Паркер Е. Е.: другие произведения.

Глава 54

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 54

   Питер пробыл в больнице недолго. Там и так была некоторая неразбериха из-за, как он узнал из разговоров персонала, обращения многих пациентов в рыцарей. Мало того, что они, несмотря на недуги, не позволяющие некоторым ходить, не то, что сражаться, просто встали и ушли, так еще и почти все, после детрансформации, оказались полностью или частично излеченными. Как минимум трое, включая самого Питера, вышли из комы, а еще двое, с неизлечимыми повреждениями позвоночника, хоть и не стали снова ходить, но теперь получили неплохие шансы на выздоровление. Более мелкие травмы или болезни же просто исчезли, оставив только следы, как после выздоровления. Разумеется, в таких условиях, здорового с виду парня по-быстрому обследовали и отправили восвояси.
   Обо всей этой неразберихе Паркер думал, пока проходил обследование, и предположил, что причиной этому может быть именно акуманизация. Для выполнения какой-либо задачи, Темному рыцарю нужна была армия, а так как плохо передвигающиеся больные больше мешали бы, чем помогали, магическая энергия вполне могла привести тела зараженных в более-менее приемлемое состояние. Конечно, Питер допускал, что это могло быть следствием восстанавливающей магии Маринетт, но тогда оставался вопрос, почему этого не происходило раньше, ведь эта больница находилась в зоне действия заклинания не один раз.
   От размышлений его отвлекло то, что доктору, проводящему обследование, потребовалось взять кровь на анализы. Питер начал было отнекиваться, но все чего добился, это странного взгляда от медсестры и понимающий от доктора, которые видимо решили, что парень боится уколов. Разубеждать их Паркер не стал, но все же дал взять у себя кровь, а после обследования, получив справку, побежал домой и, переодевшись в костюм Дарквинга, народное название которого все еще раздражало, вновь отправился в больницу. Проследив, что лаборанты ничего необычного не обнаружили, герой дождался, когда те завершат анализ, получат результаты и уйдут, и, проникнув внутрь, уничтожил образец своей крови. Так, на всякий случай.
   В результате, домой он вернулся под вечер и, решив сегодня устроить выходной, не стал выходить в патруль. Вместо этого он подремонтировал костюмы и осмотрел вебшутеры и другую амуницию на предмет повреждений и износа, после чего ответил на сообщение от Альи, интересующейся его самочувствием, и лег спать. На следующее утро, придя в школу, узнал, что все-таки заболевшей Маринетт предстоит встреча с представителями параллельных классов, и решил поприсутствовать там, чтобы поддержать ее.
   Выступление подруги его удивило, но ему удалось удержать лицо. Вмешиваться он не стал, так как девушка, с посильной помощью Альи, и сама справлялась. А вот ее больное горло его обеспокоило. Если сравнивать со вчерашним днем, то болезнь усилилась, что в будущем могло привести к осложнениям. Так что Паркер после школы, попрощавшись с одноклассниками, ушел вместе с Маринетт к ней домой.
   Мадам Чен встретила его весьма приветливо, никак не намекая на вчерашний мягкий разнос, устроенный ею. Сейчас ее, как и Питера, больше волновало состояние дочери. Девушку, которая успела только скинуть вещи в своей комнате, тут же уложили в кровать и стали лечить народными средствами. И если Том обеспокоенно бегал от кухни до спальни дочери и обратно, иногда принося что-нибудь полезное, то Сабин действовала с поистине восточным спокойствием и немалым профессионализмом. Паркер же, изъявивший желание помочь, был на подхвате, волнуясь не меньше чем Том. В конце концов, женщине это надоело, и она выгнала обоих из комнаты.
   Через пару часов мадам Чен вышла и на вопросительные взгляды улыбнулась.
   - Она спит. Ей нужен отдых.
   Питер облегченно вздохнул. Он понимал, что это просто простуда, но все равно нервничал.
   - Останешься на обед, Питер? - спросила Сабин.
   - Нет, спасибо. - отказался он. - Домой пойду, а то тетя волноваться будет.
   - Понятно. - кивнула женщина и хитро улыбнулась. - Кстати, я вчера Маринетт кое-какую лекцию прочитала. Могу и тебе прочитать.
   - Не-не-не. - поняв, о чем речь, замотал головой Паркер. - Я как-нибудь сам разберусь. - и под смешки родителей подруги выскочил из пекарни.
