Паркер Е. Е.: другие произведения.

Глава 53

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 53

  
   Зайдя в свою комнату и положив рюкзак около стола, Алья села на кровать и устало вздохнула. Последняя пара дней выдалась не самыми лучшими. У нее самой особых проблем, если не считать нашествия акуманизированных рыцарей, не было, но беспокойство за Питера терзало ее и не давало расслабиться. Умом то она понимала, что тот будет в порядке, как и сказали в больнице, однако успокоиться все равно не получалось. Пытаясь отвлечься девушка загрузила себя работой по дому, отказавшись от помощи своих сестренок-близняшек. Родители, конечно, удивились, но дальше аккуратных расспросов лезть не стали. Алья старалась не показывать перед ними своих чувств, чтобы не беспокоить, и пыталась вести себя как обычно. Почти всегда получалось.
   Заканчивая с уборкой и готовкой, девушка принималась за свой блог. Там тоже было немало работы: отвечать на некоторые интересные комментарии, сортировать темы, просматривать видео, присылаемые некоторыми подписчиками, ставшими свидетелями необычных событий, и цензурить или даже удалять часть роликов, если те содержали неприемлемые сцены.
   Этот день должен был пройти по такому же сценарию, но сообщение от Маринетт все изменило. Прочитав его, Алья, в тот момент идущая в школу, споткнулась и чуть не уронила телефон. Пару секунд попялившись в экран, она со всех ног рванула к дому подруги, благо пекарня ее родителей и школа находились друг от друга в двух шагах. Уже на подходе, блоггерша заметила Маринетт и Питера и быстро подбежала к ним. При взгляде на парня, попыталась что-то сказать, но не смогла из-за сбившегося дыхания и внезапно отнявшегося языка. Совсем некстати в голову пришла мысль о том, что она вспотела во время бега и теперь в потной и слегка сбившейся одежде предстала перед Паркером не в самом лучшем свете. И это при том, что раньше она как-то не особо заморачивалась своим внешним видом.
   К счастью, Питер не обратил на это внимания и, поговорив с ними немного, ушел в больницу, дав девушке шанс придти в себя. Во время уроков ей удалось взять себя в руки, и она включилась в дела класса. Вместе с одноклассниками блоггерша стала помогать Маринетт с неожиданно свалившейся комнатой.
   Маринетт Алье нравилась. Она была хорошим светлым человеком, которая всегда готова помочь. Она многое могла: шить, рисовать, мастерить, готовить, писать интересные тексты и стихи, что Сезер заметила на уроке литературы. Внешностью ее природа тоже не обделила, даровав красивое личико с небольшой толикой азиатских черт, приятный голос и стройное гибкое тело. И при таком количестве талантов, Дюпен-Чен оставалась скромной, доброй, неуверенной в себе девушкой, а не высокомерной снобкой, как можно было ожидать. Поэтому Алья небезосновательно считала, что ей очень повезло с подругой. А то, что она часто исчезает, когда появляются акумы... Ну, это довольно пугающие события, так что прятаться было благоразумно.
   Да, Сезер немного завидовала подруге, но эта зависть не вызывала негативных эмоций. Наоборот, она радовалась, что Маринетт почти все удается. Видеть расстроенное лицо этой девушки было почти физически больно. По этой причине Алья помогала ей почти во всем. И завтра, во время встречи с представителями других классов, эта помощь ох как пригодится, ведь Маринетт довольно мягкая по характеру, а те самовлюбленные высокомерные болваны, у которых кроме мозгов ничего нет, могут случайно или намеренно обидеть ее, чего блоггерша допускать не собиралась. А если это все же произойдет, то Алья все еще не забыла свои похождения в прошлой школе и легко заставит их пожалеть об этом "добрым" словом или кулаком. Или и тем и тем.
   Ухмыльнувшись, девушка встала и стала переодеваться. Ее ждали домашние дела.
   На следующее утро, она быстрым шагом пошла в школу. Хотелось побыстрее увидеть Питера, но бежать было нельзя, ведь она не хотела вновь предстать перед ним в невыгодном свете. Сегодня, перед переговорами, она решила одеться немного иначе, чем обычно, и облачилась в строгий брючный костюм, который остался еще со съемок фильма и придавал ей образ этакой бизнес-леди. Или секретарши.
   Слегка поморщившись, Алья покосилась на надетый на нее пиджак. Теперь этот выбор одежды уже не казался таким хорошим, но возвращаться домой она не стала. Тем более, костюм ей шел, и по дороге в школу девушка порой ловила на себе заинтересованные взгляды, которые заставляли ее чувствовать себя неуютно, но при этом почему-то поднимали настроение.
   Зайдя в класс, она увидела, как у Нино и Эдриана, заметивших ее первой, слегка округлились глаза. Улыбнувшись, она поздоровалась с ними и прошла мимо них к своей парте, где увидела Маринетт, которая тоже приоделась. На плечах у нее красовался пиджак темных цветов, но, в отличии от того, что носила Алья, больше походил на женский и был... наряднее что ли? В одежде Сезер разбиралась не очень.
