Паринов Олег Михайлович: другие произведения.

Секретная практика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Япония. Рассвет эпохи самураев. По пыльной дороге бредет одинокий ронин[1], а впереди него бежит слава неустрашимого и искусного мастера фехтования...

 []
  
  
1
  
   - Миямото Мусаси[2]? Тот самый?
   - Глупец! А разве могут быть другие?
   - Приношу вам свои глубочайшие извинения!
   Одетый в дорогое кимоно самурай склонился в низком поклоне.
   - Да как вы посмели так грубо себя вести! - громовым голосом проревел высокий мужчина с давно небритым лицом.
  Приносивший извинения самурай еще ниже склонился к татами.
   - Ваша неучтивость обойдется вам в круглую сумму!
  Небритый самурай задумчиво почесал грудь за отворотом поношенного кимоно.
   Действие происходило в придорожной гостинице. А настоящее имя оскорбленного самурая было Сакаку Рандзюро. "Теперь главное назвать правильную цену, - задумался он. - Чтобы не сильно опустошить его кошелек, а то ведь может и передумать приносить извинения. Тогда придется сражаться на поединке, а это крайне нежелательно..."
   - Три золотых монеты, и забудем об этом недоразумении! - заявил Сакаку, внимательно наблюдая за ответной реакцией.
   - Конечно, господин Мусаси! Вот, пожалуйста, примите...
   "Удачно получилось! - мысленно обрадовался Сакаку. - Немного усилим нажим..."
   - Да как ты смеешь совать мне свои грязные деньги! - вновь взревел он страшным голосом. - Положи их вот сюда на край татами...
   Положив деньги в указанное место и еще раз униженно поклонившись, знатный самурай попятился к выходу из комнаты.
   Рандзюро облегченно повалился на бок. И в этот момент раздался выстрел. Пуля, выпущенная из небольшого пистолета, пробила рисовую бумагу в том месте, где только что находилась голова Сакаку. Знатный самурай отбросил в сторону разряженный пистолет. Выхватив из-за пояса вакидзаси[3], он с истошным криком "Умри, убийца!" бросился на обидчика. Сакаку в испуге выставил вперед свою катану[4]. Нападавший жалобно вскрикнул от боли и остановился. В груди у него торчало лезвие меча Рандзюро. Меченосец с предсмертным стоном повалился на татами. После нескольких судорожных вздрагиваний тело самурая замерло неподвижно.
   Кое-как вытащив меч из груди погибшего, Рандзюро принялся отрешенно вытирать его лезвие грязным платком. Комната раскачивалась у него перед глазами от пережитого волнения.
  В коридоре гостиницы раздался топот множества ног. Дверь в комнату отъехала в сторону. Фигуры людей и их лица в дверном проеме плавали размытыми пятнами. "Надо не показывать виду..." - подумал Сакаку.
   - Он первый напал на меня! - громко заявил он в сторону колышущихся теней. - Сначала выстрелил, а потом выхватил вакидзаси! Мне пришлось защищаться! Но знаменитому Миямото Мусаси не сможет навредить какой-то жалкий неудачник!
  
