Патман Анатолий Н.: другие произведения.

Проклятый немец Петра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.30*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжения. Комментарии. Приложения. Для сведения - параллельно выкладка будет осуществляться по адресу: https://author.today/reader/36368/277634

  * * *
  Глава 9.
  Новые знакомства.
  
  А так мы, как чуял я, удрали вовремя. Когда тормознули ненадолго утолять жажду у родника - главное, кони-то не напоённые, да и самим сильно пить охота, то послышался топот многочисленных копыт. Похоже, поляки с немцами спохватились своих товарищей, точнее, коллег-татей. Мы даже умываться не стали, а постарались убраться поскорей. Хорошо, что тропинка вела прямо к вчерашнему лесу. Когда мы уже поднимались с оврага наверх, было видно, что на месте недавней схватки крутились несколько всадников и частично торопливо шастали там туда-сюда и пешие вояки. Потом, по обе стороны оврага к лесу во всю прыть скакали две небольшие группы наёмников. Но к этому времени мы уже успели зайти в лес, и я сразу же припустил подальше вглубь от опушки. У нас приличная фора, а в лесу наёмникам так и так придётся спешиться. Васька, к тому же, неплохо ориентировался здесь, и он повёл нашу небольшую группу в сторону очередного оврага, пролёгшего через лес. Кстати, он оказался тем, что я вчера отдыхал. Там нам попалась еле-еле заметная тропинка, по которой мы наискось перешли на другую сторону. Потом пошло болото, но не сильно уж непроходимое, но Васька и тут знал подходящий проход, так что мы благополучно оказались на той стороне. Похоже, ушли? Видимо, никто нас не преследовал - по крайней мере, никакого постороннего шума сзади не слышалось.
  Слишком уж далеко от болота мы удаляться не стали, нашли очередной ручеёк, вытекающий из него и стали на привал. Хорошо, что в перемётных сумах поляков еда нашлась, вот и сотворили мы в очередной раз кулеш, просто с немного другим содержимым. Для экономии и травок разных покидали больше.
  А вот моим лошадкам пришлось обойтись подножным кормом. Никакого корма для них у поляков не нашлось.
  После короткого отдыха продолжили путь. У брата с сестрой тут поблизости в другой деревушке имелась родня, и я решил, что им надо направиться именно туда. Ну, не таскать же их с собой! Хотя, мои новые спутники изъявили желание и далее следовать вместе со мной, но я сказал, что как честный казак, вынужден отказать, так как слишком уж у нас, казаков, жизнь беспокойная. Тем более, я здесь не просто так, а по делу, и мне надо выяснить, что тут происходит. Может, помощь нужна? А потом я вернусь к себе на Яик обратно. Но мой путь туда весьма труден. Потом, у меня ещё и другие дела имеются, о которых никто не должен знать, в том числе и они, поэтому однозначно нет. Тут я вспомнил, что у меня кое-какая здешняя ювелирка завалялась, и решил подарить на память Настёне серебряное колечко, а Ваське - пару здешних серебряных монеток с саблей, как я понял, копеек. Что на них можно купить, я, честно говоря, не догадывался, но, судя по радостным взглядам брата и сестры, тоже деньги, по крайней мере, для них. Колечко - тоже весомо. Ладно, не жалко - может, и не только на память, и про запас на чёрный день.
  Нам по пути крупно повезло. Мы наткнулись на кабанов. Тут уж такую возможность я упускать не стал и свалил одного кабанчика, хотя, и не самого крупного. Стадо оказалось не из пугливых, но после моего второго выстрела сразу же дало стрекача. Теперь я особо не боялся - у меня имелось даже три фузеи и куча боеприпасов.
  Мы сразу же разожгли костёр и поставили воду греться. Общими усилиями освежевали кабанчика и потом сварили мяса - много мяса, только мяса - целый котёл. Давно я так не наедался, похоже, и мои спутники тоже. Конечно, внутренности, голову и ноги мы, хотя, не без сожаления со стороны моих спутников выкинули - зачем с ними возиться, но остаток даже неосмолённой тушки, и приличный, забрали с собой.
  Вечером Настёна с Васькой всё пытались мне устроить, честное слово, фирменный допрос. То, что днём рассказал, их не устроило. Очень уж им любопытно стало, откуда я тут взялся и почему говор у меня чудный. Вроде, и по-русски разговариваю, и в то же время немного не так. 'Яко казаки тако глаголити?' - неудержимо допытывался Васька. Меня бояться они не совсем уж перестали, но не особо сильно. Конечно, сторожились, особенно девушка - обычно ведь женщинам приходится страдать от незнакомых мужчин.
