Панов Александр Георгиевич: другие произведения.

Часть 20. Дороги Европы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Когда Иван и Агатон отошли от берегов Понта на приличное расстояние, уселись на вершине невысокого кургана и, бодаясь головами над навигатором, вместе определили безопасный маршрут до италийских земель. Теперь он работал как самая обычная карта и компас. Иван помнил, что в конце IV в. к германцам в их набегах на Рим присоединились многие другие варварские племена. Началось Великое переселение народов. Возникли союзы во главе с герцогами и королями. Ещё в Боспорском стойбище они прослышали, что не везде спокойно, что после владений гуннов начнутся земли булгарских герцогов и уличских князей, добрая половина которых ещё не знала Христа. Дальше путь их лежал в страну македонян, Паннонию и, наконец, в Галлию, что простиралась за высокими горами до самой Италики.
  
  Как только они вошли в Великую Булгарию, враждовавшую с Византией, начались неприятности. Люди им не помогали, говорили на странном наречии, мало кто знал латинский. Раз или два пытались ограбить, но, испугавшись сверкающей шпаги, отходили со своими заступами назад. Дальше на западе уже издалека в них признавали чужаков. Здесь никто не носил шкуры, а одевались в полотняные одежды. Поэтому, когда перед ними возникли каменные стены большого города, они решили хотя бы переодеться, да переговорить с мирянами, узнать, что слышно о положении дел в землях дальше по пути их следования. У ворот небольшая толкотня.
  
  - Куда прёшь, скотина?
  
  - Ах, ты гад. Чуть ногу не сломал.
  
  Они ещё издали увидели несколько гружёных повозок, направлявшихся к городским воротам. Следуя за ними, подошли к вооружённым латникам. В этот момент Иван почувствовал, что подключился его урезанный интерфейс.
  
  - Пропуск! - строго потребовал один из стражи. Перегородил дорогу тяжёлым копьём.
  
  - Какой пропуск? - заговорил грек. - Все проезжают свободно.
  
  - Крестьяне. Муку привезли. В городе голодно. Велено пропускать, - неохотно объяснил стражник.
  
  - Нам только одежду купить...
  
  - Свиток из магистрата.
  
  Агатон протянул боспорский медяк. Стражник выпучил глаза, повернулся к товарищам, ткнул древком в землю.
  
  - Ну-ка, гоните этих... Поганые тут у нас бродят.
  
  Иван и Агатон спешно отскочили в сторону. Присели подальше от ворот у тракта - расположились пообедать припасённой копчёной рыбой, диким луком и черемшой. А заодно решить, что делать. В это время на дороге загрохотала телега. Обернувшись, Иван увидел большую старую повозку, впряжённого высокого коня и двух рыжих веснусчатых парней. Они шли, весело болтали и смеялись. Ивана сразу осенило, он встал, быстро догнал их и, поздоровавшись, сказал:
  
  - К чему вам теперь телега, добрые люди? Продайте её.
  
  Сзади подошёл Агатон, достал из котомки горсть медяков. Ребята переглянулись, поморщились - только что они заработали куда больше.
  
  - Нам деньги не нужны, уж извините, - сказал один из них.
  
  - Свои бы довезти, - добавил другой. Они засмеялись и уж собрались было продолжить свой путь, как Иван крикнул:
  
  - А как вам это?
  
  И показал стальной клинок. Выкованный через тысячу лет и подаренный ему королём Филиппом, как раз в этих местах обретавшимся. Крестьяне, разинув рты, смотрели на огромный рубин, украшавший рукоять с торца, на металл, необыкновенно белый и чистый, и молчали.
  
  - Ну? - подбодрил крестьян Агатон. - Этот не краденый, потому как во всём мире ничего похожего ещё не было.
  
  Мужики ещё немного подумали - ну, не может крестьянин просто поверить глазам своим, и, повертев оружие и так, и сяк, даже понюхали - и согласились.
  
  Два дня Иван ставил силки на дроф, выискивал заячьи лёжки. Но к концу второго дня добыча едва покрывала днище телеги.
  
  - Что делать будем? - разочарованно спросил Агатон. - Попробуем войти с этим.
  
  - Что зря мотаться, да и пропадёт мясо уже завтра, - сказал Ваня. - Больше, больше силков заготовить нужно. Всю ночь спать не буду. А это всё придётся выбросить.
  
  *
  
  Ужин был очень обильным, но путники расстроились - не смогли съесть и пятой части того, что заготовили. Иван пристроился у колеса телеги и плёл из тонко нарезанных шкур петли, когда в противоположном конце поляны появились большие тени. Они двигались тихо и медленно - охотники даже не сразу их заметили. Но в последний момент Иван поднял глаза, схватил Агатона за руку, прижал палец к губам.
  