   - Привет Алья. - внезапно прохрипела Дюпен-Чен.
   - М-маринет? - вздрогнула от неожиданности блоггерша. - Что у тебя с голосом?
   - Горло болит. Простыла наверное. - пожала плечами подруга. - Ничего страшного.
   - Может, тебе лучше было дома остаться? - придя в себя, обеспокоенно спросила Алья.
   - Да нет. Все в порядке. - просипели в ответ. - У меня лекарства с собой. Вот и компресс на горло сделала. - Маринетт указала на черную непрозрачную бархотку с кружевами, опоясывающую ее шею и, приподняв ее, продемонстрировала намотанный под ней бинт.
   - Точно? - дождавшись кивка, мулатка с сомнением согласилась. - Ну, ладно.
   В этот момент зашел Питер.
   - Привет, народ.
   В ответ донеслись радостные приветствия и вопросы о самочувствии. Когда он подошел к Алье и Маринетт, блоггерша тоже поздоровалась с ним и, к счастью, сумела удержать дрожь в голосе, сделав это обычным жизнерадостным тоном. Парень ничего необычного не заметил, потому что обеспокоился причиной хриплого голоса подруги детства. Смотря, как он хлопочет вокруг брюнетки, Сезер на миг ощутила укол зависти, который поспешила задавить. Не та зависть к навыкам подруги, а нечто не очень хорошее и пробуждающее обиду.
   Вчера, когда она узнала, что та ночевала у Питера, она почувствовала то же самое и это ее немного напугало. Сама девушка с таким не сталкивалась, но знала много историй из фильмов и книг, где зависть приводила к печальным последствиям. Такой судьбы для их дружбы Алья не хотела, поэтому тогда решила держать себя в руках. Тогда же она, зная о чувствах Паркера к Маринет, пообещала себе, что если у этих двоих что-то получится, то она отойдет в сторону и не станет им мешать. И говорить подруге о чувствах к ее другу детства пока не стоит. Будет больно и обидно, но видеть страдания подруги блоггерша не хотела, а себя считала достаточно сильной, чтобы пережить это. Хотя, доводить до такого не хотелось, поэтому, лучшим решением было бы помочь Маринетт добиться Эдриана, а уже потом попытаться устроить свою личную жизнь. Конечно, в таком случае больно будет Питеру, но Алья сделает все, чтобы заглушить его боль своими заботой и любовью. Да, это будет эгоистично и немного подло, но другого способа, чтобы все, в том числе и она сама, были счастливы, девушка не видела.
   Улыбнувшись зрелищу того, как Дюпен-Чен вяло отбивается от слегка неуклюжей заботы друга, Алья присоединилась к ним, начав советовать способы лечения, как традиционные, так и не очень.
   Последний урок вела мадам Бюстье, и она разрешила нескольким ученикам, которые помогают приводить в порядок ту комнату, уйти пораньше. Завалившись в кабинет, подростки принялись доделывать то, что вчера не успели.
   - Я краску принесла. - сказала Аликс, доставая из рюкзака пакет с банкой.
   - Чек взяла? - спросила Алья.
   - Да, не. - махнула рукой та. - Там мой знакомый работает. У этой партии срок годности вышел, так что он мне ее бесплатно подогнал. Но ее еще можно использовать. - быстро добавила девушка, увидев взгляды одноклассников. - Меньше недели просрочки.
   - Ну, ладно. - с некоторым сомнением сказала Сезер. Вспомнив, что у Аликс неплохо получаются граффити и, к тому же та состоит в школьном творческом кружке, Алья решила довериться ей. - Одна справишься?
   - Я помогу. - буркнул Айван, перебив уже открывшую рот девушку.
   - Там в шкафу старые халаты были. Оденьте, чтобы не заляпаться. - крикнула им вдогонку блоггерша. Оглядев комнату, она задумалась. - Вроде бы ничего не забыли.
   - А представители других классов? - прохрипела Маринетт.
   - Точно. - поморщилась Алья. - Надо их позвать.
   - Я позову. - тут же вызвался Ким, нехорошо улыбнувшись.
   - Только без рук! - тут же вскинулась Дюпен-Чен.
   - Ну, конечно. - не очень убедительно возмутился спортсмен и вышел.
   Алья покосилась на оставшихся. Подруга заметно нервничала и беспокойно топталась на месте, не в силах успокоиться перед встречей, а Питер с любопытством оглядывал окружение.
   - Да не беспокойся ты.
   - Как мне с ними говорить? - схватилась за голову начавшая паниковать представитель класса. - Я ведь не умею вести переговоры. А если я только хуже сделаю?
   - Ничего не бойся. - попытался успокоить ее Питер. - Старайся говорить ровным и спокойным тоном. Голос не повышай, чтобы они не испугались или не посчитали тебя истеричкой.
   Маринетт неуверенно кивнула на слова парня.
   - Во время разговора смотри им в глаза. - приняла эстафету Алья. - Сначала самому главному, тому, что будет стоять впереди и больше всех говорить. Если он отведет глаза, то переводи взгляд на другого.