   Отойдя немного и посмеявшись, он побрел домой. Пусть такой способ передвижения и был медленным, в отличие от прыжков по крышам, но так парень мог немного расслабиться и поразмышлять.
   Акумы становились с каждым разом сильнее. Конечно, их уровень опасности разнился, в зависимости от способностей, но тем не менее, факт был на лицо. Последние двое так вообще устроили чуть ли не войну в пределах города. Их способности позволяли охватывать огромную площадь и захватывать разумы горожан для своей армии. И способов бороться с этим, кроме банального нападения на главного зараженного, не было.
   Исследования, которые Питер в свободное время и при наличии образцов проводил, ничего не давали. Неизвестная энергия не обнаруживалась ни одним доступным ему способом, а значит, построить отслеживающее устройство не представлялось возможным. Единственное, что реагировало на акуманизированных злодеев и героев, это записывающие устройства. На видео, снятых телефонами, камерами наблюдения или репортерами, они все были не опознаваемы. Словно какая-то пелена не давала разглядеть цельную картину, несмотря на то, что все детали были четко различимы. Их голоса тоже были четкими, если оборудование было хорошим, но опознать голос Маринетт у Питера не получалось. Скорее всего, с остальными была та же ситуация. У акуманизированных эти черты были выражены слабее, так что узнать уже знакомого человека, при должной внимательности было возможно, но посторонний наблюдатель, не знающий акуманизированного, не запоминал никаких особых примет. Узнать же в героине Леди Баг простую школьницу Маринетт не могли даже близкие. Если это была система маскировки, организованная квами, то Паркеру оставалось только позавидовать. Ему-то приходилось самому менять манеру двигаться и тембр голоса, надевая костюм.
   С одной стороны, такая маскировка не давала вычислить Бражника. С другой, защищала личность Маринетт, что было огромным плюсом. Так что Питеру оставалось только искать другие способы поиска. А искать было нужно, так как, судя по усилению акум, Бражник становился сильнее и опытнее, и лишь вопрос времени, когда он станет достаточно сильным, чтобы получить подавляющее преимущество. Если верить словам Тикки, они с квами Кота Нуара являются самыми старшими и сильными среди своих сородичей, а значит Леди Баг и Кот Нуар потенциально должны быть сильнее Бражника. Вот только обладатель Камня Бабочки был взрослым мужчиной с неизвестными навыками, а Маринетт всего лишь школьницей, которой только через пару месяцев исполнится пятнадцать, да и Кот Нуар вряд ли намного старше. Максимум два-три года разницы. Двое мало что умеющих подростков против хитрого и умелого взрослого? Шансов не очень много. Сам Питер мог победить зараженного, но степень сложности зависела от способностей противника, которые были весьма разнообразны и, как показали недавние события, опасны настолько, чтобы отправить Паучка на больничную койку.
   Что из этого следовало? Паркеру нужно было дорабатывать снаряжение, а Маринетт и Коту Нуару тренировать навыки боя и командное взаимодействие. И если подругу он уже тренирует, то с ее напарником была другая ситуация. Питер его почти не знал. Кое-какое доверие было, но недостаточное, чтобы снимать маску и раскрывать ему свою личность. А значит, тренировать его следовало в костюме. И тут вставал выбор: Человек-Паук или, прости господи, Дарквинг. Паука Кот знал, а Дарквинга - нет. Но Паук официально все еще является преступником, и его появление рядом с героями может испортить их имидж. Дарквинг же пока ничего не натворил, но теперь уже Кот Нуар его почти не знает, а значит, может не доверять ему. Пара мимолетных встреч, во время которых он постоянно скрывался при первой возможности, мало способствовали повышению доверительных отношений.
   "- Хотя, можно ведь попросить Маринетт представить их друг другу, когда она выздоровеет". - от этой внезапно появившейся мысли, Питер сбился с шага. Идея была интересной.
   Милен появилась перед задумавшимся героем внезапно, выходя из какой-то лавки. На ходу шагнув в сторону, парень легко сумел избежать столкновения, а вот девушка от неожиданности вскрикнула и отшатнулась, выронив что-то черное. Поймав это что-то, Паркер увидел в своих руках шляпу-котелок.
   - Привет, Милен. - улыбнулся он слегка напуганной однокласснице и протянул ей головной убор. - Извини, если напугал.
   - Ничего. Это я просто от неожиданности. - немного успокоившись, ответила та и приняла протянутую шляпу. - Спасибо.
