Парфенов Михаил Владимирович: другие произведения.

Шаг в вечность Александры Поляковой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ издан в составе литературного сборника "Войны священные страницы", Севастополь, 2015.



Парфенов Михаил Владимирович

ШАГ В ВЕЧНОСТЬ АЛЕКСАНДРЫ ПОЛЯКОВОЙ


Подвигу отважной летчицы и всем павшим героям
Великой Отечественной войны посвящается.


 
 
  Они не погибли - их
  Смерти не верьте.
  Они, как и прежде,
  С нами в строю.
  Летят по великой
  Дороге бессмертия
  В историю битв
  За Отчизну свою.



  
   Вечереет. Последние лучи заходящего солнца скользят сквозь неподвижные ряды самолетов. На большом поле их много - целая авиационная дивизия после Сталинградской битвы перебазирована сюда, под село Казанка Курской области. Неподалеку, в простеньких сельских домиках отдыхают после тяжелой боевой ночи усталые летчики.
  
   Александра вздрагивает и просыпается. Быстрый взгляд на часы. Все нормально - она давно уже привыкла просыпаться, когда следует. Беспокойный сон забыт. Александра быстро приводит себя в порядок, подходит к маленькому зеркальцу на стене у двери. Девушки остаются девушками даже на войне, но только война никого не жалеет. В свои двадцать один она выглядит старше - в переносице уже наметились тревожные складочки, в опухших от постоянного недосыпа глазах поселилась усталость. Обязательный дневной сон у ночных летчиков вошел в привычку. Но каждое утро проходит в суете и споре с механиками, ожидая их приговора у потрепанной за ночь боевой машины. И лишь получив утвердительный ответ "к вечеру сделаем", они идут отдыхать.
   Считанные минуты на еду, и вот она уже уверенно идет к полю с самолетами. На ходу поправляя форму, сжимая в руке шлем и очки. Теплый майский ветерок шевелит ее вьющиеся волосы. Близится вечер 9 мая 1943 года.
   Рядом с самолетом уже стоит Ефим Сагайдаков, ее штурман. В петлицах его гимнастерки два нацепленных треугольника - он сержант. Александра тоже носит такие, получив их сразу по окончании авиационного училища. Так начинают все, рядовым летчиком, но Александру совершенно не волнует ее звание - ведь на любом месте можно бить врага. И пусть она пока только сержант, но Александра уже командир одного из самолетов прославленного 970-го ночного легкобомбардировочного авиаполка, которому за отличия в Сталинградской битве присвоено почетное наименование Городище-Сталинградский. А орден Красной Звезды на груди Александры говорит больше, чем любая звездочка на погонах. Ее полк, по-праву, считают лучшими ночными разведчиками всей 16-й авиационной армии.
   Они с Ефимом оказались одногодки, и сработались быстро, за несколько ночных вылетов. А иначе нельзя - ночной полет, это движение почти вслепую. Девчонки-пилоты из других экипажей часто шутят, мол, только женщины способны летать ночью. И Александра в это верит. Ощущать, как ночной воздух давит в крылья самолета, толкает его дальше - эти и множество других мелких деталей часто стоят жизни пилоту-командиру и штурману-бомбардиру. Огромное мастерство и мужество требуется, чтобы провести ночью перегруженный бомбами самолет к цели, почти цепляя колесами верхушки деревьев, виртуозно маневрируя между пунктирами пулеметных трасс и разрывами зениток отбомбиться, а затем, не менее аккуратно, привести и посадить часто изрешеченную вражескими пулями слабоуправляемую машину на аэродром. А те из девчат, кто сберег самолет, делали так по несколько раз за ночь!