  
2
  
   Придорожная гостиница осталась далеко позади. Пыльная дорога, петлявшая среди рисовых полей, убегала вдаль и терялась где-то у самого горизонта. Рандзюро шел по ней, загребая пыль соломенными сандалиями-дзори, и размышлял о своей жизни. "В следующий раз мне так может не повезти, - думал он. - Как хорошо, что при таких беседах я всегда держу меч наготове, вытащив из ножен". Причина, по которой Сакаку Рандзюро назвался именем широко известного в Японии мастера меча, была проста и понятна - с некоторых пор он так зарабатывал себе на жизнь.
   Месяц тому назад, после пустякового конфликта с грубым меченосцем из клана Токугава, Рандзюро был вызван на дуэль. И вот тогда, перед началом смертельного поединка, после просьбы назвать свое имя Сакаку вдруг ни с того ни с сего назвался Миямото Мусаси. Его противник тут же сильно побледнел и, сжавшись от страха, униженно попросил прощения. Получив солидную денежную компенсацию за полученное оскорбление, Сакаку понял, что так он сможет обеспечить себе вполне сносное существование.
   Рандзюро был потомственным самураем. После внезапной смерти владетельного дайме[5] клан, к которому принадлежал Сакаку, распался, и он стал ронином. Это была сильно приукрашенная история его жизни, которую Рандзюро рассказывал всякий раз, когда нанимался на службу. Что произошло с ним на самом деле, юноша всячески пытался похоронить в самом дальнем уголке своей памяти. Дела его шли не очень. Из-за большого количества странствующих самураев и слабых фехтовальных навыков Сакаку частенько отказывали в приеме на службу. Не помогал даже высокий рост. Последний раз бродячему ронину повезло два месяца назад, когда его наняли для охраны паланкина, следовавшего в Эдо. Кого он тогда охранял, Рандзюро так и не узнал. На ночевках "чужих" самураев отправляли к дальнему от паланкина костру. Лишь один раз Сакаку увидел тонкую женскую ручку, высунувшуюся из окошка паланкина и движением веера подозвавшего начальника охраны. Ему показалось, а, может, так оно было и на самом деле, что запястье женской руки украшала татуировка хризантемы. Слава Будде, нападения на конвой тогда не произошло, и по прибытии в гостиницу на окраине Эдо наемных самураев отпустили, щедро заплатив за временную службу.
  После случая с извинениями и денежной компенсацией, Рандзюро взял себе за привычку пользоваться славой и именем Миямото Мусаси. И до сегодняшнего дня все проходило удачно. Главное, было верно оценить будущую жертву. Как правило, Сакаку выбирал торговцев средней руки и желательно путешествующих без охраны. Местом предстоящего конфликта выбиралась дорожная гостиница. В первом действии спектакля расчетливый самурай, грубо толкнув или облив сакэ[6] постояльца, вызывал на себя шквал оскорблений. Во втором действии Сакаку грозным голосом называл "свое" имя. В конце представления перепуганная жертва начинала униженно молить о прощении и предлагала деньги. Нужно было лишь назвать точную сумму, чтобы с одной стороны не слишком разорить обманутого им простака, а с другой - не зародить ненужных подозрений в мелочности "великого мастера". После чего считавший, что он счастливо отделался, избежав неминуемой гибели, торговец быстренько платил и тут же съезжал с гостиницы. Сегодня Рандзюро в первый раз не повезло: какой-то смельчак вместо оплаты решился на него напасть. Странно все это...
   Солнце нещадно пекло раскаленную землю. Широкополая соломенная шляпа на голове Сакаку сильно нагрелась. Пот градом катился по лицу ронина. Нужно было поискать тень, чтобы переждать самые жаркие часы. Впереди показалось большое раскидистое дерево. Вот и долгожданный отдых. Но место под деревом было уже занято. Там сидел какой-то бедный самурай в поношенном кимоно. Мужчина дремал. Рядом с ним был прислонен к дереву большой меч. Сакаку обратил внимание на сильные руки и осанку незнакомца. По внешним признакам в нем угадывался сильный боец. "Пройду-ка я потихоньку мимо, - с опаской подумал Рандзюро. - А то, неровен час..."
   Самурай под деревом вдруг пошевелился и открыл глаза. Что-то такое было в его взгляде, отчего Рандзюро разом застыл на месте. Но вот незнакомец моргнул, и наваждение исчезло. Неожиданно самурай склонился в низком поклоне.
   - Я слышал, что в здешних местах путешествует знаменитый фехтовальщик Миямото Мусаси, - негромким голосом произнес он. - Не его ли я вижу перед собой? Позвольте представиться Годзаемон Кукурано.
   Рандзюро в растерянности замер, а потом, подбоченившись, произнес:
   - Да, я тот самый Миямото Мусаси из Мимасаки.
   Быстро войдя в ставшую уже привычной для него роль, Сакаку небрежно кивнул в ответ на поклон и вошел в тень дерева. Кукурано выпрямился. Он взял в руку большой меч (отчего Рандзюро внутренне вздрогнул) и подвинулся, уступая место новому знакомому. Сакаку почувствовал, как металлическая пластинка, которую он постоянно носил под поясом кимоно, впилась своим нижним краем ему в бедро. Он недовольно поморщился.
   - Прошу прощения, что вызвал ваше неудовольствие, - смиренным тоном произнес Кукурано. - Но я столь много о вас слышал. Сам я лишь только начал постигать науку меча. Господин, какой вы можете дать мне совет?
   Рандзюро задумался. В голову ему пришла где-то ранее услышанная фраза. Правда, он не совсем понимал ее содержание. Но ее произнес в случайно подслушанной им беседе в гостинице жилистый самурай с ужасным шрамом на лице, что само по себе заслуживало некоторое доверие.
   - Будь предан выбранному пути, - важно произнес Сакаку.
   - Спасибо, господин! - с жаром в голосе произнес самурай и склонился в поклоне.
   На мгновение Рандзюро показалось, что на лице его собеседника мелькнула улыбка. Но он так низко поклонился... "Наверное, мне показалось", - успокоил себя Сакаку.
   - Не мог бы господин показать, что-нибудь из своего непревзойденного искусства? - попросил его Кукурано.
   "Вот пристал!" - с досадой подумал Сакаку, а вслух ответил:
   - Я немного устал в дороге...
   - Но, господин, когда мне еще раз выпадет возможность лицезреть столь сильного мастера! - продолжал настаивать его собеседник.
   - Ну, хорошо! - согласился Сакаку.
   "Вот надоеда! - подумал он. - Так просто не отвяжется. Фехтованием я не блистаю, он сразу заподозрит обман. А что если..."
   - Я в последние годы стал много времени уделять внутренним практикам, - веско заявил Рандзюро. - Мне удалось достигнуть состояния шара энергии в своем "хара"[7]. Вот посмотрите!
   С этими словами Сакаку выхватил из ножен вакидзаси и с силой ударил себя в живот. Острие короткого меча отскочило от спрятанной под поясом железной пластины.
   - Это действительно чудо! - восхищенно воскликнул его собеседник. - Я теперь всем расскажу о вашем великом достижении! Я буду называть его "железный живот Мусаси"!
  