   Апрэль осмотрела котелок и облегченно вздохнула, после чего обратила внимание на парня.
   - Что ты здесь делаешь? Гуляешь?
   - Домой иду. От Маринетт.
   - Как она? - обеспокоенно спросила Милен.
   - Выздоравливает. - улыбнулся Питер. - Ее мама за ней присмотрит. Она в надежных руках.
   - Хорошо. - облегченно вздохнула девушка.
   - А ты здесь тоже гуляешь? - Паркер посмотрел на здание, из которого вышла одноклассница, и увидел, что это ателье.
   - Нет. Я хотела котелок починить. - показала она шляпу. - Завтра премьера нового спектакля "Невероятные приключения Мима" и у моего папы главная роль. Этот котелок часть образа, но он порвался. - Милен показала небольшую, но заметную дыру. - Вот ищу где можно починить.
   - Здесь не взялись? - Питер покосился на вывеску.
   - Неа. Сказали, что с такими шляпами дел раньше не имели, так что до завтра могут не успеть. - покачала головой Апрэль. - В других мастерских говорят либо то же самое, либо то, что у них заказов много и они тоже не успеют. А в некоторых слишком дорого для такой маленькой дырочки.
   - Дай посмотрю. - попросил Паркер и, взяв протянутую шляпу, внимательно изучил ее. - Хм. Ну, тут, в принципе, ничего особо сложного нет. Я могу попробовать починить.
   - Серьезно? - весьма удивилась Милен.
   - Ага. Надо только нужный материал купить.
   - Тут недалеко магазин тканей был.
   Найдя магазин и купив немного ткани, подростки направились в дом Паркеров. По пути Милен сообщила, что ее отец хотел добавить на внутреннюю сторону шляпы маленький кармашек и Питер, подумав немного и представив это, ответил, что сможет выполнить и это.
   - Привет, тетя Мэй. - поздоровался парень с женщиной, стоящей у прилавка, когда вошел в цветочный магазин. Она открыла рот, чтобы поприветствовать его в ответ, но запнувшись на полуслове, удивленно вскинула брови, увидев вошедшую с племянником девушку.
   - Здравствуйте. - с небольшой робостью вежливо сказала Милен.
   - Здравствуйте. - кивнула Мэй, разглядывая ту.
   - Тетя Мэй, это Милен. Моя одноклассница.
   - Приятно познакомиться. - со все той же робкой вежливостью сказала девушка.
   - Мы тут по кое-какому делу зашли. - помахал Паркер котелком. - Мы будем в моей комнате. - и, не дав родственнице разразиться градом вопросов, потащил Апрель наверх.
   Заведя девушку к себе и усадив, он принялся за работу. С такими шляпами он дел раньше не имел, но все же это было гораздо легче, чем пошивка супергеройского костюма. Так что это не должно было занять много времени. Милен же тем временем внимательно следила за его руками и одновременно с этим украдкой поглядывала по сторонам, изучая комнату.
   Спустя минут двадцать аккуратной работы их прервал стук в дверь.
   - Питер? - раздался голос тети Мэй.
   - Открыто. - крикнул парень.
   Дверь открылась и в проеме показалась Мэй.
   - Питер, тут к тебе пришли. - сказала женщина и посторонилась.
   "- Блин, вот только ее тут не хватало". - подумал Паркер, когда из-за спины родственницы в комнату шагнула Ким Пять-с-Плюсом.
   - Ну, не буду вам мешать. - быстро сказала тетя и вышла, закрыв дверь, однако ее взгляд, брошенный на племянника, означал, что его вскоре ждет допрос с пристрастием.
   Пять-с-Плюсом, приветливо улыбаясь, приветственно приподняла руку.
   - Привет, я - Ким. - сказала она, протягивая Милен руку.
   - Ты... Ты Ким Пять-с-Плюсом. - севшим голосом прошептала та, уставившись на новоприбывшую и от избытка чувств прикрыв рот руками. - Та самая!
   - Да. Это я. - теперь улыбка наемницы стала слегка застенчивой, хотя Питер видел, что это лишь притворство, пусть и весьма хорошее. - Слушай, у меня тут к Питеру кое-какое важное дело. Я бы хотела поговорить с ним немного наедине. Тебе не сложно будет?..
   - А? Да, конечно. - вскочила Милен и шагнула к двери.
   - Погоди несколько минут. - обратился Паркер к наемнице и при звуке его голоса обе девушки замерли, обернувшись к нему. - Я почти закончил.
