Пасичная Юлия Владимировна: другие произведения.

Вопреки разуму, по велению сердца

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Постоялый двор. Постоянные гости, путники. Однажды приехал воинский отряд, привезший опасного преступника... Опасного для сердца юной дочери хозяина.

  Вечер спокойно вступал в свои права, слегка приглушив дневные шумные звуки. Уставшие за день люди возвращались домой. Постоялый двор 'Белый ястреб' стоял на самом оживленном тракте. По этой дороге каждый день в Нилеж и обратно проходили сотни всадников, повозок, караванов. Никогда не пустовали комнаты в добротном деревянном доме и двух флигельках. Хозяин 'Белого ястреба', Ульф, появился в Нилеже несколько лет назад. Приехал на повозке, нагруженной нехитрым скарбом, с двумя маленькими дочками, Рикой и Артишей. После смерти жены он не захотел оставаться в Эрнаре. Вышел из клана 'Северных волков', продал дом и перебрался в деревянный город, раскинувшийся посреди лесов. На счастье, недалеко от Нилежа продавался постоялый двор. Вдова бывшего владельца вышла замуж за харшельского целителя и сбывала имущество. Так и стал бывший корабельщик и воин хозяином постоялого двора. Жениться Ульф больше не захотел, растил дочек, нанял пару служанок да повариху. Тем и жили. К счастью, недостатка в постояльцах не было: в 'Белом ястребе' вкусно кормили и предлагали уютный ночлег. А Артиша вечерами еще и пела у камина в трактире, подыгрывая себе на лире. Мелодичный голосок девушки собирал к огню всех постояльцев. Под ее песенки негромкий шум разговоров наполнял таверну, и Рика вместе со служанкой Энн сбивались с ног, разнося кушанья и напитки.
   - Папа! - радостно закричала младшая Артиша, завидев у ворот повозки и белоснежного коня отца. Она обожала Ульфа и считала его самым красивым на свете мужчиной, гордясь унаследованными от отца белокурыми волосами и глазами цвета северного моря. Ульф и правда был очень хорош собой: высокий, статный мужчина лет сорока, чья улыбка заставляла неровно биться не одно женское сердечко в округе. Одевался он по привычке - коричневые льняные штаны, шерстяная красная верхняя рубаха, в ворот которой проглядывал украшенный тесьмой край нижней, белой. Улыбнувшись, он поднял в седло подлетевшую дочь и крепко ее обнял. Хитро улыбнувшись, Ульф достал из седельной сумки привычный гостинец: сладости и пару браслетов, до которых Артиша была большая охотница.
   - А где Рика? - спросил он, снимая сумку. Работники уже разгрузили повозку и начали переносить товары в дом. Ульф был редким гостем на собственном дворе - разросшееся хозяйство требовало разъездов.
   - На кухне, с Энн, - Артиша махнула рукой в сторону дома, залюбовавшись солнечным лучом, сверкнувшим на камушке браслета. Ульф улыбнулся и отправился в дом. Старшая дочь заливисто смеялась над какой-то шуткой гостя из далекого Илурана. Высокая, светловолосая - в мать-северянку, она была любимицей слуг: вечно что-то придумывала, украшая и усовершенствуя дом. А если не было дел, Рика присаживалась в уголке со свитком и пером. В её голове всё время бродили сказки да песни. Некоторые из них младшая сестра перекладывала на музыку и пела гостям. Романтичная Артиша, конечно, не увиливала от домашних хлопот, но ей по душе были целительство и пение. Постоянно бродила по лесу в поисках трав и составляла всякие снадобья.
  Ульф улыбнулся - любовь к дочерям была сильной настолько, что мысли о новой жене так и не поселились в его сердце. Ни одна женщина, скрашивавшая его одиночество ночами, не вошла в дом хозяйкой. Завидев отца, Рика подбежала к нему и привычно уткнулась в плечо - там она с детства привыкла находить покой и утешение. Гладя по голове старшую дочь, Ульф впервые вздохнул: кажется, его девочки выросли. Вот - вот заневестятся. Дарк, конюх, говорил вчера, что к Артише повадился заходить Вэл, кузнец с хутора неподалеку. Девчонка отчаянно краснела, когда высокий сильный парень подхватывал её на руки и кружил, приветствуя. Рика весело смеялась над этой парочкой. С Вэлом у них вечно случались какие-то споры. Парень собирался осенью вступить в элитный союз кланов, который не так давно появился в городах. Рика, которая терпеть не могла эту элиту, постоянно подшучивала над Вэлом и его будущими сокланами. Кузнец вспыхивал и запальчиво начинал доказывать превосходство элитных воинов. Утихомирить этих двоих могла только Артиша. Простое прикосновение ее рук успокаивало Вэла и делало его мягким и добрым.
   - Папа, я соскучилась, - подняла голову Рика. - Тебя так долго не было. Целую неделю...
   - Дела, дочка, - вздохнул Ульф. - Ну, вы и без меня прекрасно справляетесь. Вы же умницы у меня. Как постояльцы?
   - Как всегда, - пожала плечами Рика. - Все хорошо. Уехал караванщик Архим и та семья из Лиалии. Новых пока нет. Флигель я убрала и их комнаты тоже.
   - Это хорошо, солнышко, - привычно погладил по голове дочь Ульф. - Сегодня гости будут. Клан Соколов. Переезжают они в Нилеж, а пока им там дом готовят, у нас поживут. Так что сегодня надо побольше еды приготовить. Воины - они всегда есть хотят.
   - Это точно, - солнечно улыбнулась девушка. - После сражений милое дело покушать. Я скажу Грете. Сколько их приедет?
   - Десять. Трое в Эрнаре остаются, а остальные в Нилеже уже.
   - Ну хорошо. Большой флигель пустой, и пять комнат на втором этаже готовы. Примем гостей. Пойду на кухню, - поцеловав отца, Рика убежала отдавать распоряжения кухарке.
  
  За хлопотами время пролетело незаметно. Уже почти стемнело, когда в деревянные, расписанные сценами морских баталий ворота (дань корабельному прошлому Ульфа) постучали прибывшие гости. Дарк открыл им и показал, куда отвести уставших, взмыленных от долгой скачки лошадей. Животным тут же насыпали корма и почистили - Ульф, хоть и бывший моряк, очень строго следил за тем, чтобы первые помощники воинов были накормлены и обихожены. Десять воинов с гербами клана Соколов, вышитыми на ярко - алых рубахах тонкой шерсти, остановились посреди двора, переговариваясь и оглядываясь. У каждого на шее красовалась гривна с 10 бусинами, а у четверых даже с одиннадцатью, что свидетельствовало об очень высоком уровне их воинского мастерства. 'Белый ястреб' не сильно изменился с того момента как его купил Ульф. Мудрый хозяин не стал переделывать привычную для постояльцев обстановку, только подновил то, что требовало ремонта, и выстроил второй флигель - гостей обычно было немало, и не у всех были деньги на хорошую комнату с очагом и мебелью. Бедняки довольны были и свежей соломой да теплой комнатой во флигеле. Благо кормили в трактире постоялого двора сытно и вкусно. Конечно, кто побогаче, мог заказать себе ужин подороже - дичь из окрестных лесов, рыбу из далекого Белого моря, роскошные засахаренные фрукты, которые делали только в Харшельской таверне. Ну а кто не избалован был тяжестью кошелька, довольствовался кашей, хлебом да вяленым мясом с дешёвой рыбёшкой из Черной речки. Рика, окинув взглядом готовые к приёму гостей комнаты, выбежала во двор встречать постояльцев. На пороге её перехватила Энн.
   - Рика, куда ты? Причешись, лента растрепалась. И вон пятна на юбке, переоденься! - укоризненно кивнула она на одежду подружки. Рика остановилась и оглядела себя.
   - Ну, не принцесса, но ведь я и не на бал, - засмеялась она. - А постояльцам важнее сейчас поесть и присесть у тёплого очага - вечер сегодня холодный. Какое им дело до того, как выглядит дочка хозяина?
   - Не скажи, - внезапно зардевшись, шепнула Энн. - Там такие парни... Особенно двое... Гляди! - схватив за руку, она подтащила Рику к окну. - Видишь? Вон тот, с мечом, высокий... Сразу видно, хороший воин.
  Отодвинув прозрачную зелёную занавеску, Рика перевела взгляд на воина, который приглянулся Энн. В самом деле, впечатляло. Высокий, сильный воитель, одетый в Звездную броню мечника - темно-синюю, снизу украшенную щедрой россыпью чеканных звезд, чуть прищурив карие глаза, стоял у привязи и, привычно положив руку на рукоять меча, смотрел на дом. Весь его облик дышал силой и грозной мощью. Сразу было ясно - с этим парнем лучше в бою не встречаться.
   - Энн, ты с ума сошла. Он же тебя съест и косточек не выплюнет, - укоризненно обернулась Рика, покачав головой. - Это же не Сокол, это волк в человеческом обличье.
   - Я знаю, - смутилась Энн. - Не волнуйся, я не собираюсь с ним связываться. Просто он мне понравился, и все. Переоденься, Рика. Ты ж не кухарка, ходить в заляпанной сажей юбке. Пойдем...
  Быстро сменив одежду и причесавшись, Рика вышла во двор и с улыбкой поздоровалась. Воины вразнобой поприветствовали девушку. Все они были взрослые, опытные бойцы, а оружие в руках выглядело далеко не игрушечным и явно привычным к жарким схваткам и кровопролитным сражениям.
   - Красавица, попить не дашь ли? Умираю от жажды, - окликнул Рику темноволосый воин с топором в руках, стоявший в двух шагах от ворот. Заходящее солнце невыносимо ярко сверкнуло на темно - красном металле его Элитной брони, и Рике на секунду показалось, что он сам - сплошное пламя. Наполнив в кухне кувшин березовым соком, в другую руку она взяла поднос с кружками...
   - Берёзовый сок? Обожаю, - вдруг прозвучало сзади. Рика резко обернулась, едва не пролив сок, и невольно встретилась взглядом с воином. Глаза цвета харшельского ночного неба обожгли ее, словно костер, к которому подошла слишком близко. Ей сразу же стало жарко, несмотря на холодный августовский вечер. Кружка чуть не выпала из разом ослабевших рук, но жаждущий забрал ее, иронически усмехнувшись оторопи девушки. Рика замерла, не в силах пошевелиться. Синий пламень глаз плеснул улыбкой. Схватив поднос и кувшин, девушка выскочила во двор. Воины с шутками окружили ее, мгновенно расхватывая кружки с прохладным напитком.
  Наполнив последнюю, Рика юркнула в дом. Энн изумленно уставилась на подружку, выглядевшую так, будто она долго бежала. Понимающе улыбнувшись, девушка забрала кувшин и поднос и отнесла на кухню.
  Воины разбрелись по комнатам и заказали ужин. Рика, по обыкновению помогавшая кухарке Грете готовить и накрывать на стол, на время отвлеклась от мыслей о загадочном незнакомце. Артиши нигде не было видно - наверное, снова собирала свои травы и коренья. И лишь когда Соколы отправились спать, Энн подошла к Рике и, вытирая тарелки, многозначительно посмотрела на подругу.
   - Он тебе понравился, да?
   - Кто? - попыталась удивиться Рика, составляя тарелки на полки. Взяв тряпку, она принялась оттирать дубовый стол, заляпанный остатками еды. Энн расставила стулья в привычном порядке и понимающе улыбнулась.
   - Рика, ты с ума сошла, - повторила Энн слова, сказанные подругой два часа назад. - Он такой же, как тот, что понравился мне. Великолепный воин, волк-одиночка. Очень красивый и магически привлекателен, как и тот кареглазый. Только я, в отличие от тебя, не потеряю разума. А вот ты можешь.
   - Глупости, - опустила глаза девушка. - Просто у меня закружилась голова. Он мне понравился, да. Но... А даже если я и потеряю голову, - вдруг с вызовом вскинула она голову. - Кому от этого будет плохо?
   - Никому, - пожала плечами Энн. - Твой отец любит тебя и не станет ругаться, если ты свяжешься с этим парнем. Вот только он никогда не женится на тебе. Он вообще не женится. У него вид человека, который свадебное кольцо не наденет даже под страхом смерти. Ты готова к такому завершению отношений?
   - Не знаю. Но мне нравится этот парень, - вздохнула Рика, теребя косу. - И будь что будет.
  
  В конюшне, как всегда, вкусно пахло свежей травой и песком. Уплетали корм проголодавшиеся после утренней скачки лошади, начищенные и ухоженные заботливыми хозяевами. Грант, покормив коня, сел на пороге и задумчиво закурил, лениво наблюдая за восходящим солнцем. Из дома постоянно доносились звуки разгорающегося дня: звон посуды, треск колющихся дров, голоса слуг, торопящихся приготовить завтрак для постояльцев 'Белого ястреба'. Грант улыбнулся, завидев Рику, спешащую к колодцу с двумя большими деревянными ведрами в руках. Сонная, зевающая украдкой девушка заставила воина улыбнуться. Думая, что ее никто не видит, Рика поставила ведра у колодца и со вкусом потянулась. Грант торопливо отвел взгляд, уставившись на неторопливо умывающуюся полосатую кошку, любимицу двора. Почувствовав внимание, кошка подошла и требовательно мяукнула. Улыбнувшись, Грант взял ее на руки и почесал за ушком. Громко замурлыкав, полосатая уютно устроилась и закрыла глаза. Тем временем Рика привычно опустила ведро в колодец и потащила наверх. Тяжелая деревянная бадья, наполненная водой, поднималась медленно, и девушке приходилось переводить дух. Наконец оба ведра оказались возле колодца, и Рика, откинув косу за спину, наклонилась, чтобы взять их в руки. Опустив кошку на землю, Грант в несколько шагов оказался у колодца и, отстранив девушку, сам взял ведра.
   - Что ж не поможет никто? Тяжелые ведь, - негромко спросил он идущую рядом Рику. - Не женское дело ведра таскать. Вон парней сколько - чего не попросишь?
   - Да я привыкла, - несмело улыбнулась юная хозяйка. - Просто не проснулась еще, вот и тяжело. Раза три сходишь к колодцу - и уже не чувствуешь веса. А парни заняты. Дарк сено косит свежее, Людвиг мясо рубит. Не гостей же просить воды таскать.
   - Можно и гостей, - проворчал Грант. - Не переломились бы два ведра донести. Не все ж воевать. Вот что: мы тут неделю пробудем. Так что помогу тебе воду носить. Мне не зазорно, а ты не надрывайся. Тебе детей еще рожать.
   - Ну что ты, я сама могу, - отчаянно покраснела Рика. - У вас своих дел полно, воинских.
   - Я не понял, ты со мной споришь? - полуобернулся от порога воин. Смутившись еще больше, девушка покачала головой. То-то же. Я все равно встаю рано.
  После завтрака Рика и Энн убирали в трактире. Воины, плотно перекусив, отправились на двор состязаться. Не в их привычках было увиливать от упражнений. Собирая посуду, девушки нет-нет да поглядывали в окно, любуясь сильными, крепкими парнями, сражавшимися друг с другом в нешуточных поединках.
  Вдруг дверь отворилась и в трактир вошла Артиша с большой корзиной трав и цветов.
   - Привет, сестренка, - улыбнулась она. - Энн, привет. Как вы? Я сегодня пораньше встала, нужно было свежие травы собрать на рассвете. Вчера до дальнего озера дошла, зато отыскала все, что нужно. Сейчас перекушу и пойду в свою аптеку. Больных-раненых нет? - шутливо нахмурилась она.
   - Пока нет, - рассмеялась Энн. - Но если эти Соколы будут так махать мечами и топорами, то будут. Гляди-ка, разошлись, как в настоящем бою.
   - Да, парни красавцы, - тряхнула волосами Артиша. - Глаз не отвести. Недаром про этот клан легенды ходят. Все равно мой Вэл лучше, - просияла она. - Сегодня к нам ужинать придет.
   - Да никто не спорит, твой Вэл отличный парень, - невозмутимая Энн накрыла легкий завтрак для юной целительницы и кивнула той, приглашая сесть за стол. - Ешь давай, а то совсем истаешь. Вот он тебя начнет кружить да забросит нечаянно на дальнее болото. Будешь с тамошними лягушками квакать.
  Девушки весело расхохотались. Смеясь и стряхивая ледяные капли с волос, ввалились бойцы. После поединка они устроили во дворе настоящую вакханалию, стараясь налить друг другу как можно больше ледяной воды за шиворот. Кожаным штанам вода, конечно же, не повредила, зато рубашки промокли мигом. Развесив их на заборе, проголодавшиеся парни расселись у столов и попросили закуски и квас. Рика и Энн быстро выполнили просьбу, а Артиша, поддавшись уговорам, достала лютню и принялась наигрывать веселые и задорные походные песенки, под которые парни живо расправились с горячими пирожками, вяленым мясом, квасом и овощами.
  
