Пашнина Ольга: другие произведения.

1.Невеста для ректора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Что делать, если новое начальство явно тебя ненавидит? Конечно, вляпаться в историю с заговором против короля, стать подругой принцессе и раскрыть серию таинственных убийств! Именно так преподавательница Университета Охотников и Провидиц начинает свое знакомство с новым ректором, который не только ревностно защищает интересы вверенного ему учебного заведения, но и явно преследует свои цели...
      


   Предупреждение: книга не редактировалась. Опечатки и ошибки вполне могут присутствовать. Автор несет ответственность только за тот текст, что выложен на Самиздате и готова работать над ошибками. Те тексты, что висят в сетевых библиотеках, у меня со страницы взяты без разрешения и ответственности за них я не несу. Всем спасибо и приятного чтения=)
   1 глава. Ох уж эти абитуриенты
   Туфли сидели отлично. В том смысле, что снаружи совершенно не было заметно моих поджатых пальцев. Ох уж мне эти маги-продавцы! Расширят туфли незаметно, пока ты их примеряешь, и все вроде бы отлично. А позже, когда колдовство рассеется, мучаешься и пытаешься натянуть на ноги эти скукожившиеся образцы стиля и элегантности. Через десять минут собрание кафедры, а я еще не готова! А может...ну их, эти туфли? Даешь сапожки, брючки и рубашку? Зачем мне все эти торжественно-официальные костюмы и каблуки? И тем не менее, я быстренько надела пиджак и выскочила из комнаты.
   Позвольте представиться. Зовут меня Веста Волверин. Мне двадцать. И я самая удачливая девушка на свете. Вот так вот не скромно. Судите сами - я поступила (сама!) в Университет Охотников и Провидиц. Окончила с отличием специальность "Ботаническая магия", прекрасно прошла аспирантуру и получила место младшего преподавателя на кафедре. Ах да, я еще и Председатель приемной комиссии факультета. Смело можно заметить, что моя карьера вполне удачно развивается практически без моего участия. Если так пойдет и дальше, я вполне смогу осуществить свою мечту: попасть в столичный Университет Боевой магии и Некромантии.
   За размышлениями я дошла до преподавательской. Из-за красивой резной двери доносился какой-то незнакомый мужской голос. Я нахмурилась. Всех преподавателей Университета я знала в лицо, по голосу и по магии. Я осторожно постучала и, не дожидаясь разрешения, вошла.
   Посреди комнаты стоял...колдун. Невысокий, всего на голову выше меня. Судя по мускулистости туши - либо боевой маг, либо Охотник со стажем. Глаза - жестокие и цепкие. Ухмылочка ехидная. Поза - расслабленная и непринужденная. И это чудо пристально смотрело на меня, всем своим видом выражая недовольство моим опозданием. Хотя, собственно, опоздала я всего на пару минут. Сразу же зачесались руки, и захотелось сделать какую-нибудь гадость, как в лучшие годы моего студенчества.
   - Вы миледи Волверин? - хмуро поинтересовался незнакомец. - Не следует опаздывать на мои совещания. Я - новый ректор, Михаил. Садитесь.
   Новый ректор? Вот это новость! Я удивленно глянула на коллег: те пребывали в абсолютном порядке и никак не выказывали недоумения. Старый ректор был, конечно, слегка дряхловат, но передвигался вполне самостоятельно. Да и говорил более-менее понятно. Обычно в такие провинции, как наша из столицы руководителей не присылают. Чем же таким наш универ заслужил этого Михаила?
   - Итак, коллеги, я собрал вас не только затем, чтобы познакомиться, - ректор ухмыльнулся. - В этом году в этот университет поступает принцесса Элен.
   Преподаватели зашептались. Так вот зачем этот ректор! Проследить за обучением младшей принцессы. И что эта девчонка забыла в нашей дыре? Поступала бы в столичные заведения, папочка уж бы пристроил, не обладай девчонка даже способностью самостоятельно одеваться! Судя по лицам коллег, они пришли к такому же умозаключению.
   - Господа, прошу без эмоций, - ректор дождался, когда стихнет шум и продолжил. - Ваша задача состоит в том, чтобы обучить девушку как можно лучше. Вопросами безопасности, соответствующей оплаты и необходимого оборудования займусь я. Разумеется, за каждый успех принцессы вам будет выплачиваться соответствующая премия.
   Преподаватели резко повеселели, а я отнюдь не была вдохновлена такими словами. Вполне очевидным был вывод, что за каждую неудачу принцессы тоже будет выплачиваться своеобразная премия. Отрицательная.
   - Вопросы есть? - поинтересовался Михаил.
   - Есть! - немедленно вылезла я. - Я так понимаю, принцесса нацелена именно на наш факультет?
   - Верно понимаете, миледи Волверин, - кивнул ректор. - Ее высочество Элен будет поступать прямиком на ваш факультет. И, конечно, она должна с блеском пройти испытание. Кстати, кто Председатель?
   Все присутствующие посмотрели на меня. Когда до Михаила дошел ответ на его вопрос, мне показалось, что он от неудовольствия даже скривился. Но, спустя миг, он уже нацепил на себя маску холодной вежливости и кивнул.
   - Проследите за всем.
   - Не беспокойтесь, - хищно сверкнула зубами я. - Обязательно прослежу.
   - Что ж, - ректор с подозрением на меня покосился. - Дам я, пожалуй, отпущу, а вот джентльменов попрошу остаться. У меня еще есть пара заданий для них.
   Я и еще одна преподавательница - престарелая госпожа Торн поднялись со своих мест, и вышли в коридор. Тут же я едва не поскользнулась на недавно помытом полу и едва успела схватиться за косяк. Госпожа Торн, известная своими консервативными взглядами на всю страну, недовольно поджала губы.
   - Вам следует быть осторожной, Веста, - наконец проскрипела она.
   - Почему это?
   - Не следует шутить с новым ректором, - старая преподавательница едва не надулась от важности. - Он занимает видное место в службе безопасности короля. Фактически, он его правая рука.
   - Да по мне хоть левая нога, - буркнула я. - На принцессу не покушаюсь, хочет учиться ковыряться в навозе - без проблем. Единственное, что ей тут грозит - смерть от скуки или от кирпича в оранжерее, которая не ремонтировалась со дня открытия универа.
   - Говорят, все не так просто, - заговорчески прошептала госпожа Торн. - Ходят слухи, что принцесса вовсе не хочет здесь учиться, а отец сослал ее подальше специально, чтобы та с дружком не виделась. И Михаила к ней приставил, чтобы следил. Дружок-то из простых видать. А кто ж дочь единственную отдаст за простофилю?
   - Меньше бы вы слушали всякую ерунду, - рассмеялась я. - И больше бы работали. Плакали наши свободные денечки. Михаил теперь нам жить спокойно не даст.
   - Вы думаете, уволит? - ужаснулась госпожа Торн.
   - Хуже. Работать заставит.
   И я направилась в актовый зал, где двоечники-старшекурсники составляли столы для вступительных экзаменов, которые должны были стартовать сегодня в полдень.
   Как и оказалось, эти бездельники особенно не перенапряглись. Для членов приемной комиссии столы они поставили. Аккуратно, в рядочек. И о стульях позаботились и даже резные графины с минеральной водой поставили. А остальные стулья за ненадобностью свалили в углу зала. Получилась нехилая такая башенка, грозившаяся вот-вот упасть на студентов, счастливо развалившихся под ней.
   - И что это такое? - я встала чуть поодаль.
   - Миледи Волверин, мы все сделали! - радостно отрапортовали молодцы, сияя как начищенная сковородка.
   - Я вижу, - хмыкнула я. - Небось, и перекусить успели?
   Те радостно закивали. Я отошла подальше, изящно виляя...филейной частью туловища. Я бы сказала, даже чересчур изящно. С непозволительной для преподавателя амплитудой колебания филе. Залезла на стол с ногами и едва сдержала радостный стон: ноги за несколько минут ходьбы ужасно болели. Никогда не надену больше каблуки!
   Студенты с открытыми ртами смотрели на мои выкрутасы и не двигались с места. Я радостно им улыбнулась.
   - Чего сидите? - спросила я. - Бегите.
   Они так и не поняли, что я от них хочу. Пирамида из стульев угрожающе и, что самое главное, бесшумно накренилась. В следующее мгновение она с диким грохотом свалилась, подмяв под себя четырех незадачливых архитекторов.
   Вошедший в зал ректор, должно быть, наблюдал занятную картинку: под грудой стульев, громко ругаясь и поминая чью-то там маму, барахтались четыре остолопа, а преподавательница со скучающим видом сидела на столе, положив ногу на ногу.
   - Та-а-а-к, - свирепо прищурившись, протянул Михаил. - Волверин!
   Он подошел ко мне и нагло спихнул со стола. Я даже не успела возмутиться, как он начал на меня орать. Примерный смысл пламенного крика был таков: не стоило устраивать это безобразие, потому как вот-вот начнутся экзамены. Естественно, все это было высказано в весьма невежливых выражениях.
   Я флегматично фыркнула и молча села за средний стол. В конце концов, не я виновата в том, что стулья упали. А вот ребятам пришлось быстренько перетаскать стулья во внутренний двор под грозным взглядом нового ректора и под угрозой отчисления.
   - Волверин, - тихо произнес Михаил. - Если хоть что-нибудь случится во время поступления принцессы, вы будете работать знахаркой в поселении на севере материка! И лечить будете исключительно домашних животных! Вам ясно?!
   - Более чем, - сверкнула глазами я. - Дозволите пригласить комиссию?
   - Приглашайте, - милостиво разрешил ректор и удалился.
   Постепенно все места за столами оказались заняты. Помимо меня в комиссии присутствовали еще два человека. Господин Журавль - сухонький старичок с кафедры бытовых пророчеств и профессор Ксан - специалист-нечистолог, один из самых видных ученых страны в своей области. Мы уселись за столами, и я посмотрела на списки заданий для абитуриентов. Мое внимание привлек пункт, помеченный красным - он предназначался для принцессы - вырастить пшеничный колосок. Да уж, упростили девочке задачу донельзя. Если не справится - придется самой незаметно выращивать. И принесло же сюда эту Элен! Остальные задания были весьма разнообразны. Что ж... начнем.
   - Пригласите первого абитуриента, - мой голос, усиленный магией, разнесся над всей площадкой, что во время вступительных экзаменов служила местом скопления очереди, а также местом общения будущих однокурсников. Ну, или неудачников.
   В зал зашла девушка лет шестнадцати. Одета она была в простое платье до колен, модные туфли на низком каблуке, а в руках держала небольшую дамскую сумочку. Волосы ее были красивого рыжего цвета и послушными волнами лежали на плечах. Она робко улыбнулась. Вся приемная комиссия встала и поклонилась девушке.
   - Добро пожаловать, Ваше Высочество! - проговорила я, кожей чувствуя внимательный взгляд Михаила, хоть его здесь и не было. - Университет Охотников и Провидиц приветствует вас! Вы готовы пройти вступительные испытания?
   - Да, госпожа, - снова улыбнулась Элен и я подумала, что она, в общем-то, приятная девушка. Чего никак не скажешь об ее отце.
   - Тогда вот ваше задание: вырастите пшеничный колосок.
   Элен подошла к ящику с землей, специально поставленному для подобных целей и сделала несколько пассов руками. Около самой земли что-то заискрилось, потом вошло в землю, и через несколько секунд аккуратный колосок гордо тянулся к свету.
   - Прекрасно, Ваше Высочество, - улыбнулась я, заметив, как девушка волнуется. - Вы приняты!
   Элен радостно пробормотала что-то, напоминающее благодарность и, зардевшись, убежала. Я была в приятном удивлении. Принцесса оказалась отнюдь не чванливой аристократкой. Похоже, она действительно волновалась перед экзаменом. Не знала, что все уже решено? Или просто боялась опозорить королевскую семью? Уж не знаю, но на коллег все это произвело благоприятное впечатление.
   Следующих трех абитуриентов мы не приняли. Один мальчик, когда его попросили развеять туман, умудрился заблудиться в актовом зале и едва не забрел в кладовку. Другой, когда его попросили разбудить заколдованное животное, не придумал ничего лучше, как наколдовать музыкальные тарелки и грохнуть над ухом несчастной кошки. Та, естественно, проснулась, заорала некошачьим голосом и выпрыгнула в окно прямо на голову Михаилу, который шел в лабораторный корпус. Когда разъяренный ректор ворвался в актовый зал, четвертая претендентка как раз мучительно пыталась наделить плодами смородиновый куст. В результате девочка перепугалась, и куст вымахал прямо под потолок, а вместо ягод на нем болтались кактусы устрашающего вида. Пришлось срочно спасать ребенка из под обстрела кактусами. А то, что пара штук упала на ректора - так то была чистая случайность, я дерево почти и не шатала. Едва мы справились с последствиями смородинового (а вернее кактусового) бедствия, в зал вошел парень. Он был в черном, шагал уверенно и взгляд его не предвещал ничего хорошего.
   - Вадим Торониос, некромант. Поступаю на факультет Земельной магии.
   - Ваш уровень подготовки? - спросила я, удивленная тем, что в наших краях образовался некромант.
   - Третий.
   Почти высший. Интересно, что привело этого гения магии в наш универ, да еще и на факультет "цветочников", как нас презрительно называли охотники за нечистью?
   - Хорошо, Вадим, где вы учились до этого?
   - В столичном Университете Боевой магии и Некромантии. Перевожусь сюда по личным причинам. Разглашать, увы, не могу.
   - Что ж, - пожала плечами я. - Поскольку вы уже прошли часть обучения в столичном заведении, вы приняты без экзаменов.
   Вадим поклонился, а я отчетливо почувствовала неясный страх. Мне показалось, что сегодня я совершила серьезную ошибку. Но парень уже удалился.
   Следующие кандидаты ничем особенным не отличились, разве что застенчивый мальчик в очках вместо розы вырастил шиповник, но все-таки был зачислен, поскольку его аура прямо кричала о волнении ребенка.
   Двери открылись, впуская очередного абитуриента. И все члены комиссии дружно открыли рты. В зал вошла водянка - речная дриада. Формально нечисти не запрещалось поступать в университеты, но на моей памяти прецедентов не было. Дриаду звали Лира, и она отлично справилась с заданием - мертвые одуванчики послушно ожили и зажелтели на специально подготовленной клумбе.
   Постепенно день подходил к концу. Пространство перед универом пустело, абитуриенты заканчивались. Приемная комиссия выглядела как пережеванный кусок хлеба - я скинула туфли и положила голову на руки, господин Журавль тихо храпел, уткнувшись в журнал со списком абитуриентов, а профессор Ксан допивал третий графин воды и самозабвенно о чем-то думал.
   Итого мы зачислили по пятьдесят студентов на факультет и были очень довольны - выпуск обещал быть определенно интересным. Пару раз заглядывал ректор, но ничего не говорил, лишь недовольно оглядывал мой изрядно потрепавшийся облик. Наконец, пришел через последнего абитуриента.
   Это был полноватый мальчик в поношенных брюках и сплошь залатанной рубашке.
   - Питер Голд, пекарь, поступаю на факультет Земельной магии, - провозгласил он, и профессор Ксан засмеялся. Я смерила профессора негодующим взглядом и произнесла:
   - Хорошо, Питер. Прошу, наделите землю влагой.
   Тот задумчиво остановился перед ящиком с землей. Затем потрогал землю, посмотрел на наш стол. Снова потрогал.
   - Госпожа, Волверин, - обратился он ко мне. - Позвольте вопрос.
   - Конечно, - кивнула я.
   - Не имеет значения, в каком количестве вода будет в ящике?
   - Нет. Только прошу, не устраивайте потоп, иначе наш ректор чего доброго заставит нас убирать актовый зал. Если не утопит.
   Питер снова пристально посмотрел на наш стол. Я задумчиво огляделась, пытаясь угадать, что он тут нашел. И вскоре поняла: парень пристально смотрел на графин с водой, что недопил профессор Ксан. А вода в графине медленно убывала. Так вот оно что! Бытовая магия. Пекари, повара и иже с ними не умеют создавать вещи из воздуха, зато отлично умеют переносить их с места на место. Этим и воспользовался Питер, ловко перенеся воду из графина в ящик. Что ж, уговор есть уговор.
   - Ты принят, - сказал я. - Только боюсь, твоя магия не поможет тебе в учебе.
   - Я знаю, госпожа Волверин, - спокойно сказал Питер. - Я справлюсь.
   - Вступительные экзамены окончены, - и снова мой голос разнесся над всем универом. Я зачитывала список поступивших и дальнейшие инструкции для них. Впрочем, дальше о них позаботятся их старосты. А мне стоило поспать, завтра намечался бал для поступивших.
   Ноги гудели, голова раскалывалась. До своей комнаты мне пришлось идти окольными путями, дабы не нарваться на кого-нибудь из преподавателей (особенно меня пугала перспектива встречи с ректором). И не успела я подумать об этом товарище, как тут же налетела на него, выходящего из поворота.
   - Волверин! - ректор подозрительно прищурился. - Какого демона ты босая по коридору гуляешь?
   - Когда мы перешли на ты? - возмутилась я.
   - Почему у тебя волосы вишневые? - Михаил взял в руки прядь моих волос и задумчиво рассмотрел.
   - Какая разница?! Не трогай мои волосы! - я вырвала прядь и попыталась обойти ректора.
   Михаил усмехнулся, и я тут же оказалась в его объятиях.
   - Ты что делаешь? - я почувствовала, как от страха забыла все заклинания. - Пусти немедленно, иначе я такой крик подниму, окна полопаются!
   - Если я захочу, ты не скажешь ни слова и радостно прыгнешь в мою постель. Или из окна. В зависимости от того, чего мне больше захочется.
   - И чего же тебе хочется? - спросила я, стараясь казаться холодной, но голос дрожал.
   - Дай подумать, - плотоядно ухмыльнулся ректор. - Парень, некромант, которого ты приняла, к концу месяца должен быть отчислен!
   - А больше тебе никто не должен? - я натурально возмутилась.
   - Ты меня поняла?
   - Будет хорошо учиться, доучится! - рявкнула я. - Ты не сможешь воевать со всем универом!
   - Смогу, Волверин. Это даже не понадобится. Запомни, девочка, если у меня не будет оснований отчислить Торониоса, ты сильно пожалеешь. Впрочем, если я замечу, что ты недостаточно стараешься, выполняя мою просьбу, мне придется тебя заставить. И поверь, тебе способ, которым я сделаю это, не понравится. После того, как ты очнешься, разумеется.
   - Ты ментальный маг, - прошептала я, пораженная догадкой.
   - А ты все-таки обладаешь зачатками интеллекта. Так что там с Торониосом?
   Я закусила губу. Ментальные маги чрезвычайно сильны. И чрезвычайно редки. Он может разрушить мой разум, уничтожить сознание и, что самое главное, никто не узнает, что это результат ментального воздействия. Все ментальные маги тщательно охраняются и воспитываются вдали от общества. Что ж, следовало ожидать, что в королевской разведке есть парочка таких. Перечить Михаилу было опасно. И все же что-то не давало мне так легко сдаться. Какое-то шестое чувство подсказывало мне, что ректор не так уж горит желанием пробовать на мне свой дар. По провидению у меня хоть и пятерка, с предчувствиями все равно плохо.
   - Ты не вправе мне указывать! Делай что хочешь, не смей впутывать меня в ваши интриги! Хочешь - выжги мне мозги прямо сейчас!
   Голова внезапно взорвалась дикой болью, перед глазами заплясали красные круги, я едва не потеряла сознание. Сколько все это продолжалось - сказать не возьмусь. Но мне казалось, что очень долго. Когда все прекратилось, я обнаружила, что истерично всхлипываю, а Михаил обнимает меня и гладит по волосам.
   - Тихо, тихо, девочка, - почти ласково сказал он. - Я не сделаю тебе больше больно. Не бойся. Теперь ты поняла, как опасно мне перечить? Ты же не хочешь, чтобы это повторилось?
   Я только плакала и ничего не ответила. Впрочем, что я могла ответить? "Да, товарищ ректор, я безумно хочу, чтобы мои мозги разметало по стенке. Они так очаровательно будут гармонировать с этой лепниной!". Михаил прислонил меня, все еще плачущую, к стене и прошептал на ухо:
   - Подумай, Веста.
   Я села на пол, не в силах двинуться. При малейшем движении голова страшно болела, вдобавок ко всему меня еще тошнило и почему-то знобило.
   - Тварь! - прорыдала я, абсолютно не беспокоясь, слышит меня ректор или нет. И потеряла сознание.

***

   - Эй! Очнитесь! - кто-то похлопал меня по щекам. Я прислушалась к ощущениям. Вроде бы ничего не болело, голова успокоилась. С трудом я вспомнила события прошлой ночи и открыла глаза. Прямо надо мной маячила испуганная веснушчатая моська. Приглядевшись, я узнала принцессу.
   - Ваше Высочество, - пробормотала я, поднимаясь. - Что за...уже утро?
   - Да, госпожа Волверин, - ответила принцесса. - Что произошло? Я нашла вас здесь, без сознания. Вам стало плохо?
   - Мне? А, да, голова закружилась, - я кое-как встала. Во всем теле чувствовалась слабость. - Спасибо, что помогли, Ваше Высочество. Ступайте на занятия.
   - А у меня сегодня нет занятий, госпожа Волверин. Сегодня же бал.
   - Ах да, бал, - вспомнила я и едва удержалась от того, чтобы не стукнуть себя по лбу. - Я же должна быть в зале и следить за декорациями!
   - Нет! Нет! Нет! - запротестовала принцесса. - Вам нужно прийти в себя. Идемте со мной, я знаю что делать!
   После ментального удара и нескольких часов отключки голова соображала слабо, и я послушно поплелась вслед за принцессой. Та привела меня в свои апартаменты. Я даже нашла в себе силы удивиться - они были абсолютно такими же, какие у всех студентов университета. Я-то думала, для Элен сделают исключение и выделят ей квартиру.
   Принцесса практически силой заставила меня принять горячий душ, а когда я вышла, напоила каким-то отваром, после которого мне стало ощутимо легче существовать.
   - Что это? - я рассматривала болотно-зеленую гущу, оставшуюся на дне чашки.
   - Это наша травница мне с собой целый чемодан отваров напихала, - отмахнулась принцесса. - Отлично помогает от подобных недомоганий.
   - Спасибо, Ваше Высочество, - кивнула я. На поклоны сил пока не было.
   - А можете звать меня Элен? - почти жалобно пробормотала принцесса. - Я так устала быть принцессой, все выкают, кланяются. Можно?
   - Идет, - улыбнулась я. - Тогда уж и ты зови меня Вестой. По крайней мере, в неофициальной обстановке.
   - Согласна! - Элен радостно протянула мне свою ладошку, и я с удовольствием ее пожала.
   - Скажите, Веста, что такого вы сделали Михаилу Риорскому, что он так с вами поступил?
   - Что? - от удивления я едва не уронила чашку. - Откуда ты знаешь?
   - Ну, я же его с детства знаю, - Элен закатила глаза. - И хоть папа считает, что я выросла пушистым одуванчиком, я прекрасно осведомлена о способностях и делишках его правой руки. Так все-таки?
   - Да я и сама толком не знаю, - пожала плечами я. - Он требует отчисления студента нового. Почему - объяснить не соизволил. Зато наглядно продемонстрировал перспективы отказа.
   - Какого студента? - подобралась Элен.
   - Вадима Торониоса, насколько я поняла.
   - ЧТО?! - Элен подскочила на кресле. - Вадима? Он здесь? Он приехал?!
   - Ты его знаешь? - удивилась я.
   - Еще бы! Я люблю его!
   Теперь пришла моя очередь подскакивать в кресле. В дальнейших объяснениях я не нуждалась. Все и так понятно. Принцесса влюбилась в некроманта - какой ужас. Вот ее и отправили учиться к черту (а точнее ко мне) на куличики. И вслед за ней прислали Михаила, дабы присматривать за малышкой. Влюбленный некромант весьма опрометчиво последовал за любимой. А пострадала я. Примерно это мне Элен и рассказала.
   - Веста, мне неловко просить вас, но может, вы поможете? Мне нужно всего лишь дождаться зимы, Вадим станет совершеннолетним, и мы сбежим! В октябре первый курс уезжает на практику, и Михаила там не будет. А если Вадима отчислят до октября, его заберут служить! Папа на это и надеялся, он не думал, что Вадим поступит со мной. Ну, пожалуйста! Ты же поняла, что за человек Михаил! Вся армия в его ведении, он просто перекроит Вадиму мозги. Сейчас он хотя бы под защитой родителей, а как совершеннолетним станет, Михаил точно с ним что-нибудь сделает. Прошу!
   Я задумалась. С одной стороны, повторять опыт прошлой ночи мне не хотелось. Мозги у меня одни и я еще хочу ими пользоваться. С другой стороны спустить вчерашнее ректору я просто так не могу, не может моя вредная и злопамятная натура так просто сдаться. Что же мне будет, если вскроется, что я помогла принцессе сбежать с некромантом? Ответа не требуется, никогда не мечтала познакомиться с гильотиной. Впрочем, Михаил в данном случае придумает для меня что-нибудь поинтереснее. И побольней. Как ни крути - предательство. В первом случае Элен, а она мне искренне нравится, во втором - инстинкта самосохранения, а он мне жизнь спасает, между прочим.
   - Ладно, - протянула я. - И что ты предлагаешь? Кстати, комната не прослушивается?
   - Пусть посмеют! - сверкнули глаза у Элен. - Я принцесса! Никто не вправе следить за мной.
   - Это радует, - хмыкнула я.
   - Если Вадима до октября не отчислят, мы уедем на практику, - сказала Элен. - Практика заканчивается как раз под Новый Год. А Вадим станет совершеннолетним в середине декабря. В универ мы больше не вернемся, а ты просто скажешь, что мы сбежали.
   - Но ведь Михаил явно поручит мне следить за вами!
   - Придумаем что-нибудь. Например, провернем это дело, пока вы общаетесь с ним. И вам алиби, и он не сразу почувствует, что мы сбежали. Так как? Вы нам поможете?
   - Попробую, - вздохнула я. - Но надо действовать очень осторожно. Пожалуйста, Элен, не встречайся с ним. Михаил слишком хорошо знает свое дело, судя по всему. Не хотелось бы, чтобы он что-то сделал с тобой или Вадимом.
   - Или с вами, - добавила погрустневшая Элен.
   - Справлюсь. Он напал неожиданно, теперь я сумею себя защитить.
   - От ментального мага нельзя защититься.
   - Можно, Элен. Я сумею продержаться достаточно долго, чтобы предупредить вас. И если это вдруг случится - вы сразу сваливаете, поняла? Совершеннолетний твой Вадим или нет, едва услышите от меня сигнал, бегите!
   - Я поняла. Спасибо. Кстати, а почему у вас волосы вишневые?
   - Да, - хмыкнула я. - Перехимичила на первом курсе, вот и поменяли цвет. И не перекрашиваются с тех пор.
   - Ух, ты! - восхищенно воскликнула Элен. - А мне так можно?
   - Мечтаешь избавиться от рыжей шевелюры?
   - Не то слово! Братья постоянно дразнят! Правда, Вадиму нравится, - Элен застенчиво улыбнулась.
   - Похоже, у вас все хорошо, - хмыкнула я. - Что ж, отдыхай, принцесса. А мне пора переодеваться и идти командовать парадом. Почему-то все функции массовика затейника возложили в этом году на меня.
   До своей комнаты я дошла без приключений. Выбрала одежду: брюки, сапожки без каблука и рубашка, все ослепительно белого цвета. Как могла, замаскировала на лице следы ночных событий и выпила чашку горячего шоколада. Слабость к тому времени совсем прошла и я почувствовала, что голодна. Пришлось сгрызть пару яблок, ведь завтрак давно закончился.
   В многострадальном актовом зале вовсю шла подготовка к празднованию. Уцелевшие после вчерашнего стулья расставлялись за небольшими столами, на окна вешались затемняющие шторы, яркие магические люстры заменялись красивыми мерцающими свечами, а посередине зала устанавливался великолепный фонтан. Я успела проверить готовность угощения на кухне, уровень подготовки музыкантов, работу медпункта, контракты с артистами, подарки для победителей прошлогодних олимпиад, наличие необходимого числа приборов. К концу обхода я чувствовала себя так, будто по мне проехался табун лошадей, причем не единожды.
   Двери в зал распахнулись, но вместо праздничного торта, который я ожидала, вошел Михаил под ручку с госпожой Торн. Они о чем-то мило беседовали и направлялись явно ко мне. Представив, что придется общаться со сварливой сплетницей Торн и с человеком, который вчера чуть не убил меня, я тут же поспешила ретироваться. И моментально встретилась лбом со столом, который боком несли к противоположной стене. Голова снова запросила пощады, когда я еще и приложилась затылком об пол. Замысловато выругавшись, моя тушка осталась лежать.
   - Кажется, миледи Волверин занята, - донесся до меня спокойный и надменный голос Михаила.
   - О да, - буркнула я. - Загораю вот.
   - И как солнышко?
   - Отличное! Как раз то, что нужно.
   - Поверю на слово, - хмыкнул ректор. - Может, соизволите встать?
   Я, всем своим видом выражая раздражение, встала и вопросительно уставилась на госпожу Торн. На Михаила я так посмотреть и не смогла. Судя по ухмылке, он это прекрасно понял. А вот госпожа Торн весьма смутилась такому повышенному вниманию с моей стороны.
   - Вы неважно выглядите, Веста. Тяжелая ночь? - с мнимым беспокойством промямлила дама.
   - Да, что-то типа того, - ответила я.
   - Как спалось? - в голосе Михаила слышалась откровенная издевка, вызвавшая у госпожи Торн удивление, а у меня - ненависть.
   - Прекрасно! - я посмотрела ему прямо в глаза. - Я чудесно выспалась.
   - Что ж, видимо разговор со мной на вас подействовал положительно. Вы подумали над моей просьбой?
   - ОН ВАС НЕ ЛЮБИТ! - громко завопила я.
   - Кто?! - ошалело спросил Михаил.
   - Профессор Журавль! - теперь я говорила тише, ибо наш разговор слушали все, кто находился в зале. - Я знаю, что вам тяжело это принять, но профессор женат. Попробуйте переключить свое внимание на что-то другое.
   С этими словами я развернулась и выбежала из зала, изо всех сил стараясь не рассмеяться. А в следующую секунду раздался дикий гогот, сотрясший стены и вслед за мной выбежал красный от злости Михаил. Он пробежал по коридору и скрылся за поворотом. А я вылезла из-за пальмы и вернулась в зал.
   Присутствующие все еще хохотали, кто-то даже упал на пол и согнулся пополам. Госпожа Торн, вся красная, стояла посреди зала и явно не знала, куда себя девать. Судя по тому, как искренне радовались студенты и преподаватели, украшавшие зал, ректор успел всем надоесть. Отличный результат всего за два дня! К успеху идет мужик. Я постаралась отогнать мысли о том, что меня ждет, когда Михаил, жаждущий моей крови, меня найдет. А это обещалось случиться в скорейшем времени.
   Хаос, царивший в зале, постепенно систематизировался. Фонтан был благополучно установлен и заправлялся безалкогольным шампанским. Бесконечные гирлянды были распутаны и развешены на шторах, которые тоже почти не пострадали во время подготовки. Закуски уже выносили на столы, когда я решила пойти переодеться. Однако госпожа Торн, вот уже на протяжении двух часов не отходившая от меня ни на шаг и постоянно дающая какие-то бредовые советы, схватила меня за руку.
   - Милочка, - дама пожевала губы. - Я надеюсь, все будет в соответствии с моральными и нравственными нормами?
   - Что вы имеете в виду? - нахмурилась я.
   - Вы ведь не будете позволять студенткам приходить на вечеринку в тех нарядах, которые они выбирают? Современная мода ужасна, безвкусна и аморальна!
   - Да вы что, - я с сомнением оглядела балахон непонятного цвета. То ли болотного, то ли коричневого. - Я не могу диктовать студентам, как одеваться. Современная мода вполне благопристойна, разумеется, если вы не находитесь в борделе. Что касается чересчур откровенных нарядов - я думаю, с ними разберется наш уважаемый ректор. Уж с чем-чем, а с моральным воспитанием подростков ему сам король велел разбираться. Я иду переодеваться к празднику, чего и вам советую.
   Удивленная госпожа Торн разжала руку. Да уж, раньше я себе такого не позволяла - так разговаривать с коллегами, да еще и с теми, кто старше меня. Интересно, Михаил точно вчера в моей голове ничего не задел? Нет, меня, конечно, сложно назвать покладистой и вежливой девочкой, но тут я чувствовала, что готова убить кого-нибудь. Особенно если этот кто-то сбивает меня с ног.
   Вадим Торониос вылетел из-за угла так неожиданно, что я едва не потеряла равновесие, встретившись с ним лбом.
   - Ой! Простите! - воскликнул он.
   - Ну, осторожней надо! - простонала я, потирая шишку. - Куда несешься? До бала еще долго.
   - Я э-э-э...
   - Понятно, - вздохнула я. - К Элен намылился.
   - Откуда вы знаете? - обалдело уставился на меня Вадим.
   - Да уж знаю! Слушай, не ходи туда. Не встречайся с ней. Михаил тут перевернет все, но вас достанет. Дождись хотя бы практики, я добьюсь, чтобы ты был в моей группе.
   - Вы разговаривали с Элен, - догадался Вадим.
   - Разговаривала. И она со мной согласна. Сделай морду кирпичом. Не знал, не ведал, что принцесса в такую даль собралась. Не так уж долго терпеть - практика в этом году с пятого октября. Уедем - наговоритесь и наобнимаетесь. А сейчас - сиди как мышь. Раз уж я взялась помогать твоей подружке, не подставляй меня лишний раз. Элен то все сойдет с рук, а вот мне не хочется к стенке прогуляться, да и тебе наверное.
   - Михаил - ментальный маг, - хмуро разглядывая свои ботинки, сказал Вадим.
   - В курсе. Поэтому особенно затаись. Он требует твоего исключения - твоя задача протянуть до практики. К несчастью, остальные преподаватели будут тебя заваливать. Что-нибудь придется изобретать.
   - А можно Элен передать записку? - наконец спросил Вадим, и я вздохнула с облегчением.
   - Валяй. Только не делайте меня почтовым голубем. Ваша охрана жаждет моей крови за одну невинную шуточку и если поймает с вашими письменами...
   - Понял, - Вадим быстро нацарапал на клочке бумаги что-то и покраснел. - Только не читайте, пожалуйста.
   - Не буду, не бойся. Я не поклонница сопливых романов.
   - Госпожа Волверин... А почему нельзя ходить в подвал?
   - Чего? - не поняла я. - А почему ты решил, что туда нельзя ходить? Там, конечно, нет ничего интересного, но всегда открыто.
   - Я сегодня туда было сунулся, но дверь заперта, - пожал плечами Вадим. - Мне сказали, там можно потренироваться. Якобы тренажеры имеются.
   - Были вроде бы, - задумчиво протянула я. - А ну пошли. Покажешь мне, что за дверь ты там дергал.
   Мы спустились в подвал. На лестнице я едва не переломала ноги - настолько она была крутая. В нос нам ударил запах пыли и сырости. Странно...дождя не было. Откуда сырость? Ой, чувствует мой копчик, что-то не чисто.
   - Вот эта дверь, - Вадим указал на невзрачную каменную дверцу в конце коридора.
   - Правильная дверь, - я тоже без особого результата подергала ручку.
   Обычно подвал не запирался. Это факт. В студенчестве мы с друзьями тут частенько устраивали дебоши. Почему вдруг заперли? И почему тут так пахнет сыростью?
   - Ладно, отойди, - скомандовала я и подняла руки. - Сейчас колдану.
   Я приманила горшок с геранью, коими изобиловал подоконник, и сделала пару движений рукой. Тут же герань начала расти с неимоверной скоростью и вскоре длинный стебель с розовым цветком на конце обвился вокруг ручки. Растение вылезло из горшка, уперлось корнями в пол и что было силы дернуло за ручку.
   Сначала я опасалась, что герань не выдержит. Напрасно. Растение с честью преодолело это испытание. Чего нельзя сказать о двери. От усилия цветочка она вылетела из проема и чудом не задела нас с Вадимом. Тут же коридор наполнил дикий визг.
   В подвале, прямо посреди не пойми, откуда взявшегося болота стояла...водянка. Одежды на девице не было, потому она и визжала. А мы с Вадимом молча стояли, открыв рты.
   - Ой! - водянка первая очнулась и прикрылась каким-то листом.
   - Ты чего дверь заперла? - я сложила руки.
   - Так я...искупаться хотела, - пролепетала девица. - У меня в комнате так душно...а здесь никого не было. Вот я и подумала...
   Вадим тихо хохотал, привалившись к стенке, а водянка так и стояла, прикрывшись гипертрофированным растением.
   - Что здесь происходит? - голос Михаила едва не заставил меня срочно искать убежище. - Что за грохот?
   Он вошел в помещение и замер, удивленно разглядывая нас. Водянка совсем позеленела от смущения, но с места не двинулась. Вадим без сил сполз на пол и там тихонечко постанывал. А я, свирепо сложив руки на груди, уставилась на ректора.
   - Волверин, опять вы, - вздохнул Михаил. - Вас хоть на секунду одну оставить можно? Что за балаган вы тут устроили?
   Тут меня кто-то ласково погладил за ухом. Я дернулась и обернулась. Прямо перед моим носом хищно щелкнула зубами герань. Опять перестаралась! Я взвизгнула, подпрыгнула и поспешила спрятаться за спину Михаила. Пусть уж его едят первым! Тот сначала обалдел, а когда наконец дошло, попытался ретироваться. Не тут-то было - герань втихомолку оплела его ноги корнями и ректор, весьма нецензурно выругавшись, упал на пол. Я, разумеется, за ним.
   Герань снова щелкнула зубами и попыталась впиться в мою руку, но я вовремя отдернула конечность.
   - Волверин! - рявкнул мне в ухо Михаил, пытаясь освободиться. - Немедленно убирай свое колдовство!
   - Не могу! Оно не убирается, - я уже секунд двадцать тщетно делала пассы руками. Герань, вкусив свободы, в горшок возвращаться не хотела.
   - Как это не убирается?! - взревел Михаил.
   - Просто! - я схватила герань за пучок листьев и категорически не хотела отпускать. Та рычала, щелкала зубами, но куснуть не дотягивалась. - Стой, крапива подзаборная!
   Мы покатились по полу. С невероятной для растения силой, герань вырывалась из моих рук, одновременно никак не выпуская из цепкого захвата корней ректора. Тот достал большой нож и стал методично пилить корни. Герань шипела, но от меня отбиться не могла. И внезапно обмякла в моих руках. Корни безвольно поникли, выпустив ректора на свободу. Я немного даже пожалела: вид у Михаила был свирепый.
   Я повернулась к Вадиму. Он, наконец, отсмеялся и стоял над геранью.
   - Суровая магия, - хмыкнул он. - И всегда у вас так?
   - Нет! - покраснела я.
   - Да! - рявкнул Михаил. - Молодец, Торониос. Только жаль, что это недоразумение Волверин не сожрало. А вы, юная леди, оденьтесь уже.
   Водянка ошалело взирала на весь бедлам, который мы устроили, по-прежнему прикрываясь несчастным листом. Ойкнув, девочка убежала одеваться, а я безуспешно пыталась отряхнуть брюки.
   - Убрать здесь все! Волверин, Торониос, эта... как там тебя, чтобы через час ничего этого, - Михаил обвел рукой подвал и болото. - Здесь не было!
   Я показала язык удаляющемуся ректору и подняла руки: убрать болото.
   - Может, лучше я? - робко поинтересовалась водянка.
   Подумав, я согласилась. Уж если невинная герань после моего колдовства превратилась в плотоядную тварь, что станет с целым болотом! Столько раз мне говорили не думать о постороннем во время колдовства! Так нет же, в самый неподходящий момент такие вещи в голову лезут - и получаются соответствующие.
   Совместными усилиями подвал мы убрали. Сырость в скором времени выветрится, да и не так уж сильно там и влажно было. В комнату я приползла уставшая и грязная. Кувыркания на грязном полу в обнимку с оголодавшей геранью даром не прошли. Белый костюм приобрел немодный оттенок серого. Почему-то ругая на чем свет стоит Михаила, я залезла под душ и опомнилась только когда уже было пора собираться.
   Достала из кровати новое черное платье, новые босоножки и хрустальные серьги. Волосы я оставила распущенными - уж очень мне понравилось, как я их уложила. Платье приятно облегало, туфли сидели как влитые (их я разнашивала за неделю до бала). Я довольная крутилась перед зеркалом, когда дверь распахнулась.
   - Привет, - Элен, облаченная в короткое зеленое платье, впорхнула в комнату.
   - Привет, - улыбнулась я. - Отлично выглядишь!
   - Вы тоже. Решили брать ректора измором?
   - Скорей геранью, - хихикнула я, вспомнив свалку в подвале.
   Элен упала на кровать и расхохоталась.
   - Мне Лира рассказала, - сообщила принцесса, вытирая глаза. - Жаль, что меня там не было.
   - Боюсь, если бы Михаил увидел тебя рядом с Вадимом, он бы сожрал герань, но добрался до твоего парня.
   - Да, - вздохнула Элен. - Хватка как у крокодила.
   - А интеллект как у тумбочки. Пойдем? Мне еще нужно проверить готовность артистов.
   Коридоры постепенно наполнялись толпами разодетых студентов. Госпожа Торн была неправа - несмотря на ее обеспокоенность нравственной составляющей вечерних одеяний, студентки были скорее одеты, нежели раздеты. Исключение составляла лишь Лира - ее мы встретили по пути в актовый зал и захватили с собой. Водянка оделась в прозрачное многослойное платье из шифона. Всю дорогу Элен пыталась ей объяснить, почему такой наряд считается среди людских представителей неприличным. Судя по озадаченному лицу дриады, слова эффекта не возымели. Я оставила девушек у стойки с закусками и пошла в подсобные помещения.
   Там царил, разумеется, бардак! Жареный гусь для преподавателей улетел в открытую форточку и неприлично крякал, дразня помощника повара. Оливки, оживленные чьей-то неумелой (или неуемной, что вероятнее) магией радостно прыгали по полу и дружно запищали, когда я на них наступила. Крем для мороженого и соус для рыбы перепутали и теперь всем коллективом соображали, что с этим делать. Но в целом все было неплохо. По крайней мере, гостей было чем накормить, а гуся я поймала почти сразу же. Он и не сопротивлялся особенно.
   Фонтан как раз запускали, когда я вышла из подсобок, напоследок проверив готовность артистов. Толпа студентов и преподавателей с радостным гомоном и веселым смехом наполняла бокалы. Я разыскала Элен и Лиру, и направилась к ним.
   - Все нормально? - спросила я.
   - Да, - закивали девчонки.
   Красотка Элен привлекала к себе внимание мужского пола не меньше чем Лира со своим откровенным платьем. Я даже слегка позавидовала. Понятно, что большинство охотников за сердцем принцессы - банальные охотники за деньгами (уж власть младшей принцессе с двумя братьями не светит). И все равно - по прошествии часа я до сих пор не получила ни одного приглашения на танец. Приходилось стоять у стенки с бокалом и делать вид, что тут очень скучно и мне, в общем-то, не сильно хочется танцевать.
   Народ, тем временем развлекался вовсю. Профессор Журавль лихо отплясывал с госпожой Торн. И откуда, только силы у старичка? В углу зала стояла группа девушек с факультета охотников. Меня всегда бесили эти девицы - вечно в коже, стройные, гибкие. И неимоверно сильные. Кое-кто говорил, что я обладаю красотой. Так вот, по сравнению с охотницами я - бледная поганка. Что и доказала мужская половина университета. Охотниц танцевать приглашали постоянно. Меня - никогда. Что несказанно меня удивило. Обычно я являлась любимицей все вечеринок. В отличие от охотниц я не смотрю на людей так, будто все мне денег должны.
   Мое внимание привлек парень, одиноко стоявший у противоположной стенки. Это был Питер - пекарь, первокурсник. В праздничном костюме он выглядел нелепо и явно стеснялся такого количества красивых юношей и девушек. Да еще и стайка охотниц тихо хихикала, показывая на него. Стервы, чтоб их драконы сожрали!
   - Привет, Питер, - как можно более дружелюбно сказала я. - Не хочешь потанцевать?
   - Я? - Питер смутился и сильно покраснел. - Э-э-э, нет, г-госпожа Волверин, спасибо.
   - Да брось, - я схватила парня за руку и буквально вытянула в центр зала.
   Танцевал он неважно, и я порадовалась, что туфли сидели на мне хорошо. Если бы он наступил на мозоль, я бы не смогла сдержать нецензурные крики. Но выглядел Питер счастливым. Когда мы начали танцевать, охотницы дико заржали. А я подумала, что стоит наведаться к профессору Ксану и наябедничать. Уж он девчонок держит в черном теле.
   Танец закончился, и я выпустила Питера. Поискала глазами Элен и, найдя, кивнула на Питера. Принцесса понимающе кивнула, отлепилась от очередного кавалера и направилась к нам. Едва она подошла, Питер побледнел, потом покраснел и грохнулся на колени.
   - Э-э-э, Питер, знакомься, Элен, - пробормотала я. На нас начали оглядываться люди. - Встань, пожалуйста.
   - Ваше Высочество, - пролепетал бедняга.
   - Зови меня Элен, - рассмеялась принцесса и протянула ладонь для рукопожатия.
   - Питер, - парень встал и осторожно пожал руку принцессы. - Очень приятно.
   - Пойдем, потанцуем, Питер, - улыбнулась Элен. - Веста?
   - Да-да, конечно, - я обрадовалась. Элен явно понравился Питер.
   Ребята ушли, а я снова осталась в одиночестве.
   - Позвольте пригласить вас, - от неожиданности и радости я подпрыгнула и обернулась.
   - Нет, спасибо, - тут же холодно ответила я Михаилу. - Я не люблю танцевать.
   - Я настаиваю!
   И ректор, нагло схватив меня за руку, увлек в центр зала. Музыканты послушно заиграли медленный танец. Вырываться из объятий этого наглеца смысла не было - не руки у него, а плоскогубцы.
   - Знаете, миледи Волверин, - начал Михаил, склонившись ко мне. - Сегодня, будучи на вечеринке в подвале, я нашел одну занимательную вещь. Не знаете какую?
   - Нет, - совершенно искренне ответила я.
   - Записку, предназначенную для Ее Высочества.
   Надеюсь, Михаил не заметил, как я запнулась и мысленно обругала себя самыми нехорошими словами из всех, которые знала. Это же надо было потерять записку Вадима! Идиотка форменная!
   - И что? - произнесла я, стараясь не выдать волнения.
   - То, что я там прочел, меня не обрадовало, миледи, - Михаил крепче сжал мою талию.
   - Нехорошо читать чужие письма!
   - Мне можно, - заверил меня ректор. - Вы ничего об этой записке не знаете?
   - Откуда мне знать? - пожала плечами я.
   - Я часто вижу вас в компании принцессы.
   - Это не значит, что она отчитывается передо мной, - сказала я. - От кого была записка?
   - Не думаю, что вам нужно это знать. Но все-таки я вас предупрежу. Веста, если я узнаю, что вы к этому причастны, то, что произошло ночью, покажется вам леденцом на палочке. Я устрою вам ад.
   - Палочку не сломаете? - скептически хмыкнула я.
   И тут погас свет. Мне казалось, происшествий для одного дня достаточно. Увы. Чтобы погасить все магические светильники разом - тут надо было постараться. И кому это было нужно? Зал затих, мы с Михаилом остановились.
   - И что это такое? - мой недовольный голос резко прозвучал в гробовой тишине.
   - Какой простор для фантазии, - шепнул мне на ухо Михаил и спустил руки ниже.
   - Эй! - я пихнула его коленкой. - Держите себя в руках!
   - Ты не из тех девушек, чтобы терять голову, расслабься.
   Я вспыхнула и порадовалась, что света нет. Этот самовлюбленный кретин считает, что я не могу нравиться мужчинам! Впрочем, о чем это я? Кто выключил свет?
   Раздались хлопки - это народ попытался зажечь светильники. Безрезультатно. Сдается мне, кто-то очень умный, наложил заклятие вечной тьмы. Тогда развеять эту тьму еще долго не удастся. Я потрогала воздух рукой. Так и есть - плотность слегка выше нормальной, вот и дышится тяжело.
   Рокот нарастал, народ оживленно и испуганно переговаривался. Хлопки стали чаще.
   - Поймаю шутника, убью, - мрачно пообещал Михаил.
   - Соблюдайте спокойствие, - мой голос, усиленный магией разнесся по залу. - Это просто шутка и ничего более!
   Дикий визг перекрыл даже мои увещевания. И началась настоящая паника. Народ, совершенно не разбирая дороги, ломанулся к выходу. Мы с Михаилом отлепились друг от друга, и, кажется, решили двигаться в одну сторону. Потому что через минуту врезались друг в друга и оказались на полу.
   - Волверин! - рявкнул ректор. - Заползи в угол, сделай милость.
   - Сам ползи, - огрызнулась я, вставая. - Это ты на меня налетел!
   Народ, тем временем, паниковал все больше и больше. Девчонки визжали, падали на высоких каблуках, матерились, пытались колдовать. И все в кромешной тьме. Резкий звук, раздавшийся откуда-то справа, заставил все умолкнуть.
   - Я повторяю один раз, - Михаил даже не колдовал над своим голосом, его и так было слышно. - Все организованно и спокойно расходятся по апартаментам. Тот, кто придумал эту шутку, будет исключен. И не создавайте панику. Виновные в беспорядках также будут исключены. Всем ясно?
   Нестройный хор голосов откликнулся каким-то неуверенным согласием.
   - Тогда все, осторожно, идут к дверям. Не толкаясь и не ругаясь. Вас это тоже касается, господин Торониос! Не стоит пытаться пройти мимо меня еще раз, иначе я решу, что это ваших рук дело.
   - Нет, господин ректор, - раздался холодный голос Вадима. - Не моих.
   - Значит, развернись и ступай к себе. Это всех касается!
   Постепенно нам удалось очистить зал от студентов и преподавателей. К счастью, никто серьезно не пострадал - вывихнутые лодыжки были самыми серьезными травмами этого вечера. Еще час мы разбирались с обитателями подсобных помещений - артистами, не успевшими выступить, официантами и технической поддержкой фонтана, который кто-то в темноте сломал. Фонтан залил шампанским весь пол и я, не удержавшись на ногах, пару раз едва не упала. В спальню я пришла настолько уставшая, что едва смогла переодеться. На душ сил не было.
   2 глава. Единорожьи бега
   Утро встретило меня дождем, который плотной стеной лил с середины ночи. А так как окно у меня было открыто, под окном растеклась приличная лужа. Ненавижу вставать к первой паре! И почему в расписании мои занятия всегда первые? Так важно научиться выращивать полевые цветочки в стаканчике из-под йогурта? Вон, лучше бы физ.подготовку поставили первой парой. Побегают, взбодрятся. Так нет - мои занятия нужно непременно поставить в такую рань!
   Я одевалась и ругала всех и вся. Настроение было препаршивое. С появлением этого Михаила вся моя жизнь практически покатилась под откос. Столько неприятностей за такой короткий промежуток времени я не огребала даже после выпускного, когда мы с друзьями превратили теперь уже бывшего ректора в куропатку и загнали на дерево.
   - Здравствуйте, - я вошла в аудиторию и бросила на стол папку. - Первый курс, факультет магии Земли?
   - Да, - сказала девочка с маленькими беленькими кудряшками.
   - Отлично.
   Я заметила уже знакомых мне студентов: Лира сидела с Вадимом и усиленно пыталась заставить карандаш левитировать. У нее это никак не получалось. Водянка хмурилась и никак не могла понять, отчего ее магия не работает. А Вадим едва сдерживал смех, телекинетически прижимая карандаш к парте. Элен сидела практически в другом конце аудитории. На Вадима она не смотрела, но выглядела бодрой и веселой. Ей что-то рассказывал Питер, сидевший рядом с ней.
   - Итак, приветствую вас на первой в вашей жизни паре, - я начала лекцию. - На моих занятиях вы будете учиться управлять магией Земли. Теорию вам преподаст госпожа Торн, я же займусь с вами практикой. Для удобства вас разделят на группы по два человека, и вы будете ходить на мои занятия именно в таком составе в то время, в которое будет назначено. В группы вас поместят согласно вашим возможностям. Мой предмет - чисто магический, каким бы интеллектом, положением в обществе и умением прыгать до потолка вы не обладали, вы не сможете в нем преуспеть, если не обладаете достаточной магической силой. Вы поступили на факультет магии Земли. Мой предмет - один из важнейших. Тем не менее, вас не исключат, если вы его завалите. А вот возможности поехать на практику вы лишитесь. Вот уже два года со мной ездят две лучшие группы студентов, и я не намерена разрушать эту традицию. Хотите в долговременный отпуск со мной - старайтесь. Остальные поедут с госпожой Торн в северные земли, изменять ситуацию с засухой и неурожаем.
   - А куда поедете вы? - спросила девчушка с хвостиками в смешном розовом платье.
   - Я еще не решила. Вероятнее всего в какую-нибудь деревню. Постараюсь найти что-нибудь интересное. А теперь разбейтесь на группы по два человека. На первом занятии - как пожелаете. Дальше, согласно моим данным, вас распределит госпожа Торн.
   Я взмахнула рукой, и парты сдвинулись, образовав ряды длинных столов. Из шкафа, что стоял в конце аудитории, вылетели ящики и с грохотом опустились на столы.
   - Для каждой группы я приготовила набор средств. Магических и не очень. Ваша задача - создать среду, пригодную для обитания вот этой красавицы.
   Я показала студентам небольшую стеклянную баночку и аудитория возбужденно вздохнула. В баночке, изящно помахивая крылышками, сидела удивительной красоты бабочка. Ее крылья были абсолютно прозрачными, на них причудливым узором лежала алмазная пыль.
   - А чем она питается? - подал голос Вадим.
   - В каких условиях живет? - спросила Элен.
   - Как она называется? - девушка с кудряшками уже строчила что-то в блокноте.
   - Стоп-стоп-стоп, - улыбнулась я. - В том и задание. Разрешается смотреть на бабочку и думать о ней. Больше - ничего. Ни информации, ни названия. В ящиках, что я выдала, есть маленькая коробочка. В ней образец пыльцы с крыльев. Все остальное - на ваше усмотрение. В чьей среде насекомому больше понравится, тому приз. Какой - не скажу. Время пошло.
   Студенты, зашумев, принялись за выполнение задания. А я стала наблюдать. Вот девушка с кудряшками достала из ящика небольшую пальму и принялась укреплять в специальном аквариуме. Потом опомнилась, достала пальму и лихорадочно принялась исследовать образцы грунта. Лира тем временем умудрилась наколдовать (именно наколдовать, потому что водяных лилий в коробке не было) очаровательный пруд и рой мошек над ним и теперь громко о чем-то спорила с Вадимом. Элен и Питер задумчиво что-то обсуждали. К инструментам они даже не притронулись. В самом конце аудитории два накачанных парня высыпали в аквариум все, что попадалось под руку. Я сочувственно посмотрела на бабочку - вскоре ей предстояло исследовать бессмертные творения студентов. Та, как мне показалось, даже закатила глаза.
   Громкий хлопок заставил меня подпрыгнуть. Так и есть - два парня на последнем ряду перехимичили и их с ног до головы окатило комьями грязи с галькой вперемешку.
   - Умываться, быстро, - рявкнула я и поспешила убирать следы бедствия.
   Дверь аудитории распахнулась, выпуская незадачливых колдунов. Я полностью скрылась под партой, вылавливая расползшихся дождевых червей, когда до меня донесся голос профессора Ксана:
   - Миледи Волверин?
   - Я здесь! - ответила я, не вылезая из-под стола. Один особенно вредный червяк заполз в пространство между ножками парт и никак не хотел выковыриваться.
   - Что вы там делаете?
   - Червей ловлю! Хотите? - я мысленно ругала несчастного червячка и клятвенно обещала скормить на рыбалку.
   - Эм...нет, спасибо, - ответил профессор Ксан. - Предпочитаю вегетарианские блюда.
   - Есть! - я поймала червяка и сунула его в коробку к собратьям. Очистила руки и вылезла.
   - Можно вас? - флегматично спросил профессор, внимательно следя за кудряшкой, которая самозабвенно оплетала лианами стенки аквариума.
   - Конечно.
   Мы вышли в коридор.
   - Веста, - начал профессор. - Я знаю, вы отличный маг. И прекрасный декоратор. Мне нужна ваша помощь.
   - Излагайте.
   - В скором времени в городе планируется одно мероприятие, - профессор понизил голос до шепота. - И я хотел бы вас попросить помочь с украшением площадки.
   - Что за мероприятие? - не поняла я.
   - Только пока никому не говорите, - профессор огляделся. - Единорожьи бега.
   - Вы серьезно?!
   Единорожьи бега считались самым захватывающим и красивым зрелищем во всем королевстве. Со всех концов света приезжали единороги - величественные и волшебные существа. Они состязались в магии и скорости, общались с людьми и охотно делились секретами своей магии. До сих пор единорожьи бега считались самым редким зрелищем. На моей памяти такого еще не было.
   - Да, только я прошу - не говорите пока никому. Об этом будет объявлено совсем скоро, но я хотел бы избежать утечки информации. Так вы согласны помочь?
   - О чем речь, конечно! Что декорировать нужно?
   - Трибуну для победителя. Она должна быть особенной, мне поручили найти хорошего декоратора. Справитесь?
   - Не волнуйтесь, все будет в лучшем виде, - отрапортовала я.
   - Вот и славно, - обрадовался профессор. - А гонорар вполне приличный. Ну и, конечно, возможность пообщаться с единорогами. Некоторые из них весьма дружелюбны. Спасибо, Веста. До свидания.
   Когда я вернулась в аудиторию, большинство студентов с заданием справились. Перед каждой группой стоял небольшой, буквально метр на метр аквариум, заполненный... да чего там только не было.
   - Ну что ж, - сказала я. - Давайте дадим слово жюри.
   Я открыла банку, и бабочка изящно выпорхнула в аудиторию. Я нашептала заклинание, и насекомое полетело к первому аквариуму. Он представлял собой очаровательную полянку с полевыми цветами. Чтобы угадать наверняка, две студентки-близняшки насадили самых разных цветов, совершенно не заботясь об их предпочтениях. Цветам такое отношение не понравилось, и они устроили масштабную потасовку, выбравшись с корнями из земли. Бабочка на эту свалку сесть не смогла и только растерянно хлопала крыльями, наблюдая, как из аквариума летят клочки лепестков, корней и листьев. Студентки стояли красные.
   - Что ж, неудовлетворительно, - произнесла я. - В любых условиях необходимо помнить о совместимости растений. Тем более что эта информация была на обороте упаковок.
   К следующему аквариуму напуганная бабочка полетела осторожно. Это был аквариум кудряшки. Тропические джунгли раскинулись всего на каком-то квадратном метре. Лианы полностью оплетали три стенки аквариума, оставляя зрителям возможность наблюдать за происходящим только с одной стороны. Высокая пальма казалась слегка нелепой, особенно миниатюрные кокосы не вписывались в идиллию тропического рая. Бабочка села на ветку. Повела усиками. Перелетела на лиану. Осторожно потрогала крылышком воду в ручье и тут же с дикой скоростью вылетела из аквариума, а зубастая пасть, едва не отхватившая красавице половину крыла, скрылась под водой.
   - Ну и зачем вы запустили туда крокодила? - я весьма удивилась.
   - Я подумала, что он будет гармонично смотреться, - пролепетала кудряшка.
   - О да, гармонично, - сказала я. - Тройка, но в целом экосистема неплохая. Она, конечно, совершенно не подходит нашей бабочке, но я понимаю ход ваших мыслей. Вы хорошо справились.
   Кудряшка повеселела, а бабочка уже обустроилась в аквариуме Элен и Питера. Принцесса и пекарь создали снежную долину с вечнозелеными хвойными деревьями. Я благоразумно проглотила вопросы о том, чем же бабочка будет питаться. Та, в свою очередь, посидела на ветке, попыталась ее ощупать усиками. И озадаченно замерла. Затем перелетела выше, потрогала шишку, села на нее. И тут же была сброшена на землю снегом, осыпавшимся с верхних веток. Студенты засмеялись, глядя, как бабочка неуклюже выбирается из сугроба и уползает прочь.
   - Следует помнить не только об эстетической стороне, господа, - прокомментировала я. - Снежная долина волшебно прекрасна, но бабочек там не может быть. Тройка только за то, что ваши елки не передрались между собой.
   Питер виновато посмотрел на Элен, та ободряюще похлопала его по плечу.
   В следующем аквариуме высилась миниатюрная гора, вокруг которой раскинулось поле с цветами. Судя по тому, что растения вели себя смирно, авторы сего шедевра лучше ознакомились с инструкцией, нежели близняшки. Бабочка с минуту важно сидела на вершине горы. Судя по всему, ей определенно нравилось содержимое аквариума. Потом перелетела на поляну и сунулась в самую гущу цветов. Постепенно она перебрала все цветы, но так, ни на одном и не остановилась. Облетела вокруг горы, еще немного посидела на поверхности и вылетела из аквариума.
   - Неплохо, сказала я. Не решена проблема питания и воды, но в целом мысли верные. Четверка.
   Два парня горделиво выпрямились и неуверенно улыбнулись. Остался последний аквариум (если не считать разгромленного незадачливыми студентами, которые теперь сидели на задних партах и наблюдали за происходящим).
   Аквариум принадлежал Лире и Вадиму. От пруда и лилий не осталось и следа. Видимо, ребята смогли договориться. Недоуменный ропот пробежал по аудитории, когда все получше пригляделись к аквариуму. Он представлял собой каменную пещеру. Свод, стены и пол пещеры были абсолютно гладкими за исключением тех мест, где прямо из земли торчали красивые хрустальные глыбы, ярко блестевшие на солнце. Между камнями и кристаллами, застенчиво журча, бежал чистый ручеек. Бабочка села на край ручейка, вдоволь напилась воды и перелетела на один из кристаллов. Все восхищенно вздохнули. На абсолютно прозрачном кристалле бабочка смотрелась удивительно. Тонкие, очерченные золотом крылышки сверкали на солнце, алмазная россыпь на крыльях посылала в аудиторию множество солнечных зайчиков. Студенты захлопали, и я с удовольствием к ним присоединилась.
   - Отлично! - провозгласила я. - Расскажите нам, как вам пришла в голову эта идея?
   - Лира провела анализ пыльцы с крыльев, - сказал Вадим. - И определила, что это крошка горного алмаза. Так мы и поняли, что бабочка живет в пещерах, где водится горный алмаз. Она им питается - отсюда и отложения на крыльях.
   - Молодцы, - улыбнулась я. - Посмотрите все: вот так нужно заниматься! Ребята всего лишь исследовали маленькую щепотку пыли и создали рай для живого существа!
   - Да они нелюди! - возмутился парень, окативший себя грязью.
   - Порой нелюди гораздо благороднее людей, - сказала я. - И умней, раз не позволяют себе оскорблять своих товарищей. Попридержите язык, юноша, иначе отправитесь к ректору в кабинет. А вам, Лира и Вадим, я дарю эту замечательную представительницу горных бабочек и ваш аквариум для нее.
   Вадим наклонился к Лире и что-то спросил. Та с безмятежным видом кивнула и продолжила играть с мошками, которых не успела развеять. Кажется, она пыталась научить их летать стройными шеренгами. А Вадим поднял аквариум, подошел к парте принцессы и осторожно поставил ношу.
   - Примите, Ваше Высочество, в знак моего восхищения Вашей красотой и талантом.
   Элен ничего не ответила, только зарделась. Вот так вот. Похоже, у этих двоих действительно любовь.

