Пантелеев Александр Сергеевич: другие произведения.

Western по-русски Черновики.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.26*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это черновик. Огромное спасибо всем кто комментировал. Благодаря Вам исправил тучу багов и ляпов. Черновики не сношу ради комментариев. Страна должна знать своих героев=)

  
  'То, что иногда возникает как побочное, несущественное, может стать чем-то по-настоящему ценным...'
  
  Все тот же самый пролог...
  
  Иногда нужен именно неудачник.
  Ян Ставински был неудачник. И он это знал.
  Его неудачи начались еще задолго до его рождения. Его мать дочь приходского священника, отвергла ухаживания сына зажиточного крестьянина и по совместительству владельца единственной мельницы в округе, ради молодого и бедного, но очень бравого на вид капрала Яноша Ставински.
  Отец не прожив и года с молодой женой, был мобилизован на борьбу с немецко-фашистскими войсками, где погиб от пули немецкого снайпера при защите Варшавы. Ян родился уже во время оккупации. Его мать, будучи девушкой видной быстро попала на глаза немецким офицерам, но по натуре, будучи робкой и мечтательной, робеющей перед человеком в форме очень скоро пошла по рукам.
  Сначала офицеров, а потом дошло дело до простых солдат. Жизнь свою закончила в борделе под немецким солдатом во время бомбежки русскими Варшавы.
  Маленький Ян был сначала на попечении тетки, а после смерти ее в 1947 в местном детдоме, где их было больше 200 человек на 1 воспитателя.
  Этот детский концлагерь с подлыми порядками снился Яну до сих пор. Едва Яну стукнуло 18, он по-настоящему влюбился. Юная и очаровательная Ксения, дочка главы районной управы лишь громко рассмеялась, когда краснеющий Ян принес ей скромный букетик полевых цветов. Сейчас, оглядываясь назад, можно было его понять.
  Молодого парня из сиротского приюта, над которым смеется эта балованная девчонка. Но тогда ее смех резал его душу пополам. Спросите себя, что было делать?
  Ян не знал на это ответ. Раздавленный и подавленный он шел в свою коморку в детдоме. Но тут на глаза попался старый плакат на тумбе для объявлений концертов или плакатов муниципалитета.
  Плакат был еще довоенный наполовину ободранный, но парень, смотрящий с него, был очень похож на самого Яна.
  В поношенной одежде он делал уверенный шаг в какое-то светлое будущее. Куда именно было не разобрать из-за подтеков клея и обрывков плакатов. Единственное что уцелело так это фигура парня и надпись. '... легион. Франция. Улица Лемана 112.'
  В детдоме его встретил директор. Старый дядька в круглых очках без одной дужки и вечно засаленном сером костюме. Когда-то писк моды и немалой цены, костюм этот сегодня представлял печальное зрелище в своей затасканности.
  Впрочем, Яну, об этом было не судить, ибо те обноски, в которых он был одет, и одеждой то, назвать было сложно. Дядька Яна терпеть не мог.
  То ли просто из вредности то ли за тухлые помидоры, которые уронил на него Ян с крыши. Тогда поймали только его. Потому, когда выпускникам стали раздавать назначения, Яну досталась товарная станция и работа грузчика.
  И сегодня ему предстояло переехать в рабочий барак, где руководство станции выделило ему койку. Директор не дал даже проститься с друзьями, всучил ему котомку с нехитрыми пожитками и вытолкал за порог.
  Как ни странно Ян испытывал от этого странную радость. Ведь он так и так собирался на вокзал. Плакат показал ему его шанс. А упускать его он не собирался.
  Ян проработал на станции две недели. Ровно столько времени, чтобы найти подходящий товарный состав во Францию. Потом было четыре дня тряски на крыше вагона и леденящий душу, страх, когда на границах товарный состав осматривали пограничники.
  Когда состав вошел в пригород Парижа и существенно замедлил скорость, Ян подгадал момент и покинул поезд. На ослабевших от недоедания ногах он отправился искать пресловутый легион. Район со смешным названием Фонтунай Су-Буа он нашел только к вечеру.
  Изрядно удивив престарелого капрала своим ужасным видом, впрочем, старый вояка видал и не такое. Французский иностранный легион был местом, куда приходили многие, чтобы забыть о прошлом. И многим легион давал такой шанс. Яну в первый раз повезло. Его взяли.
  Ян не говорил по французки, но это никого не смущало.
  В легионе служило много поляков и его просто определили в учебный взвод, которым командовал именно поляк.
  И начались тяжелые будни. С Яна сошло сто потов, прежде чем он услышал вместо презрительного 'фи' нейтральное 'ладно пойдет' от своего инструктора.
  А потом его перевели в боевую часть. Яну в легионе нравилось.
  Кормили отлично, одевали и обували. И были деньги, чтобы заплатить в борделе за красоток, которым гордая Ксения в подметки не годилась по красоте. Ян втянулся и уже не помышлял не о чем ином кроме как о чине Капрал-Шефа.
  Но в этот момент жизнь словно вспомнила о нем и о том, что Яна она почему-то не любит. Пустяковое патрулирование в одной из африканских стран привело в засаду и кровавой бане. Из 15 человек выжил только Ян, да и то с оговорками.
  Четыре осколка от мины в ноге и покореженное лицо сделали из него инвалида, причем как внешне, так и внутренне. Легион щедро расплатился со своим бывшим солдатом, но боль от утраты личного образа молодого и здорового, обеспеченного, военного была невыносима. Хотелось уехать куда подальше. А дальше всего была только Америка.
  США встретили бывшего легионера не приветливой и холодной погодой. Морщась от мокрого снега, Ян оглядел аэропорт Нью-Йорка и понял, что хочет туда, где теплее. Пока таможенник оформлял его документы, Ян спросил:
  - У вас есть места, где потеплее. Где можно жить?
  Таможенник посмотрел на француза так снисходительно, будто тот был из Зимбабве.
  - Есть. Например, Майями или вот Аризона. Я сам от туда г. Сьерра - Виста. Тепло и красивые горы вокруг.
  - Спасибо. Ян получил свои вещи и пошел покупать билет до Аризоны. Ему было все равно где жить и почему бы не Аризона?
  Г. Сьерра - Виста не разочаровал Яна. Тихий уютный городок с патриархальными нравами. На оставшиеся деньги Ян купил небольшой домик на окраине и стал приходить в себя в баре по соседству. Заливая горе по своей загубленной жизни дешевым кукурузным виски.
  Так проходили годы.
  Пока в один прекрасный день в бар, где уже привычно напивался Ян, не вломился старый индеец. Он выглядел настолько колоритно, что Ян уже привыкший ко всему даже не много протрезвел. Индеец был одет в кожаную черную косуху, увешанную какими-то перьями, на голове носил шляпу с какими-то зубами и при этом в доску пьян.
  Очень не трезвой походкой он подошел к стойке и вытянув откуда то из под кожаной косухи сто долларовую купюру брякнул:
  - Эй, гринго, мне 2 литра виски.
  Бармену индеец был знаком. Это был шаман местного племени, что подрабатывало развлечением туристов. Впрочем, это вроде как был из настоящих. Потому его немного побаивались. И к тому же совершенно не пьющим. А тут? Бармен почесал в затылке:
  - Эй Орлиный глаз ты же вроде не пьешь?
  Индеец посмотрел на него высоко задрав голову, словно и в правду был белоголовым орлом, а потом как то сник и плюхнувшись на стул сказал:
  - Раньше не пил. А сейчас, когда до конца мира осталось так мало времени... какой смысл?
  И заграбастав стакан, который поставил перед ним бармен, залпом опрокинул виски в глотку.
  Ян был зол на весь мир и свою судьбу потому слова индейца запали в память, как и тот злосчастный плакат в Варшаве. Он решил выяснить, что именно имел в виду этот странный шаман.
  На следующий день Ян проснулся с удивительно чистой головой и с твердым намереньем разобраться, что к чему. Наскоро перекусив яичницей с беконом, он прыгнул в старенький арендованный пикап. Шамана следовало искать либо в барах, либо в резервации. Ян решил начать с резервации. Обеспокоенные индейцы показали на самый большой шатер.
  - Обычно он не пьет, а теперь как с цепи сорвался - посетовала старушка на входе.
  Ян ввалился в вигвам, даже не пытаясь стучать.
  Изнутри раздавался богатырский храп хозяина, утруждать себя вежливостью было просто бессмысленно. Шаман спал на тростниковой подстилке, являя Яну свой гордый, ярко алый от количества выпитого нос.
  Ян сел рядом на корточки и потряс шамана за плечо. Реакции не последовало. Впрочем, Ян выпил в этом мире достаточно алкоголя, чтобы знать надежный способ. Он достал из кармана флягу с виски, открутил колпачок, потряс ею у носа индейца.
  Терпкий дух хорошего виски мигом проник в нос индейца, часто задышав, шаман проснулся. Ян посмотрел в наполненные болью глаза шамана и понял что у того тяжелейшее похмелье. Хмыкнув, он отдал флягу шаману. Хрипя от удовольствия, тот опорожнил ее в два глотка и снова рухнул на циновку.
  - Ээ нет. Мы так не договаривались - сказал Ян, схватил шамана за полы его вонючей косухи потащил наружу. Индеец был худ, Яну казалось, не весил ничего. Рядом с вигвамом стояла коновязь и огромное корыто с водой. Именно в это корыто Ян шамана и опустил. От ледяной воды у шамана просто вышибло дух и еще минут пять после того как Ян его вытащил он только хрюкал от возмущения. Наконец более менее успокоившись, он выдал сакраментальное:
  - Кто ты и чего тебе от меня надо?
  - Поговорить. Ян достал пачку 'Кеммела', прикурил:
  - Хочу знать, что ты имел в виду вчера в баре?
  - В каком именно? Я пил двое суток - шаман без спросу взял пачку из рук Яна, достал сигарету, прикурил. Пачку засунул себе в карман и нагло уставился на Яна.
  - У Монтгомери. Ты сказал что из-за того что миру скоро конец можно и отступить от правил. Потому, мол и пьешь.
  Шаман затянулся, смотря, куда-то вдаль. Потом нагнулся прямо к лицу Яна выдохнул дым прямо в лицо прошептал:
  - А ты, гринго, действительно хочешь это знать?
  Ян не задумываясь кивнул:
  - Да хочу. Этот мир уже сделал мне столько дерьма, что хочется знать, когда именно он загнется.
  Шаман внимательно посмотрел в глаза Яну и прошипел:
  - Ну что ж гринго. Тут мы с тобой похожи. Я тоже ненавижу этот Ваш белый мир. Ненавижу за то, что вы с нами сделали. Ненавижу эти ваши новомодные штучки.
  Если бы не ваши пушки, еще сто лет назад мои предки порвали вас на холодец и скормили койотам. Я долго искал способ что-то изменить. И я его нашел.
  Если хочешь, я расскажу тебе мой план. Но сначала тебе нужно доказать что ты на моей стороне. Ничего личного гринго. Но верить вам, белым, на слово, я не буду. Решай сам.
  Ян сплюнул и кинув окурок на пол хижины посмотрел в глаза индейцу:
  - Этот мир лишил меня родителей и будущего. А потом отобрал и здоровье. Думаешь, у меня к нему есть теплые чувства? Давай говори, что ты от меня хочешь.
  Шаман прошел внутрь хижины и достал из плетеного сундука карту. Сев на циновку пригласил присесть Яна.
  - Смотри Гринго. Моя сила - лишь тень той, что обладали мои предки. Но если в правильном месте ее применить и соответствующим образом усилить, можно добиться многого. Ваша беда в том, гринго, что вы не верите в мою силу. Потому все что я делал, вы списывали на мою дурость старого шамана. Я мог спокойно проводить свои исследования и эксперименты, никого они не интересовали. Я смог сделать львиную долю уже задуманного плана, а вы по прежнему смотрите и не видите очевидного. Вы ослабли духом гринго. Надеетесь на ваши технологии и оружье. Давно разучились сражаться лицом к лицу, чувствуя кровь врага на лице...
  - Кончай разглагольствовать. Ян сплюнул. Давай уже к делу.
  -Так я о деле и говорю. Шаман хрипло рассмеялся. Гринго ты даже не понимаешь, о чем я говорю. И не поймешь. Просто поверь, что когда ты сделаешь то, что я тебе скажу этот мир таким, каким ты его видишь, перестанет существовать. Но сначала тебе надо кое, что сделать тут.
  - Понятно. И что конкретно?
  Шаман расстелил карту и указал на три места на ней. Тут, тут и тут. Координаты надо соблюсти с точностью до метра. Справишься?
  - Ну, если карта точна то смогу. Так что там надо сделать ?
  - Гринго. Шаман наклонился к нему в упор - ты видел кровь людей?
  - Да. Ян слегка поежился от тона шамана: - А что?
  - А то, что в этих трех местах тебе нужно убить трех человек. Причем строго соблюсти процедуру. Ну, так что гринго, не передумал?
  Ян задумался. Убивать ему приходилось и не раз. Легион это вам не институт благородных девиц знаете ли. Но хладнокровно ради 'ритуала' не приходилось. Впрочем, что-то заставляло шаману верить. Слишком уж он был логичен для больного и уверен в своих словах. Словно точно знал, что это сработает:
  - Смогу. Как и кого надо убить?
  - Мне все равно гринго. Набери бомжей. Их дольше не кинуться искать. Вы гринго плюете на все и на всех. Даже на своих. Но учти, что потом тебе надо будет принести в жертву четвертого. И это должна быть женщина. Место я покажу тебе только после того как выполнишь первые три дела. Смотри не попадись. Ведь сам понимаешь, копам я скажу, что ты приезжал взыскивать с меня карточный долг.
  - Вот инструкции.
  Шаман дал Яну лист набранного на печатной машинке текста. А теперь иди гринго, у меня страшно болит голова.
  Ян вышел из вигвама и сел в свой пикап. Завел мотор и поехал. И только отъехав на несколько миль, Ян остановился, достал из бардачка новую пачку сигарет, прикурил и стал думать, во что же именно он ввязался. И самое главное, почему он так безоговорочно поверил старому психованному индейцу. Попыхивая сигаретой, развернул инструкцию.
  Шаман предлагал тщательно связать одну жертву. Причем полагалось заткнуть рот, уши, завязать глаза и убить выстрелом в рот из пистолета.
  Вторую жертву требовалось распять в позе креста и убить осиновым колом в сердце, словно вампира из дешевого ужастика.
  Третьего предлагалось сжечь заживо на костре, как средневековую ведьму. Но особо оговаривалось, что на последней жертве не должно было быть совершенно ничего искусственного. Сделанного человеком. Даже пометка была насчет искусственных зубов. Их предлагалось выбить.
  Ян хмыкнул. Ну что же. Его жизнь была кончена. Деньги на исходе, семьи нет. Оставалась только надежда на этого сумасшедшего старика. Что его план сработает.
  Все получилось на диво легко. Ян съездил в Феникс и заманил в пикап 3-х бомжей и бомжиху. Напоил их виски со снотворным и готово.
  Утро он уже встречал на точке, обозначенной на карте как первая жертва, шаман сделал пометку в виде револьвера. Видимо чтобы Ян не забыл как именно должна умереть жертва. Бомжи связанные и еще сонные долго не понимали что происходит. Ян чертыхаясь вытащил одного. Разило от них знатно.
  Завязал будущей жертве тряпкой глаза. Воткнул в уши беруши. Положил тело на то место, где по его прикидкам была точка на карте, достал свой револьвер. Вставил в рот сонному бомжу и взвел курок. Это был его Рубикон. Дальше была либо мечта шамана, либо смертный приговор и скорый суд. Ян посмотрел на бомжа и решился.
  Выстрел распорол тишину, и погас в придорожных кустах. Ян не оглядываясь пошел к пикапу. Бомжи громко ворочались в кузове. Даже до них каким-то звериным чутьем стало доходить, что их смерть близко.
  Ян провозился весь день. Особенно намучался с последним. Бомж оказался силен как бык и чуть было не убежал. Яну пришлось прострелить ему ногу, прежде чем он смог его остановить. Хромая, от переживаний разболелись старые раны, он затащил бомжа на груду хвороста и уже наплевав на все инструкции, просто облил бензином и поджег. Сил уже не было, а еще ехать к шаману.
  В стойбище было непривычно тихо. Только у вигвама шамана стоял старенький минивэн. Ян просигналил. Шаман тут же выполз из шатра и махнув рукой, мол, за мной, сел в свою развалюху и они поехали.
  Ехали долго пока не вырулили на вершину какой-то горы. С небольшого плато открывался великолепный вид на степи. Правда сейчас, там было видно только огоньки внизу и вокруг, если бы не фары, была бы полная тьма.
  Шаман вышел из машины и потащил Яна за рукав. - Пошли, поможешь.
  В кузове его развалюхи лежала тонкая каменная плита, исписанная какими-то знаками.
  - Тяжелая гадость - Ян чуть не оборвал руки, пока плиту вытаскивали и не размещали на краю обрыва. Шаман любовно погладил плиту и повернувшись к Яну сказал:
  - Гринго. Эту плиту мне привезли с пирамид майя. Ей очень много лет. Она помнит еще ту настоящую силу. Тащи жертву. Ян пошел к фургону. Вытащил связанную как немецкую сосиску бомжиху и потащил ее к шаману.
  Тот достал каменный топорик и очень точно, можно сказать ювелирно, раскроил ей голову. Ян даже проникся уважением к этой сноровке, чувствовался реальный опыт и завидное хладнокровье.
  - Клади на платформу и иди в машину. Дальше я сам. Ты свою работу сделал, гринго. Остальное расскажу после ритуала. Шаман встал у подножья плиты и стал читать речитативом какую-то белиберду.
  Ян отошел к пикапу. Достал сигарету и прикурил. Теперь все. От запаха свежей крови и осознания сделанного, слегка дрожали руки и кружилась голова.
  Шаман читал заклинание и периодически взмахивал топором. Буквально разделывая жертву на плите. Кровь лилась на платформу и тут Ян заметил неладное. Символы на платформе загорались, синим светом один за одним, все кроме одного. Он чернел провалом во второй строчке сверху и не хотел загораться.
  Шаман читал, кровь лилась. Символы горели уже все кроме одного. Вокруг шамана вертелось облако из светло-голубого света ограждая его со всех сторон словно стеной. И тут шаман резко выкрикнул какой-то приказ. Плита налилась бардовым цветом, словно раскалилась. Шаман страшно закричал, повернулся к Яну и тот увидел в его глазах страшную нечеловеческую боль
  - Ты гринго! Что ты наделал? Ты нарушил ритуал. Жертвы были принесены не правильно! Будь ты проклят!
  И тут Ян вспомнил, что забыл сделать. Извлечь пулю из ляжки последнего бомжа. И бензин которым растапливал дрова. А ведь шаман его строго предупреждал... Индейца приподняло в воздухе над плитой и словно взорвало изнутри.
  Причем, так как взрывается каждая клетка в теле. А потом в небе зажглось рукотворное солнце, рухнувшее в холодную бездну космоса. Впрочем, пепел того, что когда-то было Яном Ставински, этого не увидел. Он всегда был не удачником, этот Ян...
  