  Вэл, явившийся вечером на ужин, неприятно удивился гостям. Соколы были давними врагами Призраков - клана, вступить в который он мечтал. Без привычных приветствий, не обняв после целого дня разлуки подругу, кузнец сквозь зубы поздоровался с Соколами и сел за стол, не глядя по сторонам. Артиша принесла ужин и присела рядом, стараясь разговорить хмурого любимого. Не вышло - Вэл все равно исподлобья косился на весело хохочущих Соколов, трапезничавших у дальней стены. А после ужина, вопреки обыкновению послушать песни любимой у камина, ушел к себе и до самого утра не выходил из флигеля. Артиша, закончив с домашними делами, быстро попрощалась с сестрой и отцом и юркнула туда же, ворковать. А Рика, не в силах уснуть, отправилась к озеру.
  Набрав букет лесных цветов, уселась на траву, задумчиво уставившись на прозрачную гладь воды, над которой курился легкий парок. Шелест листьев и щебет ночных птиц успокаивали, баюкали. Приезд гостей - сильных, смелых воинов - навеял что-то давно не появлявшееся, заставил екнуть глупое сердечко, тосковавшее по любви. Хотелось свернуться клубочком на коленях у кого-то сильного, смелого, надежного... И чтоб никому не отдал, никому не позволил обидеть, а сам только и любил бы, касался ласково, нежно. И неважно, что там в далеком городе, да и во всем мире происходит, пока эти руки обнимают бережно. Рика горько усмехнулась. Артиша, бывало, дразнила не в меру мечтательную сестру за сказки, что та выдумывала себе. Не бывает такого, смеялась она, все проще и понятнее. И приводила в пример своего Вэла, простого и земного, не чета неведомым богам да легендарным воинам. Рика опускала глаза - не таким она видела любимого, не такого хотела видеть рядышком на посиделках да перед святыми богами. Воина храброго, заслуженного, ждать с честных боев да с воинских потех хотелось. Волноваться да молить богов, чтоб сберегли любимого. А вечером накрыть на стол, покормить утомившегося воителя, водички поднести умыться да прижаться крепко, за руку взять... Вздохнув, Рика сняла платье и вошла в прохладную озерную водичку. Озеро приняло неразумную, как мать младенца - аккуратно, бережно. Луна, полная и круглая, посеребрила водную гладь. Лягушки притихли, вспугнутые юной русалкой. Поплавав, Рика выбралась на берег и отжала толстую косу. Мокрая сорочка облепила ее, как вторая кожа, и в неверном свете луны тело казалось мраморным.
   - Красивая ты, - раздалось вдруг сбоку. Рика резко обернулась и прижала руку к груди, успокаивая колотящееся сердце. У старой березы стоял Грант, державший ее платье в руках.
   - Подглядывал? - вспыхнула Рика, протягивая руку за одеждой. Сокол отдал платье и уселся на пень, не отводя спокойного взгляда. Девушка быстро оделась.
   - Не думал даже. В лес ходил, дичи к обеду настрелять, - кивнул охотник на сумку у пня. - Плеск услышал. Смотрю - ты. Решил подождать да проводить. Незачем одной по темноте ходить. Мало ли.
   - Я здесь дома, - рассмеялась Рика. - И могу ходить где угодно. Лес не выдаст - ни зверю лютому, ни гостю недоброму.
   - Все равно, - упрямо покачал головой Сокол, снимая теплую верхнюю рубашку и надевая на мокрую купальщицу. - Пошли.
  И взял за руку - вроде осторожно, да так, что не враз и вырвешься. Идя рядом с парнем, Рика поняла вдруг, что и не отняла бы руки. Пусть бы вел вот так - уверенно, быстро, как свою. На мгновение помстилось - не он ли? Тот, которого ждать вечером с горячим ужином, чьи рубашки шить да сынков растить? Замечтавшись привычно, девушка не заметила коряги, торчавшей из земли, и споткнулась, ласточкой полетев на тропу.
  Не долетела. Подхватил Сокол, руками сильными придержал, не дал о землю грянуться. Обнял, по мокрым волосам ладонью прошелся, успокаивая зашедшуюся испугом спутницу. Пойманным зверьком билось притихшее сердце. Несколько мгновений показались сладкой вечностью. Наконец Рика нехотя отстранилась.
   - Спасибо, - тихо прошептала, подняв голову. Высокий Сокол сверху вниз глядел на нее, еле заметно улыбаясь. Рука его перебирала мокрые волосы девушки. Дыхание сбилось.
   - Красивая ты, - повторил чуть слышно. - Повезет же кому -то. Пойдем.
  Войдя во двор, Грант отпустил Рику и кивнул, прощаясь. Через минуту его уже не было рядом. Энн вышла на порог с корзиной белья и принялась его развешивать.
   - Купалась? - кивнула на мокрую одежду подруги. - А Сокол как там оказался?
   - На охоту ходил, - вздохнула Рика, усаживаясь на крыльцо. - А когда шел мимо озера, увидел меня и решил проводить. Я говорю - никто меня в лесу не тронет, да только он упрямый, как дикий тур. Даже слушать не стал. Взял за руку и привел, как маленькую.
   - А ты, смотрю, недовольна, - насмешливо обернулась Энн, доставая из корзины очередную одежку и вешая ее на веревку. - Как будто не ты вечно мечтаешь, чтобы пришел вот такой, за руку взял и увел. Неужто влюбилась, подружка? Я ж предупреждала тебя - не твой это человек. Он Сокол перелетный. Сегодня здесь, завтра там. И никто ему не нужен - ну разве что ночку скрасить.
   - Ничего я не влюбилась, - покраснела Рика. - Просто я споткнулась, а он меня подхватил и успокаивал, потому что я испугалась сильно. А что он мне нравится, я и не скрывала.
   - Ох смотри, только не говори потом, что тебя не предупреждали, - покачала головой Энн. - Идем спать, завтра дел много. Сокол твой уже десятый сон видит, а ты все мечтаешь.
   - Он не мой! - вскинулась Рика. - Он просто...
   - Знаю, просто проводил. Идем.
  ***
  Утром Рика и Артиша привычно хлопотали по дому, накормив многочисленных гостей и прибрав в трактире. Энн взялась за починку одежды, усевшись на приступочке во дворе. Она не любила сидеть в доме в хорошую погоду. Через полчаса, смущаясь, к ней подошли два Сокола и попросили привести в порядок рубашки. Энн улыбнулась и кивнула, соглашаясь. Когда починка была закончена, благодарные бойцы принесли девушке корзину диковинной в тех краях спелой клубники, привезенной из города, и кожаный кошелечек, украшенный красивой вышивкой. В кошелечке приятно позвякивали серебряные монетки - 'на разживу', пояснили парни. Закончив с уборкой в доме, сестры отправились на огород - прополоть грядки да собрать свежий урожай. За хлопотами Рика почти не вспоминала про синеглазого Сокола - работа отнимала все мысли и силы. Но вот с огородом было покончено, пришла пора готовить ужин. Рика резала овощи на салат, когда на кухню вбежала Артиша и, улыбаясь, сообщила о приезде их старинного друга семьи Сигмара. Ульф радостно приветствовал товарища. Когда-то давно они познакомились в Эрнаре, куда Сигмар переехал представителем Консула, и крепко сдружились. После смерти жены Ульфа именно Сигмар помогал другу пережить горе, заботился о девочках, которые с тех пор считали его кем-то вроде крестного отца. Рика тут же бросила нож на стол и вылетела во двор. Как обычно, Порядок приехал на своем любимом Яке. К седлу был приторочен ящик с товарами, без которого трудно было представить бывалого торговца Сигмара. Крестный, как в шутку называли его сестры, возвращался в Эрнару после длительного путешествия по югу страны. Спешившись, Сигмар аккуратно снял со спины Яка ящик и отнес его в дом, в комнату, которую всегда занимал, останавливаясь в этом доме. На втором этаже Ульф устроил несколько комнат для самых дорогих гостей. В одной из них и жил Сигмар, приезжая в 'Белый ястреб'.
  Обрадовавшись приезду друга, Ульф со спокойной душой отправился в Илуран за новыми покупками - он знал, что в его отсутствие Порядок присмотрит за молодыми хозяйками. Проводив Ульфа и разобрав вещи, Сигмар спустился в кухню - девочки всегда звали его посидеть с ними, рассказать новые истории и сплетни. Сигмар и сейчас не разочаровал сестер - затеял рассказывать очередную легенду про буранов. Под разговорами незаметно приготовился ужин. Рика, Энн и Артиша накрыли столы для постояльцев и вместе с Сигмаром присели за любимый столик у окна. Подмигнув сестрам, Порядок достал из сумки бутылку дорогого шиарамского вина и предложил 'по глоточку за встречу'. Артиша тут же принесла стаканы.
  Рика задумчиво водила пальцем по краю своего стакана, глядя в окно. Иногда, отводя взгляд, она встречалась глазами с Грантом, сидевшим через два столика от нее. Синие глаза искрились улыбкой, пару раз Сокол подмигнул разом вспыхнувшей девушке и отсалютовал бокалом. Сигмар с улыбкой наблюдал за этой игрой в переглядки.
   - Нравится тебе Сокол? - повернулся он к Рике. - Смотрю, недавно познакомились.
   - Да, - кивнула девушка, теребя край скатерти. - Они у нас остановились на неделю. А этот парень помогает мне воду носить. И с озера провожает.
   - Ага, за руку, прям рыцарь, - фыркнула насмешница Энн. - Сигмар, скажи хоть ты ей, чтоб не влюблялась. Ну плакать же будет потом.
   - А она не влюбилась, - улыбнулся Порядок. - Просто пора пришла немножко сойти с ума. Не волнуйся, Энн. Рика не наделает никаких глупостей. Даже если и свяжется с этим воином. Не думаю, что Ульф будет очень сердиться, узнав, что она увлеклась Соколом. Да и внуку будет только рад, он уже подумывает о продолжении рода.
   - Сигмар! - вспыхнула Рика. - Какому еще внуку? Я не собираюсь...
   - Ну это ты не собираешься. А если зацелует в темном уголке... Дети, знаешь ли, просто так не появляются, - по - доброму усмехнулся Порядок. - А может, и не будет ничего. На все воля Демиургов. Вот что, налей-ка мне квасу, милая.
  Рика вскочила и убежала на кухню. Достав из ледника небольшой бочонок, она налила квас в кувшин и вышла снова в зал. На холодный напиток сразу выстроилась очередь, и кувшин опустел моментально. Пришлось Рике снова пойти на кухню. Поставив кувшин на стол, она наклонилась к бочонку. Чьи-то руки мягко отстранили ее и подняли бочку на стол. Подняв глаза, Рика увидела Гранта, который, улыбаясь, наливал квас в кувшин.
   - Может, бочку в зал вынести и там наливать? - хмыкнул он. - А то замучаешься же бегать. В зале жарко, натоплено, как зимой. Холодненького хочется.
   - Ты всегда такой заботливый? - насмешливо подбоченилась Рика, сдув с глас белокурую челку. - Или только мне выпала честь?
  Сокол сделал шаг и оказался совсем рядом с ней. Взгляды синих и лазурных глаз скрестились. В воздухе отчетливо запахло грозовой свежестью. Случайно соприкоснувшиеся руки обожгли друг друга раскаленными ладонями. Рика безотчетно подалась вперед, сократив расстояние до нуля. Грант осторожно отвел с ее лица упавшую на лоб челку и провел пальцами по щеке... Дыхание словно затаилось, исчезнув в прикосновении губ...
  Рика покачнулась, почувствовав, что ноги ее не держат. Грант крепко обнял девушку, не давая ей упасть, и снова поцеловал. Через несколько бесконечно долгих минут они отстранились друг от друга. Глубоко вздохнув, Рика спрятала лицо на груди Сокола, а он обнял ее и коснулся виска губами.
   - Кажется, мы совершаем большую глупость, малышка, - прошептал Грант. - Плохо то, что ты мне очень нравишься, и трудно не реагировать на тебя.
   - Ты мне тоже нравишься, - тихо ответила Рика, не поднимая глаз. - Не говори ничего. Я знаю, что ты воин и у тебя непредсказуемая и опасная жизнь. Я ничего не прошу... Просто... Побудь рядом, пока можешь...
   - Потом тебе труднее будет меня забыть, - грустно улыбнулся Сокол. - Я ведь могу больше не вернуться сюда. Меня могут убить. Мало ли что... Зачем тебе плакать обо мне?
   - Я не хочу об этом думать, - упрямо тряхнула головой Рика, отметая саму мысль о гибели. - Не хочу. Будь что будет.
   - Тогда... давай сбежим сейчас, - предложил Грант. - Куда-нибудь, где никого нет. Не хочу целовать тебя в двух шагах от набитого людьми зала. Идем!
  Он взял ее за руку и осторожно вывел через заднюю дверь. Ошеломленная Рика даже не вспомнила, что в зале ее ждут сестра, Энн, Сигмар и многочисленные постояльцы. Она покорно шла за Соколом.
  Через несколько минут они оказались на берегу озера. Бросив на землю верхнюю рубашку цвета индиго, Грант опустился на нее, увлекая за собой податливую Рику. Под его поцелуями кружилась голова и горело лицо. Ноги и руки словно исчезли, отказываясь служить своей хозяйке. Впрочем, она и не пыталась сопротивляться, подчиняясь прикосновениям синеглазого воина. А тот... то ли опасался не сдержаться, то ли растягивал удовольствие, дразняще-медленно покрывая поцелуями глаза, лоб, волосы, возвращаясь к губам и опускаясь к шее. Грант развязал плетеную тесьму со сложным узором и снял ее с головы Рики вместе с серебряными височными кольцами, распустил мягкие волосы цвета льна и провел по ним рукой. А затем, как на покрывало, опустил на них подругу, не прекращая целовать. Развязал плетеный поясок, расстегнул брошки, скрепляющие зелёную шерстяную поневу, и аккуратно снял ее, приподняв Рику, а затем отбросил поневу в сторону. Рика лежала не шевелясь, боясь спугнуть заполнившую ее нежность. Протянув руку, провела по мягкому льну нижней рубашки, белой, как первый снег. Провела дрожащими пальцами по круглой латунной фибуле, скрепляющей уголки белой льняной ткани у горла. В голове шумело - то ли озеро плескалось водой о берег, то ли кровь, прилившая к голове, заглушила все звуки. Она нетерпеливо потянулась к нему, чуть не плача от того, что неподатливая ткань мешает прикоснуться к коже...
  
  В трактире заканчивался ужин. Энн и Артиша собирали посуду со столов, вытирали столы. Соколы сгрудились во дворе, обсуждая последний бой сокланов в Нилеже. Прочие постояльцы разбрелись по комнатам или вышли во двор. Сигмар, улыбаясь, болтал с девчонками, попивая любимый клюквенный морс. Исчезновение Рики и Гранта, конечно же, не осталось незамеченным. По молчаливому уговору не стали говорить об этом, решив дать ей возможность дойти до конца в этой влюбленности.
  Внезапно во дворе послышался какой-то шум. Сигмар выглянул в окно. В ворота гулко заколотили чем-то тяжелым. Дарк, встревоженный не меньше остальных, распахнул створки. Влетел молодой темноволосый Сокол на взмыленном вороном жеребце. Быстрее ветра слетев с коня, он бросил поводья Дарку и подлетел к главе клана Торстейну и что-то начал рассказывать - задыхаясь от быстрой езды, явно нервничая. Похоже, что новость была очень важной и срочной - главный Сокол мгновенно посерьезнел, собрался. Теперь это был не ленивый кот, пригревшийся на солнышке, а готовый к прыжку тигр. Соколы разлетелись по своим комнатам и через несколько минут уже стояли во дворе, полностью готовые к отъезду. Торстейн подозвал Артишу и вручил ей причитающуюся за проживание отряда плату. Внезапно кто-то из бойцов заметил, что отсутствует Грант.
   - Где он? - громко спросил глава. - Только что же был в зале, ужинал с нами.
   - Они с моей сестрой недавно ушли, - тронула его за рукав Артиша. - Наверное, отправились на озеро... Это самое красивое место в округе.
   - Спасибо, малышка, - в глубоких, как черный омут, глазах Торстейна затеплилась улыбка. - Проводишь наших туда? Надо срочно вызвать его. Это далеко?
   - Нет, десять минут ходьбы. Провожу, конечно, - кивнула Артиша. Один из Соколов тут же вскочил на лошадь, подхватил ее и усадил в седло.
  
