Пашнина Ольга: другие произведения.

Леди-Дракон. Факультет оборотничества

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.77*209  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Есть две истины, в которых сомневаться нельзя. Первая - девочки не бывают драконами. Вторая - девочки не учатся в драконьей академии. Вил на истины наплевала, на факультет оборотничества поступила, стала лучшей и... вляпалась в неприятности. Какую магию пробудил случайный поцелуй? Как избавиться от навязчивого и нахального Погонщика? Как спастись от прошлого, которое неминуемо настигнет? И главное - кто он, этот черный дракон, не раз спасавший жизнь Вил.

    Дорогие читатели! Книга выложена не полностью, часть текста по договору с издательством - только в бумаге. Электронка тоже будет, но позже





    Купить в Лабиринте
    Купить в Oz, Беларусь
    Купить, магазин ЭКСМО





Глава первая. Драконья Академия

   Приемная комиссия рассмеялась мне в лицо.
   Наверное, это не очень вписывалось в рамки поведения педагогов драконьей академии Лесного, но в чем-то я их понимала. А представьте, придет к вам девица ростом метра полтора, заявит, что она - дракон, и любезно сообщит, мол, хочу у вас учиться. Да не на кого-нибудь вроде Зрячей, где девушки хоть и редко, но все же случаются. А на дракона.
   Всем известно: драконами-оборотнями могут быть только парни. Девушкам, из какого бы рода они не происходили, такой дар не передавался. Но с другой стороны, все это были наблюдения магов, заключения различных академиков. А никак не мои. Мне-то куда податься, если уж такая способность нарисовалась? Только в драконью академию, что я и сделала. Так что смех и улыбки некоторых членов приемной комиссии выглядели крайне неуместно. Вы, господа, сначала абитуриентку зарегистрируйте, потом вступительные испытания проведите, потом уже смейтесь. Я основательно подготовилась к поступлению! Готова поспорить, знаю имена большей части собравшихся.
   - Девушка, идите домой. - Один из тех, кто смеялся, махнул рукой. - Вы нам не подходите.
   - Насколько мне известно, - я выбрала самую очаровательную свою улыбку, - существует регламент. Я подала заявку и должна сдать вступительные экзамены. Я хочу их сдать.
   - Но... но на драконов учатся только молодые люди! Девушка не может...
   - Я - могу, - спокойно ответила и повернулась к другой части комиссии, дабы стало понятно, что разговор окончен.
   - Что ж, - табличка перед этим мужчиной гласила, что это декан факультета оборотничества, - Вы правы, госпожа Инеевая. Возьмите ваш номер.
   Он протянул мне картонку с номером "44". Хороший номер, красивый. Может, удача мне улыбнется, и я сдам.
   - Испытания состоят из трех этапов. Первый - общеобразовательный, двадцать вопросов, время - час. Второй - общемагический, также двадцать вопросов и также час времени. А третий и самый сложный - уже наш, факультетский. Вы должны будете продемонстрировать умение перевоплощаться и умение владеть второй ипостасью. Уверены, что хотите пройти испытание?
   Я улыбнулась. Мне понравился этот мужчина. И, разумеется, я о нем знала почти все. Ради него я приехала в Лесной. Ради того, что он мог мне дать. Всякий, кто поступает на факультет оборотничества, должен знать о Карле Медном. Знала и я, даже могла процитировать о нем статьи. Из древнего рода, состоящего из основателей драконьей академии. Вторая ипостась - облачный дракон. Имеет научную степень в области драконоведения, руководит факультетом больше пяти лет. Тридцать пять, не женат, имеет второе образование Погонщика.
   И хороший вкус в одежде.
   - Уверена! - бодро кивнула я, взяла листочек с номером и под удивленными взглядами приемной комиссии проследовала к остальным абитуриентам, ждущим начала испытаний.
   На меня смотрели, как на привидение. В толпе я разглядела двух-трех девчонок, не больше. Все остальные были существами мужского пола. И, похоже, я чем-то их удивила. Потому что вокруг меня образовалось довольно большое свободное пространство, а вокруг все перешептывались.
   - Это правда? - вдруг спросил худосочный мальчик, нервничающий так сильно, что листочек в его руке дрожал, как осиновый лист на ветру. - Ты - дракон?
   - Правда. Вот, хочу поступить.
   - Обалдеть! - выдал абитуриент и умолк, во все глаза меня рассматривая. - И ты, правда, можешь превращаться?
   - Могу. Я ледяной дракон.
   - Такого не бывает! - авторитетно заявил парень.
   - А вот и бывает. На испытаниях увидишь.
   Знал бы он, сколько за свою жизнь я слышала "так не бывает!" и "ты все врешь!". Уже и не реагирую, хотя в детстве, с детьми, бывало, дралась из-за этого. А теперь, к восемнадцати, выработался иммунитет. И просто предлагаю неверующему убедиться самому. После этого, как правило, желающих поспорить не находится.
   - А я второй год поступаю, - доверительно сообщил парень. - На Погонщика. Только не получается все никак. Думаю, в этом году наберу нужное количество баллов. В целом поступающие довольно слабые. Конечно, в потоке Сероглазый, но кроме него "звезд" нет, так что...
   - Кто такой Сероглазый? - не поняла я.
   - А, Клэй. Лучший в этом наборе. Закончил подготовительную школу при Академии. И вся семья у него Погонщики. Он будет первым, это знают все.
   - Он не дракон? - спросила я.
   - Нет. Кстати, в первом потоке пишет. Скоро будут известны результаты.
   Все результаты абитуриентов появлялись на большом листе пергамента, что висел в комнате ожидания. Сейчас там, напротив ряда фамилий, стояли нули. Но время экзамена для первой группы подходило к концу и вот-вот должны были объявить результаты. Они проверялись почти мгновенно.
   Этот момент я прозевала. Отвлеклась на что-то за окном, а когда раздались торжествующие вопли, повернулась к спискам.
   И, правда, на первом месте в рейтинге гордо обозначился некто Клэй Сероглазый. С неплохими тридцатью восемью баллами. Всего две ошибки в двух тестах... что ж, меня первые места никогда не интересовали, меня больше волновали нижние баллы. В этом году норма набора была - двадцать человек в каждую группу: Зрячие, Погонщки, Следящие, Драконы. Тесты все сдавали в общем потоке, но в списке особыми значками были обозначены разные факультеты. На моем высший балл был тридцать три, а низший - двадцать шесть. Что ж, уложусь в этот диапазон - пройду в следующий тур. Нет - с позором вернусь домой. Или не вернусь... скорее второе, конечно.
   - Вторая группа, пройдите на испытания! - по комнате пронесся магически усиленный голос председателя приемной комиссии.
   В комнату как раз запустили последних, подавших заявки, и мы все вместе прошли в единственно доступное место - учебную аудиторию, дверь в которую располагалась напротив входной. Я выбрала стол у окна, тот, на который не падали лучи яркого августовского солнца, и глубоко вздохнула.
   Воцарилась тишина, абитуриенты напряглись. И когда на столах появились пакеты с заданиями, принялись распечатывать их. Я взглянула на свой. "Вил Инеевая" - было написано на пакете. Внутри четыре листа. Два с заданиями, два для ответов. С печатями и подписями приемной комиссии. Я тоже должна была расписаться, что к целостности пакета и качеству бланка заданий претензий не имею, и можно было приступать. Часы на стене отсчитывали наше время. Ровно два часа...
  
   ... по истечении которых я чувствовала себя так, словно меня пережевал и выплюнул дракон. А ведь еще светили испытания практические! Как превращаться-то, когда выжата, как лимон?
   Но все же экзамен я не завалила. Ответила на все вопросы. Кое-где, конечно, явно ошиблась, но, главное, в целом и общем ниже двадцати шести я набрать не должна была. Может, повезет, и буду где-нибудь в середине списка. И тогда на практических испытаниях можно особенно не напрягаться. Превращение мне обычно дается легко, а вот с контролем могут быть некоторые проблемы. Если попросят показать особые способности, конечно.
   Ладно, не будем думать об этом. Испытания для прошедших в третий тур, а таких будет человек сорок - те, кто набрал минимальный балл, начнутся через пару часов. У меня есть немного денег с собой, перекушу и успокоюсь. Поспать не удастся, но, глядишь, если поступлю, сниму комнату на постоялом дворе, заплачу за год вперед и уже расположусь. Почему у такой большой и престижной академии нет собственного общежития?
   Нас выпустили через другие двери в большую и прохладную комнату отдыха, где стояли графины с водой, которые абитуриенты с удовольствием осушили за пару минут. А когда на таком же, как и в комнате ожидания, стенде, появились результаты, меня едва не затоптали, хоть народу было и не так уж много.
   - Что за бред! - возмутился ближайший ко мне парень.
   Я все-таки протолкнулась к ближайшему стенду и нашла в списке свою фамилию... на первом месте! Я едва удержалась, чтобы не завизжать. Кажется, поступила! Набрала тридцать девять баллов, обошла этого Сероглазого. И теперь уже почти неважно, что я наберу на вступительных третьего этапа.
   Я быстро посчитала. За третий этап можно получить тоже двадцать баллов. За успешное превращение дают десять баллов. Если я получу только десять - а я их получу - то в сумме буду иметь сорок девять баллов. Если нижний из двадцатки вероятных претендентов (им по-прежнему остался парень с двадцатью шестью баллами) наберет максимум, у него будет сорок шесть! Я в любом случае поступила!
   Облегчение нахлынуло мгновенно. Не придется возвращаться, не придется выслушивать шуточки и насмешки, не придется думать, как дальше жить. Я - студентка! Студентка Драконьей Академии, факультета оборотничества.
   - Поздравляю! - из толпы вышел тот самый парень, с которым мы познакомились в комнате ожидания. - Считай, прошла.
   - А ты? - поинтересовалась я.
   - Нет. - Он тяжело вздохнул. - Девятнадцать.
   - Сочувствую. Самое паршивое: балла не хватило.
   - Ага, - согласился парень. - Ну, в следующем году попробую. А пока еще на отца поработаю, он, в конце концов, и не гонит меня учиться. Наоборот, рад, что я семейное дело продолжаю.
   - Что за дело?
   Я быстро искала в сумке ручку, чтобы записать, куда и когда надо явиться на превращение, и слушала краем уха.
   - У нас постоялый двор. "У Домашних" называется. У нас фамилия Домашние. Я - Найк Домашний, а...
   - Постоялый двор? - Я вскинула голову. - Комнаты сдаете?
   Найк растерянно кивнул.
   - А на год сдадите?
   - Надо у отца спросить. Но вообще сдадим, наверное, чего б не сдать? Мы, правда, никогда так не делали.
   - Пошли, может, спросим? - предложила я. - У меня до третьего тура есть еще время. А ты ж сам видел, я гарантированно поступила. Так что зачем время терять? Жить-то мне где-то нужно!
   - Пошли, - легко согласился Найк. - А где твои вещи?
   - Оставила в камере хранения, в "Драконьих Авиалиниях".
   - А я думал, ты дракон, - удивленно округлил глаза парень. - Ты прилетела не сама?
   - Ты что? Зачем силы-то тратить! На испытаниях еще превращаться. Нет, я на драконе прилетела. Если твой отец сдаст мне комнату, перевезу вещи. Кстати, меня зовут Вил.
   - А снять комнату в доме или апартаменты в специальном доме не хочешь?
   Мы вышли из здания академии на залитую солнцем улочку, прошли через аккуратный каменный мостик и направились к торговой части города, где расположились палатки, магазины, таверны и постоялые дворы. Мне нравилась эта суета, я терпеть не могла находиться в одиночестве. Кареты - пережиток прошлого, но такой красивый! - то и дело проезжали мимо нас, вокруг слышался смех. Народ в предвыходной теплый денек выбрался на улицу. Может, после испытаний прогуляюсь и я.
   - Безопасней жить на постоялом дворе. У вас же есть охрана?
   - Конечно! Мои братья за этим следят, у нас все строго.
   - Ну вот, а если снять дом, любой запросто к тебе вломится. Или в апартаменты. Никогда не знаешь, что может случиться. Да и готовлю я из рук вон плохо. Мама говорила, мне лучше жить там, где есть возможность заказать себе поесть. Иначе я умру с голода.
   - Твои родители, наверное, очень богаты, - уважительно произнес Найк.
   - Да, постоялый двор и питание влетят мне в кругленькую сумму. Но папа проспорил. Мы устраивали драконьи гонки, и если я выигрывала, он должен был мне желание. Вот и проиграл однажды мою учебу. Так что на ближайшие четыре года я обеспечена.
   - Можно я приду посмотреть? - спросил Найк. - Как ты будешь превращаться и как проходить испытания?
   Я пожала плечами.
   - Если разрешат. Я не против.
   - В прошлом году пускали всех, - развеял Найк мои сомнения. - Так расскажи, чем занимаются твои родители!
   - Ну-у-у... они владеют большой территорией на севере. Давно. Там наши родовые поместья, так что недостатка в средствах нет. Твой отец может не беспокоиться.
   Он и не собирался беспокоиться. Меня на постоялом дворе "У Домашних" встретили действительно по-домашнему. Расспросили обо всем, накормили и сдали неплохую комнату на втором этаже. Она была небольшой, но уютной. С цветастыми занавесочками, односпальной кроватью, укрытой покрывалом явно ручной работы. С личной ванной комнатой и большим шкафом для вещей. Слышимость, к сожалению, была довольно хорошая, но меня заверили, что шумно по вечерам внизу, в таверне, только в выходные, так что времени заниматься мне хватит. Недолго думая, я внесла половину годовой суммы за проживание и питание и пообещала после вступительных испытаний перевезти вещи. Одна только проблема обнаружилась, когда я подписывала договор на комнату:
   - Вил, мне нужно письмо от твоего отца или матери с разрешением на проживание.
   - Зачем? - не поняла я вопрос отца Найка. - Мне восемнадцать, я же имею право снимать комнаты.
   - Да, но на такой длительный срок... понимаешь, я должен получить какую-то гарантию. Подпись господина и госпожи Инеевых эту гарантию мне даст.
   - Хорошо. Нет никаких проблем. Я свяжусь с родными сегодня, и они подпишут мне разрешение.
   На этом господин Домашний успокоился. Выдал мне ключи и отправился готовить ужин. Скоро народ начнет возвращаться с работы, в таверны подтянутся холостяки, не имеющие возможности поесть домашнюю пищу. А еще придут желающие отметить окончание рабочей недели.
   - Пойду пораньше, - сказала я. - Разведаю обстановку и куплю пергамента для письма. Не думала, что понадобится разрешение на проживание.
   Мама Найка, полная кудрявая блондинка, сладко улыбалась мне из-за барной стойки.
  
   Третий этап вступительных испытаний проходил на специальном полигоне. Драконья академия очень тесно сотрудничала с компанией "Драконьи Авиалинии", и та предоставляла для занятий один из своих полигонов, запасной. Там, когда мы с Найком пришли, уже была установлена большая ширма, за которой мы должны были перевоплощаться, дабы не смущать зрителей и комиссию своей наготой. И несколько простых испытаний: посадочная площадка, чтобы продемонстрировать, как мы приземляемся, кольцо, чтобы продемонстрировать точность полета, небольшие столбы, меж которыми нужно пролететь, не задев ни одного, и мишень - для тех, кто имеет боевые способности. Не так уж и сложно, как я думала. Справлюсь!
   - Вон там списки, - опытный Найк знал, что и где висит. - Посмотри свой номер и время испытания. Тебя вызовут, пойдешь сразу за ширму, ничего говорить не надо.
   Я улыбнулась парню и приблизилась к спискам с нехорошим ощущением. Так и есть! Первая! Этого следовало ожидать, я ведь справилась лучше всех с первыми двумя тестами. А может, победило любопытство. Всем хотелось посмотреть на девушку-дракона. Что ж, первой сдашься, первой будешь свободна. Тем более что и напрягаться мне не надо. Достаточно просто превратиться, и я зачислена!
   - Госпожа Инеевая, вас вызывают для прохождения вступительного экзамена на оборотнический факультет! - пронеслось над полигоном, и я вздрогнула.
   Голос у Карла Медного был очень звучный.
   Волнение, которое совершенно не вовремя вдруг овладело мной, не могло помешать превратиться. Как и взгляды нескольких десятков глаз. Я, между прочим, собрала аншлаг! Посмотреть на меня явилась толпа народу. Конечно, их было бы куда больше, не сдавай в это же время экзамены факультеты Погонщиков, Зрячих и Следящих.
   Я зашла за ширму и нервно усмехнулась. Вся толпа ждала, когда я разденусь и перевоплощусь. Странное ощущение, хоть с другой стороны и было чистое поле, в котором никто не мог меня увидеть. А пальцы, расстегивая платье, дрожали. И когда я осталась обнаженной, прохладный ветерок заставил поежиться. Но потом, когда накатило знакомое чувство оборота, я перестала обращать внимание на внешние раздражители.
   По позвоночнику пробежала дрожь. Картинка перед глазами словно подернулась туманом, сделав краски менее яркими. Холод на миг сковал все тело, снежный ураган захватил меня в кокон, я подняла руки над головой. И через миг они уже обернулись крыльями, а я оттолкнулась от земли и взмыла в воздух. Сделав круг над полигоном, я нашла табличку "старт" и устремилась к ней. Для начала кольцо. Его я чуть задела, не успев вовремя прижать крылья, и наверняка потеряла пару баллов. Не важно. Туннель из брусьев я тоже прошла успешно, под одобрительные крики кого-то снизу. Но, к сожалению, не успела как следует набрать сил для ледяного дыхания. Пришлось развернуться, сделать дополнительный круг (опять потеря баллов) и... все равно промахнулась, лишь задев краешек мишени. Почти автоматически уселась на посадочную площадку и тяжело вздохнула, почему-то насмешив комиссию и зрителей.
   Медный кивнул, разрешая мне вернуться за ширму.
   Превращаясь обратно, я вскрикнула. Это всегда несколько неприятно. По всему телу ощущение, будто ты сначала замерз до ужаса, а потом оказался в теплой комнате, снял с себя всю одежду и растираешься, чтобы согреться. Все чешется, краснеет и болит. Так что, застегивая платье, я сквозь зубы ругалась. И вышла оттуда красная, как спелая клубничка. А вот интересно, есть среди остальных абитуриентов ледяные драконы? Хотя они вроде не водятся в Лесном.
   Собравшиеся зааплодировали и засвистели, едва я подошла к комиссии. Но господин Медный быстро всех унял красноречиво поднятой рукой. И улыбнулся мне.
   - Семнадцать баллов. Это хороший результат, госпожа Инеевая. Поздравляю.
   - Спасибо, - пробормотала я, пожимая руку декану теперь уже моего факультета.
   Пожалуй, моя краснота могла сойти за смущение и румянец от радости поступления.
  
   - Поступила! Поступила! - заорал Найк, едва мы вошли в таверну.
   Я устало улыбнулась.
   - Поздравляю. - Мама Найка поставила передо мной ужин, который уже был оплачен.
   - Он вторая в рейтинге! Клэй Сероглазый обошел ее всего на два балла! - возбужденно делился впечатлениями парень. - Это было так круто! Мам, ты бы видела, какая она драконица!
   Какая-какая. Обычная. Метра три в длину, совсем еще небольшая. Красивая, пожалуй, эти ледяные пластины на моей морде и шипы на спине эффектно смотрятся. Да и белоснежная шкура - редкость в Лесном. Но и не более. Те же облачные в воздухе гораздо лучше и маневреннее, подземные выносливее, лесные проще в обращении, огненные... э-э-э, с огненными проблема, ибо обучаются они на севере, у вулканов. Только там можно давать выход их энергии.
   Да, там можно, а деревни у предгорья постоянно затапливает из-за их огненного дыхания.
   Я зевнула над тарелкой гуляша. И поняла, что скоро свалюсь с ног от усталости.
   - Ой, багаж забыла! - хлопнула себя по лбу.
   - Давай, я схожу с утра! - тут же вызвался Найк. - Мне не сложно! Мам! Я же пойду за мясом на рынок, там недалеко!
   - Конечно, сходи, - отозвалась из-за стойки госпожа Домашняя. - И еще захвати черники. Один гость попросил на завтрак кашу с черникой.
   - Что за гость?
   - Да знаешь, не только Вил решила у нас поселиться. Парень один, тоже первокурсник, оплатил комнату за семестр вперед. Совсем туго стало в городе с жильем, конечно. Дорого, наверное. Ничего, если будут на длительные сроки заселяться, будем немного сбавлять, вон как для Вил, например. Кстати, ты письмо написала?
   - Сейчас. - Я снова зевнула. - Поднимусь к себе и напишу перед сном. Утром уже будет все у вас.
   - Хорошо. Ты не убирай со стола, я сама.
   - Тогда я, пожалуй, пойду спать. Устала.
   Я вяло махнула рукой Найку, впрочем, преисполненная благодарности за обещание забрать багаж. Да и вообще, за компанию. И проблема с жильем благодаря Найку решилась сама собой. Может, мне повезет, и у меня появится первый друг в этом незнакомом, полном непонятных вещей, городе?
   В коридоре было тихо, ни из-за одной двери не доносилось никаких звуков. Странно. Вообще, время было детским, я просто слишком вымоталась сначала в дороге, потом на письменных экзаменах, а потом и на превращениях. И ведь действительно в общем рейтинге чуть-чуть не обошла этого Клэя. А уж в своем, конечно, первая. И кто там говорил, что девочка не способна быть драконом? Не может учиться в академии? Досужие сплетни, не более.
   Я поднялась к себе и сбросила платье. Быстро помылась, не обращая внимания на почему-то холодную воду. Не ледяной драконице бояться холодной водички. А потом забралась в чистую и прохладную постель. И даже застонала, наконец дав ногам отдохнуть. Неудобные туфли следует сменить. Но это позже. Может, завтра попрошу госпожу Домашнюю подсказать, где можно разжиться одеждой. С севера я привезла мало вещей, погода там разительно отличалась от здешней. И, разумеется, стоит приобрести несколько нарядов для учебы.
   Из вещей у меня был только небольшой рюкзачок, с которым я ходила поступать. Все остальные вещи остались в камере хранения, в "Драконьих Авиалиниях". Но в рюкзаке в достаточном количестве имелся пергамент для писем. Я вытащила листок и, выводя завитушки, написала красивым женским почерком:
   "Я, Лорелей Инеевая, разрешаю своей дочери Вил Инеевой, жить в Лесном, на постоялом дворе "У Домашних", беру на себя все заботы об ее счетах и гарантирую своевременную оплату за все услуги". Подпись, дата.
   Все, теперь можно спать. Самое главное, что я поступила. Об остальном еще успею позаботиться.

Глава вторая. Сероглазый нахал

   Утром даже не верилось, что этот день я пережила. Перенесла восьмичасовой перелет, сдала письменные экзамены, выдержала превращение и поступила! Да еще как: став второй в общем рейтинге, по всей Академии. Недурно для девушки с севера.
   Сегодня предстояло сделать многое: купить кое-что из одежды, все принадлежности для учебы, распаковать багаж - его Найк, как оказалось, оставил у двери, привязав простеньким заклинанием. Втаскивая сумку в комнату, я поразилась: как только дотащила эту тяжесть в одиночку. Потом умылась освежающей холодной водой (горячую воду подавали только вечером - об этом меня предупредила госпожа Домашняя), надела второе и единственное летнее платье и достала из сумки небольшую, накрепко завернутую в бумагу, шкатулку.
   Возможно, оставлять ее в комнате было не лучшим решением, но и таскать с собой - не вариант. А если кто-нибудь случайно увидит?
   Шкатулка до сих пор пахла свежим деревом, несмотря на то, что ей было почти восемнадцать лет. Простая, светлая, с незамысловатой резьбой на крышке. Мама говорила, эту шкатулку сделал ей отец в один из долгих северных вечеров. Он любил что-то мастерить, говорил, это успокаивало. Шкатулка - все, что у нас от него осталось. И мамины украшения, которые теперь стали моими. Сережки из горного хрусталя болтались у меня в ушах, а вот остальную часть комплекта - кольцо с крупным камнем и длинную золотую цепочку, я хранила в шкатулке. Они все равно смотрелись на тощей бледной девице глупо.
   Но было там еще кое-что, о чем я предпочитала не думать, но хранила пуще всего, что имела. Небольшой прозрачный кристалл на простом бархатном шнуре, с массивной серебряной застежкой. Он был мне немного длинным, так что надежно скрывался под платьем и почти не виднелся. Я ощутила прохладу камня и поежилась. Будь моя воля - не прикоснулась бы, ни за какие блага! Но так безопаснее. Не хватало еще оставить его в номере.
   Шкатулку я убрала в самый дальний угол шкафа, завернув в теплый свитер. Он мне еще долго не понадобится, а может, и вообще не придется надеть. Здесь, говорят, зимы очень мягкие, теплые. Снег, конечно, идет, но что для меня, выросшей в краю вечных снегов, метровые сугробы? Так, ерунда. Интересно еще, как я драконом себя поведу. Вчера все прошло неплохо, но стоит показаться драконьему лекарю, может, выпишет какие-нибудь витамины.
   Кстати о витаминах. После северного климата Лесной кажется мне жарким южным городом. И кожа, не привыкшая к солнцу, может серьезно пострадать. Забавно распорядились Высшие: на севере острая нехватка солнечного света и в то же время он такой яркий, что можно повредить глаза. А здесь на солнце можно смотреть в очках, но на коже после длительного пребывания остаются ожоги.
   Пришлось натереться специальным кремом, приобретенным еще в столице Плато. Он приятно пах мятой и освежал. Покончив с утренним туалетом, я, не забыв прихватить "мамино" разрешение, отравилась на завтрак.
   Утром таверна казалась куда более оживленной. Снизу до меня доносились звуки с кухни, гомон посетителей. Из-за закрытых дверей комнат раздавались то плеск воды, то женский смех. В окна, располагавшиеся в двух концах коридора, бил яркий утренний свет. Я даже замедлила шаг, наслаждаясь этой действительно домашней и уютной атмосферой. Именно здесь мне предстоит провести ближайший год. И, если все пойдет хорошо, то не больше.
   - Леди-дракон! - Я сначала услышала голос, и только спустя несколько секунд поняла, кому он принадлежит.
   Этот парень не страдал неуверенностью в себе. В проход он вышел в одних черных тренировочных штанах и, лениво опершись об косяк, рассматривал меня, как неведомую зверушку. Темно-коричневые волосы были подстрижены коротко, на одном плече располагалась замысловатая татуировка. Высокие скулы делали его старше на вид, чем было на самом деле.
   - Доброе утро, - ссориться я ни с кем не собиралась, хотя его "леди-дракон", сказанное чуть насмешливым тоном, во мне такое желание вызвало. - Меня зовут Вил. А вас?
   - Клэй.
   Ах, вот оно что. Первый в рейтинге решил познакомиться со вторым звеном в цепочке. Что ж, говорят, с лучшими надо дружить.
   - Я видела твое имя в рейтинге, - улыбнулась я. - Ты молодец, здорово поступил!
   - Ага, - он отчего-то поморщился. - А ну-ка, иди сюда!
   Я не удержалась и удивленно подняла одну бровь.
   - Давай будем друг друга уважать, ладно, Клэй? Не "а ну-ка, иди сюда!", а "Вил, ты не могла бы подойти?".
   - Вил, ты не могла бы подойти, - прилежно повторил Клэй и зачем-то добавил, - в мою комнату.
   - Не могла бы, - отрезала я и повернулась, чтобы выйти к лестнице.
   Ничего хорошего от этой встречи ждать не надо. Лучше уж дружить, прости Высший, с неудачниками типа Найка, которые, впрочем, порядочнее многих звезд. Хотя я и давала себе слово, что отлично вольюсь в коллектив, лучше побуду на периферии.
   - Эй! - донесся до меня возмущенный голос Клэя.
   Я торжествующе улыбнулась, забыв о главном. Улыбаться, а уж тем более, торжествующе, стоит лишь тогда, когда битва выиграна. А я даже с поля боя не убралась.
   Парень не зря поступил на факультет Погонщиков. Он в два счета догнал меня, с силой, кажущейся невероятной для не слишком крупного парня. Повернул к себе лицом и... поцеловал. Без особых эмоций, просто на пару секунд прижался к губам, зажав меня у стены. А когда оторвался, расплылся в улыбке:
   - Мне еще не отказывали, Вил.
   Намеренно сделав ударение на моем имени. И, как ни в чем не бывало, ушел к себе.
   А глаза у него были совсем не серые, а зеленые.
   Сколько я так стояла, не знаю точно. Может, минуту, может больше. Очнулась только когда почувствовала, что к груди будто приложили что-то очень горячее. Предчувствуя беду, я, преисполненная подозрениями, достала кулон и ахнула. В самом его сердце клубился ярко-голубой туман. Небольшой комочек вращался, постепенно окрашивая прозрачный кристалл. Смотрелось, конечно, красиво, но... что это значило? Сейчас от кулона фонило магией с невероятной силой.
   Что же ты такое, таинственный кулон, из-за которого я оказалась здесь?
   - Ну, все, - я даже подпрыгнула, так внезапно появилась передо мной немного полная светловолосая девчонка со смешной короткой стрижкой, - ты Клэю запомнилась. Берегись теперь.
   - Это чего это? - Я машинально вытерла губы и быстро спрятала украшение. - Он вообще нормальный?
   - Нормальный, - подтвердила девица. - Просто самодовольный. Ну и вообще да, у нас Сероглазому не отказывают. Его отец работает в суде, так что... сама понимаешь.
   - Погоди, а он разве не из семьи Погонщиков? - удивилась я.
   - Да, но его отец уж давно работает судьей по делам драконов. Ушел на пенсию, а энергию не истратил. Он лучший.
   Я, наконец, отлепилась от стены и сделала несколько шагов в сторону лестницы.
   - А он всех так встречает?
   - Только симпатичных. А тебя еще и потому что ты едва не обошла его на экзаменах. Я слышала, он назвал тебя "леди-дракон". О тебе вся Академия говорит. Неудивительно, что Клэй тебя приметил. Может, они даже поспорили, соблазнит ли он тебя к концу семестра.
   - Мне уже не нравится этот Клэй, - пробормотала я.
   В обеденном зале было полно народу. И только один столик свободный, за ним и стояли две тарелки с салатом и две кружки с компотом.
   - О, нас вместе посадили! - обрадовалась незнакомка. - Кстати, я Элис. Отличная идея - поселиться на постоялом дворе. Я так мечтала съехать от родителей, а вчера как узнала, что ты остановилась здесь, тоже решила потратить наследство. Так вот, о Клэе. С ним лучше, конечно, дружить. Но у вас вряд ли это получится. Ты - интересный экземпляр. Он будет тебя доставать.
   Я пожала плечами и принялась есть. Не хватало еще думать о каком-то заносчивом парне.
   - Будет лезть, пожалуюсь на него госпоже Домашней, - сказала я Элис.
   В таверну вошел какой-то бродяга в лохмотьях. Я заметила, как закатила глаза госпожа Домашняя, но от разрезания хлеба не оторвалась. Бродяга подходил к столикам и что-то говорил сидящим. Большинство просто отворачивались или отмахивались от мужчины.
   - Не надейся на это, - меж тем Элис продолжала щебетать. - Никто не будет связываться ни с Сероглазым, ни с его родителями. Да и тебе я не советую с ним воевать.
   - И что ты мне предлагаешь? - Аппетит резко пропал. - Он ведет себя, как полный идиот! Мне что, терпеть?
   - Удовлетвори его любопытство, - пожала плечами девушка. - Сходи на свидание. Докажи, что ты на него запала. И он быстро потеряет к тебе интерес. На Клэя из-за денег его семьи и из-за его таланта многие вешаются. А он ломает только тех, кто артачится.
   Я даже рот открыла от такой информации. Простая она была, эта Элис. Как все-таки нравы Лесного отличались от нравов Снежного Плато. Там и вместе нельзя было пройти без того, чтобы тебе не навязали случайного попутчика в женихи. А здесь Элис свободно рассуждала о том, чтобы завести интрижку и тем самым заслужить безразличие Сероглазого.
   Бродяга подошел к нашему столику.
   - Покайтесь, леди. Пока есть возможность, раскайтесь во зле, что совершили.
   Элис поперхнулась компотом и принялась кашлять.
   - Прямо сейчас? А можно я салат доем? - хмыкнула я.
   Бродяга непонимающе на меня уставился. И в этот же момент нас настиг крик госпожи Домашней:
   - Эйд, хватит! За работу, парень, пока не схлопотал от отца!
   Тут уж настал мой черед делать изумленное лицо.
   - Простите, - улыбнулся бродяга. - Меня Эйд зовут, я здесь работаю. Просто через три дня у меня поступление в театральную школу Лесного, репетирую вот. Я - Пророк-мученик. Это такая книга, он всем предсказывал расплату за зло, пришествие черного дракона, а его убили. Конечно, он был психом, но воистину, человеческая жестокость не знает границ!
   - Эйд! - уже зло рявкнула госпожа Домашняя.
   И актер-бродяга поспешил скрыться за неприметной дверкой, ведущей в подсобные помещения.
   Я только покачала головой и вернулась к салату.
   - У вас все по-другому, да? - спросила Элис.
   - Ну... это вообще как другой мир. Не скажу, что он нравится мне больше, правда. Дома как-то привычнее, но дома негде учиться, к сожалению.
   - Ты такая бледная! - Элис даже пощупала мою руку. - Впервые вижу такую светлую кожу.
   - Север. А волосы у нас черные, - я распустила маленький хвостик.
   Волосы я стригла примерно до плеч, чтобы не было проблем с мытьем и расчесыванием. И в Лесном они выделялись среди длинноволосых, преимущественно шатенок. В общем, затеряться не получится. И способности то у меня были уникальные, и внешность необычная, и с местной звездой я уже не подружилась.
   Я тут же прекратила себя жалеть. Пока что все складывалось как нельзя лучше. Я поступила, нашла хорошее жилье, познакомилась с местными. Теперь первоочередные задачи - выглядеть в первый день учебы не хуже других, обжить комнату. Пережить первые занятия, не провалиться сразу и познакомиться с этим легендарным Медным, просто чтобы разведать обстановку и узнать, что он за человек. Сначала оценить ситуацию, а потом можно и в ученицы напроситься. Я слышала, он берет студентов, из тех, что в списках лучших не один месяц болтаются. А с этим Сероглазым я разберусь. В конце концов, в Лесном есть законы, и даже парни, чьи родители работают в суде, обязаны их чтить.
  
   В город я выбралась ближе к обеду. Элис сказала, в это время народу немного поменьше. С утра все хозяева таверн и мелкие торговцы бегут скупать провизию. И хотя мне нужна была одежда, не хотелось толкаться. Одного я не учла - после сытного и вкусного обеда жара заставляла меня клевать носом.
   Но все же, когда я вошла на территорию рынка, сон как рукой сняло. Я привыкла к тому, что на Плато, где морозы были даже летом привычными, все магазины и лавки располагались в добротных теплых зданиях. Обычно торговец держал лавку на первом этаже, а на втором жил сам с семьей.
   В Лесном все было по-другому. Здесь, под открытым небом, на воистину огромной площади раскинулся рынок. А вокруг него располагались магазины-домики с яркими табличками. Кое-где я даже заметила ряженых зазывал. Картина солнечного Лесного, яркого и веселого заставила меня улыбнуться.
   Торговцев одеждой я заметила сразу. У тех, что торговали туалетами для дам, на вывесках была нарисована маленькая красная шляпка. Как я поняла, те лавки, что располагались под открытым небом, были попроще, а те, что в зданиях - серьезные магазины для тех, кто имеет деньги. Здесь они назывались салонами готового платья. В один такой салон я отправилась, решив, что с рынка пару вещей все же прикуплю, но для прогулок и домашней носки. Для академии все же стоит приобрести что-то более качественное и статусное. Встречают ведь по одежке, нравится мне это, или нет. Да и в деньгах недостатка нет, а появится - не проблема, найду работу.
   В салоне было прохладно. Я почувствовала, как приятно обдувает магический ветерок и вздохнула полной грудью. Пыльный и теплый воздух был мне непривычен. Наверное, потребуются месяцы, чтобы я немного обжилась в Лесном. Еще впереди многочисленные простуды, об этом меня тоже предупреждали лекари. Организм не может сразу осознать перемены климата и наверняка соберется бунтовать.
   - Здравствуйте, - ко мне вышла миловидная женщина в длинном светлом платье. - Могу я вам помочь?
   - Да, я только что приехала в Лесной. И мне нужна одежда.
   - Понимаю.
   Она вдруг замялась, оглядывая меня. И я спохватилась:
   - О, не волнуйтесь, я могу заплатить! Я приехала с севера, у нас там мало летней и межсезонной одежды.
   - Нет-нет, - сверкнула идеально ровными зубами женщина. - Я совершенно не об этом. Вы довольно худенькая. Мы подберем вам несколько нарядов, но остальное, боюсь, придется шить. Все наши готовые платья ориентированы на девушек Лесного, а они хоть и стройные, но все же довольно высокие. Длинные юбки вам не пойдут, не стоит уродовать собственную внешность. Тем более, если она достаточно интересная.
   Так, бормоча, женщина удалилась в соседний зал и уже оттуда позвала:
   - Проходите! Как вас зовут?
   - Вил, - представилась я. - Вил Инеевая.
   - Очень хорошо, Вил. Попробуйте несколько вариантов, - на небольшой черный диван упали чехлы с нарядами. - Примерьте и посмотрите. Это не слишком официальное, но и не вульгарное. Подойдет для посещения занятий, дневных прогулок и работы. Для неформальных мероприятий я подберу вам одежду позже. И только нарядные платья придется шить. На вечернем экономить нельзя. Вы где учитесь?
   - В драконьей академии.
   Если женщина и удивилась, она этого не показала. Кивнула, продолжив:
   - Значит, из мероприятий в этом году зимний бал и, конечно, летний, совмещенный с выпускным. На зимний бал и летний нужны разные платья. На зиму идут более плотные ткани и более строгие фасоны, они появятся, к сожалению, позже, предлагаю вам подойти через месяц или два, а вот лето и ранняя осень - самая пора для шифона и хлопка. Я сниму мерки!
   Она суетилась вокруг меня еще минут тридцать. Замеряла, ощупывала, что-то записывала. Потом сложила всю отобранную одежду в сверток и пообещала отправить с курьером. За двадцать золотых мне достались две пары брюк, два платья, несколько рубашек, корсет, две пары симпатичных и удобных туфель, а также нижнее белье и забавная оранжевая пижама. Оставшуюся одежду сошьют и доставят курьером. Мне нравились яркие вещи. На севере очень мало красок.
   Из салона я вышла уставшая, но удовлетворенная результатом. Сшить платья обязались за месяц в виду большого количества заказов перед учебным годом. Недостатка в одежде на первое время не будет, а теплые вещи и другие нужные мелочи я куплю постепенно. Ох, чувствую, если вдруг придется переезжать, одним чемоданом никак не обойтись!
   Я настолько погрузилась в собственные мысли, что не заметила мужчину, идущего мне навстречу, задела его плечом и охнула, потому что удар получился сильным.
   - Простите! - сказали мы хором.
   Мужчиной оказался Карл Медный.
   При поступлении я так волновалась, что почти не обратила внимания на его внешность, зато сейчас сумела рассмотреть во всех подробностях. Высокий, широкоплечий, наверняка пользуется популярностью у местных женщин. Понимаю, почему... нет, не время об этом думать. Не время.
   Медные - одна из самых известных династий не только в Лесном, но и за его пределами. Его коричневые волосы на свету действительно чуть отливали рыжиной. Образ завершали легкая небритость, хлопковые брюки темно-синего цвета и свободная рубашка.
   - Вы Вил, верно? - Он меня узнал. - Девушка-дракон.
   - Здравствуйте, господин Медный.
   Я старалась рассматривать его, не привлекая внимания. И искать во внешности что-то... ну, даже не знаю. Необычное? Знакомое?
   - Поздравляю с поступлением! - сказал Карл. - Вы молодец. Никогда не видел девушек-драконов. Ходят разные слухи. И о том, что это чисто мужская способность, и о том, что девушки не могут справиться с испостасью и погибают, и о том, что магия у девушек другая. А вы молодец, вы особенная.
   - А сами что думаете? - не удержалась и спросила я. - Откуда я?
   - Думаю, что просто далеко не у всех девушек талант раскрывается. Вы меньше парней стремитесь к магии, меньше практикуете, соответственно меньше стремитесь к власти над собственной природой. Оборотничество - редкий дар, вот и выходит, что преимущественно им обладают мужчины. Здесь нет ничего сверхъестественного. А кто ваши родители?
   - Мама и папа, они, - я замялась, - владеют землей на Плато. Занимаются всем понемножку.
   - Они оборотни? Хоть один?
   - Папа оборотень. - Я улыбнулась.
   Карл задумчиво уставился куда-то вдаль.
   - Что ж, тогда вы - приятное исключение. Обычно дочери оборотней магией драконов не обладают. Иногда в семье обычных магов рождается оборотень. Знаете, ведь существует целая теория, согласно которой через несколько сотен лет все жители будут оборотнями. Представьте: маг, родившийся у оборотня, не может быть не оборотнем. А в семье обычных магов, после рождения оборотня, начинается династия драконов. Я расскажу подробнее на лекциях, это самая распространенная теория развития.
   - Здорово. Вы меня извините, скоро придет курьер, мне следует быть дома. - Я постаралась как можно вежливее улыбнуться.
   - Конечно. До встречи на занятиях, Вил.
   Я хотела уже было уйти, как Медный вдруг спохватился.
   - Ах да, совсем забыл. Если будет переизбыток энергии, или нужно будет позаниматься, или просто тоска нападет, за городом есть площадка для драконов. На улицах драконам находиться запрещено, в общественных местах тоже, а в собственных домах крайне мало места. Так что, думаю, вам будет полезно иногда полетать, или просто поваляться на солнышке.
   - Спасибо! - уже искреннее сказала я.
   Это и впрямь ценная информация. У нас на Плато ограничений по ипостасям не было. Кем хочешь, тем и барахтайся в сугробах, хоть драконом, хоть человеком. Лесной, более пригодный для жизни и, как следствие, более заселенный, имел правила строже. И невозможность превращаться на улице меня несколько угнетала. Площадка подобные вопросы решала с блеском.
   Поспешив домой, я совсем забыла о проблеме, настигшей меня утром. За несколько лет, что провела в изоляции, я отвыкла быть самостоятельной и, как ребенок, радовалась новым покупкам. И новым знакомствам.
   Но только не с Клэем Сероглазым.
   Он поджидал меня за углом дома, в самом начале улицы. Схватил за руку и прислонил стене, уперев руки по обеим сторонам от моей головы, чтоб сбежать не смогла. Я сразу же напряглась, ожидая гадости.
   - Брось, - вдруг вполне приятно улыбнулся Клэй. - Не злись. У нас не очень получилось знакомство, но я надеюсь, мы ситуацию поправим, да?
   - Это как это?
   Подобный разговор обескураживал. Вот только верилось мне в эту сладкую улыбку и не менее сладкие слова слабо. Первое впечатление, конечно, бывает обманчивым. Но не в случае с этим Клэем. Он свое лицо показал сразу же.
   - Давай познакомимся поближе? С чистого листа, так сказать. Наедине. Поговорим, поужинаем. Может, станем друзьями. Нам надо держаться вместе. Да и все равно скоро будет распределение по командам.
   - Что? - не поняла я.
   - Эксперимент Медного. Теперь делить нас на команды Погонщик-Зрячая-Дракон будут после первого курса. Здорово будет организовать команду лучших, как думаешь?
   - Э-э-э...
   Явно где-то подвох. Да и не хотелось мне, если уж быть честной, создавать команду с Сероглазым.
   - В общем, жду тебя в восемь у меня. Закажу ужин, посидим, побеседуем, - его глаза странно сверкнули, - и уладим все недоразумения, что у нас возникли.
   С этими словами парень убрал руки и, хмыкнув, пошел куда-то прочь, в противоположную от постоялого двора сторону. Прошло несколько минут, прежде чем я опомнилась от шока и сделала несколько шагов.
   - Что за бред! - сказала сама себе.
   В намерение Сероглазого познакомиться и загладить вину за произошедшее утром, не верилось. Он себя во всей красе уже показал. А приглашение прийти к нему в комнату! Я не специалист в таких вопросах, но логичнее было бы пригласить девушку, перед которой хочешь извиниться, на прогулку или в таверну. Но никак не к себе в комнату. И, к слову, Клэй не упомянул извинения. То есть, он вообще не считает себя ни в чем виноватым.
   Да упаси меня Высший от таких знакомств!
   В таверне Домашних было тихо. После обеда народ уже рассосался, до ужина еще оставалось немного времени. И госпожа Домашняя как раз раскладывала по вазочкам хлеб, а с кухни доносились аппетитные запахи.
   - Вам, может, помочь? - спросила я.
   За угловым столиком сидела Элис и что-то черкала на листах бумаги.
   - Нет, Вил, ты платишь за проживание и питание, а не наоборот. Хотя... может, хочешь скидку за помощь?
   Я чуть-чуть поморщилась.
   - Да нет, вообще-то, скидок не нужно. Просто решила помочь, вдруг надо.
   - Сиди, я лучше тебе чего-нибудь прохладного налью.
   Я не стала отказываться от большого стакана холодного морса и с наслаждением освежилась.
   - Не хочешь пойти позагорать? - вдруг спросила Элис, подняв голову. - На крыше есть оборудованное местечко.
   - И правда, - подала голос госпожа Домашняя. - Идите, девчонки, ловите солнышко, пока есть!
   - На крыше? - Я закусила губу.
   Пыталась не пустить идею. Плохую идею. Способную аукнуться мне очень серьезными неприятностями. Но такую привлекательную, манящую и...
   - Пошли!
   - Только к ужину не опоздайте! - крикнула нам вслед госпожа Домашняя, когда мы выходили.
   - Я на ужин не пойду, меня пригласили вечером, - сказала я Элис.
   - Кто?
   Мы поднялись на второй этаж, и в конце коридора я обнаружила люк, который раньше не заметила. Вероятно, он и вел на крышу.
   - Клэй.
   Элис спустила веревочную лестницу и замерла.
   - Клэй?! Вил, тебе нельзя идти!
   - Почему это?
   - Вил, Клэй... куда он тебя пригласил?
   - В свою комнату. - Я все еще делала вид, что не понимаю, чего этому парню нужно.
   - О... Клэй приглашает на ужин в комнату только с одной целью. И это не ужин. Не знакомство. Не беседы.
   - Жаль. - Я преувеличенно трагически вздохнула. - Потому что я очень люблю покушать. Голодная, как дракон!
  
