Luchina Елена: другие произведения.

Чувство Цвета . Тим.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    3 глава

  
  3. Тим
  - Тимур Александрович, вас просил зайти к себе Сам,- стрельнув глазками, проговорила на распев новая лаборантка Ниночка.- Срочно!
  Странно, он до сих пор не привык, что его величают по имени-отчеству. Может, дело в их, как он считал, не сочетаемости? А впрочем, с каким русским отчеством сможет сочетаться тюркское имя 'Тимур' - мамина причуда, дань откуда-то выплывшим во время ее беременности тюркским корням? Он вообще, предпочитал, чтобы его называли 'Тим': коротко и ясно. Ну, какой он 'Тимур' - голубоглазый, рослый... Цвет волос, правда, почти как у мамы - иссиня-черный. В общем, всего 'намешала' природа!
  Но серьезная экспериментальная лаборатория в известной научной организации - Международном Центре биохимических исследований Человека - требовала соответствующего поведения и отношения. И должность под стать: заведующий этой самой лабораторией. Доктор наук. ( 'Наше юное светило!'- как любил говаривать Сам.)
  Впрочем, далеко уже и не 'юное' - 27 лет, как-никак, 'не мальчик уж'! Но среди здешних важно-именитых профессоров - 'алхимиков' ( опять же выраженьице из лексикона Самого) он, со своей докторской, блестяще защищенной два года назад, казался чуть ли не 'тинейджером'.
  - Хорошо, Ниночка.
  - Вам помочь с экспонатами? - щебетнула снова Ниночка, в который раз незатейливо пытаясь его расположить к себе: все-таки такой молодой - и уже профессор! И - душка, - забежав на минутку в соседнюю лабораторию, рассказывала она подружке Оксане.- 'Жаль, зануда немного: дальше своих пробирок не видит'- добавляла в ответ на расспросы той, как идут дела по 'охмурению' 'профессора'.
  Вот это как раз было привычно: для девчонок его облик больше вязался с эдаким сердцеедом-балагуром, чем с ученым-'ботаником', корпящим практически все время над разработкой научных гипотез или проведением исследований. Ему и при защите это здорово мешало: оказалось, 'ученые мужи' в наличии штампов ничуть не уступали знакомым девчонкам.
  Тим улыбнулся про себя, вспомнив момент защиты: слегка высокомерная недоверчивость членов высокого Ученого совета в начале, а потом, по мере того, как он уверенно начал излагать свою теорию - нарастающий гул и восхищенно-изумленные взгляды профессуры.
  Тогда его диссертация на тему исследований возможностей человеческого глаза произвела фурор настолько, что ему вместо предполагаемой кандидатской дали докторскую степень. А через несколько дней лично позвонил глава Центра, член бесчисленного количества академий, лауреат множества премий и наград в области науки и новейших биохимических достижений, Булдашев Игорь Игоревич, между коллегами и подчиненными - 'Гор Горич', или 'Горич' ( от слова 'Гора') , или просто Сам. Предложил работать у него, на что Тим с радостью согласился. Так Тим стал главой маленького ( всего два человека в подчинении!), но очень перспективного отдела.
  - Спасибо, Ниночка, не надо. Я потом вернусь и разложу все, - не хотелось доверять легкомысленной лаборантке такое важное дело (и нудное для нее!), как систематизация полученных результатов.
  Тим на минуту снова задумался, 'переваривая' результаты последних исследований. Конечно, и шеф вызывал его по тому же поводу: не терпелось услышать выводы.
  