   Самолеты ночных летчиц самые известные - небесные тихоходы По-2, вчерашние "кукурузники", знакомые всем летчикам по училищам и авиа-клубам, ставшие в грозные часы войны ночным оружием возмездия и лучшими невидимыми разведчиками советской армии.
   Но самыми бесстрашными летчицами для Александры оставались экипажи 588-го авиаполка - самой первой созданной эскадрильи "ночных ведьм", как в ужасе называли их теперь фашисты. На своих самолетах отважные женщины летали на задания без бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, и даже без парашютов - все ради того, чтоб взять лишнюю бомбовую нагрузку. Когда пришла очередь Александры, встать на защиту Отчизны, в ее полку летчики тоже отказывались от бронезащиты, но парашюты одевали, выполняя четкий приказ: "беречь жизни, не пренебрегая мерами безопасности". Несмотря на нехватку самолетов, страна нуждалась в кадрах, каждый опытный летчик был на счету.
   Когда Александра в 1940-м году закончила школу в Борисоглебске, то сразу пошла в авиационное училище. Как многие девчонки она вдохновилась примером замечательных советских лётчиц Марины Расковой, Валентины Гризодубовой и Полины Осипенко, вместе совершивших в сентябре 1938 года большой беспосадочный перелёт Москва - Комсомольск-на-Амуре на самолёте "Родина". Когда в июне 1941 года началась война, Александра в числе многих подала заявку, которую долго рассматривали в партийной организации - слишком большие были списки девушек-добровольцев.
   Из штабной палатки появляется заместитель командира полка. Зимой перед вылетами все экипажи собирались там, спасаясь от пронизывающего морозного ветра, но сейчас тепло, май. Задания он давал экипажам лично, заглядывая в лицо, будто прощаясь - давняя молчаливая традиция. Никто не знает свою судьбу - каждый день может стать последним в жизни. А задачи стояли серьезные - каждую ночь уничтожать вражеские штабы, узлы связи, склады боеприпасов и горючего, блокировать аэродромы, уничтожая самолеты противника прямо на полях, выгонять гитлеровцев из домов на улицу, в окопы и овраги, не давая им покоя и сна, изматывать, подавляя волю к сопротивлению.
   Экипажи уже ждут у своих самолетов - ни одна ночь не пройдет спокойно для врага. Механики проверяют двигатели, где-то еще подвешивают бомбы, усиливается гомон разговоров над полем. Ни днем, ни ночью не успокаивается аэродром, кипит трудовой атмосферой: взлетают и садятся самолеты, вооруженцы тянут ящики с боеприпасами, механики бегают между самолетов. На взлетно-посадочной полосе стоят железные бочки, до краев наполненные ветошью, обильно смоченной соляровым маслом. Кода стемнеет, они станут отличными ориентирами для ночных экипажей, заполыхают ярким коптящим пламенем - одна служит ориентиром для взлета, другая ограничивает полосу приземления, а третья отмечает место посадки.
   Смеркается. Задания получены. Спрятав под летный шлем, непослушные волосы, Александра опирается на стойку шасси и запрыгивает внутрь кабины. Пристегивает ремни и, шевельнув плечами проверяет не жмут ли лямки парашюта. Сзади скрипнуло сиденье и звякнули крепления ремней - Ефим занял свое место. Перед самолетом замер механик Валя с измазанным маслом лицом. Ефим хлопает ладонью по корпусу, обозначая готовность и Александра махнула механику рукой.
   - От винта! - следует долгожданная команда и, выбросив небольшое облачко маслянистого дыма, вздрагивает и запускается двигатель.
   Александра перепроверяет показания приборов на панели. Рокот двигателя становится более ровным, переходя в спокойное урчание. Она показывает механику большой палец вверх "все в порядке", и направляет самолет к началу взлетно-посадочной полосы. Пора в небо. На взлет!
     