***

   В преподавательской было пусто, когда я пришла. Слава расписанию, у меня было "окно" между первой и третьей парами. Успею отоспаться перед практикой второго курса. Старшие ко мне не ходят - я веду только первые два курса. Я удобно устроилась на кресле, положила голову на руки и сладко засопела.
   Снилось мне что-то хорошее и цветочное. Проспать я не боялась - звонок в нашем университете и мертвого разбудит. Мой сладкий сон прервал звук захлопнувшейся двери и резкая боль в затылке. Михаил схватил меня за волосы и заставил встать.
   - Какого черта?! - орал, как потерпевший, ректор.
   - Пусти! - я дернулась и чуть было не оставила в его лапах половину шевелюры. - Чего тебе надо?
   Он с силой толкнул меня и я упала на пол, больно ударившись плечом об угол стола.
   - Какого демона происходит у тебя на парах, я спрашиваю? Почему всякая шалопень к принцессе смеет обращаться?!
   - Шалопень? Питер - хороший мальчик...
   Михаил размахнулся и ударил меня по щеке.
   - Я говорю не о толстяке, а об этом Торониосе. Я, кажется, приказывал сделать все для его отчисления. А не ставить парню отличные оценки!
   - А что я могла сделать? - я по-прежнему сидела на полу и чувствовала, что плачу от обиды и неожиданной боли. - Если он лучше всех справляется с заданиями! Да мой предмет даже на аттестации не влияет, я младшая преподавательница, идиот!
   - Идиот? - поднял брови ректор. - Не слишком ли ты выражаешься, девочка? Я офицер королевской разведки и ты...
   - Офицер? - всхлипнула я. - С каких пор офицеры бьют девушек?
   - Ты с самого своего появления создаешь мне проблемы, - уже более спокойно произнес Михаил.
   - Не правда!
   - Нет? А кто принял в университет некроманта? А кто выставил меня посмешищем перед половиной студентов? А кто устроил свалку в подвале с этой психованной геранью?
   - Еще раз поднимешь на меня руку, - прошипела я. - Напущу на тебя сотню таких. И кактусы оживлю, чтоб они тебе постель согревали.
   - Волверин, запомни, если я захочу, ты будешь делать все, что я прикажу. И постельку согревать, и кофе приносить и принцессу контролировать. Ты пользуешься своим рассудком только потому, что мне сейчас не хочется создавать лишний шум. Я прекрасно осведомлен о твоей роли в обмене записками принцессы и этого выродка. И я предупреждаю в последний раз - больше никаких выкрутасов. Поверь, ты будешь мне намного больше нравиться послушной и ласковой девочкой.
   С этими словами Михаил покинул преподавательскую. Я сидела на полу, не в силах подняться. Дело принимало серьезный оборот. Еще пара таких ударов - и вторжения в мои мозги не понадобится, я и так дурочкой стану.
   Дверь снова открылась. Я испугалась было, что это вернулся ректор, но это была всего лишь госпожа Торн.
   - Ну и как вам новый набор, Веста? У вас уже была пара? Веста! Что с вами?
   Госпожа Торн подскочила ко мне и помогла присесть в кресло. В зеркале отражалась моя заплаканная моська со следами удара на лице.
   - Кто вас обидел, Веста? - обеспокоенно произнесла госпожа Торн.
   - Упала, - я мотнула головой. - Каблук подвернулся, и я упала.
   Госпожа Торн с сомнением посмотрела на мои кроссовки, но спорить не стала. Минут тридцать мы безуспешно пытались свести синяк. Этот мерзавец отлично обо всем позаботился! Мою рожу украшало большое синее пятно, и свести его никак нельзя было. Ходячее напоминание для принцессы. О том, что верная отцовская ищейка не спит. Демоны бы тебя сожрали, Михаил! Мы еще поглядим, кто кого. Я разозлилась, а в гневе я страшна, как табун хомяков.
   - Веста, я не знаю, кто это сделал, - неуверенно произнесла госпожа Торн. - Но вам лучше рассказать все Михаилу. Он сможет вам помочь.
   - Да-да, конечно, - я кивнула для виду и старуха успокоилась.
   Вскоре пара закончилась. Я подосадовала, что не успела поспать, однако больше для успокоения совести. После встряски, устроенной мне Михаилом спать совершенно не хотелось. И я отправилась на пару второго курса.
   - Здравствуйте, - я встретила студентов в холле. - Прошу, пройдемте во двор. Сегодня наше занятие пройдет там.
   Студенты одобрительно загомонили. Я редко водила их на занятия за стены университета. Сегодня целью нашей прогулки был большой дуб, что рос почти на окраине территории университета. Пока мы шли, студенты, замечая мой синяк, удивленно переглядывались, но молчали.
   - Итак, знакомьтесь, - я похлопала дерево. - Адриан, наш тысячелетний дуб. Настоятельно рекомендую за желудями на него не лазить, кончается все это обычно плачевно. Примерные перспективы такой вылазки можете увидеть у меня на физиономии. Сегодня мы будем экспериментировать с силой деревьев. Кто знает, о чем я говорю?
   Полная девушка с кафедры микро-магии подняла руку.
   - Каждое магическое дерево заключает в себе серьезный магический потенциал, который можно использовать для тех или иных целей.
   - Правильно, Алла. Адриан - дерево не простое. Смотрите.
   Я со всей силы пнула массивный ствол ногой.
   - Это кто там хулиганит? - раздался скрипучий голос откуда-то из веток. - А, проказница Веста! Привела студентов смотреть на старую развалину?
   - Бросьте, Адриан, - рассмеялась я. - Вы еще хоть куда! Поможете с занятием?
   - Конечно, - фыркнуло дерево. - Только ветки не обломайте!
   - Студенты, - скомандовала я. - Вперед!
   - Куда? - удивился тощий рыжий парень.
   - Наверх, разумеется. Вы хотели постигать древесную магию, стоя на опушке? Давай-давай, особенно криволапых подстрахую на земле.
   После того, как все расселись на широких ветках дуба, я начала рассказывать.
   - Каждое магическое дерево, а их у нас произрастает огромное количество, обладает определенной магией. У Адриана магия созидательная. Это значит, что с его помощью можно создавать различные предметы. Разумеется, только природного происхождения.
   - То есть стул, например, создать нельзя? - спросила Алла.
   - Не совсем. Стул - природное изделие, но все-таки сделанное человеком. Вы можете вырастить ветку и обстругать из нее стул, можете вырастить ветку, по форме напоминающую стул. Но конкретно стул вырастить не сможете. Такая магия особенно ценна тем, что укрывшийся в густой кроне листвы путник может беспрепятственно добывать себе пропитание. Смотрите.
   Я щелкнула пальцами, и на ближайшей ветке моментально выросло спелое красное яблочко. Я кинула его Алле и улыбнулась:
   - За правильный ответ на вопрос. При удачном стечении обстоятельств можно и покрупнее что-нибудь вырастить. Например, гигантский банан.
   - Зачем кому-то гигантский банан? - удивился светловолосый мальчик в очках.
   - Не знаю, - пожала плечами я. - Вдруг кому-то нужен?
   - А можно выращивать лекарственные травы? - вопрос исходил от маленькой девушки, которая, закусив губу, пыталась повторить мой фокус.
   - Вполне, - кивнула я. - Если вы знаете, как они выглядят. Вы не сможете вырастить то, чего никогда не видели. Фантазия тут не работает.
   - Но ведь я никогда не видел гигантских бананов!
   - Но ведь ты видел банан обычный? А размер обуславливается желанием волшебника и количеством магии дерева. Увеличь созданный тобой банан - и получится банан гигантский. Ладно, я вам рассказала обо всем, что нужно знать. Если будут вопросы - можете обратиться к госпоже Торн, она должна была прочитать вам лекцию, я, лишь напоминаю. Займемся практикой. Для начала, почувствуйте древесную силу. Приложите руку к стволу и закройте глаза. Представьте дерево как живой организм. Где-то в его венах течет кровь, увлекая за собой жизнь, магию, силу. Почувствуйте ее, станьте ее частью, отдайте частичку своей магии и возьмите силу Адриана. Не противьтесь ей, она не сделает вам ничего плохого. И Трэвис, не раскачивайся на ветке, упадешь - можно гроб заказывать. Все почувствовали то, о чем я говорю?
   - Да, - как-то слишком неуверенно отозвались студенты.
   - Тогда даю задание. Вырастите что-нибудь. Что угодно - фрукт, овощ, травку, лишнюю ветку. Что-нибудь крупнее листа. Для этого представьте весь процесс рождения вашего предмета, его становление, его расцвет. И черпайте силу у Адриана, он вам поможет. Все, у кого получится, могут уйти без домашнего задания.
   Я смотрела на красных от напряжения студентов и думала о том, что первый курс будет сильнее. Думаю, если привести сюда принцессу и Вадима, то у них результат будет не в пример лучше. Про Лиру и говорить не стоит - она выросла в гармонии с природой. Студенты пыжились, тужились, но в итоге более-менее сносные огурцы получились только у Аллы. Она зачем-то вырастила целую гроздь огурцов. По вкусу они напоминали виноград, а цвет у них был темно-коричневым.
   - Адриан, что за шутки! - возмутилась я.
   - Прости, Веста, у нее так много магии, я не удержался.
   - Алла, когда черпаешь магию из растений, не переливай в них свою. Адриан воспользовался твоей силой и создал несуществующий э-э-э...фрукт. Не то, чтобы это было плохо, просто деревья могут и не желать тебе добра. Согласись, обидно отравиться собственноручно выращенным огурцом? Так что впредь контролируй свою магию. Всем спасибо, все молодцы, домашнее задание у вас в тетрадях. Алла, ты можешь его не делать. Слезайте.
   - И что же вы там делали? - когда я слезла с Адриана, еще немного поболтав со старым товарищем, я едва не приземлилась на голову ректору.
   - Устраивала разгул разврата, пьянства и вандализма, - пожала плечами я. - Вы за мной следите?
   - Вообще-то да, - усмехнулся Михаил. - Я пришел сказать, что, возможно, мне не стоило так резко разговаривать с вами в кабинете.
   - Да вы что! - я наигранно обрадовалась. - Вот спасибо!
   - Прекрати паясничать. Дай уберу, - Михаил откинул с моего лица прядь волос и прикоснулся к щеке.
   Прикосновение было приятно прохладным, и боль сразу же прошла. Буквально через несколько секунд от бывшего синяка не осталось и следа.
   - Благодарствую, - невразумительно буркнула я, отодвигаясь. Просто на всякий случай.
   - Но все-таки, я настаиваю на более пристальном внимании к окружению принцессы, - сказал Михаил. - Она, кажется, считает тебя подругой? Вот и повлияй на нее.
   - Она не из тех особ, на которые можно влиять.
   - Что есть, то есть, - рассмеялся ректор. - И все-таки я прошу. Король волнуется, ты же понимаешь.
   - Да.
   - Значит, мир? - Михаил со странной надеждой заглянул мне в лицо.
   - Вырастить тебе банан?

***

   После обеда у меня пар не было. Первый курс забрала под свое строгое и навязчивое покровительство госпожа Торн, а второй под неусыпным наблюдением профессора Ксана постигал азы нечистологии. И я решила набросать пару эскизов для будущей трибуны победителей.
   Согласно правилам бегов, единороги состязались в скорости, ловкости и магии, блуждая в специально построенном лабиринте, где им встречались всяческие опасности и ловушки. Почему этот вид соревнований назвали бегами, я так и не смогла понять. В конце турнира победителя награждают и чествуют на специальной трибуне, которая должна быть финалом праздника. Именно с нее я и решила начать.
   Все предыдущие картины победителей турнира, что я смогла достать демонстрировали мне одно и то же: усыпанная драгоценными камнями глыба, сверкающая, как толпа светляков. Иногда эти глыбы были отделаны со вкусом, иногда - хотелось закрыть глаз и не смотреть на это безобразие. Тем более что художники на тех картинах, что я скопировала, с помощью магии заставляли нарисованные камни сиять круче, чем настоящие. Я задумалась. Создавать что-то в таком стиле желания не было. Ну не люблю я эти побрякушки. И кого они восхищают?
   В раздумьях я начала ходить туда-сюда по комнате. Что же такого изобразить? И тут мой взгляд упал на Аллины огурцы, которые я зачем-то притащила в комнату. И меня осенило. Адриан! Вот кто мне поможет. Спустя десять минут я снова сидела на ветках старого дуба и увлеченно рисовала. То, что получалось, мне определенно нравилось. Впрочем, нужно было еще показать эти творения организаторам и добиться одобрения.
   Я уснула прямо на ветке, благо Адриан не стал скидывать меня на землю и ни капельки не рассердился. Прохладный ночной ветерок приятно развевал волосы, шум листвы убаюкивал, а стрекотание сверчков и маленькие огоньки на листьях создавали волшебную атмосферу. Так хорошо мне не было со времен студенчества, когда я прибегала сюда, получив очередной нагоняй от госпожи Торн. Теперь мне двадцать, я преподаватель и, казалось бы, некому давать мне нагоняи, но почему-то перед глазами упорно стояло лицо Михаила и его глаза, горящие гневом. И, как антипод тяжелым мыслям, воспоминание о прикосновении к щеке, такое легкое и приятное.
   А проснувшись, я едва не свалилась со злополучной ветки. Чертыхаясь и ежась от утреннего холода, я неуклюже слезла, обрушив на себя тонну воды. Пришлось минуть пять прыгать вокруг Адриана, и греться. Затем, под удивленными взглядами ранних студентов и сотрудников, понуро бредущих на работу, я припустила к себе.
   Горячий душ вернул хорошее расположение духа и я даже надела красивое синее платье с широким поясом. Потом, чуть-чуть подумав, нацепила туфли на высоком каблуке. О том, ради чего (или ради кого?) я наряжаюсь, думать не хотелось. И только после тщательного причесывания фиолетово-вишневой гривы, я соизволила спуститься к завтраку.
   Студенты толпились у доски объявлений и что-то бурно обсуждали. Гвалт стоял такой, что впору было зажимать уши. Меня любезно пропустили вперед, и я оказалась у самой доски: прямо рядом с Элен и Питом.
   - И чего тут?
   - Единорожьи бега, - едва не захлопала в ладоши Элен. - Представляете!
   - Представляю, - усмехнулась я, разглядывая красочную афишу. - Даже более чем. Я трибуну декорирую.
   - Что? Вы серьезно?
   - Да, вчера предложили, - я споткнулась об ступеньку.
   - А чего не сказали? - надулась Элен.
   - Нельзя было, просили ждать официального объявления. Как прошел ваш первый день?
   - Ужасно, - грустно вздохнул Питер. - Вчера была лекция Михаила Риорского.
   - Стоп, - я так резко остановилась, что Лира, семенящая вслед за мной, врезалась мне в спину. - А он что-то ведет?
   - Ага, - кивнул Пит. - Политическую историю.
   - Что?! - на мой вопль стали оборачиваться студенты. - На кой вам политическая история?
   - Сказал, что мы должны знать историю королевства, в котором живем, - пояснила Лира. - В школах-то не все учились.
   - Бред, - резюмировала я. - Он просто не знает, чем себя занять.
   - Или у него иные цели, - закусила губу Элен.
   - Излагай.
   - Он вчера Вадима вызвал, - плечи принцессы поникли. - Раскритиковал, не зачел ответ и поставил двойку.
   - Понятно, - я мысленно выругалась. - Со мной не прошло, решил сам добиться отчисления. Небось, и предмет свой для этого поставил в расписание.
   - Вчера мы с Вадимом придумали...
   - Вы что, виделись? Элен, я же просила! Если хочешь, чтобы я помогла - слушайся!
   - Нас никто не видел! - начала оправдываться покрасневшая принцесса. - Мы были одни. Правда-правда.
   - Михаил избил меня вчера.
   - Что?! - Элен на миг задохнулась от возмущения, Пит что-то свирепо пробормотал, а пугливая Лира побледнела. - Да как он посмел! Я сейчас же напишу отцу!
   - Нет! - я схватила принцессу за руку. - Мы уже все уладили, не надо никому писать.
   - Уладили? - с сомнением спросила Элен.
   - Он попросил прощения, - пожала плечами я, входя в столовую.
   - Без шуток! Разозлите его еще раз, я хочу это видеть!
   - Элен!
   - Шучу. У вас сегодня есть пары?
   - Да, второй курс, - кивнула я, сворачивая к преподавательскому столу.
   Я уже почти дошла до коллег, когда мне в голову пришла блестящая идея.
   - Элен! - принцесса обернулась. - Хотите помогать мне с декорациями?
   - Да! - принцесса все-таки захлопала в ладоши.
   - Всех касается, - улыбнулась я, глядя на смущенные лица Лиры и Пита.
   Вот я и нашла помощников. Кажется, мероприятие обещает быть удачным. А с учетом тех эскизов, что мы создали с Адрианом, нынешние бега рискуют стать самым грандиозным событием за последние лет сто. Вот так вот нескромно.
   Я принялась за вкусный завтрак: яичницу с колбасой. После ночевки на дереве есть хотелось страшно. Невольно до меня начали долетать обрывки разговора двух преподавателей с факультета Охотников.
   - Да-да, совершенно безумен...
   - Его заперли на чердаке, ждут, когда Михаил разберется.
   - Но почему он сбежал?
   - Извините, - обратилась я к одному из коллег. - Я случайно услышала часть вашего разговора. Что-то случилось?
   - Да, - сокрушенно кивнул один. - Из леса сбежал медвежонок. Говорят - абсолютно буйный, рычит, плюется магией, его ребята с третьего курса заперли на чердаке второго корпуса, ректора ищут.
   - Почему именно ректора? - удивилась я, ведь с такой проблемой, как дикий детеныш медведя может справиться парочка магов.
   - Только у него есть разрешение на убийство животных из заповедного леса, - пожал плечами второй собеседник.
   - Они его убить хотят? - ужаснулась я. - Но ведь можно его усыпить и отправить обратно в лес!
   - Наверное, не хотят возиться.
   - Не хотят возиться? - мои возмущенные вопли слушал весь стол. - Ладно, они не хотят - хочу я!
   Бросив недоеденную яичницу, я решительно встала из-за стола. Второй корпус был оборудован специально для Охотников - чтобы они могли беспрепятственно отрабатывать многочисленные приемы уничтожения нечисти. И, вследствие этого, расположили его как можно дальше от нормальных людей. То есть, ближе к лесу. К корпусу вела неширокая тропинка, что причудливым образом петляла среди редких деревьев. Я неслась во всю прыть - боялась опоздать. А поскольку мои ножки украшали красивые туфли на высоком каблуке, спотыкалась я на каждом шагу. Должно быть презабавная картинка - преподавательница несется по дорожке, спотыкаясь, матерясь и поминая ректора через слово.
   Я влетела в корпус с такой скоростью, что смотрительница в ужасе шарахнулась в сторону. Мне в спину донесся ее возмущенный крик, но я уже бежала по лестнице на чердак. Чердак использовался охотниками как склад сломавшихся тренажеров и манекенов. Чего там только не было: оторванные конечности деревянных манекенов, различные запчасти от тренажеров, стары (очевидно, списанные из библиотечного фонда) книги, сломанные стулья, парты, доски. Был там даже проеденный молью диван с отломанной ножкой. И прямо на этом диване, грустно повесив голову, сидел небольшой медвежонок.
   Шерстка у малыша еще не приобрела огненный оттенок и была скорей коричневой, нежели красной. Медвежонок явно был напуган, он жалобно стонал и плевался редкими огненными комочками. Рядом стоял Михаил и, очевидно, соображал, что делать со зверем. В руки тот не давался и вел себя крайне агрессивно при любой попытке подойти.
   - Стой! - я оттолкнула ректора и загородила собой медведя в самый последний момент. С руки Михаила уже готово было сорваться заклятье.
   - Волверин, - в голосе ректора явно чувствовалась усталость. - Отойди на безопасное расстояние.
   - Он еще детеныш! - упрямо возразила я. - И он боится!
   Я обернулась. На меня смотрели два черных глаза. Выражение морды медведя можно было перевести как "Во, обалдевшая!".
   - Волверин, отойди и дай мне закончить это дело. Меня еще ждет работа. В отличие от тебя я не прохлаждаюсь, целыми днями ползая по деревьям.
   - Нет!
   - Волверин, не буди во мне зверя! - ректор потерял терпение и больно схватил меня за руку.
   Через секунду он громко рявкнул неприличное ругательство и отскочил: медвежонок цапнул его за ногу, прокусив толстую кожу штанов. Малыш поднял голову и посмотрел на меня, как бы спрашивая одобрения. Чтобы сдержать улыбку, мне пришлось закусить губу. А медвежонок тем временем снова флегматично разлегся на старом диване.
   - Вот видишь, тебя даже животные не любят, - сообщила я злому ректору.
   - Ладно, и что ты предлагаешь?
   - Я его успокою и отпущу в лес, - сказала я, ласково почесывая медвежонка за ухом. Тот доверчиво жался к руке и едва ли не мурлыкал, как кошка.
   - Волверин, он опасен, - вздохнул ректор. - Это не домашний зверек.
   - Согласна, он не похож на хомячка. Но это не значит, что его можно убить! Он боится и голоден. И наверняка хочет домой.
   - Это он сейчас с тобой такой, - возразил Михаил. - А потом, когда угроза от меня исходить перестанет, он тобой пообедает.
   - И ничего он не пообедает! - я топнула ногой. - Я его отпущу. И не смей его трогать! Живодер!
   - Я - живодер?! - обалдел ректор. - Волверин, какого черта ты вообще мне перечишь? Я здесь пока еще ректор. А ты, позволь заметить, младшая преподавательница. Да ты даже лекции не читаешь!
   - И как это связано с тем, могу ли я перечить? - я подняла бровь. - Если ты считаешь, что с тобой могут общаться только академики, так ты явно преувеличил свой уровень интеллекта, а если...
   - Хватит! - Михаил снова направился в мою сторону и в задумчивости остановился, когда медвежонок храбро преградил ему дорогу и глухо зарычал. - Ладно, и как ты собираешься дотащить его до леса? Мне он в руки не дался.
   - Я б тебе в руки тоже живой не далась, - буркнула я, поворачиваясь к медвежонку.
   - Что?
   - Погода, говорю, хорошая! - рявкнула я.
   Медвежонка уговаривать не понадобилось - он послушно потащился за мной сначала к двери, а потом - к выходу из корпуса. Ректор с некоторой опаской (от чего я пришла в полный восторг окончательно уверилась в симпатии к медвежонку) шел позади.
   На опушке леса я остановилась. Медвежонок замер и с надеждой на меня посмотрел.
   - Чего ждешь? Беги! - я подтолкнула малыша рукой.
   Тот категорически не хотел возвращаться в лес. Медвежонок рычал, выворачивался, плевался огнем, царапал мне руки, пару раз куснул Михаила за ботинок, но в лес категорически не уходил. Оставлять же его на опушке было опасно - близость к людям может напугать малыша и его реакция станет непредсказуемой.
   - Твой способ не прошел, Волверин, - вздохнул Михаил. - Придется действовать мне.
   - Нет! - я загородила малыша собой и почувствовала, как тот доверчиво жмется к моим ногам и дрожит. От жалости к медвежонку слезы выступили на глазах.
   - Эй, ты чего, реветь вздумала? - Михаил опешил. - Прекращай, Волверин. Так будет лучше. Я не могу подвергать студентов опасности. А медвежонок на территории университета - достаточно большая опасность. Ну, прекрати реветь, он не разумный!
   - Не дам! - я вытерла слезы. - Сначала меня.
   - Волверин, не говори того, о чем пожалеешь. Отойди.
   Я не двигалась с места, а медвежонок, се еще жмущийся ко мне, поддерживал уверенность. Михаил стоял, что-то прикидывая. Судя по кровожадному взгляду, он прикидывал, как лучше меня приготовить.
   - Я в последний раз говорю, отойди.
   Я помотала головой и окончательно разревелась. В ту же секунду меня обняли и неуверенно погладили по голове. Поскольку за медвежонком таких талантов ранее замечено не было, я сделала вывод, что окончательно достала ректора, раз уж он взялся меня успокаивать.
   - Ну и что ты предлагаешь? - спросил он.
   - А можно я медведя себе оставлю? - я заглянула в глаза Михаилу и для пущей убедительности пошмыгала носом.
   - Ты что, с ума сошла?! Он же дикий.
   - Но он от меня не отходит! У нас два варианта: либо я остаюсь жить здесь, что невозможно, потому что у меня студенты, либо медведь пойдет со мной, что возможно, потому что я уверена: он никого не тронет.
   - Есть еще третий вариант, - недовольно сказал Михаил. - Я разделываю этого мохнатого на мясо, а тебя запираю в каком-нибудь укромном месте, чтобы ты перестала влипать во всякие идиотские истории!
   - Мне не нравится твой вариант, - подумав, ответила я.
   - Веста! Ой, простите, - на поляну вбежала Лира и, застав нас обнимающимися, густо позеленела.
   Мы с Михаилом отскочили друг от друга, причем я совершенно забыла о медведе, что жался ко мне. Отступая, я споткнулась об него и, взвизгнув, упала на землю. Раздался дружный хохот Лиры и Михаила.
   - Очень смешно, - буркнула я, вставая. - Пойдем, Михасик. Буду звать тебя как нашего ректора.
   - Что?! - возмутился Михаил.
   - Что слышал, - надулась я. - Его зовут Михасик. Почти как тебя.
   - Меня зовут Михаил!
   - А я буду звать тебя Михасик, - с этими словами мы с медвежонком гордо направились к главному корпусу.
   Метров через двадцать нас догнала Лира.
   - А он правда будет жить с вами? - спросила она.
   - Да. Ты чего хотела-то?
   - Мы вас искали, - водянка к тому времени уже ставшая нормального цвета, вновь слегка зазеленела. - Элен хотела спросить у вас разрешения сходить в город. Вы вроде как наш куратор.
   - Черт! - я хлопнула себя по лбу. - Совершенно забыла об этой досадной обязанности. Лира, мне нужно накормить Михасика, а потом я поднимусь к Элен. Ее дело подождет полчаса?
   - Вполне, - кивнула водянка, опасливо косясь на Миху, который радостно бежал впереди нас, распугивая немногочисленных студентов. - Вы правда будете звать его Михасиком?
   - Конечно, - я нагнулась и взъерошила густую шерстку малыша. - Это окончательно добьет нашего ректора. И вообще имя-то хорошее.
   - Может быть, - с сомнением произнесла Лира. - Тогда мы вас подождем у Элен в комнате.
   Когда мы с Михой, наконец, оказались в апартаментах, встал вопрос кормежки. Со мной все было ясно - мой любимый пирог с мясом уже лежал на столе, разнося по комнате ароматы, от которых урчало в животе. Позавтракать-то я толком не успела.
   - И чем мне тебя кормить? - задумчиво произнесла я.
   Миха ответил мне полным надежды взглядом.
   - Чего? Пирога хочешь?
   Миха прорычал что-то, что было мной расценено как согласие. Тогда я отрезала кусочек еще горячего пирога и протянула медвежонку. Тот осторожно, словно боясь меня поранить острыми клыками, взял пирог и прожевал. Затем жалобно посмотрел мне в глаза. Так мы сообща доели весь пирог. Миха облизывался и довольно урчал. А Михаил боялся, что малыш мной пообедает. Как же! Миха вполне удовлетворился пирогом. Придется заказывать пироги на дом, вдруг это единственное, что есть медвежонок. Впрочем, что за чушь? Он же жил в лесу, значит, должен питаться и пищей попроще. И чего нелегкая принесла его к нам? Как будто специально ко мне - защищать от ректора. Я обрадовалась этой мысли. А ведь и вправду - Миха меня в обиду не даст, это я знала точно. Значит, теперь ректора можно не бояться. Вот только придумать бы предлог, чтобы таскать Миху с собой на занятия. Представляю, какая начнется буча, когда мой новый питомец станет достоянием общественности.
   - Веста, ну я уже заждалась! - Элен влетела в комнату и упала на кровать. - Ой! Это медвежонок? Какой миленький!
   Принцесса протянула руку, чтобы погладить Миху и тут же с криком ее отдернула: медвежонок едва не отхватил ей руку. Он оскалился и угрожающе зарычал.
   - Чего это он? - дрожащим голосом произнесла Элен. - Я только погладить хотела.
   - Не знаю, - пожала плечами я. - Он же дикий, людей боится. Михаилу вон, чуть ногу не оторвал. Я его защищала - вот он меня и признает. Ты лучше не лезь, пускай привыкнет.
   - Ладно, - Элен на всякий случай отодвинулась подальше от Михи, который невозмутимо чистил лапы. - Веста, можно мне в город? Сил нет сидеть в четырех стенах.
   - Выйди во двор.
   - Ну, пожалуйста! Я по магазинам хочу. Туфли новые хочу. Кофе выпить нормального в таверне. Веста!
   - Хорошо, - вздохнула я. - Сделаем так. Сейчас бежишь и докладываешь Михаилу о цели похода, он просил за тобой приглядывать. Потом вместе идем в город и там расходимся. Ты идешь по своим делам, а мне надо познакомиться с организатором бегов. Вечером втречаемся у ворот и идем обратно. Согласна?
   - Да! - Элен вскочила с кровати. Миха снова зарычал. - Можно идти к Михаилу?
   - Вперед, - скомандовала я.
   Поскольку Миха никак не желал оставаться дома, пришлось соображать, как его транспортировать в город. Пешком - понятное дело, но что делать с пугающимися людьми? У нас не привыкли к огненным медведям, разгуливающим по городу. В лучшем случае народ позовет охрану. В худшем - начнут самолично сражаться с диким зверем. Нужно было как-то обозначить тот факт, что Миха - мой питомец. Ничего лучше ошейника с биркой я придумать не могла.
   Все домашние животные носили такие ошейники. Тонкий ошейник из мягкой кожи, что остался у меня от прошлогодних лекций, когда я возила из города землероек, отлично подошел Михе. Я выгравировала на простой серебряной табличке "Михасик" и полюбовалась на содеянное. Михе ошейник явно понравился - он важно вышагивал по комнате, словно был тут полноправным хозяином.

***

   Город располагался в нескольких километрах от университета. Впрочем, городом это поселение можно было назвать с натяжкой. Всего-то несколько тысяч жителей. Климат в этом поясе был мягкий, а потому дома строили без особенного расчета на холода. Обычные бревенчатые домики, в которых даже в жуткую жару царила приятная прохлада. Домики плотно прижимались друг к другу на городских улочках. Рядом с тавернами, магазинами и прочими общественными заведениями всегда висел флаг, на котором обозначался род деятельности хозяина.
   Бега решили устроить на западной окраине. Там было довольно обширное пространство, не занятое лесами. Когда я подошла, то увидела множество палаток и почти достроенный лабиринт. Пока что он выглядел сыро - просто корни деревьев, сплетенные между собой образовали стены, которые причудливо извивались, пересекались, образовывали тупики, в общем, всячески усложняли жизнь будущим соперникам. Я в нерешительности остановилась возле ближайшей палатки, не зная, куда идти дальше.
   - Вам помочь? - вежливо обратилась ко мне девушка, которая левитировала стулья для зрительской трибуны.
   - Да, я Веста Волверин, я должна заниматься декорациями. Профессор Ксан сказал, что я должна быть здесь сегодня.
   - Вам к Седеке, - девушка указала на невысокого мужчину лет тридцати, который что-то объяснял двум моделям вдалеке. - Он организатор.
   Я подошла к ним поближе.
   - Девочки, вы должны играть свои роли. А не отрабатывать гонорар. С такими лицами как у вас только на рынке продавать. Вы должны быть душой праздника, а вы приводите всех в уныние. Ну, разве так можно? А вам что нужно? - Седека повернулся ко мне.
   - Я Веста Волверин, декоратор.
   - Да, Ксан говорил о вас, - вздохнул организатор. - Рыбки мои, перерыв. А вас прошу за мной.
   - Вы уже занимались декором? - спросил Седека, когда мы шли к трибуне.
   - Да, в студенчестве я работала над выставкой карет в Королевском Саду. Ну и так, по мелочи.
   - Что ж, задача у вас непростая, - покачал головой Седека. - Нужно что-то оригинальное, не избитое. Вот, это трибуна. Непросто будет превратить ее во что-то оригинальное, правда?
   - Да, - кивнула я, рассматривая прямоугольную платформу с заготовкой для именной таблички посередине.
   - Вы простите, у нас тут такой балаган. Начинают прибывать участники, через два дня бега, а мы только вступили в фазу открытой подготовки. Все ведь было засекречено, извивались, как могли. А теперь в сжатые сроки нас заставляют все подготовить. Ужасно. Вон там площадка для бегов, вы ее видите, она почти готова. У вас есть наработки?
   - Да, - я достала из папки листы с эскизами. - Только они еще не окончательные.
   Седека мельком посмотрел мои рисунки, и я заметила в его темных глазах искорку интереса.
   - Неплохо, миледи Волверин, неплохо. Что ж, возможно вы сумеете создать нечто новое. Начнете сейчас?
   - Пожалуй, - согласилась я. - Если нужно успеть за два дня, то не стоит терять время.
   - Люблю деловых людей, - улыбнулся Седека. - Вы составили смету?
   - Конечно, она в папке.
   - Так...интересный набор, - удивился организатор. - Пошлю за всем этим Джимми, через пятнадцать минут все будет здесь. А вы пока располагайтесь. К вашим услугам таверна для сотрудников, медпункт, зона отдыха. Нынче сентябрь жаркий, так что постарайтесь обойтись без обморока. Моя помощница уже два раза падала, все-таки женщины - слабый пол. Вопросы есть?
   - Нет. Но есть просьба - можно мне студенты помогать будут? Вчетвером быстрее справимся.
   - А они не буйные? - с сомнением спросил Седека.
   - Нет, они спокойные. Но талантливые - я проверяла.
   - Ну, хорошо, пускай помогают, - вздохнул организатор. - Я должен вернуться к работе. Если что-то будет нужно - ищите. И не пугайтесь, если встретите единорогов. Они тут прогуливаются, присматриваются.
   - Хорошо, - я уже прикидывала, с чего начну декорировать трибуну и на организатора внимания почти не обращала.
   Вскоре, дав мне еще несколько советов, Седека удалился, а я осталась наедине с трибуной. Минут через пятнадцать, как и было обещано, помощник режиссера притащил необходимые мне коробки, пузырьки и инструменты. И я начала творить.
   Сначала пришлось, как следует очистить трибуну от опилок и мусора, принесенного ветром. Потом минут пятнадцать я выковыривала из рук и ног занозы. Затем я достала множество баночек с краской и принялась колдовать. В результате сложного, технически оригинального процесса трибуна превратилась из деревянной плиты в нечто, напоминающее собственно трибуну. Сама она была нежно-сиреневого цвета, красиво переливающегося на солнце. По граням шел замысловатый серебряный узор, этим же узором была расписана табличка для имени победителя. Я как раз дорисовывала последние завитки, когда над ухом вдруг раздался голос:
   - Юная леди, позвольте отвлечь вас от вашего интереснейшего занятия.
   Я подняла голову. Надо мной стоял... самый настоящий единорог! Он был красив, безумно красив. И величественен. Серебристая шкура блестела на солнце, ухоженная грива мягко спадала на мускулистую шею, а хвост был пушистый-пушистый. И в довершении всего - гладкий витой рог.
   - Не стоит на меня так смотреть, - явно смутился единорог. - И, прошу, закройте рот.
   - Простите, - пробормотала я. - Я просто никогда не видела единорогов.
   - Да, мы не любим показываться людям, - склонил голову мой новый знакомый. - Только бега собирают нас вместе. Вот уже на протяжении нескольких столетий.
   - Никогда не видела бегов, - призналась я. - Только на лекциях слышала о них.
   - Что ж, зрелище будет что надо, - вздохнул Эридх. - Не сочтите меня хвастуном, но в этом году я - главный претендент на победу. Ну и еще Иаг. Веста, вы студентка?
   - Нет, я преподаю в университете. Магию Земли, практический курс.
   - Правда? - удивился Эридх. - Вы молоды для преподавательницы. Вам нравится ваша работа?
   - Конечно, - улыбнулась я. - Правда, порой студенты доводят меня до белого каления. Но в целом я рада, что закончила аспирантуру. А вы? Чем вы занимаетесь? У вас есть работа?
   - У единорогов нет работы, мы живем в стаде и используем свою магию для добычи пропитания. В горах нет таверн и магазинов, нам это не нужно. Видели бы вы, Веста, как прекрасна нетронутая природа! Наш мир прекрасен. И горы - одна из красивейших его частей. Вы были в горах?
   - Нет. Я нигде не была, кроме столицы.
   - Время у вас еще есть.
   - В целом - да. А вот до бегов осталось не так уж много времени. Эридх, вы не возражаете если я буду не только болтать с вами, но и работать? Хочется успеть до темноты. У нас ректор, знаете ли, волнуется.
   - Конечно, - серьезно кивнул Эридх и я взялась за кисть. - Ваш ректор абсолютно прав. Молодой девушке не стоит ходить по ночным улицам одной. Тем более в свете последних событий...
   - Каких событий?
   - Так вы ничего не знаете? - удивился единорог.
   - Нет, а что случилось?
   - Вчера был убит молодой человек, из города. Кажется, курьер книжной лавки.
   - Убит? - от удивления я выронила кисть. - Но как...Боги, да это же маленький городок. Кто мог его убить?
   - Уж явно не грабитель, - хмыкнул Эридх. - Парень был обескровлен.
   - Как обескровлен? - не поняла я. - Кто-то выкачал всю кровь? Я даже заклинаний таких не знаю...
   - Не выкачал, Веста. Выпил.
   - Вот как, - задумалась я. - Значит, не человек. Расследование начали?
   - Конечно. Все не так просто. Подозревают худшее - темного мага.
   - Дела, - протянула я. Такого на моей памяти не было.
   - Простите, Веста, я вас напугал.
   - Нет, что вы. Я должна была знать. А где остальные участники?
   - Еще не приехали, большинство прибудет завтра. Мы же собираемся со всех концов света. Уже смеркается, вам не пора домой?
   - Я жду принцессу. Она должна подойти с минуты на минуту.
   - Принцесса Элен? - удивился Эридх. - Разве она здесь? Вот так новость! И что же наследная принцесса забыла в этом захолустье?
   - Она здесь учится, - звонкий голосок Элен раздался откуда-то из-за массивного тела Эридха. - И она совсем даже не наследная принцесса, а всего лишь младшая дочурка короля.
   - И у нас не захолустье! - возмутилась я.
   - Ладно, - примирительно помахал хвостом Эридх. - Сдаюсь, дамы. Вы как, верхом ездить любите?
   - Да! - переглянулись мы с Элен, поняв, куда клонит единорог.
   - Тогда садитесь, домчимся за пару минут!
   Только взбираясь на спину Эридха я заметила, что принцесса без сумок.
   - А где покупки? - удивилась я.
   - Какие покупки? Ах, покупки, - рассмеялась Элен. - Отправила с посыльным, я там столько всего накупила!
   И принцесса принялась перечислять купленное. Особенно подробные описания девушка давала платьям и украшениям. Эридх, не в силах слушать все это, лихо сорвался с места, и принцесса затихла. А я наслаждалась быстрой ездой, удобно устроившись на спине единорога.
   До университета мы доехали и вправду за несколько минут. Эридх осторожно помог нам спуститься, пожелал спокойной ночи и галантно удалился. Заметив удивленный взгляд профессора Ксана, дежурившего в этот момент на воротах, мы гордо подняли головы и важно прошествовали в замок. Насколько мне известно, это был первый в истории нашей страны случай, когда кого-то видели верхом на единороге.
   Уснула я моментально, вот только совершенно не выспалась, потому что всю ночь мне снилась Миридия, лежащая в плетеном из золотой проволоки саркофаге. От нее веяло холодом, злобой, смертью.

***

   - Госпожа Торн просила меня провести с вами занятие, на котором не потребуются ваши магические способности. Обычно это означает, что я должна научить вас, как правильно удобрять растения или что-то вроде того, - аудитория возмущенно загудела. - Но я решила, что это слишком скучно. Тем более для такого интересного набора. Сегодня мы будем изучать земляников.
   - Кого? - не поняла Элен.
   - Земляник - волшебное существо. Он живет в норе, которую старательно роет прямо на первом месяце жизни. Преимущественно земляники селятся в лесах. Чаще всего - ближе к людям.
   - Почему? - удивилась Лира. - Волшебные существа боятся людей.
   - В большинстве своем, - кивнула я. - Землянику, однако, без людей не прожить. Они - его пропитание. Земляники питаются жизненной силой. Не магией или энергией, а именно силой. Земляник усыпляет жертву при помощи особенного газа, а потом просто вытягивает все жизненные соки из человека. Чаще всего после такой "обработки" человек умирает, жить без жизненной силы нельзя. Правда, известно несколько случаев, когда жертв земляников выхаживали, но никто никогда не мог восстановиться полностью.
   Я сняла покрывало с небольшой клетки, что стояла рядом с преподавательским столом. В ней сидели шесть самых настоящих земляников. Они представляли собой небольших человекоподобных существ со сморщенной бежевой кожей, большими блестящими глазами и когтистыми лапами. Земляники тихо хрюкали и медленно осматривали аудиторию.
   - Не бойтесь, - усмехнулась я, заметив, как попятились студенты. Только Вадим остался стоять на месте, а пугливая Лира спряталась за его спиной. - Сейчас они безопасны, для того, чтобы усыпить человека, землянику требуется значительно более близкий контакт. Ваше задание таково: каждая группа по очереди остается одна в аудитории. Я выпускаю земляника. Ваша задача: его победить. Разумеется, я не позволю ему вас убить, но если не хотите проспать весь день, рекомендую серьезно озадачиться тем, как одолеть это существо. Вы можете использовать все - магию, мозги, другие ресурсы организма. Главное - не позволить землянику вас усыпить и вывести его из строя. Вопросы есть?
   - А он восприимчив к магии? - Элен задумчиво закусила губу, с нездоровым гастрономическим интересом глядя на земляников.
   - Да, - кивнула я. - Земляник - низшее магическое существо и подвержен любой магии. Вам стоит с ним познакомиться лишь потому, что многие маги Земли должны работать в лесу, а в лесу этих тварей развелось неимоверное количество. Если вопросов больше нет, все вышли из аудитории. Заходим группами.
   Студенты вышли, я села за стол и стала ждать. Минут через пять дверь открылась, и девочки-близняшки робко зашли в аудиторию
   - Выпускать? - спросила я, когда студентки встали на середину комнаты.
   - Да, - дрожащим голосом ответила одна из девочек. Вторая нервно сглотнула.
   Земляник шустро выбежал из клетки и остановился в метре от девочек. Видать, задумался. Девочки переглянулись и подняли руки для заклинания. Земляник, наконец, выбрал жертву и бросился к девочкам. Те что-то закричали, взмахнули руками и зажмурились. Яркая вспышка осветила аудиторию и земляник, ослепленный заклинанием, заметался по комнате. Несмотря на то, что зрения существо было лишено, оно выстрелило наугад струей сонного газа и девчонки дружно сели на пол. Я развеяла земляника, привела девочек в чувство и, поставив тройку, отправила в медпункт за шоколадом. После яда земляника чувствуешь дикую слабость.
   Следующими зашли Элен и Пит. Принцесса выглядела решительной и спокойной, а Пита, кажется, слегка тошнило. Земляник чутко выбрал самую слабую жертву - Пита. Тот, вопреки моим ожиданиям, не растерялся и слевитировал стул прямо на голову существу. Элен, тем временем, делала пассы руками и что-то шептала. Из ее рук вырвались сияющие нити и оплели земляника, который уже доломал стул и снова хищно ощерился в сторону Пита. Связанный по рукам и ногам земляник безрезультатно выпускал струи усыпляющего газа, но принцесса и Пит предусмотрительно отошли подальше. И, хотя Элен слегка позевывала, все же она стояла ближе к землянику, ощутимого урона он им не нанес. Принцесса и Пит ушли, довольные собой и с пятеркой в журнале.
   Два парня, что разнесли на прошлой паре аквариум, вошли улыбаясь и самодовольно потирая руки. Земляник церемониться с ними не стал. Он резко прыгнул вперед, едва я открыла клетку, и в полете ударил мощной струей газа. Парни не успели и шелохнуться, как уже лежали и мирно посапывали на полу. Забирали их уже медсестры.
   Кудряшка и ее партнерша - невысокая полноватая мулатка - использовали против земляника сонный газ. Земляник шутку юмора не оценил. В сотрудничестве с природным газом земляника, заклинание вышло из под контроля, усыпив студенток, земляника и Миху, хотя тот и так спал под преподавательским столом. Я задумчиво посмотрела на все это безобразие, поставила в журнал неуд и снова послала за медиками.
   Следующая пара студентов - ребята по имени Марк и Жан справились лучше предшественников. Они оплели земляника лианами и закупорили присоски, из которых выходил газ. Земляник шипел, фыркал, рычал и дергался, но освободиться не мог.
   - Молодцы, - похвалила я ребят. - Обездвижить земляника - один из самых надежных приемов. Так он не сможет достать вас газом. Пятерка.
   Вадим вошел в аудиторию уверенно и спокойно. Лира нервно семенила за ним.
   - Все в порядке? - спросила я водянку.
   - Ее магия в диссонансе с магией земляника, - объяснил за нее Вадим. - Но все нормально, мы справимся.
   Я пожала плечами и открыла клетку. Земляник резво выбежал и рванул к ребятам, которые даже не успели сообразить, что делать. Когда земляник уже подбегал к испуганной Лире, Вадим вышел вперед и... мощным пендалем отправил несчастное существо в сторону. Земляник пролетел над моей головой, пробил окно и скрылся. Поскольку аудитория располагалась на пятом этаже, я даже не стала смотреть вниз. И так было понятно, что землянику не выжить.
   - Да, именно этого и хотела госпожа Торн, - пробормотала я, убирая клетку и восстанавливая окно. - Вадим, я даже не знаю, что вам поставить. С одной стороны, задание выполнено, с другой...у тебя необычный подход к делу.
   - Простите, миледи Волверин, - смущенно проговорил некромант. - Я не сразу сориентировался. Изначально мы с Лирой хотели наколдовать щит и запустить в земляника файербол.
   - Да, идея неплохая, - задумалась я. - Только, насколько мне известно, никто не изучал соприкосновение магии Огня и природной магии земляника. Результат мог выйти интересный.
   - Для того мы и планировали щит, - пояснила Лира.
   - А я, значит, не в счет?
   - Э-э, - ребята переглянулись.
   - Понятно. Что ж - пятерка ваша.
   Я запустила студентов в аудиторию.
   - Те из вас, кого не отправили в медпункт - молодцы. Для неподготовленных и незнакомых с данным существом людей вы справились отлично. Уж не знаю, как вы сработаете в полевых условиях, но надеюсь, что не погибните за первым попавшимся кустом. Наш курс включает в себя более подробное изучение волшебных существ, к тому же на третьем курсе, уже в рамках своей специализации, вы ознакомитесь с некоторыми представителями волшебной фауны. Ну, а тем, кто придет в себя вечером передайте - им стоит подтянуть свою реакцию, порой быстрота действий может спасти вам жизнь. А теперь я прошу вас открыть учебники и выписать краткие сведения о земляниках. В лекциях госпожи Торн этого нет, а информация чрезвычайно полезная.
   Стук в дверь прервал мой монолог. На пороге аудитории возник ректор. Взгляд его был злым и в руках он держал...связанного испуганного земляника.
   - Что это? - почти ласково спросил у меня Михаил.
   - Земляник. Вы были в лесу?
   - Нет, детка, я шел мимо корпуса и сверху на меня упало это, - ректор бросил земляника на пол, отчего тот взвизгнул. - Какого черта вы его из окна выкинули?
   - Эм...Мы тут занимаемся, - начала я.
   - Это я вижу.
   - Я дала ребятам задание обезвредить земляника, а они слегка перестарались. Я думала, что внизу никого нет, и не стала спускаться.
   - Ясно, - взгляд ректора не предвещал ничего хорошего. - Впредь, миледи Волверин, постарайтесь не выкидывать ничего из окон, где проходят ваши занятия.
   - Да, господин ректор, - я закусила губу, чтобы не заржать в голос.
   Дверь за ректором захлопнулась с такой силой, что я едва не отпрыгнула назад, а земляник возмущенно зафырчал. Студенты захохотали в голос. Что ж, я не ошиблась. Михаил не пользовался популярностью. А вот я, кажется, приобрела несколько дополнительных очков.
   После звонка группа, а точнее ее остатки, с гомоном покидала аудиторию. Каждый норовил рассказать о своем способе борьбы с земляником и убедить товарищей, что этот способ единственно верен. Я мысленно улыбалась. В прошлом году у меня таких веселых занятий не было. Да и группы были послабее - нынче они на втором курсе, одна Алла хоть как-то учится.
   После обеда мне и моим ребятам надлежало снова декорировать платформу. Я, впечатленная талантами Лиры, взять хотя бы пруд в подвале, решила поручить ей самую ответственную часть моей идеи. Девочке определенно нужно быть увереннее в себе. Надеюсь, важное и ответственное задание ей поможет. Ну и, конечно, половину гонорара никто не отменял. Вряд ли у дриад есть деньги на сладости и одежду. Когда я предложила это Лире, та засмущалась, но согласилась.

***

   Несмотря на то, что на дворе стоял сентябрь, жарко было - хоть в обморок падай. Пришлось послать помощника Джимми за шляпками в город. Лира тут же умчалась в ближайший лес, не забыв захватить мои эскизы - они ей очень понравились, Пит помогал с тяжестями - таскал банки с краской, относил мусор, а Элен взялась помогать непосредственно в декорировании трибуты.
   Поскольку трибуна на ночь накрывалась специальной тканью, рисунок не пострадал ни от кратковременного дождя, что шел ночью, ни от жары. Сегодня мне предстояло самое сложное - вырезать в дереве полости так, чтобы не задеть рисунок и не нарушить равновесия конструкции. Велев Элен отойти подальше, я подняла руки.
   - Интересно, что такая прекрасная леди собирается сделать с этим неприметным куском дерева? Наверняка что-то удивительно прекрасное!
   Я недовольно обернулась. Неподалеку от нас стоял золотой единорог и внимательно наблюдал за происходящим возле трибуны. Почему-то он мне сразу не понравился. В его глазах читалось что-то... нехорошее. К тому же, единорог ехидно улыбался. Если гримасу, появившуюся на его морде вообще можно назвать улыбкой.
   - Позвольте представиться, Иаг, - шутливо поклонился единорог.
   - Веста, - кивнула я. - А это Пит и Элен. Мы декораторы.
   - Вижу, вижу, - Иаг обошел кругом платформу и внимательно ее осмотрел.
   - Что ж, я участвую в третьем турнире подряд и, должен признаться, предыдущие попытки превратить это, - он брезгливо дернул рогом в сторону платформы. - В нечто приличное...провалились. Может, вам повезет больше.
   - Надеюсь, - я заставила себя улыбнуться, чувствуя, как въедливо рассматривает меня наш новый знакомый.
   - Веста, могу я спросить у вас кое-что личное?
   - Валяй, - я скрестила на груди руки.
   - Вы замужем?
   - Нет, - покачала я головой.
   Иаг как-то странно хмыкнул и продолжил оценивающе разглядывать платформу. Я как раз было хотела сообщить ему о том, что он мне мешает, но тут Элен вскочила с земли.
   - Эридх! - Элен помахала кому-то рукой.
   - Веста, принцесса, - кивнул нам подошедший единорог. - А вы, молодой человек?
   - Пит, - покраснел парень и откашлялся.
   - Эридх, - с неприкрытой ненавистью почти прорычал Иаг. - Готов к поражению, старая никчемная лошадь?
   - И тебе доброго дня, Иаг, - издевательски протянул Эридх.
   Мы с ребятами молча наблюдали как два грациозных единорога буравят друг друга взглядом. Почему-то от выражения... морды Иага мне стало чуть ли не дурно. Эридх спокойно стоял за нами и рассматривал противника. Иаг же, напротив, вел себя крайне беспокойно. Ноздри свирепо раздувались, хвост нервно подрагивал. Мне на секунду показалось, что вот-вот Иаг бросится на Эридха. К счастью, обошлось. Иаг хмыкнул и направился к лесу.
   - И что это было? - поинтересовалась Элен.
   - Не обращайте внимания, - вздохнул Эридх. - Мы с Иагом заклятые враги. Он еще жеребенком пытался доказать всем, что лучше меня. И постоянно проигрывал.
   - Зависть, - усмехнулась принцесса и заправила несколько непослушных рыжих прядок за ухо. - Насмотрелась я на это у папочки. Никому не пожелаю. Веста, долго мы тут будем разговоры разговаривать?
   Пришлось снова концентрироваться и вызывать в голове образ того, что должно получиться. Порыв теплого ветра подхватил сгусток магии в моих ладонях и понес к трибуне. Несколько секунд - и плита охвачена зеленоватым сиянием. Опытному глазу было заметно, как дерево накаляется, краска на бортиках и табличке трескается. Элен, которой я битый час объясняла задачу, подскочила к трибуне с ножами и, держась на безопасном расстоянии, произнесла заклинание левитации. Ножи взмыли в воздух, сталь сверкала на солнце.
   Когда все закончилось, и небольшой туман заклятия рассеялся, мы все посмотрели на результат. Первой улыбнулась Элен. Теперь платформа представляла собой все ту же деревянную плиту, но по краям были расположены прямоугольные полости, а расписанные боковые стенки превратились в небольшие перегородки, добавившие трибуне легкости и изящности.
   - Неплохо, - потрогав еще горячую краску, сказала я. - Теперь давайте укрепим все лаком, шелк у нас есть?
   - Да, - Пит вытащил из груды бумаг несколько свертков с сиреневым шелком, который предназначался для обивки пола трибуны.
   - Элен, ты занимаешься крышей? - спросила я, доставая ящик с цветами.
   - Конечно, - весело ответила принцесса. Девушка уселась прямо на траву и плела замысловатые узоры из проволоки.
   Седека не подвел - в ящике аккуратно были уложены небольшие веточки самой настоящей сирени! Запах от них шел удивительный. Я наложила пару заклинаний для сохранности цветов и принялась аккуратно их укладывать в полости, оставляя немного места. Пит тем временем разворачивал шелк и отрезал кусочки нужной длины.
   К вечеру мы так устали, что пришлось просить Эридха снова нас довезти. Конечно, всех четверых Эридх взять не мог и мы с принцессой вызвались дойти самостоятельно. Миха, который во время моей творческой деятельности сладко спал, предпочел поехать с Лирой и Питом.
   Замок казался совершенно безлюдным. Обычно шумные студенты словно сговорившись, не подавали признаков жизни. Коридоры были полутемными: слуги оставили минимум горящих светильников. Ну а коридор, в котором располагалась дверь в мою спальню, как это водится, не был освещен вообще. Ругая на чем свет стоит экономный персонал университета, я достала из кармана ключ.
   Ключи начали использовать почти сразу же после открытия университета. Одно время преподаватели пытались запирать комнаты магией, но мстительные студенты вытворяли такие вещи, что пришлось заказывать из столицы специальные замки. Мою дверь нельзя было взломать, открыть, стащив у меня ключ или воздействовать на нее какой-либо магией. Один недостаток - я постоянно теряла ключ. После очередной посылки из столицы с ключом для меня, ректор лично соорудил цепочку, которая никогда не терялась.
   Но, как известно, голь на выдумку хитра. Я вставила ключ в замочную скважину и попыталась повернуть. Безрезультатно. Что-то крепко заклинило в магическом механизме. Я надавила сильнее. Ничего. Подергала ключ, пошевелила. Дверь не отпиралась. Едва не застонав, я попробовала было извлечь ключ. Конечно же, он не вытаскивался. Я вдохнула. Если дверь не откроется - ночевать мне в гостевой. В который раз за мою карьеру?
   Тихий шорох привлек мое внимание. Я застыла. Конечно, здание старое. Да и народу в нем - тьма. Но все-таки шорох из-за двери моей комнаты заставил меня насторожиться. Хотя бы потому, что сейчас там по определению некому было находиться.
   Когда дверь бесшумно отворилась, я невольно отступила на шаг. В моей спальне, озаренной лунным светом, стоял кто-то в черном. Он стоял ко мне спиной, и единственным движением было шуршание плаща незнакомца.
   - Итак, окна закрыты. Дыры в стене я не наблюдаю, - громко сказала я. - А посему очень хочу знать: как вы сюда попали?
   Мужчина медленно обернулся. У меня перехватило дыхание. Было в его облике что-то...страшное. Может, хищная ухмылка на половину лица. Может, длинный плащ, свободно ниспадающий до пола. А может, горящие огнем глаза.
   - Я пришел за тобой, - голос его доносился будто бы издалека.
   - Да ладно? - я, наконец, справилась с криком, рвущимся наружу.
   - Пойдем со мной, - красная когтистая лапа высунулась из плаща. Я отшатнулась.
   - Никуда я с тобой не пойду!
   - Пойдешь.
   Я взглянула ему в глаза. Очертания комнаты поплыли. Я перестала чувствовать страх, злость, усталость. Были только его глаза. И рука, протянутая ко мне. Шаг вперед. Еще шаг. Моя рука легла в его лапу и мужчина довольно улыбнулся.
   Все было как в тумане. Мы шли по коридорам, и я даже не удивилась тому, что никто нам не попался по пути. Мужчина шел впереди, уверенно ведя меня за собой. Мы поднимались все выше и выше. Сначала по главным лестницам, потом по каменной лестнице, ведущей на чердак. Наконец, мы оказались на крыше. Незнакомец подвел меня к краю и отпустил. Я посмотрела вниз. Высоко, даже слишком.
   - Давай, - шепнул мужчина.
   И я поняла. Вот что мне нужно - прыгнуть. Все лишь сделать шаг и все! Ощущение полета, удар. И все будет кончено. И почему я раньше до этого не додумалась? Ведь это так просто. Я должна прыгнуть.
   "Зачем?" - ехидно поинтересовался голос в моей голове.
   "Ну как...должна и все" - растерялась я.
   "Кому и сколько?" - хохотнул голос.
   "Я должна! Это все решит!".
   "Детка, математика у тебя закончилась пять лет назад. Единственный, кто тут что-то решает - это я. Так что слезь с крыши и задай трепку этому недоразумению, которое тебя весьма навязчиво подталкивает оставить свой мокрый след на дороге".
   "Мне нужно прыгнуть!"
   "Валяй, подруга!" - голос, казалось, рассердился. - "Только на Михаила не упади. Он, бедный, настрадался. Ты серьезно хочешь умереть?"
   "Нет".
   "Тогда чего ты тут из себя птицу изображаешь? Слезай, Волверин!"
   "А ты кто?"
   "Я - это ты. Слезай, говорю!"
   Сознание вернулось также быстро, как и пропало. Я стояла на самом краю крыши, вот-вот готовая прыгнуть вниз. Незнакомец был еще здесь. Я спиной чувствовала его присутствие. И вкрадчивый шепот:
   - Прыгни...
   Удар ногой отбросил мужчину едва ли не на другой край крыши. Пусть я и не училась на факультете Охотников, но постоять за себя я могу!
   Дверь, ведущая на крышу, распахнулась и явила нам принцессу.
   - Веста! - Элен кинулась ко мне, а таинственный незнакомец тут же исчез.
   - Ты что тут делаешь?
   - Я увидела вас на крыше и так перепугалась! - принцесса пыталась отдышаться. - Что тут произошло?
   - Не знаю, - покачала я головой. - Но мне это не понравилось. Ты мужика здесь видела?
   - Нет, - нахмурилась Элен. - А что?
   - Плохо, - вздохнула я. - Это подтверждает мои подозрения.
   - Какие?
   - Кому-то я сильно помешала. Настолько сильно, что он решил использовать черную магию.

***

   В воскресенье я обычно бездельничала. Позволяла себе проспать завтрак, неторопливо принимала ванну, втирала в волосы и кожу кучу разных бальзамов и масел. Потом наливала вкуснейшего ароматного кофе, садилась в кресло и читала что-нибудь незамысловатое. Обед и ужин заказывала в комнату, а вечерком выходила во внутренний двор, забиралась на Адриана и до ночи любовалась звездами. Это воскресенье по определению должно было стать ненормальным.
   Конечно же, дело было в предстоящем турнире. Ровно в восемь вечера состоится церемония открытия Единорожьих Бегов. А до этого мне предстояло закончить декорации.
   Проснулась я оттого, что Миха залез на кровать и начал рыть там себе нору. От его манипуляций кровать ходила ходуном, и мне волей-неволей пришлось открыть глаза. Спихнув мохнатого садиста, я решила поспать еще немного. Миха протестуя зарычал, требуя завтрака.
   Пока медведь расправлялся со здоровым куском пирога, приготовленным сердобольными кухарками специально для моего питомца, я одевалась и отчаянно пыталась уложить непослушные космы. От моих попыток они только сильнее топорщились.
   Вчера мы с Элен до середины ночи гадали, кто мог пытаться меня убить. Я, естественно, тут же заподозрила Михаила, но принцесса была не согласна:
   - Да бросьте, Веста, - отмахнулась принцесса. - Михаил, конечно, та еще сволочь, но такие грязные методы он не использует. Захотел бы вас убить - выжег бы мозги, и ничего ему за это не было бы.
   Довод выглядел убедительно, и мне пришлось согласиться. Больше идей относительно моих недоброжелателей не было. Разве что недовольный студент решил отомстить за "неуд". Это было настолько маловероятно, что я сразу же отбросила эту идею. Черная магия отнимает столько сил и требует таких ритуалов... Михаил, хотя и ставил во главу списка задач наблюдение за принцессой, своих ректорских обязанностей не забывал. Студент, занимающийся в стенах университета таким колдовством...Не хотелось бы мне быть на его месте.
   Где был Миха во время моих приключений на крыше, я узнала от Элен. По ее словам, мой любимец сильно разнервничался, когда Пит привел его к моей комнате и пришлось взять медведя к себе. Всю ночь Миха не мог найти себе места, рычал и скулил. Едва Пит открыл утром дверь, как медвежонок тут же рванул к хозяйке.
   После ночных событий у меня страшно болела голова. Но, тем не менее, я заставила себя подняться и пойти на площадку. Естественно, на рабочее место я прибыла не в лучшем настроении, а потому Иаг, околачивающийся около моей трибуны, радости не прибавил.
   - Доброе утро, Веста, - жеманно поздоровался единорог.
   - И вам того же, - пробормотала я, доставая инструменты.
   - Как спалось? - безмятежно поинтересовался Иаг. Но мне почудилось в его голосе неподдельное любопытство.
   - Отлично, - я внимательно посмотрела на собеседника. Он делал вид, что любуется пейзажем, но я заметила, что периодически Иаг поглядывает в мою сторону.
   - Вы вчера очень поздно ушли с работы.
   - Вечером турнир. Нужно успеть доделать трибуну.
   - Я бы на вашем месте серьезнее относился к собственной безопасности, - каким-то странным тоном произнес Иаг.
   - Что вы имеете в виду? - я в упор посмотрела на единорога. Тот ничуть не смутился.
   - Я имею в виду того несчастного, официанта кажется...
   - Курьера, - отрезала я.
   - Бедный мальчик, - притворно вздохнул Иаг. - Такая нелепая смерть. Ужасно, правда?
   - Не сомневайтесь, я не так беспомощна, как вы думаете, - дав понять, что разговор окончен, я повернулась к трибуне.
   Тонкая изящная арка, что Элен сплела накануне, была почти готова. Я добавила пару веток сирени, наложила защитное заклинание и стала прилаживать ее к трибуне. Дело это было нелегким, но я успешно справилась.
   Я отошла на пару шагов, чтобы оценить полученное изделие. Сейчас трибуна выглядела определенно лучше, чем пару дней назад. Однако ничего интересного. Просто сиреневая винтажная платформа с цветочной аркой. Осталось лишь дождаться Лиры, которая потратила весь день, но вечером с гордостью сообщила мне, что все сделала.
   Водянка прибежала минут через пятнадцать. Запыхавшаяся, не выспавшаяся, но довольная. В руках она держала большой ящик, который слегка подрагивал.
   - А где принцесса? И Пит?
   - Спят, - закатила глаза водянка. - Я пыталась их разбудить, но глухо. Что вы такого сказали этому Иагу? Он такой злой ходит.
   - Да так, не сошлись в некоторых вопросах, - пожала плечами я. - У тебя все готово?
   - Да! - гордо улыбнулась Лира.
   - Тогда сейчас отправим эту штуку в павильон, все доделаем и пойдем прихорашиваться к турниру. У нас вип-ложа.
   - Ура! - радостно подпрыгнула водянка.

