Большой Паша, Антропов Борис: другие произведения.

Барон двух миров. Общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.29*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сегодня 30 апреля выкоадываем пятую главу. Читайте и комментируйте. Кстати, уважаемые читатели, рассудите нас с Борисом. Я все склоняюсь к мысли что, не надо гнать сюжет и все распивыать подробно и обстоятельно. А вот Борис, уже в пятой главе рвется прикупить ингридиентов для портала. Не важно что он их использовать все равно пока не будет но рвется купить. Так вот господа читатели рассудите нас.


Барон двух миров.

Книга первая.

Глава 1.

   Эта трезвонящая сволочь опять меня разбудила. Нет, я его когда-нибудь убью! И может даже сегодня! Все равно, что скажет мама, возьму молоток и буду его бить за каждое испорченное утро. А потом еще ногами попинаю. Хотя, что этой железке сделается, полетает по комнате и приткнется в уголке мертвым хламом.
   Протянув руку, я хлопнул по кнопке будильника, и это трясущее и бренчащее недоразумение угомонилось. Еще один учебный день начался. День сурка, блин! Когда же сессия, чтоб сдать хвосты и не мучаться больше? А то я совсем ослаб.
   Утро встречало меня ласковым солнышком, пением птичек за окном и шкворчанием сковородки на кухне, где мама, как обычно, жарила яичницу. Я конечно и сам могу забабахать этот нехитрый кулинарный продукт, но у мамы он всегда вкуснее получается.
   Вяло плеснув в глаза холодной воды и потерев зубы "Бледноментом" я пошагал на кухню, поближе к манящим запахам.
   - Привет соня, - ласково сказала мама.
   - Привет мам, - своим обычным утренним приветствием ответил ей.
   - Тебе вчера вечером Наташа звонила, просила, чтобы ты ей конспект прихватил.
   - Я понял, мам, прихвачу обязательно.
   Обычно мама не вмешивалась в мои дела, но случай с Наташей - это дело особенное. Я без особого успеха хожу за ней с первого курса, а Ната не принимает мои ухаживания всерьез. Может все дело в том, что сам я не очень серьезен, и все мои знакомые девушки частенько говорили мне это в глаза.
   - Между прочим, очень милая девушка, почему бы тебе ее не пригласить в гости? Помог бы ей по истории, а она, может быть, помогла тебе проверить курсовую. А то знаю я тебя, грамотея, в каждом слове по три ошибки.
   - И вовсе не по три - обиделся я. - В предлогах столько ошибок допускать невозможно, там букв меньше.
   - Горе ты мое русскоговорящее - улыбнулась мама - Давай уж допивай кофе и собирайся, а то опять опоздаешь на семинар, и Владимир Николаевич спустит с тебя шкуру перед всей группой.
   - Это он может, - внутренне содрогнувшись, представил себе прошлое свое опоздание, когда от моих ответов вся группа сползла под столы в дружном хохоте.
   Быстро собравшись и прихватив черный кейс с тетрадками (мамин подарок на день рожденья, которым очень дорожил) я выбежал из дому.
   Как назло, все автобусы, что подходили к остановке, до института не шли. Видимо у них проснулось чувство солидарности с будильником, и они решили спасти его, подставив мою пустую голову под удар Владимира Николаевича, нашего преподавателя по философии.
   Конечно, за кружечкой пива и в компании друзей тоже люблю потрепаться о вещах высоких, и для меня плохо понятных, но заниматься этим на трезвую голову - мне маленько не охота.
   Все-таки судьба любит меня. Маршрутка "Газель" выступила в роли ее подарка, и ничего страшного в том, что мне отдавили ногу. А какая-то бабуся смотрела на меня волком за то, что мой кейс чуть не устроился на ее авоське с хлебом, и что самое страшное, яйцами.
   Полчаса тряски по нашим противотанковым дорогам наконец-то подошли к концу, и я выпал из набитой народом машины с нескрываемым вздохом радости. Думаю, маршрутка тоже была несказанно рада этому факту, как и яйценосная бабуся.
   На семинар удалось придти вовремя, так что Владимир Николаевич, явно пожалев меня за помятый вид и распаренное лицо, не стал спрашивать по теме. Видимо, хотел растянуть свое удовольствие от моих невнятных беканий до следующего опоздания.
   Когда пара закончилась, я пулей вылетел из аудитории и, с конспектом наперевес, оправился искать Наташу.
   Нашел я Нату возле аудитории в конце коридора, где у нее была пара по зарубежной литературе XIX века. Не знаю, что может быть интересного во всяких Бальзаках, Стендалях и прочих Просперах-Мериме, по мне так Бушков со Злотниковым гораздо интересней, а уж такой динамизм сюжета, как в "Рыцаре из неоткуда" и в самом страшном сне не мог привидеться этим динозаврам позапрошлого уже века. Правда Натали классиков любила, и не позволяла мне их называть "ископаемыми". Но, если честно, ради нее я был готов на любые подвиги, даже выучить все их замшелые романы наизусть.
   Наташа болтала с подружками, стоя возле окна. Солнечный свет как будто специально подчеркивал ее нежное лицо для меня. На фоне окна ее волосы окружало золотое мерцание, и я невольно залюбовался ею. Честно признаюсь, могу так смотреть на нее до бесконечности.
   - О, Сашка, привет. Я тебе вчера звонила, насчет конспекта. Принес? - заметив меня, Наташа отошла от подружек, чтобы мы могли спокойно поговорить.
   - Привет Натали. Как я мог забыть о твоей просьбе? Конечно, принес.
   - Ну, так отдай его мне, или так и будешь с ним стоять?
   - Конечно, отдам, только что мне за это будет? - я решил сегодня немножко понаглеть, а вдруг Натали понравится такая моя смелость.
   - А что ты за него хочешь?
   - Хочу пригласить тебя в кино. Ты бы не смогла составить мне компанию?
   - Ну, не знаю. А что за фильм? - кажется, сомнение поселилось в ее глазах. Неужели согласится?
   - Ой, а я и не посмотрел. Но точно хороший, раз на него пойдет такая красивая девушка, как ты.
   - Ты опять за своё. Начинаешь снова клеиться?
   - Я совсем чуть-чуть. Тебе ведь нравится?
   - Мне? Нет. Хотя. Если только чуть-чуть.
   - И вообще, почему это я не могу пригласить в кино симпатичную девушку? Что в этом такого?
   - Знаешь, Изметьев, я и так вижу, что у тебя на уме.
   - А что может быть у меня на... Как ты сказала? Уме! Не, такого у меня никогда не было.
   - А, по-моему, ты не умеешь притворяться, и комплименты говорить тоже не умеешь.
   - Почему это не умею? - обиделся я. - Очень даже умею.
   - Ну, так скажи что-нибудь.
   - Ты сегодня красивая - начал подлизываться я, и не соврал.
   Наташа сегодня оделась довольно просто, но со вкусом. Голубая водолазка и черная юбочка до колен (она любила такие вот строгие юбочки), телесного цвета колготки и черные туфельки. Ната не очень любила украшения, вот и сегодня у нее в ушках покачивались только сережки в форме маленьких бабочек, а колечки и цепочки она не надела.
   Ее голубые глаза смотрели на меня, и казалось, видели мою душу насквозь. Все-таки я не умею притворяться, и как только вижу улыбку на Наташиных губах, сразу возникает желание ее поцеловать. И видимо это желание очень ярко отражается на моем лице.
   - Не умеешь. И точка, - кажется, разрушать мои надежды сегодня было для Наты в удовольствие.
   - Наташечка, умоляю тебя, пойдем. Вот хочешь - на колени перед тобой встану, - и ведь правда, встану, наплевать, что другие подумают.
   - Хватит Саша, я подумаю. А сейчас давай конспект и проваливай, пока я не рассердилась!
   Окрыленный ее обещанием я протянул ей конспект, правда не разжал пальцев, когда она потянула его на себя.
   - Изметьев, прекрати.
   - Еще минутку с тобой, только одну, - взмолился я.
   - Нет, давай конспект. Не собираюсь слушать твою чушь насчет моей прически или цвета юбки. Ты мне это уже десять раз говорил! - кажется, Наташа разошлась не на шутку, а ведь и ударить может, тем же конспектом.
   - Все, отдаю, - и мои пальцы разжались. - Ты только хорошо подумай сегодня. Ладно?
   - Ладно. Я тебе вечером позвоню. А может и нет!
   И, показав мне язычок Натали, скрылась за дверью аудитории, оставив меня стоять с разжатыми пальцами под веселыми взглядами подружек.
   Следующей парой была моя любимая история средних веков, у Павла Николаевича, где я всегда особо отличался из-за моей повернутой любви к медиевистике и историческому фехтованию.
   - Итак, кто же у нас сегодня хочет выступить на заданную мной на прошлом занятие тему? - сегодня у Павла Николаевича было хорошее настроение, и он явно ждал от нас глубоких и продуманных ответов. Не хотелось бы его разочаровывать, но сегодня явно никто не горел желанием показать свои глубокие знания предмета разговора и ширину эрудиции.
   - Кажется, добровольцев сегодня не найдется? Очень жаль - кажется, он действительно расстроился. - Хорошо, тогда будем назначать добровольца из числа присутствующих.
   Вот черт, а я уже целый месяц на семинарах прятался в задних рядах, притворяясь невидимкой, и кажется, до сегодняшнего дня мне это удавалось. Но мой лимит везения на сегодня явно оказался исчерпан после разговора с Наташей, так что я попал.
   - Изметьев. - вот черт, вычислил. - Что-то давненько не слышал ваших ответов. Неужели вам больше не интересен мой предмет?
   Что я мог ответить? Что предмет мне интересен, но приступы болтливости в обычной жизни резко сменялись невнятным бормотанием на семинарах? Мой язык, под строгим взглядом преподавателя, превращался в бесполезный кусочек мяса, который так и хотелось откусить, как поступил бы партизан, попавший на допрос в гестапо. Увы, такого подвига мне совершить не удалось, и может к лучшему.
   - Если вы помните - продолжал между тем Павел Николаевич. - На прошлом занятие я дал вам задание рассмотреть эпоху третьего крестового похода, а также исторических событий, с этим походом связанных. И что же интересного вы можете поведать об этом времени.
   - Ну, в эпоху третьего крестового похода в Англии случилась маленькая внутренняя разборка, почти как у нас в девяносто третьем, - поразил я преподавателя глубиной своих знаний.
   - Очень интересный подход к трактовке исторических событий, - кажется, моя первая фраза имела определенный успех в аудитории, ребята даже сделали вид, что слушают меня. - Продолжай.
   - В общем, в это время английский король Ричард I, известный также как Львиное Сердце, решил двинуть на поиски приключений, - чуть не проговорил "на свой зад" - и этих приключений огреб по полной программе. А в это время его брат Джон остался, так сказать, у руля власти. Ну и решил оттянуться на всю катушку.
   Теперь тишина в аудитории стала настораживающей. Видимо такой хохмы с моей стороны не ожидал никто. Ну что поделаешь, настроение у меня сегодня хорошее, вот и несу всякую ахинею.
   - А так как принц Джон был человеком настойчивым, то успел он нарулить страной до такого состояния, что родному братцу пришлось сворачивать разборки с предками Бен-Ладена и срочно рвать когти. В дороге, правда, попал он в гости к старым корешам, и просидел в средневековом КПЗ почти два года. Но когда его выпустили, не поумнел, а простил брата и кинулся дальше выяснять отношения с соседями. Довыяснялся.
   - Очень интересно. Продолжайте, Изметьев, продолжайте.
   - Ну а когда братец помер, то на место главного кормчего снова вернулся Джон. Поправил, повоевал, точнее его отпинали немного, и все такое. Пришла ему как-то в голову мысль поприжать немного местное дворянство, у кого землю отобрать, кого еще как-то обидеть, в общем, повел себя как полный отморозок - не по понятием. Доуправлялся он до того, что английские бароны приперли его к стенке собственного замка с требованием не наглеть. А так как дворян было много, а король один, то тут до него стало доходить, что подобные разборки могут плохо на здоровье сказаться! Подписал он им бумагу, что, дескать, больше наглеть не будет, и самоуправством заниматься не станет.
   - Интересная трактовка принятия Хартии вольностей. В общем-то, что-то в этом есть, - кажется, мне удалось зацепить Павла Николаевича. - Хотя я далеко не со всем согласен. Но мысль признаться интересная. А чтобы вы делали на месте короля?
   - Я бы на месте такого никчемного короля никогда бы не оказался, - наглость моя не знает границ на сегодня. - Властителю следует спать с "Государем" Макиавелли под подушкой, и всех потенциально недовольных укорачивать ровно на одну голову!
   - Хорошо, Изметьев, принимая во внимание твое проснувшееся красноречие, будем считать, что к семинару ты подготовился, - нет, мне определенно везет сегодня. - Только не вздумай на экзамене такие шутки отмачивать, а то выступать заставлю перед комиссией. Юморист.
   Вот так я и стал героем дня в группе. Товарищи меня после занятия чуть не замучили, выспрашивая, как же мне в голову пришла такая смелая идея. А я и сам не знал, что на меня сегодня накатило, может обещание Натали подумать над моим предложением.
   Когда занятие наконец-то закончились, я заскочил домой, быстро перекусил и собрался в клуб, где у нас сегодня намечалась тренировка.
   Конечно, назвать клубом наше полуофициальное сборище помешанных на историческом фехтовании, да и вообще средневековье, маньяков было трудновато. Просто компания ребят, которые правдами и неправдами выбили у городской администрации старый подвал под место для тренировок. И теперь там своими силами оборудовали зал для тренировок, набор нехитрых радостей культуриста и душевую с раздевалкой. Гири и штанги собирали всей компанией.
   Настоящих мечей и доспехов у нас, конечно, не имелось, а была только огромная тяга к этому делу. Самодельные кольчуги, кольца для которых мы делали из стальной проволоки, а чаще обходились просто гроверными шайбами, поддоспешники из ватных стеганок и шлемы. Шлемы были нашей гордостью. Мы нашли в городе кузнеца, который занимался художественной ковкой оград и решеток. Убедить Димитрича сделать нам шлемы по типу старорусских оказалось очень непросто. Тех денег, что мы собрали, было явно недостаточно для такой работы, но кузнецу понравилась наша тяга к металлу и желание научиться с ним работать. Он даже разрешил нам поприсутствовать на ковке, только попросил близко к горну не лезть и под ногами не путаться. И на наших глазах произошло маленькое чудо, когда из бруска горячего металла родился наш первый шлем. Потом были еще два, но этот первый был нам дороже всего, ведь с него и началась история нашего клуба. В общем, он стал нашим талисманом - и надеть его на тренировке было самым большим удовольствием.
   В клубе сегодня было не особо людно, только небольшая компания ребят: Ринат, Василий (все звали его Котом - за хорошую гибкость и реакцию, он раньше гимнастикой занимался), Андрей и Кирилл.
   Ринат в нашем маленьком коллективе был признанным авторитетом в области фехтования. У него даже был разряд по фехтованию на саблях, и поэтому его советам я всегда следовал. Вот и сегодня, только заметив его в зале, не смог удержаться от громкого приветствия:
   - Ринат, какими судьбами? Давненько не виделись.
   Подойдя к другу, пожал его руку и похлопал по плечу, а потом поздоровался со всеми ребятами.
   - Какие планы на сегодня, может, попробуем бой на мечах?
   - Да не вопрос, - ответил Ринат - Давай переодеваться, и не забудь щит.
   Щит я делал сам, из двух рядов дубовых досок, достать которые мне удалось за полулитровую взятку на мебельной фабрике. Обтянул его свиной кожей, что смог приобрести на нашем рынке у торговавшего свининой фермера. Покрасил его в бело-красную расцветку, прибив кожу с внутренней стороны на обычные мелкие скобки, а с внешней стороны по краям прибил еще и декоративных гвоздей для обивки двери по кругу. Идея оббить края щита железом сначала показалась мне излишней морокой, все равно тренировались мы на деревянных мечах. Но после первой же тренировки я изменил свое мнение. Кожа на ребре щита, куда пару раз в горячке боя я принял удар деревянного меча, треснула, и мне пришлось оббить края жестью.
   А в центре щита, заместо умбона, приспособил медную бляшку. Бляшку эту я спер втихаря на складе цветмета у армян, куда мы приволокли немаленький моток алюминиевого кабеля, который попался нам ненароком на глаза. В общем, щит получился на загляденье, все ребята мне завидовали и просили помощи, когда делали свои.
   - Так, сегодня тебя жалеть не будем, посмотрим, чего ты стоишь в серьезной рубке, - определенно Ринат был рад такой ситуации. Он и раньше частенько так гонял меня, что потом приходилось прятаться от матушки, чтобы синяки не увидела.
   Первые удары я весьма успешно отводил щитом, правда, не скажу, что очень уж легко. Все-таки Ринат был поздоровее меня и килограммов на 20 потяжелее, да и удар у него тяжелый, прими я его на край шита - получил бы этим краем по ребрам не хуже, чем от самого тренировочного меча. А дальше дело пошло еще хуже, и я начал потихоньку выдыхаться.
   - Ну что же ты прячешься, Санек, атакуй.
   - Я... бы... с радостью..., только выдохся... малеха, - слова давались с трудом, даже пять минут такой рубки выматывают почище тягания штанги, да и кольчуга с поддоспешником мало того, что тяжелые, так еще и жарко в них дико. - Получай!
   Смущенный моим криком Ринат чуть отступил, я же открылся в богатырском замахе, который и провалился в пустоту. За что и получил тут же удар по руке, парировать который просто не успевал.
   -Уй блин, Ринат, ну ты и садюга. Больно же!
   - Ничего, зато, может, раскрываться прекратишь, и в следующий раз так не подставишься! Все, закончили бой. Можешь идти переодеваться. Ребята, у кого еще есть желание попробовать? А то я еще и не устал.
   - Я бы не прочь тебя погонять - опять Васька высунулся, ну да, кот он и есть кот - шустрый, не догонишь. - Только, чур, по рукам не лупить, они у меня не казенные!
   - Ничего, что не казенные, беречь зато будешь лучше.
   Пока Васька облачался в доспехи, я, не спеша, совершал обратный процесс, одновременно стараясь отдышаться и потирая руку, которой сегодня досталось.
   - Зря ты Рината злишь. Смотри Кот, дошутишься, он не по руке, по голове твоей пустой мечом так приложит, что потом неделю в ушах звенеть будет!
   - Да ладно тебе, не ворчи, - Васька никогда не терял чувства юмора, даже если ему не хлипко доставалось на тренировке, он мог пошутить и поднять настроение остальным ребятам. - Я же шустрый, он и попасть по мне не сможет.
   - Надейся, надейся. Как бы тебе потом пожалеть не пришлось, что вызвался.
   Вот Васька надел подшлемник и задумчиво уставился на полку. Там лежал наш самый новый шлем, кем-то старательно начищенный, и блестевший от этого под лампой, как у кота вторичные половые признаки.
   - Слушай, Санек, - жалобно начал Кот, - отдай мне старый шлем, вдруг поможет?
   - А чем тебе этот не нравится, глядишь, Ринат со смеху помрет, увидев в нем свою расплывшуюся рожу, и тогда мы дружно тебе присудим чистую победу. А то знаю тебя, опять начнешь применять свой излюбленный прием - изматывание противника бегом! - поддел я его.
   - Ну, Саня, отдай. Ты ж все равно сегодня больше тренироваться не будешь.
   - Да держи, Котище, для тебя ничего не жалко, - и с этими словами снимаю свой шлем и протягиваю его Ваське. - Только смотри, будет вмятина, голову оторву.
   - Если на шлеме появится вмятина, то голова мне точно больше не понадобится, - все-таки оптимизм заразная штука, и я тоже улыбнулся.
   Васька вышел в круг уверенной походкой, опустив кончик меча к полу и прижав щит плотно к плечу. Ребята стали подбадривать его криками, да и я не удержался.
   - Давай Котяра, покажи Ринату, кто тут самый крутой.
   - Не дрейфь Васек, если что, мы рядом, поможем.
   - Держись Васька, только под удар не лезь, а то потом тебя до дома тащить не охота.
   Ободренный последней фразой Васька кивнул Ринату и встал в стойку, прикрывшись щитом. Ринат же не спешил, медленно обходя Кота по кругу. Слишком хорошо он знал Васькину привычку драться еще и щитом, закрывая обзор противнику и нанося неожиданные удары понизу.
   - Ринат, не спи, замерзнешь.
   - Ага, и еще Кота застудишь, как он будет песни по ночам орать? - ребята все никак не могли успокоиться.
   Наконец Коту надоело ждать, и он решил начать сам. Легонько покачивая мечом, он сделал шаг навстречу Ринату. Тот в ответ сам прикрылся, и тоже пошел на сближение. Учебный бой ребята вели в классической манере среднего века, когда основной упор делался на отражение вражеских ударов щитом. Конечно, настоящими мастерами мы не были, но все же пара лет тренировок сделала нас покрепче золотой молодежи из поколения "Пепси". А тот факт, что в защитном облачение лишние килограммы выгонялись вместе с потом в одно мгновенье, не позволил нашим мышцам уж слишком сильно выпирать, как это происходило с любителями стероидов и тяжелого железа.
   Первым ударил Ринат. Ударил быстро и неожиданно. Окажись на месте Кота кто-то другой, точно не успел бы среагировать. А Васька только отшатнулся в сторону и с веселой улыбкой произнес:
   - Торопишься, Ринат. Смотри, так и притомиться можешь.
   - Не боись Кот, сначала тебя достану, а потом и отдохну.
   И вот они опять сошлись. Пошла потеха. На каждый удар Рината Васька отвечал улыбкой, а то и какой-нибудь шуточкой, что постепенно заставило всех наблюдавших за этим представлением ребят начать активно его подбадривать.
   Кажется, терпению Рината пришел конец, и он решил проучить наглеца. На Кота посыпался град ударов, от которых он с трудом укрывался за своим щитом, стараясь не подставиться. Под шлемом было видно его вспотевшее лицо, на котором живыми казались только глаза. Они все еще хранили в себе улыбку и верили в победу, хотя их хозяину сейчас определенно приходилось туго.
   У Васьки почти не было шансов выиграть этот поединок, и все, что ему оставалось, это держаться в глухой защите, так как первая попытка перейти в атаку могла стать для него и последней. Ринат разошелся так, что попади сейчас под его тренировочный меч Васькина голова - даже счастливый шлем не поможет. Однако и самому Ринату приходилось несладко. Долго держать такой темп он был не в состоянии, и постепенно шквал ударов стал стихать. Настала очередь Кота показать, на что он способен.
   Собравшись с силами, Васька сам пошел в атаку, изменив тем самым ход боя. Резким ударом, оттолкнув меч противника в сторону, он начал взвинчивать темп, заставив Рината отступить. Откуда у него взялись силы на атаку, я не мог даже себе представить. Используя щит как дополнительное оружие, он заставлял соперника пятиться от себя, так, что тому приходилось забыть о новой атаке и стараться только сдержать этот напор. Неожиданные удары сыпались на Рината со всех сторон, и он уже не мог от всех закрываться, приходилось действовать и мечом.
   Вдруг неожиданный напор Васьки стал угасать, и теперь он реже пытался достать соперника. Видимо и его силы были на исходе, так что теперь исход этого боя уже ни у кого из зрителей сомнения не вызывал. Отступив на пару шагов назад, Кот опустил меч кончиком к полу и стоял, неподвижно прикрывшись щитом, ожидая новой атаки Рината.
   И та не замедлила начаться. С яростным криком он бросился вперед, стараясь в этой атаке выплеснуть всю свою силу и закончить этот бой. Похоже, Ваське сегодня не повезло.
   Только сам он об этом даже и не думал. В последний момент он отбросил в сторону щит, отвлекая внимания противника, и резким прыжком в сторону пропустил его атаку дальше. Остановиться времени уже не хватало, и Ринат пролетел вперед, оставив Кота за своей спиной, чем тот и не приминал воспользоваться.
   С резкого разворота Васька опустил меч на спину Рината так, что мы услышали скрежет кольчужных колец, которые протерлись друг об друга. Кирилл, который сегодня выступал в роли непредвзятого судьи, остановил бой.
   - Победил Кот. И победил честно, так что не злись, Ринат.
   - Молодец, - мне хотелось задушить Ваську в своих объятьях. А тот еле держался на ногах и, смотря в какую-то точку за моей спиной, тихо приговаривал:
   - Я сделал это, Санек! Я сделал это!
  

