Паришкуро Вячеслав Михайлович: другие произведения.

Гуцул

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вниманию читателей предлагается история мальчика, пережившего трудные годы войны и послевоенного лихолетья в условиях бандитизма. Далее - учеба и взрослая жизнь, сложная и полная противоречий.

   Г У Ц У Л
   Глава первая
   Д О Ш К О Л Ь Н Ы Е Г О Д Ы
  
  Ваня родился в семье гуцулов на Закарпатье. Они переместились сюда с Буковины в поисках заработка. Есть и теперь село Тячевские Лазы на склоне Украинских Карпат. На южном склоне гор возле села - фруктовые сады, в основном из яблонь и груш. Возле хат русинов и гуцулов растет виноград. На север от села - пологие горы, переходящие в "полоныну". Там расположены летние пастбища для скота. В середине мая гурты овец и коров постепенно перемещаются на полоныну вместе с пастухами. А таких - половина мужского населения села. Женщин с собой не берут, жизнь на полоныне трудна и опасна. Мужики и молодые ребята обновляют кошары - ночные загоны для скота, с помощью собак охраняют отары от волков, медведей и лихих людей, доят коров и овец, в больших казанах из молока варят брынзу. По вечерам развлекают себя игрой на музыкальных инструментах собственного изготовления, поют песни. Хорошо, да не очень.
  Сейчас 1942 год, на востоке идет жестокая война. Мадьяры вместе с немцами сражаются на Восточном фронте против русских. Гуцулов начали насильно призывать в мадьярскую армию. Не всех, а только тех, кто понимает венгерский язык. Получил повестку и Стефан Козуряк, отец восьмилетнего Вани. Мама плачет, предлагает мужу идти в горы, там переждать лихолетье. Немцев непременно разобьют, придут русины, освободят Закарпатье. Отец возражает, семью партизана могут расстрелять или забрать в концлагерь. Он не имеет права подвергать семью опасности. Сомнения разрешаются с приходом в дом венгра Шандора. Он хочет поговорить с отцом наедине.
  Присаживаются на лавке под ветвистым кустом винограда закуривают глиняные трубки. Ваня жмется к отцу, предчувствуя разлуку, кое-что понимает из разговора по-венгерски. Иногда разговаривают и на украинском. Шандор-бачи говорит, что в прошлую войну побывал в русском плену, знает русских. Предлагает отцу служить вместе с его младшим сыном Миклошем, оберегать друг друга, может, удастся выжить. Заботу о Ване он берет на себя, будет жить в Тячеве, пойдет в школу. Маме с бабушкой передает свой участок земли в долине возле села за половину урожая, он с женой вдвоем обработать большой участок не сможет, а маме помогут соседи. Зимой устроит маму работницей на плодоконсервный заводик, ее дочурку присмотрит бабушка, три км. - не помеха для молодых ног. А великую Русь победить немцам и их союзникам не удастся, через пару лет сюда придут Советы. Нацисты убегут, население останется. Гуцулы, русины, венгры, чехи и румыны должны помогать друг другу, чтобы выжить. Отец и Шандор-бачи бьют по рукам, венгр уводит отца в Тячев на призывной пункт.
  Обратно отец возвращается уже в форме мадьярского солдата попрощаться с семьей. Горестным было это прощание. Пришли только родственники и ближние соседи, на форму отца смотрят хмуро. Зарезали барашка, виноградное вино развязало языки. Отца жалеют, желают долгих лет жизни, мама в слезах, маленькая сестричка Вани расплакалась. Отец утешает трехлетнюю Маричку, не выпускает ее из рук. Разошлись, когда настали сумерки, керосина в продаже нет, а свечи берегут. Вечером зажгли только лампадку под православными иконами.
  Провожать себя на вокзал отец маме запретил, взял с собой только Ваню. Для похода в в город его приодели в чистую рубашку, белые длинные штанишки из овечьей шерсти, меховую безрукавку, на голове - шляпа из фетра, на ногах - постолы. На вокзале отец расцеловал Ваню, из рук в руки передал его Шандору, который с заплаканной женой пришел на вокзал проводить своего сына в армию. Наблюдали перекличку призывников, которую проводил унтер-офицер с рядом стоящим немцем в форме полевой жандармерии, с бляхой на груди. Троих призывников не досчитались, жандарм записал их фамилии. Подошел со стороны Солотвино товарный поезд, вагон с призывниками прицепили к хвосту, паровоз дал гудок. Ваня в последний раз увидел отца, машущего рукой из окна вагона.
  Дом Шандора стоит на центральной улице Тячева, выложенной брусчаткой. Двор тоже из брусчатки, чистый. Во дворе расположены хозяйственные постройки: колодец, открытая со стороны двора конюшня с возом и сельхозинвентарем, курятник. Конь приветствует возвращение хозяина легким ржанием, по двору бродят куры. Ваню Эржи-ныни хорошо накормила, еды после проводов сына в армию достаточно. Указала место для жилья - деревянный топчан в небольшой комнатке на веранде, раньше она, очевидно, была кладовкой. Небольшое окно выходит во двор. Заходить в большую комнату сына с окном на центральную улицу запретила, чтобы не заносил мусор. В спальню тоже заходить нельзя, можно только на кухню, где она на плите готовит еду.
  Шандор-бачи приказал Ване снять гуцульскую одежду, повесить на вешалку в шкафу, взамен выдал городскую, но поношенную. Короткие брючки до колен, клетчатую рубашку. На ноги - сандалии с деревянными подошвами и шнурками, чтобы не спадали с ног. Летом мальчикам можно ходить без головного убора. Все время разговаривал по-венгерски, внимательно следя за Ваней, понимает ли он. Иногда повторял речь по-украински.
  Повел Ваню на приусадебный участок, открыв ворота из проволочной сетки и закрыв их за собой. Объяснил, что их нужно держать всегда закрытыми, чтобы не забрели куры. Собаки во дворе нет, чтобы лаем не беспокоила ночью соседей. Куры могут забрести на участок до соседей, а это - скандал. С соседями по улице нужно жить дружно и всегда здороваться. Первым должен произнести приветствие и сделать легкий поклон младший по возрасту. Поводил Ваню по участку, показывая и рассказывая.
  Участок длинный, вытянутый на юг в сторону Тисы, за ним старое кладбище. Возле него растут грецкие орехи, яблони. Ближе к дому - огород и тоже орехи. Кусты картофеля, помидор, фасоли, перца разных сортов. Со стороны соседей забора нет, только натянутая на низких столбиках проволока определяет межу. Вдоль межи растут кусты малины, вишни, еще какие-то ягоды. Заходить Ване на приусадебный участок можно только с разрешения Эржи-ныни, она тут хозяйка, он будет ей помогать в работе на приусадебном участке.
  На следующий день хозяин берет Ваню в поездку за дровами. Запрягает коня в одноконную повозку, объясняя и показывая. Дом отапливается дровами с помощью плиты на кухне. Обогрев комнат зимой происходит с помощью водяных радиаторов, размещенных под окнами, летом в обогреве нет нужды, плиту топят только для приготовления пищи, перекрывая кран подачи воды в систему отопления. Так расходуется меньше дров. Заходит в подвал и выходит с большой стеклянной бутылью в оплетке из лозы. Открывает сплошные наружные ворота и выезжает из двора. Ваня держит вожжи в руках, сдерживая нетерпеливого коня, ждет, когда Шандор-бачи закроет тяжелые ворота.
  Едут на лесной склад в соседний поселок Тересва возле Тисы. На берегу лежат длинные стволы деревьев, сплавленных плотогонами в половодье из верховьев Тисы. Склад с трех сторон окружен колючей проволокой, внутри виден барак. Там содержат русских военнопленных, работающих на лесопильном заводе. Худые, с заросшими щетиной лицами, они занимаются распиловкой и рубкой дров под наблюдением пожилого унтер-офицера и нескольких полицаев с плетками в руках. Увидев подводу, унтер выходит наружу, разговаривает с Шандор-бачи. Принимает бутыль с вином и брынзу, вызывает двоих пленных. Те подходят и начинают выносить охапки порубанных дров, бросают их возле повозки. Шандор-бачи с Ваней загружают ими воза. По окончании погрузки венгр незаметно сует пленным в руки по небольшому узелку, те прячут их за пазухи уходят за ограду. Унтер возвращает пустую бутыль, просит привезти еще вина.
  После обеда поездка за дровами повторяется. Только Ваня незаметно передает пленным еще по куску хлеба. На глазах бывших солдат появляются слезы, один из них спрашивает по-русски:
  - Тебя как звать, мальчик?
  - Ваня. Я гуцул.
  Во дворе дрова сложили под навесом, хозяин приказал Ване пару охапок снести на кухню, сам принялся поить и кормить коня. Эржи-ныни указала место для дров в железном ящике возле плиты, приказала принести еще мелких дров на растопку. Ваня понял речь, кивнул. Топориком настругал стружек, сложил поверх дров. Хозяйка приказала помыть руки, сесть за стол, вынесла два пирожка. Сама уселась напротив, начала что-то быстро говорить и спрашивать. Он разобрал вопрос в конце:
  - Ты что, немой?
  Ответил на венгерском: Нэм тудом (Не понимаю).
  С этого дня Эржи-ныни начала готовить Ваню к поступлению в школу по своему методу. Научила считать до двенадцати, показывая цифры на часах, висящих на кухне. Принесла старый букварь на венгерском языке с цветными картинками разных животных и надписями под ними. Называла зверей и приказывала Ване повторять за ней слова. Потом выложила кубики с венгерским алфавитом, заставила складывать из них слова. Нелегко давалась Ване сначала эта учеба. Часто вместо пирожка получал подзатыльника, а рука у хозяйки была тяжелой. С тоской воспринимал эту учебу, мечтая быстрей вырваться во двор и помочь Шандор-бачи по хозяйству.
  Отношение к учебе изменилось после получения первого письма от отца на адрес Шандора. За него писал венгр, солдатских писем на украинском языке цензура не пропускает. Писал, что ему повезло, его определили ездовым в конную артиллерийскую батарею, муштрой не особенно донимают, ухаживает за лошадьми. Просил Ваню хорошо учиться и писать ему письма в армию на венгерском. Очень скучает по родному дому, просит поцеловать маму и Маричку.
   Сообщил, что сына Шандора направили на курсы унтер-офицеров, ему тяжело, муштрует курсантов немец немилосердно, писать ему некогда, при короткой встрече просил написать за него письмо и передать привет матери и отцу. Шандор прочитал короткое письмо от сына, написанное чужой рукой, вздохнул и ушел с письмом к жене, которая трудилась на огороде. Ване приказал почистить коня, завтра они поедут в Лазы за сеном.
  Выехали рано, по холодку. Ваня надел свою гуцульскую одежду, сидит на возу с двумя порциями фруктового мороженого, которое купил Шандор-бачи. До села не доехали. Мама, бабушка и Маричка трудятся на огороде Шандора. Ваня вручил мороженое маме и сестричке, рассказал им содержание письма от отца. Мама всплакнула, свое мороженое есть не стала, отдала Ване. Рассказала Ване все сельские новости, попросила Шандора написать ответное письмо для мужа.
  Староста села передал венгру несколько кругов брынзы, которую доставили с полоныны, просит забрать стожок сена, пообещал накосить еще отавы для овец Шандора, когда их пригонят с гор. И забрать мешки с житом с участка, который засевал прошлой осенью Шандор с сыном, а теперь передал в аренду селу. Обещает проследить за уборкой с огорода картофели, фасоли, потом кукурузы, женщины уберут. Благодарит венгра за передачу земли в аренду, просит Шандора найти еще других землевладельцев, желающих передать землю в аренду. Своих равнинных земель у села нет, а безработных много.
  В Тячево возвращаются вечером. Ваня сидит на самом верху воза с сеном, за пазуху сунул бумажку с очертаниями ладошки Марички, вслух сочиняет письмо к отцу, просит Шандора перевести на венгерский язык некоторые слова, их много. По приезду переодевается и помогает хозяину убрать сено на чердак. Шандор-бачи подает навильники, Ваня наводит порядок на чердаке, укладывая сено. Хозяин заглядывает на чердак, приказывает Ване потоптаться на сене, нужно будет еще сверху уложить отаву. Сожалеет, что продал в армию второго коня, не знал, что заимеет такого толкового работника.
  Эржи-ныни уже написала письмо сыну, теперь Шандор-бачи пишет под диктовку Вани его отцу. Один конверт на двоих с очертаниями ладошки Марички для отца. Хорошо, что вечером в доме светло, запустили в Тячево движок с генератором, в кинотеатре показывают немецкую победную фронтовую хронику, дали электричество и в дома на центральной улице. Эржи-ныни успела зажечь на кухне керосиновую лампу, как электричество отключили. Ужинали втроем молча, за день все натрудились. Шандор-бачи налил себе стакан домашнего вина, жене - наливки. Ване не предлагали, малец еще.
  На другой день поехали молоть зерно жита на водяную мельницу, что на речке Тересве, это близко. Мельник-венгр рад поговорить с Шандором, жалуется, что остался без сыновей-работников, их забрали в армию. Старший уже погиб, хорошо, хоть внука деду оставил. Ему этой осенью идти в школу, а как? Утром нужно проводить в школу, после обеда забрать, а кому? Жена занята уходом за свиньями, ему некогда, а мать непутевая, бросила сына, вышла замуж за немца, живет в Ужгороде. Не сможет ли Шандор поселить внука на время учебы у себя? Невестка присылает свекру немецкие марки, содержание внука Пэтэра он оплатит осенью свининой. Шандор отвечает мельнику, что он рад помочь, но нужно посоветоваться с женой. Как она решит, так и будет.
  На обед возвращается с пастбища Пэтэр. Ваня с восхищением смотрит на своего однолетка, ловко сидящего на коне. Рядом с конем бежит собака. Дед-мельник замечает пыль на боках коня, строгим голосом приказывает внуку его выкупать и почистить. Пэтэр раздевается и вводит коня в запруду выше мельницы. Ваня тоже лезет в холодную воду, вдвоем моют коня, прыгают с его спины, играют с собакой. Пэтэр объясняет Ване, что конь нарочно катался по земле, чтобы замазаться, а потом его выкупали и почистили. После чистки Пэтэр надевает на коня уздечку и ведет его под навес, а мельник приглашает всех в дом на обед.
  Шандор спорит с женой. Эржи-ныни возражает принять на квартиру мальчика-венгра, хватит с нее и мальчика-гуцула. Он неприхотлив и помогает по хозяйству, а мальчонку-венгра нужно обхаживать и обстирывать. И еще, где его поселить? К Ване в кладовку неудобно, все-таки он венгр, а не гуцул. Шандор строптивую жену так и не смог переубедить.
  Спор прерывает прибытие извозчика, он привез с вокзала мадам, прибывшую поездом из Ужгорода. Ходу пешком тут несколько минут, но она наняла извозчика. Рассказывает, что бывший свекор известил ее - Пэтэра пора отдать в школу. Муж-немец категорически возражает принять пасынка, его тоже могут направить на фронт, льготы после ранения закончились. Мадам быстро разобралась в ситуации, поняла, кто в семье главный, просит чашечку кофе. Уходят с хозяйкой на кухню, после непродолжительного разговора мадам возвращается радостная, она оплатила марками содержание сына в семье Шандора. Торопится на вокзал, чтобы успеть на поезд. Сына она так и не повидала. Сморщила нос и сказала, что не переносит запах свиней.
  Через пару дней мельник верхом на коне привозит к дому внука. Передает его Шандору с рук в руки вместе с узелком одежды. Торопится уезжать, но Пэтэр плачет, он не хочет расставаться с конем, просит деда оставить ему коня, он будет за ним смотреть. Мельник чешет затылок, конь ему без пастушка не нужен. Шандор ловит момент, соглашается взять коня, а он будет наезжать к мельнику за отрубями. Бьют по рукам, довольные друг другом. Мельник уходит домой пешком, оставив Шандору коня, седло и внука.
  Эржи-ныни открывает зал и поселяет туда Пэтэра, определив ему место на диване. Вздохнув, указывает на второй диван и Ване. Приказывает ему следить за чистотой, еженедельно мыть пол, запрещает брать книги в шкафу и трогать картины на стенах. На видном месте висит и портрет военного в морской форме. Ваня уже знает, что это адмирал Миклош Хорти, правитель Венгрии. Отвлекся, получил подзатыльник, снова слушает Эржи-ныни: "ходить по залу только в домашних тапочках, верхнюю обувь оставлять в коридоре, в конце дня ее чистить. Керосиновую лампу, подвешенную к потолку, руками не трогать, она сама будет ее заправлять и зажигать. Учить уроки мальчики будут за партой, одной на двоих достаточно, Шандор ее купит по размеру. Школьные учебники и тетради хранить в парте, чернилами ее не пачкать и не царапать. После возвращения из школы переодеваться в рабочую одежду".
  Закончив нравоучения для Вани, Эржи-ныни ведет мальчиков во двор. Приказывает Пэтэру следить за чистотой в сарае возле коней. "Подбирать и подметать возле кормушки сено, убирать конский навоз в компостную яму возле туалета, следить за чистотой двора, убирать испражнения кур, еженедельно смывать поверхность двора водой из шланга. И готовить растопку для плиты под навесом во дворе, на ней она будет варить джем. Запомнил? Повтори, что я сказала".
  Шандор-бачи водит мальчиков по магазинам. В мебельном выбрал для мальчиков парту. Заставил Ваню и Пэтэра посидеть за ней, они сказали - удобно. Хозяин не согласился, купил немного большего размера, на вырост. Продавцу дал адрес, приказал доставить до ворот. Повел мальчиков в магазин школьной одежды. Опытный продавец сразу предложил два комплекта формы и обувь. Шандор спорить не стал, только ботиночки купил на размер больше, с дополнительными стельками. Вместо школьных ранцев или портфелей купил две холщовые сумки, повесил их мальчикам через плечи. Ваня и Пэтэр довольны, каждый несет сумку со своей формой.
  Парту занесли в зал, установили возле окна, где указала Эржи-ныни. Школьную форму она забрала прогладить утюгом, принесла выглаженную, на плечиках, приказала беречь, не марать. Шандор-бачи ручной машинкой подстриг накоротко головы мальчикам, выкупал их во дворе из бочки с подогретой на солнце водой, заставил их потереть друг другу спинки намыленной мочалкой, сполоснул из ковшика. Эржи-ныни вынесла чистую рабочую одежду, заставила одеть. После ужина постелила мальчикам на диваны свежие простыни, принесла маленькие подушки и легкие покрывала вместо одеял. Открыла окно, проветрила комнату вечерней свежестью, приказала помолиться на ночь. Дождалась, когда Ваня пробормотал "Отче наш" по-украински, а Пэтэр "Матер божью" по-венгерски, потушила лампу и ушла, пожелав спокойной ночи. Было прохладно, но мальчики терпели. Незаметно уснули.
  Шандор-бачи повел приодетых мальчиков в школу. Директор в полувоенном костюме просмотрел свидетельства о рождении, согласно кивнул, просмотрев метрику Пэтэра. Нахмурился, увидев свидетельство Вани, выданное священником православной церкви. Шандор объяснил: отец Вани служит в мадьярской армии, мальчик понимает венгерский язык. Директор проверять знание Вани не стал, направил на проверку к классной учительнице.
  Молоденькая учительница в строгом длинном платье с белоснежным воротником устроила мальчикам небольшой экзамен. Попросила Пэтэра что-то нарисовать карандашом на бумаге, а Ване приказала сосчитать по-венгерски до десяти. Ваня сосчитал до двенадцати и замолк. Учительница благосклонно кивнула, записала имя и фамилию Вани в классный журнал, сказала, что принимает его в первый класс, надеется, что она научит его чисто говорить по-венгерски без акцента и писать без ошибок. Пэтэра похвалила, когда он нарисовал коня. Выдала мальчикам по букварю на венгерском языке, попросила Шандора оплатить их стоимость. Деньги пойдут в благотворительный фонд школы, учебники пришлось покупать в Будапеште. Шандор посмотрел цену, уплатил в двойном размере, поблагодарил учительницу, спросил, как ее зовут. Она ответила: "фройлен Анна-Мария, но для учеников я - фрау Анна. Прошу проследить, чтобы мальчики не опаздывали в школу, занятия начинаются в 8 - 00. Первую неделю домашних заданий не будет, займите мальчиков каким-то делом, чтобы они не болтались по городку по дороге к дому". Хозяин обещает: мальчики будут после уроков рвать гроздья винограда, а он давить вино. У него они не забалуют.
  
   Глава вторая.
   В Е Н Г Е Р С К А Я Ш К О Л А
  
  Первая неделя занятий в школе Ване и Пэтэру понравились. Заданий на дом - никаких. Утром Шандор-бачи их будил, они выбегали во двор, умывались и помогали ему по хозяйству. Потом - завтрак на кухне из яичницы, жидкой кашки, салата и компота. Получали замечание от Эржи-ныни за небрежно застеленную постель в виде подзатыльников. Виноват был чаще Пэтэр, но доставалось и Ване - он отвечал за порядок в спальне. Надевали школьную форму и бежали в школу на уроки. В классе - одни мальчики, учеба раздельная от девочек, видели их только на переменках, когда выбегали порезвиться, устав от непривычного сидения за партой.
  Класс многонациональный - венгры, чехи, словаки, румыны и украинцы. Кроме Вани есть еще двое украинцев, они греко-католики, но мальчишек это не смущало. Здоровались по утрам с Грицем: "Слава Йсу". Тот отвечал: "Навеки слава". На переменках каждый разговаривал на своем родном языке, обменивались домашней едой, захваченной из дома. Ваня с Пэтэром на большой перемене съедали по яблоку или груше, сорванной в своем саду. Росли яблони с плодами и возле некоторых домов на улицах Тячева, но их никто не рвал, это считалось воровством. Замеченного в краже ученика из школы немедленно отчисляли, сообщали в церковный приход священнику. Тот обычно накладывал на провинившегося ученика взыскание в виде дополнительного поста и молитвы. Когда священник после исповеди решал, что отрок исправился, сообщал об этом в школу. Его могли принять обратно только с разрешения директора и уплаты штрафа родителями.
  Драки между учениками на переменках запрещались, но случались. Однажды Ваню начали дразнить два венгра, распевая песенку про Йону, который похож на корову. Ваня толкнул одноклассника, второй толкнул Ваню, толкотня переросла в драку - один против двоих. На помощь Ване подбежал Пэтэр, вдвоем они быстро повалили обидчиков на землю. Школьный сторож повел четырех драчунов к директору, тот приказал фрау Анне разобраться и наказать драчунов. Классная руководительница снизила всем драчунам отметку по поведению и велела сообщить о драке родителям. Ваня и Пэтэр посоветовались между собой, решили Эржи-ныни ничего не говорить, одним подзатыльником она не обойдется. Сообщили о драке в школе Шандору. Тот расспросил подробности, похвалил Пэтэра за помощь Ване, наказал защищать друг друга, дал деньги на мороженое.
  Уроков закона божьего в школе не было, но Ваня посещал в Тячеве православную церковь по воскресеньям, когда из села приходила бабушка или мама на церковную службу. Потом присаживались в сквере на лавочку, рассказывали новости. Мама целовала Ваню и уходила в Лазы, унося для Марички подарок Вани, обычно фруктовое мороженое. В дом к Эржи-ныни никогда не заходила, приходить в гости без приглашения было не принято. Ваня также иногда навещал родное село после школы. Бежали босиком с Пэтэром на огород до Шандор-бачи, который уже трудился в поле, занимаясь пахотой или посевом. Хозяин делал перерыв, давая коням отдых и подкормку. Вытирал потный лоб, приседал и обедал подготовленной Эржи-ныни едой, запивал домашним вином. Никогда не хмелел, сказывалась приобретенная с детства привычка пить вино вместо воды.
  Вручал мальчикам плетеную из лозы корзину и, с разрешения старосты, давал задание нарвать в саду зимних сортов яблок или груш. Мальчики лазили по деревьям, срывая плоды и складывая их за пазуху, потом спускались на землю и осторожно укладывали их в корзину, чтобы не помять. Помятые плоды долго храниться зимой в подвале не будут. Приносили полную корзину с двумя ручками до Шандора и просили разрешения походить за плугом. Тот, обычно, разрешал. Мальчики вели плуг ровно, держа его за ручку каждый со своей стороны, были рады, когда за плугом получался ровный отвал и хозяин их хвалил. Плуг оставляли в поле, никто его не сворует, а завтра намечалась пахота, корзину с плодами брали с собой. В Тячево возвращались вечером на возу, хозяин разрешал по очереди держать вожжи, управляя парой коней. Шандор открывал ворота, воз заезжал во двор. Мальчики выпрягали усталых коней, поили их водой, закладывали в кормушки корм. Вместе с хозяином закатывали воз под навес дышлом на выезд, убирали двор, снимали и вытряхивали пропотевшую рабочую одежду, Мыли ноги и умывались возле бочки с водой, мальчики баловались, брызгаясь водой, хозяин на них покрикивал.
  Школьные мучения начались, когда изучили буквы и фрау Анна начала учить писать их в тетрадях чернилами. Перо брызгало, оставляло кляксы на бумаге, буквы выходили кривые. Учительница ходила по рядам вдоль рядов парт с длинной линейкой в руке, смотрела на корявые буквы и учила. Очень просто - била линейкой по рукам, заставляя несколько раз переписывать буквы по образцу в учебнике. Назывались эти уроки противным словом - каллиграфия. На следующем уроке учила писать цифры и считать, это уже была математика. Начала спрашивать и выставлять отметки за ответы в классном журнале. Потом был урок "родного языка", венгерского. На самом деле, с примесью немецкого. Фрау Анна озвучивала короткий стих на немецком языке, переводила, и заставляла класс повторять немецкий текст. Заслужила этим похвалу директора, который иногда посещал уроки, контролируя молодую учительницу.
  На уроки физкультуры фрау Анна приходила в костюме для верховой езды. Сама не бегала, стояла в центре небольшого школьного стадиона, но показывала гимнастические упражнения. Потом заставляла бегать в обычной обуви, трусах и майках. Осенью было холодно, класс бежал, стараясь согреться. Такие уроки из окон школы наблюдали другие учителя и сам директор. В конце занятия он подзывает фрау Анну, что-то ей говорит, она послушно кивает. Возвращаясь, объявляет: всем приобрести кроссовки, спортивные трусы и футболки за счет родителей. Договоренность с владельцем магазина имеется. Занятия в спортзале будет проводить немецкий офицер, принятый в школу преподавателем физкультуры.
  Начались холода, осенние дожди и занятия физкультуры перенесли в спортзал, оборудованный в здании бывшей еврейской церкви - синагоги. Она тоже размещалась на центральной улице, но в удалении, на дороге, ведущей в сторону Берегово. Фрау Анна заводит строй мальчиков в раздевалку, приказывает переодеться, потом выстраивает в затылок по одному и заводит в спортзал. Рапортует на немецком языке преподавателю физкультуры, что первый класс в количестве 24-х учеников на занятие прибыл. Немец с трудом встает с кресла, прихрамывая, подходит к висящему с потолка канату и легко взбирается вверх, действуя одними руками. Потом спускается вниз и вторично повторяет упражнение. Фрау Анна переводит его речь: "Всем научиться взбираться по канату по два раза за урок, вначале и в конце занятия. Кто выполнит подъем с первого подхода, разрешаю пробежку и гимнастику по команде фрау Анны. Затем - пробежка с футбольным мячом вокруг зала по часовой стрелке и обратно. Задача - не упустить мяч от ног. Начали !".
  Ваня и Пэтэр лазание по канату с помощью ног легко выполнили, проводку мяча вокруг зала первый раз завалили, мяч их не слушался. Второй раз бежали медленно, толкая мяч поочередно от одной внутренней стопы до другой. Тренер им это не подсказал, сами сообразили, но пробегая возле него, услышали слово "гут". Потом были пробежки на скорость с одного конца зала и сразу обратно. Половина класса заслужила одобрение фрау Анны. В конце занятия она объявила, что уроки физкультуры будут три раза в неделю, порекомендовала приобрести учебник по правилам игры в футбол. И строго выполнять указания "гера" тренера. У него больные ноги, он их отморозил прошлой зимой под Москвой. Обращаться к нему - "гер Людвиг", когда он в тренировочном костюме, когда в форме - "гер офицер".
  Учебник по игре в футбол нашелся в доме Шандора, когда за обедом они попросили у Эржи-ныни денег. Порылась среди книг сыновей, принесла пару книг по футболу. Сказала, что отдаст их в пользование, но сначала они должны собрать урожай яблок в саду, все до единого, включая и падаль, отсортировать, помыть, порезать на дольки, вырезать сердцевину, сложить в эмалированный таз, растопить плиту во дворе. Она будет варить повидло, а мальчики могут после этого готовить уроки и читать книги по футболу. И не забыть к приезду Шандор-бачи с поля навести порядок во дворе.
  Ваня с Пэтэром быстро сделали уроки и раскрыли книгу по футболу, сразу приуныли. Читают они еще плохо, многих слов не понимают. К радости, вторая книга оказалась с рисунками, можно понять, как нужно делать проводку мяча. Поиграть бы на пару, но нет мяча. Это не беда, его можно заменить большим клубком шерстяных ниток, что лежат без дела на кухне Эржи-ныни, а сверху обмотать длинной тесьмой, концы завязать.
  Мальчики быстро навели образцовый порядок во дворе, подметать не стали, чтобы не пылить, полили двор из шланга, наполнили бочку, занесли ведро воды на кухню, чем заслужили одобрение Эржи-ныни. Она дала им даже полизать длинную деревянную ложку, которой помешивала повидло, чтобы не подгорало. Благосклонно кивнула, разрешив им поиграть с мячом в конце двора, возле ворот, ведущих в сад.
  Ваня и Пэтэр наслаждались игрой в футбол, обводя друг друга. Потом стали наносить удары по воротам, стараясь попасть в закрытую калитку. Игру во вратаря, отражающего пенальти, прекратила Эржи-ныни, услышав гулкие удары по сетке ворот. Пришла в негодование, сообразив, что мальчики вместо мяча играли ее клубком шерстяных ниток. Надавала "футболистам" подзатыльников, этого наказания ей показалось мало. Приказала залезть на высокий орех и его ветки потрясти, чтобы орехи упали на землю. Потом плоды собрать и очистить от наружной скорлупы. И так - каждый день, пока орехи со всех деревьев не будут собраны и высушены на солнце.
  Вечером за ужином Эржи-ныни жалуется мужу на невоспитанных мальчиков, посмевших без разрешения взять у нее клубок шерстяных ниток для игры в футбол. Просит наказать их построже, у нее уже болит рука от подзатыльников по твердым головам мальчиков. Ваня с Пэтэром оправдываются: "Мы выполняли домашнее задание учителя физкультуры, отрабатывая упражнения с мячом". Шандор-бачи бурчит: "Ладно, найду я вам мяч. Завтра после школы поедем на мельницу за отрубями для коней. Поработаете за мельника, пока я с ним побеседую". Ваня с Пэтэром переглядываются, какая связь между мячом и мельницей? Но лишних вопросов хозяину не задают - не принято.
  После школы быстро переодеваются, наскоро глотают обед и выбегают во двор, хозяин уже ждет их на возу с мешками ячменя. Вручает мальчикам сморщенный футбольный мяч без воздуха, он его нашел на чердаке. Везет с собой еще бутыль вина. Кони знакомой дорогой до мельницы на Тересве бегут быстро. Мешки с зерном хозяин заносит на мельницу, высыпает в верхний ковш, просит настроить зазор между жерновами на грубый помол, мальчики будут сгребать отруби с лотка в пустые мешки, вдвоем заменят мельника. Тот соглашается, увидев бутыль с вином, приглашает Шандора в дом.
  Ваня с Пэтэром нацепили на себя фартуки, сгребают короткими деревянными лопаткам отруби с лотка в прицепленный мешок. Он полон, а взрослых нет. Ладно, управимся без них. Отцепляют полный мешок, оттаскивают его в сторону, прицепляют пустой. Ваня завязывает мешок прикрепленной к нему веревочкой. Слушается Пэтэра, он сейчас "главный мельник". По его команде посыпает канифолью широкий пас приводного ремня, когда Пэтэр замечает проскальзывание. Все четыре мешка заполнены, а взрослых нет. Пэтэр поднимается по ступеньках, заглядывает в почти пустой ковш, наклоняется и лопаткой выгребает остатки ячменя в зазор между жерновами. Пора прекращать их вращение, но как? Мальчики совещаются между собой: есть два способа - перекрыть падение воды на колесо, или попытаться короткими уларами деревянной лопаты сдвинуть приводной пас со шкива. Выбирают второй способ. Пас соскальзывает с приводного шкива, каменные жернова перестают вращаться. Мальчики довольны, перетаскивают мешки до воза, отруби легче зерна. Пэтэр приводит коней, пасущихся невдалеке, дав им полизать ладонь с отрубями, Запрягают коней, подкармливают их отрубями.
  Мельник с Шандором выходят из дома, идут к возу. Хозяин несет пустую бутыль из-под вина, мельник катит велосипед, передает его Пэтэру. Загружают воз мешками и велосипедом, стоят, хлопая друг друга по плечам. Наконец, мельник нетвердыми шагами идет к мельнице, Шандор-бачи усаживается на воз и командует Ване: трогай. Пэтэр во время езды насосом от велосипеда накачал воздухом мяч. Так у мальчиков появился велосипед и футбольный мяч, а Шандор оказался знатоком футбола. Сам никогда не играл, но был "фанатом". По вечерам, когда куры уходили на насест, разрешал мальчикам поиграть в футбол. Иногда даже сам занимал место в "воротах", отражая летящие в него мячи.
  Тренер "гер Людвиг" успехами Вани, Пэтэра и большинства мальчиков доволен, но два ученика из класса явно физически слабы. На следующую тренировку он приходит с женой в белом медицинском халате. Зовут яркую блондинку с черными глазами - фрау Ева. Она проводит беглый медицинский осмотр мальчиков до тренировки и после. Два мальчика не совсем здоровы - учащенный пульс и дыхание. Тренер их не отчисляет с группы, но запрещает делать резкие рывки при беге. Назначает для них медленный спокойный бег вокруг зала, остальным мальчикам увеличивает нагрузку, придумывая для них новые упражнения с мячом и без него. Главное - не упустить мяч на пол, подбивая его поочередно левой и правой ногой. Тренер уже не сидит в кресле, а прохаживается по залу, давая указания по-немецки. Так Ваня с первого класса начал понимать немецкий язык, хотя он появится в школьном расписании с третьего класса.
  Маму Вани на плодоконсервный завод устроить Шандору не удалось, безработных женщин много, а оплачиваемых рабочих мест нет. Просит маму на время зимы присматривать за десятком его овец, она в счет оплаты может взять себе одну овцу и зарезать, будет для семьи из трех человек мясо. Мама соглашается, а Ваня с Пэтэром гонят второй десяток овец в Тячево на бойню, сдают их мяснику для забоя. Обратно получают разделанные туши. Шандор подвешивает их в холодном подвале на крючья, часть мяса рубит на куски, посыпает солью и складывает в деревянные бочки для хранения. Начало зимнего месяца отмечают жареным шашлыком. Два раза в неделю Эржи-ныни варит для всех мясной суп, в остальные дни - овощной.
  Получают письмо с фронта от Миклоша и отца Вани. Сын сообщает в письме, что он уже произведен в унтер-офицеры, назначен командиром расчета противотанкового орудия. "Пушка слабая, но немцы обещают ее заменить на свою, более крупного калибра. Живут в землянке с расчетом орудия, Стефана он перевел из ездовых в заряжающего, он заботится о своем командире, просит отца заботиться о Ване, жене, бабушке и Маричке. Немцы ушли на юг, окружили Сталинград. Когда его полностью возьмут, перейдут в наступление доблестные мадьяры и тоже выйдут к Волге. Русских войск против них мало, победа обеспечена. Всем мадьярам немцы обещают выделить по большому участку земли, Россия большая, земли хватит на всех. Тогда он запретит папе и маме трудиться, за них будут работать аборигены. Лучше бы получить землю на Украине, где теплый климат, а здесь уже зима, холодно. Пришлите для меня и Стефана рукавицы из овчины, теплое белье и шерстяные носки. Также меховые безрукавки, а Стефану - белые гуцульские штаны из толстой шерсти. Пушку мы уже побелили, а маскхалатов нам еще не выдали. Целуем, обнимаем. Ваш сын Миклош и Стефан Козуряк".
  Прочитав письмо с фронта, Шандор задумался, ищет на географической карте Сталинград. Эржи-ныни собирает теплые вещи для посылки, Ваня едет на велосипеде в Лазы сообщить о письме с фронта от отца. Мама вытирает слезы, но собирает теплые вещи для отца. К Шандору Ваня возвращается с теплыми вещами, на другой день сопровождает его на почту. Работник почты принять толстую посылку отказывается. По инструкции на Восточный фронт можно отправить не больше одного килограмма, транспорт перегружен. В это время толстый немец приносит большую посылку в Берлин, ее без возражения принимают. Служащий поясняет: на запад посылки принимают без ограничения веса, на Восточный фронт - только теплые вещи, но без указания конкретного получателя. Какой солдат получит ту или иную вещь - неизвестно. Впрочем, можете рискнуть, если застрахуете доставку на сумму не менее 5 марок. Шандор платит указанную сумму, взамен ему вручают квитанцию.
  Больше писем с фронта не было, но стали приходить в Тячево многим родителям извещения о смерти их сыновей. Стало известно об уничтожении венгерской и румынской армий севернее Сталинграда. Местные немцы обвинили своих союзников в трусости, это они виноваты, что позорно бежали, позволив русским окружить немецкую группировку в Сталинграде. Венгры в большой обиде на немцев, что бросили их на произвол судьбы, оставили кавалерию и слабую артиллерию в поле против русских танков.
   Получил извещение о смерти сына и Шандор. Погиб 20 ноября, место похорон не указано, в этой графе стоит прочерк. Извещения о смерти Стефана Козуряка пришло с опозданием, но указано, что погиб он тоже 20 ноября. Шандор о смерти отца Ване и его маме не сообщил. Слишком тяжелые подробности он узнал из письма единственного уцелевшего мадьяра из орудийного расчета сына. Орудие и людей раздавил гусеницами советский танк.
  Эржи-ныни стала чаще посещать костел, перестала давать мальчикам подзатыльники за провинность. За очищенные орехи получила деньги от мальчиков, которые велосипедом возили несколько раз мешки на приемный пункт, сдавали пожилому венгру, говорили - от Шандор-бачи. Городок небольшой, все друг друга знают. Приемщик сразу расплачивался марками, предупреждал - не потеряйте. В конце Эржи-ныни из суммы, вырученной за орехи, отдала 10 процентов мальчикам. Сначала объяснила, что такое проценты, заставила сосчитать самих. Вручила Ване и Пэтэру по 50 марок, приказала попусту не тратить. Пэтэр сказал, что купит велоаптечку, Ваня заявил, что купит куклу для Марички, деньги отнесет маме, она лучше знает, как ими распорядиться.
  В феврале пришло известие об уничтожении германской группировки в Сталинграде. В Германии объявлен трехдневный национальный траур, в Венгрии - на усмотрение местных властей. Взаимоотношения между бывшими союзниками дали трещину. Эржи-ныни и Шандор мальчиков в школу не пустили, справляют траур о погибшем сыне Миклоше. Поверх одежды повязали черные нарукавные повязки. Но жить и работать надо.
  Мальчики решил еще подзаработать на орехах. На базаре купили мешок целых, в скорлупе. Часть времени проводят на веранде, сидя на скамеечках и раскалывая грецкие орехи, избавляя их от скорлупы. Ставят орех на горлышко бутылки и бьют молоточком сверху по "попке" ореха. Радуются, когда после удара получается цельное ядро, но чаще половинки. Их бросают в одно ведерко, более мелкие части - в другое. Крупные ядра орехов продадут, мелкие отвезут на маслобойку, взамен привезут ореховое масло. Семечек подсолнуха осенью собрали мало, воробьи склевали. Стараются быстрее заполнить доверху ведерко крупными ядрышками, тогда можно выбегать во двор.
  После смерти сына Шандор затосковал. Большую часть дня сидит в конце двора с соседями. Курят трубки, пьют вино и разговаривают. О чем - неизвестно, мальчиков от себя хозяин отгоняет. Работу по уходу за двором запустил, ее выполняют Ваня с Пэтэром. Кони застоялись без работы, нетерпеливо ржут, ожидая, когда их запрягут. Пэтэр обращается к хозяину, просит прогулять коней верхом. Шандор сначала непонимающе смотрит на мальчика, потом соглашается - седлайте. Сам уходит в подвал, возвращается с тушкой бараньего мяса и бутылью вина, говорит: "Отвезете в Лазы маме Вани. Стефан Козуряк погиб. Пусть справят поминки по нему и моему сыну. Проклятая война и будь проклят Гитлер, который ее начал".
  
