Парфе Александр Васильевич: другие произведения.

Золотой песок (1980)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неоконченная повесть про индейцев


© Александр Парфе.
Оригинал рукописи от 1980 года.
Орфография и пунктуация сохранены.
Рукопись НЕОКОНЧЕНА.


Дик Па

Золотой песок

повесть



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Богатый краснокожий


Гордостью небольшого поселения Брейнерд был большой, роскошный для того времени шоп-отель "Брейнерд".
Был жаркий летний день и, как всегда, здесь собралось много народу. Все столы были заняты; в прокуренном воздухе монотонно гудели хриплые мужские голоса да неугомонно звучала рулетка.
В дальнем углу, возле окна сидели за столиком трое мужчин и, как и все, о чём-то беседовали. Один из них, плотный мужчина в старой потрёпанной ковбойке, с красным мясистым носом и хитрыми маленькими глазками, всё время говорил и пил виски прямо из бутылки. Второй, худой высокий старик с седыми, с проседью, волосами, внимательно слушал его и, в знак одобрения или ещё чего-то, старательно, через каждые тридцать-сорок секунд, качал головой. Третий, судя по изношенной изюбровой рубахе, мехом внутрь, был охотником. Если верить лицу, это был честный, благородный человек. Прямой нос, тупой подбородок, плотно сжатые губы и большие карие глаза, в которых сквозили сила и ум. Неторопясь поедая бифштекс, он недоверчиво слушал мужчину в старой ковбойке и, ухмыляясь, покачивал головой. Видно было, что сюда он пришёл для того, чтобы утолить голод, а не слушать пьяные речи.
– Я смотрю, ты всё время усмехаешься, – проговорил плотный мужчина, уставившись в глаза охотнику. – Не хочешь ли ты сказать, что всё, о чем я тут говорю, – чушь?
– Не чушь, но вымысел, – спокойно ответил охотник, дожевывая последний кусок.
– Я сам это слышал из уст одного уважаемого джентльмена. Горы золота, ты слышишь – горы!
– Это очень возможно, – сказал тихим голосом худой старик, потягивая виски из высокого стакана. – Я слышал, встречались золотые россыпи с тридцатипроцентным содержанием золота!
– Подожди, старик, – отмахнулся от него плотный мужчина, – здесь идёт речь о чистом золоте.
– Что ж "уважаемый джентльмен" не воспользовался таким богатством? – спросил охотник. – Стаканов десять золотого песка ему хватило бы на всю жизнь.
– Когда он вторично пошёл в ущелье, он его не нашёл. Золото сгинуло бесследно, вместе с ущельем. Но и сейчас этот человек очень богат: он сумел с пользой истратить то золото, которое набрал в карманы в первый раз.
– А где то ущелье? – спросил старик и отставил стакан с виски в сторону.
– Он это ни от кого не скрывал, – ответил мужчина. – Ущелье где-то на берегу озера Милл-Лакс.
– Уж ли не мистер Эйдви это? – спросил старик. – В прошлом году его парусники курсировали на Милл-Лаксе.
– Он самый – мистер Эйдви. Мой друг молодости Джим. Только сейчас он больше не замечает старого Томаса, – мужчина тяжело вздохнул и прильнул губами к горлу бутылки.
Сделав несколько глотков, Томас, как он себя назвал, поставил бутылку на стол и посмотрел на охотника.
– Тебя как звать, парень? – спросил он.
– Ричард Стемпл, – ответил тот.
Томас ухмыльнулся:
– Когда найду золото, разыщу тебя и дам посмотреть, как оно блестит. Ты, парень, наверное никогда не видел, как блестит золото?
Томас хрипло захохотал, подмигивая старику, который, улыбаясь, крякал ему в такт.
Ричард крепко сжал зубы и ничего не ответил на их смех, только рука его машинально скользнула вниз к лежащему на коленях винчестеру.
Вдруг Томас замолк, уставившись глазами куда-то мимо Ричарда. Ричард оглянулся. В дверях стоял молодой человек с винчестером в руках и с перьями в длинных темных волосах. Одежда его сильно отличалась от одежды брейнердцев; она была изготовлена из пожелтевшей от времени изюбровой кожи и по краям украшалась бахромой.
– К-ха! – крякнул Томас. – С каких это пор краснокожие стали заходить к нам пить виски?!
Своим внезапным появлением индеец сразу же приковал к себе внимание всех обитателей шоп-отеля. Ни на кого не взглянув, индеец спокойно прошёл в товарный отдел и встал у витринного стола, перекинув винчестер в левую руку.
По лестнице с верхнего этажа спустился хозяин шоп-отеля мистер Грендвуд. Любезно улыбаясь и поглядывая на подмигивающие физиономии пьяных посетителей, Грендвуд спросил:
– Что вы хотите, сэр?..
– Мне нужно сто пятьдесят патронов для моего винчестера. Три коробки, – ответил индеец, отстёгивая с пояса небольшой брезентовый мешочек.
Грендвуд внимательно следил за его движениями. Прислонив винчестер к стенке стола, индеец развязал мешочек и высыпал себе на ладонь немного мелкого жёлтого порошка.
– Золото, – прошептал Грендвуд, не отрывая глаз от ладони индейца.
– Золото! – заорал какой-то пьяный посетитель у дальнего столика и, вскочив с места, запнулся за стул и растянулся на полу.
Другой, мужчина с того же столика, встал, перешагнул через своего собутыльника и подошёл к индейцу.
– У тебя действительно золото? – спросил он еле разборчиво, так как его рот был забит закуской.
Индеец не ответил и вопросительно взглянул на Грендвуда. Хозяин качнул головой в сторону двери, где размещался товар, и скрылся за нею. Индеец пошёл следом.
Грендвуд протянул индейцу коробки с патронами. Тот отсыпал указанное хозяином количество золота и пошел к выходу. Там его снова встретил назойливый мужчина.
– У тебя действительно золото? – снова спросил он.
К ним подошло несколько человек. Индеец попробовал пройти мимо, но кто-то схватил его за руку выше кисти.
Перекинув винчестер в левую руку, которую держал незнакомец, краснокожий ударил его в челюсть и ринулся к выходу. Всё произошло так быстро, что никто не успел достать револьвер и выстрелить. Но тут и в дальнейшем произошло что-то ещё более неожиданное.
Вдруг перед самым носом ундейца створки двери с силой распахнулись и в дверях показался мажчина крепкого телосложения, с сигарой во рту. Он был явно подвыпившим. Увидев перед собой краснокожего, он сильно испугался, глаза его округлились, сигара выпала изо рта.
– Мистер Эйдви! – крикнули от какого-то столика.
Это придало мужчине силы. Он толкнул краснокожего в грудь и вошёл внутрь. Индеец упал на пол и его тут же придавили к полу несколько человек.
– Мистер Эйдви! – Томас встал из-за стола и подошёл к Эйдви. – У этого краснокожего есть золото, – Томас показал глазами на кулак индейца, в котором он зажал мешочек.
Несколько сильных рук прижимали индейца к полу и он не мог пошевелиться. Эйдви наклонился над краснокожим и попытался разжать его кулак, но не смог. Он пошатнулся ("Что-то я много сегодня выпил", – подумал Эйдви) и, чтобы не упасть, выпрямился во весь рост.
– Разжимай кулак, – потребовал Эйдви, – всё равно твоя песенка спета!
Индеец молчал уставившись глазами в одну точку.
– Надо прострелить ему руку, – посоветовал кто-то из толпы. – Иначе не разжать: у краснокожих железная хватка.
Эйдви ухмыльнулся и полез в карман за револьвером.
Индеец по-прежнему, не двигаясь, смотрел в одну точку...
– Вам будет на пользу, если вы оставите вашу руку в кармане, мистер Эйдви, – раздался спокойный уверенный голос откуда-то из дальнего угла.
Все как по команде повернули головы в ту сторону.
На столе, широко расставив ноги, держа у правого бедра винчестер, дуло которого смотрело прямо в лоб мистеру Эйдви, стоял Ричард Стемпл.
– Советую отпустить этого парня, – сказал Ричард, повернув дуло оружия к державшим индейца мужчинам. – Ну!
После этого громкого повеличельного "Ну!" толпа отхлынула от индейца. Получив свободу, краснокожий, ни медля ни секунды, вскочил на ноги и, сбив с ног мистера Эйдви, выскочил за двери.
Почти одновременно с ним Ричард прыгнул в окно головой вперед, держа в вытянутых руках винчестер, благодаря которому удалось выбить в полёте оконную раму вместе со стеклом.
Перекувырнувшись через голову, Ричард встал на ноги и бросился к лошадям, стоявшим на привязи у входа в шоп-отель. Здесь его уже ждал индеец. Краснокожий кинул ему уже отвязанную от столба уздечку коня Ричарда, и, стегнув коней, они помчались прочь.
Только на окраине поселения они заметили погоню. До леса было не далеко, поэтому, сбавив ход, они дали коням отдышаться.
Когда вошли в лес, индеец повёл Ричарда по одному ему приметным тропам. Погони было не слышно.
– Как ты догадался, что этот конь мой? – спросил индейца Ричард. – Отвязал именно этого коня?
– Твоя рубаха и подстилка на твоём коне сшиты из одной кожи, – улыбнулся индеец. – Среди всех коней только у этого была подстилка из изюбровой кожи.
Ричард одобрительно улыбнулся. Ему понравилась наблюдательность краснокожего.
– Как мне тебя называть? – спросил Стемпл.
– Чокгутак – Орлиный Глаз.
– Очень приятно, а меня – Ричард или просто Дик.
– Дик? – широко улыбнулся Чокгутак. – По-нашему это означает "стрела"...
Стемпл громко рассмеялся. Его конь испуганно покосился на него и, мотнув головой, фыркнул.