  Глава 1.
  Из России с любовью...
  
  Алексей пнул жестяную банку из под какой-то колы со всей силой накопившейся в душе злости. Та жалобно звякнув о бетонную стену, покатилась по темному асфальту, продолжая выражать протест против такого обращения звонким стуком.
  Банка была в принципе не в чем ни виновата, но душа настойчиво требовала выместить накопившуюся злобу. Желательно ни для кого не опасным способом, так что можно еще считать что ей повезло. Алексей оглядел вечно серое, затянутое низкими тучами небо Санкт-Петербурга и зло сплюнул.
  Косяки стали преследовать его еще в Москве, будто сам Господь бог не хотел чтобы он ехал в этот промозглый и сырой город. Сначала не оказалось билетов в его любимом поезде. Пришлось брать в дешовом поезде в дешовом вагоне. И к тому же сидячее место. За последний десяток лет Леша уже успел порядком отвыкнуть ездить в дешевом транспорте.
  Собственный автомобиль, бизнес и неплохие доходы довольно быстро сформировали сибаритские привычки. Одну из них, выбирать лучшее из предложенного не смотря на цены, Алексей особенно пестовал. Теперь же приходилось пожинать ее плоды.
  Следующим неприятным сюрпризом стал потоп в отеле, в котором он заказал себе номер. Опять пришлось переезжать в первый попавшийся и там, как уже подсознательно ожидалось, естественно не оказалось свободного люкса.
  Пришлось делить единственный свободный двухместный полулюкс с каким-то дюжим мужиком. Мужик кстати от соседства тоже был не в восторге, на этой почве как раз и пришли к общему мнению. Опрокинув сто грамм за знакомство и обозвав сантехников геями разошлись спать. Но судьба не собиралась на этом заканчивать.
  Вообще Алексею на судьбу было жаловаться грех. Парень из бедной белорусской семьи выросший в бедном квартале г.Бобруйска надеяться на что либо выше должности старшего моториста на железнодорожной станции не мог в принципе.
  Но все решил случай, ну или та самая Божья воля.
  Белорусия стала независимым государством совсем недавно и как всякое небольшое но гордое, первым делом заимело себе армию.
  Армия была невелика но и в ней был своего рода спецназ. Тут мудрому и великому лидеру этого славного осколка некогда огромного государства пришла в голову мысль, что дескать не плохо было бы иметь такую воинскую часть, которую нене стыдно будет на международных учениях показывать.
  И из роты спецназа стали делать очень даже профессиональных головорезов. Если вся остальная армия переживала не лучшие времена, то спецназ, названный по привычке Особой ротой пограничного контроля, комплектовался и снабжался по высшему разряду.
  И тут как и везде многое решила личность командира воинского соединения.
  Сначала капитан, потом майор, полковник а ноне генерал-лейтенант Сидоренко Михаил Павлович. Человек выдающийся.
  Он не просто сделал из роты конфетку. Он вложил в нее душу. Именно он нашел и привлек к работе лучших инструкторов, охотников и следопытов, кинологов и саперов. Все самое лучшее и передовое из военной мысли России и стран Европы было опробовано, адоптировано и солдатам роты показано. А затем и вбито до самых печенок.
  В итоге солдаты второго года службы были действительно великолепными пограничниками, штурмовиками и снайперами.
  В общем стреляли как ковбои и бегали как его лошадь, а еще искали след лучше его собаки и дрались на уровне мастеров Ша-Олиня.
  Именно в эту часть и попал служить молодой бандюган, а как назвать паренька над которым уже весело невесть сколько приводов в милицию и почти условный срок?
  Свой в доску в местной блатной среде юный Алексей видел себя если не вором в законе то как минимум человеком авторитетным.
  Но Михаил Павлович не зря набирал в роту именно таких ребят. Не боящихся ничего и не кого, смелые и рискованные, по сути адреналиновые наркоманы, они были идеальным материалом для его инструкторов. Блатную дурь из головы выбивали быстро. И ее место в молодых и неокрепших мозгах быстро занимал авторитет командира и устав.
  Всеж таки что не говори, а при вдумчивом исполнении армия идеальный инструмент формирования из подходящего материала взрослого мужчины.
  Вот и Алексей пройдя горнило роты вышел за пределы КПП в дембельских аксельбантах и осознанием что он может на этой планете все.
  Потому попировав с друзьями по возращении он по широкой дуге обошел стол за которым издревле собирались все блатные на районе и направился к вокзалу. Его путь лежал в Минск.
  В Минске у него жила родная тетя. Которая согласилась пригреть племянника пока он учился в университете. Тут снова помогла армия.
  Служивших в спецназе брали без экзаменов на любой факультет. Выбирай любой. Алексей выбрал тот что был полегче. Он собирался действительно учится, а идти на финансы и кредит, в которых он был как свинья в апельсинах было как-то не с руки.
  Потому направил свои стопы на инженерно-строительный где через пять лет прекрасной и свободной жизни студенческой благополучно выпустился инженером-строителем.
  То что в нынешней стране работать по профилю было особо негде его не смущало. Билет до Москвы стоил не дорого, а в столице России славянские рабочие руки были нужны как негде. Первые год Алексей успел поработать всем.
  От чернорабочего и строительного альпиниста до прораба на небольшой стройке. Если оглянуться назад это был опыт необыкновенный.
  Командовать на стройке таджиками и узбеками это я вам скажу требует определенного таланта, потому как это те еще кадры.
  Наверное Лешка так бы и остался прорабом если бы не случай. Легкое знакомство с милой блондинкой, менеджером по родажам в фирме партнере, выросло в полномасштабное чувство. Которое повлекло за собой смену работы, места жительства и плод любви в виде замечательной дочурки.
  А дети они такие. Едва появилась дочка, как черная полоса в жизни вдруг сменилась полосой удач, и фантастических совпадений. Но и сам Алексей не щелкал клювом а сцепив зубы работал. И вот теперь у него был свой, пусть и не большой, но очень приятный бизнес.
  Именно дела этого 'своего дела' и привели его в серый и пронизываемый осенними ветрами Питер.
  А в довершении давешних неурядец он перепутал адрес офиса партнера и битый час поплутав по закоулкам Невского проспекта наблюдал наступление не менее сырой ночи, так и не найдя желаемого.
  Алексей остановился у какой-то арки. Темнело быстро, а Лешка в этом квадратном городе умудрился потерятся.
  Чувство тревоги словно больной зуб ныло все сильнее.
  - Твоюж мать. Алексей сплюн вслед укатившейся в темноту банки.
  - И куда теперь идти? - вопрос был риторический и задан сам себе. Перед ним клубилась какая то странная темнота в подворотне, за которой по его прикидкам был проспект. Но его не было уже за двумя такими же подворотнями и надежда что это именно последняя арка была прямо скажем весомой.
  Алексей оглянулся. Вокруг засыпал осенний Питер. Уныло выла где-то вдалеке дворняга. Впереди темнела арка за которой раздавались не понятные голоса и судя по всему кипела жизнь. Если бы не острое чувство опасности, Алексей зашел бы в подворотню не раздумывая. Драк он не боялся, а что еще его могло ждать в подворотне крупного города?
  Успокоив себя этим нехитрым размышлением, Алексей нырнул в арку....
  
  Глава 2. Дикари-сс...
  
  Чувство опасности взвыло на тревожной щемящей душу ноте и смолкло.
  Алексей практически на ощупь ибо не видно было не зги, скорее по инерции сделал два шага и замер. Что-то в окружающем его мире изменилось. Алексей прислушался к своим шагам, принюхался к воздуху.
  Странно в Питере был позний октябрь а с выхода из под арки тянуло конкретно теплым, прогретым жарким летним солнцем воздухом. Кроме того отчетливо пахло костром.
  А не разборчивые по началу, чем ближе Алексей подходил, тем отчетливей слышались голоса. И голоса эти говорили на совершенно не понятном но каким-то плавном языке.
  Алексей повел плечами. Нарваться на горцев жарящих шашлык во дворе дома ему не очень то улыбалось. Не обращая внимания на прочие мелкие не стыковки и найдя для себя более менее правдоподобную версию Алексей расправил плечи и ускорил шаг придав себе вид до нельзя уверенного в себе и спешащего по своим делам человека.
  Сделав еще пару шагов Леша вынурнул из-под арки и мягко говоря впал в ступор.
  Хотя положа руку на сердце не знаю как еще отреагировал бы любой человек на открывшуюся ему картину. Первым в глаза бросился открывшейся взгляду пейзаж.
  Перед ним на весь простор куда хватало глаз простирались дикие на вид и бескрайние леса.
  Вдалеке просматривалась гладь то ли озера, то ли моря. Все это утопало в лучах заходящего солнца. Картина была необыкновенно прекрасна и безусловно радовала глаз, вот только в Санкт-Петербурге ну просто не было и не могло быть такого пейзажа.
  Тут всю дорогу была серая река и болота.
  А не как не простирающееся до горизонта леса. Следующим шокирующим фактором были дикари. Нет ну как прикажете назвать толпу смуглых, жилистых невысоких, впрочем с высота своих 186 сантиметров все люди для Лешки были в равной степени невысокими, а тут они вообще еле дотягивали до среднего по меркам Алексея роста.
  Одетые в кожаные штаны с вышивкой бисером и украшенные перьями вплетенными в волосы, толпа дикарей, аборигенов, да и фиг с ними, до появления Алексея выплясывали что-то вокруг огромного сложенного из целых бревен, костра.
  Причем были так увлечены действом что появление Алексея осталось незамеченным довольно долго.
  Лешка поморгал. Потом протер глаза. Ущипнул себя за ляжку. Огляделся. Он стоял у входа в небольшую каменную нишу. В глубине которой стоял жутковато выглядящий деревянный идол.
  - Твою жж мать...
  Голос Алексея прозвучал в резко наступившей тишине особенно громко. Барабанщик выстукивавший незатейливый но громкий и быстрый ритм, под который дикари выплясывали увидел Алексея и замер с открытым ртом. Дикари перестали танцевать и удивленно смотрели на барабанщика.
  Видимо прекращение ритма в планы местной тусовки не входило. Потом прослеживали за взглядом окаменевшего музыканта и сами замирали. Пораженно рассматривая Лешку. Алексей растерянно оглянулся еще раз. Мда попал так попал.
  Алексей не уважал фантастику. Но его друг на этой теме имевший пунктик пару раз просвещал об основных так сказать трендах.
  О том что такое параллельный мир Алексей в целом был в курсе. Но вот только в целом. Что это такое и с чем конкретно это едят... Алексей не менее ошарашенным взглядом оглядел замерших аборигенов и решел сделать первое что ему пришло на ум.
  - Ммм мужики может покурим?
  Алексей похлопал себя по карманам вспоминая куда дел сигареты. Ага вот они. Хорошо что он взял сегодня дорогие сигариллы. Толстые. Такие можно было покурить долго. Давая время прийти в себя своей психике.
  Аборигены словно варенные, наблюдали, как Алексей прикурил от зажигалки выдохнул дым в небо и протянул в понятном любому жесте, мол угощайтесь, пачку.
  Действие было видимо им было абсолютно знакомо или будило какие то свои ассоциации, Алексей этого не знал. Но дикари быстро вышли из ступора.
  Быстро расселись перед ним полукругом. Алексей чертыхнувшись про себя, мол новые джинсы, и выдохнув дым на землю уселся напротив самого здорового и по манерам видимо вождя. Тот понимающе чему-то кивнул. И протянул руку за сигарой Алексея.
  Тот, манер вождя не понял, но решил пока не борзеть и попытаться опнять зачем ему именно его сигара, когда он ему целую пачку предлагал?
  Вождь со знанием дела затянулся и выдохнул дым сначала налево, потом на право, потом куда то себе за спину и наконец перед собой. Вернул сигару Алексею.
  Алексей тоже затянулся, по привычке выпустив струю дыма вверх.
  И снова ему показалось что это простое действие попало в какую-то понятную этим аборигенам струю. Аборигены одобрительно зашумели. Алексей не понимал что они там балакают, но уже скорее интуитивно вернул сиагру вождю. Тот выдохнул дым на землю и отдал сигару воину, что сидел справа.
  С сигарой стоило попрощаться, потому как она пошла по рукам и Алексей уже сомневался, что она вернется к нему.
  Вождь же с торжественным видом дождался окурка и так же торжественно вернул его Алексею. Тот с сожалением глянул на обслюнявленный мундштук, но вождь чего то ждал. Потому Алексей на всякий случай снова затянулся.
  Вождь расплылся в улыбке, а за ним и все остальные его соратники по танцам. Сигара потухла. Алексей аккуратно спрятал окурок в пачку.
  Не хватало еще тут намусорить и нарушить какое-нибудь правило. А у таких дикарей, как у гопников их может быть миллион. Но вождь спокойно дождался пока Лешка закончит возится с пачкой и только потом спокойным и уверенным голосом задал какой-то вопрос. Алексей с сожалением покачал головой и спросил сам.
  - Уважаемый подскажите куда меня занесло? Где я? И кто вы?
  Вождь внимательно вслушался в его речь, видимо скорее ловя интонации чем понимая. Но в конце тоже покачал головой. Потом вскочил на ноги. Стукнул себя кулаком в грудь показывая на Алексея. Поднял руку, открытой ладонью в сторону Алексея и что-то торжественно произнес. Алексей тоже встал.
  - Мужики, я со всем уважением и все такое. Но мне бы обратно как нибудь. Домой бы.
  Вождь снова вслушался в его речь. Покачал головой с видимым сожалением. Свистнул так, что заложило уши. Спустя минуту из окружающих поляну кустов на площадку высыпало несколько десятков аборигенов.
  Только с копьями и луками. Вождь указал рукой в направлении леса и что-то успокаивающе проговорив настойчиво пригласил Алексея следовать за собой.
  Лешка вздохнул. Ну и что прикажите делать? Кто они такие не понятно. Где он совершено не ясно. Что делать тоже. Ну не ночевать же под открытым небом?
  И Алексей сделал то что и так делать бы пришлось, дикари его оставлять на поляне тоже не собирались, отправится следом за вождем.
  
  Глава 3. Идея? Идея нахожуся?
  