   - А если у меня глаза устанут? - дрожащим голосом просипела девушка.
   - Тогда сама отводи глаза. Но при этом постарайся сохранить спокойное лицо. - Сезер задумалась. - Можешь сделать вид, что занята чем-то важным. Например, загляни в папку или тетрадь.
   - З-зачем?
   - Это позволит тебе перевести дух и при этом не показать слабость. Заодно и они слегка поуспокоятся. А то некоторые, если на них слишком сильно надавить, могут закусить удила и начать доставлять проблемы.
   Маринетт снова кивнула, но ее глаза нервно бегали по кабинету, задерживаясь на друзьях.
   - Самое главное помни - мы рядом. - улыбнулся ей Питер. - И если что поддержим.
   - Самое главное, заставь их себя уважать. Если они будут непонятливы, то прямым текстом требуй уважения, ведь они от нас этого требуют, а оно должно быть взаимным.
   - Я не смогу. - поежилась девушка
   - Сможешь. Ты ведь смогла стать представителем. - Алья огляделась. - Так, нужно произвести впечатление.
   Тут ее взгляд упал на украшенный стол, стоящий у стены. В голове тут же возникла идея. Подойдя к нему, она начала его двигать. Между столом и стеной было место только для кресла, а ей нужно было немного больше пространства.
   - Что ты делаешь? - спросил Паркер, помогая толкать.
   - Хочу освободить немного места. - Сезер отпустила столешницу и шагнула назад, чтобы оценить. - Маринетт сядет за стол, а мы встанем позади нее.
   - Зачем? - удивилась Дюпен-Чен.
   - Для солидности. - важно подняла палец блоггерша. Порывшись в рюкзаке, она достала тетрадь и отдала подруге. - Вот. Сюда будешь смотреть, если глаза устанут.
   - Математика?
   - Ну, они-то не знают. Пусть гадают, что ты там проверяешь. - хихикнула Алья. - Садись, давай.
   Стоило брюнетке сесть, как Алья встала за ее правым плечом. Сейчас она была рада, что надела строгий костюм. Смотреться это должно было очень солидно. А с Питером, вставшим за левым плечом представителя класса, градус серьезности повышался еще больше. Покосившись на подругу, Сезер заметила, что та нервно перебирает пальцами.
   "- Она же так изведется". - забеспокоилась мулатка. - "Где этот Ким пропал?"
   Подойдя к входной двери, она приоткрыла ее, но, прежде чем успела выглянуть, краем глаза заметила что-то черное, шмыгнувшее у ее ног. Вздрогнув и шагнув назад, она зашарила глазами по полу и увидела, что это всего лишь котенок. Зверек, оглядевшись любопытными глазами, увидел Маринетт и с мяуканьем побежал к ней.
   - Нуарчик! - обрадовалась та и, наклонившись, подняла котенка, чтобы посадить себе на колени.
   Закрыв дверь и подойдя к ней, Алья уже открыла было рот, чтобы сказать, что это не солидно, но, увидев, что подруга успокоилась, благодаря пушистому милахе, закрыла рот и промолчала. Глядя на мурчащий под нежными пальчиками меховой комочек, у блоггерши тоже потянулись к нему руки, но прежде чем она коснулась его, в дверь постучали. Поняв, что это, скорее всего, прибыл Ким, девушка быстро метнулась к Маринетт и встала за ее правым плечом, нацепив строгую малоэмоциональную маску профессионального помощника.
   - Готова? - шепотом спросила у подруги.
   Дюпен-Чен поерзала, устраиваясь поудобнее, и, состроив серьезное лицо, кивнула, продолжая поглаживать голову котенка.
   - Войдите. - крикнула Алья.
   Дверь открылась и внутрь ввалились трое подростков с испуганными и частично возмущенными физиономиями, за спинами которых маячил Ким.
  
  
  

***

  
  
  
   Антуан Франсе являлся членом благородной семьи. Множество поколений его род был одним из приближенных к королевскому двору аристократических домов. Семья Франсе застала еще правление полумифического Черного Рыцаря и была одной из немногих, кто не участвовал в его свержении. Из-за этого влияние семьи сильно пошатнулось. Спустя пару веков Великая Революция дала им шанс вновь занять подобающее место, но последовавшая через два десятилетия война с русскими варварами обломала все планы по возвышению. В итоге их род обнищал и исчез с политической арены.
   На протяжении двух веков род Франсе понемногу поднимался из ямы, в которую рухнул по недоразумению и неудачному стечению обстоятельств, и сейчас являлся довольно зажиточной семьей с кое-какими связями. Но это не шло ни в какое сравнение с прежним величием. И Антуан, с детства наслушавшись рассказов отца, грезил о том, что именно он вернет семье их положение и даже больше. Немного подрастя, он понял, что это лишь мечты, вероятность исполниться которых, была крайне мала. Но, несмотря на это, парень не опустил руки. Родители дали ему все, в том числе и место в элитной школе "Франсуа-Дюпон", и он собирался добиться как можно больших результатов, чтобы повысить влияние своего рода еще немного. Однажды, может еще и при его жизни, род Франсе вновь станет великим.
