрели неприятный влажно-серый оттенок. Выходить на палубу без особой необходимости не хотелось, а время внутри судна тянулось еще медленнее.

Тринадцатый день показался Наташе длиннее предыдущих двенадцати вместе взятых. А что будет завтра? И будет ли четырнадцатый день последним, или за ним последует день пятнадцатый, шестнадцатый? И как надоели одни и те же лица.

Нет, Наташа ни в коей мере не была снобом и не разочаровалась в своих друзьях и команде, просто, так хотелось увидеть хоть одно новое, незнакомое лицо. А больше всех надоел этот великан. На небольшом судне его стало слишком много. То ли он такой большой, то ли судно такое маленькое, то ли еще что либо, но великан встречался ей на каждом шагу.

Не смотря на то, что время тянулось очень медленно, ночь не заставила себя ждать и пришла точно по расписанию. В западной части небосвода погасли последние отблески заката, и небо укрылось непроницаемо-темным саваном.

В отличие от предыдущих ночей, эта потушила все свои огни: ни яркого света Луны, ни тусклого отблеска далекой звездочки. Вокруг одна сплошная мгла, кажущаяся материальной.

Наташа, допоздна застоявшаяся на палубе, наконец, решилась отправиться в свою каюту. Несмотря на непроницаемую темноту, она легко ориентировалась на местности (проведенного времени в море было вполне достаточно, чтобы изучить небольшое судно до мельчайших подробностей).

Впереди ночь, а это значит, несколько часов сна и возможность не следить за временем. А завтра, послезавтра они прибудут в порт назначения, и можно будет поставить первую галочку о преодолении первого отрезка пути. Что правда, сколько еще придется поставить подобных галочек и, как следствие, пройти подобных отрезков? А следующие отрезки не будут похожими на этот. Дорога через Тихое море проложена давным-давно. Ею пользуются чуть ли не каждый день, а каждый последующий отрезок будет вести в неизвестность.

По пути к своей каюте Наташа в очередной раз столкнулась с верзилой. Это ее нисколько не удивило. За время, проведенное на судне, она его видела чаще, чем своих близких друзей. Не обращая на него никакого внимания, она вошла в свою каюту и только тут осознала, что на самом деле успела порядком продрогнуть.

В каюте оказалось намного теплее, чем в коридоре и уж, тем более чем на палубе. Первая волна тепла приятно прокатилась по телу и сразу обозначила "слабые места". Слабыми местами стали мокрые пятна на одежде. Это были следы от начинающегося дождя. Погода вкрай испортилась.

Наташа развесила на присутствовавшей в каюте мебели промокшую одежду, переоделась в сухое белье и залезла под одеяло. Ей было немного стыдно. Эта небольшая каюта досталась ей одной в полное распоряжение. Нет, поначалу она делила ее с Ильей, но после того, как тот подхватил морскую болезнь, Лекарь перевел его в другое место. Во второй каюте, должны были жить Сергей с Татьяной, но, поскольку места на судне было маловато, то к ним добавился еще и Никита.

Именно поэтому Наташе и было немного стыдно. Перед подругой. Она, правда, предлагала Татьяне перебраться к ней, но та сама отказалась. Мол, не хочу бросать своего парня. Можно подумать Никита без ее присутствия превратит Сергея в себе подобного. Да и вообще, Никита целыми днями пропадал по своим делам, а иногда и ночевать не приходил. Так что стыдно ей было лишь чуть-чуть. Это еще ничего, по сравнению с моряками и членами ее команды, которые делили одно помещение на всех.

Мысли начали расплываться, слова теряться или наоборот повторяться и Наташа провалилась в объятия Морфея.

Из этих объятий она вынырнула, как ей показалось, минут через пять. А на самом деле через пару часов и не вынырнула, а вылетела. Сначала ей снился чудной сон. Она сидела на целой горе из книг и держала в руке еще одну - открытую. Откуда-то сверху опустился черный ворон и начал клевать эту книгу. Тук-тук-тук, тук-тук-тук. Наташа очень сильно захотела прогнать наглую птицу, но руки ее не слушались и не сдвигались с места. Язык налился свинцовой тяжестью и слово "Кыш", вращаясь в голове, так и не сорвалось из неоткрывшихся уст. А ворон, тем временем перестал клевать книгу и уставился немигающим взором в глаза Наташи.

- Наташа, Наташа. - Сказал он, а после сорвался со своего места и, сделав небольшой круг, расправив крылья, ринулся прямо ей в лицо. Скованность враз прошла и Наташа, откинувшись назад, кубарем покатилась с книжной горы.

Проснулась Наташа, вылетая из своей теплой кровати и больно ударяясь о дощатый настил пола. В дверь непрерывно кто-то стучал и звал ее по имени. Пол не стоял на месте, а постоянно куда-то хотел сбежать: вперед-назад, влево-вправо, вверх-вниз.

Наташа попыталась подняться на ноги, но у нее ничего не получилось. Постоянно ускользающий из-под ног пол и еще не полностью проснувшийся организм не позволяли этого сделать. Тогда она направилась к дверям ползком, цепляясь за шероховатые доски руками и отталкиваясь ногами. Добравшись до заветной цели, также, при помощи рук и ног, цепляясь за малейшие выступы и впадины, Наташа сумела принять горизонтальное положение и добралась до дверного засова. Засов жалобно скрипнул, открывая дверной проем.

- И почему я не удивлена?

Рядом с ее каютой стоял последний из виденных ею людей - великан.

- Наташа, на море поднялся большой шторм. - Начал вводить ее в курс дела верзила. - Я пришел за вами. Нам нужно уходить отсюда.

Наташа к этому времени уже успела отойти ото сна и по пляшущему полу сама могла определить причину этого действа. А еще осознать ситуацию, которая, то ли в силу роста, то ли в наличии извилин, пока еще не доходила до мозгов здоровяка.

- Куда уходить? Мы на корабле.

Через мгновение она услышала всю какофонию скрипов, трений и ударов. Можно было подумать, что это наконец-таки заработали мозги здоровяка, но на самом деле звуки доносились извне. Корабль яростно сопротивлялся стихии.

К звукам ветра и воды, вскоре добавился и людской гомон. Открылась дверь каюты напротив и из нее вывалились Сергей с Татьяной. Они ничего непонимающими сонными взглядами вращали по сторонам. Из "Лазарета" выглянул Илья и вопрошающим взором уставился на Наташу, как будто требуя объяснений. Из общей каюты, выходили остальные члены команды и устроили шум, заглушивший звуки бури.

Наташа понимала, что сейчас, во избежание паники, она должна взять ситуацию под контроль. Но как это сделать? Есть вещи, в которых она чувствовала себя асом, но данная ситуация к ним не относилась. Наташа тщательно искала нужные слова, но они не приходили. Она перевела взор на Илью, ища в нем поддержку, но увидела лишь рассеянный, беспомощный взгляд в ответ.

А паника тем временем усиливалась. Люди забили узкий проход коридора и вопили каждый о своем, пытаясь перекричать друг друга. Толчея, духота, качка и неразбериха могли привести к непредсказуемым последствиям, если бы через мгновение не раздался властный голос, заставивший замолчать всех присутствующих.

- Тихо все! У меня есть информация.

Наташа с удивлением уставилась на оратора. А это был Никита. Он спустился с верхней палубы: мокрый, властный и самое главное, спокойный и уравновешенный.

- Мы попали в шторм. - Продолжал тем временем Никита. - Корабль терпит бедствие и команде корабля нужна наша помощь. От этого зависят и наши собственные жизни. Мне нужны добровольцы.

Первым под взгляд Никиты попал Илья, но тот лишь покачал головой, всем своим видом показывая неготовность к физическим нагрузкам.

Никита перевел свой взгляд на великана, но и тот отрицательно помахал головой, давая понять, что это не его дело.

- Что нужно делать?

Это Сергей, наконец-таки отошел от сна и осознал сложившуюся ситуацию.

- Мы нужны наверху. - Ответил Никита. - Команда корабля не справляется с ситуацией. Шторм слишком сильный, к тому же я лично видел, как одного моряка смыло волной за борт. Им нужна помощь. Работать будем в парах, обвязавшись со своим партнером веревками. Столпотворение там не нужно, достаточно трех пар. Одна - в распоряжение капитана, другая - к старшему матросу, третья - со мной.

- Я пойду с тобой. - Ответил Сергей. - А где взять веревку?

- Я знаю, где веревка. - Подключился к разговору Смолкин. - Мы там... в общем, неважно. Я сейчас ее принесу.

- Я пойду с вами.

Это уже Лекарь предлагал свои услуги.

- Нет, Док. При всем уважении к вам и вашему решению, но вы не пойдете. - Отказал Лекарю Никита. - Во-первых, я учитываю ваш возраст, а самое главное не это, а то, что вы будете намного ценнее в своей прямой специализации, хотя я хочу верить, что до этого не дойдет.

- Я пойду. Я пойду. И я пойду, зазвучали голоса вокруг.

Наташа с благодарностью посмотрела на свою команду. А все-таки она состояла из отважных людей, что и не удивительно. Ведь, только для того, чтобы решиться на подобный поход, одного желания заработать мало, нужен еще и твердый характер.

- Вот веревка. - Вернулся Смолкин, неся с собой моток пеньки.

- Замечательно. Отрежь три куска, метров по десять. Этого хватит для свободного маневрирования. Зверевы, Саша и Женя - это вам. - Никита протянул первый отрез братьям охотникам. - Обвяжитесь концами вокруг пояса и поднимайтесь наверх в распоряжение Георга.

Поймав на себе недоуменный взгляд братьев, Никита добавил, - капитана.

Братья молча закивали в ответ и тут же подались наверх, на ходу завязывая узлы.

- Это мне с Сергеем. - Никита взял второй отрез. - А третий, Иван, оставь себе. С тобой в паре пойдет Полежаев Степан.

Самый молоденький в их команде, черноволосый, курчавый паренек, благодарно (за оказанное доверие) закивал в ответ и бросился привязывать себя к Коренастому.

- Вы поступаете в распоряжение старшего матроса Димитрия Лезова. Ко всем остальным убедительная просьба, наверх, без особой нужды не высовываться. Оставайтесь на месте и сохраняйте спокойствие до следующих распоряжений.

Степан с Иваном уже исчезли наверху. Никита протянул Сергею конец веревки.

- Наш выход...

***

Палубу раскачивало из стороны в сторону. Отовсюду хлестали ветер и вода. Сергей мгновенно промок до нитки, а ведь он не прошел по палубе еще и трех шагов. Сергей никогда не был слабым человеком. Еще в детстве, он отличался от своих сверстников ростом, массой и силой, но, несмотря на это, ему никогда не было суждено стать моряком. На раскачивающейся палубе, он чувствовал себя как корова на льду.

В следующий момент судно качнуло еще сильнее. На палубу накатилась волна соленой воды и, увлекая за собой все встреченное на пути, вновь ушла за борт.

Сергей и глазом не успел моргнуть, как оказался за бортом в толще воды. Она бурлила отовсюду, и невозможно было разобраться, где верх, а где низ. Начавшееся было ускорение, резко прервалось и отозвалось резкой болью в области живота.

- Веревка. - Слово, буквально вспыхнувшее в памяти, вернуло способность мыслить и подарило веру в спасение.

- Нужно подтянуть себя к кораблю. - Но легче сказать, чем сделать. Все усилия продвинуться к судну, сводили на нет мощные потоки воды. Израсходовав массу сил, Сергей не придвинулся к заветной цели ни на сантиметр. Единственным положительным моментом от веревки был тот факт, что он по-прежнему находится рядом с кораблем и может ориентироваться в пространстве, а значит и дышать. Хотя вместе с кислородом приходилось постоянно глотать мерзкую соленую воду...

***

В этой паре Никита шел замыкающим и отчетливо видел, как Сергей неуверенно качался на палубе. Уже тогда в нем закрались сомнения о целесообразности участия такого напарника, но тут накатила волна и смыла ведущего за борт.

Никита ухватился обеими руками за кованную металлическую дверную ручку, но та не была рассчитана на массу здорового мужика, усиленную давлением стихии. Так, вместе с оторванной ручкой, упав на спину, Никита проехался по всей палубе, пока не уперся ногами в борт.

Борт, в отличие от ручки, был рассчитан на подобные нагрузки, но Никите от осознания этого легче не стало. Веревка практически разрывала его надвое, пытаясь отправить следом за Сергеем, но желание жить и бороться до конца, превысило желание веревки и беснующихся волн.

Преодолев первый натиск стихии, Никита взял себя в руки и начал мыслить рационально. Дверная ручка по-прежнему находилась в его руках. Взглянув на ее вырванный зазубренный край, в голову пришла первая мысль - перерезать веревку. Никита даже примерился для осуществления этой задумки, приложив зазубрины ручки к пеньке - хватит десяти-двадцати движений. Но уже спустя мгновение он отогнал эти мысли прочь и засунул ручку в карман (на всякий случай), после чего покрепче уперся ногами в борт и, ухватившись обеими руками за веревку, стал подтягивать ее на себя.

В отличие от Сергея, Никита никогда не отличался силовыми показателями. В обычной ситуации он не сдвинул бы эту веревку с места, но сейчас, включив холодную злость, второе дыхание, желание жить и что-то еще, веревка, обжигая ладони и сдирая с них кожу, сантиметр за сантиметром начала выходить из воды. Еще и еще, и еще, и еще. Да сколько же ее там? Иван отрезал куски метров по десять, а Никите казалось, что он вытравил уже как минимум километр.

Когда цель была уже совсем близка, корабль провалился в очередную яму. Вода снова потоком хлынула на палубу, вырывая веревку из обессилевших рук Никиты и унося его ценный груз назад, болтаться на грани жизни и смерти.

***

Сергей чувствовал небольшие рывки и понимал, что они могут означать. Его пытаются спасти. Поначалу он попробовал помочь своим спасателям пытаясь барахтаться в воде, но вскоре понял, что своими действиями не только не помогает, но еще и мешает и отдался на волю случая и силу спасателей.

Черный силуэт корабля очень медленно, но уверенно приближался. Оставался вопрос, как его затащат наверх? Но этот вопрос так и остался без ответа. Когда Сергей мог уже дотронуться рукой до судна, что-то под ним провалилось, а в следующий миг он со всего маху ударился о борт головой и без того мрачная ночь стала еще темней. Он потерял сознание...

***

Внизу, все собрались в общей каюте и вслушивались в шум стихии, в надежде, что она вот-вот прекратится. Илья держал руки Наташи в своих руках и непрерывно смотрел на нее, а Наташа, не в силах была ему ответить тем же. Лишь изредка она бросала взгляд на Татьяну и тут же отводила его назад. Как будто, это она виновата, что на море разбушевался шторм. Что Илья заболел и находится сейчас рядом с ней, а Сергей борется со стихией снаружи. Как будто это она своего парня решила поберечь, а чужого отправила насмерть.

Татьяна, примостилась в самом дальнем углу и не смотрела ни на кого. Она закрыла глаза, сложила руки на груди и что-то бормотала про себя.

Наташа вспомнила, что изучая историю погибшей цивилизации, она неоднократно сталкивалась с культом поклонения божествам. То, чем сейчас занималась ее подруга, было похоже на обращение к богу - молитву.

Наташа и сама была готова попросить помощи у высших сил, если бы они не были настолько жестоки. Если боги допустили гибель целой цивилизации - то, либо их не существует в природе, либо люди для них всего лишь игрушки и просить их о помощи бесполезно. Будь иначе, не были бы стерты с лица земли тысячи городов. Не погибли бы миллиарды людей. Не утонули бы ее родители у берега родного дома. А сейчас, она сама может повторить судьбу своих родителей. С той лишь разницей, что это случиться на противоположном конце Тихого моря.

В поле зрения Наташи попал великан, и ее передернуло от отвращения. Вся команда наперебой предлагала свою помощь, а этот здоровяк испугался и отказался. Ей захотелось взглянуть в его глаза и послать в этот адрес импульс презрения. Сделать это оказалось совсем несложно. Здоровяк сам наблюдал за ней, но в его глазах, к своему удивлению, Наташа не увидела и капли страха. В них было все что угодно, но только не страх...

***

Никита снова взялся за веревку, чтобы начать все сначала, но его руки отказывались выполнять эту работу. Тогда он залез в карман, достал оттуда припрятанную до поры, до времени дверную ручку с зазубринами, взглянул на веревку и одним движением перевернулся на живот. После этого вонзил ручку в дощатый настил палубы и, упираясь руками и ногами, пополз вперед.

Веревка подалась и пошла вслед за ним. Снова потянулись километровые сантиметры. В висках бешено стучал пульс. В ритм ему, Никита вторил как мантру одно единственное слово. - Вперед, вперед, вперед. Вперед, вперед, вперед.

Вот и заветная дверь с оторванной ручкой. Осталось протянуть руку, а там пойдет легче, можно цепляться за ступеньки, ведущие вниз, но продвижение остановилось. Должно быть, он дотащил Сергея до борта, а теперь необходимо тянуть его наверх. Силы были полностью на исходе, хотя Никита понимал, что даже если бы он начал с этого самого места, то и тогда его сил вряд ли хватило бы на подъем веса более сотни килограмм. В отчаяние, что есть мочи, он начал звать на помощь, но его голос терялся в реве стихии.

Очередная водяная яма. Очередной нырок корабля. Никита поймал себя на новом ощущении - прекратилось давление на живот. Что это? Оборвалась веревка? Нет, это корабль опустился. Вода поднялась. Осознав этот момент, Никита с удвоенной силой рванул вперед. Второго такого шанса может не быть.

Волна смыла Сергея за борт, волна вернула его назад...

***

Губы Татьяны остановились. Она перестала читать свою молитву и вся обратилась вслух.

- Кто-то зовет на помощь. Мужчины, что же вы сидите, там кому-то нужна помощь!

Сразу трое парней выскочили за дверь и уже через минуту внесли в помещение обездвиженное тело Сергея. За ними, "на привязи", еле передвигая ноги, ввалился Никита.

- Лекарь, ты искал себе работу? Верни его к жизни.

Но первым к Сергею добрался не лекарь, а Татьяна.

- Нет, ты не умер. Ты не можешь умереть так рано. Ты не имеешь права оставить меня одну. - Она практически легла на Сергея, обняв его всем телом и не давая возможности подойти Лекарю.

- Таня, дай осмотреть его Доку. - Никита подошел к девушке и мягко взял ее за руку, но та ничего не ответила и лишь рывком высвободила свою руку.

- Пойми, для Сергея сейчас дорога каждая секунда. Не подпуская к нему Лекаря, ты его убиваешь. - Никита снова взял Татьяну за руку и силой стащил ее с тела.

В ответ, она наотмашь нанесла ему пощечину.

- Это ты его убил. Я тебя всегда недолюбливала, а сейчас просто ненавижу.

Никита отшатнулся назад. Стало очень больно, но не от пощечины, хотя и щека заалела яркими красками, а от обиды. Единственным положительным моментом в сложившейся ситуации стал тот факт, что Таня слезла с Сергея, и вокруг него уже вовсю суетился Лекарь, производя искусственное дыхание.

То ли у Сергея был сильный организм, то ли Лекарь отлично знал свое дело, но очень скоро, недвижимое тело подало первые признаки жизни. Зашевелились руки, ноги. Сергей открыл глаза, перевернулся набок и вырвал под себя.

Если бы он проделал подобную вещь где-нибудь в придорожном кабаке, его бы тут же высмеяли. В данном случае, на лицах собравшихся зажглись добрые улыбки. Послышались аплодисменты, адресованные как Сергею, так и Лекарю. Собравшиеся понимали, что только что стали свидетелями профессионализма. А когда рядом с тобой находится профессионал своего дела - это внушает оптимизм.

- Мне пора возвращаться, шторм еще не утих. Док, отвяжи, пожалуйста, веревку от своего пациента.

И еще. - На этот раз Никита обратился ко всем остальным. - Мне нужен новый напарник.

Лекарь заспешил к Никите.

- Куда ты собрался? Тебе самому помощь нужна. Ты руки свои видел? А то, что на ногах еле стоишь?

Никита взглянул на свои ладони.

- Потом, Док. Я потом. Ты лучше выполни мою просьбу. Я о веревке.

Лекарь отправился отвязывать Сергея, а Никита обвел взглядом окружающих, но добровольцы не торопились. В отличие от первого призыва, сейчас все убедились в серьезности ситуации.

- Ну и что ты стоишь? Ты будешь меня защищать?

Это Наташа обратилась к великану.

- Ты думаешь, я до сих пор не поняла, кто ты такой и кто тебя прислал? Пойми одну простую вещь, здесь меня защищать не от кого и если ты добросовестно выполняешь свою работу, то помоги Никите.

Великан окинул взглядом Наташу, Никиту и остановился на Лекаре, который в данный момент боролся с мокрым, плотнозатянутым узлом и похоже проигрывал эту схватку.

Уловив на себе взгляды присутствующих, Лекарь прекратил свое сражение и, подняв голову спросил. - Может кто-нибудь даст мне нож?

- Не надо ножа.

Здоровяк подошел к Лекарю, забрал у него веревку и голыми руками просто порвал ее.

- Пошли. Говори, что делать. - Обратился он к Никите.

- Пошли. Только. Это. - У Никиты не хватало слов после увиденного. - У меня просьба к тебе одна будет. Не выпадай, пожалуйста, за борт.

И обращаясь сразу ко всем и ни к кому лично, добавил.

- Думаю, мне это больше не пригодится.

В угол каюты полетело что-то небольшое и с металлическим бряцанием приземлилось на пол.

9.

Шторм длился всю ночь и утих только под утро. Тогда же, под утро, вернулись все участники сражения со стихией. Вернулись, еле волоча ноги, обессиленные физически, но окрепшие морально. Они еле передвигались, но передвигались с гордо-поднятой головой. Они вернулись победителями.

Шторм сильно потрепал судно. Порваны паруса, сломана мачта, унесены спасательные шлюпки и нанесено еще множество других повреждений, но самой главной утратой стала человеческая жизнь.

Мишка Дергачев - самый молодой из матросов. Самый неопытный. Для него это был всего лишь второй рейд. В силу своей неопытности, а может просто стечения обстоятельств, он оказался единственным, для кого это море стало последним пристанищем.

На следующий день добраться до противоположного берега так и не удалось. Ремонт корабля, дальнейшее движение с одной, оставшейся в живых мачтой, отложило дату прибытия на два дня, но это уже никого не смущало. Никто больше не считал: ни часов, ни минут. Лично для себя, Наташа сделала первое открытие из начавшегося путешествия. Не стоит торопить время. Оно может оборваться в самый неожиданный момент. Нужно жить и радоваться каждой прожитой минуте.

Через два дня, изрядно потрепанная штормом Зеленая Миля пришвартовалась на противоположной стороне Тихого моря в порту Каменный, местного города Взморье.

Порт Каменный оправдывал свое название. Узкий вход шел в чашеобразную бухту, окруженную со всех сторон высоченными каменными скалами. Эта бухта никогда не знала штормов. Все волны разбивались о скалы, и в самой бухте царил полный штиль.

В порту стояло на якоре множество судов. Начиная от небольших рыболовецких шхун и заканчивая огромными торговыми кораблями, но всем им хватало места, благодаря величине порта и четкой организации судоходства.

Вообще Взморье гордилось своей организованностью, порядком и процветанием.

На улицах города соблюдалась чистота. Число преступлений сводилось к минимуму. Жители города обеспечивались хорошей работой и достойной зарплатой.

За всем этим следил городской совет, во главе которого стояли трое выбранных народом старейшин. Старейшин выбирали пожизненно, но могли и сменить в любой момент, если старейшина оказывался замечен в воровстве из городской казны или своим действием, равно как и бездействием, наносил вред городу. В таком случае новый старейшина выбирался в течение одного месяца, а старому, лучше было податься куда подальше, потому что во Взморье для него нормальная жизнь заканчивалась.

В одно мгновенье, такой человек терял все, что нажил за жизнь. И речь шла не только о материальных ценностях, которые уходили в городскую казну, но больше об уважении горожан. С подобным человеком никто не общался, он не мог найти себе работу и становился изгоем. Надо заметить, что история города Взморья имела лишь один подобный случай, в то время как все остальные старейшины уходили из совета по состоянию здоровья или в силу возраста и, как правило, становились почетными жителями города и пользовались заработанными привилегиями.

Конечно, обо всем этом Наташа знала не в силу собственного опыта. Она ранее никогда не была во Взморье. Современные коммуникации оставляли желать лучшего и сводились к сарафанному радио, прослушав которое, полученную информацию необходимо было делить надвое. Но проделав первые шаги по набережной, она готова была поверить во все услышанное о Взморье ранее.

В отличие от родного порта, погрязшего в мусоре, грязи и неразберихе, здесь царил полный порядок. Каменный гудел как встревоженный пчелиный рой, но этот гул ассоциировался с отточенным до совершенства механизмом. Каждый работник порта знал свое место, поставленные перед ним задачи и способы их реализации.

Стоило только Зеленой Миле пришвартоваться, как перед ней словно из-под земли вырос служащий. Обсудив юридические вопросы с капитаном корабля, и взяв с него плату за стоянку судна, он подошел к Наташе и отрекомендовался.

- Разрешите представиться. Николь Каверов, старший мастер пирса номер два.

Николь, на самом деле говорил с сильным акцентом, но Наташа его понимала. А еще она понимала, что для старшего мастера и любого другого жителя Взморья ее речь будет казаться неправильной. Это было интересно и немного волновало, ведь именно таких ощущений ей недоставало на корабле - ощущений новизны.

- Георг. Э... капитан вашего судна, - поправился Каверов явно давая понять, что с капитаном Зеленой Мили он знаком давно, но сейчас придерживается официоза, - рассказал, что целью прибытия его судна в наш порт являетесь вы и ваши люди. Могу я предложить вам свою помощь: в разгрузке багажа; предоставлении транспорта; или какого-либо другого вида услуг?

- Да. - Согласилась с предложением старшего мастера Наташа. - Я с удовольствием воспользуюсь вашей помощью. Грузчики мне не нужны, а вот от возниц я не откажусь. Еще, вы не могли бы мне порекомендовать какую-нибудь гостиницу в вашем городе, где можно было бы пару дней отдохнуть после морского путешествия?

- Конечно. Сколько с вами людей?

- Нас девятнадцать человек.

- Такое количество одновременно сможет принять "Домашний очаг". Его владелец, выходец из ваших краев, Серафимов Степан. Думаю, ему будет приятно увидеться, и поболтать со своими земляками. А скольких возниц вам предоставить?

- Думаю, ему будет приятно принимать деньги за свои услуги хоть от своих земляков, хоть от чужестранцев. И еще думаю, что ты Николь Каверов, повязан с моим земляком Серафимовым. Что-то уж больно много знаешь про его гостиницу. - Подумала Наташа, но вслух сказала совсем иное.

- Чтобы погрузиться на корабль, нам хватило трех телег. Думаю, такого же количества будет достаточно и сейчас. У вас найдется три телеги?

- Конечно. К нашему порту приписано достаточное количество возниц, но я порекомендую вам взять еще три дилижанса для перевозки людей. Дело в том, что Домашний очаг расположен на значительном расстоянии от порта и добраться туда пешком, пусть и налегке, будет весьма затруднительно.

- Я воспользуюсь вашей рекомендацией.

- Замечательно. В таком случае, вы можете разгружать судно. Складывайте ваш багаж вон там. - Старший мастер указал на специально-выделенное для подобных мероприятий место. - Возницы подъедут в ближайшее время. Еще один момент. Могу я просить вас или ваше доверенное лицо пройти со мной для оформления сделки.

- Да, конечно.

Таня, Никита! Пройдите со старшим мастером Каверовым в его контору. - Отдала распоряжение Наташа. - Необходимо подписать бумаги и произвести оплату.

Таня, на подобную просьбу отреагировала мгновенно. Нет, она ничего не сказала, но приняла такую позицию и проявила на лице такую гримасу, что даже ничего не понимающий в ситуации Николь и тот недоуменно уставился на Наташу.

- Хорошо. Пусть с Никитой сходит Сергей.

Наташа понимала, что это подлый прием против подруги, но решать больной вопрос просто необходимо.

После шторма, когда Никита проявил лидерские и отважные качества, ее мнение относительно Инкермана Младшего несколько изменилось. Если бы она не знала его раньше, то Никита смог бы стать ей отличным другом. За время, проведенное с ним, начиная от выхода из банка и по сегодняшний день включительно, Инкерман проявлял себя только с положительной стороны. Ни одного ехидного слова, ни единого подлого поступка. Наоборот, своими действиями, он очень помогал общему делу. А его вклад во время шторма, стал квинтэссенцией полезности, но Татьяна всего этого не замечала.

Для Татьяны все происходило с точностью до наоборот. Мало того, что Никита оставил отвратительный осадок в прошлом, так еще и пытался убить ее парня в настоящем. То, что при этом он мог погибнуть сам, ее абсолютно не волновало.

С этим необходимо было что-то делать. В небольшом коллективе только междуусобнических войн и не хватало. Поэтому Наташа и постаралась соединить их вместе. Общий труд должен объединять людей. А когда Таня отказалась, применила психологическое воздействие.

Сергей, после своего второго дня рождения, еще полностью не восстановился физически. Он получил сотрясение мозга, ударившись о борт корабля и кроме того захлебнулся водой. Ему сейчас, не то чтобы решать какие-то вопросы, просто передвигаться было тяжело. Ко всему прочему, Татьяна не могла больше позволить им остаться наедине, считая, что Никита завершит начатое и угробит ее парня.

- Ну, ты идешь? - Татьяна уже начала движение и обращалась к Никите.

- Иду. - Коротко ответил тот, глядя на Наташу и улыбаясь одними глазами. Он оценил педагогические способности Лидера и своей улыбкой высказал солидарность.

- Приступаем к разгрузке. - Продолжила раздавать команды Наташа. - Илья, ты остаешься на корабле до полной выгрузки багажа. Алексей Сергеевич и ты тезка, вы не будете задействованы в переноске груза. Помогите сойти на берег Сергею. Я буду принимать груз внизу. Приступаем к работе.

- Можно тебя на минуточку?

К Наташе подошел Илья.

- Отойдем в сторонку.

Я считаю, что ты не права. - Начал Илья стоило им отойти немного в сторону.

- В чем я не права?

- Вот в этом. - Илья указал на удаляющихся от Зеленой Мили Никиту и Татьяну.

- А поконкретней ты не мог бы сказать, в чем именно я не права?

- Не надо их сталкивать лбами.

- Тогда может быть будет проще отправить Татьяну домой? Никиту я отправить не могу из-за пункта в контракте, а сталкиваться лбами они будут постоянно, ввиду малочисленности нашей компании и постоянной дислокации всех в одном месте. Что ты предлагаешь сделать?

- Я не знаю.

- То есть, я тебя правильно поняла? Ты не знаешь, как поступить в подобной ситуации, но зато точно знаешь, что я не права?

- А тебе не кажется, что ты начинаешь на меня наезжать, да еще и защищаешь Никиту?

- Во-первых, это ты отозвал меня на разговор. Во-вторых, мы очень быстро отошли от первоначальной темы. В-третьих, что плохого лично тебе сделал Инкерман, что ты его так ненавидишь? В-четвертых...

Илья не дал договорить Наташе свою четвертую мысль.

- Достаточно, я пошел следить за разгрузкой.

Илья ушел, а Наташа еще долго не могла прийти в себя. Как же так получается, человек, которого она ненавидела - помогает ей, а люди, на которых она рассчитывала - создают проблемы? Один Сергей пока не разочаровывал, но в силу пошатнувшегося здоровья, помощник из него сейчас неважный. Надо будет подыскать толковых ребят из наемников. С этой мыслью Наташа пошла на площадку, выделенную Каверовым под разгрузку.

Багажа снесли только третью часть, Никита с Таней еще не вернулись, а к площадке уже подъехал первый возница.

- Пани Наталя, то вы будите?

- Наталия. - Поправила свое имя Наташа.

- То я и кажу, Наталя. Мене прислав пан Каверов. Я старший возница обозу. Можна почынаты вантажиты.

- А вы тоже местный житель? - Не выдержала Наташа, услышав новый говор.

- А то як же. Вже шостый мисяц як местный.

- Понятно. А разрешение на погрузку уже есть?

- Усе есть. Пан Каверов дал добро. Вин казав, що вы поидыте до Домашнего очагу, то пишлить зи мною одного чоловика. Вин домовиться из паном Серафимовым за кимнаты - скильки вам треба, та яки.

- Наталья Владимировна, продолжать на площадку складировать или можно сразу на телегу? - Тем временем спросил, подошедший с очередным тюком, Коренастый.

- Можно сразу на телегу.

Иван. - Наташа на мгновение задумалась. Она никак не могла запомнить всех своих рабочих по именам и боялась, что ошиблась. Но Коренастый ее не поправлял, а значит, она сейчас не промахнулась. Точно Иван и фамилия у него как-то связана со смолой. И как у Никиты с первого дня получилось всех запомнить?

Крепыш стоял на месте и ждал дальнейших распоряжений.

- Ты возвращайся на корабль и позову сюда Илью, а сам принимай контроль над разгрузкой.

- Будет сделано, Наталья Владимировна. - Крепыш с довольным выражением лица побежал на судно объявлять о своем повышении.

Дело сделано. Вот и назначен первый командир из числа наемников. И хотя Наташа с неуверенностью вспомнила его имя. И хотя она с уверенность помнила о его пристрастии к алкоголю, но что-то подсказывало ей, что она сделала правильный выбор. Иван хоть и пил часто, но ни единого разу не создал ей проблем и не мешал окружающим. А еще он обладал потрясающей коммуникабельностью и положительно показал себя во время шторма. Его можно было бы послать и в Домашний очаг договориться о комнатах, но в этом случае Илья обиделся бы на нее еще сильнее - рабочего посылает оформлять договора, а он всего лишь следит за разгрузкой.

Илья не заставил себя долго ждать и вскоре появился на площадке.

- Ты звала меня?

- Да, Илья. Поезжай вместе с первой телегой в гостиницу. Договорись с хозяином, чтобы он заранее подготовил нам комнаты.

Кстати, - на этот раз Наташа обратилась к вознице, - а вы не в курсе, на сколько человек рассчитаны комнаты в Очаге?

- А як же пани, у курси. Е кимнаты на двох, на трех, та на чотырех чоловик.

- Тогда, Илья, запоминай. Одну комнату на двоих. Пусть, перед дорогой Сергей восстановится, а Таня будет рядом с ним. Еще одну комнату на двоих и одну на троих. А также, три комнаты - для четверых.

- Вторую двушку нам?

- Нет, мы с тобой и еще одним человеком будем в трешке.

- Ты хорошо подумала? - Илья от злости заскрипел зубами. - Теперь меня с Никитой хочешь лбами столкнуть?

Наташа ужаснулась от гримасы своего парня, больше похожей на волчий оскал. Неужели она еще недавно думала о нем, как о своем будущем муже? Да что такого тебе сделал Никита? За что ты его так ненавидишь?

- Нет. Никита разместиться во второй двушке вместе с поварихой. Я думаю, он ее не обидит, а с нами разместиться другой человек. Я тебе после объясню подробности, а сейчас езжай, телега уже загружена и возница ждет тебя.

10.

Обоз с багажом и людьми подкатил к двухэтажному деревянному строению, обнесенному добротным забором, больше напоминающим крепостную стену. Несмотря на свой воинственный вид, широкие ворота в этом заборе были дружелюбно распахнуты настежь. Через эти ворота внутрь въехали все телеги и дилижансы, и с легкостью разместились в большом дворе. Помимо основного, двухэтажного здания, во дворе находилось несколько меньших построек, по всей видимости, предназначенных для хозяйственных нужд.

Входная дверь гостиницы распахнулась, и оттуда выкатился (а иначе это и назвать невозможно), низенький, но очень толстый мужчинка в самом рассвете лет. Он, с трудом преодолел расстояние до обоза и, запыхавшись, поприветствовал прибывших.

- Добро пожаловать, гости дорогие. Рад приветствовать вас в Домашнем очаге. Надеюсь, вы будете чувствовать себя здесь как дома. Кстати о доме. Мне передали, что вы прибыли из Долины?

- Так и есть, из Долины. - Ответила за всех Наташа. - Что правда, мы с ее окраины и так же как и вы живем в приморском городе - Дарте.

- А как же, знаю Дарт. Именно оттуда моя семья отбыла во Взморье шестнадцать лет назад. Но жили мы в самом центре Долины, в ее сердце - Торесе. Я надеюсь, мы еще с вами пообщаемся на эту тему, а сейчас, вы наверняка устали с дороги. Ваши комнаты уже готовы. Располагайтесь, приводите себя в порядок и спускайтесь в обеденный зал на трапезу. Мои помощники вас проводят внутрь и все покажут.

Хозяин указал на трех молодых парней, успевших за время разговора выстроиться у входных дверей и ожидающих дальнейших распоряжений.

- Ах да, что ж это я! Так обрадовался землякам, что и забыл представиться. Серафимов Степан - хозяин Домашнего очага. Вообще-то гостиницу основали мои родители, но сейчас они отошли от управления, а я продолжаю семейное дело. - Степан кивнул всем присутствующим, а Наташе, сразу выделив ее из толпы, протянул руку.

Наташа ответила на рукопожатие, хотя ее изящная ручка утонула в пухлой кисти Серафимова. Она вспомнила выражение - "Хорошего человека должно быть много". В таком случае хозяин Домашнего очага просто обязан быть очень хорошим человеком.

- Степан, а как вас по отчеству?

- Ну что вы! Не надо по отчеству. Я еще не дожил то того возраста, когда нужно произносить отчество. Просто Степан.

- Хорошо, Степан. Меня зовут Наташа. Со своими людьми я познакомлю вас во время обеда, а сейчас мне понадобится ваша помощь.

- Конечно-конечно, все, что пожелаете.

- Прежде, чем расположиться в комнатах, нам бы разместить наш багаж и отпустить возниц.

- Нет ничего проще. Ваша первая телега уже разгружена.

Сашка. - Позвал кого-то хозяин командирским голосом.

В самом дальнем амбаре распахнулась дверь, и на зов Серафимова оттуда выбежал паренек и также бегом направился в их сторону.

- Это Сашка - честный и порядочный парень. Попросился ко мне на работу месяц назад. - Объяснил Степан. - А еще он оказался крепким и толковым парнишкой. У меня как раз заболел Дворовой, и он временно исполняет его обязанности. Сашка уже разгрузил вашу первую телегу, а сейчас займется и остальными.

Сашка, задание понял?

- Все понятно, Степан Викторович.

Так, давай ты первый, а ты следом за ним, подавайте свои телеги вон к тому амбару. - Сходу взялся за выполнение поручения Дворовой.

- А вас я приглашаю вовнутрь. - Хозяин развернулся вполоборота и показал руками на вход.

- А как же телеги? Нужно помочь Дворовому.

- Не переживайте. Как я уже сказал, он крепкий и толковый парень. Сашка сам справится и сделает все в лучшем виде. Пойдемте лучше, осмотрите мою гостиницу. В следующий раз, когда окажетесь во Взморье, вы не захотите искать никакого другого пристанища, а сразу отправитесь ко мне.

Хозяин Домашнего "покатился" в обратном направлении в свой Очаг, а Наташа с компанией отправились вслед за ним.

Дойдя до порога и вновь запыхавшись от преодоления "серьезной" дистанции, Серафимов проявил свой командирский голос.

- А ну-ка, парни, проведите наших гостей в комнаты. Да покажите им все: где наша помывочная, отхожий угол, обеденный зал.

- Ясно, Степан Викторович. - Отозвались парни в один голос. - Просим вас следовать за нами.

Наташа улыбнулась одними уголками губ. "Степан Викторович!" А говорил, что еще не дожил до отчества.

Сразу за дверьми находился большой холл, плавно преходящий в обеденный зал с полутора десятком столов. То ли время было не обеденное или на данный момент в гостинице проживало мало гостей, но все столики пустовали. Жилые комнаты располагались на втором этаже. Именно туда в первую очередь и направились прибывшие.

- Ваши комнаты. - Огласили провожатые.

- Эта для двоих.

- Таня, Сергей - эта комната для вас. - Начала Наташа размещать людей.

- Еще одна для двоих.

- Понятно. - Отреагировала Наташа. - Сюда ты Тезка и ты Никита.

Никита, - после небольшой паузы продолжила Наташа, - я надеюсь, ты не будешь против?

- А почему я должен быть против? - Тут же отреагировал Никита. - Меня вполне устраивает подобная компания.

Никита открыл дверь в комнату и отступил на шаг в сторону. - После вас Наташа.

- Здесь у нас трешка, - продолжали коридорные, - и в ней уже разместился один ваш друг.

- В этой комнате к Илье добавлюсь я и ты. - Наташа посмотрела на великана. - Надеюсь, таким образом, я упрощу выполнение твоих обязанностей?

- А с оставшимися тремя комнатами, я никому не хочу диктовать свои условия. Надеюсь, вы сами разберетесь, кому с кем жить? Могу я на вас рассчитывать?

- Да не вопрос, Наталья Владимировна. - Сразу отреагировал Смолкин, пытаясь закрепить доверие, полученное ранее. - Разместимся без шума и суеты.

Наташа вошла в свою комнату и оценила ее убранство: три кровати, стоящие в трех углах; три грубосколоченных табурета, приставленные к каждой кровати; трапезный стол, судя по качеству, входящий в один гарнитур с табуретами; большой платяной шкаф, занимающий последний четвертый угол и предназначенный для использования всеми тремя посетителями.

- Не густо. - Резюмировала про себя Наташа.

В довершение ко всему в комнате было несколько душновато. Наташа подошла к небольшому окошку с видом во двор и попыталась его открыть.

- Вы знаете, - сразу отреагировал на ее попытку один из провожающих коридорных, оставшийся на пороге ее комнаты, - у нас окна не открываются.

- Дайте, я попробую, Наталья Владимировна, - в свою очередь отреагировал на замечание коридорного великан, - у меня откроется.

- Не надо. - Ответила ему Наташа. - Мы не будем, находясь в гостях устанавливать свои правила.

А как вы проветриваете помещение, если у вас не открываются окна? - Теперь уже Наташа обратилась к коридорному.

- Двери открываем.

- Но двери ведут в коридор, а там не намного свежее, чем в комнате.

Провожатый ничего не ответил на это замечание, а только недоуменно пожал плечами, мол, вопрос не ко мне.

- Понятно. Вы можете быть свободны. - Отпустила коридорного Наташа. - И передайте Степану... э, Викторовичу, что через час мы спустимся пообедать.

Дверь, тихонько скрипнув, затворилась и Наташа еще раз обвела взглядом помещение. Аскетичнее этого может быть разве что пещера. Чем их хотел удивить хозяин, обещая, что в следующий раз они захотят поселиться только у него? Единственный плюс это чистое постельное белье, да и вообще, общая чистота. Но на этом плюсы заканчивались и начинались сплошные минусы.

Наташа вернулась к осмотру комнаты, хотя за это время в ней точно ничего не изменилось, за исключением великана, созерцающего свое будущее ложе и нервно почесывающего затылок, явно заметившего несоизмеримость оной по отношению к собственному телу. Наконец, он додумался взять прикроватный табурет и поставить его у изножья кровати, таким нехитрым способом увеличивая ее длину.

- Возьми и мой, - предложила ему Наташа, - тебе нужнее.

- Спасибо, Наталья Владимировна. - Великан с радостью принял предложение.

- Наталья Владимировна! - Наташа опробовала на вкус звук собственного имени. - Кстати, а как тебя зовут? А то у меня возникает только один ассоциативный ряд: Великан, Здоровяк, Медведь...

- Петр я.

- Петр первый.

- Почему первый? - Удивился великан. - Просто Петр.

- Не бери в голову. Был один такой исторический персонаж в прошлой цивилизации. Кстати, судя по легендам, тоже не обделенный ростом и силой. Вот что Петр. Я, в отличие от Степана Викторовича, действительно еще не доросла или просто не хочу, чтобы меня называли по отчеству. Зови меня просто - Наташа. Хорошо?

- Хорошо, Наталья... - Петр на мгновение запнулся, но тут же поправился. - Хорошо, Наташа.

- Вот и договорились. А не кажется ли тебе Петр, что нам пора разбудить нашу Спящую Красавицу? - Наташа указала на мирнопосапывающего и не реагирующего на них Илью.

Петр лишь плечами повел, прекрасно понимая, что вопрос риторический и не требует его ответа.

- Нет, не то, чтобы я его не понимаю. После морских каруселей хочется нормального человеческого отдыха, но мне нужны ответы на кое-какие вопросы. А для получения этих ответов, нужен бодрствующий собеседник.

Эй, э-эй, Илья, подъем. Давай вставай. - Наташа легонько потрясла его за плечо.

В ответ, Илья пробурчал что-то нечленораздельное и перевернулся на другой бок.

- Подъем. Хорош дрыхнуть. - Наташа усилила голос, а вместе с голосом и силу встряски, но в ответ получила все тот же результат.

- Да нет, не может быть, ты действительно так крепко спишь, или притворяешься? Мне нужно с тобой поговорить. - На этот раз Наташа усилила голос до максимума и затрясла соню изо всех сил.

Похоже, что Илья все-таки не притворялся. От последней встряски он вскочил на кровати, сжался в комок и затравлено посмотрел на нарушителей своего спокойствия.

- Когда придешь в себя, дай мне знать. - Наташа отвернулась от своего парня и уселась на свою кровать.

- Все нормально. - Заговорил Илья. - Я уже с тобой. Что-то случилось?

- Ничего не случилось. Просто мы прибыли в гостиницу.

- И что? Для того чтобы сообщить мне этот факт меня необходимо было будить?

- Илья! Во-первых, я почему-то думала, что ты нас встретишь. Во-вторых, мы, по-моему, достаточно отоспались на корабле. И в-третьих, я хочу напомнить тебе, что мы в этом городе проездом. Мы не приехали сюда отдыхать, загорать и веселиться. Сейчас необходимо собраться всем вместе и обсудить наши дальнейшие шаги. А для начала, я хотела бы узнать, на каких условиях ты договорился с хозяином о нашем пребывании в гостинице?

- Ну, хорошо, как скажешь. - Скривился Илья. - Только не заводись опять, а то начинаются твои любимые: во-первых, во-вторых... Сейчас все расскажу.

Хозяина зовут...

- Этот факт можешь опустить. - Перебила Наташа Илью. - И то, что его гостиница лучшая в городе, тоже не упоминай.

- ...Хорошо. Я снял шесть комнат, как ты и просила. Две двушки, трешку и три четверки. Оплата у них с человека, два гривенника за койку и неважно в какой комнате он живет...