   - О, нет! - спустя несколько часов, когда мы уже позагорали, все же спустились поужинать, и вернулись на крышу с книгами - больно уж вид чудесный открывался - стенала Элис.
   В ее глазах плескался явный страх.
   - Нет-нет-нет!
   - Да брось. - Я отмахнулась и продолжила расстегивать платье. - Никто не видит, все еще ужинают.
   На улицах действительно было совсем мало народу. И уж тем более никто не смотрел на крышу постоялого дома, где я и раздевалась.
   - Я не об этом! Не делай вид, что не понимаешь! Он тебя убьет!
   - Не убьет. Мне пора на ужин.
   - Вил, сумасшедшая!
   - Точно, - хмыкнула я, бросила платье на скамью и начала обращение.
   Как всегда, вокруг завертелся рой снежинок. Элис отступила, прикрыв рукой глаза. Я постаралась провести все как можно быстрее, чтобы никто не заметил на крыше дракона. Ледяного, чуть меньше трех метров длиной, а высотой метра полтора, если повезет.
   Поняв, что превращение окончено, я принюхалась и потянулась. Расправила крылья, чтобы сложить поудобнее.
   - Вил, одумайся! - продолжала стенать Элис. - Сероглазый тебе не по зубам!
   - Думаешь? - Я обнажила длинные ледяные клыки.
   - Все, - окончательно пала духом девушка. - Это конец!
   Я ее уже не слушала. Подошла к краешку крыши, свесила голову и начала отсчитывать окна. Мое было крайним, а окно Клэя должно было располагаться совсем рядом. Высший, храни жару! Благодаря тому, что в середине августа установилась нереальная жара, почти все держали окна распахнутыми настежь. Наш принц Погонщиков не был исключением.
   Каменный декор здания позволял мне цепляться лапами и вполне комфортно ползти по стене. Перед окном Клэя я остановилась и заглянула внутрь. Конечно, рассматривать комнату в перевернутом виде было неудобно, но все нужное я рассмотреть успела. Стол господин Сероглазый накрыл шикарный. И фрукты там были, и рыбка какая-то и - у меня даже дыхание сперло - горячее мясо с углей. Как я соскучилась по мясу, приготовленному на открытом огне! Сочному, чуть подгоревшему, со специями! М-м-м, вкуснятина!
   Но больше всего на столе было выпивки. Вино, медовуха и небольшая пузатая бутылочка фирменного виски из Подземного. Основательно подготовился, ничего не скажешь. На знакомство с девушкой притащить столько спиртного еще догадаться нужно. Но зато мясо-то как пахнет!
   Нет, все, хватит выжидать, пора идти на свидание!
   Ну, или ползти... Готова поспорить, к Клэю еще никто не вползал в комнату через окно и на четырех лапах!
   Я ткнулась носом в окно, распахнув его окончательно. И звук привлек внимание парня.
   - Э...
   Он застыл, как громом пораженный. Еще не успел (или не собирался?) надеть рубашку, а волосы блестели от влаги.
   - Привет, - мурлыкнула я.
   Правда, больше получился рык какой-то.
   - Погоди! - пришел в себя парень. - Стой!
   Но я уже протискивалась в окно.
   - Нет, Вил! Плохой дракон! Плохой! Фу! Фас! Ой, то есть, брысь!
   А вот за "брысь" Сероглазый снискал мой недовольный взгляд. И даже отступил на пару шагов, но потом снова ринулся в бой.
   - Плохой дракон, я сказал!
   А плохой дракон и не думал спорить. Пристроил хвост и... э-э-э... задницу на кровати парня, чутка попрыгал, а потом потянулся носом к мясу.
   - Вил, ты должна быть человеком!
   - Нет! - Я заглотила один кусочек и довольно зажмурилась. - В меня так влезает больше!
   Оценила объем тарелки и сунула туда морду уже наглее. А когда с мясом - кстати, пересоленным - было покончено, вновь обратила внимание на Клэя. Тот стоял то ли в бешенстве, то ли в ужасе. Явно собирался орать.
   - То есть, ты со мной ужинать не будешь? - уточнила я.
   - Ты вылетишь из Академии еще до окончания первого семестра! - процедил он сквозь зубы.
   - Ну, ладно, - вздохнула я. - Не хочешь знакомиться, не надо.
   Сползла на пол и пешком потопала к дверям, все же сложив крылья, чтобы ничего не сломать. У столика остановилась.
   - О, вискарик!
   На заманчиво открытой бутылочке поблескивали капельки влаги. Она была так привлекательно холодна, так красива, что я не удержалась. Захватила губами, задрала голову так, чтобы жидкость потекла в горло и выхлебала всю буквально за минуту со смешным звуком. Аккуратно поставила на пол, расплылась (что для дракона крайне странно) в улыбке и дыхнула. Клэй как стоял, так и продолжил, никак не отреагировав на представление, что я устроила.
   Делать мне больше в его спальне было нечего. Урок он, думаю, усвоил.
   Посему я гордо продефилировала в коридор, а оттуда уже к себе. Хорошо, что предварительно оставила дверь открытой. И только когда щелкнул замок, а повернуть его носом оказалось крайне неудобно, я начала превращаться в человека. Кто его знает, что в голову взбредет этому Сероглазому. Но ломиться ком мне он точно не посмеет.
   Мелькнула перед сном нехорошая тревожная мысль, что, может, не стоило ломать комедию, а проще было игнорировать парня. Но я тут же загнала ее обратно. Он просто слишком избалован. Наверняка я не первая, кто дал ему отпор. Да и, собственно, что я сделала? Не унижала его прилюдно, не портила его вещи, не причинила ему вреда. Просто небольшая шутка.
   Ведь верно?

Глава третья. О дружбе и акклиматизации

   Утро меня встретило вкуснейшими нежными оладьями, холодным морсом, сметанкой и обеспокоенной Элис. Та едва ли не бегала вокруг меня, пока я ела.
   - Вил, что ты сделала? - наконец спросила она. - Клэй сегодня...
   Выдохлась, видимо. Присела на стул и отхлебнула морса.
   - Что случилось? Клэй плакал и не хотел есть манную кашу?
   - Он говорил о тебе. Сказал, что некоторых драконов нужно пускать не к полетам, а на куртки и ботинки.
   Я живо представила себе Клэя в куртке из кожи ледяного дракона и едва оладушком не поперхнулась. Шкура ледяных драконов совсем не греет. Ее наоборот используют в качестве материала для отделки стен, чтобы продукты свежими хранить. Но, конечно, далеко не все, материал это дорогой и редкий, работающий лишь когда отдан драконом добровольно. Так что или Клэй был идиотом, что маловероятно, ведь экзамены он сдал с блеском, или злость была настолько сильной, что он не соображал, о чем говорил.
   Это и хорошо и плохо. Хорошо, потому что я все-таки его проучила. Плохо, ибо неизвестно теперь, чего ждать от этого парня. Любая подлость - к моим услугам!
   - Расслабься, - посоветовала я Элис. - Тебя не затронет. Кстати, Клэй ведь ни одной юбки не пропускает, так?
   Девушка растерянно кивнула.
   - И прямо никто против не пошел?
   - Ну... бывало, конечно, те, кто ему нравился, не горели желанием... Но тут Клэй умеет хорошо выбирать тактику. Либо соблазняет и влюбляет в себя, либо иными способами добивается. Обычно играет роль его влияние в Академии. Вернее, его семьи.
   - И что, ты тоже просто так согласилась на все, что Клэй требовал?
   Элис невесело хохотнула.
   - Такие, как я, ему не нравятся. Такие как ты, кстати, обычно тоже. Он любит эффектных, дорогих девушек. А ты такая... простая, живая. Одеваешься не вычурно, говоришь нормально. Видимо, его привлек в тебе талант.
   - Да уж, этот Сероглазый - тот еще тип. Ничего, я отобью у него желание обижать девушек. Ты не хочешь сходить за второй порцией оладьев?
   До конца завтрака Элис смотрела на меня с подозрением.
   А после спросила:
   - Что ты будешь делать? Можем позагорать, или сходить к фонтанам.
   Но я покачала головой.
   - Мне нужно купить бумагу, папку, несколько книг и карандашей. А потом я хочу полетать немного, мне показали площадку. Вчера выпила бутылку виски драконом, и теперь ипостась бушует.
   К слову, это довольно неприятно: внутри все будто чешется, хочется не то потянуться, не то выгнуться и размяться, но никакие упражнения облегчения не приносят. Выход только один: превратиться и вволю полетать, сбрасывая энергию. Все-таки дорого мне обошлось веселье с Клэем накануне. По-моему, оно того не стоило.
   Моей страстью были блокноты. Разные: с кожаными переплетами, картонные, просто сшитые листы бумаги, с деревянными обложками, со стеклянными. Да каких только не делают мастера в надежде продать кому-нибудь подороже!
   В Академии пользовались обычным листами, сшитыми сверху. Из такого блокнота листок можно было легко выдрать, писать было удобно, а бумага была нелинованной. Меня такое положение дел не устраивало, и я накупила кучу разных блокнотов по числу предметов. Пусть придется таскать с собой не одну папку, а небольшую сумку, я это переживу. Но зато все лекции будут в порядке, в долговечных и красивых блокнотах. Еще купила несколько перьев - дань моде, конечно, уже давно использовались чернильные стержни и карандаши. Но мимо чудных страусиных перышек пройти просто нельзя было. Потом я купила две книги "Теория оборотничества" и "Драконы. Большая энциклопедия". Они были обязательными для учебы, копировать я их не хотела. Свежие, только что сотворенные копии авторских оригиналов приятно пахли бумагой и красками.
   Гуляя по рынку я так умоталась, что перед тем, как пойти летать, заглянула пообедать в таверну, где меня и обнаружил Эйд. Тот самый, что рвался поступать в театральную школу.
   - Как тебе Лесной? - пользуясь отсутствием за барной стойкой матери, Эйд подсел ко мне.
   - Жарко, - пожала я плечами. - Суматошно. Пока не решила. Но город красивый.
   - А люди? - хмыкнул парень.
   И вот тут-то, когда я уже была готова ответить, в таверну ввалился Клэй.
   - О, нет-нет, - пробормотала я и отвернулась. Как раз принесли второе - большой слоеный пирожок с картошкой и луком, ароматный, только что из печи. Так что отвлечься было на что.
   Но Клэй на меня внимания обращал ровно столько же, сколько и на солонку с соседнего столика. Он поздоровался - крепко пожал руку - с Эйдом и уселся на последний свободный стул. Затем махнул рукой госпоже Домашней, мол, господин хочет есть. И на этом его активность закончилась.
   - Ой! - вдруг хлопнул себя по лбу Эйд. - Я ж забыл вас познакомить! Вил, это Клэй, мы дружим еще со школы. Клэй, это Вил, она новенькая. Наверное, ты слышал о ней, она поступила на факультет оборотничества. Девушка-дракон!
   Последнюю фразу Эйд произнес почти с гордостью, словно помогал мне в поступлении. Как вообще умудрились подружиться простоватый Эйд, вынужденный работать в семейном деле и мечтающий о театре, и Клэй Сероглазый, звезда Драконьей Академии и гадость первостатейная?
   - О да, - протянула гадость. - Мы уже знакомы. Леди-дракон произвела на меня впечатление.
   - Жаль, я не видел. - Эйд даже не заметил сарказма в голосе приятеля. - Вил, ты же как-нибудь покажешь нам вторую ипостась?
   - Конечно, - улыбнулась я. - Как-нибудь выберемся за город. Может, стоит сделать это в первые выходные, как думаешь? Возьму тебя, Элис, Найка и махнем на природу.
   - Отлично! - просиял Эйд. - Клэй, ты как?
   Э... а вот это явно лишнее! Я как-то не подумала, что Эйд расценит мое приглашение ему лично как приглашение и для Клэя. Вот идиотка! Размечталась уже о первой в жизни вечеринке с друзьями!
   - Вообще-то... - начала я, но Клэй не дал мне договорить.
   - Неплохо, - хмыкнул он. - Надо представить леди-дракона нашим ребятам. Давайте выберемся в первые выходные на пляж. Я оплачу.
   Сияющий и жутко довольный собой Эйд повернулся ко мне.
   - Хм, - только и выдала я, не забыв скорчить гримасу, мало похожую на улыбку.
  
   После сытного обеда, хоть и испорченного немного новой перспективой быть представленной каким-то там ребятам, летать особенно не хотелось. Послеобеденный зной доконал город: гуляющих было мало, в основном по улицам носились дети, да и те выглядели вялыми. Вечерняя прохлада, которую, наверное, ждал весь Лесной, еще и не думала приближаться. Одно только неоспоримо: в такую жару драконы летать не пойдут. А, ну еще решающим фактором стало то, что в обличье дракона мне не так жарко. Все-таки я ледяная.
   Стараясь выбирать затененные улочки, или просто те, где было меньше народу, я добралась до вожделенной площадки. А там и вправду было всего три дракона: два лесных и один подземный. Они лениво описывали круги, даже не приближаясь к полосе испытаний. Видать, в воздухе все же было прохладнее, нежели на земле.
   - Вил! - направляясь к воротам площадки, я услышала крик и обернулась.
   Со стороны города ко мне направлялся Медный. Он был одет так же, как и в нашу встречу на рынке, разницу составляло лишь то, что за спиной у него болтался большой рюкзак.
   - Я вижу, вы последовали моему совету. - Он нагнал меня и улыбнулся. - Хорошее время для полетов. Вы не представляете, сколько здесь драконов вечером!
   - Меня, поди, затопчут и не заметят, - улыбнулась я.
   Коричневые волосы с легким оттенком рыжины красиво поблескивали на солнце. Я едва слышно вздохнула, пожалев, что мне такую шевелюру природа не выделила. Мой черный цвет казался тусклым и самым обычным.
   - Каких вы размеров, Вил?
   - Два и семь в длину, а в высоту не знаю. Длину я мерила по следу в сугробе, а высоту не могла.
   - А родители?
   Я прикусила язык, чтобы не сболтнуть лишнего.
   - Да, знаете, родителям как-то не до замеров моего роста было. Мама запрещала становиться драконом в доме, а папа работал.
   - Что? - Я моргнула, поняв, что Медный о чем-то спрашивает, а я игнорирую его.
   - Может, полетаем вместе? - предложил он. - Заодно и посмотрю, что вы умеете. Хотя, признаться, я был впечатлен вашими вступительными испытаниями. Можно встретиться у ворот после обращения и пойти на полосу препятствий. Так как?
   - Э-э-э, да, чудесно, - пробормотала я. - Мне нужно всего пару минут.
   - Ширмы там, - Карл указал на видневшиеся вдалеке деревянные сооружения. - Там есть шкафчики для вещей, они запираются магией. Если магия слабая, можно попросить дежурного.
   - Все нормально. - Я уже направилась к месту, где можно было раздеться и обратиться.
   Летать с Медным... это неожиданно. И пугающе. Я не надеялась на его внимание, я хотела у него поучиться, понять, что это за человек, и только потом принимать решение, стоит ли пытаться приблизиться к нему. Но судьба, как это обычно бывает, все взяла в свои руки.
   А мои опять немного дрожали, когда я расстегивала платье и снимала плетеные сандалии.
   И на превращение из-за этого непрошенного волнения ушло намного больше времени, чем обычно. Но прохлада, которой оказалось окутано мое тело, была настолько волшебной, настолько долгожданной, что я счастливо зажмурилась и потянулась. Напряжение после бурной ночи стало потихоньку спадать.
   Проклятый Клэй! Он - единственное, что портит чудесное начало моей новой жизни!
   Со злости я слишком резко взлетела и на миг закружилась голова. Пришлось сбросить высоту и направиться к тренировочной площадке почти в метре над землей. Там уже ждал Медный. Я упоминала, что он - облачный. Но вживую их никогда не видела. Красивый, кремового цвета, огромный, раза в два-три больше меня, он сидел на земле, раскинув полупрозрачные перепончатые крылья. На его морде и спине не было шипов, свойственных остальным видам драконов, он имел плавные и изящные скругления там, где у меня выпирали острые, пропитанные неприятным ядом, пластины.
   Безумно красивый дракон.
   - Как вы себя чувствуете? - произнес он.
   Голос дракона, конечно же, отличался от голоса человека. Он был более глубоким, дикция страдала - облачные обычно говорили несколько по-иному, певуче и длинно. А Карл оставался верен своему нраву. Это смотрелось довольно забавно. Но все равно впечатляло.
   - Неплохо, - ответила я. - Лучше, чем человеком.
   Он подошел поближе и ткнулся мордой мне в спину. Получилось довольно... нетипично для поведения драконов. И со стороны выглядело странно. На деле же Медный всего лишь хотел проверить температуру моей шкуры.
   - Знаешь, вы могли бы зарабатывать деньги, - хмыкнул он. - Садитесь посреди рынка и за плату позволяете людям охлаждаться рядом с вами. Станете богатой девушкой!
   - И так не жалуюсь. - Я наклонила голову. - Что вы хотели посмотреть? Как мне взлететь или что выполнить?
   - Если не возражаете, я просто понаблюдаю, - сказал Медный. - Полетайте, делайте то, что обычно делаете на прогулках.
   На прогулках... так, если опустить идиотские развлечения, такие как "поймать свой хвост" и "маскироваться под сугроб, пугая прохожих", обычно я просто летаю.
   Плавно, делая круг над стадионом, я набирала скорость и одновременно - высоту. Ветер бил в морду. Теплый, летний, сейчас он не казался раскаленным и сухим. Внизу проносились сооружения, изредка я замечала людей, направлявшихся к ширмам. Я с удовольствием расправила крылья, вдохнула полной грудью. Остатки сонливости и усталости после ночи, исчезли, словно их и не было.
   Уже чувствуя себя увереннее, я немного поиграла. Перевернулась в воздухе, сделала петлю. А потом разглядела вдалеке, за полосой препятствий, искусственный пруд. Пруд! Вода!
   Конечно, пруд в Лесном, не то же самое, что горное ледяное озеро на Плато. Но все же это вода, в которой можно плавать, в которой можно потянуть спинку! Я, не долго думая, устремилась туда. На полной скорости плюхнулась в воду, подняла фонтаны брызг и за пару секунд переплыла пруд под водой. Вынырнула, отряхнулась и легла на спину. Мама говорила, в таком виде я напоминаю дракона, который возомнил себя кошкой. Ну и пусть! Зато так хорошо дрейфовать на спине, слушать стрекот кузнечиков в траве и, закрыв глаза, думать о том, какие перспективы открылись передо мной с поступлением в академию.
   Сквозь закрытые веки я почувствовала, как кто-то загородил солнце, и нехотя открыла глаза. Этим "кем-то" оказался Медный. Он внимательно за мной наблюдал, зависнув в воздухе на высоте в три-четыре метра.
   - Вы еще и плавать умеете... что ж, прекрасно. Вы, Вил, отличаетесь от большинства первокурсников. Вы хорошо владеете ипостасью, уверенно летаете, умеете плавать, разбираетесь в своей магии. Учить вас будет истинным удовольствием.
   От комплимента и теплой водички я разомлела.
   - Я просто жила там, где без этого очень тяжело.
   Мне вспомнился случай, когда мои способности и открылись. Мне было лет семь, когда мама отправилась в соседнюю деревню, к родственникам. Естественно, она взяла меня с собой. И там, выйдя после ужина в незнакомый двор, я потерялась. Отчего-то подумала, будто мне нужно идти через лес, хотя ушла-то я всего на окраину деревни. А уж в лесу, когда стремительно темнеет, заблудиться проще простого. Когда прекратила реветь и звать маму, просто села у сосенки и засопела, обиженная на весь мир. Нашли меня только к полудню следующего дня. Мама говорила, она уже отчаялась, хоть тело бы найти. А я выскочила на группу деревенских мужиков, которых снарядили меня спасать, с воплем "мама!" и даже не поняла, что обратилась в дракона и почти сутки просидела в сугробе. Мне тогда строго-настрого запретили обращаться обратно, чтобы избежать обморожения. Снимать одежду перед трансформацией я тогда, конечно, не умела.
   Медный улегся на берегу.
   - Мы в этом году проверим мою новую методику, когда вас разобьют на команды, и вы со второго курса будете посещать занятия втроем "Дракон-Зрячий-Погонщик". Мне кажется, так будет гораздо удобнее обучать студентов.
   - А если у нас не сложится? - спросила я. - Ну, выучимся мы втроем, а придется разъехаться, и в одном филиале работать не сможем?
   - Это мы учитываем, именно поэтому у вас много занятий по общей подготовке дракона. И не факт, что вы выберете "Драконьи Авиалинии" для работы. Конечно, в кадрах больше всего нуждаются именно они, но ведь есть еще патруль, лекари, пожарники, и другие организации, которым требуются драконы. Не волнуйтесь, Вил, мы учим вас всему, что знаем сами. А знаем мы очень много. Кстати, раз уж мы с вами увиделись, скажу по секрету расписание на первый день. У вас занятия с девяти часов, три пары: история оборотничества, вводный курс по библиографии и физическая подготовка драконов, мы называем ее ФПД. Так что будьте готовы перевоплощаться.
   - А вы что ведете? - Я начала потихоньку грести к берегу. От воды сушит кожу даже у драконов.
   - Историю оборотничества, курс "дракон и команда", боевые задачи драконов. Это первые два года, а дальше курс меняется, в зависимости от специализации. Вы думали о специализации, Вил?
   - Да, я хотела попробовать перевозки. Из меня не очень хороший боевой дракон, разве что пожарником я была бы отличным. Но им вроде океанические больше драконы требуются. А я ледяная. Хочу в перевозки.
   - Не смущает, что придется подчиняться мужчине? - если бы Карл был человеком, он наверняка бы улыбнулся.
   - Нет, - безмятежно ответила я. - Я умею выбирать тех, кому стоит подчиняться.
   Медный ничего не сказал. Встал на задние лапы и расправил крылья, разминая затекшие мышцы. А на меня вдруг накатила тоска. Такое иногда бывало в последнее время. Издержки тяжелого года, не более. Но пора было возвращаться. Принять душ к ужину. Переодеться. И успеть забрать еды в комнату прежде, чем попадусь на глаза Сероглазому. А завтра надо будет приготовить одежду, сумку, собрать обед на занятия и как-то дождаться первых пар. Волнительное предвкушение периодически заставляло мое сердце испуганно и быстро биться.
   - Вам пора, - чутко уловил мое состояние Медный. - Высыпайтесь перед учебой, это вам добрый совет. Режим - треть успеха.
   Я вылезла из воды и отряхнулась, почти как собака. Мама говорила, такое поведение недостойно драконицы, но так забавно трясти головой! Могу я хоть немного побыть ребенком? Ловить собственный хвост, лезть в воду, валяться кверху пузом на солнышке. Быть драконом намного приятнее, если честно.
  
   По итогам дня плюсов оказалось больше. Да, я нарвалась на странную вечеринку Клэя. Но, быть может, он о ней просто забудет? В голове у этого парня, похоже, больше ветра, чем мозгов. Зато провела время с Медным, поплавала и размялась. Это несомненный плюс и несомненный первый шаг к осуществлению моей цели.
   Так что возвращалась с площадки я в приподнятом настроении. Гадала, что же дадут на ужин, выбирала одежду для первого дня учебы. Поразительные перемены: раньше ни одежда, ни еда меня не интересовали. В Лесной стоило перебраться только для того, чтобы почувствовать себя настоящей девушкой.
   Кормили сегодня свининой в аппетитной панировке, овощами с костра, яблочным пирогом и кофе. Проходя мимо барной стойки, я все же решила поесть внизу, а не таскать посуду в комнату. Вредно это, да и нет никакого желания убирать остатки трапезы. Поем внизу, оставлю посуду госпоже Домашней и лягу, почитаю что-нибудь. В Лесном чудесные свежие вечера, когда солнце медленно садится, на улице играют дети, пахнет цветами и свежескошенной травой.
   - Леди-дракон! - Я едва не застонала, когда проход перегородил Клэй.
   Что ему опять надо? Аппетит ведь испортит... И это его дурацкое "леди-дракон"... Захотелось, как подобает дракону, зарычать.
   - Сероглазый, пусти.
   Разумеется, обойти его не удалось. Хорошо хоть сзади пространство не было ограничено. Я могла, в конце концов, убежать вниз. И попросить Эйда меня проводить. Они хоть и приятели, все же, Клэй не станет ничего мне делать в присутствии посторонних.
   - Спокойно, ежик, спокойно, - хмыкнул парень. - Я не собираюсь хватать тебя и тащить в пещеру. Вот, держи.
   Он сунул мне под нос небольшой свиток, перевязанный темно-синей атласной лентой. Но брать я не тропилась.
   - Что это? - прищурившись, пыталась рассмотреть в зеленых глазах подвох.
   - Приглашение, - ничуть не смутившись, Клэй придвинулся на пару шагов ближе. - Официальное. От меня. На вечеринку, дорогая, посвященную тебе. Будешь вливаться в общество Лесного. Под моим чутким руководством.
   - А если я не хочу никуда вливаться? И уж тем более под твоим руководством.
   - Тогда, - спокойно и с улыбкой ответил Клэй, - тебя не примут.
   Взял мою руку, вложил свиток и сжал обеими руками. Придвинулся близко, наклонился к уху, и я вздрогнула от горячего дыхания, коснувшегося чувствительной кожи на шее.
   - И твоя жизнь здесь превратится в ад, - шепнул парень.
   А потом выпустил, обошел и, не оборачиваясь, направился на ужин. Я по-прежнему сжимала в руке свиток с приглашением и страстно мечтала быть огнедышащим драконом! Чтобы догнать, наподдать и отбить охоту издеваться надо мной!
   Я почти машинально распечатала записку.
   "Место: пляжный сектор драконьей академии. Время: ночь с шестого на седьмое".
   И небольшой текст: "Дорогая Вил! Приглашаем тебя на вечеринку по случаю твоего приезда в Лесной и блестящего поступления в Академию. Надеемся, ты с легкостью вольешься в нашу компанию и станешь незаменимым ее членом. Возьми с собой плед, ночью будет прохладно".
   Постскриптум: "если у тебя нет пледа, обратись ко мне, я согрею". И подпись: "Клэй Сероглазый". Записка в моей руке покрылась ледовой коркой, а потом рассыпалась, когда я сжала кулак. Никакой вечеринки не будет! Повод для нее просто не придет, и пускай делают, что хотят: греются, мерзнут, пьют, едят. Я организую свой пикник, приглашу Элис, Найка и Эйда. Хотя Эйда я, конечно, плохо знаю. Подумаю насчет него и, если что, приглашу в самый последний момент. Чтобы не успел сдать мои планы дружку-нахалу.
   Аппетит пропал, как и желание наслаждаться закатом. Я не стала спускаться, не стала ужинать. Съела яблоко, улеглась и позволила себе на минутку забыться. Ни о чем не думала, ничего не делала и ничего не хотела.
   А потом все снова вернулось на круги своя. Я вернула себе способность улыбаться, когда хочется выть. И игнорировать все, что встает на пути к моей цели.

Глава четвертая. Учебные будни дракона

   На лекциях я сидела одна. Как-то так вышло, что никто мою парту занять не захотел. Верно, слава девушки-дракона, обернулась для меня некоторым одиночеством. А может, это очки, которые я носила из-за стремительно ухудшившегося зрения, делали меня чересчур устрашающей.
   Как бы там ни было, когда Медный начал лекцию с переклички, он на несколько секунд задержал взгляд на моей парте, но ничего не сказал.
   - Итак, дорогие студенты, в первую очередь поздравляю вас с поступлением! Драконья академия - ваш шанс стать кем-то особенным, кем-то, кто не может сказать о себе "я зря прожил жизнь". Ваши способности и то, что вы стремитесь их развивать, настоящее чудо. И распорядиться этим чудом нужно умело. В этом поможет мой курс "История оборотничества".
   Он обвел взглядом аудиторию и что-то записал у себя в блокноте.
   - Для начала о прозаическом: курс закончится экзаменом. На котором будут вопросы. Да, получить оценку в течение семестра нельзя. Такую практику используют многие мои коллеги, но не я. На экзамене вы ответите на два вопроса в билете и уйдете с тем, что заработаете. Об исключениях я скажу позже, но первого курса они почти не касаются. А вот когда вы перейдете на следующую ступень образования, там поговорим. Контрольных, опросов и прочей ерунды по ходу лекций не будет. Но домашние задания необходимо выполнять, они для аттестаций. Вопросы есть?
   Вопросов не было.
   - История такой способности, как оборотничество, уходит в века. Конечно, началось все со старинной легенды, которая, тем не менее, оказалась правдивой. В настоящее время существует множество доказательств того, что прародитель оборотней - дракон Ладон, существовал. Его род хранится и чтится вот уже несколько сотен лет. Но если копнуть еще глубже, во времена совсем древнего мира, мы приходим к системе верований. И тут нужно вспомнить пантеон богов.
   Собственно, так и называется наша первая лекция. "Боги Древнего Мира". Попрошу записывать, потому что вопрос будет на экзамене. Впрочем, дело ваше, кто сдавать экзамен не собирается, может расслабиться.
   Так вот, до нас дошли сведения о трех божествах, действовавших почти независимо. О первых двух мы поговорим сегодня, о третьем - на следующей лекции.
   Звали их Меридиа и Хранитель Океаниума. Соответственно, они и покровительствовали каждый своей территории. Хранитель - водному царству, Меридиа - земному. Причем встречаются упоминания, будто бы Меридиа главенствовала. Но подтверждений этому нет. Зато есть подтверждения тому, что действительно около тысячи лет назад планета пережила серию катаклизмов и чудом - буквально чудом, потому что объяснения мы до сих пор не нашли - возродилась. Предположительно именно это событие положило начало появления оборотничества. Есть две теории относительно появления людей-оборотней. Сказочная, она же легендарная. И научная, разработанная лучшими магами-учеными. Какую рассказывать сначала?
   И посмотрел почему-то на меня. Видать, как на единственную девушку.
   - Давайте научную, - улыбнулась я.
   Потому что сказочную знала, как пять пальцев. На Плато была очень популярна история-легенда про первого оборотня Ладона и девушку Эллу, чьи дети и положили начало роду драконов-оборотней, ну а поскольку магия оказалась очень сильной, оборотничество стало не таким уж и редким.
   - Что ж, давайте научную, - согласился магистр. - Отталкиваться будем от двух точек: от существования простых драконов, которых до сих пор много в мире, и от серии катаклизмов. Примем эти два высказывания за истину и попробуем немного порассуждать.
   Живые существа не могут ходить из мира в мир. Собственно, мы даже не знаем, есть ли жизнь в других мирах. И потому, когда что-то случается в нашем, мы вынуждены приспосабливаться. Не только люди, все живые существа. Кто-то приспосабливается лучше, кто-то хуже. Так, например, единорогов осталось совсем мало, они болезненно воспринимают перемены. Изменение климата почти уничтожило этот уникальный магический народ. А вот драконы гораздо легче переносят любые изменения климата, могут жить в самых разных условиях, недаром их столько видов. И драконы обладают магией.
   А еще есть драконья магия другого толка. Та, что подвластна людям, что позволяет приручать драконов и контролировать их. Стрессовые условия в виде рушащегося мира, особая магия, близость к драконам... маги считают, первыми оборотнями были горные народы, особенно близкие к драконам.
   Какой-то парень, высокий и широкоплечий, с высокими, четко очерченными скулами, поднял руку.
   - Да, - кивнул ему Медный.
   - А виды драконов - тоже результат приспособления?
   - Разумеется, - кивнул магистр. - Давайте вместе подумаем, к чему и как приспосабливались драконы. Вил, не хочешь начать?
   Взгляды присутствующих обратились на меня, и в аудитории резко стало неуютно.
   - Ну-у, - я откашлялась, - допустим, подземные драконы, в виду того, что живут в пещерах, глубоко под землей, обладают небольшими размерами, хорошо видят в темноте, чувствуют запахи...
   - Хорошо. А почему они чувствуют запахи?
   Ответил тот же парень, что задавал вопрос:
   - Под землей частенько случаются взрывы из-за скопления вредных газов и веществ. Драконы такие скопления чувствуют. Еще у них хороший слух.
   - Правильно. Дальше... облачные. Дэн?
   Парен, с собранными в хвост длинными светлыми волосами, не преминул хмыкнуть:
   - Облачные драконы появились в Верхнем городе. Как известно, он висит высоко в воздухе. Там постоянные ветра, холодно, низкое давление. Поэтому облачные драконы обладают большой массой, неприметной светлой окраской - скрываться в облаках удобно, еще толстая шкура защищает их от ветров и осадков. За анатомические особенности не скажу, не знаю. Но в теории, что-то должно хранить их от перепада давлений, холода и излучения нашей звезды.
   - Все верно, - кивнул Медный. - Молодец. Да, все вы правы и, думаю, принцип вам понятен. Так что вот первое задание на дом: написать небольшое эссе, где описать остальные виды драконов. У нас остаются огненные, океаничекие, зеленые, они же лесные, ледяные. Каких забыл?
   Длинноволосый поднял руку:
   - А скажите, вот вы сказали, что оборотни - результат приспособления магии к катаклизмам. Это как?
   - Ну, представьте ситуацию: вокруг все рушится. Реки, озера выходят из берегов, океаниум бушует. Рушатся горы, все вокруг трясет, Верхний город падает прямо на Снежное Плато. Всюду паника, страх, люди погибают даже не сотнями, тысячами! В таких условиях магия становится особенно сильной. Подстегнутая страхом, она способна творить нечто невероятное. Вы даже не представляете, сколько возможностей в нас скрыто. Что мы можем. Возьмите в библиотеке книгу "Невероятные магические случаи", прочтите. Магия способна творить настоящие чудеса в критические моменты. Вероятно, такой всплеск и произошел во время этих бедствий. И люди научились превращаться. Что, в принципе, объясняет возрождение мира.
   Тут уже я не выдержала и подняла руку, хотя изначально собиралась слушать и не высовываться.
   - Вил?
   - Но если все так, как вы говорите, должен быть еще один вид драконов. Некое... промежуточное звено. Если города рушились, если природа бунтовала, и произошел всплеск магии, а люди получили способность превращать в драконов, то какими были эти драконы? К каким условиям изначально они были приспособлены, и почему так мало времени прошло между появлением первых драконов и разделением их на виды? Это ведь непросто, должно быть.
   - Вопросы хорошие, - со вздохом улыбнулся Карл. - И поверь, их задают. На какие-то вопросы ответы уже есть, какие-то еще предстоит изучить. Так самая известная теория о промежуточном звене, как ты его назвала, считает, что да, был еще один вид драконов, самый первый. А потом уже, благодаря долгой жизни в различных условиях, виды разделились. Доказательств пока нет. Ищут, исследуют. Со всеми современными теориями мы еще познакомимся. А сейчас не отвлекаемся от темы и продолжаем изучать богов древнего мира. На плакате, который вы сейчас увидите, богиня Меридиа, как ее изображали. В двух ипостасях: человеческом и божественном.
   Он махнул рукой и на доске материализовались два плаката. Мне нравился стиль картин, которым было больше тысячи лет. Какой-то тяжелый, массивный. Сейчас все рисуют легкими красками, разведенными в воде, лишь немногие повторяют древнее искусство, когда краска накладывалась таким толстым слоем, что были видны мазки. Темноволосая женщина, изображенная на первом портрете, была прекрасна. Статная, красивая, с яркими глазами и играющей на губах полуулыбкой. Переведя взгляд на второй портрет, я поморщилась. Жуткая рожа с какими-то щупальцами, серая кожа, лишенные ресниц и век блестящие глаза. Даже непонятно было, что это за существо: женщина или... зверь какой. Больше похожий на амфибию или рептилию.
   - Да-да, такой видели нашу богиню предки, - усмехнулся Карл, наблюдая за реакцией зала. - Красавица, когда человек, и чудовище в истинной форме. Это обусловлено непониманием природы вещей, непониманием магии. Люди не понимали, как можно левитировать, создавать вещи из воздуха. С появлением теории энергетической магии божественное уходит на задний план. Попрошу вас записать некоторые цифры с доски.
   Пока мы записывали предположительные годы жизни богини, годы, когда в нее верили, и другие факты, Медный ходил меж рядами и заглядывал в конспекты. Мой был в жутком виде, признаться. Я постоянно что-то рисовала, когда слушала. Причем не только на свободном месте листа. Мне, пожалуй, писать надо было на свободном от рисунков месте. Поэтому, когда магистр проходил мимо меня, я постаралась ненавязчиво закрыть рисунки рукой.
   Затем, когда прозвенел звонок, нас провели (в первый день куратор, выбранный из числа старшекурсников, водил новичков по академии) в библиотеку, где рассказали о том, как правильно пользоваться каталогом, библиотекарем и книгами. Мне понравились длинные ряды шкафов с книгами и свитками, а еще понравился просторный и светлый читальный зал. Все в библиотеке было бесплатно, даже услуги мага-копировщика, лишь одна услуга стоила серебряный: отдельная кабинка для занятий. За полнейшую тишину, комфортный диван, большой стол и чай следовало переплатить. Что ж, справедливо.
   А после библиографии настал обеденный перерыв, на который нам отвели полчаса, что мне показалось довольно странно. Ладно, я взяла с собой обед, а кто питается в столовой? Это же еще очередь нужно отстоять!
   К счастью, места свободные в столовой были. Правда, в открытой ее части. Обеденная зона находилась под крышей, а к ней прилегала симпатичная веранда, с небольшими столиками на три-четыре человека. На ней было красиво и прохладно, так что я, не раздумывая, направилась туда. И прихватила по дороге бутылку воды, которые студентам раздавали за обедом просто так. Элис сказала (а она, как выяснилось, поступила на Зрячую), что такая роскошь доступна лишь осенью и весной, чтобы не было обмороков от жары. Зимой выдают горячий чай.
   Есть не очень хотелось, но все же стоило перекусить, ибо на следующей паре непременно захочется. Парни из моей группы сдвинули два стола и уселись, но меня не позвали, хотя явно видели, и я, мысленно пожав плечами, выбрала самый дальний столик. Где развернула сверток с бутербродом, ягодами и овсяным печеньем. Потом достала книгу, которую взяла после пары библиографии - нам разрешили выбрать учебники и что-то для себя.
   Но в чтение погрузиться не успела. Со смехом и громкими разговорами на соседние стулья в буквальном смысле почти упали двое. Клэй и парень из моей группы... Дэн, кажется, светловолосый.
   - Они серьезно думают, что эти кабинки в библиотеке используются для занятий? - хохотнул Клэй.
   И отправил в рот пару оливок из своей тарелки. Он с собой обед не брал.
   - Да брось, - светловолосый поморщился, - за такое и отчислить могут. Давай следующее.
   Меня они будто бы не замечали. Клэй задумчиво возвел глаза к потолку.
   - Ладно, сдаюсь, ты победил.
   Тут уж моя душа не выдержала:
   - А ничего, что здесь я?!
   - Нет, - хором ответили парни.
   - Я сказал, что ты классная, - расплылся в улыбке Дэн. - Это Клэй. Клэй, это Вил, она тоже оборотень.
   Вашу же мать! Хоть куда-нибудь в Лесном городе можно пойти и не натолкнуться на Клэя Сероглазого?! Он что, меня преследует?! И когда меня перестанут с ним знакомить?
   - А другой столик Клэй найти не может? - процедила я сквозь зубы.
   Мы с ним буравили друг друга взглядом, забыв про обед.
   - Что это? - Клэй перевел взгляд на мой сверток. - О, Высший, ты таскаешь с собой обед?!
   - А что такое? Тебя что-то не устраивает?
   - Нет, ничего, - вроде бы мирно отозвался Клэй, но от меня не укрылось, как парень фыркнул.
   - Ты уж извини, но мы будем сидеть здесь. Нам здесь нравится! А ты, если хочешь, можешь куда-нибудь пересесть.
   Еще вопрос - куда. Я огляделась. Веранда заполнилась изнывающими от жары студентами, а в помещении, кажется, тоже все занято. Да и я сидела в углу, а Дэн своей тушей перекрывал проход. И Клэй все это прекрасно знал, потому как глаза его блестели, на губах играла ехидная усмешка, а пальцы лениво постукивали по столешнице, выводя меня из себя.
   - Чудненько. - Я состроила кислую мину. - Приятного аппетита, джентльмены.
   - Приятного аппетита, леди-дракон, - протянул Клэй.
   - Приятного аппетита, - пробормотал растерянный Дэн.
   Его операция по знакомству, кажется, только что провалилась, и он чувствовал себя неловко.
  
   Физподготовку вела женщина лет пятидесяти. Говорить спокойно она не могла. По большей части орала. Сначала меня это и напугало, и возмутило. Потом поняла: когда студенты превращаются, общаться по-другому с ними просто нельзя.
   Да и вообще тетке в жизни с фамилией не повезло...
   - Превращаемся! - рявкнула магистр Целая.
   Я скептически посмотрела на бокс для превращения. Он, собственно, служил лишь одной цели: оградить раздевание студентов от посторонних. От класса Погонщиков, например, что тренировались держать поводья неподалеку. Отдельных ширм, конечно, не было. Кто же мог подумать, что в академию, на факультет оборотничества поступит девчонка.
   - Чего встала?! - рявкнула магистр, когда я в замешательстве остановилась. - Особое приглашение нужно? Пошла!
   - Она же девушка, - выдал Дэн. - Она не может с нами обращаться.
   - Она может хоть спать со всеми вами! - магистр начала краснеть. - Но задания мои будет выполнять!
   - Э-э-э, ладно, Дэн, пошли. - Я подтолкнула парня к боксу. - Не дразни зверюгу.
   Но в глубине души была ему очень благодарна за хотя бы попытку вмешательства. Вот мне интересно... Эйд, Дэн - они оба были друзьями Клэя, но меня почему-то к ним тянуло. Я не чувствовала ни высокомерия, ни способности сделать гадость. Как они умудрились подружиться с Сероглазым, непонятно.
   За ширмой парни уже раздевались. Я тяжело вздохнула и отвернулась, чтобы хотя бы самой не видеть их. Да уж, проблем с учебой оказалось больше, чем я думала, и опасность пришла с неожиданной стороны. Я думала, придется попотеть с поиском жилья и с поступлением, а оказалось, учиться порой тяжелее, чем готовиться и поступать. Мне невольно вспомнился наш с мамой замок, где было так уютно, где кроме нас и слуг почти никого не было...
   - Парни, отвернитесь, - сказал Дэн. - Девушка переодевается.
   И они действительно все отвернулись, давая мне шанс быстро раздеться и начать обращение. Когда я уже была драконом, Дэн осторожно повернулся, убедился, что все в порядке, и дал знак остальным. Из солидарности теперь уже я отвернулась и ждала, когда все обратятся, чтобы вместе вылететь на площадку.
   - Живее! - донесся до нас вопль магистра Целой.
   - По-моему, у нее говорящая фамилия, - раздраженно проворчал подземный дракон, которого я не узнала. - Вот и бесится.
   Остальные драконы заржали. А до меня смысл шутки дошел много позже, и я порадовалась, что драконы не умеют краснеть.
   Один за другим мы вылетели на площадку и построились перед магистром.
   - Десять кругов на скорость! Кто последний, тот будет рисовать плакат по строению дракона!
   Вся группа сорвалась с места и взмыла в воздух. Я неслась вместе со всеми, не выбивалась вперед, но и не отставала. Силы еще пригодятся. Но задание меня откровенно удивило. Мы же все разные! И выносливость, и скорость у нас разная! Подземные, например, очень выносливые, ибо спуск к городу представляет собой глубокую шахту. Но быстро летать они не могут, незачем им это! Облачные наоборот, скоростные, но на короткие дистанции. Лесные летать могут долго, но грузоподъемность меньше, размеры меньше. Ледяным, то есть мне, жара мешает.
   В общем, это было смешно. А проиграл в итоге небольшой подземный дракон, что, впрочем, было ожидаемо. Я пришла в конце, но не самой последней, зато Дэн, оказавшийся облачным, пришел первым и жутко собой гордился. Кажется, я начинала понимать, по какому принципу отбираются друзья Клэя.
   - Слабо, очень слабо, - магистр Целая расхаживала перед нами и качала головой. - Работа предстоит большая. Вы будете летать, бегать, плавать, садиться, таскать тяжести. Я буду тренировать вашу скорость реакции, выносливость, скорость и силу. Не думайте, что у меня на занятиях можно филонить! И пропускать не сметь! Какими бы вескими не казались причины.
   Мне показалось, или она посмотрела на меня при этих словах? Вот демон... есть же неделька, когда мне нельзя превращаться. А физподготовка три раза в неделю... вот демон, еще раз! Нет, она же женщина, она должна меня понять. Надеюсь.
   До конца занятия Целая заставила нас вставать на задние лапы, расправлять крылья. Осмотрела клыки и когти, проверила силу удара. И как на вступительных испытаниях, велела продемонстрировать боевые способности. Тут я отличилась: попала точно в мишень и та сначала заледенела, потом раскололась. Я уже приготовилась было объяснять, что не нарочно испортила собственность академии, что это магия такая, но преподавательница только сощурилась, что-то беззвучно пробормотала и заменила мишень.
   Потом мы отправились в душ. Уже в человеческом обличье.
   И встала проблема.
   Я, к слову, тоже встала. В позу. Не буду, и все, мыться с парнями! Имею я право на уединение, или нет?!
   И как назло, в это же время после практических занятий на помывку пришла группа Клэя. Тот бурно обрадовался, увидев растерянную меня в раздевалке.
   - О, ребята, это ко мне! - заулыбался он. - Пошли, красотка, забьемся в уголок, никто не увидит.
   Я только закатила глаза. Схватила сумку и направилась уже к выходу. Плевать, вымоюсь дома. Правда, проблема оставалась нерешенной, ведь иногда пары Целой стояли в середине расписания. Но там я что-нибудь уж придумаю, поговорю с Медным, наконец.
   - Куда? - у меня на проходе встал какой-то парень, внушительного размера. - Оставайся с нами, весело будет.
   Сердце замерло и рухнуло, но внешне я это никак не выказала.
   - Эй! - крикнул Дэн. - А-ну, выпусти ее!
   - Пошел ты, - рыкнул парень. - Девка с нами учится, с нами пусть и моется. Или есть чего стесняться?
   - Сейчас проверим, - раздался насмешливый голос Клэя, - есть ли чего стесняться тебе.
   Я отступила к стене, потому что Дэн и Клэй, сняв рубашки, направлялись к парню. Тот не отступил и свирепо на них смотрел. Похоже, из-за меня затевалась драка.
   О, нет-нет-нет! Нельзя в первый же день учебы стать причиной свалки. Я решительно подскочила к разъяренным парням и стала меж ними. Едва не поскользнулась на мокрой плитке, чудо удержалась на ногах.
   - Хватит. Я ухожу. Просто ухожу и все. Оставьте друг друга. Дэн, правда.
   Дэн казался мне самым разумным. Клэй на меня вообще внимания не обращал, он с пренебрежением рассматривал здоровяка.
   - Мы с тобой еще побеседуем, - а это парень, загородивший проход, сообщил мне.
   Я подавила в себе желание ответить и просто закинула сумку на плечо.
   - Нет, это мы с тобой побеседуем, - протянул Клэй.
   Дэн меж тем махнул мне, мол, уходи, сами разберемся. Подумав, что и вправду, незачем лезть в дела парней, я поспешила выскользнуть из раздевалки. Медного искать не стала, уж очень хотелось в прохладную воду. И аппетит проснулся после полетов.
   Но в этот день, похоже, сам Высший следил за тем, чтобы удача мне не сопутствовала. Внимательно следил.
   Я быстро шла к постоялому двору, думая лишь о воде, еде и сне. Ну, может, еще о книжке или легкой прогулке перед сном. И не сразу заметила, что со мной поравнялась какая-то девушка. А когда заметила и краем глаза оценила копну рыжих волос и узкое синее платье, мысленно пожала плечами. Ну, идет, и что?
   Оказалось, что шла рядом девушка именно из-за меня.
   - Ты ведь Вил, да? - спросила она.
   - Да, - не стала отрицать очевидное.
   - Меня зовут Иллиана Абрикосовая, я - автор и журналист крупнейшего Дома Печати Лесного! И у меня к тебе очень выгодное предложение.
   Я сразу напряглась. С журналистами дел не имела, газеты, конечно, читала, но связываться никогда не думала. Что этой Иллиане нужно от меня?
   - Ты ведь дракон, да? - уточнила она.
   И после моего осторожного кивка, озвучила таки выгодное предложение:
   - Дай нам интервью! Станешь звездой, обещаю! Девушка-дракон, это сенсация. Мы сделаем два разворота. На первом будет твой большой портрет и биография, а еще возьмем мини-интервью у твоих друзей. Что-то вроде "о ней говорят". А второй разворот будет с твоим интервью, и нашей с тобой фотографией. Расскажешь, как стала драконом, кто ты, откуда, как поступила, о чем мечтаешь. Нас читают везде, будь уверена! Даже на твоем Плато прочтут, порадуешь родителей. Как?
   От последней фразы я даже побледнела, живо представив, что со мной будет, если я попаду в газеты, которые читает Плато.
   - Извините, но нет.
   - Глупенькая, да это же шанс на счастливую жизнь! - скривилась Иллиана. - Мы тебе заплатим!
   - Нет! - Я сказала это резче, чем хотела.
   Потом вспомнила один из законов Лесного. Я их изучала, когда летела сюда. Чтобы не было неприятностей.
   - Я запрещаю вам писать обо мне. Никаких упоминаний в изданиях. Это официальный запрет.
   Журналистка выглядела совершенно разочарованной. Она наверняка надеялась на слепой восторг девочки, которая мечтает о том, чтобы о ней говорили. И, быть может, если бы не обстоятельства, мне это тоже понравилось.
   Но в моем случае публичность - смерть.
   В таверне уже накрыли столы для обеда. Вода в комнате была приятно прохладной, а главное - ее было много, и я с удовольствием вымылась. Сложила в корзину для белья одежду (раз в неделю ее уносят стирать), переоделась в просторный светлый сарафан. И приняла важное решение: пойти вечером на площадку. Когда стемнеет. Я любила летать, когда видно звезды. А еще плавать на спине, на эти самые звезды любуясь. Так что после первого учебного дня, полного стрессов, как нельзя лучше подойдет вечерний променад в образе дракона.
   И, быть может, я снова встречу Медного?

