Парамонов Антон Сергеевич: другие произведения.

Поднебесье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.04*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перезаливаю. Версия 2.0. Данный роман описывает жизнь людей после Великой катастрофы, когда практически вся человеческая цивилизация канула в лета. Главные герои - бродяги. Это люди, которые зарабатывают на жизнь своим оружием. Пустыня - их стихия. На возрождённые человеком земли снова двигается угроза, и справятся ли герои со своими внутренними страхами, смогут обрести своё Поднебесье и остаться людьми до конца?


Поднебесье.

  

Вступление

  
   Стоя у врат Рая, три священника в негодовании искали у привратников священной долины ответ на следующий вопрос:
   - Почему нас не пропустили в Рай? Мы всю жизнь служили церкви верой и правдой, а теперь недостойны этого места?
   И посмотрел архангел на первого священника:
   - Ты всю жизнь служил церкви, был отважным воином и верным отцом. Ты так и жил, не делая ничего, что могло бы изменить твою жизнь, и занимался только тем, что тебе досталось. Где же была твоя Надежда? Ты потерял Надежду и даже к окончанию своего пути её не нашёл...
   Архангел обратился ко второму священнику:
   - Ты отдал всю свою жизнь церкви, читал молитвы по многу раз на день, но ты не верил ни во что..., помни, как ты лукавил, не найдя в себе силы поверить приходившим к тебе людям. Ты не верил ни в себя, ни в ближних своих. Ты потерял Веру и шёл по жизни без неё.
   - Тогда почему же я не смогу пройти в Рай? - развёл руками третий священник. - Я трудился в поте лица, надеясь, что завтра будет лучший день. Я верил в свои силы и с уверенностью брался за новые дела, верил в своих близких и им удавалось добиваться вершин.
   И улыбнулся в ответ архангел:
   - В твоём сердце не было Любви. Ты жил, чтобы прожить и заработать на лучшую жизнь. Ты терял людей, которые любили тебя из-за своих страхов и убеждений. Если бы ты мог любить, то смог бы отдать человеку своё сердце и оставить всё то, что имел. Ты потерял Любовь.
  

* * *

   - Верь мне! - прошептала она и распахнула руки навстречу поднимающемуся ветру. - Ура-А-А! Вот он, мой мир!
   Я отвёл руку в сторону и разжал пальцы: воздушный змей почувствовал свободу и гордо взмыл в небо. Тучи кружили над головой так быстро, что казалось, мир сошёл с ума.
   А она всё кричала, иногда заливаясь весёлым смехом, иногда всхлипывая, как ребёнок. Мне не было страшно, просто я не был так увлечён, как она. И я наслаждался, наслаждался её присутствием и беззаботностью. Мне было хорошо, и я чувствовал, как сердце наполняется силой и радостью.
   Эмма резко повернулась ко мне лицом и схватила мои ладони в свои. Я увидел искреннюю улыбку на её лице - передо мной стоял человек без масок, такой, каким он есть.
   - Кейн, Сейчас будет дождь, - неожиданно спокойно произнесла она и пожала плечами.
   В этот момент резко, сплошным потоком на нас обрушились тёплые капли, в считанные секунды превращая одежду в мокрые тряпки. И я засмеялся.
   Она чувствовала этот мир, она жила им и дышала им. Как будто она - это частичка загадочной природы, её середины и существа. И я любил её такой, любил моменты, когда не нужно притворяться, когда ты являешься самим собой. Когда она настоящая и не нужно было её угадывать. Ты живёшь, она живёт и больше ничего не нужно.
   - Побежали, мы сейчас промокнем и заболеем!
   Я изменил себя благодаря её заботе, я почувствовал себя настоящим. Не тем, кем я был раньше. Она развязала мне крылья, и я вздохнул свободно.
   Мы бежали по скользкой траве, едва держась на ногах, чтобы не упасть. Она вовсе бежала босиком, плетеные босоножки слетели с её ножек, и нашли место среди низких кустарников. Но нам было уже не до них, мы бежали вперёд, оставляя позади скалистый выступ, где проводили замечательные вечера ещё год назад.
   Нас настигала гроза, настоящая летняя гроза, когда ты не боишься срывающихся с небес капель. Когда ты хочешь танцевать под дождём и ворваться в ритм его музыки биением своего сердца. Дождь не обидится, он будет танцевать в такт твоему сердцу, ведь он прекрасно понимает тебя. Он понимает и поддерживает тебя, ведь он такой же свободный, каким должен стать и ты.
   И ты набираешь полные лёгкие воздуха, чтобы крикнуть "Я человек!". И тебя поддерживает всё существо этого мира, потому что если ты меняешь себя - ты меняешь часть мира. А значит, ты меняешь и весь мир.
   И я был счастлив...
  
  

1. Экспедиция.

  
   Тёплый, по-весеннему радующий ветер снова дул с востока. Он стремительно опускался к травам долины и щекотал их хрупкие, вечно-жёлтые стебли. Затем снова возносился, чтобы определить свой дальнейший путь и смешаться со своим холодным горным братом. Тёплым дыханием ветер заставлял листья кустарников петь едва слышимую песню. Она напоминала путникам о доме, где родные глаза каждое утро смотрят вдаль, в пустыню, надеясь различить на горизонте родные силуэты.
   Синеватые пики гор, как и сотни лет назад, украсили свои макушки многолетним снегом. Там же, наоборот, гулял морозный ветер, прозванный здесь "леденящим". Он никогда не покидал своего жилища, и казалось, общался с ветром долины где-то в местах, где росли высокие ели, укутавшие свой мох небольшими горками белых хлопьев. Там начинались его владения и любой путешественник, который имел смелость перейти хвойные леса, подвергался безжалостным испытаниям горных ветров.
   Лучи восходящего солнца играли с землёй через облака, то даря травам свет, то снова забирая его. Небо было синим, как никогда раньше. Лазурные отливы дарили чувство спокойствия и умиротворённости. Столько лет небо являло собой лишь серую пелену туч и редкие просветы солнца, но эта весна оказалась наудачу солнечной.
   Из-под проржавевшего и прогнившего корпуса перевёрнутого автомобиля показалась морда волка. Серая шерсть была местами подрана, но жёлтые глаза смотрели на мир без устали и с готовностью снова вступить в бой за добычу. Эти бродячие животные изменились за много лет жизни в пустыне благодаря заражению, которое едва не лишило планету жизни. Теперь это были воины-одиночки, редко нападавшие стаями. Новая жизнь подарила им большие клыки, крепкие когти и массу чуть ли не в полторы сотни килограмм. Теперь шерсть и по хребту выделялась белым окрасом, а хвост был украшен на конце небольшим костным наростом, чтобы во время охоты хвост охотника не был помехой и не выдавал укрытие.
   Волк вышел не торопясь, высоко подняв морду и направивши её по ветру. Он даже не прятался за скудным озеленением кустарника, он чувствовал здесь свою власть и он был здесь хозяином. Так он стоял всего несколько минут, будто к чему-то принюхиваясь, а затем, не обнаружив поблизости дичи, легкой трусцой направился в сторону широкого, в пять сотен метров ущелья. Утро только начиналось, и уже вся живность вышла из своих ночных укрытий и жилищ.
   Птиц в небе почти не было, остались лишь ночные хищники, которые в чём-то были похожи на соколов, только когти у них были больше и клювы не такие изогнутые. Остальную птицу человек приручил и выращивал на специальной территории.
   С другой стороны долины появился небольшой отряд в дюжину человек. Они двигались через просеку быстрым шагом, сбившись в кучку и взгромоздив за спины крепкие, набитые тюки. Все были при оружии: кто закинул винтовку за спину, кто перевесил на грудь лёгкий автомат. Путники выглядели усталыми, все до одного. Кислые физиономии и мешки под глазами говорили о недосыпании, но всё же нельзя было упустить из виду уверенность и решительность во взгляде. Изрядно отросшая щетина явно говорила не об одной или двух неделях пути.
   Замыкающий в отряде выглядел очень плохо, его рука была перемотана просмолившимися бинтами, лицо казалось бледным и покрыто мелкими каплями пота. Губы кровоточили, а шаг казался несобранным. Но он старался не отбиваться от отряда, как этому учили западных бойцов.
   Таких людей в этом мире называли Бродягами. Это были вольные наёмники, бесстрашные воины, посвятившие себя скитаниям по обезлюдевшей пустыне и войне за деньги. Бродяг было много, и чаще всего они собирались отрядом, чтобы отправиться в длительный путь. Что же ищут эти скитальцы? Деньги, развлечения, оружие и немного удовольствия оттого, что они свободны и сами распоряжаются своей жизнью.
   В новом мире всем вокруг правят не те законы, что хотела возвести демократия, и к чему так неуклонно стремилась человеческая империя до войны. Ни капли достоинства в море позора, кругом только резня, грязная торговля, наркотики, рабство, проституция. Трудно оставаться человеком, когда вокруг столько ненависти и зла, но не всё потеряно.
   Кто-то вышел из крепких бомбоубежищ или городов, где проявлялись хоть какие-то признаки культурной цивилизации. Ведь города не так часто подвергались бесчинству и грязи мира, были и города, где человеческая община сохранила свой прежний облик. Где люди вышли из бомбоубежищ и стали создавать новый мир, не теряя при этом чести и достоинства. Но всегда найдутся те, кто захочет нарушить мир.
   Зачастую именно в пустыне царствуют грабёж, налёты, убийства, предательство. Приходится выживать в этом мире, а если ты хочешь побродить по миру, купи себе хорошее оружие, запасись патронами и молись. Потому что никто не убережён от жадности и коварства пустынных стервятников.
   Что же можно сказать о пустынниках? Так то, что эти люди нашли свою судьбу и были ею довольны. Они рисковали каждый день, но возможно, в этом риске они находили себя и смысл жизни, как альпинист находит смысл жизни, рискуя сорваться вниз и не добраться до вершины.
   Отряд возвращался с запада, он обогнул непроходимый кряж гор и вышел как раз к ущелью. Дальше на востоке находилась большая дорога, связывающая две торговые столицы нового мира - Адаран и Колосс. Дорога была в двух днях пути от них, но отряд рассчитывал добраться до автострады (так её называли из-за хорошо сохранившегося асфальтового покрытия) к утру следующего дня. Они спешили донести новость о том, что же всё-таки случилось далеко на западе, где посланный далеко за горы караван просто не вернулся назад. Это был не первый караван, который отправили за горы, и он не вернулся. Позже дошли слухи, что города просто не стало, остались лишь тени и призраки, пустые дома и развороченные поселения.
   Сразу же после этого правительство Колосса организовало совместно с аристократией Адарана финансовый фонд, который ушёл на наём бродяг и организацию ряда экспедиций. Сотни скитальцев и бродяг под одними флагами взялись за оружие и отправились на запад. Таким образом, дороги и окрестности стали чище. Правительство назвало эту операцию "Перевал", а среди людей экспедиция стала известна как "Тёмный поход". Все скитальцы, налётчики и бродяги покинули этот край, и ушли далеко за его пределы. Но вскоре они стали возвращаться, и на их лицах можно было прочесть только удивление и бессилие что-либо объяснить.
   Первым в отряде шёл смуглый, высокий мужчина, с подтянутой грудью и широкими плечами. Своим силуэтом он напоминал карикатуру на супермена, где торс явно был преувеличен в размерах. Может быть, широкие камуфляжные штаны скрывали этот недостаток, но всё же ноги были немного слабее в развитии, чем верхняя часть. Одет он был в легкий свитер с горлом и недлинный брезентовый плащ. Этого человека звали Альфредом, его мать была немкой, а кто отец - это осталось тайной. Альфред был уже бывалым бойцом и не раз принимал участие в боях с мутантами на стороне правительства, может быть, поэтому ему доверили вести отряд таких же, как он бродяг.
   Следом за ним шагали два белокожих как сметана брата-близнеца. Оба были брюнетами, но один из них уже заслужил шрам над глазом, поэтому их легко было отличить друг от друга. Того, что со шрамом звали Найтоном, а другого Олегом. После рождения их разлучили, а спустя несколько месяцев они снова были сведены вместе. Оба были одеты в длинные лощёные плащи с высокими воротниками и дождевыми накидками до бедра.
   Чуть поодаль за двумя шёл совсем молодой, коренастый, одетый в лёгкий плащ на кожаный доспех бродяга. Через правое плечо у него был перекинут видавший виды АКМ, а на левом пристёгнут под цвет плаща противогаз. На поясе в потёртой кобуре красовался ещё не старый, шестизарядный револьвер. Одежда ничем не отличалась от спутников, только рюкзак был поменьше, флягу воин закрепил на поясе, а не сделал как другие, спрятав воду вместе с остальными вещами. Этого молодого бойца звали все Кортесом, так его называли ещё в казармах, но по какой причине так никто и не запомнил. Прицепилось, ну и ладно...
   В спину Кортесу, шаркая обувью, дышал Немой. Так его и называли из-за врождённой болезни - мутации связок - не позволяющей человеку говорить. Всё слышал, понимал, но сказать не мог. Тихий человек - хороший убийца, закон войны сработал и Немой попал в отряд бродяг под предводительством Альфреда. Он был негром, и, несмотря на его худощавость, выглядел довольно неплохо. Одет был в свитер и камуфляжную, испачканную машинным маслом, безрукавку, подбитую плотной кевларовой тканью. За плечами свисал залатанный армейский рюкзак, а к последнему прикреплён Винторез, фляга и сапёрная лопата. На ремне крепились две обоймы 9мм и небольшой счётчик Гейгера, который он постоянно таскал с собой. Видать ещё смолоду вошло в привычку.
   Сзади в ряд двигались ещё шесть бойцов, одетые в тёмные, дождевые плащи с капюшонами, закрывающими лицо. Оружие у четверых представляло собой штурмовые винтовки АР-18, ещё двое были вооружены Ремингтонами 700. У каждого на шее висели устаревшие респираторы и тёмные солнцезащитные очки. За плечами виднелись походные рюкзаки с улучшенным креплением. Сразу было понятно, что они отправились в экспедицию все вместе, одной командой.
   Замыкающим в отряде был изнеможённый Леон. Этот человек был французом, вернее его предки жили недалеко от Парижа, когда тот ещё стоял и завораживал всю Европу своей Эйфелевой башней. Теперь же Леон просто напросто стал бродягой, не найдя практического применения навыкам механика, полученным в убежищах. Слишком суров и жесток был новый мир, чтобы принять амбициозного и "зелёного" жителя убежищ.
   Леон еле поспевал за отрядом, рука его была перемотана и кровоточила от самого плеча. Ноги не слушались, а лицо было настолько бледным, что его можно было сравнить только с беднягой, подхватившим лихорадку. Мелкие капли пота стекали по щекам и шее, намочив воротник льняной рубашки и её саму. Он плёлся как черепаха, подымая ногами пыль и шоркая подошвами наполовину стёршихся ботинок. Походная сумка его была практически опустошена, единственное, что имело ценность - это были восьмизарядний дробовик Ричмонда с патронами, несколько консервов, антидот и пару стимуляторов. Дублёный доспех давно нашёл своё место за спиной и не представлял ценности из-за множества пробоин.
   Отряд двигался у подножия небольшого холма, огибая его короткой дугой. Спустя час, ведущий резко вывернул влево и повёл отряд на холм, где высилась пара высохших, одиноких деревьев. Здесь они планировали сделать привал и хорошо поспать. Быть в пути всю ночь и утро очень тяжело, особенно, когда ты в незнакомой местности и отовсюду тебя могут поджидать всякие плотоядные твари.
   Альфред остановился у исполинского дуба, с облегчением скинул рюкзак у его корня и тут же бросил свой карабин. Его примеру последовали и другие.
   - Ух.... Ну и прогулка вышла, - заметил он, рухнув на траву. - В прошлый раз этот перевал казался мне короче.
   Найтон ухмыльнулся, повертел флягу в руках, отвинтил крышку и замер:
   - Да уж, я думал уже не выдержу этой ночи, - его тёмные мешки под глазами на бледном лице выражались явнее, чем у других, и чётко выдавали усталость.
   - Если бы не эти долбаные болты, то этот перевал не был бы таким длинным, - заметил один из бойцов с Ремингтоном, показав лицо из-под капюшона. - Я даже их противного писка не переношу, не говоря уже об их присутствии.
   - Это уж точно, Сэм, ещё одно порождение пустыни, делающее человека добычей, - поддержал второй из капюшонов.
   Эти шесть человек с капюшонами не общались практически ни с кем, лишь иногда вклинивались в разговор. Все до единого считали их ненормальными, только Альфред не обращал особого внимания. Этих ребят посоветовал ему старый друг, и они оправдали надежды, проявив себя настойчивыми, умелыми и сильными бойцами.
   Олег тем временем осматривал местность, подведя к глазам полевой бинокль.
   - Никакой явной опасности, всё чисто! - прокричал он. - Здесь даже живности не наблюдается.
   Территория была чиста, а значит можно отдохнуть.
   - Как себя чувствуешь, Леон? - Кортес с усилиями вскрывал консервную банку, полученную ещё на гражданском посту. - Вид твой оставляет желать лучшего.
   Раненный боец теперь сидел рядом со всеми, привалившись к дереву. Он аккуратно снимал бинты с руки, чуть скалясь от боли. Ему наверняка было неприятно слышать это лишний раз.
   - Рука никак не заживает, - боец сдержал порыв боли и промолчал. - Ничего, я в порядке, нужен только отдых.
   - Давай я посмотрю, - тот самый Сэм из капюшонов подтянул к себе рюкзак. - Меня бабка научила всем этим премудростям. Где-то тут были антибиотики.
   Леон резко обернулся, немного оголив начинающую гнить рану. Это было больше похоже на кровавое месиво, на укус, но никак не на порез, как сказал Леон.
   - Не нужно, я же говорил уже, - быстро отрезал он. - У меня есть стимуляторы и антидот, я сам решу свою проблему.
   - Слушай, я предлагаю только один раз.
   - Не нужно мне помогать, я сам справлюсь, ты сделаешь только хуже.
   - Да как хочешь, только потом не жалуйся в дороге, - махнул Сэм. - И чего это грубить нужно было?
   - Главное, чтобы ты не жаловался.
   Альфред бросил короткий взгляд на Немого, тот всё слышал и оставался таким же спокойным и непоколебимым. Немой вырезал уже какую-то новую фигурку из дощечки и на вопросительный взгляд лишь пожал плечами.
   - Оставьте его, - пробурчал Альфред. - Нам осталось полтора суток до автострады, а там и до Кимари недалеко. Там есть госпиталь, Леону помогут лучше нас.
   - Альфред, у него же рука гниёт, нужно обработать, - Олег уже улёгся на лежанке, избавившись от тяжёлых сапог и груза. - И точно уж наложить швы, иначе рана будет гнить. Сэм хочет ему помочь.
   Леон снова обернулся, держа в одной руке последний антидот.
   - Я сам всё обработал, и уже не раз. Наверное, считаешь себя слишком умным?
   - Как хочешь, психопат, - Сэм отставил рюкзак и оперся на крепкий ствол дерева, подложив руки под голову. - Зашить нужно, а вообще мне плевать, чего это я пекусь из-за какого-то француза.
   - Долбаный нацист.
   - Сиди и кряхти там над своей раной.
   В ответ Сэм услышал лишь прерывистое дыхание Леона.
   Никто не думал сейчас готовить обед, дорога выбила всех из сил и единственное, чего хотелось - это крепкий сон. По чуть-чуть уничтожив свои оставшиеся запасы, один за другим бойцы попадали на лежанки.
   Немой остругал свою фигурку, пока все улеглись, достал из рюкзака едва рабочий детектор движения М200, и умело прицепил его к дереву. Только Немой мог устанавливать его так, чтобы тот работал, старая барахолка. Этот прибор хорошо мог работать также как детектор тепла, благодаря модификации одного из родственников Немого. Теперь можно было погрузиться в долгожданный сон, не опасаясь быть застигнутыми врасплох.
   Не было слышно птиц, ни завывания хищников, ни криков людей, ни стука машин. Всё вокруг было мертво, лишь только ветер наблюдал за долиной и дюжиной бойцов на холме.
  

* * *

  
   Пустыня.... Это слово для многих являет мысли о пустоте и голоде, рождает самые дурные страхи и беспокойства, нарушая тем самым свободу человека как таковую. Кто не боится остаться один в пустоте? Кто не боится стоять посреди выжженной прерии и улыбаться уносящему пески ветру? Но для бродяги пустыня, прежде всего жизнь, жизнь, которой он живёт и которую он защищает. Свобода мыслей и поступков делает тебя настоящим и тебе ни перед кем не нужно быть кем-то другим. Ты здесь, ты сейчас и тебе глубоко всё равно, что думают окружающие, ведь ты должен выжить и это самое главное.
   Пустыня, она как школа: сначала учит тебя элементарным вещам, без которых ты не сможешь обойтись в жизни. Но после ты начинаешь помогать ей, даёшь ей возможность чувствовать себя защищённой и не одинокой. И она благодарит тебя, даёт тебе знаки, чтобы ты не сбился с пути, чтобы не попал в ловушку. Она такая же одинокая, как и любой путник на её земле. Но если ты умеешь общаться с нею, если ты сможешь стать частью пустыни, тогда ты становишься её гостем, и она способствует тому, чтобы ты чувствовал себя комфортно.
   Так и любой бродяга - это не просто человек, это не просто любой разбойник или налётчик. Бродяга - это, прежде всего человек дорог. Человек, который всегда в пути, независимо от того, какие перед ним стоят цели и к чему он стремиться. И каким бы ни был бродяга, хорошим или плохим, человечным или беспощадным, он всегда остаётся гостем пустыни. Он остаётся человеком её дороги.
   - Кортес, подъём, - Олег потрусил бойца за плечо. - Тебе нужно это видеть.
   Пока Кортес приходил в сознание, Олег двинулся за дерево, где уже стояло человек шесть из отряда. На том месте, где лёг спать Леон.
   - Что здесь произошло? - опередил вопросом Найтона, подошедший следом за Кортесом. - Не прошло и трёх часов, а вы комедию устроили.
   На лежаке Леона никого не было, рюкзак лежал на месте, также как и оружие. Слева от лежака трава была вымочена кровью, бинты частично валялись тут же. Ещё чуть поодаль было ещё одно пятно от крови.
   - Что за чертовщина? - Альфред почесал затылок и оглянулся на долину. - Олег, быстрее проверь территорию, куда это он мог подеваться? Немой, что там с датчиками? Ты же ставил свой прибор.
   Немой кивнул и скрылся за спинами остальных бойцов. Подошли ещё три недостающих капюшона, на их лицах можно было прочесть недоумение.
   - Кончился наш храбрый боец, - с сарказмом промычал Сэм.
   - Почему-то никому не смешно. И здесь что-то другое, - опешил Найтон.
   - Я хотел помочь, меня не винить, - с ухмылкой развёл руки в стороны Сэм.
   - Да уж...
   Альфред задумчиво протянул последнюю фразу, не найдя в долине ни одной зацепки кроме как пятна крови поодаль.
   - Территория чиста, вообще никого не видно, как сквозь землю провалился, - Олег спрятал бинокль в чехол. - Может быть, он ушёл?
   Появился Немой, держа в одной руке прибор, а пальцами другой руки показав, что никакое тело с температурой, отличной от атмосферной, барьер не пересекало. Вот и детектор движения подвёл, нужно посмотреть, не отошли ли контакты.
   - Странно всё это.
   - Сейчас... - Сэм двинулся к другой луже крови.
   Все молча следили за ним, только Немой уже скрутил крышку с прибора и что-то там ковырял.
   - Похоже на рвоту, - Сэм присел на корточки. - Это никак не могла быть кровь с его раны, тогда бы ему пришлось стоять на одном месте, а потом сразу же остановить кровь. Если бы артериальная кровь, то следы были бы везде, так что я склоняюсь к рвотному процессу.
   Альфред двинулся к нему первым, потянув за собой других:
   - Меня больше интересует, как он исчез, если в зоне действия радара не было никаких температурных колебаний. И как он вышел за территорию действия радара? Мы бы это узнали, всё-таки М200 прибор хороший, не какая-нибудь подделка.
   - Может исследовать территорию по одному, тогда станет что-то известно? - Кортес развёл руками.
   - Думаешь искать следы крови и дальше? - подвёл вывод Найтон и получил в ответ кивок. - Я думаю это глупая идея, посмотри, где мы находимся - вокруг пустыня.
   - Если детектор не определил существо, вышедшее за пределы действия радара, то либо хвалёный М200 сломался, либо существо уже было мёртвым...
   Внутри отряда зависла длинная пауза. Переглянувшись друг с другом, никто не мог дать ответ на предположение Роки, одного из капюшонов. Как вообще можно о таком думать, если такого в природе нет. Разве только, если бы его уже забрали, но тогда: как и кто мог это сделать?
   - То есть его кто-то забрал уже мертвого? - брови Олега приподнялись.
   - Либо его кто-то унёс, либо когда он вставал, температура его тела не отличалась от окружающей температуры, к тому же он вставал, - Роки указал на кровавое пятно. - Вернее не вставал, а пересекал барьер.
   - Давайте только без шуточек, итак тошно, - Найтон усмехнулся и махнул рукой. - Уже начинаете придумывать, чёрт знает что.
   Кортес переводил взгляд с Найтона, нервно поглаживающего приклад охотничьей винтовки, на Роки, и обратно:
   - Я бы не удивился, если что-то подобное произошло там, за перевалом, куда нас посылали, чтобы узнать, в чём дело, - Роки закурил. - Но здесь, в сутках пути от автострады такое случится не должно.
   - Может та чертовщина преследует нас здесь? - Сэм задумался, - хотя тогда бы мы столкнулись ещё там, в поселке Холмовый, с какой-то нечистью. А там было пусто и безжизненно...
   - Как и сейчас, - опешил Олег.
   Альфред ухмыльнулся, явно поставленный в тупик такой ситуацией.
   - До сих пор неизвестно, что должны мы были там найти, за перевалом. Вроде бы там целые города пустели, и жители куда девались - неизвестно, как будто они действительно просто пропадали.
   - Да чёрт с ним, с правительством, - Сэм подошёл к дереву и поднял с земли Ремингтон. - Нужно уходить отсюда, и чем раньше - тем лучше.
   - А как же Леон? - Кортес снова развёл руками и взглядом указал на его вещи. - Что будем делать с ним?
   Роки вышел вперёд и направился к своим вещам:
   - Он в любом случае уже мёртв, с нами или без нас, его уже не спасти. Но чувствую, что в воздухе запахло страхом и смертью, а это первый признак, когда нужно полагаться на инстинкты. И мои инстинкты мне говорят, что нужно сваливать отсюда.
   Большинство бойцов было за то, чтобы продолжать путь к автостраде. Спать уже никто бы не смог, а вот пускаться на поиски непонятно кого, как-то не хотелось, да и смысла во всем этом никто не видел. Куда идти? как? зачем? Своё задание они уже выполнили, а рисковать жизнью ещё раз никому не хотелось. Тем более это время.
   Ветер стал дуть сильнее, резкие его порывы частично уносили слова. На небе показались тучи - погода быстро меняется в новом мире. Трава теперь уже не дарила радость и успокоение своими играми, она лишь хмуро смотрела на бойцов, поддержав их настроение.
   - Вы не думайте, что мне страшно или неинтересно, - обернулся Сэм и поднял выше воротник, чтобы спрятать шею от ветра. - На поиски уйдёт неизвестно сколько времени. А мне бы хотелось отдохнуть с дороги, выпить пивка, наблюдая за танцами обнажённых красавиц. Вломиться и провести страстную ночь с любимой женщиной. Все мы мужики и все вы меня понимаете. Мы сделали то, о чём нас просили, и зачем теперь лезть непонятно куда и тревожить и без того забитые головы. Я устал, скажу честно....
   Снова резкий порыв ветра принёс паузу в разговор.
   - Может действительно, можно будет узнать, что произошло за перевалом у других членов экспедиции. Наверняка не у всех прошло всё так гладко, как у нас, - Кортес взглянул на Альфреда, не найдя в его глазах поддержки. - Слишком запутанная ситуация с Леоном. И что это у него была за рана, никто толком и не знает, сказал, что упал, а там...
   Роки закинул рюкзак за спину:
   - Если хотите узнать ответ, спросите у Альфреда. Вы ведь были вдвоём в том здании, Альфред, когда Леона ранили? И это ж он стрелял из дробовика, вряд ли это было сделано из-за того, что он просто упал и разорвал себе так руку.
   - Да, и я это помню, - поддержал Роки шагнувший вперёд Найтон.
   Альфред не подал и виду, что растерялся. Он только оббежал взглядом окружающих:
   - Да, я осматривал с ним то двухэтажное здание. Когда это произошло, я был на первом этаже, как раз делал обход последних комнат, а Леон находился этажом выше. Единственное, что я слышал, это шум сверху и пару выстрелов, и мгновенно побежал наверх, где был Леон, - лидер отряда чуть помолчал, а затем продолжил, - когда я вбежал в комнату, Леон перематывал окровавленную руку бинтами, рядом валялся шприц от стимулятора и тромбин. Дробовик валялся в стороне, а ещё чуть поодаль труп.
   Альфред замолчал, посчитав, что сказал всё. Но усмехнувшийся на мгновенье Найтон нарушил проступившее молчание.
   - Так на него напали?
   - Похоже на то, - развёл руками Альфред. - Я спросил его, но он не стал ничего отвечать и мигом выскочил из комнаты. Но выстрелы были направлены в то, что лежало рядом на полу, на мой взгляд, обычный человек, но я так и не успел разглядеть. Я думал узнать у Леона, что произошло, но он так поступил. Ничего никому не сказал.
   Сложилось такое впечатление, что Альфред рассказал ещё одну байку. Ну и что, если напали? В пустыне такие происшествия случаются, чуть ли не каждый день.
   - И что это он так? Не мог сказать, что на него напал какой-то чудак, и он его пришил? - Олег развернулся, не найдя ответа. - Как будто в детские игры играемся.
   Кортес задумчиво, едва слышно произнёс:
   - Да хрен его знает, может быть, увидел что-то, что его напугало?
   - А ведь и правда, рука у него не заживала всё это время и постоянно кровоточила. Ему с каждым днём становилось всё хуже, может заражение какое-то, раз стимуляторы и антисептики не помогали? - Сэм подошёл ближе.
   - Вряд ли, Леон не из тех, кого так просто можно напугать. Тем более он не скрывал бы то, что его грызнул какой-то паразит, или же ядовитый болт. Наверное, это было нечто другое, заставившее его молчать.
   Ветер стал дуть сильнее, закручивая над травой сорванные листья. Разговор исчерпал себя, погрузив каждого в свои собственные мысли. Нужно было уходить и как всегда, об этом сказал Альфред.
   - Ладно, давайте двигаться к автостраде, всё равно сейчас ничего не решим. Может действительно другие знают что-то о том, что происходит за перевалом. Становиться ветрено, нужно скорее уйти в ущелье, там можно спокойно передвигаться. Надеюсь, через несколько часов ветер стихнет, чтобы можно было идти через пустыню.
   Ничего в противовес сказать было невозможно, уйти отсюда поскорее сейчас было мыслью каждого здравомыслящего человека. А таких людей здесь насчитывалась дюжина без одного.
   Отряд двинулся дальше. Погруженные в мысли бойцы шли один за другим, не сбивая темп, и не отставая друг от друга. Что-то произошло там, за перевалом и теперь проявило себя здесь. Осталось теперь добраться до автострады и там хорошо отдохнуть. Может новости их опередили и все уже знают, что случилось там, где люди пропадали целыми городками.
  

2. Автострада.

  
   Падальщики один за другим спикировали с острых скалистых вершин на землю, где недавно растерзали пустынного буйвола тройка полосатых волков, привыкших охотиться за столь крупной добычей мелкими группами. Они осилили только половину животного, оставив "санитарам" не обглоданные останки и кучу мяса. А те были довольны такому подарку и жадно клокотали, приступая к трапезе.
   Отряд двигался через пустыню, огибая мелкие скалы и высокогорья. До автострады оставалось меньше двух часов пути. Многие уже и забыть забыли о вчерашнем происшествии: впереди был дом, где их ждали и где бы их приняли с распростёртыми объятиями. Быстрым бодрым шагом двигались бойцы по каменистой породе, натирая подошву армейских сапог о мелкий щебень и надвинув на глаза тёмные очки, чтобы защититься от слепящего солнца.
   - Что тебя заставило отправиться в экспедицию, Кортес? - Олег улыбнулся. - Ты ведь не так давно охранял торговые пути. И если бы я год назад встретил тебя, то ни за что не поверил, что ты выберешь этот путь.
   Кортес усмехнулся, не найдя быстрого ответа. Но всё же нашёл, что сказать:
   - Это всё женщины. Не знают, чего хотят, вечно чего-то бояться, а мы страдаем, потому что не можем их понять.
   - Так это всё из-за девушки?
   - Я просто захотел исчезнуть из её жизни, - воин ухмыльнулся, в глазах можно было прочесть лёгкую обиду. - Когда человека нет, только тогда начинаешь его ценить. И мне хотелось, чтобы она поняла, чего хочет.
   Олег неопределённо помотал головой.
   - И она поняла?
   - Я три года не был дома, я уже привык к такой жизни, жизни бродяги. А она, что она? Я уже думал о том, чтобы вернуться, но уже слишком поздно. Прошло столько времени, я изменился, она изменилась. Мне было только двадцать, за это всё время я стал другим, слишком другим....
   - Женщины... - протянул Олег. - Они сталкивают целые народы, заставляют мужиков подымать оружие, но в то же время не поймут, чего хотят.
   Кортес кивнул:
   - Как ты думаешь, Олег. Бродяге нужна любовь, или нет?
   Воин замедлил шаг, вопрос немного озадачил его:
   - Я думаю, - ответил он чуть погодя, - любовь укрепляет любого воина и даёт ему смысл его жизни. Она вдохновляет его и заставляет стоять на ногах, когда уже нет сил. Но я также считаю, что в этом мире нет настоящей любви, слишком очерствели сердца.
   - Тогда за что мы боремся? и что нас ведёт? - Кортес заглянул Олегу в глаза.
   - Нас ведёт вера, что мы сможем всё изменить.
   Кортес ухмыльнулся, он не знал, во что он верил? не знал, что его ведёт.
   - А я считаю, что любовь бродяге помеха...
   - Почему ты так решил? - не дал закончить Кортесу Олег.
   - Закон войны: побеждает тот, кому нечего терять. А если тебе есть что терять, то ты не на всю свою природу воин. Если тебе нечего терять, ты не жалеешь себя и будешь сражаться, как волк.
   - В чём-то ты прав, Кортес, в чём-то прав. И я не могу сказать, что это не так, - воин поправил рюкзак, зацепив подпрыгивающую на бедре кобуру с кольтом, - Но знаю точно, чувства меняют нас, и порой настолько, что ты сам себя не узнаёшь.
   Впереди была равнина, а справа скалистый хрящ, тянувшийся на протяжении нескольких километров. Как раз у подножия этого хряща и проходила автострада, но, только доходя до него, тут же уходила на север. Туда и держал курс Альфред, надеясь перехватить полуденный караван, проходивший здесь. Карьер остался позади, едва определяя свои очертания на горизонте. От карьера ландшафт резко изменился: зеленые луга сменились каменистыми, выветренными породами. Южные ветра гнали с пустынь сухой воздух, очищая тем самым эту область от влаги и растительности. Говорили даже, будто несколько десятков лет тому назад здесь было озеро. Теперь же вместо лягушек и мелкой рыбёшки, здесь поселились пустынные змеи и короли песков - скорпионы.
   - Нам осталось пройти ещё километров десять, вон уже видна автострада. Думаю, мы сделаем там привал и подождём караван, чтобы быстрее добраться до Кимари. Там мы и разойдёмся. До Кимари может, и не успеем добраться, если караван придёт в положенное время.
   - Это отличные новости, я уже не могу видеть только пустыню кругом и эти молчаливые холмы, - Найтон перебросил винтовку на плечо, чтобы не мешала ходьбе.
   - Ох, давно я мечтал выпить холодного, бодрящего пива, - Роки улыбнулся во все зубы. - И отдохнуть с горячей азиаткой с борделя Сидни. Уже сто лет я не захаживал туда, а ведь обещал заскочить ещё две недели тому назад.
   Сэм усмехнулся в поддержку:
   - А меня тоже ждёт моя.... Так ревела, когда я уходил в экспедицию, и я даже подумал, что завалю любого, кто причинит ей вред. Она у меня умница, я даже в Кимари задерживаться не буду.
   Кортес улыбнулся, но ничего не сказал.
   - Там нас уже заждались, наверное, - пробормотал Олег.
   - Ещё бы, кто ж теперь будет охранять дороги от рейдеров? - Найтон засмеялся. - Тем более что они совсем охамели в последнее время.
   - Пустынники, рейдеры, вся эта падаль портит наш мир и не даёт ему становиться лучше, - заметил Роки. - Налёты и грабёж дело, конечно, прибыльное. Но в пустыне итак столько несправедливости, что даже в голову не лезет, куда уж хуже.
   Альфред обернулся, не прекращая движение:
   - Пустынники воюют за нефть и еду, если бы Колосс не обладал этими запасами, то пустынники не начинали развивать свою политику террора. У них столько техники, одни эти багги и мотоциклы требуют тонны топлива. А они народ воинственный и привыкли забирать всё силой.
   - Их понять можно, они мутанты, - продолжил мысль Роки. - Даже Адаран не принял бы их, не то, что Колосс. Вот они и мстят, за то, что не такие как мы. Или же им нравиться заниматься разбоем, как кочевники в прошлом тысячелетии.
   Найтон улыбнулся:
   - Видать, не один я читал книги по истории.
   - Если бы даже Колосс не покупал бензин у Башни, то пустынники, так или иначе, нападали просто из-за провизии. Вот в Адаране ситуация проще, - Альфред вскинул брови. - Они там добывают руду и выменивают её на еду у Колосса и бензин у Башни, поэтому пустынникам не выгодно атаковать их.
   - Интересная ситуация, - усмехнулся Кортес, - мы к востоку от перевала страдаем от отсутствия чистой воды и еды, ну если не считать плантаций Колосса, а за перевалом людям не хватает бензина и руды, и, причём у них нет пустыни, кругом луга и леса. Только торговля нас и спасает....
   - Спасала торговля, пока не начали происходить эти странные вещи, - поправил Роки, вспомнив недавние события. - У них же две реки проходят от Северного океана до Средиземного моря.
   - Везёт им, не приходиться путаться по засушливым зонам, - вздохнул Олег.
   - А откуда Башня берёт бензин? - поинтересовался Найтон.
   - Ну...
   - Пусть что ни говорят, в Башне нефть не добывают, - вклинился Сэм. - У меня знакомый оттуда вернулся, у них там нефтеочистительный завод, а нефть везут далеко с востока, с очень далёкого края, Кавказ вроде бы.
   Роки развёл руками, мол, и ничего тут не сделаешь. Он бы в курсе ситуации.
   - И потом уже транспортируют в Адаран и Колосс.
   - У них там сохранилась железная дорога, - продолжал Сэм, - правда пришлось местами починить, но транзитный паровоз теперь раз в месяц привозит нефть в Башню, обменивая его на уголь Адарана и медь. Ну, может быть и ещё что-то, я не знаю.
   Альфред обернулся на ходу:
   - Тогда пустынники удачно разместились, к югу Башня, к юго-западу Колосс, а к западу Адаран, - заметил он. - Магистраль между Башней и Колоссом очень хорошо просматривается и там очень удобно захватывать караваны с топливом. Поезд вряд ли можно захватить, а вот повозки и караван - достаточно не сложно.
   - Ты прав, - кивнул Роки. - Но Колосс это всё понимает не хуже нас, и поэтому чуть севернее этой самой магистрали Колосс-Башня была создана цепь укреплений, где наёмники отстреливают пустынников. Мы, кстати, когда-то думали даже там поработать.
   - Хм, туда меня не заносило, - признался Альфред.
   Роки пожал плечами. Тишину нарушил Сэм.
   - Каким образом получились пустынники? От радиации, или от чего получились подобные мутанты?
   - Не знаю, насколько пустынников можно назвать мутантами, - перебил Олег. - Но от радиации не могут происходить мутации, это мифы. Если сравнивать с этими без головы два метра громилами и их безотказными друзьями иллюзионистами, то пустынники такие же, как и мы. Если не считать их зрачков и дыхательных органов.
   - Физиологические мутации настолько сильного характера выделяют в отдельную категорию неспроста, - Роки церемонно постучал указательным пальцем по виску. - Мутанты совершенно неподконтрольные человеку существа и живут отдельно от нас. Когда с пустынниками хоть как-то можно совладать. Пустынники - это просто адаптировавшиеся к пустыне люди, мутанты же вышли из лабораторных экспериментов, в них вкалывали явные ускорители роста материи и мутаций.
   Кортес одобрительно кивнул:
   - Я вообще слышал, что пустынники вышли как следствие из лабораторных разработок, - он развёл руками, понимая, как это в данный момент звучит. - Из-за проблемы с водой в новом мире и опустынивания более половины суши всей планеты. Так что они очень приспособлены к жизни в этом мире, как ни крути. Мы толком и не лезем в пустыню, а они там живут.
   - Мир сейчас уникальным стал, - Сэм приподнял очки, чтобы потереть разболевшиеся веки. - Кругом банды, наркотики, проституция, оружие, никакого порядка. Анархия нового века, и никто не пытается изменить ситуацию. Даже храмовники разрабатывают новые технологии по большей части для них же самих. Города не получают того, что нужно им.
   - Дай технологии в руки уличных банд или олигархов и на улицах снова будут стрельба и убийства. Никто не хочет терять свой высокий статус, и никто не хочет быть нищим.
   - Может и так, Альфред, - Сэм пожал плечами. - Но я думаю, у них есть силы, чтобы взять в свои руки несколько провинций и навести порядок.
   - У храмовников?
   - Угу, - буркнул в ответ Сэм.
   - Кто знает, кто знает... - уныло пробормотал лидер отряда, всматриваясь в большие глыбы у автострады. - Вон у тех камней можно будет передохнуть.
   Кортес усмехнулся:
   - Старое место - нагретое место.
   Теперь нужно было свернуть направо, чтобы спуститься к подножию хряща. Здесь дорога была хорошо вытоптана, несмотря на резкий спуск и рыхлую породу. Спасало то, что солнце находилось со стороны выступа, так что тень была обеспечена на ближайшие полчаса.
   Вдали пустыня тонула в густых столбах пыли, смазывая очертания покинутого несколько веков назад завода. Сейчас много подобных мест служили приютом для бродяг и налётчиков. Ветер нередко превращался в бурный тайфун или пустынную бурю, угрожая путнику смертью, поэтому приходилось прятаться и пережидать.
   Отвесной склон вдоль дороги прятал отряд от солнца. Здесь плотным ковром рос пустынный вьющийся пырей. И среди этого бурьяна едва можно было заметить мелкие пучки волчих ягод. Раньше утёс был заросший от самой дороги и впредь до холма, однако теперь только склон мог хоть как-то напомнить о былой зелени.
   Если долго ждать, то можно увидеть, как из бурьяна выползают немалого размера пауки, выходящие на охоту за красными муравьями, сплошь и рядом строящие свои полуметровые терриконы. На людей насекомые не нападали, наверное, боялись и привыкли охотиться на более мелкую добычу.
   Ровный звук шагов странным образом убаюкивал любого путешественника. В такие моменты хочется остановиться и уснуть - ещё одно искушение дороги. Действие удваивается, когда вокруг царит молчание и солнечное тепло делает всё тело ватным.
   Они шли молча, только изредка можно было услышать тихую ругань Олега, тщетно пытающегося поддержать влажность обветренных губ. Говорили же ему: "Не пей воду на ветру". Но и любой человек, он соблюдал закон: "Послушай мнение товарища, а затем сделай всё по-своему". Как ни глупо, но это так.
   Несмотря на установившуюся тишину только половина отряда услышала мычание Немого. Тот с винторезом в руках грациозно прильнул к огромному валуну и направил ствол вниз по склону. Не стоило сомневаться, что рядом был враг, и Альфред с карабином наперевес занял позицию рядом с Немым.
   Все рассредоточились поперёк дороги, находя наиболее подходящие укрытия. Половина отряда была сейчас без доспехов, но всё равно опытные воины знали, какие сюрпризы может преподнести пустыня, поэтому долго не думали. Главное, чтобы оружие было рядом.
   Быстро достигнув подножия кряжа, отряд сбавил ход. Можно было немного расслабиться, вокруг была пустыня, и подкрасться незаметно составляло бы сейчас трудность. Тем более что этот район не был слишком опасен из-за пролегания автострады. Отряд вернулся на родину, и теперь нужно было определять свои пути каждому по отдельности. Кто направлялся в Адаран, кто не скрывал желания появиться в Колоссе, кто-то же хотел отдохнуть в Кимари хотя бы неделю от долгого пути. Роки и Сэм с остальными капюшонами держали путь на восток в Ладан, город-электростанцию. Там они неплохо наживались на войне с пустынниками, охраняя реактор и ближние фермы от налётчиков.
   Кого-то ждала дома жена, рассказывая детишкам, что их отец ушёл в боевой поход. Она готова броситься на мужа и несколько часов напролёт лить слёзы от радости, что тот вернулся. Кто-то делал карьеру в правительстве и выполнял задание для правительственного статуса. И его ждала ещё одна звёздочка на мундире. А кто и вовсе отправлялся дальше, на поиски новых приключений, исследовать старые шахты и покинутые убежища. Кого никто не ждал, кто был сам по себе и уходил в экспедицию, чтобы спастись от одиночества и как-то украсить свою серую, загнившую жизнь.
   Бродяги не жаловались на жизнь, они её строили. С каждым днём кропотливо изменяли всё вокруг, следуя своим моральным принципам и убеждениям. Кто-то гнался за деньгами и не жаловался, что их нет. Кто-то искал приключения и получал их. Кто-то пытался нести справедливость, и ему это удавалось. Кто-то искал друзей и обретал их.
   Их жизнью была дорога, их душой оставалась свобода, а мечтой - счастье. И теперь дорога заканчивалась, нужно было выбирать следующую...
   - Здесь мы подождём караван. Осталось чуть меньше часа. Привал!
   Альфред скинул рюкзак на змеившуюся трещинами породу. Они остановились у подножия огромного, в два человеческих роста, валуна. Спустя десять минут несколько человек уже похрапывали в тени камня, а остальные лениво развалились чуть поодаль друг от друга.
   Солнце продолжало беспощадно выжигать на земле последние капельки влаги. На весну приходились самые жаркие дни, отчего её и называли на севере Горящей Порой. Там даже были праздники, посвященные солнцу и его питающим жизнь свойствам. Северяне, что уж сказать - всех, кто находился северней Адарана, относили к северянам. Не потому, что у них было холодно, а по той причине, что к северу от них на протяжении тысяч километров была пустыня, непригодная для жизни.
   Облака снова разошлись на небе, скопившись где-то далеко на западе и юге. Солнечный диск стоял высоко в зените, только начиная свой ежедневный облёт. Ему было всё равно, что твориться там внизу, где пытаются спастись от его лучей тысячи мелких человечков. У него были более важные цели, и он их выполнял чётко.
   Едва нарушая тишину, Олег извлёк потёртую флягу из рюкзака и отпил немного воды. Она оказалась тёплой, чего и стоило ожидать.
   - Кто куда теперь будет держать свой путь? Мы с Найтоном сначала заскочим в Кимари, проведаём свою тётушку. Надеюсь, она уберегла наш мотоцикл, бензина хватит, чтобы доехать до Адарана, а там и до Депо недалеко.
   - Я с ребятами двину на восток в Колосс, а оттуда уже будем двигаться в Ладан. Возьмём оружие покрепче, обменяем старьё на монеты и обоснуемся там, - Роки даже не повернул взгляда, внимание его было занято рожком, что он опустошал, а затем вновь наполнял патронами. - Говорят, что в Ладене теперь ещё больше платят отстрельщикам пустынников. Так что мы дождёмся каравана, а сами двинемся в противоположную сторону.
   Немой перевёл взор с Сэма на Кортеса, и тот, поймав на себе пристальный взгляд, заговорил хрипловатым голосом:
   - Я тоже отправлюсь в Кимари, дождусь четверга, наймусь в охрану каравана и надеюсь посетить свой старый дом Рио-Ланде. Я там не был уже больше двух лет, родители меня уже забыть забыли.
   Альфред усмехнулся:
   - Уф как нас всех раскидает. Я с Немым до Адарана, думаем открыть забегаловку для путешественников, старый Кот уже совсем запустил свой бар, а "На обочине" уже год как был взорван налётчиками. Устал уже от пустыни, хочется немного осесть и отдохнуть. Да, Немой?
   Боец широко улыбнулся, оскалив ряд белых зубов, и закивал в ответ.
   - Надеюсь, жизнь ещё сведёт нас, пересечёмся когда-нибудь, - Роки обежал взглядом рядом сидящих. - Будете в Ладане, заходите в гости. Хоть потрещим, попьём пива, подуем кальян. Всё-таки хорошие воспоминания, да и парни вы отличные.
   - Если окажусь в Колоссе, то обязательно сделаю крюк, - улыбнулся Кортес.
   - Вы и про Адаран не забывайте, - поправил Альфред, усмехнувшись. - Я ведь тоже старых друзей не забываю, особенно с кем шёл в поход. Адаран примет вас и накормит, несмотря на то, что он пользуется дурной славой. Конечно, у нас продают на улице оружие, наркотики, кругом проституция и мародёрство, но ведь сейчас этот мир иначе нельзя представить. Слишком много гнили, но там не опаснее, чем в пустыне, поверьте мне. Так что жду вас обмывать нашу новую забегаловку.
   Немой снова растянулся в широкой улыбке и с довольным видом откинулся на расстеленный плащ.
   - Я точно знаю, что никто из вас ещё не был в Депо, - прервал Олег.
   - Я был, - ухмыльнулся Кортес. - Ещё маленьким, правда, но я там был. Там ещё убежище старое, которое было построено на месте бывшего тепловозного завода. Мой Отец с дядей ездили туда за какой-то деталью, чтобы починить генератор и меня брали с собой.
   - Маленьким ты вряд ли видел наших девушек, - подмигнул сидевший всё это время молча Найтон. - Это красавицы и хозяюшки, непорченые временем и окружением. Не считая, конечно, тех, что уехали искать счастья в Адаране. Всё-таки город крупнее нашей провинции, да и привлекает всех диковинными штучками, а как завлёчёт, то ты становишься лишь частью большой системы.
   - Ох, мужики, не говорите за женщин, - Сэм закинул одну ногу на другую и, сделав короткую паузу, продолжил. - Эта тема, наболевшая за полтора месяца экспедиции.
   Поднялся дикий хохот, сейчас все прекрасно понимали Сэма.
   - Да уж... - потянул Альфред. - А меня ждёт одна девочка, чтобы я вернулся и был с ней. Двадцать два года, а она ведёт себя как ребёнок. За это и люблю её, за беззаботность и непорочность, за то, что она всегда тебя поймёт и обнимет, когда тяжело.
   - Женщины - тонкая штука, - ухмыльнулся Роки. - Сколько веков мужики ни пытались разгадать их мысли, так ничего и не вышло. Так что мы тем более ничего не поймём.
   - Это точно...
   Немой поднял руку в знак согласия, чуть ли не засыпая в унисон завыванию ветра. Ветер играл свою мелодию, просачиваясь в щели между камнями и насвистывая давно приевшиеся в дороге звуки.
   Вскоре бродяги узрели столп пыли на востоке, затем устремляющуюся вверх копоть топливного генератора товарной телеги, а затем и идущие следом повозки каравана.
  

* * *

   - Мир вам! - кивнул Альфред главе каравана и тот остановил повозки.
   - Доброго дня, бродяги. Куда направляетесь?
   Альфред прищурился, повернулся вполоборота к Немому:
   - Да нам бы с другом до Адарана добраться. Хосе больше не водит караваны? Я думал, сегодня он будет вести.
   Караванщик запнулся, лицо выдавало усталость и накатившую слабость:
   - Хосе сильно заболел, чёртовщина какая-то. Уже две недели состояние не улучшается, водил караван в Тёмные Воды, напали пустынники. Видимо дротик был отравлен, а что за яд - неизвестно. Вот теперь жена мучается, столько ж времени....
   Альфред поморщился:
   - Да, хороший был мужик, весёлый, интересный, безобидный.... Что за мир? Ну ладно, за двадцать жетонов возьмёте до Адарана?
   - А порошка золотого нет? Ну и ладно, располагайтесь вон на том вишнёвом прицепе, - глава указал на отрезанный кузов от старого пикапа.
   Альфред отсчитал жетоны и протянул их караванщику. Прощаться по второму кругу не положено в пустыне, поэтому два бойца без лишних задержек заняли отведённое им место. Караванщик дал знак, и повозки медленно тронулись под силой пустынных мулов, подымая шум и засоряя воздух пылью. Снова загудел генератор, когда в него подбросили пару поленьев, и крепко гружённая товарная телега медленно устремилась вслед за повозками.
   - Всего хорошего вам, бойцы. Было приятно иметь с вами дело! - Альфред вскинул руку и широко улыбнулся. - Не забывайте, заходите!
   - Всего хорошего! - Найтон прокричал почести отбывающим, тряся над головой оружием. - Немой, следи за Альфредом, а то он совсем не знает толк в девках!
   Немой, засмеявшись, махнул в ответ рукой.
   - Да Найтон и сам не так уж удачлив! - прокричал в ответ Альфред.
   - Да уж, знаю своего брата! - с сарказмом заметил Олег и засмеялся.
   Пустынные мулы везли повозки на север, быстро отдаляясь от точки привала и скрываясь в клубах поднимаемой пыли. На краях повозок нашли себе места бравые охранники торговых путей, вооружённые преимущественно винтовками и облачённые в лёгкие доспехи. Погода была на редкость жаркой, носить на себе доспехи означало спечься как курица в микроволновой печи. Небольшой караван, с охраной в две дюжины человек - обычно города берут в охрану меньше людей, может дороги стали опаснее? Или Колосс раскошелился, когда потерял пару караванов под давлением налётчиков. Тем не менее, это беспокоило усталых путников меньше всего.
   Единственным, очень ценным товаром здесь было топливо, ну и настоящая чистая вода, которую добывали только за перевалом и обменивали на топливо или руду. Даже рабы не так ценились, как жидкость, приводящая в движение моторы. Работорговля была распространена на северо-востоке, поэтому здесь наблюдалась менее всего, а вот бензин.... Его производство было крайне слабым, в большинстве своём это был импорт с востока и чаще всего из-за топлива возникали противоречия и убийства. Всем хотелось ездить, но такая привилегия была только у немногих. За пять литров бензина можно было купить практически новый АКМ, или же хорошую броню.
   - Ну, нам туда, - Сэм церемониально указал рукой на восток, откуда недавно появился караван. - Надеюсь, ещё увидимся, не будем забывать братьев по оружию. Верно?
   Найтон протянул руку:
   - Очень приятно было иметь с вами дело! Очень не хотелось бы просто так потеряться и больше не увидится.
   - Увидимся, откуда такие сантименты? - рассмеялся Роки.
   Найтон улыбнулся:
   - Счастливой дороги! Ветра в спину, налётчиков увидеть не ближе чем на горизонте! Как, говорите, называется ваше дальнейшее место обитания?
   Сэм кивнул, протянув в ответ руку:
   - Ладан. Не ошибёшься, он чуть восточнее Колосса, так что будем ждать вас всех вместе, или по отдельности.
   Так бродяги разошлись на перекрёстке, названном в Кимари перекрёстком ветров. Сэм, Роки и ещё четверо таинственных воинов направились на восток. Караваны ходят по автостраде довольно часто, самое большее - это двое суток перерыва между караванами. Из Колосса в Адаран и обратно караваны ходили каждые трое суток. Как раз участок магистрали между этими городами и привыкли считать автострадой, хотя на север от Адарана магистраль уходила в пустыню, и никто не знал, насколько далеко.
   Таким образом, Сэм и его команда рисковали остаться в пустыни ещё на пару суток, но после добраться до Колосса на прицепах каравана.
   Кортес, Найтон и Олег двинулись в Кимари. Двух бледнокожих братьев ждала там тётушка, отличившаяся своим гостеприимством, приютив на ночь и Кортеса.
   Городок Кимари не отличался ничем от ряда других городов ближних районов. Довоенные крытые металлическими пластами амбары, склады с сорванным оцинкованным покрытием и изрядно погнутыми конструкциями: всё это вновь служило человеку, кое-как приведённое в порядок. Старые, посыпавшиеся плиты оцепляли городок по периметру, с зиявшими в некоторых местах дырами и вырванными кусками бетона. Надёжной защитой они быть не могли, но в случае налёта могли кардинально дать преимущество оборонявшимся. Ржавая телевышка покосилась, чуть ли не до земли, обломав свою вершину и упёршись ею в каменную насыпь. Теперь же на этой телевышке соорудили дозорный пункт со сторожевой будкой, но пара хозяек нашли также ещё одно применение, натянув между столбом и погнутой конструкцией верёвки для сушки белья
   Кимари было построено на бомбоубежище, как раз его выходцами. И, наверное, это одно из первых поселений к востоку от перевала, Адаран появился уже позже, впрочем, как и Колосс. Это поселение существовало только из-за того, что находилось на пути автострады - торговой магистрали между Адараном и Колоссом.
   Здесь было всё, начиная от местной столовой на сотню человек и мини-госпиталя и заканчивая водонапорной станцией и казино. Жителей здесь было немного, уже как десять лет городок потерял свою славу дорожной столицы, уступив место Адарану и Колоссу. А теперь Кимари медленно превращалось в провинциальную деревню, теряя людей и постояльцев с каждым годом.
   Кортес оставался в Кимари до четверга. В среду Олег и Найтон покинули городок.
   - Счастливого пути, мужики! - Кортес стукнул пару раз кулаком по груди. - Не теряйте человечности, и оставайтесь благородными.
   Олег улыбнулся, замер в течение несколько секунд:
   - Спасибо, Кортес. Очень жаль, что не получилось отдохнуть вместе. Повоевать - повоевали, а вот попить пива. Эх, жаль.
   Найтон всё не мог налюбоваться мотоциклом, то откручивал крышку бака, поднимая в воздух драгоценные пары бензина, и снова закручивал. То дёргал свечи, проверяя их надёжность, то поправлял зеркало. За этим аппаратом он чувствовал себя настоящим человеком, и, казалось бы, ему больше ничего не нужно для счастья.
   - Удачно добраться до Рио-Ланде, Кортес, - протянул руку Найтон и встретил на мгновение вспыхнувшие огнём тоски глаза воина. - Я уверен, ты сделаешь всё правильно.
   Кортес наблюдал, как Олег занял место на мотоцикле позади брата.
   - Спасибо, Найтон, - улыбнулся Кортес. - Пора возвращаться. Всего хорошего, обязательно пересечёмся!
   Взревел мотор, возвестив о своей забытой силе окрестности городка. Найтон опустил очки на глаза, Олег сделал то же самое. Короткий взмах руки в знак прощания, рычание двигателя и столб поднятой пыли. Братья покинули Кимари, направившись в Адаран, а дальше в родной Депо.
   Кортес направился в торговый склад и сразу же нанялся в охрану утреннего каравана. Рио-Ланде ждало его, теперь ему некуда было деваться, пора бы вспомнить о своей жизни и о тех, кто когда-то его любил.
   Ничего больше не хотелось, только дождаться утра и уйти на восток, где на расстоянии двух суток пути он оставил свои мечты, свои страхи и свою жизнь.