  
   Глава третья
   Ш К О Л Ь Н Ы Й Ф У Т Б О Л
  
   Слез у Вани больше нет, все выплакал после смерти отца. Он уже научился писать по-венгерски, но писать некому. Посерьезнел, стал лучше учиться. Единственное развлечение - футбол, работа по дому не в счет. В отборе мяча Ваня стал агрессивен, сверстники стали его побаиваться. Тренер гер Людвиг это заметил, стал уделять Ване и Пэтэру больше внимания в виде подсказок при игре в спортзале семь на семь. В нападении Ване и Пэтэру не было равных, их команда всегда побеждала. Мальчики уже понимали немецкий язык тренера, хотя в нем преобладали английские слова: голкипер, бек, хавбек, форвард, корнер, офсайт. Мальчики уже научились десятки раз подбивать мяч ногой, не упуская его на пол. Кто-то лучше владел правой ногой, кто-то левой. Тренер привычку не ломал, со временем сами научатся.
  Двух, ранее не совсем здоровых мальчиков обследовала фрау Ева, сказала - здоровы, своим продолжительным медленным бегом здоровье поправили. Тренер ставит их на место беков. Долго выбирал голкипера, пока не назначил на эту роль двух мальчиков, приказав им подрасти, играть в баскетбол и бессчетное число раз подпрыгивать вверх, подбивая при этом мяч руками. Наконец объявил - занятия переносятся на открытый воздух, будут играть на футбольном поле возле школы два тайма по тридцать минут с частой сменой игроков. Две команды по одиннадцать игроков, три игрока в запасе. Размеры поля и ворот уменьшены.
  На игру тренер приковылял сам, в сопровождении фрау Евы, преодолев расстояние около километра. Уселся на лавочку напротив центра поля рядом с запасными игроками. Судья - директор школы, ему помогают два старшеклассника. Свисток судьи - игра началась с избытком азарта, все стараются овладеть мячом. Тренер на немецком дает команды, фрау Ева переводит: играть в пас; первая команда - атака; вторая - защита; бек первой команды - не увлекайся, отойди назад; вратарь - не суетись, мяч передавай своим бекам; Пэтэр, не лезь в офсайт; Ваня, играй в пас, и т. д. и т. п. Первая команда выигрывает, забив два гола. Тренер садит Ваню и Пэтэра на скамейку запасных, выпуская на поле двух запасных игроков. Игра выравнивается, вторая команда забивает гол. Звучит свисток судьи - конец первого тайма. Второй тайм выигрывает вторая команда по подсказкам тренера. В итоге - ничья со счетом 5 - 5 в пользу тренера.
  Венгры любят футбол и тонко понимают игру. Зрелище привлекло многих болельщиков, в большинстве - старшеклассники, но есть и взрослые болельщики. Выделяется молодой венгр без руки, в поношенном солдатском мундире. Присаживается на скамейку рядом с Людвигом, беседует. Он бывший игрок за сборную Буштына по футболу, берется создать еще одну школьную команду мальчиков, соперники команде гэра Людвига нужны. Будут проводить официальные матчи по воскресеньям. Люди устали от войны, им нужны зрелища.
  Гэр Людвиг соглашается, но предлагает венгру поговорить с директором школы и там создать команду. Для игроков нужна футбольная форма, тренеру - должность учителя физкультуры. Если Ласло решит эти сложные финансовые вопросы - будем соперничать на футбольном поле. Жду его команду на игру через две недели.
  Ласло свои финансовые вопросы решил очень просто, с помощью рекламы, развесив по городку объявления о предстоящем футбольном матче. Нашел и спонсора - зажиточного венгра с соседнего села Буштына. Тот выставил условие: футбольный матч будет происходить под лозунгом соперничества школьных команд "Тячево - Буштын".
  Тренер Людвиг готовит мальчиков к игре, взяв за основу систему: 4 - 3 - 3 . Учит Ваню и Пэтэра игре на месте хавбеков, но они обязаны ловить моменты для перехода в нападение и забивать голы. "Создавать трудности для соперников, меняя ритм игры и переходить на игру по системе 4 - 2 - 4. Вы крепкие мальчики, сил у вас хватит. Тем более, начало игры посидите на скамейке запасных, присмотритесь к игре соперников, план дальнейшей игры я вам подскажу".
  Футболисты прибывают из соседнего Буштына в кузове крытой военной машины, болельщики - на повозках или пешком. Начинают короткую разминку перед игрой. Выделяется их вратарь - рослый мальчик явно старшего возраста, не менее десяти лет. Легко ловит мячи, летящие в ворота, хорошо играет на выходе из ворот. Тренер Ласло беседует с Людвигом, объясняет, вратарь - первоклассник, но переросток, ранее исключенный из школы за шалопайство. Принял его в команду по настоянию директора школы. Впрочем, если гэр Людвиг возражает, он его заменит.
  Тренер Людвиг не возражает, игра начинается. Силы соперников равны, но игроки Тячева лучше сыграны, точно выполняют подсказки тренера. Сидящий на противоположной стороне поля Ласло их слышит, кричит указания своей команде, она выравнивает игру и первая забивает гол. Болельщики из Тячево недовольны, шумят, свистят. Выделяется голос Шандора, требующего выпустить на поле Ваню и Пэтэра. Они тоже просят гэра Людвига выпустить их на замену нападающих. Те бьют по воротам, но неточно, стараясь попасть в угол ворот, мимо вратаря, который легко отражает прямые удары и грамотно действует на выходах. Забирает мяч из под ноги нападающего, грубо его сбивая. Свисток судьи - пенальти. Провинившийся вратарь берет мяч, посланный слабым ударом в угол ворот.
  Воодушевленные соперники спустя пару минут добиваются успеха, забивая еще один гол в ворота хозяев поля.
  Во время перерыва тренер Людвиг никого из своих игроков не ругает за проигранный тайм, наоборот - хвалит за игровую дисциплину. Соперники лучше импровизируют, да и вратарь у них хороший, но далеко убегает в поле от своих ворот, надо его на этом подловить. Задача Пэтэра и Вани - усилить нападение, меняя амплуа хавбека, особенно после подачи углового. Бить в сторону ворот не нужно, а пасовать друг другу, добиваясь сутолоки у ворот соперников. После забитого гола Вани и Пэтэру снова занять места хавбеков, усыпить бдительность противников.
  Тренер Людвиг в своем прогнозе не ошибся. Вначале второго тайма соперники перешли всей командой в нападение, стремясь увеличить счет и закрепить победу. Игрок хозяев поля, ранее не забивший пенальти, обвел выбежавшего навстречу голкипера и послал мяч в ворота. Потом Пэтэр создал численный перевес и забил еще один гол. Игра выровнялась, по указанию Ласло соперники стали следить за Пэтэром, прикрепив к нему персонального сторожа. Этим воспользовался Ваня, прорвался к воротам и увеличил счет. Потом вблизи ворот дал красивый пас пяткой Пэтэру, тот послал мяч в дальний угол мимо вратаря. Победа со счетом 4 - 2 в пользу команды Тячева.
  Через неделю предстоит ответная игра на поле соперников в Буштыне. Тренер Людвиг проводит тренировки на стадионе, мартовская погода позволяет, но поле влажное после дождя. Часть урока заменяет бегом по гаревой дорожке вокруг стадиона, заставляя бежать боком или спиной вперед. Потом - удары мячом по воротам из неудобных позиций. Если вратарь отбивает мяч, нужно поспеть к нему и добить его в ворота. В конце занятия - снова пробежка в медленном темпе на расслабление мышц. При этом нужно периодически шевелить большими пальцами ног. Шутит - показать не могу, они у меня отрезаны. Мальчики смеются.
  В Буштын едут командой, стоя в кузове грузовой машины, сидит лишь тренер. Он распределяет игроков по позициям: голкипер, беки, хавбеки, нападающие. Пэтэра и Ваню сразу ставит в нападение, а двоих в прошлой игре нападающих переводит в хавбеки. Разрешает менять позиции в ходе игры, основное внимание уделить атаке и ударам по воротам. Не расстраиваться, если ударите мимо, надо держать голкипера в постоянном напряжении, заставить его ошибаться. Во время игры от меня много подсказок не ждите, тренер соперников крик тоже слышит и вносит свои изменения в игру. Смену плана игры вам сообщат сменяемые, замен буду делать много. С первых минут игры настройтесь на игровую работу. Игра в футбол - это тяжелая работа, награда лишь одна - признание зрителей. На шум и крики зрителей внимания не обращайте, мы играем на чужом поле.
  Тренер соперников Ласло тоже решил начать игру в атакующем плане. Азарта у мальчишек много, как и ненужной беготни, в стремлении овладеть мячом. Ваня с Пэтэром тоже оттянулись к своим воротам, стараясь помочь бекам и хавбекам. Первый вспомнил об установке тренера Ваня, бросив взгляд на тренера и заметив его покачивание головой. Крикнул Пэтэру: "Атаки!" и, овладев мячом, устремился вперед, к воротам соперников. Бека обводить не стал, это замедляет путь к воротам, сделал пас Пэтэру. Тот ловко обвел бека, потом голкипера и вкатил мяч в пустые ворота. Стадион замер, потом раздались восторженные крики болельщиков, прибывших из Тячева поддержать свою команду. Выделяется голос Шандора.
  К Пэтэру и Ване приставили персональных опекунов. Гер Людвиг это заметил, выпустил на поле двух нападающих, заменив хавбеков. Ваня с Пэтэром оттянулись назад, заняв их места, персональные опекуны - за ними. Возле ворот соперников был создан численный перевес, игроки Тячева забили еще один гол. Соперничество тренеров продолжалось во втором тайме. Ласло отвечал на замены игроков Людвигом с запозданием. Соперники обменялись голами, общий счет 1 - 3 в пользу гостей. Немецкая дисциплина команды тренера Людвига победила венгерскую импровизацию тренера Ласло.
  Тренеру Людвигу предложили возглавить сборную Тячева по футболу, состоящую из старших мальчиков из организации бойскаутов, он отказался. "У них к четырнадцати годам сложился уже свой стиль игры в футбол, основанный на импровизации, ломать его я не собираюсь. Хорошо бы объединить в одной команде импровизацию с игровой дисциплиной, но в ближайшие военные годы это неосуществимо. Я остаюсь с командой своих мальчишек".
  В апреле начинаются сельхозработы, после уроков Ваня с Пэтэром помогают Шандору в поле. Ходят за плугом, культиватором, боронуют поле. Помогают Эржи-ныни посадить приусадебный участок, удобрив его перед этим навозом. Времени по вечерам остается лишь на приготовление уроков. Подросли, загорели, аппетит зверский. Хозяйка мальчиков и мужа в еде не ограничивает, но посты соблюдает. Праздничные дни - тоже. В эти дни мальчики играют в футбол со школьниками из разных классов, старше их по возрасту. Чаще побеждают, но им тоже достается. Старшие мальчишки при столкновении сильнее, сбивают первоклассников с ног. Появляются ушибы, потом синяки.
  Фрау Ева сразу после падения подзывает игроков, осматривает ушибы и смачивает больное место водой, потом трет кусочком хозяйственного мыла. Боль быстро проходит, игрок снова вступает в игру. После намыливания ушиба синяк не возникает, фрау Ева в этом убеждается, осматривая ушибы после игры. Она приезжает на игры велосипедом, потом уговорила освоить езду на велосипеде и больного мужа. Отсутствие пальцев на ногах не мешает ему крутить педали.
  Тренер Людвиг учит мальчишек отбивать удары мяча головой, бросая его пробегавшему мимо него игроку. Фрау Ева возражает - удары по головам мальчишек вредны, могут плохо повлиять на их здоровье, для игры нужны круглые шерстяные шапочки или береты. Тренер ворчит, но соглашается с женой, приказав игрокам принести из дома шерстяные шапочки. Это трудная задача - научиться играть головой, посылая мяч в ворота. Проще его забить ногой, но рослые старшеклассники любят верховые передачи, приходиться учиться.
  Лето в 43-ем году для венгров Закарпатья тяжелое - Гитлер объявил тотальную мобилизацию. В армию начали призывать молодежь и пожилых солдат, имевших отсрочку по ранению или заболеванию. Отсутствует и гер Людвиг, его забрали в немецкий госпиталь на медицинское обследование. Однорукому Ласло делают протез - будет служить в тыловых частях. У венгров, имеющих по два коня, одного забирают в армию. Шандор коня отдавать не хочет, беседует с Пэтэром, тот вечером скачет на своем коне к деду на мельницу, оставляет его там. Утром возвращается, переодевается и с Ваней вдвоем бегут в школу. После школы Пэтэр на велосипеде едет на мельницу, коня нужно пасти и травы нарвать или накосить. В отсутствие гера Людвига тренировки прекращаются, школьные уроки продолжаются.
  Шандор уговорил ближайших соседей сдать участки земли в аренду, обработать их собственноручно они уже не могут, рады получить осенью хоть половину урожая. Да есть еще приусадебные участки земли возле домов, худо-бедно зимой прокормиться будет возможно. Имеется еще в хозяйствах венгров по пол-десятка овец, пришла пора отправить их на полоныну, а кому поручить отгон и сдачу старшему пастуху на летнем пастбище? Соседи приходят к Шандору, уговаривают его отогнать овец, мальчики ему помогут. За отгон овец на полоныну соседи согласны заплатить Шандору форинтами.
  Ване с Пэтэром пришлось побегать, собирая в отару два десятка овец. По пути на полоныну сделали всего один привал для отдыха. Попили воды из ручья, напоили овец. Дальше овцы не разбредались - устали. Поднялись на полоныну уже в сумерках, помогли Шандору загнать овец в кошару и завалились спать на овчине у костра, прислонив спины друг к другу. Ноги гудят от усталости, но Ваня еще слышит гуцульские напевы пастухов. Потом чувствует, что Шандор укрывает их сверху кожухом, становится теплее. Еще теплее становится от двух собак, прилегших возле мальчиков с двух сторон.
  На завтрак - брынза, облитая кипятком, чтобы удалить соль. С полоныны вниз идти легче, но пастухи нагрузили Шандора и мальчиков кругами брынзы, их нужно передать старосте, тот распределит продукты для жителей села. Ваня несет еще дудочку для Марички, ее подарил ему старый гуцул. Пэтэр купил искусно сделанную уздечку для коня, украшенную орнаментом. Деньги у него брать отказались - отдашь старосте, на полоныне они не нужны. Пэтэру еще понравились лошади гуцульской породы, невысокие, крепкие, привыкшие к передвижению по горам.
  В Тячево узнали приятную новость - из госпиталя вернулся гер Людвиг. На фронт его не взяли, а от должности в тылу сам отказался, он уже работает преподавателем физкультуры младших классов венгерской школы. Снова возобновились игры по футболу на школьном стадионе, хотя настали школьные каникулы. Ваня и Пэтэр перешли во второй класс с хорошими отметками, а по физкультуре - отлично!
  5 июня началось с передач немецкого радио. Репродукторы известили о начале победного наступления на Курской дуге. Победные реляции продолжались около десяти дней, потом стихли. Появились робкие сообщения о переходе к вынужденной обороне. Тренер Людвиг события с Восточного фронта не комментирует, а мальчики воспринимают их по-своему. Большинство венгров желает победы мадьярам и немцам, остальные помалкивают. Случилась в команде драка между словаком и венгром, гер Людвиг драчунов развел, подняв их за шивороты. Наказал, отстранив от тренировки, пока не помирятся. Мальчишки посидели, надувшись, потом подошли к тренеру и сказали по-немецки: "Энтшульдиген зи биттэ" (Простите, пожалуйста). Откровенно немец высказал свое отношение к войне, когда появились сообщения об отступлении и переходе к тактике "выжженной земли". Мальчики заспорили, что это значит на деле. Гер Людвиг объяснил кратко: "Варварство. Подрастете - поймете. Шапочки с голов снять, они мешают наносить точные удары по воротам. Головы у вас уже твердые, мозги мячом не повредите. Пора нам уже выбрать капитана футбольной команды. Я выйду на пять минут, а вы решайте".
  Капитаном мальчишки избрали Пэтэра.
  
   Глава четвертая
   С М Е Н А В Л А С Т И
  
  В сентябре 44 года Восточный фронт приблизился к Закарпатью, но учеба в венгерской школе продолжается. Учеников третьего класса готовят к поступлению в бойскауты. Сначала Ване и Пэтэру было интересно: поездки в Хуст, Мукачево, Ужгород на экскурсии. Жизнь в палатках, походы в горы, купание в холодных речках, умение ловить на удочки форель. Жестокая дисциплина, слово командира бойскаутов - закон. Провинившегося мальчика наказали десятью ударами за отказ лезть в холодную воду.
  В конце сентября началась эвакуация мадьяр на запад, в Венгрию, дальше от линии фронта. Число учителей сократилось, уехала из Тячева и фрау Анна, класс остался без учительницы, но ее подменяют другие учителя. Потом уезжает директор школы, учителям перестали платить зарплату, но половина осталась при школе. Уехали на запад с родителями и некоторые игроки из футбольного класса, товарищи Вани и Пэтэра по команде. Ушел из школы и греко-католик Грыць, отец отозвал его из школы, митрополит запретил чему-то учиться у коммунистов. Тренер гер Людвиг и его жена эвакуироваться в Германию отказались. Причину объяснили - от судьбы не убежишь.
  Тренер приказывает третьеклассникам готовить запас воды, ведра и песок для тушения возможного пожара в синагоге. Потом запасают воду возле здания школы вместе с отказавшимися уехать в эвакуацию учителями. Его слушают, подчиняются, но некоторые удивляются: он немец, бывший офицер вермахта, придут коммунисты - первого повесят.
  Шандор тоже готовится к боевым действиям в Тячево. Заблаговременно забил овец, мясо с помощью мальчиков занес в подвал. Оставил в сарае две овцы для прокорма красноармейцев, чтобы не лезли в подвал. Пэтэра с конем отправил к деду на мельницу, а на втором коне Ваня поскакал в Лазы. Шандор уверен, что крестьян Красная Армия грабить не будет. Эржи-ныни хочет сохранить курей, запасла яиц, надеясь покормить солдат и отвлечь их внимание от курятника. По опыту знает, что проходившие через Тячево немецкие солдаты - любители курятины.
  Красная Армия заняла Тячево 23 октября 1944 года. Через несколько дней был освобожден Ужгорода, об этом стало известно от беженцев, вернувшихся в Тячево. Мадьяры большого сопротивления не оказали, боев на улицах городка почти не было. Пострадали только несколько домов на центральной улице от обстрела с левого берега Тисы, куда переправились войска Хорти. Шандор заблаговременно его портрет убрал и спрятал на чердак. Без возражений пустил на постой грузовой "студебеккер" с красноармейцами, заговорив с ними на украинском языке. Сержант спросил, откуда он знает его язык. Ответил - 20 лет тому назад воевал за Австро-Венгрию, побывал в плену, занимался строительством укреплений возле Бердычева.
  Эржи-ныни зажарила для красноармейцев яичницу из нескольких десятков яиц на бараньем жиру, с кусочками мяса, Шандор вынес бутыль виноградного вина, поставил на стол. Ужинали на веранде при свете керосиновой лампы, ее заправили солдаты бензином с солью. Сержант произнес тост за интернациональное братство русских и венгров. Мадьяры не выполнили приказ Гитлера о "выжженной земле", дома при отступлении не сожгли. Шандора беспокоит судьба двух овец и курей, оставят ли их ему, или заберут с собой? Сержант объясняет: мародерство в Красной Армии запрещено, нарушителей ожидает суд военного трибунала и расстрел. В лучшем случае - отправят в штрафной батальон.
  В ворота стучат, появляются два советских офицера, Шандор приглашает их к столу. Красноармейцы сдвигают табуретки, лейтенанты присаживаются, хозяин приносит еще два стакана, наливает им вина. Один из офицеров произносит тост: "За Победу и за товарища Сталина!". Все поднимаются и пьют стоя. После ужина лейтенант выставляет наружный пост на улице, красноармеец должен предупреждать, что помещение занято, мест для ночевки больше нет. Хозяин предлагает офицерам места для спанья в зале, объясняет, что здесь жили два школьника, он их отправил в село, опасаясь за их жизнь. Они возвратятся, когда начнутся занятия в школе.
  На следующее утро красноармейцы от завтрака отказываются - подошла полевая кухня, запах привычной гречневой каши с дымком щекочет ноздри. Сержант прощается с Шандором, благодарит за гостеприимство, дает команду на посадку в машину. Шандор кормит двух овец, поливает двор из шланга, смывая следы грязи от колес студебеккера. Эржи-ныни выпускает кур из курятника, пересчитывает их пару раз, не веря своим глазам, все целы. Потом осматривает зал, где ночевали офицеры. Чисто, даже из вещей с собой ничего не своровали. Шандор на велосипеде едет на мельницу. Пэтэр пасет коня, мельница работает, возле нее уже стоит машина, два красноармейца заносят мешки с зерном на помол. Шандор просит Пэтэра поскакать в Лазы к Ване, узнать, цел ли его конь.
  Гер Людвиг готовится к сдаче в плен. Надел мундир с погонами, Железным крестом и нашивкой за ранение. Вместе с женой под руку вышел на улицу и направился по центральной улице в комендатуру. Не дошли. С проезжавшего мимо виллиса спрыгнул автоматчик, скомандовал "Хенде хох"! Людвиг развел руки в стороны, показывая, что оружия при нем нет. Попросил подвезти его в комендатуру. Сержант язык понял, осклабился, "это запросто", подтолкнул офицера автоматом в спину к виллису. Удивился, когда рядом с офицером села женщина. После слов "майне фрау" возражать не стал. Остановил виллис возле комендатуры, офицер вышел, подал руку фрау. Сержант сдал пленных дежурному по комендатуре, попросил записать его фамилию, напомнил, что взял в плен двух "языков", ему положена награда.
  В комендатуре "пленных" коротко допросили. Фрау Еву сразу отпустили после предъявления немецкого паспорта, "с гражданскими лицами не воюем". Она возражала: "Муж - инвалид войны, я медсестра, ему потребуется моя медицинская помощь". Ее не слушают, отправляют домой. Людвига задержали после предъявления им удостоверения офицера вермахта, поместили за решетку в отгороженном конце коридора. Называют это место КПЗ - камера предварительного заключения. Людвиг просит жену идти домой, он уже под охраной, ничего плохого с ним не случится.
  Он ошибся, на другой день его отправляют в лагерь военнопленных. Это недалеко, на железнодорожной станции Тересва. Раньше тут был лагерь советских военнопленных, теперь за колючей проволокой находятся пленные мадьяры и немцы. Стучит движок генератора, работает пилорама. Пленные заняты распилом бревен на железнодорожные шпалы, носят их от пилорамы в отделение пропитки креозотом. Это тяжелый труд - нести вдвоем на плечах шпалу весом 80 кг. Фельдшер делает беглый медосмотр Людвигу, когда замечает его хромоту, приказывает разуться. Удивленно свистит, увидев ампутированные пальцы на ногах, вызывает начальника лагеря. Тот ругает фельдшера, что поздно заметил хромоту и принял в лагерь немца, неспособного выполнять тяжелую физическую работу. Подумав, поручает Людвигу выполнять легкую работу - мазать креозотом шпалы.
  Пару дней Людвиг добросовестно макает кисть в креозот и мажет ею шпалы, страдая от запаха креозота. Хорошо, что выдали фартук из брезента и рукавицы, офицер бережет свой мундир. Спит в бараке на верхних нарах, не залезая, а легко подтягиваясь на руках. Кормят пленных неплохо, для сидячей работы калорий Людвигу хватает, даже делает гимнастические упражнения, удивляя охрану.
  В лагерь к пленным прибывают два немецких антифашиста, вызывают Людвига на беседу, задают множество вопросов. Интересуются подробностями биографии, жизнью после ранения. На вопрос об отношении к Гитлеру бывший офицер отвечает кратко: "Гитлер - капут". Ему предлагают вступить в Антифашистский комитет, будет разъезжать по фронтам, по репродуктору агитировать немецких солдат сдаваться в плен. Людвиг отказывается. Под чужим именем он выступать не будет, а свое озвучивать не хочет, это может повредить его родственникам, ранее проживавшим в Берлине. Их гестапо немедленно арестует. На заданный ему вопрос о его просьбах ответил: "Прошу передать записку в Тячево моей жене, она не знает, где я нахожусь. И еще - помочь мне вернуться на прежнее место преподавателя физкультуры в школу. Конечно, если это в ваших возможностях". Записку жене забирают, обещают передать. Насчет освобождения антифашисты отвечают туманно: будем ходатайствовать, но это не в нашей компетенции.
  Начальник лагеря вызывает Людвига и вручает письмо от жены. Ева пишет, что ее трижды вызывали из дома на допрос в комендатуру, но вели себя корректно, даже предлагали должность медсестры в больнице. Она пообещала при условии освобождения мужа из лагеря, есть надежда на скорую встречу. Прочитав письмо, Людвиг прячет его в карман, но начальник говорит: "Не положено, на тебя завели личное дело, вся переписка будет храниться в нем. Можешь писать письма кому хочешь, хоть в Берлин, но ответы после прочтения будут храниться в твоем личном деле".
  Была во время войны в советской разведке такая организация, называлась кратко "Смерш", что означало - смерть шпионам. Прибывает в лагерь и представитель "смерша", наедине беседует с Людвигом. Интересуется берлинскими родственниками и знакомыми Людвига по университету. Поколебавшись, Людвиг ответил на все вопросы, надеясь, что вреда им это не принесет. Капитан уехал, а через пару дней Людвига вызвал начальник лагеря, предложил написать прошение о досрочном освобождении в связи с ухудшением здоровья. Людвиг ответил - я практически здоров, могу работать в школе. Получил ответ: "ну и дурная у тебя голова. Распишись, что отказался писать прошение об условном освобождении".
  Через несколько дней Людвига освободили, отвезли на машине в Тячево. Радостной была встреча с женой. В городке перемены. Центральную улицу переименовали, назвали улицей Сталина, но нумерацию домов сохранили. Через неделю обещают открыть среднюю школу на месте начальной. Услышав об освобождении Людвига, к нему приходит учительница, назначенная директором школы, которую по существу нужно создать заново. Предлагает стать директором, но Людвиг отказывается. Пишет заявление о принятии его преподавателем физкультуры. Обещает помогать энергичной женщине в формировании коллектива учителей.
  На другой день едет на велосипеде в школу, встречается с представителем районного отдела народного образования, тоже инвалидом, демобилизованным из армии по ранению. Начали из составления штатов школы, хотя формально Тячевского района еще нет. Решили, что обучение школьников будет вестись на трех языках: русском, украинском и венгерском. В графе, где стоят оклады учителям - прочерки. И. о. заведующего районного отдела народного образования прячет образец штатного расписания средней школы в планшет и отправляется на попутном транспорте в Ужгород.
  В марте приходит известие об оккупации Будапешта немецкими войсками. Будто бы правитель Венгрии адмирал Миклош Хорти намеревался вести переговоры о мире с командованием Красной Армии и их союзниками. Немцы немедленно сменили Хорти на преданного фюреру Салаши. Началась разрушительная битва за Будапешт. Венгры Закарпатья встревожены судьбой столицы и ликвидацией государства. Какая судьба их ожидает после окончания войны? В победе Красной Армии мало кто сомневается.
  Шандору два коня удалось сохранить, но его заставляют отрабатывать воинскую повинность, возить шпалы с лесозавода в Тересве на ж. д. станцию Тячево. На восстановление железной дороги от Ужгорода до Солотвино привлекают часть взрослого населения Закарпатья. Руководят строительством саперы железнодорожных войск Красной Армии, показывая пример в труде. Кое-где дымят походные кухни, рабочее население подкармливают. Восстановление дороги идет невиданными ранее в Закарпатье темпами.
  Ваня и Пэтэр вернулись в лом Шандора, ходят в школу. Учение в классах совместное с девочками, но сидят пока еще за партами раздельно, девочки с девочками, мальчики с мальчиками. Тренер Людвиг уроки по физкультуре проводит только с мальчишками, девочек уговорил тренировать свою жену. У нее диплом о среднем медицинском образовании, ее приняли в школу учительницей и школьной медсестрой. Зарплату учителям начали платить из государственного бюджета Украины. Скромную, советскими рублями, но прожить в военное время можно, цены на рынке ниже, чем в восточных областях Украины. Постепенно школа пополняется новыми педагогами. Принят в школу учителем труда и чех Эмиль, мастер на все руки. Ему предложили создать городской кружок технического творчества школьников. Он с энтузиазмом принялся учить мальчишек строгать, пилить, создавать модели кораблей, планеров и самолетов. И еще действующие модели игрушек. Приводом служит резиновый двигатель.
  Прозвучал салютом Победы день 9 Мая. Фашизм разгромлен, но определенной административной власти в Закарпатье нет. Лишь 22 января 1946 года была создана Закарпатская область в составе УССР. Шандор и его соседи ожидают повальной коллективизации. В колхоз идти не хотят, создали свой венгерский кооператив, оценив преимущества коллективного труда земледельцев. Расширили земельные участки в долине Тисы за счет земель мадьяр, убежавших на Запад. Но обработать увеличенные земли малым количеством людей не в состоянии, а гуцулы и украинцы предгорных сел от кабальной аренды земли отказываются. Требуют у венгров передать их участки земли в безвозмездное пользование. Назревает межнациональный конфликт, а советская власть первые два года после войны твердый курс на коллективизацию не проводит. Ожидает поступления с Востока тракторов и другой сельхозтехники.
  После освобождения Закарпатья от гитлеровцев стала печататься на трех языках газета "Закарпатська правда", потом " Молодь Закарпаття". В них и печатаются статьи с агитацией за колхозы, но конкретных примеров мало. Одним бумажным словом земледельцев не убедить. Шандор убеждает соседей передать бесплатно излишки земли в колхоз, приводит пример:
  - Ведь мы в 1938 году бесплатно получили эти земли от чехов, когда Гитлер оккупировал Чехословакию. Большинство из нас переселились сюда из Венгрии на свободные земли.
  Ему возражают: - Это произошло по распоряжению правительства Хорти, мы выполняли приказ. Сейчас от Советской власти приказа о передаче земель в колхозы нет. Зачем торопиться? Будем обрабатывать столько земли, сколько сможем. А конфликты между украинцами и венграми обязана предотвращать милиция, она обязана нас защитить. Тебе, Шандор, хорошо, у тебя на положении батраков находятся два подростка, венгр и гуцул, они помогают по хозяйству.
  - Они мои квартиранты, пока не закончат среднюю школу, потом уедут куда захотят. Работать на себя я их не принуждаю, сами с охотой мне помогают, мальчики с детства привыкли к труду. Я их кормлю и одеваю, они для меня, как родные.
  - Но их родня нам чужая. Дед Пэтэра сам передал мельницу в аренду гуцулам, а мать Вани агитирует за создание колхоза. Это может кончиться для них плохо. На севере Закарпатья появились бандеровцы, говорят, что пришли с Волыни. Там идет война против создания колхозов, неизвестно, долго ли они продержатся. Зарубежная радиостанция "Свобода" сообщает, что все великие державы во главе с Америкой выступают против СССР, будет опять война, неизвестно, кто победит. Венграм новой войны не надо, мы от прошлой натерпелись, но не все так думают. Америка - богатая страна, а России еще нужно восстанавливать разрушенное войной хозяйство.
  