Племя Януар


С малых лет жизненные тропы Ричарда Стемпла пересекались с тропами индейцев. Как сын охотника, Ричард жил в лесу, и очень часто к ним в хижину заходили индейцы. Отец Ричарда был их другом. Отец научил сына отличать правду от неправды и советовал ему всегда быть сторонником первой. Когда Ричард впервые взял ружьё и стал ходить с отцом на охоту, он ещё плотнее приблизился к жизни индейцев, стал их другом. Но когда погиб отец (его загрыз медведь), Ричард был вынужден переселиться из Южной Дакоты в Миннесоту.
Поэтому не удивительно, что Ричард Стемпл пришёл на помощь индейцу, он принял близко к сердцу ту опасность, которая нависла над краснокожим. Да, уж кто-кто, но Ричард Стемпл знал, чем рисковал Чокгутак, попав в лапы к белым. Однажды, – ещё в штате Южная Дакота, – Ричард наблюдал расправу белых над краснокожими. Никогда он ещё не видел такой жестокости. Белые уничтожили целое племя индейцев, не пожалев никого, сожгли их поселение.
– Чокгутак, зачем ты ходил в Брейнерд? – спросил Ричард индейца.
Краснокожий долго молчал, словно обдумывал ответ. Затем он ударил лошадь пятками и умчался далеко вперед, едва видимый за деревьями. Ричард погнался за следом. Вдруг индеец быстро развернулся с лошадью назад, и, гарцуя на ней, стал поджидать Ричарда.
– Дик хорошо стреляет? – спросил Чокгутак, когда Стемпл догнал его.
Индеец показал вверх. Высоко в небе кружили два беркута.
Ричард вскинул винчестер и выстрелил. Одновременно с ним выстрелил Орлиный Глаз. Обе птицы, сложив крылья, стали падать вниз. Они упали где-то в стороне в лесу.
Чокгутак улыбнулся.
– У Дика верные рука и глаз.
Они тронулись дальше. Спустя некоторое время Орлиный Глаз, повернувшись к Ричарду, сказал:
– Чокгутак ходил в стойбище белых чтобы освободить своего брата Ветто.
– Его схватили белые?
– Два дня назад.
– А где находится твой брат?
– Я не смог этого узнать.
Весь остальной путь они проделали молча.
Наконец впереди показался просвет. Ричард и Чокгутак выехали к берегу большого озера. Чуть в стороне от них высилась высокая скала, покатая к суше и обрывистая над водой. Индеец ударил своего коня и поскакал к скале, Ричард последовал за ним. Стегнув коня по крупу, Чокгутак вихрем взлетел на скалу и повернулся, ожидая Ричарда. Как можно сильнее ужалив верёвкой своего коня, Стемпл стрелой взлетел следом и встал рядом с индейцем.
Внизу, блестя на солнце, раскинулась ровная гладь озера. Где-то далеко, милях в десяти, виднелся противоположный берег.
– Это скала Клятвоприношений, – торжественно объявил Чокгутак.
Стемпл вопросительно посмотрел на него.
– Чокгутак обязан тебе жизнью, Дик, – сказал индеец. – В моём племени принято меняться оружием.
Орлиный Глаз поднял правую руку с винчестером, а на левой растопырил пальцы. Ричард повторил его движения. Чокгутак бросил свой винчестер в левую руку Стемпла и поймал оружие Ричарда.
– Теперь мы братья по оружию, – сказал индеец. – Когда Чокгутак уведёт Дика от смерти, мы будем братьями по крови.
Минуту они молча смотрели друг другу в глаза.
– Дик спас мне жизнь, – сказал индеец и приложил руку к сердцу. – Чокгутак клянётся, что не забудет это.
Ричард посмотрел кругом. Место, где они находились, действительно нагнетало торжественность.
Произнеся резкое грудное "Хугк!", Чокгутак тронул лошадь и спустился со скалы. Стемпл последовал за ним.
Они поскакали по берегу озера. Несколько минут ехали в полном молчании. Вдруг, когда обогнули какой-то высокий камень, Ричард увидел невдалеке среди береговых скал множество дымовых столбов, устремившихся в небо. Было безветренно, и картина выглядела весьма привлекательно: казалось, что на скалах вырос какой-то удивительный, фантастический лес.
По тому, как Чокгутак взглянул на него, Ричард понял, что тряске в седле пришёл конец. Стегнув коней, они поскакали к скалам.
Глазам Стемпла открылась привычная картина: среди скал, на разных уровнях распологались индейские вигвамы, от верхушек которых тянулись в небо дымовые столбы.
При их появлении в поселении раздались крики, и среди вигвамов забегали фигурки индейцев. Но когда Чокгутак с Ричардом подъехали ближе, индейцы почему-то замолчали и, замерев, наблюдали за их приближением.
– Что там случилось? – спросил Стемпл.
– Мои братья подумали, что Дик – это мой брат Ветто, – ответил Чокгутак. – Когда мы подъехали ближе, они поняли, что ошиблись. Теперь они встревожены: Дик – первый белый в нашем стойбище.
Когда они въехали в стойбище, индейцы стали недружелюбно посматривать на Ричарда, перекидываясь с Чокгутаком словами на непонятном Стемплу языке племени. Орлиный Глаз провёл своего брата по оружию к середине индейского поселения. Здесь возвышался самый большой вигвам – вигвам вождя племени. Сам вождь, – очень старый, но ещё крепкий старик с трубкой в зубах, – сидел рядом с вигвамом на шкуре гепарда.
Чокгутак остановил своего коня и спрыгнул на землю. Подойдя к вождю, он сел перед ним, подогнув под себя ноги. Тут же из вигвама вышла молодая женщина и подала Чокгутаку глиняную чашку с каким-то питьём.
– Отец, я не нашёл Ветто, – сказал на языке племени Чокгутак, отхлебнув из чашки.
– Кто этот белый? – спросил вождь.
– Дик мой брат по оружию. Мы были на скале Клятвоприношений. Разреши ему занять место у твоего очага?
Вождь наклонил голову.
– Дик может сесть рядом, – сказал Орлиный Глаз.
Ричард спустился на землю рядом с Чокгутаком.
– Вождь знает язык белых? – спросил Стемпл у Чокгутака.
– Да.
– Я хочу помоч вашему племени освободить Ветто, – обратился Ричард к вождю. – Мне будет легко узнать, где находится у белых Ветто.
Старик долго молчал, чинно посасывая трубку, которая была совершенно пуста. Затем он сказал:
– Хорошо. Дик и Чокгутак завтра отправятся в стойбище белых.
Сказав это, вождь поднялся и удалился в вигвам.
– Как называется ваше племя? – спросил Ричард Чокгутака.
– Племя Януар – старейшее из племён, живших у озера Кчук-ро, – ответил индеец.
– А где сейчас те племена?
– Ушли в леса от белых.
– Почему же ваше племя осталось?
Задав этот вопрос, Стемпл заметил, как дрогнула щека индейца.
– Это запрещено знать белым, – ответил Чокгутак и, приложив руку к сердцу, сказал: – Дик мой брат, но он белый, и я не могу нарушить клятву.
Ричард не настаивал.
– Сейчас Дик и Чокгутак должны поесть и хорошо поспать: завтра они идут в стойбище белых, – сказал индеец и встал, показав рукой на вход в вигвам.


