Парамонова Елена: другие произведения.

Эффект Манделы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:


Парамонова Елена

Эффект Манделы*

  
   Затеять уборку на давно и безбожно захламлённом балконе, перестеклить - что в этом желании может быть плохого? - Напротив, одна польза. Чувство новизны на некоторое время вызовет удовлетворение. Тем более, если время и средства на ремонт имеются. Потому-то сопротивляться в это лето Павел против желания жены не стал.
   Только сначала надо было подумать, куда деть старьё. Вон, его сколько за их долгую семейную жизнь накопилось. Павел был из бережливых, потому, на балкон давно выйти стало невозможно, так много вещей он хранил. Тут и Митькины лыжи, треснувшие ещё во время учёбы в седьмом классе, и старый, советских времён телевизор, вся семейная библиотека того же времени, припасенная на случай, и, конечно же, старинный сервант тёщи.
   "Надо, надо от всего этого избавляться", - убеждал себя Павел. "Сколько можно тащить в новую жизнь вещи, давно отслужившие своё. Скоро Митька женится, детей заведёт. На что ему этот сервант и телевизор? У него давно уже иные интересы. Хотя, на первое время, и старый телевизор лучше, чем ничего...".
   Но и выбрасывать ему всё разом жалко. Столько времени копили, терпели самопроизвольно появившийся на балконе склад и тут - на тебе, выкинь. Нет, расставаться с некоторыми вещами было тяжело, причём не только скрупулезно собиравшему их Павлу, но и его жене, Ирине.
   - Может, тогда грузовое такси закажем? - подумав, предложила жена. Проблема перевозки старья на дачу оказалась не настолько мелкой и вынудила супругов приложить усилия для размышления.
   - Нет, слишком дорого встанет, - отмахнулся он, машинально прекращая крутить ручку старенькой мясорубки. - Сдерут в три шкуры.
   - А какой вариант ещё есть? Твои гаражные дружки, как надо, неожиданно занятыми становятся, даже в гараж некогда им зайти! - разгорячилась Ирина. Даже с испачканной в муке щекой посреди кухни, где всё кипело и аппетитно побулькивало, она умудрялась выглядеть грозно.
   - Ладно-ладно. Что ты, в самом деле! Попрошу Ваньку и дело с концом. Он не откажет. И отделаемся парой бутылок, не больше.
   - Это какого Ваньку? - оторвавшись от помешивания закипавшего молока, удивилась жена.
   - Да, Самохина, - хмыкнув, пояснил Павел, попутно поправляя пальцем неудачно вставший в горле мясорубки кусок говядины. - Какого ж ещё? Только у него своя грузовая газель.
   - Так он же помер в прошлом году, - удивилась жена.
   - Ты чего, мать? С чего бы Ваньке помереть? Глупости не говори.
   - Да помер же, сердце не выдержало. Вспомни. В прошлый отпуск, когда мы к Весельниковым в Тверь ездили. Ты ещё на этой свадьбе с Мишкиным шурином так упился, что пришлось задержаться сверх срока на день, чтобы выветрилось.
   - Не было ничего такого! Не придумывай. Это ты захотела остаться, в лес за черникой съездить.
   - Да это чтоб тебя проветрить.
   - Ага, как же. И вообще, к Самохину-то это, какое отношение имеет?
   - Так он тогда и помер. Ты ж ещё говорил, что если бы не задержались, то аккурат на похороны бы успели. Сильно расстроился, что не проводил.
   Павел сидел, нахмурившись над мясорубкой. Всё про свадьбу дочки Весельниковых - родственников Ирины и отдых в Твери он хорошо помнил, но вот новость о смерти Ваньки Самохина для него всё одно оставалась полной неожиданностью, будто бы некогда из памяти это обстоятельство просто стёрли. Он всячески пытался припомнить день, когда виделся с давним дружком, и выходило, что последний раз был никак не раньше зимы прошлого года. Почему так - Павел не мог сказать.
   На этом разговор о перевозке старья на дачу прекратился сам собой. Видя замешательство, Ирина не стала его возобновлять, молча, продолжила крутить мясо и лук за него.
   Просидев немного в молчании, Павел продолжил распросы, но, несмотря на полученные подробности, ни одна не подхлестнула его память. Ничто, казалось, не способно было прогнать этот неприятный привкус сомнений, что вызывали воспоминания о смерти Самохина.
   Промучившись несколько дней кряду, истерзавшись, он решил обратиться к единственному бесстрастному свидетелю и статисту этого времени - интернету. А вот тот уже на объяснения не скупился. Устами многих людей он наперебой строил горы теорий, множил утверждения, разбивал в пух и прах устоявшиеся знания прошлого, декламировал лозунги и призывал очнуться. В таком разнообразии разномастной информации не мудрено захлебнуться. Но Павел, как многажды закалённый интернетными баталиями, остался не только невредим, но и обогатился идеями на несколько лет вперёд. Небывалая подозрительность ко всему вокруг развилась в нём, и он впервые за долгое время почувствовал, что вот теперь его глаза открыты, и он заглянул глубже, чем кто-либо в закулисье театра под названием жизнь.
   А, главное, Павел почувствовал, что отыскал ответ на свою сомнительную забывчивость. Эффект Манделы - вот каков был корень этого зла. Интернет поведал, что проблемы с памятью наблюдались не только у одного Павла, но и у множества людей по всему миру. "Ложные воспоминания" отяготили жизнь многих из жителей планеты. Заговор неизвестных был уже на стадии разоблачения. Осталось только понять, в чём их цель и предупредить других людей, не давая изменить весь мир, заменить одну вероятность другою.