  Алексей проснулся рано. Спать на неудобной циновке после привычных ему шикарных кроватей, это знаете ли то еще испытание.
  Спасала положение теплая куртка и меховая шапка. Соорудив из них жалкое подобие матраса и подушки, утомленный впечатлениями Алексей уснул мгновенно.
  Но проснулся рано. Пока жители странного длинного дома совершали свой утренний моцион, женщины готовили еду, мужчины умывались в озере и разминались перед домом Алексей думал.
  В селение они пришли поздно ночью. Большинство жителей уже спали.
  Старший из ватаги аборигенов отвел его в угол длинного приземистого строения и показав на циновку, что-то негромко прошептал.
  Смысл Алексей не понял, но вождь доходчиво знаками показал на окружающих людей и снова на циновку. Судя по всему предлагали спать.
  Отказываться было как то не с руки и Алексей вздохнув, расшнуровал свои высокие ботинки и соорудив кровать улегся.
  Сегодня же при свете дня, окружающая его действительность снова ломилась в сознание. Теперь было очевидно что это не сон и он действительно черте где. Алексей попытался успокоить себя, а заодно проанализировать ситуацию.
  Итак что мы имеем. Имеем мы бедного его.
  Т.е. несчастного выходца из 21 века оказавшегося незнамо где и когда.
  Нет, Алексей был в Индии и Малайзии и вполне представлял что кое-где на планете народ живет вот точно так же. Но даже в самой жоппе мира прослеживались признаки цивилизации.
  Будь то банка кока-колы на заборе в виде тотема отпугивающего злых духов или сотовый у полуголого индейца. А тут цивилизацией и не пахло. Вообще никак.
  Туземцы ходили в набедренных повязках и высоких по бедро, кожаных сапогах. По началу он их принял за штаны, но при свете дня стало понятно что это именно сапоги.
  Женщины одетые в короткие кожаные туники, дети так вообще голышом.
  Сам лагерь или скорее стоянка племени был обнесен частоколом из толстых жердей, кое-где усиленных вкопанными в землю столбами из деревьев потолще.
  Мужчины все вооружены каменными топорами, копьями с черными блестящими наконечниками, судя по всему тоже каменными и луками.
  Стрелы наконечника либо не имели, либо он был сделан из кости. Один из приставленных к нему то ли стражей, то ли охранников любовно перевязывал одну из таких стрелл. Какими-то жилами крепя к ней новое оперение.
  Как пить дать стрела была ручной работы и подобные были редкость.
  Во всяком случае у молодого напарника его стража все стрелы были простые деревянные с обожженном на костре концом. Алексей во все глаза рассматривал аборигенов, а они в свою очередь с любопытством рассматривали его.
  В общем по любому получалось, что либо он в далеком мать его прошлом, либо в такой глухомани куда еще не добралась вездесущая нога белого человека.
  Хотя аборигены хоть и были смугло кожи, но назвать их совсем неграми было нельзя. Скорее они смахивали на наших бурятов или эскимосов, только как буд-то с примесью какой-то другой крови.
  Алексей решительно не мог понять куда же его занесло в конце-то концов.
  Единственной зацепкой было то что утро наступило, а по его внутреннему ощущению было что угодно но не утро. Значит он как минимум в другом часов поясе. А если учесть что вокруг то ли ранняя осень, то ли поздняя весна, то скорее всего на другом континенте.
  Хотя если он провалился во времени это не факт, а если он не на Земле то не факт совсем. Но тут в здание зашла странного вида пожилая женщина.
  Судя по тому как почтительно встали охранявшие его охламоны, дама явно была, что называется в силе.
  Женщина была одета приметно. Длинное пончо из странного материала, ручной даже на вид выделки, со шкурой волка на плечах, выделанной довольно хорошо. Причем таким образом, что голова волка словно лежала на голове женщины.
  Женщина поджав губы рассматривала Алексея с явным неудовольствием. Зато Лешка выдохнул. Волки конечно те еще звери, но точно выходцы с его родной планеты это раз, и во вторых как вид появились не намного раньше человека.
  А значит учитывая вполне себе человеческий вид аборигенов, могло то вообще к обезьянам забросить, значило что провалился он либо не очень глубоко, либо не далеко.
  Все это радовало.
  Выражение радости и облегчения проступившие у него на лице, женщина видимо восприняла на свой счет. Что ее немного озадачило. Любому глупцу же понятно что она пришла по его душу, а он радуется. Либо очень смелый, либо очень глупый.
  Женщина еще несколько минут рассматривала его а потом этаким властным, повелительным жестом приказала встать. Ну встанем. Зачем в позу вставать там ге возможно еще жить и жить? Алексей конечно не собирался тут оставаться, но мало ли. От сумы и от тюрьмы как говорится зарекаться не стоит.
  Выпрямится не удалось. Потолки тут низковатые однако. Аборигены мелкие, им хоть бы хны. Ходят в полный рост не пригибаются. А вот Лешке пришлось пригнуть голову. Все же он возвышался над старушкой почти на полный ее рост.
  Размер черт возьми имеет значение. Старушка не ойкнула от испуга только из гордости и спеси наверное. Когда над тобой нависает такая гора надо иметь мужество. Оно у старушки было. Потому она лишь сглотнула и уже более мягким жестом предложила Алексею снова сесть.
  Отдала какое-то распоряжение и молодого туземца как ветром сдуло.
  Спустя пару минут он вернулся со здоровым барабаном. На него старушка уселась. Оказавшись таким образом почти на уровне глаз Алексея. И стала задавать вопросы.
  Что мог сказать Леша? Ну язык или точнее десяток языков или их наречий, ну не лингвист извините. Так вот, языки были красивые. Певучие и горнатые, резкие и мягкие. Слова различные, судя по тону от поощрений до оскорблений.
  Старушка то оказывается полиглот местного розлива. Но все что бы она не говорила Алексею не говорило ни очем. Он лишь улыбался в тридцать два зубы и сокрушенно качал головой на все ее попытки.
  Наконец старушка окончательно поняла что этот балбес языка человеческого не понимает и добиться от него ничего не выйдет. Потому подозвала к себе молодого и что-то прошептав про него вышла из хижины. Молодой туземец озадаченно посмотрел на Алексея, потирев затылок, знаком предложил пойти за ним.
  Когда вышли на улицу Алексея ждало еще одно открытие. Размер деревни. Назвать это место стоянкой уже не поворачивался язык.
  На вскидку деревня состояла из одной улицы по 12 домов с каждой ее стороны. Если делать выводы по количеству толпящейся у каждого дома молодежи и женщинам снующим по своим женским делам туда сюда, народу в деревни проживало ни как не меньше чем тысяча человек.
  Молодой туземец явно довольный впечатлением от размера деревни и от того что чужеземец такого не ожидал заулыбался и поманил его за собой.
  Шли не долго. Самый большой дом видимо как раз тот в котором он ночевал, а сейчас его вели к небольшой хижине на окраине.
  Навстречу выполз человек в таком экстравагантном наряде, что у Алексея глаза полезли на лоб. Такой дикой смеси различных украшений, перьев, всякой хрени на нитках из жил он в своей жизни не видел не разу. Шаман однако.
  Тот и вправду принялся обходить вокруг Алексея потряхивая то бубном, то подвывая по волчьи, то издавая иные звуки природы.
  Алексей смог лишь различить мычание самца оленя и клекот орла. Остальные то ли были авторскими, то ли таких животных в Белорусских лесах и Московском зоопарке не было. Шаман сделав пару кругов уже собрался было сделать свой вердикт как совсем рядом раздался пронзительный волчий вой.
  Шаман замер а затем резко обернулся к лесу. У входа в лес стоял волк. Причем не обычный. Даже от сюда метров с двухсот его было отчетливо видно.
  Здоровенный. И белый. Оглядев замерших людей волк поднял голову и еще раз взвыл. В лесу ему тут же ответила стая. Волк бросил на людей еще один долгий взгляд и одним прыжком исчез в лесу. Шаман первым повернулся к Алексею и застучал бубном.
  А потом что-то рявкнул на своем языке молодому и ошалевшему туземцу. Что-то еще сказал уже Алексею и нырнул в свою хижину.
  Алексей бы с радостью расспросил, а собственно в чем дело, но тут его руки опасливо коснулся туземец. Сделав пару знаков он торопливо потрусил обратно к домику в котором начался этот странный день. Алексей хмыкнув пошел за ним.
  С его шагом бегать тут было не нужно.
  Старушка выслушала рассказ его сопровождающего с закрытыми глазами.
  Потом хлопнула себя по коленям и вынесла какой-то вердикт. Молодой туземец кивнул и растворился в полумраке хижины. А старушка еще пару минут поразглядывав Алексея, наконец вздохнула и что-то сказав улеглась на свою циновку.
  Алексей минуту соображал что делать. Но рядом никого не было, старушенция уже явно спала, и никому не было до него дела.
  Алексей покачал головой и вышел на улицу.
  Ну и что теперь делать. Местные словно потеряли к нему интерес. Только неугомонные детишки крутились вокруг него, засыпая каким-то вопросами и показывая все возможные поделки из коры дерева.
  
  Глава 4. Тяжка жизнь без тыкниэто.
  
  Как вы думаете чем может заняться современный человек, мужчина с высшим образованием, строитель по специальности, бизнесмен по призванию в дикой деревенской, да еще и иноземной глуши? Да ничем. Что делать и чем себя занять, Алексей не понимал абсолютно.
  По началу от безделья он спасался тем, что раздобыв у юного туземца, ставшего его сопровождающим или скорее наставником по языку, примитивный но, вырезая различные поделки и безделушки. Сучков и коры было вокруг навалом, а местная детвора пришла в дикий восторг от его простых игрушек.
  Простой кораблик, созданный из куска коры, рыбьего ребра и листка прибрежного лопуха вызвал такую бурю восторгов у малышни, что чуть ли не пол деревни прибежало посмотреть чему дети так радуются.
  Причем что Алексея заставило удивится, так то, что дети по какой-то иерархии невидимой, выстроились в очередь поиграться.
  Без драк и выяснений отношений. Деля поровну или почти поровну заманчивую игрушку между собой. Алексей же не поленился и наделал корабликов штук десять.
  А потом научил пацанят постарше мастерить такие же, мигом сделав их местными знаменитостями.
  Как потом оказалось социальный статус это наше все среди этих странных аборигенов. Потому успех которым пользовались 'мастера' очень и очень порадовал их родителей. А самый настырный поцаненок, по совместительству приходящийся внуком старой женщины был вообще не утомим.
  Он часами седел подле Алексея наблюдая за его движениями, а потом старательно повторял то что видел.
  Алексей его старательность отметил и старался помогать. Мальчонка учился удивительно быстро, схватывая буквально на лету. В итоге к концу недели кораблики и прочие игрушки различного набора были чуть ли не у каждого ребенка. Но Алексей уже устав от ничего неделания решил заняться делом по профилю.
  Начать решил с кирпича. Деревня стояла на берегу озера, почва была сплошь глина. Причем хорошая. Глину Лешка натаскал в плетеной корзине, налепил кирпичей и долго сушил на жарком солнце. Потом обжигал их на костре. Из них сложил своего рода печь.
  Вид она имела корявый, но все равно впечатление на индейцев произвела серьезное. А когда он обжарил первую партию кирпичей аборигены его зауважали.
  В трудах праведных дни пролетели, складывались в месяцы. Мужчины периодически уходили на охоту или в походы. Возвращались с добычей, иногда гибли. Племя то плакало то радовалось. Женились парочки, рождались дети.
  Алексей довел до ума и сложил из обожженных кирпичей здоровую печь и начал выпускать кирпичи в массовом так сказать количестве. По 50 штук за один обжиг. Сначала из них сложили очаги в домах по образцу его печи, там же обжигали глиняную посуду.
  Разом решив проблему с тарой для еды для всего племени. Горшки у них конечно были и до этого. Но столь качественного обжига не было. От чего глиняные миски были хрупки и для длительного хранения не годились.
  Гончарный круг, а тем более с ножным приводом, который Алексей собрал почти сразу как закончил печку, тоже вызвал сначала интерес, а потом и породил новую профессию.
  Ибо женщины наловчившись делать миски, плошки, кувшины, прочую утварь, обжигая ее в его печи, развернули очень успешную торговлю с соседними племенами.
  Что тут же сказалось на оказываемом уважении к мужчинам со стороны других племен. В общем все что Алексей мог он делал. Не много и скорее по мелочам, но повседневный быт эти мелочи украшали и облегчали.
  Наконец настал тот день которого в племени все ждали с нетерпением. День великого совета. Алексей уже сносно разговаривавший на местном наречии, все же жизнь в языковой среде очень быстро учит языку, поинтересовался у своего ставшего другом, молодого парня.
  - Дух Леса, так звали мальчугана. Скажи что за день которого все так ждут?
  Мальчик надулся от гордости и явно копируя отца ответил
  - Совет четырех великих племен, соберется в доме наших старших братьев. Будут решать важные вопросы.
  Алексей засмеялся. В исполнении мальчугана звучало смешно. Что за четыре племени? Что за совет? Непонятно. Алексей пока смог выяснить не многое.
  Народ в чьей деревне он жил называл себя народ гвеугвехоно. Иначе говоря Кайюга - народ (гуйоконьо), что переводят по разному, но в общем и целом: 'люди, живущие там, где лодки вытаскивают на берег' (или 'люди большого болота').
  Их название / 'должность' в Совете - 'люди великой трубки'. Из чего следовало что за трубку мира раскуриваемую в начале и в завершении совета как символ мира между племенами входящими в союз, отвечало как раз племя приютившее Алексея.
  Ну совет так совет. С тем Алексей и успокоился. За прошедшие время он вполне обжился. Заслужил своей работой и полезными придумками уважение племени.
  Старшая дочь Вождя уже во всю посматривала на него.
  Да и Алексей погоревав о потерянных жене и дочери, за полгода немного отмяк. Природа требовала своего, а дочка была очень даже ничего по его меркам. А по местным так вообще числилась красавицей глаз не оторвать.
  В общем жизнь налаживалась и Алексей вполне с ней свыкся.
  Тем более что народ аборигены были вполне себе мирный. Хоть конечно и дикари. Но уважали честность и силу. А после пары учебных, так сказать разминочных, рукопашных боев, войны все как один решили что бледнолицего лучше не трогать.
  Тягаться с ним в бою можно было разве что из лука стреляя. Да и то.
  Алексей сделал для себя лук. Под себя естественно. Заготовил стрел. Научился стрелять. Вот только сила его лука была столь велика, что добивал он стрелой почти вдвое дальше чем самые сильные войны. Но в лесу был что дитя малое.
  Сначала его думали конечно учить, и изрядно под натаскали. Но вот на охоту не брали. Мол для войны еще сойдет, а вот для чуткого зверя лесного, неуклюж больно.
  По самолюбию это конечно било но не шибко.
  Оглядываясь назад, Алексей мог смело сказать что потратил время с толком. И был уверен что в скором времени принесет еще больше пользы своим соплеменникам.
  Хотя они его в племя и не принимали. Но так уж получилось. Они его приютили. Они теперь его племя.
  
  Глава 5. Как они там живут?
  
  День в деревне начинался рано.
  Женщины вставали еще затемно, готовили завтрак.
  Поесть с утра да поплотнее, мужчины любили. А вот ужином тут почти не кормили.
  Каждая семья готовила для себя. Мужчины на охоту ходили как на работу.
  Что принесешь то и будешь есть.
  Поля с кукурузой раскинувшиеся по полянкам вокруг деревни обрабатывали все вместе.
  Урожай делила Великая мать.
  Причем раздавала женщинам в зависимости от их труда на полях. Алексея и еще двух индейцев, которых притащили войны из похода месяц назад, не принятых в племя и не замученных в ритуальной пытке у столба, кормили из общего котла. Котлом ведала та же старушка что и урожай раздавала.
  И как уже успел понять Алексей, пользовалась она авторитетом не малым.
  По сути дела, у них тут вообще, был матриархат.
  Женщины выбирали вождей, их в деревне было аж 3 штуки, они решали большинство споров и вопросов.
  Мужчины вели другой, довольно занятный образ жизни. Охотились, воевали. Строили.
  Все по честному. Женщины тыл, мужчины наступательная и ударная сила.
  Войнами были все. Буквально.
  Получая звание охотника, юный туземец, практически сразу становился воином.
  Среди мужчин существовало негласное, но почетное соревнование за подвиги.
  Алексей еще не достаточно хорошо понимал язык, но твердо уловил, что просто воином должен быть каждый.
  Но воином совершившим подвиг, быть почетно.
  Алексея безумно удивляло то, насколько это примитивное общество, было социально ориентированным.
  Общественное мнение, почет и уважение, то, что и как о тебе говорят соплеменники, здесь было наше все.
  Если кто-то совершал неправедный поступок, то его предавали такому жесткому игнорированию, куда там инквизиции с ее анафемой. Это было похуже.
  Кстати о пленниках.
  Вернувшиеся из похода воины притащили трех. Как смог понять Алексей, все были родом из какого-то племени, Гуроны или как-то так.
  Одного притащили связанным.
  Двое пришли так, просто под охраной. Пленного привязали к столбу и после дня приготовлений, зверски, но как то без особого издевательства замучили. Звучит, конечно, странно.
  Но Алексей, как то раз был в Европе на экскурсии.
  Темой, которой были застенки инквизиции.
  Так там, он такого насмотрелся, что могут "просвещенные" люди делать с другими людьми, что пытка огнем которой подвергался пленный, была зверской, но не искусной.
  Т.е. пленного просто замучили, а потом сожгли на костре.
  На следующее утро Алексей спросил у местного военного вождя и верховного вождя племени.
  - Великий, за что убили того воина. И почему этих оставили в живых?
  Воин покачал головой.
  - Белый дух, ты уже долго живешь среди моего народа, но так и не понял главного. Воин обязан быть храбрым.
  А этот испугался. Он бежал и потому мы смогли захватить тех двух, что сражались до конца.
  Потому, труса мы убили, чтобы вместе с ним умерла трусость и наших воинов.
  А храбрые воины поживут среди нашего народа.
  И если великая мать увидит, что они достойны, она усыновит их.
  - И ты вот так просто назовешь братом того с кем недавно сражался?
  Вождь усмехнулся.
  - Белый дух. Ты удивляешь меня. Как я могу сомневаться в брате?
  - Но ведь они родом из другого племени?!
  - Где они были рождены на свет, не имеет значения. Они станут нашими братьями, если Великая мать решит усыновить их. И они с радостью станут моими братьями.
  А если не станут, то мы убьем их. Алексей лишь покачал головой.
  Он не мог понять логику этих странных людей.
  Но больше всего Алексею не давала покоя, какая-то тревога. Он понимал, что находится на Земле.
  В глубине души надеялся, что в своем времени просто в какой-то глуши.
  Но дни проведенные за наблюдениями за небом прошли впустую, самолеты не летали, ни слухи которые приносили бродячие торговцы, ничего не говорило о том, что цивилизация существует.
  Самым страшным же было то, что он не мог понять, где он. Сначала он решил, что это индейцы.
  Но где вигвамы? Где лошади? Где ружья?
  Все что он знал, об индейцах здесь было не применимо. Поэтому он предположил, что он где-то в каменном веке.
  Было больно и неприятно.
  И сами собой опускались руки. Чего спрашивается дергаться, если от времени, в котором он родился тысячи лет.
  Наверное, поэтому он так легко вписался в быт племени. Он не пытался ничему особенному их учить.
  Просто жил как все, учил язык. Но и без дела сидеть не хотелось. К тому же гостеприимные хозяева рано или поздно могли прирезать лоботряса.
  
  - АэАэАэАэ - дикий крик сотряс дом, в котором спал Алексей, казалось до основания.
  Лешка только успел разлепить глаза, как на него метнулась какая-то тень.
  Алексей скорее инстинктивно качнулся вправо и в его циновку тот час воткнулось копье.
  Времени на раздумья не оставалось.
  Лешка схватил аборигена за руку и потянув на себя от души засветил с правой в ухо.
  Абориген хрюкнул и завалился на пол.
  Алексей выдернул копье, в его руках, скорее длинноватую палку и вывалился на улицу.
  Его место располагалось с краю, практически у входа.
  Не самое популярное, ну да ему было насрать.
  Но вот воинам, которые пытались ворваться в дом и устроить там резню, это было важно.
  Едва Алексей вышел на улицу, как на него кинулись сразу двое.
  Алексей рванулся вправо и зайдя чуть сбоку встретил набегающего бойца в классическом стиле американских бойцов без правил.
  Кулак сочно чавкнул по носу туземца и тот без звука рухнул на землю.
  Второй попытался перепрыгнуть через упавшего товарища и с ходу проткнуть Лешку копьем.
  Алексей не дал ему шанса, просто нанизав его на свое копье, как на шампур.
  Так, враги пока кончились.
  В деревне царила паника, повсюду женские крики и вопли. Алексей быстренько оглянулся.
  Отряд нападавших ,был, умел, смел и даже нагл.
  Надеясь на эффект неожиданности, они по трое четверо врывались в дома, убивали без разбора сколько могли, потом отступали ко входу и ловили размахивающих оружием и еще ничего не понимающих защитников.
  - Такс. С этим надо что, то делать.
  Алексей добавил пару смачных ругательств.
  И перехватив два копья нападавших, кинулся к ближайшей хижине. Там вовсю кипела битва.
  Верховный вождь сумел организовать оборону и напавшие во всю махались на своих каменных топорах с защитниками.
  Алексей, прикинув шансы, перехватил копье и надсадно хрюкнув, метнул копье в одного из нападавших.
  Того как ветром сдуло.
  Воин отражавший его атаки, несколько секунд, ошалело рассматривал пришпиленный к стене хижины труп, а потом победно заорав кинулся на другого врага.
  Нападавшие были наглые.
  Их было всего человек пятьдесят от силы.
  Видимо, очень они на эффект внезапности, рассчитывали.
  А в деревне было под три сотни воинов, если не больше. Хотя, если бы их план удался, пожалуй, шанс был.
  Но не теперь. Потеряв контроль над хижинами, они были обречены. Из них выскакивали все новые и новые воины защитников, а их силы таяли как снег над костром.
  Алексей в этом избиении принял самое живое участие.
  Он не узнавал себя.
  Подхватил где-то два топора и в лучших традициях берсеркеров, он врубался в ряды нападавших.
  Беззастенчиво пользуясь длинной рук, да плюс топор, он рубил туземцев уже тогда, когда им нужно было сделать еще два шага, плюс его рост и зверское выражение лица.
  Боевой дух, что называется, у его противников сдавал.
  Белый и очень рассерженный дух, прошелся по их рядам как газонокосилка или как уборочный комбайн, кому какое сравнение нравится больше.
  А если учесть все увеличивающееся количественное превосходство, то не удивительно, что через пять минут остатки напавшей банды прижали к частоколу.
  Человек десять и вождь выставили копья и прижались к стене. Взять их с ходу не получилось.
  - Сдавайтесь, прорычал Алексей.
  Туземцы переглянулись и посмотрели на вождя.
  Тот повел плечами и ударил себя в грудь.
  Вождь напавших, видимо собирался толкнуть речь, что мол они никогда и ни сантиметра никуда, но Алексей был слишком зол. Он просто метнул свой топор в вождя.
  Топор свистнул и прибил вождя к стене.
  Алексей перехватил второй топор в правую руку и прорычал еще раз.
  - Копья побросали, а то порву нахрен.
  Местный рейдеры про то, как именно их порвут, конечно, не поняли.
  Но интонации и наглядный урок, в виде тела вождя с расплесканными по стене мозгами, впечатляли.
  Потому они побросали копья и подняли руки, вверх демонстрируя раскрытые ладони.
  - Вот и ладненько. Ребята берите их.
  Из-за его спины вывернулись воины деревни и сноровисто связали всех.
  Подталкивая копьями, загнали в боковую хижину.
  Оставив на страже двух воинов, вся толпа кинулась к Алексею. Тот думая, что все уже позади, уселся у входа в общинный дом и провел ладонями по лицу.
  Навалилась усталость, заныли мышцы.
  Причем несколько, в таких местах, что вроде бы там-то, уж точно мышц быть не должно.
  - Выпей родной. Ему в руки сунули глиняную чашку с водой. Алексей поднял глаза. Над ним стаяла Великая мать.
  - Выпей.
  Алексей, молча, отпил глоток воды. Чтобы сама Великая мать дала ему воды. Дела-аа.
  Вернулась толпа местных, уже практически своих, аборигенов. Впереди гордо шел Верховный вождь.
  Он подошел к Алексею, стукнув себя кулаком в грудь толкнул речь.
  Практически все племя собралось вокруг, потому Вождь повысил голос и говорил торжественно.
  