   Школа, в которой он учился, была полна детей влиятельных, талантливых или просто богатых людей, поэтому являлась хорошим стартом. Сам Антуан признавал, что не был сверхгением или великим интриганом, но все же у него был шанс. И первые успехи тоже. Он стал представителем класса. Реальной власти эта должность не имеет, но все же кое-какое влияние на жизнь класса была. Учителя всячески поощряли разумную инициативу, а школа выделяла небольшой бюджет на улучшение класса и повышение качества обучения учеников. Разумеется, этими деньгами свободно пользоваться было нельзя. Сначала следовало составить план, обсудить его с классным руководителем и, если аргументы были убедительными, тот давал добро на миниреформы. Иногда классные руководители отказывали, иногда вносили правки, а порой даже позволяли совершать ошибки, чтобы дать им обжечься на мелочи сейчас, а не на чем-то серьезном в будущем. Человек, придумавший эту систему, был просто гением.
   Антуан гордился тем, что из четырех претендентов именно он стал представителем, и это добавило ему высокомерия. Конечно, он старался не смотреть на всех свысока, а наоборот, пытался вникнуть в жизнь одноклассников, чтобы понять, как улучшить им жизнь в школе и при этом повысить успеваемость, а соответственно и рейтинг класса, который влиял на выделяемый бюджет. Ведь так и должен поступать хороший лидер.
   Его коллеги из параллельных классов были другого мнения. Для них была важна эффективность, а на желания одноклассников им было все равно. Они были высокомерны, и только друг друга считали равными. Общаясь с ними, Антуан тоже невольно перенял немного высокомерия, но постоянно себя одергивал. Напыщенных индюков, какими бы результативными они ни были, никто не любил. А ему для дальнейших планов возможно нужна будет поддержка одноклассников. Поэтому взглядов своих товарищей он не разделял, но, тем не менее, уважал их самих. А благодаря уму, трудолюбию и целеустремленности Антуан смог заслужить их уважение и даже добиться статуса неформального лидера.
   И именно на лидера сейчас были устремлены испуганные взгляды.
   - Ну, так что? На этот раз вы соизволите посетить нашего представителя? - крупный накаченный парень навис над Антуаном с жутким оскалом, который видимо, считал улыбкой.
   Франсе нервно сглотнул. Больше всего ему сейчас хотелось развернуться и убежать, не оглядываясь, но сзади стояли два его товарища, которые тряслись от страха, а потому он просто не мог отступить. И дело не только в подлости, а еще и в репутации. Ведь лидер не должен позориться, тем более на глазах подчиненных.
   - М-мы... - несмотря на появившиеся зачатки решимости, голос позорно скакнул. Кашлянув, парень вновь попытался взять себя в руки и продолжил. - Мы ждали вашего приглашения. Надеюсь, кабинет уже приведен в надлежащий вид?
   - А ты сомневаешься? - жуткая улыбка стала шире.
   - Вовсе нет. - быстрее, чем хотел, ответил он.
   - Ну, тогда идем?
   - Эм, у нас еще дела, так что мы... - проблеял один из представителей, подбадриваемый быстрыми кивками второго.
   Антуан оглянулся и увидел, что те сделали было шаг назад, но громила, опознанный, как Ле Тье Ким, стремительным текучим движением, неожиданным для кого-то с таким телосложением, опередил их и преградил дорогу.
   - Ну что же вы? Это не займет много времени. - качок положил руки им на плечи и наклонился к ним. - Быстро познакомитесь и поговорите. Оглянуться не успеете, как будете свободны.
   Может у Антуана разыгралось воображение, но последнее слово было едва заметно выделено интонацией, от которой ему стало не по себе. Еще больше чем было. Видимо, его товарищам показалось то же самое, поэтому они судорожно кивнули и поковыляли туда, куда их вел этот Ким. Оказавшемуся на их пути Франсе не оставалось ничего иного, как развернуться и пойти впереди них.
   Шагая в сторону нового кабинета, Антуан судорожно перебирал в голове информацию, ища что-нибудь, что могло бы помочь. Предыдущий представитель того класса, дочь мэра Хлоя Буржуа, вообще не участвовала в делах школы, будучи занятой какими-то своими делами, вроде маникюра, салонов красоты и тунеядства. Ее подруга Сабрина Ренкомпри пыталась выполнять ее работу, и у нее получалось не так уж и плохо, учитывая, что большую часть времени она таскалась за Хлоей и не могла уделять этому много внимания. Но даже так она была бы более достойным кандидатом на пост, чем избалованная блондинка.
   Когда Антуан узнал, что представителя сменили, у него появилась небольшая надежда, что кое-что изменится, но узнав о личности нового коллеги, подрастерял оптимизм. Маринетт Дюпен-Чен он до недавнего времени не знал, но с появлением в школе нового ученика, Питера Паркера, который навел немало шороху за чуть более двух месяцев, Франсе стал замечать рядом с ним эту полукитаянку. Обычная девчонка, в меру симпатичная, в меру веселая и довольно скромная. Такую в роли лидера и воли класса представить было сложно. Тем не менее, пораздумав, парень решил взять ее под крыло и поднатаскать в этом вопросе, и первым делом хотел посмотреть, как та справится с порученным им заданием. Тот факт, что поговорить с ними она решила не сама, а послала одноклассников, показал, что приказывать или уговаривать она умела. Или же обладала кое-каким авторитетом. В любом случае была не безнадежна.