***

   На места нас еще не пускали. Мы с ребятами неспешно прогуливались по полю в ожидании начала бегов. Пит, красный от смущения, вел под руку Элен, которая ради торжественного случая облачилась в пышное золотое платье и сделала высокую прическу. Лира предпочла остаться с Вадимом: ему места в ложе для организаторов не досталось. А Миху, который категорически не желал оставаться дома, пришлось привязать с ножке стула.
   Повсюду сновали люди, пришедшие на турнир. Студенты возбужденно переговаривались, организаторы все время куда-то спешили, а городские предвкушали грандиозное зрелище. Всюду слышался хруст: зрители повсеместно грызли орешки, печенье, ягоды и все, что смогли найти на прилавках города и у торговцев на входе. Организаторы внимательно следили за любителями полакомиться и строго наказывали тех, кто мусорит.
   В павильонах, что стояли вдалеке, единороги уже вовсю готовились к выходу. Когда я проходила мимо крайнего павильона, из него высунулась голова Эридха и радостно мне улыбнулась.
   - Веста! Зайдете поздороваться?
   В павильоне не было ничего лишнего. Только небольшая лежанка, зеркало и блестящий новенький душ. В углу, аккуратно сложенные, лежали серебряные доспехи единорога.
   - Как вы, Веста? - ласково спросил Эридх.
   - Вам через полчаса на арену! А вы беспокоитесь обо мне? - удивилась я.
   - Веста, мое счастье не зависит от победы на этих бегах. Конечно, я был бы рад принести победу своему роду, но...в жизни есть куда более важные вещи.
   - Может быть, - улыбнулась я.
   - Вам достались хорошие места?
   - Самые лучшие.
   Где-то вдалеке прозвенел первый звонок.
   - Веста, простите. Я должен найти моего помощника, - Эридх кивнул на гору доспехов. - Самому мне их не нацепить.
   - Может, я смогу помочь?
   - Это работа явно не для девушки, - покачал головой единорог. - Весит эта штука очень много.
   - Что ж...Тогда удачи, Эридх.
   - Спасибо. Увидимся после бегов, я задержусь здесь на пару дней. Может, покажете мне ваш университет?
   - С удовольствием! - я искренне обрадовалась перспективе провести с Эридхом еще некоторое время.
   Несмотря на то, что первый звонок уже был, народ расходиться не торопился. Все также по лужайке прогуливались группы людей, все также стоял гомон. Мимо то и дело пробегали какие-то люди, а потому я не сразу заметила Михаила, выросшего прямо передо мной
   - Уже завела себе знакомых парнокопытных? - усмехнулся ректор.
   - Да. Еще одного, - холодно произнесла я и отвернулась. Конечно, я его вроде как простила, но не обязана же я с ним любезничать!
   - Слышал, ты приложила свои ручки к организации сего мероприятия, - ехидный тон, который Михаил выбрал для общения со мной, напрягал. - Надеюсь, мы выйдем отсюда живыми?
   - Мы выйдем. Насчет тебя не знаю. Чего хотел?
   - Как грубо, - Михаил нахмурился, когда стайка охотниц остановилась в нескольких метрах от нас. Девчонки начали хихикать и показывать на нас пальцами.
   - Уже завел себе фрейлин, - буркнула я, когда Михаил отвел меня подальше от этих девиц.
   - А по-моему, они хихикают над твоим платьем.
   - Что такое с моим платьем?! - возмутилась я.
   - Как тебе сказать, - хмыкнул ректор и придирчиво осмотрел мой наряд. - Слишком ж откровенное.
   А вот это была чистая неправда! Платье мне посоветовала Элен. Принцесса долго рассматривала мой гардероб, что-то бормотала и раз за разом отбрасывала в сторону неудачные, по ее мнению, платья. Потом она о чем-то задумалась и убежала к себе. Через минут пять Элен вернулась, неся платье, что сейчас украшало собственно меня.
   Платье было черного цвета. Жесткий корсет отлично подчеркнул мою не такую уж и осиную талию, расклешенная атласная юбка была, конечно, короткой, но закрывала все, что следует закрывать. На мои возражения Элен лишь фыркнула:
   - Мне это платье подарил какой-то модельер, кажется из Северных Земель. Он маме гардероб обновлял и мне подарок привез. Берите, Веста. Я черное не ношу, а вам идет.
   Тогда мне платье понравилось. Сейчас, под цепким взглядом ректора, я начала сомневаться в выборе.
   Но ответить нахалу я не успела. Рядом промелькнула чья-то тень и, посмотрев на палатку Эридха, я заметила, как какой-то единорог юркнул внутрь. Подумав, что это вернулся Эридх, я снова повернулась к Михаилу.
   - Чего тебе нужно?
   - Это касается принцессы.
   - И как я не догадалась? - вздохнула я.
   - Что у Элен с этим толстопузом? - Михаил прищурился и внимательно посмотрел мне в глаза.
   - Его зовут Пит, - чтобы не кинуться на ректора с кулаками, я глубоко выдохнула. - Он хороший мальчик. И они с принцессой друзья.
   - Конечно, и именно по причине пламенной дружбы они сейчас прогуливаются под ручку.
   - Ты параноик, - я закатила глаза. - Пит не нравится Элен. Они просто дружат.
   - Конечно, он ей не нравится, - отмахнулся Михаил. - Как может принцессе понравиться...это.
   - Зато ты считаешь себя центром вселенной! - я перешла на крик, отчего какая-то парочка, решившая уединиться за павильонами, испуганно шарахнулась. - Дай ребенку отдохнуть! Она света белого не видит из-за тебя! Думаешь, ей легко?! С парнем ты ей встречаться запрещаешь...
   - Не я, а король.
   - Да плевать! Дружбы ты не понимаешь, всех проверяешь чуть ли не с обыском, запугиваешь! Она ребенок, между прочим, пусть и королевский. Долго она сможет такое терпеть? И как долго ты сможешь снимать ее с веревки или ловить в речке?!
   Михаил больно схватил меня за руку и дернул.
   - Думай, что говоришь, глупая девчонка! - сквозь зубы прошипел он.
   - А я прекрасно обо всем подумала! Вы девчонку уже достали со своими интригами. Она не понимает, почему не должна встречаться с Вадимом, дружить со мной или Питом. Ей плевать на вашу политику и долг. Она подросток, а вы целенаправленно рушите все ее отношения. Какой бы сильной она не была, рано или поздно будет взрыв. И не говори, что я не предупреждала. Объяснять, почему ей нельзя видеться с Питом будешь сам. А мне пора смотреть турнир.
   Вырвав несчастную конечность, на которой вскоре обещали вскочить синяки, я пошла к местам для зрителей. Элен и Пит уже сидели на местах и о чем-то негромко болтали. Едва я села на место, погас свет и голос комментатора, усиленный магией, разнесся по полю:
   - Дамы и господа! Спешу приветствовать на семьдесят четвертых Единорожьих Бегах! На ваших глазах свершится невероятнейшее зрелище! Шесть единорогов, представители шести знатнейших родов будут соревноваться в магии и скорости! Давайте поприветствуем участников!
   Делт Меднохвостый!
   Красивый единорог с пышной гривой, действительно отдающей медью приветливо наклонил морду.
   - Гам Горный!
   Единорог, с ног до головы закованный в доспехи, резко махнул хвостом в знак приветствия.
   - Алфия Небесная!
   Единственная участница. Белая кобыла, с заплетенными в мелкие косички полупрозрачными волосами.
   - Иаг Золотой!
   Иаг глянул на всех с такой надменностью, что ни у кого не осталось сомнений - этот единорог считает себя лучшим.
   - Эридх Среброгривый!
   Эридх низко поклонился, согнув передние ноги. Доспехи уже были на нем. Когда единорог шел к товарищам, я заметила, что он немного прихрамывает. Это плохо. Всего через пару минут ему бегать. Что случилось? Когда он выходил из палатки, все было хорошо. И когда всходил, тоже.
   Стоп! А Эридх ли это был? Чью тень я заметила во время разговора с Михаилом? Ведь Эридх собирался вернуться с помощником.
   - Берт Хмурый!
   Да, имя внешнему виду соответствовало. Очередной участник даже не поприветствовал зрителей, молча вышел из своего павильона и присоединился к строю соперников.
   Комментатор начал рассказывать об истории бегов и знакомить зрителей с правилами, но я уже пробиралась к выходу. До начала оставалось немного времени, Эридх должен был знать, что кто-то был в его павильоне.
   Охрана, увидев мое удостоверение организатора, без проблем пустила на территорию павильонов, но единороги-то уже были рядом с ареной, под светом прожекторов! Я кинулась к павильону Эридха в надежде найти хоть какой-то намек на то, что Иагу (а в том, что это был Иаг, я не сомневалась) там понадобилось.
   Доспехи из угла исчезли, а в целом павильон выглядел точно так же, как и полчаса назад. Я осмотрелась. Ничего необычного видно не было. Пришлось рассуждать логично. Иаг определенно хотел навредить Эридху. Единственное, что может Эридху навредить - это доспехи.
   В углу, где раньше была сложена куча железа, сейчас было пусто, но в полутьме я сумела разглядеть прозрачные капельки, блестевшие на траве. Потрогав капельку пальцем, я ощутила резкую боль в руке. Так вот это что! Мазь против заражения. Новинка, изобретенная королевскими лекарями. Очищает кровь и внутренние органы, но при этом вызывает дикие боли. Иаг смазал мазью доспехи!
   Комментатор еще что-то говорил, когда я выскочила из павильона и бросилась к месту, где стояли участники.
   - Стой! Волверин! - крикнул мне в след Михаил, неизвестно откуда появившийся рядом. - Ты, что хочешь быть затоптанной табуном лошадей?! Эй!
   Не обращая внимания на крики ректора, я подскочила к ошеломленному комментатору и единорогам. Эридх смотрел на меня с беспокойством, Иаг - со злобой, остальные участники демонстрировали легкое удивление.
   - Эридх! - запыхавшись, пробормотала я. - Иаг твои доспехи испортил.
   - Что? - не понял единорог и подошел ко мне.
   Я вскинула руку и пробормотала заклятье очищения. С единорога мигом слетели все доспехи. Ту мазь, что осталась на теле Эридха, я убрала отдельно.
   - Спасибо, - выдохнул единорог. - Я даже и не понял, что случилось...
   - Да как ты посмела!
   Иаг вышел из строя и направился ко мне. Я отступила на полшага, но упрямо посмотрела ему в глаза. Позади меня Эридх, ослабленный болью, сел на землю.
   - Это было подло, - сказала я. - И ты за это ответишь.
   Иаг понимал, что обречен. За причинение вреда собрату в их стадах грозила смерть. Глаза золотого единорога полыхнули огнем. Он дико заржал. Последнее, что я запомнила - вставший на дыбы Иаг. Дальше - боль в груди и темнота.

***

   - Да не мельтешите!
   - Отойди, Пит, ты ей мешаешь!
   - Так, ваше высочество, осторожней, земля холодная. Да не садитесь вы, лучше накиньте пиджак.
   - Михаил, прекратите. Папа сказал присматривать за мной, а не нянчиться.
   - Может, стоит ее разбудить?
   - Эридх сказал, сама очнется.
   Чей-то мокрый нос ласково ткнулся мне в ладонь. Я легонько потрепала медведя по мордочке и тот довольно заурчал. Открыв глаза, я увидела перед собой лицо Элен. Она радостно улыбнулась.
   - Веста! Вы очнулись! Как себя чувствуете?
   - Н-нормально, - я огляделась. Вокруг меня столпилась вся честная компания: Элен, Пит, Лира, Вадим, Эридх и Михаил.
   - Что случилось?
   - Тебя Иаг ударил, - с плохо скрываемым гневом проговорил Эридх. - Прямо по ребрам. Сломал.
   - Я тебе ребра починил, кровотечение тоже убрал, - подал голос Михаил. - С синяками походишь, слишком много магии в тебе сейчас. Лечил я тебя заклятьями, так что слабость, голод, головокружение и жажда - нормальные побочные эффекты.
   - Да, я заметила, - мне действительно очень хотелось есть.
   - Она сейчас слаба, ей бы подкрепиться.
   - Ладно уж, - усмехнулся Михаил. - Угощу тебя ужином. Тут недалеко есть уютная таверна. Пойдем, Волверин, не изображай из себя смертельно больную.
   - А бега? - спросила я.
   - Ты все пропустила, - хмыкнул ректор.
   - Как пропустила? И награждение?
   - Нет, награждение скоро.
   - Я хочу посмотреть! Что вообще было, пока я в отключке лежала?
   - Ну-у-у, - протянула Лира. - Как только эта лошадь рогатая, прости Эридх, вас ударила, подбежал господин ректор и...начистил этому Иагу рог. За нарушение правил его дисквалифицировали. Правда, даже если ему бы разрешили участвовать, бегать с отломанным рогом было бы проблематично.
   - Ты ему рог сломал? - я ошалело уставилась на Михаила. Тот кашлянул будто бы смущенно.
   - Потом старт отложили, Эридха осмотрел врач. Сказал, что тот не может участвовать.
   - Так ты не участвовал? - я сочувственно посмотрела на единорога.
   - Нет, - тот помотал головой и ободряюще мне улыбнулся. - Я же говорил, эти бега не главное. Главное, что ты спасла мне жизнь. Врач сказал, что еще немного - и я бы...как это?
   - Копыта отбросил, - подсказал Вадим. Элен хихикнула, но под суровым взглядом Михаила, тут же умолкла.
   - А потом начались бега, - продолжила Лира. - Мы-то смотрели не шибко внимательно, нас больше вы волновали. В общем, этот Гам Горный сделал их как жеребят. Гонка закончилась минут за двадцать. Двое выбыли еще на старте, безнадежно отстали. Одного этот Гам шарахнул каким-то заклятьем и тот в конечностях запутался, а на другого наслал толпу летучих мышей. Ничего особенного, хотя, конечно, смотрелось это круто.
   - А когда церемония награждения?
   - Скоро, - Вадим посмотрел на часы. - Сейчас участникам оказывают медицинскую помощь. Никто не погиб.
   Последние слова Вадим произнес с явным сожалением.
   Голос комментатора, неожиданно разнесшийся по полю, заставил меня вздрогнуть.
   - Дамы и господа! Представляем вам победителя семьдесят четвертых Единорожьих Бегов, Гама Горного!
   Прожекторы осветили сцену, и нашему взору предстал прекрасный черный единорог. Он гордо смотрел на аплодирующую публику. А я внимательно осматривала свое творение. И оно мне определенно нравилось. К уже имеющейся у нас сирени Лира добавила...множество сверкающих бабочек, порхающих с ветки на ветку, с цветка на цветок, а на самой крыше сидели две прекрасные феи и держали приз - алмазный наконечник для рога. Феи взлетели в воздух, и над трибунами появилась россыпь сверкающих цветков. Зрители восхищенно вздохнули. Торжественно надев подарок на победителя, феи вернулись на свои места и запели.
   Под мелодичную музыку фей, ради которой Лира несколько часов бегала по лесу, народ потянулся танцевать. Пение этих существ редко можно было услышать, а уж тем более потанцевать под него. Чувствую, в эту ночь многие девушки станут невестами.
   - Это прекрасно! Изумительно! - к нам подбежал Седека и энергично затряс мою руку. - Веста, вы умница! Наши бега определенно запомнятся всем! Спасибо!
   - Вам спасибо, - я попыталась было улыбнуться, но Седека так сильно тряс мою руку, что недавно сросшиеся ребра противно заныли.
   Вадим, заметивший, как я скривилась, и отодвинул меня от Седеки. А Михаил крепко ухватил меня за руку и потащил в сторону города.
   - Мы, кажется, собирались поужинать. Идем, а то сейчас толпа голодных зрителей займет все столики.
   Миха, понявший, что его брать с собой не собираются, обиженно взревел и бросился за нами.
   3 глава. Сколько весит дракон?
   О наличии свободных мест Михаил беспокоился напрасно. Когда мы пришли, таверна была пустой, коей, собственно, и осталась впоследствии. Мелькнула догадка, что здесь знали о прибытии Михаила.
   Интерьер был скромный, но приятный. Тяжелая грубая мебель из темного дерева, резные колонны, сухие цветы в вазах и горшочках. Мы выбрали столик у распахнутых створок окна с видом на ночной город. Хозяин таверны, пухленький старичок лет шестидесяти, лично подал меню и раскланялся.
   - И часто ты здесь бываешь? - спросила я Михаила.
   - Каждый раз, когда бываю в городе, - пожал плечами тот. - Кормят здесь отлично, ведут себя вежливо. Что будешь?
   Я посмотрела в меню. Чего там только не было! Сразу потекли слюнки.
   - Салат с сыром, мясо в панировке с молодой картошкой, овощи на костре и фрукты в карамельном сиропе! Ах да, еще травяной отвар и сок! И для Михи пирог с мясом.
   Михаил усмехнулся, подозвал хозяина и продиктовал ему заказ. Тот почтительно поклонился.
   - И зачем ты полезла к этим единорогам? - спросил Михаил.
   - Эридху нужна была помощь!
   - Могла бы сказать мне, я бы разобрался. Зачем было подставлять себя под удар. Ты какая-никакая девушка.
   - Что значит "какая-никакая", - обиделась я.
   - Ну, хорошо, ты девушка. Тебе еще детей рожать, а тут такие выкрутасы.
   - Детей, - проворчала я. - А про мое желание никто спросить не хочет? Может, я не хочу детей рожать?
   - Почему? - удивился Михаил. - Я думал, семья, работа и пикники - смысл жизни рядовой преподавательницы из провинции.
   - Ты ошибся, - я почувствовала, что вот-вот расплачусь.
   - Веста, что случилось? - посерьезнел ректор.
   - Ничего, - помотала я головой. - Просто...не важно.
   - Это из-за твоих родителей?
   - Откуда ты знаешь?! - я едва не вскочила со стула. - Ты был в архиве! Ты читал информацию обо мне! Ты не имел права, это личное! Туда даже доступа нет ни у кого кроме сотрудников!
   - Успокойся.
   - И что теперь?! - я окончательно потеряла над собой контроль и разревелась. - Арестуешь меня?! Какой нынче вид казни предпочитает служба безопасности?!
   - Веста, - почти испуганно прошептал Михаил. - Да послушай ты!
   Ректор сел рядом со мной и неловко погладил меня по голове.
   - Никто не собирается тебя арестовывать. Ты ни в чем не виновата! Я просто искал информацию обо всех преподавателях принцессы. Ну, прекрати реветь. Тебя признали невиновной, все хорошо.
   - Ты никому не расскажешь?
   - Конечно, нет, - улыбнулся Михаил. - Смотри, тебе салат принесли. Поешь немного, хорошо?
   Я шмыгнула носом и потянулась к вилке.
   - Веста, можно вопрос? О твоих...родителях.
   - Давай, - вздохнула я и постаралась выровнять дыхание.
   - Я читал, что они были некромантами, что ты была нужна им для ритуала. Что ты, защищаясь, убила отца. Но там нет ничего о матери и о том, как ты сумела вырваться.
   - Он держал меня в подвале, - голос был словно чужим. - Когда в очередной раз настало время для еды, я сумела вывернуться и сбежать. Поднялась на первый этаж, дверь была заперта. Я спряталась за диваном. Папа стал искать меня. Он знал, что я уже кое-что могу, а потому держал заклятье наготове. В этот момент мама спускалась из библиотеки. Он подумал, что это я...Заклятье ее не убило, только обездвижило. Но она ударилась, упав с лестницы. Официально признали, что не я ее убила. Потом я выскочила и побежала на кухню, там была запасная дверь. Папа кинулся за мной. Он догнал меня, схватил и почти закончил заклятье сна. Мне пришлось левитировать лопаточку для сладкого. Она воткнулась ему в шею.
   Я умолкла. Михаил молчал. И с чего вдруг я рассказала ему об этом? Ни одна живая душа не слышала от меня такого.
   - Ты не виновата, - повторил Михаил.
   - Я знаю. Но от этого не легче.
   - Поэтому ты не хочешь детей? Боишься, что будешь также жестока?
   - Что толку об этом говорить? - я подняла взгляд. - Мужа у меня нет, карьера толком не построена. Может, потом...
   - Как скажешь.
   Хозяин принес Михаилу куриные крылышки и тот с наслаждением принялся есть. А под столом Михасик лакомился пирогом, причмокивая и урча. Он так забавно ел, что мне волей-неволей пришлось улыбнуться.
   Все было так вкусно, что, несмотря на то, что я дико объелась, на тарелке не осталось ни крошки. Я довольно откинулась в кресле и наблюдала за тем, как Михаил пьет кофе.
   - Пытаешься поджечь меня взглядом? - негромко спросил он.
   - Тебя ничем нельзя поджечь, - отмахнулась я.
   - Это точно. Были прецеденты.
   - Давно ты работаешь на короля? - я потянулась к своей чашке с ароматным напитком.
   - С юности. Он меня еще мальчишкой на воспитание взял.
   - Значит, и принцессу с детства знаешь.
   - Да, - Михаил почему-то отвернулся. - С рождения.
   - Разреши им встречаться, - почти умоляюще произнесла я. - Это тяжело! У них первая любовь. Ты же знаешь, что это никогда не вырастает во что-то большее!
   - Нет, - в голосе ректора снова отчетливо зазвенел металл. - Пойдем, пройдемся. Ночь длинная, ребята еще веселятся.
   Я вздохнула и послушно поплелась за Михаилом в темноту городского парка. Несмотря на то, что ночью это произведение чьей-то извращенной фантазии выглядело жутковато, страшно мне не было. Жуткие каменные изваяния непонятной формы, которые почему-то назывались "скульптурами" то тут, то там вырастали из темноты и я вздрагивала. Наконец, Михаил не выдержал:
   - Почему ты все время дергаешься, Волверин?
   - Да эти глыбы дурацкие, летающие. И какой идиот их придумал?
   - Ты боишься камней, - расхохотался ректор. - Волверин, ты с ума сошла?
   - Хватит ржать! Лучше давай уйдем отсюда. Мне тут не нравится.
   - А мне нравится, - Михаил перестал смеяться и взял меня за руку.
   - А мне нет!
   Ректор притянул меня к себе и крепко ухватил за талию.
   - Зато здесь никого, кроме нас нет, - почти прошептал он.
   - Пусти меня, - мой голос звучал более чем испуганно.
   - Расслабься, - рассмеялся ректор и выпустил меня. - Я шучу. Хочешь пойти к детишкам?
   - Да.
   Мы медленно двинулись в направлении танцующего народа. Вокруг не было ни души, однако меня не покидало ощущение, что мы здесь не одни. Деревья и скульптуры кончились, и мы вышли в обустроенную часть парка. Стук моих каблуков привычно разносился по парку. Михаил шел молча, а Миха радостно бежал впереди.
   Ветер был прохладным, но я не мерзла. Несмотря на то, что от удара все еще было тяжело дышать, да и ребра слегка болели, я чувствовала себя счастливой. Моя работа всем понравилась, Элен получила возможность побыть наедине с Вадимом. В том, что пока мы с Михаилом тут прогуливаемся, принцесса времени не теряла, я не сомневалась.
   По мере того, как мы приближались к танцующим, музыка слышалась все громче и громче. Внезапно, когда мы уже подошли почти к самому краю танцплощадки, Михаил остановился.
   - Что? - не поняла я.
   - Давай здесь останемся. Не хочу лезть в толпу студентов.
   - Как скажешь, - я высматривала в толпе золотое платье Элен или неуклюжую фигуру Пита, но безуспешно.
   - Давай потанцуем? - предложил Михаил.
   Я посмотрела на ректора так, словно он предложил меня тихо прикопать за ближайшим кустиком.
   - Я не кусаюсь, Волверин, - усмехнулся мужчина и осторожно меня обнял.
   - Это еще не доказано, - буркнула я, положив руки ему на плечи.
   Песня фей действительно была прекрасной. Мы медленно танцевали, в воздухе витал запах сирени, приглушенный свет от магических фонарей создавал волшебную атмосферу. Я тихо рассмеялась, увидев, как рядом с нами Миха плавно покачивается в такт музыке.
   - У тебя талант, Волверин, - прошептал мне на ухо Михаил.
   - У меня их много. Какой ты имеешь в виду?
   - Ты умеешь ладить с самыми опасными существами этого мира.
   - Это ты Миху имеешь в виду? - удивилась я. - Да он мухи не обидит.
   - Только потому что жутко их боится, - усмехнулся ректор.
   - Я тоже их боюсь! Они болячки переносят.
   - Ты еще такой ребенок, - покачал головой Михаил и покрепче прижал меня к себе.
   - О, простите, господин ректор, куда уж мне до вашего возраста и образования!
   - Это так.
   - Сколько тебе лет? Тридцать?
   - Больше, - улыбнулся мужчина.
   - Тридцать пять?
   - Больше.
   - Хорошо сохранился.
   - Восемьдесят два.
   - Сколько?! - от удивления я споткнулась и едва не упала.
   - Ну... скажем так: я не совсем человек.
   - Ты маг.
   - Это верно, - кивнул Михаил. - Но у меня еще есть немного...крови нечисти.
   - Какой именно? - я внимательно посмотрела на него, пытаясь определить, какой вид нечисти у него в родне ходил.
   - Не важно. Но живем мы дольше обычных людей и даже дольше обычных магов. Так что мой возраст равен примерно...вашим сорока.
   Пение закончилось, и заиграли бубны. Ребята радостно завопили и принялись скакать под музыку, а мы с Михаилом присели на лавочку, что находилась чуть в отдалении.
   - Ты же сказал, что король тебя знал еще ребенком! - внезапно вспомнила я разговор в таверне.
   - Я же не сказал, что это нынешний король, - рассмеялся Михаил.
   - Ах ты гад, - обиделась я. - Я-то тебе все рассказала! А ты меня нагло обманул.
   - Я тебя не обманывал, ты просто не стала задавать больше вопросов.
   - Все равно это нечестно, - надулась я и отвернулась созерцать ничем не примечательные кусты.
   - Волверин, - тихо начал Михаил.
   - Отстань.
   - Ну Волверин...
   - Отстань, я сказала!
   - Веста, повернись.
   - Не буду, - мне самой уже было смешно, но я стоически держалась.
   - Повернись, я тебе кое-что покажу.
   - Все вы так говорите, а потом "милая, забери ребенка из школы".
   - Что?! - закашлялся Михаил.
   Когда в ближайших темных кустах зажглись два красных глаза, я не испугалась. Когда везде внезапно погас свет, я не обратила внимания. И только когда Миха, что-то увидев в глубине парка, не по-медвежачьи вскрикнул и бросился бежать, я поняла, что снова вляпалась.
   Михаил схватил меня за руку и потянул дальше от лавки, к толпе студентов. Наказав стоять на месте, он скрылся в темноте. Тем временем феи зажгли фонарики, и хоть какое-то подобие света озарило поляну. Студенты выглядели удивленными, но не испуганными. А мой взгляд все привлекала полоса темного леса.
   Оглядевшись и не увидев знакомых, я быстро двинулась в сторону парка. Уж не знаю, что я хотела там найти, но чувствовала: я должна во все это влезть! На ум пришел рассказ Иага о телах молодых парней.
   Магия сорвалась с моих рук, и теперь путь мне освещал крохотный светящийся шарик. Бежать на каблуках было неудобно.
   Сбоку что-то мелькнуло. Я остановилась. Рядом со мной кто-то был. Кто-то, обладающий красными светящимися глазами, хриплым дыханием и бесшумной походкой. Клинок появился в руке моментально, несмотря на то, что я давно не тренировалась. Магический огонек слабо дернулся и пропал. Отлично, оно еще и магией владеет. Нет, определенно, начальство нужно слушаться!
   Шорох сзади. Я обернулась. Еще одни красные глаза, ярко горящие в темноте, не мигая уставились на меня. Их двое. Знать бы, что это за твари. Не каждого ведь и кинжалом возьмешь, он у меня серебряный, конечно, но кто знает...
   Хохот, раздавшийся совсем близко, вспугнул тварей. Я лишь услышала треск веток и удаляющееся хриплое дыхание. Пытаясь унять дрожь, я пошла на источник шума.
   - Да за хвост хватай!
   - Нет, за хвост нельзя, там пластины, поранишься. Давай крылья вместе возьмем и потащим!
   Голоса звучали пьяные и веселые. Я обогнула очередную статую, и открывшаяся картина заставила меня резко остановиться.
   Голоса принадлежали моей четверке. Элен, Питу, Лире и Вадиму. Элен выглядела слегка потрепанной и явно нетвердо стояла на ногах. Лира глупо хихикала и постоянно краснела. Пит выглядел невозмутимо, хоть и шатался весьма ощутимо. Вадим выглядел относительно трезвым, но все-таки был веселее обычного.
   Само по себе наличие в парке не совсем трезвых подростков меня не удивило. За год работы и три года учебы в университете я повидала много всяких вечеринок, заканчивающихся пьяным магическим дебошем. В некоторых даже поучаствовала. Да что скрывать - пару штук организовала лично. Но вот такое я видела впервые...
   На дорожке мирно посапывал маленький дракончик. Совсем детеныш - около метра ростом, он безмятежно спал на земле, не подозревая, что вокруг столпились мои студенты. Дракончик был зеленым, с желтыми крылышками и шипами на морде.
   - И что вы делаете? - поинтересовалась я, глядя на все это безобразие.
   Элен медленно подняла на меня взгляд.
   - Ик! - девушка икнула и глупо улыбнулась. - Драконятку...драконю...короче, дракона тащим.
   - Это я вижу. Зачем?
   - Ну...взвесить, - сообщила мне принцесса.
   - Взвесить? - я благоразумно проглотила вопрос о том, где они в этой глуши собрались искать весы.
   - Взвесить, - подтвердила Элен.
   - Зачем?
   - Понимаешь, - хихикнул Вадим. - Мы слышали о магии дракона. О его здоровье. Силе. Габаритах. А про вес ничего не слышали.
   - Бред, - резюмировала я. - Это ж надо быть так наклюкаться. Вы его где стащили?
   - В зоопарке! - горделиво выпрямилась Элен.
   - В зоопарке?! - обалдела я. - Вы что, залезли в зоопарк и стащили детеныша дракона?! Да они же в гости прилетели, идиоты! Их в клетку посадили, потому что помещение подходящее не нашли. Это ж почти драконья королевская семья, старшая советница Мираат!
   - Ой.
   - Ой?!
   - Что здесь происходит? - Михаил вырос передо мной внезапно, как черт из табакерки. - Волверин, чтоб тебя хомяк сожрал, что ты тут делаешь? Я велел никуда не уходить! А вы четверо что тут забыли?
   Тут взгляд ректора упал на мирно посапывающего представителя соседствующей цивилизации. Ректор резко поменялся в лице и почти жалобно простонал:
   - Волверин, что здесь делает ЭТО?!
   - Спит, - последовал лаконичный ответ. Михаил посмотрел на меня как на дуру.
   Лира и Элен пьяно хихикнули и покачнулись.
   - Та-а-а-ак, - нехорошо прищурившись, протянул ректор. - Они что, пьяные?!
   - Не смотри на меня, - я на всякий случай отошла на полшага. - Я их только что встретила.
   - С тобой я разберусь потом! - рявкнул Михаил. - А вы, господа, нажили себе неприятности! Мирта! Егор!
   В воздухе материализовались светловолосые юноша и девушка в форме Королевской Службы Безопасности.
   - Господин Риорский, - поклонился Егор.
   - Значит, так: берете эту фантастическую четверку, и отводите в университет. Я с ними утром поговорю. С принцессой отдельно, - Михаил внимательно посмотрел на подопечную, которая никак не могла уняться и от смеха сползла на траву. - И я еще выясню, кто вам дал алкоголь.
   Мирта подхватила под руки шатающихся девчонок, Егор повел за собой парней, и вскоре вся компания скрылась в темноте.
   - А мы с тобой, радость моя, будем возвращать потерянное дитятко, - произнес Михаил.

***

   Собственно моя роль в возвращении дракончика родительнице заключалась в следующем: я шла рядом. Михаил левитировал по-прежнему спящего дракона и сквозь зубы на кого-то ругался.
   - Узнаю, кто им вино давал, убью, - напоследок мрачно пообещал он. - А теперь разберемся с не в меру любопытными ведьмами. Я тебе ждать велел?
   - Велел.
   - И в чем проблема? Душа захотела романтики, а жопа - приключений?
   - Просто я решила...пройтись, - пожалуй, не стоит рассказывать Михаилу некоторые непонятные подробности моей жизни.
   - Пройтись она решила, - вздохнул ректор. - Уволить тебя бы к чертовой матери.
   - Нельзя меня увольнять.
   - Не вижу ни одного доказательства этого утверждения. Ты, Волверин, ходячая неприятность.
   - Сейчас договоришься у меня - стану сидячей. И транспортируй, как хочешь.
   Ректор не ответил. Мы медленно подходили к главной достопримечательности нашего городка - Королевскому Заповеднику, в народе прозванному зоопарком. Это была обширная лесная территория, огороженная живой изгородью и населенная множеством волшебных существ. Там росли многовековые деревья, магические травы, встречались феи, водянки, лесные дриады, прыгающие грибы, летающие незабудки, поющие колокольчики. Говорят, если повезет, можно встретить парочку гномов или даже лиловых бобров. В существовании последних смотрители заповедника сомневались, но буйную фантазию населения усмирить не могли.
   Два дня назад в заповедник поселили Мираат с детьми, первая советница Вождя Драконов прибыла на какую-то учено-магическую конференцию и предпочла поселиться в вольере, что находился в обустроенной, предназначенной специально для посетителей, части парка.
   Когда мы с Михаилом и дракончиком вошли на территорию заповедника, там царил бардак. Всюду бегали сотрудники, кто-то кричал, кто-то колдовал, пара сотрудниц пробежали мимо нас, что-то крича друг дружке. То тут, то там парк озаряли вспышки и взрывы. А в центре всего этого безобразия стояла десятиметровая, весьма устрашающего вида, драконица. Темно-зеленая, с увенчанной мощными шипами головой, она была самым удивительным существом, каких я только видела в своей жизни.
   - Госпожа Мираат, - рявкнул Михаил, когда мы подошли совсем близко. - Это не ваш ребенок?
   Драконица посмотрела сначала на Михаила, потом на меня, потом перевела взгляд на до сих пор спящего дракончика и...гневно ударила хвостом по земле.
   - КАК ВЫ ПОСМЕЛИ УКРАСТЬ МОЕГО СЫНА?! - голос Мираат прогремел у меня над головой, едва полностью не оглушив.
   - Не крали мы твоего сына! - рявкнул Михаил. - Его студенты утащили, а мы вернули. Нужен он нам больно.
   Примерно полминуты драконица о чем-то напряженно думала, а потом легла на землю и внимательно на нас посмотрела.
   - Студенты, говорите, - теперь, когда она не кричала, ее голос слушать было куда приятней. - И какие же студенты?
   - Да есть там у нас несколько идиотов, - отмахнулся Михаил. - Вы не думайте, они ему зла не хотели. Дети еще, глупые.
   - А что им от моего сына нужно было? - удивилась Мираат.
   - Они его взвесить хотели, - я хмыкнула и осторожно подошла ближе. Никогда не видела живых драконов!
   Мираат, заметив мое любопытство, лукаво сверкнула глазами и расправила большие перепончатые крылья. Я даже пискнула от восторга.
   - Нравится? - с явной гордостью спросила драконица.
   - Нравится, - горестно вздохнула я. Красивые были крылья.
   - Ну и что мне с вами делать, - задумчиво протянула Мираат. - Ребенка вы мне вернули, от студентов малыша спасли.
   - Да вы сына заберите, и мы пойдем, - предложил Михаил. - Я вам обещаю: виновные будут сурово наказаны.
   - Ну, раз так, - хмыкнула драконица. - Валяйте. Как мне вас отблагодарить?
   - Да не стоит, - отмахнулся Михаил и взял меня под руку.
   - А у тебя, красавица, есть пожелания?
   - А покатайте, пожалуйста, - тихо попросила я.

***

   Михаил был не в восторге. Впрочем, его никто и не заставлял, однако, когда Мираат перестала смеяться и велела мне сесть ей на спину, упрямо полез следом. Я боком устроилась на широкой спине драконицы, ухватилась за шип и приготовилась к полету. Михаил уселся рядом. Одной рукой он держался, другую зачем-то положил на мое плечо.
   - Готовы? - спросила Мираат.
   - Да!
   - Иду на взлет!
   Мираат резко взмахнула крыльями и оторвалась от земли. Чтобы совсем нас не пугать, драконица взлетала плавно, но у меня все равно захватило дух. Я смотрела на медленно удаляющуюся землю, ветер становился сильнее и прохладнее, деревья постепенно оставались внизу. Вскоре мы уже парили достаточно высоко, чтобы я смогла разглядеть весь город, усеянный фонарями, словно трава светлячками в летний день. Город жил. Огоньки гасли, загорались, двигались. Лес тихо шептался, вокруг пролетали редкие птицы. Мы поднимались все выше.
   Вскоре панорама ночного городка скрылась за облаками. Я протянула руку и потрогала облако. Михаил крепко схватил меня за плечи.
   - Держись, глупая! - крикнул он, но я лишь отмахнулась.
   - Так, ребята, сейчас будет круто! - крикнула Мираат и резко взяла вправо.
   Я радостно взвизгнула, когда ветер подул мне в лицо, когда мы наклонились настолько сильно, что даже Михаил нервно вцепился в шипы драконицы.
   Мираат летала бесподобно! Она то ныряла в облака, как в чудесное озеро, то брала резко вверх, а потом камнем падала почти до самых деревьев. Я радостно смеялась и даже Михаил, видя мой восторг, пару раз улыбнулся.
   - Сейчас посмотрим на звезды, - Мираат снова начала набирать высоту.
   Медленно мы плыли сквозь облака, хотя мне казалось, будто мы висим на одном месте.
   - Здорово, правда? - я повернулась к Михаилу.
   - Не могу разделить твой восторг, но что-то в этом есть.
   - Зануда, - фыркнула я. - Это круто.
   Постепенно облака остались внизу и я взглянула на небо. Мираат замерла. Словно россыпь бриллиантов на черном бархате сияли звезды! Тысячи...нет, миллионы или больше звезд! От больших до маленьких, едва заметных точек. Звездное небо, полностью открытое человеческому взору. Моему взору.
   - Как красиво, - прошептала я. - Ты когда-нибудь видел такое?
   - Нет, - Михаил смотрел вовсе не на звезды.
   Он смотрел на меня. Я почувствовала, как он убирает прядь моих волос с лица и пододвигается ближе. Теплая рука ласково прошлась по моим волосам, щеке. Михаил наклонился и поцеловал меня.
   Прикосновение его губ было чужим, но приятным. Сердце пропустило удар и бешено забилось. Я хотела ответить на поцелуй. Какая-то часть меня больше всего этого хотела. Та часть, что помнит ласкового, доброго и веселого Михаила. Но другая часть, та, что плакала от боли в его объятиях, слушая удовлетворенный смех, та, что испуганно пыталась защититься от удара в преподавательской. Она помнила его жестокие глаза, стальной голос. И эта половина оказалась сильней. Я вздрогнула и отодвинулась как можно дальше.
   Мы посмотрели друг другу в глаза. Уж не знаю, что там увидел Михаил, он только тихо произнес:
   - Вот черт!
   Я отвернулась.
   - Мираат, пожалуйста, спусти нас, - тихо попросила я. Голос звучал жалобно и неуверенно.
   Остаток полета Михаил сидел, погруженный в собственные мысли и меня не трогал.
   Я спрыгнула на землю и восторженно поблагодарила Мираат. Та засмущалась, но явно обрадовалась.
   - Заходи повидаться. Кстати, - Мираат пару раз махнула хвостом, пошебуршала немного и положила передо мной горсть темно-зеленых чешуек. - Возьми, вдруг пригодится.
   - Спасибо, - в свою очередь смутилась я. Чешуя дракона была очень редким и ценным материалом. - За все спасибо.
   - Заходи в гости, - Мираат заботливо погладила все еще спящего сына. - Растет, сорванец, умаялся.
   - Зайду, - уже около самых ворот я помахала драконице на прощание. - Пока, Мираат!
   Ноги жутко болели. Еще бы - столько времени провести на каблуках. Кажется, Михаилу вскоре надоело мое ковыляние, потому что он остановился и затем подошел ко мне.
   - Да не бойся, не укушу, - досадливо проворчал он, заметив, как я испуганно дернулась и подхватил меня на руки.
   - А ну поставь, откуда взял! - возмутилась я.
   - Да не дергайся, - почти грубо рявкнул ректор. - Мы с твоей скоростью и за неделю не дотащимся. Посиди спокойно.
   Я послушно затихла, понимая, что злить его сейчас не стоит. А вскоре и пригрелась - все-таки ехать верхом на ком-то всегда удобнее, нежели топать на своих двоих. Сон сморил меня почти сразу же, и я даже не проснулась, когда меня уложили в постель и заботливо накрыли одеялом. Мне снилось, как я летаю.

***

   Холодный шершавый нос коснулся щеки. Миха виновато заурчал и лег ко мне под бок.
   - Ну привет, мохнатое чудо, - не открывая глаз я обняла медвежонка. - Чего напугался то вчера?
   Миха стыдливо опустил морду.
   - Ну и зря перепугался, мы вчера на драконе катались. И еще я вчера поцеловалась. С ректором нашим, ага.
   - Я хочу об этом услышать! - оказывается, Элен уже неизвестно сколько времени стояла на пороге и слушала мои речи.
   - А, принцесса, - хихикнула я. - Ну что, вломил тебе папочкин соглядатай?
   - Орал немного, обещал отцу нажаловаться. Все как обычно. Я тут случайно услышала, что у вас была веселая ночка.
   - Да уж куда более чем веселая, - вздохнула я и села на кровати.
   - Держите, - Элен протянула мне бумажную сумку. Внутри оказался сэндвич и помидор. - Вы пропустили завтрак, я припасла.
   - Фпафибо, - я запустила зубы в бутерброд.
   - Что у вас с Михаилом? - Элен запрыгнула на кровать. Миха зарычал.
   - Прекрати, - прикрикнула я на питомца, и тот обиженно уполз под стол. - Ничего. Он меня вчера поцеловал.
   - А вы?
   - А я решила, что офицеры девушек не бьют, а если бьют, то нечего с ними целоваться.
   - Тоже верно, - закусила губу Элен. - А дракончика вы вернули?
   - Вернули. Нас за это даже покатали, - я улыбнулась, вспомнив чувство полета. - Круто было.
   - Счастливые. А нас отконвоировали до спален и заставили лечь в постельку.
   - Ну еще бы. Где вы так набрались?
   - Да Пит стащил со стола организаторов, - хихикнула Элен.
   - Всегда знала, что его таланты пригодятся, - хмыкнула я. - Ты чего пришла-то?
   - Да мы тут, - замялась Элен. - С эссе не поможете? Завтра сдавать, а я ничего не знаю о свойствах северных трав.

***

   Дни летели и летели. Все было тихо и спокойно. Я вела практику, госпожа Торн читала лекции, периодически мучая студентов контрольными. С Михаилом мы почти не виделись - по мере того, как учебный процесс набирал обороты, он все больше и больше уходил в дела. Я внутренне злорадствовала. Не так-то это легко - руководить университетом. Впрочем, к чести Михаила следует отметить то, что он не только следил за личной жизнью принцессы, но и занимался непосредственно обязанностями ректора. Поскольку с правой рукой короля не считаться было опасно, всего за месяц наш университет получил несколько грантов и был заявлен в нескольких номинациях на конкурсе, что должен был пройти в конце зимы, чего ранее не случалось.
   Весь преподавательский состав был в хорошем настроении и даже дождливая, промозглая осень, что пришла на смену теплым денечкам, никого не печалила. Для меня все началось в один сырой вечер, ничем не отличающийся от своих предшественников. Я простыла. С утра слегка першило в горле, потом я начала чихать. А к следующему утру проснулась с высочайшей температурой.
   Целительница мне посоветовала пару дней отдохнуть:
   - Увы, миледи Волверин, но средств от простуды до сих пор не придумано. Вот если бы вы сломали ногу...
   - Бонни! - возмутилась я и чихнула.
   - Простите. Просто мне недавно зелье для сращивания костей привезли. Господин ректор посодействовал, у нас раньше такого отродясь не водилось!
   - Да-да, я поняла, он душка, - я закатила глаза. - Значит, я отправляюсь болеть?
   - Это наилучший выход, - кивнула целительница и всучила мне большой тяжелый пакет. - Здесь варенье, лимоны, мед, жаропонижающее зелье. Но не злоупотребляйте.
   - Лимонами?
   - Зельем!
   - Хорошо. Когда я смогу выйти на работу?
   - Через пару дней, если будете выполнять все мои рекомендации. Окна не открывать, на улицу не выходить, холодного не пить, горячего не есть, горло беречь, громко не разговаривать, не колдовать.
   - Ясно, - вздохнула я. - Придется коротать дни в обнимку с книгами.
   - Я приду к вам завтра, проведаю, - кивнула Бонни. - Выздоравливайте, миледи.
   Целительница покинула мои скромные апартаменты, а я послушно легла в постель. Под одеялом было тепло, уютно. Звук дождя, барабанящего по стеклу мало-помалу меня убаюкал, и я заснула. Проснулась оттого, что кто-то убрал у меня с лица волосы. Я вскочила и, забыв о запрете на колдовство, запустила в незваного посетителя струей огня. И одновременно с этим чихнула. Шторы загорелись, а Михаил, державший в руках большую корзину с фруктами, едва успел отскочить.
   - Да чтоб тебя, - простонала я и откинулась на подушки. - Потуши, пожалуйста, мою мебель.
   - Как ты? - надо же, почти заботливо. Или это у меня температурный бред?
   - Ужасно, - буркнула я и для достоверности громко чихнула.
   - Я тебе фруктов принес, - ректор поставил корзину на стол и будто бы отвел глаза.
   - Спасибо, - я честно попыталась улыбнуться. Получилась недовольная гримаса. - Сам покупал?
   - Ммм...Конечно.
   - Кто проведет мое занятие?
   - Завтра с утра практику возьмет госпожа Торн. А вот послезавтра пара первого курса, та, что после обеда - ее никак. Идеи есть?
   - Отпустить несчастных детей? Сильно мы не отстанем, в конце концов, объясню по дороге на практику.
   - А ты не сможешь провести эту пару дополнительно? - предложил Михаил. - Вечером, например.
   - Смогу.
   Если бы я знала, что именно эта невинная просьба обернется для меня таким стрессом.
   Постепенно я вернула себе человеческий облик. Горло перестало болеть, и ко мне вернулся нормальный голос. Нос утратил красноту. Я снова была причесанной, элегантной и веселой. Михаил ко мне больше не заходил, да я и не страдала. Наоборот, я всячески старалась обходить его стороной, боясь, что он вспомнит о моем обещании. Но опасность пришла с другой стороны.
   - Веста! - когда я закрывала кабинет после очередного занятия второго курса, ко мне подскочила госпожа Торн. Как эта полная пожилая женщина умудряется так быстро передвигаться по коридорам университета, не знаю. - Мне господин ректор сказал, что вы планируете провести дополнительную пару вечером?
   - Э-э-э, ну да, - пролепетала я. - А что?
   - Нет-нет! - всплеснула руками преподавательница. - Это очень хорошо! Они сильно отстали. Приятно, что вы стремитесь исправить свои ошибки. Я не ошиблась в вас, когда рекомендовала ректору на эту должность.
   - Меня взяли на эту должность, потому что я была лучшей на потоке. И я не совершила ошибку, как вы выразились, а заболела. Не думаю, что это относится к категории "ошибки и прогулы".
   - Если бы вы одевались, - преподавательница окинула мое платье многозначительным взглядом, - поскромнее...
   - Как я одеваюсь - мое дело.
   - Вы правы, - госпожа Торн поджала губы. - Когда вы проведете лекцию?
   - Да хоть сегодня.
   - Отлично, я сообщу студентам.
   Я вздохнула. Занятие вечером. Что может быть лучше? Можно представить, как обрадуются студенты. И какими словами они будут костерить меня.
   Впрочем, этого я так и не узнала. Студенты, пришедшие в восемь часов в аудиторию, выглядели не то чтобы довольными, но ко мне отнеслись достаточно дружелюбно. Мы изучали природную лекарственную магию некоторых растений. Это была достаточно скучная тема даже для меня. И, поскольку в последнее время я явно была не в настроении придумывать интересные занятия для студентов, все полтора часа несчастные первокурсники по памяти соотносили разложенные на их столах травы с карточками, на которых была написана информация о них.
   Затем, на второй половине пары, я заставила их варить зелье для стимулирования роста волос, просто потому, что оно было самым простым из лекарственных и самым сложным из косметических. Девушкам оно должно было понравиться, а парням...парней в этот раз было меньше. Застигнутые непогодой врасплох, студенты болели не меньше, чем я. Испытывали свои зелья студенты на пяти милых хомяках, проживающих в лабораториях как раз для таких целей. В результате исследований два хомяка полностью облысели и смотрели на гогочущих студентов с нескрываемой ненавистью в маленьких глазках-бусинках. Один хомяк весь покрылся зеленоватой шерстью, стал как-то не по-хомяковски пищать и крепко прицепился к Питу. Хомяк жалобным пушистым комочком катался по парте обалдевшего мальчика и все пытался залезть к тому в карман. Пит с огромным трудом засунул животное в клетку и я убрала ее подальше - жалобный плач хомячка вызвал подозрительные хлюпанья носом у парочки студенток. Еще один хомяк едва не отравился, но, к счастью, я вовремя успела заметить, что зелье составлено в корне не верно. И только последнее животное, как и было задано, приобрело длинную густую шерсть нужного цвета. Лира и Вадим снова получили заслуженные пятерки.
   После пары, когда за окном уже совсем стемнело, из-за туч показалась круглая луна и маленькие звезды, а в коридорах опять погасили весь свет, я заперла аудиторию и, повесив ключ на вахту, что находилась в дальнем конце коридора, отправилась спать.
   Стук каблуков эхом отдавался в коридорах. Несколько раз я едва не убилась на лестнице, проклиная всех и вся, начиная от обслуживающего персонала и кончая ректором. Мне было жаль, что я не взяла Миху. Тот, по традиции, на занятия идти не пожелал, а остался спать в моей комнате. Он бы очень пригодился. Мало того, что огненные медведи могут освещать путь, так Миха еще бы придал мне уверенности. Проходить через темные закоулки и вздрагивать от каждого шороха, было неприятно.
   Увидев свою дверь, распахнутую настежь, я должна была развернуться и броситься бежать. Прибежать к Михаилу, Элен, неважно к кому, все рассказать, признаться, что я жутко боюсь. Что все эти дни наедине с самой собой в полутемной комнате, в ожидании нового визита того человека, что заманил меня на крышу или существ из парка, я жутко боялась. Боялась спать без света, боялась звука шагов за своей дверью, по нескольку раз за ночь вскакивала, разбуженная старым, детским кошмаром. Но я этого не сделала. Может, потому что считала себя достаточно храброй девушкой, может, потому что совершенно оцепенела. Я будто знала: в комнате меня ждет что-то очень-очень плохое! И от этого мне было плохо. Сердце колотилось, слегка подташнивало. Лунный свет выливался из комнаты и освещал часть коридора.
   Я бесстрашно, по крайней мере, со стороны это выглядело именно так, вступила на освещенный участок. В моей комнате, около самого окна стоял мужчина. Было видно лишь его силуэт, четко очерченный лунным светом, но что-то в нем мне казалось знакомым. Я стояла, не двигаясь. Мне не хотелось, чтобы мужчина оборачивался. Но он все-таки обернулся. И я закричала.

***

   - Плохая шутка! Плохая шутка! Плохая шутка! - я ходила взад-вперед по комнате, не обращая внимания на испуганных Лиру и Элен.
   - Веста, - робко начала принцесса. - Кто это был?
   Мои студенты, оказывается, решили меня навестить. Апельсинчиков принести больной преподавательнице, про практику выведать что-нибудь интересное, пообщаться на ночь глядя и заодно попросить помощи с заданием госпожи Торн. А нашли меня, рыдающей и практически лежащей на полу с гигантской ссадиной на скуле. Само собой, у них появились вопросы, на которые я внятный ответ пока дать не могла.
   - Сволочь! - рявкнула я и снова принялась ходить туда-сюда.
   - Я?! - обиделась принцесса.
   - Да не ты. Ректор наш.
   - А причем тут он? - не поняла Лира.
   - Потому что все это подстроил он! Черт, я ему почти поверила! Скотина!
   - Веста, что случилось? - в который раз спросила Элен. - Может, расскажете? И, может, позволите Лире обработать ссадину?
   - Заживет, - отмахнулась я. - В общем...я пришла сюда после пары. Как это водится, свет не горел нигде.
   - Да, мы заметили, что у вас света нет, думали, светильники сломались, - тихо пробормотала Лира.
   - То есть? - не сразу поняла я. - В остальной части жилого комплекса свет есть?
   - Да, - кивнула водянка.
   - Замечательно! - я подскочила к окну и задернула шторы. Вид полной луны меня нервировал.
   - Так все-таки, что случилось? - настаивала Элен.
   - Когда я повернула в свой коридор, увидела, что дверь открыта. Заглянула. Там стоял мужчина. Я испугалась, он подскочил ко мне и ударил. Потом услышал вас и куда-то делся. Уж не знаю куда, мне было не до того. Я челюсть в уголке искала.
   - Но почему вы так кричали? - спросила Лира. - Понимаю, это было страшно, но... мне вы казались не столь впечатлительной барышней.
   - Дело в том, - я слегка замялась, не решаясь признаться. - Что я его узнала.
   - Правда? - оживилась Элен. - И кто это был? Мы же можем пожаловаться охране! Или Михаилу! Он его быстро приструнит.
   - Это был мой отец.
   - Что? - Элен открыла рот и непонимающе на меня уставилась. - Я думала, он погиб давно.
   - Точно. Но нет сомнений: этой ночью в комнате был он. Он ждал меня и разукрасил мне лицо. И тот факт, что он умер, особенно ему не помешал. А единственным, кто знал, что больше всего на свете я боюсь появления отца, был Михаил. Это ему я по дурости поведала трагическую историю моего детства и он единственный, кто знает о том, что случилось тогда полностью. Не считая престарелого колдуна из патруля. Но чтобы тот решил меня убить...не уверена, что старички забавляются подобными представлениями.
   - Вы думаете, что это Михаил? - Лира подняла на меня испуганные глаза. - Но он же...зачем ему это?
   - Месть, - пожала плечами я. - Злость. Раздражение. Забава?
   - Вполне в его стиле, - удрученно кивнула принцесса. - Не могу поверить, что он пошел на такое! Это свинство. Думаете, в прошлый раз тоже был он?
   - Не знаю. Но больше некому.
   - Я должна написать отцу, - решительно поднялась принцесса. - Какие бы ошибки я не совершала, никто не давал Риорскому право так обращаться с моими друзьями! Тем более с преподавателями!
   - Стойте! - вскочила Лира. - А если он невиновен? Мало ли кто хотел желать зла Весте!
   - Например? - подняла бровь принцесса.
   - Иаг? Ну, тот конь с Бегов...
   - Единорог.
   - Да какая разница. Дальше...какой-нибудь недовольный студент. Те же охотницы, я знаю парочку - как они вас не любят!
   - Это верно, - усмехнулась я. - Хорошо, но вероятность этого мала!
   - Однако нам нельзя обвинять Михаила, - твердо сказала Лира. - До того, как мы выясним правду. Иначе это будет кошмар!
   - Ты права, - принцесса снова села на постель и взяла из корзины яблоко. Надкусила, задумчиво прожевала.
   - А кто фрукты принес? - поинтересовалась Лира.
   - Михаил.
   Элен подавилась яблоком и положила его на стол, опасливо покосившись.
   - Ты чего?
   - Вдруг отравлено, - пожала плечами девушка.
   - Э-э-э, - я тоже уставилась на яблоко.
   - Да хватит вам, - устало откликнулась Лира.
   - И что мы будем делать? - я выглянула в коридор, ожидая, что вот-вот вернется Миха, очевидно, напуганный визитом...этого существа, прикинувшегося моим отцом.
   - Есть у меня идея, - водянка задумалась и хитро улыбнулась. - У меня тетка - провидица. Только не та, которых вы тут обучаете, всякие там бытовые пророки и прочее. Настоящая. Природная. Умеет распознавать любую магию, видеть прошлое и будущее. Может, у нее спросим? Если Михаил приложил тут свою руку, она это почувствует.
   - Согласна, - вздохнула я, подумав, что хуже все равно не будет. - Где нам твою тетку искать?
   - Да она в городе работает. В клубе. "Голубая лилия" называется.
   4 глава. Джакузи с русалками.
  
   Вот так я и оказалась перед светящейся вывеской клуба "Голубая лилия". Клуб находился в старой части города, в большом трехэтажном особняке, примыкающем к самому лесу. На территории клуба, охватывающей широкую полянку и часть лесного массива, прогуливались парочки: фривольно одетые дриады и мужчины самого разного вида. Те, кто выглядел побогаче, сидели компаниями в беседках, а рабочие (их легко было отличить по нашивкам на костюмах) - на скамейках. Глядя на то, как мимо нас прошествовал мужчина, обнимающий сразу двух лесных дриад, я начала подозревать неладное.
   - Лира, - я покосилась на бодро шагающую по тропинке водянку, которая настояла на том, чтобы пойти со мной. - Что это за место?
   - Ночной клуб, - безмятежно откликнулась водянка. - Его моя тетка держит, та самая, что я говорила. Я тут на учебу и заработала.
   - Что именно это за клуб?
   - Ну-у-у, обычный. Тут танцуют дриады, работают русалки. Первый этаж - танцпол. Второй - ресторан и открытые балконы, третий - апартаменты.
   - Апартаменты?
   - Да, - Лира слегка покраснела. - Здесь есть...немного нестандартные услуги.
   - С русалками?
   - И дриадами.
   - И ты здесь работала?!
   - Нет! - вспыхнула Лира. - То есть я...танцевала, но не...ну, вы понимаете. Моя тетя к этому строго относится. Она не хотела, чтобы я так зарабатывала!
   - То есть твое платье с бала - наряд танцовщицы?
   - Да, - вздохнула Лира. - Я все деньги потратила на одежду и принадлежности для университета. Правда, с тех пор как у меня появился гонорар после Бегов, я купила себе новое вечернее платье.
   - Круто, - скептически хмыкнула я. - Итак, мы пришли в бордель.
   - Не смотрите на меня так. Нам никак больше не заработать денег, а люди выселяют нас из мест, где мы можем добывать себе пропитание!
   - Серьезно? - проблемы дриад и прочей нечисти никогда меня особенно не занимали.
   - Более чем, - вздохнула Лира. - Особенно страшно жить там, где возникают военные городки. Вы же знаете - дриады очень красивы, ну и...
   - Поняла, - я содрогнулась при мысли о том, что происходит, когда юная зеленоволосая девочка натыкается на отряд крепких военных.
   - Нам сюда, - Лира открыла парадную дверь и пропустила меня вперед.
   Меня поразил полумрак, царящий в узком коридоре. Звуки музыки слабо откуда-то доносились, в воздухе чувствовались ароматы трав и еще чего-то, мне неизвестного. Магические светильники были выполнены в форме лилий и тускло освещали комнату в сине-зеленых тонах призрачным голубоватым светом. Навстречу нам грациозно вышла высокая лесная дриада в шелковом халате и распущенными кудрявыми волосами. Я не удержалась, и восхищенно присвистнула.
   - Лира? - удивилась красотка. - Я думала, ты уехала учиться. Что привело сюда нашу малышку?
   - Нам нужна Элеонора, - Лира сдержанно улыбнулась дриаде. - Она у себя?
   - Да, - девушка обнажила острые клыки. - На втором этаже, обедает с клиентом. Подождите в баре или потанцуйте. Я скажу, что вы здесь.
   С этими словами дриада уплыла куда-то вглубь помещения, где я едва разглядела витую мраморную лестницу.
   - Кто это? - почему-то тихо просила я.
   - Управляющая, - Лира уверенно направилась через холл к большой двустворчатой двери. - Не обращайте на нее внимания. Она порой слишком высокомерна, но в целом неплохая.
   - Да мне в принципе, плевать, - пробормотала я, входя в большой танцевальный зал. - Я здесь не задержусь.
   Музыка на миг оглушила меня. Резкая, громкая, непривычная моему слуху, привыкшему лишь к звукам леса, редким оркестрам да пению фей. В самом конце зала, на небольшом постаменте играла группа полуголых тритонов. Звуки барабанов и флейт удивительным образом создавали эту необычную музыку. По всему залу были разбросаны небольшие круглые возвышения с шестами, вокруг которых лихо плясали не совсем одетые девчонки.
   - А сколько им лет? - поинтересовалась я у Лиры, глядя, как одна из танцовщиц практически не держась руками, крутится вокруг шеста.
   - Там Эля, - Лира указала на девушку с коротким ежиком волос болотного цвета. - Ей семнадцать. Вон Санни, ей пятнадцать, а это Тиара, ей целых двадцать.
   - Они же еще дети! - возмутилась я.
   - Они дриады, - рассмеялась Лира. - У нас другие правила и другие особенности. Хотите подробностей?
   - Пожалуй, нет, - сглотнула я.
   В центре пространство было отведено для танцующих, которых, несмотря на довольно ранний час, было много. Среди разномастной толпы я приметила парочку "фирменных" девочек заведения, отплясывающих с какими-то парнями. В голове возникла нежданная и весьма безрадостная мысль: "Не встретить бы здесь своих студентов".
   В другом конце помещения был большой бурлящий бассейн, в котором гости клуба плавали вместе с русалками. Морские сирены выглядели...круто. Отсутствие какой-либо одежды, сильные блестящие хвосты, большие глазки, полные губы и обязательно шикарные волосы. Я даже засмотрелась на одну русалку - особенно красивую, с нежно-голубыми волосами и прозрачными глазами. Переведя взгляд на соседнюю парочку, я охнула от неожиданности.
   Это был Михаил. Он, опираясь локтями на край бассейна, не двигался, глаза его были прикрыты. Русалка, склонилась над ним и делала...Впрочем, что она под водой делала, я не видела. Но отлично все дофантазировала.
   - Не смотри туда! - я дернула Лиру за руку и сама быстро отвернулась.
   - Что такое? - не поняла водянка.
   - Там наш ректор развлекается, - сквозь зубы прошипела я.
   - Я хочу это увидеть! - Лира даже подпрыгнула.
   - Ты с ума сошла?! - я потащила ее к бару. - Он нас увидит.
   - Не думала, что Риорский сюда заглядывает, - фыркнула Лира и взяла со стойки меню. - С другой стороны, надо же ему как-то отдыхать.
   - Он нашел достаточно экзотический способ, - я выбрала какой-то фруктовый напиток. - Русалки...мне никогда этого не понять.
   - Они большие мастерицы...
   - Избавь меня от подробностей, - я вздохнула. - Когда там твоя тетка притащится?
   - Скоро. А зачем вы заказали этот напиток?
   - А что?
   - Он ужасно крепкий.
   - Отлично. Мне как раз сейчас не мешало бы, - я разом осушила стакан под удивленным взглядом Лиры. - Что? У меня тоже было студенчество.
   - Избавьте меня от подробностей! - Лира рассмеялась.
   Я потягивала второй коктейль и неспешно разглядывала публику. Народ вовсю веселился, танцевал, пил. Я старалась особенно не коситься в сторону бассейна, но почему-то четко слышала все голоса, доносящиеся оттуда. Наверное, поэтому я не сразу заметила, как кто-то подсел ко мне и весьма навязчиво положил мне руку на колено. Я подняла глаза и увидела достаточно милого на вид, молодого мужчину. Вопросительно подняв бровь, я уставилась на незнакомца. Он радостно оскалился:
   - Леди не желает развлечься в приятной компании?
   - Да чего-то как-то не очень, - скривилась я.
   - Да брось, - мужчина по-свойски похлопал меня по колену. - Тебе понравится.
   Я наклонилась к нему и тихо прошептала на ухо:
   - Руку убери.
   - Ой какие мы недотроги, - товарищ выпучил глаза, сложил губы уточкой и потянулся ко мне. Я вскочила со стула.
   - Позову охрану, - пробормотала Лира, соскальзывая со стула.
   - Отойди, - сквозь зубы прошипела я, чувствуя, как ярость поднимается все выше и выше и заставляет меня как следует колдануть.
   Мужчина, в конец обнаглев, больно схватил меня за руку чуть повыше локтя и дернул на себя. Наверное, он даже не понял, что произошло, когда вдруг отлетел к стойке, сбил дриаду-официантку и был облит каким-то молочным напитком. Музыка смолкла, все уставились на нас. Злая, как тысяча демонов, я наблюдала за медленно поднимающимся с пола приставучим товарищем и размышляла, каким заклятьем его угостить. Но подняться незнакомец так и не успел - мощная вспышка отшвырнула его прямо к подножию сцены. Тот ткнулся в возвышение носом и подозрительно затих.
   Из толпы зевак вышла высокая женщина в цветастых одеждах. Она была вся увешана какими-то украшениями, а наряд ее был составлен из множества разноцветных шелковых платков. Ее седые волосы были уложены в причудливую прическу. Она молча осматривала зал и от нее исходили волны ярости вперемешку с магией. Судя по моим ощущениям - воздушной магией.
   - Адриана, - холодно обратилась женщина к управляющей. - Проводи господина к выходу и объясни ему, что в моем заведении так вести себя не принято.
   Управляющая взмахнула рукой - и незнакомец, по прежнему не пришедший в сознание, поднялся в воздух.
   - Пойдемте, Веста, - кивнула мне женщина. - Поговорим в моем кабинете.
   Я направилась за Лирой, опустив взгляд. Со всех сторон раздавались смешки и одобрительные выкрики. Судя по всему, такие вот драки были обычным развлечением для завсегдатаев клуба. Готова поспорить, что проходя мимо бассейна, я заметила удивленный и злой взгляд Михаила. Что ж, мне не привыкать.
   Мы расселись на широком балконе, за легким деревянным столиком. Молоденькая дриада принесла напитки и пирожные.
   - Меня зовут Элеонора, - приветливо улыбнулась женщина. - Слышала, вы преподавательница Лиры. И как у нее успехи?
   - Достаточно неплохо. Ей сложно, сами понимаете. Но она старается.
   - Приятно слышать. Я всегда говорила, что девочка одаренная. И работала на совесть, - Элеонора рассмеялась. - Вижу, о чем вы подумали. Нет, мой бизнес абсолютно законен и я не заставляю девушек здесь работать.
   - Ну еще бы он был не законен, - буркнула я.
   - О чем вы? - Элеонора нахмурилась.
   - К вам захаживают важные гости.
   - Вы о Михаиле? - улыбнулась хозяйка. - Да, он посещает нас часто. Откуда вы его знаете?
   - Он со мной работает. В университете.
   - Правда? - удивилась Элеонора. - Я даже и не знала. Он не любит распространяться о себе. Странный мужчина, стоит заметить. Конечно, мне не стоит говорить о клиентах с вами, но его предпочтения...
   - А что? - прищурилась я.
   - В последнее время у него изменились вкусы. Платит он, конечно щедро и никогда не настаивает... Но знаете, гонорары девушек с определенной внешностью в последнее время растут.
   - С определенно внешностью? - не поняла я. - Что это значит?
   - Ему нужны девушки с фиолетово-красными волосами.
   Лира поперхнулась кофе, а я едва не выронила пирожное.
   - С к-какими?
   - С вишневыми какими-то. Ну вот, как у вас, - безмятежно откликнулась Элеонора, не замечая, какой эффект произвели ее слова. - Теперь с ним только Адриана и работает.
   - Почему Адриана?
   - Она метаморф.
   - Вы серьезно? - обалдела я. Метаморфы были редкостью. Почти такой же, как и ментальные маги.
   Мы с Лирой переглянулись и я поняла, что она думает о том же. Если Адриана метаморф и если она контактирует с Михаилом, она вполне могла прикинуться моим отцом и пробраться ко мне в комнаты. Удачные знакомства у нашего ректора.
   - Так что вы хотели? - опомнилась Элеонора. - Лира сказала, у вас проблемы.
   - Да, - вздохнула я. - Недавно на меня напали. Я уверена, что это сделал...
   - Ментальный маг! - воскликнула Лира и пнула меня под столом. - Мы думаем, это какой-то ментальный маг.
   - Ментальный маг? - глаза Элеоноры расширились. - На что это было похоже?
   - Ну... будто бы голова взрывается, ты теряешь зрение, другие чувства, накатывает такая слабость, - я поежилась, вспомнив ощущения от ментального удара.
   - Дайте мне руку.
   Холодные пальцы Элеоноры коснулись моей ладони. Я закрыла глаза, по опыту зная, что провидцам это помогает. Они не любят, когда за их работой наблюдают. Элеонора что-то шептала, Лира притихла. Рука провидицы напряглась, сильнее сдавив мои пальцы. Я почувствовала легкий ветерок, ворвавшийся в комнату, услышала приятный цветочный запах.
   - Вы правы, - кивнула Элеонора. - Я вижу следы ментальной магии, она окутывает вас, словно аура. Если бы вы не сказали, что на вас напали, я могла подумать, что это защитная магия. Но она явно темная. Кому-то вы сильно мешаете, Веста.
   Элеонора внимательно на меня посмотрела. В ее глазах я прочитала любопытство, но рассказывать обо всем мне не хотелось.
   - И что мне делать? Как с этим справиться?
   - Не знаю, - покачала головой Элеонора. - Я никогда не сталкивалась с ментальными магами. Веста, вы сильная, раз до сих пор сумели противостоять ему. Возможно, вам удастся победить. Но я ничем не смогу вам помочь, простите.
   Я выходила из клуба в полнейшем смятении. Значит, Михаил хотел меня убить. И выбрал для этого самый мерзкий из доступных способов. Что делать дальше, я не знала. О том, чтобы открыто выступить против Риорского я и мечтать не могла, до его опыта и силы мне далеко. Значит, нужно что-то придумать. Но что?
   - Веста, - нарушила молчание Лира. - Вы не думаете, что Риорский хотел вас просто припугнуть? Но не убивать.
   - Лира, если бы я упала с крыши, я бы не просто напугалась. Я бы убилась.
   - Возможно, он знал, что вы сможете побороть его... произведение. Неужели такой маг как Михаил не смог бы наложить на вас заклятье сильнее?
   - Может, ты и права, - нахмурилась я. Подобная мысль мне в голову не приходила.
   Когда мы проходили мимо Адрианы, та хитро улыбнулась и сказала:
   - Веста, не хотите у нас работать?
   - Нет, спасибо, - фыркнула я. - Думаю, вы справитесь сами. Кстати, я вроде бы не говорила своего имени. Откуда информация?
   - Из надежных источников, - усмехнулась дриада.
   - Из тех, что предпочитают апартаменты класса люкс?
   Оставив недовольную Адриану, я вышла из клуба. Сзади, посмеиваясь, семенила Лира. Едва мы вывернули на главную дорогу, начался дождь. Нет, не дождь. Ливень. Вода лилась с неба стеной, и мы моментально промокли. Правда, в отличие от меня водянка дождю радовалась. Она счастливо раскинула руки и побежала по траве, что-то напевая. Я же стала похожа на мокрого выхухоля из книжки, что любила в детстве.