   Глава пятая.
   Т Я Ж Е Л Ы Й Г О Д
  
  Капитан милиции Самохвалов до последнего боя с бандеровцами считал себя "везунчиком". А тут оплошал, в сумерках не увернулся от очереди из "шмайсера" повстанца. Тот стрелял обычными пулями, не трассирующими, видными в темноте. Вскрикнул от боли в ноге, упал, затаился. Сразил очередью из ППШ высунувшегося из укрытия повстанца, крикнул подбежавшему к нему милиционеру: "Гранатой"! Пара взрывов брошенных "лимонок" завершила бой, в лесной землянке никто не уцелел.
  Две недели капитан провалялся в госпитале Луцка, не сообщив семье о своем ранении. Зачем тревожить жену и двух сыновей? Они знают, что он в служебной командировке, не первой за последний год. К опасной работе милиционера-оперативника жена привыкла. Или делает вид, что привыкла. Забот у педагога средней школы Житомира хватает, сообщит жене о легком ранении при возвращении домой. И наврет небылиц сыновьям о своих "подвигах" при задержании бандитов.
  При выписке из госпиталя врач написал в медицинском заключении: "Здоров. К оперативной работе не пригоден". Ну и ладно, уволится из милиции и устроится в школу завхозом. С заявлением об увольнении из органов милиции идет к начальнику милиции Луцка. Полковник заявление не подписал, предложил на выбор две должности начальника райотдела милиции в Закарпатской области - Перечин или Тячево. Заранее поздравил с присвоением звания майора милиции. В глазах лукавство - майоры уходят в отставку после 45-ти лет, а капитану Самохвалову только сорок. Пять лет еще будет носить милицейский мундир, а может и больше, если здоровье позволит и бандиты раньше не убьют.
  С новым назначением в планшете майор Самохвалов предстает перед главным милицейским начальником Закарпатья. Тот откладывает в сторону предписание и начинает разговор на украинском языке. Проблем с украинским у прибывшего майора нет. Полковник переходит на венгерский, майор отвечает: Нэм тудом (Не понимаю).
  - Откуда знаешь венгерские слова?
  - Освобождал Тячево в составе 4-го Украинского фронта.
  - Вот и хорошо. Поедешь туда в район начальником милиции. Венгров там много, прием граждан по личным вопросам будешь первое время вести с переводчиком, потом освоишь венгерский. Вопросы есть?
  - У меня семья, нужна служебная квартира.
  - Еще не построили. Снимешь квартиру у венгра на центральной улице, выберешь сам. Квартплата - за счет милиции. Устроишься - вызывай семью. Оперативная обстановка в районе сложная, инструктаж вести не буду, сам до конца не разобрался. Действуй в тесном контакте с пограничной заставой, от них получишь более точные сведения. Желаю успеха на новом месте службы.
  В Тячево из Ужгорода майор приехал поездом, потом сообщение прекратилось. Горные речки и дожди вызвали наводнение, Тиса вышла из берегов, на линии разрушено несколько мостов. Их восстанавливают, но на это нужно время. Тячево и близлежащие селения оказались отрезанными водой от областного центра, телефонная связь отсутствует. Вступил в должность начальника райотдела милиции, попросил своего заместителя доложить обстановку. Тот начал с бодрого доклада:
  - Нам повезло, товарищ майор. На время наводнения бандитизм в долине Тисы прекратился. В горах - обычная жизнь. Созданы отряды "ястребков" из гуцулов, передали им охотничьи ружья. В предгорных районах действуют сельсоветы, председатели получили наганы. В горы бандитов не пропустят, гуцулы на нашей стороне.
  - Каково отношение местного населения к органам советской власти?
  - Некоторые считают нас оккупантами. По результатам выборов большинство за нас, но вы почитайте испорченные бюллетени, нам зачем-то передали их на хранение.
  Майор читает угрозы выборной советской власти на трех языках: венгерском, румынском и украинском. Делит испорченные бюллетени на три кучки. Делает вывод: больше всего угроз написаны венграми и румынами, среди этих местных националистов и следует искать бандитов. Высказывает свое предположение заместителю.
  - Все верно, товарищ майор. Нам даже известно, что банду возглавляет венгерский националист, сторонник Салаши. Имеет несколько тайных переправ через Тису. На другой стороне границы среди румын тоже живет много венгров. При опасности уходит за границу. Пока длятся переговоры с румынскими властями, успевает затаиться. Имя его неизвестно, но у нас по оперативным сводкам он проходит под кличкой "Кабан".
  Майор Самохвалов идет пешком к пограничникам. Это недалеко, ближе к берегу Тисы. Представляется начальнику заставы, старшему лейтенанту, тот недоволен.
  - Неудачное время вы выбрали для визита, товарищ майор. Наводнение, спасаем лодками румынских пограничников на противоположном берегу Тисы, укрепляем дамбу вокруг заставы. Связь с соседними заставами только по рации. Граница по реке для нарушителей по существу открыта. Ведем наблюдение из отдельных незатопленных участков вдоль реки. Двухкилометровая зона вдоль границы остается под нашим наблюдением, со стороны суши периодически посылаем конные дозоры.
  Через две недели наводнение прекращается, разрушенные мосты восстановлены. Во время зимних школьных каникул в Тячево приезжает жена майора с сыновьями. Двухкомнатная квартира в доме одинокой мадьярки ей нравится, как и вид из окна. Напротив - островерхое здание костела, дальше виднеется купол православной церкви. Городок чистенький, за чистотой следят хозяева расположенных напротив домов. Убирают сами или платят небольшую сумму в бюджет городка на содержание дворников.
  Жене начальника милиции предложили в отделе народного образования на выбор сразу две должности: директором средней школы или детского дома. Она выбрала детский дом из педагогических соображений - ее сыновьям в школе будут ставить завышенные отметки, стараясь угодить директорше. Вид одежды детей из детдома ее разочаровал - мальчики и девочки одеты в одинаковые пальто темно-серого цвета, скорее демисезонные, а не зимние. Но зима сравнительно теплая, температура в долине Тисы редко опускается ниже 5 градусов мороза, хотя на горах лежит снег. Детдомовцы ходят в расположенную рядом среднюю школу. Первоклассников сопровождает воспитательница, старшие ходят сами. Шефствуют над детдомом пограничники рядом расположенной заставы. Они же привозят и рубят дрова, катают детдомовцев на конях, старших мальчиков обучают верховой езде. Детдом многонациональный - венгры, румыны, украинцы, чехи и словаки. Соответственно подобран и персонал детдома - поварихи, воспитательницы, дворник и ночной сторож. Директор детдома довольная, ломать установленный порядок не нужно, только надо приодеть мальчиков и девочек, приобрести разнообразную одежду, но из каких средств? Частично удалось приодеть детей за счет сбора одежды среди местного населения, но неказистый вид пальтишек ее бесит. По ним сразу отличают детдомовцев от других школьников.
  У майора Самохвалова другие заботы. На прием по личным вопросам местное население в здание милиции не приходит. Не уважают милицию, опасаются оккупантов. Приказал повесить возле здания почтовый ящик, сам забирает из него корреспонденцию, читает. Ого, каждый день что-то новенькое. Сообщает учительница из школы села Лазы: "Вечером возвращалась из школы домой, встретила незнакомого мужика. Он приказал приносить из Тячева местную печать; газеты, различные справки, распоряжения и объявления властей разного уровня. Всю эту макулатуру прятать в дупло старой груши, что растет в конце огорода. Если я откажусь или сообщу в милицию, пообещал меня убить. Что мне делать? Я живу в хате Оксаны Козуряк".
  Майор вызывает своего заместителя, дает ему прочесть письмо учительницы, приказывает ему сделать засаду возле груши. Капитан возражает:
  - Нет у нас милиционеров, чтобы в каждом селе делать засады. Пошлю своего человека под видом инспектора в школу, он встретится с учительницей, передаст ей ненужную макулатуру, пусть прячет ее в дупло. С восточных областей прибыло в Закарпатье много учительниц, министр Павло Тычина их присылает для создания новых школ. Им угрожают националисты, предлагают уезжать, пока целы. Я собирал председателей сельсоветов, обязал их охранять учительниц. Предупрежу и нашего председателя в селе Лазы. Если дупло окажется пустым, сделаем засаду, поймаем связника бандитов. Только зачем им нужны разного рода справки от местных властей?
  - Для отправки за границу. США за эту информацию платят доллары. Их аналитики обрабатывают эту информацию и используют некоторые сведения для пропаганды против СССР, извратив и придав им вид достоверности. Частично используют для изготовления документов своим шпионам разных национальностей, посылаемых для связи с бандами. Связника нужно задержать.
  В мае 49 года Ваня с Пэтэром успешно закончили 7 классов средней школы, им по 15 лет. Радуются предстоящим каникулам и возможности подзаработать денег. Ваня решил помогать маме работой в колхозе, Пэтэр хочет помочь деду работать на национализированной мельнице. Вмешивается Шандор:
  - Делайте что хотите, только помогите мне завтра отогнать овец на полоныну. Коней тоже заберем с собой, нагрузим их котлами и прочим имуществом венгерского кооператива.
  Знакомой дорогой на полоныну взбирались долго. Не привыкшие горам кони устали, их ведут за уздечки Шандор и Пэтэр, Ваня подгоняет овец. Хорошо, что на полпути их встретили два молодых гуцула, вооруженных охотничьими ружьями, это "ястребки". Расспросили, что делается в долине, сняли часть груза с коней, помогли загнать овец в кошару.
  Ване с Пэтэром не до сна, разговаривают с молодыми гуцулами, хотят вступить в "ястребки" и школьные каникулы провести на полоныне. "Ястребки" объясняют, что для этого нужно вступить в комсомол и получить разрешение милиции на ношение охотничьих ружей. Такое разрешение милиция выдает только после достижения возраста 18 лет. А если хотите провести лето на полоныне - пожалуйста, но только с разрешения старейшины чабанов.
  Пожилой гуцул с трубкой во рту внимательно выслушивает подростков, спрашивает, умеют ли они ездить верхом на конях. Проверять езду не стал, поверил на слово. В разговор вмешивается Шандор:
  - Пара дней ничего не меняет. Поможете мне свести коней в долину, заберете из дома теплые вещи, потом пойдете в горы, дорогу знаете.
  На том и порешили. Дома Шандор сделал рюкзаки из мешков, Ваня с Пэтэром сложили туда теплую одежду и отправились на полоныну. По пути зашли в Лазы, попрощались с мамой Вани, бабушкой и Маричкой. Сестричка Вани подросла, готовится осенью пойти в школу. В хате квартирует молодая учительница, прибывшая с востока Украины. Помогает по хозяйству и готовит первоклассников к поступлению в школу, которая открыта в Лазах. Домой в отпуск не едет, далеко. Также открыла в школе курсы для обучения неграмотных.
  На полоныне за Ваней и Пэтэром закрепляют двух коней гуцульской породы. Они - молодняк, их нужно обучить и приучить к седлу. Но седлать их сейчас нельзя, грубое седло может стереть кожу на спине. Легкие подростки должны сторожить овец верхом, но без седла. Было пару падений с коней, пока освоили эту езду. Первым приручил своего коня Пэтэр, подкармливая его и поглаживая. Объяснил Ване - с конем нужно разговаривать, чтобы он привыкал к голосу хозяина. На него нельзя кричать, повышенный тон он воспринимает, как команду к исполнению какого-то действия, для него еще непонятного. Через несколько дней освоили езду без седла, но натерли свои задницы. Наблюдавший за подростками чабан выдал легкие попоны из овчины и деревянные стремена, закрепил их на попонах. Нужно махом вскочить в седло без помощи стремян, потом уже вдеть ноги в стремя. И во время езды постоянно сохранять равновесие, подпруги на животе коня нет.
  Спят подростки под навесом рядом с кошарой, подстелив под себя сено, укрываются от прохлады попонами, снятыми с коней. Рядом лежат овчарки, они иногда бегают вокруг кошары, сторожа и ночью овец, потом возвращаются. Кормить и гладить их запрещено, а то разбалуются. Кормит их чабан, готовя сложную смесь из круп на молоке. Иногда им достается зайчатина или мясо какого-то зверька, которого удастся поймать. Мясом овец собак никогда не кормят, чтобы не приучать. Даже если приходится зарезать приболевшую или хромую овцу.
  На полоныне имеется пара небольших озер. Водой наполняются при таянии снега и из подземного источника. Вода в них всегда прозрачная и холодная. Из верхнего озерца берут воду для приготовления пищи, в нижнем поят овец. Мальки рыбы появляются в озерах только летом, когда на озерах поселяются утки. На своих лапках они заносят рыбью икру из других водоемов, зарыбляют озера. Подрастающие мальки служат пищей для уток. Летом гуцулы на уток никогда не охотятся, пусть откладывают яйца и выращивают потомство.
  Прилетают на полоныну и аисты, постоянно занимая одни и те же гнезда из прутьев на вершинах растущих буков. Важно расхаживают по полоныне, истребляя разных жуков и лягушек. Пугать их запрещено, это понимают даже собаки чабанов. Нельзя разорять и гнезда птиц, свивших гнезда в густых зарослях шиповника, лесного орешника и поросли бука. Эту поросль положено уничтожать, иначе вся полонына со временем покроется кустами вместо травы. Истребляют поросль козы, с удовольствием поедая листья с молодыми веточками.
  В конце короткого лета по ночам на полоныну приходят дикие свиньи с выводками поросят. Роют рыльцами землю, выискивая и поедая лакомые корни трав и собирая упавшие на землю орешки бука. Начинается сезон охоты. Стадо свиней охраняет кнур с большими иклами и толстой кожей. С первого выстрела его не убить с дробовика, даже заряженного крупной дробью. Подраненный крупный самец сразу бросается на охотника и тому не поздоровится. Поэтому гуцулы охотятся на диких свиней, взобравшись на дерево. Свиньям вверх смотреть трудно, охотника они не видят, заняты поеданием вкусных буковых орешек под деревьями. В это время и звучат выстрелы. Наградой для охотников служит пара убитых свиней. На следующий день на полоныне - праздник.
  Жарится и варится свинина, звучат гуцульские напевы, далеко разносится звук трембиты. Это старинный музыкальный инструмент гуцул. Делается из пустотелой деревянной трубы длиной до 2,5 метра с расширением в конце. Труба плотно обвязывается березовой корой, чтобы звук не улетел в сторону. Ваню и Пэтэра учат играть на трембите. Нужно сделать глубокий вдох и выпускать воздух в рожок из бычьего рога. Сначала звук получался слабый, постепенно легкие укреплялись. К концу лета подростки уже дудели на уровне 18-тилетних "ястребков". Им хочется участвовать в охоте на диких свиней, но ружей им не доверяют. Только учат чистить, снаряжать патроны и прицеливаться.
  Вслед за свиньями появились на полоныне волки. Они преследуют свиней, нападают на поросят, если они разбрелись и ушел в сторону вожак стада, его клыков волки опасаются. Первого волка заметили Ваня и Пэтэр, объезжая пасущихся овец. Погнались за ним на конях вместе с собаками, не догнали, волк скрылся в зарослях. Подъехал на коне чабан, отозвал собак. Объяснил - волкам тоже кормиться надо, главная их еда - поросята. Человека на коне и собак одинокие волки днем боятся, убегают. Опасность для овец они представляют ночью, когда собираются в стаю и могут проникнуть в кошару через прорытый под землей ход. Это опасно, могут перекусить шеи всем овцам, пока их не убьют.
  Ночью поблизости полоныны раздается тоскливый волчий вой, ему отвечает с противоположной стороны другой. Понятно, что волки общаются таким образом между собой, собираясь в стаю. Чабаны выставляют на ночь охрану, обходя с ружьями кошары. Коней также загоняют в кошары, положив им на ночь сена. Возле навеса всю ночь поддерживают в костре огонь. Это трудно, после тяжелого рабочего дня с двухразовым доением чабанами коров, коз и овец, заготовкой дров и варкой брынзы - ночное дежурство. Чабаны не высыпаются, уступают просьбам Вани и Пэтэра о назначении их в ночной обход вокруг кошар.
  Первые ночные дежурства с ружьями наизготовку прошли спокойно. На третью ночь при обходе противоположного конца кошары забеспокоились собаки. Нюхают воздух, но он дует с кошары, кроме знакомых привычных запахов ничего не учуяли. Зато все одновременно увидели мерцающие в ночной темноте глаза волков. Ваня и Пэтэр выстрелили одновременно навстречу этим глазам хищников. В ответ - визг подраненных волков и рычанье собак, бросившихся на подранков. Ваня и Пэтэр торопливо перезарядили одностволки, подошли поближе. На земле валяются два волка, собаки уже перегрызли им шеи. Сами убежали в темноту, преследуя убегавших волков и громко лая. Пэтэр зовет собак, отзывая их назад. Далеко убежавших от кошары двух собак волки могут загрызть, набросившись стаей. Собаки призыв Пэтэра поняли, прибежали обратно. Рычат, слизывая кровь из шеи волков. Подошли чабаны с факелами, рассматривают туши двух волков. Тут же снимают с них шкуры, волчьего мяса для подкормки собак не жалеют. Для себя отрезают с задних бедер лучшие куски на котлеты. Мясо вымочат в воде и поджарят с мукой и пахучими травами, чтобы не чувствовать звериный запах. Для гуцул на полоныне волчьи котлеты - лакомство. Ваню и Пэтэра сдержанно хвалят эа меткие выстрелы, волки убиты, а овцы целы.
  Ване и Пэтэру недавно выдали настоящие гуцульские седла с подпругами. Заботятся не о подростках, а о конях. Пора укреплять мышцы коней, проводя тренинг езды по горам, преодолевая подъемы и спуски. Первый раз - поездка с кругами брынзы вниз, в село Лазы, в сопровождении "ястребка". Переночевали в селе, загрузили коней на подъем в гору небольшими мешками с мукой. Коней не понукали, они сами определяли скорость хода, иногда останавливались, отдыхая. После подъема пожилой гуцул осмотрел копыта, пощупал пульсирующую жилку на шее коня. Объяснил любознательному Пэтэру, зачем он это делает, посоветовал обращать внимание на частоту дыхания коня. Следующую поездку подростки вниз и на полоныну совершили за один день сами, без отдыха но с легким грузом, привезли еще областные газеты на украинском и венгерском языках, Ваня устроил читку. Гуцулы внимательно прослушали текст, большинство из них неграмотны, сами читать не умеют, но слушать любят, а грамотных уважают. Разговаривают на украинском языке со своим диалектом, в нем много "гуцульских" слов, непонятных большинству украинцев из восточных областей. Ване задают вопрос, откуда они появились? Отвечает, как объяснила учительница украинского языка и литературы: заимствованы из древнего языка славянского племени "белых хорватов", ранее проживавших на этих землях, это предки гуцулов. Пожилой чабан говорит Ване:
  - Учись, сынок. Ученье, как "ватра" в ночном костре, прогоняет темноту. Быть тебе, Ваня, учителем, для тебя сейчас все дороги открыты. Только не забывай своего гуцульского рода, в летнее свободное время от учебы приезжай к нам на полоныну. Горы для гуцул родные, из верховыны далеко видно. Подъемы и спуски похожи на судьбу человека, они укрепляют тело и дух.
  
   Глава шестая.
   О Х О Т А Н А Б А Н Д У "К А Б А Н А"
  
  Майор милиции Самохвалов извещен о совершенных ночью в районе убийствах. В селе Лазы погиб председатель сельсовета, отстреливаясь из нагана от бандитов. Подранил одного бандита, его повстанцы сами прирезали, труп оставили при отходе из села, когда на выстрелы начали выбегать из хат крестьяне. Банда убила также местную жительницу Оксану Козуряк, ее восьмилетнюю дочь Маричку и бабушку. Учительница, проживавшая в хате Оксаны, осталась жива, она в это время проводила занятие в школе по обучению малограмотных колхозников. После убийств в Лазах банда направилась к водяной мельнице на речке Тересве, разрушила плотину, убила мельника, венгра Гашпара и его жену. Закололи несколько свиней, но мясо не взяли, отрезали только ноги.
  Созданная оперативная группа из пограничников и милиционеров со служебно-розыскной собакой прошла по следам банды и установила, что от мельницы бандиты направились в Грушево, расположенное выше по реке Тисы. Там их следы затерялись. Поиск затрудняли крошки табака, рассыпанные бандой. В этих местах хорошо обученная собака след теряла. Приходилось группе делать круги вокруг этого места, пока собака вновь брала след. Вполне возможно, что бандиты переправились через Тису и ушли за границу в Румынию. Контрольно-следовая полоса в этом месте еще до конца не оборудована сигнальными средствами в виде ракет. Затронет нарушитель ногой незаметный проводок - взлетает сигнальная ракета, извещая пограничников о нарушении границы. Впрочем, чаще сигнальные ракеты взлетают от ног зверей, диких коз или кабанов, идущих к реке на водопой. Иногда нарушители хитрят, переходя полосу с приспособлениями на ногах, имитирующими следы диких животных.
  В помощь милиции Тячева прибыли два следователя из Ужгорода. Это хорошо, но знакомить их с оперативной обстановкой в районе майору Самохвалову просто нет времени. Поручил им изучить крошки табака, обнаруженного в кармане убитого бандита: определить сорт и место произрастания, возможно, удастся обнаружить еще соучастника, снабдившего банду изрядным количеством табака.
  В первую очередь майор Самохвалов решил принять меры по предотвращению новых террористических актов. Переселил молодую учительницу, что прятала "макулатуру" в дупло груши, из села Лазы в Тячево. Она засмущалась, у нее уже есть жених - младший лейтенант милиции. Тем лучше, закрепляйте свои взаимоотношения свидетельством о браке, семейному офицеру положена квартира. Вспоминает, что нужно обезопасить венгра Шандора - председателя кооператива из Тячева, получавшего угрозы. Предлагает ему взять в дом квартирантов - учительницу и милиционера. Шандор сначала отказывается, у него живут два подростка, Ваня и Пэтэр, сейчас они сироты, он согласен их усыновить или стать опекуном, не знает, как это при советской власти называется.
  Майор советуется дома с женой, директором детского дома, она предлагает поместить подростков в детдом. В разговор вмешиваются сыновья - они учатся в одной школе с Ваней и Пэтэром, знают их, как хороших товарищей и лучших в школе футболистов, жили на одной улице. В школу сейчас Ваня и Пэтэр не ходят, живут в Лазах в доме у Вани. Майор Самохвалов с милиционером скачут в Лазы. Заводят коней во двор хаты, где живут Ваня и Пэтэр, просят попить воды.
  Подростки встретили милиционеров хмуро, но вежливо. Ваня вытащил из колодца ведро воды, подал кружку - пейте, воды не жалко. Пэтэр принял поводья коней, подвел их к кормушке, бросил охапку сена. Подростки смотрят из-под лбов на милиционеров, в глазах вопрос - говорите, зачем приехали?
  Отвечает майор:
  - Прибыли выразить сочувствие по поводу смерти родителей и узнать, как вы намерены жить дальше? Школу вы перестали посещать, учителя беспокоятся, просят не бросать учебу.
  - Это милиция виновата, что не смогла защитить от смерти наших родителей. Оставили бы раньше в селе нескольких "ястребков" с ружьями - они бы сумели предотвратить убийства. Теперь мы решили отомстить бандитам, выследим их и перестреляем. Только у нас просьба - дайте нам охотничьи ружья. Стрелять мы умеем, на полоныне двух волков убили. С помощью собак выследим и бандитов. Когда покончим с бандой - вернемся в школу. Дадите нам ружья?
  - Ружья будут вам выдавать по воскресеньям. Я могу включить вас в состав милицейской поисковой группы, будете помогать нам в поиске банды. В будние дни нужно будет ходить в школу, а жить будете в детдоме. Согласны?
  - Нет. Это долго, за это время бандиты могут убить еще нескольких людей. Воскресенья ждать мы не будем, завтра начнем объезд предгорных сел. Чабаны говорят, что у кого-то из банды может быть сообщник в одном из сел. Будем спрашивать у местных жителей, есть ли в селе чужаки.
  - И как вы сообщите о чужаке в милицию?
  - Мы об этом подумали. Один из нас останется сторожить чужака, а другой поскачет в милицию.
  - Молодцы, хорошо придумали. Тогда начнем поиски бандитов завтра, когда я приведу группу задержания. Милиционера оставлю ночевать у вас в хате, он научит вас обращаться с пистолетом. Так и быть, зачислю вас разведчиками поисковой группы. Только и вы должны дать мне слово, что поселитесь в детдоме и станете ходить в школу. Согласны?
  - Только после того, как найдем схрон банды и укажем вам.
  Майор Самохвалов скачет в Тячево и мысленно ругает себя за мягкотелость. Поддался на уговоры двух мальчишек, пообещал им детдом после поиска бандитов. Да их может целый месяц придется ловить! Потом успокаивается, хвалит себя за принятое решение завтра начать поиски. Раскрыть преступление легче по свежим следам. Решает сам возглавить поисковую группу, пройтись по следам предыдущей, может они чего-то не заметили. Его былой опыт оперативника еще пригодится.
  Заместитель начальника милиции докладывает: за истекшие сутки ничего не произошло, только телефонные звонки из Ужгорода надоели. Начальство требует частых докладов о ходе поисков банды, просит назвать срок ее ликвидации. И прибыл один из двух следователей, которые заняты поисками происхождения сорта табака, ждет вызова к майору.
  Следователь одет под гуцула, но говорит чисто по-русски. Майор недовольно морщится, зачем в Закарпатье присылают россиян? Да первый встречный житель сразу же по выговору определит в нем "схидняка". Заставляет себя вслушаться в речь следователя.
  - Товарищ майор, установлено происхождение крошек табака. Они из сортов местного произрастания в долине Тисы. Больше всего такие сорта табака выращивают в соседнем районе, возле Берегово, там будет открыта фабрика по производстве сигарет. Первичную термическую обработку крошки табака не прошли, их измельчили еще до поступления на фабрику. Второй следователь задержался в Берегово, выясняет поставщиков табака на фабрику.
  - Не густо. Ты-то зачем ко мне явился? Мог бы эти сведения передать дежурному или по телефону.
  - Товарищ майор, между двумя районами произошло непонятное убийство свиней. Профессионально закололи трех свиней, мясо оставили, унесли только ноги. Прошу разрешения повторно осмотреть забитых свиней на мельнице убитого венгра Гашпара. Прошлый раз при осмотре я не обратил внимания на их ноги, но если они отрезаны - это почерк одной банды. Только не пойму, зачем бандитам свиные ноги?
  Майор Самохвалов почувствовал "конец ниточки", за которую следует потянуть, чтобы распутать "клубок преступления". Сердце забилось в предчувствии успеха. Нарочито спокойным голосом говорит молодому следователю:
  - Включаю тебя в поисковую группу, возьми с собой пистолет. Завтра пройдем еще раз по следам банды. Ты - гражданское лицо, рот закрой на замок, ничем свой "кацапский" выговор не выдавай. Говорить буду я, ты запоминай вопросы и ответы, мотай на ус.
  Утром наряд милиции во главе с майором Самохваловым прискакал к разрушенной мельнице на реке Тересва. Милиционеры в форме и с автоматами, Ваня и Пэтэр с ружьями, молчаливый следователь в гражданской одежде. В доме мельника уже проживает семья венгров, занявших пустующий дом. Хозяин занимается восстановлением плотины, ему помогают пленные мадьяры из лагеря военнопленных под конвоем сержанта. Майор задает сержанту вопросы:
  - Где туши убитых свиней?
  - Съели, товарищ майор.
  - Вместе с отрезанными ногами?
  - Не было у свиней ног. Я еще удивился, видать кому-то понадобились на холодец. Отрезал ноги и убежал. Туши свиней я сдал старшине, он ругался, допытывал меня, зачем я отрезал ноги. Теперь вам почему-то понадобились свиные ноги. Да не брал я их!
  - Сколько было свиней с отрезанными ногами?
  - Три туши, товарищ майор. Будете заводить на меня дело о воровстве свиных ног?
  - Нет, сержант, ты нам здорово помог, служи дальше.
  Милицейский наряд скачет дальше по направлению поселка Грушево. Майор решил проверить село в предгорье напротив Грушево, не спрятались ли там бандиты. Оно расположено за пределами пограничной зоны, но близко от границы. Не доезжая села, приказывает спешиваться, в бинокль обозревает подходы к селу. Внимание привлекает подросток, пасущих десяток овец, возле овец бегает собака. Подзывает следователя, Ваню и Пэтэра:
  - Вы в гражданской одежде, выдайте себя за "ястребков", ищущих следы банды, что совершила убийства в Лазах. Слух об этом наверняка дошел до этого села, таиться нечего. Выпытайте у пастушка, не приходили ли в село чужаки, сколько их. Сами в село не заходите, скажите пастушку, что возвращаетесь в Лазы. Ружья остаются при вас, "ястребкам" они положены, подозрения не вызовут, даже если есть наблюдение со стороны села. Осмотрите подходы к селу, в случае опасности скачите назад.
  Три всадника на конях шагом подъезжают к отаре овец. Первой их заметила собака, перестала грызть кость, зарычала. Ваню и Пэтэра узнал пастушок, три года проучились в одном классе, в одной команде играли в футбол. При советской власти перестал ходить в школу. Поздоровался:
  - Слава Йсу. Вы как сюда попали?
  - Навеки слава. Гриць. Ты свою отару пасешь?
  - Нет у отца овец, отдал меня в услужение попу. Зачем приехали с ружьями?
  - Мы "ястребки", ищем следы банды, что совершила убийство в Лазах. Слышал об этом?
  - Поп сообщил в проповеди, сказал, что господь покарал антихристов.
  - Он откуда это узнал?
  - На прошлой неделе пришли в село три чужака, сказали - посланцы от митрополита. Больше я вам ничего не скажу. Это кто с вами?
  - Один из "ястребков". Ружья ему не доверили, он немой.
  - А чего он вылупил глаза на Рябка, что грызет кабанью ногу?
  - Не обращай на него внимания, он с придурью. А откуда Рябко кость притащил? Поп уже свиней режет? Богато живешь.
  - Скажешь такое, он жадный. Это Рябко в кустах кабаньи ноги нашел. Видно кто-то закопал от чумных свиней. Я боялся, что Рябко заболеет, отнимал, а он не отдает. Ест и облизывается, видно собак чума не заражает.
  - А сколько было кабаньих ног?
  - Не меньше десяти. Может Рябко еще несколько для себя припрятал.
  - Ладно, Грыць, будь здоров. Мы в чумное село не заедем. И других предупредим, чтобы объезжали десятой дорогой. Сельсовет в селе есть?
  - Имеется. Председателем избрали церковного старосту. Настоящий хозяин в селе - поп.
  Разведчики доложили майору Самохвалову результаты разведки. Они уверены, что бандитов трое, живут в доме попа. От себя добавили: нужно немедленно на полном скаку влететь в село, ворваться в дом попа и захватить бандитов. Если будут сопротивляться - перестрелять.
  Задали разведчики задачку командиру группы милиционеров. У него в группе два милиционера с автоматами, у майора и следователя - пистолеты. Охотничьи ружья Вани и Пэтэра не в счет. Подростков самих как-то нужно обезопасить. Глаза у них уже горят в предчувствии боя. Но и времени терять нельзя - бандиты могут уйти из села. Скоро настанут сумерки, а ночной бой непредсказуем. Подзывает следователя и подростков.
  - Немедленно скачите к пограничникам в Грушево за подмогой. Только окружной дорогой, чтобы вас не заметили с колокольни церкви. Это приказ, обсуждению не подлежит!
  Три всадника скрываются за поворотом и майор Самохвалов облегченно вздыхает. От трех напрасных жертв в предстоящем бою он избавился. Пистолет следователя был бы не лишним, но он не оперативник. Умница, аналитик, но умеет ли он метко стрелять? Подзывает двух милиционеров, вместе обсуждают план предстоящего боя. Садятся на коней, проверяют оружие и медленной рысью въезжают в село. Впереди - майор с пистолетом ТТ в кобуре, по бокам - два милиционера с автоматами ППШ на груди. Подъезжают к зданию сельсовета, слезают с коней.
  Конечно, прибытие милиции в сельсовет заметили. Выбегает на крыльцо председатель сельсовета, он же церковный староста. Милиционеры его приветствуют:
  - Слава Йсу!
  - Навеки слава!
  Председатель сельсовета облегченно осеняет себя крестом: "Слава Богу, не москали". Выбежавшему посыльному мальчишке приказывает завести коней в стайню, задать корм. Сам делает приглашающий жест рукой - прошу в хату, там поговорим. Милиционеры заходят, осматривают помещение - здесь можно выдержать осаду, если придется вести бой. Председатель сельсовета достает бутылку самогона, чарки, режет сало. Предлагает выпить за советскую власть. Майор возражает:
  - Не годится пить без благословения батюшки.
  Председатель сельсовета возрадовался про себя, как себя вести с начальником райотдела милиции, он не знает. Посылает мальчишку за батюшкой, пока предлагает отведать церковного вина, наполняет чарки. Выпивают по рюмке, другой. Милиционеры ведут себя скромно, с председателем сельсовета разговаривают вежливо. На пороге сельсовета появляется представительного вида поп в рясе и серебряным крестом на шее. Обстановка в сельсовете резко меняется.
  Один из милиционеров бьет ребром ладони по шее председателя сельсовета. Майор заламывает руки попу за спину, тычет его мордой о стол, вытаскивает из рясы его пистолет:
  - Говори, фашистский ублюдок, где прячешь "Кабана"? Убью, если не скажешь!
  - Ох, больно! Был на колокольне!
  - Остальные где?
  - Тоже в церкви. Ох, горе мне, дай помолиться перед смертью!
  - На Соловках будешь молиться. Времени на молитвы тебе дадут много!
  Милиционеры суют попу и председателю сельсовета кляпы в рот, связывают руки и ноги, укладывают их на пол. Подумав, подтягивают их ноги к затылкам. Теперь перекатываться по долу не будут. Наступили сумерки, можно приступить к ликвидации бандитов, незаметно приближаясь к церкви. Главный вход закрыт, но есть еще "черный" вход. Он тоже закрыт с внутренней стороны. Майор стучит в дверь, слышит крадущиеся шаги и вовремя отскакивает в сторону от пули из пистолета. Сам стреляет в темноту через приоткрытую дверь. Слышен вскрик, милиционеры врываются в узкий коридор, перепрыгивают через тело и без потерь врываются в церковь. Там горят несколько свечей, навстречу им летят пули. Милиционеры бандитов не щадят, достреливая автоматные диски даже после прекращения встречного огня. "Кабан" и его соратник лежат неподвижно, изрешеченные пулями. Майор втаскивает с коридора в церковь подстреленного им бандита. Он жив, но ранен в грудь, ему делают перевязку. Осматривают себя, не веря, что даже не ранены. У майора пуля сорвала погон на кителе, мундиры милиционеров остались целы, без дырок. Они радуются, женам не придется их штопать.
  Прибывают пограничники из Грушево. Следователь и майор начинают допрос раненного бандита, он в шоке, но на вопросы отвечает. Показывает на труп предводителя, говорит по-венгерски - кабан. Ваня и Пэтэр дуются на майора Самохвалова: он нарочно услал их с поля битвы, лишил возможности перестрелять бандитов. Они бы справились не хуже бывалых милиционеров. Майор им подмигивает - ваши битвы впереди.
  Ваня с Пэтэром согласились поселиться в детдоме, банда "Кабана" уничтожена, а слово, данное майору, нужно держать. Произошла заминка с оформлением сиротских документов Пэтэру. У него где-то затерялась непутевая мать, перед изгнанием немцев проживала в Ужгороде, сейчас - неизвестно где, да и жива ли она? Пэтэра поселяют в детдом, его мать объявляют в розыск. На удивление быстро ее находят, она проживает в Федеративной Республике Германии, в очередной раз вышла замуж. От приезда сына в ФРГ она отказывается, а Пэтэр отказывается от переезда к матери. Ему 16 лет, имеет право собственного мнения.
  Через месяц после создания ФРГ на востоке создается новое государство - Германская Демократическая Республика со столицей в Берлине. Тренер Людвиг с женой заявляют о желании возвратиться в Берлин. Приходят с заявлениями к начальнику райотдела милиции майору Самохвалову, нужна его виза. Тот выражает сожаление - Тячево потеряет хорошего футбольного тренера, пытается уговорить супругов, но бесполезно. Вздыхая, ставит на заявлениях свою подпись со словами "Не возражаю". Объясняет, заявления нужно отправить в областной центр, решение о депортации примут там, а может и в Киеве. Это долгий процесс.
  Майор Самохвалов ошибся, в конце 1959 года советское правительство объявляет о возвращении в свои страны всех военнопленных, участвовавших в войне против СССР. Камрад Людвиг проводит последнюю игру на стадионе в Тячево. Против молодежной сборной, которую он тренирует, играют игроки-любители разных возрастов. Возглавляет взрослую команду капитан по кличке "Лаци". Это сын бывшего владельца ресторана в Тячево. Владелец передал здание ресторана власти города при условии, что его сын станет директором ресторана. Он опытный футболист.
  Тренер Людвиг основное внимание при подготовке команды старшеклассников к игре уделил их физической подготовке на выносливость, заставляя бегать вокруг стадиона до и после имитации игры на большом футбольном поле. Ваню и Пэтэра заставляет множество раз подавать "угловые", так, чтобы подкрученный мяч изменял направление в полете и сам залетал в ворота. Такой удар называется "сухой лист". Перед игрой внушает футболистам: "Вы проворные и хорошо бегаете. Ваши соперники режима не соблюдают, злоупотребляют вином. Заставьте их побегать за мячом, играя в пас. Избегайте столкновений при отборе мяча, не старайтесь всех обвести, пасуйте мяч назад своим защитникам, сами занимайте свободное от соперников место для приема подачи".
  Игра проходит на стадионе возле Тисы. Пограничники возвели защитную насыпь от реки, чтобы защитить стадион, среднюю школу и часть территории от наводнения. По насыпи ходит советский пограничник с автоматом, наблюдая за ходом игры. Оживляется, когда сильный удар по мячу выбивает его в аут. Достает мяч, улетевший за границу, возвращает его игрокам. Ему аплодируют зрители, разместившиеся на противоположной стороне стадиона. Но большинство аплодисментов достается "Лаци".
  Он забивает первый гол, искусно обыграв защитников. Людвиг кричит им: "Не отступайте далеко назад, вспомните про офсайт"! Игра выравнивается на некоторое время, но "Лаци" дальним ударом снова посылает мяч в ворота. Первый тайм команда старшеклассников проиграла. Во время перерыва в игре тренер Людвиг наставляет: "Бэки и вратарь играли правильно, второй гол можно отнести в разряд случайных. Нападающие играли слабо, отступили к своим воротам. Я уже десятки раз вам говорил - выигрывает та команда, которая больше голов забивает, чем пропускает. Пэтэр, Ваня, приглядитесь к соперникам, у них футболки в поту, а у вас сухие. Смелее атакуйте, бейте мячом соперников, чтобы мяч отскочил на корнер. Я для чего обучил вас удару "сухой лист"?
  Второй тайм начался с атак молодежи. Подали несколько угловых, пока Пэтэр изловчился и закрутил мяч так, что он влетел в ворота мимо рук голкипера. Потом Ваня в суматохе у ворот пробил у стойку, мяч отлетел в сетку. Соперники обозлились, устав от бега за проворными юношами, стали играть грубо. Судья назначил пенальти за снос Вани в штрафной площадке. Ваня морщится от боли, но пробил точно. Со счетом 3 - 2 команда Людвига победила сборную игроков старшего возраста. Тренер сияет, просит своих воспитанников поставить автографы на мяче. После этой игры он уезжает с женой на станцию Чоп. Там находится сборный пункт для военнопленных немцев, пожелавших возвратиться домой. Дальше - дорога в Берлин, столицу ГДР. Камрад Людвиг надеется найти там работу, хорошо бы тренерскую. Университетский диплом он сохранил.
  