   Появление качка с его просьбой-угрозой пройти к ней, показало, что иметь дело с агрессивными идиотами она тоже умела, так что Антуан решил, что сработаться они как-нибудь сумеют. Ведь умные люди всегда найдут общий язык. Дойдя до такого умозаключения, он зашагал вперед намного бодрее, чем в начале пути.
   Конечно, до него доходили слухи, что Дюпен-Чен около недели назад в одиночку избила целую банду хулиганов, причем одной рукой, но в это он не собирался верить. В конце концов, они ведь не в глупом боевике и не в детском мультике, чтобы такое было возможно. Даже ее приятель Паркер на такое вряд ли способен. Скорее всего, она была втянута в драку, а кто-то из их школы это заметил и раструбил всем, кому мог. Слух распространился и с каждым пересказом обрастал новыми подробностями. Антуан не удивится, если еще через пару недель количество избитых дорастет до целой роты, а сами хулиганы преобразуются в вооруженных до зубов головорезов или элитных ликвидаторов из мафии.
   Дойдя до нужного кабинета, Франсе тряхнул головой, прогоняя лишние мысли и поправил одежду. Оглянувшись на своих товарищей, он взглядом попросил их тоже привести себя в порядок, но сопровождающий их громила, видимо принял это за неуверенность и, протянув руку, вежливо постучал.
   - Войдите. - раздался изнутри девичий голос спустя несколько секунд.
   Мимолетно удивившись тому, что грубиян качок вдруг стал таким вежливым, Антуан уверенно толкнул дверь, шагнул внутрь и уже открыл было рот, чтобы поприветствовать находящихся внутри, но, наткнувшись на взгляд красных глаз, впившийся в него, поперхнулся и лишь чудом не закашлялся. Перед ним за шикарным столом, которому место в кабинете какого-нибудь дворянина или богача, сидела та самая Маринетт Дюпен-Чен. Но узнать ее было нельзя. Безэмоциональное лицо с еле заметными мешками под глазами, на котором ярко выделялись усталые синие глаза с красными прожилками. Эти глаза смотрели, казалось, прямо в душу, безразлично, будто не оценивая человека, а взвешивая кусок мяса и одновременно прикидывая, с какой стороны лучше будет начать разделывать.
   Он не знал, сколько на нем висел этот жуткий взгляд, но спустя какое-то время, показавшееся вечностью, это существо, притворяющееся девочкой-подростком, отвело глаза от него и посмотрело на следующего посетителя. Через десяток секунд взгляд перешел на третьего. Краем глаза Антуан увидел, что его товарищей чуть ли не трясет от страха, и он не мог их винить. Сам он с трудом удержал свое тело от того же, но дрожь в коленях унять уже не смог. Наконец, взгляд жуткой девушки вновь вернулся к нему, и уголки ее губ слегка раздвинулись в намеке на улыбку.
   - Добро пожаловать. - неторопливо сказала она
   От сипловатого голоса парень чуть не потерял самообладание и едва не упал, когда подкосились ноги. От позорного падения его спасло то, что Дюпен-Чен отвела от него взгляд, вместо этого посмотрев на свои руки, в которых нежился... маленький черный котенок. Антуан сначала решил, что глаза его подводят, но зверек не исчез, ни через секунду, ни через десять.
   "- Может, у меня просто воображение разыгралось?" - подумал парень, убедившись, что ему не показалось. - "Раз уж она играется с котенком, то она, наверное, простая девчонка, а не жуткая хреновина".
   Приободрившись, Франсе откашлялся, разминая спертое от волнения горло, и снова открыл было рот, но тут же захлопнул его когда на него уставились две пары глаз. И если девушка смотрела с безразличием и толикой интереса, то котенок, недовольный тем, что кто-то отвлекает его от наслаждения поглаживаниями, смотрел с недоуменным презрением.
   - Вы, наверное, по делу пришли? - спустя какое-то время раздался голос, разорвавший тишину.
   Вздрогнув, Антуан смог отвести взгляд от Дюпен-Чен и посмотрел в сторону говорившей, которой оказалась та самая мулатка, которая приходила к ним вчера.
   - Д-да. Мы бы хотели поговорить о ва... совместной работе. - в последний момент парень успел заменить слова "вашей отработке" на другой вариант. Он не знал, насколько те слова взбесят собеседников и предпочел не рисковать.
   - Работа? - протянула Дюпен-Чен, вновь заставив Антуана вздрогнуть, в том числе и от слабой улыбки. - Работа это хорошо. Особенно взаимовыгодная. Что вы предлагаете?
   - М-мы хотели бы обсудить... - вперед выступил один из товарищей Антуана, Хьюго, который неплохо умел договариваться.
