Пантелеев Александр Сергеевич: другие произведения.

Розы Пустыни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.85*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Памяти Р.Сабатини и его бессмертного произведения "Одиссея Капитана Блада" посвящается. Версия 1.0.2 от 17.05.11г. Часть 1. Главы с 1 по 10. Часть 2 Главы с 11 по 20.

  РОЗЫ
  ПУСТЫНИ
  Красная. Версия 1.0.2. от 17.05.11г.
  
  
  Пролог
  
  'Живете вы в плену темницы.
  Поблекший городской народ.
  Чужды красе, которой полны
  Земля и вольный небосвод!
  Дни ваши нудны и никчемны.
  Заботы будничной полны;'
  Народное творчество
  
  
  - Димон, ты чего там застрял? Заползай уже! - голос Ивана звучал гулко, но очень четко и внятно. Внутри дольмена была потрясающая акустика. Дмитрий огляделся, вздохнул. Лезть в круглую дыру у самой земли не хотелось. Жаркое, июльское солнце уже клонилось к заходу, но пока жара спадет, пройдет еще не меньше четырех часов. Каменистые холмы, последнее место, где хотелось бы прогуляться по жаре. Причина того, почему он с братом приехал в эту глушь, сначала трясясь четыре часа в автобусе, потом два часа топали по лесу и еще полчаса поднимались на вершину холма, стояла прямо перед ним. С Димы сошло пять потов, а старый армейский камуфляж пропитался потом. Давненько он так не напрягался.
  Дольмены. Представьте себе печенье. Обычное такое, толстыми прямоугольными плитками, 'земляничное' или 'топленое молоко'. А теперь увеличьте размер одной такой печенюшки до размеров автомобиля. Сложите из них примитивную конструкцию аля игрушечный домик. Просверлите в одной из стенок круглую дыру возле земли и пару дырок поменьше под потолком, получите дольмен. Сложенные из серых, каменных глыб, дольмены внушали почтение. Таскать такие плиты, современной-то техникой дело не легкое, а углеродный анализ, проведенный одной из бесчисленных научных экспедиций, говорил что этим домикам побольше трех тысячелетий. Иными словами, сложили их тогда, когда человечество такой техники не имело. Хотя, пирамиды сложить это же не помешало?
  Дима еще раз вздохнул. Какой черт занес его на эти галеры? Это все Иван.
  Дима был старшим менеджером в магазине по продаже электротехнических товаров. У него была жена, крепкий и шебутной сынишка. Со всех сторон степенный дядька. Не склонный к быстрым, поспешным решениям, Дима предпочитал семь раз отмерить и один раз отрезать. Но раз отрезал, то слово свое держал крепко. За что пользовался заслуженным уважением начальства, многочисленных друзей и знакомых. Младший брат его Иван, был немного другим. Отличный парень да, но куда более реактивный что ли. Знаток женской красоты, обаятельный, напористый, он был на фоне Димы этакой юлой. Постоянно куда-то стремился, чего-то хотел. Вот и на эту экскурсию подбил брата.
  - Это будет познавательный поход, заодно жирок растеряешь - передразнил брата Дима.
  Из дыры высунулась взлохмаченная голова Ивана.
  - Ну где ты там? Долго ты еще будешь шары свои катать?
  Дима скривился.
  - Иду иду. Дима присел и практически на карачках залез внутрь дольмена. Внутри было сухо и прохладно. Земляной пол был устлан толстым слоем опавшей листвы. Интересно, как она сюда попадает? Дима уселся рядом с Иваном.
  - Ну вот я тут. И что дальше?
  Иван обвел рукой внутренности дольмена.
  - Разве ты не чувствуешь почтения? Эти камни, сложили в то время когда не было кранов, экскаваторов, грузовиков. Даже не вериться, что это сделали люди. Хотя на этот счет есть кое-какие теории.
  Дима расшнуровал берцы. Откинулся на прохладную шероховатую стену.
  - Неа, ничего такого не чувствую. Тут просто прохладно и хорошо.
  Иван рассмеялся.
  - Чурбан ты бесчувственный. Никакого почтения к предкам. Вот посмотри что я надыбал про эти дольмены. Иван вытащил из своего рюкзака пачку бумаги формата А4.
  - Так, посмотрим. Иван стал листать бумаги.
  - Ага вот. Смотри. Есть предположение, что эти дольмены построила иная цивилизация. Иван пролистал еще пару листов.
  - Атланты, ага первые люди, пара цивилизации, а вот. Мне показалось это особенно интересно. Несколько ученых считают, что здесь располагается аномальная зона. Место особой чувствительности в нашем измерении. Когда они пересекаются, с другими измерениями, они оставили на этом мире свой отпечаток. Т.е. грубое отражение того, что есть в том мире. Понимаешь?
  - Неа. Дима достал из нагрудного кармана завернутый в фольгу и целлофан бутерброд. От жары сыр оплавился и растекся по куску ветчины. На вкус было не очень, но когда потопаешь по каменистым холмам пару верст, становишься не особо придирчивым.
  Иван поморщился.
  - Ну сколько можно есть? Дим, гляди у тебя уже мамон необъятный. Дима погладил свой объемистый живот, с трудом удерживаемый портупеей.
  - Это амортизатор любви. И вообще молча завидуй. Тебя твоя очередная соска, не кормит поди нормально?
  Иван махнул на брата рукой.
  - Да иди ты. Лучше вон послушай. Один умник, Иван потряс стопкой бумаги, считает, что если определенным образом резонировать окружающую реальность, то здесь откроется портал в мир параллельный. Представляешь, как было бы интересно.
  Дима напрягся, вспоминая свои скудные, школьные знания по истории и географии.
  - Ну это смотря на сколько он параллельный. Вон были времена, когда тут вообще, дно было. Помнишь, палеонтологию изучали? Так вот, тут атолл был, то бишь мелководье. Прикинь, открываешь ты портал, а оттуда водичка. И ладно если просто вода. А если твари какие зубастые?
  Иван, пригибаясь, прошелся по дольмену.
  - И то верно. Но если не настолько параллельный. Представь, открыли дырку, а там уже люди в космос летают. Взяли бы пару технологий и сюда. Мигом стали бы миллиардерами.
  - Угу. Дима активно жевал свой бутерброд.
  Иван уселся у входа.
  - Ну ладно посмотрели и будет. Погнали к автобусу. А то опоздаем и будем домой пехом топать.
  Дима прожевал бутерброд и степенно не торопясь, достал платочек. Вытер руки.
  - Пойдем непоседа. О, что это?
  Снаружи раздался грохот, словно две огромные металлические цистерны столкнулись на полном ходу. На землю стали падать крупные капли дождя.
  - Ну вот. Промокнем же насквозь. Блин рюкзак. Дима, с поразительной для своей довольно тучной комплекции ловкостью, вылез через дыру наружу. Подхватил свой рюкзак, глянул на небо.
  - Ох. Ёмае. На холм надвигался черный фронт облаков. В глубине клубящейся массы голубыми сполохами мелькали молнии. Горизонт заволакивала стена дождя.
  Дима юркнул в дольмен.
  - Не. Иван, мы лучше тут подождем. Все равно без нас они никуда не уедут. Там такой дождина надвигается. Потеряемся нафиг.
  Иван выглянул на улицу, где летний зной сменился проливным, словно на небесах кто-то разом опрокинул целую ванну воды, дождем.
  - Это серьезный дождик. Пожалуй я с тобой согласен. Давай поедим пока что ли?
  Дима улыбнулся. Аппетитом братишка был весь в него. Но от полноты его спасала жизнь неугомонная и девки неутомимые.
  В рюкзаке Димы, при тщательном осмотре, нашелся целый царский обед. Курочка жаренная с картошечкой, огурчики с помидорчиками, упаковка майонеза, хлебушек черный с чесночком. И конечно лучок зеленый свежий.
  Походный стол накрыли у круглой дырки, что была тут за дверь и окно одновременно. За окном лил дождь, но благодаря небольшому козырьку получившемуся из плиты служащей дольмену крышей, брызги воды до них не долетали. А вот свежий, пропахший озоном воздух, изрядно добавлял аппетиту.
  Что такое одна курица гриль, для двух здоровых мужчин? Да ерунда. Умяли до разгрызенных косточек за пять минут. Иван достал из своего рюкзака бутылку с морсом. Разлили по алюминиевым кружкам, трофеям из армии. Улеглись поудобнее, у двери - окна, закурили. Иван курил свои пижонские длинные. Дима предпочитал сигареты попроще и крепче.
  Дождь не унимался. Теперь к бесконечному ливню добавились молнии, сверкающие, казалось, прямо над входом.
  - Ничего себе дождичек. Иван выдохнул дым. - Льет-то, как из ведра.
  - Епт. Дима замер. Иван повернул голову и тоже замер. У входа в дольмен барражировал шар из раскаленной плазмы. Так близко, шаровую молнию, а это была она, никто из братьев не видел никогда в жизни. И знали то про нее, только благодаря тому, что оба, учились в школе в физико-математическом классе, где одним из предметов была метеорология.
  - Блин дождь же. Откуда она тут взялась? Не шевелись! Дима старался даже челюстью не двигать.
  Молния, словно что-то услышав, приблизилась к окну. Братья инстинктивно вжались в стены дольмена.
  Слепящий глаза шар, медленно, словно ведомый невидимой нитью влетел в дольмен. Остановился в центре.
  - Блин. Попали. Прошептал Иван.
  Молния деваться никуда явно не собиралась. Ситуация ухудшалась просто с катастрофической скоростью.
  Где-то высоко над дольменом, загрохотал гром. За окном сверкнула молния обычная. Шар скакнул к земле и рванулся вверх. Ударился в потолок, взорвался.
  Слепящий свет и ощущение, что все волосы на теле встали дыбом, последние, что братья запомнили.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1. Не опять, а снова.
  
  'А мы живем в пустынь просторе -
  Здесь мы свободны и сильны.
  Для нас из светлых бездн эфира
  Нисходит яркий солнца луч;
  Нас мчит, весь взмылен, конь ретивый.
  Для нас гряда высоких туч.'
  Народное творчество
  
  
  Глаза Диме открывать не хотелось. Совсем не хотелось. Потому как прошлый раз они показывали ему какую-то чушь. От лицезрения которой у Димы было стойкое ощущение, что он попал в сумасшедший дом для садистов. Причем из всей фразы, реальностью было то, что он, несомненно, попал.
  Ох, знатно их приложило. От взрыва шаровой молнии они видимо сошли с ума и теперь на пару бредили. Точнее бредил, то есть несвязно бормотал во сне, только Иван. Дима чувствовал себя вполне не плохо. Соображал четко, аппетит имел свой обычный. Да и увесистый живот здесь присутствовал.
  Хотя, пожалуй, стоило определиться с того, где это здесь. Дима тяжело переваливаясь, тело еще слушалось с трудом, прошелся по земляному полу к зарешеченному окну. Решетка была грубой, кованной. За окном, до горизонта простирался океан. Ну или море, в общем-то разницы отсюда, с немаленькой высоты, не было видно никакой. Если учесть, что в родном мире Димы, пресловутые дольмены были в скалистых холмах. А сам край, как бы не на тысячу метров выше уровня моря, возникало вполне резонное подозрение, что он не дома, в смысле не на планете Земля. Или на ней, но явно не в родном крае. Но вот где конкретно?
  Вторым, очень весомым поводом подозревать, что он где угодно, но не земле, было то что тело было не его. Зеркала в комнате не было, но смущающих моментов и без него было достаточно. Руки были мозолистые, с характерными такими мозолями. На костяшках пальцев, на основании ладони. Кем бы не был мужик, в чье тело угодил Дима, был он мужчиной увлеченно мозоливший руки чем-то тяжелым. Цвет кожи тоже был странный. Этакая смугловатость с красноватым оттенком. И отсутствие бороды, усов, волос в подмышках, паху, на ногах слегка напрягало. Голые ноги особенно. Первое время Дима существенно испугался, вдруг тело гея? Не приведи господи. Но вдумчивое изучение своих телес установило. Волос просто не было. Вообще. Хотя нет не вообще. На голове они росли, вырванный волос был светлым, Дима тут походу дела был блондин, там же, на многострадальной головушке была еще довольно сильная опухоль, медленно спадающая изо дня в день.
  Владельца этого тела крепенько ударило головой. Аккурат в то же время что и их с Иваном, шлепнуло молнией. От этого Дима в его тело и попал. Другого внятного объяснения не просматривалось.
  Иван снова завозился на кровати. Комната, где их с Димой держали взаперти, была обставлена скудно. Два топчана, тонкое плетеное одеяло в качестве простыни. Еще одно в качестве покрывала. В углу комнаты был своеобразный нужник, в виде дырки в полу, забранной решеткой на подобие той, что была в окне. В нужнике ничего не просматривалось. Каменная кишка уходила далеко вниз, дна видно не было.
  В торце прямоугольного пенала, которым была комната, стояла массивная деревянная дверь.
  Дима подошел к черноволосому высокому мужчине. Вглядываясь в новое лицо своего брата. Он был немного похож на себя прежнего. Только был повыше ростом и куда как более накачан. Хотя и у самого Димы, несмотря на живот на руках прослеживались отменные мышцы, у Ивана мускулатура впечатляла. Этакий не Шварцнегер в молодости, но очень похоже. Иван был одет, как и Дима, в короткие шорты из неизвестного Диме материала. На ощупь как шелк, но пот впитывал хорошо.
  Бормотал Иван на чистом русском, всякую ересь. Как он, кого и где, как, да во всех подробностях. И кое-какие подробности, позволяли точно сказать, бредящий мужчина это именно Иван. Хотя по некоторым историям были вопросы. Причем половину историй, походу дела он выдумывал прямо на ходу. Дима потрогал лоб братишки. Горячий. До сих пор в горячке. Вот интересно. Почему у него волосы длинные, не смотря на такую же, как у Димы шишку, не острижены, щетина прорезается.
  Последней, примечательной деталью бредового окружения, была татуировка в виде черного дракона правой руке и части груди Ивана. У Димы тоже была такая же только на левой. В китайском стиле, длинный, похожий на многоножку дракон, словно положил голову на запястье, держась множеством лап за локоть и бицепс, тело дракона, свернутое тугим кольцом, словно лежало на плече и верхней части грудной мышцы.
  Очень примечательная татуировка. Дима вернулся к окну, рассматривая далекий горизонт.
  Учитывая, что языка их тюремщиков он не знал, говорили они на каком-то чудном языке, похожем на смесь чего-то неуловимо знакомого, но в целом совершенно неясного, бормотание Ивана и глупые на их взгляд вопросы его самого, все это, среди стражи, авторитета явно братьям не добавляло. Но опираясь на свои ощущения, Дима мог побиться об заклад, дело было не только в этом. Душевно больных окружают обычно вниманием, а не запирают в месте, очень похожем на камеру.
  Да и кормят значительно лучше. То, что ему давали в качестве еды, для него и бредящего Ивана, назвать пищей, было сложно. Тушенная каша из непонятных овощей, попахивающая помоями и рыба в мизерном количестве. На вкус овощи были солоноватые, а рыба как раз вполне обычной.
  Но что такое две ложки каши и маленькая рыбка взрослому мужику на целый день?
  Дима прошелся по комнате. Ситуация была не самая приятная. Но он решил быть оптимистом. Он в мужском, по ощущениям, здоровом теле. Уже плюс.
  По всему остальному пока море вопросов без ответа. Придется ждать прояснения ситуации. Дима был в армии, а все кто прошел эту школу, не страдали излишне впечатлительной нервной системой. Жив, здоров и слава богу.
  Размышления Димы прервали шаги за дверью. Непроизвольно мышцы на руках напряглись, а челюсти сжались. Дверь со скрипом открылись. В комнату вошел изящный, высокий, очень смуглый юноша. Одет он был в просторную голубую тогу, на обнаженных руках блестели серебряные браслеты. Один обхватывал бицепс, точнее то место где он должен быть, юноша был субтильного телосложения, вторая пара браслетов болталась на запястьях. Заканчивал его прикид широкий золотой обруч, поддерживающий курчавую черноволосую прическу. Если быть откровенно честным смахивал он гея. За ним в комнату вошли два бугая и скромно жавшиеся друг другу граждане, насквозь цивильной наружности. В отличие от манерного юноши, бугаи явно были из другой оперы. Высокие, накачанные с квадратными лицами с печатью интеллекта на лице. И у них была щетина. От чего они выглядели как азербайджанские бандиты на ролевых играх в 'Парке Культуры'. Комизм ситуации завершало вооружение. В правой руке каждого бодигарда покоилось по копью с оригинальным наконечником. Этакая двузубая, обоюдоострая, прямая вилка. В левой руке небольшой каплеобразный щит, с начищенным бубоном. На щите красовался намалеванный синей краской, вставший на дыбы баран. Ну, во всяком случае, нарисованный зверь, был на барана очень похож. Шлемов тут, по-видимому, не носили. У воинов были такие же как у манерного юноши, обручи на голове, только простые, похожие на медные. Граждане в цивильном, одетые в разноцветные тоги, без оружия, наверное, выступали в роли молчаливых свидетелей.
  Юноша, войдя в помещение, отставил горделиво левую ножку, от чего стало видно, что ногти на ногах у него точно так же как и на руках покрашены в красный цвет, а надета на ножке аккуратная сандаля из материала похожего на кожу. Упер правую руку в бедро и стал рассматривать Диму с нескрываемым презрением. Стражники замерли за его спиной, изображая скульптурную группу - бдительные телохранители при наследнике престола.
  Дима совершенно не представлял, как на это все реагировать. Потому просто сел на свой топчан и в такой выжидательной позе, уставился на гея. Раз похож, значит гей. Не проверять же в самом деле на ощупь?
  Молчание затягивалось. Наконец нервы у молодчика не выдержали и он, обратился к Диме, с разгневанно напыщенной речью. Самое удивительное, что раньше на этом языке, к нему никто не обращался. Язык был прикольный. Этакая чудная смесь русского, украинского, белорусского, сербского и черт знает еще каких языков.
  С огромным трудом, но в общих чертах Дима понял суть речи, точнее вопроса парнишки в голубом.
  Его очень интересовало, какого лешего, т.е. какого дракона пустыни, их занесло в эти края. И зачем они брали штурмом дворец его покойного батюшки.
  Дима потер лоб, пытаясь продраться через витиеватые обороты и непонятную грамматику чужого языка. В голове свербело, как будто он знал этот своеобразный вариант русского, но не мог вспомнить. Вот вертится на языке, а сказать что это, не можешь.
  Юнец тем временем пришел в бешенство, считая что Дима, его попросту игнорирует.
  Ситуацию спас Иван. Сначала он застонал, потом потер глаза. Посмотрел на руки, на Диму. Медленно как во сне сел на топчан.
  - Ох. Значит это был не сон.
  - Ну слава Богу братишка. Ты очнулся! - Дима выдохнул. Очутиться один на один в совершенно чужом, да походу еще и враждебном мире было не самое приятное дело. Вдвоем с братом было всяко спокойней. Иван проморгался. Оглядел немую сцену, молодчика, его бодигардов разглядывающих их с нетерпеливым ожиданием, свидетелей, камеру.
  - Повторяю вопрос. Кто вы такие? В чем причина штурма дворца моего отца?
  Видимо в голове у Димы что-то сошлось и язык, стал понятен окончательно.
  Иван потряс головой.
  - Мы Драконы Пустыни. Ходили в набег на земли Айбэй.
  Дима удивленно посмотрел на брата. То сделал успокаивающий знак, потом мол объясню.
  Юнца этот ответ не удивил. Но он явно хотел большего.
  - То что вы пустынные крысы, я и так вижу. Что вы забыли во дворце моего отца?
  Иван развел руками.
  - Что могут забыть доблестные воины пустынь во дворце повелителя побережья? Мы не нападали на дворец, только на корабли. А там была достойная цель. Самая красивая женщина мира - принцесса Сахиб.
  Молодца аж перекорежило. Он сплюнул на пол, Дима отдернул ногу как раз вовремя. Хотел гаденыш на ногу попасть.
  - Вы ничтожные крысы. Промышляете лишь разбоем и пиратством. Ваше место на виселице. Я это вам обещаю! А принцесса еще седмицу назад была отправлена к своему жениху. Ваш князь не получит ее.
  Юнец повернулся к толпе гражданских. Толкнул перед ними речь на своем, непонятном Диме языке. Периодически тыкая пальцем в братьев. Судя по засверкавшим мстительной злобой глазам гражданских, юнец разворачивал пантомиму я один Д*Артаньян а братья сплошь гвардейцы.
  Довольный произведенным впечатлением юнец развернулся и вышел из камеры. Гражданские плевались в сторону Димы и Ивана и потянулись за ним. Бойцы его охраны затворили дверь. Громыхнул засов.
  Дима повернулся к брату.
  - Иван ты можешь объяснить, что происходит?
  Иван потрогал шишку на голове.
  - Здорово меня приложило. Ты разве ничего не помнишь?
  - Увы, нет. Язык, и тот, вот только что понял. До этого не врубался нифига.
  Иван прошелся по комнате, разминая задеревеневшее от долгого лежания, тело. Посмотрел в окно. Вернулся на свой топчан.
  - Ну я не знаю что к чему. Но память этого тельца, вся при мне. Практически целиком. Я тебе сейчас буду рассказывать, ты только не смейся.
  Дима уселся на топчан, по-турецки скрестив ноги.
  - Да ситуация к смеху не располагает. Давай колись уже.
  Иван потрогал свой напряженный бицепс.
  - Господи. Мне в жизни такие мышцы не накачать было. А тут гляди, совершенно бесплатно досталось. А ведь это сколько же времени я пыхтел бы на тренажерах?
  - Очнись Оксения. Дима оборвал восторги брата.
  - По виду наших стражников, ты вон на ком тренировался, а не на тренажерах. А мозоли стало быть от оружия. Дима потрогал свои. Я ведь тоже не тюфяк. Хотя вон живот, при мне.
  Иван похлопал по своему животу с кубиками пресса и рассмеялся.
  Дима добродушно улыбнулся.
  - Хватит ржать как лошадь перед встречей с жеребцом. Рассказывай уже.
  Иван посмеявшись еще пару минут наконец взял себя в руки.
  - В общем смотри. Мне с чего начать?
  - Давай в целом. Мы где?
  Иван потер мочку уха.
  - Реальность совсем другая по ходу дела. Дело тут не только в том, что тут две луны. Одна похожа на нашу, вторая мелкая, за ночь появляется два раза. Может быть какой-то крупный метеорит. Отсюда не видно, но он спутником, болтается на орбите. В водичке водятся сотни видов различных хищных завров, к кому на зуб попадать я бы не хотел. Кроме того, луна, точнее ее орбита сильно изменилась. Она тут куда как ближе чем в нашем мире. От чего приливы тут иногда по десять пятнадцать метров, настоящие цунами, а рисунок материков совсем иной.
  - Откуда такие познания Галилей доморощенный? Или ты в тело местного Леонардо Да Винчи попал?
  Иван рассмеялся.
  - Нет. Меня тут зовут Слав. Я Капитан третьего ранга, Каптри, на сленге матросов Драконов пустыни. Тебя зовут в этом мире Севал. Ты Мастер корабельной артиллерии, проще Маскаб или Мастер.
  - Ух ты. Ты значит шишка, а я так? Мелкая птаха?
  - Ну типа да. Каптри это первый ранг, который получает капитан корабля. Точнее, наш с тобой корабль, был поврежден и уполз в пустыню на последней паре крыльев. А мы и штурмовая команда, попали в засаду. И вот мы здесь. Но ты тоже шишка не маленькая. Родственник князя или вроде того. Подробностей нема, яж простой наемник был, при тебе.
  - Ладно. А откуда такие познания то?
  - Ну в голове капитана, Иван указал на свою голову, лежит куча сведений. Карта разведанных земель, в том числе карты составленные купцами и карты купленные у посредников. В целом всей карты мира у меня нет, но то что есть, на нашу старушку землю, совсем не похоже. К тому же я знаю несколько видов морских динозавров, что-то похожее на птеродактиля видел. В общем рабочая версия такая, мир этот не земля, скорее параллельная реальность, остальное выясним потом.
  - Понятно. Дима почесал пятку.
  - Теперь давай по населению. Люди, я смотрю, тут как вид появились?
  - Да. К сожалению, что да как тут выяснить нереально. Палеонтологии тут как таковой тут нет, вся история, сборник легенд и мифов.
  Иван зевнул.
  - Слушай брат. Глаза закрываются сил нет. Давай об остальном завтра а?
  Дима зевнул следом за Иваном.
  - Да уж. Давай дрыхнуть. А то если нас завтра повесят, быть не выспавшимися, не хорошо.
  - Не повесят. Наши братья заплатят за нас любые деньги. Таков закон предков. Иван довольный развалился на топчане.
  Дима покачал головой.
  - Почему ты все помнишь, а я нет?
  Иван что-то пробормотал уже отрубавшись.
  
  Глава 2. Ты попал на ТВ.
  