  ...Рика учащенно задышала, когда губы Гранта коснулись ее шеи и дразняще-медленно спустились от ушка к груди. Рубашка парня уже валялась в траве, и нетерпеливые девичьи руки жадно и требовательно гладили крепкое, сильное тело бойца. Рика даже не думала о том, что полагается бояться и стесняться, когда такое происходит впервые. Она безоглядно нырнула в жгучее море страсти, доверившись опытному Соколу. Внезапно в идиллическую мелодию, сотканную из шелеста листьев, плеска озерной воды, учащенного биения сердец и частого дыхания - мелодию страсти - вплелись резкие, требовательные нотки тревоги. Не сразу влюбленные поняли, что это звук копыт, выстукивавших по утоптанной земле. Грант сразу же подобрался и насторожился. Приложив палец к губам, он осторожно поднялся и надел рубаху...
  ...И успокоенно вздохнул, увидев коня, несущего соклана и сестру Рики.
   - Грант, бегом назад! В Нилеже на нашего напали, изолировав! Война! - крикнул, останавливая коня, всадник. Артиша легко соскользнула на землю и кинулась к сестре. Рика сидела на траве, комкая верхнюю рубашку возлюбленного. В крови ее еще бушевал огонь, разбуженный поцелуями, но до девушки уже дошло, что случилась беда. Грант опустился на колени рядом.
   - Малышка моя. Мне надо ехать. У нас война, - негромко проговорил он, обнимая ее и целуя. Рика кивнула. - Помнишь, что я говорил? Я не знаю, смогу ли приехать скоро... и смогу ли вообще. Я напишу тебе после войны. Или напишут сокланы. Береги себя, маленькая.
  Всхлипнув, Рика судорожно обняла Гранта. Впрочем, она быстро взяла себя в руки и, проглотив слезы, сняла с шеи подаренный бабушкой оберег - камень густо-зелёного цвета с прожилками золота. Надев шнурок на шею воина, она вытерла слезы и встала.
   - Иди, мой хороший. Тебе надо спешить. Мы с Артишей дойдем потихоньку. И... приезжай, если можешь.
  Кивнув, Грант крепко обнял ее и вскочил на коня позади соклана. Через минуту парни скрылись из виду. И тут Рика наконец позволила себе расплакаться в голос. Артиша, понимая состояние сестры, обняла ее, баюкая. Выплакав несбывшуюся влюбленность и страх за бойца, Рика глубоко вздохнула и подошла к озеру умыться. Домой сестры возвращались молча.
  
  Два следующих дня Рика пыталась справиться с тоской по Гранту. Она с головой ушла в домашние хлопоты, стараясь не вспоминать, как хорошо было на озере. И все же нет-нет, да и прорывались воспоминания... Поцелуи, синий пламень глаз, нежные прикосновения... И она находила себе новое и новое дело, чтобы отвлечься. К вечеру Рика падала от усталости. Энн неодобрительно покачала головой, глядя на наивные попытки отвлечься и жалея снедаемую тоской подругу, и в итоге позвала Артишу, чтобы та дала сестре какое-нибудь успокаивающее снадобье.
   - Рика, Рика! - вбежала в трактир Артиша. - Там почтальон приехал. Тебе посылка из Нилежа! Иди скорее посмотри.
  Чистая деревянная плошка выскользнула из разом ослабевших рук и покатилась по дощатому полу прямо к ногам Энн. Рики уже не было в зале. Она, раскрасневшаяся от волнения, стояла во дворе, держа в руках букет пламенно-закатных диких роз и какую-то коробку.
   - Сестренка, присядь, давай хоть чаю попьем, - увидев ее на пороге, предложила Артиша. - Цветы поставь в воду, им после дороги отдохнуть надо. А что в коробке? И кстати, от кого все это?
   - От Гранта, - щеки Рики заалели, как маков цвет. - Пишет, что зашел в магазин за рунками и увидел розы и вот это... не смог не подарить...
   - Знаешь, Рик, мне это напоминает прощальный подарок, - Энн задумчиво взяла в руки хрустальную розу, вынутую из коробки. - Не знаю, почему...
   - Я догадываюсь, - подняла грустные глаза Рика. - Я и не надеялась, что у нас с ним что-то выйдет. Просто... не думала, что все закончится настолько быстро... Даже там, у озера...
  Ее слова прозвучали еле слышно, но в голосе уже не было той ужасной тоски, которая слышалась днем, и Энн с облегчением подумала, что подруга все же сильнее, чем кажется, и смогла взять себя в руки и перестать тосковать по залетному Соколу, нечаянно поразившему ее сердце.
  
  Конец августа выдался на редкость теплым и тихим. Дыхание осени уже чувствовалось в первых паутинках, цепляющихся за ветки, в легком золотистом оттенке листьев, в холодных рассветах. Вода в озере больше не курилась парком на закате, отдавая накопленное за день тепло. Рика перестала купаться, но зато приобрела привычку сидеть ежевечерне на берегу, отдыхая от дневных забот. Вот и сейчас она обняла руками колени, глядя на прозрачную гладь воды, изредка нарушаемую ветром.
   - Рика, хватит мечтать, идем домой, - на тропинке показалась смеющаяся Артиша. - Там продукты привезли, разобрать надо. Да и ужин готовить пора.
   - Иду, - поднялась Рика. - Сегодня отец писал, что задерживается. Кажется, у него роман.
  Артиша хихикнула.
   - Ну не одной же тебе развлекаться, сестричка. Папа у нас молодой и красивый. Небось опять какую-нибудь хаосницу очаровал.
  Болтая и хихикая, сестры вошли в дом и принялись разгружать повозку с продуктами. Рика, как всегда, стащила из корзины пару фруктов и получила затрещину от Артиши, не любившей 'перекус на ходу'. Вэл, явившийся с утра пораньше в честь привоза продуктов, споро перетаскал муку и крупы в кладовую. Дарк выпряг лошадей из повозки и повел к поилке.
  Внезапно на дороге заклубилась пыль, поднятая копытами сразу нескольких лошадей. Быстрые, как ветер, кони летели, казалось, не касаясь дороги. Перед воротами они остановились, словно заколдованные. Всадники, воины с гербами клана Призраков на груди, напоминали вырубленные изо льда статуи - холодные, высокомерные взгляды людей, привыкших к своеволию и безнаказанности. Дарк молча открыл ворота и отошел в сторону, чтоб не попасть под копыта. Просиявший Вэл, увидев клан своей мечты, наоборот, подошел поближе.
   - Эй, малец, - окликнул его Предводитель теней, на груди которого красовался значок главы клана. - Проследи, чтобы лошади были накормлены и подкованы. Причем быстро.
   - Я не конюх! - оскорбленно вскинулся Вэл. - Я кузнец. Подковать - конечно, сделаю. А кормить их - обязанность Дарка.
  Хрясь! - и далеко не хрупкий парень полетел носом в землю, сбитый с ног хлесткой затрещиной Предводителя. Дарк молча взял поводья у белоснежного красавца - бретонца. Вэл, изумленный до глубины души, собрался было возмутиться, но, взглянув в холодные глаза Предводителя, благоразумно отложил эту идею и ушел в кузницу. Тем временем из-за поворота выехала повозка, по бокам которой медленно ехали еще два Призрака. Предводитель недобро усмехнулся, когда повозка подкатила к воротам, и кивнул, приказывая заезжать.
   - Иди сюда, - обернулся он к дому, на пороге которого стояла Рика. - Да поживее, сколько тебя ждать!
  Глаза Рики потемнели от гнева, но, как вежливая хозяйка, она промолчала. Подойдя поближе, молча уставилась на гостя.
   - Нам нужно восемь комнат и сарай с крепкими запорами. У нас пленник, - холодно сообщил главный Призрак. - Правда, при захвате мы... слегка перестарались, поэтому вам придется его подлечить, - от его улыбки окаменели бы даже василиски.
   - У нас есть флигель, - осторожно сообщила Рика. - Там лежак с соломой, полагаю, это то, что Вам нужно?
   - Подойдет. Приготовьте ужин. Мы голодны, - приказал гость. - Надеюсь, продукты свежие. Мы не привыкли есть что попало.
  Рика сжала зубы, чтоб не взорваться. Хамское поведение гостей ей совершенно не нравилось, но по неписаным законам гостеприимства ответить тем же она не могла. Поэтому девушка молча подошла, чтобы взглянуть на пленника, которого один из Призраков рывком выдернул из повозки и заставил встать на ноги. Выглядел невольник ужасно: разорванная одежда - непонятного цвета от засохшей пыли, темные волосы слиплись от крови. Лицо покрывали многочисленные синяки, губы разбиты. Слабое свечение показывало, что на нем лежит заклятие пут. зелёные глаза потемнели от боли, когда Призрак схватил его за левое плечо и толкнул в сторону флигеля - запястье у парня опухло, сквозь ткань рубашки проступила кровь. Упав на землю, он задел сломанной рукой о колесо повозки и зашипел сквозь зубы. Рика мысленно охнула и сделала шаг, чтобы помочь ему подняться. Призрак, толкнувший пленника, резко отшвырнул девушку в сторону, и Дарк еле успел подхватить ее. Тем временем спутанного снова подняли с земли. Глаза его насмешливо сощурились, разбитые губы искривила усмешка. Казалось, пленника изрядно веселит суматоха вокруг его персоны. Во всяком случае, страха в зелёных глазах абсолютно не читалось. Скорее, отчаянная смелость с толикой бесшабашности - будь что будет. Наконец его втолкнули во флигель и задвинули засов. Стона или вскрика мучители от своей жертвы так и не услышали. Брезгливо отряхнув руки, призраки гурьбой ввалились в трактир и громко потребовали пива и рома перед ужином.
  Рика, зло фыркнув, вышла во двор. Внезапно в закутке послышался сдавленный плач. Подбежав поближе, Рика увидела зареванную Энн, изо всех сил пытающуюся не разреветься в голос. Подруга сидела, уткнувшись лицом в колени.
   - Ты чего? Обидел кто? - обняла она подругу. - Энн, не плачь. Что случилось?
   - Это мой брат, - всхлипнула Энн. - Я его не видела три года. Мы тогда жили в Илуране. А он связался с этими революционерами. Мы поссорились, и он уехал. А теперь они его схватили. Они его убьют, - Энн обреченно заплакала. Ничего не понимающая Рика погладила ее по голове.
   - Кто твой брат? Этот парень, которого привезли Призраки?
   - Да... Вейзмир. Антар, что теперь будет...
   - Не плачь. Мы что-нибудь придумаем, - попыталась утешить подругу Рика. - А пока иди умойся. Не надо, чтобы эти люди видели твои слезы. Не ровен час, поймут, что тебя волнует пленник. Держи себя в руках. После ужина приходи в комнату крестного, посоветуемся с ним. Он обязательно найдет выход.
  Усилием воли взяв себя в руки, Энн кивнула и подошла к бочке с водой ополоснуть лицо. Чтобы дать ей время придти в себя, Рика послала ее на кухню чистить картошку для ужина, а сама отправилась в зал разносить заказы. Мысли ее вертелись вокруг привезенного парня. На нее произвело впечатление достоинство, с которым держался избитый и искалеченный. После ужина она собиралась навестить его вместе с целительницей-сестрой.
  
  Закончив уборку в трактире, она положила в корзину немного еды, чистых тряпиц для перевязки, лекарственных снадобий из аптеки Артиши. Сестра снова куда-то убежала, одевшись в мужскую одежду. В последние пару месяцев она часто пропадала где-то в лесу с Вэлом, и Рика сильно подозревала, что речь не о любовном ворковании. С этих прогулок сестра возвращалась уставшая и ужасно голодная. Если обычно она ела неохотно, перебирая и капризничая, то, вернувшись из лесу, накидывалась на еду, как будто голодала неделю. К тому же в бане Рика часто замечала на теле сестры многочисленные синяки и ссадины. Артиша таинственно отмалчивалась, не рассказывая, чем же таким она занимается. Но Рика, хорошо знавшая сестру, подозревала, что та все-таки уговорила Вэла учить ее воинскому мастерству. В отличие от домашней, мирной Рики Артиша просто бредила боями и оружием. Вот и теперь она, выложив на стол снадобья для лечения пленника, подхватилась и убежала тренироваться. Взяв корзину и два кувшина с питьем и чистой водой, Рика вышла во двор. В трактире еще продолжалась пьянка - гордые и довольные Призраки отмечали поимку своего злостного врага, попортившего им немало крови. Привыкшие творить, что хотят, они и в боях не особо переживали о том, как выглядят, добиваясь победы любой ценой. Высокомерное, презрительное отношение к окружающим проявлялось и в обычной жизни. Призраки ходили по городу так, будто он принадлежал им. Как правило, с ними предпочитали не связываться, помня о силе клана и воинском мастерстве тех, кто носил этот значок. Но недавно появилась некая сила, которая решила противостоять хамству и беззаконию. Никто не знал, кто эти люди, периодически нападавшие на Призраков, но бои эти доставляли немало беспокойства жертвам нападения, ибо длились долго и заставляли терять кучу времени. А поскольку Призраки наемничали, можно представить, сколько они теряли заработка. Неудивительно, что, когда удача им улыбнулась и волею случая заклинание невидимости напавшего рассеялось, они не упустили возможность схватить недруга. Весь клан слетелся в окрестности Лиалии, где начался бои. Парня приняли прямо из боя, кинули путы и хорошенько отделали. Когда азарт боя стих, Призраки увидели, что пленник в очень плохом состоянии и его можно просто не довезти до штаба в Лиалии. Поэтому и заехали в 'Белый ястреб', отдохнуть, отпраздновать поимку врага и заодно привести его в потребное для перевозки состояние.
  У флигеля сидел молодой Призрак - караульный с дубиной в руках. Гривна на его шее содержала 9 бусин. Светлые волосы заплетены в две косы. Рика хмыкнула про себя, увидев, с каким скучающим выражением парень глядит на дверь флигеля. Взгляды на трактир, из которого доносились веселые вопли и крики, были куда тоскливее. Бедный новобранец не удостоился приглашения к пирушке и был поставлен охранять пленника. Вот он и коротал вечер с корзинкой яблок.
   - Разрешите мне войти, - вежливо обратилась к нему девушка. - Ваш глава сказал, что нужно подлечить пленника.
   - Иди, - лениво пожал плечами караульный. - Корзину покажи, откуда я знаю, что у тебя там. Сойдет, - милостиво кивнул проголодавшийся Призрак, вытаскивая из свертка кусок вяленого мяса и ломоть хлеба. Рика скрипнула зубами, но промолчала, помня советы крестного не связываться с наглыми гостями. В конце концов, еды в корзине оставалось еще достаточно. А не хватит - можно принести снова.
  Войдя в полутемный флигель, она зажмурилась, чтобы глаза привыкли к полумраку. Слабый свет, лившийся из небольшого окна, освещал небольшой кусочек пространства, в который попадал и лежак с разметавшимся на нем пленником. Даже в полутьме было видно, как ему плохо. Распухшая рука, откинутая на солому, вызывала острое чувство жалости. На плече по серой от пыли ткани рубашки расплылось кровавое пятно от ножевой раны. В прорехе на боку виднелась вспухшая ссадина. Судя по обметанным губам и тяжелому дыханию, у парня начался жар. 'Как бы не было заражения крови', - подумала Рика, осторожно присев на край лежака, и тронула его за плечо. Пленник мгновенно проснулся. В глазах его загорелась настороженность, рука привычно потянулась за оружием... и бессильно упала, не найдя его на месте. Увидев, что посетительница - юная девушка, а не Призрак, раненый слегка расслабился.
   - Зачем пришла? - сощурившись, уставился он на пришедшую.
   - Может, поздороваешься? - улыбнулась Рика.
   - Извини, - покаянно вздохнул парень. - Привет. Ты кто? И где я нахожусь?
   - Меня зовут Рика, я старшая дочь хозяина постоялого двора 'Белый ястреб', куда тебя привезли сегодня днем, - обстоятельно представилась девушка. - Позволь помочь тебе.
   - Что, Призраки попросили подлечить? - горько усмехнулся раненый. - Ну да, а то сдохну раньше времени, до Лиалии не довезут. Ладно, прости. Ты не виновата, я понимаю. Меня зовут Вейзмир. Лубок сделать сумеешь? И это... отвара бы какого. Болит очень.
   - Умею. У меня сестра целительница, научила всему. Она передала всяких снадобий. Встань, рубашку снять надо.
   - Да разрежь ее ножом, все равно выбрасывать. Буду так ходить, - улыбнулся Вейзмир и зашипел сквозь зубы, когда Рика начала осторожно снимать рубашку, помогая себе ножницами.
   - Я дам тебе рубашку отца, у вас похожие фигуры, - кивнула на корзину Рика. Смастерив лубок из двух веток, она аккуратно привязала к нему сломанную руку. Напоив пленника отваром, утоляющим жар, смазала его синяки и ссадины лечебной мазью и протянула сверток с едой. Ослабший от ран и усталости парень отламывал маленькие кусочки пирожков и осторожно глотал, морщась от боли при неловком движении. Рика сидела молча, не мешая ему есть. Закончив, Вейзмир улыбнулся и вдруг, словно что-то вспомнив, нахмурился.
   - Слушай, Рика... Может, это мой бред горячечный. Когда меня переводили с повозки сюда, мне показалось... я видел девушку... Высокая, волосы, как гречишный мед... Синие глаза. Ее могут звать Энн.
  Он напряженно смотрел на Рику, ожидая ответа. В какой-то момент ей показалось, что Вейзмир ждет, что она отрицательно покачает головой...
   - Есть, - склонившись к нему, шепнула девушка. - Она сказала, что ты ее брат.
  Вейзмир чуть слышно застонал. Было видно, что новость лишила его остатков сил. Скрипнув зубами, он начал чуть слышно ругаться на каком-то непонятном языке. Рика осторожно коснулась его руки ладонью.
   - Вейзмир... тише. Не ругайся.
   - Как не ругаться? - шепотом возмутился парень. - Ты хоть представляешь себе, что она чувствует? Мы три года не виделись, и тут меня привозят спутанного и явно не для того чтобы накормить пирогами! А если они Призраки узнают, что Энн моя сестра? Они же ее убьют! Или чего похуже придумают!
   - Успокойся, - так же неслышно попросила Рика. - Мы что-нибудь придумаем. Мы тебя вытащим отсюда. Если нужно, сообщим твоим друзьям, где ты. Ладно, я пойду. Вернусь попозже. Отдыхай.
  Собрав в корзину остатки еды, пустые кувшины и лохмотья рубашки, Рика вышла, улыбнувшись на прощанье. Караульный лениво потребовал принести еще еды и кувшин кваса. Кивнув, она вернулась в трактир, попросила Дарка отнести еду караульному, перемыла посуду на кухне и поднялась в свою комнату. И только тут поняла, в каком напряжении была все время, пока навещала пленника. Сил на раздумья - почему? - у нее уже не осталось. Раздевшись, Рика рухнула в постель и моментально заснула.
  