   Облегченно вздохнув, Франсе шагнул назад, радуясь передышке, и наткнулся спиной на стену. Оглянувшись, он понял, что это не стена, а тот качок, перегородивший единственный выход. Ощущение западни, появившееся с первых мгновений пребывания в этом кабинете, только усилилось. Глубоко вздохнув, парень попытался успокоиться и найти выход, пока его товарищ заговаривает всем зубы.
   Первым делом Антуан окинул взглядом людей, стоящих за плечами Дюпен-Чен, как телохранители. Первой была Алья Сезер - популярная блоггерша. Но в строгом костюме и с аккуратной прической она производила впечатление не шебутной девчонки, занимающейся интернет-ерундой, а серьезного человека. А так как она стояла за правым плечом и брала на себя большую часть переговоров, то парень предположил, что она первый помощник Дюпен-Чен.
   За левым плечом стоял Питер Паркер. Он выглядел, как обычно, нарочито небрежно. Его лицо было спокойным и даже доброжелательным, но учитывая те передряги, из которых он выходил живым, даже при столкновении с монстрами, Антуан не стал обманываться внешним видом. Паркер был опасен, о чем говорил его внимательный цепкий взгляд, пробирающий до дрожи. А то, что он вышел из больницы спустя всего пару дней после тяжелых ранений, делало его еще более жутким. Этого парня Франсе записал в боевую силу организации Дюпен-Чен.
   Почему он решил, что имеет место организация? Потому что обычным школьникам никак не построить в школе комнату, двери в которую еще позавчера не было в стене справа. А учитывая, что школа элитная и за ней усерднее приглядывают соответствующие государственные органы, организация должна быть достаточно мощной и, возможно, криминальной.
   От пришедших выводов Антуану поплохело. Связываться с такими людьми было чревато. Конечно, четырнадцатилетняя девчонка не может быть лидером преступной группировки или, того хуже, мафии, но вот родственницей лидера или кого-нибудь из ближнего круга, вполне.
   "- Надо со всем соглашаться и уходить". - решил Франсе. - "В более спокойной обстановке можно будет что-нибудь придумать".
   Тем временем переговоры, похоже, зашли куда-то не туда. Второй товарищ Антуана, Жак, до этого молчащий, видимо не сумевший справиться с нервным напряжением, шагнул вперед и закричал.
   - Да как ты смеешь?!! Это не справедливо! Мы представители классов! Мы требуем уважения!
   "- Идиот!" - мысленно застонал Франсе.
   Парень шагнул было вперед, чтобы остановить его и как-нибудь сгладить ситуацию, но тихий голос Дюпен-Чен ввел его в ступор, как впрочем, и резко заткнувшегося Жака.
   - Уважения? Требуете? - спросила девушка, все еще поглаживая котенка, но от негодования делая это немного грубее, от чего тот недовольно заворчал и с хищным интересом уставился на виновников. На Антуана и его товарищей. - Вы говорите об уважении, но вы делаете это без уважения. Вы явились сюда, в этот кабинет, который сами на нас оставили, и теперь говорите о совместном пользовании? Что же мы вам такого сделали, что вы нас так не уважаете? - усталые глаза Дюпен-Чен прищурились и впились в трясущегося Жака. - Разве ЭТО справедливо?
   - М-мой друг просто...
   - Мы закончили. - прервал парня голос справа.
   Вздрогнув, Антуан медленно повернул голову и, увидев стоящего в дверях смежной комнаты человека, едва не потерял сознание от страха. Там стоял огромный, даже больше Кима, бугай. Но не это напугало парня, а надетый на нем белый халат, заляпанный темно-красными пятнами похожими на...
   "- Кровь?" - Франсе почувствовал, как его сердце остановилось и лишь каким-то чудом забилось снова. - "Кого они там?.."
   Из-за спины маньяка вышла миниатюрная девушка с розовыми волосами, с респиратором на лице и в таком же белом халате, в отличии от первого, совсем чистом.
   - Вы быстро. - удивленно сказала Сезер, удивив Антуана будничным тоном вопроса, как будто речь шла не о разделывании человека, а об уборке или готовке.
   - Айван способный парень. - усмехнулась маленькая маньячка. - Я его подучила немного. Он прямо на лету схватывает.
   "- Чему подучила?" - паниковал Франсе.
   Розоволосая девушка тем временем, стягивая респиратор, повернула голову и посмотрела на них.
   - Вы кто?
   - Это представители других классов. - представила их Дюпен-Чен.
   - А, те самые. - любопытство во взгляде девушки сменилось на неприязнь, заставив Антуана гадать, где они умудрились ей насолить. - Маринетт, если хочешь, я ими займусь. - нехорошо улыбнулась она, чем чуть не довела трех парней до инфаркта.
   - Не стоит, Аликс. - к облегчению представителей остановила маньячку Сезер. - Мы уже почти договорились. Ведь так? - покосившись в их сторону, с нажимом спросила блоггерша.
   Антуан, Хьюго и Жак быстро закивали.
   - Ну, ладно. - пожала плечами миниатюрная девушка. - Пойдем, Айван, покажу тебе, как сводить пятна.