***

   - Миледи Волверин! - голос госпожи Торн разнесся по холлу.
   Я не успела нырнуть в коридор, ведущий к жилым помещениям. Пришлось улыбнуться.
   - Да, госпожа Торн. Чем могу быть полезна?
   - Вас хочет видеть господин ректор.
   - Правда?
   Я копчиком почувствовала: что-то сейчас будет. Либо Риорский заметил меня в клубе, либо... Второго варианта у меня не было, но без сомнений он был настолько же неприятный, как и первый. Спустя полчаса я, переодевшаяся и причесанная, стояла перед кабинетом ректора.
   - Войдите!
   Впервые в жизни я была в кабинете ректора. В студенчестве всеми моими выходками заведовал декан, а будучи преподавателем, я сюда не приходила. Кабинет был просторный, вдоль стен стояли шкафы с самыми разными книгами, перед окном стоял большой деревянный стол, почти пустой, если не считать каких-то свитков и пепельницы. Красивые резные кресла, цветы на подоконнике, дорогие картины на стенах - владелец кабинета имел вкус и был достаточно богат.
   - Здравствуйте, - я вежливо улыбнулась Михаилу, который сидел в кресле за столом и что-то читал.
   - Веста, - кивнул он. - Проходи, садись.
   - Что случилось? - спросила я, настороженно глядя на ректора.
   - Нам нужна твоя помощь.
   - Нам?
   - Господин Рейбэк, объясните миледи Волверин, что происходит.
   Я вскочила с кресла. До сих пор я не замечала мужчину в темном костюме, что стоял у дальнем углу кабинета, рядом с книжным шкафом. Он стоял ко мне спиной. Я не хотела, чтобы он оборачивался. Сердце выстукивало: "Совпадение. Совпадение. Совпадение". В ушах стоял звон, рука непроизвольно взметнулась вверх, губы прошептали заклинание.
   - Волверин! - рявкнул ректор, потушив диван, который загорелся от моего заклинания.
   - Все нормально, Михаил. В данном случае это логичная реакция.
   - О чем вы?
   Я, тяжело дыша, смотрела на этого мужчину. Человека, которого я ненавидела и боялась. Мертвого человека.
   - Веста? - улыбнулся тот. - Вот уж не ожидал тебя здесь встретить. Значит, это и есть ваша талантливая преподавательница?
   - Папа, - я вжалась в стену.
   - Что?! - теперь вскочил уже Михаил. - Что ты сказала?
   - Хватит! - рявкнула я. - Не делай вид, будто не понимаешь! Очень смешно! Какого черта здесь происходит?!
   - Он из специального отдела Королевской Службы Безопасности! Я понятия не имел, кто он такой. Твой отец мертв, разве нет?
   - До сегодняшнего момента я на это надеялась! - я подавила желание ударить Михаила кулаком. - Считаешь, это забавной шуткой?
   - Конечно, нет, - ректор в сердцах ударил рукой по стене. - Мистер Рейбэк, вам лучше уйти.
   - Боюсь, это невозможно, - отец покачал головой. - Я здесь чтобы расследовать убийства. И я не уйду, пока не получу то, зачем пришел. Веста может уйти, если хочет. Вы, Михаил, должны будете со мной сотрудничать.
   Да, кое-что не меняется никогда. Мой отец все та же властолюбивая сволочь. И даже нотки в голосе те же. Любит приказывать, любит, чтобы ему подчинялись, и не терпит неповиновения. Как он выжил?
   - У меня много знакомых. В том числе и целителей, - посмотрев мне в глаза, произнес отец.
   Я снова дернулась.
   - Ты что, мысли читаешь?
   Отец усмехнулся и сел в кресло, пристально меня рассматривая.
   - Это не нужно, я могу понять, что ты чувствуешь.
   - Серьезно? - хмыкнула я. - Что ж, создадим клуб единомышленников?
   - Сколько лет я тебя не видел? Десять?
   - Одиннадцать.
   - Надо же, - улыбнулся Рейбэк. - Как выросла моя Веста.
   - Я не твоя. Я общественное достояние.
   Отец с минуту смотрел мне в глаза, потом поднялся, взял со стола какой-то листок и бросил мне.
   - Что это? - спросила я, рассматривая портреты двух молодых парней.
   - Это жертвы. Убитые мальчики из города.
   - Я думала, жертва одна.
   - Уже нет. Потому я и приехал. Сегодня утром нашли второго, обескровлен. Король обеспокоен случившимся. Мне нужно поймать то, что их убило как можно скорее.
   - Тебе нужно, ты и лови, - я бросила портреты на стол и пошла к выходу.
   - Я не смогу этого сделать без твоей помощи, - донеслось мне в спину, и я остановилась.
   - Что ты имеешь в виду? Какой помощи?
   - Мне нужна колдунья. Талантливая, молодая и красивая. Михаил посоветовал обратиться к тебе. Ты сменила фамилию...я не ожидал, что это окажется моя дочь, но не вижу причин отказываться от первоначального плана.
   Я почувствовала, как слезы подкатывают к глазам, и ярость выходит наружу.
   - А я вижу! Причина - то, что ты держал меня в подвале несколько лет! Причина - то, что ты хотел меня использовать для своего ритуала! Причина - то, что ты как крыса сидел в своей службе и не давал о себе знать столько лет! Причина - то, что ты решил меня запугать. Причина - то, что ты сейчас сидишь и ухмыляешься так, словно ездил в командировку на пару недель. Этого мало? Может, еще парочку назвать?!
   - Ты имеешь право злиться, - спокойно кивнул отец. - Но неужели тебе не хочется помочь выяснить, что же случилось с этими мальчиками? Следующим может быть твой студент. Твой друг.
   - Мне хочется дать тебе в морду. Я выросла, папа. Я могу за себя постоять.
   - Ты не веришь в то, что люди меняются?
   - Такие как ты? - рассмеялась я. Получился истеричный хохот.
   - Я, правда, изменился, Веста. Теперь у меня другие цели, способы и возможности.
   - Те же яйца, только в профиль. Теперь ты действуешь с разрешения короля. Не мне тебе объяснять, что сила твоя все той же природы. Что ты та же сволочь, какой был. И что ты ничего, слышишь, ничего хорошего не можешь принести в мою жизнь!
   - Ты права, - согласился отец. - Монстр-убийца - ничего хорошего. Но все же я надеюсь на твою помощь.
   - Поразительная самоуверенность. Единственное, на что ты можешь надеяться - взрывающее заклятье. Я даже одним воздухом с тобой дышать не хочу. А ты, - я повернулась к Михаилу, который до этого молча слушал нашу перепалку, - за это ответишь!
   С чувством хлопнув дверью, я вылетела в коридор и там расплакалась. Значит, Риорскому было мало напугать меня ночным визитом, он еще и пригласил этого ублюдка на встречу со мной! Что ж, это действительно был мой отец. Единственный ненавистный мне человек во всем мире.
   Я не помню, как добралась до своей комнаты. Просто упала на кровать, обняла жалобно заурчавшего Миху и уснула, не в силах больше думать обо всем этом. Снились мне какие-то ужасы: монстры с человеческими головами и львиными туловищами, мерзкие склизкие существа, напоминающие младенцев, окровавленные трупы и красивая девушка с ярко-красными губами. Она медленно подходила ко мне и что-то говорила, ласково улыбаясь. Что-то теплое коснулось моей ноги. Я вскрикнула и проснулась.
   - Прости, не хотел тебя пугать.
   - Серьезно? - я отодвинулась от отца. - Не смей больше подходить ко мне. Иначе в следующий раз это будет не вилка. Топор.
   - Хорошо, - согласился отец. - Веста, я должен тебе сказать... Я не во всем был прав. Даже во многом. Я обращался с тобой...ужасно. И я действительно сожалею.
   - О том, что не следил за мной лучше?
   От моего напряженного голоса Миха проснулся, сонно осмотрелся и зарычал.
   - Твой? - усмехнулся отец. - Нет, Веста. Сожалею о том, что не был для тебя отцом. Ты не сможешь понять, почему я так поступал. А я не смогу объяснить. Но я действительно хотел бы, чтобы все было по-другому. Чтобы не было этих лет.
   - Верится слабо. Ты все сказал? Это моя комната.
   Дверь за отцом закрылась.

***

   За завтраком я чувствовала внимательный взгляд отца, который сидел рядом с Михаилом и неспешно потягивал вино. Прямо как в моем детстве. Разве что не хватает мамы, вечно что-то читающей или ругающейся на прислугу. Михаил внимательно слушал отца, периодически бросая на меня какие-то странные взгляды. Мне показалось, или он обо мне беспокоится? В любом случае вчера ночью я поразмыслила и пришла к выводу, что мне просто нужно это пережить. В конце концов, он здесь не постоянно. Найдет своего маньяка - и обратно. В столицу.
   Задрав нос, я прошла мимо ректора. У меня впереди одна пара - с первым курсом. Оставшееся время я планировала посвятить себе любимой. Не тут-то было.
   Студенты с шумом и смехом рассаживались, я доставала из шкафа проверенные домашние задания, Миха по традиции спал под столом. За окном шел неизменный дождь, окно было открыто и при каждом порыве ветра громко звенело стекло. Поприветствовав студентов, я села.
   - Итак, дамы и господа, я проверила ваши работы. Не скажу, что была в полнейшем восторге, однако парочку неплохих моментов я отметила. Лира, не путай солодку с солодом. Первая используется в любовных зельях, второй - для изготовления пива. Вадим, сиреневые кактусы не используются для зелья от прыщей, они вообще не существуют. Пит, молодец, у тебя одного отличная оценка.
   Мальчик радостно и немного смущенно улыбнулся.
   - Что ж, пока мы не начали занятие, я хочу вам сказать...
   Двери аудитории распахнулись, и вошел мой отец. Он счастливо оглядел класс, будто бы всю жизнь мечтал встретиться именно с этими студентами.
   - Простите? - я настороженно прищурилась. Что он делает на моей паре?
   - Миледи Волверин, - кивнул он мне. - Довожу до вашего сведения, что мне необходимо присутствовать на вашем занятии. В связи с расследованием, которое я провожу.
   - Одну минуту, - сказала я студентам.
   Я схватила отца за руку и выволокла отца в коридор.
   - Ты что, с ума сошел?
   - Прости, Веста, но я должен присутствовать. Это необходимо.
   - Для чего?! Какое отношение к расследованию имеют мои студенты?
   - Возможно, никакого. Но если бы ты вчера осталась, то узнала бы, что обе жертвы контактировали с твоими студентами. Первый, курьер, привозил принцессе Элен ее покупки из магазина. Второй конфликтовал с одним парнем их твоей группы. Пока что это единственная связь между убитыми.
   - Ясно. И ты решил, что убийца - кто-то из них. Не скажи Михаилу, он за принцессу с тебя шкуру сдерет.
   Отец неожиданно поднял руку и прикоснулся к ссадине, которую я получила после второго нападения.
   - Кто это сделал?
   - Поразительная актерская игра, - скривилась я. - Идем, у меня пара. Я не собираюсь тратить кучу времени на разговоры с тобой.
   Мы вернулись в класс.
   - Студенты, это господин Рейбэк. Он из Королевской Службы Безопасности. Будет присутствовать на занятии. Прошу не волноваться, это не повод строить из себя гениев мирового масштаба и поражать всех недюжинными способностями.
   Отец слегка склонил голову в знак приветствия и ухмыльнулся. Я закатила глаза.
   - Здравствуй, Вадим.
   - Доброе утро, господин Рейбэк, - весело откликнулся Вадим.
   - Вы знакомы? - удивилась я.
   - Я преподавал у него в столице, - отец самым что ни на есть наглым образом уселся за мой стол.
   - Вернемся к нашим делам, - я снова обратилась к студентам. - Как вы знаете, в октябре, сразу же после Осеннего Бала я и четыре лучших студента едут на практику. Сейчас я сообщу эти имена, а также место прохождения практики. Лучшими студентами признаны: Вадим Торониос, младшая принцесса Королевского Дома Элен Третья, Коринна Хоф и водяная дриада Лира.
   Вадим поднял руку.
   - Миледи Волверин, я не могу поехать.
   - После пары останешься и объяснишь причину.
   Рука Коринны взметнулась вверх.
   - Я тоже не могу поехать, я пишу доклад для госпожи Торн и весенней конференции. Я должна поехать на практику с ней.
   - Что ж, следующими в списке после Вадима и Коринны идут Адам и Питер. И окончательный состав группы: Элен, Лира, Пит и Адам. Вопросы по составу есть? Нет, отлично. Теперь по месту практики.
   Сзади раздался утробный рык, грохот упавшего стола и отборная ругань отца. Он решил было вытянуть ноги, однако не знал о сонно притаившемся под столом Михе. Тот, возмущенный таким вероломством, опрокинул стол и куснул отца за ногу. Я захохотала в унисон со студентами. Отец, кажется, смутился.
   - Местом практики госпожи Торн станет деревня Междуозерная. Там проблемы с урожаем и качеством воды. А еще отличные возможности для исследования магических свойств трав. Что касается моей группы, то она едет в Вир Тонг.
   Я помолчала, наслаждаясь эффектом, который произвели мои слова. Вир Тонг - легендарный плавучий город. Это должно было понравиться студентам.
   Город находился на севере, рядом с островом Тонг. Слово "вир" на старом языке означало "плавающий", "тонг" - "море". Плавающий в море. Это название городу соответствовало. Пять каменных сооружений, соединенных шаткими переходами. Пять округов со множеством помещений, канализационных лабиринтов, балконов и прочих мест, куда еще не лазил нос любопытного студента.
   - А что мы там будем делать? - глаза Лиры счастливо горели. Как-то водянка призналась мне, что никогда не была нигде, кроме нашего городка.
   - Там вы пройдете несколько видов практики, - ответила я. - Подробнее расскажу на месте. Обещаю постараться найти вам что-нибудь интересное. А теперь записывайте: чертополох. Наша тема занятия. Использование, свойства.
   Студенты зашелестели перьями, а я взяла себе стул и села у окна, посмотрев на внутренний двор сквозь такую привычную стену дождя. За последние дни она мне почти полюбилась.
   - У людей, не обладающих магией, чертополох считается сорняком. Однако, в умелых руках зельеваров такое растение приобретает неожиданные свойства. Так, чертополох называют "растущей страстью" из-за его применения в приворотном зелье. Чрезмерная его концентрация в любовном напитке приводит к поистине неожиданным последствиям. Однако чертополох придает отношениям некую энергию. Если вы, конечно, приемлете отношения, построенные на любовном зелье. Напоминаю, что использование таких зелий в нашем университете запрещено.
   Целители это растение используют в ряде лекарственных зелий, в основном как тонизирующий компонент. Также чертополох встречается в некоторых ритуалах вызова или уничтожения нечисти.
   В некромантии, - я запнулась, невольно бросив взгляд на отца, - чертополох используется редко. Дополнительную информацию по этому вопросу можете прочитать в библиотеке, я же останавливаться на этом не стану.
   Моя речь была прервана отцом, подошедшим ко мне.
   - Веста, - тихо сказал он. - Можешь дать им задание, чтобы они использовали свою силу?
   - С чертополохом? - я мысленно покрутила пальцем у виска. - И что они с ним, по-твоему, будут делать? Венок плести с помощью телекинеза?
   - Да что угодно, мне просто нужно посмотреть на их способности. Придумай что-нибудь.
   - Ну смотри. Врать я им не стану.
   Я повернулась к студентам.
   - Так, господа, наш гость требует зрелищ. Хлеба ему, очевидно, дали в столовой. Сейчас все дружно чего-нибудь наколдовали. Только попрошу без экстремальных экспериментов.
   Студенты недоуменно переглянулись и непонимающе на меня уставились.
   - Шевелитесь, господа. В темпе колданули и вернулись к чертополоху.
   Как я и предполагала, начался хаос. Студенты рьяно кинулись выполнять мое задание. Кто-то поднял парту в воздух и учебники с грохотом повалились на пол, напугав вновь уснувшего Миху. Кто-то поднял мини-ураган из канцелярских принадлежностей. Лира наколдовала небольшой фонтан и вернулась к чтению учебника.
   Отец смотрел на все это безобразие, о чем-то задумавшись. Он, прищурившись, переводил взгляд с одного студента на другого минут пять, а потом повернулся ко мне:
   - Спасибо, Веста.
   - Заканчиваем фестиваль, - скомандовала я студентам.
   Как и оказалось, большинство из них были абсолютно не в состоянии убрать последствия своего колдовства. Так что еще минут десять я носилась по классу и разбиралась со всем, что успели натворить студенты.
   - Нашел, что искал? - спросила я отца, когда закончила приводить в порядок аудиторию и дала студентам задание.
   - Кажется, нашел, - кивнул он. - Что ты можешь сказать о Вадиме?
   - О Вадиме? - удивилась я. - Обычный парень. То есть он, конечно, сильный маг, но чтобы убийство...Нет, он на такое не способен.
   - Правда? - усмехнулся отец. - А ты уверена, что все знаешь о нем?
   - То есть?
   - Тебе ведь известно о его романе с Элен, так?
   - Может быть. Как это связано с твоим расследованием?
   - То есть ты считаешь, что Вадим уехал из столицы ради принцессы? И что король - ах какой суровый отец - запретил этим двоим встречаться, потому что он из простой семьи?
   - О чем ты? - я по-прежнему ничего не понимала.
   - О том, милая, что если бы в вашей глуши просто убивали парней, я бы даже пальцем не пошевелил, чтобы вам помочь. Разбирались бы местными силами. Другое дело, если убийства следуют за принцессой и вероятная их причина - влюбленный в нее некромант. Михаил говорил, ты с Элен достаточно дружна. Может, ты заметила, что наша малышка куда более чем легкомысленна.
   - Убийства из ревности? - рассмеялась я. - Бред. Вадим не производит впечатления психа.
   - Зато обладает достаточным могуществом. Поверь мне, Веста. Такая сила сводит с ума и заставляет делать ужасные вещи.
   - Все равно это выглядит странно. Сомневаюсь, что Вадим может пойти на такое. К тому же он отказался от практики. Есть идеи, почему?
   - Ректор заставил? Этот изверг кого хочешь доведет до состояния истерики.
   - Что у вас с ним?
   - Я не давала тебе права думать, что собираюсь обсуждать свои личные проблемы. Что ты будешь делать? Арестуешь Вадима?
   - Пока нет. Это лишь догадки. Но его арест - вопрос времени. А вам я советую скорее отправиться на практику. Ради безопасности принцессы.
   - Знаешь, вы все повернуты на ее безопасности настолько, что девчонка не знает, куда от нее деваться.
   Прозвенел звонок и студенты, радостно загалдев, начали собирать вещи. Миха, только-только удобно устроившийся в уголке, недовольно заурчал. Отец проводил взглядом последнюю группу студентов и повернулся ко мне:
   - Могу я пригласить тебя на обед?
   - Нет.
   - Почему?
   - Не знаю, - хмыкнула я. - Может, потому что ты меня раздражаешь. Может, потому что я не хочу есть. Выбери вариант, который тебе больше нравится.

***

   Едва стемнело, я направилась в город. Мне хотелось проследить за Адрианой и выяснить, причастна ли она к странным событиям, происходящим вокруг. Тетка Лиры явственно почувствовала около меня ауру ментального мага, а значит, эта дриада вполне могла по поручению Михаила устраивать спектакли. Не покидала меня мысль, что Адриана также могла быть причастна к убийствам. В виновность Вадима верилось слабо. Конечно, предположение, будто Михаил подставляет Вадима, чтобы развести его с принцессой, достаточно абсурдно. Но чем демон не шутит, стоит попытаться что-то выяснить.
   Городок оживал, народ постепенно выходил на улицы, предаваясь развлечениям. Открывались таверны, танцплощадки, зажигались огоньки в парках и скверах. На меня никто не обращал внимания, и это меня радовало. До клуба я дошла быстро, а внутрь заходить побоялась. Негоже, чтоб меня Адриана видела. Я решила за ней тайно проследить. Для этой благой цели я спряталась в ближайших кустах. На мягкой траве сидеть было относительно удобно, а вот слушать разговоры парочек, бродящих неподалеку, не очень. От их разговоров у меня краснели уши, а иной раз и сворачивались. Ну и местечко! Меня в этот район даже в бурном студенчестве не заносило!
   Адриана вышла из клуба в полночь. Довольно странно для сотрудницы заведения покидать вверенную территорию в разгар работы. То, как она нервно оглядывалась, выдало ее с головой: она что-то скрывала. Вот только что: причастность к нападениям или тайного любовника, которого начальница не одобряет?
   Наложив на себя заклятье хамелеона, я двинулась за дриадой. Та, конечно, легко могла раскусить мой трюк, потому я держалась поодаль. Мы шли довольно долго, постепенно закончилась череда домов, и начался густой лес. Поскольку было темно, я ступала осторожно: не наступить бы на сухую ветку, да не выдать своего присутствия. Нет, ну зачем дриаде в разгар рабочей ночи покидать клуб и тащиться в лес?
   Адриана будто чувствовала, что кто-то следит за ней. Она намеренно петляла, часто останавливалась, резко сворачивала и вообще вела себя крайне странно. За час такой гонки я окончательно умоталась, силы на поддержание заклятья еле-еле находила. Наконец дриада остановилась, вздохнула и что-то достала из кармана плаща.
   - Иди сюда, мой маленький, - нежно пропела она.
   Из чащи послышались какие-то странные звуки, не то чавкание, не то фырканье. И тут же перед моим взором предстал... метровый огненный дракон, который весьма неласково смотрел на умильно улыбающуюся Адриану.
   - Тихо, маленький, я тебе покушать принесла, - бормотала дриада, разворачивая сверток. - Ты уж прости, что так мало, что смогла, то унесла.
   Похоже, девица не замечала хищного взгляда, которым ее наградил дракон. Она что, дура?! Не понимает, как опасно держать огненного дракона?! Это же самые опасные драконы на свете. Они мало того, что сами по себе смертоносны: ядовитые клыки, огненное дыхание, шипы по всему туловищу, острые и прочные рога, так еще и обладают недюжинным умом. Опасные хищники, не считающиеся с людьми. Их запрещено разводить, лишь несколько штук работают на перевозках, да в армии короля парочку таких видали. Интересно, где Адриана взяла этого дракона?
   Я с ужасом, чувствуя, как волосы встают дыбом, наблюдала за Адрианой. Та безмятежно насвистывала что-то и разворачивала сверток.
   Я первой заметила, что дракон изготовился к прыжку, и бросилась вперед.
   - Осторожно! - крикнула я, сбивая Адриану с ног.
   Струя пламени ударила в место, где мы были несколько секунд назад.
   Растерянная Адриана озиралась и переводила взгляд то на меня, то на дракона.
   - Быстрей!
   Я схватила дриаду за руку и потащила за дерево. Дракон взревел, от ярости встав на задние лапы.
   - Что происходит? - жалобно пропищала Адриана, дрожа всем телом.
   - Ты что, не в курсе? - злобно прошипела я. - Какого черта ты его кормишь? Это же дракон!
   - Я...я...я, - лепетала дриада, - не кормлю его. Как я здесь оказалась?
   Вот тебе и новость! По взгляду видно, что не врет.
   Тем временем дракон вновь приготовился нападать.
   Я вскинула руку, наплевав на заклятье хамелеона, и дракона опутали корни деревьев. Они так крепко прижали его к земле, что тот только слабо трепыхал крыльями. Мое счастье, что дракон был маленький, иначе моих сил бы не хватило.
   - Он тебя не обжег? - спросила я Адриану.
   - Нет, - та помотала головой. - Что происходит? Что это за место?
   - Не знаю, - вздохнула я. - Я следила за тобой от самого клуба. Ты так уверенно сюда шла... Мне и в голову не пришло, что ты находишься под контролем.
   - Под контролем? - нахмурилась дриада. - Что это значит?
   - Одна из способностей ментальных магов, - пояснила я. - Они могут заставить любого делать то, что им нужно. К счастью, ты вовремя вышла из под контроля, иначе твой мозг был бы поврежден навсегда.
   - Но кто мог такое сделать? И зачем? - Адриана выглядела потрясенной.
   - Не знаю.
   - А что мы будем делать с ним? - она кивнула на дракона, который исчерпал запас магии и теперь слабо пускал струйки черного дыма.
   - Я уже вызвала нужного человека. Не бойся, Королевская Служба Безопасности разберется. Для чего-то же они там сидят.
   Адриана при этих словах как-то странно побледнела и закусила губу.
   Спустя пару минут поляна наполнилась голосами, вспышками магии и возмущенным рычанием дракона, которого упаковывали в непробиваемый ящик.
   Адриану увел отец, не воодушевившийся моей теорией насчет ментального мага. По его мнению, дриада лжет, пытаясь уйти от ответственности. Легче всего свалить все на неизвестного мага и выйти сухой из воды. И я бы с ним согласилась, если б не помнила последствия ментального удара. В глазах дриады я прочла все чувства, которые переполняли меня в тот день. Нет, она не лгала. Кто-то намеренно заставил ее совершить преступление. Значит, я оказалась неправа? И Адриана не работала на Михаила? Тогда придется начинать все с начала.
   О Боги, с приездом Элен все пошло кувырком!
   - А его ты себе взять не хочешь? - ехидный голос Михаила прервал мои размышления.
   - Что? - не поняла я.
   - Ну медведя же ты себе оставила. Оставь и дракона, они отлично поладят.
   - Ой, отстань, а? - скривилась я. - И без твоих шуточек плохо.
   - Волверин, как ты оказалась в темном лесу наедине с драконом и дриадой...легкого поведения?
   - Ну, - замялась я. - Адриана себя странно вела, я решила за ней проследить. На всякий случай.
   - Объяснение, как всегда, логично, - скептически хмыкнул ректор. - А что ты вообще забыла в этом клубе?
   - С Элеонорой поговорить хотела. Она знает, кто организовывал нападения на меня.
   Я взглянула Михаилу в глаза, надеясь увидеть реакцию на мое сообщение. Нет, ничего особенного. Либо он гениальный актер, либо действительно не причем. Прежде чем он ответил мне, подошел отец:
   - Ну что, коллеги. Вот девочка и раскололась. Ее хозяин велел прийти сюда, она не знала о драконе. А еще завтра она должна быть в заброшенном музее в полдень. Угадайте, что мы делаем завтра?
   Кажется, у моих студентов завтра отменят пару... А я вляпаюсь еще в одну историю.
   5 глава. Замок ледяных фигур
  
   - Нет, Миха, тебе со мной нельзя, - укоризненно покачала я головой.
   Медвежонок недовольно зарычал и выпустил из носа струйку пара.
   - Не злись, радость моя. Вечером с тобой в лес пойдем, побегаешь вволю, кого-нибудь словишь, по деревьям попрыгаешь.
   Полный радости взгляд возвестил о том, что я прощена и отпущена на неведомую сходку, включающую ректора, отца и дриаду.
   В то, что Адриана сказала отцу правду, я верила так же, как и в хорошие намерения Михаила. Видела я глаза этой девицы, когда она с драконом общалась. Ментальный контроль ни с чем не спутаю, сама испытывала, да и изучала. Но с какой целью тогда Адриана сказала о музее? Ловушка? Мог ли убийца поступить так нагло и рискованно, напав на правую руку короля и сотрудника его охраны? Нет, если убийца не идиот, то он не станет устраивать засаду. Хотя, если это наш ректор, ему ничего не стоит пришить нас во время этой встречи, а потом сказать, мол, так и было. Вот только меня постоянно гложет один вопрос: зачем ему все это надо?
   Взглянув в окно, я обнаружила нетерпеливо притоптывающего Михаила: на улице было, очевидно, прохладно. Моросящий дождь вновь зарядил с самого утра, не давая студентам вдоволь отдохнуть на природе. А потому здание университета сегодня было как никогда оживленным. Повсюду болтались студенты, которые что-то учили, ели, читали, обсуждали, целовались в углах, ругались, дрались, гонялись за несчастными университетскими питомцами, ломали мебель, неумело колдовали, в общем, создавали известную долю беспорядка, который никогда не покинет избравшего должность преподавателя.
   Пока я, завязывая на ходу тесьму пальто, шла к выходу, успела предотвратить две драки и разобраться с последствием неудачного колдовства. Один студент поссорился со своей девушкой, и та попыталась было превратить его в крысу, но почему-то получился гигантский енот, который недоуменно взирал на смеющуюся толпу зевак. И ладно бы, если б дело тем кончилось, но бывают в жизни неудачные дни и у парня был, видимо, именно такой. Подруга несчастной колдуньи была Охотницей, да не простой, а с сильно развитым чувством сострадания. Теперь несчастный енот грустно взирал на мир одним глазом, потому как второй полностью скрылся под опухшим веком, пострадавшим в результате меткого удара ногой. Охотницу и ее подружку я отчитала и отправила дежурить в столовую, а вот с енотом все прошло не так гладко. Колдовство заклинило и теперь студенту пришлось отправиться в свою комнату: ждать, когда само развеется. Под дружный хохот товарищей енот, опустив голову, побрел прочь а я пулей вылетела из университета и направилась к стоящим неподалеку ректору и отцу.
   - Ты что там делала так долго? - тут же накинулся на меня Михаил.
   - Разбиралась с вверенными тебе студентами. Они у тебя зоопарк устроили, а ты не в курсе. Это как понимать?
   - Что там стряслось опять? - устало спросил ректор.
   - Теперь в нашем университете учится енот.
   Отец расхохотался и похлопал ректора по плечу.
   - Волверин, опять твое колдовство? - спросил ректор и подозрительно на меня поглядел.
   Обидевшись, я отвернулась. Вот так всегда, сделаешь доброе дело, а тебе плюют в душу. И убила бы эта Охотница енота, никто б не вспомнил, а тут на тебе! Я же виновата.
   - А что я такого сделал? - донесся до меня возмущенный шепот ректора.
   Папочка пытался втереться ко мне в доверие путем разыгрывания сценки "Заботливый отец и нахальный ухажер дочери". Впрочем, это он зря. Прощать его я не была намерена. Разберемся с этим убийцей - и прощай Рейбэк, вали в свою столицу, пугай нечисть. А я уж здесь как-нибудь, благо ни деньгами, ни кровом не обижена.
   Адриану мы встретили на половине дороги, что вела в город. Дриада выглядела полной противоположностью той эффектной красотки, что я встретила в клубе. Под глазами залегли темные круги, волосы были уложены как попало, да и одета она была в поношенный серый плащ, отнюдь не выглядевший роскошным подарком щедрого любовника. Лишь взглянув на дриаду я окончательно утвердилась во мнении, что вчера Адриана находилась под контролем и сегодня встала с жуткой головной болью. Тогда куда она нас ведет?
   В следующую секунду я едва не хлопнула себя по лбу. Ну и дурочка я! Так разволновалась со всеми этими происшествиями, что совсем забыла про оружие. Обычно я всегда брала его с собой, но не далее как перед походом в клуб выложила: с оружием в местные развлекательные заведения вроде таверн и клубов нас не пускали. Приказ короля, извольте выполнять. Вот и выполнила. Не возвращаться же теперь. Остается надеяться, что Рейбэк и ректор достаточно вооружены. Вряд ли в музее будут герани, которых я смогу напустить на обидчика.
   - О чем задумалась, вишенка? - о да, Михаил придумал мне новое прозвище.
   Демон, да он гениален!
   - Прикидываю, в каком сиропе тебя лучше подавать.
   - Мне нравится персиковый.
   - А я бы в собственном соку приготовила, - да уж, настроение ниже плинтуса.
   - Веста, - вдруг подал голос отец, - ты уверена, что хочешь с нами? Мы и сами справимся.
   - Нет уж, втянули меня в это, теперь терпите, - сказала я.
   Адриана фыркнула и покосилась на меня. Почему-то эта дриада меня не любила. Связано то было с посещениями ее заведения Михаила или просто с природной вредностью, я выяснять не стала. Не любит и пусть. Не замуж же я за нее пойду.
   Мы шли недолго, благо народу было мало. Я поплотнее закуталась в пальто: пробирающий до костей холодный ветер налетел внезапно и не оставил мне шансов на хорошее настроение. Если и было в этом дне что-то хорошее, то оно явно притаилось где-то в ожидании.
   Музей у нас был заброшен. Когда-то, еще до моего рождения, его построили на деньги из королевской казны, дабы запечатлеть славную историю нашего городка и университета. Построить-то построили, но, памятуя о славной традиции не заканчивать то, что начали, музей так и не открыли. Причина была банальной: некому там было работать. Уж не знаю, чем думали помощники короля, когда давали распоряжение построить музей именно в нашем районе, но явно не головой. Поскольку не только работников не было, но и посетителей найти представлялось проблематичным.
   Поэтому высокое каменное здание в два этажа стояло заброшенным посреди центральной части городка. Вход в него был заколочен, а окна прикрыты ставнями, но ходили слухи, что кое-кто уже давно облюбовал это место в качестве ночлежки. Кто это был, мы и собирались выяснить.
   Большие ворота были заперты крепко. По крайней мере, методом банального удара их открыть не удалось. Адриана нервно переминалась с ноги на ногу, пока Михаил и отец вдвоем снимали замок. Волнение дриады передалось и мне.
   - Есть, - радостно оповестил всех отец.
   Я, принюхиваясь, заглянула в темное помещение. Запах пыли, гнилого дерева и дождя ударил мне в лицо. Почти ничего не было видно, только какие-то доски валялись прямо у входа, да ржавый нож сверху.
   - Где именно? - отец повернулся к Адриане и в его голосе прозвенел металл.
   - Второй этаж, - еле слышно ответила дриада, сжавшись в комок.
   - Постойте, - я закусила губу.
   - Что еще? - в голосе Михаила прозвучало раздражение, но я не обратила внимания.
   - Вы вообще уверены, что там что-то есть? Мне кажется, она водит нас за нос. Сами подумайте: замок закрыт, одна она бы его не открыла. По-моему, мы поступаем как туповатые герои книг про драконов, которые входят в пещеру зная, что там есть дракон, но надеясь на обратное.
   - Я не вру! - Адриана сверкнула глазами. - Мне нечего скрывать, я простая дриада, я не могла не подчиниться, он угрожал мне!
   - И ты не знаешь кто?
   - Он был в плаще и изменял свой голос!
   - Волверин, отстань от нее, она жертва, а не преступник.
   - Защищаешь любовницу? - рассмеялась я. - А то, что она метаморф, тебя не смутило?
   - Она метаморф? - перебил начавшего было отвечать Михаила, отец. - Почему ты не сказала об этом?!
   - Я боялась, - Адриана начала плакать.
   - Да ладно, прекрати паясничать, - взорвалась я.
   - Волверин, последний раз предупреждаю, закрой рот! - рявкнул Михаил.
   - С чего это? Мы не на работе, господин правая-половинка-задницы-короля.
   - Ах ты дрянь, я научу тебя почтению!
   - Заткнитесь оба! - отец, не выдержав, стал между нами и тем самым удержал от хорошей драки. - Либо мы все делаем сообща, либо вы пойдете под Королевский Суд. Ругаетесь как два гнома. Я веду расследование, и я туда пойду. Хотите - пойдете со мной. Нет - справлюсь сам. Но идиоты, готовые перегрызть друг другу глотки, мне не нужны. Оставьте свои склоки в университете.
   Я молча отвернулась от Михаила. Хотелось врезать ему по наглой морде, но это было чревато. Я уже знала, на что способен наш ректор.
   - Так вы прекратили ругаться? - осведомился отец. - Чудно. Идемте.
   Мы осторожно направились внутрь.
   Наши шаги гулко отдавались в пустом помещении. Отец зажег несколько светящихся шаров, и я смогла разглядеть помещение. Высокие потолки с росписью, наверное, сами представляли собой произведения искусства. Прекрасные картины из истории нашего мира были прописаны с удивительной точностью, будто художником была сама история. На эти картины можно было смотреть бесконечно, если бы они не были такими пыльными. Кое-где краска выцвела, хотя солнечного света здесь отродясь не водилось, а кое-где отвалилась от стен. Очевидно, виной тому была высокая влажность, что устанавливалась в музее во время продолжительных ливней.
   Поскольку музей никогда не работал, здесь не было остатков былой жизни, что так присущи покинутым зданиям. Но все-таки когда я медленно шла по деревянному прогнившему полу и слушала эхо голосов Михаила и отца, мне казалось, будто бы я нарушаю негласный закон, не позволявший путникам забредать сюда.
   Двери со скрипом закрылись. Очевидно, чтобы не привлекать лишнего внимания, это сделал отец. Я прошла вперед к большой винтовой лестнице, что вела на второй этаж. Ступени некогда были белыми, но время сделало свое дело. Повсюду валялись мелкие кости, что наводило меня на мысль о крысах. Вот только откуда бы им взяться здесь?
   - Рейбэк, - голос Михаила разорвал установившуюся тишину. - Какого черта дверь заперта?
   - Что? - удивился отец. - Я не запирал.
   Я повернулась к мужчинам и все моментально поняла.
   - Идиоты, - констатировала я. - Где эта дрянь болотная?
   Адрианы с нами не было.
   - Она шла последней, - с яростью сказал отец. - Значит, заперла нас здесь?
   - Я не стану говорить, что предупреждала.
   И как я могла забыть оружие? Чувствовала ведь!
   - Не поддается.
   Михаил и отец перепробовали все. Дверь была заперта магией, никакой замок не выдержал бы таких усилий. А так как магия нам была неизвестна, нейтрализовать ее мы не могли.
   - Отлично. Поймаю эту тварь, устрою веселую жизнь, - пообещал отец.
   А у меня от этой фразы волосы дыбом встали. Уж я-то знала, на что способен этот человек. И пусть я не любила Адриану, мне было жаль ее. Уйти уже не сможет, да и умереть так просто ей не дадут. По взгляду отца я поняла, что он с легкостью и это прочел по моему выражению лица. Он отвел глаза.
   - Что будем делать? - поинтересовалась я.
   - Думать.
   Очень хотелось съязвить, но, решив, что в данной ситуации это ничего не даст, а только разозлит ректора, я решила поостеречься.
   - Где-то здесь должен быть выход, - наконец изрек ректор.
   - Да ладно?! - наигранно удивилась я.
   - Хватит, я сказал! - вновь рявкнул на нас отец. - Веста, не дразни его.
   - Прямо как будто мы дети, - пробормотала я.
   По взгляду отца было ясно, что он отлично слышал мою последнюю фразу. Но, к счастью, промолчал.
   Единственным возможным выходом была лестница: на первом этаже дверей не виднелось. Я решительно направилась наверх.
   - Ты куда?
   - Наверх, если выход и есть, то только через второй этаж. В крайнем случае, сломаем доски на окнах и слевитируем.
   - Сдается мне, окна тоже защищены, - мрачно сказал Михаил. - Лучше не разделяться, идемте вместе.
   Я пожала плечами и вновь двинулась вперед, осторожно ступая. Не хотелось провалиться, ведь доски совсем прогнили.
   Магический шар по-прежнему освещал наш путь.
   - Михаил, - раздался голос отца, - будь готов. Если это ловушка, твоя сила может скоро понадобиться. Веста, детка, ты бы пошла между нами, все-таки ты дама.
   - О да, я дама. И как только я встречу Адриану, я совсем не по-дамски испорчу ей прическу. Да так, что какое бы обличье эта кикимора не приняла, все равно рожа кривая будет!
   - В чем-то я с тобой согласен, - хмыкнул Рейбэк. - И должен признаться, ты была права. Дриада обвела меня вокруг пальца. Чертовски хорошая актриса.
   - Смотри, не влюбись.
   - Не могу, я верен жене.
   - Жене?! - я остановилась, как вкопанная. - Ты женат?!
   - Да, - отец пожал плечами и подтолкнул меня вперед.
   - И кто...
   Я не успела закончить вопрос, как свет внезапно погас. Исчез магический шар, исчезли полоски дневного света, пробивавшегося сквозь зазоры в досках. Лестница, да и все помещение музея, погрузились в непроглядную тьму.
   - Отлично, - вздохнула я. - Теперь мы еще и ничерта не видим. Я близка к панике.
   Ответом мне было молчание. Я даже не слышала дыхания мужчин.
   - Ребята, вы здесь? Рейбэк? Михаил? Михасик, ты где? Вернись, я все прощу!
   На такую наглость ректор среагировал бы обязательно.
   С моей руки сорвался огненный шар, но тут же погас. Нет, я, конечно, всегда знала, что с бытовой магией у меня проблемы, но не настолько. Светильник сделать всегда могла. Что вообще здесь происходит?
   Осторожно я продолжила подниматься, крепко держась за перила. Посторонних звуков не слышалось, впрочем, как и посторонних предметов не наблюдалось. А точнее, не наблюдалось вообще ничего.
   Лестница кончилась, а я стала соображать, что делать дальше. Двигаться вслепую было попросту опасно. Стоять на месте бесперспективно. Неизвестно, сколько продлится эта темнота и что вообще происходит. Не могу же я торчать здесь вечно? Да уж, положение более чем безвыходное.
   Вдруг яркий свет ослепил меня, все помещение озарилось неестественным голубоватым светом. Повеяло холодом. Едва глаза привыкли к освещению, я осмотрелась.
   Удивительно, как за несколько минут из заброшенного здания музей преобразился в... нечто странное. Нет, он по-прежнему был обветшалым и грязным, но голубое сияние ему придавали крупные скульптуры, сделанные, очевидно, из какого-то магического льда. Женщины, мужчины, животные, волшебные существа, какие-то сцены из истории. Скульптурами был уставлен весь вестибюль, они расположились под потолком, паря над лестничным пролетом, на перилах. Огромная ледяная люстра освещала центр холла. Яркий свет падал прямо на прозрачный саркофаг, в котором отчаянно билась в попытке освободиться Адриана.
   Пулей я слетела с лестницы и подскочила к заключенной в лед дриаде. Та выглядела напуганной и все никак не могла освободиться. Потрогав стенки, и я убедилась, что это не просто: лед был нестерпимо холодным и абсолютно не таял от тепла моих пальцев. Я даже побоялась представить, каково несчастной Адриане, которая всем телом чувствует этот пронизывающий холод. А та со слезами на глазах била кулаками лед и что-то кричала. Естественно, до меня не доносилось ни звука.
   - Когда она застынет, то станет очень красивой, - раздался мягкий бархатистый голос.
   Я резко обернулась. Посреди зала стояла фигура в плаще. Несомненно, это была женщина. Значит, Адриана не врала? И вовсе не она заперла нас в этом здании?
   - Кто ты? - задать вопрос у меня получилось испуганнее, чем хотелось.
   - Какая разница? - из под капюшона послышался смешок. - Тебе это не поможет, Веста.
   - Ты меня знаешь. Интересно.
   - Знаю. Знаю и то, что твой папаша и этот идиот тебя не найдут. И то, что ты безоружна.
   - Ну, у меня все еще остался мой мозг, - флегматично пожала плечами я.
   - Хорохоришься, - голос незнакомки звучал зловеще. - Твое право. Думаешь, легче будет умирать?
   - И зачем мне умирать? Я бы пожила еще. Кто ты такая? И почему меня пытаются убить? Я ведь никому не сделала ничего. Если только ты не обидевшаяся студентка. С ними я весьма сурова, что есть, то есть.
   - Прекрати болтать. Лучше посмотри на мои творения, оцени. Красивы, правда? Больше всего проблем было вот с этой.
   Незнакомка махнула рукой в сторону фигуры полной красивой девушки, которая стояла на коленях, задрав лицо вверх.
   Только сейчас я поняла, что из себя представляют эти фигуры и что ждет нас с Адрианой. Это были живые люди. Замороженные, превращенные в ледяные изваяния.
   - Тебе не удастся запихнуть меня в этот гроб, - если бы я была уверена в своих словах...
   - Посмотрим, - усмехнулась женщина, сделав взмах рукой.
   Я едва увернулась от ледяной молнии. Никогда не видела такой магии! Спасаясь от града ударов, я укрылась за статуей рыцаря и та разлетелась на куски.
   Ледяные молнии все сыпались, а я не могла ответить даже банальным файерболом: все моя магия оказалась заблокирована. Думай, Веста! Думай, тупая твоя голова! Почему магия не работает? Почему рядом нет отца и Михаила? Другое измерение? Вряд ли, слишком трудоемко. Магический карман? Более вероятно, да и силы у этой девицы достаточно для такого трюка. Значит, я на чужой территории, в своеобразной магической клетке, где играют по правилам этой дряни.
   - Что, кишка тонка? - прокричала я из-за колонны и наугад швырнула глыбу льда в противницу.
   Сзади сдавленно охнули, и я поняла, что попала в цель. В ту же секунду на меня обрушился град заклятий, но я уже нырнула под лестницу. Постепенно я удалялась от холла надеясь найти границы кармана.
   - Не надейся, Веста, - издевательски протянула моя противница. - Не выберешься. Я крепко запечатала выход. Ты беспомощна, как котенок. Ах, как я ждала этого момента! Ты не представляешь, как я ненавижу тебя! Я уже предвкушаю, как буду любоваться скорбными лицами на твоих похоронах! Как будет убиваться этот придурок Михаил! А следом я прикончу и твоего папочку!
   - Я смотрю, ты ко мне неровно дышишь, милая, - крикнула я. - Может, подписать тебе портрет?
   Подозрительная тишина, последовавшая в ответ на мою фразу, заставила меня выглянуть из укрытия. Незнакомка стояла, широко расставив ноги и раскинув руки в стороны, нараспев произносила какие-то странные слова.
   Ледяные фигуры начали двигаться. Сначала медленно, словно пробуждаясь от глубокого сна, они расправляли конечности и поднимались в полный рост. Повсюду слышался хруст их ледяных волос и тяжелая поступь.
   - Взять ее! - полный ярости голос незнакомки будто бы зажег в них какой-то невидимый огонь.
   Десятки ледяных людей, которые еще недавно были статуями, повернулись ко мне. Десятки ледяных животных обнажили хрустальные клыки и ощерились в мою сторону. Ледяные растения, что обвивали перила и колонны тянули холодные щупальца.
   Я оказалась в центре холла, со всех сторон окруженная оживленными изваяниями. Женщина расхохоталась.
   - Что будешь теперь делать, Веста? Прятаться?
   - Пожалуй, дам по морде твоим выкидышам!
   Первая фигура, ледяная русалка, что пыталась подползти ко мне, рассыпалась на множество хрустальных осколков, едва я ударила ее. К счастью, подошва на моих сапожках была твердой, ибо с силой, достаточной для разрушения льда я могла бить едва-едва.
   Я сумела ударить лишь двоих: уродливого гнома и девушку в платье служанки, когда ледяная лиана обвила мою ногу и резко дернула. В который раз за последнее время я ударилась головой и потеряла сознание. Кажется, перед этим я успела показать незнакомке неприличный жест рукой...

***

   Кажется, я превратилась в лошадь. По крайней мере, они могут спать стоя, а я именно этим и занималась. Как же не хотелось просыпаться, кто бы знал! Лоб жгло, а рук я совсем не чувствовала, меня трясло, как при лихорадке. Глаза открылись с трудом. Первым впечатлением было, будто бы я смотрю на мир сквозь толстое стекло, изготовленное не самым лучшим магом-стекольщиком. Поверхность этого стекла была неровной, искажала реальность так, что почти ничего не было понятно. И в то же время стекло было холодным.
   Губы пересохли, сильно тошнило. Отлично, сотрясение мозга - то, чего мне не хватало долгими ночами.
   Темный силуэт женщины отчетливо выделялся на фоне ее белой армии.
   - Как себя чувствуешь, миледи Волверин? Не холодно?
   Известная комбинация из пальцев стерла с лица этой мерзавки усмешку. Нет уж, я не стану рыдать и биться в истерике.
   - Что ж...подумай, Волверин, может, попросишь о быстрой смерти? То, что ожидает тебя...малоприятно.
   О чем это она? Что мне сделается в этом гробу? Конечно, здесь адски холодно, но все-таки замерзнуть насмерть я не смогу.
   Ответ на этот вопрос я получила спустя минут двадцать, когда в моей камере стало так тесно, что руками шевелить я уже не могла. Мой саркофаг постепенно заполнялся льдом и грозил навсегда оставить меня в своих недрах. Меня собирались превратить в ледяное изваяние...
   И вот теперь я почувствовала настоящую панику. Магический карман - штука редкая, отец может и не догадаться, что произошло. А мне осталось не более получаса. Холод пронизывал все тело, подбираясь к сердцу.
   - Что, нравится? - оскалилась женщина. - Почувствуй, как становишься единой со льдом. Говорят, потрясающее ощущение.
   Ледяные фигуры радостно закивали, протягивая ко мне свои руки. Или мне это только мерещилось...
   Голова кружилась все сильнее, я уже не видела ничего, что происходит в зале. Я не чувствовала ни рук, ни ног, даже лицо онемело, а губы покрылись инеем. Я чувствовала, как ледяной панцирь касается кончика моего носа, как холод овладевает мной. Говорят, замерзнуть - это как заснуть... Миха, кто тебя теперь возьмет к себе? Элен, кто поможет твоей любви? Михаил... Как я могла не заметить, сколько в моей жизни стало дорогих мне людей?
   Издевательский смех женщины стал последним, что я слышала. Умирать под радостную трель врага... как это паршиво.

***

   - Привет, красавица! - парень обворожительно улыбнулся и протянул ко мне руку.
   - Привет, - мелодичный голос очаровывал, заставляя мужчину подчиниться.
   - Ты одна здесь? Небезопасно такой девушке гулять одной, времена сейчас неспокойные.
   - Правда? А что такое?
   Он уже влюбился, вон, как смотрит. Что ж, я хотела немного поиграть.
   - Ты не знаешь? Убивают народ-то, зверски. Хочешь, провожу?
   - Ой, как страшно! Проводи, если не сложно.
   Ласково улыбнулся, горд собой и уже почти полностью мой. Даже скучно...в последнее время они сдаются без боя. Жаль, повелительница не разрешает прикинуться этой училкой, вот было бы весело!
   Мы остановились, и я улыбнулась ему, обнажив белые острые зубы.
   - Что за...
   Парень шарахнулся, испугавшись моего оскала, но я крепко ухватила его за шею. Кровь хлынула ручьем. Я пила, пока не выпила всю, оставив пустую оболочку.
   - А чего она так дергается? - чей-то задумчивый голос был первым, что я услышала, оказавшись в полной тьме.
   Я что, жива?
   Судя по знакомому урчанию Михи, да.
   - Веста, ты меня слышишь?
   - Вроде слышу. А почему так темно?
   - Тебе нельзя пока в светлой комнате находиться, - кажется, это был голос Элен. - Ты повредила глаза, пока идет лечение, поживешь в темноте.
   - А что вообще было?
   - Отличный вопрос после вечеринки, вишенка.
   - Михасик, - я было хихикнула, но в груди это действие отдалось болью.
   - Сейчас я тебя, Волверин, за это не накажу. Но будь уверена, ты еще ответишь.
   - Уже дрожу, - я закатила глаза.
   Постепенно в темноте появились неясные очертания фигур людей, столпившихся около моей кровати.
   - А мне можно встать? - спросила я.
   - Конечно, - отозвался откуда-то отец. - Только осторожно, давай, я лучше помогу.
   Меня аккуратно подняли и усадили, окружив подушками и прикрыв одеялом. Я чувствовала лишь легкую слабость, но в целом была здорова. По крайней мере, мне так казалось.
   - Сколько я спала? - спросила я.
   - Сутки, не больше, - откликнулся отец. - Я успел вовремя.
   - Ты успел...ты меня спас?
   - Ну как спас, - хмыкнул мужчина, - скорее, исправил недосмотр. Не стоило мне оставлять тебя одну.
   - А Адриана?
   - Мы ее не нашли. Среди обломков статуй ее тоже не оказалось, хотя утверждать не возьмемся.
   - Обломков? - удивилась я.
   - Э-э-э... да, я там немного побуянил, - смущенно кашлянул отец.
   Я уже начала различать силуэты. В комнате были Элен, отец, Михаил и Лира. Ну и, конечно, Миха, который ласково жался ко мне и жалобно урчал.
   - Вы не поймали ее?
   - Кого? - не понял Михаил.
   - Женщину, которая устроила этот кошмар.
   Я вкратце рассказала о незнакомке, что едва меня не прикончила.
   Когда я дошла до момента, как очнулась в саркофаге, Элен побледнела и отошла вглубь комнаты. А Миха злобно зарычал. Я рассеянно потрепала его по морде и уставилась в окно, в котором даже звезд не было видно из-за туч. Очевидно, надвигается зима.
   - Мы не видели ее, - тихо сказал отец. - Но я займусь этим.
   - Принцесса, - вдруг опомнился Михаил. - Уже очень поздно! Прошу, вернитесь в свои апартаменты. Это же касается и вас, Лира. Я не могу допустить, чтобы студенты нарушали порядок, установившийся с годами.
   Лира и Элен возмущенно переглянулись.
   - Но Веста болеет!
   - Ничего страшного, она тоже сейчас ляжет. Ей нужно отдыхать. Тем более что охрана у нее есть, а убийца явно не испугается двух девочек в университетской форме.
   - Если хотите поговорить наедине, так и говорите, - надулась Элен. - Не маленькая уже.
   - Ступайте, принцесса. Спокойной ночи.
   Удивительно, как меняется этот мужчина, когда речь заходит об Элен.
   Едва дверь за девочками закрылась, отец сел на мою кровать и взял меня за руку. Хотелось отдернуть руку, но я не решилась. В конце концов, он спас меня, пусть я и не знаю, с какой целью.
   - Прости, детка, я не думал, что все так серьезно. Я должен был защитить тебя.
   - Да ладно, - я чувствовала себя неуютно. - Я и сама не думала, что все так серьезно. У меня в голове сплошная каша! Это все связано или нападения на меня и убийства совершены разными людьми... или существами?
   - Сами не знаем. Судя по всему, разными. Позже мы поговорим обо всех твоих знакомых, а сейчас выздоравливай и никуда не ходи одна. Скоро у вас практика: вдали от университета ты будешь в большей безопасности. К тебе приставлены два моих человека. По возможности буду заходить я или Михаил.
   - Даже не знаю, какой из вариантов не нравится мне больше, - скривилась я.
   Отец расхохотался.
   - Скоро она войдет в норму, Риорский, мы зря за нее волновались.
   - Вижу, - хмыкнул Михаил.
   - Ну хорошо, Веста, отдохни. Кормить тебя сегодня не будем, завтра все принесут. Прошу, не совершай необдуманных поступков. Можешь не верить мне, но я расстроюсь, если тебя убьют.
   - Ты прав. Я не верю тебе.
   Забыть невозможно. Простить? Давняя обида детства не ощущается так ярко, но все-таки тенью висит над моей нынешней жизнью. Став Вестой Волверин я изменила себя, свою жизнь, но не смогла изменить свою историю.
   Отец вышел, аккуратно прикрыв дверь. Мы с Михаилом остались наедине.
   Или мне казалось, или ректор старательно отводил глаза. Впрочем, настроения выяснять, что с ним стряслось, у меня не было.
   Михаил, задумчиво глядя в пол, подошел ко мне и вдруг больно схватил за руку.
   - Ты что? - я попыталась было отодвинуться, но ректор крепко держал меня и о чем-то напряженно думал.
   Жесткий поцелуй напугал меня достаточно сильно, что Миха, почувствовав это, укусил Михаила за ногу. Тот от неожиданности прикусил мою губу и получил свободным кулаком в челюсть.
   - У вас это что, отработанная схема? - после замысловатой ругани осведомился ректор.
   - Знаешь, - проговорила я, пытаясь унять дрожь, - иногда мне кажется, что в тебе есть что-то хорошее. Иногда ты бываешь добрым, справедливым. Но стоит отдать тебе должное, ты успешно уверяешь меня в обратном каждый раз. Еще раз прикоснешься ко мне, получишь удар электричеством по самому интересному месту. Меня в свое время научили подобным приемам, будь уверен.
   - Не сомневаюсь, - презрительно скривился Михаил. - Только тебе, небось, не часто приходилось им пользоваться.
   - О чем это ты?
   - А сама как думаешь?
   - Вон из моей комнаты, - тихо проговорила я, чувствуя, как сильнее бьется сердце и в голове нарастает гул.
   - С удовольствием, только прежде ты меня выслушаешь. С самого первого дня ты доставляешь мне неприятности. Не будь тебя, моя работа была бы в сто раз легче. Ты - самоуверенная девица, не обладающая даже толикой красоты или ума. Бездарность, которую держат из жалости.
   - Не говори того, за что потом будешь извиняться, - уж не знаю, слышал меня ректор или нет, но громче я говорить не могла.
   Грудь сдавило, сердце начало колоть.
   - Никогда я не встречал такого убожества как ты, Волверин. Прости за то, что пытался за тобой ухаживать. Помутнение рассудка. Ты годишься только для низкопробных подмастерьев, они, вероятно, сочтут тебя достойной их...
   И снова здравствуй, спасительная темнота. Падая в обморок, я почувствовала, как ректор подхватил меня и уложил на кровать. Что вообще происходит с этим мужчиной?