- Ну, это как раз понятно. С такими удобствами еще и за комнату платить. Непонятно другое. Гривенник, на наши деньги - это сколько?

- Хозяин мне пошел на уступки. - Гордо заявил Илья. - Во-первых, он берет с нас по два гривенника за человека, а не по три, как обычно и во-вторых, Степан предложил мне не бегать по городу в поисках менял, а возьмет с нас нашими кредитками по курсу - один к шести.

- Один к шести! - Удивилась Наташа. - Я тебя правильно поняла, за один гривенник мы должны отдать шесть кредиток?

- Все правильно.

- Илья, я не хочу тебя расстраивать, но у нас дома можно поселиться в гостинице за шесть-семь кредиток, а здесь ты гордишься тем, что договорился за двенадцать. Я еще посмотрю, чем он нас накормит и за сколько.

- Петр, - обратилась Наташа к великану, - если тебя не затруднит, позови Таню, Сергея и Никиту. У нас будет совещание.

Здоровяк не заставил повторять себе дважды и тут же пошел выполнять указание, не забыв пониже пригнуться, выходя из комнаты. Дверной проем оказался не намного больше кровати.

- Зачем ты его поселила к нам? - Спросил Илья, стоило только Петру выйти из комнаты.

- А ты больше обрадовался бы Никите? - Ответила вопросом на вопрос Наташа.

- Нет, но и верзилу этого не сильно хочу видеть. Я вообще, кроме тебя никого не хочу видеть.

У Наташи от таких слов немного потеплело на душе.

- Потерпи немного. Так надо. Я скоро все объясню.

Вскоре дверь отворилась и в комнату один за другим вошли все запрашиваемые гости. Сам Петр не стал заходить, посчитав себя лишним, и остался снаружи.

- Я понимаю, что все хотят отдохнуть, - начала совещание Наташа, - но нам необходимо обсудить дальнейшие шаги. Некоторые из них могут подождать, но есть и такие, которые нужно решить прямо сейчас.

- Все нормально, - улыбнулся Сергей, подбадривая оправдывающуюся Наташу, - мы ведь не на каникулах, а на работе. Надо провести совещание, значит надо. Какие у нас вопросы на повестке дня?

- Спасибо. - Наташа улыбнулась в ответ. Сейчас, дружеская поддержка для нее была крайне необходима.

У нас есть целый ряд вопросов о продвижении дальше, но это подождет. В данный момент я хочу поговорить о нашей гостинице. Скажите, хоть кому-нибудь нравиться это место?

- Нет, конечно. - Снова высказался Сергей. - У меня дома в сарае удобства лучше, но мы ведь не остановились здесь навсегда. Отдохнем с дороги, порешаем вопросы и выдвинемся дальше. Нам и не нужен особый комфорт, зачем платить больше?

- Это ты хорошо заметил - зачем платить больше. Второй мой вопрос как раз касается оплаты. Насколько я понимаю, из вас еще никто не знает цены за этот "комфорт"? - Наташа обвела всех взглядом и, не услышав опровержения продолжила. - А цена - два гривенника с человека за ночь. Гривенники, чтобы мы не утруждались, хозяин предложил обменять нам сам, по курсу один к шести.

- Это что же получается, двенадцать кредиток за ночь за вот это убожество? - Возмутилась Татьяна, произведя в уме несложную калькуляцию. - Если у них здесь на все подобные расценки, то нам не хватит денег даже на то, чтобы выехать с этого города. Я уже молчу о достижении пункта назначения.

- Ты, конечно же, немного преувеличиваешь ситуацию, но, в общем, права. И именно поэтому я вас и собрала прямо сейчас. Быть может, есть смысл поискать другую гостиницу, пока мы еще здесь не обжились?

- Конечно есть. - В один голос ответили Сергей с Татьяной.

Илья скривился, но промолчал. Ему также не понравилась комната, но срываться с насиженного места в поисках непонятно чего не хотелось. К тому же был брошен камень в его огород. Это именно он был ответственен за гостиницу. С одной стороны он просто выполнял поручение, но с другой стороны, он же не простой рабочий, а как бы, один из организаторов и, получается, необходимо было не просто выполнять поручение, а как-то проявить инициативу, разобраться с ситуацией на месте. А он...

В это время раздался еще один голос.

- Если здесь присутствующих интересует мое мнение, то срываться с места в поисках лучшего не имеет смысла. - Высказал первую часть своего заявления Никита. - Начнем с того, что в более богатых городах, более дорогие расценки на все, а Взморье явно выглядит богаче Дарта. Это нормально. И как следствие другие гостиницы также выставят завышенный счет.

- Может и выше, но не до такой же степени и не за подобный комфорт. - Как-то неуверенно возразила Наташа, а остальные вообще перестали вмешиваться в начинающуюся дискуссию.

- Может и не до такой. Что касается комфорта, то здесь мы всего на пару дней и если я правильно понимаю ситуацию, то большую часть нашего пути, нам придется спать просто на земле. В таком случае мы еще и мечтать будем о гостинице Серафимова.

- Хорошо. - Согласилась с Никитой Наташа. - По поводу комфорта ты абсолютно прав, но остается проблема денег и ты именно для того и пошел с нами, чтобы контролировать финансовые траты.

- В таком случае я скажу, что и с этой стороны менять гостиницу нецелесообразно. Начнем с того, что никто из нас не знает местного города, а как следствие и расположения местных гостиниц и их стоимости. Серафимов, услышав от нас заявление об уходе от него, явно не обрадуется и не пойдет нам навстречу. То есть, вряд ли вы услышите следующие слова: "Вы уже уходите? Жаль. В таком случае я могу порекомендовать вам гостиницу моего конкурента, расположенную на соседней улице. Она намного лучше моей и к тому же еще и дешевле".

А еще, он наверняка спросит с нас неустойку, за ту суету, которую мы уже устроили ему, и будет по этому поводу прав. Дальше. У нас есть багаж, который как раз сейчас разгружается или уже разгружен и это означает, что понадобится снова нанимать экипажи или заставлять людей нести все на руках.

Предвидя твое следующее замечание, что люди нанимались именно для этой цели, я тебе отвечу. И да, и нет. Одно дело, когда у тебя нет выбора, и совсем другое дело, когда выбор есть. Дело идет к вечеру, люди устали и хотят отдохнуть.

Подбивая итог резюмирую. Своим решением сменить гостиницу, ты: настроишь против себя хозяина гостиницы и своих собственных подчиненных; слухи он нас - непутевых, разойдутся по всему городу, создавая нам не самую лучшую репутацию, и в конечном итоге ты не только не выгадаешь в цене, но еще и потеряешь.

- Ты все правильно говоришь, но я надеялась, что и дальше буду сотрудничать с хозяином. Что он, как местный житель в настоящем и как наш земляк в прошлом, подскажет нам, как лучше идти по нашему маршруту (по крайней мере, от этого города). Быть может, найдет проводника. Может нам что-то подкупить надо и соответственно он подскажет, где это можно сделать лучше и дешевле. А теперь понимаю, что любая помощь с его стороны будет не подешевле, а наоборот - подороже.

- А что тебе мешает задать эти же вопросы другим людям?

- Каким другим? Его родители, судя по его же словам, отошли от дел. А других управляющих здесь вроде нет.

- Наташа, я тебя сейчас очень сильно удивлю, но здесь есть множество людей. Это, и те же парни, которые нас сюда провожали, а еще: повара, уборщики, рабочие... в общем, весь обслуживающий персонал. Я тебе больше скажу. Обслуживающий персонал - это и есть те самые люди, которые знают где и что можно приобрести подешевле, по той простой причине, что сами зарабатывают меньше, а значит, экономят больше. А помимо того они не хуже, а быть может и лучше хозяев знают все сплетни, все новости и все лазейки о которых ты хотела спросить Серафимова.

- Может и знают. А пойдут ли они против хозяина? Серафимову наверняка не понравиться, если его работники будут с нами откровенничать. А тут наверняка одни его побаиваются, а другие в рот заглядывают - как бы угодить.

- Здесь с тобой соглашусь. Эта схема работает всегда и везде: в бедных городах и в богатых; в полном хаосе и в упорядоченном правовом обществе. Но в любой схеме всегда есть механизм, который дает сбой. Его только необходимо найти.

- И как долго ты собираешься его искать? У нас не так-то и много времени.

- А зачем искать? Он уже найден.

- Я что-то не понимаю. Объясни.

- Сашка.

- Что, Сашка?

- Дворовой. Сашка. Серафимов сам сказал, что он появился у него всего месяц назад, а значит, еще не успел привыкнуть к хозяину. Кроме того, он тут на птичьих правах - пока не выздоровеет постоянный Дворовой. Ну и судя по тому, как с ним общался толстячок, нашего будущего информатора здесь не жалуют.

- А как с ним общался толстячок? - Не поняла Наташа, но с удовольствием подхватила новое прозвище Серафимова.

- Сашка. - Коротко ответил Никита.

- И что Сашка. - Снова не поняла Наташа.

- Сашей его зовут, а не Сашкой. - Пояснил Никита. - Для большинства людей самым приятным словом является слово его имени и если твое имя исковеркать, пусть даже и не осознанно, тем самым человеку можно нанести обиду. Тебе самой будет приятно, если тебя называть не Наташей, а Наташкой?

- Возможно, ты и прав. - В очередной раз согласилась с Никитой Наташа. - Я прямо и не знаю, что тебе сейчас ответить.

- А не надо ничего отвечать. Давай сегодня и проверим. После трапезы, сошлись на то, что тебе необходимо проверить багаж и Серафимов сам пришлет к тебе Дворового. Сходишь с ним в амбар, и там пообщаетесь тет-а-тет. Для начала узнай курс гривенника по отношению к кредитке и где можно произвести обмен, а дальше, если все пойдет хорошо, порешаешь и остальные вопросы.

- В словах Никиты есть логика, - наконец к диалогу двоих подключился и Сергей, - мы можем приобрести здесь союзника, а если ничего не получится, то ничего и не потеряем.

- А вы что думаете? - Обратилась Наташа к двум оставшимся членам совещания.

- Я не знаю. - Ответила Татьяна. - Я как-то и не думала, что у нас, с первого дня прибытия возникнут подобные вопросы... Возможно, Никита прав. - Наконец выдавила она из себя.

- Я не удивлюсь, если по сравнению с будущими проблемами, проблема текущая нам покажется детской забавой. - Заметила Наташа.

- А что скажешь ты? - На этот раз она обратилась к Илье.

В ответ, Илья лишь пожал плечами. Еще до прибытия всех членов команды в гостиницу он чувствовал себя героем, порешавшим все вопросы, а теперь оказывается, что он неумеха, а на пьедестал героя метит другой. Да еще кто! Обидно.

- Понятно. - Подвела итог небольшого совещания Наташа. - Поскольку предложение выдвинуто всего одно, то и голосовать не за что. Сегодня я проверю теорию Никиты, а сейчас, самое время проверить кухню Серафимова.

- Возражений не будет. - Слету подхватил новую идею Сергей.

- А тебе лишь бы пожрать. - Попыталась пристыдить своего парня Татьяна, но на самом деле, она и сама хотела есть, а еще больше сменить обстановку и тему разговора на которой звездой стал Никита. Или, что он там говорил об имени? Никитка.

- Насытившийся человек: добрее, мудрее и справедливее - философски выдал Сергей, - а ты ко мне сейчас несправедлива. Из этого я делаю вывод, что ты...

- Иди уже, философ. - Не дала договорить ему Татьяна, но высказывание Сергея уже сыграло отведенную ему роль. На лицах собравшихся появились улыбки, что было весьма немаловажно.

В отличие от комнат отдыха, кухня Серафимова оказалась достойна комплиментов. Идеальная чистота грубосколоченных столов и стульев к их приходу дополнилась еще и чистыми скатертями на столах. В воздухе появился нежнейший аромат заносимых в зал блюд. Горячее, салаты, свежеиспеченный хлеб щекотали ноздри разнообразием запахов и заставляли активно выделять слюну. На смену обонянию пришли вкусовые рецепторы, которые подтвердили, что нос не обманывал - это вкусно. И дело не в том, что в течение долгого времени им приходилось питаться корабельной баландой, и организм отвык от нормальной пищи. Еда была действительно очень вкусной.

Поначалу, из всех звуков слышен был только перестук вилок и ножей и только после первого насыщения послышались разговоры. Люди расслабились и повели неспешные беседы.

Наташа обвела взглядом всех присутствующих. На лицах ее людей читалось умиротворение. Как хорошо, что она послушалась Никиту. Бродили бы они сейчас по городу в поисках "достойного" жилья и все как один ненавидели бы своего нанимателя. Возможно, Никита окажется прав и в отношении Дворового.

- Степан, - обратилась она к Серафимову, разделяющего с ними трапезу за одним столом, - с нашим багажом проблем не было?

- Нет, никаких проблем. Сашка все разгрузил. Ваши вещи в амбаре в целости, невредимости и под охраной.

- Спасибо. Я в вас и ваших людях практически не сомневалась. Скажите, а как бы мне теперь туда добраться? Там, в одном из тюков, лежат необходимые мне сейчас вещи.

- Нет ничего проще.

Петруха, а ну подь сюда. - Прозвучал уже знакомый командирский голос.

На звук своего имени мигом примчался худосочный, низкорослый паренек. Наташа невольно ухмыльнулась, проведя аналогии между этим Петрухой и ее Петром.

- Петруха, вот перед тобой Леди, - хозяин указал худосочному на Наташу, - проведешь ее к Сашке в амбар. Пусть Сашка покажет Леди ее багаж и поможет, в случае необходимости. Все понятно?

- Понятно, Степан Викторович - отрапортовал Петруха. - Леди, прошу вас следовать за мной.

Наташа прошла через теплый зал и вышла на успевший посереть с приходом сумерек двор. Кроме сумерек, двор заполнился легкой туманкой и ощутимым холодом.

- Идите за мной Леди. - Снова уведомил Петруха, как будто Наташа нуждалась в постоянном напоминании, и последовал через двор в сторону сарая, из которого выходил Сашка.

Подойдя к сараю, он дернул за дверную ручку и, убедившись, что дверь заперта затарабанил в нее кулаком.

- Сашка, что ты там, спишь уже что ли? А ну давай открывай быстрей, к тебе Леди пришла.

Наташа чуть было не прыснула со смеху. Еще совсем недавно этот Петруха стоял на цыпочках перед хозяином и вот уже сам корчит из себя хозяина. Много ли нужно для счастья подобному человеку - знать, что есть кто-то, рангом ниже тебя.

По ту сторону дверей послышались неторопливые шаги. Находящийся внутри явно расслышал голос зовущего, но проигнорировал его командирские замашки. Звук шагов неспешно приблизился, лязгнул запор, и дверь отворилась, обнажая прямоугольник оранжевого света, источаемый горящей лампой. Увидев, что новоявленный командир пришел не один, а с гостьей, открывший двери отступил в сторону, давая возможность пришедшим войти внутрь.

- Леди, прошу вас. - Используя все свои навыки галантности, произнес Петруха, - я последую за вами.

- Послушайте, Петя или Петр, я не знаю как вас лучше называть? - Хотя лучше всего было именно Петруха, но Наташа не стала использовать это детско-дворово-уменьшительное имя. - Меня зовут Наташа и звук моего имени мне более приятен, чем титулы наподобие "Леди". Сюда вы меня проводили, спасибо вам за это. Дальше я сама разберусь. Я уже взрослая девочка и дорогу назад найду, а вы, наверняка можете еще понадобиться Степану Викторовичу. Так что, вы свободны.

Петрухе понадобилось некоторое время для переваривания информации, пока он, наконец, не произнес. - Петя.

- Не поняла. - Удивилась Наташа.

- Ну, это... лучше звать меня Петя.

- Ага, теперь все ясно. - Подумало Наташа. - Такое понятие, как риторический вопрос тебе Петя неизвестно. - Но вслух ответила.

- Хорошо, Петя. В таком случае, если вы расслышали первую часть моей просьбы, то наверняка расслышали и вторую. Вы свободны. Дальше я сама.

Наташа не стала далее разъяснять Петрухе, а просто повернулась к нему спиной и обратилась уже к Дворовому.

- Саша, вы не проводите меня к моему багажу?

Дворовой, на удивление оказался порасторопнее предыдущего провожатого. Он закрыл двери прямо перед носом удивленного Петрухи, и правильно уловив предыдущую нотку раздражения и замечания новой постоялицы, произнес. - Хорошо, Наташа. Я вас провожу к вашим вещам. Далеко идти не придется, здесь все рядом. - И пошел вперед, освещая путь и указывая дорогу.

И действительно, далеко идти не пришлось. Сделав буквально с десяток шагов, они остановились перед аккуратно уложенными тюками.

- Вот ваш багаж. Прошу прощения за плохое освещение, но боюсь, эта лампа единственный источник света, который я могу вам предложить. Если вы скажете мне, что конкретно вам необходимо найти и позволите помочь, то я с удовольствием окажу вам эту услугу. Или быть может наоборот, мне нужно оставить вам лампу, а самому отойти в сторону? Только скажите, и я не буду вам мешать.

- Саша, вы совершенно мне не мешаете. Скрывать мне нечего, а помощь ваша пригодится, если вы просто постоите рядом и посветите на эти тюки.

Наташа открыла первый, попавшийся ей на глаза баул, и приступила к изучению его содержимого.

- Скажите, Саша, - как бы, между прочим, начала свои расспросы Наташа, - а вы давно живете в этом городе? Просто я здесь впервые и хочется побольше узнать обо всем.

- Боюсь, я буду неважным гидом. В этот город я попал месяц назад. Вообще-то, я родом из Долины, но двумя годами ранее, мне пришлось покинуть родные края и пересечь Тихое море в поисках нормального заработка. У нас в Долине, знаете ли, много не заработаешь.

- Знаю. Я и сама из Долины.

- Правда! Я очень рад, что встретил здесь своего земляка. Вы знаете, хозяин Очага тоже из Долины, но наши общие корни, к моему сожалению, не приносят мне никаких дивидендов. Иногда, мне кажется, что даже наоборот, он меня именно из-за этого недолюбливает.

- Мне очень жаль, что у вас сложились подобные отношения с хозяином, но расскажите мне дальше, где вы были два года, прежде чем попасть сюда.

- Я с другом работал в соседнем городке - Шахтинске. Этот город расположен всего в пятидесяти километрах от Взморья, но поверьте мне на слово, они кардинально отличаются друг от друга. Если Взморье - это добропорядочность, чистота и любезность, то Шахтинск - грязь, порок и подлость.

- Что-то мне подсказывает, что Взморье не так уж и порядочно, как это принято считать.

- Согласен, но здесь, прежде чем сделать подлость, ее необходимо достаточно завуалировать во избежание дальнейших проблем. В Шахтинске все значительно проще: обман, воровство, грабеж, убийство. Все вышеперечисленное является нормой. К этому добавьте: пьянство, проституцию, игры на деньги и у вас должна сложиться общая картина "добропорядочного" города.

- Зачем же вы туда поехали?

- Деньги. Там можно неплохо заработать. В местных шахтах добывается железная руда, а она, как вы наверняка знаете, нынче очень ценится. Мы с другом хотели поработать пару лет, заработать достойную сумму и вернуться на родину.

- И что же вам помешало?

- Прошу прощения, Наташа, но мне не сильно хочется вспоминать об этом. А еще, я не хочу портить вам сегодняшний вечер. Сейчас я здесь и единственное мое желание - это накопить денег на обратный билет в Долину. Что я могу добавить о Шахтинске, так это то, что там очень много туристов и это несмотря на его дурную славу. А еще то, что большая часть этих туристов - жители Взморья. В каждом человеке борются две стихии: добродетель и порок. Местные горожане слишком устают от своей добропорядочности и отправляются в соседний город поупражняться в пороках.

- Вы говорите очень странные вещи, Саша. Неужели это правда?

- Наташа, вы можете мне не поверить, но если захотите проверить и спросите об этом у первоисточника, то есть у самих жителей - то никогда не услышите подтверждения моим словам. В моей практике, еще ни один человек не сказал сам о себе что-нибудь плохое. Я вам рассказал об этом отчасти из-за того, что наш разговор повернул в это русло, а отчасти, чтобы предостеречь на будущее. Вы сами сказали, что впервые в этой местности и желаете о ней узнать побольше.

Наташа достала из тюка деревянную коробку.

- Кажется, я нашла, то, что искала. Вы не проводите меня к выходу.

- Конечно.

Уже стоя в открытых дверях амбара, Наташа задала еще один вопрос.

- Саша, а вы не подскажете по какому курсу во Взморье можно обменять наши кредитки?

- Конечно подскажу. На соседней улице есть банк Люмена. Там вы сможете обменять кредитки на гривенники по курсу один к четырем.

- Один к четырем? - У Наташи удивленно взлетели вверх брови. - А Серафимов нам предложил... - впрочем, она не стала заканчивать последнюю фразу. Сашу это не касалось.

- Позвольте я вам дам совет. - Предложил Саша. - Не пользуйтесь всем, что вам предлагает Серафимов. Очищайте зерна от плевел.

- А вы не боитесь говорить подобное о своем хозяине? - Не удержалась и поинтересовалась Наташа.

- Нет. Что-то мне подсказывает, что вы не пойдете передавать ему наш разговор. А даже если и пойдете, то мне здесь все равно не нравится. И в любом случае я здесь временный человек - пока не накоплю денег на обратный билет или пока не вылечится прежний Дворовой.

- А что с ним случилось, с прежним Дворовым? Чем он заболел?

- Чем заболел. - Саша кисло улыбнулся. - Мой предшественник проводил слишком много времени в Шахтинске. Его болезнь называется - сунул нос не в свои дела. Его побили.

- Саша, мне уже пора идти. - Начала прощаться с Дворовым Наташа. - Скажите, а я еще как-нибудь смогу с вами пообщаться?

- Почему бы и нет. Где меня найти вы знаете. Если я не выполняю какое-либо поручение хозяина, то нахожусь в амбаре.

- Договорились. - Закончила Наташа и, не оборачиваясь, через еще более потемневший двор уверенной походкой зашагала назад в гостиницу.

Без труда добравшись до входных дверей, Наташа с удовольствием ощутила тепло помещения и, пройдя мимо уже опустевшего обеденного зала, сразу поднялась на второй этаж к себе в комнату. В комнате все по-прежнему находилось на своих местах. Стол, три табурета, три кровати, на одной из которых уже дремал Илья и Петр, сидящий на табурете и дожидающийся охраняемый объект.

Наташа положила на стол принесенную с собой коробочку и спросила у лежащего с закрытыми глазами Ильи.

- Спишь?

- Не-а. - Ответил Илья, открыл глаза и скосил свой взгляд в сторону коробки. - Это что? - И тут же, не дожидаясь ответа, открыл ее.

В коробке лежали металлические столовые приборы.

- Зачем тебе эти вилки и ложки? Что, не нравятся местные?

- Почему не нравятся, нравятся. Но я ведь сказала Серафимову, что мне нужно сходить за важной вещью, значит, хоть что-то нужно было взять с собой во избежание ненужных расспросов. Получается "необходимостью" стали эти ложки. Кстати, пока ты не открыл коробку, я и сама не знала, что там лежит. Зато я узнала другое. Например, то, что один гривенник покупается не за шесть, а всего лишь за четыре кредитки и сделать это можно на соседней улице.

11.

Утро началось с приятного теплого касания щеки лучиком солнца, заглянувшего в комнату сквозь не открывающееся окно. Чистое небо, без единого облачка не могло не порадовать в последние, погожие осенние деньки. Впереди зима и еще не скоро солнечный луч наберет такую же приятную температуру.

Наташа сладко потянулась под одеялом, предвкушая хороший день. На ее возню, мгновенно отреагировал Петр. Приоткрыл глаза. Обвел взглядом всю комнату (благо для этой цели много времени не понадобилось, комната за ночь не увеличилась) и, убедившись в безопасности, снова притворился спящим.

- Доброе утро, Петр! Не притворяйся, я же вижу, что ты не спишь, в отличие от кое-кого. - Наташа показала одними глазами на Илью, которого не смогли разбудить ни солнечные зайчики, добравшиеся до него значительно раньше, ни ее собственная утренняя активность. - По-моему, нас сегодня ждет замечательный день? Как ты думаешь?

Великан улыбнулся во все тридцать два.

- Вы правы, Наталья...

- Петр, - остановила его Наташа, - не порть мне такое утро. Будь проще.

- Ты права Наташа, - исправился здоровяк, - день обещает быть чудесным.

- Так мне нравится гораздо больше. Кстати, Петя, я вчера так и не сходила на экскурсию по гостинице. Ты не подскажешь, где я могу привести себя в порядок?

- Я провожу.

- С удовольствием прогуляюсь с тобой.

Они вместе вышли в коридор и направились в его дальний конец. Гостиница потихоньку начинала оживать: то тут, то там слышались приглушенные голоса; потихоньку открывались двери; люди выходили из своих номеров; желали друг другу доброго утра.

Первая волна настоящего единения ее людей произошла во время шторма, еще одна во время совместного труда, а сейчас началась последняя, но не менее важная - во время отдыха. Ведь совместно отдыхать и при этом не создавать друг другу проблем, тоже нужно уметь.

- Вам... тебе сюда. - Нарушил прекрасные этюды в Наташиной голове великан. - Я дальше не пойду, - продолжил он, - это все-таки дамская комната. Я здесь подожду.

- Петя, не надо ждать. Спасибо, что проводил, назад я дорогу сама найду. А ты, возвращайся в комнату, ну или там, займись своими делами. За меня не переживай.

Решив утренние вопросы, Наташа спустилась на первый этаж. В отличие от этажа второго, здесь жизнь началась гораздо раньше. Возможно, еще до восхода солнца. Гостиничная прислуга носилась взад и вперед, выполняя стандартную рутину. Увидев постоялицу, один из прислужников мгновенно подбежал и поинтересовался - не нужна ли гостье его помощь.

Петруха. Мгновенно узнала в подбежавшем Наташа. Этот паренек явно хочет выслужиться перед хозяином. Возможно, с подобным рвением, у него это когда-нибудь и получится, а скорее всего, нет. Так и останется - "мальчиком на побегушках". Нет в нем стержня, одна глина. Из таких, лепят кому что угодно. И Петром ему никогда не быть. Так, до старости лет и пробудет Петрухой. Но сейчас это не важно. А точнее, для нее это вовсе не важно. Каждый сам выбирает свой путь. Петруха свой выбрал: принеси, подай, передай...

- Подскажи, когда будет готов завтрак, и когда можно будет увидеть Степана Викторовича. - Озадачила Наташа Петруху, раз уж сам напрашивается на службу.

- Завтрак будет готов через полчаса, а Степан Викторович аккурат к этому времени и появится. Он планировал позавтракать с вами. - Ответил подготовленный в этих вопросах Петруха.

- Хорошо. - Наташа решила усложнить вопросы. - А не подскажешь еще мне, где у вас в городе можно приобрести зелья, да снадобья разные, лекарственные?

- Не, не знаю. - Петруха на мгновение был поставлен в тупик подобным вопросом, но очень скоро из него вышел. - У нас этим делом больше бабы занимаются. Я сейчас сюда нашу прачку, Варю пришлю. Она вам все и расскажет.

И не став дожидаться Наташиного ответа: нужно ли ей это прямо сейчас; готова ли она ждать прачку, он тут же сорвался со своего места и побежал выполнять новое поручение.

- А зачем тебе местные знахари? - Раздался голос сзади. - У нас и свой толковый лекарь есть. Меня вон с того света вытянул. И лекарств мы закупили достаточно еще дома.

Наташа обернулась и, конечно же, увидела позади себя Сергея. Благо он был один.

- Сереж, у меня к тебе сразу будет большая просьба. - Попросила она тут же. - Не говори об услышанном никому. В том числе и нашему Лекарю, и Татьяне. Я обещаю, вы все узнаете, только чуть-чуть попозже.

- Как скажешь, не вопрос. А о том, что у нас через полчаса завтрак я могу рассказать?

- Конечно можешь. Это твоя обязанность - приносить хорошие новости.

- Тогда, я с хорошей новостью наверх, а тебя уже кажется, ищет прачка Варя.

Сергей указал на пожилую женщину, вышедшую из подсобного помещения и стоящего рядом с ней Петруху, что-то объясняющего и указывающего пальцем в сторону Наташи...

Завтрак подали ничем не хуже ужина. Сочные кусочки рыбы таяли во рту. В качестве гарнира рыбу дополняло не менее сочное овощное рагу. Свежеиспеченный хлеб издавал легкий хруст ломающейся корочки, сопровождаемый ароматом сдобы. Все это дополнялось легкой терпкостью столового вина, возбуждающего еще больший аппетит.

Серафимов не заставил себя ждать и появился аккуратно к началу завтрака. Сейчас он находился за главным столиком и уплетал свою порцию наравне с остальными. Хотя нет, не наравне, если учесть, что его порция минимум в два раза превышала порции остальных. Несложно было догадаться, откуда у него взялись подобные антропометрические данные. Если участвовать в застольях со всеми своими клиентами, то окружность талии сначала догоняет, а после и перегоняет рост.

- Вы вчера нашли нужную вам вещь? - Учтиво поинтересовался Серафимов у Наташи, при этом, не переставая пережевывать очередной кус рыбы.

- Да, нашла. У вас кругом полный порядок. - Ответила на учтивость Наташа. - Кстати, могу я еще кое о чем у вас поинтересоваться?

- Безусловно. Я в вашем полном распоряжении.

- Наш дальнейший путь лежит на Юг. Как далеко обжит ваш край... ваш новый край, - поправилась Наташа, - в этом направлении?

- Ближайший город, он же и единственный в том направлении - это Шахтинск. - Начал вводить Наташу в курс дела Серафимов. - До него километров пятьдесят будет. Между этими двумя городами есть еще и ряд деревушек. Есть деревни и за Шахтинском, но как далеко они тянутся, я не знаю. Сам я в тех краях ни разу не был, а судя по разговорам людей, не особо далеко, потому как скоро начинается граница Диких Земель. А вы никак в эти Дикие Земли собрались?

- Собираемся. У нас познавательная экспедиция. - Поверхностно, не вдаваясь в подробности, описала свои цели Наташа.

- Вы упомянули о границе. Необходимо ли где-нибудь оформлять какие-либо документы, чтобы пересечь эту границу и пройти в Дикие Земли?

- Документы! - Удивился Серафимов. - Да их там предъявлять некому. Термин "Граница", остался со старых времен. Раньше (по слухам), кто ходил в Дикие Земли, мог назад и не вернуться. Ведь свое имя - "Дикие", они получили не зря. Заразы там всякой, немерено. Сейчас тоже можно не вернуться, но отличие в том, что сейчас, ходоки все же возвращаются и живут до следующей ходки, а в старые времена, даже если и возвращались, то жили недолго. Помирали, значит. Заразу всякую в тех землях подцепляли, и домой несли. Да ладно если б только сами помирали, а то и родных своих, и соседей заражали. Потому границу и поставили. Нынче ж, зараза эта ушла, а вместе с ней ушли и Граничные. Города перестали им платить, а бесплатно стоять, деревья подпирать никому не охота. Потому вы можете беспрепятственно перейти эту границу. Только вот беда. Одна зараза ушла, а другая пришла. Говорят, живности там за это время расплодилось немерено. Да живность эта, чудная вся - на заразе вскормленная. Много ее там, а еды мало, вот они друг на друга и охотятся. Смотрите, как бы они вас за свою добычу не приняли.

- Мы им не по зубам придемся. - Высказал свое мнение Илья, внимательно слушавший повествование Серафимова.

Остальные, сидящие за столом, также обратились в слух, на время, позабыв о еде.

Толстячок перевел взгляд с Наташи на Илью.

- А скажи мне мил человек, сколько у меня в гостинице входов да выходов со двора? Сколько человек у меня работает? Где я продукты храню?

- Не знаю. - Буркнул Илья, недовольный уже от того, что внимание всех присутствующих переключилось на него.

- Правильно, не знаешь. А я знаю и это от того, что здесь я хозяин, а ты гость. И в Землях Диких, ты тоже будешь гостем, а те, кого ты недооцениваешь - там хозяева.

- Но ведь человек все-таки царь природы. - Не выдержала теперь Татьяна.

- Есть такое мнение. - Серафимов повернулся в сторону Тани. - Да только вот зверье забыли об этом уведомить.

- Степан! - Снова обратила на себя внимание Наташа. - В конце концов, хватит нас уже запугивать. Вам, конечно же, было бы намного приятнее, если бы мы задержались у вас на более продолжительное время и никуда не выдвигались, но идти нам все равно надо. Нас достаточное количество людей, чтобы отпугнуть любого зверя. Необходимо только с умом разбивать лагерь и выставлять дозорных. Сейчас я с вами хотела проконсультироваться насчет других вещей. Где можно купить пару-тройку телег с лошадьми? Вещей-то у нас много, в руках нести тяжело. Как далеко на этих телегах можно продвинуться вглубь Диких Земель? Где найти проводника?

- По Диким Землям на телегах никто не ездит. Нет там дороги для телеги. Там и для пешего дорог особых нет, потому тратиться на подобную вещь вообще нет необходимости. Доехать вы сможете аккурат до границы, а для этой цели достаточно нанять перевозчика. Где это можно сделать, я подскажу. С проводником будет посложнее. В нашем городе вы такового точно не сыщите. Возможно, в Шахтинске кто и согласится, но Шахтинск - это опасный город. Там могут и обмануть - деньги возьмут, а пойти не пойдут. И это еще будет не самый худший вариант. В Шахтинске деньги могут просто отобрать. Я бы посоветовал вам обойти этот город стороной, да вот беда, нет на юг другой дороги, только через Шахтинск. Поэтому могу посоветовать другое - не задерживайтесь там надолго и держитесь все вместе. А проводника можно еще поискать в деревнях, оно и раньше больше ходоков из деревень было, да и народ там поспокойнее да подружелюбнее.

- Спасибо за консультацию, Степан. В таком случае сегодняшний день нам понадобится для последних приготовлений, а завтра с утра пораньше мы рассчитаемся с вами и отправимся в дальнейший путь. Можно нам устроить завтра ранний завтрак?

- Конечно можно. В котором часу вы желаете позавтракать?

- Я еще не знаю. Сначала необходимо договориться за телеги. Кстати, вы обещали подсказать, где это можно сделать.

- Петруха, подь суда. - Тут же проявил свой командирский голос толстячок.

Петруха не заставил себя долго ждать. Его не было в пределах видимости, но стоило только Серафимову выкрикнуть его имя, как он материализовался около стола.

- Кликали, Степан Викторович?

- Да, звал. Сбегай сейчас к Сашке, пусть приготовится. Сразу после завтрака он должен будет сходить на улицу Вязов к Самосадову.

Только необходимо будет послать кого-нибудь с ним. - На этот раз Серафимов обратился к Наташе. - Самосадов всегда берет предоплату.

- Я сама схожу, - ответила Наташа, - когда мне еще удастся осмотреть ваш город.

- Петруха, все понял? После завтрака отведешь Леди к Сашке, а сейчас сбегай и предупреди его, пусть приготовится, чтобы Леди его не ждала.

- Все ясно, Степан Викторович. - Ответил Петруха и тут же исчез для выполнения поручения.

А Серафимов уже обращаясь к Наташе, добавил.

- Вы уж извините, что не даю вам в помощники Петруху, но он мне и самому может понадобиться, а Сашка тоже шустрый паренек. Он все сделает как надо.

Наташа только улыбнулась в душе. На самом деле она не только не расстроилась, но и была чрезвычайно рада - ей не придется искать новый повод для встречи с Дворовым, а поговорить еще раз с Сашей было необходимо. Кроме того у нее присутствовали и еще кое-какие планы в которых Петруха был бы явно лишним.

Дальше разговоры за столом пошли обо всем, да ни о чем. Серафимов интересовался своим родным краем, гости - местными достопримечательностями: достижениями, бытом, политической ситуацией и многим другим. За дружеской беседой завтрак пролетел незаметно и вскоре Наташа и Компания вновь собрались в комнате на втором этаже для короткого совещания.

- Наташа, может все-таки, я пойду? - Предложил свои услуги Сергей. - Я уже достаточно окреп, мне как раз прогулки на свежем воздухе и не хватает.

- Скажи лучше, что боишься за меня.

- Боюсь. - Не стал увиливать и моментально согласился Сергей. - Одна, в незнакомом городе и с кучей денег на руках.

- И я за тебя боюсь. И я. - Повторили в один голос вслед за Сергеем Татьяна с Ильей.

- Нет, ну спасибо конечно. И за переживания, и за поддержку, но ведь что-то и я должна делать, а не только наблюдать, как выполняют работу другие. И потом, этот город ничуть не хуже нашего, а в чем-то даже и лучше. Почему в Дарте я ходила одна, а во Взморье не могу?

- Потому что в Дарте тебя каждая собака знала, - ответила за всех Татьяна, - а здесь все незнакомое, в том числе и собаки. Не хочешь, чтобы вместо тебя Сергей шел, пусть он пойдет вместе с тобой или я пойду, или еще кто-нибудь. А можем и все вместе пойти, лишь бы не поодиночке. Помнишь, о чем нас предупреждал Серафимов?

- Серафимов нас предупреждал о Шахтинске, а не о Взморье. И я иду не одна. Меня сопроводит Дворовой, Саша.

- Саша? - На этот раз возмутился Илья, проявляя свою заботу. - А кто такой этот Саша? Не придется ли тебе защищаться как раз от этого Саши? Ты понесешь с собой крупную сумму денег, а это лакомый кусочек для многих своих, не говоря уже о чужих.

- Саша, нормальный парень, я уже успела с ним пообщаться. Это именно он рассказал мне о настоящем курсе гривенника и где можно произвести обмен. И... И... Все... Я решила, я иду. - Поставила Наташа точку в споре.

- Не хочешь, чтобы мы шли с тобой, возьми хотя бы своего телохранителя. - Предприняла последнюю попытку Татьяна.

- О-о-о, началось, а мы только стартовали. Что будет дальше?

Наташа встала с насиженного места и решительной походкой, не требующей возражений, направилась к выходу.

- Скоро буду. - Бросила она последнюю фразу, адресованную одновременно и друзьям, и великану, стоящему по другую сторону дверей.

Саша уже дежурил около входа в гостиницу, меряя шагами двор.

- Здравствуйте, Наташа. - Обратился он к вышедшей девушке. - Рад снова вас видеть. Мне передали, что вас необходимо проводить на улицу Вязов. С удовольствием пройдусь с вами, а заодно подышу кислородом вне стен этой гостиницы.

- Здравствуйте, Саша. - Ответила Наташа взаимностью на приветствие. Я тоже с удовольствием прогуляюсь с вами на улицу Вязов. - И уже отходя от гостиницы, обернувшись и не увидев никого, добавила. - И еще на пару улиц. Давайте начнем с соседней улицы. Посетим сначала банк Люмена.

- Вам нужно обменять кредитки на гривенники?

- Да. Именно с этого я хочу начать сегодняшний день. Вы проводите меня к Люмену?

- Конечно. Я бы еще с удовольствием взглянул на лицо Серафимова, когда вы будете с ним рассчитываться.

- Этого я обещать не могу, но смогу позже передать на словах, как все было, если вы, Саша, согласитесь на мое предложение.

- Вы меня заинтриговали, Наташа. Продолжайте.

- Скажите, как долго вы планировали проработать у Серафимова? Хотя нет, на этот вопрос вы ответили вчера. Напомните лучше, с какой целью вы отправились в здешние края?

- Заработать.

- То есть очень давно, вы пересекли Тихое море с целью заработать денег и вернуться домой. Сейчас цель поменялась. Сейчас вы хотите заработать минимум, чтобы просто вернуться домой с пустыми руками. Все правильно?

- Пока все правильно.

- Хорошо, тогда продолжим. Двадцать тысяч кредиток - это хорошие деньги для вас?

- Очень хорошие. Когда я отправился сюда, я рассчитывал заработать меньшую сумму. - Чистосердечно признался Саша.

- Если вы бросите своего нынешнего работодателя и перейдете ко мне, я заплачу вышеназванную сумму, и вы сможете вернуться в Долину обеспеченным человеком, но, в этом случае, вам Саша придется повременить с возвращением еще минимум на год. Вы согласны?

- Да.

- Что, вот так просто - да и все? А подумать?

- Наташа, у меня и у подобных мне, не имеющих за своими плечами абсолютно ничего, кроме сумки с пожитками, есть преимущество перед остальными - мы можем долго не думать.

- Саша, а вы мне определенно нравитесь. И поскольку с этого момента вы перешли в мою команду, предлагаю и в общении перейти на "Ты". В моей команде, чем проще, тем надежнее. Как ты считаешь, когда будет лучше сообщить об этом Серафимову?

- О моем переходе к вам? Никогда. Серафимов, в общем, не самый плохой человек, но при этом он жуткий скряга. У него нет ни одного лишнего человека, и мой уход создаст ему дискомфорт. С него хватит убытков при расчете с вами, а если он узнает, что вы еще и меня с собой забираете... В общем, не стоит вам портить с ним отношения. Давайте лучше поступим иначе. Вы завтра рассчитаетесь с ним и уйдете, а я подожду до вечера и тоже рассчитаюсь. Никаких контрактов мы не заключали. Я ему ничего не должен. Он не сможет меня остановить. Хозяин, конечно же, не заплатит за последнюю неделю, но это мелочь, по сравнению с тем, что пообещали мне вы. Пусть моя зарплата станет ему небольшой компенсацией за завтрашнее разочарование. У меня только два вопроса по существу. Где мне вас догнать и в чем будет заключена моя работа?

- Наш первый остановочный пункт после Взморья - город, хорошо знакомый тебе, Шахтинск. А работа. В основном - это перенос тяжестей.

- С работой я справлюсь, а вот Шахтинск. Не ходили бы вы туда - это плохой город.

- О том, что это плохой город ты мне уже говорил, а сегодня еще и Серафимов подтвердил, но мы идем на юг, а Шахтинск по пути. Если его можно обойти, подскажи, как это сделать?

Саша резко остановился.

- Вы направляетесь в Дикие Земли?

- Я тебе скажу так. Мы направляемся гораздо дальше, чем расположены Дикие Земли, но для того, чтобы туда попасть, необходимо пройти через эти самые земли.

- Теперь я пожалел, что так быстро сказал Да. - Только и смог ответить на прозвучавшую для него новость Саша.

- Я не хочу тебя принуждать. Ты можешь забрать свое согласие назад, и все останется по-старому.

- Но вы ведь все равно пойдете дальше?

- Конечно. У нас есть четкая цель и нас не остановят ни Шахтинск, ни Дикие Земли, ни что бы то ни было еще. Так что ты ответишь теперь?

- Да, я с вами. - Ответил Саша, но в его голосе уже не было более ранней уверенности.

- Тогда не будем стоять на месте. - Предложила Наташа. - Пойдем дальше.

- Вообще-то, мы уже пришли. Вот этот каменный дом и есть банк Люмена. Ты заходи внутрь, а я подожду снаружи.

Операция обмена не заняла много времени. Уже через двадцать минут Наташа вышла назад. Саша прогуливался по ухоженной аллее и усердно о чем-то думал. Ничего удивительного - информации для размышления хоть отбавляй.

- Саша, - отвлекла его от раздумий Наташа, - я все, можем идти дальше.

- Куда теперь?

- На улицу Вязов.

- Ты же говорила, что хочешь заглянуть на еще одну улицу?

- Хочу. Но это на обратном пути, а сейчас пошли, договоримся за транспорт.

У Самосадова Наташа тоже долго не задержалась. Необходимо было отдать должное местным компаниям - ничего лишнего, все по делу: куда, сколько, на какой срок. После этого быстрая калькуляция, предоплата в размере пятидесяти процентов и, ждите завтра три телеги в установленное время во дворе Домашнего очага. Полный расчет по прибытии на место.

Расставшись с частью новеньких гривенников, отданных перевозчику в качестве предоплаты, Наташа вышла из конторы и вновь увидела Сашу, мирно разгуливающего по периметру двора.

- Все, Саша, второй вопрос решен. Остался последний третий вопрос и третья улица. Ты знаешь, где находится улица Болотная?

- Болотная? - Удивился Саша.

- Ну да, Болотная. А что, что-то не так? Или я неправильно назвала улицу?

- Да нет, все правильно, только... я не настолько хорошо знаю город, но об улице Болотная слышал. Вообще-то, это уже почти и не Взморье. Это его самая дальняя окраина. Там действительно начинается болото, отсюда и название улицы. Не самая лучшая часть города. Там говорят, и людей живет всего да ничего.

- Так ты знаешь, где это или нет?

- Я знаю приблизительно, но в любом случае - это очень далеко и если мы туда отправимся пешком, то вернемся очень не скоро. Боюсь, твои друзья начнут переживать.

- И что же делать? Мне туда нужно попасть обязательно.

- Ну, вот есть решение. - И Саша кивком головы указал за спину Наташи.

Наташа обернулась сначала через левое плечо, затем через правое и ничего не увидев, снова посмотрела на Сашу. - Не поняла, что ты имел в виду?

- Ты только что вышла от перевозчика. Закажи фаэтон прямо сейчас и нас довезут до Болотной, а затем доставят обратно.

Наташа смутилась и немного покраснела. Иногда простые мысли идут к нашей голове в обход и им приходится проходить намного большую дистанцию.

- Я сейчас. - Сказала она и снова скрылась в конторе.

Уже через пять минут они сидели в пассажирском фаэтоне и подковы двух откормленных лошадок начали отбивать ритм по мощеным улочкам Взморья. Несмотря на прохладную погоду, Наташа попросила возницу не поднимать откидной верх. Так было удобнее осматривать город.

Наташа любила свой родной город, но, несмотря на весь свой патриотизм, вынуждена была признать, что организация городского быта во Взморье стояла на порядок выше Дарта. Все улочки, начиная с порта, были вымощены местным камнем и, несмотря на плохую погоду на них полностью отсутствовала грязь. Сама улица была разделена на две части: большую - по которой двигались фаэтоны, телеги и прочий гужевой транспорт в два встречных потока; и меньшую - предназначенную для движения пешеходов. На пешеходной части периодически встречались лавочки, чтобы уставший человек мог присесть и отдохнуть. Еще там было множество разбитых и ухоженных клумб, а также искусственно высаженных деревьев. Все дома, также выглядели ухоженными и крепкими на вид. Деревянные дома встречались, но в основном преобладали каменные. Что больше всего поразило Наташу, так это отсутствие валяющегося бесхозного мусора и отсутствие праздношатающегося пьяного местного населения. Как объяснил ей Саша. Первый факт был связан с большими штрафами за разбрасывание мусора на улице и не уборкой закрепленных за местными организациями и городским управлением территорий, а второй факт говорил об отсутствии безработицы - сейчас идет рабочее время, а значит, каждый находится на своем рабочем месте. Если рабочий будет уличен за распитием спиртных напитков, он тут же будет уволен. Для этого существует личное время, а также Шахтинск, куда отправляется народ, дабы проявить свои самые наихудшие качества.