Глава пятая. Дракон из прошлого

   Ночной город безумно красив. Здесь совсем дешевая магия, освещавшая улицы. Каждый переулок усыпан фонарями и уличными светильниками. Работают клубы, где богатые жители каждую ночь спускают сотни золотых на выпивку и игры, работают торговцы сладостями и все той же выпивкой. Центр города словно и не ложится никогда.
   В том районе, где жила я, конечно, было поспокойнее. Но я не могла отказать себе в удовольствии прогуляться, подышать ночным воздухом и насладиться видами большого и полного людей города. Это создавало иллюзию, что я не одинока.
   На площадке никого не было. Я ожидала увидеть хотя бы парочку драконов, но, увы, все оборотни, видимо спали. Или гуляли среди тех, кто мог себе это позволить. С одной стороны это было хорошо, с другой - я испытала острый укол разочарования. Медного на площадке не было.
   Чуть подумав, я не стала заходить за ширму, чтобы раздеться. Все равно площадка не освещалась, и никого на ней не было. Так что я скинула теплую кофту, поежилась от коснувшегося разгоряченной кожи воздуха и начала расстегивать платье. Когда одежда аккуратной стопочкой была сложена на скамье, я вскинула руки, начиная трансформацию. Потянулась, зевнула и взмыла в воздух.
   Вверху, над городом, было потрясающе красиво. Весь усыпанный огоньками центр Лесного переливался, мерцал. Какие-то огни гасли, какие-то ярко загорались. А вокруг меня была тишина, хотя я знала, что там, далеко, громко кричат люди, звучит музыка. Было очень уютно и спокойно. Я сделала несколько кругов над площадкой и унеслась к пруду.
   Там тоже никого не было, так что я могла раскинуть крылья и лежать, лежать, лежать! Дрейфовать в прохладной воде, считать звезды, угадывать созвездия, находить новые скопления. Мне было грустно без любимых северных звезд, которые так сияли на небе дома. И без моих ледяных озер было грустно. И без мамы.
   Я перевернулась на живот и поплыла. Мне не надо было прилагать усилий, чтобы плыть. Я, по сути, та же вода. Мои ледяные шипы блестели в свете огромной луны.
   - Эх-х-х, - блаженно вздохнула.
   Все проблемы - завтра. Сейчас купание, умиротворение и отдых.
   Тревожное ощущение в душу пришло с этим звуком. Хлопаньем крыльев. Казалось бы - ничего особенного, кто-то решил полетать. Но может ночь сделала свое дело, а может, предчувствие... сердце быстро-быстро забилось, хвостом я била по воде.
   Дракон во мне испугался.
   Я осмотрелась, но источника звука не нашла. И насторожилась еще больше. Бесшумно из воды выйти не получится, плеск будет слышен на весь Лесной. Но выйти надо, в воде моя светлая шкура слишком заметна. Да моя шкура везде слишком заметна!
   Я подплыла к самому берегу и осторожно, очень медленно, начала вытаскивать крылья из воды. Потом лапы, потом...
   - Можешь не прятаться, Виленея. - Ледяной дракон возник словно из-под земли.
   Я невольно попятилась, расширившимися от ужаса глазами смотря на этого исполина. Понимая, что вот теперь-то мне точно конец, и никто не услышит ни моих воплей, ни звуков борьбы. Да и борьба эта будет очень и очень короткой. Ибо дракон больше меня раза в три, возвышался, и смотрел спокойно, как я пячусь обратно в озеро. Он знал, что и сопротивления-то толком не будет.
   За последний год этот дракон ловил меня несколько раз. Вот пришел и последний, слишком быстро. Я рассчитывала, найти меня будет труднее. Но, видать, слава леди-дракона докатилась и до Плато.
   - Не делай глупостей, девочка, и не пострадаешь, - предупредил дракон.
   Я продолжала отступать. И чего мне стоило унять хвост, который от страха истерично бил по воде, знал один лишь Высший.
   - Тихо, Вил, тихо, - успокаивающе промурчал дракон. - Не нужно меня бояться. Тебе нельзя здесь быть, надо возвращаться домой.
   Прошли времена, когда от этого голоса у меня замирало сердце и пропадала воля. Я вырвалась, я приехала в Лесной, чтобы начать новую жизнь и больше не боюсь никого. Хотя бы внешне. И покорно следовать за драконом не буду, я сделаю все, чтобы вырвать свою жизнь из его лап повторно.
   Я взмыла в воздух, обдав дракона брызгами, и издала надсадный крик, надеясь, что хоть кто-то услышит. Может, и не успеет мне помочь, но хотя бы обратит внимание. Хотя... кто меня искать будет назавтра? Элис, быть может, да и только.
   Он прекрасно видел в темноте. Был сильнее, умнее, ловчее. Я по сравнению с этим драконом была птенцом. Но это и могло послужить подспорьем. Я летела, уворачиваясь и петляя, но чувствовала, как дракон стремительно меня нагоняет. Взмахи огромных крыльев были слышны очень хорошо, отдавались в сердце исступленной обреченной болью. Нет, так нельзя, я не могу так просто сдаться.
   Я резко ушла вниз, едва не врезавшись в столб. Потом взмыла вверх, на миг обернулась и завыла. Потому что дракон летел не спеша, явно наслаждаясь моей паникой. С-скотина... Холодный воздух бил в лицо. Быть может, если успеть вылететь ближе к центру, меня заметят? Есть же, в конце концов, патруль, есть стража! Никто не может просто так напасть на дракона в Лесном!
   Он разгадал мой маневр сразу же и решил, что с играми покончено. Облетел и перекрыл дорогу, вперившись в меня взглядом. Глаза-льдинки поблескивали в лунном свете. И я мигом вспомнила его человеческую улыбку. Нельзя... нельзя с ним лететь! Лучше смерть!
   - Иди ко мне, Виленея, - потребовал дракон. - Не сопротивляйся, дурочка, иначе сделаю больно.
   Он и так сделает, это мы не раз проходили. Когда умерла мама, я ему верила, я думала, он действительно может помочь мне избавиться от душевной боли.
   Нет! Нельзя погружаться в воспоминания, они разрушают изнутри. Нужно что-то придумать.
   - Подлети ко мне, красивая моя, не бойся, ты ведь помнишь меня?
   - Хватит! - не выдержала и рявкнула я. - Здесь нет публики! Прекрати этот спектакль!
   - Спектакль? - будто бы нахмурился он. - О, Вил, снова. Детка, я же говорил, тебе еще рано уезжать, ну почему ты меня никогда не слушала? Вил, дорогая, пойми, ты еще не здорова, тебе нельзя жить одной. Тебе нужна семья, нужен уход, ты ребенок! Прислушайся к себе, разве ты не делала чего-то, что тебе несвойственно? Разве ты не чувствуешь, что вредишь себе?
   - Все бы ничего, - я презрительно фыркнула, - если бы я не знала, что ты из себя представляешь. Не трудись. Ты меня заберешь или мертвой, или без сознания.
   - Что ж... ты сама так решила, Виленея, - ему надоело церемониться и разыгрывать из себя доброго лекаря.
   Я заорала. Так, как может заорать дракон, громко, срывая голос. Бросилась вниз и уже решилась обратиться. Я смогу, возможно, скрыться в здании. В этом был плюс моих размеров: я влетела в раздевалки и складские помещения, разбив большое окно, забилась в какую-то каморку, где хранились мячи и затихла. Пока он проберется в здание, пройдет время, необходимое мне для трансформации.
   Я до крови прикусила губу, когда началось обращение. Страх, царапины от разбитого стекла и напряжение делали трансформацию очень болезненной. Меня била крупная дрожь от резкого перепада температуры тела. И тошнило.
   Как ни странно, было очень тихо. Он что, тоже обратился? Тогда мои шансы становятся... черт, непонятно! Если я увижу, что он стал человеком и успею обратиться... смогу ли я убить человека, будучи драконом? И что мне за это сделают, если узнают?
   Я прислушалась. С улицы никаких звуков не доносилось. Он не мог уйти, это точно. Не тот характер, чтобы взять и оставить желанную добычу, когда она почти сломлена. Я глубоко дышала, чтобы не всхлипывать от смеси страха и боли. Причем вполне ощутимой, физической. Все тело будто кололи острыми иголками. Ступать по полу было больно, колени подгибались. В коридоре, ведущем в душевые, я не удержалась и упала.
   И в тот же момент, когда мои колени соприкоснулись с холодным кафельным полом, я услышала крик. Жуткий, леденящий душу крик дракона, которому очень больно. И вслед за ним другие звуки - бульканье, хрипы, скулеж. Но даже сейчас я узнала этот голос. И хоть было страшно до слез, я выскочила в раздевалки, чтобы посмотреть, ЧТО заставило так кричать этого дракона.
   Охнула, когда увидела, юркнула за ближайший шкаф и всмотрелась в ночную мглу.
   Гибкое тело, блестящая в свете луны чешуя, ярко-красные, как два рубина, глаза. И клыки, разрывающие горло ледяного дракона, который уже не кричит и почти не шевелится, лишь слабо трепыхается в предсмертной агонии. Черный дракон, раса, которую я никогда не видела и о которой не слышала, стремительно расправлялся со своей жертвой. И когда ледяной затих, отступил, расправил перепончатые крылья и рыкнул.
   А потом - или мне показалось - посмотрел прямо туда, где пряталась я. Детская игра "зажмурься и тебя не заметят" была глупой, но почему-то я всегда к ней прибегала. Зажмурилась, съежилась за шкафом. Уже не было ни мыслей, ни желаний. В голове образовалась такая каша, что спроси, как меня зовут, не ответила бы.
   И сколько я так просидела, не знаю, но когда очнулась, рассвет уже брезжил на горизонте. С трудом, как во сне, когда двигаешься будто в киселе, я подняла руки, покрытые множеством мелких царапин и растерянно растерла грязь. Вокруг царила полнейшая разруха. Куски стекла и дерева, погнутые дверцы шкафов. Неужели это все сделала я, когда влетала в раздевалки?
   Ничего не соображая, падая от усталости и пережитого шока, я побрела к душевым. Лишь горячая до боли вода привела меня в чувство. Я наспех отмылась от грязи, нашла чистые полотенца, вытерлась и свернула их, чтобы положить в рюкзак. А потом быстро уничтожила все следы своего пребывания: отпечатки рук и ног, мокрые следы, надела свою одежду, и бегом, стараясь не смотреть в сторону истекшего кровью дракона, припустила к выходу. До рассвета следовало оказаться в спальне. Не позже.
  
   - Вил! Вил, вставай! - Элис барабанила в мою дверь и истошно орала. - Опоздаешь! Завтрак уже начался!
   - Встаю, - пробурчала я.
   Я даже не расправляла постель. Просто плюхнулась сверху и погрузилась в крепкий сон. Проспала всего пару часов, чтобы проснуться от криков Элис. Но здравомыслие подсказывало: прогуливать второй день не стоит. После отосплюсь, в конце концов, я совершенно самостоятельная личность.
   Едва я распахнула дверь, лицо Элис озарила радостная улыбка.
   - Высший, Вил, что ты делала всю ночь?! - притворно возмутилась она.
   - Читала. - Я пожала плечами.
   - Читала. - Подруга закатила глаза. - Спускайся давай, там все уже собрались.
   - И Сероглазый?
   - Нет, Сероглазый умчался. - Элис сделала вид, что не заметила напряженности в моем голосе. - Куда, не сказал, но очень торопился и почти не поел. Там Эйд. У него сегодня вроде как поступление.
   - Сейчас, надену что-нибудь нормальное и спущусь.
   Я критически оглядела одежду и остановилась на светлой рубашке с длинными рукавами, широких штанах, отлично скрывающих исцарапанные ноги. Волосы оставила распущенными, хотя шея вроде не пострадала.
   - Неплохо выглядишь, - сказала Элис, когда я присоединилась к ним за завтраком.
   Эйд молча гипнотизировал чашку с кашей.
   - Ты поступишь, - слегка улыбнулась я. - У тебя есть талант.
   - Думаешь? - вздохнул парень.
   - Ну, я же поверила, что ты бродяга. Не бойся. Поступишь, станешь актером и будешь приглашать нас на премьеры!
   Немного, но Эйд повеселел.
   - М-м-м, кстати! - Элис оторвалась от блинчиков. - Вы слышали, что случилось?
   Кажется, я даже видела...
   - Убили дракона. Ледяного.
   - Да ладно? - Я попыталась изобразить удивление. - Кто?
   - Не знают. Стража тело забрала, все на площадке перегородили, будут расследовать. Его загрызли. Кто мог убить дракона?
   - А он был оборотнем? - подал голос Эйд.
   - Не знаю. Наверное. У нас мало ледяных драконов, может, это их разборки? Я читала, кланы обычных драконов между собой воюют. И убийства случаются.
   - Но не в Лесном же, это как-то... жутко. И никто ничего не слышал.
   Потихоньку я успокаивалась. Значит, меня не видели, не слышали, а смерть дракона - результаты их разборок. Что ж, может, и так. Не удивлюсь, если он притащил за собой какого-нибудь недовольного политикой дракона. Вот только... я, конечно, могла перепутать, мне могло с пепепугу показаться. Но он точно был черным.
   А черных драконов в природе нет. Есть подземные, но они скорее коричневые, и глаза у них не бывают красными. Я даже поежилась, вспомнив взгляд дракона, направленный прямо на меня.
   Что, если предположить, будто черный дракон меня защищал? Быть может, он видел сцену на площадке и решил мне помочь? Опять же, зачем убивать и кто он такой... ох, голова и так болела после жуткой ночи, еще и вопросы в ней вертелись со скоростью звука. И лекции еще.
   Я взглянула на расписание. "Общая история", "математика" и "дракон в команде". Последнее должно быть интересно. А историю, как и математику, я выучила с мамой. Забавно было узнать, что далеко не всех детей такому учат и многие приходят в академии абсолютно невежественными.
   - Все, вперед, - скомандовала Элис. - Вил, ты забыла вчера попросить обед с собой.
   - Плевать, куплю в столовой, - отмахнулась я. - Кстати, Элис, можешь сесть со мной за обедом? Вчера ко мне приземлился Сероглазый. Аппетит отбивает на раз.
   - Слушай, Вил, а вот если подумать. - Элис посторонилась, чтобы проспустить мальчика-газетчика. - Что у вас с ним произошло? Из-за чего вы на ножах-то?
   Я сунула мальчику серебряник и он дал мне газету. Наверняка уже написали о трупе дракона, здесь новости быстро попадают в печать.
   - А то ты не помнишь, - хмыкнула я, убирая газету в сумку. - Он - самовлюбленный кретин, который дальше своего носа ничего не видит. Хамит, распускает руки, отпускает наглые шуточки. Лезет, куда не просят.
   - Ладно, я поняла. - Элис рассмеялась. - Нашла коса на камень. Ты его, похоже, зацепила. Если я успею на обед, то сяду с тобой. Но мне надо зайти в библиотеку и взять каталог маршрутов. Так что займи место.
   Мы разминулись у расписания - я остановилась, чтобы посмотреть, где аудитория, а Элис знала Академию как свои пять пальцев. Ее отец, как оказалось, работал в академии, в управлении. Она часто бывала здесь в детстве. Я спросила, почему же она тогда живет на постоялом дворе, и оказалось, новой семье отца совсем не улыбается жить с "прошлой" дочерью. Вот мужик и расщедрился, разрешив тратить состояние умершей бабушки. У нее с ним не очень хорошие отношения, но шанс получить образование Элис упускать не хотела.
   Аудитория по общей истории была поточной. Это значило, что в огромную, на два этажа, комнату, согнали несколько курсов: Драконов, Погонщиков и Следящих. Зрячих почему-то не было.
   К этому времени я уже привыкла входить в помещение и чувствовать, как все замолкают. Ловить на себе взгляды, читать по губам мерзкое прозвище, придуманное Сероглазым, который, похоже, был звездой всех сходок. Но входя в аудиторию я думала, пялиться на меня будут меньше. Как же!
   Отовсюду доносились шепотки. И взгляды, куда же без них. Одногруппники пялились на меня, как дети на новогоднюю елку. Только что хороводы не водили, и на том спасибо.
   Первые ряды были полностью заняты. И я мысленно вздохнула, поняв, что придется надевать очки. Не хватало еще перед Сероглазым красоваться в очках, мало я ему поводов для насмешек давала.
   Дэн, когда я проходила мимо, собирался было сторониться, но, помня об обеде, когда он прилип к Клэю, прошла мимо, но улыбнулась и показала на дальние ряды, мол, там свободнее. И действительно - одна из последних парт принадлежала полностью мне. Конечно, видно было плохо из-за голов студентов и из-за моего отвратительного зрения, но очки спасли ситуацию, а если выглядывать в проход, то будет видно все, что записано на доске. Только кто и что будет писать на доске, читая лекцию по истории?
   Преподаватель вошел в класс, поприветствовал всех и сразу же начал писать на этой самой доске свое имя. Он был приятной наружности, морщинки около рта и в уголках глаз выдавали в нем веселого и добродушного человека. Он говорил много: о важности истории, о знаниях, которые он даст, о наших способностях. Потом перешел к порядку сдачи экзамена, рассказал, как можно получить экзамен, не сдавая его. И, когда решил перейти непосредственно к теме, дверь аудитории приоткрылась.
   - Простите, магистр. - Клэй тихонько вошел в класс и начал подниматься по боковым ступеням. - Задержали в деканате.
   Нет! Нет! Он поднимался, но меня не видел. Пока не видел. Как только он поднимется выше, точно меня заметит. А так как парта пустая, рядом со мной никого, итог ясен. Нет!
   Я смахнула со стола карандаш и пригнулась, сунув голову под парту, чтобы Клэй меня не заметил. Мало ли, кто там копошится под столом? Сероглазый - индивидуальность, он точно захочет сидеть один.
   Шагов я не слышала. И потому доставала карандаш слишком уж долго. Ушел? Не заметил?
   - Крошка, вылезай, иначе о нас что-нибудь не то подумают, - раздался где-то вверху ехидный шепот. - Ну, или займись делом там, чтобы зря пальцами не показывали.
   Я дернулась, намереваясь вылезти как можно скорее, врезалась головой в столешницу, и по всей аудитории прокатился глухой звук удара. Красная, я выпрямилась и почесала макушку.
   Естественно, все обернулись в поисках источника шума. Я попыталась сделать вид, что не имею ни малейшего понятия, кто это буянит, а Клэй... наклонился, быстро чмокнул меня в висок и подмигнул какому-то смешному ушастому мальчику, открывшему от удивления рот.
   Стать еще краснее было невозможно.
   После лекции, когда я уже была в дверях, Сероглазый меня догнал. Он когда-нибудь отстанет?! Я и так всю лекцию просидела красная, пытаясь не обращать внимания на взгляды, которые на нас периодически кидали. Хотелось встать и заорать "Карандаш я уронила! Ка-ран-даш!".
   - Леди-дракон! - ему показалось недостаточно крика, и он ухватил меня под локоть. - Куда несешься?!
   - Тороплюсь! - рявкнула я и вырвалась из захвата.
   - Да погоди ты, я же пошутил!
   - Не смешно.
   - Инеевая!
   - О, ты выучил мою фамилию, чудненько. Глядишь, перейдем к "Вил", а там и до "госпожи" недалеко. Развиваешься, смотрю.
   Меня спасла толпа старшекурсников, вывалившихся из аудитории. Их, видать, задержали, и на свободу они вышли несколько позже нас. Едва я поняла, что это - шанс, тут же поспешила затеряться в толпе. Удаляясь, я слышала, как Клэй меня зовет, но лишь мстительно хмыкнула. Индюк.
   Нашел меня Дэн, на перемене, когда я уже собиралась было идти умываться и искать кабинет математики.
   - Ты чего, ревела? - спросил он, заметив мои красные щеки.
   - Да нет, - отмахнулась я. - Пыль.
   Я действительно не ревела и действительно чихала от пыли, которую собрала, когда ныкалась под лестницу. Но кто ж мне теперь поверит? Даже холодная вода не скроет следов. Неудачный день. И ночь. И жизнь, похоже, тоже.
   - Тебе Клэй велел передать. - Дэн сунул мне в руку какой-то листок. - У нас сегодня больше нет общих занятий. Ты точно не плакала?
   - Точно.
   Как назло, чихать больше не хотелось. Хоть бы доказала, что ли.
   - Тогда пошли, на математику опаздывать нельзя, это мне старшекурсники сказали.
   По дороге на второй этаж я развернула записку.
   - Что это? - спросила у Дэна.
   - А, это напоминание. Клэй зовет всех на пляж. Он тут, недалеко. Говорит, хочет тебя представить всем. Там будет не только первый курс, но и кое-кто из молодых преподавателей. А еще еда, музыка и океаниум, наш собственный кусочек, в котором очень здорово купаться.
   - Да уж, - протянула я. - Зашибись, пикник устроила.
   - Не понял, - Дэн нахмурился. - Ты к чему это?
   - Я хотела устроить пикник и позвать друзей. Найка, Элис, Эйда. А Сероглазый услышал и устроил вот это. - Я выбросила листок в мусорку.
   - Может, он хотел тебя порадовать?
   Предположение выглядело глупым.
   - Ты выбросила листовку, ты уверена, что...
   - Запомню, - буркнула я и рывком распахнула дверь аудитории.
   Вслед мне донеслось что-то вроде "ладно", и Дэн отказался от идеи сесть рядом. До конца нужной и, в общем-то, легкой лекции, я сидела одна.
  
   Медный, едва вошел в класс, скорбно вздохнул и изрек:
   - Не люблю, когда меня заставляют заниматься ерундой, но мне нужно уйти на заседание кафедры, так что сегодня занятий, собственно, по специальности, у вас и не будет. Не то чтобы это нормальная практика... в общем, в первый и последний раз! Староста, отметьте отсутствующих.
   Все начали переглядываться. Обычно преподаватели проводили перекличку. Да и списки у них уже были. Старосту мы не выбирали и как-то забыли об этой необходимости. Когда я почувствовала себя неловко под парой десятков взглядов, настала пора снова уронить карандаш.
   - Я хочу! - вызвался Дэн.
   И спас меня. Ох, слава Высшему.
   - Мы все знаем, что в конце учебного года вас будут распределять по командам. Это событие, величайшей важности, особенно затронет вас, как Драконов. И поэтому я обязан выслушать ваши предпочтения.
   Об этом мы знали, ничего нового Медный не сказал. Разве что я отметила его пренебрежительное отношение к сему мероприятию. Странно, учитывая, что именно он его и придумал.
   Дэн поднял руку.
   - Магистр, а как именно будет проходить отбор? Что мы должны там показать?
   - Что ж, как вы все знаете, драконы обычно работают в командах. Непосредственно дракон, Погонщик - глава экипажа, управляет полетом, Зрячий - контролирует полет и состояние дракона в воздухе, Следящий - координирует полет с земли. Мы должны проверить ряд ваших качеств, чтобы подобрать оптимальную команду. Скорость, сила, интеллект - три составляющие соревнований. По итогам каждого этапа вам присваиваются баллы, а общая сумма - итоговый результат. По результатам будут зачисления в команды.
   - А какой приз? - выкрикнул кто-то с задней парты, я не рассмотрела.
   - Хороший коллектив на протяжении четырех лет учебы, - саркастически ответил Медный.
   Аудитория загудела. Я на миг задумалась, как же мне избежать участи Клэя-Погонщика. Бред, да и только. Я совершенно не умею соревноваться. И драконом управляю не шибко грамотно, и с логикой беда. Вряд ли мы попадем в одну команду, хотя я здесь местная достопримечательность... как знать, как знать.
   - Сразу скажу, я не уверен, что это правильная методика, - заявил Медный. - Но так мы решили голосованием, и обязаны проверить. Если у вас есть пожелания - прошу внести их в список напротив своей фамилии с необходимыми уточнениями. Постараемся учесть и их.
   Двое тут же вскочили и направились к столу. Медный достал из папки два листа, на одном из них начал что-то писать.
   - Остальные, если нет мыслей, свободны, у меня заседание, - объявил он, на минуту отвлекшись.
   У меня лично мыслей не было. Не писать же "Только не Клэй Сероглазый!". Я быстро выскочила в коридор. Быстро, потому что Дэн явно собирался со мной общаться, а я дико хотела спать.
  
   - Что ты наденешь?
   Элис заскочила ко мне после обеда, который я благополучно пропустила. Принесла два платья, на мой взгляд, одинаково вульгарных, и попросила оценить, какое лучше. В розовом она напоминала поросенка, а вот синее неплохо смотрелось с ее светлыми волосами. Но уж лучше бы она выбрала что-то менее обтягивающее и открытое.
   А еще я не знала, как сказать, что не пойду. Не хочу, и все. Действительно не хочу, в первую очередь, конечно, из-за Клэя. Во вторую из-за собственного разбитого состояния. В третью... не готова я еще веселиться. Пикник с друзьями - это одно, а шумная вечеринка с алкоголем и подвыпившими парнями... к такому я не привыкла.
   Так что я позорно и глупо соврала:
   - Подумаю. Я... немного опоздаю, мне надо забрать вечерние платья, - на ходу сочиняла я. - Иди одна, я догоню.
   - Давай, я пойду с тобой! - Элис не сдавалась.
   - Нет, ты лучше иди, предупреди там... Клэя, Эйда. Чтобы не волновались.
   - Ладно.
   Беззаботная она была, веселая. Я даже завидовала этому умению радоваться жизни, потому что сама такое испытывала крайне редко. Вот с поступлением думала, все проблемы закончатся, но снова вопросы вертелись в голове, не давая покоя. И главный - кем был тот черный дракон?
   Но размышлять над всем этим, не имея материала, кроме собственных обрывочных воспоминаний, затуманенных страхом, глупо. Так или иначе, я все узнаю. Судьба не ошибается. Подкинув мне встречу с таинственным драконом однажды, она наверняка сделает это снова.
   Я спустилась вниз, набрала у госпожи Домашней печенья, целый графин со смородиновым морсом, целую миску мяса, только что с костра, и ужинать решила у себя. Книга, теплый вечер, вкусная еда - что может быть лучше?
   Столько есть определенно вредно. Надо худеть и заниматься спортом. Я подняла ногу и неопределенно ей махнула. Мол, позанималась, спасибо. И в итоге от идеи отказалась, потому что есть все равно приятнее, а следующее же превращение сожжет все жиры, что я поглотила вместе с этим ароматнейшим, сочнейшим и вкуснейшим мясом. И печеньками.
   Книга была художественной. Красивая, но неправдоподобная история о том, как Погонщика спасла девушка. Они влюбились, и наверняка будут жить долго и счастливо. Мама бы сказала, что так не бывает. Но мне нравилось читать романтические истории, воображать себя на месте героини и фантазировать, представляя свой вариант развития событий. Я даже завела тетрадь, в которой писала небольшие рассказы. Наверное, мне хотелось написать книгу, но не хватало терпения и умений. После первых двух попыток бумагу переводить стало жалко.
   Когда солнце почти село, я заварила кофе. И смотрела в окно, где никого не было - моя комната выходила на внутренний двор. Все там было усажено цветами и кустами, можно было протянуть руку - и сорвать спелое красненькое яблочко. Впрочем, невкусное - декоративный сорт. Внизу, у госпожи Домашней можно было достать лакомство повкуснее.
   Я не стала зажигать свет, просто валялась на кровати, размышляя обо всем, случившемся в последние дни, смотрела, как плавно темнеет и тени привычных предметов искажаются. В воздухе чувствовался аромат роз - они росли под окнами, а еще раз в три дня госпожа Домашняя ставила по розе в каждую комнату. Я медленно засыпала, убаюканная тишиной и летне-вечерней свежестью.
   Бабах!
   Я подскочила на кровати. Сердце забилось быстро-быстро от внезапного испуга. Нельзя же так!
   Бабах!
   Это кто-то бил в мою дверь, причем довольно агрессивно. Я даже задумалась, стоит ли открывать, или следующий удар может получить мой лоб. Но все же в таверне была охрана, так что я особенно не боялась. И чуть-чуть, совсем немного, испытывала любопытство.
   - Ой! - сказала я, увидев на пороге Клэя и попыталась закрыть дверь.
   Но, может, он и не стал связываться со мной, когда я была драконом, но уж в человеческом обличье был раз в десять сильнее. Поэтому меня просто пропихнули в комнату, закрыли за собой дверь, облокотились на нее и уставились. Долгим, тяжелым взглядом.
   - Сероглазый, какого демона?! - рявкнула я, пытаясь скрыть дрожь в голосе.
   Еще недавно он заступился за меня перед каким-то парнем (кстати, после того случая я его не видела, надо бы выяснить, что стряслось), а теперь притащился в комнату... зачем?
   Глаза у Клэя блестели. Губы обветрились, волосы были растрепаны, а черная рубашка - расстегнута. Он из постели вылез и сразу ко мне, или на пляже было слишком много девушек?
   - Это ты что себе позволяешь? - спокойно, даже ласково, произнес он. - Кто тебе дал право так со мной обращаться?
   - Побойся Высшего, Клэй, я сидела дома и ничего не делала.
   Он него пахло чем-то... алкогольным. Приятным, но все же алкогольным.
   - В этом, любовь моя, и проблема. Я устраиваю вечеринку. Зачем? Чтобы представить этой демоновой академии новую демонову звезду! Приглашаю ее. Собираюсь представить всем. А в ответ получаю... Как это назвать, Вил?
   Я скрестила на груди руки, пытаясь придать себе холодный вид.
   - Я не обещала, что приду. У меня были дела.
   - Дела. - Клэй запрокинул голову и рассмеялся. - Дела у нее были. Я не позволю над собой смеяться.
   - О да, и что ты будешь делать? Я не пришла. Не захотела. Заболел живот. Появились дела. Умерла собачка. Не пришла, и все. Я не обязана уведомлять тебя о своих планах, сообщать тебе о своих передвижениях и бежать туда, куда ты кинул палку, мой дорогой друг. Так что изволь вытащить задницу из моей комнаты и впредь больше не беспокоить.
   - Серьезная тирада, - расплылся в улыбке парень.
   - Аргументов нет? Вон!
   - Есть, конечно.
   Прежде чем я успела сообразить, он, сжав мою голову, прижался к губам. Запах спиртного и чего-то орехового стал явственно ощутимым. Оттолкнуть его не получилось, одна рука по-прежнему придерживала мою голову, вторая опустилась ниже, прошлась по спине и заставила прижаться к Клэю. Я уперлась ему в грудь руками, но от чуть-чуть влажной горячей кожи будто исходили разряды тока. Похоже, Сероглазый использовал какую-то магию, потому что сопротивляться было сложно. Руки двигались с неохотой, силы в моих ударах почти не было.
   - За это я готов тебе простить пропуск, - пробормотал он, пытаясь отдышаться.
   Где-то в отдалении болтались мысли, что надо бы скандальчик закатить, да выпроводить Сероглазого из комнаты. Но я тупо смотрела ему куда-то в область шеи, ибо роста не хватало, чтобы посмотреть в глаза, и молчала.
   - Вил, не бегай от меня. - Он запустил пальцы в мои волосы и заставил поднять лицо.
   Поцелуй, на этот раз осторожный, обжег губы.
   - Хочу тебя.
   Не знаю, что со мной происходило. Голова работать отказывалась, руки тоже. Я послушно сделала несколько шагов вместе с Клэем, не шелохнулась, когда он отпустил меня и сбросил рубашку. Очнулась только тогда, когда парень не заметил край кровати, грохнулся на нее, улыбнулся мне. Поманил пальцем, рассмеялся, откинул назад голову и... застыл.
   - Весьма драматично, - хмыкнула я. - Мне из платья выпрыгивать, или как?
   Молчание в ответ.
   - Эй! - Я пнула его по ноге. - Сероглазый!
   Тот, похоже, спал. Причем крепко так, сладко. Вот это талант - засыпать в самый неподходящий момент. Какой размах, какая феерия. И какой финал.
   - Интересно, что мне сделать? Оставить тебя спать здесь и на утро всем рассказывать, что ты не успел даже снять штаны, как все кончилось? Или пойти и пригласить госпожу Домашнюю, чтобы она узнала много интересного о своем постояльце? А может... сделать мгновенный портрет и вывесить его на доске объявлений академии? Нет, последнее как-то по-детски.
   Вообще, учитывая мою страсть к романтической литературе, надо было аккуратно лечь рядом, погладить мягкие каштановые волосы и уютненько уснуть рядом, чтобы утром или прорепетировать отточенный на книгах навык романтизма, или потребовать на себе жениться. Но как уснуть рядом, да еще и уютненько, если тело развалилось на кровати по диагонали?
   - Ох, Сероглазый, сидел бы ты на своей вечеринке. - Я покачала головой.
   Накинула кофту и вышла, зачем-то очень тихо закрыв за собой дверь. Чтобы не проснулся, что ли?

Глава шестая. От ненависти до лазарета

   - Вил, мне плохо, - с самого утра ныла Элис.
   Пока я вспоминала, что вообще произошло, почему я сплю в платье, и почему плохо Элис, она с переменным успехом то всхлипывала, то сморкалась.
   - Напилась? - сочувственно вздохнула я.
   В комнату уже лился солнечный свет. Завтрак я, похоже, пропустила.
   - Надо мной все смеялись. - Элис прерывисто вздохнула. - И над платьем.
   - А что не так с платьем? - с утра мозг соображал плохо.
   - На пляж! Платье! Девчонки сказали, я в нем как поросенок.
   - Ну, если только посиневший...
   Шутка была неудачной.
   - Прости. - Я потерла глаза. - Тяжелая ночка. Извини, что не догадалась о платье, я бы предупредила, но я правда не знала, в чем ходят на пляж. На севере пляжей нет.
   - Да ты-то тут причем, это мне думать надо было. А почему ты не пошла?
   - Нехорошо было. - Я решила не обижать Элис, говоря, что не хотела идти, я и так ее подставила.
   Ну и не хотелось признаваться во вранье.
   - О, я не проспала завтрак! - настенные часы показывали девять утра. - Хватит печалиться, умойся и пошли есть! Сегодня выходной, хочешь, полетаем?
   - Как полетаем?
   - Просто. Я превращусь, ты заберешься и сделаем пару кружочков.
   Идея пришла спонтанно, но показалась мне хорошей. Элис не помешает повеселиться, а полет на драконе - это очень круто. В парке был один дракон, который катал людей, но только тех, кто весил не более шестидесяти килограмм. А я, пожалуй, выдержу Элис. Если недолго.
   Мы спустились вниз, причесанные и веселые. Народу в таверне было много, но наш столик неизменно оставался пустым. Едва госпожа Домашняя нас заметила, тут же принесла вкусные булочки, пудинг из ягод и овсянки, бутерброды и кофе.
   - М-м-м, то, что надо, - облизнулась я.
   И тут кто-то захлопал. Сначала мы не придали этому значения: когда в таверне много народу, кто-нибудь то и дело хлопает, стукает, рычит, ржет и так далее. Но потом, когда вслед за аплодисментами прокатился смех, я подняла голову. Со второго этажа спускался хмурый и злой Клэй. Я фыркнула в тарелку.
   - Что? - не поняла Элис.
   - Вчера Сероглазый явился в мою комнату. Пьяный. И уснул на кровати. Пришлось звать ребят, чтобы оттащили его на место. Не могла же я ночевать в коридоре.
   Элис смотрела на меня, округлив глаза.
   - Вил! Он тебя убьет! Ты его опозорила!
   - О, Клэй. - Я улыбнулась ему. - Кефирчику?
   За соседним столиком снова раздался гогот. Там сидели парни-строители, снявшие койки на пару дней. Они приехали возводить какой-то новый театр. Их я вчера и нашла, за неимением Эйда, и попросила помочь. И даже не соврала, объясняя ситуацию, она и так была забавной.
   Судя по лицу Клэя, он хотел меня придушить. Или утопить в тарелке с овсянкой.
   За неимением мест он плюхнулся рядом, злобно на нас глянул и вгрызся в бутерброд, проигнорировав любезно предложенную мной кружку с кефиром.
   - Доброе утро, - совсем, что называется, не в тему, выдала Элис.
   - Не думай, что отвертишься, Инеевая. Я подобных шуток не прощаю.
   - Ты вчера тоже так говорил. - Я осталась невозмутимой. - Если еще раз вздумаешь уснуть на моей кровати, ложись слева.
   - Только сверху, милая.
   Вот к этому я готова не была. Челюсть отвисла, запал поутих. Да-а-а... учиться и учиться еще.
  
   Только благодаря Элис я провела первый выходной вне кровати. Мы действительно пошли кататься, правда, Элис наотрез отказалась ездить на мне. Оказалось, она боится высоты. Мои уговоры, что высота будет максимум два метра, не подействовали. И в итоге летала я совсем немного. Потом был обед на свежем воздухе: Элис показала мне, где купить очень вкусное лакомство, представляющее собой сочное мясо, завернутое в виноградный лист и посыпанное сыром. Мы ели его, сидя у фонтана, запивая охлажденным соком, болтали о чем-то и совсем не думали о плохом. Хороший получился выходной.
   И потому идя на учебу, я мечтательно улыбалась. Все вроде налаживалось. О мертвом драконе никто не вспоминал, Клэй после позора на всю таверну, притих и меня не трогал, учеба пока что давалась легко и задания не вызывали затруднений. Да еще и осень не торопилась завладеть погодой, благодаря чему весь город ходил раздетый.
   Проходя мимо какой-то часовенки, я слишком уж замечталась, потому что не заметила грузного мужчину, быстро шедшего по дороге и столкнулась с ним. От удара свалилась на землю и за какой-то миг успела порадоваться, что не надела светлое платье, как собиралась изначально. А на сером грязь видно не было.
   - Ой, девушка, простите! - спохватился мужчина.
   Меня рывком поставили на ноги и даже отряхнули.
   - Я вас не заметил. Вы такая худенькая...
   - Ничего. - Я улыбнулась ему. - Все в порядке, я тоже задумалась.
   - Вам не нужен лекарь?
   Мужчина смотрел обеспокоенно, словно его и впрямь волновало мое здоровье, а не то, что если я покалечилась, у него будут проблемы. Но ничего не болело, даже коленку не разбила.
   - Не нужен, все хорошо, спасибо.
   - Извините еще раз. - Он кивнул, виновато улыбнулся и быстрым шагом пошел дальше.
   К слову, в ту же сторону, что и я. Вид у него был обеспокоенный и, похоже, причина была не только в моем падении. Несмотря на внешний вид - а мужчина был довольно крупным, обладал значительным животом и аккуратно подстриженной бородкой, он мне понравился. Вежливый, внимательный. Некоторым бы такие качества, да прямо под нос, чтобы поучились.
   Я все злилась на себя за вчерашнее поведение. И ежу ясно, что никаких заклинаний Клэй не применял, целуя меня. Виной все это дурацкое воспитание. Ну как бы я научилась противостоять таким... атакам, если всю жизнь прожила в мамином замке, а общалась исключительно с девчонками из деревни? Мы учились, конечно, целоваться, на мороженом или на куклах, но все же поцелуй шуточный и настоящий сильно отличаются. И когда тебя так целуют, происходит что-то... странное. Умом ты вроде бы понимаешь, что это Клэй Сероглазый, который бесит тебя с первой вашей встречи. А телом хочется продлить мгновения...
   Я замерла, открыв рот, а из головы вылетели все мысли разом.
   На красивой светло-бежевой стене академии, прямо над парадным входом был нарисован дракон. И рисунок явно был не санкционированным, потому что сделан был темно-бордовой, напоминающей засохшую кровь, краской. И словно разукрашен по трафарету. А внизу... ох, эту подпись читать явно не стоило. Я таких слов не знала, но с первого взгляда определила, что они матерные.
   Студенты, забыв обо всем, стояли и пялились на это произведение, маги уже начали пытаться отмыть рисунок. Пока безуспешно.
   Но что-то неприятно кольнуло меня, когда я увидела Клэя. Он стоял рядом с тем мужчиной, который меня сбил. И выглядел так, словно... словно все узнали о его позоре, или еще что-то такое. А к ним спешил Медный. И выглядел он очень... хмуро.
   - Эй, Дэн! - Я окликнула проходящего мимо парня. - Что здесь случилось? Кто это намалевал?
   - Знать бы, - хмуро ответил парень. - Но все свалили на Клэя.
   - Что? Зачем ему это делать? Конечно, мозгов у него не так много, но уж на элементарное-то должно хватать.
   - Он то же самое сказал декану, но тот, естественно, не поверил. Медный этим занимается, он художества первый нашел. А Клэя все сдали, мол, он ушел вчера с вечеринки и не вернулся.
   - Ой, - закусила губу я. - На него повесят эту штуку?
   - Похоже, что так, - вздохнул Дэн. - У многих давно чешутся руки. И не только у студентов. Отец Клэя работает в суде, сын - его слабое место, его много кто может подставить. Считай, исключат теперь, если докажут.
   - А если не докажут?
   Дэн лишь махнул рукой:
   - Да какой там. Докажут, еще как. Им, собственно, нужно только формальное доказательство. Клэй ушел с вечеринки, больше его никто не видел. Надпись сделали в это же время: в десять академия закрывается, а надпись сделали в период с одиннадцати до пяти утра. Вот и все, считай, вина доказана. Они видишь, даже его отца вызвали.
   - Что ж за человек, этот Сероглазый. - Я закатила глаза. - Он хоть кому-нибудь не нагадил?! Хоть кто-то его любит?
   Сунув ошалевшему Дэну сумку, я направилась к компании. Потому как без десяти десять Клэй ввалился в мою комнату, а в одиннадцать его тащили трое строителей в соседнюю комнату. Да, я тоже не сразу решилась позвать на помощь.
   - Извините, - все трое посмотрели на меня. - Я... э-э-э... мне тут сказали, что вы думаете, будто Сер... Клэй нарисовал этого дракона.
   И я неопределенно махнула в сторону стены.
   - Ты что-то знаешь, Вил? - мгновенно подобрался Медный и его глаза заблестели.
   - Ну-у, с высокой долей вероятности я знаю, что Клэй этого не делал.
   - Откуда? Вил, если ты видела его на вечеринке, то все в порядке, мы уже проверили и выяснили, что...
   Я его прервала:
   - Меня не было на вечеринке. Академия закрылась в десять, а без десяти Клэй был у меня.
   Воцарилась тишина. Захотелось сказать "ну, я пойду" и сбежать куда-нибудь, потому что это была красноречивая тишина.
   - У тебя? И что же он у тебя делал?
   - Спал! - сообщила я и улыбнулась совсем обалдевшему отцу Клэя.
   - Вы - его девушка! - догадался отец.
   - Нет.
   - Тогда не понимаю, почему мой сын спал у вас.
   А вот тут пришло время сочинять, потому что, во-первых, его могли исключить за неподобающее обращение со студенткой (и хотя он этого заслуживал, жаловаться я не привыкла), а во-вторых, как-то стыдно было рассказывать о поцелуе и... вообще, обо всем.
   - Ну, знаете, он приглашал меня на вечеринку, - вроде, получалось убедительно и почти правдиво, - а я не пришла. Клэй отправился меня искать, вдруг что случилось, вечер же. Пришел ко мне, а я просто очень хотела спать, устала с непривычки. Мы немного поболтали, а потом Клэю стало нехорошо. Наверное, перебрал, бывает. И я сказала ему прилечь. Когда все прошло, он отправился к себе и там уснул.
   - Все это замечательно, - улыбнулся Медный, - но ты ведь не знаешь, где был Клэй...
   - Знаю, - улыбнулась я. - Раз в час-полтора я заходила его проведать. Понимаете, алкогольное отравление - штука такая, нельзя оставлять человека без помощи. Вот я и проверяла, все ли в порядке. А часов в пять окончательно убедилась в этом и уснула.
   Они все переглядывались. Сероглазый на меня смотреть избегал, и я была за это благодарна. Потому что краснеть дальше было уже некуда. Несмотря на то, что ничего страшного я не совершила, почему-то было стыдно.
   - Клэй, - обратился к нему отец, - это правда?
   Парень хмуро кивнул. Не подставлять же теперь нас обоих?
   - Почему ты ничего не сказал? - спросил Медный.
   - Видимо, из-за меня, - вздохнула я. - Чтобы не ставить в неудобное положение, мы ведь не встречаемся и не дружим. Извините.
   - Ну что вы, - отец Клэя тепло мне улыбнулся. - Спасибо вам...
   - Вил, я Вил.
   - Вил. Спасибо. Господин Медный, этой девушке можно верить?
   - Я полагаю, да, - кивнул Карл.
   - О, у меня есть свидетели, если что. Нас видели ребята, живущие неподалеку.
   - Думаю, это не понадобится, - сказал Медный. - Вил можно верить, если она говорит, что так было, значит, Клэй невиновен. Господин Сероглазый, прошу простить моих коллег за поспешные выводы и за беспокойство.
   - Пустяки, - отмахнулся мужчина. - Главное, найдите хулиганов. Безобразие какое.
   - Согласен. Вил, Клэй, ступайте на занятия, - магистр махнул нам, словно мы мешали крайне увлекательной идее.
   Пожав плечами, я подчинилась. Не очень интересно было слушать их разговор, а уж тем более стоять в компании Клэя, под его изучающим пристальным взглядом.
   - Вопрос, Инеевая. - Он придержал меня за плечо, пока мы еще не дошли до места, где стоял Дэн. - Ты ведь оттащила меня в спальню и не знала, выбирался ли я из комнаты. Я вполне мог проснуться и отправиться навстречу приключениям. Зачем ты меня выгораживала?
   Я молчала, закусив губу.
   - Вил. Если не ответишь, я при всех тебя поцелую. Знаешь, что будут о тебе говорить? Что ты...
   - Уймись! Я действительно к тебе заходила. И действительно потому что с алкогольным отравлением нельзя шутить. Так что если ты умудрился наваять это художество в перерывах, то поздравляю, обвел всех вокруг пальца. А теперь отстань, мне надо учиться.
   Вслед мне еще долго слышался смех Клэя. А перед глазами стояло удивленное лицо Дэна, который вообще перестал понимать, что происходит.
  
   Судьба, похоже, объявила мне "неделю Клэя", потому что пересекались мы буквально везде. В основном сталкивались в коридорах, где Сероглазый странно ухмылялся. Но был в предпоследний на неделе учебный день случай, заставивший меня серьезно озаботиться поиском молодого человека. Я все же надеялась, что если у меня будет возлюбленный, Сероглазый отстанет. А началось все с разговора с Элис, которая и подала мне эту идею.
   - Найди парня, и Клэй от тебя отстанет.
   - Найди парня! - передразнила я. - Как будто это так легко! Сейчас, пойду на карьер, откопаю какого-нибудь. Привет, спящий принц, я твоя прекрасная красавица. Ты не обращай внимания, что у нас сказка неправильная, в соседней вон гном с семью белоснежками спит!
   А после случилась у нас совместная пара психологии. На кой нам нужна психология, не знаю. Отдельными курсами идут психологическая подготовка драконов, психологическая подготовка Погонщиков, основы взаимодействия чего-то с чем-то. В необходимости психологии на первом курсе я очень сомневалась.
   Преподаватель, молодой, активный и довольно странно (розовый костюм - это ведь странно?) одетый все пояснил, едва вошел:
   - Мой курс, - трагическая пауза. - Особенно важен в вашем возрасте.
   Еще одна трагическая пауза и драматический вздох.
   - Вы должны уметь общаться. Взаимодействовать со сверстниками. Налаживать связи. Отношения - основа счастливой жизни!
   Он как будто призывал нас что-то купить. И сверкал улыбкой на всю аудиторию. Полнота, спутавшиеся волосы и неухоженные ногти шарма ему не добавляли. Похоже, несмотря на дисциплину, сам он в общении не очень поднаторел.
   - Чтобы показать, чего можно добиться, посетив мой курс, я проведу одну игру. Поднимитесь. Давайте, живее!
   Мы встали и парты разъехались, освобождая пространство в центре. Остались лишь стулья, которые теперь стояли в один большой ряд, друг напротив друга.
   - Игра "зеркало"! Прошу вас, половина класса, сядьте на стулья. Вторая половина стоит.
   Как единственную девушку, меня, конечно же, усадили на крайний (и самый дальний от препода, слава Высшему) стул. Рядом сидел парень, с которым я еще не успела познакомиться. Он был из моей группы, но я почти не видела его в компании. Одиночка - обычное дело.
   - Теперь те, кто остался стоять. Смотрите на тех, кто сидит, выбираете того, с кем МЕНЬШЕ ВСЕГО ОБЩАЕТЕСЬ и садитесь напротив.
   О, демоны! Где мой карандаш, я срочно должна его уронить! Сероглазый, сволочь такая, остался стоять. И само собой, направился ко мне, гаденько ухмыляясь. Стараясь не выдать злости и раздражения, я проигнорировала парня и лишь холодно скользнула по нему взглядом. Получилось неплохо.
   Преподаватель командовал:
   - Тот, кто сидел на стуле с самого начала должен выполнить простое задание: в течение трех минут повторять все движения за напарником. Не отлынивать и не халтурить! На три минуты вы - его копия.
   Чтоб ты сдох. Да кто тебя в этот костюм нарядил, жизнерадостного такого! Эх, судьба, ну вот за что мне вечно везде Клэй попадается?!
   - Повторяй, - хмыкнул парень.
   И закинул ногу на ногу.
   Это было просто, с секундной задержкой я сделала то же самое. Было немного неудобно из-за короткой юбки, но куда уж деваться. Несколько секунд Клэй сидел молча, взгляд его скользил по моим ногам. Что ж, три минуты я выдержу, перебьется.
   Он наклонился вперед, и я проделала то же самое.
   - Черт, платье неудачное, - хмыкнул парень.
   И потянулся, выгнув спину. Скрипя зубами, я повторила, понимая, что потягивание это выглядит достаточно провокационно. А эта сволочь наслаждалась зрелищем. И можно было заметить, как блестят глаза Клэя. Наверное, тараканы носятся со световой скоростью, выдумывая новую пакость.
   Я скосила глаза на остальных. Там полным ходом шло веселье: кто-то кривлялся, кто-то смешно плясал. По большей части народ игру подхватил и с удовольствием друг друга передразнивал. Только я стояла, недовольная всем миром, и вяло махала руками, пытаясь угнаться за Клэем. Тот внезапно посмотрел мне прямо в глаза и облизнулся.
   - Я не буду это повторять! - не выдержала я. - Это пошло!
   - Пожалуйся, - хмыкнул Клэй. - Скажи всем, что я веду себя пошло. Или я скажу, что ты не выполняешь задание.
   - Сероглазый, это не шутки. - Я старалась говорить как можно серьезнее. - Мне неприятно, можешь ты это понять, или нет?
   - А целоваться со мной было приятно? Ты ведь не била меня, не кричала. Стояла, дрожала, пока я тебя обнимал. Если бы не чертов ром, мы бы уже давно переспали, не так ведь?
   - Не так, - буркнула я. - Иди к черту.
   И собралась уже было уходить, ибо терпеть дальше такое отношение не хотелось. Но Клэй остановил меня, ухватив за локоть в последний момент.
   - Ладно, забудь. Давай нормально, не хватало еще пару сорвать, и так у всех на виду.
   О, Высший, он может думать головой! И принимать ею разумные решения. Спасибо, настоящий подарок судьбы!
   Клэй чуть подумал, что бы такого сделать и просто выставил вперед руку, ладонью ко мне. Я повторила, и так вышло, что наши ладони соприкоснулись. И какая-то неведомая сила заставила меня посмотреть в глаза парню, а потом комната пошатнулась.
   Очертания предметов и людей расплылись, к горлу подкатила тошнота. Колени подогнулись.
   - Вил!
   Если бы не Клэй, я бы упала. Потому что мир вращался очень-очень быстро, в глазах темнело.
   - Эй! Ей плохо! - рявкнул парень.
   Спасибо хоть, не бросил. Может, в нем и есть зачатки человеческого.
   - Что у вас произошло? - словно издалека раздался полный паники голос преподавателя.
   Клэй его ответом не удостоил: я слышала, как парни уже побежали за лекарем.
   - Будешь падать в обморок, скажи, - шепнул он.
   - Буду, - хныкнула я.
   И дальше уже не стала сопротивляться темноте перед глазами, просто позволила себе куда-то упасть. А вот куда - вопрос серьезный, ибо удара не последовало.
  