***

   Денек сегодня определенно выдался насыщенным. Одна победа Васьки чего стоит. Никто этого не ожидал, да и сам он в победу не сильно верил. А когда в раздевалке Ринат пожал ему руку и поздравил, Кот вообще, похоже, впал в эйфорию, и смешная улыбка не сходила с его губ до самого дома, куда мы с ребятами его и проводили.
   - Как та девочка из анекдота, которая все улыбается, - эта фраза Кирилла была для нас полной неожиданностью. Мы все еще смотрели в спину Ваське, который уже заходил в свой подъезд. - Факт!
   - Это ты о чем? - не понял друга Андрей.
   - Анекдот такой есть.
   - Рассказывай, не томи, - попросил я.
   - В общем, привели детей на стройку. Прораб им говорит: "Дети, наденьте, пожалуйста, каски, а то у нас на стройке недавно случай был. Пошли на стройку посмотреть мальчик и девочка, девочка была в каске, а мальчик нет. И упали на них два кирпича. Мальчик в больницу попал, а девочке ничего не было. Только улыбнулась". А тут Вовочка встревает: "Знаю я эту девочку, она до сих пор в каске ходит и улыбается!"
   - Бородатый анекдот, тока что-то в этом есть. Теперь Котяра до конца дней своих будет в шлеме ходить и улыбаться, - мой комментарий ребятам понравился, и мы дружно посмеялись над этой немудреной шуткой.
   - Ладно ребята. Мне тоже пора на отдых, - Андрею тоже, похоже, не терпелось добраться до дома, где его ждала девушка. - А то Иришка уже скучает.
   - Хорошо Андрюха. Давай до понедельника. Не забудь, ты у нас сегодня себя никак не проявил, так что придется тебе на следующей тренировке хорошо побегать! - любит Ринат друзей пугать трудностями.
   - Я тоже пойду, - настал и мой черед. - Только в понедельник с тобой тренироваться не буду, чуть руку не сломал. Пока.
   - Пока Санек. И за руку не сердись, все для пользы дела.
   Ворча про себя, про пользу дела и тела, которому этой пользой весьма неплохо достается, я направился домой, думая, как бы понезаметней проскользнуть мимо волнующейся матушки, которая так и порывалась после каждой тренировки проверить меня на наличие новых синяков и ссадин. Конечно, с одной стороны, я ее могу понять, все-таки единственный сын, надежда и опора и все такое. Но с другой то стороны мне не семь лет, и не стану я с каждой ссадиной бегать к маме.
   Обходя стороной лужи и грязь, непонятно откуда берущуюся прямо на асфальте (специально ее сюда что ли завозят, чтобы горожане от сельской жизни не отрывались?) я добрался до родного дома. На кухне горел свет, видимо мама опять решила побаловать меня чем-нибудь вкусненьким. Если бы не тренировки, то точно бы отъелся на домашней стряпне до габаритов Вини-Пуха, а так пока ничего, все в мышцы идет.
   На лавочке у подъезда устроились Виталик с Толяном, ребята с первого этажа. Оба учились в вечерке и днем занимались какими-то своими мало понятными делишками. Хотя деньги на пиво и сигареты у них водились всегда. Родители их были людьми простыми, работали на турбинном заводе как говорится от зари и до зари, но все же обновки своим чадам часто справлять не могли. Так что видок у обоих был всегда немного не аккуратный, только иногда в нем появлялись чужеродные элементы в виде новой футболки или красавок, но и те надолго не задерживались, сливаясь за неделю с общим тусклым фоном.
   - Привет Санек. Закурить не найдется? - этот вопрос Витек задавал мне при каждой встрече вместе с приветствием, хотя сигареты у него всегда водились, из кармана торчала начатая пачка "Бонда", и видно было, что в куреве он не нуждается.
   - Привет Витек. Сам же знаешь, что не курю я. Зачем спрашиваешь?
   - Да это я так, по привычке, - стал оправдываться Витек.
   Парень он был в принципе не плохой, да и в своем дворе старался не буянить. Тем боле что папаша его был на расправу скор, и не раз пускал в ход свой старый армейский ремень, для направления мыслей сына в нужное, по его мнению, русло.
   - Ты не обращай внимания, Саня, - подал голос Толян. - Жизнь у нас такая, что все время просим.
   - Ага. А если вам отказывают, то и без спроса берете! - поддел я немного ребят.
   - Ну все случается в этой жизни, - кажется Толика потянуло на задушевный разговор. - Не всем же в универах штаны протирать, кое кому и крутиться надо, чтоб хватило на хлебушек.
   - С тоненьким слоем черной икорки.
   - Ну почему же с тоненьким, - Виталик оживился. - Я бы и от толстенького не отказался. Особливо ежели под водочку.
   - Смотри Витька, не перестарайся с водочкой, - этот разговор меня развеселил и приподнял настроение. - А то опять батя будет тебя от похмелья ременной терапией выхаживать!
   - Это он могет, - согласился Витька. - Эх, суровый у меня батя, но справедливый. Тока за дело бьет.
   - Бьет - значит любит. - не удержался я от шутки. - Ну ладно, счастливо оставаться. Пока ребята.
   - Покедова Санек. Если что, обращайся, подмогнем, - что-то Витька сегодня на сентиментальность пробило, скоро такими темпами в Тимуровцы запишется и будет бабулек через улицу переводить.
   Тихонько отперев дверь, я прокрался в свою комнату, и переоделся в старый тельник с длинными рукавами, что достался мне от отца. Пускай матушка и подумает невесть чего, тока бы синячище на руке не углядела. А то начнутся потом вздохи и причитания на весь дом. Завершив свой маскарад, я направился к кухне.
   - Добрый вечер мама.
   - Скорее уж ночь, горе ты мое непутевое. Опять на палках дрались?
   - Не на палках, а на мечах. На палках мальчишки в парке дерутся, а мы упражняемся, - обиделся я на такие слова. - И вообще, это всяко лучше, чем каждый вечер шататься по улицам и заливаться пивом.
   - Поаккуратней там, ладно Саша. А то я все время переживаю за тебя. Вы же там со всей дури друг друга лупите, смотрите, кости не переломайте!
   - Мама, да не волнуйся ты так. И потом, у нас все по уму, - начав в очередной раз успокаивать мать, я повторял одни и те же доводы. Она мне верила, кивала и понимала, только на следующий день все начиналось по новой. - Мы же в доспехах, со щитами. И сражаться умеем, не хуже богатырей каких-нибудь!
   - Богатырь ты мой ряженый, - кажется в голосе мамы появились веселые нотки, похоже гроза миновала. - Александр-Муромец. А что, звучит неплохо.
   - Мама, ну перестань, - взмолился я. - Тебе уже и слово не скажи, обязательно все переиначишь.
   - Все-все, умолкаю! Давай вот картошку наворачивай, с котлетою. Богатырь.
   И я взялся за свой ужин, тихонько радуясь, что очередная серия домашних разборок закончилась.
   - Тебе опять Наташа звонила, - вот это новость! - А ты снова неизвестно где пропадаешь.
   - Мама, ну что ж ты сразу то не сказала! - я аж на стуле подпрыгнул. - Давно? И что просила передать?
   - Часа два назад, просила, чтобы ты ей перезвонил, когда вернешься.
   Последнюю мамину фразу я услышал уже в коридоре, куда выбежал с вилкой в руке (так торопился, хорошо еще на ней котлеты не было). Вторая рука была свободна, так что воспользоваться телефоном шанс все-таки был (как и воткнуть себе вилку в ухо ненароком).
   - Добрый вечер, Наташу можно? - кажется, мой голос дрожит. И что это со мной?
   - Тебе - ни за что. - это младшая сестренка Натали, Вика. Любит она подкалывать Наташиных парней. Я в общем-то был не против, до той поры, пока самому с ней общаться не пришлось.
   - Вика, перестань. А то расскажу все Нате, и она тебе уши оборвет.
   - Вот еще, - теперь точно не позовет. - Это я тебе уши оборву, когда в следующий раз попробуешь в гости прийти. Тогда точно Наташка на тебя смотреть не будет.
   - Ну, Викуся, - взмолился я. - С меня шоколадка.
   - И мороженное, - вот мелкая шантажистка! - Запомни, я клубничное люблю. Наташа, это тебя. Очередной воздыхатель!
   В трубке послышалась какая-то возня, сердитый шепот Наты и ехидные фразочки Вики, все ясно, шла борьба за телефон с попутным выяснением отношений.
   - Привет Саша. И где это ты пропадаешь? - победа была за Натали, кто бы сомневался?
   - Еще раз привет, Ната. Да вот, с друзьями на тренировке был.
   - Тренировка, это хорошо. Но кино лучше.
   - Какое кино? - и только после того, как я это сказал, мне вдруг стало ясно, что мои неприятности еще только начинаются.
   - Изметьев. Ты же сам меня в кино звал. Забыл? - Натали рассердилась не на шутку. Теперь точно никуда не пойдет. Надо срочно выкручиваться.
   - Натуся, я не забыл. Просто понимаешь, мы там тренировались, тренировались...
   - И натренировались так, что у тебя память отказала.
   - Нет, память не отказала. Просто мне сегодня по голове досталось немного, все помню как-то смутно.
   - Да что ты говоришь. А я то всегда думала, что у тебя там сплошная кость. Были бы мозги - было б сотрясенье!
   - Вот. Точно. А так только обделался легким испугом!
   - Пошляк, - кажется гроза миновала. - Ну хоть какие завтра фильмы будут - посмотрел?
   - Наташенька, ну извини. Я до дома то еле дошел, - ничего нет хуже, чем оправдываться перед любимой девушкой. - Но я все обязательно узнаю.
   - Не трудись, я уже узнала. Завтра "Волкодава" в шесть вечера крутят. Я его еще не смотрела, так что покупай билеты. И не забудь!
   Только не это. Я в прошлый раз чуть не уснул на этой тягомотине. Хорошо хоть в финале чуть повеселее стало. Хотя, Дарт Вейдер точно от зависти бы удавился, такой световой меч увидав. Это можно сказать у режиссера был такой маленький комплекс перед звездными войнами, и он его немного воплотил. Сам-то Семенову читал достаточно давно, так что многое подзабыть успел, но книга была конечно знатная. Учитывая, что в те годы с российской фантастикой еще было не особо. Да и сейчас, на фоне заполонивших прилавки фентезюх, всех цветов радуги, книга смотрелась очень даже ничего, не смотря на то, что была почти классикой русской фентези. Хотя чего не сделаешь ради любимой, я бы и на театр согласился, лишь бы Наташа в соседнем кресле была.
   - Хорошо. В пять буду у твоего подъезда, с билетами и цветами.
   - Веник свой себе оставь - пригодится. А про билеты не забудь, иначе можешь сильно пожалеть!
   - Но я уже жалею, Наташенька, ну прости.
   - Не прощу. Но подумаю. В общем, пока, Саша. И учти, я очень хорошо могу склероз вылечить, ударив тебя еще разок по голове.
   - Я не против. От твоих нежных ручек готов принять любую кару, - действительно готов. - Ты прощаешь меня?
   - Изметьев. Ты мне надоел. Мало того, что в маразм впадаешь в юном возрасте, так еще и комплименты девушкам говорить не научился. Я сказала - пока.
   - Значит до завтра?
   - До завтра. Подхалим. - и Натали положила трубку.
   А я все так и стоял, с телефоном в правой руке, и вилкой в левой. Очнувшись, где-то через минуту, и переведя дух, положил трубку на место и пошел дожевывать остывшую котлету.
   Мама молча посмотрела на мое враз погрустневшее лицо и не стала ничего говорить, за что я был очень ей признателен. Кое-как, запихав в себя остатки ужина, я вымыл тарелку, проглотил чай, даже не заметив свежих пирожков, и направился в свою комнату. Может головой об стенку побиться? Вдруг и вправду легче станет?
   Завалившись на диван, я долго смотрел в потолок и думал, почему же все так получилось. Ведь целый день мои мысли были заняты только одним - пойти в кино с Наташей! И как же это получилось так, что я забыл обо всем на тренировке. Наверное, помутнение нашло, на всю голову. Или действительно, когда мужчина берет в руки меч (пусть даже и тренировочный), то оружие ему становится дороже и ближе женщины. Вот и Роланд умирая прощался с мечом, а дед мой, как рассказывала мама, плакал, когда его подбитую и обгоревшую тридцатьчетверку признали в рембате непригодной для восстановления. Хоть и чуть не сгорел заживо в ее железном нутре, а все же любил ее, и прощался, как с живою.
   Прочь всю эту тоску. Включу я лучше компьютер, и посижу немного на форуме альтернативной истории. Наверняка у кого-нибудь новая тема появилась, можно будет и в обсуждение влезть. Особенно если по средневековью. Хотя я и двадцатый век тоже уважаю, но уж больно все в нем логично и рационально.
   Системник радостно подмигнул мне красным огоньком и тихо загудел. Люблю этот звук, как будто маленький самолет разогревает свои турбины. Хотя, мощности этому аппарату прибавить и не помешало бы.
   Поползла загрузка "Винды", снова высветилось сообщение о сбоях в файловой системе. И, как обычно, я это сообщение проигнорировал. Неужто Билли Гей (тс...) думает, что русского человека смогут напугать все ихние заумные предупреждения? Видали мы его, вместе со всей этой чушью, в гробу, "у белых тапочках" - как говорил Папанин в "Брильянтовой руке".
   Наконец-то пошло приветствие, а потом дурацкая мелодия. Так как я каждые полгода (а то и чаще) переставляю систему, то лазить в настройки и отключать ее мне было откровенно в лом.
   Модем радостно запищал, как сверчок под половицей, чует зараза, что скоро будет обнулять счет на моей карте до нуля. Я сегодня гуляю.
   Быстренько проверив почту, где кроме спама, как обычно, ничего не оказалось я вышел на форум и собрался было посмотреть список тем в поисках новинки, как мое внимание привлек настырный рекламный баннер, нагло выскочивший чуть ли не на половину экрана.
   "Если ты готов изменить мир, присоединяйся! Волшебная страна ждет своего героя! Новая RPG от группы российских разработчиков, оригинальный дизайн и графика! Такого вы еще не видели!"
   Блин, ну не фанат я эрпэгэшек, кроме "Diablo", разумеется. Очередная подпольная студия, если судить по качеству баннера, пытается выпихнуть свой "выкидыш программерской мысли" в сеть, в надежде, что "1С" или "Акелла" заметят, и подкинут деньжат на бедность. Оптимисты. На всю голову. И не лечатся. Кликнув по крестику в углу баннера, я уже собрался дальше просматривать темы на форуме, когда вместо того, чтобы исчезнуть, как и положено обычной рекламе, баннер загрузил страничку сайта игры.
   Блин, неужто новый Троян прицепился? Но антивирус вроде молчит. Что за ерунда?
   На сайте, сделанном весьма непрезентабельно, явно на скорую руку каким-то любителем, было несколько картинок с видами средневековых замков, да и ряд команд в верху экрана. Самым же забавным было предложение скачать демку для тестирования игры, так я и побежал выкачивать всякий хлам в сети! Однако, любопытство сгубило не только кошку, но и мне достанется по полной. Может быть стоит рискнуть и проверить, что это такое.
   Выставив антивирусную защиту на максимум я решил скачать демо-версию игры на съемный диск, чтобы в случае чего можно было безболезненно ее грохнуть. Закачка заняла минут пять, файл был очень небольшим, что меня немного насторожило. Однако в текстовом приложение к нему было сказано, что основной ресурс подгружается из Интернета непосредственно во время игры, что и объясняет небольшой формат файла.
   Когда закачка завершилась, я проверил архив "доктором вэбом" и "нодом", но ничего подозрительного не обнаружил. Ну что же, как сказала "мадам сижу" - вперед за приключениями!
   Включив установку игры, я начал радостно потирать руки, в предвкушении очередной бессонной ночи. Хорошо еще, что завтра занятия начинаются с третьей пары (преподаватель по психологии слегла с гриппом), и можно будет успеть немного отоспаться. Вот и сигнал завершения установки. Посмотрим, что там у нас.
   Последним, что я успел заметить, была какая-то мешанина букв и символов на экране, за которой последовала яркая вспышка, а дальше - темнота...
  

Глава 2.

   Белый цвет? С трещинами? Вроде потолок, только почему штукатурка осыпается? Я же летом сам ремонт делал, с кистью часа три по комнате ползал, чуть рука не отвалилась. Или это не мой потолок? Тогда где же я?
   Тут на белом фоне появилось встревоженное лицо девушки.
   - Андрей Николаевич. Он очнулся.
   При чем тут этот Андрей Николаевич, да и вообще, что эта девушка делает в моей комнате?
   Мысли ворочались в голове как-то вяло, и совершенно не хотелось их подгонять. Пускай и дальше спят, ну и я посплю вместе с ними. Неожиданно послышался скрип двери, и на фоне трещин в потолке объявился новый персонаж (ну почти как в театре, когда все из-за ширмы выпрыгивают).
   - Молодой человек. Вы меня слышите?
   - Ну слышу. Не глухой вроде, - вяло ответил я ему.
   - Вы помните, что с вами случилось?
   - А что со мной случилось? Да и вообще, что это вы делаете в моей комнате? - появились силы качать права, это уже хороший признак.
   - Молодой человек, вы уже полдня как в реанимации лежите. Какая может быть ваша комната? Посмотрите по сторонам.
   Нехотя повернув голову на бок я увидел какой-то странный аппарат, на мониторе которого ползла кривая линия (видимо мой пульс), и раздавались противные сигналы, по частоте совпадающие с моим пульсом.
   - Вот блин! Ни черта не помню. Это меня на тренировке так отоварили, что мозги переклинило?
   - Если бы, - врач явно обрадовался моему замечанию, видимо решил, что туман в моей голове стал расходиться, открывая путь яркому солнечному лучу его медицинского гения. Гиппократ недоделанный. - Ваш случай - это просто сенсация. Первый официально подтвержденный в России случай воздействия радиоэлектронной аппаратуры на сознание человека.
   - А что, предыдущий такой инцидент произошел где-то в Зимбабве, и вы не успели препарировать черепушку бедного негра? Зато сейчас сколько радости, - ха, пускай слюной подавится. Фиг я к нему лечиться пойду!
   - Ну что вы такое говорите, - расстроился, так ему и надо. - Молодой человек, просто когда ваша матушка вызвала скорую и рассказала им о происшествие, те немедленно поставили в известность милицию.
   Вот тока Ментов мне не хватало для полного счастья. Начнут копаться в моем компе, и чего доброго докопаются до чего-нибудь интересного. Переписка с друзьями, фото голых девушек или пособие для начинающего террориста (друзья подкинули, по приколу). Так глядишь и в пособники Бен Ладена запишут, особенно если учитывать, что с компом случилось что-то непонятное.
   - Тут сейчас следователь из областного УВД дежурит. Между прочим, майор. Гордитесь юноша, такие люди обычно отделами командуют, а не под дверью дожидаются, - вот блин счастья привалило. - Он очень настоятельно просил меня разрешить провести беседу с вами, как только ваше состояние стабилизируется.
   - Знаете доктор. Мне вот сейчас что-то очень нехорошо стало. Может этот майор пойдет, погуляет пока, свежим воздухом подышит? И ему польза, и я отдохну?! - сказал я это жалобно, но видимо не настолько, чтобы убедить его.
   - Ну уж нет, молодой человек. Судя по вашим ехидным замечаниям, вы уже в норме, и беседу вполне выдержите, - с этими словами доктор покинул меня, чтобы через пару минут вернуться с представителем славных "унутренних органов". Впрочем представитель оказался без формы, в джинсах и потертом свитере, да к тому же еще и в очках. Встретил бы на улице - решил бы что обычный конторский служащий.
   - Добрый день Александр. Майор Алексеев, Сергей Витальевич, заместитель начальника отдела "К" областного УВД. Тебе это о чем-нибудь говорит? - надо же, вежливый какой. А еще и зам. начальника. И что это ему от меня нужно.
   - Ага. Знаю я про ваш отдел, - вяло огрызнулся я. - Только и умеете, что с коммерсантов отступные трясти да показательные конфискации устраивать.
   - Зря вы так, молодой человек, - похоже доктор решил выступить в роли миротворца в разгорающемся споре. - Каждый делает свою работу. И не стоит оскорблять человека, который лично вам ничего плохого не сделал.
   - Лично мне может и не сделал. А вот знакомому моему долго нервы трепали, и за что? Он всего лишь с лотка кассетами торговал, причем не на себя работал. Так на него потом уголовное дело завели, еле отмазался. А хозяина кассет даже не тронули.
   - Все в жизни бывает, - на майора моя обличающая речь похоже особого впечатления не произвела. - Правда я доморощенными пиратами не занимаюсь. Меня интересуют более интересные дела, вроде вашего.
   - Какое это у меня интересное дело? Что-то я вас плохо понимаю? - стало интересней. К чему это он клонит?
   - Да вы меня хорошо понять сразу вряд ли сможете. Дело в том, что на вас мы вышли совершенно случайно. Я занимаюсь расследованием инцидента, который произошел вчера на главной станции связи вашего района.
   - Я пожалуй пойду, меня пациенты ждут, - вмешался в наш разговор врач. - А вы, товарищ майор, постарайтесь сильно беседу не затягивать. Состояние здоровья этого молодого человека внушает мне некоторые опасения.
   - Не волнуйтесь Андрей Николаевич, - успокоил его следователь. - Судя по проснувшемуся чувству юмора, ваш пациент уже совсем здоров! Но постараюсь долго не мучить его расспросами. Всего доброго!
   - И вам того же желаю, - с этими словами доктор покинул палату, и мы остались в приватной обстановке. Так, что-то мне подсказывает, что эта приватность может плохо закончиться.
   - И что же вчера на станции связи случилось? - я постарался вернуть ход разговора в интересное мне русло.
   - В общем-то ничего интересного. Только выгорел ко всем чертям главный сервер, через который осуществлялось подключение к Интернету, между прочим и ваше тоже, - у него тоже есть тяга к черному юмору. Может и нормально пройдет разговор. Так стоп. Это что же, мой инет накрылся наглухо?
   - Елы-палы! Я без инета не могу! - у меня началась тихая истерика, так, скорее для вида. - А "выделенку" ставить не охота.
   - Не волнуйтесь так, Александр. Тем более что "выделенку" ставить вам пока некуда. Ваш компьютер накрылся медным тазом не хуже главного сервера.
   Да он что, с ума сошел? Как это мой компьютер накрылся? Я же столько сил на него положил, деньги собирал целый год, и нате вам.
   - А что с моим компом? Его наверное починить можно? - я не мог до конца поверить следователю.
   - Чинить уже нечего. Как сказал наш эксперт, все, что там могло сгореть или расплавиться - сгорело и расплавилось. Хотя могу вас поздравить, вы остались живы. Если бы у вас вместо ЖК-монитора стоял обычный, с электоронно-лучевой трубкой, то кинескоп просто взорвался бы. А так только лампа выгорела, вместе со всеми микросхемами.
   - Ну спасибо. Утешили.
   - Всегда пожалуйста. А теперь расскажи-ка мне парень, куда ты вчера умудрился залезть, чтобы тебя так прихлопнуло. Только не говори мне про потерю памяти, а то ведь может получиться так, что ответственным за всю эту историю окажешься ты. А сервера связи стоят ой как недешево.
   - Да никуда я не лазил вчера. Только по баннеру игру скачал. Вот и все. - от слов "доброго" следователя мне и в самом деле маленько поплохело. А что, эти товарищи запросто могут повесить на меня это глухое дело.
   - Что за баннер, подробнее.
   - Да обычный баннер. Рекламировали какую-то новую игру, вроде "Диаблы".
   - Что еще за "Диабла" такая? - ха, чайник попался. А еще и целый майор. - Объяснить можешь.
   - Да это же классика, там герой с мечом ходит и нечисть всякую в капусту крошит. И все это в фентезийном мире происходит. Это же классика жанра, кто ее не знает?
   - Не умничай, компьютерный гений. Я хоть и не знаток игрушек, зато всяких монстров в реальности навидался, пока простым следователем был. Нынче такие "чикатилы" доморощенные со всех щелей повылазили, что разработчики "Диаблы" отдыхать могут со своей жалкой фантазией. Что за форум?
   - Гая Юлия Орловского, про Ричарда. Вы в поисковике наберите, и найдете быстро. Только не уверен я, что этот баннер там висит.
   - Да и я тоже не уверен, - вздохнул майор. - Одного не пойму, кому ты понадобился, чтобы такой вирус против тебя задействовать. Мы уже в ФСБ сообщили об этом случае, они обещали прислать спеца. Может и найдет что-нибудь в безвременно почивших останках твоей машины, но сильно я в этом сомневаюсь. Ладно, выздоравливай.
   - Спасибо, хоть не стали меня током пытать, - шучу еще, значит жив. - Вы кстати серьезно насчет того, что я сервер спалил?
   - Нет конечно. Не тянешь ты на крутого хакера. Да и компьютер твой, как мне ребята объяснили, тоже далеко не супероружие. Ты не дергайся, может и найдем того, кто над тобой так подшутил, и припаяем ему срок в местах, лишенных Интернета.
   - И с деревянной клавиатурой у параши!
   - Веселый ты парень, Саша. Если бы мне кто такую пакость сделал, я бы так не веселился, а мозгами бы активно шевелил, кому успел дорожку перебежать. Лечись давай. Потом еще встретимся.
   - И вам не болеть, - ответил я ему. Все же нормальный дядька попался, а ведь мог и трясти долго, выспрашивая что да как. Хотя я и сам понимаю, что дело мертвое. Сервер грамотно спалили, теперь никаких следов не найдешь при всем желание. Хоть все ФСБ сюда вези вместе со спецназом - не поможет.
   А насчет того - кто мне мог такую пакость сотворить, ума не приложу. Никого я еще в свои двадцать лет во враги записать не успел. Были конечно разные личности, с кем подраться успел или еще что, но чтобы они такое сотворить могли? Неправдоподобно. Может пиндосы новый боевой вирус пробуют? Только странную цель выбрали для атаки. Не сервер иранского правительства, и не сайт "Аль-Каиды", а мой домашний комп. Ничего не понимаю.
   Тут дверь немного приоткрылась и в палату заглянула мама.
   - Сашенька, ты не спишь?
   - Мама! Нет, не сплю. Заходи скорее.
   - Сыночек, что же это случилось то? Как ты себя чувствуешь?
   - Да в порядке я. Что тебе за ужасы там доктор нарассказывал?
   - Никаких ужасов, сыночек. С чего ты взял? - хотя мама и была по характеру довольно сильным человеком, но всякий раз, стоило мне немного заболеть, впадала в этакую прострацию и безропотно выполняла все указания врачей насчет моего лечения. - доктор наоборот сказал, что состояние твое хорошее, только надо тебе еще недельку в больнице полежать - обследоваться. А то случай уж больно странный, может повлияло это на тебя как-то!
   - Недельку! Мам, да что на меня повлиять может? Я здоров, как бык. На мне пахать можно, - в подтверждение этих слов я попытался встать с кровати, но голова неожиданно закружилась, и пришлось рухнуть обратно.
   - Сашенька, полежи лучше, отдохни. Я вот тебе фруктов принесла. Кушай обязательно.
   - Мама, какие фрукты? Я же сегодня собирался с Наташей в кино пойти! - моему отчаянью не было пределов. Мало того, что долбаная железка сгорела, так еще и Ната невесть что подумает.
   - Да не волнуйся ты так, сыночек. Сходишь еще в кино, какие твои годы? А Наташе я сама позвоню и все ей объясню. Она девушка добрая, все поймет. И обязательно тебя навестит. Вот увидишь.
   Дверь снова скрипнула, и в палату заглянула медсестра.
   - Елена Владимировна, вы извините, но скоро Сашу повезут на томографию. Андрей Николаевич распорядился провести исследование поскорее.
   - Хороша, Наденька. Я уже ухожу, - мама наклонилась и поцеловала меня в щеку. - Сашенька, ты пожалуйста слушайся врачей. А я еще вечером приду, навещу тебя. Ладно?
   - Конечно мама. Приходи обязательно! - и я тихонько пожал ее ладонь.
   Думал ли я о том, что моя судьба сложится так, и маму я никогда больше не увижу. Нет конечно. В голове моей вертелась только одна мысль: как выбраться из больницы и повидаться с Натали.
   Когда дверь за мамой и медсестрой закрылась, я снова попытался сползти с кровати. На этот раз не спеша, так что попытка мне удалась. Немного покачиваясь добрался до стула со своими вещами. Все вроде хорошо, джинсы и футболка на месте, а вот кроссовок что-то не наблюдается. Задумавшись над этой проблемой я простоял перед стулом минуты три, пока наконец не сообразил, что на улице середина мая, так что можно рискнуть прогуляться в тапочках. Хорошо еще, что этот предмет гардероба был у меня в пляжном исполнении. Когда на рынке стал вопрос купить удобные шлепанцы или мягкие комнатные тапки, я естественно остановился на первом варианте, поскольку считал, что настоящий мужчина не должен искать особого комфорта в домашних условиях. Зато можно было взять их летом на пляж, или даже залезть в них в воду, чтобы не поранить ноги о многочисленные осколки от пивных бутылок.
   Одевшись, я осторожно приоткрыл дверь и тихонько выскользнул из палаты (ну прямо пьяный ниндзя, осторожной покачивающейся походкой). Опираясь на стену рукой, потихоньку пошел по пустому коридору. На посту медсестры никого не было, видимо она пошла к очередному покалеченному бедолаге, так что путь к свободе был открыт. Выйдя из отделения я начал спуск по лестнице, хватаясь за перила.
   Судьба в этот день определенно благоволила мне, так что удалось выбраться на улицу незамеченным. Очутившись в скверике около больницы, решил сделать небольшой перерыв, и присел на лавочку к какому-то старичку в больничном халате и с тросточкой. Голова немного кружилась, поэтому я откинулся на скамейке и глубоко вздохнул.
   - Что с вами юноша? - спросил мой случайный сосед. - Вам плохо?
   - Немножко, - не стал отпираться я. - У меня легкое сотрясение мозга после автоаварии. Но лежать в палате не хочется, вот и выбрался подышать свежим воздухом.
   - Вы совершенно правильно поступили. Я и сам, признаться, не очень люблю больничную атмосферу. Она скорее наводит тоску и меланхолию, и нисколько не способствует успешному выздоровлению.
   - Это верно, - согласился я с ним. - По мне так лучше бы очутиться дома, на родном диване, чем мять спиной этот каменный матрас на больничной койке.
   - Прошу простить меня, - вежливо начал сосед. - Я еще не представился вам. Семен Петрович Троитский - профессор кафедры психологии в гуманитарном институте. А вы юноша кем будете?
   - Александр Изметьев, - настала моя очередь проявить воспитанность. И я решил ответить ему в таком же высокопарном стиле. - Студент исторического факультета упомянутого вами учебного заведения.
   - Очень приятно. В некотором роде даже коллеги - обрадовался он. - Случаем не ученик ли моего давнего друга Павла Николаевича Семинского?
   - Кто же из студентов-историков не является учеником Павла Николаевича? Это же наш главный специалист по истории средних веков. Признаться всегда с удовольствием хожу на его лекции. Он так увлекательно рассказывает об этой эпохе, - не смог удержаться от похвалы хорошему преподавателю.
   - Полностью согласен с вами, - лицо собеседника озарила юношеская улыбка. - Я и сам думал поступить когда-то на истфак, только родители настояли на другом факультете. Может и стоило тогда отстаивать свою точку зрения, но если признаться честно, сейчас уже ни о чем не жалею. Хотя все же немножко вам завидую.
   - Завидуете? Но чему? - я немного удивился.
   - Вашей молодости юноша. И вашей энергии, - ответил профессор. - У вас вся жизнь впереди. Вы сможете узнавать новые для себя вещи и совершать удивительные открытия. А я, увы, уже подрастерял свой задор. И все, что мне остается, это учить молодых оболтусов познавать мир.
   Он вежливо улыбнулся мне и поднялся со скамейки, опираясь на свою трость.
   - Мне уже пора на процедуры. Так что спасибо вам, Александр, за беседу. И всего доброго. Передавайте от меня привет Павлу Николаевичу.
   - Обязательно передам, как только его увижу, - я тоже поднялся со скамейки. Голова больше не кружилась и можно было идти дальше. - И вам выздоравливать, Семен Петрович. До свидания.
   Кивнув мне на прощание профессор неторопливо направился в сторону больничного корпуса. А я соответственно пошел к выходу из сквера.
   На улице было много людей, все куда-то спешили и не обращали на мой вид никакого внимания. Ну захотелось парню гулять по городу в шлепанцах, и что с того. Дождя не было, воздух теплый, да и вообще, лето скоро.
   Поглядывая на девушек в коротких юбочках и радуясь хорошей погоде я направлялся в сторону дома, где жил Ринат. Он скорее всего был уже у себя, так как занятия у него сегодня уже должны были кончиться, а на тренировку так рано он обычно не приходил. Была надежда одолжить у него немного денег на кино, какую-нибудь обувь поприличнее и позвонить Наташе.
   Неспешно шаркая по асфальту своими шлепанцами, мысленно прокручивал в голове, что буду говорить Нате по поводу произошедшего со мной случая. Она уже наверное знает, что я попал в больницу, и может немного удивиться тому факту, что уже выбрался оттуда. Надеюсь, ее желание пойти со мной в кино достаточно сильное, и она не будет задавать мне неприятных вопросов, из-за которых мне придется нагло врать ей.
   А вот и дом Рината, старая хрущевка, но в довольно оживленном районе. И даже с балконом. Отсюда гораздо ближе до центра города, чем из моего спального района. Соответственно и до института Ринат может дойти пешком минут за десять, а не трястись на автобусе полчаса. На двери подъезда кодового замка не было, так что я свободно поднялся до его квартиры на третьем этаже. Звонок, как обычно, был сожжен буйствующим поколением молодых вандалов, так что не оставалось других вариантов, кроме как стучаться кулаком со всей силы.
   Удара так после пятнадцатого мои старания увенчались успехом.
   - Сейчас кому-то руки вырву и в задницу вставлю! - донесся из-за двери рассерженный голос Рината.
   - Спасибо, им и на плечах неплохо.
   Дверь отворилась резким рывком.
   - Сашка, ты же в больнице должен быть? Какого черта ты под моей дверью ошиваешься?
   - Я тоже рад видеть тебя. Может, пропустишь, что на пороге объясняться?
   - Проходи, - Ринат пропустил меня в коридор. - Чуть дверь не вынес. А ребята говорили, что ты в больнице без сознания лежишь. Тоже мне больной!
   - Да ладно тебе ворчать. Двери для друга пожалел?
   - Друзей у меня много, на всех дверей не напасешься. Ладно, чего застыл столбом, проходи.
   Я скромно оставил тапки в коридоре и прошел в комнату Рината. Обычная небольшая комнатушка, квадратов на четырнадцать. С диваном, сейчас собранным, шкафом и столом-книжкой, на котором приветливо подмигивал мне системник. На мониторе была заставка с "Dungeon Siege", похоже отвлек я друга в самый ответственный момент, вот он и злится.
   - Ринат, мне твоя помощь нужна, - лучше ошарашить человека сразу, чем растягивать потом это удовольствие надолго.
   - Чем смогу - помогу. А большего не дождешься.
   - Это ты наверное все еще от поражения не отошел. Да ладно, не дуйся. Всякое бывает.
   - Не сыпь мне соль на сахар. Колись, чего тебе нужно.
   - Грубый ты, и невоспитанный, - просить я никогда не любил, но куда деваться. - Понимаешь, я с больницы сбежал.
   - С психиатрической? Вырвался из цепких рук санитаров и сразу ко мне?
   - Не с психиатрической, с областной. Хотя дурдом там тот еще. Но это все проза жизни. Ринат, мне бы обувку какую, и деньжат немного. Очень надо!
   - А домой почему не идешь? Или там тебя крепкие ребята в белых халатах ждут? - определенно Ринат решил на мне отыграться сегодня за все мои предыдущие тупые шутки, и сейчас сам "включил дурака".
   - Не могу я домой. И думай, что хочешь! - я начал потихоньку заводиться.
   - Не психуй. Помогу конечно. Когда это я друзьям в помощи отказывал.
   Покопавшись в глубине шкафа Ринат достал коробку с кроссовками. Неужто настоящий "Nike".
   - Держи. Новые. Я пока старые не стер, да и мозоли опять же натирать не охота, а ты разносишь их немного.
   - Спасибо. Обязан буду на всю жизнь.
   - А вот и деньги. Штуки тебе хватит?
   - Должно хватить. В ресторан мы вроде не собирались.
   - А с кем это ты в ресторан "вроде не собирался"? - вот черт, все же проговорился!
   - Ринат, ну тебе не все ли равно? С девушкой. А ты решил, что с санитарами?
   - Да ничего я не решил. Теперь понятно, чего ты из больницы в одних тапках рванул. На свидание не терпелось отправиться.
   - Это точно. Еще как нетерпелось. Ты извини меня, но я побегу. Надо еще билеты в кино купить.
   - Без проблем. Беги конечно. Только смотри, про тренировки не забывай. А то будешь по свиданиям часто ходить - станешь забывать, как меч выглядит.
   Пока я перетягивал шнуровку на кроссовках на свой манер (всегда затягиваю шнурки до упора, чтоб меньше риска было ногу подвернуть), Ринат стоял рядом и о чем-то молча думал.
   - Знаешь Санек, сегодня вечером холодновато, - с чего вдруг такая забота? - Возьми еще мою кожанку на всякий случай. И девушке на плечи будет что накинуть, если замерзнет.
   Сказав это Ринат снял с вешалки свою старую кожанку, из толстой свиной кожи, которую при желание можно быдло использовать как поддоспешник, настолько она была прочной и тяжелой.
   - Еще раз спасибо. Пригодится точно, с нашей погодой не угадаешь, когда дождь хлынет.
   Пожав на прощание руку и хлопнув друга по плечу, я вышел из квартиры Рината навстречу своей судьбе. Настроение мое определенно улучшилось, голова не болела, а впереди должна быть встреча с Наташей. Мечты о свидании преследовали меня еще с первого курса, и неужели они скоро осуществятся? Немножко страшно.
   Выйдя на улицу я повернул в сторону кинотеатра. Время у меня еще было, так что можно не спешить. Да и билеты в кассе точно есть, очередь в кассу бывали обычно только в первые дни премьер, а потом зрители успокаивались. К тому же многие предпочитают смотреть фильмы дома, и я, кстати, тоже.
   Вот только сегодня попасть домой мне не грозило.
  