3. Рио-Ланде. История Кортеса.

  
  
   " Анкета участника операции Перевал
  
   Моё имя Кейн, но друзья зовут меня Кортесом. Я уже привык к этому прозвищу, поэтому, когда меня называют Кейном, я не всегда понимаю, что обращаются именно ко мне. Моя жизненная история сплошная полоса перемен и глупых поступков. Почему я охарактеризовал свой путь именно так? Потому что ещё с детства я загорелся мечтой построить себе дом где-то на окраине Рио-Ланде, найти себе хорошую жену и растить детей, не влезая во все эти передряги из-за бензина или денег.
   Мои родители были фермерами, правда отец имел вторую степень механика и его всегда приглашали работать на оружейном заводе. Хоть это и был оружейный завод, оружия там производили мало, там больше уделяли сил ремонту автомобилей или мотоциклов. Но это не столь важно, главное, что я хотел последовать его примеру и остаться в этом городке.
   В шестнадцать лет я вступил в отряд добровольцев, которых тренировали на случай нападения пустынников или налётчиков. Тогда стало неспокойно в окрестностях Рио-Ланде и люди прибегли к таким мерам. Но вскоре всё это поутихло, налётчиков не стало, и город снова зажил прежней жизнью.
   Научившись обращаться с оружием, я загорелся идеей воевать на востоке с пустынниками. Колосс призывало всех бойцов за хорошую плату вступить в армию и жить на Кольце - длинной полосе укреплений, проходящих от севера на юг на сотню километров. Таким образом, они хотели обезопасить торговые городки на востоке от Колосса.
   Мне было двадцать, когда я встретил её - юную девушку с востока Рио-Ланде. Моя семья жила тогда на западе городка, поэтому мы не пересекались раньше. И, я её полюбил, она меня полюбила, и, казалось бы, всё было хорошо, но это было не так. Когда ты чем-то обладаешь, ты это не ценишь, и она не ценила меня, ставила другие цели превыше меня, хотела покинуть Рио-Ланде и уехать в Колосс, и в то же время боялась, что я поеду с ней и брошу всё то, чего добился. Я хотел уехать с ней, но она просила подождать, хотела поучиться в Колоссе, получить профессию и найти хорошую работу. А какая в этом мире хорошая работа?
   И тогда я ушёл, ушёл, не предупредив никого. Только родителям сказал, что буду искать свой путь. И теперь я стою на этом пути.
   Два года я тренировался искусству войны, учился жить и выживать в городе шахт Кратере. Учился чувствовать оружие, и быть с ним единым целым. У меня было много женщин, но ни одна не дала мне то, чего я хотел. Я не мог забыть ту, что любил. Я работал, добывая руду, проводил время с распутными девицами порой, напиваясь до беспамятства. Я не мог забыть своё прошлое, не мог. Пытаться забыть человека - это наилучший способ о нём помнить.
   Потом появился ревизор, приглашающий всех желающих отправиться за перевал на запад, где, якобы, происходят необъяснимые вещи. И я понял, что это мой шанс проверить себя и стать мужчиной. Забыть свою жизнь и начать новую жизнь, жизнь бродяги и путешественника. Поэтому я здесь, чтобы идти туда, где неизвестность. И я не боюсь ничего, потому что мне нечего терять.
  
   Кейн Ори, 3 декабря 2166 года.
   Пограничные Казармы Колосс. "
  
   Семь человек - слишком мало для охраны каравана. Но ничего не поделаешь, после экспедиций на запад в городах осталось мало вольных наёмников, особенно это касалось Кимари. Путь предстоял нелёгкий, но и нельзя было сказать, чтобы дорога таит слишком много опасностей. Пустынников в этом районе не могло быть однозначно, налётчиков тоже вряд ли стоило ожидать. Разве что мелкие банды могли попытаться завладеть караваном, или же различная обезумевшая от голода животина могла попробовать добраться до людей столь наглым образом.
   Всего три повозки вёл торговец Жданик от Кимари в одну из редких точек производства топлива далеко на востоке. Эту точку так и называли - Башня. С каждым годом городок обрастал новыми постройками, превращаясь в крупную провинцию. Три повозки с пустыми двадцатилитровыми канистрами, пять бойцов на телегах и два конных: по сути, ничем не отличающаяся компания. Это даже караваном-то толком не назовёшь, но что ж, выбирать не приходится, не одному ж переносить столь длинную дорогу.
   Путь лежал через Рио-Ланде, и Кортес устроился в охранники за совсем низкую плату. Впрочем, он не выбирал - ему было по пути, а приобрести лишние жетоны не помешало бы. К тому же мулы тащили повозки гораздо быстрее и дольше, чем мог передвигаться в пустыне человек. Да и опасности поджидали одиноких путников везде.
   Жданик надеялся получить чистый бензин по сравнительно низкой цене и продать его в Адаране гораздо дороже. Слишком уж много двигателей было уничтожено из-за самодельного топлива, а газовые двигатели использовались сейчас только в Колоссе, и то не для транспорта.
   Обычные просчёты и караван в три прицепа с сотнями канистр помогли бы ему осуществить его задумки. Наверняка он мечтал заработать кучу денег, чтобы собрать не один, а четыре или пять таких же караванов и повторить ходку. Затем ещё и ещё, пока у его ног не будет большая торговая империя, десятки красивых женщин и своя армия бесстрашных головорезов.
   Кто-то мечтал о такой жизни. Даже хочется сказать, что практически каждый хотел поставить себя в этом мире, создав себе надёжную империю, которая будет кормить, оберегать его и делать из него человека. Кортес подумал об этом, и его повеселила эта мысль, он представил на месте богатого олигарха этого щупленького, крючконосого торговца. Сколько ещё ему лет добиваться своих целей? А потом он подымет голову и обнаружит, что слишком стар, чтобы воспользоваться всем тем, что он смог приобрести. Тогда не нужны будут ни девушки, ни арсеналы оружия, ни армия, ни деньги.
   Ради чего стоит жить? Ради того, чтобы каждый день трястись за деньги, которые ты можешь потерять? Или может бояться выстрела в спину или ножа из-за угла? Подыматься слишком высоко довольно опасно, тогда находятся те, кто хочет вернуть тебя на землю. И в этот момент начинается борьба, оставляющая в живых только одного. Стоит ли это жизни?
   Кортес мялся на месте, упершись спиной на край кузова и не находя удобного положения. Ноги и спина затекали от отсутствия сидений и наличия одного лишь борта. Так что приходилось иногда соскакивать на землю и пробегать несколько десятков метров, чтобы хоть как-то привести себя в движение. Сидеть так целый день оказалось непосильной и очень мучительной задачей.
   Порой пробегали одинокие волки и буйволы. А иногда целые стаи полосатых жуков размером с кулак пересекали пустыню где-то далеко. Таких жуков следовало опасаться - они стаей нападали на жертву и сжирали её в считанные минуты. Но при этом опасались большого количества людей, огня и резких звуков. И даже автоматная очередь не спасала одинокого воина от острых зубьев, один в поле не воин. Патроны когда-нибудь, да кончаются, а вот голод растёт с каждой минутой.
   С самого утра и до начала сумерек караван пересекал пустынную местность. Местами встречались довольно широкие травянистые участки, даже два оазиса миновал караван. Но в большинстве своём жизнью здесь не пахло и приходилось со скукой наблюдать, как мимо проносятся одинокие валуны. Порой можно было увидеть одиноких скорпионов, пятившихся назад от стука колёс, или же огромных москитов, в вечернюю прохладную пору пересекающих пустыню от оазиса к оазису.
   Наверное, единственным местом, что привлекло внимание путников за долгое время в дороге, была заброшенная станция. Эта основательно прогнившая конструкция всё ещё сохраняла свои формы, хотя давно уже должна была рухнуть. Неудивительно, что здесь ютились порой целые отряды путешественников и караванщиков, прячась от пустынных бурь. Или же нуждающиеся в ночлеге воины находили временный приют. Бетонные стены служили надёжным укрытием, несмотря на свой возраст, а шиферные навесы, хоть и полопавшиеся со временем спасали от проливного дождя. Раньше здесь было много всякого барахла, необходимого для обеспечения станции, но за десяток лет отсюда унесли всё, что имело хотя бы какую-то ценность.
   Кроме станции ещё пару вещей могли отпугнуть скуку. Это были: кладбище машин площадью в несколько гектар вдалеке, к которой не подходили из-за сильного радиационного фона, и заброшенная заправочная станция, погружённая на метр в песок, принесённый пустынными ветрами.
   Кортес удивился, почему Жданик не сделал привал на станции, как все приспособившиеся путники, а продолжал гнать мулов ещё пару часов. Но, убедившись в несколько нестандартном мировоззрении этого человека, он отбросил всякие версии, крутившиеся в голове.
   Привал караван утроил в долине высохшей реки, под одним из столбов, служащим креплением для моста. Мост давно рухнул от времени, остались только крепления в виде колон, и торчащие с двух берегов обломанные балки и прутья. Вот у одной из таких колон остановился караван Жданика.
   Место было выгодное, что уж сказать. Вокруг открытая местность - не подберёшься, а высокие берега защищали долину от сильных ветров. К тому же костёр можно было смело разводить со старых, облупившихся веток. Подземные воды уходили слишком долго, что дало возможность, вырасти целому лесу молодых деревьев. Но и они высохли вскоре, превратившись в дрова.
   Луна в этот вечер была на удивление большая. Сначала никто не обратил на это внимания, но как только караванщики разгрузили мулов и скинули с себя дорожную амуницию, они получили возможность поднять головы к небу. Облака расступились вокруг луны, будто волны от всплеска, оставив право ночному светилу сторожить пустыню.
   Улёгшись удобней у колеса повозки, и подстелив под голову добротный моток брезента, Кортес уснул. Дорога слишком вымотала его, тем более, если брать в учёт настолько долгий переход за перевал. После таких компаний нужно неделю отсыпаться, не говоря уже о скудном сне под открытым небом. Но спал он не долго.
   Где-то спустя два часа Кортеса разбудили разговоры бодрствующих караванщиков. Мерно потрескивали ветки в костре, несколько человек сидело у разгоревшегося пламени, а остальные спали.
   - Вот бывало, выйду ночью в пустыню, и слышу, как откуда-то издали доносятся крики и вопли. Может это только моё воображение, но там что-то нечистое было, не могу я поверить, что это так, - прерывисто пробормотал бородатый, заросший длинной щетиной караванщик и закурил.
   - Да брось, завод уже давно пустует, и нет там никого, - махнул рукой молодой парень, блеск в его серых глазах можно было увидеть даже сквозь толстые линзы очков. - Сколько раз уже туда ходили мужики.
   Щетинистый безнадёжно пожал плечами. Молодой собеседник, по-видимому, не верил даже в то, что Земля круглая.
   - Да сейчас много мистических мест у нас в округе, - заговорил третий, которого Кортес отметил как "шпала" из-за его роста. - Будто души мертвых не могут покинуть этих мест, вот и мучаются на этой чёртовой земле.
   - Ерунда всё это, мертвые, духи, - опять начал молодой.
   - Тут я соглашусь, сказки для детей.
   Было слышно, как поют сверчки. Сколько лет прошло, а они остались жить и всё так же беззаботно напевали убаюкивающую мелодию.
   - Днём будем в Рио-Ланде, очень сильно изменилось это место за последнее время.
   Услышав за родной дом, Кортес почувствовал, как сердце колыхнулось.
   - Одичал этот район, всё позакрывали, много людей уехало, много погибло из-за налётов, остались только самые стойкие, - молодой парень отвёл руку в сторону и шустро вытащил ещё пару сухих веток из кучи позади себя. - Я думаю, недолго осталось посёлку, но отдохнуть мы там сможем, поверьте мне.
   - Смотри, вся надежда на тебя, - поддержал шпала.
   Опять у костра восстановилась тишина и молчание. Только треск костра и фырканье лошадей, даже отдалённые песни сверчков утонули в уставшей голове.
   Караванщики ещё обменялись парой фраз, затем двое из них принялся делать обход лагеря, а третий улёгся на том же месте, где и сидел. Это всё Кортес наблюдал уже в полудрёме. И вскоре уснул...
   Утро выдалось на удивление туманным. Видимо долина реки ещё не совсем превратилась в пустыню, и утренняя сырость немного испортила уют. Поэтому все собрались раньше положенного. Погрузили тюки и перекусили на ходу, а уже через час караван двинулся дальше.
   Снова заскрипели несмазанные колёса, разжали возбуждённые утренним настроением лошади, и отряд оставил место недавнего привала. Не было новых сил, не было хорошего настроения, как будто ночь и не спали. Может быть, слишком истощился организм за недели странствования? А может предательская лень, которая подкатывает тогда, когда остаётся совсем чуть-чуть. И откуда появляется эта неусидчивость?
   Рио-Ланде.... С каждым километром Кортес ощущал присутствие родных мест. Его тянуло это место и все эти годы, что он был не здесь, давили его, и он не мог понять, почему? Что с ним? Чего ему не хватает? Оказалось - не хватает дома, родных мест.... Тех мест, где ему тепло, уютно. И он начал понимать, что нет ничего роднее дома, потому что это твоё, где тебя ждут и с чем у тебя связаны светлые воспоминания.
   Человек, так или иначе, возвращаясь в то место, где он провёл большую часть своей жизни, оставил своё прошлое и воспоминания, переживает эти чувства вновь. Очень быстро переживает, за пару секунд, может минут, но он вспоминает, улыбается. И что вызывает немалое удивление - это то, что даже неприятные истории человек переживает как что-то хорошее, как что-то, что с ним случилось. И это было, а значит - ты смог это пережить.
   Вот знакомый холм, изрезанный ветрами и поросший одинокими пустынными колючками, известными как перекати-поле. Вот огромный валун, Где мы когда-то загорали, уезжая из городка на велосипедах, подальше он лишних глаз. Вот здесь когда-то стояла табличка с надписью "Молочный комбинат", а в последние годы она повалилась, и только краешек её выглядывал из земли.
   Основным ориентиром городка служил слегка изогнутый столб дыма, уходящего с ветрами на восток. Генератором этого столба был оружейный завод, ставший впоследствии ремонтным заводом для техники. Похоже, он не особо пользовался популярностью из-за нефтяного кризиса, возникшего вследствие порчи топлива со временем. Старые автозаправочные станции, брошенные после войны автомобили, уже не могли быть источником добычи бензина, а повреждённые газопроводы уже давно отдали весь свой газ бесстрашным искателям этого природного ресурса. Теперь нефть в новом мире добывалась крайне сложно и не в таких больших количествах, из-за этого обладателей автомобилей и мотоциклов было довольно мало. Спрос на ремонт или интегрирование специальных устройств на железных коней был не так уж велик. Так что, скорее всего завод занимался не только этой сферой, и это стоило бы разузнать. Слишком долго Кортес не видел своего дома, и теперь ностальгия взяла его за живое.
   Вдалеке уже виднелись знакомые очертания зданий и мелкие силуэты жителей деревушки. Всё та же гостиница у въезда в Рио-Ланде, всё тот же разрушенный клуб, где ютились бродяги и пьяницы по ночам, всё тот же ставок и свинарня, закрытая на ремонт, которому видимо, не суждено было закончится. А вон дальше и конюшня. До боли знакомые места, до рези в переносице воспоминания. Мир не меняется, меняемся мы.
   В нос ударил приятный аромат яичницы. Кто-то жарил яйца, и запах разносился на десятки метров вокруг, будто приглашая путников к домашнему очагу. Как же это было привлекательно и заманчиво с трудной дороги, особенно после скудного сухого пайка на завтрак. Но оставалось только мечтать и надеяться, что какая-то одинокая старушка захочет накормить вояк с дороги и посплетничать на разные темы. Караваны ходят не так часто, чтобы держать в курсе последних новостей населения деревень.
   Кортес спрыгнул с повозки ещё на ходу, чтобы хоть немного размять отёкшие ноги и спину, а вскоре караван остановился у здания на краю деревни с вывеской "В дороге". Эта забегаловка располагала двенадцатью номерами для отдыха и небольшим гостиным залом, сделанным под обычную пивнушку. Здесь любили оставаться караванщики из-за возможности оставить товар и телеги в ограждённом дворе и попить дешёвого пива. С водой в Рио-Ланде было всё в порядке: десятки колодцев были вырыты бурильной машиной ещё в те времена, когда уцелевший завод обладал необходимым оборудованием. Правда, в последствие всё это оборудование пришло в негодность, а бурильная машина использовались теперь только как металлолом.
   Жданик отсыпал Кортесу двадцать монет, как и договаривались.
   - Ну что ж, всё прошло гладко и без насилия, - заговорил он, ухмыляясь, как гиена. - Надеюсь, ты наконец-то увидишь свой дом.
   - Спасибо, конечно увижу, - Кортес спрятал оплату в передний карман брюк и поднял кулак к сердцу. - Счастливой дороги до Башни.
   Жданик кивнул, ещё раз сверкнув лысиной, развернулся и без лишних слов оттолкнул створчатые двери в забегаловку. Как только двери захлопнулись, Кортес почувствовал себя действительно свободным. Он был дома, он был на своей земле.
   Может у кого-то, и не было никогда дома и ему приходилось всю свою жизнь скитаться и искать приюта в разных местах. Может, ему не удавалось обосноваться надолго в том или ином месте, или просто у него не было возможности. А может просто, для кого-то смыслом жизни являлась дорога, вечные путешествия, скитания по опустевшей планете. Так или иначе, человек ни разу не почувствовавший настоящего дома, не сможет понять, насколько сладостно возвращения в его стены, в его края, в его жизнь. Дом для кого-то обычное слово, а для кого-то это его прошлое, а значит и жизнь. Это место, где ты был воспитан и с которым у тебя связаны воспоминания и твое прошлое. Порой приятное, порой восхитительное, а иногда и печальное. Но это эмоции, а эмоции - это в первую очередь жизнь. И возвращаясь в родной дом, после долгих годов странствий ты проживаешь эту жизнь заново. Всего лишь за несколько минут, но ты её проживаешь. Ты вспоминаешь те годы и чувствуешь, как мысли живут за тебя, как твоя голова наполняется воспоминаниями, непонятно откуда взявшимися из самых удалённых мест твоего мозга. Ты уже и забыть забыл об этом, но вот оно снова выплывает перед твоими глазами. И ты ускоряешь шаг, когда это место уже близко, а затем шаг сменяется на бег. Потому что ты жил этим местом, и оно для тебя осталось и останется частью твоей жизни.
   Кортес шёл к своему дому, идти было не далеко, пару переулков. Но он уже чувствовал, как что-то родное манит его, встречает. И это явно были не улыбки проходящей мимо него девчушки с двумя вёдрами. Это было что-то большее, что заставляло сердце выпрыгивать из груди, а разум туманило от одной только попытки вернуться к реальности.
   Он прошёл мимо старой брошенной маслобойни, в последствии перестроенной под казино. Старые покосившиеся подпорки, что были раньше, заменили новыми, крепкими балками. А ведь он раньше так боялся ходить под этим балконом, как же это было давно. А вот и колодец, куда они так любили смотреть. Какими наивными были, когда верили в живущего на дне осьминога. Рассказал же старый дед про ужасных чудовищ со щупальцами, а они и поверили, боялись, что чудище придёт за ними ночью, если будут вести себя плохо. Детство - прекрасная пора, когда ты ещё ничем не испорчен, ничем не сломлен.
   Вот и дом старой травницы, наверное, уже и померла старуха, раз окна заколочены, хотя может зелья свои варить продолжает. Много чего изменилось с тех пор, уже не узнать никого в тихом городке Рио-Ланде.
   Кортес завернул за угол, едва не столкнувшись с выбегающими из-за поворота мальчишками. Он сорвал полусухой колосок, отломил верхушку, оставив мелкую часть стебля, сунул его в рот и стал интенсивно перебирать зубами. Шаг его резко замедлился.
   Что же он скажет родителям? Столько времени не виделись, ушёл так неожиданно, и вот вернулся. Долго его не было в родном доме, может про него уже и забыли, хотя - что за глупости? Он жив, он здесь, вернулся домой, став бойцом и мужчиной. Теперь он знает, чего хочет, и теперь он не будет проваливаться в старые ямы.
   Кортес шёл вдоль забора, постукивая пальцами по облупившимся доскам. Всё те же звуки, напоминающие детство. "Игра в рояль" - когда-то на этом заборе отгадывали мелодии со старых пластинок. Наверное, и сейчас бы отгадал пару мелодий.
   Он подошёл к знакомой до боли калитки, с прежней уверенностью отодвинул засов и вошёл во двор. Старый дом, который когда-то была его крепостью, он нисколько не покренился, остался таким же крепким и приветливым. Куски рубероида ничуть не прогнили и не съехали, а ведь как трудно было таскать эти куски со свалки и помогать отцу и дяде крыть крышу. Зато теперь дожди не помеха семейному уюту.
   Кустарник шиповника встретил Кортеса своим шелестением. Земля у корней была ещё сырая, а значит, недавно его поливали. Справа на верёвке сушилась потёртая рубашка, старые латанные на коленях джинсы и покрывало, которым ещё очень давно мать застилала его постель. У порога стояли два пустых алюминиевых ведра, старая, оббитая кожами дверь была чуть приоткрыта.
   Где-то сбоку раздалось рычание, Кортес опешил, интуитивно кладя ладонь на рукоять ножа. Он повернул голову направо и встретился взглядом с тёмными глазами пса. Тот порычал немного, залаял, почуяв постороннего, но его агрессия проявлялась недолго.
   - Брут? Это ты, малыш? - протянул ладонь Кортес, присев на корточки.
   Пёс, повизгивая, в два прыжка приблизился к хозяину и, виляя хвостом как опахалом, принялся лизать его руки и лицо. Кортес потрепал за шкуру пса, которого помнил ещё щенком. Как же он вырос, настоящая лайка, преданный до смерти пёс.
   Как же всё меняется, и как приятно обнаружить, что всё это - твоё родное.
   Кортеса отвлёк звон падающей на порог алюминиевой посуды. Он повернул голову. Перед ним в оцепенении стояла его мать, такая же волевая и такая же родная. Она замерла, уронив посуду и рук, но сейчас ни для кого это не играло никакой роли. Мать ошеломлённо смотрела на своего сына, не рискуя закрыть глаза и обнаружить, что это всего лишь сон.
   - Кейн..., - женщина запнулась, ком встал в горле, лишив возможности говорить.
   Предательская резь в носу настигла и Кортеса. Он поднялся на ноги, прекратив чесать пса за ухом, неуверенно улыбнулся и выдавил:
   - Да, мама, это я....

4. За свой мир. История Кортеса.

  
  
   Кортес проспал до следующего утра. Усталость сломила его окончательно, а ночь наградила крепким сном и хорошим отдыхом.
   - Я уже думала, ты не вернёшься никогда, - с едва заметным волнением проговорила мать, разливая по чашкам кипяток. - Ты так неожиданно ушёл.... А ведь мир вокруг слишком опасен и мы с отцом очень волновались за тебя.
   Она поставила чайник на горелку и достала три ложки из выдвижного ящика.
   - Я много где был и многому научился, - ответил Кортес, закусив губу.
   Мать с улыбкой на лице кивнула, села на сколоченный отцом табурет. А отец сидел рядом, в его взгляде можно было прочесть только одобрение, что сын вернулся домой после стольких испытаний. Он не мог ничего сказать против моих поступков, потому что сам когда-то был таким, сам принимал решения и учился жить.
   - Так ты был за перевалом?
   - Да, - помедлив, выдохнул сын.
   - И как там? - тут же перехватил отец.
   Кортес отпил чая из кружки. Чай был таким же ароматным и бодрящим, каким он привык его пить ещё в детстве. Как приятно, что он всё-таки дома....
   - Нам так и не удалось ничего разузнать, вернулись с пустыми руками.
   Кортес не стал говорить об истории с Леоном, незачем было разводить суматоху, когда ничего толком и не известно.
   - Я учился военному искусству в Кратере, работал наёмником, охранником, даже приходилось быть шахтёром, - Кортес опустил взгляд на столешницу, ему было неприятно говорить, что он вдруг вспомнил о доме за такой период времени. Он помнил о нём, каждую минуту, но как это будет звучать. - А после я отправился за перевал, и вот вернулся оттуда, решил прийти сюда.
   - И правильно сделал, - перехватила мать, кивая мне в поддержку.
   Да, Кортес увидел, как на её глаза наворачиваются слёзы, слёзы радости и счастья. Наверное, сыновьям этого никогда не понять, такие уж мы. А о чём тут говорить, ведь каждый, кто вырос с заботой своих матерей, знает, как они порой ведут себя. Как они плачут порой, как они молчат и как они смотрят. Ты чувствуешь их настроение, их чувства....
   И она смотрела на Кортеса, тая во взгляде радость и счастье. И как ни выкручивайся, каким бы ты плохим не был, тебе всё равно хочется обнять мать в такой миг. Просто обнять.
   - Мы рады тебя видеть, сын, - хлопнул по плечу отец, растянувшись в улыбке. - Тебя жизнь научила и я вижу, что ты вернулся совсем другим.
   - Спасибо, я тоже доволен, что когда-то ступил на этот путь.
   Они пили чай втроём, как это было всегда.
   - Мы знали, что ты когда-нибудь, а вернулся бы в родной Рио-Ланде, потому что ты был воспитан хорошим сыном, - отрезал отец.
   - Да, я много думал о доме, о вас. Мне было очень неприятно осознавать, как я поступил. Взял и всё бросил.
   Отец хмыкнул в ответ, но ничего не сказал.
   - Будешь булочки? - спросила мать и потянулась к хлебнице. - Вчера наша соседка принесла булки, мужа поминать.
   - Да, я с удовольствием поел бы, - согласился Кортес.
   Отец чесал бороду, она отросла у него достаточно сильно для того, чтобы можно было за неё ухватиться. Наверное, он трепал её невзначай, по привычке.
   - Ты не был в Адаране?
   - Нет, не приходилось, - помотал головой Кортес, а затем добавил, - у меня там есть друзья, так что может быть и выберусь. А у вас тут как дела?
   Мать с отцом переглянулись. Ничего особенного в этом не было, определяли говорящего, можно сказать. Заговорила мать:
   - Да у нас всё по-прежнему, люди вот только с Рио-Ланде уезжают в более крупные города, хотя и к нам много кого прибывает. Многие покинули этот мир, то болезни, то налёт был год назад, кто своей смертью. И ничего с этим не поделаешь, остаётся вот только жить и не тужить. Видел же, как Брут подрос? Вечно голодный, есть просит.
   - Да, большой стал проказник, - засмеялся Кортес. - А вы где работаете, всё так же?
   - Отец твой на заводе сейчас, всё на том же, ремонтно-оружейном. А я всё в больнице, лечим людей, хотя в последнее время животными занимаемся.
   Отец развёл руками в знак поддержки.
   - Я видел, городок начинают реставрировать, где заборы новые ставят, где дома улучшают и достраивают, - заметил сын.
   - Да, Рио-Ланде не беднеет, просто провинции уже не привлекают столько людей. Вот друзья твои разъехались, кто куда, искать работу и строить будущее. Мало кто остался, но ещё больше понаехало с других провинций.
   - Хм..., - опешил Кортес, забегав взглядом по потолку.
   - Ещё ходят слухи, что есть великолепный город, который никто не может найти, - отец был серьёзен, а может, просто сыну так показалось. - Это место называют Поднебесьем, где нет всего этого бесчинства, несправедливости и оружия.
   - Я думаю, что всё это сказки...
   - Все так думают, но некоторые верят и пускаются в поиски, - поддержала мать.
   Глаза Кортеса не выдавали особой заинтересованности.
   - И кто-то уже побывал в этом месте?
   - Говорят, что было пару человек, один живёт в Адаране, другой чуть восточнее, но он сошёл с ума. Ещё есть один, но я о нём ничего не слышал, - отец на секунду замолчал, но как только Кортес хотел задать логичный вопрос, то опередил его. - Почему они там не остались? Они мало кому об этом говорят, да и привыкли они к этому миру, наверное...
   - К этому миру нельзя привыкнуть.
   Кортес улыбнулся, ведь он попал в точку, к такому миру невозможно привыкнуть. Он будет твоим домом, но в этом доме везде будут расставлены ловушки.
   Зачем он вернулся? Разве его так тянуло домой, или потому что он привык к этому месту? У Кортеса вовсе не в этом была потребность, тем более он привык к дороге, она всегда приносила в жизнь новых знакомых, новых друзей, чувства и приключения. После нескольких лет скитаний, новой жизни он вернулся в то место, где когда-то начинал свою жизнь.
   Друзья.... Что значит это слово? Для кого-то это человек, поддержавший тебя в трудную минуту, для кого-то соумышленник, для кого-то колодец для излития души. Для Кортеса друг - это тот человек, которому он может доверять и ожидать от которого может помощи в любой ситуации. Человек, которого он чувствует нутром. Было ли у него много друзей? Нет, конечно, у кого бывает много друзей? Было много товарищей, знакомых, но друзья - было только двое: Николас, которого он не видел с того времени как ушёл. И девушка, которую он любил и которую смог назвать своим другом. Больше никого, никого. А зачем он вернулся? Его вернули чувства, и в глубине души он пришёл за тем, чтобы вернуть всё то, что потерял несколько лет назад.
   - Ты, наверное, хочешь спросить за Эмму? - опередил его отец и встретил облегчённый взгляд. - Тогда я не буду медлить, а скажу, что она уехала в Колосс.
   - А Николас? - Кортес взглянул на мать и заметил, как она отвела взгляд в сторону.
   Ответил отец:
   - А Николас погиб, нам очень жаль, - таким же ровным, как по радио, голосом проговорил он. - Они погибли во время налёта, когда вели караван с Колосса.
   Кортес замолчал на пару секунд и, почувствовав нависшую тяжесть и боль, решил как-то удержаться и продолжил:
   - Он всегда был хорошим человеком.
   Да, ему стало тяжело, но за проведённое время в пустыне, он терял друзей и теперь, он уже знал цену этой потери. Но в какой-то степени у него поменялись взгляды на мир, на людей, на потери за последние годы. Может, он почувствовал цену настоящей дружбы, настоящей потери.
   Ему было тяжело расставаться с Николасом, но за эти годы он отвык от друга и за всё это время они уже стали другими. Может поэтому, когда отец сказал ему о смерти друга, Кортес не шелохнулся, хоть это и доставило ему боль, но не такую, чтобы сломить и заставить человека страдать. Ему бы было намного больнее, если бы он потерял ещё одного друга, которого оставил здесь. Почему? Потому что второй друг не был для него просто другом.
   - Вы не будете против того, что я покину вас не надолго и проведаю знакомые места? - Кортес кашлянул в кулак, видно булочка соседки оказалась немного жестковатой.
   - Ты направишься в Колосс?
   Вопрос отца заставил сына замешкаться, как чётко он чувствовал сына. Кортес и впрямь очень хотел направиться в Колосс, он преследовал своё прошлое и не хотел его отпускать. Может, ему и хотелось побыть дома, но подсознание гнало его туда, чтобы раз и навсегда расставить точки в этой истории. Каждый знает, как тягостно ожидание, особенно в вопросах небезразличных тебе людей.
   - Наверное, да.
   Мать снова улыбнулась, но уже как-то устало, смиренно.
   Так они сидели ещё около получаса, говорили о мелочах, вспоминали нелепые истории и просто говорили о жизни. Мать собирала сыну в дорогу рюкзак, будто он собирался находиться в пустыне месяц. До Колосса тут рукой подать, всего четыре дня пути. Но мать сделала так, как должна была.
   Сын поправил револьвер на бедре, закинул на спину АКМ, без которого выжить в пустыне довольно непросто и вышел во двор. Следом за ним вышли родители.
   - Я буду через неделю, может чуть позже, - сухо заговорил Кортес, ловя на себе взгляды родителей.
   Отец переглянулся с матерью, улыбнулся в ответ:
   - Ты умеешь водить?
   - Эмм... - протянул сын, бросая взгляд на мать. - А что там трудного?
   - Год назад я починил старый москвич твоего деда, мы с Волком пересобрали топливный узел. Теперь машина на ходу, и работает на бензине из переработанных нефтяных отходах, но я боюсь, как бы топливная система не накрылась от такого топлива, да и скорость больше пятидесяти не выжимает особо. На ремонтном заводе теперь можно брать отходы и гнать из них бензин, там много чего остаётся, и нефть бывает, и хороший бензин даже иногда попадает, - отец достал с кармана связку из двух ключей и кинул их сыну. - Я тут запас две канистры, и бак почти полон, думаю, что до Колосса и обратно на два раза хватит с головой. Машина в сарае, аккуратно, там такой бардак!
   Кортес направился к сараю, снял отомкнутый амбарный замок и открыл ворота.
   Перед ним стоял запылённый москвич ещё с довоенных времён. Видно было, что его чинили несколько раз, так как капот был несколько раз латаный, а кузов переварен в нескольких местах. Двигатель собирали с нескольких частей, так как деду приходилось собирать целые части двигателей с различных автомобилей. Много было чего уничтожено ядерными ударами, а ещё больше подверглось разрушению за прошедший век. Отсюда и настолько необычная конструкция.
   Крышу автомобилю срезали, сделав что-то наподобие кабриолета, только задние места сделали под грузовой отдел. Это не был пикап, но всё же сходства были заметны и с этим видом транспорта.
   Через десять минут автомобиль уже стоял перед домом, гружёный топливом и провизией. Наступило время ещё раз прощаться.
   - Ты ж будь аккуратней в дороге, - предупреждала мать, поправляя мятый воротник. - Колосс большой город, и там трудно сохранить голову.
   - Спасибо, мам, - улыбнулся Кортес, обнимая женщину. - Я скоро вернусь.
   - Знаешь, - продолжил отец. - Это твоя жизнь, и ты решаешь, как ей управлять. Я не буду говорить тебе, как поступать в тот или иной момент, но дать совет - это ещё в моих правах, верно ведь?
   - Конечно.
   - В Колоссе, хоть это и культурная столица, есть свои банды и авторитеты. Лучше не ввязываться в переделки с этими парнями. Просто наберёшь себе проблем, а они никому не нужны, - отец кивнул на АКМ. - Не оставляй машину, лучше поставь на платную стоянку, и не суйся в район Гетто. Место, где ты её найдёшь, называется толи "Белая агония", толи что-то в этом роде. А там разберёшься, я уверен.
   - Спасибо.
   Сын не долго прощался с родителями. Обняв мать, он пообещал быть аккуратным. Затем пожал отцу на прощание руку и сел за руль, хлопнув дверцей автомобиля.
   Мотор закашлял, после прерывисто зарычал и затих. Со второй попытки он всё же заставил автомобиль двигаться и Кортес, взмахнув на прощанье рукой, направил машину в сторону центра города. От Колосса его отделяла всего сотня километров, тем более что караванами была уже обозначена дорога.
   Он остановил автомобиль у магазина, который носил за собой метку первого магазина в Рио-Ланде. Кортес купил два десятка патронов для револьвера и две обоймы на АКМ, отдав за это найденный за перевалом прибор ночного видения. Прибор был немного неисправен, а он всё равно не вязал мысли, как его отремонтировать. Подходя к автомобилю, он услышал шарканье шагов позади, и въевшееся в память чавканье.
   - Неужели это Кейн решил вернуться домой? - Тар нисколько не изменился: всё тот же оценивающий взгляд, набитые на одежду цепи и шипы, перекинутый за спину арбалет и та же жвачка, которую теперь делали из смолы. - Наверное, повзрослел, погляди, какую машину себе прибрал к рукам.
   С Таром было ещё два подонка, Кортес не знал, как их зовут. А этот мешал ему всё детство: вечно избивал всех, кто неправильно посмотрит на него, бил витрины ночью и палил чужое добро. Все остерегались его как огня, мало ли, что у него в голове. Типичный урод и негодяй, что тут ещё можно сказать? Теперь он вновь решил показать свою силу и власть.
   - Тар, иди своей дорогой, - ответил Кортес, даже не взглянув ему в глаза.
   - Что ты сказал? - в его голосе была заметна усмешка. - А?
   Усмехнулся один из его шестёрок, второй шмыгал носом где-то позади. Кортес молчал, сдерживая в себе эмоции и желание проехаться ему по лицу. Из-за отворота кожаной куртки показалась рука Тара с небольшим раскладным ножом. У Кортеса тоже был такой на поясе, только чуть увесистей.
   - Идите своей дорогой, у меня сейчас другие планы.
   Тар развёл руки в стороны:
   - Другие планы? А у меня сейчас планы поинтересней твоих!
   В этот момент Кортес услышал шорох сзади, будто кто-то делает шаг назад. Так и было, бандит шагнул назад, чтобы размахнуться и в следующий момент Кейн почувствовал увесистый удар в затылок. Его бросило вперёд, но он был готов к этому и, выставив локоть вперёд, угодил Тару в грудь, отчего тот отскочил назад, потеряв возможность дышать.
   Кортес мигом пригнулся и уклонился влево, пропустив удар от второго бандита в плечо. Мгновенно выхватывая нож, он развернулся, и резким ударом воткнул нож в бедро сзади стоящему бандиту. Тот взревел от боли, и последовавший вслед за ударом ножа удар ноги в грудь заставил того лежать.
   Второй бандит уже успел нацепить кастет, и второй удар пришёлся Кортесу в верхнюю часть челюсти. Едва он успел уклониться, что удар оказался хлёстким, но рассечь кожу всё-таки удалось. Кейн не удержал равновесие и, сделав пару безуспешных шагов назад, рухнул на спину, роняя выдернутый нож и поднимая пыль.
   Тар уже отдышался и снимал с пояса тяжёлую цепь. Второй бандит уже направлялся к лежачему бойцу. Но Кейн не растерялся и мигом выхватил револьвер с кобуры, направив его на приближающегося противника.
   - Прострелю башку, клянусь, - невнятно, едва различимо пробормотал Кортес, поднимаясь на ноги. Голова немного гудела, но адреналин не давал нервам ныть. - Сделаешь шаг, мразь, и он будет твоим последним шагом.
   Тар опешил, но приготовил цепь к бою. Его напарник всё также ехидно улыбался, его нисколько не озадачило оружие в руках Кортеса, и по этому можно было определить, что тот находился под воздействием психотропного наркотика.
   - Пошли на хрен отсюда! Убивал уродов, и сейчас не пожалею патронов! - Кортес дышал сквозь зубы, чувствуя вкус крови с разбитой десны.
   Бандит оглянулся на предводителя, и Тар махнул рукой на стонущего от боли пострадавшего. Бандит подхватил раненого товарища и потащил его в сторону покинутого дома, на ходу сыпля проклятия в сторону Кортеса.
   - Мы ещё увидимся, - улыбнулся Тар, направив нож на противника. - Обязательно увидимся, Кейн.
   Предводитель направился за товарищами, даже не оглядываясь назад.
   Кортес проводил его взглядам, опасаясь предательского выстрела, поднял окровавленный нож, вытер его тряпкой и спрятал в чехол.
   Вскоре Кортес гнал автомобиль уже по загородной дороге в сторону Колосса.
  

* * *

  
   Не сказать, чтобы Колосс был большим городом, но имя культурной и аграрной столицы он оправдывал. Восточная Республика состояла из оцеплённого каменной стеной города, и огромных пригородных ферм и плантаций. Здесь даже функционировала восстановленная угольная шахта, которую хоть как-то спасли стены бункера и соляной карьер. Потолки и стены обсыпались, шахта затопилась, балки прогнили и разрушились, даже рельсовая дорога разрушилась от коррозии. Однако одну ветвь из шести всё же удалось восстановить, наверное, потому, что за ней хоть немного следили жители бункера. Теперь эти жители были основателями Колосса, а в месте их убежища теперь стоял оружейный завод и патроны продавались практически во всех окрестных городах.
   В Колосс приходили караваны со всего Черноморского бассейна, в том числе с Адарана. Город был богатым, аграрная столица, обеспечивающая весь ближний мир едой, но и общество здесь отличалось от остального мира. Если брать в рассмотрение внутренний город (что находится в окружение стеной), то жители там преимущественно элитные люди. Там есть школа, библиотека, где собраны уцелевшие книги с убежищ, столовая и больница. Милиция Колосса патрулирует территорию по периметру стены, однако несколько патрулей навещает и внешние области.
   В Колоссе был свой президент и совет приближённых людей. По большей части, это было миниатюрное государство, со своими законами и политикой. Внутреннюю часть могли посещать только граждане этого миниатюрного государства, либо же люди со специальным разрешением. Также студенты лицея Колосс могли свободно пересекать границу города.
   С внешней стороны город ничем не отличается от других, только бандитов поменьше. Здесь можно увидеть и казино, и спальные районы, и забегаловки, и бары. Даже уличные бои проводятся на арене около элитного публичного дома "Мария".
   Всё это захватывает, когда ты попадаешь сюда. Но Кортеса это не сильно интересовало, он искал место под названием "Белая агония", и он его нашёл.
   Кортес поставил автомобиль недалеко от почты, дал охраннику две монеты, чтобы присмотрел и направился вниз по улице. Мимо проходили и культурные парочки, в чистых одеждах, иногда виделись пьяные лица, проходившие мимо, едва не цепляя плечом. Но оружие было лишь у некоторых, видимо здесь не так было опасно находиться.
   Был уже почти вечер, когда Кортес нашёл нужное ему место. "Белая агония" представляла собой довольно приятное заведение для отдыха. Внутри стены были выполнены в стиле деревянного покрытия, а предметы интерьера подходили под эти цвета. Барная стойка радовала глаз обилием напитков, столики были расположены весьма удачно, а напротив столиков у другой стены была небольшая сцена с двумя шестами по бокам, сразу же рядом площадка с музыкальными инструментами. За барной стойкой вверх вела лестница, а перед лестницей две двери, одна для мужчин, другая для женщин.
   Посетителей в этот день было немного - всего лишь половина зала была заполнена. Кортес подошёл к барной стойке и занял место. Следом за ним подошёл какой-то мужчина в тёмном костюме и попросил сдать оружие, руководствуясь тем, что в этом заведении оружие сдаётся. Поняв, что это охрана, Кортес нехотя отдал револьвер и нож, получив талон.
   - Что-нибудь будете? - поинтересовался молодой бармен.
   - Да, пожалуй, - повернулся Кортес и поймал взгляд парня на разбитой скуле. - Мне бы хотелось Буфа, я только с дороги.
   - Сейчас будет сделано, - парень потянулся к бутылке с напитком.
   Буф - слабоалкогольный напиток, выстоянный на сушёных фруктах и соке крупных белых муравьёв, напоминает лимонад с привкусом вишни.
   - Парень, я ищу Эмму, мне сказали, что я могу найти её здесь.
   Бармен одобрительно улыбнулся, не прекращая вертеть в руках бутылку с какой-то мутной жидкостью.
   - Да, сейчас уже начнётся представление.
   - Что? - переспросил бродяга.
   В этот момент заиграла музыка, раздались аплодисменты и крики из-за столиков. Кортес перевёл взгляд на сцену и его брови стремительно поплыли вверх. Вышла средних лет женщина в обтягивающем платье и с откровенным декольте, в руках был микрофон. По обе стороны от неё вышли две девушки в нижнем белье и эротично захватили ногами шесты.
   Женщина запела прекрасным голосом какую-то старую малоизвестную песню. Видимо сохранившаяся с прошлого века, потому что пела она о зелёных полях и прозрачных реках. Но не она привлекла внимание Кортеса.
   Хоть он долго и не был дома, но всё же узнал Эмму. Пластика движений танцовщицы была на высшем уровне, видимо она нашла себе работу и уже долго этим занималась. Однако на лице зависла серая, невыразительная гримаса. Будто маска, скрывающая душу и делающая из человека бесчувственную статую. Пропала радость в её глазах, тот прежний блеск и прежнее великолепие. Губы теперь не дарили миру улыбку, не заставляли сердца влюбляться в эти губы. Волосы её были острижены до плеч, а ведь она никогда не хотела с ними расставаться. Где же прежняя Эмма, которую он так любил? Перед ним была обычная танцовщица, которая завораживала мужчин пластикой движения и оголёнными частями тела. Стриптизёрша, которая когда-то была человеком, чувствовавшим жизнь и хранившим собственные надежды и мечты. Но ведь они тоже чувствуют, тоже переживают. Что же привело её к этому?
   Кортеса бросило в жар, он услышал, как пульс барабанит виски. Неужели он потерял того человека, ради которого поменял свою жизнь? Неужели он потерял её? А музыка всё играла, мадам всё пела, вытягивая аккорды. А она всё танцевала, ледяным взглядом окидывая присутствующих и завораживая всех движениями.
   Бродяга допил коктейль, поднялся и направился ближе к сцене. Мелодия закончилась, девушки замерли в финальных позах, певица поблагодарила зрителей. В этот момент Эмма перевела взгляд на приближающегося от барной стойке человека и глаза её замерли.
   Кортес остановился, не отводя взгляда от танцовщицы. Он заметил, как лицо её изменилось, как самообладание и холодная решительность колебнулась. Она его узнала, наверное, этого он сейчас и хотел.
   "А сейчас выступит наш новый музыкант со свой песней", раздался голос позади. Кортес шагал к выходу, подошёл к охраннику и вручил ему талон. Оружие снова заняло своё место на поясе, а бродяга вышел из помещения. Сейчас ему было действительно больно, до рези в глазах больно. Отчего же? Разрушенные надежды, мечты? Ведь он не так всё себе представлял, он хотел вернуться другим и вернуть всё то, что оставил здесь. Но ведь он не один меняется, меняется всё вокруг, и он не вернулся не в оставленный мир, а уже в другой, совершенно не такой мир.
   В душе он называл себя самонадеянным подонком, который не смог совладать с собой два года назад. Если человек не любит тебя настолько, как хочется тебе, это не значит, что он не любит тебя всем сердцем. Сколько мы делаем ошибок за свою жизнь, и допускаем иногда такие, за которые жалеем всю свою жизнь. А теперь он вернулся и обнаружил, что мир изменился вместе с ним и он уже потерял свой прежний мир. Стало очень обидно и тоскливо, стало больно от собственной глупости и слабости.
   Кортес поднял взгляд и задержал его на выплывающем из-за туч ночном светиле. Такая же одинокая луна, такой же одинокий странник в мире неизвестного. Сесть в автомобиль и умчаться навстречу ночи? Одиноко, но не так тягостно. Ждать чего-то? Кортес уже ждал, и пришёл к тому, что ждал он совершенно другого.
   - Кейн? - этот голос, даже он изменился, стал холоднее, немного грубее и обречённей.
   Кортес обернулся.
   - Привет, Эмма.
   Она стояла объятая лунным светом, очертания тела скрывал халат. Но эти плечи, эти волосы, эти глаза... Кортес вздрогнул снова, как же быстро из глубин сердца возвращаются чувства.
   - Я думала, ты уехал навсегда и больше не вернёшься, - слегка подрагивающим голосом продолжила она. - Где ты был всё это время?
   Кортес улыбнулся, он рад был её видеть.
   - Я был далеко отсюда, работал, воевал, учился жизни. И, я много чего понял, те вещи, которых раньше не понимал. А ты как? Чем занималась? Как учёба, работа?
   - Я проучилась совсем мало времени, потом сразу пошла работать. Сменила несколько работ и сейчас остановилась здесь, в "Белой агонии", - глаза её заблестели. - Я ждала тебя, Кейн, так ждала....
   Кортес сделал шаг навстречу и обнял её, так крепко, как хотел сделать всё это время. Он почувствовал её дыхание у себя на шее, от чего сердце забилось сильнее. Как давно он не видел её, как давно....
   - Я приехал за тобой, Эмма, - прошептал Кортес. - Я много чего понял, я понял, что допустил много ошибок. И мне очень жаль, что я был таким дураком.
   - Ты не был дураком, ты был человеком, которого я очень сильно любила и, - запнулась девушка. - И человека, которого я потеряла, по своей же вине. Тебя не за что винить, я просто не смогла понять, что для меня в жизни важнее.
   От сердца отлегло, Кортес почувствовал, как возвращаются к нему прежние эмоции и дикое спокойствие.
   - Сейчас можно всё изменить и всё вернуть, забрать тебя с этого проклятого места и вернуться в Рио-Ланде, зажить другой жизнью.
   Кортес почувствовал, как возникшая пауза напомнила о страхе.
   - Это невозможно, Кейн, - отошла назад Эмма, вытирая накатившие слёзы рукавом. - Слишком много уже произошло и слишком много изменилось. Я сильно тебя любила, очень сильно, но когда ты ушёл...
   - И я тебя любил...
   - Подожди, - прервала Эмма, пытаясь сосредоточиться и продолжить. - Когда ты ушёл, я потеряла всякую надежду и стала другой. Я ушла с дома из-за этой вот дурацкой мечты, которая погубила меня. Большой город, перспективная работа - нет здесь ничего, всё также, и я залезла в эту яму сама.
   Эмма закрыла лицо руками, Кортес попытался обнять её, но она отпрянула.
   - Меня изнасиловали местные бандиты, когда я шла вечером домой, неважно уже, кто это сделал, я в тот момент хотела покончить с жизнью, но мне не хватило духу. После я села на наркотики и стала наркоманкой, - с большим трудом проговорила она, выжимая из себя каждое слово. - Потом мне пришлось стать проституткой, чтобы хоть как-то кормить себя и после этого, вся жизнь моя пошла наперекосяк. Я катилась в эту яму всё глубже и глубже, пока мне не помог один человек.
   Кортес молчал, ему нечего было сказать, всё вмиг обрушилось в его душе, всё вмиг приобрело хмурые оттенки.
   - Этот человек вытащил меня из ямы, протянул руку помощи, одел, обул, накормил и предложил выступать в "Белой агонии" у своей сестры. Я смогла бросить наркотики, я уже их не принимаю, но я очень благодарна этому человеку, и кажется, я его смогла полюбить.
   - Прости, я не знал этого...
   - Просто одним утром я проснулась, а тебя рядом нет, - продолжала она. - И мир оказался пуст для меня, а ты пропал. Ушёл из моей жизни как уходит надежда, и я осталась одна. А ведь я хотела быть рядом. Ты не знаешь, что стоило мне всё это пережить, какие муки мне пришлось преодолеть!
   Девушка замолчала, в её глазах можно было прочесть страдания.
   - Он забирает меня в Адаран, где он живёт. Здесь он пробыл несколько месяцев, и за это время я сильно изменилась и привыкла к нему, я уеду с ним. Мне очень больно, что я не смогла сохранить себя, не смогла остаться такой, какой ты меня помнишь. А ведь я очень хотела быть с тобой, но....
   - Но жизнь повернулась иначе, - продолжил Кортес.
   - Да, - со слезами на глазах кивнула Эмма, с трудом сдерживая плач.
   Сердце сжалось в комок, затихло, остановился пульс, слабость пробежала по всему телу. А после медленно организм вернулся к жизни, забилось сердце. Кортес потерял мечту, он потерял надежду и будущее. Он потерял цель, к которой стремился, и которая вела его по жизни последние годы.
   - И что нам остаётся? - едва слышно проговорил он, перебарывая резь в носу.
   - Наверное, уже ничего, - всхлипнула Эмма.
   - Тогда нам нужно прощаться, и постараться начать новые жизни, - грустно улыбнулся Кортес, хотя ему было очень больно говорить эти слова.
   - Наверное, да, - она посмотрела ему в глаза. - Но забыть всё то, что ты мне подарил, я никогда не смогу, и буду всегда тебя помнить. Все те моменты, которые ты мне подарил, и которые я с тобой пережила.
   - Прощай, Эмма, спасибо тебе за то, что помогла мне обрести новую жизнь и стать другим. Ты всегда останешься в моём сердце, и желаю, чтобы ты была счастлива, потому что ты этого заслуживаешь как никто другой.
   Она крепко обняла его, тонкой струйкой её слёзы стекали на одежду Кортеса. Это были прощальные объятия, и Кортес чувствовал, как от него отрывают часть его мира, его жизни. Но он ничего не мог поделать, он должен отпустить.
   Кортес сделал шаг назад:
   - Прощай, я верю, что ты будешь счастлива.
   - Я тебя не забуду...
   Кортес сделал ещё пару шагов, они давались ему с огромным трудом, ведь соблазн развернуться и остаться здесь давил с каждой минутой всё сильнее. Наверное, от безысходности, от бессилия что-либо вернуть, вернуть мечту. Он растворился в темноте, а она осталась стоять на месте, под светом уличного фонаря. Так они и расстались, оставив одиночество и мысли.
   Кортес сел в автомобиль, мотор поддержал его рычанием. Теперь перед ним неизведанная дорога и четыре стороны мира. Куда теперь? Кортес хмыкнул, ему уже не было разница куда ехать, главное подальше от этого места.
  
  

5. Воспоминания. Альфред.

  
   " Анкета участника операции Перевал
  
   Если вы думаете, что прошлое очень легко забывается, то вы ошибаетесь. Моё имя Альфред, родной город Адаран. Что я могу сказать о себе? Я служил в пограничных войсках Адарана три года, после чего нанялся в караванщики. До этого занимался строительством и проработал в этой сфере несколько лет.
   Родился в шестом бункере, что западней Адарана. Родители погибли во время налёта бандитов, отчего я и посвятил свою жизнь военному искусству.
   Хочу от этого похода новых ощущений, и денег, конечно же. На приобретённую сумму собираюсь открыть небольшую забегаловку и начать семейный бизнес. Видели бы вы мою девочку, такую бы жену каждому, тогда не было бы всего этого. Да и всё-таки не могу я без этих путешествий, хочется чего-то такого.
   Мои цели в жизни? Найти себе место под солнцем и надирать задницу каждому, кто попытается отхватить себе кусок этого места. Жениться на замечательной девушке, поднять свой бизнес и обзавестись семьей. Наверное, это и есть основная цель.
   Ценю друзей, ведь их очень мало. Точно так же как хороших людей, наверное, на этой грешной земле один на десяток хороший человек. Таких людей я уважаю и ценю, и всем советую. А особенно, если они ходили с вами в бой.
   Что я думаю про мутантов? Не трогают меня, и я их не трогаю, какими бы ужасными они не были. Это наш общий мир и в нём можно ужиться, только не все это понимают.
   Из оружия люблю карабины и винтовки. В момент выстрела главное не потерять самообладание, а я очень люблю себя проверять на этом. Один выстрел - один убитый.
  