  В общем, я как бы сдался и сообщил, что не все. Мол, есть там у нас грамотеи, которые научили части казаков новому говору, мол, для удобства. И в доказательство, прихлопывая деревянными ложками по чурбаку, спел красивую детскую песенку из будущего:
  'От улыбки хмурый день светлей,
  От улыбки в небе радуга зажжётся.
  Улыбнись улыбкою своей,
  И она тогда к тебе вернётся.
  И тогда наверняка,
  Вдруг запляшут облака,
  И кузнечик запиликает на скрипке.
  С голубого ручейка начинается река,
  Ну а дружба начинается с улыбки'.
  Если честно, то это я так снимал стресс. Что ни говори, перенос я перенёс не так уж и легко. А тут под руку подвернулась красивая девчушка с симпатичным личиком - и с хорошей фигуркой, и звонким голосом. Конечно, она сильно моложе меня, так, оказывается, здесь это нисколько не проблема - воинские люди не так рано женятся, а девушки тут рано выходят замуж. Чуть ли не с шестнадцати лет, может и раньше. Чуть немного опоздать с замужеством, и они уже считаются старыми девами. Нет, такие порядки мне не нравятся. Замуж надо выходить всё же чуть попозже. А то сколько ранних женских смертей, и дети погибают.
  Конечно, пришлось спеть все куплеты. Настёне, это было отчётливо видно по её покрасневшему лицу, да и Ваське, песня понравилась. Может, просто она для молодых людей оказалась сильно необычной. Зато когда девушка сама попробовала спеть, то при её звонком и лирическим голосе из песни получилась вообще прелесть. Так бы и слушал, и слушал.
  Конечно, по ходу беседы и развлечения я попытался осторожно уточнить дату, уже согласно тутошним реалиям. В Европах-то там свой календарь, а здесь - свой, уже совершенно другой. А то ранее как-то не получилось. Прямо спросить нельзя, а сами они об этом тут как бы и не догадывались. Вроде, пока стоял месяц липень. При более подробном уточнении оказалось что-то 9 июля 7206 года от сотворения мира, и до Нового года оставалось, надо же, только месяц с лишним. Это было для меня сильно прикольно.
  Понятно, что в моём мире Новый год с первого января, и празднование на немецкий манер, вёл Пётр Первый. Ну, ничего страшного, отпраздную, заодно, дай бог, и первого января.
  Просветила немного меня молодёжь и на счёт здешних цен - хоть и не всё, но что-то они знали. Оказалось, что цена пуда ржи составляла шесть копеек, топор уже стоил восемь. А вот мясо простым людям было не столь доступно - лошади и коровы продавались за рубль и более. Надо было учитывать и то, что скотина тут была низкорослой и весила сильно меньше, чем у меня, скажем, в будущем. Но, вроде, пуд мяса можно было купить копеек за тридцать-сорок. Нехило стоила и одежда. Вроде, даже простая сермяга, как я понял, что-то типа кафтана из простого шерстяного сукна, стоила двадцать-тридцать копеек, а то и больше. Даже за простую льняную рубаху, бывало, требовали семь-восемь копеек. Что уж говорить о более качественной и нарядной одежде! А вот о стоимости оружия, особенно огнестрельного, брат с сестрой, конечно, не знали. Откуда им знать про такие вещи?
  Конечно, я осторожничал, оговорившись тем, что у нас в Яицком городке всё стоило гораздо дороже, ибо там, не в пример московским, края дикие и сильно опасные.
  Правда, мои чешуйки с саблей оказались московскими копейками и они, как сообщили мне мои спутники, весили и стоили два раза меньше, чем новгородские. Но дать больше Ваське я не собирался и не мог - к сожалению, меня самого впереди ждали нехилые испытания, и денег мне могло потребоваться немало.
  Тем не менее, молодёжь сильно осталась довольной моими подарками. Значит, Васька вполне мог купить килограмма три ржи, а уж за сколько можно было продать серебряное колечко Настёны, хоть и простое, я не представлял. Серебра там точно грамм пять, не меньше, значит, десяток копеек он точно стоит, а скорее всего, и больше. Что же, килограмм пять-шесть мяса тоже немало.