  
   - Рика, вставай! Ты чего улеглась? -тормошила Энн подругу, провалившуюся в сон, как в омут. Занимающийся рассвет слегка высветлил комнату, слабо наметив очертания предметов. Рика с трудом села в постели, отчаянно зевая. Растрепанная коса упала за спину. Выбившиеся пряди чуть золотились в неверном свете принесенной подругой свечи. Энн с удивлением смотрела, как медленно приходит в себя обычно легкая на подъем девушка.
   - Что? Я только прилегла. Я хочу спать, - простонала сонная Рика. - Что случилось?
   - Ты забыла? Мы хотели поговорить с Сигмаром насчет моего брата, - от нетерпения Энн нервно мерила шагами комнату. Красные глаза служанки без слов говорили о том, что она даже не сомкнула глаз. Выглянув в окно, Рика зевнула, поняв, что проспала не больше десяти минут. Глядя на подругу, Энн удивлялась. Вроде и спать ушла раньше обычного, а двигается заторможенно, словно под водой. Не похоже на обычную Рику. Да и вид после возвращения из флигеля у нее был какой-то встрепанный, как будто отец застукал на сеновале с кем....
  Энн знала, что Рика с трудом переносит хамство и резкости, особенно незаслуженные. Жизнь на постоялом дворе так и не научила ее не обращать внимания на слова и тон, далекие от мягкости. Неужели Вейзмир был с ней резок? Да нет, брат всегда был убийственно-вежлив с врагами, а ведь Рику он видел первый раз в жизни. Она ж не виновата в его пленении, а просто пришла помочь. Но тогда почему она держалась так напряженно? Неужели непривычные лекарские обязанности отняли столько сил? Помогая Артише, Энн знала, что целительство порой здорово выматывает как физически, так и душевно. Тем более что Рика никогда не умела отстраненно относиться к тем, кому плохо, если эти люди были ей хоть капельку небезразличны. О, озарило вдруг Энн. А не зелёные ли глаза братца смутили покой подружки? Даже избитый и спутанный, он производил впечатление. А бесстрашная манера держаться сражала наповал даже ее, знавшую брата с пеленок. Ну Рика, ну просто кладезь приключений. Теперь история с Грантом казалась Энн просто верхом благоразумия. Там хоть видно было, что между Рикой и Соколом просто проскочила искра и, кроме влечения, ничего не связывало этих двоих. Здесь же на жалости, сочувствии и жажде справедливости могла замеситься такая крутая смесь, что мало не показалось бы никому. Зная талант Рики окунаться в то или иное чувство безоглядно, Энн заранее пожалела подругу. Уж кому-кому, а ей был хорошо известен упрямый, несгибаемый характер брата. Отказаться от своей новой идеи, стоившей ему мирной жизни, а теперь и свободы, его не заставила бы никакая сила. И даже если сердце его было свободно и могло отозваться на чувства Рики, то от этого было бы только хуже. Одно дело ждать воина с битвы, и совсем другое - любить опального изгнанника. Да и сама Рика была изрядно упряма, несмотря на внешнюю мягкость и нежность. И уж если бы полюбила, то это было бы надолго, если не навсегда. Вздохнув, Энн покачала головой, глядя на одевающуюся. Чему быть, тому не миновать, рассудила она. Если уж суждено подруге утонуть в такой любви, то написанного на роду не минуешь.
  Повязав лентой волосы, Рика слабо улыбнулась:
   - Ну пойдем. А крестный не спит еще?
   - Нет, так и не ложился. - Энн приоткрыла дверь, проверяя, нет ли в коридоре припозднившихся постояльцев. Внизу, в трактире, все так же шла безудержная гульба. Артиша умаялась бегать из кухни в зал, а кухарка Грета уже потеряла счет заказам. К счастью, в основном гости налегали на выпивку, довольствуясь той закуской, что уже стояла на столах.
  Возле комнаты Сигмара девушки остановились и переглянулись. Безмолвный диалог длился не более двух секунд. Рика осторожно постучалась.
   - Заходите, девочки! - весело отозвались с той стороны. Подруги осторожно вошли, плотно прикрыв за собой дверь. Сигмар собирал вещи. Ящик с дорогими товарами уже стоял у двери, плотно перевязанный бечевками, несколько тюков с редкими тканями ждали своей очереди рядом. Порядок был уже почти одет. Лишь верхняя рубашка висела на спинке стула. - Ну проходите, рассказывайте, что задумали.
   - А... откуда ты знаешь? - расширенными от удивления глазами уставилась на него Рика. Энн молча присела, чуть настороженно глядя на Сигмара. Тот негромко рассмеялся.
   - А что еще заставило бы тебя так резко устать вечером? Ты на себя не была похожа. Что ты там делала с этим парнем, что так устала? И потом, придти сюда вместо сна вас могло заставить только что-то важное. Ну, кто он?
   - Мой брат, - подала голос сидевшая у стола Энн. Бледное от волнения лицо девушки само говорило о ее состоянии. Руки, не знавшие, куда деться, по-прежнему теребили фартук. Иногда она нервно поправляла волосы, и без того идеально уложенные в косу. - Вейзмир. Мы не виделись с ним три года. Тогда он познакомился с теми, кто боролся с Властителями. И увлекся. Он всегда кого-то защищал, спасал, оберегал. После смерти родителей мы остались вдвоем, и он фактически вырастил меня. Вейзмир старше на четыре года... Когда стало ясно, что это увлечение у него надолго... он решил уехать. Чтобы не навлечь на меня опасность, так он это объяснил. Я ничего не знала о нем. Где он, что с ним. Только иногда доносились слухи о том или ином нападении. Я сразу понимала, что это он. А еще иногда мне присылали деньги. Когда вчера я увидела его спутанного и раненого, я чуть не упала в обморок. Не знаю, как сумела взять себя в руки и уйти на задний двор. Там меня и нашла Рика.
   - Крестный... - девушка подошла к Сигмару и доверчиво тронула его за плечо. - Придумай что-нибудь. Ты же умный. Ты сможешь. Его нельзя так оставить.
   - Понятно с вами, - с сожалением вздохнул Сигмар, обнимая за плечи Рику. - Не живется тебе спокойно, крестница. Ой, не живется. Лучше бы ты в Гранта влюбилась. Проще было бы. Нашла от кого голову потерять.
   - Я не... - попыталась возразить Рика и осеклась под спокойным и мудрым взглядом Порядка. Виновато опустила голову, понимая, что он видит насквозь неуемную девчонку. - Крестный... я не влюбилась. Мне его жалко. Он... ему плохо. Они его убьют, понимаешь? Это же брат Энн. Мы не можем его нельзя оставить в руках у этих... они прикончат его! Пожалуйста...
   - Ну да. Жалко. Конечно, - рассеянно отозвался Сигмар. - Ох Рика, Рика. Когда ж ты повзрослеешь -то? Ладно, садись. Соберу вещи и подумаем. Задержался я с вами. Жена в Эрнаре заждалась уже. Да и товары надо продавать. Потом еще в Аржар ехать. Так... что можно сделать...
  
  Через пару часов пьяные Призраки наконец угомонились. Разведя их по комнатам, Дарк, никогда не отказывавший в помощи, помог девушкам прибрать особо захламленный после пьянки зал и отправился в свою каморку при конюшне. Сестры и Энн тоже отправились спать, проводив за ворота Сигмара. Крепко обняв крестного, девушки взяли с него обещание приехать не позднее чем через две недели. К утру двор выглядел как обычно: возле конюшни - привязь для лошадей, возле которой, похрапывая, стояли кони постояльцев, деревянный колодец с двумя деревянными ведрами рядом, запертые на засов двери в дом и в трактир, ворота с массивным засовом, еле заметно тронутая изморосью трава... Никто не обратил внимания, что дверь флигеля, где содержался пленник, подозрительно приоткрыта. Караульный, которому полагалось следить за Вейзмиром, мирно храпел возле крылечка, надышавшийся запахом 'совершенно случайно' завалявшейся неподалеку сон-травы. Аромат этого цветка был очень сильным и мог свалить с ног даже крепкого воина.
  К обеду Призраки начали понемногу приходить в себя. Опухшие, помятые, они поодиночке собрались в трактире и потребовали пива и рассола. Грета мысленно хихикала, глядя на эту шайку пьянчуг, которые сейчас мало напоминали элитных воинов знаменитого клана. Еще бы, вчера парни расслабились на славу. Людвиг унес на задний двор не один мешок с пустыми бочонками и бутылками. И еще часть перебили во время гульбы. Непривычно тихий зал наполнен был только звуками похмелья: жадным и торопливым прихлебыванием 'целительных' снадобий и стонами мающихся головной болью парней. И вдруг 'музыка' похмельного утра прервалась резким скрипом распахнутой со всей силы двери. Гулко ударившись о стену, створка жалобно заскрипела. Мутными от недосыпания и еще бродившего в крови алкоголя глазами Призраки уставились на своего взбешенного Предводителя. Скрипнув зубами, тот проговорил тихо, но так, что услышали все:
   - Где пленник?
  Воцарившаяся тишина вполне подходила под определение 'могильная'. Несколько секунд молчали все. Затем кто-то робко подал голос с дальнего угла зала:
   - Так во флигеле же. Там Крек на карауле. Ты ж сам назначил.
   - Да? - нехорошо усмехнулся Предводитель. - Крек дрыхнет, как младенец. Дверь взломана. Пленника нет. Кто мне объяснит, что случилось?
   - Слушай, ну мы-то откуда знаем? - неосторожно возмутился стоявший опасно близко от вожака Призрак. В следующую секунду он полетел на пол, сбитый с ног крепкой затрещиной. Предводитель теней даже с жестокого похмелья отличался тяжелой рукой. Желающих высказаться больше не нашлось. Плюхнувшись на ближайшую скамейку, главный Призрак треснул кулаком по столешнице.
   - Как вы могли его упустить? Какого Антара Крек валяется трупом возле флигеля? Где теперь искать этого мерзавца? Как он вообще мог уйти???
  Рика подошла к столу и молча поставила перед Предводителем кружку ледяного пива и тарелочку с маринованными огурчиками - следы похмелья на его лице были не менее заметными, чем у сокланов. Предводитель поднял на нее тяжелый взгляд:
   - Сядь.
  Девушка опустилась на скамейку, не поднимая головы. Собрав все силы, она молилась только о том, чтобы не выдать себя неосторожным движением или словом.
   - Ты была вчера у этого парня? - Предводитель поднял ее лицо за подбородок, так, что их глаза оказались на одном уровне.
   - Была. Вы же просили его подлечить, - спокойно выдержала взгляд Рика. - И еще я его покормила.
   - Когда ты ушла от него, ничего необычного не заметила?
   - Смотря что считать необычным, - пожала плечами девушка. - Я сделала лубок, смазала целебной мазью раны, покормила его и ушла. Вчера было много дел, и я устала. Ваш караульный потребовал принести еды, я передала просьбу Дарку и ушла спать. Утром, как обычно, встала и принялась готовить завтрак.
   - Что он тебе говорил?
   - Почти ничего. Так, съязвил насчет вашей заботы. Ну и спросил, умею ли лечить.
   - Вчера были какие-то гости, кроме нас? - продолжил допрос Призрак, пригвоздив собеседницу тяжелым взглядом к месту.
   - Да, приезжал какой-то целитель из Нилежа. У него на плаще был значок гильдии лекарей. Он направлялся в Илуран.
   - Где он? - резко хлестнул вопросом Предводитель. Рика испуганно вздрогнула.
   - Он уехал почти сразу. Поужинал и уехал. Я не видела, как, потому что уже спала. А ворота Дарк закрыл позже. Мы Людвига ждали с покоса. Потом проводили нашего крестного, Сигмара из Порядка, и легли спать. Я не подходила больше к флигелю.
  Предводитель задумался, барабаня пальцами по гладкой деревянной поверхности стола. После 'целебного' снадобья выглядел он гораздо лучше и свежее - Дарк был мастер готовить похмельное зелье. Рика затаила дыхание - от того, поверил ли ей Предводитель, зависел успех их безумной затеи. Артиша подглядывала в щелку из-за тяжелой двери. Скрестив пальцы, она просила демиургов помочь сестре перенести допрос и не выдать тайны. Энн сцепила в замок дрожащие от волнения руки. Все понимали, что именно в руках Рики сейчас судьба Вейзмира, спящего в этот момент в небольшой подземной пещере недалеко от озера. На эту пещерку сестры наткнулись в одну из своих лесных вылазок. Найти ее, не зная точного местонахождения, было невозможно. Вход прикрывали густые кусты терновника. Особо ценным в пещере было наличие запасного выхода, прикрытого большим валуном. Камень, поросший мхом, казалось, лежал здесь испокон веков. Но стоило надавить на него чуть сбоку, и он легко откатывался в сторону, открывая неширокий лаз, ведущий в лес.
   - Этот целитель знал о том, что во флигеле пленник? - поднял глаза на допрашиваемую Призрак. - Он подходил к флигелю?
   - Да, он собирал какие-то травы и на лавке возле флигеля сортировал их. Часть сложил в свою корзину, а часть отдал лошадям, - 'вспомнила' девушка. - И еще он просил завернуть ему еды. Грета положила в короб пирожки, хлеб, мясо и яблоки.
   - В Илуран, значит... - задумчиво проговорил Предводитель. - Принкл!
  К столу приблизился невысокий худощавый Призрак в темно - зелёной броне поверх зелёной же верхней рубашки. Сжимая в руках топор, он вопросительно посмотрел на главу.
   - Возьми разведотряд... До Нилежа час езды. Он не мог далеко уйти. Тем более с раненым на руках. В крайнем случае найдете их в Илуране. Обоих. Живыми. Крека разбудить и взять с собой. Не найдет паршивца - голову снесу. В Эрнару тоже послать команду. Не нравится мне отъезд этого Сигмара. Подозрительно. Я пошел спать.
  Он встал, уронив плошку из-под огурчиков, и тяжелой походкой отправился к лестнице. Только через пять минут после его ухода в зале возобновился негромкий шум, свойственный приглушенной беседе. Во время допроса даже обычные посетители примолкли, не решаясь нарушить тишину.
  Команда, отправленная на поиски беглеца и его спасителя, испарилась незаметно для окружающих. Рика, стоявшая у двери в кухне, обессиленно сползла по стене на пол... Слабо улыбнулась сестре... Получилось. Теперь главное не навести на Вейзмира ищеек-Призраков... Как и говорил крестный, они легко скушали сказку про таинственного незнакомца, уехавшего в Илуран. Пару дней, пока Призраки не покинули 'Белый ястреб', решили навещать раненого по очереди, держа ушки на макушке. И лучше перед рассветом, когда спят даже самые стойкие.
  