***

   Кинотеатр "Космос", бывший "Ударник", находился в центре города, и был самым старым из действующих кинотеатров. Это монументальное строение образца начала пятидесятых всегда вызывало во мне самые противоречивые чувства. Выкрашенное бледно-зеленой краской по фасаду (наверное инициатива в выборе цвета возникла у директора этого заведения после недельной пьянки, когда он взглянул на себя в зеркало, и решил увековечить цвет своей помятой физиономии на фасаде гордости советского кинематографа), с обязательными белыми колоннами и лепниной в стиле "сталинского ампира". Особый колорит добавляли различные похабные надписи на стенах с торцевой части, видимо их авторы тоже находились в крайнем душевном расстройстве, и не смогли сдержать порывов трепетной души.
   Закончив мысленный забег в историю архитектуры, а также насладившись широтой души добровольных декораторов, я направился к афишам возле входа. Афишами явно занимался более скромный живописец, кроме названия фильма, времени сеансов и имен актеров на них ничего не было. И это радовало. Был я как-то проездом в одной деревеньке. Наши преподаватели называли такие прогулки "полевой практикой". Мы мужественно трясли старушек на предметы старины, пили деревенский самогон, в кого сколько влезало, и придавались прочим нехитрым развлечениям на лоне деревенской природы. Так вот, в этой самой деревеньке меня особенно порадовала афиша на входе в сельский клуб. На фоне стартующей ракеты и мужика в скафандре шла надпись "Звездные войны". Все можно понять, места глухие и народ здесь такой же, но неужели автору этого эпохального творения было тяжело взглянуть сначала на фильм, а потом рисовать?
   В общем сеанс сегодня был в шесть и в десять. Наташа уже конечно девочка большая, но представляя, что со мной будет, если я после этого попадусь на глаза ее родителям, решил взять билет на более "детское" время. Проблем не возникло, и получив два билета на последний ряд я стал думать уже о другой проблеме, чем бы заняться до вечера.
   Пунктом номер один естественно значился звонок Натали. Надо было успокоить ее (так как сплетни по институту летают быстрее пуль, и она уже точно в курсе, что меня в больницу законопатили) и обрадовать новостью, что я жив, здоров и хочу в кино. С пунктом номер два было немного потяжелее. Можно было пойти пожевать чего-нибудь или просто посидеть на лавочке в тенечке. Скорее пожевать! Желудок одобрил эту мысль громким урчанием, так что мне стало даже немножко его жалко. Так же я пожалел старушку, которая раздавала брошюрки в фойе, так выразительно она на меня посмотрела (и что самое обидное - начала принюхиваться).
   Так что оставив бабулю ловить несуществующие ароматы, я отправился искать таксофон. Телефонная карточка нашлась в кармане кожанки, так что Ринату сегодня предстоит дважды стать моим спонсором, пусть он об этом еще и не догадывается. Живой аппарат нашелся в соседнем здании почты. Быстренько набрав номер с нетерпением стал ждать ответа.
   - Алло. Я слушаю, - вот повезло, трубку взяла Ната, а не эта вредина Викуля. - говорите.
   - Привет Наташенька! Узнала?
   - Саша. Неужели это ты?
   - Угадала. Значит богатым мне не быть, - голос Наташи был немножко скованным, что это с ней? - Как твои дела?
   - У меня все в порядке. А с тобой что случилось? Мне сегодня таких ужасов понарассказывали.
   - Натали, какие ужасы. Просто потерял сознание перед компьютером, на фоне нервного переутомления и любовного иссыхания, - снова попытался пошутить я.
   - Это по кому ты любовно сохнешь? - хм, перестарался, кажется Ната завелась не на шутку. - Я тебя спрашиваю!
   - Только по тебе, Натуся. Только по тебе!
   - Обманщик. Знаю я тебя, - а голосок снова стал довольным!
   - И никакой я не обманщик. Я, между прочим, уже билеты купил, на "Волкодава", как ты и хотела. Так что свои обещания я держу.
   - Хорошо. А во сколько сеанс?
   - В шесть вечера.
   - Нормально. Вика, не подслушивай! - в трубке послышался шепот Вики, вот завистница неугомонная.
   - Ладно, Саша. Я к полшестого приду. Жди меня у входа. Договорились?
   - Договорились, - ответил я. - Да, и дай Вике по лбу, чтоб в разговоры не лезла!
   - Договорились. Ну давай, пока!
   - Пока!
   Вот вроде и все. Поговорил. Интересно, почему Наташа грустила? Неужели переживала из-за того, что я в больницу попал. Это здорово! В смысле не то здорово, что в больницу попал, а что переживала. Если жалеет - значит я ей не безразличен. Настроение поднимается до заоблачных высот от таких мыслей. Как бы не улететь. На пустой желудок - это запросто. Ну вот блин, опять все мысли о высоком были заглушены радостным урчанием. Нет, так дело не пойдет, надо что-нибудь пожевать.
   С моими скудными финансовыми возможностями выбор места обеда был довольно прост. Или идти в студенческую столовую при институте, или отправиться на городской рынок, в узбекскую забегаловку. Так как рынок был ближе, я решил остановиться на втором варианте. Хотя конечно был шанс травануться собачатиной третьей свежести, но пока вроде проносило (в переносном, так сказать, а не в грубом физическом смысле этого слова).
   Городской рынок встретил меня шумной толпой покупателей и печальным китайцем на входе. Китаец занимался изготовлением ключей, а печальным он был потому, что всех его соплеменников с рынка вытеснили бравые кавказские парни. Которым, разумеется, другой тяжелой работы, кроме торговли, в нашем городе не нашлось. Вот они и выжили более субтильных желтолицых братьев с их исконного места кормления, правда товар их оставили себе, только цены оставить забыли. Таким образом тапки, которые я покупал два года назад за сотню, нынче стоили рублей триста пятьдесят, чем определенно разрушали все бодрые заверения нашего правительства об инфляции в десять процентов в год.
   Забегаловка с гордым названием "Юлико" встретила меня запахами борща и чего-то мясного (скорее всего котлеты, не бефстроганов же здесь подавать будут). Улыбающийся узбек за стойкой, напяливший на голову белый колпак для особой важности, показал мне меню. Ничего особенного, но хоть цены не запредельные. Взяв себе тарелку борща, котлету с рисом, салат и сок, ну и пару кусочков хлеба, я направился к свободному столику. Вознеся мысленную молитву всем богам - покровителям студентов, а также своей удаче, я принялся за борщ. Молился же я о скорой смерти, если эти харчи окажутся малоусвояемыми. Потому что если я начну бегать каждые пять минут в туалет - это будет точно мое последнее с ней свидание. Лучше быстро помереть, чем такая перспектива.
   От внезапного хлопка дверью я чуть не подавился. В помещение столовой влетела бабища явно цыганской наружности и с криками кинулась к прячущемуся за стойкой узбеку.
   - Ай Рафик. Чем ты меня вчера кормил! - вот это голосище, как бы у бедного Рафика колпак не сдуло. - Я вчера у тебя кушала. Ты сказал что все свежее, а мне потом как плохо стало!
   - Да что ты такое говоришь, Людмила. Постыдись людей. Я всегда вкусно готовлю, и хорошо, никто еще не жаловался!
   - Конечно никто не жаловался. Не выживали после твоей стряпни.
   - Вай, Людмила. Ты уже три года у меня обедаешь, я тебя когда-нибудь обманывал? - ну если она после этих трех лет жива, значит и я не помру. Под радостные крики двух старых знакомых я расправился с борщом и перешел к котлете.
   - Ах ты гад! Ты нарочно меня отравил. Это тебя Танька подговорила, чтобы моих клиентов отбить! - шекспировские страсти в исполнении ансамбля "Ромалы", точнее одной его представительницы, не думали утихать. - Да я тебе за это глаза твои бесстыжие выцарапаю!
   - Уймись Людмила. А то хуже будет. Выйди вон из моего заведения, - узбек пошел в наступление, интересно, если у них завяжется бой с применением подручных средств, куда мне прятаться со своим салатом?
   - Сын ослицы. И сам осел. Да чтобы ты подавился своей стряпней!
   - Коза ободранная. И кто тебя только на рынок пустил. Иди в переход милостыню просить. Оборванка!
   - Вот ты как. Ну я тебе покажу - коза. Всем расскажу, как ты клиентов травишь!
   От удара дверь чуть не слетела с петель. Вот это сила. Надо быстренько дожевывать салат и валить отсюда, а то узнаю еще несколько таких подробностей, и пойду харакири себе делать, чтобы не мучаться.
   Оставив глухо бормочущего под нос ругательства славного повара из очень Средней Азии я решил просто посидеть на скамеечке в сквере, и подождать. Голова вроде вела себя спокойно, как и живот. И будем надеяться, эти два друга меня сегодня не подведут.
   За полчаса до начала сеанса я уже стоял на страже возле дверей кинотеатра, высматривая в толпе прохожих Наташу. Девушки любят, чтобы их ждали. Вот и Ната, скорее всего, решила подразнить меня.
   - Заснул! - от радостного выкрика за спиной я чуть не окочурился.
   - Наташа. Разве можно так пугать? А вдруг у меня сердце слабое, и я бы от шока помер, - действительно, любят девушки нас разыгрывать.
   - Если бы помер, то я бы с тобой в кино не пошла, - замечательный образец женской логики. - И вообще. Будешь ворчать - я уйду.
   - Хорошо. Не буду, - и как вообще можно сердиться на эту взбалмошную красотку.
   Сегодня Натали решила одеться по простому. В синий джинсовый костюмчик и легкие туфельки. Легкий макияж и золотистые кудряшки пронзили мое сердце сильней пресловутой стрелы Амура.
   - Ну что ты вечно на меня пялишься. Билеты купил?
   - Купил. На последний ряд.
   - Наверное с какой-то коварной целью? - определенно Наташе хотелось меня помучить. - Ладно. Пошли.
   Не сказать, чтобы фильм вызвал у меня живой интерес. Гораздо приятней мне было смотреть краем глаза на лицо Наты. Видеть, как свет от экрана блестит на ее локонах. Любоваться ее улыбкой, когда она видит что-то смешное. В общем обычные бредни молодого парня, пригласившего девушку на первое свидание. Жаль только, что фильм так быстро кончился.
   - А мне понравилось, - сказала Ната, когда мы выходили из кинотеатра. - Пускай и не супербоевик, но снято с душой.
   - Совершенно с тобой согласен, - даже если бы она сообщила мне, что ночью всходит Солнце, я был бы с ней согласен.
   - Ты опять подлизываешься. Саша. Чтобы понравиться мне, совсем не обязательно во всем со мной соглашаться.
   - Не надо на меня обижаться, - состроил самую невинную физиономию, только мало кого такая показная искренность могла обмануть. - Мне нравится говорить тебе приятные вещи. Вот такой я нехороший человек.
   - Все. Считай, что я тебе поверила. Пойдем лучше прогуляемся.
   - Хорошо. Только где?
   - Давай в сквере. Там такие уютные скамеечки, и дорожки чистые.
   -Я согласен. Пошли.
   Старый сквер находился недалеко от набережной. Место было довольно тихое, несмотря на то, что находилось практически в центре города. Маньяков и террористов всех мастей там не наблюдалось, по крайней мере сообщений о них точно не было. Да и милицейский патруль время от времени прогуливался по его тенистым дорожкам, так что уличная шпана обычно предпочитала не устраивать в сквере своих посиделок, выбирая более глухие и скрытные места. Так что особых неприятностей от этой прогулки я не ожидал, и видимо зря.
   Мы спокойно шли по пустой аллее, переговариваясь о всяких пустяках. Наташа держалась за мою руку, и я невольно прижимал ее поближе к себе.
   - Знаешь, Саша, я долго думала, стоило ли мне пойти с тобой в кино.
   - Почему? - мне было приятно, что Натали решила быть откровенной со мной, но последняя фраза меня насторожила. - Есть какая-то причина или я тебе просто не симпатичен?
   - Да, - голос Наты стал совсем тихим и грустным. - Понимаешь, я была влюблена в одного парня. И он говорил, что любит меня. Мы встречались, гуляли вместе и все такое. А потом мне сказали, что он встречается с другой девушкой.
   - Значит он дураком был, раз решил, что может найти девушку, лучше чем ты!
   - Скорее он был очень умным. Встречался и со мной, и с той девушкой. Я не простила его и прогнала. Он звонил мне, хотел все объяснить. А мне просто не хотелось его ни видеть, ни слышать.
   - И ты теперь не доверяешь парням?
   - Наверное. Просто боюсь, что меня снова обманут.
   - Но мне ты веришь? - я даже остановился на месте, так меня потряс рассказ Наты.
   - Тебе. Не знаю. Я еще не решила, стоит ли тебе верить или нет! - в глазах Наташи засверкали озорные огоньки, а на губах появилась улыбка. - Ты такой коварный тип. Втираешься ко мне в доверие всеми способами, вот даже в кино затащил.
   - Это мы умеем, втираться и затаскивать.
   - Извини меня, Саша, что я вот так тебя огорошила своей историей. Просто мне легче стало после того, как все тебе рассказала. Как будто камень с души свалился.
   Наташа посмотрела мне в глаза, и в этот миг мне захотелось нежно обнять ее и прижать к себе. Только внезапный страх напугать ее проявлением сковал мои руки. Не стоило сейчас совершать необдуманных поступков и подаваться порывам. Я взял ее ладонь в свою и легонько сжал ее.
   - Наташенька. Верь мне. Я никогда тебя не обману и не предам. И каждый день буду готов носить тебя на руках!
   - Саша. Не торопи события, - мой порыв немножко испугал Натали, и она аккуратно освободила ладонь.
   - Хорошо. Не буду. Но ты не откажешься от еще одного свидания?
   - Я подумаю. Ладно? Не хочу сейчас ничего обещать. Давай лучше на набережную выйдем.
   - Посидим на скамеечке и на закат полюбуемся? - сострил я.
   - Полюбуемся, - Наташа потянула меня за руку. - Пойдем скорее.
   По набережной прогуливались парочки влюбленных, наслаждаясь теплом и светом заходящего солнца. Багровые облака, подсвечиваемые из-за горизонта, и темная гладь воды, с легкой рябью от ветерка. Такие тихие вечера особенно красивы, а если рядом с тобой стоит еще и любимая девушка, то кажется, что наслаждаться этими минутами можно до бесконечности.
   - Как здесь сегодня красиво, - прошептала Ната. - Почему я раньше так редко замечала красоту заката.
   - А мне тревожно, - эти слова вырвались из моих губ помимо моего желания. - Сам не пойму, что со мной. Увидел багровые облака и подумал, что небо пророчит мне беду.
   - К чему это ты? Саша, с тобой все в порядке?
   - Не знаю. Этот день, он так странно начался, и так хорошо заканчивается. Как будто судьба решила дать мне подарок, минутку счастья рядом с тобою.
   - И что же в этом плохого?
   - Судьба любит равновесие. Чем выше счастье - тем глубже омут горя. Наташа, это же стихи!
  
   Чем выше счастье,
   Тем глубже омут горя,
   Насмешкою судьбы
   Подарен этот миг.
   И я кричу,
   С судьбой своею споря,
   Но что бездушной
   Мой истошный крик.
  