   Сквозь сон и усталость я слышала голоса. Поначалу они звучали приглушенно, будто бы издалека. Но по мере того, как уходила сонливость, я начинала разбирать отдельные слова, а вскоре и вовсе пришла в себя настолько, чтобы услышать все.
   - Объясните, Медный, почему я хожу сюда, как на работу? - грохотал голос.
   Я точно его уже слышала. Где? Вспоминалось смутно. Совсем недавно...
   - Почему во всех происшествиях вы вините Клэя?
   Ах да, отец Сероглазого. И зачем его притащили в Академию?
   - И вообще, дракон вас сожри, он что, не способен сам ответить за свои поступки? Он не ребенок, чтобы я давал ему ремня за каждый, по вашему мнению, проступок!
   - Господин Сероглазый, простите, но...
   - Ближе к делу Медный, я не собираюсь сидеть здесь до вечера.
   - Клэй применил свой дар против дракона. Против девушки! Это вопиющее нарушение как правил Академии, так и законов Лесного. Девушка могла серьезно пострадать. Поэтому я счел необходимым обратиться к вам не только как к отцу Клэя, но и как к специалисту по вопросам законодательства в отношении драконов.
   - Понятно. Клэй, что произошло?
   - Она просто упала, и все. Мы выполняли задания этого чокну... простите, магистр, преподавателя, она подняла руку, а потом упала.
   - Свидетели сказали, вы, Сероглазый, установили с ней зрительный контакт. И применили дар Погонщика. Его запрещено применять к оборотням.
   - Возможно. - Клэй не стал отрицать. - Но я точно не собирался этого делать. И в мыслях не было чем-то пользоваться.
   - Вы, Медный, осознаете, кто перед вами? - спокойно спросил отец Клэя.
   - Не стоит пытаться давить на меня своим положением, - в голосе Карла послышался металл.
   - Да уймитесь вы. Никто на вас не давит. Я говорю, вы в курсе, что этот молодой человек только поступил в академию? Он не проучился и месяца. Как, спрашивается, он может контролировать силу? Почему вы не предупредили его об опасности непроизвольного использования? Почему совместили группы Погонщиков и оборотней, зная, к чему это может привести? Почему поставили в пару для работы слабую девушку и сильного Погонщика? И, наконец, зачем все-таки вызвали меня? У Академии есть специалист по правовым вопросам, а Клэй самостоятельный мальчик. Он способен объясниться, принести извинения девушке и разрешить эту ситуацию самостоятельно. У меня складывается ощущение, что вы целенаправленно вызываете меня по нескольку раз в неделю сюда, чтобы хоть в чем-то уже уличить Клэя. Именно вы, Медный. Дайте-ка угадаю, вы особенно рьяно настаиваете на моем вмешательстве. Каждый раз. Когда вы уже оставите в покое моего сына?
   - Послушайте...
   - Нет, это вы послушайте. Если Клэй виновен, он вину свою признает. И сделает все, чтобы ее искупить. Он самостоятельный, адекватный и ответственный молодой человек. Он живет отдельно. Хорошо зарабатывает, полностью обеспечен и разве что пока не женат. И дела с его участием не требуют моего вмешательства. Ясно тебе, Карл? Засунь свою зависть и злобу в задницу, потому что если ты еще раз попытаешься тронуть мою семью, то потеряешь и это место так же, как потерял место дракона в "Драконьих Авиалиниях".
   Я даже глаза забыла открыть. Выходит, отец Клэя и Медный были знакомы раньше. Да еще и явно тесно, если Карл потерял работу по вине отца Клэя. Но... демоны, это жутко странно: Сероглазый совсем не казался мне сволочью, способной идти по головам. Он произвел вполне благоприятное впечатление. Да и, положа руку на сердце, сейчас вел себя, как хороший отец. Хороший отец будет защищать своего ребенка. Хотя... откуда мне знать, на самом-то деле.
   - Раз уж я здесь, - проворчал отец Клэя, - давайте разберемся.
   А Медный, похоже, заткнулся. Вот уж не думала, что у него могут быть враги. Мне с детства казался его образ... светлым, что ли.
   - Девушка очнулась?
   Тут уж я решила подать голос:
   - Очнулась.
   И открыла глаза. Оказалось, что разговаривали они в соседней комнате, дверь в которую была чуть-чуть приоткрыта. А я лежала на жесткой кушетке в лекарском кабинете. Когда вошли Сероглазый, Медный и Клэй, я уже села, привалившись к стене. Еще немного кружилась голова, и подташнивало, но в целом я и сидеть могла и, наверное, ходить.
   - Вил, как ты? - заботливо спросил Медный.
   И я благодарно ему улыбнулась:
   - Нормально. Все уже в порядке.
   - Помнишь, что случилось?
   И кинула быстрый взгляд на Клэя, но тот стоял, уставившись в окно.
   - Была пара по психологии, мы делали какое-то упражнение. Надо было повторять друг за другом. Клэй поднялся, я тоже, выставил вперед руку, я повторила. А потом вдруг упала. Но Клэй меня поймал. Все.
   - Ребята сказали, вы повздорили. - Медный продолжал допытываться.
   - Да мы постоянно ссоримся. - Я пожала плечами. - Ну, не нравимся мы друг другу, что с того?
   - Не нравитесь? А почему тогда он у тебя ночевал?
   А вот это уже лишнее.
   - Он не у меня ночевал, он у себя ночевал. У меня ему стало плохо. Мне что, из-за того, что мы не дружим, отказывать человеку в помощи?
   Кажется, смутился. Закашлялся и чуть-чуть покраснел.
   - Значит, вы с Клэем поссорились, он посмотрел тебе в глаза, и ты упала?
   Я медленно кивнула, понимая, к чему клонит магистр. Но не мог же Сероглазый так со мной поступить! Он гад, хам, самовлюбленное существо. Но воспользоваться даром? Это жестоко. Слишком жестоко даже для Клэя, тем более что я спасла его, подтвердив, что он ночевал дома, а не разукрашивал академию во все цвета радуги.
   - Слушайте, я не верю, что это был дар Погонщика, - наконец сказала я. - Может, конечно, и был, но случайный. Потому что... ну представьте, что бы было, если бы он ударил меня со всей силы! Я бы так просто не поднялась. А тут просто обморок. Я не верю в это.
   Клэй удивленно перевел на меня взгляд.
   - То есть, ты хочешь сказать, что претензий у тебя к Сероглазому нет? - осторожно поинтересовался Медный.
   - Нет... наверное.
   - Вил, лекарь ведь может доказать вмешательство дара Погонщика. И тебе присудят компенсацию, а Клэя исключат...
   - Не нужна мне компенсация! - чуть более резко, чем хотела, ответила я. - И я не хочу никакого исключения. Я в порядке, никто не пострадал, все хорошо. Отпустите меня домой, я отдохну и завтра буду на учебе.
   Я помню растерянность и удивление в голосе Клэя, когда он звал на помощь. И помню, что он удержал меня от падения. Можно допустить, что он настолько плох, чтобы все это сыграть, но почему-то в это не верится. С ним дружил Эйд, который мне нравился, Дэн. Он не делал чего-то уж очень страшного, его явно любили в академии. Ломать кому-то жизнь я не хочу, просто буду держаться от него подальше. На всякий случай.
   - Извинитесь перед девушкой, Сероглазый, - от магистра прямо повеяло холодом.
   - Мне бы тоже с ней побеседовать, на минутку, - сказал отец Клэя. - Давайте, я с Вил наедине поговорю, а потом Клэй проводит ее домой.
   - Я не оставлю девушку с вашим сыном, Сероглазый!
   - Тогда проводи ее сам, - мужчина закатил глаза. - Но оставь меня с ней, пожалуйста.
   - Я не могу оставить ее...
   - Да уйди ты! - разозлился Сероглазый, а мне захотелось фыркнуть. - Она сказала, с ней все хорошо, мы во всем разобрались, а поговорить я с ней хочу, чтоб тебя, потому что моя жена пригласила ее на ужин!
   - Все нормально, - подала голос я. - Поговорить - не проблема.
   Нахмурившись, Медный вышел. А вслед за ним и Клэй, который не подавал признаков каких-либо чувств. И вовсе я не хочу, чтобы он извинялся. Я домой хочу, и все.
   Стойте. Ужин?! Ужин у Сероглазых?!
   - Спасибо, Вил, - начал мужчина. - Что не обвиняешь Клэя. Он не самый лучший ребенок и не самый... простой человек. Думаешь, я не знаю, как он себя ведет? Ох, в этом есть и моя вина. Но, тем не менее, Клэй не способен так тебя унизить. Ты дважды спасла его от отчисления.
   - А нам еще четыре года учиться, представляете? - кисло протянула я.
   - Даже боюсь подумать, - рассмеялся мужчина. - Все равно спасибо. Клэй балбес, но он это перерастет. Вот увидишь.
   Не хочу я ничего видеть. И уж точно повзрослевшего Клэя.
   - Ты меня пойми правильно, я ему верю. И опыт у меня колоссальный, я большую часть жизни пробыл Погонщиком. Такое случается, когда маг плохо управляется со своей силой, могут быть такие всплески магии. Клэй тренировался с детства, но даже он не может выдержать становления магии. А ты... ты его явно волнуешь, вот он и не справился. Разреши, я компенсирую ущерб, пожалуйста.
   Я твердо и решительно покачала головой.
   - Господин Сероглазый, мне ничего не нужно. Я в порядке, мои родители хорошо меня обеспечивают.
   - Речь не о деньгах. Я рассказывал о тебе жене, она зовет тебя на ужин. Хочет познакомиться и просто... отблагодарить. Вкусной едой, приятной компанией. Как думаешь, сможешь ты прийти? Скажем, в пятницу вечером.
   - Я...
   Что-то меня пугали такие предложения. Ужин в семье Клэя... да поди еще и с Клэем. А как отказаться? Вроде и неудобно.
   - Отказа я не приму, - тепло улыбнулся он. - Жена хочет тебя увидеть. И еще она явно страдает без компании, а тут такая возможность пообщаться с молодежью. Клэй не баловал нас знакомствами с друзьями, так что это уникальный шанс. Пожалуйста, приходи к семи, хорошо?
   Я лишь улыбнулась, когда он похлопал меня по руке и вышел. Опять напросилась на приключения. Ужин в семье Сероглазых. Мама-мама, почему тебя нет рядом? Ты бы знала, что делать.

Глава седьмая. Герцог Снежный

   Ужин в семье Сероглазых был довольно странный. В том плане, что абсолютно нормальный и теплый. Мне казалось, глядя на Клэя, что семья у них довольно холодная. И родители откупаются от сына деньгами, потому как с таким потребительским отношением к жизни у него явно не было счастливого детства. И каково же было мое удивление, когда все оказалось совершенно по-другому.
   Я долго собиралась, подбирая наряд, который одновременно будет праздничным, но и не толкнет Клэя на очередную порцию попыток штурма моей постели. Выбор пал на узкое темно-зеленое платье с красивым кружевным воротничком. Оно смотрелось очень эффектно вкупе с распущенными черными волосами и бесцветным блеском. И в то же время наряд был строгий, совершенно не вызывающий. Юбка до колена, выреза нет, рукав три четверти. Я осталась очень довольна выбором и в кои-то веки, куда-то направляясь, была уверена в себе.
   Сероглазые жили в одном из самых дорогих и спокойных районов города. Узкие улочки, огромные дома, множество цветов, ступенек и скамеек. Мне не чужда была роскошь, детство я провела в мамином замке, но все же, по сравнению с постоялым двором Домашних, да и, будем откровенны, самой академией, дома в этом районе были невероятно великолепны. И дом Сероглазых - особенно.
   Меня поразили колонны, большая веранда, огромные панорамные окна на первом этаже. Во дворе - настоящий бассейн с кристально чистой водой. Скамейки, беседки... сад Сероглазых напоминал парк. А по ухоженности и стилю и превосходил его.
   Меня вышла встречать мать Клэя. Ею оказалась довольно миниатюрная женщина. Я бы никак не дала ей возраста, какого может быть мама девятнадцатилетнего студента. Максимум, тридцать пять, не больше. Они с отцом Клэя настолько нелепо смотрелись, что я никак не могла понять, как они вообще встретились в этой жизни.
   - Проходи. - Она постоянно улыбалась. - Меня зовут Жанет, а моего мужа - Эдвард. Клэя ты и так знаешь. Чудесное платье, тебе идет.
   - Спасибо, - улыбнулась я. - У вас потрясающий дом, я никогда таких не видела.
   Внутри было очень светло. Большая лестница вела наверх, чуть изгибаясь, вся мебель была из светлого дерева, в огромные окна лился солнечный свет. Стол в обеденном зале уже был накрыт.
   Клэй, одетый, как обычно, в штаны и рубашку (правда, на этот раз белую) учтиво отодвинул для меня стул, но при этом так осмотрел, что сразу стало ясно: с платьем я не угадала. Надо было закутаться в покрывало и не причесываться трое суток. А еще лучше зубы не чистить, чтобы наверняка!
   Отец Клэя налил женской части вина, а себе и сыну щедро плеснул коньяка. На тарелках появились закуски.
   - Я сама готовлю, - улыбнулась мне Жанет. - Считаю, что семья должна есть все самое лучшее.
   - Да, мама тоже сама готовила, - сказала я и осеклась.
   - Скучаешь по семье? - понимающе спросил Эдвард. - Поедешь на каникулы?
   Я покачала головой.
   - Нет, слишком далеко. Когда обживусь, найду жилье более... постоянное, тогда, возможно, слетаю домой. Сама я такой перелет не выдержу, а нанимать дракона... дорого, долго, тяжело. В общем, пока только письма.
   - Клэй ничего о тебе не рассказывает, - притворно недовольно сказала женщина. - Ты ведь дракон, да? Расскажи, каково это! В моем роду были драконы, но я последняя девушка и... вот, все угасло. А ты... невероятно! Я всегда думала, что только мужчинам дано быть драконами.
   Я чуть подумала, прежде чем ответить. Пригубила вино, которое оказалось очень вкусным.
   - Собственно, это одна из причин, по которой я поступила в академию. Тоже хочу понять, почему именно на мне правило споткнулось. Хотя магистр Медный говорит, что могут быть и другие. Просто они не афиширую таланты.
   - Бред, - хмыкнул Эдвард. - Невозможно утаить толпу девушек-драконов. Ты уникальная, Вил, и это очень интересно. Ты правда хочешь быть драконом и возить людей? Почему ты не пошла в школу стражей? Или там... в какую-то другую. Почему академия?
   - Я мечтала работать в "Драконьих Авиалиниях". - Я пожала плечами. - Мне нравится летать и, я думаю, здорово будет возить людей. Снежное Плато огромное, в их филиал нужны драконы. Можно ведь не только перевозить пассажиров, но и грузы для отдаленных деревень, людей, когда им нужны лекари. Я смогу выбрать то, что мне по нраву.
   - Или, - Жанет хитро подмигнула, - пойдешь моей дорогой. Я должна была стать Зрячей. У нас в конце пятого курса было распределение. И мне в команду выпал Эдвард. Потом была стажировка в "Драконьих Авиалиниях", а в конце стажировки я оказалась беременна и на этом моя карьера закончилась.
   - Ой. - Я даже покраснела. - Ну, это вряд ли.
   - Нас сейчас распределяют в конце первого курса. - Клэй впервые подал голос с начала ужина.
   - О, Вил, ты думала, с кем будешь в команде? - спросил Эдвард.
   Тарелки меж тем очистились, а спустя миг на них появилось горячее. Мясо в кисло-сладком соусе было изумительно нежным. Меня поразило, как легко и непринужденно Жанет управляет столом. Бытовая магия у нее на высоком уровне, я же даже не пытаюсь в нее лезть. Только тарелки все разгрохаю.
   - Еще нет, я почти никого не знаю. Только Элис из Зрячих, да Клэя из Погонщиков.
   - Вот тебе и команда, - усмехнулся Эдвард.
   - Вил не выдержит Элис, - усмехнулся Клэй. - Она весит раза в три больше ее в драконьем обличье.
   Мне захотелось пнуть его, но, к сожалению, я сидела слишком далеко.
   Моя тарелка очень быстро опустела, а от добавки я отказалась. Да и вина выпила всего бокал, опасаясь, что с непривычки быстро опьянею. Не хотелось опозориться, пусть даже и перед родителями Клэя. Которые, между прочим, увлеклись разговором.
   - О, - когда Жанет наконец вспомнила о нас, я уже собиралась было извиниться и выйти подышать, - милая, прости, мы увлеклись. Клэй, может, прогуляешься с Вил? Покажи ей дом, сад, выведи на балкон, пусть полюбуется видом.
   Ее поддержал Эдвард:
   - А мы пока коньяк допьем. Потом приходите, на десерт шикарный торт.
   И мне ничего не оставалось, как послушно подняться и проследовать вслед за парнем в гостиную.
   Ему, казалось, совсем не ударил в голову алкоголь. Удивительно, это сколько же он выпил тогда, на пляже, что отрубился, едва прилег?
   - Это гостиная, - махнул рукой он. - Там кухня, ничего интересного. Пошли наверх.
   - А что наверху? - раз уж судьба свела нас на этот вечер вместе, я решила для разнообразия не воевать с ним.
   - Моя комната, - хмыкнул Клэй.
   И почему мне вдруг подумалось, как хорошо, что я не вижу его лица?
   - А может, мы не пойдем в твою комнату?
   Моя робкая попытка отвертеться осталась без внимания. А еще чуточку укололо любопытство. Все же было интересно увидеть, как живет Клэй здесь.
   - Почему ты съехал на постоялый двор? У тебя такой дом, такие родители.
   Парень пожал плечами:
   - Выбери сама, какой ответ тебе нравится. Захотелось самостоятельности. Захотелось жить ближе к академии. Захотелось водить девок и беспрепятственно их...
   - Хватит! - подняла руку я. - Поняла. А где ты работаешь? Твой отец говорил, ты зарабатываешь.
   Я запоздало вспомнила, что этот разговор мне слышать никак нельзя было, и по идее я валялась без сознания. Но понадеялась, что Клэй не вспомнит, где Эдвард это упоминал.
   - На оформлении открытия театра. Там будет шоу, концерт и кто-то должен заниматься светом. Я в команде.
   О... не думала, что Клэй способен работать, да еще и руками. Мне захотелось вдруг спросить, не знаком ли он с теми ребятами из таверны. Но не успела: мы вошли в комнату.
   Как и весь дом, она была светлой и просторной. Очень чистой, что редкость для парня. Хотя... он же в ней долго не живет. Комната состояла из спальни и небольшого помещения с камином, журнальным столиком и глубокими креслами. Всюду стояли живые цветы. Стена, к моему удивлению, была полукруглой. А окошки занавешены плотными коричневыми шторами, из-за чего в помещении царил полумрак.
   - Я люблю темноту, - пояснил Клэй.
   Половину комнаты занимала кровать. Со столбиками, с пологом, полукруглая, будто утопленная в стене. Потрясная вещь, никогда таких не видела. В замке в основном старинная мебель, массивная, из темного дерева. А здесь все такое легкое, светлое. Подходящее к общему стилю Лесного.
   - Я так понимаю, кровать тебе нравится, - усмехнулся Клэй.
   Я не нашла, чего ответить. Нравится, но не в том смысле, в каком он подумал. Нравится эта семья, нравится их тепло, их отношения. Я многое отдала бы, чтобы хоть раз почувствовать себя членом такой семьи. Мы с мамой держались обособленно.
   - Да, красивая комната.
   Я собралась было уходить, но Клэй меня не пустил. Легонько толкнул и я, не удержавшись, села на кровать.
   - Хватит строить из себя недотрогу, - хмыкнул парень.
   Полог сам собой задернулся. Я от шока и непонимания оторопела.
   - Что ты...
   - Брось, Вил. Ты пришла сюда, неужели ты не знала, чем это все кончится? Иди ко мне, я тебе помогу с замком на платье.
   Я пошла. Только не для того, чтобы расстегнуть замок. Толкнула со всей силы Клэя в грудь, освобождая проход, и надеялась, что он не заметит трясущихся рук. Дверь, лестница, входная дверь, калитка - и я на свободе. Никто не заметит ни дрожи, ни паники в глазах. И никогда больше я не подойду к Клэю Сероглазому, ни за что.
   Но все же он что-то заметил, потому что в последний момент схватил за руку и развернул к себе.
   - Вил?
   Провел рукой по шее, отчего меня передернуло и на миг мы посмотрели друг другу в глаза. Клэй изменился в лице.
   - Вил...
   Но я уже рванула к выходу, бегом преодолела лестницу и на глазах удивленной Жанет выскочила на улицу, жадно хватая ртом воздух. Не знаю, кричали они мне вслед что-то, или нет, уже не слышала.
  
   Только оказавшись дома, в комнате, заперев дверь, я отдышалась и стянула платье, казавшееся пыточным инструментом. Старалась, как учила мама, глубоко дышать и думать о чем-то очень приятном, но выходило не слишком хорошо. В итоге я сдалась, позволяя себе поддаться панике и просто ее пережить. Раз за разом умывалась ледяной водой, пила ее, размазывала по щекам тушь. И только немного успокоившись, посмотрела в зеркало. А потом рассмеялась. Взъерошенная, грязная, мокрая, выглядела я очень смешно. Глаза от слез были красными, нос заложило напрочь. Вылитая героиня романтической книжки. Только вот героя что-то не видно на горизонте. Эй, прекрасный принц, пора уже спасать принцессу, сажать на коня и увозить в сказочный дворец!
   Я залезла под одеяло и взяла книгу, скорее для вида. Настроение уж точно для чтения не подходило.
   Вот так закончился чудесный ужин у семьи Сероглазых. Как они вырастили такое существо, как Клэй? Какую ошибку в его воспитании допустили эти милейшие люди? Сложно сказать. Но жизнь раз за разом давала мне урок, а я раз за разом его забывала и тянулась к тем, кто уже однажды составил о себе впечатление.
   От резкого стука в дверь я подскочила, но, к счастью, не издала ни звука. Нет меня. Нет, и все, не вернулась еще. Пусть попробует только войти! Плевать я хотела на все законы, будет Клэй Сероглазый бегать от меня по всему Лесному и умолять не жрать его.
   - Вил! - Клэй не сдавался. - Я знаю, что ты там! Открой!
   Я накрылась одеялом с головой, чтобы заглушить эти вопли.
   - Вил, извини меня, я не собирался тебя пугать! Открой, говорю! Вил!
   Стойко игнорирую. Что с его извинений? Клэй не способен думать о ком-то кроме себя и отныне я не подойду к нему даже на пару метров.
   - Вил, слушай, не думай, что я идиот, я все прекрасно понял. Открой дверь! Вил! Открой дверь, я просто посмотрю на тебя!
   А я уже почти засыпаю. И даже смысл не каждой фразы понимаю.
   - Вил! Просто покажись мне, и все.
   Он говорил что-то еще, но я не слушала, засыпала и действительно думала о хорошем.
   А в это время кто-то в Драконьей Академии громил оранжерею...
  
   - Что ж, я вынужден признать, что я соврал, - усмехнулся Медный. - Когда говорил, что отменяю пару в первый и последний раз. Второй и, похоже, не последний раз я вынужден освободить вас от лекции по теме "дракон в команде" и отправить на помощь завхозу, который, увы, не справляется.
   - А что случилось? - спросил кто-то, я не узнала по голосу.
   - Ночью разбили оранжерею, причем основательно. Повсюду земля, остатки растений, стекло, куски фарфора, погнутые решетки и прочие радости жизни. А еще наши жаба, крыса и черепаха мертвы. Преподавательницу зоологии отправили в лекарский дом, у нее нервный срыв. Так что придется вам первую пару помогать хотя бы с уборкой, а я пойду строить предположения, относительно того, кто это у нас такой деятельный.
   - Снова Сероглазый, - сказал кто-то и все засмеялись.
   - Нет. Сероглазый вчера, к сожалению, был в другом месте.
   Почему-то меня покоробило это "к сожалению". Хотя, может, это только на слух так казалось, а на деле Медный просто шутил?
   Вообще всю его вступительную речь я слушала из коридора. Утром Клэй стоял у моей двери до победного, так что я вышла значительно позже и закономерно опоздала. Разбитой оранжереи тоже не увидела, она располагалась далеко, в том же крыле, что и лекарский кабинет, и столовая. Зачем кому-то разбивать оранжерею? Там же ничего ценного! Логичней тогда уж разломать лаборатории Зрячих, или Погонщиков. Там есть кристаллы, они жутко дорогие, инструменты из драгоценных сплавов. И уж вообще бредом выглядят мертвые животные. Смысл?
   - Так что, - меж тем продолжил Медный, - все дружно идем убирать остатки оранжереи. Кстати, где Инеевая?
   Пришлось постучать и войти.
   - Я здесь, простите, проспала.
   - Чего не зашла? - хмыкнул магистр. - Все слышала?
   Я кивнула.
   - Тогда вперед. И постарайтесь не порезаться!
   Оранжерея, когда мы все явились, выглядела действительно жутко. Медный еще преуменьшил масштаб разрушений. Земли там особой не было, там была каша, потому как поврежденными оказались еще и баки с водой для полива растений. В этой каше вперемешку лежали куски стекла, листья, кора, цветы, обломки деревянной мебели. Такое чувство, что в оранжерею попал какой-нибудь метеорит, не меньше. Причем в процессе еще и взорвался. Вся группа в нерешительности остановилась. Маги из обслуживающего персонала уже убирались, но было видно, что не справляются.
   - О, слава богу! - завхозом у нас была хрупкая миловидная женщина с короткими светлыми волосами. - Помощь прислали. Ребят, давайте без знакомства, у нас тут полнейшая неразбериха. Поднимите руки, кто владеет хорошо бытовой магией?
   Я поднимать руку не стала, хотя какие-то способности у меня были. Но, насколько известно, такое просто щелчком пальцев не убрать. Нужно отделить стекло от грязи, все, что гниет, собрать в одну кучу, а что нет - в другую. Я с такой задачей гораздо быстрее справлюсь вручную.
   - Хорошо, вы идите к магам, надо очистить проемы от стекла и грязи, скоро придут ставить окна. Все остальные: берем в ящике перчатки и стараемся не запачкаться. Убираем стекло и металл, складываем их вон в те мешки. Постарайтесь не порезаться. Если кто-то боится запачкаться, вон там есть халаты, но они жутко неудобные.
   Мы оставили сумки и верхнюю одежду в соседней аудитории и, вооружившись перчатками, приступили к уборке. Стекла было много, оно было мелким. И я, прекрасно осознавая собственную глупость, сняла перчатки. Потому что убирать мелкие осколки в перчатках совершенно неудобно.
   - Девушка! - завхоз увидела это безобразие и рявкнула так, что оставшиеся стекла едва не вылетели.
   А вот я дернулась и на светлой коже выступила кровь. Длинный порез на ладони правой руки - отличная травма на учебе. И зачем было так орать? Я вообще нервная после вчерашнего.
   - Немедленно к лекарю!
   - Все в порядке. - Я отмахнулась. - Пойду, промою и заживлю. Я умею.
   Не давая завхозу возразить, я поднялась и направилась к туалету. Женский был занят, причем, судя по звукам рыданий, доносящимся оттуда, надолго, так что я пошла в общую комнату для умывания. Кроме умывальников и зеркал там больше ничего не было, но мне всего лишь надо промыть рану.
   Почему-то было темно. И никаких источников света я не нашла совсем. Даже если комнатой пользуются мало, должно же быть освещение! Невозможно в полумраке мыть руки и осматривать рану. Пришлось прошептать заклинание, и крошечный огонек осветил хотя бы пространство перед зеркалом. Такие фокусы здорово скрашивали мне ночи в детстве, когда я боялась темноты. Много позже пришло понимание, что бояться надо не темноты, а чего-то более реального. Людей например.
   Рана оказалась лишь царапиной, которая прошла от легкого прикосновения магического огонька. Правда, пришлось отмыть всю руку, что представлялось делом нелегким. Хотелось как следует проклясть неведомого идиота, разгромившего оранжерею. Если его найдут, точно посадят. Ибо одно дело - нарисовать рисунок на стене общественного здания, а другое - проникнуть, уничтожить чужую собственность и причинить вред живым существам. Здесь он штрафом не отделается. Кстати, как вообще можно попасть в академию ночью?
   - Тук-тук. - Дэн улыбался и стоял в проходе. - Помощь нужна?
   - Нет. - Я продемонстрировала ему здоровую руку. - Все хорошо.
   - Вил, я тут с Клэем говорил.
   Я напряглась. Если он еще и Клэя притащил, утоплю обоих в умывальнике.
   - Не знаю, что между вами произошло, но он просил передать... кхм... почти дословно: он дает тебе время успокоиться, и в воскресенье будет ждать в библиотеке, во второй отдельной кабинке. Чтобы просто поговорить и помириться.
   - Передай Клэю, - я жестом велела отодвинуться и освободить проход, - чтобы сдох.
   Выдумывать что-то более изящное не хотелось. Вообще не хотелось думать ни о Клэе, ни о вчерашнем вечере. А если Дэн будет настаивать, чтобы я поговорила с его дружком, то и о нем я думать перестану.
   - Да ладно, - беззаботно произнес парень, - разбирайтесь сами. Я даже не буду спрашивать, что он сделал.
   И правильно. Я бы все равно не ответила, потому что Сероглазый вчера переступил черту, отделяющую простую вражду двух студентов и напряженные пикировки, от настоящей войны. Он задел то, что не показывается никому. И даже от самой себя старательно прячется в дальние уголки сознания.
   - Только факт есть факт: от тебя у Клэя крышу сносит. То ли дело в твоем даре, то ли в твоем отказе, но при упоминании тебя он становится невменяемым.
   - Все хотела спросить, что с тем парнем, который полез ко мне в раздевалке?
   - А, - Дэн отмахнулся, - мы тут не причем. - Его свои же и отмудо... черт, прости, с ним поговорили его же одногруппники. Редкостное говно. На следующий же день забрал документы, так что не переживай по этому поводу. А вот с остальными будь осторожна. Во-первых, идиотов много, а ты личность заметная. Во-вторых, Клэй доступно объяснил всем, что ты принадлежишь ему, но...
   - Что?!
   - Вил, не смотри на меня так, я не могу повлиять на Клэя. Он решил, что хочет тебя и пока не получит желаемое, не отстанет. К тебе никто не подойдет ближе чем на пару метров. Кроме меня и Эйда, нам - можно.
   - Вот спасибо, - саркастично протянула я. - Пожалуй, схожу на встречу, устрою Сероглазому чудесное извинение. Зараза.
   - Да. В каком-то смысле ты права. Так он себя еще не вел ни разу. Ни с одной девчонкой, а у него их была тьма.
   - И что, мне гордиться?
   Я застыла посреди коридора, когда увидела, как завхоз разговаривает с каким-то мужчиной. Он стоял к нам спиной, но... демоны, этот силуэт я узнаю в кромешной тьме. При виде него перехватывает дыхание, руки начинают трястись. И я точно знаю, что бледнею.
   На нем был легкий плащ. Темные волосы завязаны в хвост. Со стороны - ничем не примечательный мужчина, но я могла во всех подробностях вспомнить его черты лица. Тонкие губы, которые искажает усмешка. Сильные руки, вырваться из которых совершенно невозможно. Голос. Запах. Демоны, я помню о нем все! И... несмотря на нападение его ледяного дракона, я не верила, что он здесь появится. Но этого стоило ожидать. Его лучшего друга убили. Теперь-то уж он точно сделает все, чтобы мне отомстить. Мало ему было моего замка, моих денег и года моей жизни.
   - Вил? - Дэн, несомненно, заметил перемены, произошедшие со мной. - Ты чего?
   - Кто это? - Я кивнула в сторону мужчины.
   - Без понятия. - Парень пожал плечами. - Что такое?
   - Я буду у умывальников. Скажешь, когда он уйдет.
   И под удивленным взглядом Дэна я вернулась туда, откуда только что вышла. Села у стены, восстанавливая дыхание. Надо набраться сил, прежде чем я впервые за этот год посмотрю герцогу Снежному в глаза.
   - Вил! - Дэн, само собой, сдаваться не хотел. - Ты чего? Что случилось-то?
   - Просто скажи мне, когда уйдет, ладно? - вздохнула я. - Я его знаю и не хочу встречаться. Это такая сволочь, что лучше и тебе с ним не общаться.
   - А откуда ты его знаешь?
   - Длинная история. В общем, не сдавай меня, скажи, что пошла к лекарю, заживлять рану. А лучше вообще делай вид, что не имеешь ни малейшего понятия, о ком говорят.
   Он все равно ничего не понял, но отстал и вернулся к работам. А я намеревалась просидеть хоть до утра, но не встретиться с ним.
   Как он сюда попал? Хотя вопрос глупый. Прилетел, конечно. Как он меня нашел? Глупо предположить, что ему не сообщили. Гибель его лекаря должна была спровоцировать на определенные действия, но чтобы приехать?! Зачем он приходил в академию, интересно. Не мной же интересовался?
   Ладно, Вил, спокойно. Это не Плато, где посреди снежной долины стоит замок и паршивая деревенька, это Лесной. Здесь все намного сложнее, здесь нельзя взять девушку, запереть ее и заставить отдать все, что нужно. У меня есть друзья, у меня есть деньги, у меня есть жилье и учеба. Георг уйдет ни с чем, и хорошо, если без потерь. Если что, я смогу вскрыть все его дела. И он, кажется, это знает.
   - Ушел. - Дэн заглянул минут через двадцать. - Только ты бы лучше туда не ходила.
   - Почему?
   - Ну-у-у... там у этой, завхоза, истерика. Стекла сегодня ставить не придут. Все стекольщики заняты. А оранжерея, сама понимаешь, соединена с Академией. Значит, надо выставлять охрану, а охране надо платить. А денег у нас нет на новую охрану, у нас на ремонт все деньги уходят. В общем, она попеременно то орет, что сама уволится, то орет, что ее уволят. Уже минут десять как. Кстати, твой знакомый у нас будет преподавать, поточные лекции.
   - Что преподавать? - меня даже начало подташнивать.
   Он не способен преподавать! Он ни на что не способен, он сильный маг, редкостный подлец, но преподаватель...
   - Без понятия. Будет лекция, узнаем. Но вроде он только в следующем семестре, на этот расписание уже укомплектовано.
   Завхоз действительно выглядела расстроенной и взъерошенной. А мне при взгляде на выбитые стекла пришла идея. Не очень гениальная, но чем демоны не шутят?
   - Знаешь, кажется, со стеклами я помочь могу.
  
   Мы не сразу объяснили, чего хотим сделать. И не сразу нашли класс, чтобы я могла раздеться и обратиться, но в успехе мероприятия я была уверена. Такие фокусы давались мне очень легко. Только какой в них толк был дома? А здесь такого, оказывается, и не видели вовсе. Ледяная магия все же не для Лесного, нет у нее здесь применения. Хотя ледяной дворец смотрелся бы неплохо посреди оживленного зеленого парка.
   Я на всякий случай подперла стулом дверь, чтобы никто не вошел, и принялась раздеваться. Сегодня я не планировала перевоплощаться и нацепила на себя кучу одежды: светлую рубашку, белый пиджак, шейный платок, облегающие черные брюки и туфли со множеством ремешков. Раздеваться пришлось долго. И потом еще минуту разогреваться, чтобы энергии для начала хватило. Хорошо хоть поела перед выходом.
   Студенты, побросавшие занятия ради зрелища, расступились. Кое-кто даже тянул руки к красивому белоснежному дракону. По большей части они не видели оборотней во вторых ипостасях, разве что издалека или по рассказам. А тут еще и девушка оборотень...
   - Э-э-э? - Я скосила глаза и наугад махнула хвостом. - Чего ты там ищешь?
   От моего хвоста отскочил парень.
   - Прости, - смутился и покраснел Дэн. - Просто хотел проверить...
   Я на всякий случай широко зевнула, продемонстрировав острые ледяные клыки. А ведь они еще пропитаны ядом и горе тому, кого я поцарапаю.
   Ну, может, и не горе, но укол точно поставят.
   Из пустых проемов убрали остатки стекла, а рамы тщательно вымыли. Вообще, все справились на удивление быстро. И на полу теперь было чисто, и стены отмыли, и мусор рассортировали, а маги и студенты сообща уносили все, что нельзя было утилизировать магически. Завхоз (да и Дэн) следила за мной с напряжением. Выбора у нее не было, или оставлять оранжерею открытой, или ставить туда охрану, или увольняться.
   - Не знаю, - сказала я, - то ли это, что нужно, но пролезть никто не пролезет. Да, кстати, растапливать ее тоже придется мне. Ну, или сильному магу.
   Женщина кивнула и отступила. Я дыхнула, покрывая раму тонким слоем инея. Старалась аккуратно, но все равно кое-где вышла за пределы. Еще и сама ледышка кривой получится, непрозрачной. А хотя... можно попробовать другой трюк.
   - Есть мысль получше, - хмыкнула я и отвернулась.
   Дыхнула на пол, затем еще, еще и еще. До тех пор, пока не образовалась значительная куча снега, которую я неуклюже взяла в лапы. Опираться на две ноги и хвост было неудобно, но зато у меня почти были человеческие руки. За исключением того, что выглядели они как лапы.
   Я сдула снежинки с... лап в сторону окна и там они, встречаясь с невидимой преградой, превращались в кусочки огромной мозаики, а затем падали вниз, занимая свои места. Это все выходило как-то само собой. В детстве у меня мало было игрушек и вместо того, чтобы дуть мыльные пузыри, я их морозила, а потом разбивала. Получалась красивая переливающаяся крошка, которую можно было использовать как материал для поделок или просто для игр. Сейчас я думаю, это было несколько опасно. Но спасибо маме, что не запрещала.
   Стойте. А может, она не знала?
   Как бы там ни было, вместо стекол в проемах образовалась симпатичная ледяная мозаика. На маломальский узор меня уже не хватило, я и так убила больше двух часов на создание этой красоты. Народ вокруг уже успокоился и разбрелся по делам. Студенты - на оставшиеся пары или домой, маги - по рабочим местам. Только Дэн, я, да завхоз остались оценивать проделанную работу.
   - О, Вил, спасибо! - искренне, хоть и устало, произнесла женщина. - Вы меня так выручили!
   - А ее точно нельзя разбить? - спросил Дэн.
   На ощупь мозаика была лишь чуть прохладнее стены.
   - А ты проверь, - посоветовала я. - Разбегись, да головой врежься.
   От этой идеи он почему-то отказался.
   Зато судьба мне, пока еще дракону грозному и внушительному, явила подарок. В виде Сероглазого, беззаботно вывернувшего из-за угла. Дэна он уже заметил, завхоза, возможно, тоже. А вот меня проглядел. То ли на фоне новых окон не разглядел, то ли просто страдал избирательностью зрения.
   - Разница на лицо, - хмыкнул он. - Кто делал?
   - Вил, - поспешила ответить и заулыбаться завхоз. Причем мне показалось, будто она флиртует с Клэем. Да куда ей в таком возрасте?!
   Клэй повернулся ко мне. Я демонстративно повернула голову в другую сторону, сделав вид, что очень интересуюсь пустым коридором. А вдруг там кто подкрадывается?
   - Молодец, - донеслось до меня со стороны Клэя.
   А потом эта сволочь положил руку мне на спину. Мне! Дракону! Прикосновение - очень личное, если к себе, как к человеку, я позволяю прикасаться: обнимать, брать за руку, просто невзначай касаться, то к дракону такое без разрешения себе не позволит никто.
   Я зарычала. Утробно, тихо, но угрожающе. Повернулась к Клэю и сделала шаг вперед. Он усмехнулся, но отступил. Похоже, паршивец знал, что сделал.
   - Э-э-э, Вил, - Дэн по-настоящему испугался, - ты чего?
   Я - ничего. Я - "р-р-р".
   Тут, похоже, и Клэй понял, что шутки кончились, и началась суровая правда жизни, потому что мое рычание с его лица ухмылку стерло. Он отступил уже всерьез.
   - Вил, спокойно, - произнес парень, напряженно следя за моими глазами. - Ты же хороший дракон. Спокойно.
   Я сама не знала, что собираюсь делать, но припугнуть Клэя стоило. Хотя бы в качестве мести за вчерашнее. Тем более, он так смешно отступал, а в глазах сверкало искреннее недоумение. Не верил, что тихая Вил и злобный ледяной дракон - одна и та же личность?
   - Плохой дракон, - а вот сейчас он начал злиться. - Плохой, я сказал! Фу!
   И взбесил меня еще больше. Драконам нельзя говорить, как какой-то собаке. Особенно драконам-людям.
   - Вил! - очнулась завхоз. - Вил Инеевая, немедленно прекратите!
   - Вил! Оставь его, - вторил ей Дэн.
   - Все, Инеевая, ты меня достала, - а это решил блеснуть отвагой Клэй.
   Может, так бы все и кончилось. Я бы порычала немного, Дэн бы уговорил оставить Сероглазого в покое, а завхоз пожурила за проступок. Но Клэй был слишком горд, чтобы попросить помощи или просто сбежать, и потому ситуация вышла из-под контроля. Вообще из-под всякого.
   В том числе и моего.
   Он попытался применить дар Погонщика. То есть, в теории, он все делал верно: когда на тебя набрасывается разъяренный дракон, нужно его усмирить. И единственный помощник в этом деле - дар. Но только в том случае, если дракон действительно не в себе и угрожает твоей жизни. А вот если дракон - злая на тебя девица, то лучше не стоит экспериментировать с магией.
   Клэй установил зрительный контакт и послал первый импульс магии. Для человека этого бы хватило, я бы уже отключилась, но сейчас я была драконом и лишь почувствовала, как сознание Погонщика борется с моим. Зарычала уже в голос, обида от вчерашнего инцидента смешалась со злостью и обидой за унизительное использование дара, который изначально давался Погонщикам для управления животными. Пусть разумными, но все же животными, которыми являлись драконы.
   Почти не думая, мотнула головой в сторону Клэя. И видит Высший, не собиралась ничего ему делать, просто хотела оттолкнуть.
   Отскочила, с ужасом наблюдая, как на коже на глазах оживает большая глубокая царапина: выступает кровь, капельки стекают на светлую рубашку, а краешки покрываются инеем из-за действия яда. Я чуть-чуть промахнулась, двумя-тремя сантиметрами выше, и попала бы по горлу.
   - Вил! - вскрикнул Дэн и бросился к парню.
   Я отступила. Кажется, в этот раз все зашло слишком далеко.

Глава восьмая. Помолвка и иные способы борьбы с неприятелем

   - Вы его отцу сообщили? - спросила магистр Целая.
   Ее пригласили, как эксперта по поведению драконов, чтобы разобраться в произошедшем.
   - Сообщил, - отчего-то тяжко вздохнул магистр Медный.
   - И?
   - Сказал "поделом" и добавил, что я его достал, - мрачно сообщил Карл. - Правда, осведомился, цитирую дословно, "будет ли жить этот паршивец", а потом выразил сожаление, что Вил не откусила ему голову, которой он не умеет думать.
   В кабинете воцарилась тишина. Все осмысливали сказанное. Я же просто ждала, когда они хоть что-нибудь решат и гипнотизировала лапы. Исключат, поди. Все-таки, это серьезно. Я ведь могла его убить!
   - В таком случае, инцидент исчерпан? - предположила госпожа Целая. - Семья пострадавшего претензий не предъявляет и рассматривает все это... э-э-э... как акт спонтанного воспитания. Сам пострадавший возражать тоже не будет. Если не хочет вылететь вместе с Инеевой, потому что, напомню: подраться со студентом и поцарапать его - это нарушение правил академии, а применить на оборотне дар Погонщика - нарушение закона. Вопросы?
   - Ситуация, - протянул Медный. - Знаете, Вил, если бы вы превратились в человека, нам было бы легче.
   - На минуточку, - магистр Целая возмущенно тряхнула головой, - позвольте напомнить, что госпожа Инеевая бы рада превратиться, если бы не два обстоятельства. Во-первых, у нее стресс. И превратиться она физически пока не может. Во-вторых, ее одежду кто-то уничтожил. Я понимаю, что вы молоды и полны сил, а Вил - девушка красивая, но оставьте ей право на личное и сокровенное. Я выпишу ей справку, что она может добраться до дома в облике дракона. Или кто-то из ее друзей принесет ей одежду. А вам, господин Медный, я рекомендую заняться расследованием этого дела. Ибо если здесь виновны оба, и оба же пострадали, то там налицо явное хулиганство. Что происходит вообще в академии? Вы, как проректор по воспитательной работе, должны нести персональную ответственность! Сначала на стене академии рисуют драконью морду. Потом разбивают оранжерею. Теперь уничтожают собственность других студентов! Что это, по-вашему, магистр?
   Так, Медного, похоже, со всех сторон не любят. Почему это Целая вдруг вступилась за меня? Если вспомнить первую пару, она не особенно любила студентов, а меня в частности. Жажда справедливости взыграла? Или мы ее особенно не интересовали, и она просто воевала с Карлом?
   А еще, похоже, отец Клэя узнал, чем закончился ужин, раз так прореагировал на известие о том, что Клэй пострадал в драке со студенткой Инеевой. Хотя какая это драка, так, головой махнула. Забыла я, что, в отличие от лесных и облачных драконов, мои шипы очень острые и ядовитые. Но все равно, это могло кончиться ужасно. Нужно держать себя в руках, приезд Георга выбил меня из колеи.
   - Значит, так. - Медный обдумал ситуацию и, похоже, пришел к решению. - Скандал устраивать не будем. Сероглазый отоспится в лазарете, противоядие он получил. Вил извинится за то, что поранила его. Он извинится за то, что использовал магию Погонщика. Вил успокоится, ей принесут одежду, она пойдет домой. И никто больше об этом инциденте не вспомнит.
   - Разумное решение, - сказала магистр. - Инеевая, идите и извинитесь перед Сероглазым. И можете быть свободны. Скажите, кто может принести вам одежду, снимем его с занятий.
   - Элис, - голос у меня был грустный и виноватый. - Она Зрячая, фамилия...
   - Я понял. - Медный кивнул. - Вил, если я вас оставлю, вы избежите новой драки?
   Я понуро кивнула, в доказательство махнув хвостом. Запал для ссоры совсем исчез, Клэй больше не бесил так сильно.
   В палату я притопала в сопровождении магистра Целой. Она впустила меня, а сама осталась снаружи, чтобы не мешать. Но - я знала это - внимательно слушала все, что происходит. И была готова, если что, всыпать нам обоим.
   Я подошла ближе, задевая хвостом свободные койки и ножки стульев. Для драконов отделение было в другом месте. А особенно тяжело пострадавших отправляли в лекарский дом, благо располагался он не так уж далеко. Клэя положили, как назло, у окна.
   - Извини, - без предисловий сказала я. - Я не хотела тебя ранить. Я тебя просто... боднула.
   Его била лихорадка. Противоядие действовало, но сначала на рану: снимало опухоль, переохлаждение. А потом уже исцеляло побочные симптомы. Так что Клэю было несладко. Вряд ли он заслужил такое, пусть даже за вчерашний инцидент.
   - В расчете, - слабо хмыкнул парень. - Но не думай, что просто так отделаешься. Мы еще посмотрим, кто кого.
   И поморщился, а рука взметнулась к груди.
   Поддавшись неясному порыву (позже я возненавидела саму себя), я потянулась мордой к парню и легонько лизнула его в щеку. Если он хоть немного знал драконов, он понимал, чего стоит этот жест. Поцелуй у людей - намного менее личное. Я быстро отступила, порадовавшись, что не умею краснеть. И забыла о том, что, вообще-то, и Клэю неплохо бы извиниться. Пробормотала "пока", сшибла хвостом вазочку со стола дежурной сестры и рванула к выходу.
   Вообще, в слюне было противоядие, и оно могло существенно облегчить лихорадку. Но об этом объяснении своего поступка я тогда не вспомнила.
  