  Весь день Призраки ходили злые и раздраженные после выволочки, устроенной главой. За потерю ценного пленника он всыпал всему клану, не различая новичков и опытных воинов. Выспавшись, Предводитель теней со свежими силами пропесочил свою команду, напомнив, что если Вейзмир не будет найден в ближайшее время, клан ждет строжайшее наказание. Опытные и благоразумные старались в этот день по возможности избегать встреч с вожаком. Призраки рыскали по окрестным лесам, усталые и голодные, надеясь случайно наткнуться на след беглеца. В ожидании возвращения разведотряда клан решил остаться в 'Белом ястребе'. Для сестер и Энн эти дни обещали быть очень сложными. Общая тайна, которую хранили девушки, тяжелым грузом ложилась на них. Ведь одно неосторожное слово - и пленник, которого они спасли, рискуя, мог снова попасть в руки Властителей. В этот вечер Рика, которая вызвалась первой идти навещать спасенного, легла спать пораньше. Энн обещала разбудить ее перед самым рассветом. Артиша весь вечер ходила мрачнее тучи - они с Вэлом снова поссорились. Обида на затрещину волшебным образом испарилась, когда Предводитель теней равнодушно похвалил отлично подкованных лошадей и даже перебросился с кузнецом парой слов о погоде. Теперь Вэл просто бредил своей мечтой, подсчитывая, сколько ему не хватает до вступления в рекрут - клан Призраков. Расстроенную девушку утешало лишь ожидание приезда отца -тот прислал письмо. Едва дождавшись, пока за почтальоном закроется дверь, Артиша вскрыла конверт, усевшись на приступку у колодца. Привычные шутки отца, которыми он пересыпал каждое послание, невольно заставили ее улыбнуться. 'Через три дня буду дома, разбойницы мои, - писал Ульф. - Выгоняйте женихов, прячьте последствия, если чего натворили. Увижу - строго накажу'. Казалось, за этими строками прячется нарочито грозный взгляд отца, до умопомрачения любившего дочерей. Успокоенная Артиша убежала в лес, откуда через полчаса вернулась с корзиной трав. Усевшись на привычном месте у колодца, она принялась сортировать травы, раскладывать их по кучкам. После сортировки все это предстояло просушить на солнце или на печи - как погода позволит, и разложить в мешочки. Полосатая кошка свернулась клубочком у ее ног, прикрыв нос лапкой.
  Энн чистила котел на кухне, но мысли ее были далеко от трактира. Больше всего на свете ей хотелось оказаться сейчас в пещере, где находился ее брат. Когда его, сонного и слабого от начавшегося жара, уводили в лес, он не задавал никаких вопросов, доверившись Рике, которая помогала сестре уводить пленника, а потом вместе с ней заметала следы побега. И наверняка извелся уже от беспокойства за безрассудных девчонок, посмевших тягаться с элитным кланом наемников. Поставив тяжелый котел на плиту, она налила в него воды и растопила заново погасшую печь. Нужно было перемыть после ужина посуду. Уставшей Энн казалось, что она заснет, едва коснувшись подушки, но, когда все дела были сделаны и она пришла в свою комнату, сон покинул ее. Провертевшись на постели, она отказалась от попыток заснуть и просто лежала, думая о брате, пытаясь дотянуться до него мысленно, поддержать в ожидании того момента, когда они придут к нему и все объяснят. Глядя в окно, она ждала времени, в которое Рика, как условились, отправится к Вейзмиру.
  Наконец последние песчинки упали вниз, а за окном чуть посветлело. Вскочив, Энн быстро оделась и помчалась наверх, где жили сестры. Тихонько открыв дверь, она юркнула в комнату и осторожно тронула Рику за плечо. На сей раз та отреагировала сразу: резко села в кровати и потрясла головой, просыпаясь.
   - Уже пора? Я сейчас. Ты приготовила все?
   - Да. Корзинка вон стоит, на стуле. Там лекарства, еда. Чистая одежда, - кивнула Энн. - Рика... Я... Можно мне с тобой? Там мой брат. Я понимаю, что это опасно. Но мы же недолго. Пожалуйста.
  Рика задумчиво покрутила в руках тесьму для волос. Умоляющий взгляд подруги с одной стороны... и отсутствие одной из хозяек постоялого двора, которое легко обнаружит первый же проснувшийся гость - с другой. Но отсутствие не предполагалось длительным, поэтому Рика отбросила сомнения и улыбнулась: 'Поспешим!'
  Дорога к озеру заняла несколько минут - девушки очень торопились, помня о том, что у них очень мало времени. Подойдя к пещере, Энн и Рика остановились, чтобы перевести дух.
   - Вейзмир! Это мы, не бойся, - осторожно позвала Рика.
   - Я и не боюсь, - негромко рассмеялся временный житель пещеры. Отогнув ветки, девушки вошли внутрь. Зажмурившись, они простояли так несколько секунд, чтобы глаза привыкли к полумраку, а затем открыли их и зажгли принесенную с собой свечу. Густые кусты терновника надежно закрывали вход в пещеру, и девушки не боялись, что кто-то с улицы увидит огонек. Посередине пещеры стоял вчерашний пленник. Выглядел он чуть лучше, чем во флигеле, когда его впервые увидела Рика. Глаза больше не блестели лихорадочно, видимо, подействовало снадобье Артиши. Синяки и ссадины по-прежнему красовались на лице и шее, но задорная улыбка затмевала все. Энн, охнув, кинулась к брату, крепко обняв его и залившись слезами. Вейзмир обхватил ее здоровой рукой и привычно, как много раз в детстве, коснулся губами макушки. Миниатюрная Энн едва доставала до плеча старшему брату. Рика поставила корзину на пол и принялась доставать оттуда продукты и лекарства. Разобрав принесенное, она перестелила лежанку принесенными с собой шкурами, выбросив старую солому, оставленную в пещере давным-давно, а сверху бросила теплое одеяло - хоть пещера и была закрыта от ветров, ночью здесь все равно было нежарко. Выполнив эти нехитрые дела, она присела на лежанку, с улыбкой глядя на встречу брата и сестры. А те стояли, обнявшись, и бессвязно рассказывали друг другу про свою жизнь в последние три года. Наконец поток эмоций иссяк, и эти двое вспомнили про Рику.
   - Садись, - с улыбкой кивнула она на лежанку рядом с собой. - Посмотрю руку твою. Энн, помоги ему рубашку снять, я пока лекарство достану. Не нравится мне его рана на боку.
  Аккуратно освободив брата от рубашки, Энн вышла к озеру, намочила тряпицу и аккуратно промыла все раны и ссадины на теле раненого. Рика тут же смазала их лечебной мазью сестры, про себя отметив, что рана на боку заживает быстрее, чем она ожидала. Видимо, природное здоровье парня помогало ему справляться с хворями. Напоив его отваром от простуды и жара, девушка протянула короб с едой и кувшин с березовым соком. Благодарно кивнув, голодный Вейзмир принялся за еду, морщась при каждом неловком движении. Энн устроилась прямо на полу у его ног, обхватив колени и положив голову на руки. С ласковой улыбкой она наблюдала, как ест любимый брат.
  Наконец он наелся и аккуратно сложил остатки еды в короб.
   - Ну рассказывайте, птички, как вы там. Призраки Лилуют небось? - с усмешкой спросил недавний пленник. - Ох, девчонки, выпороть вас некому. И ведь надо ж было додуматься - увести из-под носа самого Предводителя теней его злейшего врага! Я ж только недавно с его женой в бою был. Вот он бесился!
   - Да нет, не Лилуют, - пожала плечами Рика. - Мы придумали байку про некоего целителя, который как раз вчера побывал в нашем дворе. Пусть поищут. Пить надо меньше. И уж точно не оставлять на карауле мальчишку - новобранца. Да они за весь вечер и ночь даже не потрудились проверить ни разу, как ты! Тоже мне - пленника они схватили! Обмыть подвиг не забыли, а вот уберечь добычу... Какие ж они после этого воины?
   - Ладно, ладно, не кипятись, - улыбнулся Вейзмир, касаясь плеча девушки. - Действительно, ребята непростительно расслабились. Кстати, Предводитель заходил ко мне, ты не права.
   - Чего хотел? - с любопытством спросила Энн. - Секреты военные выпытывал?
   - Хотел быть посланным, - подмигнул Вейзмир. - Я не смог ему отказать.
  Лукавая ухмылка нахального революционера заставила девушек расхохотаться. Поболтав еще несколько минут, они собрались уходить. Еще раз заботливо проверив раны брата, Энн суровым тоном велела ему побольше спать и ни в коем случае не выходить из пещеры.
   - Я постараюсь прийти вечером, - тихо пообещала Рика, оглянувшись на Вейзмира. - Если Призраки еще будут у нас-то рано не обещаю. Наверное, так же, ночью.
   - Девочки, - вдруг серьёзно спросил спасённый. - Сколько вы планируете меня здесь держать?
   - Пока не поправишься, - вскинула голову Рика. - И пожалуйста, не строй из себя героя. У тебя сломана рука, везде синяки и куча ран. Я тебя никуда не выпущу, пока не выздоровеешь. К тому же нужно время, чтобы тебя перестали искать и ты смог бы беспрепятственно уехать. Так что раньше октября не рассчитывай покинуть нас!
   - Рика, я только за, - улыбнулась Энн. - Хоть с братом пообщаюсь. А то пропал, паршивец, и носа не казал три года! Я уже не знала, что думать!
   - Сестренка, я же объяснил. Я хотел уберечь тебя... - начал Вейзмир, но сестра не дала ему договорить:
   - Мало ли чего ты хотел! Написать можно было! У нас постоялый двор, сотни людей проходят. Уж нашел бы, как передать весточку! Ты же даже не пытался меня искать!
   - Я знал, что ты где-то в Нилеже. Но не знал, где точно. Банк не дал твоих данных. Я оставлял для тебя письма на почте. Ты же получала их! - попытался оправдаться парень.
   - Получала. И что я там могла прочесть? 'Целую, люблю, береги себя!' И ни слова - где ты, что с тобой, жив ли ты вообще! Как ты мог связаться с этими революционерами? Чего тебе не хватало! - возмутилась Энн. Взгляд Вейзмира внезапно стал ледяным.
   - Извини, сестрёнка, но это не твое дело. Давай закроем тему. Вам пора, светает уже.
  Энн осеклась и, всхлипнув, выбежала наружу. Рика улыбнулась и вышла следом. Вздохнув, Вейзмир улегся на лежанку и попытался заснуть. Девочки были правы - ему еще долго предстояло жить в этом месте. Постепенно мысли стали путаться со снами, и последнее связное видение было в виде девушки с золотыми волосами, перевязывающей его раны... Улыбнувшись, Вейзмир провалился в сон...
  