***

   Студенты растерянно стояли посреди опушки и взирали на меня с некоторым опасением. Несмотря на разбросанные вокруг подушки, присесть никто не торопился. И только когда я, поджав ноги, уселась, они более-менее устроились.
   - Не нужно на меня так смотреть, господа студенты. Знаю, Осенний бал на носу, но это не повод игнорировать учебу. Так что прошу: отвлекитесь от выбора костюмов, косметики и подарков и немного послушайте меня. Сегодня пройдет наше последнее занятие перед тем, как вы отбудете на практику. О том, что вас ждет после прохождения этой самой практики, я умолчу, ибо работа эта ни капельки не творческая, а больше бумажная. Все помнят, когда и где они должны быть для отъезда?
   - Да, - нестройным хором откликнулись студенты.
   - Отлично. Если что - по всем вопросам к руководителям практики. А сейчас приступим к занятию. Да, Вадим, оно состоится и не корчи рожи. Вы и так потеряли много времени с госпожой Торн, пока я болела. Не то чтобы я не разделяла ее любовь к компосту... но все же я предпочитаю, когда мои студенты выполняют мои задания.
   - Значит, работу госпожи Торн можно не делать? - спросил Пит. - Она нам много задала.
   - Те, кто хочет дополнительную оценку могут сделать. Кто не хочет, не нужно.
   Давайте поговорим о том, чем мы будем сегодня заниматься. Рядом с каждым из вас лежат мешочки. Пожалуйста, достаньте из наружного кармашка брошки и прикрепите к одежде. Это амулет, позволяющий мне видеть вас и определять местонахождение. Нужен он на случай, если вы вдруг потеряетесь в лесу. Да-да, сегодня вы идете в лес! У каждой команды есть мешок, в котором лежит замечательная книга госпожи Торн "Обитатели лесов" и набор подручных средств для ловли этих обитателей. Ваша задача: поймать животное, используя информацию из книги. Это не так-то просто. Учитывайте все: питание, место обитания, образ жизни, кочевые периоды, наличие магии. С земляниками постарайтесь не сталкиваться, но если вдруг столкнетесь, попробуйте обезвредить. Для этого нужно обездвижить его и заткнуть чем-нибудь присоски. Медведей в лесу больше нет, не пугайтесь. Ректор лично вычесал всю территорию, так что там безопасно, как в его кабинете.
   Внимание: животных не мучить. Не отрывать им конечности, не бить, файерболами не кидаться, не насмехаться и вообще вести себя культурно. Не надо прыгать на хомяка с дерева, а бобров ловить на стрелы. За всем зорко следит Адриан. И поверьте, у Адриана есть куча знакомых кустов, которые с удовольствием устроят вам веселую жизнь. Бегать и выпутывать вас из корней и веток я не буду. Ваша задача: поймать животное, а не обед.
   На выполнение задания я даю вам три часа. Пара длится полтора часа. Кто не готов бегать по лесу две пары, могут уйти после одной. Не поймаете животное - получите заслуженную тройку. А тем, кто решит использовать данное время полностью, мои почет и уважение. Поскольку обед вы в этом случае пропускаете, вас накормят мясом, приготовленным на костре. И не надо так улыбаться, Вадим, это мясо не бегало по нашему заповедному лесу.
   - А как будут распределяться оценки? - подняла руку Элен.
   - Поймавшим самое редкое животное я поставлю семестровую пятерку независимо от итогов практики. Всем, поймавшим хоть кого-нибудь, я поставлю пятерку обычную.
   Студенты радостно загомонили. Да уж, неплохие условия. Теперь будут думать, что я пытаюсь интересно строить занятия.
   На самом деле мне просто не хотелось вести пару. С момента того разговора между мной и Михаилом будто бы пробежала черная кошка. Нет, моя обида была вполне оправданной, да и Михаил больше не пытался со мной разговаривать. Но взгляды, что он кидал на меня в моменты наших встреч... от этих взглядов мог замерзнуть Океаниум. Я же являла собой образец спокойствия и невозмутимости, не реагировала замечания и почти не смотрела на ректора. Как бы он ни притворялся добрым и понимающим, разведчика (и просто сволочь) в нем можно было разглядеть на раз.
   Студенты убежали в лес, возбужденно переговариваясь. А мы вместе с госпожой Торн начали готовить вес для пикника. Нам хотелось устроить перед отъездом ребятам приятное и в кои- то веки наши желания совпали.
   - Принцесса Элен и Питер Голд напали на след ясеневой белки, - сообщил скрипучим голосом Адриан.
   - Больше никто не нашел ничего? - спросила госпожа Торн.
   - Двое студентов уснули на опушке, - хмыкнуло дерево. - Вадим Торониос и водянка Лира ищут в речке соляную форель.
   - Спасибо, - я улыбнулась. - Заснувших студентов разбуди и слегка проучи.
   - Да, Веста, - хихикнул Адриан.
   Мясо уже было разложено на подносах, костер весело запылал, а мы с госпожой Торн расселись на травке, потягивая сок.
   - У вас все готово к отъезду? Вы твердо уверены, что Вир Тонг является лучшим местом для прохождения практики?
   - Разумеется. Это будет интересно.
   Слава Богам, дождь не пошел, и вообще все было отлично. Студенты постепенно возвращались из леса. Те, что спали на опушке, пришли грязные, с листьями, застрявшими в волосах и жутко злые. Естественно, без добычи. Адриан хохотал, не стесняясь, а я лишь улыбалась. Получив свою тройку, те удалились, не оставшись на обед.
   Лира и Вадим принесли красивую соляную форель. Чешуя, действительно представляющая собой кристаллики соли, поблескивала на солнце. Рыба самозабвенно плавала в пузыре, что наколдовала Лира и взирала на нас как на досадную помеху размеренной жизни. Полюбовавшись на форель, мы отпустили ее. Лира и Вадим получили пятерку, но, к сожалению, не семестровую, ибо соляные форели относились к числу животных, на которых даже можно было охотиться без королевского разрешения.
   Кроме них больше никто не отличился. Пит и Элен, вопреки моим ожиданиям, пришли с пустыми руками. Как объяснили, они не нашли ясеневую белку пытались поймать лилового бобра.
   - А вас не смутило то, что лиловые бобры в книжке госпожи Торн не описаны? Ровно, кстати, как и в какой другой. Они не существуют, принцесса.
   Расстроенная Элен тихо проговорила:
   - Мы хотели задание хорошо выполнить.
   - Понимаю, - улыбнулась я. - Но впредь доверяйте только проверенным источникам. Элен, Пит, я неспроста дала вам именно эту книгу. Для мага важно знать верную информацию, от этого зависит его жизнь и жизни тех, кого он защищает. И даже если ты простой маг Земли, не стоит пренебрегать правилами. Открытия действительно случаются, но редко спонтанно. Я уже не говорю о том, что вы могли пострадать.
   - Мы поняли, миледи, - кивнул Пит.
   - Хорошо. Увы, но я поставлю вам тройку.
   Ребята кивнули. Выглядели они удрученными, но, завидев угощение, слегка повеселели.
   Семестровую пятерку получила "кудряшка", поймав лысого ежа, который был достаточно редким животным. Питался лишь лекарственными растениями и вообще был пугливым животным.
   После "охоты" студенты с аппетитом поглощали мясо. Вдруг кто-то прокричал:
   - Смотрите, снег!
   И действительно, вокруг поляны, которая была окружена магическим куполом, летали снежинки. Спустя полчаса все вокруг было белым, а первая морозная свежесть чувствовалась даже сквозь согревающие стены купола.
   - Вот и зима пришла, - пробормотала я.
   6 глава. Переполох с чертополохом
  
   Настал день Осеннего Бала и я, как это водится, оказалась крайней. То бишь организатором.
   И неизвестно, специально то было решено или же вследствие моих невероятных заслуг на поприще университетских торжеств. Дел перед практикой было по горло. Нужно было уложить вещи, наглядные пособия для лекций, книги, договориться с экипажем, отправить запрос в Вир Тонг и удостовериться, что нас там ждут, оплатить все счета заранее и решить наконец, что делать с Михой.
   А его, увы, на практику не брали. Господин ректор наотрез отказался его пускать с нами, тем более что "Перевозки на Драконах" животных на борт (точнее, на дракона) не брали. Миха, поняв, что его не берут, обиделся. За то время, что я болела, а это ни много, ни мало, два месяца, его шерсть приобрела огненно-красный оттенок, а на голове начали проклевываться маленькие рожки. Судя по всему, дело это было неприятным, потому как медведь постоянно чесался головой обо все, что попадалось на глаза и очень обижался, когда мы смеялись.
   К тому же, как выяснилось, для принцессы это было первое путешествие в ее жизни, и та очень волновалась. Как умудрился в таком случае король отправить ее учиться в нашу глушь, я не понимала.
   В общем, помимо беготни с практикой, на меня повесили еще и Осенний Бал. Причем весил он немало, того и гляди в реку утянет.
   А тем временем, пока мы готовились провожать осень, на город опустилась зима. Все ходили, удивлялись небывалым холодам, да кутались в теплые шали и накидки. А больничный отсек был переполнен, не говоря уже о том, что половина преподавателей болели в своих апартаментах. Я вела сразу три предмета у второкурсников и чувствовала, что скоро стану мумией.
   Отец не показывался, виделись мы только на приемах пищи, да и то я старалась сбежать раньше, чем он пристанет с вопросами. Как расследование продвигается, я тоже не знала: ход в кабинет ректора мне был заказан. Но все было спокойно, и я почти забыла о нападениях. Думать о том, как я буду жить, зная, что отец жив, не хотелось.
   Подготовка к балу шла полным ходом. Меню давно было одобрено, артисты приглашены, музыка обговорена. Декорации зала я разрабатывала сама, воплощать идеи в реальность мне помогала неразлучная тройка. Вадим, очевидно зная о подозрениях Рейбэка и Михаила, держался от принцессы подальше и позволял себе лишь взгляды украдкой за завтраком. Девушка хоть и была расстроена вынужденной разлукой, больше волновалась из-за предстоящей поездки. И как бы я не успокаивала принцессу, та все равно нервничала с каждым днем все больше и больше. Да и Лира в последнее время погрустнела, я часто видела ее то в библиотеке, уткнувшуюся в кипы книг, то в учебной лаборатории. С ребятами она почти не общалась. К сожалению, времени выспросить у нее, что стряслось, не было.
   Разумеется, не обошлось без проблем. Во время росписи потолка упала люстра, чудом никого не убив. Однако разлетевшиеся хрустальные осколки поранили всех, кто находился в тот момент в зале, а упавшие свечи подожгли гирлянды. Ректор орал на меня долго, с чувством. Напоследок он пообещал уволить меня сразу же, как вернусь с практики. Я, расстроившись, весь вечер проплакала в душе, что мне было совсем не свойственно. И некоторое время у меня даже теплилась надежда, что он придет извиняться, как это уже было, но все оказалось тщетным. Спустя пару дней он снова орал на меня, только уже из-за того, что преподавательница природных пророчеств оказалась беременной от гнома, что владел небольшой таверной в городе. Конечно, я просто попалась под горячую руку и вины моей в том не было, но скандал был жуткий. Когда Михаил, склонившись над рыдающей миледи Стелл, закончил кричать, я услышала:
   - Преподавательницы моего учебного заведения не должны вести себя, как дешевые продажные дуры. Я запрещаю вам и всем сотрудницам с этого момента заводить какие-либо отношения в городе. Хотите обучать студентов магии, ведите себя как подобает. Хотите отношений, выходите замуж. Больше я таких инцидентов не потерплю. Вам ясно, миледи Стелл?
   А вот это было слишком! И я не выдержала...
   - Может, сначала посмотрите на себя, господин ректор, - я старалась держаться прямо. - Как известно некоторым из нас, вы регулярно посещаете дам, честь которых более сомнительна, нежели честь миледи Стелл.
   - И откуда же вам это известно? - с едва сдерживаемой яростью спросил ректор.
   - Из надежных источников, господин ректор, - улыбнулась я. - Так вот, я вам настоятельно рекомендую...
   - А меня не интересует, что вы мне рекомендуете! - рявкнул ректор.
   - Зря. Потому что преподавательницы имеют право на отношения вне рабочего времени, это гарантируется уставом университета и королевским законом. А вот вам, боюсь, стоит покончить с экстремальными развлечениями. Подумайте, господин Риорский, какой пример вы подаете студентам. Некоторые из них совсем еще дети.
   Миледи Стелл смотрела на нас с нескрываемым ужасом. Я бы и сама испугалась выражения лица Михаила, если б не была так зла.
   - Вы вздумали следить за моей нравственностью? - ректор прищурился. - Боюсь, вы ничего не сможете с этим сделать, миледи Волверин.
   Мое имя он произнес с таким отвращением, что впору было провалиться под землю. Но я лишь улыбнулась:
   - Могу, господин Риорский. Лучше поверьте на слово, не заставляйте меня прибегать к крайним мерам.
   - К каким, позвольте узнать?
   - Я просто напишу королю о вашем поведении. Посмотрим, что он скажет на это.
   Меня вновь (в который раз?) схватили за руку и резко дернули.
   - Ты думаешь, что ты говоришь? - прорычал ректор. - Я - правая рука короля. Я не просто уволю тебя, Волверин. Еще раз ты посмеешь так со мной говорить, тебя казнят за неуважение к приближенным короля, ясно?
   Я молча смотрела на Михаила, пытаясь понять, что же с ним произошло. Конечно, он никогда не отличался особенной вежливостью, но до случая в музее мне казалось, что он начинает исправлять поведение. Неужели он правда способен убить меня?
   Завидев страх в моих глазах ректор усмехнулся и оттолкнул меня.
   - Не стоит пытаться переиграть меня, миледи. Те, кто мне противостоят, долго не живут.
   С этими словами ректор ушел, оставив изумленную Стеллу и испуганную меня в одиночестве.
   С тех пор мы не разговаривали совсем. Проступков за мной больше не наблюдалось, а Михаил в силу занятости почти не вылезал из кабинета.
   Накануне бала я готовила себе праздничный наряд, попутно закидывая в походный сундук парочку "необходимых" вещей для жизни в Вир Тонге, а Элен сидела на моей кровати и листала какой-то дурацкий журнал под названием "Модная ведьма. Как стать богиней без помощи магии".
   - Веста, что происходит с Лирой, не знаете? - задумчиво спросила принцесса.
   - А что с ней?
   - Ходит задумчивая, грустная. Недавно выбирали платья, так она вообще ни на одно не взглянула.
   - У нее почти нет денег, чтобы ходить по магазинам, Элен, - ответила я. - Не забывай, ты принцесса, а она водянка.
   - Знаю, я хотела купить ей платье, которое понравится. Но она вообще ни на что не смотрела. Пришлось выбрать самой. Подарила его ей, а та едва не расплакалась. Явно не от радости.
   - Может, гордость?
   - Я бы тоже так решила, если б она погрустнела после этого случая, но она такая несколько недель. Мне кажется, Лира влюбилась.
   - Если влюбилась, значит, не трогай. Либо само пройдет, либо все сложится, помощь в этих вопросах не нужна.
   - Может быть, - вздохнула Элен. - Но она такая славная...мне жаль ее.
   - Посмотрим, что будет дальше. Рано или поздно причина найдется.
   - Кстати, Риорский запретил мне с вами общаться, - беззаботно сказала Элен, вернувшись к журналу.
   - И почему ты еще здесь?
   Принцесса фыркнула.
   - Я принцесса. Никто не смеет мне указывать, а я в состоянии выбрать себе друзей сама.
   - Так в состоянии, что приходится прятаться с любимым парнем в темных углах?
   Зря я это сказала, ой, зря. Прав был ректор, иной раз стоит помолчать.
   - Мы сбежим, - твердо сказала Элен. - После практики мы сбежим. И у нас будет маленький дом на окраине леса, в котором мы будем счастливы. И я перестану быть принцессой, а стану Элен. И у нас с Вадимом будет много детей, которые ни в чем не будут нуждаться.
   - Хорошая мечта, - улыбнулась я.
   - А ты? Ты о чем-нибудь мечтаешь?
   - Я уже давно отвыкла мечтать.
   - Зря. Веста, он не так плохо к тебе относится, как хочет показать.
   - Кто?
   - Михаил.
   - Давай закроем эту тему, - при упоминании имени ректора у меня резко упало настроение.
   - Хорошо. Покажи, в чем ты пойдешь на бал! - потребовала принцесса и с любопытством заглянула в мой шкаф.

***

   Двери в актовый зал распахнулись, и мы с Элен оказались в волшебном осеннем лесу. Звездное небо раскинулось высоко вверху, и можно было видеть снежинки, кружащиеся снаружи, но магия прочно удерживала тепло. Все вокруг пылало красками поздней осени, деревья стояли, укутавшись золотом листьев. В глубине помещения раскинулся небольшой пруд, вся поверхность которого была усыпана опавшими листьями, а меж ними плавали маленькие свечки, озаряя поверхность пруда мягким светом.
   Повсюду летали волшебные светлячки, скамейки почти все были заняты. Я посмотрела на Элен и, увидев в ее глазах восхищение, поняла, что начало бала удалось.
   - Веста...это великолепно! - прошептала принцесса, глядя, как златоперый павлин затянул грустную песню.
   - Спасибо, - улыбнулась я. - Дай Боги, чтоб ты была не одна такая.
   - Шутите? - изумилась девушка. - Да вы поглядите!
   Действительно, гостям праздник определенно нравился. Были тому причиной мои декорации или же разносимые напитки, я не знала.
   Раздались аплодисменты. Сначала я не поняла, что произошло, а когда поняла, жутко смутилась и покраснела. Было очевидно, что хлопали мне. Под взглядом десятков людей я чувствовала себя неловко, появилось непреодолимое желание поправить платье, уж очень неудобной была шнуровка на спине. Хотя смотрелось оно эффектно. Классической платье, не подвергшееся вмешательству моды, черное в пол, с длинным шлейфом, открытой спиной... Элен, когда увидела его, от восторга пищала минут пять, а я, как обычно, сомневалась в выборе.
   - Ты выглядишь чудесно, - шепнул кто-то сзади.
   Я обернулась и увидела отца.
   - Не думала, что тебя интересуют подобные вечеринки.
   - Не мог пропустить эту, - улыбнулся мужчина.
   Мне показалось, или в его улыбке не было ни следа ехидства?
   Мы отошли от входа, дабы не мешать вновь прибывшим гостям.
   - Как продвигается расследование? - спросила я.
   - Кое-какие успехи есть, - уклончиво ответил отец. - Скорее бы вы уехали на практику.
   - Почему тебе так хочется избавиться от меня?
   - Не хочется мне от тебя избавляться, просто вдали от всей этой свалки вы с принцессой будете в большей безопасности. Ситуация накаляется, вчера нашли еще один труп. Снова курьер, на этот раз сын портного. У отца же и работал, доставлял особо важные заказы. Последнее задание было для кого-то из университета. Сдается мне, этот демонов убийца подбирается не то к тебе, не то к принцессе.
   Я поежилась. Одно дело знать, что кто-то тебя ненавидит и от случая к случаю пытается прихлопнуть, другое - знать, что убийца уверенно идет вперед, не гнушаясь невинными жизнями.
   - Не бойся, - отец заметил мой испуг. - Мы не дадим вас в обиду.
   - Если только вы сами не влезете в неприятности, - раздался голос Михаила, который возник словно из ниоткуда.
   Нет уж, такого я терпеть не была намерена! Мне вообще не хотелось ни с кем разговаривать, а уж тем более с ним. Поэтому я резко развернулась и пока отец и ректор не успели ничего понять, рванула вглубь помещения, в спасительную тень деревьев.
   Заметив Лиру, одиноко стоящую у стола с напитками, я двинулась к ней.
   - Скучаешь? - водянка выглядела, наверное, еще хуже, чем я.
   Она только вздохнула.
   Я взяла со стола стакан с напитком и задумчиво отхлебнула. Сладкая жидкость имела какой-то странный травяной привкус, но он отлично дополнял основной букет.
   - Веста, - отчего-то у Лиры расширились глаза.
   - Что такое? - удивилась я.
   - Я...уже пила из этого стакана.
   - Ой, прости, - я поставила стакан на стол. - Я сегодня на редкость не собрана.
   До меня долетело что-то вроде "а теперь еще...", но Лира произнесла это так тихо, что я решила не уточнять. Судя по виду, ей и без меня приходилось несладко.
   - Лира, с тобой все хорошо? - решилась спросить я. - В последнее время ты грустная, ребята беспокоятся. Да и я тоже.
   - Все нормально, - по голосу этого никак сказать нельзя было.
   Дальнейший разговор не клеился. Очевидно, Элен была права, когда говорила, что Лира изменилась в последнее время. Узнать бы, что у нее случилось, так не скажет. Одно радует: на практике волей-неволей придется отвлечься от всех проблем, работа их ждет хоть и интересная, но трудная.
   Я брела по залу, точнее, по осеннему лесу, разглядывая веселящихся. То тут, то там виднелись парочки, взволнованные сказочным антуражем бала. Им я немного завидовала, все-таки приятно, когда тебя любят.
   Преподаватели столпились у столов с угощением, что-то бурно обсуждая. Хоть среди них и не было ректора, я все равно решила не подходить к ним. Настроение не располагало к научным беседам. Мне хотелось чего-то романтического. Долгой ночной прогулки, пикника в лесу, на худой конец экскурсии верхом. Но так как романтического ничего не наблюдалась, я отошла вглубь зала, прямо к самому пруду, куда не доходил свет от свечей и музыка с танцплощадки.
   Было свежо, но не холодно. Искусственный ветерок, заботливо созданный рукой госпожи Торн, слегка испортил мою прическу, но приятно освежил. В полутьме я всматривалась в звездное небо, которое можно было увидеть лишь зимой. Говорят, на далеком севере, в самой Снежной Долине, владении короля Вилдэра можно было наблюдать звезды почти целые сутки, ибо ночь там длинная, а день совсем короткий. Я же нигде, кроме нашего королевства до сих пор не была. Да и в перспективе путешествий не предвиделось: жалование преподавателя хоть и не позволяет голодать, но и жить на широкую ногу не дает.
   Хрустнула ветка. Почему-то я решила, что это пришел Михаил и жутко обрадовалась. Хотелось с ним поговорить в кои-то веки без споров и ругани.
   Но не успела я обернуться, как почувствовала сильный толчок и полетела в холодную воду...
   Стоит отметить причину, по которой я преподаю именно ботаническую магию. На деле я широкопрофильный маг, но ярче всего у меня выражена магия Земли. С ветром у меня отношения стабильные, на бытовом уровне владею отлично. С огнем тоже достаточно неплохо, по крайней мере, простые вещи получаются удачно. Также владею бытовой магией и некоторыми познаниями в зельеварении. Такие познания не обычное дело, но и не редкость. А вот с магией Воды я дружу примерно так же, как с нашим ректором.
   На ум пришло воспоминание из далекого детства, как отец учил меня плавать в гавани западной части Океаниума. Тогда у него ничего не получилось, я нахлебалась противной сладкой воды, и остаток времени провела на прибрежных камнях, рисуя какие-то каракули на них.
   А потому я тут же начала паниковать и выплыть, естественно, не могла. Ладно хоть дыхание задержать успела, иначе давно бы уж сознание потеряла. Тяжелое платье не добавляло оптимизма. Намокнув, оно тянуло ко дну. Воздух заканчивался.
   Внезапно ощутив дуновение холодного ветра я закашлялась, пытаясь восстановить дыхание.
   - Тихо, - сказал кто-то. - Тихо, Веста, дыши спокойно. Спокойно, я сказал, восстанавливай дыхание. Воды наглоталась?
   Я помотала головой.
   - Умничка, - меня усадили на землю и укрыли теплой курткой. На ощупь это был мех волка.
   Только сейчас у меня начали дрожать руки и покатились слезы.
   - Чего ты ревешь? - Михаил (а это был именно он) застегивал пуговицы куртки. - Все же нормально. Ты не видела, кто тебя толкнул?
   Я снова помотала головой.
   - Прекрати плакать, вишенка, - неожиданно ласково произнес ректор. - Сейчас мы пойдем в комнату, ты примешь душ, выпьешь травяного чаю, и все будет хорошо. Поняла?
   -Н-нет, - пробормотала я, всхлипывая. - Высуши мне платье, по-пожалуйста, я пойду...
   - Никуда ты не пойдешь! - рассердился Михаил. - Вода холодная, у меня аж челюсть сводит. Ты промерзла, а завтра тебе ехать. Мы выйдем через подсобку, никто не заметит. Там горячее подали, все едят. Миха твой в саду под присмотром Торониоса носится, да светляков ловит.
   Михаил поднял меня на руки и сделал это так, будто я ничего не весила. Мне было неловко сидеть у него на руках тем более, что я вполне могла сама идти, но неожиданно приятно. От ректора пахло чем-то вкусным, едва уловимым, а то, как уверенно он нес меня наверх, способствовало не самым благопристойным мыслям.
   Я нахмурилась. Образ Михаила, спящего в моей постели неожиданно показался таким притягательным, что я едва не расплакалась. Он ведь меня ненавидел...
   Я прикрыла глаза, наслаждаясь поездкой верхом на ректоре. И открыла их только тогда, когда меня осторожно опустили на кровать.
   Вероятно, от пережитого шока я без сил упала, намереваясь заснуть. Но с меня грубо сорвали такую теплую курточку и я возмутилась:
   - Что ты делаешь?
   - В душ! - рявкнул Михаил. - Быстро!
   - Нет, - простонала я. - Я устала, дай поспать.
   - В душ, Волверин. Иначе налью тебе ванну и сам буду из волос листья вычесывать.
   После такой угрозы я мигом вскочила, хотя мгновение искушения было. Что со мной происходит? Я что, влюбляюсь в Михаила?
   Душ в нашем учебном заведении был примитивным. Он представлял собой большую бочку, подвешенную над полом с отверстиями в ней. В столице, конечно, имелись души приличнее, даже магические (а в иных постоялых дворах и магички специальные были, для купаний предназначенные).
   Однако горячая вода приятно расслабила меня, почти стерев страх от падения. На это раз, кажется, все обошлось, но кто знает, что случится потом? Убийца все ближе и ближе подбирался ко мне.
   Заметив на полочке какие-то странные бутыльки, я сильно удивилась. На мои масла и зелья они не были похожи. Запах был резким, свежим и...принадлежащим Михаилу.
   -А-а-а! - заорала я.
   - Что? - в дверь просунулась голова ректора, но тут же исчезла. - Чего ты орешь, Волверин?
   - Шампунь в глаза попал, - рявкнула я в ответ, яростно намыливая волосы.
   - Ты орала так, будто тебя убивают!
   - Зверский шампунь! - я в сердцах пнула стенку, и бочка опасно накренилась. - Ой!
   Поспешив надеть предложенную мне рубашку (естественно, мужскую, да еще и пошитую грубыми нитками!), я выскочила из душа.
   - Так что все-таки случилось? - спросил ректор.
   Он тоже переоделся, оставив только штаны из самой простой ткани. Обычно он так не одевался, по крайней мере, не при мне.
   - Ты зачем меня в свою комнату притащил?
   - Твою обыскивают, - Михаил пожал плечами.
   - ЧТО?!
   - Успокойся, вишенка. Мы просто решили перестраховаться. Мало ли, что мог придумать этот ненормальный. Сегодня переночуешь у меня, завтра отправитесь на практику, а мы уж тут возьмемся за него. Поняла?
   Возражать было бесполезно, да и звучало это логично. Кроме того... мне определенно нравилась перспектива провести ночь в одной комнате с ректором. Есть шанс... Сделать что?
   - Почему ты так на меня смотришь, Волверин? - он подозрительно прищурился.
   - Тебе не нравится?
   Мужчина шагнул ко мне. Он выглядел спокойным, но я чувствовала, как тяжело он дышит. Он провел пальцем по моей шее, заставляя вздрогнуть от внезапно нахлынувших эмоций. Палец скользнул по моим губам и Михаил наклонился.
   Он и раньше меня целовал, но так - никогда. Он едва сдерживался, но его прикосновения были почти неосязаемыми.
   Вдруг Михаил отстранился.
   - Нет уж, Волверин, ложись спать, - хрипло произнес он.
   - Почему?
   Мужчина вздохнул и нервно взъерошил волосы.
   - Ты меня ненавидишь, да? - я почти физически почувствовала боль. - Ты правда считаешь, что я такая...пустышка ну и...как ты там сказал?
   - Нет, конечно нет, вишенка, - рассмеялся ректор. - Ты удивительная. Ты просто сочетание не сочетаемого, ты отличный преподаватель, но в то же время почти ребенок. Твои подковырки, фразы... как я должен реагировать на них? Ты дразнишь меня, даже не осознавая, чего мне стоит сдержаться. Ты особенная, моя забавная девочка. В столице таких нет. Что мне с тобой делать?
   Сердце радостно дрогнуло. Не ненавидит!
   - Ты что, маленький? - хихикнула я. - Не знаешь?
   - Пути назад не будет, - прошептал Михаил. - Если ты сейчас останешься со мной, то ты будешь моей Веста, даже если захочешь уйти, не сможешь. Понимаешь это?
   - Я тебя люблю, - прошептала я, заворожено глядя на мужчину.
   А потом меня поцеловали...

***

   День мой, как это водится, начался с того, что я проснулась. За окном было темно, да и спать хотелось страшно, а значит, я проснулась посреди ночи. И я бы с удовольствием легла спать дальше, если бы не несколько обстоятельств...
   Во-первых, я была не в своей комнате.
   Во-вторых, меня крепко прижимала к себе чья-то рука.
   В-третьих, я чувствовала себя так, словно всю ночь вспахивала поле.
   Я попыталась было освободиться из железного захвата незнакомца, но не тут-то было. Тогда я начала аккуратно сползать с кровати.
   - Да что ты...
   Мужчина проснулся и вернул меня на прежнее место.
   В тусклом свете луны, что пробивался сквозь окно, я поняла, что проснулась в одной постели с ректором.
   - Веста, что такое? Тебе кошмар приснился? - сонно спросил Михаил.
   - Что тут было?
   - В смысле? - сна как не бывало. - Ты чего?
   - Почему я здесь?
   - Ты не помнишь? - ошалел ректор. - Ты пила вчера? Мне показалось, была трезвой...
   - Я...я помню.
   Я действительно помнила. Помнила такое, что отчаянно краснела. Помнила все от начала вечера, до конца, даже ощущения помнила. Но вот вспомнить, что побудило меня прыгнуть в постель к Михаилу, не могла...
   - Звучит странно, но я не могу понять, что это было...
   - Понятно, - Михаил тихо выругался и потянулся за одеждой.
   Спустя пару минут я сидела на кровати и пила восстанавливающий настой.
   - Что пила вчера на празднике?
   Ректор был злой, как демон. И отчасти я его могла понять...На ум пришли слова "я люблю тебя"...Боги, что я наделала?! И почему?! Я ведь не чувствую ничего подобного, да я все еще обижена на Михаила!
   - Ничего, - ответила я. - Выпила немного вина, бокал от силы. Думаешь, в вине что-то было?
   - От простого вина, Волверин, крышу не сносит. Я должен был понять, что ты не в своем уме, но ты так мило вешалась мне на шею.
   Я снова покраснела.
   - Значит, в вине что-то было. Тебе его кто принес?
   - Подавальщик, наверное, - я пожала плечами.
   - Допросим. Будь добра, допей отвар, он выведет всю дрянь из организма. Неизвестно, какие побочные эффекты могут быть у отравы. Но чего я не пойму, так зачем тебе подмешивать гадость с ярко выраженным приворотным действием.
   - Приворотным?
   Это уж слишком. Теперь меня решили не только убить, но и...
   - Подожди! - воскликнула я, и чашка едва не выпала у меня из рук. - Я пила из бокала, который оказался Лириным.
   - Водянки?
   - Я случайно перепутала, - пояснила я. - Ее хотели приворожить, а попалась я. Может такое быть?
   - Вполне, - чуть подумав, ректор кивнул. - И это освобождает нас от необходимости допрашивать персонал.
   - А что делать с зельем?
   - Виновника, увы, не найти. Так что предлагаю тебе сохранить в тайне это маленькое приключение и жить дальше. Но если что - милости прошу. Могу даже сделать вид, что верю, будто тебя им снова напоили.
   - Идиот, - на Михаила выплеснулись остатки отвара и я со злорадной усмешкой наблюдала как тот, ругаясь на чем свет стоит, отправился переодеваться.
   - Ты завтракать со мной будешь? - ректор выглядел недовольным и злым.
   - Нет, - буркнула я.
   - В таком случае, попрошу вон из моих апартаментов. Тебе заплатить?
   Это было словно пощечина.
   - Чтоб ты сдох, Риорский, - я хлопнула дверью и выскочила в коридор.
   Не видя дороги я добрела до комнаты и упала на кровать. Несмотря на то, что последние слова ректора беспрестанно крутились в голове, вызывая какое-то новое чувство, я быстро уснула. В полудреме я ощутила, как Миха пристроился рядом. Я зарылась носом в густой мех и, немного поплакав, уснула.

***

   - Веста! Вставайте! Я пришла, - сообщили мне.
   Куда я должна встать и кто пришел сообщить, естественно, не догадались.
   - Ну вставайте же, - меня осторожно потрясли за плечо.
   Миха угрожающе рыкнул и снаружи стушевались.
   - Что такое? - я высунула нос из-под одеяла.
   Элен, уже одетая в походный костюм, нетерпеливо сновала по комнате.
   - Чего ты бегаешь? - зевнула я. - Что стряслось?
   - Там...там дракон прилетел! - сообщила мне принцесса и сверкнула глазами.
   На площадке перед главным входом университета действительно лениво развалился огромный дракон. Кабина для пассажиров стояла неподалеку, Погонщик записывал что-то в журнал, а Зрячая... кидалась тыквенными семечками в проходящих мимо студентов. Что-то мне показалось в этой девушке знакомым... то, как она держалась или ее смех, звонкий и безудержный.
   - Анни?!
   Зрячая обернулась.
   - Волверин! - радостно воскликнула она и кинулась ко мне.
   Мы обнялись, и Анни сняла шлем. Длинные рыжие волосы упали на плечи.
   - Отрастила? - улыбнулась я, вспомнив короткий ежик однокурсницы.
   - Эффектней смотрятся, когда летишь, - подмигнула мне Анни.
   - Как тебя в Зрячие занесло?
   Анни училась вместе со мной, на факультете магии Земли. Девицей она была взбалмошной, несерьезной, а потому училась средненько. Именно с ней я пережила лучшие моменты своего студенчества, правда, порой эти моменты заканчивались утренней головной болью и вызовом к декану.
   - Меня Кристиан бросил, - сообщила Анни, подозрительно радостно хихикнув.
   - Кристиан? - я вытаращила глаза. - С факультета Охотников? Ты спелась с Кристи? Да он же ненавидел нас!
   - Ну да, а потом мы как-то подружились...До тех пор, пока его не начало заносить, он был вполне сносным. А сейчас ускакал подавлять восстание вервольфов...тьфу ты, инеевых волков. На севере, у Повелителя Вилдэра проблемы.
   - Дела, - протянула я. - И ты сейчас одна?
   - Да как тебе сказать, - Анни погрустнела. - Вообще-то я с Крисом.
   - Кто это? - не поняла я.
   Вместо ответа Анни кивнула на Погонщика, который по-прежнему строчил что-то на пергаменте.
   Выглядел он неплохо, но, на мой взгляд, слишком мускулисто. Впрочем, Анни нравились такие парни. Я мысленно сравнила Погонщика с Михаилом и нашла, что ректор во многом проигрывает этому парню.
   - Но это я на деле с ним. Когда ему нужно...ну, ты понимаешь, я должна тащиться к нему. Будь то полет или посадка. Правда, до развлечений во время посадки он еще не дошел. К счастью для пассажиров.
   - Почему ты это терпишь, Анни? Это унизительно.
   - Знаю. Но иначе меня выгонят из Зрячих, он лучший друг владельца Перевозок. А мне работу терять нельзя, я там кое-чего натворила...В общем, не могу я уйти. И знаешь что хуже всего? Что мне нравится Крис. Я запуталась уже, Веста.
   Да уж, Анни не позавидуешь. А я еще думала, будто у меня проблемы. Конечно, мы с Михаилом не очень любим друг друга, но все же до такой крайности, как шантаж он не дошел. Хотя это с какой стороны посмотреть, конечно.
   Вышли слуги с сундуками принцессы. Лира свой мешок левитировала, а Адам - невысокий светловолосый парень - нес сразу два огромных мешка.
   - Это что такое? - спросила я у студента.
   - Книги, - честно ответил Адам.
   - Там есть библиотека.
   - Мне нужны эти, - он упрямо посмотрел мне в глаза.
   Я махнула рукой. Так всегда. Обычно такое бывает с девушками, но и парни иной раз радуют перед самой поездкой.
   - Так, все готовы к поездке? - раздался голос Михаила. - Никто ничего не забыл? Разрешения взяли? Правила поведения на территории Вир Тонга взяли? Учебные карточки с собой?
   Элен тут же подбежала к ректору и начала что-то взволнованно выяснять, а Анни повернулась ко мне.
   - Идем, я тебя с Эрлом познакомлю!
   - Эрл? Еще один твой любовник? - спросила я, за что получила удар по ребрам.
   - Это наш Дракон.
   Транспортных драконов я еще не видала.
   На весь наш мир есть лишь одна компания, осуществляющая перевозки по воздуху: "Перевозки на Драконах". Самые разные драконы летают во всех концы света. Стоит такое удовольствие дорого, но полет становится существенно короче. В Вир Тонг мы должны были долететь за несколько часов.
   - Эрл, это Веста, - представила меня подруга. - Она моя однокурсница.
   - Здравствуйте, - дракон слегка наклонил морду в знак приветствия. - Рад познакомиться с такой очаровательной девушкой. Вы тоже студентка?
   - Она преподаватель, - пояснила Анни. - Веста, Эрл - лучший дракон! Он так много знает и прекрасно справляется! Будет время, заходи ко мне, я расскажу, как мы недавно на воду садились. Ну и озера у вас тут! Чуть не погибли.
   - Хватит, Анни, - Эрл сделал вид, будто рассердился. - Это целиком и полностью заслуга Криса. Он гениальный Погонщик.
   Я заметила, как Анни погрустнела при упоминании имени своего начальника. Поговорить с ним, что ли? Анни отличная девушка, она не заслуживает такого отношения. По крайней мере, та Анни, что осталась в моей памяти с университетских будней.
   - Загружаемся! - голос Крис был под стать внешности: суровый и хриплый.
   - А сколько ему лет? - смутное подозрение закралось в мою душу.
   - Много, - подтвердила Анни. - В два раза старше меня.
   Я ничего не сказала, но прочла в глаза Анни боль. Бедная. Тяжело наверное знать, что для любимого мужчины ты лишь игрушка. А у меня не так? Хотя...Михаил не мой любимый мужчина, а виновато зелье...Кстати, о зелье.
   - Анни, прости, мне нужно поговорить со студенткой.
   Пока ребята загружали в кабину сундуки, я отвела водянку в сторону. Та была слегка зеленоватой.
   - Ты как?
   - Нормально, - вышло как-то нервно. - Просто я никогда не летала.
   - Тебе понравится, - улыбнулась я. - Я хотела поговорить о вчерашнем.
   - А что такое? Вы вчера так пропали...
   - Не об этом. В твоем стакане было что-то...противозаконное и я бы хотела знать, кто дал тебе это.
   - Я...
   Лицо Лиры стало совсем зеленым то ли от смущения, то ли от стыда.
   - Это ты сварила зелье? - догадалась я. - Для кого?
   - Пожалуйста, Веста, не говорите никому! Я не хотела, чтобы так вышло! - взмолилась водянка.
   - Лира, - я вздохнула, - ты поступила плохо. И понесешь наказание. Я не стану сообщать об этом нашему ректору, но впредь не позволяй себе таких проступков.
   - Хорошо, - было видно, что Лира вот-вот расплачется.
   Я взяла водянку за руку.
   - Любовным напитком не добиться любви, Лира. Она не будет настоящей. Она может принести физическое удовольствие, кратковременный всплеск чувств, но глубоких отношений не будет. Это фактически принуждение человека, потому приворотные зелья и запрещены. Сомневаюсь, что тебе нужен был безвольный мальчик.
   - Просто я...
   - Я знаю. Постарайся пережить это. Если он свободен - борись, занят - отступи. Поверь, тебе будет гораздо легче жить, если будешь поступать правильно.
   - А как правильно-то? Если и так больно, и так. У него девушка - принцесса, а я...
   Вот оно что! Водянка влюбилась в некроманта. Мне следовало догадаться, они же вместе на моих занятиях работают. Не потому ли Торониос отказался от поездки, что не хотел сталкивать двух влюбленных в него девушек лбами?
   - Я никому не скажу, Лира, - наконец произнесла я. - Но постарайся подумать над моими словами.
   Водянка кивнула и пошла к ребятам. Мне было жаль ее. Несчастная любовь к фавориту принцессы... да еще и при условии, что принцесса ее подруга... Неудивительно, что она решилась на такой шаг.
   Я, наконец, поняла, что за вещество было в вине. Настойка чертополоха. Как я не сумела узнать хорошо знакомый запах - ума не приложу. Но и действие, и все остальное сходится. Я же сама недавно проводила занятие по этой теме. Вот откуда водянка набрала информацию! Смышленая девочка, ничего не скажешь. Только вот от ее смышлености страдаем мы.
   Вместе с осознанием причины моих ночных приключений, я пришла к выводу, который мне крайне не понравился.
   - Можно тебя на пару слов? - я отозвала Михаила, который уже искал убежище от несчастной Элен, завалившей его вопросами.
   Ректор послушно отполз за колонну и внимательно на меня уставился.
   Я посмотрела на Анни, которая выслушивала что-то от Криса, низко опустив голову и решилась:
   - Я понимаю твою досаду, Риорский. Неприятно узнать, что отнюдь не твое природное обаяние привело девушку в твою постель, верно? Но в любой ситуации мужчина должен оставаться мужчиной. Мне следовало понять...нет, не перебивай меня... еще в момент нашего знакомства, что ничего хорошего ты не принесешь. В тот момент, когда ты позволил себе ударить меня, я поняла, что нужно бежать. И не смогла. Ты сделал мне больно, Риорский, очень. Предложить деньги...я даже не могу выразить, как это было мерзко. Я не ожидала от тебя такого поступка. Чертополох ведь не вызывает новых чувств, а лишь усиливает имеющиеся. Ты все чувства убил сегодня утром. Вчера ты сказал, что я особенная. Нет, ты не прав. Я - такая как все. И точно также, как все я не стану терпеть такое отношение. Убирайся к демонам, Михаил, ищи своего убийцу и продолжай восстанавливать против себя всех, кто может стать тебе другом. А я на практику.
   Оставив ошеломленного ректора посреди площадки, я залезла в кабину и захлопнула дверь.
   Эрл осторожно расправил крылья. Я смотрела в окно и видела Вадима, который осторожно выглядывал из-за колонны. Отца, который хмуро наблюдал за нами. Михаила, который отвернулся и совсем не смотрел на дракона.
   Кабина покачнулась: Эрл взлетал. Вот и остался далеко внизу наш городок, университет. Остались Михаил, отец, студенты, таинственный убийца, Миха. Мы летели вперед, рассекая плотные облака. Элен радостно смеялась, наслаждаясь ощущением полета. Адам, как обычно, что-то читал. Пит общался с Анни, которая с удовольствием показывала мальчику основы работы Зрячих. Даже Лира повеселела и замурлыкала себе под нос песенку.
   Эрл летел плавно, абсолютно не подчиняясь потокам воздуха и полет шел спокойно. Несколько раз дракон наклонялся, поворачивая, и Лира нервно хваталась за мою руку.
   Над облаками простиралось голубое небо, чистое и бескрайнее.
   - Расскажи мне о драконах, - попросила я Анни, когда мы с ней пили чай в кабине Зрячего.
   - Ну, - Анни задумчиво пожевала печенье, - их существует огромное количество. Уж не знаю, как в самостоятельных колониях, но у нас каждый дракон летает только в определенный Город. Эрл - зеленый дракон и мы используем его только для рейсов в Лесной Город. Кстати, в ваш городок рейсов не предусмотрено, только в столицу. Мы работаем по специальному заказу Михаила Риорского.
   - Да уж, я поняла, что ему открыты все дороги, - пробурчала я.
   - Ты с ним не ладишь?
   - Длинная история. Очень неприятная.
   - Здесь присутствуют чувства? - усмехнулась Анни.
   - Слишком много. Если б их не было, все было бы куда проще. Так что там с драконами?
   - Черные драконы летают в Верхний Город. Это довольно забавно, там в основном живут иеры - это такие существа с крыльями и клыками, они не пользуются нашими услугами, но вот люди туда летают часто. Уж очень хорошие у иеров ткани, да кружева. Ну и много других товаров, естественно. Чего только облачный настой стоит... Красные драконы, или огненные, как их еще называют, летают в Поздемный Город, хотя точнее будет сказать - спускаются. Дорога туда недолгая, но опасная, нужно спускаться в жерло вулкана, да еще и лавировать меж отвесными скалами. Не люблю туда летать.
   Синие драконы редки, у нас их всего два и осуществляют рейсы в Океаниум. Плавают отлично, а вот летают плохо, так что у нас специальная база на границе с Океаниумом.
   Белые драконы летают на Снежное Плато и, кстати, нам не принадлежат. Все белые драконы работают на Повелителя Вилдэра, он же решает пропускать или нет пассажира на территорию Плато.
   Пустынные драконы летают в Песчаники. Но используются редко, пустыня никого не влечет, да к тому же малообитаема.
   Еще у нас имеются драконы для важных персон, но не природные виды, а полученные путем смешанных браков или магических экспериментов. В основном мы пользуемся теми, что я перечислила.
   - Ты была везде? - я живо заинтересовалась рассказом Анни, ведь нигде кроме городка не была.
   - Почти, - кивнула подруга. - Крис - Погонщик-универсал, вот и я за ним таскаюсь. До него я летала только на Плато. Там, кстати, проблемы, я тебе говорила?
   - Упоминала. И что Повелитель будет делать?
   - А ничего, - хихикнула Анни. - Его там нет, он в Подземный Город уехал с визитом. Волки воспользовались, да напали. Конечно, официально там есть его сын, но ходят слухи, будто волки желают общаться только с женой Повелителя, а та девчонка совсем молоденькая, да из наложниц. В общем, фестиваль идет полным ходом.
   - И другие Правители не вмешаются? - удивилась я.
   - Вряд ли, Веста. К сожалению, в этом мире никого не интересуют чужие проблемы. Впрочем, думаю, Вилдэр и поехал в Подземный Город ради того, чтоб заручиться поддержкой.
   - Да не успел.
   - Точно. В любом случае итоги восстания на нас не скажутся, Веста, - сказала Анни. - К счастью, большинство Городов автономны.
   - Я совсем немного изучала историю, - я задумчиво уставилась в окно. - Но поняла, что ничего не происходит просто так. Какими бы самостоятельными ни казались наши Города, они зависят друг от друга и то, что происходит в одном, сказывается на остальных.
   - Думаешь? Может, стоит подать эту мысль правителям?
   - Они что, идиоты? - рассмеялась я. - Разберутся. Ты-то когда собираешься с Крисом разбираться?
   - Не знаю, - вздохнула Анни.
   Неожиданно в кабине прогремел голос Погонщика:
   - Всем вернуться на свои места, идем на посадку!
   - Иди в кабину, - скомандовала Анни. - Может немного поболтать.
   Студенты, возбужденно переговариваясь, пытались рассмотреть Вир Тонг, но видели лишь неясные очертания.
   Мы все почувствовали, когда Эрл пошел на посадку. У меня захватило дух от вида облаков, проносящихся мимо и остающихся вверху. Совершенно внезапно мы вышли из облачного слоя. Внизу раскинулся Вир Тонг. Плавучий город, о котором слагали легенды.
   7 глава. Плавучий город
  
   - Держитесь, товарищи студенты, - весело хохотнул Эрл, приземляясь на специально оборудованную площадку, что располагалась на крыше Управления.
   Лира тихо вскрикнула, когда дракон мягко ступил на лапы и сложил крылья. Элен радостно засмеялась. Вот и прибыли, впереди несколько недель счастья!
   Ребята выскочили из кабины, едва Анни отперла замок. Я вылезла следом, вдохнув холодный, но совсем даже не морозный воздух. Климат в Вир Тонге был мягче, нежели в нашем городке, ибо плавучий город находился южнее, да и море давало о себе знать.
   Я огляделась и изумленно вздохнула. Так вот он какой...Вир Тонг. И вроде бы небольшой городок, мастеровых да ремесленников пристанище, а как гремит по всему Лесному Городу. Видано ли - провинции Леса на воде стоят. И давно стоят, стоит заметить.
   Вокруг Управления располагались остальные части городка. Представляли они собой большие каменные сооружения круглого строения. На каждой из частей было по три этажа, которые соединялись меж собой широкими винтовыми лестницами. Назывались части округами, у каждого был свой глава и свой отряд стражников. Разноцветные флаги развевались на ветру, а храм богини Меридии, висящий в воздухе, поражал красотой и масштабом. Единственный городок Лесного Города, где есть храм.
   - Здорово! - донесся до меня возглас принцессы. - Ну и красота, я Вир Тонг только на картинках видела!
   Я обернулась и обнаружила, что за нами с усмешкой наблюдает Крис. Хотела было подойти, да вправить сволочному Погонщику думательный орган, но остановилась. Вон Анни как смотрит на него, хоть и с болью, а нежно. Я задумалась, начала ловить взгляд Погонщика... и передумала влезать. Сами разберутся, все у них нормально будет.
   - Ну что, Сияющая, - сказал Крис, - прощайся с подружкой и стартуем. Нам еще забирать эту новоявленную повелительницу Снежного Плато, чтоб ее сосулькой убило.
   Анни подбежала ко мне и обняла.
   - Не сердись, Веста, - прошептала она мне на ухо. - Люблю его, знаю, что негоже так гордость терять.
   - Все нормально, Анни, - я улыбнулась. - Лети в свои снега, но совет: еще раз он к тебе полезет - укуси его за что-нибудь чувствительное.
   Подруга расхохоталась, а я добавила:
   - Только на свадьбу позовите, я вам пирог испеку традиционный.
   Н лице Анни отразилось притворное выражение ужаса:
   - Только не это!
   Погонщик кинул на нас подозрительный взгляд.
   - Беги, подруга, - я подтолкнула Анни к Эрлу. - Еще свидимся.
   - Удачи тебе, Волверин, - подмигнула Анни. - Дадут Боги, еще натворим мы дел!
   Девушка проворно вскочила в кабину и уселась рядом с Погонщиком. Тот собственническим жестом пристегнул ее ремень и начал поднимать Эрла в воздух.
   - Пока, Эрл! - хором закричали мои студенты.
   Дракон на прощание помахал нам хвостом и в мгновение ока скрылся в облаках.
   Я тяжело вздохнула. Встреча с Анни напомнила, как хорошо мне было во времена студенчества. Все-таки работа преподавателя не для меня.
   "Брошу все" - внезапно решила я. - "Уеду и никогда не вернусь, на Снежное Плато уеду или к Песчаникам уйду. Буду путешествовать, дома зажиточным торговцам декорировать, да мелким ведовством подрабатывать. Жить, как свободная ведьма...без ответственности и интриг - счастье".
   - Миледи Волверин? - чей-то голос вернул меня к реальности.
   К нам подошел невысокий мужчина в форме королевской стражи.
   - Веста Волверин и четыре студента Университета Охотников и Провидиц прибыли на практику, верно? - прочитал стражник по бумажке.
   - Да, - ответила я.
   - Мне велено проводить вас в апартаменты. Вы поселитесь в Округе Торговцев. Следуйте за мной.
   Почувствовав на себе взгляд Элен, я подмигнула принцессе. Та выглядела взволнованной и немного уставшей.
   Стражник вывел нас из Управления, и мы по хрупкому веревочному мостику перешли в Округ Торговцев. Как и ожидалось, в Округе было людно и шумно.
   Внутреннее убранство Вир Тонга отнюдь не было шикарным, скорее наоборот. Невзрачные каменные стены, узкие коридоры, слабо освещавшиеся факелами, выцветшие ковры. В центре Округа было большое пространство, занимающее все этажи. Внизу, в холле, куда можно было попасть с самого первого этажа, были установлены лавки мелких торговцев. В коридорах, что паутиной опутывали Округ - крупных.
   Стражник вел нас достаточно долго, он спустился на самый нижний этаж и остановился перед тремя дверями, ничем не отличающимися от тех, что мы видели по дороге.
   - Вот ваши комнаты. Одна для девушек, вторая для парней, третья - для преподавателя.
   А затем мужчина протянул мне какой-то свиток.
   - Это распоряжение Управления, разрешение на проживание и все, что вам понадобится в процессе работы. По всем вопросам можете обращаться ко мне. Я - начальник стражи Округа Торговцев, Амир Трехрогий.
   - Веста Волверин, - я протянула стражнику руку, и он пожал ее все с таким же отсутствующим выражением лица. - Спасибо. Управление должно было выделить мне для занятий аудитории, эта информация есть в документах?
   - Несомненно, - кивнул стражник. - А теперь позвольте вас покинуть, служба не ждет. Отделения стражи вы найдете на каждом этаже. Не стесняйтесь, обращайтесь.
   - Благодарю, господин Трехрогий. Я буду иметь это в виду.
   Когда стражник ушел, я повернулась к студентам:
   - Ну, чего застыли? Марш по комнатам! Сегодня отдыхаем, а завтра чтоб как штык на занятиях.
   Я пробежалась глазами по документам.
   - Лекционный зал, вход с холла. Будем вам задания распределять.
   Лира радостно подпрыгнула, а Элен уже зашла в комнату и придирчиво ее осматривала. Я же направилась в свою, не став смотреть, как дела у парней.
   В комнате не было ничего лишнего: кровать, письменный стол, стул, шкаф для вещей, прикроватный сундук, несколько полок и бочка с питьевой водой. Жить можно, хоть и апартаменты в университете меня устраивали больше. А вот личной душевой у меня не было: придется ходить в общую. Это открытие неприятно меня удивило. Впрочем, у коренных жителей Вир Тонга должны быть свои душевые, скорее всего, нас поселили в некоем подобии общежития.
   День прошел незаметно. Я распаковала вещи, заметно устав отглаживать платья (бытовая магия - определенно не мой конек), поужинала принесенными овощами и булочками. Мяса здесь не водилось: город-то морской. Очевидно, придется голодать. Всегда мечтала похудеть.
   Ближе к вечеру, когда свеча на моем столе размеренно горела, освещая комнату, я села писать письма. Надлежало отчитаться перед ректором об успешном прибытии.
   "Прибыли. Полет без происшествий, с завтрашнего дня начнем занятия".
   Вот так. Кратко, по делу и никакой личной информации. Отныне с ректором у меня только служебные отношения!
   "Нашла, когда устанавливать субординацию" - тут же возразила я сама себе. - "Ты бы еще после того, как ваш совместный ребенок в университет поступил, решила с ним личных отношений не иметь".
   Кстати, о детях...что будет, если я внезапно окажусь на сносях? Ну как внезапно...конечно, для меня сие событие внезапно не произойдет, а вот кое-кто может удивиться, увидев меня с животом. Широкие платья отлично скрывают беременность...
   Тьфу, о чем я? Какой-то бред.
   Пергамент вспыхнул и исчез. Послание принято, вероятно, скоро будет прочитано.
   А я решила немного поспать. Переезды (да и любые перемены) всегда действовали на меня удручающе. Спасало лишь осознание того, что я здесь ненадолго и скоро вернусь в родные стены университета. О том, что там меня ждут разборки с Риорским и Рейбэком думать не хотелось.
   Я переоделась в ночную рубашку, залезла под грубое одеяло и уже было засыпала, как дверь вдруг распахнулась и...отрикошетила от стены, вновь захлопнувшись. Я обалдело уставилась на нее, ожидая продолжения.
   По ту сторону двери раздалась отборная ругать и на этот раз дверь хоть и толкнули с невероятной силой, все же придержали.
   Сказать, что в проеме стояла колоритная личность, значило ничего не сказать. Это была полная девица лет двадцати-двадцати пяти (точно я не смогла определить из-за отсутствия каких-либо амулетов), одетая в простое хлопковое платье, которое плотно облегало фигуру, из-за чего посетительница выглядела как сосиска, перетянутая бечевкой. Шею и голову женщины украшало множество разномастных платков со всевозможными подвесками, звенелками и бренчалками, так что когда она шла, то вся звенела.
   - Так это ты что ли, девонька ученая? - пробасила незнакомка.
   - Очевидно, да, - пробормотала я, все еще находясь в шоке. - А вы кто?
   - Так я ж это...жинка нашего кузнеца, да. Я тут всем заведую, значит. Что порядок был, - принялась перечислять женщина, - чтоб обид да ссор не чинили, чтоб чистоту блюли. Аглаей величают. А ты кем будешь, девица столичная?
   - Я не столичная, - вздохнула я. - Вестой зовут.
   - Имя какое чудное, - фыркнула Аглая, разглядывая мое платье, висящее на стуле. - И платье-то у нее камушками расшито. Брульянты небось?
   - Да нет, обычные камушки, - я отмахнулась. - Вы для чего пожаловали? Я тут отдыхать изволила.
   Аглая на секунду замешкалась, но быстро сориентировалась и громко расхохоталась:
   - Не робей, Вестушка! Поживешь с нами с недельку, мы народ простой, мигом тебе жениха подыщем. С такими-то платьями, да и мордашка у тебя ничего, правда нос кривоват, да фигурой не вышла, ну не беда, и такую возьмут, умела бы хозяйство вести! Вот ты могешь хозяюшкой хорошей быть?
   От такого потока сознания я, честно говоря, опешила, а потому не сказала ничего, кроме:
   - Могу.
   - От и славненько! - обрадовалась Аглая. - Ах, я пришла то зачем, Вестушка! У нас нынче мужчины на рыбалку собираются, да будут потом всех рыбкой потчевать, собираем им на снасти по два золотых.
   И требовательно протянула в моем направлении пухлую ладонь.
   - А если я деньги дам, вы тогда уйдете? - я прищурилась.
   Аглая кивнула.
   Пришлось вытащить из кармана несколько монет и протянуть женщине. Та достала откуда-то из-за пазухи пергамент и коряво нацарапала что-то на нем.
   - Бывай, Вестушка! - попрощалась женщина. - Загляну еще, проведаю горемычную.
   Кто тут горемычная и по какому праву меня удостоили такого лестного отзыва, я не стала выяснять.
   - Да уж, колоритное местечко, - пробормотала я, вновь укладываясь на ночь.
   К счастью, до утра я спала без приключений.
   А утром была разбужена диким криком:
   - А-А-А!
   Спросонья я, естественно, не поняла, что случилось и кто кричит. А как только сообразила, что источник шума находится явно не в моей комнате, тут же выскочила в коридор.
   Народ уже вовсю толпился у дверей комнаты Лиры и Элен. Кричал, судя по виду, Адам.
   - Что тут происходит? - осведомилась я.
   - Адам перепутал комнату, - объяснила Элен. - И случайно лег к Лире, а та в это время уже спала. Ну, спросонья решила, будто кто к ней пристает, да наслала на Адама сглаз пиявочный.
   И вправду, парень был покрыт множеством следов от присосавшихся пиявок. А одна, особенно вредная, никак не могла отцепиться от его уха.
   - Переполошили весь Округ! - рявкнула я. - Вы можете хоть один день провести без происшествий?!
   - Простите, - Лира давилась от смеха. - Я перепугалась спросонья.
   - Разберитесь уже между собой сами, - я махнула на этих "героев" рукой. - Я досыпать.
   Только сейчас я заметила, как странно на меня смотрят люди и с запозданием поняла, в чем дело: выскочила я в одной рубашке, которая едва доходила до колен. Конечно, в столице и не такие короткие платья видели, но в Вир Тонге, известном своими консервативными нравами, такой наряд был более чем вызывающим.
   Захлопывая дверь, я заметила взгляд крупного мужчины, что стоял вдалеке. Не понравился мне этот взгляд... Как выяснилось впоследствии, не зря.

***

   Помимо моих студентов в комнате присутствовали еще четверо: сухонький старичок в сером балахоне, невысокая женщина в мантии ученого, молодой парень, лениво разглядывающий потолок и среднего возраста мужчина, который был настолько обычным что, казалось, сливался с тусклым интерьером комнаты.
   - Итак, дамы и господа, а точнее, мои дорогие студенты, приветствую вас на первой практике! Как вы уже знаете, а я надеюсь, вы знаете, мы приехали в чудесный город Вир Тонг, иначе именуемый как Плавучий Город.
   Легенда гласит, будто сама богиня Меридия спустилась к королевичу, когда тот пересекал просторы моря на своем самодельном суденышке. Девушка была прекрасна и добра, королевич тут же влюбился. Они вместе переплыли море и вышли к берегам того, что сейчас называют Лесным Городом. Но прошли годы, король постарел, и богине пришла пора возвращаться. Страдая от разлуки и тоски, король велел построить городок, который будет вечно напоминать его народу о той любви, что царила в его сердце. Вир Тонг... А спустя несколько дней после заселения, в небе появился прекрасный храм богини Меридии, и все посчитали это ответом на прекрасную любовь Лесного Короля. Этот храм вы можете наблюдать, гуляя по балконам. Только прошу, не упадите за перила.
   Разумеется, это лишь легенда и не стоит искать здесь сокровища богини или какие-то мистические вещи. Я призываю вас относиться ко всему критически. Но, тем не менее, считаю лишним приводить вам цифры и сухие факты об этом городке, все это вы почерпнете из книг. До самого зимнего праздника вы будете работать в самых разных областях магии, торговли и алхимии. Я хочу, чтобы каждый из вас научился тому, чему не научат книги и учителя. Именно за этим я пригласила этих людей.
   Лира, ты будешь работать в лавке аптекаря. Задачи и обязанности он объяснит тебе сам, а мое задание такое: работа по теме "Лекарственные травы Вир Тонга, применение, особенности, риски".
   Элен, тебе достается заклинательница. Она ученый, отличный специалист. Будешь работать в детской секции. Тема: "Использование флоры Вир Тонга и его окрестностей при магическом лечении и восстановлении детей".
   Пит, ты работаешь с алхимиком. Тема: "Аналоги растительных компонентов, полученные путем алхимических преобразований".
   Адам, оружейник твой. Прошу, будь с оружием осторожнее, не убейся там. Напишешь работу "Технология закалки и других термообработок изделий с применением ингредиентов растительного порядка".
   Что ж...на том и порешим. Через неделю все должны сдать тезисы работы и написать небольшое сообщение об истории Вир Тонга. Официальной истории, подчеркиваю. Легенду я привела вам для повышения настроения, а не для использования в трудах.
   Элен послушно направилась вслед за заклинательницей, Адам пошел с оружейником, которым оказался тот самый невзрачный мужчина, веселый парень, подмигнув, увел с собой Пита а Лира, многозначительно на меня посмотрев, поползла вслед за старичком.
   Да, я не забыла о наказании, а Лире будет полезно пообщаться с опытным лекарем, который не первый десяток лет занимается продажей лекарств.
   С этого момента началась та часть моей истории, что я никак не могу назвать приятной. И пусть было в моей поездке много веселого и интересного, я все равно не смогла сделать то, что обещала ректору.
   Ребята начали выполнять свою работу. Я - писать заметки и осваиваться в городе.
   Вир Тонг оказался большой деревней, а точнее, несколькими общинными домами. В Округах все друг друга знали, общались и даже ели иной раз вместе. Но, несмотря на эту кажущуюся дружность и сплоченность, было заметно, что у каждого из жителей Вир Тонга есть свои секреты. В древних городах всегда присутствует некая таинственная атмосфера, что касается Вир Тонга, то там даже стены навевали мысли о прошлом.
   Каждый день, просыпаясь, я проходила через общий зал, поднималась наверх и выходила на балкон. По большей части погода была плохой, косые дожди шли не переставая. Главной особенностью Вир Тонга было то, что город двигался в открытом море по строго заданной траектории. Но как бы я не пыталась заметить хоть проблеск движения, мне это не удалось.
   Так прошла неделя нашей практики. И лишь на восьмой день случилось что-то, что скрасило размеренное течение будней. Вечером я писала письмо ректору, описывая успехи ребят и свои заметки. Сделать это было необходимо, притом срочно. Но, как это водится, в моменты острой необходимости бумажной работы вдохновение мне приносили даже стены.
   Дверь распахнулась, впуская в комнату Аглаю, которая вот уже с неделю регулярно навещала меня и приносила свою выпечку. Аглая была в сущности неплохая, простая, где-то бестактная, но добрая и веселая. Я с удовольствием слушала ее истории из жизни Вир Тонга, уплетала плюшки, не забывая оставить немного студентам, да отдыхала душой. С Аглаей оказалось просто общаться, хотя поначалу меня и смущало ее наглое поведение.
   - Чегой-то ты тут делаешь? - женщина с любопытством заглянула в пергамент. - Тю, калякает кому-то. Любовнику небось?
   Я неожиданно для себя рассмеялась.
   - Почти в яблочко.
   - Да ладно, не красней, - хмыкнула Аглая. - Я чего зашла-то, там мужики с рыбалки вернулись, рыбку уж готовят. Идем, все собираются.
   Я вспомнила, что вроде бы сдавала деньги жене кузнеца, так что пришлось послушно плестись за ней в холл, где уже собралась большая часть Округа. Естественно и мои студенты были в сборе.
   Я подсела к ним.
   - Добрый вечер, - Элен улыбнулась.
   - Привет. Как дела? Как практика?
   - Отлично! - хмыкнул Адам. - Почему принцессе досталась заклинательница, а мне оружейник? Ведь принцесса...
   - Что? - Элен резко выпрямилась. - Тупая?
   - Я...я не говорил этого, - забормотал парень. - Просто мне бы хотелось...
   - Адам, прекрати, - скомандовала я. - Не порти нам вечер. Я знаю, что ты недоволен своим назначением, но это мое решение. Твои знания в областях, что изучают девочки, меня устраивают. Но ты мужчина, а значит, знание оружия не повредит. Поверь, иной раз нужно махнуть мечом.
   - Как скажете, - буркнул он и отвернулся.
   Стало ясно, что мои доводы парня не убедили.
   Кусочки рыбки разложили на печке, что установили в центре холла, Аглая вовсю заведовала вином, наливая мужчинам в большие кубки, женщинам - в маленькие стаканчики.
   - Веста, - наклонилась ко мне Лира. - Вон тот мужик на нас так смотрит. Вы знаете его?
   Я посмотрела в направлении, указанном водянкой и увидела, как кузнец (тот самый муж Аглаи) смотрит прямо на меня. Мужик отпил из кубка и причмокнул губами, от чего мне захотелось убежать куда-то подальше.
   - Пускай смотрит, - отвернулась я. - Он женат. Насколько я знаю его жену, особенно не забалует.
   Лира пожала плечами, соглашаясь, но за весь вечер я не раз встречала ее настороженный взгляд.
   А кузнец меж тем тревожил меня все больше и больше. Он то и дело прикладывался к кубку, а на рыбу и не взглянул. Лицо его наливалось красным, глаза соловели. Наконец он поднялся, пошатываясь и икая.
   - Ну что, девицы, кто со мной пойдет мягкость сеновала проверять?
   Народ радостно расхохотался. Им шутка показалась смешной, ибо сена в Вир Тонге не заготавливали: не для кого, да и не из чего. А мне почему-то сделалось не по себе. Аглая, к моему удивлению, сидела тихо. Муженька она не остановила и вообще вела себя как заправская ветошь. То есть, не высвечивала.
   Кузнец продолжал стоять в центре, требовательно глядя...на меня. На язык тут же напросилась колкость, но я благоразумно промолчала. С кузнецом мне не потягаться, вон какие ручищи.
   Раздосадованный отсутствием откликов на порыв души, муж Аглаи сел и еще поддал винца. Тут же вскочили остальные мужчины, кто-то начал бренчать нехитрую мелодию и посиделки переросли в пляски. Элен и Лира счастливо закружились в танце и таки уговорили Пита станцевать с ними нечто совершенно не приличествующее любимой дочери короля. А Адам сидел в уголочке. Естественно, с книгой.
   Я же под шумок пошла спать.
   Письмо дописывать не стала, решила оставить на завтра. Голова гудела, хоть выпила я всего ничего. Но жирная пища, всеобщее веселье и громкая музыка сделали свое дело: я крепко заснула.
   Проснулась от того, что чья-то рука по-хозяйски легла на мое бедро, а дыхание защекотало шею. Мелькнула мысль, что ректор пришел мириться, но потом... потом я вспомнила, что нахожусь в Вир Тонге и ректора тут быть не может. Я резко повернулась, и попыталась было вскочить.
   - Тихо, - пьяное лепетание донеслось до меня, - не бойся, мы отлично проведем время.
   На этот счет у меня возникли сомнения. Вспыхнувшая сама собой свеча осветила тучную фигуру кузнеца, который весьма радостно шевелил кудрявыми усами в предвкушении...меня.
   От возмущения я не смогла ничего выговорить; меня сгребли в охапку, прижали к широкой груди и принялись нагло лапать.
   Пришлось признаться себе: от ректора я бы это стерпела, но кузнец! Мужик выбрал крайне неудачное время, да и знакомство начал не с того. Иной раз во мне просыпается ведьма.
   - А ну отполз по-тихому, - возмутилась я, когда кузнец перевернул меня на спину и навис сверху. - А то жене расскажу подробно, чего ты тут делал.
   Мужик расхохотался и заплетающимся языком поведал:
   - Знает Аглайка, знает да молчит. И будет молчать, я ведь поколотить могу. Пусть вообще спасибо скажет, что взял к себе, да жизнь обеспечил. И ты молчи, я ведь на руку быстр да тяжел.
   - А на голову, смотрю, ушиблен. А ну, слезай с меня!
   Не в правилах настоящих мужчин сдаваться.
   Кузнец живо скатился с моей кровати, когда я подпалила ему усы. Тотчас в комнате вспыхнули все лампы, и я увидела, что этот наглец уже успел раздеться, причем гора одежды небрежно валялась на полу.
   - А теперь пошел отсюда вон! - заорала я так, что слышно было, наверное, даже в Управлении.
   Из дома я взяла лишь один небольшой кактус, цветки которого были незаменимы при головных болях, мучающих меня изредка. И сейчас он скромно стоял на столе, не подозревая о своей великой миссии в спасении кузнеца.
   Кактус ожил в мгновение, спрыгнул со стола и на пошатывающихся ножках двинулся к незадачливому любовнику. Тот, ничего не замечая с возгласом "Ведьма проклятая!" снова полез штурмовать мое священное ложе.
   Я примирилась с тем, что крупная пьяная туша карабкалась на мою постель. Примирилась с тем, что эта туша ласково улыбалась мне. Смирилась с тем, что на туше не было одежды. Но то была я. Кактус, возмущенный крайне невежливым отношением к хозяйке, остановился, подумал и кинулся на баррикады.
   Мужик взвыл, когда колючее зеленое тельце врезалось ему прямо в... в общем, больно было. Он обернулся, ища обидчика, но так как нападавшим был кактус, а для того, чтобы его увидеть, нужно было лишь опустить глаза, мужик остался с носом. Обиженно взирая на пустое пространство комнаты он философски изрек:
   - Показалось.
   Я кивнула, соглашаясь. Кактус внизу, оскорбленный пренебрежением, готовился нанести повторный удар.
   И вновь кузнец взвыл, но на этот раз узрел несчастное растение, обалдел и замер.
   Кактус вновь изготовился.
   Всегда считала кузнецов людьми крайне умными и толковыми. Но этот, наплевав на все доводы разума и ноющей задницы, сделал то, что нормальный человек никогда бы не сделал. Он размахнулся и пнул кактус.
   Тот, естественно, улетать не собирался, но к ноге прицепился крепко. Он терся о ступню мужика, заставляя того бешено прыгать на одном месте и жутко материться.
   Дверь распахнулась и кузнец, стряхнувший наконец кактус с ноги, с воем выбежал наружу. Следом полетела его одежда. Ожившее растение кинулось за ним.
   Я хохотала, не в силах даже подняться с кровати. В комнату заглянула удивленная принцесса, которую разбудили наши вопли.
   - Все нормально? - спросила она.
   - У меня да, - простонала я. - А вот кузнецу сегодня не везет.
   Озадаченная девушка исчезла, оставив меня в одиночестве. Заснуть я уже не смогла, но зато дописала отчет для Михаила и даже позволила себе немного вольности, описав, как нам здесь хорошо. Когда на моем столе вспыхнуло пламя, и пришел ответ, я уже собиралась прогуляться.
   " Веста.
   Рад, что вам не скучно. Постарайся лучше следить за ребятами, не позволяй гулять поздно одним. У нас убийства прекратились, есть вероятность, что убийца ищет вас. Помни, что даже если Адриана не организовывала нападения, ее могли заставить работать на убийц. Она метаморф, так что опасайся всякого. Надеюсь, с вами ничего не случится. Михаил".
   Надо же, первый ответ с того момента, как мы в Вир Тонге. Значит, ректор крепко обеспокоен нашей безопасностью. Что же происходит?
   Небо, как всегда, было хмурым, слегка накрапывал дождь. Я брела вдоль балкона, смотря в серую даль, и пыталась свести все факты воедино. Получалось плохо: слишком уж разорванная картина. Такое чувство, будто действует некто очень умный и сильный, но подверженный эмоциям и настроению.
   "Баба" - ехидно пронеслось в голове.
   Да, это женщина, без сомнения. Стоит проверить, не приезжал ли кто в Вир Тонг недавно. С убийцы станется поселиться в другом Округе, тем более что все Округа соединяются меж собой переходами.
   Сама того не замечая, я дошла до храма Меридии. Веревочная лестница спускалась из шара, висящего в воздухе. Неожиданно мне захотелось посетить храм, хотя я никогда не относилась к той категории людей, которая все время ищет покровительства богов.
   В храме был всего один зал. В центре возвышалась статуя Меридии, которая была выше меня раз в пять. Небольшой каменный алтарь был заставлен дарами, что свидетельствовало о важности храма для жителей Вир Тонга.
   Я опустилась перед алтарем на колени, как велят традиции и пробормотала:
   - Прости, Светлейшая, я без даров. Не знаю, зачем пришла сюда. Вернее, не хочу знать. Хоть ты посоветуй, что делать. Дай знак, прошу. Я запуталась. Почему я так легко прощаю зло? Почему добро остается в моей памяти надолго, а зло не держится? Я готова уцепиться за шанс снова обрести отца, хотя знаю, что за все его преступления могла бы потребовать у короля право на убийство! Я готова простить Михаила за все, что он делал и говорил лишь потому, что нестерпимо хочу, чтобы было как у всех: свидания, подарки, поцелуи... Почему после стольких лет тихого существования в мою жизнь пришло столько людей, в которых я не могу разобраться?
   - Никогда не проси советов, - сзади меня раздался женский голос.
   Обернувшись, я увидела невысокую женщину в поношенном плаще, которая ласково улыбалась, глядя на меня. Очевидно, я не слышала, как та вошла.
   А меж тем женщина продолжила:
   - Совет может дать всякий, но ты, оступившись, корить будешь не себя, а давшего совет. Не перекладывай ответственность за свои поступки. Думаешь, забывать плохое нельзя? А может, твое сердце само знает, что стоит хранить в памяти, а что нет? Не из желания иметь семью ты готова простить отца, Веста, а от того, что чувствуешь: он изменился. И не из стадного чувства ты тянешься к Михаилу, а потому что он заставил тебя быть самой собой, делать то, чего хочется. Ты не даешь ему шанса, а меж тем страдаешь от неразделенной любви.
   - Ничего я не страдаю! - от смущения у меня щеки покраснели.
   - Вижу я, как не страдаешь. Знаешь, почему у некоторых пар столько трудностей? Почему влюбленным постоянно что-то препятствует? Все просто: они не созданы друг для друга. Те же, кому суждено быть вместе, несмотря на все, влюбятся.
   - Вы вообще кто? - вздохнула я. - Наслушались городских сплетен, да поддакиваете. Нет никакого высшего контроля, мы сами решаем свои судьбы.
   - Да, - грустно вздохнула женщина. - Боги забыли об этом мире. Ты знаешь, как он появился?
   - Не встречала еще легенд на эту тему, - пришлось признаться мне.
   - Хочешь, расскажу? - женщина лукаво улыбнулась.
   Я кивнула.
   - Садись, - незнакомка указала мне на пол. - Тепло, не простудишься. Да и чисто, я каждый день все убираю здесь.
   Значит, жрица Меридии. То-то я смотрю, она здесь чувствует себя своей.
   - Наш мир, как и другие, зародился очень давно. Сами пространство и время подвинулись, дабы освободить место нашему миру. Появились боги, начала зарождаться жизнь. Все бы шло своим чередом, если бы наш мир не был перекрестным местом, куда приводят дороги из других миров. Мы живем на перекрестке миров, и потому очень важны. В нашем есть все - магия, чувства, жизнь, боль. Разрушится наш мир - разрушатся все остальные, ведь без обмена энергией невозможно существование мира. Наш ведь единственный, в котором сочетаются такие силы, и мы далеко не все знаем о возможностях волшебства. Самые разные энергии перетекают через наш мир, наполняя жизнью другие.
   И население у нас состоит из выходцев разных миров, что по ошибке забредали сюда. Потому и имена и внешности разномастные.
   - Я не знала. Откуда вам это известно?
   - Еще существуют древние свитки, - туманно ответила жрица. - Жаль, что не владеющим древним языком их не понять. Тебе стоит научиться жить в этом мире, Веста. Он создан для тебя.
   - Как-то не сложилось у меня в этом мире со счастьем. С самого детства только паршивое что-то и происходит.
   - Может, стоит уже поверить в то, что тебя могут любить?
   Я отвернулась, задумчиво глядя на алтарь.
   - Как можно любить человека, который бил тебя?
   - Можно. Если сердце чувствует, что можно, значит, не противься. Человек - не книга, его нельзя прочесть. Мир не делится на черное и белое, он имеет не только оттенки серого, но и самые яркие краски. Ты никогда не узнаешь, что чувствует другой человек.
   - Я вас совсем не понимаю, - покачала головой я.
   - И не надо, - улыбнулась жрица. - Живи своей жизнью, пусть все идет своим чередом. Тебе уже пора, негоже гневать богиню, ты и так пробыла здесь долго. Когда-нибудь мы снова встретимся.
   - Спасибо.
   - За что? - удивилась женщина. - Я ведь тебе не помогла, чувствую, как беспокойно душа мечется.
   - За разговор, за легенду, за внимание, - улыбнулась я. - Могли бы просто промолчать.
   - Ты сама просила совета, Веста. А теперь иди.
   Выйдя на воздух, я поняла, как душно было в храме. Дождь кончился, облака рассеялись, и яркое солнце освещало городок. Люди радостно выходили из зданий, ловили редкие лучи солнца, смеялись и веселились.
   Когда я вернулась в свой Округ, меня тут же поймала Лира:
   - Веста, вы не знаете, что случилось с кузнецом?
   - А что такое? - я едва не прыснула со смеху.
   - Да он закрылся у себя, не выходит, буянит. Прибежал вчера ночью голый, с подпаленными усами, весь в царапинах и сказал, будто на него кактус напал!
   Я все-таки рассмеялась.
   - Веста, - Лира прищурилась, - а этот кактус случайно не того же свойства, что и злобная герань?
   - Абсолютно, - подтвердила я. - Этот боров ко мне ночью в кровать полез, вот я его и проучила. Чтоб неповадно было.
   Неожиданно Лира, изменившись в лице, глянула на что-то за моей спиной. Обернувшись, я увидела лишь удаляющуюся спину Аглаи.