   В начинающихся сумерках три По-2 берут курс на северо-запад, в сторону угасающего закатного неба. Экипажам самолетов дана сегодня очень ответственная задача: предстоит нанести серьезный урон железнодорожным эшелонам врага, которые, по данным разведки, скопились на станции Глазуновка Орловской области.
   Самолет медленно тяжело карабкается вверх, пока не достигает высоты шестьсот метров. Под крылом плывут рощи и поля, едва различимые в полутьме, сверкают огни городов и деревень.
   - Внимание, командир! - голос бдительного штурмана напоминает Александре, что приближается пора их опасной работы. - Под нами Малоархангельск, через пять минут выйдем в заданный район, узел Глазуновка.
   И вот уже на горизонте, появляется искомая цель ночного полета - обозначенная точками огней железнодорожная станция. Александра поворачивает самолет влево, огибая светлое пространство, вместе со штурманом зоркими глазами выискивая цели. Наконец, разворачивает самолет и постепенно снижаясь, ложится на новый, боевой курс.
   - Давай штурман! - командует Александра, когда их самолет выравнивается с линией железной дороги.
   Ефим мастерски делает свою работу - бомбы падают точно в намеченные цели, пожары и взрывы раскрашивают яркими красками темноту ночи. Самолет вздрагивает каждый раз, освобождаясь от тяжелого разрушительного груза.
   Первые вспышки взрывов известили фашистов о начале бомбардировки. В небе замелькали столбы света прожекторов, слепя глаза, застрекотали зенитки, послышался надрывный вой сирен.
   Внезапно самолет "схватили" прожекторы. То слева, то справа рвутся снаряды, свистят по плоскостям крыльев осколки.
   Свет слепит ей глаза, от близких разрывов звенит в ушах. Самолет болтается в паутине лучей несколько долгих, бесконечных минут, и наконец, выскакивает в ночь. От непрестанного маневрирования и не умолкающего гула у Александры кружится голова. Но она не успевает облегченно вздохнуть - пронзительный звон сменяется воем и треском пробитого двигателя. Нос самолета окутывается шлейфом искр и начинает полыхать как огромный факел.
   - Нас подбили! - с горечью выкрикивает Александра.
   Она сразу понимает - на этой машине уже не вернуться. Но она обязана любой ценой выполнить боевую задачу, нанести максимальный урон врагу. Еще не все бомбы сброшены. Ее самолет медленно заваливает, он устремляется вниз.
      - Штурман! Прыгай! - приказывает Александра и, щурясь, всматривается вперед, сквозь прозрачный козырек и коптящее пламя.
      Она уже разглядела состав из цистерн с топливом, кажущийся с высоты маленькими черными бочонками. За спиной возится Ефим - она повторяет приказ, и балансирующий на крыле штурман отделяется от самолета, успевая выкрикнуть:
      - Не отставай командир!
      Ну, еще немного, еще чуть-чуть. Самолет едва управляем. К несчастью, враги разгадали ее маневр, крупнокалиберные пулеметы начинают прицельно бить по самолету. Глухие удары в днище, крылья и двигатель усиливаются, острой сильной болью обжигает левую ногу. Но Александра сжав зубы, твердо держит рукоять, налегая на нее всем телом.
   Пора. Нужно прыгать. Все ближе земля. Даже ветер почти затих, будто выжидая. Истекают последние секунды. Все, теперь самолету уже ничто не помешает, не изменит траекторию стремительного падения.
   Ремни отстегнуты. Нога не слушается, как же больно. Перевалившись через борт, она срывается в темноту майской ночи, слабеющей рукой дернув кольцо парашюта. Лишь бы раскрылся. Хлопок над головой и толчок в спину следуют один за другим.
   Но гитлеровские пулеметчики нашли-таки свою цель. Быстро слабея, гаснущим взором, Александра неотрывно смотрит, как падает ее самолет.
   Яркая огненная вспышка и вспученное гигантское оранжевое облако стало последним, что она увидела в жизни. На ее губах застыла печальная улыбка: "Прости мама, я не вернусь. Пусть помнят, как мы защищали свою Отчизну... За Родину, за тебя мама..."
     