За разговорами и созерцанием местных достопримечательностей время пролетело совершенно незаметно. И вот уже возница объявил, что они прибыли на улицу Болотную и поинтересовался, куда именно им надо.

Наташа вспомнила, что прачка Варя рассказывала о самом конце улицы, о деревянном доме без ворот и двери с подвешенным рядом с ней деревянным молоточком. Как только она начала рассказывать эти данные вознице, тот почему-то заухмылялся и отвернулся. Потом правда снова повернулся, уже стерев ухмылку со своего лица и объявил, что знает этот дом. Там живет бабка Тамара и ему уже доводилось возить туда молоденьких девушек.

Вскоре они остановились возле крайнего дома с покосившимся забором и отсутствующими воротами. Все-таки даже в благоустроенном городе нашелся дом, не отвечающий местным стандартам.

- Прибыли, - объявил возница, - бабка Тамара здесь живет. Вы идите панночка, а я поверну коней и буду здесь вас дожидаться.

Наташа спрыгнула с фаэтона и размяла затекшие от длительного сидения ноги. Саша направился было следом за ней, но Наташа остановила его жестом руки и покачиванием головой, а потом еще и добавила на словах.

- Я сама схожу. Я не думаю, что задержусь здесь надолго. Подожди меня в фаэтоне.

А тут еще и возница добавил.

- Не. Не ходи туда парень. Баба Тамара мужиков не признает. Им вход в ее дом заказан.

Пройдя по неухоженному короткому двору, Наташа подошла к двери, так и не увидев следов пребывания здесь живых существ. Видимо, не так часто сюда захаживали посетители. Даже собаки, неотъемлемого спутника частного дома и той не было видно. По первому впечатлению могло показаться, что этот дом нежилой, но прачка направила ее именно сюда, да и возница добавил, что привозил сюда молодых девиц. Значит все правильно.

На двери, привязанный замусоленной веревкой висел старый, потрескавшийся от времени, деревянный молоток. Наташа взяла молоток и легонько, боясь, как бы он не развалился в ее руках, постучала в дверь. Никакой реакции в ответ. Наташа постучала еще и на этот раз сильней. И вновь никакой реакции. Наташа стояла перед выбором, постучать еще раз, или просто уйти. Еще до недавнего времени гениальная мысль, созревшая в ее голове, перестала ей казаться настолько гениальной.

Размышления прервала открывшаяся вдруг дверь и стоящая по ту сторону древняя старуха. Причем Наташа могла поклясться, то не слышала ни единого шага подходившего к двери человека. Создавалось впечатление, что старуха уже ждала ее, и все это время просто простояла за запертой дверью.

- Ну, чего вытаращилась? - Заговорила с ней старуха отнюдь не старческим голосом. - Заходи, коль пришла. Что, погадать нужно на суженого-ряженого, или зелья приворотного изготовить?

- Нет, не надо мне гадать. - Наконец выдавила из себя Наташа. - И зелья приворотного тоже не надо.

- А чего ж тебе надо? Вы ж в таком возрасте все как одна за этим до меня приходите.

- Значит я не все.

- Не все, так и не все. - Согласилась старуха. - Давай я все равно тебе погадаю, коль пришла. Недорого возьму, всего один гривенник.

- Дело не в гривеннике, мне не нужно гадать. Я в гадания не особо верю. Если хотите, я вам просто так гривенник дам.

- Мне просто так не надо. - Обиделась старуха. - Я милостыню не беру. А в гадание зря не веришь, я тебе все расскажу: и что было, и что будет.

- Что было я и так знаю, а что будет - узнаю со временем.

- Конечно узнаешь, да может поздно уже будет. Ну да ладно, не хочешь - не надо. Рассказывай, зачем тогда явилась ко мне?

- Мне зелье нужно, сонное. Чтобы человеку дать его, и он сутки проспал сном беспробудным. Просто спал, - уточнила Наташа, - не влюблялся, не разлюблялся, а сладко спал. Есть у вас такое?

- Эка невидаль, конечно есть. Я тебе такого зелья дать могу, что человек неделю проспит, да еще и так тихо спать будет, что от мертвого не отличишь.

- Нет, нет, нет. - Отшатнулась и замахала руками Наташа. - Мне такого не надо. Одни сутки и чтоб никаких последствий.

- Чего ты так задергалась, не надо так не надо. Дам на сутки. Ты посиди немного на табурете, - старуха указала на колченогий табурет, потрескавшийся не хуже дверного молотка, - а я сейчас принесу, что просишь. Да гривенник приготовь за зелье.

- Я постою. - Ответила Наташа.

- Ну, постой, постой.

Старуха неслышной походкой направилась в соседнюю комнату, а Наташа осталась на месте осматривать убранство дома, хотя осматривать особо было нечего. Небольшая комнатушка с одним грязным окном, через которое с трудом пробивались солнечные лучи. Стол, два табурета и лавка. Грязное окно наполовину занавешено не менее грязной тряпкой. Вот и все убранство.

- Вот твое зелье.

Старуха появилась абсолютно бесшумно и довольно быстро. В ее руке находился маленький самозатягивающийся мешочек из грубой холстины, но протянула она сначала другую руку, требуя вперед оплату.

Наташа вложила в морщинистую руку металлический гривенник, который тут же исчез в многочисленных складках старушечьего одеяния. Как только гривенник перекочевал к новой владелице, старуха протянула другую ладонь и передала Наташе мешочек, а вместе с ним огласила и инструкцию по применению.

- Содержимое мешочка необходимо заварить. Лучше всего это сделать с душистыми травами. После, дать выпить нужному человеку и уже через двадцать минут он будет спать беспробудным сном младенца целые сутки.

- Спасибо. - Поблагодарила Наташа. - В таком случае я пошла.

- А может все-таки тебе погадать? - В последний раз предложила старуха.

- Спасибо, но мой ответ по-прежнему, нет.

- Ну как скажешь. А то дорога у тебя предстоит дальняя, долгая. Может, какие знания и пригодились бы.

Наташа остановилась на полпути к двери.

- Откуда вы знаете, что я собираюсь в дальнюю дорогу?

- Так на то я и гадалка, чтобы знать будущее людей. Мешочек тебе передавала, вот на ладони твоей и увидела знак дальней дороги. Не дорого возьму. Всего один гривенник.

- Хорошо, - сдалась Наташа, - погадайте. Что от меня требуется.

- Сначала руку дай, а как расскажу все, гривенник дашь. - Теперь старуха изменила свои правила (сначала деньги, потом товар).

- Вот вам моя рука. - Наташа протянула старухе правую руку ладонью вверх. - Смотрите.

Старуха ухватила Наташину кисть сразу двумя морщинистыми руками и, не смотря на плохое освещение в доме, принялась тщательно изучать ее.

- Ты уже прошла длинный путь. - Начала старуха свое повествование. - Не одна идешь, люди с тобой и за всех ты в ответе. Но сколько б ты уже не прошла, а впереди путь намного длинней.

Чем дальше вглядывалась старуха в Наташину ладонь, тем все больше и больше начинали дрожать ее собственные руки и голос.

- В земли нехорошие путь твой лежит, страшные земли, людьми нехоженые. И людей своих туда ведешь, на погибель ведешь и сама рядом со смертью ходишь.

Голос старухи еще больше задрожал и вовсе перешел на шепот.

- Кровь, кровь, кровь. Много крови, человеческой крови и первая кровь очень скоро. Не ходи. Откажись. Не ходи.

Старуха мелко задрожала и отпустила руку. - Не ходи туда. Откажись. - Продолжила она уже глядя не на руку, а в лицо Наташе.

- Не могу. - Ответила Наташа. Она уже и не рада была, что решилась на подобное предложение. Никогда не верила ни в какую хиромантию. - Возьмите свой гривенник, а мне пора идти.

- Нет, не нужны мне твои деньги. - Старуха замотала головой. - Я у мертвых не беру. И этот забери. - С этими словами старуха достала припрятанный ранее гривенник и вложила его в руку шокированной Наташи. - Все, уходи отсюда. Знай только на будущее - помощи жди от того, кого не ждешь, а от близкого человека жди удара в спину.

Наташа вышла из дома старухи на свежий воздух и вздохнула с облегчением. В отличие от двух предыдущих, этот адрес ей дался с трудом. И хотя она не поверила ни единому слову бабки Тамары (зачем только согласилась на гадание), тем не менее, на душе стало мерзко. Вот ведь, зараза старая, испортила такое настроение.

Ее фаэтон находился на своем месте, около отсутствующих ворот, только возница за прошедшее время успел развернуться в обратном направлении. Вперед дороги уже не было. Саша не сидел внутри, а дожидался ее снаружи, прислонившись к колесу и от скуки вращая между пальцев небольшую веточку. Увидев Наташу, он подался вперед и не став ни о чем расспрашивать, просто открыл перед ней дверцу. Или его не слишком волновало, то, что произошло в странном доме, или вся информация была написана у нее на лице, а кроме того там большими буквами было написано - ни о чем меня не спрашивай.

Дорога назад оказалась намного длиннее. Глаз уже нее радовался местным достопримечательностям, а разговор не клеился. Саша попытался задать пару вопросов, но Наташа отрешенно ответила, - потом, все потом.

Так, в тишине, нарушаемой только монотонным цоканьем лошадиных подков, они добрались до гостиницы, где Саша пошел ночевать свою последнюю ночь в амбаре, а Наташа, договорившись с Серафимовым о завтрашнем шестичасовом завтраке и угостив своего телохранителя, Петра, горячим чаем с добавкой сонного зелья, провела вечернее совещание и сама отправилась спать.

Завтра ранний подъем.

12.

Наташа попросила гостиничный персонал разбудить их с рассветом, но услуги коридорного не понадобились. Спала она плохо, за ночь неоднократно просыпалась, а ближе к утру и вовсе не смогла сомкнуть глаз. Илья, несмотря на свою частую безответственность, тоже всю ночь ворочался и лишь один Петр спал беспробудным сном младенца.

С первыми лучами солнца в дверь номера тихонько постучались, и раздался голос Петрухи.

- Леди Наташа, леди Наташа, пора вставать.

- А все-таки Серафимов оказался прав, - подумала Наташа, - если отбросить аскетическое состояние комнат и его желание содрать с клиента как можно больше денег (что присуще любому продавцу), то в остальном гостиничный сервис стоит на высоте: отличная кухня; вышколенный и доброжелательный персонал; абсолютная чистота. Не исключено, что если еще, когда-нибудь ей предстоит поселиться во Взморье - то она выберет эту же гостиницу.

- Спасибо, Петя, мы уже проснулись. - Ответила Наташа стучавшему и даже сквозь запертую дверь сумела разглядеть довольную физиономию Петрухи. А как же, его запомнили, узнали по голосу, а это значит он на верном пути к своей цели - от мальчика на побегушках, до правой руки хозяина.

- Леди Наташа, - Петруха начал отчитываться прямо из-за дверей, - телеги от Самосадова прибыли и Сашка уже приступил к погрузке ваших вещей. Вашим товарищам я постучал раньше и всех разбудил. Приводите себя в порядок и спускайтесь вниз. А я пойду, отдам распоряжение насчет завтрака.

Во время отчетной речи Петрухи, Наташа успела подняться и уже сладко потягивалась глядя в окно на рассвет. Илья тоже свесил ноги с кровати, но смотрел не в окно и даже не на свою девушку. Он удивленно смотрел на мирносопящего великана.

- Что-то твой телохранитель меня сегодня удивляет. - Наконец не выдержал и озвучил вслух свои мысли Илья. - Обычно он спит с одним открытым глазом.

Наташа оторвалась от созерцания рассвета и тоже посмотрела на здоровяка. Стук в дверь, отчет Петрухи, их собственная активность - пока старухино зелье действовало исправно, но надо было удостовериться более действенным способом, поэтому она подошла к Петру и начала трясти его за плечо, приговаривая,

- Петр, Пе-о-тр... Петр, вставай.

Бесполезно. Тот даже не шелохнулся в ответ.

Илья мгновенно вскочил на ноги.

- Что с ним случилось? А с тобой все в порядке?

- Все в порядке, - успокоила Илью Наташа, - и с ним, и со мной. Устал наш Петр со мною нянчится, вот и сморило его. Ничего, пусть отдохнет немного, пошли лучше приводить себя в порядок. Короткое собрание проведем в комнате Сергея и Татьяны.

- Наташа, - спрашивал Сергей, - я никак не могу понять, что ты сделала с нашим Медведем?

Сергей, в отличие от всех остальных называл Великана Медведем. Именно таким он увидел его впервые, записывающимся в их команду.

- Ничего особенного. Просто усыпила на сутки.

- А зачем? - Не удержался Илья.

- Затем, что я уже взрослая девочка и мне не нужны няньки, приставленные ко мне моим дедом. Почему рядом с вами нет телохранителей? Давайте к каждому из нас приставим по такому Медведю.

- Так-то оно так, - снова высказался Сергей, - только этот Медведь уже вроде как успел своим стать. И в паре с Никитой поработал.

- Кстати, Никита! - Наташа перевела свой взгляд ни Инкермана. - Ты должен отмечать все наши действия и моя выходка явно расходится с логикой экономии денег. Я не знаю, как ты это оформишь, но я лично буду готова объясниться перед твоим отцом по возвращении из похода.

- А ты сама считаешь это важным? - Спросил Никита.

- Для меня - да.

- Тогда нет необходимости никому, ничего объяснять: ни сейчас, ни по возвращении.

- А мне немножко обидно. - Снова высказал свое мнение Сергей. - Для меня... для нас с Таней, - тут же поправился он, - Медведь стал первым наемником, а уже за ним подтянулись и остальные. А еще есть вопрос. Ты рассчитывала на определенное количество людей: ни больше, ни меньше. А сейчас получается недобор?

- Мы пополнимся человеком, чуть позже.

- И кто этот человек? - Поинтересовалась Татьяна.

- Обыкновенный, нормальный человек. Ничем не лучше и не хуже остальных и не приставленный ко мне моим дедом. Он присоединится к нам в Шахтинске.

Когда совещание закончилось, они спустились вниз и застали своих людей во всю уплетающих завтрак. Их стол тоже был накрыт, но занят он был всего лишь одним единственным человеком - Серафимовым. Увидев Наташу и компанию, он искренне обрадовался и даже сделал попытку встать из-за стола для приветствия, но после первой же неудачи, передумал.

После быстрого и в основном молчаливого завтрака, Наташа обратилась к Серафимову.

- Степан, самое время рассчитаться. Вы подготовили счета?

Серафимов, вместо ответа, повернулся вполоборота и махнул рукой в пустоту. Из ниоткуда, на зов хозяина, появился Петруха с рулоном бумаги и передал его толстяку, который в свою очередь перенаправил его Наташе.

- Вот ваш счет.

Наташа пробежалась глазами по цифрам: проживание, питание, хранение багажа, мелкие услуги... В принципе все в порядке, за исключением одного пункта - в графе "питание", значилось двадцать человек, тогда как у Наташи, с ней включительно, числилось девятнадцать. Таким нехитрым способом, Серафимов сам себя поставил на довольствие к своим постояльцам. В этом случае нетрудно было догадаться, откуда он набирал свои килограммы.

Пункт о питании Наташе не слишком понравился, но она не стала его оспаривать. Возможно, у них так принято. В остальном, и хозяин, и персонал вели себя весьма корректно и оставили о себе только положительные впечатления.

- Я хочу, - обратилась Наташа к Серафимову, - чтобы вы дописали сюда еще одну сумму. Проживание одного человека еще одни сутки. Один из моих людей не справился с нагрузками и завтра отправится домой. Он остался в номере и просил его не беспокоить.

Серафимов молча кивнул и посмотрел на Петруху, который тут же бросился к счету дописывать новые данные.

- Сергей, - на этот раз Наташа обратилась к Сафронову, - рассчитайся, пожалуйста, со Степаном.

- Я уже говорил вашему другу, - сразу поспешил Серафимов, указывая на Илью, - что, не смотря на счет в гривенниках, у меня вы можете рассчитаться и кредитками.

- В этом нет необходимости, - ответил Сергей, смакуя ситуацию и наблюдая за резко-расстроившимся выражением лица толстячка, - у нас есть с собой нужное количество ваших денег.

С этими словами, он отлистал нужную сумму, с учетом последних изменений.

- Рады были провести у вас эти дни. Будем возвращаться назад, непременно еще заглянем. Не знаю как насчет ночевки, но отобедать обязательно.

- Буду рад видеть. - Абсолютно не радостным голосом ответил Серафимов.

Три запряженные лошадьми и уже загруженные телеги стояли у распахнутых настежь ворот. Люди собрались здесь же и уже переминались с ноги на ногу, ожидая команды к движению. Наконец, дверь гостиницы распахнулась, и из нее вышел последний представитель квеста - Наташа. Она успела после завтрака сбегать на второй этаж и в последний раз убедиться в крепком сне Петра. Помимо этого написала ему объяснительную записку и оставила денег на возвращение домой. Деньги можно было и не оставлять, в конце концов он получил от нее свой аванс, но мало ли, а вдруг Петр все деньги оставил дома, а осматривать личные вещи и карманы Великана Наташа посчитала аморальным. Сейчас она в последний раз пожала руку хозяину, немного оттаявшему после разочарования (а что, его не обманули - заплатили строго по счету), поблагодарила его за гостеприимство и отличный сервис, и, подойдя к своей команде, дала старт.

Свистнули хлысты возниц, и лошадки поднатужившись, сделали свои первые шаги. Обитые железными обручами деревянные колеса телег звонко застучали по каменной мостовой, им завторили шаги без малого двух десятков людей и весь обоз начал свой пятидесятикилометровый переход. Следующая остановка - Шахтинск.

Солнце медленно, но уверенно набирало свою высоту. Его лучи становились теплее и ласковее. Зарождался новый день.

Наташа шла рядом с обозом и улыбалась новому дню. Город оживал. Мимо них проходили местные горожане: кто-то шел навстречу; кто-то обгонял. Каждый шел по своим делам. Кто-то, торопливой, опаздывающей походкой, а кто-то прогулочным шагом. Одни из них оборачивались, изучая гостей города и строя догадки об их намерениях, другие проходили не замечая. Город жил своей жизнью. ЖИЛ. И поэтому, все вчерашние увещевания знахарки-гадалки, показались полной ерундой.

В отличие от Наташи, которая вчера уже провела экскурсию по городу и сейчас была больше погружена в собственные размышления, остальные представители команды вертели головами во все стороны, изучая местные достопримечательности. Так продолжалось до тех пор, пока они не вышли за черту города. Дальше рассматривать стало особо нечего. До самого горизонта протянулась голая степь с редкими кустарниками и еще более редкими деревьями.

- Скажите, - обратилась Наташа к вознице, - у вас за городом растет очень мало деревьев, а в самом городе их много. Как так получилось?

- У нас, Леди, все деревья в городе искусственно высажены, а саженцы завезены из других городов и даже из-за моря. Есть деревья и ближе - в Диких Землях, но оттуда мы их боимся брать. Поэтому, те деревья, которые у нас есть, мы бережем и охраняем. Поливаем, защищаем от вредителей, удаляем сухие сучья и никогда не отломаем ни одной живой веточки и не нацарапаем ничего на стволе. Человеку, родившемуся в другом месте, нас местных в этом вопросе не понять.

- А вы коренной житель Взморья?

- Кореннее не бывает. Мои родители всю жизнь прожили здесь. И деды с бабками здесь жили. Я здесь родился и когда придет время, умереть тоже хочу здесь. Я горжусь, что живу в этом городе.

- А какие еще города есть рядом со Взморьем, кроме Шахтинска?

- Каменка есть. Налево идти надо от Взморья. Хороший город, там камень добывают. Дороги хорошие из этого камня получаются и дома крепкие - долго стоят. А направо пойти - Степное будет. Но это не город, большая деревня скорее. Там земледелие развито и животноводство. Тоже хорошая деревня. Сестра моя туда уехала. Замуж вышла за Степнянца и уехала. Хороший мужик, работящий. Хозяйство у него большое. Много сил и времени необходимо, чтобы содержать его в порядке, а у него лучшее хозяйство в Степном.

- Взморье - хороший город. Степное и Каменка, тоже хорошие города, а Шахтинск - хороший город? - Задала провокационный вопрос Наташа.

- Плохой город. - Не раздумывая ответил возница. - Железо там добывают. Нужный металл, очень нужный. Не будь у меня на колесах железа, не уехали бы мы далеко. Но дорогой это металл. Иногда, его цена больше, чем деньги. Иногда, его цена - жизнь. Железо помогает в быту, но с помощью железа легче отобрать жизнь, чем с помощью палки или камня. Не задерживайтесь в Шахтинске надолго без необходимой на то причины. Нас, возниц, не трогают, а пришлых, вроде вас, не жалуют.

И снова предупреждение о Шахтинске. В который раз и от которого человека. Наташа задумалась над тем, что может быть действительно, есть смысл пройти его быстро, без остановки, но как быть с людьми? После пятидесятикилометрового перехода им понадобятся отдых и еда. Еще в Шахтинске она собиралась поискать проводника. Ну и наконец, в Шахтинске к ним должен присоединиться Саша. Место встречи гостиница Наковальня.

А может он и не придет вовсе. Серафимов не отпустит или сам передумает. Вон как испугался, когда услышал про Дикие Земли. Но нет, так нельзя. Не придет, значит не придет - это останется на его совести, но она свое обещание выполнит - ночь в Наковальне подождет и людям даст передохнуть.

Километры тянулись и тянулись. Шаг замедлился, люди начали уставать. Присутствующие ранее шум и разговоры поутихли. Люди считали свои шаги и вглядывались в линию горизонта.

Наташа уже начала сожалеть, что не заказала фаэтоны для людей, но что бы это изменило? Она решила устроить всем банальную проверку. На транспорте они могли добраться до границы с Дикими Землями, а дальше все равно придется идти пешком. Да не просто пешком, а еще и с носилками, в которых будут находиться их вещи. Если они не осилят сейчас пеший переход по проторенной дороге налегке, то дальше им и делать нечего.

И все же, люди с непривычки устали. Устали и молчали. Тем удивительнее в наступившей тишине, разбавляемой лишь поскрипыванием колес, вдруг зазвучала песня.

Наташа оглянулась и с удивлением признала в поющем Коренастого. Оказывается, Смолкин умел не только пить, но и петь. Причем его голос был довольно-таки чистый и приятный.

Шел я по степи

Шел я пятый день

Пятый день в степи

Я не видел тень

Солнце напекло

Мне чело мое

А во фляге жизнь

Два глотка всего

На третьем куплете к голосу Ивана начали добавляться и другие голоса.

Два глотка всего

Еще день прожить

Навзничь бы упасть

Да навзрыд завыть

Но не для меня

Трусом помирать

В жизни без борьбы

Сложно выживать

Я собрал в кулак

Свою силу злость

Смерть я у тебя

Словно в горле кость

Смерть ты не ходи

За моей спиной

Смерть я жизнь люблю

Я иду домой

Дома меня ждут

Жена, Дочка, Мать

Есть кому меня

У дверей встречать

В жизни без борьбы

Сложно выживать

Ради вас дойду

Жена, Дочка, Мать

Ради вас дойду

Жена, Дочка, Мать

Под конец, песню пели уже практически все. Даже возницы, с удовольствием подпевали знакомые строки, сочиненные когда-то неизвестным автором и распространившиеся по городам и деревням со скоростью света, сметая на своем пути все преграды.

Закончив со Степной, преднамеренно выбранной Коренастым под стать окружающей местности, дальше Иван затянул веселую песенку о похождениях двух подвыпивших друзей. На лицах людей снова появились улыбки, и серая лента дороги перестала казаться настолько мрачной.

Вскоре появились и первые очертания городских построек. С каждым шагом они росли и увеличивались в размерах, пока не предстали перед путниками в своем оригинальном виде. Очередной отрезок пути был пройден - обоз прибыл в Шахтинск.

Шахтинск встретил своих новых гостей негостеприимно. Солнце подошло к закату, а на смену ему, небо застили набежавшие тучи, и заморосил мелкий дождь. Вдобавок к дождю поднялся ветер, и уставшие путники вдоволь насладились всей "прелестью" погоды.

- Вы знаете гостиницу Наковальня? - Поинтересовалась Наташа у возниц.

- Знать-то знаем, - ответил один из них, - главное чтоб там свободные номера были. Комнаты лучше искать с утра.

- В таком случае нам нужно было выдвигаться вчера с вечера и идти в полной темноте. Тоже не вариант. Ведите лучше в Наковальню, а остальные вопросы будем решать по мере их поступления.

К всеобщей радости гостиница оказалась не слишком далеко.

13.

Разницу между Домашним Очагом и Наковальней Наташа заметила сразу. Как там недавно говорил Никита: "Большую часть пути нам придется спать на земле, и тогда мы еще мечтать будем о гостинице Серафимова!" Наташе совсем не обязательно было ждать ночевок под открытым небом, она уже сейчас начала мечтать о гостинице земляка-толстячка.

Наковальня была построена по образу и подобию Очага. То же двухэтажное здание гостиницы с жилым вторым этажом и обеденным залом внизу. Те же дворовые постройки, но... на этом сходство заканчивалось, и начинались разногласия.

В отличие от Очага их встретил не хозяин, а Управляющий. Если бы человека с внешностью Управляющего Наташе довелось повстречать во Взморье или дома в Дарте, она бы постаралась обойти его стороной и ни в коем случае не приближаться. Уж больно он был похож на бандита: заросший, небритый, с темно-малиновым синяком под глазом и неприятным амбре изо рта. Но здесь было не Взморье и не Дарт, здесь был Шахтинск и уставшие люди из ее команды.

Наташа мимо воли сравнила его с Петрухой, имеющим виды на роль Управляющего, и это сравнение на миг выбило ее из колеи - что один, что другой на эту роль не подходили никак. Почему-то на кончике языка вертелось всего два слова: недобор и перебор.

В колею ее вернул Сергей, легоньким толчком в плечо. Оказывается, местный Управляющий что-то спрашивал, а Наташа все его слова пропустила мимо ушей, анализируя подвернувшуюся ей персону.

- Я спрашиваю, что вас привело сюда? - Еще раз спросил Бандит-Управляющий.

Наташа, наконец, поняла, что от нее требуется.

- Мы хотели бы у вас переночевать.

- Что, вы все?

- Да, все.

- А сколько вас человек?

- Девятнадцать... - Наташа на миг запнулась, вспомнив, что позабыла об отсутствующем Великане. - Нет, восемнадцать... - И снова запнулась, вспомнив о возницах. - Ой, нет, двадцать один. - Тут же поправилась она. В общем, нам нужно три комнаты на две персоны, одну на три и еще три на четверых.

Окончательно придя в себя, Наташа в уме быстро решила несложную для себя задачу. В одной двушке она с Ильей, во второй - Сергей с Татьяной, в третьей - Никита с поварихой, в трешке она разместит возниц, а в трех комнатах на четыре персоны как раз разместятся оставшиеся ее двенадцать наемников. Все сходится. Одна беда, все сходилось у нее, но не у Управляющего.

Управляющий откровенно заржал над Наташиными запросами и выдал следующую информацию.

- У нас нет ни двушек, ни трешек. Все комнаты рассчитаны на четверых.

- Ну, тогда... - Наташа хотела было приступить к следующим расчетам, но Управляющий ее перебил.

- Три комнаты. У нас есть только три свободных комнаты, все остальные заняты.

- А что же нам делать? - Наташа не на шутку расстроилась и поняла, что снова, как и на корабле в шторм, начала терять контроль над ситуацией. Одну комнату она по идее должна отдать возницам. Они не входят в ее команду и им она обязана обеспечить нормальный комфорт, но тогда получается, что оставшиеся восемнадцать человек должны будут поместиться в двух номерах. Это не нормально.

Управляющий не спешил отвечать на ее вопрос "Что делать?" и у Наташи сложилось впечатление, что ему вообще безразлично останутся ли эти гости в его гостинице или уйдут прочь. А как же борьба за клиента? Ведь они должны принести прибыль гостинице. Но хуже было другое - молчал не только Управляющий, но и ее друзья. Никто не торопился прийти ей на помощь: ни Сергей; ни Илья; ни Татьяна; даже Никита, который уже не раз выручал ее в сложных ситуациях и тот сейчас отмалчивался.

На удивление первое предложение поступило от возницы, с которым Наташа беседовала по пути в Шахтинск.

- Леди Наташа, - обратился он к ней, - я знаю, вы хотели, чтобы мы доставили ваши вещи не только в Шахтинск, но и дальше, но раз уж выходит такая ситуация, то вы могли бы завтра нанять нового перевозчика уже здесь. А мы сейчас разгрузимся, рассчитаемся с вами и поедем обратно. В таком разе у вас на три человека будет меньше.

- А как вы будете добираться домой, ночью и уставшие?

- Ночь нам не помеха, а устать мы особо и не устали. Мы же не галопом скакали и не пешком шли в отличие от вас. За нас не переживайте.

Ой, и не хорошо прозвучали его слова. Точнее, слова прозвучали хорошо, а вот между строк скрывался иной смысл: "Нам не так страшно ехать по ночной дороге, как ночевать в этой гостинице и это несмотря на то, что возниц здесь трогать не должны".

Но что делать, если возница прав и это действительно решение. Восемнадцать человек можно попробовать разместить в трех комнатах. Сдвинут кровати и будут спать по три человека на двух койках, а с перевозчиком и вправду завтра договорится, а нет, так и отсюда пешком пойдут (когда-то же надо начинать?) Впрочем, она забежала несколько вперед, а если Управляющий не разрешит заселиться шестерым в комнату, рассчитанную на четверых? Именно об этом она и поинтересовалась.

- А ничего если восемнадцать человек разместится в трех номерах?

- По мне хоть двадцать восемь, лишь бы за каждого человека была внесена оплата.

- А каковы ваши тарифы? - Наташа боялась быть шокированной не только обстоятельствами, но и возможной ценой на услуги.

- Один гривенник с человека.

Хоть тут повезло. Цена за жилье оказалась не только ниже, чем во Взморье, но и ниже, чем в ее родном Дарте. Правильно сказал Никита, чем богаче город, тем расценки выше, а чем беднее... Впрочем, это были еще не все вопросы, которые стоило порешать.

- А покушать мы у вас сможем?

- Еду вам приготовят, но в обеденном зале свободных мест нет. Если хотите поесть, будете есть в своих номерах.

- Нас это устраивает. - Согласилась Наташа. - И последний вопрос. Где можно разместить наши вещи?

- Вон сарай стоит. Сейчас я принесу от него ключи, там и сложите. Только ценные вещи сразу с собой забирайте, я ответственность за чужое имущество не несу. Если чего пропадет, сами виноваты.

- Как, а разве у вас Дворового нет?

- А зачем он нам, лишние деньги только платить. Крышу я вашему имуществу предоставлю, а разгружать, загружать - это сами. Если желаете, чтоб ваш скарб был под охраной - выставляйте своих сторожей. Вон у вас их сколько. Заодно и в номерах места побольше будет. Только предупреждаю сразу, оплату за ночлег я с них все равно возьму.

И снова Наташа столкнулась с дилеммой. Выставлять посты для охраны лагеря и имущества она и так планировала, но эти планы должны были осуществиться в ближайшем будущем, а не сейчас. Сейчас все ее люди устали и устали одинаково. Все они хотят поесть и отдохнуть. Забрать самое ценное с собой, как и предложил Управляющий? Так там нет каких-то особенных вещей, каждая вещь из багажа ценна и важна по-своему. Тогда получается, что они должны забрать все вещи в свои и так переполненные людьми номера.

- А ваш сарай закрывается? - Наконец спросила Наташа.

- Конечно, закрывается. - Подтвердил Управляющий. - Я же только что сказал, что принесу ключи. Я вам его открою, сложите свои вещи, а после снова закрою. Завтра найдете меня, и я вам опять все открою.

- Тогда мы оставим все вещи здесь и без охраны. Нам нечего за них переживать, там ничего ценного нет. - Попыталась обмануть Управляющего Наташа, но что-то ей подсказало - не поверил.

После разгрузки багажа, возницы откланялись и, получив расчет, отправились назад во Взморье, а Наташа с компанией направилась в саму гостиницу, и уже начиная с первого этажа, получила очередной шок.

Обеденный зал был битком заполнен людьми, и Наташа очень сильно засомневалась, что все они являлись постояльцами гостиницы. Значит, эта гостиница выполняет еще и роль придорожного кабака - ой какое неудачное сочетание для желающего отдохнуть в тишине.

Изначально, услышав от Саши название гостиницы и уже зная, что в Шахтинске добывают железную руду, Наташа подумала, что в этом есть своя логика. Железо и наковальня два сопутствующих элемента. Сейчас же она поняла, что была абсолютно не права. Быть может хозяин гостиницы именно это и имел в виду, когда давал название своему детищу, но Наташа определила это название иначе. Шум, стоявший здесь, был громче, чем у кузнецов, бьющих по наковальне: смех, крик, завывание, стуки ногами и руками, песни... все смешалось в единое целое и кружило в воздухе, отражаясь от стен и потолка.

Стоило только ей зайти внутрь, как к уже имеющемуся набору звуков добавился свист и непристойные предложения. Контингент выпивающих и закусывающих состоял в основном из мужчин и появление представителя противоположного пола, вызвало подобный взрыв эмоций. Что правда, когда в обеденное помещение вошли и все остальные члены Наташиной команды свист и непристойности поутихли. Все-таки количество мужчин сопровождающих Наташу (да еще и не мальчиков, а самых настоящих мужиков), присутствующих поразило и они, поутихнув не стали нарываться на неприятности.

Наташа улыбнулась этому факту. Причем не про себя, а что называется у всех на виду. Улыбка вышла именно такой, каковой она ее и задумывала: властная, пренебрежительная, направленная свысока. Мол, понимайте, с кем имеете дело. Нас не трогайте и мы никого не тронем. А то, дайте только повод, наведем здесь такого шороху, что и вся ваша дурная слава вам не поможет.

В этот момент она еще и вспомнила о Петре. Может быть, все-таки зря она поступила с ним так. Сейчас бы он явно не был лишним. Был бы он здесь, так не только непристойности бы прекратились, а еще и добрая половина посетителей заторопилась бы домой, вдруг вспомнив, что у них остались срочные незаконченные дела. Но, что есть, то и есть. В конце концов, она сюда прибыла не перевоспитывать местный контингент, а всего лишь провести одну ночь.

Договорившись с Управляющим насчет ужина, она с людьми поднялась на второй этаж для заселения в комнаты.

- Значит так, - начала Наташа новое распределение. - В одной комнате, на двух кроватях разместятся девочки: я, Таня и ты Наташа. Там же будут и наши парни: Сергей, Илья, Никита.

Услышав, с кем ему придется рядом спать, Илья чуть было не позеленел от злости. Естественно это не прошло мимо Наташи, несмотря на то, что в коридоре стоял полумрак. Да это видели все. До какой же поры это будет происходить? Как долго он собирается портить ей нервы? Она долго терпела до этого, но сейчас терпение окончилось.

- Илья, если тебе что-то не нравится, то ты можешь выбрать себе любую из двух оставшихся комнат и поселиться там вместе с нашими парнями, а если и это не подходит - можешь попытаться догнать возниц и отправиться назад во Взморье, ну и дальше, домой. Ты никаких договоров не подписывал и тебя здесь в принципе ничего не держит.

- Я спать пойду. - Ответил Илья, явно понимая, что только что он перегнул палку и зашел первым в комнату, предназначающуюся для их шестерки.

- Сереж, Никита, да и вы девочки, - обратилась Наташа к остальным претендентам на эту комнату, - вы тоже заходите. Там еще необходимо перестановку сделать для большей вместительности, а я пока с остальными разберусь.

Дождавшись пока ее друзья покинули коридор, Наташа снова улыбнулась, только теперь ее улыбка не была: ни властной, ни пренебрежительной, и не отличалась высоким ростом. Она скорее была уставшей и с примесью разочарования.

- Парни. - Обратилась Наташа к оставшимся. - Я надеюсь, хоть с вами не будет проблем.

Она поискала глазами своего первого помощника - Смолкина и, увидев несколько расстроилась. Его выражение лица было... какое-то неправильное, необычное. Нет, не такое, как у Ильи, но и не такое, как всегда. Его веселость и балагурство куда-то исчезли, а вместо них появились сосредоточенность и задумчивость. И все же он ответил именно то, что Наташа ожидала услышать.

- Не переживайте, Наталья Владимировна, мы уже давно распределили кому с кем быть. Никаких конфликтов не будет.

У Наташи сразу отлегло от сердца. Хоть где-то ей должно было повезти. Не повезло с компаньонами, так хоть команда путевая.

- Все мужики, заселяемся по комнатам.

Это уже Смолкин отдал приказ и команда, признав в нем лидера, начала расходиться по комнатам.

Наташа позволила себе еще раз улыбнуться. Как она угадала, когда назначила Ивана главным. И кто бы мог подумать! Но тут Коренастый ее отвлек.

- Мне бы поговорить с вами Наталья Владимировна, наедине.

Отойдя в сторону, Наташа начала разговор первой.

- Иван, не называй меня на Вы. И Натальей Владимировной можешь не называть. Просто Наташа, будет вполне достаточно.

- Спасибо конечно за доверие, - Иван даже сделал какое-то подобие поклона-реверанса, - но, Наталья Владимировна, для меня так будет лучше. Я вам сейчас хочу кое-что рассказать о себе и хотел бы попросить вас о двух вещах. Пусть этот разговор останется между нами, и, не перебивайте меня, пока я не закончу.

Наташа в ответ лишь кивнула головой, давая понять, что она согласна с просьбами Коренастого и уже не перебивает.

- Я, Наталья Владимировна, не самый полезный член общества. - Начал свой рассказ Иван. - В моей биографии есть много темных пятен, о которых я не хотел бы рассказывать, даже с учетом того, что вы пообещали мне никому не передавать наш разговор. Свои деньги на проживание я не всегда добывал честным способом. Я скажу больше, я очень редко зарабатывал честно. Сразу хочу вас успокоить. Мне нравится быть под вашим началом, и я не строю никаких грязных планов. Я могу быть злодеем, но могу быть и верным. Вы хорошая девушка. Молодая еще, неопытная, наивная, но точно хорошая. Может быть, вам удастся изменить мою жизнь и направить на путь истинный, но даже если и не удастся, я запомню наше путешествие как что-то хорошее.

А теперь по существу. Я знаю, что у вас был телохранитель - Петр. Об этом я узнал еще на судне. Разговорить этого Великана стоило больших проблем, но я это сделал. А еще я знаю, да мы все об этом знаем, что вы от него избавились. Я не хочу у вас спрашивать, зачем вы это сделали, это не мое дело. Раз сделали, значит, так было нужно. Я хочу сказать о другом - сегодняшней ночью его очень сильно не будет хватать.

- Что ты Иван хочешь этим сказать? - Прервала свой обет неперебивания Наташа.

- Я хочу сказать, что сегодняшней ночью нас будут грабить.

- Откуда ты это знаешь, Иван?

- Мне сложно вам ответить на этот вопрос, поэтому попрошу просто поверить на слово. Или скажем так, будь я на их месте, я бы нас ограбил.

- Но Иван, ты забываешь, что нас восемнадцать человек и среди нас в основном преобладают крепкие мужчины.

- А вы вспомните, что вам вчера говорил Серафимов по поводу Диких Земель? В Диких Землях мы будем гостями, а еще там есть хозяева.

- Иван, но ведь ты вчера не сидел за нашим столиком? - Наташа не то чтобы вознегодовала, но удивилась подобной осведомленности Коренастого.

Смолкин также немного смутился, но при этом чистосердечно признался.

- В каждой профессии есть свои профессиональные навыки. Уметь хорошо слышать не только своего собеседника, но и ближайшее окружение помогает мне в моем заработке.

- Ну, хорошо, допустим, но при чем здесь высказывание Серафимова о Диких Землях?

- А при том, что находиться в гостях можно где угодно и в Диких Землях, и в гостинице Наковальня. А совсем скоро нам принесут ужин.

- Ты хочешь сказать?..

- Именно это я и хочу сказать. Я заглядывал сегодня утром в вашу комнату в Очаге. Там Петр спал мирным сном и, несмотря на его габариты его можно было обчистить до ниточки.

- Иван, ты же не сделал этого?

- Не переживайте, не сделал. Я же сказал вам, что вы мне нравитесь, и Петр мне тоже понравился. Несмотря на свои габариты, он очень добрый человек. Одинокий, правда. Именно на этом я и сыграл, чтобы разговорить его.

- Значит, ты считаешь, что в ужин подмешают сонное зелье?

- И это в лучшем случае.

- В смысле, в лучшем случае. А что же тогда в худшем.

- Нас могут отравить.

- Как отравить? - Наташа на мгновение потеряла дар речи. - Но ведь нас восемнадцать человек. Неужели кто-то возьмет такой грех на душу?

- А почему нет. Тот, кто подобное проделывал хоть единожды, сомневался лишь в первый раз, а потом уже не важно - один, восемь или восемнадцать. А здесь народ собрался еще тот. Помимо этого они знают, что у нас есть что взять, несмотря на то, что вы уверяли Управляющего в обратном. Дальше. Перед мертвым человеком не придется отвечать, а если просто усыпить, то рано или поздно, но мы все равно проснемся и потребуем ответ. Ну и наконец, вы лично их всех обидели.

- Как я их обидела? - Не поняла Наташа.

- Своей улыбкой. Вам напомнить ее. Иногда слова не нужны. Своим поведением вы поставили на место тех, кто привык, чтобы им подчинялись. Фактически вы их унизили. Растоптали мужскую гордость.

- Тогда может лучше съехать отсюда прямо сейчас?

- Нет, не лучше. Поймите, Наталья Владимировна, на нас началась охота, и она не закончится ни здесь, ни на улице. А на улице в этом городе мы, как и в гостинице тоже в гостях. Возницы это сразу поняли и только искали повод сбежать отсюда.

- Тогда что нам делать?

- Установить свои правила игры. Вы правильно заметили, нас восемнадцать человек и в основном это взрослые серьезные мужики. Мы сможем дать отпор любому. Необходимо только использовать два не: не есть их пищу и не спать.

- Тогда необходимо всех предупредить.

- Вот этим мы сейчас и займемся. Вы предупредите своих, а я всех остальных. И еще, Наталья Владимировна.

- Да, Иван, я тебя слушаю.

- Петра среди нас уже нет, поэтому будет лучше, если сегодня я буду находиться в вашем номере.

- Но, наверное, это не обязательно. Нас ведь тоже шесть человек в комнате и мы сами сможем дать отпор любому.

- Наталья Владимировна, при всем уважении к вам, но... У вас в комнате три девушки, каждая из которых не отличается боевыми способностями. Еще два парня, которые ушли по этим же способностям недалеко от девушек. И один единственный нормальный боец, но и тот еще окончательно не оклемался от последствий шторма и вдобавок порядочно вымотан длительным переходом.

- А где же мне тебя положить? Или нужно кого-то одного перевести в твой номер?

- Не надо никого никуда переводить. Я размещусь прямо на полу. Поверьте, мне не привыкать. Да и спать нам особо не придется. А ваша комната окажется первой для грабителей. Сейчас они будут разносить ужин по номерам, и при этом будут запоминать, кто из нас, где расположился. Идеальным вариантом стало бы разменяться всем составом. Вы бы переехали в номер с отборными мужиками, а отборные мужики в ваш номер, но, боюсь, такие передвижения не останутся незамеченными. Поэтому будет достаточно, если только я один потихоньку проберусь в ваш номер. Одна просьба, не запирайте дверь до моего прихода.

- Я тебя поняла Иван. Тогда по местам...

***

- Наташ, а ты уверена, что еда отравлена.

- Нет, Сережа, не уверена, но и рисковать не хочу.

- Она же так замечательно пахнет.

Сергей вдыхал аромат недавнопринесенного жаркого из зайчатины и давился слюной. Есть хотелось уже давно и вот, когда, казалось бы, цель близка, Наташа объявила всем, что их хотят отравить и ограбить. Сергей не понимал, откуда Наташа взяла подобное предположение. Зачем их травить? Если их хотят ограбить, то все ценные вещи находятся внизу в сарае и для этого совсем не обязательно пробираться в номера. Нет, у них, конечно же, есть деньги и много денег, но об этом никто не знает, кроме нескольких посвященных человек, а все "посвященные" как раз и находятся в этой комнате. А жаркое так пахнет, так пахнет.

Наташа подошла к двери и опробовала запор. Смешной - единственное слово, которое пришло ей на ум. Иван попросил не закрываться. А что толку, если они закроются? Запор представлял собой банальный крючок, который можно было вырвать из дверей одним несильным ударом плеча. Даже она смогла бы это сделать. Впрочем, его не было необходимости выбивать. Зазор дверей с запертым крючком легко позволял просунуть какой-нибудь тонкий предмет и просто приподнять его со своего места. Вот и все.

И, тем не менее, она до конца выполнила просьбу Коренастого и не стала запирать дверь даже на это, подобие запора. Ивану и так нужно будет пробраться в их номер незаметно, незачем создавать ему лишние препятствия.

- Что ты там с ним возишься? - Это уже Илья высказал свое негодование. - Закрывай дверь и ложись отдыхать, раз ужин отменяется. Если хочешь ты покушать, ляж поспи и все пройдет.

- Еще один недовольный. - Подумала Наташа. - Как же с ними тяжело, а ведь еще идти и идти. А если Иван не прав и ничего не будет. Не будет никакого отравления, не будет никакого ограбления. Получается, что я пошла у него на поводу и оставила всех своих людей без еды. - Но тут же эту мысль сменила другая. - А если Иван прав? Можно ли противопоставить один голодный вечер и восемнадцать невинных жизней. - Но вместо всего этого она ответила Илье совсем другое.

- Я не буду закрывать дверь, мы еще должны дождаться гостя.

- Да, да, - Ответил Илья, - конечно. Ты нам об этом уже сказала. Нас ночью придут грабить. Только я одного не пойму, ты не хочешь закрывать дверь, для того чтобы облегчить грабителям задачу?

- Илья, мне не нравится скептицизм в твоем голосе. Быть может к нам никто не придет, и я буду этому весьма рада, но если грабители все-таки придут, я надеюсь, ты меня защитишь? Ты ляжешь первым от дверей?