  Просветили Настёна с Васькой меня и на счёт местной политической обстановки. Многого они, конечно, не знали и не могли знать, но хоть что-то, пусть и на уровне слухов, разъяснили. Как оказалось, царевне Софье удалось переманить на свою сторону практически все столичные стрелецкие полки, оттого результат их схватки с полками иноземного строя и привлеченными наёмниками вышел немного иной, чем в моей реальности. Ну, встретились, чуть постреляли друг в друга и разошлись. В общем, сторонники царя Петра оказались в явном меньшинстве, и пока вверх взяла царевна Софья. Зато Подмосковье стало сильно опасным местом, ибо тут шастали все, кому не лень. Понятно, что крестьяне стоически терпели времена очередной смуты, но надеялись, что скоро всё кончится. Да и что они могли предпринять? Ничего...
  Ещё о многом мы поболтали с Настёной и Васькой, конечно, больше всего о местных реалиях - правда, в основном о здешних хозяйственных мелочах. Ну, как тут живётся, кто чем владеет, какие порядки. Я постарался ничем не выдать себя.
  Можно было считать, что вечер потрачен не зря. Нужная информация получена, да и я постепенно вживался в местную жизнь. Первые контакты с местными, что ни говори...
  Так что, ложился я спать сильно спокойным, чем ранее.
  До другой деревеньки мы добрались только после следующего полудня. Путь по лесам и полям оказался непростым, да мне и моим спутникам и приходилось остерегаться всего. Так как у меня, на правах военных трофеев, имелось до хрена нужных и ненужных вещей, то я расщедрился и спокойно отдал своим невольным спутникам большую часть вещей из перемётных сум - одежду, некоторую посуду, продукты, считай, практически всё. Заодно и подарил пару небольших и невзрачных кинжалов, доставшихся мне от покойного стрельца. Мне самому от вещей живого ляха остались только сумка средних размеров, в которой, на удивление, обнаружились кое-какие бумаги, потом две большие книжки - одна на латинском, и явно церковная, а другая пока непонятного содержания на польском. Зажал я для себя и найденные там же кое-какие бытовые и хозяйственные предметы поляка и его кошель. Солидный свёрток из-за пазухи перекочевал в сумку. Что там, пока не удосужился проверить. А вот большой свёрток, ранее притороченный к седлу, видимо, с награбленным в деревеньке добром, в основном, крестьянским тряпьём, я отдал молодёжи. Даже не стал особо разбираться, что там. Вещи мёртвого ляха у меня остались практически в полном объёме. Хотя, они у него тоже повторялись - почти то же самое, что и у приятеля. Правда, за пазухой у него ничего не обнаружилось. Хотя, свёрток с награбленным, притороченный к седлу, тоже имелся. И в сумке много чего обнаружилось. Конечно, опять же бумаги, бытовые и хозяйственные предметы и кошель. Книжки тоже попались - даже четыре штуки, но я их даже не трогал.
  И, вообще, у меня теперь в трофеях числилось две большие кожаные патронные сумы чёрного цвета с широкими светло-жёлтыми кожаными перевязями, набитые всякими боеприпасами для фузей и прочими вещичками - приспособлениями для стрельбы, навешанными даже и на самой перевязи. Само собой, три сабли - две с ножнами, три фузеи, и все разные - одна, конечно, от стрельца, четыре пистоля - это оружие простым крестьянам ни к чему. Приличных кинжалов целых шесть штук, и парочка с ножнами! Даже металлические шлемы - и то две штуки.
  Лошадь я, конечно, оставил себе - военный трофей, да и пусть она у меня будет заводной. Теперь на нём два тяжёлых кожаных седла явно европейского типа вместе со всеми прибамбасами да четыре перемётные сумы. А снизу под седлами подстилки красного цвета. Потом, на седлах имелись кожаные стаканы для концов ствола фузей, но пару польских трофейных фузей я пока просто привязал к основному седлу.
  Надо было видеть радость брата и сестры. Они, лишённые всего, потихонечку обрастали имуществом. Конечно, потерян отец, неизвестно что с матерью и другими деревенскими. Но в свой дом в родной Липовке молодёжь пока точно возвращаться не могла - там остались враги, и деревенька точно разграблена. Что там могли сотворить наёмники после гибели своих дружков? Наверное, ничего хорошего? Может, потом, когда всё успокоится, можно будет проведать?
  Правда, скорее всего, я с Настёной и Васькой наверняка больше никогда и не встречусь. У меня не имелось никаких намерений светиться прямо в столице и его ближайших окрестностях. Уж лучше жить где-нибудь на отшибе в провинции...
  Забрали брат с сестрой и почти всего оставшегося кабанчика, сколько смогли поднять - килограмм пятнадцать. Ещё немного, и мясо испортится. А так хоть моим недавним спутникам достанется.
