Панов Александр Георгиевич: другие произведения.

Часть 16. Разговор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Отец появился только поздно вечером.
  
  - Пап, тут со мной история приключилась. Помоги разобраться, - попросил Иван, даже не позволив отцу отдышаться.
  
  - Что опять случилось? Почему в институт не пришёл? Агатон чуть не умирал на наших глазах. А потом вдруг открыл глаза и говорит как ни в чём ни бывало: "Не пройду, говоришь? Ещё как пройду".
  
  - У меня тут дела почище, - упавшим голосом сказал Ваня. - Я только что убедился, что Агатон, настоящий, жив-здоров, живёт и работает в Англии, в Экзестере.
  
  Профессор как стоял в прихожей, не разувшись, не сняв пальто, так и рухнул тут же на пуф.
  
  - Где убедился, кто тебе сказал? - испуганно спросил он.
  
  - В игре, потом профиль в сети.
  
  Захар Алексеевич быстро пришёл в себя, почесал лоб, потёр затылок.
  
  - Покажи своего Агатона, - резко приказал он, едва поспевая за Иваном в его комнату. Там долго всматривался в экран. - Да, так и есть. Вот он, голубчик. Высоко поднялся. Тебе, Ваня, вот что скажу. Сейчас я позову к нам нашего Агатона Кафского. Думаю, Разумовский его не отпустит одного, тоже приедет, носится как с дитём, понимаешь. Позову Лизавету и Марью. И кое-кто узнает о себе такое, чего раньше нигде не слыхал и не видал, что только мы с Лизаветой знаем. Что хранили до сих пор в большой-большой тайне.
  
  Профессор отошёл от стола, вынул телефон и сказал: "Разумовский Дмитрий Львович". Видеосвязь мгновенно наладилась, но доктор долго упирался, говорил, что все уже спят, что утро мудренее. На этот раз Захар Алексеевич стоял как скала и добился-таки согласия. Потом он вышел, пригласил всю семью в комнату к Ивану.
  
  - Ну, а теперь, Иван, рассказывай всё. Как попал в игру? Как получилось, что там Агатон оказался? Что хотят от тебя и от него? Ну, давай, дело серьёзное.
  
  Иван быстро рассказал, куда таинственно исчезал каждый день на короткие четыре часа. Когда в дверь позвонили, Крымский как раз задал последний вопрос. Иван пошёл к двери, на ходу бросил:
  
  - Ну, не помню я, что в этот месяц было. Божок Эрот, девки - и всё!
  
  Трое взрослых переглянулись, но промолчали.
  
  Первым вошёл Разумовский - время было довольно поздним, и он выглядел немного растерянным. За ним появился Кафский с выражением безразличия на лице. Внезапно он споткнулся, побледнел и вперился взглядом в Марию. Мария громко охнула, встала и бочком направилась к выходу.
  
  - Ах, извините! - всполошился Крымский, подхватил её под руку. - Мария, Агатон, дорогие мои, простите старика. Не было времени подготовить вашу встречу, даже в голову не пришло, здесь такие дела... Всё собирался вас... э-э-э... вам встречу устроить, да как-то боялся, что ли. Теперь тянуть не получится. Иван в интересную историю попал, а вы там главные действующие лица.
  
  Профессор вышел с Марией в коридор. Они долго о чём-то перешёптывались, наконец, вошли.
  
  - Агатон, это Мария, верней, как ты уже догадался, её копия. Как, собственно, и ты - копия епископа Агатона Кафского. Я вкратце рассказал о твоих приключениях здесь. О том, что было с тобой "там" ты с удовольствием и сам расскажешь. Рад, что вы узнали друг друга. Так что, все равны, все всё поняли, а на эмоции времени нет. Но будет жестоко, если мы вас не оставим на минуту-другую, а сами пока чайку попьём. Вы поговорите тут и присоединяйтесь.
  
  Целый час ждали, пока Агатон и Мария наговорятся. Наконец, терпение Крымского иссякло, он тихо постучал в дверь и спросил:
  
  - Да вы хоть живы там, вновьобретённые? - заговорщически просипел профессор. Навстречу вышел сияющий Агатон.
  
  - Живы, живы. Сам понимаешь, Захар, неожиданно получилось, - сказал епископ каким-то изменившимся голосом, отвердевшим, более уверенным, важно кивнул головой.
  