***

   - Ты серьезно знала, что муж гуляет? - спустя час я успокаивала ревущую Аглаю.
   Та кивнула.
   - Он и не скрывал, а как я кричать начинала, так бил, - и снова женщина начала плакать. - А что я могу? Он вон какой мужик ладный, а я толстуха, да и не красавица. И ты приехала, он даже мне говаривал, что не прочь бы с тобой поиграть.
   - А поиграл с кактусом, - зло проговорила я.
   Аглая робко улыбнулась.
   - Он такой прибежал злой... Ведьмой тебя обозвал, да печку чуть не сломал, я даже спряталась, а то и побить мог.
   - Понятно. В общем, Аглая, будем тебя вытаскивать. Достал меня этот мужик.
   - А как? - Аглая, перестав плакать, недоуменно на меня уставилась.
   - А так. Зовут его как?
   - Егроруша.
   - Ну и имя, - я хихикнула. - Значит так: раз дяде приспичило поиграть, мы с ним поиграем.
   - А не опасно? - забеспокоилась Аглая. - Ты ведьма сильная, а меня и пришибить могет.
   - Ты мне вот что скажи, ты от него уйти хочешь?
   - Куда ж я пойду? - захлюпала носом женщина. - Он меня бесприданницу взял.
   - Бесприданницу? - я подняла брови. - Так и взял, без любви?
   Аглая вновь кивнула.
   - Пожалел, меня ведь никто замуж-то не брал, я перестаркой была. А Егроруша пожалел, взял без гроша в дом.
   Что-то мне это все странным казалось. Гулящий мужик, да женится на дурнушке, у которой ни кола, ни двора... Было в этом что-то...странное.
   - Аглая, сейчас к мужу не ходи, делами занимайся. Вечером будет небольшой спектакль, а после он у тебя шелковым станет.
   Аглая ушла по делам, а я направилась к Лире.
   Та дежурила в аптеке: стояла за прилавком.
   - Слушай, - обратилась я к ней, пока не было посетителей. - Есть мужик, козел порядочный. Есть женщина, ничего особенного, беднячка, да необразованная, собой не хороша. На кой лысый ежик этому мужику на ней жениться?
   - Жрать хотел? - подумав, ответила водянка.
   - Почему тогда экономкой не взял?
   - Не только жрать хотел?
   - Почему тогда не взял красавицу-умницу?
   - Может, у этой не красавицы было что-то, что ему очень нужно было?
   - Рада, что ты разделяешь мое мнение.
   - А эта женщина не Аглая случаем? - спросила Лира.
   - Она, - я вздохнула. - Жалко мне ее, за таким мужиком замужем. Хорошая ведь, и не виновата, что красотой боги обидели.
   В аптеку зашел покупатель а я, придумав наконец, что делать, направилась к стражнику.
   Амир был там, где и говорил. Увидев меня, мужчина поднялся и предложил мне стул.
   - Скажите, как идут дела у кузнеца Егроруша? - спросила я.
   Стражник нахмурился.
   - Я слышал о вчерашнем инциденте. И крайне возмущен.
   - Да, я тоже.
   - Вы не смеете так обращаться с жителями Вир Тонга! - неожиданно выдал Амир.
   - А они смеют лезть к заезжим магичкам в постель? - в свою очередь возмутилась я. - Между прочим, не будь я ведьмой, на утро вы бы расследовали другое преступление!
   - Даже слушать не хочу ваши оправдания, тем более они ложны! Мне рассказали все. И как вы разгуливали перед всеми в неприглядном виде, и как на празднике откровенно заигрывали с Егрорушей, и как в комнату к себе позвали. А как поняли, что одними обжиманиями мужчина не ограничится, на попятную пошли?
   От таких обвинений у меня отвисла челюсть.
   - Еще один подобный инцидент, миледи Волверин, и я буду вынужден выгнать вас из нашего города! Вашему начальству я уже доложил. А теперь вон! Если я еще раз узнаю, что вы ошивались около Егроруши или его жены, будете сидеть в темнице. Ясно?
   - Знаете, - медленно проговорила я. - Иной раз стоит промолчать. Вот вам бы стоило. Оскорблений я не прощаю.
   - С каких это пор? - дверь распахнулась и явила нам ректора, который был злой, как черт.
   - Ты что тут делаешь?!
   Меня схватили за руку и потащили к выходу.
   - Отпусти! - я попыталась вырваться.
   В комнате Михаил устало опустился на мою кровать и внимательно посмотрел на мою взъерошенную голову.
   - Что тут происходит?
   Я решила отмалчиваться.
   - Я спросил: что тут происходит, - с убийственной холодностью проговорил Михаил. - Почему мне присылают гневные письма о том, что моя сотрудница неподобающе себя ведет? Почему я должен срываться и лететь сюда, дабы выяснить, что ты натворила в очередной раз? Я просил тебя следить за студентами, а не устраивать личную жизнь!
   В конце фразы Михаил сорвался на крик, и я вздрогнула.
   - Я не...
   - Молчать!
   - Так мне объяснять или молчать? - буркнула я.
   - Ладно, - ректор глубоко вздохнул, - говори.
   - Я действительно имела конфликт с кузнецом местным. Я действительно выставила его на посмешище и немного побила. Но я защищалась! Не оживи я этот кактус...
   - Ты здоровенного мужика кактусом напугала? - с лица ректора вмиг слетело выражение гнева.
   - Живым кактусом, - поправила я.
   - Таким же злобным, как герань?
   - Ну...почти.
   Михаил невесело рассмеялся.
   - Да что он сделал то? За что ты на мужика растение напустила?
   - Он меня изнасиловать пытался.
   Тишина, повисшая в комнате, напугала бы любого. Михаил молча смотрел на меня, а потом совершенно спокойно произнес:
   - Изнасиловать?
   - Он ко мне полез, когда я спала. Разделся и в кровать, отпускать не хотел. Я ему сначала усы подожгла, а он не унялся. Пришлось призывать на помощь магию. Ну из растений только кактус был при мне. Вот он и...того.
   - Понятно. То есть ты его в комнату не приглашала?
   - Я что, на дуру похожа? Конечно, нет. Он меня за пару дней заприметил, даже жене говорил, что не прочь бы. Ну а на посиделках напился, да решил счастья попытать.
   Ректор встал и подошел ко мне. Я думала, опять начнет орать, но он протянул руку и погладил по голове.
   - Испугалась? - спросил он.
   - Сначала да, - призналась я. - А потом, когда его кактус атаковал, смешно было.
   - Веста...
   Наши взгляды встретились. Сначала руки сплелись, отчего я вздрогнула, а потом... распахнулась дверь.
   - Ой, - Лира покраснела. - Я опять...не вовремя. Здравствуйте, господин ректор.
   - Привет, - поздоровался Михаил, отпуская меня.
   - Веста, я тут подумала об Аглае и Егроруше...
   - Кто такой Егроруш? - спросил у меня Михаил.
   - Егроруша, - поправила я. - Кузнец.
   Михаил как-то странно помрачнел.
   - Пойдем, поговорим и с Егрорушей, и со стражей.
   - Зачем? - перепугалась я.
   - Расскажу им сказку, - мрачно пообещал Михаил. - О том, что бывает, когда врешь главе королевской разведки.
   - Постой, - мы с Лирой загородили проход.
   - Ну, что еще?
   - У Егроруша жена есть, Аглая. Хорошая тетка, да муж скотина. Может, мы ей как-нибудь поможем?
   - Ну что мне с тобой делать? - простонал Михаил, возвращаясь в комнату.
   И Лира принялась объяснять свою идею. А я старалась не смотреть на Михаила. Тот, видя мое смущение, нарочно придвинулся ближе. А когда Лира не видела, провел рукой по моей коленке, за что получил весьма ощутимый удар по ребрам.
   Как и оказалось, дела у кузнеца шли из рук вон плохо. Никто его особенно не любил, а потому предпочитали ходить к кузнецу, что работал в Управлении. Тот хоть и брал за работу дороже, общался со всеми вежливо и вообще был отличным человеком. Егроруша в Округе терпели, как одного из представителей коренного населения, но особенной любовью он не пользовался. А вот Амир оказался двоюродным братом кузнеца и мне сразу стали понятны его обвинения.
   Странным во всем этом было то, что кузнец буквально купался в роскоши, покупая дорогие вещи, деликатесы и прочее. Откуда у мастера среднего пошиба деньги на шелковые простыни?
   Я выловила Аглаю перед началом заката, когда та развешивала белье.
   - Скажи, а когда тебя Егроруша брал, ты ему ничего не отдавала?
   - Нет, - помотала головой женщина. - Ничего. Только медальон маменькин и отдала, но он ничего не стоил, безделушка девчачья.
   - Медальон? А он еще в доме?
   - Егроруша сказал, выбросил, - пожала плечами Аглая. - Да и неинтересно мне. Видано ли дело: с мужа отчета спрашивать.
   Вернувшись в спальню, я доложила обо всем ректору и Лире.
   - Вполне возможно, медальон был родовым артефактом, который кузнец успешно продал, - согласился со мной ректор. - А теперь живет припеваючи, да по бабам ходит.
   - И что делать? - спросила Лира. - Аглаю жалко, с такими деньгами и мужа не надо, живи - не хочу.
   - Предлагаю просто сдать его страже. Меня они послушают, так что ваш Егроруша будет в тюрьме еще до полуночи. Идет?
   - А доказательства? - возразила я. - Кто нам поверит?
   - Начнем с того, что мне необязательно верить, но меня надо слушать, - усмехнулся ректор. - Так что с этим проблем нет. Эта ваша Аглая любит кузнеца? А то разобьем сердце, еще потом виноватыми окажемся.
   - Да сбежать она хочет, - махнула я рукой. - Только и с ним потому как идти некуда, да жить не на что.
   - Значит, стража? - спросил ректор.
   Мы с Лирой в унисон кивнули.
   Михаил отправился к Амиру, а мы с Лирой вышли в холл. Аглая была там же: поливала растения.
   Я отвела ее в сторону и тихо сказала:
   - Егроруша твой - вор. Сядет в темницу, больше не потревожит.
   И, предупреждая возражения, добавила:
   - Жить будешь обеспеченно. Глядишь, и мужа найдешь нового. Только смотри, чтоб тебя полюбил, а не денежки твои.
   - Вестушка, - всплеснула руками Аглая. - Да чего ж ты говариваешь такое?! Какие денюжки? Я ж бесприданница, все мужьино.
   - То, что краденое, обычно возвращают владельцу, - пояснила я. - Медальон не вернуть, а вот денег у тебя будет навалом.
   Аглая потрясенно смотрела на меня, не в силах вымолвить и слова. Я улыбнулась. Хорошо, когда есть возможность сделать что-то хорошее.

***

   Ректор вернулся далеко за полночь. Он выглядел уставшим, но довольным.
   - Давно надо было навести здесь порядок, - сказал он. - Совсем распустились.
   Я уже спала, а потому лениво приоткрыла один глаз и что-то промычала.
   - Волверин, ты что, спишь?! Как можно спать, когда тут такое происходит! Слышала бы ты, как Егроруша уводили. Орал, рыдал, обвинял во всем эту ведьму и кактус. Ну, еще я ему объяснил популярно, где и как он в своей жизни ошибся. Больше он лапы тянуть к девушкам не станет.
   - Ему ты тоже рог сломал? - фыркнула я.
   - Нет, не дошло. Трусливый мужик, как узнал, кто я такой, сник как-то, задор потерял. Скучно.
   Михаил сел на кровать и внимательно посмотрел в мое заспанное лицо.
   - Давай поговорим? - предложил он, и в голосе просквозила какая-то неуверенность.
   - О чем?
   - О нас, о наших отношениях. Я не собираюсь делать вид, что ты не волнуешь меня, Веста. И не собираюсь делать вид, будто мы только коллеги.
   А мне вот говорить обо всем этом не хотелось.
   - Ну прости меня!
   Ректор усадил меня на коленки.
   - Не хотел я обижать тебя, в сердцах вырвалось. Веста, ты же абсолютно оригинальная личность, я таких не встречал. Знаю, что я скотина, с моей работой по-другому нельзя. Давай мириться?
   Михаил с такой надеждой смотрел мне в глаза, что пришлось кивнуть. Легкая улыбка тронула губы мужчины.
   - Вот и славно, радость моя! Теперь перейдем ко второму вопросу. Давай попробуем?
   - Что попробуем? - не поняла я.
   - В любовь поиграть, - усмехнулся ректор. - Я тебе буду цветы дарить, на свидания приглашать, до дома провожать, двери открывать перед тобой.
   - А я?
   - А ты будешь благосклонно принимать мои ухаживания. И еще обнимать. И еще не будешь язвить, хотя бы перед студентами.
   - Знаешь, - подумав, ответила я, - вали к демонам со своими играми. Я не играю в любовь. Положи меня на место.
   - Не пущу! - прорычал Михаил, повалив меня на кровать.
   - И чем ты отличаешься от кузнеца? - с горечью проговорила я. - Пусти меня, не смей дотрагиваться!
   В ответ мужчина поцеловал меня.
   - Ты моя, Волверин! Никто не дотронется до тебя больше никогда! Слышишь? Только я! Не хочешь быть со мной, будешь одна.
   - Уйди! - простонала я, вырываясь, но руки держали крепко.
   - А если нет? - усмехнулся Михаил.
   Вот тут-то страх захлестнул меня по-настоящему. Застыв, я наблюдала, как Михаил расстегивает рубашку и кидает куда-то в угол. Вторая ночь подряд грозила мне насилием, но в этот раз меня держал мужчина, чей поступок я не смогу забыть.
   - Все еще считаешь, что мне стоит отказать?
   - Зачем ты это делаешь? - прошептала я. - Чем я виновата? Принцесса уже не встречается с Вадимом, а ты все еще мучаешь меня! Пусти меня! Не смей трогать. Только попробуй что-нибудь со мной сделать, я жить не буду! Не веришь? Я ведь сделаю, и не побоюсь. Обо мне некому рыдать, а с тобой я жить не хочу! Я не кукла, с которой можно играть!
   Ректор вдруг отпустил меня. Сел на край кровати и спрятал лицо в ладонях.
   - Веста, вишенка, что же ты делаешь?
   - Уйди, - слезы жгли глаза. - Уйди или я с балкона прыгну!
   Под звуки моих рыданий ректор покинул комнату.
   Почему? Ну почему каждый раз, когда мне начинает казаться, что все налаживается, он тут же доказывает мне, что ему ничего не стоит сломать мою жизнь?!
   Заснула я только под утро, измученная слезами и ноющими руками, на которых вскочили синяки от жесткого захвата ректора.
   Уехал Михаил в обед, а я даже не потрудилась встать. Перед отбытием он тихо зашел в мою комнату, наклонился и прошептал, зная, что я не сплю:
   - Прости, вишенка. Я идиот, я не хотел тебя напугать. Я дам тебе время, сколько захочешь. Но не отступлюсь. Удачи тебе, никого не бойся, но будь осторожна, девочка.
   Легкий, почти невесомый поцелуй в щеку заставил меня всхлипнуть. Рука Михаила легла на мою голову.
   - Не плачь.
   - А я и не плачу, - зло пробормотала я. - Там без тебя не улетят?
   Послышался смешок.
   - Не улетят. Провожать меня не пойдешь?
   Я глянула в зеркало, что висело над кроватью: глаза красные и маленькие, нос заложен, нижняя губа покраснела и опухла. Красавица, что и говорить.
   Я мотнула головой.
   Ректор притянул меня к себе и крепко обнял. Появилось желание вырваться и правда спрыгнуть с балкона, но тут же сердце пропустило удар и пришла робкая мысль:
   " А может..."
   - Последний шанс, - наконец выговорила я.
   - Что? - не понял ректор.
   - Я дам тебе один шанс, но если ты еще раз хоть пальцем меня тронешь, больше не увидишь. И вдобавок напущу на тебя толпу бешеных растений!
   Михаил рассмеялся и крепче сжал меня в объятиях.
   - Как скажешь, вишенка.
   - Тебе пора ехать.
   - Знаю.
   Я не решалась посмотреть ректору в глаза, но он приподнял мою голову и все-таки взглянул мне в лицо.
   - Будь очень осторожна, Веста, - медленно проговорил он. - Кузнец - слабак, ты справилась с ним легко, но Вир Тонг - древнейший город. Пусть тебя не обманывает впечатление, будто это деревушка провинции. В Вир Тонге множество обществ, гильдий и сект. Далеко не каждые из них безобидны. Внимательно следи за своим окружением. Я не могу гарантировать, что убийца остался в университете. Поняла?
   Я кивнула.
   - Тогда до встречи.
   Целовать меня не стали, и спасибо Богам. Я не была уверена, что смогу спокойно отреагировать на этот жест. На словах простить было легко. На деле...
   Михаил вышел, оставив меня, погруженную в собственные мысли. В голове была каша: от попыток разобраться в своих чувствах к ректору, до предположений, кто и почему хочет меня убить.
   Не сумев уснуть, я стала одеваться.
   8 глава. Как разозлить жреца
   Началась самая сложная часть моей работы: инспектирование студентов. Я должна была провести с каждым из них определенное время и составить отчеты для руководства. Бумажная работа, ничего сложного, но кто бы знал, как мне не хотелось заниматься всем этим! И за какую провинность на меня повесили не только приемную комиссию, но и практику? Вроде работаю не хуже остальных, даже иной раз лучше некоторых...
   Первой своей жертвой я избрала Лиру, которая уже достаточно давно трудилась в аптеке.
   Аптекарь загрузил ее по полной программе: она стояла за прилавком, принимала посетителей и контролировала редкие поставки ингредиентов зелий. Впрочем, старик отдавал водянке должное: с появлением Лиры его жизнь существенно упростилась. Он получил отличную возможность тратить больше времени на научные изыскания и уже добился определенных успехов. Лиру он называл не иначе как "моя прекрасная дриада", всячески баловал вкусностями и отпускал купаться в обеденный перерыв.
   Водянка, выросшая на озере, радовалась возможности вволю поплавать и с удовольствием качалась на волнах так часто, как это было возможно. Элен с приличествующим ее положению пренебрежением наблюдала за играми с балкона. Адам безвылазно сидел в своей комнате, уткнувшись в книги. А Пит, точно также как и я не умевший плавать, предпочитал проводить время внутри Округа.
   Когда я зашла в лавку аптекаря, самого старика на месте не было, а Лира скучала: в столь ранний час посетители почти не заглядывали.
   Заметив меня, водянка нахмурилась:
   - Веста, у вас все хорошо? - спросила Лира.
   - Вполне, - кивнула я.
   - Выглядите вы уставшей, никак с ректором нашим опять поссорились?
   - Да вроде помирились уже, - я пожала плечами. - В любом случае сейчас у меня много забот. Разберусь с ним, когда вернусь.
   - Послали вы бы его, - буркнула девушка.
   - А я вообще не понимаю, откуда на мою голову столько поклонников. Столько лет все было тихо, как вдруг массовое помешательство на моей персоне. Как думаешь, может, их выпустили откуда-то?
   - Боюсь представить, откуда, - хихикнула Лира. - Вы отчет писать пришли? Рассказать, чем я тут занимаюсь?
   - Да нет, я в курсе. Посижу в уголочке, напишу быстренько, и свободна буду.
   И мы занялись каждая своим делом. Лира принялась протирать стеклянные колбы, что присутствовали в лавке в изобилии, а я достала пергамент и начала писать отчет.
   Скрипнула дверь и я вскинула голову.
   - Миледи Волверин! - обрадовался вошедший аптекарь. - Счастлив вас видеть. Вы к нам с проверкой?
   Я чихнула.
   - Значит, точно, проверять меня пришли! - расхохотался аптекарь.
   - Не вас, а вот эту юную студентку. Как работает?
   - Отлично! - старик просиял. - Может, оставите ее мне насовсем?
   - Нам она тоже нужна, к сожалению. Наслаждайтесь, пока есть возможность. Я так понимаю, ничего плохого о студентке вы сказать не можете? Отлично! Так и запишем. Ректор будет счастлив получить.
   Ограничившись официальными фразами, особенно не выражающими состояние дел, я написала вполне сносный отчет, который должен помочь Лире в будущем. Отчеты руководителей практики принимались к сведению потенциальными работодателями.
   Аптекарь трудился в своем кабинете, что примыкал к основному помещению аптеки и одновременно являлся еще и складом товара, Лира принимала посетителей и делала это очень хорошо. К местному аптекарю шли все: от детей, которые едва-едва говорили, до стражников. Что мне показалось странным, так это то, что аптекарь спокойно давал лекарства в долг. Очевидно, воров и нечестных людей в Вир Тонге было крайне мало, или же они успешно скрывались.
   Поняв, что ничего интересного, кроме простуженных и отравившихся жителей не предвещается, я решила погулять и отставила в сторону письменные принадлежности. Лира как раз убежала на обед, а аптекарь трудился за прилавком, и я не боялась чего-то пропустить.
   В этот раз я решила сходить в Округ Чужестранцев или, как его прозвали в народе, Округ Нечисти. Жили там все существа, не относящиеся к человеческим. Единороги, гномы, дриады - кто только не приезжал в Вир Тонг. Однако, по правилам Управления, нечисти селиться рядом с людьми не было положено. Примерно около ста лет назад король велел отстроить специальный округ. Лучшие маги занимались этим вопросом, стремясь подгадать скорость и размеры округа под оригинальные размеры Вир Тонга, дабы несчастная нечисть не отстала в постоянном движении плавучего города.
   Поскольку Округ был построен гораздо позже остальных, мне было интересно, сумели ли королевские маги выполнить свою задачу. Ну и, разумеется, контингент там был - интересней некуда.
   Шаткий веревочный мостик я перешла без происшествий. Хотя, признаюсь, честно, меня пугала высота и та толща воды, что находилась подо мной. Я нервно обернулась, остановившись на середине: убийце стоило лишь перерезать канаты, и я полечу в воду. И тут уж ни ректор меня не спасет, ни магия. К счастью, убивать меня пока никто не собирался.
   Если раньше я думала, будто Округ Торговцев - оживленный Округ, то я глубоко ошибалась. Ни одно место, виденное мною ранее, не могло сравниться с этим. Множество разных существ со всех уголков мира сновали туда-сюда, создавая непередаваемую суматоху и жуткий гвалт.
   Я разглядела в этом скоплении народа (точнее, нечисти) несколько гномов неопрятного вида с вороватыми глазками, одного гнома знатных кровей (определила я это по костюму и достоинству, с которым гном вышагивал по балкону), парочку легкомысленных дриад, стражников и даже одного иера.
   - Миледи Волверин? - вдруг раздался позади меня мягкий голос.
   Я обернулась и увидела красивого единорога. Очень знакомого единорога...
   - Гам Горный! - удивилась я, вспомнив победителя Бегов. - Вы меня знаете?
   - Видел на поле, - склонил голову единорог. - Вы храбро стали на защиту Эридха. Я запомнил вас.
   - Да уж, храбро, - я усмехнулась. - И получила копытом по ребрам.
   - Важен поступок, а не последствия. К тому же, Иаг получил сполна. За нападение на человека полагается смертная казнь в наших стадах.
   - Я не буду о нем жалеть, - пожала плечами я.
   - И не надо, - Гам возмущенно дернул хвостом. - Он заслужил то, что получил. Единорог не может позволить себе быть высокомерным. Вы какими судьбами в Вир Тонге?
   - Работа, - ответила я и на удивленный взгляд единорога пояснила, - студентов привезла на практику.
   - Все трудитесь. А я вот с торговым визитом, от своего стада избран, как победитель бегов.
   - Поздравляю вас. Говорят, вы были изумительны. Жаль, что я не видела. Лежала в это время в отключке.
   - Слава Богам, вы живы, Веста. К сожалению, не могу вспомнить имя того мужчины, что усмирил Иага...как он?
   - Михаил? Живет и властвует, - усмехнулась я. - Что с ним сделается. Как вам Вир Тонг? Город поистине легендарный.
   - Своеобразный, - согласился Гам. - И очень необычный. Я не видел ничего подобного ранее.
   - Да уж, здесь все другое...В Вир Тонге ощущается дух провинций, чего не скажешь о нас. Раньше я считала, будто мой университет - конец света.
   - Вы впервые путешествуете? - удивился единорог.
   - Так далеко - да. И мне определенно нравится. Хотя, во всем есть свои минусы...
   Мы с Гамом отошли в сторону, чтобы пропустить шеренгу из десятка стражников, возвращающихся после ночной смены.
   - Кстати, у меня к вам есть одна просьба, - начал единорог и внимательно (насколько можно для говорящей лошади) посмотрел мне в глаза.
   - Излагайте, - я живо заинтересовалась.
   Не каждый день к тебе обращается единорог с просьбой.
   - У нас скоро карнавал будет, и раз уж я встретил такую прелестную девушку... Не откажитесь быть моей спутницей на мероприятии?
   Я растерялась. Никогда не слышала, чтобы единороги выбирали себе в спутницы человеческих девушек...Конечно, мероприятие не государственного масштаба, но все же заметное. По правилам Гаму следовало пригласить соплеменницу и если таковой не окажется, идти одному.
   - А это будет... нормально воспринято? - после секундной задержки осведомилась я.
   - Вполне, - заверил единорог. - Я волен приглашать того, кого хочу. К тому же, бал анонимный. Все будут в костюмах, и вас никто не узнает. Но приятный вечер гарантирую.
   А почему я, собственно, должна отказываться? Неужели не имею права хотя бы на капельку развлечения? Тем более что с таким кавалером, как Гам Горный, мне не грозит ровным счетом ничего.
   - Согласна! - я счастливо улыбнулась, обрадованная возможностью развеяться и немного повеселиться.
   - Что ж, - Гам поклонился мне, - буду ждать с нетерпением и...
   Закончить единорог не успел. Странный шум привлек наше внимание: в Округ медленно входил (вернее, въезжал) какой-то разодетый мужчина и вовсю горланил:
   - Поклонитесь и поверьте, ибо наш Бог - единственный Покровитель Мира, отриньте Меридию и других божков! Станьте на верный путь! Найдите дорогу к Высшему Счастью!
   - Это кто? - я обалдела, глядя, как мужик, поддерживая внушительное пузо, слезает с носилок, которые держали, очевидно, его рабы.
   - Не знаю, - откликнулся Гам.
   Единорог был потрясен не менее чем я.
   Меж тем мужчина, переваливаясь и тяжело дыша, подгреб ко мне, схватил за руку и вытащил в центр балкона, явив всей разношерстной публике.
   - Эта девушка, - радостно провозгласил мужик, - рассадник зла! Она использует противоестественную магию! Разрушает наш дом!
   Ну почему всегда я?
   - Не уподобляйтесь ей! Идите к истине!
   - Нашел кого учить, - громко сказала я. - Тут вся нечисть собралась. Они почище меня заклятья знают. Шел бы ты отсюда, правоверный ты наш.
   - ГРЯЗЕН ЯЗЫК ЕЕ! - заверещал жрец.
   В том, что это был жрец, я не сомневалась. Их развелось довольно много в последнее время: коверкают легенды, да выходят проповедовать. И никто ж не запрещает - проповедуй себе, народ пускай слушает. Но законы изволь блюсти. Впрочем, такого эмоционального жреца я встретила впервые. Остальные были в большинстве своем жуликами.
   Жрец продолжал трясти меня за руку, позоря перед честным народом. Народ обалдевшими глазами глядел на представление, и только Гам настороженно следил за моей реакцией. Я же старалась не смеяться.
   - Мы должны бороться! - мужик почти сорвался на визг. - С приверженцами Меридии! Они развращают наших детей...
   - Простите, пожалуйста, - вежливо вмешалась я, - у вас пуговка на животе расстегнулась и пузо вывалилось. Боюсь, это тоже попадает под пункт "развращение детей".
   Жрец от гнева покраснел и уставился на меня глазками, которые были до того маленькими, что казались игрушечными и какими-то несерьезными.
   Я подавила улыбку и уставилась на мужика в ответ.
   - Вот видите! - он вновь повернулся к публике. - До чего доходит потворство силам зла!
   Народ, честно говоря, не видел. Некоторые пришли в себя и, понимая, что впереди длинная лекция, потихоньку линяли, некоторые наоборот остались на представление.
   Я же, поняв, что пора возвращаться к Лире, осторожно высвободилась и сказала жрецу:
   - Я все понимаю, у вас работа, священный долг, однако, мне пора. Пойду разносить по миру зло, разврат и хамство.
   Если бы все было так просто...Уйти мне, конечно, не дали. Я почувствовала, как меня дернули за рукав и... мощное тело единорога заслонило меня от навязчивого внимания жреца.
   - Уважаемый, - со злостью проговорил Гам, - держите свои конечности при себе. Я знаю минимум двух единорогов и одного человека, которые за эту даму рога поотшибают любому. И не такие резвые совались. Так что закрути свою трубу и читай проповеди в другом месте. Давай-давай!
   Гам навязчиво подтолкнул жреца к мостику. Тот пятился, пытался что-то сказать, но молчал, ибо вид злого единорога был, мягко говоря, устрашающим.
   - Спасибо, - обратилась я к Гаму после того, как жрец исчез, оставив после себя едва уловимый запах благовоний.
   - Люди иной раз бывают такими странными, - протянул единорог и о чем-то крепко задумался.
   Я не обратила бы на это происшествие никакого внимания (сами подумайте, что необычного - жрец, да небольшое представление перед толпой нечисти, пустяк, по сравнению с последними событиями в моей жизни), если бы не картина, открывшаяся мне по возвращении.
   В центре холла была установлена деревянная трибуна, на которой величественно стоял резной трон. На этом троне не менее величественно сидел уже знакомый мне жрец и вальяжно раздавал указания помощникам, снующим туда-сюда. Народ уже собирался: поглазеть на заморское чудо хотели все.
   В толпе я заметила рыжую шевелюру Элен и направилась к ней. Я старалась не привлекать лишнего внимания: не хотела еще одного показательного выступления проповедника со мной в главной роли.
   - Что тут происходит? - спросила я у принцессы.
   Та откликнулась не сразу.
   - Готовят выступление какого-то шамана.
   - Будешь смотреть? - удивилась я.
   Ни разу еще принцесса не выказывала неуважения к Богам, но и никак не подтверждала свою преданность им.
   - А что делать? Все лавки закрыты, работать не нужно. Посмотрю, потом уйду.
   К нам подошли Лира, Пит и Адам. Мальчики выглядели недовольными, а Лира то и дело настороженно поглядывала на жреца.
   - Веста, вы отчеты забыли, я забрала. Аптекарь не решился их оставлять на виду.
   - Спасибо, - я забрала у водянки стопку листочков. - Схожу, отнесу в спальню. Пропущу что интересное - запомните и расскажите.
   А в спальне меня ждал неожиданный сюрприз... Пергамент с печатью нашего университета, белая роза и небольшой мешочек, расшитый перламутровыми ракушками. Сначала я развернула письмо. Оно, как я уже догадалась, было от ректора.
   "Торониос в тюрьме. Доказательства есть. Не расстраивайся, вишенка. Надеюсь, посылка скрасит эффект от этой новости. Выбирал сам, так что извини".
   Вадим...
   Я села на кровать, не в состоянии поверить в прочитанное. Некромант, отличный студент, возлюбленный принцессы. Он всегда был добрым, спокойным, уверенным в себе. Зверские убийства? Неужели они не ошиблись? Впрочем, такие как Рейбэк не ошибаются.
   Бедная Элен, надо ей сказать.
   Бросив пергамент, я вышла в холл.
   Приготовления еще не закончились, а жрец был занят оживленным спором с одним из помощников, так что я без проблем подошла к принцессе.
   - Элен, можно тебя?
   Я привела девушку в комнату и осторожно усадила на кровать. Та не понимала, что происходит, но напряглась.
   - Элен, мне письмо пришло из университета. От Михаила.
   - Что там? Он опять вас обидел? Хотите, я напишу отцу? Михаил никогда не отличался тактом или утонченностью, но прямых оскорблений не позволял себе никогда.
   - Да нет, с ним все хорошо. У нас перемирие. Они закончили расследование убийств, и нашли виновного.
   Элен побледнела.
   - И что...
   - Это Вадим. Они уже схватили его. Михаил сказал, что доказательства есть.
   Принцесса вздрогнула и тяжело задышала, пытаясь скрыть слезы. Я села рядом и обняла девушку.
   - Я же ему верила, - пробормотала она и расплакалась.
   - Элен, ты хорошая девушка. У тебя будет отличный муж, все, как ты мечтала. Какое счастье, что Вадим не тронул тебя.
   Элен всхлипнула и свернулась калачиком на кровати.
   Я гладила принцессу по волосам, пока та не уснула. Думалось мне, что на ее долю выпало слишком много тяжелых событий. Ссылка в глушь, постоянный контроль, предательство любимого парня... Хоть правительницей девчонка и не станет, жизненного опыта наберется - на троих хватит.
   Снаружи раздались какие-то странные звуки. Оставив принцессу спать, я вышла в холл и то, что я там увидела, было иллюстрацией к книге "Как не надо следить за своими студентами".
   Лира и Пит стояли на сцене, напротив жреца и в унисон орали. Мужик им отвечал, не менее громко, конечно, и в результате слов разобрать было нельзя. Однако дриада была в бешенстве: вся зеленая от гнева, сложила руки на груди, а вокруг летала гигантская муха (которую Лира, вероятно, наколдовала) и нервировала жреца.
   Я подошла ближе, чтобы послушать.
   - Приверженность другим богам не освобождает от правил поведения! - рявкнула Лира. - Я требую извинений!
   - УБЕРИ СВОЮ ДЕМОНОВУ МУХУ, ПРОКЛЯТАЯ ВЕДЬМА! - верещал жрец так громко, что я даже поморщилась.
   - И не подумаю! - возмутилась дриада. - Пока не извинишься, она будет за тобой везде летать. А еще раз кого-нибудь оскорбишь, покусает.
   Вместо ответа мужчина окатил водянку из какой-то бутылочки, что висела на поясе. Запахло ромашкой.
   - О, священный цветок! - запричитал жрец. - Отвар ромашки и чертополоха, освободи юное создание от зла! Дай ей силы понять, что она служит неверным. Очисть ее разум и...
   Меня как током ударило. Ромашка и чертополох? Мужик идиот?
   Лира тем временем, подтверждая мою теорию, послушно склонила голову и стала на колени перед жрецом. Толпа зааплодировала.
   Мне вспомнились строки из учебника: "ромашка в сочетании с чертополохом оказывает действие успокаивающее, призывает к подчинению и покорности...".
   И зачем этот жрец брызгает народ отваром? Чувство самолюбия потешить? Ой, не думаю.
   - Она - последняя, кто не верил в существование наших божеств. Мы искореним все неверие!
   Кстати, а он хоть раз упоминал имена своих божеств? Не потому ли, что нет никакой веры? И проповедь эта - одно название.
   - Расходитесь, друзья мои! - провозгласил мужчина. - Братья и сестры, отныне мы едины! Мой дом - ваш дом. Ваш дом - мой дом. Любой из нас может попросить убежище, и он его получит!
   Народ постепенно расходился по комнатам. Я, стремясь не выделяться из толпы, побрела к себе. Растолкала в комнате Элен и попыталась втолковать еще сонной девушке:
   - Иди к себе, запрись. Лиру не пускай, делай вид, что не слышишь. К утру действие заклятья закончится, а я попытаюсь выяснить, что тут происходит.
   Не знаю, поняла меня принцесса или нет, но послушно ушла к себе, а через пару секунд я услышала, как щелкнул замок. На всякий случай заперев ее дверь еще и магически, я отправилась к единственному человеку, который мог мне помочь. Точнее, не человеку.

***

   Гам Горный, выслушав меня, рассердился и принялся нервно размахивать хвостом.
   - Что делать-то? Завтра действие отвара пройдет, но зачем все это?
   - Не знаю, но намерения у этого жреца плохие. Пожалуй, сообщу страже. Не знаешь, где этот проповедник остановился?
   - Нет, - я покачала головой. - Ничего о нем не знаю.
   - Плохо, - вздохнул единорог. - Искать его будут долго. Веста, прошу, не делайте глупостей. Посидите у себя, переждите суматоху. У меня есть парочка знакомых целительниц здесь, они приготовят восстанавливающий отвар. Сам я займусь поисками. Это просто чудо, что вы сумели не попасть под действие отвара.
   - Дайте знать, если понадобится помощь.
   В свой Округ я шла осторожно, опасаясь наткнуться на кого-то из шайки жреца. Опоенных отваром легко можно было идентифицировать: они ходили, опустив головы, двигались медленно и тяжело, ни на что не реагировали. Внутренне содрогнувшись, я прошмыгнула в свой коридор.
   Меня сразу насторожил тот факт, что дверь в мою спальню была распахнута настежь.
   Я бесшумно приблизилась и заглянула. В спальне находился один из помощников жреца, он рылся в ящиках стола. На ум пришла одна идея. Я вошла в комнату, опустив глаза, абсолютно не замечая "гостя". Тот поначалу вздрогнул, но потом успокоился и произнес:
   - Я ничего плохого не делаю. Просто ищу салфетки. Садись, жди, когда я уйду.
   Я послушно села, наблюдая из-под ресниц за вором. Тот неторопливо проверил содержимое всех ящиков и сундуков, карманы моей одежды, сумку и походный рюкзак. Он выгреб все деньги и хотел было уходить, как вдруг его внимание привлекло что-то на полу.
   Это оказался мешочек, что прислал Михаил. Завязки мешочка были привязаны к розе.
   А я совсем забыла про него! Почему-то мне вдруг стало обидно...впервые мне прислали подарок и цветок (вернее, впервые мне прислал его мужчина), а какой-то наглый вор сейчас заберет его, и я даже не узнаю, что там!
   - Так, все, - скомандовала я. - Брысь из моей комнаты, пока конечности целы!
   Парень обалдел и подпрыгнул от испуга. Тут же он получил весьма ощутимый удар по коленке и заорал.
   - Сумасшедший маньяк-студент, - я принялась перечислять, - бешеный конь рогатый, толстый извращенец кузнец, еще и ты. Вот на кой демон вы ко мне привязались?
   Парень размахнулся и наугад ударил кулаком. Я уклонилась. Поняв, что с ним не сладить просто так, решила переходить к активным действиям.
   Увы, мой кактус храбро пал жертвой кузнецова произвола. Пришлось экспериментировать.
   Сначала в воздух взлетел сундук с книгами. Раздалось мерзкое хихиканье и на несчастного парня упали все мои книги, а сверху еще приземлилась чернильница.
   - Еще? - спросила я.
   Тумбочка сначала ласково пододвинула вора, а потом, как следует разбежавшись, прижала того к стене. Парень ругался, хрипел, отчаянно махал руками и вообще вел себя некультурно.
   Выслушав длинную и очень информативную тираду о том, какая я плохая, какие мои родственники гады (тут парень попал в точку, сам того не зная), куда мне стоит пойти, что там делать и как долго, парень умолк, вопросительно на меня посмотрев.
   Ага, поток мыслей исчерпан.
   - Что, вы с тумбочкой уже сроднились? - хмыкнула я.
   Тумбочка радостно помахала дверцей.
   - Отстань, - простонал вор. - Вот твои деньги!
   - Ай-яй-яй, - я покачала головой.
   Из тумбочки вылетел шелковый шнурок, словно змейка он заполз в карман к парню и вытащил оттуда маленькую бутылочку.
   - Не надо брызгать меня отравой. А то придется упаковать тебя в сундук.
   Взгляд, который парень кинул на злобно клацнувший крышкой сундук, был красноречив.
   - Чего тебе надо?!
   - Расскажешь, где твой хозяин, отпущу с целыми конечностями, - откликнулась я.
   - Не знаю!
   Сундук подполз ближе, а тумбочка мерзко захихикала.
   - Он не сказал! - вновь попробовал было уклониться парень.
   - Ты ведь все равно попался, так что лучше говори.
   - Хорошо! У нас лодка стоит, прицепленная к Округу нечисти. Он там сидит, чтобы, если что, смыться сразу. А мы обчищаем дома народа.
   - И давно вы так работаете?
   - Уже два года. Они потом все равно ничего не помнят.
   - А как вы контролируете явку? - удивилась я. - Ведь если кто-то не придет на проповедь...
   - В процессе заколдуем, - парень чуть отодвинул от себя тумбочку, чтобы было легче дышать. - Тебя я не заметил, потому что ты притворилась заколдованной. Вот и попался.
   - Вот и отлично, - улыбнулась я. - Ты тут полежи, с мебелью пообщайся. А я навещу твоего хозяина. Устрою ему веселую жизнь.
   - А как я...
   Но договорить парень не успел: шелковый шарф сам собой вылетел из шкафа и завязал ему рот.
   - Будет дергаться, покусай, - скомандовала я сундуку, и тот отсалютовал мне на прощание крышкой.
   Итак, жрец на деле оказался обыкновенным вором, использующим магию для своего ремесла. Причем использовал он ее нагло, попирая все мыслимые и немыслимые законы Лесного Города.
   И действительно, с теневой стороны Округа нечисти болталось небольшое суденышко с одной-единственной каютой и небольшими парусами. Я с легкостью спустилась по веревкам на борт и замерла, прислушиваясь.
   Дикий храп раздавался из каюты. Жрец спал.
   Убранство каюты было шикарным. Тяжелые шторы, гобелены, большая двуспальная кровать с бархатным пологом, из-за которого виднелась туша вора. Свеча горела всего одна, и в комнате был полумрак.
   Заметив дверь в уборную, я направилась туда. Света там не было и вовсе, а потому, когда я столкнулась там с кем-то, то взвизгнула и отпрыгнула, повалив пустую бочку. На меня тут же обрушился каскад воды.
   Вспыхнул магический шар и осветил Лиру, которая выглядела не менее напуганной, чем я.
   - Ты что тут делаешь? - удивилась я и отжала волосы.
   - Веста?! Простите, я испугалась. Хотите, я вас высушу?
   Миг - и моя одежда стала сухой, а по телу разлилось приятное тепло.
   - Мы этого борова не разбудили? - шепотом поинтересовалась водянка.
   - Кажется, нет, - прислушалась я, - он спит, как убитый. Ты чего тут делаешь?
   - Думаю, как прижучить его.
   - То есть, на тебя отвар не подействовал? - я удивилась, на трибуне Лира выглядела точь-в-точь заколдованной.
   - Я же водянка, у нас другой организм. Просто решила действовать по-другому.
   - Из-за чего ты скандалила со жрецом? - спросила я.
   - Да он назвал меня отродьем демонов, которое достойно лишь служения людям, ну я и не выдержала, а Пит мне помог.
   - Вот гад невоспитанный. И что, придумала что-нибудь? Мне вот тоже хочется проучить этого вредителя, а как - не пойму. Скоро его стража найдет, так что стоит поторопиться.
   В голову, как назло, ничего не приходило.
   Меж тем храп затих, и мы с Лирой замерли. Послышались тяжелые шаги, скрип двери. Жрец ходил по комнате, очевидно, одеваясь. Он противным голосом напевал какую-то песенку и не торопился.
   Лира вдруг прыснула в кулак и знаком попросила меня молчать.
   А потом издала звук, похожий на...не то на рычание, не то на сопение крупного зверя.
   В комнате воцарилась тишина, а затем тоненький-тоненький голос спросил:
   - Кто здесь?
   Лира снова рыкнула и ударила ногой по бочке, которая с глухим стуком ударилась о стену.
   - Я спрашиваю, кто здесь?! - еще более истерично осведомился мужик.
   Впрочем, дверь не открывал. Я тихо хихикала, глядя как Лира еще рычит, громче и злей.
   Неуверенные шаги приближались. В щелку я увидела, как жрец идет, размахивая шваброй. Он так сильно перепугался, что несчастная деревяшка дрожала в его руках.
   Лира встала прямо напротив дверей и навела морок. Такой морок могли делать лишь дриады: у девушки выросли на нижней челюсти белоснежные клыки, уши удлинились и повисли вдоль лица, глаза стали огромными, а нос превратился в очаровательный зеленый пятачок. Надо думать, в темноте водянка выглядела действительно страшно.
   Дверь шкафа распахнулась.
   - БУ! - глубокомысленно изрекла Лира.
   Жрец взвыл, бросил швабру и с удивительной резвостью для толстого человека, кинулся вон из каюты. Лира, улюлюкая, бросилась за ним.
   Смеясь, я закрыла за собой дверь ванной и села на кресло, когда в каюту ввалились стражники и Гам.
   - Веста? - удивился единорог. - Что тут происходит? Мы идем хватать вашего вора, только подходим к двери, как он вылетает. Глаза огромные, орет, руками машет. Вскочил, забрался по канату наверх, да ломанулся куда-то. За ним дриада какая-то бежит, тоже с воплями. Что тут было?
   Единорог выглядел действительно озадаченным, а вот Амир Трехрогий смотрел на меня с неприкрытой ненавистью.
   - Мы тут немного...побуянили, - наконец произнесла я. - Это Лира, она решила жреца позлить немного.
   - Да уж, получилось - лучше не придумаешь.
   - Волверин! Почему вы всегда в центре всяких неприятностей?! - глава стражи даже покраснел от гнева. - Почему вы там, где что-то происходит?! От ваших интриг пострадали уже двое достопочтенных подданных нашего короля! Я не позволю шлюхе Риорского...
   Звук удара раздался так неожиданно, что даже Гам дернул хвостом. Амир упал на пол, схватившись за разбитый нос. Все уставились на меня.
   - Что? - раздраженно спросила я. - Могу и так. Еще у кого есть желание меня оскорбить? Могу угостить фингалом!
   Молчание свидетельствовало об общем нежелании получить в глаз. Или в нос. А вообще, могу и в ухо дать.
   Я вышла с гордо поднятой головой, не обращая внимания на ругающегося Амира. Уже из-за закрытой двери каюты до меня донеслось:
   - Сам виноват, Амир. Она невеста ректора Университета Охотников и Провидиц. А он, между прочим, правая рука короля.
   НЕ-ВЕ-СТА?! Кажется, меня опять о чем-то не спросили.

***

   Парень, заботливо прижатый к стене тумбочкой, все также пытался освободиться. И откуда только силы взялись?
   Мне совсем не хотелось с ним возиться, а потому я просто выставила его за порог комнаты. Связанного. Стражники найдут, разберутся.
   В комнате царил настоящий, красивый и масштабный бардак. Содержимое всех ящиков валялась на полу, мебель была сдвинута, шкафы распахнуты. Около часа я убирала последствия пребывания в моей комнате свиты жреца.
   Вечер опускался на город. Я жевала яблоко: за весь день поесть не удалось. И почему в Вир Тонге дни такие короткие...
   Уже залезая под одеяло, я заметила мешочек от Михаила. Подняв его с пола, я осторожно вытряхнула содержимое на постель.
   Это оказалось колечко из белого золота. Оно было удивительно тонким и идеально гладким. Украшал кольцо красивый цветок из сиреневого бриллианта. Изящная работа, кольцо неимоверно дорогое. Как-то я декорировала выставку карет, насмотрелась на драгоценные камни. Не так-то легко выточить красивый кристалл из глыбы сиреневого бриллианта, что добывается в глубине Океаниума, но еще сложнее придать ему форму цветка.
   Было совершенно ясно, что Михаил прислал мне это кольцо в память о трибуне, которую я делала для бегов. К счастью, никакой магии на украшении не было, а значит, кольцо не обручальное.
   Я полюбовалась на кольцо, играющее светом свечи.
   Взяв небольшой кусочек пергамента, я нацарапала на нем:
   "Кольцо замечательное, мне еще не дарили таких подарков. Спасибо. Но я очень хочу знать, почему Гам Горный назвал меня твоей невестой. И если ты что-то решил без моего участия, то можешь нанимать себе личный охранный полк".
   Пергамент вспыхнул. А через пару минут на столе появился ответ.
   "Прилетаю через неделю. Дождись и не делай глупостей".
   Очень подробно. В этом весь Михаил: думает, будто все должны ему подчиняться. Возможно там, откуда он пришел, это работает. Кстати, хороший вопрос: что такого сделал Михаил, что его отправили в глушь? Конечно, Элен - принцесса, но что-то я не замечала особой заботы короля. И вдруг он послал с дочерью главу разведки, лишив себя верного соратника? Назначение Михаила скорее похоже на ссылку, а не на задание, хотя он упорно это скрывает.