   Гигантский мрачный парень молча кивнул и последовал за своим тренером обратно в смежную комнату. Когда дверь закрылась, воцарилось зловещее молчание.
   - Прошу прощения за данный эпизод. Мы все еще не закончили осваиваться здесь. - сиплый голос местного босса заставил немного расслабившегося Антуана вздрогнуть. - Продолжим?
   - Мы согласны на все условия! - быстро сказал Жак, уже даже не думающий о том, чтобы ерепениться.
   - Вот как? - брови Дюпен-Чен слегка приподнялись. - Что требуется от нас?
   - Ничего! Мы сами все сделаем.
   - Хм. - девушка задумчиво откинулась на спинку кресла, вновь начав поглаживать котенка, который теперь, обидевшись на перерыв, вяло отмахивался от рук. Оглянувшись поочередно на помощников и увидев их кивки, она вновь посмотрела на представителей. - Хорошо. Мы доверяем вашему профессионализму и уважаем вашу тягу к труду. В свою очередь, мы предлагаем нашу помощь, в случае, если она понадобится. Не стесняйтесь обращаться к нам за помощью.
   - К-конечно. - облегченно вздохнув, кивнул Антуан. - Мы обратимся к Вам, если появится проблема, с которой нам не справиться самостоятельно.
   Дождавшись разрешения уйти, он, на всякий случай, склонил голову и прошел мимо отодвинувшегося качка к выходу из кабинета. Только отойдя на пару десятков метров и скрывшись за углом, Франсе дал волю чувствам и, пошатнувшись, сполз по стене. Его товарищи вообще упали на четвереньки и тяжело дышали.
   - Да они вообще охренели. - прохрипел Жак, отдышавшись и немного придя в себя. - Средь бела дня. Вообще страх потеряли. Надо... Точно! Надо позвонить в полицию! Они разберутся. - рука парня потянулась к карману.
   - Не стоит. - тихо сказал Хьюго, поправив очки.
   - Это еще почему?
   - А ты не догадываешься? - не дождавшись ответа, парень продолжил. - Прошлым представителем была дочь мэра, которая ничего не делала. Помнишь, что было, когда мы пожаловались директору? Что он тогда сказал? - увидев, что Жак стиснул зубы и промолчал, продолжил. - Он сказал просто делать свою работу и молчать. Мой отец работает в полиции и, когда я спросил у него, почему так, он посоветовал просто не обращать внимания на тот класс. Потому что, представитель и ее помощница это дочь мэра и дочь заместителя начальника полиции.
   - К чему ты ведешь? - спросил Антуан.
   - К тому, что в этом году Буржуа сместили с поста представителя и, судя по всему, она была не очень этому рада. Но, похоже, ничего не смогла сделать. А теперь подумайте, - Хьюго посмотрел на хмурого Жака, который ловил каждое слово. - Кто может быть покровителем Дюпен-Чен, если ни мэр, ни заместитель начальника полиции ничего с ним не смогли сделать? Возможно, что у нее нет никакого покровителя, и она сама такого добилась, но это маловероятно.
   - То есть... - побледнел Жак, осознавший масштаб проблемы.
   - Да. Мы ничего не сможем сделать. По крайней мере, сейчас. Поэтому надо вести себя тихо и не шуметь.
   Оба парня посмотрели на Антуана. Тот обдумал слова, прокрутил в голове известные ему факты и, взглянув на товарищей, кивнул.
   - Да. Нам надо молчать. Молча работать и понемногу разведывать обстановку, чтобы побольше узнать о той яме, в которую мы все угодили.
  
  
  

***

  
  
  
   Когда за представителями классов закрылась дверь, Маринетт выждала несколько секунд и затем со вздохом уложила голову на стол. Этот разговор ее вымотал.
   Вчера, после лекции от матери, она сбежала в свою комнату и заперлась там. В голове возникали неприличные образы, взбудораженные уроком и подкармливаемые богатым воображением. Иногда в этих образах мелькало лицо Эдриана, и тогда девушка краснела и ненадолго впадала в ступор. В себя ее приводила Тикки.
   Маринетт пыталась отвлечься, делая уроки, начиная шить или что-нибудь мастерить, залезая в интернет и занимаясь другой ерундой. Пыталась думать о чем-нибудь серьезном, например, о рассказе Питера, но после этого в непроизвольных фантазиях почему-то появлялось и его лицо. Впечатления от маминой лекции были сильнее, чем от рассказа друга. Девушка не считала его слова чем-то неважным, просто, когда она вчера говорила ему о своем отношении к этому, то ничуть не кривила душой. Для нее Питер так и остался лучшим другом, который всегда заботился о ней и помогал. А то, что он проживает уже вторую жизнь и вообще тридцатилетний мужик, ничего не меняло.