  'Для нас пески пустынь - перина.
  На ней мы дремлем без забот;
  Для нас сверкает с небосвода
  Созвездий ярких хоровод.'
  Народное творчество
  
  
  Утром еду не принесли. Дима открыл глаза, осмотрел камеру. Вот почему он так выспался. Обычно охранник жутко гремел засовом, открывая дверь. А тут тишина вокруг. Напротив, на своем топчане открыл глаза Иван.
  - Доброе утро. Еду не принесли.
  - Угу. Дима потер шею. Это уже настораживало. Обычно не кормили только осужденных на смерть. Что не вязалось с твердой уверенностью Ивана, что их выгодней продать выходцам из пустыни, чем убивать.
  Иван же был в этом уверен железобетонно.
  - Понимаешь. Тут есть как бы две расы всего. Те кто живет в скалах на побережье и в узкой прибрежной полосе выращивает что-то вроде пшеницы, скот разводит. И рейдеры пустыни. Племена, разделенные на кланы, путешествуют на своих песчаных кораблях по бескрайней пустыне. Ну и частенько грабят тех, кто ведет оседлый образ жизни.
  Иван, голодный и злой походил по комнате.
  - Каждый член клана бесценен. Клан заплатит за нас любой выкуп. Очень неразумно нас просто казнить.
  Дима же ощущал какое-то смутное беспокойство. События явно развивались неправильно. Не так как должны были.
  Примерно через час, после того как они проснулись, дверь раскрылась, в камеру ввалился десяток местных абреков. Ивана и Диму быстро связали, поставили на колени. В камеру зашел давешний знакомец. Юнец с нескрываемым злорадством посмотрел на стоявших на коленях парней.
  - Сегодня, Вы станете частью истории. Каганат Айбэй больше не будет дрожать перед рейдерами пустыни. Теперь мы будем вас просто убивать. Убивать до тех пор, пока весь ваш проклятый богами род не исчезнет с лица, благословенной Терры.
  - На эшафот их! Стражники подхватили братьев под руки и вытащили из камеры. К удивлению Димы держали их не в подвале, а на вершине скалы. Точнее, как стало ясно пока их тащили по переходам и лестницам, между нагромождениях каменных домов, выложенных из камня или выточенных прямо в скале, в которых ютилось великое множество жителей. У Димы было строгое ощущение что он попал в какой-то горный аул. Сходство усиливалось множеством лохматых овчарок с лаем бегающими по улицам.
  Стражники вытащили их на небольшую площадь, уступом возвышающуюся над городом. С уступа открывался потрясающий вид на океан и побережье. Покрытое возделанными полями, садами и виноградниками на многие километры куда не кинь взгляд. Но больше всего притягивала взгляд сияющая под жарким солнцем, словно покрытая сахаром, пустыня.
  Начинающаяся практически сразу за узкой полосой покрытой зеленью прибрежной полосы, пустыня уходила за горизонт. Бескрайние и такие родные дюны. Дима не успел понять почему вид бескрайней пустыне его так порадовал.
  - Смотрите пустынные крысы! Смотрите! Вы последний раз видите свою проклятую богами пустыню! Юнец был тут как тут.
  - Даже больше, скажу я вам. Юнец подошел к краю площади. Указал в даль.
  - Вон там ваши братья. Спешат на встречу со мной. В том числе чтобы выкупить ваши никчемные жизни. Но вас им уже не спасти. Вас ждет смерть. Юнец заливисто рассмеялся.
  Потом как-то резко успокоился и буднично так приказал.
  - Повесить их.
  - Да что происходит... попытался возразить Иван. Но стражники уже подтащили их к деревянной раме с двумя веревками, болтающимися на ветру.
  На шею одели петли.
  Юнец встал перед ними. Явно наслаждаясь своей властью над их жизнями, развернул тонкий, похожий на тростниковый, пергамент.
  - Именем Когана Айбея. За нападение на дворец Кагана и убийство Великого Кагана АйБей. За многочисленные злодеяния, похищения и обращение в рабство, убийства, кражу имущества, грабеж торговых караванов. За эти и множество других поступков, каждый из которых достоин награды в виде виселицы. Я наследный принц Локташ, приговариваю этих двух пустынных крыс, к смерти через повешенье. Приговор подлежит к исполнению немедленно.
  Палач за спиной затянул петлю потуже.
  Вот и допрыгались. Дима как-то отстраненно наблюдал за тем что происходит. Поверить в абсолютную реальность происходящего было сложно.
  Принц Локташ скатал пергамент в рулон и передал его кому-то из стражников.
  - Мы казним крыс, когда их корабли, он указал в пустыню, подойдут поближе. Хочу, чтобы они видели, конец владычества псов пустыни. Принц повернулся к пустыне, наблюдая как далекие точки обретают очертания.
  Мама родная. Дима наконец рассмотрел, что именно, к ним приближается. На раскинутых в стороны, ячеистых крыльях, похожих на крылья стрекоз по структуре, на крылья бабочки по форме, сопровождаемые сполохами молний вдоль крыльев, плыли по воздуху самые настоящие корабли. От привычных глазу кораблей морских, они отличались тем, что днище у них было плоское, а сам корабль был гораздо шире. Белоснежные паруса громоздились облаками на мачтах, в сияющем обрамлении такелажа.
  - Они прекрасны. Дима не мог оторвать от них взгляд. Принц полуобернулся к нему. С гримасой искренней злобы вставил свои пять копеек.
  - Для вас, грабителей и убийц. Это зрелище может и прекрасно. Для нас, эти корабли символ многовекового рабства. Вы уже тысячу лет, приходите на наши земли. Забираете наших женщин, еду, скот, детей. По трое взамен каждого погибшего воина в сражении с нами. Но теперь этому придет конец. Каганат Айбей заключил договор о союзе. Впервые в истории, нам удалось соединить силы трех каганатов в один кулак. Там внизу. Вашу армаду ждет армия. Мы сокрушим вас. И еще сотни лет после сегодняшней битвы, в ваших кланах некому будет ходить в походы на наши земли. Нам нужна лишь передышка. Чтобы построить охранные бастионы, натренировать армию. И ваших подросших юнцов встретят уже опытные ветераны. Юнец снова расхохотался.
  - Ты. Он повернулся к Диме. Ты производишь впечатление умной крысы. Ты понимаешь, что сегодня мы подписываем смертный приговор не только тебе, а всем, таким как ты?
  Дима кивнул. Прокашлялся, веревка изрядно давила шею.
  - А с чего ты взял, что армии соседних каганатов не бросят тебя в решающий момент. Они же я так понимаю в засаде?
  Локташ рассмеялся. Воздел руку показывая на право. Кагану чьи границы прилегают к моим, своему северному соседу, я отдал сокровище. Свою сестру. Красавица которых нет больше в этом мире. Прекрасная Локма Сахиб, она станет первой женой кагана. Взамен, я истребовал с него не просто войска. И видят боги, я взял с него немало. Не знаю где он взял эти проклятые орудия, с чьей помощью вы крушите наши бастионы и друг друга. Когану слева, я пообещал отдать всех пленных, кто уцелеет. После этой битвы, за них пустынные кланы будут платить дорого. Он озолотиться. А нам же все равно. Мы получим тридцать, может сорок лет затишья. К концу этого срока, мой каганат не будет боятся никого и ничего. Смотри же.
  Прекрасные корабли подошли уже достаточно близко, чтобы различить нюансы обводов. Каждый корабль был по-своему прекрасен. Несмотря на угадываемые глазом военного, типовые различья, корабли имели свои индивидуальные формы, дизайн крыльев. Раскрашены в разные цвета. В голове эскадры плавно шел огромный, насчитывающий шесть высоких мачт, шириной наверное с футбольное поле, роскошный корабль, на белоснежных парусах которого, переливался красками дракон.
  - Гранд-песчаник, вы зовете их Галеонами. Видимо Вы не простые крысы, раз ваш клан прислал такой корабль. И Ваш клан не последний в пустыне. Тем лучше. Потеря такого корабля сильно ослабит клан. А значит будет резня за власть. Локташ потер ладони.
  - Повесить их.
  Дима дернул ногами, вдруг потеряв опору. Жесткая веревка впилась в горло мгновенно перекрыв доступ к кислороду, в позвоночнике что-то хрустнуло с острой болью, перед глазами потемнело...
  
  
  
  - Фу. Милый, сколько можно забавляться с этими смертными?
  - Меня забавляет их воля к жизни.
  - Я не заметила в них особенной воли. Позволили себя повесить...
  - Мне кажется, ты к ним не справедлива. Они просто не до конца осознали происходящее. Я не для того выкрал их души, чтобы они вот так просто погибли. Я дам им еще один шанс.
  - Милый, по-моему, ты просто тратишь время....
  - Солнышко, время ничто для меня. Или ты забыла, что я его повелитель?
  - Что-ты. Я помню. Мне интересно, сколько ты сделал попыток, прежде чем завоевал меня?
  - Сто тысяч восемьсот сорок две...
  - Фу ты такой педант временами.
  - Я повелитель времени. Оно обязывает меня быть точным.
  - Я дам им еще один шанс...
  - Как хочешь милый. Позови меня когда будет что ни будь интересное. Возможно я тоже смогу развлечься с ними...
  
  
  
  Утром еду не принесли. Дима открыл глаза, осмотрел камеру. Вот почему он так выспался. Обычно охранник жутко гремел засовом, открывая дверь. А тут тишина вокруг. Напротив, на своем топчане открыл глаза Иван.
  - Доброе утро. Еду не принесли.
  
  
  
  
  
  
  Глава 3. Де-жавю.
  
  'Горожанин в самом деле не может иметь понятия о той красоте, в которой представляется ночью звездное небо глазам человека, отдыхающего в пустыне. Это такая прелесть, которой не может себе представить житель северной страны, привыкший между собою и светилами видеть вечные туманы, тогда как там только одно чистое пространство отделяет человека от тех миров, которые в бесконечной чистоте и в вечном блистании светят ему ярким сиянием'
  Фелисьен Давид. "Пустыня"
  
  Дима несколько минут сучил ногами, переживая крайне неприятный момент. Память вернулась толчком. Заставив серьезно усомниться в реальности происходящего.
  На топчане напротив пучил глаза Иван.
  - Ну что господин Каптри? Нас не повесят, нас не повесят. Или мне это приснилось?
  Иван соскочил с топчана.
  - Эта сволочь задумал потрясающую гадость. Надо предупредить наших!
  - Кого наших? Тут нет наших. Есть только мы и эти уроды. Дима помассировал шею. Они нас точно еще раз повесят.
  - Ты не прав. Иван подошел к двери и прислушался. Песчаные кланы считают нас своими. Потому за нами и вернулся весь флот.
  - Вань ты поройся в памяти. Может ты сын главы клана а? С чего вдруг такое единство. Прибыл целый флот. Или я торможу или это очень нерационально, гонять такую тучу кораблей, ради двух пленников.
  Иван сел на топчан и обхватил голову руками.
  - Ничего не понимаю. Мы были в составе группы. Должны были захватить очень важную пленницу. Почему мы не смогли? Не понимаю.
  Дима потрепал брата по голове.
  - Не горюй боярин. Думай.
  - Брат, я не помню никаких особых родственных связей. Я вообще-то сирота. Из приемных детей, которых забрали у этих абреков. Вырастили как песчаного воина. Я, то есть это тело, пробилось наверх своим горбом. Нет у меня родственников. В отличие от тебя кстати.
  Дима подошел к окну. Подергал решетку. Без вариантов, сидела как влитая.
  - Тогда в чем наша ценность? Как мы вообще попали в плен?
  Ивана потер виски.
  - Не помню. Был бой, вспышки пламени. Потом темнота. Потом очнулся когда в камере был этот индюк.
  Дима похрустел пальцами.
  - Так дело ясное и пахнет керосином. Мы как-то жестоко встряли. Если не хотим стать жертвами этого маньяка педофила, нужен план.
  - Какой уж тут план. Если все пойдет как пойдет. Они сейчас за нами придут. Свяжут и повесят.
  - Значит, нападем на них когда зайдут. И не миндальничай. Бей на поражение. Дима подошел к правой стороне двери.
  - Заметил кстати, что они тут страна непуганых идиотов? Ломятся в комнату все вместе. Если повезет шанс будет. Иван кивнул.
  За дверью послышался торопливый топот. Ваня быстро прижался к стене слева от двери.
  Загрохотал отодвигаемый засов. Дверь открылась, отгородив Ивана от комнаты. В проем двери, пригнув головы, нырнули первые два стражника. Дима чертыхнувшись, он забыл что дверь открывается вовнутрь, схватил первого стражника за щит и что есть силы приложил о его напарника. Оглушенный стражник мешком рухнул на пол. Второй воин, оттолкнувшись от створки двери хорошенько припечатал Диму в живот, Иван выбрался из-за двери, увидев согнувшегося Диму схватил стражника за голову и что есть силы крутанул. Хрустнули позвонки. Стражник стал оседать на пол. Иван подхватил его копье.
  Но из коридора ему в грудь уже смотрело два копья второй двойки воинов.
  - Бросай копье! Делать было нечего. Иван бросил копье.
  В комнату зашел давешний гей. Брезгливо осмотрел скорчившегося Диму и стоявшего без оружия Ивана.
  - Не плохая попытка. Но шансов у вас все равно не было. Ха ха. Если бы вы попробовали часом ранее. Когда возле вашей камеры дежурило лишь два стражника. Могло бы и выйти, я то думал что бы еще не оправились от ранений. Но живучесть пустынных крыс превосходит мое воображение.
  - Вяжите их. Локташ перешел к своему будничному тону в уже знакомой манере. Пока Диму и Ивана вязали, стражники отпинали их как следует. К месту казни Ивана пришлось чуть ли не тащить на руках.
  Локташ подошел к краю площадки.
  - Ах как жаль. Я хотел дать Вам шанс посмотреть на приближающийся флот пустыни. И казнить, дав вам насладиться в последний раз величием пустынь. Но мы слишком задержались. У меня больше нет времени на игры.
  - Повесить их.
  Дима захрипел в приступе удушья. Пожалуй к некоторым вещам привыкнуть невозможно.
  
  
  
  - Милый ну сколько можно тебя ждать?
  - Столько сколько нужно. Еще один шанс.
  - Не слишком много для двух безмозглых смертных?
  - Я Бог или не Бог? Могу я удовлетворить свой интерес? И я могу быть щедрым?
  - Фи. Ставлю один поцелуй, их опять повесят.
  - Принимается. Еще раз!
  
  Утром еду не принесли. Дима открыл глаза, осмотрел камеру. Вот почему он так выспался. Обычно охранник жутко гремел засовом, открывая дверь. А тут тишина вокруг. Напротив, на своем топчане открыл глаза Иван.
  - Доброе утро. Еду не принесли.
  Дима несколько минут сучил ногами переживая крайне неприятный момент. Память вернулась толчком.
  - Твою мать...
  Дима прокашлялся.
  - Опять. Нас опять повесили.
  Иван потер шею.
  - Да уж ситуация начинает мне не нравиться. Мы словно в эксперименте каком-то? Может нас пытаются реанимировать и это все бред воспаленного мозга?
  Дима задумчиво посмотрел на серый потолок.
  - Сомневаюсь. Во-первых, бред слишком уж детальный, во-вторых, никогда не слышал, чтобы бред был коллективный. Давай лучше проработаем план!
  Иван размял пальцы.
  - Согласен. Твои предложения?
  Дима задумался.
  - Давай обобщим, что нам известно. Мы были на важном задании. Так?
  - Насколько я помню да.
  - Раз мы здесь, значит что-то пошло не так. Но судя по всему, мы знаем нечто, что Локташ отдать никак не может. Потому он наплевал на возможную прибыль и вешает нас. Кроме того, он явно объединил пару территорий и рассчитывает в сражении с флотом победить.
  - Верно мыслишь. Иван прислушался.
  - Скоро за нами придут.
  Дима кивнул.
  - Следовательно, раз нас все равно убивают. Надо попытаться не сдохнуть, как задача номер один. Во-вторых, предупредить флот, потому как они единственные кто не хочет нас убить. И дополнительной задачей. Я бы поставил голову Локташа. Этот гей мне надоел.
  Иван стукнул кулаком по ладони.
  - Принимается братишка. Теперь к деталям.
  Дима посмотрел на дверь. Сейчас уже поздно. Они скоро будут здесь. Если выживем в следующий раз, нападаем пока их двое. Сейчас пробуем разговорить этого урода. Нужна информация.
  - А если не выйдет? Вдруг это последний раз? Иван посмотрел в окно.
  Дима сглотнул.
  - Будем надеется что нет. Иначе шансов у нас мало.
  Снаружи загрохотали засовом двери.
  Дверь раскрылась, в камеру ввалился десяток местных абреков. Ивана и Диму быстро связали, поставили на колени. В камеру зашел давешний знакомец. Юнец с нескрываемым злорадством посмотрел на стоявших на коленях парней.
  - Сегодня. Вы станете частью истории. Каганат АйБэй больше не будет дрожать перед рейдерами пустыни. Теперь мы будем вас просто убивать. Убивать до тех пор, пока весь ваш проклятый богами род не исчезнет с лица, благословенной Терры.
  - На эшафот их! Стражники подхватили братьев под руки и вытащили из камеры.
  Дима переглянулся с Иваном, все повторялось с точностью до секунды.
  На улице Дима старался осмотреться. Локташ заметив его интерес, соблаговолил остановиться.
  - Что пустынная крыса, удивлен, что мы не живем в шатрах из звериных шкур?
  - Да уж. Не ожидал от Вас умения складывать камни. Дима постарался предать своему голосу как можно больше сарказма. Все равно ведь повесят. Терять нечего.
  Локташ аж покраснел от гнева.
  - Смотри во все глаза пустынник. Увидь перед смертью, силу наших знаний.
  - Провидите их по обзорной алее. Стражники подхватили Диму и Ивана и потащили в другую сторону, чем раньше.
  Как Дима отмечал раньше, город представлял собой огромную пирамиду. Частью это была скала, в которой были вырублено множество келий-домов, частью искусственные домики, наподобие дольменов. Куски камня, просто сложенные коробкой, с просверленными окнами и дверьми. Пожалуй теория слепка - отражения другой реальности имеет право на существование. Домики располагались друг на друге, образуя множество нисходящих вниз террас, то и дело прорезанные узкими улочками. Венчал пирамиду дом, построенный из обычного, то есть привычного глазу Димы камня.
  Судя по страже на входе, это был дворец. А их камера была тут же, рядом, в виде подсобного помещения. Каждая трасса по периметру, заканчивалась обзорной аллеей, естественной широкой улицей, с деревянными мостками над улочками ущельями более низкого уровня. Беглого осмотра жителей топившихся уровнем ниже, хватило чтобы понять элементарную логику местных правителей. Все кто живет выше, круче чем те кто живет ниже. Когда стражники протащили их по кругу Дима увидел еще кое-что интересное. С тыльной стороны дворца, над усыпанной песком площадке, в нескольких сантиметрах над землей весела этакая вариация китайской джонки. Корыто было богато украшено. Красивые ячеистые крылья, аккуратно сложены под брюхом корабля. Видимо это был вариант местного лимузина. И раз стража протащила их мимо него, Локташ им гордился.
  - Мы сами построили этот корабль. К нему не прикасались руки песчаных крыс. И это только первый корабль моего флота. Когда мы научимся строить корабли. А мы научимся. Мы придем в вашу пустыню и покажем Вам что вы в ней. Больше не хозяева! Локташ глумливо усмехнулся.
  - Вперед, мы пропустим прибытие флота.
  На раскинутых в стороны, ячеистых крыльях, похожих на крылья стрекоз по структуре, на крылья бабочки по форме, сопровождаемые сполохами молний вдоль крыльев, к ним плыли по воздуху корабли пустынного флота. Пока Локташ злорадно рассматривал прибывающие корабли. Дима смог увидеть их в деталях.
  Отсюда, с высоты почти десятиэтажного дома, многого было не рассмотреть, но было видно, что корабли украшены празднично, суеты и подготовки к бою, на кораблях не наблюдалось.
  - Почему они не готовятся к бою?
  Локташ радостно обернулся.
  - Хороший вопрос крыса. Потому, что я сказал им, что готов забыть разногласия. Что я впечатлен Вашим ударом. Что я хочу сдаться и подписать мирный договор. Принести дары и принять из рук ваших князей ярлык на право быть Великим Каганом. Как будто мне не принадлежит это право от рождения. Локташ словно ядовитая змея сплюнул на пол.
  - И в знак доброй воли, я согласился отдать Вас бесплатно. Хотя мое право на получение за вас выкупа, не оспаривается никем. Даже самими пустынными крысами.
  Локташ указал рукой на начавшие снижение корабли.
  - На нашей земле, Ваши корабли, не могут маневрировать. Им едва хватает сил просто висеть в воздухе. Они практически беззащитны. А там, в раскрашенной флагами толпе, почти пятьдесят тысяч воинов трех каганатов. Едва они ступят на землю. Мы нападем. И не один из ваших кораблей, не успеет даже взлететь. Это станет началом конца многолетнего ига!
  Локташ повернулся к ним.
  - Видеть на ваших лицах гнев и ужас. Было бы приятно. Почему Вы молчите? Почему не брызжите слюной в праведном гневе?
  Дима спокойно усмехнулся.
  - Хороший план. Подлый, но хороший. Ты толковый вождь. Не ожидал такого от юнца.
  Локташ, то краснел от гнева, то надувался как индюк. Не в силах вот так сразу понять. Оскорбили его или признали гениальность.
  - Уважаемый Локташ. Встрял Иван. Прежде чем мы умрем. Скажи. Как мы попали в плен?
  Локташ обернулся к Ивану.
  - Мы заманили Вас в ловушку. Мы вычислили Вашего шпиона, сообщили ему дату и время отправления свадебного кортежа принцессы. Ночью на кортеж напала Бригантина. В том жарком бою мы убили много Ваших воинов. Но корабль захватить не удалось. А неделю назад было совершено нападение на дворец моего отца. Видимо вы хотели отомстить? Отца вы убили, Локташ снова глумливо улыбнулся. Но при отходе злостных убийц, отряд гвардии смог захватить вас двоих.
  Иван покачал головой.
  - Не помню я убийства. Помню бой на корабле. Но на замок мы не нападали.
  Локташ подошел к братьям по ближе.
  - Конечно нет. Мы вас взяли в плен в той битве на корабле. Просто отец был стар. Он не хотел лезть в войну с песчаниками. Народ каганата и я, не могли больше терпеть его слабость. Локташ расхохотался.
  - Довольно разговоров. Мне надо командовать битвой.
  - Повесить их. Шею Диме снова стянуло удушье. А в глазах заплясали зеленые пятна.
  
  
  - Милый, ну сколько можно возиться с этими ослами. Они никогда не поймут, величия твоих целей.
  - Они и не должны понимать. Но их поведение стало иным. Они явно что-то задумали. Положились на мою волю. Мне лестно такое доверье.
  - Фи. Ладно. Оставлю тебя баловаться с ними. В мою честь в южной пустыне сегодня праздник. Ночь танцев. Пойду полюбуюсь, как на моих жриц пускают слюни твои воины. А может, помогу какой ни будь девчушке, свести с ума достойного военачальника.
  Женский голос истончился, словно растворился в бездонной пустоте космоса.
  - Хм. Что же они задумали? Пожалуй, дам им еще несколько шансов. Очень интересные души. Давно я так не увлекался смертными.
   - Еще раз.
  
  Утром еду не принесли. Дима открыл глаза, осмотрел камеру. Вот почему он так выспался. Обычно охранник жутко гремел засовом, открывая дверь. А тут тишина вокруг. Напротив, на своем топчане открыл глаза Иван.
  - Доброе утро. Еду не принесли.
  
  Глава 4. Эх раз, еще раз.
  
  Песок волной неровной ляжет,
  Как будто желтый океан,
  И снова будет спать и видеть
  Сны неизвестных дальних стран.
  А ночью жар уйдет и холод
  Поделит с темнотою власть
  И будет месяц чуть прозрачный
  Пустыню на руках качать.
  И в свете призрачном и тусклом
  Песок как белый снег лежит,
  И для него проблемы мира
  Лишь привидения, миражи.
  http://byverse.ru/?p=3625
  
  - Твою же мать. Иван выругался еще раз уже совсем нецензурно.
  Дима наконец смог отпустить свое горло.
  - Да уж. Очень неприятные ощущения.
  - Ну что погнали. Времени мало.
  Иван гибким прыжком соскочил с топчана.
  - Вперед.
  - Эй стража! Мой брат умирает! Заголосил Дима.
  Иван прижался к левой стороне двери. Дима встал напротив входа. Засов загрохотал. Дверь открылась. Оба стражника как бараны ввалились внутрь.
  - Что? Как? ... вопросы оборвались.
  Иван схватил ближайшего к нему воина за щит и рванул на себя. Направляя воина по дуге в обход себя. Дима не теряя времени, схватил копье левого стражника и рванул на себя, одновременно отводя наконечник в бок. Оказавшись лицом к стражнику, Дима со всей силы припечатал тому лбом в подбородок. В голове зазвенело.
  - С тобой все в порядке брат?
  - Угу. Дима помотал головой и оглянулся.
  Воин которым занимался Иван, протаранив головой стену с разбегу, разлегся на полу. Тот кого приложил лбом Дима, тоже лежал без признаков жизни.
  Иван прикрыл дверь.
  - так обыск в темпе. Берем щиты, копья, деньги.
  К сожалению, то ли стража была бедная, то ли при себе деньги держать, было плохой приметой, но ничего на деньги похожего найти не удалось. Кольчуги плохонькой выделки, снимать не стали. Сандали не подошли по размеру. Пришлось выходить в чем были. Дима примерился к копью.
  - Ниче так вилка. Легкая.
  Иван улыбнулся.
  - Пойдет на первое время. Что дальше брат?
  Дима выглянул наружу. Их камера стояла на отшибе, на краю верхней площадки, подсобное так сказать помещение дворцового комплекса. От нее было два пути. Один по лестнице вниз и дворами, мимо домиков дворцовой обслуги на пяточек с виселицей. Второй был в обход мимо кораблика принца.
  - Точно. Дима повернулся к Ивану.
  - Говоришь ты типа капитан?
  - Ну да Капитан Третьего ранга.
  - Значит, корабли водить умеешь? Иван оскалился.
  - Хочешь раскулачить Локташа на его яхту?
  Дима скривился. Да какая это яхта. Примитивная Донка. Транспорт каботажный. Но для наших целей пойдет. Ладно хватит разговоров ходу.
  Братья, прикрываясь щитами, вышли из камеры, закрыли за собой дверь на засов. Бодрой трусцой побежали по обзорной алее, обходя возвышающийся в центре террасы дворец Локташа по дуге.
  Пробежать удалось метров триста. Впереди уже появился корабль с одиноким стражником у сходней, когда позади раздались крики. Дима на ходу обернулся.
  - Твою мать. Погоня.
  Иван тоже бросил взгляд за спину. За ними бежало человек тридцать местных гвардейцев надо полагать. Стражник впереди взял на изготовку щит и выставил копье. В явном намеренье сражаться до конца.
  Иван притормозил за два шага от него.
  - В голову бей брат. Крикнул он русском, а сам ударил низко, словно собирался пришпилить ногу стражника к полу. Тот бросил щит вниз и попытался воткнуть свою вилку в Ивана. Дима воспользовался случаем и вогнал свою вилку прямо в левый глаз воину. Бой закончился, не успев начаться.
  Иван подхватил выпавшее из рук мертвеца копье.
  - Димон, в темпе, они уже близко.
  Дима вышел из охватившего его оцепенения. Стрелять в людей ему приходилось. Но вот так, убивать. В упор, своими руками, видеть брызнувшую кровь, слышать стон и хрип умирающего, нет.
  Братья взбежали по трапу на борт корыта.
  Иван стал раздавать команды. Получалось у него здорово. Словно он и вправду капитан со стажем.
  - Топор должен быть вон в том ящике, он ткнул пальцем в длинный, плоский сундук у правого борта корабля.
  - Руби канаты. Нет времени отвязывать. Я пока паруса поставлю. Иван сноровисто развязал веревку, крепившую мачту. Подскочил к похожей на катушку ниток бочке, с торчащими во все стороны спицами и стал ее усиленно вращать. Над головой скрипнула балка, разворачиваясь на 90 градусов. Хлопнули, расправляясь паруса.
  - Что встал! Ну же! Гаркнул Иван. Дима подскочил на месте, зазевался однако. Ларчик открылся просто, в нем оказался набор уже знакомых копий, и несколько топоров на длинной ручке. Дима схватил один из топоров.
  - А какие канаты рубить то?
  Иван ругнулся.
  - Руби те, что впереди, на носу. К земле которые идут.
  - Ага понял. Дима побежал по палубе, мимо какой-то надстройки. Над головой хлопали разворачиваясь паруса.
  Искомые канаты нашлись сразу. По левому и правому борту, толстые в руку мужчины, канаты крепили корабль к земле. Дима со всей силы рубил по каждому, отрубая их напрочь. Справляться удавалось с двух трех ударов. Топор был наточен отлично.
  Паруса раскрылись. Корабль двинулся вперед и замер. Дима побежал обратно.
  На корме он застал прикольную картину. Дима с копьем наперевес, стоял напротив двух стражников на трапе. Довольно красиво фехтуя своим копьем, не пуская их на борт. Но внизу уже нарастал топот, еще пара минут и прощай свобода. Дима закинул топор за спину, примерился и со всей дури запустил его в стражников. Топор как огромное сверкающие колесо прочертил свой путь, с глухим звоном ударившись о щит стражника. Удар был столь силен, что оба не удержались на трапе и полетели на пол.
  Иван показал Диме большой палец.
  - Отличный бросок брат. Подхватил конец лестницы и с огромным трудом, было видно как вздулись мышцы, сбросил ее за борт. Дима подскочил к своему ларчику и взял второй топор. Надо было отрубить уже натянувшиеся канаты на корме. Он уже примерился к одному как услышал крик Ивана.
  - Стой. Если рубанешь один, нас развернет. Иван метнулся к ящику вытащив последний топор.
  - На счет три. Один, два, три! Топоры опустились почти синхронно. Перерубив тугие как струна канаты. Братья полетели на палубу, возблагодарив проектировщиков судна за высокие кормовые перила. А то лететь бы обоим на посыпанную песком площадку. На ней, потрясая копьями, толпилась дворцовая стража. Судя по разозленным лицам, побег пленников им не нравился.
  Дима посмотрел вперед.
  - Мать моя женщина. Корабль, распустив два огромных косых паруса на мачтах, уже набрал приличную скорость, благо ветер был с моря. Но самым веселым было то, что впереди был обрыв площадки дворцового сектора. Дима схватился за перила покрепче. Он ненавидел американские горки.
  Корабль долетел до конца площадки, его нос завис на некоторое время над краем и ухнул вниз. Подарив братьям пару секунд ощущения свободного падения, а затем менее приятные от чувствительного падения на доски палубы. Дима держался почти на одних руках. Наблюдая как корабль с нарастающей скоростью, уклон был градусов 50 не меньше, несется по усыпанной песком дорожке, проложенной сквозь город на скале.
  Видимо Локташ не исключал экстренной эвакуации. И корабль был к этому готов. Паруса от давления воздуха развернулись вместе с балками, образовав с мачтами одну линию. Скорость судна нарастала. Едва не чертя по земле брюхом, Донка вылетела за пределы города и помчалась в пустыню, постепенно теряя скорость. Захлопали паруса разворачиваясь. Корабль вышел из-за прикрытия стен города, в спину ударил свежий морской воздух.
  - Да. У нас получилось! Получилось! Иван прыгал на палубе.
  Дима потирая ушибленный бок сел на ларь с оружием.
  - Рули давай капитан! Нам надо попасть на встречу с эскадрой!
  Иван спохватившись, кинулся куда-то на бак.
  - Ты куда? Дима не понимающе уставился на брата.
  - Как куда. У этих лоханок, руль должен быть впереди. Надо же видеть куда прешь. Это же тебе не водоплавающая какашка средневековая.
  - Угу. Это как раз она, только летающая. И вообще мне кажется или мы удаляемся от земли?
  - Иван свесился за борт.
  - Точно! И прилично уже. Смотри, чем дальше мы идем в пустыню! Тем выше поднимаемся!
  Дима прижался к перилам. Высоту он не очень любил. А вот так на открытой всем ветрам палубе, было совсем не уютно.
  - Не дрейфь братишка. Сейчас я выпущу управляющие крылья и мы начнем снижаться! Иван убежал на бак.
  Дима аккуратно выглянул за борт.
  - Ого, внизу уже простиралась бесконечная желтая в сахарной пудре, пустыня. Метров сто набрали уже высоты. Дима сглотнул. Выпадешь за борт, все каюк тебе. Парашютов-то тут не предусмотрено.
  Иван видимо разобрался с управлением. Дима вытянул шею от удивления. Из бортов корабля выдвинулись плоские лаги, похожие на подводные крылья, которые он видел у скоростных катеров на Москва-реке. Под этими крыльями из-под дна судна, следуя по натянувшимся канатным дорожкам, развернулись ажурные стрекозиные крылья. Дима забыв о страхе, посмотрел вниз. Так и есть на корме такие же крылья.
  Корабль перестал набирать высоту и заскользил прямо. Вдруг крылья на левом борту прижались к выдвинувшимся лагам, а те в свою очередь к борту корабля. Дима еле успел схватиться за перила. Корабль завалился на левый борт и сделал крутой нисходящий левый поворот. Когда земля перестала кружиться перед глазами, Дима увидел пустыню по правому краю, а приближающийся флот прямо по курсу.
  С носа корабля прибежал Иван.
  - Ты живой тут брат?
  - Сволочь ты. Я едва за борт не выпал.
  - Ох. Извини. Я все время забываю, что ты без местной памяти. Иван постучал себя по голове. Отлично помогает. Знание языка, рефлексы, знание кораблей и управления. Красотища.
  - Ладно проехали. Дима почесал живот.
  - Вижу ты нашел флот?
  Иван улыбнулся. Я хорошо ориентируюсь в пустыне. К тому же ветер нам помогает. А флот вынужден идти галсами, что замедляет его продвижение. Где-то через пятнадцать минут мы сможем попросить призовой десант. А дальше парни сами справятся.
  Только тут Диму отпустило напряжение.
  - Фух. Не ужели выбрались? Иван кивнул.
  
