Патман Анатолий Н.: другие произведения.

Проклятый немец Петра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.38*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как говорят, вся наша история альтернативная. А вот реальная скрыта за таким туманом истории, что его теперь никогда и не развеять. Потом, может, реконструкторство - это блажь, и до добра не доводит? Вот и попал один человек в конец 17 века. Не тем увлёкся, да и, получается, хоть и ненароком, но подставили... Для сведения - параллельно выкладка будет осуществляться по адресу: https://author.today/reader/36368/277634

  Патман Анатолий
  
  Проклятый немец Петра.
  
  Аннотация:
  
  Очередная попытка что-то сочинить на тему альтернативной истории.
  Как говорят, вся наша история альтернативная. А вот реальная скрыта за таким туманом истории, что этот туман теперь никогда и не развеять.
  В общем, вариантов развития истории может быть бесчисленное множество. В этом можно убедиться, всего лишь взяв в руки одну из книг в жанре альтернативной истории. Так, почему бы и не быть такому варианту...
  Вообще то, на эту попытку 'творчества' подтолкнула меня книга Константина М. Радова 'Жизнь и деяния графа Александра Читтано, им самим рассказанные'. Слов нет, одна из лучших книг в жанре альтернативной истории. Особенно тронула история любви главного героя. Думается, что отношения 'сильных мира сего' к своим согражданам во все времена были такими же наплевательскими, можно сказать, как и в этом обстоятельном произведении, и история России яркий пример этому. Нынешние времена совсем не исключение. Так что результат всей деятельности главного героя вышел вполне закономерным. Могло быть и хуже. И поэтому, на мой взгляд, самая сильная сцена во всей книге именно эта:
  '- Всё... Всё, что осталось от вашего имущества, господин генерал. - Он протянул какой-то кирпичик, завернутый в плотную бумагу. - Из компанейской конторы в Тайную канцелярию всё выгребли. А там... Платье по себе разобрали, бумаги - служителям, на растопку. Даже бухгалтерские книги увезли! Одна эта маленькая уцелела, в щель завалилась.
  Я осторожно развернул листы.
  Чудом спасшийся из бесстыжих грабительских лап, в моих руках лежал кодекс Леонардо'.
  Такой же практически финал ожидал главных героев в 'Броненосцах Петра Великого' Алекса Куна и 'Двойнике Светлейшего' Андрея Евгеньевича Бондаренко. Книги хорошие и очень увлекательные. Что характерно, 'злой гений' Светлейший князь Александр Данилович Меньшиков, во многом являвшийся причиной злоключений графа Александра Читано и князя Азовского, сам не избежал подобной участи.
  Очень понравились все три книги из серии 'Терра Инкогнита' Андрея Феликсовича Величко. Возможно, его идеи, как Австралия место поселения главного героя со своими людьми, Филиппины и Южная Америка с аруканами как сфера интересов новой империи, помогут и мне сформировать сюжетную линию.
  Интересно и познавательно было читать книги Александра Владимировича Владимирова из серии 'Волонтер' и Василия Ивановича Сахарова 'Булавин', тем более, все вышеперечисленные книги как раз о начале 18 века и деятельности Императора Всея Руси Петра Алексеевича Великого Романова. Конечно, время было очень жестокое, но нельзя без содрогания относиться к тому, что делали царь Петр Первый и его приближённые, бояре и дворяне со своим народом.
  Честно говоря, читать книги альтернативной истории очень и очень увлекательно, особенно сидя на мягком диване, но оказаться самому в роли главного героя не очень-то и тянет, тем более, например, в роли крестьянина Петровских времён. Если уж и попасть туда, то на меньшее, чем на чин капитана, само собой, и дворянина, никак не согласен, а выше, это уж как бог даст, и как карта ляжет...
  Черновик, и текст по мере сил и желания будет чиститься и изменяться.
  Всем читателям, высказавшим конструктивные замечания и пожелания, автор выражает самую искреннюю благодарность.
  Все события вымышленные, персонажи выдуманные, но есть и исключения.
  Текст книги, думается, вполне соответствует соглашению 'Красный конвент' (http://samlib.ru/k/krysolow/redkonvent.shtml).
  
  Оглавление
  Пролог
  Глава 1. Игры понарошку?
  Глава 2. Игры 'по-настоящему' только начинаются?
  Глава 3. Не везёт мне, не везёт...
  Глава 4. Похоже, игры закончились?
  Глава 5. Сочиняю, сочиняю, и сам не знаю что...
  Глава 6. Очередной поворот судьбы?
  Глава 7. Куда податься бедному пропаданцу?
  Глава 8. Опять приключения?
  Глава 9. Новые знакомства.
  Глава 10. Немец, и всё о нём...
  Глава 11. Попал, но не пустой?
  Глава 12. Что же делать мне далее?
  Глава 13. Пути, дороги?
  Глава 14.
  Глава 15.
  Глава 16.
  Эпилог
  
  Пролог
  
  Иван Петрович Сидоров страшно увлекался историей. Особенно ему нравилось изучать средние века. К сожалению, именно эти времена в истории России являлись недостаточно изученными. Только вот приходилось констатировать, что отчего-то по этим самым средним векам напрочь отсутствовали самые разнообразные исторические документы и другие первоисточники, и ничего с этим поделать было нельзя. Стоит сказать, что ещё хуже обстояли дела с более ранними временами - там вообще царили страшные белые пятна. А уж про древние века и говорить нечего - никто не знал, отчего история Руси начиналась только со времён пришлых варягов, которых будто из-за отсутствия порядка призвали на управление, хотя археологические и многие другие научные данные говорили, кричали воем об обратном. Потом, если уж принять во внимание и 'Велесову книгу' или некоторые другие источники, то всё выглядело совершенно иначе.
  В свете того, что творилось на территории бывшего Советского Союза, чего уж скрывать, пахло полным бардаком, многим неравнодушным к своему прошлому и будущему людям хотелось более полной определённости, в том числе и исторических вопросах. Вот и Ивана Петровича интересовало, а что было на Руси до пришлых варягов. При изучении 'Велесовой книги', понятно, что в современном варианте, просто захватывало дух. Было где развернуться и что изучать. Правда, официальные историки поспешили заклеймить эту книгу подложной, притом, что многие её почитатели сами считают древних летописцев, не говоря уже о пришлых немцах-историках времён царя Петра Первого Романова, фальсификаторами. Стоит сказать, что хватало неясностей и с самим первым императором. Да и вся сама Скалигерова история, возможно, и обоснованно, у многих и многих вызывала нешуточные вопросы.
  Хотя, историк-любитель пока так далеко заглядывать опасался и не собирался. Он сознательно решил ограничивать себя более поздними временами. Ладно, взяли варяги власть в свои руки и установили свои порядки. Худо-бедно прошло несколько сот лет, когда Русь благополучно просуществовала как единое целое, так и погрязла в княжеских распрях. Но потом как-то нежданно появились монголо-татары и завоевали многие земли, в том числе как будто и практически всю Русь. А реально кем являлись эти монголы-татары, или существовал ли, к примеру, великий завоеватель Чингизхан - про это как-то до сих пор не ведомо. Слишком уж много разных неопределённостей! А то в некоторых письменных источниках можно было встретить утверждения, что никаких монголо-татар вместе с их любимым ханом никогда не существовало. Наоборот, даже утверждалось, что сами монголы об этих фактах узнали только в страшно поздние времена от продвинутых европейцев. Понятно, что европейцы могли знать всё, если уж они смогли завоевать практически весь мир. Если эти страшные завоеватели, даже и похлеще самого Чингизхана, сумели Индию и Китай, считай, наиболее богатые ресурсами и людьми страны во всём мире и как бы одни из древнейших цивилизаций на Земле, поставить на колени, то, что говорить о каких-то их знаниях. Часто можно было встретить утверждения о том, что в тайниках Ватикана скрыты такие знания, способные легко перевернуть весь мир. Опасен Запад, очень опасен! Индия, вон, вообще превратилась в ничтожную колонию великой Британской империи на несколько сот лет, и только полвека назад сумела освободиться. А Китай с помощью этой же империи как подсел на наркотики на те же века, так и сумел проснуться только в двадцатом веке, и то на ноги встал всего лишь в конце этого века. Если бы не помощь Советского Союза ранее и потом, уже к концу века, тех же англосаксов, уже в противовес первому, то эта страна наверняка до сих пор бы пребывала в летаргическом сне. А вот саму русскую империю, просто на этот раз красную, 'передовые европейцы', как не раз до этого, опять постарались низвергнуть в пропасть.
  Многие исторические вопросы, несомненно, интересовали Ивана Петровича. Но, к сожалению, опять же страшно не хватало этих самых драгоценных первоисточников. Да и официальная история говорила совершенно о другом. Она и о многих исторических вещах придерживалась непонятной точки зрения. В общем, история являлась и на самом деле непонятной вещью, и что там в ней правда, а что ложь, похоже, невозможно было разобраться никогда. Много вопросов, наверное, и обоснованно, вызывали времена до правления царя Петра Первого. Особенно много толкований появилось о Золотой Орде, которой, как утверждали некоторые авторы разных исторических и не совсем исследований, возможно, как и монголо-татарского ига, просто не существовало. Стоит сказать, что до сих пор как бы и не найдено знаменитое Куликово поле, ибо конкретно в месте, считавшимся этим полем, археологами просто не было откопано ничего. Кстати, одновременно возникали и 'неслабые' вопросы и о существовании Великой Тартарии, ибо она как бы и существовала в одно и то же время с Золотой Ордой. Может, это одно и то же, или разные вещи? Существовала ли вообще когда-нибудь Великая Тартария, возможно, просто в другой, параллельной Вселенной? А то ведь как будто и существовали некоторые реальные факты - хотя, те же средневековые исторические карты, где были нарисованы как бы земли этой мифической страны. Ведь вся мировая паутина была забита самыми разными письменными трудами на эту тему. Даже сам российский президент Владимир Путин и то отметился историей с картой Великой Тартарии.
  Хотя, фальсификацией истории, наверное, занимались во все времена. Как известно и как говорят, историю пишут победители. Подтверждение этому, как ни удивительно, вполне можно найти и в современные времена. Конечно, Иван Петрович мало внимания обращал на некоторые мутные истории, как, к примеру, типа 'полёта американцев на Луну' или того же '11 сентября 2001 года', но примеры эти просто были на слуху и так и так заставляли обращать на себя внимание. А сколько других случаев, больших и малых, и разных толкований самых разных событий в истории человечества, подчас диаметрально противоположных и постоянно пересматриваемых. Тут уж не только у простых людей, но и профессиональных исследователей истории голова могла пойти кругом. Хотя, первым в какой-то степени было всё равно, пусть и не всем, но большинству, а вторым за их работу платили деньги, и они могли, согласно пожеланиям заказчиков, сочинить хоть что угодно. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. А кто платит, так известно, у кого деньги. А у кого деньги были ранее и сейчас, это тоже известно всем.
  Вот и вся история России вполне могла считаться практически такими же страшно спорными и постоянно пересматриваемыми толкованиями. Что там сочиняли за бугром, было понятно и без всяких слов. Но вот сами россияне что только не творили со своей историей и что только не сочиняли о самых разных исторических событиях, это было сильно удивительно. И ведь это продолжалось до сих пор!
  Ещё крепкий мужчина под полтинник, Иван Петрович тоже решил внести и свой посильный вклад в изучение истории своей страны. Вообще, он старался не всё так сразу принимать на веру, а, образно говоря, хоть до чего, куда могли доставать его руки, дотумкаться самому. Конечно, это было не просто. Изучать, честно говоря, было что, но там, в процессе 'изучения', встречались такие преграды, что их практически невозможно было преодолеть. Но Иван Петрович не унывал, как говорится, терпеливо обходил все преграды, пусть и не все. Да и времена наступили, на его взгляд и вкус, более веротерпимые и свободные. По крайней мере, можно было свободно заниматься и даже модно, как это сейчас называлось, историческим реконструкторством. Оттого мужчина вместе с некоторыми своими товарищами, тоже увлечёнными и обладавшими финансовыми средствами, пусть и не так уж огромными, но терпимыми, успешно основал и ныне вполне преуспевал в качестве заместителя руководителя военно-исторического клуба 'Преображенец'. Жаль, конечно, что пришлось изучать не более ранние времена, но по ним просто недоставало исторических и прочих данных, оттого историк-любитель ограничился славными временами первого российского императора, к которым, как считалось, этих данных было полно. Заодно можно было вести и своеобразную патриотическую работу, да и увлечённых этим временем хватало. Что ни говори, как считалось, именно царь Пётр Первый 'прорубил окно' в Европу и вывел Россию-Русь в число самых сильных стран Европы и мира. Конечно, это потребовало довольно значимых трат и жертв, но, наверное, это того стоило. А то ведь быть Руси очередной колонией европейских стран с закономерными печальными последствиями. Что ни говори, была удержана весомая победа над одной из значимых европейских держав того времени и достигнуты определённые подвижки в других направлениях. В общем, есть чем гордиться и разыгрывать на реконструкторских турнирах. Тем более, Ивану Петровичу, пусть и заместителю, но фактическому руководителю, удалось создать вполне приличный рабочий клуб с неплохим материальным обеспечением. Увлечённые люди были, пусть и в недостаточном количестве, они обеспечены всем необходимым, оттого клуб 'Преображенец' на реконструкторских турнирах мог выставлять небольшие воинские команды, как под шведов, так и русичей. Конечно, многого ещё недоставало - не хватало подходящей к тем временам амуниции, оружия, точнее, копий раритетов тех времён, но эти команды вполне подходили под настоящие. Конечно, финансов сильно не хватало, и всякие спонсоры, даже и прежние товарищи, с трудом раскошеливались на немалые нужды клуба, но в данное время 'Преображенец' крепко стоял на ногах. Конечно, из-за нехватки, как говорится, личного состава, для реконструкторских игр приходилось привлекать людей и из других клубов, и не только, прежде всего, 'Викинга', правда, занимавшегося совсем другим периодом, но твёрдый костяк имелся. Так что, мужчина был вполне доволен достигнутым уровнем, да и было ещё куда расти. Конечно, Ивану Петровичу хотелось прихватить и некоторые другие исторические периоды, но на это опять же требовалось определённое количество финансов, которых, честно говоря, и так уж не хватало. А на рядовых членов клуба особо рассчитывать не приходилось. Они, кроме своего энтузиазма, вряд ли были способны и готовы потянуть на себе ещё и некоторые финансовые траты. Вот и приходили увлечённые товарищи на тренировки и сборы в амуниции и с оружием, не вполне соответствующими разыгрываемой эпохе, а, честно говоря, и с откровенными современными образцами и прочими суррогатами. Что делать, приходилось терпеть и не только такое, да и правилами пока допускалось.
   Ограничивало полное погружение в свои увлечения и нехватка времени. Помимо реконструкторства, как ни стыдно было ему сознаться даже самому себе, но Иван Петрович Сидоров являлся ещё и истовым графоманом. Вообще, он страстно любил почитывать художественные произведения в жанре альтернативной истории. Если судить по Интернету, и по другим современным данным, хотя бы тем же археологическим, то и официальная история сама вполне могла относиться к альтернативной, особенно история России. Но трудно было решиться, как некоторые деятели, на рушения основ, поэтому Иван Петрович планировал в ближайшее же время написать одну вещь на интересную ему тему в жанре альтернативной истории, и то строго придерживаясь официальных канонов. Хотя, он никак не являлся новичком в этом деле и уже успел сочинить пару опусов на тему русско-японской и первой мировой войн, кстати, вполне тепло встреченных читателями. Правда, эти темы, несмотря на то, что уже прошёл целый век после них, так и остались слишком уж волнующими для большинства, независимо от их политических и прочих точек зрения, жителей в России. Постыдное поражение в первой войне, как считали многие, явилось катализатором многих бед, свалившихся на Россию в последующие годы. В общем, знаковая война и больная тема, без слов обеспечивающая интерес к себе. Вторая война, опять же фактически проигранная, тоже привела к катастрофическим событиям, да ещё большим. Да она и сама, эта Первая мировая война или Великая, тоже до сих пор вызывала боль в сердце и незаживающую рану в душе у многих и многих людей в России. Вообще, именно после неё для России настали совершенно новые времена. Только вот многим, даже в более поздние времена, не хотелось таких резких и катастрофических перемен. Иван Петрович тоже относился к их числу. К тому же, новоявленному автору-альтернативщику сильно нравились именно времена монархии. Чего уж скрывать, и было за что. Иван Петрович по-настоящему, и без всяких шуток, считал себя потомком одного легендарного барона Карла Фридриха фон Мюнхгаузена. Помимо семейного предания, у мужчины на руках вполне имелись и некоторые старинные документы, косвенно подтверждающие это. Они были изучены досконально и частично установлены и события, связанные с этими документами. Всё соответствовало. Мало того, мужчина владел некоторыми раритетами из тех времён, доставшимися ему по наследству от родителей - считай, самыми настоящими старинными драгоценностями, возможно, хотя, не без сомнений, принадлежащими именно мифическому предку. И они имели некоторые признаки, указывавшие на явную принадлежность древних вещиц легендарному баронскому семейству Мюнхгаузенов.
  В общем, такие наследные раритеты явно подтверждали баронское происхождение Ивана Петровича. Хотя, он и сейчас мог считаться человеком, занимающим достойное положение. Отслужив, частично в советской, а потом и российской армии, положенный срок, мужчина вышел в отставку в звании подполковника. На большие чины, к сожалению, рассчитывать не пришлось. Как поговаривали, у полковников и генералов из 'Арбатского военного округа' тоже хватало своих сыновей, стремящихся стать полковниками и генералами. Пенсию получал он побольше других гражданских пенсионеров, да и возраст у него ещё был вполне цветущим. Пришлось ему поучаствовать и в некоторых войнах своей великой Родины, что в старое, что новое время, да и наградами, в том числе и боевыми, не был обделён - в общем, служил достойно. Соответственно, бывшему танкисту, точнее, даже командиру танкового батальона, а потом и заместителю командира танкового полка по технической части, было грех жаловаться на текущее социальное обеспечение. Помимо этого, он занимался и малым бизнесом, и имел кое-какие доходы от некоторых торгово-закупочных операций, понятно, что сильно больше, чем у простых людей, в том числе и большей части своих реконструкторов. Хотя, стоит сказать, что нынешний военный пенсионер никак, как говорится, не почивал на лаврах и не нежился, и тратил большую часть своих доходов именно на реконструкторские нужды. Слишком уж увлечённым человеком он являлся. Да и семья ему в этом нисколько не мешала. Дети уже выросли и жили отдельно со своими семьями, а красавица-жена Надежда терпимо относилась к увлечениям своего, в принципе, верного и довольно успешного, мужа. Да он в чём-то 'предосудительным' перед ней и не попадался. Так что, всё было в порядке.
  В отличие от некоторых 'потомков' своего легендарного предка-барона, Иван Петрович Сидоров не торопился, пусть даже и через суд, менять свою фамилию. Конечно, и не столько из-за боязни насмешек, но и понимал, что пока что особого смысла не имелось. Кому мужчина будет тыкать своим баронством, если в России аристократы пока никак не котировались и, наверное, не будут котироваться и в ближайшем будущем? Да и кто признает, к примеру, за бугром, бедного российского барона? Проще было бы, конечно, как сейчас модно, провести генетическую экспертизу, благо потомков барона Мюнхгаузена за бугром хватало, но кто из них согласится на это? Скорее всего, просто пошлют да и засудят за посягательство на имя своего легендарного предка. Да много чего! Так что, спешить с всякими экспертизами пока особого смысла не имелось. Да и не хватало множества документов, именно напрямую указывающих на родство. Скорее всего, все они были безнадёжно утеряны или, если им суждено было спастись чудом, покоились неизвестно где в нынешних российских архивах. Жаль, но Иван Петрович сильно недолюбливал советскую власть, возможно, именно за это. Ведь бесспорно, что в советском времени были утеряны многие, однозначно, бесценные, документы, подтверждающие прямое родство его семьи с легендарным бароном. Конечно, времена тогда были жестокие. Но это, как считал Иван Петрович, никак не оправдывало допущенных большевиками злодеяний в отношении достойнейших людей, цвета русской нации, понятно, что в первую очередь, дворянства. Ведь его родным в советское время сколько уж пришлось скрывать своё происхождение и приспосабливаться к советской действительности. Хотя, чего греха таить, много было таких, державших всё своё самое сокровенное внутри себя. Лишь после развала Советского Союза они получили возможность открыто высказывать свои мысли, а не как ранее, как говорится, держать за пазухой камень. Сколько возможностей разбогатеть и возвыситься было упущено такими людьми из-за советских порядков! Даже заработанными честно и любыми другими способами деньгами невозможно было воспользоваться! Приходилось их оберегать любыми доступными способами, в том числе и незаконными. И вообще, возможный родственник легендарного барона из-за своих пристрастий никак не собирался сочинять альтернативки конкретно о советских временах, и поэтому 'о помощи товарищу Сталину', пусть и в кровопролитнейшей для России Великой Отечественной войне, он и не помышлял, и 'предупреждать Леонида Ильича об уничтожении СССР Михаилом Сергеевичем Горбачёвым' никак не собирался. Разве что мог написать какой-нибудь роман, может, и не один, на тему победы 'Белого движения' в гражданской войне. Сколько там было достойных лиц, так и просившихся главными героями в его пока ненаписанные романы. Ну и пусть, что эти деятели не менее красных действовали предельно жестоко в отношении, уже не говоря о самих большевиках и жидо-комиссарах, простого люда, никак не желавшего возвращения прежних времён. Да, много тогда происходило всякого нехорошего, но уже и столько времени прошло, и воды утекло. Пора уж реабилитировать тех достойных людей и воздать им должное - так считал возможный потомок древнего и знаменитого аристократа. Если этого не сделает существующая власть, то кто мешает их потомкам и другим заинтересованным лицам предпринять некоторые шаги в этом направлении, хотя бы сочинить разные, пусть и не особо котирующиеся, художественные произведения.
  Стоит сказать, что как все довольно обеспеченные ныне люди и современные руководители, но не достигшие особых высот на уровне олигархов, уважающий себя реконструктор недолюбливал и современные власти, и понятно, за что. Слишком уж некоторые 'особо продвинутые' захапали себе слишком многого! А другие достойные люди остались практически ни с чем! Но мысли о текущем времени он старался держать в себе. Ну и что, что времена 'свободные и демократические'? Мало ли что? С любой властью не шутят, да и административный ресурс ещё никто не отменял. Хоть и времена настали вполне благоприятные для 'деловых' людей, но Иван Петрович понимал, что среди 'деловых' есть и более 'деловитые', и что масть держат именно они. А все прочие - это так, ерунда, для массовки, чтобы можно было сказать, что всё для малого бизнеса, и всё для его процветания. Ну, кто же из корпоративных верхов признается, что они, наверное, и вместе с государственными мужами, только и делают, что вовсю гнобят малый бизнес, как могут. Просто он такой живучий, этот малый бизнес, и эти мелкие предприниматели малость наивные и терпеливые, хотя, и не до такой степени, как бы хотелось кому-то. А когда множество мелких зубастых вцепятся в большого, то и тому может мало не показаться.
  А так, сейчас Ивана Петровича больше всего занимали мысли именно о его будущем опусе. Он уже начал собирать и материалы об интересующем его периоде. В отличие от более ранних времён, это было сравнительно проще - заходи в Интернет и попытайся разыскать хоть что-то из нужного тебе. Можно, к примеру, обратиться ко всяким 'Вики' и прочим, им подобным, 'педиям' и другим сайтам. Потом, хватало и всевозможных продвинутых библиотек, и даже специальных сайтов для альтернативщиков, где уже приводились готовые альтернативные миры для сильно увлечённых - бери и приспосабливай под свои нужды, конечно, творчески переработав. Вот и Иван Петрович содрал в нескольких местах карты России и других мест, частично и с месторождениями полезных ископаемых. Мало того, он их даже и ламинировал, чтобы не распечатывать по нескольку раз - а вдруг испортятся при использовании? Хотя можно и распечатывать, просто неохота возвращаться к одному и тому же ещё раз. Да и обстоятельность - что делать, армейская привычка. Уже в крови. И, вообще, нравилось так историку-любителю. Потом, пришлось распечатать и много текстового материала с некоторыми историческими сведениями и больше всегда - всякими научными данными. А как написать альтернативку, раз, хошь не хошь, то всё равно без прогрессорства не обойтись. Ну, какой попаданец без прогрессорства? Просто сложно было выбрать само время, да и некоторые исторические периоды, можно считать, были 'освоены' альтернативщиками от и до. Хотя, можно и рискнуть. Понятно, что в качестве исторического периода для своего нового опуса Иван Петровичем обоснованно были выбраны времена именно славного Петра Первого Великого. Кстати, тоже своего рода знаковый и достаточно интересный современным читателям период. Так что, вполне можно было постараться и сочинить какой-нибудь успешный опус. Ведь в клубе 'Преображенец' как раз и изучали, и основательно, именно этот период.
  Хотя, сам опус пока не был начат. В голове Ивана Петровича вовсю роились разные мысли, но пока в бумаге, точнее, в терабайтовой электронной памяти ноутбука известной фирмы 'Siemens' они ещё не успели воплотиться. Сильно не хватало времени, да и его клуб усиленно готовился к очередным, можно сказать, реконструкторским играм. Вот после них, да, правда, только отбросив в сторону многие другие дела, можно было заняться графоманством и отвести душу! Это и собирался сделать Иван Петрович Сидоров, и в ближайшее же время!
  
  * * *
  Глава 1.
  Игры понарошку?
  