  Солнце уже зашло, когда первая стрела угодила в бок гиганта, тут же ещё одна. Бык присел от неожиданности, но тяжело прыгнул вперёд и скрылся в гуще лиственного леса. Охотники рванули за ним. Бы ещё некоторое время довольно скоро двигался, потом припал на передние колена. И получил ещё две стрелы, уже почти в упор, но поднялся, грузно развернулся и пошёл навстречу друзьям. Это были последние стрелы. Агатон бросился наутёк, вернулся, потянул Ивана, который только вручил ему копьё и сказал:
  
  - Ну, убежим. А дальше-то что?
  
  Он первый бросился на зубра, не мудрствуя особо, ударил несколько раз то в лоб, то в горб без толку, да и копьё сломалось. А бык всё шёл, закатив бешеные глаза - собственно только их отблеск и различал Иван. Темно. Агатон оказался хитрее, зашёл сбоку и, хоть в жизни копья в руках не держал, дерзко подбежал и вонзил остриё в шею. Зубр всё наседал, но Иван выхватил меч и принялся методично добивать бедного зверя. Сначала он прятался за ствол дерева. А когда бык подходил, он неожиданно выскакивал и либо колол в шею снизу, в присесте, либо рубил её сверху. Шум прекратился только через час, когда бык свалился после очередного удара как подкошенный, протяжно замычал - и смолк. Охотники, обливаясь потом, рухнули на землю рядом.
  
  Проснулись разом, часа не прошло. Поспешили к повозке. Потом до утра прорубались сквозь чащу. Освежевали и порубили тушу на части, чтобы хоть как-то поднять свежатину на повозку.
  
  *
  
  Стражник ещё раз оглядел лица чужеземцев. Он их запомнил и теперь недоверчиво придирался к каждому их слову.
  
  - Прямо с охоты, говоришь? - он нагнулся, понюхал груду мяса, заботливо укрытую крапивой, цокнул языком. - Сперва надо пробу снять, не павшая ли скотинка? - Он хитро улыбнулся и подозвал солдата - тот уже приготовил свой меч. Тремя ударами он отсёк кусок, с трудом поднял его и пошёл в караулку.
  
  - Проезжайте. Да побыстрее, - грозно прикрикнул капитан, жестом указав солдату открыть ворота.
  
  *
  
  Торговые ряды пустовали - люди боялись как мора, так и набегов степняков, всё чаще налетавших на мирный город с востока. Пограбив окрестные селения, чужаки отступали, но снабжение подрывали в корне, а сами горожане тоже боялись отъезжать слишком далеко.
  
  Опытный торговец Агатон вмиг распродал свежее мясо, отдал за очень приличную цену - для жителей это был подарок с неба. На телегу, на которой разошедшийся купец решил сэкономить, никто даже глянул. Её, конечно, бросили, но у местных мастеровых нашли приличную коляску. Сходили в портняжный квартал. Там давно не было покупателей - случился маленький переполох - и по случаю обзавелись не самой дорогой, но очень приличной одеждой. Всё по тогдашней византийской моде - выбеленная льняная туника, голубая мантия и красные мягкие сапоги из сыромятной кожи.
  
  Сытно отобедав в таверне, решили отоспаться, как следует, а уж потом отправиться в путь. Так и сделали: заплатили за суточный постой, за конюшню и, поспорив немного ни о чём, довольные обстоятельствами легли спать.
  