   История с нашим противостоянием получила совершенно неожиданное продолжение в выходной. До конца недели я училась изо всех сил, особенно стараясь на парах Медного и Целой. Все же они вошли в положение, и не стали меня наказывать. После пар Целой я приползала, еле живая, по-прежнему игнорируя общий душ (а сообщить о проблеме Медному напрочь забыла), а после пар Медного приходилось читать много дополнительно, ибо рассказывал он далеко не все. Но в целом и общем конец недели прошел спокойно, отчасти потому что Сероглазый был в лазарете. Его перевели в лекарский дом просто для комфорта, в платную комнату. Как говорил магистр Медный, яд уже не действовал, но рану заживить пока не могли. Однако с новой недели Клэй собирался вернуться в Академию, и это известие принесло мне облегчение.
   С относительно неплохим настроением в выходной я устроила себе маленький праздник. Просто как компенсацию переживаний, коих на неделе выпало слишком много. Купила небольшое пирожное, ароматный мятный чай, новую книгу, свежую, еще пахнущую краской, и устроилась на подоконнике. Я надеялась, под моим весом он не сломается.
   К сожалению, моросил небольшой дождь, и насладиться зрелищем заката не получилось.
   Но как бы я ни делала вид, что все чудесно, читать не получалось. В голову постоянно лезли мысли о Георге. Я думала, никогда его больше не увижу. Нет, не питала иллюзий, что он меня не найдет, но думала, вдали от Плато он поостережется меня трогать. И все же он здесь, в Лесном. За неделю я ни разу не встретилась с мужчиной, хотя и напряженно высматривала его в толпе, проходя по коридорам Академии. И подолгу стояла у расписания, выискивая знакомую фамилию. Но герцога Снежного в расписании не было.
   А все же забавно устроено наше сознание. Промучившись одну долгую бессонную ночь, просидев все перерывы под лестницей, где меня никто не мог найти, я постепенно перестала бояться этой неизбежной встречи. И уже с уверенностью могла сказать, что отвечу достойно.
   Но, как и всегда, свои коррективы внесла судьба. И едва я покончила с пирожным и чаем, раздался стук в дверь. В первый миг мне подумалось, что Сероглазый вернулся. Но он стучал не так. От его стука подпрыгиваешь, настолько он громкий, частый и уверенный. А здесь - неторопливый, даже ленивый. И тихий, словно за дверью тот, кто точно знает, что я, во-первых, дома, а во-вторых, все прекрасно слышу.
   Я колебалась. Открыть или нет? Но не будешь же вечно прятаться. Рано или поздно, мне придется с ним увидеться. Другой вопрос, что лучше, конечно, на людях. Но что он мне сделает? Постоялый двор, здесь кругом люди. Один мой вопль - и эту сволочь выкинут к демонам за порог. Плотнее закутавшись в свитер, я все же решилась открыть.
   - Что тебе нужно? - в моем голосе отчетливо слышался холод. - Я тебя не приглашала.
   - А я решил зайти, - безмятежно откликнулся Георг и оттеснил меня.
   Закрыл дверь и облокотился на нее.
   - Слушаю. - Я старалась не выдать нервозность. - У тебя три минуты.
   - И что ты сделаешь? Превратишься в дракона? Применишь секретный прием, которому тебя обучили в академии?
   - Просто позову на помощь. Это не Плато, здесь внимательней относятся к таким, как ты. Глазом не успеешь моргнуть, как окажешься за решеткой. А там всплывут все твои дела.
   - И твои, - не преминул заметить мужчина. - Смена фамилии, например.
   Но смутить меня сейчас было не так-то просто.
   - Смена фамилии законна. Все сделано по правилам. Захотела - и сменила. Никто и не узнает мою настоящую. А вот ты выглядишь странно, привязываясь к молодой студентке академии.
   Я, конечно, блефовала. То есть, документы у меня и вправду были в порядке. А вот стоит начать проверять родителей - и раскроется обман. Хотя, с другой стороны, я независима финансово, независима по закону. Фамилия законна, а вранье про родителей... это всего лишь вранье, за него не наказывают. Так что, в принципе, воевать с Георгом можно. Не хотелось, но возможности были.
   Однако мужчина, оказывается, пришел не ссориться:
   - Вил, я не хочу с тобой спорить. И угрожать тебе не хочу. Ты понимаешь, что допустила ошибку, убежав из лекарского дома. Должна понимать. Ты еще не оправилась.
   Включил "заботливого дядю". Чудненько.
   - Но я восхищен, - на этом моменте у меня отвисла челюсть и исчезли язвительные замечания. - Ты поступила в академию. У тебя есть будущее, Виленея. И потому я предлагаю компромисс. Я не стану заставлять тебя вернуться. Не стану разрушать то, что ты построила. Ты можешь учиться дальше, академии, получить профессию, найти работу. Но без присмотра я тебя не оставлю. Вот что мы сделаем: ты извинишься за то, что убежала. И переедешь в мой дом. Там я смогу присматривать за тобой, как хотела твоя мать и оказывать помощь, если...
   - Нет, - отрезала я. - Даже не мечтай. И хватит изображать из себя заботливого опекуна. Никуда я с тобой не пойду. Ни в какой твой дом. Я останусь здесь. Буду учиться в Академии. И ни копейки из моих денег ты больше не получишь. И кулон ты тоже не получишь.
   Я заметила, как изменился его взгляд, и по лицу скользнула тень. Георг не знал о моей осведомленности. Много интересного можно услышать, если уметь прятаться. Я до сих пор жалею, что не спрятала кулон раньше. Пришлось пробираться в замок и красть его из тайника. А это мероприятие стоило мне нервов и времени. Но теперь его он точно не получит, как бы ни пытался достать.
   - Не пытайся выглядеть хорошим отчимом, или добрым дядюшкой, - отчеканила я, едва сдерживая отвращение. - Я знаю о тебе все. И это Лесной. Здесь достаточно тех доказательств, что у меня есть. Ты навсегда отправишься в тюрьму.
   Щеку обожгла боль, и я машинально прижала руку. Но не вскрикнула, и слезы из глаз не полились. Здесь, в окружении своих вещей, я чувствовала себя увереннее. Внизу хлопотала госпожа Домашняя, на улице было полно людей. Здесь возможности Георга были ограничены, и это вселяло уверенность.
   - Вон. - Я потерла щеку. Обещал образоваться кровоподтек. - Убирайся из моей комнаты. И если ты еще хоть раз здесь появишься, пеняй на себя.
   - Знаешь, - мужчина уже понял, что мои угрозы реальны, - я бы на твоем месте хорошо подумал. Я все еще богат. Лесной - город большой, в нем столько опасностей. Ты можешь... погибнуть от рук грабителей, упасть с лестницы, заболеть смертельно опасной болезнью... я бы тебя защитил.
   - Сам не свались с лестницы. - Я с силой вытолкнула Георга из комнаты и захлопнула дверь. Не знаю, говорил он что вдогонку, или нет.
   Руки немного дрожали. Щека болела и неприятно напоминала о том, что теперь в Лесном я не могу быть в полной безопасности. Георг не шутил, он действительно способен нанять кого-нибудь, чтобы меня устранить. Но пока он не знает, где кулон, он не причинит мне вреда.
   Я достала из шкатулки кулон, который спрятала туда после инцидента с ледяным драконом. Его грани были идеальной формы. Чем же он так ценен? Что в нем такого скрыто? Подумав, я вновь надела кулон на шею. В комнату могут вломиться. А я сумею защититься.
   Хотя, пожалуй, стоило подумать и о других способах борьбы с Георгом.
   Подождав еще минут двадцать, чтобы быть уверенной в уходе мужчины, я отправилась вниз. На поиски Найка.
   Он мыл посуду. Зал уже опустел, ужин давно закончился, а живой музыки и веселья почему-то не было. Позже я узнала, что это оплатил Клэй, который желал поспать в тишине. Но когда я спустилась, у меня и мысли не возникло, что он уже вернулся. Но я лишь пожала плечами на эту явную странность и подошла к Найку.
   - О, Вил, - улыбнулся он. - Как дела? Что с лицом?
   Я осторожно потрогала щеку. Чуть припухла. Ходи теперь, объясняй всем...
   - С турника упала случайно, - отмахнулась я. - Слушай, ты ведь всех здесь знаешь?
   С Найком мы не виделись с самого моего первого дня. Он был занят делами таверны, я - учебой и новыми друзьями. Даже стыдно немного: он первым начал со мной общаться, а я его бросила.
   - Не всех, но многих, - ответил парень. - Тебе чаю сделать?
   - Нет. Не знаешь никого, кто мог бы мне помочь... кое с чем разобраться?
   - С чем? - Найк живо заинтересовался.
   - Понимаешь, кое-кто меня не любит. И может сделать гадость. Ну, вот мне и нужен кто-то, кто или сможет как-то законодательно добиться запрета на приближение ко мне, или даже высылки из Лесного. Или кто-то, кто может просто и доступно объяснить товарищу, что ко мне лезть не надо. Понимаешь?
   Найк кивнул:
   - Кажется, да.
   Я поспешно добавила:
   - Заплачу хорошо.
   - Надо подумать. Варианты есть... сюда захаживает парень, он работал охранником. Он сможет поговорить, но это грубая сила. Устроит?
   - Вполне, - кивнула я. - Между нами, Найк. Мне надо сделать так, чтобы эта сволочь ко мне никогда больше не подошла.
   - Ты не скажешь, кто это? - спросил Найк, но я лишь покачала головой.
   - Ладно, посмотрю, что можно сделать. Вообще, предпочтительнее выслать его из города, так? Что ж, надо посмотреть, есть ли у нас знакомые законники. Эти ребята за золото сделают все, что скажешь.
   - Спасибо. - Я улыбнулась и тут же поморщилась от боли. - Буду должна. Сообщи, как что-нибудь узнаешь.
   Найк махнул рукой и вернулся к своим тарелкам. Я вернулась в спальню и улеглась, не раздеваясь. Завтра снова надо было на учебу.
  
   - Таким образом, можно сделать вывод, что становление современной оборотнической магии произошло немногим больше сотни лет назад. И с чем+ это связано, сказать сложно. Существует множество теорий, с которыми мы ознакомимся на следующем занятии. А сейчас попрошу остаться следующих студентов: Инеевую, Небесного и Кучевого. Мне нужны ваши подписи на аттестации.
   Магистр Медный закончил лекцию и вернулся за свой стол, а я быстро покидала вещи в сумку. Быстро распишусь, и побегу домой, чтобы не встречаться с Георгом. Я выяснила его расписание и теперь с некоторых пар уносилась почти мгновенно. Чтобы ненароком не встретиться.
   Дэн, сидевший со мной, наклонился и прошептал:
   - Кстати, Клэя отпустили домой. Ты его не видела?
   Разговоров о Клэе я старалась избегать. Совесть мучила. И злость на него. Все же, не примени он дар Погонщика, я бы просто повеселилась, пугая его, и на этом все бы кончилось. Самоуверенный идиот, он доставил мне пару неприятных минут.
   - Будешь яблоко? - вздохнул Дэн.
   Похоже, он просто пытался сгладить неловкость. Потом на наст шикнул магистр, и, к счастью, разговоры пришлось отложить.
   Пара по культуре речи была на редкость скучная. И похоже, необязательная, потому что первые полчаса мы просто ждали преподавательницу, которая не особо и торопилась. Потом делали какие-то письменные упражнения и не могли дождаться, когда прозвенит звонок. Аудитория была из тех, где на стене не висели часы. И ожидание тянулось целую вечность.
   Выйдя на улицу, я жадно глотнула свежий осенний воздух. Летняя жара уже ушла, уступив место еще не холодам, но уже и не теплым денечкам. Я ходила в плаще, иные и в теплых дубленых куртках. Сероглазый, к слову, давно переоделся в добротную куртку из драконьей кожи. И еще до того, как мы подрались, намекал, что для некоторых драконов стать курткой - уже честь.
   Совершенно некстати вспомнилось это обстоятельство. Дэн опять напомнил про Клэя.
   Когда я подходила к дому, небо приобрело цвет моего настроения, стало таким же серым и унылым. Вдобавок ко всему хлынул дождь.
   Но внутри вкусно пахло. Обед прошел, госпожа Домашняя готовила ужин. Я сразу же поднялась наверх, дабы не отвечать на вопросы "как дела, Вил?", "как прошел день?" и "что нового в академии?". Последнее особенно любил спрашивать Найк. Он так и не расстался с мечтой стать студентом Драконьей Академии.
   Как всегда, когда выдается неудачный день, ключ то никак не хотел влезать в замочную скважину, то не хотел там поворачиваться. Я сквозь зубы материлась и отчаянно мечтала как следует пнуть дверь. Наверное, на этом все и закончилось бы, если б не...
   - Леди-дракон, приятно снова тебя видеть, - тот же ленивый, чуть насмешливый голос.
   - Клэй, - я тяжело вздохнула. - Тебя выписали. Поздравляю.
   - Да, вот, наслаждаюсь свободой. Помочь?
   Он, не спрашивая разрешения, отстранил меня и легко повернул ключ. Толкнул дверь, пропустив меня вперед, и вошел следом.
   - Спасибо за помощь, но я устала, за ужином пообщаемся, - это я тактично ему намекнула, что пора уйти.
   Но увы.
   - Расслабься, Инеевая, я пришел поговорить.
   - Мы уже поговорили. В следующий раз у лекарей, наверное, окажемся оба. Клэй, давай сведем к минимуму риски, а?
   Но Сероглазый проигнорировал все, сказанное мной.
   - Я тут слышал, у тебя проблемы.
   - Что? - Я так и застыла, наполовину сняв плащ.
   Найк, зараза! Ничему тебя, Вил, жизнь не учит. Нашла к кому за помощью обращаться. К брату лучшего друга Клэя!
   - И что? Это была информация не для тебя.
   Парень прошелся по комнате и по-хозяйски уселся на кровать.
   - В общем, я готов тебе помочь с любой проблемой. И, если надо, выступить в роли бдящего охранника.
   - Хорошо хоть не спящего, - хмыкнула я.
   Клэй не смутился.
   - Взамен прошу одно небольшое одолжение. И доступ к телу.
   - Вообще-то охранять меня надо от тебя.
   - Я буду бить себя по рукам, мучиться угрызениями совести и прилюдно себя ругать!
   Очень смешная шутка. Может, я бы посмеялась, если бы не была так зла на трепливого Найка и на Клэя, которого жизнь ничему не учит. Только что выписался от лекарей! Шрам на груди еще не зажил! А опять лезет в самое пекло и выводит меня из себя. Гад - одно слово.
   - Откажусь, пожалуй. Но спасибо за предложение. А теперь сделай одолжение, выйди.
   Клэй поднялся, но уходить и не думал. Напротив, посерьезнел и уже нормальным голосом, безо всякой ленивой ехидцы, сказал:
   - Брось, я серьезно. Будем считать, я тебе должен. Все же, применить дар - хуже, нежели... боднуть рогом. А помочь я могу, сама видела, как с тем парнем быстро разобрались. Рассказывай.
   А ведь и правда. Мне вспомнилось, как Клэй и Дэн резво успокоили юмориста в раздевалке. Больше ни он, ни кто-то из его дружков ко мне не подходили. И вообще он забрал документы. Но ставить Клэя и Дэна против Георга? Не слишком ли серьезный он для них противник? И удастся ли мне, привлекая парней к борьбе против герцога Снежного, остаться в стороне от них? Против Дэна-то я ничего особенно и не имею, а вот Клэй... по всему выходит, нам противопоказано оставаться вместе в одном помещении.
   Ах, да, еще же одолжение. Чего так хочет от меня Клэй? Удастся ли угадать?
   - Напоминаю, что мой отец - законник, - хмыкнул Клэй. - А ты - дракон. Папа очень впечатлился твоим представлением у нас дома. И если я попрошу, он отсудит для тебя хоть половину академии.
   А вот это уже было интересно. Я и не вспомнила про господина Сероглазого. Ведь наш с Георгом случай - в его компетенции.
   - И что ты хочешь взамен? - этот вопрос следовало выяснить с особой тщательностью.
   - Ничего особенного, - Клэй расплылся в улыбке. - У меня день рождения через месяц. Я устраиваю здесь вечеринку. От тебя требуются две вещи: присутствие на ней в каком-нибудь красивом платье и отсутствие претензий по поводу громкой музыки, шума и постороннего народа. Ну, выполнимо?
   - Просто прийти? - уточнила я, прищурившись. - Поздравить тебя, немного поболтать с народом - и я свободна? А, ну еще не спускаться вниз и не кричать, что вы мешаете мне спать?
   - Прийти человеком, - уточнил Клэй. - А не влететь в окно. Идет?
   И протянул руку для скрепления договора.
   - Идет, - я решилась буквально за секунду.
   Чувствовала, что пожалею, но шанс разобраться с Георгом силами закона был так притягателен, что я не смогла удержаться.
   Клэй хмыкнул. И протянул руки к... кхм... в общем, к той части моего тела, где располагалась грудь.
   - Руки убери! - я отскочила. - Что они там вообще забыли?!
   - Проводят инвентаризацию. Все охраняемое имущество должно быть учтено, обмеряно и проверено на предмет повреждений.
   - Да? И какой же у них инвентарный номер? Грудь-один и грудь-два? Пошел вон!
   Так и знала, что с Сероглазым каши не сваришь. Идиот - это диагноз пожизненный и никакое воспитание это не исправит.
   - Ладно, - он поднял руки, показывая, что не желает ссориться, - я просто шучу. Все, больше не буду. Рассказывай.
   Я налила чаю. На двоих. В конце концов, я действительно нравлюсь его отцу. И соблазн воспользоваться этой симпатией очень велик. Да и Клэй мне должен! Он гораздо больше меня обижал, нежели я его. Пусть компенсирует ущерб. Хорошо, что он не знает, как важно для меня избавиться от этой проблемы. Подвох в его просьбе явно где-то есть, но все же вечеринка, это всего лишь вечеринка. И там Клэй не сможет ничего мне сделать.
   - В общем, его зовут Георг и якобы он мой дядя.
   - Якобы? - не понял Клэй.
   Вот демоны... как еще рассказать-то, чтобы не выдать лжи о родителях.
   - Опекун. Мне завещали наследство, очень большое. И его назначили опекуном.
   - Распорядителем, - уточнил он.
   - Не знаю, как это здесь называется. Не суть. В общем, эти деньги мне не нужны, мне... дала мама. Но он упорно считает, что может контролировать все мои расходы. И не верит, что я не брала этих денег.
   Говорила, и сама поражалась бреду, который несу. Не было у меня родителей, которые давали мне деньги. А дядя действительно был опекуном. Да и не дядей вовсе, а отчимом.
   - Ты мне вот что скажи, - когда я закончила, спросил Клэй, - он по закону твой опекун, или все-таки родители?
   - У мамы... у мамы нет прав на меня, - я придумывала буквально на ходу. - То есть, она дала мне деньги, но формально всем распоряжается Георг. По закону, то есть. Деньгами, моими расходами. До тех пор, пока мне не исполнится двадцать один.
   Воцарилась тишина. Клэй обдумывал услышанное, собственно, как и я. Разница лишь в том, что он размышлял о том, что делать. А я - не прокололась ли где во вранье. И почему мне так важно не рассказывать правду? Этот вопрос риторический.
   - Понял, кажется, придумал. Знаешь, мне надо спросить у отца. Но в принципе... хм... в общем, будь завтра в обед в столовой. Он ведь преподавать приехал? На обед ходит?
   - Не видела.
   - Сделаем, чтоб пришел. Ты, главное, будь там. Стой, слушай и молчи. Утрется.
   Клэй выглядел довольным собой. Даже слишком. И мне вдруг стало страшно. Чем его план обернется для меня? Не взбесится ли Георг еще больше? Одни вопросы, а ответов будто и не предполагается.
   Когда Клэй ушел, я взглянула на себя в зеркало. Уставшая, с растрепанными и порядком отросшими волосами. Все руки измазаны чернилами, даже на носу красуется небольшая черная точка. Никакой краски на лице, даже ресницы не подкрашены. Красотка, лучше и не сказать. Для Клэя всего лишь цель, которая не пала ниц при первом же знакомстве. И помощь мне, я более чем уверена, всего лишь шаг к покорению этой цели. Для некоторых парней это спорт.
   И плевать. Главное, отвязаться от Георга. В сравнении с ним меркнет и опасность стать очередной подружкой на пару дней, и даже вылететь из академии. К слову, о последнем.
   Я улеглась на кровать, решив лишь на минутку закрыть глаза.
   - А почему бы и нет? - проговорила я, чтобы самой обрести уверенность.
  
   В столовой в обед было людно. Как и всегда, впрочем. Я немного нервничала, но Клэй утром через Дэна велел передать, что его отец нашел способ решить мою проблему, и мне просто нужно быть в назначенное время в назначенном месте.
   Всю первую пару я, вместо того, чтобы слушать Медного, размышляла о том, что же такого придумал отец Клэя. И для чего я нужна в столовой? Давать показания? Говорить с Георгом?
   И так усердствовала, что разболелась голова и вскоре я уже не могла думать ни о чем кроме постели и мятного чая. Но в назначенный час, даже на пару минут раньше, была в нужном месте. Прятала руки в карманах, чтобы не выдать дрожи.
   - О, привет. - Клэй подошел со спины и по-хозяйски приобнял меня за плечи. - Как настроение?
   - Ближе к делу, - буркнула я.
   - Улыбайся. Будь радостнее.
   - Зачем еще?
   Последовал туманный ответ:
   - Увидишь. Пошли.
   Клэй потянул меня туда, где... сидел Георг. Инстинктивно я начала сопротивляться, но ведь он знал, что делал? Или нет? Да глупости, его отец наверняка что-то придумал. Почему Клэй ничего мне не сказал? Ни как себя вести, ни что говорить? Я ведь могу все испортить!
   - Герцог Снежный, - громко объявил Клэй и Георг поднял голову.
   - Слушаю вас, - когда хотел, он мог быть исключительно вежливым и приятным.
   - Меня зовут Клэй Сероглазый. Мне стало известно, что вы - опекун Вил. Это так?
   - Все верно, юноша.
   Вот теперь в голосе Георга промелькнула насмешка.
   - И вы собираетесь забрать Вил в свой дом?
   - Да, она не должна жить одна в какой-то захудалой избушке.
   Меня покоробило такое пренебрежительное отношение к гостевому дому. Как будто замок на Плато принадлежал ему! Да у Снежного ничего нет! И даже эта фамилия - моя! Как и замок, деньги, титул.
   - Что ж, это невозможно. Мы хотим вас уведомить, что Вил не может жить с вами. Да, и что ее наследство должно быть заморожено до определенного срока. Вы больше не можете им распоряжаться.
   Георг начал меняться в лице. Я, впрочем, тоже. Что он несет?!
   - На основании закона о гражданах Лесного под номером тридцать семь, части второй, пункта третьего, который гласит, что девушка или юноша, не достигшие возраста денежной самостоятельности обязаны иметь опекуна, назначенного родителями или властью, или же контролироваться иными способами, предусмотренными приложением к закону.
   - И что же за способ контролирует Вил? - Снежный спрашивал вежливо, но мне очень хорошо была знакома ярость, клокотавшая внутри мужчины.
   Его бесил Клэй. Бесило то, что кто-то посмел перейти ему дорогу. А вот самого Клэя это мало волновало.
   - Деньги Вил должны быть заморожены до следующего лета. Когда она выйдет замуж. Тогда ее опекуном станет муж, а пока что ее жених несет полную ответственность за проживание, учебу и работу. Это предусмотрено частью пятой, которая называется "порядок записи актов гражданского состояния драконов и людей".
   Георг что-то хотел добавить, но Клэй ему не дал:
   - Иными словами, Вил - моя невеста. И живет она со мной. Приятного аппетита.
   Обратно меня пришлось уводить силой. Потому что больше Снежного в столовой обалдела лишь я.

Глава девятая. Двойной день рождения

   - Сероглазый, я тебе уже двадцать раз сказала "нет". Ты вообще это слово знаешь?
   Я начинала выходить из себя. Клэй тоже. Мы довольно глупо выглядели, переговариваясь через закрытую дверь, но очередной ошибки я не допущу. И в комнату его не пущу!
   - Ты обещала! - все никак не мог успокоиться парень.
   - Клэй, я обещала в том случае, если ты поможешь мне разобраться с Георгом. А ты что сделал?
   В ответ - полный недоумения голос:
   - Я разобрался с Георгом.
   Либо Клэй идиот, либо отличный актер. Потому что он правда не понимал, из-за чего я злюсь вот уже месяц. И не желаю идти на его дурацкий праздник.
   - Ты выставил меня на посмешище! Ко мне подходить боятся из-за тебя! И все - слышишь, все - считают меня твоей невестой.
   - Я говорил сотню раз: это был единственный способ! Моей семьи боятся. Мой отец реально может противостоять твоему опекуну. А мнимая помолвка - единственный шанс на то, чтобы ты жила одна и тратила деньги, как вздумается! До чего же ты глупая!
   - Я-то да, - я передразнила Клэя и уселась на кровать. - Глупая. Но на вечеринку твою я не пойду. Так и быть, орать и разгонять вас не буду, развлекайтесь. Но меня не трогайте!
   Меня, признаться, пугало такое скопище народу внизу. По большей части это были ребята из академии, с которыми я уже успела перезнакомиться. Но были и неизвестные мне люди, друзья Клэя из других колледжей и школ. Одногруппники Эйда, например, отталкивавшие меня своим высокомерием. Найк, который в последнее время на меня жутко злился. По его мнению я утаила роман с Клэем от него. А он-то считал меня своей подругой! Задолбали.
   Элис, конечно, собиралась пойти. Она до ужаса любила наряды, вечеринки и... Дэна. Совершенно внезапно у Элис, буквально после "объявления о помолвке", вспыхнула страсть к Дэну. У того, естественно, ответным чувством и не пахло.
   Серпентарий, настоящий серпентарий. Девки ненавидят меня, как конкурентку. Те девки, что еще не побывали в койке Клэя. Те, что прошли эту чудную школу жизни, ненавидели меня за то, что я, по их мнению, в чем-то оказалась лучше. Парни побаивались: компания Клэя ясно дала понять, что тот, кто ко мне приблизится, кончит плохо. И как итог - я оставалась почти одна.
   Но главной причиной, по которой я не хотела спускаться, а мечтала закутаться в одеяло и скорее уснуть, было то, что непостижимым, магическим образом день рождения Клэя совпал с моими. С той лишь разницей, что о моем никто не знал, и вечеринку мне не закатывали.
   Конечно, я могла сказать. Той же Элис, она наверняка приготовила бы мне подарок. Но настроение не было от слова "совсем". Это был мой первый день рождения на свободе, а я мечтала лишь пережить его быстрее. И доносящаяся снизу музыка этому активно мешала.
   В шкафу висело платье. Его привезли не так давно. То самое, что я заказывала на выход. Второе, для летнего бала, терпеливо ждало своего часа в чехле. И я открывать-то боялась, чтобы не повредить нежную ткань. Оно было действительно шикарным. А вот на зимний бал идти все еще не в чем.
   То платье, что я хотела надеть на праздник Клэя, было черным и простым. Хоть и с длинной расклешенной юбкой. В нем я смотрелась эффектно, но в то же время по-простому. И никаких глубоких вырезов, бретелек и пуговичек на неположенных местах. Только разрез справа, до середины бедра.
   Наверное, если признаться, то чуточку мне все же хотелось его надеть.
   И торт. Внизу наверняка был вкусный сладкий торт, кусочек которого мне удастся урвать. Сомнение было минутным и быстро пропало, когда я прикоснулась к легкой ткани. Приятное на ощупь.
   - Ладно, спущусь на минуточку, - решила я и кинулась одеваться.
   Краситься не стала, лишь чуть подвела глаза, да провела щеткой по волосам. Получился вполне официальный и в то же время не слишком праздничный наряд. В комплекте с балетками смотрелось особенно здорово.
   Столы сдвинули к стенам, расставили на них закуски и напитки, а пространство в центре зала освободили для танцующих. Таковых было немного, всего три парочки. В основном народ общался, стоя у столов или у барной стойки.
   - Вил! - ко мне подскочила Элис с бокалом в руке.
   Она нарядилась в странное розовое платьице с оборочками и напоминала (чуть-чуть) поросенка. Я сделала в уме заметку, чтобы не забыть помочь ей с выбором наряда для следующего праздника. Элис симпатичная, даже красивая, но модными фасонами для худышек она себя старательно уродует.
   - Ты пришла! Как здорово! Идем, нальем тебе выпить.
   - Только без алкоголя. - Предупредила я. - Как выпью, сразу спать охота. Вообще, я за тортом.
   - А Клэя ты поздравила?
   - Отправила ему поздравление в общую кучу. - И я махнула куда-то в сторону горы подарков. Где он сам?
   - А, окучивает помощницу судьи. Работает с его отцом. Вон, глянь.
   Элис кивнула в один из углов, где на стуле сидел Клэя при полном параде: свободная темная рубашка и штаны. А рядом с ним восседала симпатичная шатенка в белом коротком платье.
   - Может, он на ней женится и отстанет от меня? - Несколько воодушевилась я.
   - На Алле? Вряд ли. Она замужем. - Хмыкнула Элис.
   Передо мной оказался бокал, наполненный чем-то сладко пахнущим. И вроде не алкогольным. Попробовав, я в этом убедилась. Клубничный привкус и прохлада. Шикарное сочетание.
   - Вы с Клэем даже сегодня не помиритесь? - Спросила Элис.
   По официальной версии, мы с Клэем серьезно поссорились и даже подумывали о том, чтобы разорвать помолвку. Именно что подумывали. Георг бесился, все вокруг знали, что это фарс, но ни поклонницы Клэя, которых он обидел до глубины души, ни Георг, тоже ставший ярым поклонником Сероглазого, сделать ничего не могли.
   - Не помиримся. Он меня достал, Элис. И он кадрит эту... Аллу.
   - Он назло тебе это делает! - Романтичная Элис даже глаза закрыла от полноты чувств. - Хочет вызвать ревность.
   Я проигнорировала это замечание. Была занята тем, что набирала бутербродов на тарелку.
   - Ой! - Вдруг пискнула Элис и подавилась соком. - А он что здесь делает?
   Бутерброд в меня не полез. В таверну вошел Георг, и разом все почти стихло. Только тихий смех Клэя нарушал эту тишину. Остановились танцующие, остановилась и музыка.
   - Прошу прощения. - Мужчина криво усмехнулся. - Не хотел мешать празднику. Это ведь таверна?
   - Вы совсем не мешаете!
   Разумеется, Клэй его заметил. И в свойственной манере пожал руку, делая вид, что желаннее гостя и быть не может.
   - Мы тут празднуем.
   - Да я уж понял. Приятно видеть.
   До меня друг дошло, чего он приперся и я начала осматриваться по сторонам. Надо сбежать! Чтобы он меня не заметил, сбежать с этого дурацкого вечера, на который я по собственной глупости пошла!
   - Разрешите и мне поздравить именинницу? Все же почти родственники, пусть Вил и так стремится к самостоятельности.
   Народ умолк. Кто-то непонимающе смотрел то на меня, то на Клэя, кто-то явно улыбался якобы ошибке Георга, но возразить не решался. Я уж собралась объясняться, как вперед выступил Клэй.
   - Вообще-то это праздник по случаю моего дня рождения. - Он обворожительно улыбнулся. - Мы решили их разделить. Меня знает гораздо больше людей, Вил чувствовала бы себя неуютно, если бы постоянно поздравляли только меня. Но, конечно же, вы можете поздравить... племянницу?
   - Воспитанницу, - с улыбкой поправил его Георг.
   И направился ко мне. Ну, уж нет. Обнимать я себя не позволю. Поэтому я отстранилась и как можно вежливее улыбнулась в ответ на поздравления. Георга взбесило это проявление неуважения, но он ничего не сказал. Только сунул мне в руки лихо перевязанную красной лентой коробочку и отступил.
   - Вас, господин Сероглазый, я тоже поздравляю, - по голосу этого никак сказать нельзя было. - Повезло... иметь с женой один день рождения на двоих. Что ж, на этом я должен попрощаться. Дела не ждут.
   - Может, тортика? - судя по ухмылочке Клэя, тортик уже был снабжен чем-то очень неприятным для здоровья.
   Георг перспективу тоже оценил и вежливо отказался:
   - Простите, но нет. Разве что... может, вы пригласите невесту на танец? Мы бы хоть полюбовались на такую красивую пару.
   Он знал. Сволочь, он все прекрасно знал о наших отношениях и ждал только повода, дабы предъявить всем доказательства. Нельзя было давать повод и это я, кажется, понимала. Но, с другой стороны, во мне бушевало нежелание подходить к Клэю. И эти две эмоции устроили настоящую войну. От неизбежности принятия решения меня избавил Клэй. Он просто и почти силком вытащил меня на середину зала.
   - Ви-и-ил, - протянул он, но тихо, так, чтобы слышала только я. - Подыгрывай. Это тебе надо, а не мне.
   Сразу проснулась и паника, и страх перед Георгом, и желание отползти как можно дальше от Сероглазого. Все скопом, в общем. Я прошептала, явственно слыша в голосе панические нотки:
   - Я не умею танцевать!
   - Ты же выросла в замке!
   - Там жилыми были четыре комнаты! Ты думаешь, там устраивались танцы?!
   - Ладно, - парень закатил глаза. - Просто обними меня за шею, и все. А, ну и ближе подойди.
   Стоять рядом, так близко, что можно чувствовать биение чужого сердца - это необычно. Чуть сладковатый запах непривычен, но приятен. Обнаженная шея, которой касаются руки, горячая.
   - Чего стоим? - обратился Клэй к остальным. - Подключаемся! Не спим!
   Я благодарно выдохнула. Народ подтянулся на танцпол. Скрыл нас от взгляда Георга и избавил от необходимости танцевать что-то сложное. Сейчас я дождусь, когда на нас перестанут обращать внимание, и сбегу. Плохой идеей было сюда спуститься.
   - Значит, у тебя день рождения. - Клэй не мог - кто бы сомневался - обойти этот момент стороной. - Забавно. И почему о нем никто не знает?
   - Я не люблю праздновать день рождения. А эта таверна выдержит только один праздник. Наслаждайся.
   - Я наслаждаюсь. - Он хмыкнул и крепче сжал объятия. - Ты готова принять мою помощь только когда речь идет об этом Георге. Кто он? И что тебе сделал?
   Я вздрогнула.
   - Неважно.
   - Судя по тому, как ты вдруг задрожала, очень важно.
   - Еще раз поднимешь эту тему, и я отдавлю тебе все ноги.
   - Ты без каблуков. И это не в твоих интересах. Так все же?
   - Сероглазый, в тебе хоть немного чувства такта есть?! Еще раз спросишь, устрою скандал.
   - Я тебе не позволю!
   - И как ты меня остановишь?
   - Поцелую!
   Твою ж... и уклониться не было никакого шанса, потому как руки его держали очень крепко. Но поцелуй, вопреки мелькнувшим опасениям, не был слишком откровенным. Просто касание, достаточное для того, чтобы все вокруг поняли, в каких мы отношениях.
   Якобы.
   - Он уходит. - Я действительно заметила удаляющегося Георга. - Выпусти меня!
   - Брось, Вил, давай хотя бы до конца песни. Иначе что о нас будут думать?
   - Что я отвратительно танцую?
   - Что мы ссоримся. Ты не отвратительно танцуешь. Ты просто меня стесняешься. Мне нравятся твои духи. И платье ничего.
   Он опустил руку и указательным пальцем провел по коже, которую обнажал вырез. Я дернула ногой и едва не упала.
   - Прекрати себя так вести, Сероглазый!
   - Ладно. - Глаза Клэя весело блестели, что намекало на небольшую дозу алкоголя.
   Памятуя о любимом развлечении пьяного Клэя - походе в гости к Вил, я уверилась во мнении, что с этого сборища надо сбежать.
   - Кажется, твоя Алла расстроилась.
   Помощница судьи и впрямь сидела, насупившись.
   - Алла меня не интересует. А вот ты - очень. Я никогда не встречал такой девушки. Которой я нравлюсь, но которая все равно бежит от меня как можно дальше.
   - Ты мне не нравишься! - Я сказала это тихо, чтобы никто не услышал. - Ты меня бесишь! С самой первой встречи ты ведешь себя как самовлюбленная скотина, не ставящая выше своих интересов ничего! И ты утверждаешь, что можешь нравиться мне? Выпусти!
   На этот раз Клэй послушался, но с его лица не сходила усмешка. Ему явно нравилось злить меня и наблюдать за реакцией.
   - С днем рождения, - бросила я, и направилась прочь.
   Куда - совершенно не смотрела, но уже через минуту обнаружила, что лестница наверх осталась в противоположном конце зала, а сама я уперлась носом в дверь, ведущую на внутренний двор. Что ж, свежий воздух не помешает. Я решительно открыла дверь, выскользнула из шумного помещения таверны и оказалась среди ночных звуков небольшого садика, разбитого госпожой Домашней.
   Не заботясь о платье, я уселась на ступеньках. Вкусно пахло цветами, возле фонаря летали мотыльки и какая-то мошкара. Приглушенные звуки музыки и смеха доносились из-за двери и совсем немного приоткрытого окна. Здесь было намного лучше, чем внутри. И свежее, и тише, и спокойнее. Не люблю шумные сборища, здешний образ жизни так отличается от того, к которому я привыкла на Плато. Там для того, чтобы сходить в гости, собирались с раннего утра. Здесь все было проще, быстрее и живее, что ли. Лесной более развит, нежели Снежное Плато, здесь постоянно что-то меняется, строится, кипит жизнь.
   На истории нам рассказывали, что названия городов уже давно не отражают их сути. Верхний Город еще можно назвать городом: его территория почти не меняется. Как висел высоко в небе огромный остров, так и висит. Говорят, зрелище высоких и светлых зданий стоит того, чтобы посетить Верхний. Лесной Город давно уже перестал быть городом. Сейчас Лесным назывался центр, самый населенный из всех. На периферии располагались городки поменьше, но тоже со своими обычаями, со своим управлением, а в некоторых даже были небольшие филиалы "Драконьих Авиалиний".
   Подземный Город постоянно осваивал новые пещеры, соединял ходами уже существующие, а еще готовил несколько новых шахт для спуска. Снежное Плато так и замерло, остановившись в развитии. Все те же замки, преимущественно вблизи горячих источников, вокруг них деревеньки. Отдельные дома отшельников, курганы и лишь один крупный город, собственно, столица. Неспешный ход той, давней и ушедшей жизни для меня потерян.
   Скрип двери сообщил, что в покое меня оставить никак не хотят. Элис или Дэна я еще выдержу, но если...
   - Я вспомнил, что ты не любишь вечеринки. - Клэй уселся рядом. Я на него даже не взглянула. - Леди-дракон.
   - Не называй меня так.
   - Но ты ведь леди. И дракон. По-моему, хорошее прозвище, почти приклеилось.
   - Меня зовут Вил!
   - Ладно, не кипятись. Я пришел вернуть тебе веру в мужчин и вообще в людей. Доказать, что мы можем думать не только о себе.
   - Что-то мне уже страшно, - пробормотала я.
   - Вот.
   Клэй протянул мне шоколадный кекс с торчащей из него свечкой.
   - Если бы я знал, что у тебя день рождения, приготовил бы подарок. Но увы... а дарить что-то из того хлама, что подарили мне, считаю неприличным. Так что кекс и, - он вложил лакомство в мою руку, щелкнул пальцами, и свеча загорелась, - свечка. Все как положено.
   Невольно я улыбнулась. Кекс со свечкой. Почти торт, почти именинный, почти от родственника. Мы, по-моему, уже сроднились.
   - Задувать будешь? - Клэй спрашивал так серьезно...
   - Мне нечего загадывать. Все, что хочу, или могу получить сама, или уже потеряла безвозвратно.
   - Тогда просто загадай... чтобы все получилось. Свечку надо задуть.
   Я внимательно посмотрела на Клэя, пытаясь понять, не шутит ли он. Но в полумраке выражение его лица разглядеть было сложно.
   - Давай, Вил, воск капает. Будешь есть вместе с кексом свечу.
   Я зажмурилась, как в детстве, когда мама пекла торт со свечками. И задула свечу. Просто так, ничего не загадывая. Пусть сбудется то, что захочу. Было одно желание, частично явившееся причиной моего переезда в Лесной, но о нем я не позволяла себе думать. Сначала нужно присмотреться, обжиться, стать привычной и самой обычной.
   Кекс оказался вкусным, с изюмом. Не хватало водички, чтобы запить, но вставать и идти за ней в зал не хотелось.
   - Ты забыла подарок, что принес Георг. - С этими словами Клэй протянул мне небольшую коробочку, по форме напоминавшую пенал для письменных принадлежностей.
   - Выброси ее. Ничего хорошего Георг подарить не способен.
   - Уверена? - в его голосе прозвучало сомнение. - Может, это что-то полезное? Или красивое?
   - Даже если так, мне это не нужно. Ничего от Георга не нужно.
   Я опасалась, что Клэй снова начнет задавать вопросы относительно моего прошлого, но он лишь пожал плечами, и коробочка вспыхнула алым пламенем. А через пол минуты парень легким движением стряхнул пепел с руки.
   - Скоро разойдутся гости. Мы хотим прогуляться, проветриться. Идем?
   - Кто "мы"? - Злость на него уже улетучилась. Воистину правда - шоколад поднимает настроение.
   - Я, Дэн, Эйд, Найк и Элис.
   - Элис вы взяли, чтобы пошла я?
   - Ну почему сразу ты? Может, мне Элис нравится?
   - Совет вам, да любовь. - И я поднялась. - Переоденусь и пойду. Они уже расходятся.
   Кекс, этот проклятый кекс свое дело сделал. Я поверила в способность Клэя быть хорошим.
  
   Мы брели по набережной и болтали. Точнее, болтал преимущественно Эйд. Как и положено актеру, он артистично рассказывал какие-то истории, неизвестно откуда почерпнутые и развлекал нас всю дорогу до набережной. А едва мы оказались у воды, завел лекцию об истории Лесного.
   - Между прочим, эта река - искусственная. - Вставил свое слово Найк. - Ей всего-то лет пятьдесят, не больше. Маги из городского совета сделали.
   - Зачем? - Живо заинтересовалась Элис.
   Она вообще была на седьмом небе от счастья оттого, что ее взяли на такую прогулку.
   - Городу не хватает воды. - Ответил за Найка Клэй. - С питьевой справляется хранилище, но ведь нужна вода в дома, для поливки, для уборки улиц. Так что пить из нее не рекомендую.
   - Но красиво. - Элис мечтательно вздохнула и облокотилась на перила. - И набережная красивая.
   - Только ненадежная какая-то. Выходы к воде открыты. Зачем? - Я действительно заметила какие-то площадки, с которых запросто можно было сигануть в воду.
   - Рыбачат, - ответил Эйд. - Это своего рода спорт.
   Да, Вил, и это тебе тоже в новинку. На Плато рыбачат, чтобы добыть пищу, но никак не ради удовольствия.
   Нравится ли мне здешняя жизнь? Да, определенно. Есть в ней что-то светлое, веселое и легкое. Даже зима, готова поспорить, будет мягкой и спокойной, без вечных метелей, морозов, когда из дома-то нельзя выйти без того чтобы получить обморожение. Может, удастся выбраться в ледовый городок или на каток. Будет здорово, особенно если с Элис или Дэном. Даже Клэя я согласна потерпеть. Он может быть и милым, и вежливым. Когда хочет, или когда ему что-то нужно.
   Они затеяли игру в названия. Я почти ничего не знала, слишком мало еще жила в Лесном. Ни Лилового озера, ни таверны "Оранжевый Енот", ни библиотеки "Книжный светоч". Поэтому я решила прогуляться в одиночестве.
   Их смех слышался по всей набережной, даже когда я свернула за угол старинного здания, простоявшего с самого возрождения Лесного. Его отстроили после серии катаклизмов, прокатившихся по всему миру. Воссоздали точную копию того, что было уничтожено. Сейчас в нем располагался ресторан. Ночью, впрочем, закрытый.
   Искушение подойти к воде было настолько велико, что я не удержалась.
   Темная, прохладная. Легкие волны бежали по поверхности, нарушая ночную тишину. На противоположном берегу горели какие-то огни. Фонарь отчего-то не горел, но этому я была лишь рада. Никто из ребят не заметил бы где я. Это давало возможность побыть одной.
   Хорошо, что Клэй уничтожил подарок Георга. Я не хочу знать, что там было. Наверняка что-то, что напомнит мне о годе, проведенном на Плато после смерти мамы. Он выдался исключительно "приятный". Сейчас, в безопасности, я удивлялась, как мне хватило духу сбежать, выбить себе новую фамилию, продать украшения. Я никогда не считала себя смелой для таких поступков. Все приключения были уделом героинь романтических книг, но никак не моим.
   Я не смогла побороть себя и присела, чтобы потрогать рукой воду. Мне очень нужна была прохлада, чтобы убедиться в реальности окружения. Темная вода манила, блики от света луны и далеких фонарей завораживали.
   В тот же миг, когда пальцы коснулись водной глади, я почувствовала, как поскальзываюсь. На миг подумалось, что в спину очень удачно направили поток воздуха - это при безветренной ночи! Затем я полетела вниз, успев лишь коротко вскрикнуть.
   Неожиданность падения, страх, ледяная, пронизывающая острым холодом насквозь, вода - все это не дало мне вспомнить скудные навыки плавания, и я неплохо так глотнула воды. Тело еще паниковало, но я поняла, что нужно прекращать барахтаться и плыть к берегу. Одна беда - до края площадки я рукой достать не смогла бы. Но это проблему следовало решить, доплыв для начала до нужного места. Я же плавала из рук вон плохо, кашляла, да еще и мешала одежда. Даже скинуть куртку было невозможно.
   Рядом раздался всплеск, меня окатило волной холодных брызг. И можно было уже не пытаться плыть, потому как в два мощных гребка Клэй подплыл и помог мне удержаться на поверхности.
   А там уже Дэн и Эйд помогли нам выбраться. Сил подняться и сесть на скамейку у меня не осталось, поэтому я даже не стала подниматься с дороги. Кашляла и задыхалась, слишком много воды. Еще тряслись руки и болела голова.
   - Вил, - Клэй подскочил и сгреб меня в объятия, от чего я снова закашлялась, - дыши спокойно. Дыши, говорю.
   Попыталась сделать, как он говорит, впрочем, без особого успеха.
   - Дыши, спокойнее, восстанавливай дыхание, - тихо говорил он в самое ухо.
   От него почему-то шло тепло, хотя и Клэй вылез из ледяной воды. Магия? Он умудрялся применять магию?
   Постепенно кашель отступал, но горло все еще саднило. Я глубоко дышала, зажмурившись, укутанная в чью-то куртку, на коленях у Клэя. Будь состояние не таким паршивым, я бы непременно посмеялась над собой, но в этот момент думать ни о чем не хотелось. Еще бы дрожь прошла, вообще здорово.
   - Ну, все, все, - Клэй начал застегивать на мне куртку Дэна.
   Эйд отдал ему свою, чтобы не простудился.
   - Мне домой надо, - стуча зубами пробормотала я.
   - Конечно, надо. - Клэй в этот раз был со мной согласен. - Сейчас ребят оставим, и пойдем.
   Дэн на это заявление активно начал мотать головой:
   - Э, парень, нет, мы с вами.
   - Гуляйте. - Клэй лишь махнул рукой. - Хороший вечер же.
   Я действительно не смогла бы сама добраться до дома, так что активно отказываться от помощи не стала.
   - Он меня проводит, и вернется. Я часто болею, мне лучше в горячую ванну. А Клэй вернется, да ведь?
   И обернулась к нему в поисках поддержки.
   - Может быть. - Парень неопределенно пожал плечами.
   - Пожалуйста, давайте останемся! - Элис хоть и выглядела расстроенной, сдаваться не хотела.
   Ей нравилось гулять в этой компании, она недвусмысленно жалась к Дэну и явно не хотела отправляться на боковую.
   В итоге, конечно, парни сдались и отпустили нас домой.
  
