Панов Александр Георгиевич: другие произведения.

Часть 7. Имущественные споры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Женщина оказалась немолодой, невысокой, какой-то округлой. Большой живот, обычно украшающий беременных, её уродовал окончательно. Её освободили от шин, помогли сесть на кровать, более всего походившую на прозекторский стол с откинутым колпаком, шлангами и проводами. Каждый пытался тронуть вялое уродливое тело, отливающее голубизной. Она была слаба, все это понимали, а потому никто не пытался заговорить с ней. Хотя любой из присутствующих был готов съесть свою белую шапочку, чтобы немедленно удостовериться в ментальной полноценности объекта. Функциональное состояние женщины, судя по приборам, было в норме; удивительно, но даже энцефалограмма не показывала никаких отклонений, учитывая, откуда явилась новообретённая.
  
  Голубые глаза были широко распахнуты, в них сквозил настоящий ужас. Женщина сильно дрожала и пыталась что-то сказать, едва разжимая чёрные губы. Ей поставили пару уколов морфина, после чего она успокоилась и закрыла глаза. Её обмыли, и тут же профессор Мэттью попросил всех выйти вон: на какое-то время женщине нужен был абсолютный покой.
  
  Через пару дней попытались заговорить с ней. Естественно, сначала задали вопрос "как твое имя?", потому что это была не просто проверка восприятия, - никто понятия не имел, кто на самом деле предстал перед ними, настоящий библейский персонаж, жена скотовода, понтийская блудница?
  
  Вскоре она смогла выговорить своё имя, вспомнила имя мужа и отца ребёнка, что мгновенно отразилось на отношении к ней. Для профессора Мэттью она тут же превратилась в одну из многих, в обычного клона, которые тысячами ходят по улицам, работают в кампусе, путешествуют по миру. К несчастью, неспособность её на подробные ответы свидетельствовала о частичной амнезии, в таких случаях непреложной. Лавэс изъявил намерение перевести её в обычную палату, но тут же позволил психологам соседнего факультета отговорить себя от этой затеи с условием, что они очень постараются помочь ей полностью обрести себя.
  
  - Она не имеет никакого информативно-исторического значения, поэтому делайте, что хотите, но оставьте её живой и здоровой. Отвечаете головой. За каждый волос на её голове.
  
  Коллеги удивлённо переглянулись, но потом решили, что это шутки у вице-канцлера такие.
  
  В терапии участвовали всегда не более двух человек, знакомых с арамейским. День проходил за днём: Мария рассказала многое, но никак не могла вспомнить своё историческое время. Каждый раз статус психологов понижался, люди теряли терпение. Несколько раз допускали Захара Алексеевича. Даже не будучи психотерапевтом, он сразу понял, что это был форменный допрос. Когда её в сотый раз спросили, как звали вождя, императора, короля, она в сотый раз ответила, что не знает, расплакалась и взмолилась, чтобы её отпустили к людям. "Я должна говорить им", - сказала она на древнеславянском. Присутствовавший Захар Алексеевич подскочил чуть не до потолка, схватил её за руку и, чтобы успокоить и себя, и её, прочёл первую молитву первых христиан. Не важно, что была она на одном из семито-хамитских наречий, Мария подхватила, улыбнулась, глаза её засияли. Потом они перешли на древнегреческий и вспомнили Византий, Палестину, Антиохию. Они вспомнили и перечислили всех апостолов, сценку из Библии и, наконец, она смогла поведать, когда, где и как жила, чем занималась, вспомнила, что родом она с восточных берегов Понта.
  
  Профессора было не узнать. Он вновь по-мальчишески загорелся: какая она, к чёрту, свидетель Иеговы, нет, они никогда не узнают альтернативную историю римской церкви, не получат доказательств, ломающих все привычные и строго выверенные догматы католической веры. Они получили свидетеля первых русских поселений в Крыму, из первых уст узнают, кто возглавил самое "дремучее" славянское племя, откуда пришло оно, какой веры придерживалось... Но свидание с вице-канцлером Лавэсом остудило его горячую голову.
  
  - Университет Экзерсет, внимательно изучив перевод вашей беседы, пришёл к выводу, что эксперимент дал определённые результаты и может быть завершён в самое ближайшее время. Мы с вами до последнего верили в чудо, но оно не случилось.
  