  Заодно я попросил у молодёжи, конечно, не просто так, принести из родственных запасов хоть немного припасов - крупы там, солёного или валяного мяса, хотя бы на несколько дней пути, да ещё овса для моих лошадок. Если смогут, конечно.
  Попрощались, и на самом деле, наверное, навсегда. Мальчишка, конечно, держался спокойно, даже с некоторым безразличием. А вот девушке явно не хотелось расставаться со мной - она чуть ли не губки свои алые кусала от досады. Понимала, что, скорее всего, нам больше не свидеться. Самому не хотелось расставаться, но нельзя - мне пока тут только амуров не хватало, хотя, чего уж скрывать, сильно хотелось. Всего!
  Деревенька, как оказалось, называвшаяся Журавками, находилась не так далеко от опушки. Опять та ж самая нищета. Конечно, я схоронился в кустах и даже зарядил фузею. Мало ли что?
  Принесли. Вместе с Васькой, Настёны уже не было, прибыл и худой невысокий крестьянин с куцей бородкой, вроде, двоюродный его дядька Трифон, которому я ещё дополнительно вручил некоторые вещи из дорожного набора того же покойного поляка - небольшой медный котёл и железный топорик. По самым скромным подсчётам, принесённой просяной крупы - килограммов пять, и небольшого количества солёного свиного мяса и сала, с учётом остатков туши кабанчика, мне при экономном расходовании должно было хватить как минимум на недельку. Да ещё моим лошадкам достанется хоть чуточку овса, хотя, килограммов восемь это совсем мало. Больше ничего я не просил, да и не надо было - достану потом. Мне подвижность важнее, и потому особо прибарахляться нечего. И так уж всего нахватался. Потом, вопрос упирался и в сохранность продуктов - лето же жаркое на дворе. Может, мне ещё удастся и поохотиться. Ничего, тут средние века, живности пока много. Конечно, большую часть добытого мяса, к примеру, типа того же кабанчика, мне однозначно придётся выбросить, но ничего - кому надо, приберут.
  Так что, попрощавшись, я нырнул в лес и был таков. Чтобы не вести людей в соблазн, да и мало ли что, на этот раз я шёл, точнее, посменно ехал на Янаваре и Моторе до самой ночи. А то Трифон что-то завистливо и тоскливо смотрел на моих коней и остающиеся у меня вещи. Как будто они мне не нужны? Но он видел и то, что у меня в руках фузея, по всем признакам, даже и заряжённая. Мало того, я практически пришёл в норму, и мои ухватки однозначно выдавали во мне человека с воинскими навыками. Хоть и времени прошло достаточно, но спецназ есть спецназ - ещё не всё растеряно и пропито, и заросло жирком.
  Примерно куда ехать, я уже запланировал заранее - Настёна с Васькой, что знали, рассказали и подсказали. Куда я собирался, они, конечно, не были в курсе. Для них я просто выдвинул версию, что заеду в Москву и встречусь с нужными людьми, а потом направлюсь на восток к себе домой. Ложный путь он лучше всего обеспечивает безопасность. Реально - мой путь лежал обратно на юг, к затерянному где-то там, в лесу, под деревенькой Островок, схрону. Найти меня будет трудно. Старался двигаться немного в сторонке. И на привал я встал только сильно ближе к вечеру.
  По пути мне повезло нарваться на какую-то здоровую цветастую птицу, устроившую себе местечко для отдыха в кустах. Если бы она, похоже, не слишком уж и пуганая, не вздумала после перелёта только слегка так спрятаться, то я бы точно не подстрелил её. А так, один выстрел, и мне на пропитание бог послал приличный кусок мяса.
  Место опять оказалось достаточно укромным. Небольшая сухая ложбинка, густо заросшая кустами, неплохо укрывала меня. Чуть подальше, в неглубоком овражке, тёк и небольшой ручеёк. И, вообще, похоже, в Подмосковье вся местность сейчас лесистая и с обилием речек и ручейков.
  Само собой, кулешом я заморачиваться не стал и сварил мяса побольше - даже целый котёл только одного мяса, устроив себе праздник живота. Всё равно ведь, если быстрее не потратить, испортится. Жаль, что маловато соли пустил, ибо его у поляков было мало, но съесть можно.
  Одет я сейчас был получше. Одежду мёртвого поляка, уже более или менее выстиранную с песком в подвернувшейся лужице, хоть была немного коротковатой и жала меня, но я просто тупо распорол узкие места и напялил на себя. Рваные места, в том числе и от пули, слегка стянул, раз в вещах поляков нашлись и большие иголки, толстыми нитками, тоже обнаруженных в их запасах. Будет время, поставлю надёжные заплаты. А вот сапоги поляка мне пришлись в самый раз - хоть и трудно было разобраться, какой сапог, раз они оба одинаковые, на какую ногу, но было терпимо.