  Мой друг Дима Кердяшев реконструктор! Реконструктор, блин моржовый! Слова эти, конечно, не так уж и ругательные, но, честное слово, никак не хорошие. И за дело! Вот ведь, втянул он в свои нелепые игрища и меня! Надо же, сам того не желая, тоже нехило увлёкся и стал тратить своё драгоценное время на всякие сборы и тренировки. Хотя, для здоровья полезно! Нагрузки-то у нас тут какие! Похлеще любых тренировок по всяким единоборствам будет! Вмиг похудеешь и в форму придёшь!
  Лет нам с Димой около тридцати. До возраста Христа не так уж и много осталось. Живём и работаем помаленьку, понятно, что не шикуем. Работа у нас с Димой весьма тяжёлая и ответственная, притом, можно считать, что мы мастера-универсалы. Понемножку могём всё и шарим во всём. Конечно, так не бывает, но жизнь, точнее, хозяева, без всяких заставляет. У меня вон специализация - электрика, а у Димы - механика. А на работе нас заставляют заниматься буквально всем - и электрикой, и механикой, и сантехникой, отоплением, водоснабжением, кондиционерами, вентиляцией и чёрт знает ещё чем. Прямо руки отпускаются, и голова тянется вниз от одного только перечня того, чем нам приходится заниматься. Просто нормальному человеку всё это толком никогда не освоить! Тем не менее, приходится. Уже привыкли и вполне освоились. Короче, мы работаем инженерами в одной компании по обслуживанию современных зданий и всяких сооружений. Кстати, вполне себе филиале одной немецкой компании. На данный момент мы уже пару лет сидим в одном крутом офисном центре, где арендаторами несколько американских и английских компаний, и тоже весьма крутых. Ничего, работаем и не тужим, и как можем, хлеб жуём и конопатим небо. Да ещё, вон, нехило увлеклись странным реконструкторством. Точно, 'крыша' у нас поехала! 'Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша'! Ведь имеются и настоящие заботы и дела, чем затевать непонятные игрища! Конечно, нужно знать свою историю. Но не до такой же степени! Ведь блажь всё это. Тем не менее, мы с Димкой неожиданно так серьёзно увлеклись исторической реконструкцией, вроде, так это называется.
  Честно говоря, похоже, что нынче реконструкторов хватает. Если посмотреть в Интернете, кто только чем не занимается, и не только у нас в стране, но и во многих странах за бугром. Честно говоря, я не особо в курсе - ведь помимо этих двух клубов, я других пока не видел, и ни на одном сборе, турнире, фестивале не участвовал. Возможно, вот на ближайших реконструкторских играх придётся поучаствовать. Зря, что ли, так старательно тренируюсь! Если откажусь, то и ребята не простят, да и нынешний 'шеф' зуб наточит здоровый и, возможно, последуют и 'оргвыводы'. Так что, буду стараться.
  В первую очередь, странное увлечение затронуло моего 'кореша'. Это именно он с некоторыми своими приятелями, правда, я с ними до сих пор особо и не приятельствовал и дел не имел, записались в военно-исторический клуб 'Варяг'. Понятно, что от бедности им пришлось особое внимание уделять древним фехтовальным направлениям, ибо там не так уж приходилось вкладываться в оружие, одежду и прочее снаряжение. Сам Дима записался в клуб в качестве простого славянского гридня, а его дружки - легендарных викингов. Отчего так? Просто кого-то из ребят интересовала история славян, а другого - чужеземцев. Да и всегда на Руси силён был интерес ко всему иностранному, даже в ущерб своему. Оттого и некоторое различие. Жаль, но посетив несколько их игрищ, точнее, рядовых тренировок, кроме мечей и простых самодельных деревянных и фанерных щитов, я у них ничего особого так и не приметил. Да и одежда никак не смахивала на древнюю, тем паче, средневековую. Конечно, она оказалась совершенно простой, без всякой славянской и скандинавской экзотики, явно что-то из самого дешёвого китайского ширпотреба - длинные сероватые рубахи не по размеру, без всяких украшений и надписей и простые чёрные трико или шаровары. Обувь тоже не впечатляла - обыкновенные ботинки, что, как правило, выдавались в некоторых местах, в том числе и в нашей конторе, в качестве спецобуви, непритязательные, но достаточно крепкие. В общем, собрались крепкие парни в самой простой одёже, напялили на головы картонные шлемы, даже не совсем соответствующие тем временам, и решили считать себя древними гриднями и викингами. Да и мечи для реконструкторских выступлений у ребят, хотя, ожидаемо, оказались практически бутафорскими - считай, у многих даже деревянными, просто замаскированными под железные. Нет, Дима как-то умудрился достать и самый настоящий железный, и неплохого качества. Как я понял, он этот меч даже выковал сам, благо, когда-то у себя дома в Орске успел некоторое время поработать подручным у кузнеца. Правда, ненадолго. Нет, имелись среди компашки реконструкторов и более серьёзные товарищи, снаряжённые не в пример лучше моего друга и его приятелей. Был у них и свой кузнец, даже и владевший, судя по словам Димы, неплохой кузницей где-то в Подмосковье. Правда, я там не бывал. Не приглашали, да особо и не тянуло. Нет, я и сам вполне имел представления о кузнечных делах, ибо, когда жил и работал у себя дома в Чебоксарах, пришлось достаточно плотно столкнуться и с кузницами, и термичками, и даже инструментальным производством. Ведь энергетики-электрики, в числе прочих, обслуживают и такие производства, и мне тоже пришлось. В общем, кое-какой опыт имелся.
  А здесь через своего друга мне тоже пришлось немного поучаствовать в фехтовальных игрищах, ибо не хватало реконструкторам массовости. Что делать, поддался я его уговорам и часть свободного времени стал тратить на прикидывание гриднем. Соответственно, на этих игрищах Димка выдавал мне свой запасной бутафорский, и даже алюминиевый, меч. Да и у его приятелей находились лишние фанерные щиты. И, как оказалось, у меня обнаружились и некоторые склонности к фехтованию, по крайней мере, я не считался худшим из мечников клуба. Несколько раз в начале один из реконструкторов, Сашка-викинг, притаскивал на тренировки и пару шпаг, понятно, что новодел под средние века. Оказалось, что он приятельствовал с некоторыми увлечёнными товарищами из другого военно-исторического клуба 'Преображенец'. А там уже изображали, как ни удивительно, времена царствования Петра Первого. Худо-бедно, эти реконструкторы пытались прикидываться воинами тех времён - русскими и шведами. Понятно, что парни из нашего клуба, что делать, раз и я принял участие в некоторых игрищах, не отказывались хотя бы поддержать шпаги в своих руках. Досталось такое удовольствие и мне. И тут я тоже не сплоховал, удивив Сашка, худо-бедно продержавшись несколько раз против него на уровне. Правда, кажется, что Сашкины шпаги-новоделы всё же не чета настоящему боевому оружию...
  Потом пошло-поехало. Хоть я и не сблизился особо с приятелями Димы, так и Сашки-викинга, но несколько раз мы с моим другом приняли участие и в 'шведско-русских войнах'. Не хватало и в другом клубе всё той же массовости. Вот и выручали 'коллеги' друг друга как могли.
  Стоит сказать, что этот военно-исторический клуб 'Преображенец' был сильно круче 'Викинга'. Тут ребята участвовали и довольно обеспеченные. В основном, конечно, большинство таскало деревянные же ружья. Хотя, они, точнее, их древние виды, вроде, назывались фузеями. Некоторые, наверное, и мушкетами. Имелись у них и подобия прочих видов оружия - шпаг и других колющих и режущих предметов. Но у некоторых вполне попадались и древние раритеты, чаще, конечно, их подобия-новоделы, кстати, сильно получше и из современных материалов. Потом, и военная форма попадалась соответствующих времён, понятно, что новодел, но довольно близкая к компьютерным оригиналам. Жаль, но реальных древних образцов я не видел, только лазил в Интернет и смотрел там.
  Вот и сейчас мы - всякие, и не совсем уж продвинутые, любители древней истории, сиречь, реконструкторы, собрались на свою очередную небольшую тренировку, хотя на этот раз в составе клуба 'Преображенец'. Я, хоть и не особый любитель таких мероприятий, тоже нарядился, точнее, меня нарядили, в мундир воина времён нашего Петра Великого Романова. Правда, только на похожий. А чего уж не нарядиться?! И на меня любо-дорого было смотреть! Тёмно-зелёный кафтан с красными обшлагами, красные камзол и, жаль, такие коротенькие штаны - закачаешься! Потом, вот, тьфу, зелёные чулки и, прелесть, зелёная же шляпа! Считай, перед людьми стоял красавец древних времён, каких мало! Полный набор, пусть и новодел. И шляпой имел самую настоящую треуголку, хоть и только недавно пошитую, и даже с плюмажем из синтетических белых и красных перьев, конечно, китайских, то есть перьев. Зато пуговицы были очень уж красивые и не китайские - из настоящих советских времён, со стандартной красной звездой и серпом с молотом. Кто-то вот не поленился и достал, и снарядил такой красивый мундир целого Преображенского прапорщика, правда, кажется, с некоторыми упущениями. Хотя, какой он в те времена был мундир, я, честно говоря, ни рылом, ни ухом. Но, ничего, выглядело довольно красиво. Вот ведь как я возвысился, и всё из-за своего роста - он у меня метр восемьдесят пять, и в прочем тоже не хилой. Одним словом, богатырь! Как ни жаль, но остальные реконструкторы, сиречь, уже воины-преображенцы, отчего-то оказались ниже меня ростом. Видать, оттого-то наш бывалый командир Иван Петрович Сидоров, крепкий низенький мужик под полтинник, заместитель руководителя военно-исторического клуба 'Преображенец', понятно, что скрепя сердце, решил нарядить пришлого 'викинга-варяга' старшим над небольшой группой любителей древней истории. Я-то не числился ни в одном из таких клубов. Остальные 'воины' не сильно отличались от меня, но на головах у них виднелись чёрные шапки с красным верхом, да и белый галстук отсутствовал, и пуговицы были простыми чёрными, пластмассовыми, опять же китайского производства. А одеты мы были все в чёрные же ботинки, просто разных моделей и фирм. Мне эти ботинки, кстати, выдали на работе в качестве спецобуви. Специально ничего покупать не стал. Зато, как некоторые мои 'коллеги', и в отличие от большинства, ружьё я имел настоящее, хотя тоже что ни есть новодел, и даже с некоторыми улучшениями - подобие древней фузеи, и плоский длинный штык к нему, неплохо заточенный с одной стороны. Висело у меня на плече и подобие патронной сумки, но слишком уж большое и почти пустое. Как я догадывался, скорее всего, это было что-то из бытовых принадлежностей китайских крестьян, завезённое в Россию ушлыми коммерсантами. Само собой, подкатив саму фузею и штык к нему, кстати, называвшийся, как оказалось, багинетом, ничего из боеприпасов 'старшой' мне не выдал. Да и всякие приспособления к ружью отсутствовали. Помимо этого, у меня имелась и длинная, почти метровая, шпага, понятно, что тоже новодел, в ножнах из почернённой кожи. А вот у большинства 'вооружение' оказалось в прямом смысле слова деревянным. Но они-то всего лишь рядовые, капралы и сержанты, а я ведь целый прапорщик!
  Ребята, получается, и я в том числе, готовились к какому-то смотру, точнее, играм, который должен был состояться скоро где-то в Подмосковье, кстати, просто немного в другом месте, где мы сейчас тренировались, и даже не так далеко. И мой друг Дима тоже находился сейчас вместе со мной, точнее, это я с ним. Притащил-то меня сюда именно он! Чего, мол, дома сидеть? Погодка-то хорошая - самое настоящее лето, что ни есть июль месяц, и даже конец. И отдыхать на природе хорошо и приятно - всё кругом буйно зеленеет и цветёт, и тепло. Правда, мы тут собрались совсем не для отдыха, а вполне для тренировки, но всё равно терпимо. Жарковато, конечно, во время упражнений, да в полной форме, но так и мы пока маршируем никак не на чистом поле, а на приличной лесной полянке, где лесная свежесть хоть немного уменьшает наши мучения. Единственно, комарья хватает. Но нынче век химии, и никакие комары против неё не катят. Химия, которой у нас полно, сильнее. В общем, терпимо, хоть пот так и льётся. Да когда ещё подышать чистым и свежим летним воздухом? Не в загазованной и пыльной Москве же...
  Вот мы сейчас терпеливо осуществляли мучительные и надоевшие по горло строевые экзерциции. Повторяем ранее изученное - перестроения всякие, действия с оружием, даже штыковую атаку. Наверное, со стороны смотрится красиво. Уже наученные. Правда, пока командовал нами Иван Петрович, нарядившийся в простого преображенского сержанта. Честно говоря, ему виднее, да и ростом он не вышел. Жаль, но не так смотрится для славного 'паркетного' офицера-преображенца. Потом, это он больше всех компетентен в исторических вопросах именно того времени, да и клубом чуть ли не руководит. Хозяин, короче.
  Стоит сказать, что, к слову, большинство из этих молодых и не очень парней и мужчин даже не служили в нашей славной российской и советской, и вообще, никаких армиях. А я, хоть и служил, и даже успел повоевать, но званием армейским по сравнению с шефом не вышел. И в обоих клубах не состою, хоть и участвую в некоторых их мероприятиях. Сегодня малость поиграю, а завтра могу и остыть, и вообще не явиться на тренировки. В общем, не совсем надёжный товарищ и непостоянный 'древний воин'. Хотя, вынужден сознаться, что в исторических вопросах того времени не менее подкован, чем Иван Петрович. Тоже ведь в свободное время не вылезаю из Интернета. Правда, там чего только не пишут. Но мне искренне хочется думать, что официальная версия всё же соответствует действительности.
  М-да, и чего я сейчас так увлёкся такими ненужными вещами и занятиями?! Время зря трачу? Доходов ведь никаких, и одни расходы. И с чего бы это взрослым людям заниматься всякими играми? Дел ведь у всех и без них полно. Да и в какое время живём!
  Наверное, чего-то не хватает? Одно успокоение - я не один такой.
  Конечно, игрища игрищами, но и теоретическая подготовка много значит. Само собой, как уважающий себя реконструктор, мой друг Дима неплохо изучил интересующие его периоды, и что там им соответствовало. Другой вопрос, что у него, как и его остальных приятелей, финансы пели романсы, и полностью углубиться в реконструкторский процесс не получалось. Впрочем, и у меня тоже.
  Вот такие мысли в голове, хоть и во время тренировки. Тут неожиданно меня подозвал Иван Петрович:
  - Слушай, Кирилл, мне тут надо идти к одним знакомым. Только что позвонили. Вы уж позанимайтесь тут без меня. Покомандуй, Кирилл. Заодно, будь другом, занеси с утра кое-что мне в конторку. А то у меня там, у знакомых, небольшой сабантуйчик намечается. Боюсь, забудусь, и вещички ненароком там оставлю. Вдруг потеряю? А потом искать замучаешься. Ничего особо ценного, но не хотелось бы терять.
  Конечно, мне беспокойство нашего 'командира' было вполне понятно. На сабантуйчиках всякое может случится, да, насколько мне было известно, и друзья у него не простые, вроде, есть и кое-кто из высокопоставленных служивых и богатеньких 'Буратино'. А мне так и так надо было заехать в офис клуба для сдачи мундира и выданного мне оружия. Хотя, меня и Диму должен был повезти обратно отсутствующий сейчас Микола-берсерк на своём 'Геленвагене', и он тоже мог бы сдать все вещи и без меня, но у нас тут такой порядок - каждый должен был отвечать за полученное им имущество. Так что мне, и только мне сдать 'казённые вещи' в офисе постоянно дежурившему там дежурному 'преображенцу'. Такая вот практика.
  К тому же, после тренировки и мы, то есть тренировавшиеся сейчас 'вояки', планировали устроить на протекавшей неподалёку речке, вот даже не удосужился узнать название, небольшой пикничок, и даже с ночёвкой. Само собой, и там у нас получился бы, что ни есть, небольшой сабантуйчик в чисто дружной мужской компании. Правда, обещали поучаствовать не все присутствовавшие сейчас на тренировке, но большинство точно. Уж в скольких 'боях' мы испытали свою дружбу, конечно, не совсем дружбу, но довольно близкие к этому приятельские отношения. Как ни крути, я постепенно стал сближаться со своими новыми 'сослуживцами'. Общие интересы, видите ли, довольно быстро сближают людей. А тут, помимо пикника, планировалась и посильная рыбалка. А я по-всякому любитель летней рыбалки, да и она не всегда выпадает для меня. Как тут не воспользоваться случаем? И снасти у меня вполне приготовлены. Так что, на всякую мелочь вполне можно было порыбачить.
  Иван Петрович вручил мне большую и объёмистую, хотя, простую канцелярскую папку с завязанными тесёмками, тут же засунув её в цветастый полиэтиленовый пакет. Не знаю, что там такое, но, наверное, всякие бумаги, может, и нужные. Правда, тяжеловато очень. Не моё дело, да и доверие дорогого стоит. Завезу. Хотя, действительно, вряд ли что-то ценное.
  - Возьми, Кирилл, и мой рюкзачок. Тоже ничего особого, сам знаешь, дежурный набор. Потом, хотел съездить на дачу, да видать, пока не получится. Так что, тоже оставь в конторке. Потом заберу, - и тут командир реконструкторов вручил мне и свой вполне приличный объёмистый рюкзак.
  Всё же тяжеловат, зараза. М-да, небольшой?! Да ладно, всё равно же не всё время на себе тащить. Правда, и сразу же забросить в 'Гелендваген' Миколы-берсерка не получится. Жаль, но он должен был подъехать только ближе к утру. Так что, все вещи Ивана Петровича мне пока придётся потаскать на себе.
  Когда шеф укатил на 'Лендровере' вместе с его хозяином Петром-мечником, я принял командование на себя. Пришлось вспомнить некоторые свои армейские навыки, хотя, и не в первый раз, вбитые в меня, наверное, уже на уровне инстинкта. Хотя, пусть я особо и не распространялся о своём славном и не очень армейском прошлом, но Диме кое-что было известно. Наверное, он и довел до остальных моих коллег об этом. Хотя, ничего такого зазорного в этом не было.
  - Ну, давай, командуй, взводный. Покажи, что ты не жиже нашего босса? - послышались наперебой голоса.
  Ну, я и показал. Что нам стоит! Кое-что из древних строевых команд я уже успел выучить. Нормально так позанимались. Правда, основной упор я сделал на упражнения с оружием, всё же некоторые армейские упражнения не забылись. Правда, с тяжёлыми фузеями, имевшимися у некоторых, в том числе и у себя, не совсем просто получалось, но, ничего, осилили.
  Ну а потом, после привычной всем команды 'Вольно', само собой, мы скопом отправились к речке. Впереди нас ждала небольшая рыбалка, понятно, что с бреднем, ведь уху-то надо было побыстрее сварить из чего-то. Поупражняться со спиннингом я планировал уже после посиделок и, скорее всего, и с утра, до отъезда.
  Груза у меня хватало. Тут, помимо оружия, вниз меня тянули как вещи Ивана Петровича, так и свои. Ведь и я прихватил с собой рюкзачок с кое-какими вещичками и некоторыми продуктами. Что делать, порядки на тренировках строгие. Позволь экипироваться, как положено, и снабдиться по-походному!
  Эх, и тяжела ты доля реконструкторская!
  Лес оказался сильно густым. Хоть до речки было и не так далеко, но нашей команде нехило пришлось растянуться по узкой тропинке. Ведь нас, 'преображенцев', отправилось на гулянку около трёх десятков, можно сказать, вполне приличное количество. Правда, целый десяток бойцов оказался из 'Викинга'. Всё же, не такими численными являлись военно-исторические клубы. Кому сейчас особо интересны прошедшие времена, когда надо зарабатывать себе на пропитание. Да и, честно говоря, не такие уж ярые патриоты старины мы все. Хотя, занятие это нынче, конечно, немного модное, но не так уж особо. Потом, почти половина настоящих 'преображенцев' так и так отсутствовала по самым разным, в основном, уважительным, причинам.
  По дороге мне что-то захотелось отлучиться чуть в сторонку по самым естественным причинам. Как назло, тут тропинка пролегала вдоль глубокого оврага. Уж прямо при коллегах отлучиться в сторонку мне не хотелось. Можно сказать, стеснительность. Поэтому, только дождавшись расширения полоски ровного лесного участка вдоль оврага, я сошёл с тропинки. Лес тут оказался ещё более густым, чем ранее. Внизу, под высокими деревьями, отойти в сторонку сильно мешал густой подлесок. Тем не менее, мне, вроде, попалась подходящая прогалина. Тропа вполне оказалась сзади, и меня сквозь зелёную листву уже и не видать. Везде беспорядочно валялись подгнившие ветки и прошлогодняя листва. Из-под них дружно выбивались самые разные лесные цветочки и зелёная-зелёная трава. Лепота, одним словом. Так, впереди приличный чистый участок без растительности, покрытый только прошлогодней листвой. Даже веток не виднеется. В принципе, от тропинки уже достаточно далеко, и меня нисколько не видно. Хотя, можно и чуть подальше, за те кусты.
  В общем, я продолжил движение. Успею догнать своих. Но едва только мои ноги вступили на выцветшую листву, как, сильно внезапно для меня, я почувствовал, что лечу вниз, и не просто в какую-то неглубокую яму, а возможно, и бездонную пропасть. Потому что скоро свет вообще пропал, а меня неудержимо куда-то несло. И не успел ведь и испугаться! Лишь откуда-то только сверху чуть ненадолго посветил небольшой размытый круг, но скоро и он пропал. И мгновенно перед глазами замелькали странные разноцветные круги. Мало того, меня вдруг придавила неимоверная тяжесть. Было так тяжело, и трудно дышать. У меня ужасно больно сдавило всё тело, и противно закружилась голова. Похоже, всего этого мне выдержать просто не удалась, так как я, считай, тут же потерял сознание. А что там было и последовало дальше, мне уже не было дано видеть и знать. Что же, каждому своё. Надо же, вот и доигрался...
  
  * * *
  Глава 2.
  Игры 'по-настоящему' только начинаются?
  
  - Живой сие немец-то, Никола, господи, живой! Надо же, шевелитися. Вот ведь бисово отродье! Только что лежати, яко мертвец окаянныя, а теперь, гляди-ка, руками шевелити! Очухалися! Живуч, немец, яко зверь какой!
  Я, похоже, очнулся, пришёл в сознание именно от этих громких слов, произнесённых недовольным, но в то же время и радостным голосом. Уж давно у меня в сознании плясали свои дикие пляски какие-то непонятные голоса. Они то удаляясь, то приближаясь вновь к моей голове, пытаясь разорвать мою бедную черепушку, и без того уже всю больную. Но наконец-то приблизились вплотную, и морок ушёл!
  Голоса меня удивили. Немец какой-то, потом, был мёртвый и вдруг воскрес? Это о ком? Обо мне что ли? Потом, что-то слова не совсем привычные, только и смысл уловил. Язык, вроде, и русский, да, похоже, не совсем...
  Жаль, но пока глаза открываться не хотят. Больно им отчего-то. И голове сильно бо-бо! Но что делать? Да теперь я ещё и очнулся в очередном непонятном месте.
  Наверное, вот и сейчас узнаю.
  Глаза открывались плохо. Помимо этого, в моём теле постепенно стала нарастать какая-то ноющая боль - не слишком сильная, но достаточно беспокоящая. Ноет и ноет, и покоя не даёт. Болит голова, чуть ли не кружится, слабость непонятная во всём теле. Даже руками пошевелить неохота. Но вот в животе, точно, черти водятся и возятся. Несмотря ни на что, есть охота страшно. Хотя, пока терпеть можно.
  Но наконец-то и в моих глазах забрезжил свет - такой родной и желанный! Надо же, и сколько же я лежал в отключке? И где я? Что-то окружающая меня обстановка совершенно не внушает мне доверия!
  Сквозь полуоткрытые веки я смог кое-как лицезреть двух лохматых и бородатых мужчин или мужиков - молодого и старого. Одеты они были слишком уж по-босяцки и в совершенно непривычную мне одежду. Рубашки на них виднелись какие-то странные, непривычного мне покроя и одноцветно-серые. И штаны тоже были такого непривычного покроя и того же цвета. На поясах шнуры, правда, разноцветные. Словно крестьяне с древних веков сошли с картинки и встали вживую. Хотя, и крестьянка имелась - одна, чуть сзади мужчин, и тоже молодая. Одета в длинную рубаху и, похоже, юбку, может, и в сарафан, а на голове что-то типа старинного кокошника. Тоже из картинки и перенесённая в неприглядную обстановку дремучей крестьянской избы. Похоже, передо мной вполне разыгрывалась очередная реконструкторская сцена? А как можно назвать, действительно, сие действие.
  - Параскева, подай водицы-то. Поди немец-то измучилися и пить хотети. Хорошо-то живучи оказалися. А то боярин Пафнутий сердит больно, сильно ругалися на нас, что мы хотети сия неруся в овраге же оставити.
  Вот ведь же изверги. Так ведь, получается, хотели они меня, сильно израненного, в овраге бросить. Надо же, нерусь, значит? Ладно, хоть сами точно не по-русски говорят! Слов нет, и на самом деле я не совсем русский, но не немец, а чуваш. Короче говоря, как обзывали когда-то, инородец, хоть и православный. Хотя, какой веры могут быть немцы - понятно, что христиане, но католики или протестанты? Наверное, последние? С другой стороны, вон у фашистов было написано 'Gott mit uns', и что с этого? Какие фашисты на хрен христиане? Дьяволово отродье они! А вот у меня только бабушка русская, да отец вырос сиротой почти казанской, раз жили мы не так уж и далеко от Казани. Тоже почти русским вырос. Вон и один шустрый человече одной тайной нации всё хотел считаться сыном юриста. А мать у меня вполне себе чувашка. Хотя, кто их разберёт советских людей - какой такой и сякой они нации. Понятно, что советской были. Ясно же, что именно советские люди строили коммунизм, да, жаль, не построили. А другие и рядом не стояли. Что потом, как в древнем Вавилоне, разбрелись во все стороны тридевять и более наций, да так и скатились в разруху, понятно, что и в головах тоже, так в этом, понятно, что только Ленин и виноват. И, наверное, оттого-то пока в России и нормальный, как там, и в поныне загнивающих, как твердят нам с телеэкрана, Европах, капитализм построить не получается, тоже он виноват? Кто, если не он? Ну, может ещё товарищи Сталин и Берия виноваты? Про последнего соцопросы больше молчат - всё же злодей, типа Малюты Скуратова, а вот первый до их пор бьёт все рекорды популярности. Вечно популярный, получается, товарищ Сталин у нас. Ну, при вечно плохой жизни, особенно сейчас, и прочих поголовных неприятностях, сыплющихся на головы бедных россиян чуть ли не каждый день, кто тут сможет возразить.
  Вот и получается, что эти реконструкторы обозвали меня нерусью и хотели больного, без сознания, человека бросить в глухом овраге. Ну, что возьмёшь с бедных и больных, до такой степени глубины, как сейчас, погруженных в свою игру! Да ещё боярин какой-то. Только царя и не хватает, скорее всего, и в голове.
  Правда, как в одном популярном советском фильме, меня тоже обуревали нехилые сомнения. Я-то сам никого не обокрал, а вот меня - похоже. Отчего же я тут лежал на чём-то жёстком в одной синей футболке и разноцветных семейных трусах? Кажется, что низ у меня всё же прикрыт чем-то грубым типа брезента. Но край трусов всё равно выглядывает. Хотя, и не брезентом вовсе, а какой-то серой грубой тканью. И моих 'Командирских' часов, понятно, у меня на руке уже не виднелось. Потом, раскрыв глаза пошире, мне удалось обозреть только весьма печальную картину. В смутном свете, льющегося из парочки небольших, не совсем прозрачных, оконцев, мне удалось разглядеть в этой дремучей избе, а что это может быть, большую сероватую печку, что-то типа полатей рядом с ней у стены и большой грубый стол с краешком, явно длинной, лавки вдоль стены. А изба-то деревянная из грубо струженных брёвен и со мхом в пазах. Да, ещё виднелась низкая, чуть косая, дверь.
  Молодуха молча подошла к печи и, откуда-то достав тяжёлый деревянный ковш, видать, зачерпнула воды из стоявшей там деревянной же бадьи, подошла ко мне.
  - Никола, что стояти? Ну-ка, подсобляй супружнице!
  Молодой резко дёрнулся:
  - Отец, нечист сие немец-то?
  - Тако, сие тако, сынку. Но боярин Пафнутий повелети. Подсобляй!
  Надо же, им для меня, что, воды, жалко. Нечист я? Вроде, от меня ничем особенным не пахнет. Наоборот, сама молодуха явно не сегодня и не вчера мылась. Что-то тут подозрительно.
  Мне тут же не к месту припомнилось, что вот мусульманам да старообрядцам во всяких глухих местностях, даже в просвещённый двадцатый век, как-то западло было напоить усталого путника или незнакомца, случайно забредшего в их местность, из своей посуды. Мол, нечистые они. Точно, так и есть - на мусульман эти реконструкторы-крестьяне нисколько не похоже, а вот на старообрядцев - вполне!
  Только вот откуда в Подмосковье старообрядцам взяться? Хотя, вон прямо в Москве рядом со станцией метро 'Белорусская' старообрядческая церковь стоит. Народу мало, но ходят. А ещё вдоль ограды церкви все бомжи тусуются - насобирают в окрестных ресторанах еду, достанут где-то водку и прямо у ограды, кстати, рядом с входом метро, и бухают. В принципе, когда тепло, они, похоже, прямо тут и живут. А зимой их можно встретить уже внутри входного тамбура метро.
  Опять же, где в ближнем Подмосковье, особенно на северо-западе от Москвы, такие халупы? Да там одни олигархи и живут. Всё застроено, как в Ницце! Тогда, что, меня отвезли куда-нибудь подальше, к примеру, на восток от Москвы? Там точно полно халуп. И реконструкторы решили впрямь натурально перевоплотиться в старообрядцев.
  Играют-то как мастерски, и воду мне пить не хотят давать. Ладно, хоть какой-то боярин Пафнутий повелети! Не пропаду!
  В общем, молодой приподнял мою, не хотевшую приподняться, голову, и молодуха пролила в мой рот немного чуть-чуть несвежей воды. Хотя, сойдёт, я и на самом деле страшно хотел пить. А то мои потрескавшиеся губы уже похлеще наждачной бумаги с крупным зерном стали. Скоро кровь пойдёт.
  Вода из ковша живительным бальзамом пролилась в меня, заставляя ожить все мои, как говорится, члены. Ох, хороша водичка, точно давно такого не пил! Но она же, утолив некоторые мои потребности, и принесла мне успокоение. И на самом деле, жажда всё! Хоть мне и хотелось есть, но слабость была такая, что я просто отрубился вновь.
  