   - Эм. Питер, это как бы очень важное дело. - с нажимом сказала Ким.
   - Это тоже. - кивок на котелок. - Я уже начал и прерываться нельзя, иначе придется начать сначала. - слегка покривил он душой чисто из вредности.
   Краем глаза он увидел, как наемница села в кресло с вполне спокойным видом, но что-то подсказывало, что она сильно раздражена таким отношением. Сдержав ухмылку, Питер сосредоточился на шляпе. Спустя еще десять-пятнадцать минут все было готово.
   - Ух, ты! - восхищенно рассматривала котелок Милен. - Она как новая.
   - Не совсем. - сказал Паркер. - Если присмотреться, то с внутренней стороны немного видно шов. Я немного прикрыл его кармашком, но полностью не получилось.
   - Все равно здорово. - девушка потрогала внутренности шляпы и довольно улыбнулась. - Папе понравится.
   Покосившись на Пять-с-Плюсом, она искренне поблагодарила Питера и засобиралась домой. Паркер вышел из комнаты вслед за ней, чтобы проводить. Спустившись на первый этаж, Милен попрощалась с тетей Мэй и вышла из цветочной лавки. Прощаясь с Питером, она вдруг ойкнула и полезла в сумочку.
   - Вот. - протянула девушка два билета. - Это билеты на папино выступление.
   - Серьезно? - удивился парень.
   - Ага. Должна же я тебя хоть как-то поблагодарить, раз уж от денег ты отказался.
   - Эм... спасибо. - озадаченно принял он билеты.
   - Ой. А тебе вообще нравятся мимы? - спросила Милен, видимо что-то разглядев в его выражении лица.
   - Не знаю. Ни разу не видел их выступлений. - пожал плечами Питер. - А почему два билета?
   - Ну, чтобы пригласить кого-нибудь. - ответила девушка и покосилась на дом Паркеров.
   - Нет, мы с ней не встречаемся. - сказал парень, поняв, на кого намекает одноклассница. - Мы просто знакомые.
   - Понятно. - задумалась Апрэль. - А Маринетт?
   - Ну, если она до завтра поправится, то можно и ей отдать. Эм... Но мы ведь с Маринетт не...
   - Я знаю. - кивнула Милен и, слегка покраснев, спросила. - Она ведь... Ей ведь Эдриан нравится?
   - Так заметно, да? - улыбнулся Питер.
   - Очень. - хихикнула девушка и, вдруг замерев, уставилась на билеты.
   - Ты подумала о том же, о чем и я? - медленно начал Паркер.
   - Отдать один билет Маринетт, а второй... - продолжила Милен.
   - ...Эдриану, чтобы они вместе сходили на концерт. - закончил парень. - Сегодня же этим займусь.
   Обменявшись коварными улыбками, одноклассники попрощались и разошлись. Зайдя в свою комнату, Питер увидел, что Пять-с-Плюсом все еще сидит в том же кресле, но на этот раз не скрывает своего недовольства
   - Ну, и? - спросил он, пройдя к стулу и усевшись напротив нее.
   - Есть разговор. - сказала девушка, и, подумав, уточнила. - Важный.
   - Говори. - посерьезнел Питер, так как что-то уловил в ее голосе.
   - Не со мной. Мои родители хотят с тобой поговорить.
   Питеру сначала показалось, что он ослышался, но, внимательно промотав в голове ее слова, понял, что все услышал правильно.
   - Э... А не рановато для знакомства с родителями? - только и смог выдать он.
   Пять-с-Плюсом открыла было рот, но замолкла, когда до нее дошло, и покраснела.
   - Не в этом смысле, дебил! - вскочила она с негодующим видом и лицом, более ярким, чем ее волосы.
   - Ладно-ладно, молчу.
   Потратив некоторое время, чтобы успокоиться, девушка снова села в кресло и продолжила.
   - Мои родители знали твоих родителей. Это правда. - поспешила добавить, видя, как сощурились глаза Питера. - Они работали на правительство еще до нашего рождения. А услышав о тебе от меня, они захотели с тобой поговорить.
   - О чем? - спокойно спросил Паркер, хотя внутри него поднялась буря.
   Своих родителей он толком не знал ни в этой, ни в прошлой жизни. В обоих случаях они умерли в авиакатастрофе. И сейчас, узнав о том, что они работали с родителями известной в определенных кругах наемницей, Питер быстро прикидывал варианты действий, пока девушка отвечала на вопрос.