В Брейнерде


Когда Ричард проснулся, в вигваме никого не было. Он быстро встал и вышел наружу. Всё племя уже было на ногах. Индейцы стояли у своих вигвамов и смотрели все в сторону озера.
У противоположного берега озера блестел в лучах восходящего солнца маленький белый треугольник. Если присмотреться, то гораздо дальше и правее можно было разглядеть ещё четыре треугольника. Это были паруса шхун.
Ричард рашёл среди взволнованных индейцев Чокгутака и спросил его, что случилось.
– На озере опять большие лодки белых, – сказал Орлиный Глаз взволнованным голосом. – Прошлым летом они наделали много бед. Но тогда их было больше, и сами лодки были больше, на каждой по три белых шкуры.
– Какие беды они сделали?
– Уничтожили два племени. Племя Януар ни не нашли: мы тогда спрятались в ущелье.
– Что белым сейчас нужно?
– Брат Ветто ничего не рассказал белым. Они пришли, чтобы узнать всё сами, – уверенно, как ясновидец, объяснил индеец.
– А что мог рассказать Ветто белым?
– Это запрещено знать белым, – Орлиный Глаз опять не ответил на вопрос, крепко засевший в голове Ричарда.
Видимо шхуны не заметили индейских вигвамов (костры были погашены), они прошли вдоль берега к северной оконечности озера.
– Дик должен взять с собой кусок жаренного мяса, – сказал Чокгутак, седлая свою лошадь. – Сейчас мы поедем в стойбище белых.
Взяв по куску мяса, Орлиный Глаз и Ричард тронулись в путь. Женщины племени с тревогой на глазах провожали их в дорогу: теперь, когда по озеру колесили лодки белых, каждый мужчина был на счету.
Когда Стемпл и Чокгутак вошли в лес, индеец отстегнул от пояса мешочек и протянул Ричарду:
– Золото очень пригодится Дику в стойбище белых.
Стемпл взял мешочек, он был довольно увесистым. "Пол фунта, не меньше", – подумал Ричард и опустил мешочек в карман.
– Где Чокгутак берёт столько золота? – спросил он у индейца.
– Это запрещено знать белым, – снова ответил Орлиный Глаз заученной фразой.
"Почему же ваше племя осталось? – вспомнил Стемпл свой первый вопрос, на который услышал заученный ответ индейца. – Что мог сказать Ветто белым? – это был второй его вопрос и, наконец, – Где Чокгутак берёт столько золота? Кажется, начинаю догадываться, – подумал Ричард. – Племя осталось, так как где-то по-близости есть золото. Белые знают об этом, они схватили Ветто, но ничего от него не добились. Прошлым летом, скрываясь от белых, племя Януар спряталось в каком-то ущелье... – Ричард Стемпл полностью ушёл в себя, лихорадочно соображая. Почему-то на уме вертелось какое-то имя. – Томас, Томас... Ага! Шоп-отель, горы золота в ущельи... В ущельи! Значит, всё то, о чём рассказывал Томас, не вымысел?!"
– Дик.
– Что? – Ричард вздрогнул и повернулся к индейцу.
– Дику не нравится скрытность Чокгутака?
– Всё хорошо, Чокгутак. Я понимаю – клятву нарушать нельзя. Пусть, как и для других белых, это останется для меня тайной.
– Хугк! – улыбнулся Орлиный Глаз.
Они стегнули коней и поскакали быстрей.