   Я почти не обращала внимания на дорогу. Было очень холодно, даже сухая куртка не спасала. Скорее бы в ванну, под горячую воду и в постель. Не приведи Высший еще заболеть. Клэй шагал рядом, поддерживая меня, хотя, вроде, слабость прошла.
   - Почему ты упала? - спросил он. - Поскользнулась?
   - Возможно. Мне показалось, что толкнули.
   - Вот это шутки, - он даже присвистнул от удивления. - За такие шутки морду бьют.
   Я не стала говорить, что сомневалась в шуточном характере этого столкновения. Не время играть в детективов. Если я хотела вызвать стражу, надо было это делать сразу. Теперь толку-то? Да и ясно, кто проследил за нами от таверны. Но на что он надеялся? Что мое тело отдадут ему, и Георг снимет с него вожделенный кулон?
   - Ладно, - Клэй вздохнул, когда мы подходили к постоялому двору, - утром все обсудим. Сейчас тебя провожу и немного еще пройдусь с ребятами, чтоб не обижались.
   - Конечно.
   Мы поднялись на второй этаж и остановились перед моей дверью. Надо было что-то сказать, поблагодарить... Мне очень хотелось, во-первых, в тепло, а во-вторых, подальше от пронизывающих глаз Клэя. Он внимательно смотрел, будто ждал.
   Я снова немного закашлялась.
   - Спасибо, что проводил. И что прыгнул за мной. Я бы не доплыла, наверное.
   Вместо ответа он запустил руку в мои волосы и притянул меня к себе для поцелуя, но я отстранилась и налетела на собственную дверь. Все, что смогла сказать, напуганная потемневшими зелеными глазами:
   - Извини, я устала.
   Быстро проскользнула в комнату и с силой захлопнула дверь. Я и вправду устала. Но отказалась от поцелуя не из-за этого. Во мне брезжило отвратительное, мерзкое сомнение: что, если Клэй специально столкнул меня в воду, чтобы спасти? Я довольно далеко ушла от ребят, а он оказался рядом так быстро и сразу же прыгнул. Не помню, была ли на нем куртка, но если не было, он еще и раздеться успел!
   - Демоны, - пробормотала я сквозь зубы и принялась раздеваться.
   Горячая вода была. Счастье-то какое... не могла я выбрать гостиницу с нормальным снабжением водой? Что бы делала, если б этой ночью не было горячей воды. Но, видать, работники Домашних убирали кухню после праздника Клэя, и мне повезло.
   Я быстро вымылась, чувствуя дикую усталость и желание лишь закрыть глаза и поспать. Может, даже просплю завтра пары, но зато отдохну, как следует, и избегу болезни. Когда мне, наконец, удалось закутаться в одеяло, я блаженно застонала, выгнулась, разминая спину, и закрыла глаза, тут же провалившись в сон.
   Разбудили меня голоса. И женский смех, отчетливо громкий в ночной тишине. Я подняла голову, все еще тяжелую, с подушки и прислушалась. За окном еще вовсю царила ночь. Кому бы смеяться в коридоре в такой час? Разбудят ведь всех!
   Почему-то мелькнула мысль, что наверняка спит уже Клэй, намаявшийся и с праздником и со мной. Я нахмурилась такому проявлению заботы о ближнем соседе, но списала все на благодарность за спасение (мысли о причастности Сероглазого к моему полету я упорно избегала).
   В общем, я набросила теплую кофту поверх пижамы и осторожно приоткрыла дверь. Я просто гляну, кто там веселится, и попрошу вести себя потише.
   Увиденное заставил меня замереть на пороге собственной комнаты. Следовало тут же уйти, но почему-то я стояла истуканом и смотрела, как Клэй активно целует ту самую шатенку, Аллу. Они стояли, обнявшись у стены, и не могли прерваться ни на секунду, руки парня блуждали где-то в районе подола короткого легкого платьица.
   Я опомнилась и почти отступила, когда Клэй вдруг оторвался от губ девушки и повернулся ко мне:
   - Чего застыла? Желаешь присоединиться? Подходи!
   - Ведите себя тише. - Холод в моем голосе можно было ощутить физически. - Спать мешаете.
   С грохотом захлопнув дверь, я вернулась в постель.
   Как назло, не могла заснуть. Прислушивалась к шорохам, к смеху и какой-то возне в коридоре, которая вскоре переместилась в соседнюю комнату. Когда из-за стены начали доноситься приглушенные, но отчетливые стоны, я не выдержала и приложила руку к стене.
   - Ой! - раздалось спустя пару минут. - Клэй, холодно!
   Конечно, холодно, у вас стена изнутри инеем покрылась. И изо рта, наверное, пар идет. Так грейтесь, ребят, чего энергию зря расходовать? Вам, наверное, душно было... а сейчас свежо, прохладно.
   - Вил! - рявкнул Сероглазый так, что, наверное, было слышно аж на первом этаже.
   А я что? Я не слышу. Я - сплю.
   Понимая, что веду себя, как обиженная (причем неизвестно на что) маленькая девочка, я тем не менее радовалась мести. Не все Клэю надо мной издеваться. Он заслужил.
   С такими мыслями я уснула. На этот раз окончательно, до утра.

Глава десятая. Путешествие в подземелье

   Я проспала первую пару и, с одной стороны, огорчилась: будет теперь пропуск висеть. А с другой - обрадовалась. Не нужно встречаться за завтраком с Клэем. Вчерашнюю мою выходку придется как-то объяснять, но вот как? Почему мне вообще есть дело до того, с кем спит Клэй? Он имеет полное право приводить в комнату девушек. И не чай же ему с ними пить, верно? Девятнадцать лет парню. Кстати, он выглядит намного старше своего возраста.
   Я спокойно, понимая, что до пары еще долго, оделась, причесалась и в отличном настроении вышла из комнаты. Едва замок щелкнул, а ключ был убран в боковой кармашек сумки, распахнулась дверь Клэя, собственно, его и явив. Я дернулась от неожиданности, но сумела сохранить невозмутимое выражение лица и прошла мимо.
   - Ну, уж нет!
   Он оттеснил меня к стене и, как в первую встречу, уперся ладонями в стену по обе стороны от моей головы.
   - Леди-дракон, позвольте поинтересоваться, что вы вчера вечером устроили! - сквозь зубы процедил Клэй.
   - Не позволю. Пусти!
   Естественно, пускать меня никто и не думал.
   - Что ты себе позволяешь, Вил?! Решила выставить меня посмешищем?!
   - А ты? - я перешла в наступление. - О чем ты думаешь, Клэй? Сам объявил, что мы помолвлены и сам же не способен организовать свидание так, чтобы о нем не стало ясно всей гостинице! Георг сожрет и тебя, и меня, если все откроется!
   - Интересно, почему я тебе не верю? По-моему, ты ревнуешь.
   - Я? Что за бред? Просто ты заставляешь меня играть на публику, а сам едва не проваливаешь весь спектакль!
   - Ревнуешь, - чересчур довольно улыбнулся Клэй. - Вил, откуда в тебе ревность? Ты вчера дала мне от ворот поворот. И надеялась, что я буду ждать, когда ты соизволишь проявить благосклонность? Я не железный, Вил. Запомни раз и навсегда: если не хочешь, чтобы в моей постели были другие девушки, окажись там сама. Впрочем, ты себя выдала. Теперь это лишь вопрос времени.
   Он преувеличенно нежно поцеловал меня в кончик носа и убрал руки.
   - Мне нельзя показывать слабину, леди-дракон. Ты себя выдала. И теперь, как бы ни сопротивлялась, все равно будешь моей.
   - Размечтался!
   - Ты сама перевела мечты в разряд перспектив.
   Он выглядел как кот, которому перепала целая жирная красная рыбина. В моей голове беспорядочно метались варианты действий.
   - Знаешь, ты вывел меня из себя, - наконец произнесла я. - Имей в виду, я тоже могу достать тебя так, что ты вообще пожалеешь о нашем знакомстве!
   Губы Клэя тронула усмешка:
   - Будет интересно взглянуть.
   - Да. Это точно.
   Я уже знала, что сделаю. Буду бить Клэя его же оружием, и посмотрим, кто из нас ревнует.
  
   Как итог, после утренней сцены сосредоточиться на занятиях я не могла. Медный что-то рассказывал про местные сопротивления при полетах на большую глубину, в Подземный, но я раз за разом прокручивала в голове состоявшийся с Клэем разговор и думала лишь о двух вещах.
   Правда ли, что я ревную Клэя?
   Как отомстить этой заносчивой скотине его же методами и не пострадать самой? Любую месть нужно проводить умело, иначе хуже будет только мстителю. Но уж очень хотелось задеть Сероглазого. За несколько недель он мне все нервы вымотал.
   - Вил! - Дэн, теперь сидевший рядом со мной на всех парах, пихнул меня в бок. - Ты чего?
   Все вокруг уже записывали какую-то совершенно непонятную схему.
   - Ничего, задумалась, - пробормотала я.
   - Клэй сказал, вчера тебя кто-то толкнул. Ты ничего не видела? Ни в отражении воды, ни потом, когда вынырнула?
   Я совсем забыла о вчерашнем происшествии. Надо же, а казалось, это было так страшно. А вот теперь утро, и я думаю только о том, как посильнее уколоть самолюбие Клэя. Но, с другой стороны, я и не сомневалась, что за моим внезапным падением стоит Георг. И вряд ли его целью было убить меня, скорее, припугнуть. Под страхом за свою жизнь можно сделать многое. А уж отдать какой-то небольшой кулон - как дважды два.
   - Клэй соврал, - отрезала я. - Поскользнулась.
   Ошеломленный Дэн отодвинулся, явно обиженный на грубый тон. А я включилась, наконец-то, в беседу Медного с аудиторией и, как оказалось, не зря.
   - Я неспроста провел сегодня занятие по Подземному городу. Ежегодно попечительский совет выделяет средства для лучших студентов на какую-нибудь поездку. В прошлом году мы летали в Верхний, на ежегодный фестиваль театрального искусства, в этом году мы летим в Подземный, на ярмарку вкуса. Это мероприятие традиционно проходит в Подземном и собирает лучших поваров с разных мест. В нашу путевку, рассчитанную на четырех человек из группы, входит проживание, питание и три пропуска на ярмарку, где будут проходить представления, дегустации, уроки. Собственно, полететь могут четыре студента, набравших самое большое количество баллов на испытаниях. Если кто-то лететь не хочет, прошу сообщить сейчас, чтобы ваше место не пропало. Даю минуту на размышление.
   - Полетишь? - Дэн мигом забыл свою обиду.
   - Полечу, - улыбнулась я. - Никогда не была в Подземном. А ты тоже? Прости, я не помню, сколько ты баллов набрал.
   - Третий, - ответил Дэн.
   - Ну, что, есть желающие отказаться? - спросил Медный. - Так я и думал. Тогда послезавтра нужно с вещами прибыть к восьми утра в Академию. С собой вещи на три дня, средства на карманные расходы, если пожелаете. Встречаемся у входа, не опаздывать! И да, оборотни: полетите вы верхом. Превращаться строго запрещено, спуск слишком тяжелый! А теперь все свободны, бегите на обед, как раз успеете без очереди.
   Народ заулыбался. Медный отпустил нас минут на пятнадцать раньше и в столовой действительно не было очереди. Дэн по традиции сел за любимый столик, а после секундного колебания к нему присоединилась и я. Мне нравится сидеть рядом с Дэном, а еще к нам обязательно подсядет Элис. И Клэй - лишь досадная помеха, а не причина сидеть за обедом в одиночестве.
   Так я убеждала себя ровно до тех пор, пока Сероглазый не явился
   Клэй уселся на соседний со мной стул и начал лениво поглощать овсянку. Он почему-то жутко любил эту кашу, в то время как я терпеть ее не могла. Еще одна причина нам разбежаться по своим делам и никогда больше не видеться.
   - Как дела? - ухмыльнулся он. - Мы с Вил проспали первую пару, даже позавтракать не успели, унеслись.
   У меня как-то резко пропал аппетит, и кусок мяса застрял в горле. Пришлось хлебнуть чаю, чтоб полегчало. Витало в воздухе какое-то... м-м-м... ожидание беды. Клэй не может ничего не ляпнуть в такой ситуации и ... он ляпнул.
   Когда к столику подошла Элис, до нее как раз донесся обрывок фразы "даже позавтракать не успели". Естественно, радостная за мою скоропалительную помолвку, романтичная Элис не могла не отреагировать:
   - Еще бы вы успели, - хмыкнула она, вешая пальто на спинку стула, - ваши стоны по всему этажу было слышно.
   Дэн перевел взгляд на меня, Клэй счастливо и умиротворенно улыбнулся.
   - Выйдешь замуж - поймешь, - наставительно сказал он Элис. - Разве могу я отказать такой чудной девушке, как Вил? Она та еще... м-м-м...
   Зря вот он разговаривал и одновременно ел. И зря уселся рядом со мной, потому что радиус действия моей силы не такой уж большой. И пока Клэй с довольной рожей врал всем насчет нас, я развлекалась тем, что замораживала ложку у него во рту. Вот и доигрался.
   Язык прилип.
   А тихо-то как стало!
   - Вил, зафем ты заморосила лощку? У меня ясык примерс! - прошепелявил он, безуспешно пытаясь ее отодрать.
   - Чтобы ты болтал меньше, - беззаботно отозвалась я. - Хочется хотя бы раз посидеть в тишине. Кстати, ты овсянку доедать будешь? Можно я ее выброшу?
   Я, не дожидаясь разрешения, под обалделыми взглядами ребят выбросила весь обед Клэя в мусорку. Во мне кипела такая злость, что я бы и Сероглазого туда выбросила. Но уж очень хотелось поржать и посмотреть, как он пойдет за теплой водой, дабы отодрать примерзший язык.
   И Дэн, и Элис хотели помочь Клэю, но сидели в замешательстве, не зная, с кем поссориться лучше. Ладно, я не мстительная, а вот от Клэя ожидать можно чего угодно. У него даже имя говорящее, тонко намекающее на клей. Прилип ко мне на собственную голову.
   - Элис, ты ему водички не принесешь? - спросила я. - А то с этой ложкой у него крайне глупый вид.
   А еще у него язык распухнет. И придется идти к лекарю. Ну, или молчать остаток дня. Можно сказать, мое желание мести удовлетворено в полной мере. И можно отправиться на математику, а дальше - готовиться к путешествию в Подземный.
  
   На следующее утро, минут за пятнадцать до назначенного времени, я была у входа в Академию. Элис мерзла рядом - она оказалась четвертой по баллам среди Зрячих, хоть и баллы у них у всех были довольно низкие. Помимо Элис, в толпе, ожидающей Медного, были, само собой, Дэн и Клэй. Последний не выспался (я слышала, как он ругался на всю таверну из-за того, что проспал) и кидал на меня хмурые взгляды. Не заговаривал. Дэн пытался общаться и со мной, и с Клэем, метался меж нами и начинал паниковать. Еще и Элис требовала его внимания, то и дело задавая глупые вопросы.
   Бедняга Дэн. Но, честно говоря, зря он так старался. Я совершенно не была настроена общаться, мне жутко хотелось спать и есть. А еще лететь незнамо сколько.
   Наконец на крыльце появился Медный. Уже без багажа. Как я поняла, он полетит в драконьем облике. Мне бы тоже хотелось полетать, но при мысли о долгом и трудном спуске почти в полной темноте от страха сводило челюсть. Нет, уж лучше я, как и все, на драконе.
   Магистр быстро пересчитал нас по головам, удовлетворенно кивнул и крикнул:
   - Сейчас организованно идем пешком до летной площадки. Там нас забирают четыре подземных дракона. Пожалуйста, разделитесь на группы по четыре человека! Не обязательно по факультетам, главное, чтобы мы быстро загрузились и взлетели. Вас там покормят. Никого в воздухе не укачивает?
   Странное заявление, учитывая то, что из шестнадцати студентов в воздух не поднимаются только Следящие. А их четыре штуки!
   Элис сразу подбежала ко мне. После секундного колебания, к нам присоединился Дэн. А за ним уж и Клэй. На поверку у Сероглазого оказалось меньше друзей, чем я думала. По-настоящему он уважал только Дэна. Элис сильно преувеличивала, говоря, что Клэю здесь не отказывают. Ладно, ради Элис и Дэна потерпеть общество Сероглазого я согласна. Да и, кстати, странно будет, если жених и невеста в глазах всей Академии вдруг разбегутся по разным драконам. Мы и так привлекаем внимание, старательно друг друга игнорируя.
   Сонным, хмурым и замерзшим строем команда лучших первокурсников Драконьей Академии шагала к взлетному полю. Сил думать о предстоящей поездке ни у кого не было, всем хотелось спать.
  
   Четыре подземных дракона уже замерли в ожидании. Все как обычно: вверху кресло для Погонщика, внизу - кабина для пассажиров и для Зрячего. Экипаж уже был на месте, мы прибыли как раз ко времени взлета. Медный проследил, чтобы все студенты загрузились в четырех местные и немного тесноватые кабины, а потом ушел перевоплощаться, с посторонних глаз подальше.
   Нам надлежало лететь сначала к тоннелю-спуску в Подземный, а потом около часа медленно спускаться по вертикальному тоннелю. Иначе в Подземный было не добраться.
   Элис, понятное дело, подсела к Дэну, который возражений не имел. Он сразу же уткнулся в книгу и изредка клевал носом. Мне досталось место рядом с Клэем. Он даже не злословил и не язвил, а вполне любезно предложил мне место у окна. Когда я отказалась, злобно глянул и тоже углубился в какую-то книгу.
   Дракон мягко оторвался от земли и взмыл в воздух. Меня захватывал этот момент набора высоты, когда замирало сердце от удаляющейся земли. Одно дело взлетать самой, будучи драконом, чувствовать потоки воздуха и контролировать собственные крылья, другое - быть беззащитным человеком, чья жизнь находится во власти Погонщика и дракона, который даже оборотнем не был, судя по бейджу.
   Невольно я подумала, что Медному неплохо было распределить оборотней по всем четырем драконам, чтобы, в случае катастрофы, они помогли тем, кто перевоплощаться не умеет. Интересно, технически возможно превратиться в этой кабине, да еще и успеть спасти людей? Троих я не выдержу, но, быть может, вместе с основным драконом, в случае чего, дотяну кабину до какой-нибудь воды, куда падать будет не так больно.
   Первая половина полета прошла более-менее спокойно. Сероглазый со мной не заговаривал. По большей части мы болтали с Элис, причем довольно тихо, дабы не мешать читающим. И лишь изредка хихикали, обсуждая преподавателей.
   Перед самым спуском драконов спустили на землю, чтобы те отдохнули и напились, а нам выдали небольшой перекус, состоявший из сладкой булочки, бутыли с соком и нескольких бутербродов. Все, чем можно быстро наесться. Клэй булочку есть не стал и молча протянул ее мне. Отказалась я вежливо, даже сказав "спасибо", но он все равно остался недоволен. А что мне делать было? Я ж не мужик, я девчонка, причем не очень-то и крупная. Я не могу съесть много. Тем более, Элис эту булочку с удовольствием съела.
   Самое интересное началось позже, когда драконы снова взмыли в воздух. По правилам по шахте не могут спускаться или подниматься несколько драконов. А шахт было всего две, так что два дракона должны были ждать час, пока не придет сообщение от Следящих, что путь свободен. Моя воля - я бы подождала. Но, увы, наш дракон отправился первым, и я быстро достала из сумки книгу. Все остальные, напротив, пялились в приближающийся темный тоннель.
   Я читала. Ну, или делала вид.
   - Вил? - Элис не могла не заметить, что я не разделяю их восторга. - С тобой все нормально?
   - Да. - Отрезала я.
   - Точно? - Уже Дэн подключился. - Уверена?
   - Не люблю темные замкнутые пространства, - пришлось объяснить мне, потому как ссора в планы совершенно не входила.
   - Боишся? - Зачем-то решил уточнить Дэн.
   Пришлось кивнуть и пояснить:
   - Видимо, что-то из детства. В замке полно было разных темных комнат и коридоров. В панику и истерику впадать не стану, но просто не люблю.
   - А ты поспи? - Предложила Элис. - Я всегда так делаю. Я жутко боюсь воды, плавать не умею и, соответственно, не люблю по Океаниуму путешествовать. Раньше мне часто приходилось плавать. Я всегда ложилась спать и просыпалась по прибытии.
   Я окинула взглядом кабину. Здесь не то что поспать, здесь сесть вольготно тяжело!
   - Боюсь, я не настолько миниатюрная. Да ладно, не обращайте внимания, я читаю и все.
   - Брось, Вил, ты носом клюешь. - Сказал Дэн. - Возьми кофту Элис и ложись. Клэй, ты же не будешь возражать?
   Клэй пожал плечами и уставился в окно. Я пыталась протестовать, но Элис проворно бросила мне пушистую кофту, свернутую так, чтобы можно было положить под голову, а Дэн убрал с края скамьи сумки, чтобы можно было положить ноги, пусть и согнутые в коленях. В итоге противиться я не стала, ибо действительно нехорошо себя чувствовала. Настолько нехорошо, что даже перспектива спать, положив голову к Клэю на колени, меня не пугала.
   Я врала в том, что касалось детства. Страх перед темными комнатушками появился много позже, всего год назад, когда я коротала дни в лекарском доме по вине Георга. До того момента я и не знала, сколько всего может таиться в самой обычной темноте.
   Я быстро уснула, пригревшись и чувствуя облегчение. Видно было только потолок кабины, движения почти не чувствовалось, поскольку дракон летел вертикально вниз. В этом особенность подземных - остальные такие сложные полеты выполнять не могут.
   Открыла глаза словно от толчка. И поняла, что мы, вероятно, приземлились. Рука Клэя, когда я осознала всю ситуацию, находилась явно не там, где положено. Он осторожно, едва касаясь подушечками пальцев, проводил по моим губам. И я не чувствовала это, пока спала?
   - Что ты делаешь? - Поинтересовалась я, поднимаясь.
   - Прилетели. - Тихо ответил Клэй. - Мы в Подземном.
   - Да, я поняла.
   Отголоски приятного чувства вернулись. Мне вспомнилось, как Клэй заявился в мою комнату и поцеловал. То же самое я чувствовала, сидя близко к нему, на узкой скамье в тесной кабинке. А то, что практически весь полет я спала у него на коленях, добавляло в это ощущение остроты.
   Стряхнув наваждение, я собралась было встать. Но Сероглазый не позволил. Удержал за руку.
   - Вил, погоди. Давай не будем ссориться? Я совершил ошибку с Аллой, ты приморозила мой язык к ложке, мы квиты. Хорошо?
   - Ты считаешь, что примороженный язык - эквивалентное наказание за едва не проваленную обещанную помощь?
   Отвечая, Клэй медленно притягивал меня к себе. Не сказать, чтобы я была против. К теплу, исходящему от его тела, непреодолимо тянуло.
   - Я считаю, - сказал он очень тихо, но я услышала каждое слово, - что ты ревнуешь. Но не хочешь признаться. И еще считаю, что мы квиты. Не надо портить выходные, мы ведь можем провести эти дни вместе.
   Я правда собиралась возразить, сообщить, что ни за какие блага я не соглашусь проводить с ним выходные. Но Сероглазый решительно пресек мои возражения мягким, но настойчивым поцелуем. Контраст мягких губ и грубоватой кожи пальца заставил меня с шумом втянуть воздух. И ведь никто не держал, никто не заставлял. Почему-то я сидела на этой скамейке и позволяла себя целовать. Лишь прислушивалась к ощущениям, которые, если уж быть до конца честной, мне безумно нравились.
   - Эй! - В окно кабины кто-то постучал, и я бы упала со скамьи, если б Клэй не удержал. - Заканчивайте обниматься, тут так круто!
   Кричал, естественно, Дэн. Кто ж еще мог с такой непосредственностью помешать нам? И правильно, что помешал! Неизвестно, как Клэй мог воспользоваться моей растерянностью. И как бы потом не пришлось жалеть обо всем.
   - Знаешь, - сказала я, обуваясь, - давай просто забудем о существовании друг друга. Здесь нет Георга, здесь всем плевать, в каких мы отношениях. Дай мне отдохнуть от твоей священной персоны.
   Сероглазый со смесью удивления и злости смотрел, как я надеваю куртку и вытаскиваю сумку из-под сидения. Он явно не ожидал такого поворота событий. И, похоже, боролся с непреодолимым желанием что-нибудь выдать.
   Я же злилась на саму себя. За слабость, вообще за то, что согласилась спать рядом с ним. Меня недвусмысленно предупредили, что из себя представляет Клэй. Да что там предупреждения, я сама прекрасно видела. Он может, когда ему выгодно, быть милым и вежливым, может поступать порядочно. Но если этому верить, можно очень жестко обжечься. Я уже один раз обожглась, поверив обаятельному и доброму мужчине, второй раз меня в эту ловушку не загнать. В конце концов, девушек полно. Сероглазый, рано или поздно, охладеет ко всему этому.
   Я вылезла из кабины, воспользовавшись любезной помощью Дэна.
   Я знала о Подземном ровно то, что было написано в учебнике по географии. Сеть пещер, пронизывающая половину планеты. Населен в основном темнокожими демонами с рогами и крутым норовом. Люди в Подземном живут, но крайне немного. Является центром спортивных мероприятий, а еще чаще всего именно Подземному принадлежат стражники во всех городах. Демоны - отличные воины, охотники и разнорабочие. Вообще все, что связано с физической силой - это или к демонам, или к драконам. А уж если соединить две составляющие, можно горы свернуть. И сворачивали, в прямом смысле: когда гора мешала строительству филиала "Драконьих Авиалиний" в горах, именно строительная компания Подземного в кратчайшие сроки организовала вместо горы чистое поле, идеально подготовленное к масштабному строительству.
   Когда прилетаешь в Подземный, первым делом смотришь наверх, туда, откуда льется мягкий свет, напоминающий солнечный. Сеть пещер не имеет выхода к солнцу, которое так необходимо всем живым существам. И природа (а может, Высший) придумала жуков-светочей. Их-то мы и искали глазами под высоким потолком пещеры, принадлежащей "Драконьим авиалиниям".
   Жуки оказались точь-в-точь, как на картинке. Круглые, со светящимся изнутри брюшком. Чем-то они напоминали гигантских светлячков. Жуки кучковались на потолке гроздьями, как заправские люстры. И совсем не шевелились.
   Медный заметил мое любопытство и улыбнулся:
   - В комнатах они совсем близко. Потолки низкие, можно даже пощупать.
   - Они противные! - К нам подошла Элис.
   В ответ я задумчиво протянула:
   - Это ты противная. А они очень интересные.
   Медный кивнул.
   - Что есть, то есть. Никто так и не знает, откуда они появились. Но люди давно научились использовать свет жуков для собственного блага. В ваших комнатах по два жука: один в спальне и один в ванной комнате. Это не самые шикарные условия, так что постарайтесь читать поменьше.
   - Они дорогие? - Спросила я. - Можно такого взять и купить домой?
   - Дорогие. - Согласился Медный. - И очень привередливые. Они живут только в очень чистых домах. Демоны славятся чистоплотностью. В Лесном они жить не смогут.
   - Жаль. - Вздохнула я.
   Было бы здорово иметь такую зверушку дома, вместо светильников и свечей. И магию сэкономишь, и деньги.
   - Вил, Элис, - магистр вдруг спохватился, - возьмите ключи от комнаты. Идти недалеко.
   Он вручил мне ключи, на брелоке которых болтался номер "2". В Подземном все компании, гостиницы, здания - сети пещер.
   Наша гостиница представляла собой большую продолговатую пещеру, в которой располагалась стойка с управляющей, диваны для отдыха и вся информация по проживанию. Вдоль стен большего размера виднелись двери, ведущие уже в комнаты. Забавная структура и очень интересная. На улицы Подземного можно было попасть через короткий тоннель-коридор.
   Интерьер гостиницы был простой и лаконичный: темное дерево грубой отделки, стилизация под шахтерские пещеры, с их дощатыми дверьми и выложенным крупным камнем полом. Мне нравилось. Хотя, как ледяной дракон, я чувствовала себя неуютно под колоссальным количеством земли.
   Комната номер два располагалась ближе всего к стойке управляющей: первая была комнатой отдыха и обеденной по совместительству. Как гласила памятка, в стоимость проживания были включены только завтраки. Но Медный заверил, что кормить нас будут: ему на это дело выделили средства.
   Элис где-то застряла, по-моему, опять клеилась к Дэну, а я отперла замок комнаты и вошла, осматривая жилище на ближайшие несколько дней.
   В комнате не было ничего лишнего, даже стола. Только две кровати с тумбочками, зеркало на стене и дверь в ванную комнату. В центре, на потолке, сидел жук-светоч. Я не удержалась и прикоснулась к теплому светящемуся брюшку. Жук издал негромкое жужжание, но не пошевелился.
   Пользуясь отсутствием Элис, я выбрала себе кровать, хотя разницы между ними не было никакой. И улеглась, намереваясь немного отдохнуть, уже на земле, не спускаясь на драконе в неизвестность. Но только пришла дремота, ввалилась Элис. Она скривилась при виде жука и ее передернуло. Но, видать, случилось что-то экстраординарное, раз она не стала заострять внимание на несчастном насекомом и обратилась ко мне:
   - Вил! Ты не представляешь, что мне удалось сделать!
   Я едва разлепила глаза. Мне больше хотелось лежать в тишине, чем слушать Элис, но в общем-то она была славной. И мне, наверное, стоило завести хоть одну подругу.
   - Я договорилась с Дэном! - изрекла она таким тоном, будто выиграла миллион золотых. - О том, чтобы эти дни жить с ним в одной комнате!
   - Зачем? - Не поняла я.
   Дэн нравился Элис. Но они не встречались, и какой смысл в том, чтобы жить в одной комнате? От этого Дэн ее любить больше не станет.
   - Как зачем?! - Элис едва ли не прыгала. - Во-первых, у меня есть шанс побольше времени провести с Дэном! А во-вторых, вы с Клэем сможете жить вместе! В одной комнате!
   Наверное, мое лицо изменилось. Потому что Элис побледнела и испуганно на меня уставилась. Мелькнула мысль рассказать ей все, как есть. О том, какие отношения у меня с Сероглазым и о том, для чего был наш обман с помолвкой. Но идея эта быстро меня оставила. Элис - она же болтушка. И скоро обо всем будет знать по меньшей мере академия, а по большей - Лесной.
   - А... а тебе за это ничего не будет? - нашлась я. - Ну, что ты поменялась? И вообще, Дэн-то в курсе?
   - Дэн это и предложил. - Элис зарделась.
   Даже если я бы начала ее уговаривать, наткнулась бы на мольбы оставить ее наедине с Дэном. Бедняга... я не знаю, кому сочувствую: себе или ему. Эх, жертвы коварных интриг и обстоятельств.
   Мне вдруг пришла в голову чудесная идея, которая, при успешной реализации и минимуме усилий, могла привести к желаемому для меня, но очень огорчительному для Элис, результату.
   Я отправилась к Медному.
   Он, к счастью, заселиться еще не успел, иначе странно было бы ломиться в его спальню. Похоже, магистр утрясал финансовые вопросы с распорядительницей.
   - Магистр? - Когда он, вроде бы, закончил, я подошла ближе.
   - Да, Вил?
   Он улыбнулся мне. И я не смогла сдержать улыбки в ответ.
   - Магистр Медный, я вот по какому вопросу... Понимаете, мы с Клэем Сероглазым вроде как помолвлены. И он поменялся с другом, чтобы мы заняли одну комнату. Я решила сначала спросить разрешения у вас. Можно ли так сделать?
   Медный внимательно меня выслушал и, не задумываясь, ответил:
   - Вил, вы же не школьники. Пока вы не нарушаете внутренний распорядок гостиницы, можете делать все, что вам хочется. Не обязательно спрашивать у меня разрешения, чтобы жить со своим другом или возлюбленным.
   Меня даже передернуло при мысли о Клэе, как возлюбленном. Самонадеянная скотина.
   - Но ведь Элис в таком случае будет жить с Дэном. Это ничего? Они не встречаются...
   - Они согласны?
   И вот после этого вопроса мне все стало ясно. Жить тебе, Вил, с Сероглазым аж три дня. И хоть ты в ванной запрись, ничего тебе не поможет.
   - Да. Они согласны. Спасибо. - Я кисло улыбнулась и поплелась к себе.
   Сероглазый уже о нововведении узнал, и радостно раскладывал вещи. То есть, кинул сумку на кровать, а куртку на пол. И разлегся.
   - Ты не против? - поднял он голову, едва я вошла. - Если я заберу себе эту кровать?
   - Валяй.
   Все равно я уже выбрала другую.
   - Но если она тебе нравится, я могу потесниться.
   И куда делся обольстительный молодой человек из кабины? Почему у меня на кровати валяется необразованное некультурное... даже человеком его нельзя назвать?
   - Собираешься спать? - Поинтересовался Клэй, глядя, как я открываю сумку.
   - Нет. Хочу переодеться с дороги. Может, выйдешь?
   - Не-е-ет.
   А вот это было ожидаемо. Иного от Сероглазого и не могло быть.
   Демонстративно закатив глаза, я отправилась переодеваться в ванную. Может, и спать там лечь?

Глава одиннадцатая. Охотник на драконов

   Нас покормили: из ближайшей таверны курьер, оказавшийся человеком, принес мясо и свежий хлеб. Как объяснил Медный, с едой в Подземном некоторые проблемы: по большей части это мясо и хлеб. Овощи, фрукты, рыба - присутствуют, конечно. Но не так много, чтобы можно было ими питаться. Впрочем, особых затруднений это вызвать не должно. Парни и дома так же питаются, я тоже не слишком привередлива. Элис... Элис, конечно, для фигуры вредно, но потерпит. Тем более что ее такое положение вещей устраивает.
   Мы все также сидели вчетвером. И я изо всех сил старалась не бросать на Клэя злобных взглядов. Несколько безуспешно, как мне казалось.
   Расписание, что выдал Медный, предполагало первый день полностью свободным. Второй занятый экскурсией и каким-то посещением главного мероприятия ярмарки. Третий также свободному дню и прощальному вечеру, устраиваемому организаторами ярмарки.
   - Можем прогуляться, - предложил Дэн.
   Клэй не преминул вставить свое слово:
   - Главное, чтобы не было рядом воды. Вдруг Вил споткнется...
   - Поскользнется, - скривившись, поправила его я.
   В желании не видеть рожи Сероглазого, я подняла глаза на потолок, где равномерно кучковались светочи.
   - Слушайте, - мне вдруг стало интересно, - а как они там держатся? В смысле, откуда они знают, что нужно сидеть кучей именно в этом месте потолка?
   - Есть специальное средство, им мажут потолок в определенном месте, и жуки там кучкуются. Они тащатся от этого запаха, - сказал Дэн. - Усиками по крупиночке собирают все средство и расползаются только когда оно кончается. Есть даже должность: человек, который приходит и обновляет это средство.
   - А купить такое можно?
   Идея вырисовывалась особенно четко. И хоть она напоминала детский розыгрыш, явно стоила реализации. Я украдкой ухмыльнулась, наблюдая за Элис. И уже знала, куда пойду на прогулку.
   - Наверное. - Дэн ничего не заподозрил и пожал плечами. - Так что, куда пойдем гулять?
   - Куда глаза глядят? - предложила Элис. - Давайте к торговым рядам? Я хочу купить подарки кое-кому!
   - Успеешь ты с подарками, еще завтрашний день впереди, - лениво протянул Клэй.
   - Не успеет. - Дэн достал расписание. - У нас есть три пропуска на ярмарку. Один предлагаю потратить на праздничный вечер с танцами и угощением. Второй завтра с утра на представление стихий, а третий сегодня - там ярмарка сладостей. Как?
   - Идет, - кивнули мы дружно и поднялись.
   Как-то незаметно для себя я влилась в компанию Клэя. Его я терпела, а вот Элис и Дэн мне очень нравились. Был еще Эйд, но его, понятное дело, в Подземный не взяли. Я испытывала странное чувство радости, идя рядом с ними на ярмарку. Никогда еще, до приезда в Лесной, вокруг меня не было такого количества людей. Что такое Снежное Плато? Небольшие деревушки, один крупный город, отсутствие друзей и развлечений. Там постоянно было холодно, и я безвылазно сидела в замке. А деревенских детей играть ко мне не пускали, хотя мама и приглашала всех желающих. Но тогда разница между богатыми и бедными ощущалась отчетливее. Я помню, все никак не могла понять, почему же со мной не хотят дружить, ведь мама была такой хорошей и так заботилась о людях, которые живут на ее землях. Сейчас я умнее, уже не обижаюсь. Дело-то по сути было не во мне, а в стереотипах и страхах чужих родителей.
   А вот теперь у меня появились друзья. Элис, Дэн, Эйд. Им я нравилась, они интересовались моими делами. И счастье, что не спрашивали о семье, потому что врать им... я не хотела.
   Мы отдали охраннику, суровому демону с яркими красными глазами, пропуски, и вошли в пещеры, отданные под ярмарку. Я постоянно вертела головой, рассматривая низкие каменные своды, уложенный крупным камнем пол, и поражалась, какое многообразие царит в нашем мире. Зеленый и яркий Лесной, ветреный Верхний с его высокими домами и вечными облаками, Снежное Плато, усыпанное снегом, Драконий Город, отшельнический и почти неизвестный. Когда-то я мечтала посетить Драконий город. Но туда не пускают просто так, тем более оборотней. Драконы свято чтут свои традиции и свой дом. Там рожают птенцов, там воспитываются драконы, не имеющие человеческой ипостаси.
   - Вил! - Я задумалась и не услышала, как меня звала Элис.
   - Что такое?
   Незаметно для себя я оказалась рядом с Клэем. Совершенно случайно наши руки соприкоснулись, когда я уворачивалась от какого-то, прущего напролом, демона. Парень, кажется, на это не обратил внимания, а я мгновенно отдернула руку, будто обожглась.
   - Предлагаю разделиться, - сказал Дэн. - Я, пожалуй, пойду, посмотрю на кулинарные заклятья.
   Клэй кивнул:
   - Я тоже. Не имею желания таращиться на кексики.
   - А я хочу вон туда, к пряничным домикам! - Заявила Элис.
   Ох, зря мы ее взяли. Если у тебя голубая мечта - влюбить в себя одного из самых популярных парней академии, не стоит сломя голову бежать на ярмарку булочек, конфет и пирожных. Надо было потащить Элис на обзорную экскурсию по Подземному.
   Но делать было нечего, мне тоже понравились пряничные домики. О том, что они находятся в одной из дальних пещер, говорила вывеска.
   - Тебе уютно здесь? - спросила я, когда мы шли к цели. - Ну... весь этот камень не давит?
   - Есть немного. С непривычки, наверное. Мне все время кажется, будто вот-вот на нас рухнет потолок. А если представляю, сколько над нами камня, земли и всего остального... Но утешаю себя тем, что веками Подземный не знал катастроф.
   В пещере пахло выпечкой и глазурью. Я никогда не забуду запах пряников, которые делала мама. И вот здесь стоял точно такой же пряный и сладкий запах.
   Увиденное меня удивило. Я ожидала какой-нибудь ярмарки с фигурными пряниками в виде домиков, или палаток с пряниками. Но экспозиции действительно были сделаны полностью из лакомств. Пряничные стены, глазурь вместо черепицы, украшенные леденцами, печеньями и конфетами...
   - Впечатляет, - протянула Элис.
   Впечатляло. Правда, из-за запаха и общей атмосферы есть совершенно не хотелось. Но ведь это было сделано людьми! Из продуктов, из сладостей... уму непостижимо.
   Мы разбрелись по пещере, осматривая скульптуры. Рядом с каждой была прикреплена табличка, где рассказывалось, как сделан тот или иной домик. Применялась ли магия, сколько ушло ингредиентов. Некоторые домики были сделаны полностью вручную, без применения магии. Там же была и написана цена каждого. Естественно, запредельная.
   По большей части домики были разноцветными, яркими, пестрыми. Встречались и стильные скульптуры: увитая сиренью избушка (сирень из мастики), фонтан сгущенного молока, русалочья заводь из сахарного сиропа и марципановых лилий. Но больше всего меня поразил последний, самый дальний экспонат.
   Неприятно поразил.
   Кондитер (или художник?) изобразил голову дракона. Черного дракона. С точки зрения исполнения она была идеальной. Каждая чешуйка, каждый миллиметр кожи, каждый шип были точно выверены и воспроизведены. Но меня бросало в дрожь от размеров этой головы и... от того, что у дракона не было туловища. Я настолько привыкла к драконам, а эта скульптура была такой достоверной, что я не смогла заставить себя относиться к ней как к интересному экспонату выставки.
   - Впечатляет, да? - Я подпрыгнула от мужского голоса, раздавшегося откуда-то справа.
   Из тени вышел мужчина. Почти все его лицо скрывали густые борода и усы. Одет он был в свободную рубашку без рукавов и видавшие виды кожаные штаны. Он улыбался мне, но почему-то от этой улыбки бросало в дрожь. Доселе я такого не ощущала. Никогда.
   Ни когда меня целовал Клэй.
   Ни когда я видела Георга.
   Ни когда впервые увидела Медного.
   Хотелось просто броситься наутек и никогда не вспоминать эти глаза с прищуром, которые смотрели в самую душу.
   Он лениво поигрывал каким-то брелком. Я не рассматривала его специально, но мне показалось, будто на брелке болтается бусина в форме зуба.
   - Впечатляет, - мой голос дрогнул. - Почему он черный? Таких драконов не бывает.
   Мужчина рассмеялся.
   - Бывают, дорогая девушка, бывают. Но они очень редки. И рождаются максимум один на поколение. Впрочем, это всего лишь торт для выставки. Какая разница, бывают такие драконы, или нет?
   - Очень красиво. Это вы делали?
   - Иногда развлекаюсь, знаешь ли. Дамиан Светлый.
   - Вил Инеевая, - в свою очередь представилась я.
   - Вы живете здесь? Я вас не видел.
   - Мы приехали на экскурсию из Лесного.
   - Ах, Лесной... Драконья Академия? - Он как-то странно на меня посмотрел. - У вас, говорят, учится некто леди-дракон?
   Я замерла. Будь проклят Сероглазый, его идиотское прозвище дошло и досюда! Нет, я предполагала, что могу оказаться знаменитой студенткой, но чтобы так...
   - Э-э-э... да, учится.
   - Ты должно быть Зрячая?
   Я улыбнулась и, не давая разгуляться совести, которая требовала прекратить врать всем вокруг, кивнула. Почему-то чувствовала, что не стоит говорить с этим Дамианом о личности леди-дракона. И я еще потом порадуюсь своему решению.
   - Позвольте, я вам отломлю пару чешуек попробовать.
   Дамина обошел меня и отломил пару кусочков от дракона там, где это было почти незаметно, на шее, за шипами и мордой.
   - Большинство мастеров не дают даже дышать на свои домики. А как по мне, так пусть его лучше съедят, чем выбросят. Завтра приведут толпу детей из местных школ, разрешу им его сожрать. Не бойтесь, абсолютно безопасный и свежий. Поддерживать свежесть изделия для кондитера - особенно важно. Хоть я всего лишь любитель.
   Он завернул в пергаментную бумагу несколько кусочков пряника и протянул мне. Я вымученно улыбнулась. Вроде бы мужчина был вежлив и приветлив, да еще и щедр на угощение, но при мысли, что нужно откусить кусочек от этого пирога вставал ком в горле.
   - Спасибо. Э-э-э... тогда пойду, найду, где можно выпить чаю.
   - Так идемте, я напою. Сейчас утро, посетителей мало, мне тут скучно. У нас есть помещение для мастеров и сотрудников. Или, если хотите, могу вынести сюда.
   От необходимости отвечать меня избавил голос Клэя:
   - Ну и скукота там! Сплошное занудство. Покажешь мне что-нибудь интересное, любовь моя?
   Он подошел к нам и по-хозяйски меня обнял за талию.
   - Сероглазый, ты обалдел! - Я сбросила его руку.
   И прошипела:
   - Мы не в Лесном, где надо отгонять от меня Георга.
   - Да брось, Вил, идем веселиться! Элис нашла кафешку, а Дэн выиграл огромный пирог. Идем, перекусим!
   Он почти силой потащил меня прочь. Причем там настойчиво, что мне ничего не оставалось, как виновато улыбнуться Дамиану. Хотя по правде я чувствовала невероятное облегчение.
   - А вы, значит, маленькая врунья.
   Холодный и злой голос мужчины заставил даже Клэя остановиться. Я же вообще оцепенела.
   - Значит, Зрячая? - хмыкнул Дамиан. - Значит, у вас в Академии учится леди-дракон, да?
   Он подошел ближе, и я инстинктивно отступила на пару шагов.
   - Так вот ты какая... Вил Инеевая. Леди-дракон.
   Он покачал головой, осматривая меня с ног до головы. Стало противно, и я едва удержалась, чтобы не содрогнуться.
   - У вас какие-то вопросы к моей невесте? - Клэй голосом мог приморозить к месту особенно впечатлительных.
   Дамиан к впечатлительным не относился. Он лениво перевел взгляд на Сероглазого.
   - Папе привет, гаденыш. Он еще не сдох?
   - Он спрашивал о тебе то же самое.
   Похоже, эти двое знакомы. Значит, ему было известно, что леди-дракон - невеста Сероглазого, а Сероглазого он знал, и именно так понял, что я вру. Ладно, это всего лишь какой-то кондитер. И всего лишь дурацкая стычка.
   - Ты хочешь мне что-то сказать? - Дамиан откровенно насмехался над Клэем.
   От его издевательского тона даже мне было противно.
   - Еще раз я тебя увижу возле Вил, - медленно и спокойно произнес Клэй, - остаток жизни будешь пускать слюни в салфеточку.
   - Смотри-ка, как хорохорится. Есть что сказать? Давай побеседуем. Всегда мечтал отделать сынка Сероглазого.
   Клэй мгновенно сбросил куртку и начал закатывать рукава рубашки.
   - Ну уж нет!
   Ясно-понятно, что против Дамиана у Клэя нет шансов. Сероглазый парень крепкий, спортивный, с телом настоящего Погонщика. Но Дамиан выглядел так, словно всю жизнь ворочал тяжелые мешки. Он его убьет, если начнется реальная драка!
   - Нет, Клэй! - Я заглянула ему в глаза. - Пошли. Оставь его. Пошли к ребятам. Нам проблемы не нужны.
   Не знаю уж, чего он в моем взгляде усмотрел, но послушался. Я подняла его куртку с пола и механически отряхнула. Пряники, данные Дамианом, давно уже валялись на полу, но на них никто не обращал внимания.
   - В этом все Сероглазые. - Губы мужчины тронула усмешка. - Слушаетесь баб. Что ж, если что - вы знаете, где меня найти.
   Он повернулся ко мне.
   - Береги крылышки.
   И подмигнул, а потом снова ушел в тень своей драконьей головы.
   В абсолютной тишине мы вышли в главный коридор, где народу было больше. Странно, что пряничные домики не пользовались особой популярностью.
   - И что это было? - поинтересовалась я у Клэя, когда он повел меня в какую-то пещеру в отдалении.
   - Элис заметила, как Дамиан входит за тобой, и отправила меня забрать тебя. Ты что, не знаешь, кто он?
   - Дамиан? Кондитер-любитель?
   - Вил, он охотник! - Клэй закатил глаза. - Ты что, серьезно, ничего не знаешь?
   Озадаченная, я пожала плечами. Я действительно не слышала ни о каких охотниках.
   - Вил, в "Драконьих Авиалиниях" работают драконы и иногда случаются... эксцессы. Для этого нужны охотники, понимаешь?
   - Не очень...
   - Вил, драконы бывают агрессивными. Бывает, они нападают на людей. Или попадают в катастрофы и не могут больше жить с травмами, мучаются. Охотников учат убивать драконов. Они все подконтрольны правительствам, но... такие, как Дамиан явно получают должности по ошибке. Он работал в Лесном, но по решению отца его перевели сюда и практически лишили работы. Отец не смог доказать, что Дамиан - чокнутый садист. И Дамиан злится. Держись от него подальше, он способен на все.
   Я все еще держала его куртку в руках, осмысливая сказанное.
   - То есть, Дамиан не участвует в ярмарке?
   - Нет. Он зашел туда вслед за тобой. Понимаешь, почему Элис всполошилась?
   - Да.
   Мне вдруг стало холодно и неуютно, а каменный свод Подземного давил пуще прежнего. И даже кафе и сладости, которыми ребята пытались меня развеселить, не порадовали. Единственный, вопрос, который меня мучил, звучал "Зачем Дамиан меня преследовал?". Ведь если он шел за мной, значит, знал, что я дракон. Но не подал виду, когда я соврала, и лишь после слов Клэя назвал меня вруньей.
   Это что же, в полку моих врагов прибыло, и у Георга появился союзник?
   Прогулку мы закончили к вечеру. Мне так и не удалось найти средство для жуков на ярмарке, так что пришлось под предлогом усталости сбежать от ребят и сбегать в торговые ряды, где средство обнаружилось буквально в первой же палатке. Потом я едва высидела ужин, мечтая как можно скорее осуществить маленькую, но интересную шалость. Когда Элис и Дэн предложили пойти на танцы, отказалась. Хорошо хоть Клэй не настаивал, он вообще объявил, что сходит на почту и отправит отцу посылку, на танцах его можно не ждать, он устал и пойдет спать.
   Собралась и я спальню. Попутно радуясь, что Дэн и Элис ускакали. Дверь в их комнату открылась легко, пока распорядительницы не было за стойкой, я буквально за пять минут провернула все дело: побрызгала на сумку Элис средством и приманила жуков. Они с тихим урчанием, с трудом, но все же поддались и вскоре все сидели на сумке, слизывая красивые капельки лакомства.
   Вот будет Элис радость. А может, и с Дэном на этой почве сойдутся, рыцарь же он, в конце концов, защитит даму от ужасных насекомых.
   С чувством выполненного долга я действительно пошла спать, потому как разговор с Дамианом и прогулка меня измотали.
  