  - Белый дух, что живет среди нас уже много лун.
  Всегда был тих и миролюбив.
  Великий дух что явил его нам вместе с белым волком, покровителем нашего клана, сделал нам прекрасный дар.
  Все мы думали, что дар великого духа, против войны.
  Он никогда не просил, чтобы его взяли в воинский поход. Вместо тренировок с мужчинами он копался в грязи и делал игрушки детишкам.
  Белый дух всем своим примером показывал, что жить надо в мире с матерью землей.
  Вождь склонил голову.
  Все племя вслед за ним опустило головы.
  - Но сегодня. Случилось то, о чем я втайне мечтал уже давно. Ибо Белый дух заслужил мое уважение.
  - Отсутствием страха в сердце.
  - Силой в руках и тем внутренним духом, что есть не у каждого воина. Сегодня белый дух явил нам, что он не только любит мир, но и умеет слышать барабаны войны.
  - Сегодня, Белый дух явил нам свое истинное лицо.
  - И сегодня я вижу на его руках кровь наших врагов.
  - Я вижу в сердцах наших воинов тот пример, который он показал, бесстрашно кидаясь на копья наших врагов.
  - Сегодня я рад назвать его нашим братом!
  
  Толпа взорвалась радостными криками.
  Алексей понявший от силы треть из того, что там говорил вождь, ошарашено смотрел как Великая Мать вылила ему на голову остатки воды и провела руками по его голове.
  
  - От сегодняшнего дня, Белый дух, показавший делом, что он истинный брат каждому мужчине нашего народа, объявляется моим сыном и получает имя Вабомаква-Манидо, дух белого медведя!
  Белый медвежий дух, замечательно.
  Алексей улыбнулся. Имя конечно так себе.
  Но теперь он как-никак часть народа.
  Что не могло не радовать.
  Хоть какая-то определенность в жизни наметилась.
  Предоставив народу праздновать и выслушав с десяток поздравлений от самых видных охотников, Алексей завалился в хижину.
  На его циновке так и валялся оглушенный воин нападавших. Алексей подхватил его за пояс и вытащил наружу.
  Каково же его было удивление, когда при свете костров стало видно, что напал на него не абы кто, а цельный вождь.
  Во всяком случае, вряд ли у простого воина было бы так много перьев в одежде.
  Верховный вождь, увидев кого тащит Алексей, слегка закашлялся.
  Потом хлопнул Алексея по спине и уважительно произнес.
  
  - Белый дух Медведя. Ты сегодня совершил два подвига.Я горд, что ты среди моего народа.
  - Этого, он указал на лежащего, на земле воина, я знаю. Он уже три года водит на наш поселок набеги. А вот теперь сам попал к нам в плен. Это твой пленник. Тебе решать, что с ним делать. -- Но я бы убил его на месте.
  Алексей пожал плечами.
  - Давай завтра решим. Сегодня я немного устал.
  Вождь ухмыльнулся.
  - Иди спать Дух Медведя.
  Тебе пригодятся силы.
  Завтра много женщин захотят взять тебя в мужья. Алексей провел рукой по лицу. Ну вот, за что как говорится, боролись.
  Под смешки остальных воинов он пошел обратно. Сон навалился, едва голова коснулась циновки.
  
  Глава 6. Как это было.
  
  Сон. Это был странный сон.
  Алексей, осознал себя сидящим за старой. знакомой с детства, школьной партой.
  Класс был погружен в полутьму.
  Учитель истории Яков Моисеевич показывал им диафильм.
  Его белая указка порхала по доске, акцентируя внимание на самых важных моментах.
  
  - Считается, что первыми европейцами, встретившими в 1540 году "чалакуе" на реке Теннесси, была экспедиция Десото. Пардо снова посетил регион в 1566 году, и испанцы содержали небольшие копи и плавильни в районе до 1690 года.
  Таким образом, колонизацию северной Америки, можно считать открытой, в 1540 году...
  
  Картинка прыгнула и как это бывает во сне, Алексей отчетливо увидел рисованную картину полевого лазарета. Голос за кадром почему-то на местном наречие продолжил:
  
  - Европейские эпидемии, завезенные в юго-восточные штаты США, в 1540 году экспедицией Десото, по подсчетам убили, по меньшей мере, 75% коренного местного населения.
  Как сильно пострадали от этого чероки неизвестно, но их численность в 1674 году составляла около 50,000 человек. Серия эпидемий оспы (1729, 1738 и 1753) сократила эту цифру на половину...
  Картинка снова прыгнула, показывая карту западного побережья США.
  
  - Индейская политика колонизаторов, и прежде всего США, поражает своей жестокостью, цинизмом и бескомпромиссностью.
  В отличие от других континентов, где, как я уже отметил, белые колонисты более-менее мирились с соседством местного населения, английские, а затем и американские поселенцы в Новом Свете с поистине маниакальным упорством стремились очистить занятые или приобретенные территории от индейцев.
  Белые абсолютно не выносили присутствия краснокожих рядом (исключение составляли христианские миссии, где проживали крещеные индейцы, но даже эти поселения нередко подвергались атакам колонистов и вытеснялись в другие районы).
  Движение поселенцев на Запад чем-то напоминало ковровые бомбардировки - с той лишь разницей, что на определенной территории разрушались не объекты врага, а полностью захватывалось жизненное пространство коренных обитателей.
  В этот период американские военные и поселенцы руководствовались донельзя циничным лозунгом, почти на целое столетие опередившим многие высказывания нацистов: "Хороший индеец - только мертвый индеец".
  
  На карте появились бордовые, цвета крови стрелки, которые стали расползаться от побережья во все стороны по карте. Окрашивая страну в кровавый цвет.
  А голос теперь на русском, голосом ребенка продолжал:
  
  - Именно в Северной Америке возник феномен границы (знаменитый "фронтир"):
  по одну сторону - белые, по другую - индейцы.
  Карта моргнула, показав побережье крупным планом.
  Голосом юной девушки с английским акцентом:
  - Для любого вождя соблюдение договоров и обязательств - вопрос чести.
  Поэтому индейцы, соглашаясь на земельные уступки, никогда не нарушали договоров в одностороннем порядке (за исключением тех случаев, когда продажа земли происходила без согласия всего племени).
  Однако США нарушили 99% всех договоров, заключенных с индейцами.
  Поселенцы продолжали самовольно захватывать землю, и фронтир все больше наступал на индейскую территорию.
  В ответ индейцы выходили на тропу войны, за колонистов заступалась армия, и начинались боевые действия.
  Рано или поздно индейцы терпели поражение, после чего под дулами ружей их заставляли уступить очередную "порцию" земли. Составлялся новый договор, но через несколько лет ситуация повторялась.
  
  На карте загорелась алая точка.
  Густой бас русского батюшки продолжил:
  
  - Чтобы оправдать бесконечные захваты индейских земель, американцы придумали теоретическое обоснование: мол, это "предначертание судьбы".
  В литературе хорошо известна позиция, высказанная так называемой Бигхорнской ассоциацией, а затем подхваченная многими американскими политиками:
  "Богатыми и живописными долинами Вайоминга по воле судьбы должна владеть и получать от них средства к существованию англосаксонская раса.
  Богатство, которое в течение многих веков лежало сокрытым в наших горах... было заложено тем самым Провидением, чтобы вознаградить тех отважных духом людей, кому суждено было составить авангард цивилизации.
  Индейцы должны посторониться, или они будут сметены непрестанно продвигающимся... потоком эмиграции.
  Относительно судьбы аборигенов... не следует заблуждаться. Тот же непостижимый Вершитель судеб, который предопределил падение Рима, обрек на вымирание краснокожих Америки".
  
  Над картой загорелась дата, а голос теперь с украинским акцентом прокомментировал:
  
  - 1607г. Дата основания г.Джеймстаун.
  
  Ниже разгорелась еще одна кровавая капля:
  
  - 1620г. - дата основания г.Плимут.
  
  Голос, набирая обороты, загрохотал в голове подобно боевым барабанам:
  
  - И все же: почему настолько трагически сложилась именно судьба индейцев?
  Почему на протяжении нескольких столетий "два мира, два образа жизни" так и не научились сосуществовать?
  Почему борьба между двумя культурами должна была закончиться полным поражением одной из них - культуры индейцев?
  Почему североамериканские колонизаторы так настойчиво стремились буквально стереть коренное население с лица земли?
  
  И сменившись на секунду тихим нежным голосом жены буквально прошептал:
  
  - Проснись Дух Белого Медведя. Проснись и успей!!!
  Алексей открыл глаза. Над ним склонилась Великая Мать.
  - Проснись. Все ждут только тебя...
  Алексей смотрел на нее во все глаза. Он вспомнил. Он понял...
  
  
  Глава 7. Сходняк в местном колорите.
  
  Алексей вышел из дома на улицу.
  Оказывается, солнце давно встало и теперь заливало деревню своим добрым и ласковым светом.
  Все племя собралось вокруг дома, в котором он спал.
  Верховный вождь улыбнулся, развернувшись к собравшимся, воздел правую руку вверх, призывая собравшихся к тишине.
  - Братья и сестры. Вчера наши враги пытались совершить налет на нашу деревню. Мы скорбим о погибших в ночной схватке.
  Все заголосили, наперебой выражая свою скорбь, по тем, кто уже никогда не выйдет на охоту. Многие женщины ревели в голос.
  Вождь склонил голову, давая племени полностью выплакаться, излить свое горе вслух.
  Алексей тоже опустил голову.
  Мужчин в племени было много. Сейчас он не мог по лицам в толпе определить, кого именно убили, кого ранили.
  Но если представить что вдруг не стало улыбчивого и незлобивого старшего охотника, который убил кучу времени чтобы научить бестолкового его, как правильно держать лук или как отличить в каком настроении олень и куда он пойдет по отпечаткам копыт у водопоя, то становилось грустно. Алексей молча скорбел о погибших.
  Кто бы они не были, все равно было жаль, что они больше не увидят солнечного света, не смогут порадоваться вместе с ним удачной охоте.
  Вождь снова поднял руку.
  Племя затихло.
  - Но сегодня. Сегодня мы благодарим Великого Духа, что он послал нам нового брата. Нового воина и охотника. И пусть он еще не ходил с нами в боевые походы и не возвращался с добычей. Вчера ночью он снискал себе славу великого воина.
  Он в одиночку убил столько воинов врага, сколько не смогли сделать все наши воины за всю прошлую зиму. Именно он поверг вождя наших врагов.
  А он слыл непобедимым воином.
  Сегодня мы будем праздновать, что вместо страха, наши враги принесли нам победу и ярость. Сегодня я рад сказать Белому Духу Медведя - Брат.
  С этого дня он член племени и воин народа кайюга!
  Толпа взорвалась радостными криками.
  К Алексею тут же повалил народ, все хлопали по спине, плечам, поздравляя, буквально обрушив на Алексея, волну дружелюбия и участия.
  Но долго наслаждаться общением с простыми членами племени ему не дали. Всех оттеснили какие-то бойкие женщины.
  Ну, Алексей знал кто они. Хотя тут, наверное, стоило сделать отступление и прояснить внутреннюю структуру племени.
  Народ в целом, в который входило целых 12, а может и больше, у аборигенов с математикой свыше пальцев на руках были проблемы.
  Итак, 12 деревень. В каждой деревне проживали на постоянной основе от пяти - десяти до двадцати различных родов.
  Каждый род имел своего духа покровителя. По названию духа и назывался род. В деревне Алексея проживали роды Волка, Барсука, Бобра, Оленя и Черепахи.
  Роды были одни из самых сильных и многочисленных. В принципе потому его и не сожгли у костра. Шаман, сам из рода волка, при решении вопроса о том, что делать с этим странным чужеземцем, призывал в советчики всех духов, всех родов входящих в народ Кайюга.
  А когда из леса вышел волк альбинос, да еще и ответил на волчий вой, которым шаман призывал духа в советчики, все восприняли это как знак.
  Родами руководили Матери. Глава рода возглавляющего все племя, а это был род Волка, Великая Мать, по сути, руководила всей жизнью народа.
  Но матриархат тут был тоже специфический.
  Женщины руководили мирной жизнью. Выбирали вождей. А вот вожди делились на три категории. Военные вожди, лидеры за кем воины шли сами, по сути, отвечали за все военные операции. На род военный вождь был один.
  Вожди-старейшины, иначе Сахемы.
  Они решали все административные и гражданские вопросы.
  Будучи старыми и уважаемыми людьми, с богатым жизненным опытом, часто военные вожди в прошлом, не склонные к скоропалительным решениям, они составляли своего рода управленческую элиту.
  Были еще Великие Сахемы. Эти вожди помимо руководства родом и решения вопросов народа в целом, еще и участвовали в главном совете народов.
  От всего народа Кайюга их выставлялось десять человек. Но, учитывая, что решения принималось единогласно, даже один голос блокировал решения всех, это было скорее традицией пошедшей с момента основания союза народов.
  Тогда Кайюга были значительно малочислен.
  Последней категорией вождей были военные вожди хранители.
  Часто в этой роли выступали шаманы. На них лежала задача защищать весь народ, всех родов деревни от врагов как физических, так и злых духов.
  Ну и пару слов о религии. Алексей не был особенно религиозным человеком, но в Бога верил. В глубине души, но верил. И в церковь нет нет, а захаживал.
  Но индейцы, а сейчас стало понятно, что он именно в Америке.
  Причем северной. Были очень верующим народом.
  Великий Дух создал весь мир вокруг. Создал он и малых духов.
  И если Великий Дух, попросту Бог, был этаким далеким и добрым отцом, то духи младшие имели очень приземленный характер.
  Могли помочь человеку, а могли нагадить. Отсюда была традиция, когда мальчик становился взрослым охотником, по прикидкам Алексей лет в 13-14, он создавал себе оберег и приманивал в него своего персонального духа защитника.
  Это был очень прикольный ритуал, Алексей разок наблюдал его в действии.
  Но вернемся в текущую действительность.
  Женщины матери родов имели решающий голос в большинстве вопросов. И теперь активно занимались очень насущным вопросом.
  Как бы причислить Алексея к роду. Но не к своему. Дело было в том, что воин одного рода не мог взять себе в жены девушку из своего рода.
  Это считалось кровосмешением и каралось жестоко. А заиметь в членах рода такого выдающегося воина желали все. Так как, женившись на девушке из рода Оленя, Алексей как бы переходил в ее род и подчинение.
  Вот и сейчас не стесняясь, собаки, тьфу Алексея, женщины активно решали к какому роду приписать Алексея. Причем каждая была против того, чтобы это произошло к ее роду.
  Спор проходил в таком интересном ключе:
  - Я считаю, что столь сильный и упорный воин должен принадлежать к роду Оленя. Посмотрите, как он быстр и вынослив - это старалась Мать рода Бобра.
  - Наш род, конечно, всегда отличался быстротой наших мужчин. Но посмотрите, как он свиреп. Как силен. Это явно дух волка в нем. А значит, к роду Волка он и должен присоединиться - в свою очередь парировала Мать рода Оленя.
  - Э нет. Все видели, что он смышлен и во многом поражает нас глубиной своих суждений. К тому же все видели - род Черепахи подходит ему значительно лучше - переводила стрелки Мать рода Волка.
  - Конечно, мы все знаем, что рассудительностью он похож на членов нашего рода, но вы так же видели какие чудесные поделки, он делает из дерева. Красивы и практичны. А игрушки? У детишек не отобрать их даже ночью. Он видит душу дерева - А это явный признак, что на самом деле, это Дух Бобра, дал о себе знать!
  - Так то оно конечно так. Но посмотрите на его рост. Наш род всегда славился кряжистостью и невысоким ростом. А Белый Дух, будет как Сосна на краю скалы, среди наших мужчин - столь высокий рост явно ...
  И все шло по кругу. Алексей сначала ошарашено слушал как женщины искусно переводят стрелки друг на друга, а потом плюнул и поднял руку, привлекая внимание к себе.
  Женщины удивленно замолчали. В совет Матерей мужчины не допускались. Решение принималось внутри круга.
  Алексей склонил голову.
  - Дозвольте, я выскажу свою мысль? А уж вы в своей мудрости скажите свое решение.
  Великая мать, переглянувшись со своими, так сказать коллегами. Милостиво улыбнулась и кивнула в знак согласия.
  Алексей прокашлялся в кулак.
  - Великий вождь, дал мне имя. Он назвал меня Белым духом Медведя. Поэтому я прошу отнести меня к роду Медведя.
  Великая мать несколько минут рассматривала его.
  - Твоя просьба понятна. Но в нашем народе нет рода Медведя. Причислив тебя к нему, ты станешь вождем и основателем рода. А твоя жена станет Матерью рода. У нас нет подходящей девушки твоего возраста. А матери присутствующие здесь, она обвела рукой стоящих в круге женщин. Уже имеют мужей, к тому же не могут бросить свой род.
  Алексей и не надеялся на легкую победу, а потому продолжил.
  - Великая мать, вы, когда были молоды, тоже не были готовы к своей роли. Но опыт старших наставниц и прожитые годы добавили вам мудрости. Я уверен, что Мать нового рода, к тому времени как его численность станет достаточной для постройки своего длинного дома, наберется мудрости у Вас и уважаемых Матерей других родов.
  Великая мать задумалась. Потом снова посмотрела на других матерей.
  - Иди сын мой. Мы обсудим твое предложение.
  Алексей отошел от женщин. По оживленному обсуждению он понял, что выиграл. Женщинам было очень заманчиво, не ссорится друг с другом из-за него, а получить контроль над ним опосредованно, всучив свою кандидатку в роли Матери нового рода.
  Но решение об основании нового рода было серьезным. Ибо требовало согласования множества деталей. От выбора вождя военного и гражданского, а кто будет выбирать?
  А из кого, если в роду только один Белый Дух.
  В общем, было о чем почесать языками и женщины предались новому занятию с таким упоением, что Алексей выдохнул спокойно.
  Пару месяцев они его точно трогать не будут. А к тому времени глядишь, и многое само утрясется.
  