  
   Альфред Мала, 1 декабря 2166 года.
   Пограничные Казармы Колосс. "
  
   - Саня, как там с дровами? Подбрось, а то тяга слабеет, - крикнул сидящий рядом с Альфредом караванщик.
   - Ага, сейчас, - поднял руку сидящий на барже дозорный и спустился вниз в котельную.
   Через несколько минут котёл затрещал интенсивней, копоть из трубы пошла сильнее и товарная телега прибавила в скорости. Радовала ещё и дорога, за вековой жизненный цикл растительность не разрушила асфальт, хотя местами он потрескался и разошёлся. Спас сухой климат, что не дал растительности прорасти, к тому же песочные бури забивали цели в асфальте песком, так что дорога оказалась на удивление ровной.
   Баржа катилась быстро, напевали песни замыкающие караванщики, весело смеясь, и перебивая друг друга. Конные разведчики где-то далеко впереди огибали кольцо. Ещё пара человек следило за баржей, а остальные располагались в повозках.
   Большинство охранников были вооружены огнестрельным оружием, но некоторые позволили себе только арбалеты и дротики. На крыше баржи закрепили большой гарпун, и установили пулемёт, но патронов как всегда было мало. Этого пулемёта на долгую оборону не хватило бы. Защита не представляла собой тяжёлую броню, это были преимущественно дублёные доспехи с креплёными пластинами. У некоторых были стальные доспехи на плечи, калённые умелыми кузнецами - довольно дорогая штуковина.
   Альфред ехал в одной повозке с Немым, Саней и Толиком.
   - Мужики, а что нового слышно за последний месяц? - почесал щетину Альфред. - А то вот мы возвращаемся домой и ничего не знаем.
   Саня курил, вглядываясь вдаль на брошенные терриконы. Олег повернулся к друзьям и протянул задумчиво:
   - Особо ничего не изменилось, всё по-прежнему. Большие города цветут, а мелкие усыхают, как и раньше.
   Немой развёл руки в стороны, Альфред усмехнулся.
   - Что, совсем ничего нового нет? Не поверю, что вы, караванщики, и не знаете никаких новых слухов? Я думал они ходят чаще, чем мы дышим.
   Толик посмотрел чуть подозрительно, толи обиделся, толи не понял. Затем пожал плечами и отвернулся.
   - Слухи-то ходят, - ответил за него Саня. - Но реальные это слухи, или нет, никому неизвестно. Впрочем, как и все слухи.
   Альфред одобрительно кивнул.
   - А кому сейчас верить можно? Хоть слухи узнаем свежие, а то это солнце так замечательно убаюкивает, что очень скоро вы можете меня потерять.
   - И не говори, - поддержал Саня.
   - Так что там слышно? - переспросил Альфред.
   - Люди говорят о каком-то Поднебесье, - с безразличием в голосе произнёс караванщик. - Неизвестно что это, но есть люди, которые его видели. Кто говорит, что это прекрасный город далеко на востоке, который миновала война. Другие говорят, что это новый мир, а кто-то и вовсе ссылается, что это новая концепция Рая на земле.
   - Что-то типа Эдема?
   - Что это?
   Альфред немного приподнялся, чтобы сменить положение.
   - В Библии говориться об этом саде. Мне в детстве мать читала, но праведника из меня никак не вышло.
   - Я слышал о Библии, но даже не видел её, - откровенно признался Саня. - Может ты и прав насчёт Эдема, я спорить не буду, потому что не знаю.
   - И ты веришь в это?
   - Я не верю, что на этой планете существует подобное место, - караванщик беззаботно почесал затылок, - даже если бы до войны люди и построили подземный город, то его бы невозможно было уберечь.
   Немой пожал плечами и переглянулся с Альфредом. Тот в свою очередь не решил останавливаться.
   - А есть факты, подтверждающие эти слухи?
   - Есть несколько человек, которые вроде как видели это место, - караванщик усмехнулся. - Да сейчас полоумных полно, поэтому стараюсь не обращать на это внимания.
   - Да это верно.
   Дорога медленно плыла перед глазами, прокатывались мимо сухие кустарники. Тишина, только стук колёс повозок, сопение мулов и отдалённое рычание баржи.
   Альфред задремал, представляя, как он откроет свою забегаловку и наконец-то реализует свою мечту и придёт к спокойной жизни. Как его встретит Анна, обнимет и приготовит вкусный завтрак с дороги. Сейчас ему хотелось побыть слабым, чтобы эта девушка позаботилась о нём. Хотя бы несколько минут побыть слабым, ведь, сколько лет он не давал трещины, был крепок как метал.
   После трудного пути, каждому мужику хочется побыть в объятиях любимой дамы, чтобы она помогла, накормила, и ты мог уснуть с уверенностью в завтрашнем дне. Без них жизнь любого бойца - ничто. Ведь как приятно знать, что тебя любят, получить письмо перед боем. Нет ничего дороже этого ощущения, потому что это ведёт человека. Ведёт к победам и большим достижениям, это внутри нас, это стержень, который держит нас на ногах. Это наша опора и наше сокровище.
   Сколько женщин перевидал Альфред, но они уже не те, какими были раньше. Мир слишком сильно изменился, и приходилось скитаться в долгих странствиях, чтобы найти женщину, которая действительно окажется той, которую ты полюбишь. Конечно, очень много распутных красавиц, бездарных девиц, глупых пустышек, но таким и находятся спутники жизни по существу.
   Очень трудно найти крепкой семьи, чаще всего женщины остаются с детьми на руках, а мужики быстро сворачивают удочки, или погибают. Где только не чинят расправы моральные уроды и криминалы, как только не обходиться жизнь со "свободными" заложниками новой империи человечества. В дороге, на улице, в барах - и никто не контролирует эти процессы. Чуть влез не туда, тебя и пристрелили. Как только начинаешь крутить дела в мире криминала, то ты оттуда уже не выберешься - либо погибнешь в междоусобных войнах, либо тебя приберут свои. Поэтому Альфред выбрал другой путь, подальше от грызни городских собак. Он выбрал путь бродяги, где тебя не воткнут нож в спину и не подстрелят из-за угла, а где ты выходишь на честный бой, и может предугадать последствия. Здесь всё решает твои умения и навыки, как поступишь, как подумаешь - так и будет.
   Вообще стоит опасаться больших городов, типа Адарана, ведь там всё контролируют устоявшиеся олигархи и банды. И они постоянно ведут войну друг с другом, тёмную войну. И если ты попадаешь в этот город, что часто становишься на одну из сторон и втягиваешься в это внутреннее противостояние системы. Но втягиваешься ты обычной пешкой, и жизнь твоя ничего не стоит.
   Альфред был в хороших счетах у милиции Адарана. Хоть она и не представляла большой силы в городе, но она сохраняла нейтралитет и не вмешивалась в войну города. Работа милиции заключалась в контроле бубличных заведений и защите города он нападений. Поэтому Альфред и задумался над идеей открыть забегаловку, он бы не вмешивался в войну кланов, и оставался бы прикрытым со стороны милиции. А лишние проблемы не были нужны ни одному из кланов.
   Погрузившись в собственные мысли, боец задремал. Но сон его был прерван.
   - Налётчики! - срывая голос, заорал дозорный, но до передовых бойцов донеслось лишь неразборчивый крик.
   Он гнал лошадь к грузовой барже, на ходу выхватывая из седельной кобуры двуствольный обрез. Его глаза выдавали испуг и растерянность, видимо этот вояка попадал в передряги всего лишь пару раз, хоть ему и было уже под тридцать.
   - Держать кольцо, телеги по периметру, не подпускайте их к грузу! - начальник каравана спрыгнул с повозки, на ходу выплёвывая окурок сигары. - Приготовить пулемёт, лошадей и мулов гнать за баржу!
   Караванщики умело выполняли команды своего начальника, не произнося ни слова. Они кряхтели, бегали, суетились, но очень были заметны дисциплина и умение подготовки к бою, которое они не раз отрабатывали.
   Альфред соскочил с борта кузова и впопыхах расстегнул рюкзак: крепкая, усеянная пластинами метала броня, быстро нашла место на торсе, закрывая шею, плечи и грудь. Как только застёжки были закреплены, Альфред проверил бардачок с патронами на поясе, схватил карабин и побежал к соседней повозке, откуда открывался более удачный обзор поля боя.
   Немой не долго думая, побежал к барже, оставив вещи в кузове. Он даже не попытался надеть броню, враги были слишком близко. Закинув за спину винторез, боец быстро вскарабкался на крышу баржи по боковой лестнице и занял позицию чуть справа от пулемёта, где уже стоят караванщик.
   По подсчётам, оборонявшихся было чуть больше двадцати человек, в то время как нападающих было, чуть ли не в полтора раза больше. Налётчики появились неожиданно, как только караван подошёл к ущелью, загудели моторы и метрах в пятистах впереди вырисовались мотоциклы и багги стервятников пустыни.
   Нападающие не стали ждать, пока защитники среагируют и приготовятся к полноценной защите - в миг рев моторов определил начало атаки, и столбы пыли из-под колёс поднялись на горизонте.
   - Шевелитесь, быстрее! Какого хрена я вам плачу? - кричал начальник каравана, махая над головой револьвером.
   Суета позади Альфреда превратилась в гул, который стал понемногу утихать. Он взял на мушку приближающийся мотоцикл, очень трудно было прицелиться в налётчика, когда тот в движение, и прикрыт металлической решёткой. Две сотни метров, и Альфред уже различал защитные костюмы бандитов, направленное на караван оружие и разукрашенные лица. Налётчики были вооружены, чем попало, начиная от дротиков и копий, и заканчивая автоматами и даже ракетницей.
   Сзади послышался выстрел и один налётчик, замахнувшийся копьём для броска, вылетел с багги, покатившись по земле. Немой поймал в прицел вторую цель и сделал ещё серию выстрелов, ранив того в плечо. Арбалетные болты звенели о металлические решётки и корпуса повозок, дротики вонзались в нескольких сантиметрах от защитников.
   Альфред сделал выстрел, и пуля попала чуть выше колеса мотоцикла, второй выстрел вынес из сиденья налётчика, сидевшего сзади до того, как тот успел спустить механизм. Рухнувшее тело покатилось по земле как мешок.
   Отовсюду слышались выстрелы, крики и стон. Затем глухо затрещал пулёмёт, и если верить глазам, то гнавшая во весь опор багги сначала накренилась вперёд под многочисленными выстрелами, направленными в защитную решётку, а затем с перебитым передним мостом клюнула носом в землю. Взлетели какие-то ящики и чести корпуса вверх, унося за собой пару бандитов. Автомобиль несколько раз перекинулся и приземлился на крышу. Ехавший сзади мотоциклист не успел вывернуть в сторону, и защитники наблюдали, как его силуэт пронёсся над головами, а после это же месиво рухнуло где-то недалеко от баржи. Нападающие тем временем уже взяли караван в кольцо, кружа и обстреливая защитников.
   Ракетница показала свою мощь, когда выпущенный снаряд снёс с крыши баржи пулёмёт и двух защитников. Альфред обернулся, но не нашёл Немого на прежнем месте, адреналин снова ударил по нервам и боец поймал в прицел ещё одного бандита. Короткий выстрел и ещё один налётчик нашёл своё место на земле.
   Не успел Альфред поймать в прицел следующую жертву, как справа выскочил разрисованный, с красным ирокезом налётчик. Одним махом он направил удар копьём в сидящего защитника, но Альфред уклонился и отскочил назад, выронив оружие. Не успел он подняться, как противник занёс оружие для очередного удара.
   Раздался выстрел и бандит упал в пыль, так и не нанеся смертельного удара. Альфред повернул голову в сторону: начальник каравана опустил револьвер, ища новую жертву. Но не успел он заметить благодарный взгляд Альфреда, как сразу два дротика вонзились ему в грудь. Караванщик упал на спину, захлёбываясь собственной кровью.
   Альфред вышел из оцепенения, он быстро подхватил винтовку и навскидку выстрелил в проносившуюся мимо него багги. Пару выстрелов и с кузова с предсмертным криком вылетел автоматчик.
   Последнее, что Альфред увидел - была ракета, летевшая в повозку, из-за которой он стрелял. После оглушительный взрыв, звон в ушах и темнота перед глазами.
  

* * *

  
   - Эй, ты живой? - кто-то трепал Альфреда за плечо.
   Боец открыл глаза и вмиг почувствовал острую боль в голове. Картина поплыла перед глазами, но сознания он не потерял.
   - Да, я..., - через силы пробормотал Альфред.
   - Живой, - подытожил караванщик и ушёл куда-то в сторону.
   Альфреду стоило больших усилий занять сидячее положение. Он провёл рукой по голове, где боль была невыносимой, и наткнулся пальцами на липкие волосы. Какой-то тяжёлый предмет зацепил голову чуть правее затылка, сотрясения мозга стоило ожидать в такой ситуации.
   Альфред оглянулся - недалеко был отброшен разбитый пополам прицеп, весь погоревший и погнутый. Ракетница сделала из крепкого кузова автомобиля куски ненужного металла. Как боец вообще выжил, едва успев отскочить от прицепа?
   Баржа была взорвана - видимо генератор зацепило, и вся конструкция взялась пламенем. Кругом были перевернутые багги и прицепы, мертвые люди и догорающие мотоциклы. Часть груза уцелела, но это уже было неважно, потому что практически все были мертвы, мулы и лошади перестреляны.
   Караванщики отбились, но в живых осталось несколько человек.
   - Немой! - закричал Альфред и тут же корчась, схватился за голову.
   Никто не ответил, Альфред поднялся на ноги и побрёл к барже. Едва различимые силуэты бывших защитников каравана лежали вокруг сгоревшей конструкции. Налётчики так и не подошли к ней, хотя и прорвали защитное кольцо.
   Кругом валялось оружие, обломки транспорта, обгоревшие пластины. Кое-где от асфальта оставалось только название. Альфред обошёл баржу, окинул взглядом территорию вокруг, пытаясь найти друга. И он нашёл.
   Немой лежал в метрах двадцати от погоревшей грузовой телеги. Правая часть лица и тела были обгоревшие, в груди зияло два ранения. Доспех пригодился бы в этом бою, но боец не стал тратить на это время, за что и поплатился ценой собственной жизни.
   - Немой, - подскочил Альфред к чернокожему бойцу. - Немой, пёс бродячий, очнись!
   Но боец лежал на руках у Альфреда без движения. Он уже не дышал, глаза были закрыты, а пальцы застыли навеки. Как и все другие защитники, Немой сложил голову в бою и остался лежать на холодной земле.
   - Чёрт подери! - закричал Альфред и прижал к груди мёртвого бойца. - Какого чёрта ты ушёл? Зачем покинул меня в последний момент?
   Глаза его были наполнены слезами, но он держался, он привык держаться. Головная боль резко ушла, оставив место шоку, и сейчас ему меньше всего хотелось думать об отдыхе и крепком сне. Сейчас он жаждал мести и пустить кровь врагам.
   - Почему? - Альфред проговорил это тихо, крепко сжимая плечи погибшего друга.
   Крик отчаяния вырвался из его горла и разнёсся по округе, этот крик нёс в себе сильную боль. Альфред видел, как умер его друг, и ничего не смог сделать, ничего....
   Уже четвёртый день пути подходил к концу, а до Адарана оставалось меньше шестидесяти километров. В строю кроме Альфреда осталось ещё двое выживших караванщиков, но и те не важно выглядели. Один был весь потрёпан, а другой получил ранение в область плеча.
   - Завтра утром мы всех похороним, - услышал позади себя Альфред.
   Он обернулся, боец с перевязанной рукой стоял в полный рост.
   - А сегодня уже поздно, нужно отдохнуть, - продолжил он с холодом в глазах.
   Альфред кивнул, сейчас не нужно было гнать горячку, и в этом он был согласен с бойцом. Нужно было зализать раны, поесть и отдохнуть до утра. Но в любой момент налётчики могли вернуться, и что тогда?
   - Они могут вернуться, - озвучил мысли Альфред.
   - Мы всё равно ничего не сделаем, - безнадёжно, хмуро улыбнулся караванщик. - Ночью они не вернутся, а далеко уйти нам всё равно не удастся. Остаётся только довериться судьбе и понадеяться на удачу.
   - Никогда не верил в судьбу.
   Делать что-то сейчас хотело меньше всего. А идти в сторону Адарана, да ещё и ночью, могло только привлечь ночных охотников и выбить из сил бойцов. Решили делать привал - значит нужно отдохнуть.
   Бойцы нашли еду у караванщиков, которая уцелела в нескольких прицепах. Оружие и патроны собрали с поля боя и сложили у стенки баржи. Прицепами огородили территорию, сделав небольшое укрепление. Теперь нужно было отдыхать, если вдруг будет нападение, то хоть немного продержаться удастся, а если противников не будет больше десяти человек, то ещё есть шансы отбиться.
   Альфред обмотал голову мокрыми тряпками, чтобы головная боль не мешала заснуть. Но горечь потери была настолько сильная, что прогоняла всякие мысли о сне. Сил не было, ноги и руки крутило, а усталость оказалась ещё сильнее боли в голове. Помучавшись, боец вскоре отключился. Раненный караванщик уснул сразу же после Альфреда. А третий боец всё же нашёл прибор Немого и зафиксировал его на крыше баржи. Детектор заработал, еле слышно подавая сигнал о функционировании. Аккумулятора хватило бы до утра, хотя электронике редко можно доверять. В самые ответственные моменты она имеет свойство тебя подводить.
   В ущелье опустилась тихая, звёздная, лунная ночь. Завыли где-то далеко волки, застрекотали ночные сверчки, и одиноко запел ветер. Лёгкий туман обволакивал долину, что очень не свойственно для пустыни. Однако рядом чувствовалось присутствие большого города. Адаран был уже близко.
  

* * *

  
   В этот раз Альфред дышал спокойно, едва показывая волнение.
   - Ты боролся за этот мир, - тихо промолвил храмовник.
   - Моя борьба оказалось пустой тратой времени. Ничего не было принято, лишь только злость в ответ!
   - Порой люди не различают в других заботу.
   Боец улыбнулся. Такой безнадёжной, усталой улыбкой. А храмовник подкинул пару сухих веток в затухающий костёр. Подчинившийся огонь озарил стены пещеры, отбрасывая две тени на отсыревший камень.
   - Твоя борьба не осталась бесполезной, как для тебя, так и для неё, - под капюшоном светились два красных уголька, но Альфред почувствовал, что тот улыбнулся. - Она много чего поймёт, дай ей самой увидеть эту жизнь. Может, она найдёт в себе силы отличить сказку от испытания.
   Боец услышал жадные раскаты грома, царящего над ущельем.
   - Я должен уйти навсегда из её мира. Так будет лучше, и я смогу начать новую жизнь, не цепляясь за прошлое.
   - Ты прав.
   - Спасибо, отец...
   "Отец", "отец", "отец".... Эхо раздалось серенадой в ушах Альфреда. Он помнил, как погибли его родители, он не мог этого забыть.
   - Я отомщу за вас, - поклялся Альфред и услышал ещё один раскат, будто небеса срывали злость на грешную землю.
   - Не произноси этих слов, иначе снова окажешься в Поднебесье, - храмовник теребил угли в костре.
   - Но ведь это не так плохо, я ещё раз увижу тебя и этот мир, что находится внизу.... Ведь он так прекрасен.
   - Ты обретёшь другое Поднебесье.
   Раскат прогремел настолько близко, что Альфред обернулся.
   - Как это другое?
   - Тебе ещё предстоит это узнать, - ответил храмовник, погасив одним движением руки костёр. - Начинается выброс, нужно уходить.
   Глаза храмовника погасли, он исчез.
   Альфред вышел из пещеры и взглянул вниз со скалы. Где-то очень далеко внизу виднелась пустыня, бесконечная прерия, тянувшаяся до горизонта. Он поднял глаза и увидел, как небо начинает краснеть и к нему приближается облако.
   Альфред натянул респиратор и очки, накинул на голову капюшон и крепко затянул его. Наверное, этот мир никого не изменится, не будет уже прежней планеты, а люди адаптируются к новым условиям.
   - Ну что, пора домой, - в респиратор промычал Альфред.
   До того как буря приблизилась к человеку, он разбежался и спрыгнул с утёса, расставив руки в стороны. Тело встретило потоки воздуха, и тут сон прервался.
   В какой-то момент, он не послушал видение и стал на путь мести. Он взял оружие в руки, научился военному искусству и ушёл воевать в отряд мстителей. Эти ребята были самыми кровожадными и неподконтрольными, эта толпа находила места скопления налётчиков, пустынников, и вырезали всех, кто оставил на их жизнях отпечаток.
   Альфред научился убивать, убивать безжалостно и хладнокровно и в какой-то момент это ему даже начало нравится. Он не мог остановиться, злость и чувство мести настигали его всё чаще, и он убивал.
   Но однажды он проснулся в разваленном доме, с отросшей бородой и ужасным перегаром. Руки его были в крови, а взгляд уже не нёс в себе ничего человечного. Он посмотрел на себя в зеркало, и ему стало страшно. Кем он стал? Полностью отдал себя мести и потерял своё начало, свои законы, приоритеты. Посвятить всю свою жизнь мести? Разве к этому он стремился, разве вот так он хочет закончить? Хочет дойти до конца кровожадным бандитом, без дома, без семьи, без чести?
   И он остановился, начал зарабатывать другими путями. Научившись строительному мастерству, он построил себе дом, нашёл хранительницу домашнего очага, которая вмиг захватила его. И впервые он почувствовал, что всё стало на свои места. Он был счастлив и доволен тем, что ушёл с пути мести.
   И ему всегда было интересно, о каком Поднебесье говорил ему отец во сне? Может это всё бред, может это всё просто дурное сновидение. Может быть, нет никакого Поднебесья? Но теперь и в пустыне его настигли эти слухи, караванщики сказали ему, что кто-то нашёл это место, а значит, найдёт и он.
   И теперь Альфред всерьёз задумался над этим. Он отыщет то, что называют Поднебесьем, это захватывает, это цель, а значит, есть к чему идти.
  
  

6. Травля.

  
  
   Солнце стояло высоко в небе, когда трое путников подошли к скалистому массиву. Первым шёл Миша - худощавый бородатый мужик в рваных джинсах и обожжённой рубахе. Следом за ним с перевязанной рукой плёлся Картер, кривясь от боли при любом движении больной руки. Альфред был замыкающим.
   Утром бойцы проводили братьев по оружию, предав их тела огню по обычаям пустыни. Оружие взяли только необходимое и дорогое, в том числе гранаты и патроны. Монеты с погибших поделили на троих, забрали всю воду во флягах, и двинулись на север по автостраде. Хоть это было и опасно, но другого выхода они не видели.
   Так они шли, пока солнце не стало опускаться к горизонту, и ущелье не окрасилось в красные цвета. До Адарана оставалось совсем немного. Вывернув из ущелья, по левую сторону путешественники узрели маленькую покинутую деревню. Бойцы решили свернуть туда, чтобы переночевать и отдохнуть с дороги.
   - Уровень радиации нужно проверить, - промычал Картер.
   - Я знаю это место, оно надёжно, тут раньше жили люди, - ответил Миша. - Видишь, ещё здания не успели порасти кустарником.
   Альфред окинул взглядом деревню в десяток с лишним домов. Покосившиеся и поросшие кустарниками в слабых местах домики говорили о нескольких годах безлюдности этих мест. Это поселение выглядело мрачным и отпугивающим. Одинокие тени, одинокие души, только ветер и они.
   - Почему её оставили? - Альфред заглянул в окно дома.
   - Деревню? Нападения частые, да и не выгодно стало держать её. Вон там видишь, пещера? Там раньше была шахта, а потом сделали грибную ферму. Там выращивали цинги, их же выращивают в тёмных и сырых местах. А потом дела не пошли, не прибыльно стало всё это, и люди стали двигать в Адаран.
   - Естественное вымирание.
   - Именно, - кивнул Миша.
   Осмотрев дома, путники выбрали здание поуютней, и там где убирать пришлось бы меньше всего. Это было двухэтажное здание с полуразрушенной стеной. Мебель оттуда пришлось частично вытолкнуть на улицу, чтобы ветхий и прелый запах не бил в нос.
   Лестницу закрыли тумбой, чтобы вдруг ночью не пришли волки или другие охотники за добычей. Костёр разжигать не стали, чтобы не привлекать внимания. Тем более в такую лунную ночь вся поляна и часть автострады были как на ладони.
   Обзор захватывал и выход из пещеры, где якобы растили грибы. Альфред лёг у края комнаты, где стена была разрушена. Лёгкий ветер обдувал лицо, отчего боль в голове притуплялась.
   Альфред вертелся на месте, клонило в сон, но сон так и не приходил. Он не мог оторвать взгляд от шахты - как будто что-то мистическое, неизведанное таилось там. Тишина завораживала, что сейчас находится в той глубине? какие тайны она хранит? В пустыне ты всё видишь, всё знаешь, но здесь - ты не можешь ничего предсказать даже на расстоянии в один шаг. Пугающая пустота, давящая на самообладание.
   На мгновенье Альфреду показалось, что там загорелся какой-то огонёк. Он насторожился и стал всматриваться во тьму. Ничего, может быть, показалось. Они не проверяли пещеру, а не сделали этого очень зря. Практически один из основных законов пустыни: "Перед отдыхом, проверь жилище тобою избранное".
   Тёмный человеческий силуэт вынырнул из тьмы и скрылся из поля зрения бойца. По крайней мере, Альфреду так показалось, на таком расстоянии и при такой освещённости можно было разобрать только тёмное пятно.
   - Что за чертовщина? - приподнялся Альфред, подтягивая к себе карабин.
   - Что там случилось? - спросонья забормотал Картер, не открывая глаз.
   - Тсс, - прошипел Альфред и выглянул в проём.
   Никого не было, всё было тихо и спокойно.
   - Показалось?
   - Не думаю, - протянул боец.
   Он опять лёг на своё место и пристально уставился на тёмный проход. Не прошло и минуты, как оттуда выбежало ещё два силуэта и растворились в темноте, потом ещё и ещё. Альфред услышал противный писк и ворчание, тут же перевернулся на другую сторону и как можно тихо разбудил бойцов.
   - Тревога, ребята! - прошептал он, едва не срываясь на вскрик.
   Альфред молча указал на окна.
   - Какого чёрта? - Миша потянулся за АКМ и, приподнявшись, выглянул в окно, выходившее в центр деревни. - Что за...?
   Катер не расставался с дробовиком перед сном. Он с оружием в руках оказался рядом с Мишей, и глаза его округлились от удивления и испуга.
   - Что это за твари?
   С виду напоминавшие людей, похоже, эти твари обладали каким-то безумным чувством голода. Было ясно одно - они хотели жрать, а если идут сюда, значит мяса. Это были люди, такие же, как и Альфред, и Миша, и Картер, только видно было, что сознание у них было явно притуплено. Таких экземпляров раннее никто не встречал на этой стороне от перевала, может это были существа с другой стороны перевала, или продукты лабораторных экспериментов? Так или иначе, но никто из защитников раньше не встречал этих существ.
   Обезумевшие, дёргающиеся глаза ужасающе блестели при свете луны. Кожа местами проступила тёмно-красными волдырями, а местами и вовсе слезла. Одежда на них был человеческая, только она уже больше напоминала ободранные тряпки. Волдыри покрывали тело, это было похоже на корь, но явно болезнь не относилась к ряду классических болезней двадцать первого века.
   - Дикие животные, - сплюнул Миша и высунул дуло в окно. - Получите, мрази.
   Раздалась автоматная очередь и один ходун, громко завизжав, упал у фонарного столба.
   - Началось! - прошипел Картер и подбежал к лестнице.
   Внизу было тихо, но эта тишина пугала.
   - Держимся здесь, Картер, завали проход!
   - Мне нужна помощь, - буркнул тот в ответ, указывая на больную руку.
   Альфред помог караванщику сдвинуть кровать и завалить лестничный проход. Сверху они ещё скинули шкаф и тумбу. Писк и сопение слышались отовсюду, будто нападающие были везде.
   Альфред отложил карабин, сменив его коротким немецким автоматом, и дал очередь в темноту, но тени всё также бегали и угрожающе шипели. Картер пытался поймать силуэты в прицел, но дробовик не мог служить хорошим оружием в подобном бою. Ничего не мог сделать и Миша, что сидел у окна и непрерывно матерился.
   - Что же это за херня?! - возбуждённо взвыл Альфред, посыпая пулями затаившегося в кустах ходуна.
   Видимо он попал в цель - жертва забилась в предсмертных конвульсиях.
   Всё утихло так же резко, как и началось. Только ветер гулял по пустому помещению и свистел где-то рядом. Не было слышно ни ворчания, ни шагов, ни шипения.
   - Куда они подевались? - Миша настороженно вертелся на месте.
   Альфред пожал плечами. Пауза дала возможность перезарядить оружие. Снизу раздался шум, кто-то бегал по скрипучему паркету. И он был явно не один.
   - Они в доме, - шёпотом себе под нос произнёс Картер и занял место в лестничном проёме, направив дробовик в щели между поваленной мебелью.
   Альфред отошёл от своей позиции в центр комнаты. Миша стал рядом с ним, держа наперевес АКМ. Враг был близко, и он него стоило ожидать чего угодно.
   В окне, из которого стрелял Миша, показалась мерзкая морда ходуна. Он яростно зашипел, вваливаясь в комнату через оконный проём. Но серия выстрелов заставила его вывалиться обратно. Следом за ним ещё с двух сторон стали появляться подобные твари.
   - Они лезут наверх! - вспыхнул Альфред.
   Тем временем Картер палил по ходунам, что пытались растащить мебель и подняться по лестнице наверх.
   Автоматная очередь отражалась резким стуком в голове Альфреда. Боль давила на затылок с каждым ударом сердца, виски наполнялись кровью, ударяя по глазам и заставляя.
   - Сколько их? - в пустоту спросил Картер.
   Уже около десяти этих существ сложили бойцы у стен дома. Но шипение не прекращалось, а прежние атаки сменились более яростным давлением.
   Альфред засел у стены дома так, чтобы видеть выломанный проём. Он выжидал, пока над уровнем пола не показывалась голова ходуна, а после открывал огонь. Чуть правее Картер пытался прострелить противника через поломанную и разбитую в щепки мебель. А у окна на другой стороне комнаты Миша поливал огнём бегающих туда сюда пожирателей.
   - Патроны, последняя обойма, - предупредил Миша, откидывая пустой рожок.
   - И у меня не густо, - услышал Альфред собственный голос.
   Неожиданно всё прекратилось.
   Затих автомат Альфреда, Картер, не прекращая материться, пытался разглядеть в темноте силуэты, но это ему не удавалось. Последний прекратил стрелять Миша. Он обернулся к товарищам с удивлённым лицом. Капли пота стекали по щекам.
   - Куда они делись?
   Альфред прокашлявшись, неуверенно выдохнул:
   - Ушли.
   Противники растворились в темноте, оставив за собой, только тени и страх. Их шипение въелось в голову и продолжало холодить нервы, даже когда тишина снова взяла всё в свои ладони. Они могли быть где-то рядом.
   Ещё одна тумба и пару стульев было сброшено в лестничный проход. В эту ночь решили дежурить по очереди, чтобы не быть застигнутыми врасплох. Первым дежурил Миша, вторым Альфред, а после Картер.
   Как выяснилось, нападающие вовсе не были какими-то страшными монстрами с четырьмя руками и огромными зубами. С виду это были обычные люди, только эти уже должны были быть мертвы. Всё тело жертв было покрыто большими красными угрями, в некоторых местах, где кожа была содрана, превращая поверхность в большие участки грибков. Глаза не имели никакого цвета, зрачки теряли пигментацию и становились белого цвета, смешиваясь с белками. Носы были провалены в переносице, хрящи сгнивали. В целом тело сохраняло свою прежнюю форму, впрочем, как и человеческую одежду.
   Но эти люди были чем-то заражены, каким-то вирусом, который привёл их к этим мутациям и заставил нападать на людей, чтобы поживиться. Наверное, что-то страшное произошло, или очередной выброс сделал людей такими, или что-то ещё.
   Альфред сидел на дежурстве в полной тишине. Где-то под стеной храпел Миша, Картер сопел себе под нос, изредка бурча невнятные фразы. И как они смогли уснуть после всего этого? Альфред думал о том, что он увидел, перед глазами мелькали заражённые ходуны, их пустые взгляды. И в этот момент он вспомнил Леона, его рану, его повадки и момент, когда того не стало.
   У Леона тоже проступали язвы вокруг раны, Альфред успел это заметить, когда тот делал перевязку. Наверное, это всё-таки болезнь, которая пришла с запада. Если это так, то экспедиция удалась, и теперь известна причина, по которой люди стали пропадать целыми городами. Это всё болезнь, неизлечимая болезнь, превращающая тебя в живого мертвеца, охотящегося за живыми.
   Тогда как они питаются, когда пищи не остаётся? Как они делают такие значительные переходы через пустыню? Ведь отсюда до ближайшего города за перевалом около шести дней пути. Наверное, жажда еды гонит их к пище, или они питаются чем-то по дороге. А может, перерабатывают какие-то ненужные органы организма? Нет, этого не может быть, тогда организм просто не будет жить.
   Почему они не поедают своих же? Почему охотятся стаями? Если у них нет сознания, как они могут отличить врагов от себе же подобных?
   Во всём это стоило разобраться, но суть от этого не менялась. Ведь сейчас кругом бродили ходуны, готовые вмиг перегрызть тебе горло. Об этом нужно быстрее предупредить Адаран, чтобы не стало слишком поздно, и крупнейший город не превратился в заброшенную свалку и кладбище.
   Альфред подтянул ближе к себе автомат, когда сквозняк засвистел на первом этаже. Где-то далеко выл на луну волк. Только тишина и ночь.
   Альфреда сменил Картер, уступив место спящего бывшему дозорному.
   Опять сны, наполненные кошмарами прошлого и криками души. Сколько людей покинуло этот мир от его оружия, и теперь они приходили за ним во снах. Снова слепая старуха со спокойным лицом, песни детей откуда-то издалека, девочка со скакалкой, качели.... Где-то воет пёс, гудит грузовик, но он не обращает на внимания. К нему подходит маленькая девочка в розовом с цветочки платьице.
   Она оборачивается, но у неё нет глаз, только глубокие выжженные дыры, она улыбается и выставляет вперёд руку: "Сколько ещё человек ты убьёшь, чтобы дотянуться до неба?". Альфред закрывает глаза, он знает, что заслужил этого и никуда не бежит.
   Он поднимает голову - вокруг снова тьма. Только слабый свет лампы сверху освещает его и небольшую область вокруг. Где-то в темноте стучит баскетбольный мяч, звенят цепи мясника, слышны молитвы грешника. Из тьмы выезжает инвалидная коляска, которая медленно движется к нему. Она едет задом, поэтому сидящего не видно.
   Он этого заслужил, он это знает.
   Младенец перемотан колючей проволокой, красные глаза и ехидная улыбка: "Подари мне другую жизнь...". Альфред снова делает шаг назад, наталкивается на что-то и оборачивается. Перед ним стоит обгоревший труп, лишь только глаза и белые зубы улыбаются ему, так спокойно и уверенно: "Ты уже проклят, тебе не скрыться от судьбы".
   Альфред проснулся оттого, что Миша трогал его за плечо.
   - Твой выход, всё спокойно.
   Начинало светать, когда Альфред заступил на дежурство. Утренний зной пробирал до костей, напоминая о суровой погоде. Трупы убитых ходунов куда-то пропали, но на вопрос Альфреда, Миша только пожал плечами, мол, он ничего не слышал.
   Альфред наблюдал розоватое зарево на горизонте. Он уже не так тщательно следил за временем, потому что к утру время тянется очень долго. И это было самое удачное время перекусить, чтобы не терять время зазря.
   Дежурный плотно позавтракал сухарями и вяленым мясом. Перемотал голову одной из тряпок, которые он нарезал в дорогу, и присел у пролома в стене. Пещера всё также тянула его к себе непонятной силой, что-то неизвестное, новое таила она в себе. И вдруг у него возникло странное желание спуститься вниз и осмотреть территорию, может, что-то и осталось, а может жажда познать неизвестное?
   Альфред спустился вниз по лестнице, держа наготове автомат. Он едва слышно отодвинул сваленную мебель и перелез через стол, оказавшись в коридоре дома. Затем он подвинул тумбу обратно, загородив путь назад. Тут было много запёкшейся крови, широкий тёмно-красный след тянулся к выходу из дома. Альфред направился туда, отвлекаясь на любой шорох и готовый дать очередь в любого, кто вылезет из темноты.
   Он осторожно преодолел кухню, разменивая каждый шаг дозой адреналина. На пути никого не оказалось, но Альфред вспомнил, что эти существа умеют перемещаться очень тихо. На момент ему показалось, что сзади кто-то есть, и он резко развернулся, ловя в прицел невидимого противника. Кухня была пуста.
   Альфред вышел на улицу. Стены дома и места, где противник нападал, были залиты кровью, но тел не было.
   - Куда они подевались? - тихо произнёс он.
   Где-то со стороны другого дома он услышал шипение и топот ног. Затем из пещеры появился ещё один ходун и как-то боком побежал в сторону жертвы.
   - Мать вашу....
   Альфред повернулся к дому, из окна на него уставились голодные глаза ходуна. Но тут же вмиг исчез за стеной, а через пару секунд возник в дверном проёме, где и остался лежать. После этого Альфред бросил взгляд на шахту, к нему бежало уже порядка семи заражённых. Боец не стал спорить с судьбой и мигом рванул в дом.
   Не успел он подбежать к баррикадам, как перед ним выскочил ещё один урод и набросился на бойца. Ударом ноги Альфред опрокинул нападающего, и вслед за этим очередь из автомата раскроила голову ходуну. Тем временем сверху бойцы уже разбирали баррикады в проходе.
   Альфред услышал шипение позади себя и удачно пролетел в освобождённый караванщиками проём в баррикадах. Сразу за этим послышался выстрел из дробовика Картера и агрессивный рев заражённого.
   - Заваливай! - крикнул Картер.
   Тумба снова завалила проход, а Картер сделал ещё пару выстрелов за баррикады. Альфред взобрался вверх по ступенькам, где Миша отстреливал голодных тварей. Но это продлилось намного меньше, чем в первый раз. Ходуны ничего не могли сделать и снова скрылись в домах и пещере.
   - Зачем ты это сделал? - раздражённо атаковал Миша. - Хотел, чтобы тебя убили, а ещё и нас спящих грохнули?
   - Если бы мы вышли утром все вместе, то нам бы была крышка, втроём мы бы вернуться не успели, - ответил Альфред и жадно впился в горлышко фляги. - Я не знаю, что потянуло меня туда, но что-то потянуло.
   Картер молчал, он упал у разваленной стены, схватившись руками за голову.
   - Ты чуть нас всех не угрохал!
   - Я ничего не понимал в тот момент, как будто что-то меня повело туда, и вообще я завалил за собой проход, поэтому рисковал только я, а мои выстрелы вы услышали б, тем более я был рядом!
   Миша пытался успокоиться.
   - Нельзя так рисковать, тем более выходить одному.
   - Они ждут, пока мы выйдем, - продолжил другую мысль Альфред. - Они сидят в домах, в пещере, за углами. И как только мы выйдем, они нас достанут и сожрут.
   Мишино лицо не изменилось, брови всё также подскочили вверх. Картер развёл руками, угрюмо улыбнувшись:
   - И что нам теперь делать? Отсиживать тут задницы, пока не кончится еда, и мы не поубиваем друг друга?
   - Нужно попытаться выбраться отсюда.
   - Гениально, - промычал Миша.
   - Если есть идеи лучше, тогда вперёд, - предложил Альфред, сдерживая агрессию. - Можешь посидеть здесь и подождать следующего каравана, конечно, если Адаран ещё не заполнили эти твари.
   Миша фыркнул в ответ и подошёл к пролому. Он смотрел на автостраду, ни одной живой души в радиусе тридцати километров. Кого ж тут звать на помощь?
   - Откуда они вообще взялись?
   Альфред рассказал об истории с Леоном. Рассказал о походе за перевал и о странной болезни товарища. Теперь оставалось только предположить, что в основе всех этих историй о вымирании западных городов лежит какой-то вирус, болезнь. И что самое страшное, что этот вирус пришёл сюда.
   - Что будем делать? - Картер порылся в рюкзаке и достал оттуда остатки еды. - Давайте посмотрим по продуктам, что у нас осталось.
   Продуктов осталось немного. Решили попытаться уйти на следующий день, если не будет каравана.
   - Попробуем уйти незаметно, - предложил Альфред. - Хотя завтра-послезавтра должен идти караван с Адарана. Если подождём, то они нас отсюда заберут.
   - Я думаю можно попытаться уйти отсюда быстрее, - уже спокойным взглядом Миша окинул друзей.
   - Можно.... Адаран нужно предупредить.
   Было около девяти утра, когда Альфред проснулся от головной боли. Миша сидел в стенном провале и смотрел куда-то вдаль. Картер спал, облокотившись на рюкзак. Время тянулось очень медленно, особенно когда опасность поджидает тебя рядом.
   Прошло ещё несколько часов, Альфред снова уснул. Его бросало в озноб, голова немного стала отходить, но общая слабость подкашивала. Миша и Картер о чём-то непринуждённо беседовали, под их монотонные голоса Альфред отключился.
   Ближе к вечеру его разбудили возбуждённые крики товарищей. Они кричали и махали руками, их внимание было направлено к автостраде. Картер даже пару раз выстрелил в воздух и засвистел. Среди этого шума боец услышал отдалённый рев мотора, это был автомобиль, и он почувствовал, как надежда снова возвращается.
   Альфред поднялся и подошёл к пролому, к ним приближался автомобиль, водитель был один. Рядом на сиденье сидел пёс. И видимо, путник не посчитал подозрительным, что два человека машут ему со второго этажа, а не пытаются спуститься вниз.
   Путник остановил машину метрах в ста от поселения, вышел и медленным шагом направился к ним, не подозревая об опасности.
   - Быстрее, вваливаем отсюда, пока эти твари не поняли в чём дело, - поторопил Миша и стал в спешке собирать свои вещи. - Прощёлкаем свой шанс, и тогда нам придётся здесь провести ещё много времени!
   Его примеру последовали все и через мгновенье бойцы стояли в полной боеготовности. Человек подошёл уже довольно близко, чтобы можно было разглядеть его лицо и узнать знакомое оружие.
   - Кортес! - заорал Альфред, - стой на месте, не подходи!
   Не долго думая, Альфред спрыгнул на землю со второго этажа и на ходу достал автомат. Следом спрыгнул Миша и помог приземлиться Картеру. Но тот приземлился неудачно и, переводя крик в хрип, схватился здоровой рукой за лодыжку.
   - Поднимайся, Картер, - прошипел Миша и схватил под руку товарища.
   Все втроём они поторопились навстречу Кортесу. И тут сзади послышалось шипение и звуки шагов. Сбоку из здания наперерез беглецам вынырнуло две фигуры.
   Не так-то просто можно было угодить в логово зверей и уйти оттуда живыми. Удача была на стороне бойцов, если посчастливилось, что в этот день по автостраде кто-то проезжал. Оставалось теперь только мигов отсюда уезжать.
   По взгляду Кортеса можно было понять, что ходуны сорвались с мест и теперь не хотели упускать свою добычу. Пёс рядом взвыл, учуяв неизвестного доселе противника. Альфред на ходу обернулся: за ними неслись четверо, ещё несколько выбегало из домов. Ещё минута, и их здесь было бы целая толпа.
   - В машину! - крикнул Миша, чем вывел Кортеса из оцепенения. - Забирай пса, иначе сожрут же!
   - Брут, фу! Назад! - Кортес на ходу вскинул автомат.
   Первого, что бросился наперерез, Кортес свалил очередью, но он поднялся - нужно было видеть, как округлились глаза у стрелка. Следующая очередь прервала жизнь ходуна. Второй ходун бежал рядом и успел добраться до беглецов. Он с разбегу налетел на Картера и Мишу, опрокинув их на землю.
   Миша быстро оказался на ногах, но патронов у него уже не осталось. Он выхватил нож и подскочил к грызущему руку Картера ходуну, нож с хрустом вошёл в мягкую плоть над ключицей и тот, коротко взвизгнув, упал рядом.
   Картер взревел и разрядил дробовик в подскочившего мигом противника. Миша попытался схватить друга, чтобы дотащить его к автомобилю, но тот резко отпрянул.
   - Уходите быстрее, мне уже крышка!
   Миша долго не спорил, страх засел глубоко внутри, и единственная мысль возникала в голове на данный момент, это мысль о побеге. От врагов их отделяло меньше чем двадцать метров. Миша развернулся, слева над плечом пронеслась очередь Кортеса, но он уже не думал об этом.
   - Назад!
   Бегом бойцы добрались до автомобиля, Миша выхватил револьвер и вместе с Альфредом они пытались на ходу отстреливаться, но попасть в этих шустрых тварей попасть было не так-то просто. Твари добрались до Картера, и тот сделал ещё пару выстрелов перед смертью, это немного задержало ходунов, что дало возможность беглецам добраться до машины.
   Кортес завёл автомобиль, и педаль газа ушла до упора. Мелкий щебень вылетел из-под колёс, и авто резко дёрнулось. Бойцы принялись палить по преследователям, пытаясь попасть в голову или шею, и пару ходунов всё же удалось свалить.
   Альфред с облегчением откинулся в сиденье и отпил из фляги. Сердце колотилось как после марафона.
   - Мы уже и не надеялись на спасение! - выдохнул Миша.
   - Что это за твари? - Кортес был немного не в себе.
   - Ох, мы и сами не поняли, - ответил Альфред, - но я тебе расскажу об этом.
   Автомобиль медленно растворялся на фоне нависшего над каньоном солнечного диска.
  
  
  
  

7. Адаран.

  
   Адаран встретил прибывших гостей не очень дружелюбно. В городе объявили карантин, и территорию оцепила милиция. Первые этажи крайних зданий были укреплены, видимо в город уже принесли злые вести. Здесь вооружённые силы сосредоточились у муниципального здания и ждали приказов.
   Альфред попросил остановить автомобиль у старого клуба "Упругая девица". Кортес сделал, как просил друг и Альфред, выскочив из машины, скрылся в соседнем здании. Сторожить железного коня остался Брут, он направил морду по ветру и морщился от городских запахов. Кортес с Мишей вошли внутрь клуба.
   Здесь было душно, отовсюду доносилось пафосное зловоние и приглушённые крики и смех. В воздухе стоял травянистый аромат кальяна, что врывался в голову и притуплял реальность. Людей было полным-полно.
   На сцене готовилась к выступлению молодая группа: рокеры, разукрашенные в чёрные цвета с пирсингом на лице. Они явно были под "Фазой" - расширенные зрачки и судорожный оскал выдавали сильнодействующий психотропный наркотик.
   - Мне ракету, - буркнул Миша бармену и выложил жетон.
   Через полминуты его заказ был выполнен и боец одним махом выпил сто грамм зелёной жидкости со странными дымчатыми испарениями. Кортес не пил этого напитка, наверное, это фирменный напиток Адарана.
   - Будете брать? - подошёл к ним старый беззубый мужик, не скрывающий за улыбкой последний передний зуб.
   Он раздвинул поры плаща и представил взгляду набор тюбиков и шприцов. Чего здесь только не было: и стимуляторы с адреналиновой примесью, и психотропные препараты, и энергетики, и силовые вакцины. Не зря Адаран заслужил звание наркотической столицы.
   Кортес коротко повертел головой, и торговец скрылся среди людей.
   Нужно было признать, но молодая рок-группа выступала довольно хорошо, культура в крупных городах всё ещё была кому-то нужна. Вернее даже субкультура, ставшая здесь основной культурой.
   Прослушав пару песен, бойцы вышли наружу. Альфреда всё ещё не было. Уже темнело, зажигались первые огни свечей и факелов. Пару кварталов вглубь города можно было увидеть электрические лампы, но это было чуть ближе к центру города.
   Вышел Альфред.
   - Мужики, уже поздно, нужно утром уже все разнюхать и доложить обо всём власти, а также отчитаться по нашей миссии, - он исподлобья взглянул на Мишу. - Можете переночевать у меня, места есть, как-нибудь уляжемся.
   - Да нет, Альфред, спасибо за предложение, - опешил Миша. - Мне тут до торговой гильдии нужно донести о потере каравана, да и там переночую уже. Да ещё нужно в больницу заскочить, обследоваться.
   Кортес кивнул на автомобиль:
   - Может подбросить?
   - Да нет, тут двести метров всего, - улыбнулся Миша.
   Они распрощались у клуба. Автомобиль оставили в маленьком дворике многосемейного дома, где жили Альфред с Анной. Соседи были довольно странные: снизу наркоманы, которые при этом постоянно слушали тяжёлую музыку на всей громкости, на этаже два алкоголика, и тут же какие-то сектанты. Хотя они все и оказались безобидными, но поверьте мне, это не лучший контингент.
   Анна была очень милой девушкой. Доверчивый взгляд, добрая улыбка, лёгкое волнение были основными выделяющимися чертами. Кортес сразу же расположился положительно по отношению к этому человеку, тем более что его друг очень ценил эту девушку. Она была одета в лёгкое хлопчатое платье, пояс перехватывала кожаная ленточка. Русые волосы были собраны в хвост на затылке, и лишь тонкая прядь их спадала по щеке.
   Альфред достал несколько бутылок пива с холодильника, что нервно подёргивался от разрядившегося аккумулятора. Холодильник больше походил на небольшой сейф, но это всё же был холодильник. Анна нажарила картошки и приготовила ассорти с бройлерного мяса и кусочков яблок.
   Приняв душ, путники принялись к трапезе.
   - Детка, завтра я поменяю аккумулятор на электростанции, - протянул Альфред, упавши на диван. - А то этот холодильник не даст спать спокойно.
   - Вы главное поешьте, столько времени в дороге, - мелодично проговорила Анна и мило улыбнулась Альфреду. - Как твоя голова?
   - О да, я так чертовски устал и проголодался, - Альфред откинулся и с улыбкой покосился на Кортеса. - Уже лучше гораздо, но откуда ты узнала?
   Кортес с забитым ртом пробормотал в ответ:
   - Пока ты был в ванной, я рассказал Анне, как добрались до города.
   - Ах, вы уже успели пообщаться? - наиграно закатил губу боец.
   - Зато Кейн рассказал мне, какой замечательный у меня мужчина, - Анна обняла и поцеловала Альфреда. - Что слышно нового? Как прошла операция? Вы что-то узнали?
   Бойцы за едой пересказали всё то, что происходило с ними в пути, конечно же, без тех элементов, что не положено знать девушкам, чтобы их не испугать. Они не рассказали о Леоне, про смерть Немого, хотя она и не знала его, не рассказали так же про странных мертвецов с пещеры. Все истории пустыни и дороги - это личные истории каждого бродяги, и некоторые из них люди не понимают. Они не понимают тех вещей, потому что живут в городах, в общине людей. Общество людей - это то место, где нет других, страшных существ и явлений. Но дорога - она слишком опасна и трудна, и нужно научиться жить ею.
   Пиво Адарана было всегда на высшем уровне, по тем меркам, конечно же. Даже Колосс со своими пивоварнями не стоял и близко на уровне. Вот что, но пиво варить здесь научились, точно так же как делать наркотики и прочие средства увеселения. Кортес никогда не пробовал этого пива, но сейчас он был просто в восторге, отдыхая под лёгкий туман в сознании.
   Альфред был счастлив, это было видно по его жестам, взгляду, улыбке. Он нашёл себя, и Кортесу было радостно за друга, он тоже широко улыбался, потому что мало кто находит счастье в этом мире.
   - А что у вас тут произошло? - неожиданно раздался голос Кортеса.
   - Ой, Кейн, я даже не знаю, - Анна жестикулировала руками, ей самой было непонятно, что случилось. - Какой-то человек пришёл с запада и о чём-то говорил с Советом. А потом случилось это, и стали собираться вооружённые люди. Я не знаю, может быть, пустынники опять пришли с севера.
   - Да нет, тогда бы Колосс это затронуло очень остро, - вслух подумал Кортес.
   Альфред сделал уверенный глоток.
   - Завтра буду в милиции, узнаю заодно и об этом. Я думаю, переживать не о чем, в Адаране это довольно частое дело.
   - Но не в таких же масштабах, Ал.
   - Да, ты права. Пришёл какой-то дурило и все взялись за оружие, - усмехнулся Альфред, но в голове невольно всплывали образы вчерашних мертвецов. - Может быть, обнаружили логово налётчиков?
   - Наверное, так оно и есть, - подтвердил Кортес. - Не стоит гадать, лучше завтра и разберёмся.
   - Да, а ещё раненому нужно следить за своей головой, - позаботилась Анна об Альфреде. - Мягкая постель и хороший сон пойдут на пользу, так что не засиживайтесь!
   - Да, мастер, - кивнул Альфред и улыбнулся, поймав на себе смущённый взгляд девушки.
   Кортес хохотнул.
   - Ох, ну и дети, по сколько вам лет?
   Альфред виновато пожал плечами.
   Через пару часов Анна ушла спать. Альфред с Кортесом выставили стулья на веранде и расположились под открытым звёздным небом, вооружившись ещё несколькими бутылками. Завтра никуда не нужно было идти, дорога осталась за спиной.
   - Альфред, ты видел города?
   - Прежние, с десятками этажей? - поймал мысль боец.
   - Да...
   - Нет, Кортес, не доводилось. Слышал, что их уже не осталось, разрушились, заросли, засыпались. А говорят, что они были очень красивыми, величественными, прямо как на вывеске при въезде в город, видел?
   - Да, видел, красиво..., - протянул Кортес, поднимая взгляд. - Но почему их не осталось? Неужели эти конструкции не вечны?
   - Полтора столетия прошло, даже больше, - ответил Альфред. За такое время любое здание рухнет, если там не живёт человек. Дожди, град, ветра, растения в фундаменте....
   - Они стали рушиться ещё до того, как люди вышли из убежищ, всё верно, - протянул боец. - А потом радиационный фон и прочая ерунда.
   Альфред почесал затылок и хмыкнул.
   - Я не думаю, что радиация была основной причиной, ведь уже тогда человек придумал таблетки для вывода радиации и защиты от неё.
   - Что ж тогда послужило переселению человека дальше от них?
   - Всякие твари, хищники, - предположил Альфред. - За сотню лет города превратились в обычную среду обитания, сгнили автомобили, порушились стены домов, заросли кустарниками дороги. А человек уже не был хозяином положения, легче построить новую империю, чем собрать старую из осколков, верно ведь?
   Кортес улыбнулся:
   - Не знаю, на сколько это верно, но за сто лет и правда покинутые города могут превратиться в руины, а за пятьсот лет невозможно будет обнаружить, что в этом месте когда-то был город. Тем более что крупные города были стёрты ракетами с лица земли.
   - Так и есть, - кивнул Альфред. - Но хоть мелкие города не сильно и пострадали от взрывов, ядерная зима всё равно загнала всех в укрытия.
   - Хотелось бы увидеть хотя бы руины.
   - На востоке отсюда, километров пятьдесят от Адарана был какой-то городишко, может даже удастся там побывать. Люди пытались там жить, вышли с убежищ через полвека после войны. Сломался вентиляционный фильтр вот и вышли наружу, восстанавливали город, но в итоге все умерли. Заражённый воздух, металл, земля - вот тебе и результат. Может быть, там что-то и осталось, потому что они протянули там пару недель, очищали ж дома от всякой живности.
   Кортес удивлённо усмехнулся.
   - Да уж, не лучший пример выхода на поверхность, заметил он.
   - Это точно.
   Чертовски клонило в сон, и самым счастливым моментом для обоих оказался тот момент, когда бойцы добрались каждый до своего места отдыха. Кортес уснул мгновенно, алкоголь и новые впечатления прогоняли с головы навязчивые мысли об Эмме. А это ему было сейчас необходимо.
  