   Глава седьмая.
   П Р О Щ А Й, Д Е Т Д О М! З Д Р А В С Т В У Й, Л Ь В О В!
  
  Директор детдома озабочена трудоустройством своих десятиклассников после окончания школы. Свободных рабочих мест в области много. Требуются рабочие разных специальностей: на мебельные фабрики, на табачные, на плодоконсервные заводы. Но не везде имеются рабочие общежития, а где жить бывшему детдомовцу? Проще с обеспечением жильем студентов, для них имеются или строятся общежития. Да и многие девушки мечтают о будущей профессии педагога или врача, хотя бы медсестры. В области уже имеются лесотехнические техникумы, медицинские и культурно-просветительные училища, сельскохозяйственные и кооперативные техникумы. Составляет список средних учебных заведений Хуста, Мукачева, Ужгорода, вывешивает их на доску объявлений - выбирайте, какой кому нравится. Облегченно вздыхает, большая часть детдомовцев свою будущую профессию избрали.
  Меньшая часть - юноши и девушки, мечтающие о высшем образовании. У них хорошая успеваемость в школе, учителя ими довольны. Ваня и Пэтэр хотят стать военными, мечтают об училище, где готовят офицеров-пограничников. Беседуют с командиром заставы, тот их разочаровывает - их отцы служили в фашистской мадьярской армии, с такой биографией ближних родственников документы в военные училища просто не примут. Рекомендует поступать в ВУЗы, где есть военные кафедры. После окончания учебы им присвоят звания офицеров, на год-два призовут в армию. Дальнейшая судьба - в ваших руках.
  Первым выбрал ВУЗ Пэтэр. На его выбор оказала влияние одноклассница. Он дружит с девушкой, которая хочет стать педагогом, выбрала для учебы Закарпатский университет в Ужгороде. Пэтэра работа педагога не устраивает - это так скучно, повторять ученикам каждый год одно и то же. Активного юношу привлекает спорт. Любовь к девушке победила, Пэтэр дал себя уговорить и выбрал университет в Ужгороде, биологический факультет. Биология и зоология - близкие науки, но ему больше нравится общаться с животными, а не с растениями. Но с университетским дипломом он сможет работать преподавателем физкультуры и тренером по футболу.
  Ваня твердо решил стать военным. Выбрал для поступления Львовский государственный университет имени И. Франко, факультет иностранных языков. Там имеется военная кафедра, готовят военных переводчиков. После окончания - служба в армии. Появится возможность остаться кадрах Советской армии.
  В своих знаниях иностранных языков Ваня уверен. Он разговаривает на венгерском и немецком, понимает чешский, словацкий и немного румынский. Самый сложный для него язык - русский и украинский литературные. Эти языки имеют много сходных слов, по ассоциации в мозгу с языка Вани непроизвольно слетают русские или украинские слова, но чаще - гуцульские. А ведь на русском или украинском языке придется писать сочинение на приемных экзаменах. Решил подучить украинский литературный, на котором писали Иван Франко и Тарас Шевченко, время до вступительных экзаменов еще есть. По два часа в день проводит в библиотеке за чтением украинских классиков, потом - игра в футбол, общение с пограничниками на русском языке, помогая им в оказании шефской помощи детдому, выездке и тренинге коней.
  Приходит вызов из Львова - до 25 июля прибыть в университет для сдачи вступительных экзаменов. 18-летнего Ваню снаряжали и провожали на вокзал в Тячево всем детдомом, даже с пионерскими барабанами. Выдали деньги, положенные каждому детдомовцу при отъезде, снабдили одеждой и продуктами на дорогу. Ваня не забыл положить в рюкзак бутсы, комплект своей футбольной формы и подаренный ему мяч. Машет из окна вагона стоящим на перроне - прощай, родной детдом!
  Во Львове явился в трехэтажный главный корпус университета, его временно поселили в спортзале, предупредили - завтра прибыть на собеседование по определению степени знания иностранных языков. Достаточно знание иностранного языка, который изучал в школе. Ваня собеседование легко прошел, разговаривая на немецком. Знание других языков у него не спрашивали, но недовольно морщились, когда он разговаривал на украинском языке с примесью гуцульских слов.
  Первый экзамен - сочинение, можно писать на русском или украинском языке, по выбору абитуриента. Ваня выбрал украинский язык, немного схитрив. Ему известно, что украинский язык имеет три основных диалекта: северный, юго-западный и юго-восточный. Львов расположен в зоне юго-западного с несколькими разновидностями диалекта. Если он ошибется и вставит в сочинение свой диалект, крупной ошибкой это не будет. Так и произошло, оценка за сочинение - хорошо. Остальные экзамены Ваня также сдал с хорошими отметками. Находит свою фамилию среди зачисленных в университет, несколько раз перечитывает: Иван Стефанович Козуряк. Подает заявление о представлении ему общежития. Это сложный вопрос, свободных мест мало, а желающих много. На студсовете место в общежитии бывшему детдомовцу представляют. Ваня идет в общежитие к коменданту, тот предупреждает - нужна справка с прежнего места жительства о снятии с прописки. Ваня возвращается на поезде в Тячево, потом возвращается во Львов, успел к началу занятий в университете.
  В его комнате - три студента второго курса. После получения у кастелянши постельного белья предлагают Ване распить бутылку вина в честь знакомства. Первокурсник сначала отказывается - денег нет, студенты смеются: завтра заработаешь, если есть желание поработать грузчиком. Ваня соглашается. На следующий день четверкой идут на жировой комбинат разгружать железнодорожный вагон со стеклотарой. Трудятся целый день, в конце дня получают на руки деньги. Ване объясняют - это четвертая часть твоей студенческой стипендии за месяц. На скромную еду стипендии хватит, а на одежду и девочку - грузчиком заработаешь.
  Ректор университета собрал первокурсников в актовом зале, поздравил с зачислением в студенты. Затем начались занятия в группах. Декан факультета иностранных языков, ходила по группам или вызывала некоторых первокурсников в деканат на собеседование. Вызвала и Ваню. Спросила, какими он языками, кроме немецкого, еще владеет. Ваня назвал венгерский, чешский, словацкий и румынский. Декан благосклонно кивнула, задала вопрос на английском. Ваня ответил, что этим языком не владеет, понимает только слова из футбольной лексики. Дама снизошла до объяснения и дала наставление: "На факультете отличное знание английского языка обязательное. Если после первого семестра получите неудовлетворительную оценку - с нашим факультетом придется проститься. Надеюсь на вашу сознательность и трудолюбие".
  Более конкретную информацию Ваня получил от товарищей по комнате: "Главное - займись переводом страничек текста из английского. Вызубри минимальный запас слов для понятия вопросов преподавателя. Он будет задавать вопросы на английском, ты на них можешь отвечать на русском. Всегда носи с собой англо-русский разговорник, почаще в него заглядывай. Постарайся получить зачет по переводу страничек одним из первых в группе. Сначала будет для мозгов тяжело, потом они привыкнут".
  Кроме обязательного знания студентами немецкого и английского языков, имеется еще группа "французов" из румын и молдаван. В средней школе они изучали французский язык, он близок к румынскому. Ваня жадничает, иногда пытается говорить с ними на румынском, они смеются: "Твой румынский - смесь трех диалектов с примесью гуцульского. Не пытайся сразу изучить несколько языков - голова не выдержит, попадешь в психушку".
  В университете для первокурсников проводят обязательные занятия по физкультуре. Они служат отдыхом для Вани. Он иногда позволяет себе в спортзале пожонглировать мячом, подбивая его ногой, удивляя не только одногруппников, но и преподавателя физкультуры. Он рекомендует Ване сходить на тренировку футбольной команды университета. Тренировка футболистов Ване понравилась, тренер - не очень. Проверив умение Вани работать с мячом, он высказался: "Ты видно хочешь попасть в команду, чтобы иметь льготы при сдаче экзаменов, когда завалишь какой-то предмет. Тренировки посещать можешь, но в команду я тебя официально не приму".
  Посетив пару раз тренировки футбольной команды, Ваня убедился, что сложно совмещать учебу с интенсивными тренировками, да еще и нужно посещать обязательные занятия по физкультуре, чтобы получить зачет. Только после первого курса отменяется обязательное посещение уроков физкультуры, но занятия продолжаются факультативно - в спортивных секциях по какому-то виду спорта, на выбор студента. Но руководитель секции обязан контролировать посещаемость и сообщать на кафедру физкультуры о нерадивых студентах, пропускающих занятия. В случае "незачета" студент лишается стипендии, даже при хорошей успеваемости по основным предметам. Освобождаются от зачетов по физкультуре студенты только по состоянию здоровья после прохождения медицинской комиссии.
  Первый семестр учебы Ваня закончил успешно, в группе "хорошистов". Имеет замечания от филологов, преподающих русский язык и литературу - ему не удается избавиться от гуцульского диалекта. Он прочно вошел в подсознание с младенческого возраста, помимо его воли выскакивают изо рта гуцульские слова. Мыслит он по-русски правильно, а разговаривает - не очень. Радуется легкой для понимания грамматике английского языка, она проще немецкой, где глаголы нужно различать по временам - в настоящем, прошедшем, будущем и неопределенном времени. Да еще артикли мужского, женского и среднего рода не всегда совпадают с общепринятым пониманием в русском и украинском языках. Решил Ваня лучше изучить грамматику немецкого языка, чтобы устранить пробелы в своих знаниях. Помогает общение с жильцами по комнате в общежитии. Договорились между собой общаться один день на английском, второй - на немецком языках.
   Первый курс университета Ваня закончил с хорошими оценками по немецкому и английскому. На летние каникулы решил в Тячево не ехать, играть в футбол и подработать деньги на костюм. Тренер футбольной команды заставил Ваню пройти в поликлинике обстоятельное медицинское обследование, после чего принял в команду с предупреждением: не пить, не курить и сексом не злоупотреблять. Насчет секса мог бы и не предупреждать, Ваня опыта общения с девушками еще не имел. Но вокруг футбольной команды всегда имеется окружение фанатов мужского и женского пола. Приметила Ваню и юная поклонница футбола, наблюдавшая за игрой. После игры подошла, представилась Ядвигой, сказала, что окончила школу, хочет поступать в университет, назначила свидание - будет расспрашивать Ваню об условиях сдачи экзаменов, о жизни студентов.
  После второго свидания захотела Ядзя посмотреть комнату, где проживал Ваня, его товарищи разъехались на каникулы. Ваня легко отвлек внимание вахтерши, за его спиной девушка незаметно проникла в общежитие. Осталась на ночь, смеясь над его неопытностью - как можно прожить 19 лет без девушки? Она с 14-ти лет дружит с мальчиками, иногда разрешая им и себе сексуальное удовольствие. Пришлось Ване приложить усилия, доказывая, что он мужчина. Удовлетворенная девушка уснула. Утром заявила, что будет приходить в комнату после каждой игры или похода в театр. Он должен ее сопровождать.
  Ваня хорошо питается в студенческой столовой по бесплатным талонам, которые выдает футболистам тренер. Получил стипендию за лето, деньги на приобретение костюма есть. В магазине возле площади Рынок приобретает себе черный костюм, белую рубашку и серый с белыми полосками галстук. Продавец рекомендует еще купить в обувном отделе туфли, тогда он будет выглядеть, как жених, только нужно будет еще подстричься. На следующем свидании Ваня предлагает девушке поход в театр, какой она выберет. Она посылает его за билетами в театр оперы и балета, там идет "Ромео и Джульета". Пусть ожидает ее возле входа с красной розой в руке, ей необходимо переодеться.
  Ядвига появляется в белом, облегающем фигуру платье, модельных красных туфельках на высоких каблуках и дамской сумочкой тоже красного цвета. Благосклонно кивнула и присела, сделав книксен, когда Ваня вручил ей розу. Покрутилась на одной ножке, подобрав подол платья и показывая стройные ножки. Ваня выдавил из себя комплимент: "Ты красивая". Девушка повела Ваню в зал, иногда останавливаясь и приветствуя знакомых молодых женщин в сопровождении мужчин старшего возраста. Иногда останавливалась, разговаривала на польском. Мужчины целовали ей ручку, женщин интересовал Ваня. Ядвига его представляла: "Пан Ян, студент университета и футболист". При слове "пан" Ваня краснел.
  Заняли места в партере. Ядвига села в кресло, подобрав подол платья, предоставив Ване возможность любоваться красивыми ножками, отвлекая его от просмотра балета. Иногда тихо спрашивала его мнение о красоте Джульеты и просила оценить ее возраст. Фыркнула, когда он ответил: "Не больше семнадцати", поправила его, "да она старше меня на десять лет". Во время антракта прошли в буфет, Ваня принес бутерброды и лимонад, вручил подружке плитку шоколада местной кондитерской фабрики. Ядвига спрятала шоколад в сумочку - съедим у тебя в комнате.
  По дороге в общежитие остановилась у ночной аптеки, попросила Ваню купить пачку "чехольчиков" шепнула: "я тебя ночью замучаю, скучила за хорошим сексом". В комнате сказала, что ей жарко, попросила Ваню осторожно снять с нее тесное платье и аккуратно повесить его на спинку стула, чтобы не помять. Нижнее белье сняла сама: "вдруг ты своим лапами порвешь нежный шелк". Ваня не выдержал, схватил голую девицу в охапку, повалил на кровать. Во время отдыха осторожно интересуется:
  - У тебя уже был жених. Он что, погиб?
  - Ваня, ты как с луны свалился. Во Львове мамы разрешают детям заниматься школьным сексом с 14-ти лет. Но только с однолетками, а не с мужчинами. После 16-ти лет девушка может выбрать мужчину. Считается неприличным выдавать замуж невинную девушку. Во время первой брачной ночи муж причинит такой девушке боль, это может стать причиной неудовольствия молодоженов, может оттолкнуть их друг от друга. Поэтому девушке разрешается познать секс на стороне. Чаще всего она выбирает дядю, родственника отца или мамы. Иногда мамы поручают эту роль другу семьи. Этот обычай многие польские семьи заимствовали у немцев.
  - Ядзя, ты как познала секс в первый раз?
  - Благодаря советской власти. В школе отменили раздельное обучение мальчиков и девочек, я сидела на одной парте с мальчиком из нашего двора. Заметила, что он внимателен ко мне, часто поглядывает на мои ножки. Я дразнила его, иногда задирала подол платья, показывая голые коленки. Возвращаясь из школы, он пригласил меня к себе домой, предложил обучить сексу. Я согласилась, познала боль, но через неделю мы снова занялись сексом, в этот раз мне было приятно, мальчишка был с опытом.
  - Откуда появился у мальчишки мужской опыт?
  - Война виновата, забрала жизни родственников его отца и мамы. У старшей сестры мальчишки появился жених, вдовец, но имел хороший доход, сдавая несколько квартир жильцам. Такого шанса упускать матери было нельзя, она предложила дочери накануне свадьбы провести несколько ночей с младшим братом. Объяснила им, что это нужно для благополучия семьи. Так мальчишка познал с родной сестрой первый мужской опыт, потом у него была я. Ваня, ты нехороший, раздразнил меня воспоминаниями, пора продолжить наше занятие, поцелуй меня.
  После занятия любовью Ваня продолжает свои вопросы.
  - Как мама отнеслась к твоему первому сексуальному опыту? Ругала?
  - Нет, у нас за секс мамы дочерей после достижения 14-ти лет не ругают, это не принято. Я просто сама рассказала, как это произошло. Мама встретилась с мамой мальчишки, поговорили, потом разрешили нам заниматься сексом один раз в неделю. Прочитала мне лекцию, как уберечься от нежелательной беременности, многое я еще раньше знала. Старые учителя ознакомили девочек с правилами сексуального поведения еще в 12 лет. Мама мальчишки обязалась снабжать сына презервативами школьного размера, советская промышленность такие малые размеры не производила, считалось, что школьного секса в Союзе нет, их завозили контрабандой из-за рубежа. Но, наверное, их делали во Львове. Красивые коробочки с изображением мужского члена в возбужденном и опавшем состоянии. Я, как смотрела на эту картинку, сразу ощущала желание. Умеют же на Западе заинтересовать и возбудить клиентов! Но тебе, Ваня, никакая картинка не нужна, я сделала из тебя мужчину. ... Заснули они уже утром.
   Ваня понял, что Ядвига - не девушка его мечты. Любимая тема разговора - секс, другие темы ее не интересуют. Но и для него эта тема интересная. Как жили во Львове семейства поляков во время оккупации гитлеровцами? При следующей встрече задает этот вопрос Ядвиге.
  - Мы их ненавидели, но они нас подкармливали. В 41 году, когда немцы пришли во Львов, мне было уже 5 лет. Отца я помню плохо, он погиб, когда мне было три годика. В годы войны мама делала все, чтобы выжить - продавала на рынке вещи и семейные драгоценности. Потом ей разрешили пускать в дом на постой немецких офицеров. Они приходили и уходили, но за годы войны в доме всегда кто-то квартировал. Я уже понимала, что они сожительствуют с мамой. Но они приносили продукты, давали деньги, это было лучше, маме не нужно было идти в публичный дом, во Львове их было несколько. Ко мне офицеры хорошо относились, гладили по головке, угощали конфетами.
  Для детей открыли школы, я пошла в польскую, в классе - одни девочки. Трудной жизни мы не замечали, на переменках играли в обычные детские игры. Накормлены, кое-как одеты, уже хорошо. Потом пришла Красная армия, на улицах появились кухни. Меня мама посылала с кастрюлькой, я становилась в очередь, приносила домой суп или кашу. Потом началось восстановление Львова, маме выдали продуктовые карточки за работу на стройке. В нашу квартиру поселили поляка, ему нужна была городская прописка, он предложил маме оформить брак, у меня появился отчим.
   - Ядвига, ты раньше рассказывала, что познала первую любовь с одноклассником. Вы поссорились и расстались?
  - Ваня, ты совсем не понимаешь взаимоотношений между любовниками. Просто он сказал мне, что полюбил другую девушку, моложе меня, ему с ней хорошо, а я слишком требовательная. Я пожелала ему счастья в любви, мы остались друзьями, даже поцеловались. Ссориться между любовниками в нашем обществе не принято.
  - И как ты перенесла разлуку? Нашла другого мальчика?
  - Нет, мальчиков я больше не искала. Мне исполнилось 15 с половиной лет, я хотела мужчину. Но кто из них осмелится на любовные отношения с несовершеннолетней? Я страдала от неудовлетворенного желания, обратила внимание на отчима, ему уже 50, но выглядит он еще бодро. Да и хорошо обеспечивает нашу семью, работая заведующим товарной базой. Маму устроил на посменную работу в магазин, уходя на работу, она наказывала мне готовить для отчима ужин, а он проверял по вечерам мои школьные уроки. Мы жили дружно, я старалась угодить отчиму, а он дарил мне мелкие подарки.
  Со временем я стала замечать мужское внимание отчима ко мне. Он стал целовать мне ручку, говорить комплименты. Это было приятно, в ответ я целовала его в щеку. Однажды он в подарок принес мне комплект женского нижнего белья, попросил примерить. Я при нем разделась догола и надела подаренное полупрозрачное белье, я о таком давно мечтала. Покрутилась перед ним, он возбудился, попросил у меня плотской любви, я согласилась, не раздумывая, давно уже изголодалась по мужской ласке. Сама легла в мамину постель, попросила отчима быстрей начать секс. Первый раз он трахнул меня замечательно, я стонала от удовольствия. Для следующего раза мужской силы у отчима не хватило, я заснула. Проснулась утром, когда отчим отдохнул и снова залез на меня. Я помогла ему, стала двигать попкой. Дальше он работал уже сам. После секса отчим подарил мне красивые сережки с рубиновыми камешками.
  Как быть? Красивое белье и серьги от мамы не скроешь. Когда мама пришла с ночной смены, я призналась, что согрешила с ее мужем за подарки. Она немного подумала и сказала:
  - Можно привлечь его за совращение несовершеннолетней, только нам какая от этого польза? Тебя от секса с отчимом не убудет, а подарки стоят денег. Ты поступила правильно, продолжай и дальше принимать от него подарки. Мне его мелкий мужской член надоел, твою плоть он не повредит, а на мой бабий век мужчин-грузчиков в магазине хватит. Спи с отчимом, но только за подарки.
  Ядвига расцвела. После школы быстро делает домашние задания, потом готовит отчиму ужин, ставит на стол стакан сметаны, нарезает сала, на десерт готовит кофе с молоком. Отчим от такой заботы падчерицы поправился, мужской силы у него прибавилось. Насчет малого члена мужа мама ошиблась, это для нее он мал, а для дочери хорош. От регулярного секса с падчерицей отчим обрел вторую молодость. Ядвига стонет от удовольствия, когда опытный отчим занимается с ней сексом. Просит: еще, еще, еще ...
  - Ты продолжаешь спать с отчимом?
  - Нет. У него на базе была ревизия, обнаружили крупную растрату. Отчима арестовали и посадили в тюрьму. К нам в дом пришли с обыском, но ценные вещи мама спрятала, а одеждой милиционеры не интересовались. Потом у меня появился ты, мы занимались сексом, ты меня удовлетворял.
  - Мама снова вышла замуж?
  - Нет, теперь она хочет выдать замуж меня. Нашла для меня зажиточного жениха-поляка, он еще не старик. Я согласилась, чтобы не расстраивать маму, ведь она всю жизнь старалась ради меня. Ваня, ты будешь меня любить после замужества?
  - Нет, я тебя больше не люблю.
  - Твердолобый гуцул. Мне так и не удалось тебя перевоспитать.
  - Отчасти удалось. Я благодарен тебе за секс и что ты ознакомила меня с закулисной стороной реальной польской жизни.
  Ваня проводил Ядвигу из общежития. Они расстались друзьями, на прощание даже поцеловались.
  