  Глава 5. Переговоры в дюнах.
  
  'Пусть извели тебя безрадостные дни,
  Пусть яростью небес исполнены они,
  Пусть ты горишь в огне! - глотком воды студеной
  Из чаши подлеца - уста не оскверни'
  Омар Хаям
  
  
  Десантная команда свалилась на голову еще до того, как корабль, управляемый Иваном смог приблизиться достаточно близко, чтобы просто выбросить вымпел о сдаче.
  Дима наблюдал за абордажниками с нескрываемым восхищением. Парни явно суицидники и маньяки, но до чего красавчики.
  Человек сорок скользили по воздуху, на чем-то среднем, между длинной, в рост взрослого мужчины, доске для серфинга и бабочкой, иллюзию которой создавали ажурные крылья по обе стороны от доски.
  Десантники долетели до корабля, искусно используя свои доски как щит, от тех кто находился на палубе, развернули крылья вертикально. Доски рухнули вниз как камень. Вот только что они парили где-то вверху, а вот они уже сыплются как горох на голову.
  Для того чтобы занять весь корабль, а Диму с Иваном прижать к носовой надстройке, прижав для спокойствия, к горлу каждого по паре длинных тонких шпаг.
  Главный среди десантников, встал у руля, искусно маневрируя быстро уровнял скорости и высоту с огромным кораблем с драконом на парусах.
  Иван аж заскрипел зубами от зависти. Командир десантников провел все маневры настолько изящно, что казалось корабль не двигается, а корабли вокруг сами выстроились в походном порядке, а галеон поднырнул под борт судна.
  С борта огромного корабля на борт судна спустили широкий трап. По которому спустился один из старших офицеров. Иван, увидев на плече прибывшего офицера татуировку заканчивающуюся на шее, вытянулся во фрунт. Дима на всякий случай тоже живот подобрал. Мало ли что за шишка прибыла.
  И тут, до Димы стала доходить вся неправильность ситуации. Во-первых, десантники. Никаких балахонов и белых одежд, так ожидаемых от 'пустынных крыс'. Доспехи на десанте отсутствовали как класс. Ну не считать же плотную кожаную куртку с горлом доспехом? Хотя если вся драка на бортах атакуемых кораблей. Ведется этими зубочистками, тогда да, защита. А может все дело в грузоподъемности их досок?
  Второй странностью был вид десантников. Если не считать красноватого оттенка до черна загоревших на солнце людей, вид у них был самый что ни на есть славянский. Практически все с голубыми глазами, светловолосые. Среднего роста. Иван вон на голову выше. А вот Дима был тут как рыба в воде. Или овца в стаде. Тут смотря с какой стороны посмотреть.
  Ну и что следовало из всего увиденного. Минимум одежды, подразумевал знаки различий в виде татуировок. Вот у подошедшего офицера, на горле три косые черты. Черная, красная, синяя. Ну и красный дракон на плече как у Димы. Еще какие-то знаки идущие от плеча вверх к шее.
  Мужчина несколько минут буравил взглядом обоих братьев. Потом сделал знак своим воинам. Те убрали клинки в ножны. Офицер подошел к Диме. Несколько секунд рассматривал его лицо, словно искал десять отличий и не находил их.
  Поглазев несколько секунд, порывисто обнял Диму. Уткнувшись ему в плечо. Дима успел напрячься, с ужасом подумав. - Нет, только не это. Не ужели гей??
  - Здравствуй брат. Мужчина отстранился, держа Диму за плечи. Тот с нескрываемым облегчением выдохнул.
  - Здравствуй брат.
  Офицер широко улыбнулся. Повернулся к окружающим их десантникам.
  - Передайте по всему флоту. Брат отстоял свою честь. И честь рода. Он вернулся. И привел приз. Офицер оглядел захваченное судно.
  - Не бог весть какой. Но корабль!
  Десантники радостно загомонили, уже не проявляя никакой агрессии, стали спорить, кому остаться на борту в качестве призовой партии. А кому можно вернуться на борт Галеона.
  Офицер обхватил Диму за плечи, развернув его к трапу, буквально потащил на свой корабль, умудрившись сделать знак следовать за ним обалдевшему от этой сцены Ивану.
  - Ну рассказывай брат. Как так получилось, что твой корабль вернулся домой сильно поврежденный, а ты вместе со своим капитаном, пропал без вести?
  Нам пришлось надавить на каганат, мы сожгли пару приграничных селений, чтобы они поскорее организовали выкупные торги. А тут как раз, у них так не вовремя, умер один из каганов. Правда его сынишка оказался расторопным малым, быстро прислал нам гонцов, с заверениями дружбы. И готовностью уплатить дань, чтобы получить от нас ярлык на правление.
  - Это ловушка брат. Дима остановил офицера, которого он даже не знал как зовут. Там внизу, в толпе встречающих, мирных граждан, почти пятьдесят тысяч воинов. Как только вы сядете, они пойдут на абордаж.
  Офицер нахмурился.
  - Это серьезное обвинение. Ты уверен? Эта прибрежная крыса не мог собрать столько воинов. Да они и нечета нашим матросам.
  Он отдал свою сестру замуж за соседа с права, в обмен на его орудия, а соседу слева обещал всех пленных, для проведения выкупного аукциона. По его словам сосед озолотился бы на этом.
  Офицер задумчиво потер подбородок.
  - Орудия? У этих прибрежников нет и не было никогда пушек. Откуда они у них? Воинов, да. Собрать они могли. Но пушки? Офицер заложил руки за спину и что-то несколько минут рассматривал под ногами.
  - Тревожные вести брат. Нам только только удалось усмирить пиратов. Собрать единый флот для переговоров на равных с северными кланами. А тут так не вовремя эта заминка с прибрежниками. Далась тебе эта принцесса. Зачем вот ты полез на ее конвой? Там же было три корабля.
  Дима изобразил виноватый вид и развел руками.
  Офицер оглядел его с ног до головы.
  - Что с тобой брат. Раньше ты вспыхивал глазами, едва я упоминал о принцессе. А теперь выглядишь так, словно ваша неземная любовь ушла в песок. Не узнаю тебя. Не ты ли переодевшись, тайком, лазил в эти крысиные норы, которые в каганате называют городами, чтобы увидеть ее?
  Дима тяжело вздохнул, подойдя на пол шага ближе к офицеру, постарался рассказать более менее правдоподобную версию последних событий.
  - Брат, меня сильно приложило головой. Я практически ничего не помню. Ну кроме событий последних двух суток. Нам удалось узнать эти сведения, пока мы готовились к побегу и то случайно по большому счету.
  Офицер окинул взглядом Ивана стоявшего со скучающим видом у них за спиной.
  - Благодарю Вас Капитан за помощь в побеге моего брата.
  Иван коротко кивнул, принимая похвалу.
  - Амир Эль Бахрейн Сигур, благодарю Вас, за похвалу.
  Сигур. Знание вспыхнуло в мозгу Димы. Он действительно был его братом. Причем младшим. Всего младших братьев у него было шесть. Но до адмирала успел дослужиться лишь Сигуру, остальные предпочли не пыльную службу в дворцовой гвардии дома.
  Адмирал, вот как называлось на матросском сленге его должность, Властитель песков.
  Предел звания, которое можно получить на службе. Адмирал повернулся к Диме.
  - Иди отдохни. Ты ужасно выглядишь. Я дам сигнал флоту изготовиться к бою. Мы дадим понять этим крысам всю силу наших орудий.
  Сигур развернулся и четким шагом, целеустремленного офицера, придерживая изящным жестом шпагу у бедра, направился к командирской рубке. Она тут тоже располагалась на носу судна.
  - Ничего себе у тебя родственнички! Ты мне раньше не рассказывал. Иван подошел к борту Галеона. Дима облокотился на широкие, покрытые изящной резьбой по бокам перила.
  - Я сам не знал. Ты можешь объяснить что тут за лабуда. Я старший брат Адмирала, служил на своем корабле мастером по артиллерии?
  Иван развел руками.
  - Все что я знаю, я тебе уже вроде рассказывал. Заслужить звание тут можно только службой и не как иначе. Но владельцем судна, может быть кто угодно. Вот корабль принадлежал тебе. Но управлять им и экипажем ты взял меня. Потому как все что позволяла тебе подготовка это мастер по артиллерии. Но приказывать куда корабль отправиться ты мог. Вот мы и полезли в пасть ко льву.
  - Звучит это все очень оптимистично. Дима потрогал шишку на голове.
  
  
  Глава 6. Теплая встреча.
  
  'Достойней кость глодать, но вольным быть орлом,
  Чем у ничтожества приткнуться за столом.
  Бедняцкий хлебец грызть, ей-богу, благородней,
  Чем меж мерзавцами мараться киселем'
  Омар Хаям
  
  Флот маневрировал несколько часов. Выстраиваясь в боевой порядок. Мелкие суда забрались повыше. Готовясь отражать возможную атаку брандеров. Один же корабль построили, могли еще наклепать.
  Тяжелые корабли выстроились в линию.
  - При таком построении, корабли могут обеспечить плотность залпа по целям. Прицел корректируется по разрывам ядер выпущенных предыдущим кораблем. Хотя, что я тебе объясняю, ты же у нас мастер по пушкам. Иван с неподдельным интересом наблюдал деловую суету царившую на борту Галеона.
  Дима кивнул. С тех пор как он попал в знакомую обстановку, знания стали всплывать в его голове с потрясающей легкостью, стоило всерьез заинтересоваться чем-либо, как в сознании всплывали наглядные картинки.
  В памяти Димы, Галеоны сохранились, как огромные транспорты, перевозившие Испанское золото. Желанная добыча пиратов. Неповоротливые, медленные, но чрезвычайно сильно вооруженные.
  Здесь же ситуация была иная. Воздушные корабли были маневренны, во многом в зависимости от мастерства капитана и команды, плюс, то насколько их качественно сделали.
  Обшитый броней из дерева, а местами из обычного металла, корпус Галеона представлял собой орудийную платформу, вместительный грузовой транспорт и удобный войсковой перевозчик. Отличный корабль со всех сторон. Ну почти. Единственным слабым местом крупных кораблей, да что там, всех кораблей пустыни, было дно. Обшитое хрупким божественным металлом, оно было ахиллесовой пятой. Бортовой залп в основание борта корабля, вызывал крошение и осыпание металла, от чего подъемная сила сразу же падала. Чтобы удержать корабль в воздухе, приходилось сворачивать крылья под брюхо, а это ограничивало маневренность. Потому все бои здесь протекали у самой земли. Корабли распускали крылья, словно павлины, или выстраивали их вдоль кормы двумя вертикальными треугольниками. С точки зрения классической физики и электродинамики выглядело это бредово, но что за божественный метал использовался в конструкции, рассыпанный густой массой в песках пустыни? Что-то подсказывало, что все дело как раз в этом таинственном материале, безусловно, внепланетного происхождения. Без этих знаний было никак. А память по этому поводу выдавала просто минимум информации.
  - Красивое зрелище. Дима указал на линию кораблей. В открытые орудийные порты уже выкатывали орудия.
  - Они перемелют пехоту Локташа в фарш.
  Иван всмотрелся в разодетую толпу встречающих.
  - Уверен, что Локташ после нашего побега не пересмотрит свои планы?
  Дима стукнул кулаком по перилам.
  - Этот педофил нас три раза повесил. Я хочу его голову!
  Иван рассмеялся.
  - Не стоит быть таким злопамятным. Пойдем лучше на мостик. Посмотреть как командует настоящий адмирал удовольствие не из последних.
  Корабли закончили перестроение и теперь снижались с ленивой грацией тигров.
  Иван лишь покачал головой. Насчет орудий у каганатовцев, брательник Диме не поверил. Иначе зачем было так близко подходить. К тому же судя по крену корабля, бить собирались прямой наводкой и картечью. Сие хорошо против пехоты, но не против позиций с пушками.
  Братья как раз успели подняться на мостик, как праздная толпа, махавшая разноцветными флагами, вдруг прыснула в стороны, открыв стоящие ровными рядами жерла крепостных орудий, возле которых уже стояли канониры с тлеющими запалами. Судя по оборудованным позициям, готовили их давно.
  Адмирал схватил Диму за плечо.
  - Брат. Ты должен, спуститься на захваченную тобой Донку. Немедленно. Она идет по правому борту. Немедленно! И запомни все, что сейчас уведешь. И передай это отцу. Быстро!
  Дима не понимающе посмотрел на Адмирала. Но тот уже раздавал приказы. Вестовой напоминал пропеллер, раздавая флажками сигналы флоту.
  - Пойдем. Иван потянул Диму за рукав.
  - Да блин. Куда пойдем? Зачем?
  Ответом ему послужил грохот залпов. Каганатовцы подготовились знатно. На берегу, на заранее пристрелянных позициях, стояло не менее 300-т орудий. И они ударили вместе.
  Взрывом Диму вместе с Иваном сбросило с мостика на палубу. Которая стала резко крениться на левую сторону.
  - Брат, в темпе. Иван подхватил Диму под руку и буквально потащил к правому борту, возле которого уже болтался трап с захваченной Донки.
  Когда в ушах звенит, лезть по трапу очень сложно. И только осознание того что следом лезет Иван, его младший брат, заставило собраться и вылезти на палубу корабля. Внизу раздался грохот. Дима свесился с борта. Объятый пламенем, на песок рухнул самый могучий корабль флота.
  - Ну е мае, что происходит-то? В конце-то концов?
  Иван перелез через борт и рухнул рядом.
  - Я тоже нифига не понимаю. Но Адмирал видимо неправильно оценил позицию войск Локташа. Но что-либо менять уже поздно было. Вот он и спас тебя. Терять корабль капитану можно только с жизнью.
  Позади корабля раздались залпы. Пережившие залп войск каганатовцев, корабли фота раздавали ответные сюрпризы. Дима окинул взглядом побоище. Из двенадцати кораблей идущих в первой линии. На песке догорало 6. Еще четверо дымя огромными пробоинами, сворачивали свои ажурные крылья и выходили из боя.
  Второй линии повезло больше. Они потерь не понесли вообще, а из боя вышел только один корабль. Жаль только, их количества и калибра пушек было не достаточно, чтобы подавить артиллерию Локташа. На дымящейся каравелле взмыл брейд-вымпел, старшего офицера, принимающего командование.
  Иван вгляделся в мелькающие флажки.
  - Дим плохие новости. Управляющий офицер, Капраз. Он приказывает спустить спасательные шлюпки. Подобрать выживших и отходить. Адекватно противостоять такой обороне мы не можем.
  Дима треснул кулаком по перилам.
  - Чертов Локташ. Чтоб он издох как собака бешенная. Его план практически удался.
  - Иван быстро пересчитал корабли.
  - Ну не совсем. Если бы мы сели. Шансов бы не было вообще. А так. Судя по состоянию батарей, им тоже досталось. Хотя и не так как нам. Я бы сказал боевая ничья.
  Дима стиснул зубы.
  - Прошу простить Каптри, у меня дело к Мастеру.
  Их диалог прервал крепко сбитый десантник.
  - Да. Я слушаю. Дима с интересом посмотрел на рискованного мужика.
  Тот встал на одно калено.
  - Мой господин. Вы старший в клане. В этом флоте. Отдайте приказ, что делать флоту.
  Дима поморщился. У нас же есть командир, Капраз или как там его.
  Десантник кивнул.
  - Это верно Мастер. Но владельцем флота, в текущий момент являетесь Вы. Капитан не уполномочен обсуждать ваши решения. Он обязан искать способы их выполнения.
  - Надо с ним поговорить. Высадите нас на его корабль. Десантник как-то странно взглянул на Диму, но кивнул и ушел передавать распоряжение рулевому.
  Донка вздрогнула. Захлопали паруса. Судно неторопливо развернулось и плавно пошло к весящему на значительном удалении от батарей противника кораблю лидера эскадры.
  Пришвартоваться к каравелле не было возможности. Вблизи Дима увидел просто гигантские пробоины по левому борту. Каравелле явно досталось не меньше чем галеону. Но, будучи меньше по размеру, и более бронирован, этот корабль ушел из боя, что называется на структуре, но ушел. А не дымился горящими обломками на песке пустыни.
  Дима соскочил с трапа и сразу отошел в сторону. За ним тут же спрыгнул Иван.
  Капитан Первого Ранга Сурвус к Вашим услугам Мастер. Капраз представился Диме, коротко отсалютовав вставшему по стойке смирно Ивану.
  - Мастер. Я жду Вашего решения.
  - Ваше мнение Капраз? Дима был не в настроении долго рассусоливать.
  Что такое мелькнуло в глазах Капраза. Капитан обвел рукой свое судно. Это самый тяжелый корабль флота. Состояние. Вести бой не можем. В среднем по флоту, все что мы можем, это отразить атаку кораблей противника. Взять этот форт можно было бы только десантом, но к нам поступила команда от Адмирала, что на побережье слишком много пехоты. Потому все абордажники целы и невредимы. Сидят на легких судах в ожидании своего часа.
  Дима уже хотел было отдать команду продолжить атаку, но тут в голове засвербела мысль.
  - Капраз, а какую задачу выполняет этот флот?
  - Мастер. Это оперативная бригада. Мы резерв всего флота клана. Если случиться война, мы выступаем к атакуемому оазису и поддерживаем наших обороняющихся солдат.
  - А если наших сил не хватит?
  Капитан опустил голову. В таком случае, оазис будет потерян.
  - Т.е. мы, по сути, весь флот Клана?
  Капитан кивнул. У нас есть несколько кораблей у каждого оазиса. Для защиты от мелких налетов пиратов. Но их можно не брать в расчет. Это корабли, в случае спланированной атаки будут атакованы первыми.
  Дима посмотрел в сторону дымящихся обломков корабля брата. Брата которого он не помнил. Но который поверил ему с первого слова. И хотел ему помочь.
  - Давайте команду на возвращение флота. Мы вернемся сюда позже. И каганатовцы заплатят. За все!
  Капитан поклонился.
  - Мастер. Вы приняли правильное решение.
  
  Глава 7. Дорога домой.
  
  'Образ пустыни дает понятие о вечности; освобожденный дух никогда не пугается такого величия, он рвется к свету и стремится изведать глубину бесконечного... Молчит пустыня, но - о тайна! - в этой полусонной тишине я, задумавшись, слышу из глубины души моей громкие отголоски, многогласный хор... То неизъяснимые аккорды вечного...'
  Фелисьен Давид. "Пустыня"
  
  Дима сидел на баке каравеллы, наслаждаясь ночной прохладой. Корабль скользил над песчаными дюнами, подобно кораблю морскому, скользящему по волнам океана. Вот только Дима сомневался, что путешествие на корабле морском, дает такое фантастическое ощущение свободы. Иван убежал на мостик, смотреть как управляется такой большой корабль, а Дима придавался меланхоличным размышлениям.
  Флот шел домой. Шел, летел, плыл? Как дать определение путешествию над бескрайними песками пустыни? Путешествие длилось уже шестой день, а конца и края пескам не было видно. Корабли, следуя причудливой розе ветров, то летели как на крыльях, то шли прерывистыми галсами, когда ветер не благоприятствовал. А вчера например, попав в зону мертвого штиля, команда села на нечто похожее на ручную динамо-машину, точнее ножную. Длинное сидение, легкая скамья с ножным, похожим на велосипедный приводом. Позади скамьи крепился агрегат, смахивающий на причудливый пропеллер.
  Таких скамей поставили на палубе аж двенадцать штук. Команда, разбившись на смены, крутила педали, пропеллеры крутились. Корабль медленно, но шел. Дима тоже покрутил педали. После определения цели, флот выступил в поход. Он снова стал всего лишь мастером по артиллерии. Такой подход Диме импонировал. Всем плевать, что тебе принадлежит весь этот флот? На корабле ты либо пассажир, либо член команды. Если ты в команде, то твой ранг это твои права и обязанности. Не выслужился до капитана? Ну так крути педали вместе с остальными.
  Вечером снова подул ветер. Уставшая команда, возблагодарив богов, поставила паруса и разошлась отдыхать. Теперь пришло время работать капитану, штурману, навигатору и мастеру песчанику.
  Что делали эти граждане, еще предстояло понять. Иван как раз живо этим заинтересовался, потому и пропадал на мостике все свободное время. Диму же больше интересовало, что вокруг вообще твориться.
  В ночном, бездонном, казалось, протяни руку и вот оно рядом, усеянном яркими звездами, прочертил свой путь метеорит. Они тут падали регулярно. Дима проследил взглядом его падение. Он не помнил, чтобы в его мире метеоры падали столь часто. Здесь же они падали по десятку за ночь. Падали и днем, но видно их было гораздо реже.
  - Грустите мастер? Возле выступа на баке, где лежал Дима, стоял Капраз.
  - Капитан, я думал вы командуете кораблем?
  Капраз подтянулся на руках, залез на площадку.
  - Ваш друг, Каптри, выпросил у меня пару часов управления. К тому же у меня хороший штурман. Капитан устроился у борта.
  - Нравится смотреть на пустыню?
  Дима тоже откинулся на борт корабля.
  - Да. Она потрясающе красива.
  Капитан улыбнулся, сверкнув в полумраке белыми зубами.
  - В оазисах есть люди, кому не нравиться пустыня. Они считают ее злом. Предлагают бороться с ней. Возводить противопесчаные стены.
  - Неужели? Дима заинтересовался. - А зачем?
  Капитан хмыкнул.
  - Мне не понять тех, кто ни разу не ступал на борт корабля. Они не видели пустыню с высоты полета.
  - Неужели дело только в этом? Дима посмотрел в даль. Освещаемая светом звезд и двух лун, пустыня была прекрасна. Бесконечные барханы, куда не кинь взгляд, прохладный ветерок.
  Капитан несколько минут помолчал.
  - Возможно не только в этом. Но размышления на эту тему простираются гораздо дальше юрисдикции Капитана первого ранга.
  Дима повернулся к капитану.
  - Говорите смело капитан. Мы здесь просто отдыхаем и болтаем не о чем. Мне интересно Ваше мнение.
  Капитан снова помолчал.
  - Вы старший наследник Князя. А Князь уже стар, да продлит всемогущий Аш его дни. А значит вы примете бразды правления. Потому пустой треп с наследником, вещь неосуществимая.
  Дима хмыкнул.
  - Мне кажется, вы достаточно смелы, чтобы сказать мне свое мнение. Не обращая внимания на возможные риски.
  Капитан хмыкнул, улыбнулся, снова показав свои белоснежные зубы.
  - Оазисы перенаселены. Зачастую еды не хватает. Ситуацию могли бы спасти новые корабли. Но цех корабелов не хочет набирать новых подмастерьев. А с текущим состоянием верфей, больше кораблей мы построить не сможем. А если не строить больше кораблей, проблему перенаселения не решить.
  - Интересно. А позиция цеха, чем объясняется?
  Капитан поерзал.
  - Это только мое мнение, но мне кажется, что это неспроста. Без прямого указа Князя, так ограничивать свое развитие, они бы не стали.
  Дима задумался.
  - Интересно. Почему Князь ограничил развитие своего флота? Чем он руководствовался?
  Капитан прокашлялся.
  - Это я хотел выяснить у Вас.
  Дима задумался. Вот как ни крути, а ясности вокруг не прибавлялось.
  - Я не смогу помочь Вам Капитан. Во время боя, меня сильно приложило головой обо что-то твердое. После этого я с трудом вспоминаю самые простые вещи. А уж политика Клана. Когда мы прибудем домой?
  Капитан махнул рукой, указывая вперед.
  - Оазис Са*Фергана прямо курсу. Я надеюсь увидеть его огни уже через несколько часов. Я честно говоря думал, вы знаете. И специально пришли сюда, чтобы увидеть его огни. Ну я так делаю во всяком случае.
  Дима покачал головой.
  - Память может и пропала, а рефлексы остались.
  Впереди, вдалеке и правда загоралось странное зарево. Пока еще слабо заметное, но в ночной пустыне, любой огонек виден за много миль. А тут огней было наверное гораздо больше.
  