***

   Наутро я решила проверить, как идут дела у Пита. Он трудился у алхимика и я подозревала, что его работа ему нравится. Еще бы: алхимия в кондитерском деле незаменима. С ее помощью можно создать удивительные вещи, но также можно и убить. Это непростое занятие, требующее трудолюбия, усидчивости и большой осторожности. Я, к своему величайшему стыду, его так и не освоила.
   В лавке алхимика было безупречно чисто, все склянки и коробочки стояли стройными рядами, свободное пространство перед прилавком позволяло развернуться достаточному количеству покупателей, так что риска, что кто-то неосторожный разобьет какое-то вещество, не было. Да и самые опасные вещи алхимик хранил во внутренней комнате.
   В отличие от аптекаря, алхимик не доверил Питу стоять за прилавком. Парень лишь относил пустые колбы в подсобку, помогал с бумажной работой и беспрепятственно наблюдал все эксперименты мужчины.
   Когда я вошла, на меня никто не обратил внимания.
   Алхимик что-то записывал в расходную книгу, а Пит протирал прилавок. Посетителей еще не было.
   - Привет, - я улыбнулась Питу и села за столик покупателя. - Как продвигается практика? Что нашел по теме?
   Пит пододвинул ко мне внушительную стопку пергамента. Просмотрев ее, я одобрительно кивнула.
   - Молодец, отличная подборка. Как будешь готов оформлять, скажи, помогу работе с внешним видом.
   Вдруг все вокруг содрогнулось, и от сильного удара я едва не слетела со стула. Разом погасли все свечи, и комната погрузилась во тьму. Я услышала удивленный возглас Пита, звон разбитой банки. Со стороны коридора раздавались испуганные голоса.
   - Что это было? - спросил Пит.
   - Не знаю, - откликнулась я, - пойдем, посмотрим.
   Мы вышли на улицу. Небо было еще темным, рассвет только-только начинался. Все спешили на западную сторону балконов и мы, переглянувшись, двинулись туда же.
   Протолкнувшись в первый ряд, я не увидела ровным счетом ничего. Разве что волны за балконом были чересчур буйными. Народ вокруг оживленно переговаривался.
   Вода внизу забурлила и вспенилась. Я почувствовала запах рыбы и чего-то неуловимого, какой-то цветочный аромат. Это странное сочетание запахов неожиданно приятно подействовало на всех: народ успокоился.
   Веревочная лестница затряслась и прямо перед моим носом возник...
   Это был мужчина, хотя от человека в нем была лишь фигура. Все его тело было покрыто светлой чешуей. Глаза, словно два желтых солнца, горели, разглядывая собравшихся. Одежды на нем не было, но все тело покрывали длинные щупальца. И вдобавок ко всему на лице росли острые шипы.
   - Хранитель Океаниума! - догадалась я.
   И вдруг обнаружила, что стою совсем одна, а народ отпрянул к стене. Хранитель перевел на меня взгляд, не предвещающий ничего хорошего, и спросил:
   - Кто такая?
   Голос его напоминал гудение ветра в трубе, очень резкий и какой-то неестественный.
   - Веста Волверин, - ответила я. - Подданная Лесного Города.
   - Лесного Города, - задумчиво повторил Хранитель. - И как Город?
   - Стоит, - я пожала плечами.
   - Что ты забыла здесь, дитя? - уже мягче спросил Хранитель. - Вир Тонг - провинциальный город.
   Действительно, по сравнению с Хранителем я была ребенком. Никто точно не знал, сколько ему лет, но ходили слухи, будто несколько миллионов.
   - Я по работе. А вы...зачем вы взошли? Без крайней нужды Хранитель не станет...
   Хранитель перебил меня, залившись радостным смехом.
   - Это все досужие сказки, дитя. Я точно также люблю посидеть в баре, выпить стаканчик чудесного эльфийского вина или гномьего бренди, погулять с какой-нибудь красоткой.
   Хранитель Океаниума пьет бренди? Гуляет с красотками? Пожалуй, мне пора на отдых. И почему наше представление о Высших так отличается от реальности? Почему мы приписываем богам качества, которые им вовсе не свойственны?
   - Расходитесь! - скомандовал подбежавший Амир. - Чего уставились? Дайте Хранителю пройти! Давайте-давайте! Все вон!
   Стража прогнала нас с балкона. Мы с Питом и алхимиком отправились обратно в лавку, кто-то потянулся за продуктами в соседний Округ, кто-то занялся привычными домашними делами. То, как народ отреагировал на прибытие Хранителя, навело меня на мысль, что он, может, и не часто навещает Вир Тонг, но уж во всяком случае, изредка это делает.
   - Веста, а кто такой Хранитель? - спросил меня Пит, когда мы сообща прибрались в лавке и пили вкусный чай, заваренный алхимиком.
   - Он один из Высших, - откликнулась я. - Ты, наверное, знаешь, что никто не видел наших Богов. Некоторые уж и сомневаются в их существовании. Ни Меридию, ни Ческа, ни Карью никто и никогда не видел. Они были и остаются символическими фигурами, которые якобы хранят наш мир. Однако не будь Хранителя, большинство людей давно бы стало отрицать их существование. Хранитель - один из Богов, стоящий во время сотворения мира наравне с Меридией и Ческом, воспитатель и наставник Карьи. Он владеет Океаниумом, ему подвластна вся водная стихия. Он отлично плавает, и на берег выходит крайне редко. Говорят, будто он отличается добротой и справедливостью. Некоторые дриады и русалки считаются его детьми, хотя ни одна женщина еще не заявляла о связи с ним. Я удивлена, что он приходит в Вир Тонг. Очень удивлена.
   Распахнулась дверь и в комнату залетела Лира. За ней семенила какая-то дриада, одетая в серый балахон.
   - Веста! - взмолилась водянка. - Спасите!
   - Что случилось? - удивленно спросила я, глядя, как Лира отбивается от дриады, которая упорно пыталась пролезть в дверной проем.
   Наконец Лира захлопнула дверь и облегченно выдохнула.
   - Меня здесь нет!
   - Кто это?
   - Сестра моя, - закатила глаза Лира. - Она, в сущности, неплохая, но дура редкостная. Все мысли о том, как бы новую жемчужину выловить, да с кальмарами поиграть. Узнаю, кто выдал мое местонахождение - убью.
   - Сестра? - удивился Пит. - Не знал, что у тебя есть сестра.
   - Не одна, у водянок много детей обычно, - объяснила Лира.
   Со стороны коридора раздался стук.
   - Лира! - донесся до нас писклявый голос. - Пусти! Я все папе расскажу!
   Лира закатила глаза.
   - И угораздило же его притащиться, - зло буркнула водянка. - Хочешь отдохнуть, и на тебе! Собственной персоной папуля вылезает. Еще и с утра, чтоб его!
   - Папуля? - я начала о чем-то смутно догадываться. - Лира, а он не...
   - Да! Да! Мой отец - Хранитель Океаниума. Только не надо говорить, что это круто. И вообще, меня здесь не было! Будет спрашивать, я уплыла в теплые края с очаровательным русалом.
   Лира - дочь Высшего? Теперь понятно, откуда у нее такие способности. Да уж, мои студенты раскрываются с совершенно неожиданной стороны.
   - Лира! - раздался голос Хранителя. - Ты там?!
   - Да, папа, - понуро опустив голову, водянка поплелась открывать.
   Хранитель тут же вошел в лавку, осмотрелся, а затем крепко обнял дочь, приподняв ее на добрых полметра.
   - Что же ты не сказала, что едешь в Вир Тонг?
   - Я учусь, папа, - Лира осторожно высвободилась. - Я не на отдыхе. Меня отпустили лишь на минуту. И скажи Морли, что я не хочу с ней идти знакомиться с тритонами, они здесь ужасно высокомерные!
   Хранитель рассмеялся и ласково потрепал Лиру по голове.
   - Совсем ребенок, что с нее взять, - а это он, очевидно, мне сказал. - Вы....Веста, да? Вы случаем не Лиры преподавательница?
   Я кивнула.
   - Отпустите ребенка на денек? - попросил Хранитель. - Мы давно не виделись. Я занят, Лира учится. Не так часто выпадает шанс поговорить с одной из очаровательных дочурок.
   Лира кинула на меня умоляющий взгляд.
   А что я могла сделать? Перечить Высшему? Нет уж, пусть ищет идиотов в другой деревне.
   - Конечно, - я кивнула. - Отпускаю, только аптекаря предупредите, чтоб не ждал. И не задерживайтесь, не стоит ночью бродить.
   Как мне показалось, Хранитель глянул на меня с неким уважением перед тем, как покинуть лавку.
   - Лира получается...наполовину богиня? - Пит выглядел потрясенным.
   - Нет, просто сильная дриада. От Высших никогда не рождается богов, иначе в мире их стало бы слишком много. Но то, что она дочь Высшего определенно наложило на нее отпечаток. Интересная девочка. У меня в этом году вообще студенты интересные. Принцесса, дочь Хранителя Океаниума, Некромант третьей ступени...
   - И я, - Пит заметно погрустнел. - Самый обычный.
   - Ты необычен тем, что ты один такой. Кто бы решился поступить в университет, владея лишь бытовой магией? - я улыбнулась. - Не ставь себя ниже их.
   Было видно, что парня я не убедила. Да и не нужно было: сам все поймет с течением времени.
   В этом году у меня действительно интересные студенты и я совсем не жалею, что стала преподавателем. Удивительно, как всего за несколько месяцев я сблизилась с таким количеством людей...
   Элен, забавная и совсем не высокомерная принцесса. Она заражает своим оптимизмом всех, ее просто невозможно не любить.
   Лира, зеленоволосая дриада, скромная и тихая девушка. Спокойная и талантливая, в ее глазах постоянно горит жажда знаний.
   Пит, добрый парень, превращающийся из неуклюжего мальчика на побегушках в уверенного студента университета.
   Михаил, такой странный, порой пугающий. Он умеет быть добрым, но от его поступков стынет кровь в жилах. И все же я не могла сказать, что ненавижу его.
   Миха, мой любимый медвежонок. Он как талисман для меня, ждет дома, преданный и ласковый.
   Как бы сложилась моя жизнь, не встреть я их? И как она сложится впоследствии...
   На первый взгляд у меня все было хорошо. Вот только одна небольшая мысль, вертевшаяся в голове со вчерашнего вечера, не давала покоя.
   Я была уверена, что история с убийствами отнюдь не закончена. И я даже не знала, насколько была права.
   9 глава. Фейерверк без происшествий - деньги на ветер
  
   Курица, кудахча, бежала по коридору. Я неслась за ней.
   На глазах у ошеломленного народа мы бежали по балкону, причем курица то и дело расправляла крылья, порываясь взлететь, а я орала:
   - Стой, курица подзаборная! Как же вы меня достали! Поймаю, прежде чем вернуть, общиплю! Посмотрим, как Риорский обрадуется!
   Радостное кудахтанье заставило меня прибавить скорость. И почему эта курица так быстро бегает?
   Под улюлюканье и крики толпы мы пронеслись через весь Округ. Курица припустила к мостику, я же созрела для магического воздействия на животное. Как бы не так! Заклятье рикошетом отлетело от птички и врезалось в меня. Пришлось потратить еще несколько минут, чтобы выпутаться из сетей. Возмутительницу спокойствия я нашла только по громкому кудахтанью и звукам удивленных голосов.
   Добежав до ступенек, курица кубарем покатилась по ним и это помогло мне преодолеть расстояние между нами. В отчаянии, понимая, что птичка от меня уходит, я прыгнула вперед и наконец-то настигла ту, которую искала все утро!
   Курица отчаянно билась в моих руках, клевалась, материлась на своем птичьем языке (никак по-другому я не могла истолковать ее вопли), в общем, никак не хотела возвращаться в свой Округ.
   - Да замолчит ты! - рявкнула я и слегка встряхнула птицу. - Пошли к себе, мне еще Пита искать, а потом вас всех расколдовывать!
   Но увы: курицам - куриные мозги. Элен (а это была именно принцесса) успокаиваться не желала. Под смех и шутки зевак мы изволили прошествовать обратно.
   В своей комнате я заперла Элен в специально приготовленную клетку, грустно посмотрела на Лиру, которая в образе хрюшки нервно пищала и металась по клетке, на Адама, который был кроликом странного зеленого цвета с неестественно большими глазами, и вздохнула.
   Настал момент, когда я должна была инспектировать занятия Элен. Та трудилась у заклинательницы и трудилась, стоит заметить, на совесть. Девочкой Элен была исполнительной и спокойной, а потому совсем скоро заклинательница доверила принцессе достаточно ответственные занятия. Знай женщина, что перед ней наследница королевского рода, может, поостереглась бы: нынешнее потомство короля по всему Городу славилось веселым нравом и мастерством на всяческие проказы, но Риорский настоял (и я молча с ним согласилась), чтобы принцесса не светила свое положение. Это-то и стало главное причиной возникшей проблемы.
   В одно прекрасное утро, когда ни Элен, ни заклинательница, ни даже я сама не представляли, что сегодня миледи Волверин соизволит писать отчет именно по принцесскиной практике, целый ряд событий привел меня к погоне за несчастной курицей. Во-первых, у заклинательницы заболел ребенок, и она повела его к лекарю, оставив лавку на Элен. Во-вторых, Лире аптекарь дал выходной, и та решила навестить подругу, тем более что в последнее время они отдалились друг от друга. В-третьих, Адама оружейник послал в лавку заклинательницы за каким-то свитком. И, в-четвертых, Пит также волею случая оказался в пресловутой лавке. Уж по какой причине, история умалчивает. Мои студенты, обрадовавшись встрече, не преминули устроить форменное безобразие.
   Каким-то непостижимым образом они перевернули шкаф с порошками. Что они делали в этот момент и как оказались под шкафом, я не знаю. Но едва я открыла дверь лавки, как мне под ноги тут же кинулась курица и выбежала прочь. Все еще не понимая, что тут творится, я прошла вглубь помещения...
   На самом высоком шкафу, что наблюдался в лавке, сидели поросенок и зеленый кролик, офигевшие и испуганные. А внизу с грозным видом ходил песчаный страус и злобно так хихикал.
   В первые мгновения я, честно говоря, опешила. Не каждый день, придя к студентке на рабочее место, застаешь зоопарк. К счастью, на полу валялась одежда ребят и я быстро сообразила, в чем дело. И тут же начала ругаться: курица-то убежала!
   Пока я снимала со шкафа поросенка (в котором узнала Лиру) и кролика (это был, несомненно, Адам), страус выбежал в открытую дверь и теперь бродил где-то, пугая народ.
   Так я и начала бегать по Округу за курицей, стремясь собрать всех горе-студентов в одной комнате. И уж потом думать, что делать дальше. Конкретных заклятий для превращения в животное не существовало. Ребята стали такими вследствие непредвиденного смешивания компонентов для составления свитков. А потому расколдовать их представлялось сложным. Чувствовалось мне, что придется писать Михаилу.
   После того, как курица была торжественно усажена в клетку, я начала думать, как мне найти страуса. Пришлось открыть "Энциклопедию магических существ Песчаников".
   "Страус песчаный. Существо первого уровня, не обладающее активной магией. Питается исключительно песком, воды не требует. Имеет сильные ноги и хорошо развитое зрение. Устойчив как к высоким температурам, так и к холоду. Спит под песком, зарывшись в него с головой".
   Отлично! Если следовать написанному, то я должна искать Пита в каком-то месте, где он может пожрать и поспать. И где...
   Ой.
   Слишком часто я произносила это слово за свою преподавательскую практику, но никогда еще оно не звучал так страшно.
   Единственным местом, где в Вир Тонге был песок...
   Это была детская площадка, где играли дети, пока их родители занимались делами.
   Она находилась в Управлении, прямо перед храмом. На деле площадка представляла собой огороженную территорию, в центре которой была навалена куча песка. Обычно там вовсю резвились дети, но сегодня они как-то тихо стояли в сторонке, опасливо поглядывая на песочницу. А там, подняв ноги кверху, лежал страус, блаженно спящий под утренним солнцем.
   Это было бы смешно, если б не грозило мне увольнением.
   Я быстро соорудила сеть, опутала ею страуса и слевитировала его. Туша оказалась тяжелой и магических сил "ела" достаточно. Опасаясь, что не дотащу Пита до своей комнаты, я почти поволокла страуса по полу, поддерживая сеть руками.
   К счастью, тот не проснулся, и я без приключений посадила его в клетку.
   Я совершенно не представляла себе, как развеять это колдовство. Конечно, рано или поздно оно пройдет само, но ведь я не знала ни пропорций, ни ингредиентов той смеси, что отведали студенты. Так что когда они снова станут людьми, было неизвестно.
   Книги никакой информации не дали. Они даже не предусматривали ситуации, подобной этой. Естественно, адекватный маг никогда не станет так опрометчиво себя вести рядом с магическими порошками. Увижу заклинательницу, дам в глаз. Вообще, мне хотелось дать в глаз всем, а себе в первую очередь. И вправду что ли, никуда не гожусь? Как можно было не уследить за своими студентами?
   Я в задумчивости подошла к поросенку и присела перед ним.
   - Что ты на меня так смотришь? Есть хочешь? Нет уж, кормить я вас не буду. Придумаю, как расколдовать и буду мстить!
   Поросенок презрительно фыркнул.
   - А ты как думала? - возмутилась я. - Нужно быть осторожной. Вот что мне с вами делать?!
   Поросенок на секунду задумался, как-то нехорошо хрюкнул и...чихнул.
   Светящаяся пыль попала прямо на меня.
   - Ты что делаешь?!
   Мир начал уменьшаться и я почувствовала легкое головокружение. Все вокруг завертелось, а когда мир снова обрел очертания, я поняла, что тоже превратилась.
   Нецензурное "Мяу" было последним, что я сказала, прежде чем дверь моей комнаты распахнулась и явила ректора.

***

   Из положительного в ситуации было только то, что мне налили молока. Я так истошно орала, привлекая к себе внимание, что ректор решил, будто я голодная, и вкусно накормил. За это ему скажу потом огромное спасибо.
   Пока я ела, Михаила недоуменно разглядывал зверинец, что обитал в моей спальне.
   - Веста поражает меня с каждым днем, - наконец задумчиво проговорил ректор. - И зачем ей столько животных? Вступила в секту что ли? Боги, а страуса она где нашла?
   Михаил поднял меня с пола и внимательно осмотрел.
   - Нет, кошку я могу понять. Но поросенка?
   Он сел на кровать, по-прежнему не выпуская меня из рук. Я снова замяукала, и пару раз попыталась было царапнуть его.
   Мужчина лишь задумчиво почесал меня за ухом, от чего я, к своей неожиданности, замурлыкала. Михаил усмехнулся.
   - Чего, нравится? - спросил он.
   Я, вспомнив о своем незавидном положении, тут же зашипела. Как же подать ему знак?!
   Теперь меня уже гладила вся ладонь, которая была в полтора раза больше моей головы. Я непроизвольно подалась вперед и мяукнула как-то совсем не по-кошачьи.
   - Странная кошка, - хмыкнул ректор. - Ты прости, усатая, я с твоей хозяйкой роман кручу.
   Я - усатая?! Да у меня в жизни никакой лишней растительности на лице не было! Стоп... о чем это я?
   И вообще, что значит "кручу роман"? Вульгарное выражение. В данный момент ты крутишь мой хвост.
   - Ладно, - наконец вздохнул ректор. - Пойду, поищу эту девицу. Я приехал всего на день, а она где-то шатается!
   Ну конечно, во всем виновата я!
   Я даже фыркнула от возмущения. Правда, со стороны это выглядело так, будто я чихнула.
   - Будь здорова, - рассеянно отозвался ректор.
   Интересно, он в своем уме?
   Дверь за ним закрылась. Я встретилась взглядом с несчастным кроликом и грустно помахала хвостом. Теперь Михаил будет бросить по Вир Тонгу в поисках меня, не зная, что я здесь, мяукаю и пью молоко, которое, честно говоря, уже осточертело.
   Ректор пришел только спустя несколько часов, злой и уставший. Естественно, меня он нигде не нашел и был полон самых зудших подозрений. О том, как он ругался, ходя туда-сюда по моей комнате, я лучше умолчу. Но уши у меня покраснели бы, не будь они мохнатыми.
   - Да где она?! - в очереденой раз рявкнул Михаил, пнув ни в чем не виноватую тумбочку, которая еще недавно помогала мне справляться со свитой жреца.
   Я, истошно мяукая, кинулась к нему, привлекая к себе внимание. Ну когда же ты догадаешься? Подумай, в комнате пять животных, не хватает пять человек!
   Не успела я толком подбежать к ректору, как меня с раздраженным "отстань" отпихнули ногой. Обида была такой внезапной и острой, что я жалобно пискнула, свернулась в уголке клубочком и поджала хвостик, который отчего-то дрожал.
   Меня вдруг подняли и погладили. Однако я по-прежнему дрожала и морды не высовывала.
   - Не бойся, - пробормотал Михаил. - Я нечаянно. Но ты тоже хороша. Где, справшивается, твоя сумасбродная хозяйка? Не в пяль же она превра...
   Оп-па! Кажется, у ректора случилось просветление мозгов.
   Михаил поднял меня к свету и внимательно осмотрел. Меня перевернули, пощекотали пузо, потрепали уши, как следует прощупали хвост.
   - Шерсть вроде как вишней отливает, - неуверенно проговорил Михаил. - И взгляд знакомый... Волверин, это ты что-ли?
   Не будь ситуация такой дурацкой, я бы как следует посмеялась: вид у Миъаила был более чем растерянный.
   - Так...значит, если ты Веста...мяукни два раза.
   Что я послушно и сделала. У Михаила даже лицо вытянулось, а рот сам по себе открылся.
   - Да как вы умудрились превратиться-то?!
   Если б кошки это умели, я бы закатила глаза. Нет, ну спрашивается, какого ответа он ожидал? Глубокомысленного "мяу"?!
   - Боги, надо было запереть вас в кладовке, - тем временем ругался ректор, оценивая масштаб бедствия.
   Спустя несколько минут он, наконец, сообразил, что делать.
   - Так. Волверин, ты сиди здесь и никуда не уходи! Поняла? Хочешь, молока налью?
   Я не хотела, а потому истерично замахала хвостом. Впрочем, ректор понял это по-своему и таки наполнил миску до краев.
   - А я к заклинательнице. Вместе придумаем, как вас обратно превратить. И будь уверена, такпросто это с рук тебе не сойдет! Превратить принцессу...
   Тут ректор задумался, ибо не знал, а в кого же все-таки превратилась Элен. Очевидно, рыжие перья курицы натолкнули его на верную мысль, потому как взгляд, который он кинул на меня перед тем, как выйти, был красноречив.
   А я вовсе и не была виновна в этом бардаке, только вот сказать не могла.

***

   Превращали нас обратно долго. Сначала пытались посыпать антимагической пылью, но безуспешно. Конечно, колдовоство ведь явилось результатом непредвиденного воздействия магических трав и порошков, просто так его не снять.
   Потом Михаил перепробовал различные известные ему заклятья, но тоже без особого результата. Потом был перерыв на чай, во время которого мне опять предложили молоко, есть я хотела сильно, но от белой жирной жидкости меня тошнило. И как сказать, что я хочу мяса? Ну, на худой конец, рыбки самой завалящей... А если они нас превратить не смогут, мне что, на молоке жить до тех пор, пока колдоство само не рассеется?
   В конце концов заклинательница догадалась заставить поросенка выдать очередную порцию порошка, проанализировать его и определеить, какие все-таки компооненты были смешаны. Уже через час было готово противоядие.
   То ли из желания отомстить, то ли по причине малой заботы о моем здоровье, Михаил превращать меня не торопился. Я наблюдала, как Лира, пит и Элен стоят красные,а ректор орет на них так, что звенят стекляные бутылки. Студентов он отправил по комнатам, пообещав напоследок разобраться с ними позже. А потом сказал заклинательнице:
   - Спасибо за помощь, было приятно с вами познакомиться, но мне пора.
   - До свидания, - заклинательница почтительно поклонилась.
   Постойте, а я?! Меня превращать не собираются? Я вообще-то уже есть хочу! Вернее, жрать.
   Я мяукнула и возмущенно (так мне казалось) посмотрела на ректора. Тот усмехнулся, одной рукой подхватил меня, второй забрал со стола последнюю бутылочку с противоядием, и вышел.
   - А с тобой, миледи Волверин, мы поговорим в твоей комнате. Без свидетелей. Когда еще ваыпадет такой шанс? Говорить ты не можешь, хоть послушаешь раз в жизни.
   В ответ я царапнула его руку изо всех сил. Но сколько сил у котенка? Риорскому мое вредительство было до лампочки. Он уверенно шагал вперед, а у меня хвостик поджимался от предчувствия нового скандала.
   Когда мы очутились в спальне, ректор достаточно бережно усадил меня на кровать, сел рядом, а баночку поставил на стол. Я с грустью посмотрела на такую желанную золодую жидкость, что была сейчас недосягаемая. А потом перевела взгляд на Михаила.
   - Видишь ли. Волверин. - лениво протянул тот. - Я очень возмущен твоей безответственностью! Оставить студентов без присмотра, позволить им нарушить все мыслимые и немыслимые правила магической практики. Да что там - даже не суметь взять ситуацию под контроль! Ты очень меня разочаровала. Что бы было, не явись я сегодня?
   Я опустила голову и прижала уши. Он был прав. Понадеявшись на благоразумие ребят, я оставила их одних, чего делать не стоило.
   - Но я дам тебе еще шанс, - при этих словах я замерла, вслушиваясь в каждое слово. - Последний шанс.
   Кажется, мое увольнение откладывалось на неопределенный срок. Зная меня можно было предположить, что срок этот будет не очень большим, но все же это обнадеживало.
   - Еще один промах, и вы вернетесь в университет, а ты будешь искать новую работу, поняла?
   Я кивнула. Теперь он меня превратит?
   - Это что касается твоей работы. Теперь о превращении этого милого котенка в языкастую стерву.
   Я - яхыкастая стерва?! Нет, кто-то определенно получит после того, как я верну себе способность бить и ругаться.
   - Я бы с радостью это сделал, - что-то мне в голосе ректора не нравилось, - но сомнения гложат мою душу. Что меня ждет после превращения? Снова твои издевки, желание мне перечить...
   На это я могла бы ему ответить очень содержательно.
   - Вот как мы поступим. Я превращу тебя обратно, но после того, как ты пообещаешь мне несколько вещей. Во-первых, пока я здесь, ты прекращаешь со мной спорить, ругаться и вообще вести себя недостойно леди. Ты будешь скромной, покорной и доброй, как это подобает настоящей женщине. Во-вторых, этот вечер и эту ночь мы проводим вместе, опять же без ссор, криков и споров. Со своей стороны обещаю тебе незабываемые ощущения и мое хорошее отношения.
   Я меня даже лапы подогнулись от такой наглости. Нет, все-таки ощущение, что наш ректор скотина, было верным!
   Я презрительно фыркнула и ушла в угол кровати, отвернувшись.
   - Как скажешь, - усмехнулся ректор и лег, вытянув ноги.
   Все равно ему приедтся превратить меня обратно, он это знает. Вот только есть мне хочется все сильнее, а молоко уже кончилось.
   До чего сволочной мужик! И почему меня к нему так тянет? Надо было соглашаться на помощь психолога, все-таки детская травма не прошла даром.
   От жалости к себе я даже выпустила когти.
   Мирное посапывание возвестило о том, что ректор уснул. Или же притворился, дабы выяснить, что я предприму. Уверена, он нисколь не сомневался, что я начну действовать.
   Аккуратно обойдя спящего Михаила, я примерилась к столу. Расстояние было большим, но меня спасло то, что между столом и кроватью стояла тумбочка, на которую я вполне могла запрыгнуть. Свеча чуть покачнулась и замерцала от моего движения, но, к счастью, не упала и Михаил не проснулся.
   На стол я залезла уже без проблем и задумчиво посмотрела на бутылочку. Конечно, для лучшего эффекта мне нужно было вылить это зелье на загривок, что представлялось мне невозможным. Ладно, выпить тоже сойдет. А небольшие побочные эффекты в виде бессонницы и отсутствия аппетита мне только на руку.
   Я опрокинула бутылочку, из той на пол тут же полилась вязкая золотая жидкость. Не теряя ни секунды, я спрыгнула, не испугавшись даже высоты.
   На вкус противоядие было как луковый суп, но мой желудок громко заурчал, возвещая о желании поесть.
   Мир снова закружился и я некоторое время привыкала к своему телу, которое плохо слушалось. Кое как я натянула платье, собрала растрепанные волосы и, позволив себе понаблюдать, как спит Михаил, рявкнула:
   - Внимание: сейчас будет скандал!
   И ударила все еще спящего ректора туфлей.
   Как я и ожидала, он не спал, потому как быстро ушел из-под удара, и вскочил. А потом гаденько так усмехнулся.
   Но и я была не идиоткой; второй удар настиг Михаила, когда тот отходил к двери.
   - За что?! - спросил ректор. Прикрывая голову руками от моей туфли.
   - За усы! - я были мужчину, не жалея сил. - За "кручу роман"! За пинок ногой! За наглый шантаж! За отказ меня превращать! За притворство спящим!
   - Это было забавно, - хихикнул Михаил. - К тому же счастье лицезреть миледи Волверин без платья, выпадает нечасто.
   И тут же ректор, начал истерично дергать дверь, которая оказалась предусмотрительно запертой.
   - И еще тебе на! - туфля вновь обрушилась на голову Михаила. - и еще! И на десерт!
   Наконец я выдохлась и отбросила туфлю. Ректор тут же воспользовался моментом и прижал меня к стенке. Я даже не сопротивлялась, только флегматично разглядывала потолок, игнорируя злого Михаила и его руки, которые находились не там, где следовало...
   - Волверин, - прорычал он. - Ты забываешься!
   - Я?! По-моему, это ты вконец обнаглел! А-ну, пусти меня, иначе я начну или орать или реветь. По настроению.
   - А вот возьму и не отпущу! Чего будешь делать?
   Подумав, я ответила:
   - Кусаться, плеваться, орать, царапаться, колдовать.
   - Про колдовать - сильно, - хмыкнул Михаил и отпустил меня.
   - А теперь изворль свалить из моей комнаты! - я указала на дверь. - Я официально обиделась!
   - На что? - совершенно искренне удивился ректор
   - На что?! Ты с ума сошел? Шантажировал меня, не хотел превращать в человека! Пинался!
   - Но я же не знал, что это была ты! Веста, успокойся и давай поговорим.
   - О чем тут говорить? - я внезапно решила высказать все, что накипело. - Меня уже считают твоей невестой, а я всего лишь решила дать нашим отношениям еще шанс. Заметь, не романтическим отношениям, а просто отношениям! Что за натура такая сволочная в тебе? Обязательно нужно доминировать, подчинять и издеваться! У тебя с головой все хорошо?! Раньше я думала, что смогу тебя полюбить, иной раз ты бываешь удивительно хорошим. Но теперь мне кажется, что стоит сразу сказать "нет", иначе потом я сильно пожалею.
   - Я ене говорю, что ты должна меня сразу полюбить. Просто начни вести себя, как нормальная девушка. Достаточно того, что я хочу быть рядом. А любовь придет со временем.
   - Со временем к тебе придут маразм, глухота и импотенция.
   По изменившемуся лицу Михаила я поняла, что сморозила лишнее. Он замер с открытым ртом, глядя на меня так, словно я сделала что-то уж совсем непотребное.
   А потом рассмеялся и с грохотом упал на пол. Хохотал он преувеличенно театрально, но я все равно украдкой выдохнула. Нет, хамить правой руке короля - идея из неудачных. Хоть он и заслужил...
   - Волверин, - простонал ректора, - вот откуда ты появилась?
   - Тебе на пальцах объяснить или нарисовать? - скептически хмыкнула я.
   Михаил тем временем поднялся.
   - А может, на примере объяснишь? - его лицо мигом приобрело серьезное выражение. - У тебя широкая кровать...
   - Пошли в свинарник, объясню, - я фыркнула. - Там как раз Гаврюша влюбилась в Кеню.
   - Кто?!
   - Ну свинюшки две, скоро поросят делать будут. Ты же сам просил объяснить!
   - Волверин, ты что, поросенок? - опять засмеялся мужчина.
   На этот раз крыть было нечем.
   - Хорошо. Сейчас я должен разобраться с этими идиотами, что считаются твоими студентами. У тебя, наверняка, много дел: не весь мир еще лежит в руинах. Вечером я зайду за тобой, мы поужинаем и прогуляемся, - предупреждая мои возражения, Михаил поднял руку, - просто прогуляемся. Продолжение вечера будет зависеть лишь от тебя. Тут недалеко есть отличная таверна. Все поняла?
   - Это опять приказ?
   Ректор закатил глаза.
   - Да поняла, - я махнула рукой. - Иди и разберись со своими детьми, а я пока приведу в порядок себя и свои мозги.
   Пробурчав что-то подозрительно похожее на "давно пора", Михаил вышел, оставив меня в задумчивости стоять посреди комнаты. И почему взрослая жизнь такая сложная? Или это только у меня так весело? Эх, где мое студенчество? Танцы до утра, веселые вылазки, колдовство, дуэли, пары... А вот уж не думала я в семнадцать лет, что вскоре окажусь с другой стороны кафедры.
   Что-то блеснуло, когда я пододвинула свечу. Я подняла с пола колечко, что Михаил прислал мне. Оно слетело с пальца, когда я превращалась. Совсем не думая, я тут же надела кольцо. От Михаила это не укроется, я знала. Но это не важно. Я действительно надеялась скрыть свои чувства от ментального мага? Даже если он не лезет в мою голову, он чувствует все.

***

   В который раз я неврно проверила, хорошо ли сидит платье под скептическим взглядом Лиры. Водянка опять пряталась в моей комнате от Морли, которая жаждала обещния с сестрой. А я собиралась на свидание. И отчаянно надеялась., что оно пройдет нормально. Ну, хотя бы не совсем ужасно.
   - Веста, вы отлично выглядите, - наконец произнесла Лира.
   В Вир Тонге царил консерватизм. Здесь я могла забыть о модных коротких платьях, что так популярны были среди современной молодежи. Здесь надлежало одеваться скромно, как подобает приличной девушке. Потому мне пришлось выбрать темное платье с пышной юбкой и бантом. Смотрелось оно немного старомодным и единственное вольностью, намекающей на реалии современности, было отсутствие рукавов. Волосы я оставила распущенными. Во-первых, за них можно было удобно прятаться в случае, если я снова что-нибудь не то ляпну, а во-вторых, так мне больше шло. В голове царил полнейший бардак, я совершенно не могла разобраться в своих чувствах, но почему-то сильно волновалась.
   - Впервые в жизни вижу преподавательницу, которая собирается на свидание, - фыркнула водянка. - Забавное зрелище. Не стану задавать вопрос, что такого в ректоре и почему вам нравятся мужчины постарше.
   - Это верно, - пробормотала я в ответ. - Я и сама эти вопросы себе не задаю.
   - Вадима жалко, - вдруг погрустнела Лира. - Не верю я, что он убийца.
   Бедная Лира! Я совсем забыла, что и в жизни девчонок все не так гладко. И угораздило же их влюбиться в одного парня, да еще и серийного убийцу.
   - Вообще меня тоже гложат сомнения на счет преступление Торониоса. Однако доказать что-либо я не могу. Радует только то, что Вадима не казнят пока не выяснят, что он виновен, а настоящий убийца рано или поздно объявится. Слишком уж сильна его жажда крови, это было понятно по первым жертвам. Кстати. Вадима кто-то проверял на предмет крови в желудке? Надо будет спросить у Михаила.
   - Я просто подумала, - Лира прерывисто вздохнула, - что с ним там? Если ваш...господин Рейбэк его допрашивает...
   Тут и я похолодела. Даже не представляю, какие методы допроса использует отец.
   Громкий стук в дверь прервал мою буйнйю фантазию. Лира украдкой вытерла глаза, а я уже не выглядела такой радостной.
   Это был Михаил. В белой рубашке и обычных брюках он выглядел...необычно, но очень хорошо. Нелжиданно ласковая улыбка тронула его губы, когда я сделала неуверенный шаг к нему.
   - Отлично выглядишь.
   И хоть это была полуправда, я покраснела. Честное слово, иной раз я веду себя, как ребенок.
   Мы медленно шли в самый дальний округ. Балконы, переходы, предзакатное море, радостный гомон людей - все это действовало на меня успокаивающе, заставляла отвлечься от тяжелых мыслей и просто наслаждаться. Наслаждаться тем, что я, наряженная и симпатичная, иду рядом с первым мечом королевства, вдыхаю его запах, предвкушаю прекрасный вечер и с легкой тенью смущения думаю о том, какой окажется ночь.
   Но все-таки Михаил заметил, что я была молчалива.
   - Что случилось? - спросил он, когда мы подходили к последнему переходу. - Ты грустная какая-то. Я, конечно, переборщил немного с утра, но обычно ты на мои издевки отвечала не менее изощренными. Я обидел тебя, Веста?
   Этот мужчина делает поразительные умозаключения. Вот только, увы, не вовремя.
   - А что сейчас с Вадимом? - спросила я.
   И затаила дыхание, боясь услышать ответ. Не столько страх за нравившегося мне парня вызывал это чувство, сколько нежелание вновь увидеть пред собой давно нарисованный образ отца, который за последние мемсяцы существенно изменился и даже приобрел некоторые светлые краски.
   Ректор сздохнул и взял меня за руку.
   - Рейбэк им занимается.
   - Что это значит? - не отставала я.
   - Веста, - и вновь металлические нотки в голосе Михаила заставили меня съежиться, - Вадим свое получит. Его вина будет доказана и он понесет наказание. Не думай об этом. Помоги принцессе пережить потерю и не тревожься сама.
   Нет, не умеет он успокаивать впечатлительных девочек. Я не стала заводить разговор о своих сомнениях, зная, что ничем хорошим это не кончится.
   Мы пришли в таверну, которая оказалась одним единственным столиком, что стоял на крыше округа Земледельцев. С крыши открывался чудесный вид на море, все вокруг утопало в растительности, а над головой распростерлось бескрайнее небо, усыпанное звездами.
   - Нравится? - Михаил улыбнулся, наблюдая за моей реакцией.
   - Очень.
   Вино уже было налито в бокалы, овоши нарезаны и поданы. А мне кусок в горло не лез. Михаил наблюдал за мной на протяжении нескольких минут, а потом отставил бокал и нахмурился:
   - Ты что, опять думаешь о Торониосе?
   Я кивнула.
   - Веста, вишенка, твой отец не первый год работает в этой службе. Если парень не виновен, он отпустит его. Но ты мало знаешь Вадима. Он некромант, он опасен, он свихнулся на почве любви к элен. Потому король и отослал ее, потому я так бесился, когда видел их вместе. Даже короли обязаны чтить свои законы, родная, я почти год искал доказательства против некроманта. И уж если они неверны, то нам противодействует кто-то невероятно сильный.
   Я обдумывала сказанное.
   - Веста, - Михаил в сердцах едва не ударил по столу кулаком, - я не хочу, чтобы ты думала об этом. Я обещаю, что со всем разберусь. Ты мне веришь?
   - Не очень, - честно призналась я.
   - Ладно, - ректор устало откинулся на спинку стула. - Можем мы просто поужинать и прогуляться? Я работаю днями и ночами, изредка выбираясь к тебе.
   - Хорошо, - пришлось изобразить послушную девочку, хотя вопросы вертелись в голове.
   Я еще не закончила с десертом, когда Михаил пододвинул свой стул к моему. Он откинул мои волосы с шеи и, щекоча дыханием кожу, что-то пробормотал. От такого повышенного внимания кусок в горло не лез. Несмотря на всю романтичность момента, я как-то обалдела. Не очень удобно есть. Когда тебя домогаются.
   О чем я не переминула сообщить ректору.
   Моя вилка тут же полетела в сторону.
   - Ты сыта, - сообщили мне и усадили на колени.
   - Опять ты все за меня решил, - насупилась я.
   - А как же иначе? Ты ведь не способна жить самостоятельно.
   - Жила как-то раньше, и сейчас могу.
   - Совсем одна?
   - Совсем, - вздохнула я.
   - Бедная моя, вишенка, - Михаил ласково улыбнулся. - Но теперь-то я с тобой. Ты рада?
   - Ага. Со стула вот падаю от радости.
   - Я же держу.
   Несмотря на паршивое настроение, я улыбнулась. Михаил изо всех сил старался быть милым, хотя я видела, что ему это дается не просто. Может, я действительно что-то значу для него?
   - А знаешь, меня пригласил на карнавал один очень знатный и важный подданный нашего короля, - мне вдруг захотелось немного поддразнить ректора.
   Михаил подозрительно прищурился.
   - И что же это за господин? Ему давно не били морду?
   - Фу, как грубо, - скривилась я. - Это Гам Горный, победитель Единорожьих Бегов.
   - Единорог? - Михаил расслабился. - Ты уже заигрываешь с единорогами? Не замечал в тебе страсти к...
   - Хватит! - рассмеялась я. - Не хочу продолжать этот разговор.
   - Ты сама начала. Поцелуешь меня?
   Я посмотрела в глаза ректора, пытаясь угадать его намерения и чувства.
   -Не укушу, обещаю. Просто ты сегодня такая красивая, а я ночью уезжаю и до конца вашей практики не приеду. Хоть поцелуй оставь на память. Пожалуйста, вишенка!
   - Когда ты перестанешь придумывать мне дурацкие прозвища? - нахмурилась я. - Не с ребенком же разговариваешь, и хватит издеваться над моим цветом волос. Не могу я его обратно вернуть!
   - И не нужно.
   Ректор погладил меня по волосам. Получилось ласково. Определенно, делает успехи. Интересно, у кого научился?
   - Так что, поцелуй мне положен? Я себя хорошо вел?
   - Лучше.
   Я осторожно прикоснулась губами к Михаилу, легко и нежно. Но сильные руки сжали меня и...
   Отборная ругать донеслась до нас из кустов. Мы оба ошеломленно взирали на то, как Пит и Элен выбираются из зарослей какого-то колючего (но невероятно красивого) кустарника. Лица у них были красные, как помидоры.
   - И как это понимать? - от холода, просквозившего в голосе Михаила, впору было кутаться в шубку.
   - Простите, - Элен опустила голову, но было видно, что раскаяния в ней нет ни грамма.
   Я, конечно, знала, что мои студенты внимательно следят за моей личной жизнью, но в кустах они еще не прятались. А может, не попадались?
   Я стояла на балконе и любовалась закатом, который вот-вот должен был закончиться, Михаил вдалеке отчитывал принцессу и Питера, внизу сновали люди: готовился фейерверк в честь отбытия Хранителя. Все жители были показательно опечалены сиим известием, только Лира ходила счастливая. Отца она любила, но слишком навязчивое внимание сестер вкупе с прибывшей внезапно популярностью, порядком достали водянку. В силу своего простого характера она не понимала, чем особенна, но знай ректор и преподавательский состав о происхождении этой зеленоволосой дриады, почести ей бы оказали не меньше, чем Элен. Это только у водного и лесного народов дети повелителей -- такие же дети природы, как и все. С поправкой на нашу иерархию Лира была не просто дочкой повелителя. Она даже не была равной Элен, она была выше ее. Разумеется, на своей территории. К счастью, принцесса оказалась не заносчивой: весть о происхождении Лиры восприняла спокойно и теперь всеми силами помогала водянке прятаться от родственников.
   - Замерзла? - я даже не слышала, как подошел Михаил. Умеет он подкрадываться незаметно.
   - Нет. Теплые ночи. У нас уже сугробы, да?
   - По колено, - усмехнулся ректор. - Студенты то и дело устраивают форменные дебоши.
   Уж это я могла представить, сама не раз практиковала.
   Солнце почти скрылось за горизонтом, освещая мягким красноватым светом все вокруг. Мне нравилось смотреть на море, чувствовать его запах, слышать, как волны бьются о скалы и едва различимое пение глубинных сирен наполняет не только воздух, но и душу. Было в этом времени суток особое очарование. Прошел еще один день, грустно, что время уходит безвозвратно. Что становится с нашим миром там, в прошлом? Продолжаем ли мы жить, развивая параллельные ветки возможных событий? Проживаем ли каждый миг в непрерывном цикле прошлого? Или наш мир, который всего секунду назад был живым и ярким, остается пустынен, постепенно бледнеет, теряет запахи, звуки?
   А впереди ночь. Для кого-то время, когда можно отдохнуть. Для меня ночь символизирует начало чего-то нового, интересного и очень уютного. Звезды, которые вот-вот начнут мерцать на бескрайнем темном небе, придадут романтичности фейерверку, до которого осталось совсем немного.
   - Нам нужно поговорить, - вдруг сказал Михаил, обнимая меня.
   - О чем?
   - О нас. О тебе, о том, что с тобой происходит.
   - Со мной все хорошо, - удивилась я. - Что случилось?
   - Я чувствую, что ты боишься меня. Не могу не признать, что страхи твои имеют основания, но... мне бы хотелось, чтоб при виде меня твои глазки загорались радостью, а не желанием сбежать на другой конец света.
   - Приходи с шоколадом, - хмыкнула я, - радость обеспечена. Неконтролируемая, буйная и разрушительная.
   - Я учту, - слегка улыбнулся Михаил. - Но все же меня пугает твое состояние. С детства ты привыкла, что с тобой обращаются плохо. Ты нужна мне, Веста, но я не хочу думать, будто ты простишь меня за любое насилие. Как бы сильно я не... не хотел тебя, как бы сильно ты мне не нравилась, я хочу, чтобы следующий мой удар стал последним для наших отношений. Ты во многом была права, ты достойна лучшего. Не позволяй мне сделать с тобой то, что некогда сделали со мной.
   - Слушай, этот вечер один из самых чудесных за всю мою жизнь. Никогда еще не было, чтобы мне нравился мужчина, и я ему нравилась, и мы были рядом и... Тебе обязательно заниматься самокопанием именно сейчас? Можем мы просто отдохнуть?
   Михаил развернул меня к себе лицом и заглянул в глаза. Позади раздались первые залпы салюта, радостные крики людей. Но в этой темноте, опустившейся на город, мне уже не хотелось искать света. Сильные руки Михаила держали меня крепко, я впервые не думала о том, что стою на краю балкона. Его движение к моим губам показалось мне бесконечным. Прежде, чем поцеловать меня, он усмехнулся. Вопреки ожиданиям, эта усмешка не вызвала во мне негодования или злости. Да, он победитель, он выиграл в нашей битве характеров. Я не хочу больше притворяться, будто он не нужен мне.
   Меня никогда так не целовали (если, конечно, не вспоминать последствия Лириного варева, что я отведала на осеннем балу). Михаил тяжело дышал, под моей рукой билось его сердце... Я провела руками по его груди, залезая под рубашку, срывая с его губ стон...
   - А-А-А!
   - Ты чего?! - Михаил испуганно выпустил меня.
   - У тебя сердце...
   Я не могла ничего сказать, со смесью удивления и страха смотря на ректора.
   - Да, у меня сердце. А еще почки, печень и кое-что, что я покажу тебе после свадьбы. Чего конкретно ты испугалась?
   - Оно справа бьется!
   - Ну и что? Не у всех сердце слева, ты же образованная девушка, - пожал плечами ректор.
   - И слева бьется!
   Михаил, к моему удивлению, рассмеялся.
   - Детка, я говорил, что я не человек. Что ты ожидала увидеть? Рога? Копыта? Хвост бантиком?
   - Ты крокодил? - ничего умнее я ляпнуть не могла.
   - Я что, такой страшный?
   - У них тоже два сердца.
   - А у тебя два по магической зоологии. Оставь несчастных крокодилов в покое, одно у них сердце. Веста, чего ты испугалась? Уверяю тебя, второй головы в кармане у меня нет. Если тебе неприятно, то я могу...
   - Нет! - я схватила ректора за руку. - Я просто не ожидала...
   - Вишенка, - Михаил вновь обнял меня, - не бойся. Тебе ничего не угрожает. Да, я не человек, но разве тебя не радует, что когда ты рядом, каждое из моих сердец бьется сильнее?
   - А так бывает? - я недоверчиво прищурилась.
   - Сама не чувствуешь?
   Я робко приложила ладони к груди Михаила.
   - Видишь? Я не превратился в рогатого урода, я все еще...
   - Лохматый урод, - буркнула я, смущенная.
   Послышался тяжелый вздох.
   - Придется заняться твоим воспитанием. Твой язык никуда не годится.
   Я тут же прикусила упомянутую часть тела, чтобы, не приведи Меридия, не ляпнуть чего лишнего. Романтический момент вырисовывался.
   - Постой, - вдруг вспомнила я. - Ты сказал, что уезжаешь сегодня?
   - Увы, придется. У вас тут, конечно, весело, но дела не ждут. Мало того, что на меня повесили обязанности вашего ректора, так еще и этот...
   Михаил умолк. Едва не сорвалось имя Вадима.
   - Понимаю. Теперь мы увидимся после практики? - спросила я, а в голосе послышалась какая-то надежда.
   - Что я слышу? - улыбнулся Михаил. - Миледи Волверин не желает расставаться со скромным работягой, очарованным ее красотой?
   Я фыркнула.
   - Ты смеешься над тем, что я очарован тобой?
   - Да нет, над скромностью твоей. Сильно преувеличенной, стоит сказать.
   Мы несли эту чушь и какое-то время просто радовались жизни. "В конце концов, - подумала я, - никто не заставляет меня оставаться рядом с ним всю жизнь. Но почему бы не попробовать, пока есть шанс? Как там сказала жрица... те, кому суждено, все равно будут вместе? Посмотрим, не забыла ли Меридия про Весту Волверин и ее домашний дурдом".
   Залпы салютов становились громче. Я отвернулась от Михаила, чтобы посмотреть на захватывающее зрение. Власти Вир Тонга постарались на славу. По красоте и масштабу фейерверк не мог сравниться ни с чем, виденным мною ранее. Сотни огней резвились в воздухе, создавая удивительные светящиеся картины. Сирены пели, повсюду чувствовался запах жареной рыбы и других даров моря. Чествовали Хранителя отменно.
   - Хочешь пойти на праздник? - спросил Михаил.
   Я кивнула. Стоит проверить студентов, которых, после получасовых уговоров, все же отпустили веселиться. Хотя, я как и Риорский считала, что они того не заслужили. Спасла ситуацию Лира, заявив, будто всех ждет ее отец: познакомиться с друзьями дочурки. Против такого аргумента ни я, ни Михаил пойти не могли.
   Народу была куча. Каждый хотел засвидетельствовать свое почтение Хранителю. На большой площадке перед храмом Меридии установили множество столов, за которыми уместилось, наверное, полгорода. Впрочем, для нас с Михаилом были оставлены два места за главным столом. Когда мы подошли, Лира, Пит и Элен уже с аппетитом уплетали рыбку, Адам опять читал какую-то толстую книгу (хотя преподавателем в нашей компании была я, читал больше всех почему-то Адам и это обстоятельство вызывало во мне серьезные сомнения относительно моей квалификации). В центре стола сидел сам Хранитель и весело наблюдал за танцующими женщинами.
   Я пригубила вино, что налил мне Михаил, но больше пить не стала: ужин с ректором даром не прошел. Есть тоже совершенно не хотелось, но креветки были настолько ароматными, что я не удержалась и попробовала пару штук. И сама не заметила, как опустошила всю тарелку.
   За столом все вели себя непринужденно. Даже слишком, я бы сказала. Лира хихикала о чем-то с Питом, Элен... разговаривала с пучеглазой креветкой, что лежала на ее тарелке. Та, к счастью, не отвечала. Мы с Хранителем завели весьма вежливую беседу об океанических растениях и их свойствах, поговорили о проблеме исчезновения снежных водорослей на севере и даже успели обсудить Лирины успехи в университете. Михаил как-то странно поглядывал то на меня, то на Хранителя, но молчал. Только когда принесли десерт и Хранитель учтиво налил мне ароматного чаю, я поняла, что ректор просто-напросто ревнует. Появилось желание взять его за руку и успокоить, но почему-то я этого не сделала.
   Вдруг перед глазами все поплыло, голова закружилась так сильно, что я едва не выронила чашку.
   - С вами все хорошо? - поинтересовался Хранитель, заметив, как я пытаюсь прийти в себя.
   - Да, все хорошо, думаю, стоит выйти. Слишком много запахов и звуков.
   Отказавшись от сопровождения Михаила, я вышла с площади и завернула за угол, намереваясь немного подышать свежим воздухом, не наполненным ароматами съестного. Это оказалось непросто: лишь на первом этаже мне удалось как следует успокоиться. Руки немного дрожали, но головокружение прошло. Пожалуй, стоило показаться лекарю. Просто на всякий случай.
   Я уже хотела было идти обратно, чтобы предупредить Михаила о том, что я иду спать, но мое внимание привлек какой-то неясный звук, раздавшийся за закрытой дверью, ведущей в подвал.
   Этот звук походил на... звук борьбы. Словно кто-то устроил потасовку в нижних помещениях города.
   Дверь оказалась заперта но, к счастью, на простой замок, который тут же поддался заклинанию. Узкая лестница вела в темноту. Я вглядывалась в нее, пытаясь рассмотреть, что же все-таки происходит.
   - Эй! - крикнула я. - Что случилось?
   - Помогите.
   Слабый, едва слышный шепот заставил меня со всех ног броситься вниз, совершенно не задумываясь, а что же там меня ожидает.
   Когда тусклый свет от магического шара осветил коридор, я с ужасом увидела Морли -- сестру Лиры - лежащую на полу. Она тяжело дышала и кашляла, естественная для водянки синева выглядела как-то странно, а рядом валялся кусок веревки.
   - Морли! - я подскочила к водянке, поднимая ее с пола. - Ты как? Что случилось?
   - На меня напали. Они меня убить хотели, задушить!
   И Морли заплакала, прижавшись ко мне. Я рассеянно вглядывалась в темноту, чувствуя кожей приближение врага.
   - Морли, идем, - я потянула водянку к выходу. - Идем, мы должны уходить! Я спугнула его, но, судя по всему, ненадолго. Вдвоем мы не справимся Нужно рассказать твоему отцу. Давай же, ну!
   Кое-как ковыляя, Морли побрела вверх по лестнице, то и дело оглядываясь на меня. Я ободряюще держала водянку за руку, вторую держа наготове. Клинок вот-вот мог появиться в моей руке. И хоть я ни разу не пускала его в ход, сейчас была готова. Напасть на водянку? За что? Они мирные, ласковые существа. Никому не делают зла, только веселятся, да пляшут. Кому могла помешать Морли? Она, конечно, красивая, но совершенно без денег и драгоценностей, не посвященная в управление Океаниумом...
   Только захлопнув дверь, я почувствовала себя в безопасности. Осознание того, что внизу бродит убийца действовало угнетающе. Мы побрели к столу Хранителя. Я видела, как улыбаются мне Элен и Лира, как, согласно этикету, встают мужчины и их лица постепенно меняются, когда из-за моей спины выходит избитая и напуганная Морли.
   Разумеется, убийцу не нашли. И я, и Михаил, и студенты знали, что действует тот же преступник, что и в городке, но молчали. Откуда к нам пришло это знание, было непонятно. Казалось, я должна была радоваться, тем более что Михаил тут же отправил письмо Рейбэку с требованием приостановить допрос Вадима, но общая атмосфера страха не давала мне расслабиться. Все были напряжены, напуганы и растеряны. Даже вечно жизнерадостная Элен ходила подавленной. А может, тому виной была резко испортившаяся погода: на Вир Тонг снова обрушились дожди.
   Так что к Карнавалу настроения не было ни у кого. И все же мы туда пошли полным составом, за исключением Михаила, который в срочном порядке вернулся в университет.
   10 глава. Карнавал нечисти
  
   Гам Горный не скрывал гордости, когда я на его спине въехала в праздничный зал. Вообще люди на единорогах не ездили, это все-таки не ездовые лошади, а вполне разумные существа. Но и на балы в сопровождении человеческих девушек рогатые не ходили. Почему вдруг Гам Горный решил пригласить меня на этот карнавал, я не понимала, да и не очень хотела.
   Маска была обязательным атрибутом праздника, а в остальном гости не были ограничены. Я надела черное кружевное платье и маску, также состоящую из кружева. Но почему-то впервые за все время мой наряд меня не волновал, хотя и был неплох. Только где-то в глубине души росла обида, что ректор костюма не увидит.
   В последнее время у меня сложилось ощущение, будто вся моя жизнь -- череда праздников, балов, карнавалов и гулянок. Именно на них постоянно что-то случалось, именно их устраивали каждую неделю, и именно они приносили мне больше всего неприятностей. Бал для абитуриентов, после которого я испытала на себе силу Михаила, осенний бал, который кончился вообще неприлично, посиделки Округа, после которых кузнец решил попытать счастья на личном фронте, проводы Хранителя, на которых Морли чуть не убили... Не хотелось мне идти на карнавал. Сердце сжималось в предчувствии чего-то нехорошего.
   Морли и Хранитель уплыли сразу же после окончания разборок, и я их понимала. Водянка еще не скоро придет в себя, а ее отец сделает все возможное, чтобы найти убийцу. Только скорее бы. Вон, мои студенты нервные какие. Элен постоянно вздрагивает, услышав громкий звук, Лира теперь не отходит от Пита, который, как будто, похудел и приобрел некоторый набор мышц, даже Адам выглядит подавленным. Если не считать, что в обычное время он и так не очень дружелюбен.
   Под влиянием дождливой погоды праздник шел вяло. То ли жители Вир Тонга также устали от гулянок, как и я, то ли у кого-то плохо с организацией веселья. Во всяком случае, ни тягучая мелодия скрипача, ни жирные и тяжелые закуски не добавили мне настроения. Гам Горный, который пришел на карнавал только из-за нескольких встреч, был равнодушен ко всем проявлениям веселья. Я медленно бродила по залу, рассматривая лепнину. Элен и Лира о чем-то шептались в уголке и отбивались от кавалеров, которым не было числа. Вопреки здравому смыслу, все парни искали расположения Лиры, благодаря чему Элен выглядела ошарашенной. Конечно, о том, что она принцесса, никто не знал, а вот Лирино происхождение прогремело на весь Вир Тонг.
   Пит неподалеку разговаривал с Амиром о чем-то, выглядели оба довольными собой.
   Адам... когда я увидела, что делает Адам, во мне проснулись жажда крови, желание убивать и склонность к садизму. Парень ругался с какой-то девицей и прямо на моих глазах щедро отвесил ей оплеуху. Может, я бы промолчала, не став лезть в чужие отношения, но я отлично знала, как неприятно получать по лицу от мужчины (да и вообще от ударов по лицу ощущения не самые лучшие, независимо от того, кто их нанес).
   - И что ты тут делаешь?
   Адам уставился на меня, желая, очевидно, испепелить на месте. К счастью, к подобным атакам студентов я была привыкшая.
   - Девушку отпусти. Еще раз увижу, что ты себя ведешь невежливо, отправлю к чертям с практики и добьюсь отчисления. Ясно?
   - Ясно! - зло крикнул Адам.
   - И в таком тоне со мной не разговаривай. Все, свободен. За девочкой я послежу, чтоб чего не вышло. А если тебя еще раз рядом с ней увижу, ремнем выпорю. И совесть меня мучить не станет, да и начальство одобрит.
   - Конечно, если с ним спать, оно одобрит любое твое решение! - бросил мне красный от гнева Адам и кинулся к выходу.
   Я стояла, удивленная. Такого мне раньше не говорили. Нет, я догадывалась, что мои отношения с Михаилом могут превратно истолковать, но открытой ненависти я не опасалась. До нынешних пор...
   - Что вы с ним не поделили? - спросила я у притихшей девушки.
   Та промолчала, но я заметила, как ее передернуло от отвращения. Подумав, что стоит внимательнее наблюдать за Адамом, я вернулась к Гаму, который уже закончил свои дела и скучал, ожидая меня.
   Стычка с Адамом не прошла бесследно, и единорог что-то прочел по моему лицу, потому что когда я подошла, спросил:
   - Проблемы со студентами?
   - У всех сейчас проблемы, - пожала плечами я.
   - Да, это нападение вывело из колеи всех. Простите, что праздник вышел грустным. Я хотел отвлечь вас от проблем.
   - От этих проблем сложно отвлечься.
   - Я отпила немного сока из высокого бокала, краем глаза заметив, что принцессы нигде нет. Стало быть, не выдержала этой тягомотины.
   - Буду откровенен, Риорский велел мне присматривать за вами.
   Я усмехнулась.
   - Значит, отнюдь не из-за моего природного очарования вы привели меня сюда?
   - Отнюдь. Сугубо моя инициатива, - Гам шутливо наклонил голову. - Но все-таки я беспокоюсь. Не лучше ли будет свернуть практику и уехать, пока дело не приняло серьезный оборот? Под защитой жениха и отца вы будете в большей безопасности.
   - Он мне не жених, - сквозь зубы процедила я и напомнила себе, что Риорский давно не получал туфлей.
   Из коридора до нас донеслись какие-то взволнованные голоса, перекрыв завывание скрипача.
   - Что там такое? - Гам подобрался и нервно дернул хвостом.
   - Хотите, посмотрю? - предложила я.
   - Я сам.
   Единорог направился к выходу. Я, поняв, что вот-вот останусь совсем одна на этом празднике скуки и уныния, быстро засеменила следом.
   Люди столпились вокруг чего-то, лежащего на полу. Ростом я, увы, вышла недостаточно высоким, дабы рассмотреть, что же так занимает умы народа. Кое-как протолкавшись в первые ряды, я сначала машинально отметила рыжую шевелюру принцессы и только потом осознала, что вижу.
   От головокружения я едва не упала, помогла Элен, придержавшая меня.
   Вот теперь с уверенностью можно было сказать, что убийца добрался до Вир Тонга. Мы обнаружили его новую жертву. Адама. Обескровленного, мертвого, убитого прямо посреди коридора.
   - Зови Риорского, - прошептала я Элен, которая тут же унеслась, стуча каблучками.
   Я не хотела с этим справляться. Не могла и не собиралась. Пусть увольняют, но с убийцами меня бороться не учили!
   В голове мелькнула мысль, что все произошло недалеко от того места, где напали на Морли. А если убийца прячется на нижних уровнях? Может, удастся выяснить хотя бы личность? Тогда будет проще его поймать. Адаму уже не поможешь, а вот других ребят я спасти еще смогу. Сколько будет жертв прежде, чем Рейбэк и Михаил найдут преступника? И найдут ли вообще?
   Я сделала выбор. Пользуясь тем, что все заняты телом Адама, я юркнула в боковой проход и быстро добежала до двери, за которой нашла Морли. Темнота привычно встретила меня и пустила в свои объятия. Осторожно спустившись с лестницы, я осмотрелась.
   Это был длинный коридор, который совсем не освещался. Он вел к нижним уровням: в канализацию и заброшенные помещения. Раньше там тоже жили люди, но после того, как уровень воды поднялся, все жители переехали на верхние этажи, а нижний уровень постепенно пришел в запустение. Ходили слухи, будто огромные комнаты облюбовали сектанты и разбойники, но стража упрямо отнекивалась и заверяла всех, что это пустая болтовня.
   Идти туда было страшно. От возвращения меня останавливало только изуродованное тело Адама, вид которого постоянно прокручивался у меня в голове.
   Лестница, казалось, никогда не кончится. С каждым шагом тьма будто бы сгущалась, препятствуя дыханию. Магический шар я создавать не стала, а заклятье ночного видения отнимало достаточно сил.
   Наконец спуск кончился, и под ногами захлюпала вода. Я вышла в огромный зал с колоннами. В стенах виднелись черные проемы, ведущие в узкие коридоры нижнего уровня. Откуда-то издалека доносился плеск, слышались шаги каких-то животных: не то кошек, не то крыс. Атмосфера жуткая. Но, в то же время, очень притягательная и впечатляющая. Насколько живым этот город был наверху, настолько же мертвым он был и внизу. Те же узоры на стенах, тот же каменный пол, те же лестницы и двери, но здесь словно застыло время. Такое прошлое было некогда у Вир Тонга, такое будущее его ждет.
   Пришедшее осознание того, что я здесь погибну и никто меня не найдет, заставило сердце быстро биться. "Спокойно, Веста, ты взрослый человек. Здесь нет страшилищ, которыми отец пугал тебя в детстве". Действительно, нет. Только главное страшилище где-то прячется, сытое и злобное.
   В том, что убийца -- не человек, я уже не сомневалась.
   Послышались голоса. Я быстро спряталась за колонну, надеясь, что меня не слышали. Из проема показались двое мужчин, одетые как попало. Бродяги. Они, пошатываясь, шли через зал и никого вокруг не замечали. Я, затаив дыхание, сидела за колонной. Если они здесь останутся, придется пробираться с боем. Только бы ушли!
   Медленно, но верно, бродяги приближались к выходу. Но только когда их голоса затихли в отдалении, я позволила себе расслабиться и выйти.
   Куда же идти? Будь я убийцей, какой из проемов я бы выбрала? Тот, в котором ближе всего скрыться, если кто-то за тобой гонится. Значит, самые дальние отпадают. Вряд ли в планы убийцы входило чесать через весь зал. Ближайшие проходы. Теперь все зависело от того, если в этих проходах подходящие помещения.
   Вся моя теория не стоила и медяка, если переходы соединялись между собой. Тогда убийца мог заскочить в ближайший и, петляя, вернуться в укрытие. Но если единственной связующей оставался этот зал, то такая логика рассуждений вполне имела шансы на успех.
   Что-то блеснуло у стены. Я подошла поближе и увидела крохотную женскую сережку-колечко. Или она здесь достаточно давно, что исключено, потому что выглядит серьга новенькой, или преступник действительно женщина.
   Итак, проход был определен. Что дальше? Идти туда не стоило, разумнее всего было вернуться и рассказать страже, Риорскому, Гаму, отцу, но... меня колотило так, словно я вылезла из проруби, предчувствие чего-то ужасно плохого не покидало меня. Пути назад не было: я должна узнать, кто стоит за всем этим.
   Бесшумно я брела по коридору, прислушиваясь к каждой двери. Я осматривала каждый кусочек пола, каждую ручку, надеясь заметить следы присутствия постороннего. Но все выглядело так, словно вот уже сотни лет здесь не было никого. И только сережка, крепко зажатая у меня в руке, доказывала обратное.
   Только перед последней дверью я замерла. Отчетливо были слышны голоса, но звучали они как бы вдалеке. Осторожно я приоткрыла дверь и уперлась взглядом в металлическую лестницу, ведущую вверх.
   Лестница оказалась неустойчивой лишь на вид, вдобавок была хорошо смазана и не скрипела. Значит, я по адресу. Именно здесь прячется убийца.
   Голоса теперь казались мне женскими. Говорящих было двое, они о чем-то спорили. Медленно я продвигалась по лестнице и, наконец, оказалась на небольшом балкончике, откуда мне было отлично видно все пространство помещения. Это был один из залов, точно такой же обветшалый и заброшенный, большой, круглый зал. В центре стояли две фигуры. Обеих женщин я узнала.
   Первой была Адриана, дриада. Правда, теперь она не была похожа на опытную куртизанку. Ее кожа была бледна, почти просвечивала, я даже различила вены на ее открытых руках. Губы были ярко-алыми, два массивных клыка выпирали из-под верхней губы, а глаза горели красным огнем.
   Второй была Элен. Ее рыжие волосы ни с чем нельзя было спутать. Вот только голос... голос принцессы изменился до неузнаваемости. В нем звучало раздражение, злоба, ненависть. Девушка едва сдерживалась, а потому говорила достаточно громко. Я услышала:
   - Риорский перевернет весь Вир Тонг в поисках убийцы! Куда я спрячу тебя?! Зачем ты сожрала именно этого придурка?! Не могла выбрать менее близкую к Волверин жертву?!
   - Простите, госпожа, - сдавленно отозвалась Адриана. - Голод сильнее меня, я увидела его и...
   - Да, ты вспомнила эту дрянь и не сдержалась, - закатила глаза принцесса. - Только учти: если Риорский найдет тебя, я тут не причем! Ланнан, мы не можем позволить себе провал!
   Я медленно сползла по стенке, пытаясь отдышаться. Элен?! Принцесса?! Добрая и жизнерадостная девочка знала, кто убийца? Знала, молчала и прятала Адриану... Выходит, именно принцесса напала на меня в музее?
   Я, не отрываясь, смотрела на Элен, не слыша слов девушки.
   Вдруг принцесса повернула голову. И посмотрела прямо на меня.
   - Миледи Волверин, - губы Элен изогнулись в усмешке. - Лучше было бы вам оставаться на празднике...
   Голова взорвалась дикой болью, я села на пол и закрыла глаза. Ментальный удар... второго я не выдержу. Темнота поглотила мое сознание, которое больше не желало терпеть пытку. Что говорила Элен, я уже не слышала.
   ***
   Вода капала совсем близко. А еще я слышала чьи-то торопливые шаги, возню и тихую ругать.
   - Вставай! - раздался отрывистый голос Адрианы. - Я же знаю, что ты очухалась!
   Раньше голос дриады звучал мелодичнее, нежнее. Сейчас больше был похож на скрип. Неестественный, металлический голос, вызывавший дрожь. Я открыла глаза. Надо мной было небо. Мы снаружи?
   Я лежала на балконе, но в каком Округе, определить не могла: они были почти одинаковыми, а флага я не видела. В стене зияла дыра, какой-то потайной ход, из которого, очевидно, мы и вышли.
   - Не лезла бы не в свое дело, жива была бы, - радостно выдала Адриана, связывая мне ноги толстой веревкой.
   Я попробовала было дернуться, но сил после удара было мало.
   - Ну-ну, - женщина похлопала меня по коленке. - Не дергайся, поранишься. Жаль, что ты появилась именно сейчас. Некогда с тобой возиться. Хотя оно и к лучшему: давно мечтала покончить с твоим любопытным носом.
   - Что это значит? - хрипло поинтересовалась я. - Зачем тебе все? Причем здесь Элен? Ты человек?
   - Успокойся, Веста, - хмыкнула Адриана. - Я не из тех злодеев, что любят поболтать перед тем, как убить героя. Так что лучше заткнись и посиди молча, тогда умрешь быстро и без предварительных увечий.
   Адриана занялась какими-то странными манипуляциями: продевала веревку в отверстие большого серого камня.
   А я вдруг вспомнила имя, которым назвала дриаду Элен...
   - Ланнан Ши! - воскликнула я.
   Женщина вздрогнула и зло на меня посмотрела.
   - Ты вампирша!
   Ланнан молча продолжила вязать узел. Я напрягла память, силясь вспомнить, что за легенда рассказывает о Ланнан Ши.
   Кровожадный дух, вампирша, являющаяся парням в облике прекрасной девы с алыми губами. Она не может причинить вред жертве, пока та не влюбится в нее. Когда это происходит, впивается в шею несчастного и выпивает всю кровь. Я вспомнила свой сон, тогда, когда спала после нападения в музее. Так вот ты какое, древнее чудовище...
   Стало ясно, чьих рук (точнее зубов) убийства молодых парней. Также я догадалась, почему они все были так или иначе связанными с Элен. Вовсе не любовь Вадима была причиной творившихся зверств. Но что? Зачем принцессе все это? Она не производит впечатление злодейки, совсем даже наоборот.
   Ланнан тем временем закончила и подошла ко мне. Меня рывком (с недюжинной для такой хрупкой женщины силой) поставили на ноги.
   - Вот и все. Больше Весту Волверин никто не увидит. Как жаль, она пропала без вести. Ничего, Михаил утешится.
   - Уж не тобой ли, - усмехнулась я, не обращая внимания на подступающие слезы.
   Ланнан не ответила, но я догадалась, что попала в точку.
   Теперь стала ясна цель ее манипуляций: камень предназначался для моей шейки. А я предназначалась для моря. Ситуация была почти безвыходная.
   Страх перед глубиной затмил все остальные чувства. Я уже не терзалась догадками о роли Элен во всей этой истории, не жалела Адама, не злилась на собственную глупость. Я была зачарована плещущимися внизу волнами, когда Ланнан подвела меня к краю, предварительно повесив камень. Снять его и хоть как-то защититься возможности не было: я была связана по руками и ногам, вдобавок чувствовала дикую слабость.
   Мощный толчок отправил меня вниз. Когда я почувствовала теплую, почти горячую воду, я уже почти не ощущала реальности.
   Зачем я задержала дыхание, не знаю. Шансов спастись практически не было. Камень тянул на дно, руками и ногами я, как бы отчаянно не барахталась, двигать не могла, да и платье, намокнув, не облегчало задачу. Легкие жгло все сильнее, смертельно захотелось вздохнуть, но я не позволила себе, продолжая тщетные попытки ослабить узел на руках. Но даже если бы я освободилась, единственной пользой от этого было бы то, что я умерла со свободными конечностями: плавать я все равно не умела.
   Почти смирившись, я слабо дернулась, погружаясь все глубже. Михаил...почему-то вспомнился именно он. Нет, не стоило мне так бегать от него. Люблю, скотину.
   Холодные пальцы коснулись меня сзади и быстро распутали узел, стягивающий руки. Почувствовав облегчение от снятого камня, я тут же хлебнула воды. Последним, что я увидела, была Морли, которая прикоснулась перепончатыми пальцами к моему лицу.
   Очнулась я быстро, по крайней мере, мне так показалось. Первым, что я увидела, был свод какой-то пещеры. Не поднимаясь, я повернула голову: всего в метре от меня была небольшая лагуна, с яркой голубой водой, блики которой отражались на стенах и зайчиками прыгали туда-сюда. В воде сидела Морли и ее темно-синий хвост блестел от влаги.
   - Очнулась, - с радостью сказала русалка, встретившись со мной взглядом. - Жива?
   - Вроде да, - я чуть-чуть приподнялась. - Где мы?
   - Это мое любимое место, - ответила Морли. - Подводная пещера. Я часто здесь отдыхаю, собираю замки из ракушек.
   Она указала куда-то в угол, и я разглядела там недостроенный замок из раковин удивительной красоты. Маленькие жемчужинки венчали башни и украшали фасад.
   - Очень красиво.
   - Спасибо, - улыбнулась Морли.
   - Ты спасла меня. Спасибо.
   - Ты тоже помогла мне, - русалка нетерпеливо махнула хвостом. - Что с тобой случилось?
   Тяжесть произошедшего навалилась на меня так внезапно, что я не смогла ответить. Слезы покатились сами собой. Морли растерянно погладила меня по плечу.
   - Я наблюдала за вами, - прошептала она, - и видела эту Элен. Она напала на меня, да? Она устроила все, что происходило у вас в Городе? Мне Лира рассказывала.
   Я кивнула, захлебываясь слезами. Истерика пришла внезапно и контролю не поддавалась.
   - А почему она это сделала?
   - Не знаю, - прорыдала я. - Я ничего уже не знаю! Я хочу домой, почему они все не оставят меня в покое?!
   Морли сочувственно вздохнула, совершенно не зная, что делать. Впрочем, я успокоилась сама через несколько минут. Порыдать я еще успею, а пока нужно вернуться в Вир Тонг и предупредить всех.
   - Морли мы можем вернуться? - спросила я, едва обрела способность связно говорить.
   Русалка кивнула, но обеспокоенно на меня посмотрела и сказала:
   - Придется плыть. Если ты еще раз потеряешь сознание, будет плохо.
   - Я не умею плавать.
   Русалка махнула рукой.
   - Это просто, я помогу тебе. Но задержи дыхание и работай ногами. Большими пальчиками ударяй друг о друга, работай от бедра. Ты сильная, у тебя получится. И тянись за макушкой, руки вытяни. Доверься мне.
   Я запоминала указания и меж тем избавлялась от лишних элементов одежды: туфель, маски, жесткого нижнего корсета.
   - Готова?
   Я кивнула, но отнюдь не была уверена в своих силах.
   Говорят, на севере вода в морях холодная и соленая, а на юге - приторный кипяток. Для меня это всегда звучало дико, и сейчас я порадовалась тому, что живу в средней полосе: теплая вода, сравнимая с температурой тела только ближе к поверхности становилась горячей настолько, что кожа краснела. Но все же видимого ущерба она не причиняла.
   Войдя в воду, я задержала дыхание и погрузилась. Морли взяла меня за руку и рванула вперед.
   Я могла бы и не делать, как сказала русалка: ее скорости хватало на нас двоих. Но я послушно работала ногами, чувствуя, как подчиняется мне вода, как страх уходит, оставляя место радости спасения и жажде снова увидеть близких мне людей.
   Мы всплыли в паре десятков метров от Вир Тонга, и остаток пути я преодолела сама, чем позже немного гордилась. Мы подплыли к лестнице и Морли в нерешительности замерла.
   - Ты чего? - спросила я, выбравшись на лестницу.
   - Боюсь, - опустила голову русалка. - Я чувствую нечисть, она где-то бродит, она очень зла! Веста, вам не справиться! Давай уплывем вместе? Папа даст тебе убежище!
   Я покачала головой.
   - Морли, меня предала моя любимая ученица, девушка, которую я считала подругой. Я не знаю, почему она сделала это. Я должна помочь поймать убийцу, я не могу сбежать. Но ты можешь уйти, я справлюсь.
   - А вдруг она снова решит тебя утопить? - возразила Морли.
   - Не вздумает, в этот раз я буду готова. Спасибо, Морли. Ты действительно оказала неоценимую помощь. Если я тебе буду нужна...
   - Я найду, - робко улыбнулась русалка. - Тогда я пойду догонять своих? Папа не любит, когда я исчезаю...
   - Иди, - кивнула я.
   Взмахнув хвостом, русалка скрылась в глубине. Я удивилась помощи Морли и тому, что она вдруг оказалась рядом, но решила разобраться с этим позже.
   - Веста!
   Я вздрогнула, и в моей руке появился файербол, который тут же погас. Не использовать магию огня после посещения воды - одно из основных правил волшебника!
   Это был отец, который с беспокойством взирал на мокрую меня с балкона.
   Он, едва увидев, в каком я была состоянии, бросился навстречу, и наверх я уже поднялась не сама. Не заботясь о том, что за человек нес меня, и как я должна была к нему относиться, я дрожала, наконец-то расслабившись. Меня успокаивающе погладили по голове.
   Меня куда-то несли, я видела лишь коридоры и свет факелов, что освещали наш путь. Хлопанье дверей, удивленный гомон людей, какие-то посторонние звуки - все это слилось для меня в один звук, который эхом отдавался в голове, не давая сосредоточиться.
   - Веста! - я услышала такой родной голос Михаила и теплые руки забрали меня у отца.
   В мою макушку уткнулся нос ректора. Как же я была ему рада! Ректору, не носу. Хотя и нос меня тоже устраивал.
   - Вишенка, как ты? Что случилось?
   Я молча застонала от боли, что пронзила сердце.
   - Кто?
   Этого вопроса отца я ждала. Морально готовилась ответить, представляла себе реакцию, но кто бы знал, как тяжело мне было произнести всего одно слово:
   - Элен.
   Руки разжались. Я свернулась калачиком на кровати, не понимая, что такого сделала, что Михаил больше не хочет меня обнимать. Слезы застилали глаза, но я взглянула на мужчину. И увидела лишь его спину, а потом захлопнувшаяся дверь отрезала его от меня. Тогда мне показалось, что навсегда.
   Отец сел рядом, провел надо мной рукой и одежда высохла.
   - Дорогая, поспи немного.
   - Нет, - пробормотала я, - надо найти Элен...
   - Принцессой займусь я сам. А ты отдохни, потом поговорим.
   Отец прижал к моим губам стакан с какой-то жидкостью, я послушно глотнула и тут же почувствовала, как проваливаюсь в сон. Внутри было ощущение пустоты, хотелось очутиться в объятиях Михаила, но его рядом не было.
   - Спи, родная, - сказал отец совсем как в детстве.