   Глава восьмая.
   В О Е Н А Я К А Ф Е Д Р А И А С П И Р А Н Т К А
  
  Ваня получил повестку из военкомата, прошел медицинскую комиссию. Врачи определили - пригоден к строевой службе, может посещать занятия на военной кафедре. Там - снова комиссия, уже на определение политической грамотности и степени участия в общественной жизни. Ваня - хороший спортсмен, футболист, но в общественной жизни участия не принимает. Наконец, вспоминает - он член добровольной народной дружины. Вступил, чтобы бесплатно проходить на городской стадион, участвуя в оцеплении, когда играют известные команды. Члены комиссии хмурятся, когда он заявляет о желании учебы на кафедре во взводе, который готовит военных переводчиков. Просят его выйти и подождать решения комиссии. Неплотно прикрыв дверь, слышит: "Сын за отца не отвечает"! Понятно, главное препятствие - служба отца в мадьярской армии.
  Его снова приглашают зайти, хотят услышать его мнение об отце, предлагают от него отречься. У Вани не выдерживают нервы, он кричит: "Нет! Отца мобилизовали насильно. Он согласился, чтобы спасти семью от концлагеря"! Ему снова предлагают выйти и подумать. Ваня своего решения не меняет. Наконец, ему объявляют о решении: Он зачислен во взвод военных переводчиков с испытательным сроком один год. Ваня облегченно вздыхает, обещает хорошо учиться. Он не посрамит звание военного переводчика после окончания университета и присвоения ему офицерского звания.
  Ваня постепенно становится одним из самых успешных студентов университета. Его замечают девушки-студентки, предлагают дружить. Он сопровождает их в театры, музеи, но от интимных отношений отказывается. Ему нужна не только любовница, но и подруга, с которой можно поделиться своими мыслями и чувствами, пусть немного старше его по возрасту, но умная и с жизненным опытом. Избыток энергии растрачивает на физические занятия. Уделяет внимание бегу, часто совершая пробежки на гору Высокий Замок. Это его любимое место, свободное от застройки, с него открывается прекрасный вид.
  Сердце Вани дрогнуло, когда практические занятия по английскому языку стала вести молодая ассистентка, недавно прибывшая на кафедру. Она учится в аспирантуре. Невысокая стройная, изящная, она не отличалась по возрасту от своих студентов. Вот только строгая была безмерно на занятиях, замечала малейшую ошибку в произношении, а такие ошибки у Вани случались. Анна Ивановна Зайченко отчитала его в присутствии всей группы:
  - Студент Козуряк, не пытайтесь смягчить мое сердце своими любовными взглядами. Лучше прослушайте магнитофонные записи на чистом оксфордском диалекте. Словарный запас у вас хороший, а произношение хромает. Вы разговариваете как американец, давно уехавший из Англии. Все, свободны, на следующем занятии я проверю ваше произношение заданного текста.
  Иван радуется - его ассистентка заметила. Решил завоевать сердце молодой женщины и добиться ее любви, но как? Опыт в покорении женских сердец отсутствует, девушки сами ему на шею вешаются. Узнал, что Анна Ивановна - из семьи советских дипломатов, некоторое время проживала в Англии, училась в английской школе. Была замужем, сейчас в разводе. Проживает сама в государственной однокомнатной квартире, там еще прописана ее бабушка, иногда приезжает из Киева проведать внучку. Погостит недельку во Львове и уезжает обратно.
  Иван в вечернее время часто совершает пробежки в спортивном костюме. Обязательно пробегает мимо дома, где проживает Анна Ивановна. Однажды заметил и ее, делающую гимнастические упражнения на спортивной площадке во дворе. Подошел, поздоровался, произнес:
  - Я пробегал мимо, увидел вас. Мое присутствие не помешает вашей гимнастике?
  - Не помешает, я уже ее закончила. Позвольте спросить, зачем вы по вечерам пробегаете мимо моего дома? Я это заметила из окна и нарочно вышла во двор, чтобы сделать вам замечание.
  - Анна Ивановна, ничего не могу с собой поделать - влюбился в вас с первого взгляда. Вы можете понять чувство влюбленного человека?
  - Любовь с первого взгляда опасна, она часто приводит к ошибкам. Вы уже не мальчик, у вас были девушки, вы их любили, а сейчас пытаетесь зачем-то убедить меня в своей любви. Признаюсь, мне было приятно слышать ваше признание, но это - временное явление.
  - Тогда позвольте предложить вам дружбу. Неужели и от дружбы со студентом откажетесь?
  - От дружбы не откажусь, даже попрошу вас завтра встретить поезд из Киева, ко мне приезжает бабушка. Вагон номер семь, я предупрежу ее по телефону, что ее встретит студент. Вы ее узнаете, я на нее немного похожа. Вас не затруднит помочь бабушке довезти ее вещи к моему дому? Я не хочу смещать занятия в своей группе. Представьтесь ей на английском, она этот язык знает лучше меня.
  Ваня едет утром на переполненном трамвае к вокзалу. Приоделся, на вокзале купил белоснежную хризантему, от букета отказался - неприлично дарить незнакомой бабушке большой букет. Внимательно всматривается в лица женщин, выходящих из вагона. Вышли все, а бабушки нет. Обращается к проводнику:
  - Все пассажиры вышли из вагона?
  - Нет, в третьем купе сидит женщина, читает книгу.
  Ваня входит в купе, обращается к женщине. На вид ей лет сорок пять, на бабушку явно не тянет. Говорит на английском:
  - Я Иван Козуряк, ищу бабушку Анны Ивановны.
  - Это я. Меня зовут Людмила Васильевна. Будьте добры снять мой чемодан с верхней полки.
  Ваня облегченно вздыхает, вручает хризантему. Женщина вдыхает аромат осеннего цветка, ее губы трогает улыбка, произносит слова благодарности. Ваня обращает внимание на неподвижную руку, женщина замечает его взгляд:
  - Не обращайте внимания на мою руку, война поставила на мне отметину. Вы как нашли мое купе?
  - Очень просто, спросил у проводника, Анна Ивановна, сказала, что вы лицами похожи, а женщин, похожих на вас, выходящих из вагона, я не приметил. Извините, не могу поверить, что вы бабушка. Напоминаете старшую сестру или маму Анны Ивановны.
  - Увы, я бабушка. Но мы заболтались. Пожалуйста, не берите меня под руку, я хороший ходок, мне не нравится подчеркивать свою инвалидность.
  Ваня несет чемодан, подает руку Людмиле Васильевне, помогает ей спуститься со ступенек вагона на перрон. Она внимательно смотрит на него, но руку подает. Правая рука у нее теплая, левая в замшевой перчатке.
  От поездки в трамвае бабушка отказывается:
  - Если вам не трудно нести чемодан, прогуляемся пешком, поговорим. Аннушка попросила меня проверить ваше произношение и поправлять. Это зачтется вам как учеба. Не возражаете?
  - Что вы, с радостью.
  Они болтали по дороге о разных пустяках, но Ваня узнал для себя много ценных сведений про Аннушку. Она не любит варенья, предпочитая перед сном чайную ложечку меда, запивая водой. Утром готовит для себя овсяные хлопья и пьет кофе. Обедает, как придется, чаще в столовой университета, в обеденном зале для преподавателей. Любит теннис и верховую езду, бабушка привезла ей костюм для верховой езды, на ипподроме должны быть скаковые лошади на прокат.
  Не забывала расспрашивать и Ваню: откуда родом, кто родители, как поступил в университет, сам или по протекции. Перешли на немецкий язык, бабушка спросила, знает ли он произведения Генриха Гейне. Ваня даже немного обиделся, процитировал наизусть по-немецки стихотворение "Мы сидим у рыбацкой хижины и смотрим на море. Вечерний туман пришел и поднялся в вышину" ... Потом они немного поспорили о биографии немецкого классика, бабушка привела несколько фактов. Оказывается, поэт до своей инвалидности увлекался женщинами, имел множество любовниц. Как относится к свободной любви Ваня? Он ответил: лучше бы иметь одну любимую женщину. Бабушка сказала, что наметила для себя культурную программу знакомства с достопримечательностями Львова, сможет ли Ваня в ближайшее воскресенье сопровождать ее и Аннушку при походе на гору Высокий Замок? Она знает, что во Львове много украинских националистов, не опасен ли такой поход?
  Сердце Вани радостно вздрогнуло при слове "Аннушка". Ответил, что с радостью готов их сопровождать, куда пожелают. После лекций он свободен, а опасаться националистов не нужно, если разговаривать по-украински. Русский язык во Львове не любят. Бабушка сразу перешла на украинский язык. За разговором незаметно дошли до дома, поднялись на второй этаж, бабушка открыла своим ключом дверь квартиры, Ваня занес чемодан в прихожую. Поспешно распрощался: "извините, мне нужно бежать на лекцию". Душа Вани ликовала, он познакомился с замечательной бабушкой Аннушки. Шел и повторял про себя имя - Аннушка, Аннушка...
  В воскресенье Ваня сидел на скамейке возле знакомого дома, поглядывая на окна квартиры на втором этаже. Его заметили, два женских лица появились в окне, поприветствовали Ваню. Женщины вышли из дома, одетые, как в турпоход, за плечами у Аннушки - небольшой рюкзак. Ваня довел их до подъема в гору, предложил подниматься по дороге, он часто по ней бегает. Лезть напрямую через заросли не стоит, можно порвать одежду. Высокий Замок - это парк. Ваня шел впереди с бабушкой, непринужденно болтая на английском, Аннушка молча шла сзади. Иногда включалась в разговор, споря с бабушкой о правильном произношении какого-то слова. В таком случае Ваня пропускал ее вперед, шел сзади, поедая глазами стройную фигурку. Она чувствовала его бесцеремонный взгляд, грозила ему кулачком за спиной. Ваня размышлял: как женщины чувствуют взгляд мужчины? У них что, третий глаз на затылке имеется?
  Дошли до вершины горы Высокий Замок. Здесь нет даже его развалин. Известно, что замок разрушили казаки Богдана Хмельницкого, когда штурмом брали Львов, воюя против поляков. Вид с вершины на ниже лежащий город чудесный. Ваня замурлыкал даже песню. Бабушка услышала, предложила спеть во весь голос. Ваня набрал в легкие побольше воздуха и запел, подражая известному на Закарпатье певцу Опаленику:
  - Ге-е-ей, на високій полонині
  Вівчарик співає ...
  Он развеселил Аннушку, не говоря уже о бабушке. Втроем спели еще несколько песен. Ваня рассказал, что на полоныне играл на трембите. Это длинная пустотелая труба, в нее нужно просто дуть, звук разносится далеко. Необходимая вещь для высокогорья, хорошо развивает легкие. А еще он занимался выездкой трехлетних гуцульских коней, дважды падал, пока научился держаться на спине без седла. Аннушка спросила:
  - Значит, ты ковбой?
  - Нет, я не "коровий мальчик", тогда я даже слова такого не знал. Гуцулы так начинают приучать своих коней к езде по горам, сажая верхом легких мальчиков и постепенно приучая коней к седлу. Потом я возил с полоныны в долину брынзу, а обратно доставлял соль и муку. Гуцульский конь считается выезженным, если за день он без отдыха проделает с грузом путь с полоныны и обратно.
  - Ваня, ты сможешь сопровождать меня на ипподром? Я люблю езду верхом.
  - Да пожалуйста, хоть завтра.
  - Нет, когда уедет бабушка. У нее своя культурная программа осмотра достопримечательностей Львова. А сейчас предлагаю перекусить на природе, я проголодалась.
  Ели бутерброды и пили лимонад, которые Аннушка достала из рюкзака. Довольные и усталые после прогулки возвратились в квартиру Аннушки. Ваня пытался уйти, но бабушка попросила зайти в квартиру, Аннушка приготовит чай. Ваня подчинился.
  Чай пили в комнате, а не на кухне. Ване предложили занять место на стуле за столом, дамы уселись на диван. Аннушка переоделась в легкий домашний халатик с короткими рукавами, стала в этом одеянии совсем молоденькой, его ровесницей. Она разливала по чашкам чай, а он не мог оторвать от нее взгляда, прикидывая: школу окончила в 18 лет, плюс пять лет университета, значит ей сейчас 22 года. Выручила бабушка:
  - Аннушка возвратилась из Англии, когда ей было 15 лет. Сдала экстерном экзамены за среднюю школу и поступила в Киевский университет. Ваня, вы с ней одногодки.
  Ваня чуть было не поперхнулся чаем. Перевел разговор на вкусный чай и мед. Потом Аннушка убирала стол после чаепития, а Ваня носил посуду в раковину на кухне, собираясь мыть чашки. Прибежала Аннушка, сердито фыркнула, забрала из его рук чашку, надела резиновые рукавички, нацепила на шею Ване женский фартук, вручила кухонное полотенце. Она будет мыть чашки, а он их насухо вытирать, больше он ни на что не способен. Разве, что пялить на нее глаза, бабушка это заметила, предстоит на эту тему разговор. Передавая Ване чашку, подняла красивую руку, Ваня не удержался и поцеловал ее выше локтя. Чашка упала на пол и разбилась. Прибежала на шум бабушка. Аннушка капризным тоном пожаловалась:
  - Ваня разбил мою любимую чашку.
  - Это к счастью. Вы как малые дети. Куплю я вам чашки, тебе и Ване.
  Ваня подбирает осколки с пола. Теперь уже не может оторвать глаз от коленок Аннушки, потом ловит ее взгляд. Глаза ее сияют.
  Прощаясь, бабушка просит прийти Ваню завтра после лекций. Она хочет осмотреть собор святого Юра и другие архитектурные памятники города. Ваня соглашается ее сопровождать, бабушка награждает его поцелуем в щеку, он целует ей протянутую руку. Замечает недовольный взгляд Аннушки. Неужели она ревнует его к бабушке?
  На следующий день бабушка просит Ваню разуться, вручает ему комнатные тапочки и фартук, просит помочь ей приколотить в прихожей вешалку для верхней одежды и головных уборов. Больная рука мешает ей справиться с такой простой задачей. Ваня охотно соглашается, свою полку для книг в общежитии он крепил сам, считает себя специалистом. Прикидывает рост Аннушки, она ниже его на полголовы, сразу определяет высоту, на которой нужно крепить полку. Под руководством бабушки делает дырки в стене, забивает туда круглые деревянные палочки, ввертывает в них шурупы. Бабушка принесла мешочек с алебастром, Ваня штукатурит, замазывая следы своей работы на стене. Готово.
  Бабушка хвалит Ваню, ругает Аннушку, что до сих пор не нашла себе мужчину для наведения порядка в квартире. Ваня пугается, предлагает еще что-нибудь сделать для ассистентки Анны Ивановны. Сообщает, что большинство студентов группы в нее влюблены, он тоже. Бабушка милостиво соглашается использовать его мужскую силу для наведения порядка в квартире, хотя бы в прихожей. Нужно будет еще повесить зеркало, принести с магазина подставку для обуви, матрас для нее, когда она будет приезжать с Киева в гости. На раскладушке ей спать неудобно, а матрас можно расположить на полу, она любит спать на полутвердой поверхности. Но не все сразу, пора ознакомиться с достопримечательностями Львова.
  Ваня сопровождает Людмилу Васильевну, осматривают архитектурные памятники, в том числе Успенскую церковь, башню Коринкта, собор святого Юра. Замечают пару монашек в черном одеянии и белых головных уборах. Бабушка задает вопрос:
  - Ваня, ты как относишься к монашкам?
  - Они сами выбрали свою долю.
  - Но прожить свою жизнь без мужа и не оставить после себя детей противопоказано христианской моралью. Некоторые наши молодые девушки после неудачного опыта с первым мужчиной замыкаются в себе, отдают себя служению науке. Например - Аннушка. Ваня, отвлеки ее немного от учебы в аспирантуре посещением театров, игрой в теннис и верховой ездой. Одно другому не мешает, но, нельзя всю себя отдавать только науке. Я уверена - у тебя это получится. Обещаешь мне?
  - Обещаю, Людмила Васильевна.
  По дороге домой Ваня тащит матрас, купленный для бабушки. Во время "культурной программы" бабушки Ваня видел Аннушку только на занятиях, которые она вела. Делала вид, что его не замечает. Но однажды проверила его английское произношение, впервые поставила отличную отметку, но съязвила:
  - У меня складывается впечатление, что студент Козуряк нашел себе более опытного педагога, чем я. Хвалю.
  Работа Вани по благоустройству прихожей закончилась креплением зеркала. Выбирала бабушка, а нес его Ваня, стараясь не разбить. После крепления на стене прихожая сразу приобрела обжитый вид. Ваня подмигнул себе в зеркало, спросил, бабушку, что еще он должен сделать для аспирантки Анны Ивановны?
  - Ваня, сводишь меня с Аннушкой завтра вечером в оперный театр на "Лебединое озеро", хочу посмотреть его в исполнении львовских артистов. На этом моя культурная программа заканчивается, пора уезжать в Киев. Возьми деньги на билеты в театр для троих.
  - Людмила Васильевна, позвольте мне самому купить для всех билеты. В выходные дни я подрабатываю водителем автопогрузчика на разгрузке вагонов, спортивное общество "Буревестник" выдает мне талоны на питание в столовой. Да и просто неприлично ходить в театр за счет дам.
  - Как хочешь, Ванечка. Позволю себе надеяться, что Аннушка будет рада сходить в театр в сопровождении такого галантного кавалера.
  Ваня купил себе белоснежную рубашку, серый осенний плащ и новую шляпу, почистил выходной костюм, сходил в баню и подстригся. Сам себе понравился, глядя в зеркало. Но понравится ли его вид Аннушке? Появился в знакомой квартире с двумя букетиками цветов, вручил их Людмиле Васильевне и Анне Ивановне, извинился:
  - Решил не занимать ваших рук цветами в театре, разрешите поставить букет в вазу с водой.
  Букеты приняла Аннушка, Ване показалось, что взгляд ее стал теплый. По дороге в театр Аннушка сама взяла Ваню под руку, он был на седьмом небе от счастья. Не знал, о чем говорить, а молчать неудобно. Начал рассказ о полоныне, как он вдвоем с Пэтэром отбивался от огромной стаи волков, сначала выстрелами, потом прикладами. Врал немилосердно, но дамы смеялись, рассказ им понравился. В гардеробе разделись, передали плащи гардеробщику. Ваня чуть не обомлел, рассматривая Аннушку в красивом платье. Она впервые смело встретила его взгляд, победно улыбнулась. Ваня провел дам на места в партере, пропустил Людмилу Васильевну вперед, занял место посредине. Аннушка - с левой стороны, ближе к сердцу. Однажды она вложила свою теплую ладошку в его твердую ладонь, слегка погладила. Сразу убрала, когда он начал сжимать ее пальчики. Ваня ругал себя за несдержанность.
  От посещения буфета во время антракта дамы отказались. Ходили с Ваней по залу, рассматривая внутреннюю архитектуру, делясь впечатлениями. Похоже, что театр им понравился. По пути домой Ваня смело взял Аннушку под руку, она поблагодарила легким сжатием его предплечья. Бабушке очень понравился танец маленьких лебедей в исполнении юных балерин, спросила мнение Вани. Он выразил свой восторг, говоря, что этот танец является достижением артистов театра, а маленькие девочки-балерины ему очень понравились. Аннушка сразу сменила тему разговора:
  - А теперь расскажите, барон Мюнхаузен, сколько волков было в стае и скольких вы с Пэтэром убили. Я хочу знать правду.
  Ваня покраснел, как рак, хорошо, что в темноте не видно. Запинаясь, сказал, что волков было два, он с Пэтэром испугаться не успел, выстрелили одновременно прямо в мерцающие волчьи глаза, волков загрызли собаки. Дамы опять смеялись до слез, Аннушка снова слегка сжала его предплечье. Пригласили Ваню зайти в квартиру, накормили бутербродами и напоили чаем. Ваня впервые пил чай из своей большой, подаренной бабушкой чашки, Аннушке она подарила чашку поменьше. Прощаясь, бабушка напомнила, что в ее отсутствие он имеет право сопровождать Аннушку в театры, потом устраивать чаепитие. Ваня вопросительно посмотрел на Аннушку, она промолчала.
  Бабушку провожал Ваня на вокзал, неся в руке ее легкий чемодан, Аннушка вела бабушку под ручку и несла пакет с едой. Зашли в купе, Ваня поместил чемодан на полку по указанию бабушки. На прощание бабушка поцеловала его в щеку, он вышел, понимая, что она хочет попрощаться с внучкой наедине. Задержался, закрывая дверь купе, услышал слова: "Лучшего друга ты себе не найдешь".
  
   Глава девятая.
   Н Е П Р О С Т А Я Л Ю Б О В Ь
  
  Проводив бабушку, едут с вокзала на трамвае, так захотела Аннушка. Ваня замечает, что она нервничает. Берет ее ладошку, лежащую на колене, накрывает своей ладонью. Она вздрагивает, но разрешает ему легкое поглаживание. Он и этим доволен, не позволяя себе сжать ее пальцы. Аннушка прислоняет головку к его плечу, он подвигается на сиденье ближе к ней. Она вздыхает и расслабляется, похоже, что приняла какое-то важное для себя решение. Открыв дверь квартиры, предлагает ему зайти, говорит:
  - Сегодня ты будешь спать у меня. Я постелю тебе на матрасе, сама буду спать на диване. Выдержишь ночь без любви?
  - Не знаю. Аннушка, я тебе люблю.
  - Я в твоей любви еще сомневаюсь. Мне нужно быть сильной, а любовь расслабляет.
  - Наоборот, взаимная любовь укрепляет.
  - Мне трудно с тобой спорить, ты опытный мужчина, у тебя была любовница-полька, мне на кафедре это сообщили.
  - Но и ты уже не девушка, у тебя был мужчина?
  - Только пару минут. Когда он сделал мне больно, я попросила его прекратить, он не послушался, продолжал насиловать. Я исцарапала ему лицо, после этого он обругал меня и ушел, хлопнув дверью.
  - Я хотел бы поговорить с ним по-мужски.
  - Уже не надо. Бабушка поговорила с ним по-женски.
  - Это как?
  - Пришла к нему в комнату, где он распивал бутылку с друзьями, вытащила из сумочки именной пистолет - подарок маршала Рокоссовского, прицелилась, произнесла: "Я тебя сейчас застрелю, если ты в присутствии свидетелей не дашь слово, что больше не будешь насиловать девочек. На колени"! Преступник рухнул на колени, умолял женщину не лишать его жизни. Так мне рассказала об этом бабушка.
  - Над ней был суд?
  - Никакого суда не было. Ваня, ты облегчил мне душу, выслушав мою исповедь. Теперь мне надо еще принять душ, чтобы отмыть тело.
  Пока Аннушка принимала душ, он расстелил на полу возле дивана матрас. Вернулась из душа Аннушка в белом пушистом халате, улыбнулась, увидев матрас, но сделала замечание:
  - А свежую простынь постелить сверху матраса не догадался? Марш в душ, я сама все доделаю. Там висит синий мужской халат - подарок бабушки для тебя. Рубашку, майку и трусы положишь в стиральную машину, у меня завтра по графику стирка. Комплект нижнего белья и рубашку тебе бабушка тоже дарит. С чего это она о тебе так беспокоится? У тебя секса с ней не было?
  Ваня моется под душем, намыливая тело душистым мылом, ему кажется, что оно пахнет Аннушкой. Выходит из душа в одном халате и тапочках, укоряя себя за огромное мужское желание. Как можно спать в одной комнате с любимой женщиной и воздержаться от секса?
  Аннушка сидит на застеленном матрасе в халатике. Ваня опускается перед ней на колени, целует пальчики на ее ногах. Она отталкивает от ног его голову, ложится на спину. Полы халата распахиваются, под ним ничего нет. Ваня не верит своим глазам, но мужской инстинкт мгновенно срабатывает. Он овладевает Аннушкой, смотря ей в глаза и стараясь не причинить боль. Это удовольствие длилось недолго. Аннушка вскрикивает от женского восторга и шепчет: " Ванечка хватит. Ты меня уже удовлетворил".
  После душа поцеловала Ваню, перебралась спать на диван. Ваня больше ночью ее не беспокоил, понимая, что у Аннушки еще не выработалась привычка к сексу. Поднялся рано, прошел на кухню, зажарил на газовой плите яичницу с колбасой и луком. Для себя разбил два яйца, для Аннушки одно. Она прибежала на кухню со словами: "Ты разбудил меня, чем это так вкусно пахнет? Кофе не готовь, ты не умеешь, я сама приготовлю". Чмокнула Ваню в щеку и убежала в душ. Вернулась уже в обычном домашнем халатике, принесла Ване чистые трусы, майку и рубашку: можешь снять халат и повесить в шкафу, будешь одевать его, когда я приглашу тебя в гости.
  Яичницу Аннушка ела с удовольствием, только сделала замечание - много лука. Теперь им целоваться нельзя. Ваня огорчился, но виду не подал, стал хвалить газовую плиту - очень нужная на кухне вещь. Как Аннушке удалось получить квартиру в доме с газом?
  - Благодаря бабушке. После окончания университета я получила направление во Львов с предоставлением общежития. Бабушка поехала со мной, сразу с вокзала мы направились в горисполком. Ради этого она надела китель майора со многими орденами и медалями, нас приняли без очереди. Когда "отец города" узнал, что бабушка работает преподавателем в Киеве, он предложил ей сменить Киев на Львов. Бабушка, сказала, что подумает. Председатель возразил: нечего думать, сейчас вам оформят ордер на поселение в однокомнатную квартиру с пропиской. Так я заселилась в эту квартиру.
  - Бабушка потеряла киевскую квартиру и столичную прописку?
  - Нет, она продолжает работать преподавателем в университете. У нее хорошая зарплата, плюс пенсия по инвалидности, плюс доплата за военные ордена.
  - Аннушка, а что у нее с рукой? Я заметил ее инвалидность, но спрашивать постеснялся.
  - Ванечка, у тебя врожденная деликатность, она не любит расспросов на эту тему. Мне она сказала, что во время войны была радисткой в тылу врага, ей повезло, она осталась жива. Только в конце войны немцы захватили ее вместе с рацией. Командир отстреливался, погиб, но она успела сжечь коды. Ее захватили в плен, она сделала вид, что согласна с ними сотрудничать, передала по рации условный шифр, что работает под контролем немцев. Они поняли, что их дурачат, стали ломать ей пальцы на левой руке, потом бросили в тюремную камеру. Ее освободили войска маршала Рокоссовского, с ним бабушка была знаком еще раньше, когда работала во фронтовой разведке. Маршал защитил ее во время следствия, подарил именной пистолет, приказал врачам спасти ей руку.
  - Бабушке ампутировали кисть левой руки?
  - Нет, только четыре пальца, кроме большого. Ванечка, хватит говорить о грустном. Бабушка "случайно" забыла свой ключ от квартиры. Возьми его себе, теперь ты сможешь приходить ко мне, когда я тебя захочу. Ваня, пусть наши отношения останутся тайной. Я не хочу, чтобы обо мне ходили сплетни по университету.
  - Тогда позволь мне забрать свои рубашки и трусы. Я не хочу, чтобы ты их стирала и вывешивала во дворе для просушки.
  - Ваня, как ты не понимаешь, двор и университет - разные вещи. Меня соседки по подъезду жалеют, удивляются, что я живу одна, ко мне не ходят мужчины, во Львове это не принято. Сегодня я с гордостью развешу во дворе твое белье - смотрите, любуйтесь, у меня появился мужчина. Можешь не стесняться соседок, открывая дверь своим ключом.
  - И когда ты в следующий раз захочешь меня?
  - Как только ты договоришься на конюшне ипподрома о прокате лошадей и пригласишь меня на прогулку. Можешь на занятиях пялить на меня свои черные глаза, я к этому привыкла. Ваня, я кокетка?
  - Во множественном числе: переспала со своим студентом, отдала ему ключ от комнаты, сообщила свой номер телефона, раньше ревновала к бабушке. Все, я от тебя ухожу.
  Аннушка больно ударила его кулачком в живот, он в ответ прижал ее к себе. Она освободилась, чмокнула его в щеку, потом подставила свою для поцелуя. Ваня на трамвае едет на ипподром.
  Львовский ипподром большой, но еще достраивается. Имеется беговая дорожка для испытания верховых коней, конюшни, ветеринарные строения, трибуны для зрителей, несколько домиков для обслуживающего персонала. Но зима - не лучший сезон для ипподрома. Ваня проходит на конюшню, откуда доносится ржание коней и человеческие голоса. Два конюха заняты раздачей кормов. Ваня обращается к старшему конюху:
  - Я студент, когда-то участвовал в тренинге коней гуцульской породы. Сейчас проходил мимо, захотелось поездить верхом, вижу, что кони у вас застоялись. У кого спросить разрешения на прокат коня?
  - Прокатный пункт не работает. Если не врешь, что объезжал коней, бери вила и разноси сено по кормушкам. Потом проверю, какой из тебя жокей.
  Ваня старается, а два мужика рады, что нашли помощника и собеседника, расспросили, откуда родом. Потом указали на рослого мерина:
  - Можешь на нем проехать рысью по беговой дорожке. Он у нас самый спокойный. Только седельная закрыта, без седла сумеешь?
  - Сумею, только попоной его накройте, он давно не чищеный. Не хочу измазать брюки.
  Ваня управляет конем, натягивая уздечку и задирая морду коня. Выехав на дорожку, ослабляет повод. Застоявшийся конь прибавил ходу, упрямо наклонив голову. Ваня едва удерживает равновесие, стараясь не свалиться с коня. Теперь уже конь сам выбирает скорость бега, а не всадник. К счастью, дорожка длиной более 1600 м. заканчивается, конь сам замедляет бег, потом останавливается. Ваня вместе с попоной сползает со спины коня, его колени дрожат. Конюх принимает повод уздечки, но Ваня хочет еще почистить коня. Сам водит коня, ожидая, пока тот обретет ровное дыхание после бега, а у самого перестанут дрожать колени и ноги, которыми он сжимал бока коня. Вслед за конюхом ведет коня в душ, там имеются скребницы, щетки и гребни для расчесывания гривы и хвоста коня. Моет и чистит коня под одобрительным взглядом конюха. Договаривается, что завтра он еще придет на ипподром вместе с девушкой, она уже имеет опыт верховой езды, но нужны седла и комплект конской сбруи. Конюх соглашается, но выставляет условие - самим чистить коней после выездки.
  Ваня после ипподрома на квартиру к Аннушке не идет - одним поцелуем визит не закончится, а ей нужно хорошо выспаться. Звонит вечером по телефону из общежития:
  - Анна Ивановна, а когда у нас будет тема занятий о верховой езде? Я побывал на ипподроме, чудесно прокатился. Кони нас ожидают завтра во второй половине дня, вы уделите им свое драгоценное внимание?
  - Иван Царевич, ты дамский угодник и сердцеед, а я всего лишь простая лягушка, которая почему-то поверила царевичу. Ладно, явишься ко мне завтра после занятий, будешь моим коноводом. Извини, нас прерывают, это междугородний, звонит бабушка.
  Ваня на военной кафедре выпросил для верховой езды солдатские брюки и кирзовые сапоги, надел свой старый серый свитер. Преподаватель кафедры поинтересовался, для чего нужна форма, но приказал выдать.
  Аннушка нарядилась в белые брюки-галифе для верховой езды, высокие сапожки, кожаную курточку и шапочку для жокея. Выглядит потрясающе, но Ваня хмурится и подает ей плащ:
  - Одень сверху, в трамвае мужики съедят тебя глазами, мне ничего не останется. Ты выглядишь, как принцесса.
  Получает в ответ поцелуй в щеку. В трамвае говорят на английском о конях, у Аннушки лучатся глаза, но она не забывает делать Ване замечания и поправлять его произношение. Ваня недоволен:
  - Аннушка, забудь на некоторое время, что ты преподаватель, не делай мне замечаний.
  - Ваня, я пока лишь ассистент преподавателя, но хочу им стать. Еще три года пройдет, пока я закончу аспирантуру. Пожалуйста, люби и терпи меня это время.
  - А дальше?
  - Ты окончишь университет, я - аспирантуру. Тогда я разрешу тебе сделать мне ребенка, лучше мальчика, похожего на тебя.
  - А мое будущее тебя не интересует? Я хочу стать офицером.
  - Да пожалуйста. Я с малышом буду ждать тебя сколько угодно на квартире во Львове или в Киеве. Только ездить за тобой по гарнизонам я не буду, университетов там нет.
  - Хорошо, договорились. Ты у меня умница.
  На ипподроме худенький жокей с морщинистым лицом провел инструктаж по правилам безопасности при верховой езде, заставил расписаться в журнале, выдал седла и подвел к ним пару коней. Они вычищены, нетерпеливо перебирают ногами, в предчувствии забега. Ваня с Аннушкой водрузили на спины коней седла с помощью жокея, дальше он держал уздечки и успокаивал тихим голосом коней. Проверил, как затянуты подпруги, опустил ниже стремена.
  Первая нашла контакт со своим конем Аннушка, подкормив его маленькими кусочками хлеба, прихваченными из дому. Жокей дал команду "шагом" всадники выехали на беговую дорожку ипподрома. Аннушка тихим голосом поучает Ваню:
  - Не наклоняйся вперед, распрям спину, вытяни до конца ноги, упрись ими в стремена. Продемонстрируем английский стиль езды, а не жокейский. Они нарочно в соревнованиях наклоняются вперед, чтобы уменьшить сопротивление воздуха. У нас сейчас прогулка, а не забег, я хочу продлить это удовольствие.
  Жокею надоело смотреть медленную езду. Когда они проезжали мимо, он щелкнул хлыстом и крикнул "Рысью"! Кони помчались. Аннушка первая ослабила поводья, опередила Ваню. Он любуется ее посадкой в седле, старается копировать. Потом каблуками ног посылает коня вперед, сравнивается с Аннушкой. Дальше по беговой дорожке ипподрома они скакали почти рядом, но привыкшие к соревнованиям кони прибавили ходу, стремясь обогнать друг друга. Вполне закономерно победила Аннушка - она легче. Быстрая езда разгорячила ее - на щеках румянец, глаза сверкают. Ваня любуется ее красотой и гордится собой: он почти завоевал сердце умной и красивой женщины.
  Жокей принимает поводы коней, смотрит на Ваню. Тот достает из кармана червонец, протягивает служителю ипподрома. Жокей с достоинством принимает деньги, говоря: "Коней после бега я сам почищу. Когда вы прибудете снова"? Ваня смотрит на Аннушку, она задумывается, потом отвечает:
  - Через два дня. Только, пожалуйста, подготовьте нам более быстрых коней, мы хотим устроить настоящий забег на всю длину дорожки, со стартом и финишем. И укротите длину до стремян, я буду осваивать жокейский стиль езды, наклонившись к гриве коня.
  В трамвае Аннушка вкладывает свою ладошку в ладонь Вани, незаметно целует его в щеку, тихо говорит:
  - От тебя пахнет конским потом, но все равно, ты мне нравишься. В душ пойдем вместе, я сама тебя намылю. Только чтобы ты меня не обнимал. Выдержишь?
  - Постараюсь, но не уверен.
  В душ Ваня пошел первый. Разделся, сполоснулся, кричит Аннушке:
  - Я готов, можешь намылить мне шею.
  Она вошла, в легких плавках и лифчике. Скомандовала повернуться спиной, намочила мочалку какой-то жидкостью с приятным запахом, стала тереть ему голову и спину, заставила присесть - до макушки головы она не достанет. Ваня вытерпел эту муку, стараясь не обнять полуголую Аннушку, но не в силах оторвать от нее своих глаз. Она эти взгляды заметила, плеснула ему в лицо пеной, сказав:
  - Нижнюю часть тела домоешь сам.
  Ваня после душа вышел в халате, попытался обнять Аннушку, которая застилала простыней матрас. Она вырвалась, слегка шлепнула его по щеке и убежала в ванную, сверкнув голой попкой. После душа предстала перед Ваней в белом халатике, потом скинула его на пол.
  - Ваня, я тебе нравлюсь?
  - Я тебя люблю, ты моя невеста.
  Они провели два сеанса любви на матрасе, после этого Аннушка перешла на диван, а Ваня еще долго лежал без сна. Думал, за что ему такое счастье? Перед утром встал, оделся и ушел из квартиры, тихо закрыв за собой дверь. Он решил подработать денег на разгрузке вагонов. Тогда он снова поедет с Аннушкой на ипподром.
  Ассистентка Анна Ивановна отсутствие Вани на ее занятиях заметила, спросила студентов о причине. Ей ответили - работает на разгрузке вагонов. Промолчала, отвернулась от аудитории, удалось скрыть от студентов слезу. Продолжала занятие - такие случаи у студентов бывали. Когда Ваня явился к ней на квартиру проводить на ипподром, не удержалась от выговора:
  - Ваня, ты меня совсем не любишь, если откажешься брать у меня деньги за посещение ипподрома. Я заметила, что ты отдал червонец жокею. За что?
  - За чистку коней после забега. Я не хотел, чтобы ты этим занималась и испачкала свой костюм.
  - А я не хочу получать удовольствия за счет студента. Моя зарплата в шесть раз больше твоей стипендии. Кроме того, бабушка прислала мне денежный перевод, сказала по телефону - для Вани.
  - Тем более, эти деньги я брать не буду. Анечка, пойми, пожалуйста, что неприлично мужчине жить за счет женщин.
  - А я уже думала, что мы - одна семья. Извини, ошиблась.
  - Хорошо, сегодня за чистку коней заплатишь ты, но вручу жокею деньги я. Быстро гони мне мой червонец!
  Аннушка немного поспорила, но Ваня закрыл ей рот поцелуем. Вручила ему червонец и сказала, что он напрасно играет роль джентльмена, его амплуа - быть разбойником.
  На ипподроме - оживление, прибыл директор. К забегу готова четверка коней во главе с знакомым жокеем. Он представляет директору Аннушку и Ваню, как любителей скачек и неплохих наездников. Директор главное внимание уделяет Аннушке, рассматривая ее фигурку, она недовольно хмурится. Директор извиняется:
  - Простите, я не хотел вас обидеть. Сколько вы весите?
  - Вам это зачем знать?
  - Профессиональный интерес. Я давно ищу девушку-жокея, по внешним данным вы подходите. Сейчас хочу посмотреть, как вы ездите. Если обгоните в забеге моего жокея, я предложу вам работу. Для студентки это неплохие деньги. Согласны?
  - Не знаю. Постараюсь обогнать жокея ради спортивного интереса. Но мой конь - вон тот вороной, я на нем ездила прошлый раз.
  - Вы разбираетесь в интерьере и породах коней. Откуда такие знания?
  - Я осваивала азы верховой езды на ипподроме в Киеве, читала специальную литературу. Но кони уже готовы к старту, не пора ли начать забег?
  На Ваню директор и жокей внимания не обращают - его вес явно превышает 65 кг, такую массу коню нести тяжело. Четвертый участник забега - молоденький парнишка, ученик жокея. На трибунах ипподрома разместились немногочисленные зрители. Касса тотализатора не работает, но зрители бурно обсуждают между собой шансы победителя, заключают пари на деньги.
  После старта вперед вырвался Ваня, легко оттеснив своим мерином горячего коня жокея. Затем вороной Аннушки вырвалась вперед, она повела забег. Мальчишка-жокей пару раз ее обгонял, работая хлыстом по бокам коня, потом отстал, у него явно нет опыта общения с конем. Опытный жокей догнал Аннушку, их кони скакали вровень. Конь Вани шел третьим, его терзали противоречивые чувства. Он одновременно желал победы Аннушке и то же время не хотел, чтобы она стала жокеем. Победил в забеге опытный жокей, несколько раз ударяя хлыстом по бокам коня, первым пересек финиш, Аннушка пришла второй, Ваня прискакал третьим. На радостях сунул червонец в руку жокея. Директор ипподрома благодарит Аннушку, напоминает - его предложение стать жокеем остается в силе. Аннушка отказывается, она занята учебой и не имеет права принять столь выгодное предложение. Кроме того, она жалеет коня и не хочет выигрывать забеги за счет ударов хлыста. Это нечестно.
  Весной возобновились тренировки по футболу, потом игры между студенческими командами Львова. Ваня ночью делится своими впечатлениями от игры с Аннушкой, приглашает ее посетить игру. Она отказывается:
  - Ваня, я верю, что ты лучший игрок, но у меня просто нет времени просиживать полтора часа на трибуне. Я в это время играю на корте в теннис. Это более интеллектуальная игра, чем футбол, да и физические нагрузки у хороших спортсменок не ниже, чем у мужчин-футболистов. Ты обратил внимание, как окрепли мои руки, когда я обнимаю тебя на матрасе во время наших любовных игр? Ты меня на корте обыграть не сумеешь.
  Ваня решил научиться играть в теннис. Берет в руки небольшой резиновый мяч, обтянутый сукном, у Аннушки их несколько. Научился бить по мячику ракеткой после его отскока от пола. Знакомится с правилами игры по книге. Приходит на теннисный корт, где играют любители, в большинстве преподаватели университета. Аннушка играет лучше всех, она моложе и проворнее. Об условиях игры договариваются сами, это тренировки, а не официальные игры. Аннушка появление Вани на корте заметила:
  - Наконец-то теннисом заинтересовался мой первый студент. Не стесняйся, бери в руку ракетку, я немного подучу тебя.
  - Хорошо, но с условием - мне поражение не засчитывать, это моя первая игра, не сомневаюсь в проигрыше своему преподавателю.
  Ваня первый гейм позорно проиграл, не успевая отбивать отскоки мяча после удара его о корт. Удалось только выиграть пару подач после своих сильных ударов по мячу. Поздравил Аннушку с победой, пожал руку и шепнул:
  - В следующий раз я у тебя выиграю.
  Пропустил тренировку в футбол, сказав тренеру, что отработает это время на корте. Играл со слабыми соперниками, почти детьми. Один мальчишка здорово погонял Ваню по корту, прежде, чем тот сообразил выйти к сетке и с лету отражать его подачи мяча, не дожидаясь отскока. Потом отрабатывал свои подачи, сильно ударяя ракеткой по мячу. Несколько раз мазал, попадая в сетку или за пределы корта. Наконец наловчился и выиграл партию у 14-тилетнего мальчишки. Обрадовался своей победе.
  Через день - игра с Аннушкой. Ваня надел свою футбольную форму, Аннушка переоделась в раздевалке. Вышла в белой короткой футболке, усмехнулась, заметив взгляд Вани на ее ножки. Игра началась с подачи Вани. Послал мяч выше сетки, он упал за пределами корта. Аннушка повела в счете и выиграла первый сет со счетом 6 - 4. Второй сет выиграл Ваня с небольшим преимуществом, благодаря своим сильным и точным подачам. Потом - снова его выигрыш, со счетом 6 - 5, победа! Аннушка расстроена, но не подает виду. Шепчет:
  - Я тебе ночью эту победу припомню!
  Когда вечером Ваня пришел к Аннушке, увидел бинты у нее на коленке и на локте. Обеспокоенному Ване сообщила - это он виноват, во время игры с ним она потянула мышцы. Вручила Ване список продуктов, дала деньги и погнала его в магазин. Ваня возражать не стал, понял, что его всегда приветливая Аннушка сейчас в плохом настроении. Неужели из-за поражения после игры в теннис? Принес продукты, заметил и второе забинтованное колено. Аннушка сидела на стуле в кухне и варила гуляш. Приказала Ване посолить и поперчить. Он это выполнил, спросил, как он может еще облегчить страдания девушки? Может вызвать скорую помощь?
   В ответ получил испепеляющий взгляд, от которого Ваня едва не сгорел.
  - Приготовь салат из капусты, порежь небольшую луковицу, посоли и полей подсолнечным маслом. Сегодня мы целоваться не будем. Когда гуляш остынет, пригласишь меня на ужин. Я немного отдохну, у меня повышенная температура, пойду, прилягу на диване.
  Ваня принес термометр, пытался сунуть его Аннушке под халатик. Она его руку отбила, приказала помыть руки и термометр, открыла ротик и закрыла глаза, когда Ваня сунул ей в рот термометр. Ваня сидел рядом, держал ее руку и считал пульс. Он был немного учащенный, а температура нормальная.
  - Вот видишь, термометр меня вылечил, у меня разыгрался аппетит, но сама до кухни не дойду. Припоминаю, что какой-то студент клялся мне в любви, а сейчас не хочет даже покормить слабую беззащитную женщину.
  Ваня схватил Аннушку на руки, понес на кухню, пытался целовать, но она от его поцелуев отворачивалась. Несмотря на плохое самочувствие, ужинала она с аппетитом. После ужина позволила Ване отнести себя в комнату и уложить на диван, а ему приказала помыть посуду. Когда Ваня выполнил и это поручение, попросила присесть на диван и честно рассказать ей о его знакомстве с Катей.
  - Какой Катей?
  - С преподавателем физкультуры. Это она научила тебя играть в теннис, больше некому. Мы с ней соперницы на корте, я сразу узнала ее стиль игры по твоим сильным подачам. Сколько тренировочных игр ты с ней провел на корте и сколько в постели?
  Ваня с недоумением смотрит на Аннушку, потом хохочет. Так вот в чем дело, оказывается, она ревнивая! Приревновала его к малознакомой девушке! Правда, Катя хорошая спортсменка, они знакомы, при встречах всегда здороваются друг с другом, как принято - "физкульт-привет". Пытается убедить Аннушку, что последний раз играл в теннис с мальчишкой, тот его здорово погонял по корту, прежде, чем удалось выиграть партию.
  Забыв о "больной" ноге, Аннушка выскакивает в прихожую, звонит по телефону:
  - Катя, ты позавчера не играла в теннис с моими студентами? ... Да нет, просто захотела узнать, сможешь ли ты придти на нашу обычную игру? Решила, что у тебя травма, забеспокоилась... Хорошо, спокойной ночи.
  Возвратившись в комнату, садится на диван, прижимается к Ване:
  - Ладно, не будем ссориться. Оказывается, я ревнивая, но это ты виноват, что дал мне повод для ревности, я страдала. Можешь загладить свою моральную вину массажем моих коленок...
  Уснули они поздно.
  