  *
  
  - Эй, немец, чегой разлёгши-то, яко дома!? Ну-ка, встати!
  Я проснулся оттого, что кто-то неугомонный сильно и больно толкал меня в бок. М-да, вот, сволочи, и нормально поспать не дают. Так меня уже давно не будили, разве только в армии. Но когда это было? Конечно, в обычном положении я бы никак не спустил такого пренебрежения к себе, но тут необычный говор заставил меня собраться и по-своему затаиться. Похоже, пока резко дергаться не стоило. Мне тут же явственно припомнилось то, что было со мною перед этим сном. Неужели те реконструкторы-крестьяне так осмелели? Так и так пришлось осторожно открывать глаза, тем более толчки не прекращались и становились всё больнее. И чем же это меня так?
  Тьфу ты! Помимо мужиков-крестьян и крестьянки, в избе прилично добавилось народу. В меня ножичком, надо же, вот злодей, точнее, даже острым кинжалом, тыкал крепкий бородатый мужчина моих же лет, то есть около тридцати. Хотя, тут все мужики, точнее, мужчины трясли бородами, правда, разными. Потом, эти реконструкторы совсем без тормозов что ли? Так не играют! Наряжен был нехороший человек в длинный, вот ведь чудо, кафтан, но сильно другого фасона, чем у меня ранее, понятно, что во время реконструкторской тренировки. Правда, цвет был красным. Сбоку на широком поясном ремне висела и на самом деле всамделишная натуральная сабля. Имелась и нарядная перевязь. А на голове молодца виднелась шапка, почти схожая с шапками моих друзей 'преображенцев', но с каким-то вышитым узором или значком. Явно играл роль начальника. Примерно так же в вояку, наверное, уже подчинённого, был наряжен и второй, стоявший чуть поодаль. И у него на поясе висела точно такая же сабля. Но его одежда выглядела чуть попроще, и в руках он держал, вот опять чудо, какой-то топор с длинным и кривым лезвием, насаженным на длинную же палку. М-да, явно что-то средневековое и оригинальное, но опасное! Так, вспомнил - 'бердыш' это называется, такое своеобразное древнерусское оружие, и, значит, эти бородатые реконструкторы вполне успешно прикидываются стрельцами. Интересно, из какого они клуба? Хотя, я с другими клубами не сталкивался, и о них так ничего и не знаю.
  В общем, экипированы были молодцы, на удивление, сильно по-настоящему, не то, что бедные реконструкторы-преображенцы. И держались они уверенно, по-хозяйски. Только вот что-то крестьяне-хозяева немного сплоховали. Странновато как-то? Они вели себя не как реконструкторы, разыгрывающие очередную историческую сценку, а как всамделишные крестьяне, может, и виновные в чём-то, можно сказать, во время обыска в их доме. Отчётливо виднелось, что вся троица и на самом деле была сильно напугана присутствием этих вояк, как бы и по-настоящему. Мужики держали себя ещё терпимо, а вот молодуха то ли дело накладывала на себя кресты, и отчего-то двумя пальцами, и весьма осторожно. Но этого пока никто, кроме меня, не замечал, так как женщина оказалась за спинами всех присутствующих. Надо же, и такая достоверность! Такого я ещё не видел!
  - Кто таков есмь, немец? Сие твоя вещицы?
  Ну, как играют! Восхитительно! И язык явно не современный, а древний, можно считать, и весьма близок к оригиналу тех времён. Да, мастера своего дела. Только вот зачем же меня обижать?
  Слава богу, мучитель тыкать меня кинжалом перестал. Зато он показал мне очень даже знакомые вещицы, хотя, увиденные мною, честное слово, и не так уж давно, и сильно случайно. Как же так получилось? Надо же, перед моими глазами вполне себе оказались один лист толстой бумаги с текстом и сургучной печатью и два ювелирных изделия - небольшая печать и золотое колечко, и оба, похоже, с драгоценными камнями. А мои 'Командирские' часы и мобильный телефон, начальник, получается, зажал?
  Стрелецкий начальник, хотя, так и есть, наверное, видя моё упорное молчание, уже, похоже, обдумывал применить ко мне крайние меры. А я в это время лихорадочно думал, что же мне сказать и что предпринять. Что-то перестали нравиться мне эти наглые 'реконструкторы', да и сильно непохоже, что я попал именно к реконструкторам. М-да, и что тут творится? Ничего не понимаю! Точно, и я, как тот же советский еврей Бунша в одном известном, советском же, фильме, сильно подозревал, что тут не пахнет никакими реконструкторскими игрищами. Похоже, всё серьёзно. Ну, у многих реконструкторов точно бабок не хватит, чтобы разыграть одного непутевого малого так подробно и с мельчайшими деталями. Смысла не вижу. Я же не некоторые ворюги, как в одном польском фильме 'Ва банк', чтобы ради меня устраивать такой розыгрыш.
  Похоже, я и на самом деле попал! В общем, дело начинало принимать нежелательный для меня оборот. Хотя, оно уже давно было таким, ещё некоторое время назад! Даже против всех моих желаний!
  
  *
  
  Эти вещички ещё недавно вполне благополучно принадлежали Ивану Петровичу. Именно при разборе его вещей мне попались, честное слово, именно эти ювелирные изделия и много ещё чего удивительного. К счастью, всё с собой я не брал, а то точно отняли бы у меня. Хотя, просто взять не способен был. А теперь шишь - вещицы-то вещицы хорошие, но у меня их, и самых разных, осталось гораздо больше! Переживу!
  С другой стороны, странно. Я не знаю, зачем, к примеру, понадобилось Ивану Петровичу скопировать на толстую писчую бумагу, точнее, бумагу для фотографий, образец документа, точнее, даже три образца, чуть ли не конца семнадцатого века, накапать под конец текста сургуча и шлепнуть туда печатью, кстати, вполне предъявленной мне стрелецким начальником, и состарить получившийся документ. Этот лист, на моё немалое удивление, вполне себе нашёлся в канцелярской папке, врученной мне им перед своим отбытием на сабантуйчик. Очень странно!? Ну вот, спрашивается, зачем отставному подполковнику какая-то липовая средневековая подорожная, и на странном немецком языке, на имя барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхаузена из Мюнхена, выданная в Саксен-Кобурском герцогстве, для поездки в Ганновер, датированная, вот ведь чудо, январём 1798 года. Не знаю. Наверное, слишком уж заигрался в реконструкторские игры? Или, даже не смею предположить - может, нашёл портал в прошлое и начал готовиться к путешествию туда? Ну, теперь в прошлое наш шеф не скоро попадёт или не попадёт вообще! Не быть ему немецким бароном! Это, похоже, я перебил ему дорогу и попал, куда нисколько не хотел, даже раньше него! Хотя, что-то от присутствующих в избушке 'реконструкторов' ничем немецким не пахнет!
  Парочка предъявленных мне золотых, хотя, и не совсем, вещичек, недавно находились в небольшой расписной шкатулочке. Её я нашёл в одном из боковых кармашков рюкзака Ивана Петровича. Что же, залез, раз и спрашивать некого было. Эти вещички тоже являлись достаточно интересными. Вот они-то, несомненно, имели и практическую стоимость, возможно, и немалую. Одна из них, выполненная из золота, может, и из другого материала, точно не понять, да и не спец я, явно являлась печатью - с непонятной фигуркой, может, и средневекового монаха и латинским текстом посередине. Хотя, текст, пусть и на каком-то старонемецком, я понимал, и неплохо - там вполне себе латинскими буквами было выгравировано 'Freiherr Munchausen' или, если перевести с немецкого на русский, то 'Барон Мюнхаузен'. Возможно, вполне себе и настоящая баронская печать. Тогда, однозначно, получается старинная вещь и, значит, вполне дорогая. Сверху на печати имелся и камушек, и явно драгоценный. Хотя, я в них тоже не очень и разбирался. А вторым раритетом являлось небольшое золотое колечко, тоже с похожим драгоценным камушком. Кстати, там тоже на ободке имелся аналогичный латинский текст. Вещи вполне выглядели старинными. Может, они ими и являлись? Но этого я не знал. Хотя, что только могут подделать нынче 'умелые люди'. Может, и эти вещички такие же? Потом, я очень даже подозревал, что, к примеру, камушки не совсем драгоценные, а что-то из синтетики. Ведь много продавалось всякой бижутерии, и не только в ювелирных магазинах, из искусственных камней, честное слово, от настоящих и не отличить, Хотя, я же не спец в этих вопросах.
  Вот эти печать и колечко и оказались в руках стрелецкого начальника. Не знаю, сумел ли узнать, что там написано, этот нехороший человек.
  Вот ведь облом! Мало того, что меня раздели полностью, хотя, моя одежда нигде не наблюдалась, так и ограбили полностью! Понятно, что не наблюдались ни моя фузея с багинетом, ни шпага с перевязью. Точнее, вещички-то клубные. А вот патронная сумка, как ни странно, наличествовала и спокойно себе лежала на грубо сколоченном столе. Хотя, как мне помнится, кроме небольшого количества еды, прихваченного мною на всякий случай, там ничего и не должно быть. Хотя, начатая буханка 'Дарницкого', 'Нарезной' батон, грамм по сто 'Шахматного' печенья и конфет 'Roschen classic', потом грамм двести 'Краковской' колбасы и какого-то там сыра, штуки три яиц, да ещё баклажки с чаем, хоть и почти пустой - для меня сейчас вполне как достаточно. Ага, ещё имелся и пластмассовый контейнер с парочкой куриных котлет. Вот бы мне не помешало сейчас поесть, аж даже под ложечкой нестерпимо засосало. Но сумка однозначно была пуста, и ничего съедобного на столе не наблюдалось. И простого перочинного ножа с оранжевой ручкой, оставшегося даже и с советских времён, кстати, с весьма качественным, раз из высококачественной легированной стали, лезвием, не было видно. Не попался на глаза и мой скромный мобильник фирмы 'Explay' с чёрным передом и красным задом. Явно этот стрелецкий начальник вместе с 'Командирскими' часами и присвоил. Увидев мой вопрошающий взгляд, брошенный на свои вещички, стрелецкий начальник ухмыльнулся и сказал, как отрезал:
  - Чегой, это, немец, на сие сбрую зыркаешь-то? А, може, тебе и пищаль потребен? Али и другыя оружье? Не-а! Нынче сие нашего полку сбруя. Вестимо, справныя вещицы. А хлебушко, мясцо и другыя еду потребити эти холопы, а бутыль и чащу чудныя, сказываюти, выкинути в лесу. А вот сыскать их не удалося. Ну, буде искати. А то боярин Пафнутий их самих на дыбу отправити. Ну, немец, буде зыркать. Сказывай, кто таков есмь? Подсыл, вестимо?
  Подсыл? Шпион, разведчик, тайный агент, предатель? Так, меня, похоже, подозревают в чём-то. Ну, как так можно? Я же тут никого и ничего не знаю, и ничего не успел сделать. Ладно, уже хорошо - стрелецкий начальник проговорился c самого начала. Значит, не видать мне своих вещей, и одежды не видать. Возможно, мой конец будет весьма печальным? Значит, не дело тут лежать. Всё равно не поправлюсь.
  Точно надо ноги делать. Находиться в плену, даже у своих, как-то не хочется. А тут меня явно принимают за врага. Бежать - значит только силком. Вот так сразу накинуться на моего обидчика точно не получится - он стоит, а я лежу, да и, мягко говоря, не совсем в форме. Второй стрелец, хоть и совершенно потерял бдительность, но до него далековато добраться. Слишком уж у него бердыш страшен, запросто зарубит. А крестьяне не помощники, да они и мою еду, получается, сожрали.
  - Тако, немец, кто есмь?
  Кто я есть? Дед Пихто! По всем имеющимся у меня данным, чуйке, наконец, я где-то в древней Руси. Значит, что-то надо сказать, кем-то прикинуться. Так, что там было написано на образце старинной бумаги и древних ювелирных и не очень изделиях? 'Freiherr Munhausen'? Барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхаузен? А я ведь тоже Кирилл и даже Фёдорович. Просто фамилия другая - Патманов. Так, значит, раз я есть немец, то быть мне не кем-нибудь, а тем самым бароном, просто не известным из кинофильма и Интернета Мюнхгаузеном, а Мюнхаузеном. Да ну его одну ничего не значащую буковку! Тем более, как мне помнится из Интернета, когда-то допускалось и второе написание. А уж прикинуться местным, особенно низшего сословия - упаси боже! Зря, что ли, я, хоть какой-нибудь, да реконструктор.
  Проходили уже. По истории у меня, что в школе, что потом, были всегда неплохие оценки. Вон хозяева избушки, чуть ли не в позе 'зю' стоят и от страха трясутся. Могут их избить, ограбить или даже убить, да молодуху, вон, запросто изнасилуют - скорее всего, ничего не смогут сделать. Вообще, думается, у крестьян тут прав никаких. Я сам их жизнью жить не хочу и не буду! И для бедных крестьян мне хочется доли лучшей!
  Хотя, если судить по истории, то до времён Петра Первого Великого положение крестьян было получше. А с этого царя и потом императора началось более сильное закабаление бедных хлебопашцев, достигшее, как пишут, своего пика во времена Екатерины Второй Великой. И то позже понадобилось более полусотни лет, чтобы вообще отменить крепостное право. Отменить-то отменили, и опять на бедных крестьян, фактически лишённых земли, легли проклятые выкупные платежи. Получается, царская власть и помещики их доили безбожно до самой революции. Понятно, что царю Николаю Второму и всей его монаршей клике поддержки от крестьян нечего было ждать. Хотя, скинули царя никак не революционеры вместе с рабочими и крестьянами, а его же генералы, тогдашние олигархи и прочие приближённые. Захотелось олигархической буржуазии, части аристократов и, конечно, гнилой интеллигенции, больше власти - взяли и задумали переворот, заставили отречься царя Николая Второго. И как-то нежданно для многих и многих рухнула как бы и незыблемая сотни лет Российская империя, и началось очередное смутное время.
  Но это, понятно, было и, может, предстоит в будущем. А сейчас-то жизнь бедных крестьян, по крайней мере, как было описано хотя бы в тех же учебниках истории, совсем не сахар, и станет хуже.
  Нет, не хочу быть крестьянином или кем-то другим! Чтобы меня и моих детей и всех последующих потомков держали в качестве бесправной рабочей скотинки?! Да ну их всех этих бояр и дворян!
  А аристократом быть во сто крат лучше. И прав до хрена, и теми же крестьянами покомандовать можно. Нет, мне не хочется стать помещиком-кровопийцей, а вот просто богатым аристократом, однозначно, иностранным - вполне можно. И, вообще, на Руси к иностранцам всегда относились лучше, чем к своим. Так что, быть мне немецким бароном, и точка!
  
  * * *
  Глава 3.
  Не везёт мне, не везёт!
  
  А барон, между прочим, звучит волне круто! Знай наших! Да и немецкий я знаю, пусть и не здешний, то есть не старонемецкий. Хотя, как мне помнилось, нынче должно существовать вариантов этого немецкого до хрена и больше, да так, что двум немцам из разных мест никак не понять друг друга. Кажется, единого языка у немцев пока вообще не существовало, как и государства. Правда, что за это образование Священная Римская империя? Кажется, именно сейчас она должна существовать, и во главе должен находиться император Леопольд Первый. Хотя, не факт - может, всё иначе? Тем не менее, как вариант, барон Священной Римской империи должен прокатить. Ведь это ещё как нехило звучит!
  Жаль, что единого немецкого языка пока не существует. Прикинусь немцем, а меня тут никто и не поймёт. Хотя, пусть и не поймут - так это же даже лучше! Могу нести всякую чушь, и никак не буду за это отвечать. Хотя, должен найтись хоть кто-то, кто немного знаком хоть с одним из немецких диалектов. Я же вот подорожную и другие бумаги точно смог прочесть, пусть и не с первого раза. Стоит признать, что не всё и понял, но главное уяснил. Молодец! Стоит самого себя похвалить, хоть и только в душе. Всё же выучил этот проклятый немецкий, конечно, тот литературный из будущего, кстати, помимо английского. Что делать, жизнь тоже требовала своё. Это как касалось нашего текущего профессионального уровня, так и дальнейших перспектив. В первую очередь, для дальнейшего карьерного роста, понятно, что особо значимые вершины, как, наверное, в ранние советские времена, нам уже никак не светили, но всё же требовалось знание иностранных языков. Вот мы и старались. Жаль, что школьные времена особых знаний по ним нам так и не сумели дать. Всё же, как говорится, 'жертвы' современного образования. Тем не менее, всё, что было возможно, нами было взято. Мы с Димкой Кердяшевым оба имели неплохой уровень английского, но, понятно, что за настоящих англичан вряд ли бы сошлись - мешали довольно сильные акценты, да и словарный запас пока оставлял желать лучшего. Я ещё мог похвастаться примерно таким же уровнем немецкого и, в отличие от первого языка, у меня тут уже было чуть получше с акцентом. Всё же во втором языке как писалось, так примерно и читалось, да и отчего-то ранее, когда имелось желание, в некоторые часы досуга я немецкому уделил чуть больше времени, усердия и внимания. Стоит признаться, что и к языкам, в общем-то, у меня имелись некоторые способности, жаль, что всё же недостаточные, да и чуть ранее обстановка сильно подстегивала моё желание хоть чем-то отличиться от других. Годы-то молодые, и кровь играет. Вот и выучил я немецкий, получается, на своё счастье! Значит, и сойти за немца мне раз плюнуть. Вот времечко бы узнать да кто тут царём работает - а то незнание таких вопросов чревато. Местный язык, вроде, русский, но прилично отличается. Если вдруг возьмусь и начну болтать на своём русском из будущего, то однозначно засыплюсь!
  Ладно, немец так немец! Буду отвечать. Наверное, пока имён конкретных не называть, а отделаться общими словами.
  - Ich ferstehe Sie slecht. Wer sind Sie? Was ist mit mir Los? Wo ich bin? (Я понимаю вас плохо. Кто Вы? Что со мной случилось? Где я? - нем.)
  - Эй, немец, чегой ты глаголися? Так, Серафим, Прошку сюды! Ну-ка, холопы, за писарчуком, и шустро!
  И на самом деле, молодой крестьянин, после толчка стрельца, даже без дополнительного указания, стремглав выбежал за дверь. А я что - замолчал и стал ждать. Мне торопиться не надо, мне очухаться и силы понабрать надо.
  Чуть погодя молодой парень, лет так слегка за двадцать, чернявый и невысокий, залетел в избушку. Его серый, замызганный кафтан явно выдавал в нём невоенного человека, да и оружия у него вообще не имелось.
  - Анисим, звати? Чегой надо делати?
  - Чегой, чегой, Прошка? Вон, немца послухати. Не по нашему глаголити. Тако, чегой он глаголити? Може, тайны какие? Ты же писарь Тайного приказа, а не мы.
  - Буде исполнено, сотник. Ну, немец, сказывай, кто есмь!
  А наглый-то этот чернявый писарь! Ладно, скажем.
  - О, mein gott! Herr sodnik! Ich bin Freiherr Munhausen! О, esm baron! Ich bin хотель werden soldaten! Ich bin хотель nach Москау. О, ich bin найём nach рюсски войин! Ja, ja, рюсски войин! (О, мой бог! Господин сотник! Я барон Мюнхаузен! О, да, барон! Я хотел стать солдатом! Я хотел в Москву! Я хотел наняться русским воином! Да, да, русским воином! - нем.)
  Стрелецкий сотник на мой словесный водопад воззрился с немалым удивлением. Понятно, что этот писарь, так, надо же, из самого Тайного приказа, а это уже для меня не очень хорошо! Он действительно внимательно вслушался в мои слова, нет, всё же вперил в меня немного недоумённый взгляд, но потом, тем не менее, дослушал и с важным видом сообщил своему временному начальнику, что сие немец глаголити, что он есть немецкий барон, и он как бы желати наняться в московские воинские люди. Надо же, и немецкий, получается, разумеет. Но, вот ведь вражина, писарь тут же постарался добавить, что именно на счёт баронства и найма он, как и сотник, имеет большие сомнения.
  Понятно, что после того, как я разговорился, сотник крестьян из избушки выгнал. Мол, нечего им подслушивать важные государственные разговоры. Понятно, не по Сеньке шапка.
  Конечно, Прошке пришлось повторно пробежаться по подорожной. К сожалению сотника, этот сотрудник местных спецслужб не так уж и хорошо знал язык документа, тем не менее, хоть что-то разъяснить смог. Тут уж стрелецкий начальник вгляделся в меня попристальнее, будто увидел странное чудо-юдо. Хотя, возможно, подвижки наблюдаются? Так как и печать, и кольцо тоже имели соответствующие надписи, а немецким я владел на вполне сносном уровне, то, похоже, теперь убедить сотника и писаря, да и другого стрельца, в том, что я и на самом деле являюсь немецким бароном, мне удалось. Грех было этим не воспользоваться. Я тут же попросил жестами и мимикой отдать мне мою одежду, хотя бы кафтан и штаны. Тем не менее, отобранные у меня одежду и вещи мне не вернули, и даже не подумали. Мало того, сотник в ответ просто взбесился и пригрозил прямо на месте исхлестать меня розгами. Ну а потом этот злодей стал импульсивно ругаться и 'объяснять' мне 'политику партии и государства'. И за это я был сильно ему благодарен.
  Пришлось выслушать самые нелепые обвинения! Сотник трещал и трещал без умолку на странном русском языке. Я его с трудом, но всё же понимал. А слова-то какие! Мол, я, хоть и немец, и барон, но наверняка подлый подсыл, присматривавший, где легче напасть на Москву и охранявшие город стрелецкие полки. Мол, 'потешные' полки 'царя-изменника' Петра вместе с немецкими наёмниками, в том числе и из войска прусского курфюрста Фридриха Третьего, так и так готовятся уничтожить стрельцов и всех преданных людей государыни Софьи. И что там полно и таких баронов, как я. А уж любому вояке из двух 'потешных' полков - Преображенского и Семеновского, как мне, так как я был одет в схожую форму, при попадании к стрельцам, никакой милости ждать не стоит. Оказалось, что 'царь-изменник' Пётр ныне путешествовал и как будто всё ещё не успел вернуться из 'Великого посольства'. Но его ждали, ибо он, по слухам, прервал в Вене свою поездку в Венецию и находился где-то по пути в Польше, вроде, у польского круля Августа Второго.
  Ага, что-то проясняется. Уже примерное время можно представить. Но, вот ведь ужас, как же так получилось?!
  С другой стороны, меня сильно смущали слова сотника. Вроде, что-то не сходилось с известными мне историческими фактами. Хотя, могу и ошибиться, специально не вникал. Вроде, это полки иноземного строя должны были находиться в Москве, а не стрелецкие. Ясно же, что все они - 'потешные' Преображенский и Семеновский, потом, кажется, и Бутырский, названы так по месту дислокации. Насчет Лефортовского не знаю - думаю, что, наверное, в честь Лефорта, сподвижника царя? И именно эти четыре полка, вроде, разгромили восставших стрельцов, кстати, кажется, шедших откуда-то из-под Великих Лук, где-то под столицей и не пустили их в город. А здесь, получается, наоборот?
  Не знаю, не знаю. Наверное, я чего-то не могу знать? Может, мир альтернативный? Или с официальными историческими данными что-то не то. Хотя, что-то такое было в Интернете.
  А ругань продолжалась. Пусть! Мне же легче ориентироваться в современных реалиях будет. Оказывается, царь Пётр, пока никак ещё не Великий, как-то сговорившись с польским крулем и прусским курфюрстом, взял и вполне себе организовал нападение на русские земли. Мол, где-то здесь, даже неподалёку, крутились перешедшие на сторону 'изменника' полки иноземного строя и немецкие наёмники, пусть пока и в небольшом количестве. Зато со стороны польско-литовских земель уже шла большая вражеская наёмная армия. Понятно, что государыня Софья, вернувшаяся к власти с помощью стрельцов, без дела не сидела и готовилась дать отпор и 'царю-изменнику', и прочим непрошенным гостям. И, мол, скоро ворогам мало не покажется!
  Вот ведь жесть! Похоже, попал? Какие тут реконструкторские игры! Я, что, взял и попал во времена стрелецких бунтов, да ещё умудрился попасть в плен к тем самым стрельцам-бунтовщикам, которых царь Пётр Первый чуть позже однозначно без жалости помножит на ноль? Если судить по некоторым данным, к началу войны со шведами у царя в войске стрельцов почти и не осталось. Куда делись, информации мало. Даже, вроде, и по другим гарнизонам рассылали мало. Хотя, во многих местах можно было встретить, что, мол, из стрельцов и вояки не очень. Тем не менее, наверное, не стоило ими пренебрегать. А то ведь недавно набранное и необученное войско во главе с иноземными генералами и офицерами, во многом оказавшимися и предателями, под Нарвой просто разбежалось, а самому Петру пришлось дать дёру аж до Великого Новгорода. Хотя, раз стрельцы бунтовщики, и против самого царя...
  С другой стороны, дела, и какие, и вполне попаданческие, ожидали меня впереди! Да во многих альтернативках попаданцы вовсю помогали царю Петру - и прогресс семимильными шагами двигали, и в войнах со шведами и турками участвовали, и даже сами полностью внедрялись в местную жизнь и достигали немалых высот. Хотя, и мне бы хотелось достичь больших высот в окружении царя Петра, и чтобы ему обязательно можно было бы давать советы, но осторожно, ибо крут царь, сильно крут характером. Ненароком можно ведь и нарваться!
  Хотя, что мне сейчас до этого? Да меня же до моих дел запросто вздёрнут на дыбу, и там я точно признаюсь во всех грехах, которых, может быть, и не думал совершать никогда! Ну и потом мне просто будет суждено умереть в страшных мучениях! Эх, и что же мне делать!
  Сотник прямо с откровенным злорадством сообщил мне, что вся моя сбруя конфискована в пользу их сотни и уже отправлена в Москву. А меня, как подсыла-шпиона, скоро закуют в кандалы. Мол, ждали только приказа князя Василия Голицына и моего признания. Мол, тогда и можно мне рассчитывать на некоторое милосердие. Мало того, в приступе злобы этот 'нехороший человек' опять слегка кольнул меня кинжалом в нескольких местах, и аж до крови. Пришлось мне сразу же уйти в несознанку. Я клялся и божился, всемилостивейшим Христом о том, что никакого отношения к 'потешным' полкам и прочим наёмникам не имел. Что только что прибыл прямо из Германии исключительно для поступления на службу в полки иноземного строя. Прошка еле-еле успевал хоть что-то из моего немецкого лепета переводить своему нынешнему начальнику. Тут сотник, даже не дослушав писаря, издевательски расхохотался и сообщил, что государыня Софья в найме иностранцев в эти полки не нуждается, так как все они, как сами русичи, так и остальные немцы, поступившие на службу в эти полки, все являются изменниками. Хотя, мол, часть людей из Бутырского и Лефортовского полков, поняв, что царь Пётр всё-таки изменник, уже разбежались во все стороны. Многие, мол, одумались и перешли к стрельцам. А оставшиеся все изменники. А с изменниками, понятно, что разговор короткий!
  И на самом деле жесть!
  Похоже, если не сбегу, так и суждено мне сгинуть где-то в древних веках, пусть и на Руси, даже и бароном Мюнхаузеном, но сгинуть. Да, не сладко. И точно никто не напишет рассказов обо мне, как об одном лихом выдумщике.
  Эх, не везёт мне, не везёт! Перед моим взором в один момент промелькнула сценка моих мытарств в этом мире, и ведь это только начало. И что мне ожидает и далее?
  