   А вот лекция матери, подошедшей к делу со всей восточной мудростью и дотошностью, произвела на невинную девушку неизгладимое впечатление. Благодаря воспитанию родителей, Маринетт никогда не интересовалась неприличными вещами, а если, лазая в интернете, она набредала на сайты с эротическим или порнографическим содержанием, то тут же торопливо закрывала их с мгновенно покрасневшим лицом. Поэтому, выслушивать нечто подобное от той, кто внесла весомый вклад в ее воспитание, было настоящим шоком. Естественно, что когда она легла спать, ее все еще взбудораженное воображение не давало ей заснуть. И утром она закономерно не выспалась. Это наложилось на усилившуюся простуду и, как следствие, чувствовала она себя не очень.
   Тикки предлагала превратиться и излечиться, но Маринетт отказалась, так как квами все еще выглядела немного уставшей, после битвы с армией Темного Рыцаря. К тому же боль в горле, смягченная лекарством и парой сиропов, неожиданно помогла в переговорах. Во время них только сиплый голос не дал девушке несколько раз сорваться на позорный писк. Следуя советам друзей, она пыталась держать лицо спокойным и одновременно дружелюбным, но, похоже, это у нее не сильно получилось, так как почти весь разговор представители других классов тряслись от то ли негодования, то ли отвращения, и несколько раз пятились к двери, чтобы уйти. Хорошо, что Алья вовремя влезла в разговор и перевела часть внимания на себя.
   К чести представителей, они не тыкали в лицо проступками Хлои и, видимо пока Маринетт не освоится, взяли на себя почти всю работу, суть которой пока ускользала от девушки, за что та была им благодарна. Похоже, они оказались хорошими людьми, вопреки первому впечатлению и ожиданиям. Все-таки хорошо, что она сегодня пошла в школу, а не осталась дома, как настаивала мама.
   Сейчас же она пыталась придти в себя, чувствуя, как холодное дерево стола приятно холодит горячий из-за простуды и волнений лоб.
   - Маринетт, ты в порядке? - услышала она обеспокоенный голос Питера и вместо ответа подняла кулак с отогнутым большим пальцем.
   - Мда, ну ты дала, подруга - протянула Алья.
   Еле отлепившись от стола, Дюпен-Чен посмотрела на блоггершу.
   - Что? Я что-то не так сделала?
   - Все так и даже лучше. - воодушевленно сказала Сезер. - Я и не знала, что ты так умеешь.
   - Спасибо, наверное. - с сомнением ответила героиня, не понимая, что могло так впечатлить подругу.
   - Это же настоящий талант. Суметь так напугать их в первые же секунды разговора и даже не сказав ни слова.
   - В смысле? - просипела Маринетт. - Как это напугать?
   - Это я должна спрашивать как. Но это было просто нечто.
   - Это точно. - подал голос Ким. - Даже меня пробрало, а я ведь тебя не первый год знаю, да и трусом меня не назвать.
   - Но... Но я ведь... Я ничего такого... не хотела. - пролепетала Дюпен-Чен, чувствуя как сердце ухает куда-то вниз.
   - В смысле не хотела? - замерла Алья. - То есть ты все это не специально?
   - Конечно, нет!
   - Мда. - мулатка растерянно почесала затылок. - Бывает же.
   - Теперь же слухи пойдут. - схватилась за голову Маринетт.
   - Ну, как бы... уже пошли. - замялся Ким.
   - В смысле? - Дюпен-Чен медленно подняла голову и полубезумным взглядом уставилась на парня, который даже отступил на шаг.
   - Ну... Помнишь, пару дней назад мы видели нескольких пацанов, которые шушукались, глядя на тебя. - дождавшись кивка, спортсмен продолжил. - Я потом поспрашивал и... Только не волнуйся ладно? Там ээм... в общем... Такое дело...
   - Да говори уже! - вскочила испуганная Маринетт, заставив Кима вздрогнуть.
   - Помнишь, к тебе пристали какие-то хулиганы? Ты еще говорила, что тебе Кот Нуар помог? Ну... кто-то из моих пацанов проговорился и пошел слух. В общем, почти вся школа думает, что ты одна их всех уложила. Некоторые даже опасаться тебя стали.
   - Нет. - девушка обессилено упала обратно в кресло.
   - Я пытался объяснить, что все было не так, но мне мало кто поверил.
   - Да что ж такое? - простонала Дюпен-Чен, вцепившись себе в волосы. - Меня же теперь все хулиганкой считать будут!
   - Не беспокойся, Маринетт. - попытался успокоить ее Питер. - Это всего лишь слух. Он исчезнет со временем.
   - Ага. Через годик другой. - буркнула она в столешницу, на которую снова улеглась лицом.
   - Ну, хочешь, я что-нибудь натворю, чтобы о тебе забыли?
   - Не надо! - тут же вскочила героиня. - Не стоит из-за этого... делать что-нибудь странное.
   - Это точно, братан. - согласился Ким. - А то опять в больницу попадешь.
   - Ага. Не заставляй нас волноваться за тебя. - кивнула Алья.
   - Ну, это ведь не от меня зависит. - виновато развел руками Питер.
   Глядя на шутливую перепалку, Маринетт невольно улыбнулась. Несмотря на слухи и только что произошедшее недоразумение, она чувствовала, что жизнь понемногу налаживалась.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"