   Глава десятая.
   Д И П Л О М Н А Я Р А Б О Т А
  
  Студент пятого курса Иван Козуряк решил жениться, узаконить свои отношения с Аннушкой. Она уехала в Киев на предварительную защиту диссертации, живет на квартире у бабушки. Уезжая, приказала Ване ждать ее телефонных звонков, она будет разговаривать с ним по вечерам через день. И чтобы утвердил на кафедре тему своей дипломной работы до ее возвращения из Киева.
  У Вани образовалось окно в занятиях. Лекции в университете закончились, все зачеты и экзамены сданы. Впереди - работа над дипломным проектом, потом два месяца службы курсантом на военном полигоне. Дальше - два года службы в армии в должности командира взвода, отдавая долг Родине. Ожидая звонка Аннушки, решил навести порядок на ее полке с книгами, хотя бы расставить их по "росту". Она будет недовольна такой расстановкой, возникнет небольшая ссора, ночью они помирятся. Существует даже поговорка: "милые ссорятся, только тешатся".
  На глаза Вани попался учебник по английской лексикологии. Заинтересовался, начал читать. Телефонный звонок отвлек его от чтения. Аннушка радостным голосом сообщила:
  - Предварительная защита диссертации прошла успешно, ученый совет принял решение направить мою работу в министерство высшего образования для участия в конкурсе на создание учебника для ВУЗов с английским языком обучения. Тебе от бабушки привет, ей в этом году исполнится 55 лет, она решила выйти на пенсию. Ругает нас, что не догадались заиметь ребенка, она хочет нянчить правнука. Просит назвать его Сергеем в память о погибшем сыне. Я ей пообещала, ты не против? Играть с Катей в теннис во время моего отсутствия я запрещаю. Разрешаю бегать на Высокий Замок и посещать ипподром. Все, заканчиваю. Можешь несколько раз чмокнуть телефонную трубку, я услышу.
  Ваня до утра перечитывал историю создания английского языка. Первый период - староанглийский. Начинается со времени переселения на остров из севера Германии племен англов, саксов и ютов. Слились с племенами кельтов, позаимствовали их диалект. Возникает письменность в виде рунов. С проникновением до Англии христианства латинский алфавит заменяет руны. Лексика - германская, с незначительным заимствованием кельтских и латинских слов. После завоеванием Данией в 1017 году английский язык пополнился скандинавскими географическими названиями, военной терминологией, бытовой лексикой.
  Второй период - среднеанглийский. Начинается в 1066 году, когда страну завоевали норманны из севера Франции. Нормандский диалект французского языка становится официальным языком правящих кругов, но простой народ сохраняет прежний родной язык. Более двух столетий в Англии существует два языка, но английский язык в значительной мере пополняется словами, заимствованными из французского. В начале 15 столетия английский язык вытесняет французский из основных сфер государства и становится главным. В некоторой степени еще сохраняются диалекты прежнего языка.
  Третий период - формирование национального английского языка в 15 - 16 столетии. Расширяется международная торговля, Лондон становится центром страны, а лондонский диалект преобладает и вытесняет другие диалекты. В 1476 году появляется книгопечатание, совершенствуется орфография. С расширением торговли в язык проникают слова из итальянского, греческого, испанского языка. В морфологии продолжается процесс отмирания флексий существительных, прилагательных и глаголов. Возникает новый, без суффиксов способ образования слов, устанавливается единая форма обозначения множества (- S ), упрощается категория сильных и слабых глаголов.
  Новоанглийский период в 17 - 20 столетии формирует и развивает национальный английский язык. Художественная литература и многочисленные труды по грамматике, а также словари способствовали совершенствованию языка. Вследствие колониальной политики английский язык проникает в Америку, Ирландию, Австралию, Новую Зеландию и другие страны. На первое место выходит синтаксическая связь слов у предложении. Английский язык продолжает развиваться и сейчас.
  Закончив трудное чтение, Иван задумывается - зачем он потратил ночь на экскурс в историю английского языка? Заснул, во сне приснилась тема дипломной работы: "Развитие военной терминологии английского языка". Лучшей темы для военного переводчика просто быть не может! Утром спешит на военную кафедру, просит утвердить тему диплома, ему предлагают ограничиться терминологией какого-то определенного рода войск, например, мотопехоты или бронетанковых войск. Иван не соглашается сузить тему диплома: "В английском языке существует связь между военной терминологией по стандартам НАТО. Я читал разрешенные в печати военные обозрения некоторых стран, членов этого блока. Компании, производители оружия сами рекламируют свое вооружение с целью сбыта".
  Настырного студента отправляют в штаб Прикарпатского военного округа - ему необходимо получить допуск для ознакомления с материалами по теме диплома, некоторые сведения секретны. Штаб округа охраняют рослые сержанты с огромными пистолетами в деревянных кобурах, подвешенных на ремешке через плечо. Иван предъявляет свой паспорт, просит сопроводить в бюро пропусков, он приглашен на собеседование. Разводящий ведет его в комнату на первом этаже. Заходят в коридор, дверь за ними закрывается, только потом открывается следующая дверь. За ней - бюро пропусков. Иван протягивает в окошечко свой паспорт, ему предлагают зайти в комнату для переговоров.
  Капитан с общевойсковыми эмблемами закрывает лежащую перед ним папку, встает из-за стола, предлагает Ивану выйти, потом зайти и доложить о своем прибытии по уставу, как положено в армии. Так повторяется несколько раз. Потом капитану надоедает эта игра, он садится за стол, приглашает Ивана сесть напротив и начинает разговор.
  - Что ты испытывал, когда я выгонял тебя несколько раз после доклада? Был возмущен?
  - Нет, это вам зачем-то было нужно проверить меня.
  Дальше капитан вел разговор на немецком языке, потом перешел на английский. Интересовался биографией Ивана, его родственниками и друзьями. Спросил и про Аннушку:
  - Что связывает студента и аспирантку Анну Зайченко?
  - Это вас не касается.
  - Ты ошибаешься. А почему ее бабушка сменила девичью фамилию Зайченко на немецкую - Шмидт?
  - Не знаю, такими вопросами я не интересовался. Это ее личная жизнь, спрашивать об этом было бы некультурно с моей стороны.
  - Ты всегда такой деликатный?
  - Только с людьми, которых я уважаю.
  - Ты меня уважаешь?
  - Правильнее сказать - терплю. Работа у вас такая - задавать неприличные вопросы. Но мне нужен допуск для работы с секретными материалами по диплому, хотя я не понимаю, что в нем секретного.
  - Ты устройство автомата Калашникова АК-47 на кафедре изучал?
  - Да, нам приносили его на занятия в чехле, потом зачехляли и уносили в оружейную комнату, которую опечатывали.
  - Для чего это делали?
  - Видимо, еще не истек срок секретности.
  - Соображаешь. Этот срок устанавливается, исходя из государственных интересов безопасности, мы его обязаны соблюдать, а не рассуждать. Так и с темой твоего диплома, нам неизвестно, какие сведения ты в нем опубликуешь, секретные или не очень. Поэтому писать диплом будешь на русском языке, вставляя английские военные термины и названия. Работать над дипломом будешь на военной кафедре университета, в конце дня все записи сдавать секретчику. Доступной литературой тебя обеспечат. Все, свободен. Распишись о неразглашении военной тайны. Как ты оцениваешь мое знание иностранных языков?
  - Немецкий язык хорош, чувствуется опыт общения с немцами. Английским владеете плохо, на уровне студента третьего курса.
  - Вон с моего кабинета!
  - Не понял, товарищ капитан. По уставу такое обращение не допустимо. Разрешите идти?
  - Идите.
  Ваня выходит из здания штаба округа в прекрасном настроении. Он прошел проверку в "особом отделе" и получил разрешение на тему диплома. Можно остаток дня провести на ипподроме, сегодня там забеги жокеев. Только сначала нужно зайти на квартиру к Аннушке и немного перекусить. Краем глаза замечает, что за ним увязался какой-то парень в штатском, но выправка военная. Ваня уже научился отличать их по походке, развороту плеч, посадке головы и еще каким-то признакам. Возможно потому, что во Львове много военных. Да и сам он прошел строевую подготовку, чувствует себя почти военным. Решил, что противный капитан пустил за ним "хвоста". Ну и что, мера необходимая, пусть его сопровождает.
  В квартире сварил себе овсянки, заправил подсолнечным маслом. Продуктов нет, нужно прикупить. Берет бумажник с общими "семейными" деньгами. Зарплата ассистентки и его стипендия - бюджет молодой семьи, так решила Аннушка. С сумкой для продуктов выходит во двор, снова замечает слежку за собой. Решил "поиграть" со своим "хвостом". На остановке делает вид, что хочет зайти в трамвай через заднюю дверь, потом отступает в сторону. Дверь захлопывается, "хвост" уезжает. Довольный собой, Ваня едет следующим трамваем на ипподром. Там - полный аншлаг, работает тотализатор. Среди участников забега - два знакомых жокея, пожилой с морщинистым лицом и его ученик, почти мальчишка, под номером 4. Он уверенно чувствует себя под взглядами зрителей, когда диктор представляет участников забега. Ване понравился его конь - длинное туловище, тонкие ноги, небольшая голова. Недостаток - молодой, плохо объезженный. Ваня протолкался к кассе тотализатора и лишился ста рублей, взамен получил билетики с номером 4.
  После старта повел забег жокей Љ2, потом его обошел Љ1 и уверенно возглавил скачки. К нему приблизился Љ4, но на обгон не решился. Ване понравилось, что он не подгонял коня хлыстом, конь молодой, горячий, удары ему не нужны. На последних метрах забега мальчишка-жокей все-таки ударил коня хлыстом и выиграл забег, опередив своего учителя. Недовольные зрители свистят, ругают жокея Љ1 - они проиграли тотализатор. Ваня же сдает в кассу свои билетики с номером 4, получает на руки огромную сумму - больше тысячи рублей, таких денег у него еще не было. Радуется, это подарок к предстоящей свадьбе с Аннушкой.
  Возвращается с ипподрома в переполненном трамвае стоя, чувствует, что его сумка сползает с плеча, в ней деньги. Оглядывается и замечает вора, который лезвием бритвы уже перерезал одну ручку сумки. Бьет вора локтем в грудь, возникает суматоха. Билетерша это видела, жмет кнопку связи с вагоновожатым, тот останавливает трамвай. Пассажиры задержали вора, передали в руки милиции. Ваня из трамвая не выходит, свидетелей и без него достаточно.
  На военной кафедре изучает зарубежные военные обозрения, их мало. Радуется приходу "противного" капитана, он читает записи Ивана в секретной тетради, сказал, что будет приходить с проверкой раз в неделю, такая у него работа. Его дипломник во время беседы должен подучить капитана английскому языку. Иван соглашается, сразу переходя на английский. Капитан сообщает, что он - заочник, учится в военной академии. Иван жалуется на малое количество военных обозрений, не сможет ли товарищ капитан пополнить их из закрытых источников?
  - Если ты честно расскажешь, как заметил слежку за собой и куда исчез.
  После рассказа у Ивана появился личный сейф, куда он складывал новые военные обозрения, которые приносил капитан. Работа над дипломом значительно ускорилась. По ночам терзала тоска по Аннушке. В разговоре по телефону дал понять, что по приезду из Киева ее ожидает сюрприз. Аннушка приказала встречать ее на вокзале.
  Выскочила из вагона на перрон легкая, радостная, бросилась на шею, целовала в губы, шептала нежные слова. Домой Ваня вез ее на такси, а не на трамвае. Аннушка сразу направилась в ванную, пригласила его потереть ей спинку, смыть дорожную пыль. Потом они занимались любовью и никак не могли насладиться друг другом. Наконец, Аннушка потребовала:
  - Теперь сообщи мне о сюрпризе, который приготовил для меня. По езде в такси я уже поняла, что у тебя появились деньги. Опять подрабатывал на разгрузке вагонов?
  - Аннушка, родная, я тебя люблю и прошу стать моей женой. Деньги на свадьбу у нас есть, на ипподромном тотализаторе я выиграл огромную сумму.
  - Оказывается, мой муж еще и азартный игрок. Вот этого я за тобой раньше не замечала. Хорошо, я принимаю предложение и согласна стать твоей женой. А где букет цветов? Ты вроде встречал меня на вокзале с цветами в руках?
  - От радости при встрече забыл букет в такси.
  - Я постараюсь избавить тебя от забывчивости. Надеюсь, ты покормишь меня? Продукты в доме есть?
  - Полно. На кухне нас ожидает борщ и жаркое.
  - А я привезла халву, апельсины и кучу восточных сладостей. Будем есть их по вечерам, чтобы я родила мальчика, а не девочку.
  Свадьбу они сыграли в кафе после приезда бабушки. Гостей пригласили немного, несколько преподавателей и студентов университета. Аннушка была в белоснежном свадебном наряде и с красной розочкой в волосах, жених в новом черном костюме, белой рубашке и галстуке. Выпили шампанского и разбили о пол свои бокалы. Потом целовались под крики "Горько"! Были танцы под музыку пластинок патефона. Приближался 1956 год, время призыва в армию выпускника университета - лейтенанта Ивана Козуряка.
  Ему повезло, временно оставили командиром взвода на родной военной кафедре университета. Успел забрать жену с сыном Сережей из роддома и научился стирать его пеленки. Потом получил приказ из Прикарпатского военного округа: "Лейтенанту И. С. Козуряку прибыть на курсы усовершенствования в Московский военный округ. Половину денежного аттестата можете оставить семье". Иван размышляет, - какие могут быть курсы для совершенствования знаний военного переводчика? Он отлично владеет двумя иностранными языками, хорошо разговаривает по-венгерски. Но приказ обсуждению не подлежит, хотя Иван ему не рад. Советуется с Аннушкой, жена его утешает:
  - Езжай, Ванечка, а я с Сережей буду тебя ждать. Скоро мой декретный отпуск заканчивается, нашего сына определю в детские ясли, ко мне переедет бабушка, будет помогать. Я защитила диссертацию, зачислена преподавателем. Ты же сам когда-то хотел стать военным? Любви без разлуки не бывает. Только не влюбись там в какую-то москвичку, обещаешь?
  - Аннушка, милая, обещаю, лучше тебя на свете никого нет.
  Перед отъездом встретил бабушку, отвез ее на такси домой. Людмила Васильевна рассмотрела спящего в коляске правнука. Коляску забраковала, она для улицы, для ребенка нужна маленькая кроватка. Пошла с Ваней в магазин и купила деревянную кроватку. Потом смотрела, как Аннушка кормит грудью ребенка. Про Ваню забыли, он понял, что главный в семье - его сын. На следующий день распрощался и уехал поездом Львов - Москва к новому месту службы.
  Билет на поезд не покупал, у него проездной воинский литер, стоимость проезда оплатит министерство обороны. Зашел в купе, там уже находятся три офицера, старше его по возрасту и званию. На столике - бутылки с пивом и колода игральных карт. Иван представился майору:
  - Лейтенант Козуряк, направляюсь к месту службы.
  - Какое училище закончил?
  - Только военную кафедру при университете.
  - Понятно, педагог, "штафирка". Где звездочки на погоны добыл?
  - В армии. Проходил стажировку на Яворовском полигоне.
  - В преферанс играть будешь? По копейке с носа.
  - Еще не научился.
  - Послужишь - научишься. Смотри нашу игру и учись.
  
   Глава десятая
   С Л У Ж Б А Л Е Й Т Е Н А Н Т А К О З У Р Я К А
  
  В билете указана станция - последняя остановка поезда перед Москвой. Название Ване ничего не говорит. Стоянка поезда две минуты. Ранним утром он, единственный из пассажиров, сходит на перрон. Со скамейки поднимается сержант, подходит к нему, козыряет:
  - Лейтенант Козуряк? Разрешите взглянуть на ваше удостоверение. Мне поручено встретить вас и сопроводить в воинскую часть. Прошу пройти со мной к машине.
  На стареньком "виллисе" везет лейтенанта. Хорошая асфальтированная дорога сразу заканчивается, дальше пошла узкая извилистая лесная дорога. Сержант замолчал, иногда включает фары, потом выключает. Лейтенанту кажется, что они дважды проезжали знакомое место. Наконец спрашивает водителя:
  - Ты не заблудился? Кривую березу мы уже проезжали.
  - Так надо. У вас хорошая ориентация, товарищ лейтенант. Надеюсь, что мне не придется везти вас по этой дороге обратно. Мы приехали.
  Вдоль зеленого забора большими белыми буквами видна надпись "Санаторий". Часовой с автоматом на груди преграждает путь. Иван предъявляет удостоверение личности, машину пропускают за забор. Иван спрашивает водителя:
  - Где тут штаб? Мне нужно доложить о прибытии.
  - Не беспокойтесь, вас вызовут. Сначала пройдете медицинскую комиссию, так положено. Я провожу вас в гостиничный номер.
  Номер - комната на двоих со всеми удобствами. Соседа нет, на койке валяется примятая подушка. Ваня занимает свободную койку. Осмотреться не успел, зазвонил телефон.
  - Лейтенант Козуряк? Вас приглашают в медпункт. Примите душ и переоденьтесь в халат и сандалии, найдете их в шкафу.
  Ваня находит медпункт по надписи на дверях. Внутри его встречает врач в белом халате, листает его медицинскую книжку. Сразу спрашивает:
  - Жалобы на здоровье есть? В футбол играл? По ногам били? Синяки, ушибы были? Лучше признайся сразу, тренировки у нас жестокие.
  - Жалоб на здоровье нет. В футбол играл с детства. Синяки и ушибы от ударов соперников по ногам были. Имею первый разряд по футболу. Норму кандидата в мастера не выполнил, помешала учеба. В вашем санатории имеется футбольная команда?
  - У нас все имеется. Сними халат, я осмотрю твои ноги.
  Опытный хирург внимательно осматривает тело Ивана, спрашивает:
  - Чем смазывал синяки после ушибов?
  - Мочил водой и натирал хозяйственным мылом.
  Хирург хохочет и сопровождает пациента к невропатологу. Тот стучит Ивана молоточком по коленям, интересуется случаями потери сознания. Может, он сонный падал в детстве с печки?
  - С печки не падал, а с коня дважды падал, но сознания не терял. Сразу же снова прыгал на его спину.
  - Богатая у тебя спортивная биография. Каким еще видом спорта занимался?
  - Теннисом, но на уровне любителя.
   - В теннис разрешается играть людям любого возраста. Поиграю с тобой, если ты у нас задержишься. Будем считать, что ты практически здоров и допущен к тренировкам. Рекомендую отдых после обеда. Спиртные напитки запрещены, разрешается только кружка пива в дни увольнений. Вопросы есть?
  - Есть. Мне нужен адрес воинской части, куда я прибыл. Хочу написать письмо жене.
  - Бросишь конверт в почтовый ящик, только его не заклеивай. На нем поставят штамп воинской части. Писать подробности пребывания в "санатории" запрещено. Поторопись на обед, выбор блюд - на твое усмотрение, бери, что нравится. Переедать не рекомендую, после обеда с тобой проведут ознакомительную тренировку. Вызов - по телефону.
  Иван едва успел переодеться в мундир, как раздался сигнал обеда. Небольшая уютная столовая работает на самообслуживании, несколько столиков по четыре человека уже заняты. Мундиры с погонами старших лейтенантов, капитанов и майоров. Кроме Ивана, только один лейтенант со смуглым лицом, похож на казаха. Иван несет поднос к его столику, представляется сидящим за столиком еще двум старшим лейтенантам:
  - Меня звать Иваном. Место за столиком не занято?
  - Не занято, присаживайся. Новенький, откуда?
  - С Украины.
  - Бандеровец?
  - Товарищ старший лейтенант, мне ваши шутки не нравятся.
  - Извини, неудачно пошутил. Пришлось побывать в твоих краях, узнал украинца по диалекту. Меня зовут Андреем, интересоваться фамилиями здесь не принято. Любопытство не порок, но большое свинство.
  Сосед по комнате назвал Ивану свое имя - Сакен. Хорошо владеет российским языком с едва уловимым акцентом. Посоветовал надеть спортивный костюм и прилечь на койку для отдыха. Их пригласят на тренировку по спортивному ориентированию в лесу. Придется одеть брюки, сапоги, а сверху куртку с капюшоном.
  Инструктор в звании капитана выдает четверке бумажки с указанием маршрута, каждому разный. Необходимо пробежать замкнутый маршрут по компасу, в точках поворота вас будут встречать солдаты из роты обслуживания. Пробегая мимо них, назвать свой номер на куртке, в разговоры не вступать. Побежали.
  Ваня часто поглядывает на компас, стараясь точно выдержать указанный азимут. Прибежал к финишу последним, получил замечание от инструктора:
  - Лейтенант, вы не уложились в норматив. После неудачного повторного забега вы будете отчислены и направлены в часть, откуда прибыли. Насильно мы здесь никого не удерживаем. В качестве подсказки могу сообщить, что при ориентировании в лесу не всегда прямая линия бывает короче кривой. Завтра для вас - повторный забег.
  Иван соображает, где он допустил ошибку. Бежал вроде быстро, но кустарник замедлял движение. Мысленно еще раз "пробежал" по маршруту. Часто пересекал тропинки, которые немного не совпадали с маршрутом по компасу. Он ломился через кусты напрямик, а нужно было часть пути бежать по тропинкам. И еще - в местах поворота он заметил проволочное ограждение, там стояли часовые. Обычно их расставляют по периметру охраняемого объекта, в данном случае участка леса. К ним вели хорошо заметные тропинки, протоптанные солдатами. Вспомнил свои пробежки на гору Высокий Замок во Львове. В парковой зоне нужно бегать по дорожкам! Звонок на легкий ужин прервал размышления Ивана.
  Повторный забег Иван легко выиграл, хотя бежали уже против часовой стрелки. Сообразил, что старт совпадает с финишем, сразу определился по сторонам света. Бежал по тропинкам, а последний отрезок пути до финиша по заметному следу от солдатских сапог мчался изо всех сил. За ним прибежал казах Сакен, последним пришел Андрей, он прихрамывал. Инструктор отправил его в медпункт. Больше он за столиком в столовой не появлялся. Пару следующих забегов снова выиграл Иван. Инструктор объявил:
  - Бегаешь ты хорошо, посмотрю, как летаешь.
  Пришло теплое письмо от Аннушки на адрес воинской части, но указано почтовое отделение Москвы после четырехсотого номера. Москва большой город, но неужели в нем имеется столько отделений связи? Лучше такой вопрос никому не задавать, Иван уже понял условия пребывания в "санатории": меньше вопросов - больше старания. Вечером пишет ответное письмо жене, не скрывая своей любви. Он уже понял, что военный цензор прочитывает письма. Да пошел он к черту, этот почтовый чиновник! Пусть его отправляют обратно к жене и сыну, работу на "гражданке" он себе найдет.
  Инструктор отбирает десятку для прыжков с парашютом. Перед полетом проверяет вес каждого, объясняет - прыгать в затылок друг другу, сначала тяжелые, за ними более легкие. После приземления необходимо лечь на бочок и попытаться погасить купол парашюта. Выдает летные шлемы и приказывает хорошо выспаться перед прыжком. Иван и Сакен заснули поздно, немного поспорили, какой город лучше - Львов или Алма-Ата? Ранним утром - подъем, обычная физзарядка, легкий завтрак. Автобусом едут по хорошей дороге к ж. д. станции, дальше на военный аэродром. Следует посадка на самолет АН - 2, он кругами набирает высоту. Второй пилот открывает дверь салона, звучит команда: "Пошел"!
  Первый прыжок Ване не понравился. Обратно в санаторий возвращаются молча, возбуждение после прыжка еще не прошло. Через день - второй прыжок, потом третий. В санаторий возвращаются с песнями. Некоторые офицеры хотят продолжить службу в воздушно-десантных войсках - "войсках дяди Васи", по имени командующего Василия Маркелова. Инструктор их разочаровывает, поздно об этом думать, нужно было поступать в Рязанское воздушно-десантное училище. Они совершают прыжки с оружием, а вам даже пистолет носить не положено. Только зачетные стрельбы на меткость стрельбы, каждый из вас это упражнение проходил.
  Зачет по стрельбе Ваня выполнил, после трех выстрелов "выбил" 27 очков. Хочет стрелять еще, но инструктор не разрешает:
  - Нечего выделяться среди равных. Азарта в тебе с избытком, а это плохо. Стрелять тебе на задании вряд ли придется, разве чтобы пустить себе пулю в лоб. Только и этой возможности тебя лишат, снабдив таблеткой для легкой смерти. Согласен с таким исходом?
  - Нет, не согласен. Постараюсь выжить.
  - Молодец. Только дураки желают смерти. Первый этап обучения ты прошел успешно, я с тобой расстаюсь. Завтра комиссия решит твою дальнейшую судьбу и следующий этап обучения. Желаю успеха.
  Члены комиссии - в белых халатах, похожи на врачей. Рассматривают Ивана в анфас и профиль, один даже попросил спустить брюки, чтобы узнать, прямые или кривые у него ноги. Спорят, в какую учебную группу его направить - азиатскую или европейскую. Наконец, решают, лейтенант Козуряк - скорее европеец, не азиат. Темные волосы и черные глаза - не повод, чтобы причислять его к азиатам. Да и глаза у него широкие, не узкие, и лицо продолговатое, а не круглое. Вполне сойдет за немца или англичанина, темноволосых среди них много.
  Иван радуется обретенной свободе в новой группе обучения. В сопровождении инструктора, переодетый в непривычную гражданскую одежду, едет на электричке в Москву. В главном универмаге выбирает для себя приличный костюм, рубашки, шляпу, майки и остальное белье. Инструктор просит не жалеть финансы министерства обороны, денег на Ивана у него достаточно. Из магазина выходит франтом. Инструктор задает вопрос:
  - Как себя чувствуешь в новой одежде?
  - Непривычно. Рука сама тянется к шляпе, чтобы отдать честь встречным офицерам.
  - Для того тебя и переодели, чтобы ты привык от этой привычки. На задании ты будешь ходить в штатском, козырять военным не придется.
  - Все равно немцы или англичане распознают во мне бывшего военного по фигуре. Осанку и походку изменить невозможно, можно лишь ее слегка загримировать широкой одеждой.
  - Твое суждение об этом прошу изложить подробнее. Зайдем в пивную на Арбате, попьем пива, посидим, поговорим.
  В пивную - очередь. Пришлось обождать, пока зашли и сдали гардеробщику верхнюю одежду. Уселись за отдельный столик. Инструктор заказал по две кружки пива и воблу. Первую кружку выпили молча, наслаждаясь прохладным напитком. Потом начался обстоятельный разговор.
  - Когда ты впервые заметил за собой привычку отличать переодетого в гражданскую одежду военнослужащего?
  - Во Львове, когда я прибыл в штаб военного округа за разрешением на допуск по теме моей дипломной работы. Выходя из штаба, заметил за собой слежку. Очевидно, это был солдат срочной службы, переодетый в гражданское.
  - Что было дальше?
  - На трамвайной остановке занял очередь для посадки в трамвай. Пропустил своего "шпиона" вперед, даже подтолкнул в спину. Дверь закрылась, он уехал, а я дождался следующего трамвая.
  - Больше за собой слежки не замечал?
  - Нет, но меня еженедельно контролировал приходящий на военную кафедру капитан из штаба округа. Прочитывал написанный отрезок диплома, приносил новые военные обозрения с грифом "для служебного пользования". Я обучал его английскому языку, мы подружились.
  - Со стороны офицеров военной кафедры слежки за собой не замечал?
  - Нет, занятия они проводили один раз в неделю. Я играл в футбол за сборную команду университета, офицеры часто приходили на игру, явно за меня "болели". Мне даже показалось, что они завышали мне оценки.
  - При поездке из Львова в Подмосковье слежки за тобой не было?
  - Не знаю. Один старший в купе офицер обозвал меня "штафиркой". Было обидно, но я промолчал.
  - Ты обидчивый по натуре человек?
  - Для семьи и друзей - нет, стараюсь их понять.
  - Ты не в обиде на Советскую власть?
  - Нет. Она дала мне бесплатное образование, множество льгот, которые доступны за рубежом только богатым студентам. Я свою Родину люблю и в случае войны буду ее защищать. Присягу я не нарушу.
  - Я верю, что ты с оружием в руках будешь защищать свою Родину в случае войны. Но ей нужны и бойцы "невидимого фронта", которые в мирное должны вести разведку за рубежом, узнавать военные секреты врага, чтобы предотвратить нападение. Ты готов стать в их ряды?
  - Я понял, что наш "санаторий" готовит разведчиков для работы за границей, но считаю себя недостаточно подготовленным на эту роль.
  - И что ты предлагаешь?
  - Прежде нужно понять психологию врага, вжиться в его образ. Для начала необходимо что-то вроде экскурсии с выездом за рубеж.
  - Твоя идея не отличается оригинальностью, мы это уже проходили. Ты недооцениваешь работу военных разведок капиталистических стран. Каждого советского "экскурсанта" они незаметно фотографируют, следят за его передвижением. Исключение составляют только лица, имеющие дипломатическую неприкосновенность, но и они находятся под наблюдением. Провалы среди разведчиков нам не нужны.
  - Значит, нужно разработать сценарий перехода границы, чтобы они приняли нашего разведчика за своего капиталистического единомышленника. Бывают же диссиденты и лица среди советских граждан, которым не нравится советская власть.
  - Вот тебе я и поручаю разработать такой сценарий. Никаких записей, работа - только в уме. А вместо экскурсии за рубеж к тебе прикрепят консультанта, побывавшего за границей, знакомого с их обычаями и буржуазной моралью.
  Консультант - человек старше сорока лет, с неприметным лицом, явно склонный к полноте. Иван ездит к нему в Москву на электричке, встречаются в условленном месте. Сначала разговаривают в сквере на скамейке по-немецки. "Старик" поучает Ваню:
  - Не вздумай выдавать себя за немца. Твой диалект лишь похож на берлинский, уроженец Западного Берлина сразу же распознает в тебе русака. Немцы - большие патриоты своих федеральных земель и в каждом регионе стараются говорить на своем диалекте. Лучше всего для тебя не выдумывать новую "легенду", а использовать факты из своей реальной жизни. Какие - не знаю, я с твоей биографией не знаком. Давай зайдем в пивную, там продолжим разговор.
  Иван заказывает консультанту две кружки пива, себе одну. Деньги ему перед поездкой выдали. Консультант продолжил разговор, уже про пиво.
  - Ты видно заметил мою полноту, это осталась привычка от пребывания за границей, пива там пьют много. Я старался не отставать от компании, постепенно привык. К тому же в пивных стали выдавать за каждую выпитую кружку по сосиске. Пиво - жидкий хлеб, от него толстеют. Не повтори моей ошибки, не пей много пива. Лучше в компании выпей шнапса. Немцы пьют шнапс маленькими глотками, смакуя напиток, не вздумай сразу выпить рюмку, это привлечет внимание.
  Следующий разговор - про поездки в общественном транспорте.
  - Постарайся как можно реже пользоваться метро. Там входы-выходы в метро узкие, существует система видеонаблюдения, телевизионных охранных каналов много. Это дешевле, чем содержать полицейских и филеров на государственной службе, платить им зарплату, а потом пенсию. Метро - общее в Берлине, но для поездок в Западный Берлин из ГДР нужны пропуска. Немцы из Запада могут приезжать в ГДР свободно. Это доставляет много беспокойства пограничникам, не всегда эти поездки осуществляют с дружественной целью. Постарайся использовать следующие поездки на метро в Москве для тренировки наблюдательности. За тобой пустят "хвост". Твоя задача - заметить наблюдение и постараться от него оторваться.
  Ване такая игра понравилась. В электричке изучает карту Московского метрополитена, сам незаметно рассматривает пассажиров. Рядом с ним сидит симпатичный старичок преклонного возраста, Ваня даже помог сесть ему в вагон электрички, поддержал рюкзак на его спине, в вагоне положил рюкзак на верхнюю полку. Сейчас слушает разговор старичка:
  - Вы внимательны к старшим по возрасту, молодой человек, не то, что иные пассажиры. Иногда приходится стоять в переполненной электричке, а сидящий мужчина не предложит занять его место, делает вид, что читает книгу. Вы, очевидно, приезжий, откуда?
  - С Украины.
  - Бывал я в ваших краях в империалистическую войну еще, солдатом царской армии. Позвольте представиться - Николай Кузьмич. А вас как прикажете величать?
  - Иваном.
  - Очень рад с вами познакомиться.
  Старичок всю дорогу занимал Ваню разговором. Рассказал, что один раз в две недели ездит в Москву за продуктами, они дешевле, чем в магазине на станции. Кроме хлеба, консервов, круп и водки к ним ничего не завозят. Сейчас он везет в Москву хорошим знакомым несколько банок варенья, жена наварила, приказала отвезти. Живут они вдвоем с супругой в собственном домике, у них - огород 15 соток, банька. Пенсия хорошая, по 120 рублей, жить можно. Жаль только своих детей, в войну погибли.
  Расстался Ваня с Николаем Кузьмичом на Киевском вокзале. Помог ему донести рюкзак до метро и попрощался, извинившись, у него - дела. Накинул на плечи плащ и немного потолкался по вокзалу. Потом на метро поехал в сторону Красной площади, сделав несколько пересадок. Никакой слежки за собой не замечал. В метро можно ездить хоть целый день, опустив монету в 5 копеек. Ваня любовался прекрасными станциями метро. Вышел вблизи Красной площади, занял очередь в Мавзолей Ленина. Людей много, поток не уменьшается, каждый, приехавший в столицу, стремится попасть в Мавзолей. При входе охранник тихим голосом предупредил: "осторожно, не споткнитесь". Ваня всматривается в забальзамированное лицо вождя мирового пролетариата, похожее на живого человека.
  Гроб с телом Сталина захоронен у Кремлевской стены. Прошел 20-й съезд КПСС, на нем был развенчан "культ личности" Сталина. Определенного мнения об этом у Вани нет. Да, он жил в Тячеве на улице Сталина, освободителя народов Европы от фашизма. Но не он же приказывал называть улицы своим именем? По кинокартинам и книгам у Вани сложилось мнение о Сталине, как о незаурядном человеке, предельно скромном в быту. А его речи просто потрясали молодого Ваню. Да, возможно он диктатор, но в пользу простого народа. Правильнее его именовать разумным хозяином большой страны. Длинные речи Никиты Хрущева Ваню утомляют, а выступления по радио возмущают. Почему он до сих пор неправильно произносит некоторые слова, говоря "капитализьм, коммунизьм, социализьм"? Неужели в него отсутствует система самоконтроля за своей речью?
  Обратно в подмосковный городок Ваня снова едет на электричке вместе с Николаем Кузьмичом. Тот рассказывает: отвез варенье знакомым, они недовольны, просили больше дары природы не привозить, в Москве всего полно. Ходил по малым магазинам, в них нет очередей от приезжих в столицу гостей. Закупил хорошего мяса, дешевую колбасу, сахар-рафинад. Он с женой любит пить чай в прикуску. Раньше сахар продавали кусками, теперь такого в продаже нет. Ваня поддерживал разговор, жалея старика-пенсионера. Помог ему донести рюкзак до дома, уступил настойчивой просьбе зайти в дом.
  Ваня пил чай с настоящего самовара в горнице, а не на кухне. Хозяйка рада поговорить с гостем, интересуется - женат или нет? Ваня с гордостью показывает фотографии жены и сына, он носит их с собой. Женщина смахнула слезу, показывает развешанные на стенах фотографии своих погибших в войну сыновей. Старший в форме курсанта военного училища, младший - красноармеец. Расспрашивают Ваню о его родителях. Он кратко отвечает:
  - Погибли на войне. Я детдомовец.
  Тягостное молчание прерывает Николай Кузьмич, наливая водку в маленькие рюмки:
  - Выпьем за погибших на войне. И да будет мир на земле!
  При расставании просили Ваню проведывать стариков, заходить к ним в каждое увольнение. Ваня пообещал, заметив небольшую поленницу дров под навесом. Надо будет нарубать пенсионерам дров.
  В "санатории" его ждали. Первый вопрос - как ему удавалось ускользать от "хвостов"?
  - С помощью плаща. Иногда его одевал, изменяя внешний вид. "Хвостов" за собой не заметил.
  - Тебе повезло. Это были стажеры из родственной нам "конторы". Счет 1- 0 в нашу пользу. Будем считать твою учебу законченной. Вплотную займись разработкой сценария побега за границу. К концу года ты должен быть за границей. В Берлине тебя встретит наш связник, на языке жестов он подаст тебе сигнал "Москва". Вопросы есть?
  - Вопросов нет.
  