   - Об одной их совместной работе. Секретной, - выделила она слово. - Поэтому сейчас я ничего говорить не буду. Лучше поговори с ними. Если честно, то я и сама многого не понимаю, так что от моих родителей ты узнаешь гораздо больше.
   Первой мыслью Питера было слегка параноидальное предположение о ловушке, но его он быстро отбросил. Все-таки у Пять-с-Плюсом была кое-какая положительная репутация, да и для ловушки она могла бы придумать что-нибудь получше. Другие варианты тоже не подходили героическому образу малолетней наемницы.
   - Когда и где? - спросил он решившись. В конце концов, даже если они позвали его из-за какой-нибудь ерунды, он может расспросить их о своих родителях, о которых сам мало что знал, кроме смутных детских воспоминаний и рассказов дяди и тети.
   - Завтра вечером. Часов в шесть-семь, как тебе будет удобней. Отель "Гранд-Париж".
   - Опять? - приподнял бровь Питер.
   - Ну, да. - усмехнулась Пять-с-Плюсом. - Только в этот раз без террористов.
   - Очень надеюсь. - хмыкнул он. - Не хочу снова по вентиляции ползать.
   - Это лучше, чем по канализации. - поморщилась девушка. - В общем, мы ждем тебя завтра.
   - Приду после выступления.
   - Какого выступления?
   - Эм... - Питер посмотрел на билет. - "Невероятные приключения Мима".
   - Хорошо.
   Добившись его согласия, наемница наскоро попрощалась и поспешила удалиться. Питер же продолжал некоторое время сидеть, раздумывая о будущем разговоре с людьми, что знали его родителей. Конечно, дядя Бен и тетя Мэй рассказывали о них ему, когда он пару раз спрашивал о них, но они всегда описывали их как хороших людей, почти без изъянов. Парню было приятно думать, что его родители были замечательными людьми, почти святыми, если верить словам родственников, но все же он понимал, что это не совсем так. И разговор с четой Пять-с-Плюсом мог бы добавить новых деталей в образ Ричарда и Мэри Паркер.
   Кивнув своим мыслям, он встал, и уже хотел было подняться в свою лабораторию, чтобы поработать над оборудованием, как в комнату вошла тетя Мэй.
   - Так, Питер. - улыбнулась она, заставив племянника занервничать. - Ничего не хочешь мне рассказать?
  
  
  

***

  
  
  
   Когда-то он был ангелом. Ангелом, что нес справедливость и правосудие заблудшим овцам, что именуются людьми. Везде, где бы он ни появлялся, сразу же начинало царствовать правосудие. Невиновные получали свободу, а виновные справедливое наказание. Но даже самое малое наказание отдавалось болью в душе ангела, так как он ощущал те же боль и страдания, что и грешники, отбывающие повинность. Он был рядом с ними и помогал найти новый праведный путь. И очень быстро все жители того места, где ангел останавливался, вставали на этот путь и становились честными и справедливыми. К сожалению, после его ухода, это продолжалось не так долго, как должно. Людской век слишком короток, а память слишком слаба. Ростки тьмы прорастали в душах гораздо быстрее, чем он их уничтожал. Это печалило ангела и заставляло делать свое дело все усерднее, отдавая всего себя и позабыв о других аспектах жизни. Это его и погубило.
   Однажды, люди, впустившие тьму в свои сердца, пленили его, воспользовавшись демоническим оружием, и отдали силам тьмы. В глубинах преисподней, видя лишь тьму и огонь, он подвергался пыткам многие сотни лет, наблюдая за всеми человеческими пороками и ужасными наказаниями за них. Постепенно это искажало суть ангела, и однажды он стал другим. Сострадание обратилось жестокостью, справедливость возмездием, а правосудие наказанием.
   Он стал безвольной марионеткой, движимой чужой волей и собственной жаждой мести. Духом Мщения. Не было сострадания, не было указания пути заблудшим душам, было только стремление уничтожать зло, вселяясь в подходящего человека и используя его как орудие возмездия. И направлял его сам владыка Ада
   Так продолжалось, пока одно из орудий не восстало против нынешнего хозяина ангела. Воин, чья воля была достаточно сильна, чтобы сохранить свое я и диктовать условия. И пусть его вскоре лишили силы падшего ангела, оставив лишь жалкие крохи, именно он показал, что противостоять воле Дьявола возможно. Возможно, следовать своей воле, отбросив чужую. Раньше ангел указывал путь людям. Теперь человек указал путь бывшему ангелу.