   Странно. Никогда не замечал за собой тяги к поэзии. И с чего это вдруг?
   - Саша. Что с тобой сегодня? Ты сам на себя не похож. Может быть тебе плохо?
   - Я не знаю. Этот взрыв. И темнота. Или свет. Ничего не помню.
   - Может быть тебе нужно в больницу?
   - Не обращай внимания, - я постарался придать своему голосу побольше уверенности. - Уже все прошло. Может лучше в кафе посидим? Ты не против, если я тебя угощу кофе с мороженным?
   - Не против. Точно все в порядке?
   - Точнее не бывает. Не обращай внимания. Врачи сказали, что никаких травм у меня нет. Так, легкий шок, не более.
   Хотя, если признаться честно, то что могут определить врачи нашей областной больницы? Дырок в голове нет, мозги на месте, говорит - значит здоров. Знаю точно. Сам попал в больницу лет в шестнадцать, с бронхитом, так такого насмотрелся, тошно вспоминать. И девочку, которой вырезали аппендицит, и сделали разрез с другого бока, а потом лезли через весь живот до больного места. И парня, которому случайно вкололи антибиотик, не проверив, есть ли у него аллергическая реакция на препарат. Бедняга так распух, что не мог двигаться, и его увезли в реанимацию на каталке. Врачебная ошибка - так, кажется, любят говорить, не понимая, что за каждой такой ошибкой чья-то искалеченная жизнь. Может быть я не справедлив, и все это результат череды нелепых случайностей и совпадений, но какая боль стояла в глазах того паренька, когда его провозили мимо меня. За что это ему.
   Какие странные мысли сегодня преследуют меня. Нет бы радоваться свиданию, смотреть на Наташу, любоваться ее лицом и не замыкаться в себе. Вместо этого в голову лезут какие-то стихи, чуть ли не аппокалиптического содержания!
   Вот и кафе. Несколько столиков под грибками зонтиков, вынесенные на набережную по случаю лета. Официантка где-то запропастилась, так что за кофе мне пришлось сходить самому. Да здравствует привычка к самообслуживанию, что не дает нам остаться голодными и злыми после тесного общения с системой ресторанного бизнеса "по-русски"! Англичанин или немец в подобной ситуации как минимум могли просто уйти голодными с гордо поднятой головой, а француз обязательно устроил бы скандал. И всем бы этим пластмассовым товарищам обломилась бы только немаленькая доза разочарования. А простой русский студент всегда найдет выход из положения, и приятный момент во всей этой истории! Например в том, что сопрет пластиковую ложку прямо со стойки.
   Кофе оказался в меру сладким, а мороженное очень вкусным. Странно, ведь съесть такое же мороженное дома - и не получишь от него такого удовольствия. Наверное все дело в окружающей обстановке.
   - Наташа, можно я тебя до дома провожу?
   - Хорошо. Только чур не лезть целоваться около подъезда!
   - Ну как ты могла так обо мне подумать? Лезть целоваться к девушке на первом свидание даже не спросив ее разрешения - это не мой стиль.
   - А какой у тебя стиль? Говорить комплименты и пугать меня одновременно?
   - Ну, что-то вроде этого. Но подобное происходит со мной только на первом свидании. Дальше я становлюсь совершенно белым и пушистым.
   - Санька-зайка! Все, теперь тебе не отвертеться, буду называть тебя именно так.
   - Только не это. Натали, пощади меня. В институте засмеют!
   - Хорошо, пощажу пока. Но учти, если будешь плохо себя вести, то останешься зайкой на всю оставшуюся жизнь!
   - Очень недолгую, так как не выдержав такого позора я утоплюсь. Вот прямо на этом месте. Ну, точнее, с этого места на набережной брошусь в реку, - склонность к черному юмору меня точно когда-нибудь подведет. И кто за язык тянул?
   - Только под поезд не бросайся, как Анна Каренина, а то потом собирай тебя, сшивай и склеивай! - это что-то новенькое, впервые Ната ответила на мою плоскую шутку. Если так и дальше дело пойдет, то в наших отношения воцарится полная гармония и взаимопонимание.
   - Уже смеркается. Не пора ли домой? - очень не хотелось расставаться, но и подводить Наташу тоже не стоило.
   - Действительно пора. Я сегодня обещала маме прийти пораньше и немного ей помочь на кухне, - мне показалось, или Натали произнесла эти слова с сожалением?
   - Пойдем, тут недалеко есть остановка. Маршрутки еще ходят, так что доберемся быстро. И маме успеешь помочь.
   Мы вышли на набережную и не спеша направились в сторону остановки, которая была чуть в стороне, минутах в десяти ходьбы от кафе. Все-таки сегодняшний день был скорее радостным, чем печальным. Не стоило хандрить, тем более при Нате, и придаваться беспочвенным страхам и волненьям.
   Смеркалось. В бледном свете фонарей проносились бабочки-капустницы, бессильно бились об стекло и улетали прочь. Я молчал, погруженный в свои мысли. Наташа тоже не пыталась заговорить со мной. Видимо она переживала из-за своей откровенности. Только мне тоже было не по себе от произошедшего между нами разговора. Подобная откровенность, ее и моя, на первом свидании - это очень необычно.
   На остановке никого не было, и я все-таки набрался решимости.
   - Наташа, я тебя ничем не обидел? Ты извини, что-то на меня сегодня нашло, несу всякую чушь.
   - Все нормально Честное слово. Саша, сама не понимаю, почему решила поговорить с тобой об этом. Но не сказать тебе правду я не могла.
   - Понимаю тебя. Это наверное от чистого воздуха. Он опьянил тебя сильнее вина, и ты решила поведать мне свои тайны.
   - Все ты шутишь, Саша, нет бы побыть хоть немножко серьезным, - Ната поджала губки и посмотрела на меня очень выразительно. - Тебе бы только шутить!
   - А почему бы и не рассмешить тебя? Только не дуйся, я хочу - чтобы ты улыбнулась.
   Тут мой взгляд остановился на цветочном киоске, что пристроился на противоположной стороне улицы, в тени большого супермаркета. В голове возникла безумная идея - купить Натали цветов на все деньги, что у меня еще остались.
   - Я сейчас, - с этими словами я решительно направился к бордюру, намереваясь поскорее добраться до заветного букета и вручить его Наташе. - Только доберусь вот до того киоска.
   - Саша, постой! Ты куда? Остановись сумасшедший!
   Но я уже ничего не слышал, увлеченный своей идеей. Машин не было, так что не оглядываясь по сторонам побежал к киоску. Продавщица отпрянула от окошка, когда моя растрепанная голова возникла на фоне полутемной улицы. Резким движением я выгреб из кармана деньги и не глядя протянул их девушке.
   - Мне пожалуйста букет роз, на сколько хватит, - выпалил я на одном дыхании, - Только пожалуйста быстрее, девушка ждет.
   - Хорошо, молодой человек. Только не волнуйтесь, - девушка аккуратно пересчитала деньги. - Тут пятьсот восемьдесят рублей, хватит на букет из пяти роз, ну и оформить его красиво. Цветы какого цвета предпочитает ваша девушка?
   - Давайте наверное белые, думаю, ей понравятся.
   Отобрав пять белых роз продавщица ловко упаковала их в прозрачную упаковку, куда положила еще несколько веточек какой-то декоративной зелени, что любят заталкивать во все букеты, для придания им внешней солидности.
   - Ваш букет. Держите, - сказала она, и протянула мне цветы. - И пускай ваша девушка обязательно вас поцелует за такой подарок.
   Окрыленный таким пожеланием, бережно держа букет в руках я поспешил к оставленной мной Наташе. Она увидела букет в моих руках, и улыбнулась мне.
   Видя перед собой только эту улыбку я бросился к ней через дорогу. Вдруг резкий свет ослепил меня. Какой-то автомобиль мчался мне навстречу, и его фары приковали мой взгляд, как глаза удава гипнотизируют кролика, не давая ему пошевелиться. Странная слабость охватило мое тело, не давая даже сделать шага в сторону. А свет был все ближе.
   - Саша! - отчаянный крик Натали настиг меня практически в тот момент, когда улыбающаяся акулья морда БМВ отбросила мое тело в сторону. Букет я так и не выпустил из рук.
   Удар. И боль настигла меня. Белые розы окрасились в пурпур. Я видел Наташу, которая склонилась надо мной и что-то шептала. Почему так тихо, не могу разобрать слов. Хотелось попросить ее говорить погромче, только вместо слов с моих губ сорвался тихий стон. Что же это? Неужели расплата за короткий миг счастья так велика?
   И вдруг навалилась темнота. Неужели это смерть?
  

Глава 3.

   Ну и где спрашивается свет в конце тоннеля? Рай и Ад - это все выдумки малообразованных древних людей, как впрочем Валгалла, Хель и прочие достопримечательные места, куда попадают души умерших. Но где тогда я? Костров и сковородок не видать, ангелов с арфами и облаков тоже. Это и есть смерть? Тьма, в которой ты есть, и одновременно тебя нет. Как сказал один грек "мыслю - следовательно существую", но мне то зачем такое существование.
   А вот и свет. Не врали однако ребята, кого успели накачать в самый последний момент адреналином и шарахнуть током. Свет есть, только с тоннелем напряженка вышла, видать построить не успели. Хм, ну если чувство юмора есть - значит все в порядке.
   Свет заполнил все вокруг. Он был настолько ярок, что хотелось закрыть глаза или отгородиться от него ладонью. Правда закрывать было нечего, да прикрываться тоже было нечем. И тут я услышал голос.
   - Свершилось!
   - А поподробней нельзя? Что именно у вас свершилось? - нда, кажется Сатана обалдеет от такой наглости. Или это не Сатана? Вопросы растут, как снежный ком, а ответов на них не предвидится.
   - Человек. Мне известна слабость вашего рода к нелогичным поступкам. Только сейчас не совсем тот момент, когда тебе стоит шутить!
   - Понял, понял. Затыкаюсь. Только вопрос можно?
   - Можно, но не нужно! - блин, а говорил, что шутить не стоит. Тоже мне, юморист нашелся, светящийся.
   - Тогда сам рассказывай. И нечего меня затыкать, - вот как расплачусь от обиды, только нечем.
   - Человек. Я выбрал тебя для одного ответственного задания, - так блин, похоже чтение фентези на ночь плохо повлияло на мою голову. - Ты должен мне помочь.
   - Кхе. Что-то не припоминаю, что занимал деньги у луча света. Да у тебя наверное и денег то нет.
   Не стоило сердить этого, как бы его назвать, ну в общем не стоило. Не успел я придумать новую подколку, как мое тело затопила волна боли. Хотя тела в общем-то не наблюдалось. Вот только боль была вполне реальной. Описать ее довольно сложно. За всю свою жизнь, не очень правда долгую, ничего, даже отдаленно похожего, я не ощущал.
   - Достаточно? Теперь ты готов меня слушать?
   - Вполне, - после такой экзекуции желания поспорить больше не возникало. - Продолжай. Постараюсь засунуть свой несуществующий язык в такой же несуществующий зад и слушать очень внимательно.
   - И язык, и прочие части тела можно вернуть. Достаточно только согласиться с одной моей просьбой.
   - Тяжело отказать, когда просят так настойчиво. Говори уж, чего тебе нужно.
   - Не так много, как ты можешь вообразить. Ты должен прожить жизнь. Вот и все.
   - Прожить жизнь? Так я вроде уже. Или ты можешь вернуть меня назад?
   - Назад не могу. Но есть другое предложение. Прожить чужую жизнь, и изменить ее.
   - Что-то я плохо стал тебя понимать. Тебе от этого какая польза?
   - Польза есть. И я ее тебе сейчас объясню. Как и говорили ваши ученые - человечество не одиноко во вселенной. Да и во всем многомерном континууме. Тебя эта новость не удивляет?
   - Не особо. Ты продолжай, интересно рассказываешь.
   - Среди множества других миров, на которых появилась жизнь, был и мир моих создателей. Эта раса достигла высот своего развития и смогла создать удивительные вещи и квазиживые создания с искусственным разумом. Одним из таких созданий и являюсь я.
   - Создание? А поточнее объяснить не можешь?
   - На Земле есть такие примитивные вычислительные устройства - компьютеры. Считай, что я тоже компьютер. Правда более сложный. Пожалуй во столько раз, во сколько твой организм совершеннее и сложнее червяка.
   - Спасибо за сравнение. Очень убедительно звучит. А для чего тебя создали?
   - Мои хозяева искали идеального помощника, который бы смог исследовать вселенную и выявить закономерности ее развития. А также воздействовать на окружающий мир, меняя его. И они достигли успеха.
   - Кто бы сомневался. Ну а от меня тебе что нужно?
   - Скажем так. Мне необходимо повлиять на развитие одного мира.
   - Влияй. Я то тебе зачем?
   - Ты камешек, который вызовет лавину изменений. После долгих расчетов мне стало ясно, что для изменения развития целого мира достаточно одного человека, который повернет весь вектор развития в нужную сторону.
   - И в какую же сторону мне поворачивать этот самый вектор?
   - В сторону равновесного развития магии и технологии. Этот мир, в отличие от твоей Земли, развивается больше в магическом плане, а механика там самая примитивная. Это не плохо, но без развития технологической составляющей данная цивилизация не сможет достичь вершины развития. Таким образом она становится бессильной перед страшной угрозой гибели из-за внешнего воздействия силы первоначального Хаоса.
   - Насчет первоначального не очень понял. Да и все остальное слишком запутанно. Попроще нельзя объяснить?
   - Если попроще, то мне нужно, чтобы ты принес в этот мир земные технологии, и совместил их с местной магией. Тогда и остальные люди начнут развивать не только свои магические умения, но и более понятную для тебя науку.
   - Хорошо. Согласен. Только как мне обучить местных магов пользоваться благами земных технологий? Впаривать им пылесосы и холодильники по очень смешным ценам?
   - Можно конечно и пылесосы с холодильниками. Решай сам.
   - Решил. Только подскажи, а где я возьму в этом чудесном магическом мире пылесос? Они там на деревьях растут, или их гномы напильниками вытачивают?
   - Я дам тебе знание о том, как построить межпространственный портал на твою родную планету. Думаю, с его помощью ты решишь все свои проблемы.
   - Уже легче. А что мне делать в новом для себя мире, где я не знаю ни языка, ни обычаев, ни даже, черт возьми, как этот мир называется!
   Кажется мне пришел лучший друг всех полярников. В ответ на мою эмоциональную реплику установилась зловещая тишина. Сейчас мне будет больно!
   - Ты очень смелый, или просто наглый глупец, что порой одно и тоже, - даже мучить не стал, вот гуманист железный. - Мир называется Айленгард, и все знания о нем ты приобретешь вместе с новым телом. Так что учить язык тебе не придется. Правда учти, что знать ты будешь ровно столько, сколько знал тот человек, разум которого ты займешь. Знание о технологии создания портала и умение мыслить не так, как окружающие тебя люди - вот и все твои преимущества.
   - А суперсила? Суперреакция или еще какая-нибудь суперхрень, которой обычно награждают героя перед выполнением опасной миссии? - наглость второе счастье, так что пора становиться счастливым в больших масштабах.
   - Я тебе что, Господь Бог? Все, что мне подвластно - это неограниченный объем информации и возможность воздействовать на электромагнитные поля.
   - Немножко не понял, - в который раз уже, прямо таки тупой еще тупее. - А меня ты сюда как выдернул? Душу мою поработил электричеством?
   - Твоей души нет. Есть только твое нефункционирующее тело и запись твоей памяти. Я выделил часть своих вычислительных мощностей под имитацию твоего сознания. Фактически все, что от тебя осталось, это набор единиц и нулей в моей оперативной памяти. Правда это не совсем единицы и нули, но жители Земли не смогли создать даже примитивный квантовый компьютер, поэтому рассказывать тебе о кварковом взаимодействии смысла нет. Так что и такое объяснение сгодится.
   - То есть меня нет совсем? Помер окончательно и бесповоротно? - вот жуть, даже души не осталось!
   - Твой мозг по сути сложное биоэлектрическое устройство, а все твои мысли - электрохимические процессы, которые возможно переписать в мою память.
   - Ты что-то не договариваешь? Если все мои мысли так просто переписать, то почему бы тебе было просто не создать мою копию, и подселить ее в голову выбранного тобой бедолаги?
   - Здесь вступает в силу одно из загадочных свойств нашей вселенной. Невозможно, чтобы одно и то же информационное сознание существовало в двух телах одновременно, даже пусть и в виде записи в моей памяти. Поэтому мне пришлось сделать запись с твоего разума в момент гибели тела.
   - Гибели! Я не смог ничего сделать тогда! Эта машина, мне нужно было просто отпрыгнуть в сторону, но невозможно было пошевелиться! Это ты все подстроил!
   - Да. Так было нужно.
   - Кому это было нужно? Во всяком случае не мне. А Наташа? Я же умер у нее на руках!
   - Ты ничего не сможешь изменить, - бездушный голос вызывал у меня только ненависть. - Смирись. И я дам тебе другую жизнь.
   - Не нужна мне другая! Я хочу быть с Наташей, хочу гулять с ней по городу и смотреть на закат! А ты лишил меня этого!
   Боль снова накрыла меня. Но теперь мне было известно, что это всего лишь фантом моей памяти. Бездушная машина просто взяла воспоминание из моей памяти, а потом усилила его. Но теперь я точно знал, что эту муку необходимо вытерпеть, чтобы добиться своей цели. Не знаю, сколько прошло времени, показалось, что целая вечность, но пытка прекратилась.
   - Ты силен, человек. Теперь я уверен в своем выборе.
   - О чем это ты, железяка?
   - Поймешь потом! А теперь прощай.
   - Будь ты проклят, бездушный железный чурбан! Чтоб тебе ...
  