- Я вообще-то уже устроился. - Ответил Илья, расположившийся на первых двух кроватях как раз таки последним от дверей. - Нам что теперь меняться местами?

Наташа посмотрела на их троицу. Первым от дверей расположился Сергей, что и следовало ожидать. Как бы они ни храбрились, какими бы самонадеянными не были, а все равно прикрылись самым сильным, где-то в глубине души чувствуя, что Наташа может быть права. За ним расположился Никита и замыкал эту тройку ее Илья. Дальше шли еще две спаренные кровати, на которых уже расположились Татьяна с поварихой.

Повариха тактично молчала, чувствуя себя немножко не в своей тарелке находясь среди организаторов путешествия. Впрочем, так же тактично молчала и Татьяна, а вот парни не замолкали и пытались проявить всю свою отвагу, храбрость и неверие.

- Наташ, а действительно для кого ты оставила дверь незапертой? - На этот раз вопрос задал Никита и хотя бы этот вопрос был из разряда - правильных.

- К нам скоро присоединится Смолкин Иван.

- А зачем нам этот алкоголик? - Снова выразил свое недовольство Илья.

- Он вызвался нас охранять.

- Он? - Удивился Илья. - Да его самого охранять нужно. А еще, уже от него нужно охранять все алкоголесодержащие напитки...

Слушай! - Через короткую паузу продолжил Илья. - Так это как раз таки наш алкоголик является инициатором голодовки. Я сейчас все понял. Ты не сразу заселилась в номер, а значит, все это время проговорила с Иваном, и именно он, надоумил тебя не есть. Это его идея фикс по поводу грабежа, а ты сама ни о чем подобном и не думала. В таком случае, лично я приступаю к ужину, пока жаркое еще до конца не остыло.

- Ни к чему ты не приступишь. - Наташа начала выходить из себя. - Все. Всем отбой.

Она протиснулась в узкую щель между стеной и кроватями парней, подошла к своей трехспалке и задула фитиль лампы. Комната моментально погрузилась в кромешный мрак. Свет лампы хоть и был недостаточно ярок, но все же прилично освещал маленькую комнату, а сейчас, с учетом ночи и затянувшегося тучами небосвода, она с трудом нашла свой свободный пятачок на кровати.

И, тем не менее, это не помешало Наташе взять свою подушку и передать ближайшему, то есть Илье.

- Илья, передай дальше, это для Ивана. - Попросила она своего парня.

Илья что-то недовольно пробурчал, но просьбу выполнил.

На этом все разговоры закончились. Иван попросил Наташу не есть и не спать. Не есть, когда очень хотелось кушать, а запах пищи щекотал ноздри, было сложно. А вот, не спать - было очень легко. Ожидание грабителей, ожидание самого Ивана, и недавняя беседа с друзьями напрочь отбили охоту спать. Даже если бы она сейчас была неимоверно уставшей и охранялась парой десятком таких великанов как Петр, то и тогда, наверное, не смогла бы заснуть.

Наташа не знала, сколько прошло времени, когда услышала, как в номер тихонько отворилась дверь. Она моментально сжалась. Внутри все похолодело, а тело отказывалось, даже легонько пошевелится, не говоря уже о том, что бы спросить - кто там? А действительно, кто это - Иван, или грабители? Да, их не смогли отравить, но кто отменял: ножи, кастеты, дубинки и прочие орудия убийства? На удивление молчали и парни.

- Что они там, заснули все что ли? - Пронеслась мысль в Наташиной голове. - Или сами перепугались?

Наташа вспомнила о потушенной лампе, оставленной возле своей кровати. Ее можно было достать легким движением руки. Но как это сделать, если руки отказывались двигаться. И все-таки, каким-то усилием воли она переборола себя и потянулась к лампе.

- Наталья Владимировна, не надо. - Прозвучал в ночной тишине шепчущий голос Ивана.

У Наташи сразу отлегло от сердца.

- Что не надо, Иван?

- Лампу зажигать не надо. Вы так можете привлечь ненужное внимание. За нашими окнами сейчас наверняка наблюдают.

- Иван, ты что, хорошо видишь в темноте? - Не выдержала и задала вопрос Наташа.

- Нет, Наталья Владимировна, хорошо не вижу. Лишь только размытые силуэты. А вот слышу очень хорошо, и догадаться несложно.

- Иван, а ты найдешь себе место в темноте?

- Не переживайте, найду.

- Я тебе там подушку передала. К сожалению больше мне предложить нечего.

- И за это огромное спасибо.

- А может, мы уже спать будем? - Недовольно и не шепотом, а в полный голос предложил Илья. - Вообще-то все устали.

- Не надо шуметь, пожалуйста. - Попросил Иван Илью.

- Учить еще меня будешь! - Снова недовольно высказался Илья, что правда, более приглушенным голосом.

- Я сейчас закрою дверь на крючок и мы все ляжем, но спать никому не советую. Они придут через час-два.

- Иван, ты в этом уверен.

- Да.

- Интересно, что дало тебе эту уверенность? - Ехидно поинтересовался Илья. - Водка, вино, пиво? Или что там у тебя есть в заначке?

- Кот.

- В смысле, кот? - На этот раз не выдержала и вступила в дискуссию Татьяна.

- Местный, гостиничный кот. Обычно такие зверушки есть при любом подобного рода заведении, чтоб мышей гоняли. Они, как правило, не боятся посетителей и просят у них еды. Я нашел такого здесь и забрал с собой в свой номер.

- И что кот? - Снова спросила Татьяна.

- Я накормил его нашей зайчатиной.

- Что с ним случилось? - На этот раз спросила Наташа, боясь услышать ответ.

- Он умер.

В комнате повисла тишина. Наконец все осознали серьезность ситуации.

- Он что умер так быстро? - Это уже спрашивал Сергей.

- Нет, не быстро. У него, по словам нашего Лекаря, проявились все симптомы отравления, и мне пришлось его прирезать.

- Иван. - Сквозь слезы прошептала Татьяна. - Но как ты мог так поступить с котом?

- А вы хотели бы оказаться на его месте?

Татьяна ничего не ответила взамен, а вместо нее снова спросила Наташа.

- Иван ты уже закрыл дверь?

- Да Наталья Владимировна.

- Я хочу, чтобы ты знал. Я изучила этот крючок при свете лампы и поняла, что от него нет никакого проку. Его можно открыть...

- Я знаю, Наталья Владимировна. - Перебил Коренастый Наташу. - Но нам нужно, чтобы он был закрытым. Не будем нарушать правила игры.

- Игры!? - Вскликнула Татьяна. - Иван, для вас что, все это игра?

- А вся наша жизнь игра, Татьяна Алексеевна. - Ответил ей Коренастый. - И выигрывает в ней более приспособленный или удачливый.

- Иван, вы меня не перестаете удивлять. - Высказалась Наташа. - Впрочем, сейчас это неважно. Давайте помолчим. Будем просто ждать.

Сон не шел и раньше, а сейчас, после рассказа Ивана о коте, о сне можно было забыть окончательно. Зачем она остановилась в этом городе? Зачем она остановилась в этой гостинице? А ведь эту гостиницу ей рекомендовал Саша. А еще он два года жил в этом городе. А еще, он спал вместе с их багажом две ночи и за это время наверняка досконально изучил его содержимое. Еще он с ней ходил в банк менять деньги. Ну и напоследок, он жаловался о своем финансовом благополучии. Вот и решение загадки. Почему именно эта гостиница. Почему он не пошел с ними, а пообещал догнать позже. А она ему поверила и даже начала симпатизировать. Саша ей по-настоящему понравился. Было в нем, что-то правильное и поистине мужское, несмотря на то, что сам он был ненамного старше ее самой. Вот так и верь после этого людям...

Дальнейшие Наташины рассуждения отвлек шум около дверей. Она отчетливо расслышала, как дверь подалась в сторону, и послышался легкий шум от просовывания в образовавшуюся щель металлического предмета.

- А ведь это нож. - Пришла к ней в голову моментальная догадка. - Они открывают крючок при помощи ножа и этим же ножом без колебания прирежут всех тех, кто окажет им сопротивление.

Она вспомнила еще недавнишний разговор со Смолкиным, где говорила, что их в комнате будет шесть человек, и они сами смогут справиться с ситуацией. Сейчас она готова была забрать свои слова обратно. Мало того, даже присутствие Ивана, не вселяло в нее оптимизма. Как же она сейчас жалела о Петре. Променять такую боевую единицу на предателя! А еще, она, как совсем недавно Татьяна, готова была молиться высшим силам, чтобы грабители не справились с крючком.

Ее молитва не была услышана. Через короткое время Наташа поняла, что дверь распахнулась и раздалась тихая поступь нескольких пар ног, а затем началось светопреставление. Она ничего не видела, а только слышала шум и крики.

- Что ж вы так долго? - Глухой удар чем-то тяжелым явно по живой части тела и разлетающиеся по всей комнате деревянные обломки. - Я вас уже заждался. - Невероятной громкости крик боли и звук подающего тела.

- Куда собрался, иди сюда. - И еще один "деревянный" удар на этот раз без "дождя" из щепок. Или удар оказался послабее, или место попадания помягче, но звуки боли по-прежнему сопровождали подобные действия. Иван явно куражился и использовал комнатные деревянные табуреты в качестве оружия. Это вселило в Наташу добрые предчувствия. Оружие Ивана (как табурет, так и внезапность с непредсказуемостью) приносили свои плоды.

- Ай, чертово отродье.

На этот раз от боли кричал уже сам Иван и Наташа снова разволновалась. Похоже, что инициатива начала переходить на сторону нападающих.

- А где же ее парни? Наташа вдруг осознала, что она слышит только выкрики Ивана и неизвестных ей людей, а Илья, Никита, Сергей... их как будто не стало в комнате. А Ивану явно нужна помощь.

С осознанием этого факта к ней вдруг пришло и второе осознание - она перестала бояться. Ее тело было полностью расслаблено, а в руках не присутствовало ни малейшей дрожи.

- Раз Ивану не могут помочь парни - это сделает она. Но как? Влезть в драку? Она не только не поможет, но еще и помешает. Во-первых, из нее боец никакой (это Иван еще раньше правильно заметил), а во-вторых, она ничего не видит в этой темноте. Она могла бы запрыгнуть кому-нибудь на спину и сковать его движения, но где гарантия, что это не будет Иван.

На смену осознанию номер два, пришло осознание номер три - лампа находится рядом с ней. Наташа молниеносно вскочила с кровати и начала поджигать фитиль масляной лампы. Сначала появился первый еще неокрепший огонек, который тут же начал расти и увеличиваться в размерах.

- Спасибо, Сергей Викторович. - Раздался очередной выкрик Ивана.

Лампа разгорелась до своего максимума, Наташа повернулась в сторону поля боя и смогла воочию рассмотреть ситуацию.

На полу, около дверей обездвижено лежали два неизвестных мужских тела, а над ними стоял Иван. Его грудь часто вздымалась от тяжелого дыхания, а внешний вид выражал крайнюю степень возбуждения. В глазах Ивана мерцали огненные искры, а с лица еще не сошел звериный оскал.

- Как хорошо, что он на нашей стороне. - Только и смогла подумать Наташа, увидев Ивана в новой для себя ипостаси.

По всей комнате были разбросаны деревянные ошметки, бывшие когда-то табуретом. Наташа не ошиблась в своих выводах, Иван действительно использовал комнатную мебель вместо оружия. Но не это ее поразило больше всего, а то, что из ее мужчин, из ее друзей, на стороне Ивана находился только один Сергей. Именно ему Иван высказал свое спасибо, значит, Сергей тоже успел поучаствовать в этой драке, а Никита вместе с Ильей находился по другую сторону кровати.

Подобное замечание вызвало в Наташе бурю негодования и первым посылом стало желание обвинить их в трусости, но она сдержалась. Не сейчас, потом. Потом устроим разбор ситуации. Сейчас, сгоряча, можно наговорить много лишнего.

Она прошлась поверху по кроватям парней и подошла к поверженным грабителям. Что она хотела? Она хотела убедиться, что среди нападающих есть Саша, но он отсутствовал. Это были два каких-то неизвестных ей мужика. Возможно, они также присутствовали среди гуляющих в обеденном зале, когда они проходили мимо, но разве всех упомнишь.

Не увидев Сашу, Наташа немного успокоилась. Это не означало, что с него снято подозрение, но она очень не хотела, чтобы эти подозрения подтвердились.

Сашу Наташа не увидела, но зато она рассмотрела другое. Весь пол перед дверью был забрызган кровью. Да что там пол! Иван, одной рукой придерживал себя за бок, а из-под пальцев тек кровавый ручеек. Он вышел победителем из схватки, но пока еще неизвестно какой ценой ему досталась эта победа? И сразу вспомнились слова гадалки-знахарки: "Кровь. Много крови и первая кровь очень скоро". Неужели она действительно оказалась права! Первая кровь пролилась и пролилась очень скоро.

Да к черту знахарку. Иван ранен. Наташа тут же подошла к Смолкину.

- Иван, ты как?

- Со мной все в порядке, Наталья Владимировна. Спасибо Сергею Викторовичу, в последний момент помог. Только немного зацепило.

- Как все в порядке! У тебя кровь идет.

- Ничего страшного. Это поверхностное ранение. Хуже другое. Их было больше. Еще двое и они ушли. Нужно их догнать.

Дверь в комнату номера снова открылась. Наташа и Иван тут же напряглись, но сразу же и успокоились. В комнату входили их люди. Конечно же, шум привлек внимание остальных, но основная часть Наташиных людей не была такими как Иван и им понадобилось некоторое время для осознания ситуации и принятия решения. Как Наташа могла их винить в поздней помощи, если ее собственные мужчины до сих пор стояли с перепуганными взглядами. И что говорить о Никите и Илье, если даже у Сергея, несмотря на то, что он успел принять участие в драке и у того был какой-то рассеянный взгляд.

Среди зашедших в их номер Наташа выискала глазами нужного ей человека.

- Алексей Сергеевич, у вас медсумка с собой? Необходимо Ивану оказать помощь.

- Нет, не с собой. - Ответил Лекарь извиняющимся тоном. - Но я сейчас, я быстро.

- Стой Сергеевич. - Остановил уже стартовавшего Лекаря Смолкин. - Чуть позже. У нас все имущество внизу, надо быстро идти туда пока его не растащили. И вместе с парнями он побежал по коридору не забыв прихватить с собой колченогий табурет.

Вниз побежали абсолютно все, включая Лекаря. Каждый из них чувствовал свою вину за то, что весь удар принял на себя один единственный человек и все спешили реабилитироваться. В комнате остались только женщины и мужчины-организаторы.

- Ну, а мы чего стоим? - Задала вопрос оставшимся Наташа. - Пойдемте тоже вниз.

Еще одно обездвиженное тело, они нашли лежащим внизу под лестницей, ведущей на второй этаж.

- Да, не повезло ему. - Подумала Наташа. - И угораздило же бедолаге попасться Смолкину на глаза.

Дверь в сарай с их имуществом была открыта. Наташа уже готова была попрощаться со всем багажом, но каково же было ее удивление, когда она увидела все вещи на месте и вдобавок к личному имуществу здесь также лежали два бездыханных тела.

- Иван. - Наташа обратилась к Смолкину, которому сейчас все-таки уже оказывал помощь их Лекарь. - Я даже не знаю, как тебя благодарить. Ты сегодня спас и наши жизни, и наше имущество.

Иван в ответ взглянул на Наташу и как-то невразумительно почесал затылок.

- Вообще-то, Наталья Владимировна, это не я. Если быть точнее, то в номере - я, а здесь - не я.

- Что, тебя опередили наши парни? - Наташа по-доброму улыбнулась всем присутствующим.

- Опередили, это вы правильно заметили. Только не наши парни, а непонятно кто.

- В смысле, непонятно кто? Иван, что ты имеешь в виду?

- Я, Наталья Владимировна, имею в виду то, что они "отдыхали" здесь еще до нашего прихода. Их вырубил кто-то другой.

- Но кто?

- А это и для меня является загадкой. Может они сами, друг с другом что-то не поделили, а может, был кто-то третий. Здесь городок еще тот. Вы кстати видели тело возле лестницы?

- Конечно, видела.

- Так вот. Это тоже не мы.

- Готово. - Отчитался Лекарь, закончив перевязывать рану Смолкину.

- Что будем делать дальше? - Спросила Наташа и даже сама не заметила, что задала этот вопрос не своему "малому совету", как это было принято раньше, а Коренастому.

- Я бы, Наталья Владимировна отомстил.

- Кому Иван?

- Всем. Всем, кто остался в этой гостинице и прячется сейчас по темным углам. Начиная с Управляющего и заканчивая посудомойкой.

- Иван, а ты думаешь, это они на нас напали. Управляющего среди, как ты выразился "отдыхающих", нет.

- Конечно нет, - согласился Иван, - потому что он организатор. Организаторы, как правило, всегда остаются в стороне, вроде как не при делах, но на самом деле именно его вина наибольшая во всем том, что сегодня произошло.

- Иван, но... мстить - это же не наш метод. Мы вообще не для этого выдвинулись в поход.

- Выдвинулись не для этого, а столкнулись с этим. Я хочу вам напомнить Наталья Владимировна, что нас не просто пытались ограбить, нас хотели убить. Кто-то должен пресекать подобные желания или оставим убийц безнаказанными, чтобы они повторили свою попытку еще раз уже с другими и на этот раз удачно.

- Иван, - наконец сдалась Наташа, - поступай, как считаешь нужным, но у меня к тебе будет только одна просьба. Не опускайся до их уровня. Не убивай никого.

Наташа перевела взгляд на остальных из своей команды.

- Моя просьба никого не убивать касается всех.

- Не переживайте, Наталья Владимировна. - Ответил за всех Коренастый. - До этого не дойдет. Я уже говорил вам, что не являюсь самым положительным членом общества, но вот чего на мне нет, так это отобранной человеческой жизни. Надеюсь, до этого никогда и не дойдет. Мы их просто проучим.

- А как же те двое в номере? - Не удержалась и задала вопрос Наташа.

- Ничего с ними не случится. Полежат немного и очухаются. У одного из них голова еще пару месяцев будет раскалываться, табурет-то крепенький был, а другого так и вовсе не я уложил, а ваш друг. - Коренастый кивнул в сторону Сергея.

- Кто пойдет со мной, восстанавливать справедливость? - На этот раз Коренастый обратился ко всем собравшимся.

И снова все мужчины без исключения выдвинулись вперед. Да что там мужчины, если Наташа заметила за собой, что и она сделала небольшое движение в сторону Ивана. Ей и самой захотелось принять участие в восстановлении справедливости. Что правда она тут же охладила свой первый порыв. Негоже главному организатору участвовать в подобных мероприятиях.

- Нет, так не пойдет. - Охладил пыл собравшихся Иван. Кто-то должен остаться здесь. Здесь останутся наши женщины и наш багаж. Я сомневаюсь, что местные бандиты отважатся на повторную попытку грабежа, но лучше перестраховаться.

Сергеевич. - Обратился Смолкин к Лекарю. - При всем уважении к твоей смелости, но профессионал твоего класса должен находиться в тылу.

Степа Полежаев, ты у нас самый молодой, на твою жизнь еще приключений хватит. Тоже оставайся на месте. И ты - Юра, остаешься здесь. - Выбрал из всего состава трех охранников Смолкин. - Остальные за мной.

Уже через мгновение отряд мстителей скрылся в недрах гостиницы, а женщины и их охранники остались сторожить багаж. Надо заметить, что кроме Лекаря, Степы и Юры около багажа остались Никита, Илья и Сергей. То ли исповедуя Наташин принцип (организаторы должны быть выше мести), то ли они посчитали подобное мероприятие ниже своего достоинства, то ли по каким другим причинам, но они не последовали за Смолкиным.

На самом деле Наташе было все равно, какая причина была настоящей. Ничем не отличились с самого начала, нечего начинать и сейчас. Правильно сделали, что не пошли. Чем бы самой заняться в процессе ожидания?

Решение насущной проблемы пришло от Сергея. Он отозвал Наташу в сторону на приватный разговор.

- Наташа, я хочу тебе кое в чем признаться. - Начал Сергей как-то нерешительно.

- Что еще случилось? - Голос Наташи даже немного сел от подобного начала разговора. Неужели проблемы на сегодняшнюю ночь не закончились? А судя по вступительной части и интонации голоса друга, Сергей хотел рассказать что-то нехорошее.

- Ты не переживай. - Сразу попытался успокоить Наташу Сергей, в свою очередь, услышав интонацию ее вопроса. - Этот разговор касается только меня.

Ты наверняка слышала, как Смолкин уже дважды поблагодарил меня за помощь.

- Конечно слышала. И от меня тоже прими благодарность. Ты оказался лучше, чем эти двое... - Наташа легонько кивнула в сторону Никиты с Ильей. - Впрочем, я от тебя другого и не ожидала.

- Наташ. Хоть ты не спеши меня благодарить. Я тоже не лучше... этих двоих, а скорее всего даже хуже.

- Я сейчас не пойму, к чему ты клонишь?

- К тому, что я не помогал Ивану. Наташа, ты пойми, я не трус... но в тот момент реально растерялся. Ночь, темнота, драка. Я только и успел, что встать с кровати, а дальше, просто стоял как истукан и не знал, что мне предпринять.

- Но кто тогда помог Ивану?

- Не знаю, но скорее всего никто. Либо сами нападающие помешали друг другу. Либо он в темноте и в азарте справился с ситуацией сам, а показалось, что ему кто-то помог. В любом случае это не я.

А когда Иван поблагодарил меня... Мне бы сразу признаться, а я словно завис. Я еще не отошел от звуков борьбы, а тут ты высветила поле битвы. В общем, я не знаю, что мне делать. Наверное, когда Иван вернется, я ему во всем признаюсь и извинюсь. Так будет правильно.

- Нет, не правильно. - Немного подумав, возразила Сергею Наташа.

- Почему неправильно? - Удивился Сергей. - Я не хочу принимать чужую заслугу на свой счет.

- Сережа, это благородно, но это неправильно и я объясню почему. Мы вышли в путешествие большой командой и в этой команде, только мы - организаторы знаем друг друга и хорошо ладим друг с другом... Почти хорошо. - Тут же поправилась Наташа. - В общем, неважно. Я хотела сказать о другом. Любая команда хороша тогда, когда она сплочена. Когда действует как единый организм и сейчас, когда у нас случилась неприятность, это не только не разладило отношения, но и наоборот - как раз таки сплотило людей. Как говорится: "Не было бы счастья, да несчастье помогло". Если ты сейчас признаешься Ивану, что просто наблюдал за дракой, но совершенно ему не помог, ты можешь разрушить это сплочение, а нам еще идти и идти.

Я понимаю, тебе неприятно держать в себе обман, но сделай это если не ради меня, то ради нашей цели - не признавайся. Пусть все остается как есть. А сейчас нам просто необходимо от всего этого отвлечься. Я тут подумала, вряд ли мы после сегодняшней ночи найдем себе перевозчика в этом городе. Давай начнем собирать наши носилки и загружать их багажом. Дальше отправимся пешком.

Конструкцию носилок Наташа разработала сама. Они состояли из телескопических выдвижных палок и плотного, крепкого полотна специальными застежками, крепящегося к палкам и служащим непосредственно емкостью. До сегодняшнего дня, они и сами являлись багажом, а сейчас, при помощи Наташи и ее помощников преобразовались в транспорт с мощностью в две человеческие силы.

Всего в наличии было пять больших носилок и двое малых. Для переноса больших носилок как раз и нанимались десять носильщиков. Двое малых Наташа запланировала для самих организаторов, то есть и для себя в том числе. Это туда они понесут банальную утварь, а назад - бесценные книги. В этом случае она готова была нести не только малые носилки, но и большие.

Сейчас, планы несколько нарушались. У них не хватало одного носильщика. Вряд ли Саша придет на место встречи. Не хватает всего одного человека, а уже вырисовываются определенные проблемы. Лекаря или повариху задействовать не получится, потому как они слабоваты для подобной работы. Братья Зверевы? Они конечно справятся, но тогда их придется отрывать от основных обязанностей, а именно: охота; разведка местности; расчистка дороги; и самое главное - охрана остальных. В общем, нельзя задействовать, особенно после сегодняшней ночи, которая дала понять, что охрана группы должна стоять на первом месте.

И что же делать? Их имущество умещается ровно на пяти носилках. А решение задачи просто: либо часть вещей бросить прямо здесь на радость владельцу гостиницы; либо впрягаться в носилки самим и уже сейчас. Решение задачи не только просто, но и очевидно - придется попотеть.

В небе забрезжил рассвет, а из гостиницы вышел Смолкин со товарищи. На их лицах застыли довольные выражения, каждый из них шел с гордорасправлеными плечами и с трофеями, зажатыми: у кого в одной руке; а у кого и в обеих.

- Наталья Владимировна, - доложился за всех Коренастый, - противник был отловлен, схвачен и от... наказан. Убивать никого не убивали, но наказали жестко. В качестве моральной компенсации нами было решено отобрать у них некоторое количество личного имущества. Я считаю - это справедливо.

Наташа с болью в глазах посмотрела на "компенсационные" вещи в руках своих людей и после этого перевела свой взгляд на носилки. Тут не знаешь, как свое имущество нести, а Смолкин еще вещей подкинул.

Иван на удивление оказался не только безрассудно смелым, но и неглупым. Наташа еще не успела сказать ни единого слова, а он уже командовал людьми.

- Так, слушай мою команду. Из трофеев с собой можно забрать только самое легкое и самое ценное. Все остальное придется выкинуть.

Наталья Владимировна, когда выдвигаться будем?

- Прямо сейчас и будем. Нечего нам здесь больше делать.

- Давайте лучше минут через двадцать. - Внес свое предложение Коренастый.

- А почему через двадцать?

- Потому, что мы вам поесть принесли. Еда нормальная, не отравленная.

- Что, опять на коте проверял? - Не удержалась от замечания Татьяна.

- Зачем на коте! - Обиделся Иван. - На Управляющем. Мы все там, на месте успели перекусить и вам вот немного принесли. Вы ж со вчерашнего дня ничего не ели.

А ведь и действительно. После упоминания о еде в животах у присутствующих неприятно заурчало. Есть хотелось.

После быстрого перекуса люди впряглись в носилки, и пошли к выходу. На маленькие носилки до поры, до времени ничего перекладывать не стали. Вопрос закрыл Сергей - он просто взял на себя роль носильщика. Наташа не стала ему перечить. Для него так было лучше. Таким нехитрым способом он пытался загладить свою вину перед Коренастым.

Уже на самом выходе из Наковальни, Наташа, на удивление себе услышала знакомый голос.

- Наташа, вы решили выйти так рано?

Невдалеке от нее остановился Саша. Вот так сюрприз, его она уже и не ожидала увидеть.

- Саша! - Удивленно констатировала Наташа. - Ты откуда взялся?

- Как откуда? - Теперь уже Саша был не мене удивлен. - Мы же договаривались встретиться в Наковальне.

Наконец удивление Наташи прошло, но на смену ему пришли другие, не очень приятные чувства. Она вспомнила, что в этой гостинице они оказались благодаря этому человеку, и что еще совсем недавно подозревала своего нового рабочего в сговоре с местными бандитами.

- Объясни мне, пожалуйста, Саша, почему во всем городе, ты порекомендовал нам именно эту гостиницу? И почему сам появился только сейчас?

Саша отчетливо уловил недовольство в голосе своего работодателя и несколько задержался с ответом, больше подбирая начало для вступления. Еще недавний договор насчет обращения по имени и на Ты, по всей видимости, потерял свою силу и все же он не понимал о чем идет речь.

- Наташа... - Начал он, но тут же исправился. - Наталья Владимировна, я порекомендовал вам эту гостиницу, потому что она единственная в городе. Больше здесь остановиться негде. Если быть точнее, то еще можно снять дом, но такое количество людей как у вас было бы очень сложно разместить в доме, а кроме того вы прибыли в Шахтинск ближе к ночи и снять дом на ночь глядя еще сложнее. А я появился только сейчас, потому что мне пришлось отработать последний день у Серафимова до конца, а затем всю ночь добираться до Шахтинска.

Наташе моментально стало стыдно и за свое текущее выступление и за все те мысли, которые она передумала о Саше, но она никогда не была ханжой и умела признавать собственные ошибки.

- Извини Саша. Просто у нас выдалась не самая спокойная ночь. Я понимаю, что ты только с дороги, но, к сожалению, мы не можем здесь оставаться дольше только ради твоего отдыха. Придется тебе отдохнуть позже, а сейчас мы выдвигаемся в путь. И еще, меня по-прежнему зовут Наташа.

- Ничего страшного, Наташа, я не устал и сразу присоединюсь к работе. Где мое место?

- Как знаешь. Если устанешь, скажешь. А насчет твоего места, знакомься - это Иван Смолкин, - Наташа указала Саше на Коренастого, - он у меня старший в группе. Иван объяснит тебе твою работу и поставит на место.

Иван тут же перехватил инициативу.

- Как ты говоришь тебя зовут, Саша. Так вот Саша, подмени на носилках Сергея Викторовича. Сегодня это будет твоим рабочим местом.

После небольшой вынужденной паузы вся группа снова выдвинулась вперед в сторону Диких Земель. Шахтинск просыпался, но Наташу это уже нисколько не волновало. Сегодня слухи о них разойдутся по всему городу, но это хорошо. Пусть знают, что связываться с ними себе дороже выйдет.

14.

И снова вдаль запетляла дорога с тем лишь отличием, что из Взморья в Шахтинск она была вытоптана широким трактом, а из Шахтинска в сторону Диких Земель имела лишь слегка различимые очертания. Да, не часто жители близлежащих сел наведывают город. Не по нраву он им.

Проводника у Наташи не было, но пока эту роль на себя взял Саша. Саша сказал, что никогда не был в этой стороне, но слухов и разговоров, слышанных им ранее, будет достаточно для подхода к границе.

Он встал в паре с Коренастым и вдвоем они возглавили движущуюся колонну. Иван, стоило только отойти от города, снова запел, что для Наташи было совсем неудивительно, а вот удивило ее другое. Песню Ивана тут же подхватил его партнер по носилкам, и голос Саши оказался не только не хуже Смолкина, но где-то даже и лучше. У них настолько здорово получалось петь дуэтом, что на этот раз остальные даже и не подумали вмешиваться в пение, дабы не нарушать красоту песни. Саша был полностью реабилитирован в глазах Наташи и потихоньку начинал набирать вес. Быть может позже, из него получится неплохой второй помощник.

Расстояние от Шахтинска до приграничной зоны оказалось меньше чем от того же Шахтинска до Взморья и путешествующая группа преодолела его довольно таки быстро. И вот она граница! Ни Наташа, ни кто бы то ни было еще, никогда раньше здесь не бывали, но определить тот факт, что это и есть граница, не составило огромного труда.

Еле различимая дорожка уходила вправо, а прямо перед ними длинной стеной стоял лес. Могучие стволы деревьев словно насмехались над уставшими путниками, как бы говоря: "Еще недавно вы ненавидели степь, с ее скудной растительностью и тягучей монотонностью? Посмотрим теперь, насколько вы возненавидите лес?"

Прямо перед самим лесом был вкопан столб. Наверняка когда-то он обозначал границу территории, а сейчас покосился и наполовину истлел.

Раньше здесь стояли Граничные и охраняли жилой край от непрошеных гостей. Сейчас же абсолютно никого не наблюдалось. Правильно сказал Серафимов, некому там показывать документы, просто иди в нужном тебе направлении и все.

Только вот, что делать им? Идти, или не идти? Нет, конечный ответ понятен - идти. Но отправиться в путь прямо сейчас, или чуть позже? Возможно, стоит разбить здесь лагерь? Здесь все таки поспокойнее будет, чем в лесу, а люди устали. Вчерашний переход, плюс беспокойная ночь, плюс сегодняшний переход.

- Всем слушать мою команду. - Наконец приняла решение Наташа. - Разбиваем лагерь прямо здесь. Отдохнем до завтрашнего утра и тогда выдвинемся в путь.

- Наташа, - обратился к ней Саша, - а быть может, в деревню сходим? Там и переночевать сподручнее будет, а быть может, и проводника себе найдем?

- А где она, эта деревня? Ты же говорил, что раньше здесь не бывал?

- Не бывал, - подтвердил Саша, - но деревня здесь есть и совсем недалеко.

- И как ты это определил?

- Во-первых, здесь есть дорога. Какая-никакая, но все-таки дорога, а коль она есть, то по ней периодически кто-то ходит. Во-вторых, если взглянуть направо, то можно увидеть в лесу несколько спиленных деревьев. Наверняка деревенские жители спилили их для собственных нужд. Ну и наконец, последнее, за вот той рощицей, вьется сизый дымок и оттуда же за нами наблюдают чьи-то глаза.

Наташа недоверчиво взглянула на все три признака, что показал ей Саша, но увидела лишь один - дорогу, да и то, полной уверенности в том, что это дорога у нее не было. Может это тропа звериная.

- А еще кто-нибудь видит спиленные деревья и дымок за рощей? - Поинтересовалась она у остальных.

Присутствующие люди все как один отрицательно помотали головами.

- Иван, даже ты не видишь? - Сделала последнюю попытку Наташа. - У тебя же зрение "профессиональное".

- Зрение неплохое, Наталья Владимировна, но не вижу ничего. Я больше на слух полагаться привык. А слух мой, кроме нас самих ничего не различает.

- Ну, хорошо, - согласилась Наташа с Сашей, - допустим, там действительно есть деревня и что нам это даст?

- Во-первых, нормальный ночлег и нормальную еду. Во-вторых, мы расположились с ними по соседству и как бы местные жители не приняли нас за лихих людей. В этом случае возможны ненужные для нас обоих ночные столкновения. Вы одну неприятную ночь уже пережили, зачем ее повторять. А так, мы к ним придем с миром и устраним возможное недопонимание. И в-третьих, у них мы можем разжиться проводником. Наверняка в приграничной деревне найдется хоть один человек, хаживавший в Дикие Земли.

- А зачем нам проводник? Лично я уже сомневаюсь в его рентабельности. К границе Диких Земель мы сумели добраться без проводника и дальше пойдем без. Направление нам известно. Будем идти потихонечку и рано или поздно выйдем в заданную точку.

- Наташа. Решать, конечно, тебе но, проводник сможет вести нас быстрее. А еще нам по пути могут встретиться непроходимые места и тот факт, что мы знаем направление, не слишком повлияет на наше движение вперед. А самое главное - проводник знает правила нахождения в этом лесу. Для этого леса мы чужие и лишняя информация нам совсем не помешала бы.

- Совсем как Серафимов говорит, - подумала Наташа, - можно подумать, что наш разговор за столом подслушивали все кому не лень. - А вслух сказала совсем другое.

- Хорошо, убедил. Пойдемте знакомиться с сельчанами.

Стоило им подойти ближе к молоденькой рощице, как оттуда выскользнула небольшая фигурка и со всех ног припустила в обратном от них направлении. Удивлению Наташи не было предела. Она еще не до конца верила в то, что Саша смог различить где-то в лесу спиленные деревья и вьющийся дымок, но глаза, наблюдающие за ними из рощи, вообще входили в разряд сказки, и, вот те, нате... глаза здесь были. Теперь у нее в команде есть чуткое ухо и зоркий глаз.

Проходя через саму рощицу, Наташа сделала для себя еще одно открытие - это действительно дорога, а не звериная тропа. Не могли звери спилить деревья и выкорчевать пни, чтобы расширить эту самую тропу. А уже за рощицей показалась и сама деревня.

Деревней ее можно было назвать с большой натяжкой. Вся деревня состояла из полутора десятков рубленых изб и одного большого амбара. Избы были малюсенькие, несмотря на огромное количество строительного материала, растущего рядом. Вместо оконных стекол в проемах была натянута какая-то мутная пленка, а крыши накрыты соломой, а не досками.

Наташа вышла в путь за новыми технологиями, а здесь и нового не надо. Здесь, уже имеющееся на сегодняшний день может показаться чудом и это несмотря на то, что они живут не так далеко от города.

Но больше всего Наташу поразило не убожество деревни, а полное отсутствие ее жителей. То, что информация о них уже доставлена, Наташа не сомневалась. Гонец выскочил из рощи уже давно и бежал так, что за ним никто не смог бы угнаться, а встречающих нет.

Значит, их боятся. Значит, предположение Саши оказалось правильным, их приняли за злодеев и сейчас все жители деревни: либо ушли в подполье и будут ждать пока непрошенные гости удаляться отсюда; либо собираются с силами и возможно вооруженное нападение. Этого еще только и не хватало.

Наташа остановила своих людей на подходе к деревне и дальше выдвинулась одна.

- Эй, люди добрые, где вы есть все? - Выкрикнула она в пустоту. - Мы путешественники, идем мимо вашего поселения и хотели бы попроситься у вас приютить нас на ночь.

На ее зов, из-за дальней избы вышел согбенный старик.

- Мы-то добрые люди, - начал он свою речь, - а вы с добром пожаловали, али зло какое учинить хотите?

- С добром, дедушка, с добром. Нам бы разместиться где-нибудь у вас на ночь, да поесть, если можно, а мы с вами расплатимся, как положено. А еще неплохо было бы, если бы у вас можно было проводником через лес разжиться.

- Проводником через лес! - Удивился старик. - А вы никак в Дикие Земли собрались?

- Да, дедушка, именно туда мы свой путь и держим.

- О-хо-хо-хо-хо! - Только и смог вымолвить старик.

Во время небольшой беседы Наташи с согбенным стариком, почувствовав безопасность от незваных гостей, из-за той же избы начали выходить и другие люди. Всего их вышло чуть больше десятка и в основном это были дети самого юного возраста. Наименьшего несла на руках женщина, а еще одна женщина вела за руку ребенка лет двух от роду.

- Это что, все жители вашей деревни? - Несколько расстроено произнесла Наташа. Будет им тут и еда, и проводник! Такой состав и себя-то прокормить не сможет, а в качестве проводника с ними может отправиться этот двухлетний карапуз.

- Нет, - успокоил Наташу старик, - здесь остались только те, кто работать не может и приглядывающие за ними. А остальные: кто в поле, кто в лесу. К вечеру все вернутся назад.

- Так, а что с моим вопросом? - Напомнила Наташа. - Можно у вас хотя бы переночевать.

- А что, есть вы уже не хотите? - Напомнил старик и вторую просьбу Наташи и, увидев ее непонимающее лицо успокоил. - Ты не переживай дочка, мы здесь не впроголодь живем, на всех еды хватит. Вот насчет проводника ничего обещать не могу, вернутся мужики домой, сама с ними потолкуешь, а я хоть и староста в нашей деревне, а такой указ отдать не могу.

Переночевать сможете в амбаре. Извините, но избы свободной у нас нет, да и не поместитесь вы все в одной избе. Насчет еды, как я уже и говорил, не переживайте. Сейчас Глаша и Тамила - старик указал на двух женщин - вам все приготовят. Им не впервой готовить на большое количество человек. А насчет оплаты... Уж прости дочка любопытство старика, но чем же вы сможете с нами расплатиться?

- По-моему, с тех пор как придумали деньги - это перестало быть проблемой. - Недоуменно пожала плечами Наташа. - Деньгами и расплатимся. Хотите вашими гривенниками, а хотите нашими кредитками.

В ответ на ее замечание старик как-то ехидненько хихикнул и слегка отвернулся в сторону. Чуть позже он все же убрал эту улыбку со своего лица и снова посмотрел на Наташу.

- Есть проблема. Не пользуемся мы вашими деньгами: ни гривенниками; ни уж тем более кревитками, или как ты там их дочка назвала. Мы люди оседлые. Живем на одном месте и толком никуда не выезжаем. Ходим только по соседним деревням, а их у нас всего четыре и это вместе с нашей и совершаем мен. Вот такая у нас денежная единица - ты мне, я тебе.

Многого-то нам не нужно: еда - с поля, да из лесу; одежку сами себе справляем; избы строим из подручного материала, благо лес рядом; топливо для обогрева опять же оттуда. Когда-никогда наведываемся в город, но и там, в основном меняем продукты на инструмент. Вот и все, что нам нужно. А ты говоришь, что можешь заплатить. Ну и что мы делать будем с этими деньгами?

- Как что? - Изумлению Наташи не было предела. Несмотря на то, что ходили поговорки о том, что деньги - это зло, что они портят людей, тем не менее, сама Наташа считала, что деньги - это одна из величайших придумок человечества способная развивать будущее. Ведь деньги обозначают куплю-продажу, а сама купля-продажа - тесное общение людей и обмен товарами, производящихся в разных уголках земли. Благодаря этому люди обменивались не только товаром, но и информацией, знаниями, своей культурой. Становились ближе друг к другу, устанавливали взаимосвязь и взаимозависимость. Именно в таких условиях и совершенствуются старые идеи, а также рождаются новые.

Но объяснять все это старику, всю жизнь просидевшему на одном месте Наташа посчитала алогичным, поэтому она объяснила проще.

- В следующий раз, когда вам понадобится инструмент, вы сможете пойти в город не с тяжелыми продуктами, а налегке. Все что вам будет нужно, это взять с собой наши деньги, и вы купите на них все то же самое, что до этого меняли на продукты.

- Так-то оно так, дочка, а что ты нам тогда прикажешь делать с излишком продуктов? Выбросить их в поле, потому как они все едино пропадут, или самим давиться и есть их чрезмерно?

Да, дилемма. Наташа никогда не лезла в политическую ситуацию своей страны, а что уж говорить о другой, пусть и совсем малюсенькой, состоявшей всего лишь из пятнадцати изб. На любом предприятии должна быть своя логистическая система и похоже, что здесь она тоже была. Пусть не совсем понятная для нее, но при этом абсолютно понятная для местных жителей. Они так живут давно, и их все устраивает, не стоит лезть со своим уставом в чужую жизнь.

Со своим уставом лезть не стоит, но проблему решать как-то надо. Глаша и Тамила уже исчезли в одной из изб, по всей видимости, уже приступив к готовке обеда, а как расплатиться с деревенскими Наташа теперь не знала. Опять собирать совещание по этому мелочному поводу? И кого в него приглашать: организаторов, как людей, изначально затеявших этот поход; Коренастого, как человека, способного решать нестандартные вопросы; или Сашу, способного найти самое простое решение, как тогда, с поездкой на Болотную.

Простое решение. Наташа зацепилась за эти два слова и наконец, сама его нашла. Как все может быть просто, если над этим только задуматься. Позади нее стоят ее люди с пятью носилками наполненными товарами на обмен. Именно для этой цели она и приобретала этот товар. Для обмена на нужные им услуги в местах, где деньги не имеют значения. Несколько удивительно, что это место оказалось так близко от города, где за деньги готовы убить, но что делать, если все есть так, как есть.

- Послушайте, дедушка, если у вас принято меняться, то у меня имеется много вещей, которые вам пригодятся в быту. Это и тот же инструмент и кухонная утварь и многое, многое другое. Вы сами сможете посмотреть и выбрать нужное вам.

- Я уже выбрал. - Неожиданно ответил староста на ее предложение. - Что правда вам мой выбор может и понравиться и не понравиться одновременно.

- Как выбрали? - Не поняла Наташа. - Вы же еще даже не посмотрели.

- А что долго рассматривать, вон весь ваш ассортимент стоит. - Кивнул старик в сторону Наташиных людей, стоящих поосторонь и поставивших до поры до времени носилки с вещами на землю.

Наташа снова ничего не поняла. Ему что, понравились сами носилки? Только этот товар не для продажи и не для мена. Если ему так нравятся носилки, то она просто может наладить их производство в деревне, для этого большого ума не потребуется.

- Вам что, носилки нужны? - Спросила Наташа.

- Не-а. - Отрицательно помотал головой староста. - Носильщики.

- Носильщики? - Недоуменно переспросила Наташа. - У вас не хватает своих людей и вам нужно что-то куда-то перенести? - Наконец догадалась Наташа. - Вам просто нужна помощь моих мужчин. Конечно, они вам помогут.

- Да, - согласился с Наташей староста, - нам не хватает мужчин, а точнее чужих мужчин. Я уже говорил вам, что мы практически никуда не выходим из своей деревни, и в связи с этим наш род становится все хуже и хуже. Дети рождаются больными и слабыми. Нам нужна свежая кровь и для этого нужны ваши мужчины.

Наконец до Наташи дошла вся ирония ситуации. Так вот зачем ему нужны мужчины! Так вот почему его предложение может и понравиться и не понравиться одновременно. Лично Наташе оно не понравилось. Более того, оно ей очень не понравилось. Она уже и пожалела, что вообще согласилась на доводы Саши и пошла в эту деревню. Как-то оскорбительно звучало предложение старосты. А впрочем, она не одна и значит решать не только ей.

Одно она знала точно: ни Илья, ни Сергей в этом принимать участие не будут. Еще не хватало, чтобы по этой деревушке бегали детишки похожие на них. Сама не зная почему, но ей очень не хотелось, чтобы в этом принял участие и Саша.

- Подождите меня немножко, - сказала она старосте, - мне нужно обсудить ваше предложение с моими людьми, но прежде чем я пойду, ответьте мне чистосердечно на один вопрос. А вам самим не тошно предлагать подобное?

- Не тошно, дочка, не тошно. Когда у тебя перед выбором стоит моральная сторона вопроса и вымирание всей деревни, то мораль уходит на второй план. Мы и так меняемся людьми со всех четырех деревень, но на сегодняшний день можно смело заявить, что во всех четырех деревнях живут одни родственники.

- А как же город? Шахтинск расположен от вас всего в нескольких километрах пути.

- А ты сама-то была в этом городе? Ты видела, что там творится. Мы без особой надобности туда не хаживаем, а их крови нам и задарма не надоть.

Наташа вернулась назад к своей группе.

- Ну что? О чем вы беседовали? Обед будет? - Посыпались на нее вопросы со всех сторон.

- Может и будет, только... - Наташа не знала, как ей объявить для всех условия сделки. Простые слова совсем не просто было сказать. Наконец она приняла решение.

- Иван, можно с тобой поговорить в сторонке, дело несколько... щекотливое.

- Конечно можно Наталья Владимировна.

Они отошли в сторону от остальных и Наташа начала свое повествование. Говорить об условиях сделки всего лишь одному было несколько проще, тем более что этот один был Иваном, человеком с которым она уже общалась о сокровенном, что правда в прошлый раз именно он поделился с ней своей тайной.

- И это все, что от нас хочет старик, за ночлег и еду?

- А ты, Иван, считаешь этого мало. Лично мне как-то немного не по себе.

- У меня Наталья Владимировна, только один вопрос по существу: "Чем нас сегодня будут кормить?"