  *
  
  На следующий день Захар Алексеевич получил строгое предписание не продолжать расспросы, а приготовить на рассмотрение комиссии полные результаты исследований, как он их видит, и ему выделили три свободных дня для составления отчёта "самому высокому руководству". Крымский пожал плечами.
  
  - Хорошо. Но я не могу уехать, пока она не родит. Где вы собираетесь поселить её? - спросил Захар Алексеевич на очередном заседании кафедры. Ему не ответили. Он вышел, терзаясь вопросом, чем они с Елизаветой обязаны матери их ребёнка?
  
  - Они пока не знают, куда поместят её, - профессор развёл руками. Елизавета, ни на минуту не отходившая от Марии, и теперь стояла в коридоре, мягко обнимая её. Она резко развернулась к мужу:
  
  - Что значит где? Почему ты спрашиваешь? Она же наша. И как археологическая находка, и как русский человек. Ребёнок наш - подтвердит любой участник эксперимента. Иосиф. Всё в нашу пользу, мы забираем её. Подумаешь, кафедра. Теперь все отечественные историки и этнографы обожествят тебя - ты, вообще, понимаешь, к чему это приведёт? Ты понимаешь, что можно услышать от непосредственного участника событий одного из самых запутанных и печальных периодов нашей истории?
  
  Захар Алексеевич вытаращился на Елизавету, потом медленно взял её за руку. Она с испугом спросила:
  
  - Тебе плохо, Захар?
  
  - Нет, - задумчиво протянул профессор. - Ты - гений. Ну-ка, пошли.
  
  - Куда пошли? Зачем пошли? - женщина испуганно упиралась, а профессор всё быстрей и быстрей тащил её по коридору обратно к двери, обитой толстой коричневой кожей.
  
  - Сэр, у меня нет претензий по нашим устным договорённостям. У меня вопрос по не пройденной до конца проблематике, оговоренной в письменном виде, - Крымский так сильно надавил на два последних слова, что привёл Лавэса в некоторое смущение.
  
  - Да, я внимательно слушаю, - Лавэс удивлённо приподнял правую бровь.
  
  - По какому принципу были отобраны полтора миллиона сравнительных образцов ДНК?
  
  - Ну, как же, профессор, - задумчивый голос вице-канцлера выдал настороженность. - Вы сами подбирали...
  
  - Нет, это вы договаривались с университетскими банками Европы. Я предоставил только питерскую коллекцию. Остальную выборку делали вы, причём упуская один наиважнейший аспект.
  
  - Какой аспект? - уже со злостью проговорил Лавэс.
  
  - Локация.
  
  - При чём тут локация? У нас была вполне конкретная задача - определить ближайшее окружение известной личности. Нас вообще могли остановить, но я подал заявку на выявление фактов, связанных с мифологией. Понимаете, мифологией? Не было задачи отыскать того человека, о котором рассказывают сказки. Вполне прагматично, как для поддержки кредо Экзестерского университета, так и для вас лично. Скажите, пожалуйста, кто ещё на этом свете мог откликнуться на вашу заявку? Ваша гипотеза просто антинаучна. Исходя из собственных соображений, мы прежде всего извлекали связанные библейские цепочки... и не связанные, но подходящие по вторичным признакам. Чего вы хотите?
  
  Случалось, иногда Захар Алексеевич обретал, не сказать зверский или злой... но убедительный образ, когда никто не решался противоречить ему. Сейчас произошло что-то похожее.
  
  - Доктор Елизавета Петровна родилась в трёх километрах от места, где был обнаружен артефакт. К тому же фенотип доктора Изотовой очень хорошо определён - её предки жили на понтийских берегах и тысячу и две тысячи лет назад. Именно вторичные признаки, их не учли полностью. Только огульной небрежностью с моей и вашей стороны я могу объяснить этот факт.
  
  - Профессор, - осторожно перебил его Лавэс. - Проблем я не вижу. Сдавайте биоматериал доктора на расшифровку. Очень скоро мои сотрудники доложат вам результат.
  
  Результат ошеломил всех. Генотип женщин совпадал на 15%.
  