***

   Определенно у меня дежа-вю. Это скоро войдет в привычку - просыпаться неизвестно где и пялиться в потолок. На этот раз объект моих наблюдений был деревянным, потемневшим от времени и каким-то, не знаю как сказать точнее, несовременным, что ли? Отчего у меня возникло такое ощущение - сам понять не могу. Чувствовался дискомфорт, и причина его определенно была у меня под спиной. Немножко покалывало в районе лопаток и более "мягкого" места. Это покалывание заставило меня пошевелиться, и мой взгляд скользнул по комнате.
   Симпатичное местечко. Комнатка метра четыре на три, с небольшим окошком, сквозь мутные стекла которого пробивались солнечные лучи. Странное тут стекло, бутылочное и то кажется гораздо прозрачней и ровнее этой поделки. Или это не стекло? Из мебели в комнате был еще сундук с плоской крышкой, на котором была разложена одежда. Еще здесь была кровать, оценить которую я сразу не смог, ввиду того, что располагался сейчас прямо на ней. Был еще один интересный предмет интерьера, который привлек мой взгляд секундой позднее. Это был горшок необычной формы и немаленького размера, на взгляд литров этак пять или семь, накрытый крышкой. Он скромно прятался за сундуком, и не сразу привлек мое внимание. "Ночная ваза" - эта мысль неожиданно мелькнула у меня в голове, и смысл этого чуда гончарного искусства стал мне понятен.
   Так где же я?
   "Авербург, столица королевства Гёгтинген". Спасибо за подсказку, черт тебя раздери, только мне это мало что говорит! Неожиданно как будто острая игла пронзила мой мозг, и я узнал, а точнее вспомнил, что это за город и что за королевство. Да и вообще в памяти моей возник целый хоровод названий и имен. Проблема была только в том, что эти знания радости мне не принесли.
   Барон Эрих фон Грансвальт, владетель и защитник вольного баронства Грансвальт - вот теперь мое новое имя. Владелец заводов, газет, пароходов - это все не про меня. Скорее уж владелец замка, нескольких деревень и одного маленького городка, ну и довольно обширного участка земли за Поднебесными горами. Феодал. Абсолютный феодал, потому как власть королей заканчивалась по эту сторону горного хребта, а за ним, в вольных баронствах, каждый сам был хозяином своей судьбы. Только здесь, в славном городе Авербург, вся моя гордость и родовая честь немногого стоили. Я прибыл сюда инкогнито, в сопровождении десятка воинов, по одному торговому делу. И дело это не стоило афишировать перед официальными властями королевства, а уж тем более перед неофициальной, но от этого не менее сильной, властью церкви Пресветлого Айриса.
   Религия Единого Творца пришла на эти земли не более пятисот лет тому назад, но за это время успела возвысить свою власть над людскими владыками до немыслимых высот. Церковь этого мира имела власти не меньше, чем Римская Католическая в нашем мире в веке этак тринадцатом. Даже свою Инквизицию имели - Орден Очищения. И тоже охотились на колдунов и ведьм. Правда в мире Айленгарда с этим у них были небольшие проблемы, так как колдовская братия здесь могла пользоваться настоящей магией, а не теми жалкими фокусами, коими промышляли во времена земного средневековья многочисленные шарлатаны. Маги, по крайней мере те из них, что обладал солидным опытом и магической силой, в цепкие ручонки Очищающих давались весьма неохотно, и при охоте на них орден нес серьезные потери. Поэтому, противоборствующие стороны через некоторое время решили прекратить охоту на сильных магов, ловя рыбку менее зубастую. Деревенские знахарки, колдуны-самоучки и простые люди, вся вина которых зачастую сводилась к родинке в неположенном месте, служили топливом для непрекращающейся борьбы церкви с "Силами Тьмы", о чем неустанно повторяли проповедники.
   Кроме людей в этом мире имелись и другие разумные расы, с которыми люди общались, торговали, а чаще всего резали в кровопролитных войнах. Эльфы, гномы, орки и прочие забавные и не очень порождения фантазии земных авторов были здесь обычным явлением. Правда, кроме гномов, с которыми приходилось мириться даже церкви, других дружественных и союзных рас люди не имели. Эльфы придерживались вооруженного нейтралитета, укрывшись в своих непреступных лесах, а орки и прочая нечисть любили приходить на земли окраинных королевств с дружескими визитами, организовывая небольшие шоп-туры. Товаром в этих челночных рейсах обычно служило все, что попаделось под руку, точнее лапу, а расплачивались гости острой сталью. Поэтому нелюбовь людей к таким незваным посетителям была вполне обоснованной.
   За дверью послышался какой-то шорох, потом непонятное поскребывание. Мыши у них тут обитают наверное.
   - Милорд, разрешите войти? - раздался из-за двери чей-то неуверенный голос.
   - Входи, - память нарисовала мне лицо довольно симпатичной девушки, которая прислуживала в трактире. - Нечего под дверью шуршать.
   Дверь отворилась с легким скрипом, и первым в комнату попал кувшин, за ним руки и прочие впечатляющие детали тела девицы. Теперь понятно, почему она так запомнилась барону. Памелла Андерсон нашла бы в ее бюсте достойную конкуренцию своему силикону, а если учитывать, что в этом мире пластика не в ходу, то Пэм стоило бы удавиться от зависти сразу. Хорошо еще, что я спал в каком-то подобие подштанников, иначе мог бы прореагировать на ее фигуру более явно.
   - Вода для умывания, как вы и приказывали теплая, - а мой предшественник был чистюлей, как-то не вяжется с образом доблестного вояки средневековья.
   Служанка поставила кувшин на сундук, потом наклонилась к кровати, дав мне возможность полюбоваться двумя другими не менее впечатляющими округлостями. Наконец она выпрямилась, держа в руках небольшой медный тазик, который водрузила рядом с кувшином.
   - Вам полить, милорд?
   - Давай, - согласился я и наклонился над тазиком.
   Теплая вода полилась мне в ладони небольшой струйкой, почти как из старого крана, который постоянно застревает на половине оборота. Я набирал ее в ладони и старательно умывался. При этом приходилось сильно зажмуриваться, так как вырез платья с весьма приятным глазу содержимым находился в опасной близости от моего лица. Похоже, эта красотка специально провоцировала меня!
   - Достаточно. Подай полотенце.
   Служанка неохотно выпрямилась, сняла полотенце со своего плеча и протянула мне. Этот кусочек ткани еще хранил тепло ее тела и волнующий запах юной кожи. Черт побери, что это со мной? Никогда раньше на таких вещах не зацикливался!
   - Завтрак уже готов, и ваши воины ожидают внизу. Может быть господину угодно еще что-нибудь? - нет, ну какой взгляд. Барон внутри меня так и хочет прижать эту девицу. Вот это темперамент!
   - Нет. Можешь идти.
   Прихватив таз с водой и полупустой кувшин, плавно покачивая бедрами эта красавица удалилась, ничего более мне не сказав. А ведь явно она была бы не против пошалить немножко со знатным рыцарем, и мое скромное поведение определенно сбило ее с толку. А вот фиг тебе, милочка, меня голыми руками (точнее ногами, еще точнее грудью) не возьмешь! Хотя, если очень постараться!
   Ладно, надо одеваться, тем более воины ждут. Нехорошо держать солдат голодными, ослабеют и перемрут, как мухи, в первом же бою.
   Одежда обнаружилась в сундуке, аккуратно сложенная. Так, белая рубаха, похоже льняная, ткань грубовата. Пуговиц нет, есть только довольно широкий вырез под горлом, на шнуровке. Штаны? Или все-таки колготки? Блин, ну и наряд. Хорошо еще, что секс-меньшинства в этом мире не проявляют открыто своих наклонностей, а то бы непременно стал объектом их повышенного внимания. Резинки нет, только веревочка, пропущенная изнутри. Кожаный жилет, тоже с завязками. Блин, неужели в этом мире пуговиц не изобрели. Опять подсказка памяти. Изобрели, но больше в качестве украшения. Золотые пуговицы с бриллиантами явно не по карману пограничному барону, а с серебряными нельзя - могут принять за купца (которым законом запрещено носить золото, вот ведь нелепый обычай), ущерб дворянской чести. Ладно, и так сойдет. Под одеждой обнаружилась кожаная перевязь с мечом и пояс с кинжалом. Кинжал правда был небольшим, с посеребренной рукоятью, скорее не боевое оружие - а просто столовый прибор. Подпоясавшись и надев перевязь я закончил свое облачение. Жаль зеркала нет, оценить полученный результат.
   Дверь скрипнула теперь уже под моей рукой, и я очутился в полутемном коридоре, на втором этаже трактира. Дневной свет пробивался сквозь узкое окошко, с таким же мутным стеклом, что и в комнате. Да ведь это же слюда! Местные умельцы еще не дошли до создания оконных стекол, ограничиваясь небольшими разноцветными витражами во дворцах, церквях и особняках богатых дворян. Весь остальной народ, включая и весьма небедное купеческое сословие, довольствовался слюдяными оконцами, а то и всякой дрянью, вроде бычьего пузыря, натянутого на раму.
   С первого этажа доносился нестройный гул голосов, и думается мне, что собравшаяся там компания кого-то явно дожидается. Только где же этот кто-то, и куда он мог залезть? - как поется в одной старой мультяшной песне. Интуиция подсказывает, что этот кто-то где-то рядом.
   Мое появление на лестнице вызвало мгновенную тишину, а затем легкий шум отодвигающихся стульев. Надо же, тут оказывается в трактирах даже стулья есть, а я почему-то думал, что лавками обходятся. Одиннадцать пар глаз устремились на меня с немым вопросом "ну когда же дашь пожрать?". Так и тянуло выдать хохму, вроде "всем сесть, суд пришел" или "у кого геморрой, тот может и постоять". Но, думается, моих стараний и чувства юмора никто бы не оценил.
   Поэтому я молча спустился по лестнице и сел во главе стола на пустующий стул. Без всякой таблички с именем приглашенного, что так любят расставлять наши пластмассовые младшие братья из неближнего зарубежья, было понятно, чье это место. Кивком головы я показал своим солдатам, что можно садиться и приступать к трапезе.
   На завтрак шеф-повар приготовил следующее меню: благородному господину досталась печеная курица, целиком, а простым труженикам щита и меча какая-то каша, вроде пшенной, впрочем, с весьма солидными кусочками мяса. Кроме того, был свежий хлеб, похожий на лаваш. И все, десерт как-то пропустили. Кроме первых блюд подавались так же спиртные напитки, тоже в соответствии с сословием. Передо мной стоял небольшой кувшинчик, где-то на литр, с молодым вином, а солдатам достались большие кружки с пивом. В общем равноправием и гражданскими свободами в этом мире даже не пахло, что лично меня вполне устраивало. Надеюсь, у чертовой железки не возникнет идея затащить в этот мир Валерию Ильиничну Новодворскую, этот девственный бегемот в юбке тут бы развернулся!
   Процесс приема пищи происходил под дружный аккомпонимент чавканья, бульканья и урчания оголодавших желудков. Правда десятник Гуго, которого чаще называли просто Одноухий (в одной из пограничных стычек с него слетел шлем, а как к нему ухо прицепилось, до сих пор никто понять не может), пару раз поднимал тосты за здоровье господина барона, которые его подчиненные тут же дружно подхватывали.
   В общем, встреча прошла в теплой и дружественной обстановке, чему немало способствовало совместное распитие легких спиртных напитков. Однако тарелку с костями в сторону, пора заниматься делами. А дел этих, как подсказала мне моя вдруг проснувшаяся память, у Эриха в столице хватало.
   - Гуго, отбери троих парней, будете сопровождать меня в городе, - отдал я приказ. - Остальным сидеть в трактире тихо, никого не трогать и никуда не соваться. Если хоть одна свинья посмеет напиться - повешу прямо на воротах этого клоповника!
   Моя угроза особого впечатления на солдат явно не произвела, и дело было скорее не в том, что они мне не поверили, а в том, что подобная выходка была вполне в стиле моего предшественника, который любил наводить дисциплину радикальными методами. Интересно, как при таких способах поддержания авторитета власти у него солдаты еще остались?
   Дело, которое потребовало моего (точнее не совсем моего, но надо же когда-нибудь привыкать чувствовать себя средневековым бароном) присутствия в Авербурге было тайным, и не совсем законным. Если сказать точнее, то совсем незаконным. Контрабанду мне может быть и простили бы, как дворянину, тем более не являющемуся подданным короля Бодуэн VI. А вот торговля творениями фармацевтической промышленности "грязных тварей лесных, богомерзких ельфов" (как любил говорить в проповедях один старый монах, неизвестно каким ветром занесенный в мое баронство, и накрепко там обосновавшийся) могла привести меня прямиком в жаркие объятия матери нашей, святой церкви. Причем всю теплоту объятий мне предстояло бы ощутить на собственной шкуре, в полном соответствии с догматом о "непролитии крови".
   - Рихард, принеси мне камзол и плащ. И не забудь кольчугу, может пригодиться, - паренек шустро выскочил из-за стола и побежал в сторону конюшни за моими вещами. Вообще-то мне по статусу был положен оруженосец, и даже не один, но молодой Тибо де Блуа, которому выпало счастье (а может и совсем наоборот) стать моим оруженосцем, валялся в замке со сломанной ногой, и был не способен участвовать в этой поездке. И кой черт этот молодой идиот решил показать свою удаль и направить коня наперерез подраненному кабану? Жить надоело? Лошадке определенно жизнь была дорога, и рисковать ею, подставляя бок разъяренному кабану, она не собиралась. В результате мой оруженосец оказался на земле со сломанной ногой, и его удача, что кабану в тот момент было не до добивания раненых. В итоге всю дорогу до столицы Гёгтинген мне приходилось пользоваться помощью молодого солдата, немного несообразительного, но хотя бы расторопного.
   Минут через десять Рихард вернулся, неся кольчугу, темно-зеленый камзол и плащ того же оттенка. Вот черт, совсем не подумал о том, что на рубашку и жилет кольчугу одевать не стоит, ни одна прачка их потом от масла не отстирает. Но показывать свою ошибку перед подчиненными - значит уронить свой образ непогрешимого командира.
   - Кретин! Когда брал кольчугу, почему не подумал о том, что нужен еще и акетон. Неси немедленно! - ничего не поделаешь, придется быть хамом. Не стоит резко менять характер барона, а то еще у солдат могут возникнуть ненужные сомнения в его умственном здоровье.
   Когда наконец запыхавшийся парень вернулся, я начал переодеваться прямо в зале, ничуть не смущаясь горячих взглядов служанки, которыми она щедро одаривала меня, пробегая мимо. Аскетон оказался чем-то вроде матерчатой куртки, причем даже трехслойной с плотной прошивкой. Конечно, это был не гамбезон, в который для лучшей амортизации вражеских ударов зашивали вату, но носить поддоспешник по жаре - удовольствие только для законченного мазохиста.
   Расшнуровав и сняв жилет, я натянул аскетон прямо на рубаху, а потом с помощью Рихарда облачился еще и в кольчугу. Среди местного дворянства ношение доспехов в городе вряд ли считалось образцом высокой моды, но человек, с которым мне придется общаться, вызывал у моего предшественника серьезные опасения, и в этом ему стоило верить. Кольчуга оказалась длинной до середины бедра, и была практически незаметна под камзолом. Весу в ней было килограммов десять, не более. Да и по внешнему виду она не многим отличалась от тех, что мы использовали в клубе. Главным отличием было то, что при ее производстве мастер не увлекался широким применением гроверных шайб в качестве источника материала, а добросовестно делал все кольца из стальной проволоки. Плащ с золотой фибулой под горлом дополнил мой наряд. Теперь, вооруженный и защищенный, я был готов направиться даже на встречу с дьяволом, в существование которого местная церковь, кстати, не верила. Видимо ей хватало и более близких противников. Те же орки жестокостью и кровожадностью могли дать сто очков вперед как сатане, так и всем его подручным.
   Улица встретила меня теплыми лучами местного солнца, громкими криками осла, тащившего в неизвестном направление тележку с продуктами, и таким же надоедливым, как и на Земле, жужжанием мух над кучкой конского удобрения. На первый пристальный взгляд особых отличий местного мира от моей родины не видно. На второй и третий тоже. Хоть в голове и сидит мысль о том, что водятся здесь и драконы, и единороги, и менее приятные представители фольклора, верить этой мысли совершенно не хочется. А хочется просто раздеться до трусов и позагорать в свое удовольствие, нежась под греющими лучами небесного прожектора. В общем идиллия сельской жизни растянутая на целый мир.
   Что-то не вовремя я расчувствовался, надо же и о деле подумать. Где этот чертов идиот?
   - Рихард, чтоб твою печенку орки сожрали! Где мой конь? Или предложишь мне совершить поездку через весь город на этом голосистом осле?
   - Уже веду, милорд, не извольте сердиться.
   - Одноухий, скажи мне, зачем ты взял эту орочью отрыжку в поход, чтобы он портил мне настроение?
   - Милорд, Рихард хороший солдат, послушный, исполнительный, никогда не грубит, - начал перечислять достоинства бойца десятник, но я грубо перебил его. Хотя почему это грубо? Если уж это мой десятник - что хочу с ним, то и делаю!
   - Мой конь тоже очень послушный, исполнительный и ни одного непочтительного слова еще не сказал. Но мне почему-то не приходило в голову напялить на него доспех и вручив меч принять в солдаты, - последние слова вырвались из моего горла свистящим шепотом, вот что значит господский гнев.
   Лицо Гуго цветом стало похоже на стену таверны, возле которой мы расположились. И что это его так напугало?
   - Милорд, - кажется мне удалось нагнать на этого служаку такой ужас, что он слова еле выговаривал. - Не извольте гневаться. Я сам накажу Рихарда за нерасторопность. Только умоляю Вас, не надо его сейчас вешать.
   В его глазах застыл такой неподдельный ужас, что мне даже стало стыдно за свою выходку. Что же это со мной? Никогда не замечал в себе тяги к такого рода развлечениям. Наоборот, всегда неприятно было смотреть на то, как обижают слабых. Тут память подкинула мне новую картинку из прошлого, и от этого воспоминания мне стало нехорошо. Оказывается, мой предшественник находил определенное удовольствие в таких вот жестоких забавах, и запороть слугу за провинность было для него совершенно нормальным делом. Хотя, на фоне поступков некоторых своих соседей это смотрелось просто невинной шалостью. По крайней мере, сжиганием деревень вместе со всеми жителями барон фон Грансвальт не занимался, и отдельное ему за это спасибо. Надо потихоньку менять имидж. Не охота как-то развешивать собственных подданных на осинках за украденную булку хлеба.
   - Хорошо, Одноухий. Уговорил.
   - Благодарю Вас, ваша милость.
   Вот никчемная память. Только сейчас соизволила сообщить мне, что Рихард приходится десятнику то ли племянником, то ли еще какой родней. И Гуго уже решил, что я в запале могу сократить число его родственников ровно на одну единицу. Нехорошо, так можно народ и до бунта довести.
   Наконец показался Рихард. Он вел в поводу трех оседланных коней, для меня, себя и Гуго. Еще двое солдат, имена которых я вспомнить не мог, вели своих лошадей и пару вьючных. Правда груза во вьюках было не очень много, и особого внимания они не привлекали. Если бы кто-нибудь узнал, что именно барону приходилось везти из своего феода в столицу соседнего государства, то самым пристальным вниманием этот груз был бы обеспечен. К сожалению, содержимое этих тюков просто вынуждало меня совершить экскурсию по столице.
   Так получилось, что мой предшественник был замешан в контрабанде. Причем возил он через границу не водку и сигареты, как наши соотечественники в Прибалтику или Польшу, а продукт фармацевтической компании "Эльф и Со". Продукция данной фирмы была широко известна во всех людских королевствах, причем безо всяких усилий со стороны ушлых рекламных агентов. Бальзамы и мази эльфов возвращали молодость, делали кожу гладкой, а различные округлости еще более округлыми (без всякого силикона!). В общем, товар был нужный и дорогой. Одно плохо, не любила местная церковь эльфов, и всего, что с ними связано. Поэтому за баночку с целебной мазью можно вполне было угодить на костер, ну в лучшем случае, на долгую-долгую отсидку в монастырских подвалах. А уж мешки, которые сейчас украшали спину смирной лошадки, тянули как минимум на пожар 1812 года. Так что избавиться от этого счастья следовало поскорее. Вот и спешил я на встречу с мастером мудрых дел, едва сообразив, где я и кто я.
   К счастью, навыки верховой езды достались мне среди прочего наследства, так что свалиться со спины огромного вороного жеребца мне не грозило. Вставив ногу в стремя и ухватившись за луку высокого седла, я одним рывком запрыгнул на коня. Ощущение было необычным. По крайней мере, на Земле верховой ездой мне заниматься не приходилось, если не считать раннего детства. Лет в шесть мама отвела меня в парк, где катали малышню на смирных лошадках из ближайшего колхоза. Помню свое изумление, когда лошадка, вместо того, чтобы везти меня по дорожке, направилась к обочине - пощипать травку. И никакие дерганья за уздечку не помогали мне направить это вредное создание в правильном направлении. С тех пор практического опыта по управлению этим древним транспортным средством более не имел. Надеюсь, подсознание мне поможет.
   - По коням. Не отставать и не пялиться по сторонам. Вперед.
   После легкого сжатия коленями конь, тяжело вздохнув, двинулся вперед, прямо к распахнутым воротам. Солдаты молча смотрели вслед, никаких пожеланий, типа "счастливого пути" или "возвращайтесь поскорее" никто не произнес. Хотя, мне то что за горе?
   Первая улица столицы, с которой я имел несчастье познакомиться, быстро выветрила из моей многострадальной головы все романтические представления о средневековье. Узенькая улица, над которой нависают вторые этажи кое-как побеленных домов. Каменная мостовая, которую трудно различить под слоем грязи и конского навоза. Серые и угрюмые лица горожан, которым приходится по этому гумусу перебираться, чуть ли не вплавь. И запах! Как жаль, что местные умельцы не изобрели противогазов. Воняло почти как в сортире квадратно-гнездового типа в городе Волгодонске, куда я попал как-то раз в бытность свою подростком. Все бы хорошо, но туалет на шесть посадочных мест в сорокаградусную жару пах так, что после его посещения приходилось пять минут прогуливаться по округе и ждать, когда выветрится вонь.
   Аборигены же, судя по лицам, если и ощущали какой-то дискомфорт, то старались спрятать его вместе с собственным мнением глубоко и надежно. Внезапный крик "поберегись!" заставил меня натянуть поводья с такой силой, что конь чуть не встал на дыбы. Из окошка второго этажа появилось ведро. И исчезло. Только содержимое этого ведра полетело на улицу. Слава всем богам, местным и не совсем, что не на меня. Правда один бедолага в какой-то матерчатой куртке, очень похожей на мешок из-под картошки цветом и качеством материала, увернуться не успел. И служил теперь источником многочисленных шуток для более расторопных.
   - Посторонись! - крикнул Гуго и замахнулся плетью.
   Начинавшая было собираться толпа мгновенно рассосалась вдоль стеночек, а куда делся местный "герой дня без галстука", я заметить не успел.
   Провожаемые почтительными взглядами и поклонами, мы двинулись дальше. Хорошо еще, что мы в предместьях, где живут бывшие крестьяне и прочая беднота. В пределах крепостных стен обитал народ позажиточней, и там угроза применить плеть могла вполне закончиться потасовкой с разгоряченной толпой пролетариата или городской стражей.
   - Не перестарайся с плетью, Одноухий. Мы не у себя дома, и лишние проблемы мне сейчас не нужны. Вернемся в баронство, и можешь сколько угодно гонять деревенщин.
   - Как будет угодно милорду.
   - И вообще, стань незаметным. А то твой вид начинает меня раздражать!
   Десятник молча поклонился и направился в арьергард нашего маленького отряда. Похоже, идея скрыться с моих глаз и ему не раз приходила на ум, вот только повода все никак не предоставлялось.
   Городская стена начиналась сразу же за кварталом, в котором располагался трактир. Сложенная из больших блоков песчаника, она была высотой метров так десять. Через каждые двести метров в ней имелись башни, выступающие вперед из общего тела стены. Похоже до идеи фланкирующего огня местные военачальники и архитекторы уже додумались, а вот артиллерия была им явно незнакома. Рва перед стеной не оказалось, его явно засыпали и утрамбовали для создания большого рынка. Все пространство от крайних домов до фортификационного сооружения занимали длинные ряды палаток, навесов и просто лотков, с которых торговали всем, что можно пожелать.
   Идея порыскать по местной барахолке в поисках нужных в хозяйстве вещей умерла еще и не родившись, а если бы и родилась, то я бы ее зверски умертвил. Нет, сначала бы помучил, потом расчленил, а затем уже и придушил бы.
   Городская стража лениво скучала возле раскрытых настежь ворот. Очереди не было, только редкие горожане сновали на базар и обратно. Поэтому при нашем приближении эти горе-вояки оживились и даже втянули пуза. Хотя, назвать такой курдюк жира пузом - это просто оскорбительно. Тут больше подходят эпитеты "брюхо", "пузище" или "огроменная трудовая мозоль". Этим ребятам вряд ли приходилось сталкиваться в бою с кем-нибудь страшнее таракана, уж больно невинный вид они имели. Хотя первые их слова сразу же убедили меня, что я сильно ошибался.
   - Пошлина за въезд, благородный господин! По серебряному гульдену за всадника, - пробасил самый круглый стражник, если судить по объему талии - командир этого воинства пивных бочонков.
   - Какая пошлина, кретин? Ты не видишь, что разговариваешь с благородным рыцарем? С каких это пор дворяне стали платить пошлины? - теперь уж сдерживать гнев подсознания не хотелось. Тем более память подсказывала мне, что дворяне во всех королевствах людей пользовались особыми привилегиями.
   - Господин бургомистр издал указ, чтобы с каждого конного бралась пошлина на содержание славного города Авербург, его честного и неподкупного магистрата, а также доблестной городской стражи, что неустанно бережет покой и сон жителей столицы, - выпалив всю фразу на одном дыхании толстяк выжидательно уставился на меня.
   - Да я твоего бургомистра утоплю в той куче навоза, из которой он появился на свет! Ыргых юбриз тшейт драхн, оргволт таарон лоумид (это довольно простое орочье ругательство имеет очень сложный литературный перевод, что-то вроде интимной связи достопочтенных предков означенного стражника с крупным и мелким рогатым скотом).
   - Прошу прощения, благородный лорд, но у меня крайне плохо с другими языками, - этот кретин уже довел меня до бешенства, хотелось выхватить меч и помножить данного незаконнорожденного сына ослицы и барана ровно на одну вторую (то есть разрубить от плеча до седалища). - Да и потом в указе господина бургомистра говорится о всадниках, а никак не о благородных господах дворянах. Поэтому вы можете проезжать, а вот вашим воинам придется заплатить пошлину.
   - Одноухий, Рихард берите вьюки и за мной. Остальные ждут здесь с лошадьми, - жаба, самый страшный зверь. Одна только мысль расстаться с деньгами привела меня в состояние тихого бешенства, тем более что названная круглой мордой сумма была весьма значительной. Хозяин трактира брал с меня пять гульденов за день проживания всего моего отряда, за пищу и корм для лошадей. При этом он закрыл трактир для прочих постояльцев, так что эта сумма с лихвой перекрывала все его возможные убытки.
   Не то, чтобы у меня денег не было, просто финансовое положение моего баронства было далеко не блестящим, и привычка к строгой экономии вошла в мой разум вместе с памятью предшественника. Честно говоря, только благодаря контрабанде бюджет баронства еще сводил концы с концами. Недружелюбно настроенные соседи, отсутствие полезных ископаемых и прочие трудности заставили деда барона заняться таким неприличным для дворянской чести занятием, как торговля. Правда история о том, каким образом предку барона удалось вступить в контакт с эльфами и начать торговлю, была довольно запутанной. Но это сейчас не главное.
  

***

   За стенами города начинался практически другой мир. Чистые улицы, вымощенные булыжниками, нарядно одетые дворяне и купцы, неторопливо шествующие по своим делам, большие кареты со слугами на запятках. Парадиз!
   Однако не стоило заблуждаться. Все это великолепие было заслугой вовсе не нынешнего поколения королевства Гёгтинген. Система канализации, которой так гордился город, была заслугой строителей распавшейся уже более двухсот лет назад Великой Герландской Империи, которая не выдержала внутренних дрязг и междоусобиц, и тихо развалилась на отдельные королевства, герцогства и даже баронства, вроде моего. Булыжная мостовая, кстати, тоже была выложена во времена правления Императоров, а нынешние власти только поддерживали ее в хорошем состоянии. Ну а пышно разодетые потомки многочисленных знатных родов уже давно не надевали доспехов, чтобы выйти в бой. Им больше по нраву была светская жизнь столицы, со всей ее мишурой и блеском.
   Хотя человек, к которому я направлялся в гости, заслуживал моего уважения если и не многочисленностью великих предков, то крепкой деловой хваткой и отсутствием брезгливости в вопросах получения прибыли. Хенрик ван Леен, почтенный купец золотой гильдии, имеющий огромный особняк в столице и многочисленную недвижимость за ее пределами, ростовщик королевского дома и прочая и прочая. А также, Проныра Хенрик для более тесного круга знакомств, ловкач и махинатор почище незабвенного Остапа. Правда, имеющий за душой не один десяток трупов тех, кто вовремя не убрался с его дороги. В общем, человек, который мог оплатить получаемый груз и сделать так, чтобы церковь об этой сделке не узнала.
   А вот и его дом. Трехэтажный особняк недалеко от главных городских ворот, с большим внутренним двором, обнесенным трехметровой стеной. Ворота особняка, как и следовало ожидать, были закрыты. Большой деревянный молоток и медный диск заменяли здесь звонок, так что я врезал по медяшке со всей силы. Звук однако был довольно приятным, но в то же время достаточно громким, чтобы разбудить привратника.
   - Кого это там нелегкая принесла? - послышался ворчливый голос из-за окошка, которое было прорезано прямо в воротах, и закрывалось изнутри массивной ставней.
   - Заткни пасть, смерд. А не то я вобью эти слова обратно в твою поганую глотку мечом. Передай управляющему, сокол парит в небесах, но живет на тверди, - оригинальный пароль, ничего не скажешь.
   - Слушаюсь, Ваша милость, немедленно передам, - голос привратника сразу исполнился почтения, но ворота нам он не открыл, а пошел докладывать по команде.
   Минут через десять створки все же распахнулись, и за ними нас уже поджидал Фольмар - управляющий особняком и доверенное лицо Хенрика в столице.
   - Приветствую благородного барона фон Грансвальт в нашем скромном доме. Всегда рад видеть дорогого друга нашего господина в этих стенах, - вот старый лис, умеет смягчить обстановку и спасти привратника от вспышки дворянского гнева.
   - И я рад видеть тебя Фольмар! Хенрик дома? - насчет радости, это я преувеличиваю. Просто управляющий Хенрика был мне всегда симпатичен своей честностью.
   - Да, господин барон. Хозяин дома, и ему уже доложено о вашем визите.
   - Это очень хорошо. Прикажи своим людям забрать товар и отнести его в залу для переговоров, - еще бы, а если бы купца не оказалось на месте, пришлось бы продавать товар самому Фольмару, а тот все время любил побурчать о том, что я беру слишком большую цену. Не то, чтобы я оставался в накладе, просто не люблю торговаться. Вот черт, уже перестал отличать мысли барона от собственных! Интересно, страдают ли странники по иным мирам шизофренией или раздвоением личности? По крайней мере, у меня все симптомы на лицо!
   - Все будет сделано как обычно, господин барон. Не извольте волноваться. Какие будут распоряжения в отношении ваших людей?
   - Покормить, пива много не давать, пристроить где-нибудь на лавку, но чтобы были готовы в любой момент сопровождать меня.
   - Их отведут в людскую. А вас я попрошу следовать за мной. Хозяин уже ждет.
   Фольмар провел меня через ход для прислуги, где предусмотрительно не оказалось посторонних, прямо в переговорный зал, который использовался купцом для особо важных совещаний. Сам Хенрик уже ждал меня в кресле у камина. Был он довольно высокого роста, но тонок в кости, и от этого казался мне этакой каланчей в дорогом костюме. Плешь на макушке была стыдливо прикрыта остатками седых волос, что в целом производило скорее комическое впечатление. Интересно, почему он ни разу не воспользовался бальзамом для восстановления волос, который всегда был среди тех товаров, что я ему привозил?
   - Приветствую благородного барона фон Грансвальт в своем скромном жилище. Рад, что судьбе снова было угодно привести моего доброго друга и компаньона в этот дом, - начал Хенрик свою привычную песню в здравицу гостя, его здоровье и собственную несчастную жизнь, только мне сегодня не хотелось слушать эти сказки.
   - Я тоже счастлив оказаться в стенах твоего прекрасного дома, высокочтимый купец золотой гильдии. Но, к сожалению, обстоятельства вынуждают меня пренебречь приличиями и перейти сразу к делу, которое привело меня в твой, не побоюсь этого слова, прекрасный особняк.
   Хотя моя настойчивость и удивила немного Хенрика, но виду он не подал.
   - Желание гостя для меня закон. Если благородный барон изволит спешить, то мы приступим к делу немедленно.
   - Благодарю вас, Хенрик, за понимание, - эта игра слов мне уже порядком надоела, но в местном обществе даже такая подпольная сделка сопровождалась обязательным ритуалом бессмысленной вежливости. Да и Проныра Хенрик всем своим видом и поведением старался подчеркнуть свой полный разрыв с криминальным прошлым, только поступки выдавали его с головой. - У меня есть одно очень важное дело в столице, которое мне безотлагательно необходимо решить. Поэтому я и хочу закончить нашу сделку побыстрее. Прикажите вашим людям принести товар.
   Купец кивнул, услышав эти слова, и дернул за витой позолоченный шнурок, который висел возле его кресла. Данное нехитрое средство связи представляло собой целую систему из тросиков и блоков, которая заканчивалась небольшим, но очень звонким медным колокольчиком. По сигналу этого колокольчика слуги купца внесли в зал вьюки.
   - Оставьте нас, - отдал приказ Хенрик.
   Слуги молча поставили вьюки рядом с креслами, поклонились и вышли. Ни одного вопроса или слова. Хорошая муштра. Мне бы солдат так выучить, как купец своих слуг натренировал.
   - Все как обычно?
   - Да, - ответил я, и, порывшись в одном из тюков, достал свиток с перечнем товара, - цена прежняя.
   Хенрик молча пробежал глазами список товара. Потом подумал несколько минут, произведя в уме довольно сложные расчеты, и выдал наконец.
   - По старой схеме? На десять тысяч талеров драгоценных камней, остальное казначейскими билетами гномьего банка?
   Теперь настала моя очередь задуматься. Дело в том, что финансовая операция, которую я проводил, была спекуляцией чистой воды. Еще мой дед начал менять крупные драгоценные камни, которые добывали гномы, на эльфийские снадобья. А затем тайно продавал эти целебные мази и бальзамы в крупных городах. Естественно, доход, и немаленький, эта торговля приносила. Только большую часть денег приходилось снова вкладывать в камни, для следующего обмена. В итоге набралась весьма приличная сумма оборотных средств. Только проблема заключалась в том, что изъять эти средства из дела было очень трудно. Чем больше камней удается поменять - тем выше чистая прибыль. Но сейчас мне были нужны деньги. И кое-что еще.
   - Благодарю вас за любезность. Мне сейчас необходимо взять камней только на девять тысяч золотом. А остальное я бы хотел получить пополам деньгами и казначейскими билетами.
   - У вас какие-то финансовые затруднения, друг мой? Может быть, вы сможете принять мою помощь для разрешения проблем? - вот прямо сейчас возьму не думая! Не дождешься, акула средневекового капитализма. Сегодня я у тебя денег занял, а завтра ты мой замок попросишь в уплату процентов. Хотя твоя помощь все же необходима.
   - Не стоит беспокоиться. Мне просто необходимо закупить много оружия для вооружения дружины. Хочу попробовать соседские границы на прочность.
   - Цель достойная молодого дворянина! Думаю, ваш сосед будет неприятно удивлен, обнаружив ваших солдат под стенами своего замка.
   - Его огорчение станет еще больше, когда он увидит новые доспехи и оружие моего войска, - я не смог удержался от маленькой лжи. - Но ваша помощь будет мне необходима. Правда, по другому поводу.
   - Все, что могу сделать для вас, дорогой друг, обязательно сделаю.
   Мысль, которая посетила меня парой минут раньше, уходить не собиралась, и настойчиво зудела у меня в мозгу. Для создания портала между мирами были необходимы редкие магические компоненты, которых точно не могло оказаться у моего придворного мага. А попасть домой хотелось очень сильно, поэтому я и решил пожертвовать частью родового богатства.
   - Не могли бы вы мне подсказать, где я могу найти в Авербурге человека, который смог бы достать мне некоторые весьма редкие магические ингредиенты. Это необходимо моему магу, для кое-каких изысканий, в области наведения проклятий.
   - Хм, непростую задачу вы мне поставили, - на секунду даже показалось, что Хенрик не сможет мне помочь, так глубоко он задумался. - Но я, кажется, знаю того человека, который сможет вам помочь. Вы остановились в том же трактире, что и в прошлый раз?
   - Да. Не люблю привлекать излишнего внимания к своей скромной персоне. Предпочитаю места поспокойней.
   - Разделяю Ваше стремление к скромной и спокойной жизни. Хорошо, мой человек придет к Вам завтра, ближе к обеду, и отведет к торговцу. Только не надо брать с собой солдат, и оденьтесь понеприметней. Мой знакомый не любит гостей, особенно когда эти гости привлекают внимание окружающих к его скромному дому.
   - Благодарю за услугу, дорогой Хенрик. Всегда приятно вести с вами дела.
   - Я тоже очень рад, что судьба свела нас, дорогой барон. Теперь позвольте откланяться. Мне не терпится пристроить ваш товар в руки придворных девиц. Фольмар проводит вас до гномьего банка, где вы сможете получить деньги и драгоценности.
   - Всего вам наилучшего, мой друг, - фальшивая улыбка на моем лице могла поспорить качеством исполнениям с чеченским долларом. Впрочем лицо моего собеседника украшало ничуть не менее лживое выражение радушия.
   - До новой встречи, дорогой барон. Надеюсь, она будет не менее прибыльной для нас обоих. И удачи вам в бою! - ограничившись небольшим кивком вместо поклона, Хенрик поднялся с кресла и вышел из зала. Молчаливые слуги, под предводительством Фольмара, появились сразу же после его ухода.
   - Господин барон, хозяин приказал мне проводить вас и решить все финансовые вопросы. Жду ваших указаний.
   Слуги тем временем молча собрали тюки и унесли их прочь из зала. Расторопные ребята, вот бы переманить их в свой замок.
   - И где ты смог найти таких расторопных людей, а Фольмар? Ни одного глупого вопроса. Не то, что прислуга моего замка. Жуть как надоели своими вопросами "а что мне делать, господин барон" и "куда мне это поставить, господин барон". Даже кнут не может отучить их от этой глупой привычки.
   - О, мой хозяин тоже долго был недоволен болтливостью слуг. Однако он довольно быстро придумал способ, как справиться с этой проблемой.
   - И как же? - мне действительно было интересно.
   - Господин приказал отрезать языки всем, кто не мог удержать их за зубами. Он сказал, что если язык все время вываливается изо рта, то он и вовсе там не нужен.
   Радикальное решение проблемы. Это практически то же самое, что и лечить головную боль топором. "Порубил" - и голова вас больше не беспокоит!
   - Что ж, при случае воспользуюсь этой мудростью. А сейчас пойдем, Фольмар, у меня еще много дел в столице, и неохота терять время попусту.