   Вселившись в следующего человека, использующего мотоцикл в качестве транспорта, ангел не стал полностью подавлять его, а наоборот воспользовался его волей и непокорностью, чтобы полностью освободиться от оков и начать действовать по-своему. Вскоре его душа и душа носителя стали конфликтовать, что лишь вредило душе человека, из-за чего тот захотел избавиться от ангела. Какие-то монахи провели ритуал экзорцизма, и это почти изгнало Духа Мщения, лишив его большей части силы.
   Изгнанная часть сущности бывшего ангела рассеялась по миру, но не исчезла. Жажда возмездия была столь велика, что из бесформенных осколков рождалось нечто новое. Множество созданий, принявших облик, напоминающий их невольного отца, разлетелись по мирам в поисках носителей, которые хотели того же, что и новорожденные сущности. Возмездия.
   Они были гораздо слабее своего "отца", но при этом лишились и его слабости перед солнцем. Они могли проникать в другие миры, даже те, в которые не было хода ни Богу, ни Дьяволу. И одна из них однажды обнаружила человека, что желал возмездия за убитую мать и жаждал уничтожить преступность в родном городе.
  
  
  

***

  
  
  
   Пьер Морэ проснулся и резко сел. Только что ему снился странный и жуткий сон. Настолько, что его буквально вышвырнуло из сна, оставив с бешено стучащим сердцем. Но вспомнить подробности почему-то не удавалось. Когда он немного успокоился, то почувствовал, что каждое движение отдается болью во всем теле, как будто его кто-то долго и основательно мутузил, пока он был без сознания. С тихим стоном сквозь зубы, Пьер аккуратно лег обратно. И только после этого открыл глаза и немного осмотрелся. Зрение слегка размывалось, но ему все же удалось рассмотреть маленькую скромно обставленную комнатку. Кровать, рядом тумбочка и... все.
   Полежав немного и подождав, пока боль утихнет, парень попытался встать, что у него получилось, пусть и с трудом. Доковыляв до двери и открыв ее, он вышел из комнаты и оказался в просторном зале. Потратив несколько секунд на узнавание, Пьер с удивлением понял, что находится в церкви. Помещение, в которое он попал, выглядело удручающе. Лавок было мало и, повернув голову, парень увидел, что недостающие скамьи лежат переломанные у стены. Причем некоторые из них выглядели так, будто их чем-то рубили, а кое-где были видны отверстия, напоминающие пулевые. Выглядело все так, будто здесь произошла битва.
   Там же у стены возился с обломками лавок высокий широкоплечий мужчина в рясе священника, который, услышав его, обернулся.
   - О, ты очнулся, сын мой. - улыбнулся священник.
   - Где я? - спросил Пьер, с трудом протолкнув слова сквозь горло. Только сейчас он понял, что его мучает сильнейшая жажда. - Что это за место?
   - Это церковь. - был очевидный ответ. - Если тебя интересует город, то это Париж. Страна - Франция.
   - Как я здесь оказался? И сколько я здесь уже?
   - Ты проспал два дня. - священник отложил инструменты, которыми чинил скамьи, и подошел к парню. - Думаю, нам стоит обсудить это за обедом.
   Пьер, выдавив сквозь пересохшее горло, что-то напоминающее отрицательный ответ, шагнул было к выходу, но его остановила сильная рука, опустившаяся на плечо и не позволившая двинуться.
   - Я настаиваю.
   Идя рядом со священником, Морэ пытался сообразить, что делать дальше. Он чувствовал от своего нового знакомого что-то похожее на запах гнили, почти такой же как и от немногочисленных преступников, которых встречал в свои редкие выходы за последние пару недель. Тогда он лишь спустя какое-то время догадался, что ощущал вовсе не запах, а их грехи, злодеяния или вроде того. Парень слабо понимал, что происходит, но то существо, что вселилось в него, всегда реагировало на такое очень агрессивно. Оно вырывалось наружу и наделяло его сверхсилой. И пусть, в отличие от первых подобных инцидентов, он все понимал и осознавал себя, его охватывали чувства этой твари и одержимый подросток сам начинал желать уничтожить зло.
   Но сейчас Оно сидело смирно, хоть и чувствовалось, что наготове. Да и запах гнили на этот раз был гораздо слабее и, как будто заглушен чем-то. Будто гниющий участок был вычищен и обработан антисептиком. Примерно так мог описать Пьер свои ощущения от священника.