   Глава одиннадцатая.
   С Ц Е Н А Р И Й "И З М Е Н А Р О Д И Н Ы"
  
  Лейтенанта Ивана Козуряка направляют служить в Берлин, столицу ГДР. Из Бреста поездом следует через Польшу до Одера, за рекой начинается территория ГДР. По дороге некоторые попутчики-офицеры играют в преферанс, пьют пиво. Ивана играть не приглашают, он всего лишь лейтенант. На остановках поезда ходит в составе патруля, наблюдает за дисциплиной советских солдат, которых везут на смену отслуживших свой срок службы. Солдаты ведут себя дисциплинированно, они прошли отбор для службы в оккупационных войсках, прослушали лекции политработников о поведении советского солдата за границей.
  Непредсказуемо ведут себя некоторые поляки, слышны оскорбления в адрес советских солдат. В этом случае появляется польская полиция, она разгоняет толпу, работая полицейскими дубинками. Советскому патрулю вмешиваться в драки запрещается, при угрозе жизни разрешается лишь стрельнуть из пистолета в воздух. Впрочем, такой случай Иван наблюдал лишь один раз, когда проезжали территорию за Вислой, насильно заселенную поляками и украинцами, ранее проживавшими на востоке Польши. Сельскохозяйственные кооперативы здесь не в почете, на полях видно много границ между единоличными хозяйствами. За Одером переселенные с Польши немцы ведут себя дружелюбно, похоже, они прижились в ГДР, поля здесь большие, порядка больше. Разрушенные войной дома восстановлены.
  Берлин также восстановлен, идет строительство новых районов. Оккупационные войска СССР размещены в благоустроенных военных городках, за заборами и шлагбаумами. Иван прибывает в один из таких городков. За забором - танки, орудия, грузовики. Его направляют в штаб мотострелкового полка. Представляется командиру полка. Полковник, дослушав рапорт лейтенанта, отдает приказ:
  - В распоряжение начальника политотдела. Будешь обучать немецкому языку солдат и офицеров. Твое знание английского тоже пригодится для обучения офицеров-заочников.
  Начальник политотдела встретил Ивана неласково:
  - Почему не член партии?
  - Считаю, что еще не дорос. В комсомоле разрешается пребывать в возрасте до 26-ти лет.
  - Направляю тебя в распоряжение инструктора по комсомолу. Будешь жить с ним в одной комнате. Я ему поставлю задачу воспитать из тебя настоящего коммуниста.
  Инструктор по комсомолу - общительный парень в звании старшего лейтенанта. Первым делом повел Ивана и поселил на свободную койку в своей комнате. По дороге задавал множество вопросов. Узнав, что Иван увлекался футболом, обрадовался:
  - Будешь играть в команде мотострелкового полка. По выходным дням мы сражаемся с танкистами. Если хорошо себя зарекомендуешь, буду ходатайствовать о назначении тебя инструктором по спорту. Завтра после подъема проведешь физзарядку с ротой полка. Да ты не пугайся, личный состав роты - не более взвода, остальные заняты несением караульной службы и в наряде на кухне. Можешь проводить физзарядку в спортивном костюме и кроссовках, чтобы тебя солдаты отличили.
  Иван с удовольствием проводит физзарядку на стадионе военного городка. После гимнастической разминки встает впереди строя с футбольным мячом в руках, подбивает его попеременно левой и правой ногой, не допуская падения на землю. Потом объявляет:
  - Теперь следующее упражнение - пробежка по беговой дорожке вокруг стадиона. Я бегу впереди с мячом, ведя его ногами. Ваша задача - обогнать меня и попытаться отобрать мяч.
  Азарта у молодых солдат первого и второго года службы много. Некоторые сразу догоняют лейтенанта и пытаются отобрать у него мяч, но он увертывается. Пробежали три круга, прежде, чем какой-то ловкий солдатик не отобрал у него мяч. Веселую игру прервал дежурный по части - время физзарядки закончилось. Сразу же следует вызов к начальнику политотдела.
  - Мне доложили, что вы проводили физзарядку в спортивном костюме, что является грубым нарушением формы одежды. На первый раз объявляю вам выговор.
  - Виноват, товарищ полковник.
  Лейтенанта Козуряка включают в боевой расчет мотострелкового полка. На учениях и в случае боевых действий он - командир мотострелкового взвода. Под его командованием - два бронетранспортера. Сначала необходимо сдать несколько зачетов, на допуск к управлению, первый из них - стрельба в тире из личного оружия, пистолета ПМ. Начальник тира - старшина сверхсрочник Скворцов. Он жестовой речью подает Ивану условный сигнал "Москва". После стрельбы вдвоем идут к мишени. Старшина тихо говорит лейтенанту:
  - На тебя политотдел завел дело, ты потерпи, так надо.
  На следующий день снова следует вызов к начальнику политотдела:
  - Лейтенант Козуряк, оказывается, ваш отец служил во время войны в мадьярской армии. Советую подать рапорт об увольнении из рядов Советской Армии.
  - Отца мобилизовали насильно. Рапорт я писать не буду.
  - Хорошо, с вами позже разберется партийная комиссия. Продолжайте нести службу. Вы должны следить за поведением вольнонаемного персонала из немцев, у нас их много - врачи, работники кухни, детского сада, ремонтники, сантехники. Вы хорошо владеете немецким языком, прислушивайтесь к их разговору.
  25 декабря - Рождество по западному календарю, для немцев выходной день. К этому дню полагается дарить подарки вольнонаемному персоналу от имени Санта Клауса. Развозить подарки поручают лейтенанту Козуряку и старшине Скворцову. Их нарядили в красные тулупы, приклеили бороды. Нашлась и Снегурочка - симпатичная медсестра Лена. В качестве подарков - пакет с конфетами и бутылка водки на каждую немецкую семью. Немцев к таким подаркам приучили, они уже с нетерпением ожидают бутылку водки, чтобы до утра распивать ее в кругу семьи. Старшина Скворцов смеется: в прошлом году водки вовремя не завезли, заменили бутылкой вина, немцы обиделись чрезвычайно. Сейчас в багажник "Победы" он загрузил целый ящик, всем хватит. Лейтенанту Козуряку вручили бумажку с адресами берлинцев. Поехали.
  Погода типично берлинская - туман, сыро, холодно. Но улицы освещены, из домов доносятся звуки музыки. Работают рестораны, кафе, пивные бары. Жители празднуют Рождество, на улицах встречаются Санта Клаусы, одетые в красные тулупы, с мешками за плечами, но без Снегурочек. Леночка восторгается - она первая Снегурочка Берлина!
  Ваня с Леной поднимаются на лифте в дома, их восторженно встречают, приглашают в квартиру. Иван вручает бутылку водки, Снегурочка дарит конфеты, танцует с детьми. Их восторженно встречают и провожают. Скворцову надоело сидеть за рулем в "Победе", машина никуда не денется, воров среди берлинцев нет. Теперь уже в квартирах появляются два Санта Клауса, хозяину вручают две бутылки. Такого щедрого подарка немец не ожидал, на радостях предлагает выпить. Отказаться трудно, Санта Клаусы выпивают "по маленькой". В одной из квартир проживает врач, коллега Леночки, она заявляет - Снегурочку с выпившими военнослужащими не отпущу, она будет ночевать у меня. Посещают еще одну квартиру, уже без Снегурочки, снова приходится пить водку.
  Скворцова развезло, Иван сменяет его за рулем. Ориентируется в кварталах Берлина еще плохо, вливается в поток машин следующих в каком-то направлении. Не беда, на границе с Западным Берлином бдительные немецкие пограничники его "Победу" с советскими номерами остановят. Не остановили, Иван понял это когда прочитал название бульвара - Курфюрстендамм. Это шикарный центр с претензией быть похожим на Елисейские Поля в Париже. Проехал вдоль бульвара около трех километров, повернул назад. Теперь нужно проехать мимо полицейского, он остановит "Победу" и укажет дорогу в Восточный Берлин. Проехал мимо нескольких полицейских, но никто машину не остановил, провожали равнодушным взглядом. Краем глаза заметил надпись на английском языке: "Дивизия Ее Величества королевы Великой Британии". Остановил машину, к ней тотчас устремляется часовой. Иван говорит по-английски:
  - Я заблудился. Подскажите, как проехать в Восточный Берлин?
  Не подсказали. Машину, лейтенанта и сонного старшину Скворцова англичане арестовывают. Приказывают снять наряды Санта Клаусов, под ними - мундиры военнослужащих СА. Им предъявляют обвинение: "Умышленное проникновение на территорию военной базы в переодетом виде с целью шпионажа". Ночь проводят в отдельных камерах на территории базы. В камере Вани постоянно горит электрическая лампочка, за решетчатой дверью ходит надзиратель. Похоже, что это гауптвахта, но имеется туалет, умывальник, откидная койка, столик и стул. Ваня ночью выспался на жестком ложе, раздевшись до нижнего белья. Утром поднялся, умылся, сделал зарядку.
  Надзиратель просунул в окошко завтрак. Овсяная каша с кусочком бэкона, чай. Ваня попытался с ним поговорить на немецком языке, потом на английском. Он ответил на плохом английском, но вежливо:
  - До начала следствия разговоры с подследственными запрещены. Все, что вы скажете, будет использовано против вас.
  Намек Ваня понял - в камере установлено подслушивающее устройство. Искать микрофон не стал, но начал громко говорить:
  - Я, Иван Козуряк, лейтенант Советской Армии, служу военным переводчиком при политотделе мотострелковой дивизии. Прибыл недавно, в военных учениях не участвовал, к секретному делопроизводству допуска не имею. На территорию Западного Берлина попал случайно, заблудился, управляя автомобилем. Оружия и плохих намерений против англичан и их союзников у меня и старшины Скворцова нет и быть не могло. Прошу сообщить военному командованию СА о нашем задержании и принять меры к возвращению в нашу воинскую часть. Исчезновение авто и двух военнослужащих там уже заметили, нас ищут и, наверняка найдут. Вы нарываетесь на конфликт, грубо нарушая международное право.
  Лишь на следующий день в камеру приходит следователь - типичный англичанин с красноватым цветом лица и внимательными глазами. Представляется:
  - Гер Клаус, надеюсь, мы подружимся. Пива хотите?
  - Нет, спасибо.
  - Вы лишили меня удовольствия, но я потерплю. Мы, немцы, любим пиво. Вы не любите пиво?
  - Иногда пью в компании с друзьями, но стараюсь не злоупотреблять.
  - Почему? Боитесь опьянеть? Вас так учили в КГБ?
  - Боюсь потолстеть. Вы тоже не злоупотребляете пивом, выглядите не старше своих сорока лет, сохранили спортивную фигуру. Я тоже надеюсь продолжить занятия спортом в армии.
  - Вы физиономист? Психолог?
  - Нет, это вы психолог. Все следователи изучали психологию.
  - Вот вы и попались. Шпионы тоже психологи. Их этому учат в КГБ.
  - Это вы попались на незнании советской действительности. Учебник по психологии я держал в руках еще в школе, в 10-м классе.
  - С вами трудно говорить. Приступаю к допросу. Ваше образование?
  - Факультет иностранных языков Львовского государственного университета имени Ивана Франко.
  - Какими иностранными языками владеете?
  - Немецким, английским, немного венгерским.
  - Ваше семейное положение - женат, холост?
  - Это вопросы личного характера, на них я отвечать не буду. К делу о моем задержании они не относятся.
  - Я имею право дополнить статью к предъявленному вам обвинению. Например - нежелание сотрудничать со следствием.
  - Это ваше право. Я же имею право на адвоката и требую передать авто и старшину Скворцова советским властям. Он ни в чем не виноват. Это я завез его случайно в расположение военной базы англичан. Прошу также устроить очную ставку со старшиной Скворцовым.
  - Хорошо. Будет вам очная ставка, будет и адвокат. Спокойной ночи.
  Ночью Иван спал плохо, анализировал свой разговор со следователем, не допустил ли он какой-то ошибки? Кажется - нет. Следователь представился немцем, но по внешности и акценту - англичанин. Судя про загару н лице, пребывал на юге, оттуда мог прилететь в Западный Берлин на самолете. Может он - американец? Стоп, хватит фантазий. Англичане не будут приглашать на свои разборки следователя-американца, это противоречит их менталитету.
  На следующий день первым в камеру к Ивану пришел адвокат - типичный немец с баварским акцентом. Неплохо говорит по-русски. Не возражает ли "товарищ Козуряк", если он будет исполнять еще роль переводчика на очной ставке со старшиной Скворцовым? Иван не возражал. Потом в камеру приходит следователь и заводят старшину Скворцова в сопровождении огромного негра. Адвокат извиняется перед Иваном: старшина - буйный, пришлось выделить для него охрану. Иван встает навстречу товарищу по несчастью, но старшина набрасывается на него с руганью:
  - Ты, что решил предать Родину и сотрудничать с врагами Союза?
  Иван успевает положить руки на пояс и развести ладони в стороны. На языке жестов это означает слово "директор". Старшина видел, передаст, кому надо, там поймут. Следователь Клаус предлагает Ивану сесть, начинает речь:
  - В присутствии адвоката предлагаю военнослужащим Советской Армии лейтенанту Козуряку и старшине Скворцову написать заявление о предоставлении им политического убежища в ФРГ.
  Звучат ответы:
  - Я, лейтенант Козуряк, от политического убежища отказываюсь.
  - Я старшина Скворцов, от политического убежища отказываюсь.
  Следователь Клаус объявляет:
  - Старшина Скворцов от суда и следствия освобождается. Авто "Победа" и он сам будут переданы военной администрации СССР. Лейтенант Козуряк свою вину в нарушении государственной границы Западного Берлина признал. Меру наказания ему определит суд.
  Старшину Скворцова уводят. До ушей Ивана доносится его ругань: англичане - жмоты, в багажнике оставалось еще две бутылки водки, они ее выпили. Иван понимает - через два месяца к нему прибудет связник. За это время ему необходимо легализовать свое пребывание в ФРГ.
  В закрытой машине Ивана увозят из базы англичан в какой-то немецкий городок. Там состоялся закрытый суд. Прокурор и судья - немцы. В зале суда присутствует также знакомый следователь и адвокат. Прокурор зачитывает обвинение Ивану в умышленном нарушении границы с целью шпионажа. Требует наказания в виде лишения свободы на срок в три года. Адвокат просит смягчить наказание до одного года условного заключения, учитывая примерное поведение подсудимого за время следствия и отсутствие в нем пороков - не курит, к алкоголю равнодушен, занимается спортом. Слово предоставляют Ивану:
  - Ваша светлость, речь прокурора основана на выдуманном следователем Клаусом предположении об умышленном нарушении границы. Он считает, что я легко мог определить запад и восток по звездам. Смею предположить, что его в ночь нарушения в Берлине не было. Посмотрите на его лицо со следами южного загара. В Берлине же в ночь нарушения была типичная для зимнего времени года отвратительная погода, я просто заблудился.
  Судья объявляет приговор - три месяца колонии с правом досрочного освобождения за примерное поведение. Отбывать срок заключения он будет в английской колонии, так как нарушил границу в их зоне.
  Из зала суда Ивана везут на автомобиле к месту заключения. Он успевает из окна прочесть название города - Дармштадт. Колония расположена на окраине города. Охрана вольнонаемная, но начальник колонии - англичанин. Есть еще один англичанин - врач-психолог. Он присутствует при медосмотре, задает Ивану множество вопросов, на первый взгляд не имеющих никакого отношения к личности заключенного. Иван настораживается, понимая, что с него начинают "снимать" психологический портрет. Отвечает на вопросы односложно: да, нет, как вам будет угодно.
  Заключенные - люди разных национальностей из стран восточной Европы. Большинство - перебежчики из ГДР и других социалистических стран. Звучит немецкая, польская, венгерская и литовская речь. По существу колония, это лагерь для перемещенных лиц, имеющих проблемы с правосудием. Общее желание одно - быстрее освоить английский язык и выйти на волю. Психолог находит применение Ивану - обучать заключенных английскому языку. Оплата - от 20-ти до 50-ти долларов в месяц. Это конечно мало, но колония существует на благотворительные взносы различных организаций, вербующих рабочую силу на шахты ЮАР и других стран. Для определения степени знания английского языка Ивану нужно написать автобиографию на этом языке.
  Иван соглашается и пишет своим почерком автобиографию. Делает специально несколько мелких грамматических ошибок, чувствуя - так надо. Психолог ошибки замечает, но к преподаванию Ивана допускает, только попросил указать семейное положение. Получил ответ - это вас не касается.
  Жизнь Ивана в заключении вошла в наезженную ежедневную колею. По утрам делает физзарядку и грает в баскетбол с несколькими заключенными. Двор колонии тесный, побегать и поиграть в футбол места нет. После завтрака до обеда - занятия по английскому языку с заключенными в учебном классе. Слушателями Иван доволен, более послушных учеников он еще не встречал. Иногда на занятия приходит психолог. Его удивляет методика преподавания, говорит, что подобной в английских университетах не встречал. Там преподаватель прочел лекцию и торопится быстрей уйти. Иван же лекцию совмещает с опросом, несколько раз повторяя трудные в произношении слова. Разрешает часть опроса отвечать на родном языке заключенного, лишь бы он понимал суть разговорной темы.
  Во второй половине дня иногда в колонию приезжают вербовщики за "рабочим товаром". Отбирают заключенных по одним им известным признакам, но хорошее здоровье и знание разговорного английского - обязательное. Многие заключенные еще не отбыли установленный им судом срок заключения, но их освобождают. Взамен их в колонию прибывают новые перемещенные лица, процесс кратковременного заключения повторяется. Иван понимает, что колония находится на "хозрасчете", только он называется бизнесом. На содержание заключенных в земле Гессен государство не тратит ни одной западногерманской марки.
  У Ивана появились доллары, менять их на марки он не хочет, а держать "под матрасом" глупо - своруют. Он их тратит на ставки в тотализатор. Такие автоматы в колонии имеются. Иван читает футбольное обозрение команд Евролиги, в качестве любимой команды выбрал лондонский "Арсенал". Чаще выигрывает, чем проигрывает, у него появились крупные деньги. Идет к психологу за советом, как быть? Тот советует положить деньги в банк. За совет просит отчислять ему 5% из суммы вложения. Иван соглашается, пишет доверенность на имя психолога, через пару дней тот вручает ему книжку владельца счета в банке "Райфайзен Банк" на имя Ивана Козуряка.
  Иван решил еще делать ставки в тотализаторе на бегах лошадей. Это сложнее, чем ставки на футбол, нужно знать породы лошадей и имена жокеев, участвующих в бегах. Сначала делал ставки "по маленькой" ничем особенно не рискуя. Потом понял, что между владельцами конюшен и жокеев существует некая договоренность на победу в бегах. Во многих случаях выигрывает не тот жокей, на которого делают ставки большинство игроков, а некая "темная лошадка", которую никто за фаворита не считает. Пару раз ошибся, но однажды выиграл огромную сумму. Счет Ивана в банке значительно возрос.
  Возросло и внимание психолога к удачливому игроку. Он стал направлять к Ивану вербовщиков. Первый вербовщик - француз. Предлагает служить в Иностранном легионе, через месяц ему присвоят звание капрала, его шансы выжить на войне резко возрастут, погибают рядовые, а у капрала всегда есть шанс уцелеть. Иван отказывается:
  - Я бывший лейтенант Советской Армии, служить капралом не буду.
  Следующий вербовщик - из радиостанции "Свобода". Предлагает Ивану выступить по радио, рассказать о прошлой жизни в Советском Союзе, текст выступления ему напишут. Иван просит сначала показать ему текст выступления. На следующий день ему приносят текст. Иван после чтения делает ряд критических замечаний:
  - Редактор отстал от изменений в жизни СССР. Текст написан в духе "холодной войны", простые колхозники, услышав, что их задавили налогами, просто посмеются. Их налог составляет 12% , для рабочих 13%, а у нас на Западе - более 40%. Кроме того, для колхозов имеются государственные МТС, они обрабатывают землю, убирают комбайнами урожай. Бензин и газ там стоят копейки, у нас на Западе в десятки раз дороже. Я отказываюсь читать эту глупость, наша пропаганда должна быть умной.
  После этого психолог пару раз беседует с Иваном о контрпропаганде против стран социалистического лагеря, спрашивает о его отношении к НАТО и странам Варшавского договора. Иван отвечает:
  - Мира не будет, пока существуют военные базы США в Европе и войска СССР на территориях других стран. Но это вопросы большой политики, они меня не касаются.
  - Скоро коснутся и тебя. Принято решение о твоем досрочном освобождении за примерное поведение. Как ты к этому относишься?
  - Мне и здесь неплохо живется, но на воле лучше.
  - Как ты видишь свою дальнейшую судьбу после заключения?
  - Сначала постараюсь устроиться на работу шофером, потом найду что-нибудь получше после получения вида на жительство в ФРГ.
  - Обратно в Союз не убежишь?
  - Там меня ожидает тюрьма за нарушение военной присяги. КГБ в обстоятельства нарушения границы не поверит.
  - Я для тебя нашел более выгодного и богатого вербовщика. Будешь получать хорошие деньги, если пройдешь проверку на полиграфе.
  - Я не знаю, что это такое. Может вы, для начала познакомите меня, хотя бы с рекламным проспектом этого полиграфа?
  - Это запрещено, он пока секретный.
  - Я в кошки-мышки не играю. Проходить обследование на незнакомом полиграфе я отказываюсь.
  - Хорошо, я постараюсь достать для тебя некоторые разрозненные материалы про полиграф, иногда его называют детектором лжи. Но ты должен забыть, что получил эти материалы от меня.
  - Обещаю.
   Глава двенадцатая
   Д Е Т Е К Т О Р Л Ж И
  
   Иван увлекся чтением информации, полученной от психолога: " Еще в 1945 году американский криминалист Эдвард Райд создал аппарат, названный полиграфом. Он состоит из системы трубок, охватывающих грудь, пневмографа, фиксирующего частоту дыхания и ее изменения, тонометра для определения давления крови, датчики которого укрепляются на руке или ноге, а также электродов, измеряющих потливость пальцев рук и ладоней. Датчики связаны с системой, записывающей на ленте изменения, происходящие, когда исследуемому человеку задают различные вопросы. Вопросы задают обычно так, что на них можно ответить только словами "да" или "нет". Ответы фиксируются на магнитофонной ленте. На основании того, как изменяется состояние исследуемого, делаются выводы, говорит ли подопытный человек правду или нет.
  Все сотрудники ЦРУ раз в пять лет обязаны проходить проверку на детекторе лжи. Обследованию подвергаются не только кадровые сотрудники, но и платные агенты, состоящие на службе ЦРУ. Разъезжающие по всему миру под видом дипломатических курьеров кадровые сотрудники обычно имеют при себе такие аппараты. Для транспортировки аппарат разбирается на две части, каждая из которых может быть уложена в большой чемодан".
  Увлекательное чтение прерывает психолог. Он забирает информацию о детекторе лжи, дает Ивану последние наставления:
  - Завтра за тобой прибудет авто с американцем. Все документы о твоем освобождении готовы. Я ему передам твое досье с положительными рекомендациями. Постарайся пройти обследование на полиграфе, это важно не только для тебя, но и для меня. Не буду скрывать того, что ты - самый дорогой "товар", а "вербовщик" - самый богатый, лучшего шанса у тебя не будет. Если ты меня подведешь, я заблокирую твои счета в банке, доверенность на мое имя я сохранил. Все, иди, переодевайся. Переночуешь в изоляторе, в разговоры с заключенными не вступай.
  Утром Иван ожидает с чемоданом в руке за проходной колонии своего "покупателя". Подъезжает "форд". За рулем - капрал в форме американского военнослужащего. На плохом немецком языке говорит: "Мне нужен гер Иван-Стефан Козуряк". Иван подает ему свой новенький немецкий паспорт. Американец вглядывается в фотографию, делает приглашающий жест рукой, паспорт прячет в нагрудный карман мундира. Облегченно вздыхает, когда Иван начинает разговор на английском. О погоде, о хорошей автотрассе, которой едут в направлении города Франкфурт - на Майне. Сворачивают с трассы, за ней - шлагбаум. Часовой просматривает паспорт Ивана, открывает шлагбаум. Проезжают мимо крашеного забора, за ним угадывается военный городок. Дальше - новый шлагбаум, снова проверка паспорта. В живописной местности расположено небольшое поселение с десятком двухэтажных аккуратных домиков, увитых плющом. Водитель останавливает "форд" возле одного из домиков с надписью "Гостиница", вручает Ивану его паспорт, чемодан и уезжает.
  В гостинице встречает дежурная. Симпатичная молодая женщина разговаривает с Иваном по-немецки без акцента. Записывает его фамилию в книгу постояльцев, денег не берет, говоря "за ваш номер на втором этаже, уплачено. Я вас проведу, так положено". Фрау Кристина идет впереди Ивана по ступенькам, показывая красивые ноги под коротким фирменным платьем. Иван засмотрелся, ощутил мужское желание, но сразу подумал: "Стоп, это проститутка, меня проверяют". Желание обладать женщиной прошло.
  В одноместном номере фрау открывает холодильник, сообщает его содержимое - фрукты, напитки, вино, виски. Извиняется - время обеда прошло, ужинать гер Иван будет в ресторане, или ему доставить еду в номер? Иван отказывается от посещения ресторана, ужинать будет в номере, заказывает скромный ужин, он неприхотлив. Звонит телефон, фрау берет трубку, разговаривает на английском, сообщает Ивану: "Мистер Уайт просит вас зайти к нему. Номер три на первом этаже. Я пока проветрю ваш номер".
  Мистер Уайт - мужчина лет тридцати с небольшим, сидит за столом и читает автобиографию Ивана. Некоторые места он уже подчеркнул. Обращается к Ивану:
  - Простите, что преждевременно вас потревожил. Некоторые места вашей биографии для меня непонятны. В наших паспортах национальность не пишут. Вы написали, что по национальности - гуцул. Что это за нация? Где проживает?
  Объяснение Ивана выслушивает с явным интересом. Задает следующий вопрос:
  - Вы написали, что в партии не состояли, но были в ДНД? Это что за организация? Какую форму носили?
  - Во время крупных футбольных матчей помогал милиции следить за порядком на стадионе. Форма одежды гражданская, на рукав надевал красную повязку с надписью ДНД.
  - И тебя футбольные фанаты ни разу не побили?
  - Нет, обошлось.
  - Тебе повезло. В Европе фанаты после матча обычно дерутся между собой, устраивают беспорядки. Вмешивается полиция, успокаивает драчунов дубинками, некоторых арестуют. Ты сейчас за какую команду болеешь?
  - За лондонский "Арсенал".
  - Я тоже за него болею. Можешь называть меня "старина Уайт".
  - Ты можешь называть меня "старина Джон".
  Мистер Уайт смеется. Так хохотать могут только американцы, англичане на это неспособны.
  В номере Иван осматривает снаружи чемодан. Конец нитки, выпущенный наружу, исчез, чемодан в его отсутствие явно открывали. Проверяет наличие вещей - все аккуратно сложено женской рукой, Иван на такую аккуратность не способен. Переодевается в спортивный костюм, не закрывая номер, выходит из гостиницы, сообщив фрау Кристине:
  - У меня вечерняя прогулка. Прогуляюсь по городку.
  - Не опоздайте к ужину. Я занесу еду в номер.
  Прохожих в городке мало. Встретил только нескольких американских офицеров, идущих в ресторан. Оттуда слышна музыка, звучит женский смех. Ивана никто не остановил, слежки за собой не заметил. Похоже на базу отдыха для американских офицеров. Дошел до шлагбаума, он поднят, охраны возле него нет. Значит, выставляют ее только в дневное время. В хорошем настроении возвращается в гостиницу.
  В номере хозяйничает Кристина, расставляя тарелки с едой. Запах вкусный, Иван чувствует, что проголодался. Приглашает за стол Кристину, достает из холодильника бутылку вина. Она пить вино отказывается:
  - Что вы, это нам запрещено. Если администрация узнает, меня уволят. Можете налить мне в бокал немного кока-колы.
  Кристина пьет напиток маленькими глотками, стараясь не замочить подкрашенные помадой губы. Иван отставляет в сторону бутылку вина, быстро управляется с ужином, вдвоем с Кристиной они допивают кока-колу. Кристина быстро помыла посуду, вытирает салфетками стол, наклоняясь и показывая Ивану красивую грудь. Замечает его мужские взгляды, из номера не уходит. Пришлось Ивану проявить инициативу:
  - Кристина, ты красивая женщина, но секса у нас не будет. Мистер Уайт посоветовал мне хорошо выспаться этой ночью.
  - Как пожелаете. Я внизу отключу на ночь ваш телефон, чтобы случайный звонок вас не разбудил. Спокойной ночи.
  Ивану показалось, что Кристина перед уходом взглянула на него благодарными глазами. Разве можно понять, чего хочет женщина?
  Утром мистер Уайт приглашает Ивана на обследование. Усаживает его в кресло, крепит на обнаженную грудь широкую матерчатую ленту, опутывает проводами и трубками пневмосистем, смазывает ладони какой-то жидкостью, просит не дергаться в кресле и не волноваться. Начинает задавать вопросы:
  - Вы курите?
  - Нет.
  - Алкоголем не увлекаетесь?
  - Нет.
  - Вы родились во Львове?
  - Нет.
  - Вы гомосексуалист?
  - Нет.
  - Вам нравятся красивые женщины?
  - Да.
  - Ваш отец служил в мадьярской армии?
  - Да.
  - Вы состояли в комсомоле?
  - Да.
  - Вы были членом Коммунистической партии?
  - Нет.
  - Есть ли среди близких родственников члены КПСС?
  - Нет.
  - Вы служили в Советской Армии?
  - Да.
  - Вы желаете войны между НАТО и Россией?
  - Нет.
  - Вам нравится американская демократия?
  - Да.
  - Вы отбывали когда-нибудь срок в тюрьме?
  - Да.
  - Вы играли на тотализаторе?
  - Да.
  - Вы азартный игрок?
  - Нет.
  - Вы работаете на какую-то восточную разведку?
  - Нет.
  - Вы немец по национальности?
  - Нет.
  - Скрыли ли вы что-нибудь из прошлого?
  - Нет.
  - Говорили ли вы неправду в ходе обследования?
  - Нет.
   Уайт дважды просматривает бумажные ленты самописцев, сообщает Ивану:
  - Вы успешно прошли испытание на полиграфе, у вас хорошие нервы. Можете встать и помочь мне снять из вашего тела датчики. Рекомендую подняться в номер и принять душ. Вам предстоит еще пройти официальную церемонию зачисления в нашу службу в ресторане. О времени начала церемонии я сообщу.
  Иван подсчитывает свои деньги на счету банка. На угощение и выпивку десятка людей хватит. Решил выпить пару яиц и заесть кусочком сливочного масла, чтобы не опьянеть во время выпивки в ресторане. За этим занятием его застает мистер Уайт, пришедший в номер. Вручает Ивану чековую книжку на его имя, объясняет, как ею пользоваться. Сумма счета не ограничена, корешки расходных чеков нужно будет один раз в месяц сдавать нашему человеку на проверку. Просит Ивана сменить белую рубашку, надеть костюм и галстук. Критически оглядывает своего клиента, но остается доволен. Похоже, что перед посещением ресторана он волнуется больше, чем Иван. Сопровождает до входа в ресторан, возле него стоит "Кадиллак" черного цвета, возле него прохаживается рослый детина. Окидывает Ивана бесцеремонным взглядом телохранителя, спрашивает:
  - Оружие есть? Проходите, мистер Джонсон вас ждет.
  Иван вопросительным взглядом смотрит на Уайта, тот отвечает:
  - Подымись на второй этаж сам, мне не положено.
  Иван потоптался у входной двери, подождал, пока швейцар в расшитой позументами ливрее распахнет перед ним дверь. В уютном зале ресторана его встретил официант, повел к рукомойнику, предложил помыть руки. Полотенца нет, официант подсказал, как пользоваться осушителем. Провел Ивана в отдельный кабинет, навстречу поднялся худощавый человек старше сорока лет.
  - Я жду вас мистер Джон. Фамилия у вас славянская, мне трудно ее выговорить. Меня можете называть Джонсоном, без слова мистер. Что вы желаете заказать из еды и напитков?
  - На ваше усмотрение, что себе, то и мне.
  - А вы уже обедали?
  - Еще нет.
  - Голодным после посещения ресторана остаться не боитесь?
  - Нет, не боюсь.
  Американец заказывает для себя и Ивана грудки цыпленка и по бутылочке минеральной воды без газа. В глазах играют смешинки. Управились с едой быстро. Джонсон начинает разговор:
  - Редко в нашу службу попадают перебежчики из СССР, да еще с военным образованием. В США мы вас не приглашаем, будете выполнять задания ЦРУ в странах Европы. В какой стране хотели бы вы работать?
  - В Англии. Это моя мечта со времен учебы в университете, когда преподаватели ругали меня за неправильное произношение.
  - Странно. Большинство наших сотрудников хотят попасть в Париж.
  - Я понимаю французский язык, но разговариваю плохо. Сотрудники контрразведки легко вычислят во мне иностранца. Я не хочу создавать проблемы для ЦРУ.
  - Хорошо, на первое задание мы пошлем вас в Англию. Будете работать в фирме, которая торгует оружием. Директор фирмы - наш сотрудник, но требует присмотра, часть оружия продает в третьи страны, не сообщая ЦРУ. Ваша задача - выяснять, куда он сбывает оружие. Детали задания обговорите со своим экспертом, он знаток оружия, я сугубо штатский человек. Расплатитесь с официантом за обед чеком. Я богатый человек, но такова традиция. Я вас случайно не перекормил цыпленком? У меня проблемы со здоровьем, приходится соблюдать диету. Завидую вашей молодости и здоровью. Проводите меня на улицу к машине.
  Прежде, чем сесть в "Кадиллак", похлопывает Ивана по плечу, говорит:
  - Расскажу друзьям в Вашингтоне, как я накормил цыпленком советского перебежчика. Пусть посмеются.
  Иван снова возвращается в ресторан, проходит в общий зал. Заказывает сто грамм виски, телятину в соусе и кофе. Смакует виски, едва смачивая губы. Так пить алкоголь - издевательство над желудком, но приходится терпеть, вживаясь в образ. Наблюдает за посетителями ресторана, изучает меню. Вечером зал наполняется посетителями, многие офицеры приходят с женщинами, звучит смех. Иван уходит, оставив на столе чек в оплату за обед и один доллар "чаевых" официанту.
  В гостинице дежурит уже пожилая немка. Сообщает Ивану, что его в номере ожидает посетитель, оставил ей визитную карточку. Иван читает: "Г. Ф. Смит. Эксперт". Вот это оперативность! Хотя удивляться нечему, в кабине "Кадиллака" наверняка имеется радиотелефон. Поднимается в номер.
  В кресле сидит, развалившись, человек лет сорока, небрежно одетый. Ноги положил на стол, на котором стоит бутылка шнапса и стакан. Делает Ивану приглашающий жест и говорит по-немецки:
  - Присаживайся, гер Иван. Выпьем с тобой в честь знакомства. Поищи для себя стакан и закажи в номер ужин на двоих.
  - Если вы не уберете ноги со стола, я вышвырну вас из номера и вызову полицию.
  - Повежливей, парень, ты еще не знаешь, кто я.
  - В полицейском участке узнаю.
  Посетитель ноги со стола убрал, встал с кресла и протянул Ивану свою визитную карточку. Иван прочитал и говорит:
  - Послушай, Ганс, я ожидаю эксперта по оружию. Название фирмы, которую ты представляешь, мне ни о чем не говорит.
  - Откуда ты узнал, что меня зовут Ганс? Имя на визитке не указано. Но я действительно эксперт по стрелковому оружию времен Второй мировой войны. Помогал англичанам собирать оружие на полях сражений. Потом эту фирму ликвидировали.
  - Это уже ближе к истине. Но мне необходимо узнать от тебя детали моей поездки в Англию. Куда? К кому? Только давай разговаривать на немецком. Я понял, что ты такой же англичанин, как я турок.
  - Хорошо. Только давай присядем и выпьем. Может ты все-таки закажешь ужин? Я не успел пообедать.
  - Выпить с тобой я могу, а ты приступай к рассказу о деталях моей поездки в Англию. Учти, мне известно общее задание и некоторые детали. Если будешь говорить правду - получишь чек на 20 долларов, на ужин тебе достаточно. Не будем беспокоить фрау, она пожилая женщина. Я слушаю.
  - Ладно, наливай.
  Ганс рассказывает: Ивана ожидают в Манчестере на фирме "Интер-армс", это крупный склад оружия. Глава фирмы - Сэм Камингс, он работает под прикрытием ЦРУ. Для контроля над ним планировали послать его, Ганса, но потом его кандидатуру забраковали - плохо разговаривает на английском. Тебе Иван, я не завидую, попал между молотом и наковальней. За спиной Сэма стоят влиятельные руководители ЦРУ, тебя съедят, если будешь разоблачать незаконные сделки в торговле оружием. Начнешь работать на Сэма - уволят из ЦРУ. В общем, я доволен, что избавился от такого задания. Эх, молод ты, не успел на войне побывать. А я 4 месяца на Восточном фронте провел в начале войны. Еды - вдоволь, выдавали шнапс, одну бутылку на 4 солдата. Там научился пить по 125 грамм одним глотком. А ты на русского не похож, более напоминаешь англичанина. Повидал я их на Западном фронте и во время оккупации. Меня ты не проведешь, я сразу распознал в тебе британца. Где мои деньги, ты обещал ...
  Иван проводил пьяного немца к дежурной фрау, попросил вызвать по телефону такси, пусть отвезет Ганса домой. Вручил немцу чек на 20 долларов и возвратился в номер. Пора осмыслить события прошедшего дня и наметить задачу на будущие. Решил ехать в Манчестер с остановкой в Лондоне. Там попытаться выйти на связь с нашим разведчиком. Заказывает билет до Лондона через французский Дюнкерк. При переезде через границы - выборочная проверка документов у пассажиров. Спрашивают цель поездки, Иван отвечает - бизнес. На железнодорожном пароме поезд перевозят через пролив Па-де-Кале в английский Дувр. Здравствуй, Англия!
  В Лондоне поселяется в гостиницу среднего класса, изучает телефонные справочники, их много. Находит телефон и адрес советского торгового представительства, добирается туда на метро. Возле дома ходит полисмен. Иван заходит в будку телефона-автомата, набирает номер офиса, ему отвечает на английском женский голос:
  - Я вас слушаю.
  - Меня зовут Джон, я бизнесмен из Германии. Могу я поговорить с руководителем офиса? У меня к нему деловое предложение.
  - К сожалению, он занят. Может, я смогу вам чем-нибудь помочь?
  - Да, мисс. Прошу передать ему мои слова: "Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе".
  - Вы меня заинтриговали. С вами может встретиться наш сотрудник, вы ему сообщите свое бизнес-предложение. Как он вас узнает?
  - Пусть посмотрит в окно на полисмена. Я пройду возле него и подам знак жестовой речью. Приглашаю его в ближайший паб выпить по кружке эля, там поговорим.
  - Хорошо, он подъедет к вам на такси. Ждите у входа.
  Через полчаса из такси выходит человек средних лет. Иван дважды подносит правую ладонь к уху, имитируя слово "Москва". В ответ незнакомец на уровне пояса разводит ладони в стороны, это означает "директор". Прогуливаются в сквере, Иван рассказывает свою эпопею, показывает удостоверение сотрудника ЦРУ. Договариваются о двух способах связи в Манчестере. "Лондонец" уходит, унося в кармане портативный магнитофон с записью беседы. Второй прибор предлагает Ивану, но получает отказ - его снабдит подобным прибором ЦРУ. Слежки за собой ни они, ни сотрудники из такси не заметили. Иван возвращается в гостиницу на метро. "Хвоста" за собой не заметил, встреча прошла успешно. Покидает гостиницу и уезжает на поезде в Манчестер.
  Из телефонного справочника Иван узнает телефон, а потом и адрес нужной ему фирмы. Это недалеко от центра города, в старинном промышленном районе, на берегу судоходного канала, соединяющего Манчестер с Ирландским морем. Иван читает надпись над стальной дверью кирпичного помещения - "Интерармс". На звонок выходит охранник:
  - Мне нужен Сэм Камингс. Я направлен к нему на работу.
  - Парень, ты случайно не спятил? Убирайся, пока цел!
  Охранник пытается закрыть дверь, но Иван уже просунул ногу в щель:
  - Если Сэма нет, вызови директора производства. Если не вызовешь - тебя уволят. Я сотрудник ЦРУ.
  - Покажи удостоверение.
  - Покажу, только не тебе. Я сказал - вызови директора.
  Охранник впускает Ивана, закрывает за ним дверь, разговаривает с кем-то по телефону внутренней связи. Появляется безукоризненно одетый мужчина с вежливой речью и приклеенной к лицу улыбкой, представляется помощником директора. Ведет Ивана по ступенькам на третий этаж в приемную директора. Здание старой постройки, лифта нет. Просит немного подождать, забирает немецкий паспорт Ивана и скрывается за дверью с надписью "Директор производства". Выходит и просит рассказать подробно о железнодорожном путешествии до Манчестера. Иван предполагает, что он включил магнитофон, возможно, его слушает директор.
  Начинает рассказ со знакомства с экспертом по оружию Смитом, так он прочитал его фамилию на визитной карточке. От него узнал о фирме "Интерармс" в Манчестере, туда ЦРУ направило его на службу.... Рассказ прерывает звонок и голос по телефону внутренней связи:
  - Пусть мистер Козуряк зайдет ко мне.
  В большом, хорошо обставленном кабинете, Ивана встречает худощавый человек с энергичным лицом и внимательными глазами. Не предлагая присесть, начинает разговор:
  - Ваш английский слишком хорош для немца. Где ему обучались? В армии служили? Из какого оружия стреляли?
  После кратких ответов Ивана заявляет:
  - Я возьму вас на работу, если вы выполните норматив стрельбы из пистолета. Мне нужен не только болтун на английском, но и меткий стрелок.
  Помощник директора ведет Ивана в тир, расположенный во дворе в подвальном помещении. Оттуда доносятся выстрелы. Два стрелка ведут огонь по нарисованным на броневых плитах мишенях. Результат попадания сразу высвечивается на табло. Иван догадывается, что пролет пули фиксируют фотодатчики. Поочередно стреляет из трех пистолетов неизвестной ему конструкции. Подтверждает свой обычный результат - 27 после трех выстрелов. После длительного отсутствия тренировки это хороший показатель. Присутствующий при стрельбе помощник директора разговаривает по телефону с шефом и поздравляет Ивана с зачислением в штат сотрудников фирмы.
  Иван проживает в одноместном номере гостиницы, почти в центре города. По утрам совершает пробежку по улицам Манчестера, если позволяет погода. Слежки за собой не замечает. Завтракает в кафе и едет на работу в служебном автобусе, такой порядок. Его уже готовят на роль гида, он должен рассказывать покупателям оружия о технических характеристиках разнообразного оружия, крупные партии которого имеются на складе. На верхнем этаже здания имеется небольшая выставка современного автоматического оружия. Здесь Иван встречает гостей из разных стран. Директор производства выступает с краткой речью и представляет Ивана в качестве эксперта по оружию. Приходится отвечать на самые разные вопросы, иногда демонстрировать в тире достоинства того или иного вида оружия.
  Дважды посещали выставку представители армии Израиля. Двое из них переговариваются между собой на русском языке. Иван делает вид, что этого языка не понимает. Советские эмигранты-евреи еще не полностью освоили идиш, русский язык для них более привычен. Иван удивляется их беспечности - все разговоры гостей между собой записывают магнитофоны. Иногда директор приглашает Ивана прослушать и перевести на английский часть речи на русском. Полностью запись прослушать не дает, только непонятный для него отрывок. Более беспечен его помощник. Иногда, после отъезда гостей, хвастает перед Иваном своей осведомленностью.
  Удается узнать название судна с грузом оружия и порт выгрузки в Израиле. Но помощника директора бесит наличие конкурентов. Оказывается, у Сэма Камингса имеется во всем мире несколько фирм, подобных манчестерской. Самый крупный оружейный склад находится недалеко от Вашингтона в штате Вирджиния. Отсюда он осуществил свою первую крупную сделку. В 1954 году, после реакционного переворота в Гватемале, Камингс поставлял путчистам винтовки марки "Гаранд". Армию диктатора Трухильо в Доминиканской Республике Камингс снабжал не только пулеметами, но и через свои связи свел его со шведами. Благодаря ему, Трухильо смог получить шведские истребители типа "Вампир". Постоянными крупнейшими покупателями Камингса являются Израиль, Филиппины, Кения, а также расистские режимы Южной Африки.
  Иван часто посещает футбольные матчи между командами "Манчестер Юнайтед" и "Манчестер Сити". Всегда в окружении фанатов "Манчестер Юнайтед", они занимают места на определенных трибунах, чтобы избежать конфликтов между болельщиками соперников. Во время матчей происходит обмен информацией со связником из Лондона.
  Тайнописью себя Иван не утруждает. Добытую информацию диктует на портативный диктофон в ванной, включив воду. Голос его не прослушивается, только шум воды. Диктофон передает незаметно связнику из Лондона во время футбольных матчей в Манчестере. В лондонской студии шум воды удалят, информацию прослушают. Потом сведения о тайной продаже оружия появятся в одной-двух газетах, другие их перепечатают. Иван читает газеты и удивляется вместе с сотрудниками фирмы Сэма Камингса - как репортер добыл эти сведения? Репортера и газету к суду не привлекают - в Англии существует свобода слова и печати.
  ЦРУ фактически руководит незаконной продажей оружия в разные страны, но через частные фирмы Сэма Камингса, который давно является сотрудником этой секретной организации. Такое положение правительство США устраивает, оно не несет ответственности за деятельность частных фирм. Даже профинансировало строительство завода по производству легкого автоматического оружия из пластмасс. Обычно армейский автомат весит не менее трех килограмм, облегченный - в два раза меньше. Ими снаряжают специальные отряды боевиков, которых обучают в лагерях на территории США. Численность таких боевиков - не более 12-ти бойцов в группе. Они предназначены для боевых действий на территориях других государств, режимы которых не устраивают правительство США.
  