  *
  
  Как же так получилось? Понятно, что не по своей воле. Упал, очнулся, уже в непонятной яме-пещерке, и, к счастью, не в гипсе. Выбрался и очутился я на склоне глубокого оврага, под громадным дубом-великаном. Странные дела творятся на белом свете! Отступиться и упасть в глубокую яму, и где? В Подмосковье, да там, где много раз ничего не случалось. Ведь по этой тропинке лично я хаживал несколько раз, просто в сторону не отлучался. Да и не наблюдалась эта проклятая прогалина, да и яма тоже, там ни разу, никто туда не попадал. А мне вот отчего-то и странно 'повезло'! Надо же, не всё, оказывается, хорошо кончается? Как говорится, богу богово, а кесарю кесарево, а холопу холопья доля.
  Но меня тогда сильно обеспокоило другое. Видно было, что всё же со временем творились какие-то непонятки. Вроде, когда я сделал первые шаги с тропинки, мои 'Командирские' часы, никогда до этого не подводившие, показывали около четырёх часов после полудня. А в момент, когда мне удалось выбраться из пещерки, в густом лесу явно стояло утро, может, и не слишком раннее. Несмотря на почти непроницаемую завесу из зелёной листвы вековых деревьев, с неба вниз и даже на дно глубокого оврага уверенно пробивались шустрые солнечные зайчики. Да и часы показывали около десяти утра. Возможно, я провалялся, получается, целую ночь? Иного объяснения нестыковки по времени у меня не находилось. А часы исправно тикали и не могли они начать крутиться назад. М-да, нехило я пролежал в пещерке под дубом! И явно сам тоже немножко одубел! По крайней мере, сильная слабость чувствовалось во всём теле. Мало того, меня нехило шатало и знобило.
  Хорошо хоть, что тепло, и явно стояло лето, почти так же, как и было до несчастного случая. А вот срочно вытащенный из кармана кафтана мобильник фирмы 'Explay' - правда, скромненький, всего за тысячу рублей, ничего не показал и даже не включился. То же самое оказалось и с моим несчастным планшетом, хоть и не сильно крутым, стоимостью в двенадцать тысяч рублей, уже фирмы 'Самсунг'. Неужели так быстро разрядился, он же не был включён? А то ведь бывало, что этот мой мог, не разряжаясь, лежать и месяц. Потом, я же забрал его из дома полностью заряженным? Вроде, видимых повреждений не наблюдается. Экран целый. Тьфу, ведь то же самое и с мобильником. Я их не бил и не ронял. Не работал и стандартный китайский фонарик-налобник. В самый нужный момент! Неужели всё китайцы делали? А зарядку я просто не взял с собой. Забыл. Да и где тут в лесу подключиться к электричеству?
  Конечно, первым делом я порылся в своих вещах. Меня сильно интересовала еда. А то и в животе чуть ли не начинались боли, да и предательская слабость в моём теле пока никуда не исчезла.
  Аппетит приходит во время еды. Мне в момент удалось умять здоровый ломоть 'Дарницкого' хлеба с куском копчёной 'Краковской' колбаски, пару куриных котлеток, хранившихся в пластиковом контейнере, потом штуки три яиц и запить всё чаем из полуторалитровой пластиковой бутылки. Конечно, трапезу закончил со сладким - понемножку, по несколько штук, съел конфет 'Roschen classic' и квадратного 'Шахматного' печенья. И только тогда я успокоился, и в животе бурчать перестало.
  Ну а потом, на всякий случай, и в качестве послеобеденного отдыха, пришлось заняться подсчётом доставшегося имущества, пока только еды. Своё, что у меня имелось, я и так знал назубок. А вот Иван Петрович мужик хозяйственный и богатый, и у него много чего должно заваляться. Всё же я решился и на проверку его вещей. С собой ведь точно не потащу. А вот за что придётся отвечать в случае, скажем, утери, тут уж, бесспорно, знать надо. Понятно, что они меня сильно удивили. Конечно, особо шуршать в вещах шефа я не стал. Чуточку проверил, и хватит.
  В общем, закинув все сумки обратно в яму и даже отчего-то капитально замаскировав вход, я решил выбраться наверх. Мне надо было добраться до тропинки и попробовать найти своих товарищей. Не может быть, чтобы они бросили меня здесь. Конечно, времени уже прошло достаточно, и вряд ли вся наша дружная команда дожидалась меня. Хотя, кто-то же все равно должен был остаться? Ведь я же не совсем виноват, что так получилось, и нежданно для них пропал. Понятно, что моя пропажа напрочь испортила им долгожданный отдых на природе. Возможно, мои друзья просто потратили все время на поиски? Скорее всего, меня ищут и сейчас? Кто-то же должен был остаться здесь даже после неудачных поисков?! Пропажа человека, да ещё при наличии многих свидетелей - это довольно серьёзная вещь! Может, и милицию-полицию подключили?
  А вещи, ладно, пусть полежат. Я всё же ещё плохо себя чувствовал, да и, честно говоря, и голова прилично, правда, неизвестно отчего, побаливала. Вообще-то, мне бы просто полежать. Не зная отчего, да и мысль о попаданстве, мало ли что, в мозгу нехило сверлила, но я всё же решил прихватить с собой в патронной сумке и остальную буханку хлеба, колбаску, яички, немного печенья с конфетами да ещё баклажку с чаем и контейнер с оставшимися котлетами. Само собой, засунул перочинный ножик с оранжевой ручкой и мобильник в карманы кафтана. На всякий случай, присвоил и батон Ивана Петровича с его же сыром, правда, немного, грамм двести всего. Бог простит, свинья не съест, а наш шеф и подавно. Разведка разведкой, может, и найду я ребят, но вдруг всё-таки что-то случилось?!
  Вот только мои намерения кончились, даже не начав исполняться. Конечно, я смог немного пройти вдоль склона оврага, притом, постепенно поднимаясь. Добрался наверх, но знакомой тропинки не нашёл! Тьфу ты, а лес густой! Кричал, кричал, так и ни до кого не докричался.
  Тут я понял, что попал! Правда, это я предполагал ещё в пещерке. Предполагать-то предполагал, но нисколько этому не верил. Мало что ли какие мыслишки мне в голову прийти могут? Уж в такие небылицы верить не малец какой-нибудь. Фантастика фантастикой, да она, в принципе, пока что существует просто для развлечения и отвода души любопытным и романтическим читателям, и только. Слишком уж в нашей обыденной жизни всё серо и не особо интересно, да и жизнь сама не совсем хорошая.
  Можно считать, что и повезло. Шутка ли, прорваться сквозь пространство и время без всяких защитных устройств и приспособлений, и уцелеть в вихре могущественных сил мироздания. Такое, возможно, не каждому дано. Я вот благополучно выжил, хотя, ни с кем по пути не встретился и не поговорил. Даже голоса никакие мне в мозг не капали. Хотя, кто его знает - ведь кроме себя, я пока таких никого не знаю. И про меня вряд ли кто что догадывается. Понятно, что у меня от жалости к себе чуть ли не слёзы на глаза навернулись.
  Перенёсся, и каким образом? И кто тогда меня подставил, и зачем? Ответа, самой собой, нет, и не будет...
  Правда, опять меня, как в одном популярном фильме про приключения Ивана Васильевича, обуревали нехилые сомнения. Ведь это именно у Ивана Петровича в красочной шкатулочке я нашёл штук пять старинных монет, похоже, немецких серебряных талеров, похоже, на самом деле древних, и это не считая двух странных вещичек - вроде, золотых печати и колечка, и явно с драгоценными камушками. Я в нумизматических вещичках не очень уж и разбирался и ими никак и никогда не интересовался, но по виду всё было настоящее. Да, загадка? И для чего шеф приготовил эти вещички? Правда я ненадолго задумался над своими дальнейшими действиями и не заметил, что и печать, и колечко автоматически перекочевали в карман кафтана и на большой палец. Наверное, оттого, что эти вещи являлись одними из самых ценных и малогабаритными. И на самом деле, вдруг пропадут? А то спросит у меня Иван Петрович по полной? Никогда ведь не расплачусь! Где я такие вещички возьму?
  Вот и доигрался! Реконструктор хренов! Поиграть захотелось в войнушку? Я-то, в отличие от своих дружков-реконструкторов, служил, и даже имел звание младшего лейтенанта, нынче уже запаса, которое мне, на удивление, присвоили перед окончанием контракта. Должность-то у меня в армии была соответствующей, да и авторитет имел, вот и расщедрилось командование, так сказать, на память. Правда, вся предыдущая моя история к реконструкторству никакого отношения не имела. Служил и служил, и неплохо! И навыки имел соответствующие, даже немного опасные и секретные. Кстати, Иван Петрович у нас был целый подполковник танковых войск. Стоит сказать, что против моих 'специальных' навыков он ничего и не стоил, и об этом прекрасно был уведомлён. Но шеф у нас, честное слово, являлся не простым и довольно опасным человеком. Связи у него, точно, слишком уж были большие. Но и я о своей армейской службе особо уж распространяться не любил. Даже не из-за секретности. Нынче такие, как у меня, секреты недорого стоят. Наверное, уже стоили? Жаль, но некоторые эпизоды из своих предыдущих времён мне ранее просто вспоминать не хотелось. Такая вот своего рода самозащита. Чего зря себе нервы трепать. Не всегда шрамы мужчину красят, особенно душевные.
  Решил выбраться и поискать своих дружков - тех же реконструкторов. Правда, я отчего-то прихватил с собой и странную копию подорожной грамоты, тут уже для удовлетворения простого любопытства - а что же там написано? Хотел посмотреть по пути, оттого и засунул в патронную сумку. Вроде, сам текст документа из старинных. И что же там писали древние немцы в своих подорожных документах?
  Взять-то взял, только вот впросак попал. Наверное, как раз и не стоило этого делать. Возможно, эти вещички и помогли мне попасть туда, куда я вовсе не хотел. Жаль, случайно получилось, но что теперь делать?
  Раз никого не нашёл и никто не отозвался, пришлось двинуться к речке. Сразу добраться до её берегов мне не позволило мое неважное самочувствие. Так и так хотелось ненадолго присесть и малость отдохнуть. Пришлось присесть и повторно подкрепиться, чем бог послал. Съел пару куриных котлет, штуки четыре яиц, малость колбаски и чуток сыра с хлебом и батоном, выдул практически весь чай, опять слегка разнообразив меню с печеньем и конфетами.
  Слабость немного отошла, но явно требовался более длительный отдых. Но я упрямо продолжил путь. Хотелось быстрее определиться. Правда, куда хотел, так ведь и не дошёл! При очередном шаге я зацепился правой ногой за что-то - скорее всего, за очередной корешок или веточку. Меня тут же сильно повело вперёд. Конечно, мне удалось ухватиться правой рукой за какой-то тоненький стебелёчек, оказавшийся под рукой, но он не смог удержать меня - и так не лёгкого, да ещё в нехилой амуниции. В общем, моя тупая башка ожидаемо столкнулась со стволом так неудачно оказавшегося впереди дерева. Что-то как бы ярко сверкнуло перед глазами, тупой удар до основания потряс мою беззащитную башку, и всё для меня просто померкло. В общем, занятное начало...
  
  * * *
  Глава 4.
  Похоже, игры закончились?
  
  Честное слово, и на самом деле сотник Анисим Колычёв весьма злой и нехороший человек! Мои клятвы нисколько не растопили его сердце. Да я ещё не успел отойти от, так некстати набежавших, воспоминаний! Мне отдохнуть надо! Но никакой жалости! Мало того, со двора явились ещё два стрельца, отчего-то уже в зелёных кафтанах, и силком надели на меня крестьянские рубаху и портки. Вникли, так сказать, в моё положение. Сам же одежду просил. Ладно, так и теплее, и голым лежать не так приятно. Заодно и привязали мои руки и ноги к топчану, на котором я лежал. При этом изверг посмеялся, а его подчинённые поддержали его насмешками, что таким образом они показали моё истинное положение, подобающее изменнику. Мол, от голых безбожников их воротит, так пусть уж он, то есть я, будет повешен хотя бы как простой холоп. И то, мол, много чести.
  Ну а потом понеслось, начался самый настоящий и серьёзный допрос, притом сотник поигрывать своим кинжалом перед моим лицом никак не перестал! Туда, сюда, туда, сюда! Наверное, он решил таким путём не дать мне сосредоточиться при своём импровизированном допросе? Пугать решил. Хотя, мне не жалко, пусть играет и пугает. Придурок! Мне же легче будет, если я уж решусь на это, отнять и воткнуть этот ножичек ему в глаз. Вообще, без проблем, даже в нынешнем неутешительном состоянии! Это я умею лучше всех. Уже было дело. На войне, как на войне - не только стрелять приходилось. Кстати, левая рука у меня как раз и привязана не так крепко. Кто-то из стрельцов малость сплоховал. Можно отвязаться. Уже проверил осторожненько. Правда, спастись мне никак не удастся. Сил на большее просто не хватит. Один удар, и всё - а потом суши вёсла!
  В первую очередь, стрелецкого начальника интересовало, как же я так неудачно попался в лесу, и где все мои остальные вещи. Он подозревал, что у меня где-то там мог быть запрятан конь с остальной моей поклажей. Вообще, присутствующих стрельцов удивляло, как же мои начальники могли послать меня на разведку без всяких огнеприпасов. Значит, они просто остались где-то в лесу. А то, что конь от каких-либо причин, хотя бы напуганный зверем каким, мог запросто сбросить меня и умчаться с моими вещами - а такое невозможно?
  По всей видимости, остальные мои вещи стрельцы пока не сумели найти. И это сильно бесило сотника. Хрен знает, какие вещи могли иметься у меня? Да за то, что лежало в схроне, меня тут и без всяких государственных тайн и измен могли безжалостно убить и тут же воскресить, конечно, для дальнейших пыток, несколько раз. А я со скрытой радостью твердил, что меня явно обокрали разбойники и сначала забрали более ценные вещи, а крестьяне уже оставшееся. Серебро? Да, было, но всего несколько талеров. Я же беден, хоть и барон.
  И ведь нисколько не врал, конечно, только насчёт серебра. И на самом деле средь вещей шефа нашлось пять, и явно серебряных, и древних, монет - однозначно немецкие талеры средних веков. Правда, я их особо не рассматривал, и в них точно не разбирался. Это мне, если вещи не присвоят, придётся сделать позже. А остальное - тут оно уже тянуло на золото! Какое золото - да цены им не было! Бесценные вещички! И сведения!
  Спасибо Ивану Петровичу - подсобил! Много чего у него было, но вот такое! В канцелярской папке мне в первую же очередь бросились в глаза два десятка цветных ламинированных карт на плотных листах белой бумаги стандартного формата А4. Хотя, явно отпечатаны на цветном принтере. И зачем это понадобилось нашему шефу? Непонятно. Но зато ведь теперь у меня весь мир перед глазами, да ещё с указанием месторождений полезных ископаемых! И на самом деле, что со мною будет, если найдут мой схрон?!
  Помимо этого, в папке нашлись и распечатки стандартного же формата с текстами разного содержания, в основном, похоже, явно научно- технического и прочими сведениями. Хотя, тоже непонятно - как будто человек собрался куда-то в древние века. Скорее всего, Иван Петрович просто готовился написать очередную альтернативку и вот таким образом подготовил материалы для описания прогрессорства. Ну, не важно. Зато у меня какие шансы! Где найдёшь тут такую бесценную информацию!
  О прочих вещах, честно говоря, уже и говорить не хочется. Да, они тут тоже имеют немалую цену, но бумажные материалы! Мне бы вырваться на волю и найти для себя подходящие условия! Как бы я мог развернуться! Лишь бы не мешали! Понятно, что своей стране я буду помогать в первую очередь. А другие - пусть сосут свои грязные лапы!
  Дай боже, чтобы стрельцы ничего не нашли и мне удалось вернуть себе свои, теперь только мои, вещички! И весь мир будет мой!
  Нет, конечно, не мой - руки коротки. Но шансы, но шансы...
  Эх, ещё ничего не закончилось. С нашей дальнейшей беседы, точнее, разъяснений сотника писарю, чтобы он данные им сведения записал как надо, для меня немного начала проясняться ситуация.
  Оказалось, что отец с сыном - Ехрем и Никола, из крохотной деревеньки с красивым названием Островок, принадлежащей неведомому боярину Пафнутию, нашли меня не так уж и далеко от речки Журавлинки. Кстати, судя по ругани сотника, отчего-то он подозревал этих крестьян в тайном старообрядчестве. Ну, это совершенно не моё дело, хотя, кажется, обоснованно подозревал. А так, это и хорошо - от речки до норы с моими вещами под дубом-великаном несколько сот метров. Я уж точно не сразу выдам этот схрон. Только тогда, когда уж станет невтерпёж. Хотя, этот момент рано или поздно настанет. Как говорят, любого можно расколоть, хотя бы на дыбе. Правда, меня ещё никогда таким образом не кололи. Но буду держаться до последнего. Авось что-нибудь да образуется.
  Правда, про эту деревеньку я ранее ничего не слышал. И речка, вон, как интересно, оказывается, называется? Журавлинки? Красивое название. Хоть и купались мы - реконструкторы, в ней несколько раз на предыдущих тренировках, и неплохие пикники устраивали на берегу, но не знал, что эта речка чуть северо-западнее Красногорска так называлась. Хотя, я же в Подмосковье вообще не ориентировался. Куда отвезут, туда и ехал.
  А крестьяне в лесу, оказывается, присматривали диких пчёл, ну и нашли меня, потерявшего сознание. Я тут же постарался заявить, что меня, может, лошадь сбросила? Всё, упал и ничего не помню? Так, значит, бессознательного меня и нашли? И бедные отец с сыном ничего не придумали, как стукануть обо мне находившимся в их деревеньке стрельцам. Правда, отчего они тут находились, Анисим пока раскрывать не стал и всё допытывался, какие же злодейства замышляют предводители 'потешного' и немецкого воинства. Ну, откуда я могу это знать, если совсем не причастен к этим делам? А одним из самых главных людей там являлся, я уж сам удивился, не кто иной, как князь-кесарь Фёдор Юрьевич Ромодановский. Уже одно это сообщение сотника вызвало у меня нехилый ужас, что и был замечен им.
  - Страшно, немец? Эх, тако князя-кесаря боятися надобно. Вестимо, вельми злой человече. Так же знати, что и у государыни Софьи такие люди имати. Тако боятися надобно.
  Кто бы сомневался. А уж про князя-кесаря и его Преображенский приказ не так и мало написано, в том числе и не совсем хорошее. А сейчас он, что, не в Москве? Оказалось, утёк благополучно товарищ 'царя-изменника' от стрельцов куда-то в Подмосковье, не попал им в руки. А что было-то? Неужели стрельцы сумели прогнать иноземные полки из Москвы? Ни намёка от сотника! Спрашивать опять боюсь.
  А ведь многие стрельцы наверняка точили на князя-кесаря зубы, хотя бы за подавление первого бунта, и невтерпёж было им отомстить 'злодею' за былые обиды. Сколько стрельцов пало тогда от его руки! Уж мне ли не знать об этом! Во всех учебниках истории про это написано! Злой был, и весьма, и умён, и сильно авторитетен, раз царь его оставлял вместо себя. Считай, второй царь был. Бояться его, действительно, надо. И на самом деле страшный человек, в том числе и для меня - раскроют его люди меня за милую душу! А мне никак не хотелось, чтобы хоть кто знал о моём попаданстве. Сразу на дыбу потащат! Нафиг, сто раз нафиг - мне и без раскрытия своего происхождения жить можно, и жить хорошо, то ещё лучше. А раскроешься - то точно в оборот возьмут, и не позавидуешь тогда моей участи. Нет, никому не дамся!
  И опять мне пришлось, и ещё неистовей, клясться и божиться перед клятыми стрельцами всемилостивейшим Христом о том, что никогда никакого отношения к 'потешным' изменникам не имел и никак не мог видеть князя-кесаря, ибо всю жизнь до сих пор безвылазно сидел в своей благословенной Германии.
  - Deutschland uber alles! (Германия превыше всего! - нем.)
  Сотник от моего возгласа малость поморщился. Пришлось сказать, что уже сильно скучаю по своему дому. А что боюсь, так наслышан - и в Германию порой доходят некоторые слухи о таких людях. Бывает, что, образно говоря, матери и детей пугают. Прошка от удивления только рот разинул, но переводить и записывать не забывал.
  И тут, не добившись от меня ничего особенного, сотник пригрозил мне пытками. Мол, если я не сознаюсь, то он сейчас же позовёт других стрельцов, дежуривших на улице, и меня растянут тут же на лавке и начнут пытать розгами и всякими колющими и режущими предметами. А если я 'пожелаю', то и в Москву отправит - то там точно найдутся мастера заплечных дел, что не хуже, чем людишки князя-кесаря будут. Так что, только 'сотрудничество с местной властью и органами правопорядка'.
  Я, конечно, попытался изобразить непонимание. 'Моя твоя не понимайт!' Но тут меня ждал облом! Сотник пару раз кольнул меня в бок кинжалом, и как отвесит мне оплеуху! Аж в голове все мозги, наверное, несколько раз успели перекинуться с одного края на другой, и из глаз потекли слёзы. Вот ведь сволочь безжалостная! Урыть мало! Сразу стало сильно больно. Конечно, у меня самого злоба стала прорываться через край, но пришлось её подавить. Жаль, пока не время. А то сотник сам стал наливаться, похлеще прежнего, злобой и краснеть лицом. Того и гляди, кондрашка хватит...
  Пришлось мне снова вспомнить свои прежние причитания:
  - О, mein gott! Herr sodnik! Ich bin Freiherr Munhausen! Ich bin хотель werden soldaten! Ich bin хотель nach Москау. О, ich bin nein знать herr княйзь! (О, мой бог! Господин сотник! Я барон Мюнхаузен! Я хотел стать солдатом! Я хотел в Москву! Я не знал господина князя! - нем.)
  Допрос продолжился. На счёт своих вещей я сразу же сказал, что, раз меня нашли без сознания, то наверняка меня кто-то ограбил. Жалко было возводить поклеп на бедных крестьян, но пришлось добавить, что, возможно, как раз и они. А где упал, и что со мною было, так просто память на время отшибло. И какие вещи имелись при мне, тоже не помню. Лошадь? Наверное, обычная немецкая кавалерийская лошадка. Похоже, упал я с неё? Что да как - конечно, в упор не помню. Может, напугали мою лошадку звери али разбойники? Может, и эти крестьяне? Что у меня могло быть с собой? Возможно, простой набор путешественника - что-то из посуды, личных вещей и, скорей всего, как раз и немного огнеприпасов. А зачем на Русь пропёрся? О, баронство наше наверняка бедное, а младший сын бедного барона ещё бедней, оттого и отправился в далёкую холодную Moskowija, конечно, чтобы добиться подобающего благородному человеку положения. Если поступлю на службу, конечно, обязательно буду верным своему нанимателю и отслужу как надо. Конечно, я барон Мюнхаузен и никто иной! И моё баронское слово твёрдое!
  Болтал я без передыху на немецком - старался вовсю утомить Прошку. Парень пыхтел, пыхтел, но всё равно, хоть и с грехом пополам, переводил мои слова. Но он шустрый, зараза - успевал записывать по ходу допроса всё, что смог уяснить. Правда, что он там писал, я бы всё равно не понял - слишком уж нынешняя грамота была не похожа на ту, что в будущем.
  А так мне пока, похоже, благополучно удавалось отбивать все наскоки сотника. В мою пользу всё же говорило то, что при мне нашли подорожную грамоту, пусть и выданную только для путешествия по Германии. Я пояснял, что, наверное, имелись у меня и другие документы, но воры-злодеи, скорее всего, похитили их? Главное, что у меня сохранились баронские печать и кольцо, которые я прошу вернуть. И опять это повлекло нешуточные угрозы в мой адрес и уколы кинжалом. Да, при мне же имелись и другие вещи, к примеру, еда. Ну и что, что крестьяне всё съели? Такая еда может быть только из Германии! Ага, они сохранили красивые бумажки от сладостей и, к сожалению, выкинули пустые, пусть и странные, сосуд и чащу? Ну, невелика потеря. Не смогли вытерпеть, и за это были биты? Очень уж сладости им, особенно их детишкам, понравились с голодухи? Испачканные странные пакеты не понравились стрельцам, и попали в костёр, а красивые бумажки ими всё же были изъяты? Так это же хорошо - именно они же лучше всего доказывают, что я точно из Германии. В Moskowija ещё не делают таких сладостей!
  Против меня играло то, что форма, найденная на мне, была похожа на форму одного из 'потешных' полков - здешних 'преображенцев', но и сильно отличалась от них. Ещё бы - ведь она сшита в будущем именно с мундира 'преображенцев'. Мундир оказался сильно качественней и дороже? Так из Германии же! Да и само построение мундира говорило о том, что его владелец вполне относился к офицерскому составу, а вот офицера с моей фамилией, как сознался сам сотник, в составе полка точно не числилось. Мне пришлось отбрехаться и тем, что у себя дома, в Германии, а именно в Мюнхене, тоже некоторое время проходил службу в ландвере у баварского курфюрста Максимилиана Второго и, соответственно, мне был присужден чин младшего офицера Unterleutnant. И мундир, конечно, тоже оттуда. Мол, в Moskowija такое ещё не шьют. И тем более, мол, я не хухры-мухры там, а что ни есть немецкий барон, то есть вполне себе человек благородного происхождения. Тем не менее, чувствуется, что своё оружие и мундир больше мне никак не видать, так как обвинение в подсыле сотник снимать вообще и не собирался.
  Честно говоря, наврал я, кажется, в три короба. Я знать не знал о реальном положении в этой Баварии, но имя ихнего герцога всё же смог вспомнить. Ну, не зря же торчал в Интернете.
  Да, мне больше ничего и не остается, как прикидываться иностранцем, пусть и непонятным немцем с этой Баварии, даже в моём нынешнем незавидном положении. Больно уж на Руси, и испокон веков, было хреноватое отношение к своим. Да и как мне тут подтвердить свои корни? Никак! Русских знатных фамилий я не знаю, и как пристроиться к ним - тоже. Да это, скорее всего, и невозможно. Кто меня примет туда? Стать местным смердом - боже упаси, а вспомнить свои чувашские корни и прикинуться инородцем-сиротой - тоже не дело. Понятно, что ничему хорошему это не приведёт. Инородец - это всегда диагноз, и не самый лучший. Правда, и не самый худший. Но выделяться буду ой-ой-ой! Не получится у меня прикинуться нынешним забитым и безграмотным инородцем. У чувашей, к примеру, на данный момент вообще грамоты нет, алфавит на основе кириллицы у них создан всего лишь в конце девятнадцатого века. Кстати, прадедом и дедом известных российских и советских артистов Михаила и Олега Ефремова является просветитель чувашского народа Иван Яковлевич Яковлев. А так сейчас чуваши в основном язычники и абсолютно безграмотный народ, и у них только и сохранилось устное народное творчество. Короче, остались одни лишь предания да легенды старины глубокой. Прежняя руническая письменность, как говорят, забыта вообще давно, а арабская вязь осталась за татарами-мусульманами. Да, ещё осталась и национальная вышивка с вышиванием тех самых древних рун, это уже по традиции, но значения рун уже вряд ли бы кто объяснил. Если верить чувашской народной пословице, их книги съели коровы. Почему так, честное слово, не знаю.
  Сотник всё настырнее спрашивал и спрашивал, а я, как мог, отвечал, преимущественно на немецком, порой переходя на ломанный немецко-русский, но только изредка. Некоторое знание русских слов объяснил тем, что понемногу готовился к воинской службе у русских государей. Мол, многие сейчас в Германии готовы приехать сюда. Неудобно, конечно, но постараюсь не раскрыться. Быть немцем для меня сильно предпочтительней и безопасней даже сейчас. Всё же как бы иностранец и аристократ. И Прошка, конечно, параллельно со своей писаниной, старательно переводил сотнику, согласно своим возможностям, мой словесный водопад. А потом он всё переносил на бумагу. Я, конечно, что там записывал писарь, не видел. Потом, похоже, сотник устал.
  Прошка, видать, тоже закончил свою писанину. И он тут же протянул мне несколько своих исписанных листов, чтобы я там поставил свою фамилию, мол, для верности. Конечно, я отказался:
  - Nein, nein! (Нет, нет! - нем.)
  Знаем мы эти подписи! Уже проходили! А потом без вины виноватым окажешься! Странно, неужели и здесь положено расписываться на протоколах допроса? Ведь то, что написал Прошка, я абсолютно не понимал. Хотя, и не должен был понимать, я же немец. Все листы были исписаны крупными, заглавными буквами. И их начертание было мне сильно непривычно. Потом, многих букв я вообще не знал, и, если честно, и названий большинства - вообще! Аз, буки, веди, глаголь... Да и слова во многом оказывались непривычными. Ну, откуда 'бедный немец' мог знать, к примеру, про всякие йотированные буквы, или про юсы - малый и большой, и даже некоторые греческие знаки. А уж арабских чисел в тексте вообще не наблюдалось. Конечно, я знал, что ныне числа тоже обозначаются буквами, но что там конкретно, я вообще ни бум-бум. Знал бы заранее, готовился. А Иван Петрович, видать, брать меня в напарники не собирался. Шутка, конечно, но горькая...
  Конечно, я и дома вообще почти ничего не знал о древнерусской азбуке, только названия части букв - ну, там, и на самом деле аз, буки, веди, глаголь... Времена же другие... были. Ну, что разработали когда-то Кирилл и Мефодий, кстати, может, даже не совсем и славяне, вроде, типа глаголицу и кириллицу - это, думается, что известно в России всем. Точно я, конечно, не помню, но, вроде, так. Глаголица постепенно вышла из употребления, а кириллица осталась. А то, что эту древнерусскую азбуку малость изменил патриарх Никон и сильно реформировали именно во времена Петра Первого, этого уж в России не всякий знает. То есть, только ещё предстоит реформировать лет через двадцать. Да, в древнерусском языке и на самом деле ведь никак не использовались арабские цифры. Считаю, что это очень большое упущение. Да и про исчисление годов не стоит забывать. Сейчас, значит, год второго стрелецкого бунта, тогда, возможно 1698 год от Рождества Христова. Число и месяц бы узнать, да не смею спросить. А сотник на счёт них так ничего и не сказал, и не проговорился. Получается, если я не ошибаюсь, по принятому на Руси Византийскому календарю вполне себе 7206 год от сотворения мира. Увлекаясь нынешними временами, всё же сумел запомнить. Хотя, что мои знания! Видно же, что казнят меня скоро в качестве вражеского шпиона. Пропадут ведь зря все мои знания! Они же бесценные! И жизнь моя бесценная! Потом, немец я! Немец! Барон Мюнхаузен! Но кого это волнует? Сейчас вон допрос ведут, а потом, скорее всего, казнят. Такие вот дела.
  Конечно, сотник Анисим вскипел. Аж руку повторно поднял, но пока не ударил. Но, тем не менее, я резко ответил, конечно, на ломанном немецко-русском, что, мол, немец ну точно не может знать русскую грамматику, и поэтому не должен ничего подписывать:
  - Herr sodnik, ich bin nein знать рюсски грамматик. Deutschland uber alles! Nicht kapituliren! Ich bin хотель werden рюсски soldaten! (Господин сотник, я не знаю русскую грамматику. Германия превыше всего! Не капитулировать! Я хотел стать русским солдатом! - нем.)
  На повторное напоминание сотника, согласен ли я с тем, что там насочинял его писец, тут же ответил, что он всячески относился неуважительно к моему благородному происхождению, и, потом, я до сих пор и не напоен, и не накормлен. Мол, оттого ничего подписывать и не буду. Хотя, я и так ничего подписывать не собирался. Обидно стало, аж до принципа. Будь что будет!
  И я начал, показушно протестуя, креститься слева направо, и двумя пальцами, так, как видел в кино насчёт европейцев - не знаю, католиков или там протестантов. В принципе, и не важно - думаю, что в этой Европе нынче всяких баптистов должно хватать, и могут креститься они по всякому. Вон, сколько резали во всяких европейских смутах ихних протестантов и прочих - бесчисленное количество. Как написано в некоторых книжках, в одну Варфоломеевскую ночь в Париже зарезали, чуть ли, не тридцать тысяч человек протестантов, невзирая на личности, возраст и пол, и ничего! Да и скоро в Европе должна начаться, как его там, война за Испанское наследство, которая особенно безжалостно прошлась по той же Германии. В исторических источниках отмечалось, что европейские вояки - солдаты и прочие наёмники, резали всех подряд, порой вычищая населённые пункты дочиста. Три дня на разграбление - что это такое, и как называется? Как будто так и надо - мол, это у них никакое злодейство, а просто наведение истинного порядка. Как были фашистами в древние века, так ими и остались потом. А злодейство это где-то там, на востоке - в России и далее. Мол, дикари они и злодеи. А сами даже мыться до сих пор нормально не могут. Хотя, говорят, моются, но два раза за всю жизнь - при рождении и смерти. Хотя, получается, и я теперь решил прикинуться немытым немцем. Что делать, придётся, иначе мне не жить. Хотя, похоже, что и так не жить!
  - Э, herr sodnik, ich bin nein понимайт Ваш письмо. Ой, ich bin извиняйт. O, mein gott! Nein, nein! (Э, господин сотник, я не понимаю Ваше письмо. Я извиняюсь. О, мой бог! Нет, нет! - нем.)
  Прошка, понятно, перевёл. После такого обещания сотник, хоть и был сильно взбешён, ничего против меня предпринимать не стал. Он всё же приказал писарю развязать мне руки и ноги, а крестьянам напоить и накормить меня, что и было исполнено в кратчайший срок.
  Ладно, водичка ещё ничего. А вот накормила меня молодуха, понятно, что по велению сотника, всего лишь сверхпостной просяной кашей, да дали ведь совсем крохотную порцию. Так я скоро вообще ноги протяну! А ведь мои харчи крестьяне наверняка сожрали за милую душу!
  Получается, обделили меня, бедного сироту!
  Как я тут без своих харчей выживать буду?
  