***

   Я освобождалась от объятий сна неохотно, стремясь задержать мгновение блаженства, когда реальность еще не полностью захватила сознание, а сон потихоньку отступает. Было тепло, уютно, хорошо. Тело не болело, ничего не омрачало чудесные минуты сна.
   До тех пор, пока я не вспомнила события вчерашнего вечера. Тяжесть навалилась на душу внезапно, прогнав все блаженство. Пришлось открыть глаза.
   В комнате было темно: до рассвета оставалось несколько часов. Ничего не нарушало тишины кроме моего тяжелого дыхания. Не было слышно ни голосов, ни звуков, присущих хоть какой-то деятельности.
   Сев на кровати, я вскрикнула: в кресле вольготно расселась Ланнан и смотрела на меня с усмешкой, не предвещающей ничего хорошего.
   - Какая умная девочка, - протянула вампирша. - Выбралась... Не ожидала.
   - Да, жизнь преподносит нам сюрпризы.
   На этот раз я не оглушена ментальным ударом, а потому смогу дать достойный отпор этой твари!
   - Принцесску схватили, - сообщила мне Ланнан. - А я решила перед тем, как сбежать, поквитаться с тобой.
   Я рассмеялась, что Ланнан очень удивило.
   - Куда ты собралась сбежать? Рейбэк и Риорский наверняка перекрыли все выходы, а Вир Тонг дрейфует в море. Насколько я помню, вампиры на воде не держатся? Твое "поквитаться" - не более чем шаг отчаявшегося приговоренного. Ты просто решила прихватить с собой и меня. Так, Ланнан Ши?
   Вампирша сплюнула.
   - Да заткнись ты. Думаешь, такая крутая? Посмотрим, как ты запоешь, когда я оставлю от тебя мокрое место!
   - Ты уже пробовала утопить меня, помнишь? Сбросить с крыши. Заморозить. Что еще ты там вытворяла?
   - Это все Элен придумывала, - отмахнулась Ланнан. - Я только топила, да в кустах пряталась на Бегах. Когда ты выскочила невесть откуда. Думала, жертву присмотреть, а тут ты со своими ножичками...
   А вот про ножички она зря мне напомнила. Сила струилась по венам быстро, придавая энергию.
   Тут же два клинка выросли в руках.
   Лицо Ланнан изменилось.
   - Будешь со мной бороться? А не слишком ли ты возомнила о себе, ботаничка? Меня твои кактусы не впечатляют, оставь их своим недоразвитым студентам.
   Отвечать я не стала. Зачем разговаривать с тем, кто хочет тебя убить? Словами Ланнан не взять, да я и не образец добродетели. Проповедями не воспитываю.
   Я слезла с кровати; Ланнан тут же вскочила, и это движение выдало ее с головой: она нервничала и совсем не была уверена в своей победе.
   - Нас услышат? - поинтересовалась я.
   Ланнан помотала головой, внимательно следя за клинками. Которые, стоит заметить, служили лишь отвлекающим маневром. Я знала, как убить эту дрянь. Хоть для этого и требовалась нарушить все запреты, что я установила себе.
   Вампирша не выдержала молчания и бросилась на меня. Я почти ушла от нее, но в последнее мгновение она схватила меня за волосы и как следует приложила головой о шкаф. Клинки за ненадобностью я бросила на пол, а потом развернулась и ударила Ланнан по лицу. Потом еще раз. А потом отпихнула ее от себя и выставила вперед ладонь.
   Волна такой силы сорвалась из моей руки, что мне чудом удалось не выдать удивления. Ланнан подбросило в воздух и она, ударившись о стену, сползла по ней на пол, глядя на меня почти с ужасом.
   Темные нити оплетали тело вампирши, меня трясло от отвращения, но я поддерживала связь изо всех сил. Клинок взлетел в воздух.
   Еще мгновение Ланнан дышала, жила, жаждала моей смерти. Когда клинок бесшумно вошел в ее грудь, она не перестала жить, но дернулась, понимая, что это конец. Она, наконец, догадалась о назначении темных нитей: они вытягивали тысячелетний дух, разделяли тело и душу. Единственный способ справиться с нечистью раз и навсегда: дать некроманту заточить темную душу в магический артефакт. За артефакт сошел мой клинок, за некроманта сошла дочь некроманта.
   Я никогда не была ботаничкой, как выразилась Ланнан. Отсюда все мои способности к оживлению растений: дочь некроманта может быть как некромантом, так и любой другой магичкой, но дочь двух некромантов ничем кроме темной силы обладать не может. Бывший ректор жалел меня, разрешил преподавать практику по ботанической магии, где моих минимальных сил хватало с лихвой. Я тайком (даже от самой себя) развивала свою силу, будто зная, что придется ее использовать. В то время как разум отчаянно сопротивлялся дару отца, магия лилась из меня потоками, пытаясь подчинить. Слишком поздно я поняла: неважно, какая сила тебе дана - темная или светлая. Важно то, как ты используешь ее. Можно быть самым светлым существом с черной душой. А можно творить добро, используя тьму, хаос и ненависть как источник, силы которого не иссякнут никогда.
   Ланнан закричала так, что слышно было, наверное, во всем Вир Тонге. Та, которую раньше называли Адрианой, затихла, ее тело быстро тлело, а душа отныне металась в зачарованном клинке.
   Я подняла его с пола и рассмотрела. Она не сможет выбраться оттуда. Вот только...по правилам заточенных духов следует отдавать в специальные гробницы, где ведут учет таким созданиям, но я не желала отдавать клинок отцу. Повинуясь внезапному порыву, я спрятала оружие в своем сундуке с платьями. Интуиция говорила мне, что он еще понадобится.
   Я услышала торопливые шаги и нырнула в кровать. Почему я не хотела говорить, что Ланнан мертва? В глубине души я знала ответ, но тогда было не время признаваться в этом даже себе.
   Это был отец. Он, заметив, что я не сплю, осторожно присел на краешек кровати.
   - Ты в порядке, Веста? - в голосе слышалось беспокойство, и я слабо улыбнулась.
   - Относительно.
   - Завтра мы уезжаем, вы возвращаетесь в университет. Вещи ваши заберут отдельно. Все будет хорошо, никто не пострадал. Ну, почти никто...
   - Михаил? - я испуганно вскочила.
   - Нет-нет, - успокоил меня отец. - Это длинная и запутанная история. То, что произошло с тобой - лишь вершина айсберга, Веста.
   - Тогда расскажи мне, - потребовала я.
   - Уверена?
   - Я хочу знать! У меня голова лопается от вопросов: как здесь замешана Элен, почему Ланнан пыталась убить меня, виновен ли в чем-то Вадим, что вообще происходит?!
   Отец успокаивающе погладил меня по ноге.
   - Ладно, я расскажу тебе. Все это между нами, естественно.
   То, что я здесь расследова,л не ограничивается покушениями на твою жизнь и убийствами этих парней. В сущности, убийства - лишь второстепенный итог целого ряда событий.
   Началось это еще во времена правления отца нынешнего короля. При дворе всегда находился Михаил, причем он пользовался практически неограниченным доверием. Кто-то поговаривал, будто бы он назначен регентом короля, его правой рукой и будущим правителем. Но вот король умер и на престол его, вопреки всем ожиданиями, взошел слабый здоровьем сын. Михаил остался верным помощником нового короля и к власти, в общем-то, не стремился. Король почти сразу после церемонии женился на прекрасной Адиале, а через несколько лет у них родились чудесные сыновья. Все были счастливы, все было хорошо. И пусть правитель не был гениален в государственных делах, благодаря твердой руке Михаила Риорского Город развивался, люди жили в достатке. Адиала тем временем, будучи женщиной умной, тщеславной и попросту стервой, скучала во дворце в то время как ее муж сутками пропадал на приемах, переговорах и встречах с послами. Гораздо чаще во дворце бывал Риорский, который ко всем достоинствам, весьма недурен собой, уверен в себе, силен. У Адиалы и Риорского завязался страстный роман, в результате которого родилась милая рыженькая девочка Элен. Король ни о чем не подозревал и наивно верил в то, что девочка родилась недоношенной, тем более, что внешне Элен - вылитая мать, а комплекцией весьма миниатюрна. Еще шестнадцать лет королевская семья жила спокойно. Если считать спокойствием то, что Элен методично пыталась убить своих братьев: жажда власти в ней была почище, чем у мамаши. Она ловко манипулировала людьми, была прекрасной актрисой. Когда я впервые увидел ее, то был очарован: девочка была веселой и непосредственной. Только наблюдая за ней, я понял, что собой представляет принцесса. Это адская смесь Риорского и королевы Адиалы.
   А потом случилось то, чего боялся Риорский: у девочки проявился ментальный дар. Как известно, ребенок наследует способность одного из родителей. Думаю, Адиала провела много бессонных ночей, молясь, чтобы Элен оказалась человечкой. Но кровь Риорского (а его род в свое время был одним из самых знатных не только в Лесном Городе) была сильнее. Король был далеко не идиотом и все понял моментально. Элен не могла контролировать свою силу на первых порах, да и не знала, почему должна была этого делать: личности настоящего отца Адиала ей не открыла.
   Король очень разозлился. Адиалу казнили почти сразу же, и это сильно сказалось на психике Элен, она ее очень любила. Ребенка, да еще которого столько лет считал своим, король убить не смог, а потому отослал в глушь. Следом отправился Михаил: завещание покойного короля даровало Риорскому полную неприкосновенность. Однако напоследок король решил пригрозить бывшему соратнику, что стоит ему услышать об Элен, он казнит ее.
   А Элен, обозленная смертью матери и потерей отца, решила мстить. Она разработала достаточно сильный план, который мог бы и удаться. Мне страшно даже подумать, что могло произойти...
   - Значит, поэтому Михаил врал, будто королю не нравятся отношения Элен?
   - Да, - кивнул отец. - Они договорились еще в пути. Но тут была еще одна причина: Михаил считал Вадима шпионом короля и не доверял ему. А Вадим действительно был влюблен в принцессу. Только вот в ее планы не входило романтическое бегство, она подставляла его, рассчитывая в случае чего свалить всю вину на Вадима. Это ей почти удалось. Помнишь, Вадим подарил ей бабочку, что ты отдала ему за отличную оценку? Элен заколдовала ее и побежала плакаться к Михаилу, мол, кто-то пытался ее убить, наверное, Вадим. Риорский обозлился так, что едва не сровнял с землей весь университет. Без зазрения совести Элен сообщила ему, что это ты передала Вадиму бабочку. Риорский, естественно, побежал разбираться с тобой, совершенно не соображая, что к чему. Потом Элен свалила на Вадима убийства курьеров, якобы он сделал это из ревности.
   - Но убивала не Элен? Это была Адриана... Какая у нее роль?
   - Адриана работала в борделе, в столице. Риорский одно время был влюблен в нее, а ты уже успела заметить, как он обходится с девушками. Адриана влюбилась, а когда он ее бросил и уехал с Элен, двинулась следом. Там она устроилась в клуб и продолжила встречи с Риорским, хотя тому уже было все равно. А потом он, зная о способностях метаморфа, заставлял ее...
   - Принимать мой облик, - закончила я.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я знакома с хозяйкой клуба.
   - Адриана возненавидела тебя, захотела твоей смерти. Она была вампиршей и тонко чувствовала эмоции даже на расстоянии, а потому быстро нашла принцессу, в которой хорошего уже не было ничего. Вместе они разработали план. Элен помогала убить тебя, Адриана помогала Элен отомстить королю. Все было рассчитано, но ты влезла не вовремя.
   - Все покушения на меня - Элен?
   - Почти. Она использовала свой ментальный дар. Мне кажется, она мечтала и Риорского тоже подставить. Особенных чувств к отцу она не испытывала, но он не стал бы на ее сторону. Дружба для него много значит, он сильно жалел, что предал короля.
   - Не могу поверить... Элен была такой чудесной...
   - Ее нельзя винить, детка. Конечно, она не была идеальной, но и злой не была. Ее разум помутился с убийством матери, такое кого хочешь сломает. Не зря король угрожал жизни Элен, чтобы убрать с горизонта Риорского: Михаил дочь любил. По-своему, но любил. Ему вообще не позавидуешь. Жить столько времени, боясь за собственного ребенка, с чувством вины...
   Когда вы уехали на практику, а Вадим остался в университете, Риорский немного успокоился. И убийца затаился: это Элен велела Адриане ничего не предпринимать. Только раз она вышла из укрытия и ее застукала Морли. Она узнала Адриану, с которой столкнулась несколькими месяцами ранее, когда навещала тетку в клубе. Адриана, испугавшись, что Морли всем расскажет о встрече, напала на нее, подкравшись сзади. Но ты ее испугала.
   Не стоит забывать, что Адриана была вампиршей, а потому постоянно хотела есть. Она не сдержалась, увидев Адама. И это вывело тебя к ним.
   - Я попросила Элен написать Михаилу, когда мы нашли Адама.
   - Она этого не сделала, а сразу же кинулась к Адриане. Где ты их и застукала.
   - Но вы же были...
   - Да, мы примчались сразу же после убийства, но лишь потому, что я узнал, кто виновник. Элен не предусмотрела, что служанки, с помощью которых она пыталась отравить братьев и отца, существа напуганные. Они сдали принцесску почти сразу же. Я проверял обитателей замка ранее, Элен вышла чистой. Но, узнав, что Вадим невиновен, я допросил прислугу и связал покушения на жизнь королевичей и Элен. Мы едва не опоздали. Михаил специально не стал оставаться с тобой, хоть и не одобрял этот план. Мы надеялись, что в отсутствие Риорского около тебя убийца потеряет бдительность. Так и случилось.
   - Это точно...
   В голове все укладывалось слабо. Заговор против короля, Элен - дочь Михаила...
   Стали понятны действия Михаила: страх за близкого человека порой не поддается контролю. Меня же ловко использовала Элен в своих играх. Выходит, я совсем не разбираюсь в людях.
   - Милая...
   Я дернулась.
   - Веста, послушай, тебе не в чем себя винить. Ты не могла понять, что из себя представляет Элен.
   - Знаю. От этого не становится менее паршиво на душе.
   - Ты поправишься, - отец встал. - Михаил тоже.
   - Что с Элен? - тихо спросила я, боясь услышать ответ.
   - Ждет суда. В королевской тюрьме.
   - Ее казнят?
   - Не знаю, решение будет принимать король. Михаил поехал к нему, но вряд ли он сможет воздействовать на короля. Тот в последнее время сдал, болеет, на людях почти не показывается. Боюсь, королевский род скоро угаснет.
   - Угаснет? Почему?
   - Элен удалось отравить братьев. Они умирают. Впервые в жизни, Веста, я не знаю, что будет дальше...

***

   Мы уезжали тихо, никому и ничего не сказав, провожать нас пришла лишь Аглая, которая с обретением нежданного богатства, перебралась в Округ поприличнее. Она теперь выглядела настоящей дамой, хоть и не пропала ее простота.
   - Бывай, Вестушка, - она крепко обняла меня. - Пиши, рассказывай, как житье, в гости заезжай, коли захочется.
   - Спасибо, Аглая, - я улыбнулась в ответ. - Заеду.
   - И любовничка своего не пускай, мужики сейчас редкость нормальные, а твой - всем мужикам загляденье.
   - Как сказала ваша жрица, если судьба - сам никуда не денется. То есть, она не так сказала, конечно, но смысл верный.
   Аглая удивленно на меня взглянула.
   - Жрица? У нас отродясь жрецов не было, храмов же нет...
   - А храм Меридии? - в свою очередь удивилась я.
   - Так он ж закрыт постоянно! Мы и не знаем, как он открывается, испокон веков такое.
   Мое сердце пропустило удар. Я ведь точно была в том храме... и со жрицей разговаривала. Только одно объяснение было этому, но я не хотела его принимать. Боги не являются смертным. Тем более, Боги. Забывшие о своем мире. Лишь в случае крайней нужды они спускаются вниз. И что за нужда - лучше не знать и не воображать.
   На этот раз нас везли не Анни с Крисом, а двое мужчин в королевской военной форме. Я удивилась, но отец вел себя так, словно это обычное дело - летать на боевом драконе, закованном в сверхпрочную броню. Для него это, возможно, было и так.
   Своим студентам я рассказала об Элен вечером. За два дня они повзрослели едва ли не на несколько лет. Пит держался стойко, хотя Элен ему очень нравилась, это я видела. Он как мог поддерживал Лиру, а у той глаза все время были на мокром месте.
   В дороге мы молчали, каждый думал о своем. Я вспоминала наш приезд в Вир Тонг. Кто бы мог подумать, что все это было не так и давно... Мы летели веселой компанией, полные предвкушения и счастья, а сейчас я возвращаюсь домой. Один из моих студентов погиб, второй вот-вот вынесут приговор. Внутри у меня ворочается пробуждающаяся, до конца неизведанная сила, а любимый мужчина находится на краю гибели. Выдержит ли Михаил навалившегося на него горя, я не знала, но почти физически чувствовала, как он страдает.
   Небо, словно в подтверждение моим мыслям, потемнело. Молнии сверкали вокруг дракона, но тому было все равно. Глядя на уверенные и четко выверенные движения погонщика, я поняла, что все это далеко не конец. История с Элен научила меня кое-чему: то, что мы видим, может оказаться лишь малой частью того, что происходит за кулисами обозреваемой нами жизни. Тревога, нараставшая по мере возвращения домой, подсказывала мне, что впереди еще много тяжелых событий. И для того, чтобы предсказать их, не надо было обладать дипломом провидицы.
   - Веста, - слабо проговорила Лира.
   - Да? - я повернулась к водянке, которая снова плакала.
   - А что с Вадимом?
   Я видела, как в глубине Лириных глаз притаился страх за парня. Что ж... у нее еще не все потеряно.
   - С ним все нормально, скоро его отпустят. Продолжит учебу, получит извинения, - ответил за меня отец. - Не волнуйся, девочка.
   Лира с облегчением вздохнула.
   У нее есть Вадим. А у меня? Если Михаил выкарабкаться не сможет, кто вытащит из ямы меня?
   11 глава. О конце света и ученых ящерицах
   Моя кафедра встретила меня очень хорошо. Я даже и не подозревала, что коллеги настолько любят меня. Ежедневно кто-то из профессоров и преподавателей приходил ко мне, приносил всякие вкусности, рассказывал забавные истории. Заходили студенты, даже госпожа Торн зашла и, постояв около меня несколько минут, похлюпав носом, ушла. Лира и Пит почти безвылазно сидели у меня днем, вместе нам было легче переживать боль от потери Элен. Мы часами молчали, читали книги, ребята выполняли домашнее задание, несмотря на то, что их освободили от уроков на несколько дней. Лира постепенно оживала, да и Пит выглядел не таким подавленным. Только сейчас я заметила, как важна поддержка в тяжелое время.
   Миха обрадовался, увидев меня, когда наш дракон приземлился перед главным входом. Медвежонок заревел, выдал в воздух мощную струю пламени и бросился ко мне на руки. Если бы не отец, поддержавший нас, я бы упала: за короткий промежуток времени Миха поправился килограммов на десять, не меньше. Теперь он гордо шествовал рядом со мной везде, кроме, разве что, душа, а на ночь укладывался спать в коридоре. Да и то лишь потому, что ректор его в комнату не пускал: Миха начал линять и по всему университету разносил клубки красной шерсти.
   У меня болело сердце. Не так, как пишут в приключенческих и любовных романах, нет. Оно не разрывалось от мифической душевной боли, не билось сильнее от отчаяния, оно действительно болело так, что не помогали даже зелья. Я старалась больше отдыхать, усиленно питалась и выполняла все рекомендации Бонни, ибо умирать от остановки сердца мне не хотелось.
   Я жила в комнате Михаила, смотреть на свою я почему-то не могла. Несомненно, переживаний мне добавлял и тот факт, что наши отношения никак не прояснились. Днем он пропадал на работе, засиживаясь в кабинете допоздна, утром уходил очень рано, а я физически не могла заставить себя встать до рассвета, чтобы застать его. А ночью он, хоть и спал со мной в одной кровати, вообще меня не замечал. Вел себя холодно, отстраненно и почти не разговаривал. Словно выполняя какой-то опостылевший ритуал, он приносил мне мои лекарства, поправлял подушки, помогал встать, иногда сажал у окна. Слабость не проходила, я могла часами плакать без особой причины, руки все чаще тряслись. Но Михаил всего этого не видел. Его терзали собственные демоны.
   Мне хотелось обнять его, сказать о своей любви, но страх, этот проклятый страх, что тебя не любят в ответ, что отвергнут и посмеются, не давал мне покоя. Хуже времени у меня не было. Даже реабилитация в приюте после смерти родителей прошла менее болезненно. Как никогда мне нужна была поддержка, и как никогда я ее не получала. Отчасти я понимала, что Михаилу сейчас не до меня, но какая-то детская обида заставляла сворачиваться ночью калачиком и вспоминать моменты, когда счастье захлестывало меня полностью.
   В одну из ночей я вдруг проснулась ни с того, ни с сего. Будто бы какой-то толчок заставил меня открыть глаза посреди ночи. Сна не было ни в одном глазу. Я несколько минут рассматривала потолок, надеясь заснуть, а потом перевернулась на бок, чтобы посмотреть на спящего Михаила.
   В свете луны его лицо блестело от слез. Я замерла. Впервые видела плачущего мужчину. Михаил никак не вязался в моей голове со слезами, сильнее и жестче человека я еще не встречала. Что же такое могло заставить Риорского плакать?
   Я подумала что, может, стоит оставить его наедине со своими мыслями и притвориться спящей. А потом плюнула на все. Я люблю его!
   Осторожно я коснулась его руки. Мужчина вздрогнул и замер, не глядя на меня. А потом накрыл мою ладонь своей, и теплое счастье затопило душу.
   Я положила голову ему на плечо и тихо спросила:
   - Что случилось?
   Голос хриплый, срывающийся:
   - Элен сегодня казнили.
   Я всхлипнула и крепче прижалась к любимому. Бедная моя девочка, рыжая принцесска... Не могла я ее винить в случившемся, не могла злиться.
   От боли за Элен, от жалости к Михаилу, потерявшему дочь, я расплакалась. Михаил обнял меня, никак не успокаивая. Да и что он мог сделать?
   - Идем, - я встала и поманила Михаила.
   - Куда? - спросил он, вытирая глаза.
   - Надо поговорить.
   - Сейчас? Вишенка, давай...
   - Сейчас, - отрезала я. - Потом будет больнее. Одевайся.
   Пока Михаил одевался, я накинула плащ, свернула теплое одеяло и стала ждать его у двери. Он послушно пошел за мной, поднимаясь все выше и выше, пока мы не вышли на крышу. Там я расстелила одеяло и улеглась, жестом пригласив Михаила лечь рядом.
   Тому, судя по выражению лица, было все равно, что делать.
   Я посмотрела на небо, которое сверкало мириадами звезд. Нашла на небе то, что искала и срывающимся голосом сказала:
   - Когда я приехала в приют, мне было очень страшно. Родители погибли, я была маленькая и не понимала, что случилось и за что меня так наказали. Вокруг были незнакомые люди, которые постоянно говорили, что я осталась совсем одна. Тогда я сбежала. Добежала лишь до поля, что находилось неподалеку, легла в стог сена и смотрела на звезды. Я решила, что мама и папа заболели и отправились на небо, стали звездочками. Глупо, но тогда я поверила, что это правда и успокоилась. Родители смотрели на меня сверху. В моей памяти они навсегда остались хорошими.
   Я взяла руку Михаила и указала на крохотную звездочку, что сияла вдалеке от крупных созвездий.
   - Вот это будет наша Элен. Чудесная добрая девочка. Та Элен, которую мы любили. Она всегда будет с нами, в любую ночь мы можем с ней повидаться. Смотри, какая красивая...
   Михаил застонал, не в силах сдерживать боль, рвущуюся наружу. Я крепко обняла его.
   - Все пройдет, - прошептала я.
   - Милая моя, прости меня. Прости, Веста.
   И я действительно простила. За все. За боль, которую он мне причинял, за оскорбления, за пренебрежение, за недоверие. Я любила этого мужчину, а он сейчас как никогда нуждался в моей любви. Хоть раз его кто-то любил? Хоть от кого-то он получал тепло и заботу?
   - Все хорошо, - сквозь слезы улыбнулась я. - Я люблю тебя.
   В ответ Михаил крепко обнял меня, скрывая слезы.
   Мы лежали, не думая ни о чем. Я чувствовала, как уходит отчаяние, а впереди неясно, но ощутимо мерцает надежда на будущее. На небе сияли звезды. Тогда я поверила, что у нас все будет хорошо и впервые подумала, что Меридия была права.

***

   А на утро уезжал отец. Я, невыспавшаяся, но в гораздо лучшем настроении, чем было ранее, вышла его провожать. С Михаилом он попрощался отдельно, он долго что-то обсуждали, не пустив меня.
   Дракон из Службы Безопасности уже был готов к взлету, багаж загружен.
   Мы стояли друг напротив друга и молчали. Отец слабо улыбался, не зная, что говорить.
   А я знала, но начать не могла.
   - Милая, - начал отец. - Я так рад, что встретил тебя. Я долго откладывал этот момент, но рано или поздно он должен был произойти. Дочка, ты...ты удивительная, я очень горжусь тобой. Прости меня за все, я был... полным ублюдком. Я...
   - Не утруждай себя.
   Я наблюдала, как меняется его выражение лица, сначала растерянное, потом насмешливое.
   - Хорошего в тебе ни на грош. Не знаю, зачем ты вернулся, но обязательно выясню.
   - И с чего же ты взяла, будто у меня какая-то цель есть?
   Вот теперь я отца узнавала. Грубый, жесткий.
   - Не верю, что мерзавец, готовый убить собственного ребенка ради какого-то ритуала, способен через несколько лет все осознать и переосмыслить. Я долго колебалась: мечтала поверить в твою искренность, но опыт с Элен подсказал мне, что не стоит обращать внимание на внешнее впечатление. Оно зачастую обманчиво. Зачем тебе все это, я еще не поняла...
   - А хочешь, объясню?
   Отец подошел ко мне почти вплотную.
   - Тебе следует поклониться мне, Веста. Король слаб, его сыновья умирают, принцесса и королева казнены. Я назначен регентом короля. И единственным, кто имеет право претендовать на трон. Как думаешь, сколько нынешний король протянет и как быстро я стану править Городом?
   - Вот как, - я улыбнулась. - Ожидала чего-то в таком роде. Что ж...поздравляю вас с назначением.
   Я сделала реверанс, как требовал того этикет.
   - Осторожнее, отец. Легко упасть с такой высоты. Уж я приложу все усилия к этому.
   - Да что ты сделаешь? - хохотнул отец. - Ты - всего лишь наивная учительница, которая до сих пор с ромашками и навозом дружит. А твой любовник отлучен от двора. Не думаю, что ты опасна.
   Я схватила отца за руку и прижала к стене с такой силой, что тот от удивления забыл сопротивляться.
   - Не забывай, чья я дочь, - прошептала я ему на ухо. - Может, я и прячусь за ромашками, но рано или поздно мне придется применить свою...прости, твою силу. И что, устоишь против меня? Хватит портить мне жизнь. Наша встреча - последняя твоя ошибка, папа. Да, я могу быть стервой. И поверь, так просто тебе от меня не избавиться.
   Снова сделав реверанс, я оставила отца в одиночестве, напоследок продемонстрировав глубину, достигнутую мной в процессе познания собственной силы. Когда из моих глаз исчезла тьма, я была уже далеко от отца.
   А через минуту в небо поднялся дракон.
   Один враг погиб. Ланнан больше мне не угрожала. Другой враг улетел править своим государством. Государством, которое я так наивно надеялась отвоевать.
   Перспектива обретения настоящего отца окончательно пропала, и я ощутила облегчение. Не так-то легко простить такое, а знание расстановки сил придавало уверенности. Михаилу я решила рассказать все позже, когда придумаю, что делать с отцом. А пока нужно было сообщить ректору другую новость. И, честно говоря, в его реакции на нее я не была уверена.
   В кабинет ректора я влетела, не постучавшись. И обомлела, увидев на стуле для посетителей...гигантскую ящерицу, удивленно взирающую на меня.
   - Эмм...простите, - пробормотала я.
   Михаил, наблюдая за моей реакцией, улыбнулся. Он снова начал улыбаться.
   - Веста, это господин Дерк, он из Университета Боевой магии и Некромантии. Приехал по обмену, в столицу уехал профессор Ксан.
   Ящерица кивнул мне и скрипучим голосом произнес:
   - Рад знакомству, миледи Волверин, ректор рассказывал о вас.
   - Правда?
   - Вы будете работать вместе, - сообщил мне Михаил.- Программу составите позже, но я хотел бы, чтобы студенты научились противостоять атакам. Любым. Начиная от простых школьных драк и заканчивая битвами сознаний.
   Я, обалдев, ничего не смогла сказать.
   Когда господин Дерк удалился, обсудив еще некоторые вопросы, касающиеся жилья, питания и жалования, я спросила у Михаила:
   - Ты его пригласил, чтобы я научилась контролировать силу?
   - Отчасти. Студентам тоже будет полезно приобрести навыки самообороны. Дерк один из лучших, мой товарищ и декан военного факультета разведки. У него есть чему поучиться.
   - Наверное, ты прав, - я закусила губу, не решаясь сказать, - но вряд ли я смогу у него учиться чему-либо.
   - Почему это? - нахмурился Михаил.
   - Как мне кажется, боевая магия подразумевает практические занятия, связанные со всякими прыжками, ударами, гигантскими выбросами силы... А мне не желательно так развлекаться.
   - Снова сердце?
   Михаил обеспокоенно подошел ко мне и взял за руки.
   - Нет.
   От волнения вспотели ладони.
   - Беременная я.
   Наконец-то сказала.
   - От кого?
   - Ты тупее вопроса не мог задать? - фыркнула я.
   Михаил оцепенел. В первую минуту я подумала было, что он сейчас раскричится, но вместо этого он осторожно поцеловал меня и тяжело вздохнул.
   - Ты не рад? - обреченность, просквозившая в моем голосе, была слишком уж явной.
   - Конечно, я рад, - прошептал Михаил. - Просто я в шоке. Пытаюсь осознать... Наш ребенок. Совсем недавно мы познакомились, помнишь?
   - Еще бы, - я хихикнула.
   - Представь себе уменьшенный гибрид тебя и меня.
   - Ужасно, - простонала я.
   - Здорово.
   Счастливее момента в моей жизни пока не было. Я любима, мой ребенок тоже, впервые я ощутила веру в то, что у меня будет нормальная семья.
   Встретившись взглядом с Михаилом, я поняла, что и он думал о том же.
   Раздался стук в дверь. Михаил с неохотой отпустил мои руки и сел за стол.
   Первым вошел мужчина в форме Службы Безопасности, и я даже успела подумать, что отец вернулся, но затем, когда в проеме показался король, оцепенела.
   Он действительно плохо выглядел, в этом отец не соврал. Темные круги залегли под глазами, передвигался он медленно, тяжелая поступь показывала, сколько сил король тратит на малейшее усилие.
   Я сделала реверанс и опустила голову. Смотреть на короля было запрещено. Зато на Михаила я могла пялиться сколько угодно. И сердце сжалось, когда я увидела, как изменилось лицо Риорского при виде короля. Он встал и поклонился.
   - Вон, - бросил мне король.
   Я не удержалась и вскинула голову. Серые глаза встретились с моими. Желание перечить тут же пропало: с больным человеком спорить - недостойно леди.
   - Веста, иди, - мягко сказал Михаил.
   Но король, услышав мое имя, с неожиданной силой схватил меня за руку.
   - Так вот ты какая, - прошипел он.
   - Отпустите меня, пожалуйста, - спокойно попросила я, - мне работать нужно.
   - Иди, - король как-то нехорошо улыбнулся. - Работай.
   Выходя, я услышала тихий голос Михаила и отрывистый, злой - короля.
   А что, если в желании отомстить Риорскому за нанесенное оскорбление, король решит поквитаться со мной? Бороться с правителем? Вряд ли моей силы хватит на это, да и характер не тот. А за ребенка страшно, не приведи Меридия, король узнает, что у Михаила будет ребенок... и связалась я на свою голову с этими господами. Жила бы в свое удовольствие, горя не знала. А теперь думай постоянно, не притаился ли убийца за углом.
   Погруженная в свои мысли я не замечала, куда иду. И только когда, споткнувшись, я полетела на пол, раздался недовольный голос:
   - И почему об меня все спотыкаются?
   Это был Дерк, присевший на небольшую ступеньку. Он недовольно взирал на растянувшуюся на полу меня, но не выдержал и рассмеялся.
   - Простите, - пробормотала я, - я задумалась.
   - Я видел короля. Он к Михаилу зашел?
   Я кивнула, усаживаясь рядом.
   - Что-то мне нехорошо, - я действительно чувствовала, как подкатывает тошнота.
   - Не бойтесь, он не казнит Риорского, завещание бывшего короля нельзя нарушить, это древняя магия.
   Я удивленно взглянула на Дерка, но тот даже хвостом не дернул.
   - Вы знаете?
   - Я учил Риорского, я много о нем знаю. Не все его поступки я одобрю, но в целом я на его стороне. Как и вы, миледи Волверин. Вы ведь еще не Риорская?
   - Волверин я.
   - Красивая фамилия, но неизвестная. Почему я о вас не слышал?
   - Потому что это выдуманное имя, - вздохнув, ответила я. - Меня по-другому звали лет одиннадцать назад.
   - И как же?
   - Не хочу говорить. Я - Веста, и другого имени не признаю. Значит, вы учили Михаила. И какой он? Мы знакомы не так давно.
   - Способный, - подумав, откликнулся Дерк, - умный, жестокий, но верный. У него есть понятия о морали, Веста, не думайте иначе. Сейчас он восстанавливается, но еще пару недель назад вполне мог отправиться к Богам. У Риорского не так много близких людей и потеря любого из них... Веста, будьте уверены, вашу потерю он уже не переживет. Возраст его не такой уж маленький, вряд ли он проживет еще долго. Лет сорок - предел.
   - Для меня это вся жизнь.
   - И все-таки, пожалуйста, будьте аккуратны. Оба.
   - Вы говорите загадками, Дерк. Я начинаю думать, что вы знаете больше, чем говорите... Подождите, а с чего вы взяли, будто я боюсь, что король убьет Риорского? Вы телепат! Это же...незаконно!
   - Мне разрешена практика,- усмехнулся Дерк.
   Надо заметить, усмехающаяся ящерица - зрелище впечатляющее.
   - Но вы не так просты, как кажетесь. Ваше сознание для меня закрыто и это не защита Михаила, а ваша собственная. Ботаническая магия...нет, миледи, это не ваш конек.
   - Господин Дерк, а вы можете научить меня тому, чему учили Михаила?
   На морде Дерка отчетливо читалось недоверие вперемешку с ужасом.
   - Помилуйте, Веста, зачем вам это?!
   - Вы сами сказали, что мою потерю Михаил не переживет. А кое-кто обязательно попытается меня убить.
   - Ваш отец?
   Подтверждения не требовалось, Дерк все сам прочитал у меня в голове, когда я любезно сняла защиту.
   - Вы начинаете опасную игру. Мне кажется, вы не способны на действия, которые требуются...
   - Я способна на многое, поверьте. Особенно - когда угрожают моей семье. Рейбэк давно напрашивался, я больше не желаю сидеть и ждать, когда найдут меня.
   - Хорошо, - Дерк покорно склонил голову. - Дорога будет трудной, но...интересной. Обычно такие истории заканчиваются счастливой семейной жизнью. Ваша, Веста, закончится не скоро... Вы понимаете, что для того, чтобы обучить вас, я должен знать истинное, рожденное имя?
   - Габриэлла. Элла Сантиори.
   Дерк побледнел: его чешуйки из темно-зеленых превратились в нежно-салатовые.
   - Не смотрите на меня так, пожалуйста, - буркнула я, смутившись.
   - Учительница?! Элла Сантиори - учительница в провинциальном городке?!
   - Хватит обсуждать мою профессию, она нравится мне. Скажите лучше, что вообще происходит. Не поверю, что вы не осведомлены о грядущих событиях. Раз уж вы телепат.
   - Я не могу читать мысли Богов.
   - А люди? - я посмотрела в большие глаза Дерка. - Что люди хотят делать с этим миром?
   - Люди? - профессор невесело хохотнул. - Люди здесь не причем.
   Послышались чьи-то шаги.
   - Потом поговорим, - шепнул Дерк и в мгновение ока скрылся за поворотом.
   Это оказался Михаил. Он присел рядом со мной на корточки и задумчиво накрутил на палец прядь моих волос.
   - Что хотел король? - неуверенно спросила я, боясь услышать ответ.
   - Пойдем, пройдемся? - предложил ректор.
   Мы шли по университетскому парку. Везде высились сугробы, деревья стояли с макушки до корней одетые в снег, где-то вдалеке радостно кричали студенты, игравшие в снежки. Михаил недовольно посмотрел в их сторону, но ничего не сказал.
   Я куталась в теплую шубку, пряча лицо в мехе воротника. Ректор крепко держал меня за руку.
   - Я больше не глава разведки, - голос Михаила абсолютно ничего не выражал.
   Этого следовало ожидать.
   -А ректором ты останешься? - спросила я.
   - Да, разумеется. Король очень плох, а твой отец назначен...
   - Я знаю. У нас состоялся крайне неприятный разговор, когда он уезжал. Похоже, через несколько лет мы с тобой будем вынуждены влезть в новую заварушку.
   - С чего ты взяла? - нахмурился Михаил.
   - Не верю я в перевоспитание. Отец - бесчувственный садист, так что едва он получит трон, начнет буйствовать и свирепствовать почище чумы в портовых городах.
   Михаил не ответил, лишь крепче сжал мою руку.
   Мы свернули с освещенной дорожки вглубь лесочка. Снег трещал под каблучками, я проваливалась в сугробы, а Михаил с завидным терпением меня оттуда вытаскивал.
   Когда мы достаточно удалились от корпусов, я заметила какое-то движение за деревьями. Мы осторожно подошли ближе.
   Лира и Вадим сидели прямо на снегу, о чем-то беседовали и...держались за руки.
   Я заметила, как поморщился Михаил, но только дала ему знак тихо уходить. Не стоило мешать ребятам.
   - Они что, теперь вместе?
   - Не знаю, - откликнулась я. - Но надеюсь, что они смогут все забыть и снова радоваться жизни. Впереди у них много интересного.
   - А у нас?
   Спросил и в глазах такая надежда, что я невольно улыбнулась.
   - И у нас. Но у нас интереснее, ибо ребенок обещает стать... невероятным.
   - Сын, - непреклонно выдал Михаил. - Будет воином, настоящим.
   - А если дочь?
   - Значит, будем ее защищать и воспитывать в ней леди.
   - Ты всерьез думаешь, что с такой мамочкой ей удастся стать настоящей леди? - я скептически подняла бровь.
   Михаил внимательно меня рассмотрел.
   - Ладно, пусть вырастет то, что вырастет.
   Мужчина обнял меня за плечи и повел к корпусу. Почему-то мне вдруг подумалось, что отныне вся моя жизнь будет проходить под строгим наблюдением Риорского. И я совсем не была огорчена подобной перспективой.

***

   - И почему у Торониоса рассечена бровь?
   Я сурово взирала на студентов, которые виновато опустив головы, сидели за партами. Вадим прижимал рукой целебный пластырь и ждал, когда кровь остановится. Лира беспокойно ерзала на месте и то и дело поглядывала на парня. А в центре аудитории рос гигантский одуванчик.
   Моська его была милой до тошноты. Длинные черные реснички, чудесные большие глазки, длинный изящный стебель... Вы когда-нибудь видели одуванчик, который мило скалится?!
   Меня уже даже не удивило то, что одуванчик рос прямо из деревянного пола аудитории.
   Это была первая моя пара после возвращения из Вир Тонга. Вопреки ожиданиям, мне не было больно смотреть на пустое место Элен, да и студенты выглядели радостными, предвкушая каникулы. Практиканты госпожи Торн, вернувшиеся на день раньше, чем мы, судорожно пытались сдать отчеты по практике и бегали ко мне на каждой перемене за консультациями.
   Утренняя тошнота мучила меня с каждым днем все сильнее. Виной тому была беременность или же просто природная вредность, я не знала, но приходилось постоянно выходит в коридор, ибо в душных аудиториях больше десяти минут я находиться не могла.
   Дав задание ребятам, я вышла, надеясь немного взбодриться при помощи ледяной воды в дамской комнате. Вернувшись, обнаружила гигантский одуванчик и Вадима с окровавленным лицом.
   - Ну?! Чего молчите?
   И он заговорил, да. Не Вадим. Одуванчик. Открыв рот (само наличие рта на одуванчике уже было странно) и запел так, что стекла в окнах задребезжали:
   - Врагу не сдается наш гордый варяг! Пощаааа-дыыыыы никтооооо не желаааает!
   Лира захихикала, но тут же взвизгнула и спряталась под парту, так как в мгновение ока одуванчик метнул в нее острый дротик, вылетевший из пушистой на первый взгляд шляпки.
   Студенты все залезли под столы, а я не могла с места двинуться от удивления.
   - Все выыыымпелыыы вьюююются и цеееепи звеняяяяаааат!
   От жуткого пения я поморщилась. Что делать с одуванчиком, я совершенно не представляла. Такого в моей практике еще не было.
   - Питер, будь добр, сбегай и позови сюда господина Дерка. Скажи ему, что в нашей аудитории выросло чудо современной генно-магической инженерии и очень неприлично себя ведет.
   - А вы мне пока расскажете, чьих рук это дело.
   Когда студенты поняли, что дротики, летящие от одуванчика, я уничтожала сразу же, то вылезли из укрытий и стали делать то, что обычно делают на всех устных опросах и экзаменах. Отмалчиваться.
   - Понятно, - хмыкнула я. - Будем прикидываться ветошью. Хорошо. Всем на завтра сочинение по теме "Техника безопасности на практических уроках магии". Объем - два свитка. Кто не принесет, на каникулах будет ходить в отстающую группу. А сейчас все на следующую пару бегом! Пока этого вредителя тут уничтожать будут, пока последствия вашего колдовства. Торониос, сходи к Бонни, пусть рану заживит. Всю пару мне испортили, балбесы.
   Но злиться на них долго я не могла. Одуванчик действительно выглядел забавно. За это и люблю свою работу: студенты - народ непредсказуемый и очень интересный. Начинаю понимать преподавателей, который хором стонали, когда мы с Анни устраивали всякие вечеринки в подвале, сбегали в город, дрались с парнями, пугали первокурсников, разыгрывали преподавателей. Кстати, надо бы написать Анни, поинтересоваться делами. Да обсудить кое-какие проблемы. Что ни говори, а на помощь Анни я очень надеялась.
   Дел было много: подготовка к празднованию Нового Года, сдача отчетов, составление экзаменационных и зачетных билетов, списков, объяснительных и кучи всяких никому не нужных бумажек. Я почти не видела Михаила, да и с Лирой, Питом и Вадимом мы общались куда меньше: Элен была тем звеном, что соединяло нас.
   В тот же день я искала Михаила, чтобы всучить таки ему ведомости на подпись. Все студенты получили у меня зачет автоматом, и для начала моего отдыха требовалась только подпись Риорского.
   В холле я встретила Лиру, которая с таким же растерянным выражением лица, как и у меня, о чем-то сосредоточенно думала.
   - Ты почему не отдыхаешь? - спросила я, подойдя ближе.
   - Я Вадима ищу, - призналась водянка. - Мы с ним договорились погулять, и до сих пор нет.
   - А я Михаила, - в ответ я вздохнула.
   И тут мне в голову пришла идея.
   - Слушай, я ведь сегодня Вадиму наказание оформила. Он к Риорскому должен был сходить, подписать. Может, он отработать его сегодня хотел?
   Водянка задумалась и чуть погодя, со мной согласилась.
   Наказания у нас проходили в учебном корпусе, в специально отведенной для этого аудитории. Обычно наказанный выполнял какую-то работу: сортировал корреспонденцию, разбирался в архивах, чистил лабораторные инструменты, кормил подопытных зверей. Исполнитель сам определял вид наказания, а длительность была строго регламентирована уставом.
   Мы подошли к аудитории и сразу поняли, что что-то не так. То есть, люди в аудитории были. Они разговаривали, но как-то странно.
   Я осторожно приоткрыла дверь.
   За столом сидели Михаил и Вадим и о чем-то мирно беседовали. Вот только на наказание это не очень походило, потому что на столе стояла початая бутылка с бренди, а ректор и Торониос были пьяные в драбадан.
   Мы с Лирой дружно уронили челюсти, глядя на мужчин. Те, не замечая нас, завели разговор в стиле "ты меня уважаешь?".
   - Ты веришь своим глазам? - спросила я, не отрывая взгляда от Михаила.
   Лира отрицательно покачала головой.
   Вадим хрюкнул и засмеялся.
   Михаил, чуть подумав, расхохотался следом и едва не упал со стула.
   - О, девчонки, - Вадим умильно улыбнулся, увидев, наконец, нас.
   - Любиииимая, - протянул Михаил. - Присоединяйся.
   - Нет, спасибо, - хмыкнула я.
   Лира быстро подбежала к столу и забрала у них бутылку. Вадим попытался было возразить, но умолк под серьезным взглядом водянки.
   - И как мы будем их транспортировать? - Лира вслух высказала мысль, которая мучила меня последние мгновения.
   - Очевидно, ногами.
   Я подошла к Михаилу и заставила его подняться.
   - Все, хватит пить, пойдем спать.
   Лира проделывала то же с Вадимом, который был в еще более невменяемом состоянии, чем Риорский.
   Кое-как мы довели сначала Вадима, а потом и Михаила. Я могла бы применить заклинание против опьянения, но не была уверена, что у меня получится. А будить Бонни из-за двоих идиотов не хотелось.
   Миха зарычал, едва мы приблизились к дверям но, увидев меня, успокоился и вновь лег отдыхать. Внимательно следя за нами глазками-бусинками, он презрительно фыркнул, когда Михаила, пошатываясь, подошел к животинке и начал гладить густую шерсть.
   - Смотри, руку отхватит, - предупредила я, открывая дверь.
   В комнате я заставила Михаила раздеться и лечь в кровать, предвкушая "чудесное" утро. Вот уж не думала, что придется бороться с похмельем. Да еще и не своим.
   - Мужчины, - пробормотала я, - вас создал Бог, и в мире нет подобной твари. Вам не хватает лишь рогов, чтоб вы совсем козлами стали.
   Древний стишок, но как никогда актуальный.
   - Иди ко мне.
   Я резко обернулась. Михаил завел руки на голову и лукаво улыбался, глядя, как я распутываю шнуровку платья.
   - Ты же был пьян! - возмутилась я.
   - Был, - послушно согласился мужчина. - А теперь не пьян. Я быстро трезвею.
   - Это не честно, - я вновь отвернулась. - Вадим на утро с кровати не поднимется, а ты как огурчик. Знала бы, оставила там - окончательно спиваться.
   - Не оставила бы. Ты меня любишь.
   - Одно другому не мешает, - фыркнула я. - Я тебя и алкоголиком любить буду.
   Михаил рассмеялся.
   - Правда, вишенка, иди сюда. Я соскучился.
   Я молчала, продолжая заниматься своим делом.
   - Обиделась?
   Тишина, пришлось закусить губу, чтобы не смеяться.
   - Ну, Веста!
   А голос-то, какой разочарованный! Как ребенок, которому конфету не дали.
   - Волверин! Знаешь ведь, что я тебя заставить не смогу и пользуешься.
   Я переоделась в ночную рубашку, легла на свою половину кровати и закрыла глаза, приготовившись заснуть.
   Теплая и шершавая рука прошла по бедру, забралась под рубашку и погладила живот.
   - Как малыш? - дыхание Михаила согрело шею.
   Я выгнулась, прикусив губу, чтобы не застонать. Сзади раздался смешок.
   - Может, повернешься?
   А фиг тебе, сволочь ехидная. Буду отсиживаться в партизанах.
   Рука поднялась выше и такое я не смогла стерпеть. Повернувшись, я пихнула Михаила и открыла рот, чтобы высказать все, что думаю о сегодняшнем инциденте.
   Он поцеловал меня, крепко прижав к себе, а потом взъерошил волосы и легонько щелкнул пальцами по носу. Я даже не нашлась, что сказать на это.
   - Спи, - меня укутали одеялом и обняли.
   - Сам спи, - огрызнулась я, поняв, что делает этот балбес.
   - Что я слышу? - протянул Михаил. - Миледи Волверин снизошла до простого смертного?
   - Ага, до скромного работяги.
   Я театрально задрала нос и тут же рассмеялась, не в силах больше сохранять суровое выражение лица.
   - Мужчины - большие дети.
   - А женщины, значит, очень ответственные? - хмыкнул Риорский. - Я тебе говорил, что люблю тебя?
   - Ну, все, потекли сахарные сопли. Когда ты превратился в романтичного вьношу, Риорский?
   - Из возраста вьноши я уже вышел.
   Мы лежали и перепирались, а я чувствовала, как счастье накрывает меня с головой. Никогда у меня не было ощущения того, что я дома.
   - Милая, где мы будем встречать Новый Год?
   Не знаю, откуда повелась традиция отмечать первый день января как начало Нового Года, но она начинала мне нравится. Впервые мне грозил праздник с любящим меня человеком и даже двумя (несмотря на ежедневные отсидки в дамской комнате я уверена, что мой ребенок где-то в глубине его маленькой души меня любит).
   - Какие варианты? В университете, наверное.
   - Вообще-то, - Михаил замялся, - у меня есть родовой замок. Я бы хотел тебя туда свозить. Познакомить с родителями...
   - С родителями?! - я вскочила. - У тебя есть родители?
   - Ну да, меня не аист принес, - Риорский нахмурился. - Они уже не участвуют в государственных делах, да и мы не виделись больше двадцати лет, но, думаю, сейчас подходящее время их навестить.
   Отлично. В довесок к ректору мне достались свекровь со свекром в таинственном "родовом замке". А учитывая то, что Михаил полукровка, я даже и не знала, кого именно встречу на празднике. Вздохнув, я повалилась на подушки. Нет, жизнь моя спокойной станет только тогда, когда я сдохну.

***

   Сверху ректор смотрелся очень забавно. Я могла поклясться, что слышала, как Адриан хихикал, наблюдая за нами и отгоняя метель от ветки, на которой я сидела.
   - Веста! - крикнул Михаил. - Кончай придуриваться! Слезай оттуда и пойдем пить чай!
   - Не слезу! - заорала я в ответ. - Забери свои слова обратно.
   До меня донеслось, как Михаил ругается.
   - Я не могу забрать свои слова обратно! Не заставляй меня орать на весь университет!
   Вокруг нас и вправду начала собираться приличная толпа зевак. Мне это не нравилось, но заставить себя слезть я не могла: страх был сильнее.
   Наверное, стоит свалить эти перепады настроения на беременность, но умом я понимала, что все заложено куда глубже.
   - Веста! - снова крикнул Михаил. - Я люблю тебя! Прекрати меня пугать и слезай!
   - Отстань!
   Подошедший Вадим с минуту рассматривал меня. А было на что посмотреть: я в шубе и теплой шапке, напоминавшая перевшего пингвина, сидела на Адриане, а он придерживал меня ветками, чтобы не свалилась: мороз сделал кору дерева очень скользкой.
   - Что происходит? - поинтересовался некромант.
   - Я ее замуж зову, а она вон, - и Михаил беспомощно указал на дерево.
   Вадим пожал плечами.
   - Я бы согласился.
   Михаил, забыв обо мне, уставился на парня. Тот под взглядом толпы смутился, и, подумав, сказал:
   - Фигню сморозил, согласен.
   - Веста! - снова обратился ко мне ректор. - Ну, прекрати, пожалуйста! У нас будет ребенок, мы живем вместе! Я тебя не обижу, честно!
   - Не пойду! Одно дело жить, другое замуж. Это на всю жизнь! Мы так не договаривались.
   Я и сама понимала, что несу какую-то ерунду. Но паника полностью мной завладела. Почему-то перспектива свадьбы меня не воодушевляла. Нет, не так. Она пугала меня до дрожи кончиков ушей.
   - Волверин! - рассердился Михаил. - Если ты сейчас не слезешь и не согласишься, я заключу с твоим отцом контракт Меридии!
   Я чуть не упала с ветки. Контракт Меридии - древнее колдовство, согласно которому отец может продать дочь замуж. Несомненно, у Риорского хватит сил на такую магию. Тогда я перейду в его собственность и вообще потеряю всякую самостоятельность. От контракта Меридии почти отказались: все дело было в том, что отцы не хотели продавать дорогих чад практически в рабство. Но Михаил угрожал обратиться к моему отцу. А что мой? А мой продаст.
   Увидев, как изменилось мое лицо, ректор побледнел.
   - Я пошутил, любимая! Слезай, дома тепло!
   Я отвернулась, скрывая слезы. И почему я постоянно реву? Нет, беременность - плохая идея. Мозг понимает, что все это выглядит глупо, а чувства отказываются подчиняться. И зачем ему на такой жениться? Доведу ведь до инфаркта, мужик в возрасте.
   - Веста! Пожалуйста!
   Михаил уже начал кашлять, ведь он стоял на улице в одном костюме, не накинув даже плащ.
   А началось все тогда, когда я вернулась из города, где присматривала подарки к Новому году. Едва я зашла в холл, стряхивая снег с плеч, как меня встретил Михаил, ласково поцеловал в нос и протянул квадратную резную шкатулку.
   - Что это? - удивилась я.
   До Нового Года еще было далеко, подарки мне не полагались...
   Осторожно я открыла коробочку и увидела красивое кольцо из белого золота с небольшим камнем, кажется, хрустальным рубином, но точно определить я не смогла.
   - Что это значит? - я посмотрела на ректора, который нетерпеливо переминался рядом.
   - Предложение. Руки, сердца, печени, почек и того, что я обещал показать тебе после свадьбы. Помнишь?
   Я застыла с открытым ртом. А затем развернулась и выбежала, оставив растерянного Михаила стоять в одиночестве. Впрочем, он тут же кинулся за мной: не в правилах Риорского было оставлять меня в победителях. Так я и залезла на Адриана, который с удовольствием принял давнюю подругу в крепкие объятия морозных веток.
   - Милая! - Михаил уже хрипел. - Я буду стоять здесь, пока не заболею воспалением легких, а ты будешь потом за мной ухаживать и страдать из-за чувства вины!
   Как же, заболеет он. Здоров, как конь.
   - Ой!
   Я взвизгнула, когда Адриан веткой толкнул меня, и я полетела вниз.
   Михаил поймал меня и бросил дереву:
   - Спасибо, Адриан!
   - Да пожалуйста. - проскрипел это трухлявый предатель. - Надоели с криками, поженитесь уже!
   - Любовь моя, - прошептал Михаил, - чего ты боишься? Я не обижу ни тебя, ни малыша. Вы - моя семья. У меня никогда ее не было.
   - У меня тоже, - пробормотала я.
   - Пожалуйста, Веста, стань моей, иначе я разнесу этот университет к демонам!
   - Хорошо, - я вздохнула.
   - Что, хорошо? - Михаил, похоже, от мороза соображал слабо.
   - Женись! - разрешила я.
   Ректор улыбнулся и поцеловал меня. Ни о чем не думая, не терзаясь никакими сомнениями, я ответила и мысленно прокричала что-то вроде "Ура! Ура! Ура!".
   Все разошлись и только мы не могли заставить себя отпустить друг друга. Впереди у нас было будущее. Общее и, надеюсь, счастливое.
   Эпилог
   Веста и Михаил остались там, в зимнем лесу, неподалеку от учебного корпуса Университета Охотников и Провидиц. Их история закончилась хорошо, они были влюблены и, наконец, счастливы.
   Веста обрела человека, который любил ее больше жизни, о чем втайне мечтала всегда. Михаил нашел в ней надежду, помогающую жить дальше. Веста вытащила его из бездны отчаяния, в которую он сам себя загнал. Он не был достоин ее любви, но вселенная ничего не делает просто так и чувствам этой парочки еще предстояло сыграть немаловажную роль в истории целого мира.
   А на другом континенте, по ту сторону Океаниума, в долине ветров и гор, располагался небольшой дом, который не был заметен случайному спутнику, заплутавшему в поисках ночлега. Дом этот был на редкость простым и непримечательным. В нем находились двое.
   В доме горел лишь камин, слабо освещая большую комнату, увешанную дорогими коврами и шкурами животных. У окна, завешенного тяжелыми шторами, стоял некто в плаще. Мужчина то был, или женщина, со стороны определить не представлялось возможным. Второй из присутствующих также скрывал свое лицо, но по фигуре и тому, как незнакомец держался, можно было догадаться, что это молодой мужчина.
   - Король сломлен, повелитель. Принцесса Элен казнена, Риорский отстранен. Рейбэк стал его наместником. Все идет так, как вы планировали.
   - Рейбэк - идиот.
   В голосе, прозвучавшем в тишине, чувствовалась сила и власть.
   - Повелитель?
   - Он сделает все для мести этой девчонке, своей дочери. Он не дальновиден.
   - Но он нужен нам, - робко возразил второй.
   Тот, кого называли повелителем, хрипло рассмеялся.
   - Ты прав, мой друг, ты прав. Пусть наслаждается плодами своих интриг. Пока не пришло время его смерти. Оставь Лесной Город. Что со Снежным Плато?
   - Восстание подавила Повелительница Анна, - в голосе говорившего появился явный страх. - Но Рандвалф не сдастся. Мы планируем нападение. Однако Вилдэр вернется, к сожалению.
   - Мне не нравится эта девчонка. Откуда она?
   - Из сопряженного мира, мой повелитель. Игор притащил ее, чтобы наказать.
   - Игора следует убрать, он все портит. А эту Анну... Насколько она дорога повелителю?
   - Думаю, он отдаст за нее жизнь.
   - Отлично. Сделай так, чтобы он страдал, и тогда мы победим. Этот мир будет повержен. Ты когда-нибудь слышал о том, что управляя незначительными событиями можно менять историю по своему усмотрению? Нет? Тогда смотри!
   Повелитель вновь отвернулся к окну. Его слуга, поклонившись, вышел.
   В далеком-далеком Снежном Городе, именуемом Снежным Плато, светловолосая девушка плакала в коридоре, отвергнув того, кого любила. Она была лишь игрушкой в их руках. Но не знала о том. Ее жизнь перевернулась в один миг. Для маленького сердечка юной девочки это было слишком.
   Это была Анна. Вторая девушка, попавшая в сеть интриг тех, кто называл себя Повелителями Слез...

Продолжение следует

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Сугралинов "Level Up" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовное фэнтези) | | А.Гусарова "Там, где водятся мужья" (Любовное фэнтези) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Т.Катерина "Я - адептка. Книга 1" (Фэнтези) | | А.Грин "Курсантка с фермы" (Любовная фантастика) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Любовное фэнтези) | | РосПер "Альфарим" (ЛитРПГ) | | Е.Гичко "Плата за мир" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"