     
      Не узнала уже Александра, что ее парашют, влекомый ветром, отнесло на несколько километров, опустив у подножия сосново-орехового бора. Туда, где неподалеку, на дереве, завис парашют истекающего кровью, раненного штурмана Ефима Сагайдакова.
   И неизвестно, сколько висеть им там, но в роще оказалась советская разведгруппа, наблюдавшая разгром станции отважными летчиками. Быстро и аккуратно обрезали бойцы стропы парашютов. Безвольные, окровавленные тела опустили на холодную землю.
   Один из летчиков был невысокого роста, с красивым бледным лицом, из-под шлема выбились несколько прядей темных вьющихся волос. Командир потянулся за документами, подтверждая догадку - это девушка! Скорбно поджав губы, он бережно закрыл ее навеки застывшие глаза.
   Подвиг летчиков глубоко затронул суровые сердца солдат. Русские своих не бросают, даже погибших. Несмотря на опасность, разведчики решили похоронить героев здесь же, между сосен, в небольшом овраге. В ход пошли саперные лопатки. Благо свет луны, выглядывающей из-за облаков, давал достаточно света.
   Пока бойцы-разведчики торопливо копали две могилы, командир рассматривал документы, по возвращении их нужно передать в подразделение летчиков.
   - Командир! Этот живой! - резко донесся сбоку громкий шепот.
   Да, один из летчиков остался жив. Пули пробили парню плечо и зацепили бок, он слабо шевельнулся и застонал. Его быстро перевязали. Командир снова осмотрел девушку, но с горечью убедился, что жизнь покинула ее тело. Чудес не на войне бывает - она слишком жестока.
   С особыми почестями, в тишине, бойцы закутали тело погибшей летчицы в плащ-палатку и опустили в могилу.
   - Прощай, товарищ Александра Полякова, ты совершила свой шаг в вечность! Твой подвиг не будет забыт! - тихо, вполголоса сказал командир, и отдал честь, на долгую минуту задержав руку у головы.
      Молча стояли рядом остальные разведчики, отдавая последнюю дань памяти отважной летчице, павшей за дело победы над фашистскими захватчиками. А неподалеку прощальным салютом героической девушке полыхало оранжевое зарево над станцией.
   Разведчики умело засыпали могилу мягкой лесной землей. Один из них аккуратно выровнял грунт лопаткой, придав ей форму небольшой пирамиды. Сырая земля с примесью глины приобрела форму обелиска, на вершине закрепили маленькую красную звездочку, а в основании, в выемку командир отряда вложил фото из кармана летчицы, с которой глядела живая, круглолицая девчушка с темными кучерявыми волосами.
   Солдаты нарубили веток - двое сделали вешки, чтобы оградить одинокую лесную могилу, а двое других из веток соорудили носилки. Побледнело небо на востоке - нужно спешить. Разведчики, кинув прощальный взгляд на лесную могилку, ушли, оставив вторую яму нетронутой.
   Но потерянное время сыграло против них. По пути от ран и потери крови умер штурман Ефим, а затем погибли все остальные разведчики, уничтоженные в жестокой схватке с гитлеровским отрядом при переходе линии фронта.
     
   В лесу осталась маленькая могилка, которую осенью того же, 1943 года случайно нашла местная жительница. Она более десятка лет носила цветы к могилке безымянной девушки, смотрящей на нее с желтеющего фото. А в 1956 году по всей стране началась кампания по перезахоронению погибших в братские могилы. Эта участь коснулась и безымянной могилы в лесу. Четыре женщины выкопали тело неизвестной в летной форме и парашютных ремнях, закутанное в плащ-палатку, и увезли на захоронение в братскую могилу в деревне Сеньково.
     
   Однако до сих пор о месте захоронения героически погибшей летчицы не знают ни в совете ветеранов города Орла, ни краеведческом музее города Борисоглебска, нет ее в орловской Книге памяти.
     
   Но несмотря ни на что, подвиг Александры Поляковой остался в памяти страны, жителей которой она защищала. Как защищали свою Родину все советские воины, отдавшие свои жизни за наше мирное будущее.
     
     
  

ПОСЛЕСЛОВИЕ

   Александра Полякова - единственная женщина-летчик Великой Отечественной войны, решившаяся на огненный таран. Она была награждена вторым орденом Красной Звезды посмертно, ей присвоено звание младшего лейтенанта. В родном городе в ее честь названа одна из улиц, а в музее и летном училище есть стенды памяти.
  
   Данный рассказ является художественным предположением на основе реальных событий.
  



( 05-мая-2012 )


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"