  * * *
  Глава 5.
  Сочиняю, сочиняю, и сам не знаю что...
  
  После такого скромного перекуса сотник потребовал от меня, вот ведь удивил, рассказа о Германии, о Европе в целом, конечно, и как там живут. Даже тон немного изменил, вроде раздобрел и малость польстился. Ну, мне всё равно. Понятно, что полное представление о текущем моменте я просто не имел, но кое-какие знания у меня всё же были. Ну, рассказал так слегка, что, мол, в Европе пока всё прекрасно, но назревает война за Испанское наследство. Конечно, после последует передел разных владений, в том числе и заморских. Сказал, что европейцы уж давно добрались и до обеих Америк, и до Индии, и до Китая и гребут к себе оттуда страшно диковинные вещи и большие богатства. Своим заявлением о том, что в Европе в целом живут лучше, чем на Руси, я обоснованно вызвал злобу у сотника. Чего скрывать, так оно и было. На данный момент Европа в целом, как ни жаль, сильно опережала Россию почти во всём. А на вопрос о том, чего же я заявился на Русь, ответил, что на Руси у меня, как человека благородного происхождения и знакомого многими областями знаний, просто было бы больше шансов занять достойное положение.
  Постепенно разговор с предыдущей темы плавно перешёл на то, что там говорят в Европах насчёт Русского царства. Честное слово, и в подробности этого вопроса я никогда не вникал, но читал, как некоторые иностранцы после своей службы на русских землях или прочих путешествий обливали грязью Московское княжество, Русское царство, в общем, Россию. В общем, относились и относятся к России на Западе хреново! И негатив будет только нарастать! Ну и стал рассказывать, особо не торопясь, об общей такой тенденции.
  Тут я ненароком допустил сильную оплошность, упомянув о том, что сами русские слишком уж преклоняются перед Европой и, в общем, боготворят тамошние порядки. И почему-то в качестве примера привёл именно царя Петра Первого. Мол, он в своём путешествии по Европе, как говорили, слишком уж хвалил западные порядки и явно намерен внедрить их и на Руси. И что тут на меня нашло? Наверное, просто забылся. Прошка, конечно, как смог перевёл, но сотник тут же вцепился в меня похлеще энцефалитного клеща.
  - И что там сказывати царь Пётр в Европе?
  Эх, ведь точно дурак! Сам себе дополнительно, и так уж у края стою, а всё равно могилу рою, и, как говорится, большего размера. Конечно, в переносном смысле - получается, сильно увеличиваю вероятность своей смерти. Ведь речи об августейших особах, какими бы они не были, надо толкать с большой осторожностью и обязательно льстить им, даже заочно. Иначе хлопот не оберёшься, мало того, раньше времени сойдёшь в могилу. Хотя, это явно не мой случай. Может, я и так уж в могиле?
  - Э, herr sodnik, ich bin nein знайт. Ой, ich bin nein знать тщарь Peter. O, mein gott! Jesus, Maria! (Э, господин сотник, я не знаю. Ой, я не знал царя Петра. О, мой бог! Иисус, Мария! - нем.) - и я опять стал неистово креститься, как бы вымаливая у бога прощения за своё богохульство и непочтение к августейшим особам. Тем не менее, от парочки уколов кинжалом не спасся.
  - Ну, немец, буде, буде! Сказывай, что там сказывати царь Пётр в Европе? Истину глаголи, и авось буде тебе прощенья?
  Прощенья? За что? Я же пока ни в чём не виноват!
  С другой стороны, немного милости никак не помешает!
  Сотник глянул на меня злюще до жути, и как-то прицениваясь - может, надо сделать и побольнее? И тут я не выдержал, не удержался, так ведь и зарезать может, и как ляпнул, так ляпнул:
  - Э, herr sodnik, ich bin nicht cказывайт! (Э, господин сотник, я не буду говорить! - нем.) - чуть подождал и, увидев как сильно нахмурился сотник после перевода Прошки, продолжил. - Ой, ich bin habt sreiben! O, mein gott! Jesus, Maria! (Ой, я напишу. О, мой бог! Иисус, Мария! - нем.) - И произнёс, как клятый заговорщик, тихо-тихо. - Ich bin знайт, o, mein gott, тщарь Peter, o, подменяйт! O, mein gott! Ich bin писать сам. Ferstejen? (Я знаю, о, мой бог, что царя Петра подменили. О, мой бог! Я буду писать сам. Понятно? - нем.)
  Эх, сглупил я, так сглупил. Наверное, проклятый намёк на возможность прощения подействовал. Взял и проговорился, и так глупо подставился. Нервы-то и так на пределе. Всё же у меня как бы и было такое безвыходное положение, что мама не горюй. Тут, чтобы выжить, не то, что Родину, и мать продашь.
  - Подмена? Кого? Так, Прошка, что немец сказывати! Не медли!
  Ну, тут писарь, сильно волнуясь, и выдал, что, мол, немец знает, что царя Петра подменили, и оттого не хочет сказывати, а хотети написати о сие.
  Я как услышал это, так сам чуть не ахнул. Ну, я и ляпнул, и подставился! А сотнику только это и было надо. Он тут же приказал мне сесть за стол. Для этого меня пришлось поднять и пересадить за стол, согнав оттуда Прошку. На помощь пришлось привлечь и другого стрельца. Правда, крестьяне были выгнаны за дверь, и служивый встал там сторожить. Тут же скоро государственные секреты узнавать будут! Нечего лишним знать неположенное! Похоже, так и так придётся что-то насочинять!
  Вот это я дал! Сам не ожидал такого. Надо же, полный переворот устрою! Как бы потом кровью не харкать за это? Хотя, похоже, я и так одной ногой в могиле! Так что, раз помирать, то с музыкой!
  Сотник чуть не плясал от нетерпения. У него голос даже изменился и стал приторно ласковый. Ещё бы! Тут одного неуступчивого немца расколололи, да ещё на такое!
  Писарь выдал мне свои письменные принадлежности и я, как истинный христианин-протестант, перекрестившись несколько раз слева направо, честное слово, не считал, не до того было, начал свою писанину. На доступном мне немецком языке, понятно, что не на нынешнем старонемецком, использовав латинский шрифт, стал составлять краткую справку насчёт подмены царя Петра Первого. Темой я владел вполне на уровне, оттого много раздумывать не пришлось. Так как мы в 'Преображенце' изучали именно времена царствования Петра Первого Романова, да и сам немало копался в Интернете, то мимо этой версии пройти было никак невозможно. Оттого писалось довольно легко, просто не совсем удобно было чиркать на бумаге, не совсем привычным мне, пером. Ничего, чуть погодя приноровился.
  Как мне помнилось, в пользу версии подмены во многих источниках приводились разные аргументы, как, к примеру, возвращение из этого 'Великого посольства' по забугорным странам исключительно Александра Меньшикова. Ну, этот шустрый товарищ нигде и никогда не пропадёт. Хотя, как мне помнится, некоторые альтернативщики в своих произведениях старались лишить жизни в первую очередь его, кстати, как и Никиту Сергеевича Хрущёва. Однозначно ключевая фигура! Одновременно из этого посольства как бы и пропали другие посольские люди числом чуть ли не в двадцать дворян и тридцати пяти простолюдинов. Потом, много говорилось и о чудесном изменении царя - из мужчины чуть выше среднего роста и лет двадцати пяти он за один год превратился в сильно старшего по возрасту человека и заметно вырос. Понятно, что я решил указать и про неувязку со знаменитой бородавкой под левым глазом и изменение формы лица, тем более, что пока о пластической хирургии говорить не приходилось. Тут и обычной нормальной-то не было! Не забыл упомянуть и о странной тропической болезни, ибо на северах таких болезней ныне, вроде, просто негде было подхватить. Ну, а война с царевной Софьей и так шла, хоть и ссылка жены Евдокии Лопухиной в монастырь пока только предстояла, тем не менее, мною было сделано предположение и об этом, как и о поголовном истреблении стрельцов. Хотя, это истребление уже тоже шло, чтобы просто закончиться чуть позже. Честное слово, мне все дрязги великих мира сего и там, дома, и тут, были так сильно до лампочки и не волновали совершенно, но сейчас мне никак не отвертеться от этой страшной писанины. Возможно, и сильно хотелось на это надеяться, мне в этом мире предстояло жить долго-долго? То есть, не то, что в этом мире, а просто жить долго-долго. Можно и у себя дома. Жаль, что шансы на возвращение, скорее всего, были мизерны. Я даже окончательно поверил в свой перенос и смирился с этим.
  Так, и что там далее? Конечно, после подмены новый царь точно никого не смог бы узнать и, соответственно, будет всех сторониться и по возможности опасных устранять, к примеру, как было отмечено, Гордона и Лефорта. Уж то, что при этом он плохо стал говорить по-русски и утратил любовь ко всему русскому, тут уж и сомневаться не приходилось. Я вон сам в здешний русский язык и то едва-едва врубаюсь, когда русский знаю почти от и до. Куда уж там иностранцу, даже чуточку побывавшему в России? Кстати, предполагалось, что как будто царя подменили, в числе прочих вариантов, и на одного из голландцев. Может, раньше, может, позже? Да, версий было много...
  Хотя, сами русские русский язык толком-то не знают. Что ни говори, уникальный он язык!
  Утратил прежние навыки и приобрёл новые, считавшиеся здесь простолюдинскими? Или стал заядлым мореманом и даже умелым морским абордажником? Да пускай хоть кем станет! Может, настоящий окажется ещё худшим? Вроде, стал же как-то нынешний Пётр, хотя, может, и не подменённый, Великим? Тут как бы мне самому не попасться, ибо я совсем не фон какой-то, и как следует вести себя здесь немецкому барону, вообще не представлял. Вот и подменённый царь тоже не мог знать русские порядки, тем более, царские, раз он являлся выходцем, мягко говоря, из более низших европейских слоёв. Ну, уж тут о знании места нахождения 'библиотеки Ивана Грозного' и говорить нечего, хотя, была ли она вообще? Хотя вроде, писали, что как будто царевна Софья знала. Да, стоит написать о намерениях царя о сборе всех старинных книг, якобы для переписки. Нежелательный и опасный шаг! Ведь имеются альтернативные точки зрения, что книги-то собрали, но больше их никто никогда и не увидел. Явно уничтожены! А потом история России безбожно переписывается всякими немцами! Всё прошлое утеряно! Так что, на хрен, на хрен. Не знаю, что там было, но раз начал кляузничать, то об этом не указать не имею права.
  Кстати, и о первом, и о втором приближённых молодого царя я ничего особенного не знал, кроме того, что ранее они успели поучаствовать во многих делах Петра Первого. Влиятельными были людьми и немного загадочными. Ну, Гордон, вроде, неплохой военноначальник. Лефорт как будто и масон высокого положения? Кто его знает! Ещё читал в Интернете о том, что как будто Лефорт и Меньшиков имели греховную связь, которая, честно говоря, и в просвещённом двадцать первом веке в России ещё не совсем приветствовалась. Сам не приветствую! Наверное, о такой постыдной вещи писать не стоит? С другой стороны, кто там свечку держал, да и Александр Данилович, согласно истории тех времён, вполне успел создать семью и оставить после себя кучу детей. Про цареву невесту точно помню. Правда, молодой царь тогда простудился и отошёл в иной мир, соответственно, свадьба не состоялась. Помню и о том, что одну из дочек при Анне Иоанновне вернули и выдали замуж за младшего Бирона, чтобы иметь доступ к заныканным в Англии деньгам Меньшикова. Сам-то он к этому времени благополучно помер. И, вообще, уникальнейший был человек Светлейший князь Александр Данилович Меньшиков! Других таких и трудно назвать. Одно только его воровство, да как бы и в уникальнейших масштабах, если это являлось правдой, уже сильно выделяло этого человека. Хотя, он и без этого являлся великой исторической личностью. Правда, чего только не написано про него, что и сам чёрт не разберёт!
  Кстати, как писали в Интернете, после ссылки Меньшикова на Урал в Берёзов, вроде, у него изъяли имущество на сумму около трёх миллионов здешних денежек. Если это правда, то действительно Александр Данилович великий человек!
  Понятно, что между делом пришлось упомянуть и о 'железном человеке', кажется, во французской Бастилии. Стоит признаться, что именно это нервировало меня больше всего. Хоть это было давно, то есть, уже не давно, и творилось именно сейчас, но мне было сильно обидно, что именно с русским царем, если это на самом деле и так, проклятые 'лягушатники' или кто там, поступили таким подлым образом. Политика политикой, но мне просто было жалко бедного узника Бастилии. Пусть хоть брат французского короля там сидел, как написано об этом у Дюма! Всё равно жалко, что невиновного человека решили таким жесточайшим манером угробить, пусть и в государственных интересах! Злодеи первостатейные, слов нет! Хотя бы за это следовало эту Бастилию срыть полностью с лица земли уже сейчас! И, вообще, как бы вот так отомстить всем этим клятым захватчикам из Европы, и так, чтобы у них никогда не возникало на такие подлые дела и поступки никакого желания?!
  Хотелось и отмены предстоящих выплат польскому королю. Что ни говори, полтора миллиона здешних денежек, когда эта сумма, вроде, была, что ни есть, равна нынешнему бюджету России-Руси, это весомо! За что выплачивать подлым пшекам такие гигантские суммы? Непонятно? Они их, как мне помнится, никак не отработали. Обойдутся. Или отработали, но тайным образом? Что-то именно про выплаты польскому крулю в Интернете писали всякое. Тайная история, страшно тайная, и несколько веков спустя!
  Вообще, и так не хватает России денег. Всегда не хватало. Как, к примеру, со шведами воевали, точнее, уже будут воевать? Ведь и помимо Меньшикова в стране хватало других ворюг! Где уж тут России и русским людям выдержать такое бремя? Они и так жили хреновей всех в мире! Оставалось только вымирать. Они и мерли по страшному, раз, как указывалось во всяких исторических данных, Россия в это время, конечно, уже чуть позднее, как бы и потеряла до четверти населения. Жаль, но что за судьба у нашей страны всё время терять людей, да неисчислимые количество. Возьми любой период в истории России, и везде страшные потери. Простым людям, наверное, если не считать времена нашего добрейшего Леонида Ильича Брежнева, никогда жизни не было! А вот те цари, кто допустил такое, точно не достойны править! Только вот как найти достойных, и кто будет определять это? Нет рецепта на это.
  Чего уж говорить, сам из какого времени перенёсся! Ведь и там сплошное воровство и страшная убыль населения. Одна Украина за последние тридцать лет, даже по ихним официальным данным, потеряла в численности больше десяти миллионов человек. У нас в России тоже не всё гладко - мигранты толпами ходят, и численность населения нисколько не выросло, и тоже упало, хотя, вроде, и не так сильно, как на Украине.
  Так что, что царя подменили, обсуждали и по телевидению. Сам видел. Правда, имелись и другие версии насчёт подмены Петра Первого, и похлеще изложенного мною. Чего только там не писали! Я сам офигевал, читая разные альтернативные версии из истории России. Точно, с ума сойдёшь от всего заумного. Хотя, выглядело всё довольно достоверно...
  А вот здесь, возможно, имело место именно то, что я думал. Не зря же во многих фантастических опусах указывалось, что миров параллельных может быть бесчисленное множество. Возможно, и я попал в один из таких миров с альтернативных течением событий? Может, это и прошлое, но туда не хотелось бы особо. Меня тоже сильно смущает 'бабочка Брэдбери', а тут может получиться и целый слон, которого я прихлопну своею собственной рукой, а заодно и самого себя. Ведь изменив историю в прошлом, однозначно она изменится в будущем! А там, глядишь, уже и меня не будет! Точно, бабочку жалко, а больше всего, самого себя!
  С другой стороны, была, не была! Как говорится, ешь последний огурец, а за нами не заржавеет. Потом, не должен же я уронить свою честь и своего чувашского народа! Настоящий попаданец, да ещё какой!
  Можно сказать немного и о чести, конечно, народа. Ну, своей у меня точно не осталось - это при жизни в трудных и 'сложных' временах-то? Выжить бы! Да мне деньжат срубить бы побольше, сытно поесть, баб потискать. Хотя, нет, жену красивую и богатую найти - вот чего мне хочется, даже и сейчас.
  А чуваши народ спокойный и трудолюбивый. Где и как только не работают, чтобы нормально прожить свою жизнь и детей вырасти. Согласно научным данным, чувашский язык как бы и являлся последним выжившим из языков булгарский группы. Этому как бы имеются подтверждения и в научных трудах некоторых всемирно известных учёных и лингвистов. Потом, вот ведь парадокс, ему считаются родственными, вроде, и другие знаменитые языки, жаль, уже мёртвые. Сам удивился когда-то, когда прочитал разные книжки и статьи в том же Интернете - надо же, не только булгарский, но и хазарский, и даже гуннский, языки. Да, чего только не пишут в умных книжках, и тогда, если в них написана хоть доля правды, конечно, будем думать, что это так, то получается, что мои далёкие-далёкие предки имели довольно буйный нрав. Это чуваши успокоились - после того, как чуть не очутились у края после всяких перипетий в средних веках, хотя бы того же нашествия Тамерлана, когда была полностью выжжена территория бывшей Волжской Булгарии. А потом долгие века самого настоящего забвения. Правда, кратковременный расцвет чувашского народа в советское время ныне сменился очередным упадком. Вымирают чуваши, вымирают и, главное, опять же сами русские люди. Что будет с Россией, если доля русских снизится ниже критической черты? Думается, ничего хорошего нас - коренных 'рассиян', уже не ожидает, ибо одни и так уж нехило 'постарались', а другие могут добить чуть позже, понятно, что Россию и русских, заодно и других лишних. Уж все хотят жизненного пространства, и почему-то только на востоке и, получается, уже в будущем, и на севере. А почему бы некоторым северянам, как призывал один сын юриста, не погреться и на юге, и, скажем, даже на западе? Там ведь тоже неплохое жизненное пространство! Правда, как показывает история, 'рубить окно в Европу' всегда оказывалось трудным и кровавым занятием и требовалось быть при этом весьма предусмотрительным. В принципе, и не нужны так уж эти 'окна', тут бы и 'щелей' небольших бы хватило. Хотя, на Балтике много где вода замерзает, на Чёрном море Босфор и Дарданеллы всё закрывают, Архангельск тоже замерзает, а до будущего Мурманска ещё добраться надо. И на Тихом океане тоже не всё было в ажуре и в более поздние советские времена. В общем, и 'окна' оказывались проблемными, и 'щели' требовалось постоянно холить и лелеять.
  Но главное было в другом! Ведь, прежде всего, требовалось, чтобы сам дом оказался крепким, а не стоящим на 'хрупком фундаменте'. Только вот история свидетельствовала о том, что, как правило, не всегда Россия крепко стояла на ногах. И почему-то получалось так, что постоянно 'таскала каштаны из огня' для других. Ну, впрямь как сейчас! Ну, какой смысл в очередной раз воевать с кем только нужно, как говорили в будущем многие знающие люди, в интересах тех же западных стран! Надо бы постараться выбрать менее жертвенные варианты? Только кто подскажет, какие они?
  Само собой, в конце своей справки я дописал, что всё мной написанное подчёркнуто исключительно из, как будто гулявших в высшем свете Европы, слухов. Ну, мог же барон Мюнхаузен иметь к ним доступ, если как бы вполне себе являлся европейским аристократом, хоть и мелким. Правда, вся эта писанина на мне самом ставила такой жирный крест, что мама не горюй. Эх, не простят мне этого никогда - ни здесь, ни там! Уж Пётр Первый сам самолично, хотя, ему не привыкать, подвергнет меня самым жестоким истязаниям! Точно, и другие казнят самими изощрёнными, может, как и у китайцев, способами, раз слишком много знаю. И останусь я в истории или безвестным, или самым клятым злодеем и лгуном. В том же Интернете или других источниках было полно данных, что при Петре Первом восемьдесят процентов казней всяких злодеев было так или иначе связано с неверием в его истинность. Возможно, царь и на самом деле, как в одном известном советском фильме, был не настоящим.
  Кроме того, мне пришлось подчеркнуть, что, мол, нигде на других бумагах свою руку прикладывать не буду, так как я совсем не понимаю, что в них написано. Ну, начеркал там писарь Прошка всякой хрени и, что, мне тоже это на себя принимать? Нафиг, нафиг, мне и своего хватает! Да, не знаю я рюсски грамматик! Ну, немец я, и этим всё сказано.
  В меня словно бес вселился. Где-то там внутри во мне сидела какая-то непонятная и странно преступная пренебрежительность к увиденной мной действительности, что я как бы и потерял страх. Наверное, сильно хотелось вернуться к прежней жизни. Честно говоря, к подвигам с самого начала никак не тянуло. Какие подвиги, если тут и так лишён всего, и просто подняться для сдачи не можешь, да ещё над душой стоят самые настоящие, чего уж скрывать, будущие мои палачи. Осталось чуть-чуть, и 'вжиг-вжиг на новенького', и моя голова с плеч, наверно, ещё и после страшных пыток. Тем не менее, кажется, что всё равно я не успел воспринять происходящее серьёзно и оттого решил как бы немножко похулиганить. Кто знает, может, меня просто по-крупному разыгрывают? Фильм я смотрел, как одного успешного предпринимателя, которого мастерски сыграл хулиган и дебошир Марат Башаров, как бы закинуло в советское время. Оказалось розыгрышем, да ещё таким, и с тратой бешеных бабок и ресурсов. А что тут меня стоит разыгрывать - изба да несколько ряженых. Раз плюнуть! И траты не особо большие. Изб таких дремучих в России и в современное время полно, а прочих реконструкторов нынче хоть пруд пруди. Сам такой был. Немного заплатить, и любую сценку разыграют. Даже и платить не надо - так разыграют. Сам 'творческий' процесс дюже интересен будет. Хотя, не может быть такого! А так, если и разыграют, так хоть сам после от души посмеюсь, да и другие тоже!
  После писанины меня, еле-еле сидевшего за столом, вновь покормили, уже полбяной кашей, тоже весьма постной. Ладно, от голода пока не умру.
  Надо же, и так выжат как лимон. Всё равно нервы...
  Да, а что будет, если за меня возьмутся по серьёзному?
  
  * * *
  Глава 6.
  Очередной поворот судьбы?
  