*


Когда Брейнерд был недалеко, Чокгутак и Ричард пустили коней шагом. Кони сильно устали, с их губ капала пена, животные проделали чуть ли не двадцать миль галопом.
– Чокгутак должен ждать меня здесь, – сказал Стемпл, проверяя своё оружие и запас патронов.
Индеец молча наклонил голову и посмотрел в глаза брата по оружию. Затем он поднял согнутую в локте руку и повернул её ладонь к Стемплу – это был знак пожелания удачи.
Ричард тронул коня и пустил его рысью. Сердце Ричарда учащённо забилось, он понимал, что едет туда, где ему уже опасно появляться.
Наконец между деревьями показался просвет, и заблестели далёкие крыши Брейнерда.
Ещё раз проверив винчестер, Ричард Стемпл накинул на глаза и шею выцветшую накидку, которая предохраняла его днём от палящих лучей солнца, а сейчас должна была скрывать лицо, и пустил коня галопом.
В поселение он влетел на полном ходу. Пронёсся по улочке (несколько человек высунулись из окон и с интересом смотрели ему вслед), завернул за угол и остановился у входа в шоп-отель "Брейнерд".
Ричард привязал к столбу своего коня и вошёл в двери. Как всегда здесь было много посетителей. Стемпл, стараясь ни на кого не смотреть, быстро прошёл между столов и поднялся наверх к хозяину Грендвуду.
Как обычно Грендвуд сидел в кресле-качалке и пересчитывал деньги. Взглянув на вошедшего и отложив деньги, хозяин зло спросил:
– Кто такой?
Ричард убрал с глаз накидку. Узнав его, Грендвуд охнул и потянулся за револьвером, лежащем на столе.
– Лучше без шуток, Грендвуд, – сказал Ричард. – Иначе пуля моего винчестера проделает дырку в твоём толстом черепе. Возьми револьвер за ствол и кинь его к моим ногам.
Грендвуд послушно бросил оружие на пол. Ричард поднял его и положил себе в карман.
– Теперь выкладывай всё, что знаешь о краснокожем, которого поймал Эйдви три дня назад.
– Не знаю никакого краснокожего.
– Не строй глупую физиономию, Грендвуд. Ты знаешь, где краснокожий! Эйдви твой закадычный приятель, об этом известно всему Брейнерду.
– Он мне не рассказывал о краснокожем.
– Хватит! – Ричард навёл дуло винчестера на голову хозяина шоп-отеля. – Считаю до трёх и отправляю твою душу к предкам!
Глаза Грендвуда быстро забегали.
– Раз!.. Два!..
– Хозяин! – вдруг раздалось снизу. – Чёрт тебя возьми!
Стемпл насторожился, медлить было опасно. Хозяин встал с кресла и посмотрел на Стемпла.
– Здесь пол фунта золота, – Ричард достал из кармана мешочек. – Скажешь, – отдам всё. – Он кинул мешочек в руки Грендвуда.
Тот, почувствовав тяжесть большого количества золота, мелко задрожал и раскрыл рот, собираясь говорить.
Но тут внизу послышались тяжелые шаги поднимающегося по лестнице человека.
– Хозяин! – крикнул хриплый голос. – Я сейчас прострелю тебе голову, язви тебя в душу!
Ричард быстро выхватил из рук Грендвуда мешочек и отошёл к косяку двери, расчитывая быть незамеченным, когда она откроется.
Дверь с силой распахнулась, и в комнату вошёл высоченный верзила в огромных, свёрнутых два раза, сапогах.
– Ты когда принесёшь виски?! – крикнул он.
– У вас нет денег, сэр, – вежливо ответил Грендвуд.
– Виски! – кричали внизу.
– Опять в долг, – вздохнул хозяин и вышел.
Верзила последовал за ним.
Приоткрыв дверь, Ричард стал наблюдать за Грендвудом. Но хозяин завернул под лестницу и скрылся от его глаз. Тогда Стемпл как можно плотнее закрылся накидкой и вышел на лестницу. В его сторону никто не смотрел.
Наконец из-под лестницы, где располагался товарный отдел, вышел Грендвуд с бутылками в руках. Он повернул голову вверх и увидел Ричарда, внимательно следившего за его движениями.
Подойдя к столу, где сидел верзила с приятелями, хозяин поставил виски на стол и сунул правую руку себе за одежду, Ричард насторожился.
За столами спокойно разговаривали (шоп-отель недавно открылся и его посетители ещё не успели как следует "нализаться"), мерно жужжала рулетка.
Вдруг, с несвойственной для него подвижностью, Грендвуд развернулся назад, вытянул вперёд руку с револьвером и выстрелил. Пуля просвистела над левым ухом Ричарда и впилась в стену. Почти не целясь, с бедра, Стемпл выстрелил, отскочил назад в комнату и захлопнул дверь. Все повскакали из-за столов, выхватывая револьверы. Загремели стулья.
– Это Стемпл! – заорал Грендвуд, корчась от боли: Ричард прострелил ему плечо. – Стемпл! Друг краснокожих!
Обрадовавшись возможности отлично размяться и пострелять, толпа ринулась по лестнице вверх, дико крича:
– Бей друга краснокожих!
– Берите его живьём! Я хочу посмотреть на его муки!
– Дайте мне всадить пулю этому негодяю!
– Скорее! Он может выпрыгнуть в окно! – крикнул Грендвуд, боявшийся, как бы от него не ускользнуло золото.