  Но долго наслаждаться бездействием не дали.
  За что индейцев Алексей уважал так это за хозяйственность и деловитость. Если охотник приволок что-либо в деревню, пусть это была коряга, на которой подвешивали тушу оленя, которую тащили с охоты целиком, то ей обязательно находили применение.
  А уж взрослого мужчину, отличного воина, не привлекали к делу, только пока он был в статусе гостя - пленника.
  А сейчас после торжественного принятия в племя, Великий Вождь явно придумал, чем озадачить нового члена племени.
  Едва Алексей отошел от совета Матерей племени, как он подхватил его под локоток и потащил на край деревни к хижине Шамана.
  - Наш защитник от злых духов, плохо делал свою работу. Ведь как еще можно объяснить, что часовые не увидели врага. Не иначе злые духи застили им взор. В час Волка, перед рассветом их убили и проникли в деревню. Вождь махнул рукой в сторону хижины. Но Шаман сам напросился. Его убили первым. Видимо враги побоялись его волшебства.
  Вождь хитро прищурился и посмотрел на Алексея.
  - Пойдем, я кое с кем тебя познакомлю. Вождь вошел в хижину, поманив за собой Алексея.
  Внутри на циновке сидела и горевала старая женщина.
  - Это Скахеб, Лесная птица. Она варила для Шамана целебные настои и собирала травы в лесу. А Шаман изгонял злых духов. Но ее отвары и мази бесполезны без изгнания духа болезни. Ты не знаком для наших злых духов. К тому же свиреп и селен. Потому я считаю, сможешь защитить племя от напастей. А Скахеб поможет тебе тем, что умеет.
  Алексей замотал, было, головой. Но Вождь не дал ему продолжить.
  - Белый Дух. Твое появление было странным, я уверен, что Великий Дух благоволит тебе.
  Ты отличный воин, но плохой охотник. А значит, Великий Дух явно хотел, чтобы ты не ходил в лес. А в день, когда тебя приняли в племя, умер наш защитник от злых духов. Что еще должен сделать Великий Дух, чтобы ты поверил, что это его замысел?
  Алексей озадаченно потер шею.
  - Вождь ну ты подумай. Какой из меня шаман а?
  - Я на вашем языке то говорю с трудом.
  Вождь рассмеялся в голос. Белый Дух, а ты думаешь, злые духи не убоятся того, что они не понимают? Да я бы убежал едва увидел тебя!! Вождь хлопнул Алексея по плечу.
  - Смирись, Великая Мать уже согласилась со мной. Теперь шаман нашего народа - ты!
  
  Глава 8. Шаман, однако!
  
  Алексей сел на циновку и обхватил голову руками.
  В голове роились мысли, причем с такой бешеной скоростью и в таком количестве, что за которую взяться первой не было никакого представления.
  Алексей привычно потер шею. Попробуем мыслить логично.
  Копившиеся где-то в сознании факты, наконец, были собраны и вылились в этот странный сон. Он, наконец, понял, где он и самое главное когда.
  На дворе значит приблизительно 1540 год.
  Ну, плюс минус лет 10-30. Живет он в племени ирокезов.
  Обычай мужчин намазать волосы жиром, чтобы они стояли гребнем, раскрасить лицо и идти в таком ужасном виде на войну, пережила этих людей в веках. До высадки европейского десанта у него есть всего лет десять. Но что он может сделать?
  Индейцы жили в такой естественной гармонии с природой, что организовать здесь научный институт и инфраструктуру для промышленности, а без нее войны не выиграть, не стоило даже думать. И как спрашивается, он мог изменить ситуацию?
  Другой проблемой был новый статус.
  Шаман должность ответственная. Как спрашивается отгонять злых духов, как защищать народ от врагов, если он об этом не имеет никакого представления?
  А ведь его еще и женить хотят.
  А иметь мод боком своенравную женщину, не привыкшую к его патриархальным замашкам, это как бы то еще удовольствие.
  Хотя тут-то как раз наклевывались варианты. Ведь по сравнению с тем, какие были его современницы. Местный матриархат был жесткой версией российского Домостроя.
  Следующим насущным вопросом было снабжение.
  Охотник из него аховый. А, став главой рода, он и вовсе будет обязан сам обеспечивать сначала свою семью, а затем и следить за успехами охотников своего рода.
  А чему он мог их научить?
  Это ставило его в очень уязвимую позицию. Алексей и не заметил, что погруженный в свои размышления он просидел на циновке несколько часов.
  Из задумчивости его вывела Скахеб.
  Женщина сноровисто приготовила похлебку и теперь почтительно протягивала ему его миску. Алексей поблагодарил женщину, свернув лепешку местного хлеба наподобие ложки, принялся хлебать вкусное варево.
  Он почти все доел, когда в косяк двери, закрытый плетеной циновкой робко постучали.
  - заходите. Тут я. Отодвинув циновку, весящую на входе, на манер двери, в комнату зашел охотник.
  - Белый Дух. Ты теперь шаман. Я хочу попросить тебя помочь мне. Охотник продемонстрировал разбухший от гноя палец. Вчера я стругал пирогу.
  И видимо не выказал дереву должного почтения.
  Оно укусило меня. Стружку я вытащил. Но сегодня палец раздулся и болит, так что не могу рукой двигать. Помоги мне. Обратись к духу деревьев и попроси умалить боль и вернуть руке силу.
  Охотник вынул из-за спины упитанного зайца. Это тебе и духам. Тебе чтобы были силы, а духам, чтобы они не думали, что забыл о них.
  Алексей ошарашено рассматривал охотника.
  Ну, курсы военной полевой медицины он, конечно, проходил, бинт там наложить. Шину наложить. Ну и плюс зомбоящик донес до него мысль, что все самые страшные бактерии живут под ободком унитаза. Но вот так с ходу становится врачом?
  Но охотник с полными боли глазами смотрел так умоляющие что Алексей, попутно вспомнив, про силу убеждения человека себя в чем угодно сдался.
  - Ладно. Садись. Дай руку.
  Индеец протянул ему ладонь. Алексей внимательно осмотрел рану.
  Крупную занозу туземец вытащил. А вот мелкие не смог. Алексей скептически осмотрел грязные ногти. Мда с такими понятиями о чистоте, и гангрену подхватить можно.
  Алексей осмотрел жилище шамана.
  Ну да, окстись, откуда тут понятие о медицинском инвентаре. Алексей, тихо матерясь на русском, вытащил из-за пояса свой изрядно потертый нож. Он был старым, но благодаря каждодневной заточке вполне острым.
  Алексей аккуратно надрезал, скорее, проколол нарыв и выдавил гной. Потом, попросив потерпеть, аккуратно расширил ранку и выдавливал гной до тех пор, пока не полилась кровь. Но Лешка давил до тех пор, пока из ранки кровью не вымыло последние мелкие кусочки. Алексей, держа ладонь индейца в руках, огляделся.
  Но Скахеб уже протягивала ему лист какого-то лопуха, подозрительно похожего на российский подорожник. Алексей завернул палец в лопух и перемотал жилой оленя.
  - Подождешь, пока перестанет идти кровь. Потом снимешь лист. Рукой ничего не делать два дня. Каждый вечер промывать в роднике. Если будет идти из ранки белая жидкость. Выдавливать. Понял?
  Индеец кивнул. Все пока иди.
  Больше вряд ли чем смогу помочь. Индеец кивнул и вышел. Алексей сел на циновку. Ну, теперь точно не отвертеться. Хотя вопрос с довольствием решается сам собой. Скахеб уже взяла нож и отправилась к реке свежевать зайца.
  
  Освоение новой роли прошло буднично.
  Каждый день индейцы обращались к Алексею со своими мелкими нуждами. Алексей, будучи человеком системного подхода, к своими обязанностям, подошел ответственно. Первым делом смастерил себе стол.
  А потом и два стула. Сидя на этом своеобразном табурете, он и принимал пациентов. Благо по крупному, индейцы не болели. А мелкие неурядицы можно было решить и со скудной медицинской подготовкой Алексея.
  Но роль знахаря отнюдь не отрицает защиты от духов. Но и эту проблему Алексей уже знал, как решать.
  Сначала он реквизировал себе всем пленных.
  Великая мать некоторое время сопротивлялась, мол, находясь без присмотра Матери, нельзя будет сказать, достойны ли они принятия в племя.
  Но Алексей предложил, что Матери родов, будут присматривать за ними по очереди, а потом коллективно решат, что с ними делать. На том и порешили.
  Пленные к удивлению Алексея сбежать не пытались. Просто жили и безропотно делали все, что им велели. На вопрос, почему они не пытаются сбежать, пленный вождь лишь вздохнул.
  - Великий Дух отвернулся от нас. Значит, мы жили неправильно. Сейчас нам дали второй шанс, жить достойно среди нового народа. Мы попробуем.
  Если получится, я с гордостью стану частью народа Кайюга. Если нет, с гордостью умру у столба, как член народа Гурон.
  Алексей лишь покачал головой.
  Начать защиту от духов он решил с обороны деревни. Объявив Великому Вождю, что нынче духи какие-то злые. А потому надо переделать частокол, ограждающий деревню. Но Алексей сделает это своими силами. Вождь дал добро, даже не сомневаясь.
  Первый пациент Алексея вышел в такой уверенности в том, что Белый Дух страшными заклятиями изгнал из руки всех духов, что прочищенная рана затянулась уже к вечеру следующего дня. Да и десяток мелких подобных случаев, уже сделали его Шаманом по определению. Ему верили.
  Переделку частокола Алексей задумал делать капитальную. Силами пленных построили еще одну печь для обжига. Вдвое большую, чем была для посуды.
  Потом неделю собирали хворост. Натаскав такую кучу, что можно было еще один частокол сделать. А потом приступили к земляным работам. Алексей ничего не смыслил в фортификации и строительстве крепостей.
  Но был уверен, что элементарный форт построить он сможет.
  Согнав все население деревни, под его молитвы, они два дня капали землю, насыпая вокруг деревни земляной вал.
  Скахеб когда показывала ему травы, которые собирает для своих лечебных отваров, случайно показала кусок смолы. Алексей сразу сделал стойку.
  Запах был очень похож на тот, что всегда встречал его в церкви. Оказалось это смола с высоких сосен стоящих стеной у реки. Алексей попросил набрать ее побольше.
  И теперь в самодельной курильнице у него горели кусочки этой смолы, распространяя на всю деревню аромат ладана. Индейцам запах нравился.
  Другим аспектом была так сказать религиозная составляющая. Единственной молитвой, которую Алексей помнил, была Отче наш.
  Лешка не стал заворачиваться с ее переводом, а просто величественно, во весь голос, читал ее, пока прохаживался вдоль строящегося палисада.
  Индейцы от запаха и мощи его голоса впадали в религиозный экстаз и вдвое усердней махали мотыгами.
  Вот так и получилось, что в дикой глуши Северной Америки.
  Целая деревня индейцев дружно строила диковинные для этих мест укрепления под русскую речь и церковные благовония.
  
  Глава 9. Броня крепка.
  
  То, что местные воины, совершенно не знакомы, с классической в его времени, тактикой и стратегией штурма крепостей и помещений, Алексею было ясно как божий день.
  А значит если оснастить деревню передовыми по этому времени укреплениями и обучить штурму таковых местных воинов, то первые форты белых переселенцев, вооруженных еще пищалями и мушкетами, ирокезы смогут брать на раз два три.
  А вот потом. Что будет потом?
  Потом в Европе соберут армаду.
  И высадят на побережье регулярную армию. И даже разбив передовые части, они драться в лесу еще не умеют, индейцы получали лишь отсрочку.
  Потом придут новые, злые за прошлые поражения войска. Вооруженные уже кремневыми ружьями, а потом и револьверами.
  И вот тут уже будет, как повезет. Но если навалятся массой, то через 200-300 лет история повторится.
  Значит, ситуацию нужно было изменить глобально.
  Так, чтобы индейцев, их культуру было невозможно подчинить и уничтожить. Кроме того, надо как-то создать потенциал для промышленного развития. Но как?
  Алексей прошелся вдоль отстроенной стены и похлопал по ней ладонью.
  Вал, насыпанный вокруг деревни, за сорок шагов от старого частокола. За зиму изрядно осел. Превратившись в холм. Такой криво квадратненький непрерывный холмик по периметру деревни.
  Весной Великая мать захворала и буквально за пару дней сгорела в лихорадке.
  Алексей ничего не мог поделать. Возможно, помогли бы антибиотики, но где их взять в этой глуши?
  Новая Великая Мать теперь из рода Бобра, была женщиной лет 45 и относилась к Алексею необычайно почтительно. А стоило то, всего лишь напоить горящего в лихорадке малыша, горячим отваром из дикой малины и меда.
  Как оказалось, обычное переохлаждение, перешедшее в простуду с температурой, от такой ударной дозы витаминов, исчезло как буд-то ее и не было.
  Так что Мать Бобра, прониклась силой 'шаманизма'.
  Алексей уже успел, во многих отраслях повседневной жизни отличится. Он и повелел руки мыть перед едой, мол, проточная вода отгоняет мелких злых духов.
  Потом обязал каждого охотника из похода приносить горсть съедобных ягод. Которые сушили, а зимой добавляли в пищу.
  Мелочь, но эту зиму народ перезимовал как-то совсем легко.
  Без болезней и почти без смертей. А весной долгие зимние ночи взорвались криками без малого сотни малышей.
  Так вот. Новая Великая Мать приняла в племя всех пленных.
  Утвердила создание нового рода. И приписала всех бывших пленных к новому роду.
  Еще одним приятным событием была свадьба. Точнее торжества в честь того, что в хижину Алексея зашла теперь его жена.
  Жананакве, Южное Облачко. Алексей звал ее просто Жанна.
  Девулька по местным меркам героических пропорций, а для Алексея была в самый раз. Смущало, конечно, что уроженка рода Оленя, была всего 16 лет или весен, тут отсчитывали года по весне, от роду. Но Алексей был с ней ласков, нежен и не торопил.
  Женщине ведь тоже созреть надо. Жанна же отдавалась ему со всей душой. И судя по шепоткам и уважительным взглядам женщин племени, которые пошли уже через неделю, его постельные изыски, были оценены по достоинству.
  Отдельной песней, была целая мужская делегация.
  Во главе с самим Великим Вождем.
  Воины пришли вечером. Деликатно попросили Мать рода Медведей не присутствовать при разговоре. Жанна, таинственно улыбаясь, вышла.
  Воины расселись в хижине. Набившись в нее, как селедка в бочку. Потом Вождь под одобрительные возгласы воинов, долго превозносил заслуги Алексея перед племенем, хвалил его воинов за усердие на охоте, желал множества детей и призывал Великого Духа в свидетели, что, мол, он очень рад, что Белый Дух живет именно среди его народа и в их деревне. Рассказывал, что в соседних деревнях уже о нем легенды складывают.
  В общем, долго ходил вокруг да около.
  Алексей слушал его, все больше недоумевая.
  Вождь целое представление разыгрывал, а зачем?
  А потом Вождь не поднимая глаз, скромно так поинтересовался, а не поделится Великий Шаман племени, секретом своей мужской силы. А то, мол, Мать его рода такое рассказывает женщинам племени, что остальные уже замучили своих мужчин почему, мол, они такого не испытывают.
  И оказывается, страсти накалились до такой степени, что женщины в узком кругу, на полном серьезе, рассуждают о направлении к нему молодых девушек на стажировку так сказать. Что их мужей, воинов племени совсем не радует.
  Потому, мол, они все и пришли.
  Уважают и просят рассказать, в чем секрет.
  Вождь прокашлялся. Хотя некоторые и предлагали просто прирезать по-тихому. Вождь не одобрительно посмотрел на нескольких воинов. Те понурили голову.
  Но их малодушие вызвано не тем, что они злы, а тем, что любят своих скво и не хотят, чтобы они ходили к Белому Духу за удовольствиями.
  Алексей, когда понял, о чем именно идет речь, расхохотался.
  Причем смеялся так долго, что сидящие в хижине воины стали поглядывать друг на друга с рассерженным видом. А вождь так вообще насупился и стал поглаживать свой томагавк. Алексей отсмеялся, утирая выступившие слезы, пообещал все рассказать.
  Но, увидев с каким облегчением, выдохнул Вождь, решил и тут добиться для себя кое каких привилегий. Ценой столь ценных знаний будет безоговорочная помощь во всех его начинаниях раз, во-вторых, его род еще слишком малочислен, чтобы смочь построить свой длинный дом, но их уже слишком много для дома старого Шамана.
  А потому все племя поможет построить новый дом для рода Медведя.
  Вождь несколько минут думал, но видимо припекло сильно и пройдясь взглядом по собравшимся в хижине воинам, степенно кивнул.
  - Мы и не думали, что такой секрет достанется даром, Белый Дух. Но ты как всегда проявил мудрость и истребовал с нас не для себя, а для своего рода. Я клянусь и Великий Дух мне свидетель, я исполню все, что ты просишь.
  Воины нестройным хором подтвердили, что они присоединяются к клятве вождя.
  Алексей довольно хлопнул в ладоши. Ну, тогда завтра начнем строить дом моего рода, а в перерывах на обед я буду делиться с вами секретами. На сем и разошлись.
  А потом Вождь успел, наверное, раз десять пожалеть о данном обещании.
  Потому как новый дом Алексей строил не по индейским традициям, по своему собственному плану.
  Полукруглые дома, выложенные из кирпича и соединенные в одно длинное здание арочными переходами. Получилось не очень красиво, зато в доме не протекала крыша, не гуляли сквозняки. Дом выстроили такой длинный, что с успехом можно было в нем разместить, человек 300.
  Учитывая как кучно тут жил народ. Ну а вы попробуйте в обычной палатке проспать целый год. Хочешь, не хочешь, будешь жаться к очагу, и собираться толпой побольше.
  В новом же доме в каждой секции был выложен свой очаг и в ней прекрасно размещались 3-4 семьи. Стоит, наверное, отметить, что едва выстроили дом рода Медведя, как тут же стали строить Дома и остальных родов.
  Насмотревшись на то какой получился дом, женщины тоже захотели жить так же. В итоге, через год, вместо клеток из прутьев, покрытых корой вяза, были построены крепкие длинные домики из кирпича, покрытые черепицей.
  Ну а уже на следующий год дошла очередь и до стены.
  Алексей по приставной лестнице взобрался на стену и оглядел деревню с высоты сторожевой вышки. Ну, вот лепота. Раньше была стоянка дикарей, а теперь вполне себе, раннее средневековая деревушка.
  Вот кстати еще одно новое веяние.
  В новом доме одну крайнюю секцию, Алексей отвел под свои знахарские опыты.
  Поселив в нем Скахеб. Которая удивляла его тем, что уже выучила Отче наш на русском языке и проявляла инициативу, разыскивая новые травы и в различных комбинациях, опытным так сказать путем, определяя целебные составы.
  Над этой секцией Алексей воздвиг крест.
  Простой деревянный крест. Да и индейцам вырезал по нательному крестику.
   Объяснив, что Великий Дух отправлял его народу своего сына. Но люди отвергли его помощь. Но Великий Дух простил их. И если воин хочет показать, что он не страдает гордыней и может преклонить колено, держа крест в руках вознести ему молитву, то это обязательно будет им отмечено.
  Вот такая вот примитивная версия православия. Но Алексей был твердо намерен выбить у приплывающих колонизаторов идеологическую почву из-под ног.
  Ведь увидев, что индейцы все с крестами и верят в Великого Духа, а с ненавязчивой подачи Алексея все его называли Господь Бог, то объявить, что, мол, это нелюди, у них не получится. А значит и процесс колонизации, если его не удастся остановить, будет проходить чуть менее кроваво. Ну, во всяком случае, не как очищение земли от грязи, а как просто завоевание новых земель.
  Из леса вышла группа индейцев, и ошалело замерла, осматривая открывшуюся картину.
  Алексей присмотрелся. Ага, торговцы с побережья.
  Он их ждал. Скоро очень скоро будет очередной съезд Совета Племен, который должен будет пройти в деревне Алексея.
  Очень уж многим хотелось посмотреть на то, как теперь живут Кайюга. Да и вес, который приобрело племя, требовал пересмотра внутренней политики. Причин было много.
  А у Алексея на совет были очень большие планы.
  Индейцы торговцы отошли от шока и опасливо направились к воротам. Видно, что из далека. Местные то уже попривыкли. Алексей полез по лестнице вниз.
  Стену едва успели построить, как из соседнего селения прибежал гонец.
  Сообщил, что Гуроны пошли в большой набег. И если бы разведчики из рода Черепахи не поймали передовой отряд их разведки, то такой большой набег мог закончиться для народа кайюга очень печально.
  Никогда ранее Гуроны не ходили в столь масштабный поход. Гонец говорил о том, что все рода Гуронов, направили своих воинов в этот поход. И главной целью была центральная деревня. Слухи о несметных богатствах деревни были, конечно, преувеличены, но да когда они были правдой.
  Но, побаиваясь поражения, Вожди Гуронов двинули на кайюга целую армию...
  