  
3
  
   Со стороны дороги послышался топот копыт и крики возбужденных людей. К дереву подскакала пятерка всадников на взмыленных лошадях. Один из них, краснолицый толстяк, вскричал громким голосом:
   - Я узнал его! Это он убил вашего господина!
   И мужчина указал пальцем на Рандзюро.
   Четверо самураев спрыгнули с лошадей. Судя по их движениям, это были опытные воины. В опознавшем его пятом всаднике Сакаку узнал хозяина придорожной гостиницы, где на него было совершено нападение. Толстяк, злорадно улыбаясь, взял под уздцы лошадей и отвел их в сторону. Тут Рандзюро вспомнил, что "забыл" заплатить за ночлег в гостинице.
   Самураи подошли к дереву. Они коротко посовещались. Затем вперед выступил один из них - плотного сложения меченосец, в дорогом кимоно темно-синего цвета и с богато украшенной катаной за поясом. Холодными рыбьими глазами он пристально посмотрел на самозваного мастера меча, казалось, одним взглядом высасывая из сердца Сакаку всю его отвагу и решимость. Обращаясь к Рандзюро, самурай обвинительным тоном произнес:
   - Вы подло убили нашего господина Мунэнори Тадааки! Мы, его верные слуги, прибыли сюда, чтобы отомстить за него.
   "Вот и настал мой смертный час, - обреченно подумал Сакаку. - Моя бедная мама так и не узнает, как погиб ее единственный сынок. То есть пятый сын..." Рандзюро принадлежал к обедневшему самурайскому семейству. В их семье, состоявшей из семи детей, он был пятым по счету ребенком.
   - Позвольте мне уладить это маленькое недоразумение, - прозвучал под самым ухом Рандзюро знакомый голос.
   Кукурано встал со своего места. Потянувшись, он взял в руку меч и пошел навстречу четверке самураев.
   - Как вы можете быть так неучтивы?!! - вдруг рявкнул он.
   Выхватив из ножен, свой огромный меч Годзаемон обрушил его на голову ближнего самурая. Тот попытался отразить удар катаной, но та переломилась пополам. Острие меча Годзаемона вошло в плечо самурая и отсекло тому руку. Обливаясь кровью, раненый упал на землю. Оставшиеся самураи выхватили из ножен катаны и взяли Кукурано в кольцо.
   Годзаемон поднял меч над головой и принялся его со свистом раскручивать. Вскоре вокруг него вращалось сплошное блестящее кольцо. Вдруг сверкающая траектория изменилась, и вверх взлетела катана одного из нападавших. Сияние исчезло. Мгновение, и вот уже Годзаемон вытаскивает свое смертоносное орудие из живота одного из самураев. Но меч явно застрял. С торжествующим криком двое оставшихся меченосцев набросились на безоружного противника.
   Сакаку вскочил на ноги и бросился на помощь Кукурано, что-то громко вопя на бегу.
   - Попались! - радостно воскликнул Годзаемон и легко вытащил меч из тела противника.
   Он одним прыжком заскочил за спину раненого им самурая и толкнул того на первого нападавшего. Второго противника Годзаемон встретил длинным ударом снизу, отсекшим самураю кисть. Следующим ударом Кукурано разрубил голову меченосцу.
   Тут подоспел Сакаку и напал на оставшегося в живых самурая. Тот отбросил в сторону катану и запросил о пощаде. Сражение было выиграно.
   - Забирайте своих товарищей и убирайтесь отсюда! - гневным голосом произнес Рандзюро.
   Его била крупная дрожь от пережитого волнения. Он не впервые участвовал в бою. Но одно дело разогнать трусливых крестьян с палками, а совсем другое участвовать в сражении с опытными фехтовальщиками.
   Хозяин гостиницы, испуганно поглядывая на Рандзюро и его защитника, помог оставшемуся в живых самураю погрузить убитых на лошадей. И они, поклонившись на прощание, медленным шагом отправились в ту сторону, откуда до этого приехали. Победители проводили их долгими взглядами.
   Годзаемон вытер меч и почтительно поклонился Рандзюро.:
   - Благодарю вас за помощь, мастер!
   Сакаку вдруг стало ужасно стыдно за свой обман перед столь сильным и великодушным воином. Он вложил катану в ножны и опустился на колени перед своим спасителем.
   - Нижайше прошу меня извинить, достопочтенный господин Кукурано! Перед вами ничтожный ронин Сакаку Рандзюро из пустого бахвальства взявший себе имя знаменитого фехтовальщика!
   Сакаку смотрел на землю в ожидании ответа и думал: "Сейчас он готовится меня убить. Хорошо, что я не увижу, как его сверкающий меч отрубит мою глупую голову. Хотя это, наверное, будет красивое зрелище...". Внезапно Рандзюро услышал громкий хохот. Когда он поднял голову, то увидел весело смеющегося Кукурано.
   - Я тоже должен извиниться перед вами! - сквозь смех произнес тот. - Мое настоящее имя Миямото Мусаси. До меня дошли слухи, что какой-то самозванец использует мое родовое имя в своих гнусных целях, и я решил проучить его. Но ваш фокус с ударом в живот меня весьма развеселил, а тут еще подвернулись эти наглецы.
   - Вы спасли мне жизнь...
   - Пустяки! Я вступился за вас, потому что сам явился причиной этого нападения. От моего меча погиб Ясукава Тадааки. Видимо, его брат Мунэнори искал меня, чтобы отомстить, а нашел смерть от вашей руки.
   Стоя на коленях, Рандзюро ошеломленно смотрел на мастера меча.
   - Вставайте, Сасаку! Хватит валяться у меня в ногах! Я прощаю вам использование моего имени, а поскольку я тоже назвался перед вами чужим именем, то теперь мы в расчете. Предлагаю закрепить наше знакомство в ближайшей гостинице. Там за чашкой сакэ вы расскажете, как вам удалось убить столь отважного самурая, как Мунэнори Тадааки, а, главное, поделитесь секретом практики "железного живота"...
   И новые приятели дружно рассмеялись.
  