  
  - Опять ты наблюдаешь за этими смертными?
  - Да, для того их сюда и поместил. Они вносят новизну в привычную картину. Один из них ничего не знает об этом мире, ему все в новинку. Ему я дал широкие возможности влияния на жизненный уклад остальных смертных. Второму я дал минимум влияния, но знания. Возможность вжиться в этот мир. Ничего в нем не меняя. При этом они очень сильно зависят друг от друга.
  - Фи. Ну, как можно так интересоваться смертными? Они конечно забавны. Но настолько?
  - Процесс познания этих забавных существ, это все что позволяет мне отличаться от этого ничтожества. Рассеянного пылью по пустыне этого мира.
  - Ты ни как не можешь ему простить его любовь ко мне?
  - Любовь понять могу. Простить его попытку тебя отобрать. Нет.
  - Ты эгоистичен и жесток.
  - Потому и жив до сих пор. А он нет.
  - Ты уверен в этом?
  - До этого момента был уверен.
  - Он был силен. Повелитель жизни, так его называли смертные.
  - Пожалуй, я внемлю твоему предупреждению и приму меры.
  - Неужели ты решишь лично посетить этот мирок?
  - Нет, достаточно того, что часть моего сознания и так проводит тут много времени. Но у меня есть те, кто проверит твои подозрения.
  - У меня нет подозрений.
  - В этом спектре реальности, все жестоко детерминировано. Даже ты это должна понимать.
  - Фи. У тебя плохое настроение?
  - Уже нет.
  
  
  Глава 8. Фергана ты моя Фергана.
  
  'Кому завидуешь - на царство возведешь,
  А кем побрезгуешь - до рабства низведешь.
  Но спохватись, пока помочь посильно можешь,
  Так и в беспомощном помощника найдешь'
  Омар Хаям
  
  Оазис предстал перед глазами Димы ближе к утру. Он уже успел выспаться. В предрассветных сумерках прямо по курсу корабля, стала постепенно расти, серая гряда.
  Корабль неторопливо сложил свои ажурные крылья под брюхо, уверенно набирая высоту.
  Спустя полчаса неспешного подъема воздух ощутимо остыл. От этой прохлады Дима и проснулся.
  Как выяснилось весьма вовремя. Перед ним открывалось величественное зрелище.
  Кратер. Это когда-то был кратер от огромного метеорита.
  Давным-давно в пески пустыни рухнул метеорит, проделав в земле глубокую рану. Взметнув сотни тысяч тон плавленой породы, как капля воды взметает брызги.
  Порода остыла, образовав овальную яму, защищенную от воющих ветров высокими стенками. Удар видимо пробил породу аж до грунтовых вод, залегающих на большой глубине. Яма заполнилась жижей из воды, песка и грязи. А таковые условия, очень симпатичны для флоры и фауны. В получившимся оазисе, буйным цветом расцвела жизнь.
  А уже намного позже, привлеченные вероятной добычей, в оазис пришли люди. Место им понравилось. Изобилующие пещерами стены кратера давали укрытие, а изобилье растительной и животной жизни, пищу.
  Теперь же стены кратера представляли собой естественную крепость, усиленную руками человека. По периметру кратера возвышались сторожевые башни. Внутренняя часть стены превратилась в застроенный аккуратными желтыми домиками, город. Небольшое озерцо в центре, окружали многочисленные поля.
  От буйных джунглей, остались лишь одинокие пальмы между домами, да небольшой парк у сложенного из мерцающего белыми переливами серого камня, замка.
  Замок или скорее дворец, был очень своеобразен. Средневековая крепость, с сильным влиянием климата и традиций. Парковочная площадка на крыше это знаете ли признак наличия судов воздушных. А наличие на сторожевых башнях вращающихся куполов, наподобие тех, что Дима видел в обсерваториях, только вместо телескопов, из них торчали внушающие уважение жерла.
  Вокруг Оазиса сновали многочисленные корабли. То и дело озаряясь вспышками фейерверков, окутываясь клубами дыма.
  Город-Оазис впечатлял. В сознание постучалась какая-то неправильность. Дима присмотрелся.
  - Ну ек макарек. Опять какая-то лажа!
  То что он сначала принял за множество огней. Оказались залпами орудий. А снующие туда-сюда корабли, не торговцами, а настоящим флотом вторжения.
  Диму как будто окатили холодной водой. Весь город по периметру оазиса окутывал дым и зарево многочисленных пожаров. Бой походу дела шел уже в городе.
  Дима спрыгнул с надстройки и бросился к рубке.
  Иван был уже там. Собранный, одетый в местный костюм десантника, он сжимал в руке рукоять шпаги, сжав зубы, сверкал глазами.
  Дима окинул его взглядом. Молча кивнул и обратился к Капитану первого ранга.
  - Капраз, что происходит?
  Капитан бросил на него скептический взгляд.
  - Дела наши плохи мастер. Наш флот потерял самые тяжелые корабли. У нас полно десантников, но крайне мало пушек. Мы уже опознали корабли противника. Это суда Клана Ва*Самарканд. Пока наш флот был цел, они сидели тихо, понимая, что шансов в открытом бою у них мало. Но видимо ваш знакомый каганатовец пошел куда дальше, чем можно было предположить. Если бы не вы, капитан склонил голову, наш флот сейчас был бы либо очень потрепан, либо не существовал вовсе.
  - Вот сволочь а. Выходит, они сговорились с каганатовцами? Встрял в разговор Иван.
  Капраз бросил на него недовольный взгляд, но снова кивнул.
  - Согласованная атака на лицо. Пока нет нашего флота, они штурмуют наш дом. И если учесть, что там только гарнизон и ополчение. Шансов что они выстоят против десанта и войск, что привезли на транспортных кораблях флота... Мало.
  Дима сжал кулаки.
  - Надо им помешать.
  Капраз посмотрел в окно. Я уже приказал флоту выстроиться в атакующий ордер. Мы ворвемся в их ряды и постараемся сбить как можно больше транспортов. Если великий Аш увидит нашу доблесть, то есть шанс лишить их войск. А господство в небе, у них будет не долгим. Оазис это и мастерская и верфь. Мы восстановим силы и разорвем их.
  Дима уперся руками в раму обзорного окна. Стекол тут не было, так что ветер свободно гулял по рубке.
  - Нет.
  Капраз удивленно посмотрел на него.
  - Что нет мастер?
  - Мы не будем трогать транспорты.
  Капитан покачал головой. В открытом бою с их тяжелыми кораблями. У нас нет шансов. Они нас собьют. А их потери будут минимальны!
  Дима внимательно рассматривал вражеский флот, увеличивающийся в размерах на глазах.
  - Капитан. Как вы думаете, сколько времени идет штурм?
  Капраз подошел к Диме, посмотрел на объятый пламенем город. Судя по всему, бой идет уже во внутреннем дворе Внешней стены. А значит как минимум с середины ночи.
  Дима кивнул.
  - Иван притащи мне кольчугу потяжелее. Я этим пижонским шмоткам не доверяю. И сам одень, что нить такое. Мы с тобой десантники хреновые, будем драться на земле.
  Иван хотел было возразить, но взглянув в глаза брата, сразу потерял всякое желание спорить, когда Дима так смотрел на него, решение было принято, спорить бесполезно. Иван кивнул и вышел из рубки. В ней остались только командир десанта, штурман и Капраз.
  - Что вы предлагаете Мастер? Капитан всем видом выражал недовольство.
  - Командир. Дима обратился к командующему десантными силами флота. - Скажите, сколько времени займет разгрузка войскового транспорта?
  - От трех до шести часов мастер.
  - Штурман, при каких условиях начинается высадка войск?
  Штурман усмехнулся. В его глазах уже зажглось понимание. - При подавленных батареях защиты и высаженном десанте флота.
  Дима перевел глаза на Капитана.
  - Капитан первого ранга. Учитывая силы флота, Дима кивнул в сторону окна, рассчитайте время подавления батарей защиты, учитывая внезапную атаку посередине ночи.
  Капитан опустил плечи. - Не более часа.
  Дима пожал плечами.
  - Мне продолжать или вы уже поняли?
  Капраз вздохнул.
  - У меня там семья. Я до последнего надеялся что мы успеем предотвратить десант. Если он произошел. То нам имеет смысл отступить к Са*Бухаре. Собрать все наличные силы, и уже потом...
  - Нет.
  Дима повернулся к зашедшему в рубку Ивану. - Принес?
  - Угу. Под твой размерчик, Иван кивнул на пузо Димы, подобрать было сложно, но я справился. Это видимо сняли с каганатовцев, в качестве трофея. Дима с помощью Ивана стал облачаться в тяжелую версию местных доспехов. Щит, набедренники, кольчуга из мелкой сетки с бляхами, кожаный шлем. Вместо шпаги Иван притащил Диме пожарный топор. Передавая его Диме, Иван его подколол.
  - Тебе с топором сподручнее будет. Этой зубочисткой с твоим брюхом не помашешь особо. Дима двинул кулаком в кожаной перчатке Ивана в плечо. Повернулся к Капитану, стоявшему в растерянности.
  - Капитан. Легким кораблям, несущим десантников. Взять повыше и совершить аварийную посадку на палубы крупных кораблей. Десанту с крупных кораблей. Сыпаться горохом на их мелкие корабли. Крупным кораблям, в бой не вступать. Блокировать отход вражеских транспортов и кораблей снабжения. Сбивать паруса и не давать уйти. Половина экипажей крупных кораблей. В шлюпки и прорываться к дворцу. Место встречи дворцовая площадь.
  - Задача понятна?
  Капитан вытянулся по стойке смирно.
  - Как прикажете Адмирал. И не дожидаясь ответа сам рванулся к башенке вестового с флажками.
  Дима удовлетворенно кивнул.
   - Командир. Проводите нас к шлюпкам.
  Командующий десантом кивнул.
  - Следуйте за мной.
  Поплутав по ходам мимо переборок и пройдясь по полупустой десантной палубе, командир вывел их на корму. Там были закреплены два аналога баркасов. Плоскодонные лодки. Чья задача привезти припасы или спасти команду в случае чего. А вот теперь они исполнят свою роль.
  Надо отдать должное клановому флоту. Дисциплина и скорость исполнения приказов, тут была на высоте. Пока шли от рубки. К баркасам уже сбежалась не половина конечно. Но максимум народу по вместимости баркасов.
  Командир десантников запрыгнул в первый баркас. За ним пятеро бойцов. На удивленный взгляд Димы он ответил.
  - Мы обязаны сберечь Вам жизнь. Приказ Капраза.
  Баркас, покачивая крыльями, вывалился из кормовой лунки. Матрос с боцманскими татуировками на шее, лихим поворотом вывел суденышко из-под брюха корабля и повел на резкое снижение, стремясь поскорее покинуть опасную зону. Бой должен был начаться с минуты на минуту.
  
  Глава 9. Бой насмерть.
  
  'Эй, путник! Не проспи, не проморгай свой путь,
  Стрелою, без толку порхающей, не будь,
  Иль тем учеником плетельщика веревок:
  Историю о нем в дороге не забудь!'
  Омар Хаям
  
  
  Перегруженный бот шел довольно ходко. Боцман удачно рассчитал траекторию, по снижающейся глиссаде бот пронесся под атакующими кораблями буквально сразу как по их палубам прошелся ураганный дождь из картечи. Сосредоточенные на атаке, практически захваченного оазиса, нападающие проморгали атаку флота.
  Не успели затихнуть залпы орудий, как на небольшие корабли врага, посыпался густой горох десантников.
  Тяжелые корабли стали разворачиваться для убийственного залпа, но канониры не успевали за юркими кораблями, падающими практически отвесно прямо им на палубы. Едва корабль, ломая такелаж, садился, как из него выплескивались десантники с матросами корабля.
  Дима не был великим тактиком. Но отчетливо понимал, что командующий флотом нападения, уверен, что флот помощи не придет. И если придет, то, увидев количество его кораблей, постарается скрыться. Потому снять подчистую команды абордажников и часть матросов, для усиления наземной операции, ход практически беспроигрышный и предсказуемый.
  Самоубийственную атаку, неожиданно вернувшегося флота, да еще и несущего полный состав абордажных команд, предсказать он не мог.
  На кораблях атакующих закипели жаркие абордажные схватки. Но всего этого, Дима уже не видел. Его баркас, как и сотни других, прошли над крепостью, где на каждом уровне, кипели схватки обреченных защитников и превосходящих сил нападения.
  На площади перед дворцом кипела битва. Какой-то толковый командир вытащил из дворца мебель. Поставил поверх пару легких гаубиц и бил по накатывающимся волнам в упор. Судя по обилью трупов, в ход шла отличная корабельная картечь. Но это была агония. После того как падет внутренний форт, замолчат орудия защитников, сюда подойдет корабль и снесет баррикаду напрочь. Но вместо корабля на площадь, в тыл штурмующего отряда упала сотня ботов с очень злым десантом. Боты прошли над горящими домами города, а там у многих были дети и жены.
  Дима выхватил топор, собираясь кинуться в атаку. Однако Иван придержал его за руку.
  - Брат. А кто командовать будет? Подраться еще успеем.
  Дима разочарованно вздохнул. Хотелось разбить пару голов. Очень уж его достали все эти непонятки последнее время.
  К Диме подошел командир десантников.
  - Что прикажете Мастер?
  - Сконцентрируйте удар на площади. Надо объединиться с защитниками дворца. Потом посмотрим. Боец кивнул, развернувшись к стоящим плотной группой боцманам, стал раздавать приказания.
  Командир он был хороший. Хваткий такой. Он напоминал Диме его капитана в армии. Знающий свое дело, без лишних карьерных амбиций. Но и не тюфяк.
  Нападающие не были трусами или тупицами. Профессиональные военные. Однако и матросы Димы были далеко не первокурсники. Атака была неожиданна. Били не стесняясь, в спину. Волна разъяренных матросов схлестнулась с нападающими, то и дело распадаясь на индивидуальные схватки. Дима с Иваном, двигаясь в плотной толпе телохранителей, смог оценить какую силу он привел на помощь защитникам.
  У пехотных подразделений кланов вооружение было серьезней. Сабли, шлемы, щиты, кольчуги. Они не лазили по вантам. Они служили на земле. Потому могли позволить себе тяжелые доспехи. В строю, укрывшись щитами, они представляли для легко вооруженных матросов серьезную угрозу, но в схватке один на один, у постоянно практикующихся матросов, либо берущих на абордаж, либо защищающиеся от таковых, у них было шансов гораздо меньше. К тому же командир десанта, понимая, что стоит солдатам прийти в себя и выстроить стену, как все пропало, постоянно организовывал преимущество в количестве. Когда на солдат врага нападает сразу три или четыре матроса. Сражаться трудно.
  Но любая удача не может продолжаться вечно. У самой площади, перед лестницей, у нападающих нашелся толковый командир. Он выстроил солдат в подобие каре и занял глухую оборону. Дима с досадой рассматривал стену из щитов. Чтобы в нее вломиться, нужны или тяжелые доспехи или самоубийственная храбрость. Но терять матросов в сражении на земле он не хотел. В конце концов нападающие все равно обречены. Просто они об этом не знают.
  Но удача или как говорят местные, благосклонность великого Аша, была на его стороне. Командующий обороной замка. Уловив, что нападающие прекратили атаки и построили каре, вытащил пушки прямо на площадь и вкатил по строю картечью. Щит хорошая защита от шпаги, но не от стального шарика разогнанного до неприличной скорости. Первый же залп выкосил с полсотни бойцов, убил командира и разбил строй. Пользуясь минутной заминкой, его матросы кинулись в бой.
  Вокруг закипела драка. Дима чувствовал себя как в 3D кинотеатре. Вокруг кипело сражение. Стонали раненные и умирающие. Звенела сталь. А он словно бы и не участвовал. Просто наблюдал, как его матросы умирают, сражаясь за свой дом.
  Грохнули пушки. Послужив последней каплей. Пехота врага дрогнула. Строй качнулся рассыпаясь на отдельных, пытающихся спасти свои жизни людей. Зажатый в капкан отряд был обречен.
  К Диме, вытирая мокрый от пота и черный от копоти и порохового дыма, лоб, подошел командир гарнизона дворца. Увидев Диму, он погрустнел. Встал на одно колено и торжественно обратился к нему.
  - Мой повелитель. Примите мою службу. Ибо служу я лишь Вам и клану. Во имя великой пустыни.
  Командир десантников молчаливой тенью маячивший за спиной у Димы и один из боцманов оказавшийся рядом, выкатили глаза.
  - Что случилось? Дима начал уже свирепеть от какого-то маразма происходящих помимо его воли событий.
  - Мой повелитель. В результате заговора среди черни. На Князя было совершено покушение. Мы успели практически вовремя, телохранители полегли почти все, защищая князя. Нападающие были вооружены и славно обучены. Но с ними было с два десятка городских бездельников. Их всех убили, но Князь получил тяжелое ранение. И уже час как скончался от ран. Мы как раз собирались послать к Вам и Адмиралу Флота сообщение, но тут на Оазис напали. Слава богу, Адмирал привел флот обратно. Его дипломатическая миссия увенчалась успехом?
  Дима заскрипел зубами. Кто-то очень хорошо подготовился. И не вмешайся они в этот поганый расклад, у этих людей не было бы и шанса. А есть ли он теперь?
  - Мой повелитель?
  - Мой брат мертв. Половина тяжелых королей обгорелые обломки на побережье. А те что остались. Ведут бой снаружи. Дима посмотрел на ставшие мертвенно бледным лицо начальника дворцового гарнизона.
  - Я принял командование и привел сюда флот. Мы здесь не для того чтобы дать им победить. Соберитесь командир.
  Офицер сжал зубы. Ох видимо репутация тела, была тут не очень.
  - Повелитель, вы говорите что часть флота уцелела? Но что случилось?
  - Каганат устроил засаду. У них были тяжелые орудия и десятки тысяч пехоты. После начала сражения, мы потеряли половину тяжелых кораблей. Все что я мог. Это вернуться домой. Собрать силы и разметать каганат по камешку. Но видимо он хотел кардинально от нас избавиться, потому нашел союзников.
  Командир гарнизона вздохнул. Видимо смиряясь с какой-то мыслью.
  - Командуйте Князь. Я готов служить Вам.
  - Командуйте Князь. Хором повторили окружающие Диму матросы. Видимо это была тут какая-то ритуальная фраза.
  Дима указал на дворец.
  - Мне нужен обзор и доклад обстановки. Разошлите гонцов. Пусть посмотрят где еще идут бои. Где наши войска. Не могу поверить, что все наши солдаты уже мертвы.
  Командир десантников кивнул и ушел раздавать приказания. Командир гвардии, что-то много вокруг командиров. Дима решил называть его гвардейцем. Гвардеец предложил пройти за ним. Дворец внутри был не очень большой. И напоминал поле боя. Иссеченные стены. Сотни трупов, как нападающих так и защитников.
  - Атакующие ворвались во дворец?
  - Да. Казармы дворцовой стражи там, гвардеец указал на низкое приземистое здание. Нас пытались там блокировать, еще когда бунт только начался. Но чернь это не регулярные войска. Мы их разметали и ворвались во дворец. Но увы прибыли слишком поздно. Телохранители забаррикадировались в его покоях. Но какой-то подлый вор метнул в Князя нож. Рана была тяжелая. Князь не дожил до вашего возвращения. Гвардеец вздохнул.
  По залитым кровью лестницам поднялись на второй этаж. Оттуда, по узкой винтовой лестнице поднялись на крышу.
  Дима бросив беглый взгляд на окружающий пейзаж. Указал рукой на противоположную сторону оазиса.
  - Там тоже есть гарнизоны? Крепость же идет по кругу?
  Гвардеец кивнул.
  - Да мой повелитель. Но Они не могут прийти на помощь нам. Вдруг с той стороны придет враг? Они наверное только и ждут такого момента.
  - Я уверен им сейчас не до этого. Дима повернулся к только вышедшему из коридора с лестницей Командира Десантников.
  - Организуйте высылку посыльного. Приказ Князя. Всем тяжеловооруженным подразделениям выдвинуться к дворцу.
  Командир молча кивнул и исчез в проеме двери.
  Гвардеец вздохнул. Надеюсь, флот одержит победу. Дима посмотрел на небо. Орудийные залпы уже стихли. Что происходит в небе. Рассмотреть не удалось.
  На крышу вывалился посыльный. Упал на одно колено.
  - Князь. Наши противокорабельные батареи замолчали. Разведчики докладывают, что от крепости, к нам движется большой отряд врага. Они будут тут через час.
  Дима вздохнул.
  - Будем держать оборону здесь. Командир, организуйте тут полноценную оборону. И найдите еще пушек. Без них нам не как.
  Гвардеец несколько минут размышлял. Ну раз мы оголяем дальние рубежи. Может снять пару орудий с защитной батареи над дворцом?
  Дима кивнул.
  - Если наш флот проиграет. Нам они все равно не понадобятся. Снимайте.
  Гвардеец отсалютовал и оставил братьев одних, уведя с собой гонца. Иван поднялся на крышу вслед за гонцом и с тоской рассматривал горящий город.
  - Наверное тут было красиво?
  Дима потер руками лицо.
  - Что за жизнь в этом мире? Почему тут постоянно какая-то война идет?
  Иван расхохотался.
  - Но вообще-то ты вспомни, как нас тут приветствовали, он изобразил тоненький голосок Локташа - На эшафот их!
  - Сука, убью гниду. Дима вытащил топор. Положил его на балюстраду. Как думаешь отрубить ему руки и ноги и бросить в пустыне нормальная смерть?
  - Иван облокотился на перила рядом.
  - Слишком легко брат. Кто-то должен за все это ответить. И желательно именно те, кто это засаду организовал. Ты хоть понимаешь что мы на этой, почти проигравшей стороне не спроста?
  Дима потер шею. Кольчуга была не очень по размеру. Край воротника натирал шею нещадно.
  - Посмотрим брат, посмотрим. Выстоять бы до утра. Меньше часа осталось. Там будет ясно.
  - Ты кстати уверен, что гаврики из дальних гарнизонов придут?
  - Хз. Дима всмотрелся в темнеющий противоположный край кратера. Придти-то придут. Вот только успеют ли? Если нас сомнут. Сомневаюсь, что кто-то будет сражаться дальше.
  Иван угрюмо кивнул.
  На площадку вернулся гвардеец.
  - Князь, войска врага скоро будут тут. Наши матросы и солдаты заняли позиции. Но войск противника много. Очень много. Дима подхватил топор. Вот теперь и мне с моим другом, найдется работка. Пойдем развлечемся.
  Первый штурм начался сразу же, как только первые отряды нападающих стали выходить из переулков на площадь. Опьяненные победой над гарнизоном крепости, видом обезлюдевшего города, они считали себя уже практически владельцами этого роскошного оазиса.
  Дима приказал пушек не использовать. Незачем выкладывать все карты на стол.
  На баррикадах развернулась непрекращающийся бойня. Солдаты врага, пополам с матросней, лезли на штурм как безумные. Надеясь единственным и яростным штурмом овладеть последним бастионом, препятствующим их окончательной победы. Даже Диме, стоящему в последнем ряду защитников пришлось помахать топором, ликвидируя возникавшие пару раз угрозы прорыва линии обороны.
  Кровавый прибой, пошумевший у береговой линии обороны, откатился. Защитники оказались гораздо более упорными и их было гораздо больше, чем можно было ожидать.
  Командиры нападавших, битый час наводили порядок, освобождая забитые раненными переулки. Выстраивая линию из полных отрядов. Баррикада, заваленная телами убитых, в лучах утреннего солнца, выглядела зловеще. Под свист боцманских дудок и команды старшин и десятников пехоты, наступающие мерно, но уверенно двинулись в атаку. Дима дал им пройти половину расстояния и дал приказ открыть огонь.
  Двенадцать орудий. Все что смогли собрать. Но на таком куцем участки фронта. Картечь собирала обильную жатву. Второй штурм захлебнулся, так и не начавшись. А когда через минут тридцать к дворцу стали подходить свежие части, вызванные с другой стороны оазиса, а нападавшие на штурм так и не пошли. Дима поднял глаза на небеса. Там висел флот. И от результатов битвы там. Зависело все. Если его план провалился и корабли врага отбили абордажную атаку, то скоро над площадью повиснет каравелла врага и залп сорока орудий с борта, поставит жирную точку на его обороне. Если победили, то скоро такой же залп поставит если не точку то многоточье ибо ситуация будет патовая. У нападающих нет флота, у защитников недостаток пехоты.
  Ну ждать осталось не долго. Поживем увидим.
  
  
  Глава 10. Закат солнца вручную.
  