  Глава 10. Чистая победа.
  
  Насколько Алексей помнил. А помнил он смутно в тумане, скорее не помнил вообще.
  Но по тем обрывкам сведений, что у него были, Гуроны являлись, по сути, ирокезами.
  Но не вошедшими в структуру союза племен, а объединившихся с их врагами, Алгониками.
  Многочисленное племя в братоубийственной войне с Ирокезами проиграло.
  И, в конце концов, исчезло с политической арены того времени.
  Сейчас же они были в самом расцвете сил. По приблизительным оценкам, в поход на Кайюга вышли не менее трех, а то и все четыре тысячи воинов.
  Алексей задумался крепко.
  Даже если довести дело до прямого столкновения, даже если одержать победу. Это будет Пирова победа. Оба племени будут годами восстанавливать потери.
  И к прибытию Европейских торговцев едва оправятся от столкновения.
  Потому их и примут с распростертыми объятьями. Новое вооружение будет необходимым фактором в войне.
  Ситуацию надо было разрешить иным способом. Но как?
  Алексей сидел часами неподвижно и смотрел на водную гладь огромного озера. Решение не приходило.
  Великий Вождь тем временем отправил гонцов за помощью 'старшим братьям' и стал собирать все роды в крепость.
  Невозможность вот так с наскока взять эту деревню, приобрела решающие значение.
  И то, что это вознесло рейтинг Шамана Белого Духа Медведя, до небес, Алексея не радовало. Надо было найти способ победить. Причем так чтобы избежать массовой резни.
  Отряды Гуронов появились в видимости часов на стенах через две недели.
  К тому времени в крепости собрались почти 6 тысяч человек. И всего две с половиной тысячи воинов.
  Конечно, в том, что они отобьются с минимальными потерями, Алексею было понятно, но вот убедить вождя, в необходимости отсидеться за стенами крепости, было сложнее.
  - Ты просишь невозможного Белый Дух. Сидеть как трус, как зверь в клетке, за стенами это позор.
  - Великий вождь. Погибнуть в схватке, когда на тебя бросится по три воина Гуронов, конечно почетно. Но когда погибнут все воины, кто защитит женщин и детей.
  Кто принесет им добычу. После этой битвы половина женщин и детей твоего народа погибнет!
  - Великий Дух ниспослал нам это испытание.
  А значит, в живых останутся те, кто вел правильную жизнь и не обижал духов!
  - Вождь. Как изложено в 114 вампумах и в самом главном нашем законе Кайнерекова, Великом законе мира - что был продиктован самим Богом, Великим Духом, ирокез не должен убивать ирокеза.
  - Белый Дух Медведя. Ты меня просто запутал. Ты что предлагаешь зарыть топор войны и выйти с пустыми руками навстречу этим изменникам? Ты же знаешь, что они призрели законы лиги, союза наших племен. Предпочли дружить с Алгониками!
  - Вождь. Алексей показал пальцем на мальчишек, возящихся в глине на берегу, ты как маленький ребенок. Обиделся, что твой брат стал дружить с другим твоим братом, а не с тобой. И они тоже как дети. Стали гадить друг другу на головы как неразумные птицы. Вместо того чтобы понять, почему, ваши братья отвернулись от вас. Все вы в глазах Бога дети. Все вы Ирокезы. Надо соединить Вашу мощь и обрушить ее на врагов. А не резать друг друга.
  Вождь сокрушенно покачал головой.
  - Белый Дух. Мой разум возмущен и горит жаждой мщения. Но твои слова проникают в мой дух и смущают его. Я верю тебе. И готов зарыть топор войны. Несмотря на то, что они первыми пришли в наши земли. Но сейчас они не будут с нами говорить. Они нас просто убьют.
  Алексей кивнул.
  - Ты прав Вождь. Пока их уши глухи к доводам разума. Но скажи мне Вождь, когда на охоте ты перестаешь охотиться и начинаешь думать? Наблюдать за миром? Пытаться понять, а не просто выследить и убить зверя?
  Вождь задумался. Ну, недавно это было. Тогда Олень, вместо того чтобы убежать в страхе, остановился и стал смотреть мне в глаза. Я не выдержал его взгляда и опустил лук. И только тогда увидел, что этот матерый самец защищал юную олениху с детенышем. Он был готов умереть за нее. Я не стал его убивать.
  - Вождь ты только что сам все рассказал. Ты столкнулся с необычным. С тем, с чем еще не сталкивался. Потому перестал быть охотником, а стал человеком.
  - Как ты думаешь, что будут делать Гуроны, когда увидят крепость и множество воинов на стенах?
  Вождь погладил свой томагавк.
  - Ну, они будут обвинять нас в трусости. И предлагать перестать прятаться как женщины за стенами и выйти в поле для боя.
  - Хорошо. А потом?
  - Потом они попробуют захватить деревню.
  - Как думаешь, у них получится?
  - Хех. Конечно, нет. Мы сами строили эти стены. Им не взять деревню, даже если бы в ней было в трое меньше воинов.
  - Ну вот. А потом что?
  Вождь задумался. Так далеко его рассуждения не простирались.
  Алексей улыбнулся.
  - Я расскажу тебе. Потом они попробуют взять нас измором. Но они не знают, сколько у нас продовольствия. А мы только что собрали урожай. Мы продержимся минимум две недели. А вот потом они, перебив всю дичь вокруге, окажутся на голодном пайке. Как думаешь, долго воины будут слушать пенье своего желудка, видя, как мы веселимся на стенах и жарим мясо?
  Вождь потрясенно уставился на него.
  - Я думаю день, два максимум.
  - Ага. А через неделю, те, кто не разбежится, смогут с силой держать в руках топор?
  - не уверен. Только сильные смогут.
  - Вот. А теперь о наших старших братьях. Когда они соберут помощь?
  - Через две недели.
  - И?
  - Ну, через десять дней они будут тут.
  - Правильно. Их силы, плюс твои силы. Нас будет больше. А они уставшие и голодные. Кто победит?
  - Конечно мы. Мы разорвем их как волк олененка! Вождь кровожадно зарычал.
  Алексей вздохнул, иногда разумные люди, а иногда дикари дикарями.
  - Теперь ты считаешь трусостью сидеть на стене?
  Вождь вдруг замолк. Внимательно посмотрел на Алексея и порывисто обнял его за плечи.
  - Великий Белый Дух Медведя. Ты мудр как все шаманы нашего племени. Я горд, что ты Вождь защитник и глава рода Медведя, моего народа. Мы поступим, как ты скажешь. Я объясню все нашим воинам и вождям!
  
  Когда отряды Гуронов, в разнобой подошли к стенам крепости их встретили насмешками. Мол, такой большой толпой пришли. Убоялись женщин и детей?
  А слабо на стену залезть и сойтись в бою с мужчиной?
  Что? Выйти в поле? Вы что нас за детишек малых принимаете?
   Нет, мы верим, что Великий Дух с нами. Мы не хотим убивать Вас.
  Уходите, пока целы.
  Алексей потратил целый день, чтобы придумать с десяток обидных шуточек в адрес Гуронов.
  И теперь они на все лады сыпались на армию Гуронов.
  Собственно штурм был один. Точнее даже попытка штурма.
  Алексей собрал тысячу самых сильных охотников и выстроил их в ряды за стенами крепости. Напортив каждого охотника, сидела его жена с колчаном стрел.
  По команде Лешки по набегающим к стенам Гуронам дали навесной залп. Индейцы в тактике осадной войны были как дети. Ничего не знали.
  Что такое 'смертельный дождь' придуманный в Европе и Китае тысячу лет назад, им было не известно. А это сотни одновременно выпущенных навесом стрел.
  Когда стрела с высоты, словно копье падет вниз.
  Пробивая даже доспехи, не то, что легкие шкуры или вовсе попадая в голое тело.
  А когда они падают дождем, мгновенно выкашивая сотню другую воинов, тут дрогнет духом даже самый свирепый воин.
  Ибо одно дело умирать в бою, сходясь лицом к лицу с врагом, а другое вот так, даже не понимая как до врага добраться.
  Стрелки успели дать три ливня стрел, как Гуроны, даже не добежав до стен, и оставив на поле боя, около семи сотен тел, откатились в лес.
  А через два дня они ушли. Алексей не учел, что воины, идя в поход припасов, берут минимум. Рассчитывая на охоту по пути и добычу в селении врага.
  А такая масса людей распугала всю дичь на много километров вокруг.
  И уже на следующий день воинам просто нечего стало есть. И после голодного дня и ночи, воины отправились по домам.
  Будь в живых вождь Гуронов, возможно, он мог бы сплотить их своей волей.
  Но он, как и полагается вождю, бежал в первых рядах.
  И его одним из первых скосил дождь из стрел.
  Когда стало известно, что Гуроны ушли. Оставив после себя, пять сотен трупов, раненных забрали с собой, а народ не потерял ни одного воина, охотники, собравшись у дома Алексея, устроили овацию.
  Кричали, орали здравницы, а когда Алексей вышел к счастливым жителям чуть не разобрали на сувениры. Ей богу такая непосредственная радость иногда просто опасна...
  
  Глава 11. Суть прогрессорства.
  
  Алексей стоял у ворот деревни и размышлял.
  По сути дела любое развитие народа, упирается в имеющиеся технологии.
  Почему индейцы не строили деревянные избы?
  А вы попробуйте срубить каменным топором дерево.
  И сразу все станет понятно. Добавить к этому теплый климат, когда нет необходимости сильно утеплять жилище, и получите ситуацию, когда нет потребности в орудиях труда лучших, чем может предоставить обработанный камень.
  А ведь будь у него металлические топоры и пилы, можно было бы, ух как развернутся. Но всего этого не было.
  Другим моментом, тормозящим прогресс технический, было само устройство общества. Охотник вполне мог обеспечить себя и свою семью едой.
  Даже его походы за подвигами, не били по бюджету, так сказать, семьи. Питание было простым. Мясо, кукуруза, дыни, маис, заменявший тут пшеницу. Все это племя успешно производило для себя в нужном количестве.
  Одежду шили из шкур, да и той требовался минимум, тепло опять жжешь. Просто не было необходимости. Раньше не было.
  Другой неприятной особенностью была низкая численность. На момент начала колонизации индейцев на всем континенте было дай бог три миллиона. Общество жевущее преимущественно охотой не тяготеет к множеству детей. Их просто нечем будет кормить. И с этим надо было что-то делать.
  Алексеевы придумки немного изменили быт племени.
  Десяток женщин наловчившихся клепать разнообразную глиняную посуду, уже давно в поле не ходили. Их работу выполняли другие.
  Но зато из продукции половину забирала Великая мать и распределяла ее между теми, кто работал в полях. А продукцию с полей распределяли и между женщинами кто готовил посуду.
  Остаток посуды уходил торговцам. Те натоптали в деревню уже не тропы. А целые торговые тракты.
  Во всех селениях Кайюга их продукция пользовалась отличным спросом.
  Да и в остальных племенах союза, было не мало желающих, приобретать красивую и прочную утварь.
  Но оживающая торговля хоть и вносила определенный прогресс, но окончательно сподвигнуть индейцев к развитию прогресса, не могла.
  Эта партия торговцев шла с побережья. Алексей специально уговорил вождя водившего один из караванов, наладить взаимоотношения с прибрежными племенами.
  Узнать чем и как они живут. А самое главное наладить сотрудничество. В своих мирных намерениях он уверил прибрежные племена, послав в каждое по послу.
  Да это тоже было нововведение. Алексей отобрал трех молодых и сильных охотников. Объяснил, что им надо узнать. Нагрузил подарочным набором посуды и отправил с торговым караваном.
  Теперь спустя год ожидал их возвращения. Охотники должны были пройти по всему побережью и узнать, какие народы там живут. Как живут и чем дышат.
  Договорится с вождями о торговле. А вообще если честно просто провести разведку.
  В здравомыслие индейцев, когда речь зайдет о стеклянных бусах и металлических ножах, Алексей не верил. А значит, прибрежные племена должны будут войти в лигу ирокезов в качестве 'детей' и твердо исполнять его предписания.
  Но для того чтобы произвести захват и удержание территорий нужна была армия.
  А армию надо снабжать и кормить. Простите как?
  Если деревня производила силами всех своих членов, продукции ровно на себя и чуть-чуть для торговли. Пришлось начинать с малого. С реформы земледелия.
  Но перед этим стоит, наверное, рассказать о том, как прошел съезд племен.
  Все Сахемы во главе своих отрядов воинов прибыли к деревне на девятый день после отправки гонца, проявив рекордную по этим временам, скорость сбора войск.
  Но чтобы представить, каково было их удивление, что вместо мести за сожженное и разоренное село, им пришлось участвовать в празднествах по поводу победы, надо было это видеть.
  История, с круглыми от удивления глазами Военных вождей и Сахемов, каждый раз повторялась, когда спешащие на подмогу войска, выбегали из леса и видели огромный походный лагерь, в котором во всю, шли приготовления к празднику.
  Победа над Гуронами была эпохальной.
  И пусть воины племени не снискали себя славы в открытом бою, но зато и повернули огромное войско врага, вспять не потеряв ни одного воина.
  Алексею пришлось выслушать не менее сотни хвалебных речей в свой адрес.
  Потом началось заседание совета.
  Совет долго решал накопившиеся проблемы между племенами, текущие так сказать заморочки. И только под конец Алексею как герою племени Кайюга, дали возможность выступить.
  Алексей просил не много не мало, а сделать исключение и разрешить набрать в свой род воинов из других племен и народов.
  Мать его рода усыновит их и таким образом заложит основу рода. А женщины пожелавшие взять в мужья воинов из его рода не заберут их к себе, а сами придут в его род. Но только в рамках одного поколения конечно. Т.е. пока жив Алексей.
  Потом все вернется на круги своя.
  Предложение вызвало целую бурю негодования. Два дня совет яростно обсуждал его просьбу. Но Алексею повезло.
  Во-первых, несколько десятков мирных лет. Во всех родах накопилось множество юных и мечтающих о славе воинов.
  Во-вторых, женщины переходящие в род Медведя, народа Кайюга, несли с собой и связи с родными родами других народов, а значит, связывали получавшийся сильный род, хорошими родственными связями.
  Ну и в третьих, слава Алексея как военного вождя и шамана, давно гремела по всем деревням и многие, и так хотели к нему присоединиться. В общем и целом с множеством оговорок и поправок, его предложение было принято.
  Алексей тут же устроил новое развлечение. Он огласил правила отбора.
  Первенство по стрельбе из лука, метанию копья, охоте и бегу, и конечно по мастерству в изготовлении поделок и практичных вещей.
  Огромная по местным меркам сходка закончилась через две недели и три дня. Вожди и Сахемы увели своих людей по домам. Оставив в деревне три сотни воинов.
  Каждый из них, умел что-либо полезное мастерить, и был в первой десятке, по одному из первенств.
  В принципе, Алексей отлично понимал, что собрал у себя в роде, по сути дела, местную молодую элиту. Лучших воинов, лучших охотников и мастеров.
  Всю осень и зиму, когда племя занималось рыбной ловлей и мелкими домашними делами.
  Мастера учили юных ребят своему искусству. Делать пироги, местные лодки - долбленки. Изготавливать стрелы и копья, мастерить силки для дичи.
  Рассказывать особенности охоты на различного зверя.
  К началу весны Алексей был уверен, что в его деревне сосредоточены самые передовые знания по профессиям индейцев этого времени. Плюс конечно интенсивная боевая учеба. Воины передавали друг другу ухватки воины и удачные примеры боевых действий. Алексей учил их рукопашной и сам учился. Тактика боевых действий в лесу ему была знакома отлично, но тут все же была огромная специфика. Огнестрельного оружия и средств усиления то у него нет. Хотя тут были конечно варианты.
  Но этого было мало. Пришлось идти к Великой матери.
  Разговор был сложный. Но прецеденты были, в конечном итоге, Великая мать выделила его роду, три участка на берегу озера. Алексей собрал всех воинов, вдохновляя личным примером, занялся обработкой земли.
  Ирокезы обрабатывали землю мотыгами. И это было передовое слово в местном земледелии.
  Алексей решил, что пора знакомить местных с плугом.
  Собрать из жердей примитивный плуг это была целая задача. Которую он поставил перед своими воинами еще зимой. Ее успешно решили и теперь их участок на скорость обрабатывали три команды. Как вы думаете, тащить руками весящий килограмм 50 булыжник плюс жерди, да так чтобы он вспахивал землю легко?
  Зато, какое отличное упражнение для мышц. Воины кряхтели, пыхтели, посматривая на взмыленные десятки соседей, налегали на жерди.
  Поле вспахали за три дня. Завершая обработку, прошлись по нему мотыгами. Потом, немногочисленные пока женщины рода, прошлись по нему, засевая маисом.
  Второй участок вспахали за два дня.
  Сказывался приобретенный опыт.
  Его засеяли табаком, Алексей помнил что капитаны кораблей очень любили это дело, был шанс наладить торговлю этим 'эксклюзивом'.
  Третий участок вспахали и долго заливали жидкой смесью из перемолотых листьев и травы. Своего рода мясорубку для листьев и травы, Алексей собрал еще прошлой осенью.
  Великая Мать во главе целой делегации Матерей других родов, присутствовала на каждом этапе посевной.
  Особенное ее возмущение вызвал отказ Алексея засевать пустующий участок.
  Но Алексей пользовался достаточным уважением, чтобы это восприняли как странность не более.
  Летом Алексей снова озадачил своих охотников. Им полагалось искать диких уток с утятами. Совсем маленькими, но уже питающимися самостоятельно. Их надо было ловить и тащить живьем в деревню. К осени построенный для них просторный загон из переплетенных прутьев наполнился кряканьем малышей.
  Потом охотники целыми партиями ходили в лес за кормом. Детеныши довольно быстро обвыклись, а на сытных харчах вес набирали живенько. А уж ручными их сделала малышня. Детишки с утками игрались целыми днями, одомашнивая птицу рекордными темпами.
  Осенью собирали урожай. Всей деревней.
  Участки, выделенные Алексею, выстрелили таким урожаем, что его в принципе то, хватило бы на всю деревню, а если считать урожай с других делянок, но нежданно негаданно, вся деревня оказалась с огромным запасом еды, на всю зиму.
  Весной ушли в поход гонцы. И вот теперь Алексей ждал торговцев.
  Его мини армия. Обеспеченная продуктами, за год серьезно нарастившая мышечную массу и профессионализм, была готова к походу. К походу, которым, наверное, ознаменуется начало активной экспансии ирокезов по региону...
  