   Глава тринадцатая
   Б Р Ю С С Е Л Ь И П А Р И Ж
  
  Все хорошее когда-то кончается. К Ивану в Манчестер прибывает инспектор ЦРУ из США. Проверяет чековую книжку, удивляется скромности владельца. Иван объясняет - не было времени даже на посещение университета в Оксфорде, о чем он давно мечтал. Американец смеется - теперь у тебя свободного времени будет достаточно. Вручает новенький паспорт на имя Джона Козуряка и приказ из Вашингтона - прибыть в Брюссель, на Всемирную выставку 1958 года. Выставка действует с апреля, продлится до октября. Задача Джона - завербовать кого-то из сотрудников советского павильона для работы на разведку НАТО. На подкуп денег не жалеть. Вручает чековую книжку с открытым счетом в брюссельском банке "Сосьете женераль де Бельжик". Также Джон, знающий английский, русский и немецкие языки, должен следить за посетителями выставки, особенно за немцами. После вступления ФРГ в 1955 году в НАТО среди сотрудников этой организации появилось много немцев, за ними нужно присматривать.
  Джон Козуряк сначала в виде экскурсии посещает Оксфорд, расположенный на Темзе в 20-ти километрах от Лондона. Посещает лекцию в качестве свободного слушателя, вслушиваясь в оксфордский диалект. Ничего особенного, просто чистый английский язык, без примеси шотландского и ирландского. В Лондоне встречается со связником, сообщает ему о своем новом задании в Брюсселе, просит подготовить для него "крота" из сотрудников советской выставки. Связник обещает, но для этого требуется время. Впрочем, до закрытия выставки время есть.
  Джон на самолете прибывает в международный аэропорт Брюсселя, столицу Бельгии и административный центр провинции Брабант. Номер в гостинице не забронировал, а зря. Все гостиницы переполнены сотрудниками выставки и посетителями, прибывшими из разных стран. Но служба мэра организовала дополнительные гостиницы в пригородах Брюсселя, на виллах зажиточных горожан. Джон соглашается на поселение в пригороде, доехать до выставки можно будет на такси или автобусе. Выбирает виллу профессора института восточной и славянской филологии, преподавателя университета. Сразу оплачивает родственнице профессора номер в вилле на месяц вперед. Хозяйка довольна, ей надоели кратковременные жильцы.
  Джон знакомится с достопримечательностями Брюсселя. Город расположен на пересечении важнейших транспортных путей. 9 железных дорог и 11 автомагистралей соединяют его с другими городами Европы. Судоходный канал через дельту Шельды соединяет Брюссель с морем. Город делится на две части - Верхний, где расположен королевский дворец, парламент, здания министерств и банки, кварталы аристократии. В Нижнем городе расположены промышленные и рабочие кварталы. Имеется также городок "Сити Модерн", застроенный домами современной архитектуры. В Брюсселе проживает до 1 млн. жителей, во время проведения выставки это число значительно возросло.
  Больше всего посетителей выставки привлекает советский павильон. Джону пришлось постоять даже в очереди, чтобы попасть внутрь и посмотреть модели искусственных спутников земли. Первый спутник запущен на орбиту вокруг планеты 4 ноября 1957 года. Среди экспонатов посетителей привлекают самолеты Антонова, телевизоры, автомобили; грузовой ГАЗ-52, легковые "Волга" и "Чайка". Удивляет посетителей и самоходный комбайн СК-3. Ничего подобного на Западе еще нет. В павильоне "Машиностроение" демонстрируют в работе фрезерный станок с программным управлением. Все эти и другие экспонаты заслужат золотые медали "Гран-при" и дипломы выставки.
  Советские стендисты демонстрируют образцы с поистине славянской щедростью, позволяют их фотографировать и подробно отвечают на вопросы об их устройстве. Проспекты расхватывают мгновенно, к удовольствию зарубежных делегаций и патентоведов. Советские экспонаты выставки в Брюсселе дадут мощный толчок к развитию науки и техники во всем мире.
  Джон незаметен в толпе посетителей выставки, что дает ему возможность пообщаться со своим связником с помощью проспектов. Наконец, ему указывают на одного из стендистов, подготовленного КГБ к роли "крота". После беседы с ним Джон знакомит его с кадровым работником ЦРУ, прибывшим на выставку из США под видом бизнесмена. Дальнейшая "вербовка" советского стендиста происходит без его участия. Джон не должен знать каналы связи ЦРУ с их шпионом в СССР. Таковы правила разведки во всем мире.
  В качестве поощрения Джона переводят в Париж. Штаб-квартира НАТО находится вблизи Версаля, но ему рекомендуют поселиться в одной из гостиниц Парижа. Джон выбирает гостиницу "Бон Сежур", поселяется в скромном одноместном номере. Месторасположение действительно хорошее, недалеко находится "Триумфальная арка", от нее расходятся авеню и главная улица Парижа под названием "Елисейские поля". Первым делом из уличного телефона-автомата набирает номер и говорит на плохом французском:
  - Я прибыл из Брюсселя. Как заказать девочку из "Мулен руж"?
  - Вы ошиблись номером, но я посоветую вам пройти к Триумфальной арке, там возьмете такси. Был рад вам помочь советом.
  Джон в спортивном костюме доходит до места встречи со связником, бродит вокруг правого крыла арки. Из подъехавшего такси выходит пассажир с фотоаппаратом, просит Джона сделать ему фото на фоне арки, разговаривают на английском. Встреча со связником в Париже состоялась. Договариваются о следующих встречах по утрам во время пробежки Джона по "Авеню де Фош" до Булонского леса и обратно. Связник уезжает, а Джон решил пробежаться по указанному маршруту. Светофора возле арки нет, но только он ступает на пешеходную полосу, автомобили останавливаются. Джон ускоряет шаг, переходит на бег. Вслед ему доносятся крики водителей:
  - Не спеши, парень, мы тебя не собьем. Сразу видно - провинциал.
  Водители в Париже строго соблюдают правила уличного движения. Сбить пешехода на улице - чрезвычайное происшествие, виновнику грозит несколько лет тюрьмы, такие случаи чрезвычайно редки в огромном городе. Водители и пешеходы обладают равными гражданскими правами. Авто и мотоциклисты имеют право парковки на улицах, даже против резиденции президента Франции на Елисейских полях. Трамваев и троллейбусов в городе нет, только автобусы и метро для перевозки пассажиров. Для желающих побегать трусцой рекомендуют бульвары. Джон Козуряк выбрал для утренних пробежек "Авеню де Фош". Использует неделю заслуженного в ЦРУ отпуска для изучения разговорного французского языка и знакомства с достопримечательностями Парижа.
  Читает на французском всю доступную для общественности литературу о блоке НАТО. Название заимствовано из начальных букв английского языка - North Atlantic Treaty Orqanization. Срок действия договора для вступивших стран - 20 лет, после этого правительства могут из него выйти. Статьи 3, 4 и 5 договора дают право всем участникам на военное вмешательство при отражении агрессии в случае нападения на одну из стран НАТО. За первые 9 лет существования блока его страны потратили на вооружение до 300 миллиардов долларов. Высшим руководящим органом является Совет НАТО, в который входят министры иностранных дел, обороны и финансов. Сессии Совета созываются 2 - 3 раза в год. Между сессиями Совета деятельностью НАТО руководит Постоянный совет, с месторасположением в Париже, который состоит из представителей стран-участников. Исполнительным органом Постоянного совета является Международный секретариат во главе с генеральным секретарем. Наивысшим военным органом НАТО является Военный комитет, находящийся в Вашингтоне. Он состоит из начальников генеральных штабов стран-участниц и имеет исполнительный орган - постоянную группу, подчиненную верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами штабов США, Англии и Франции. Ей подчинены главнокомандующие вооруженными силами в Европе и Атлантике, комитет зоны пролива Ла-Манш, а также стратегическая группа США - Канада.
  Изучение французского языка по чтению газет и журналов происходит успешно. Джон также закрепляет навыки разговорами с французами. Они живо реагируют на изменения в политике страны. В декабре 1958 года президентом Франции был избран генерал Шарль де Голль. Конституция 5-й республики предоставила президенту широкие полномочия, парламент стал совещательным органом президента. Франция поддержала агрессию Израиля против Египта, расширила военные действия иностранного легиона в Алжире. Джон Козуряк получил задание собрать сведения о численности вооруженных сил Франции. Он уже вхож в штаб-квартиру НАТО, расположенную во дворце Шайо - здании в Париже на правом берегу Сены, напротив Марсова поля и Эйфелевой башни. Также штаб НАТО имеет здание возле Версаля, туда ездят из Парижа некоторые сотрудники. Джон получил от ЦРУ указание о слежке за этими французскими сотрудниками.
  Версаль расположен в юго-западном предместье Парижа. Это красивое место с дворцами и фонтанами, в средние века было резиденцией французских королей. Сейчас это музейный комплекс, в котором желает побывать каждый иностранец, приезжающий в Париж. Красота дворцов Большой Трианон, Малый Трианон, скульптур и фонтанов потрясает каждого посетителя, в том числе и советского разведчика Козуряка. Полюбовался и приступил к работе в одном из зданий штаб-квартиры НАТО. Ранее здесь размещалось одно из многих военных училищ, расположенных возле Версаля. Да и сейчас здесь функционируют училища, в том числе и Сэн-Сир, известная "кузница кадров" для французского генералитета. Многие преподаватели училищ живут в Париже, на работу в Версаль ездят на автобусах вместе с сотрудниками штаб-квартиры НАТО. О работе в автобусе не говорят, да и отрывочные сведения не представляют интереса для советского разведчика. Его снабжают достоверной информацией работники НАТО, а он обязан сделать перевод на английский язык.
  Общая численность вооруженных сил Франции на начало 1960 года составила 1 млн. 100 тыс. человек. Из них сухопутные войска составляют около 875 тыс. человек и делятся на войска метрополии, колониальные войска, иностранный легион и военную жандармерию. В составе сухопутных войск насчитывается 20 дивизий, 14 из них Франция передала объединенным вооруженным силам НАТО. Военно-воздушные силы насчитывают около 140 тыс. человек и 2500 самолетов. Военно-морские силы имеют более 85 тыс. человек боевого состава, на вооружении находятся 2 линкора, 3 авианосца, 5 крейсеров, 19 эсминцев, 40 сторожевых кораблей, 17 подводных лодок. Разрабатывается и готовится к испытанию атомное оружие.
  Во главе вооруженных сил стоит президент республики. В органы высшего военного руководства входят: комитет обороны, высший совет обороны, генеральный штаб, министерство вооруженных сил с комитетом начальников штабов и штабы отдельных видов вооруженных сил.
  Собранную информацию Джон диктует на портативный магнитофон в штаб-квартире НАТО в Версале, ничем особенно не рискуя. Запись оставляет в своем сейфе, неизвестный ему сотрудник ЦРУ знает набор цифр для открытия сейфа и магнитофон заберет. Информацию переработают и введут в мощный компьютер, находящийся в Вашингтоне. Там она будет храниться много лет.
  Для советской разведки имеется вторая аналогичная запись. Джону разрешено на выходные дни посещать Париж. Он из своей гостиницы не выписался, несколько раз в неделю проживает в ней. По утрам совершает пробежки к Булоньскому лесу, там встречается со связником, незаметно вручает ему диктофон. Как информация попадает в Союз, он не знает, да и знать это ему не положено. Иногда связники сообщают ему о повышении звания. С лейтенанта он уже дорос до капитана.
  Разоблачение советского разведчика произошло неожиданно и при непосредственном участии его самого. Он переводил с немецкого на английский архив гестапо для помещения в базу данных компьютера. Попался на глаза и протокол допроса радистки Зайченко Людмилы Васильевны, бабушки его жены. Как быть? Папка уже зарегистрирована, ей присвоен регистрационный номер, уничтожить ее нельзя. В конце рабочего дня ее необходимо будет сдать. Но если фамилия Зайченко попадет в базу данных компьютера, последует проверка всех известных лиц с этой фамилией, в том числе и преподавателя Львовского университета Зайченко Анны Ивановны, его жены. Быстродействующий компьютер сделает это за несколько секунд. Потом последует его разоблачение и арест. Как быть?
  В конце рабочего дня сдал папку и объяснил - перевод не закончен, завтра будет продолжен. Вечером напросился на срочную встречу со связником в Булони, объяснил ему ситуацию. Тот сказал - необходимо время, хотя бы сутки для принятия решения. Встречаться им уже нельзя, ответ будет написан на стенке, разрисованной "граффити" возле гостиницы. В случае срочного побега из Франции он должен тайно достичь порта Марсель или Дюнкерка на Балтике и пробраться на советский торговый пароход. Позывной для связи - "гуцул", капитаны пароходов будут об этом извещены.
  Через сутки замечает на стенке нарисованную горизонтальную стрелку указывающую направление слева направо. Это знак побега из Франции на Родину. Немного недоумевает - проверка может длиться долго, зачем торопиться? Потом понимает, его разоблачение может грозить провалом всей цепочки связи с Родиной, нужно выполнять приказ. Если его арестуют, то пытать не будут, просто введут в организм сильнодействующие наркотики, которые отключат сознание. В полубессознательном состоянии выпытают все, что ЦРУ захотят узнать. Иван Козуряк начал готовиться к побегу из Франции на Родину.
  Самый короткий путь из Парижа пролегает до одного из портов на Балтике. Но зачем торопиться? После исчезновения из гостиницы его фотографии наверняка разошлют во все порты, ж. д. вокзалы и таможенникам, во все гостиницы, где необходимо будет предъявлять паспорт. Иван выбирает путь более длинный, но с его точки зрения более безопасный.
  
   Глава четырнадцатая.
   П О Б Е Г Н А Р О Д И Н У
  
  Все наличные деньги Иван перевел в доллары, спрятал в сумку с двойным дном. Французские франки оставил в карманах, необходимо ими заплатить за проезд до порта. До Марселя или Дюнкерка? Иван решил добираться до Марселя, там иногда останавливаются в морском порту советские суда из крупнейшего в мире Черноморского морского пароходства. Да и город большой, в нем легче будет затеряться среди жителей разной национальности. На международную ярмарку 1961 года, участие в которой принимала и Украинская ССР, он опоздал, можно не торопиться. Останавливает на улице такси и доезжает до южного предместья Парижа, выходит на автотрассу, ведущую на юг, в сторону Лиона. Дальше передвигается методом "автостопа", поднимая руку и останавливая проезжающие авто. Не все водители останавливаются, но многие желают подвезти одинокого путника, не имеющего денег на платный проезд. Через пару десятков километров Иван просит остановиться, благодарит водителя за проезд. Роется в кармане, вытягивая помятые франки. От платы за проезд водители авто обычно отказываются.
  Ночует Иван в придорожных мотелях, под вымышленным именем, паспорт у него не спрашивают. Запись в книге регистрации владельцу мотеля нужна лишь для отчета перед налоговым инспектором, каждый месяц проверяющим доход владельца. Как правило, каждый мотель имеет небольшое кафе или ресторанчик, где можно заказать простые и питательные блюда. Костюм Ивана примялся, лицо обросло небольшой бородкой, но он решил ее не сбривать, хотя имеет в сумке новенькую электробритву. Еще он имеет два плаща, белого и темного цвета. Одевает их поочередно, изменяя внешний вид.
  До Марселя добирается через две недели после побега из Парижа. По его расчетам, контрразведка ЦРУ его след потеряла, платных агентов у нее немного, а французская жандармерия и полицейские не отличаются особой исполнительностью при выполнении требований американских союзников по НАТО. Из газет Ивану известно, что президент де Голль недоволен американцами, которые не вернули Франции золотой запас, вывезенный в США в 1940 году. Даже пригрозил выходом из НАТО после истечения 20-ти летнего срока договора.
  Марсель встречает Ивана запахом рыбы, моря, дымом нефтеперерабатывающих и мыловаренных заводов. Крупный город на берегу Лионского залива живет жизнью порта. Беглец бродит около порта, надеясь на прибытие парохода под советским флагом. Был один, но в порт не заходил, остановился на рейде. К нему устремились мелкие катера торговцев, предлагавшим советским морякам разнообразный товар. Довольными возвратились торговцы рыбой, фруктами и мылом. Мыло производства местных мыловаренных заводов продали под видом доставленного из Парижа. Советские рубли после денежной реформы 1961 года стали устойчивой валютой, курс доллара по отношению к рублю упал. За один рубль платят 90 центов.
  Иван прислушивается к разговору торговцев, просиживая сутки в портовых кабачках. Ночует в номерах дешевых гостиниц возле порта, паспорт у него не спрашивают. Хороший костюм продал на "блошином рынке", переоделся в матросский костюм. Смеется из себя, стал похож на матроса, списанного на берег за пьянство. Его приметили два рыбака, а возможно, контрабандиста, пригласили в кабачок. Предложили купить по дешевке матросскую книжку, они ее "нашли" возле мертвецки пьяного матроса. Фото даже не нужно переклеивать, они похожи. Иван соглашается, просит обождать, он займет деньги в долг у знакомого владельца гостиницы. Ему верят, но предупреждают: обманешь - прирежем.
  Иван контрабандистов не обманул. В туалете достал из сумки требуемую сумму, спрятал в потайное дно все свои документы, вернулся и получил на руки матросскую книжку на имя Жана Дюбуа. Предъявил книжку полицейскому на входе в нефтяную гавань, объяснил, что хочет наняться матросом на судно, если примут. Полицейский разрешил проход в гавань: "жди возле поста до окончания слива нефти с танкеров. Курить на территории запрещено".
  Через трое суток ожидания в гавань зашел советский танкер, пришвартовался для разгрузки нефти. Нефть из СССР самая дешевая, но владельцы нефтезаводов в Европе покупают ее неохотно. Существует сговор типа "эмбарго" на покупку советских товаров. Иван дождался конца разгрузки, подошел к вахтенным, предъявил матросскую книжку, объяснил на русском языке, что хочет наняться матросом на танкер. Его просят отойти подальше от танкера - иностранцев на работу не берем. Капитана вызвать для разговора отказываются. Что делать, как попасть на танкер, он уже готовится к отплытию. Иван объяснил вахтенным, что он - гуцул, для доказательства запел песню:
  - Гей, на високій полонині,
  Вівчарик співає ...
  Капитан танкера песню на украинском языке услышал, подошел к борту, спросил:
  - Ты кто?
  - Гуцул.
  Ивана пропускают на танкер, судно снимается со швартовых, выходит в залив. Капитану некогда разговаривать с украинским матросом с французской фамилией Дюбуа. Только после окончания маневра передает командование танкером помощнику и, в сопровождении радиста приглашает Ивана в каюту. Задает вопрос:
  - Чем можешь доказать, что ты - гуцул?
  - Дайте радиограмму в управление флота: "принял гуцула".
  Через некоторое время получают ответ:
  - Добро следуйте порт приписки.
  Отношение капитана и команды танкера к Ивану резко изменилось. Его повели в душ, побрили, переодели в чистую матросскую робу. Новый человек на танкере - немаловажное событие для малочисленной команды. Замполит собрал свободных от вахты в красном уголке, предоставил команде Ивана в качестве беглеца из загнивающей капиталистической страны. Будто был увезен с Украины в молодые годы, но не прижился за границей, решил вернуться в СССР. Версия замполита Ивана устраивает, но не устраивает экипаж танкера. Пришлось отвечать на целый ряд вопросов: где родился, где учился, где служил в армии? Нашлись даже земляки со Львова. После нескольких туманных ответов экипаж решил: Иван - советский разведчик, возвращающийся на Родину после выполнения какого-то важного секретного задания. Это мнение укрепилось, когда он стал бриться электробритвой. Эту новинку матросы видели впервые.
  Капитан определил Ивана на жительство в кубрик мотористов. Старший над ними - "дед", так по старой флотской привычке именуют механика танкера, хотя ему не больше 30-ти лет. "Дед" поговорил с Иваном, узнал, что умеет водить авто, назначил вахтенным - следить за работой насоса, откачивающим за борт воду для охлаждения радиаторов дизеля. Жизнь беглеца на Родину во время рейса от Марселя до Туапсе вошла привычную для матросов колею, но непривычную для Ивана. После смены с вахты его донимают расспросами мотористы о жизни за рубежом. Приходится иногда врать, выдумывая небылицы. Беспокоят иногда и мысли о таможенном контроле. Предъявлять ли таможенникам спрятанные в потайном отделении сумки доллары, паспорт и удостоверение работника ЦРУ? Если предъявить - начнется ненужное расследование, он нарушит служебную тайну разведчика. Утаить содержимое потайного дна - тоже плохо. Бдительные таможенники могут обнаружить спрятанное, прощупав дно сумки, Ивана ожидает тюрьма. Так и не решил, какое из двух зол лучше.
  Проблема решилась просто. При подходе танкера к Туапсе появился пограничный корабль. С него в рупор запрашивают Ивана Козуряка, просят подойти к борту. Иван узнает знакомого инструктора из лесного санатория в Подмосковье, радостно машет рукой. Переходит на корабль пограничников, захватив свою сумку. Инструктор обнимает Ивана, поздравляет с возвращением на Родину. Сообщает, что ему предоставлен месячный отпуск в военном санатории города Сочи. Иван просит вызвать туда его семью: жену с сыном Сережей и бабушкой Людмилой Васильевной. Получает ответ - "нет проблем, мы уже сами догадались, через пару дней встретитесь, а ты нам что привез"? Иван открывает потайное дно сумки, вынимает удостоверение работника ЦРУ, американский паспорт, французские франки и более десяти тысяч долларов. Доллары сотрудника КГБ не интересуют, а документы - очень. Сообщает, что у Ивана на счету в Госбанке накопилась за время командировки большая сумма в рублях, можешь распоряжаться валютой по своему усмотрению.
  В Сочи Иван прибывает уже в форме капитана Советской Армии. За два дня прошел медицинское обследование, терапевт недоволен - немного повышенное давление. Врач просит вспомнить, когда и при каких обстоятельствах приходилось волноваться? Иван улыбается, отвечает - " жду с нетерпением встречи с семьей". С букетом цветов встречает семью на вокзале, впервые за три года обнимает сына и свою любимую Аннушку, потом бабушку. На такси везет семью в военный санаторий, им выделили двухкомнатный номер.
  Дальше в командование семьей вступает Людмила Васильевна, бабушка. Установила распорядок дня: утром - легкий завтрак и прогулка к морю с купанием и обучением Сережи плаванию. После Иван может удалиться на террасу вместе с сотрудником КГБ для записи на диктофон подробностей пребывания за границей. После обеда - сон для всех в течение часа и экскурсии пешком по достопримечательным местам курорта Сочи - Мацеста. Вечером бабушка с Аннушкой задают Ивану каверзные вопросы о его жизни и личных впечатлениях от жизни за рубежом. Иван отшучивается, понимая, что отвечать на такие вопросы намного сложнее, чем проходить обследование на детекторе лжи. Пришлось рассказать и об этом, потом о переводе на английский протоколов допроса радистки Зайченко Людмилы Васильевны.
  Бабушка вытерла выступившие на глаза слезы, начала вспоминать погибших в войну девушек-радисток, обучавшихся вместе с ней. В живых стались единицы, среди них должна быть ее подруга Лидочка. Радиостанция "Север" имела дальность передачи до 400 км, а при плохих погодных условиях и разряженных батареях и того меньше. Поэтому Лидочка находилась со своей рацией ближе к линии фронта и дублировала ее передачи. После этого разговора бабушка начала энергичные поиски подруг через Комитет ветеранов войны.
  Через две недели радистка Лидочка отозвалась, прислав бабушке теплую телеграмму из Москвы с приглашением приехать в гости. Бабушка засобиралась в Москву, там прошла ее учеба в МГУ. Да и влажный климат субтропиков ей не нравится. Отговаривать ее было бесполезно, Иван решил передать ей 10 тыс. долларов, на дорогу и на подарки хватит, после размена это составит около 9 тыс. рублей. Ох, и ругала его бабушка за такую "щедрость"! Она довольна пенсией в 120 рублей и надбавкой за инвалидность. После подсчета семейного бюджета не успокоилась, пока Иван не перечислил 500 долларов в фонд детских домов. Бабушка улетела на самолете из аэропорта Адлера в Москву. Иван молча сунул ей в сумочку 500 долларов.
  Иван с Аннушкой строят планы дальнейшей жизни. Разлучаться не хотят, будут жить в подмосковном городке, где Иван хочет продолжать службу инструктором в "санатории". Сережа пойдет в детсад, бабушка за ним присмотрит, Аннушка найдет работу преподавателя в Москве, час езды на электричке по московским меркам немного. Первое время будут проживать в доме Николая Кузьмича, станут в очередь на квартиру. Планы нарушились после телефонного разговора с бабушкой из Москвы.
  Людмила Васильевна просит переслать в Москву на ее имя все документы Аннушки и свидетельство о рождении Сережи, она нашла для Аннушки место преподавателя ВУЗа с предоставлением квартиры. Про Ивана ничего не успела сказать, связь прервалась. Через пару дней капитан Козуряк получает приказ прибыть в Москву на собеседование в Управление высших военных учреждений. Покидает военный санаторий и вместе с женой и сыном приезжает в Москву. Ему предлагают место преподавателя в Военном институте иностранных языков с предоставлением семье двухкомнатной квартиры. Он соглашается и едет по указанному адресу в новый микрорайон. Там его ожидают, бабушка хитро улыбается. Семья в сборе, уже надолго.
   Конец.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"