  Выводы были странные, и Тим еще не знал, как их оценить.
  Несколько месяцев назад одна знакомая Булдашева , детский врач-офтальмолог, поделилась ему наболевшим: работы 'завал' , очереди в ее кабинет огромные: со всех детских садов города массово отправляют детей на обследование .
  - А что такое ? - заинтересовался 'Гор Горич'.
  - Да в том-то и дело, что непонятно: дети здоровы - настолько, насколько обычно. Более того, процентов 70, я бы сказала, среди присланных на обследование детей - с очень хорошим зрением, практически идеальным. С ума, там они, в детских садах посходили, что ли? - возмущалась женщина.
  Булдашев, как гончая, почуявшая добычу, мгновенно 'взял след':
  - Так что-то у них все же не в порядке, вероятно? - перебил свою знакомую.
  Та бросила на него обиженный взгляд:
  - Может, и не в порядке, да только это не по моей части,- ответила немного резко. Потом смягчилась:
  - Я слышала, их вначале к психологам посылали: они там что-то не могли собрать, какую-то мозаику... Ты же знаешь, в этом образовании вечно какие-нибудь 'инновационные педагогические приемы' изобретают, а потом дети с родителями расхлебывают!
  - А что психологи? - думая о чем-то своем, снова перебил ее Булдашев.
  - А что психологи? Психологи тоже заявили, что все вполне адекватные детки. Тогда и направили их к нам. Но только ни я, ни мои коллеги, насколько я знаю, ничего такого не обнаружили.
  - И что, много детей? - снова спросил 'Горич'.
  - Да я за тридцать лет работы такого столпотворения не видела около моего кабинета! Талончики бесплатные на месяц вперед распланированы, и то, по 'блату' великому! ...Думаешь, что-то серьезное?- заглянула она в глаза старому другу, прерывая его молчание.
  - Как-то странно... А все, что странное - серьезно, - задумчиво ответил Булдашев.
  - Вот что, направляй детей к нам. Мы там создали специальную лабораторию по проблеме глаза. Ею один молодой гений управляет, - усмехнулся, вспомнив, как начинал покусывать губы Тим, когда его называли 'молодым гением':
  - Я сотрудников обяжу и примерное расписание составлю. А то твои подопечные мне там весь Центр разнесут, если им волю дать, - улыбнулся Булдашев знакомой.
  
  Так четыре месяца назад секция, находящаяся под руководством Тима, превратилась в настоящий 'детский сад'.
  Детей, действительно, было много, и почти каждый день начинался теперь с веселого детского гомона, а также всего того, что его сопровождало: прыганья, беганья, стучания и хлопания дверями, увещеваний матушек-бабушек, пытающихся образумить маленьких непосед и настроить их на 'официально-трепетное' отношение к одному из самых известных на планете научных Центров. Но малышам все было нипочем! Серьезные проблемы серьезных взрослых их пока не касались, и они, утомленные долгим ожиданием, от души веселились, с неподражаемой выдумкой находя забавы в длинных скучных кабинетах Центра.
  Тима это забавляло, как и непрерывная восторженная любознательность малышей ('А это для чего?'), его же помощница, почтенная Инесса Федоровна, никогда не имевшая собственных, только поджимала губы, придирчиво следя, как бы кто что не разбил и не 'утащил' ('с них станется!'). Ниночка же, похоже, тоже получавшая удовольствие от присутствия детей, так скрасивших 'серые будни' научного центра, то и дело всплескивала руками и прыскала в кулак под недовольным взглядом Инессы Федоровны.
  Только по четвергам, когда Сам собирал всех на традиционное совещание ('Боярскую думу', где в роли 'бояр' выступали профессора и завлабораториями), детей в Центре не было. И сразу становилось как-то однообразно-скучно, хотя, конечно, работать толком, оценивая наблюдения, при непрерывном потоке идущих на прием детей было очень сложно. Но так уже к ним тут привыкли, тем более, что некоторых приходилось вызывать несколько раз!
   Ниночка в такие дни тускнела и все норовила 'помочь разложить экспонаты' 'Тимуралександровичу', не обращая внимание на его вежливые отказы. А Инесса Федоровна наоборот, до того ходившая сама не своя и пачками заглатывавшая таблетки, воспрянув духом, включалась интенсивно в работу.
  Впрочем, специалистом она была отменным.
  Это она, заставляя Ниночку дотошно записывать все результаты наблюдений, педантично просматривавшая их раз за разом (чем просто изводила бедную лаборантку), обратила внимании на один интересный факт.
  В сущности, все остальные исследования ( а каких только технологий и методов не применял Тим в попытке выявить хоть что-то!) результата не дали. Точнее, результат был один: около 70 процентов детей (точнее, 76) обладали крайне острым зрением, не имели никаких нарушений и 'глазных болезней'.
  И вот, несколько дней назад, Инесса обратила внимание на еще одну особенность: размер некоторых фоторецепторов в хрусталике глаза именно этих 76 % детей несколько отличался от стандартного. Всего чуть-чуть, несколько микрон. Но это были рецепторы, отвечающие за цветовосприятие.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"