  Ничего, привыкну. Не босиком же мне ходить всё время.
  После сытного ужина решил перебрать сумки и слегка глянуть на трофейные бумаги - может, лях наврал мне? Нет, всё оказалось в порядке - опять же шляхтетские грамоты, потом, какие-то письма, похоже, на польском и латинском, и под конец мне в руки попались небольшой запас чистых листов у каждого. Имелись у них и письменные принадлежности. Так что, при случае можно что-то и сочинять. Эти Казимир Бечкович и Каролёк Рачинский и на самом деле оказались родовитыми, но, наверное, бедными шляхтичами. С чего это они нанялись на обыкновенный разбой? Нашёл я ихние фамильные перстни и небольшие походные печати. Мало того, мне у покойного в глаза попалась парочка красиво вышитых носовых платков даже с гербами, возможно, и ихним. Какой-то странный герб - голубой щит с жёлтыми крестом и подковой в середине в красивом цветочном обрамлении голубого цвета, потом с желтой короной наверху и серой птицей, наверное, ястребом. Хотя, может, девка какая подарила, провожая своего суженого на войну, точнее, на разбой.
  В первую очередь, решился проверить солидный свёрток, вытащенный из-за пазухи оставшегося в живых поляка. Ба, да мне повезло! Под простой льняной тканью обнаружились и приятно ласкали мой, мгновенно затуманившийся, взор неплохие вещички - небольшие красиво украшенный образок Богоматери, потом золотой или позолоченный крест, наверное, православный, и два маленьких сверточка. Первый оказался платочком с вышитым на нём узором, и явно гербом, а вот во втором, просто чистом куске ткани, нашлись штук пять золотых ювелирных изделий - колечко с красным камушком, небольшой изящный браслетик, цепочка с синим кулоном и пара серёжек с зелеными камушками. Явно этот разбойник ограбил кого-то богатого, скорее всего, и женщину.
  И кошели поляков сильно порадовали меня. Мне у покойного сразу же попались пять штук красивых, явно золотых, монет, с лицом бородатого мужчины с представительной внешностью. Понятно, что на монетах, как правило, чеканят лики правителей стран. Это и подтверждал странный текст - 'SIGISMVNDVS.III.D.C.POLONIJE.ET.SVEGIJE.REX'. Слышал я, что в Польше когда-то правил король Сигизмунд Третий. Наверное, точно монеты, отчеканенные в его правление. А теперь, он, получается, правил и в Швеции. И титул какой интересный - 'Rex' или по-русски 'Рекс'! Красиво звучит! На другой стороне виднелся красивый герб с надписью по кругу.
  Что же, пойдёт - на безрыбье и рак рыба. Конечно, пять золотых монет маловато. Для полного счастья хотя бы побольше серебра.
  У обоих поляков я наскрёб штук под пятьдесят серебряных монет. Правда, больше всего было небольших серебряных монет диаметров в пару сантиметров - опять с лицом бородатого мужчины, но уже другого и с короной, с почти схожей, но малость сокращённой, надписью. На другой стороне опять герб с надписью по кругу, тоже немного изменённый. Попадались и другие серебряные монеты примерно такого же размера, но уже с другими рисунками - с отличным от первых гербом на одной и непонятным буквенным вензелем на другой стороне. Но зато эти монеты было приятней держать в руках, чем чешуйки. Они и были тяжелей, и весили, на мой взгляд, точно не менее грамм пять-шесть.
  Правда, приятным довеском было и наличие тех же русских чешуек - новгородских и московских, опять же где-то под полсотни. Явно ограбили кого-то из русских. Полно было - ну, штук тридцать точно, и медных монет, ну, точно польских копеек, с непонятными узорами по обе стороны. Размером они были чуть поменьше серебряных, зато подходили по размеру и весили почти как исчезнувшие из обращения российские копейки в моём мире. Опять, я не знал, что на них можно было купить.
  Усталость брала своё и больше возиться с вещичками мне не хотелось. Да и нужен был кто местный, который мог бы помочь мне разобраться со всеми трофеями. Часть из них мне они ни к чему, и их следовало продать. Хотя, если осесть где-то капитально, то, может, всё и пригодится. Так что, ложился спать я, опять же под подвернувшейся елью, с чувством выполненного долга.
Оценка: 6.30*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"