  Крымский расхаживал по коридорам, почёсывал щеку и молчал, за ним неотступно следовал Лавэс:
  
  - Так не бывает. Ошибка идентификации никогда не исключается. Это всё равно, что в здравом уме и твёрдой памяти утверждать, что они двоюродные сёстры. Хотя, - он приостановился, с сомнением покрутил головой. - Когда-то очень давно мой дедушка выиграл "Колесо Фортуны" в Лас-Вегасе... Но даже у него было больше шансов. Это всего лишь ошибка, либо фальсификация.
  
  - Вот что, сэр, - Крымский остановился и по слогам произнёс: - Есть племена, в которых весь род столетиями размещается в двух-трёх шатрах. Эксперимент, как вы сами сказали, окончен. Марию мы забираем к себе на вполне законных основаниях. К тому же она и её сын наши родственники, не так ли?
  
  - Очень интересно, - вице-канцлер злобно сверкнул глазами. Он уже не попытался настаивать на перепроверке результата. - Вы сможете выправить документы для неё? Вы разбираетесь в британской юрисдикции?
  
  - Вы мне поможете. Пока я буду расписывать для вас отчёты, а главное, сметы, - профессор посмотрел на коллегу такими глазами, что у того явно пропало всякое желание и дальше мутить воду, оттягивая момент озарения, как спасти ситуацию. В данную конкретную минуту он, вице-канцлер университета, который у всего научного мира ассоциировался с магией и открытиями в области хиромантии, мистики, не знал, как дальше быть. Не знал, что ответить профессоришке провинциального научного заведения.
  
  А ведь казалось, все давно поняли, что Мария из племени скотоводов никому больше не интересна, что любопытен только ребёнок, и Крымский вцепится в него двумя руками. Он потребовал всё. Поторговавшись, ему можно было отдать сына, полученного от двух женщин, античной и современной. Но почему и Мария?
  
  - Необходимо соблюсти все формальности, - бросил на прощание Лавэс, вскочив с места и обратившись в бегство.
  
  *
  
  Вечером все трое сидели за столом на кухне. Есть не могли, но говорить было не о чем - их предупреждали, их пугали, пока профессор Крымский не выругался по-настоящему и не пригрозил судом по иску о нарушении контрактных обязательств, насильственном удержании и разлучении родственников. Их всех отпустили домой и до поры оставили в покое.
  
  Но буквально на следующий день их пригласили на переговоры по имущественному спору. Согласно британским законам клоны не являлись членами общества, а, значит, приравнивались к животным, хотя иногда приносили больше пользы, чем, казалось бы, естественным образом зачатые люди. Именно научная информация, польза, извлечённая в результате исследования доселе небывалых продуктов от науки, явились причиной и предметом горячего обсуждения. Торговались за то, кто получает право на изучение гипотетических патологий, отслеживание развития двух необычных организмов и комплексную их социализацию.
  
  Представители Иерусалимского и Гонгконгского университетов тоже прослышали о спорах и не преминули заявиться прямо в кабинет ректора, где, собственно переговоры и проходили. В суд, а, следовательно, в общество решили проблему не выносить.
  
  - Но, мисс Веньюмин, - уже закипал Крымский. - Артефакт был передан вам на ответственное хранение. Хорошо, для начала просто верните артефакт.
  
  - Профессор, вы хотите получить кровяную клетку Марии? Алиса, сколько времени вам нужно, чтобы сделать забор крови? - с улыбкой спросила мисс Кроу и посмотрела на женщину-генетика, имя которой Захар Алексеевич напрочь забыл в ту же минуту, когда она представилась.
  
  - Это будет уже другая клетка, - упрямо заявила протест Елизавета. Теперь, когда контракт был выполнен, а формальности оставались (отчёт ещё не был представлен её шефом), доктора Изотову было не узнать. Кроме того, она оказалась вовсе не той женщиной без материнских инстинктов, которой всегда представлялась Крымскому. Теперь это была яростная львица. - К тому же вы не смеете называть моего ребёнка клоном. Я не пойду в суд, но ещё раз... повыдираю остатки ваших волос!
  
  - Его статус - отдельная небывалая история. Давайте пока не будем разбираться в терминах. Ребёнок и точка, - вытирая пот со лба носовым платком, сказал Мэттью. - Возможно единственное справедливое решение: результат опыта остаётся у нас временно. Положим, на два года. Ребёнок? Нет, на один год.
  