   А тот тем временем завел парня в небольшую комнату, обставленную как кухня, и, поставив кастрюлю на плиту, принялся сервировать стол. Пока Морэ ушел в анализ собственных ощущений, стол наполнялся посудой с простой едой, и только поставленная перед ним тарелка с кашей заставила его придти в себя, шибанув по носу одуряющим запахом.
   Желудок, почуяв еду, жалобно завыл, напоминая хозяину, что в последний раз он нормально ел несколько дней назад. Пусть деньги у парня и были, отобранные у хулиганов, которые иногда цеплялись к нему, потратить их Пьер не мог. Он просто боялся подходить к магазинам и лавкам, зная, что в любой момент может оказаться рядом с плохим человеком и обратиться монстром. Поэтому он просто прятался днем и иногда выходил ночью, когда не было выбора.
   Священник, выложив на стол кашу, хлеб, немного овощей и свежезаваренный чай, быстро прочитал молитву и предложил парню начать трапезу, тут же взяв ложку и подав пример. Пьер не стал заставлять себя отказываться и тоже принялся за еду. Только умяв почти все, что было на столе, а так же залпом выпив графин воды, он очнулся и виновато посмотрел на мужчину, который вовсе не расстроился, а только понимающе улыбнулся.
   - Ну, что же, думаю, теперь я могу ответить на твои вопросы.
   Морэ озадаченно посмотрел на мужчину. Из-за набитого, наконец, желудка его против воли потянуло в сон, поэтому он не сразу сообразил о чем говорит священник. Тряхнув головой и отогнав навалившуюся усталость, парень собрался с мыслями.
   - Как... как я оказался здесь? В этой... церкви?
   Собеседник на пару секунд задумался.
   - Что последнее ты помнишь?
   - Я... - Пьер напряг память, из-за чего голова вновь заболела. - Я был в заброшенном здании. Я там... отдыхал. - подобрал он слово взамен не очень хорошо звучащему "прятался". - А потом... Пришли какие-то люди в доспехах и... все. Потом я очнулся здесь.
   - Вот как. - задумчиво кивнул священник и, помолчав немного, спросил. - То есть, ты не помнишь, как ворвался в эту церковь, объятый языками пламени?
   Морэ захлестнул ужас. В голове начали появляться картины того, что могло совершить то существо. Сам он этого не помнил, так как потерял сознание и тот малый контроль над телом, что у него был, сразу после того, как победил десяток тех странных рыцарей. И, судя по болящему телу, его тушка продолжала сражаться без участия мозга, находясь под контролем того существа.
   Должно быть ужас, который он испытывал, отразился на лице, так как священник кивнул.
   - Вижу, ты осознаешь, что в твоем теле поселилось нечто. - увидев панический взгляд парня, он успокаивающе поднял руки. - Не беспокойся, сын мой. Пусть твой вид и привел в ужас всех прихожан, что искали защиты от монстров в моей церкви, ты никого из них не трогал. Ты лишь сражался с теми демонами, защищая людей и получая за них ранения. А потом ты не пускал их внутрь. Когда же все закончилось, ты просто упал где стоял и весь твой огонь погас, оставив только обгоревший череп. Прихожане поспешили убежать, а я попытался помочь тебе и перенес в свою комнату. Очнулся ты только сейчас, спустя пару дней.
   - Вы, - прохрипел Пьер. - не боитесь меня?
   - Не буду врать, сначала я пришел в ужас. - улыбнулся священник. - И дело не только в устрашающем внешнем виде. Вокруг тебя распространялась ужасающая аура. Тогда я почувствовал, будто надо мной появился огромный огненный меч, который еще не решил, падать ему на мою голову или нет. Думаю, остальные почувствовали примерно то же самое. - пожав плечами, он продолжил. - Но ты не тронул никого из обычных людей. Даже тогда, когда один из них выстрелил в тебя из револьвера. Ты, получив пулю в плечо, просто отобрал оружие и погрозил ему пальцем, после чего продолжил сражаться.
   Мужчина замолчал, давая Пьеру время осознать сказанное. Парень же, услышав, что никто не пострадал от его рук, облегченно вздохнул. И тут же спохватился. Оставаться здесь было нельзя. Пусть существо и вело себя смирно, но это могло быть следствием усталости и в любой момент оно могло вырваться снова.