  
  
Примечания
  
  1
  Ронин (яп. 浪人, ро: нин, букв. 浪 "блуждающие волны" + 人 "человек" = "странник") - деклассированный самурай феодального периода Японии (1185-1868), потерявший покровительство своего сюзерена, либо не сумевший уберечь его от смерти. В редких случаях странник, не имеющий над собой чужой власти, свободный воин.
  
  2
  Миямото Мусаси - японский ронин, считается одним из самых известных фехтовальщиков в истории Японии.
  
  3
  Вакидзаси (яп. 脇差) - короткий японский меч. В основном использовался самураями и носился на поясе. Его носили в паре с катаной. Однолезвийный клинок малой кривизны, он был похож по форме на катану. В отличие от катаны, которую могли носить только самураи, вакидзаси был разрешён купцам и ремесленникам. Они использовали этот меч в качестве полноценного оружия.
  
  4
  Ката́на (яп. 刀) - длинный японский меч. Слово "катана" обозначает "изогнутый меч с односторонним клинком". В современном японском слово "катана" также обозначает любой меч. По форме клинка катана напоминает шашку, однако рукоять у неё прямая и длинная, что позволяет использовать двуручный хват. Навершие отсутствует. Небольшой изгиб клинка и острый конец позволяют наносить также и колющие удары.
  
  5
  Дайме (яп. 大名, даймё:, букв. "большое имя") - крупные военные феодалы средневековой Японии.
  
  6
  Сакэ (яп. 酒 сакэ) - один из традиционных японских алкогольных напитков, получаемый путём сбраживания сусла на основе риса и пропаренного рисового солода.
  
  7
  Хара (яп. 胃, хара, букв. "живот") - энергетический центр тела, резервуар жизненной энергии. Центр силы в восточных системах боевого искусства. "Центр хара" находится примерно на два пальца ниже пупка.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"