  Проснулся Иван от зверского нытья кожи по всему телу. В гостинице оказалось так много клопов, что было непонятно, как там вообще могли находиться люди. А ведь в соседней комнате тоже остановились трое крепких мужчин, по виду чиновников. Но и они явно не спали: сначала он услышал за перегородкой шёпот, затем скрипнула дверь. Иван привстал, скорее догадался, чем разглядел, как в щель между дверью и косяком вошёл нож, тихо приподнялся и опустился крюк. Ему не надо было объяснять, что здесь он в большой опасности, сразу вскочил, сдёрнул Агатона с постели, сунул ему шпагу. Едва оглянулся, как в лицо ударил луч потайного фонаря, выхватив на мгновение руку с направленным на него ножом и массивную грудь в белой рубахе. Тут же Иван сделал глубокий выпад. Сталь чиркнула по пуговице и с шипом мягко остановилась. Иван резко отдёрнул руку. Едва угадываемая в темноте фигура продолжала стоять. Фонарь по-прежнему слепил глаза, но сзади надавили, и вор сделал шаг вперёд, всей тушей повалился на Ивана. Фонарь потух, и тут же раздался крик: Агатон проткнул появившийся в дверном проёме силуэт. Третий, громко топая башмаками, побежал по коридору к лестнице, ведущей на первый этаж. Охотники, не говоря ни слова, воткнули шпаги в пол, принялись лихорадочно одеваться, непривычные одежды путались, не хотели застёгиваться. Наконец, выскочили в коридор, выставили перед собой оружие. Никого. Рванули к лестнице. Когда спустились, сквозь плотную ткань, опущенную на проёмы окон на ночь, увидели двигающиеся огни. Сторожа подняты по тревоге. Кинулись на кухню, крепкая дверь на задний двор не поддалась. Но маленькие приземистые окна были открыты. Беглецы с трудом выбрались наружу и кинулись в сторону, наугад, подальше от громких криков и разгоравшихся повсюду факелов. Свернули в тёмный переулок, который, как показалось, вёл в ту часть города, которую они знали. Действительно, когда крики затихли, когда они повернули ещё пару раз в нужном направлении, перед ними возникла городская стена. Она слабо освещалась масляными фонарями через равные промежутки. Вдалеке виднелись ярко освещённые ворота, надвратная башня не была видна, исчезала в ночном небе, но сомнений не было - это те самые ворота, через которые они вошли в город.
  
  - Держи, - сказал Агатон, и, вынув два золотых, протянул мешочек Ивану. - Если получится, я махну рукой. Если нет - сам всё увидишь. И беги, ищи другие ворота. В городе оставаться нельзя.
  
  Он пошёл к ярко освещённой площадке перед воротами, на которой расхаживал стражник с копьём в руках и гладиусом за поясом. Немного не доходя он зашатался, затянул какую-то песнь. Стражник остановился, удивлённо уставился на пьяного, даже не опустил копьё. Пьяный горячо заговорил, размахивая руками, подошёл ближе. Оба стояли друг против друга, и со стороны могло показаться, разговаривали о погоде, только один всё время качался и тыкал пальцем в звёздное небо. Но луны не было, о чём говорили - осталось без свидетелей. Потом пьяный повернулся и широко взмахнул рукой. Иван заметил, что стражник принял мзду, поэтому даже не пытался изобразить что-то, а быстро направился к воротам. Стражник уже открывал боковую калитку. Агатон приложил палец к губам и указал на караулку. Иван всё понял - выскользнули из города как тени. Не прошли и нескольких шагов, не выдержали, побежали в темноту по едва заметной белой ленте дороги. Она ушла в лес, здесь и потерялась. Беглецы остановились.
  
  - Надо бы в лес уйти, - тяжело дыша, предложил Агатон. - Не то, погоня.
  
  Иван скосил глаза, интерфейс отсутствовал.
  
  - Уже не надо.
  
  - Понятно, - облегчённо выдохнул Агатон. - Подождём здесь.
  
  *
  
  Тракт растянулся вдоль леса и, когда мужчины вышли на перекрёсток, серое утреннее небо обернулось широкой оранжевой полосой на востоке и сиреневой мглой на западе. На распутье повернули к западу, в сторону галльских земель - пройти предстояло ещё немало. Их обогнал конный, вероятно, вестовой. Сердитый, надувшийся, с притороченной большой сумой и тесаком в ножнах. Вскоре навстречу пошли повозки, разного рода телеги. Крестьяне уже давно загрузились и теперь спешили в город. Обогнал роскошный экипаж с раскачивающимися по бокам фонарями.
  
  Теперь, когда появились деньги, Иван заленился охотиться и рыбачить. К вечеру, изрядно оголодав, решили остановиться в деревушке (прямо у дороги расположился трактир), не отмеченной в навигаторе и потому явно не учтённой создателями приключений.
  
  На стол хозяин, добродушный лысый толстяк в затёртом сюртуке, выставил ржаную похлёбку, кусок баранины с огня и бутылку неизвестного вина. Они сняли запылённые туники, но он разглядел нательные кресты и больше не показывался. Иван кликнул его раз, другой. Выбежала девка в коричневом платье-корсаже и приняла плату.
  
  - Куда ж отец подевался? - раздражённо спросил Иван.
  
  - Вы же христиане, - ответила дочь равнодушно.
  
  - Что ж с того? - спросил Иван. - Не чумные.
  
  - Да у нас же иудейская община. Или читать не умеете?
  