***

Обед оказался просто великолепен. Каша, сваренная в большом казане и приправленная мясом какой-то дикой зверушки. Сыр из местной сыроварни. Рыба, отловленная опять же в местном водоеме. Тушеные овощи, свежеиспеченный хлеб. Староста оказался прав и в деревне точно не жили впроголодь.

К вечеру в деревне собрались все жители и гостям устроили еще более радушный прием. Снова накрыли столы прямо на улице и устроили массовое гуляние. Не многие знали истинную причину этого праздника. Точнее сказать, не многие из Наташиной команды. Во всеуслышание пожелание старосты Наташа так и не объявила, а Иван сказал, что ему будет очень тяжело, но с заданием старосты он справится самостоятельно, а если уж совсем будет невмоготу (поскольку покуда неизвестно количество женщин), то сам подберет себе помощников. После этого он подходил и о чем-то шептался с Сашей и Наташе это почему-то не понравилось.

В общем, пока все гуляли, Наташе было не до праздника. Из всего вечера ей понравилось только то, что она нашла проводника. Впрочем, это сейчас она может уверенно заявить, что проводник у них есть, а поначалу все было совершенно не так.

По возвращению всех жителей в деревню, староста представил ей всего лишь двух мужчин, которые выходили в лес и проходили по нему большие расстояния. Один из них сразу отсеялся, потому как именно сегодня, получил травму ноги и с трудом передвигался даже по деревне. А второй просто пошел в отказ. Мол, он знает лес на три дня ходу и не дальше, а если идти с ними, то дорога займет дня четыре и еще столько же на возвращение, а у него семейный праздник через два дня. В общем, не может он идти и все тут.

Наташа его уже и так уговаривала и эдак - бесполезно. Она уже и деньги предлагала, но эффект от этого предложения ничем не отличался от эффекта показанного старостой. Предлагала красивую посуду для домашнего очага, выполненную из обожженной глины и раскрашенную лучшими мастерами Дарта, но проводник сказал, что из деревянной миски похлебка получается вкуснее. Предлагала инструмент: пилы, топоры, ножи. Но и тут проводник сказал, что у него все необходимое есть, а за своим инструментом он следит как за зеницей ока. Его он получил от своего отца, а дальше передаст по наследству сыновьям. Ничем не могла заманить деревенского жителя Наташа, пока не вспомнила о женских побрякушках.

В каком именно бауле они расположены, Наташа не помнила и обратилась за помощью к Илье. Илья без проволочки тут же открыл нужный мешок и вытащил на свет божий все то, от чего абсолютно все женщины мира сходят с ума: кольца, серьги, цепочки, бусы и прочую мишуру.

- А вот и твое призвание, Илья. - Сразу подумала про себя Наташа. - Завхоз. С этой работой ты справляешься лучше всех. И вроде бы тоже нужное дело, но как-то не так себе представляла Наташа своего будущего мужа. Не роющегося в бумажках чиновника, а идущего рядом с ней плечом к плечу по просторам необъятной земли, вдыхающего аромат свежего воздуха, опаленного солнцем, намоченного дождем и просушенного семью ветрами.

Пока Наташа размышляла о гипотетическом муже, будущий проводник успел обомлеть от одних бус. Он хоть и не был женщиной, но наверняка уже представил, как отреагирует его супруга на подобный подарок. Его глаза непроизвольно притянулись к вожделенному предмету, а руки мечтали к ним прикоснуться.

Наташа исполнила его мимолетную мечту, взяв бусы в руки и передав их проводнику.

- Если хочешь, можешь рассмотреть их поближе. Ты сказал, что у вас намечается семейный праздник. Эти бусы могли бы стать достойным подарком для твоей жены.

Когда проводник держал бусы в своих руках, Наташа видела его слегка дрожащие руки и горящий взгляд. - Теперь ты мой. - Только и смогла подумать Наташа. - Никуда уже от меня не денешься.

Но будущий проводник еще раз умудрился разочаровать Наташу.

- Хорошо, - сказал он, - я провожу вас, но не дальше того места до которого доходил сам. Взамен, в качестве оплаты я возьму у вас эти бусы и обещание, что моя жена станет сегодня первой в очереди на зачатие.

После его запроса у Ильи брови взлетели вверх на недостижимую высоту, и Наташа постоянно делала ему знаки о том, что не надо никаких вопросов. Я все объясню. Позже.

- Договорились. - Ответила она будущему проводнику. - Бусы можешь забрать с собой прямо сейчас, насчет твоего второго пожелания я поговорю со своими мужчинами. Завтра выходим в путь.

Проводник ушел, и Илья тут же задал свой вопрос.

- Какое зачатие? С какими мужчинами ты собралась разговаривать?

- Илья... - Наташа вкратце рассказала своему парню обо всем том, о чем не поведала ранее. - Вот и вся история. - Наконец закончила она неприятный для себя разговор.

- А почему ты сразу не сказала нам?

- А как ты себе это представляешь? В конце концов, я женщина и мне неудобно выступать перед всеми и рассказывать подобное.

- Но нашему алкоголику тебе вполне удобно было рассказать.

- Алкоголику! - Илья в очередной раз начал выводить Наташу из себя. - А когда он спасал тебе жизнь, он тоже был алкоголиком? А кем был ты сам, когда прятался за его спиной? Иван уже не в первый раз выручает нас. И сейчас, можно смело заявить, что он снова пришел на выручку.

- Да-а-а! - Протяжно протянул Илья. - Ему сейчас прям посочувствовать можно. Бедолага, совсем в беду попал.

- Может быть, ты хочешь его заменить? Так тогда нужно было его заменить и в Наковальне. Или в тебе просыпается мужчина только в строго определенных случаях?

- Не хочу я никого менять. - Огрызнулся в ответ Илья. - Тебе не кажется, что ты опять начинаешь на меня наезжать?

- Так не давай мне повода для этого. Веди себя как мужчина.

- Значит, если я не могу надавать кому-то по морде, то я уже и не мужчина?

- Нет, не значит. Невозможно надавать по морде абсолютно всем. Всегда найдется тот, кто сильнее тебя. Мужчина от пустомели отличается не этим. В первую очередь мужчина должен отличаться своим словом. Не трепаться как базарная баба, а говорить по существу. Знать все, о чем он говорит и не говорить того, о чем не знает. Если дал слово, должен его сдержать, а если не уверен, то не стоит его и давать. Вести себя сдержано. Если чувствуешь, что ты слабее - не бояться, а если чувствуешь, что сильнее - не бравировать своей силой. Не бояться брать на себя ответственность, даже если заведомо знаешь, что тебе это не по силам и многое, многое другое. А сейчас, если тебе сильно хочется, можешь пойти и рассказать всем остальным об условиях нашей сделки с сельчанами.

На все вышесказанное Наташей Илья просто отмахнулся и принялся упаковывать на место женские украшения. Завхоз, он и есть завхоз.

Гуляния еще были в самом разгаре, но Наташе надоело принимать во всем этом участие, и она пошла отдыхать. Завтра рано вставать и опять преодолевать расстояние пешком. В амбаре, на пахучем сене уже разместились некоторые ее спутники. Здесь она увидела Лекаря, Повариху, еще некоторых парней из своей команды и к своей радости также увидела и Сашу. Неизвестно о чем с ним беседовал Иван, быть может, он вовсе и не предлагал стать молодому парню местным донором, но в любом случае Саша был здесь.

Наташе в глубине души даже захотелось, чтобы Иван предложил Саше поучаствовать в повышении демографии данного населенного пункта и как следствие знать, что Саша отказался. Сейчас он лежал с закрытыми глазами и мирно посапывал.

- Ничего удивительного, ведь он и прошлую ночь не спал. - Вспомнила Наташа. - Он всю ночь добирался в Шахтинск из Взморья, а как добрался, так сразу и выдвинулся в новый путь. Хотя, у них и самих ночка выдалась еще той. И все же Наташа постаралась вести себя как можно тише и, найдя себе местечко, обустроилась там на ночь. Уже умостившись, она, все-таки не выдержав, шепотом пожелала всем спокойной ночи.

- И тебе, Наташа, спокойной ночи. - Так же тихо ответил ей Саша, который еще недавно, казалось, спал мертвым сном.

15.

Утром Наташа проснулась под пение местных петухов. Нехотя открыв глаза она смогла разглядеть чуть забрезживший рассвет в небольших оконцах расположенных под самой крышей амбара и наверняка служившими не ради обеспечения обзорности, а для циркуляции воздуха. Сено, служившее им сегодня постелью, продолжало источать приятный аромат деревенского быта, запомненный ей еще с вечера, и призывно заманивало ее вернуться обратно в объятия сна. Усталость, накопленная за двухдневный пеший переход, и бессонная предыдущая ночь взяли свое, и Наташина голова снова потянулась вниз, но остановилась на полпути к вожделенной точке соприкосновения со сновидениями... за дверью амбара кто-то стоял.

Нет, Наташа никого там не видела. Она не умела смотреть сквозь деревянные преграды, а сейчас, только проснувшись и еще не успев отойти ото сна, да еще и ко всему прочему, находясь в достаточно темном помещении, она не смогла бы различить, кого бы то ни было, даже если бы тот находился по эту сторону дверей, но... за дверью точно кто-то был. Ей моментально вспомнилась прошлая ночь, проведенная в негостеприимной Наковальне, и снова стало страшно. Кто теперь охотится на них? Кто снова позарился на чужое имущество?

Наташа пробежалась взглядом по лежащим тут и там своим людям в поисках физической или хотя бы моральной поддержки. Ей срочно требовался хоть кто-нибудь в помощь для разрешения ситуации, однако все ее попытки найти помощника оказались тщетны. В амбаре было еще достаточно темно, и она смогла различить лишь смутные силуэты своих партнеров и наемников. О том, чтобы разобраться, кто из них есть кто и спит ли он или также как и она прислушивается к посторонним шорохам, не могло быть и речи.

Во всем происходящем в данную минуту радовало лишь одно, кто бы ни находился за пределами амбара, он не форсировал события и чего-то дожидался, а это как минимум означает, что у нее еще есть время для решения задачи.

Наконец Наташа сумела опознать в самом близлежащем от нее силуэте своего парня... но от этого открытия ей почему-то не стало легче. В принципе, в этом не было ничего удивительного. После упаковки женских украшений назад в баул Илья наверняка еще для порядка некоторое время подулся, а потом все равно пришел в амбар и улегся возле нее. Легче Наташе не стало, не от того, что она еще и сама была обижена на Илью, или от того, что ее парень в данный момент спал и не владел происходящей ситуацией. Даже если бы он и не спал... это не его роль. Здесь нет необходимости демонстрировать женскую бижутерию. Здесь есть необходимость демонстрировать мужской характер... а его у Ильи как раз таки и не было.

Еще Наташа вспомнила, где лежал Саша. Напоследок он пожелал ей спокойной ночи, но не в обиду будет сказано и Саше, Наташа вдруг поняла, что она пытается определить местонахождение ни "хоть кого-нибудь", а вполне определенного человека - ей нужен был Смолкин.

Тут Наташе в голову пришла очередная простая истина: "Часто бывает, что мы в тех или иных ситуациях окружаем себя: друзьями, родственниками, любимчиками... В обыденной жизни быть может это и нормально, а в жизни профессиональной такой блат, кумовство и позерство совсем не нужны. В любом профессиональном вопросе важно умение окружить себя профессионалами. И если для подготовки к походу все ее друзья в равной степени были задействованы, то уже в самом походе от них толку оказалось мало. Илья - постоянно ныл от проблем и злился на Никиту. Татьяна - вторила Илье и сейчас была больше под стать ему парой, нежели Сергею. Сергей никак не мог отойти от морского путешествия. Да что там друзья, если и она сама пока еще ничем полезным не отличилась.

А вот Никита наоборот оказался более приспособленным к нестандартным ситуациям. Что правда, если поначалу это его качество проявлялось в большей степени, то сейчас начало потихоньку затухать. Лекарь уже успел показать себя с хорошей стороны. Еще пара мужчин из наемников успела отличиться, а самым полезным, на удивление, оказался тот, кто меньше всего претендовал на эту роль - Коренастый.

Именно его и хотела сейчас увидеть Наташа, но на удивление первым на ее немой зов отозвался все-таки Саша.

- Наташа, ты уже проснулась? - Раздался его тихий голос именно из того места в котором она его видела в последний раз перед сном.

- Да, Саша, проснулась. - Так же тихо, чтоб никого не разбудить раньше времени ответила она, при этом стараясь скрыть в своем голосе нотки тревоги. Зачем раньше времени сеять панику? Быть может, ей показалось, и за дверью амбара никого нет?

Саша выдержал небольшую паузу, после чего продолжил диалог.

- По-моему, нас уже дожидается наш проводник. Когда мы будем выдвигаться?

- Проводник! Ну, конечно же, это проводник! И как я сама не смогла догадаться? - Подумала Наташа, с облегчением отмечая, как выравнивается ее учащенное сердцебиение. - Ведь мы вчера договорились с ним обо всем, но только не о времени выхода. А тут живут люди деревенские, которые в отличие от городских привыкли вставать ни свет ни заря. Вот и пришел он к амбару пораньше да заходить стесняется, ждет, когда к нему сами выйдут... А чего же тогда она ждет? Нужно будить народ, или, как минимум, для начала выйти наружу самой и пообщаться с ним.

Эту мысль она и озвучила Саше.

- Я пойду, переговорю с ним пока, пусть люди еще чуть-чуть поспят.

- Может сходить с тобой? - Предложил Саша.

- Спасибо, но не надо. - Ответила на подобное предложение Наташа. Еще совсем недавно она мечтала о подобной поддержке, но сейчас, когда все встало на свои места, в помощи отпала всякая необходимость. - Я сама справлюсь. Мы просто обсудим время выхода.

Уже встав со своего нагретого за ночь лежбища, Наташа не выдержала и задала еще один вопрос.

- Саша, а как ты услышал, что там находится наш проводник?

- Все просто, - охотно ответил Саша, - у Серафимова привык. Там могли потревожить в любое время суток. Постояльцы не только днем заселялись или съезжали, но и ночью.

- Понятно. - Ответила Наташа и направилась к двери амбара.

Уже по пути у нее возник еще один вопрос. А как он вообще узнал о проводнике? Нет, изначально этот вопрос стоял на повестке дня. Прийти в деревню, чтобы поесть, переночевать и найти проводника, но если с едой и ночлежкой все понятно, то... с проводником она договорилась в последний момент и никто кроме нее самой, Ильи и Смолкина (выполняющего одно из условий оплаты проводника), этого не знал?

Но этот вопрос Наташа так и не озвучила. Во-первых, она успела отойти на некоторое расстояние от Саши, и говорить шепотом уже не получится. А во-вторых, она сама ответила на свой незаданный вопрос - Смолкин. Эти двое за короткий промежуток времени успели спеться, причем во всех смыслах этого слова.

Дверь амбара не была предусмотрена для запора изнутри в связи с отсутствием подобной надобности. Не была она заперта и снаружи, но проводник не заходил внутрь, а мерил небольшими шажками площадку при входе в амбар. Именно за этим занятием и застала его вышедшая оттуда Наташа.

- Доброе утро... - Наташа сделала некоторую паузу пытаясь вспомнить имя проводника.

Нет, с этим определенно что-то нужно делать. Она так поглощена глобальными проблемами, что совсем не запоминает мелочей, а именно они - мелочи и определяют основу в отношениях между людьми. Не всякого можно заинтересовать событиями, произошедшими несколько сотен лет тому назад. Большинство людей живут днем сегодняшним и твой собеседник не обязательно восхититься твоими знаниями в этой области. Но ему будет точно приятно, если ты поинтересуешься здоровьем его ребенка, который немного приболел и о котором он вчера рассказывал. Его личным самочувствием после вечернего застолья или хотя бы просто в общении с ним назовешь его по имени.

- Косян. - Пришел на выручку сам проводник, похоже совсем не смутившийся от забывчивости Наташи и сейчас сияющий от счастья.

Что могло так осчастливить этого деревенского жителя? Его жене весьма приглянулись бусы, которые он вчера взял в качестве оплаты за свою предстоящую работу? Или... нет. О втором варианте счастья Наташа даже не хотела думать.

- Да, конечно, Косян. - Согласилась Наташа, делая вид, что она в курсе, просто немного запнулась. - Когда будем выдвигаться, Косян?

- А как скажете, так и будем. Я уже готов.

Наташа взглянула на его небольшую котомку за плечами. Что в ней может вместиться?

- Косян, а ты всегда так отправляешься в лес?

Проводник, по всей видимости, не понял суть вопроса и недоуменно пожал плечами.

- Я имею ввиду, налегке. - Уточнила Наташа. - Ты сам сказал, что пройдешь с нами четыре дня, а потом тебе еще и возвращаться. А у тебя за плечами лишь одна маленькая сумка.

- А, это! - Теперь уже понятливо улыбнулся Косян. - А зачем носить с собой лишнее - идти неудобно. Здесь есть все то, что может мне пригодиться, а все остальное даст лес.

- Косян, а ты можешь поделиться со мной правилами нахождения в лесу?

- Конечно могу. Ведь для этого вы меня и пригласили. На самом деле правил не так и много.

Первое - это убежище. Если вы собираетесь пробыть в лесу много дней, то вам необходимо научиться находить себе место для стоянки и ночлега.

- И что в нем должно быть особенного?

- Все. Лес - он может давать блага для жизни, а может эту жизнь и отобрать. Во-первых, лесные жители - звери. В старые времена, говорят они подходили к самым окраинам леса, а иногда и выходили из него, но сейчас, когда мы начали ходить в лес, самые опасные из них ушли в его глубину. Я уже сказал, что не хожу дальше трех дней пути и в первую очередь из-за опасных зверей. Ваша стоянка должна обеспечивать хорошую обзорность и при этом быть максимально защищена. Впрочем, у вас достаточное количество людей для того, чтобы защитить свой лагерь, но в лишний раз предупредить опасность никому не помешает.

Во-вторых - погодные условия. В лесу можно погибнуть не только от зубов и когтей опасного зверя, но и от банальной простуды и тут ваше количество не только не в плюс, но где-то даже и в минус. Чем больше людей, тем больше шансов, что кто-нибудь из них заболеет, а в лесу за помощью обратиться будет не к кому и больного ведь не оставишь на произвол судьбы и домой его не отправишь. Сейчас конечно еще не зима, но ночи достаточно холодные, а условия в лесу отличаются от теплого амбара с сухим сеном. Поэтому, каждому из вас предстоит обустраивать себе место для ночлега: стелить на землю хворост; строить шалаши; разводить костры.

- С этим, Косян, у нас проблем не должно быть. Ты правильно заметил, что у нас много людей и среди них есть лекарь. Нам не нужно будет искать помощи в лесу, мы взяли помощь с собой. А по поводу зверей. Скажи, а ты сам когда-нибудь встречался с диким зверем? Есть ли они в лесу или это только слухи, дошедшие в сегодняшний день в виде легенд из глубины времен?

- Если честно, то не встречался. Точнее, я встречал лесных животных, но они были вполне безобидны. Даже наоборот - это я представлял для них опасность. Я охотился на них: стрелял из лука; ставил силки; петли. Такие зверушки водятся и в окраинах леса.

- Так быть может и не существует никаких страшных зверей, охотящихся на людей?

- Нет, существуют.

- Их видел кто-то из твоих соплеменников?

- Нет. Их видели наши прадеды. Они говорили об этом нашим дедам, те - нашим отцам, а сегодня уже мы говорим об этом своим детям.

- То есть, вы говорите своим детям о том, чего сами никогда не видели?

- Не видел, но я склонен верить своим праотцам.

- Ладно, с этим разобрались. - Наташа отнеслась к рассказу Косяна о диких и страшных зверях с изрядной долей скептицизма. Этим приемом пользовались в любые времена. Чтобы заставить человека подчинятся его необходимо либо купить, либо запугать. Запугать, как правило, намного дешевле. - Что еще нам необходимо знать о лесе?

- Второе - это вода и еда. Вот еще две вещи, без которых человек не может обходиться. И того и другого в лесу достаточно, но их еще нужно найти и соответственно - поймать. А еще, не всякую воду можно пить и не всякую ягоду можно есть. Все это я вам покажу уже непосредственно в лесу.

Третье - это умение ориентироваться. В лесу очень несложно заблудиться и тогда вы будете ходить по кругу всю свою оставшуюся жизнь.

- С этим, я думаю, у нас не будет проблем. - Перебила рассказчика Наташа. Всю свою сознательную жизнь Наташа изучала Историю, Географию и другие сопутствующие науки. Конечно, это была больше теория, но уверенность девушки в своих силах перехлестывала через край. Если до этого момента она еще ничем не отличилась (о чем еще совсем недавно вспоминала), то умение ориентироваться на местности станет ее коньком. Здесь никто не сможет с ней потягаться, даже местные жители.

- Утро доброе, Наталья Владимировна! - Раздался рядом еще один знакомый голос.

- Иван!

Наташа была немного удивлена, но, тем не менее, и обрадована, увидев подходящего к ним человека. Еще совсем недавно она его выискивала из темной массы спящих тел в амбаре, а оказывается, его там и не было. Иван неспешно направлялся к ним со стороны изб сельчан, и его лицо одновременно выражало и усталость, и удовлетворение жизнью. В отличие от Косяна, догадаться от чего настолько жизнерадостен Коренастый не составляло огромного труда.

- Прикажете будить остальных, Наталья Владимировна? - Между тем поинтересовался Смолкин, стирая со своего лица довольную улыбку и моментально вникая в процесс.

- Буди, Иван. - Согласилась со своим заместителем Наташа, но тут же спохватившись, добавила. - А ты сам-то хоть немного отдохнул?

- Я еще никогда так хоро... - Иван немного осекся, вовремя вспомнив, что перед ним находится молоденькая девушка, да и местный житель и поправился. - Со мной все в порядке. Готов хоть сейчас выдвинуться в путь.

- Ну, тогда буди. - Еще раз подтвердила свое решение Наташа.

Смолкин, недолго думая, отворил широкую дверь в амбар и прямо с порога проорал зычным голосом.

- Подъем! Всем подъем, готовимся к походу.

- Вот, паршивец, - подумала Наташа, - чувствует, как набирается его вес в коллективе. Она бы сама, наверное, стала бы подходить к каждому присутствующему в отдельности и мягко просить проснуться, а этот - одним рыком разбудил всех разом, при этом, как и наемный персонал, так и ее друзей - организаторов похода, которые на этот раз не спали в отдельном номере.

И Наташа была снова признательна Смолкину. Он только что оказал для нее очередные две услуги: с одной стороны, он взял все недовольство проснувшихся в такую рань людей на себя; с другой стороны, продемонстрировал лидеру группы наглядный пример того, как именно должен вести себя настоящий лидер группы.

Спящая людская масса начала оживать. Послышалось шевеление людских тел, потягивания, позевывания, покряхтывания, поскрипывания... и вскоре из амбара вышел первый представитель их группы, а за ним подтянулись и все остальные.

Через небольшое время люди привели себя в порядок и взялись за носилки с имуществом, а еще через некоторое время они уже находились на границе с лесным массивом.

16.

Они не возвращались назад к истлевшему столбу бывшего дозора Граничных. На этот раз Косян повел их другой дорогой, к своему входу в лес, но от этого лес не перестал быть лесом. Он по-прежнему встретил их длинной могучей стеной крепких деревьев с пожелтевшей листвой на своих кронах. И хотя большая часть листвы уже успела осыпаться, готовясь к встрече с зимой, оставшаяся часть грозно шелестела на ветру, отпугивая непрошенных гостей.

Косян, будучи бывалым, нисколько не обращая внимания на угрозы природы, первым пересек незримую границу и вошел в лесное чрево. Следом за ним "границу" пересекла и Наташа, попутно отмечая для себя торчащий из земли пенек от бывшего дерева с успевшим изрядно потемнеть местом спила.

Неужели Саша умудрился рассмотреть этот пенек с огромного расстояния, когда говорил им о спиленных деревьях? Лично она сама убедилась в этом только сейчас, когда практически уперлась в него носом. И что это может означать? То, что у нее в команде есть зоркий глаз и это явно на пользу всем, или то, что в ее команде есть мутный тип (в котором она уже однажды сомневалась) и это означает, что за ним нужен глаз да глаз?

Только этого еще и не хватало. Помимо выполнения общей задачи следить за отдельно взятыми личностями. Вдвойне ситуация неприятна от того, что эта личность является ее протеже. Втройне - эта личность ей симпатизирует.

- Эх, красотища-то какая! - Прервало размышление Наташи восторженное высказывание Смолкина.

Наташа окончательно оставила свои рассуждения о ясновидении бывшего Дворового и осмотрелась по сторонам. А ведь действительно, Смолкин прав. Они уже успели зайти на некоторое расстояние вглубь леса, и Наташа смогла сама оценить красоту природы.

Прямо перед ней, нестройными рядами возвышались, уходя вдаль, тысячи и тысячи могучих стволов деревьев. От них незримо пульсировала великая энергия, накопленная деревьями за всю свою многолетнюю историю. Их ветви чуть заметно колыхались на легком ветру, внося в утреннюю живопись музыкальные нотки. Утреннее солнце, успев слегка приподняться, начиная свой рабочий день, преломляло об эти стволы и ветви свои лучи и разбивалось на мириады солнечных зайчиков, играющих в утреннем лесу. И завершало это гениальное полотно золотая река из опавших листьев, приятно шелестевшая под ногами путешественников.

Ах, нет. Не завершала, а продолжала. Из всех пяти чувств, доступных человеку, данную картину завершало обоняние. Запах! Именно запах играл ключевую роль в открывшейся красоте. Он был внеземной: запах беззаботного детства; запах безудержного счастья; запах несбыточной мечты...

- И снова Смолкин. - Отметила для себя Наташа. - Он в очередной раз открылся для нее с новой стороны. И ключевое значение сыграло даже не его умение ценит красоту (Наташа не сомневалась, что все остальные присутствующие в не меньшей степени оценили новые для себя ощущения), но Иван стал единственным, кто озвучил свои ощущения вслух. Он мог быть скрытен и коварен, а мог обнажить свою душу наизнанку перед множеством людей и ничуть этого не смущался. Сейчас он был... настоящим, а еще он смог отвлечь ее от ненужных размышлений, засоряющих ее собственную голову и душу. Хватит думать плохо о людях, пора идти вперед.

И они шли. Движение по лесу заметно снизило скорость группы по сравнению с проторенной дорогой. Здесь даже одинокому путнику приходилось сталкиваться с несерьезными, но все же препятствиями: обойти, уклониться, перепрыгнуть... а когда ты идешь в тандеме с товарищем, да еще и несешь носилки... В общем, Косян был прав. Путь в три дня для одного, сейчас может растянуться и на четыре, и на пять дней. А путь до конечной цели на сегодняшний день вообще не мог быть озвучен ни одной знакомой цифрой.

Отойдя от края леса на некоторое расстояние, Косян приступил к выполнению взятых на себя обязательств. Если быть точнее, то основное обязательство (довести группу людей до условленного места) он уже выполнял. Вторичным обязательством стало введение всех присутствующих в правила поведения и нахождения в лесу.

Необходимо было отдать должное деревенскому жителю. Его об этом никто не просил и не платил за оказанные услуги, но он счел своим долгом поделиться с путниками своими знаниями, дабы они не стали жертвами леса, а он сам, пусть и косвенным, но все же губителем их душ.

С этого момента рот Косяна перестал закрываться. Он, продолжая идти вперед и ведя за собой всю группу путешественников, сам вертелся во все стороны постоянно указывая на те или иные предметы.

- Ваши запасы продовольствия, - говорил Косян, - очень скоро закончатся и тогда, вам поневоле придется перейти, что называется на подножный корм. На самом деле в этом нет ничего страшного. Лес в состоянии прокормить всех присутствующих, только необходимо знать, что можно употреблять в пищу и что нельзя. На самом деле знать ядовитое, намного важнее, чем знать съедобное. Сразу немного успокою, того, чем можно отравиться, в лесу намного меньше, чем того что утоляет голод. Но есть и плохая новость. Вы вышли в путь в не самое лучшее время года. Близится зима, и растительная жизнь постепенно отмирает. Я не знаю, как далеко вы планируете зайти и соответственно, сколько времени провести в лесу, но сейчас покажу то, чем можно питаться в это время года.

И далее следовали описания и возможные местонахождения ягод, плодов, грибов, корневищ, клубней. Иногда теория подкреплялась практикой. Когда они проходили мимо подобных съедобностей, Косян лично демонстрировал найденный съедобный клубень или ягоду. Или соответственно несъедобный.

- А еще есть мелкие животные и птицы. - Продолжал свое учение кулинарному искусству Косян. - С этими одновременно и проще, и сложнее. Проще, от того, что они водятся круглый год и много больше утоляют голод. А сложнее, оттого, что они не будут ждать, когда вы подойдете к ним чтобы сорвать или выкопать. Их еще нужно выследить и соответственно поймать.

- С этим у нас не должно быть сложностей. - Впервые вмешалась в учения Косяна Наташа. - У нас с собой есть два охотника, я думаю, они как-нибудь да справятся с зайцем или дикой уткой.

- Ну, коли так, так я и не буду заострять внимание на этом вопросе. - Согласился с Наташей проводник. - Коли у вас есть профессионалы, так может еще и я сам у них чему-нибудь да научусь.

Косян умолк буквально на пару секунд, а после снова продолжил.

- Еда - это немаловажный аспект, но более важным, является вода. Без воды человеку намного хуже, чем без еды.

Наташа, внимательно слушая проводника, тем не менее, не смогла сдержать улыбки. Эта улыбка не была насмешкой над Косяном и даже наоборот. Он сейчас давал им полезнейшую информацию о выживании в непривычной для них среде. Улыбка была вызвана манерой рассказчика подавать свою информацию. Косян перестал быть деревенским жителем, он словно перевоплотился в профессора, рассказывающего свой любимый предмет любознательным студентам. У него действительно была замечательная подача накопленного своим житейским опытом богатого собрания материала.

И снова Наташа замыслилась над простым вопросом. Как жизнь бывает несправедлива к людям. Когда человек находится не на своем месте. Она, несмотря на свой небольшой жизненный опыт, уже сталкивалась с некоторыми руководителями на местах, которые в силу своего скудоумия и сами ничего толкового сделать не могли и людей, приставленных к ним мучали зазря. И в тоже время находились другие люди (без должного образования, связей, знакомых), прекрасно разбирающихся во всех тонкостях того или иного вопроса. И они находились в подчинении у дураков.

Вот так и Косян сейчас. Обыкновенный деревенский житель, о котором принято говорить с иронией, намекая на врожденную глупость, притягивал своим рассказом всю Наташину группу. Его рассказ заключал в себе полезную информацию, поданную воедино с историями и шутками-прибаутками из личной жизни и касающихся непосредственно все той же темы (пребывания в лесу), не просто попадал в открытые уши слушателей, но и оставлял в них свой след.

- Я, бывает, проснусь утром с похмелья, - между тем продолжал рассказывать Косян, - и кушать совершенно не хочу. Ну не лезет мне кусок еды в горло, а вот без воды просто не могу. Если не попью водички, чувствую - умру. Так вот и в лесу. Не найдешь водичку, будет как после похмелья.

На самом деле в нашем лесу найти воду не сложно. Я слышал от других людей рассказы о хвойных лесах, там с этим посложнее будет. Они на песке растут и воды меньше просят. А у нас лес лиственный - ключей и родников тьма тьмущая. Самый простой способ найти воду - это просто остановиться и прислушаться. В тишине журчание ручейка слышно на большое расстояние. Еще не стоит забывать, что вода всегда стремится вниз и скапливается в ложбинах и низинах, а значит, там ее и нужно искать. Не лишним будет обратить внимание и на поведение птиц и насекомых - они тоже ищут воду и зачастую собираются у водоемов. А на самый крайний случай сгодится дождевая вода или даже утренняя роса, ее только нужно научиться собирать.

В довершение о воде скажу, что найденная вами вода, какой бы чистой она не показалась, возможно, требует очистки. Я на ближайшем привале научу вас делать простейший природный фильтр, ну или, по крайней мере, эту воду необходимо просто прокипятить.

Косян еще долгое время рассказывал о вопросах воды, а закончив с этой темой, тут же переключился на новую - ориентирование в лесу.

- Вы, Наташа, - обратился он непосредственно к лидеру группы, - уже сказали мне о своих познаниях в области ориентирования, но все же позвольте я немного добавлю к вашим познаниям? Я думаю, от вас не убудет, даже если вы и услышите от меня простые и знакомые истины?

Наташа молча кивнула Косяну в ответ, в знак согласия. Тем более что, рассказывая как бы ей, на самом деле проводник делился своими знаниями со всеми присутствующими в группе, а кто знает, с чем столкнутся они впереди? Впрочем, ради справедливости стоило отметить, что уже не все присутствующие слушали Косяна. Это, как и в обучении. В любой обучающейся группе всегда найдется несколько студентов, внимательно вслушивающихся в каждое слово преподавателя, и также найдутся те, кто не будет обращать на оного ни малейшего внимания, надеясь на то, что его потом пронесет или, на худой конец выручит товарищ.

Так происходило и сейчас. Наташа заметила, что Илья абсолютно не интересуется рассказчиком. Татьяна, снова составила Илье компанию. Сергей, вроде и слушает, но как-то вполуха. Даже Никита, настолько любознательный на корабле, здесь похоже полностью потерял нить суждения проводника и выглядевший несколько рассеянно.

К приятному удивлению, Наташа обнаружила жадно вслушивающегося в каждое слово Косяна Смолкина. Братья Зверевы, также были обращены в слух и это несмотря на то, что они и сами охотники и вроде как хорошо должны знать лесные законы. Вообще-то Наташа очень сильно полагалась именно на них после расставания с проводником, а они и сами жадно слушали каждое слово Косяна. Или это, скорее всего, была не нехватка информации, а рассказ близкого по духу человека. Так сказать товарищи по интересам. И снова подозрительно удивил Саша.

Бывший Дворовой имел немного отстраненный вид, но Наташа могла поклясться, что он весь обратился в слух. Зачем? Если тебе интересно, то просто слушай. Не интересно - не слушай. Зачем делать вид, что тебе не интересно и при этом с жадностью впитывать каждое слово рассказчика? У Саши явно есть какая-то своя тайна.

Впрочем, а кто она такая, чтобы копаться в чужих тайнах? Да, наверное, у каждого человека есть своя тайна. У кого-то большая, а у кого-то маленькая. Так, например Смолкин еще недавно поделился с ней своей тайной, но это же еще не означает, что каждый из здесь присутствующих должен исповедаться перед ней. Да и сам Смолкин рассказал о себе не от доброты душевной, а потому что того потребовала сложившаяся на тот момент ситуация. Есть у Саши своя тайна, ну и пусть будет. Главное, чтобы она не мешала общему делу.

- В лесу, самое главное - это не сбиться с пути и не ходить по кругу. - Начал свою следующую лекцию Косян. - Для начала необходимо иметь четкое представление о том, куда вы направляетесь, а затем прокладка к нему наиболее короткого маршрута. А для этого необходимо знать, где находитесь вы сами и где расположены стороны света: север, запад, восток и юг.

- Вообще-то, после определенного, всеми нами известного события, стороны света поменяли свои стороны. Уж прошу прощения за получившийся каламбур. - Поправила рассказчика Наташа.

- Я об этом мало что знаю, - чистосердечно признался Косян, - но мы, простые люди, привыкли жить днем сегодняшним и как следствие ориентируемся исходя из сегодняшнего своего местоположения и сегодняшнего расположения сторон света. Да и вам какая разница в том, что было раньше? Вы находитесь здесь и сейчас.

- Если бы ты только знал, какая нам от этого разница. Вся суть нашей экспедиции направлена на то, чтобы попасть в день вчерашний. - Подумала Наташа, но вслух произнесла совсем другое.

- Конечно, вы правы. Мы находимся здесь и сейчас, и это значит, что отталкиваться необходимо от реальносуществующих ориентиров.

На лице Косяна отчетливо читалось удовлетворение от того, что с ним согласились и, пожалуй, еще от того, что у него есть благодарные слушатели. Поэтому он с радостью продолжил.

- Самый главный ориентир - это Солнце. Оно постоянно находится на своем законном месте и необходимо только выбрать нужный угол по отношению к нему и постоянно его придерживаться. Что правда, чем длиннее будет ваш путь, тем больше будет и погрешность в точке выхода.

Ночью, я могу вам показать несколько звезд для ориентира, но прежде, чем я вам их покажу, хочу дать совет не испытывать судьбу и не передвигаться по лесу ночью. Пусть ваш путь удлиниться по времени, но зато у вас будет лишний шанс сохранить свое здоровье. И дело здесь касается даже не диких зверей. В лесу, в темноте, можно навредить своему здоровью, начиная с подвернутой ноги и заканчивая сломанной шеей в каком-нибудь овраге.

Еще ориентирами могут служить более мелкие признаки. Это и: кора деревьев, которая в своем большинстве более грубая с севера, а также чаще, больше и быстрее покрывается лишайником; муравейники, зачастую расположенные с южной стороны от деревьев и пней и кроме того имеющих пологий скат с южной стороны и крутой с северной; на отдельностоящем дереве, с южной стороны будут более густые ветви...

Рот Косяна не закрывался аж до первого привала, который объявила Наташа, увидев, что в отличие от идущих налегке, носильщики успели утомиться. Подменить их было некому, организация не предусматривала сменщиков и значит просто пришла пора отдохнуть.

Путешественники остановились на небольшой, но вполне вместительной полянке и с удовольствием стали располагаться для отдыха. Теплый погожий осенний денек, приятная атмосфера, как от великолепия природы, так и от сплотившейся за время своего путешествия команды, вполне располагали к хорошему отдыху.

Однако этот отдых и привал распространялся не на всех. Если не считать организаторов данного мероприятия (которые все же считались работодателями), сейчас пришло время трудиться тем, кто до этого шел налегке. Так, повариха, наконец, впервые приступила к выполнению своих прямых обязательств - приготовление обеда. Братья Зверевы отправились на свою первую охоту, и только лекарь снова оказался не удел, чем не только не огорчил, но и порадовал Наташу. Она бы предпочла, чтобы он ни единого разу не приступил к выполнению возложенных на него обязательств, хотя справедливости ради надо было отметить, что Алексею Сергеевичу уже приходилось выполнять свою работу.

Примерно через час из большого бурлящего котла, занявшего свое место над костром так же впервые в своей практике, начал распространятся приятный аромат варева и носы, и взгляды всех присутствующих устремились к новообразовавшемуся центру внимания.

Словно чувствуя приближение обеда, со своей короткой охоты вернулись и братья Зверевы. А точнее, братья Зверевы и Косян, отправившийся вместе с ними. К некоторому Наташиному сожалению, все, что они принесли с собой, оказалось небольшой лесной курицей - то ли Фазаном, то ли Тетеревом. С одной стороны, на данный момент в продовольствии путешественники не нуждались, а с другой стороны... рано или поздно, но любые запасы имеют свойство иссякать, а одной курицей прокормить девятнадцать человек будет сложновато.

В этом отношении ее попытался успокоить Косян. Он объяснил, что они еще недостаточно далеко ушли вглубь леса, а на окраинах зверя осталось меньше и он более пуганый. Кроме того, он пояснил, что силки и петли будут ставиться не на коротком привале, а на более длинном ночном отдыхе и тогда, к утру перед выходом свеженькой дичи должно быть побольше.

Вновь приятное расположение духа Наташе вернула похлебка, приготовленная ее тезкой. Оказалось, что в отличие от охотников, которые ее не порадовали, повариха оказалась мастером своего дела. Похлебка, приготовленная ей была достаточно вкусна, а кроме того Вольнова Наташа явно была знатоком своего дела. Пищи приготовленной ею хватило ровно на всех собравшихся людей: ни больше, ни меньше. Это было весьма полезное качество - умение рассчитывать количество продуктов. И не накормить человека плохо, и выкинуть лишнюю еду в их положении никак не годится. Кроме того, накормив людей, она тут же взялась за освежовывание принесенной добычи. Значит, повариха весьма хозяйственна и добросовестно относится к своим обязанностям.

Пока повариха освежовывала лесную птицу, а остальные просто прилегли на осеннюю листву, переваривая вкусный обед, Косян предложил Наташе немного прогуляться в окрестностях. Наташу несколько удивила подобная активность проводника. Он и вел их сюда, и позже ходил вместе со Зверевыми на охоту, и сейчас вновь хочет прогуляться, а ведь им и так очень скоро выдвигаться в путь. Чем тебе не прогулка? И все же она согласилась и сейчас они неспешно шли по шуршащей листве, обходя мощные стволы дубов.

Когда они отошли на некоторое расстояние от основной группы, Косян, до этого молчавший начал свой разговор.

- Наташа, а вы давно знаете ваших охотников, этих братьев?

Наташу несколько удивило подобное начало. Она ожидала услышать от проводника очередные рассказы о лесе, но никак не о своих людях. И все же она ответила.

- Нет, недавно. Собственно говоря, я наняла этих людей, как и всех остальных на работу, а до этого ни разу не пересекалась с ними. А что, они, наверное, неважные стрелки? - Догадалась Наташа, судя по всего одной принесенной охотниками единице добычи.

- Они отменные стрелки. - Возразил на Наташину догадку Косян, развеяв ее недавние сомнения. - Даже слишком отменные.

- Но это же хорошо? Только я немного не поняла понятие "слишком". Разве профессионал своего дела бывает слишком профессионален.

- Профессионал своего дела никогда не бывает слишком профессионален, - согласился с замечанием своей спутницы Косян, - а вот профессионал не своего дела бывает.

Наташа ничего не поняла из сказанного проводником, но тактически промолчала, полагая, что тот сам объяснит предыдущее высказывание и не ошиблась.

- Когда фазан выскочил из кустов...

И все-таки это был фазан, отметила для себя Наташа, теперь пытаясь больше уделять внимание мелочам.

-...они оба мгновенно спустили в него свои тетивы. - Продолжал Косян. - И обе стрелы одновременно поразили цель.

- Но это же хорошо. - Перебила рассказчика Наташа. - Получается, что у меня в группе есть два отменных стрелка.

- Стрелки они отменные, - согласился с Наташиными доводами Косян, - а вот охотники - неважные. Вы Наташа сказали, что у вас есть два охотника, и я пошел с ними только ради того, чтобы чему-то поучиться у них. У нас, как вы сами уже успели заметить, народу маловато и все знания скудноваты и передаются из поколения в поколение. Мне захотелось расширить свой кругозор, а получилось наоборот.

Еще по дороге туда, они засыпали меня вопросами о способах охоты и удивлялись даже простейшим вещам. Нет, мне, конечно, льстит, что меня так внимательно слушают, но так могут слушать только дилетанты, а не профессиональные охотники. Потом они спугнули нескольких зверюшек и сделали это самым наиглупейшим способом. Если бы не это, то мы принесли бы к столу много большее количество дичи. Да и выбор стрел...

- А что со стрелами не так?

- Стрелы бывают разные. Чтобы подстрелить мелкую зверушку достаточно стрелы с небольшим наконечником и соответственно небольшой убойной силой. Тетиву на луке совсем необязательно натягивать на всю мощность, так ты только повредишь животное: шкуру, мясо. Выстрела вполне хватило бы и одного, если они так уверенны в своем мастерстве попадания, а у них... У меня возникло такое ощущение, что они охотятся на лося и ключевым моментом для них является не добыча пропитания, а именно убийство объекта.

Косян поведал Наташе все, что хотел рассказать ей вдали от ее людей и сейчас они возвращались назад. И снова, уже в очередной раз, Наташа замыслилась над вопросом секретов в ее команде. Вот и еще одна парочка со своими секретами. Похоже, что братья Зверевы вовсе и не охотники. А быть может и не Зверевы, и не братья. Хотя в последнем сомневаться не приходилось, уж больно они были похожи друг на друга.

Может быть они воины, раз умеют хорошо стрелять? Возможно, они дезертировали из своей части и решили схорониться у нее в группе, а заодно и подзаработать деньжат. В любом случае и в отношении братьев Зверевых она не станет предпринимать никаких разбирательств. То, что произошло у них - это их личное дело, а для нее важно, чтобы они исправно несли свою службу на благо их группе. Из них неважные охотники? Ничего, со временем научатся, тем более что и сами стремятся к этому. Еще в первом переходе Наташа обратила внимание на то, что братья внимательно слушали все рассказы проводника, а сейчас Косян и сам подтвердил, что задавали ему соответствующие вопросы. Значит, стараются, учатся, молодцы!

Они вернулись на поляну к отдыхающим и Наташа, вспоминая Смолкина громким голосом объявила.

- Заканчиваем отдых. Готовимся ко второму переходу.

Прежде чем объявить о привале с ночевкой они совершили еще два перехода. Наташа уже подсчитывала в уме, сколько дней им придется идти, однако подсчеты затруднялись всякими если. Если они будут в состоянии проходить подобные расстояния каждый день (что будет с людьми: устанут ли они после нескольких дней подобных переходов или наоборот, привыкнут к ним и окрепнут физически?) Если на их пути не встретятся масштабные препятствия. Если никто не заболеет. Если наступающая зима не замедлит их ход. Если они не собьются с курса. Но даже если отбросить все "если", то получалось очень много.

Косян, несколько поубавивший свои "лекции" к концу третьего перехода, снова превратился в оратора и начал поучать всех собравшихся как организовывать себе место для ночлега.

- Это место - говорил он, - по возможности должно быть и максимально открыто для ведения наблюдения к подступам лагеря и в то же время по возможности максимально защищено. Идеальным вариантом стала бы какая-нибудь пещера или грот, но - тут же добавил он, - в моей памяти таковая имеется только одна, да и та расположена в другом направлении от нашего маршрута. Если вам в дальнейшем путешествии, уже без меня, встретится что-нибудь подобное, пользуйтесь природным убежищем. Только предварительно убедитесь, что этим убежищем уже не пользуются другие обитатели леса. Такое убежище вас одновременно защитит и от непогоды, и от свирепых зверей в которых вы не верите.

Во всех остальных случаях, место для ночлега придется выбирать просто в открытом лесу. Первым делом после остановки необходимо будет собрать все сучья и ветки в округе. Это будет и ваш строительный материал, и настил для постели, и топливо для костров. Поскольку вы не собираетесь задерживаться на одном месте дольше чем на одну ночь, то строить что-то крепкое и надежное не имеет смысла, но ваша постройка должна как минимум продержаться одну ночь. Ее не должен разрушить ветер, да и сама она не должна рухнуть от ненадежности своей конструкции.