  Расселись вокруг Ивана, счастливые, нетерпеливые и внимательные.
  
  - Ну-ка, Ваня, перескажи всё то, что мне поведал. Да и я заодно постараюсь лучше понять ситуацию, - сказал Захар Алексеевич.
  
  Иван включил компьютер, на мониторе появилась заставка: университетский логотип, схимник, окошко ЭКЗЕСТЕР.
  
  - Вот, если тот или те, кто видит это окно, произнесут это слово или коснутся его, то попадут прямиком в Зал торжеств университета Экзестер, а заодно и правления корпорации "Сетка", всем вам хорошо известной, самой влиятельной организации мира. Под контролем корпорации, оформившейся позднее в сообщество высшего разума, или как они называют себя "универсальной сетью", была создана простая, но очень привлекательная игра, цель которой я до сих пор понять не могу. Мне ясно одно: сообщество выделилось в отдельную группу сверхчеловеков и способно действовать на грани реального и виртуального миров. Они могут делать фантастические вещи, в этом я убедился на личном опыте. Всё это я осознал далеко не сразу. Члены сообщества не люди. Все киборги - у каждого бывшего homo sapiens в голове реальный девайс, работающий на основах искусственного интеллекта. Это то, чем занимаются моя Школа и Дмитрий Львович в своём Институте...
  
  - Опередили, сволочи, - злобно прошипел Разумовский.
  
  Иван с ехидцей посмотрел в его сторону и продолжил неторопливое повествование. О том, как попал в игру, какая оказалась ставка, как удачно и быстро прошёл все уровни, кроме последнего, загадка которого ему до сих пор не даёт покоя. Наконец, подробно передал последний разговор в Зале торжеств Экзестерского университета и как оказался "волшебником".
  
  - Теперь все понимают, чего хотел председатель правления? Он давно это задумал! - выкрикнул Захар Алексеевич и повернулся к Агатону. - Кстати, а почему твоего брата не оказалось в этом клане? Мы бы давно раскусили весь их коварный план.
  
  - В том-то всё дело, - улыбаясь, сказал Кафский. - Брат тоже понял. Его Лавэс не подпускал слишком плотно ни к сообществу, ни к правлению. Он был технической деталью схемы. Без чипа в голове, без реального доступа к секретам корпорации. Только теперь и до меня дошло, почему брат даже не выставил мою кандидатуру для вхождения в универсальную сеть. Сэр Марек Лавэс никогда не пропустил бы мою заявку, ведь он у них первый, кто утверждает состав, как сети, так и корпорации. Кроме того о моём существовании он решил не говорить Лавэсу. На всякий случай. Просто умолчал.
  
  - Насчёт корпорации. Он что, действительно, готов рискнуть и потерять её?
  
  - Нет, конечно. Честно выиграть у него невозможно. А отдать Ивану должность моего брата - пожалуйста. Тем более, не знамо почему, на этом настаивает леди Фэлла. У него же своя паранойя, ему позарез нужен епископ, мой брат или, может быть, я. У брата было одно условие полного сотрудничества - Мария. Да ты сам только что сказал: Лавэс давно хочет свести Марию и... Агатона, - улыбка исчезла с губ епископа. - Только теперь нас двое. И я не собираюсь делить Марию, а тем более делать её несчастной.
  
  - Мы поделим. По справедливости. Кто из вас старший? - заливаясь краской, вмешалась Елизавета Петровна.
  
  - Это трудный вопрос. У нас один исходный материал. Мой прототип был продуцирован несколько раньше, чем мой английский брат. Но по существу я появился последним.
  
  - Ты появился, уже будучи старше. Опыта, воспоминаний на абсолютной временной шкале у тебя больше. Не ты ли называл экзестерского брата младшим?
  
  - Верно. Я и сейчас так чувствую. Но если взять конкретно его и меня, то получается, что он просто физически существует дольше.
  
  Елизавете не сиделось на месте, она замахала руками:
  
  - Что вы несёте? Конечно, эта женщина давно заслужила, чтобы к ней вернулся муж. Какой? Пусть выбирает сама! Правильно говорю, Маш? - она повернулась к Марии. Женщина пожала плечами и промолчала, как обычно. Радость, такая очевидная ещё час назад, исчезла напрочь. Казалось, она уже смирилась с двоемужеством, явив покорность самой Магдалины перед толпой, готовящейся закидать её камнями. Сейчас, когда речь зашла о её судьбе, она оказалась способна только читать про себя молитвы.
  