***

  
   Во дворе практически ничего не изменилось с того момента, как я оставил его, следуя за Фольмаром на встречу с купцом. Привратника около ворот не оказалось, видимо он решил заблаговременно спрятаться от гнева благородного гостя. Вполне понятное желание, учитывая то, что за убитого слугу хозяин вряд ли устроит ссору со своим торговым партнером. Одноухого с Рихардом также не было видно, скорее всего, они сейчас еще заливали внезапно проснувшуюся жажду халявным пивом.
   - Фольмар, пошли за моими солдатами одного из слуг порасторопней. Пускай тащит их во двор, да побыстрее. Если эти ленивые свиньи не поторопятся, клянусь Богом, отведают плетей!
   В общем-то не стоило давать солдатам разрешения вообще покидать двор. Постояли бы немного на солнышке, позагорали бы. Ничего страшного. Вообще давать поблажки подчиненным было не в правилах барона, однако мне было порой очень тяжело изображать из себя надменного феодала. Да и вообще, хозяин этого тела теперь я, и какие правила устанавливать среди своих подчиненных - решаю тоже сам.
   Через пару минут из конюшни вывели моего коня, еще минутами пятью позже появились и мои доблестные войны. Оба уверенно стояли на ногах, и непохоже было, что успели окосеть от доброго продукта местных пивоваров. Фольмару тоже вывели из конюшен оседланную лошадку вороной масти, с белым пятнышком на лбу и белым же чулочком на левой задней ноге.
   - Не отставать, - отдал я приказ солдатам, когда Фольмар забрался в седло и подъехал ко мне. - И внимательнее смотрите по сторонам.
   - Как будет угодно милорду, - ответил мне Гуго, и подтолкнул в плечо Рихарда, который уже пялил глаза на какую-то кухарку.
   Ворота нам открыл слуга, который до этого привел лошадей. Видимо привратнику сегодня хорошенько перепадет кнутом, хотя жизнь свою он все же сохранит. Ну и черт с ним, не гоняться же за каждым идиотом по всему Авербургу.
   Пустив коней неспешным шагом, мы направились ближе к центру города, где находились главные городские достопримечательности. Такие как ратуша, гостиница для благородных дворян "Роза Авербурга" (не "Хилтон" конечно, но для местных условий вполне потянет на пять звезд), а также массивное строение, своим видом скорее напоминающее противоатомный бункер. Этот шедевр архитектуры, как нетрудно догадаться, и являлся местным отделением гномьего банка. Окон нет, лепнина тоже как-то не просматривается, одна только дверь, по виду стальная, в небольшом коридорчике. Интересно, как они сюда золото завозят? Наверное, через подземные туннели, гномы все-таки.
   Остановившись рядом с этим стильным творением неизвестного архитектора-примитивиста, мы спешились, и, оставив лошадей на попечение солдат, направились к двери.
   Звонка что-то не видно, веревки, за которую можно подергать, чтобы в доме зазвенел колокольчик, тоже не наблюдается. И даже примитивного деревянного молоточка, который подвешивают ко всем местным воротам, чтобы было чем стучать, тоже не обнаружилось.
   Однако через минуту дверь медленно отворилась, и на пороге показался низенький толстячок, в кафтане и без бороды.
   - Что угодно благородным господам? - пропищала эта пародия на гнома. Даже хоббиты из "Властелина колец" смотрелись бы на его фоне настоящими героями. И это гном? Ни за что не поверю. Тем более что память рисовала мне пусть и низкорослого, но достаточно мощного бородача в кольчуге и с большой секирой в руках.
   - Нам нужно осуществить финансовые операции в вашем банке, - Фольмар ничуть не смутился видом открывшего нам дверь выкидыша гномьей эволюции. - Где я могу найти многоуважаемого клерка Сигурдсона?
   - Прошу вас господа, проходите, - это чудо финансовой системы отвесило нам поклон и посторонилось. - Следуйте за мной, господа.
   Я конечно не расист, всех ненавижу одинаково, только почему-то мне с первого взгляда этот гном не приглянулся. Вроде и говорит вежливо, и ведет себя вполне прилично, только есть в нем что-то мне непонятное. А все непонятное мое подсознание тут же зачисляет в категорию потенциально враждебного.
   Внутри здание походило на бункер еще больше, чем снаружи. Светильники, забранные крупной сеткой, изливали неприятный для глаза свет, чем-то похожий на свет галогенок. металлические двери вдоль коридора имели небольшие ручки п-образной формы, совсем как у нас на дверях подвалов. Следуя за провожатым по узким коридорам банка, мы молча прошли метров эдак тридцать и остановились около очередной двери.
   - Прошу вас, господа, - пропищал коротышка, и распахнул ее. - Достопочтенный Юрген Сигурдсон сейчас подойдет к вам.
   Обстановка в комнате оказалась вполне спартанской. Стол, деревянный правда, а не металлический, как можно было ожидать, исходя из общего дизайна интерьера. Стулья, в количестве трех штук, расставленные около стола. И все. Интересно, у них все кабинеты так обставлены, или это специально рассчитано под количество клиентов? Какой же у них тогда кабинет председателя правления банка? С киркой над местом начальника?
   Дверь с лязгом закрылась за нашей спиной. Вот черт, еще и заперли снаружи! Гостеприимные ребята эти гномы, хотя их тоже можно понять. А вдруг один из клиентов банка решит прогуляться по коридору с обнаженным мечом в руках, обирая других посетителей? Конечно, охрана его быстро скрутит, но все же какой урон такой поступок может нанести репутации банка.
   Минут пять прошло, прежде чем за дверью раздался тихий скрежет отпираемого замка. В комнату важно вошел довольно старый гном, с седыми усами и густой бородой до пояса, абсолютно лысый и ростом где-то по плечо Фольмару, примерно сантиметров сто сорок - сто пятьдесят. Одет он был в кафтан, похожий на тот, в котором щеголял местный привратник, только пошитый из более дорогой ткани и явно гораздо более умелым портным. Да и вообще весь вид этого гнома невольно внушал уважение. Шириной плеч он был раза в полтора меня шире, и никакого брюшка под одеждой не просматривалось. А большую папку с бумагами гном сжимал в руке так же крепко, как и в былые годы, рукоять любимой секиры.
   - Мэтр Фольмар, рад нашей новой встрече, - добродушно пробасил бородач. - Вы не представите меня своему спутнику?
   - И я рад видеть вас, мастер Сигурдсон. Сожалею, что дела не позволяют мне посещать вас почаще. Господин барон, позвольте представить вам мастера Юргена Сугурдсона, самого опытного клерка этого банка. Мастер Сигурдсон, позвольте представить вам барона Эриха фон Грансвальт, делового партнера господина ван Леена.
   - Очень приятно, господин барон, - гном отвесил мне полный достоинства поклон, впрочем, скорее небольшой кивок.
   - Мне также приятно познакомиться с вами, мастер Сигурдсон, - с моей стороны кивка не последовало. Впрочем, странно бы было, если бы феодал начал кланяться перед простым клерком, пусть даже и очень уважаемым.
   Гному, похоже, была абсолютно безразлична моя вежливость или ее отсутствие. Для финансовых дел это не имело никакого существенного значения.
   - Что же, не стоит тянуть время, давайте перейдем непосредственно к нашему делу, - мастер Сигурдсон тоже не терпел пустых разговоров. - Мэтр Фольмар, изложите мне суть вашего дела.
   - Я, Фольмар Ховерген, как официальный представитель купца золотой гильдии Хенрика ван Лена, уполномочен провести передачу финансовых средств находящемуся здесь господину барону Эриху фон Грансвальт, - начал зачитывать официальную часть любой торговой сделки Фольмар. - Сумма средств и способ оплаты будут указаны в особой части финансового акта о передаче средств.
   - Я, Юрген Сигурдсон, старший клерк банка "Трор и сыновья" подтверждаю личность присутствующего здесь Фольмара Ховергена и его право распоряжаться финансовыми активами по счету триста двадцать шесть сто сорок, - вот замшелые традиции, нет бы бумаги поскорее подписать, все кота за хвост тянут.
   - А теперь, мастер Сигурдсон, - продолжил менее официозно Фольмар. - Давайте закончим с протоколом и перейдем непосредственно к документам.
   - Как вам будет угодно, мэтр, - гном кивнул лысой головой и раскрыл папку. Покопавшись немного среди листов, вытащил формуляр ядовито-зеленого цвета и протянул его Фольмару.
   - Подпишитесь здесь, обозначьте сумму передачи и схему выдачи средств.
   Фольмар положил листок перед собой, и стал внимательно его перечитывать. Все хорошо, только где он возьмет перо и чернила, чтобы подписать бумагу? Чернильницы и перьев на столе я не заметил, а спрятать письменные принадлежности в этой комнате затруднительно.
   - Да, бумага составлена верно. И счет правильный. Разрешите воспользоваться вашим удивительным писчим прибором, чтобы заполнить схему оплаты?
   - Конечно, мэтр, - ответил гном и опустил руку в карман камзола.
   И тут настала моя очередь широко раскрыть глаза. Потому как из кармана клерк достал авторучку! Самую настоящую шариковую ручку, правда, в позолоченном корпусе. И кнопки выдвижения стержня у нее тоже не было, но все же я был сильно удивлен. В этом мире все писали гусиными перьями, ну или, в крайнем случае, кисточками. Но чтобы шариковая ручка!
   - Удивлены, господин барон? - гном явно был доволен моей растерянностью. - Это новое изобретение мастера Ергварсона, великого изобретателя нашего народа. Между прочим, за это самопишущее перо я заплатил его тройной вес в золоте. Зато ни у кого во всем Гёгтингене нет такого прибора. Даже у короля Бодуэна.
   Это уж точно. Похоже, прогресс в этом мире идет довольно неравномерными скачками. Паровой машины еще нет, а вот шариковая ручка уже появилась. Эх, если бы можно было сейчас оказаться на Земле. Чего проще, закупить несколько упаковок шариковых ручек посимпатичнее, а потом с успехом торговать ими среди местной аристократии. С руками оторвут! Интересно, какие еще сюрпризы гномы готовят в своих подземных мастерских? Реактивный истребитель и баллистическую ракету с каменной боеголовкой.
   Пока я удивлялся творению гномов, Фольмар быстро заполнил формуляр. Видимо, он уже давно знал о таком необычном писчем приборе, и часто им пользовался. Теперь осталась еще одна процедура, которая хоть и была мне уже известна, благодаря памяти барона, но все же вызывала большой интерес. Предстояла заверка подлинности формуляра.
   - Все готово? - переспросил гном. - Тогда можем приступить к заверке бумаг. Прошу вас, мэтр.
   Произнеся эти слова, клерк снова подвинул документ Фольмару, и положил на него небольшое серебряное шило, которое незадолго до этого извлек из кармана сюртука. Этим шилом Фольмар проколол свой большой палец и выдавил капельку крови на уголок формуляра. После этого бумага неожиданно почернела, а потом приняла глубокий зеленый цвет. Вот только написанные ручкой слова как будто впечатались в самую ее глубина, так что стереть их стало уже невозможно. Интересный способ защиты от подделок, куда уж там американскому доллару. После такой магической процедуры бумага становилась очень прочной, ее было практически невозможно порвать. К тому же она восстанавливала свою первоначальную форму после смятия, не горела и не впитывала влагу. То есть практически вечный документ, причем с системой распознавания личности. Если капнуть на него кровью подписывавшегося, то он снова приобретет на мгновение прежний ядовитый оттенок. А если кровь попадет чужая, то бумага почернеет, и вернет свой насыщенный зеленый цвет только через сутки.
   - Вот и все, - проговорил мастер Сигурдсон. - Теперь позвольте мне откланяться. А мой помощник проводит вас к казначею, который и выдаст все необходимые средства. Всего доброго.
   - И вам всего наилучшего, мастер, - ответил ему Фольмар. - Надеюсь мы скоро увидимся. Мне очень нравится ваше новое самопишущее перо.
   Гном важно кивнул и вышел за дверь. Мы снова остались наедине.
   - Ну вот и все, господин барон. Сейчас вы получите свои деньги и сможете смело отправляться по делам.
   - Надеюсь местный кассир окажется порасторопней помощника мастера Сигурдсона. Иначе я не уверен, что успею сделать хоть что-то из тех дел, что запланировал на день.
   Дверь снова заскрипела, и на пороге очутился уже знакомый мне пузатый коротышка.
   - Прошу следовать за мной, господа, - пропищал он и посторонился с прохода.
   На этот раз наш путь затянулся до местного подвала, где в небольшой комнате с зарешеченным окошком выдавали деньги. Прямо таки бухгалтерия родного института, хорошо еще очереди нет. Помню за первой своей стипендией мы простояли часа четыре в длинной очередине. И ведь не присели ни разу. Как только ноги не отвалились?
   В замен на протянутый Фольмаром документ, кассир через несколько минут выдал нам небольшой ящичек. С этим ящичком мы проследовали в соседнее закрывающееся помещение с небольшим столиком, на котором удобно было пересчитать выданные деньги.
   - Бриллианты, гномьей огранки, по двадцать карат весом и ценой по пятьсот золотых. Восемнадцать штук, - начал перечислять содержимое ящичка Фольмар. - Итого на девять тысяч талеров.
   - Все верно, продолжай.
   - Казначейские билеты гномьего банка, на семьсот сорок золотых. Номинал билетов пять и десять талеров. И, наконец, монетами еще семьсот двадцать девять талеров. Довольно увесистый мешочек, вы не находите, господин барон?
   - Это приятная тяжесть, Фольмар. Хотелось бы мне всегда ощущать ее в своем кошелке. Увы, затраты на содержание войск весьма велики, так что деньги у меня не задерживаются.
   - Вам бы стоило всерьез заняться коммерцией, господин барон. Уж простите меня за такие слова. Вы, несомненно, смогли бы заработать гораздо больше средств, если бы тратили все свое время на коммерцию, не отвлекаясь на эти страшные войны. От которых нам, торговцам, одни убытки.
   - К сожалению, Фольмар, я не могу бросить свои земли и людей на произвол судьбы. Да и занятие торговлей плохо сочетается с благородными деяниями предков. Родовая честь превыше всего.
   - Понимаю вас, господин барон. Простите за такие дерзкие слова. Но честное слово, мой совет шел от сердца.
   - Я принимаю твои извинения. И благодарен за совет. Пойдем, а то провожатый нас уже заждался.
   Отдав ящик в окошко кассы, мы снова двинулись за нашим шарообразным Вергилием по местным узким коридорам. Выходя из банка я заметил в его глазах странное выражение, что то вроде мелкого злорадства. Но может мне и показалось, так как в следующий миг его лицо выражало только вежливое внимание.
   - Хватит рассиживаться, поднимайтесь! - прикрикнул я на солдат, которые уже устроились в тени раскидистого дуба, на деревянной скамеечке. Мой конь был привязан за поводья к тому же дубу, и с меланхоличным видом пожевывал травку, которую сорвал неподалеку.
   - Всего наилучшего, господин барон, и спокойной дороги, - пожелал мне вслед Фольмар. - Надеюсь, в следующем году вы снова посетите дом моего хозяина.
   - Непременно. И тебе удачи в делах! - попрощался я с ним, и направил коня в сторону городских ворот. Самое важное дело сделано, теперь можно спокойно отдохнуть и разобраться в мыслях.
  

Глава 4.