Для начала используйте наиболее большие ветки. Обоприте их о дерево или какую другую возвышенность и начинайте приставлять к ним более мелкие ветки. В процессе изготовления вашей конструкции старайтесь по возможности переплетать ветки между собой, чтобы у них появилась связь, и они становились как бы единым целым. Когда ваша конструкция станет довольно плотной, накройте ее сверху листвой и снова придавите их ветками, чтобы вашу крышу не снесло ветром.

Избежать ветра можно остановившись где-нибудь в яме или низине, но в этом случае не забывайте о погодных условиях. Если ночь обещается быть тихой - это хорошо, но если пойдет дождь... вы окажетесь в западне.

Будьте очень внимательны при разжигании костров. Огонь несет в себе тепло, свет и возможность приготовить пищу, но он же может сжечь вашу постройку вместе с вами.

Шалаши старайтесь делать не на каждого отдельного человека, а один на всех, или не больше двух-трех. В этом случае вам понадобиться меньше материала на постройку, меньше времени и у вас внутри будет больше тепла от ваших собственных тел.

Не бойтесь приближающейся зимы и снега. Зима принесет с собой холода, но она подарит вам и свой строительный материал. Снег - прекрасно подходит для строительства убежищ. Он очень удобен в применении и прекрасно хранит тепло. Кроме того снег - это вода, которую вам не придется искать.

Да и вообще, старайтесь ничего не бояться и не паниковать. Ваша паника не поможет вам в разрешении проблемы, но наоборот усложнит достижение вашей цели и создаст опасность для вашей жизни.

Наташа была безмерно счастлива, что судьба подарила им подобного проводника. А может быть и не судьба. Ведь она уже собиралась отказаться от проводника как такового, а последнее и веское слово внес Саша. Какая бы ни была у него тайна, но на благо всей команды он трудился не хуже всех остальных, а где-то даже и лучше.

После ознакомления всех присутствующих с правилами строительства убежища, Косян с братьями Зверевыми опять ушел на охоту. Точнее, на этот раз он пошел учить их ставить петли и силки, а Наташа отдала указание всем оставшимся собирать строительный материал. Люди послушно разбрелись в разные стороны, и только ее друзья остались на месте.

- Я думаю, нам тоже стоит поучаствовать в строительстве шалашей. - Высказала свое мнение Наташа.

- А я думаю, что мы достаточно заплатили этим людям. Пусть теперь отрабатывают свой заработок. - Не согласился с Наташей Илья.

- Илья, ты не прав...

- Я даже не сомневался в том, что ты снова озвучишь вслух мою неправоту. - Не дал договорить своей девушке Илья. - С тех пор как мы вышли в этот поход, я еще ни разу не был прав.

- И все-таки я закончу. Илья, деньги в нашей жизни решают не все и не всегда. Иногда более важно не заплатить человеку, а поддержать его: морально, психологически, духовно или физически. Если в нашей команде отношения будут построены не только на финансовом фундаменте, но еще и на дружеском - это принесет всем нам только положительные моменты. Кроме того, нам еще идти к цели не один день и кто знает, какие знания смогут пригодиться нам в пути. Да и вообще, чем-то же надо занимать свои мысли и руки во время похода?

- Чем-то надо. Я, например, не откажусь просто полежать. А еще я не отказался бы поужинать, но когда ты отправила всех за ветками, то с ними ушла и наша повариха. Тебе не помешало бы ее оставить на месте.

- А я согласна с Ильей. - В очередной раз поддержала Илью Татьяна. - В конце концов, ведь именно для этого мы и нанимали людей. Когда ты устраиваешься на какую-нибудь работу, то первое что ты делаешь - это узнаешь условия труда и оплаты. Если тебя что-то не устраивает, ты всегда можешь отказаться, а устраивает: "нанялся - продался". И опять же, кто-то же должен присмотреть за нашими вещами. Это и будет нашей работой.

- Но дело... - Наташа хотела сказать очередную речь, но после махнула на все рукой и произнесла лишь краткое. - Как хотите, а я пойду за остальными.

А чуть позже все же добавила.

- Для того чтобы полежать, необходимо сначала устроить себе место для лежания и поварихе для приготовления пищи необходимо сначала разжечь костер.

- Подожди. - Остановил уже развернувшуюся Наташу Сергей. - Я с тобой.

Настроение у Наташи стало хуже некуда. Она уже и не рада была, что вообще организовала этот поход. Во время организационных мероприятий она знала, что ей придется столкнуться с трудностями, но она сама и ее друзья, вместе, одним сплоченным коллективом, будут решать создавшиеся проблемы. А на практике оказалось, что именно ее друзья и создают эти трудности.

Дурные мысли из головы вытеснила первая находка. Это была довольно таки большая ветка, упавшая с рядом стоящего дерева. Наташа подошла к ней и опробовала свои силы. Ветка, как для нее была великовата, но все же поддалась и покинула облюбованное себе место.

- Давай помогу. - Предложил Сергей, увидев, что Наташа с трудом справляется со своей ношей.

- Ничего, я справлюсь. Есть вещи, которые переносить тяжелее.

- Например, общение с некоторыми из своих друзей?

- Например. - Согласилась Наташа.

Сергей пошел дальше в поисках своей ноши, а Наташа поволокла найденную добычу к лагерю. В ее голове засела последняя фраза, сказанная Сергеем: "Например, общение с некоторыми из своих друзей". Друзей! Если бы друзей, а то ведь парня - человека, о котором она еще не так давно думала как о своем будущем муже. А сейчас к нему тяжеловато даже применить статус друга. В таком случае очень даже хорошо, что они пошли в этот поход. В повседневной жизни невозможно разобрать, кто есть кто, но стоит создать человеку экстремальную ситуацию и сразу становиться ясно, кто на что способен, и кто что из себя представляет.

Уже на подходе к самому лагерю голова Наташи стала чиста, как небо в погожий день. Точнее, нет. Одно облачко-мысль в ней все же присутствовало. Как дотащить эту проклятущую ветку, упирающуюся всеми своими концами-крючками в поросшую маленькими побегами землю леса. Эта мысль была навязчива. Она брала свое начало из физического утомления (что греха таит, не было у Наташи должной физической подготовки) и напрочь вытеснила из головы все остальные мысли, чему девушка была на самом деле очень даже рада. Мысли о друзьях сжигали душу, а эта мысль в совокупности с действиями помогала сжигать жировые отложения и укреплять мышечный тонус.

В конце своего пути она не один раз успела вспомнить о помощи, предлагаемой Сергеем, и мысль оказалась материальной. Помощь действительно пришла, но только не от Сергея, а от Смолкина, в очередной раз удивившего девушку своими тонкими и может быть не до конца понимаемыми им самим психологическими познаниями.

- Наталья Владимировна, большой человек должен вершить большие дела, но не обязательно переносить большие тяжести. Разрешите я вам помогу. - И не дожидаясь согласия, ухватился за ветку с другого края.

Он мог бы сделать вид, что вообще не заметил Наташу и ее усилий в переноски тяжести. Мог бы отобрать у нее этот груз и донести ветку сам, тем более что до пункта назначения оставалось всего да ничего, но Иван выбрал самый оптимальный вариант - стать в паре. Выполнить работу вместе. Показать всем остальным то, что изначально хотела продемонстрировать сама Наташа - они находятся здесь на равных условиях, несмотря на то, что у одних присутствует статус работодателя, а у других - наемные рабочие.

К моменту Наташиного возвращения в точке будущего лагеря скопилось уже некоторое количество стройматериала и Коренастый вновь проявил инициативу.

- Наталья Владимировна, вы бы взяли на себя контроль над строительством. - И тут же отдал указание тем, кто принес свой груз на данный момент.

- Парни, подносчиков материала у нас достаточно, а вы начинайте строить укрытие.

Таким образом, в Наташиной "бригаде" оказалось трое "строителей". Одного из них Степу Полежаева она помнила как своего охранника, оставленного Иваном в Наковальне. Он был самым молодым из путешественников, младше ее самой. Остальных двоих, к великому своему смущению она не могла назвать по именам до сих пор.

Итак, с чего начать. Несмотря на то, что взгляды строителей были направлены на нее как на "прораба производства", кроме теории, полученной от Косяна, у Наташи на эту тему больше не было ни малейших познаний. А что там говорил Косян о строительстве. Сначала необходимо использовать самые большие ветки и нужно опирать их о какую-нибудь возвышенность.

Наташа осмотрела место их сегодняшнего лагеря. Это место выбирал Косян и сделал он этот выбор исходя из своих же правил организации ночлежек. Место это было выбрано в небольшой балке, но не на самом дне, а можно так сказать, на втором ярусе. Одна сторона балки была весьма покатая, а вторая, как раз та на которой они остановились, несколько крутая и имела два яруса. По дну балки струился небольшой ручеек, и строить шалаши рядом с ним было бы глупо из-за близости сырости. Значит, автоматически местом для строительства становился второй ярус. Местом для упора веток станет непосредственно земляной уклон балки, а погода говорит о том, что дождь не предвидится и значит, их не зальет ночью водой. Именно здесь Наташа и отдала команду начинать строительство, и парни приступили к работе.

Поначалу Наташа пыталась как-то контролировать ситуацию (сама выбирала ветки, показывала, куда их лучше прислонить), но после того, как несколько "рекомендованных ею предложений" рухнули в прямом смысле этого слова, а переделанные заново, уже под руководством Димы Колчина (имя еще одного из своих подчиненных Наташа запомнила в процессе строительства) продолжали нормально стоять, именно Колчин и получил от Наташи привилегию быть прорабом. Так в Наташиной команде появился свой строитель.

Что интересно, и Степа Полежаев и Митяй (именно так Степа и Дима величали третьего строителя), начали беспрекословно выполнять команды Колчина, как только поняли, что у него это дело получается лучше всех. Наверное, именно так должно было происходить в любой жизненной ситуации - руководить тем или иным процессом должен тот человек, у которого это лучше получается, а не тот у которого больше регалий или знакомых.

Прошло не так много времени, и вот уже вдоль стены балки красовался длинный шалаш способный вместить в себя весь состав путешественников, оборудованный двадцатью спальными местами и двумя каменными очагами для поддержания тепла. А за пределами шалаша пылал еще один очаг, и за ним уже колдовала повариха, вселяя во всех собравшихся приятное чувство скорого насыщения.

Наташа с превеликим удовольствием взирала на деяния рук своих. Пройдет время и подобные мероприятия станут чем-то обыденным, само собой разумеющимся и не стоящим особого внимания, но сейчас... это первое, а первое - всегда самое запоминающееся. Впрочем, она тут же поймала себя еще на одной мысли - а что сделала лично она? Илья и Татьяна отказались принимать участие в работе. Никита, хоть и не высказывал своих претензий вслух, но тоже ничего не делал, а чем помогла она? Сначала принесла одну ветку и ту не до конца осилила сама. А потом переложила свои обязанности по строительству шалаша на Диму Колчина. Вот и все. Имеет ли она сейчас право говорить о готовом лагере, как о деянии рук своих или нет? Одно она знала точно - ответ на этот вопрос должна дать не она.

Еще она знала, что сегодняшним открытием стал Дима Колчин и не только потому, что она запомнила для себя имя еще одного члена своей команды. Снова отличился Саша. Он, как и большинство людей собирал строительный материал, но в итоге принес не только ветки, но еще и зайца. Не имея ни лука, ни стрел, ни опыта охоты, он добыл для всех пищу. Что правда он сказал, что ему просто повезло, но ведь везет тоже не всем - как правило, везет лучшим и дуракам (в последнее, применительно к Саше, Наташа не верила). Порадовали и охотники. На этот раз они подстрелили уже двух птиц и пообещали, что к завтрашнему утру в установленные ими ловушки попадется еще какая-нибудь живность.

В общем, день удался.

17.

Четверо суток в лесу пролетели незаметно. За это время группа путешественников подошла вплотную к границе обследованных Косяном лесных территорий. Сам Косян последнюю ночь провел в общем лагере, а с утра откланялся, пожелав всем счастливого пути и распростившись, отправился домой, напоследок взяв с Наташи обещание, заглянуть к ним в деревню на обратном пути.

Уходил Косян с легким сердцем - его учения не прошли даром. Последние два дня он перестал вести группу и просто следовал со всеми остальными, держа ситуацию под контролем. Фактически эти два дня группу вела уже Наташа и она доказала проводнику, что может идти не сбиваясь с маршрута. Может находить воду и выбирать места для стоянок.

- Такие люди не пропадут и доберутся до своей цели - думал Косян, возвращаясь домой.

Точно так же думала и Наташа. Дикие Земли, описанные ей ранее сначала Серафимовым, а позже и самим проводником, перестали казаться средоточием злых сил и чар, и уже даже начали становиться родными и близкими. Никаких чудовищ здесь не водилось, братья Зверевы стали приносить больше добычи (в основном благодаря установленным на ночь ловушкам), еще раз снова повезло Саше и снова с зайцем. За эти четыре дня они разобрались и с растительным съедобным миром леса - так что голодная смерть им не грозила, даже несмотря на приближающиеся холода. Расстояния, преодолеваемые ими за день перехода, были не особо велики, но в любом случае они были больше, чем планировала Наташа изначально, а это означало, что они смогут справиться с поставленной задачей даже раньше намеченного срока, особенно если учесть, что никаких сроков не было. И даже ее "закадычные друзья": Илья и Татьяна, перестали постоянно жаловаться и преподносить головную боль.

Осталось провести последний экзамен - пройти по лесу хотя бы один день без проводника. Нет, последние два дня Наташа вела свою группу сама, но что греха таить, присутствие рядом пусть и непривычно молчащего Косяна вселяло в Наташу долю уверенности, а мимолетно, но часто бросаемые на него взгляды, подтверждали, что она все делает правильно. Сейчас бросить взгляд будет не на кого и все же Наташа шла вперед, продолжая соблюдать выбранный ими ранее график передвижения: позавтракали - вышли; первый переход - отдых; второй переход - отдых; третий переход... По графику должен быть ужин плавно переходящий в ночевку, но тут график впервые дал сбой.

При третьем переходе они не прошли даже половины намеченного пути, когда все группе пришлось остановиться. Дорогу им преградило ущелье. Это уже был не банальный овраг, который они пусть и намного медленней, но преодолевали. Здесь стены ущелья уходили вниз не под крутым уклоном, а практически вертикально и опускались вниз метров на пятнадцать. Не так уж и глубоко, но падать вниз совсем не хотелось.

По дну ущелья текла небольшая речушка, которая, по всей видимости, и была виновницей образования подобной преграды. Что ж - вода камень точит и вот яркое подтверждение этим словам. Однако знание старинных пословиц в преодолении препятствия не поможет.

Наташа болезненно оценила расстояние до противоположного края. Всего-то метров восемь. Восемь метров, а сколько проблем из-за них!

Затем она перевела взгляд налево и направо. Ущелье очень скоро терялось в густых лесных зарослях, но нетрудно было предположить, что эта речушка не может оборваться вдруг и явно ее русло имеет протяженность еще на многие километры, как к устью, так и к истоку. Возможно, и скорее всего она не везде вымыла себе подобное ущелье, но как скоро и в какой стороне они смогут найти возможность перебраться на другой берег?

Вот и сказалось отсутствие проводника. Хотя, а сумел бы Косян помочь в сложившейся ситуации? Одно лишь наличие проводника не заставит эту речушку повернуть вспять, да еще и намыть за собой пятнадцать метров почвы. Решение задачи придется искать самим. Самое простое - повернуть назад, но это ведь не наше решение. Если подобное препятствие считать непреодолимым, то в таком случае вообще не стоило отправляться в путешествие. Итак, для начала...

- Разбиваем здесь лагерь. - Отдала первую команду Наташа.

Перебираться через ущелье необходимо, но также необходимо и не забывать, что впереди ночь и пока они найдут возможность форсировать данное препятствие, могут остаться на ночь без крыши над головой.

- Прямо здесь будем разбивать лагерь? - Поинтересовался Колчин, который за пять дней, проведенных в лесу, уже безоговорочно стал строителем ночных убежищ и сразу же после заданного вопроса принялся изучать местность на предмет возможного строительства.

- Нет, Дима, не здесь. - Остановила порывы своего прораба Наташа. - Здесь, на краю ущелья слишком опасно. Пять минут назад мы проходили небольшую полянку. Вернемся туда. Но прежде чем вернуться, я бы хотела выслушать от каждого присутствующего предложения по поводу перехода на противоположную сторону.

Наташа специально сделала акцент на "каждом присутствующем". Все, Малый совет закрыт и появляется новый - Большой совет. Если дельное предложение поступит не от нее самой или ее друзей партнеров, то оно также имеет право на жизнь. Хотя, надо признать, предложения о преодоления препятствия, вопреки Наташиным ожиданиям не посыпались на нее со всех сторон.

Некоторые, такие как повариха, вообще не задумывались над данной проблемой. Это было видно невооруженным взглядом, и Наташа могла их понять. Они сейчас повторяли про себя слова, когда-то сказанные Ильей и Татьяной только с точностью до-наоборот. "Мы на вас нанялись, и будем выполнять только поступающие приказы, а мыслительные процессы оставьте для себя".

Другие, такие как Смолкин, настойчиво и усиленно напрягали свои мысли и пытались в очередной раз отличиться, но им еще не приходилось сталкиваться с подобными проблемами и они не знали что предложить.

Были еще и такие, как Дима Колчин. Получив звание строителя, он считал, что именно ему надо внести предложение. И первым его предложением стало: "Засыпать ущелье землей".

Наташе очень сильно захотелось улыбнуться, услышав подобное предложение, но она сдержала себя. В конце концов, он хоть что-то предложил, а не отмалчивается как остальные. Что правда его предложение абсурдно. Как он себе представляет подобное действо? Они должны копать землю палками и скидывать ее вниз в реку пригоршнями?

Наконец проявил себя и долго молчащий до этого Никита.

- Нам необходимо исследовать ущелье в оба конца. Не на всю длину конечно, но хотя бы на час ходу. Возможно, где-нибудь обнаружится возможность перехода.

Наташа благодарно кивнула ему головой.

- Спасибо Никита, я тоже подумала об этом.

И тут же обратилась к братьям Зверевым.

- Саша, Женя. Пройдитесь вдоль края ущелья на час ходьбы. Вам все равно идти охотиться, а заодно и изучите возможность переправы на другую сторону.

Те в ответ молча кивнули Наташе головой и уже начали решать между собой кому идти налево, а кому направо, когда Наташа остановила их.

- Вы серьезные ребята и я в вас верю, но давайте условимся так! Если кто-то отходит от основной группы на большое расстояние, то он не должен быть один. Минимум двое. Это касается всех. - Наташа обвела взглядом всех собравшихся и после продолжила.

- Так что вы пойдете не по одному, а вдвоем и оба пойдете в ту сторону. - Наташа указала налево. - А в другую сторону пойдет Иван, и... - Наташа теперь посмотрела на Смолкина - ...и тот, кого Иван сам возьмет с собой.

Почему-то Наташа не сомневалась, что Смолкин возьмет с собой бывшего Дворового, но сама не стала называть Сашиного имени. Именно так и случилось, Коренастый подозвал к себе Сашу, но на удивление Наташи Саша подошел к Ивану, слегка прихрамывая и после пары слов, сказанных им приглушенным голосом, был заменен Коренастым на другого человека.

А она сама этого и не заметила. Не смотря на то, что Наташа уже давала себе обещание быть более внимательной к мелочам, она не заметила, что ее подопечный повредил себе ногу. Вот тебе и внимательна!

- А что, если спуститься вниз, перейти речку вброд и снова подняться уже на другой стороне? - Снова внес предложение Колчин.

- Спасибо тебе, Дима за инициативу, но боюсь, не все из нас смогут даже спуститься, уже не говоря о том, чтобы потом подняться и это если каждый пойдет налегке, а у нас еще есть и груз.

- Груз мы отдельно спустим и поднимем на веревках. Тоже самое касается и людей. Тех, кто не сможет подниматься сам, будем поднимать веревками. Главное, чтобы нашелся первый человек, который сможет это сделать самостоятельно.

- А ты сам готов быть первым? - Поинтересовалась с долей ехидцы у Колчина Татьяна.

Дима немного покраснел и ничего не сказал в ответ, а лишь отрицательно помахал головой.

- А кто-нибудь из здесь присутствующих готов быть первым? - Продолжила свой опрос Татьяна.

На удивление самой Татьяны из оставшихся пятнадцати человек сразу двое сделали шаг вперед, и лишь бросив друг на друга мимолетный взгляд, в один голос произнесли, - я бы мог попробовать.

Теперь уже на лице Татьяны прочиталась явная гримаса сомнения и сожаления. Она явно не рассчитывала на согласие кого бы то ни было, но и смирятся с ситуацией, не собиралась.

- Даже если и есть согласные стать первопроходцами, то я по-прежнему не согласна на эту авантюру. В этом ущелье вполне достаточная высота, для того чтобы разбиться насмерть. Если произойдет хоть малейшая оплошность: развяжется узел страховочной веревки или она порвется; подведет сам страхующий; произойдет обвал почвы... Да мало ли что еще может случиться.

А еще не стоит забывать и о самой речке. Нам сначала необходимо ее перейти. Какое там течение? Не унесет ли нас этим течением? Сама вода наверняка холодная. Если нам и удастся осуществить задуманное, мы все до единого заболеем. В общем, я на это не подписывалась.

- Вообще-то подписывалась. - Поправила подругу Наташа.

- Это когда же?

- Когда согласилась участвовать в этом походе.

- Извини, но я тогда не знала, что нам придется перебираться через ущелья с бегущими реками.

- А на что ты рассчитывала? Что мы все время проведем в гостях у Серафимова и будем осуществлять походы только в обеденный зал? И потом, мы уже пережили две серьезнейших ситуации. Это и шторм в Тихом море, и попытка ограбления в Наковальне.

- Тогда нас поставили перед фактом, и у нас не было выбора. - Вписался за Татьяну Илья и вставил свое мнение в дискуссию двух девушек.

- А сейчас мы разве не стоим перед фактом? - Наташа переключилась с Татьяны на ее защитника. Да, зря она еще недавно думало о том, что ее "закадычные друзья" перестали приносить головную боль. - Какой у нас сейчас выбор? Развернуться и отправиться домой? Мы столкнулись с непреодолимой ситуацией?

Среди начинающей назревать ссоры вдруг прозвучал еще один голос.

- Мост.

Все присутствующие обернулись на этот голос и увидели абсолютно спокойного Сашу.

- Мост. - Еще раз повторил он. - Если наши следопыты не обнаружат на своем пути естественной переправы, то мы сделаем мост.

- И как же ты собираешься его делать? - Снова съехидничала Татьяна. - Возможно, у тебя есть опыт в подобных делах, есть строительные материалы и инструмент. Сколько времени ты собираешься затратить на строительство моста?

- Я думаю, пары часов хватит. - Невозмутимо ответил Саша на прозвучавшие в его адрес выпады.

- Всего пара часов? - Теперь уже заинтересовалась Сашиным предложением Наташа.

- Возможно немного больше. Все зависит от ряда обстоятельств. Сначала о стройматериале - его тут больше, чем предостаточно. Мы находимся в лесу, и здесь на каждом шагу имеется стройматериал.

Инструмент! Мы несем его с собой всю дорогу. Пилы, топоры, все это есть среди вещей, которые мы переносим на носилках. Если честно я и раньше удивлялся, почему при строительстве шалашей мы не пользуемся этим инструментом. Возможно, вы его бережете? Но, по-моему, настал тот случай, когда инструментом можно и нужно воспользоваться.

Все, что нам останется сделать - это найти подходящее дерево в непосредственной близости от ущелья и достаточной высоты, для того, чтобы после его рубки оно смогло упасть и достать до противоположной стороны. В качестве страховки натянем еще и веревку, и наш мост будет готов.

И снова из уст бывшего Дворового прозвучало простое решение, отметила для себя Наташа. А все-таки и она молодец. Сумела разглядеть в этом с виду вполне обыкновенном парне толкового помощника.

- Что ж, на том и остановимся. - Закрыла Большой совет Наташа. - Если наши парни не принесут нам добрых известий, то будем делать мост. А сейчас давайте займемся стоянкой.

Строительство шалаша уже подходило к концу. На этот раз время на постройку заметно сократилось. Теперь не приходилось ломать ветки ногами и руками или искать подходящую, для определенных целей. Наташа распорядилась достать из баулов инструмент и пользовать его по мере необходимости. Она не пыталась раньше сохранить инструмент в целости и сохранности, она просто забыла о его существовании и никто до Сашиного замечания ей об этом не напомнил. А Косян так и вовсе не знал о его существовании, и поэтому учил строить других исходя из собственного опыта и наличия в качестве инструмента всего лишь своих рук.

Незадействованные в постройке люди расположились, кто, где и вели свои непринужденные беседы. Колчин, Полежаев и Митяй заканчивали последние штрихи в своем строительстве. Разведчики еще не вернулись. В качестве отсутствующих числилась еще и повариха. Она нашла неподалеку какие-то травки, годные для заваривания бодрящего напитка и занималась их сбором. Вокруг царили тишина и благодать, и тем пронзительнее стал нечеловеческий крик, донесшийся с той стороны, в которую ушла повариха.

Все мгновенно вскочили со своих насиженных мест, но более того не знали, что предпринять дальше. У самой Наташи сердце готово было выскочить из груди. Она понимала, что это кричит ее тезка, но что случилось? Почему она кричит? А совсем скоро причина ее крика была выяснена.

Из-за ближайших зарослей выскочила сама повариха, с округлившимися глазами и истошным криком, и со всех ног кинулась к лагерю, а через короткое мгновение из-за этих же зарослей появилось огромное мохнатое чудище.

Это уже не был вкусный зайчик, или безобидный фазан. Это было... это было... что-то. Что-то такое, что на обед не приготовишь. Что-то такое, что само считает тебя обедом.

В голове у Наташи мгновенно пронеслась мысль, что она должна что-либо предпринять. Но что? Что она может противопоставить этому лесному хозяину? И как назло нет ее самой главной ударной силы. Нет ни братьев Зверевых, ни Смолкина.

Мельком она успела заметить, как ее строители спрятались в практически законченном шалаше. Как будто это хлипкое сооружение могло защитить их от этой живой машины убийцы. Большинство из присутствующих не спеша и потихонечку прятались за деревьями, и ни один из них не поспешил на помощь ее тезке. Все осознавали свою немощность перед появившимся из ниоткуда визитером - местным жителем.

А гнавшийся за поварихой зверь в это самое время настиг ее и одной лишь своей головой вооруженной мощными клыками подкинул свою жертву метра на два в высоту. Зверюга явно хотела еще покуражиться над своей жертвой, которая после взлета гулко приземлилась рядом с ней на землю, но тут увидела остальную компанию.

Наташа стояла, не шелохнувшись и уставившись прямо в небольшие глазки этого огромного зверя, и молила про себя высшим силам, чтобы эта зверюга сейчас просто убежала. Ведь их здесь много. Эта тварь должна же хоть немного соображать. Она должна подумать, что для нее здесь не безопасно и должна оставить их в покое.

Как бы ни так. Это огромное лохматое чудище громко фыркнуло, обдав листву перед собой брызгами из своего носа-пятака и пару раз гребанув землю перед собой копытом, забыв о своей предыдущей жертве начало уверенную поступь вперед к основной группе.

Первым на удивление сдали нервы у Саши. Он закричал так же истошно, как до него кричала повариха, и бросился наутек. Причем сдавшие нервы сыграли с ним плохую шутку. Вместо того чтобы убегать от незваного гостя, он сначала побежал к нему, потом вильнул влево, потом вправо и лишь затем, осознав свою глупость все таки побежал не на чудище, а в сторону от него.

Однако его ошибки хватило. Лесной пришелец явно признал в нем максимально раздражающий фактор и припустил именно за ним, на время оставив основную группу в покое. Он решил... А впрочем, кто его знает, что он там решил.

Все присутствующие отчетливо слышали крики, ломающиеся ветки, тяжелую поступь бегущей массы и казалось, что это все продолжалось до бесконечности. Не до всех сразу дошло, что в округе снова воцарилась тишина, нарушаемая только стонами и всхлипываниями до сих пор лежащей поварихи.

И все-таки Наташа очнулась первой. Она подбежала до брошенного строителями инструмента и схватила топор. Теперь, когда в ее руках оказалось оружие, она почувствовала себя немного спокойнее, хотя дрожь в руках выдавала ее волнение. Она снова вспомнила эту огромную гору живой массы с длинными клыками и маленькими горящими ненавистью глазками. А поможет ли ей этот топор, если эта тварь сейчас вернется назад?

Наконец, она почувствовала, что может не только двигаться, но еще и говорить. Поварихе явно нужна помощь. Неизвестно, какова судьба у Саши. Но первое, что они должны сделать - это подготовиться к новой встрече с незваным гостем.

- Все! Быстро вооружаемся, кто, чем может.

Легко сказать. Вообще-то у них была не военная миссия, а самая что не на есть мирная. Из основного вооружения только два лука, предназначенные для охоты, да и те ушли вместе со своими владельцами. И все-таки ее поняли правильно.

Сергей первым бросился к баулам, где лежали еще два топора, а главный строитель вырвал одну из жердей только что построенного шалаша. Шалаш тут же покосился, но сейчас на это уже всем было наплевать. Люди очнулись от первого испуга и бросились к шалашу вооружаться импровизированными копьями, рогатинами и дубинами. Вырванные из шалаша жерди тут же заострялись топорами, превращаясь в какое-никакое оружие.

Во время "вооружения" однако все успевали оглядываться на все четыре стороны. Не возвращается ли это чудище обратно. Но, либо оно было сильно занято своей новой жертвой. Либо до сих пор гналось за Сашей. Либо заблудилось.

Наташе, конечно же, хотелось верить в два последних пункта, но она очень сильно сомневалась по этому поводу. Скорость передвижения местного жителя явно выше человеческой, а значит, Саше не удастся убежать от зверя. А насчет заблудиться! Как можно заблудиться в собственном доме?

Когда вооружение личного состава было окончено, Наташа первым делом вспомнила о тезке. Повариха до сих пор лежала на одном месте и держалась рукой за бедро. Ее штанина была порвана и вся измазана кровью. В крови была и рука, и листва вокруг ноги.

У Наташи комок подошел к горлу от увиденного. Она снова вспомнила свой визит к знахарке. Старая карга была права. Уже второй раз проливается их кровь, а еще неизвестно где Саша и не вернется ли местный визитер. Однако выводы она будет делать потом, а сейчас необходимо взять себя в руки. Кто если не она, организатор путешествия, должна решать все проблемы.

- Алексей Сергеевич, Наташе нужна медицинская помощь.

Сергей, Илья, Никита, Татьяна и наша стройгруппа в полном составе остаются здесь для защиты Лекаря. Остальные пойдут за мной по следам зверя. Мы должны найти Сашу и отогнать непрошенного гостя подальше. Нам с ним не ужиться на одной территории. - Начала отдавать команды Наташа.

Наташа видела, что ее подруге сейчас тоже не мешало бы оказать медицинскую помощь, а не заставлять ее охранять Лекаря и его пациентку. Илья и Никита тоже выглядели достаточно испуганными и бледными, но она не может позволить себе такую роскошь, как жалеть своих друзей. Не сейчас, не в этой ситуации.

Порадовали наемники. Их оцепенение прошло и сейчас, можно сказать они даже рвались в бой. Только будет ли их рвение таким же, когда они снова столкнутся с этим зверем, а в том, что вопрос не закрыт, Наташа не сомневалась. Не может эта зверюга просто так покинуть свою территорию. Здесь должен будет остаться кто-то один - тот, кто сильнее.

Идти по следам кабана оказалось не сложно, на земле были видны четкие отпечатки его копыт, а на кустах присутствовала масса обломанных веток. Уже сейчас, в процессе движения, Наташа поняла, что напавший на них зверь был кабаном. Ей доводилось и раньше встречаться с этими зверями, но те были абсолютно безобидными. Они были домашними, нежнорозовыми зверушками и их судьба была печальна и незавидна.

Их гость разительно отличался от всех поросят, виденных Наташей ранее и в первую очередь своими габаритами. Он был ростом в две трети взрослого человека и весом, минимум в полтонны. Длина шерсти, ее раскраска тоже отличались от его домашних собратьев, но по сравнению с габаритами это отличие уходило на второй план.

К первоплановому отличию можно было еще отнести и клыки этой зверюги: загнутые кверху и приличной длины. Их боевые способности кабан уже успел продемонстрировать и эта демонстрация явно внушала уважение к жителю леса.

Ну и напоследок, его взгляд. Взгляд дикого кабана кардинально отличался от его домашнего собрата. Если во взгляде поросенка присутствовало что-то щенячье: он ждал своего хозяина; он был рад его видеть; он визжал и вертел своим коротким хвостиком, даже не подозревая о своей будущей судьбе, то здесь... пока что здесь визжала только одна сторона и эта сторона не имела к кабану никакого отношения.

Следы кабана вывели группу преследователей назад к ущелью и тут Наташа остановилась. Прямо впереди себя она увидела Сашу. Кабана рядом почему-то не оказалось, но один вид самого Саши ввел в ступор и Наташу и, по всей видимости, всю ее группу преследователей.

Вместо ожидаемого очередного кровавого месива, она увидела мирносидящего на самом краю ущелья человека, внешне вроде бы целого, но при этом абсолютно неподвижного. Саша словно уподобился каменному изваянию, ни недавние события, ни шум, сопровождающий группу преследования, не заставил его пошевелиться ни чуть-чуть. Его спина была чуть сгорблена, руки мирно покоились на земле, а взгляд был устремлен куда-то вниз.

- Саша. Саша. - Тихонько отозвала его Наташа.

Бесполезно. И в этот раз Саша никак не отреагировал на посторонние звуки и не сдвинулся со своего места ни на миллиметр.

- Саша. - Уже намного громче позвала его Наташа.

И снова безрезультатно. Ее слова растворились в лесной тишине, так и не достигнув ушей своего адресата.

Тогда Наташа стала тихонечко подходить к Саше. Она не на шутку испугалась. О том, что где-то совсем рядом должен быть кабан Наташа уже позабыла. Что-то неладное с ее человеком. Она не была сильна в медицине, но догадывалась, что это как-то связанно со стрессом, который получил Саша. Сейчас только не хватало его испугать еще раз, и он может упасть прямиком в ущелье.

Как только ее посетила последняя мысль, Наташа остановилась. Так быть может и не стоит к нему подходить? Оставить его в покое? И что тогда сделать? Уйти назад? А где-то здесь все еще бродит кабан. Нет, она не может просто взять и уйти.

Наташа зашла немного сбоку, уселась буквально в метре от Саши и направила свой взор в точку, за которой наблюдал бывший Дворовой.

Они находились практически в том же месте, в которое вышли к ущелью в первый раз. За время их отсутствия само ущелье ни чуть-чуть не изменилось. Оно не уменьшилось и не увеличилось. Его стенки по-прежнему так же вертикально уходили вниз на пятнадцатиметровую глубину, а внизу по-прежнему бурлила все та же небольшая речушка, и только в самой речушке появилось что-то новое.

В нее упал какой-то валун, и воды речушки устроили в этом месте борьбу с образовавшимся препятствием. Они налетали на него со всей своей природной силой и настойчивостью, бились об него, поднимали фонтан белых, пенных брызг и побежденные уносились прочь, давая шанс на победу своим следующим поколениям. Сегодня их сила оказалась меньше, чем сопротивление этого камня, но Наташа не сомневалась, что пройдет какое-то время и на месте этого валуна не останется и следа. Труженица река измельчит его до песчинки и унесет вдаль в одном ей известном направлении...

Валун!? Да это же не валун - это кабан. Только тут до Наташи дошло, что все это время Саша наблюдал за своим преследователем, который неизвестно каким образом оказался в речке на дне ущелья.

Спустя час после этого они сидели в своем лагере и уплетали за обе щеки подгоревшую кашу. Поварихе оказали достойную медицинскую помощь, Лекарь выдал вердикт: "Жить будет", но заниматься готовкой пришлось Наташе. Шалаш, ранее разоборудованный на вооружение личного состава был восстановлен. К сожалению еще не до конца восстановился получивший нервное потрясение Саша, но, тем не менее, он оказался сегодня героем номер один. Пусть и неосознанно, пусть ему просто повезло, но он в одиночку справился с недружелюбным визитером.

Как он это проделал, Саша уже и сам не мог объяснить, но ключевым моментом осталось то, что раздражающий фактор был убран с их пути и если по хорошему разобраться, то они обошлись малой кровью. Сам Саша скоро должен восстановить свое душевное равновесие, а рана поварихи, по заверениям Алексея Сергеевича была не так уж и страшна. В отличие от Саши, повариха на удивление оказалась морально-подготовлена и, узнав, что ее обидчик был наказан, сейчас была полностью удовлетворена и купалась в лучах славы, как один из героев сегодняшнего дня.

Огорчение пришло с другой стороны. Вернулись ее посыльные и доложили, что за все следование по своему маршруту места для переправы обнаружить не удалось. Братья Зверевы огорчили еще и тем, что не принесли с собой ни одной добытой зверушки. По всей видимости, бывший хозяин данной территории извел всю живность на своем участке.

Узнав о произошедшем в лагере, больше всех негодовал Смолкин. Он очень сожалел, что его не оказалось рядом, и похоже был в этом весьма и весьма искренен. Именно он первым вызвался сторожить спящий лагерь, переживая, что в лесу могут оказаться и собратья низверженного зверя. Но, даже если таковые и были, то беспокойства путешественникам они не доставили, и ночь прошла спокойно.

18.

Утро началось с приготовления завтрака. Наташа хотела было снова возложить эту миссию на себя, но повариха ее мягко отстранила, сказав, что они могут не добраться до места назначения и причиной этому станет не присутствие диких зверей или непреодолимых препятствий, а стряпня их лидера. Ее нога еще порядочно болела, но для приготовления пищи больше были необходимы руки, а с этим у поварихи все было в порядке.

С утра порадовал и Саша. За ночь он полностью успокоился и стал тем, кем Наташа привыкла его видеть: спокойным, уравновешенным и даже с улыбкой на лице. Он напомнил самой Наташе о последнем варианте форсирования ущелья и как инициатор данного предложения вместе со Смолкиным отправился искать подходящее дерево для моста.

Уже через полчаса они вернулись назад, доложив, что подобное дерево было найдено, благо в лесу, если с чем и не было проблем, так это с деревьями.

Снова огорчили охотники. В их силках, установленных на ночь, не оказалось ни одной единицы добычи, и снова порадовал окончательно пришедший в себя Саша, который напомнил, что у них вообще-то есть целая гора мяса, за которой только нужно спуститься в ущелье.

К обеду импровизированный мост был готов, имущество группы благополучно переправлено на другую сторону, а часть из поднятой наверх свинины пришлось даже оставить, потому, как количество веса начало превышать количество носильщиков.

Следом за имуществом переправились и участники путешествия. Это оказалось почти не сложно. Получается, что разведчиков для обнаружения переправы можно было и не посылать. Сложности добавила только повариха, со своей больной ногой и Татьяна, которую пришлось долго уговаривать осуществить подобный переход, а после этого еще и снабжать двумя страховщиками спереди и сзади, и при этом она чуть было не умудрилась повторить судьбу кабана, свалившись в ущелье, с той лишь разницей, что она могла еще и утащить за собой обоих страховщиков, к которым была привязана веревками. Но, в конечном счете, все закончилось благополучно.

В общем, все было довольно таки не плохо, если не считать самого глобального фактора - привычный ритм движения явно сбился. В этот день они смогли осуществить только один переход, да и тот оказался значительно короче предыдущих. Теперь приходилось считаться со скоростью движения поварихи и она (и так не слишком высокая из-за движения по лесу) упала еще ниже, а значит, прибытие в пункт назначения откладывалось на неопределенный срок.

Однако, хорошо, или плохо, но движение вперед осуществлялось. Дни становились все короче, ночи все длиннее. Температура воздуха заметно снизилась. Рана поварихи уже давно зажила, но, тем не менее, Лекарь оказался самым полезным членом группы. К этому времени уже каждый второй путешественник успел хоть чем-нибудь да переболеть. В основном, это были так называемые респираторные заболевания. Все-таки длительное нахождение в лесу: в сырости и холоде, не могло не сказаться на здоровье людей.

Группа путешественников передвигалась значительно медленнее, чем в первые три дня, но к этому уже давно все привыкли и в первую очередь сама Наташа. Конечно, хочется добраться к вожделенной цели побыстрее, но хорошо проделанная работа - это как раз таки та работа, которая сделана не спеша.

Тот факт, что они вообще продвигаются вперед, уже можно назвать большим успехом. В особенности с учетом того, что они находятся в так называемых Диких Землях - местности, где долгие годы не ступала нога человека. Местности, которая априори считается недоступной для пребывания в ней человека.

А интересно, Дикие Земли где-нибудь заканчиваются? Они ведь не могут тянуться до бесконечности. И возможно, и даже скорее всего, там тоже живут люди. Со своими заботами и проблемами и не ведающие о том, что есть такие места, как Долина, Дарт, Взморье.

Из истории, мифологии и можно даже сказать сказок своего древнего мира, Наташа знала о том, что были времена, когда любой человек в любой точке их планеты мог беспрепятственно и мгновенно связаться с другим таким же человеком. Но даже если это и было правдой, то сейчас они не знали ничего о существовании других обжитых территорий. Они жили своим небольшим мирком. Развивались в нем с той скоростью, с которой позволяли развиваться местные условия и не изучали территории глубже по ряду причин. Одной из таких причин и были мифы подобные рассказам о Диких Землях.

А возможно и скорее всего это были вовсе и не мифы, а самая настоящая правда. Ведь рассказывал же Косян о преданиях своих праотцов связанных с дикими и страшными зверьми и пожалуйста, с одним из таких представителей им удосужилось встретиться. Что правда Наташа уже давно пришла к выводу, что это был всего лишь дикий кабан, но даже если и кабан то понятие "всего лишь" явно не подходило к описанию его характеристик. И все-таки это был не всего лишь кабан, а явно его мутировавший собрат. Тот на кого действие яда, пагубного для человека не только не повлияло, но еще и превратило в нечто более опасное, чем он являлся изначально, будучи сотворен матушкой природой. А впоследствии, поколение за поколением, он переродился и стал тем, кем его увидели путешественники.

Во всем этом радовало одно - этот кабан, за все время их путешествия стал единственным мутировавшим зверем. Наташа, конечно, не обольщалась на этот счет. Изначально она вообще не верила в существование подобных зверей, но время и события доказали обратное. А дальше все просто - если есть один представитель, то наверняка имеются и другие. Просто им пока везет и они больше не встречают их на пути. Возможно, их изначально уцелело не так уж и много. Возможно, они устроили войну между собой за право находиться в этом мире и сейчас сократили свою популяцию до минимума и разграничили границы своих ареалов обетования. Одно точно, лично им пока везет, и они не встречали новых мутантов-кабанов, или каких других видов.

А Косяну на обратном пути она расскажет, что их праотцы были совершенно правы и опасные звери в лесу есть. Да и вообще ей есть уже много о чем ему рассказать, а сколько еще интересного должно быть впереди. Лично сама Наташа ждала не встречи со следующим зверем или обнаружение нового ущелья, а встречи с новым человеком.

Она очень хотела верить в существование на их планете еще хотя бы одной популяции людей. В этом случае, даже если бы ей не удалось найти библиотеку, это открытие стало бы не менее важным. Они могли бы наладить общение между собой, открыть торговые пути и совместными усилиями взялись бы за возрождение своего бывшего дома - планеты Земля. Человечеству должна принадлежать вся планета целиком, а не ее маленькие участки. Когда-нибудь этот лес закончится, а там...

Мысль материальна. Этот лес действительно вскоре закончился, но то, что предстало пред очи группе, не очень понравилось путешественникам. А там... начался горный хребет. Наташа стояла у подножия горы и, скривившись от отчаяния, взирала вверх.

Прав был ее дед, когда говорил о непомерно тяжелой ноше, взваливаемой его внучкой на свои плечи. Лес был труднопроходим, но горы! Проходимы ли они вовсе? Как высоко нужно взобраться и как далеко растянулась их цепь?

Наташа оглянулась на всех присутствующих в своей группе, ища в них поддержку, но столкнулась лишь с вопрошающими взглядами в ответ. Даже ее первый помощник - Смолкин, и тот выглядел несколько рассеянно. И все-таки первым нарушил молчание именно он.

- Что будем делать, Наталья Владимировна?

Наташа молчала в ответ. А действительно, что делать? Снова посылать разведчиков влево и вправо в надежде, что в паре сотне метров горный хребет оборвется и им откроется проход на другую сторону? Так она уже большая и в сказки не верит. Что еще: рыть подкоп; ждать пока произойдет естественное разрушение гор; возвращаться домой?..

- Давайте разбивать лагерь. - Наконец предложила Наташа, хотя день еще был в самом разгаре, и можно было еще идти и идти. Вот так всегда в жизни, когда кажется, что хуже уже просто некуда, всегда найдется кто-то или что-то, что убедит тебя в обратном.

Стоило им только приступить к возведению лагеря, как с неба посыпались первые снежинки, как будто подтверждая недавнишние Наташины выводы "о худшем". Еще лучше. Тут не знаешь, как пересечь эти горы в теплое время года, так еще нужно и скользоты добавить.

Спустя десять минут Наташины люди разбрелись кто куда. На самом деле "кто куда" сейчас не означало беспорядок в лагере, а как раз наоборот. К этому дню у каждого члена группы была своя четко поставленная задача. Даже Татьяна и Илья нашли себе работу: поддерживать огонь в кострах и охранять вещи. И если первый пункт был действительно важен, то второй... А впрочем, главное, чтобы человек чувствовал себя нужным.

Если на то пошло, то четко поставленной задачи не было у двух других членов группы - Саши и Ивана. Или, если быть точнее, то четко поставленной задачи у них не было при организации лагеря, а во время переходов они несли свои носилки. Во время же обустройства лагеря они отправлялись на обследование близлежащей территории. В сферу их деятельности входило все и ничего. Они могли явиться назад как с пустыми руками и отсутствующей информацией, так и с едой (у Саши неплохо получалось охотиться даже без лука) и информацией о: найденных следах местной живности; не найденных следах крупной местной живности; маршруты отхода в случае непредвиденных ситуаций; маршрут дальнейшего движения... и все остальное неучтенное из встречаемого ими на пути.

Не исключением стала и эта остановка. Они ушли изучать возможности подъема на гору и часа через два вернулись. Первым на поляне появился Саша.

- Мы нашли тропу в горы. - Произнес он сходу. - И даже вернулись назад с проводником.