* * *

  
   Утром в городе стало гораздо спокойнее. Половина вооружённой группы ушла куда-то на запад, остальная разошлась по домам. Видимо конфликт нашёл свою точку и власти приступил к его разрешению.
   Альфред отправился в муниципалитет за расчётом по проведённой операции, и узнать последние новости в окрестностях. Кортес решил пройтись с ним, чтобы ознакомиться с городом и может найти себе какую-нибудь работу.
   Альфред, как было сказано раннее, собирался работать в муниципальных отрядах, и к тому же открыть забегаловку на окрестности Адарана. Но после смерти Немого эти планы нарушились, и пришлось отложить их на некоторое время.
   Кортес не планировал слишком долго задерживаться в Адаране, он хотел ещё посмотреть северные районы, но для этого всё равно нужны деньги. Топливо очень дорогое, а до Адарана он использовал практически всё, что брал в Рио-Ланде в дорогу. А значит нужно работать, чтобы не растратить все заработанные за операцию деньги.
   Альфред скрылся за воротами муниципалитета, после чего Кортес зашагал вниз по улице. Нужно было осмотреться, ведь прежде он был в Адаране только пролётом. Как бы ни рекламировали этот город, он не сильно отличался от других городков, только был в разы больше. А так те же клубы, оружейные магазины, забегаловки, продовольственные склады и жилые дома. Было также несколько казино, одно из них принадлежало некому Шену, а два других братьям Вегас. От Альфреда он узнал, что в городе, по крайней мере, существует ещё три больших босса. Один из них Адмирал - толстенный мужик, что держит в городе всю сеть проституции и свой собственный бордель. Второй - Кобальт, владелец фермы, мясокомбината и нескольких закусочных в городе. И ещё был Виктор - старый наркоторговец, которого власть города никак не трогает из-за легализации наркотических препаратов, очень крупный босс, лучше с ним не шутить.
   Кортес зашёл в оружейный магазин, выбор здесь был очень хороший. Даже встречалось оружие, которого Кортес не то что не видел, а о котором даже не слышал. Здесь были новые винтовки с модификацией, энергетическое оружие храмовников, гибриды стрелкового оружия и даже пулемёты. Этого арсенала хватило бы, чтобы стереть с лица земли пару городков. Особое внимание привлекала броня, которой здесь было очень много. Начиная лёгкой кожаной, и заканчивая гравированной пластинчатой с набедренниками. Глаза разбегались от разнообразия, он провёл тут около получаса, и нужно было срочно уходить, чтобы не потратить все деньги.
   Кортес двинулся дальше, к казино. У входа стояло четверо парней и девушка, с виду ровесники. Он задержался на миг перед дверьми и окинул взглядом огромную вывеску сверху: "Казино Шена". Двухэтажное здание было осветлено десятками светильников на высоте четырёх метров по периметру. Граффити украсили стены казино, но ближе к входу их не было. Престиж подчёркивался застеклёнными дверьми из дорогого дерева и красным ковром на ступеньках.
   - Чего уставился? - обернулся парень с большущим зелёным ирокезом и пирсингом в носу. - А, злодей?
   Кортес усмехнулся, какой-то подонок пытался зацепиться, что типично для местных бандитов и хулиганов.
   - Отвечай, когда спрашивают, - сделал шаг вперёд патлатый парень, облачённый в кожаную побитую куртку с натёртыми до блеска шипами.
   Девушка с ними была красива, хоть длинная одежда и скрывала частично её силуэт, но какое-то обаяние в её взгляде заставляло смотреть на неё иначе. Остальные два типа курили и искоса поглядывали на гостя.
   - Мне можно пройти в казино? - с ухмылкой поинтересовался Кортес. - Его начинала заводить эта игра.
   - Конечно, - растянулся в улыбке тот, что с ирокезом, показав редкий ряд зубов. - Всего пять монет и можешь идти спокойно.
   Кортес усмехнулся, и положил руку на кобуру. Враги, оценив этот жест, медленно потянулись за оружием.
   - Слушай, у меня есть другая идея, - уверенно проговорил гость. - Давай я помогу тебе избавиться от этих белых штук у тебя во рту, а то не баланса, либо они есть, либо их нет. А потом ты их соберёшь, и представишь, что это и есть твои монеты.
   "Ирокез" не сразу внял смысл сказано, но когда понял, то взревел, обиженный речью противника и нисколько не опешил. Он на ходу вытянул нож из полов куртки и двинулся на Кортеса. Но тот успел опередить его и удар в челюсть снизу заставил парня отъехать назад, поближе к стене.
   - Сука! - патлатый прыгнул со своего места ближе к обидчику.
   Он оказался так быстро рядом с Кортесом, что тот не успел замахнуться для очередного удара. Захват за шею и яростное рычание противника над ухом немного озадачили бойца. Но тут его спасли навыки: Кортес правой рукой ухватил бандита за волосы и резко дёрнул на себя, уводя свою голову влево. Патлатый на секунду потерялся, после чего резкий удар по рёбрам заставил его сесть. Как и ожидал Кортес, два курящих бандита не стояли без действия, один из них с прямого удара ноги отбросил гостя назад, но на ногах Кортес всё же остался.
   - Хватит, Менг, - закричала девушка и жёсткой хваткой схватила бандита за куртку. - Ты же знаешь, что отец запретил тебе продолжать свою безнаказанную деятельность!
   - Иди ты, Мия, - сплюнул хулиган с толстой серебряной цепью на шее и зачёсанными торчком волосами. - Мне плевать, что он говорит!
   - Но это не меняет положения, - она сдвинула брови.
   - Хех, - сплюнул бандит. - Пойдём, банда, а то сейчас моя сестрёнка тут шуму наведёт.
   Кортес подождал, пока четыре бандита с криками скрылись за поворотом, а затем посмотрел на девушку. Её черные волосы её были распущены, и мягко падали на плечи. Карие глаза смотрели гордо, и немного озадаченно, наверное, из-за смятения. Она была одета в обрезанное в бедре платье и тёмные, узкие джинсы. На правое плечо был накинут длинный плащ, который сейчас было просто некуда деть.
   - Я - Мия, - улыбнулась девушка. - Да ты, наверное, уже это понял. Прости моего брата, у него не всегда все дома.
   - Да сейчас много ненормальных развелось, - уже отдышался Кортес. - Я - Кейн.
   Мия снова улыбнулась.
   - Пройдём со мной внутрь, не хорошо, что так получилось с гостем казино.
   Кортес последовал за девушкой внутрь казино, и его взгляду представилась потрясающая картина. Сразу на входе внутри стояло два здоровых охранника, ещё, по крайней мере, шестеро были в здании. Игровой зал был хорошо освещён боковыми лампами, расположенными по периметру, как и снаружи, только реже. Две длинные стойки из тёмного дерева, за которыми бармены обеспечивали прихожан алкоголем и напитками, тянулись, чуть ли не от самого входа. Сразу тут же рядом игровой зал, со столами и парой игровых автоматов в ближнем углу.
   Такого разнообразия азартных игр Кортес не наблюдал нигде: и столы с вырисованными цифрами, где нужно бросать кости, и стол с вращающимся барабаном, и покерные столы, и ещё какие-то причудливая игра, похожая на лотерею. И людей здесь было много, представить только, сколько денег приносит подобное заведение. Наверное, его владелец очень богат.
   Мия протянула Кортеса через всю толпу, не задерживаясь ни на секунду. Отовсюду слышался звон монет и возбуждённые крики, поэтому Кортес не сразу понял, что они миновали игровой зал и уже поднимались по лестнице.
   - Куда мы идём? - решил спросить гость.
   - К моему отцу, - коротко ответила девушка. - Ему сейчас нужны бойцы, а ты подходишь на эту роль больше, чем любой из всех этих тюфяков.
   Не успел он обдумать сказанное, как Мия ввела его в просторный кабинет. В кожаном кресле сидел полный мужчина в белой футболке, и что-то внимательно изучал на карте. Мебель из чёрного дерева подчёркивало престиж казино, но никак не вписывалось в атмосферу сидящего человека.
   - Отец Шен, я привела тебе бойца, - Мия бросила взгляд на Кортеса и мигом его отвела.
   Как же это нелепо сейчас выглядело? Привела девушка какого-то парня с улицы и представила его отцу. Да уж, он чувствовал сейчас себя в роли дурачка.
   Мужчина поднял глаза из-под бровей и оценивающе глянул на Кортеса. Сразу нельзя было бы определить, что перед Кортесом сидит богатый и влиятельный человек Адарана.
   - Да, бойцы сейчас на вес золота, - озадаченно протянул он. - И чем же ты можешь похвастаться, боец?
   Кортес, понимая, что ему нужна работа, решил не упускать возможность. Да и не упасть лицом в грязь перед дамой, хотя.... Какая она дама, если в ней кровь олигарха, наверное, она обычная распутная девица, как и все вокруг.
   - Я только из-за Перевала, хотелось бы найти "оседлую" работу, - начал Кортес. - Военный стаж почти два года.
   - И как же тебя зовут, юноша?
   - Кейн.
   Шен кивнул, застыв в раздумьях.
   - И ты хочешь работать у меня? Нужно быть настоящим бойцом, чтобы работать здесь, - он развёл руки в стороны.
   - Он вырубил Капу и Шнура на входе, они опять решили цепляться до людей, - вступилась Мия. - У него хорошие данные, я сама видела.
   - Спасибо, Мия, - отрезал Шен, коротким взглядом дав понять девушке, что сейчас ей нужно помолчать.
   Шен стучал пальцами по столу, отбивая незнакомый ритм. А затем неожиданно заговорил, обращаясь скорее к стене за Кортесом:
   - Если хочешь работать, то я хочу проверить тебя на деле. Но это не дешёвая проверка на навык боя на ринге, а это несколько другое....
   - И что я должен буду сделать? - развёл руками Кортес.
   - Нужно с нашей улицы убрался барыга Виктора. Он продают свою грязь местным детям и подросткам, а это мне очень не нравиться. Не нужно его убивать, просто заставить уйти. Если справишься, получишь тридцать монет и постоянную работу.
   Шен улыбнулся, глаза его светились.
   - Мия покажет тебе этого подонка.
   - Что ж, тогда не будем долго тянуть, нужно убирать грязь, пока она не въелась, - заметил Кортес и вышел их кабинета.
   Мия вышла следом.
   - Значит, человек Виктора всё время стоит на пересечение нашей улицы и дороги на комбинат. Работает после шести вечера, но можно увидеть и раньше. Мой тебе совет: не убивай этого человека, просто припугни, они бояться новых людей, когда ничего не знают о них, - Мия говорила за спиной Кортеса. - А ты, Кейн, здесь новенький, поэтому тебя могут воспринять всерьёз.
   - Я смотрю, у вас тут неспокойно.
   - Да, сейчас очень шаткая ситуация сложилась между кланами, может начаться резня, как это было шесть лет назад.
   Кортес криво улыбнулся:
   - Неужели во всём Адаране нет бойцов, которые справятся с таким простым заданием? - Кортес удивлённо уставился на Мию. - Или мне просто повезло?
   - Этот человек не так прост. Я имею в виду человека Виктора, - Мия вышла на улицу, и дождалась, пока Кортес не очутился рядом с ней. - Просто смотри аккуратней, Виктор давно подкатывает бочку к нашим землям.
   Боец развёл руками.
   - Тогда до вечера.
   - До встречи.
  

* * *

  
   - В общем, никакие это не налётчики, - подытожил Альфред, ходя взад-вперёд перед столом. - Вельветов сказал мне, что с запада пришёл какой-то тип, и рассказал что-то очень неприятное.
   - Наверное, о том, зачем нас посылали за Перевал, - предположил Кортес.
   - Я тоже так подумал, а когда сдал отчёт по операции, они очень удивились, что мы не встретили в городе ни души. Значит, какая-то нечисть лезет оттуда, отчего все эти сборы и были организованы.
   Кортес усмехнулся, это звучало странно.
   - И что ты предлагаешь делать дальше? Если что-то смогло напугать Адаран, то это должно быть довольно большая сила.
   - Сваливать отсюда не вариант. Если Адаран не выстоит, то не выстоит никакой город, - Альфред хмуро улыбнулся, а через пару секунд добавил, - Нужно узнать, что это за сила, а поэтому я найду этого человека и вытрясу из него всё.
   - А где Анна? Может ей стоит уехать на время?
   - Она сейчас в церкви. Я думаю, мы в любой момент успеем уйти из города.
   Кортес поднялся и подошёл к окну.
   - Уже вечереет, я тут работёнку нашёл, у Шена.
   - Ох, лучше не стоит ввязываться во все эти авантюры. Влезть можно очень легко, а вот выбраться - тебе никто не даст, слишком много будешь знать. Пойдём лучше разберёмся с этим парнем, что пришёл с запада.
   - Пойдём.
   Два человека вышли на улицу и направились в сторону муниципалитета уже во второй раз за этот день. Какая-то угнетающая атмосфера нависла над городом, Адаран погружался в тёмную, таинственную пелену ночи.
  

8. Братья.

  
   " Анкета участника операции Перевал
  
   Моё имя Найтон, родился в Депо. Занимаюсь всем, что может принести деньги. В семье я первый ребёнок, и у меня есть младший брат. С детства мечтал стать торговцем, но эта мечта ушла, как только пустыня приютила орды налётчиков.
   В походе меня интересуют больше всего деньги, поэтому я решил двинуться на запад. Родители не богатые, финансами помочь могут не сильно, поэтому мой долг как старшего сына, уметь зарабатывать.
   В чём смысл жизни? Как по мне, так это, прежде всего, оставаться человеком и не смешиваться со всей той грязью, что нас окружает. Не считаю себя героем и не в восторге от благородных поступков. Каждому своя дорога и каждый сам решает, рисковать ему жизнью или нет. Если же на тебе ответственность, то героизм не поощряется. На все существующие человеческие правила я плевал, их придумывают люди, почему же тогда я не могу их изменить для себя?
   Что ценю? Я ценю родителей и брата. Других людей? ещё не встречал того человека, который заставил бы меня, его ценить.
   Женщины. Что я скажу о них? Я не увидел в них ничего кроме секса, сейчас у них нет таких качеств, как прежде: преданности, любви и понимания.
   Из оружия уважаю винтовки. Было бы больше денег, подобрал бы что-то получше.
   Пожелания: мы пойдём с братом в одном отряде, я за него отвечаю.
  
  
   Найтон Фис, 13 декабря 2166 года.
   Пограничные Казармы Колосс "
  
   " Анкета участника операции Перевал
  
   Моё имя Олег, родился и проживаю в Депо. Прежде до похода занимался химией, но средства и отсутствие материалов затрудняют это хобби. К тому же меня очень интересует механика, этому я научился у отца, он имеет вторую ступень механика.
   В поход я направляюсь, прежде всего, для того, чтобы проверить себя на крепость, да и вообще, сейчас без оружия никуда нельзя сунуться. Да и обыденная жизнь требует новых красок и событий.
   В чём для меня смысл жизни? Прожить жизнь так, чтобы тебя могли запомнить, и что бы ты перед смертью не жалел ни одной прожитой минуты. Вырастить сына или дочь, не важно, но сделать это с той девушкой, которую ты полюбишь всем сердцем, а она тебя. И..., построить с ней ваше Поднебесье.
   Что ценю? Родителей, брата и друзей, которых не так и много.
   О женщинах могу сказать только всё самое хорошее. Они дают нам надежду, они несут жизнь, и они являются нашей опорой, когда нам так тяжело. Ведь нет дороже для бойцов ничего, чем письмо от любимой женщины. И какими бы сильными они не казались.
   Хочу сменить свой обрез на скорострельный дробовик. Но деньги, деньги...
   Пожелания: я пойду вместе с братом.
  
  
   Олег Фис, 13 декабря 2166 года.
   Пограничные Казармы Колосс "
  
   Братья несколько часов назад миновали Адаран, где были проездом. Уже десятки километров автострады к югу отделяли их он города. До Депо оставалось ещё столько же, и преодолеть это расстояние можно было за пару часов. Но солнечный диск уже опустился к горизонту, и красный закат выпускал на охоту ночных хищников.
   Ветер становился всё сильнее и сильнее, надвигалась пустынная буря, и нужно было срочно искать убежище. До Депо они и не планировали добраться этим вечером, переночевать Найтон предложил остановиться на "разъезде" - так называли небольшие в пару домов ограждённые дворы у дороги, где путники могли найти пристанище на ночь. Олег не был против этого, тем более быть в пути ночью - это равносильно путешествию без фонаря по тёмному помещению, где бродят ненасытные хищники.
   Заглох двигатель мотоцикла и братья, закрывая лицо от рассекающего лицо ветра, вошли внутрь здания. Найтон вскоре удалился вместе с хозяином, чтобы отогнать транспорт в укрытие, Олег остался внутри.
   Разъезд состоял из одноэтажного здания с залой и шестью комнатами, четыре из которых были спальными для приезжих. Две другие комнаты были заняты хозяевами, а зал был заставлен столами, здесь же была небольшая кухонька для приготовления и продажи еды путникам. Всё было убрано, чистота и аккуратность проявлялась во всём.
   Олег снял на ночь комнату и, не задерживаясь в зале, прошёл внутрь. Нож под подушку, обрез на тумбу - оружие всегда должно быть наготове. Дорога чертовски измотала бойцов, и как только Олег за весь прошедший месяц впервые почувствовал мягкую кровать, ко всему телу прикатила беспощадная усталость и сонливость. Наконец-то долгожданный отдых., дождались за столько времени.
   Он принял душ и перекусил остатками еды, приобретённой в Адаране. Не переставая жевать, он подошёл к окну. Одинокая луна гордо висела над далёким каньоном, а буря набирала обороты, поднимая миллиарды песчинок в воздух. Вид выходил как раз на автостраду, видна была дорога, ворота были открыты, но почему? Неужели хозяева не опасаются налётчиков? Хотя ворота от них не спасут. Думать Олегу сейчас хотелось меньше всего. Он потянулся к шторе и отдёрнул её, чтобы свет луны не был таким интенсивным. В этот момент тёмный силуэт мужчины показался на автостраде. Песчинки бури закрывали его от глаза, но силуэт был чётким. Ворота покачнулись и, подгоняемые ветром, наполовину закрылись, издавая при этом скрипучий звук. Силуэт пропал. Олег сослал это не усталость, но обеспокоенность не оставляла его.
   Через десять минут с вещами в руках в комнату вошёл Найтон.
   - На улице такой ветер, что не позавидую тем, кто в дороге. Выходить вообще противопоказано, сейчас только принять душ и спать.
   - Я видел кого-то на улице за воротами, - встревожено сообщил Олег.
   - Может это Ясон, - Найтон аккуратно развешивал верхнюю одежду на стуле. - Мы с ним загоняли мотоцикл. Вряд ли кто другой сейчас отважился выйти в тот ад.
   Олег развёл руками.
   - Он был за воротами, прямо на дороге, а затем исчез.
   - Не важно, мало ли что чудиться в такую погоду, нужно хорошо отдохнуть и отоспаться, завтра отправляемся ранним утром.
   После душа Найтон свалился на отведённую ему кровать и вмиг уснул. Олег ещё долгое время слушал завывание ветра за окном, затем поднялся и вышел в коридор. Странное чувство чужого присутствия не покидало его, поэтому он захватил с собой охотничий нож.
   Он тихо закрыл дверь в комнату и медленно побрёл в зал. Тишина и тьма установили свои права, и боец оказался в их владениях. Олег оказался в зале и обнаружил, что здесь кроме него был ещё какой-то человек. Нет, это был не владелец, кто-то другой сидел за столом, уронив голову на серую скатерть.
   Олег медленно подошёл к нему и похлопал по плечу:
   - Прошу прощения...
   Человек не ответил, и даже не пошевелился.
   - Ну и хрен с тобой, - пробормотал боец.
   Он подошёл к холодильнику для посетителей разъезда, здесь обязательно должно было быть пиво. Иначе, зачем включать в сумму оплаты счёт за еду, если в холодильнике нет пива? И он угадал.
   Металлические фляги наполнялись разливным пивом из бочек, которые завозили на каждый разъезд. Ни один разъезд не пользовался бы успехом, если там не было настоящего разливного пива. Стеклотары как таковой не было из-за разрушенных заводов, и относительно высокой себестоимости последних. Фляги в убежищах были атрибутом каждого человека, а теперь они хранили различные напитки. Они не бились, они служили дольше, и они открывались проще. Но это нисколько не смущало желающих отдохнуть и расслабиться. Конечно же, это правило не касалось крупных городов, таких как Адаран, Колосс, Башня. Там некоторые пивоварни сохранили традиционный разлив по бутылкам.
   Горло сушило с дороги, а особенно сейчас. Олег сделал пару глотков и обернулся, чтобы вернуться в свою комнату и опешил. Перед ним, наклонив голову, стоял тот самый человек, что всего лишь пару минут назад сидел за столом.
   - Я вышел наружу, чтобы проверить свой груз, - жалобным голосом трепетал он. - Просто проверить груз и вернуться обратно...
   Олег не заметил даже, как его рука сжала рукоять ножа. Сердце в бешеном темпе отсчитывало такты. От плеча человека по груди стекала тонкая струйка крови, рана ещё не запеклась, но Олег сразу обнаружил, что она была нанесена недавно.
   - Я возвращался обратно, и оно выскочило из пустоты. Так неожиданно, всё так быстро произошло..., - человек дышал часто и прерывисто.
   - Что случилось? - услышал Олег собственный голос. - Что произошло?
   - Оно укусило меня, но мне удалось вырваться, - продолжал человек, не поднимая головы. - Оно хотело убить меня....
   Странный человек поднял голову, и Олег встретил пустой взгляд. Его глаза были чёрными как угли, зрачки практически не реагировали на свет. Мелкие капли пота стекали по бледному лицу.
   - Говори, что произошло, - нервничал Олег.
   - Чёрт, как же всё болит, - выдохнул торговец. - Оно что-то сделало со мной. Что-то сделало....
   Олег немного остепенился. Этот человек сейчас не слушал его.
   - Тебе нужно обработать рану, я сейчас кого-нибудь позову, будь здесь.
   Олег обошёл торговца и направился в комнату хозяев.
   - Оно где-то здесь, оно придёт за мной снова, - в вдогонку проговорил человек.
   - Больной какой-то, - в полголоса заметил Олег.
   Олег постучал в дверь хозяев. Послышался шорох за дверью и через минуту дверь открыл заспанный хозяин.
   - Что случилось? - затем, сообразив, что перед ним стоит перепуганный человек с ножом, добавил. - Зачем вам оружие?
   - Там человек раненый в зале, нужно ему помочь.
   - Айма, поднимайся, гостю нужна помощь, кто-то ранен, - обратился Ясон к жене и, накинув тёплый халат, двинулся в зал.
   Олег последовал за хозяином. Когда они вошли в проходной зал, торговца уже не было на прежнем месте, а дверь на улицу была открыта нараспашку. Холодный ветер пронизывал до костей, разносил по полу потемневший песок.
   - И где же раненый? - послышался позади сонный голос Аймы. - Разбудили посреди ночи, и видимо напрасно.
   Ясон молча подошёл к двери и выглянул на улицу. Через непроглядную бурю ничего не было видно.
   - Нужно найти его, у меня на разъезде никто не умрёт, - заметил он.
   После этого он нацепил очки и плащ, что висели на крючке у двери. Олег вспомнил, что брат остался в комнате. Он мигом заскочил в свой номер и обнаружил Найтона спящим, значит всё в порядке. На ходу он накинул свитер, схватил обрез и выскочил на улицу следом за хозяином, но того уже не было видно.
   - Айма, оставайся здесь, - остановил он женщину и вошёл в песчаный туман.
   Олег двинулся к гаражу, откуда слышалось какое-то ворчание. Пройдя двадцать метров, он упёрся в проход, дверь была закрыта. После медленным шагом боец направился к воротам в разъезд, ворота были открыты. Боец не сразу заметил два силуэта у створок.
   - Ясон? - Олег сделал пару шагов вперёд, держа обрез наготове.
   Фигуры впереди шевелились, но не отозвались на оклик бойца. Олег подошёл ближе и повторил вопрос. Но снова без ответа. Подойдя ближе, Олег всё же узнал своих двух новых знакомых.
   Ясон сидел спиной к воротам с кровоточащей раной в области ключицы. Он обессилено поднял руку в сторону Олега, прося помощи. Над ним стоял торговец, весь в крови и жадно жрал вырванный кусок мяса. Глаза его были полностью белыми, кожа на лице и шее проступила чёрными венами, а пальцы рук нервно подёргивались.
   Торговец замер на миг, почувствовав чужое присутствие, затем с размаху перерубил рукой горло Ясону. Хозяин даже не успел вскрикнуть, как трахея с противным звуком вылетела. Через несколько секунд Ясон даже не дергался.
   Олег поднял обрез на вытянутую руку и прицелился в торговца. Тот поднял обезумевшие глаза, дико завизжал и быстро двинулся к новому врагу.
   - Ну и тварь, - с омерзением прошипел Олег и спустил два курка.
   Обезглавленный ходун отлетел на пару метров и рухнул в пыль. Олега чуть не стошнило, пришлось отвести глаза. Он повернул голову и заметил ещё один силуэт справа. Поднял было обрез, но понял, что патроны с собой не брал.
   Выругавшись, Олег побежал в здание, слыша за собой мельтешащие шаги заражённого, он заскочил внутрь и запер дверь на засов.
   - Что случилось, где Ясон? - испуганная Айма стояла посреди зала и нервно размахивала руками. - Объясни мне, что случилось? Я слышала выстрелы!
   - Запрись у себя в комнате и не выходи, - приказал Олег.
   - Где Ясон? - не успокаивалась хозяйка.
   - Запрись в комнате, не высовывайся!
   - Не командуй! Это мой дом! - сорвалась женщина.
   Олег в растерянности засеменил по залу.
   - Айма, на нас что-то напало, я не знаю, что это, не знаю. Они забрали Ясона, он мёртв. Я ничем не мог помочь.
   - Нет, - выдохнула Айма и схватилась рукой за голову, она еле удержалась на ногах. - Он обязательно вернётся, он сильный, он найдёт выход.
   Олег кивнул. Он побежал в комнату, оставив плачущую в зале женщину.
   Перед дверью навстречу выскочил Найтон с винтовкой наперевес. На его вопросы Олег не ответил, он заскочил в комнату и схватил коробок с патронами.
   - Кто стрелял? - крикнул Найтон.
   - Я стрелял, - на ходу ответил Олег. - Ясон убит, и ещё один из посетителей.
   Повторять лишний раз Найтону было ненужно. Он привык к пустыне и её подаркам.
   - Что на этот раз? - протянул он и направился за Олегом в зал.
   Айма сидела на полу и рыдала, успокаивать её сейчас было бесполезно. Олег перезарядил оружие и подошёл к окну: ничего, только песок и ветер.
   - Так что всё же случилось? - снова поинтересовался Найтон.
   Олег рассказал всё, что произошло, опустив только подробности смерти Ясона. Найтона это насторожило, такого он ещё не видел. Айма разрыдалась ещё сильнее, когда услышала, что её муж всё же погиб. Братья отправили её в комнату, дикий рёв раздражал очень сильно, и сейчас она ничем не могла помочь.
   Олег и Найтон расположились в зале. Сонливость пропала мгновенно, было принято решение дежурить в зале. За дверью ничего не было слышно, в угнетающей тишине тянулся целый час, но после начали происходить странные вещи.
   По крыше кто-то ходил. Были слышны шаги чьи-то ног, и этот "кто-то" перемещался над залой. Потом всё стихло, опять тишина и завывание ветра за окном. Так прошёл ещё час, стало заметно холодать.
   - Выходить не будем, - выразил мысль Найтон.
   - Отсидимся лучше, - поддержал Олег.
   За окном мелькнула тень, бойцы похватали оружие и подскочили к двери. Медленно Найтон выглянул в окно: на улице у ворот он насчитал три силуэта. Едва заметные шаги по крыше выдавали ещё одного ходуна. Аккумулятор лампы садился, темнота подходила с каждой минутой.
   - Нам нельзя остаться без света, до утра ещё пару часов.
   Олег нашёл Айму у себя в комнате, женщина заряжала двустволку. Она коротко ответила, где найти аккумулятор и с заряженным оружием направилась в залу. Олег выскочил за ней.
   - Айма, что вы делаете? Остановитесь!
   - Они получат у меня, эти твари ответят за Ясона! - ворчала она сквозь зубы.
   Найтон опешил, когда они вошли в залу.
   - Айма, вам нельзя выходить, их много и они ждут, когда мы выйдем! - кричал у неё за спиной Олег.
   Но женщина не воспринимала ничего:
   - Оставьте меня и дайте пройти.
   - Нельзя!
   Айма подняла оружие и направила его на Найтона.
   - Отойди с дороги! Я выйду и покажу этим тварям.
   - Их слишком много, - боец выставил руки перед собой, в надежде успокоить женщину. - Мы переждём но, чёрт возьми, сейчас их слишком много!
   Слёзы тонкими струйками потекли по щекам женщины.
   - Уйди, путник, уйди! - срывалась она на крик.
   - Хорошо, я отойду, - сделал шаг в сторону Найтон.
   Женщина в слезах пошла вперёд, но как только поравнялась с Найтоном, тот резким движением схватил двустволку за дуло и повёл его вверх. Раздался выстрел и с потолка посыпались осколки штукатурки и камня. Олег подключился и помог отобрать винтовку у неуравновешенной Аймы. Увалив её на пол, Олег с трудом сдерживал её, кто бы мог подумать, что у хрупкой женщины окажется такая сила.
   Найтон подскочил к аптечке и схватил транквилизатор. Двойная доза через полминуты обездвижила и вырубила женщину. Теперь появилась возможность отдышаться. Одной проблемой стало меньше, а вторая проблема решилась, когда Олег заменил аккумулятор для лампы. Теперь только время отделяло их от утра.
   После выстрелов силуэты за окном пропали, может они ушли? Рисковать никому не хотелось, тем более что они остались вдвоём, не считая храпящей в углу женщины.
   - И что теперь делать со всем этим?
   - Не знаю, но утром нужно срочно сваливать, - развёл руками Найтон. - Так ты можешь мне объяснить, что это было?
   Олег пожал плечами:
   - Этот человек очень напоминал Леона, такое же дыхание, такой же взгляд, и у этого были язвы на шее, как у Леона.
   - То есть ты хочешь сказать, это то, что случилось за Перевалом?
   - Я не знаю, что случилось за Перевалом, и я не знаю, зачем нас туда посылали. Но если это именно то, значит, скоро станет известно, что же всё-таки произошло там, - Олег безнадёжно улыбнулся.
   Найтон сел спиной к стене.
   - Ведь это не могли быть рейдеры, они не нападают в такую погоду.
   - Пустынники так далеко не заходят, - добавил Олег. - Тем более это был явно не пустынник, это было нечто другое.
   - Что мы ещё знаем? - встретил взгляд Олега Найтон. - Что эти твари заражают людей, после чего те превращаются в беспощадных голодных бойцов?
   - Или же делают из жертв себе подобных.
   - Зомби? - скривился старший.
   - Нет, какие к чёрту зомби? Скорее каннибалы, только не соображают ничего, и, видать, они чем-то болеют. Вирус что ли....
   - Ну и чушь, - заметил Найтон. - Но эта чушь - правда. Подай-ка лучше пива, а то я сейчас совсем свихнусь.
   Олег открыл холодильник и достал две фляги, одну из них протянул брату. После этого он сел рядом.
   - Как бы там ни было, нужно утром срочно отсюда уезжать, может, эта чума дошла не только досюда, но и до Депо, и до Адарана тоже. И если честно, то такого дерьма я ещё не видел в жизни, это что-то новое.
   Найтон кивнул. Ещё пару часов оба сидели молча, начало светать. Буря успокоилась, лёгкие порывы ветра иногда закручивали мусор на улице, но в целом погода вернулась в прежнее русло. Айма проснулась и застонала.
   - Где мой муж? - с трудом проговорила она.
   Олег коротко взглянул на неё, он не мог сомкнуть глаз всю ночь, отчего его глаза воспалились, а тело затекло от неудобного положения. Найтон спал с винтовкой в руках, усталость сломила его.
   - Айма, ты должна уйти отсюда вместе с нами, - прохрипел Олег.
   Женщина села и ухватилась руками за волосы, так она просидела ещё несколько минут. Ясона больше нет, и она это понимала, хотя и не хотелось верить.
   - Что это было? Кто они?
   - Это нам ещё предстоит узнать.
   Олег разбудил Найтона. Братья быстро собрали все свои вещи, взяли оружие и вышли на улицу. Айма вышла с ними, волоча за собой двустволку. Она открыла гараж, и Найтон выгнал мотоцикл во двор. Трупа Ясона уже не было, как и трупа ходуна. Только тёмные кровяные пятна и больше ничего.
   - Я останусь здесь, у себя дома, - вновь заговорила женщина.
   - Ваше право, - кивнул Найтон, а затем тихо, чтобы она не слышала, добавил. - Не погибал я ещё из-за какой-то ненормальной.
   Ничего уже нельзя было поделать, ведь у неё отобрали всё, отобрали её мужа, её счастье, всё то, ради чего они жили. Нельзя было осуждать Айму, мало бы кто поступил иначе. Нужно было скорее отсюда убираться.
   Где-то за домом послышалось ворчание и мгновенно стихло.
   - Они не ушли, - протянул Олег.
   - Они и не уйдут, - отрезала женщина.
   Коротко попрощавшись, братья уехали дальше по автостраде. Они гнали во весь опор от места, где ночной кошмар заставил их не спать. Где-то за спиной браться услышали два выстрела - они добрались до Аймы. Теперь нужно было обязательно сообщить о случившимся властям городов. Что-то пришло сюда, и это что-то заставляло тебя в диком страхе сжимать в руках оружие.
   Уже на подъезде к городу, братья наткнулись на караван вооружённых людей. Некоторых из них братья знали, поэтому не замедлили остановиться и спросить, в чём дело и куда направляются все эти люди.
   - В Адаран, - ответил бородатый, одетый в тёплую жилетку мужик. - Там собирают всех наёмников, якобы для какой-то новой войны.
   - Неужели Колосс решил идти войной на Адаран? Только они могут меряться силами, - Олег в подсознании догадывался, о чём идёт речь.
   - Нет, Колосс и Адаран не начали бы войну, им это не выгодно, да и зачем? Как по мне, так не важно, кто с кем воюет, главное, что платят очень даже прилично. Не знаю, может это даже поход на пустынников.
   - Хм, - Найтон не нашёл что ответить.
   - Я слышал, что вы вернулись из-за перевала? И что там нового? Что же случилось на западе такое необычное? - бородатый улыбнулся.
   Найтон почесал затылок.
   - Ничего особенного мы там не нашли, пустые города и тишина. Как будто просто взяли все и вымерли, пропали.
   - Не понимаю я всю эту власть, переводить столько денег, чтобы ничего не найти. Ну, это их дело. И чего это я вас задерживаю? Вы, наверное, торопитесь домой в Депо? Там много чего изменилось за это время.
   - И что же необычное происходило в последнее время? - Олег насторожился, дошло ли это в их город.
   - Да ничего особенного, Олег, - ответил бородатый. - Вот только с западной фермы, что в нескольких километрах от Депо, вся семья фермера куда-то пропала, и скот их тоже не смогли найти, сколько мужики не искали.
   Найтон промолчал, он только посмотрел на брата через плечо.
   - Тогда мы поехали домой, а то больно уж с дороги устали.
   - Хорошо, ребята, попутного ветра вам. Ах, кстати, вы через Адаран проезжали же? Ничего не видели необычного?
   - Люди там собираются вооружённые, мы на это не обратили особого внимания, может налётчиков затравить решили, а ты вот нам теперь всё объяснил.
   Мужик почесал бороду.
   - Ну, хорошо, вы тоже догоняйте нас, там очень хорошо платят, такое упустить - потерять лёгкие деньги.
   - Будем надеяться, что они и впрямь лёгкие, - кивнул Найтон.
   Братья распрощались с караваном и направились в свой родной город.
  
  

9. Вторжение.

  
   Братья были в Депо всего два дня, только увидели родителей, отдохнули с дороги и решили возвращаться в Адаран. Работы в Депо не было, все были встревожены странными событиями по всему западному региону. Люди с дальних ферм пропадали без следа, отряды милиции ничего не могли поделать - никаких следов. А невидимый противник тем временем истреблял пригород Депо.
   Найтон понял, что сейчас нужно что-то делать. Зарабатывать деньги было просто необходимо, а с работой в Депо было сложно: низкие зарплаты, силовая работа. Оружием сейчас можно заработать гораздо больше, тем более на волне боевых действий Адарана.
   Было ясно только одно - какая-то сила пришла с запада, и начали происходить странные вещи. Адаран уже всё узнал, но почему не предупредили другие города? Власти стали собирать силы у западной столицы, и единственной разумной мыслью было немедленное вступление в армию Адарана. Почему так? Потому что толпа вооружённых мужиков Депо вряд ли смогут сделать дело, в Адаране много перспектив. Чем больше кулак - тем сильнее удар. Тем более за хорошее вознаграждение гораздо приятней сражаться, чем на добровольных основах.
   Адаран не сообщал о новой угрозе никому, может власти боялись, что люди начнут бежать на восток и вся экономическая сеть вокруг столицы рухнет в одно мгновенье. Но, так или иначе, сидеть, сложа руки, не стоило.
   Так, не решив ничего с милицией из-за общих разногласий, через два дня братья отправились снова в Адаран, захватив провизию и вооружившись до зубов. Выход оставался, и они считали, что поступают правильно. Милиция Депо не поддержала идею организовать укрёплённую сеть западнее города, они считали, что это лишь единичные случаи. Братья бы тоже так подумали, если бы не ситуация на разъезде.
   К обеду они добрались до города. Проезжая мимо покинутого разъезда, в голове оба прокручивали недавние события. Может, кто-то и начитался книг про зомби и твердил бы, что это бродячие мертвецы. Но это было не так, они были другими.
   Возле муниципального здания находился приёмный пункт. Там братья получили распределение в северо-западную часть города, им озвучили хорошую сумму, и с приподнятым настроением они отправились в положенное место.
   Старое двухэтажное здание, где раньше был склад, теперь отвели под казармы. Там размещались бойцы, распределённые в этот район. Приказов никто не давал, ситуацию не объясняли. Казалось, что сейчас власти были заняты набором бойцов больше, чем посвящением их в курс дела.
   Так они ждали до следующего утра, пока не появился командующий северо-западным фронтом. Как и ожидалось, он ничего особого не сказал. Лишь дал указания о поддержании боеготовности и мобильности, а также огласил график патрулирование границ региона.
   По меньшей мере, здесь насчитывалось до сотни бойцов. Если посчитать и с другими фронтами, то можно было обнаружить порядка пятисот вояк. Зачем нужна такая огромная сила? Неужели затевается что-то действительно угрожающее?
   И самое интересное было то, что эту армию никуда не вели, они сидели и ждали в городе. Ждали чего-то с запада, с каждым днём всё больше и больше. А воины всё шли и шли, с востока, с юга, с севера.
   Ну что ж, был приказ, нужно его выполнять.
  

* * *

  
   - Спасибо, Саид, - пожал руку дежурному Альфред.
   Альфред прошёл внутрь небольшого помещения, где по центру за столом сидел уставшего вида мужчина. Он был одет в бежевые штаны и рубаху, видимо власти держали его здесь ввиду каких-то обстоятельств.
   - Времени у нас совсем ничего, - начал Альфред и сел напротив.
   - И вы тоже будете говорить, что я выдумываю сказки о мертвецах, и на самом деле это просто налётчики решили разграбить столицу, - уныло протянул мужик. - Если так, то идите в задницу.
   Альфред поднял взгляд.
   - Разве я похож на шутника? Я видел этих тварей, о которых вы говорите, и я бы не хотел с ними встречаться вновь. Просто мне нужно знать, откуда вы, и почему Адаран собирает такие большие силы.
   Заключённый подвинулся ближе.
   - Власти Адарана обеспокоены тем, что две их крупные деревни были опустошены, и никто их вышивших не добрался до города. Никого не обнаружили, только пустоту и красную от крови землю. Вот почему они собрали такую силу, неизвестно, что их ждёт, - пожал плечами мужик.
   - И ещё вы накалили обстановку своими рассказами, - добавил Альфред, но заметив некую обиду во взгляде собеседника, ретировался. - Я имею в виду донесение вестей с запада, они и до этого были насторожены ситуацией за Перевалом.
   Мужик встал и подошёл к стене, Альфред теперь не видел его лица.
   - Это не налётчики, я уже сомневаюсь, что в окраинах вообще остались их норы, потому что эти твари идут с запада, и от них не спрятаться.
   - Кто они? Вы с запада, я так понял..., - Альфред скрестил руки на груди.
   - Да, я с запада, и я, наверное, единственный выживший, кому удалось добраться сюда, - он закашлялся. - Я был почтальоном, как раз доставлял посылку в самый восточный город от кряжа, когда это случилось. Они напали неожиданно, с темноты. Их было очень много, никуда нельзя было деться, кругом эти чёрные глаза, щёлкающие пасти. Я видел, как они уничтожают город, как они разрывают людей, лишают их жизни. Не важно, ребёнок это, или нет....
   - Продолжайте, - Альфред заметил дрожь в голосе собеседника.
   - Я укрылся в подвале, - продолжал заключённый. - Там они не смогли меня найти. А позже, пару дней спустя, меня обнаружили какие-то бойцы, они говорили, что отправились с востока в какую-то экспедицию.
   - Операция "Перевал".
   - Да, именно она....
   Альфред решил подождать, пока тот соберётся с мыслями.
   - Когда мы возвращались назад, они решили остановиться в какой-то деревне, которую эти твари тоже очистили. Я говорил им, что не нужно этого делать, что нужно уходить, но они не слушали, - заключённый пожал плечами. - И тогда я побежал на восток. А они так и не вернулись с той деревни, я слышал выстрелы. Никто не смог бы уйти от них, они слишком быстры и не чувствуют боли.
   - Тогда кто они? - не удержался Альфред.
   - Сейчас я всё расскажу, - перебил пленник. - По дороге я встретил человека. Рука у него..., в общем, не важно, его укусила один из этих тварей, но он смог каким-то образом уйти, и уже второй день двигался на восток. Но ему было явно хреново, поэтому я его и нагнал.
   Заключённый задумался.
   - Он мне рассказал об одном месте, которое нашли люди. Месяц назад скауты наткнулись на убежище на северо-западе, они поспешили его открыть, пытаясь обнаружить там людей и технологии. Но к удивлению, никто не встретил их, только темнота и страх. Паре из них удалось уйти оттуда, но вскоре с соседним городом произошло то, что происходит сейчас.
   - Они начали пропадать, - дополнил мысль Альфред.
   - Да, - кивнул мужик.
   - Продолжай.
   - Как выяснилось позже, это было лабораторное убежище, и, похоже, что-то у них вышло не так, что превратило всех жителей убежища вот в такую пакость. Но уже было поздно что-то менять, потому что города вымирали.
   Альфред почесал затылок:
   - Что-то здесь не сходиться. Население убежища в среднем двести человек, как эти двести могли уничтожить хотя бы один город?
   - Похоже, это какой-то вирус, что вырвался наружу вместе с заражёнными жителями. Вирус передаётся через кровь, это как стимулятор, человек вечно заведённый, быстрый, беспощадный, безжалостный. Они тоже должны питаться, не знаю чем: мясом, может фруктами или ещё чем-то. Но знаю точно, что людей они просто-напросто поедают.
   - И вид у них страшный, - добавил боец.
   - Нарушается гормональный контроль, да и вообще много изменений происходит в организме. Есть подозрения, что таким образом учёные хотели создать новый вид солдат, наверное, из пленных, рабов, наркоманов. И вот к чему пришли, но это только то, что он успел мне рассказать. Потом он начал меняться, и я ушёл на восток. И вот теперь я здесь, посадили меня на замок и не верят ни одному моему слову, но скоро они сами убедятся.
   - Я тебе верю, они уже близко, я сам их видел, - поддержал Альфред. - Так ты считаешь, что это вирус? Заражение через кровь? Теперь понятно, что случилось с Леоном.
   - Это то, что мне сказал тот человек, я и сам ничего толком не знаю. Но советую вам поскорее убираться из города, потому что скоро здесь будет жарко.
   - Спасибо, но если их не остановить здесь, они пойдут дальше. Получится бесконечное бегство, - Альфред хмуро улыбнулся, затем добавил. - Они не оставляют трупов за собой, и при этом они не пожирают друг друга, не смотря на их голод. Разве они разумны?
   - Хм, - пленник поморщился. - У них температура тела порядка сорока градусов, в их поту выделяется специальный фермент, что для них противен, и они друг друга не жрут. А как только умирают, то при температуре ниже тридцати четырёх, вроде бы, я не помню точно, фермент этот расщепляется.
   - Получается, они жрут трупы своих, как только те остынут? - недоверчиво поднял бровь Альфред.
   - Получается так.
   - Ну и тупицы..., - протянул боец.
   Заключённый снова сел на своё место.
   - Да, они будут идти дальше, просто помня участь западных городов, я сомневаюсь, чтобы что-то могло их остановить.
   Раздался стук в металлическую дверь.
   - Мне пора, спасибо, что помогли, - кивнул Альфред и поднялся. - Мы постараемся удержать этот рубеж.
   - Тогда удача вам понадобиться.
   Альфред вышел.
   На выходе он встретился с Кортесом и тот сразу же пристал с расспросами. Альфред рассказал ему всё, что поведал заключённый, и тогда тот успокоился. Сомнений не было, "Чёрная чума" - как окрестили её бойцы - дошла и сюда, и теперь было необходимо остановить её здесь.
   Альфред также узнал, что властям нужны бойцы, и они вдвоём получили распределение в западный район. Деньги платили хорошие, а сражаться бы пришлось, так или иначе. Поэтому Кортес даже не спорил.
   - Мне нужно тут уладить одно дельце, - Кортес остановился. - Я скоро буду.
   Альфред недоверчиво глянул на коллегу.
   - Только не наделай глупостей, междоусобные войны сейчас довольно опасное дело, - Альфред коротко взмахнул рукой. - Хотя ты и сам знаешь, как поступать.
   Кортес миновал пару переулков и подошёл к казино Шена. Отсюда он прошёл к перекрёстку, где должен был стоять барыга Виктора, и он там стоял. Кортес сразу узнал его по внешнему виду. Кожаная куртка, большая бляха на ремне, зачёсанные наверх волосы выдавали в нём местного мелкого авторитета.
   Подойдя ближе, Кортес оценил торговца наркотиками. Оружия у того не было, разве что ножи или шило, но огнестрельное отсутствовало. Он уже было хотел отозвать неприятного типа, но в миг передумал.
   Альфред давал правильный совет, вмешиваться в дела кланов, означало влезть в липкую систему. Тем более что, по словам гостя с запада, городу оставалось жить не так уж и долго. Он нашёл работу, честную и ту, что ему по душе, зачем ещё вариться и в этой каше?
   Кортес развернулся, и пошёл обратно, он не расценивал этот поступок, как трусость. Теперь он просто не видел смысла во всём этом. Но его что-то останавливало, что-то тянуло его вновь к казино. И он подошёл туда, взглянул на сверкающую вывеску - вечером в свете фонарей казино выглядело куда заманчивей.
   Нужно было идти обратно, и Кортес уже хотел уходить, когда голос позади него заставил его замереть на миг.
   - Кейн? - Мия вышла из дверей.
   Кортес обернулся:
   - Привет, Мия.
   - Почему ты не зашёл? - спросила она и подошла ближе.
   Ком стал в горле бойца. Он не хотел показаться трусом, ведь они подумают, что он просто испугался. Но выбора не было, нужно было сказать всё сразу.
   - Я передумал, - выпалил он. - Я не хочу ввязываться во всю эту междоусобную грязь, пойми меня правильно.
   - Я понимаю, - отвела глаза девушка. - И это очень хорошо, значит ты не такой как все, ты другой.
   Такого ответа он никак не ожидал, из-за этого вышла небольшая заминка.
   - Я сейчас устроился в войска Адарана, а уличные разборки будут лишними.
   - Хорошо, что ты пришёл это сказать. Из-за чего власти собирают бойцов?
   Кортес кивнул, он и планировал заходить, но если она так подумала, значит ещё лучше.
   - Налётчики, - соврал Кортес.
   - Наверное, их очень много, раз Адаран вооружает такую армию, - предположила девушка, голос её звучал так мягко. Кортес никогда бы не подумал, что она живёт в окружение уличных банд.
   - Да, их очень много, - улыбнулся Кортес. - А ты чем занимаешься в такой час? Красивым девушкам нельзя гулять по тёмным улицам в такое время.
   Мия засмеялась, подошла к Кортесу.
   - Ну, вот если бы не ты, я бы не отходила от казино и на пять метров, отец бы убил меня. А вообще я могу за себя постоять.
   - Да, я не сомневаюсь, - усмехнулся Кортес. - Отец тебя очень любит.
   - Он не хочет, чтобы я стала такой, как все девушки..., - Мия мило пожала плечами.
   - И это очень хорошо получается.
   Девушка снова хихикнула и поморщила нос.
   - Моя мать была очень порядочной, и отец очень любил её. Потом матери не стало, и он пообещал воспитать меня хорошей девочкой. Да знаешь, и не хочется мне жить это грязной жизнь, хочется быть другой.
   Кортес кивнул:
   - Ты молодец, - он увидел, усмешку во взгляде девушки. - Нет, правда, ты молодец. Сейчас очень мало таких девушек, очень мало. Тем более в подобном окружении остаться такой замечательной, прости, конечно, если это упрёк в сторону брата или друзей....
   - Они мне не друзья, - перебила Мия. - А Менг, ему отец уделяет меньше времени, поэтому он и стал таким. Он всегда был волчонком, а теперь вырос. И отец, он не такой страшный и властный, как кажется на первый взгляд.
   - Просто каждый выбивает себе место под солнцем, - процитировал Кортес.
   - Именно, - улыбнулась Мия. - И мой отец, он поймёт тебя, не переживай. Хорошего человека видно издалека, кто знает, может это очередная проверка на человечность. И если это так, то ты её прошёл очень удачно.
   - Хотелось бы верить.
   Кортес заметил блеск в глазах девушки, она располагала к себе людей, какое-то очарование безжалостно пленило Кортеса.
   - И, наверное, он найдёт тебе влиятельного мужа, чтобы уберечь свою дочь от улицы, - снова улыбнулся Кортес.
   - Я сама решаю, с кем хочу быть, и отец меня в этом полностью поддерживает, - показала язык девушка. - Не думай же, что аристократы, это какие-то другие люди, мы все одинаковые, и там и здесь есть хорошие и плохие люди.
   Из казино вышел Менг. Он криво глянул на стоящую неподалёку сестру с Кортесом, и направился куда-то вверх по улице. Мия поймала взгляд Кортеса, обернулась и увидела уходящего брата.
   - Отец поручил ему прижать брата Виктора, который возвращается в город.
   Кортес с улыбкой кивнул, ему было не важно, какие передряги и дела у этого семейства, каждый играет в свою политику. Ему нужно было уже возвращаться, о многом ещё стоило поговорить с Альфредом.
   - Мия, мне нужно идти, мне очень приятно было пообщаться.
   - И мне тоже было приятно, Кейн, - они улыбнулась и кивнула, волосы рассыпались по плечам. - Я надеюсь, мы ещё увидимся.
   - Да, конечно, - подтвердил Кортес. - Я завтра смогу зайти.
   - Было бы замечательно.
   - Пока, хороших снов, - махнул рукой Кортес.
   - Спокойно ночи, - крикнула в спину Мия.
   Кортес зашагал вверх по улице, так было ближе к дому Альфреда. Он прокручивал в голове мысли, что не давали ему покоя. Он думал о вирусе, о том, что ждёт его родные просторы, он думал о Мие, о том, что перед ним появился этот чудесный человек. Он шёл медленно, чеканя шаги по стёртому асфальту. Мысли не давали ему покоя, он задумчиво брёл вперёд и не заметил, как наткнулся на кучку людей.
   В одном из них он узнал Менга, ещё пара - недавние "дружки" Кортеса. С другой стороны стоял престижного вида мужчина лет тридцати, хороший костюм выдавал в нём аристократа. И рядом с ним стояла..., Эмма? Кортес присмотрелся, темнота затрудняла зрение, но Кортес мог с уверенностью сказать, что перед ним стояла она.
   Менг держал в руке револьвер, бандиты позади него мяли в руках кастеты и ножи. Этот человек, с которым общался Менг, и оказался братом Виктора. А Эмма говорила о нём в Колоссе, это тот человек, который помог ей выбраться.
   Менг угрожал этому брату Виктора, косился на Эмму и показывал непристойные жесты. Мужчина отдал бумажник Менгу, но тот не успокоился. Менг умел играть, он умел хорошо входить в поставленную ему роль. Он должен был запугать объект, и это у него получалось весьма удачно. Зачем же развязывать эту войну, кому от неё польза? Для Кортеса это оставалось ещё одной загадкой.
   Он бы прошёл мимо, без сомнения, но так уж получилось, что здесь оказалась Эмма. Тёплые чувства, воспоминания - это не дало ему бросить их в беде, просто совесть и благодарность. Не важно, что они расстались, главное, что она была счастлива и этим человеком, который сейчас выдерживал острый прессинг ребят Шена. Время залечивает раны, но тёплое - оно всегда остаётся, и как больно ему не было, так получилось, и уйти сейчас - означало стать трусом, не помочь близким в беде.
   И Кортес осмелился:
   - Ребята, оставьте их.
   - Это же наш новый друг? - обернулся тот, что с ирокезом.
   - Не лезь не в свои дела, - Менг уставился на Кортеса. - Иди своей дорогой.
   Кортес помотал головой:
   - Я не уйду.
   Патлатый сделал шаг вперёд, но Менг остановил его. Брат Мии медленно подошёл к Кортесу, другой бандит занял место Менга и стал угрожающе размахивать ножом перед Эммой и её кавалером.
   - Я бы тебя сейчас пристрелил без разговоров, но ты приглянулся моей сестре, - сквозь зубы прошипел он. - Можешь считать, что тебе повезло.
   Кортес едва не улыбнулся, когда услышал эти слова. Если Мия действительно обратила на него внимание, значит, ему очередной раз повезло.
   - Зачем всё это? - Кортес взглядом указал на банду. - Зачем эта глупая война?
   - Не лезь не в свои дела. Это мой мир и мой город, а Виктор - он льёт здесь грязь. Наркотики, разбой и уничтожение благородной крови.
   - Ты только разжигаешь войну, неужели ты хочешь, чтобы все эти люди пострадали в междоусобной войне?
   Менг оглянулся, бандиты смеялись и шутили. Эмма прижалась к гордо стоящему аристократу.
   - Никто не будет мне указывать, как поступать.
   - Твой отец...
   - Не говори мне ничего об отце, - прервал Менг. - Я не буду играть по его правилам, и ты ничего не знаешь о моей семье.
   Кортес развёл руками:
   - Оглянись, Менг, грядёт война, власти собрали силы для внешней войны. Я тебя прошу, позаботься о своей семье, сейчас им нужна твоя поддержка. Мия тебя очень любит и понимает, а это, - он снова указал на бандитов. - Совершенно не нужно.
   - Ты слишком добр для этого города, - заметил бандит. - Может это и хорошо, но я знаю, что не стану таким. У меня совсем другая жизнь, и тебе не понять меня, как мне не понять тебя, бродяга.
   Кортес улыбнулся на мгновенье.
   - В этом ты прав, - он посмотрел на Эмму. - Я знаю эту девушку, с ней провёл всю юность, но после - не сложилось.
   - Тогда зачем ты лезешь?
   - Я благодарен ей за многое, в ошибках нужно находить хорошее....
   - Я не знаю, что такое любовь к женщине, - Менг усмехнулся, его лицо стало серьёзным. - Тебе повезло, что я сильно люблю свою сестрёнку, поэтому сейчас у нас проблем не будет, но в следующий раз я сделаю по-своему.
   - Спасибо, - кивнул Кортес.
   - Пойдём, ребята, - крикнул Менг своим и направился вниз по улице.
   Кортес встретил непонимающие взгляды бандитов, Ирокез с непониманием развёл руками, но подчинился. Бандиты ушли, оставив в тёмном переулке перепуганных горожан. Кортес успокоился, он совсем не ожидал такого поворота событий.
   - Кейн? - всхлипывала Эмма. - Это ты?
   - Да, это я.
   Старые раны заболели так неожиданно, что Кортес едва сдержался. Нужно оставаться сильным, ради неё, ради того, чтобы она была счастлива. Трудно было забыть, очень трудно давались эти шаги. А теперь она стояла перед ним, такая же беззащитная. Но уже всё кончено, сейчас у них новая жизнь.
   - Спасибо тебе, я не знала, что ты здесь, - попыталась улыбнуться она.
   - Жизнь преподносит нам новые сюрпризы, - проговорил он в ответ.
   - А мы...
   - Я знаю, ты собиралась в Адаран, но я не ожидал, что так скоро.
   - Да, так вышло.
   Брат Виктора подошёл к Кортесу.
   - Спасибо тебе большое, - он пожал руку бродяге. - Моё имя Ал, в Адаране развелось очень много грязи.
   Кортес кивнул и представился. Эмма всё ещё не могла отойти от шока.
   - Как тебе удалось? Что ты им сказал?
   - Ничего особенного, просто пересекались раньше, - Кортес улыбнулся. - Вам нужно уходить поскорее с этого района, тут могут быть ещё бандиты.
   - Хорошо, - ответил Ал. - Спасибо тебе ещё раз, без тебя я и не знаю, что могло произойти. Ты знакомый Эммы?
   Кортес замялся, но смог найти выход:
   - Да, мы учились вместе....
   - Да, - кивнула Эмма, не найдя более подходящего ответа.
   - Всего хорошего, - попрощался Кортес. - Берегите себя.
   - Спасибо, - услышал он голос Эммы.
   Ал только кивнул в ответ. Он взял девушку за руку и повёл домой.
   - И ещё одно, - крикнул Кортес. - Я бы советовал вам уходить из города на восток, как можно быстрее.
   - Зачем? - выкрикнула Эмма.
   - Просто поверьте на слово, скоро в Адаране будет находиться очень опасно.
   - Спасибо, Кейн, - поднял руку Ал.
   Кортес развернулся и побрёл вверх по улице. Ненужно оглядываться, старые раны открываются при раздражении, не нужно возвращаться к прошлому, ведь это уже было, это осталось позади. И это было великолепно. Неожиданно, Кортесу стало легче, как старый груз упал с плеч, сердце колыхнулось от этой встрече, а теперь вновь успокоилось, будто освободилось от оков.
   В глазах начало темнеть, но вскоре отпустило, и Кортес быстро зашагал в сторону дома.
   Когда он вошёл в дом, Альфред сидел и ждал его.
   - Наконец-то, - улыбнулся он. - Как прошли дела?
   - Я отказался, не стал делать этого, - пожал руками Кортес.
   - Я не сомневался в тебе.
   Кортес скинул верхнюю одежду на стул, подошёл к холодильнику.
   - А сейчас я хочу пивка, день очень насыщенный, и голова уже кругом идёт.
   - Поддерживаю.
   Усевшись на балконе, они уставились на звёзды. Они оба понимали, что скоро могут и не увидеть всего этого, что мир измениться и больше не будет всего этого. Новый день принесёт новые истории.
   - И что ты думаешь дальше? - начал Кортес.
   - Я хочу уберечь свою малышку, сегодня разговаривал с ней, придётся отправить её к матери на восток, - Альфред улыбнулся. - Большой караван выдвигается туда утром, люди напуганы, много кто уезжает на время.
   - Ты правильно поступил, и как она отреагировала?
   - Она понимает, что это правильное решение, но хочет, чтобы я ехал вместе с ней. Но я не могу, это мой город и здесь мы должны сделать всё, что в наших силах.
   - Она любит тебя.
   - Я знаю.
   Луна одиноко блуждала по звёздному небосводу. Она завораживала, она дарила чувство свободы.
   - Это вторжение, - проговорил Кортес.
   - Мы должны их остановить здесь, - Альфред закашлялся вновь. - За Адараном их уже никто не сможет остановить.
   Они говорили о жизни, делились своими историями. Кто знает, может, это был последний день, когда можно было вот так посидеть, поболтать и не бояться, что завтра не наступит никогда.
  