Пять человек уже поднялись наверх и побежали к двери. Вдруг, один за другим раздалось несколько выстрелов, от двери полетели шепки, и четверо из этих пяти человек упали на пол.
Боевой пыл толпы сразу охладился. Никто уже не лез на рожон. Все встали внизу и начали стрелять по двери. Через минуту от нижней её части остались одни щепки.
...Перезарядив винчестер, Стемпл отошёл к окну и стал ждать. В ответ на его выстрелы раздался целый шквал револьверного огня, и вскоре часть двери превратилась в какое-то месиво стружек и щепок. Проследив, в какое место впиваются пули после прохождения через дверь, Ричард смог точно определить направление их полёта. Когда пальба за дверью на несколько секунд утихла, Стемпл прыжком очутился на середине комнаты и, целясь в слепую через дверь, сделал несколько выстрелов. Сразу же внизу раздались предсмертные крики и ругань множества голосов.
Ричард бросился на пол. И вовремя: по двери опять ударил шквал пуль. Вдруг со стороны окна зазвенело разбитое стекло. Ричард повернул голову, но у окна никого не было. Окно располагалось в смежной двери стене, сюда не могли долететь пули, поэтому стекло могло разбиться по другой причине. Быстро перекатившись по полу к окну, Ричард осторожно выглянул наружу. Под окном, гарцуя на лошади, ждал Чокгутак, рядом стояла лошадь Стемпла. Ричард выбил стекло и прыгнул вниз на спину своего коня, и, хлестнув коней, они поскакали прочь.
Когда в шоп-отеле сообразили, как и куда исчез Ричард Стемпл, наши друзья были уже в лесу.
Отпустив коней пастись, Ричард и Орлиный Глаз сели на траву отдохнуть.
– Сколько белых подстрелил Дик? – спросил индеец.
– Не знаю. Я не видел ни одной своей жертвы. Но, судя по голосам и звукам, не менее пяти, – ответил Ричард, покусывая травинку.
– Это хорошо, – задумчиво сказал Чокгутак. – Никогда бледнолицим собакам не будет житья на нашей земле, – заключил он твёрдо.
– Как спасти Ветто? Мне не удалось ничего узнать.
– Ветто сейчас нет в стойбище белых, – вдруг сказал индеец.
– Тебе удалось что-то узнать?
– Да. Чокгутак сейчас покажет Дику одно место.
Индеец встал и, взяв лошадь под уздцы, пошёл вглубь леса. Ричард последовал за ним. Пройдя немного по лесу, они вышли на небольшую полянку, освещённую солнцем. Трава здесь была значительно выше, чем в лесу, и трудно было не заметить, что поперек поляны тянется широкая полоса помятой травы.
– Здесь на конях прошли белые, – сказал Чокгутак.
Они пошли по этой измятой полосе и остановились возле невысокого растения, росшего у обочины полосы, у которого был сломлен стебель. Верхняя часть стебля лежала рядом.
– Это рэч, – сказал индеец, указывая на растение. – Дик сможет определить, куда двигались белые?
Внимательно изучив поверхность слома стебля, Ричард установил, что отряд белых двигался по направлению к Брейнерду. Но, осмотрев траву, Стемпл убедился, что отряд шёл в противоположную сторону...
– По-моему, отряд шёл из стойбища белых, – сказал он. – Но по слому стебля рэч видно, что отряд двигался в стойбище!
– Рэч сломали не кони отряда белых, а кто-то другой, – сказал индеец.
– Но слом свежий! – возразил Ричард.
– Рэч сломал кто-то другой, но из отряда белых. Я думаю, что это Ветто. Они везли его к озеру.
– Чокгутак уверен в этом?
– Если пройти дальше, – индеец махнул рукой в направлении полосы, – но можно встретить ещё несколько сломленных рэч. Это Ветто. Он делал нам знак. Белые прошли здесь вчера вечером, – увидев вопросительный взгляд Стемпла, Чокгутак пояснил: – У ног Дика лежит мёртвый цветок, это священное растение кэрро. Днём кэрро закрывает свои лепестки, а под вечер раскрывает. Вчера Чокгутак ехал в стойбище белых и не видел на этом месте помятой травы. Теперь она помята. Пусть Дик посмотрит на кэрро, – индеец бережно поднял уже скручивающийся от высыхания цветок с голубыми лепестками. – Его лепестки раскрыты. Кэрро умер вечером, когда проходил отряд белых. Белые отвезли Ветто на озеро и посадили в большую лодку, – Чокгутак легко вскочил в седло своего коня и твёрдо сказал, смотря куда-то вдаль: – Чокгутак и Дик спасут тебя, Ветто.
– Я знаю, зачем увезли Ветто на озеро, – сказал Ричард, опускаясь в седло коня.
– Дик знает, что хотят белые? – пришёл черёд удивляться индейцу.
– За жизнь Ветто белые хотят получить ущелье с золотом.
При этих словах Чокгутак вздрогнул и внимательно посмотрел в глаза Стемпла.
– Дик знает про ущелье с золотом?!
– Я слышал про это ущелье от белых. А теперь догадался, что племя Януар знает, где оно находится.
– Ущелье за жизнь Ветто?
– Белые, видимо, узнали, что Ветто – сын вождя племени. Надо скорей быть у озера.
– Хугк! – Чокгутак стегнул коня и поскакал по истоптанной множеством копыт траве, Ричард пустился за ним.
И так, почти не давая коням передохнуть, они прибыли к озеру.