   Спать, вопреки ожиданиям, в Подземном было легко. Гораздо легче, чем бодрствовать. Я с удовольствием, что бывало крайне редко, засыпала, рассматривая погасших светочей. Жуки гасили свои светильники по хлопку. Я спросила у Дэна, он сказал, их специально этому не обучают. Просто громкий звук провоцирует инстинкт самосохранения и жук гаснет, таится. Я минут десять потратила на эксперимент, пытаясь сымитировать громкие звуки, но жук неизменно реагировал лишь на хлопок. И в итоге я сдалась.
   Посреди ночи меня разбудил тихий, но отчетливый звук открывшейся двери. На миг комнату озарило светом, потом я поняла, что вернулся Клэй. Бросила взгляд на часы и ахнула.
   - Клэй! - Я подскочила с кровати, не обратив ни малейшего внимания на то, что была в пижаме. - Что с тобой?!
   Он без единого слова прошел в ванную и закрыл за собой дверь. Из щелки между дверью и полом пролился свет. Капельки крови отчетливо виднелись на каменном полу. Я сразу поняла, что что-то не так. И догадалась, что Клэй вовсе не ходил на почту. Он ходил к Дамиану. Стоило догадаться, что Сероглазый вызов охотника так просто не оставит.
   - Клэй, ты что, ходил к охотнику?! Клэй!
   Он меня упорно игнорировал, а из ванной слышался только плеск воды. Два глубоких вдоха - и мой голос уже звучит спокойно и размеренно.
   - Клэй, открой дверь, пожалуйста, я тебе помогу. Клэй, у меня в сумке есть аптечка, а еще я могу делать заморозку. Открывай.
   Звуки воды смолкли. Я затаила дыхание. Наконец, задвижка щелкнула, и дверь сама собой приоткрылась на несколько сантиметров. Я тут же вошла и прикрыла рукой глаза, не привычные еще к свету.
   Он стоял над умывальником, очевидно, пытался умыться, но кровь из разбитого носа никак не останавливалась. Сердце несколько раз замерло от вида крови, но я не разрешила себе испугаться. Только быстро осматривала парня с ног до головы, пытаясь оценить повреждения. Разбит нос, губа, небольшая ссадина на скуле. Костяшки пальцев разбиты, а еще он морщился, когда двигался, и у меня появились подозрения, что ребра ему тоже ушибли знатно.
   - Пошли в комнату, - сказала я. - Там удобнее, сядешь.
   Он без возражений последовал за мной и уселся там, где было сказано, пока я рылась в сумке.
   Достала аптечку, чистое полотенце и, чуть подумав, бутылку, которую купила в подарок Эйду. Ему я еще куплю, а мне после всего точно надо будет выпить.
   - Сними рубашку, - потребовала я. Просто чтобы проверить, не сломаны ли ребра.
   На удивление, Клэй выполнял все, что я скажу без единого возражения. Похоже, в этот раз ему и впрямь досталось. Мне хотелось ругать его за безрассудство и глупую гордость, но в этом случае он мог и не принять мою помощь. А ведь в некотором роде я была виновата, что он связался с этим охотником-головорезом.
   Ушиб - так я оценила повреждения его бедных ребер. Не перелом, слава Высшему. Но сначала следовало заняться носом. Он немного опух, весь был измазан кровью, но, к счастью, не сломан.
   - Даже горбинки не останется, - сказала я, вытирая кровь с лица Сероглазого. - Жаль. Тебе бы пошло.
   Занятия по первой помощи как-то не вспоминались. Но я точно знала, что надо приложить холодное. И как-то остановить кровь. За льдом бежать к администратору? Это ж сколько времени уйдет!
   На руке буквально через пару секунд появился иней. Меня передернуло от холода, и так в комнате не жарко, а тут еще одну часть тела приходится держать холодной. Но Клэю, похоже, стало легче. И кровь постепенно остановилась.
   Я украдкой, благо недостаточная освещенность позволяла, рассматривала Сероглазого. В тусклом свете единственного жука он выглядел лучше, чем обычно. И даже кровоподтеки и синяки его не портили. Рельефный торс то и дело притягивал к себе взгляд, а мои пальцы еще помнили прикосновение к теплой коже, когда я осматривала ребра. Он немного приподнял голову, чтобы остановить кровь, и закрыл глаза. Темные волосы были влажными от воды, в которую, как я поняла, он залез полностью, чтобы отмыться от крови.
   Клэй сделал неосторожное движение рукой, пытаясь потереть ушибленную скулу, и покрывшаяся было корочкой ссадина на губе вновь начала кровоточить. В этот момент он взглянул мне в глаза, и... такой взгляд был, даже не описать словами. Полный растерянности, не обычный взгляд с насмешкой или самоуверенностью, а как у побитого мальчика, который не знает, что делать.
   Повинуясь порыву, я прикоснулась к его разбитой губе, остановив кровь. Надо бы намазать мазью, а вдруг облизнет? Нет, пусть уж лучше само заживает, разве что обработаю немного.
   Надо же, не дернулся и не скривился, когда я прижала к ранке ватку с обеззараживающим раствором. Клэй вообще сидел тихо, что для него не характерно, позволяя мне делать все, что считаю нужным.
   - Не надо было лезть в драку, - сказала я, когда нос Клэя пришел в относительную норму, и можно было заняться руками.
   Он ничего не ответил, просто внимательно наблюдал за моими действиями. Сначала я промывала ранки, потом накладывала мазь, потом бинтовала. Клэй бил преимущественно правой рукой, левая пострадала меньше. И я решила ее не забинтовывать, а просто смазать заживляющей мазью. Сероглазый вдруг высвободил руку и накрыл ею мою. Я опустила глаза, потому как встречаться с ним взглядом совсем не хотелось. Сама не знаю, почему.
   - Я бы тебя поцеловал. Но опасаюсь за целостность своего лица, - с тихим смешком сказал он.
   - Потом поцелуешь, - вырвалось у меня.
   - Серьезно? И ты позволишь? Не будешь меня бить и не будешь убегать?
   - Не буду.
   - Ради такого случая я сопру табличку "не беспокоить" из нашего номера и повешу тебе на ухо во время поцелуя.
   Чтобы как-то сменить тему, я предложила:
   - Ликер будешь?
   В ответ Клэй сделал вид, что задумался, но потом слабо улыбнулся:
   - Тащи.
   Рюмок или бокалов не было, зато были две кружки, которые я хорошенько вымыла, прежде чем использовать. Просто на всякий случай. Ярко-голубой ликер смотрелся необычно, но на вкус оказался приятным, фруктовым и совсем не приторным. Нужно будет купить еще пару бутылок: себе и Найку в подарок.
   Клэй, на удивление, молчал. Хотя уже ему явно полегчало и от моих манипуляций, и от алкоголя. Он сидел, задумчиво вертел в руках чашку, глядя куда-то в угол. Никогда его таким не видела.
   - По-моему, - наконец произнесла я, - ты засыпаешь.
   Забирая кружку, я не встретила сопротивления. Клэй действительно засыпал сидя, то ли от потери крови, то ли от алкоголя, то ли от всего вместе взятого. Он сам, пока я убирала бутылку, улегся прямо поверх покрывала и из-под ресниц наблюдал за тем, как я убираю следы бурной ночной деятельности.
   Как я ухитрилась не запачкать пижаму - не знаю. Но этому факту изрядно порадовалась, потому как в уличной одежде спать совершенно не хотелось. Только когда все было убрано, я почувствовала усталость и желание просто упасть и вырубиться. В этот раз даже не хотелось винить Клэя в бессонной ночи.
   -Ви-и-ил, - сонно протянул он. - Перелезь ко мне.
   Я фыркнула.
   - Хватит с тебя, Сероглазый. Я исчерпала лимит на выполнение твоих капризов.
   - А если я скажу, что замерз и меня трясет?
   - Я скажу, что не надо было ввязываться в глупую драку.
   С этими словами я отвернулась к стене. Минут через тридцать, когда сон все еще не шел, я украдкой прислушалась. Клэй, кажется, спал. Я осторожно протянула руку и коснулась его плеча. Похоже, он действительно замерз. С тяжелым вздохом, чувствуя, что еще не раз я обо всем этом пожалею, я взяла свое одеяло и накрыла парня прямо с головой. Потом вернулась к себе и уже уснула.

Глава двенадцатая. Одна ошибка Элис

   Пробуждение было тяжелым. Нос чувствовал холод, которым наполнилась комната, а телу было тепло и хорошо. Выбор между необходимостью вставать и желанием еще поваляться меня убивал. Я мучительно выдумывала причины, по которым мне можно еще поспать, хотя часы на стене убедительно доказывали, что уже пора на завтрак, если я не хочу остаться голодной и есть что-то на ходу на ярмарке.
   Однако при попытке встать, я обнаружила занятный факт. Чья-то рука крепко обнимала меня поперек талии и, естественно, не пускала встать. С огромным усилием я повернулась и наткнулась взглядом на мирно спящего Клэя. Ночью он перелез на мою кровать вместе с двумя одеялами и теперь не позволял встать. Мигом было забыто желание поваляться и погреться, во мне взыграло праведное возмущение.
   - Сероглазый, что ты себе позволяешь?!
   Он промычал что-то и прижал меня к себе еще крепче. Не скрою, приятно было чувствовать тепло чужого тела. Но только в том смысле, что снаружи было очень холодно.
   - Полежи спокойно, - не открывая глаз, сообщил парень. - Хоть минут пятнадцать.
   - Выпусти меня!
   Вместо ответа Клэй еще больше сжал руки и прижался губами к моей шее.
   - Эй! - Я несколько раз ударила рукой его по спине. - А ну, прекрати!
   Игнорируя все мои требования, он коснулся языком кожи. У меня непроизвольно вырвался тихий стон, потому что это прикосновение отозвалось сладкой болью во всем теле.
   Снаружи раздался визг, какого и при апокалипсисе, наверное, слышно не было.
   Клэй тут же меня выпустил и поднялся сам. Я успела заметить на его теле следы вчерашней драки, и мне даже стало на секунду его жалко. Потом я уже не думала о прошедшей ночи, я наслаждалась зрелищем.
   Элис верещала, глядя на жуков, сбившихся вокруг ее сумки. Жуки смешно жужжали и пихались, каждый из них пытался урвать свой кусочек вкусного вещества. Наверное, Элис утром потянулась к сумке за зеркальцем или чем-то подобным, а обнаружила удивленных и обрадованных жуков. И сейчас стояла, пытаясь издалека туфлей отогнать несчастных насекомых.
   - Элис! - полуобнаженный Дэн поначалу ничего не мог понять. - Успокойся, я их уберу! Элис!
   Признаю, возможно, я погорячилась, так жестоко разыгрывая Элис. Но имею я право на маленькие милые пакости? В конце концов, я могу иногда побыть ребенком. Ведь все это было очень весело.
   Даже Дэн не удержался от улыбки. А потом, когда жуки начали сопротивляться его попыткам отвоевать сумку, засмеялась и сама Элис. И у меня от сердца отлегло: все же было немного стыдно. Она ведь не знала, пытаясь выбить нам с Клэем совместную комнату, что я скорее стану жить с Георгом.
   Хотя нет... с Георгом не буду.
   Клэй тоже посмеивался, опершись на косяк. И кидал на меня такие взгляды, что становилось неуютно.
   - Инеевая, ты же к этому не имеешь отношения?
   Я вполне натурально удивилась:
   - К чему?
   - К тому, что светочи вдруг облюбовали вещи Элис. Странно, правда? Вчера Элис меняется со мной комнатами, а утром ее атакуют жуки. Ничего не хочешь сказать?
   - Нет. - Я пожала плечами. - Ничего.
   - Ох, Вил, ты прямо таки даешь мне против себя такое оружие...
   - Что?
   Я успела первой занять ванную и там закрыться. Но все же услышала вкрадчивый веселый голос Клэя:
   - Я подумаю, что ты должна будешь сделать, чтобы я сохранил твой секрет.
   Он со смехом увернулся от стакана, который я в него кинула, на пару мгновений распахнув дверь. Кажется, ему было намного лучше.
  
   Вечером нас всех потащили на праздник. В сущности, ничего плохого в нем не было. Закуски, шампанское, какие-то горячие блюда, которые я не стала пробовать. Толпа самых разных людей, демонов, даже парочка драконов - все они собрались в огромной пещере, именуемой здесь актовым залом. Громко играла музыка, в центре зала медленно танцевали парочки, состоящие из молодых людей и разодетых в красивые платья девушек. Я чувствовала себя не очень уютно, ибо захватила одно простое зеленое платье.
   А еще меня смущал Дамиан, который тоже присутствовал, и напряженно наблюдал за мной на протяжении всего вечера. Нет, он ни разу не попался, ни разу я не встретилась с ним взглядом, но мерзкое липкое ощущение его пристального внимания преследовало меня везде.
   Одно радовало: на скуле охотника красовался внушительный синяк. И двигался он несколько скованно. Значит, не только Клэю досталось той ночью. Что ж, это неплохо.
   К собственному удивлению я столкнулась с Элис. Раскрасневшейся и счастливой Элис.
   - О, Вил, привет! - просияла она. - А я только что танцевала с Дэном!
   - И где он?
   Я осмотрелась. Дэна видно не было. Прячется что ли?
   - Пошел принести что-нибудь попить. Знаешь, эти жуки были такие жуткие... но Дэн меня спас! Он милый, правда?
   - Да-а-а, - протянула я.
   Моя совесть зашлась в неистовой истерике. Жалко было Элис. Неужели она не видит, что совсем не нравится Дэну? Надо будет поговорить с ней, как вернемся. В любом случае лучше будет, если она перестанет бегать за Дэном. Нельзя забывать, что он друг Клэя.
   - Хочешь домой? - спросила я, чтобы хоть как-то поддержать разговор.
   - Немного, - призналась Элис. - Мне все еще неуютно на такой глубине. Я бы не смогла здесь жить.
   Тут я с ней была согласна. В Подземном жизни я себе не представляла.
   Чертов взгляд Дамиана. Еще немного, и я пойду с ним разбираться!
   А может, превратиться где-нибудь и погонять как следует склочного охотника?
   Обдумать эту мысль толком я не успела. Меня бесцеремонно схватили за руку и развернули.
   Довольный Клэй улыбался так, словно выиграл дракониаду. На нем была излюбленная белоснежная рубашка с вышитым логотипом "Драконьих Авиалиний". И на роже - излюбленная самодовольная усмешка.
   - Что такое, Сероглазый? Кто-то снова подбил тебе глаз?
   - Пошли, потанцуем.
   Он, не дожидаясь разрешения, вытащил меня прямо в середину зала и обнял. Почему в последние дни он только и делает, что лапает меня? Хотя почему в последние дни... это с первого дня нашего знакомства стало доброй традицией.
   - Дэн прячется в нашей комнате от Элис, - сказал Клэй. - Не выгоняй его.
   - Зачем ты мне это говоришь? Она моя подруга.
   - Так объясни ей расстановку сил.
   - Клэй, он ей нравится!
   До чего... наглые и эгоистичные эти парни!
   - А она ему - нет, - Клэй хмыкнул. - Что ему теперь, жениться на ней?
   - Уж точно не прятаться в комнате ее подруги! Это трусливо и подло.
   Клэй вздохнул, крепче сжав руки вокруг моей талии. Чтоб не сбежала, что ли?
   - Я ему скажу. Ты же знаешь, какими вы можете быть, верно?
   - Что?! Мы?! А ты на себя не пробовал посмотреть? Только и делаешь, что пристаешь ко мне с самого первого дня!
   - Если бы ты меньше упрямилась, я бы уже давно отстал, - с ехидной улыбкой произнес Клэй. - Чем меньше ты даешь мне воли, тем больше мне хочется получить этот сладкий запретный плод.
   И он совершенно бесцеремонно наклонил голову, чтобы легонько прикусить губами мочку моего уха.
   - А что делать, если плоду не хочется, чтобы его грыз такой, как ты?
   - Смириться с судьбой и получать удовольствие, - промурчал Клэй. - Я не отстану.
   - Посмотрим. - Я улыбнулась. - Я тоже упрямая.
   - Ты должна мне поцелуй.
   Я закатила глаза. Да, была минута слабости и жалости этой ночью. Тогда Сероглазый выглядел парнем, которого мне хотелось бы поцеловать. Сейчас - нет. Но вряд ли у меня был шанс избежать такой участи. Тем более, что Клэй с довольной улыбкой достал какую-то картонку и помахал ею у меня перед глазами.
   - И что это?
   - Табличка! - с гордостью ответил Клэй.
   "Не беспокоить" - гласили красные буквы.
   - Ты спер из номера табличку? Сероглазый, как ты поступил в академию? Где мозги, которые так хвалили преподаватели?
   Вместо ответа он заправил мне за ухо прядь волос.
   - Будешь целовать?
   - Что, здесь?
   Вокруг нас были другие парочки танцующих. Мы особенно никого не интересовали, но все же целоваться на виду как-то стыдно. Я почти забыла, что для всех остальных мы - жених и невеста.
   - Иначе смысл этой таблички как-то теряется. Я жду.
   Клэй и не думал закрывать глаза. Мне казалось, что все на нас смотрят. Я в задумчивости посмотрела на губы парня. Как бы так его поцеловать, чтобы обломать весь кайф? Жаль, опыта мало.
   - Так как я тебя целую, запрещаю руководить процессом, - наконец решила я. - Категорически.
   Клэй кивнул. И когда я едва ощутимо его поцеловала, естественно, не послушался.
   Приятно и страшно одновременно не иметь контроля над ситуацией. Отвечать на поцелуй, не волнуясь о том, что будет после, что скажут люди, и как сильно я потом буду жалеть. И пусть Сероглазый мне совершенно не нравится. Целуется он, может, и неплохо, но ведь это ничего не доказывает, правда?
   Я отстранилась, сочтя долг выполненным, но Клэй не позволил, пробормотав:
   - Нет, Вил, не сейчас.
   И снова прижался к моим губам, уже не так сильно, скорее, едва касаясь. Его сердце билось под моими пальцами. Я, не отдавая отчета в собственных действиях, подняла руку и запустила пальцы в мягкие волосы. Потрясное ощущение, и еще ближе, хотя ближе, казалось, уже невозможно.
   Потом одновременно кто-то похлопал меня по плечу, и зачесалось ухо.
   Я оттолкнула Клэя и с удивлением сняла с уха табличку "Не беспокоить".
   - Чего тебе? - Клэй зло уставился на Дамиана.
   Выхватил у меня из рук табличку и помахал перед его носом.
   - Не видел, что ли? Не беспокоить. Ради Высшего, запишись в школу, научись уже читать!
   Не знаю, что хотел охотник, но в этот миг я почувствовала, что Клэй Сероглазый - мой самый лучший друг! Дамиан пугал... пугал так, как только мог пугать мужчина и маг. Когда мою руку сжимал Клэй, было спокойнее.
   - Если он еще раз к тебе подойдет, - сквозь зубы процедил парень, - я его мозги на стенке развешу!
   - Успокойся. - Я заставила его остановиться. - Мы скоро улетим. И он ничего мне не сделает.
   - Пройдешься со мной? Подальше от музыки, - спросил Клэй и, подумав, я кивнула.
   - Только предупрежу Элис.
   Элис стояла там же, где я ее и оставила. И выглядела подруга крайне расстроенной. Она раз за разом обводила тусклым взглядом зал и вздыхала, покручивая в руках стакан с янтарной жидкостью.
   - Элис...
   Я сразу поняла, что подруга так и не дождалась Дэна, ушедшего за напитками. Нет, я выбью из него всю дурь! Он не обязан любить ее, но не прятаться же, как последнему трусу!
   - Слушай, Дэн...
   Она прервала меня взмахом руки.
   - Не надо. Я поняла. Дура я, вот и все. Нормально, переживу. Ты чего хотела?
   - Я... нет, ничего, давай, я скажу Клэю, что мы пойдем гулять, и действительно сходим, развеемся?
   - Нет, знаешь, я бы легла спать. - Она притворно зевнула. - Устала и хочу отдохнуть. Развлекайтесь с Клэем, вы шикарно смотритесь вместе.
   Элис не стала слушать моих возражений, поставила бокал на ближайший столик и начала проталкиваться через толпу к выходу. Мелькнула мысль проводить ее, но что-то мне подсказывало, что не стоит. Дорога не длинная, время не позднее, все хорошо освещено. Пускай побудет одна. Расстроилась...
   И вдруг такая злость взяла. Чем плоха Элис? Симпатичная. Да, немного полновата, но разве это ее портит? Совсем нет, милая такая, улыбчивая девушка, добрая и спокойная. На таких обычно женятся. А вот используют таких, как я. Что сделает Сероглазый, когда получит меня? Несложно догадаться. Он и его друзья совсем потеряли чувство меры и о последствиях своих действий не думают. На первом месте - они, родные и любимые, а кто может, походя, пострадать от их действий, на тех и внимание обращать не стоит.
   Так я себя накручивала, пока искала в толпе Сероглазого. А найдя, закатила глаза: Клэй беседовал с какой-то девицей в темно-красном платье. Ну, вот зачем ему я? Поманит пальцем, любая побежит за ним хоть на край света. А я не хочу! Я хочу, чтобы от меня все отстали.
   Решение пришло сразу, и я поспешила скрыться из виду, чтобы Клэй не заметил и не последовал за мной. Прогуляюсь сама. Дамиан на празднике и он тоже не увидел, как я сбежала, а значит, за мной не последует. Отдохну и проветрюсь, ибо возвращаться еще на последнюю ночевку с Клэем.
   Вообще, эта поездка давала гораздо больше ожиданий, нежели реальных впечатлений. Смысл в ней был один: прогулять пары и немного развеяться. В остальном ничем эта ярмарка не отличалась от выставок Лесного, да и население Подземного на поверку оказалось почти таким же. Пожалуй, светочи оказались интересными, но и только. Нет, больше я в Подземный ни ногой.
   Я позаботилась о том, чтобы ни Клэй, ни Дамиан меня не нашли, но не заметила еще одного человека, проследовавшего за мной в небольшой коридорчик, который, как я знала, оканчивается подземным озерцом и несколькими скамейками. Глупо, конечно, полагать, что во время такого праздника скамейки будут пустовать, но угощение еще не подали толком, так что, чем демоны не шутят, может, и присяду. В крайнем случае устроюсь на берегу.
   - Вил?
   Я вздрогнула, услышав голос в пустом коридоре, но потом узнала его. Медный? Ему-то чего нужно?
   - Все в порядке? - спросил он, поравнявшись со мной. - Мне показалось, ты ушла расстроенной. Поссорилась с Клэем?
   - Нет. - Я отмахнулась. - Нет, мы не поссорились, просто я не очень люблю толпу. Решила прогуляться. Это запрещено?
   - Нет, почему. Но я обязан следить за вами.
   "И поэтому ты бросил группу и потащился за мной" - хотелось сказать мне, но не стала. Зачем обижать человека, ничего, в общем-то, не сделавшего, потому что я обиделась за подругу?
   - Не нравится поездка? - спросил Медный, когда мы вышли к озеру.
   Там действительно была одна свободная лавочка, на ней мы и устроились. Я не отрывала взгляд от темной поверхности воды. Брюшка жуков отражались на поверхности веселыми светящимися зайчиками.
   - Нравится. Но я не привыкла к Подземному. Я привыкла к просторам, к огромным снежным долинам. Даже Лесной кажется мне тесным, чего уж говорить об этом. - Я обвела рукой низкие своды пещеры.
   - К этому нужно привыкнуть, - согласился Медный. - Мне по душе Лесной, моя семья жила там с самого начала. А твоя? Кто твои родители?
   Этого вопроса я и ждала и боялась одновременно. Сказать? Не сказать? Соврать? Я уже погрязла во лжи, погрузилась в нее по самые уши. Но правда сейчас может разрушить все, и вряд ли я готова вернуться к отправной точке.
   - Так, маги. Не очень сильные. Папа дракон, а мама просто ведьма. Мы живем на севере, в небольшом замке, но родители всегда хотели, чтобы я училась, а не пряталась.
   Да, Вил, ложь номер... бесконечное количество. Теперь ты уже врешь Медному. Человеку, с которым намеревалась с самого начала поговорить и которому хотела рассказать всю правду. Но ведь как иначе? Вспоминая их пикировки с Сероглазым... образ Медного в моей голове разительно отличался от реального Карла. Так что не время пока делиться личным и страшным.
   - Тебе повезло с родителями, - сказал меж тем Медный. - Только, Вил, один совет: когда выйдешь замуж, не торопитесь с ребенком, хорошо? Тебе будет сложнее учиться, да и с магией начнутся проблемы. Вырастить ребенка-дракона не так уж просто.
   Вот почему при мысли о детях с Клэем мне аж плохо становится?
   - А вообще, лучше подождите года три-четыре. Вы молоды, можете посмотреть мир, поработать, насладиться свободой. Это будет чудесное время. А потом подумаете о детях.
   Время... никто не знает, сколько его осталось в нашем распоряжении. Небось каждый, чья жизнь внезапно оборвалась, думал, что у него впереди очень много этого самого времени. Увы, но не всегда наши планы совпадают с планами Высшего. Когда-то я думала, что у меня осталось совсем мало времени, а вон как все вышло. Даже можно немного мечтать.
   - А у вас есть дети?
   Обстановка располагала к разговору, а потому задавать вопрос я совсем не боялась.
   - Нет, - Медный усмехнулся, - как-то не вышло. Я даже не женат, Вил. Впрочем, возможно, все впереди, еще есть шанс. Кто знает?
   - Понятно.
   Я украдкой рассматривала его профиль. Ничего выдающегося, мужчина как мужчина. Пожалуй, симпатичный, довольно обаятельный и даже сильный. Но я ожидала чего-то... легендарного. Мама рассказывала о нем, и, похоже, приукрашивала действительность. Она очень хотела, чтобы я училась и нашла его.
   - Ладно, Вил, - Медный вздохнул и поднялся, - оставляю тебя. Не блуждай нигде потом, хорошо? Просто на всякий случай. Подземный - город безопасный, но и здесь бывают неприятности.
   Я кивала и улыбалась до тех пор, пока он не пошел к выходу. А потом подтянула колени к груди. Идти в номер или на праздник не хотелось, и я решила немного посидеть здесь. Шум воды успокаивал.
  
   Просидела я несколько дольше, чем собиралась и, когда возвратилась, праздник уже свернули. Отдельные личности еще болтали, прогуливаясь по пещерам и коридорам, но по большей части веселье или стихло, или перетекло в личные апартаменты участников. Я тихонько кралась мимо дверей, надеясь, что Клэй уже спит.
   Но нет, он не спал. Сидел на кровати и гипнотизировал дверь. На моей кровати, понятное дело. Своя кровать Клэю вообще не нравилась, хотя на вид они были одинаковыми. Когда он меня увидел, то поднялся. В воздухе запахло скандалом. Отстанет он от меня когда-нибудь?
   - Ты считаешь, так делать красиво? - без предисловий начал Сероглазый. - Я ждал тебя! Бегал, как идиот, по всему залу! Я почти собрал ребят, чтобы проверить тебя и Дамиана! Если б не Медный, который сказал, что ты гуляешь, тебя искала бы вся гостиница!
   - Я взрослый человек, Клэй, я имею право пойти гулять одна. Это не твоя забота, - холодно ответила я.
   - А тебе не кажется, что, договорившись со мной, надо идти гулять со мной, а не сбегать?! Это вообще не выглядит в твоих глазах некрасивым? Вил, сначала ты соглашаешься со мной погулять, потом пропадаешь, я начинаю тебя искать и знаешь, что вижу? Что Дамиан тоже пропал! Ты можешь вообразить, какая мысль при этом первая приходит в голову? Можешь ты хотя бы изредка думать головой?
   - Что?! - взорвалась я. - Все, Сероглазый, ты меня достал! Не смей ко мне больше приближаться, я видеть тебя не желаю, ясно?! Ты и твои дружки - самовлюбленные болваны! Оставьте меня в покое, мне надоело!
   - Смотрите-ка, ей надоело...
   Клэй сделал шаг в моем направлении, и я невольно отступила. Отступала до тех пор, пока не уперлась спиной в холодную стену. Жук над моей головой заурчал и отлетел в другой конец комнаты, оставив нас с Сероглазым в темноте.
   - И что? - поинтересовалась я. - Что дальше?
   Идти особо было некуда, Клэй оставил мне совсем мало свободного пространства. Но плохое настроение, копившееся весь день, наконец-то выплеснулось на бедного Сероглазого. Но и у него был не лучший день, а потому никто из нас не хотел сдаваться.
   - Запомни, пожалуйста, Клэй, что ты не можешь мне указывать. Я не твоя девушка, ясно?
   - Запомни, Вил, что ты моя. Просто. Без "девушка".
   - Какие мы наглые! Знаешь, что? Я ведь дракон... давай, я обращусь к твоему отцу? Получу решение суда, по которому ты не сможешь ко мне приближаться. И посмотрим, чья я. М?
   Ответить Клэй не успел. В дверь постучали.
   Оставив меня в покое, парень поплелся открывать. Оказывается, он успел запереть замок, пока тискал меня у стены. Нет, и все-таки я права. Клэя надо приструнить, он совершенно обнаглел.
   - Проходи, - сказал он пришедшему. - Не видел.
   Это оказался Дэн, причем какой-то бледный Дэн, совсем не похожий на обычного жизнерадостного парня.
   - Вил, ты Элис не видела? Мне с ней поговорить надо, вроде праздник уже закончился.
   - А разве она не дома? - поразилась я. - Дэн, она сказала, что пойдет спать!
   - Тихо, Вил. - Клэй поднял руку. - Дэн, ты ее с праздника не видел?
   - Я сидел у вас, потом подумал, что это глупо - прятаться от нее и решил поговорить. Но в комнате ее не было. Тогда я пошел искать тебя, Вил, тебя тоже не было. Клэй общался с Медным, и я решил, что вы ушли гулять. Пошел к себе, пока ждал, уснул. Просыпаюсь - ее до сих пор нет. Думаю, ну, если Вил не вернулась и Клэй не поднял на уши весь Подземный, он знает где вы. А тут... вот.
   Я быстро схватила висящую на спинке стула куртку. Ночами в Подземном было прохладно.
   - Стоп-стоп-стоп! - остановил меня Сероглазый. - Ты никуда не идешь, мы справимся сами.
   - Я не спрашиваю тебя, я беру куртку и иду ее искать!
   Беспокойство за Элис заглушало все остальные чувства, в том числе и злость на Клэя.
   - Вил, давай будем рассуждать, как взрослые люди! Там где-то ходит Дамиан и мечтает тебя поймать. Вряд ли он будет рассказывать тебе милые истории из своего детства, скорее, заставит превратиться и повесит твою голову над камином. Элис не похожа на девушку, готовую причинить себе вред. Скорее всего, она просто заблудилась во всех этих коридорах. Или ей проход перегородило полчище жуков. Мы возьмем парней и быстренько обойдем весь район.
   Я поджала губы. Тирада Клэя меня не убедила, мне все равно казалось, что я буду нелишней в поисках. Хотя, конечно, драконом было бы лучше, но все эти узкие коридоры и пещеры с низкими сводами... смех, да и только.
   - И наконец, Вил, - произнес Клэй, - Элис может вернуться и кто-то должен быть здесь, чтобы ее встретить, а заодно оповестить нас, что не стоит носиться в панике по городу. Понимаешь?
   Звучало логично и в кои-то веки захотелось с Сероглазым согласиться. Немного противилось во мне желание во всем ему перечить, но в такой момент это было бы просто свинством. Поэтому я кивнула. Для верности - несколько раз.
   - Вот и славно. Дэн, пошли. Вил - здесь. Спать можешь, если хочешь, но не запирай дверь.
   Когда дверь за ними закрылась, я и не подумала лечь спать. Хороша же подруга! Я ведь видела, видела! Элис расстроилась. Надо было пойти с ней, оставить Клэяя и Дэна ночевать вместе, а самой просидеть с Элис. Выпили бы ликера, поели печенья, поболтали. А я, как последняя идиотка, собралась гулять с Сероглазым. А Элис в итоге потерялась.
   Куда она могла пойти?
   Пожалуй, Клэй прав: Элис не из тех, кто что-то с собой может сделать. Скорее всего, она была расстроена, пошла прогуляться и заблудилась. Ее быстро найдут ребята, а я вздохну со спокойной душой.
   Такой самообман не успокаивал. С ней могло случиться что угодно, это ведь все же город. И народ здесь самый разный, взять того же Дамиана.
   Единственное, что останавливало меня от того, чтобы сорваться и побежать искать Элис, это логичность рассуждений Клэя. Она действительно может вернуться и лучше, чтобы здесь был кто-то на страже. Но как же невыносимо просто ждать!
   Я бродила по комнате туда-сюда, наверное, с полчаса, а потом устала. Только на минуточку прилегла на кровать и незаметно для себя уснула. Сон был тревожным и не слишком крепким. От легкого стука в дверь я быстро проснулась и подскочила. В голове мгновенно пронеслись все последние события.
   - Элис! - Я едва сдержалась и не выругалась, такое облегчение накатило. - Тебя все ищут, где ты была?!
   - Вил, - подруга подняла на меня испуганные глаза, - я сделала кое-что нехорошее...
  
   Я неслась по коридору, не особенно заботясь о том, что на меня кто-то оглядывается или я кому-то мешаю. Посторонятся! Ярость внутри буквально бурлила, грозила вот-вот выплеснуться, и еще неизвестно, как. Хотелось стать драконом, эта сущность рвалась во мне наружу изо всех драконьих сил!
   Мужчину я увидела издалека. Мне с радостью подсказали, где Дамиан любит бывать по утрам. И сегодня охотник себе не изменил. Он медленно потягивал кофе, крепкий, судя по запаху, и выглядел довольным жизнью.
   - Вы скотина, Дамиан! - рявкнула я так громко, что немногочисленные посетители таверны начали на нас поглядывать.
   - Леди-дракон, - усмехнулся охотник, - что привело вас ко мне в столь ранний час? Неужто решили извиниться за своего не в меру горячего женишка?
   - Жаль, что он не выбил из тебя дурь. Что ж, будет шанс у меня.
   - Полагаю, - голос охотника стал жестким, - ты пришла из-за своей любвеобильной подружки. Что ж, советую убраться, пока я не разозлился. Она сама прыгнула ко мне в постель, а я не привык отказывать дамам. Да и ничего я ей не сделал, подумаешь, выставил вон. Свое она получила, будь уверена.
   - Это низко - пользоваться чужими неприятностями, чтобы весело провести ночь!
   - Какая высокая нашлась. - Дамиан хмыкнул. - Девочка, иди отсюда, я ведь не только добровольно вешающихся девиц пробую, от таких, как ты, тоже не отказываюсь.
   - А придется некоторое время приостановить согласия.
   Я уже справилась с праведным возмущением, поняв, что ничего не добьюсь воззванием к совести. Что ж, магия все равно рвалась наружу, так почему нет? И пусть Дамиан обозлится окончательно, плевать. Я выстояла против Георга, выстою и против охотника.
   Он поздно заметил прохладу и мою выставленную вперед руку. Магию уже было не остановить, будь ты хоть трижды охотник. Дамиан взглянул мне в глаза и... ох, как мне понравилась эта смесь злобы и паники! Весь его... скажем так, низ живота, сковал холод. Очень надеюсь, лекари не смогут восстановить кровообращение и отрежут ему что-нибудь шибко ценное.
   Кто сказал, что ледяная магия - ерунда? Пусть повторит в лицо ледяному дракону!

Глава тринадцатая. Первое высотное здание Лесного

   После посадки все разделились. Элис поехала к родителям по моему совету, отвлечься и отдохнуть. Она, конечно, сделала глупость, улегшись в постель Дамиана, но катастрофы никакой не случилось. Все же она взрослая девушка. Будет ей уроком, как мне показалось, достаточно хорошим.
   Клэй все еще дулся и, как любезно сообщил еще в кабине дракона, тоже поехал к родителям. Дэн, естественно, домой. Я же не спеша направилась на постоялый двор. Осень уже вовсю хозяйничала в Лесном, и больше нельзя было ходить в платьях и открытых туфлях. Народ переодевался в теплые пальто, а иные уже и в шубы. Зима, как мне рассказывали, здесь хоть и была мягкой, все же длилась достаточно долго и была снежной. Только я, как мне казалось, с нетерпением ждала этой самой зимы. Снег так напоминал о доме! И можно будет полетать во время снегопада, ночью, когда так красиво и снежинки кружатся в свете огромных фонарей.
   Я брела по широким улицам, улыбалась редким знакомым из академии и уже чувствовала начало чего-то нехорошего. Бывает такое ощущение грядущих неприятностей. И оно только усилилось, когда я увидела Георга выходящим из постоялого двора.
   Табличка "У Домашних" раскачивалась под воздействием несильного осеннего ветра. Ее скрип действовал на нервы. Я медленно вошла в главный зал. Госпожа Домашняя протирала посуду после помывки. Как раз недавно закончился завтрак.
   - Здравствуйте, - произнесла я, - что хотел Георг? Он спрашивал меня?
   Женщина подняла голову и все мои подозрения укрепились.
   - Он приходил поговорить. О тебе, Вил. И осмотреть твою комнату.
   - Вы пустили его в мою комнату?!
   Машинально я схватилась за кулон, который взяла с собой. Но что, если бы я оставила его в комнате?
   - Как вы могли! Это моя комната, я за нее плачу!
   Первым же порывом было бежать и проверить деньги. К счастью, я была не такой дурой, чтобы хранить все сбережения в комнате. Несколько украшений, которые я еще не успела продать, хранились там, но вряд ли они интересовали Георга. Еще часть я спрятала в тайник. А деньги и особенно дорогие вещи хранились в местном отделении банка, в одном из самых дорогих сейфов. Туда Георг точно не доберется.
   Опасности, как таковой, не было, я предвидела то, что герцог Снежный попытается такое провернуть. Но чтобы его добровольно пустили в мою комнату?! По какому праву?!
   - Ты врала нам, Вил. Подделала письмо матери. Господин Снежный рассказал, кто ты такая. А также то, что твоя мать умерла. Знаешь, я была о тебе лучшего мнения. Врать всем в лицо и пользоваться чужой добротой... Собирай свои вещи.
   Она отвернулась, явно не справившись не то с разочарованием, не то со злостью. Обалдеть! Просто нет слов... никаких, ни приличных, не ругательных.
   - Знаете, что, госпожа Домашняя, - едва сдерживая голос, произнесла я, - по документам я Вил Инеевая, совершеннолетняя студентка Драконьей Академии. Да, у меня нет иных родственников, да, моя мать умерла. Но Георг Снежный не мой опекун. Вы могли попросить у меня документы. Попросить все рассказать. Спросить, почему я сменила фамилию и что за человек этот Георг, но вы предпочли пустить в мою комнату человека, который продержал меня год в больнице только потому что я отказывалась отдать ему мамины украшения! Вы не имели права пускать в мою комнату постороннего человека. А сейчас не имеете права меня выгонять. Но ваше счастье - я здесь больше не останусь. Очень жаль, что у такого хорошего парня, как Эйд, такие родители. У меня даже слов нет, я не могу ни одного слова подобрать, чтобы описать то, что вы сделали. Я обращусь к господину Сероглазому. Если из моей комнаты хоть что-нибудь пропало, вы возместите мне каждый золотой. И заодно вернете те деньги, что я вам уже заплатила. И знаете, что? У меня даже хватит духу сделать так, чтобы у вас никто больше не останавливался. И лишь потому что ваши дети не виноваты в том, что вы не знаете законов города, в котором живете, я не стану этого делать.
   У меня не было сил даже оценить эффект, который произвели мои слова. От злости и обиды дрожали руки. Как эти люди, бывшие такими добрыми, могли так поступить со мной? Доверься я им чуть больше, я могла потерять все. И лишь по счастливой случайности этого не произошло.
   На комнату было больно смотреть. Постарался Георг на славу: перевернул все вверх дном. Ящики, шкаф, вещи, кровать. Я сразу же проверила шкатулку и, естественно, обнаружила ее пустой. Он надеялся, эти украшения - все, что у меня осталось, а я не хотела хранить их в банке из-за памяти, которую они собой несли. И стоили все эти побрякушки меньше, чем мое вечернее платье. Но были особенно дорогими.
   Я устала. Просто устала бороться со всем миром и получать такое отношение в ответ от тех, кто мне нравился. Слезы сами выступили, и в кои-то веки я не стала заставлять себя подниматься и двигаться дальше. Сидеть и реветь было проще.
  
   - Карту Лесного, пожалуйста, - сказала я мальчику-газетчику.
   Он вместе с отцом держал лоток с книгами и газетами, что находился на середине пути меж Домашними и академией. Я часто брала там что-то почитать, или небольшие блокноты для записей. Сейчас мне нужна была одна из тех карт, где отмечают постоялые дворы и гостиницы. Нужно было искать новое жилье.
   А где его искать? Теоретически, в огромном Лесном не существует проблемы под названием "негде жить", если у тебя есть деньги и документы. Так что я брала карту, преисполненная относительным, но оптимизмом.
   От Домашних я уходила с гордо поднятой головой, замаскировав следы слез. Что ж, и не такое бывает в жизни. Потеряла мамины украшения, и ладно, память заключается не в вещах. Георг еще ответит за каждую гадость, сделанную мне.
   Разумеется, я не стану обращаться к отцу Клэя, тем более что все деньги за проживание мне вернули. Даже не взяв из них ничего за тот период, что я уже пробыла у Домашних. А я не стала разбираться. Мне кажется, они все равно должны за то, что сделали.
   На минуточку - я Вил Инеевая, а герцог Снежный является опекуном совершенно другой девушки. И пусть еще докажет, что имеет право вламываться в мою комнату. Но не сейчас, позже.
   Сейчас мне нужно место, где можно жить и где хорошая охрана. Посмотрим...
   Я неосмотрительно выбрала место, где расположилась с чемоданами. Проходимость была очень хорошей, а лавочка хоть и располагалась в тени деревьев, отлично просматривалась с дороги. Так меня и заметил Дэн. Наверное, он шел к Клэю, или просто по делам. Но, завидев меня, свернул и уселся рядом.
   - Привет, Вил! Я тут подумал - надо с Элис поговорить, извиниться. Я правда не хотел ее обижать, просто знаешь, одно дело - когда ты любишь безответно и мучаешься. А другое - когда тебя любят, а ты не можешь ответить. И второе тяжелее.
   Тут он заметил мои чемоданы и, наверное, с минуту на них смотрел.
   - Погоди, что это? Ты уехала от Домашних?
   - Меня выгнали, - призналась я.
   И на глаза опять напросились слезы!
   - Что? Погоди, Вил, как выгнали? За что?
   Я качала головой, чтобы не разреветься.
   - Иди к Элис, потом поговорим, мне надо найти жилье.
   - Да подождет Элис! Вил, что случилось, почему тебя выгнали?
   - Да так. Приходил Георг, кое-что обо мне рассказал. И Домашние решили, что имеют право пустить его в мою комнату! Он там все перевернул и... и забрал мамины украшения.
   - Погоди, я ничего не понимаю! Вил, расскажи все по порядку. Что он им рассказал?
   - Что я им вру, - со вздохом сказала я. - Нет у меня никаких родителей, Дэн. Я сбежала от отчима и сменила фамилию, чтобы он не смог добраться до меня. Поступила в академию, чтобы найти потом работу, когда деньги закончатся, и было на что жить. Ну и еще чтобы Георг опять же не добрался. Домашние просили записку от мамы, что она будет оплачивать все счета, и я ее подделала. Георг им это рассказал.
   Глаза Дэна были полны совершенной растерянности. Он смотрел на меня, словно я только что обратилась енотом, вместо дракона и теперь выдыхаю пламя.
   - Ладно, давай по порядку, - вздохнула я. - Только обещай, что не расскажешь Клэю! Он и так чувствует вседозволенность, а узнает, что мне даже некому пожаловаться, совсем озвереет.
   Дэн скептически покачал головой, но ничего не сказал. Наверное, у него о Клэе было несколько другое мнение. Но хоть спорить не стал, и на том спасибо.
   Дэн уселся на скамейку и обнял меня, то ли грея, то ли просто поддерживая. За это его можно только благодарить. Приятно знать, что ты не один, когда наваливаются неприятности.
   - Мама вышла замуж, когда мне было четырнадцать. Георг тогда был... ну, магом он был, сильным, лекарем вроде как. Но у мамы был титул и замок. Он, правда, разваливался, а во владении - пара деревень, но титул - это серьезно. Георг казался всем обаятельным и красивым мужчиной, он хорошо относился ко мне и любил маму. Я не очень хотела пускать его в нашу жизнь, но они выглядели такими счастливыми. Разве я могла быть против?
   Потом мама умерла. Мне очень хочется верить, что он не причем. И я выяснила, что Георгу на самом деле нужен фамильный артефакт. Не знаю, зачем, и что эта штука может, но я ее спрятала. Георг догадался и договорился со старым знакомым, чтобы он поместил меня в лекарский дом для душевнобольных. Там я провела почти год, а потом сбежала. Пробралась в замок, украла все мамины украшения, забрала кулон и ушла в город. Там продала украшения, купила новые документы, сменила фамилию, потратила кучу денег, но получила именно законные документы, чтобы Георг не смог их оспорить. И улетела в Лесной уже под другим именем. А остальное ты знаешь. Поступила, заселилась. Георг, понятное дело, нашел меня и вот...
   - Он забрал артефакт?
   - Нет, я ношу его с собой. Его никто не может с меня снять. Для этого придется меня убить, а это Георг почему-то не делает. Может, боится, что все поймут. Это ведь не Плато, там проще простого убить человека. В снегах его не найдут еще долго. А здесь жизнь кипит, правосудие работает.
   - Дела-а-а, - протянул Дэн. - И он забрал все твои украшения? Тебе негде жить?
   - Нет, деньги у меня есть, не совсем же я наивная. Все в банке, так что я могу снять дом, если захочу. Документы-то на украшения у меня тоже есть, за них дают полную цену. Георг забрал то, что я не стала бы продавать. У мамы было много драгоценностей, но лишь некоторые она любила. Их я хотела сохранить. А Георг забрал, и Домашние ему это позволили. Вот так вот.
   Я не стала упоминать о черном драконе, который спас меня от возвращения на Плато. Никто не должен связать меня с убийством ледяного.
   - Слушай, а давай мы с ним побеседуем?
   Дэн предупредил мои возражения тирадой:
   - Вил, я никому ничего не скажу. Ни Клэю, ни Эйду, ни парням. Мы просто с ним побеседуем, так сказать, в тесном контакте.
   - Нет, Дэн, он очень опасен. Георг - это не однокурсник, который пристает к девушкам в раздевалке. Это колдун, и колдун сильный. Не надо с ним связываться, а особенно не надо подставлять Клэя. Я буду с ним бороться законными методами, схожу к Сероглазому, спрошу, можно ли вернуть мои украшения.
   - Хорошо, - с легким сомнением отозвался Дэн.
   Оставалось только надеяться, что он не станет действовать самостоятельно и не нарвется на Георга. Это только моя проблема. И я ее решу.
   - А пока мне просто нужно где-то жить. Я хочу просмотреть все постоялые дома. Ты не знаешь, в котором из них охрана лучше?
   Дэн обворожительно улыбнулся.
   - Есть у меня две отличные идеи!
   - Излагай!
   Хорошо, что я его встретила. С кем-то гораздо легче решать проблему, чем одной. Уже довольно давно я не чувствовала поддержки и не могла ни с кем поделиться. Хотя бы просто поговорить. Оказывается, это очень приятное чувство.
   - Это, - Дэн махнул в сторону, где располагался постоялый двор Домашних, - старая часть города. За Академией есть новая, там недавно построили новую хорошую гостиницу. Там нет такой атмосферы, как в мелких тавернах, но зато охрана на уровне и очень красивые комнаты. А стоит, кстати, немногим дороже, они ведь только открылись. Если ты оплатишь, как и у Домашних, несколько месяцев, то сможешь сэкономить.
   - Покажи на карте, - попросила я, - интересно.
   - Пойдем, провожу, сама посмотришь. И заодно помогу отнести сумку.
   Парень резво подскочил со скамейки и взялся за два моих больших чемодана. Ему тяжесть совсем не казалась неподъемной.
   - Погоди, а вторая идея? Ты же сказал, их две!
   - А, точно. Купи себе шапку, Инеевая, у тебя уши замерзли! Кстати, а как тебя на самом деле зовут?
   - Звали, Дэн. Это имя со мной навсегда. И фамилия тоже.
   Но сдаваться он категорически не желал. Пришлось сказать:
   - Виленея Снежная.
   - Хм... нет, Вил Инеевая лучше. Все, пошли, время искать тебе жилье!
  