  - Иван, - Захар Алексеевич повернулся к сыну. - Ты говорил, Фэлла назвала Правление простыми людьми?
  
  - Ну, да.
  
  - Как они поступят, если ты немедленно предъявишь им нашего Агатона и Марию?
  
  Все присутствующие онемели, Иван тоже пожал плечами. Мать опомнилась первой:
  
  - Да ты сдурел, Захар. Во-первых, у нас тут всё открылось и уладилось...
  
  - А во-вторых...
  
  - А во-вторых, они не отпустят Ивана живым. Тебе не понятно почему?
  
  - Кто они? Тебе же сказали, обычные люди. Их там большинство, как и везде в мире. Марек один. Ну, есть у него пара мелких сообщников. Чепуха. А вот как тебе исключение из социума? Иван согласился сам - теперь никакой адвокат не поможет, - профессор зло сверкнул глазами. - Иван, дави кнопку, скажи им, что задание выполнено на 100% и вопреки всем ожиданиям весьма скоро.
  
  - Бать, а если Лавэс уже выполнил своё задание?
  
  - Вот сейчас и узнаем. Ты время-то не тяни, а то и взаправду прокатят тебя. Посулить всякий может - посмотрим на эти рожи, как до дела дойдёт.
  
  - Совсем сдурел старый пень, - выдохнула Лизавета Петровна. - Не пущу.
  
  Захар Алексеевич поморщился.
  
  - Да не больно-то нужна его корпорация. Ты никак не поймёшь, что Лавэс не отвяжется, что не оставит в покое нас всех, если уж двадцать лет не может забыть Марию. Я-то ладно, своё пожил. Но вам ещё жить да жить. Такие люди не забывают обид, побегов не прощают, разрушения своих планов не терпят. Кстати, необходимо выяснить каковы его намерения в отношении наших... э-э-э, сограждан и сотрудников в дальнейшем.
  
  Дело затягивалось, а Иван не только понимал в своём азарте, что ему может сулить победа, он наконец-то нащупал нить к разгадке тайны, которую давно чувствовал в отношении к себе со стороны Лизаветы и Марии. Конечно же, ему говорили, где работали его родители и няня, когда он появился на свет. Сразу показалось неслучайным это сборище в Экзестере, сама победа, которая не была победой, оговорка Лавэса. Да, и этот прокол с картинками: он понимал, что так лопухнуться специалисты корпорации не могли, и, может быть, это вовсе не прокол, а потому его подозрения усиливались.
  
  Иван прокрался за спиной разошедшегося Захара Алексеевича к стоящим в сторонке Агатону и Марии. Повернулся к отцу вполоборота и негромко сказал:
  
  - Нам всем нужно попасть в Экзестер. Есть один очень быстрый способ. Вы согласны?
  
  На Марию больно было смотреть. В этот раз её вообще раздирали чувства инфернального свойства, очень непонятные для закоренелой христианки. Агатон и глазом не повёл - ему, конечно, не безразлична встреча с братом, но умение держаться всегда выдавало в нём копию настоящего епископа.
  
  - Погоди, Ваня, - медленно произнёс он. - Может быть, нам не стоит всё усложнять. Вопрос с Марией решён - она остаётся со мной. Брат готов передать тебе игровое подразделение.
  
  - Очень хорошо. Тогда оставайтесь, а я намерен получить хотя бы такой приз. Чай, не дурак отказываться, - насмешливо прошептал Иван.
  
  Клон поморщился, стяжательство и тщеславие явно претили ему. Он наклонился к уху Ивана и сказал:
  
  - Это не всё. Несколько часов назад, когда Лавэс уже собирался в Чернобыль, он на радостях выдал свой секрет. Брат после встречи с Марией должен будет объявить его... - Агатон буквально на глазах превратился в белую мумию, но продолжил: - ...святым. По договору он не мог отказать Мареку ни в чём.
  
  - Но зачем? - вскипел Иван. - У него возможностей больше, чем у любого святого!
  