Освобождение Ветто


...В том месте, где располагалось стойбище племени Януар, теперь стоял дым. Дымили большое количество потухших, тлеующих на ветру угольных куч – бывших индейских вигвамов.
Растерянные Чокгутак и Ричард стояли посреди пепелища. По щекам индейца текли слезы... Нет, это не были слёзы жалости, слёзы горя. Это дым, обволакивая Чокгутака, ем ему глаза.
Молча они прошли через всё бывшее стойбище и вышли к берегу озера. Вдали маячили паруса шхун.
– Чокгутак знает, где племя? – спросил Ричард.
– Племя Януар в ущельи. Оно в безопасности.
– Надо спасать Ветто.
– Трудно узнать, на какой он лодке, – сказал индеец, взглянув вдаль озера.
Вдруг взади них что-то просвистело, и Чокгутак с Ричардом упали на каменистый берег, стянутые поперёк груди верёвочными петлями. Их тут же схватили и связали.
– Ну, что, Стемпл, вот мы и встретились! – сказал какой-то мужчина, нагнувшись над Ричардом. Стемпл узнал мистера Эйдви. – Забавно, не правда?..
– Жаль, что я не пристрелил тебя в тот раз, – со злобой ответил Ричард.
– Не огрызайся, Стемпл! – вдруг дружески сказал Эйдви. – Я не хочу портить нервы ни тебе, ни себе. Брось ты возиться с этими грязными краснокожими! Том! – обратился он к одному из сопровождавших его. – Отведи коней в лагерь. Я с пленниками пойду на шхуну.
Эйдви пронзительно свистнул, и из-за скалистого мыса выплыла большая лодка с двумя гребцами на борту. Когда она подошла к берегу, Эйдви вместе с гребцами перебросили, как мешки, индейца и Ричарда в лодку и оттолкнулись от берега.
– Послушай, Стемпл, – наклонился мистер Эйдви к самому уху Ричарда. – Брось ломаться! Все равно все золото тебе не унести... его там много, очень много!.. Я знаю, какой у тебя план. Ты мне нравишься, Стемпл!.. Извини, что я так неаккуратно с тобой обошелся, но я хотел договориться... насчет золота...
Ричард догадался, что Эйдви все его действия связывал именно с жаждой нажиться, выследить ущелье с золотом, и он ухмыльнулся. В голове мелькнул хитрый план, как освободить брата Чокгутака.
– Вот видишь! – в ответ улыбнулся Эйдви. – Кажется, ты меня понял... Сейчас мы сядем на шхуну, а там я тебя отпущу. Ты же знаешь, где ущелье?
Ричард утвердительно мотнул головой, хотя запретное место племени Януар знал лишь приблизительно.
Эйдви от удовольствия крякнул и прикрикнул на гребцов, чтоб гребли быстрее.
Наконец лодка подошла к одной из шхун, и с последней скинули веревочный трап. Индейца и Стемпла развязали, и они под прицелом нескольких револьверов полезли вверх. Эйдви и гребцы полезли следом.
– Эй! Старые дохлые крысы! – крикнул Эйдви, когда ступил на палубу шхуны. – Отведите этого краснокожего в кубрик, я буду с ним беседовать... И... приведите сюда сына вождя...
При этих словах Чокгутак и Стемпл переглянулись. Несколько человек схватили индейца за руки и повели его в кубрик. Вдруг дверь последнего отворилась, и оттуда вышел в сопровождении нескольких сонных белых высокий индеец в изорванной, окровавленной одежде и с завязанными за спиной руками. Это был Ветто...
Узнав своего брата, Чокгутак отбросил в стороны своих невольников, в несколько прыжков подлетел к Ветто и сильными ударами отбил его стражников. Получив относительную свободу, Ветто разбежался и прыгнул через невысокий борт головой вниз в воду. Чокгутак же, несмотря на то, что мог повторить сделанное братом, остановился на месте и замер. Белые тут же схватили его, скрутили и вопросительно уставились на Эйдви. От такой неожиданности глаза мистера Эйдви округлились и, хлопая ресницами, смотрели на всех расширенными зрачками. Наконец он пришёл в себя и стал кричать:
– Ослы неповоротливые! Мухи сонные! Затрелю, как крыс-сс! – Эйдви выхватил револьвер, но в нерешительности замохал им, увидев несколько черных стволов, наведенных в большой его живот. – Догнать!
Все столпились у борта, но индеец не всплывал на поверхность.
– Он утонул, – сказал кто-то. – Его руки были крепко связаны...
До берега было очень далеко, а спокойная поверхность озера нигде не нарушалась кругами всплывающего тела... Краснокожий действительно утонул.
– Отведите этих двоих в кубрик и привяжите к столбу, – приказал Эйдви, а сам пошел в свою каюту.
Стемпла и Чокгутака привязали в темной сырой каюте, в которой, по-видимому, давно никто не жил.
– Где Ветто? – спросил Ричард индейца.
– Он уже на берегу, – ответил Чокгутак. – Ветто – значит "рыба". Ветто не утонет и с завязанными руками...
– Но почему ты остался здесь? Ты мог тоже прыгнуть в воду!
– Чокгутак остался, чтобы спасти брата по оружию.
– Я сам могу убежать, – сказал Стемпл. – Эйдви, этот старый волк, хотел меня выпустить.
– Ему нужно выследить ущелье. Он пошлет за тобой своего человека. Дик должен быть осторожным...
– Хорошо, но как спасется Чокгутак? – спросил Ричард.
– Очень просто. Мне только нужно золото. Этот металл может всё. Бледнолиций шарился в моей одежде, но золото осталось у Дика.
– Да, оно ещё у меня.
– Когда Дик будет уходить, он положет мешочек в тот пустой бочонок, – индеец показал в угол каюты, где стоял темный предмет.
– Хорошо. Когда я буду на берегу, я пойду в ущелье, но сначала убью белого волка, который двинется по моим следам.
– Дик знает, где ущелье? – удивился Чокгутак.
– Когда я охотился здесь, я видел в скалах черный ход, это недалеко от стойбища Януар.