  Похоже, допрос окончен? Пока меня торопливо кормила молодуха, сотник Анисим потребовал у Прошки бегло просмотреть, что же там насочинял 'немец', и потом перевести ему? Но уже по сильно удивлённому взгляду писаря он наверняка понял, что сильно я написал, весьма сильно! Тут же стрелецкий начальник оттащил своего подчинённого чуть в сторонку и потребовал от него вполголоса пересказать перевод. Ну, пусть покопаются в моей писанине. Там всё честно!
  Настороживший уши стрелец мгновенно был выпровожен за дверь. Понятно, что нечего ему знать государственные секреты. Обойдётся, да и ему же самому потом спокойней жить будет.
  А я, как Фигаро, своё дело сделал, и пусть потом хоть что будет!
  Как говорится, после меня хоть потоп!
  Прошка что-то там стал бубнить тихим голосом, а мне всё это было побоку. Я уже поел, что принесли, хоть и не насытился, а молодуху сотник выгнал вон. Хотя, сам сотник попытался уточнить у меня ещё что-то, но, увидев мой отключенный взгляд, просто отстал. Ну и на хрен - я и так уж выжат полностью, как лимон! Мне надо было отдышаться и привести свои мысли в порядок. Честно говоря, даже не это, а просто требовалось хоть ненадолго отрешиться от всего и успокоиться, провести своего рода медитацию. Нервы точно никуда! Иначе можно ведь и свихнуться! И так уж сколько времени я находился в нескончаемом шоке. Вряд ли бы всего того, что на меня свалилось, кто-нибудь другой выдержал. Потом, я и сам не заметил, как просто задремал.
  Я не знал, сколько проспал, но, видать, спал крепко. Меня разбудил тот же сотник, но не так уж грубо. Он был сильно возбуждён, но ничего мне не сказал, а просто тут же позвал остальных стрельцов. Как оказалось, их здесь вполне хватало. Тут же явились ещё четверо вояк в красных, синих и зелёных кафтанах и в один миг схватили меня за руки и ноги, и понесли! Во дворе, точнее, его подобии, меня безжалостно закинули в обычную крестьянскую телегу с липовым, то есть, покрытым кусками липовой коры, полукруглым дном. Правда, один из стрельцов сжалился надо мной и уложил меня всё-таки на сероватое сухое сено. Другой тут же стянул мои ноги друг к другу длинным и крепким ремешком и заодно и прикрепил их к заднему борту телеге. А руки мои безжалостно привязали уже к боковым лагам, и тоже крепко. Сбежать я теперь точно не мог. Хотя, и сил у меня особых не имелось. Конечно, не до конца, но мало осталось. А для поправления здоровья требовалось хорошее питание и приличный отдых. А эти злодеи мне их не дали.
  Вот ведь сволочи - взяли да ещё и заткнули мне рот грязной тряпкой! Да это же сплошное умаление чести аристократа, пусть и немецкого! Опять же, кого это волнует. Придётся потерпеть!
  Похоже, трогать меня больше не собирались, что ни говори, ныне я являлся важным свидетелем измены некоторых важных, даже важнейших, лиц. Помимо крестьянина-возничего, телегу сопроводить отправили тех же четверых стрельцов. Именно наказ о моей важности дал им сотник Анисим. Остальные, видимо, остались по своим делам. Может, хотели ещё прошерстить и место, где меня нашли? Ну, господи, если ты есть, дай мне выжить, и чтобы этим стрельцам пусто было! Хрен им, а не мои, теперь уж точно все мои, вещички из будущего!
  Телега понуро потряслась по не слишком ровной, извилистой и пыльной грунтовой дороге. Что там впереди и по обе стороны дороги, я конечно, видеть не мог. Нет, мне прекрасно было видно милое небо - голубое-голубое, с куда-то плывущими белыми, пушистыми облаками, да верхушки деревьев. Жаль, что я не журавлик - 'Я хочу увидеть небо голубое-голубое, ты возьми меня с собой!' 'Лето, ах, лето!' - одним словом, благодать! А я тут в несчастные узники записался!
  Время было уже ближе к вечеру, как мне представлялось, часов так около трёх. Конечно, теперь мои 'Командирские' часы попали в загребущие лапы сотника, и пропали безвозвратно, но примерное время я определить мог. Так что, не ошибусь. Ну, времени теперь до темноты навалом - наверняка можно и добраться, куда надо стрельцам. Я ведь так и толком не узнал, где мы находились - скорее всего, в тех же местах, где мы проводили тренировки. А это явно к северо-западу от Москвы, можно сказать, за будущей кольцевой. Да теперь стоит принять во внимание, что ныне древняя Москва наверняка ограничивается только размерами Садового кольца. Может, даже и меньше, раз царь Пётр Первый до нынешних событий базировал свои 'потешные' полки в Преображенском, получается, сейчас вполне себе в отдельном селе, хоть и не так далеко от нынешней Москвы. Правда, это на востоке. А на западе Воробьёвы горы, вроде, пока тоже в черту Москвы не входят? Наверное?
  Похоже, почти сразу за околицей деревни начинался густой и кряжистый смешанный лес. А вот сзади некоторое время виднелись несколько чудом не развалившихся, полагаю, крестьянских халуп с соломенной крышей, хлипкая жердяная ограда дворов, и потом, при первом же небольшом повороте, исчезли. М-да, жизнь крестьян тут совсем не сахар, даже жилья нормального не имеют...
  Потянулся вековой лес. Хоть и меня безжалостно трясло на лесной дороге, но я всё же всеми частичками своего тела и души тянулся к жизни. И лес, зелёный-зелёный, шумел кругом и насвистывал мне, похоже, печальную и прощальную песню.
  Меня всё же малость растрясло. Плохо, конечно - хотелось покоя, с другой стороны - это помогло выплюнуть тряпку изо рта. К счастью, её засунули, не особо напрягаясь, всего лишь для того, чтобы поиздеваться надо мной. Сразу дышать стало легче.
  Ладно, похоже, теперь меня уже повезут в Москву? Возможно, в этот проклятый Тайный приказ? Что меня там может ожидать? Наверное, ничего хорошего? И где же меня ждёт конец всего? Тут меня ненароком потянуло на лирические размышления. Вспомнилось недавнее прошлое. Сильно взгрустнуло.
  М-да, и удастся ли мне когда-нибудь, и даже самым невероятным чудесным образом, вернуться к себе домой? Наверное, нет? Тогда прощайте заранее - любимые мои родители, родственники, друзья и товарищи, и ты тоже, друг мой реконструктор Димка Кердяшев! Прощай, прошлая жизнь!
  
  *
  
  Размышления, размышления...
  Чего это людей всегда тянет на них? Наверное оттого, что всё ищем в своей жизни чего-то такого и эдакого? Хотя бы смысла жизни. А это надо? Зачем мне, к примеру, здесь, когда меня, возможно, везут убивать, смысл жизни? Кому интересна моя жизнь? Здесь точно никому! А так, наверное, чтобы себя успокоить? Размышления у меня-то печальныя...
  Понятно, что и здесь я так и сел в бо-о-льшую лужу...
  Честное слово, ведь и там, дома, мы жили, и я в том числе, правда, уже жил, тоже плохо. Совсем плохо. Так что, особо расстраиваться не стоит. Конечно, если судить по истории, со здешней жизнью не сравнить! Тут уж ещё похуже!
  Зарплата, конечно, была не ахти. Только и хватало на поддержку штанов. На остальное рассчитывать было особо нечего. Оттого мы со своим друганом так и не удосужились жениться и обзавестись детьми. Да и жить нам было негде - всё мотались по съёмным квартирам. Возвращаться домой в свои нищие регионы мы не собирались. Что там делать - работы никакой, да и, если устроишься куда-нибудь, платят мизер. Более-менее приличные места уже все заняты. Конечно, можно ещё попытаться, но смысл...
  Конечно, мы никак не являлись монахами - у нас обоих имелись подружки, благо в суматошной Москве народу набралось чёрт знает только откуда. Точно, даже чёрт не знает, тем более, уж никак не знали наши российские власти. Хорошо хоть, что конкретно в нашей компании 'иностранцев' на работу не брали. Но вот в клининговой компании, что обслуживала наш объект, можно было видеть представителей всех бывших союзных республик Советского Союза. Хотя СССР уж давно канул в лету, но у нас часто возникало такое ощущение, что мы тут в России все по-прежнему продолжали жить в Союзе. Среди уборщиков и уборщиц полно было всяких узбеков и киргизов, таджиков, украинцев, молдаван. Они же присутствовали посреди строителей из разных подрядных организаций, порой выполнявших на объекте всякие ремонтные и строительные работы. В общем, полный интернационал. Когда офисный центр только возводился, хватало и турок. Но потом их не стало - похоже, перешли на другие объекты. Но, честное слово, после этих зловредных турок одни недоделки...
  Кого особо не наблюдалось посреди работяг нашей и других компаний, так это жителей славного Кавказа и Закавказья, что из российских регионов, что забугорных. Понятно, что у них сферы приложения усилий совсем другие, в основном, конечно, торговля чем только можно. Азербайджанцы - эти точно исключительно были заняты по всей Москве торговлей, как армяне и грузины, да и жители российских кавказских регионов тоже. Армяне, правда, как говорили, контролировали ещё и дорожные работы, да и в других местах они изредка тоже попадались. Вообще-то, армяне и руками работать могли, не то, что другие. Мне приходилось с ними сталкиваться. Грузин почти не видать, но понятно, что они, как говорили, в основном 'трудились' совсем в других сферах, чем мы. Примерно то же самое можно было спокойно сказать и обо всём 'интернационале' - согласно постоянным данным российской милицейской или уже полицейской статистики, все они, вроде, вносили туда весомую лепту, наверное, даже и больше, чем сами 'дорогие россияне'. Что делать, было вполне терпимо...
  В общем, весело...
  Времена, конечно, и тогда были мутные и смутные, как не раз бывало в истории нашей бедной многострадальной России. Можно сказать, что капиталистические, даже олигархические, короче говоря, вполне себе и с волчьим оскалом. Великий Советский Союз был похерен подчистую, Россия и русские в момент стали врагами всех народов бывших советских республик. Забугорные страны, особенно западные, все скопом шили нашей стране всевозможные санкции за реальные и нереальные, мыслимые и немыслимые грехи. И без Крыма хватало. В первых рядах, как всегда, оказались самоуверенные пиндосы и подлая англичанка, не отставали от них и бывшие социалистические страны. Как всегда, сильно старались неугомонные пшеки. Похоже, так и не отпускали их, даже через сотни лет, кровоточащие обиды за несбывшиеся имперские мечты. В друзьях у России как бы находился поднявшийся на дыбы Китай, который смог завалить всю Россию, кстати, как и весь мир, самой разной продукцией, и самого широкого ассортимента, конечно, что и всяческим ширпотребом. Понятно, что заодно и своей терпеливой и наглухо закрытой от чужого влияния диаспорой. Как говорили, на Дальнем Востоке китайцев находилось заведомо больше, чем русского и остального российского населения. Да и земли, как говорили, хоть и осторожно, так как это властью не приветствовалось, китайцами были взяты там как бы в аренду немалые, и даже целыми районами. В общем, китайцев и китайского у нас в стране накопилось очень много. Честно говоря, даже откровенно складывалось впечатление, что в России просто ничего не могло производиться - открыто было видно, что всё привозное, даже то, что вполне можно производить у себя дома. Выходило так, что будто жители России просто разучились работать, и теперь только и способны были потреблять забугорные товары. Может, как представляли нас пиндосы в некоторых своих, честно говоря, откровенно пошлых, кинофильмах, ещё способны были беспробудно бухать - типа, после стакана крепкой самодельной самогонки или суррогатной водки довольно закусывать этим самым трёхгранным стаканом. Ну а потом, понятно, можно и забыться, и отрубиться у колодца...
  Конечно, это не так. На счёт той же выпивки, как изложено в российской статистике, не такие уж у нас и были первые места в мире. Вроде, хватало и более пьющих народов, и в достаточном количестве. Ясно дело, что и мы не без греха, но в обвинениях нас в чрезмерном алкоголизме явно пахло забугорной пропагандой, отчего-то тиражируемой и местными, российскими, средствами массовой информации. Как и по многим другим вещам. Как будто все они поголовно спелись в антироссийской, особенно антисоветской, пропаганде. Хотя, плевать на них и их пропаганду...
  Но всё равно что-то было неладно у нас в своём Отечестве. В общем, все последние годы мы жили откровенно плохо, и в то же время компрадоры тихой сапой гребли и гребли к себе всё, до чего дотягивались их загребущие руки, в основном захватывая и нещадно эксплуатируя природные ресурсы, раз другого уже не осталось. Жаль, что потом все ресурсы и финансы тупо перегонялись и продолжали перегоняться за бугор, нисколько не оставляя России шансов на хоть какой-то подъём экономики и дальнейший расцвет. Да ещё воровство у себя в стране - воровали хоть государственные деятели, да и правоохранители сами отметились в этом, не говоря уже о коммерсантах, ну и так далее. Гребли миллиардами и миллиардами. Куда уж дальше развиваться-то. Некуда. Печально...
  Стоит сказать опять же о статистике. Будто продолжительность жизни в России очень даже высокая, на десяток лет больше, чем в Союзе, и зарплаты тоже дай бог другим. Но тут явно было что-то не так. Даже с немалой миграцией из других стран смертность в России постоянно превышала рождаемость, что никак не могло свидетельствовать о высокой продолжительности жизни. Да и реальные зарплаты даже в Москве были сильно ниже официальных показателей. Тут откровенно возникала мысль о фальсификациях. А о провинции и говорить нечего. Там зарплаты всегда были меньше столичной в несколько раз! Похоже, что явно что-то не так было с российской статистикой!
  
  *
  
  Не успел я и далее предаться лирическим размышлениям, как меня сильно тряхнуло. Оказывается, приехали!
  Вообще-то, что мне сейчас эта 'непонятная' российская статистика. Тут у меня теперь более жизненные вопросы решаются! С другой стороны, как во многих альтернативках, было бы неплохо не допустить всей этой херни. Попаданец есть, Россия - вот она вокруг меня простирается. Осталось только прогрессорством заняться. Но как?
  Царь Пётр Первый знать меня не знает, а после моей писанины при его победе дорога мне только на дыбу. И к царевне Софье мне пока никак не пробраться, да и сейчас опять же, похоже, как и намекал сотник Анисим Колычёв, везут на дыбу. Что делать, так тут принято - не существует детекторов лжи, и долго ещё не будет. И волшебной птицы-дивы, как в одном советском сказочном фильме, тоже не найти. Самый лучший детектор лжи - это вздёрнуть на дыбу! Любой ворог и видок, да ещё и послух любую правду расскажут! Только сильно калечит эта дыба, может и жизни лишить запросто. Оттого получается, что спасти меня некому и нечем.
  Да, не удалось предаться воспоминаниям и, что ещё хуже, вздремнуть. Меня и так, несмотря на постоянные тряски, клонило ко сну. А тут я нежданно был приведён в себя треском падавшего дерева, вдруг решившего упасть прямо перед маленьким конвоем. Понятно, что возчик, кстати, один из крестьян той же захудалой деревушки Островок, где мне привалило 'счастье' оказаться, попытался почти сразу же развернуться, но ему это не удалось - отчего-то телега резко дёрнулась и встала. Похоже, какое-то из колёс попало или в яму, или встретилось и с другим непреодолимым препятствием. Мало этого, так захлопали несколько, надо же, ружейных выстрелов. Возчик так и застыл на месте!
  Я не мог видеть, что там происходило впереди и по бокам, но что позади, то это очень даже отлично. Как мне помнилось, впереди повозку охраняли два стрельца, и сзади - столько же. Так вот один из задних бойцов уже валился на спину, на круп коня, а его конь, испуганный выстрелами, понёсся куда-то направо и прямо в лес. Второй стрелец успел достать - сначала, похоже, пистоль и торопливо стрельнуть напропалую куда-то в лес, а потом и саблю. Свою тяжёлую фузею, висевшую на перевязи дулом вниз и притороченную к седлу спереди и справа, он не успевал достать, да и смысла не имелось. Не то оружие, не то. В принципе, другого вооружения у моих сопровождающих, похоже, и не имелось. Направившийся в лес конь со своим живым ли, или уже и мёртвым всадником исчез, и на той стороне только и стоял удаляющийся вдаль треск. И второй стрелец не стал торчать на месте и, подняв саблю, резко рванулся в кусты, росшие уже слева. Со стороны моей головы тоже треснуло несколько негромких выстрелов, а потом ожидаемо запрещали и кусты. Жаль, что я не мог, как следует, наблюдать за разгорающейся схваткой. Дёрнул руками туда-сюда, крепко веревки держат, на совесть, сволочи, привязали. И ноги поднять не могу. А растерявшийся крестьянин тупо сидел чуть спереди моей головы и что-то про себя бормотал, похоже, молитву.
  Похоже, мне тоже надо было определяться. Понятно, что особых сил у меня не накопилось, но за время поездки, хоть и короткое, я успел немного отдохнуть и чуточку прийти в себя.
  - Эй, уважаемый, чего сидишь, ну-ка режь! - не очень громко, но требовательно, и на своём русском из будущего, обратился я к крестьянину, зыркая взглядом в сторону левой руки. Ведь он как раз и рядом сидел.
  - Ась, чегой потребно? - удивлённый моим обращением крестьянин прервал своё бормотание и чуть повернулся в мою сторону. Он, похоже, никак не мог врубиться, чего же я хотел, и что ему требовалось делать.
  - Чегой, чегой! Ножик есть?
  Возчик всё тупил, но кивнул головой! Значит, чем резать есть!
  - Чего глазки вылупил, холоп?! Видишь, стреляют! Убьют ведь на хрен! Ну-ка, режь быстрее! Верёвки режь! Кому говорят! - тут я не выдержал и от всей силы гаркнул хорошо поставленным командирским голосом. Ну а на счёт холопа, в принципе, и сам ведь холоп, просто подумал, что так лучше и быстрее воспримет мою просьбу. С другой стороны, я же нынче немец и барон Мюнхаузен! - Быстрей! Верёвки режь!
  Зря, что ли, я в армии отслужил пять лет! Вон, успел выработать хоть командирский голос! Правда, было и кое-что другое...
  От моего рыка крестьянин дёрнулся и тут же нервно пошарил в сене у себя под боком. М-да, рискую сильно - а вдруг он зарежет меня самого? Нет, возчик, вытащив приличный тесак, махнул слегка и тут же перерубил веревку у левой руки. Тут уже я поспешил протянуть освобождённую руку в его сторону, и как можно резче:
  - Ну-ка, дай!
  Крестьянин всё тупил. Но я ему прийти в себя не дал - резко схватился за кисть с тесаком, сжал со всей силы, дёрнул и таки заставил возчика уронить непритязательное оружие на телегу. Удивлённый крестьянин совсем не сопротивлялся. Дальше уже, схватив тесак, я перекинул левую руку с тесаком через себя и резко перерубил верёвки у правой руки и, приподнявшись, перебросил оружие уже в правую руку и тут же аккуратно срезал верёвки и с ноги. Всё, свободен! Надо дать дёру! Слаб, конечно, но ждать не приходится!
  Только тут я быстро кинул взгляд направо и налево. Наша лошадка испуганно вздрагивала, но терпеливо ждала. Чуть спереди телеги, около упавшего дерева, возбуждённо храпел конь старшего стрельца, но никуда не трогался. Его всадник уже лежал на земле. Недалеко от него где-то слева в кустах слышался треск. Похоже, там, судя по ожесточённым выкрикам, шла схватка не на жизнь, а на смерть. Правда, выстрелов не было слышно, возможно, рубились на саблях. Коня второго стрельца нигде не наблюдалось. Сзади телеги слева тоже слышались торопливые выкрики и треск ломаемых веток. Похоже, кто-то или несколько человек ломились к дороге. Раздумывать было нечего - ещё немного, и будет поздно. Я не знаю, кто и зачем напал на конвой, но и не собирался это выяснять. Пока что здесь всё для меня чужое.
  Вот, не стоит теряться в критических случаях. Конечно, я в армии отслужил уж давно, но навыки-то не позабыл. После срочной успел заключить и контракт на несколько лет. От бедности своей, захотелось таким образом малость понабрать деньжат. Особо заработать, и не по моей вине, не получилось, но на 'горячих точках' хлебнул лиха сполна. Сначала, понятно, малость повоевал на Кавказе, а потом и, на удивление, очутился в Таджикистане, во всем известной 201 дивизии. Лучше бы не служил - всё равно ничего не нажил. Нет, гордость в душе присутствует - я, как настоящий мужчина и гражданин своей страны, всё же отдал свой долг Родине как положено. Не пытался сачкануть, откосить - призвали после школы, отправили, честно говоря, воевать, пошёл и повоевал. Сначала, конечно, было хреновато и получалось плохо, но потом втянулся и попривык. Медальку, вон, 'За боевые отличия' имею, да и до звания старшины дослужился. А потом, перед скончанием срока контракта, как инструктору по специальной подготовке, и младшего лейтенанта кинули. Особого желания к лычкам и звёздочкам и такой уж необходимости в этом для меня и командования, конечно, не было. Но, мелочь, а приятно. Жаль, что особой прибавки к жалованию это не дало. Но раз сказали, что по уставу и законам так было можно, то пусть. А потом меня и домой отправили.
  Так что, не стоит теряться, товарищ младший лейтенант!
  Я быстро спрыгнул с телеги. В босые ноги тут же впились высохшие комки грязи, сухие ветки, прошлогодняя трава - короче, всякая хрень, что валялась на обочине. М-да, больно, не привык босиком ходить! Несмотря на это, сделал первый, второй и последующие шаги к лесу. А потом, отодвинув упругие ветки придорожных кустов, как рванул! По прошлогодней листве можно было. Хотя, это только образно. Не было у меня столько сил, чтобы рвануть по довольно густому лесу. Аккуратно-аккуратно, но как можно быстрее, несмотря на слабость в теле и начинавшую просыпаться боль в разных местах, да и в голове тоже, я, как мог, запетлял среди толстых стволов деревьев и упругих кустов. Некоторые ветки, сильно мешавшие мне, просто с ходу перерубая прихваченным крестьянским тесаком.
  Крестьянин-возчик только и остался сидеть в своей телеге, удивлённо глядя, как ещё недавно зачуханный пленник уверенно ринулся в густой лес и чуть погодя исчез там, похоже, уже насовсем. Но мне было не до этого. Я кожей чувствовал, что вот-вот на дорогу выберутся напавшие на конвой неизвестные. Только бы успеть!
  Так что, ноги в руки, и вперёд!
  
  * * *
  Глава 7.
  Куда податься бедному пропаданцу?
  