  Глава 12. Ошибки и успехи.
  
  Вождь отряда торговцев подходил к деревне шагом степенным. С видом человека уверенного в себе и своих людях. Но увидев Алексея, мигом растерял важность и устремился к нему на встречу.
  Алексей, улыбнувшись, шагнул к нему на встречу.
  - Приветствую тебя Белый Дух Медведя. Прими от меня, мою радость от нашей встречи.
  Алексей пожал протянутую руку Вождя.
  - Я приветствую тебя Шаги Росомахи. Будь гостем на земле Кайюга и в моем доме.
  Вождь улыбнулся и склонил голову в знак признательности.
  - Я принес для тебя радостные вести Дух Медведя.
  Алексей улыбнулся. Пойдем в Дом. Там, у очага, расскажешь мне и моим воинам, все интересное. Шаги Росомахи улыбнулся.
  - Конечно.
  Караван разместили в доме Алексея. Торговцы тут же на специальных прилавках, собранных под навесом, специально для прибывающих караванов, разложили свой товар.
  Алексей прошелся по товару беглым взглядом.
  Поделки и утварь прибрежных народов, потом тщательно изучат его мастера, и если что будет интересно и можно будет повторить, будет ему рассказано.
  О любви Алексея к полезным вещам и сувенирам. Сложным в изготовлении, в деревне не знали только новорожденные.
  Шаги Росомахи поприветствовал Мать рода.
  С огромным удовольствием поел вареных яиц. Кстати яйца индейцы собирали регулярно. Но ели их сырыми. Варить их научил Алексей. Жарить, правда, было не на чем, но да всему свое время.
  За обедом и обменом бытовыми новостями, время летит незаметно.
  К тому же Шаги Росомахи был Алексею другом. Когда то юный, но сильный воин загорелся узнать что же лежит за пределами долины.
  Но Вождь его рода строго запретил ходить в одиночку. Гуроны тогда шалили. Воин отправился к Алексею. Тот его выслушал и предложил сначала прибиться к торговцам.
  А для успеха снабдил его первыми изделиями из обожженной глины. Красивые и разукрашенные горшки, пошли у юного воина на ура.
  Сейчас через четыре года он уже водил свой караван.
  Развозя товары Алексея далеко за пределы страны Ирокезов. Однажды он добрался аж до Великих равнин.
  Именно ему Алексей был обязан договором о мире с Вождем одного из родов Команчей. Люди, жившие на равнинах возле стад величественных бизонов, тогда так поразили Вождя, что вернувшись, он, целый день рассказывал Алексею, как много товара, он бы перетащил на спине столь сильного и быстрого животного. Жаль что не было возможности сделать их домашними животными.
  Алексей лишь улыбался. А потом предложил смастерить ему не волокуши, а ручную телегу. Над ней возились целый месяц.
  Но получившаяся тачка, так впечатлила Шаги Росомахи, что тот порезал себе ладонь и назвал Алексея своим кровным братом.
  И вот он вернулся из годового похода по прибрежным племенам. Собрав огромный массив информации. Алексей внимательно слушал.
  Письменность у ирокезов была. Но владели ей только шаманы и вожди племени. Каллиграфия Алексея утомляла. Но до реформы в этом деле руки пока не доходили.
  Вечером, когда в главном зале дома собрались самые видные воины. Коих Алексей назвал десятниками и поставил Военными вождями над десятком воинов, Шаги Росомахи стал рассказывать самую главную историю.
  Алексей чем дальше слушал, тем больше сжимал зубы.
  Блин 1540-й? А в грызло не хочешь?
  Шаги Росомахи с восторгом рассказывал об огромном. Просто невероятных размеров корабле. Больше пироги во много раз.
  Окутанный белыми облаками. Корабль приплыл в долину далеко на севере. Шаги Росомахи с гордостью демонстрировал стеклянные бусы, весело мерцающие в бликах огня. Алексей молчал, сжимая кулаки.
  И самое главное, Шаги Росомахи достал из мешка заботливо замотанный в тряпицу предмет.
  - Я отдал за этот предмет свою шикарную шкуру Росомахи, которую добыл в честном бою со зверем.
  Шаги Росомахи развернул тряпочку и торжественно преподнес в дар Алексею. Тот смотрел на простой, безыскусный металлический нож.
  Алексей взял клинок за рукоять. Примитивный, но металлический нож. Ну что же. Ему и так дали много времени. Придется ускорить события.
  - Шаги Росомахи. Этих белых людей, до этого видели на побережье?
  Шаги замер.
  - Я не говорил, что это были твои братья Белый Дух. Откуда ты знаешь?
  Алексей мотнул головой.
  - Я знаю гораздо больше, чем ты думаешь Шаги Росомахи. И сегодня я расскажу.
  Алексей взял бусы и покатал их на ладони.
  - Шаги Росомахи. Скажи. Если бы тебя за эти бусы попросили уступить землю Вирджинию. Ты бы ее отдал?
  Шаги покачал головой.
  - Наша земля велика. Почему нет?
  Алексей поднял руку, чтобы все видели бусы.
  - Смотрите. Шаги Росомахи отдал бы землю, на которой стоит наша деревня, за вот эти бусы.
  Воцарилась тишина. А затем взорвалась возмущенными криками. Шаги Росомахи поднял ладони.
  - Нет, ты меня не понял Белый Дух.
  - Это ты не понимаешь Шаги Росомахи. Белые люди, что приплывут сюда через десять или двадцать лун не знают что такое честь.
  - Они приплывут, чтобы по праву завоевателя занять всю землю.
  - А чтобы придать видимость, как бабочка на стене меняет цвет, чтобы спастись от птицы, так и они. Придают видимость правде, они обменяют у тебя Вирджинию на эти бусы. А знаешь ли ты, до каких земель тянется Вирджиния?
  - Я скажу тебе. От побережья, до отрогов гор, что отделяют нас от долин на берегу. Не много ли за какие-то бусы?
  Шаги потрясенно молчал. В тишине Алексей обвел взглядом воинов.
  - Братья. Я собрал вас в свой род с Великой Целью.
  - Мы должны отправится в поход. Захватить все прибрежные племена. И вывести их в землю Ирокезов. Сделать их нашими детьми. Их воины должны встать рядом с Вами и вместе, плечом к плечу встретить белых людей.
  Алексей прошелся по кругу, показывая каждому металлический нож.
  - У них есть это. И еще много удивительных вещей. Мы должны торговать с ними. Взять у них все полезное. А бесполезные бусы пусть носят тщеславные женщины. Мы воины. От нас зависит будущее народа.
  - Убьем их всех! - закричал, Шаги Росомахи и вскочил, воздев над собой свой томагавк.
  - Нет. Убьем этих. Придут другие. Мы будем их расселять. Среди народа. По одному. Семьями. Но так, чтобы они, научив нас полезному, сами у нас учились, учились быть членами народа Ирокезов.
  - Этот нож. Он выкован. Сделан из того что лежит в земле. Великий Дух дал нам не только камень, но и этот материал.
  - Но мы не умеем его доставать из земли. Обрабатывать.
  - Они умеют. Но мы научимся. А если не научимся, то сделаем так, чтобы они это делали для нас.
  - Когда у каждого воина будет копье и стрелы с такими наконечниками, а топор будет способен рубить самые крепкие черепа.
  - Наш народ сможет доказать белым людям, свое право на жизнь. Убедить их в том, что это наша земля. И у нас тут свои правила.
  Алексей сел. Воины рассматривали нож и одобрительно кивали. Клинок и в самом деле был очень хорош. Если сравнивать его с оружием из камня.
  Алексей думал. Итак, он ошибся. Сейчас где-то 1605 год.
  Первые контакты. Скорее всего, голландцы. Ушлые ребята. Если удастся наладить с ними торговлю. То есть шанс вооружить народ хорошим оружием.
  Сформировать армию и отбить первую волну переселенцев. А спустя двадцать тридцать лет, когда в Европе стихнет буча, а сюда поплывут эскадры, тут будет вполне приличное государство.
  Которое имеет шанс отбить и эту атаку.
  Главное поглотить первую волну. Частью уничтожить, частью ассимилировать.
  Заставить их быть частью индейцев. А с помощью миссионеров, а их сюда набежит не мало, убедить общественность, что здесь вполне так себе. Отсталое конечно, но государство, дикий конечно, но христианский народ.
  И самое главное пустить слухи о полном отсутствии тут золота и о страшных болезнях. Чтобы сбить накал золотой лихорадки. Снизить количество переселенцев. Дать индейцам шанс переварить белую экспансию и создать свой, оригинальный культурный уклад.
  - Вождь. Так что мы будем делать? - Алексея из задумчивости вывел Шаги Росомахи.
  - Мы будем воевать. Но по-новому. Не так как раньше. Прошу Вас. Позовите всех вождей, что сейчас в деревне. Мне надо с ними поговорить...
  
  Глава 13. Великий поход, Великий Белый Вождь. А как же маскировка?
  
  Шлем или каска. Сшитая из остатков оленьих шкур.
  Измазанная снаружи известкой. Когда воин одевал ее, издали казалось, что вместо головы у него голый череп с торчащим гребнем.
  Это новшество воинам не нравилось. Но Алексей настоял. Надо было, чтобы все враги представляли, с кем именно, им предстоит иметь дело. Понимали и боялись.
  На тасканные за год интенсивной боевой подготовки, его воины были сильным противником.
  Алексей разделил своих воинов на десять отрядов по тридцать человек в каждом.
  И отправил их за прибрежными племенами. Думаете тридцать воинов, это мало для целого племени?
  Ну, это когда как. Прибрежные племена жили небольшими селениями.
  По пятьдесят сто жителей. И воинов имели от десятка до пятидесяти человек. Такой крупный отряд мог без труда перебить их. Но задача стояла другая. Привести все племена.
  Со всем скарбом, что можно унести.
  Воины помолясь Великому Духу в храме, отправились в поход.
  Алексей с оставшимися жителями деревни принялся за постройку. Строили новые дома для тех, кого приведут воины.
  Великая Мать и Великий Вождь поверили Алексею сразу.
  Слишком много он уже сделал такого, что потом оказывалось правильным. Вот и теперь место свободное за стенами, раньше просто пустовавшие, пригодилось.
  Запас кирпича был, да и темпы его изготовления были высокие. Каждый в деревне знал технологию.
  К осени, когда стали возвращаться первые отряды дома были готовы.
  Воины возвращались гордые и довольные.
  Сражаться пришлось лишь один раз, когда племя красившее кожу охрой, от того имевшее красный цвет кожи, располагавшиеся дальше всех, от ирокезов.
  А потому их не боявшиеся, решило сразиться с отрядом, посланным по его душу. В прямом столкновении, воины Алексея буквально разорвали напавших на них воинов.
  Хотя их было в два раза больше.
  В других случаях, появление у стоянки племени, молчаливого отряда вызывало панику. Собиралась горстка защитников и шла выяснять, в чем дело. Командир отряда объяснял, про великое пророчество. О том, что скоро на их землю придут белые злые духи.
  И уничтожат их или захватят их землю.
  И если они хотят жить, надо идти под защиту Ирокезов.
  Пока предлагается сделать это мирно. Если будут сопротивляться этот маленький отряд уйдет, а потом вернется большим числом и убьет всех мужчин.
  А женщин и детей заберет в качестве пленников.
  Одинаковые копья, экипировка и главное уверенность бывалых воинов впечатляла. Тем более, что там жить хорошо. Слухи об этом распространялись торговцами уже года два.
  Без энтузиазма конечно, под присмотром суровых воинов, племена собирали вещи и отправлялись в путь.
  К исходу года в деревне Алексея, которую уже все звали городом Белого медведя, насчитывалось пять или шесть тысяч жителей. А это три полных тысячи воинов.
  Всю зиму новички, рассеянные по родам ирокезов обживались.
  В большинстве своем рыбаки, они изрядно пополнили рыбой диету племени.
  Поначалу они конечно удивлялись.
  И теплым домам. И бездымным очагам с трубами. И едой с добавками сушеных ягод. Да многие блюда пробовали впервые.
  Мастеров впечатляли уроки, которые проводили мастера племени. Собирали молодежь и учили. Всему что могли сами.
  Потом Алексей принялся за то, что собирался давно, но не хватало рабочих рук.
  За расчистку полей. На такую ораву народа нужно было в разы больше пропитания.
  Тут как говорится, решило количество.
  Лес валить каменными топорами тяжело. Надо сначала разжечь костер у основания. Потом долго мочалить себе руки долбя топором.
  Но когда за дело берется сразу пара тысяч мужчин, у леса шансов нет. За зиму расчистили приличные участки. На долбили множество пирог.
  А реки тут как автострады. Ускоряют общение с другими народами. В том числе и их захват.
  Весной вспахали и засеяли поля. Все по новой технологии.
  Результат прошлого года впечатлил.
  Но переход на трехполье только начинался. Ибо поле, обильно удобренное в прошлом году, урожай должно было дать только в этом.
  Утки тоже радовали. Поголовье достигло тысячи особей и уже требовало специальных людей, кто бы ими занимался. На совете народа этим делом хотели обязали заниматься род Черепахи, но Великая мать предложила другое решение. Пусть новые рода прибывшие с побережья своим трудом покажут что они достоины влится в народ Ирокезов. Пусть они заботятся о птице. А следующим родам поручим что нибудь еще. Решение устроило всех. Но на род Черепахи возложили поиск и других животных, которых можно будет разводить дома. И первыми в этот список попали дикие собаки и волки.
  Осенью Алексей, стал Великим вождем.
  Старый Великий Вождь, весной простудился. И все лето болел. Всеми делами племени пришлось заниматься Алексею. А осенью Вождь умер.
  Великая Мать на следующий день объявила, что новым Великим Вождем будет Белый Дух Медведя.
  
  Жанна, повзрослевшая и вошедшая в самый сок, забеременела и ходила по деревне с таинственной улыбкой на губах. В чем причина ее женского счастья Алексей понять не мог, но радовался вместе с ней.
  Как и ожидалось, урожай собрали великолепный.
  Построенные амбары ломились от запасов провизии, а учитывая мясо под рукой. В виде огромной стаи уток, о еде до весны можно было, не беспокоится. Утки кстати давали еще один плюс. Их ощипывали, чтобы не улетели, а перьями набивали плетеные матрасы. Это конечно не совсем то к чему привык современный человек, но по местным меркам это был шик. Люксовый товар. Создать который у конкурентов не получалось. Ну еще бы. Где вы возьмете столько пуха и перьев с дикой птицы. Это тоже было здорово, потому как технология обжига давно расползлась по всем племенам союза и спрос на посуду неуклонно падал. А тут опа и новый и качественный, а главное без конкурентов товар. Что что, а монаполию Алексей уважал.
  