  
  
  

10. Короли войны.

  
  
   - Мохнатый, ты побудешь ещё пару деньков тут рядом с машиной, - почесал пса за ухом Кортес и поставил миску с кашей на асфальт.
   Пёс жалобно посмотрел на хозяина, заскулил и лизнул его ладонь.
   - Всё будет хорошо, теперь тебя буду кормить я, а не Анна.
   На ограждённой дворовой площадке, где Анна обычно развешивала бельё, Кортес поставил автомобиль. Тут же нашёл своё пристанище Брут, потому что на улицы города выпускать его было не лучшей идеей, поэтому псу нашли место прямо здесь. Ограждённая территория была для него временным жилищем.
   Кортес вышел из-за ограды, позади себя услышал лай Брута и обернулся. Пёс вилял хвостом и будто улыбался человеку. Ведь он был предан, как предан только самый лучший друг. Не зря говорят, что собака в пустыне - лучший друг человека, без неё любой одиночка, каким бы он ни был профессионалом, просто жертва.
   Кому доверять в этой жизни: человеку или собаке? Когда всё решают деньги, власть, то даже старый друг может выстрелить тебе в спину, или отпустить руку помощи, когда она тебе так нужна. И ты боишься, сделать что-либо не так, боишься оказаться зависимым от кого-то. И тогда тебя могут вычеркнуть, могут заменить мелкий элемент системы другой деталью.
   Те, с кем ты идёшь в поход, могут прикрыть тебе спину в бою, могут вытащить из огня, могут с тобой разделить последний завтрак. Это братство в бою, кодекс чести воина. Но когда речь идёт о месте под солнцем, чаще оглядывайся, брат может оказаться врагом. Как ни крути, каждый человек в какой-то степени эгоист, и, прежде всего он думает о себе. Будь ты хоть сто раз самым добродушным и щедрым человеком, у тебя остаётся чувство того, что всё-таки ты отдаёшь что-то своё.
   Кортес почему-то привык верить людям, может, он слишком молод и наивен, но в жизни его были разочарования. Кто-то назовёт это интуицией, когда ты знаешь, что этому человеку можно доверять. А может, это было просто человеческое чутьё.
   Глядя в глаза пса, Кортес чувствовал человеческое доверие к этому животному. Ведь правду говорят, что собака никогда не тебя не оставит, это верный спутник в дороге, в бою, в одиночестве. И Кортес любил этого пса, ему было не приятно, что Брут сидит взаперти и Кортес не может его никуда взять. Но это лишь дело времени, так он считал.
   Кортес вместе с Альфредом направился в западные казармы. Проследовав в указанный район, бойцы поразились, насколько он изменился за последние дни.
   Дороги в этом участке были перекрыты пехотными укреплениями и мешками с песком, колючая проволока была натянута перед домами, что выходили окнами на запад, окна же были забаррикадированы, оставались лишь узкие амбразуры. На крышах зданий установили прожекторы и дозорных, Кортес даже заметил пару миномётов. Через каждые сто метров по периметру были укреплены пулемётные гнёзда. Патрулей было много, по шесть человек бойцы прочёсывали периметр и улицы, небольшими группами конные отряды ходили на разведку на два километра от города, либо же багги делала дугу где-то на самом горизонте.
   Внешний периметр был оцеплён ямами с мазутом, а также колючей проволокой, в особо слабых местах под напряжением. Красные таблички возле пулёмётных гнёзд предупреждали, что территория на запад заминирована. Как сообщили, там же располагались замаскированные газовые баллоны с взрывными устройствами. Для лучшего эффекта, баллоны снабдили металлическими шариками.
   Кортес обратил внимание, что в город прибывают грузовые автомобили с военными со всех городов. Не видно было только военных Колосса, неужели восточная столица не поддержит Адаран перед всеобщей угрозой? Хотя бы оружием помогли. Мало кому досталось новое оружие, в основном старые АК-47, но патронами делились очень щедро.
   Делать здесь было нечего, через семь часов их выход в патруль, до этого момента можно смело заниматься своими делами. Кортес намеревался прогуляться с Мией, ведь он обещал этой девушке зайти утром, а уже время подходило к полудню.
   Альфред ушёл чуть раньше, проводить Анну в путь к родне, что живёт недалеко от Башни. После этого он вернулся в казармы, где Кортес получал групповое задание о выходе патруля. Приняв к сведению, бойцы разошлись, и вот Кортес с Альфредом получили восемь часов свободного времени.
   Альфред без раздумий ушёл паковать вещи на случай эвакуации города. Он обещал Анне, что обязательно вернётся за ней, и поэтому не намеревался погибать в городе вместе со всем его величием. Такого же мнения придерживался Кортес, только у него было немного другое положение - он ещё тянул бы за собой Мию. Но, так или иначе, вакуации города. ковать вещи ноо ртес то живёт недалеко от Башни. -47, но патронами делились очень щедро. . на два куход отсюда в трудный момент не отрицался как вариант.
   Кортес вышел к казино Шена и уверенным шагом вошёл внутрь. Посетителей утром не то, что было мало, а не было совсем. Бармен мыл вымывал стаканы от скуки, один единственный крупье на смену незаметно спал в углу на стуле. Охранники весело шутили, увлекшись игрой в кости.
   - Вам кого? - поинтересовался коротко остриженный бармен с мелодичным, слегка вульгарным голосом.
   - Мне нужна Мия, я с ней договаривался, - ответил Кортес.
   - Секунду, - бармен подошёл к нескольким домофонам на стене, нажал на кнопку вызова второго из них и проговорил. - Девочка моя, тут к тебе симпатичный парень набивается, ты спустишься вниз?
   - Да, спасибо, Раш, - послышался знакомый голос. - Он и правда симпатичный, но лучше не подбивай к нему, иначе..., в общем ты меня знаешь.
   - Я постараюсь, - улыбнулся Раш.
   Кортес почувствовал себя неловко, может этот тип пялиться на его задницу? Он не имел ничего против людей нетрадиционной ориентации, но фактическое неудобство он всё же почувствовал на себе.
   Через пару минут Мия спустилась в игровой зал. Вместе с Кортесом они вышли на улицу и побрели в восточную часть города, где ему не доводилось находиться. Они прошли мимо православной церкви, судя по всему одной из двух религиозных построек. Похожую церковь Кортес встречал в Эрне, городе шахт на юге.
   Чуть дальше была мелкая электростанция, которых в городе насчитывалось три. Тут же скотобойня, а дальше жилой квартал. Мия объяснила, что это территория Виктора, здесь он держал свой бордель и сеть наркоторговцев.
   - Тогда нам опасно здесь находиться, - предупредил Кортес.
   - Нет, Кейн, Виктор мерзкий человек, - Мия улыбнулась и пожала плечами. - Но кодекс чести аристократии Адарана запрещает нападение на гражданских, кем мы с тобой и являемся. Тем более, ты боец Адарана.
   Кодекс чести - это что-то новое. Учитывая нравы здешних людей и разбой, что творят уличные банды, можно было свято верить, что ни справедливости, ни чести, здесь нет и в помине. Как оказалось, уличные бароны создали свой кодекс чести, чтобы не допустить хаоса в городе, вот почему Адаран так вырос при стольких группировках.
   Солнце с трудом пробивалось сквозь свинцовые тучи. Погода обещала быть пасмурной весь оставшийся день и ночь, как не вовремя. Хотя ветер слабо дул с запада, можно было ожидать сильных порывов к вечеру. Становилось прохладно.
   Мия с Кортесом обошли, чуть ли не всю восточную часть города за три часа. Кортес рассказал Мие о своём жизненном пути, без некоторых подробностей, разуметься. Он рассказал, как прожил детство, как ушёл на войну, как работал на шахтах, как ушёл в экспедицию и попал сюда. Мия слушала всё это с восторгом, ей было всё это ново, ведь она всю свою жизнь прожила в Адаране.
   В ответ Мия рассказала о своей жизни, как её воспитывал отец, как она росла с братом и чуть не попала в плохую компанию. Как её парень сел на наркотики, после чего она ни с кем не могла начинать что-то новое. В общем, вся её жизнь в большом городе, где улицами правят аристократы и банды.
   Кортес впервые понял, что он не жалеет о прошлом, и что за каждой чёрной полосой, идёт белая полоса. И раны залечивались, не так долго, как все говорят, а намного быстрее, если тебе их помогают залечить. Мия и впрямь была замечательной девушкой, самостоятельной, решительной, доверчивой. Они никогда не прятала слов - она говорила о том, что чувствует и думает. А это большой дар, уметь говорить то, что у тебя на уме, и не бояться этого.
   Заморосил холодный дождь, обед остался позади и время, уже подходило к вечеру. Быстро погода изменилась и небо заволокло свинцовыми тучами, не оставив и пролеска солнца. Кортес сообщил Мие, что сегодня он в составе конного отряда отправляется на разведку, на что та беззаботно поинтересовалась, сидел ли тот хоть раз в седле. Кортесу этого делать не приходилось, а девушка лишь загадочно усмехнулась в ответ. И что-то подсказывало ему, что эта усмешка вряд ли означала что-то хорошее.
   Так они и распрощались у входа в казино, как и в прошлый раз. Решили не мокнуть под дождём, а Кортесу уже было время отправляться в западные казармы.
   - Беги, не мокни, - улыбнулся Кортес, принимая на голову морозные капли. - Простудишься, и я не увижу тебя ещё пару дней.
   - Не переживай, - отчеканила Мия. - Я ещё тебя переживу!
   Кортес усмехнулся, подошёл к девушке и, выставив руки вперёд, добавил:
   - Чтобы никто из нас не заболел, нужно обняться на прощанье.
   Мия кокетливо сделала пару шагов навстречу, подняла руки и попала в объятия Кортеса. Стало как-то теплее, дождь больше не отвлекал своим холодом, озноб не заставлял тело невольно содрогаться. Так можно было стоять очень долго, не обращая внимания на окружающий мир, но, как и всё плохое, всё хорошее когда-то кончается. Пора было уходить, и они разошлись, попрощались, проводили друг друга взглядами.
   Кортес прибыл в казармы чуть позже Альфреда, тот уже чистил свой карабин, разложившись на столе. Их патруль выходил в пустыню через два с половиной часа, но отдали новый приказ, по которому за два часа до этого нужно было всем собраться на укреплениях. Наверное, что-то заметили в пустыне. Время беспощадно тянулось, а опасность подходила всё ближе и ближе.
   И вот уже через полчаса Кортес и Альфред вышли на укрепления, где под брезентовыми навесами стояли отряды защитников. Вечерело, тёмнота спустилась на улицы города, и пришлось зажечь ночные фонари и прожекторы.
   Оба бойца были одеты в дождевые куртки на броню, и такие же штаны. К ним подошёл начальник охраны и отдал честь:
   - Так, Альфред и Кейн? Ребята, вы через полчаса выступаете на разведку третьего километра. С вами будет сержант Перовских и ещё тройка бойцов.
   - Понял, - отрезал Альфред в ответ старому знакомому. - Можно хоть в седле научить парня сидеть?
   Начальник бросил взгляд на Кортеса, потом посмотрел на Альфреда.
   - Да, возьмите в загоне вон того вороного, это самый спокойный жеребец.
   - Хорошо, спасибо.
   Отдав честь, бойцы направились в загон. Альфред вывел за поводья молодого вороного жеребца и показал Кортесу, как нужно запрыгивать в седло.
   - Я в детстве катался на корове, - успел заметить Кортес.
   - Это почти то же самое, только ещё уздой нужно управлять.
   Кортес, едва удержав равновесие, заскочил в седло.
   - Ну вот, это не так уж и сложно, - улыбнулся Альфред.
   - Ага, - только и смог ответить наездник.
   Альфред рассказал другу, как управлять лошадью, это для Кортеса было в новинку, поэтому пришлось приложить массу усилий, чтобы понять хоть что-то. Но уроки прошли удачно, и через полчаса боец уже мог вести лошадь.
   Как ни странно, при такой острой ситуации в Адаране, на помощь пришли отряды с разных городов, но бойцов Колосса видно не было. Ни одного воина с юго-восточной столицы. Однако в этот день появился небольшой отряд необычных для пустыни воинов. Как объяснили позже, это были храмовники.
   Эти ребята носили прилегающую металлическую броню, закрывающую шею, грудь, плечи и живот. На ногах закреплялись набедренники и наголенники, а руки были защищены на предплечье. С наплечников до самой земли свисали церемониальные плащи. Доспехи были не крупные, каждый весил килограмм по двадцать, и закрывал только верхнюю часть тела, если не брать в счёт набедренников и щитков, которые не представляли собой крепкой защиты. Оружие крепилось за спиной в чехле, это были винтовки, которых Кортес раньше не видел в пустыне, сразу рядом с оружием крепился большой гравированные мечи. Храмовники занимались технологиями и поэтому всё их оружие - это их же разработка.
   Кортес представил на мгновение, как неудобно воевать в таком доспехе, но как только увидел их ближе, понял, что они не такие уж и большие.
   - Хм, откуда появился туман? - Кортес посмотрел вдаль и обнаружил, что пустыня укрыта лёгким туманным одеялом.
   - Странно, - поддержал Альфред.
   Засуетилась охрана у палатки командования, и через мгновенье в проходе показался начальник. Он громко объявил выход патруля Перовских и, обнаружив того недалеко от себя, скрылся в палатке.
   Сержант вышел вперёд и сделал перекличку, все были в сборе.
   - Итак, бойцы, мы двигаемся к скале, - он недовольно помотал головой, - которую сейчас хрен увидишь. Огибаем её и движемся на юг к большим высохшим деревьям. Оттуда прямиком сюда, это и всё задание нам на сегодня. Если замечен враг, сразу сообщаете мне, если вражеских единиц больше шести, начинаем отступление в лагерь. На задании не кричать, не стрелять без разрешения, все действия согласовывать со мной, оружие держать наготове. Не мне вас учить, все здесь бывалые, но враг уже близко и в любой момент может показать свои зубки. Всё ясно?
   Бойцы закивали, послышалось щёлканье затворов.
   - Ещё один момент, как вы уже знаете, участки на внешнем периметре заминированы для корректировки огня. Мин не так уж и много, но лучше к ним не приближаться, а то не только коню ногу оторвёт, а и вас тоже положит. Поэтому держитесь возле меня, а где мины мне сообщили, я буду идти первым. Ясно?
   Снова молчание в ответ в знак согласия.
   - Тогда по коням, братцы.
   Через пять минут шесть конных бойцов направились на запад. В спины им били мощные прожектора, но уже через километр их свет растворялся в сером тумане. Перовских оглянулся, удостоверился, что все бойцы в сборе, и повёл лошадь в непроглядную тьму, остальные последовали за ним. Неожиданно, свет прожекторов ослаб, началось патрулирование.
   - Грек, ты замыкающий, - скомандовал сержант.
   - Понял.
   Моросил дождь, влажный воздух добавлял дискомфорта и без того неприятной погоде. Заметно похолодало, редкий пар выдавал прерывистое дыхание членов разведки. Было как-то не по себе, что-то давило на них из темноты.
   Минут десять бойцы двигались в полном молчании, слушая чваканье копыт о мокрую землю и песню дождя. Туман появился неожиданно, что не могло не насторожить. Через некоторое время они дошли к скале, о которой говорил сержант.
   Перовских направил отряд на юг, где по его предположениям, должны были находиться несколько высохших гигантов.
   - Грек, - окликнул сержант.
   - Все на месте, - послышалось сзади.
   Ещё пять минут молчаливого пути. Но тут начали происходить странные вещи: лошадь сержанта неожиданно остановился и стал фыркать.
   - Тише, родная, - положил он ладонь на глаза лошади.
   - Что случилось? - Альфред потянулся к карабину.
   Тут конь Кортеса подал признаки беспокойства. Вороной замотал головой по сторонам, было видно, что мышцы его напряжены.
   - Что за херня? - пытался удержаться в седле воин.
   Послышалось отдалённое приглушённое шипение. Затем ещё одно, и ещё. И вскоре нарастающая серенада непонятных звуков стала окружать отряд. Из тумана на них дышали десятки голодных пастей.
   - Что за...? - протянул Кортес, но не успел закончить.
   - Твою мать, - выругался Сержант. - К оружию, пока враг не появиться, не стрелять!
   Туман сдвинулся плотнее, тридцать метров вокруг, можно было что-то различить, хотя бы силуэты, но дальше.... Альфред вытащил карабин из чехла, пристёгнутого к седлу. Он пытался обнаружить, в какой стороне город, и всё же сумел узреть теряющиеся в тумане огоньки прожекторов.
   Раздалось шипение уже ближе, и тут жеребец Кортеса вздыбился, громко заржав. Наездник вылетел из седла, и рухнул на сырую землю. Вороной умчался куда-то в туман, оставив хозяина лежать на земле.
   - Долбанное животное! - взъелся боец, поднимаясь на ноги.
   - Что это такое? - сержант всматривался в туман, Кортес посмотрел туда же и увидел несколько силуэтов. - Это же люди, нужно им помочь.
   - Никакие это не люди, - опешил Альфред. - Сержант, это не люди, мать их!
   - Как же..., - задумчиво протянул он.
   Альфред поймал в прицел одного из ходунов:
   - Нет времени, сержант! Нужно отходить! Кортес, запрыгивай сюда!
   Кортес пришёл в себя сразу, он заскочил на лошадь Альфреда. Сержант смотрел на приближающихся противников, но почему-то не давал команды.
   - К бою! - раздался крик Альфреда, и в ответ послышалось злобное шипение десятков голодных ходунов.
   Оцепенение сержанта как рукой сняло, он быстро нащупал в кобуре сигнальный пистолет с красной ракетой, поднял его над головой и сделал выстрел. Свист и красная ракета загорелась на фоне побледневшей луны.
   - Огонь! - взревел он, разворачивая коня к городу. - Назад в город!
   Раздались автоматные очереди и глухие выстрелы карабина. Несколько ходунов свалились на землю и закорчились от боли. Остальные сорвались с мест и с неожиданной ловкостью побежали в сторону бойцов.
   Лошади галопом рванули к городу, спасая своих наездников, но не всем удалось спастись. Замешкался Грек, и уже за пять-десять секунд голодные враги оказались рядом, впиваясь зубами в тёплую плоть скакуна и разведчика. Такая же участь ждала и ещё одного бойца, который не обратил внимания на окружающих кольцом врагов.
   Увидев ракету, в городе подняли суету, и ещё на полпути разведчики поймали на себе сильный свет прожекторов. В Адаране приготовились к атаке, и это было правильным ходом, потому что за спиной Альфред слышал утихающее шипение противника. Они шли к городу, и их было очень много.
  

* * *

  
   - Западный штаб доложил о начале наступления, разведчики наткнулись на врага на тройке, - отрапортовал радист капитану северо-западного штаба.
   - Проклятье, начинается, - прогремел тот.
   - Какие будут приказы?
   - Полная боевая готовность, атака может начаться в любой момент.
   Олег задумчиво наблюдал, как туман проникал в город. Его белые руки змеями тянулись по улицам, заползая в дома и нагоняя, непонятно откуда взявшийся страх. Он пришёл с пустыни, и теперь был здесь.
   От раздумий Олега отвлекла красная ракета на западе, означающая тревогу. Нависшая тишина ставила под сомнение любые мысли об атаке, но следом за ракетой послышались отдалённые выстрелы.
   Уже много времени он ничем не занимался в Адаране, кроме как отдыхал в казармах, стоял на пулемёте или в дозоре. Теперь уже готовилось что-то новенькое. Через несколько минут пришёл приказ быть в боевой готовности, из казарм потянулись бойцы, и такая оживлённость тревожила.
   Найтон залёг на соседней крыше, ловя в прицел винтовки один лишь туман. Олег сменил обрез на штурмовую винтовку, и целесообразным было заметить, что это оружие ему было по душе не меньше, чем старое.
   Всё так же тихо было вокруг, слышались лишь одиночные приказы командиров и стук армейских сапог. Угнетающая тишина, она зажала в тиски нервы и волю, оттягивая кульминационный момент.
   Среди этой тишины мелькало до боли знакомое шипение. Но Олег ссылался, что это всего лишь отражение той ночи, которая никак не выходила у него из головы.
   - Наконец-то они решили повылазить из своих жалких нор, - нервно похихикивал боец рядом, мня в руках автомат. - Я вас всех уложу.
   - Разве за наркотики не дают по голове? - поинтересовался Олег, узрев настоящую причину веселья бойца.
   Тот усмехнулся в ответ.
   - Да кому сейчас какое дело? Будет бойня и здесь перережут половину!
   - Думаешь, город не выстоит?
   - Мне всё равно, - растянулся тот в улыбке.
   Олег хмыкнул, действительно торчок ненормальный.
   - Тебе хоть известно, с кем мы воюем?
   - Все одинаково умирают, от пули или от ножа, - проглотив пару слов, ответил тот. - Поэтому нас и называют королями войны. Теми, кто не боится смотреть смерти в лицо и выбирает эту игру.
   - Для кого игра, а для кого дело чести.
   Торчок поднял винтовку к небу.
   - Человеческие чувства, убеждения - это всего лишь игра, мы ведь можем выбрать и другой путь, но играем так, как нам было бы приятней, не так ли?
   Олег молча кивнул, в чём-то он был прав. Олег мог отказаться, но он пошёл в Адаран, потому что не мог оставаться в стороне.
   - Это не люди, - через минуту Олег довёл мысль до конца.
   Он почувствовал смятение.
   - Если брать по существу, то мы тоже, - расширенные зрачки бойца смотрели уверенно, лишь изредка подёргивалось веко.
   - Они не чувствуют боли, они видят в нас еду и им нечего терять, а раз так, - Олег грузно свалился на брезент. - Раз так, то это очень опасный противник.
   - Что ж, увидим....
   Олегу уже не слышалось шипение - он уже чётко различал, как эти звуки слышались всё ближе и ближе. Он не ошибся, эти твари пришли и сюда, чтобы уничтожить крупнейший город, превратить его в пустеющие руины.
   Умолкли голоса, ударили ярким светом прожектора, пройдясь по шапке тумана. Свет скользил по едва видимым, движущимся в тумане головам. От этого зрелища всё внутри холодело, перед глазами мелькали омерзительные образы.
   Олег слышал, как шепчут бойцы, они не понимали, с кем воюют, они не разу не видели подобного врага. А он видел, и он знает, что страшнее противника нет нигде. А теперь эта сила пришла сюда, чтобы убить.
   Туман шептал унылую симфонию, отзванивая в голове ритмы новогодними колокольчиками. Олег чувствовал, как голова идёт кругом, это сводило с ума, это было не нормально, они были не тем, с кем приходилось сталкиваться человеку день ото дня. С ними ты не воюешь, он них ты защищаешься.
   Туман, страх, сомнения. Прошло несколько минут, и началось....
   - Они здесь! - заорал дозорный с пулемёта.
   - К оружию! - послышался металлический голос командира.
   - Ничего себе, сколько их? - раздался слева ошарашенный голос торчка. - Что это..., их здесь тысячи! Не меньше!
   Потом была тишина, глухие удары пульса в висках. Задрожали руки, пересохло в горле, приклад винтовки послушно упёрся в плечо.
   - Огонь!
  

* * *

  
   - Что там случилось, объясните мне!? - кричал командующий.
   - Там какие-то существа, их очень много, - соскакивая с лошади, затараторил Перовских. - Мы потеряли двух бойцов, они напали их тумана.
   - Кто они? С чем мы будем иметь дело?
   - Это какое-то проклятье, это люди, они пришли с запада, - не мог угомониться сержант.- Их там много и это души мертвых.
   Капитан окинул взглядом уцелевших бойцов. Он указал на Альфреда.
   - Ёб твою, Перовских... Так ты, боец, что ты видел, кто это?
   - Это заражённые вирусом люди, - коротко ответил он.
   - И этот ту же песню, орёл. Хватает нам уже одного в карцере.
   - Он говорит правду, я уже имел дело с этими тварями, они голодны и беспощадны, и вам придётся поверить, потому что они идут сюда.
   Капитан замешкался, сейчас не было времени на беседу.
   - Тогда кто они?
   - Это создания ада, - выдохнул Альфред, сдерживая дрожь в коленях от непривычной езды.
   Будоражащим ревом завыла сирена, поднялся гул.
   - Все по местам, приготовиться к обороне! - закричал он повелительным голосом. - Противник близко!
   Альфред вскарабкался по пожарной лестнице на крышу здания и уселся на рубероид. Сзади послышалось прерывистое дыхание Кортеса, он неспешно подошёл к краю крыши и взял в руки автомат.
   - Ну, чёрт возьми, начинается, - Альфред почувствовал, как волна страха захватывает его, он знает, с кем будет воевать, но другие, они столкнуться с этим адом впервые. Холод пробежал по спине.
   - Держись, старина.
   Кортес сильнее натянул шапку на брови. В руках он грел свой АКМ, взгляд готов был выхватить из тумана противника и изрешетить его на месте. И как он ожидал, вскоре в тумане начали появляться силуэты ходунов.
   Где-то справа он услышал молитвы храмовников - рыцари молились перед боем, и хочется заметить, что это удача нужная была сейчас каждому.
   Кортес шмыгнул носом и проворчал:
   - Вот же суки. Это конец...
  

11. Мы живые.

  
   Раздалась серия взрывов в тумане, яркие вспышки и резкий звук оповестили о приближении противника. Сразу за этим в тысячи глоток раздалось холодящее нервы ворчание, ходуны сорвались с мест и стремительно побежали на баррикады. Заминированное поле оказалось не столь надёжным защитником: рвались мины, разнося в сторон осколки и лишая конечностей противника. Но место убитого ходуна тут же занимал другой голодный зверь. Ямы с мазутом только слегка уменьшили поток врагов, враги были не такими глупыми, чтобы нестись на амбразуры прямиком, может у них и остались легкие инстинкты самосохранения.
   Гремели пулемёты, решетя самых резвых ходунов и повергая их на землю. Со всех сторон трещали автоматы, слышались выстрелы винтовок. На одном из домов не жалея топлива и врагов, жарил огнёмет.
   Кортес не успевал стрелять, возникла такая ситуация, что можно было и не целиться, враги плотной стеной выходили из тумана и бросались навстречу перепуганным защитникам. Плотная, серая пелена скрывала заражённых от глаз бойцов города, отчего не было видно всего того количества противников, что пришли за едой.
   Свистели миномёты, разрывая землю в клочья и смешивая их с чужой кровью. Каждый взрыв, что напоминал о суровой реальности, запечатлелся в памяти.
   Засверкали прожектора, напряжение скакало от попавших в проволоку врагов. Повеяло запахом жаренного мяса, что не могло сейчас не вызывать отвращения. Но электричество не могло остановить ходунов, получив разряд, многие из них вскакивали на ноги, а те, что падали, сносили проволоку с пути.
   - Генератор сейчас накроется, - заорал инженер, когда предохранители в электрощите начали плавиться. - Нужно срочно отключать напряжение проволоки, иначе останемся без света, капитан!
   - Отключайте его к чертям, толку мало!
   Недалеко рванул газовый баллон, разбрасывая ошмётки находящихся в радиусе пяти метров ходунов. Кортес почувствовал, как звуковая волна ударила по перепонкам, и в ушах завис тяжёлый шум. С режущим свистом несколько разбрасываемых осколков влетели в рядом стоящих бойцов: один рухнул замертво, так и не поняв, что осколок вошёл в горло, другой схватился за плечо и дико заорал от резкой боли. Поднялся на ноги: тут же получишь шальную пулю или осколок.
   Кортес открыл рот, пытаясь прогнать свист и шум из головы. Перед глазами снова появились бегущие на баррикады враги. Нужно драться, и это он прекрасно понимал.
   Стабилизировалось напряжение, и прожектора ударили в туман с новой силой, разгоняя плотную стену угрожающей пелены. С новыми силами полезли и ходуны, то и дело, подрываясь на минах и принимая грудью килограммы свинца. Кончались патроны, бойцы один за другим меняли обоймы, Кортес невольно наблюдал, как рожков становилось всё меньше. Заглох неожиданно пулемёт, выстреляв длинную ленту и раскалившись докрасна, меняли баллон на огнемёте.
   Пока массированный огонь с трудом сдерживал надвигающуюся угрозу, к пулемётному гнезду из общей толпы вышла девочка в белом платьице. Её шаг был медленным, будто пушинка ступала она вперёд, загораживая заражённых своим силуэтом. Платье местами было изорвано в клочья, местами испачкано в грязь. Но среди всего этого угадывались очертания ребёнка, ещё совсем маленькой и невинной девочки.
   Она медленными шагами приближалась к укреплению, разведя руки в стороны. Какими были эти глаза до того, как это случилось с ней? Кем она мечтала стать, когда вырастет? Да, это был ребёнок, обычный ребёнок, какими были когда-то и мы. Но сейчас этот ребёнок не чувствовал ничего, кроме чувства голода. И становилось безумно страшно от этой мысли, и хотелось просто бежать отсюда, чтобы больше никогда не наблюдать этой картины.
   Пулемётчик замер, открыв рот, руки его не слушались.
   - Я не могу стрелять в ребёнка, - с трудом выдавил он, поворачиваясь к сержанту.
   - Это не ребёнок, дебил! Стреляй! - подскочивший вовремя Перовских влепил пощёчину остолбенелому бойцу. - Это не ребёнок, твою мать, стреляй же!
   Боец смотрел перед собой.
   - Она так похожа, так похожа на мою девочку.... Я....
   - Стреляй, это не человек! - сержант одёрнул оцепеневшего бойца и повернул к себе. - Это больше не люди, солдат, они уже не такие, как мы. И если ты не будешь стрелять, они придут в твой дом и будут убивать твоих детей. Это война, боец, и мы защитники, а они - звери, которые пришли сюда, чтобы отобрать наши жизни. Так что не думай, а просто стреляй. И пусть простят нам небеса наши поступки.
   И всё в один момент затихло, глухим, отдалённым всё показалось. Пулемётчик медленно, не чувствуя уверенности в руках, поймал в прицел приближающуюся девочку. Глаза её белыми жемчужинами смотрели на бойца, губы растянулись в улыбке, такой грустной и безнадёжной. Глухо затрещало орудие, и оцепеневший боец с замиранием смотрел, как на его глазах таяла маленькая девочка под огнём пулемёта. Она потеряла свободу, мечту, она потеряла свою жизнь.
   И не было больше здесь жизни, в этом проклятом и ужасном месте, здесь осталась одна лишь смерть и боль. Тысячи людей потеряли здесь свои жизни, оставив в пустыне лишь свои голоса и мольбы о помощи. Они остались без надежды, без планов на будущее, они так и не стали счастливыми. Так и не выросли маленькие дети, о которых с искренним трепетом заботились родители, грея тёплые чувства. Больше не было влюблённых сердец, поющих серенады под звёздным, завораживающим небом. Больше не осталось романтиков и скептиков, молодых и старых -- больше никого не осталось. Только пустые взгляды и неутолимая жажда.
   - Граната! - услышал Кортес справа от себя и не думая, обернулся.
   Враги налетели на пулемётное гнездо, когда пулемётчик только открыл огонь. Второй боец пулемётного состава, видя, что положение принимает угрожающие обороты, замахнулся для броска гранаты, когда в быстром прыжке ходун уложил его на землю. Прогремел взрыв, смешавшись с предсмертным криком, унося пулемёт в сторону и устраивая фейерверк из заряженной ленты. Защитники рядом с гнездом не успели прийти в себя, как их накрыла очередная волна ходунов. Перовских смешался с десятками тел у укреплений, рубя офицерским мечом налево и направо.
   И тут началось самое страшное: враги проникли за укрепления и начали свою кровавую жатву. Бойцы спрыгивали вниз с крыш зданий, чтобы не оказаться заключёнными в собственном укреплении. Заражённые не теряли момента и перехватывали тех на полпути, опрокидывая их на землю и впиваясь загнивающими зубами в плоть. Падали люди, измазанные грязью и выпачканные кровью с ног до головы. Они боролись с последними силами за свою жизнь, и бесконечный страх в их глазах всё же говорил, что это люди, а не звери. Они были обречены.
   И в один момент стало как-то тоскливо и страшно за то, что люди, которые борются за свою жизнь и пришли защищать своих близких, что стоят за спиной, они так гибнут, даже не имея возможности защитить себя от такой силы. Они подняли оружие, чтобы близкие им люди остались в живых, но их жертвы не оказываются напрасными. Люди уходят на восток, и они являются последним рубежом, что ещё даёт возможность людям уйти из города, спастись от этого ужаса.
   - Пойдём, Кортес, нет времени! - орал Альфред, оценивая расстояние до крыши соседнего дома.
   - Уходим! - согласился Кортес.
   Отовсюду слышалась стрельба, с домов ещё пытались вести огонь бойцы, но заражённые уже проникали и туда, выламывая слабые двери. Второй рубеж обороны сформировали сразу же за потерянными укреплениями, где под навесами стояли прицепы с боеприпасами. Отступающие бойцы занимали укрепления здесь, не желая пропускать врагов в глубь города. Страх и рассеянность в их глазах говорила, что сейчас положение защитников весьма скверное и неуверенное.
   Альфред перекинул оружие на крышу соседнего здания, затем разбежался и в сильном прыжке достиг крыши, он сделал кувырок и стал на ноги. Прямо внизу по закоулку отходили к укреплениям бойцы, пользующиеся моментом, когда противник зачищал здания. Кортес перекинул автомат другу и намеревался прыгнуть следом за Альфредом, но перед прыжком поскользнулся на выступе и с криком полетел вниз. Два этажа - это не много, особенно если падать на мягкий грунт, но достаточно для того, чтобы получить ушибы.
   Кортес коротко вскрикнул от неожиданности и распластался на небольшой куче мокрой земли. Рефлекторно он вскочил на ноги и замотал головой.
   - Кортес, мать твою, быстрее беги к укреплениям! - Альфред вовремя вскинул карабин и точным выстрелом в голову уложил подскочившего к Кортесу ходуна.
   Кортес думал не долго, к нему бежало ещё трое. Он схватил сброшенный Альфредом автомат, сорвался с места и устремился к навесу с боеприпасами. Защитники поддержали его дружественным огнём, и он бегом добрался до укреплений. Через несколько минут туда же прибыл Альфред.
   Капитан нервно отдавал приказы, размахивая руками, и мельтеша перед радистами. В глазах бойцов можно было прочесть только страх и растерянность, для них этот враг был чем-то необъяснимым. Они готовы были просто бежать из города, уйти подальше от этой реальности, уйти от этих тварей. Но война есть война, и, преодолев порывы страха, бойцы сумели остановиться и занять новые укрепления.
   Капитан подскочил к связному пункту, его срочно вызывал северо-западный фронт. Он коротко представился, из динамика Альфред с Кортесом услышали звуки выстрелов и крики начальника обороны северо-запада.
   - Центр, как слышно? Приём.
   - Центр на связи, приём.
   - Северо-западный фронт пробит, отходим на внутренний рубеж, повторяю, отходим на внутренний рубеж, укрепления сломлены. Эти твари повсюду, я такого раньше не видел, это что-то ужасное. Приём.
   Капитан громко выругался, толстые вены проступили на лбу от напряжения.
   - Северо-запад, докладываю. Центр пробит, держимся из последних сил, постараемся выдержать внешний рубеж. Я не знаю, что это такое, приём.
   - Вас понял, удачи, капитан, конец связи.
   Капитан отпрянул от связного пункта, в его глазах можно было прочитать только безнадёжность, он уже не верил в свои силы, он не мог понять, как можно выстоять против такой ужасающей, пугающей и будоражащей вены атаки. Как можно смотреть в глаза этим живым мертвецам? Как можно было стоять прямо, когда на тебя идёт безысходность, когда идут заражённые, у которых в глазах нет страха. Они не боятся смерти, они уже мертвы.
   - Так вот почему западные города не смогли ничего сделать или предпринять, - проговорил Альфред. - Это непобедимо, здесь нет жизни и здесь нет места человеку.
   Кортес стоял без движения, он не мог прийти в себя от зрелища, представшего перед его глазами. Это было очень трудно, сохранить самообладание, когда на тебя идут, подставляя грудь под пули, люди. Да какая разница, даже если это уже совсем не люди. Самое страшное - что они когда-то были такими же, как и ты. Они точно так же просыпались каждое утро к мыслями на будущее, старались выжить в этом мире. И когда ты стреляешь в людей, ни в чем не винных, а они всё идут, и им нет конца, тогда мозг начинает разрывать от боли, сердце хочет остановиться. Минута за минутой раскаляется ствол, ты слышишь, как звенят о бетон пустые гильзы, как кровь барабанит виски.
   И они пришли с туманом, как утренний летний зной. Казалось, будто природа помогала им, как будто что-то таинственное и страшное шло вместе с ними. Что-то вселялось в сердца бойцов, заставляя их в страхе замирать и лицезреть всю эту мощь и это проклятие. Как дети смерти, они пришли сюда только с одной целью.
   На мгновенье всё прекратилось, туман устало лёг на улицы города, скрывая в себе силуэты заражённых. Слышались отдалённые крики защитников, так и не успевших выбраться из укреплений. Где-то к югу отсюда держал оборону юго-западный фронт, враги подошли туда чуть позже, чем к западному и северо-западному фронту. Но тишина эта была обманчивой, каждый в сердцах чувствовал, что это только начало кошмара.
   - Приготовьте гранаты! - приказал капитан после недолгой паузы.
   Вглядываясь в густой, непроглядный туман, бойцы пытались разглядеть силуэты в этой белой пелене, но врагов видно не было. Лишь пустота и туман, и обманчивая, предательская тишина. Пользуясь затишьем, Кортес подошёл к обозу с патронами и запасся ещё парой обойм. Высмотрев удачную позицию, он занял её и приготовился к бою. Альфред ушёл чуть дальше, заняв позицию на ступеньках двухэтажного здания.
   Капитан не мог признать, что внешний рубеж потерян, стоило бы отдать команду к отступлению на внутренний рубеж, но он ещё надеялся отбить атаку здесь. Капитан был человеком ещё старой закалки и непреклонно верил в непобедимость Адарана. Психологические подготовки бойцов на случай возникновения вооружённого конфликта между Адараном и Колоссом, приносили свои плоды и формировали острую уверенность в собственных силах и непоколебимость веры. Может, сейчас эта уверенность и была лишней, но задержать врагов всё же удавалось.
   Много бойцов-защитников сложили свои жизни в первой же атаке, заражённых не настолько долго сдерживали укрепления и минные поля, насколько планировало командование. По планам, при массивной атаке, укрепления должны были продержаться хотя бы сутки. И хотя командование совсем ничего не знало про противника, то, рассматривая судьбу запада, оно принимало все надлежащие меры. Кто бы знал, что ходунов окажется так много, неужели весь запад в одночасье пришёл в Адаран? Шок заставил командиров оттянуть свои силы на внутренний рубеж. Неизвестный ранее враг пугал своим числом и безысходностью, которую вселял в сердца защитников. Но нужно было спасать город и сплотится, для более крепкой защиты. Бои в городе могли затянуться надолго.
   Неизвестно было, сколько заражённых легло под плотным огнём на подступах к городу и минных полях, но на глаз можно было определить, что эта цифра была очень велика. Но даже это не спасло защитников, и оборона была проломлена. Ни отвага бойцов, ни крепость их духа, ни отважное сопротивление не остановило нападающих. Северо-западный фронт пал, можно было догадаться, что и юго-западному рубежу тоже осталось недолго, так как заражённые уже были в городе.
   Через пару минут сообщили, что юго-запад начинает форсированное отступление к внутреннему кольцу, куда уже поспели подойти патрули с других фронтов города, где враг не показался. Капитан снова выругался, но всё же настоял на своём решении стоять на месте до конца, когда другого выхода, кроме как отступление, не останется. Поборов свои внутренние страхи и взяв волю в кулак, воины стали ждать врага.
   Послышались молитвы храмовников. Рыцари снова молились своим богам, прося у них защиты и благословения, в этот раз они достали мечи и воткнули их в землю рядом с собой, а в руки взяли винтовки.
   - Кортес, - окликнул Альфред. - Если ситуация совсем будет скудной, отходим к внутреннему рубежу. Лучше сразу беги домой, забирай Брута и выгоняй машину, скорее всего, придётся очень быстро отсюда бежать, потому что оборона уже дала реальную трещину. И подружку свою захвати, иначе потом может быть слишком поздно.
   Кортес шмыгал носом.
   - Хорошо, а тебя где забрать?
   - Мы будем держать заслон возле муниципалитета. Туда же стянутся бойцы с северного и южного районов. Поэтому лучше оставить вещи возле казино Шена, и пусть твоя подружка ждёт нас там, а сам беги к муниципальному зданию.
   Кортес кивнул:
   - Тогда я постараюсь уложиться в полчаса.
   - Если внутренний рубеж прорвут, считай что хана, - Альфред мялся на месте, щурясь от мелких капель. - В таком случае за мной не возвращайся, тут уже будут одни эти твари. Лучше уж сваливай отсюда быстрее, меня не жди, эти твари доберутся туда минут за десять.
   - Понял, - тревожно улыбнулся Кортес.
   Стоило заметить, что план был не наилучший. Как быстро рушились каменные замки, вера в силу Адарана и его непоколебимость. Большой город, считавшийся сильнейшей военной силой, теперь крошился на глазах, под давлением ужасающей силы. Но, тем не менее, нужно было уважать бойцов хотя бы за то, что они не стали сломя голову бежать при виде заражённых людей.
   С тумана вышла одинокая фигура и медленно зашагала в сторону новых укреплений. В руке она тянула металлическую трубу, которая прерывисто звенела о мокрый асфальт. Шарканье ног и злое шипение сразу напомнила о суровой действительности, но стрелять никто не торопился. Все, будто зачарованные, ждали, пока ходун подойдёт ближе. Раньше это был мужчина, теперь же от него остался лишь силуэт.
   - Их нигде нет, - задумчиво протянул капитан.
   - Нам нужно отступать, товарищ командующий, - подошёл сержант, оглядываясь по сторонам, - они могут нас окружить, мы не защищены с флангов.
   - Они не додумаются, - отрезал тот.
   А тем временем ходун подходил всё ближе и ближе. Несколько десятков стволов было наставлено на него, и каждый боец ждал команды. Но команды так и не услышали, а выстрел всё же произошёл. В такие моменты проверяется выдержка нервов, своеобразная пытка тишиной и собственными мыслями. Не выдержали нервы у стрелка, и тот нажал на курок, прострелив навылет голову заражённого. Как будто в замедленной съёмке рухнул труп, разнося приглушённый хлопок по затихшей улице, после чего с диким криком из тумана рванули толпы заражённых.
   Полетели в толпу гранаты, устраивая жаркий фейерверк среди ходунов и разрывая барабанные перепонки. Следом за этим послышались хлёсткие очереди выстрелов и отчаянные крики защитников. Снова по улицам города пробежалась волна звонких звуков выстрелов и взрывов.
   С правой стороны из переулка мелькнули одинокие тени.
   - Они заходят справа! - заорал радист, поднимая со стола дробовик.
   Взглянув вправо, Кортес заметил ходунов, что неслись по переулку. Эта улица вёла к северо-западному району, который совсем недавно перешёл к нападающим. Теперь положение стало ещё более скудным: враги давили защитников с фронта и правого фланга. Некоторые защитники медленно попятились назад, захватывая в поле зрения новый фронт атаки.
   Те бойцы, что стояли правее арсенала, открыли огонь в новом направлении. Храмовники уверенно стреляли в противников из своих новых винтовок, не переставая менять обоймы. Пулемётчиков уже не было, приходилось отбиваться ручным оружием, поэтому долго сдерживать толпу врагов не было возможности.
   - Отводите арсенал! - орал командующий, наблюдая за скудным положением защиты.
   Бойцы упёрлись в повозку и попытались её развернуть, но не успели они её отогнать и на десять метров, как противник добрался до арсенала. Плотная и уверенная атака заражённых не оставляла шансов защитникам.
   Буквально за несколько минут заражённые прорвали кольцо защиты и достигли арсенала. Набросившись на защитников, они устроили жестокую расправу с составом. Вспыхнула волна паники, храмовники, подпустив врага поближе, закинули за спину винтовки и взялись за мечи. Но спасения не приходилось ждать никому.
   Кортес попятился назад, отстреливая на ходу врагов. В этот момент послышался обречённый крик и один из бойцов рухнул наземь под весом ходуна. Армейские навыки позволили защищающемуся взмахом ножа рассечь грудь напавшему ходуну, отчего тот с визгом отскочил назад. Истекающий кровью боец в предсмертном отчаянии решил сделать последний подарок противникам. Он с невнятным криком кинул гранату, которая, перелетев повозку с оружием, попала в ходуна и неудачно откатилась назад. Грянул мощный взрыв, десятки гранат и мин в один момент рванули в обозе, отбрасывая в стороны бойцов и ходунов. Повозка разлетелась на части, снося по пути всё живое и разукрашивая ночное небо в ярко-жёлтый цветок.
   Кортес, жадно глотая воздух, рухнул в грязь, отнесённый взрывом на несколько метров. Ему повезло, что он стоял не близко к повозке, а вот много кому не удалось подняться на ноги после этого. Кортес, едва придя в себя, стряхнул с одежды куски брезента и трухи. В нирване он был всего пару секунд, и тут же почувствовал острую боль в бедре: металлический осколок пробил мышцу чуть выше колена. Чувство шока улетучилось, и боец вернулся в реальность. В ушах звенело, голова кружилась.
   На него уже бежал ходун, клацая челюстями и выставив руки вперёд. Альфред, пытаясь отделаться от звукового шока, стоял в стороне, отстреливаясь от подскочивших к нему заражённых. На его помощь рассчитывать не приходилось, нужно было выбираться самому.
   Кортес в спешке оглянулся, автомат оказался в паре метров от него, с другой стороны он обнаружил меч храмовника, что лежал на расстоянии вытянутой руки. Долго думать он не стал, уклонился вправо и схватился за рукоять меча. Налетевший в это время ходун наткнулся на вставленную ногу бойца и опешил. Кортес среагировал мгновенно, ноги были лучшим оружием, когда ты лежишь. Враг пытался дотянуться до горла и с ревом бросался на повершенного наземь бойца. Кортес снова принял на ногу противника, оттянул ногу на себя, а затем резким толчком оттолкнул заражённого. Тот отскочил назад, но нова бросился вперёд, но тут его уже ждало лезвие меча коротким взмахом боец вонзил лезвие в шею противника, отчего тот взвыл и ухватился руками за рану. Следующий удар последовал незамедлительно, и обезглавленный ходун рухнул рядом с перепуганным бойцом.
   Кортес чистым куском ткани, чтобы не занести инфекцию в кровь, ухватился за осколок и с криком выдернул его из раненого бедра, поднялся на ноги, перебарывая резкую боль в голове. Сделав пару шагов, нога резко "стрельнула" он снова повалился на землю рядом со своим оружием, острая боль в ноге не давала возможности бежать. Кортес подтянул к себе автомат и приготовился к стрельбе, нужно было что-то делать, они истекал кровью, а враг был всё ближе. Возникло такое ощущение, что все покинули его, но вдруг среди прочего шума он услышал позади себя рев двигателя. Кортес обернулся.
   Навстречу толпе заражённых ходунов ехал старый грузовик, кузов которого со всех сторон был оббит металлическими пластинами. Из мелких, самодельных амбразур торчали стволы автоматов, внутри по подсчётам сидело человек восемь стрелков. Это очень сильно отвлекло нападающих, рев мотора и круговая стрельба заставила ходунов атаковать бронированный автомобиль и оставить людей на закуску. Это дало возможность Кортесу оторвать от рубахи мокрую ленту и наложить повязку на открытую рану.
   Боль притупилась, а кровь перестала хлестать из раны. Кортес поднялся на ноги и, прихрамывая, побежал вниз по улице. Матерясь на каждом шагу, что едва не попал в лапы врагу, он ковылял по мокрому асфальту. Рядом вдруг возник Альфред, он побежал следом за другом, оставляя на месте недавнего боя порядка десяти выживших бойцов. Все остальные стали поспешно отходить назад, как только произошёл взрыв, и командующий был похоронен вместе с десятками других защитников.
   Кортес услышал, как за спиной пару раз коротко взвизгнул мотор автомобиля и, закашлявшись, заглох. Боец на ходу обернулся и увидел, как на крышу застрявшего среди заражённых броневика уже забрались ходуны и усиленно срывали поддающиеся врагу верхние пластины. Ещё несколько минут, и они добрались бы до защитников, но так или иначе, это спасло его от гибели. Альфред одёрнул Кортеса от мыслей, и они побежали дальше, чтобы их не настигла участь собратьев.
   Бойцы добрались до второго рубежа. Здесь оборона была на порядок слабее: редкая цепь пулемётов, и укреплённые дома. Защитников здесь было не больше, чем на внешнем кольце укреплений. И то, добрая половина - раненые бойцы в недавней схватке. Всё это скудное положение спасало только то, что все три фронта собрались в одной точке, для удержания ходунов. Высокая стратегическая значимость данной точки была однозначной - если ходуны прорываются здесь, то Адаран потерян. И как оказалось, самым укреплённым районом все же были границы города, а вот о центре власти позаботились меньше. Видимо, они верили, что остановят врага ещё на окраинах города в первом же бою. Но оказалось совсем не так и ситуация набирала печальных оборотов.
   Кортес с печалью наблюдал за этой безысходностью. По улицам бежали люди, успев схватить только вещи первой необходимости, еду и воду. Они направлялись на восток из города, куда каждые десять-пятнадцать минут отправлялись эвакуационные караваны. Теперь на бойцов надеяться не приходилось, неизвестно было теперь, сможет ли последний оплот удержать заражённых. Люди покидали свои дома, они видели, как гибнет город, в котором они провели всю свою жизнь, и который защищал их от жестокого внешнего мира. Теперь они остались одинокими.
   Кортес коротко взмахнул рукой Альфреду. Альфред махнул в ответ и направился к палатке командования. Кортес перемахнул через укрепления и устремился к дому Альфреда, как они и договаривались. За десять минут он добрался до дома, забежал по лестнице и схватил упакованные заранее тюки с вещами. Быстро спустившись по лестнице к машине, он погрузил в багажник вещи. Брут встретил хозяина радостным лаем. Он казался очень усталым и напуганным, гремящие взрывы и выстрелы, эхом разносившиеся по городу, пугали животного. Но как только тот увидел хозяина, к нему сразу же вернулась радость и уверенность в себе.
   Боец достал с бардачка потёртую аптечку и вколол в ногу найденное там обезболивающее средство, а после затягивающий раны стимулятор. Странный холод поплыл вниз по ноге и уже через несколько минут рана лишь лёгким покалыванием напоминала о себе, Кортес завёл автомобиль и выгнал его на проезжую часть. Брут возбуждённо мялся на заднем сиденье. Виляя по дороге, чтобы не сбить бегущих людей, Кортес направлял автомобиль к уговоренному месту. Нужно было забирать Мию и скорее покидать это проклятое место.
   И уже через пять минут Кортес подъехал к казино Шена. Ловко выскочив с машины и бросив автомобиль под охрану пса, он побежал к входу. Сердце в миг сжалось груди, необъяснимый груз навалился сверху.
   Охраны уже не было, посетителей, как и стоило ожидать, тоже. Посреди игрового зала стояли несколько чемоданов и тюков с вещами. На барной стойке в ряд лежало оружие, начиная шестизарядным револьвером, и кончая скорострельным охотничьим арбалетом с оптикой. Кортес сделал пару шагов внутрь и услышал, как кто-то спускается по ступенькам. Это были Шен, Менг, Мия и два личных охранника, следом плёлся храмовник.
   Шен о чём-то спорил с Мией, Кортес понял, в чём дело чуть позже:
   - Я не могу уйти отсюда, это всё, что я нажил за всю свою жизнь! - не мог угомониться он. - А вам с Менгом нужно уходить отсюда, неизвестно, что будет через час. Они уже близко, а ты играешь в драму.
   - Отец, мы не можем бросить тебя здесь, - глаза и жесты девушки выдавали явную тревогу. - Мы уходим все вместе, или остаёмся. Ты же помнишь, что ты обещал маме быть всегда рядом с нами, ты сам это говорил.
   - Это совершенно не то, не нужно сравнивать две разные вещи.
   - Тогда ты не сдержишь своего слова, отец.
   - Теперь вы сами можете о себе позаботиться, тем более я буду только лишним грузом, - Шен остановился посреди зала.
   Кортес не хотел вмешиваться в семейные отношения и споры, но время сейчас играло против них:
   - Простите, что вмешиваюсь, - начал он. - Оборона сломлена, защитников отбросили к муниципалитету, нужно срочно отсюда уходить, неизвестно, сколько ещё времени удастся сдерживать город.
   - Забирай Мию и Менга, Кейн, - сухо произнёс Шен, подходя к барной стойке, и беря в руки автомат. - Хоть она и упёртая, но выбора у неё точно нет.
   - Отец, - начал Менг.
   - Ничего не хочу слышать, - отрезал тот.
   - В этот раз я сделаю всё по-своему, отец, - не отступал сын. - Я останусь здесь с тобой до конца. Это мой дом, и мне за него сражаться. К тому же мне не долго осталось. Так или иначе, смерть меня достанет.
   - Вы что, умирать тут собрались? - покрасневшие глаза девушки выдавали подступившую истерику.
   Шен пропустил мимо ушей слова дочери, оценивающим взглядом окинул сына, в глазах загорелся отцовский огонёк. Он медленно кивнул, затем бросил взгляд на Кортеса:
   - Позаботься о моей дочери, она заслуживает только самого лучшего, - с трудом выдавил он, Шен понимал, что видит дочь в последний раз. - Всем отсюда уйти не удастся, а мы постараемся сдержать их хотя бы ненадолго.
   - Отец, но ведь....
   - Не время, Мия, это твоя жизнь и ты должна прожить её с тем, кого выбрала. Увидеть что-то другое, кроме серых улиц родного города. Твоя мать хотела этого, и я ей обещал ещё и это, поэтому я прошу тебя, уходи с города. Не нужно разменивать тот мир, который ты ещё не видела, на потерю дома.
   Девушка вытирала слёзы, что скатывались по щекам и падали на одежду.
   - Причём здесь дом? Мне важны вы!
   - Менгу не долго осталось, ты это знаешь. А я уже слишком стар и со мной вы не сможете уйти.
   - Но как же ты? Как же...?
   - Это мой дом, моя крепость. Здесь смысл всей моей жизни, я не могу уйти, а Менг уже взрослый парень, и в случае чего он сможет выбраться отсюда.
   Мия бросилась в объятия отца.
   - Мне нужно вернуться к муниципалитету, - предупредил Кортес. - Я буду здесь совсем скоро, укрепления долго не выдержат. Поэтому прощайтесь, автомобиль у входа.
   - Спасибо, - кивнул Шен, прижав к себе дочь.
   К Кортесу подошёл Менг и протянул руку:
   - Ты правильный человек, Кейн, жаль, что не удалось пообщаться ближе. Береги сестрёнку, она у меня лучшая.
   - Обещаю.
   Бойцы скрепили слова рукопожатием. Кортес выскочил на улицу и помчался к муниципалитету, приказав псу охранять автомобиль.
  