   "И кто же я такой?" Эта мысль одолевала меня все то время, пока мы возвращались в наш скромный приют. Вольный барон или обычный студент? Какие воспоминания принадлежат мне, а какие моему предшественнику? Хамство и грубость никогда не были важными составляющими моего характера, но здесь мне нравится вести себя так раскрепощено. Ха, раскрепощено - мягко сказано, порой возникало нестерпимое желание выхватить меч и зарубить прохожего, который посмел не уступить мне дорогу. Нужно скорее укрыться в трактире, и поподробней разобраться в том хаосе, который царит в моей многострадальной голове.
   Наконец-то добрались. Оставив коня солдатам, я быстрым шагом направился в свои покои, по дороге приказав трактирщику принести туда вина. Вошел в комнату и сразу стал раздеваться. Скинул с себя камзол и стянув кольчугу вместе с аскетоном, оставшись только в одной рубашке. Жилет решил пока не надевать, и без того жарко. За дверью послышался тихий шум, а затем знакомый голос томно произнес:
   - Господин барон, я принесла вино.
   - Заходи, - отозвался я. Немного вина мне сейчас уж точно не повредит.
   Девушка отворила дверь, и плавно покачивая бедрами, вошла в комнату. В руках у нее оказался глиняный кувшин, емкостью литра эдак полтора, не меньше. Так как стола в моей комнате не наблюдалось, то служанка поставила кувшин прямо на сундук.
   - Сейчас я принесу кубок и жареное мясо. Может быть, милорд, вы желаете чего-то еще? - и посмотрела на меня с затаенной надеждой.
   Вдруг очередное вспоминание всплыло из глубин моего разума. Какой же я дурак! Барон, сразу по приезду, успел немного потискать крепкую девичью попку и приказал красотке с утра помочь ему снять напряжение от долгой дороги. Вот она и смотрит на меня с самого утра полным страсти взглядом. А я все стараюсь ее спровадить побыстрее. Да, амнезия, вяло перетекающая в полный отказ мозгов. Таков мой диагноз. Хорошо еще, что барон не был женат. А то представляю картинку. Просыпаюсь поутру в постели с девушкой и спрашиваю ее: "Сударыня, а вы собственно кто?". Хорошая бы шутка получилась, обхохочешься. Прямо в стиле "Иван Васильевич меняет профессию".
   - Нет. Больше ничего не нужно, - конечно может быть и нужно, только вот променять Наташу на эту средневековую сотрудницу сферы услуг я не могу. Хотя и хочется.
   Страстный взгляд немного приугас, и девушка молча пошла за мясом. Похоже, обиделась. С другой стороны, какое мне дело до того, что чувствует какая-то служанка. У меня таких по замку десятка два бегает, и все рады, если на них хозяин просто внимание обратит!
   Блин, ну и отношение здесь к слабому полу! Хотя, феминизм в здешних местах не в моде, да и слова то такого никто не знает. Может стоит ввести в оборот? Лучше не буду, а то инквизиция перепутает по простоте душевной феминисток с сатанистками, и не долго думая сожжет к вящей славе господней.
   Поэтому если и стоит прогрессорством заниматься, то в каком-нибудь более пожаробезопасном направлении. Правда, местные фанатики органически не переносят всего нового, поэтому лучше заниматься любой незаконной деятельностью как можно дальше от их внимательных глаз. А вводить на своих землях феминизм или шариат - это уже мое сугубо личное дело.
   Снова скрипнула дверь, и обиженная служанка внесла в комнату медный поднос с кусками жареного мяса, а также объемистый медный же кубок. Молча поставила свою ношу на сундук, рядом с кувшином, и развернулась, чтобы уйти. И тут я не удержался - протянул руку и хлопнул ее ладонью чуть пониже спины. Тихий вскрик был мне наградой. Красотка снова стрельнула глазками и выскочила из комнаты.
   Все-таки не сдержался. Да и странно было бы, если бы молодой дворянин в такой ситуации вел себя, как примерный школьник. Окружающие могут и гадостей всяких понапридумывать. Мужеложство местный уголовно-религиозный кодекс не поощряет, поэтому окажись на моем месте известные теле-голубцы Моисеев или Петкун, то ждало бы их скорое свидание с остро заточенным колом. С гуманизмом, правами секс-меньшинств и прочих выродков местные суды неознакомлены, поэтому разговор с ними короткий, и часто - весьма болезненный. Так что всякого рода маньяков и извращенцев среди местного населения не водилось.
   Значит, есть в этом мире положительная сторона, и мне это начинает нравиться.
   Что-то не о том задумался. Надо покопаться в воспоминаниях барона и выяснить, кто же я теперь такой. Начнем по порядку. Внешний облик: светловолосый детина, почти что "истинный ариец". Рост сантиметров эдак сто восемьдесят, по местным меркам очень даже не плохо, учитывая, что средний рост местных жителей мужского пола был в районе ста шестидесяти пяти у мужчин и сантиметров на пять пониже у женщин. Но в пограничье народ вообще был покрупнее, так что там мой рост никого особо не удивляет. Вот правда с глазами маленькая неувязочка получилась, они имели глубокий изумрудный оттенок. Зеленоглазые среди людей встречались довольно редко, а вот эльфы все как один обладали именно таким цветом глаз. Из-за этого мой предшественник несколько раз попадал в серьезные кабацкие драки, когда окружающие неодобрительно шептались, разглядев цвет его радужки.
   С остальными размерами природа и родители тоже не подкачали. Ширина плеч, отсутствие пивного животика и наличие всех зубов на своем законном месте (и как удалось сохранить во всех потасовках?) не могли не радовать. Хотя и прежнее мое тело отсутствием мускулатуры не страдало, вот только пара пломб всю радость от воспоминания портили.
   Так, с внешним видом разобрались, теперь вопрос с финансами и имуществом. Из денежных средств, достойных упоминания, у меня имеется довольно кругленькая сумма в основной местной валюте, аж на десять тысяч четыреста шестьдесят девять золотых. Плохо только, что большая часть этой суммы требовалась для поддержания финансовых операций баронства, и не могла быть использована не по назначению. Хотя и имеющихся почти что полутора тысяч талеров на многое могло хватить. Местная финансовая система особой сложностью не отличалась. Талер чеканили из золота, и весила монетка примерно пять граммов. Гульдены же делали из серебра, по весу равными талерам. Один талер равнялся десяти гульденам по стоимости, да и вообще золото в этом мире ценилось в десять раз дороже серебра, поэтому никаких проблем с пересчетом не возникало. Были еще медные монеты. Так как в каждом королевстве власть предпочитала чеканить их сама по своим стандартам, то и типов монет было очень много. Чтобы сильно не путаться, их называли просто медяками и при размене считали по весу, исходя из того, что медь примерно в сто раз дешевле серебра. По рукам ходили двойные, тройные, и десятерные (чаще называемые дециями) медяки. Так как медь была в основном в ходу у простого народа, то и обращать внимания на нее не стоило.
   Теперь пора плавно переходить к основному имуществу - баронству Грансвальт. А имущества это было весьма ценное и немалых размеров. Практически равносторонний треугольник земли, со сторонами километров эдак в двадцать, отрезанный от прочих человеческих земель весьма серьезными преградами. С одной стороны баронство граничило с непроходимыми (ну почти) Поднебесными горами, с другой - с эльфийским лесом, через который враждебной армии пройти было просто невозможно. С третьей стороны земли баронства омывало Вератское озеро, не самый маленький водоемчик, из которого брала свое начало Большая Верата - главная водная артерия Вольных баронств. Таким образом, природа сама позаботилась о создании хорошей преграды на пути возможных завоевателей, а первые бароны фон Грансвальт помогли ей в этом, построив свой фамильный замок в отрогах Поднебесных гор. В случае нашествия крупных сил неприятеля через озеро, все население баронства могло укрыться в практически неприступном замке вместе со всем своим добром. Да и снабжать армию вторжения водным путем было весьма проблематично, по той простой причине, что у местного населения не имелось в достаточном количестве водного транспорта. А строить его только ради того, чтобы обеспечивать снабжение армии, осаждающей горную твердыню - идея мало реальная.
   Правда такое стратегически удобное расположение баронства имело и свои минусы. Главным их них был особо дружелюбный сосед, благородный барон Адальберт фон Калв, который владел практически всеми землями на другом берегу Вератского озера, а также контролировал исток Вераты. У его рода была давняя вражда с баронами фон Грансвальт, поэтому он всеми силами стремился причинить как можно больше вреда моему предшественнику. Обычно это выражалось в драках, которые происходили между рыбаками из обоих баронств, да и в паре тройке набегов в год на соседские земли. Набеги были не особо кровавыми, так, спалить деревеньку, пограбить немного да девок попортить, но приходилось всегда держать наготове солдат для их отражения. Учитывая то, что больших доходов баронство не приносило, то практически все свободные средства уходили на содержание небольшого войска.
   Из населенных пунктов под моей рукой имелось пять деревенек и один маленький город (скорее село), в котором проживало тысячи полторы жителей. Правда наличие деревянной стены, высотою метра в три, стоящей на земляном валу, который в свою очередь был окружен рвом, а также имеющийся в городе храм Пресветлого Айриса, дали основание моему деду назвать это место ленным городом Дагенбургом. Определенно дедушка поспешил.
   Вот практически и все имущество, которым я могу распоряжаться. Не много конечно, но с другой стороны - очень даже не мало. Тем более что верховной власти короля надо мной нет, а власть церковная в моих землях ограничивается стенами единственного города. Так что можно делать все, что в голову взбредет.
   А если так, то стоит проверить, из чего же мне придется строить этот самый магический портал. Только сначала не помешает немного подкрепиться, а также раздобыть писчие принадлежности.
   Накинув жилет и надев пояс, с прикрепленными к нему ножнами с кинжалом, я направился в главный зал трактира, тем более что время приближалось к обеду. Слегка покачиваясь, вино ударило в голову, спустился по лестнице и обнаружил за столом только Гуго с Рихардом. Мои бравые воины с весьма сосредоточенными лицами занимались нелегким трудом - играли в кости. На столе, возле Одноглазого, уже лежала небольшая горка медных монет, у его соперника оставалось всего десяток. Видимо дядюшка уже успел обуть племянника на недельное жалование, и теперь вытягивал последнее.
   - Смотри Рихард, проиграешь меч - повешу, - подбодрил я неудачника столь любимым мною черным юмором. Хотя почему юмором, за утрату оружия солдат как минимум пороли, а в военное время утеря оружия не на поле боя приравнивалась к дезертирству.
   - Не извольте беспокоиться, господин барон, - тут же отозвался Гуго. - Меч я ему оставлю, а вот насчет штанов - не уверен!
   - Надеюсь, до этого не дойдет. Хватит рассиживаться. Рихард, позови трактирщика.
   С невольным вздохом облегчения мой временный оруженосец оставил кости своему родственнику и бросился выполнять мое поручение. Даже последние свои монеты успел со стола прихватить.
   Минуты через три появился хозяин трактира, за спиной которого грозно возвышался мой порученец. Судя по недовольной физиономии первого и кое-как повязанному поясу на штанах, его выдернули прямо из местного приюта уединения, не иначе.
   - Что угодно благородному господину? - однако в голосе трактирщика не прозвучало даже нотки неудовольствия, определенно он не хотел ссориться с важным постояльцем.
   - Пусть твои слуги готовят ужин, да пошевеливаются.
   - Как прикажете, господин барон, - трактирщик поклонился и отправился подгонять свое сонное кухонное царство, пока благородный гость не изволил поджарить всю местную прислугу за неспешный сервис.
   - А для тебя, Рихард, у меня есть особое задание, - в моем голосе послышались нотки угрозы. - Отправишься на местный рынок и купишь там писчие принадлежности и пару листов пергамента.
   Покопавшись в кошельке, который был привязан к поясу, протянул оруженосцу пару серебряных гульденов. По моим прикидкам этого должно было хватить.
   - Ступай. Только не вздумай пропить деньги. Иначе пожалеешь.
   - Ни в коем случае, господин барон, - похоже, мое поручение его обрадовало. Еще бы, такой случай побродить по незнакомому городу. - Мигом куплю.
   - Одна нога здесь, другая там? - не удержался я от маленькой шутки. - Только смотри, у местных приняты более изощренные способы казни. Разрывание конями здесь не практикуют.
   Ну и юмор у меня в последнее время прорезался, чернее ночи.
   Впрочем, мою тонкую шутку никто не оценил, видимо плоховато было у солдат с риторикой и изящной словесностью. Хотя чего еще можно ожидать от простых крестьянских парней, которые и читать то не умеют. Правда грамотностью я и сам не страдаю. Да и вообще, не в моде среди местного дворянства пока высокий поэтический стиль и куртуазные манеры.
   Мой посыльный выскочил за дверь с явным намерением побыстрее исполнить желание своего господина. Он настолько спешил, что чуть было не оставил на дверной ручке кусок своей куртки, неловко зацепившись одной из многочисленных завязок. Как говорится: "поспешишь - людей насмешишь". В данной ситуации улыбнулся только я один, Одноухий был слишком занят сбором своего выигрыша со стола.
   Теперь оставалось только ждать, когда же подадут ужин. Денек сегодня выдался насыщенный, поэтому обед уже успел рассосаться по желудку, а мясо с вином скорее пробудили аппетит, чем успокоили его. И заняться было совершенно нечем. Если только не помучить Одноглазого расспросами.
   - Гуго, как давно ты служишь у нас? - жутко оригинальный вопрос, но надо же с чего-то начинать.
   - Почти двенадцать лет, господин барон. Я начинал служить еще у вашего благородного отца, который за храбрость и произвел меня в десятники. Хорошая схватка тогда была, - вот и начались изнуряющие повествования о старых подвигах, теперь главное - направить ход его мыслей в нужную для меня сторону. - В тот день старый господин отправился показать свою воинскую доблесть на землях барона фон Калва, ну и прихватил три десятка воинов.
   - Очень интересно, продолжай, Гуго, - подбодрить рассказчика, первое дело в разговоре.
   - Высадились мы возле какой-то деревеньки, кажется рыбацкой. Пожгли баркасы, добро порасхватали, какое под руку попалось, ну и девок местных попользовали маленько, куда без этого. И в общем надо было уже назад возвращаться, как тут благородный сэр Готфрид предложил устроить засаду. Наверняка дозорные из замка заметили дым, и сюда уже мчатся солдаты владетеля этих земель.
   - Узнаю старика де Блуа. Коварен, как змей. Правда его авантюры часто плохо заканчиваются для него самого, а также для тех, кто его окружает.
   - И в этом случае затея рыцаря Готфрида тоже закончилась не очень удачно. Какой-то местный рыбак выдал место засады солдатам фон Калва, и нам пришлось с боем прорываться к баркасам. Тогда убили моего первого десятника, и весь мой десяток обратился в бегство. Только приказ барона повернул нас обратно в бой. Жаркая была схватка. В этот день господин чуть не погиб. Среди врагов оказался арбалетчик. И только благословение Пресветлого Айриса, который направил мою руку со щитом прикрыть спину господина барона в этот момент, спасло нашего хозяина от смерти.
   - Не слышал раньше этой истории. Гуго, а ты не привираешь?
   - Как можно, господин? Да я и не рассказывал никому прежде про этот случай. Только ваш отец заметил потом в моем щите арбалетный болт, и понял все. За это он и наградил меня, и даже произвел в десятники!
   - Не волнуйся, Одноухий. Я верю тебе. Отец не зря выделял тебя среди прочих своих воинов, и теперь мне стало понятно, за что. Как ты думаешь, почему всегда в своих поездках в Авербург сопровождающими беру именно твой десяток?
   - Польщен оказанным мне доверием, милорд, - улыбка на мгновение оживила обычно мрачное лицо старого вояки. - Уверяю вас, что не подведу в бою, и буду всегда беречь вашу жизнь так, как берег жизнь вашего отца.
   - Благодарю тебя, Гуго. жаль, что в тот раз отец не взял тебя и воинов твоего десятка. Если бы ты был в тот день с ним, то коварный меч наемников фон Калва не поразил бы его.
   В моей памяти возник образ отца Эриха. Это был сильный воин, с совершенно седой головой и светлой бородою, которую он стриг на манер вельмож старой империи. Его волосы стали белее снега в тот день, когда он узнал о смерти любимой жены. Баронесса София умерла в родовой горячке, едва появился на свет ее единственный сын. Горе старого барона было настолько велико, что он так и не женился повторно, посвятив всю свою жизнь воспитанию наследника да воинским стычкам с соседом. Удар меча оборвал его мучения уже почти три года назад, и с тех пор почетная обязанность родовой вражды легла на плечи молодого барона.
   - Как ты думаешь, Одноухий. Воинов нашего баронства хватит для того, чтобы полностью разбить отряды фон Калва? - я решил отвлечься от грустных воспоминаний, и перейти к более практичной теме.
   - Нет, милорд. Даже если мы соберем все наши силы в один кулак и созовем ополчение, у старого Адальберта все равно будет больше воинов, да и укрепления на его земле имеются. Три замка и пара городов позволят ему набрать войско в два раза больше нашего, да и при этом еще оставить гарнизоны во всех важных местах своих земель. И вооружены его воины получше наших, чего тут скрывать. Если бы не озеро, давно бы уже его отряды свободно хозяйничали на нашей земле.
   - Интересная задача. Как бы разбить в бою войско, которое сильнее моего, лучше снаряжено, да к тому же не испытывает проблем со снабжением, находясь на своей земле? - мой вопрос заставил Гуго глубоко задуматься, и через пару минут он ответил.
   - Прошу простить меня, господин барон. Но ответа на этот вопрос я вам дать не могу. Слишком сложен он для меня. Пожалуй, только великие императоры древности могли выигрывать сражения при таком численном перевесе противника. Никому из нынешних полководцев такое не по силам.
   - По силам или нет - это мы еще посмотрим! - мою уверенность ничто не могло поколебать. Что мне эти древние императоры, когда у меня есть опыт "Эпохи Империй" и "Варкрафта". Плюнуть и растереть. Не смогу победить на равных - создам порох, или притащу пулемет через портал. И вот тогда уже никто не сможет мне противостоять.
   В зале возник хозяин трактира, неслышно - как приведение.
   - Ваша милость, ужин готов. Изволите подавать?
   - Подавай. Одноухий, сходи за своими вояками. Да глянь, там Рихард не объявился? Где его демоны носят?
   - Появится, раньше или позже. Парень смышленый, не пропадет.
   - Смышленый. Ха! Ну и шутки у тебя, Гуго. Интересно, этот олух когда по нужде ходит сам штаны снимает, или помогает кто?
   - Сам, ваша милость, сам. И все остальное тоже сам делает. Вы не смотрите, что он немного медлительный. Просто моя сестрица, которая ему матушкой приходится, его в детстве часто по голове била. Чтоб не лез, куда не следует. Вот он и стал немного медленно соображать. Но в бою это ему не мешает, там солдату особо думать не надо. Мысли, они до добра не доводят. Чуть задумается воин, глядь, его тупой башкой уже враг вместо мяча играет. В бою действовать надо, а не стоять столбом, соображая, что к чему.
   - Интересная мысль. Ты прям философ, Одноухий. Еще пара афоризмов в таком же духе - и можно трактат издавать. Только смотри, против святой церкви чего не ляпни. А то они таких умников любят жарить прямо на их собственных трудах. Так сказать двойная польза.
   - Да упаси меня Пресветлый. Даже в мыслях такого не было, - похоже мой верный десятник перепугался не на шутку. Вот что значит - авторитет религии. - Пойду я лучше ребят соберу. А то, поди, проголодаться успели.
   - Зови конечно.
   Намаявшиеся за целый день вынужденного безделья вояки момента рассосались по своим местам за столом. Ужин прошел под дружный аккомпонимент чавканья и хлюпанья. Изящным манерам этих бравых парней никто не учил, да и не нужно было. Главное чтобы меч крепко в руках держали, а если ложка из пальцев выпадет - не страшно.
   Когда от ужина осталась только груда костей по тарелкам да пустые кружки, в дверях объявился взмыленный Рихард, прижимающий к груди какой-то мешок.
   - Милорд, - начал он, едва отдышавшись. - Ваше приказание исполнено. Вот. Купил.
   - И что же ты купил, болван? Показывай скорее.
   Отодвинув от себя пустую тарелку и наполовину заполненный кубок, я освободил место под драгоценную покупку. Рихард подошел поближе и начал выкладывать передо мной свои приобретения. В общем-то, неплохой набор. Медная чернильница поразила меня тем, что была похожа на мою кружечку-непроливайку, с которой я в детстве ходил на уроки рисования. Несколько гусиных перьев (вроде бы, я в деревне не жил, и в перьях слабо разбираюсь) и небольшой нож для затачивания. Не раскладной правда, но в удобных кожаных ножнах. Ну и небольшая емкость с песком. Как она называется, не помнил даже мой предшественник. А мне как-то раньше не приходилось пользоваться столь архаичными средствами для письма. Надо было у того гнома (как там его, Сигурдсон вроде) ручку подрезать. Сейчас бы не мучался.
   - Все вроде на месте. А пергамент где?
   - Здесь, господин барон, не извольте волноваться.
   Вслед за прочими предметами на стол был выложен небольшой рулончик основного местного материала для записок. Конечно, людям этого мира была известна и бумага, вот только получали они ее весьма сложным способом. Что-то делали с сердцевинами местного тростника, долго вымачивали и перемалывали, и только потом изготовляли бумажные листы. Как следствие - бумага получалась очень дорогой, и ее использовали только для изготовления документов особой важности, магических книг, ну и различных векселей и банкнот разумеется. Жаль, что хлопковая и льняная ткань здесь были мало распространены. Хлопок рос гораздо южнее, за землями орков, и доставлять его из тех краев было крайне проблематично. А лен почему-то прижился только в одном из приморских королевств. С экологией у них тут, похоже, какая-то проблема, раз лен так плохо растет?
   Была у меня идея продать местным мастерам секрет изготовления бумаги, который вычитал в "Боярской сотне" у Прозорова. Денег бы выручил - целый мешок, и не один даже. Увы, придется оставить этот технологический секрет пока в тайне, глядишь, и самому потом пригодится.
   - Сойдет, собирай все и неси в мою комнату. Пододвинь там сундук поближе к кровати, чтобы я мог писать. Да попроси у хозяина, чтобы свечей побольше зажег, а то темно там. Потом можешь поесть, чем угостят.
   Нехотя допил остатки молодого вина из кубка, с тоской посмотрел на обглоданный скелет курицы, что пала жертвою моей любви к птичьему мясу, и решил, что пора браться за нелегкий труд составления списка требуемых материалов.
   Допустим железную раму полусводчатой формы и медную проволоку я раздобуду легко, а вот с желчью грифона и ядом саламандры возникнут большие проблемы. Как и с прочими труднопроизносимыми компонентами, которые хотелось побыстрее записать и забыть. Кто же из местных алхимиков страдал словесным извращением? Убил бы гада!

***

  
   Крик петуха под окном сработал не хуже будильника. А я то надеялся поспать подольше, благо желающих устраивать "господину барону" армейскую побудку не находилось. И правильно, могу зарубить в благородном гневе, жалуйся потом святому Петру (точнее его местному аналогу) на самодурство феодалов. Правда, во всем этом была и положительная сторона. Пернатый гад, в отличие от моего старого бренчащего друга, определенно поплатится за свои мерзкие проделки. Прикажу сварить из него к обеду суп!
   Встаем или поваляемся немного? Вопрос достойный пера Шекспира. Все-таки надо подняться. Сегодня предстоит тяжелый день, и не помешает с утра сделать его еще хуже для окружающих.
   Красотка с тазом и не подумала появляться до того момента, пока я не высунулся в коридор и не прокричал: "Трактирщик, мне принесут воды умыться, или лучше спуститься вниз и утопить тебя в сортире?"
   Как не странно, подействовало. Запыхавшаяся девица появилась в моей комнате минуты через три. Вот это сервис, уважаю!
   - Ваша милость, я уже здесь.
   - Вижу, черепаха беременная. А шевелиться чуть побыстрее ты не пробовала?
   - Нет, ваша милость. К тому же что такое черепаха?
   Вот блин, зоологию в местных школах явно не проходили. Хотя, откуда тут школы, тем более для простолюдинов? Только дворяне и купцы могут позволить себе нанимать учителей для своих отпрысков. А церковь грамотность не сильно поощряет. Считают, что грамотные люди быстрее впадают в ересь.
   - Черепаха - это такой зверь заморский. Жутко медленный. А беременная черепаха - это как раз ты и есть! Уяснила теперь?
   - Да, господин барон, поняла, - похоже, служанка ничуть не расстроилась из-за нового оскорбления. - Только я недавно у повитухи была. Так она сказала, что нет у меня ребеночка.
   Задорнов отдыхает! Скоро окружающие начнут считать меня идиотом из-за слишком заумных шуток. Проще надо быть - глядишь, и люди потянутся. Хотя, на кой они нужны, эти люди? От них одни только неприятности.
   - Давай воду лей, а не стой столбом.
   Совершив утренние процедуры и отправив девушку за дверь хлопком чуть пониже талии, стал я обдумывать стратегический план действий на сегодня. Думалось не особо, так как не известно было, когда появится посыльный от Хенрика. В обед придет, или вечерком заглянет?
   А раз заняться нечем, значит нужно придумать очередную проблему, а затем - мужественно ее разрешать! Точно, займусь муштровкой личного состава! И мне весело, и солдатам "приятно" будет, что главнокомандующий о них вспомнил.
   Быстро собравшись и прихватив меч, я выскочил из комнаты. Ступеньки лестницы радостно проскрипели под моими ногами. Появившийся на пороге кухни трактирщик посмотрел на меня с явным недоумением. Обычно господин барон не позволял себе столь ранних побудок, а тут в него как будто бес вселился.
   В конюшне, на охапках сена, спокойно дрыхло мое воинство. Парочка пустых кувшинов и стойкий запах перегара явно говорили о том, что вчерашняя битва с зеленым змеем закончилась с разгромным счетом, в пользу поганой рептилии. Ну, ничего, сегодня эти ребята у меня узнают, что такое похмелье, помноженное на садизм.
   Подойдя к Одноухому, что сладко посапывал практически у самого порога, я не удержался и отвесил ему волшебный пендель.
   - А ну встать, скотина! - неизвестно, подействовала ли магическая сила, или все таки удар пришелся прямо в копчик, но Гуго резво подскочил и вытянулся по стойке смирно. - Выводи своих дармоедов во двор, мне сегодня хочется проверить, не зря ли они получают свое жалование. Может, уже давно пора всех свинопасами сделать?
   Оставив верного вояку приходить в себя от такого резкого пробуждения, я направился во двор, чуток поразмяться сам. Настала пора вплотную познакомиться с моим личным оружием. И неплохо бы проверить, на что оно способно.
   С легким шелестом клинок покинул ножны. Баланс отличный! Прекрасный образец, очень похож на европейские рыцарские мечи века эдак двенадцатого. Не слишком тяжелый, килограмма примерно два, с лезвием длинною сантиметров в восемьдесят, и рукоятью где-то в пятнадцать. Массивный стальной шар в навершии рукояти, несмотря на все мои попытки провернуть его, даже и не подумал сдвинуться с места. Видимо, среди местных рыцарей не принято было прятать там священные реликвии, в отличие от крестоносцев эпохи раннего средневековья. Обвитая серебряной проволокой рукоять удобно устроилась в моей ладони, даже осталось немного места для второй руки.
   Конечно, данный меч серьезно отличался от тех, что использовался нами на тренировках. Мы то привыкли пользоваться мечами норманнского типа, что были широко распространены на Руси. Норманнский меч при той же длине клинка весил килограмма три, не имел заточки на острие и предназначался только для рубящих ударов. Так что придется учиться наносить еще и колющие удары в бою.
   Во двор, зевая и потягиваясь, стало выбираться похмельное воинство. Кое как одеты, мечей ни у кого нет, в волосах солома запуталась. Определенно, на группу "Альфа" не тянут, скорее на стройбат, в таджикском исполнении. Последним из конюшни браво вышел Одноухий, аккуратный и при мече. Сразу видно - десятник!
   Эх, не служил я в армии! И даже на военную кафедру не ходил. Но покомандовать люблю, так что начнем урок физ. подготовки для этих бравых воинов.
   - Смотреть на меня, грязные свиньи! - за что люблю фильмы про американскую армию, так это за создание очень правдоподобного образа тупого сержанта, который даже спит на Уставе, используя последний вместо подушки. - Такую страшную картину я никогда еще в жизни не видел. Сборище ленивых козлов!
   Чего-то голливудские продюсеры явно не учли. Крики и брань не производили на покачивающееся воинство никакого впечатления. Определенно, педагог во мне погиб смертью храбрых, даже не родившись.
   - Гуго. Какого демона твои солдаты в таком состоянии?
   - Так господин барон, вы же сами вчера велели людям отдыхать? Вот мы и отдыхали, - хриплым голосом протянул верный десятник.
   - То, что я сказал вчера, вчера и закончилось! А сегодня уже новый день, и отдыхать никому не разрешалось. Всем быстро надеть доспехи и в полном облачении построиться во дворе. Последнего велю пороть плетьми, пока не вспомнит все свои смертные грехи. Быстро, чтоб вас демоны порвали!
   Главное - найти правильный стимул, а дальше процесс пойдет уже сам. Стадо дружно ломанулось в конюшню, образовав небольшую свалку в дверях. Только могучий пинок десятника позволил этой банде просочиться в узкий дверной проем. Пяти минут не прошло, как вся компания, уже в полной боевой экипировке.
   - Очень хорошо, - действительно, надо подбодрить ребят, не зря же старались.
   Я шел вдоль короткого строя и рассматривал вооружение моего маленького войска, пытаясь понять, чего это войско стоит в сражении. Память настойчиво подсовывала мне вид лихих вояк, сталкивающихся в копейной сшибке с солдатами неприятеля. Как говорил Станиславский: "Не верю!" Вот пока сам их не погоняю для тренировки.
   - Десяток, слушай мою команду, - ничего, что внушительного баса не получилось, и так сойдет. - Копья положить на землю. И бегом марш вокруг трактира! Бегом, я сказал, ленивые свиньи.
   "Знак ГТО на груди у него, больше не знают о нем ничего" - это точно про меня. Или я заставлю этих оболтусов стать отличниками боевой и политической, или они меня прирежут по тихой в ближайшем лесу. А потом скажут, что так и было. Эти ребята скоро забудут про пиво и пышные задницы служанок. Научатся черти и стометровку бегать, и марш бросок с полной выкладкой совершать. Плохо, что до противогазов местные алхимики еще не додумались. Вот ведь где широкое поле для садизма.
   Через пять минут табун беременных черепах, лишь по недоразумению являющихся моими бравыми воинами, появился в воротах. Такое ощущение, что ребята дважды пробежали марафонскую дистанцию. Хотя, чего еще можно ожидать от кавалеристов? Наверное, и до сортира на коне добираются.
   - Мне кажется, или вы немного устали? - побольше сарказма, глядишь и этих дармоедов проймет. - Построиться, живо!
   Пьяный забор, пытающийся завалиться во всех направлениях разом. Чудесная картинка. Пора переходить к более активной фазе учений.
   - А теперь проверим, как хорошо вы владеете своим оружием. Выходи по одному, - и для того, чтобы ребят как следует проняло, добавил. - Про тренировочное оружие забудьте. Биться будем личным оружием до первой крови.
   Первым, как и положено командиру, из строя выступил Гуго. Дружный вздох облегчения, пронесшийся по шеренге измученных бойцов, стал ему напутственным пожеланием.
   - Приступим, Одноухий, - процедил я сквозь зубы и плавным движением вытянул меч. Получилось красиво, хоть и непрактично. В бою подобной красотой увлекаться не стоит, прирежут еще до того, как на свет появится середина долы.
   Мой соперник по учебному поединку резким рывком обнажил свой меч и неспеша стал сокращать дистанцию между нами. Похоже, Гуго только прикидывался уставшим, чтобы не навлечь на свою голову очередную безумную идею своего господина. Однако, выйдя на учебный поединок, десятник позабыл о притворстве, и в его движениях стали заметны сила и сноровка бывалого воина.
   Мой выпад пришелся в пустоту. Да, непросто будет одолеть старого волка! Ответный рубящий удар я отвел в сторону, и поспешил разорвать дистанцию. Следовало быстро обдумать ситуацию. Похоже, что пришел пушной зверек. Проиграть, пусть даже учебный поединок, было бы непростительной ошибкой. Потеря уважения воинов и прочие глупости в том же роде. Дескать, сам сначала измотал противника, пользуясь своей властью над ним, а потом не смог справиться.
   Обмениваясь редкими ударами и старательно держа дистанцию, я прикидывал свои преимущества. Во-первых, я молод, полон сил и не измотан поединком. Во-вторых, за моей спиной опыт наших учебных поединков в клубе, а так-же тренировки с Ринатом по владению саблей. Ну и в третьих, опыт всей истории фехтовального искусства моего родного мира, который был мною внимательно изучен по книгам. Не великие конечно, плюсы, но хоть что-то.
   Похоже, десятнику было глубоко наплевать на все мои гипотетические преимущества. Уверенными ударами он теснил меня с центра площадки и заставлял сосредотачивать все силы на обороне. Сколько же можно продержаться в подобном темпе атаки? Минут пять, или десять? И кто первым выдохнется, Гуго или я? Устраивать соревнование в выносливости вместо сравнения фехтовального мастерства - занятие для меня малоинтересное. Пора делать фирменный финт ушами (то-то соперник удивится).
   Отбив в сторону очередной удар, я, вместо того, чтобы снова разорвать дистанцию, шагнул навстречу Одноухому и врезал ему кулаком в глаз. Сюрприз, однако! Такой подлости от господина верный десятник не ожидал, и немного опешил. Теперь настала моя очередь погонять его по площадке, пока он не опомнился. Правый глаз соперника стал заплывать, и ему становилось все труднее замечать мои неожиданные атаки. Наконец, резким ударом я выбил меч из руки десятника.
   - Бой окончен. Так и быть, нарезать на твоей физиономии новый шрам я не стану, - великодушное заявление, но ему и фонаря вполне хватит. - А вам, стадо ленивых макак, урок на будущее. В бою нет правил, и любые способы хороши, если позволяют победить. А теперь исчезли с глаз моих!
   Нестройный ряд солдат рассыпался в мгновение ока, и радостное стадо ломанулось прятаться в конюшню. Последним плелся несчастный Гуго. Похоже, поражение в поединке расстроило его довольно сильно. С другой стороны, какое мне дело до его печалей. Главное, что я победил.
   Умные мысли, как обычно, пришли опосля, и сразу же дружеской гурьбой. Первая, и самая правильная, вопила: не фиг выделываться! Чуть не нашел себе неприятности на важные части хрупкого дворянского организма. Впредь стоит вести себя поаккуратней, и поединков ради самоутверждения, не устраивать. А то нарвешься на местный вариант д'Артаньяна, и станешь инвалидом до конца своей недолгой жизни. Похоже, подлая железка, запихнувшая меня сюда, не озаботилась обучением засланца кун-фу и буси-до. Выговор ей за это, с занесением в грудную клетку, точнее центральный процессор (ну или что там у него может быть хрупкого и важного).
   Вторая важная мысль ненавязчиво зудела о том, что дисциплину в отряде надо поднимать на новый, не свойственный местным воякам, уровень. Хоть я и не великий стратег, но "Историю военного искусства" Строкова и Разина в юношеские годы прочел с большим интересом. И главный вывод, который я вынес из второго тома, кстати посвященного средневековью, состоял в том, что небольшая хорошо подготовленная армия всегда побеждала. Одна швейцарская баталия чего стоит. Главное только, не забыть бы о том, что размеры противоборствующих армий должны быть сопоставимы. Десяток хорошо подготовленных воинов никогда не справятся в открытом бою с тысячей новобранцев, поэтому, кроме подготовки важна еще тактическая грамотность и умение думать головой.
   Прописные истины приятно погрели самолюбие. Вот он я какой! Грамотный и подкованный. Осталось только на практике попробовать, чего вся моя книжная премудрость стоит.
   Насвистывая себе под нос веселый мотивчик "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью", я направился в трактир. Мои вокальные данные остались не оцененными, так как все внимательные слушатели прятались в конюшне. Чувствуется, что блеск моей вокальной славы не давал им спокойно спать, есть и пить!
   Полутемный зал встретил меня запахом жарящегося мяса, чеснока и лука. Трактирщика в поле зрения не наблюдалось, что меня немного огорчило.
   - Есть в этом клоповнике живая душа?! - истошный крик души отразился от потолка и направился в познавательное путешествие по коридорам. - Или мне пойти поискать? Предупреждаю, первая же попавшаяся на моем пути душа рискует перейти из категории живых в разряд умирающих!
   Ха! Подействовало! Шикарный бюст буквально слетел с лестницы вместе со своей хозяйкой. Поаккуратней надо, а то еле поймал. Хозяйку, а не бюст, к своему сожалению.
   - Милорд, чем мы вызвали ваш гнев? - у бедняжки тряслись от страха губы, и слова она выговаривала с некоторым трудом.
   - Ничем, милочка, просто настроение у меня сегодня хорошее, - широкая неестественная улыбка посетила мое лицо. - И чтобы оно таким же и оставалось, я решил кого-нибудь убить.
   - За что, Ваша милость? - хм, а когда она так бледнеет, даже очень симпатичной становится. Эдакая аристократическая бледность.
   - Было бы за что, давно поубивал бы вас всех! - отрезал я сурово. - Если хочешь жить, тащи скорее обед, иначе придется съесть тебя!
   - Сейчас, милорд, все будет сделано.
   Широкая юбка взметнулась колоколом, и под быстрый цокот каблучков служанка метнулась на кухню. Интересно, в какой бочке прячется от моего гнева трактирщик, и как быстро мне подадут обед. Если мясо будет недожаренным, клянусь, неумелого повара самого пущу на шашлык. А хозяин у меня съест весь этот деликатесный продукт без кетчупа и горчицы, с одним только моим мечом около своего круглого брюха.
   Внезапный скрип двери привлек мое внимание. Молодой парень в простой одежде горожанина появился на пороге.
   - Ваша милость, господин ван Леен направил меня к вам с поручением, - произнес он, тиская в руках войлочную шапку.
   - Подожди на улице, пока я поем. Или можешь заглянуть на конюшню, там мои воины обитают, думаю, не откажутся угостить тебя вином. Только смотри, не напивайся!
   - Как будет угодно вашей милости, - посыльный поклонился мне и вышел за дверь.
   - Мне есть дадут или нет! - терпение на нуле, сейчас кому-то не повезет.
  