  Кажется, успел! Где-то сзади на дороге послышались несколько громких, удивлённых и возмущённых голосов, но, похоже, за мной они не ринулись. Наверное, оттого, что один из стрельцов, возможно, и просто схитривший, ведь как раз и ломанулся в ту сторону, куда я направился. Успел заметить. Следы-то от лошадки остались. Но мне, уже начавшему слабеть, надо было успеть уйти в лес как можно глубже и дальше от дороги.
  Ласково шуршал игривый ветерок над верхушками деревьев да птицы наперебой переговаривались меж собой, но мне было не до чудес ботаники и биологии. Осторожно ступая по прошлогодней листве и совершенно не обращая внимания на хлеставшие меня ветки, я петлял средь вековых сосен, ёлок и прочих лиственных представителей растительного мира. Чуть погодя мне попалась небольшая лужица, так я малость и хлебнул оттуда, да и аккуратно помыл лицо и намочил волосы. Заодно и остудил ступни и смыл с них натёкшую из царапин разной величины кровь. К счастью, ничего серьёзного пока не наблюдалось.
  Чуть-чуть передохнув у лужицы, я направился дальше вглубь леса. Уже постепенно начинало смеркаться, да и сам лес сильно темнил округу.
  Не знаю, сколько и куда я шёл, честно говоря, на последних капельках силы и не разбирая особо дороги, да и почти не различая ничего, но меня пробудил к жизни храп лошади. Я резко остановился и стал озираться по сторонам. Хорошо, что ещё что-то можно было различить.
  Давешний стрелец, точнее, его конь, приткнувшимся к его боку телом, стоял у кустов и испуганно озирался по сторонам. Оказалось, что это труп вояки застрял в хитросплетении веток орешника, а его верный спутник, боевой конь, так и не решился прорываться вперёд. Видать, пока ничего лошадку не пугало. Похоже, моё появление животное только обрадовало. Всё же, привык он к людям. Да и конь попался неразборчивый к хозяевам, и мне он дался легко.
  Это было супер! Я уже практически доходил, и мне осталось совсем немного до того, чтобы обессиленным свалиться на землю. И конь этот мне точно во спасение. Воду я уже перехватил по пути. Может, и еда найдётся?
  Тело мёртвого стрельца, опрокинувшегося назад и чуть сползшего из седла вбок, зацепился правой рукой за куст орешника и не давал коню уйти. Хорошо, что он не порывался из всей силы, а то мог сломать ветки и сбежать. А так мне, получается, сопутствовала удача. Пришлось мне постараться освободить ноги из стремян и перевалить левую ногу через седло, чтобы тело само сползло на землю. Труп я особо грабить не стал - только осторожно освободил из правой руки зависшую там, на защитных дужках, саблю да слегка пошарил по одежде. Широкий кожаный перевязь с приспособлениями для стрельбы трогать не стал. Не до них, и с трупом возиться неохота. А вот фузею снял, но перевязь для неё не тронул. Хоть ружьё и тяжёлое, но всё же настоящее огнестрельное оружие. Конечно, пришлось аккуратно заглянуть и в патронную сумку. Ничего особенного там не было - нашлись только десяток небольших, туго завязанных, кисетов, рог, и явно с порохом, и кинжал. Да ещё десяток бумажных патронов - что-то такое уже приходилось видеть на наших реконструкторских тренировках. Иван Петрович у нас любил всё приближённое к боевым, в том числе и всамделишные стрельбы из фузей. И за это ему точно большое спасибо, хоть и, возможно, из параллельного мира. Кисеты я слегка ощупал - похоже, наполнены они местными денежками, порохом, круглыми свинцовыми пульками, ещё чем-то. Второй кинжал удалось аккуратно вытащить из ножен на поясе. Конечно, взял я кисеты с денежками и прочей мелочью, потом и по паре штук мешочки с порохом и пульками, но не всё. В патронной сумке их ещё осталось тоже по паре штук. Прихватил и штук шесть патронов. Пусть немного останется. Может, удастся пустить возможных преследователей по ложному следу?
  А всё остальное и так находилось в перемётных сумках, притороченных сзади к седлу. Шапку свою стрелец уже где-то так и потерял, пистоль, видимо, был брошен ещё у дороги. Впрямь так хотелось снять сапоги, но, присмотревшись внимательно, понял, что они мне просто малы. Ведь в нынешний век люди в основном малорослые, и я по сравнению с ними выглядел приличным великаном. Так что, удачно получилось для маскировки. Выглядело так, что конь, оставив хозяина на кусте, вырвался и убежал. Заодно я и постарался убрать лишние следы, да и в процессе мародёрки и так уж проявил осторожность. С грехом пополам взобравшись на коня, я тронул моё новое имущество и поехал дальше, конечно, тоже осторожно и медленно. Не хватало ещё ненароком свалиться на землю и сломать себе что-нибудь. Да и проткнуть себя острыми ветками тоже не хотелось. Сколько удалось проехать так, я не представлял, но когда сильно потемнело, я остановился у какой-то ели и, сняв с коня седло и перемётные сумы, просто забрался под разлапистые ветки. Сухих иголок там хватало. А конь - чёрт с ним. Уйдёт - пусть уйдёт, останется - уверенно станет моим. Но у меня сейчас просто не хватало сил, и не было желания возиться с ним. Положив седло под голову, и прижавшись спиной к шершавому стволу ели, подвинув сумы к животу, я свалился под деревом и приготовился к долгожданному отдыху.
  Что делать - пусть что будет! Найдут - плохо, если прочухаюсь - то буду сопротивляться до конца. Но если не найдут меня - то моё счастье и, конечно, возможность отдохнуть и прийти в себя. А так мне сейчас страшно требовался приличный отдых и здоровый сон. А уж потом я разберусь. Так и мгновенно отрубился.
  Я проснулся от холода, от ощущения, что сильно замёрз. Рассвет-чародей уже вовсю золотил верхушки деревьев, но внизу ещё было темновато. Как говорится, 'играй рассвет-чародей на флейтах ветров, на струнах дождей'. Правда, меня никто не околдовал, и мне было совсем не до колдовства. Едва я встал, почувствовал, что к холоду добавилось, чуть ли, не нестерпимое чувство голода. Ведь стрельцы так и не покормили меня толком, и отдохнуть не дали. Тут же я вспомнил, что у меня появились кое-какие приобретения. Так и есть - кожаные перемётные сумы, две штуки, жаль, не так уж и большого размера. Не разбираясь всем содержимым, целенаправленно поискал еду. К счастью, нашёл - немного сухарей и весомый кусок солёного мяса - думаю, даже где-то под два килограмма, потом, какие-то самодельные мешочки. Проверил. Вышло штуки три с крупами, столько же с травами, мешочек соли, правда, небольшой, и мешочек с сухофруктами, в основном, из сушёных яблок. Не густо - провиант чисто для походной жизни, чтобы сварить, к примеру, как я читал, знаменитый кулеш. Бросай всё, что есть, в котёл, благо, и он нашёлся, и даже медный, хоть и небольшой, и получится варево, что можно есть. Кстати, самый распространённый и приспособлённый к дорожной жизни вид походной еды. Ладно, мне сейчас не до готовки, надо быстрее унести ноги хоть в какую сторону. Лучше всего, получается, куда-нибудь на восток. Наверное, так и придётся. Для этого надо обойти Москву. Откуда - с севера или юга? Честное слово, не знаю. Сейчас я, как думается, где-то на северо-западе будущей Москвы, может, и не так далеко от кольцевой автодороги, которой на данный момент, понятно, что не существует. Но раз так, то, думаю, что именно с севера удобнее всего обогнуть нынешнюю Москву выйти к Волге. Что ни говори, самый удобный вид транспорта ныне - это водный. А по Волге я могу спуститься и добраться хоть куда.
  У меня единственная проблема - никак не хочется оставлять вещи из будущего в схроне. А там сейчас наверняка стрельцы рыщут? Надо бы где-то переждать, потом и восстановиться бы надо. Может, портал возьмёт меня и обратно перенесёт? Точно, без попытки вернуться обратно у меня никак не получится сверстать планы на последующую жизнь. Значит, пока можно попробовать податься чуть на запад, чтобы можно было вернуться назад. Но, на всякий случай, опять же держаться севернее. Там, возможно, меньше вояк из враждующих сторон окажется?
  Вот сколько помнится по истории, отчего-то на Руси всегда в почёте смуты. Сто лет назад прошла одна Великая смута, сейчас, получается, на грани второй, потом непонятные правители один за другим, да и не русской, а немецкой крови, и сплошные войны и восстания. Да, тяжела ты шапка Мономаха и никудышна жизнь простого русского человека! Само собой, и других народов! Уж на то чуваши в нынешнее время являлись спокойным народом, и то их достало и им досталось, заставив массово примкнуть к восстанию Емельяна Пугачёва. Вот такая она жизнь хреновая - и на смерть заставляет идти. И нынче куда-нибудь в Америку или Австралию с Новой Зеландией не сбежишь, ибо там тоже не сахар, и не добраться просто так, да в последних пока европейцев, кажись, и нет. Возможно, и не открыты они ещё? Может, если мне не удастся вернуться обратно, мне самому набрать людей и податься туда? Буду там королём или кем-нибудь и править! Вот ведь вполне благородная цель для благородного немецкого барона! Хотя, там - в этих Австралии и Новой Зеландии, ныне и людей-то внятных не имеется. Кем я там буду рулить? Самого ведь, на хрен, как Кука, съедят?
  В общем, отрезав небольшой кусочек солёного мяса, начал грызть его, и заодно сухарик. Жаль, воды не было. Хотя, похоже, ночью и даже совсем недавно прошёл слабенький дождичек. Слегка заморив червячка, выскочил наружу из-под ели. Всяких лиственных под боком хватало. Принялся осторожно слизывать с них капельки дождя. На первое время хватило. Тут и конь появился - оказывается, никуда не ушёл, а терпеливо ждал неподалёку под густой берёзкой. А спина вся мокрая. Поискал средь вещей и достал тряпку и, как мог, вытер. Заодно и пришлось выделить пару сухариков коню. Ему тоже хлебушка хочется. Потом, слава богу, рядом с перемётными сумами, нашёлся небольшой лёгкий мешочек с овсом. Скормил, чуть ли, не половину. Конечно, мало, просто на пробу. Решил назвать Янаваром - есть такое подходящее чувашское слово, типа бессловесного друга, кличка как раз для лошадей.
  За ночь не совсем успел восстановиться. И конь мокрый - капельки с веток так и сыплются. Верхом соберу влагу, весь намокну. На всякий случай, решил переодеться. К сожалению, бельё стрельца оказалось для меня не совсем подходящего размера. Тем не менее, удалось напялить на себя его портки и простую рубаху. А больше в сумах ничего и не нашлось.
  Пришлось идти пешком. Жаль, но в сумах обуви тоже не было. К счастью, наткнулся на пару кусков мягкой кожи и коротенькие верёвки. Удалось сделать для себя что-то типа онучей. Пройти немного можно. И так уж ноги полностью в царапинах. Конечно, самодельная обувь намочится полностью. Но терпимо. Дождаться, когда солнце прогреет и высушить всё в округе, времени нет. Тогда можно и верхом. А так седло и перемётные сумы вернул на место. Сейчас чувствую себя спокойнее - по крайней мере, вооружён саблей, тесаком и несколькими кинжалами. Запасливый был стрелец на счёт холодного оружия. Как-никак имеется и фузея, да и на тренировках стрелял из подобного оружия, немного пороха и пулек прихватизировал, но пока силы не те, чтобы возиться с тяжёлым огнестрелом. А вот бердыш стрелец почему-то с собой не прихватил. Ну и ладно. Мне этот странный топор ни к чему. Чувствую себя уже лучше. Отчего у меня вышла такая потеря сил? Похоже, сам процесс перехода в другой мир проходил с поглощением энергии - видать, портал поглотил и у меня немало сил. Я же тоже сгусток энергии, пусть и незначительный!
  Мы с моим Янаваром решили идти немного на северо-восток. Возможно, как раз чуть северней места переноса пройду. Близко не подойду, но обстановку разведаю. Кстати, в перемётных сумах я нашёл ещё пару небольших и невзрачных кинжалов. Пойдут для бросков. Мне лучше так работать, если встречусь с одним или двумя. С саблей, может, и совладаю, а может, и нет, скорее всего, и нет. Хотя, какой противник попадётся. Но тут слабых бойцов вряд ли встретишь. Это я сам слабый. Вообще, сейчас тут в округе все встречные мне опасны - я же не знаю здешних раскладов, и всякий во мне узнает чужака. Пока что я тут ни для кого не свой, оттого все и будут палиться на меня и гадить, как могут.
  Меня хватило на пару часов. За это время мы с Янаваром успели пройти прилично лесом, потом преодолеть небольшое поле. Чуть вдали за небольшим овражком виднелась небольшая деревушка, явно жилая, так как мычала самая разнообразная скотина. Мне бы не помешало туда заглянуть и прикупить чего-либо, но стрёмно. Но мы с конём выбрали для пути край имевшегося овражка - оттого нас трудно было увидеть. А потом мы спокойно нырнули в очередной лесок, но я к этому времени прилично выдохся. Солнце уже стало прилично припекать, утренняя свежесть стала исчезать. Но мне тепло было приятней чувствовать, да и лесная свежесть никуда не делась.
  А в лесочке обнаружился и другой приличный овраг, и даже с ручейком на дне. Тут уж мы с Янаваром напились вволю. Я даже не побоялся расстройства желудка - так уж сильно хотелось пить, и после вчерашнего, и после солёного. А у большого оврага нашёлся и небольшой овражек сбоку, весь заросший кустарником. Вот тут-то я почистил место и соорудил костёр. Понабрал сухих веток, мха, чиркнул кресалом и появился дымок. Подул, подложил ещё сухого мха, заиграл крохотный и весёлый огонёк. Всё, можно потихоньку подкладывать веток побольше. Небольшой медный котёл у меня теперь имеется. В сумах нашлись деревянные чашки, ложки были, даже черпак медный небольшой. Вот и, после травяного отвара, перелитого в чашу, я и соорудил тот самый кулеш - кинул в котёл понемножку разных круп, настрогал солёного мяса и даже покидал листьев сныти и крапивы - для массы. А Янавару пока пришлось довольствоваться листьями деревьев.
  Немного поев и отдохнув, пришлось продолжить путь. Куски кожи слегка подсушил на костре. Далее уже стало достаточно сухо.
  Меня хватило ещё на пару часов, хоть и на коне, и с небольшими перерывами. Итого, к часам трём-четырём после полудня мне удалось проехать, согласно своим ощущениям, километров пятнадцать, ну никак не двадцать. Честное слово, устал сильно. Решил, что особо удаляться от прежних мест не стоит.
  На этот раз я забился в глубину леса. Вроде, чужих там не наблюдалось. Понятно, что всё упирались в еду. Запасов стрельца мне хватит ещё на пару готовок. Что потом? И на этот раз я сварил тот же кулеш и запил его травяным отваром. Правда, пришлось кашу в ещё более обильном количестве разбавить снытью. Что делать, весна, этого растения росло в лесу в обилии. И так уж с детства ел - в супах, салате. А травяной отвар отдавал крапивой - к травам стрельца я добавил свежие листья крапивы. Хуже не будет, и для здоровья полезно. Так и так придётся стать вегетарианцем.
  Ну а потом, нарубив приличное количество елового лапника, уже без всякой опаски, элементарно завалился спать. Янавара я, скормив ему остаток овса, стреножить не стал - захочет, уйдёт, если не уйдёт, значит, продолжим путешествие вместе. Особых изысков для него у меня нет, а зелени сейчас достаточно - что-то для себя всё равно найдёт. Лишь бы меня самого не застукали. Я бы действовал энергичнее, но пока требовалось отойти и восстановить силы.
  Поздно вечером я приготовил последнюю порцию кулеша. Крупы кончились, но немного солёного мяса ещё оставалось. Янавар, оказывается, как и ранее, крутился рядом. Я с ним поделился парочкой, почти последних, сухарей. Схрумкал и потыкался в меня влажной мордой. Снова, добавив в свою импровизированную постель лапника, завалился спать.
  'Нас утро встречает прохладной, красавица, что ж, ты не рада?' Вот с утра следующего дня я впервые почувствовал себя нормально. Моё состояние почти пришло в норму. Шутка ли, проспать почти сутки. Нормально. На этот раз уже сварил, можно сказать, рагу из приличного количества сныти и крапивы с парой небольших кусочков солёного мяса. Сойдёт. В горячем виде схлебал всё за милую душу. Пожевал немного сныти в свежем виде. Вместо салата, для витаминов. Больше жрать нечего. Запил травяным отваром. Впервые попробовал размяться - сделал обыкновенную зарядку. Можно было, конечно, замутить что-то из армейского, но побоялся, что лишняя нагрузка боком выйдет. Помахал немного саблей, примериваясь к новому для меня оружию. Вроде, сойдёт. Не мастер, конечно, но против не особо умелого противника продержусь. Поупражнялся с кинжалами - вот их покидал довольно долго. Они будут моим основным оружием. Под конец взял в руки фузею - наконец-то руки дошли и до него. Совершенно не то - до клубной фузеи этому экземпляру страшно далеко, да и бывший хозяин, похоже, относился к своему оружию довольно небрежно. Длина у фузеи метра полтора, но тяжёла - килограмм на пять-шесть, наверное, потянет. Хотя, кто знает - для меня, пока полностью не восстановил форму, сейчас всё тяжёлое. Калибр большой - точно миллиметров двадцать будет, может, разве чуть поменьше. Считай, пушка натуральная однозарядная. Отыскав в перемётных сумах кое-какие тряпки, постарался аккуратно, настолько можно, почистить доставшееся мне оружие. Потом стал примериваться, что же мне делать при стрельбе. Так, заряжение однозначно дульное, шомпол есть, да и кремневый замок, кажется, в порядке. Вроде, всё нашлось - патроны вон у меня имеются, да и пороха с пульками ещё на десяток, скорее, и больше выстрелов должно хватить. Так что, можно пострелять. Оружие без проверки - точно не оружие. Вдруг что случится?
  Что же, ставлю курок на предохранительный взвод, открываю полку замка, откусываю кончик бумажной оболочки патрона - всё как на немногочисленных тренировках, надо же, максимально приближённых к боевым условиям, под руководством Ивана Петровича. Спасибо, научил, не пропаду. Так, небольшое количество пороха на полку, закрываю аккуратно полку крышкой-огнивом, фузею ставлю прикладом на землю. Остальной порох из патрона в ствол, после чего туда же закладываю большую, круглую пулю, завёрнутую в бумагу. Вынутым шомполом несколькими ударами прибиваю заряд в стволе, стараясь проделать это действие как можно аккуратнее. Вроде, всё! Так, шомпол обратно в ложу, можно поднять фузею и стрелять. Для стрельбы я выбрал большой толстый дуб, стоявший от меня в полусотне шагов. Так, курок на боевой взвод, уже прицелился, и нажимаю на спусковой крючок. Выстрел! Как громко бабахнуло! И дым из ствола густой и густой, аж вперёд обзор закрывает.
  Всё, ружье стреляет. Не поленился и сходил, посмотрел. Попал, куда и целился. Так что, можно не бояться и начать воевать, к примеру, открывать партизанские действия? Только вот с кем я тут воевать буду?
  Успокоился. Да и самочувствие у меня было сильно получше, чем вчера. На этот раз я уже решил направиться обратно и попытаться отыскать схрон, заодно и переместиться обратно. Попытаться ведь стоило. Мне этот мир совсем не нравился, и я в нем явно чужой. Вот ведь гад Иван Петрович, подставил меня своими вещичками. Я был стопроцентно уверен, что именно из-за них меня перекинуто неведомо куда.
  Но сначала надо было попытаться добыть еду, точнее даже, купить. В кошеле стрельца нашлось десятка три тонких и неправильной овальной формы серебряных монеток - ну точно чешуек, тоненьких и лёгких. На одной стороне надпись, а на другой - то всадник с копьём, а то и саблей. Наверное, копейки, и вес, кажется, точно как у советской копейки. И что на них можно купить? Вот точно не знаю. Ба, а откуда здесь ювелирные изделия? Отдельно, завёрнутыми в тряпочку, лежали одно золотое, и даже с камушком, колечко, пара явно серебряных и штуки три колец, уже попроще и без камушков, последние три колечка явно медные. Качество исполнения, конечно, не ахти. Правда, золотое кольцо, и довольно большое, с зелёным, тоже не особо обработанным камушком, ещё ничего, но тоже точно не Фаберже. Наверное, для этого времени вполне шедевр. Хотя, мои баронское вещички, кажется, даже были получше. Что же, одно утратил, другое приобрёл. И откуда только у простого стрельца такие вещички? Ну да, они же тут постоянно воюют. Повезло вояке, точнее, уже не ему, а мне. Пусть земля ему будет пухом. Моей вины в его смерти нет. Скорее, такие же русичи положили. Традиция такая на Руси - постоянно смуты устраивать. А всё от качества элиты - хреновая она у нас, не элита, а полное дерьмо, и, почитай, во все времена. Конечно, хватало и нормальных представителей, но бал правили почему-то те, что совершенно предательского поведения. Наверное, из-за скудости ресурсов и природных ресурсов такое получалось. Во всяких Европах на данное время и с ресурсами, и природными условиями было явно получше. Элите на Руси тоже хотелось большего, но выше себя никак не прыгнуть. Вот и получалось постоянное заглядывание в рот западной стороне. Что делать, понты дороже, а смириться и жить своей жизнью гордыня не позволяет. Да и другие элиты тоже - они тоже любители прихватить то, что плохо лежит, и отобрать у того, кто слабее.
  Ладно, пора трогаться в путь. А там видно будет.
  
  * * *
  Глава 8.
  Опять приключения?
  
  До вчерашней деревеньки дойти мне не получилось. Я уже почти спокойно доехал до овражка. Вдруг из деревеньки выбежали две небольшие человеческие фигуры и стремглав понеслись к находящемуся неподалёку оврагу. Не знаю, отчего они ударились в бега. Тут уже у меня самого не выдержали нервы. Я быстро соскочил с коня, достал и на самом деле взялся заряжать фузею. Явно там, в деревеньке, кто-то 'шалит'. Проходили уже, да и подстраховаться не мешает. Времена-то нынче неспокойные, я уже в курсах. Вот и мои ожидания оправдались - из деревни выскочили два всадника и на полном скаку стали догонять две крохотные человеческие фигуры. Так как им ко мне было ближе, то я уже вполне смог различить - по зелёному полю, и в мою сторону, но немного наискось, нёсся невысокий босоногий мальчик и, чуть отставая от него, бежала какая-то девчушка. Судя по одежде, явно крестьянские дети. Хотя, я и сам был одет в рубашку и портки стрельца, особым качеством тоже не блиставшими, и ненамного отличавшихся от крестьянских. А на ногах у меня вообще чёрт знает что. К счастью, за детьми, кроме этих двух конных вояк, больше никто не гнался. И они быстро нагоняли бедолаг. И что мне делать? Помимо опасности крестьянским деткам, ведь эти вояки были опасны и мне. Да и, заглядевшись на разыгравшейся передо мной действо, я упустил момент, когда мне самому надо было поскакать обратно. Потом, я не чувствовал себя таким уж хорошим всадником, способным усидеть на Январе на полном скаку. Так что, мне только оставалось принять бой. Да и плевать, кто тут скачет. Пока что здесь для меня всё чужое.
  Прицелившись поточнее, я спустил курок. Не знаю, попаду или нет. Оружие-то не совсем уж пристрелянное и привычное для моих рук. Хоть и когда-то я являлся неплохим стрелком, но работал-то с каким оружием! С нынешним никак не сравнить! Грянул выстрел. Янавар чуть слегка дернулся в мою сторону, но не убежал - он, похоже, уже был привычен к такому, да и дёрнулся только после выстрела, поэтому отвлечь меня он не мог. Мастерство точно не пропьёшь! Передний всадник прямо на скаку перелетел через начавшуюся падать лошадь. Чтобы бить наверняка, я прицелился, как ни жалко, в лошадь. Что делать, иначе не попадёшь. И тут же начал заряжать фузею во второй раз. Второй всадник уже видел меня и вполне осознавал мои действия, поэтому он, оставив детей, уже направился в мою сторону. Уйти он не мог, потому что я его просто прострелил бы сзади, ну, хотя бы, его коня. А пешим он от меня никуда не денется! Что же, ставлю курок на предохранительный взвод, открываю полку замка, откусываю кончик бумажной оболочки патрона, потом ссыплю небольшое количество пороха на полку, тут же закрываю аккуратно полку крышкой-огнивом, фузею ставлю прикладом на землю. Остальной порох из патрона в ствол, потом туда же большую, круглую пулю, завёрнутую в бумагу. Шомполом работать времени нет, поэтому просто стучу прикладом об землю. Всё, можно поднять фузею и стрелять.
  Враг пустил своего коня во всю прыть. Одновременно он поднимал пистоль, потому что на полном скаку с ружьём не побалуешь. Я-то стою на месте. Мне легче. Конечно, стрельнуть из пистоля нежданному противнику я не дал. Расстояние уже прилично сократилось, поэтому я просто выстрелил ему прямо в грудь. Грянул выстрел, и почти мгновенно всадник упал вперёд на холку своего коня. По инерции конь проскакал немного вперед, но всадник не удержался в седле и прямо по ходу грохнулся на землю. Тут уже пришло время действовать по-иному. Я, сильно пригнувшись и петляя из одной стороны в другую, направился в сторону поверженного противника. Конь противника, немного проскакав и учуяв потерю своего всадника, встал. Но он пока мне не был нужен. Ускачет, ну и пусть. Будет стоять, проверю, что там, у вражины, в перемётных сумах.
  Противник ещё дышал, но уже лежал без сознания. Потом, бандюга оказался вполне себе крепким молодым человеком, чуть ниже меня, лет так двадцати пяти и даже симпатичным, только слегка обросшим и с приличной, на несколько дней, щетиной. И он сильно нехорошо пах, скорее, просто от походных условий. Что делать, война всегда берёт своё. Хотя, в его лице мне отчего-то почудились знакомые черты. Я попал ему почти в грудь, но не совсем в сердце, а в правое плечо. Но всё равно дыра в теле большая, и кровь хлестала только так. Понятно, что ранение серьёзное, и наёмник точно не жилец, видно уже, что доходит. Поэтому я не стал заморачиваться оказанием хоть какой-то помощи.
  Так, со стороны деревушки вроде спокойно. Пока никого с той стороны не наблюдалось. Первый наёмник-европеец - а кто же, если у него одежда вполне европейская и не схожа с со стрелецкой, был вполне жив. И он тоже оказался молодым человеком примерно тех же лет, как и второй, но сильно отличался. Мелковат, но строен и жилист. Явно не родственники. Оказалось, что наёмник повредил себе ногу и руку, похоже, не так сильно - крови не виднелось. Заодно вояка, похоже, получил и контузию - пока что он явно находился без сознания. Что же, неудачно упал. Бывает. Коня-то я подстрелил прямо в грудь. На всякий случай, подобрал валявшийся неподалёку пистоль, снял такой второй с пояса наёмника, достал с ножен кинжал и саблю. Слегка охлопал лежавшее без сознания тело, но, вроде, больше оружия не нащупал.
  Так, пока опасаться нечего. Мальчишка с девчонкой, сильно удивлённые случившимся на их глазах, похоже, потерялись и просто стояли, и явно в ступоре, глядя в мою сторону. Я ничего кричать не стал, а просто махнул рукой, подзывая их к себе. Ничего, убегать не стали, а медленно направились в мою сторону.
  Это оказались, надо же, действительно, мальчишка лет десяти и девушка, на удивление, вполне взрослая, лет так шестнадцати-семнадцати, просто низкорослая, наверное, под метр пятьдесят с хвостиком. Мне под грудь будет. Хотя, чего я? Даже те стрельцы, которых я видел, все были ниже меня ростом. Время такое - недоедают, похоже, сильно, калорий мало получают. Не знаю, отчего царь Петр за бугром так сильно вырос. Ведь ему в это время уже было лет двадцать пять, а к этому возрасту люди уже, как правило, не растут. Хотя, чего только в природе не бывает. Всё же царь, и с получением калорий у него точно проблем не было.
  Подошли, встали - мальчик чуть впереди, а девушка сзади. Сильно напуганные, дрожат, и боятся поднимать на меня взгляд!
  - Так, кто такие? Меня не бойтесь, видите же, я свой. Вас вон спас.
  - Дяденька, мы местныя. А ты нам обиду чинити не буде?
  У мальчика страх быстро стал отступать. Всё же, хоть какой, но мужчина, да и любопытный! По глазам видно!
  - Нет, не буду! Свой я! Ехал вон по своим делам, а тут тати людей обижают. Ну, представьтесь, кто такие? Отчего вы бежали из деревни?
  - Немцы, дядя! И ляхи! Стрельцов искати. А их у нас не бысть. Грабить начати, жонок пользовати. Мамку насиловать хотети, тятю убити. А мы с Настёной в овраг. Мамка повелети.
  - Как звать-то, храбрец?
  - Василь я, дядя. А ты чьих буде?
  - Почему чей, Василь? Свой я.
  - Чудно глаголити, дядя! Яко божьи людишки, или дьяк какой. Или воин большого чину, из бояр иль боярских детей.
  Так, и кем же мне тут прикинуться перед мальчиком и девушкой? Назваться немцем не получится. Точно чужим стану. А так, и одет просто, и воинские навыки имею. Значит, остаётся стать только казаком. Да и брательник у меня старший, если уж признаться, числится, то есть, уже числилось где-то там, вполне себе сибирским казаком. Конечно, не люблю я ряженных, но с моим братом особый разговор. Служил он, большого полковничьего чина достиг, зенитчиком был, зенитно-ракетным дивизионом командовал, а потом отчего-то перевёлся в спецназ и отрядом командовал. В Чечне был пару раз по три месяца, потом в Дагестане, вроде, и побольше, тоже медаль имеет. А потом в Новосибирске подался казачьих кадетов в училище учить и там тоже дослужился до зама начальника. Попутно его и в казаки приняли, в свой реестр записали и чин какой-то казачий дали. Так что же, раз у меня старший брать казак, то почему и я не могу стать и быть казаком? Одна же кровь, тоже буйная!
  - Казак я, Васька, из Яицкого городка, хорунжий. Тоже, как тебя, Василием зовут, а кличка - Чепай. Вот, дела у меня тут поблизости образовались, а тут такое случилось. Неужто я, казак, своих перед немцами и ляхами в обиду дам? Да ни за что! Богом клянусь! - и тут же я чисто по православному троекратно перекрестился.
  - О, ясно, казак! Видимо, казаки все так глаголити.
  - Да, Васька, у нас там, на Яике, многие так говорят.
  - Свои, Васька, свои! Счастье-то какое! - девушка, явно обрадованная таким поворотом дела, схватила мальчишку и крепко прижала к себе, и заплакала. - Мы спасены! О, боже, благодарити тебе. Поможе же, Христос, и тебе, казаче! Век благодарити буде.
  И девушка, оставив братца, вмиг, и чуть ли не в пояс, поклонилась мне. Сам не ожидал такого, какие уж тут благодарности, оттого и даже малость покраснел от удовольствия.
  Надо же, а она весьма симпатичная, эта дивчина. Роста, конечно, небольшого, ей богу, точно мне всего по грудь будет. Но, она же ещё подросток только, скорее всего, подрастёт ещё. Одежда - длинный сарафан поверх беловатой рубахи. Босоногая. Конечно, и одежда грязная, и лицо малость чумазое, но всё равно видно, что симпатичная. И коса длинная, чуть ли не до пояса. Если распустить - то дивно хорошо будет смотреться.
  - Благодарствую, красавица, на добром слове! Казак всегда своим поможет. Так что, не бойтесь! Так, только негоже нам тут стоять, как три тополя на Плющихе. Васька, Настёна, давай-ка быстрей собираться. А то немцы с ляхами схватятся за своих, а мы убежать не сможем. Васька, иди, лови коня и приведи сюда, а мы тут добро соберём!
  Решил повторно обыскать живого, вроде, хоть и потерявшего сознание, наёмника. Может, у него там под одеждой что-то ценное спрятано? Так и оказалось - из-за пазухи достал солидный свёрток, но с чем, проверять не стал. Потом разберусь. Само собой, аккуратно снял и пояс с ножнами и несколькими небольшими сумочками-кисетами. Подумал и срезал перевязь с приспособлениями для стрельбы и ремни пары сумок. Потом разберусь, а что срезал, так сошью. Вроде, больше ничего особо ценного у вояки не осталось? Кафтан, камзол и штаны, да и сапоги, снять не получится - так, вроде, и сломанные руку и ногу, хотя, не так уж и серьёзно, тревожить придётся. Наверное, не стоит. Я же не мародёр конченный. А вот металлический шлём подойдёт!
  Словно накаркал. От моих хлопот наёмник явно пришел в себя.
  - Psja krew!! Cholera! Przeklęty moskal! Niech cię diabli zaczęło się pieczenie w piekle! Ty wieśniaku, na kogo rękę podniósł! (Собачья кровь! Чёрт! Проклятый москаль! Пусть тебя черти зажарили в аду! Ты, холоп, на кого руку поднял! - польск.)
  От такого сильно неожиданного, произнесённого с леденящей душу ненавистью, словесного водопада, я сначала оторопел.
  - Пся крев? - дошло до меня. Поляк? - удивился я? - Что ты тут потерял, пшек?
  Но потом опомнился. Надо же, а вояка-то не только живым оказался, но и прекрасно себя чувствует! Может, он просто притворялся?
  Похоже, что этот поляк-наёмник вполне мог быть из того войска, что, возможно, были направлены царём Петром на Москву, чтобы скинуть царевну Софью. По крайней мере, больше мне в голову мыслей не пришло.
  Так, а ведь с ляхом можно немножко побалагурить! Уже я, конечно, на русском, начал импровизированный допрос бедного пленного поляка. Неожиданностей можно было не опасаться - по одной руке и ноге у него и на самом деле были сломаны, но повреждения можно было считать незначительными - руки и ноги оказались прямыми, но двигать их поляк опасался. Да и оружия у него уже не имелось. А оказывать помощь я ему не собирался - обойдётся! Да мне тут быстрее ноги делать надо!
  Худо-бедно мы с поляком нашли понимание. Хотя, многого я просто не понял - язык-то сильно отличался от русского, но нужное себе освоил. В общем, оба поляка оказались шляхтичами, и на самом деле были наёмниками из предполагаемого мною, точнее, сотником Анисимом Колычёвым, войска. Значит, серьёзное намечается. Неужели царь Пётр Первый не просто так взошёл на российский престол? Может, он и на самом деле подменённый? Было что-то такое в Интернете на счёт уничтожения стрелецких полков именно с привлечением иностранных войск.
  Живого поляка, если я правильно понял, звали Казимиром Бечковичом. А вот второго, невинно убиённого мною, он назвал Каролёком Рачинским. Само собой, оба они имели, самое что ни есть, благородное происхождение, и чуть ли не княжеское, правда, я в детали сдаваться не стал. Хотя, в этой дрянной Польше чуть ли не каждый второй считает себя шляхтичем. Ни кола, ни двора, и, в принципе, тот же слуга у богатого сородича, а гляди-ка, шляхтич. Ну а я, вообще-то, тоже по всем понятиям, не хуже. Чин офицерский имею, воевал, а недавно у меня и баронские цацки имелись. Жаль, что отняли. Тем не менее, и на этот раз я прикольнулся, назвавшись поляку хорунжием Василием Чепаем из Яицкого городка. Заодно и кольнул по его самолюбию, отметив, что я из командного состава, пусть и младшего, и защищаю свою страну, а они оба грабители-насильники, и всего лишь рядовые.
  Результат допроса был! Главное, что мне требовалось, и не вызывая подозрения, я узнал - сегодняшнюю дату! Просто спросил у поляка, когда они с другом прибыли в здешние места? Оказалось, что неделю назад, 15 июля 1698 года. В ихнем наёмном отряде, кстати, во главе с немецким капитаном Отто Шверином, было человек пятьдесят - немцев из Пруссии и поляков, так же и литвинов вперемежку. В данный момент в Великом княжестве Литовском, оказывается, шла неплохая гражданская война между сторонниками великого гетмана Яна Сапеги и его противниками, и потому московские дела пока мало кому были интересны. Тем не менее, ещё в мае, сразу после полевых работ, был начат сбор наёмников, отчего-то именно военными из Пруссии, и их отправка в Москву, как будто на помощь московскому царю. И поляк слышал, что таких отрядов, как у него, было набрано немало. И они уже успели принять участие в боевых действиях. Согласно известным поляку данным, в конце июня произошло странное столкновение между стрельцами и верными царю Петру войсками, окончившееся ничем. Вот тут мне и стало понятно, отчего в Подмосковье шатаются все, кому не лень. Даже стрельцы, вон, уцелели. Хотя, бунт они подняли, прежде всего, не от хорошей жизни. Совали их во время боёв в самое пекло, жалование не платили, семьи голодали - так что, кроме как бунтом до разума власть предержащих не достучаться. Да и использовали их во всяких тёмных делишках и в политике все кому не лень.
  Что делать - всегда так было и будет...
  Участие в столкновении приняли и наёмные отряды. Деталей поляк не знал и особо не интересовался. Он лишь подтвердил, что набор в наёмники для отправки на Русь продолжался прежними темпами, ибо их отряд был набран как раз после того столкновения.
  Понятно, что наёмники ничем хорошим не занимались. Отряд поляка, конечно, действовал в отрыве от основной массы войск, собравшихся против стрельцов. Пока во главе верных царю Петру отрядов стоял, вроде, князь-кесарь Фёдор Ромодановский. События вот-вот должны были начаться. Ждали только генералиссимуса Алексея Шеина, ненароком приболевшего в Азове, или же самого царя Петра.
  Время поджимало. Оттого дальнейшими подробностями я не стал интересоваться. Ненавязчиво уточнив, получил, что здесь и сейчас было 22 июля 1698 года. И это сведение для меня являлось главным!
  Поляк цедил слова из последних сил и всё ругался, параллельно постоянно припоминая свою 'Jesus, Maria!'. Но рассказывал, что мне требовалось. Потому что я ему сказал, что являюсь казаком-характерником и, если надо будет, то могу применить и все свои умения. Тогда ему мало не покажется. Не будет выделываться, так и быть, резать не буду. Обещаю. Пусть живёт, только чтобы больше на Русь ни ногой. А что с остальными его товарищами, то как только подойдут мои друзья-товарищи, то и с ними рассчитаемся сполна и за эту, и за другие сожжённые и разграбленные деревни и за убитых людей, и поруганных женщин. Придёт, мол, срок, и яицкие казаки всё вам, вражинам, припомнят, или я не Василь Чепай буду! Что на меня нашло, сам не понял, но, видать, наговорил я ляху в три короба. Похлеще Троцкого глаголил. Настёна с Васькой, хоть и находились в сторонке, всё слышали и от удивления только рты пооткрывали. Похоже, перед красавицей решил малость выделываться. Конечно, неосознанно. Когда женщины рядом, то их флюиды однозначно любого мужчину с ума сведут. А у меня уж сколько времени стрессовая ситуация, и не думает кончаться. Вот и навешал я поляку лапшу на уши. Ну и, немного политики толкнул. Сказал, что не дело полякам всё время лаяться с русичами. Дорого это им обойдётся! Лучше бы, вон, на север посматривали? А то вот придёт скоро Карл, король свейский, воевать Русь, так и Польшу к ногтю прижмёт. И никто ведь им не поможет, так как скоро все в Европе Испанское наследство делить возьмутся. Лучше бы они в свободное время курфюрство Прусское вообще с земли извели, а не шлялись по русским землям. А то пригрели немца-змею прямо у себя на груди. Ведь потом сильно аукнется. Да и Курляндию нечего жалеть, надо выдоить досуха. Нечего, мол, вообще немцам делать на славянских землях. И, вообще, сказал, что если будут ляхи постоянно наскакивать на русские земли, то быть им всегда битыми, и дойдёт до того, что великая Россия вместе с Австрией и Пруссией вообще поделят Польшу на троих. Мол, и тогда станет Варшава какой-нибудь немецкой Barschau. А будут мирно жить с русскими, тогда и не тронет Польшу никто!
  Конечно, в местных реалиях я особо и не разбирался, но, примерно что происходило до этого и, возможно, произойдёт после, представлял. Честное слово, непростые времена ждали меня самого.
  Выговорившись, допрашивать больше поляка я не стал. Так, чёрт с ним! Взялся за его бедную лошадку. Она тяжело дышала, но умирать прямо сейчас не собиралась. Ну, потом отойдёт. А седло со всеми прибамбасами и перемётные сумы наши. И ружьё есть. Свёрток какой-то приторочен к седлу. Всё возьмём. Тут же закинул хабар на подошедшего Янавара.
  Потом мы вместе с Васькой направились ко второму ляху. А Настёна немного в отдалении осталась караулить живого поляка и посматривать в сторону своей родной деревеньки.
  Уже привыкший ко мне Янавар потрусил следом.
  - О, дядько Василь! Энтот яко ты - лик схожий! Чудно! Може, сродственник? Тако сбруя другия.
  Я и на самом деле пристальное вгляделся в покойного. Да, есть что-то такое - на моих братьев и на себя самого немного похож. Хотя, бывает...
  - Да, Васька. Есть что-то такое. Но не сродственник. Лях!
  Я стал по-быстрому обирать труп поляка, вообще снимая с него верхнюю одежду, пусть и залитую кровью. Сам отошёл в мир иной, бедный, добивать не пришлось. Ему уже ничего не нужно, а мне пригодится. Потом, он захватчик, а я защитник, получается, родных нив и деревень. Расстелил кафтан на траву и стал кидать туда всё. Оставил труп поляка в одном нижнем белье. Главное, размер ноги у него на удивление оказался большой, и его сапоги мне подошли. Завязав кафтан, потом и штаны поляка и скрепив их друг с другом куском верёвки, найденной в вещах стрельца, опять новый хабар закинул на Янавара.
  Болтать я, конечно, горазд. Но и в сторонку деревни, и помимо Настёны, не забывал просматривать. Что с девушки взять? Хоть пока там ещё никто не показывался, но чуйка меня никогда не подводила. Как только почувствовал, что пора, так схватился за уздечку Янавара и потянул его в сторону овражка. Была там тропинка, прямо в овраг спускалась. Похоже, звери аль скотина какая протоптала. Настёна подтвердила, что в овражке ручеёк имеется, с весьма вкусной водой. Чуть спуститься, и родник. Ещё немного дальше тропинка выводила прямо в большой лес. Тут уже звери постарались. Значит, уйдём.
  Васька не сплоховал и схватился за пойманного им второго коня - хотя, тот и не думал убегать, и тоже двинулся за мной. А Настёна только и была рада этому, и быстрей ко мне пристроилась. Ведь враги могли нагрянуть в любой момент.
  А вот поляки спокойно остались - хотя, один мёртвый, раздетый до рубахи и подштанников, а другой живой, но в полном одеянии. Не тронул я этого Казимира. Пусть покоптит небо. Авось поймёт хоть что-то...
  