  Сентябрьское солнце лениво вызолотило крыши строений, слегка приглушило пронзительную зелёнь последней травы, пригрело дремавшую на крылечке полосатую кошку. Артиша с самого утра возилась со своими лекарствами. Напевая, она помешивала ложкой вкусно пахнущее мятой и шиповником варево в большом горшке, мелко нарезала стебельки подорожника для другого снадобья, выложила на печь мелкие бело - желтые цветочки для просушки. Грета, готовящая ужин, не вмешивалась в процесс приготовления лекарств, зная, что Артиша справляется всегда сама и терпеть не может помощи. Настроение у целительницы было умиротворенным. Эмоции, бушевавшие после очередной ссоры с женихом, стихли. Вэла не переделать, горько усмехнулась своим мыслям Артиша. Если он втемяшил в голову мечту о службе в Призраках, то это надолго. На Рику похож... оба упрямые, как дикие туры. Нет, ну что он забыл в этом кошмарном клане, зло фыркнула Артиша, наливая воду в горшок, чтобы заварить очередную порцию трав. Ну воины они отличные, никто не спорит. Но ведь наглые, высокомерные, такое ощущение, что, кроме них, на свете и людей-то нет, одно стадо! Артиша закрыла глаза и попыталась успокоиться. Эти споры продолжались уже почти год, и конца-края им не было. Ни Вэл, ни она не собирались отступать от своего мнения, идти на уступки и признавать правоту другого.
   - Сестрёнка, ты приготовила лекарства? Можно я поставлю пирожки печься? - в кухню осторожно заглянула Рика. Артиша молча кивнула, собирая остатки зелий в кувшинчики и баночки. Рика улыбнулась и занялась готовкой. Подбросила дров в печь, достала с полки аппетитные пирожки с яблоками, мясом, черемухой, чесночные и ванильные булочки, до которых постояльцы были большими охотниками, и засунула противень внутрь. В ожидании, пока печево подрумянится, она принялась чистить овощи для салата. Сегодня в 'Белом ястребе' поселились четверо торговцев из Лиалии, решивших пару дней передохнуть, прежде чем ехать на ярмарку в Нилеж. Больше, кроме Призраков, новых гостей не было, чему девушка была искренне рада. Распорядок дня воинов она выучила сразу, вкусы их тоже, поэтому приготовление пищи для клановых не занимало много времени. Заготовки к мясным блюдам делались в течение дня тем, кто свободен, а сварить суп или пожарить отбивную старались сразу после заказа, чтобы подать на стол свежее горячее блюдо. А к новым гостям требовалось повышенное внимание, на что у нее последние дни не было сил.
  Энн сегодня с утра занималась стиркой, то и дело бегая за горячей водой и мылом. На заднем дворе ветер запутался в белоснежных простынях и ярких тканях одежды. После стирки Энн и Рика собирались заняться уборкой в четырех освободившихся после гостей комнатах. Правила постоялого двора гласили, что помещение должно быть готово к приему постояльцев круглосуточно.
  Закончив с уборкой, девушки присели попить чаю на кухне. Ульф, час назад приехавший, наконец, из Илурана, прилег отдохнуть - в дороге его застал ураган, и он изрядно промок и замерз под проливным дождем. К счастью, дома его ждала баня, которую традиционно топили к его возвращению. Вдоволь напарившись и согревшись, Ульф напился горячего грога и улегся в постель. Все разговоры и вручение неизменных подарков отложили на утро.
   - Девочки... Кто сегодня пойдет к Вейзмиру? - тихо поинтересовалась Энн. - Можно я?
   - Ты же только вчера ходила, - удивилась Артиша. - Отдохни, выспись сегодня. Ничего с ним за один день не случится. Еды вы вчера ему вдоволь отнесли, небось, все и не съест. Перевязку сделали. По-хорошему, сегодня бы вообще не ходить к нему. Кто знает, заметили ваше отсутствие или нет. Тем более что сегодня гроза будет. Видели же, какой отец приехал... а оттуда ураган точно до нас дойдет.
   - Посмотрим. В крайнем сходишь ты, заодно взглянешь на его раны. Я ж не целительница все-таки. Перевязать могу, а так... - Пожала плечами Рика, наливая свежего чая себе и Энн. Артиша пила мятный настой, заварив его прямо в кружке. Уцепив горячий пирожок, она откусила кусок и о чем-то задумалась.
   - Ладно, посмотрим. Отец дома, так что еще неизвестно, чем все это обернется для нас. Может, еще получим от него за такую авантюру. Он, конечно, нас любит, но...
   - Да уж, - поежилась Рика. - Папа наш долго разговаривать не будет. Всыплет так, что мало не покажется.
  Тут в дверь кухни заколотили кулаками. Рика, сидевшая ближе всех к выходу, вскочила и открыла дверь. На пороге стоял один из Призраков, невысокий коренастый мечник со шлемом в руках. Ворот нижней рубахи был распахнут, волосы растрепаны - парень только что вернулся из очередной поисковой поездки. Отдышавшись, он потребовал ужин на одного и кувшин березового сока в зал. Кивнув, Рика сложила на большое блюдо пирожки, мясо, овощи, а в другую руку взяла кувшин. Артиша и Энн недоуменно переглянулись и занялись приготовлением супа к ужину. Скоро постояльцы спустятся в зал и попросят еды. В течение дня можно было перекусить печевом и напитками, а днем и вечером накрывали столы для полноценного обеда. В отличие от городских трактиров, где еду готовили целый день и посетители шли не переставая, в здешней царили порядки постоялого двора. Конечно, любой постоялец мог подойти к хозяину или его дочерям и попросить покушать. Заказ тут же выполнялся - либо горячий обед, если он уже был готов, либо те же пирожки, овощи, мясо. Голодным не оставался никто. Дарк и Людвиг недаром ели свой хлеб - скотина всегда была присмотрена и накормлена, а за посевами поставлен должный уход. Благодарные поля и огороды, вовремя получавшие полив и подкормку, не скупились на урожай, и закрома никогда не пустовали. Муку, правда, предпочитали привозить из соседнего хутора. Раз в месяц Ульф отвозил туда пшеницу и рожь, а потом сын мельника приезжал с мукой.
  В зале было многолюдно. В углу сидели торговцы, обсуждая за горячим чаем и свежими булочками свои дела. Кто-то из них мельком помянул Сигмара, и Рика невольно улыбнулась мимолетному привету от крестного. У окна сгрудились вокруг сдвинутых столов Призраки. Громко и оживленно они обсуждали что-то с Предводителем теней. Мелькали слова 'изол', 'враги', 'война'...Рика подошла и остановилась в двух шагах от бойцов.
   - Простите, - окликнула она ближайшего. - Один из ваших бойцов заказал ужин. Я могу пройти?
  Вырванный из спора воин недоуменно нахмурился, уставившись на девушку. Через пару секунд лицо его прояснилось, и он, кивнув, отодвинулся. Рика подошла к столу и, поставив на него поднос, начала расставлять еду. Гонец, несколько минут назад примчавшийся из Илурана, голодными глазами смотрел на аппетитные кушанья, сглатывая слюну. Он почти сутки не слезал с коня, торопившись принести своему предводителю важные вести от разведотряда, посланного на поиски беглеца. На почтового голубя бойцы не надеялись - шальной хищник-сокол мог просто сожрать птицу. Сидевший рядом Предводитель теней усмехнулся:
   - Ешь и рассказывай дальше. Судя по тому, в каком состоянии ты к нам приехал, вести очень важные.
  Посланец, кивнув, принялся за еду, жадно и торопливо уплетая суп и вяленое мясо. Запивая все это соком, он ухитрялся одновременно докладывать. В Илуране найдено несколько потенциальных укрывателей Вейзмира. Все они отсутствовали в городе больше трех дней и не пускают в дом пациентов. А двое покупали в аптеке новые лекарства...
  По мере рассказа лицо Предводителя мрачнело, но в то же время на нем отражалось какое-то недоброе торжество. Побег злейшего врага явно задел самолюбие Властителя, не привыкшего к таким оглушительным поражениям. И вот теперь предоставлялся шанс расквитаться. Дослушав гонца, он кивнул и задумался... Через 10 минут прозвучала команда всеобщего сбора. Гонцу, валившемуся с ног от усталости, разрешено было переночевать на постоялом дворе и догнать своих назавтра.
  Энн собирала высохшее белье, когда услышала шум со стороны ворот. Отнеся корзину к заднему крыльцу, она осторожно заглянула за угол. Сердце радостно екнуло от вида спешно собирающихся в дорогу Призраков. Предводитель теней подозвал Артишу, вручил ей плату и попросил передать Вэлу, чтоб тот с ним связался чуть позже. Скрипнув зубами, Артиша пообещала передать.
  Через час только следы на дороге и мешочек с деньгами напоминали о том, что в 'Белом ястребе' жил клан Призраков. Дарк и Людвиг занялись обычными делами - уборкой двора, чисткой конюшни, чтобы завтра новые путники нашли постоялый двор готовым к приему гостей. А девушки принялись наводить порядок в трактире после ужина. Не сговариваясь, они думали об одном и том же. Призраки уехали. И вряд ли вернутся в ближайшее время. Значит, можно перевести Вейзмира в дом. В теплой комнате и рядом с аптекой Артиши он поправился бы всяко быстрее. Рика подумала о комнате прислуги, которая примыкала к спальне отца. Прошлые хозяева держали чернавку, и для нее при строительстве дома отвели уголок. Вдовцу Ульфу, никогда не приводившему в дом временных подруг, а о постоянной даже не задумывавшемуся, эта комнатка была не нужна, и он просто запер ее. Стараясь не шуметь, Рика открыла комнату, смахнула пыль и перестелила постель. На столике рядом расставила склянки и баночки с лекарствами сестры...
  ... И, обернувшись, столкнулась с отцом, уже минут пять стоявшим на пороге и наблюдавшим за ее действиями.
   - У нас гости? - поднял брови Ульф. - Да, похоже, из таких, кого показывать нельзя? Иначе почему ты готовишь эту комнату, а не обычные номера? Что случилось, дочь?
   - Папа... - отчаянно покраснела Рика. - Я... я тебе все объясню... Понимаешь... Энн... Ее брат...
   - Так, стоп, - взяв за руку дочь, Ульф повел ее вниз, на кухню. Увидев хозяина дома в сопровождении Рики, Энн и Артиша виновато потупились, сразу сообразив, что их авантюра больше не тайна для отца. Артиша накрыла небольшой столик в углу, за которым обычно обедали те, кто хлопотал на кухне, и заварила свежего чаю.
  ... - А сегодня они уехали, и мы хотим привести Вейзмира сюда. Ну не дело раненому в пещере. Там холодно... ну и тут ухаживать проще, - нервно крутя в руках чашку с чаем, закончила рассказ Рика. Ульф едва заметно усмехнулся. Его девочки выросли настоящими разбойницами. Это ж надо было додуматься...
   - Все с вами ясно, дорогие мои. Ладно, давайте вашего опального сюда. На третий этаж никто не заходит, кроме членов семьи, так что риск и правда минимален. А если уж эти уехали, значит, вашу непричастность к побегу никто под сомнение не ставит. Рика, давай-ка быстренько сбегай за парнем, пока гроза не началась. Небо хмурится, вот-вот дождь пойдет. Артиша, принеси мою сумку из спальни, подарки вручать буду, - широко улыбнулся Ульф, подмигнув младшенькой. - Кстати, девочки, Сигмар, скорее всего, поедет на ярмарку... Уж я с ним поговорю. Такой фокус вы могли придумать только с его подачи.
  
  В ожидании, пока уставший гонец уснет, Рика помогала убирать со стола. Выждав для верности еще полчаса, она помчалась в пещеру.
  Рика быстро помогла сестре убрать со стола и побежала в пещеру забрать Вейзмира. Предгрозовая свежесть напитала воздух озоном, сделав его прозрачным, как озёрная гладь. Природа, измученная жаждой, словно ждала спасительной небесной влаги. Деревья шумели, словно окликая путницу, птицы притихли, спрятавшись в гнезда от предстоящей грозы. Вечер выдался по-осеннему холодным, и Рика надела шерстяное платье цвета ночного неба. Торопливым шагом спешила она к заветному схрону, с облегчением думая о том, что совсем скоро раненый сможет отдохнуть в нормальной постели, а не на лежанке из шкур в холодной пещере. Да и ухаживать за ним дома будет гораздо удобнее. Призраки, как стало ясно из их разговора перед отъездом, готовы были разобрать Илуран по камушку в поисках врага, ускользнувшего из-под носа, и затем перевезти его в штаб, находящийся в Лиалии. Рика хихикнула, представив, сколько разочарования придется испытать Призракам, когда они ничего и никого не найдут.
  Она еще не дошла до пещеры, когда на землю стеной обрушился дождь. Мгновенно вымокшая до нитки Рика ускорила шаг, торопясь добежать до спасительного укрытия. Негромко окликнув Вейзмира, предупреждая его о своем появлении, она юркнула внутрь. Беглец невольно улыбнулся, глядя на съежившуюся, как воробышек, гостью, стоящую на пороге. Мокрые волосы, потемневшие от дождя, облепили лицо, одежда прилипла к телу. Зубы девушки стучали, выбивая затейливую дробь, а сама она дрожала от холода.
  Вейзмир ахнул, увидев, в каком состоянии пришла Рика. Ее нужно было срочно переодеть в сухое. Дрожащими заледеневшими руками она пыталась расстегнуть застежку на мокром платье. Подойдя к ней, Вейзмир помог справиться с застежкой и снять сырую одежду. Сняв с себя сухую верхнюю рубашку, натянул ее на Рику, одновременно укутав ее взятым с лежанки одеялом, и помог лечь. Досадуя на собственную медлительность, он шипел, пытаясь одной рукой достать из корзины сухое полотенце. Кое-как вытащив его, присел рядом и принялся растирать ноги Рики, сняв с них кожаные ботиночки. Затем расплел и высушил полотенцем ее волосы. Свернувшись клубочком, Рика пыталась согреться, но ей это не удавалось. Дрожь по-прежнему колотила ее, как в лихорадке. На секунду задумавшись, Вейзмир вспомнил один способ согреть близкую к простуде девушку. Быстро скинув нижнюю рубашку и штаны, нырнул под одеяло, крепко обняв ее и прижав к себе. Подоткнув одеяло, чтобы холодный воздух не выстудил тепло, он вздохнул, поежившись от прикосновения ледяных рук Рики. Постепенно она согрелась и перестала дрожать. Но Вейзмир продолжал прижимать ее, отдавая жар своего тела. Через несколько минут пригревшиеся под теплым одеялом мирно сопели. Только чуть влажные пряди Рики, свисавшие с лежанки, да гулкий шум снаружи напоминали о том, что за пределами пещеры бушует гроза.
  ...Артиша с беспокойством смотрела в окно, то и дело отодвигая полотняную занавеску на кухне. Она уже поняла, что сестра, даже если и успела добежать к пещере до начала дождя, то застряла там до его окончания. А судя по низким тяжелым тучам, ливень зарядил надолго. Вздохнув, она налила себе горячего чаю и, усевшись за стол, плотнее укуталась в теплую накидку. Ульф сидел в любимом кресле у камина, просматривая счета и письма. Постояльцев непогода разогнала по комнатам в ожидании ужина.
  Энн с кувшином горячего грога и блюдом с пирожками вошла в зал и нерешительно остановилась у стола, за которым пила чай Артиша. Поставив принесенное, она обернулась к пригревшемуся у камина Ульфу:
   - Кажется, им придется ночевать в пещере. А если еще Рика попала под дождь... До утра они явно не придут. Я волнуюсь... Может быть, я схожу за ними? Возьму два плаща и схожу. Я быстро, - с надеждой посмотрела она на хозяина 'Белого ястреба'. Тот отрицательно покачал головой.
   - Не стоит. Промокнешь еще и ты. Свалитесь обе - Артиша с вами замучается.
   - Но ведь они замерзнут там! А если Рика еще и промокла? Мы тут у огня греемся. Чай горячий пьем! - возмутилась Энн, кивнув на стол. От волнения она комкала в руках темно-коричневую ткань фартука. Артиша задумчиво улыбалась, грея ладони о чашку и изредка прихлебывая ароматный напиток, настоянный на мяте и листьях смородины. - А они там? Одеяло одно на двоих? И даже уголька нету, чтоб костер разжечь и согреть кипятка! Нельзя их до утра оставлять! Ульф, пожалуйста! Я быстро, правда!
   - Ох, Энн. Пороть тебя некому, - вздохнул Ульф, улыбаясь. - Давай быстро. Одна нога здесь - другая там. Плащ шерстяной надень. Промокнешь - накажу! Да скажи Дарку, чтобы баню топил. Вам всем будет нужно согреться.
  Обрадованная Энн испарилась из зала, как капля воды на раскаленной сковородке. Через минуту входная дверь гулко хлопнула, выпуская в промозглую темень нетерпеливую девчонку. Ульф только головой покачал, удивляясь самоотверженности девушки. Хотя, надо признаться, тревога за дочь снедала его не меньше. Но интуиция подсказывала, что Рика в безопасности. И гроза, даже если добралась до нее, не причинит ей зла.
  Энн неслась по скользкой от дождя тропинке, не разбирая пути. В голове билась только одна мысль - скорее. Прижав к груди сверток с двумя шерстяными плащами и сменой сухой одежды для Рики и Вейзмира, она бежала к пещере.
  Проскочив прикрывающий вход кустарник, забыв даже предупреждающе окликнуть Вейзмира и подругу, Энн вбежала внутрь...
  ... И застыла, с улыбкой глядя на спящих. Рика свернулась клубочком, положив голову на грудь Вейзмира, а тот бережно обнимал ее за плечи, придерживая одеяло. Покачав головой, Энн положила сверток на пол и присела рядом, склонив голову... Спящая парочка походила на влюбленную - так осторожно и нежно обнимали они друг друга Вейзмир и Рика. Вздохнув, Энн приготовилась ждать, пока они проснутся. Будить сладко спящих и пригревшихся ей было жалко...
  Словно почувствовав ее взгляд, Вейзмир открыл глаза и улыбнулся, прижав палец к губам.
   - Ты чего примчалась? - сердито прошептал он, поправив одеяло на Рике. - Ливень такой. Мало мне одной промокшей!
   - Так я же в плаще, - так же тихо ответила сестра. - Это Рика, глупышка, полетела в чем была. Не глянула даже на небо. К тебе торопилась, - не преминула она подколоть брата. Тот хмыкнул, узнавая ехидный язычок младшенькой, который нередко приносил ей неприятности. Рика повернулась к Вейзмиру и прижалась покрепче. Парень улыбнулся и обнял ее, согревая.
   - Как это ты вспомнил урок дяди Оттиса, - покачала головой Энн. - Одеялом бы ты ее не согрел - судя по тому, как давно она ушла, полпути точно под дождем прошло. Как бы не заболела.
   - Да сам не знаю, - пожал плечами Вейзмир. - Я ее растер, рубашку свою дал, мокрое заставил снять. Гляжу - дрожит, не согревается. Вот и вспомнил, как он говорил 'тепло живого тела никакой костер не заменит'. Гляди, как пригрелась... сопит, как наевшийся котенок, - невольно улыбнулся парень, глядя на младенчески спокойное лицо спящей. Энн хихикнула. С полчаса еще брат и сестра шепотом, чтобы не разбудить Рику, разговаривали о том времени, что провели в разлуке друг с другом. Вейзмир рассказывал о своих путешествиях, боях, Энн - о жизни в Нилеже, о том, как оказалась в 'Белом ястребе' и решила остаться там, отчаявшись найти беглого брата. Вспомнили покойных родителей, свое детство, которое выдалось на редкость трудным - 15-летний Вейзмир остался с семилетней Энн на руках после того как отец погиб в бою, а мать не перенесла потери мужа и сгорела буквально за неделю.
  Внезапно Рика открыла глаза и зевнула.
   - Ммм... я заснула, что ли? - прищурившись, посмотрела она на Вейзмира. - Какой ты горячий. Как печка...
   - Согрелась? - улыбнулся парень Рике, коснувшись ладонью ее лба. - Ну и славно. Я, честно говоря, испугался, что простудишься. Ну, вроде жара нет, лоб не очень горячий. Вставай, солнышко, переодевайся в сухое, Энн принесла. И топайте отсюда, не понимаю, зачем было приходить в такой дождь. Еды у меня полно, чувствую я себя прекрасно.
  Он сердито нахмурился, вставая и одеваясь. Энн опустила голову, чтоб не смущать брата. Одевшись, Вейзмир достал из-за лежанки корзину, в которой приносили продукты и лекарства, и сложил туда мокрую одежду Рики.
   - А мы за тобой, братик, - даже не подумала встать Энн. - Призраки уехали, и мы решили забрать тебя в дом. Там лечить проще. Ну и вообще. Не пещера же. А ты думал, Рика ради твоих красивых глаз примчалась сюда под дождем?
  Вейзмир изумленно ахнул.
   - Нет, я знал, конечно, что вы сумасшедшие. Но чтобы настолько??? Вы в своем уме? Что значит уехали? А если они вернутся? А если кто-то донесет, что вы меня прячете? Вы знаете хоть, что с вами будет?
  Он сердито обернулся к одевшейся уже Рике, смирно сидевшей на краю лежанки. Она подняла на него невинный взгляд:
   - Вейзмир, не ругайся. Призраки поверили, что мы не знаем, где ты. И поехали искать мифического лекаря из Илурана. К тому же комната, где ты будешь находиться, находится на самом верху дома. Рядом с комнатой отца. Туда никто не ходит. К тому же ты не будешь выходить из комнаты, пока не уедет Призрак, который остался переночевать. Ну и вообще не будешь выходить днем. Вечером, ночью можно будет выходить во двор, в баню. Кормить мы тебя в комнате будем.
   - Ой, вей! - схватился за голову парень. - Удгар, эти девочки сошли с ума! А твой отец-то знает про вашу авантюру?
   - Ага, - кивнула Рика, - он меня застукал, когда я тебе комнату готовила. Пришлось все рассказать. Он, конечно, не был в восторге, но и ругаться не стал. Так что идем.
  Она встала и накинула протянутый Энн шерстяной плащ. В этих плащах можно было гулять под дождем пару часов без риска простудиться. Одевшись, подмигнула Энн и спокойно уставилась на ее брата, ожидая, пока он отойдет от изумления. Вейзмир тяжело вздохнул, одевая такой же плащ. Ему очень хотелось верить, что они знают, что делают. Выходя из пещеры, он дал себе слово немедленно исчезнуть, если возникнет хоть малейшая опасность.
  