  'На тропах мудрости умом не умались
  И на беззлобного попутчика не злись.
  В себя влюбить людей мечтаешь, так старайся:
  Влюби себя в людей (но не в себя влюбись!)'
  Омар Хаям
  
  Дима смотрел как огромный Галеон, сопровождаемый тремя Каравеллами, неспешно занимает позиции над площадью. На крыше дома им активно сигнализировал связной атакующих. И если верить его сигналам координировал атаку. Диме удалось невероятное. Собрать под стенами дворца практически весь уцелевший гарнизон Оазиса Са*Фергана.
  Вполне внушительные силы. Которых конечно не хватит на вычистку захвативших крепость войск, но самостоятельно отстоять дворец они могли. Но нападающие явно собирались покончить с обороняющимися войсками одним ударом. На площади снова строились их войска. Командующий наступлением, строил на площади все доступные ему силы. Надеясь решительным ударом покончить с сопротивлением.
  Дима обреченно вздохнул. Оставаться на баррикадах, было самоубийством. Встретить войска на площади, еще большей глупостью. Единственное, что приходило в голову, это сойтись с врагом в рукопашной схватке, но мешала баррикада. А по ту сторону весели корабли врага.
  Дима подозвал командиров гвардии и десанта.
  - Итак. Нам есть куда отступить?
  - Нет. Гвардеец был мрачен как туча.
  Командир десанта просто помотал головой.
  - Тогда я так понимаю, мы только можем выбрать, как именно нам умереть. Иван как всегда был сама оптимистичность.
  Дима осмотрел хмурые лица.
  - Постройте своих людей. Я лично предпочту сдохнуть стоя. Лицом к врагу, с оружием в руках.
  Войска построились быстро. Дисциплина солдат клана не переставала удивлять.
  Нападающие строились дольше. Судя по мельтешению флагов сигнальщика. Договориться капитаном, у них получалось плохо. Наконец войска двинулись вперед. Каравеллы зашли на разворот.
  Иван стоящий рядом с Димой, с ног до головы заляпанный кровью, его в отличие от Димы, никто так не оберегал, он успел в сече поучаствовать по полной программе, отделался правда парой царапин, скривился.
  - Что у них за капитаны. Они слишком поздно заложили повороты.
  Дима вскинул голову.
  - Да пофиг. Сейчас они дадут залп и нам не поздоровиться.
  Галеон врага, собрав под брюхо свои крылья, довольно резко набирал высоту. Каравеллы вышли на траекторию залпа.
  Грохот пушечных залпов впечатляет. А когда на относительно небольшой площадке стреляют сразу три боевых корабля. Это страшное и завораживающие зрелище. Разрывные бомбы, предназначенные для сокрушения бронированных бортов кораблей, врывались в ряды воинов как носорог в сочную траву у болота, оставляя после себя кровавые просеки. А после каждого взрыва в воздух подлетали сразу несколько десятков тел. Каравеллы заложили крутой разворот, продемонстрировав потрясающую маневренность. Не успел дым первых залпов рассеяться как по толпе перепуганных людей, в которых превратилось войско, ударили слаженные залпы бьющих картечью, в упор, орудий.
  Последним штрихом кровавой феерии выступил Галеон, сбросивший на мостовую тяжелые осадные бомбы. Земля казалось, заплясала под ногами.
  Поле боя заволокло едким пороховым дымом.
  - Офигеть. Иван потер глаза. А я ведь чуть не описался.
  Дима пошевелил тазом.
  - Я тоже. Ладно. Дима поднял топор.
  - Войскам в атаку!
  По ушам измученным грохотом орудий ударил слитный рев воодушевленных гвардейцев и матросов.
  Дима опустил руку. Войска рванулись вперед.
  
  
  Дима сидел в кабинете отца. Ну точнее его отца в этом мире. Отца которого он не знал.
  Руки устало болели. Жестокая рубка на площади завершилась полным разгромом нападающих. Остатки войск гоняли по коридорам крепости еще несколько часов.
  Эх были бы силы. Северный альянс клана, был обезглавлен, обескровлен и лишен флота. Альянс привел к оазису все что было. И это все теперь в руках Димы с братом.
  Но потери были просто катастрофические. Больше половины десантников. Войска пехотные были вырезаны практически напрочь. Потери среди мирного населения тоже были велики. Атакующие, хозяйничали в городе несколько часов, им хватило времени вырезать чуть ли не четверть населения.
  Дима устало помял глаза. О северных кланах беспокоится не стоит. Он заломит такую цену за пленных, что экономика их кланов будет в глубокой как его депрессии.
  Дима оглядел кабинет. Отец был деловым человеком. Кабинет был уставлен сундуками с пергаментными свитками. Их еще предстоит изучить. Надо понять, что делать дальше.
  В дверь, деликатно постучавшись, просунулась лоснящаяся ряха дворецкого, управляющего, менеджера по кадрам и что-то там еще, в одном лице.
  - Повелитель, разрешите войти?
  Дима положил руки на широкий, выкованный из божественного металла столик. Как он не летает еще?
  - Заходи. Что случилось?
  Дворецкий прикрыл за собой дверь. Вытащил из подмышки скатанный папирусный свиток.
  - Повелитель. Ваш батюшка во всех делах полностью мне доверял. Поэтому я поспешил к Вам заверить Вас в своем почтении и предложить свои услуги.
  Дима скривился. Он терпеть не мог лизоблюдов. А этот походу дела из этой оперы.
  - Мне нужен отчет о потерях. Список кандидатов в ряды стражи. А так же общий отчет по оазису. Сколько людей погибло, какой профессии. Состояние дел. От того насколько быстро и достоверно, такие отчеты будут мне предоставлены. Будет зависеть. Понадобятся мне Ваши услуги или нет.
  Толстяк мелко и быстро закивал.
  - Да конечно Повелитель. Я все сделаю.
  - Все все иди уже.
  Дима проводил семенящего задом толстяка, до тех пор, пока за ним не закрылась дверь. Надо держать ухо в остро. Не успеешь оглянуться и вокруг эти самые подхалимы. А нормальных людей днем с огнем не найти.
  Хорошо хоть брат здесь. Вдвоем всяко сподручнее. И вообще надо с ним погуторить. С этим миром нужно что-то делать. Оказаться еще раз в колодках или на плахе, не улыбало.
  Дима погладил холодную столешницу. Ладно разберемся.
  
  Глава 11. Пустыня как искусство.
  
  'Кто в пустыне не почувствует в своем сердце Божьего голоса, тот не знает Бога...'
  Фелисьен Давид. "Пустыня"
  
  
  Дима отодвинул от себя свиток и устало потер глаза.
  Хвала великому Ашу, его отец в этом мире, был тем еще занудой и педантом. Каждый шаг, каждое решение, каждый потраченный динар, даже каждая отрубленная голова, все это было строго сосчитано, учтено и занесено в десяток различных свитков.
  Уж что-что, а бухгалтерия клана вызывала восхищение. Дима прошелся по просторной комнате. Окон тут не было, вместо них были забранные узкой решеткой вентиляционные колодцы, свежести хватало, было даже прохладно, да и убийц опасаться не стоило. Во всяком случае, пока.
  Дима покачал головой, заметив, что уже по привычке, нарезает круги по комнате. Множество приобретенных знаний, теснились в голове, требуя выхода, систематизации, анализа.
  Теперь он четко понимал. Убийство отца, засада на побережье, атака северных кланов, проблемы с пиратскими родами, все это были звенья одной цепи. Цепи, конец которой вел в никуда. А автор, был до сих пор неизвестен. А сейчас, не смотря на внешнее благополучие, Диму терзали смутные сомнения.
  И пусть пираты разбиты и еще долго не вылезут из своих нор. Пусть, северные кланы лишились всего флота, а постройка нового обойдется им ох как не дешево, к тому же им еще надо выкупить пленников. Их в подвалах круговой крепости, было около 4-х тысяч человек. Пусть казна полна, народ ликует. Все равно вокруг слишком много странностей и врагов. Кстати о врагах. Единственный кто вышел из ситуации с выигрышем был Локташ.
  Дима скрипнул зубами. Локташ. Вот кого бы допросить с пристрастием. Уж он то, наверняка знал, что почем.
  Размышления, сами собой пришли к его текущему положению. После блистательной победы над флотом Северных кланов, выжившие жители, без раздумий присягнули новому Князю. Его авторитет во флоте, стал столь непререкаем, что спешно собранный совет капитанов, единодушно возвел его в ранг Капитана Третьего ранга, что было не так уж и мало. Бывали князья, вообще не имевшие флотского звания.
  Дима подошел к стене. На ней, переливаясь сахарными блестками, выложенная причудливой мраморной плиткой, весела карта известных земель. И если карта принадлежащих клану территорий, была более чем подробна, то сопредельные земли были сплошь и рядом выстланы пустыми желтыми плитками из песчаника, символизируя неизвестные территории.
  Если верить дотошным свиткам отца, настенной карте, где крупными драгоценными камнями обозначались оазисы, пустыня принадлежащая клану, была довольно плотно населена.
  Клану Дракона принадлежало двадцать семь оазисов. Четыре самых больших, населения насчитывали, от тридцати тысяч человек. Остальные, были от двухсот человек до двадцати тысяч жителей. По большому счету, все вкупе население родов, входящих в клан не дотягивало до трех сот тысяч, но по меркам жаркой и засушливой пустыни, это было очень много.
  Дима скрестил руки на груди и потер правой рукой подбородок. Вообще тут было все очень интересно устроено.
  Семьи многочисленные. Минимум по две жены у мужчины. Детей, тоже было принято, иметь не менее двух. Объединение общих родственников по мужской линии считалось родом. По установившемуся издревле закону, Род, не мог иметь в собственности больше одного оазиса. Так роду князя принадлежал только этот, самый большой оазис. Но при таком жизненном укладе, образовывалось множество мужчин, для которых социальный рост был не возможен. Избыток мужчин поглощал флот, торговый, военный и пиратский. Пираты не признавали никого и не чего над собой. Но воинскую карьеру и благородное звание, приобрести там было очень легко. Присваивать титул дворянина, мог только глава рода. По сути, пираты были аналогом вольных баронов. Им принадлежали небольшие оазисы на границе с северными пустынями. Небольшие, мобильные, живущие большей частью за счет торговли и разбоя, потому вечно нуждающиеся в новых войнах, пиратские роды щедро награждали своих капитанов и матросов дворянскими титулами. Что создавало постоянный приток новых подданных из центральных оазисов. Почему отец не прибрал их к рукам, оставалось пока тайной. Дальше на север пустыни, условия жизни были куда хуже. Там расположилось четыре крупных клана, контролирующих всю известную территорию далеко на север. Кстати говоря, оттуда, к пиратам тоже шел приток добровольцев. Скудные условия жизни пиратов, казались настоящим раем для выходцев с севера.
  На юге, было жарче. Но и пустыня там была значительно щедрее. Насколько Дима успел понять, кланов там было около шести десятков. И единства не прослеживалось. Кланы во всю торговали всем чем могли, от своих жарких женщин до еды и Иола.
  Положение женщин было прямо таки кошмаром феминистки. Практически рабыни. Ни права голоса, ни права на защиту. Просто собственность. Хотя особенности обычаев были довольно тонко согласованы. Например, девушку можно было взять в наложницы. Но если она забеременеет, то жениться ты обязан. Число жен не лимитировалось ни как, кроме финансовых обязательств. То есть попросту, чтобы иметь жену, надо было иметь дом. Чтобы двух, дом не менее из четырех жилых комнат, трех и далее, требования к мужчине росли в геометрической прогрессии. В реальности получалось, что богатые могли себе позволить гаремы хоть из сотни жен и наложниц, бедные довольствовались одной или двумя женами. Кстати, чужую жену тут можно было просто купить у мужа, раз уж она настолько приглянулась. Просто забрать было никак нельзя, за этим следили строго. Ну а если муж не согласен, то личная дуэль. На входе получалась довольно мрачная картина, для тех, кто не любил заниматься спортом, махать шпагой и все такое прочее. Но зато богатые граждане, часто имеющие проблемы с лишним весом, на жен бедных, но мускулистых парней, рот особенно не разевали. Тот, кого вызывали, выбирал вид дуэли и место. Так что традиции были таковы. Нравиться? Попробуй, купи. Не получилось ну и великий Аш с тобой, выбор на рынке невест, всегда был огромный.
  Вот такая вот олигархическая демократия пополам с абсолютной монархией.
  Вот что было интересно, Империей тут никто не бредил. Почему?
  При внимательном рассмотрении, возникал вопрос. А зачем? Если подумать, то незачем.
  Дима видел огромные, похожие на нефтяные танкеры или плавучие острова, корабли дома. На которых довольно крупные роды просто мигрировали туда-сюда по пустыне. В условиях сухого климата, корабли служили тут тысячелетиями. И только война время от времени вносила свои коррективы. Свобода. В пустыне царила именно она. При желании, построить себе корабль, ну хорошо, утлое судно, но способное перевезти тебя до другого оазиса, мог каждый. Материал вот он, практически под ногами. Лень строить? Пиратские кланы ждут тебя, с распростертыми объятиями. Не прельщает карьера военного? Торговые роды всегда рады новым матросам и капитанам. Нет желания? Великий Аш, ну так иди к Странникам пустыни. Их огромные корабли мигрируют по пустыни тысячи лет, у них всегда найдется место и для тебя. Свобода. Она пронизывала все в пустыне. Даже общение. Минимум условностей. В местном языке, уважительные формы были предусмотрены только для главы клана, рода и адмирала. Все остальные довольствовались обращением на Ты. Что в принципе было очень естественно. При довольно широкой свободе перемещения, послужив матросом на корабле клана Дракона, воин мог стать капитаном пиратского Брига уже через пару лет. А боцман на корабле клана так и оставался боцманом. Капитан пиратский при желании, вербовался на флот клана, капитаном естественно. И сплошь и рядом его бывший начальник, что гонял его по вантам и в хвост и в гриву, становился его подчиненным. Бывали коллизии и покруче.
  Впрочем ладно. Дима попытался сосредоточиться. Чем же заняться то в первую очередь?
  Дима снова потер подбородок. Найти виновных в нападении на оазис? Месть дело святое. Народ его поймет. Но что дальше? И надо ли что-то делать дальше? Может просто жениться? Как минимум два местных родовых вождя, уже делали прозрачные намеки.
  Или поискать выход в свою реальность? Сюда же они как-то попали. Но очнулись они в каганате, туда так просто не попасть. Для этого, надо сначала разобраться с Локташем.
  Дима вздрогнул, обнаружив, стоящего справа, со скрещенными на груди руками, брата. Иван оскалился и ткнул Диму в бок.
  - Брат посмотри на себя. Настоящий правитель, стоишь тут с задумчивым видом у карты страны. Не жалеешь ты себя. Все о России думаешь? Не знаю как тебе, а мне здесь нравиться.
  Дима улыбнулся.
  - Думаю. Вот только не о России. А о нашем клане. И ситуация у нас с тобой брат, мягко говоря, тяжелая.
  Иван махнул рукой и прошелся по комнате, рассматривая чудные светильники из божественного металла.
  - Брат, ты кажется драматизируешь. Народ тебя обожает, на флоте боготворят, знать лебезит и стелиться. Что еще надо-то для счастья?
  Дима скривился.
  - Вот то-то и оно брат. Скоро они мне в попке дырку залижут намертво. А как думаешь почему?
  Иван покачал головой.
  - Вот чего не знаю, того не знаю.
  Дима уселся за стол. Провел рукой по холодной столешнице. Поднял глаза на брата.
  - Все очень просто брат. Коррупция. Я внимательно и дотошно изучил все, что мне подсунули тут на подписание. Тут брат, воруют так, что страшно становиться. Конечно с тем, как у нас в том мире было все наворочено, не сравнить. Но все же.
  Иван покачал головой.
  - Дык казни за растрату. Делов то.
  Дима улыбнулся. Все тебе лишь бы топором помахать.
  Иван уселся на кресло напротив Димы. Сложил ноги на стол.
  - Брат. По топорам ты у нас Мастер. Я вот шпагой больше. Но все равно не вижу проблемы.
  Дима устало вздохнул.
  - Короче смотри. Грамотой тут владеют только знатные граждане. А они все здесь очень четкая и конкретная банда. Отрубишь голову одному, весь род на тебя зубы точить будет. А родов знатных у нас тут не особо густо. Всего около трехсот. Я сильно ограничен в маневре. А грамота, для управления, шибко потребна, разумеешь?
  Иван почесал живот.
  - Брат разумею. Но дык что мешает набрать толковых ребят, из простых? Грамоте обучить дело плевое.
  - Угу. Но до тех пор придется терпеть. Дима скривился.
  - И работать с тем, что есть. Я знаешь ли, не хочу клан проводить через нашу революцию семнадцатого года.
  Иван кивнул.
  - Лады. Работай. Я помочь чем могу?
  Дима задумчиво почесал затылок.
  - Брат. Локташ нас кинул. Причем чувствительно. За что должен быть наказан. Но лезть в масштабную войну я не могу.
  Иван опустил ноги на пол и наклонился вперед.
  - Но ты ведь что-то задумал?
  Дима кивнул.
  - Я тут проверил местные законы и обычаи. И выяснил любопытную деталь. Принцесса, которую Локташ обменял на пушки у своего северного соседа, а тот в свою очередь купил их у северных кланов.
  - А причем тут принцесса? Иван покачал головой, ты что вспомнил о ней чего?
  Дима улыбнулся.
  - Нет брат. Но принц нам всего не сказал. А полная версия событий такова. После отправки принцессы к ее будущему мужу. В течение трех месяцев она будет считаться умершей. Умершей, для своего народа. Будет ходить в белом саване и не имеет права разговаривать. Кормить ее будут специальные, Дима показал двумя пальцами кавычки, мертвые служанки. И только воскреснув, она сможет стать женой Кагана. И самое прикольное, что мужем 'воскресшей' становиться тот, кто первым поднимет ее покрывало. Вот такие варварские обычаи.
  Иван расхохотался.
  - Смешные они. Ну а я-то тут причем?
  Дима улыбнулся.
  - Она, существенная часть сделки. Если она пропадет. У Локташа с соседом будут не только политические трения. А это, то что нам нужно.
  Иван потер ладони.
  - Отлично. Украсть девку не для себя, а для государства. Типа ничего личного, это политика. А ты хитрец брат.
  Дима покачал головой.
  - Вот именно для того, чтобы не было инсинуаций, покрывало должен поднять ты брат.
  Иван выкатил на него глаза.
  - Я?? Ты часом не заболел? Я не готов жениться!
  Дима улыбнулся.
  - Брат слушай сюда. Женившись на сестре Локташа, в случае его безвременной кончины, кем ты станешь?
  Иван задумчиво потер подбородок.
  - Ну видимо новым каганом.
  Дима улыбнулся.
  - Угу. И это будет нашим с тобой гамбитом.
  Иван вскочил с кресла. Снова сел в него. Снова вскочил. Прошелся по кругу.
  Посмотрел на брата.
  - Хитрый план брат. А главное дерзкий. Очень дерзкий.
  Дима развел руками и пожал плечами.
  Иван прошелся по кругу.
  - Ладно брат. Как ты собираешься это провернуть?
  Дима ухмыльнулся.
  - Один из капитанов, очень дерзкий и ловкий. На флоте он пользуется популярностью. Он из тех, кому поручают самые серьезные задачи. И он их выполняет. Кроме того, ходят слухи, что он сын одного из благородных вождей. Т.е. крут чрезмерно. И вероятный кандидат на престол, ежели чего со мной случиться.
  Иван поморщился.
  - Ты что хочешь, чтобы я его того?
  Дима отмахнулся. Нет что ты. Я помирать не намерен. Но таких людей надо включать в работу. И грузить по полной программе. Пусть лучше под моим руководством трудиться, чем против работает. Потому эту рискованную операцию, вы проведете на его корабле.
  Иван подошел к карте.
  - Брат, а вообще. Тебя-то домой тянет?
  Дима вздохнул.
  - Тянет да еще как. Но веришь, не знаю я как туда попасть. Помнишь молнию? Как думаешь, велики ли наши шансы выжить?
  Иван покачал головой.
  - Маловероятно.
  Дима кивнул.
  - И я так думаю.
  Иван вздохнул.
  - Ладно, хрен с ним. Давай о нашем скорбном, о сифилисе.
  Диму усмехнулся.
  - Садись братишка. Разговор у нас с тобой будет долгий...
  
  
  
  - Нет, ты только посмотри, что он затеял. Мужской голос полнился восхищением. Какая тонкая интрига а. Я просто даже не знаю, помочь ему или поставлять палки в колеса?
  - Хм. Ну разве это интрига? Так мелкая в четыре хода комбинация. Ерунда. Женский голос был полон сарказма.
  - Тебе не нравиться, что ты проиграла мне пари?
  - Фи. И ладно. Посмотрим на его отношения к женщинам. Если мне понравиться, так и быть, не буду им мешать!
  - Хм. Не знаю. Хотя... Ты же знаешь мой подход. Трудности, куют характер. Будут им трудности. А если не справятся, дам им несколько попыток.
  
  Глава 12. Работа с возражениями.
  
  Пустыня, пустыня - обитель тоски.
  Вокруг голый камень, колючки, пески.
  О как для души утомителен путь:
  Палит рьяно солнце, сжимается грудь.
  
  И хочется плакать и криком кричать
  От мук бесконечных. И как устоять?
  Пустыня, пустыня. Идущих следы.
  И нет в ней ни жизни, ни капли воды.
  
  Я шла по пустыне, песками брела,
  А в сердце сгущалась неверия мгла.
  И я возроптала: 'О Боже Ты мой!
  Зачем же повёл меня этой тропой?
  
  http://www.days4god.com/publ/pustynja/113-1-0-1235
  
  
  
  - Таким образом, Ваше величество, гильдия каменщиков может обеспечить восстановление укреплений за один год и четыре месяца. А вот тут, толстый палец чиновника заботливо указал Диме на строчку в таблице, прилагаемой к указному свитку, в качестве приложения, - Вы можете посмотреть итоговую стоимость всех работ. И видит всемогущий Аш, она более чем скромная, гильдия строителей понимает тяготы и огромные потери, которые понес правящий род.
  Дима посмотрел на привычные глазу арабские цифры. Только вместо ноля, здесь использовали треугольник. Выходило что на круг, строители хотят поиметь с него не много немало, шесть миллионов динаров.
  Дима изобразил на лице милую улыбку.
  - Благодарю Вас, достопочтимый Селим. Я внимательно изучу Ваше предложение. Как только приму решение, мои люди сразу же известят Вас.
  Толстяк, обильно обливаясь потом, склонился в три погибели и задком задком покинул кабинет.
  Дима откинулся в кресле.
  Первым делом, едва его зад нагрел кресло князя, Дима взялся восстанавливать свои пробелы в знаниях. Как выяснилось, о местной экономике, он не знал вообще ничего.
  Сколько он не тужился, тело вспомнить не могло ничего. Пришлось в сопровождении десятка стражи прогуляться по городу. Дима придирчиво осматривал свои владения. Взятый с ним песец, трижды посылал стражника за новыми чистыми свитками. Дима желал сделать много заметок.
  Теперь предстояло их обобщить и составить в голове подробную картину этого мира нарисовать карту оазиса. Подробную, с указанием всех домов, где благородные рода живут, кварталов дворян и районов простолюдинов.
  С чего начать осмысление знаний? Ну наверное, с потребительской корзины.
  Простые жители оазиса, или как благородные, древние, бла бла бла роды, их называли - чернь. Граждане питались скромно. Литр питьевой воды, стоил 1 динар. Хлеб из чего-то похожего на кукурузу, 2 динара. Тушка песчаной крысы стоила 5 динаров. Повседневная хламида, которую ткала гильдия Ткачих, стоила 15 динаров. Средняя зарплата чернорабочего, например грузчика в крепости, составляла от 90 до 120 динаров. Жили люди в хибарах сложенных из глиняных не обожженных кирпичей. Люди побогаче, в домах из песчаника.
  Гильдия Ткачих. Дима улыбнулся. Единственная гильдия из женщин. Сами покупали себе женщин для работы в цехах. Полное самоуправление. И все благодаря древнему закону, который делал женщину, у которой муж погиб, совершенно свободной и равной в правах с мужчиной. Естественно с оговоркой, сто муж должен погибнуть, совершив значимое деяние для клана. Таких дам было не очень много, но они были. А куда податься девушке в этом жестоком мужском мире? Тем более если есть амбиции? Вот так и появилась гильдия ткачих. Сия организация нашла свою экономическую нишу, полностью монополизировав обработку Иола. Ткали они все. От одежды до парусов. И учитывая свое шаткое положение, делали все возможное, чтобы к их работе, придраться было нельзя.
  Доход правящего рода и доход Князя суть есть одно и то же. Ключевой статьей дохода была торговля водой, иолом и налоги с торговли. Любой торговец с каждой проданной вещи отправлял в казну Князя 1 динар. Не много конечно, но тут брали так сказать оборотом.
  Учитывая общий объем населения, прикидывая, что в среднем, человек, минимум потребляет литра два в день, легко подсчитать, сколько денег зарабатывал Княжеский двор. Каково же было удивление Димы, когда он обнаружил что его сухой математический подсчет, практически сошелся с официальными данными. А ведь и ежу понятно, что так быть не должно. Богатенькие люди вряд ли будут ограничивать себя в воде. Значит, расход должен быть выше.
  Но данные из месяца в месяц демонстрировали стабильность. Значит, дело было не чисто. Кто-то очень ушлый, оседлал естественную монополию и качал с нее деньги. Его деньги.
  Дима заложил руки за спину. Ушлые ворюги, везде ворюги. Сто пятьсот против одного, что в оазисах, действует фирмы посредники, покупающие воду оптом, по цене в 1 динар, и загоняющие ее потребителям, минимум по два динара. Копеек тут не было. Динар был целым и не делимым золотым шариком весом в 1 грамм. Казна же напоминала песчаный колодец. Квадратная комната, заполненная золотым песком практически до краев. Деньги из нее буквально черпали. Брали такое замысловатое ведро из полированного дерева с металлическими обручами снаружи и зачерпывали. Потом шарики пересчитывали в ручную и отсыпали, столько, сколько было нужно.
  В общем, финансовая система тут была. Но очень напоминала то, что Дима видел в своем мире. Только тут, у него был шанс все сделать так, как нужно. А не так как это получалось всегда. Но нужна была осторожность. Очень большая осторожность. Не дай бог что ни будь сломать. Если все пойдет в разнос, остановить бардак удастся только кровью. А этого Дима не хотел.
  - Ваше величество. К Вам еще пять человек. Пускать следующего? Гвардеец покосился на вошедшего вместе с ним бойца, десантника.
  Дима несколько минут рассматривал колоритную парочку. Это было его первое нововведение. Оказалось, что заслуженные десантники, отпетые головорезы, после гибели флагмана оставшиеся без корабля, должны были идти на все четыре стороны. Конечно многие пристроились на другие корабли, но мест на всех не хватало. Погибло то множество кораблей. Дима только ужаснулся царившей глупости чиновников. Этож разве можно военных профессиональных, без дела оставить? Не удивительно, что в прошлый раз 'чернь' взяла дворец штурмом за десять минут, порвав дворцовую стражу на холодец.
  Дима, прямым своим приказом, всех кто остался без корабля, собрал в новую структуру. Личный княжеский десантный полк. Десантники должны были стать составом абордажной команды для будущего флагмана флота. А его строительство только в плане. Следовательно, пока суд да дело, пусть дворец охраняют. Причем не просто, а строго вместе с гвардией. Никуда гвардейцы не могли пойти без сопровождения такого же количества десанта.
  Сказать что это вызвало бурю протеста? Нет, это было целое шоу. Дворцовая гвардия построилась перед дворцом и сложила оружие, собираясь увольняться в полном составе.
  Дима усмехнулся, вспоминая это представление.
  Дима вышел на площадь, наблюдая четыре сотни гвардейцев, построившихся в два ряда. Напротив каждого лежала кучка оружия, доспехи. Дима заложив руки за спину, прошелся по своеобразному коридору.
  Красота. На лицах решительность. В глазах молчаливая обида. Ути пути, оскорбил он их самолюбие.
  Дима прокашлялся, повысив голос, обратился к солдатам.
  - Доблестная гвардия. Сегодня я убедился в самом страшном своем кошмаре. В том, что корни предательства, да предательства! Дима еще возвысил голос. Предательства, погубившего моего отца. Проникли глубоко. Настолько глубоко, что гвардия! Гвардия! Вы! Щит князя, отворачиваетесь от меня сейчас. Дима прошелся вдоль рядов, наблюдая ошеломление на лицах солдат. Ну еще бы. Им наверное такой разворот дел, в голову не приходил.
  - Гвардия. Все кто предал свое дело. Кто слушает зов золота, сильнее чем зов совести и чести. Все кто служит не мне, а кому-то еще. Те, кто вообще слушает кого либо, кроме меня. Вы свободны! Я не держу рядом с собой слабаков и трусов.
  Дима дошел до конца коридора и встал в проходе, наблюдая длинные цепи стоявших плечом к плечу солдат.
  - Передайте каждому. Мне нужны отважные воины. Способные встать на защиту Князя. Способные исполнить его волю. Так, как он считает нужным. А не так как считает кто-то еще! А теперь! Все кто слаб в коленках или ослаб волей. Свободны.
  Строй зашушукался. Бойцы оживленно передавали друг другу детали его обращения. Дима спокойно ждал. Не то чтобы ему была нужна эта гвардия. Но отпускать от себя обученных бойцов в народ, само по себе плохо. А столь хорошо знающих дворец бойцов плохо вдвойне. Наконец из рядов вывалилось два десятка солдатиков с татуировками десятников и спесивыми мордами сынков благородных родителей. Таковых набралось с два десятка. Больше из строя никто не вышел. Дима проводил ушедших глазами. Пожалуй, следующим его шагом, будет создание секретной службы.
  Вот теперь службу во дворце одновременно, несли двести гвардейцев и двести десантников, перекрыв плотной сетью постов весь дворец. Что несказанно пугало чиновников, непривыкших что за каждым их шагом следят настороженные глаза. Остальных гвардейцев и десантников, Дима разбил на отряды и планировал усилить свои представительства в каждом из принадлежащих клану оазисов.
  Созданная система, в лучших традициях римлян, разделяй и властвуй, уже приносила свои плоды. Оба отряда терпеть друг друга не могли, и жаловались очень активно.
  Дима спрятал усмешку. Ничего, местным надо привыкать. Он тут всех построит. Тихо, не торопливо. Но все стадо.
  - Зови. Кто там на очереди?
  Десантник опередил гвардейца.
  - Глава гильдии Корабелов. У него чертежи нового флагмана.
  - Так стоп. А за ним кто в очереди?
  Тут подсуетился гвардеец.
  - Ваш дворцовый распорядитель с личным вопросом и глава гильдии воров.
  Вот как. Дима даже слега растерялся. Потер кулак левой руки.
  - Скажи-ка гвардеец. А разве за воровство, в нашем клане не рубят руку?
  Гвардеец кивнул.
  - Так он того. Однорукий.
  - И это нормально вот так напрашиваться на прием к Князю?
  Гвардеец пожал плечами.
  - Ваш батюшка с ним общался. Периодически.
  - Хм. Занятный коленкор.
  - Ладно, давай сюда дворцового нашего господина. Корабелу скажи, что его я приму последним и разговор у нас будет долгий. Дворецкому скажи, что приму его завтра с утра первым номером. Пока все.
  Гвардеец отсалютовал и вместе с десантником стукнувшем по груди кулаком, в своем салюте, вышел за дверь.
  Дима поерзал в кресле. Интересно девки пляшут, если снизу посмотреть.
  