От этих слов у Наташи аж перехватило дыхание. Все то, о чем она еще совсем недавно мечтала начало осуществляться. Они нашли проводника. Они нашли людей. Значит известный ей мир не один в своем роде, есть и другие поселения. Что правда Наташа думала, что подобные поселения должны оказаться намного дальше, ведь отравленные военными действиями территории должны быть намного больше. Да с тех пор прошло достаточно времени, и произошла естественная очистка планеты, но люди еще не должны успеть заселить подобные места. А впрочем, наличие их самих здесь, не является ли доказательством освоения Диких Земель?

Ее разочарование пришло вместе с приходом Смолкина. Иван не шел в обнимку с их будущим проводником, а нес на своих плечах какого-то козла.

- А вот и наш проводник! - Объявил Иван по своему приходу. - Он оказался очень обходителен. Помимо того, что он устроит переход через горы, наш проводник любезно согласился еще и накормить нас.

- Да ну вас, шутники. - Махнула рукой в их сторону Наташа. - Я уже и вправду подумала, что вы нашли проводника. Тоже мне, спелись вдвоем. Хорошо, что еще не спились.

- Э-э-эх! - Тяжко вздохнул Смолкин. - Что ж вы Наталья Владимировна о больном-то. Вы знаете как оно обидно, когда денег полный карман, а порадовать себя кружечкой пива негде. В этом лесу есть все что угодно, кроме того, что было бы в радость мне. А насчет проводника - это вы зря. Мы с Саньком вовсе не шутим. Он действительно проводит нас через горы... и накормит. - Выдержав небольшую паузу, дополнил Иван.

- Ну, с накормит - это понятно. - Наташа взглянула на небольшую тушку козла. Килограммов так на пятнадцать чистого мяса будет. Она уже пробовала местную птицу, зайца, кабана, пытавшегося их прикончить, теперь попробует и козлятину. - А что вы имели ввиду, когда назвали его проводником?

- А то и имели, - теперь к разговору присоединился и Саша, - что с его помощью мы пересечем горы. - И уловив все еще недопонимание со стороны Наташи, да и остальных присутствующих, продолжил.

- Мы с Иваном, нашли козлиную тропу, поднимающуюся в гору, и даже немного прошлись по ней. Конечно, мы не поднялись на самый верх, но убедились в том, что по этой тропе можно идти и человеку. На этой тропе мы и столкнулись с тем, кто ее протоптал. - Саша кивнул в сторону козла, которого Иван уже успел сдать под инвентаризацию поварихе. - Он оказался непуганым и легко сдался нам в плен.

- Легко! - Воскликнул Иван после Сашиного рассказа. - Да эта сволочь, только завидев нас, ломанулась со всех своих четырех ног, а Санек, со своих четырех кинулся за ним. Я даже на минуту запутался, кто из них козел, а кто человек... Без обид, Санек. - Тут же добавил он, понимая, что мог обидеть друга обозвав того козлом, но Саша воспринял шутку как должное и только улыбался в ответ.

- Теперь я понимаю, - продолжил Иван, увидев нормальную реакцию друга на шутку, - как Сашка ушел от кабана тогда у ущелья. С такой реакцией и скоростью передвижения можно от стрел изворачиваться. Кстати откуда у тебя такие умения?

Сашка в ответ пожал плечами. - Не знаю, просто есть и все.

- Так, парни, с этим вы позже разберетесь. - Остановила беседу двух своих разведчиков Наташа. - А мне бы сейчас побольше данных.

- Спрашивайте, Наталья Владимировна, на все вопросы ответим. - С готовностью согласился Смолкин.

- Вы говорите, что по козлиной тропе могут подняться и люди. А если учесть, что у нас не только молодые парни, догоняющие горных козлов, но есть и женщины, и Алексей Сергеевич - человек в возрасте?

- И вы, Наталья Владимировна сможете подняться по той тропе, и Алексей Сергеевич сможет.

- А как насчет груза? Можно ли подниматься с ним?

- Ну, если носилки понесете вы с Алексеем Сергеевичем, то, пожалуй, что и нет. А поскольку их понесут молодые парни, гоняющие горных козлов, то, пожалуй, все будет в полном порядке. Идти конечно будем очень медленно, но идти будем.

- Как насчет стоянок? Можно ли их будет организовывать в горах?

- За время нашего подъема, мы успели пройти одно место, пригодное для стоянки. А раз было одно место, значит, наверняка найдутся и другие.

- Как далеко тянется козлиная тропа? Переходят ли эти козлы сами горный хребет?

- Наталья Владимировна! - Смолкин несколько смутился. - На этот вопрос я не могу дать ответ. Мы с Саньком не переходили эти горы, просто немного прошлись по маршруту. Одно могу сказать точно - если не получится идти вперед, всегда можно вернуться назад.

- Что будет с пищей и водой при переходе?

- Как минимум, там водятся козлы. Может, и еще кого найдем. Что касается воды, точной гарантии дать не могу. За время нашего разведывательного подъема мы с водой не столкнулись. Значит, запас необходимо делать заранее. Выручить нас сможет еще и снег. Сегодня как раз пошел первый снег, а мне помнится, Косян подсказывал нам о его полезных свойствах.

Наташа и сама вспомнила, что сегодня думала о снеге. Только думая о нем, она не радовалась, видя в этом проблему, а Иван увидел вторую сторону той же самой ситуации. И снова он оказался для нее учителем. Сколько бы жизнь не подставляла нам подножек, не спеши жаловаться. Быть может, эта подножка принесет тебе положительный результат, или, как минимум, научит справляться с житейскими неурядицами.

Вот и сейчас. Снег может оказаться не только не врагом, но еще и помощником. И тот факт, что он пошел именно сегодня, это как благословение небесное. Можно отправляться в путь. Что правда настолько быстро форсировать события Наташа не собиралась. Перед преодолением препятствия необходимо подготовиться и в первую очередь собрать съестные припасы.

Подготовка к подъему заняла и остаток текущего дня, и весь следующий день. За это время было заготовлено достаточное количество воды и еды, а помимо этого Наташа сама проинспектировала козлиную тропу и осталась ею вполне довольна. Утром третьего дня они вышли в путь.

Идти в гору оказалось сложнее, чем идти по лесу. Вот так всегда - все познается в сравнении. На телеге здорово трясло и люди жаловались по этому поводу. В пешем походе по степи здорово напекло голову, да и ноги давали о себе знать. В лесу постоянно приходилось наклоняться, уклонятся, обходить. Все предыдущее оказалось мелочевкой по сравнению с горным хребтом. На самом деле, здесь наиболее тяжело приходилось не женщинам или немолодому Лекарю, а именно сильным парням, вынужденным поднимать вверх по склону свою ношу. Особенно тяжело приходилось идущему вторым. Основная часть веса ложилась именно на его руки. Теперь приходилось останавливаться намного чаще, чтобы поменяться местами и просто посидеть отдохнуть. Все это не могло особо радовать, но плюс тоже был - они все же поднимались вверх.

Наташа все чаще и чаще задумывалась о дороге назад. Нет, под дорогой назад она не подразумевала забрасывать свою идею и, сдавшись, развернуться в обратном направлении. Под дорогой назад она думала о находке искомого объекта. Ее целью является библиотека, а точнее содержимое этой библиотеки. А книги так же имеют свой вес. Изначально она думала, что все будет намного проще - она загрузит носилки книгами и отправится с ними в обратном направлении. Для этой цели были предусмотрены и малые носилки. Она сама собиралась нести бесценный груз домой.

Сейчас, после того как часть пути была уже пройдена, Наташа сильно сомневалась в том, что книги должны занимать все пространство их носилок. Да, они важны. Да, они можно сказать, бесценны, но бесценны они за столом, а в дороге от них мало проку. В дороге намного больше будет цениться пища, вода, инструмент, теплые вещи.

Что проку будет от этих книг, если она не возьмет с собой еды и они все умрут голодной смертью? А девятнадцать человек требуют хороший рацион. Приличный запас денег в этом лесу, в этих горах не имеет ни малейшей ценности. Вон, взять в пример Никиту. Как он блистал на корабле: сын местного банкира; человек имеющий связи в порту; красноречив, внимателен и обходителен. А здесь? А здесь умение гонятся за горными козлами намного ценнее, чем вся сумма бесполезных денег имеющихся у него в кармане.

Значит, книг придется брать впритык. Не меньше и не больше. Придется выбирать, какие из них имеют наибольшую ценность для общества. Вот только тут, не вмешается ли Никита. Не оставит ли он, как спонсор проекта право выбора за собой. Наташа очень сильно сомневалась, что их мнения о выборе книг совпадут. Правда, в этом случае оставалось еще одно решение - послать его ко всем... прародителям и оставить право выбора за собой. В конце концов, все наемники подчиняются ей, и значит сила за ней. А потом... А потом, будь что будет.

Что правда, не слишком ли рано она взялась делить шкуру неубитого медведя. Быть может, и нет никакой библиотеки. Или она есть, но им не суждено ее найти. Ведь сейчас действительно легче найти иголку в стогу сена, чем мифологическую библиотеку. А может, библиотека существует, но все книги в ней испорчены, все-таки, сколько времени прошло, а в этом мире нет ничего вечного.

Очередной день начал подходить к очередному закату и пришло время для определения места очередной стоянки. И снова пришлось столкнуться с очередной проблемой. Если в лесу присутствовали деревья, взывающие неописуемый восторг практически у всех членов группы в первые дни и приступы рвоты в дни последующие (когда каждый мечтал об окончании леса), то здесь нехватка деревьев означала отсутствие строительного материала и топлива для костра. Как ни крути, а потеря очень значимая. И если для костра еще можно было хоть как-то насобирать топлива из пусть и редких, но все же растущих кустарников, то о постройке шалаша можно было даже и не мечтать.

Перспектива ночевать под открытым небом, с которого продолжал сыпаться снег, укрывая белым одеялом все вокруг, совершенно не радовала и была чревата новыми последствиями. Они и так достаточно долго болели, чтобы начинать второй виток заболеваний. Да и лекарств у Алексея Сергеевича оставалось не так уж и много. И снова возврат к старой проблеме - деньги есть, но пополнить аптечку негде.

Построить себе убежище из снега? Косян когда-то предлагал такой вариант, но для этой цели снега как минимум должно быть больше, а он только первый день как пошел. Возможно уже завтра, если осадки не прекратятся, они претворят в жизнь подобное решение, но сегодня это невозможно. Максимум на что хватит снега - это поиграть в снежки. Не самая лучшая альтернатива ночевке.

На самом деле не одна Наташа переживала на этот счет. Остальные члены группы задавались тем же вопросом и первый, кто обнаружил решение, оказался ее прораб - Дима Колчин. Не зря она определила ему этот статус. Конечно, это решение проблемы могли лицезреть все и как минимум половина ее команды могла отреагировать также, но первый, он и есть первый.

- Пещера! - Объявил во всеуслышание Колчин. - Я вижу пещеру. Похоже, мы нашли себе новый дом на ночь.

Наташа не столько рассматривала вход в свое новое жилище, сколько воззрела свой взгляд к небесам. Похоже, что там все же кто-то есть: козлиная тропа для подъема в горы; снег, в качестве решения проблемы с водой; пещера для отдыха, да еще как раз впритык, под конец дня. Один вид помощи - это случайность, два - совпадение, а три - ...

Пока Наташа мысленно обращалась к небесам с беззвучным "Спасибо", ее группа, ускорив шаг, устремилась к пещере, для изучения своего нового местопребывания. Световой день таял на глазах. Он и в лесу умудрялся проходить как-то уж очень быстро, а в горах солнце и вовсе моментально пряталось. Вроде бы вот оно было, и раз... а его уже нет.

Сумерки мгновенно сгущались вокруг них, а сам вход в пещеру был темнее ночи. Однако, в отличие от цвета входа, настроение присутствующих наоборот светилось чем-то светлым. Пещера - это защита от ветра, холода, осадков и диких животных. Хотя, насчет животных - это перебор. Пусть заходят на огонек, заодно пополнят запас их продовольствия.

Ее команда снова дружно взялась за обустройство жилища. Что правда, сейчас работы поубавилось. Ветки для постройки шалаша не нужны. В качестве подстилок для ночлега, они уже начали пользоваться шкурами пойманных на охоте животных, и теперь у каждого была своя переносная постель - некий спальный мешок, сшитый из шкур. Осталось только найти топливо для костра, который одновременно и накормит, и обогреет, и осветит территорию. Именно этим и занимались все присутствующие за исключением организаторов мероприятия и Саши с Иваном, которые по старой доброй традиции ушли осматривать территорию.

***

Изначально, ни Саша, ни Иван не собирались на свою вылазку. Быстро сгустившиеся сумерки свели видимость к нулю, и в подобных условиях можно было смело свернуть себе шею, оступившись на горной дороге. Ночью и по лесу ходить небезопасно, а что уж говорить о горах. Но появившиеся на небе ночные светила и белый снежок, рассеивающий этот свет, сделали вылазку возможной. Помимо природных "светильников" разведчики обзавелись еще и рукотворными - факелами и все-таки решились на небольшую прогулку.

Сказать, что они обнаружили что-то выдающееся, было нельзя. Горы, горы и еще раз горы. Найденная пещера на самом деле находилась вдалеке от тропинки протоптанной козлами, на некоей горной площадке. В принципе именно от нее можно было бы поискать и другую дорогу, но делать это необходимо в светлое время суток и необходимо ли? Зачем менять то, что уже хорошо работает?

Исходя из этого принципа, Саша и Иван вернулись на проторенную тропу и решили пройти немного по ней. Однако, свернув за первый же поворот, желание найти новую тропу возобновилось. Все потому, что прямо над ними зависли несколько огромных валунов неизвестно каким образом держащихся за саму гору. Даже в нечетком свете ночных звезд можно было с уверенностью сказать, что стоит прикоснуться к ним хоть пальцем, и они обрушаться всей своей тяжестью на посмевшего это проделать. В этом месте даже говорить громко не хотелось, и все же Иван не преминул заметить.

- Что-то я не пойму этих козлов. Они что, настолько глупы, что не могут понять грозящую им опасность?

- А может, они бесстрашны? - Выдвинул свою версию Саша.

- Ага. - Согласился Иван. - Или наоборот.

- Что наоборот? - Не понял своего напарника Саша.

- Трусливы. Есть что-то другое настолько страшное, что по сравнению с ним эти валуны кажутся безопасными.

Саша на миг остановился, переваривая слова только что сказанные Смолкиным, а после этого буквально выкрикнул.

- Бегом назад, в пещеру. - И первым побежал настолько быстро, насколько это позволяли местные условия.

Смолкин ничего не понял, но тревога, появившаяся на Сашином лице, передалась и ему. Он побежал следом, хотя надо сказать, что ему это удавалось намного медленнее, и Сашина фигура постепенно таяла впереди.

***

Первыми источниками света в пещере стали факела. Они слабо высвечивали всю территорию пещеры, но была ли в этом необходимость? Если бы они собирались здесь остановиться навсегда, то тогда - да. Необходимо было бы изучить все возможные места в этой пещере, определиться с приоритетами, обозначить территориальные зоны и произвести еще многое, многое другое. В данном случае - это было однодневное заселение. А точнее - одноночное. Ночь переночевали и пошли дальше. Возможно, здесь им предстоит переночевать еще одну ночь, но это уже на обратном пути. А сейчас, при изучении этих камней можно добиться только того, что переломать себе ноги, бродя в темноте по темным закоулкам пещеры.

Когда заплясали первые огоньки костра, освещение в пещере начало нарастать, а вместе с ним у людей появились на лицах умиротворенные улыбки. Огонь - это хорошо. Огонь - это не только свет, а еще и тепло и что более важно предвестник скорого ужина. На ужин сегодня снова планируется козлятина, а как оказалось мясо молодого козленка весьма и весьма недурно. Хотя большая роль в этом отводилась их поварихе.

Им досталась не просто повариха, а целый кладезь познаний в своей отрасли. А еще она не только пришла к ним с уже богатыми познаниями, но еще и была склонна к самообучению. Изначально внимательно выслушав лекции Косяна о питании, она начала широко применять на практике лесные приправки и это пошло кухне только на пользу. Одно плохо. Не все внимательно слушали Косяна, или не все, что он говорил. На радостях забыли правила заселения пещер и гротов: "Только убедитесь в том, что этим убежищем не пользуется уже кто-то другой".

Костер уже разгорелся до своего максимума. Согревшиеся и расслабившиеся люди приступили к своему повседневному занятию - обсуждению дня минувшего. Голоса и звуки заполнили всю пещеру и гулким эхом отдавались в ее сводах. Каково же было удивление всех, когда к треску огня и людскому гомону добавился зловещий звериный рык.

Этот рык многократно перекрыл собой весь доселеприсутствующий гомон людей и поселил в сердцах всех присутствующих холодную льдинка ужаса.

Эхо, гуляющее по пещере, не могло точно обнаружить источник ужасного звука, но одно было ясно точно - источник находится где-то неподалеку и он явно не был в восторге от непрошеных гостей.

Секундное замешательство всех присутствующих, сопровождавшееся гробовой тишиной прошло, и люди снова заговорили. Они говорили полушепотом, и все их слова были вопрошающими.

- Что это было? Что делать? Что дальше?

В это же время в пещеру забежал и Саша, и так же шепотом обратился ко всем присутствующим.

- Всем молчать. Эту пещеру сначала необходимо проверить на предмет обетования.

- Поздно. - Только и смогла ответить Наташа, а новый грозный рык только подтвердил ее замечание.

И снова повисла тишина. И в этой тишине теперь раздались новые звуки - тяжелая поступь очень грузного тела. А вскоре, в свете костра, появился и он - громаднейший медведь.

Наташа никогда в жизни не видела такого огромного медведя. Если на то пошло, то медведя она вовсе видела лишь однажды. На какой-то праздник, на ярмарке балаганщики водили с собой маленького мишку. Но тот мишка никоим образом не внушал страха и где-то даже наоборот. Он был похож на безобидную игрушку. Назвать игрушкой то, что предстало пред их очи даже язык не поворачивался.

Он был ростом в среднего человека, а его объемы поражали даже самое больное воображение. Наташа, конечно же, не могла сказать точно, но что-то ей подсказывало, что его масса явно переваливала за тонну. А еще, судя по его внешнему виду, можно было с уверенностью сказать, что это еще одно творение зараженной планеты, такое же, как и кабан. Хотя, встреченный ими ранее мутировавший кабан казался безобидным поросенком рядом с этим монстром.

Увидев непрошенных визитеров, медведь-мутант начал подниматься на задние лапы и снова заревел. На этот раз его рык еще сильней отразился на состоянии людей. Он не стал громче. На людей явно повлияла визуальная картинка. Вставая на задние лапы, медведь не просто увеличивался в размерах, он словно рос.

Два метра, три, четыре. Казалось, он никогда не остановиться и достанет своей головой до пещерного свода, но все же где-то на отметке четырех метров, он остановился. Впрочем, и этого было достаточно, чтобы осознать себя ничтожеством рядом с ним.

Ничтожеством чувствовала себя Наташа. Ничтожеством чувствовали себя повариха, Илья, Сергей... Да что там они, если даже братья Зверевы, охотники, и те напрочь забыли о своих луках и открыв рты осознавали свою беспомощность. И только один человек чувствовал, что он должен что-то сделать. Этим человеком был Смолкин.

Пропустив стычку с кабаном, он решил наверстать все сполна сейчас. Вбежав в пещеру, и мигом оценив ситуацию, он подбежал к костру, выдергивая из него горящее полено и делая шаг в сторону медведя.

- Не надо. - Остановил Смолкина Саша, схватив его за руку. - Его этим не возьмешь.

- А что надо? - Раззадоренный Иван обращался только к Саше, не замечая всех остальных. - Чем его можно взять?

- Ничем. Уходить надо.

Теперь уже Саша выдвинулся вперед к медведю. Но на самом деле его интересовал не столько зверь, сколько носилки с их припасами. Перевернув их, он показал пещерному жителю, что они отдают ему свою пищу и понадеялся на то, что это его если и не остановит, то хотя бы задержит. Снова развернувшись, но уже в обратную сторону, Саша еще раз крикнул, - уходим - и сам повел всех на выход.

Они позорно бежали. Бежали по козлиной тропе, предусмотрительно протоптанной пугливыми зверушками вдали от медвежьей берлоги. А кто бы ни побежал? Драться можно с равным противником. Драться можно и с преобладающим противником, чтобы сохранить собственное достоинство, но сейчас драки просто-напросто не получится. Этот гигант раздавит их одним шлепком своей лапы, а своими челюстями перекусит их пополам. Такая драка никому не нужна.

Смолкин повел людей вперед, показывая дорогу, а Саша шел замыкающим. Он видел, как медведь упал назад на четыре конечности. Видел, как побежал за ними. Его остановило не столько разбросанное по пещере мясо, сколько оставленные на произвол судьбы носилки. Впрочем, этого Саша уже не видел. В тот момент, когда медведь рвал на части их имущество, признавая в нем нечто чужеродное, враждебное, посягнувшее на его собственность, Саша бежал следом за остальными.

Уже забегая за поворот, Саша увидел, что медведь выскочил из пещеры и погнался за ними. Ему не нужна была еда. Он хотел отомстить. Просто убить всех тех, кто пришел в его дом. Кто разбудил его от зимней спячки. Носилки и еда не остановили его, просто чуть-чуть задержали. Убежать от него было невозможно и вместо того, чтобы бежать за остальными, Саша начал карабкаться вверх.

Медведь не заметил Сашиного маневра. Или заметил, но посчитал, что превалирующей целью для него является основная группа, а не отдельновзятый человек. Он не свернул вверх, а пошел по козлиной тропе и тогда Саша нажал плечом на шаткий валун.

Казалось валун только и ждал этого. Он сорвался со своего насиженного неустойчивого места и, цепляя своих более мелких собратьев, покатился на козлиную тропинку...

Медведь был мощен и силен, но валун оказался мощнее. Ударив в бочину медведю, он сбросил вставшее на его пути препятствие вниз, а сам четко перекрыл горную тропу. Более мелкие его собратья покатились чуть дальше и исчезли где-то далеко внизу. Их сопровождал громкий грохот, отражавшийся в ночной тишине, среди яркогорящих безмолвных звезд.

Основную группу Саша догнал очень скоро. Их ход и так не слишком быстрый замедлился еще сильней. Помимо того, что на улице была ночь, за поворотом с валунами местность не была исследована, и даже Смолкин не мог идти быстро, не говоря уже об остальных.

- Можете не спешить. - Успокоил Саша остальных.

- Он что, не пошел за нами. - С надеждой в голосе спросила Наташа.

- Пошел. Я бы сказал, даже побежал.

- И где он? - Поинтересовался уже Илья с дрожью в голосе.

- А что это был за шум? Если он побежал за нами, то почему мы стоим? Нужно что-то делать? - Посыпались на Сашу вопросы.

- Что-то нужно. - Согласился Саша с последним вопрошающим. - А медведь? Медведь сорвался с горы и упал вниз. Нам повезло, только я еще не знаю насколько повезло.

- Может быть, вернуться назад. - Предложила Татьяна. - Если медведя больше нет, то мы переночуем, как и планировали в теплой пещере. И потом, там остались наши вещи.

- Я не думаю, что у нас это получится. - Возразил ей Саша.

- А тебя не думать сюда пригласили, а переносить тяжести. - Вступился за Татьяну Илья.

- Илюха, ты думай что говоришь! - Теперь уже за Сашу заступился Сергей.

- Да ничего, все нормально. - Спокойно отреагировал на этот выпад Саша. - Я действительно нанимался носильщиком. Все правильно. Если вы считаете, что мы должны вернуться, давайте возвращаться.

Илья и Татьяна, как инициаторы предложения, первыми развернулись и пошли обратно. За ними потянулась вся группа, но уже через короткое время все уперлись в громадный валун перегородивший дорогу к пещере.

- А это откуда здесь взялось? - Спросил Илья выискуя взглядом Сашу.

- Наверное, сверху упали. - Предположил Саша. - Когда медведь под ними пробегал.

- И как нам его обойти? - Снова поинтересовался Илья у Саши.

- Я не знаю. Меня сюда пригласили переносить тяжести, а не думать.

- Достаточно! - Поставила короткую точку Наташа.

Ох, не прост этот Саша, ох не прост. Еще не так давно, он словно женщина-истеричка с воплями убегал от кабана, а сейчас единственный кто поступил по уму и уходил самым последним. И от общей группы он отбился, и валун на тропе оказался не случайно. Кто-то его туда столкнул и этот кто-то явно не медведь. А кабан? Не важно, как Саша от него убегал, важно, что в той схватке он вышел победителем. Сначала победил матерого кабана, а сейчас вписал в свой список еще и медведя. У многих здесь есть свои секреты, но Сашин секрет самый большой.

- Достаточно! - Еще раз повторила Наташа. - Хватит выяснять отношения. Когда вернемся назад, тогда и будем выяснять приоритеты, а пока мы находимся в походе, все равны.

Саша, что ты можешь рассказать? Какие твои суждения о сложившейся ситуации?

- Чтобы обойти валун, необходимо подняться на гору. Я не уверен, что это смогут сделать все даже в светлое время суток, не говоря уже о ночи. В пещере, после покидания ее медведем я не был, но что-то мне подсказывает, что от наших вещей там ровным счетом ничего не осталось. Это печально и проблематично для нас, но это факт и нам незачем туда возвращаться. И последнее. Медведь действительно упал с горы, но вот погиб ли он? Лично я в этом не уверен. Я не разбираюсь в медвежьей психологии, но если он изначально хотел убить нас, то будь он жив, его желание не только не уменьшилось бы, но и возросло. И если он сможет выбраться с места падения, то... скоро он снова будет здесь.

- Тогда зачем мы стоим здесь и облегчаем ему эту задачу? - Повариха озвучила вслух вопрос, одновременно появившийся в головах у всех.

- А куда идти? - Раздался еще один вопрос из толпы.

- Дальше, по козлиной тропе. - Ответил на последний вопрос Саша. - Конечно, ночью делать это будет сложнее, но так у нас будет гораздо больше шансов остаться в живых, если медведь не погиб.

- А если он все-таки издох? - Раздался очередной вопрос из толпы.

- Тогда у нас будет меньше шансов сохранить свое здоровье и даже жизнь, чем, если мы останемся прямо здесь до утра. Решать не мне, решать всем.

В темноте сложно было рассмотреть, что творилось на лицах путешественников, но явно каждый прокрутил для себя гирлянду возможных последствий. На самом деле она состояла всего из двух элементов: за и против, но они слишком часто чередовались между собой. Иногда могло показаться, что в чистом морозном воздухе можно было услышать скрип людских мозгов. Все это продолжалось ровно до того момента, когда где-то далеко снизу раздался приглушенный, но от этого не менее безопасный рык отчаяния и боли. Кто-то ревел что есть мочи и в его реве можно было расслышать жажду мщения.

- Уходим отсюда. - Моментально отреагировала Наташа. - Уходим прямо сейчас.

Это был их первый ночной переход. На самом деле они даже в лесу не позволяли себе подобного, а сейчас отважились на ночную прогулку в горах. Вот что бывает, когда из двух зол приходится выбирать меньшее.

Саша все-таки возвращался в пещеру. Проделал он это в одиночку, чтобы в лишний раз убедиться в целостности их имущества. Он оказался прав изначально: все носилки были разбиты; вещи поломаны, порваны и разбросаны по всей пещере. Можно сказать, что практически все имущество было утеряно. В целости осталось только то, что каждый нес за своими плечами. Помимо этого ему все же удалось найти помятый котелок, для приготовления пищи. Один топор, одну пилу и еще несколько уцелевших мелочей, которые он поместил в котелок и со своими скудными пожитками догнал остальную группу.

Идти по горной дороге сейчас было одновременно и легче и трудней. Легче было только носильщикам, теперь у них не было необходимости поднимать в гору тяжелый груз. Во всем остальном было намного сложней. Ночь, ограничивающая обзорность и стремящаяся преподнести путникам очередной неприятный сюрприз. Снег, делающий и так опасную тропу вдвойне опаснее. Усталость, накопленная путниками за день. Медведь, отошедший после своего падения и сейчас наверняка карабкающийся вверх с одной единственной целью - отомстить своим обидчикам.

Впрочем, последний пункт не только не расслаблял, но и подстегивал уставших путников. Человека всегда гонит вперед жажда наживы и страх. Страх, как правило, заставляет идти быстрей.

Первые лучи солнца застали их на самой макушке горы и пусть на короткое время, но заставили их позабыть обо всех тех несчастьях, что с ними приключились. Горы вспыхнули белым огненным серебром, поражая людей своим величием и монументальностью. Горная гряда уходила в бесконечность как в одну, так и в другую сторону, а если взглянуть вниз, то у тебя появлялось величие бога. Ты словно был создателем этого мира. Мира, что раскинулся у тебя под ногами.

Впрочем, это ощущение продолжалось ровно до тех пор, пока далеко внизу, на фоне белого снежного покрывала, они не заметили темную точку, идущую по их следу. Этой точкой был медведь и он не только выбрался со своего места падения, но уже успел, и форсировать упавший на дороге валун. А быть может он его и не форсировал. Вполне возможно, что там существовали обходные тропы и медведь, как хозяин своих угодий знал об их существовании.

Наверняка он был травмирован. После подобного падения просто невозможно остаться абсолютно невредимым, но даже если это и было так, то совсем не помешало ему преодолеть уже приличное расстояние. А в качестве ускорителя и обезболивающего у него присутствовала злость и жажда мести. Чистая, звериная, безудержная злость и почти человеческая жажда отмщения.

Он бы мог снова схорониться в своей берлоге. Зализать раны и снова уснуть чтобы проснуться только весной, как и было предначертано ему матушкой природой, но нет. Теперь все его мысли были направлены к одной цели - отомстить. И пусть по дороге к своей цели он растрачивал свою собственную жизненную энергию. И пусть его дорога была дорогой в один конец, его это не останавливало. Он хотел поквитаться со своими обидчиками даже ценой собственной жизни.

Увидев своего преследователя, путешественники забеспокоились и начали переглядываться, ища друг у друга поддержки и озвучивания решения проблемы. Но ничего подобного не происходило. Взоры присутствующих все больше и больше устремлялись к организаторам путешествия. Ведь это именно они были причиной данного квеста, именно они еще недавно заявляли, что ваше дело переносить тяжести, а принимать решения предоставьте нам. А решения как не было, так и не появилось.

Наташа и сама искала поддержку. Какую-нибудь подсказку, совет от друзей, но те упорно молчали. Тогда она обратила свой взор на тех, кто уже неоднократно ей помогал.

- Иван, Саша, что вы посоветуете сделать?

- Бежать. - Моментально отреагировал Иван. Его прежний пыл (когда он пытался напасть на медведя вооружившись лишь поленом из костра) поутих и вместо никому не нужной бравады в голове остался лишь холодный расчет.

- Я соглашусь с Иваном. - Поддержал своего нового дружка и Саша. - Если с ним не смог справиться громадный валун, то мы с голыми руками и подавно не совладаем. Нам нужно или серьезное оружие, или большой огонь, но здесь мы не сможем достать ни одного, ни другого. Даже камней нормальных здесь нет. Точнее, то на чем ы стоим - это конечно один сплошной камень, но нам это ничего не дает.

- Почему у нас нет оружия? - Наконец отреагировал тот, кто по идее должен был отреагировать самым первым на сложившуюся ситуацию. - Мы с братом могли бы попытаться застрелить его из луков.

- Мне больше всего из сказанного понравилось слово "попытаться". - Несколько скептически отреагировал на заявление охотника Саша. - Скажите, вам когда-нибудь уже доводилось охотиться на медведя? Был ли тот медведь хоть приблизительно похож на этого и вышли ли вы из этой схватки победителями?

- Нет.

- Тогда давайте все "попытки" оставим на самый крайний случай. Мы в пути уже целые сутки и все очень устали, но медведь тоже живой и тоже имеет свойство уставать. К тому же он должен быть ранен. Я просто не верю, что после своего падения он остался абсолютно невредим. Мы возьмем его на измор. Сейчас нам необходимо идти вниз и у нас есть возможность от него оторваться. Возможно, он сдастся и откажется от погони. Возможно, какое-то решение придет нам по пути. А если возможности не сработают, то тогда и будем "пытаться". А сейчас лично я целиком и полностью поддержу Ивана - нам нужно уходить. И чем быстрее, тем лучше.

Наташа повела взглядом по лицам остальных. Да, немногие высказались и в принципе, никаких новых идей не возникло. Бежать! Так они и до этого бежали. Но с другой стороны, отсутствие результата тоже результат. По крайней мере, у них есть план на ближайшее время, а дальше... может быть Саша и прав и в пути появится решение проблемы.

- Хорошо. Уходим. - Согласилась с принятым решением Наташа и лично повела группу путешественников вниз по склону горы.

Идти вниз на самом деле оказалось не намного легче, чем подниматься вверх. Ноги идущих продолжали находиться в постоянном напряжении из-за боязни оступиться или поскользнуться. Снег, шедший весь вчерашний день и всю ночь, под утро успокоился, но успел закрыть поверхность горы изрядным слоем и сейчас создавал дополнительные проблемы. А наибольшую проблему создавал сам медведь. Если стоя на макушке горы, они могли наблюдать за передвигающейся точкой своего преследователя, то сейчас эта возможность пропала. И хотя каждый присутствующий понимал, что он находится от них на приличном расстоянии, но страх рисовал совсем другую картину. Каждому казалось, что буквально еще чуть-чуть, и он появится на вершине горы. Страх заставлял постоянно оглядываться и безмерно поедал и так уходящие силы.

Хуже всего приходилось Лекарю и Поварихе. Их силы уже были на исходе, а останавливаться ради отдыха нельзя. Они это прекрасно понимали, но одно дело понимать, а другое осуществлять. Ноги превратились в неподъемные бревна и отчаянно молили об отдыхе. Да что там пожилой человек и женщина с излишним весом, если сама Наташа чувствовала себя обессиленной. Как там она говорила деду: "я чувствую себя взрослым, бодрым, здоровым и энергичным человеком, способным выполнять любые, даже невыполнимые задачи". Сейчас она готова была забрать свои слова обратно.

А что говорил он. Он хотел пойти вместе с ней. Говорил, что не намного младше Алексея Сергеевича. Пойди он вместе с ними, то на этой горе она бы с ним и попрощалась, и это если бы он еще до горы дошел.

- Нужно делать привал. - Вдруг объявил Смолкин на правах первого помощника Наташи.

- Как привал? - Удивилась такому решению сама Наташа. - За нами же медведь гонится!

- Гонится. - Согласился с ней Иван. - Но если мы минут двадцать-тридцать не отдохнем, не растопим снег чтобы попить воды, то у него будет больше шансов нас догнать. Мы уже не идем, мы практически ползем.

На ближайшей подходящей площадке они все-таки остановились. По-быстрому развели костер и набросали в котелок чистейшего белого снега. Сегодня их завтрак плавно переходящий в обед состоял из одной кипяченой воды. Не было ни ложки крупы, ни кусочка мяса, ни чаинки. Однако и этому люди были непомерно рады: дать немного отдохнуть своим ногам; выровнять дыхание и побаловать свой желудок хоть чем-то горячим.

- Тихо! - Вдруг полушепотом произнес Саша.

На самом деле все и так вели себя достаточно тихо, но после высказанного предупреждения тишина стала практически гробовой. Взгляды всех присутствующих моментально устремились к вершине горы, но Саша вдруг сорвавшись со своего места, резвым прыжком устремился в противоположную сторону.

Наташа испытала очередной шок. Как? Как он это делает? Все присутствующие здесь еле переставляют ноги, а он прыгает по горам как вроде только встал с длительного отдыха. А сам Саша уже возвращался назад, неся в руках тушку очередного козла. Вот и первая еда после капитуляции в медвежьей берлоге. Все присутствующие встречали Сашу как: победителя, спасителя или вовсе какого мессию. Жаль только одного. Эта еда для следующего отдыха, а сейчас уже пора вставать и выдвигаться в дальнейший путь.

Немного отдохнувшая группа продолжила свой спуск. Смолкин оказался прав, небольшой отдых пошел всем только на пользу. Помимо отдыха физического, путешественники отдохнули и морально: медведь на вершине горы так и не появился (а это означало, что у них есть все шансы оторваться от него, или он вовсе отказался от преследования); а добыча Саши внушала более приятный отдых на следующем привале.

Назад, на вершину горы стали оглядываться уже намного меньше, да и то, делали это не столько с целью проследить за отсутствием медведя, сколько отмерить взглядом пройденное расстояние. А это расстояние увеличивалось. Несмотря на усталость и, казалось бы, небольшую скорость передвижения, сейчас вершина горы оказалась на вполне приличном расстоянии от путников. Радовало и другое событие. Они находились на полпути к подножью горы. Что-то в этом было немного не так. На саму гору они поднимались целые сутки, а спуститься должны были к окончанию светового дня. То ли они спускались все-таки в несколько раз быстрее, то ли с этой стороны гора оказалась короче.

Все шло хорошо ровно до того момента, пока на вершине горы не появилась зловещая точка медведя. Вопреки человеческим ожиданиям зверюга не отказалась от своих мстительных замыслов и продолжала свое преследование. Расстояние между ними оставалось приблизительно одинаковым если отталкиваться от того момента, когда они еще стояли на вершине горы, но это нивелировалось тем, что теперь медведю тоже не было нужды карабкаться вверх, а нужно было спускаться вниз. Кроме того, неизвестно как себя чувствовал преследователь, но преследуемые были вымотаны до максимума. И напоследок - моральный фактор. Люди уже надеялись на спокойствие. Они считали, что им повезло, и медведь отказался от преследования или уже издох по дороге. А теперь, моральное давление, основанное на страхе, стало поедать жизненные силы еще быстрее. Казалось бы, страх должен погнать людей еще сильнее, но нет. Появилось такое ощущение, что часть группы уже смирилась со своей судьбой и сдается на милость победителю.

Наташа видела все это. Она пыталась как-то взбодрить своих людей: говорила правильные слова; подходила к каждому нуждающемуся и в прямом и переносном смысле подставляла ему свое плечо; даже пыталась шутить... но все слова шли мимо. Да что там остальные, если она уже и сама готова была сдаться.

Ну, допустим, спустятся они с горы немного раньше медведя, а дальше что? Уже сейчас впереди отчетливо была видна небольшая рощица деревьев, а дальше одна сплошная белая пустошь. Куда бежать, куда прятаться? Ей казалось, что в этот раз она совершила ошибку, послушав Сашу с Иваном. Нужно было прислушаться к братьям Зверевым - все-таки они охотники.

Им просто необходимо было занять оборонительный рубеж на вершине горы, тогда у них появился бы шанс на победу. За то время, пока медведь поднимался бы к ним, они успели бы достаточно отдохнуть. Помимо этого, придумали, чем бы вооружиться, и это не считая двух имеющихся у них луков и одного топора. И напоследок, защищаться, находясь сверху, всегда проще, чем на прямой площадке или уж, тем более, снизу. А сейчас! Они совершенно не готовы ни к какой драке. Они проигрывают этот бой, даже не успев его начать. Однако, все это печально, но сдаваться все равно нельзя и если они ошиблись, выбрав подобную тактику, то нужно следовать ей до конца.

И они продолжали идти. Через силу, через боль, через не могу. В процессе пути им пришлось попрощаться с пойманным Сашей козленком. Сейчас тяжело было идти самому, а не то чтобы нести на себе дополнительный груз. Козленка не стали выкидывать в сторону, а оставили прямо на тропе. С одной стороны - это будет пищей для медведя и придаст ему сил, а с другой стороны, похоже, что сил у него и так достаточно и быть может, этот козленок хоть чуть-чуть его приостановит.

Уже второй раз этот проклятущий медведь лишал их пищи, но что такое еда по сравнению с жизнью? Жизнь-то подороже будет.

Уже шел первый месяц зимы, и световой день становился все короче и короче. Если они не успеют спуститься к окончанию дня, то шансы на спасение и так минимальные опустятся еще ниже. Короче становился не только день, но и расстояние, разделяющее их от медведя. Он нагонял свою жертву. Во всем этом радовало только одно - расстояние к основанию горы тоже сократилось до минимума.

Они находились на высоте так называемого "Птичьего полета". Наташа уже вполне отчетливо могла различить небольшую рощицу, раскинувшуюся прямо перед ними и сплошную белую пустошь прямо за этой рощей. Пустошь отпадает сразу, значит остается роща. Небольшие деревца пусть и не сильно, но все же позволят им маневрировать и изворачиваться от громадного зверя, но этого будет слишком мало. Игра в "Салки" с медведем - это не серьезно. Как долго такая игра может продолжаться и чем закончится? Что останется от того, кого медведь "засалит"?

Ее глаза беспрестанно искали новое решение, но все было тщетно. Ничего. Нет абсолютно ничего из того, за что мог бы зацепиться ее взгляд: ни места, в котором они могли бы спрятаться; ни оружия, которым они могли бы защититься.

И вот они спустились. Вот сама роща. Они молодцы. Они смогли спуститься, они сделали это засветло и, пусть и не намного, но опередили своего преследователя.

- Саша, Женя Зверевы, занимайте оборону с луками. - Начала выдавать распоряжения Наташа, вспоминая нападение на них дикого кабана. - У кого топор? Начинайте рубить колья. Мы должны как можно больше вооружиться до прихода противника.

- Нет. - Вдруг воспротивился Саша. - Мы должны идти дальше.

- Куда дальше? - Не поняла Наташа. - Ты что не видел что там? Там пустота. Там ничего. Там мы пропадем.

- Там не пустота. - Не согласился с выводами Наташи Саша. - Мы еще не спустились с горы. Неужели кроме меня никто не заметил, что спуск оказался короче, чем подъем. А ровная площадка посреди гор может означать только одно.

- И что эта площадка может означать? - Не поняла Наташа, но где-то в глубине души у нее зажглась искра надежды. Она уже успела убедиться, что у Саши все предложения толковы и возможно сейчас он нашел тот шанс на спасение, который тщетно пыталась найти она сама.

- Там озеро. Горное озеро.

- Еще лучше. - Только что загоревшаяся искра надежды была потушена информацией об озере. За спиной разозленный медведь, а впереди они отрезаны озером. Все равно как оказаться между молотом и наковальней.

Саша увидел разочарование на лице Наташи и попытался успокоить ее, равно как и остальных.

- Просто поверьте мне. Мне только нужно попасть к этому озеру и окончательно утвердится в своей догадке. - И не дожидаясь согласия остальных, сам побежал к берегу озера.

Его догадка оказалась верна. Озеро уже успело покрыться первым нестойким ледком и его первые шаги по поверхности сразу вызвали недовольство со стороны оного. И если у самого берега лед оказался покрепче, то чем дальше он отдалялся от этого берега, тем хрупче становился слой льда и уже не в состоянии был выдерживать оказываемой на него нагрузки. Саша не стал экспериментировать дальше и вернулся на берег.

К этому времени на берегу собрались все остальные, а Саше нечего им было сказать. Должен был провалиться медведь, а проваливается его теория. Изначально он как раз и надеялся на еще не окрепший лед. Этот лед должен был выдержать его, но не выдержать тяжесть медведя, а практически получалось, что лед не выдерживал и его. Он хоть и не весил слишком много, но и этого оказалось достаточно, чтобы поверхность озера предательски кряхтела под его ногами. Нужен кто-то легче.

Саша безмолвно осмотрел окружающих его людей. Они ждали ответа. Они надеялись на него, а он в свою очередь искал среди присутствующих человека с меньшим весом. Это может быть сама Наташа. Она самая миниатюрная среди всех присутствующих. Но не может же он отправить в такую опасную ситуацию человека, которого его прислали защищать. Не ради этого он прошел через всю череду препятствий. Прибыл во Взморье намного раньше них. Успел наладить нужные контакты. Узнал куда причаливают корабли, идущие из Дарта (благо местные горожане отличались большой щепетильностью и пунктуальностью в этом отношении). Узнал, кто является старшим мастером этого причала и то, что хозяин Домашнего Очага является его кумом. Затем устроился в Очаг на работу, и для этого пришлось ехать в Шахтинск и договариваться с настоящим Дворовым. Договор не получился, Дворовой оказался изрядной сволочью и пришлось уложить его на месяцок в местную больницу. Потом этот месяц пришлось добропорядочно отработать в той роли, которая была ему явно не по душе и втереться в доверие к Серафимову. Встретиться с Петром, принять у него охраняемый объект. Ах да, еще помочь Ивану в Наковальне. Что правда там пришлось очень быстро уносить собственные ноги (Наташа так не вовремя зажгла лампу), но он успел. Именно тогда он и проникся симпатией к Смолкину - человеку способному постоять не только за себя, но и за другого человека. И вот сейчас, взять и отправить ее на неокрепший лед! Эх, был бы он чуть полегче или ноги побольше. Стоп, а это решение.

- Мне нужны снегоступы. - Наконец сказал Саша.

- Что? - Не поняла его Наташа.

- Мне нужно что-то, что увеличит ширину моих ступней. - Начал пояснить Саша доходчивей. - Лед плохо выдерживает мой вес, а мне нужно дождаться медведя стоя на льду озера.

- Я тебя понял. - Тут же отреагировал Колчин, приняв просьбу Саши о снегоступах на свой счет. - Из лозы этого кустарника можно сплести нечто подобное и привязать потом конструкцию к ногам. Я готов сделать пару.

- Две пары.

- Не понял? - Переспросил Колчин.

- А что тут непонятного? - Удивился Смолкин. - Я пойду вместе с ним. Или вы думали, я пропущу это веселье? Хватит того, что я пропустил встречу с кабаном.

Снегоступы вскоре были готовы. Они не отличались красотой и надежностью, но сейчас это и не требовалось, больше требовалась скорость изготовления. Саша предложил всем оставшимся прятаться так надежно, как только смогут. На самом деле вариантов было немного, основная группа просто отошла в сторону. Люди улеглись на землю и принялись закидывать сами себя снегом, а Саша с Иваном на некотором расстоянии друг от друга пошли по льду озера.

На этот раз треск льда под ногами практически не был слышен. Идея со снегоступами вполне себя оправдывала. Оставалось последнее - дождаться медведя и провернуть последнюю операцию. И ждать пришлось недолго.

***

Медведь спустился с горы, оставляя за собой кровавые капельки следов. Он действительно прилично пострадал при падении, но сейчас старался не обращать на это внимание. Кровь не только капала с его тела, оставляя жизненные соки в каменных горах своего обиталища. Она еще и застила ему глаза, мешая видеть и думать. Он больше шел по запаху - запаху невиданных доселе существ и их страха перед ним. Он должен их уничтожить всех до единого, а потом... а потом будет потом.