   Первое высотное здание Лесного! Двенадцать этажей, много стекла, света, форма у персонала и улыбчивые девушки у стойки. Я даже замерла в огромном светлом холле, заставленном мягкими креслами, настолько непривычен оказался контраст старого города и этого единственного высотного здания, смотревшегося крайне нелепо.
   - Это, кстати, проект владельца "Драконьих Авиалиний", - пояснил Дэн. - Команда, которая работала над зданием, утверждает, что так будут выглядеть города будущего. И, мол, вскоре весь Лесной преобразится. Не знаю, насколько это реально, но красиво, согласись? И здесь есть охрана!
   По углам холла действительно сидели внушительного вида мужчины, на поясе каждого висела дубинка, из тех, что использует патруль при задержании мелких хулиганов.
   - А в комнатах есть кристалл связи с охраной. Работает по тому же принципу, что и кристаллы Погонщиков и Драконов. Ну, что, будем узнавать про комнату?
   - Конечно!
   Мы оставили вещи у одного из кресел, и подошли к улыбающейся дриаде. На ней немного нелепо смотрелась бело-голубая форма гостиницы, но в целом девушка производила благоприятное впечатление.
   Я объяснила, чего хочу, назвала цену, в которую планирую уложиться и, к собственному удивлению, действительно получила комнату.
   - Оплачиваете по сегодняшним ценам. То есть, если берете комнату на полгода, платите по ценам этого дня и даже в случае повышения ничего не добавляете. Но сразу могу сказать: через пару месяцев цены мы поднимем минимум в полтора раза.
   - Я заплачу за три месяца, - решила я.
   - Не будете сначала смотреть комнату? - будто бы удивилась дриада.
   - О, нет, мне подойдет, я уверена. Давайте все оформим, хорошо?
   Понадобилось поставить всего одну подпись - мою, к счастью - и даже не пришлось доставать золотые. Достаточно было написать разрешение для банка. Курьер гостиницы отнесет разрешение в банк, там проверят подлинность и просто перенесут часть денег из моего сейфа в сейф владельца отеля, а мне принесут отчет, что ничего лишнего из моих средств не пропало. Удобно!
   Потом Дэн отказался смотреть мою комнату и заявил, что все-таки попробует поговорить с Элис. Мои вещи обещали поднять минут через пятнадцать, так что я со спокойной душой поднялась в комнату. Я специально попросила повыше - надо же воспользоваться первым высотным зданием по назначению. И комната оказалась на одиннадцатом этаже. Для дракона - в самый раз, весь Лесной должен быть, как на ладони!
   Но реальность оказалась немного другой. Да, город видно было, и хорошо, но далеко не весь. Для большинства людей ощущение, когда смотришь сверху на город необычное, но я к таком привыкла, а потому особого впечатления высота на меня не произвела.
   Зато произвело окно.
   Комната состояла из двух зон, разделенных перегородкой.
   Одна зона - что-то вроде мягкого уголка с креслами и столом, для работы и перекусов. Вторая - с огромной кроватью, затемненная. Ванная, конечно, была отдельная и по-настоящему красивая. Все там сверкало, а еще был современный, хорошо оборудованный душ. Дэн говорил, что у отеля есть своя котельная, но я не придала этому значения и уж никак не думала, что это означает личный душ с горячей водой. Нет, куда там Плато до Лесного!
   Так вот, об окне. Его закрывали прозрачные шоры, но само окно было во всю стену. Прямо напротив кресел. Вид открывался чудесный, а ночью должен был стать действительно волшебным.
   И сразу такое облегчение накатило. Жилье есть, деньги все еще при мне, кулон тоже. К слову, о кулоне. Я вытащила из-под рубашки такой желанный для Георга артефакт. Он изменил цвет уже окончательно - стал ярко-голубым. Легкое свечение исходило из самой сердцевины. Мне не хотелось сейчас думать над разгадкой этого явления. Не хотелось даже распаковывать вещи. Поэтому я разулась, решив, что в комнате отныне можно будет ходить только без обуви, уж очень красиво выглядел лакированный темный паркет. А потом улеглась на шикарную кровать, прямо в скопление мелких подушек. Собиралась отдохнуть всего минуточку, но, так уж вышло, уснула.
  
   Переодевание для меня - особый ритуал. Наверное, из-за того, что я выросла на севере, где важнее не то, красиво ли ты одет, а то, тепло ли ты одет. Но я безумно люблю красивые платья и рубашки! Я могу, наверное, часами подбирать украшения к нарядам или делать прическу. Может, это недостойно дракона и студентки Драконьей Академии, но имею я право на что-то свое, приятное?
   Особенно мне понравилось наряжаться к ужину в новом отеле. Ресторан, выполненный по последнему писку моды Лесного, поражал размерами, торжественностью и музыкой. Наверное, дешевле и проще было пойти ужинать в таверну, но я решила отметить переезд. Вот уж правда, нет худа без добра.
   Я видела это здание издалека, но даже не интересовалась, что тут такое. Огромные дома для меня не в новинку - на Плато все графские замки поражают воображение размерами. Но если бы не Дэн, я б даже не узнала о существовании такого чудесного места.
   Меня усадили за небольшой столик, вдали от музыкантов. Все вокруг было выполнено в золотисто-оранжевых тонах огня. И кухня оказалась агрессивной, острой, изобилующей мясом и рыбой, приготовленными на открытом окне.
   Я продиктовала заказ миловидной дриаде и просто сидела, да наслаждалась красивой музыкой. Я заказала чай и попросила принести его сразу, но передо мной вдруг появился бокал вина.
   - Что? - Я нахмурилась. - От кого это?
   И оглянулась, наткнувшись взглядом на... ну да, кто же еще мог встретиться мне здесь? Глупо полагать, что Дэн сохранит мое новое место жительства в тайне.
   Клэй Сероглазый, обворожительно улыбаясь, уселся напротив, и перед ним тоже возник бокал с вином. Белым, кстати.
   - Добрый вечер, Вил. Как тебе новая комната? Правда, эти окна здорово смотрятся? Я только думаю повесить тяжелые шторы, уж слишком много света.
   Я застонала и ударилась лбом о стол. Ну почему, почему Сероглазый всегда появляется там, где я?!
   - Вил, чем ты недовольна? - притворно удивился парень. - Я поддерживаю легенду. Странно, если жених и невеста будут жить в разных домах. Георг на такое не купится.
   Я бы, может, и поверила во все это, если б не огонечек ехидства, блестевший в глазах парня. Издевается! Специально сюда переехал и будет меня доставать! Вот честное слово, лучше бы я послушала Элис и прикинулась влюбленной в него в самом начале. Теперь-то уж не поверит.
   Появился мой заказ: теплый салат с кусочками языка, ребрышки в остром соусе и мятный настой. Одно радует: после такого ужина целовать меня точно не будут.
   - Слышал, тебя выгнали Домашние.
   - Клэй...
   - За что? Что ты натворила, Инеевая?
   - Не хочу об этом говорить!
   Наверное, в моем голосе было столько льда, что Сероглазый решил заткнуться. И в основном за ужином работал челюстями, а не языком. Лишь изредка, потягивая вино, он отпускал комментарии по поводу музыкантов. Не было ничего страшного в ужине с Клэем и все же было как-то неуютно. Он вообще-то на меня обиделся!
   - Провожу даму в комнату, - фыркнул он, когда мы закончили ужинать.
   И правда пошел меня провожать. Я честно пыталась отвязаться, изо всех сил! Но если уж это к тебе прилипло, оторвать не удастся. Впрочем, на лестнице мне доверчиво пояснили:
   - Я в соседней комнате, не рычи ты так.
   Я рычала? Да, Сероглазый оказывал на меня большее влияние, чем ожидалось.
   Но едва мы подошли к комнатам, я поблагодарила Высшего, что Клэй был рядом. Ибо ко мне пришел Найк и вид у него был не то чтобы дружелюбный.
   - Найк? - осторожно позвала я. - Что ты здесь делаешь?
   - Гораздо интереснее, Вил, вопрос, что делаешь ты! - Он проговорил это с неожиданной злостью и сделал несколько шагов в мою сторону.
   Я непроизвольно отступила, и Клэй взял меня за руку.
   - Как ты посмела угрожать моим родителям?!
   - Они пустили Георга в мою комнату, Найк. Он забрал все мои деньги и украшения! Они не имели права делать это! И я сорвалась. Я не собираюсь обращаться в суд, я просто...
   Найк не дал мне говорить, легонько толкнув в грудь.
   - Ты об этом еще пожалеешь!
   - Ну, все, гаденыш, сейчас ты у меня зубами ступеньки пересчитаешь!
   И Клэй самым натуральным образом, схватив значительно уступающего в физической подготовке парня за шкирку, потащил его к лестнице.
   - Клэй! - спохватилась я. - Не надо, ты его убьешь! Клэй! Тебя выгонят! Или посадят! Клэй, отпусти Найка!
   С лестницы он его все же спустил, правда, в четверть силы, если не меньше. Парень выругался так, что я даже покраснела, поднялся и, бросив на нас злобный взгляд, удалился.
   - Он просто расстроился. Я действительно угрожала его родителям судом, когда они пустили Георга в мою комнату. Я не собиралась подавать в суд, я просто разозлилась!
   Клэй поправил воротник рубашки и повернулся ко мне.
   - Георг правда забрал у тебя все деньги и украшения?
   - Нет, большая часть в банке. Он забрал только то, что я хранила в комнате. Все в порядке.
   - Он тебя не напугал?
   Мы вернулись к двери моей комнаты.
   - Знаешь, Вил, мне кажется, здесь не обойтись одним спектаклем с ролями жениха и невесты, - неожиданно серьезно и спокойно произнес Сероглазый. - Давай обратимся к отцу. Он отправит твоего Георга в такие дали, куда драконы не летали.
   Я медленно качала головой, изображая благодарную улыбку.
   - Не надо. Я разберусь с ним совсем скоро. Если что, поговорю. Но пока не стоит. Спасибо.
   Надо было как-то поблагодарить за помощь с Найком и предложение помощи с Георгом... в общем, слова вылетели сами по себе, я не планировала этого:
   - Может, зайдешь, чаю выпьешь? - предложила я.
   Клэй, похоже, обалдел не меньше. И я уж думала, придется заказывать из ресторана чай в комнату, потому что купить ничего я так и не успела, но, к моему удивлению, парень произнес:
   - Да нет, Вил, поздно уже. Ложись спать.
   - Спокойной ночи, - пробормотала я и, смущенная, поторопилась скрыться.
   Ледяная драконица - и смущается? Ни в жизни не поверю!
   Я готовилась ко сну, переодевалась и ходила в душ, размышляя обо всем, навалившемся в последние дни. Голубой кулон загадочного действия так и болтался у меня на груди. Что же в нем такого ценного, почему Георг так страстно желает его получить?
   Ответ на этот вопрос, а так же на вопрос, кто устраивал беспорядки в Академии, я получила буквально на следующий день...

Глава четырнадцатая. Артефакт настоящей любви

   Зачем я пошла в академию в выходной? Причина была простой: во время визит Георга некоторые библиотечные книги пострадали. Может, он искал в них тайник, может, просто в порыве ярости сжег, кто знает. Нужно было заплатить за них и взять новые, чтобы успеть подготовиться к кое-каким семинарам.
   Я воспользовалась советом и купила по дороге шапку. Настроение тут же улучшилось. Осень совсем уже стала холодной, близилась зима. Наверное, в следующие выходные выберусь за теплыми вещами. Пальто у меня есть, а вот для учебы почти ничего. Заодно развеюсь.
   Мне пошел на пользу переезд. Настроение стало лучше, все не казалось таким мрачным. И даже потеря дорогих сердцу украшений не выглядела как трагедия, достойная слез. Уже тот факт, что Георг решился на откровенно незаконные действия, свидетельствовал об его бессилии.
   Я разделась в пустующем гардеробе, самостоятельно повесив на вешалку пальто, и направилась в библиотеку. Там справилась довольно быстро. Никому, кроме пары старшекурсников, не пришло в голову сидеть в выходной, да еще и вечером, в библиотеке. Начало года, какая учеба? Никто и не думал о сессии.
   И я решила не думать. А купить по дороге чего-нибудь вкусненького и... может, поблагодарить Клэя за помощь чаем с пирожными. От этой мысли почему-то на лице появилась довольная улыбка. И именно из-за этой улыбки я потеряла бдительность и не заметила Георга, который вывернул из-за угла.
   Мужчина вцепился в мою руку и затащил меня под лестницу. Там было что-то вроде подвала, где хранились ведра, метлы, различные инструменты. Как-то страшновато было стоять в окружении лопат и пытаться вырвать руку от Георга.
   - Буду кричать! - прошипела я.
   - Попробуй, все равно почти все разошлись. Вил, мне нужен этот демонов кулон!
   - Размечтался!
   Я все-таки вырвалась и отскочила к стене, уронив на пол кучу лопат. Они с жутким грохотом повалились на пол. Хоть бы кто услышал!
   - Ты даже не знаешь, как им пользоваться! - Георг уже орал. - Вил! Отдай мне кулон, и я навсегда оставлю тебя! Будешь жить спокойно, в безопасности, учиться, выйдешь замуж! Я тебя по-хорошему прошу! Я верну тебе все украшения! Он тебе не нужен. Он не несет в себе силы или опасности. Послушай, давай, я расскажу тебе, для чего он нужен? Виленея, ты должна его мне отдать! Ты ведь лучше матери! Ты не можешь быть такой, как она!
   И Георг в сердцах ударил кулаком по стене.
   - Что? Что вы сказали?
   Надо было уйти. Развернуться и убежать, обратиться к отцу Клэя, попросить защиты у Медного. Но эти слова будто бы приковали меня к месту, я не могла пошевелиться.
   - Что вы сказали о моей маме?
   Мужчина открыл было рот, чтобы ответить. В его потемневших глазах горела злость. Не знаю, что он сказал бы в следующее мгновение, но мы оба услышали треск и подняли голову. Я ничего не поняла толком. Лишь услышала грохот, закашлялась в пыли. Меня уронили на пол и придавили, я на пару мгновений точно отключилась. Дыхание перехватило, все погрузилось во тьму, а нога взорвалась дикой болью, словно на нее упало что-то тяжелое.
   Все смолкло. Ни звуков. Ни движения. Ничего. Только боль в ноге, удары сердца в абсолютной тишине и темноте.
   - Что... что за?
   Я застонала, потому что ногу действительно придавило что-то тяжелое. Обломок лестницы, наверное. Похоже, обрушился пролет, и нас чудом не убило.
   Боль была такая, что на глаза навернулись слезы. Наверное, сломана. Но все могло бы быть намного хуже, если б не Георг, закрывший меня от особенно крупных осколков. Специально, или случайно так вышло?
   - Эй! - Я толкнула его изо всех сил.
   Но сил было мало.
   Но сил было мало.
   - Георг! Поднимись! Я так долго не протяну.
   Он застонал и очнулся. Пока просыпался, пока соображал, что было, я уже была готова орать от боли и желания выбраться. Я ведь боюсь закрытых темных пространств, с тех пор, как лежала в больнице, боюсь!
   - Погоди, Вил. - Георг пришел в себя и осмотрел масштабы разрушений. - Не дергайся, хуже сделаешь, дай, я камень уберу.
   Ногу опять пронзила боль, и тут я уже не сдержалась. Неужели на мои вопли никто еще не прибежал? В академии что, вообще никого нет?! Сумасшествие какое-то.
   - Перелома нет.
   Я сдерживала слезы, пока мужчина ощупывал мою пострадавшую конечность и пытался заставить меня согнуть ногу в колене. Перелома, может, и нет, но превращаться еще неделю не смогу, а нога распухнет и станет модного синего оттенка.
   - Ушиб сильный, возможно, трещина, но кость цела. Лекарский дом с этим справится минут за пять, еще денек похромаешь.
   - Что случилось?
   Все вокруг оказалось в пыли и мусоре. А мы были заблокированы в крошечном промежутке между рухнувшей лестницей и стеной подсобки. Стояли бы чуть правее, через пару дней народ бы справил похороны. А так пострадала всего лишь моя нога, да Георг получил пару синяков.
   - Лестница рухнула. Вопрос в том, - мужчина отряхнул руки и попытался сдвинуть обломки, - сама ли. Нет, нам отсюда без посторонней помощи не выйти.
   - Кто-то должен был слышать шум! Это же не просто стул уронили, здесь лестница рухнула!
   - Полагаю, всего один пролет. И так удачно на нас... Ладно, обход все равно будет, потерпи.
   Он уселся рядом со мной, на пол, привалившись к холодной неровной стене. Среди кусков лестницы, пыли, грязи и разбросанных вещей угадывались метлы и какие-то ведра. Смешно подумать: застрять в подсобке, когда кто-то обрушил на тебя лестницу. Ну, или она упала сама.
   - И что? Почему ты меня не убил? Камнем по голове - и скажешь, что сверху упал. Заберешь кулон. Ты же к этому стремишься.
   Мужчина искоса на меня глянул.
   - Я не хочу тебя убивать. И не собирался.
   - Серьезно? - Я хохотнула.
   - Вил, я не убил бы подростка, девушку. Почему, как думаешь, я пытался забрать у тебя кулон, сначала поместив в больницу, а потом здесь, обманом? Если бы я хотел тебя убить, я бы давно это уже сделал.
   - Что ж... резонно. Но все же, почему? И что ты говорил о моей матери? Что она тебе сделала?
   - Ты не хочешь знать это, Вил.
   Сейчас Георг выглядел и говорил по-другому. Может, это и странно, но мы никогда не говорили с ним. Пока была жива мама, он был ее мужем, а не моим отцом. Потом она умерла, и Георг стал врагом, с которым я отказывалась говорить. Да и теперь, с переездом в Лесной, мы ни разу не общались на предмет его неуемного интереса к артефакту.
   - Хочу. Я хочу знать, почему ты сказал, что я лучше матери.
   Уже в этот момент, сидя в подсобке под лестницей (причем в буквальном смысле) я поняла, что мир мой после рассказа Георга перевернется.
   Мать была единственным человеком, которому я доверяла. Единственным, с которым делилась. И, наверное, до сих пор единственным, кого любила. Она гордилась моей силой, гордилась мной. Считала меня равной и ничего не скрывала. Ни отца, ни их историю.
   Но в то же время, уже став старше, я отчетливо поняла, что мама и герцогиня Снежная - совершенно разные люди. Мама жестко управляла территориями, что ей принадлежали. Но на севере иначе нельзя. Либо ты жесток, либо мертв. Морозы, хищники, охотники, нечисть - да кто только не желает прикончить зазевавшегося беспечного дурачка.
   И все же я хоть и хотела услышать, что скажет Георг, готова к этому не была.
   - Я закончил лекарскую академию и приехал на Плато, - начал он. - Я был обязан оказывать помощь нескольким деревням, в том числе и тем, что находились в подчинении твоей матери. У меня не было ничего, только образование желание работать. На севере хорошо платили, я намеревался заработать денег и купить дом в Верхнем.
   В деревне, в той, что была рядом с вашим замком, жила Ханна. Между нами не было какой-то особой невероятной страсти, да и удивительные истории с нами не происходили. Мы просто понравились друг другу, несколько раз встретились. Я водил ее к источникам - узнал у местных, где они находятся. Мы не думали о свадьбе, мы просто дружили и все.
   - Моя мать была против, - догадалась я.
   Но Георг лишь покачал головой.
   - Твоей матери было плевать, кто и с кем гуляет. Родителям Ханны я не нравился, и в итоге они запретили нам общаться. По своей наивности я подумал, что это из-за дружбы. Что я должен жениться на ней. Но, оказалось, это из-за того, что я не могу обеспечить Ханну.
   - А ты правда не мог?
   Я чувствовала, что должна как-то поддержать разговор. Возможно, Георг рассказывал мне сейчас то, что не рассказывал никому. Это надо было уважать независимо от наших отношений.
   - Ей пришлось бы работать, конечно. Откуда у меня были деньги? Но Ханна по своей природе импульсивна. Я предлагал немного подождать, чтобы ее родители остыли. В итоге они разрешили бы нам быть вместе, я в этом до сих пор уверен. Ханна взбесилась и подбила меня сбежать.
   Далеко мы не ушли, ее отец нас вернул и крепко разозлился. Он сказал, что Ханны мне не видать, да и работы. Потащил нас к твоей матери. Она должна была разбирать подобные споры, будучи владельцем земель. Она не слушала ни воплей Ханны, ни моих просьб. Просто велела отослать девушку подальше, стерла у нее все воспоминания обо мне, а еще написала просьбу в столицу Плато, чтобы меня уволили.
   - И тебя уволили?
   Георг долго молчал. Я уж было решила, что он передумал рассказывать.
   - Конечно. Но, к счастью, есть множество мест, где молодой и здоровый мужчина может найти себе работу. Ханну отправили к каким-то дальним родственникам. Я намеревался ее найти.
   - И как ты оказался мужем моей матери? - у меня пока не складывалась полная картинка.
   - Я не уехал с Плато, потому что слышал ее разговор с отцом Ханны. Он все волновался, что Ханна может вспомнить ненароком меня или что-то из жизни здесь. Твоя мать ответила, что это невозможно. Магия кулона завязана на эмоциях. Если Ханна меня любит, эту эмоцию нельзя стереть. Ханна сможет вспомнить меня только если будет рядом этот кулон. Без него я бессилен. Можно было снова влюбить ее, скажешь ты, и будешь права, но... ты знаешь, как появился этот кулон?
   Я покачала головой, машинально поглаживая гладкий камень. Даже нога болела меньше, хоть и беспощадно противно ныла.
   - Так в нашем мире появилась богиня. Говорят, Высшему понравилась девушка, у которой был этот кулон. Она не могла никого полюбить, но при встрече с ним кулон изменил цвет. И Высшему ничего не осталось, как сделать ее своей женой. Кулон был потерян, но потом нашелся на Плато. В зависимости от того, кому он принадлежит, меняет цвет, когда вспыхивает настоящее чувство. Может быть или отдан или взят после смерти.
   - Ты женился на маме, чтобы отыскать его, - закончила я.
   Что ж, я всегда знала, что Георг не просто так стал мне отчимом. Но всегда думала, что его интересовали деньги или земли. А вот оно как вышло...
   - Да, я думал, заберу кулон и исчезну. Она меня даже не вспомнила. Может, ее вины и не было, она просто сделала то, о чем просили люди, живущие на ее земле. Не стала разбираться. Но я всегда ее ненавидел, и тебя заодно. После ее смерти я думал, кулон у меня в руках, но ты... можешь себе представить, как я злился. Вил, я говорю тебе правду. Ничего более этот кулон не может, только менять цвет. И вернуть память Ханне. Дай его, пожалуйста. Я даже верну, когда найду ее и заберу.
   Я медленно достала украшение. Насыщенный цвет теперь казался не волшебством, а приговором - достаточно было вспомнить, при каких обстоятельствах он появился. Георг удивленно переводил взгляд то на меня, то на кулон.
   - И давно он?
   - Как только приехала в Лесной, - глухо ответила я.
   Вот так. Судьба не дает и шанса ускользнуть от зеленых насмешливых глаз. Почему именно он? И как мне из этого теперь выпутаться?
   - Я так полагаю, это Сероглазый. И проблема в том, что вы изображали пару для меня, а на самом деле он мечтает затащить тебя в постель и на этом завершить общение.
   Вот я еще с Георгом не обсуждала свои отношения с Клэем!
   - Знаешь, что...
   Что я собиралась ему сказать, осталось загадкой, в том числе и для меня. Сначала мы услышали шорох, который быстро превратился в довольно громкий звук, будто сдвигают камни. Георг поднялся, я же это сделать не смогла бы при всем желании.
   - Сиди здесь, - зачем-то сказал он мне. - Сейчас поймаю шутника, вернусь и отнесу тебя в лекарский дом. Не шевелись, если не будет помощи.
   - Куда ты? Что там...
   Я умолкла, увидев... черную драконью морду.
   Георг... Георг не был удивлен внезапному гостю. Они знакомы? Я запуталась!
   - Ты знаешь, кто это? - шепотом спросила я.
   Сверху сыпалась пыль и раздавался какой-то грохот - это дракон освобождал проход.
   - Дракон. Который нас вытащит. Не лезь сама, дождись, я кого-нибудь к тебе отправлю.
   С этими словами Георг исчез в проеме и больше никаких звуков не осталось. Я попыталась было выглянуть наружу или вовсе выбраться из этого подвала, благо не так уж сильно завалило вход, чтобы пришлось карабкаться. Но нет, боль в ноге не дала мне сдвинуться с места. Я стиснула зубы.
   Лестницу обрушили не случайно? На меня или на Георга, интересно... Наверное, на меня, Георг все же прилетел в Лесной, чтобы добыть артефакт, и не ввязывался в сомнительные дела здесь. Ну, я так думаю. А вот я уже насолила многим.
   Кто только не желал мне куда-нибудь провалиться. Вернее всего это Дамиан, решил поквитаться за Клэя и то, что я сделала перед тем, как улететь из Подземного. Обрушить лестницу... охотник грязно играет. Но с Георгом я бы на его месте не стала связываться, Георг пережует и проглотит, не заметив сопротивления. Может, он когда-то и был лекарем, влюбленным в девушку Ханну, но за прошедшие годы стал настоящим и опасным магом.
   Я снова достала кулон, чтобы немного подумать. Голубой светящийся изнутри туман клубился в маленькой безделушке, перевернувшей мою жизнь. Артефакт настоящей любви? До этого я слышала что-то подобное разве что в легендах, может, в песнях. Ну почему, почему он сработал именно на Сероглазом? И что вообще должна чувствовать я?
   Ох, одни вопросы, ни единого ответа. Черный дракон, кто он?
   Я бы подумала, что Клэй, но в Академии не идиоты сидят, они распознали бы в нем дракона сразу же. И размеры не совпадают, ну не может быть оборотень таким огромным. В полтора раза больше меня, наверное. Тогда кто? Ипостась Медного - облачный. Нет, идей больше никаких.
   Я спрятала кулон и привалилась к стене. Боль в ноге стала привычной, она уже даже не вызывала слез. Больно, да, сильно. И почему так? Георг сказал перелома нет, но Георг может ошибаться. Это ж какая тогда боль при переломе!
   Я устала. За такой короткий промежуток времени я пережила столько, что просто устала. И это откровение о маме. Нет, я не питала иллюзий, думая, будто моя мать - самое светлое существо в мире. Конечно, нет. Она могла быть и жесткой, и строгой. Но чтобы так... впрочем, всегда есть две точки зрения на события, и наверняка точка зрения родителей Ханны казалась им верной.
   Но теперь встает вопрос - а что думаю я. На чьей я стороне?
   Снаружи послышалась ругань.
   - Эй! - крикнула я. - Помогите, пожалуйста!
   В проеме появилось лицо Медного, и я с облегчением выдохнула.
   - Магистр, я тут немного ногу повредила, когда лестница рухнула. Можно мне к лекарям?
   Он быстро и осторожно пролез через завалы мусора и обломков ко мне, поднял на руки. Я заорала, потому что от неосторожных движений нога прямо взорвалась от боли.
   - Прости. Перелом?
   - Не знаю! Но больно очень.
   - Возьми магию, сосредоточь в ладони и проводи по ноге, чтобы немного уменьшить боль. Но не до фанатизма.
   И почему я сразу до этого не додумалась? От прикосновения холода сначала было немного больно, потом - невообразимо хорошо. Сразу стало проще воспринимать транспортировку. Меня вытащили из-под завалов и разместили на скамейке.
   - Сейчас лекари придут и тебя заберут. Наверное, будут проверять кости, так что проведешь ночь в лекарском доме, - пояснил магистр.
   Кого там только не было. В холле собрались завхоз, охрана, какие-то магистры, стража. Как никто не заметил черного дракона? Разве что сидела я там дольше, чем думала. Стражники переговаривались и поглядывали в мою сторону. Кое-кто из магистров тоже косился.
   - Что?! - поразилась я. - Они что, думают, это я сделала?
   - Не волнуйся, Вил, тебя никто не обвинит, пока мы не установим причин случившегося. Но скажи, что ты делала в подсобке?
   - Ничего, я просто...
   Медный покачал головой.
   - Ты практиковалась в магии? Или в превращении?
   - Да нет же! - Я уже начала злиться. - Мне не нужно практиковаться в превращениях! И моя магия контролируется мной! Я не ломала лестницу, она, между прочим, мне на ногу свалилась.
   - Тихо, Вил, я тебя понял, - остановил мою тираду магистр. - Разберемся.
   Я, если честно, так растерялась, что даже забыла рассказать о Георге. Он меня бросил? Но зачем и что вообще...
   Додуматься до чего-то логичного не вышла. Все обернулись на крик Георга:
   - Смотрите-ка, кого я вам привел. Только сегодня, дамы и господа, беспрецедентная акция! Приведи преступника и получи признание в подарок!
  
   Он вел... нет, не так. Георг тащил за ухо зареванного и перепугавшегося Найка. Будучи в совершенном шоке, я привстала со скамьи и тут же рухнула обратно.
   Найк?! Найк обрушил на меня лестницу?!
   Демоны его подерите, да я не восприняла всерьез ни одного его слова! Я думала, он просто злится из-за родителей! Уронить на мою голову лестницу - это не мелкая гадость, это... это... вот демоны! Он хотел меня убить!
   - Найк! - только и выдохнула я.
   - Домашний? - Голос у Медного приобрел оттенки металла. - Что все это значит? Герцог Снежный, потрудитесь объяснить.
   - С удовольствием. Вот этого красавца я поймал только что. И надо же, он признался, что обрушил на мою голову, а заодно и на ногу Виленеи, лестничный пролет. Можете поискать следы взрыва, этот паршивец знал, что делает. Видимо, он собирался заманить ее туда одну, а я некстати подвернулся. Да, к слову, он еще и признался, что разрисовал вашу Академию и разгромил оранжерею. Так что я выполнил план по воспитанию молодежи на этот год и, пожалуй, увольняюсь.
   Все замерли, переваривая услышанное, и тут, как в плохом спектакле, выступил Найк:
   - Там был дракон! Черный! Они угрожали!
   Георг фыркнул.
   - Ага, а может, еще йети придумаешь? Имей мужество ответить за свои поступки, Найк. Твоя обида на академию толкнула тебя к тюрьме, а не мифический черный дракон.
   Он с легкой усмешкой отвернулся. Но я-то видела в его глазах огонек, я знала, что черный дракон был и действительно, скорее всего, напугал Найка! Но промолчала. А Георг обратился уже к присутствующим:
   - Так, вы что с девушкой делать будете? На ночь оставите?
   Один из лекарей выступил вперед, в то время как Найком занимались уже стражи и магистры. Он совсем расклеился и теперь ревел, отвечая на вопросы Медного. Мне даже стало его жаль. Но себя было жаль больше, нога не унималась.
   - Боюсь, придется осмотреть. И, если что, провести полное обследование. Ну и, конечно, ей нужно отдохнуть.
   Георг кивнул, что-то сказал и продолжил отвечать на вопросы, которые сыпались один за другим.
   Вот теперь точно - слишком! Хватит с меня потрясений и волнений, Найк - последняя капля.
   Я улеглась на спину и прикрыла глаза. Потом спрошу и о драконе, и об этой Ханне, и о Найке. Немного приведу в порядок мыли и чувства. И себя, а то я до ужаса пыльная и грязная!
   Сама не заметила, как отключилась. А может, этому виной были лекари, поспешившие, едва уладив все формальности, отвезти меня в лекарский дом.
  
   - Госпожа Инеевая, - позвал голос.
   Осторожно позвал, вежливо.
   - Просыпайтесь, госпожа Инеевая. Долго спать очень вредно для дракона.
   Медленно я открыла глаза и потянулась. Вернее, попыталась, потому что при первом же движении у меня обнаружился хвост, которым на радостях я весьма эмоционально махнула. Кажется, что-то снесла...
   - Осторожнее, Вил, вы ведь дракон!
   Симпатичная лекарка улыбнулась.
   - А почему я дракон?
   - Мы лечили вашу ногу и, кажется, плохо рассчитали дозу снотворного. Вы проснулись, перепугались. Произошел выброс магии, и вы превратились. Из хороших новостей то, что ваша нога быстро заживет, ведь мы лечили уже дракона, а для них средства сильнее. Из плохих - вам придется до завтрашнего утра побыть в этом обличье.
   Я быстро глянула в окно, чтобы понять, какое сейчас время суток. Утро... наверное.
   - Там к вам отец пришел. Пустить?
   - Что?!
   Я подняла голову и опять взмахнула хвостом от переизбытка чувств. Отец? Неужели он... нет, мой отец никак не мог быть в лекарском доме, разве что Георг его нашел, и...
   Все подозрения, надежды и догадки рассыпались в пух и прах, когда лекарка привела Георга.
   - Прости, - пояснил он, - пришлось представиться твоим отцом, чтобы не пускаться в объяснения.
   Наверное, разочарование было написано на моей морде, потому что мужчина нахмурился. Но ничего не сказал.
   - Как дела? Как нога?
   Я осторожно пошевелила ногой, проверяя.
   - Вроде нормально. Но драконом буду до завтра. Случайно превратилась и сорвала все процедуры.
   - На драконах быстрее заживает. Сможешь долететь, а не дойти.
   Повисла неловкая продолжительная пауза.
   - Что там случилось? - спросила я. - Как вы поймали Найка?
   - Дракон помог. - Георг пожал плечами. - Домашний и уйти-то далеко не успел, перепугался до полусмерти. А, ерунда, парень просто озлобился на фоне вечных неудач. В семье он младший, вечно на подхвате. Старший брат дружит с Сероглазым, обладает талантом. Вот и бесился парень.
   - И зачем гадости-то делать? - пробурчала я.
   Хвост уже успокоился и перестал громить палату. Иногда мне кажется, будто он отдельной жизнью живет!
   - Ты недооцениваешь силу зависти, Вил. Найк смотрел на вас, как вы ходите в академию, как веселитесь. Он ненавидел все, что отдаляло вас от него. Глупость несусветная, но Найк считал, будто статус студентов делает вас избранными. Поэтому он всячески пытался отомстить тем, кто не взял его учиться.
   - А меня он решил прикончить за то, что поругалась с его родителями. Очаровательно!
   - Я думаю, он и тебе завидовал. Смотри сама: приехала издалека, сразу влилась в лучшую компанию академии. Стала успешной, не испытываешь недостатка в деньгах, пользуешься вниманием. Мечты Найка воплотились в тебе. Думаю, он даже был в тебя влюблен. В общем, у парня проблемы и их из него выбьют. Он еще легко отделается. Если бы тебя убило лестницей, парень сгнил бы в тюрьме.
   - А черный дракон? - спохватилась я. - Вы знаете, кто он? Я вижу второй раз, это он...
   Я было осеклась, но потом призналась:
   - Спас меня, когда вы отправили врача.
   - Я не знаю, кто он, Вил, - Георг покачал головой, - правда. Я видел несколько раз, как он возле тебя увивается, когда следил за тобой. Но ни разу не видел, как он превращается. Так что я не могу тебе с этим помочь. Но он точно желает тебе добра, в этом я уверен. Попробуй подловить его как-нибудь и выпытать всю правду.
   - Ладно, пускай, - я понуро махнула лапой. - С семьей Домашних у меня не сложилось, с семьей Сероглазых тоже. Попытаю счастья еще с кем-нибудь.
   - А с Сероглазыми-то что?
   Георг, похоже, решил втереться ко мне в доверие, проявляя бурный интерес к моей жизни. Даже не знаю, хорошо это, или плохо.
   - Да ничего, - скорбно вздохнула я.
   - Знаешь, если кулон среагировал на Клэя, лучше тебе направить все обаяние на его завоевание. Поверь, я знаю, о чем говорю. Когда любишь и не можешь быть рядом, - Георг тяжело сглотнул, - это лишает всего хорошего, что в тебе есть.
   Мы вздохнули уже вместе. Я, думая о Клэе и всем, что нас связывает, Георг, наверное, думал о своей Ханне. И если засыпая в Академии, с больной ногой, я еще сомневалась, какое решение принять, то здесь решила со всей определенностью
   Медленно наклонила голову, подставляя шею, на которой болтался кулон. Цепочка постоянно увеличивалась и уменьшалась в зависимости от моих превращений. Ни снять, ни порвать, ее нельзя было. Теперь, когда я сама приняла решение отдать кулон, он с легкостью соскользнул с шеи прямо в руки Георгу.
   Тот смотрел на голубой камень неверящим взглядом. Только в этот момент я окончательно поверила в то, что он мне рассказала. И такая тоска навалилась, что хоть вой! Расскажи мне Георг это раньше, не было бы больницы, не было бы побега с Плато.
   "Не было бы Элис, Дэна, Клэя, Академии" - услужливо подсказал мне внутренний голос.
   - Вил...
   - Ой, давай без всяких "спасибо", "извини", "можно вашу ручку". Бери чемоданы и ищи свою Ханну! Делай, что хочешь. Можете жить в мамином замке, мнить себя герцогами Снежными и так далее. Только не трогай больше меня, я устала воевать.
   Георг поспешно кивнул.
   - Спасибо, - все-таки ввернул словечко.
   - Иди уже, - поморщилась отчасти уставшая, отчасти смущенная я.
   - Погоди! - Мужчина вдруг остановился. - Можно вопрос?
   Я махнула хвостом, мол, разрешаю, излагай.
   - Почему ты приехала в Лесной? То есть, я знаю, что ты хотела учиться, но ведь ты не могла не понимать, что в Верхнем или Подземном будет безопаснее. Так почему?
   Я молчала. Надо было что-то придумать, как-то объяснить этот действительно безрассудный поступок, но, как это часто бывает, в голове царила пустота.
   - Твой отец здесь, да? - Георг, оказалось, и сам знал причину. - Имя скажешь?
   - Карл Медный.
   Больше Георг ничего не спрашивал. Дверь за ним закрылась, а я опустила морду на лапы и прикрыла глаза. Устала, да еще и разболелась нога. Может, драконьи средства и сильнее, но и боль у дракона совершенно другая, нечеловеческая. Драконы вообще переносят боль намного хуже людей. Может, поэтому нас живет так мало.
   Я медленно уплывала в страну собственных фантазий и снов. Огромное влияние оказывало то, что закончилось противостояние с Георгом. И значит... я в безопасности. Больше нет нужды оглядываться, бояться, что к тебе в дом залезут. Можно учиться и забыть обо всем, что было до моего приезда в Лесной!
   Было бы у меня больше сил, я бы обязательно бурно радовалась и прыгала по палате. Ну, в меру роста и длины, конечно. Но ледяной дракон хотел спать, а потому лежал тихо и счастливо улыбался.
   Увы и ах - поспать еще мне не удалось, потому что меньше чем час спустя после ухода Георга, дверь в палату приоткрылась, и заглянул Дэн. Сложно сказать, чего на его лице было больше: смущения или беспокойства.
   - Что такое? - Я подняла голову. - Что случилось?
   У Дэна очень яркая мимика. По нему всегда видно, когда что-то стряслось.
   - Вил, я знаю, что ты болеешь, но ты нам нужна. Там Элис совсем плохо. Мы с Клэем точно не справимся. Поговори с ней, а? Если можешь, конечно.
   - Могу! - решила я. - Только отвлеки всех, чтобы меня не заметили. Превратиться я не могу.
   Дэн резво побежал отвлекать народ, а я дождалась удобного момента и выскользнула из палаты. Дальнейшее - дело техники. Запасной выход, свежий воздух, толчок - полет. Потом я опомнилась и снизилась, иначе точно получила бы штраф за превращение в черте города. Но Высший в этот раз меня хранил, и до таверны, где все еще жила Элис, я добралась без приключений.
   Чтобы не заметили Домашние, приземлилась на крышу, а Дэн изнутри уже открыл для меня окно.
   - Уходи, Вил! - потребовала Элис. - И ты, Дэн!
   Выглядела она, конечно, не лучшим образом. Очень устала, словно несколько ночей не спала. И ревела, ревела, сутками, без перерыва. Убью Дамиана! Вот прямо сейчас полечу и убью! Элис нельзя так обижать, она слишком хрупкая для этого. Она впервые в жизни оказалась среди тех, с кем мечтала дружить, а тут такое.
   Я шикнула на Дэна, и тот мгновенно исчез из комнаты, оставив нас наедине.
   Элис сидела на кровати и делала вид, что читает. Но, будучи драконом, я чувствовала, что на душе у нее совсем неспокойно.
   - А у меня лапа болит, - доверчиво сообщила я.
   И нагло положила морду поверх книги. Элис отмахнулась, но куда там! У меня черепушка - чугунная, сколько раз били, а я все еще умненькая. Так просто с места не сдвинешь.
   - Очень болит, - вздохнула я. - Прямо очень. На нее кусок лестницы упал. Тебе меня не жалко?
   - Жалко, - буркнула Элис. - Если болит, надо было оставаться в лекарском доме.
   Тоже справедливо.
   - Я в порядке.
   - Вижу, - хмыкнула я.- А еще Дэн рассказал, что видел тебя на крыше.
   Дэн резво побежал отвлекать народ, а я дождалась удобного момента и выскользнула из палаты. Дальнейшее - дело техники. Запасной выход, свежий воздух, толчок - полет. Потом я опомнилась и снизилась, иначе точно получила бы штраф за превращение в черте города. Но Высший в этот раз меня хранил, и до таверны, где все еще жила Элис, я добралась без приключений.
   Чтобы не заметили Домашние, приземлилась на крышу, а Дэн изнутри уже открыл для меня окно.
   - Уходи, Вил! - потребовала Элис. - И ты, Дэн!
   Выглядела она, конечно, не лучшим образом. Очень устала, словно несколько ночей не спала. И ревела, ревела, сутками, без перерыва. Убью Дамиана! Вот прямо сейчас полечу и убью! Элис нельзя так обижать, она слишком хрупкая для этого. Она впервые в жизни оказалась среди тех, с кем мечтала дружить, а тут такое.
   Я шикнула на Дэна, и тот мгновенно исчез из комнаты, оставив нас наедине.
   Элис сидела на кровати и делала вид, что читает. Но, будучи драконом, я чувствовала, что на душе у нее совсем неспокойно.
   - А у меня лапа болит, - доверчиво сообщила я.
   И нагло положила морду поверх книги. Элис отмахнулась, но куда там! У меня черепушка - чугунная, сколько раз били, а я все еще умненькая. Так просто с места не сдвинешь.
   - Очень болит, - вздохнула я. - Прямо очень. На нее кусок лестницы упал. Тебе меня не жалко?
   - Жалко, - буркнула Элис. - Если болит, надо было оставаться в лекарском доме.
   Тоже справедливо.
   - Я в порядке.
   - Вижу, - хмыкнула я.- А еще Дэн рассказал, что видел тебя на крыше.
   - Слушай, я не собиралась оттуда прыгать! - взорвалась подруга. - Я просто стояла и смотрела на город. Думала, если хочешь.
   - Да я и не говорила, что ты собираешься прыгать. Это у Дэна комплекс героя развился. Я-то прилетела, чтобы тебя уму-разуму научить.
   - Хорошо учить, когда у тебя с Клэем все хорошо, - скривилась Элис.
   Впрочем, мою голову она больше не спихивала, что было просто замечательно.
   - Ну, начнем с того, что у меня с Клэем ничего нет. Мы разыгрывали спектакль, чтобы от меня отстал Георг.
   Вот тут-то в глазах Элис и промелькнул интерес. И я поняла, что можно вещать.
   - Я понимаю, почему ты расстраиваешься. Мой первый опыт тоже был далек от идеала. Когда я осталась совсем одна, у меня случился шок, и меня пришлось положить в лечебницу.
   Я дипломатично умолчала, что никакого шока у меня не было, а в лечебницу меня запихал Георг, свихнувшийся на почве поисков подружки.
   - Там было очень плохо. Можешь себе представить, какие лечебницы на Плато. Скучно, холодно, страшно, вокруг темный лес и вечные снега. Мне было так тоскливо, и я познакомилась с лекарем. Он обещал, что скоро меня выпишет, что все будет хорошо. Втирался в доверие, в общем. Ты поняла, чем все кончилось. Ему просто хотелось поразвлечься, он затащил меня в постель, а потом ему наскучило. Не очень удачный первый роман, да?
   - А ты что? - тихо спросила Элис.
   - А я сбежала. Надоело мне там, я взяла вещи, и сбежала сюда, чтобы учиться. Как видишь, здорова и довольна жизнью. Элис, это ерунда, серьезно. Забудь Дамиана, он скотина. Некоторые мужчины считают, что они хозяева жизни, что женщина - ничто, существо, которое должно доставлять им удовольствие. Но знаешь, настоящий мужчина тем и отличается, что никогда не позволяет себе унижать других и пользоваться их слабостями. Будь то женщины, дети, или его соперники.
   Слабо, но Элис улыбнулась.
   - Отлично, меня учит жизни дракон.
   - У меня лапа! - возмущенно взвыла я и в доказательство потрясла обозначенной конечностью.
   - Это ты лапа. Есть хочешь?
   Вот так всегда: чужая история отвлекает от собственных проблем. В сравнении с Элис, я, конечно, в юности крупной неудачницей была. И это она еще не знает всех обстоятельств данной истории. Например, что врач тот недавно был убит неким черным драконом, личности которого я не знаю...
   - У меня есть мороженое. Хочешь?
   Чтобы ледяной дракон отказался от мороженого? Да такого не бывает!
   Когда после импровизированного девичника я, переваливаясь, возвращалась в больницу, Дэн ругался, что ему приходится меня прикрывать - он-то думал, я справлюсь быстрее. Элис спала у себя, немного выпившая, но, вроде, довольная. Меня тоже то и дело вело, прижимая бедного парня к холодной стене лекарского дома.
   Мы каким-то чудом умудрились пробраться в палату. И Высший меня точно хранил: моего трехчасового отсутствия никто не заметил.
   Зато когда я оказалась в палате, откуда убрали койку и постелили мягкое одеяло, чтобы мог лежать дракон, на тумбочке, лежал сверток.
   "Для Вил" - гласила подпись.
   Кое-как зубами я разодрала упаковку и оттуда вывалились мамины украшения. Все, которые забрал Георг, когда вломился в мою комнату. Я непроизвольно издала довольное мурчание. Подмяла под себя украшения и улеглась на одеяло - спать.
   Ни дать, ни взять, дракон охраняет сокровища. Прямо по книгам!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

187

  
  
  
  

Оценка: 6.77*209  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Минаева "Дыхание магии" (Приключенческое фэнтези) | | А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Притворись, что любишь" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Ю.Меллер "Кому верить?" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Чужой Мир 2. Ломая грани" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"