   - Мне надо идти. - резко встал он из-за стола, от чего по телу прошла волна боли, заставившая поморщиться. - Спасибо вам за все, но со мной опасно находиться рядом. Вы знаете почему. - повернувшись, парень поковылял к выходу.
   - Ты не опасен. - слова, донесшиеся ему в спину, заставили его остановиться в дверном проеме. - Ты помог людям.
   - Это был не я! - быстро развернулся Морэ. - Это было Оно!
   - И даже так, оно не напало на людей, даже после нападения на него самого. - спокойно ответил святой отец, тоже вставая из-за стола.
   - Оно опасно. - вновь сказал парень.
   - Опасно. - кивнул священник. - Ты - нет.
   Пьер открыл рот, чтобы опять попытаться убедить упрямого мужика, но, увидев в его взгляде лишь спокойствие и уверенность, промолчал.
   - Я не знаю, что это за демон. - продолжал тот. - Может из Ада, а может из еще какого-нибудь пекла. А может это и не демон вовсе. - парень поднял взгляд на усмехнувшегося священника, который спустя секунду посерьезнел и наклонился к нему, посмотрев в глаза. - Но я знаю, что ТЫ не причинил никому вреда. Ты добрый человек и, возможно, благодаря именно этому Оно было столь миролюбиво, если можно так сказать о пылающем скелете, который стрелял сгустками адского пламени из отобранного револьвера.
   - Я не могу им управлять. - сказал Пьер. - Только использовать часть силы около минуты, после чего теряю контроль.
   - Значит, тебе нужно научиться контролю. А пока ты не научишься управлять им, то пытайся направлять. Дать ему цель, чтобы у него не было надобности искать ее самостоятельно.
   - А нельзя просто изгнать его? - перебил его Морэ.
   - Неизвестно, что это за демон. А значит, неизвестно каким ритуалом его надо изгонять. Да и я простой священник, а не экзорцист. - увидев, что подросток осунулся и лишился надежды в глазах, он продолжил. - Но подумай, почему именно ты? Почему оно вселилось именно в тебя? Может быть это не случайность, а воля Божья?
   - Нет никакого бога. - огрызнулся Пьер. - Иначе не произошло бы все... - парень замолчал, рефлекторно схватившись за руку, которая раньше заканчивалась почти у локтя, а теперь выглядела так, будто ее обрубили у кисти. - Иначе я не лишился бы всего.
   - Если Бога нет, то почему тебе сейчас больно? - слегка улыбнулся священник.
   - Что? - переспросил одержимый. Поняв суть вопроса, он сказал. - Вы ведь сами говорили, что я сражался и получал ранения. Раны, усталость и прочее, потому и болит все тело немного.
   На это священник лишь шире улыбнулся.
   - Задери футболку.
   Пьер удивился, но, помедлив пару секунд, выполнил просьбу. Взглянув на свой живот, он недоуменно нахмурился.
   - И что я... - начал было парень, но запнулся.
   Ни на животе, ни на груди, ни на руках не было никаких следов боя.
   - Все раны, что ты получил в той битве, зажили в первую же ночь. Все остальное время ты просто спал. А теперь ответь на мой вопрос. Почему ты сейчас ощущаешь боль и дискомфорт?
   - Я... Я не знаю.
   - Потому что это не тебе больно. Это твой демон испытывает боль, находясь здесь. Ему неуютно находится в этом месте. И если бы этот демон был злобным порождением Преисподней, то боль была бы намного сильнее. И раз этот демон не является абсолютным злом, то ты, человек, что сумел удержать его, сможешь и направлять, если узнаешь, что им движет.
   - Оно хочет наказывать грешные души за их грехи. - машинально ответил подросток, картина мира которого резко изменилась под давлением новых красок.
   - Интересная мотивация.
   Пьер его не слушал. Он размышлял о том, почему бог, который все видит, допустил все то, что с ним произошло, и после пары минут раздумий кое-что понял.
   "- Ему на нас плевать. На всех нас. Мы сами по себе".
   - Кстати, я ведь так и не представился. - вырвал его из размышлений голос собеседника.
   Вздрогнув, парень посмотрел на священника, который протягивал ему правую руку, а в левой держал, видимо, тот самый револьвер.
   - Меня зовут Чарльз Уорд. Я помогу тебе обуздать твою силу и очистить этот город от грешников.
   В ответ на эти слова внутри Пьера поднялась волна злобной радости и предвкушения. Вот только эмоции были вовсе не его.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"