  Прибрежные районы опустели.
  Охотники за зиму натаскали море различных шкур, бобров, лисиц, волков, медведей.
  На прежних местах стоянок племен, дежурили гонцы.
  Появление корабля белых людей ожидалось с боевым азартом.
  
  Голландцы приплыли втроем.
  Три огромных корабля бросили якорь и высадили десант.
  Алексей, предупрежденный гонцами, вместе с грузом прибыл на побережье, как раз вовремя. Голандцы уже разочаровались в поисках и созрели так сказать, для переговоров.
  Покрытый шкурой медведя, Алексей, с выкрашенной охрой кожей, он был похож на кого угодно, но только не европейца.
  
  Капитан флагмана экспедиции, с десятком матросов, возглавлял торговую партию.
  Племя, с которым они торговали в первый раз, исчезло.
  Вместо них они наткнулись на сотню странных аборигенов.
  Единообразие в экипировке бросалось в глаза. Что само по себе говорило об организации и немного напрягало капитана. Да и вождь этих краснокожих был странный.
  Говорил мало. Торговался жутко.
  Бусы, которыми забили половину трюма, не ценил вообще. Помотал между пальцев и, бросив какую-то едкую фразу, от которой вся орава смеялась, как умалишенные, отдал их обратно.
  И что спрашивается с ними делать? Везти обратно?
  Как своему двоюродному дяде, из стекольной мастерской, объяснить, что вместо баснословной прибыли, он привез никому ненужный товар назад?
  Но все было не так и плохо. Металлические ножи, лопаты.
  О пресвятая Дева Мария, откуда этот дикарь вообще узнал о том, что они есть?
  Топоры для рубки деревьев. Пилы! Боже ну кто им рассказал? Французы? Англичане?
  Порох! Ружья! Пушки! Аппетиты у вождя были, будь здоров.
  Но с другой стороны, что он привез на обмен. Шикарные шкуры и меха.
  Все это сулило баснословные прибыли.
  Капитан, увидев, сколько на берегу мехов, сглотнул слюну и рефлекторно оглянулся на своих матросов.
  Набранные в портовых тавернах головорезы, были парни смышленые. И могли в принципе одолеть дикарей. Но проклятый Вождь заметил его взгляд и расхохотался.
  Покачал головой и свистнул.
  Капитан чуть не поседел. Из леса тут же вывалилась, чуть ли не тысяча этих монстров. Причем вооружены все одинаково и эта дикая раскраска, словно не голова, а череп с черным гребнем. Капитан поежился. Да это их тут могут перебить как котят.
  Вождь довольно оскалился. И снова стал на пальцах показывать, что ему нужно и что он готов дать взамен.
  К вечеру капитан вернулся на борт своего корабля выжатым как лимон.
  Ну, кто бы думал, что дикари такие скряги и могут так торговаться.
  Дикарь выжал его досуха.
  А когда он попытался, было собрать весь товар и отплыть, демонстративно.
  Мол, мы не договоримся. Вождь снова рассмеялся. Показал на флаг его корабля.
  А потом изобразил флаг Англии и, показав на лежащий товар, изобразил пантомиму, мол, англичане легко шли на такие условия!
  Тысяча чертей, проклятые Лаймы. Они и тут успели подгадить. А ведь в пару лет назад дикари были куда как доверчивее. И все это время капитан потирал руки, предвкушая новые огромные прибыли. Иначе как бы ему удалось собрать такую эскадру.
  В конечном итоге, с грехом пополам удалось договориться. Но какой ценой!
  За стеклянные бусы. Вождь со скрипом согласился дать мехов по одному за сотню ниток.
  За ножи, лопаты и порох, платил, правда, не скупясь.
  Просил еще грабли, откуда он знал об этом?
  А ну да. Чертовы Лаймы. Капитан обещал привезти. Но просил с Лаймами не торговать. На что вождь показал ему на пушку и показал на стопку мехов. Потом жестами указал на половину стопки и снова на пушку, изобразив флаг Англии.
  Как капитан понял, все честно. Если, мол, они дешевле продадут, он купит.
  Проскрипев зубами, он показал на себя на пушку, на все остальное и показал на шкуры. Потом на себя и на стопку шкур поменьше. Всячески давая понять, этому дикарю, что снизит цены, если тот будет торговать только с ним. Дикарь понял. Улыбался, но ничего не сказал.
  В итоге разгрузив весь товар, но, не выполнив пары дополнительных условий.
  Капитан в тайне надеялся пройтись, потом вдоль берега и набрать из других селений рабов, но увидев, что селения пусты, а на их руинах сидит десяток воинов в знакомой экипировке и раскраске. Решил для себя, что лучше успеть вернутся на родину и снова мотнутся сюда.
  Пока ажиотаж на меха не спал. А поохотится за рабами, он всегда успеет. На сем корабли подняли паруса, и ушли в море.
  Алексей сидел на берегу, на ящике с припасами и смеялся. Видеть, как этот "хитроумный" голландец пытается втюхать ему бусы, было невыносимо смешно.
  Алексей скалил зубы. Чем пугал капитана до одури.
  А все от того, чтобы не рассмеяться в голос. Итак, торги прошли на редкость успешно.
  Все накопленные меха уехали в трюмы. Бусы по бросовой цене купили и теперь по ценам повыше, загонят их другим племенам в глубине континента. А самое главное это были две кулеврины, запас пороху и десяток мушкетов. Воевать ими неудобно.
  Но приучить воинов к грохоту пушек и залпам ружей он сможет.
  А огнестрельное оружие, лишенное своего пока главного преимущества, оглушающего и пугающего эффекта, в этих лесах скорее обуза.
  Пушки же пригодятся. Их следует освоить. Но этим займутся белые поселенцы, когда будут учиться отбивать атаки и топить корабли. Тут же стоит построить форт.
  И здесь встречать колонистов. Или дать им самим построить, а потом просто захватить? А что идея неплохая. Алексей довольно потер руки. Так, пожалуй, и поступим.
  А вот с запасом пороха, он поступит иначе. Если начинить горшочек калькой, помудрить с пороховой смесью, то получится увесистая что? Правильно граната. Доспехи европейцы уже не носят. А для лесных засад и плотных колон которыми будут передвигаться прибывшие вояки, такие сюрпризы, будут самое то.
  А сотни ножей, пил, топоров, наконечников для стрел, ушлые голландцы еще дома продумали, что аборигенам нужно будет. Все это послужит модернизации экономики Ирокезии.
  На примере Кайюга. А уж потом дойдет очередь и до остальных.
  Но первый, маленький шажок он сделал.
  Не смейтесь. Он дискредитировал бусы. А значит очень скоро, за них нельзя будет купить землю...
  
  Глава 14. Великие заботы.
  
  Алексей сидел на берегу с удочкой и рыбачил. Это было единственное время, когда он мог отвлечься от забот своего города и подумать.
  Пока дела шли отлично.
  Новый товар, пуховые, плетеные матрасы шел на ура.
  Особенно его ценили престарелые вожди и матери родов. За матрас давали десять оленьих шкур. Неслыханная цена. Пока это хоть как-то, позволяло решать вопрос с одеждой, но нужен был иной материал. Но где взять и из чего.
  Алексей перебрал в голове все, что ему было известно о производстве материи. Кандидатов образовалось два. Лен и шерсть.
  Но где взять лен? И где взять шерсть? И какая нужна шерсть?
  Насколько помнилось, шерсть стригли с баранов. Но овец тут не было, а значит, их надо было добыть у Европейцев. Как впрочем, и ножницы, и станки и многое многое другое.
  Может проще добыть у них семена льна?
  Нет, бараны лучше. Это же еще и мясо.
  Постойте-ка. А как же жили индейцы в горах. Алексей смутно помнил, что они ходили в шерстяных пончо и товары еще на каких-то животных возили! Как же их звали? Вот точно. Ламы!
  Блин, но до них надо пересечь весь материк. Пока не достижимая цель. Значит овцы. До прибытия капитана оставалось пара месяцев. Придется, как-то исхитрится и навести его на мысль, что нужны именно овцы. Станки можно будет просить на следующий год. Все равно надо дать расплодится поголовью.
  Следующим вопросом на повестке дня была организация переселенцев. Отряды 'вербовщиков' уходили все дальше на юг, приводя все новые и новые племена. Их расселяли уже в новые деревни вдоль побережья озера. Создавая селения с таким расчетом, чтобы между обработанными участками полей сохранялся приличный лесной массив. Но все равно чрезвычайно кучно по местным меркам.
  За год удалось переселить по приблизительным оценкам около десяти тысяч человек. Создав на принадлежащей кайюга территории плотно заселенный край. С числом воинов в пять тысяч копий. Традиция с единообразным вооружением прижилась.
  И теперь, уже далеко за пределами страны Ирокезов, белые черепа строго ассоциировались с воинами Белого Духа.
  Алексей вздохнул. Список проблем, с которыми приходилось сталкиваться, росс как на дрожжах.
  Снова зашевелились Гуроны. Их территории стремительно сжимались, и оставался лишь один выход, присоединится к лиге Ирокезов. Но они наивно думали, что у них есть еще шанс отстоять свою независимость с оружием в руках. Увы, нет. Теперь нет.
  Обучив собранное войско. Разбив его на отряды под командованием своих воинов, Алексей мог бросить на них такие силы, что, пожалуй, раздавил бы их и в одиночку.
  Но тут уже начали возмущаться и остальные роды, и народы, входящие в союз. Они тоже чувствовали, что кайюга разрослись. Усилились на столько что вот вот, их голоса станут решающими на совете.
  Пришлось планировать операцию вместе. Зато и участие в походе ограничилось лишь тремя сотнями воинов. Остальные четыре тысячи пятьсот воинов набрали другие роды. Алексей выделил самых молодых воинов.
  Пусть понюхают войну, подержат в руках томагавк. Пригодится потом. И пока огромная армия отправилась на войну с Гуронами, основные силы воинов рода отправились на юг. Частой гребенкой, прочесывая прибрежные леса.
  А ему словно пауку в центре огромной путины приходилось ждать их возвращения. Казалось бы, наслаждайся жизнью Великий Вождь. А нет. Приходилось вести постоянные переговоры. Сахемы уже съехались в город. И их надо было убедить в нужных ему решениях.
  
  Алексей сколько не прикидывал, не мог найти выхода из ситуации.
  Белые поселенцы опасны не только своей экспансией. Но и болезнями. Как защитить индейцев от распространения эпидемий?
  Как создать медицинскую службу? Да и вообще медицину? То, что шаманы всех родов были им лично обучены. А методики лечения тех или иных простых заболеваний стандартизированы, явно не достаточно.
  Кроме того, как их ассимилировать? Их же будет очень сложно интегрировать в систему, в мировоззрение индейцев.
  Опять таки встал остро вопрос письменности. Множество селений, с новыми ирокезами, требовали не только наглядного примера, но и стандартизации общения. Общего языка. А кайюга было уже меньше 50% среди живущих на их территории людей. А значит, создать плотную языковую атмосферу, не представлялось возможным.
  Пришлось. Именно что пришлось. Ну, как иначе назвать то, что человека имеющего три по русскому языку в школе, да еще для которого он не родной, разрабатывать азбуку для индейцев.
  Взяв для основы простую кириллицу. Ну не английский же алфавит брать?
  К тому же привязать схожие звуки языка к буквам хоть и было трудно, но возможно. Процесс этот был трудоемок донельзя. Уже на первом часе у Алексея вспухла голова, он попытался, было сунуться к Жанне, но у той был в разгаре большой совет Матерей родов.
  Алексей несколько минут понаблюдал, как его жена, держа родившуюся девочку одной рукой, другой размахивала, добавляя значительности своим словам. Да уж. Миновали времена, когда большой совет мог решить вопросы, сидя у костра. Теперь в большом круглом доме, сидело без малого 50 Матерей родов.
  Изменения бурно идущие в обществе Ирокезов требовали множества изменений и в укладе жизни. Специализация труда, порождала множество трудностей в распределении продукции. Доход от торговли тоже надо было делить. А это все было в ведении Матерей.
  Бедная Жанна так уговаривалась за день, что вечерами молчала. Прижималась к плечу и наслаждалась тишиной.
  Вот кстати еще один вопрос, на котором Сахемы встали в ступор как слоны перед мышкой. Объяснить им потребность народа в этом было трудно.
  Иногда Алексею казалось, что он должен быть экспертом сразу во всем. Но, увы, все, что он мог, он делал. А остальное он надеялся решить позже. Когда будет возможность.
  Поплавок дернулся. Алексей мигом вышел из задумчивости и со всей душой предался столь увлекательному занятию как рыбалка.
  
  Осень. Теплое солнце заходило за горизонт все раньше. А по ночам уже ощутимо холодало.
  Алексей обходил городок с чувством глубоко удовлетворения.
  Домики, в которых настелили полы, повесили двери, были теплыми. Хорошо держащими тепло, а потом экономящие хворост. Снаружи краснокоричневые стены были красиво разукрашены. Этнические узоры. Вот как это называлось. Но была в них какая-то особенная красота. А роды уже не гласно соревновались за то, чей дом будет раскрашен более приятно взгляду.
  На стенах дежурили часовые, эту обязанность почетно несли все роды по очереди.
  Чистый и аккуратный, Алексей под угрозой страшных кар, запретил отходы выбрасывать рядом с домом. Теперь для этого были оборудованы специальные крытые ямы в углу крепости. Выносить туда ночные горшки было по началу неудобно, но индейцы быстро привыкли.
  Смекнув, что в городе теперь, живет очень много жителей и без этой меры, ну просто ни как.
  Лопатам и топорам из железа нашлось применение.
  Как и десятку пил. Грубые доски, из которых сначала изготовили полы во всех домах а, научившись их делать, боле менее ровными, приступили к постройке первого корабля. Плавучая крепость. Огромный плот, с избой на нем, был идеей Алексея.
  Он особенной практической пользы не нес, но надо же хоть на чем-то учиться строить большие корабли? После этого плота, придет черед ладей, а уж потом, набравшиеся опыта мастера будут готовы обучить новое поколение. Которое уже будет готово к производству судов морских. Ну, во всяком случае, был такой план.
  Совет Лиги прошел, ожидаемо бурно.
  Сахемы и Великие матери, насмотревшись на быт народа, кипели возмущением, дескать, народ Кайюга отринул все мыслимые традиции. Пришлось напомнить, что если бы не отринул, до сих пор бы зализывал раны, от набега Гуронов.
  Потом схлестнулись на почве новых ремесел. Введенный в народе порядок, когда мастера отдавали половину, по выбору другой стороны, своего продукта, а в обмен получали равную со всеми долю продукции с полей и охоты, было внове. И вызывало кучу возмущений и вопросов.
  Приходилось доходчиво все объяснять. Потом пришел черед кириллицы и методов обучения языку.
  Алексей доделал грамоту. На голой шкуре он изобразил, смесью известки, каждую букву. И в обязательном порядке обязал все племя вечерами слушать его уроки.
  Преподавал в каждом роде по очереди. Пообещав, железный топор, тому, кто сможет прочитать первую фразу, которую он вывел огромными буквами на внутренней стороне стены крепости. Там на простом русском были не затейливые слова. 'С нами Бог'.
  Индейцы учились прилежно. Ну, еще бы сам Великий Вождь все рассказывал. А если учесть знатный по местным меркам приз, то вообще. Азбуку освоили буквально за два месяца. Дальше дело пошло сложнее, но уже сдвинулось с мертвой точки.
  Однако его идея вызывала у Сахемов не понимание. Приходилось им тоже объяснять.
  В конце концов, их удалось купить тем, что если решение совета принято, то в далеком племени оно становится известно только со слов вождя. А если он умрет в походе?
  Или забудет какую-то деталь. А так открыл записанное и прочел. То, что для этого придется оставить по десятку въюношей на обучение, было теперь не проблемой.
  Поход на Гуронов, закончился полной и безоговорочной победой. Когда численное превосходство три к одному драться сложно. А воины, ведомые наученными Алексеем, Вождями, не рисковали попусту.
  Наваливались всей массой на деревню. Доводя перевес до ста к одному. Попросту вязали всех. Потом разыгрывали, какому роду достанутся пленники. Род, получивший добычу, уходил домой, а войско шло дальше.
  Пленников распределили очень равномерно. А Гуроны, ну не будем душой кривить и большая часть их союзников, Алгоников, была в виде военной добычи и на обычных основаниях, интегрирована в племена Ирокезов.
  Увеличив численность племен называющих себя Ирокезами до рекордных по этим временам пятидесяти тысяч человек.
  Но вернемся к совету. На нем состоялось два действующих де-факто, но теперь ставших реальностью в виде специальных вампумов, решения.
  Первым была проведена реформа совета. Теперь дума (Алексей постарался, конечно) была из двух частей.
  В первой состояли вожди Сахемы из старших народов. Куда вошли и Кайюга.
  Младшие роды получали по одному представителю. Младшие Сахемы имели право совещательного голоса в совете, но принятое имя сообща, т.е. единогласное решение имело такую же силу, как и решение Старших Сахемов.
  Кроме того, в совет вошли так называемые вожди Сосны. Это были представители Матерей родов на совете, и они должны будут доносить волю женщин до всех лидеров племен. Но у них было только право давать советы и озвучивать мнения Матерей, но не более.
  Вторым нововведением был закон об обязанностях старших братьев. Это был список того, что должны были делать воины Ирокезов. Защищать народ. Преумножать число народов входящих в великую цепь народов, в лигу. Отстаивать интересы всех родов входящих в Лигу перед другими народами, сражаться с врагами.
  Ну и соответственно. Тут Алексей нещадно воспользовался тем, что утомленные долгим Советом, Сахемы были уже готовы на все что угодно, лишь бы Алексей завершил совет.
  Была утверждена должность Верховного Военного Вождя и обязанность, всех родов, содержать воинов, призванных вождем для проведения, каких либо действий.
  Нудная, дипломатическая работа на этом для Алексея конечно не закончилась. Но на этом совете Алексей отработал на пятерку. По сути дела, заложив основу регулярной Армии. Теперь можно было поступательно идти к созданию на базе Лиги единого Государства. Которое все четче и четче проступало из размытых рамок союза. А если процесс удастся завершить, впрочем, Алексей не любил загадывать...
  
Оценка: 8.26*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"