  Жарко натопленная баня ждала промокших и замерзших путешественников. Энн сразу же утащила подругу в парилку, оставив Вейзмира пока что в купальном отсеке. Рика безропотно растянулась на лавке и блаженно зажмурилась, ощутив прикосновение распаренного березового веника. Энн хорошенько пропарила подругу, чтобы выгнать малейшие крохи возможной болезни, а затем окатила теплой водой, смывая пот и кусочки березовых листьев. Закутав ее в льняную простынь, выгнала в купальный отсек и полезла на полку. Румяная, разморенная Рика выползла из парилки и плюхнулась на лавку, закрыв глаза. Сил не было ни на то, чтобы двигаться, ни даже на разговоры.
   - Ну теперь я точно могу не бояться, что ты заболеешь, - негромко прозвучало над ухом. Жертва парилки лениво приоткрыла глаза и улыбнулась. Вейзмир осторожно сел рядом, одной рукой пытаясь стянуть с себя рубашку. Мгновенно стряхнув негу, Рика вскочила и помогла ему раздеться, стараясь не задеть лубок. Благодарно кивнув, Вейзмир направился к кадушке, чтобы налить горячей воды.
   - Шла бы ты в предбанник, милая, - обернулся он. Рика насмешливо улыбнулась.
   - Это ты меня стесняешься после того как согревал в пещере? Солнышко, глупости не говори. Как, значит, обнимать меня под одеялом - куда стеснение делось? Что я еще не видела?
  Хихикнув, Рика подошла и отняла ковш у оторопевшего парня. Деловито наполнив кадку горячей водой, добавила холодной и налила душистого мыла, приготовленного мастерицей-сестрой. Стащив с деревянного крючка мочалку, она выжидающе уставилась на смущенного Вейзмира.
   - Лезь давай, остынет!
  Упорно глядя в пол, парень влез в кадку, пристроив на бортике сломанную руку, и вздохнул. Мысленно махнув рукой, Вейзмир отдал себя в руки Рики. Через несколько минут, чистый до скрипа, он был загнан в парилку, откуда уже вышла довольная Энн, и подвергнут безжалостному массажу дубовым и березовым веником. Рика от души прошлась по нему ароматными раскаленными листьями, выгоняя усталость, хворь, холод и грязь. Ехидно усмехнувшись, Вейзмир улучил мгновение и окатил ее с ног до головы ледяной водой из кадки. Визг девушки едва не лишил его остатков слуха. Схватив веник, она принялась колотить его, не разбирая, куда придется удар. Нахальный шутник стоял не двигаясь. Лишь глаза прикрыл, чтоб не выбило шальным прутиком. А когда фурия выдохлась, в два приема загнал ее на полку и хорошенько отшлепал веником, одновременно согревая.
  Из бани они выползли еле живые от усталости. Осторожно выглянув на улицу, Рика увидела Энн, стоявшую на крыльце как знак того, что путь наверх свободен. Быстренько прошмыгнув в дверь, Вейзмир и Рика заторопились вверх по лестнице. Комната Ульфа уже была открыта, а ее обитатель сидел в кресле, просматривая при свете свечи какие-то счета. Услышав шаги, Ульф поднял голову:
   - Добрый вечер, молодой человек. Я так понимаю, Вы и будете моим соседом. Меня зовут Ульф, я хозяин 'Белого ястреба' и отец этой хулиганки.
   - Рад познакомиться, - протянул здоровую руку гость. - Вейзмир. Простите, что причиняю вам беспокойство. Обещаю, я не задержусь здесь долго. Вот только рука заживет да от ран отойду немного. Я не буду никуда выходить, и никто не узнает, что я здесь.
   - Очень надеюсь, - проворчал Ульф, вставая. - Артиша принесла ужин. Дочь, ты тоже здесь поешь. Потом сразу унесешь посуду. Я пойду проверю, как вы без меня хозяйничали. Не шалите тут.
  Пряча улыбку в усах, он вышел и плотно закрыл за собой дверь. Вейзмир и Рика переглянулись и дружно прыснули. Облизнувшись на аппетитные кушанья, стоявшие на широкой лавке у окна, они принялись за еду. В полной тишине уплели ужин - оба здорово проголодались. Наконец голод был утолен. Рика собрала посуду и составила ее на край стола. Вытерла гладкую ясеневую поверхность. Повернулась, чтобы уйти.
   - Ты придешь еще сегодня? - раздалось вслед тихо. Не оборачиваясь, девушка прерывисто вздохнула.
   - Нет, наверное. Я очень спать хочу. Да и тебе нужно отдохнуть. Я завтра зайду, обязательно. Приготовим завтрак, и я зайду. Ложись пока. Артиша зайдет глянуть твой лубок и повязки сменить. Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, - тихонько улыбнулся Вейзмир, закрывая за ней дверь и прислоняясь к ней лбом. Постояв так, он улегся в постель, с наслаждением вытянувшись на мягком матрасе, набитом птичьими перьями, и укрылся. Перед глазами встало лицо лучшего друга. Должно быть, он сейчас здорово волнуется, не зная, где пропавший. Слух о захвате Вейзмира пронесся по всему Нилежу, и в другие города улетел на кончиках языков сплетников. Размышляя, как бы отправить весточку Эссену, Вейзмир незаметно для себя заснул...
  
  Артиша составляла список лекарств, которые подходили к концу. Высунув кончик языка от усердия, она торопливо царапала гусиным пером по бумаге, чтобы не забыть ни одного снадобья, заказанного хворыми соседями. Окрестные хутора и даже горожане нередко прибегали к ее целительским способностям, лечась и покупая лекарства. Слава о девушке - лекарке давно убежала за пределы 'Белого ястреба'. Закончив со списком, она взяла лютню и принялась наигрывать недавно выученную мелодию, на которую Рика уже написала слова. Песенка была о внезапной страсти юноши и девушки из далекой старины. Боги, как водится, рассердились на них за дерзкую любовь смертной и одного из них, и разлучили, убив девушку. Артише нравился конец песни, когда парень отдал свою божественность, чтобы воскресить любимую.
   - Вэл, небось, и пальцем ради меня не пошевельнет, - проворчала Артиша, допев последний куплет. - Вот вроде парень как парень. Любит, целует, небо под ноги постелить готов... но как только речь заходит об этих проклятых Призраках - меняется на глазах. Приворожил его этот жуткий клан. Мало им Вейзмир крови попортил.
  Она в сердцах бросила лютню на лавку и встала, чтобы идти спать. На пороге ее остановил Вэл.
   - Привет, милая, - легко коснулся он ее щеки поцелуем. - Иди сюда.
  И схватил, чтобы привычно покружить. Артиша сердито вырвалась, чуть не уронив в кадку с водой лист. Вэл подхватил его в последний момент.
   - Тьфу на тебя. Я так старалась, песню переписывала! И вообще! Я устала и не в настроении. Я спать хочу!
   - Пойдешь со мной во флигель? Сегодня ночую у вас, завтра надо коней подковать, Дарк просил. Торговцы ваши приехали на таких лошадях, что смотреть страшно. Где только взяли?
   - Хорошо, - неохотно согласилась Артиша. - Только не приставай ко мне с разговорами. Я устала.
   - Что-то случилось? - встревожился чуткий Вэл. - Тебе плохо? Что произошло?
   - Ничего. Просто за Рику переволновалась. Она сегодня под дождь попала, я боялась, что заболеет.
   - Рика? А что она делала на улице в такую погоду? - удивился кузнец. - Что такого срочного выгнало ее под дождь?
   - Да так... - мысленно спохватилась Артиша. - Мы поссорились, и она убежала к озеру. Ты ж знаешь, это у нее привычное средство успокоения. А тут гроза. Пока добежала домой - промокла насквозь. Может, баня поможет...
   - Вы топили? - оживился Вэл. - Я тогда пойду искупаюсь. Надеюсь, она еще не остыла. Холодно, я замерз, если честно. Захвати во флигель что-нибудь перекусить, ладно? И квасу. Я быстро.
  Поставив принесенное на маленький чурбачок - столик, Артиша присела на край лежанки и задумалась. Вэл был одним из немногих, кто беспрепятственно мог гулять по всему дому. Правда, он этим правом никогда не пользовался, но следовало подстраховаться. Комнату отца надо запирать на ключ, решила девушка. Вейзмир не обидится, он понятливый. Вэл, конечно, не выдаст, не до такой же степени он предан Призракам, чтобы предать любимую девушку. Знает ведь, что ее за сокрытие беглеца по головке не погладят. Но все равно. Рисковать не надо. Пиво делает болтунами даже самых верных. Мало ли.
  Вэл осторожно прикрыл дверь и задвинул засов. Тряхнув мокрыми волосами, он фыркнул, сдувая попавшую на нос каплю, и восхищенно уставился на любимую. В свете свечи глаза ее казались черными, а волосы золотились червонным оттенком. Вэл на мгновение забыл, как дышать, залюбовавшись Артишей. Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. Одним шагом преодолев расстояние между ними, Вэл схватил ее в объятия и крепко сжал, безмолвно прося о перемирии в эту ночь. О запрете на 'опасные' темы - Призраки, война, будущее. О том, чтобы было только сейчас и здесь. И ничего больше. И никого. Улыбнувшись, Артиша кивнула. Вэл даже не удивился - откуда она знает? Он привык, что любимая видит его насквозь.
  Свеча погасла, словно ее выключили...
  
  Три следующих дня не отличались друг от друга - домашние хлопоты, старые и новые постояльцы, семейные посиделки на кухне и ожидание приезда Сигмара, который предупредил, что обязательно будет участвовать в Нилежской ярмарке. Изменилось только одно: в комнате Ульфа появился опальный Вейзмир. Девушки старались лишний раз не бегать наверх, чтобы не вызвать подозрений. Просто Ульф стал питаться у себя в комнате, и еду относили наверх. А уж сколько порций отнесли - одну или две - никто не считал, конечно же. Ночью, перед сном, Артиша обязательно проверяла руку и раны выздоравливающего парня, а Энн просто не упускала возможности поболтать с любимым братом. Правда, до прихода Рики, обычно являвшейся последней, девушки старались уйти. Как-то сразу стало ясно, что Рика приходит к Вейзмиру с особенной охотой. Энн тихонько хихикала, вспоминая первую встречу этих двоих, когда подруга, проведя с ее братом полчаса, потом выглядела, как увядший цветочек. С зелёноглазым упрямцем всегда было трудно, а уж в таком настроении, как тогда - втройне. Зато теперь Рика возвращалась в свою комнату умиротворенная и сияющая, как будто напилась живой воды из-под радуги. Энн и Артиша не знали, как относиться к зарождающемуся чувству. С одной стороны - хорошо, что сестра и подруга встретила человека, к которому потянулась не физически, как к Гранту, а душой и сердцем. А с другой... Что мог дать ей вечный опальный беглец? Ведь Властители не прощают таких, как он, посмевших смутить их покой, нарушить привычный уклад жизни. Нападающих на них и их окружение, мешающих им властвовать в боях и мире. Рано или поздно его ждет либо смерть, либо - если решится уйти - полутаинственное существование. Смена внешности, имени, рода занятий. Да и то неизвестно, найдется ли где уголок, в котором он сможет найти покой. А Рика - сможет ли она круто поменять жизнь, отправившись за любимым вслед? Да и возьмет ли ее Вейзмир с собой? И отпустит ли отец дочь непонятно куда? А если нет - каково ей будет ждать, не зная, где любимый и что с ним? Воина с боя, конечно же, тоже нелегко ожидать. Но одно дело воин, член уважаемого клана. И другое - опальный борец с Властителями. Как бы то ни было, помешать Рике влюбиться в Вейзмира не мог никто. И уж тем более разлучить их. Все зависело только от этих двоих - как они распорядятся вспыхнувшим чувством. Благо, судя по глазам Вейзмира, в которых Энн видела все, что творится с братом, оно было взаимным...
  Поправив платье, Рика заново переплела косу и пошла на кухню, чтобы взять ужин беглецу. Отец сегодня гостил у родителей Вэла на хуторе и до утра возвращаться не собирался. Составив на поднос любимые лакомства парня, она осторожно, стараясь не попадаться на глаза спускающимся по лестнице постояльцам, поднялась в отцовскую комнату. Расставив кушанья и напитки на столике, заперлась изнутри (ночевать она собиралась здесь) и открыла дверь в чуланчик. Вейзмир радостно улыбнулся, увидев на пороге девушку, которая, кажется, стала ему небезразлична. Он отчетливо ловил себя на мысли, что скучает по ней, что прислушивается к шагам в коридоре, пытаясь услышать ее легкую походку. Он не ждал, конечно, что она будет проводить с ним много времени, зная, сколько хлопот у девушек с гостями и хозяйством... но все равно ловил себя на том, что смотрит на дверь. И вот теперь она открылась, явив на пороге ту, что занимала его мысли.
   - Привет, - он встал и шагнул к ней. Взяв обе руки в свои, притянул к себе, близко, почти вплотную. Рика затаила дыхание, несмело поймав его взгляд. Идя сюда, она загадала: если сегодня поцелует - значит, все будет хорошо. Они будут вместе. Эпизод с Грантом - яркий, чувственный, волнительный - представлялся ей теперь чем-то нереальным. Да, было. Теперь она даже рада была, что война помешала им завершить начатое на озере. Ей хотелось, чтобы рядом был только этот зелёноглазый герой... или безумец... Додумать мысль она не успела, потому что в этот момент Вейзмир обнял ее и склонился к ее губам... У Рики закружилась голова. Этот поцелуй был совсем не похож на те, которые дарил ей Грант. Те напоминали пламя костра - жаркие, обжигающие, будоражащие. Этот нежным мотыльком скользнул по губам, заставив их приоткрыться навстречу поцелую, затуманил рассудок и острыми иголочками отозвался по всему телу.
   - Привет, - наконец отстранилась Рика. - Как ты? Рука не болит?
   - Неа, - с улыбкой покачал головой Вейзмир. - Чувствую себя великолепно. Твоя сестра настоящая колдунья, ее снадобья вылечили все раны. Скоро совсем буду здоров. Спасибо вам. Я понимаю, как вы рискуете... Я этого не заслуживаю...
   - Не говори так. Ты заслуживаешь большего. Ты очень смелый, - убежденно сказала Рика, забираясь с ногами на кровать. Вейзмир устроился рядом и обнял ее, свернувшуюся в клубочек. Есть ему пока не хотелось, да и жалко было разрушать ту хрупкую атмосферу доверительности, установившуюся между ними. - Послушай... Можно спросить?
   - Конечно, - улыбнувшись, разрешил Вейзмир. Протянув руку, он взял со стоящей на табуретке тарелки яблоко и начал резать его маленькими кусочками. Отрезав дольку, он скармливал ее доверчивому голубоглазому птенцу, угнездившемуся под боком. Рика послушно открывала рот, принимая лакомство, и они играли в эту игру до тех пор, пока не опустела корзинка.
   - А... то, что ты делаешь... Почему ты начал этим заниматься? Почему не живешь, как все, зачем тебе эта война? Что ты хочешь этим добиться? - наконец спросила Рика, сама испугавшись собственного порыва. Слишком хорошо помнила она лицо парня в пещере, когда эту тему задела его сестра. Вопреки опасению, Вейзмир не рассердился. Грустно улыбнувшись, он положил огрызок в тарелку и повернулся к Рике.
   - Ну, кто-то же должен. Разве не видишь, как ведут себя эти люди? Словно хозяева жизни, которым можно все. Они приехали на ваш двор и хамили вам, приказывали. Хотя не имели на это никакого основания. То, что они сильны, могущественны и богаты, не дает им права вести себя с людьми, будто те - стадо.
   - И ты хочешь их наказать? - осторожно выглянула из-под руки Вейзмира Рика. Он улыбнулся и провел ладонью по ее лицу. Девушка закрыла глаза и потерлась щекой о его руку.
   - Ну что ты, маленькая. Я не Демиург. Просто хочу избавить их от иллюзии безнаказанности. Чтобы знали: в любой момент, из-за любого угла может настигнуть наказание. Что и с ними могут поступить так же, как они поступают с другими.
   - Ты же один. А их много. И они сильные, - Рика уткнулась носом в его плечо и вздохнула. - Я боюсь за тебя.
   - Я не один, - поцеловал ее в макушку Вейзмир. - И их сила весьма призрачна. Как они сами.
   - И сколько ты будешь с ними бороться? Ты сможешь их победить?
   - Я не стремлюсь к этому. В этой борьбе не может быть финала. Просто однажды либо они поймут, что пора сдержать свое хамство, либо я проиграю. Или убьют. В этот раз вы спасли меня. Но где гарантия, что я не попадусь им снова? - улыбка получилась печальной, словно погасшей. Рика, не выдержав минорной ноты в разговоре, вывернулась из-под руки Вейзмира и села рядом, не отпуская его взгляда. Парень тряхнул головой, отгоняя грустную дымку, возникшую в изумрудных глазах, и опустился на подушку и потянул за собой Рику. Она пристроилась рядом, поправив одеяло. Свеча давно погасла, ужин стыл на табуретке у двери. А эти двое все шептались о чем -то, лежа рядом. В конце концов Рика заснула, положив голову на руку Вейзмира. Повернувшись к ней, он обнял свою нечаянную радость и попытался тоже уснуть. Но мысли еще долго бродили в его голове, мешаясь со снами и воспоминаниями...
  