* * *

  
   Найтон почувствовал, как что-то больно хлестануло по лицу, и тут же схватился за рану. Он не удержался на ногах и свалился на мелкий щебень, выронив винтовку. Щека была глубоко рассечена под самым глазом, Найтон не сразу понял, что это было. Чуть приподнявшись, он осмотрелся и, как оказалось, он попал под миномётный огонь.
   - Куда вы стреляете?! - заорал он и поспешил убраться с открытой местности.
   Приходилось отходить, сначала покинуть позицию на крыше здания, а теперь и здесь уже враги уверенно отодвигали границу. Олег обнаружился чуть позже, когда скомандовали общее отступление к внутреннему кольцу.
   Враги давили количеством, минные поля и пулемётные гнёзда не смогли сдержать поток заражённых и вскоре оборона была прорвана, но огнемёты, что стояли чуть глубже в обороне, придержали атаку, вследствие чего удалось развернуть миномётные расчёты и открыть огонь поддержки. Но жарить ходунов постоянно не удавалось. Они трудно воспламенялись: похоже, их кожа была слишком влажной или покрыта какой-то слизистой оболочкой.
   Огнемёты были захвачены, и вскоре массированное наступление заставило северо-западный фронт отступать к муниципальному зданию на внутреннее кольцо. Братья не пытались стать героями, они лишь хотели остаться в живых в этой непонятной войне, даже скорее, войне на уничтожение.
   Мрак, кругом один только мрак. Прожекторы больше не светили, лишь иногда попадались рабочие фонари, приходилось продираться через непроглядный туман. Ужас забирался всё глубже и глубже в организм Адарана.
   Добравшись до муниципалитета, братья направились к центру распределения раненых, чтобы перевязать полученные в бою раны. Найтон не мог остановить кровь, что залила уже всю одежду. Осколок рассёк щеку до челюсти. Олег же получил лёгкий ожог руки, выбираясь из пылающего здания.
   Медицинскую помощь оказали не сразу, очередь раненых была слишком большая, поэтому пришлось обойтись только парой стимуляторов и обезболивающим средством. Найтон матерился, шрам обещал всегда напоминать ему об этом дне. Братья отошли в сторону, чтобы не быть задавленными ранеными бойцами.
   Среди общей суматохи они увидели Альфреда, что озадаченно плёлся в сторону муниципалитета.
   - Альфред, что ты здесь делаешь? - закричал Олег, подскочив к бойцу.
   - То же, что и вы, ребята, - удивлённо ответил он, встретив старых друзей. - Вот вас я здесь точно не ожидал увидеть.
   - Привет, ты видел, как меня зацепило? - Найтон придавил рану сложенным втрое куском бинта. - Придурки, по своим, да ещё и миномётами!
   Альфред помотал головой:
   - Бойцы совсем не поймут, что делать. Они ни разу не сталкивались с подобным, для них это шок, Адаран не может проиграть войну, это последний рубеж, - оценил он. - Тщеславие этот город и погубит.
   В этот миг недалеко показался Кортес. Увидев друзей, он направился к ним:
   - Привет, мужики, вот не ожидал, что увидимся при таких обстоятельствах, - он поприветствовал друзей.
   - Привет Кортес, - улыбнулся Олег.
   - Что думаете? Какие шансы?
   - За нами пустыня, деревни, люди. Если Адаран проиграет, то все они умрут, - отрезал Альфред. - Нельзя сейчас сдаваться, нужно попытаться выстоять. Или хотя бы попытаться выиграть время, чтобы закончилась эвакуация людей.
   Кортес кивнул, как бы там ни было, попытаться ещё нужно.
   - Хоть мы все понимаем, что город уже потерян, но будем верить лучшее.
   - Вы как знаете, а мы с братом уходим отсюда, пусть забирают свои деньги, жизнь дороже, - Найтон скривился от боли. - Сами же говорите, что делать здесь больше нечего. Да и кому уже нужна эта война?
   Олег замешкался, посмотрел на Альфреда с Кортесом, потом снова на брата. В его глазах можно было с лёгкостью различить сомнения и некоторое смятение.
   - Найтон, -неуверенно произнёс он, - извини, но я должен остаться здесь. Нужно использовать последний шанс, брат, я не могу просто так уйти.
   - Не глупи, Олег, тут всё кончено, нужно скорее убираться отсюда и найти убежище. К тому же кто позаботиться о родных?
   - Нет, брат, я останусь, ты поступай, как хочешь, но я остаюсь с Альфредом и Кортесом, - уже более уверенно повторил он. - А т позаботься о близких, они уже наверняка в убежище, им ничего не грозит.
   - Ладно, твоё дело, а я сматываюсь, буду ждать тебя в Депо, нужно успеть, пока люди не закроют двери в убежище.
   Коротко попрощавшись, Найтон исчез среди людей. Опешивший Альфред не мог сказать ни слова. Это был тот человек, с которым он шёл в бой. Но всё же самообладание вернулось к нему и он взглянул на друзей.
   - Нет времени, мужики, - Альфред поднял карабин. - Я был в штабе, если ходуны прорывают оборону, власти взрывают водоочистительный объект. Там большой склад хлора, что используют для очистки воды, слишком серьёзное химическое оружие. Если рванут, и мы будем здесь, то уйти не успеем, поляжем все.
   - Нужно держаться до конца, - Кортес пожал плечами, вскидывая автомат.
   Альфред кивнул:
   - Не думаю, что власти разделяют наше мнение.
   - Тогда что предлагаешь? - поинтересовался Олег.
   - Значит план такой, если всё идёт крайне плохо, и начальство покидает поле боя, сразу же делаем ноги отсюда. Это значит, что завод взорвут через десять-пятнадцать минут, город останется безжизненным.
   - Понятно, - подтвердил Олег.
   - Ты ничего не слышал об эвакуации? А то до меня сведения не дошли.
   - Люди снова уходят в убежища, чтобы переждать, пока Чёрная чума уйдёт, - отрапортовал Олег. - Города эвакуируют на восток, там есть целая цепь покинутых убежищ. Я бы отправился туда, там можно укрыться.
   - Так мы и сделаем, - Альфред поймал на себе поддерживающий взгляд Кортеса.
   Олег кивнул в ответ.
   Завыла стационарная сирена, заражённые показались из переулков. Начиналась последняя схватка, решающая судьбу Адарана.
  

12. Атланты.

  
   - Кортес, смотри левее! - кричал Альфред, уходя в сторону.
   Кортес поймал в прицел двух приближающихся ходунов и нажал на спусковой крючок. Прогремела короткая очередь, и оба упали на землю, корчась в предсмертных судорогах.
   Последняя атака была очень ожесточённой, толпы ходунов лезли из переулков со всех сторон под автоматные очереди. Приходилось стрелять в туман, чтобы хоть как-то оттянуть прорыв обороны и продлить эвакуацию города. Последний рубеж стоял твёрдо, наверное, из-за того, что отступать было уже некуда, за спиной пустыня и неизвестность.
   Альфред уже не чувствовал плеча, каждый выстрел отдавался болью по всему телу. Сколько ещё можно было стрелять? Сколько ещё нужно положить заражённых, чтобы освободить этот город? И он стрелял, надеясь на чудо. Тело ныло от полученных синяков и ссадин, глаза и нос болели от попадания гари.
   Не было видно храмовников, не было видно храбрых бойцов Колосса, поскольку они просто не явились. Война шла за Адаран, и только его бойцы пытались отстоять город. Политика проявляется только в самые ответственные моменты. Такой момент получил Колосс, когда Адаран жестоко уничтожали.
   С каждой минутой враги подходили всё ближе и ближе, оттесняли защитников от пулёмётов и укреплений. Альфред отходил назад, краем глаза наблюдая за офицерским составом. Но начальство не спешило отступать: дом за домом они уверенно держали оборону, а когда положение стало критическим, крепко осели в муниципальном здании.
   Кортес чувствовал с каждой секундой нарастающую боль в бедре, развороченная рана снова начала напоминать о себе приступами боли. Он боялся в самый ответственный момент потерять сознание, или же получить заражение крови от городской грязи. Он всё ближе отходил назад, удерживая боковым зрением Альфреда и Олега. Если придётся отступать, то он должен успеть добежать до автомобиля, пока не начнётся окончательный прорыв.
   И тут он заметил, как Альфред, окрикнув Олега, метнулся к нему. Поймав взгляд Альфреда, Кортес определил направление и обернулся: из муниципального здания гуськом выходили начальники с вещами и загружались в бронированный грузовик, точно такой же, как они видели в момент боя за внешний рубеж.
   - Ну и наглость! - возмутился Кортес. - Трусы, мать вашу"
   - Отходим, не стой, Кортес! - Альфред пробежал мимо и закинул карабин за спину. - Не успеем, считай нас покойниками.
   Кортес побежал следом за Альфредом.
   - Мужики, стойте! - послышался позади голос Олега.
   Альфред обернулся:
   - Что случилось? Нам нужно быстрее отсюда сваливать!
   - Я должен предупредить других, не оставлять же их здесь, - Олег обернулся и указал на редкую цепь защитников, которые плотным огнём посыпали узкий переулок и не давали врагу пройти глубже.
   - Нет времени, Олег, это война!
   - Я предупрежу, я успею! Ждите меня у казино, я скоро буду!
   - Не время играть в спасателей, Олег! - закричал Кортес, но было уже поздно.
   Олег обернулся и побежал обратно.
   - Пойдём, он догонит нас, - тронул Альфред за руку Кортеса и тот пришёл в себя.
   - Пойдём.
   Прихрамывая, Кортес не поспевал за Альфредом. За спиной он слышал ожесточённые крики, визг и выстрелы. Всё реже и реже стреляли защитники, их становилось всё меньше и меньше. А Олег всё не появлялся. Он хотел удержать друга, отбить эту глупую затею, но Олег бы всё равно сделал по-своему, а они бы только потеряли время.
   Неожиданно завыла сирена гражданской обороны. Кортес ещё понаслышке помнил, что она воет не к добру и в голове сразу же возникли слова Альфреда о взрыве водоочистительной станции. Ведь никто не знал об этом, в том числе и родственники Мии, они все были в опасности. Власти не считают людей, ведь люди - это пешки. Каждый борется за свою жизнь как может, даже иногда спасение собственной жизни лежит на смерти многих.
   - Первый гудок, - пробормотал Альфред, глотая на ходу воздух. - Второй будет последним, нужно торопиться.
   Добравшись до казино, Альфред подскочил к автомобилю и распахнул багажник. Мия стояла возле машины, держа в руках скорострельный отцовский арбалет и хмуро поглядывая на оскалившегося Брута. В глазах её можно было прочесть бессилие, она не могла ничего поделать с тем, что её родные остаются здесь. Было больно смотреть на неё, из-за того, что она не чувствовала уверенности и поддержки. Она вдруг стала такой беззащитной, что у Кортеса внутри всё встрепенулось: "Она нуждается в твоей поддержке".
   - Брут, свои, - скомандовал Кортес, и пёс послушно перескочил на заднее сиденье.
   - Как же вы долго, Кейн, - обняла парня Мия.
   Кортес чувствовал, как дрожит тело девушки, ей было трудно принимать это решение. Трудно было впервые в жизни покидать семью, привычные места и родной дом. Она понимала, что уходит навсегда, она начинает новую жизнь, где отец не сможет ей помочь, где брат не заступится за неё. Именно поэтому бывает очень трудно менять привычное место в жизни, потому что ты отказываешься от своей крепости, где ты чувствуешь себя уверенно. Когда ты уходишь, ты обретаешь что-то новое, но такое непривычное, что тебе становиться трудно и больно. К тому же страх потерять близких людей навсегда - это очень сильная мука.
   Хотя в её жизни и появился Кортес, но ставить крест на прошлой жизни необычайно трудно, когда ты уже не можешь сказать, что будет завтра. И тогда ты начинаешь бояться, начинает с опаской оглядываться, а нужно ли тебе это? Но выбора у неё не было, ей нужно было уходить, чтобы строить новую жизнь, Адаран доживал свои последние часы, задыхаясь в угаре плотного тумана.
   - Всё будет хорошо, Мия, - успокаивал Кортес, опуская руку на шелковистые волосы. - Всё будет хорошо....
   - Я не могу так, не могу их оставить, - уже не сдерживаясь, прохрипела она. - Ты должен меня понять!
   Кортес почувствовал, как её слёзы заскользили по шее. Такие тёплые.
   - Я обещал им о тебе позаботиться, они выбрали этот путь, и ты должна гордиться тем, что они настолько храбрые и преданные своему городу.
   - Это не важно, они - это всё, что у меня есть, - всхлипывала она. - Они для меня всегда были большей частью мира, потому что кроме них, у меня не было никого. А теперь..., я не знаю, что дальше делать, Кейн.
   Кортес только сильнее прижал её к себе, он не знал, что говорить в такой ситуации. Да и не хотелось говорить, слишком всё тяжело. Тем более он понимал, что любые слова сейчас будут звучать глупо, и он не сможет её понять, как бы он ни старался, он просто не сможет. Ведь всё настолько плохо, что очевидного не скрыть за словами. Хотелось так стоять и обнимать её вечность, защитить. Но реальность возвращалась вопреки всему, снова слышались крики и страх подходил из тумана.
   - Кейн, я не могу оставить их, не могу, - начинала заливаться она.
   - Послушай, Мия....
   - Они так много значат для меня, и я не могу просто так бросить их здесь, - тороторила девушка. - Почему они не хотят уезжать отсюда? давай их заберём! Я ведь....
   Кортес схватил девушку за плечи и встряхнул:
   - Послушай, Мия, сейчас не время для сомнений и философии, враги уже близко, ты понимаешь? Я пообещал позаботиться о тебе, они выбрали свой путь и захотели остаться здесь! С ними всё будет в порядке, они молодцы, они выживут!
   - Ты так думаешь? - беззащитный взгляд разрушал всю волю Кортеса.
   - Я уверен, а теперь давай сделаем то, что я обещал твоему отцу - уедем отсюда. А как всё утихнет, вернёмся обратно, хорошо?
   Мия ничего не ответила, её усталый взгляд говорил сам за себя.
   Альфред скинул в багажник лишнюю амуницию и часть оружия, успев налюбоваться арбалетом девушки.
   - Пора уезжать, ребята, - окликнул Альфред, усаживаясь за руль. - Садитесь назад, я поведу, кстати, Кортесу нужно обработать рану. Олега мы не дождёмся, иначе погибнем все, поэтому живее!
   Кортес передал ключи другу, Мия отпрянула, при виде кровоточащей раны.
   - Пойдём, я обработаю! Ты истекаешь кровью, Кейн.
   - Придётся делать это на ходу, поскольку наши друзья уже здесь, - его недовольный взгляд был направлен в сторону муниципального здания.
   Шеренги уличных фонарей освещали всю каменистую дорогу от начала до конца, к тому же мощные прожекторы, стоявшие на всех высоких зданиях, били резким светом в туман. Одинокий лунный диск медленно катился по звёздному небосводу, окуная переулки в тень. И хотя на улице была поздняя ночь, было достаточно светло для того, чтобы оценить сложившуюся ситуацию. Туман подходил с запада, но до казино он ещё не добрался, из-за небольшой возвышенности.
   В конце улицы показались бегущие защитники, а за ними толпы заражённых ходунов. Сколько их было? Адаран не смог сдержать прорыв противника, большой когда-то город лопнул под стремительной атакой неизвестного ранее врага. Ночь скрыла от глаз солнца всю пролитую сегодня кровь, чтобы небо не сошло с ума.
   - Где же Олег? - нервничал Кортес, готовя к бою единственный автомат, не спрятанный в багажнике. - Какой чёрт его дёрнул пойти туда?
   Альфред молчал, он сейчас боролся с собственными демонами.
   Как только вспомнили об Олеге, тот вынырнул из переулка, и бегом бросился к казино. Рухнув под тяжестью налетевшего слева ходуна, он умело перевернулся на спину и защитил шею от острых зубов. Резким ударом в горло, Олег отбросил противника, вскочил с земли и дал дёру рокового места. Следом за ним уже неслись двое. Он на ходу перематывал окровавленную руку лоскутом, сорванным с рукава футболки. В глазах его можно было прочесть только боль и страх. Он успел предупредить бойцов, те стремительно отступали назад, нарушив все отданные приказы. Но, так или иначе, хищник сегодня был особо беспощаден. Ходуны настигали бегущих защитников, отбирая у них драгоценные жизни.
   Олег был уже без оружия, видимо бойцы попали в окружение, и пришлось с боем прорываться к казино. Но и здесь враги опередили защитников. С южной стороны площади из переулков появились ходуны и стремительно направлялись к казино. Как определил Кортес, это были те, кто прорывались через южный рубеж и прошли через юг, минуя внутренний рубеж.
   - Твою мать! - ругнулся Альфред, наблюдая за бегущим другом, - он не успеет уйти, мать твою, герой хренов.
   - Сдавай назад, Альфред, - подпрыгивал на месте Кортес. - Мы его подхватим!
   - Сейчас.
   Брут в страхе заскулил и, поджав хвост, подскочил к краю кузова.
   - Брут, сидеть здесь! - скомандовал Кортес, обрывая порывы пса выскочить с автомобиля и убежать.
   Пёс только заскулил в ответ и прижался к сиденью. Ему явно были не по душе эти существа, от которых веяло страхом и холодом.
   Альфред дал задний ход и двинул автомобиль навстречу Олегу, но удача сегодня была не на их стороне. Коротко прогремела серия взрывов между отступающими бойцами и автомобилем, Олег рухнул в пыль, потерявшись на десяток секунд. Альфред от неожиданности дёрнул руль, отчего машину занесло и наполовину развернуло. На головы посыпались осколки дроблёного камня.
   - Отступательный огонь, - определил Альфред, стряхивая с волос землю. - Совсем придурки, который уже раз такое творят.
   - Скорее миномёты бойцов Шена, - прошипел Кортес, оборачиваясь на казино.
   На крыше казино расположилось, по меньшей мере, четверо, но что-то подсказывало, что казино обороняет по меньшей мере десяток бойцов.
   Кортес не узрел, как к машине из поднявшейся пыли уже подбежало два ходуна. Он наотмашь выстрелил, пройдясь по груди одного из них, и тот распластался рядом с автомобилем. Второй набросился на Олега, впившись тому в плечо. Боец заорал, почувствовав острые зубы у себя в мышцах.
   - Олег! - кричал Кортес, давая очередь в противника.
   Олег попытался подняться и тут же получил удар в спину. Ходун навалился на него, достав до шеи и тот снова дико закричав, повалился на спину, придавив противника, что заставило того отпрянуть от шеи.
   - Лежи, сука! - орал Олег, переламывая противнику рёбра локтями.
   Но враг не отставал, он только сильнее вцепился руками в жертву.
   - Я попробую вытащить его! - поднялся Кортес.
   - Ты ему уже не поможешь, он заражён, - останавливал друга Альфред, нащупывая рычаг переключения скоростей.
   Кортес опустил дуло автомата, боясь зацепить друга.
   - Уходите, - прочитал Кортес по губам Олега. - Стреляй....
   - Прости, брат, - Кортес поднял с сиденья автомат. - Прости, если я делаю что-то не так, прости ради всего святого.
   Кортес чувствовал, как предательски дрожали руки. Он поймал в прицел голову Олега и спустил крючок. Подбежавшие к бойцу ходуны встрепенулись, когда раненый человек обмяк и перестал подавать признаки жизни.
   Альфред ударил по педали газа, и авто сорвалось с места. Автомобиль понёсся по грунтовой дороге мимо казино, в сторону разъезда, где сейчас собирались беженцы, чтобы убежать из города.
   С грустью смотрел Альфред перед собой, теперь будущее для него погрузилось в туман. Все планы, которые он строил, теперь разрушились. С грустью Кортес смотрел на проносившиеся мимо дома и беженцев. Его друг остался в городе, чтобы биться рядом с ними, а он не смог ему помочь. С грустью смотрела Мия, на пропадающую в тумане вывеску "Казино Шена". Она оставила здесь всю свою жизнь, и теперь отправлялась на поиски новой, может быть, более удачной.
   Тысячи людей нашли смерть в этом городе, пытаясь остаться на своей земле и защитить свой дом. И они погибали, как свойственно только героям. И они смотрели, как отбирают у них их жизни, их прошлое и будущее.
   Так или иначе, Адаран являлся частью жизни для каждого из них, и когда город умирал, они чувствовали потерю. Когда мир меняется, меняемся и мы, но не потому, что в чём-то мы становимся лучше, а в чём-то хуже, или жизнь заставляет нас. Мы просто меняем привычную для нас среду, и становимся другими потому, что не знаем, как будем жить дальше. И тогда выходит настоящий ты, какой ты есть.
   Резким свистом ударили в уши тормоза. Альфред выругался, перемешивая в кучу все слова, что знал. Пассажиры едва не влетели в лобовое стекло, спасли только сиденья впереди. Виной всему был потрёпанного вида мужик лет сорока-пятидесяти, видно было, что он не брезговал выпивкой и часто проводил время за бутылкой спиртного.
   - Уйди с дороги, алкаш! - прогремел Альфред.
   - Возьмите дядьку Андрея с собой, - начал мужик, подскакивая к двери. - Я всего лишь хочу уехать с этого проклятого места!
   Брут зарычал и тот опешил.
   - Иди к чертям, ты нас чуть не убил! - срывался Альфред. - Вали отсюда, пока мне не пришлось стрелять тебе по ногам!
   - Да что ж вы делаете? Людям совсем не помогаете, я же тоже хочу отсюда уехать! Здесь все умирают, а вы даже помочь не можете!
   - Да брось, Альфред, давай возьмём, - всё ещё не переставая, всхлипывала Мия. - Нам хуже не станет.
   - Пусть валит отсюда! Придурок!
   Андрей улыбнулся и покосился на девушку:
   - Вот, правое дело красавица говорит. Тем более мне не далеко, меня хотя бы до ближайшей фермы подбросьте, а там я своим ходом. А я расскажу вам о месте, который похож на рай и там вечно цветут деревья. Я знаю, это место сейчас всех интересует.
   - Если ты не перестанешь кричать, то отсюда пойдёшь своим ходом, - терял терпение Альфред. - Неужели ты один из тех странных, кто знает о Поднебесье?
   - Да, я был там, - коротко ответил Андрей.
   Альфред ударил руками по рулю.
   - Хватит втирать уже! Садись, только не доставляй неприятностей.
   Сыпля во все стороны благодарности путникам, мужик грузно упал на первое сиденье. Автомобиль тронулся и свернул направо, где уже виднелась потёртая вывеска с надписью "Добро пожаловать в Адаран". До выезда из города оставалось совсем чуть-чуть.
   Они ехали среди брошенных домов, бросая подавленные взгляды по сторонам. По обочине длинной вереницей плелись беженцы, отправившиеся на поиски защиты и безопасности. Мелькали тусклым светом уличные фонари, шелестели листвой одинокие деревья в резких порывах буйного ветра. Усталость давила на головы, но спать не хотелось - слишком многое сейчас переживали путники.
   Не было ни вспышки, ни света, только глухой звук взрыва они услышали за спиной. Никто не сказал ни слова, уже не было сил что-то говорить. Мия лишь обернулась и определила, что взрыв шёл не со стороны казино, а после прижалась к Кортесу. Остановились люди, обратив внимание в сторону источника шума. Альфред понимал, что все они скоро будут мертвы, они вряд ли успеют уйти. И причиной их смерти будут уже не безжалостные заражённые вирусом люди, а правительство, отдавшее приказ очистить захваченный город химическим оружием.
   Рванула взрывчатка на водоочистительной станции, выбрасывая в воздух тонны хлора. Едкий газ мягко стелился по улицам города, сползая с возвышенности. Он смешивался с туманом, погода была благоприятной, и выжигающий лёгкие враг крался по извивающимся улицам. Он пробирался в каждый дом, в каждую комнату и щель. Газ очищал от жизни когда-то величественный город. Это была зачистка, город умер, но отдавать его врагам власти не намеревались.
  

* * *

  
   - Отец, я впущу бойцов, сейчас нам нужен любой солдат, - Менг смотрел, как из переулков выныривали ходуны и устремлялись в погоню за выбившимися из сил бойцами. - Так у нас будет больше шансов.
   Шен стоял на краю крыши, величественно распрямив плечи. Лицо его было повёрнуто к городу, он пытался скрыть подкатившие слёзы от сына, но тот всё понимал, он всё видел, но не подал виду. Только настоящий мужчина может плакать, ведь у него есть сердце. И Шен, как будто прочитав мысли сына, преобразился. Стал снова тем решительным и спокойным человеком, который не боится ничего.
   - Хорошо, сын, только не оставляйте двери без защиты, - холодный выжидающий взгляд Шена заставлял чувствовать всех спокойней. - Адэ, бейте миномётами, они уже в зоне поражения.
   Храмовник кивнул и негромко отдал команду. Засуетились бойцы и тут в три ствола ударили миномёты, и в этот момент прозвучал крик Менга.
   - Стой! Там же наши!
   Отвлёкся Шен от своих мыслей и тут же вернулся в реальность. Будто ледяной водой окатило его, когда он опустил глаза ниже.
   - Какого чёрта они делают? - сдвинул брови Шен, наблюдая, как автомобиль направился навстречу бегущим.
   Взорвались снаряды, вздымая землю недалеко от автомобиля.
   - Езжайте, быстрее! - кричал отец, но его не могла услышать дочь и её друзья. - Менг, давай вниз, может быть, им понадобится твоя помощь!
   У отца сердце обливалось кровью, когда он видел свою дочь там, где сейчас царил хаос и смерть. Он испугался, не зацепил ли миномётный огонь Мию, но как только пыль унесло в сторону, он увидел всех целыми и невредимыми.
   - Какого чёрта вы делаете? - тихо, будто сам себя спросил Шен.
   Сын молча схватил винтовку и побежал вниз по лестнице, прихватив с собой знакомого нам уже друга с ирокезом.
   Менг сбежал по лестнице и оказался в игровом зале, подбежал к барной стойке и схватил со стола большой ключ. Подскочив к двери, он в спешке стал отмыкать большой амбарный замок. Ирокез тем временем подбежал к окну и уставился на приближающуюся толпу людей и ходунов через небольшую щель между криво набитыми досками. Зрелище было отвратительное и одновременно ужасающее. Он не видел в этом надежды, только обречённость и ужас.
   За дверью Менг услышал рев мотора и в этот момент щёлкнул замок. Он умело скинул цепь, перетягивающую дверь и открыл её.
   Автомобиль, где находилась его сестра, промчался рядом, быстро завернув за казино, и направился по дороге в сторону выезда из города. Менг почувствовал резкое облегчение: одной проблемой стало меньше. Рассеялась дорожная пыль, и он направил взгляд в сторону бегущих защитников - они были уже совсем близко, небольшая часть отступающих оторвалась от преследователей, пока ходуны занимались отстающими. Менг махнул рукой, приглашая воинов в здание, и те незамедлительно заскочили внутрь.
   Он ещё на мгновенье задержал взгляд на приближающейся толпе. "Неужели это конец?" - промелькнуло у него в голове, но Менг тут же прогнал тревожные мысли из головы. Так или иначе, они уже выбрали свой путь, и теперь нужно было защитить казино.
   - Башка, закрой дверь, - бросил на ходу Менг, отпрянув от дверного проёма и устремляясь к беглецам.
   Он быстро подошёл к бойцам, их было пятеро.
   - Мужики, поднимайтесь на второй этаж, там с ранами вам помоет Ара, вторая дверь налево, не ошибётесь, - Менг чувствовал, как подкатывает тошнота, но сдержался. - Она даст вам воды, добро пожаловать в казино Шена.
   Он схватился за голову и зажмурился, резко напавшая боль медленно уходила.
   Раненые удалились вверх по лестнице, Менг обернулся, ирокез всё также стоял у окна и не двинулся с места. Дверь была открыта нараспашку, уже близко были слышны шаги бегущих. Вот-вот враг должен был ворваться в казино.
   - Башка, что ты делаешь? - бросился Менг к двери.
   Менг подскочил к двери и дал очередь из винтовки в толпу. Отбросив оружие, он успел захлопнуть двери в то время, когда на неё с разбегу налетело два ходуна. Он едва устоял под дверью, привалившись всем телом к тяжёлому дереву.
   - Помоги мне! - орал он, когда навесы начали скрипеть под ударами. - Я не удержу дверь один, чёртов ты придурок! Ты хочешь, чтобы мы все сдохли здесь?
   Старый друг Менга мялся на месте, не предпринимая никаких попыток помочь.
   - Их очень много, нам не спастись, - дрожащим голосом ответил ирокез.
   Он посмотрел на Менга, что пытался сдержать дверь под напором атакующих врагов. Скрипели створки под сильными ударами врагов. А Башка стоял и смотрел, не в состоянии пошевелить и пальцем. Руки его дрожали, он со страхом смотрел, как рвутся дверные навесы, не выдержал и бросился к окну в противоположной части зала. Там было окно с металлическими створками, где ещё поначалу посетители могли сдавать своё оружие и вещи под талоны.
   - Не делай этого, Башка! Ты же впустишь их сюда!
   - Мы все умрём, нужно убираться отсюда! - лишь ответил ирокез и распахнул створки. - Нужно убираться, убираться из этого чёртового места.
   Он начал взбираться на подоконник, чтобы вываливаться через окно на улицу, где уже бежали люди, спасаясь от ходунов. Не успел он перемахнуть через подоконник, как слева в него влетел заражённый. Ирокез рухнул на землю, не сообразив даже, что произошло. Он попытался подняться, как последовал второй удар, и он снова упал, налетев головой на камень. В глазах начало темнеть и он почувствовал что отключается, когда почувствовал, как острые зубы впились в плечо. Боль и темнота.
   Менг скрипел зубами, пытаясь дотянуться до винтовки. Силы оставляли его и он молился, чтобы приступ головной боли снова не напал на него в неподходящий момент. Но радости его не было предела, когда на лестнице сверху послышались шаги.
   - Держись, сын! - крикнул отец и тут же отдал приказ спускавшимся за ним двум охранникам. - Закройте окно, пока они не проникли сюда.
   Шен подбежал к сложенной в ряд возле стены мебели и схватился за ближайшую тумбу. Немалыми усилиями он подвинул тумбу к проходу, а затем с быстро перетянул цепью входные двери, которые уже чуть ли не превратились в щепки. Сын помог ему нацепить амбарный замок.
   Тяжело вздохнув, Менг с бессилием опустился на пол. Рядом по стене сполз отец.
   - Ну и денёк, - выдохнул он.
   - Да уж, не самый удачный, - побледневший, с чёрными мешками под глазами сын смотрел на отца с прежним доверием.
   Менг зажмурился, голова кружилась.
   - Как ты?
   - В порядке, просто стресс.
   Двери долго выдержать не могли, поэтому было принято решение, заставить её старым шкафом и столами.
   Вчетвером они принесли шкаф с задней комнаты и уложили его к двери, туда же сгрузили тумбу и пару столов. Нужно было оставлять здесь дежурного, враги оказались настойчивыми и продолжали ломиться в забаррикадированные двери. Некоторые покушались на оконные решётки, но те были намертво замурованы в стены.
   Струсив налипшую пыль и грязь, бойцы оценили своё творение. Врагам тут пройти будет очень трудно, нижний этаж представлял собой баррикады.
   - Ну что ж, будем подниматься наверх? Посмотрим что там, да будем ужинать, - с вялой улыбкой предложил Шен.
   Удалённым раскатом, словно гром, прогремел взрыв где-то на севере. Дрогнула посуда и хрустальные люстры в игровом зале. Менг навскидку определил, что взрыв произошёл в городе, и это явно был не удар хвалёной артиллерии. Он вопросительно посмотрел на отца, тот соблюдал свойственное ему спокойствие.
   - Они взорвали водоочистительную станцию, - проговорил отец, будто выдавливал из себя какое-то признание.
   - То есть как? - Менг развёл руками.
   - Адэ говорил, что власти приготовят сюрприз в случае отступления, и я так подумал, что это не может быть авиационный или артиллерийский удар, потому соответствующей техники нет в радиусе пятистах километров, а то и более. К тому же ты сам вчера видел, как грузовики с военными делали крюк через водоочистительную станцию.
   Менг сдвинул брови и посмотрел на храмовника. Тот молча кивнул, отчего сыну стало немного не по себе:
   - Да, я тебе об этом говорил.
   - Вот я предположил, что это и есть сюрприз.
   - К чему ты клонишь? - усталость Менга как рукой сняло.
   - Там очень большие запасы хлора и, скорее всего они завезли туда взрывчатку, - заговорил отец. - Они подорвали запасы хлора, теперь город....
   - Химическая атака, - дополнил Менг. - Чёрт возьми! Они хотят похоронить всех выживших, даже не дав возможности бороться за жизнь!
   Сын схватился за голову.
   - И что нам теперь делать?
   - У нас лежат противогазы в арсенале, там их на всех хватит. У нас есть около пяти минут времени, пока газ не дошёл сюда.
   - Понял.
   Менг рванул в арсенал и бросился к заваленным шкафам, где хранился старый хлам. В санитарном отделе, он нашёл в одном сложенные столбом противогазы и несколько плащей. Схватив чуть больше десятка противогазов и все плащи, он побежал на второй этаж и отдал шесть противогазов бойцам и девушке. Ещё четыре он отдал отцу, храмовнику и двум охранникам. Плащи раздал всем, кому хватило. Изрядно запыхавшись, он взбежал вверх, оставив внизу двух на патрулировании бойцов.
   Умолкали крики на улице, лишь одно шипение ходунов слышалось внизу. И те угомонились, почувствовав неприступность казино, они растворились в тенях городских зданий. Ночь была их покровительницей. Становилось страшно, но скорее от безысходности и того, с чем они столкнулись. Но так или иначе они выбрали этот путь и теперь нужно было сражаться до конца.
   Менг на ходу жевал свежую булочку со столовой и запивал её холодным чаем. В этой спешке никто и не успел толком поесть.
   - Чай остыл, пока ты там мотался, - проговорил Шен, допивая свой напиток.
   - Извините уж, бегал за противогазами, - саркастично улыбнулся сын.
   Спустя некоторое время он почувствовал лёгкую резь в носу и противный едкий запах хлора. Отставив в сторону еду, он потянулся к средству защиты.
   - Пора, - прорычал он и надел противогаз.
  

* * *

  
   Ирокез скривился от резкой боли в голове. С трудом он открыл глаза, которые стреляли при каждом биении его сердца. Ирокеза едва не стошнило на пол от налетевшего головокружения. Вокруг была темнота и сырость, плечо ужасно болело и кровоточило. Запёкшаяся кровь на голове напоминала о неудачном падении.
   Он лежал на холодном бетонном полу в каком-то доме, как он определил. На улице была ночь, поэтому он не сразу понял, где находится. Попытался на ощупь обнаружить месторасположение, но вокруг был один лишь пол. А когда глаза чуть привыкли к темноте, то с помощью пробивающегося через дальнее окно лунного света, он определил, что в доме он не один. Рядом недалеко от него лежало ещё пару людей, но они, как он определил, были без сознания. Ирокеза бросило в дрожь, холодная испарина вмиг укрыла лицо и руки.
   - Где это я? - промычал он залипшими губами.
   Он поднялся и сел, чтобы прийти в себя.
   - Где я? - уже громче повторил он.
   Тут впереди он услышал отчётливое хрипение и мелкие шаги десятков ног. Но никак ему не удавалось различить тех, кто шёл к нему, всё плыло перед глазами, а мрак скрывал в своих клешнях невидимых персон, которые медленно приближались. Топот босых ног о холодный бетон, шипение и больше ничего, давящее на виски ожидание.
   А они всё подходили, всё отчётливее слышалось мерзкое чавканье и шарканье. И вскоре он сумел различить детские силуэты на фоне лунного света, что медленно двигались к нему. Ирокез потрусил лежащих рядом людей, но они не приходили в чувство.
   - Народ, вставай! Эй, ты слышишь меня? - его голос периодически срывался на крик. - Просыпайся, дядя!
   Но никто не подавал признаков жизни. Тогда он начал искать у них оружие, поскольку своего ножа на поясе не обнаружил. Незамысловато обыскав одного из них, Башка обнаружил только небольшой фонарик, пристёгнутый к поясу лежащего рядом человека.
   Руки дрожали, а перемотанный клейкой лентой фонарь ловко вываливался с пальцев. Ирокез чувствовал, как его пробирала мелкая дрожь от самых пят, а сердце колотилось в бешеном темпе.
   Ирокез ненормально усмехнулся, попробовал включить фонарь, но тот не зажёгся. Затем он потрусил фонарь и направил его на приближающихся детей. Прибор податливо заработал и в глаза беглецу ударил резкий свет, да такой, что пришлось зажмуриться. Луч от фонаря пробежал по лицам приближающихся гостей и Ирокез в истерике закричал.
   Это уже были не дети, это были заражённые. Поэтому он заорал ещё сильнее, пытаясь отпрянуть назад.
   Начиналась кормёжка, и здесь он выступал в роли еды. Ирокез выставил перед собой фонарь и попятился назад, но упёрся в холодную стену: пути для отступления больше не было: тупик. А впереди только изголодавшиеся звери, когда-то раньше бывшие детьми. Он начал шаркать руками по полу рядом с собой и наткнулся на что-то холодное. Это оказался довольно большой осколок стекла.
   - Зачем вы делаете это?! - орал он, часто дыша. - Что я вас сделал? Я просто хотел уйти! Ничего больше!
   Он выставил оружие перед собой, но это ни на секунду не остановило детей. Они молча шли на него, уставившись глазами на яркий свет фонаря. Кровь тонкой струйкой стекала с порезанной кисти.
   Всхлипывая от безвыходности, он подвёл стекло к горлу.
   - Я себя убью, клянусь! - орал он, но они продолжали идти.
   Он повёл стеклом по шее, но как только острый осколок впился в кожу, рука отпрянула. Башка попробовал снова, но опять не хватило воли. А затем он снова заорал, уже не пытаясь ничего предпринять.
   - Суки! Не подходите! - всхлипывал он. - Твари!
   А они всё подходили, такие молчаливые и голодные. И он кричал долго, пока их зубы не впились в его руки и шею. Потом наступила тишина.
  

* * *

  
   Автомобиль ехал быстро, минуя поваленные столбы и тянущиеся из города вереницы людей. Холодный западный ветер играл с и их без него растрёпанными волосами. Двигатель пел унылую пустынную песню, заставляя путников засыпать под свой монотонный голос. Сейчас этот кусок металла спасал их от гибели. Этой лунной ночью было удивительно светло, туман остался в городе, и сейчас было довольно светло. Тусклый свет фар выхватывал из темноты идущие по обочине силуэты людей.
   Все они шли на восток, оставшись без жилья и надежд на будущее. Пустыня приняла их в свои объятия, ведь теперь у них не было другого выхода. Они стали заложниками этой серой и спокойной глади, отправившись на поиски нового дома и оставив за своей спиной тысячи погибших. Кто-то потерял мать, кто-то отца, может брата и сестру. Кто-то же лишился всего, потеряв всё, что имел.
   Кортес молчал, обняв девушку и уставившись на горизонт, где звёзды терялись за тёмными холмами. Мия обработала ему рану и резко возникший у него жар начал постепенно спадать. Кортес почувствовал заметное облегчение. Альфред лишь иногда перебрасывался парой фраз с Андреем, который расспрашивал о ходунах, но затем речь невольно зашла о Поднебесье, и разговор стал оживлённей.
   - Так ты был там?
   - Да, я родом оттуда, и это очень далеко, - бормотал Андрей, почёсывая щетинистую бороду. - Слишком далеко, чтобы добраться туда пешком.
   Альфред ухмыльнулся.
   - Тогда как же ты добрался сюда?
   - Я был пилотом самолёта, делал разведку на запад, - начал он. - Наверное, вы никогда не видели самолётов.
   Альфред кивнул. Кортес задумчиво посмотрел на Андрея:
   - Это ты самый летающие машины?
   - Да, это и есть самолёты...
   - И что было дальше? - перебил Альфред.
   - Ну, когда я летел, что-то пошло не так, магнитные бури, да и неисправность приборов, - махнул рукой мужик. - Я говорил на базе, что машина не совсем исправна, но кто будет слушать пилота? Посмотрели, сказали, что всё в порядке, вот я и полетел. Пришлось совершить аварийную посадку в шестидесяти километрах от небольшого городка Депо, там меня подобрали охотники. Эх, любил я свою птичку, а разбилась, и всё благодаря этим дуракам техникам.
   - Ничего себе, охотники, так далеко от города выходить, - усомнился Альфред.
   - Да это какая-то деревня была, вот и подобрали, а потом в Депо отправили с переломом ноги, вот, - махнул рукой Андрей. - А потом перебрался в Адаран, когда понял, что назад мне уже не вернуться. Вот и пришёл к такой жизни, а ведь никто мне не верит.
   - Да я и сам с трудом верю.
   Андрей хмыкнул:
   - И вообще не я пустил слухи о том, что прилетел с Поднебесья. Это те самые охотники, а потом пришлось и мне признаться...
   - И ты начал травить байки в местных забегаловках, пудря головы наивным девушкам и зевакам, - иронично усмехнулся Альфред.
   - Так ты всё же не веришь?
   - Нет, - помотал головой Альфред.
   - А стоило бы, - поднял указательный палец вверх Андрей. - Наша база находится высоко в горах, и там есть место, где вечно растёт трава и цветут деревья. Кто попадает туда, больше не хочет уходить, вот поэтому мы и решили построить там город мечты. Чтобы там возродилось человечество, и оно стало его новой колыбелью.
   Альфред ухмыльнулся. Он вовсе не таким видел Поднебесье в своих снах, и то, о чём говорил этот человек, было не похоже на то, как он себе представлял.
   - Так вы военные?
   - Да, наша база стоит ещё с начала войны и там есть сеть горных бомбоубежищ. Оттуда к нам пришли люди и помогли строить город.
   Альфред пожал плечами.
   - Я думал, что Поднебесье - это что-то другое.
   - Это мы его так называем, потому что находится высоко в горах. А люди его называют иначе, - Андрей снова указал пальцем вверх. - Я не знаю, почему именно его назвали Поднебесьем, но первоначально кто-то другой говорил об этом месте. Но сразу хочу заметить, что это место особенное, вы такого ещё никогда не видели.
   Кортес приподнял голову и насторожился:
   - Так вы назвали так другое место?
   - В смысле? - переспросил Андрей, а потом ретировался. - Ну один человек рассказывал всем о Поднебесье, и речь шла о каком-то месте. А потом тот человек погиб, потом эти охотники пустили слухи, вот я и решил, что речь идёт о нашем городе, где вечно цветут сады и текут горные реки.
   - Ох, и придумщик..., - протянул Альфред. - А я думал ты серьёзно знаешь об этом месте. Соврал, значит?
   - Да ничего я не соврал, я говорю о месте, на которое не похож ни один из ваших городов, это колыбель человечества, его сердце. И я знаю, что больше таких мест нет, и что ещё можно назвать Поднебесьем, я не знаю. Я не думаю, что где-то ещё можно найти подобное место под самым небом. Это рай!
   - Ну, хорошо, - Альфред почувствовал, как отлегло от сердца. - Если это действительно так, тогда расскажи нам о вашем городе.
   Мужик смочил горло из фляги с неизвестной жидкостью, которую извлёк и полов своей накидки. И затем начал рассказывать о цветущих садах и поющих птицах, о бурных горных реках, где течёт чистая вода. Он рассказывал о чудных животных, которых Кортес и Альфред видели только на картинках. И обо всём этом он рассказывал с таким восхищением, что пришлось поверить, что он действительно был там.
   Затем Андрей рассказывал о самолётах, долго рассказывал. Потом вдруг ненароком вспомнил, что экспедиции с Поднебесья отправляются на запад и может вскоре, дойдут и сюда. Но Альфред погряз в свои мысли, неужели это место и правда есть?
   Пошёл дождь.
  

13. Колосс.

  
   Когда-то Колосс был мелким провинциальным городком, до того, как Адаран вышел на плотные торговые связи с ними. После этого аграрное государство стало расширяться и развивать свою промышленность довольно бурно и успешно. Чуть позже, вследствие расширения и поиска новых торговых путей, Колосс связались с Башней, которая в то время только начинала свой подъём. И тогда молодой на тот момент городок оказался на пути большой торговой полосы Башня-Адаран, что и дало ему невероятный прирост в развитии. Вытеснив мелкие города, Колосс стал единственной монополией в округе, а на всём востоке вторым после Адарана. Но люди говорили, что вскоре он сравняется с Адараном и на востоке будет две крупные империи. Так и случилось. Другие города, в том числе и хвалёная Башня, и рядом не стояли с этими монополиями.
   Как оказалось, основателями Башни были люди с далёкого востока. Они прибыли в эти земли на поезде и решили строить город в том месте, где железная дорога обрывалась. Таким образом, они организовали транзитный маршрут через пустыню, создав торговую артерию. И так вышло, что Башня находилась не так уж далеко от Колосса, за три дня можно было легко добраться из одного пункта в другой. Очень выгодное предложение Колоссу сделало правительство Башни, когда бензин и нефть начали предлагаться на импорт по очень низкой цене. Вот это и легло в фундамент становления империи, и создание культурного центра на западе. В итоге Колосс стал одним из крупнейших городов на западе, но импорт - он непостоянен, поэтому Колосс больше был известен как аграрная столица.
   В регионе рядом с городом текла мелкая речушка, что дало возможность проводить мелиорацию посевов. По аграрным показателям никто не мог даже близко сравниться с Колоссом, и здесь правительство чувствовало себя победителем.
   На востоке от Колосса находилась Башня. Специальная магистраль, что являлась частичным продолжением автострады, соединяла два этих города. Постоянные налёты пустынников на этот торговый путь и тяжёлые потери вследствие этого, вынудили города создать цепь укреплений вдоль торгового пути. Времени на это ушло не много, но довольно выгодной оказалась новая стратегия. И они прозвали эти укрепления бункерами, где постоянно находились отряды быстрого реагирования, или проще - пограничники.
   Теперь нападений было гораздо меньше, и после этого пустынники направили свои атаки на города к северу от Колосса, менее защищённые, но всё же, где можно было поживиться. Таким образом, на севере от Колосса находились такие города как Ладан, Каменев и Северный Ров. А ещё чуть на запад: Рио-Ланде и Сухово. К югу в основном мелкие поселки, а дальше бескрайнее Чёрное море. На запад изгибающейся змеёй уползала автострада, а по обе стороны от неё находилась пара мелких деревень. Автострада через добрую сотню километров изгибалась к Кимари и потом плелась на север к Адарану.
   Колосс находился в выгодном стратегическом положении и постепенно расширялся, подминая под себя соседние деревни, и стремился уже к размерам Адарана. И всё должно было идти своим чередом, если бы не случай с Перевалом.
   О приближающейся войне на западе, в Колоссе услышали спустя два дня с того момента, как в Адаране объявили сбор армии для борьбы против нового врага. Колосса эти новости достигли, как уже было замечено, через пару суток, но правительство аграрной империи приняло решение не помогать Адарану, как потенциальному экономическому сопернику. Они сообщили, что их отряды придут на помощь Адарану, хотя высылать армию и не собирались.
   Но не успели в Колоссе приготовить новый план по устранению обессиленного экономического противника, как дошли вести о падении Адарана. А через два дня после этого в городе объявили карантин. Политика, по отношению к войне была пересмотрена, и правительство Колосса приняло решение отгородиться от внешнего мира своими неприступными стенами.
   Информаторы, что прибыли с Адарана, рассказывали об ужасающем противнике, который беспощадно уничтожил город. Они рассказали, как заражённые каким-то вирусом люди поедают живых и превращают их в себе подобных. И те сроки, за которые один из крупнейших городов был захвачен, заставил правительство поверить сказанному.
   Правительство Колосса и впрямь не на шутку встревожилось этой новостью, особенно когда узнали, что продвижение ходунов не прекращается, и они идут на восток в поисках пищи. Враг был уже замечен в деревнях на западе, а также в районе Кимари. Караваны не приходили уже четвёртые сутки.
   Было принято решение закрыть ворота города, чтобы не пропустить Чёрную Чуму внутрь и не погубить империю. В течение двух дней правительство отдало приказ переносить все запасы продуктов из амбаров во внутренний город, а также собирать всё с полей, что может пригодиться и поможет продержаться в изоляции длительный период времени. Неприступные стены вряд ли будут по зубам бродячим трупам.
   И началась суета, правительство не оглашало о сложившейся ситуации, но люди уже были в курсе всех событий. Слухи распространяются быстро, особенно когда такой крупный город как Адаран просто-напросто пропадает.
   Правительством были приняты внеплановые меры, и ворота Колосс наглухо закрылись в этот же день, оставив тысячи людей за кольцом ворот. Много людей внутренний город не прокормил бы, к тому же он не предназначался для людей низшего звена. Власти опасались проникновения заразы в город.
   Но несколько раз в день из города выходили экспедиции вооружённых людей, что угрожали открыть огонь по тем, кто будет нарушать порядок. И тем временем эти же экспедиции транспортировали в город продукты с внешних амбаров и ближайших полей. Начались волнения среди людей.
   На второй день уже возникли стычки с населением, но никто особо не пострадал, отделались лишь ушибами и синяками. Вот тогда пришлось задуматься о том, что люди вечно терпеть не будут и аристократия рискует быть запертой с внешней стороны стен теми же бунтовщиками. Но, так или иначе, продуктов и мест, чтобы укрыть всё население - не хватило бы, пришлось прибегать к подобным мерам. Времени выбирать правильную стратегию по отношению к населению, не было, но и завязывать вооружённые конфликты было не выгодно: низшее звено не подразумевает отсутствие оружия. Миномёты и гранатомёты всегда были в почёте, особенно здесь.
   Обстановка всё накалялась.
   Капюшоны прибыли в Колосс чуть позже того времени, когда сообщили о сборе армии Адараном. Война - это дело обычное, и они не уделили этому должного внимания, ссылаясь на поход на пустынников, активность которых в последнее время значительно возросла. Бродяги решили отправиться к бункерам, где нужны были бойцы из-за усиленных движений пустынников. Их планы с Ладаном поменялись, и теперь они решили воевать на стороне пограничников, где платили очень даже хорошо.
   Прибыв во второй бункер, где остро требовались вояки, они были ознакомлены с проблемой. Как оказалось, такая суета была не случайной, и третий бункер пару дней назад был захвачен пустынниками. Одновременно с этим был перехвачен караван из Башни с очень ценным грузом. Купленный Колоссом бензин и ещё часть товаров были украдены и никто ничего с этим не смог поделать.
   Взбешённое правительство поставило генералу бункеров, толстому лысоватому мужику, чёткие временные рамки для возврата захваченного бункера и восстановления защитного щита для торгового маршрута. Отчего тот суетливо бегал перед бойцами и сыпал проклятия в адрес пустынников. Покрасневшая физиономия его говорила о серьёзной ответственности этой операции. Но как заметил Роки: "Чем сложней - тем веселей".
   Генерал, плюясь через слово, разъяснил бойцам краткие моменты операции. Как оказалось, пустынники каким-то образом отключили энергоснабжение бункера и сработали эффектом блицкрига. Бункер был зачищен, а караван, что проходил в этом месте - перехвачен. И именно здесь, во втором бункере, собирали отряд для возвращения третьего бункера.
   - Товарищ генерал, когда мы выступаем? - разнёсся эхом голос Сэма.
   - Сегодня ночью, у вас есть время отоспаться и приготовиться.
   - Сколько человек в операции? - не делая паузы, продолжил бродяга.
   - Два десятка бойцов с хорошими послужными, включая вас.
   Сэм одобрительно кивнул. Довольно хороший отряд, можно смело воевать.
   Генерал, выдержав недолгую паузу, окинул взглядом присутствующих.
   - Ещё вопросы есть?
   Сэм с Роки переглянулись.
   - Нет, товарищ генерал. Всё предельно ясно, у инструктора проконсультируемся в случае чего. Кстати, кто у нас будет инструктором?
   - Хорошо, вы правы, инструктор выдаст вам всю необходимую информацию. Прошу любить и жаловать - Лейтенант Большой Бен. Он будет вашим ведущим, найдёте его в канцелярии, - генерал вскинул левую руку и, прищурив глаза, посмотрел на часы. - А теперь, прошу меня извинить - требуют в переговорный пункт. Хорошо отдохните, нам нужен этот бункер любой ценой.
   Глухие шаги по отсыревшему бетону и крупный силуэт генерала исчез за дверью, оставив в комнате двух бойцов.
   - Двигаем в канцелярию? - взглянул на друга Роки.
   - Да, - не поворачиваясь, ответил Сэм. - Мужики сейчас в бараках, думаю, и в канцелярию сходим вдвоём, зачем их дёргать.
   Роки кивнул.
  