  - Чепуха! - отрезал Крымский. - К тому времени другие университеты начнут и закончат подобные программы. К тому же, вам уже сказано, это наши одна дальняя и один ближайший родственники. На каком основании вы разлучаете семью?
  
  - Положим, доктор Изотова не клон, чтобы утверждать, будто другой клон имеет с ней какие-то тождества, кроме матричных, сугубо математических, - съязвила канцлер Экзестера. - Вы прекрасно осведомлены о том, что ни в одной стране мира не вставал вопрос с гибридным, ещё не родившимся ребёнком. Кто там? Мальчик? Прекрасно. Он первый. Так что юридический аспект, как и договорились, трогать не станем. Остаётся моральный и научный.
  
  - И материальный, вы хотели сказать, - перебила Елизавета Петровна, поднявшись с места и грозно приближаясь к Фэлле Веньюмин. - Конечно, все хотят быть первыми. И вы опять намекаете, что мой ребёнок вне законов общества?
  
  - Та-ак, - уныло протянула рыцарь Британского Ордена. - Я предлагаю вот что: вы остаётесь работать в Экзестере на любой кафедре, по вашему выбору. И в то же время принимаете участие во всех исследовательских работах по результатам этого эксперимента. Кстати, отчёт по проекту, мистер Крымский?
  
  - Не готов, - с явным злорадством ответил профессор, виновато опустив голову. - Я тут вообще подумал, мы же имеем полное право продлить проект, но с оговоркой - в Петербургском университете. Мы с радостью примем вас, мисс Кроу, и команду профессора Мэттью. - И ещё мне показалось, что вы ожидали совершенно другого результата от всей нашей эпопеи.
  
  - Незачем так усложнять, продолжим пока в Экзестере, а там посмотрим, я должна проконсультироваться, - подвела черту ректор.
  
   *
  
  Мария хорошо держалась на совещании, но наутро у неё начались схватки. Пришлось срочно возвращаться в клинику. Лавэс сделал вид, что ничего особенного не произошло, приказал организовать роды за счёт всё той же генетической лаборатории. Но тело женщины было ещё так слабо, что она, впав в кому, так и не разрешилась. Лавэс принял единственно верное и безапелляционное решение: экстренное хирургическое вмешательство.
  
  - Но её нельзя кесарить в таком состоянии, - воспротивился Захар Алексеевич.
  
  В ответ вице-канцлер только посмотрел ему прямо в глаза и поспешил к выходу. Профессор понял, что хочет вице-канцлер от акушеров.
  
  - Постойте, подождите! - закричал он. - Надо придумать что-нибудь. - Как и тогда с первой женой его не оставляли самые безумные надежды.
  
  - Придумать что? - спросил Мэттью, подошедший с каменным, неожиданно холодным лицом.
  
  - Это же мой сын! - закричал Захар Алексеевич.
  
  - Увы, нет. Всего лишь вспомогательный эмбрион, привитый в целях создания условий для продолжения эксперимента по реликтовому клонированию женской особи, - обернувшись в дверях, твёрдо заключил Лавэс. - К тому же оказавшийся на данной стадии опасным.
  
  - Какой, к черту, опасным! - взревел Крымский. - Вы не имеете права!
  
  - Чем ругаться, прочтите ещё раз контракт, профессор, - сказал генетик и пригладил крашеный ёжик. - Теперь он не достанется никому. Я сожалею.
  
  Крымский обхватил голову руками и умолк. Он ничуть не удивился такому безразличию Лавэса к судьбе ребёнка, за которого ещё вчера готов был лезть в драку - вопрос стоял ребром, и у него самого был достаточный опыт. Без всякой надежды в голосе он произнёс:
  
  - Попробуйте надеть на неё вот это, - он вытащил из брюк золотистый ремешок.
  
  - Что за игрушки? - всё так же холодно спросил Мэттью.
  
  - Когда-то очень давно эта игрушка спасла мне жизнь на Ближнем Востоке, в заброшенной Антиохийской часовне. В университете я узнал, что пояс Пресвятой Богородицы хранился именно в тех краях. С тех пор я верил и никакие доводы против не принимал в расчёт. Ношу как амулет.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) Е.Амеличева "Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"