  В это утро Рика проснулась в каком-то ослепительно хорошем настроении. Потянувшись, она встала с постели и не торопясь причесалась. Золотистые лучи рассвета запутались в ее пшеничного цвета волосах, расцветив их лучиками. 'Сегодня мой день рождения, промурлыкала про себя девушка. Я уже взрослая. Мне 16'.
  Напевая, она надела обычное платье - предстояло, как всегда, много хлопот. Вчера съехали очередные постояльцы, и заселились новые. А это значило опять хлопоты.
   - С днем рождения, сестренка! - в комнату влетела улыбающаяся Артиша с букетом поздних астр, любимых цветов именинницы. - Пойдем скорее, мы накрыли стол, Грета такой вкусный пирог испекла - пальчики оближешь. Папа привез фрукты из Шиарама, твои любимые. Идем!
  Обняв сестру, Рика приняла букет. Девушки спустились вниз, где в зале уже накрыт был стол. А рядом стояли отец, Вэл, Грета и Сигмар.
   - Крестный! - радостно повисла на шее Порядка Рика. - Приехал! Я соскучилась ужасно! Почему тебя так долго не было? Ярмарка уже почти прошла, а ты...
   - Я на ней и был, - улыбнулся Сигмар. - Просто на сей раз возил сыр, а его надо продавать очень быстро, портится ведь. Мои бураны в этот раз постарались. С днем рождения, солнце!
  Он обнял крестницу и вручил большую коробку с подарком. То же самое сделали и остальные. Праздничный завтрак прошел весело. Правда, Ульф видел, что порой дочь вдруг задумывается о чем-то (или о ком-то) отсутствующем. Прекрасно понимая, что ей хочется сейчас убежать к Вейзмиру, он решил сегодня уехать в Нилеж вместе с Сигмаром на весь день. А то и заночевать там, благо одна симпатичная вдовушка всегда рада была приезду статного викинга.
  После завтрака Артиша помогла сестре расставить в вазы цветы и отнести в комнату подарки, разбором которых они собирались заняться вечером. День потек, как обычно: готовка, уборка, обслуживание постояльцев, огород и скотина - суровые будни праздничного дня. Выполняя привычную работу, Рика улыбалась про себя, вспоминая, как вчера вечером уходила от Вейзмира. Отец давно спал, а они все шептались в чуланчике, устроившись на кровати. Она не стала говорить невольному пленнику про свой праздник, зная, что ему будет неловко - ведь взять подарок или даже цветы беглецу абсолютно неоткуда. Решила сообщить вечером, когда придет покормить, а в подарок стребовать кучу поцелуев. В последние несколько дней их отношения чуточку притормозились. Рика видела, что очень нравится Вейзмиру, по его глазам, бережным и нежным прикосновениям, интонациям, когда он разговаривал с ней. Но в то же время в парне чувствовалось какое-то внутреннее напряжение. Словно он не мог переступить какую-то неведомую грань, какое-то собственное 'вето'. И девушке казалось, что она знает, что за запрет наложил на себя ее опальный возлюбленный. Грант не задумывался над подобными тонкостями. Видя, что его влечение к Рике ответно, он просто взял то, что ему предлагалось. Если бы не война, начавшаяся так не вовремя, он получил бы свой приз и уехал дальше. И может быть, не вспомнил бы никогда о той, что промелькнула на его мужском пути. Вейзмир, понимала Рика, не такой. Он более ответственный, порядочный. И, видимо, причина его нерешительности была в том, что он просто не знал, что будет делать с таким неожиданным подарком, как любовь доверившейся ему девушки. Но в то же время Рика чувствовала, что долго он не выдержит, и плотина его сдержанности рано или поздно рухнет под напором чувств. А в том, что это были именно чувства, а не просто эмоции или влечение, она была уверена.
  Вечером, когда посуда была собрана со столов и вымыта, Артиша насмешливо окликнула сестру:
   - Рикуль... Ты не устала? А то иди отдохни. Ты сегодня именинница. Имеешь право.
  Рика покраснела, отлично поняв ироничный подтекст в словах сестры. Отец уехал час назад, тоже отпустив пару добрых шуточек. Похоже, все прекрасно понимали, что ей хочется поскорее убежать к своему возлюбленному. Быстро закончив уборку на кухне, она скомканно попрощалась и исчезла. Энн и Артиша переглянулись и весело расхохотались, распределяя обязанности на этот вечер. Ясно было, что влюбленная Рика до утра не появится.
  Переодевшись в нарядное платье, именинница взяла корзинку с заранее припасенными лакомствами и бутылкой подаренного Сигмаром дорогого шиарамского вина и отправилась в комнату отца. Перед дверью она задержалась, отчего-то сильно волнуясь. Не проходило ощущение какого-то странного сюрприза. Вздохнув, девушка толкнула створку двери...
  ... И ахнула, увидев освещенную множеством свечей и украшенную расставленными на подоконнике букетами комнату и улыбающегося Вейзмира, стоящего напротив. Подхватив корзинку, которую Рика чуть не выронила от неожиданности, он поставил ее на табурет и обнял героиню праздника, словно закрывая ее от мира. Подняв полные слез глаза, она попыталась что-то сказать, но бессвязные изъявления благодарности потонули в полном нежности поцелуе...
  Они не помнили, кто закрыл засов, куда делась одежда и когда закончилось вино... Они ни о чем не думали, ибо мысли пропитались флером непрожитых снов, дымкой заветных желаний и легкой горечью опасения причинить боль. Окунувшись друг в друга, они не замечали бега времени и не вспоминали о словах. Они говорили прикосновениями, дыханием, поцелуями. И оказалось, что на этом языке можно сказать очень много. Двое потерянных во времени не знали, как долго длится этот сумасшедший любовный всплеск, который час за окном и в каком мире они находятся. И чья прохладная рука - Рики или Вейзмира - охладила пылающую безумной страстью кожу, раскаленную, как полуденное солнце.
   - Маленькая... ты в порядке? - через много столетий и прикосновений спросил Вейзмир, укутывая девочку, пробившую брешь в монолитной стене, которой он отгородил себя от мира. Даже не пробила... Растопила теплом и нежностью. Стала новой стеной. Ограждая доверчивой лазурью глаз и светлым лучиком улыбки от тягот и невзгод мира.
  Вейзмир очень хотел поругать себя за то, что принял этот бесценный дар. Ему, опальному и гонимому, не следовало этого делать. Но он не смог отказаться. Впервые за много лет он позволил себе слабость принять дар. И только сделав это, понял, как же не хватало ему простого человеческого тепла. Любви. Нежности. Покоя. Доверия. Он запретил себе думать об этом, сравнивать на невидимых весах то, что стало делом его жизни, и то, что принесла в его жизнь эта хрупкая девочка, доверчиво лежащая сейчас в его руках. Потом. Он подумает об этом позже.
  Рика грелась в руках любимого, не желая ни о чем думать. 'Ты взял меня в плен, ты завоевал меня, - билось в голове в такт его поцелуям. - Я пойду с тобой на край света. И шагну в пропасть. И взлечу в небо, если там будешь ты. И на дне моря я рядом. Только вместе. Спасибо тебе за то, что появился'. Вейзмир, каким-то чудом угадавший эти мысли, шептал: 'Я рядом. Я здесь. Я с тобой. Мы взлетим вместе, и я не дам тебе упасть в черную бездну и в пропасть. Мои руки не отпустят тебя туда. Только здесь. Сейчас и в этом сентябре. Ты нужна мне'.
   - Который час? - полусонно спросила Рика, сквозь ресницы глянув на темное окно. Свеча почти догорела, но так лень было вставать и зажигать новую... Впрочем, Вейзмир сделал это сам. Вернувшись, он протянул любимой кусочек яблока и кружку с яблочным соком. В два счета она уничтожила вкусности и зажмурилась, обняв парня.
   - Не знаю. Ну его к Дэви, это время. Мы с тобой - и неважно, сколько времени. С днем рождения, родная моя. Держи, - жестом кудесника он добыл откуда-то коробочку и открыл ее. На мягкой подушке лежала чудесной работы застежка для платья. Серебряная, отлитая искусной рукой в форме незнакомого цветка, она зачаровывала одним своим видом. Сморгнув искру, сверкнувшую на серебре... или слезу... Рика не поняла... она вдруг сообразила, что почти не дышит, и судорожно выдохнула.
   - А... это...
   - Маленький секрет, - улыбнулся Вейзмир в ответ на недосказанный вопрос. - Просто кое-кто недавно был в городе. И я попросил купить подарок. Благо в банке можно получить деньги по письму.
   - Вейзмир... хороший мой... спасибо тебе, - сквозь слезы прошептала Рика, отлично поняв тайный смысл красивого подарка. В нем таилось обещание. Новой встречи. После разлуки, возможно долгой. Но встреча была обещана так же ясно, как будто это было сказано словами. И этот подарок был гораздо важнее и ценнее всего романтического флера, которым окружил вечер Вейзмир. Положив коробочку на платье, Рика потянулась к парню, как путник тянется к озеру после целого дня путешествия по пустыне... Милосердная тьма сгустилась вокруг, пряча доверенную ей тайну любви. Ни один звук, ни одно движение в эту ночь не спугнуло любовь, зародившуюся в пламени свечи, улыбке влюбленных, дрожании ресниц...
  
  Утром Энн осторожно постучала в дверь условным стуком. Сонная Рика, завернувшись в простыню, вышла из чуланчика и открыла засов на двери в комнату отца... И густо покраснела под понимающим взглядом подруги. Поставив на табурет поднос, Энн весело окликнула безмятежно спящего брата:
   - Эй, на корабле! Кушать подано. Я, конечно, понимаю, вы любовью сыты. Но извольте отведать. С утра пораньше встала твоих любимых пирожков испечь. И вот суп в горшочке. Оцените, не поленилась принести. А то небось всухомятку надоело уже кушать. Считайте, поздний завтрак. Ну или ранний обед. Ну и так, по мелочи. Питайтесь, а то все силы небось ночью потратили.
  Вейзмир глубоко вздохнул, привычно стараясь не реагировать на насмешки младшенькой, и толкнул рукой дверь чуланчика. Через две минуты он вышел, одетый и причесанный. Рика уже нацепила платье и заплела косу. Энн достала из корзинки снедь и накрыла импровизированный стол. Под мелодию дождя, шуршавшего по крыше и звонко щелкающего по подоконнику, все трое уселись завтракать. Энн не умолкала ни на минуту, подшучивая над братом и его подругой. Как ни странно, именно эта насмешка помогла разрядить слегка напряженную атмосферу. Вейзмир и Рика понимали, что недолго их любви быть тайной. Но все же как-то неловко было предстать перед Энн, которая видела их насквозь. Да мало кто не догадался бы, что произошло этой ночью между ними.
  Умная девушка не спрашивала влюбленных о будущем и планах, понимая, что ответить на этот вопрос они не смогут. Вейзмир, с его полной опасности и непредсказуемости жизнью, не мог предсказать даже завтрашний день. А уж дальше - тем более. Она видела, что Рика не хочет думать ни о чем, наслаждаясь каждой минутой рядом с любимым. И радовалась за подругу. Несмотря на то что любовь опального Вейзмира грозила возможными неприятностями, Энн видела, что Рика счастлива. А там как получится. Антар не выдаст - Удгар не съест.
  После завтрака девушки ушли заниматься привычными делами, хозяйством. Вернувшийся с гулянья Ульф попивал рассол в таверне. Сегодня он собирался подновить хлев и кое - что починить во дворе. Частые разъезды Ульфа, конечно же, не сказывались на состоянии хозяйства, ибо Дарк и Людвиг вовсе не были безрукими, но хозяин все-таки любил сам вспомнить молодость и что-нибудь смастерить. Сигмар же обещал приехать вечером или наутро, как закончит свои торговые дела в Нилеже.
  Вейзмир, утомленный бессонной ночью, заснул сразу же, как только закрылась дверь за сестрами. Рика же, чувствуя небывалый душевный подъем, с азартом взялась за скучные домашние хлопоты, которые обычно вызывали у нее только тоску. Правда, ночная бессонница никак не прибавляла сил, и девушка работала чуть медленнее, чем всегда. Энн, Грета и Артиша тихонько хихикали, глядя, как она замирает над посудой или чисткой овощей для обеда. Обидчивой обычно Рике, впрочем, сегодня было не до насмешек. В голове то и дело крутились сцены их с Вейзмиром ночи. Поцелуи, прикосновения, бережные объятья. Они ухитрились ни разу не вспомнить о сломанной руке и ранах.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"