* * *

  
   Грузовик не выезжал на главную магистраль. Водитель повёл машину напрямик по грунтовой дороге, образовавшуюся между бункерами. А уже последний километр до бункера бойцы должны были пройти пешком.
   - Говорят, что бункеры связаны сетью тоннелей, это правда, Бен? - Роки подскакивал на скамье и кривился, как только грузовик налетал не небольшой булыжник. - Я никогда прежде этого не слышал, но теперь пошли слухи.
   - Да нет там никаких тоннелей, - махнул рукой англичанин. - Иначе с чего бы это нам переться по пустыне, если можно застать противника врасплох? Так бы прошли по туннелю и получите мрази по заслугам.
   Роки почесал затылок.
   - Да чёрт его знает, вроде бы четвёртый бункер построен на убежище, а оттуда очень много тоннелей может быть прорыто, тем более какие там сады строили, чтобы обеспечить чистым кислородом население.
   - Вроде бы нет, четвёртый бункер построен на старом складе, может быть, люди перепутали, ты же знаешь, как это бывает - испорченный телефон. Как старухи всё тебе расскажут, а потом окажется совсем наоборот.
   - Точно, сколько они лет люди сидели в убежищах, а теперь их дети даже не знают, как те выглядят, - усмехнулся Сэм, поглядывая на одинокую луну.
   Луна в эту ночь была слишком яркой. Не было ни тумана, ни облаков, лишь только прохладный восточный ветер продувал отвороты и воротники плащей. Одиноко шелестел брезент на ветру, глухо гудел мотор грузовика, и не было больше ничего. Ни криков, ни стрельбы, ничего..., только монотонное, убаюкивающее ворчание. Где-то завыл волк, отпугнув навалившую сонливость.
   - Мой дед был экспедитором, - промычал Бен, разомкнув тяжёлые веки.
   - Это те, кто выходил наружу во время ядерной зимы? - подал голос один из капюшонов. - Или я ошибаюсь?
   Англичанин кивнул:
   - Да, это те самые.
   - Мне всегда было интересно, как они избегают радиации? - Роки улыбнулся, как-то хмуро и уныло.
   - Да это всё химические сюрпризы, - успел вклиниться Сэм. - Русские учёные ещё до войны нашли какой-то минерал, впитывающий в себя радиацию. И они начали синтезировать этот минерал, а сразу после этого стали появляться люди, которые выходили наружу за какими-то приборами, книгами, может ещё чем-то. В общем, артефактами прежней цивилизации, очень перспективная роль была у этих людей.
   - Экспедиторов?
   - Естественно.
   Сэм развёл руками.
   - Минералом этим они защищали организм, научившись покрывать кристальным слоем этого минерала комбинезоны. Минералом этим он также вытягивали радиоактивные элементы из принесённых приборов, артефактов.
   - И как он зовётся?
   - Ой, да я уже не помню, больно нужно оно мне, - широко улыбнулся Бен.
   - Хороший минерал, что скажешь, - Роки окинул взглядом всех сидящих. - Наверное, дорогая штуковина.
   - Да не дорогой он, - помотал головой Бен. - Их нужно уметь синтезировать правильно, таким же минералом и Колосс и Адаран пользовались при заселении. У них там он тоннами уходил, хотели сделать города чистыми и безопасными.
   - Хм, их даже можно было внутрь принимать?
   - Нет, этого делать нельзя, иначе жмуром станешь, - усмехнулся командир. - Кристаллы каким-то образом помещали на территории, в породу. И дома когда строили, ставили там такие штуки, а только через год пускали туда жителей. В общем технологии это всё, не разбираюсь я в них толком.
   Сэм свободной рукой отвернул похлопывающий на ветру край брезента и выглянул из кузова. Но в тёмной пелене, освещённой лишь луной, ничего разглядеть дальше двухсот метров не удавалось.
   - Что сказать: эти два города были построены на славу, видимо не зря старались.
   - Да уж, что будет с ними чуть позже? вообще гигантами станут?
   - Как бы эти гиганты не начали между собой грызться, власть штука привлекательная. Её никогда не бывает мало, как и денег.
   - Прямо в яблочко, - отчеканил Роки и подмигнул.
   А луна всё также внимательно наблюдала за бегущим по грунтовке грузовиком. Они уже были близко, пора было делать высадку.
   В ночь этого дня отряд в двадцать человек уже был на подступах к цели. Выгрузившись из автомобиля, они направились на восток, обошли бункер со стороны холмистого выступа, и подошли к гаражам. Автоматическая защита и сигнализация были отключены, как и электричество. Даже аварийный генератор не был включён, как это защитники об этом не позаботились? Как будто совсем не было оказано сопротивления, хотя эти бункеры строились преимущественно как точки экстренного реагирования и защиты.
   Роки повернулся к командиру отряда, которого прозвали Большим Беном, в связи с родословной. С ним они познакомились ещё в канцелярии. Этот невысокого роста коренастый англичанин не знал английского языка и в помине, однако его отец был патриотом когда-то сильной Великобритании. Теперь же он дослужился до лейтенанта милиции Колосса и весьма гордился этим, но, тем не менее, не забывал тех ребят, с кем шёл когда-то в бой.
   Вот за что люди и любили Колосс, так это за то, что всё сделано умно и хорошо, и сделано с взглядом на будущее. Правительство Колосса создавало империю и сразу же старалось залатать мелки дыры, чтобы потом они не стали большими. Даже если взять в учёт те же самые бункеры, любое другое правительство не выкинуло бы таких денег, а Колосс решил обеспечить свою будущую безопасность именно таким образом. Торговля - это центральные артерии любой державы и от неё зависит, насколько быстро и эффективно эта держава будет развиваться.
   - Бен, что прикажешь?
   - Ситуация странная, - отчётливо проговорил англичанин. - Не сработала система защиты, и даже аварийный генератор не работает. Тишина и темнота только, нам нужно зачистить бункер, делимся по пять человек. Роки, забирай своих ребят, Сэм, ты со мной и вы четверо, мы берём западное крыло. Ганз и Дрот с остальными берёте на себя восточное крыло. Заходим быстро, фонари включать только в помещении. Время операции пятнадцать минут, после этого идём на соединение здесь.
   - Что делать с генератором? - задал встречный вопрос тот, когда звали Дротом.
   - Он находится в западном крыле, а в восточном находится аварийный генератор. Доберитесь до него и включите, если мы не включим общее питание. Я не знаю, может, центральный генератор перегорел, но аварийное питание не было включено, проверьте положение включателя. Мне кажется, он был выключен специально. Есть ещё вопросы?
   - Огонь на поражение?
   - По усмотрению, - отметил Бен.
   - Вопросов нет.
   - Если вопросов нет, тогда пойдём.
   Миновав скалу и подобравшись к западному крылу, отряд добрался до входа. Ворота были открыты, никаких признаков присутствия противника не наблюдалось. Лейтенант коротко взмахнул рукой и вошёл в тёмный проход. Следом за ним вошли остальные, держась у стен и направив оружие в темноту. Поднимался ветер.
   - Фонари, - прошептал Бен и стал на колено.
   Засветили тусклыми лучами фонари на плечах, выхватывая интерьер из пыльного и затхлого воздуха механического отдела. Бойцы оказались в гараже, где сейчас находились четыре багги и куча всякого хлама. Прохладный ветер гнал сквозняк через разбитые стёкла ремонтного цеха. Роки окинул взглядом помещение - здесь было пусто. Лишь только запах мазута напоминал о недавнем присутствии здесь людей.
   Ветер гонял засохшие листья по полу, забивал серым песком щели в бетоне, и норовя бросить жменю за пазуху или в отворот сапога. По полу были разбросаны мелкие осколки битого стекла и прочего мусора.
   - Они слили весь бензин с авто, - сообщил Сэм, поднимая с пола крышку от бака. - Это точно были пустынники.
   - Стоило ожидать, - пробурчал Бен.
   Отряд двинулся дальше, миновав коридор и выйдя в столовую комнату. Здесь уже были видны признаки борьбы, а в частности стрельбы. Кровавые пятна на полу и стене свидетельствовали о перестрелке, что завязалась здесь и подтверждала наличие здесь вооружённого захвата. Дальние столы были перекинуты и изрешечены очередями выстрелов. Роки бросил взгляд в сторону, его внимание привлекла маленькая плюшевая собачонка, испачканная в пыли. Откуда здесь может быть игрушка?
   Они прошли до конца помещения, но ни трупов, ни оружия не осталось, точно так же как и таких пищевых продуктов как консервы и картофель. Всё съестное длительного хранения было унесено.
   - Роки, зал отдыха твой, мои за мной к генератору, - отдал приказы Бен и двинулся к коридору, ведущему к генераторной комнате.
   Роки подошёл к двери, где значилась надпись "Зал отдыха". Потёртая дверь была плотно прикрыта. Боец аккуратно приоткрыл дверь дулом винтовки, приложив некоторые усилия, но никакой ответной реакции не было. Он свободной рукой потушил фонарь, после чего резко нырнул внутрь, прислоняясь к стоящему у входа дивану. Только тишина в ответ. Следом за ним появилось ещё два капюшона, а следом ещё двое. Роки снова включил фонарь и огляделся: ничего и никого, лишь пустота. Разбитый телевизор, окровавленный пол рядом с диваном, поваленный шкаф с книгами.
   - Что же здесь, чёрт возьми, произошло? - задумчиво протянул он, упёршись в дверь к восточному крылу.
   Тишина и темнота напомнили о каких-то давних страхах в душе бойца, и Роки почувствовал, как по спине пробежал холодок.
   - Видимо, они совсем не ожидали атаки, - один из капюшонов вынул с плеера видеокассету с порнографией. - Обычный вечер у бойцов этого фронта.
   Роки усмехнулся, но скорее от возникшей загадки.
   Засверкала судорожно лампа, разгоняя полуночный мрак, и через пару секунд заработало освещение. Главный генератор привели в рабочее состояние, подав освещение и теперь можно было с лёгкостью осмотреться. Всё оказалось на удивление просто, но тогда почему бункер пустой? Неужели это просто налёт с целью наживы? Значит, власти подняли шум без причины, а может, побоялись, что это место стало аванпостом противника. Хотя в таком случае, зачем нужна разведка? Пара разведчиков - это гораздо меньше расходов, чем целый вооружённый отряд.
   Роки вышел в столовую и прошёлся вдоль окон, откуда бил сильный лунный свет. Лампы здесь были побиты, с потолка свисали лишь побитые плафоны. Последняя уцелевшая лампа висела лишь в углу комнаты. Роки недовольно помотал головой и опустил взгляд: тут он понял, что здесь что-то не так. Он уже не видел той плюшевой игрушки, она исчезла, и на её месте ничего не было. Может, кто-то из солдат взял её? Да нет, он вроде бы шёл последним. Что же здесь могло произойти?
   - Роки, что у вас? - услышал он голос командира за спиной.
   - Чисто, редкие признаки борьбы, и больше ничего.
   Роки развернулся и подошёл к Бену.
   - Что там у вас?
   - Генератор был отключён, причём вручную, без всяких повреждений, - хмуро ответил англичанин. - Скорее всего, атака была удачно спланирована, и кто-то был очень заинтересован в её успехе, я имею в виду, кроме пустынников.
   - Предатель?
   Бен кивнул.
   - Взломали базу данных бункера. И я думаю, скопировали информацию с сервера.
   - И что там может быть важного кроме статистики по оружию? - развёл руками Роки.
   - Хм, карты территорий, карты торговых путей Колосса, схемы запуска крылатых ракет из убежищ, отчёты по оборудованию, - перечислил командир. - Скорее всего, карты территорий и торговых путей, потому что в этом заинтересованы пустынники. Но у них на стороне оказался помощник, а, следовательно, не нужно исключать вариант, что взлом был совершён по поводу запуска ракет.
   - Они ещё остались?
   - Кто? Что?
   - Ракеты.
   - В убежищах должны быть, но скорее там только детали. Ракеты собирают несколько убежищ, это долгий процесс. Ты бы лучше спросил, кому это понадобилось.... Адаран и Колосс - крупные города, они же должны иметь оружие друг против друга, на случай возникновения конфликта.
   - У Колосса много врагов, - улыбнулся Роки.
   Действительно, с этим нельзя было поспорить.
   - Мы здесь не одни, - осведомился Роки, ещё раз бросил взгляд на место, где лежала плюшевая игрушка.
   Бен нахмурился, молча подтянул к груди автомат, проследив за взглядом товарища. Он ничего больше не спрашивал, а увидел ответ в его глазах. Бен сделал пару шагов назад и замер, нащупав рукой выключатель. Лёгкий щелчок и единственная уцелевшая лампа в столовой погасла.
   - Полная боевая готовность, - лишь одними губами и специальными жестами отдал распоряжение англичанин и за спиной услышал приглушённые шаги. - Прикройте вход в восточное крыло.
   Жёстом руки он указал двигаться к выходу и бойцы один за другим поплелись в сторону железной двери, которую они оставили приоткрытой. Двое остались у входа в комнату отдыха, прикрывать тыл.
   В полутьме ждать долго не пришлось: за дверьми пробежал луч от фонарика, затем ещё один. И потом снова полная тьма, лишь лунный свет, падающий через окна на пол. Бен прижался к стене, почувствовав странную резь в носу, все остальные, не дожидаясь приказа, нашли себе укрытия у стен и за столами. Долго томила тишина, казалось, что целую вечность пришлось простоять вот так. Из гаража лишь изредка доносилось прерывистое шарканье сапок и позвякивание цепей.
   Бойцы приготовились встречать пустынников прямо здесь, направив оружие в сторону дверей. Противник должен был появиться отсюда, но получилось несколько иначе. Враг начал атаку не с этого корпуса.
   Где-то в восточном крыле раздался взрыв, да такой, что тряхнуло весь бункер, и с потолка посыпалась побелка. Бен оглянулся и коротко кивнул Сэму. После этого Сэм и ещё пара бойцов тихими перебежками перебрались в комнату отдыха к двери в восточное крыло. Послышались выстрелы, в восточном крыле кто-то дико орал, в один голос затрещали автоматы, и глухие выстрелы разнеслись по восточному коридору. Бен не отдавал больше приказов, он ждал врага, и с ним врага ждали все присутствующие. Терпение было вознаграждено щедро.
   В комнату юркнул облачённый в длинный потёртый плащ пустынник с респиратором на лице и крупных защитных очках. В руках он держал охотничье ружьё, а на поясе был пристёгнут поблескивающий мачете. Следом за ним в одно мгновенье проник ещё один пустынник. Они заскочили очень тихо, и как оказалось, совсем не ожидали сопротивления.
   Коротко затрещал автомат Бена и оба пустынника рухнули на пол прямо у входа, издав лишь затяжное ворчание. За дверью послышался противный крик и говор на непонятном языке. Бену сразу стало ясно, что их здесь ждали, и засада была организована подобающим образом - они оказались замкнуты здесь в своей крепости.
   - Окна, следите за окнами! - закричал командир и ударом ноги опрокинул рядом стоящий стол. - Столы в защиту!
   По команде, бойцы стали перекидывать столы, крышками от окна и от двери. В комнате было три боковых окна и три амбразуры под самым потолком, там уж можно и не держать оборону, всё равно не достанут. Четыре человека прильнули к окнам, Бен, Роки и ещё один солдат заняли позицию напротив двери.
   - Граната! - заорал Роки, надрывая голосовые связки, и нырнул за ближайший стол.
   Защитники дружно среагировали на команду. Ребристая осколочная граната, прозвенев о бетон, выкатилась из приоткрытой двери и застыла. Раздался взрыв, ближайшие столы отбросило к другим, стёкла в комнате вынесло, а смертоносные осколки жадно впились в крепкое дерево. Следом за взрывом в комнату вскочило пару пустынников, пользуясь тем, что защитники прятались от гранаты за столами, и начали палить по не пришедшим в себя защитникам. Один за другим бойцы показались из-за укрытий и открыли встречный огонь по противникам, которые уже нашли укрытие перекинутой мебелью.
   - Вали гадов!
   Вынырнув в контузии из-за стола, один из защитников тут же рухнул на спину с пробитой грудью. Роки только и успел заметить, как короткий автомат прошёлся очередью по бойцу. В комнату заскочило ещё три пустынника.
   Роки перекатился к упавшему бойцу и попытался проверить пульс, но определить ничего не удалось. Проверив дыхание, боец убедился, что тот был мёртв. Он выдернул чеку и навесом метнул гранату. Та попала в дверь и глухо упала на опаленный линолеум. Засуетились пустынники, прячась за столы, но не всем повезло: прогремел взрыв, и двух только пошедших пустынников отбросило к стене.
   Из окон показались две фигуры с винтовками. Роки на автомате откинулся на спину и направил винтовку в сторону окна. Короткий выстрел и противник со смертельной раной скрылся за стеной. Второй не опешил и, просунув ствол в комнату, открыл огонь. Один защитник не успел даже среагировать, как получил пулю в голову. Второй вскинул автомат и дал встречную очередь. Оба рухнули, но защитник всё ещё был жив, пуля попала в живот, заставив того взвыть от резкой боли.
   - Твою мать! - Бен приподнялся, чтобы видеть силуэты пустынников.
   Темнота не давала возможности разглядеть противника, но при лунном свете силуэты кое-как проглядывались, и можно было стрелять. Англичанин высадил обойму в направлении ближайшего противника, и тот свалился на пол, так и не дойдя до укрытия.
   Пальба не прекращалась ещё несколько минут, то затихала на время, то снова слышались многочисленные выстрелы. Роки оглянулся по сторонам: прислонившись к стене, Бен ждал, пока покажется противник. Ещё один боец, едва высунувшись из-за стола, держал на мушке дверь. Справа тяжело дышал раненый вояка, остальные были мертвы.
   Позади в комнате отдыха распахнулись двери и послышались шаги. Бойцы, не долго думая, направили оружие в сторону шума, но внутрь вбежали свои. Сэм и ещё один боец тянули раненого, кроме них на ногах было ещё четверо. Не успели они оценить ситуацию, как со стороны двери очередь из автомата прошлась по груди раненого и достала бойца, что стоял с другой стороны от Сэма. Оба рухнули замертво, а ошеломлённый Сэм рефлекторно упал на пол, закрыв голову руками.
   - На землю, живо! - сорвался на крик Бен.
   Ему удалось достать стрелявшего противника, и ещё один пустынник оказался на полу. Наступила тишина, где-то в восточном крыле снова послышались выстрелы.
   - Они увидели, как мы заходили в восточное крыло, - прерывисто дышал стрелок, которого звали Костей. - Они поставили растяжку в казарме, один наш лёг мгновенно, а потом со всех сторон полезли пустынники.
   - Здесь было немного полегче, - заметил Бен. - Может они не думали, что мы прошли в западное крыло?
   Костя кивнул:
   - Скорее всего, этот отряд, с кем столкнулись вы - это для того, чтобы отрезать нам путь к отступлению и зайти с тыла.
   - Я не знаю, перебили ли мы всех, может...
   - Они не ожидали нас здесь. Нужно убираться, в восточном крыле их слишком много, нам не справиться, - перебил стрелок, хмуро взглянув на друзей. - Там мы не прорвёмся, а тут ещё есть шансы.
   Бен кивнул. Рассуждать времени не было, нужно было действовать. Хотя вставать из-за надёжного убежища чертовски не хотелось, но выбора уже не оставалось:
   - Уходим, раненых в середину, Сэм замыкающий, я впереди! Времени нет, шевелитесь! - Бен встал в полный рост и направил оружие на выход.
   Избитый отряд быстрым шагом двинулся к выходу. Услышав шум, вскочил уцелевший пустынник, но не успел сделать выстрел, как тут же упал рядом с мёртвым другом. Враги были уже близко, нужно было срочно уходить из бункера.
   Гараж прошли удачно, пустынников здесь не было, за воротами бушевала пустынная метель, не слишком сильная, чтобы поднимать панику. Сэм умело поставил растяжку на дверь в столовую. Отряд приготовился к выходу.
   - А теперь быстро по склону уходим за кряж, оружие за спину, - прорычал Бен, надел очки и закрыл лицо повязкой. - За мной, к грузовику!
   Все последовали примеру командира и отряд, прильнув к стене бункера, направился к торчащему из земли каменному выступу. Не успели они отойти от бункера, как за спиной раздался взрыв: значит противник уже их настигает. Растяжка спровоцировала небольшую заминку, дав возможность бойцам подойти ближе к кряжу, но пустынные воины быстро вышли из оцепенения. За спиной послышались крики и одиночные выстрелы - пустынники бежали за ними.
   Прикрывая головы и уклоняясь от летящих пуль, бойцы добрались до скалы и открыли встречную пальбу, прячась за каменными валунами.
   Плотный огонь не давал возможности продолжать отступление, тем более вынырнувшие из-за гаражей пустынники на мотоциклах не давали шансов уйти без боя.
   - Ну не спиться вам, что ли? - рычал Роки, пытаясь поймать в прицел ездока.
   Серия выстрелов - мотоциклист рухнул в пыль, в последний раз взревел мотор и мотоцикл на ходу влетел в огромный камень.
   Бойцам удавалось держать противника на расстоянии, но пустынников становилось всё больше и больше. Как будто они появлялись из песка, а защитники потеряли ещё двух бойцов. Нужно было отходить, пока не перелегли все. И это понимал каждый оставшийся в живых боец отряда. Разделавшись с мотоциклистами и отбросив нападающих к гаражу, отряд принял решение продолжать движение.
   - Отходим, Сэм, Костя возьмите раненого, остальные прикрываем! - едва слышно, но различимо пробормотал Бен, поднимаясь с земли.
   Следуя командам, отряд стал довольно быстро отдаляться от бункера. Пустынники поняли, в чем дело и бросились в погоню, но было слишком поздно: до грузовика оставалось метров четыреста.
   Было очень трудно отступать под градом пуль и стрельбы за спиной. Уставшие ноги бежали ещё быстрее, потому что на кону стояла жизнь. В такой ситуации нужно только отступать, погибать глупо, им за это не платят.
   Водитель грузовика услышал выстрелы и выскочил с кабины. Навстречу ему плелись уцелевшие после перестрелки бойцы. Он, не долго думая, заскочил в автомобиль и дал задний ход, чтобы сократить расстояние между ними.
   Нападающие добрались до недавнего укрытия бойцов и открыли огонь, сложив ещё двух отступающих. Роки увидел, как упали бегущие рядом с ним, сердце заколотилось ещё сильнее, никому не хочется погибать, тем более, когда спасение так близко.
   Всё дальше и дальше слышались выстрелы, противник отставал. Тяжело дыша и не чувствуя ног, бойцы всё же смогли добраться до грузовика, который шофёр уже гнал навстречу отступающим воякам.
   - Внутрь, все внутрь! - Бен первым заскочил в крытый брезентом кузов и помог затянуть раненого внутрь.
   Следом за англичанином внутри оказались Сэм, Роки и Костя.
   - Трогай!
   Водитель понял команду и без пререканий ударил по газу, отчего всех немного тряхнуло. Хлестали шальные пули по оббитому железом кузову, но грузовик уже уносил оставшихся в живых бойцов в сторону Колосса.
  

14. Путь на восток.

  
   - Отец, ты что-то хотел мне сказать? - Альфред стоял на краю обрыва.
   Где-то далеко внизу он видел высокие горы человеческих, как он определил, костей, тянущиеся до самого горизонта.
   - Я хотел тебе показать вот это, - отец развёл руками, указав на пейзаж перед ними.
   Альфред жмурился от порывистого ветра. Костёр уже погас, и теперь они стояли у входа в пещеру храмовника. Холод поднебесного ветра проникал через отвороты в одежде и заставлял дрожать каждый мускул.
   - Я вижу только горы костей, - запнулся Альфред, - эти люди...
   - Это могло бы стать твоим Поднебесьем.
   Альфред повернул голову в сторону отца.
   - О чём ты говоришь? - повернулся к храмовнику боец, но не увидел его красных угольков. - Разве это может быть Поднебесьем?
   Храмовник ухмыльнулся, сложил руки за спиной.
   - Полководцы достигают своего Поднебесья только таким путём, когда куча тел под их ногами настолько высока, что они могут достать до неба.
   - Но ведь я не полководец, - опешил Альфред.
   - Ты вспомни своё прошлое, как ты убивал людей, - опустил глаза храмовник, прошлое доставляло ему боль и каждый раз, когда ему приходилось вспоминать это, он показывал своё нежелание. - Но теперь ты другой, ты изменился.
   Где-то вверху, где уныло перемещался по небосводу солнечный диск, летела огромная птица. Она издала свободный, холодящий нервы крик и спикировала вниз, скрывшись за высокой, исполинской скалой.
   - Она приветствует тебя, - заметил храмовник, и угольки его глаз снова вспыхнули. - Это не твоё Поднебесье, она это чувствует, поверь мне.
   Альфред задумался. Он и впрямь был убийцей, очень жестоким и расчётливым, без милости, боли и страха. А теперь его жизнь совершенно изменилась, и он стал другим человеком. Наверное, благодаря Анне.
   Вспомнив прошлый разговор с отцом, он понял, что именно об этот говорил ему храмовник, что он может обрести не то Поднебесье, которое видит во снах.
   - Поэтому ты мне сказал, что я могу и не вернуться сюда?
   Храмовник кивнул.
   - Мне рассказали о городе, который настолько красив, что захватывает дух. И я хочу найти это место, оно на самом деле существует?
   - Я знаю это место, там действительно очень красиво, - протянул храмовник.
   - Они назвали это место Поднебесьем....
   - Сын, тебе ещё многое нужно узнать в этой жизни, - храмовник поднял руку и плавно опустил ладонь на плечё Альфреду.
   Боец почувствовал тёплое, пощипывающее прикосновение.
   - Ведь к этому люди стремятся - найти место, где всем хорошо.
   - Поднебесьем назвали это место из-за того, что там красиво. Но Поднебесье - это то состояние твоей души, когда счастлив ты, а не все люди. Это место - оно разное у каждого из нас, и каждый борется за свой мир. Кого-то делает счастливым одна вещь, а кого-то она делает несчастным. Вот почему каждый ищет своё Поднебесье, даже если и не подозревает об этом, ты меня понимаешь?
   Альфред почувствовал, как начинают дрожать его колени. Странная слабость охватывала тело, пробирала от головы до пят, то холод, то жар преисподних котлов заливал всё внутри. Он просыпался.
   - Ты хочешь сказать, что Поднебесья нет?
   Нахмурился храмовник, это было видно по его жестам.
   - Я не говорил, что его нет, оно у каждого своё.
   - Не знаю, как-то всё это странно, - махнул рукой Альфред. - Я всё равно найду это место, даже если оно и за тысячу километров от меня.
   - Это твоя жизнь, и тебе решать, а мне хватит осознания того, что ты миновал этого Поднебесья, которое сейчас перед тобой.
   Альфред снова бросил пытливый взгляд на костные холмы и ужаснулся. Сколько людей, он будто слышал их крики. Он будто чувствовал их боль и их души изливали ему все свои страдания и муки. Они говорили с ним, они просили помочь.
   Альфред не выдержал и схватился за голову:
   - Зачем ты делаешь это со мной?! - закричал он, пытаясь поднять взгляд на храмовника. - Зачем? Я итак всё давно понял, зачем мне напоминать?
   - Я ничего не делаю, ты сам говоришь с ними.
   Альфред закричал.
   - Вот это ты бы чувствовал каждую минуту твоего пребывания в этом Поднебесье, - спокойный голос храмовника сердил бойца, - если бы ты пошёл этим путём, каждую минуту.... И твоё пребывание в Поднебесье, стало бы вечной мукой.
   - Мне пора, - не стал отвечать на реплику храмовника Альфред.
   Храмовник лишь кивнул в ответ. Альфред натянул респиратор, разбежался и камнем соскользнул со скалы. Встречный ветер подхватил летящее тело и Альфред проснулся.
  

* * *

   - Рио-Ланде было эвакуировано ещё вчера вечером, - отметил Альфред, раскладывая пожелтевшую от времени карту на капоте. - Жители города прошли сюда, это сорок километров на восток и заняли вот эти убежища. Нам туда уже дороги нет, убежища заполнили в первые сутки и закрыли из-за быстрого распространения Чёрной Чумы. Часть жителей эвакуировали в Колосс, но туда мы тоже не двинемся.
   - Значит с родителями всё в порядке, - облегчённо плюхнулся на сиденье Кортес. - Самое главное, что эвакуация состоялась.
   Путники остановились в небольшом городке Лесное, что одиноко стоял посреди пустыни в двухстах километрах к востоку от Адарана. Топлива для автомобиля уже практически не оставалось, а купить его нигде не представляло возможности. Всё скупили люди, что бежали ещё раньше, до падения Адарана.
   Изрядно проголодавшись с дороги, Альфред и Кортес послали прилипшего к ним Андрея за едой в местную забегаловку, а сами направились в почтовое отделение, куда приходила информация об эвакуации городов и переданных телеграммах. Там им вручили карту и список эвакуированных городов лично в руки, чтобы они не мешали работе и разбирались сами.
   Этим бойцы и занялись, уже в машине. Мия всё это время сладко спала, перенервничала сильно, а теперь силы оставили её и она уснула мёртвецким сном. Рядом калачиком свернулся Брут, мерно посапывая в унисон девушке.
   Когда Альфред с Кортесом вернулись, Андрея ещё не было.
   - Значит твои родители сейчас в убежище, - подытожил Альфред, взглянув на Кортеса. - Туда нам не попасть, а переждать, пока вся эта зараза перемрёт, нужно. Только вот я не знаю, куда идти дальше, получится ли нам где-то укрыться?
   - И куда мы всё же двинемся?
   - Я хочу забрать Анну, это ещё в сотне километров отсюда, мм..., вот здесь, - он ткнул пальцем в карту как раз рядом с точкой, где ярким цветом было написано "Бомбоубежище N12", - деревня Рубежное.
   Кортес взглядом пробежался по списку:
   - Их ещё не эвакуировали.
   - А их и не будут эвакуировать до того, пока не придут беженцы из Адарана, а мы эти караваны бродячие опережаем на сутки, - поспешил заметить Альфред. - Они будут здесь только к утру. И если мы двинемся через пару часов, то успеем добраться до разъезда. Бензина хватит километров на сорок ещё, ну, по крайней мере, будем надеяться на это.
   Кортес поморщился. Он наклонился и проверил бинты на ране.
   - Впереди дорога совсем скудная, не знаю, насколько ещё машина потянет. С ногой уже легче, но заживёт рана не скоро.
   - Ты сможешь идти?
   - Да, думаю, ничего страшного не случится.
   Альфред кивнул.
   - Тогда двигаем в Рубежное? А там и укроемся в убежище, полным составом. Если пустят, конечно.
   - Да, Анну нужно забрать.
   Подошёл Андрей, неся в одной руке шампура с мясом и овощами, а в другой потёртый термос с чаем. Зашевелился Брут, почуяв запах еды, следом за псом вернулась в реальность Мия, щурясь от света, низко зависшего над горизонтом солнца.
   - Цену ломят очень сильно, гады, - пробурчал Андрей. - Почуяли, что запахло палёным, и давай наживаться на обычных людях. Беженцев много, вынуждают покупать еду по такой высокой цене. Совсем в людях человечности не осталось.
   - Мы люди, и нас свойственно наживаться на других, - улыбнулся Альфред, принимая от Андрея шампур и откусывая кусок только что зажаренного мяса. - Если бы люди были справедливыми и честными, не было бы этого нового мира. А мы жили бы в высоких домах, не зная войны, голода и бедности.
   Глаза Андрея резко округлились, будто он хотел сказать что-то очень важное.
   - Вот доберёмся до наших мест, и я покажу вам место, где нет боли, страдания и зла. Поднебесье станет вашим раем, я вам это обещаю.
   - Туда ещё нужно добраться, - хмуро улыбнулся Кортес. - А в спину дышат эти твари, они же не остановятся на Адаране, и пойдут на восток.
   - А дальше пустыня, - бросил косой взгляд на карту Альфред.
   - Вот именно, - Кортес развёл руками. - Идти через пустыню куда-то, если мы даже не уверены, что там нас что-то ждёт, простите за дерзость, глупо. Я даже не знаю, есть ли там какие-то города.
   - По крайней мере, Башня стоит посреди пустыни.
   - Ну, там была когда-то железнодорожная станция, и люди там поселились из-за того, что на запад рельсы обрывались.
   - На какой запад?
   - Те, кто основали Башню, прибыли с востока, - пережёвывая куски мяса, ответил Альфред на вопросительный взгляд Андрея.
   - Тогда из Башни можно добраться до Поднебесья, - не долго думая, воскликнул Андрей. - Если они с востока и приехали на паровозе, то тогда есть и обратная дорога. Как я понял из ваших рассказов, Башня ведёт торговлю с Колоссом. А это значит...
   - Что у Башни есть поставки с востока, - дополнил Кортес и ухмыльнулся. - Да это же все знают. Эта железная дорога, по словам людей, бывавших в Башне, транспортирует большие грузы, а люди говорят, что путешествие длиться пару дней.
   Андрей скривился, схватив горячего чая и обжигая язык.
   - А с какой периодичностью ездят паровозы?
   - Да какая разница, - вырвалось у Альфреда. - До Башни добраться ещё нужно, и мы туда не успеем. Да и вряд ли кто-то хочет ехать на восток, по крайней мере, я не хочу. И нет таких добрых людей, кто нас туда возьмёт, к тому же таких умников как мы тысячи и там, наверное, уже очередь, как за бесплатной кукурузой.
   - Нужно свою задницу спасать, и чем дальше мы уедем, тем будет безопасней, - взглянул на Альфреда Андрей.
   - Задницу можно спасти, если даже в убежище укрыться.
   Кортес переглянулся с Альфредом. Тот выглядел напряжённым.
   Альфред отпрянул от карты и крепил пальцы рук в замок на затылке. Спина болела от долгой дороги за рулём. Зависла пауза.
   - Ладно, в крайнем случае сделаем крюк к Башне. Главное забрать Анну из Рубежного, а там решим, что делать дальше, - Кортес посмотрел на друзей, не найдя в их взглядах поддержки. - Продолжать путь или нет.
   Альфред развернулся, подошёл к друзьям и налил себе из термоса чая.
   - Я вообще считаю, не нужно ничего мудрить и как заберём Анну, укрыться себе в убежище, как считаешь, Мия?
   - Не знаю, насколько я выдержу все эти путешествия, - протянула девушка. - Может, мы заблуждаемся, и этот маршрут из Башни ведёт вовсе не в Поднебесье, а куда-то в другое место, может быть даже ужасней, чем это.
   Андрей пожал плечами, он не мог гарантировать свои предположения.
   - Вы правы, - кивнул Кортес.
   - Насчёт чего?
   - Что нужно укрываться где-нибудь, пока не упустили возможность.
   Альфред кивнул, но как-то неуверенно.
   - В общем, давайте разберёмся на месте, там будет видно, Андрей, ты дальше с нами? Бензин скоро кончится, нужно будет идти пешком, да и маршрут, возможно, тебя совсем не устраивает, не знаю, двинемся ли мы к Башне или нет, так что..., - Альфред развёл руками. - Решай сам, просто не хочу никому ничего обещать, отсюда до Башни ближе гораздо, чем, если мы будем делать крюк через Рубежное.
   - А куда мне деваться?- перебил Андрей, глаза его не выдавали тревоги.... - Пустыня сейчас очень опасная, один я всё равно не доберусь до Башни. А на запад не пойду, сожрут ведь, и здесь сожрут. Я с вами.
   - Решено, - Альфред оббежал всех взглядом, не найдя встречных мнений.
   Друзья решили двигаться дальше. А перед дорогой они хорошенько перекусили: мясо и овощи оказались на редкость сытными. Набив животы, они пополнили запасы провизии в пищевой лавке и поинтересовались у продавца, есть ли где-нибудь здесь места, где можно отдохнуть пару часов. Всех клонило в сон с дороги: мышцы устали от сидячего положения, хотелось расположиться на ночь в более удачном месте, нежели автомобиль.
   - Нет, ребята, - с горечью, едва различимо ответила беззубая старуха. - Был тут одна таверна, но хозяин её вчера покинул город, а здание опечатали. Все уходят отсюда, как будто проказа какая-то спустилась на городок.
   - Так и есть, - кивнул Альфред. - Нужно отсюда уходить, спасибо.
   Они вернулись к машине и стали думать над альтернативными методами решения проблемы. Но ничего не нашли, практически всё было закрыто, люди бежали с города как крысы с тонущего корабля. Нужно было добираться до разъезда, там наверняка можно отдохнуть. Тем более, если брать в расклад то, что они выедут раньше запланированного времени и к ночи доберутся туда. А до утра можно хорошенько выспаться.
   На том и решили, и уже через двадцать минут автомобиль нёс их по неровной дороге, потонув в лучах заходящего солнца. Ехали молча, лишь только изредка раздавалось скуление Брута, которого трясло от качки больше всех.
   Мимо проносились одинокие деревья и брошенные дома у дороги. Всё опечатывалось, всё закрывалось, пустыня становилась поистине безлюдной. Приходилось только местами объезжать медленно плетущихся по дороге переселенцев, которые практически со стопроцентным шансом обрекали себя на ночёвку в пустыне. А там не большой шанс выжить ночью, охотники не дремлют.
   Они проехали километров тридцать, когда дорога перешла плавно в грунтовку, и указатель топлива показал ноль. Мотор, запыхавшись, заглох, и автомобиль медленно прильнул к обочине. Дальше нужно было идти пешком.
   - Выгружаемся, - бодро воскликнул Альфред и, выйдя из машины, осмотрелся. - Спина накроется от таких поездок.
   Следом из машины вышли остальные, лениво потягиваясь.
   - Да уж, не хочется бросать железного друга, - Кортес похлопал ладонью по багажнику. - Дорогая штукенция, да и как выручила нас, что сказать.
   - Ну, мы же её не потянем на спине, - улыбнулся Альфред. - Да и как придут заражённые, всё потеряет свою цену. Война всё резко обесценивает, даже человеческую жизнь. Дом я уже потерял, больше ничего не хочу терять.
   - Да уж, - с поддержкой глянул на Альфреда Кортес. - Главное, что живыми остались, и то хорошо.
   - Повезло очень, - кивнул Альфред.
   Взяв с собой оружие и еду, путники направились в сторону разъезда. Поклажи было много, приходилось тащить с собой немалый запас еды, помимо оружия. Но хорошая часть этой еды планировала вечером и утром удачно попасть в желудки путешественников. Тем более за такую цену эта еда должна была быть золотая.
   Альфред отдал Андрею свой автомат, а сам закинул за спину карабин, чтобы не нести с собой два оружия. Мие помогли пристегнуть к маленькому рюкзаку арбалет, чтобы он при ходьбе не бился об ногу, и она весело шагала рядом со всеми, звеня флягами за спиной. Кортес прихрамывал, но отказался взять облегчённую ношу, ссылаясь на трудное время и недалёкое расположение разъезда. Однако Альфред всё же умудрился вытащить у него из рюкзака пару банок консервов и хлеб, пока тот закреплял повязку потуже. Брут трусил чуть поодаль, наклонив морду к земле.
   Тихо спускался в долину вечер. Солнце спряталось за далёкими горными хребтами и кое-где уже запели ночные жители пустыни. Звёзды одна за другой усеивали небосвод, поднимаясь от горизонта вверх, будто устремляясь в погоню за опередившим их на светлый день солнцем.
   Нужно было пройти чуть меньше пятнадцати километров, и Альфред рассчитывал преодолеть этот участок за три-четыре часа. Как раз можно было добраться до разъезда за пару часов до полуночи и выспаться положенные человеку часы.
   Большую часть пути двигались молча, но уже когда тишина под монотонное шарканье подошв начала давить на голову, сразу же появились желающие пообщаться. И самым нетерпеливым оказался Андрей.
   - А кто-нибудь был на этом разъезде?
   - Да, там довольно хорошо, - ответил заскучавший Альфред. - Чистое бельё и хороший завтрак обеспечен. Конечно, завтрак будет из наших запасов.
   - Ой. Не говорите сейчас об этом, - жалобно затянула Мия. - Мягкая постель сейчас моя наибольшая мечта.
   - Доберёмся, обязательно помогу тебе улечься, - подмигнул Кортес.
   - Тебе и самому нужен отдых больше чем мне, - кокетливо улыбнулась девушка в ответ. - И так хромаешь, о ноге нужно позаботиться.
   Альфред обернулся, поймав в свете тусклого дорожного фонаря своего друга.
   - Да уж, сильно тебя зацепили, но потерпи, осталось совсем немного.
   - Не волнуйтесь так за меня, - буркнул Кортес, махнув рукой. - Как будто я один здесь страдалец. Вон у Андрея опять с желудком проблемы, съел чего-то не того, к разъезду гляди, как торопится...
   Друзья рассмеялись.
   - Полно уже шутить, - отозвался Андрей, шагающий чуть впереди.
   Где-то далеко, на тёмно-синем небосводе у горизонта показались несколько ярких огоньков. Постепенно до ушей путников стал доноситься нарастающий гул, будто гудел какой-то мощный генератор.
   - Вертолёты, - вскрикнул Андрей и поднял вверх фонарь. - Эй! Сюда!
   - Что? - удивлённо выдавил Кортес, покосившись на Альфреда.
   - Туши фонари, - закричал Альфред. - Андрей, твою мать, хватит скакать как обезьяна. Туши фонарь!
   - Вы что, ребята, это же наши! - повернулся Андрей, всё ещё не опуская руки.
   Альфред рванул к нему. Гул тем временем перерос в отчётливый шум и рев моторов. На небе стали проявляться силуэты больших машин с вертушками на верху. Это были большие железные корпуса с двумя вертушками сверху, по размеру сравнимые разве что с двухэтажным домом.
   - Туши, кому говорят! - уже смешался с шумом голос Альфреда.
   Подскочив к остолбеневшему Андрею, Альфред вырвал у того из руки фонарь и выключил его.
   Вертолёты пролетели рядом с путниками, пробежав мощным светом прожекторов чуть левее от них. На несколько секунд пришлось закрыть ужи ладонями, чтобы выдержать мощный рев моторов, а когда вертолёты отдалились, снова появилась возможность разговаривать.
   - Что вы делаете? Это наши, они нас бы забрали! - Андрей вспылил, на его бледноватой коже явно проступили красные пятна.
   - Конечно, они только за нами и летели, - съязвил Альфред.
   - Вот это штуковины, - затянул Кортес.
   Мия стояла вполоборота и провожала взглядом удаляющиеся точки, открыв рот.
   - Они полетели в Адаран, и, скорее всего не с добрыми намерениями. - Альфред снова повернулся к Андрею. - Им не нужно распространение Чёрной Чумы, а мы можем являться её носителями, теперь доходит?
   - Да ну разве не видно, что мы нормальные?
   - А кто будет разбирать? Любое подозрение заканчивается летальным исходом, так принято у военных, - отрезал он.
   Кортес подошёл к Альфреду.
   - Тогда вряд ли всем, кто спасся в Адаране и уходит на восток, повезёт остаться в живых. Если военные перехватят их по дороге, то...
   - Конечно, - кивнул Альфред, усмехнувшись. - Ты всё правильно понял, потому что эта толпа вряд ли подумает и люди начнут без раздумья трусить фонарями над головой, привлекая внимание. Конечно, если маршрут полёта будет пересекаться с маршрутом беженцев.
   - Да ну хватит уже, не подумал, не знал, - развёл руки Андрей.
   - Не подумал он, - хмыкнул Альфред. - Постреляли бы нас и всё, вот и не подумал бы тогда, лежали бы все в рядок.
   Мия всё слышала и не смогла сдержать своих эмоций.
   - Неужели они могут так поступить? убить всех просто.... Я даже не знаю, из-за чего....
   Кортес повернулся к девушке.
   - Имеющему гематому человеку отрезают конечность, чтобы не пустить опухоль развиваться дальше. Приблизительно такие же методы и у военных. Вроде бы мы делали небольшой уклон к северу, поэтому вряд ли эти пути пересекутся.
   - Но факт остаётся фактом, - добавил Альфред.
   Постояв ещё не много, решили двигаться вперёд, чтобы не задерживаться. Мия шла рядом с Кортесом, вцепившись ему в руку холодными ладонями.
   - Они полетели в Адаран, - хмуро произнесла она. - Там отец, и Менг.
   - С ними будет всё в порядке. Их обследуют, и не будут убивать даже из тех убеждений, чтобы расспросить о вирусе и его последствиях. А когда проведут обследование и ничего не обнаружат - их отпустят.
   - Ты действительно так думаешь? - подняла глаза девушка.
   - Конечно, - вяло улыбнулся Кортес. - Так им даже лучше, их спасут. Поверь мне.
   - Хорошо, ты меня успокоил, - губы Мии растянулись в улыбке, хоть глаза и выдавали угнетающую тревогу.
   Идти оставалось действительно немного. Уже видны были огни навесных ламп и вывески, приглашающей путников внутрь.
   - Я здесь был ещё пару лет назад, - договорил Альфред.
   - Так ты был в Рубежном? - переспросил Кортес.
   - Да нет, я не оттуда направлялся. Мне нужно было просто забрать оттуда человека и доставить его в Колосс. Подвернулась просто вот такая халтура, не более, - улыбнулся он и прибавил шагу. - Поднажмите, я уже не могу дождаться момента, когда смогу хорошенько выспаться и поесть.
   Уже через двадцать минут отряд подошёл к воротам разъезда. Сторож, которого разбудил Альфред, негромко кряхтя, отпер ворота, и путники смогли войти во внутренний двор. Двор был обширный, здесь было всё: повозки, кузова, пруты, брёвна, кирпичи, пара лошадей в стойле под небом. Но любоваться всем этим не было сил, да и не хотелось особо. Глаза невольно падали на двери, за которыми скрывалась тишина и отдых.
   Путники вошли внутрь и сняли на ночь две комнаты. На удивление, здесь было мало людей и почти половина номеров были свободны. К тому же в холе обычно много людей в такое время, но в эту ночь было особенно тихо.
   Войти в душ было крайне проблематично из-за небольшой очереди, и первую пропустили девушку. А как обычно, девушки в душе задерживаются на неизвестное количество времени, часто в мужском мозге исчисляющееся как "бесконечность". Но в этот раз Мия справилась быстро, наверное, из-за того, что чертовски хотелось спать, и не было возможности постоять под успокаивающими тёплыми каплями. И уже через десять минут она с мокрыми волосами крутилась у зеркала.
   Следующим пошёл раненый Кортес, а Андрей и вовсе не дождался своей очереди, и свалился на кровать в другом номере, уснув крепким сном. Он только выругался, что на разъезде всего одна душевая и решил не ждать, ссылаясь на купание утром как лучший стимулирующий метод.
   Через двадцать минут Кортес уже лежал с перебинтованной ногой на кровати и довольно улыбался. Мия лежала рядом, добросовестно справившись со своей задачей, и уже засыпала, не в силах сдерживать усталость. Брут, свернувшись калачом, тихо посапывал под окном, что лунный свет с окна падал прямо на него.
   - Что улыбаешься? Обработали рану? - ухмыльнулся Альфред, вытирая руки полотенцем.
   - Ага, - кивнул Кортес. - Теперь я чувствую себя гораздо лучше.
   - Тебе с девушкой ночевать, а мне с грязным стариканом, - негромко засмеялся Альфред. - Вот это мне повезло, ничего не скажешь.
   - Да уж, - усмехнулся Кортес. - Выгони хоть его в душ и запри там. Завтра будет, как будто заново родился.
   - Да я ж не спать с ним собираюсь, - снова засмеялся Альфред.
   Кортес едва сдержал смех, чтобы не разбудить задремавшую Мию.
   - Ну, я имею в виду, чтобы не было запаха такого в комнате.
   - Выгоню, не переживай, он сам просил его разбудить, - кивнул Альфред. - Ладно, ребят, спокойной ночи вам.
   - И тебе спокойной, - махнул Кортес.
   Альфред закрыл дверь и удалился в свой номер.
   Кортес откинулся назад, чтобы дотянуться до выключателя и успешно потушил настольную лампу, Мия закрутилась рядом, обняла его и снова стала улетать в мир сна, тихо засопев ему на ухо.
   - Я тебя не отпущу и буду всегда рядом, - прошептал Кортес и прижал девушку к себе.
   Она молча обняла его и поцеловала. Глаза её большими жемчужинами смотрели на него, она была только его. И это он чувствовал, это шло изнутри.
   Была полночь, а впереди целая ночь. Для кого-то крепкого, настоящего сна, для кого-то ночь, разбавленная со сладостными мгновеньями физиологического и морального торжества. А утром снова дорога, бесконечная дорога на восток.
  

15. Ангелы других земель.

   Менг сидел на корточках на краю парапета, лениво опустив взгляд вниз и попивая прохладное пиво.
   - Уже вторые сутки пошли, а этих тварей и не слышно, - в нотках его голоса нельзя было прочесть ни капли тревоги. - Так и с ума сойти можно.
   Внизу под стеной лежали тела двух недавно сброшенных бойцов. Эти двое были укушенными, и поэтому после обследования вердикт Шена был строг и окончателен. Адэ заметил эту особенность развития вируса и незамедлительно сообщил об этом другу. Отпускать их - это дать возможность вирусу распространятся, а в этом были заинтересованы разве что ходуны.
   После взрыва на водоочистительной станции хлор уничтожил остатки населения города и пришедших сюда ходунов. Заражённые вирусом люди таяли на глазах, выплёвывая кровь с обожженных легких, они валились на землю и застывали, напоминая древнегреческие статуи. Но на утро трупы пропали, скорее всего, хлор не дошёл до периметра города и не все ходуны были побиты химией.
   За ночь были выветрены улицы и дома, хлор ушёл вместе с сильным северо-западным ветром, а мелкие частики его редким слоем осели на земле и крышах домов. Противогазы нашли место в пыльных кладовых, и хоть яды и ушли, в воздухе всё равно витал неприятный запах хлора.
   - Одиночество порой лучший доктор, - заверил Адэ и медленно подошёл к парню. - Заметь, город стал невероятно спокойным, и будь я проклят, если так он выгляди хуже, чем прежде. Какое-то очарование в этом присутствует.
   Менг усмехнулся. Он повернул голову в сторону храмовника и посмотрел ему в глаза. Рыцарь хоть как-то пытался подбодриться и развеять угнетающую обстановку, что его собеседник прекрасно понимал.
   - Вы ненормальный, Адэ, - с долей сарказма в голосе произнёс он и улыбнулся.
   - Я просто устал от суеты, может быть, поэтому в моём мировоззрении всё это интерпретируется, - кивнул храмовник, а затем с улыбкой, подняв голову, добавил. - Или я и впрямь больной, как ты заметил.
   Парень с ухмылкой на лице поднялся и, пройдя рядом с Адэ, подошёл к столу, где лежала окрашенная в камуфляж фляга. Глаза его постепенно наполнялись болью, и вдруг судорога резко свела ему шею. Менг ругнулся и потянулся к фляге. Резко стрельнуло в голове, отчего парень скривился.
   - Очень странно устроен наш мир, - пробормотал он, делая мелкий глоток лечебной жидкости, которая помогала унимать боль. - Иногда мы чертовски хотим спокойствия и мечтаем, чтобы всех этих людей в один миг не стало. Взрыв бомбы, ураганы, бури, даже вот такое нашествие, что угодно. Но иногда нам становиться до боли одиноко и как же хочется вернуть то, чего уже нет.
   Храмовник с поддержкой закивал, уперев руки в бока.
   - Скорее даже человеческая сущность.
   - Да, простите, это я хотел сказать.
   - Но ты прав, Менг, - глаза храмовника на мгновенье блеснули.
   Парень развёл руки в стороны и потянулся, в дозоре он стоял уже четвёртый час, теперь настала очередь Адэ, и парень с удовольствием сдавал тому свой пост.
   - Всего хорошего, Адэ, я пойду, вздремну часок-другой. Утро вышло на удивление холодным, и я продрог до костей.
   - Отдыхай, Менг, - промолвил храмовник и уселся на стул.
   Сегодня на Адэ не было привычного для глаз обмундирования, и теперь он был похож на обычного человека, без пафосного величия, воздвигнутого великолепными доспехами и современным оружием. Облачённый в синий потёртый свитер и болотные штаны, он откинулся на спинку, приставив винтовку к ножке стула.
   - Вам нравится быть храмовником? - Менг сам не понял, как этот вопрос вырвался у него, наверное, виной всему недосыпание.
   Адэ пожал плечами, он повернул голову в сторону парня.
   - Как сказать, мы не всегда защищаем те убеждения, в которые верим сами. Мои братья - это те люди, которые не нашли себе применения в обычной жизни, или же если они хотят бороться с этой жизнью.
   - Отступники и отшельники? - попытался подобрать нужные слова Менг.
   - Можно сказать и так, - усмехнулся Адэ.
   В глазах храмовника парень прочёл разочарование и неуверенность. Эта тема не была храмовнику приятной, и он хотел идти дальше, когда услышал голос собеседника.
   - Кто-то говорит: "технологии во благо, защищай слабых, борись со злом". Но это не так, - Адэ замотал головой. - В первую очередь, каждый храмовник ищет свой путь, и именно будучи храмовником, ты учишься забывать все свои ошибки и неудачи в жизни. И тогда ты становишься другим человеком, исправляешься, стремишься к лучшему.
   - Вы хотите сказать, что нет никакого братства?
   - А его никогда и не было. Лидеры видят в этом свою пользу, чтобы оградить себя от внешнего мира и подарить себе покой и безопасность. А все эти великие слова и цели храмовников - это лишь часть структуры, то, что заставляет людей присоединятся к нам и верить в глупые идеалы.
   Менг почувствовал лёгкое разочарование в храмовниках, которые всегда казались для него чем-то великим.
   - Зачем вы мне рассказываете об этом?
   - Ты имеешь в виду, почему я раскрываю тебе несовершенную систему братства? - Адэ дождался неуверенного кивка парня, а потом продолжил. - А что нам терять? Уже весь мир погряз в войне и может завтра всего этого не станет. И к тому же, мне от этого никак не хуже, будешь или не будешь ты знать правду о братстве. Всё это игра, как и везде.
   Менг поднял глаза к поднимающемуся на небе солнцу. В этот день оно казалось необычайно ярким и весёлым.
   - Тогда почему вы всё ещё остаётесь храмовником?
   - Во всём есть положительные и отрицательные черты, - Адэ поднялся со стула и подошёл к краю крыши так, что Менг не видел его лица. - Будучи храмовником, я как-то даже сам того не замечая, ограждаю себя от этого мира, являюсь пленником своего мира. К тому же не так трудно забывать прежнюю боль, когда ты оказываешься в окружении таких же самых людей, как и ты.
   Менг всегда чувствовал себя не таким как все, он просто-напросто не мог себя таким чувствовать. Его всегда изнутри давили мысли о том, что все они будут жить, как живут, не волноваться за будущее и строить планы. А он не сможет чувствовать себя человеком, каждый день, засыпая с мыслью о том, что завтра он уже не проснётся. А потом привык, принял этот груз на себя и шёл с ним из года в год. Опухоль в голове давала ему отсрочку каждый день, но так не может продолжаться бесконечно.
   Он отказался от всего в жизни: от любви, от друзей, от карьеры и даже от своего будущего. Менг замкнулся в себе, стал озлобленным на мир, резким и холодным, каким видел идеалы отчуждённых от мира людей. Но внутри он всё же оставался тем отзывчивым и добрым человеком, который любил отца и сестру, который был благодарен, что родители дали ему жизнь. Пусть ненадолго, пусть не на всю жизнь, но всё же он имел честь ходить по этой планете и дышать этим воздухом.
   - Тебе нужно стать другим, Менг, - услышал парень голос храмовника. - Как бы тебе тяжело ни было воспринимать свои проблемы, нужно принимать жизнь и хотя бы на мгновенье обрести счастье.
   - А вы? - не замедлил с ответом Менг.
   - А я потерял своё счастье, - грустно выдавил Адэ. - Но потом снова нашёл его здесь, будучи храмовником.
   - Каждый видит счастье в тех вещах, которые являются для него более привлекательными, - заметил Менг. - Счастье для каждого своё, откуда вам знать, что я не счастлив здесь? Может это и есть моё счастье.
   Храмовник сделал паузу.
   - Когда человек счастлив, это видно в его глазах.
   Менг улыбнулся, скорее от отчаяния. Так или иначе, сейчас ему хотелось спать, и вся философия этого разговора отложилась только в памяти. Будет ещё время над этим подумать, но не сейчас.
   - Спасибо, Адэ.
   - Было бы за что, - махнул храмовник в след и вернулся на своё место.
   Спустившись по ступенькам и пройдя в комнату, Менг закрыл за собой дверь и свалился на кровать. Нужно было отдохнуть, тело обмякло и расслабилось, а мысли крутились в голове, не давая уснуть.
   - Что же я делаю? - задал сам себе вопрос парень.
   На столе стоял поднос с водой и порцией картошки, но есть не хотелось.
   Хотелось вернуть прошлое, чтобы измениться. Жизнь учит, учит ценить то, что имеем, а не то, что теряем.