  Глава 13. Гильдии бывают разные.
  
  Царевна в сказке,- словом властным
  Степь околдованная спит,
  Храня проклятой жабы вид
  Под взглядом солнца, злым и страстным.
  Но только мертвый зной спадет
  И брызнет кровь лучей с заката -
  Пустыня вспыхнет, оживет,
  Струями пламени объята.
  Вся степь горит - и здесь, и там,
  Полна огня, полна движений,
  И фиолетовые тени
  Текут по огненным полям.
  
  Максимилиан Волошин
  
  Глава гильдии Воров представлял собой очень своеобразное зрелище. Дюжий мужик без правой руки, одетый в бесформенные черные штаны, серую безрукавку и поверх всего этого затасканный серый балахон. Под балахоном, бывший вор его скинул, едва вошел в комнату, обнаружились пустые ножны от внушительного арсенала. Видимо тут были кинжалы, шпага, метательные ножи и куча еще чего ни будь острого. Мужик довольно вальяжно, устроился в кресле напротив Димы.
  Дима молчал, изучая покрытое шрамами лицо, местного авторитета. Тот в свою очередь вдумчиво рассматривал Диму. Пауза затягивалась.
  Наконец не выдержав, разбойник поерзал в кресле.
  - Ваша милость, я так понимаю Вы теперь наш Князь?
  Дима проигнорировал шутливый тон гостя.
  - Да.
  Бандит снова поерзал в кресле.
  - Ну дык значит, нам теперь к Вам на поклон ходить?
  Дима откинулся в кресле. Составил пальцы домиком и из подлобья, боднул разбойника тяжелым взглядом. Хорошая наука психология. Есть в ней такой милый сегмент, технологии психологические воздействия. В частности психопрессинг. Суть его в том, что на человека можно довольно уверенно влиять. Давить. Вынуждая нервничать и говорить больше, чем ему, хотелось бы ему сказать. Дима на эту нехитрую науку, в свое время, у отца командира в армии насмотрелся.
  Молчаливая пауза снова затянулась. Наконец вор не выдержал и уже тоном ниже поинтересовался.
  - Ваше Величество, дык какие будут указания?
  Дима наклонился к столу.
  - Мне нужен отчет о твоей работе. За последние полгода. Подробный. Писать-то умеешь?
  Бандюга насупился.
  - Умею. Только с чего вдруг письменно-то?
  Дима грохнул кулаком по столу, словно взорвавшись.
  - А с того, что Вы проморгали покушение на моего отца. Проспали. Где были твои люди? Куда смотрели их глаза?
  Вор сразу потух, словно съежился в кресле.
  - Ваша правда. Но ей богу, практически не было среди атакующих дворец, людей из беднятских кварталов. Наша беднота поскандалила на площади да под месть гвардии попала. Во дворец лезли только 'перекати поле'. А за ними разве уследишь?
  Дима про себя усмехнулся. Значит, он угадал. Не мог 'отец' его без секретной службы.
  - Ну-ка поясни.
  Вор вздохнул.
  - Перекати поле, это беднота без роду и клана. Сегодня они тут, завтра там. Чернорабочие. Многие родом из каганатов. Сплошь шваль перекатная.
  Дима снова откинулся в кресле, переваривая услышанное. В принципе, мыслил логично не он один. Его отец нуждался в секретной службе. Потому гильдия воров и существовала. Иногда, знаете ли необходимо, за кое-кем проследить или пощекотливей дела обстряпать. Вот тут-то воры были идеальным прикрытием. А для всех тех, кто был не в курсе, так сказать снаружи, глава гильдии почти открыто платил Князю дань. Не лучшая легенда, но тут видимо прокатывало. Хотя в этом были большие сомнения. Провернуть, практически удавшиеся, свержение правящей династии. Втайне от всех, тем более от гильдии, не зная, чем она на самом деле занимается, было не реально. Кто-то прекрасно знал весь внутренний регламент клана. Кто-то из тех, кто был на самом верху местной пирамиды власти.
  Дима поднял глаза на главного вора оазиса.
  - Отчет. Должен быть у меня через две недели. Ни днем позже. А так же. Полный список своих бойцов и их специализации.
  - Чего чего? Вор явно был не в курсе.
  Дима вздохнул.
  - У тебя есть такие юркие парни, что могут незаметно в толпе кошелек срезать так, что жертва о кошеле вспомнит только дома?
  - Ну есть.
  - Вот это и есть специализация. Карманник он. Или кошелечник. Как хочешь так и назови. Но чтоб полный расклад был у меня на столе. А сейчас свободен.
  Вор кивнул и вышел.
  Дима помассировал виски.
  - Эй стража. Дверь открылась в комнату зашел десантник.
  - Зовите мастера Корабелов.
  
  Глава гильдии Корабелов был невысоким толстеньким мужичком, с живыми поросячьими глазками. Услужливо поклонившись, он вошел в кабинет.
  Дима сузил глаза. Угу. Значит и тут коррупция. Поверить в то, что этот тип сам когда-либо строил корабли, Дима не мог. Местное чиновничество раздражало, сытая жизнь, полная чувственных удовольствий, плохо сказывалась на их фигурах. Сплошь и рядом мужики превращались в толстых боровов. Димы мысленно поморщился. На себя бы посмотрел, брюхо вон отрастил, за стол сесть нормально нельзя. Видимо тут была проблема по серьезней. Может еда такая? Ладно, проверим эту гипотезу позже. Эх, видимо придется распрощаться с надеждой, прояснить для себя вопросы кораблестроения сегодня.
  Но к его удивлению, мерзкий на вид, на деле, мужик оказался очень хватким инженером. Дело свое знал превосходно. Понимал Диму с полуслова. И что самое приятное, не боялся спорить, если пожелания к кораблю были совсем уж фантастичные.
  Разговор, как Дима и планировал, затянулся.
  Флагманский корабль, Дима задумал как корабль нового типа. Не мудрствуя лукаво, Дима решил заложить авианосец. Т.е. огромный неповоротливый, но вместительный корабль матку. На котором будут базироваться юркие кораблики, наподобие яхт.
  Инженер выслушал его пожелания с улыбкой.
  - Сир. На яхту мы сможем поставить только 2 орудия. Запас пороху на 1-2 выстрела. Смысл?
  Дима одобрительно кивнул.
  - Правильно мыслите. Но у меня есть идея, чем вооружить эти легкие корабли, чтобы они на врага ужас наводили. Но у меня встречный вопрос.
  - Представьте, что такой кораблик может одним выстрелом, правда с близкого расстояния, сбить любой корабль, вплоть до галеона. Как от них защититься?
  Корабел почесал макушку.
  - Не знаю Ваше величество. Из обычных орудий не попасть, юрки больно. Не знаю. Дима улыбнулся и похлопал инженера по плечу.
  - Уверяю Вас мастер. Никто не знает. А значит что?
  Инженер с сомнением покачал головой.
  - Светлейший Князь, если Вы и вправду сможете это реализовать, мощнее корабля нет и не будет в пустыне.
  Дима с сожалением вздохнул.
  - Если дать врагам клана время, будет. И как бороться придумают. Но потому, прошу Вас корабль такой построить. Но при этом критиковать его всячески. И всякому желающему рассказывать, что это есть не более чем блажь юного Князя. Понятно?
  - Понимаю. Хорошо. Мы попробуем, но сейчас позвольте задать еще несколько вопросов...
  
  Наконец Дима отпустил измученного инженера и сопровождаемый десятком гвардейцев пополам с десантниками, потопал в спальню. Вот почему такая засада, если у власти и работаешь, отдыхать некогда. А если у власти и не работаешь, то у власти недолго?
  Дима поморщился. Здесь был самый худший из возможных вариантов. Коррупция, шпионы, покушения и убийства как будто вокруг двадцатый век, а возможности для отдыха, как будто тут век двенадцатый? Прямо беда какая-то. Дима разделся и залез в свою огромную и пустую кровать. Мде, надо все-таки завести себе любовницу. Иначе что это за жизнь такая?
  С этими мыслями Дима заснул.
  
  Едва в оконные занавески стал пробиваться утренний свет, как в дверь спальни стали скрестись местные крысы. То бишь ближнее окружение князя. Всякие там советники и прочая свора. Отстраненные от принятия решений, но оставленные на своих постах, они искренне не понимали, что им делать. Вот и пытались хотя бы на утреннем приеме прорваться поближе к Князю. Вдруг повезет и возникнет шанс исполнить поручение князя? А это сладкий кусочек бюджета.
  Дима это отлично понимал. Потому пока целевых указаний не давал. Просто внимательно анализировал то, что ему приносили на подпись.
  Пока шел завтрак, совмещенный с утренним приемом, Дима напряженно размышлял. У него родилась отличная идея, куда приткнуть эту свору благородных, чем их озадачить, да еще так, чтобы они на благо клана поработали.
  
  Дворецкий прибыл на прием заранее. Дело было в том, что его родственник, глава гильдии торговых родов, очень просил о приватной встрече. Не для протокола так сказать. Практически тайно. Пришлось пойти на встречу. Хотя что-то Диме подсказывало, что дворецкий не спроста подводит к нему определенных людей, а многих дворян с подобными же просьбами, заворачивает, ссылаясь на крайнюю занятость князя.
  Разговор с главой Гильдии торговых родов, был не долгим, но интересным. Представляя интересы родов и маленьких кланов, мигрирующих по пустыне, дюжий мужик в штурмовой абордажной броне, был довольно конкретен и выгодно отличался от придворной своры.
  Дима разговором остался доволен, подтвердив уже имеющиеся договоренности. Чем явно облегчил душу торговцу. Он то наверняка ожидал, что потери в войне оплачивать продеться всем вокруг в том числе и ему.
  Получив заверения в том, что новых налогов не предвидеться, мужик на радостях предложил Диме очень выгодную сделку.
  Он был готов выкупить всех пленных воинов северных кланов, по очень приличной цене. Дима согласился. В этом деле, посредники это хорошо. Чем больше заплатят северные кланы, тем дольше они будут думать только о своих долгах. А деньги сразу, Диме были нужны. Он тут столько всего запланировал, что даже доставшаяся от отца, полная копилка, или как тут ее называли - колодец, будет явно мало. Да и вообще. Деньги лишними не бывают.
  
  Глава 14. Дела насущные.
  
  Давно вода в мехах иссякла,
  Но, как собака, не умру:
  Я в память дивного Геракла
  Сперва отдам себя костру.
  
  И пусть, пылая, жалят сучья,
  Грозит чернеющий Эреб,
  Какое странное созвучье
  У двух враждующих судеб!
  
  Он был героем, я - бродягой,
  Он - полубог, я - полузверь,
  Но с одинаковой отвагой
  Стучим мы в замкнутую дверь.
  
  Пред смертью все, - Терсит и Гектор,
  Равно ничтожны и славны,
  Я также выпью сладкий нектар
  В полях лазоревой страны...
  
  Николай Гумилёв
  
  Фрегат с гордым названием 'Меч Аша', шел на всех парусах, используя чудовищный ветер приближающейся бури, вместо реактивного двигателя.
  Иван бросил взгляд вниз. Желто-белые дюны, окрашенные закатом в кроваво-красный цвет, проносились под днищем корабля с огромной скоростью. Словно летишь на самолете. Только ветер свистит в ушах.
  Все переговоры на мостике только знаками. На такой скорости не то, что говорить, иногда дышать трудно. Дима посмотрел назад. Ревущая туча колоссальной песчаной бури неуклонно приближалась. От песков и казалось до самого неба, клубящаяся туча песка, словно цунами надвигалось на утлый, на ее фоне кораблик. Иван бросил взгляд на капитана. Сулем Са*Фер*Гана, был родом из родного оазиса его брата. И судя по скудным его воспоминаниям, не ладил с руководством клана. Ибо имел на все свое мнение, неуживчивый характер и полное презрение к чиновникам. А что еще ожидать от человека, кто провел на палубе своего корабля уже почти сорок лет. Пройдя весь путь от юнги до капитана второго ранга. Кавторанг заметил его взгляд и сделал успокаивающий знак. Мол я все вижу, ситуация под контролем.
  Иван немного расслабился. Его приобретенные навыки капитана пустынного флота, давали представление о том, что задумал Кавторанг. Под прикрытием бури, они мало что преодолели практически весь путь меньше чем за шесть часов. А пойди они обычным путем, на это ушла бы не одна неделя. В это время роза ветров тут ну очень неблагоприятная.
  Вторым приятным моментом было то, что все здравомыслящие пустынные матросы и капитаны, прятали свои корабли у самой земли или уходили в высоту, спасаясь от разрушительного ветра пополам с тоннами песка, разогнанными до чудовищных скоростей. Вон даже такелаж, сотканный из толстых нитей иолина, трещал под порывами ветра, словно был соткан из тростниковых волокон.
  На мачтах засуетились матросы. Иван посмотрел на Кавторанга. Тот быстрыми четкими знаками раздавал команды. Натянутые до предела паруса затягивали в барабаны на мачтах. А корабль явно забирал все выше.
  Иван посмотрел вниз. Едва корабль вышел на предельную высоту, как в днище и корму ударил поток песка. Корабль, словно получив пинок гигантского сапога, помчался вперед.
  Кавторанг явно сумасшедший. А если их вынесет в океан? Там корабль рухнет в воду и все. Прощевайте братья. А ведь такие случае бывали. Каким чутьем Кавторанг рассчитывает маршрут, чтобы и в буре не болтыхаться? Здесь на высоте, вездесущего песка, было в разы меньше, но видимость все равно была почти нулевая, Как рассчитать полет, чтобы не улететь далеко в море?
  Оставалось надеется на мастерство капитана. Еще часов шесть их метало в буре. Как вдруг, внизу прямо под днищем мелькнул исполинский горный пик. Корабль вздрогнул, резко теряя высоту и скорость. Кавторанг поминутно сверяясь с компасом, дергал рулевые рукоятки, направляя корабль точно за гору, где ветер практически стих. Своеобразная гавань. Иван искренне восхитился расчетом Кавторанга. Просчитать скорость бури, рассчитать взлет и спуск сквозь бурю, чтобы точно поднырнуть за гору. Парой минут раньше, врезались бы гору, парой минут позже, пролетели бы мертвую зону.
  Грохот бури стих, Иван стал слышать команды Кавторанга.
  - Якоря за борт. Швартовочная команда. Буй поставить! В темпе! За борт корабля скинули канаты. Швартовочная команда по ним уже спускалась вниз. Швартовочный буй тут представлял собой огромную корзину. Которую двадцать человек, усиленным темпом наполняли песком. Потом стоило потянуть за канат, дно открывалось и песок высыпался на землю. Доверять себя неуклюжим и слабым, не смотря на широкие загребущие лапы, якорям, никто не собирался. Адова работенка. Насбирать в огромную корзину несколько тонн песка, чтобы потом его высыпать. Но ничего лучше пока придумать не удавалось. Пока швартовочная команда орудовала лопатами, Корабль распустил все свои крылья, поставив максимальное их количество вертикально. От чего стал похож на петуха фазана, гордо распустившего хвост и перья перед самкой. Сходство усиливало то, что судно смещалось вокруг якорей и буя, очерчивая полукруг. Хорошо, что ветер тут слабенький, а то нипочем не успеть, насыпать достаточно песка.
  Кавторанг подошел к Ивану.
  - Капитан, пройдемте в мою каюту. Нам надо кое-что обсудить.
  Иван кивнул. Дима предупреждал, что Кавторанг не удержится от попытки поговорить. Очень уж не понятно было, почему наемнику поручают какое-то очень важное дело, вручают целый боевой фрегат, которых во всем флоте было всего три штуки. Да еще не просто фрегат, а самый рисковый. Из тех, кто прошел огонь и воду. Да еще и усиливают абордажную команду, практически удвоив количество шпаг.
  Все это для думающего человека тот еще вопросец.
  В каюте было тихо. Изолировать помещения от звуков и песка местные жители научились. Впрочем, человек такое существо, что может всему что угодно научиться.
  Кавторанг налил стакан воды себе и Ивану. Сделал приглашающий жест к легкому плетеному креслу. Некоторое время молчали, прихлебывая прохладную воду.
  - Капитан третьего ранга. Наемник. Кавторанг буквально буравил Ивана взглядом.
   - Вы появились в окружении принца да две недели до его пропажи. Почти сразу он назначил Вас капитаном своего корабля. А потом Ваш дерзкий рейд к побережью. Корабль вернулся без Вас и принца. И до сих пор стоит на ремонте. А когда флот пошел Вас выкупать, вы снова тут как тут. Рядом с принцем. Кавторанг поморщился.
  - Принц был рохлей. Никчемным человеком. Но после вашего совместного плена, его словно подменили. Внешне он все тот же. Но после последнего нашего разговора, я почти на сто процентов уверен, что с принцем произошло нечто.
  Кавторанг хлебнул воды.
  - И я хочу услышать от Вас ответы.
  Иван улыбнулся.
  - А с чего вы решили, что я дам Вам ответы?
  Кавторанг ухмыльнулся.
  - А вы попробуйте пошевелиться.
  Иван попытался взять стакан со стола. Мышцы не слушались.
  Кавторанг ухмыльнулся довольно зловеще.
  - Это редкий яд. Его готовят далеко на юге. Если не принять противоядие, вы начнете страдать через пять минут. Боль будет нарастать с каждой минутой. Потому рекомендую Вам рассказать все. И как можно быстрее.
  
  
  Глава 15. Операция Чистые воды.
  
  В пустыне чахлой и скупой,
  На почве, зноем раскаленной,
  Анчар, как грозный часовой,
  Стоит - один во всей вселенной.
  
  Природа жаждущих степей
  Его в день гнева породила,
  И зелень мертвую ветвей
  И корни ядом напоила.
  
  Яд каплет сквозь его кору,
  К полудню растопясь от зною,
  И застывает ввечеру
  Густой прозрачною смолою.
  
  К нему и птица не летит,
  И тигр нейдет: лишь вихорь черный
  На древо смерти набежит -
  И мчится прочь, уже тлетворный.
  
  И если туча оросит,
  Блуждая, лист его дремучий,
  С его ветвей, уж ядовит,
  Стекает дождь в песок горючий.
  
  А.С. Пушкин 'Анчар'
  
  
  Сенат. Сборище гомосеков. Так для себя, Дима назвал новый орган власти при Князе. В него вошли виднейшие люди, т.е. попросту самые богатые и благородные, а так же все, кто занимал какие либо исполнительные, но весомые должности в оазисе. Конечно, тут, как и везде хватало нормальных людей, но многие рожи, навевали именно такое сравнение.
  Столь пафосное название и длиннющий список вопросов, которыми Сенату предстояло заняться, гарантировали Диме, спокойное время, хотя бы пару месяцев. Пока же сенаторы увлеченно делили портфели 'кураторов' по обозначенными Димой направлениям. Ну а сам Светлейший князь, получил время заняться другим важным вопросом. Ох когда же у него появятся мелкие, неважные вопросы. Аврал на аврале.
  Знаете, когда у Вас лично кто-то ворует деньги, это немного раздражает. А когда это делает человек, получающий от вас деньги за выполнение работы, раздражает сильно. А если этот человек, мнит себя опорой Вашей власти, этакой солью земли, супер знающим профессионалом, без которого Вы не проживете и дня, это злит. А если он сбивает из таких же засранцев клику, партию, аппарат и еще и тонко намекает, что только попробуй взять его за руку, как хоп и с тобой случиться несчастный случай - бесит.
  Дима скрипел зубами от размаха коррупции в аппарате клана. И от безнадеги. Его отец тоже прекрасно понимал, что воруют. Воруют с размахом. Но, будучи выходцем, из этой же среды, ничего не мог сделать. Считая себя обязанным, числя многих друзьями.
  Дима же смотрел на ситуацию совершенно с другой точки зрения. Как хирург смотрит на воспалившуюся конечность. Ему было плевать на то, что у микробов выстроилась какая не какая, а сытная и привольная жизнь. Ему было плевать, что загнивающий орган в случае резкого вмешательства будет испытывать боль. Плевать что бактерии и микробы, суть тоже живые организмы.
  Он видел лишь раковую опухоль. Пронизывающую метастазами весь организм его клана. И он видел, что деятельность этих микробов и вирусов, медленно, практически без боли, но не менее верно, убивает организм.
  Государственный организм лечиться не хотел. Вирусы были хитрые, они выпускали в кровь множество продуктов распада вместе с наркотиками. Одуряя народ бесплатными гладиаторскими боями между рабами, раздачами хлеба и своих обносков.
  Никто же не понимал, откуда у многих родов деньги. А источником их было воровство.
  Жизнь в пустыне сурова. Здесь уже давно поняли, что роскошно жить может лишь князь и его семья. Тогда жестко ограниченных ресурсов хватит, чтобы все остальные жили скромно, но достойно.
  А ежели каждый глава рода начнет запускать руку в государственный карман и жить подобно князю, то весь аппарат власти, превращался в непосильную ношу для простого человека, вынужденного работать только на глоток воды.
  Тайно посланный на рынок десантник выяснил, сколько стоит на самом деле литр воды. 5 динаров! Пять! Выходит, тот же грузчик, вынужден работать на еду и воду. Не имея возможности даже помыться.
  Не удивительно, что в оазисах, то и дело вспыхивают эпидемии. А простой народ начинает ненавидь благородные роды.
  А самое ужасное. Что его отец это понимал. И что-то планировал сделать. Но очень уж вовремя для кого-то, умер.
  Дима размял пальцы. Надо тщательно подготовиться. Все просчитать, спланировать.
  У него практически нет верных людей. Не на кого опереться. А удар должен быть дерзким и быстрым. Иначе его просто зарежут ночью.
  Постойте-ка? Не на кого опереться? Это почему это?
  Почему такие строгие требования к лояльности гражданина? Правильно. Потому что есть что скрывать. Требования по проф. пригодности это бред, полно уродов, не смыслящих ни капли в теме, а сидящих на высоких постах. Главное лояльность к власти.
  Значит, Диме как человеку, которому скрывать абсолютно нечего, можно опереться на любого гражданина, жителя оазиса, члена клана.
  Главное все продумать. Организовать.
  Дима подвинул к себе свиток, макнул тростниковую палочку в чернила. Стоили они бешеные деньги. Эксклюзив от каганатовцев кстати.
  Так с чего все же начать? Дима закатил глаза под потолок, пытаясь представить себе, что он может сделать.
  Светлейший Князь. Или просто Князь. Абсолютный властитель. Его слово здесь закон, пока есть кому его исполнять. Точно. Начать надо все же со специальных служб. В каком виде?
  Первым будет Служба охраны престола князя. Сокращенно СОПКа. Отлично. Кого в нее наберем? А что голову ломать. Уже набрали. Бывшая гвардия пополам с десантниками. Будут нести охрану дворца и оазисов. Расквартировав их по оазисам, получим в каждом, нечто вроде ОМОНА.
  Народ надо контролировать. Ситуация с 'перекати поле' недопустима. Чтобы рядах граждан не появлялись некоторые, так сказать неблагонадежные элементы. Значит полиция. Что такое полиция? Это городская стража. В оазисах и так полно военных. Зачем плодить дармоедов?
  Решено. При воинской страже каждого гарнизона, создадим по отряду для работы в городе и среди простого населения. Назовем их отрядом гражданской обороны пустыни. По просто ГОПниками. Дима ухмыльнулся. Сути их работы не меняет, зато ГОП стоп, тут будет полностью легальным названием полицейских.
  Так что нам нужно еще? Конечно разведка. Знаний о соседях и о своих подданных непростительно мало.
  Дима черканул еще строчку. Служба Внешней Разведки. Всегда мечтал порулить СВР.
  То, что контора будет заниматься еще и разведкой внутренней, дело десятое и оповещать об этом кого-либо он не собирался.
  Создать эти конторы надо одновременно и всячески поощрять конкуренцию. Чтобы не спелись.
  Отлично. Дима потер руки. Со спецслужбами определились. Теперь надо подумать о модернизации общества. Или попозже? Пожалуй, можно попозже. Все равно то что он задумал, потребует времени. А значит, начнем с элементов демократии, продолжим тиранскими замашками и закончим небольшим либерализмом, ровно в том объеме, чтобы иллюзия самого демократичного общества на планете была устойчивой.
  Значит решено.
  Так, а как же возможное сопротивление знати? Дима вздохнул. Вечно с этими олигархами одни проблемы. Но ничего. Мы тщательно все продумаем. Чтобы комар носа не подточил.
  Для начала надо сочинить пару грозных указов. Дима пометил на свитке еще один пункт.
  Что еще? Дима оглядел список своих дел на ближайшую неделю. Немало. А точно. Нужно подобрать персонал и раздать им специалистов гильдии воров. В оазисах народу не так уж и много. Терпеть воровство в них это уже край разложения государства. Отца то можно понять, ему деваться было некуда. Да и не знал он что делать. А вот Диме это все было не нужно.
  Ладно хватит думать. Дима склонился над пергаментом. Надо подготовить письменные инструкции.
  