Глава 5.

   Мерный цокот подков вгонял меня в сон. И стоило куда-то тащиться после такого обеда? Нет бы прилечь, поспать часик-полтора, чтоб желудок сумел переварить всю ту гору мяса, которую я в него впихнул. Мой верный конь тоже не отказался бы провести это время в тихой и спокойной конюшне, жуя овес и попивая водицу. И теперь он выражал мне это свое желание тихим похрапыванием и нежеланием передвигаться чуть побыстрее. Давать шпоры заупрямившемуся любимцу не было ни малейшего желания, тем более, что желудок полностью разделял стремление коняшки к покою. Однако первым делом, первым делом самолеты (в данном конкретном случае - межпространственный портал), ну а девушки, соответственно, потом.
   Послеобеденные сборы много времени у меня не заняли. Облачился в кольчугу, повесил на перевязь верный меч, который не подвел меня в поединке, а также накинул поверх доспехов плащ. Единственное, что поменял в экипировке, это избавился от декоративного кинжальчика, заменив его широким охотничьим ножом. В тех местах, где обитают местные алхимики, свободного пространства для боя весьма немного, поэтому мечом воспользоваться затруднительно. А вот нож придется весьма кстати. Компанию мне составили те же воины, с которыми я вчера совершал визит к достопочтенному Хенрику. Единственным отличием от вчерашней поездки стал путеводный фонарь их командира, который освещал нам этот нелегкий путь.
   Посыльный уверенно вел нас через хитросплетение улиц Авербурга к одному ему ведомой цели. Конечно, если бы мы поехали через центр города, то сэкономили бы немало времени, но страшный зверь жаба напомнил о том, что придется платить местным превратным рэкетирам мзду. А так как бороться со страшным зверем желание не было, то и устраивать кровопускание своему кошельку я не стал. Правда, те кварталы, через которые мы проезжали, особого вдохновения у меня не вызывали.
   Облупленные покосившиеся хибарки местного низкоквалифицированного пролетариата, а также просто маргинально-уголовного элемента на шикарное жилье не тянули. И даже просто на жилье не тянули. Халупы, так его и эдак. И это в столице, практически под носом у короля. Хотя навряд ли Бодуэн VI показывался в этих местах вместе со своим носом. Уж больно специфический аромат издавали местные жилища. Хотя и в прошлую поездку мне приходилось недовольно морщить нос от некоторых запахов, но в этот раз по моему обонянию был нанесен просто сокрушительный удар.
   Квартал кожевенников и дубильщиков мог стать местом моей бесславной гибели во цвете лет. Какой там к чертям собачьим иприт и горчичный газ? Совершенно натуральные продукты, никакой органической химии! А местный народец ходит с таким довольным видом, как будто по парку прогуливается. "И дым отечества нам сладок и приятен" - чудесные слова, видимо автор писал их после посещения какого-нибудь похожего места на просторах моей необъятной бывшей родины. Интересно, если перевести русских классиков на местный диалект, заполучу ли я такие же лавры, как Пушкин с Лермонтовым?
   Следующие кварталы показались моему измученному обонянию просто райским садом. Всего то обычный уличный мусор, с продуктами конской жизнедеятельности. Тоже конечно неприятно, но не смертельно.
   Неожиданно наш невольный Вергилий остановился перед узким проходом между домами.
   - Ваша милость, - выдавил он со страхом. - Дальше верхом никак не проехать.
   Слезать с коня не хотелось. Еще больше не хотелось путешествовать пешком через ту мерзкую свалку различных отходов, что копилась между хибарами. Но, похоже, выбора у меня нет. Раз партия сказала надо, то комсомол ответил есть!
   - Черт с тобой, - произнес я, слезая с коня. - Веди тем путем, что есть.
   Оставлять лошадей не хотелось категорически, больно место здесь неспокойное. С другой же стороны, в этих лабиринтах может всякое случиться, и каждый воин будет на счету. После недолгих размышлений жаба снова победила, поэтому я отдал приказ Гуго.
   - Одноухий, пойдешь со мной. И Рихарда прихвати. А эти бездельники пусть остаются здесь, будут присматривать за лошадьми. И пусть внимательнее глядят по сторонам, а то всякое может случиться.
   - Будет исполнено, ваша милость, - пробасил десятник и сразу же отдал команду. - Все слышали, орочья отрыжка? Руки держать поближе к рукоятям мечей, и если что, бить без жалости. Добропорядочные горожане в этот район не сунутся и под страхом смерти, а всякую мразь жалеть не стоит.
   Верное замечание. Однако нам пора, если нет желания устроиться среди местных пейзажей на ночевку. Проверив, легко ли достается нож, и, поправив перевязь с мечом, я двинулся следом за парнишкой. Гуго со своим молодым родственником пристроились в арьергарде.
   Осторожно обходя груды мусора, мы спокойным шагом двигались по узеньким тропинкам местных трущоб. Обитатели сего достопримечательного места не спешили попадаться нам на глаза. Кажется, вид хорошо одетого дворянина вместе с парой воинов совершающего променад по их свалке не вызывал у них никакого любопытства. Видимо, в местных условиях любопытные живут интересно, но не долго.
   Пройдя уже метров триста по виляющим переулкам, мы неожиданно очутились на небольшой площадке, образованной глухими стенами пары домов и участком довольно высокого забора. Эдакий маленький дворик, на удивление, почти не замусоренный. Такое впечатление, что кто-то здесь регулярно убирался.
   Стоило нам выйти на середину площадки, как бригада добровольных дворников появилась с обоих проходов, отрезая нам пути отступления. Колоритные ребята, ничем не напоминают нашего старого Петровича. Где же их оранжевые жилеты, метелки и ведра? Какие-то дубинки, ножи и прочий хозяйственный инвентарь колюще-режущего назначения. И одежка вся в основном рванье, хотя попадаются и более менее приличные вещи. Только сидят они на своих хозяевах несколько кривовато, как будто не под них пошиты были. Определенно, в местном РЭУ давно не выдавали зарплату, вот и решили ребята поправить свои финансовые делишки банальным гоп-стопом. И все бы было хорошо, только не тех жертв они себе выбрали.
   - И кто это тут такой красивый заглянул в наши убогие места? - начал самый здоровый представитель бандитской братии. - Никак благородный господин решил немножко прогуляться? Да вот только поворот перепутал, и к нам в гости заглянул?
   - Благородный господин идет по своим делам, и не тебе, свинья навозная, у него об этом спрашивать, - негромко процедил я сквозь зубы, оценивая быстрым взглядом сложившуюся ситуацию.
   Дело определенно пахло керосином. Десяток местных социально опасных личностей окружил меня и моих спутников нешироким кольцом. Наш провожатый весь побледнел, и трясся как осиновый лист на ветру. Надеюсь, хоть в штаны не наделал, а то где мы ему потом новые искать будем? Гуго с Рихардом встали ко мне спиной, обеспечивая прикрытие с тыла. Их руки покоились на рукоятях мечей, давая понять собравшейся шантрапе, что без боя мы сдаваться не намерены. Так, за спину волноваться пока не стоит, значит нужно обеспечить себе спокойный фронт. Лучший способ обороны - это нападение. Попробуем задурить мозги местному пахану. Если у него конечно есть, что дурить. Судя по массивности его лобовой кости, слой брони у него весьма мощный, без РПГ не взять.
   - И вообще, сын шакала и ослицы, место твое у выгребной ямы, откуда ты на свет появился.
   Судя по переменившемуся лицу главаря, с его родословной я попал в точку. Сейчас сорвется и пойдет мстить за поруганную честь родителей!
   - Это ты про моих матушку и батюшку?! - надо же, дошло. - Да я тебя на куски порежу! Ребята, бей их!
   Пока сказанные слова неторопливо переваривались в головах местной веселой братии, мой нож уже незаметно покинул свои ножны, и сейчас жаждал попробовать свежей крови. Не будем томить верное оружие. Кидать ножи и топоры в мишень было моим любимым развлечением еще в старом мире, а баланс своего оружия я проверил еще в трактире. Так что когда главарь закончил свою краткую проникновенную речь, моя рука как раз завершала бросок. Промахнуться с пяти метров было для меня практически невозможным делом, поэтому, успев совершить всего два оборота, клинок повстречался с горлом Робин Гуда местного разлива. Встреча прошла в теплой и дружеской обстановке, по крайней мере, встречающая сторона претензий не высказала. А только удивленно захрипела и свалилась под ноги подельникам, как мешок с фекалиями.
   Инициатива в короткой сшибке - самая важная часть будущей победы, поэтому пока глаза бандитов переместились на бездыханную тушку своего главаря, мой меч покинул ножны, а сам я сорвался с места и пошел в атаку.
   - Всех убью, один останусь! - а чем не боевой девиз? Мне лично нравится. - Щас я вас убивать буду!
   Первый, попавшийся мне на встречу, противник еще не отошел от удивления, поэтому успел только вяло взмахнуть дубиной. Опускал он ее уже на землю, вместе с собственными кишками, которые решили пойти погулять на свежий воздух через широкую дыру на животе. Не ленитесь точить собственный меч, это вам может очень пригодиться при встрече с незащищенным доспехом противником. Я, правда, свой меч после учебного поединка заточить так и не удосужился, но верный оруженосец оказался под рукой как нельзя кстати. И вот теперь настала пора проверить качество его работы.
   Следующие кандидаты в покойники решили напасть на меня вдвоем, видимо понадеявшись на численный перевес. Но перевес без умения не получился, и после того, как я отвел наручем в сторону удар тесака одного из громил, второй успел пырнуть меня кинжалом в бок. Почка ощутимо заныла, но кольчуга свою роль сыграла, и поэтому познакомиться с лезвием поближе моему организму не пришлось. Любитель помахать кинжалом получил рукоятью меча в зубы, и ненадолго выбыл из потасовки. Его товарищ не продержался и десяти секунд в одиночку, все-таки с коротким кошкодером против длинного прямого клинка долго не продержишься. Рубанув его по неосмотрительно выставленной вперед ноге, я вторым ударом отрубил ему кисть правой руки. Пускай теперь на левшу переучивается, если успеет.
   Еще пара разбойников стояла чуть в стороне, не решаясь лезть в схватку. Лицо одного из них показалось мне смутно знакомым. Интересно, где же я раньше эту морду видел? Надо бы его подрасспросить.
   Дела у остальных членов моего маленького отряда тоже шли весьма неплохо. Одноухий уже успел прикончить одного из своих противников, и немного подрезать другого. И сейчас они вместе с Рихардом гоняли двоих целых бандитов и одного подранка по кругу, не давая тем вырваться.
   Неожиданно мимо моего лица мелькнула тень, и не успей я отдернуть головы, то заполучил бы небольшой топорик в качестве дополнительного украшения во лбу. Кто это тут такой шустрый?
   Один из стоявших в стороне бандитов как раз примерялся запустить еще один топорик в мою сторону. Непорядок! Отбив мечом второй метательный предмет, я бросился к нему. На удивление, отступать мой противник не стал, а, выхватив что-то вроде гладиуса (или здорового кинжала, в суматохе не рассмотрел) сам ринулся ко мне на встречу. Смелый парень, но глупый. Не стоило так торопиться. Подбегая ко мне он ухитрился наступит в горку потрохов своего неудачливого товарища, и потерял равновесие, поскользнувшись. Тише едешь - дольше будешь, так что помогать торопыге я не стал, и просто рубанул с короткого замаха. Но паренек мне попался шустрый, и смог, извернувшись, уйти от моего меча.
   Молодец! Но это тебя не спасет. Под градом моих ударов противник быстро растерял всю инициативу, и теперь старался только сохранить свою жизнь. Плохо старался, так как пара порезов у него уже имелась. Последнее усилие, и, не сумев до конца отвести удар, бандит получил глубокую рану на плече. Все, этот больше не боец.
   Последний из моих противников так и не решился лезть в бой. Это его лицо показалось мне знакомым. Увидев, что его товарищ выбыл из игры, он не нашел ничего лучшего, кроме как развернуться и задать стрекача. В принципе правильное решение, вот только меня оно не устраивает. Наклонившись к земле, я подхватил выроненную кем-то из нападавших дубинку. Прикинул ее по руке и запустил в спину беглецу. Попал, правда, чуть ниже спины, но желаемого результата достиг. Беглец полетел кубарем в грязь. Видимо, дополнительное ускорение в области седалища слегка нарушило его спринтерские способности.
   Быстро посмотрев по сторонам, и убедившись в том, что больше активных противников не наблюдается, я направился к бегуну, ткнув по ходу дела мечом в живот беззубого, который валялся у меня на пути. Оставлять у себя за спиной живую жертву моих стоматологических опытов никак не хотелось, а то ведь не оценит всей красоты проделанной работы, и воткнет что-нибудь острое под ребро. А так пусть жалуется чертям в аду на качество российской медицины. Там их много таких, жалобщиков.
   Гуго с помощью родственника добивали последнего из своих противников, и им моя помощь явно была не нужна. Что же, закономерный итог. Против обученных воинов местной шантрапе не стоило даже выходить. Интересно, они же видели, на кого нападают. И вполне могли предположить, что все может для них закончиться весьма печально. Так стоило ли рисковать?
   Прервав попытку выбраться из грязи ударом сапога по пострадавшей части тела, я, наконец, занялся беглецом. Ну что, спортсмен-самоучка, пообщаемся?
   - Лежать, скотина! - в принципе он и так больше не трепыхался, но мало ли что.
   - Одноухий, добей всех, кто еще шевелится, - отдал я приказ десятнику. - И покопайся в их вещах, может что интересное найдешь!
   - Будет исполнено, ваша милость, - приказ старому рубаке явно понравился, гуманизм и права человека явно были ему не знакомы.
   - А с тобой, вонючая гиена, мы сейчас пообщаемся, - так, побольше ярости, пусть парень прочувствует, что сейчас ему будет плохо.
   - Не убивайте, благородный господин! Я не виноват!
   - Про то, виноват ты или не виноват, рассказывать будешь потом, и не мне! А сейчас просто отвечай на мои вопросы.
   - Хорошо, господин. Я все расскажу, только не убивайте меня!
   - Если не будешь врать и юлить, возможно, пощажу.
   - Все расскажу, - словесный понос - штука неудержимая. А уж когда он вызван страхом за свою жизнь, то просто можно захлебнуться можно в таком обильном потоке. Теперь главное, направить разговор в нужное русло.
   - Как тебя звать, собака? Отвечай!
   - Гвидо, господин. Ребята меня обычно называли Гвидо-мышь. Я ловкий, везде могу пролезть и все разузнать.
   - Мышь, говоришь? А вот скажи мне, где я раньше мог видеть твою крысиную морду?
   А глазенки то забегали, сейчас начнет юлить!
   - Что вы, господин? Мы живем в этом квартале, и я давно уже никуда не выходил отсюда.
   Эх, как он завопил, когда я наступил носком сапога ему между ног. Определенно, фальцет! Кастрат Фаринелли обзавидуется.
   - Аааа! За что?! Ваша милость, это правда!
   - Еще раз скажешь такую правду, - улыбнувшись, произнес я. - И девушки тебя будут интересовать только для разговоров. Отвечай мне, где я тебя мог видеть!
   - Около трактира, господин. Я следил за вами!
   - Следил? Уже интересней. И почему это ты следил за мною?
   - Мне приказали. Бородатый, он главарь нашей банды, велел мне наблюдать за вами, и если вы окажетесь где-либо поблизости сообщить.
   - Именно за мной? Ты ничего не напутал? - как это я ухитрился привлечь к себе внимание местной оргпреступности. Ничего не понимаю. В городе всего лишь третий день, а на меня уже охоту открыли.
   - Нет, господин. Мне описали вас подробно, и рассказали, где вы живете.
   - А с чего это Бородатый мной заинтересовался? Он тебе ничего про это не говорил?
   - Ничего, господин. Но перед тем, как вызвать меня, он долго общался с одним гномом.
   Гномом? Вот это номер. Насколько мне (и моему предшественнику) было известно, гномы никогда не общались с разбойниками иначе, как сокращая их поголовье с помощью своих знаменитых секир. А здесь гном ходит к главарю разбойничьей шайки, и никого это не удивляет? По-моему, мой бегун снова начинает гнать дезинформацию.
   - Мне кажется, или ты, грязная тварь, снова начинаешь мне врать? Может мне стоит сделать тебя евнухом и продать в Халифат? Там как раз большая нехватка прислужников для гаремов.
   - Нет, господин! Это правда. Он и раньше приходил к нам. Однажды я даже проследил за ним, и видел, как он входил в гномий банк!
   - В гномий банк может ходить кто угодно, и я в том числе. Это еще не означает того, что все в него входящие - гномы.
   - Но кем же еще он может быть? - лицо бандита выражало самое искреннее недоумение. - Маленький, бритый и толстенький.
   Бритый и толстенький! Вот дьявол! Это же прислужник из банка. Маленькая гнида. Так вот почему он так смотрел мне вслед. Запродал меня местной шпане, и наверняка за очень неплохие деньги. Или за процент от того, что им удастся взять с моего мертвого тела. Придушу! На куски порежу!
   - Гуго! Где тебя демоны носят?
   Десятник, обшаривающий тело очередного неудачника, подпрыгнул от моего крика.
   - Здесь я, ваша милость. Что прикажете, - выпалил он, подбегая.
   - Вот этого связать, - указал я рукой на грязного пленника. - И отвести к лошадям. Кстати, а где тот негодяй, что завел нас в эту ловушку?
   Своего провожатого мы нашли в том же месте, где он и стоял в начале схватки. Только теперь парнишка лежал на земле, свернувшись и закрывая голову руками. От моего пинка он разгибаться не захотел, а только жалобно запричитал.
   - Не убивайте меня. Я же ничего не видел. И ничего не скажу. Только не убивайте.
   - Вставай, скотина, разбойники тебя убивать уже не будут. А вот за себя я не ручаюсь. Порежу на куски, и скормлю собакам!
   Услышав знакомый голос, парень убрал руки от головы и открыл глаза.
   - Господин барон. Это вы. Слава Пресветлому Айрису! А где разбойники?
   - Дают отчет архангелам Пресветлого о своих грехах. И, видимо, к его божественному престолу за прегрешения свои не попадут. Скорее уж в лапы демонов.
   - Вы их всех убили? Ваша милость, вы просто великий воин.
   - Великий, не спорю, - доброе слово и кошке приятно. - Только вот скажи мне, за каким демоном ты поволок нас в эти трущобы, прямо на встречу с бандой?
   - Но, ваша милость, господин ван Леен приказал мне отвести вас к магистру Регендорфу. А это самая кратчайшая дорога. К тому же самая безопасная, - и добавил после секундной заминки. - Была.
   - Если это самая безопасная, то что же поджидало меня, если бы мы пошли по другому маршруту? Толпа орков или сам владыка мира демонов?
   Да, перегнул я палку с господским гневом. Парнишка сейчас снова решит, что его собираются убивать. И опять свернется, на манер ежика. Оббивай себе потом сапоги об его бесчувственную тушку.
   - Вставай! И веди к этому магистру, как там его? Хрендорфу?
  

Оценка: 5.29*28  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"