  * * *
  Глава 9.
  Новые знакомства.
  
  А так мы, как чуял я, удрали вовремя. Когда тормознули ненадолго утолять жажду у родника - главное, кони-то не напоённые, да и самим сильно пить охота, то послышался топот многочисленных копыт. Похоже, поляки с немцами спохватились своих товарищей, точнее, коллег-татей. Мы даже умываться не стали, а постарались убраться поскорей. Хорошо, что тропинка вела прямо к вчерашнему лесу. Когда мы уже поднимались с оврага наверх, было видно, что на месте недавней схватки крутились несколько всадников и частично торопливо шастали там туда-сюда и пешие вояки. Потом, по обе стороны оврага к лесу во всю прыть скакали две небольшие группы наёмников. Но к этому времени мы уже успели зайти в лес, и я сразу же припустил подальше вглубь от опушки. У нас приличная фора, а в лесу наёмникам так и так придётся спешиться. Васька, к тому же, неплохо ориентировался здесь, и он повёл нашу небольшую группу в сторону очередного оврага, пролёгшего через лес. Кстати, он оказался тем, что я вчера отдыхал. Там нам попалась еле-еле заметная тропинка, по которой мы наискось перешли на другую сторону. Потом пошло болото, но не сильно уж непроходимое, но Васька и тут знал подходящий проход, так что мы благополучно оказались на той стороне. Похоже, ушли? Видимо, никто нас не преследовал - по крайней мере, никакого постороннего шума сзади не слышалось.
  Слишком уж далеко от болота мы удаляться не стали, нашли очередной ручеёк, вытекающий из него и стали на привал. Хорошо, что в перемётных сумах поляков еда нашлась, вот и сотворили мы в очередной раз кулеш, просто с немного другим содержимым. Для экономии и травок разных покидали больше.
  А вот моим лошадкам пришлось обойтись подножным кормом. Никакого корма для них у поляков не нашлось.
  После короткого отдыха продолжили путь. У брата с сестрой тут поблизости в другой деревушке имелась родня, и я решил, что им надо направиться именно туда. Ну, не таскать же их с собой! Хотя, мои новые спутники изъявили желание и далее следовать вместе со мной, но я сказал, что как честный казак, вынужден отказать, так как слишком уж у нас, казаков, жизнь беспокойная. Тем более, я здесь не просто так, а по делу, и мне надо выяснить, что тут происходит. Может, помощь нужна? А потом я вернусь к себе на Яик обратно. Но мой путь туда весьма труден. Потом, у меня ещё и другие дела имеются, о которых никто не должен знать, в том числе и они, поэтому однозначно нет. Тут я вспомнил, что у меня кое-какая здешняя ювелирка завалялась, и решил подарить на память Настёне серебряное колечко, а Ваське - пару здешних серебряных монеток с саблей, как я понял, копеек. Что на них можно купить, я, честно говоря, не догадывался, но, судя по радостным взглядам брата и сестры, тоже деньги, по крайней мере, для них. Колечко - тоже весомо. Ладно, не жалко - может, и не только на память, и про запас на чёрный день.
  Нам по пути крупно повезло. Мы наткнулись на кабанов. Тут уж такую возможность я упускать не стал и свалил одного кабанчика, хотя, и не самого крупного. Стадо оказалось не из пугливых, но после моего второго выстрела сразу же дало стрекача. Теперь я особо не боялся - у меня имелось даже три фузеи и куча боеприпасов.
  Мы сразу же разожгли костёр и поставили воду греться. Общими усилиями освежевали кабанчика и потом сварили мяса - много мяса, только мяса - целый котёл. Давно я так не наедался, похоже, и мои спутники тоже. Конечно, внутренности, голову и ноги мы, хотя, не без сожаления со стороны моих спутников выкинули - зачем с ними возиться, но остаток даже неосмолённой тушки, и приличный, забрали с собой.
  Вечером Настёна с Васькой всё пытались мне устроить, честное слово, фирменный допрос. То, что днём рассказал, их не устроило. Очень уж им любопытно стало, откуда я тут взялся и почему говор у меня чудный. Вроде, и по-русски разговариваю, и в то же время немного не так. 'Яко казаки тако глаголити?' - неудержимо допытывался Васька. Меня бояться они не совсем уж перестали, но не особо сильно. Конечно, сторожились, особенно девушка - обычно ведь женщинам приходится страдать от незнакомых мужчин.
  В общем, я как бы сдался и сообщил, что не все. Мол, есть там у нас грамотеи, которые научили части казаков новому говору, мол, для удобства. И в доказательство, прихлопывая деревянными ложками по чурбаку, спел красивую детскую песенку из будущего:
  'От улыбки хмурый день светлей,
  От улыбки в небе радуга зажжётся.
  Улыбнись улыбкою своей,
  И она тогда к тебе вернётся.
  И тогда наверняка,
  Вдруг запляшут облака,
  И кузнечик запиликает на скрипке.
  С голубого ручейка начинается река,
  Ну а дружба начинается с улыбки'.
  Если честно, то это я так снимал стресс. Что ни говори, перенос я перенёс не так уж и легко. А тут под руку подвернулась красивая девчушка с симпатичным личиком - и с хорошей фигуркой, и звонким голосом. Конечно, она сильно моложе меня, так, оказывается, здесь это нисколько не проблема - воинские люди не так рано женятся, а девушки тут рано выходят замуж. Чуть ли не с шестнадцати лет, может и раньше. Чуть немного опоздать с замужеством, и они уже считаются старыми девами. Нет, такие порядки мне не нравятся. Замуж надо выходить всё же чуть попозже. А то сколько ранних женских смертей, и дети погибают.
  Конечно, пришлось спеть все куплеты. Настёне, это было отчётливо видно по её покрасневшему лицу, да и Ваське, песня понравилась. Может, просто она для молодых людей оказалась сильно необычной. Зато когда девушка сама попробовала спеть, то при её звонком и лирическим голосе из песни получилась вообще прелесть. Так бы и слушал, и слушал.
  Конечно, по ходу беседы и развлечения я попытался осторожно уточнить дату, уже согласно тутошним реалиям. В Европах-то там свой календарь, а здесь - свой, уже совершенно другой. А то ранее как-то не получилось. Прямо спросить нельзя, а сами они об этом тут как бы и не догадывались. Вроде, пока стоял месяц липень. При более подробном уточнении оказалось что-то 9 июля 7206 года от сотворения мира, и до Нового года оставалось, надо же, только месяц с лишним. Это было для меня сильно прикольно.
  Понятно, что в моём мире Новый год с первого января, и празднование на немецкий манер, вёл Пётр Первый. Ну, ничего страшного, отпраздную, заодно, дай бог, и первого января.
  Просветила немного меня молодёжь и на счёт здешних цен - хоть и не всё, но что-то они знали. Оказалось, что цена пуда ржи составляла шесть копеек, топор уже стоил восемь. А вот мясо простым людям было не столь доступно - лошади и коровы продавались за рубль и более. Надо было учитывать и то, что скотина тут была низкорослой и весила сильно меньше, чем у меня, скажем, в будущем. Но, вроде, пуд мяса можно было купить копеек за тридцать-сорок. Нехило стоила и одежда. Вроде, даже простая сермяга, как я понял, что-то типа кафтана из простого шерстяного сукна, стоила двадцать-тридцать копеек, а то и больше. Даже за простую льняную рубаху, бывало, требовали семь-восемь копеек. Что уж говорить о более качественной и нарядной одежде! А вот о стоимости оружия, особенно огнестрельного, брат с сестрой, конечно, не знали. Откуда им знать про такие вещи?
  Конечно, я осторожничал, оговорившись тем, что у нас в Яицком городке всё стоило гораздо дороже, ибо там, не в пример московским, края дикие и сильно опасные.
  Правда, мои чешуйки с саблей оказались московскими копейками и они, как сообщили мне мои спутники, весили и стоили два раза меньше, чем новгородские. Но дать больше Ваське я не собирался и не мог - к сожалению, меня самого впереди ждали нехилые испытания, и денег мне могло потребоваться немало.
  Тем не менее, молодёжь сильно осталась довольной моими подарками. Значит, Васька вполне мог купить килограмма три ржи, а уж за сколько можно было продать серебряное колечко Настёны, хоть и простое, я не представлял. Серебра там точно грамм пять, не меньше, значит, десяток копеек он точно стоит, а скорее всего, и больше. Что же, килограмм пять-шесть мяса тоже немало.
  Просветили Настёна с Васькой меня и на счёт местной политической обстановки. Многого они, конечно, не знали и не могли знать, но хоть что-то, пусть и на уровне слухов, разъяснили. Как оказалось, царевне Софье удалось переманить на свою сторону практически все столичные стрелецкие полки, оттого результат их схватки с полками иноземного строя и привлеченными наёмниками вышел немного иной, чем в моей реальности. Ну, встретились, чуть постреляли друг в друга и разошлись. В общем, сторонники царя Петра оказались в явном меньшинстве, и пока вверх взяла царевна Софья. Зато Подмосковье стало сильно опасным местом, ибо тут шастали все, кому не лень. Понятно, что крестьяне стоически терпели времена очередной смуты, но надеялись, что скоро всё кончится. Да и что они могли предпринять? Ничего...
  Ещё о многом мы поболтали с Настёной и Васькой, конечно, больше всего о местных реалиях - правда, в основном о здешних хозяйственных мелочах. Ну, как тут живётся, кто чем владеет, какие порядки. Я постарался ничем не выдать себя.
  Можно было считать, что вечер потрачен не зря. Нужная информация получена, да и я постепенно вживался в местную жизнь. Первые контакты с местными, что ни говори...
  Так что, ложился я спать сильно спокойным, чем ранее.
  До другой деревеньки мы добрались только после следующего полудня. Путь по лесам и полям оказался непростым, да мне и моим спутникам и приходилось остерегаться всего. Так как у меня, на правах военных трофеев, имелось до хрена нужных и ненужных вещей, то я расщедрился и спокойно отдал своим невольным спутникам большую часть вещей из перемётных сум - одежду, некоторую посуду, продукты, считай, практически всё. Заодно и подарил пару небольших и невзрачных кинжалов, доставшихся мне от покойного стрельца. Мне самому от вещей живого ляха остались только сумка средних размеров, в которой, на удивление, обнаружились кое-какие бумаги, потом две большие книжки - одна на латинском, и явно церковная, а другая пока непонятного содержания на польском. Зажал я для себя и найденные там же кое-какие бытовые и хозяйственные предметы поляка и его кошель. Солидный свёрток из-за пазухи перекочевал в сумку. Что там, пока не удосужился проверить. А вот большой свёрток, ранее притороченный к седлу, видимо, с награбленным в деревеньке добром, в основном, крестьянским тряпьём, я отдал молодёжи. Даже не стал особо разбираться, что там. Вещи мёртвого ляха у меня остались практически в полном объёме. Хотя, они у него тоже повторялись - почти то же самое, что и у приятеля. Правда, за пазухой у него ничего не обнаружилось. Хотя, свёрток с награбленным, притороченный к седлу, тоже имелся. И в сумке много чего обнаружилось. Конечно, опять же бумаги, бытовые и хозяйственные предметы и кошель. Книжки тоже попались - даже четыре штуки, но я их даже не трогал.
  И, вообще, у меня теперь в трофеях числилось две большие кожаные патронные сумы чёрного цвета с широкими светло-жёлтыми кожаными перевязями, набитые всякими боеприпасами для фузей и прочими вещичками - приспособлениями для стрельбы, навешанными даже и на самой перевязи. Само собой, три сабли - две с ножнами, три фузеи, и все разные - одна, конечно, от стрельца, четыре пистоля - это оружие простым крестьянам ни к чему. Приличных кинжалов целых шесть штук, и парочка с ножнами! Даже металлические шлемы - и то две штуки.
  Лошадь я, конечно, оставил себе - военный трофей, да и пусть она у меня будет заводной. Теперь на нём два тяжёлых кожаных седла явно европейского типа вместе со всеми прибамбасами да четыре перемётные сумы. А снизу под седлами подстилки красного цвета. Потом, на седлах имелись кожаные стаканы для концов ствола фузей, но пару польских трофейных фузей я пока просто привязал к основному седлу.
  Надо было видеть радость брата и сестры. Они, лишённые всего, потихонечку обрастали имуществом. Конечно, потерян отец, неизвестно что с матерью и другими деревенскими. Но в свой дом в родной Липовке молодёжь пока точно возвращаться не могла - там остались враги, и деревенька точно разграблена. Что там могли сотворить наёмники после гибели своих дружков? Наверное, ничего хорошего? Может, потом, когда всё успокоится, можно будет проведать?
  Правда, скорее всего, я с Настёной и Васькой наверняка больше никогда и не встречусь. У меня не имелось никаких намерений светиться прямо в столице и его ближайших окрестностях. Уж лучше жить где-нибудь на отшибе в провинции...
  Забрали брат с сестрой и почти всего оставшегося кабанчика, сколько смогли поднять - килограмм пятнадцать. Ещё немного, и мясо испортится. А так хоть моим недавним спутникам достанется.
  Заодно я попросил у молодёжи, конечно, не просто так, принести из родственных запасов хоть немного припасов - крупы там, солёного или валяного мяса, хотя бы на несколько дней пути, да ещё овса для моих лошадок. Если смогут, конечно.
  Попрощались, и на самом деле, наверное, навсегда. Мальчишка, конечно, держался спокойно, даже с некоторым безразличием. А вот девушке явно не хотелось расставаться со мной - она чуть ли не губки свои алые кусала от досады. Понимала, что, скорее всего, нам больше не свидеться. Самому не хотелось расставаться, но нельзя - мне пока тут только амуров не хватало, хотя, чего уж скрывать, сильно хотелось. Всего!
  Деревенька, как оказалось, называвшаяся Журавками, находилась не так далеко от опушки. Опять та ж самая нищета. Конечно, я схоронился в кустах и даже зарядил фузею. Мало ли что?
  Принесли. Вместе с Васькой, Настёны уже не было, прибыл и худой невысокий крестьянин с куцей бородкой, вроде, двоюродный его дядька Трифон, которому я ещё дополнительно вручил некоторые вещи из дорожного набора того же покойного поляка - небольшой медный котёл и железный топорик. По самым скромным подсчётам, принесённой просяной крупы - килограммов пять, и небольшого количества солёного свиного мяса и сала, с учётом остатков туши кабанчика, мне при экономном расходовании должно было хватить как минимум на недельку. Да ещё моим лошадкам достанется хоть чуточку овса, хотя, килограммов восемь это совсем мало. Больше ничего я не просил, да и не надо было - достану потом. Мне подвижность важнее, и потому особо прибарахляться нечего. И так уж всего нахватался. Потом, вопрос упирался и в сохранность продуктов - лето же жаркое на дворе. Может, мне ещё удастся и поохотиться. Ничего, тут средние века, живности пока много. Конечно, большую часть добытого мяса, к примеру, типа того же кабанчика, мне однозначно придётся выбросить, но ничего - кому надо, приберут.
  Так что, попрощавшись, я нырнул в лес и был таков. Чтобы не вести людей в соблазн, да и мало ли что, на этот раз я шёл, точнее, посменно ехал на Янаваре и Моторе до самой ночи. А то Трифон что-то завистливо и тоскливо смотрел на моих коней и остающиеся у меня вещи. Как будто они мне не нужны? Но он видел и то, что у меня в руках фузея, по всем признакам, даже и заряжённая. Мало того, я практически пришёл в норму, и мои ухватки однозначно выдавали во мне человека с воинскими навыками. Хоть и времени прошло достаточно, но спецназ есть спецназ - ещё не всё растеряно и пропито, и заросло жирком.
  Примерно куда ехать, я уже запланировал заранее - Настёна с Васькой, что знали, рассказали и подсказали. Куда я собирался, они, конечно, не были в курсе. Для них я просто выдвинул версию, что заеду в Москву и встречусь с нужными людьми, а потом направлюсь на восток к себе домой. Ложный путь он лучше всего обеспечивает безопасность. Реально - мой путь лежал обратно на юг, к затерянному где-то там, в лесу, под деревенькой Островок, схрону. Найти меня будет трудно. Старался двигаться немного в сторонке. И на привал я встал только сильно ближе к вечеру.
  По пути мне повезло нарваться на какую-то здоровую цветастую птицу, устроившую себе местечко для отдыха в кустах. Если бы она, похоже, не слишком уж и пуганая, не вздумала после перелёта только слегка так спрятаться, то я бы точно не подстрелил её. А так, один выстрел, и мне на пропитание бог послал приличный кусок мяса.
  Место опять оказалось достаточно укромным. Небольшая сухая ложбинка, густо заросшая кустами, неплохо укрывала меня. Чуть подальше, в неглубоком овражке, тёк и небольшой ручеёк. И, вообще, похоже, в Подмосковье вся местность сейчас лесистая и с обилием речек и ручейков.
  Само собой, кулешом я заморачиваться не стал и сварил мяса побольше - даже целый котёл только одного мяса, устроив себе праздник живота. Всё равно ведь, если быстрее не потратить, испортится. Жаль, что маловато соли пустил, ибо его у поляков было мало, но съесть можно.
  Одет я сейчас был получше. Одежду мёртвого поляка, уже более или менее выстиранную с песком в подвернувшейся лужице, хоть была немного коротковатой и жала меня, но я просто тупо распорол узкие места и напялил на себя. Рваные места, в том числе и от пули, слегка стянул, раз в вещах поляков нашлись и большие иголки, толстыми нитками, тоже обнаруженных в их запасах. Будет время, поставлю надёжные заплаты. А вот сапоги поляка мне пришлись в самый раз - хоть и трудно было разобраться, какой сапог, раз они оба одинаковые, на какую ногу, но было терпимо.
  Ничего, привыкну. Не босиком же мне ходить всё время.
  После сытного ужина решил перебрать сумки и слегка глянуть на трофейные бумаги - может, лях наврал мне? Нет, всё оказалось в порядке - опять же шляхтетские грамоты, потом, какие-то письма, похоже, на польском и латинском, и под конец мне в руки попались небольшой запас чистых листов у каждого. Имелись у них и письменные принадлежности. Так что, при случае можно что-то и сочинять. Эти Казимир Бечкович и Каролёк Рачинский и на самом деле оказались родовитыми, но, наверное, бедными шляхтичами. С чего это они нанялись на обыкновенный разбой? Нашёл я ихние фамильные перстни и небольшие походные печати. Мало того, мне у покойного в глаза попалась парочка красиво вышитых носовых платков даже с гербами, возможно, и ихним. Какой-то странный герб - голубой щит с жёлтыми крестом и подковой в середине в красивом цветочном обрамлении голубого цвета, потом с желтой короной наверху и серой птицей, наверное, ястребом. Хотя, может, девка какая подарила, провожая своего суженого на войну, точнее, на разбой.
  В первую очередь, решился проверить солидный свёрток, вытащенный из-за пазухи оставшегося в живых поляка. Ба, да мне повезло! Под простой льняной тканью обнаружились и приятно ласкали мой, мгновенно затуманившийся, взор неплохие вещички - небольшие красиво украшенный образок Богоматери, потом золотой или позолоченный крест, наверное, православный, и два маленьких сверточка. Первый оказался платочком с вышитым на нём узором, и явно гербом, а вот во втором, просто чистом куске ткани, нашлись штук пять золотых ювелирных изделий - колечко с красным камушком, небольшой изящный браслетик, цепочка с синим кулоном и пара серёжек с зелеными камушками. Явно этот разбойник ограбил кого-то богатого, скорее всего, и женщину.
  И кошели поляков сильно порадовали меня. Мне у покойного сразу же попались пять штук красивых, явно золотых, монет, с лицом бородатого мужчины с представительной внешностью. Понятно, что на монетах, как правило, чеканят лики правителей стран. Это и подтверждал странный текст - 'SIGISMVNDVS.III.D.C.POLONIJE.ET.SVEGIJE.REX'. Слышал я, что в Польше когда-то правил король Сигизмунд Третий. Наверное, точно монеты, отчеканенные в его правление. А теперь, он, получается, правил и в Швеции. И титул какой интересный - 'Rex' или по-русски 'Рекс'! Красиво звучит! На другой стороне виднелся красивый герб с надписью по кругу.
  Что же, пойдёт - на безрыбье и рак рыба. Конечно, пять золотых монет маловато. Для полного счастья хотя бы побольше серебра.
  У обоих поляков я наскрёб штук под пятьдесят серебряных монет. Правда, больше всего было небольших серебряных монет диаметров в пару сантиметров - опять с лицом бородатого мужчины, но уже другого и с короной, с почти схожей, но малость сокращённой, надписью. На другой стороне опять герб с надписью по кругу, тоже немного изменённый. Попадались и другие серебряные монеты примерно такого же размера, но уже с другими рисунками - с отличным от первых гербом на одной и непонятным буквенным вензелем на другой стороне. Но зато эти монеты было приятней держать в руках, чем чешуйки. Они и были тяжелей, и весили, на мой взгляд, точно не менее грамм пять-шесть.
  Правда, приятным довеском было и наличие тех же русских чешуек - новгородских и московских, опять же где-то под полсотни. Явно ограбили кого-то из русских. Полно было - ну, штук тридцать точно, и медных монет, ну, точно польских копеек, с непонятными узорами по обе стороны. Размером они были чуть поменьше серебряных, зато подходили по размеру и весили почти как исчезнувшие из обращения российские копейки в моём мире. Опять, я не знал, что на них можно было купить.
  Усталость брала своё и больше возиться с вещичками мне не хотелось. Да и нужен был кто местный, который мог бы помочь мне разобраться со всеми трофеями. Часть из них мне они ни к чему, и их следовало продать. Хотя, если осесть где-то капитально, то, может, всё и пригодится. Так что, ложился спать я, опять же под подвернувшейся елью, с чувством выполненного долга.
Оценка: 4.38*40  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"