  Иван, заинтересованно разглядывавший туго затянутый корсет, осёкся. Они заметили надпись на иврите, но не придали ей никакого значения. Но, выходило, им здесь не очень рады. На постой не пустят, а ночь на носу.
  
  - А как же вы с германцами обходитесь? Среди них точно обрезанных нет, - Иван не унимался.
  
  - Рави с местными договорился. А когда чужие приходят - они сами хозяйничают.
  
  - Хорошо. Но вот допустим нам спать негде, - Иван продолжил, заметив, как дочь трактирщика старательно отводит от него глаза. Она не уходила, казалось, размышляла о чём-то. Потом решилась.
  
  - Приходите когда стемнеет. В ставню стукнете три раза. Я вас в конюшню пущу. Только утром рано уйдёте, хорошо?
  
  *
  
  Агатон проснулся рано, не то лошадь взбрыкнула, а, может быть, и от шума, что исходил от сенника, вплотную примыкавшего к овсяному амбару. Он раскидал овёс и прислушался. Женские вопли, или стон. Кто-то явно звал на помощь - купец-проповедник не мог оставаться равнодушным. Забыв обо всём на свете, он рванулся к двери, ворвался на сеновал. То, что он увидел, поразило его до глубины души, хотя всех деталей не разобрал, но точно понял, что речь идёт о монашеской любви, про которую ему в деталях давно рассказывали сверстники ещё там, в Херсонесе. Почувствовав себя неудобно, Агатон отступил, тихо забрался в клеть с овсом и только теперь обнаружил, что он один. И вот-вот рассветёт.
  
  Когда в щель под трухлявой крышей ударил первый луч, Агатон не выдержал и вполголоса запел, время от времени постукивая по медной чаше. Через минуту над перегородкой появилась всклокоченная голова Ивана с соломой в волосах.
  
  - Ты что так расшумелся?
  
  - А-а, не нравится, когда котлы бухают.
  
  - Какие котлы? Ты неправильное место для песнопений выбрал. Рахиль на самом интересном месте так поперхнулась...
  
  - Ладно-ладно, одевайся скорей, время давно вышло.
  
  В этот миг в амбар ворвалась дочь корчмаря.
  
  - Папа удавился! - крикнула она и потянула обоих в дом. Увиденное потрясло. Старый еврей висел на толстой пеньковой верёвке, далеко высунув язык, с которого всё ещё тянулась слюна, капала на серый длинный обрядный хитон. Скорее всего, он тоже услышал молитвы, или увидел...
  
  Агатон долго не медлил, обхватил тело старика за бёдра и приподнял.
  
  - Режь верёвку!
  
  Иван сунул руку в пространство сбоку от себя - пусто! Развернулся к девушке.
  
  - Бегом на кухню!
  
  Когда хозяина осторожно положили на пол, Агатон припал ухом к его груди. Иван засучивал рукава, вспоминал, как правильный массаж сердца делать. Агатон привстал, виноватым голосом сообщил:
  
  - Не поможет. Уже поздно.
  
  Но Иван не сдался, долго давил на грудную клетку, слушал грудь, щупал пульс. Наконец, отступил. Хотел уж "Прими, наш Господь" зачитать, но вовремя спохватился.
  
  - Что делать-то будем? - спросил у обоих присутствовавших. Рахиль буркнула, что к Рави надо бы сходить. Иван жестом приказал ей повременить, отвёл в сторону Агатона, прошептал:
  
  - Задержимся на пару дней? Девчонку жалко.
  
  - Нам нельзя. Не позволят, - тихо ответил Агатон. - Уходим немедля.
  
  - Погоди, - заговорщически зашипел Иван. - Там ладная лошадка стоит. И коляска имеется.
  
  - Ты с ума сошёл.
  
  - Она сама предлагала. Девчонке скоро тридцать, парень у неё тут, ухаживает с детских лет, а старик не соглашается, денег не даёт, говорит, мы бедные, а тот ещё беднее.
  
  - Ну, теперь преград не будет, - нервно ответил купец. - Ну, а сколько просила?
  
  - Да ты понимаешь, - замялся курносый, но очень смуглый студент. - Бежать они хотели. Сколько сможем.
  
  Агатон направился к девице, недолго говорил с ней, достал что-то из мошны, передал сироте и, быстро уводя Ивана вниз по лестнице, бросил строгий окрик:
  
  - Выйдешь, только когда мы уедем.
  
  И, нагнувшись к его уху, сказал:
   - Все люди, в конце концов, хорошие. Она денег брать совсем не хотела. Зачем ей теперь бежать?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Н.Александр "Сага о неудачнике 2"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"