– Дик ошибается. Этот ход завален, потому что про него узнал старый бледнолиций. Немного дальше в скалах, за каменным конем, есть очень маленькое отверстие, через которое можно попасть в ущелье. Но Дик должен хорошо знать, как пройти к золоту. Когда он спустится под землю, он попадет в комнату, где лежит небольшое озеро. Если Дик пойдет по тропе, ведущей в глубь стены, он погибнет – там пропасть. А если он нырнет в озеро, то найдет там ход, который приведет его в ущелье...
На палубе что-то загремело, дверь распахнулась и вошел Эйдви в сопровождении двух человек, среди которых Стемпл узнал Томаса.
– Том, развяжи Стемпла! – приказал Эйдви.
Мужчина быстро исполнил приказание.
– Проводи Стемпла до лодки, я его отпускаю! – снова приказал мистер Эйдви. – А мы поговорим с этим краснокожим, по душам!..
Индеец сжал зубы, на его лице выделились крепкие, как железо, мускулы. Воспользовавшись тем, что все устремили глаза на индейца, Ричард достал из кармана мешочек с золотом и кинул его в угол в бочонок. При этом он одновременно сильно хлопнул дверью, чтобы заглушить звук падения тяжелого предмета. Томас и Эйдви оглянулись на Ричарда.
– Стемпл не может дождаться тебя, Том! – засмеялся Эйдви. – У него уже сдают нервы!
Томас и Ричард вышли из каюты, на воде их ждала лодка.
– Ну, что, Стемпл, – сказал Томас, когда они спустились в лодку и поплыли к берегу. – Сначала не верил в золото, а сейчас сам плывешь к нему, перехитрив всех нас? И ловко же ты подцепил в "Брейнерде" мистера Эйдви!
Ричард что-то хотел ответить, но закашлился и оставил вёсла. Они поменялись местами, и Томас, налегая на весла, продолжал:
– Но, конечно, ты простишь старику Тому все его грехи? Ведь ты не плохой парень, Стемпл!
Ричард кашлянул и сплюнул в воду.
– А скажи, ты видел это золото? – поинтересовался Томас.
– Где мой винчестер? – спросил Стемпл, словно не замечая вопроса.
– Винчестер?.. Он, наверно, остался на шхуне или на берегу.
– Дай мне револьвер.
– Я пока не хочу лишаться жизни... – сказал Томас. – И потом, у меня только один...
– Мне нет дела до твоей жизни! – прервал его Ричард резким голосом. – Встреча с краснокожими опасна и мне нужно оружие. Иначе... – Стемпл оглянулся назад: они уже довольно далеко отплыли от шхуны.
Томас не на шутку испугался. Весла опустились в воду и так и остались там, недвижимые.
– Не злись, Стемпл, я потом... мы высадимся...
Ричард привстал с места и сквозь зубы, стиснув кулаки, сказал:
– Ты сейчас отправишься к рыбкам, старая жаба!..
Старик, лихорадочно путаясь в одежде, полез за револьвером. Но Ричард, встав во весь рост, с размаху ударил Томаса ногой в подбородок.
– И-ех! – старик опрокинулся на спину и больше не шевелился.
Стемпл вытащил у него револьвер, сбросил безжизненное тело в воду и оглянулся на шхуну. Оказывается, за ним следили. Со шхуны раздалось несколько выстрелов, пули пролетели близко от Ричарда и с шипением ушли в воду. Охотник схватил вёсла и быстро прогрёб к берегу.
Спустя некоторое время от шхуны отделилась лодка и стремительно поплыла к берегу, к которому уже причаливал Стемпл. Не доплыв немного до берега, Ричард спрыгнул в воду и, выбравшись на сушу, побежал к скалам.
Скоро к берегу подошла вторая лодка, из нее вылезли трое человек и ринулись в ту сторону, где только что скрылся охотник. Вдруг сверху, из-за скал, раздался выстрел, и один из бежавших упал на камни. Остальные двое спрятались за скалу и стали стрелять в то место, откуда после выстрела показался дымок.
Между тем Ричард Стемпл уже бежал, углубляясь все дальше в горы. Пробежав черную дыру, которую раньше считал входом в ущелье, он увидел впереди высокую каменную арку, похожую на фигуру коня. За ней, по словам Чокгутака, находился ход, ведущий в "золотое ущелье". Пробежав за арку, Стемпл в стороне от нее увидел небольшую щель между камнями. Он оглянулся назад. Далеко позади бежали две маленькие фигурки. Ричард вспомнил, что Чокгутак говорил, что о входе в ущелье ни один белый не должен знать. Поэтому он спрятался за арку и приготовился к встрече. Стемпл прокрутил барабан револьвера: там было всего три патрона.
Белые приближались, до них было уже несколько шагов, как охотник увидел, что далеко впереди из-за скал выбежали ещё три фигурки, а через некоторое время – еще шесть... Эйдви, видимо, послал в погоню еще несколько человек, неуверенный в том, что первые трое выживут. Положение становилось опасным.
Ричард прицелился и двумя выстрелами уложил первых двух вечно лежать на камнях. Остальные, наиболее дальние, остановились в замешательстве, но потом, прячась за камнями, перебежками двинулись к арке. У Стемпла оставался один патрон. Ничего не оставалось, как скрыться в ущелье.
Ричард опустился в дыру, заложил ее снаружи ветками от кустов и пошел по узкому коридору куда-то вниз. Здесь пахло гнилью и было сыро. Вскоре охотник на ощупь определил, что вышел в более просторное помещение. Когда его глаза свыклись с темнотой, он определил, что это большая пещера, с потолка которой бил яркий солнечный луч, прошедший через щель в стене. Посреди пещеры находилось небольшое озерцо, а влево в стене зияла брешь, которая, по словам индейца, вела в пропасть.
Ричард набрал в легкие побольше воздуха и нырнул в воду. Под водой он на ощупь нашел узкую длинную щель, проплыл в ней несколько десятков футов и всплыл на поверхность, тут же зажмурившись от яркого света, ударившего прямо в глаза.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Золотой песок