* * *

   Проснулся Менг оттого, что в дверь постучались. Лениво поднявшись с кровати, он посмотрел в окно - серые облака заволокли небо, но дождя не было. Он проспал около семи часов, а усталость не прошла, суставы рук и ног начало крутить.
   - Да, сейчас, - ответил парень.
   Он открыл дверь и в проёме увидел медсестру Юну.
   - Ваш отец собирает всех внизу, они кого-то заметили, - торопливо заговорила она и, бросая косой взгляд через плечо парня, добавила. - Вы не поели, а ведь вам нужно было поесть после дежурства.
   - Не важно, - отрезал Менг и тут же осёкся, заметив за собой дурную привычку. - У меня не было времени, спать хотелось.
   Девушка кивнула, развернулась и уверенно зашагала в сторону лестницы.
   - У меня, наверное, температура, - крикнул он вслед, выглядывая из проёма. - И суставы крутит в коленях.
   Медсестра остановилась и обернулась.
   - Это потому, что вы не поели и перемерзли утром. Я приготовлю горячий травяной чай, выпьете его, и всё пройдёт.
   Менг пожал плечами.
   - Спасибо.
   Не задерживаясь в комнате, он последовал вниз, где в игровой зале собрались все нынешние обитатели казино. Встречая его молчаливыми взглядами, в комнате сидели все, за исключением него и медсестры.
   Света уже не было, электростанцию отключили ещё накануне прошлого дня. Посреди стола стояла большая керосиновая лампа, её света было достаточно для того, чтобы видеть лица всех собеседников. Всё остальное поглотил подступивший мрак.
   Менг подошёл к столу, чуть не споткнувшись о мусор под ногами, и занял отведённое ему место.
   - Что случилось?
   - В город прилетели новые гости, - поднял глаза Шен без задержки. - Адэ называет это вертолётами: летающие машины с вертушками на верху.
   - То есть? - не сразу понял парень.
   - Они привезли людей, и мы не знаем, что это за люди, - продолжил отец. - Они спустились сверху, и теперь они здесь.
   Менг не видел причин для беспокойства.
   - Тогда мы спасены, - коротко ответил он.
   Шен положил руки на стол и посмотрел на Адэ. Храмовник встретил взгляд друга и без лишних слов принял эстафету.
   - Эти люди вооружены и, скорее всего, они пришли сюда на зачистку города. А это значит, что каждый будет уничтожен, поскольку представляет угрозу заражения вирусом, - Адэ пожал плечами, обнаружив свои слова полностью обоснованными. - У военных есть приказ и мы для них лишь выжившая часть населения, которая была в зоне заражения, на исследования нас не повезут, лучше пристрелят.
   Теперь Менг сразу вошёл в курс дела.
   - Если они обнаружат нас, то начнётся драка?
   - Да, и вряд ли в нашу пользу. Поэтому сейчас мы сидим тихо и, желательно, не привлекаем внимания. Будем надеяться, что они не будут проверять казино, - Шен с силой сжал подлокотники своего кресла, даже не веря в свои слова.
   Один из спасённых вояк выразил противоречие:
   - Мы с Романом хотим уйти отсюда и замете, я говорю это уже не первый раз. Сидеть здесь - это чистое безумие, нужно или уходить на восток, либо просить помощи у этих вояк, но никак не сидеть здесь.
   Адэ посмотрел на него со вмиг возникшим беспокойством.
   - Канн, на восток мы не успеем уже уйти, эти вояки рассредоточены везде, - храмовник развёл руки в стороны. - Если они нас не обнаружат, завтра можно уходить. Сегодня нельзя - они не будут просто так пропускать носителей вируса, и тебе на слово не поверят, что ты такой стерильный.
   Роман поднялся на ноги и взял рюкзак.
   - Мужики, мы уже решили, нам так хочется. Если даже вояки настроены нас уничтожить, то они сделают это и здесь, когда доберутся до казино. Канн, ты идёшь? Мы теряем время, нужно убираться с города до темноты.
   - Вы хотите нас всех подставить? - глаза Шена приобрели беспощадный сверлящий взгляд, от которого даже у Менга похолодело в венах.
   - Уже почти сумерки, с города можно легко ускользнуть. К тому же мы не попрёмся через главный выход, не переживайте, вылезем через окно, - Роман махнул рукой, а затем с сарказмом добавил. - Так или иначе, мы уйдём, у нас же есть право выбора?
   - И эту суку мы спасли, - с раздражением пробурчал Адэ, но сдержался, чтобы не проехаться тому по лицу.
   - Никого вы не спасли, - развернулся Роман. - Мы все оказались в заднице, и каждый по-разному решает из неё выбираться. Удача любит решительных.
   - Решительные наши, вы останетесь здесь, пока эти бравые спасатели не скроются, - с презрением выдавил храмовник и стукнул кулаком по столу так, что эхо разнеслось по всему залу. - Рисковать столькими жизнями ради прихоти двух мы не собираемся.
   - И что ты предлагаешь? Сидеть здесь, потому что какой-то храмовник взял на себя полномочия командовать? У меня нет командира, я сам по себе, и не собираюсь подчиняться никому и ничему.
   Адэ резко встал со стула.
   - Щенок, ты считаешь, что можешь делать всё что захочешь? Тогда почему ты не остался на улице, когда тебя чуть не сожрали ходуны, а? это казино Шена, и та не имеешь права подвергать всех нас угрозе. А если всё же вздумаешь делать это, то я с тобой буду разговаривать на другом языке.
   Обстановка накалялась.
   - Всем спасибо за гостеприимство, - кивнул Канн, оттягивая за руку Романа, и взял свои вещи. - Тогда сидите здесь сами, а я пойду наверх. Всё в порядке, мы подождём, не нужно сейчас необдуманных поступков.
   Канн двинулся к лестнице, а Роман, немного помедлив, направился следом. Два бойца поднялись наверх по лестнице, и в зале снова зависла гнетущая обстановка.
   Выдержав небольшую паузу, Шен нарушил тишину:
   - Ну, вот нас стало меньше.
   - Что будем делать, отец? - Менг обвёл взглядом вялый контингент.
   - Если обнаружат - сражаться, - ответил Шен, закуривая сигару. - Я тут приготовил им сюрприз на всякий случай.
   Менг пожал плечами, в том, что отец умел делать сюрпризы, он убедился еще, будучи десятилетним мальчишкой, когда тот наказал местного хулигана. Парень тогда на пару дней пропал, а потом снова появился, но уже совершенно другим человеком. А отец лишь загадочно улыбался и подшучивал над ним.
   - Что ты приготовил на этот раз?
   Шен отстегнул от бедра фонарь, включил его и направил рассеянный луч света в сторону соседнего стола. Глаза Менга чуть привыкли к тусклому освещению, и когда фонарь пробежал по заржавевшей местами, вымазанной в грязь металлической поверхности, он отпрянул.
   - Это что за штука?
   Шен улыбнулся:
   - Авиационная бомба, закрепленный импульсный заряд взрывателя с детонатором, - отец заметил, как брови сына медленно поползли вверх. - Подарок мне от смотрителя одного убежища. Выручал его когда-то.
   - И где ты её хранил? - запинаясь, выдавил сын.
   - В подвале, в специально отвёденном месте. Пока ты спал, мы вытащили её сюда, чтобы вдруг что случится - быть готовым к отступлению, - Шен не без радости в глазах закивал и потушил фонарь.
   - И это я каждый день спал не зная, что в подвале лежит взведённая авиационная бомба? - Менг театрально почесал затылок. - Ты и впрямь умеешь делать сюрпризы, отец. Она же всё казино с землёй сровняет.
   Шен кивнул, Адэ лишь развёл руки в стороны и завёл их за спину, с удовольствием хрустнув позвонками затёкшей спины.
   - Теперь нам нужно ждать, пока эти люди не улетят отсюда, и тогда либо убираться с города, или оставаться здесь. Вряд ли ходуны пройдут дальше, они все полегли, а тем, кто остались, помогут погибнуть наши новые друзья. Мы будем королями этого города, - подытожил храмовник и широко улыбнулся. - А потом люди начнут сюда возвращаться, и начнётся строиться новая империя.
   - Город уже погиб, - не без сожаления произнёс Менг.
   - Пока мы живы - он тоже живой, - Шен поднялся. - Ходуны ещё бродят на улице, я это знаю, и не удивлюсь, если вскоре последует ещё одна волна тех, кто спасся от химической атаки и спрятался за городом.
   В нависшей тишине выжившие услышали, как где-то далеко глухо затрещал автомат.
   - Давайте готовиться к бою, - предложил, вышедший из оцепенения, храмовник.
   - Именно это я и хотел сказать, - поддержал Шен. - Бойцы, давайте готовиться к бою, теперь всё может случиться.
   Менг удалился в свою комнату и принялся заряжать свой любимый, натёртый до блеска револьвер. К бою он готовился уже не первый раз за последние дни, которые стали для него настоящим испытанием воли.
   Парень извлёк из сундука лёгкий автомат, который ему достался от дяди и положил его рядом с револьвером. Пару ножей и стеганый бронежилет - теперь он был готов. Для боя не нужно много амуниции и оружия, это только в сказках герои стреляют направо и налево, испепеляя врагов неисчислимым набором автоматов и пулемётов.
   В комнату вошла Юна, неся в руках поднос с горячим чаем и каким-то подозрительным на вид супом.
   - Держи, всё обязательно съешь, потому что не поправишься иначе, - в полумраке Менг пробежал взглядом по её силуэту и для себя сделал вывод, что она совсем даже не плоха собой, и как же он раньше этого не замечал?
   - Спасибо, Юна, - поблагодарил парень.
   - Выздоравливай, - коротко бросила она, забрала пустой поднос и удалилась.
   Через десять минут Менг был уже внизу, где были также Адэ и Шен. Ещё троё бойцов расположились по периметру второго этажа, следуя указаниям Шена. Юна тихо возилась на кухне, что не было даже слышно её шагов.
   - Тсс, - прошипел Адэ, когда Менг стал спускаться по скрипучим ступенькам. - Они уже близко, совсем близко.
   Менг подошёл к храмовнику, смотрящему на улицу сквозь небольшую щель между сколоченными досками. Адэ отодвинулся в сторону, дав возможность парню посмотреть на блуждающих по улице солдат. Их было не так много, около десятка рассредоточилось по площади перед казино, проверяя дома и подвалы. Яркий свет фонарей их бил довольно сильно и порой пробегал по стенам казино, но сюда пришельцы заходить не торопились.
   - Они придут и сюда, - шепотом заметил Менг.
   - Должно пронести, - прошипел Адэ, подтягивая к груди свою новую винтовку.
   Шен скрылся где-то в полумраке, где вскоре зажёгся мелкий тлеющий уголёк. Владелец казино закурил, разделяя тишину удушающим запахом табака.
   - Зачем они пришли? - Менг бегал взглядом по облачённым в чёрные нагрудники солдатам, вооружённым автоматами Калашникова с какой-то новой модификацией.
   У доброй половины бойцов глаза были узкими, что говорило о дальневосточной крови в венах этих людей. Чёрные, лоснящиеся волосы только подтверждали этот факт, белокурых людей здесь не было.
   - Да хрен его знает, - незамедлительно последовал ответ храмовника.
   Как будто услышав их слова, три бойца отделились от группы и направились к входу в казино. Менг отпрянул от окна, и прислонился к стене, прижав к груди автомат. Адэ медленно подошёл к игровому столу и укрылся за ним, наведя винтовку на главный вход.
   Противники разговаривали на непонятном языке, совершенно не похожем на их родной язык. Видимо они были не с ближних краёв.
   Один из них подошёл к двери и подёргал за ручку. Но когда дверь не поддалась, подёргал сильнее, ругаясь и сыпля проклятия, что было слышно по его интонации. Остальные двое, видимо подчиняясь приказу, прошлись вдоль забитых досками окон, внимательно всматриваясь внутрь. Но возможности что-либо там увидеть у них не было.
   Менг почувствовал, как его сердце резко сжалось и остановилось на мгновенье, будто в ожидании чего-то. Не оставалось сомнений, что противник пожелает проникнуть внутрь, но только как он это сделает? Так или иначе, предстоял бой, ожесточённый и с заранее определённым исходом.
   Раздалась серия выстрелов, срывая навесной замок с цепей и решетя заваленную мебель. Адэ вскинул винтовку и прицелился в образовавшееся отверстие в двери. Вскоре там возникли очертания головы, но лица в темноте было не разглядеть.
   Адэ держал палец на спусковом крючке, сдерживая искушение нажать на курок. И он был вознаграждён: на улице послышались крики и выстрелы. Помимо прибывших военных на улице был кто-то ещё. Шен подскочил к окну и, слегка отодвинув слабо прибитую доску, выглянул на улицу.
   - Твою мать, - выдохнул он. - Всё-таки они ушли, но не так далеко.
   - Что? - едва слышно проговорил Адэ.
   - Канн и Роман, - два этих имени сразу разъяснили ситуацию для храмовника.
   Перебежав дорогу от казино, Канн вломился в ближайший магазин. Одной рукой он зажал простреленное бедро, а в другом сжимал испачканный кровью пистолет Макарова. Беглец был напуган, и, бегая глазами по сторонам, пытался скрыться от преследователей. Следом за ним, отстреливаясь на ходу, бежал Роман. Но не успел он достигнуть укрытия, как получил пулю в плечё от того самого бойца, что не так давно выносил двери казино.
   Коротко вскрикнув, Роман рухнул на спину. Выроненный автомат упал чуть поодаль, оставив своего владельца беззащитным. Корчась от боли, Роман попытался встать, но снова упал, уже отброшенный ударом тяжёлого сапога подскочившего азиата.
   - Какого..., какого? - тяжело дыша, извивался он. - Какого хрена вам надо?
   Стоящий над ним боец сказал что-то, но этого языка Шен не знал, и даже не слышал о нём. Боец повторил вопрос, но Роман лишь смотрел на него, не зная, что ответить.
   - Что вам от меня нужно? Я не заражённый, мы лишь спасшиеся в этой бойне люди!
   - Успокойся, - хриплый голос донёсся слева от происходящей картины, ограниченную площадь которой Шен мог наблюдать. - Есть ли ещё кто вышивший?
   Роман тяжело дышал, зажимая рану в плече. Канн обессилено сполз по стене магазина и наблюдал за происходящим.
   - Отвечай, когда спрашивает координатор!
   Теперь Шен увидел говорящего: человек в тёмной тунике вышел вперёд и, выпрямив руку с большим военным револьвером, выстрелил Роману в свободную кисть. Звук выстрела утонул в криках Романа, который без успеха пытался обнаружить два оторванных пальца, заливая кровью землю под собой.
   - Сейчас! - заорал он, всё ещё корчась от боли. - Казино, они в казино!
   Человек в тунике махнул револьвером в сторону казино, перебросившись с кем-то, кого Шен не видел, взглядами.
   - Мы не заражены, помогите нам! Мы лишь спасались и смогли выжить! - вклинился в разговор Канн, поднимаясь на ноги.
   Координатор молча посмотрел на бойца, поднял револьвер и одним выстрелом заставил Канна замолчать навсегда. После этого, игнорируя все мольбы и жалобы Романа, он отправил в загробный мир ещё одного выжившего.
   - Придурки, - пробормотал Шен, а затем уже чуть ли не срываясь на крик, добавил. -Огонь по усмотрению!
   Единственное, что услышал Менг в следующий момент - это свистящий приближающийся звук за стеной. После темнота перед глазами. Очнулся он спустя минуту, когда тяжёлая ладонь Адэ хлестанула его по щеке.
   - Ты в порядке, идти сможешь? - словно из тоннеля послышался голос Адэ и Менг увидел расплывчатое лицо друга в плывущих кругах.
   - Да..., я... - кивнул парень, пытаясь выйти из контузии.
   - Держись, боец! - Храмовник сунул в руки парню выроненный им автомат и куда-то поспешно удалился.
   Менг, прислонившись к стене, уши сильно болели. Он поднялся на колени и посмотрел на вваливающийся в зал свет. Входные двери были снесены вместе с участком стены, а с потолка всё ещё сыпались мелкие куски цемента. Видимо туда попала ракета, от взрыва которой его и отбросило в сторону. В проходе лежало уже трое бойцов в черных нагрудниках, они не двигались.
   Адэ короткими перебежками перемещался от одного стола к другому, выхватывая выстрелами с улицы неосторожных бойцов. Шен тихо сидел у окна, делая короткие очереди по противникам. Стрельба на втором этаже продолжалась, но сопротивляться долго возможности не было.
   Менг с трудом поднялся на ноги, заливаясь приступами удушающего кашля, и перебежкой направился к отцу, с трудом различая предметы интерьера через столбы пыли и строительной крошки. Сердце на мгновенье ойкнуло, когда взгляд парня наткнулся на затаившуюся бомбу. И как это она не взорвалась при столь мощном заряде ракеты?
   Шен обернулся, услышав шорох за спиной.
   - Как ты? - крик Шена застал парня в полуобморочном состоянии.
   - Порядок, хорошо рвануло. Удивительно, что мы ещё живыми остались, - легко, разделяя слоги, произнёс сын, слыша свой голос через затяжной звон в ушах. - Я думал уже не собрать костей.
   Отец улыбнулся:
   - Она так просто не взорвётся.
   В зале на несколько секунд прекратилась стрельба, а снаружи донеслись скомканные и приглушённые голоса. Спустя мгновенье в зал проникло два фонарных луча, но реакция Менга не заставила себя ждать и прогремевшая из зала очередь пришлась прямо по груди неудачливому солдату. Второй солдат, определив направление стрельбы, навскидку очертил дугу и прошёлся очередью по столам и стене возле Шена. Адэ дал встречный огонь, и боец свалился навзничь, пытаясь отползти.
   Шен, тяжело вздохнув, медленно сполз по стене, зажимая раны на ногах и груди. Обе голени были прострелены, но он не закричал, а только хмуро посмотрел на сына. Менг встретился взглядом с отцом, и ему стало на мгновенье страшно: тот был обречён, но всё же не сдавался.
   Не увидел Менг даже того, как Адэ получил две пули в живот от подоспевшей помощи упавшему бойцу. Противники вытащили раненого, едва уклоняясь от выстрелов опрокинутого выстрелами храмовника.
   - Уходи, сын, - пробурчал Шен, выдавливая слова через залитые кровью зубы. - Я же должен подарить им подарок. Не зря же старался.
   Усмехнувшись, Шен закашлялся, а Менг подскочил ближе и положил ему руку на плечо. В груди будто что-то сковало лёгкие и не давало парню дышать.
   - Ты ведь....
   - Не нужно этого, - рявкнул Шен, перебарывая сковавшую его боль. - Я покойник, и Адэ тоже. Уходи через подвал один, там железная дверь в тоннель за винным шкафом, никого уже не спасти. И перестань играть в героев.
   Менг остепенился, сделав пару глубоких глотков воздуха, он вполголоса затараторил:
   - Я не делаю ничего героического, но я не могу уйти один...
   - Код на двери: день и месяц рождения Мии, - продолжал отец. - Ничего тут не изменишь, просто погибнешь здесь вместе с нами. Нам уже не уйти, я прошу тебя, спаси свою жизнь и найди сестру. Это самое лучшее, что мы можем для неё сделать. Подумай о ней!
   Парень что-то пробурчал, не зная, что предпринять. Шок и стресс вмиг сковали его волю, оставив место лишь панике и тревоге. Внутри он чувствовал только одно желание: бежать. Без оглядки уйти отсюда и ..., а дальше неизвестно.
   - Я найду её.
   - Уходи, нет времени. Я взорву эту чертовую бомбу, - скривился Шен.
   Менг сорвался с места, схватив автомат, и помчался к двери ведущей в подвал. Споткнувшись по пути со связкой проводов, он не удержался на ногах и покатился по полу, сбивая в кровь локти. Звон стекла о пол известил Менга о том, что он выронил свои таблетки. Коротко ругнувшись, парень принялся прощупывать пол под собой и к своему счастью обнаружил спасительный пузырёк недалеко в стороне, вскочил на ноги и помчался прочь, оставляя за собой разрешение и боль.
   В этот миг не хотелось уже ничего, только спрятаться подальше от этого места и чтобы его не нашли. Суровая реальность толкала в спину, сыпля угрозы и проклятия вслед. Сейчас он не думал ни о ком, он остался один, по-настоящему один. И это новое ощущение пришло ни с озарением или пониманием, оно пришло со страхом и ужасом, от которого парень сам того не понимая, убегал.
   Через мгновенье он сбежал по лестнице и оказался перед старым, трухлявым шкафом, где отец хранил вина. Драгоценные, закупоренные сосуды с красной жидкостью неряшливо полетели на пол, уничтожая результаты многолетнего труда. "Видел бы всё это наш винодел", - на мгновенье промелькнула весёлая картина в голове, но Менг сразу же прогнал её.
   Шкаф оказался довольно лёгким и парень без труда повалил его набок.
   Серая, пропитанная холодом и влагой дверь моргнула парню кодовой панелью. Менг торопливо ввёл навсегда отпечатанные в памяти символы и в ответ услышал громкий щелчок. Он потянул за ручку, и дверь податливо пошла на него, открывая глазам двухметровую тоннельную дыру. Затхлый, удушливый сквозняк ударил в лицо, высвобождая из темницы заточённый на несколько лет и пропитанный мраком воздух.
   Менг включил фонарь и без размышлений ступил внутрь. Твёрдая, но скользкая порода под ногами заставила парня пошатнуться, но он не стал останавливаться и что есть сил, помчался вперёд, освещая путь тусклым светом фонаря. Он падал, но снова подымался с мыслью о том, что вот сейчас прогремит взрыв и он останется здесь, заживо погребённым.
   Тем временем в казино раздавались последние выстрелы. Бойцы второго этажа прекратили стрельбу: либо были мертвы после обстрела гранатомётами, либо смертельно ранены. На полу лежало бездыханное тело храмовника, великий воин уже не двигался, расстрелянный на месте, так и не успевший подняться. Со всех сторон раздавались возгласы на непонятном языке, командир отряда, заводил своих бойцов внутрь, продвигаясь всё дальше и дальше в зал. Блуждающие фонарные лучи безуспешно пытались пробиться сквозь белую пелену пыли.
   Вспыхнувший огонёк зажигалки заставил бойцов направить оружие туда, а командир незамедлительно отдал приказ, которого Шен не понял.
   - Раз, два, три, четыре, - тихо распевал Шен, зажав красными зубами трубку. - Всё прекрасно в этом мире.
   Снова возглас на непонятном языке и передёргивание затвора.
   - Пять, шесть, семь, восемь. Вас одних мы здесь не бросим....
   Шальная пуля попала Шену в свободное от детонатора запястье. Брови его вздрогнули, и он закашлялся.
   - Девять, десять: вот она, - владелец с улыбкой поднял детонатор, противники в страхе попятились назад, завидев грозное оружие, но было уже поздно. - Не получишь ни хрена.
   На втором этаже оконные рамы вынесло вместе участками стены и опорными балками, в то время как первый этаж и вовсе превратился в труху. Взрыв был мощным, и двухэтажное казино мгновенно сложилось гармошкой, похоронив под собой десятки людей. Подарок Шена оказался довольно впечатлительным и тот, кого называли "Координатором" импульсивно сыпал проклятия в адрес защитников. Ему ещё предстояло написать рапорт о том, как и где он потерял дюжину бойцов.
   Тем временем Менг упёрся в проржавевшую лестницу и торопливо полез наверх, когда раздался взрыв. Он услышал, как над головой что-то рухнуло, и осторожно попытался приподнять крышку тоннеля. Она неохотно поддалась, и с большим трудом парню удалось открыть её навзничь, сдвигая поваленные доски. Видимо Шен просчитал такой исход событий и отпер амбарный замок, что должен был здесь висеть.
   Менг вынырнул из поваленного взрывом сарая, разгоняя рукой поднявшуюся в воздух пыль. Нужно было немедленно уходить, пока противник занят перегруппировкой и подсчётом потерь. А куда идти?
   Менг выпрямился во весь рост и огляделся. Парень с удивлением отметил для себя, что весь страх вмиг улетучился. Ему стало жаль отца, но в то же время он понимал, что сейчас он делает то, чего ещё не делал никогда. Он становиться одним в этом мире и оказывается один на один с этим миром. Чувствуя, как начинает давить на голову опухоль, он поднял глаза к небу. Ему было безразмерно жаль того, что только сейчас он может жить по-настоящему. Когда у действительно нет ничего, даже его собственной жизни. Выигрывают те, кому нечего терять, потому что они не боятся.
   Какая дорога станет его домом? Менг усмехнулся. Идти на восток? Найти сестру? Нет, он станет лишней обузой для неё, ей нужно забыть всё это, да и лучше не знать, что произошло с казино и с отцом. Опять он сделает не так, как хотел отец. Но теперь это уже его жизнь и он может сам решить, что для его сестры важнее. Тем более, Менг любил сестру, всем сердцем любил и желал ей счастья.
   Юна? Она погибла вместе со всеми. И что он мог дать ей? Ничего.... Менг хмуро улыбнулся, он не жаловался на судьбу, нечего жалеть о том, что есть, нужно пытаться показать жизни, что ты на что-то ещё способен.
   Автострада манила его, эта бесконечно ползущая на юго-восток змея дарила многим приключения и краски в жизни. Он привык слушать рассказы о страшных существах, о налётчиках, о весёлых спутниках. Почему бы ему не пуститься в свой последний путь, выбрав именно этот маршрут.
   Менг сунул руку в карман и достал пузырёк с таблетками. Их ещё хватит надолго, но опухоль не дождётся этого, она сожрёт его раньше, она уже почти сделала своё дело. Последние дни жизни, последние дни свободы, которую он так долго ждал.
   Бесконечная дорога, бесконечная свобода, бесконечное счастье....
  

16. Погребение мира.

  
   Грузовик проезжал мимо второго бункера, где Бен решил оставить раненого бойца и поместить его в лазарет. Но планы изменились и решили ехать прямиком в Колосс, потому что в бункере сейчас не было дежурного врача. Такая халатность взбесила командира отряда. Отрядом совершалась опасная операция, а в бункере даже не позаботились о том, что при выполнении операции могут быть раненые.
   Автомобиль нёс их в сторону Колосса. Оставалось немного времени до рассвета.
   - Жаль ребят, - угрюмо произнёс Сэм. - Хорошими были бойцами, столько всего с ними прошли, и назад вернулись, а теперь....
   - Да уж, - махнул рукой Бен. - Столько ребят потерять.
   Роки поднял взгляд:
   - Пообещали им больших денег, а они вот так нелепо погибли, даже и не осознав того, что произошло.
   - Такова наша жизнь, - проговорил Бен.
   Застонал раненый, прося воды. Бен незамедлительно откупорил флягу и помог бойцу. Раненому вкололи обезболивающее и наложили повязки, но это лишь на время..
   - Держись, старина, - протянул Бен, вытирая холодный пот со лба раненого.
   Грузовик вывернул на торговую магистраль и направился в сторону большого города. Дорога здесь стала мягче и ровнее. Через час они были уже в пригороде Колоса, а до больницы оставалось совсем немного.
   Та картина, что они увидели здесь, несколько их озадачила: сотни людей расположились за домами и различного рода укрытиями, среди них были раненые. Прижавшись к стенам домов, они чего-то ждали. Напуганные и голодные. Отовсюду слышался детский плач.
   Когда-то счастливые жители Колосса теперь стали какими-то голодными, истощёнными и отчуждёнными. Жители пригорода остались снаружи, без возможности укрыться за крепкими стенами города от надвигающейся угрозы.
   Бен выскочил из автомобиля и бодрым шагом двинулся в сторону ворот. Следом за ним выскочили Роки и Сэм, они направились следом. Что-то здесь произошло и явно не в дружелюбной форме. Бойцы держали оружие наготове, ведь всякое может быть.
   Навстречу из толпы выскочил взлохмаченный мужик в камуфляжной форме и попытался остановить бойцов. Бен вскинул автомат, отчего мужик опешил.
   - Нельзя вам туда, они открыли огонь по людям и положили сколько! И вас положат, даже пикнуть не успеете!
   - Всё будет хорошо, мы военные, - отодвинул рукой жителя Бен.
   - Да какая разница? Они никого не пропускают! - тараторил мужик.
   Бен бросил оценивающий взгляд на мужика.
   - Отойди, не мешай, я с ними поговорю.
   Житель пожал плечами и отошёл в сторону, он обречённым взглядом проводил Бена и посмотрел на остальных.
   - А вы что, тоже пойдёте?
   - Ребят, я сам схожу, а вы пока за раненым посмотрите, - повернулся на ходу англичанин. - Я скоро вернусь. Никого к грузовику не пускайте.
   - Хорошо, - кивнул Роки, и жестом показал курящему у грузовика водителю проверить раненого. - Так что у вас здесь случилось?
   - Всё началось с того, - заговорил мужик, но Сэм поднял руку.
   - Мы знаем, что власти заперли город и начали стягивать туда продукты, как случилось вот это? - он указал на раненых и убитых. - Я смотрю за последние дни ситуация накалилась до предела.
   Мужик посмотрел сначала на Сэма, потом на Роки.
   - Люди стояли под воротами два дня, там были и старики, и женщины и дети.... Много было людей и почему их бросили здесь, никто не знал. В городе достаточно места для всех, а нас держали здесь, как бродячих собак. Потом эта весть о том, что пал Адаран, совсем встревожила всех.
   - Стоп, стоп, стоп, - опешил Роки, и скривился. - Адаран пал?
   - Да, вчера сообщили, что город был уничтожен.
   - Ну и ну, - протянул Сэм, посмотрев на Роки. - Как это случилось?
   Мужик почесал затылок:
   - Я не знаю, как это всё там случилось, но кто-то сообщил, что Адарана больше нет. Люди стали после этого ещё больше паниковать и буквально лезть на стены. Власти долго не стали церемониться и приказали солдатам открыть огонь на поражение прямо по людям, пришлось бежать оттуда.
   - Что же делают, твари, своих же валят, - с презрением отвернулся Роки, и окинул взглядом напуганных людей. - Нужно, чтобы все уходили отсюда, тут толку не будет. Если они уже такое творят, то лучше не будет, поверьте.
   Мужик неуверенно развёл руки в стороны. Большие мешки под глазами выдавали сильное недомогание и усталость.
   - Уходите к Башне, там больше шансов вышить, а Колосс уже никого не пустит.
   Мужик кивнул, но остался стоять.
   - Пойдём, Сэм.
   Два бойца направились в сторону ворот, но остановились метрах в ста. Они слышали, как кричал Бен, обращаясь к защитникам. У ворот лежало порядка двух десятков убитых жителей, а как только Бен подошёл к воротам, сверху из-за парапета сразу же показалось около десятка вооружённых солдат.
   - У нас раненый! Заберите его! Ему нужна срочная помощь!
   - Никого ни впускать, никого не выпускать, у нас приказ! - орали сверху.
   - Вы что, охренели? - возмутился командир. - Мы военные бункеров.
   Один из солдат усмехнулся, подтягивая к груди автомат. Видимо он и был надзирателем центральных ворот.
   - Да мне всё равно, кто вы. У нас приказ.
   - Да что же вы делаете? Я лейтенант милиции Колосса, я имею право на вход.
   - Никто не пройдёт в город.
   Бен развёл руки в стороны.
   - У нас умирающий боец в грузовике, ему нужна срочная помощь.
   - Ничем не можем помочь, - снова повторил защитник. - И предупреждаем, если не отойдёте на безопасное расстояние, мы откроем огонь.
   - Пошли вы в задницу, вояки хреновы! Вы что, людей ни в грош не ставите? - закричал Бен, голос его был наполнен злобой и отчаянием.
   - Ещё раз предупреждаю, - уже в громофон проговорил надзиратель. - У меня приказ уничтожать любого, кто подойдёт на расстояние тридцати метров.
   И хоть Бен стоял под самыми воротами, он не унимался:
   - Дайте мне поговорить с вашим начальником!
   - К оружию, - разнеслось эхом над стеной. - Не заставляйте нас стрелять.
   Бен молча следил, как вояки наставляют на него винтовки. Он не двинулся, а всё также стоял перед воротами, широко расправив плечи.
   - Ну и твари, - проговорил он, и в этот миг раздалась команда "Огонь".
   Бен рухнул на землю, выпуская воздух из простреленных лёгких. Он даже не вскрикнул, мешком повалился на землю, заливая пыльный грунт тёплой кровью.
   В этот момент за воротами раздалась команда, и они начали медленно разъезжаться в стороны, освобождая проход для группы зачистки.
   - Они выходят на зачистку, - коротко отчеканил Роки и бросился к автомобилю. - Сэм, быстро к машине.
   Но не он один оказался таким умным - толпа перепуганных жителей, услышав многочисленные выстрелы, живой волной направилась к автомобилю. Каждый пытался добраться до кабины или заскочить в кузов, чтобы поскорее уйти с опасной зоны. Водитель даже не понял, что происходит, как его резко вытащили из кузова грузовика и сорвали с пояса ключ зажигания. Теперь он лежал в пыли у грузовика, закрывая голову от сотен ног.
   - Твою мать, - взревел Роки, уходя вправо от толпы.
   Несколько десятков людей дрались за место в кузове автомобиля. Те, кто падал на землю, сразу же зарабатывали удары ног, а самые счастливые, упав, с большими трудностями выскакивали из толпы. За водительское место тоже шла непонятная схватка.
   - Дураки, - сам для себя выпалил Роки. - Никто ж так не спасётся.
   Боец едва уклонился от налетевшего на него здорового мужика, вырвавшего из земли заборную доску с гвоздями. Мужик и не хотел нападать, взгляд его был устремлён на грузовик, где уже расползались люди и самые крепкие достигали своих мест.
   Роки услышал выстрелы позади себя и обернулся: милиция Колосса вышла на улицу и открыла огонь по недобитым и бегущим жителям. Рухнул Сэм, получив две пули в спину. Может благодаря Сэму пули и не достали до спины друга. Роки подбежал к упавшему Сэму, но уже было поздно, он не дышал. Основной огонь был направлен на толпу у автомобиля, где люди пытались отогнать и уйти на грузовике. Благодаря этому Роки остался практически незамеченным и пользуясь моментом, юркнул в переулок между двух домов.
   Здесь оказалось намного тише.
   Он выбежал на дорогу и помчался в сторону магистрали. А сзади слышались стрельба и приглушённые крики погибающих людей. И Роки бежал, пока не подкосились ноги и последние силы не оставили его. Он свернул вправо и плюхнулся на порог какого-то дома. В горле пересохло, и он потянулся за флягой. Отхлебнул пару глотков и упал на спину, жадно глотая прохладный воздух.
   - Твою мать... своих же... бьют, - не мог отдышаться он.
   Теперь у него было два варианта. Он мог идти на восток, пока не дойдёт до Башни, чего он всегда тайно хотел. А второй вариант заключался в возвращение в бункер, где, что он с уверенностью мог сказать, будет организовываться отряд противостояния. Но первый вариант ему подходил больше, зачем воевать в чужой войне? Она затянется надолго и лучше уйти сейчас. Отомстить за друзей? То же самое он мог сказать и за пустынников. Всем отомстить не успеешь, да и кому мстить, если это не конкретный человек.
   Роки сильным ударом ноги вышиб дверь в дом, вошёл внутрь - тот, кто жил здесь, несомненно, забрал всё ценное. Но пополнить запасы воды бойцу всё же удалось, хоть и не совсем чистой жидкость.. На выходе из дома он поймал взглядом старый радиоприёмник, включил - в ответ услышал непрерывный шум.
   - В хозяйстве пригодиться, - проговорил он и закинул его в рюкзак.
   Роки поспешно вышел из дома и осмотрелся: с одной стороны пустыня, а с другой могущественный город, который терзает себя междоусобными распрями и войнами. И в этом городе ему уже нет места.
   Роки повернул голову на восток, встретившись глазами с взглядом голодной и одинокой пустыни. Она в перспективе должна стать его единственной спутницей. И он не стал долго улыбаться яркому солнцу, а сделал первый шаг.
   И он шёл несколько часов, пока мысли перестали так усиленно преследовать его. Усталость отогнала тяжёлые, вязкие как желе мысли, ему было очень больно от того, что он потерял всех своих друзей. Кто-то пал от рук пустынников, Сэм и Бен нашли свою смерть здесь, в Колоссе. Кто бы мог подумать? А он остался жив, и это был единственный аргументом, который мог его порадовать.
   Стирая ботинки, Роки добрёл до небольшой поляны и упал на землю под одиноким, высохшим деревом. Таким же одиноким, каким он стал. Пробежавшись взглядом по затвердевшему стволу, он задумался. Роки понимал это дерево, оно усохло не от влаги, а оттого, что оно здесь совсем одно. Что рядом нет тех, кто сможет помочь ему выжить.
   И в это мгновение он почувствовал себя слишком одиноким и беспомощным. Когда руки опускаются и ты не видишь больше света в конце тоннеля. Теперь ему некуда было идти, нужно было бежать от действительности. И бежать далеко.
   Если Адаран пал, значит, с запада идёт огромная сила, перед которой дрожит и Колосс. И раз они устроили такое побоище, то рассчитывают просто изолироваться от мира. Интересно, получится ли? Мысли такого направления не могли не напугать.
   И Роки думал, как выживает весь остальной мир. Ведь всё это погибнет, больше не будет Адарана и Колосса, больше не будет Ладана и других городов. Что станет с миром? Куда теперь идти и где укрыться? Одинокая пустыня снова будет напевать старомодные серенады в обнимку с ветром и рассказывать луне о временах, когда здесь ходил человек.
   Роки достал радио, он не знал, как обращаться с этой штуковиной. Только включать мог, и больше ничего. Но человеческий мозг очень пытливый и уже через мгновенье он крутил ролик поиска волны, слыша лишь шум и едва пробивающуюся мелодию на каких-то частотах. Но уже вот он наткнулся на уже различимый говор. Общались двое:
   - Вас понял, Башня. Западная застава докладывает, что их очень много, мы не знаем, что это, но, похоже, это именно то, с чем столкнулся Адаран, приём.
   - Ждите, Колосс, помощь уже на подходе, конец связи.
   - Конец связи.
   Снова тот же самый шум. О чём они говорили? Он был недавно в Колоссе, что могло там произойти? Видимо что-то случилось с западной заставой, что в двадцати километрах от города. Противник близко.
   От услышанного, ноги снова налились новой силой. Бодрость захватила тело с ног до головы, оставив место лёгкому страху и возбуждению. Но не успел он отойти от дерева, как в небе показались черные точки, приближающиеся с большой скоростью. Это были вертолёты с двумя вертушками, о которых Роки слышал на курсах подготовки рекрутов в бараках Колосса ещё давно. Вертолётов было около тридцати: плотной стаей они прогремели в нескольких сотнях метров от него.
   Роки замер от удивления, уронив челюсть и вцепившись взглядом в мощные лопасти над огромными корпусами. Сердце замирало только лишь от того, когда Роки представлял, сколько мощи и силы таится в этих больших летательных машинах и сколько нужно сил, чтобы поднять всё это в воздух.
   Вертолёты пролетели мимо, рыча мощными моторами и разгоняя горячий воздух исполинскими лопастями. Они направились к Колоссу. Если это военная помощь защитникам Колосса, то это всё равно не факт, что они удержат город. Неизвестно, какая же сила пришла с запада и чего следует ожидать.
   - Что же будет дальше? - себе под нос пробурчал боец.
   Он не отрывал взгляда от медленно опускавшихся к городу машин. И вскоре вертолёты были посажены на площадь.
   Роки решил всё же немного отдохнуть, да и подождать, что же всё-таки будет с Колоссом и что за угроза движется с запада? В тени высокого дерева было не так жарко и Роки, уставившись взглядом в небо, медленно засыпал. Веки стали тяжёлыми, мышцы расслабились, измотанный стрессом организм просил отдыха.
  

* * *

  
   Надзиратель ворот спрыгнул с парапета на лестницу и спустился к посадочной площадке. Вокруг бегали люди, обслуга внутренней части города суетливо носилась с закрытыми ящиками. Был отдан приказ сгружать всю еду в пищевые склады центральной части города, где стоял правительственный бункер. Военных было мало: на пять тысяч жителей внутреннего города приходилось всего триста человек милиции.
   - Здравия желаю, координатор, - отчеканил надзиратель. - Надзиратель Брун.
   - Добрый день, надзиратель Брун, - узкие глаза координатора блеснули. - Я не буду долго затягивать наш разговор и перейду сразу к делу. Вы не против?
   - Конечно, давайте сразу к делу.
   Координатор обернулся, наблюдая как, его солдаты выгружаются из вертолётов и словно муравьи разбегаются по улицам, как по муравейнику.
   - Город эвакуируется.
   Надзиратель усмехнулся, восприняв это как очередную шутку.
   - То есть как? В городе пять тысяч человек, и мы готовы сражаться с противником, - надзиратель достал рацию, она ответила ему резким шумом. - Товарищ генерал, у нас тут чрезвычайная ситуация, прошу подойти к взлётной площадке.
   Через полминуты последовал ответ.
   - Ждите, Брун, я уже давно там.
   Выплюнув последний раздражающий возглас, рация затихла. А через минуту генерал стоял рядом с надзирателем и координатором.
   - Добрый день, координатор Кун. Как ваш перелёт?
   - Спасибо, всё хорошо, - улыбнулся координатор.
   Генерал без замедления продолжил:
   - Что случилось? У вас есть дурные вести для нас?
   - Можно сказать и так, - кивнул Кун. - Мы вынуждены эвакуировать город. С запада идёт огромная сила и нам нужно остановить эпидемию здесь. И не дать ей распространиться дальше на восток.
   Генерал возмущённо посмотрел на надзирателя, задержавшись на мгновенье, а затем его взгляд снова встретился с взглядом координатора.
   - Мы готовы сражаться с ними, и могу уверить вас, что Колосс не даст пройти врагам дальше. Тем более, если мы сможем рассчитывать на нашу помощь.
   - В нашей помощи не сомневайтесь, - улыбнулся Кун. - Адаран был смят за сутки, и мы не можем быть настолько уверенными, что вы сможете выстоять. А если Колосс падёт, то противник станет только сильнее и ближайшие города, в том числе и Башня, подвергнуться большой угрозе. И мы предлагаем вам свою помощь, помощь в эвакуации людей и предоставлении им жилья в новом районе Башни.
   - Это недопустимо и абсурдно, - развёл руками генерал. - Как вы можете говорить такое? У людей здесь есть дома и укрытие. Они не станут покидать свои убежища. И к тому же сколько людей вы сможете забрать?
   Кун выдержал затяжную паузу.
   - Мы сможем забрать тысячу людей. Самый здоровых, крепких сильных. Остальные могут уходить пешком, но жилья в городе мы им не гарантируем.
   - У нас во внутреннем районе более пяти тысяч человек. Если они выйдут за периметр, то сразу же столкнуться с толпами голодных жителей внешнего кольца. Да и вообще всё это..., это звучит очень странно.
   - Организуйте конвой, - всё также терпеливо предложил Кун. - Ещё раз повторяю, мы не можем допустить распространение заразы дальше. Это не только наши интересы, это интересы и других ближних городов.
   Генерал напрягся. Толстые вены проступили на лбу и висках, щёки покраснели.
   - Мои люди останутся здесь. В дороги много кто может погибнуть, к тому же пустынники всегда ждут такого лакомого кусочка. И к тому же людям некуда идти, убежища уже закрывают, они переполнены.
   - Доберётесь до Башни и переждёте некоторое время там, а потом сможете вернуться сюда, когда Черная Чума покинет эти земли.
   - Пока нас здесь не будет, тут всё разграбят любители бесплатных завтраков! - вскрикнул генерал. - Улетайте отсюда к себе домой, если не хотите нам помогать. Мы справимся и сами, без вашей помощи.
   Кун усмехнулся.
   - Извините, но просто так мы не улетим. У меня есть приказ и я должен его выполнить. Я делал всё возможное, чтобы не случилось плохого, но вы не идёте на сотрудничество и отказываетесь предпринять меры по устранению эпидемии.
   И без того выпученные глаза генерала буквально вылезли из орбит, когда координатор машинально выхватил револьвер и прострелил стоящему рядом надзирателю шею. Следом за Бруном на землю упал и генерал, так и не успевший выхватить свой пистолет.
   Координатор достал передатчик и ровным голосом отдал приказ о начале операции.
   Отовсюду послышалась стрельба, милиция Колосса оказалась совсем неподготовленной к боям с более опытными противниками и через полчаса внутренняя часть города попала под контроль отрядов врага.
   Быстро сделав зачистку, на вертолёты забирали женщин, детей и крепких мужчин. Остальных убивали, очищая город от возможных в дальнейшем носителей вируса. Всё прошло очень быстро, вертолёты собрали самых способных для работы и продолжения рода особей, последние солдаты загрузились в летающие машины и снова здоровенные лопасти стали поднимать вертолёты в небо.
   Последняя команда, которая прозвучала от координатора, заставила сбросить смертоносную бомбу с мелким ядерным зарядом на опустевший город, похоронив под его обломками последних выживших людей. Взяв курс на восток, железные птицы покидали когда-то величественный город Колосс.
  

* * *

  
   Роки разбудил донёсшиеся с запада глухие звуки взрывов, отчего он интуитивно вскочил на ноги, учуяв опасность. Но вместо подкравшихся противников, его взгляду предстало великое падение Колосса. Беспощадные чёрные птицы кружили над горящим городом, после чего их железная стая направилась на восток.
   Яркая вспышка на мгновенье ослепила Роки. Он зажмурился, укрывая глаза от яркого света. В том месте, где был раньше Колосс, возник ярко-красный шар, что стал медленно вытягиваться в грибок. Жёлтые лепестки создавали ужасающий контраст с вытягивающейся ножкой. А гриб становился всё больше и темнее, устрашая своим величием.
   Роки почувствовал, как давление ударило в виски и перед глазами начало всё темнеть. Сердце колотилось в бешеном темпе, и хотелось только одного - бежать. Сколько силы, сколько мощи выплеснулось там, где сейчас царил хаос и смерть. Чувство великолепия и страх смешались в единое целое, ударив бойцу по голове, от чего он закричал.
   Вскоре чёрное облако оторвалось от ножки и устремилось вверх. Глаза Роки наполнились болью, теперь он начал понимать, как человек мог уничтожить себя, насколько нужно быть жестоким, чтобы убивать столько людей.
   До его слуха донёсся приглушённый гром. Колосса больше не было.
   Жестокий и беспощадный мир, он думал, есть предел человеческой жестокости, но этого предела не оказалось. Даже в момент страшной опасности и угрозы, люди не перестают воевать между собой и рушить то, что строилось веками.
   Вот теперь он понял, что мир окончательно начинает рушиться и всё величие, что было построено - всего лишь иллюзия. Нет конца, есть только начало, к которому мы возвращаемся каждый миг, делая величайшие ошибки.
   Раздавленный когда-то мир снова стоял на грани. Каждый играл по своим правилам, каждый выживал, как мог. Теперь Роки был уверен, на востоке что есть, и там он сможет найти убежище и спасение. Адаран и Колосс - это не весь мир, есть куда лучшие и красивые места. Может даже, где-то есть и Поднебесье.
   Он поднялся на ноги, отряхнул брюки и закинул винтовку за плечо. Впереди грациозно извивалась дорога, такая таинственная и загадочная. И Роки не знал, где находиться Башня, и как далеко она находиться, и что там его ждёт. Но это было приключение, и не было больше ничего, что могло ему помешать. Он начал новую жизнь, без прошлого.
   Роки в последний раз посмотрел в сторону гаснущего Колосса, устало улыбнулся и двинулся к магистрали.
  

* * *

  
   - Такими были раньше города, - Альфред с улыбкой стоял на большом камне, скрестив руки за спиной. - Большие здания, много машин, магазины....
   Перед путешественниками раскинулась чудесная картина: высокие, наполовину разрушенные здания стояли один за другим, напоминая сейчас огромные травянистые массивы. Посыпавшиеся местами, поросшие крепкими сплетениями вьющихся растений и мхом, здания скрывали прежнюю свою красоту и величие. Но всё же, очертания высоких девятиэтажных зданий чётко улавливались даже сейчас. Фонарные столбы были видны только местами, и то, очень погнутые и смятые со временем. Растения добрались и сюда, удерживая столбы в своих крепких объятиях.
   Асфальта уже не было как такового. Дороги поросли растениями, а самые упорные паразиты и кустарники пробивались в трещины довоенного дорожного покрытия. Теперь дороги превратились в зелёный ковёр с лишь изредка просматривающимися частичками асфальта и плит.
   - Какое чудесное зрелище, - трогательно проговорила Мия, заглядывая в окно одноэтажного здания. - А почему люди здесь не живут? Ведь всё это можно было восстановить и не забрасывать.
   - В железе накопилась радиация, - ответил Кортес. - Мне отец говорил, что по этой причине люди начали строить новые города, а не использовать обломки старых. Сейчас здесь жить уже безопасно, насколько мне известно.
   Альфред кивнул:
   - Но кто захочет всё это восстанавливать? Эти ботанические сады.
   - Кого? - не понял Кортес.
   - Ботанические сады, - вклинился Андрей. - У меня на родине есть один ботанический сад с целой кучей различных растений. Там собирают всех представителей флоры, ну растительного мира, если кому не понятно.
   Кортес усмехнулся, проводив взглядом девушку, поглощённую городом. Она мягко ступала между одеревеневшими сплетениями кустарников.
   - Не столь важно, как всё это называется.
   - Интересно, как они здесь жили? - снова послышался голос Мии. - У них было всё, чего нет, и никогда не будет у нас. Как можно было так спуститься?
   - Не всегда получается так, как хочется, - Альфред соскочил с камня и подошёл к друзьям. - Это всё строилось тысячи лет.
   - Брут! - заорал Кортес. - Где он опять запропастился?
   Пёс выскочил из переулка и, наклонив морду к земле, подбежал к хозяину. Друзья направились по дороге, которая вела их вдоль какой-то улицы. Слева и справа стояли зелёные исполины, будто следившие за ними своими загадочными глазницами окон. Наверняка там живут какие-то насекомые или животные.
   - Теперь это не дом человека, - неожиданно заговорил Альфред. - В домах сразу же поселились насекомые, ночные и дневные хищники. Это теперь их территория, и человек на неё не претендует.
   - Страшно, - протянула Мия.
   - Что страшно?
   - Такие гиганты. Они таят в себе что-то опасное, что-то такое, чего мы не видели. Это ещё одна загадка, заставляющая их притягивать нас.
   Альфред пожал плечами.
   - Я не думаю, что там внутри есть что-то такое страшное и ужасное. Но ночевать там мы не сможем, это точно, - улыбнулся он.
   Пройдя ещё километр, друзья вышли лицом к пустыне. Остатки небольшого городка остались позади.
   - Спасибо за экскурсию, Альфред, - поблагодарила девушка. - Очень красиво, я даже не могла представить, что раньше люди умели делать такое.
   - Это лишь мелкая часть того, что они могли делать. Остальную часть я тоже не видел, - снова улыбнулся Альфред. - А теперь нам нужно за шесть часов добраться до разъезда. Завтра уже будем в Рубежном и там решим, куда двигаемся дальше.
   Кортес шмыгнул носом. Нога его сильно не беспокоила, и он мог делать большие переходы наравне со всеми.
   - Что ж, тогда давайте в путь, - предложил он.
   Друзья поддержали его, и маленький отряд двинулся дальше на восток, оставляя за собой древние пережитки человеческой цивилизации.
  
  
  

Заключение.

  
   Голубое безоблачное небо плавно опускалась к горизонту, утопая в красноватом бархате бесконечной пустыни. Магистраль блуждающей змеёй вилась среди холмов, уходя в даль, и растворялась в едких столбах испарений. Деревья вокруг молча смотрели на изнеможённого путника, шелестя редкими листьями. А стервятники-скарабеи шли по пятам человека, в ожидании сладостного момента, когда тот упадёт и они смогут насладиться ещё живым телом. Но путник не падал.
   Ночь неторопливо сменяла уставший день, но не успела она потрепать холодом раскалённую за сутки землю, как приходил день. День за днём одинаковая картина, не сулящая ничего хорошего. Так прошла почти неделя, еда кончились ещё троё суток назад, а последняя капля воды была выпита накануне этого дня. Но человек продолжал идти через невмоготу. Короткие остановки на отдых не могли заменить спасительной влаги.
   Не появлялись башни городов на горизонте, и внутри возникло такое ощущение, что эта дорога не кончиться никогда. Слишком долго его окружает пустыня, и нет больше ничего, кроме ветра, травы и солнца.
   Роки остановился перевести сбившееся дыхание. Живот очень крутило, а язык напоминал сейчас скорее сухую тряпку, чем человеческий орган. Он услышал за собой мерзкие звуки и обернулся.
   - Пошли вон, - с трудом прошипел Роки и достал из кобуры пистолет.
   Очередь выстрелов и два скарабея лопнули на его глазах. Если бы в этих маленьких панцирях было хоть немного жидкости, Роки чувствовал себя гораздо лучше. Учуяв гибель товарищей, остальные скарабеи с писком разбежались и скрылись в песке. Роки с вскриком выкинул разряженный пистолет, больше у него ничего не осталось: ни винтовки, ни рюкзака, ни сил.
   И собрав последние силы, он побрёл дальше на восток. Уже перестали слушаться руки, ноги брели вперед, не разбирая дороги. Стёртые ботинки теперь только мешали передвижению, и пришлось их снять. Он с облегчением заметил, что скарабеи больше его не преследуют, они решили уйти. А он продолжал идти, теряя дорогу перед собой.
   Бесконечный мир, поля, степи, пустыня. Как всё это можно не поделить? Как за всё это можно воевать, если мир так огромен. Да, за него все воюют, не переставая думать о том, как отхватить себе лакомый кусочек. А сейчас..., сейчас он никому не нужен? Столько земли, столько простора для всех. Роки осознал, что человек никогда не сможет остановиться, если речь идёт о деньгах и власти. Два больших искушения, слишком сильных, чтобы была возможность и воля от них отказаться.
   А с другой стороны - если у тебя всё есть, то, как ты почувствуешь себя счастливым? Как ты сможешь понять настоящий смысл жизни, когда ты действительно борешься за свою жизнь, когда ты её строишь по кирпичику и видишь результат. Быть счастливым - значит быть свободным и уметь выжить самому. Уверенность в завтрашнем дне питает огромные надежды и делает жизнь прекрасной. Каждый миг, что прожит с мыслью о том, что ты сам сделал этот миг, заставляет тебя подниматься всё выше и выше, пока ты не поднимаешься к небу и не обретёшь своё Поднебесье. А умирать счастливым - это получается далеко не у каждого. Далеко не каждый может сказать, что всё, что у него есть за спиной - это его жизнь, и он считает её большим сокровищем.
   Роки выжил, он прошёл такой огромный путь и никогда не жалел о том, чего сделал. Он был сильным, он смог вырасти один, без родителей и чужой помощи. Он не стал убийцей и грабителем, он остался человеком. И в этом он нашёл своё счастье -- быть человеком и найти своё призвание. Он гордился собой.
   И боец шёл всю ночь, кутаясь от лёгкого, но холодящего ветра, а под утро силы оставили его. Сделав последние шаги, путник упал на землю. Больше не было сил бороться, он делал всё, что мог. И он смирился, замер в ожидании своей смерти, с улыбкой на лице. Зачем эта боль? Чем жизнь хуже смерти, если жизнь порой заставляет нас страдать? В глазах потемнело.
   Когда Роки, перебарывая боль, открыл глаза, то определил, что был уже полдень. Он лежал на спине, а кто-то в полный рост стоял перед ним, закрывая его лицо от солнца. Рядом стоял ещё один человек с оружием и камуфляжной форме. Тот, что в камуфляже, наклонился и похлестал бойца по щекам, Роки что-то промычал.
   - Жить будет, повезло бедолаге, через всю пустыню, видать, шуровал.
   - Крепко за жизнь уцепился, - улыбнулся другой, видимо старший по званию. - Без отклонений хоть?
   Солдат наклонился к едва живому Роки и проверил его зрачки, после чего отрицательно завертел головой:
   - Заражения вирусом не было.
   - Тогда погрузите его в БТР, в лазарете подлечат. И дайте ему воды. Он нам нужен живой, расскажет нам, что и как.
   Последнее, что видел Роки, были носилки, на которые его клали два бойца. После этого смутные кадры отряда марширующих солдат и мощный, покрытый дорожной пылью БТР, куда его отнесли. После - снова темнота.
  

* * *

  
   Отряд шёл по неровной дороге, которая вела к Рубежному. Он вышли с разъезда ещё утром, и вот к вечеру почти пересекли длинное ущёлье. Альфред незадачливо беседовал с Андреем, иногда заливаясь добродушным смехом. Сзади плелись в обнимку Кортес и Мия, и как всегда чуть поодаль скакал весёлый Брут.
   Путники планировали переночевать на краю ущелья, там была заброшенная хижина каменщика, где часто останавливались путешественники перед долгим переходом. Но по графику явно не успевали, задержавшись на обеденном привале.
   Но оптимизм всё же не покидал путешественников даже теперь. Всего лишь лишний час в пути, хотя за день до этого они думали об этом немного с другими нотками. Так иначе, они были рады тому, что спаслись от беды, и теперь оставалось совсем немного до того, как они заберут Анну и все счастливые войдут в убежище, чтобы переждать Чёрную Чуму. Мия уже успокоилась и почти не вспоминала о трагических событиях. Она верила, что её родные уцелеют, и теперь не брала на себя вину за то, что они остались там. Так они сами захотели. А с Кортесом она была счастлива, он стал теперь её опорой, самой надёжной.
   Печальная история уходила в сторону, подготавливая почву для новой истории, более радостной и позитивной. За спиной остались беды и горе, разрушения и хаос. А впереди ждали сладостные минуты, когда ты чувствуешь, что тебе будет уже не до того, чтобы думать о страшных ходунах, или же о постоянных перестрелках на улицах.
   Тёплое солнце нагрело землю и теперь спокойно опускалось вниз. Но было ещё светло и, как-то радостно на душе. Всё то расстояние и все те трудности, которые им пришлось преодолеть - всё это оставалось позади. Кончиться ущелье, и они увидят очертания Рубежного, где Альфред оставил своё счастье и смысл жизни.
   Приятной мелодией звучали в голове слова о будущем. Так приятно было подумать, что всё будет хорошо, что самое трудное позади. Ведь как приятно строить планы и понимать, что ты уже близко к тому, чтобы быть счастливым.
   Но жизнь всегда дарит новые сюрпризы.
   Зарычал Брут, подняв морду по ветру, перестали говорить Альфред с Андреем, остановились Кортес с Мией. На другом краю ущелья они увидели человек пятнадцать вооружённых людей. Альфред сразу узнал налётчиков, и раздражённо сплюнул. Багги и мотоциклы стояли чуть поодаль. Бандиты не долго стояли в ступоре, а по команде ринулись в сторону путников, занимая транспорт и поднимая над головой оружие. Заревели моторы, донося до слуха путешественников приглушённый гул. Бандиты ждали добычу, они знали о передвижении людей с Адарана.
   Альфред дрогнул, но через мгновенье хладнокровность снова осела на его лице.
   - За что жизнь нас так не любит?
   Он достал карабин и гордо расправил плечи. Было слышно его медленное дыхание, которое выдавало тревогу. Альфред прекрасно понимал, что это уже конец, и этот огонёк Кортес заметил в его взгляде, хотя он выдал его лишь на мгновенье. У него внутри всё колыхнулось, сердце сжалось на мгновенье, растворяя злобу с отчаянием. Он хотел лишь вернуться к Анне, завести настоящую семью, о которой только могут мечтать люди. И не нужно ему больше ничего. Но, видимо, этому было не суждено случиться.
   Рядом стоял Андрей, выражение на его лице нисколько не изменилось, он подтянул к груди автомат и улыбнулся, он был готов к бою, как когда-то давно. Странное спокойствие и улыбка -- и больше ничего.
   Кортес заметил, как сильно дрожат его руки. Он не хотел верить в то, что это последний день в их истории, и как бы Альфред не пытался скрыть своих эмоций, Кортес увидел эту обречённость. Ему стало страшно, что будет с Мией, ведь она так молода, и она этого не заслужила. Он вдруг почувствовал, как что-то тяжёлое опустилось на его сердце, он сейчас не мог ей помочь, совершенно ничем. И тогда ему стало страшно, безумно страшно за то, что этот мир настолько жесток и несправедлив.
   Боец почувствовал прикосновение: тёплая ладонь девушки крепко сжала его ладонь. И вдруг пропала дрожь, пропал панический и безудержный страх, сменившись отчаянием и упорством бороться до конца. Кортес повернул голову и посмотрел в её глубокие, доверчивые глаза. Они стояла с откинутым в сторону арбалетом, такая же великолепная и сильная. И он улыбнулся, широко и искренне, потому что она была с ним. Даже такое ничтожное время, они была с ним, и она отдала ему свою жизнь, подарила те мгновенья, от которых захватывало дух. Ведь жизнь измеряется не количеством часов, а количеством тех мгновений, когда от счастья останавливается в трепете сердце, чтобы насладиться этим мгновеньем.
   И Кортес обнял её крепко, как в последний раз. Слёзы просились наружу, но он сдержался, и она сдержалась. "Какая же она сильная, зачем забирать её? Чем она заслужила?", в душах проклинал он небеса. Но в то же время Кортес понимал, что он сделал для неё всё что можно. Или не всё?
   - Я люблю тебя, - прошептал он.
   - А я люблю тебя, - ответила она.
   Кортес взял в одну руку автомат, а другой держал за руку девушку.
   - Попробуем уйти? - не оборачиваясь, спросил Альфред.
   - Нет, - улыбнулся Кортес.
   Альфред обернулся. Губы его растянулись в улыбке.
   - Ведь так интересней, - улыбнулся Кортес.
   Последние слова его радостно подхватил налетевший в миг ветер. А налётчики уже были близко.
  

* * *

  
   Кортес и Мия обрели своё Поднебесье, они смогли достать до неба. Когда два сердца любят, этого достаточно, чтобы мир вокруг тебя свихнулся, а до небес достать - для этого нужно гораздо меньше. И как бы не любил человек, он всё равно становиться ближе к той бесконечной синеве, которая заставляет его дрожать от великолепия. Небо - оно прекрасно, не так ли?
   И каждый день ты готов просыпаться и встречать новый день, потому что ты счастлив. У тебя есть тот мир, который ты так долго искал. И тогда ты чувствуешь, что больше в жизни тебе не нужно ничего, у тебя всё есть. Ты улыбаешься прохожим, даришь им улыбки, наслаждаешься каждым своим вдохом. Отсчитываются секунды твоей жизни, ведь она не бесконечна. А потом ты задумываешься, разве стоит терять эти дорогие секунда на плохие моменты? Хочется дарить эти минуты тем, кто их не заслуживает? Ведь твоя жизнь - это не просто время, а это твой путь.
   Быть счастливым нужно и необходимо. Счастье - это тот сок, который помогает нам жить. Это те краски, которые помогают нам рисовать цветные эпизоды нашей жизни. Это тот эликсир, который исцеляет болезни.
   Ведь пройдёт много лет, прежде чем люди смогут забыть тех, кто когда-то смог быть по-настоящему счастливым. Это удел сильных, это судьба только тех, кто хочет сделать вызов миру и попытаться найти своё Поднебесье.
   Так или иначе, каждый человек ждёт своего часа. И каждую минуту испытывает острое желание найти себя, найти то место, где он будет счастлив. И тогда возникает вопрос - а где будешь счастлив ты? Ведь Поднебесье - это не страна, это не чувство, это не место. Это то состояние, когда человек чувствует себя счастливым. Когда он имеет возможность смело сказать, что жизнь его заключалась в этом, и он нашёл то, что искал.
   А сказать о своих чувствах, или показать свою боль - это далеко не слабость.
   И я желаю, чтобы каждый из вас смог обрести своё Поднебесье. А ведь оно так близко, главное поверить в него и впустить его в своё сердце.
  

Дай мне руку, ведь скоро рассвет,

Стань со мною, дотронься до неба,

И пусти счастье в сердце своё,

Оно рядом, где бы ты ни был.

  
  

Оценка: 6.04*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"