   С разгадыванием цели и вычислением злоумышленников у Павла получалось не очень, хоть и подолгу сидел на форумах к разоблачительным статьям, общался с себе подобными. Тогда он решил взяться за оповещение мирового сообщества, начав для простоты с родных и знакомых.
   Но большинство людей просыпаться отчего-то не хотело. Вежливо кивали в ответ, иногда соглашались, что что-то с памятью не так, случается, подзабывают, но дальше ничего. Труднее всего было с сыном и женой: ни того, ни другого не взволновала проблема общечеловеческого обмана и замена реальностей. Молодость торопилась жить: Митьке всегда было некогда останавливаться, зацикливаться по мелочам. А Ирина, как представительница более взрослого поколения, была сосредоточенна на материальной подоплёке жизни.
   - Отцепись. Мне сейчас дела нет до закорючек и стрелочек на этих машинах. Лишь бы наша работала. Очередной ремонт в копеечку влетит. А я хочу хотя бы в этом году на юг съездить.
   - Но дело не в машинах. Вот, помнишь "Место встречи изменить нельзя"? Там Жеглов...
   - Дай мне уже отдохнуть!.. - сорвавшись на крик, взмолилась Ирина. Этой ночью в роддоме, где она работала, множество землячек стали мамами, так что ей за всю смену почти не удалось присесть. Выслушивать бредни про изменившиеся логотипы автомобилей и фразы персонажей старых фильмов было последним, чем ей сейчас хотелось заниматься.
   - А я разве тебя работать заставляю? - удивился Павел, сердясь. - Слушать-то ты меня можешь.
   - Могу, но не хочу, - буркнула жена и отвернулась, желая только одного - скорее уснуть.
   В этот раз её недружелюбия было достаточно, чтобы отогнать мужа, но с каждым днём его попытки достучаться до неё превратились в навязчивость. И ладно бы, только к ней, но и с соседями, сослуживцами, да что там, случайными людьми, попавшимися под руку в супермаркетах, происходило то же самое. Иногда доходило и до насилия, агрессии. Всё меньше Павел мог удерживать себя в рамках дозволенного, всё больше проявлял нетерпимости к тем, кто не желал услышать его правды.
   В конце концов, дело закончилось лечебницей. Увезли его туда прямо с рабочего места, где Павел поцапавшись с одним из коллег из-за своей теории об альтернативной реальности и её связи с эффектом Манделы, решил с помощью кулаков добиться того, чтобы его выслушали.
   Теперь, среди неприятной белизны лечебницы, у него были слушатели: доктор, который сначала тихо кивал в такт его рассказа, а потом прописывал успокоительное, и соседи по палате, которым тоже было, что ему поведать в свою очередь. Дни медленно текли один за другим, превращая существование в циклично движущийся поток унылого время провождения.
   Но всё было не напрасно, после ряда бесед Павел медленно стал осознавать, что вёл себя неверно, и что его страх был больше надуман. Доктор часто спрашивал, чем пугал его новый альтернативный мир, если в нём кроме мелочей ничегошеньки не изменилось. Он не знал, что на это ответить. "Что с того, что Дарт Вейдер говорит в фильме, не то, что ему казалось?" - спрашивал он самого себя. Долго думал, смотря на чистое небо сквозь решётку окна, где лишь изредка можно было заметить белые полосы летящих куда-то самолётов. Павел не знал, что сказать.
   Мандела и эффект, связанный с его смертью, ему так же оказался не близок, если вдуматься. На географию он и раньше особого внимания не обращал, в школе была тройка, на большее не замахивался. Да и машины, фильмы, всего лишь мелочи, на которые раньше он просто не обращал внимания, а потому не замечал, как разнится реальность с его воспоминаниями.
   Вскоре, Павел сумел осознать, что новая реальность, она не так уж разительно отличается от старой и мало влияет на него самого. Вред себе едва не причинил он сам уже тем, что испугался непонятного.
   Когда эта мысль улеглась в голове Павла, он перестал чувствовать страх перед будущим и всем непонятным. Спокойствие вернулось к нему, пусть и не без помощи медикаментов, но теперь важен был результат. А им можно было считать возвращение домой, к жене и сыну, которые его ждали, любили и о нём переживали.
   За то время, пока Павел провёл в лечебнице, восстанавливая душевное равновесие мусор с балкона частично вывезли на дачу, частично выкинули, нанятая бригада шабашников быстро сделала ремонт на новый манер: утеплили, расширили, снабдили шкафчиками. Теперь там было чисто, уютно, светло. Как раз, чтобы отдыхать.
   - Вот и хорошо. Посиди тут, отдохни. Сейчас чайник поставлю. Попьём тогда чайку с пирогом из скарабеев. Как ты любишь, - радостно произнесла Ирина, задёргивая шторы, чтобы свет трёх солнц не бил в глаза.
  
  
   *Эффект Манделы -- совпадение у нескольких людей воспоминаний (по-видимому, сформировавшихся независимо), противоречащих общепринятой истории (а также и нынешнему положению дел, когда речь идёт не просто о фактах прошлого), причём воспоминания эти касаются не труднопроверяемых событий из личной или семейной (частной) истории, а считающихся общеизвестными обстоятельств: исторических, географических, астрономических, зоологических, анатомических, логотипических, речевых, архитектурных, художественных и др. (с)

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) О.Северная, "Фальшивая невеста"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"