Раздался оглушительный выстрел. Ричард Стемпл открыл глаза: прямо на него смотрел вороненый ствол винчестера. Оглянувшись кругом, Ричард увидел индейцев. Все племя Януар переселилось в ущелье. Горело множество факелов, свет которых первоночально ослепил Стемпла.
– Не стреляй! – крикнул один из индейцев. – Это Дик.
Ричард узнал среди индейцев Ветто. Они встретились глазами. Сплюнув попавшую в рот воду, Стемпл подплыл к берегу, выкарапкался на сушу и сел на сухой мелкий песок, покрывавший пол всей пещеры. Чтобы протереть от воды глаза, охотник поднял к ним руку и, увидев на ней прилипшие песчинки, замер; затем посмотрел через плечо на песок, на котором сидел и чуть не вскрикнул, уличив в нем бледно-желтое мерцание. Это было золото...
Пораженный Ричард взял немного песка себе в ладонь и, пересыпая его из руки в руку, любовался блеском золота в свете факелов. К нему подошел Ветто и сказал:
– Дик – второй белый, побывавший в этом ущельи. Первый был старый бледнолиций, в лапы которому попался Ветто.
– Я слышал от старого бледнолицего, что в ущельи горы золота, но теперь вижу, что он говорил неправду, – сказал Стемпл. – Его здесь гораздо меньше.
– Пусть Дик идёт за Ветто, – ответил индеец и направился в глубь пещеры.
Они прошли немного, завернули за каменную стену, где каменный пол шел под гору, и охотник ахнул. Перед его глазами открылись четыре большие желтые кучи, которые действительно можно было назвать горами. Ближайшая куча была самая большая, вторая поменьше, третья еще меньше, а четвертая очень небольшая. Кучи были плоские и вместе представляли собой что-то наподобие лестницы, по которой откуда-то сверху текла вода (видимо ручей) и стекала в озерцо. В том месте, где были кучи золотого песка, каменная порода образовала нечто похожее на огромные перегородки, ступеньки. Вода приносила сверху золото, а т.к. последнее было очень тяжелым, оно задерживалось на этих ступеньках и накапливалось. Природа создала в этой пещере уникальную промывочную "фабрику" для золота, которого со временем накопилось огромное количество.
– Да... – только и смог вымолвить охотник.
– Пусть Дик возьмет золота, сколько ему нужно, – разрешил Ветто.
Ричард подошел к большой горе и набил карманы до отказа мокрым тяжелым песком. Они пошли назад.
– Почему эта пещера называется ущельем? – спросил Стемпл индейца.
– Раньше это было ущелье. Но когда старый бледнолиций проник сюда и набрал золота, мы взорвали стены динамитом, чтобы он не смог больше сюда прийти.
– А что там такое? – спросил охотник, показывая рукой в сторону шести больших ящиков, стоящих у стены.
– Это динамит. Уходя к Великим Озерам, Януар взорвет пещеру.
– Племя уходит на восток? – спросил Стемпл.
– Да, но прежде Ветто убьет старого бледнолицего и спасет своего брата Чокгутака.
– Чокгутак сам убежит от белых волков. У него есть много желтого металла.
– Нет, Чокгутак ещё долго не вернется. Он придет в племя только с вестью, что бледнолиций убит. Ветто тоже не может ждать, пока по озеру Кчук-ро плавают лодки белого волка. Ветто сейчас пойдет к брату.
– Но в первой пещере сейчас, наверно, бледнолиции. Они гнались за мной, я убил троих и заложил вход ветками, – сказал Ричард.
Индеец задумался.
– Надо узнать, где белые волки, – наконец сказал он. – Ветто поплывет в первую пещеру.
– Дик поплывет вместе с ним, – сказал Стемпл.
– Хугк!
Ветто отобрал среди индейцев самых крепких и смелых и, вооружившись ножами, они нырнули в воду.
Быстро, один за другим проплыли в щели и осторожно всплыли на поверхность первого озера. В пещере никого не было, только где-то у входа кто-то стучал камень о камень. Индейцы вылезли из воды и приготовили ножи. Двое остались в пещере, а остальные пошли к выходу. Впереди шёл Ветто. Он осторожно пробрался и выглянул из щели наружу. В стороне сидел на корточках боком к индейцу бледнолиций и разбивал большим камнем камень поменьше. Чуть поодаль от него ходили двое других и что-то искали на земле. Рядом с Ветто высунулась голова второго индейца.
– Динчо кинет в самого дальнего, у него рука точнее, – шепнул Ветто товарищу. – Ветто бросит во второго.
Индеец кивнул головой. В воздухе промелькнули, блеснув лезвиями, ножи и двое бродивших бледнолицих упали заколотые. Ветто выскочил из щели и вонзил лезвие в оцепеневшего от неожиданности третьего врага, в открытых глазах которого навсегда остался предсмертный ужас.
– Бледнолицих было много, – сказал вышедший из щели Ричард Стемпл. – Тут только трое. Остальные, наверно, в пещере. Они ушли в стену по тропе, и мы их не увидели.
Все поспешили назад. И тут в пещере послышалось несколько громких выстрелов. Индейцы ворвались в пещеру, прямо у входа лежал труп заколотого бледнолицего, немного поодаль – второй. Пещера освещалась факелами, брошенными на пол.
Прячась за выступами стены, в индейцев стреляли трое белых. Один из индейцев был убит, второй спрятался за камень и выжидал удобного момента, чтобы метнуть нож. Увидев индейцев, ворвавшихся в пещеру, бледнолиции переметнули огонь на них, и сразу двое краснокожих упали мертвыми, а один, раненный, присел за камень. В живых остались Ветто, Динчо, Стемпл и ещё двое индейцев, считая раненного. Ричард достал револьвер, прицелился и выстрелил, но, видимо от того, что оружие было после воды влажное, промахнулся. Динчо метнул нож и убил одного из врагов, попав ему в голову. У другого кончились патроны и он с ругательством отбросил револьвер в сторону. С третим обошлось гораздо проще: он пустил пулю себе в лоб, предпочтив смерть плену у краснокожих.
После этого один из индейцев подскочил к последнему врагу и вонзил ему в шею свой длинный нож. Тот издал хриплый стон и упал к ногам краснокожего.
– Белым шакалам не место на нашей земле, – сказал Ветто. – Теперь Ветто идет уничтожать лодки бледнолицих.
Двое индейцев пошли с Ветто и Ричардом, а раненный вернулся в племя.


На шхуне




(на этом рукопись обрывается)


Свердловск,
рукопись была начата 30 декабря 1980 года


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Л.Маре "Рождественские байки некромантки"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"