  - Ты не понимаешь... Последнее время они занимались только тем, что готовили новую игровую локацию. Лавэс хотел, чтобы епископ, мой брат, сделал это в Ватикане, в базилике Святого Петра, которая была построена ещё в благословенном 326 году от Рождества, в правление первого христианского императора Константина. Даже теперь это церемониальный Центр всей Римско-католической церкви. Это, знаешь ли, совсем не то, что дают эфемерные земные технологии. В то время власть Папы была безгранична. Представь, какова власть святого в те времена?
  
  - Он что, хочет остаться там? - изумился Иван. - Разве это не эфемерно? Это же фикция, это химера! - Он уже не замечал, что все присутствующие смотрят на них.
  
  - Тогда и я - химера. И мой брат, и тысячи человекоподобных, которые именно сейчас ходят по Земле, работают на ней и дышат её воздухом. Да, именно власть над миром. Не важно когда. Века, тысячелетия - это секунды. Святость - вечна...
  
  - Тем более, нам следует его остановить, - округлив глаза, ещё не осознав, что сама говорит, вмешалась Елизавета Петровна. - Мы с Захаром лучше других знаем о его святости.
  
  - Да-да, мы снова должны, обязаны встретить этого человека, - горячо поддержал её муж
  
  - Дорогие мои Захар Алексеевич и Елизавета Петровна. Вы - поистине необыкновенные люди. Я не хотел говорить вам этого до конца дней своих. Но, видно, как вы не удержали свои секреты, так и я, слабый получеловек, вынужден буду сказать вам то, чего, видит Бог, не хотел.
  
  - Ну? - профессор напрягся от нетерпения, казалось, что вот-вот схватит носителя всех секретов за грудки.
  
  - Иван, тебе это нужно знать. Может быть, больше других. Прежде, чем ты коснёшься своей кнопки, подумай, - епископ больше не медлил, потерял торжественный вид и растерянно продолжал: - Твои биологические родители - Марек Лавэс и Фэлла Веньюмин. Это выяснил мой брат, выполняя служебные обязанности. А точнее прямое указание Лавэса по допуску тебя в игру. Стандартная процедура, а сэр Марек считал, что у тебя вообще особый случай. И тебе изначально было уготовано место моего брата. Именно поэтому ты дошёл до конца, но именно поэтому ты должен был подчиниться воле своих кровных родителей. Всё это мы обсуждали, пока ты приближал свою встречу с Лавэсом.
  
  Профессор и его жена взялись за руки и дружно присели на диван. Присутствовавший на семейной экзекуции Разумовский потерял всякую сдержанность и солидность, легко присвистнул.
  
  - Как это могло случиться? - Елизавета первая взяла себя в руки.
  
  - Очень просто. Главный генетик во всём был обязан вице-канцлеру. Да и Фэлла тоже. Поэтому, когда возникла срочная необходимость в оплодотворённой яйцеклетке, никто из них возражать не стал, и Лавэс выбрал в криохранилище давно подготовленный материал. Эта гениальная мысль родилась спонтанно. Суррогатной матерью должна была стать вовсе не Мария.
  
  Все обернулись; тихая женщина молча плакала. Никаких особенных переживаний её лицо не выдало, казалось, всё это она и сама давно поняла.
  
  - Так! - твёрдо сказал Иван. - Я очень прошу вас всех не мешать мне. В конце концов, у меня появились личные счёты. А ты, мама, всегда останешься моей мамой... Как и Мария.
  
  - Я знаю, что ты задумал, - тихо произнёс Агатон. - Придётся идти с тобой. Один ты не справишься с киборгом, да ещё в придуманной им же игре. А мне послано ещё одно тяжкое испытание. Я должен остановить злодея. - Он повернулся к остальным. - Мария останется здесь. Если я не вернусь, мой брат узнает об этом первый. Помогите ему - вы знаете как.
  
  - Нет! Я с тобой, - Мария прижалась к Агатону, теперь в её глазах засветился огонь дикой степнячки, и вряд ли кто из присутствующих в эту минуту сомневался в том, что она явилась к ним из племени варваров-русов.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) В.Каг "Академия Тайн. Охота на куратора"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) М.Боталова "Темный отбор. Невеста демона"(Любовное фэнтези) Н.Джой "Выбор"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"