  
  Уже после ужина. Дима пробежал глазами свои распоряжения. Для начала пойдет. Потом внесу коррекции, если понадобиться. Дима набрал воздуха и гаркнул со всей дури.
  - Стража! Дворцового распорядителя и казначея ко мне! Бегом!
  Сунувшийся в дверь гвардеец кивнул и исчез за дверью. Дима улыбнулся. Как говорил Гагарин, поехали!
  Когда означенные хлопцы были собраны в его кабинете, Дима преступил к постановке задачи.
  - Уважаемый казначей. Вы записывайте, все что я буду говорить. Ваша задача обеспечить мои приказы денежным сопровождением. Дима посмотрел на щуплого, заморенного человека. Видимо работа с ведерком требовала не малых сил. А доверить черпание денег из золотого колодца он не мог не кому.
  - Кстати. Подготовьте мне проект по переходу на монеты. Мне надоело таскать в кошельке кучу золотого крупного песка. Казначей скупо кивнул. Приготовив свиток и перо.
  - Уважаемый распорядитель. Дима повернулся к потному толстяку, что лез со своими предложениями в каждую щель.
  - Вам я поручаю крайне ответственное дело.
  - Да да Ваше величество, я всегда готов...
  Дима поднял руку, прерывая поток речей и заверений в верноподданичестве.
  - Вы опытный управляющий. Давно знаете реалии не только этого, но и всех крупных оазисов.
  Дима прошелся по кабинету.
  - Вам как особо приближенным ко мне лицам, я первым рассказываю о своем новом указе.
  Приглашенные слушали изображая усиленное внимание. В конце концов это были первые указы Димы.
  - Итак. Первое. Я создаю сразу три новых организации. Дима вкратце поведал о том, чем должны будут заниматься новые конторы.
  - Вам как управляющему со стажем, я поручаю организовать выделение достойных и достаточных казарм и дополнительных помещений для ГОП в расположении гарнизона каждого оазиса.
  - Согласовать и проконтролировать лично строительство казарм для СВР. СОПКи будут размещены в каждой резиденции князя в оазисах. Там тоже стоит подготовить помещения и пристроить если надо.
  Дима взял со своего стола свиток.
  - Здесь подробные указания. Прочтите. Завтра жду Вас с вопросами.
  Распорядитель рассыпался в уверениях, что он все в точности исполнит. Поток излияний прервался только после того, как десантник закрыл за ним дверь.
  Дима повернулся к Казначею.
  - У вас есть вопросы?
  Казначей потеребил куцую козлиную бородку.
  - Ваше Величество, это довольно дорогие проекты. Как я понял, вы собираетесь негласно увеличить количество военных. В наших условиях это приведет к падению числа свободных рабочих рук. И как следствие к ворчанию торговых родов, дескать разгрузить корабль в оазисе, стоит целое состояние.
  Казначей почесал себя за ухом пером.
  - Не говоря уже о затратах золота. Золотой Колодец у нас не бездонный между прочим.
  Дима уселся в кресло.
  - Не беспокойтесь. Скоро с золотом у нас не будет проблем. Кстати вот четыре указа. Передайте их страже пожалуйста. Я кажется сорвал голос. Пока дозовешься этих оглоедов.
  Казначей кивнул. Откланялся, подхватив указы, вышел.
  Дима посмотрел на закрывшуюся дверь. Отсчет пошел. Теперь главное дожить до реализации задуманного.
  
  Глава 16. Ну и чистые руки.
  
  Но человека человек
  Послал к анчару властным взглядом,
  И тот послушно в путь потек
  И к утру возвратился с ядом.
  
  Принес он смертную смолу
  Да ветвь с увядшими листами,
  И пот по бледному челу
  Струился хладными ручьями;
  
  Принес - и ослабел и лег
  Под сводом шалаша на лыки,
  И умер бедный раб у ног
  Непобедимого владыки.
  
  А царь тем ядом напитал
  Свои послушливые стрелы
  И с ними гибель разослал
  К соседям в чуждые пределы.
  А.С. Пушкин. 'Анчар'
  
  Капитан третьего ранга Сивнар спрыгнул на песчаный камень причала прямо с борта своего шлюпа, не дожидаясь пока спустят трап. Что такое для опытного десантника высота в два метра? Ерунда. Едва ноги коснулись земли, Каптри присел, гася инерцию и хлопнул ладонью по камню, приветствуя родной оазис. Выпрямившись, Сивнар осмотрел свой корабль со стороны. Шлюп 'Рассекающий Дюны' был одним из самых старых кораблей клана. Борта покрывали многочисленные узоры, выдавленные на борту многочисленными песчаными бурями. Рисунок был хаотичный, но завораживающий своими изгибами.
  Полюбовавшись на корабль, Сивнар развернулся, одернув на себе штурмовой жилет, зашаг к приближающемуся коменданту порта. Невысокий плотный мужчина с седой бородой был ему знаком.
  Сотник Долун был родом откуда-то с юга. Но служил клану верой и правдой. Пройдя путь с простого песчаного охотника, чьей работой была охота на песчаных крыс, до сотника воинского гарнизона крепости окружающей оазис. За свою беспорочную службу, предыдущий Князь назначил его на должность коменданта порта.
  Старый воин склонил голову, приветствуя Капитана.
  - Что привело сторожевой шлюп в столицу клана?
  Сивнар отсалютовал коменданту, скорее из вежливости. По рангу он был равен коменданту и мог ограничиться лишь кивком, но Сивнар искренне уважал старого вояку.
  - Воля Князя. Вчера посыльная яхта нашла меня в рейде. Приказано вернуться в столицу. Сдать корабль новому Капитану.
  Старик улыбнулся.
  - Не в обиду тебе Каптри. Но давно пора. Засиделся ты на тепленьком местечке. Пора уже дать молодежи поучиться управлять боевым кораблем.
  Сивнар благодарно улыбнулся. И действительно. Сторожевые шлюпы, использовались кланом только в двух целях. Либо как учебные корабли. На которых матросы и юный Капитан осваивали премудрости полетов над пустыней. Вблизи оазисов, отгоняя контрабандистов и пиратов. Либо как в случае Сивнара, как место ссылки. По полетному цензу, он уже давно должен был получить повышение и новый корабль. Все его ровесники были уже Кавторангами и летали на могучих боевых кораблях. А он. Он бороздил пустыню, охраняя медленные товарные транспорты и распугивая редкие пиратские шхуны. Старый сотник дружески шутил, утверждая, что Сивнар сам сидит на сторожевике.
  - Да уж. Князь видать изучил адмиральские списки. И решил что мне хватит прохлаждаться. А значит теперь и я смогу послужить клану!
  Старик склонил голову.
  - Следуй пути чести Капитан Сивнар! И попутного ветра тебе и ветра с песком в лицо твоим врагам!
  - Благодарю. Сивнар попрощался с Комендантом и направился к спуску в крепость. Предстоял долгий путь ко Дворцу.
  В крепости царила непривычная суета. То и дело мимо него пробегали взмыленные гонцы. Солдаты отрабатывали приемы защиты крепости от врага практически на каждом перекрестке. Сивнар покачал головой. Князь сделал выводы из нападения на столицу. Теперь воинам предстояло спустить с себя сто потов в душных коридорах. И правильно. Крепость удержали только благодаря возвращению флота и лихому десанту прямо в центр города. А не будь флота что? Расслабилась пехота. Пусть теперь потеют.
  У выхода из крепости Сивнар увидел нечто новое. На выходе всех входящих и заходящих досматривал патруль. Военные были одеты на манер абордажников. Посматривали на пехоту с высока. Только усталый мичман не проявлял эмоций, просто записывая всех, кто в крепость хотел войти и выйти.
  Потолкавшись в небольшой очереди, Каптри остановился напротив небольшого столика, за которым сидел вчерашний мичман. Только оказавшись рядом, Сивнар увидел, что на плече мичмана красуется новая татуировка. Что она означала, Сивнар не понял. Но судя по знакам, перед ним был то ли десятник, то ли мичман.
  Мичман поднял на Капитана усталые глаза.
  - Звание, цель прибытия.
  - А вы собственно кто таков? Задал встречный вопрос Сивнар. Мичман ткнул пером в весящий на стене свиток с княжеским указом.
  - Я десятник ГОП. Моя задача запись всех кто выходит и входит в крепость. Приказ Князя. Еще вопросы?
  Сивнар покачал головой. Экое новшество. Ну раз приказ князя.
  - Капитан третьего ранга, шлюп 'Рассекающий Дюны'. Прибыл по приказу князя. Направляюсь во дворец.
  Мичман записал прибывшего в разграфленный свиток.
  - Благодарю вас Каптри. Вы можете идти. Севнар кивнул мичману, точнее десятнику ГОП и вошел в город. Сам город ничем особенно не изменился. По-прежнему вокруг хватало нищих, ищущих любую работу. Цены на хлеб были просто запредельные, ну а вода стоила, чуть ли не десятую часть жалования. Разве что воров нигде не было видно, и пока он шел к богатому внутреннему кругу оазиса никто даже не попытался срезать у него кошелек. Похоже, ГОП взялся за дело круто. Выгодное отличие от прошлого визита в столицу. Сивнар остановился возле очередного свитка, весящего на воротах во внутренний город.
  Итак, что такое ГОП? Цель отряда сформированного при гарнизоне крепости - Гражданская охрана порядка. Угу, что-то ни одного гражданского он в рядах ГОП не увидел. Одни только хваткие мальчики, с замашками абордажников.
  Сивнар повидал таких немало, разбирался. На внутренних воротах, его встретил еще один пост ГОП.
  - Стоп. ГОП. Кто таков. Куда направляешься? Десятник стражи рассматривал Сивнара странным взглядом, словно видел в нем врага. Сивнар оглядел еще одного десятника. Ага, этот уже из гарнизонников. Два орла за ним из абордажников. Становилось все интереснее. Сивнар оттянул край жилета, давая рассмотреть свои татуировки.
  - Каптри Сивнар. По приказу Князя, следую во дворец.
  Десятник сразу сбавил пыл.
  - Минуту Каптри. Десятник вытащил из чехла какой-то свиток. Долго, шевеля губами, изучал его. Наконец когда от напряжения на лбу десятника, уже стали собираться складки он нашел то, что искал.
  - Капитан Третьего Ранга Сивнар?
  - Угу. Сивнар кивнул.
  Десятник облегченно вздохнул. Достал из кармана перо и маленькую чернильницу. Заботливо проставил галочку в списке. Насколько увидел Сивнар, галочек в длинном списке, стояло немало. Со всего флота собирали офицеров. Князь явно что-то задумал.
  - Проходите, Вас ждут во дворце.
  Сивнар, чувствуя себя совсем не в своей тарелке, ускорил шаг. Чудны дела твои о великий Аш. Но странности на этом не закончились.
  Перед дворцом царило редкостное многолюдье. Причем в основном это были прибывшие из разных оазисов воины от десятника и выше. Сейчас они стояли, сидели повсюду у походных костров, кто-то уже распевал песни. Видимо они прибыли сюда довольно давно. Теперь коротали время у костров в ожидании распоряжений. Интересно до него дело скоро дойдет?
  Однако опасения оказались беспочвенными. У входа во дворец, едва он назвался хмурому стражнику, как рядом, тот час оказался какой-то юркий чиновник.
  - Прошу Вас за мной. Поплутав по коридорам, дышавшими приятной прохладой, провожатый вывел Сивнара в большой обеденный зал. За которым уже коротали время, на первый взгляд, десятка три офицеров флота и чуть меньше двух десятков офицеров гарнизона. Отдельной группой с краю стола сидели какие-то подозрительные типы.
  - Прошу Вас присаживайтесь на любое свободное место. Князь прибудет очень скоро. Все ждали только Вас.
  Сивнар удивленно посмотрел на чиновника. Чтобы князь планировал встречу, да еще ожидая пока прибудет его корабль, а он сам придет во дворец. А что бы было если бы он навестил сначала куртизанок?
  Сивнар уселся на свободный стул и осмотрелся. Собравшихся офицеров он не знал. Но собравшихся что-то роднило. Сивнар рассматривал собравшихся с тем же интересом что рассматривали и его. Вопросов никто не задавал. Разговоров почти не велось.
  А ведь точно. Собравшиеся офицеры имели обветренные лица. У многих на руках мерцали браслеты мастеров абордажников. Лихие ребята. Стражники тоже не походили на бестолковок. Накачанные мышцы, цепкие живые глаза. Наверняка не один воришка ежился при мысли столкнуться с такими ночными стражниками. Высших офицеров практически не было. Сивнар увидел только двух Капитанов Третьего Ранга, кроме себя. Кавторангов и уж тем более Капразов тут не было. Хм. Собрали так сказать рабочих лошадок флота. Причем из тех, кто служил в дальних походах, пограничных гарнизонах.
  Очень колоритная публика. Все же очень интересно, что задумал Князь, собрав сюда таких людей? А ведь он явно что-то задумал.
  
  Глава 17. Не начинается.
  
  
  Пустыня: одиночество и злость.
  Пустыня окружает, сушит тело.
  И старое пророчество сбылось,
  И снова сердце болью закипело.
  
  И тишина....Лишь ветер и песок
  Своей беспечной песней обжигают.
  Последний навсегда ручей засох,
  Последний рай оазис умирает...
  
  И солнце иссушает и слепит
  И небо, все безмолвствуя, сияет.
  И душу тянет, яростно манит
  Мираж. И тут же в дымке исчезает.
  Хусейнова Татьяна
  
  Иван посмотрел на спокойное лицо мучителя. Боль снова захлестнула его с головой.
  - Не терпите Капитан. Говорите!
  Иван сжал зубы. Как тогда давным-давно, когда его избивали в плену боевики. Они тоже хотели, чтобы он сдался. Отрекся от веры, от страны. Но Иван не сдался. Да еще и зарезал одного, когда они посчитали, что избитый солдатик, не способен к сопротивлению и расслабились. Тогда его спас нагрянувший со своим рейдом спецназ. Но сейчас никто на помощь не придет. Но и рассказывать о том, что задумал его брат нельзя. Но кто же знал, что капитан, прославленный волк пустыни, предатель?
  Иван, превозмогая боль, разжал зубы и плюнул в лицо капитана.
  - Проклятый предатель! Боль накатила новой волной, заставив Ивана скрючиться на полу.
  Капитан вытер лицо, недоуменно рассматривая умирающего на полу Ивана.
  Яд достиг максимальной стадии мучений. Если он не говорит сейчас, то больнее ему уже не будет. А если не дать противоядие, он просто умрет. Но чтобы не двигало этим отродьем каганата, его мужество вызывало уважение. А значит, князь не был таким уж дураком. Таких людей и правда, стоило держать поближе к себе. Но Кавторанг отлично знал Князя и раньше. Тот был полным ничтожеством, закончившим свое падение у юбки каганатовской подстилки.
  Кавторанг вытащил из-за пояса флягу с противоядием. Поднял голову обессиленного Ивана и влил ему в рот противоядие.
  - Возможно, он сильно пожалеет о своем милосердии. Но ситуация явно требовала прояснения.
  Иван вынырнул из черного, бездонного омута боли. Сознание медленно прояснялось. Корежащая тело боль рассасывалась. На него снизошел умиротворяющий покой.
  Иван открыл глаза. Перед ним стоял предатель.
  - Значит, я не умер?
  - Нет. Кавторанг прошелся по каюте.
  - Я всю жизнь положил на служении клану. И никто, слышишь никто, не смеет называть меня предателем. Даже ты.
  Иван вздохнул.
  - Нападать на личного эмиссара Князя, подсовывать ему яд, требуя раскрыть тайну Князя, это по Вашему что?
  Кавторанг поморщился.
  - Князь полное ничтожество. И явно что-то задумал. Я не могу позволить навредить клану еще больше, чем он уже сделал.
  Иван горько усмехнулся.
  - Спасти флот, отбить атаку северных кланов, это по-твоему, были глупые поступки?
  Кавторанг покачал головой.
  - Нет. Потому ты еще жив. Это было так не характерно, для этого слизняка. Это не мог сделать Князь. А раз это не он, то мне жизненно важно знать кто он такой!
  Кавторанг смерил взглядом Ивана.
  - И только ты знаешь все. С твоего появления все и началось.
  Иван вздохнул.
  - Не все ли равно кто такой Князь? Если он делает все возможное для блага твоего клана?
  Кавторанг горько усмехнулся.
  - Увы нет. Право крови, единственное, что мешает сотне других благородных лидеров сцепиться в схватке за власть. Так что кто он такой, имеет значение.
  Иван усмехнулся.
  - С этой точки зрения тебе нечего бояться. Он сын своего отца.
  Кавторанг присел напротив лежащего на полу Ивана.
  - Что ты имеешь в виду, говоря о точке зрения?
  Иван вздохнул.
  - Я ничего тебе не расскажу. Ибо я думаю, что гибель части флота в засаде у Каганата, нападение на столицу клана, убийство Князя - звенья одной цепи. И благородные, Иван скривил губы в презрительной усмешке, - имеют к этому самое прямое отношение.
  Кавторанг замер, пристально рассматривая Ивана. Затем медленно, четко проговаривая каждое слово, спросил.
  - Ты думаешь, что эти события звенья одной цепи и были спровоцированы кем-то из благородных??
  Иван снова усмехнулся.
  - Если честно то нет. Ума бы не хватило. Да и гонор мешает. Кавторанг вздернулся явно задетый за живое. Но Иван не дал ему времени обидеться.
  - Я думаю, кто-то просто использовал один или два благородных рода втемную. Ежу же понятно, что северные кланы просто вырезали бы всех мужчин, женщин увели бы в рабство. А значит о грядущей атаке, благородные не знали. Они просто организовали переворот. А нападение было сюрпризом и для них.
  Кавторанг прошелся по каюте, поглаживая рукоять шпаги.
  - т.е. Князь, по-твоему, не организовывал нападение на своего отца, а чтобы прикрыть свои делишки, не приглашал флот северных кланов, чтобы захватить власть?
  Иван выкатил от удивления глаза.
  - Хренасе. Вы че там совсем с ума посходили. Еще скажи, что флот полег по приказу Князя!
  Кавторанг скрестил на груди руки.
  - А что разве не так??
  - Млять. Иван расслабился. Опустив голову на пол.
  - Кавторанг. Мне кажется, кто-то очень классно разводит и благородных и Князя и меня и вообще всех.
  Кавторанг поставил рядом со связанным Иваном стул.
  - Давай так Каптри. Ты рассказываешь мне все, что не тайна. А я сопоставлю все, что мне известно. Если картина сойдется. Мы забудем об этом происшествии. И сможем доверять друг другу. Если не сойдется. Я скормлю тебя песчаным змеям.
  Иван кивнул. - Хорошо. Раз так, слушай, но помни. Все что я расскажу это тайна клана.
  Рассказ был не долгим. Кавторанг оказался отличным слушателем. Задавал уточняющие вопросы. Но большую часть времени внимательно слушал. Наконец Иван выдохся. Опустил голову на пол.
  - Ну что скажите Кавторанг?
  Капитан задумчиво потер подбородок.
  - Твой рассказ проясняет очень много. Но еще больше запутывает. Кто стоит за всем этим?
  - Если мы не заставим врага играть под нашу дудку, боюсь, мы узнаем об это слишком поздно!
  Кавторанг внимательно посмотрел на Ивана.
  - Ну что же. Ты выполнил свою часть сделки. Теперь пришла очередь выполнить мою.
  Кавторанг улыбнулся, вытащил кинжал и шагнул к Ивану.
  - Ты знаешь слишком много...
  
  
  
  Глава 18. А у нас уже все закончилось...
  
  Гнев медленно мне давит на виски...
  Я выживу, отдав любую цену.
  Вдали увидев старый, древний скит
  На сердце одиночество надену.
  
  Одна. Но не проклятье или страх.
  Одна - всего лишь титул и призванье.
  И в сильных и уверенных руках
  Кинжал не дрогнет, не простит изгнанья.
  
  И не боясь, что все предрешено,
  Шагну вперед, упрямо улыбаясь.
  И перед тем, как улететь на дно
  В своих грехах я, может быть, раскаюсь...
  
  Но не сейчас... Сейчас в руках металл,
  Сейчас мой путь заранее проложен.
  И разум постепенно умолкал...
  И сталь скользила медленно из ножен...
  
  Хусейнова Татьяна
  
  - СВР - служба внешней разведки. Это глаза и уши клана. Вы должны будите знать все. Обо всех. И рассказывать мне... Дима второй час отвечал на вопросы капитанов и десятников. Втолковывал им основы того, что они будут делать. Рассказывал иерархию и кто и за что будет отвечать. А так же каким образом будет идти отчетность.
  Гильдия воров была благополучна поймана и якобы скормлена в полном составе песчаным змеям. Было даже два десятка матросов, кто видел, как трупы сбрасывали на их гнездо, прямо с борта корабля.
  Народ напрягся и прянул ушами. Вспомнив, что неделю назад, на площади, вывесили три очень грозных указа.
  Первый гласил, что передача сведений о состоянии воинских подразделений, их численности, месте нахождении и кораблях флота, отрядов гвардии и гарнизона, а так же за такие мелочи как кражи, разбой и убийство, следует смертная казнь. Про приписку мелким шрифтом, что финансовые аферы, обман доверия, взяточничество и злоупотребление должностным положением - суть есть воровство, никто внимания не обратил. Что и требовалось.
  Вторым указом был указ о создании СОПКи и ГОПа. Интереснейшие новости, между прочим. Организовать процесс, так чтобы благородные активно участвовали, а не чинили препятствия. Дима его поручил своему дворецкому. Тот раздавал чины и должности только за деньги, за очень большие деньги. Взяточники бились за свои подразделения волками, выбивая себе лучшие казармы, солдат и матросов. А все почему, потому как замечательная кормушка, напрямую зависела от того, кто и в каком количестве, служил под твоим началом. Так что с флота и из армии было сманено не мало толковых и отмеченных наградами парней.
  Затем Дима собрал начальников в одном помещении, показал им списки о взятках, посчитанных все до последнего динара. После была экскурсия к логову песчаных змей. Где всех Коррупционеров скормили змеям. Благородные роды были в шоке. Но сделать уже ничего не могли. А на места взяточников встали назначенные уже Димой офицеры. И контроль за преступностью во всех оазисах, из формального, мигом превратился в тщательнейший и дотошный.
  Пойманных преступников допрашивали и везли в столицу. Здесь бывшая гильдия воров, а ныне СВР материал отсеивала. Кто-то отправлялся на корм змеям, кто-то пополнял ряды службы. И вот теперь пришло время пополнить ряды СВР боевиками. Теми кому предстояло стать спецназом Димы. Его кинжалом.
  Дима особенно налегал на то, что именно они должны присматривать за соседями, но первое их задание будет внутри клана.
  Офицеры слушали его молча. Тихо шалея от поставленных перед ними задач. Ибо им предстояло, после решения проблем внутренних, подготовить вторжение флота в Каганат.
  Локташу горько отольются слезки. Огорчало лишь одно. От Ивана по прежнему не было ни слуху ни духу.
  - Вопросы? Дима оглядел собравшихся офицеров.
  Все молчали. По глазам было видно. Таких задач им еще никто не ставил.
  - Познакомьтесь. Глава СВР, Дима кивнул на бывшего главу гильдии. Пока он старший офицер среди вас. Исполнять его приказы как мои. Вам предстоит пройти курс подготовки сначала внутри клана, а уж затем преступить к внешним операциям.
  Командование боевыми операциями, поручается Каптри Сивнару.
  Дима кивнул офицерам и вышел из обеденного зала. За дверью его ждал Казначей.
  - Я подготовил сводку Ваше величество. Как вы и подозревали. Хищения составляют просто страшную сумму. Зато круг подозреваемых крайне узок. Всего четыре семьи. Кстати сын одного из подозреваемых, Капитан второго ранга с которым вы отправили своего черноволосого друга. Казначей поджал губы. Как оказалось, дружбы с уроженцем каганата тут никто не одобрял. Их место было в нижнем эшелоне. Пускать уроженцев каганата наверх никто не собирался.
  Дима замер. Черт. А брата уже никак не известить. Дима покачал головой. Не дай бог с ним что ни будь случиться. Он точно раскатает этот дом по камешку. Всех змеям скормит.
  Дима мотнул головой. Не время расслабляться и сожалеть. Надо работать.
  Третьим указом Дима вводил самоуправление. Отныне все члены клана, становились полноправными гражданами с одинаковым правом избирать своего представителя. Всего предстояло выбрать трех ответственных граждан, для формирования первой мэрии оазиса. И так в каждом оазисе. Какие полномочия будут возложены на совет, кроме представления интересов простых членов клана перед князем, в указе сказано не было. Но был положен оклад. Так что за должности развернулась нешуточная предвыборная борьба и кулуарные интриги. Благородные роды обнаружив, что в народе они популярностью не пользуются, а голосов верных им людей катастрофически не хватает, принялись строить альянсы и партии. Видимо на самом деле осознали, что хорошо, если им удастся сохранить в мэрии хотя бы одно место за собой.
  В отличие от них, роды торговые и ремесленные сговорились быстро. Обеспечив своему представителю достаточное число голосов. А вот за третье место развернулась бурная борьба. Голоса простых жителей, никого прежде не интересовавшие, вдруг стали важным резервом.
  Процесс выборов был организован Димой по принципу греческого. Т.е. почти открыто и максимально публично. За небольшой ширмочкой стояли три урны. К командиру отряда СОПОК подходил избиратель, получал специальную, сплющенную драхму, заходил за ширмочку и бросал в узкое горлышко кувшина. Драхм было ровно столько сколько жителей в оазисе. Драхмы тех кто не проголосовал, тут же складывали в специальный ящик и отвозили в сокровищницу, а потом на переплавку.
  Конечно позже, научаться мухлевать и тут. Но к тому времени Дима собирался придумать кое что новое. Для первых выборов этого было достаточно.
  Зачем ему была эта развлечение? Ведь и так понятно, что абсолютная власть куда лучше?
  А для того чтобы разделить врагов. Пусть борются за власть между собой, на своем уровне. Меньше ему мешать будут. К тому же такой демократический способ выбрать самоуправление, был единственным надежным способом решить самую главную проблему. Решение которой, Дима числил приоритетным направлением.
  
  
  Глава 19. Хищения в особо крупных размерах.
  
  Всё раньше имела я: деньги, успех,
  Не знала ни в чём недостатка. Для всех
  Была я желанной, была дорогой.
  За что же пустыня легла предо мной?
  