Гора окончилась, и он начал пробивать себе путь через рощу молодых деревцев. Они плотным забором стояли у него на пути не давая достигнуть цели, но разве могут эти хилые создания его остановить? Его не остановило даже наличие пищи на его пути, и это не смотря на то, что очень хотелось есть. Сначала месть, а остальное... потом.

Запах жертв усилился. Они где-то совсем рядом. Этот факт придал ему дополнительные силы, и он еще быстрей ринулся вперед и вот венец погони. Вот они. Что правда, это далеко не все, всего лишь двое, наверное самые слабые - отбились от общей стаи. Ну что ж, сначала они, а потом остальные.

Медведь кинулся к этим двоим и не понял, что с ним начало происходить. Его лапы, еще совсем недавно цепко отталкивающиеся от земли заскользили по какой- то поверхности и мир начал резко менять свои очертания, виляя то влево, то вправо, а потом и вовсе ушел из пределов видимости и он с головой окунулся в холодную воду. Что это? Вода. Меня это не остановит, думал медведь. Я умею плавать. Это просто замедлит мой ход. Но они в это время могут уйти. Пришла очередная мысль к медведю. Я не позволю, они же так рядом.

Две фигуры, стоящие перед ним и не думали никуда уходить. Они молча ждали вершителя своих судеб. Медведь начал ломать лед, пытаясь снова выбраться ближе к ним, но тот обламывался снова и снова, и не позволял ему осуществить задуманное. И все равно он подбирался к ним все ближе и ближе. Скоро, очень скоро они будут мои. Снова подумал медведь, но две фигуры в этот момент отошли на пару шагов назад и снова остановились. И медведю приходилось заново проделывать начатое.

И снова, и снова. И еще, и еще. Сколько это продолжалось, медведь не знал. Может быть мгновение, а может быть вечность. Они были так рядом и так недосягаемы. Последней мыслью медведя было - я не смог и после этого он вконец обессиленный, пошел ко дну.

***

Саша с Иваном вернулись назад, когда было уже далеко за полночь. Этот медведь их вконец измотал. И откуда у него столько сил? Сутки гнаться за ними, будучи раненым и потом еще полночи ломать лед и реветь от злобы и своего бессилия. Полынья, проделанная медведем минимум длилась с километр, а был бы поумнее или не настолько зол, повернул бы назад и тогда несдобровать всем оставшимся на берегу. Но случилось так, как случилось и они в очередной раз вышли победителями.

Именно победителями их встречали и на берегу. Люди успели порядком замерзнуть, проголодаться, смертельно устать, но их лица светились радостью и облегчением. Что такое все вышеперечисленное по сравнению с жизнью. Они продолжают жить и это прекрасно.

Именно в таком состоянии они и легли спать. В первый раз им пришлось заночевать прямо под открытым небом, да еще и на снегу. Благо из своего имущества каждый из них сохранил свой спальный мешок. Сшитые из шкур животных эти мешки обеспечивали терпимое тепло, а остальные неудобства победила усталость.

Легли абсолютно все, выставлять постовых не стали: во-первых, все устали одинаково сильно и сложно было сказать хоть кому-нибудь, чтобы он еще не спал; а во-вторых, они находились в относительной безопасности. С одной стороны озеро с еще не окрепшим льдом, а с другой гора на которой кроме них и медведя никого не было. Другая живность, такая как горные козлы не в счет. Они были бы даже рады, если бы подобные зверушки подошли сами к их лагерю.

19.

Когда Наташа проснулась, уже давно рассвело. Ее люди еще продолжали спать, или делали вид что продолжают. На самом деле все успели порядком продрогнуть. Спальные мешки защищали от холода, но лишь до определенной степени. Хотя, стоило ей только бросить легкий взгляд на свой мешок, и она увидела поверх него второй мешок. Кто-то укрыл ее еще сверху, и ей грех было жаловаться.

Наташа поискала взглядом того, кто мог бы это сделать, и обнаружила человеческую фигуру на льду озера прямо возле полыньи проделанной вчера медведем. Кто это там такой бесстрашный и главное зачем? Зачем подвергать свою жизнь опасности ненужной бессмысленной бравадой?

Эта фигура стояла абсолютно недвижимо и вдруг, в один прекрасный момент резко дернулась. Послышался всплеск воды и на лед из глубин озера вылетел какой-то непонятный предмет. Фигура наклонилась возле своей добычи, сняла этот предмет с палки и снова замерла в недвижимости над полыньей.

Да он рыбачит! Наконец дошло до Наташи. Кто бы это ни был, он старается добыть для всех пропитание.

Как только пришло осознание данного факта, так сразу и неприятно забурчало в животе. Она вспомнила, что уже почти двое суток ничего не ела, если не считать снега, как растопленного, так и в своей первичной форме. Наташа выбралась из своего спального мешка и решительно направилась в сторону рыбака, предварительно укрыв уже ненужными ей мешками Татьяну и свою тезку. Теперь пришла ее очередь быть щедрой на тепло, а еще нужно высказать свою признательность рыбаку, кем бы он ни был.

- Нет, Наташа. Не надо подходить ко мне, лед все еще слишком слабый. - Остановил Наташу рыбак голосом Саши, даже не обернувшись.

- Как? - Только и смогла произнести Наташа.

На самом деле ей хотелось сказать: как он определил, что вообще кто-то подходит к нему; что этот кто-то идет без снегоступов; и что этот кто-то не кто иной, а именно она? Да кто он вообще такой? То в страхе убегает от кабана, а то встает лицом к лицу с медведем намного преобладающим над кабаном и на его лице при этом не дрожит ни одна жилка. Он имеет прекрасное зрение, сумасшедшую реакцию, нечеловеческую выносливость и тончайший слух. А, кроме того, неплохо разбирается в людях и способен решать проблемы. И при этом, при первой встрече во Взморье, он рассказывал ей о проблемах, которые он не решил и потому оказался в трудной ситуации. Многое она хотела спросить у него, но произнесла лишь одно слово - как? И тут же догадка осенила ее и она сама ответила, но ответила снова вопросом.

- Тебя нанял мой дед?

Саша ничего не ответил, но по тому, как он потерял свою концентрацию, Наташа могла поклясться, что попала в самую точку. Наконец он полностью забыл про рыбалку и развернулся в Наташину сторону. Они стояли на расстоянии десяти метров друг от друга - Наташа ближе к берегу, а он у самой полыньи, но, несмотря на расстояние, разделяющее их, этот разговор из лагеря вряд ли бы кто услышал.

- Выходит я провалил свой экзамен.

- Экзамен! Я для тебя была не просто заданием, но еще и экзаменом. - Возмутилась Наташа и сделала пару шагов вперед. А ведь он ей понравился и понравился не просто, как хороший человек, а как... больше чем хороший человек - Что я еще должна знать?

- В первую очередь то, что здесь хрупкий лед. - Быстро зачастил Саша, и предупредительно выставил вперед ладонь одной руки, останавливая дальнейшее движение Наташи. - А во вторую очередь то, что у нас у обоих есть свой экзамен, и в этом нет ничего обидного. - Теперь он попытался сгладить острые углы, возникшие между ними. - Для тебя является экзаменом добраться до библиотеки, а для меня - помочь тебе и при этом остаться инкогнито. Я со своим экзаменом не справился, но это совсем не означает, что не справишься и ты. Ты слишком целеустремлена, чтобы не добиться своего и у тебя хорошая команда.

- Не льсти мне, со мной это не пройдет. - Остановила Сашу Наташа, но при этом остановилась и сама, по крайней мере, двигаться навстречу полынье. - Получается, что я тоже не сдала свой экзамен, если меня к моей цели ведут няньки. Сначала Петр, теперь ты.

- В таком случае называй по именам всех нянек. - Снова возразил ей Саша. - Своих друзей, которые помогали тебе организовать поход. Никиту, который взял на себя смелость в борьбе со штормом. Смолкина, справившегося практически в одиночку с нападающими в Наковальне и помогающего тебе еще неоднократно. Вольнову Наташу - готовящую обеды. Алексея Сергеевича - лечащего твоих людей. Косяна - научившего нас правилам нахождения в лесу. Это не няньки. Это команда - люди, которых ты нашла для выполнения тех или иных заданий и это нормально. Тяжело делать сумасшедшие вещи в одиночку и именно для этого нужны помощники. Понимаешь? Помощники, а не няньки.

- В Наковальне, это ты помог Ивану в нашем номере? - Сменила тему разговора Наташа.

- Я.

- А те двое, которые лежали рядом с нашими вещами в амбаре, тоже твоих рук дело?

- Моих.

Наташа посмотрела куда-то вдаль и затем сказала лишь одно слово. - Спасибо, - после чего повернулась и пошла обратно.

- Наташа. - Теперь уже отозвал ее Саша.

- Да. - Ответила девушка, не оборачиваясь.

- Какое решение ты примешь насчет меня? Отправишь домой, как и Петра?

- У меня больше нет сонного зелья.

- Это неважно, ведь Петр на самом деле его тоже не пил. Просто притворился спящим.

Наташа удивленно снова повернулась назад.

- Так почему он не пошел за мной?

- А зачем? Он выполнил свою миссию. Сдал свой пост мне и с чистой совестью отбыл назад в Дарт. Для того чтобы отправить кого-то домой совсем не нужно его опаивать, достаточно просто сказать об этом.

Наташа немного обдумала услышанное и ответила.

- Давай сначала сдадим вместе мой экзамен, а потом подумаем, что делать с твоим.

Люди в лагере тоже начали потихоньку просыпаться. Сначала один, потом второй и вот уже все были на ногах. Они щурились от яркого солнца, отраженного белой поверхностью снега. Дрожали после ночного озноба. Сглатывали слюну от долгого воздержания без пищи, но при этом радовались новому дню словно дети.

Увидев Сашин улов настроение, и так не самое худшее, поднялось до своих максимальных высот, а после приготовления этой рыбы фирменным способом поварихи, был поставлен новый мировой рекорд в категории "Хороший день". Сам Саша был воздвигнут на пьедестал "Полубога", но похоже лишь одного его этот факт сильно и не радовал.

После вкусного обеда снова было созвано совещание, на котором обсуждались дальнейшие шаги группы. Озеро, еще недавно игравшее свою роль стоппера от враждебных элементов, теперь начинало создавать проблему самим путешественникам. Неокрепший лед не позволял людям идти по нему, а обходить... Неизвестно, что будет быстрее: дождаться, когда окрепнет лед, или обходить это естественное препятствие?

На удивление первой внесла предложение Татьяна, до этого либо отмалчивающаяся, либо вечно недовольная.

- А почему бы нам всем не сделать снегоступы и не пойти прямо по озеру? Если наших мужчин выдержал лед, то нам и вовсе не стоит бояться. Таким образом, мы преодолеем это препятствие в максимально короткий срок. Тем более что у нас сейчас и багажа никакого нет. Мы максимально легки.

Наташа была только за. Подобное предложение подходило ей как не зря кстати. Они действительно затратят минимум времени, если пойдут прямиком по озеру, но сейчас, ее командирский голос не вправе отдавать подобный приказ. Ей хорошо - она самая худенькая и соответственно самая легкая. А как отнесутся к этой идее остальные? Тот же Сергей. После расставания с Петром, Сергей стал самым большим и самым тяжелым членом экспедиции. Она решила поставить это предложение на голосование, и суть голосования сводилась не к большинству. Если хотя бы один участник путешествия проголосует против - значит, они будут искать другое решение.

Все проголосовали "За" и дальше началась подготовка к переправе. Сначала собрали свои вещи. Хотя, из вещей (если не считать спасенных в пещере) полноценными оставались только спальные мешки и личные принадлежности каждого. После взялись за изготовление снегоступов. На этот раз спешки не было, и главный нажим при изготовлении шел на их надежность. Изделие должно было выдержать весь маршрут и не рассыпаться по дороге. Когда и этот пункт был выполнен, они растянулись в длинную цепь, чтобы не мешать друг другу и не создавать дополнительный вес на малом пространстве, и выдвинулись в путь.

Девятнадцать человек, растянувшись в одну линию, не спеша вышагивали по горному озеру. Перед самим выходом Саша дал последний инструктаж - не делать длинные шаги, а пытаться скользить, чтобы как можно меньше упор был на одной ноге. Фактически, этот инструктаж оказался излишним. Имея подобную конструкцию на ногах - захочешь, не побегаешь.

Полынья, прорубленная медведем, осталась уже далеко позади. Днем она выглядела еще более длинной и более устрашающей. Где-то там, на дне, горный великан нашел себе последнее пристанище. А они шли дальше. Берег отхода уже скрылся в белой пелене зимы, а противоположный берег наоборот начал прорисовывать свои очертания.

Саша оказался прав - это было горное озеро, и впереди их ждала не равнина, а новая гора. Причем им предстояло не только спускаться вниз, но и снова подниматься. Радовало одно - эта вершина была намного ниже предыдущей. Огорчало другое - никто не знал, что их ждет за следующей грядой: еще одно озеро; еще несколько хребтов; или все-таки спуск на равнинную поверхность.

Уже подходя к противоположному берегу, Наташа вдруг почувствовала, как лед под ней начал неприятно кряхтеть. Что это такое? Неужели лед может проломиться? Но ведь не под ней же, она же самая легкая. Этого просто не может быть, ведь остальные идут нормально.

Наташа остановилась и посмотрела влево, вправо на окружающих ее людей. Они уверенно продвигались вперед, но после ее остановки стали тоже останавливаться, не понимая истинной причины.

- Мне кажется, я сейчас провалюсь. - Наконец озвучила свои страхи Наташа. - У меня лед трещит под ногами.

- Не паникуй. - Тут же отреагировал Саша, идущий левее и немного сзади, чтобы держать под контролем всех ходоков. - Ты попала на участок озера со слабым льдом. Ни в коем случае нельзя стоять на месте - уходи оттуда. Делай это тихо и не спеша.

И тут произошло сначала самое странное, а потом и самое страшное. Стоящая правее от Наташи Татьяна начала снимать свои снегоступы.

- Что ты делаешь? - Не понял ее действий Сергей. Он находился правее уже от Тани и никак не мог взять в толк поступок своей девушки.

- А вот что. - Ответила Таня и, откинув свои снегоступы небрежным жестом в сторону, сблизилась с Наташей.

Лед под девушками треснул, и они обе окунулись с головой в холодные воды озера и дальше принялись барахтаться в воде, борясь за собственные жизни. Шок, произошедший от этого действия, сковал всех остальных членов экспедиции. Никто не знал, что делать и только один Саша уже спешил на помощь.

- Уходи. - Кричал он Илье, находящемуся первым от Наташи. - Уходи вперед, не мешай мне.

И Илья ушел. Он ушел не столько осознанно, сколько под давлением властного голоса кричавшего. А Саша уже улегся на живот и протягивал Наташе тот самый импровизированный гарпун, с помощью которого не так давно охотился на рыбу и который предусмотрительно захватил с собой.

- Держись. - Кричал он Наташе. - Держись за его конец и не вздумай отпустить.

С противоположной стороны, наконец, пришел в себя Сергей и кинулся на помощь Татьяне.

- Нет. - Кричал уже ему Саша. - Не подходи так близко. Ложись на живот.

Но было уже поздно, и третий человек оказался в ледяной воде проруби.

- Сейчас, Сашок. Сейчас. Я тебе помогу. - Это уже кричал Смолкин, оказавшийся в самом конце линии идущих и только теперь разобравшийся в ситуации.

- Нет, Ваня. Не надо. Я сам разберусь. Уводи людей на берег, не создавай здесь толпу. Костер. Костер разводите там.

Слушаясь указаний новых лидеров, все присутствующие покорно пошли к берегу и только четверо персонажей остались на месте.

- Слушайте меня, - обращался Саша ко всем трем барахтающимся в воде, - мы все отсюда выберемся, только помогите мне.

- Нет, - вдруг выкрикнула Татьяна, - я не дам ей выжить. Сама утону, но и ее за собой потащу на дно.

- Да что с тобой, подруга? - Плакала Наташа. - Что ты такое говоришь? Что ты делаешь?

А Таня уже перестала спасаться сама, и сейчас повисла на Наташе, не давая ей выбраться из полыньи.

- Подруга! Какая ты мне подруга, если я ненавидела тебя всю свою жизнь. Я всегда была только твоей тенью. Наташа - это, Наташа - то и с ней еще одна. Еще одна - это я. А Никита? Ты же отобрала его у меня.

- Как отобрала? - Не поняла этого упрека Наташа. - Он никогда не был моим. Да ты же сама его ненавидела.

- Я его любила, а он меня не замечал. Для него всегда на первом месте была только ты. А ты и себе не взяла и мне не отдала.

- Зачем же ты тогда дружила со мной?

- Держи друзей своих при себе, а врагов еще ближе.

В словесную перепалку девушек вмешался Сергей.

- Давайте вы на берегу разберетесь. Саша нас сейчас вытащит, просто поможем ему.

- Я не дам ей выбраться. - Продолжала кричать Таня и не отпускала свою жертву.

И тогда Сергей силой оторвал ее Наташи и отвел в сторону. У Саши появилась возможность вытащить Наташу из проруби, что он и сделал.

Наташа лежала на краю полыньи и, дрожа от холода, молила Сашу лишь об одном.

- Саша, Сашенька, вытащи их. Спаси их.

- Я все сделаю, только прошу тебя, уходи на берег.

- Я никуда не уйду, пока ты их не спасешь.

- Уходи, я сказал. Если ты не уйдешь, и они погибнут, их смерть будет на твоей совести.

- Уходи. - Попросил и Сергей, болтаясь в проруби. - Я тебя прошу, Наташа, уходи.

И Наташа побрела к берегу.

Увидев, что ее жертва ускользнула из рук, Татьяна вовсе расслабилась и отдалась на волю стихии и рукам своего, наверное, уже бывшего парня.

- Давай мне ее сюда. - Кричал уже Сергею Саша, протягивая теперь свой гарпун Татьяне, но та и не думала его принимать.

- Таня, ты еще можешь спастись, не глупи.

- Не хочу. - Дрожащими губами прошептала она всего лишь два слова.

- Сергей, выбирайся ты.

- Я ее не брошу.

- Тогда вы погибните оба.

- Я не могу ее бросить...

***

Наташа сидела у костра, находясь в спальном мешке практически с головой. Ее тело сотрясала крупная дрожь, а из глаз беспрестанно катились слезы. Как же так? На ровном месте. Ее лучшая подруга. Почему? За что? Зачем? Что она скажет ее родителям? Сергей!

Саша вернулся назад один. Их было девятнадцать. Они прошли шторм в Тихом море, грабителей в Наковальне, Дикого Кабана, Сумасшедшего Медведя и сейчас, на ровном месте... их уже семнадцать.

Наташа не раз видела, как дрались парни, зачастую из-за пустяков. Реже, но все же она видела, как дрались и девчонки. В основном тоже из-за пустяков. В драке принимали участие кулаки, зубы, ногти. Рвалась одежда и волосы, но после драки, враждующие расходились в разные стороны. Как же нужно ненавидеть человека, чтобы желать ему смерти? Как же нужно ненавидеть человека, чтобы попытаться убить его ценой собственной жизни? Как нужно ненавидеть человека, чтобы ради этого пожертвовать жизнью другого человека? В глазах Наташи мир начал сходить с ума.

К ее приходу на берег уже начинал разгораться костер. Смолкин встретил ее на самом краю озера и тут же начал раздевать. В другой раз она никому не позволила бы таких вольностей, но сейчас была абсолютно равнодушна. Она успела закоченеть до степени неосознавания ситуации, а то, что произошло между ней и Татьяной превалировало даже над ознобом.

Абсолютно нагую Смолкин засунул ее в спальный мешок и на руках перенес к огню. Ее одежда сохла здесь же, а она тряслась в своем мешке. Конечно же, она дрожала от холода, но еще больше стала дрожать после возвращения Саши. Саша ничего не сказал по возвращении, но говорить было и не нужно. Он пришел один, а это означало больше, чем какие-то слова.

Сначала Наташа хотела обвинить Сашу в смерти своих друзей. Он ей пообещал. Он заставил ее уйти. Но она передумала это делать. Он вытащил из холодного плена ее и для него не составило бы труда вытащить и остальных, если бы... если бы они сами этого захотели.

Она ждала, что совсем скоро заболеет после принятия холодной ванны. Она ждала кары небесной за две безвинно ушедшие жизни, ушедшие по ее вине, но... кто-то там сверху, незримый для всех земных, посчитал иначе. У нее не было даже малейшего чиха, а неутомимый Иван, пытаясь ее подбодрить, сказал: "что ей повезло, и она единственная из всех, кто смог осуществить давно желаемое - покупаться и обмыть от многодневной грязи свое тело".

Сначала она разозлилась на Ивана за эти слова. В этой "ванне" погибли два ее друга, но тут же ее злость прошла. Иван не пытался сделать ей больно, он просто хотел ее поддержать и на данный момент оказался единственным ее другом. Тани с Сергеем уже нет. Никита никогда и не был ее другом. Илья перестал быть таковым, когда она узнала его поближе в самом походе. Саша перестал быть другом, после того, как признался, что она для него всего лишь экзамен, а остальные... А остальные - просто наемники.

Наемники! Наташа задумалась над этим словом. Она наняла людей, чтобы добраться до цели. Зачем нужна эта цель? Чтобы облегчить жизнь людей, принеся в свой мир технологии мира старого. Чтобы узнать, чем жил прошлый мир. А стоит ли туда идти, если ее сегодняшний мир сходит с ума и рушится у нее на глазах? И вдруг сама себе ответила - стоит. Это стоило сделать и раньше, а сейчас стоит сделать вдвойне и мир здесь не причем. Это стоит сделать именно ради ее друзей. Чтобы их жертва не была напрасной. Чтобы рассказывая о гибели Татьяны ее родителям, она не сказала им, что их дочь пыталась убить ее, а погибла ради великой цели. И она дойдет до библиотеки, чего бы ей это не стоило.

- Мы идем дальше. - Объявила Наташа собравшимся.

Все это время люди провели на берегу озера. Они успели: достаточно отдохнуть, вновь наловить рыбы, поесть, снова отдохнуть, но никто из присутствующих не смел задать вопрос - что будет дальше? Все ждали решение лидера и вот оно поступило. Они пойдут дальше. И они пошли.

***

Дорога вновь повела их в гору. На этот раз идти было одновременно и легче, и сложней. Легче - потому что они почувствовали себя уже бывалыми. Труднее - потому что больше не было горной козлиной тропы. Теперь им приходилось протаптывать свою тропу. Это было намного сложнее, иногда приходилось не идти, а карабкаться в прямом смысле этого слова, а иногда и возвращаться назад, для того чтобы найти новый маршрут.

Очередная сложность возникла и с питанием. Запасов у них уже не было, а немногочисленные горные жители не спешили попадаться им на пути. С растительной жизнью тоже было не все в порядке. Она изначально не изобиловала в горах, а если учесть, что на дворе стояла зима, то ее количество практически сократилось до нуля.

Во всем происходящем радовало только одно. К моменту спуска группы с горы, Наташа к своей радости не увидела новый подъем на новую вершину. По всей видимости, они полностью преодолели горный хребет, и дальше снова пойдет лес, а к лесу они уже успели привыкнуть. Лес должен все расставить по своим упорядоченным местам.

Народ снова устал, снова был голоден и по большей части отмалчивался. Тем удивительнее в полной тишине прозвучали совсем неожидаемые слова.

- Дым! Я вижу дым.

Об увиденном дыме доложил самый зоркий - Саша, но, даже осознавая его дальновидность, Наташа не сразу поверила в сказанное. Откуда здесь может взяться дым? Этот вопрос она ему и задала.

- Ты уверен? Откуда здесь может взяться дым?

- Не знаю откуда, но это дым.

- Я ничего не вижу. Быть может это облака, или какое марево?

- Нет - это точно дым. - Не согласился с Наташиными предположениями Саша и продолжал стоять на своем.

- Тогда возможно это пожар? - Выдвинула новое предположение Наташа. О том, что там могут быть люди, ей не верилось. Они прошли еще слишком мало. Здесь также была зараженная зона, и люди не могли обосноваться в этом месте.

- Пожар? - Саша задумался. - Зимой, когда все запорошено снегом и откуда-то должен был взяться источник огня? Я даже не знаю, что предположить. Пожар обычно охватывает большие территории, а здесь похоже на вполне контролируемый очаг. Наиболее вероятно все же присутствие там людей.

Люди! Наташа даже не знала, как ей отреагировать на подобную информацию. Еще совсем недавно она очень хотела встретить людей, а сейчас... А сейчас уже не была в этом уверенна. Что изменит эта встреча? Обмен моральными ценностями? После того, как ее пыталась убить лучшая подруга, Наташа засомневалась в морали собственного мира. Стоит ли этой моралью делиться с окружающими? Ранее она акцентировала свое внимание на секретах своих наемников. Так, например, был разгадан секрет Саши, возмутивший ее поначалу. Но оказалось, что есть человек, секрет которого оказался много большим, чем у Саши и секрет этот хранился и вызревал долгими годами.

С другой стороны, люди им очень нужны, и сейчас, как никогда. У них ничего нет: ни еды, ни лекарств, ни элементарных вещей необходимых для длительного путешествия. Но, с другой стороны, почему встреченные ими по пути люди, должны всем этим с ними делиться? Купить, все необходимое у них? А за что? Деньги, которые у них были, Наташа разделила на равные четыре части и отдала на хранение всем организаторам путешествия. Сейчас части Тани и Сергея лежали вместе с ними на дне горного озера. Ее часть намокла и пришла в негодность. Есть еще последняя часть - часть, хранящаяся у Ильи, но тогда нечем будет расплатиться с Сашей (а ведь она пообещала ему зарплату) и самое главное - а нужны ли в этих краях кому-то их деньги? Они уже никого не волновали в деревне Косяна, а здесь и подавно никого не заинтересуют. А вещей на обмен у них сейчас нет.

Все эти мысли Наташа озвучила людям, но Иван стал первым, кто с ней не согласился.

- Пока не попробуем, не узнаем. Может быть, они нас пустят хотя бы просто по-человечески отдохнуть. И потом, Наталья Владимировна, мы-то с вами уже знаем, что бывают разные формы оплаты. В общем, я за то, чтобы идти к поселению.

Остальные люди, хоть в большинстве своем и не знали о "других формах оплаты", но также согласились со Смолкиным и поддержали визит в поселение людей. На том и порешили.

Теперь уже и Наташа, и все остальные могли наблюдать вьющиеся столбики дыма в недалеком впереди. Это действительно были и не облака, и не марево, а самые настоящие искусственно-зажженные очаги. И если учесть, что животные, даже мутировавшие, все равно не научились разжигать огонь, то значит, в обозримом будущем им предстоит встретиться с людьми. Новыми людьми.

До поселения оставалось всего да ничего. Теперь, о том, что впереди находятся люди, говорил не только дым, но и обыкновенные следы - человеческие следы. Как Наташа соскучилась по этим отпечаткам ног на белом снегу.

- Вжи-ик. - Раздался новый звук в зимнем лесу, разбавляя человеческую поступь и на белый, девственно чистый снег закапала алая кровь.

Повариха, шедшая всего в паре метров от Наташи, схватилась за свое горло, а из него торчала грубоотесанная деревянная палка метров двух длинной. На ее лице застыло детское недоумение, а между пальцев толчками била кровь и обагряла снег вокруг нее.

- Вжик, вжик, вжик... - Наполнился лес похожими звуками, но Наташа уже ничего не видела. На нее кто-то налетел и, сбив с ног, накрыл своим телом. Она не знала, что ей делать, но тот, кто ее сбил, думал за двоих. Уже через мгновение он волочил ее тело, словно мешок с картошкой по снегу и кинул в небольшую ложбинку за деревом.

- Лежи и не шевелись. - Крикнул он напоследок и скрылся в неизвестном направлении.

Шок Наташи от увиденного был настолько велик, что она даже не поняла, кто это был. Скорее всего, Саша, но четкой уверенности в этом у нее все же не было.

Лес наполнился криками и шумом борьбы. Кричали на понятном ей языке и на непонятном. Это явно были местные жители, и их встреча оказалась далеко не гостеприимной. Изначально перевес сил был явно на стороне нападающих. Знание своей местности и внезапность сделали свое дело. Но вскоре шум борьбы начал отдаляться. Теперь Наташа больше прислушивалась к выкрикам своих людей и слышала, как за дело взялись братья Зверевы. Они руководили защитой, а чуть позже и нападением. Их приказы были коротки и резки. Их приказы были профессиональны, и охота здесь была совсем не причем.

- Всем залечь. Занять оборону на флангах. Левый фланг, короткой перебежкой на двадцать метров вперед.

- Вжик, вжик, вжик. - Снова смертоносное оружие разрезает воздух.

Но это уже не грубые копья. Наташа слышала эти "вжики" и раньше, когда братья тренировались в стрельбе. Так звучат в полете их стрелы. Что это означает? Это означает, что братья прикрывают перебегающих на левом фланге. Это означает, что теперь льется кровь с противоположной стороны. Наташа успела ознакомиться с манерой стрельбы братьев, да и Косян рассказал ей об этом еще в первый день нахождения в лесу. Братья бьют без промаха. Каждый "вжик" означает чью-то смерть. Их застали внезапно, но сейчас, как сказал бы Иван - "Правила игры изменились", что могут противопоставить местные аборигены, возможно никогда не участвовавшие в баталиях против людей и вооруженных кустарным оружием двум профессионалам. А почему двум? Тайна братьев тоже разгадана - они явно воины, но есть еще один профессионал и возможно лучший, чем оба брата - Саша. Есть Смолкин - человек, способный на неординарные поступки. Есть остальные парни, которые также способны постоять за себя, даже не смотря на то, что у них нет вооружения.

Тогда, что они делают? Они же фактически уничтожают местное поселение. Стирают с земли горстку людей, которые смогли здесь выжить. Здесь, в отравленной зоне. Их не убил яд, но убивают себе подобные.

Наташа вскочила на ноги и выбралась из своего убежища.

- Стойте. Стойте. - Кричала она. - Остановите эту бессмысленную резню. Остановитесь все.

***

И снова Наташа сидела возле костра. И снова ее бил мелкий озноб. Она опоздала. К тому моменту, когда она осознала происходящее, все уже было закончено. На поле боя полегла половина ее команды и все, абсолютно все аборигены. Они вырезали поселение под корень. Хотя, Смолкин ей сказал, что они не увидели среди погибших ни оного ребенка, а в любом поселении должны быть дети и это означает, что их куда-то увели. Но от этого легче не становилось. Наоборот, стало еще хуже. Выживут ли эти дети теперь, после того, как все взрослое население этого местечка погибло? Не обрекли ли они и их на верную смерть: от голода; от холода; от диких зверей?

Иван убеждал ее, что они не виноваты. Что не они первыми напали и их действия были направлены только на защиту, но от его слов легче не становилось. Неизвестно что больнее - быть раненым, или ранить другого? Она вышла в этот поход, чтобы помочь людям, а что в итоге: сначала погибли двое из ее друзей, а затем еще целый ряд наемников и целое поселение людей. Как права была знахарка. Как же она была права. Если бы только можно было отмотать время назад, она ни за что не пошла бы дальше. Она бы вернулась из Взморья назад, прямиком в Дарт и потом, всю свою оставшуюся жизнь отрабатывала бы долг Инкерманам, но не пошла бы в этот поход.

А что же делать сейчас? Развернуться и идти назад, или все же достичь выбранной цели? Ведь дорога вперед уже должна быть короче, чем дорога назад.

20.

С тех пор прошел целый месяц. Они по-прежнему двигались вперед. Их осталось десять человек. Десять из девятнадцати. Она сама, спасенная так и неизвестно кем и прятавшаяся все сражение в своем укрытии. Никита и Илья, которые также как и она, все сражение прятались и не принимали в нем участия. Братья Зверевы, которые после последних событий стали следующими героями в глазах окружающих, но только не ее. Она же сама не могла их видеть. И ведь понимала, что они защищали ее людей и ее саму, но не могла и все. В ее глазах они выглядели убийцами. Лекарь - Алексей Сергеевич, Саша, Степа Полежаев - самый молодой участник Квеста, Дима Колчин и Смолкин. Вот и вся их команда. Остальные семеро остались лежать в чужой земле, а Таня с Сергеем и того хуже - на дне чужого озера.

На удивление самой себе, на протяжении последнего отрезка пути она сблизилась с Никитой. Они часто шли вместе и вели задушевные беседы. В коем-то веке, Никита стал с ней откровенен.

- Объясни мне честно, зачем ты пошел в это путешествие? Из-за меня? - Спросила однажды его Наташа.

- Нет. - Чистосердечно признался Инкерман младший. - Из-за себя.

- Но ведь ты не приспособлен к подобным вещам. Я же вижу.

- А у меня не было выбора.

- Выбор есть всегда.

- Хорошо, я с тобой соглашусь, выбор есть всегда. Но второй вариант выбора меня совсем не устраивал. Отец всегда хотел видеть во мне своего приемника, а я... В общем не мое это все, да ты об этом знаешь и сама. Я всегда любил кутить, прогуливать отцовские деньги и просто наслаждаться жизнью. Я видел, что отцу не нравиться мой образ жизни, но ничего с собой не мог поделать. Чем дольше я жил, тем больше и больше мне нравилась подобная жизнь. В конце концов он сам был в этом виноват: не жалел на меня денег; выручал из тех ситуаций в которые я попадал; да практически это он сделал меня таковым, каковым я являюсь и вдруг, решил это все прекратить.

- Он поставил тебе ультиматум?

- Если бы. Лучше бы он действительно о моих проблемах говорил со мной, так ведь нет, он обсуждал меня только с моей мамой. Я подслушал их разговор. Он говорил, что если я в ближайшее время не одумаюсь, то просто выгонит меня из дома. А меня это никак не устраивало. Потом я узнал, что к отцу приходила ты и предлагала ему финансово поучаствовать в походе. Отец не очень хорошо принял твое предложение. Его это не слишком заинтересовало, а я подумал, что это мой шанс. Шанс получить его доверие. Я просто еще не знал тогда, к чему это все приведет.

- Значит с твоей стороны все это только ради денег? Ради продолжения вести тот же разгульный образ жизни, что ты вел и до этого?

- Да. - Коротко и чистосердечно признался Никита.

- Но ведь ты способен на большее. Я помню, как ты помогал нам с организацией фрахтовки корабля. Как боролся со штормом. Как расположил к себе капитана Зеленой Мили.

- Это было не сложно. Я сейчас о корабле. Большую роль в моей помощи сыграло мое имя, а точнее имя моего отца. Что касается расположения Георга, то и это было несложно. Манипулировать людьми я тоже научился. А шторм. Это просто случайность, взрыв эмоций или борьба за собственную жизнь. Я не знаю, как еще это можно назвать, но такое иногда бывает со мной - пробивает меня на что-то хорошее.

- Значит, ты можешь это развить в себе, культивировать и быть постоянно таким.

- Не думаю, что могу. И в первую очередь, потому что не хочу. Мне нравится быть таким, каковым я есть, и я ничего не хочу менять. Может тебе противно слышать мое признание, но, по крайней мере, я честен с тобой и не притворяюсь кем-то другим.

А быть может он прав. Подумала Наташа. С нее уже хватило секретов в их группе: братья Зверевы, Смолкин, Саша, Татьяна. Быть может невзрачный человек держащий палку в руке намного лучше улыбающегося красавца с камнем за пазухой.

- Смотрите, что это? - Прервал Наташины размышления Смолкин, и у самой Наташи вдруг расширились глаза.

Лесные джунгли закончились и перед ними раскинулись джунгли каменные. Они пришли в пункт назначения. Они пришли в старинный город.

Наташей, за долгое время безучастия, вновь овладели эмоции. Вот он - город мечты. Место, о котором они мечтали вместе с дедом. И даже если они не смогут найти здесь библиотеку, сам факт существования старинного города уже величайшая находка в их, новой истории.

Хотя, само название "Старинный город", несколько не ассоциировалось с увиденным. В ее понимании, все старинное должно было быть меньше, тусклее современного. Здесь же был на лицо выражен некий гигантизм. Не зря она уже успела сравнить этот город с каменными джунглями. Они стояли на возвышенности, и этому городу не было видно ни края, ни конца. В нем почти не было дерева (если не считать растительный мир, который отвоевывал у города, давно сданные позиции), и преобладал камень: каменные дома, каменные дороги, каменные мосты. В большинстве своем они были разрушены, но это не только не снижало монументализма, но где-то и повышало его. Теперь им понадобится еще масса времени, чтобы найти в этих каменных джунглях нужное строение. Теперь, она была уверенна на все сто процентов, что их предшественники жили намного лучше их самих и они прибыли по адресу.

Они проходили дом за домом, они проходили квартал за кварталом и их усилия вскоре были вознаграждены положительным результатом. Вот она - Библиотека.

Наташа входила в помещение Библиотеки, как в некую святыню. А что, знания для нее всегда были святыней, а знания старины так и подавно. Ее тело снова охватила мелкая дрожь, но на этот раз не от страха и омерзения, а от предчувствия великого, небывалого, святого.

- Ну что, Никита, - обратилась она к куратору группы, - пришло время выбирать книги. Мы должны с тобой выбрать именно те издания, которые понесем в свет. Я думаю, что в первую очередь, это должна быть культура старого мира.

- Нет.

Неожиданное "Нет" прозвучало совсем рядом, и было властным и безапелляционным.

Наташа повернулась в сторону прозвучавшего "Нет" и увидела там Илью, а рядом с ним двух братьев Зверевых, взявших свои луки наизготовку для стрельбы.

- Илья, что все это означает?

- Только то, что ты слышала. Нет. Вы не выберете из присутствующих здесь книг ни единой. Они все принадлежат мне.

- Что ты такое несешь?

- Что я несу? - Переспросил у Наташи Илья. - Да ты послушай себя, что ты несешь. Культура? Какая культура? Кому нужна твоя культура? Здесь наверняка есть масса книг, которые позволят сделать человека богаче. Здесь есть масса книг, которые позволят сделать человека сильнее, а ты говоришь о культуре. Чушь! Я вообще за все время нашего знакомства устал слышать от тебя чушь. Ежедневно, ежечасно, ты строила из себя нечто неправдоподобно правильное. Если бы ты только знала, как меня это все раздражало. А наш поход и вовсе стал квинтэссенцией моей ненависти к тебе.

Наташа думала, что после всего пережитого, ее уже ничто не сможет удивить. Она ошибалась. Сейчас ей открывался еще один секрет, еще одного человека и этот секрет бил "острым копьем" в самое сердце. Нет, она уже давно перестала считать Илью своим парнем и уж тем более видеть в нем своего будущего мужа, но чтобы вот так.

- Тогда зачем? - Спросила она Илью.

- Что зачем? - Удивился поначалу Илья, но тут же понял ее вопрос. - Ах, ты об этом. Зачем я сделал все для того, чтобы стать твоим парнем? Ответ очевиден, ради всего этого. - Илья обвел своим взглядом библиотеку. - Это несметные богатства и моя семья в них нуждается. А еще, в отличие от тебя, мы знаем, как все это можно использовать. У меня ничего не пропадет даром, даже твои пресловутые книги о культуре. Они будут согревать меня, тлея в очаге холодными зимними вечерами.

Тихо, тихо, - тут же продолжил Илья, переместив свой взгляд в сторону от Наташи. - Не надо этого делать Ванек. Ты знаешь, ты меня и раньше раздражал, а сейчас так и подавно. Одно лишнее движение и у тебя из глаза будет торчать оперение стрелы.

Кстати, это касается и всех остальных. Никакого геройства я не потерплю. Любой, кто только пошевелиться без моего ведома будет тут же убит.

- И что нам делать? - Поинтересовалась у Ильи Наташа.

- Просто свалить отсюда и можете поблагодарить меня за мое милосердие.

- А как ты собираешься вернуться назад? Мы и сюда с трудом дошли, и это много большей группой.

- Ты правильно заметила - много большей группой и всю группу охраняли мои ребята. А с одним мною им как-нибудь полегче будет.

- А ты не боишься?

- Чего еще я должен бояться?

- Мы ведь тоже вернемся домой, и расскажем людям правду.

- Глупости. Людям не нужна ваша правда, людям нужна возможность заработать. Когда моя семья воспользуется новыми знаниями, мы привлечем множество новых работников, и они будут принадлежать нам целиком и полностью. Мы не какие-нибудь там Инкерманы-одиночки. Хватит уже Инкерманам быть единоличными богачами, пора подвинуться со своего пьедестала.

Да, да, Никитка - это касается тебя. И, кстати, если я всем разрешаю уйти, то тебе не разрешаю. С тобой мы поквитаемся здесь и сейчас. Я даже не знаю, кого из вас я больше ненавижу - Наташу или тебя?

- Я не оставлю Никиту с тобой. - Заявила Илье Наташа.

- Не глупи. Его песенка спета, а тебе я даю последний шанс. Уходи.

- А ты не боишься, что мы не уйдем? Мы отойдем недалеко и спрячемся, а когда вы уйдете отсюда, вернемся назад и возьмем с собой столько книг, сколько захотим. Втроем вы все равно не сможете забрать с собой абсолютно все.

- А об этом я и не подумал. Зря ты так. Теперь ты не оставила мне выбора.

Илья посмотрел влево-вправо на своих защитников и легонько кивнул, и в это же время решил, наконец, проявить себя и самый молодой член экспедиции.

Степа Полежаев с воинственным криком бросился на обидчиков и тут же был сражен стрелой прямо в грудь. За ним следом кинулся Дима Колчин, а с другой стороны уже несся Иван. Один из братьев разрядил свой лук в Степу и потянулся за второй стрелой, а второй брат из двух целей выбирал одну и его выбор пал на более сильного, на Ивана. Стрела вжикнула, и Иван упал на пол библиотеки.

А дальше для Наташи все было словно во сне. Колчин вцепился в одного из братьев, но силы были явно не равны. Обыкновенный работяга не мог противостоять наемному убийце, а именно ими и были братья Зверевы. Он подсек ноги Димы и повалил того на пол после чего выхватил длинный кинжал и ударил его в живот.

Однако превосходство братьев продолжалось ровно до того момента, пока в ситуацию не вмешался Саша. Неизвестно, что он ждал до сих пор. Одному лишь ему это ведомо. Быть может, и он был в замешательстве от увиденного и услышанного, а может на него так повлияла смерть друга, но когда один из братьев бил Колчина ножом в живот, а другой перезаряжал свой лук, он налетел на них сразу двоих.

Они втроем покатились по полу. Лук одного из братьев выскочил из рук и упал в стороне, у другого же просто поломался. Бой из дальнего перешел в ближний. Братья работали кинжалами, а Саша отбивал их удары голыми руками но, не смотря на то, что был профессионалом высокого уровня, проделывал это с трудом. Все-таки братья тоже были профессионалами своего дела, и у них был перевес в количестве и в вооружении, однако перевес братьев был небольшой. Братья теснили Сашу, но всего лишь чуть-чуть.

Вскоре Наташа заметила, что братья теснят Сашу к упавшему луку. Она поняла, чего они добиваются. Они хорошие лучники и если это оружие попадет к ним, то можно будет смело заявлять, что Саша проиграет. Наташа решила помочь, и убрать лук с дороги и в этот момент к ней подскочил Илья так же вооруженный ножом и приставил этот нож к ее горлу.

- Тише девочка, не дергайся. Давай подождем с тобой финал этой истории здесь.

Наташа остановилась. Холодная сталь ножа неприятно щекотала ее горло. Боже, неужели он на это способен и Саша продолжает проигрывать свою схватку.

Лекарь и Никита, находящиеся неподалеку, ничем не могли помочь в сложившейся ситуации. Ну не были они бойцами, не были. Зато на сцене появился другой боец. Этот боец не был профессионалом, он был любителем, но уличным любителем, а улица учит многому и главное ее учение - никогда не сдаваться.

Стрела не убила Смолкина. Она прошила насквозь его тело в районе ключицы и заставила упасть на пол, но вскоре он пришел в себя, обломал острое окончание стрелы и, подскочив к дерущимся со словами, - вы мне никогда не нравились, - вонзил ее одному из братьев в бок.

Так, на одного Зверева стало меньше. Сил Ивана хватило лишь на один удар, и он снова упал на пол, но и этого оказалось достаточно. Саша, оставшись против единственного противника, провел изящный прием и, отобрав нож, тут же нанес им смертельный удар. Второй Зверев безжизненно упал на пол рядом со своим братом.

- А ты не торопись с выводами. - Заявил Илья Саше, еще сильнее прижав нож к Наташиному горлу и заставляя ее буквально похолодеть от предчувствия следующего движения этого неадекватного человека. - Это еще не финал, это только начало.

- Нет. - Не согласился с ним Саша. - Это финал. - И тут же метнул свой нож.

21.

Наташа сидела посреди библиотечного зала на целой горе из книг. Все как во сне, приснившемся когда-то ей на борту Зеленой Мили. Ну, или почти как во сне. Здесь, конечно же, не было ворона, который бы клевал эти книги и звал ее по имени.

Эти книги она сносила сама в одну кучу все то время, что они находились здесь. На самом деле она бы уже давно ушла отсюда, но Лекарь до этого дня не разрешал самостоятельно передвигаться Ивану. Ему нужен был только покой. Сейчас Лекарь дал добро, и они собирались в обратный путь.

- Наташ, а ты уверена? - Спросил Иван на правах Наташиного друга. Из его уст, слово Наташа звучало намного приятнее, чем Наталья Владимировна.

- Уверенна Вань. Уверенна, как никогда. Я считала, что нам легче будет жить с новыми знаниями, но сейчас больше чем уверенна, что нам легче будет жить до тех пор, пока мы снова не выйдем на прежний уровень знаний. А как только выйдем, всегда найдется тот, кто уничтожит не только своих друзей, но и весь мир.

Саша, давай.

Саша подал ей зажженный факел, и она поднесла его к разбросанным книгам с нескольких сторон. Языки пламени охватили старую бумагу и весело заплясали в своем бешеном ритме огненного танца. В самый последний момент Наташа все же не выдержала и выхватила одну книгу из кучи. Пусть будет, одна, на память.

***

Пять человек возвращались домой из длительного Квеста. Они шли по каменному тротуару старинного города выложенного желтым кирпичом и не оглядывались, а за их спинами уходил в небо длинный столб густого черного дыма. Наташа достала спасенную книжку и взглянула на название - "Волшебник изумрудного города". Интересно, о чем она? Ведь она взяла просто первую попавшуюся, еще не охваченную пламенем. Что ж, в пути у нее будет много времени, чтобы ознакомиться с ее содержанием.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Верт "Пекло"(Киберпанк) А.Кочеровский "Везунчик Вако"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"