  Откуда болезни, откуда нужда?
  Где хлеб, где покой, где живая вода?
  Тут голос небесный меня вдруг настиг,
  И стало мне стыдно от мыслей своих.
  
  http://www.days4god.com/publ/pustynja/113-1-0-1235
  
  Диму можно было спросить. А почему это ты братец, вместо экономических или научных новшеств, решил создать аж целых три структуры, две из которых силовые, а третья крайне сомнительная с точки зрения решения будущих проблем?
  Причин было много. Дима выделил бы их в три основные группы.
  Первая, это естественная потребность в безопасности. Его предшественника убили. Причем убийство было хорошо спланированной акцией. И если бы не цепь случайностей, ну так со стороны выглядело их с братом появление в этом мире, то следов бы так и не удалось найти.
  Следовательно, в благородном сословии клана были крысы. Или кроты? Да в принципе неважно. А значит жизнь Димы с братом, во многом зависела от того, как быстро они соберут силы для нового удара. Сидеть и ждать смерти, было как-то не в правилах Димы. Отсюда, вполне естественно, вытекали следующие шаги. Для начала нужно было формализовать мощную службу охраны престола. СОПОК. Этой новой службе отводилась роль охраны лично Димы и на ее базе будут разворачиваться ударные подразделения, своего рода нечто вроде спецназа. Побочным плюсом будет то, что именно на этих отрядах будет проводиться ряд экспериментов. Например, новое оружие поставляться будет сначала им, потом всем остальным. Да и откуда брать кадровый резерв как не из гвардии? Но гвардия в текущем виде была пронизана родственными связями насквозь, а значит, ее нужно было привести в божеский вид, взнуздать и направить в конструктивное русло.
  Второй важной необходимостью, была нужда в контроле над обществом оазисов. Слишком уж тут много было сомнительных элементов. Прямо таки раздолье для террористов всех мастей. А бандитов, воров и шпионов тут никто не ловил. Причины тому были тоже весомые. Практически поголовное владение холодным оружием, делало профессию вора очень творческой. Чуть зазевался и тебя обнаружили? Суд тут короткий. Мечом по горлу и все дела. Или в лучшем случае отрубят руку.
  ГОП при гарнизонах, окончательно сводил эти эксцессы к минимуму и служил войсковым резервом для СВР и СОПОК. Как в числе борцов со шпионами, так и как поставщик этих самых шпионов, бывшие воры в этой ипостаси смотрелись просто идеально. Но чистопородные шпионы, до сих пор никому особо не мешали. Сам институт секретных служб, тут еще окончательно не сформировался. А значит, у клана появлялось преимущество. Пока, правда, сугубо условное.
  Ну ничего, здесь мы поможем. И если СВР создавалась именно как централизованная, организация сбора информации, проведения деликатных операций и банального шпионажа. Знать что вообще вокруг происходит, для Димы это была жизненная необходимость. То ГОП затачивалась как гибрид полиции с контрразведкой.
  Последней необходимостью был вопрос управления. До тех пор, пока управление сконцентрировано в руках благородных родов, коррупционная опасность, про богатую почву для буйного урожая заговоров и интриг можно вообще промолчать, оставалась запредельно высокой. И при этом, Диме приходилось отвечать за художества всего благородного сословия. Дима же собирался поставить аристократию клана в позу жующего оленя. Ответственность за управление разделить с властью выборной. Предоставить контролируемые социальные лифты, активным гражданам дать возможность работать на благо клана. Самому же сконцентрироваться на контроле за чиновниками и выборными органами власти, оградив их от соблазнов мягким, но крепким контролем.
  Ну и еще одной весомой причиной сосредоточиться именно на военной стороне вопроса, была экономика. Проще говоря, деньги были.
  Клан выступал посредником, транзитным маршрутом, поставщиком множества товаров. Торговый оборот превышал сотни миллионов динариев в год. А личная казна Димы исправно пополнялась водяными деньгами. Единственным что ограничивало поступление денег, была коррупция и пиратство на торговых маршрутах.
  Проанализировав имеющиеся предпосылки, Дима пришел к выводу, что оптимизировать управление, создать сильную армию, усилить флот, изжить коррупцию и более ничего не надо. От сюда и порядок действий. Что потом? Когда это потом наступит и подумаем.
  Но это благостная картина. Какие были проблемы?
  Первой в списке была кадровая. Практически девять из десяти старших офицеров, на флоте, происходили из благородных или просто старых семей.
  Средний же командный состав был более лоялен к нему и состоял преимущественно из уроженцев оазисов.
  Хороший, т.е. в глазах Димы хороший состав, имел младший офицерский состав и рядовые, то есть совершенно различный социальный статус и происхождение, что не только затрудняло преступную кооперацию, но и давало положительный эффект внутренней конкуренции. Для многих, служба на флоте, была единственной возможностью заработать. Получить статус в обществе и неплохие знакомства.
  Все это вместе, превращало флот в постоянно кипящий котел. В котором бурлил восходящий поток свежих, амбициозных кадров и поток из многочисленных дворянских семей, стремящийся во флот, чтобы преумножить свое влияние. Стоило ли говорить, что внутри клана, между ведущими родами, царила жесточайшая конкуренция за лидерство, каждый капитан принадлежал к той или иной клике, партии или альянсу.
  По количеству контролируемых таким образом кораблей, каждый род выстраивал свое влияние.
  Кстати на экономику это оказывало самое прямое воздействие. Пока не было внешнего врага, капитаны подчинялись главе клана лишь номинально. Подряжаясь выполнять различные контракты. Кто-то предпочитал сопровождать торговые караваны, кто-то сам возил грузы, кто-то курьерствовал. Князь даже охрану рубежей, был вынужден оплачивать как отдельный контракт. Так вот, защита караванов это больше кораблей дошедших до точки продажи, больше прибыли, больше новых кораблей.
  Один из главных родов, сделавших состояние на торговых перевозках и порой претендовавший на второе место после князи и был как раз самым главным подозреваемым. Захват и грабеж оазиса северными кланами, бил конечно и по ним, но их то основные средства были как раз в пограничных оазисах, а не в столице. По остальным ведущим родам, этот захват бил сильнее. Ох и рискнул же Иван взяв себе сопровождающего, Капитана из этого очень подозрительного рода. Случись чего, концов же потом не найти.
  Такая ситуация Диму немного не устраивала. Для его планов, надо было существующую схему немного изменить. Усилив центральную власть. Без этого проблем с пиратами, коррупцией и воровством не решить.
  Дима развернул свиток отчета казначейства. Такс. Стоит все же внимательней изучить, чем занимаются эти три рода. О ведущем и древнем роде, самом богатом и влиятельном, он знал уже достаточно. И самое подозрительное, все как бы свидетельствует о его вине.
  А вот три рода поменьше, обследованы гораздо меньше. Интересно откуда у них деньги?
  Дима отвлекся на стук в дверь.
  - Войдите.
  В комнату просочился главный распорядитель дворца, по совместительству и главный администратор, представительства Князя, базы для СОПОК во всех оазисах, организовывал этот тип. Дима пристально рассматривал его толстую морду, от чего тот пугался и потел. Дальний родственник из того самого, ведущего рода.
  Куда не плюнь, в этот крупнейший род упираешься. Дима сделал приглашающий жест.
  - Проходите. Присаживайтесь. Что Вас привело ко мне в столь поздний час?
  - Ваше Величество. У меня к вам очень важное дело.
  Дима откинулся в кресле. Становилось все интересней.
  - И что же это за дело?
  Чиновник несколько раз глубоко вздохнул, явно набираясь смелости.
  - Мой дядя, глава рода, просит Вас о личной встрече. Не... как можно быстрее. Чиновник поправился весьма быстро, испугавшись своей оговорки еще до того, как Дима вообще понял, что он хотел сказать.
  Эх тяжела доля правителя, к которому могут приходить посланцы дворян и вот так открывать двери ногами и звать на встречу в такой форме. Немедленно им князя подавай.
  Дима устало вздохнул. Улыбнулся своему дворецкому.
  - Вы я так понимаю в курсе, чем может закончиться предложение о встрече, в такой форме?
  Управляющий буквально стек на пол, бухнувшись на колени.
  - Ваше Величество, простите старика. Мой дядя вот уже сорок лет бессменно стоит у руля нашего рода. То что наш род вознесся на вершину, во многом его заслуга. Говорят даже, что когда воцарился Ваш отец, мой дядя был претендентом на роль канцлера при молодом наследнике. Но Ваш отец успешно преодолел кризис и необходимость в канцлере отпала.
  Управляющий аж прослезился.
  - Дядя стар. И верит тому что о вас говорят. Лично с Вами он общался мало. Это моя вина Ваше Величество. Все что я ему рассказывал, ранее, не зная вас так хорошо, как знаю сейчас, вероятно сподвигло его на резкие решения.
  Дима потер лицо. Ну вот опять. Что же у него тут была за репутация? Слизняк и бабник?
  Ладно.
  - Сядь. И прекрати истерику.
  Управляющий замолчал, поглядывая на Диму испуганными глазами уселся в кресло.
  - Что хочет со мной обсудить твой дядя известно?
  Дворецкий замотал головой.
  - Простите Ваше Величество. Но дядя никогда не говорит таких вещей.
  - Занятный коленкор. Дима встал из-за стола, прошелся по кабинету.
  - А приехать самому гордость не позволяет?
  Управляющий казалось испугался еще больше чем был напуган до этого.
  - Ваше Величество, как можно. Просто он уже стар. А его дворец на противоположной стороне оазиса. И к тому же он сказал, что его визит к вам могут неправильно понять.
  Дима задумчиво пожевал губу.
  - Передай своему дяде. Что ты передал мне его просьбу. Я ее услышал и выслушал благосклонно. Дима вернулся в свое кресло.
  Управляющий видимо ждал продолжения, но его не последовало. Сообразив что пауза затягивается, он рассыпался в извинениях и попятился к двери.
  Дима проводил его взглядом. Вот что это было?
  Попытка выманить его из дворца? Или старый хрыч решил все прояснить лицом к лицу? А ведь, правда, взаимной неясности между Князем и этим родом полным полно. Или все же засада?
  Эх был бы тут Иван, он бы послал его. Дима стукнул кулаком по столу. Как же его утомили эти интриги.
  Стоп. Интриги? Дима несколько минут сосредоточенно размышлял. Местные ребята любят поиграть. Так давайте поиграем. Непонятно конечно кто и что затеял, но кое какой план в первом приближении у Димы появился.
  - Стража!
  - Командиров ГОП, СОПОК и СВР ко мне. Бегом!
  Гвардеец исчез за дверью. Дима потер ладони. Если этих трех, он назначил правильно, все будет отлично. Если он ошибся в них, то через неделю его правление закончиться.
  
  Глава 20. Активно - пассивные операции.
  
  Идем среди ночи,
  Идем бездорожьем,
  И хлещет песок по вискам,
  И нет больше мочи
  Для выжженной кожи
  Идти по обманным пескам.
  
  Ирина Субботина
  
  Дима величественно кивнул, принимая простенькую присягу от новой мэрии оазиса. Ее он накарябал буквально за десять минут. Включив в нее столько общих фраз, что современный чиновник России пришел бы в ужас. Привлечь к ответственности можно было любого выборного за очень и очень короткий список грехов и что самое приятное по одной статье, т.е. указу.
  Выборные поднялись с одного колена, на котором они читали присягу, выучить ее у них естественно не было возможности.
  Дима встал со своего трона и толкнул довольно напыщенную и далекую от конкретики речь. Но ее постулаты были довольно просты и понятны.
  Князь дескать считает, что на бытовом уровне, лучшее управление это самоуправление. Но предупреждает, что контролировать то, как новоявленная мэрия будет выполнять свои обязательства, он будет лично. Но надеется, что они будут исполнять свои обязанности честно и справедливо, уменьшая количество его работы, а не наоборот.
  Мэрия в ответной речуге разливалась соловьем, что дескать, не подведут и все такое.
  Так как полномочья нового органа власти были еще не прописаны до конца, выборы в оазисе прошли как-то скомкано. Нет народ подошел к вопросу куда более основательно чем это бывает обычно. Ну для Димы так сказать. Здесь это дело было новое, к голосовательным урнам пришли практически все постоянные жители оазиса.
  Как и предполагалось, благородные, дворяне попроще и часть воинских гарнизонов поддержали одного из представителей дворянства. Торговые роды соединенными усилиями представили и поддержали своего человека. Третьим же стал офицер гарнизона, собравший голоса простых вояк и простых граждан оазиса. Этим военным Дима особенно заинтересовался, было интересно, за какие такие заслуги его так любит народ простой?
  
  Вечером было расширенное заседание сената. Расширенное, потому как на нем присутствовала новая мэрия, главы всех гильдий и представители торговых родов. Утвержденный еще в начале правления, Сенат парил Диме его интеллект, с самого начала, заваливая кучей подробнейших и по сути бесполезных сведений, советов, мнений. Но зато теперь у Димы была куча свидетелей, для которых и разыгрывался спектакль.
  - Уважаемые лорды. Дима прошелся по залу, дожидаясь пока в тронном зале установиться тишина.
  - У меня есть для Вас крайне неприятная новость. Я сейчас буду говорить о коррупции. Это явление когда достойный с виду муж, творит черные дела. Например. Дима ткнул пальцем в начальника гарнизона крепости.
  - Доблестный комендант крепости, за допуск к работам, берет с гильдии каменщиков около двадцати динаров с работающего человека. Мотивируя это тем, что если гильдия хочет исполнить свою работу беспрепятственно и получить за то деньги от князя, будут платить чутка лишку и ему.
  - Но я... комендант бледный как смерть вскочил со своего места.
  - Молчать! Рявкнул Дима.
  За спиной коменданта уже нарисовались два гвардейца со шпагами наголо. Дима оглядел лица собравшихся. На части лиц явно читалось нескрываемое злорадство, некоторые выглядели возмущенными, были и те кто прямо таки кипел от возмущения.
  Дима встал в середине зала.
  - Подобные деяния, будут впредь караться только одним образом. Смертью. Зал удивленно выдохнул. Комендант был из благородных родов. Вот так просто вынести ему приговор?
  Дима усмехнулся.
  - Уважаемые лорды. Коррупция, вымогательство денег за выполнение своих прямых обязанностей, оказание протекции за деньги - все это несовместимо с жизнью. Прошу это запомнить.
  - Прежде чем задавать вопросы, прошу Вас ознакомиться с моим указом. Его обнародовали вчера вечером. Дима сделал знак дворецкому. Из коридоров вышли слуги, разнося копии указов, разложенные на дорогих подносах. Когда вручение указа закончилось, еще один слуга вынес длинный список присутствующих лордов и собрал их подписи. Мол указ на руки получен и прочитан.
  Дима хлопком в ладоши привлек внимание лордов.
  - Уважаемые лорды. Сегодня я не смогу ответить на ваши вопросы. У меня важная встреча, с пожилым человеком. Он не смог прийти сам, но если достойный подданный хочет поговорить с князем, но не может прийти. Я сам отправлюсь к нему. Но завтра утром, я с удовольствием отвечу на все ваши вопросы. И надеюсь услышать ответы. Дима многозначительно помолчал. Ибо у меня есть веские причины и основания, считать, что не только бывший комендант злоупотреблял своим служебным положением. Дима склонил голову прощаясь с сенатом.
  Лорды встали и склонили головы в ответ.
  Дима успел отойти от зала, где проходило совещание, всего на два десятка шагов, как за спиной гвардейцев, замаячил глава гильдии каменщиков.
  - Ваше величество. Позвольте поговорить с Вами! Это очень важно!
  Дима остановился и сделал знак страже, пропустить главного строителя.
  - Я слушаю.
  - Ваше Величество. Мне кажется, Вам стоит отложить визит к уважаемому человеку.
  - Почему? Дима сделал удивленное лицо.
  Каменщик испуганно покосился на стражу.
  - Мы можем поговорить наедине?
  Дима покачал головой.
  - Давайте завтра. После заседания сената. Дима развернулся, собираясь идти дальше.
  - Ваше величество! Вы не понимаете...
  Дима жестом прервал его.
  - Я все понимаю. Но Ваш вопрос о строительстве нового укрепления над дворцом, может потерпеть до завтра.
  Каменщик выкатил удивленные глаза на Диму.
  - Но я не...
  Дима прервал его повелительным жестом.
  - Не стоит. Просто ждите завтра меня на заседании сената. Всего доброго.
  Дима сделал знак страже. И окруженный стеной телохранителей зашагал к своим покоям.
  
  Дом самого могущественного, после княжеского конечно, рода, клана Драконов, располагался на самом краю оазиса. На противоположном краю от дворца Князя. Дима с башни внимательно изучил предстоящий маршрут. Мест для засады было полным полно. Чтобы попасть по земле, к дворцу главы рода, придется пройти вдоль полей у самой открытой воды, через квартал трущоб, громоздящихся в два этажа, петляя по узким улочкам. Потом подняться по рукотворной лестнице чтобы попасть в квартал знати у самой стены. И пройдя квартал выйти к дворцу. Эти районы во время атаки северных кланов пострадали меньше остальных, что кстати, увеличивало подозрения по поводу причастности к нападению, этого главы особенно.
  Дима повернулся к командиру гвардейцев и его заму, командовавшему бывшими десантниками.
  Благородный и выходец из трущоб. Оба по-своему верные и доблестные воины. Если он в них ошибся. Сегодня его убьют. Если нет, он одним ударом покончит со скверной в своем клане.
  Не все мздоимцы предатели, но все предатели мздоимцы. А значит проредить взяточников ряды, дело первостепенной важности. Ибо вычищая взяточников, он автоматически рубил голову гидре предательства.
  - Готовы? Задача понятна?
  Гвардеец мрачно кивнул.
  Десантник молча отсалютовал.
  - Действуйте. Мой кортеж выступает через полчаса.
  Воины развернулись и быстрым шагом отправились к спуску с наблюдательной площадки.
  Дима облокотился на парапет. Солнце, огромным багровым шаром клонилось к краю стены, окружающей оазис. Еще полчаса и на оазис рухнет холодная и черная тропическая ночь.
  Так где же все-таки будет засада?
  Дима воспроизвел в памяти карту оазиса с пометками домов основных подозреваемых. В их роскошных вилах можно было спрятать целую армию. Но вряд ли у них будет армия. Максимум по два десятка солдат. Больше, верных им на столько, чтобы поднять руку на князя, им не сыскать, а значит, сводный отряд будет иметь численность 60-80 шпаг. Если бы предстоящий поход был импровизацией, два десятка охраны его бы не спасли.
  Эх арбалеты бы или мушкеты. Но начинать модернизацию экономики и военной отрасли, не избавившись от предателей, смысла нет. Вообще, с военными тонкостями тут надо поосторожней. Еще не время.
  Так все-таки где?
  Времени у них мизер. Завтра полетят головы. Коменданта можно было казнить и тихо. А вот так, на глазах у всех арестовать, да плюс указ под подпись. А ведь прочитав его, ребята впадут в ужас. Им не сносить головы.
  Дима глубоко вздохнул. Внизу, перед дворцом строился его парадный караул.
  Ну что же час пробил.
  
  Сексор был опытным интриганом. Он готовил возвышение своего рода, практически с того момента, как взошел на отцовское кресло главы дома. Заштатный род, с единственным кораблем, да и то, древним барком, не мог рассчитывать на большое влияние при дворе. А Сексору хотелось много большего. И тогда к нему пришел таинственный незнакомец. Закутанный в белую мантию странников пустыни, незнакомец был болен. Постоянно кашлял, его голос, надтреснутый, пронизанный лютой злобой, казалось проникал в самую глубину души. Незнакомец предложил богатство и власть. Взамен просил лишь одного. Отречься от веры в Аша и присягнуть его господину. Проклятому Осирису. Сексор согласился. В конце концов в Аша он никогда особенно и не верил. А вот незнакомец наглядно продемонстрировал ему свою силу. Он в наглую поселился в его доме и даже забрал одну из его жен. После двух ночей с ним молодая девушка повесилась во дворе. Сексор поежился. Это же надо было так довести женщину.
  Зато остальные плюсы от общения со странником были на лицо.
  Контакт с пиратами установился быстро и без проблем. В обмен на информацию об отправляемых Торговыми родами кораблях и грузах, Сексор получал свою не малую долю награбленного. Что позволило ему довольно быстро разбогатеть. Но едва он стал вхож в ряды богатых и влиятельных лордов выяснился неприятный сюрприз. Таких как он, скороспелых богачей было еще двое. Сексор поинтересовался у странника. Тот лишь рассмеялся своим трескучим смехом.
  - Надо лучше относиться к своим братьям по вере. Таков был его ответ. И Сексор понял. Странник не был дураком. И у него всегда были варианты. С кем сотрудничать. Но беспокойство утонуло в золоте.
  Странник разработал и руками Сексора осуществил великолепную операцию. Продавцов воды, купили. Тех кто не продавался убивали. Тихой сапой захватив контроль над продажей воды. Ее всю продавали Сексору и еще двум благородным. А они в свою очередь перепродавали ее народу по завышенным расценкам. На возмущение людей отвечали - воля Князя.
  Сексор поморщился. Старый князь терял хватку. Иначе не позволил бы окружить себя новыми людьми. А они работали на единоверцев Сексора. И просьбы о встрече отклонялись. Князь просто не знал о них.
  Некоторое время Сексор купался в золоте. Доходы от грабежей караванов, от торговли водой лились в его дом рекой. И наконец, настал тот день, когда Сексор понял что он один из самых могущественных людей в клане.
  Когда у тебя много денег, не составляло труда соблазнить щедрыми посулами начальника гарнизона, ряд чиновников князя. Если бы не таинственный странник, жизнь бы вообще больше походила на сказку. Странник активно портил Сексору жизнь. Поначалу его запросы были скромны. Раз в месяц женщину, бедняжки не выдерживали близости с ним более трех четырех дней. Дальше больше. Странник стал требовать людей. Темными ночами он в сопровождении стражи уводил похищенных людей в пустыню. Один из стражников проговорился, что странник совершает кровавые ритуалы в пустыне, убивая пленников и разбрызгивая их кровь по пескам. От чего, кажется становиться сильнее.
  Сексор не спал всю ночь обдумывая полученную информацию. Сотрудничество со странником стало казаться ему ошибкой. Он захотел поговорить со стражником еще раз, но из последнего похода в пустыню он не вернулся. А Странник обнаглел еще больше. Забирая жен и наложниц Сексора уже без разрешения.
  Сексор собрался было организовать страннику несчастный случай, когда грянул гром. В одно прекрасное утро, когда Сексор нежился в постели, ублажаемый двумя молодыми наложницами, в спальню ввалился Странник.
  С тех пор как он поселился в доме, прошло много времени. Странник раздался в плечах, набрал вес и даже его голос, стал как будто более живым.
  - Все вон отсюда. Сексор, у меня для тебя новости.
  Наложницы, испуганно поглядывая на Странника, мигом выскочили из комнаты. А Сексор в очередной раз осознал, что даже в его доме, он больше не господин.
  Разговор со Странником был долгий. Но его предложение, понравилось Сексору необыкновенно.
  Странник предлагал избавиться от Князя. В его престарелые мозги закралось слишком много сомнений. Он стал задавать много лишних вопросов. И не за горами был тот день, когда вся отлаженная схема могла рухнуть а Сексор и его единоверцы могли оказаться на плахе.
  План предложенный странником был великолепен. Доведенная до крайней нищеты чернь, была готова взбунтоваться в любой момент. Надо было запустить туда пару тройку провокаторов и толпа кинется к дворцу. Отряд пиратов, переодетый под нищих, ворвется во дворец и убьет князя.
  - Но флот? Они же высадят десант раньше чем чернь добежит до дворца. Или просто расстреляют бунтующих из орудий.
  - О флоте и гарнизоне не беспокойся. Странник зловеще рассмеялся. Я все подготовил.
  Сексор поежился. Странник пугал его.
  Все прошло как по маслу. Толпа ворвалась во дворец, князь погиб. Толпу разорвала на тряпки разозленная гвардия. Все концы в песок. Сексор уже потирал руки и примеривал на себя корону Князя, когда на оазис свалились отряды северных кланов.
  Сексор кинулся к страннику. Тот стоял на террасе, на крыше его дворца и посмеивался.
  Сексор подошел к нему и встал рядом. Город пылал. Повсюду были слышны крики раненных и умирающих.
  Странник глубоко вздохнул, словно вбирая в себя страдания умирающих людей.
  - Кровь. Много крови, смерти и боли. Хорошо. Скоро ты станешь Князем. Иди готовься. Насыщенный бас Странника ничуть не напоминал тот сухой почти старческий голос, каким он говорил при первой встрече. Но лютая ненависть ко всему живому в нем звучала до сих пор.
  Сексор посмотрел на охваченный безумьем битвы город и потрясенный до глубины души пошел к себе. Чувствуя, что сила, сквозящая из этого человека, человека ли? Заставляет его повиноваться без звука и мгновенно.
  Даже грядущие возвышение, не радовало его. Ибо стать князем на шпагах северных кланов, это быть не просто марионеткой, а символом унижения клана Дракона. А значит, дни его сочтены. Но теперь уже поздно было сожалеть, что не убил этого Странника раньше.
  Но потом все пошло не так. Флот, о котором Странник казалось и думать забыл, вернулся из своего похода. И вовремя. Лишенные абордажных команд, корабли северных кланов стали легкой для них добычей. А потом, используя захваченные корабли как приманку, флот выманил атакующих на открытое место и в несколько залпов положил конец атаке.
  И сделал все это старший сын Князя. Тот, кого Сексор и Странник не брали в расчет вообще.
  Сынишка Князя вырос слабовольным бабником и выпивохой. Последней каплей в его разложении была 'любовь' к каганатской принцессе. Этот слизняк проводил все свое время в каганатах, оббивая пороги местных Коганов. В конце концов, он в отчаянье решился на какой-то поступок, где и сгинул. Так считалось.
  Но попавший в плен принц, не только смог сбежать, захватив личный корабль нового кагана, но и спасти флот от засады.
  А потом вернуться домой, разгромить флот вторжения, спасти оазис и клан.
  Сексор выглянул в окошко полакина. До дома оставалось всего ничего.
  Великий Осирис, ну как можно было проиграть, оставшись в двух шагах от победы?
  Новоявленный князек, по началу сидел тихо. В дела клана не лез. Странник было напрягшийся и готовивший какую-то гадость, немного расслабился. А когда Сексор вошел в новый орган власти, Сенат, его учредил новый князь. Дескать, чтобы лучшие люди клана помогали ему в правлении, вообще как бы отошел от прямого контроля, все и так шло как по маслу. Сенат, оригинальная идея. Сексор на тайном совещании своих единоверцев, протолкнул идею, а что если продолжать тихо править, выставляя новых князей, как козлов отпущения? Их даже можно периодически менять. Чтобы народ не сильно бушевал. А самим быть на высоте. Быть у Власти.
  Идея была горячо поддержана. Даже Странник одобрительно хмыкнул.
  Сексор на радостях купил себе целых десять новых рабынь из южных кланов и надеялся хорошо провести время.
  И тут князь собрал совещание Сената. Вручил каждому свой проклятый указ. И арестовал благородного лорда. Лорда! Коменданта крепости, прямо в зале совещаний.
  Нет сомнений, что в камере дознания, комендант расскажет все. И тогда многие, очень многие лишаться головы. И в первую очередь Сексор. Ибо практически все свои делишки он проворачивал с помощью Коменданта.
  Надо бежать. Но куда? Сексор выпрыгнул из плакина, поддерживая свое толстое брюхо, тяжело переваливаясь, побежал во дворец. Странник умный, Странник что ни будь придумает.
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.85*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"