Патман Анатолий Н.: другие произведения.

Вот свела нас судьба (на войну, да, на войну

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как сладок хруст французской булки, но слегка пропитанной бунтарским духом... Юный князь начал добиваться немалых успехов не только в музыке, но и других делах. И тут началась русско-турецкая война...

  * * *
  Патман Анатолий
  
  Вот и свела нас судьба (на войну, на войну)...
  
  Фантастика (альтернативная история)
  
  Аннотация:
  
  Как сладок хруст французской булки, но слегка пропитанной бунтарским духом...
  Юный князь начал добиваться немалых успехов не только в музыке, но и других делах. И тут началась русско-турецкая война...
  Очередная попытка что-то сочинить на тему альтернативной истории. Лютые Марти Хью и Мэри Сью, и рояли в кустах!
  Черновик, и текст по мере сил и желания будет чиститься и изменяться. Всем читателям, высказавшим конструктивные замечания и пожелания, автор выражает самую искреннюю благодарность. Все события вымышленные, персонажи выдуманные, но есть и исключения.
  Текст книги, думается, вполне соответствует соглашению 'Красный конвент' (http://samlib.ru/k/krysolow/redkonvent.shtml).
  
  Оглавление
  Пролог
  Глава 01. Всё только начинается?
  Глава 02. Война войной, а концерт как положено?
  Глава 03. Наши руки не для скуки?
  Глава 04. Пусть бегут неуклюже?
  Глава 05. До основанья мы разрушим?
  Глава 06. ?
  Глава 07. ?
  Глава 08. ?
  Глава 09. ?
  Глава 10. ?
  Глава 11. ?
  Глава 12. ?
  Глава 13. ?
  Глава 14. ?
  Глава 15. ?
  Глава 16. ?
  Глава 17. ?
  Глава 18. ?
  Глава 19. ?
  Глава 20. ?
  Глава 21. ?
  Глава 22. ?
  Глава 23. ?
  Глава 24. ?
  Глава 25.
  Глава 26.
  Глава 27.
  Глава 28.
  Глава 29.
  Глава 30.
  Эпилог
  
  Пролог
  
  - Беримор, не кажется ли тебе, что этот мальчик слишком разошёлся? А то в этой сказке об Индии он вылил на нас немало грязи. Не пора ли наставить его на путь истинный?
  - Да, сэр, точно так. И в 'Приключениях принца Флоризеля' тоже. И французы ими недовольны. Вот немцев он не трогает.
  - Ну, это и так понятно. Он же сам немец и нисколько не князь Куракин. Грязный немецкий бастард. Вот Куракины и отказались его признать. Но, похоже, он в их признании и не нуждается. Шустрый малый! Даже сестру-крестьянку и то протащил в баронессы.
  - Да, сэр. Не только протащил, но и десятую часть в Доме Моды обеспечил. А ещё и имение где-то там, в глуши, ей купили. Как немцы развернутся, так её состояние постоянно будет расти. Теперь она, похоже, уже стала богаче самого юного князя. У него осталось только имение, и то, как говорят русские, худое. Ну, ещё что выделит тётя из своих доходов. Потом и гонорары за книги и музыку. Но ими пока много не заработаешь. Да и сам князь раздаёт свою музыку направо и налево. Исполняй, кто хочешь.
  - Слушал я, Беримор, его музыку. Да, талантливый мальчик. Не зря с самим Моцартом сравнивают. Одно вот смущает, слишком у него музыка разная. И слова к песням все словно не ребёнок написал, а взрослые люди. И его сказки навевают те же мысли. Действительно, странный мальчик.
  - Вот и французы, сэр, тоже самое говорят. Вы же просили разузнать у них насчёт новой одежды. Пока они, конечно, думают, но скоро созреют. Потом, им и помощь против немцев понадобится. В Берлине уже начался массовый выпуск и платьев, и костюмов, и нижнего белья. Немцы не русские, у них всё по порядку делается. И быстро. А русские пусть спят в своей берлоге. Конечно, у Дома Моды Юсуповых медвежонок симпатично выглядит, но они князья, то тоже не шевелятся. А вот немцы уже начали готовить против французов судебные иски. Похоже, что-то раскопали. Хотя, и так всё на виду.
  - Получается, что всё же это французы украли бумаги мальчика? И что они говорят по этому поводу?
  - Они, сэр. Не ожидали, что немцы так быстро подсуетятся.
  - И как там насчёт авторства мальчика над этими музыкой, сказками и новой одеждой? Неужели всё сам выдумал?
  - Похоже, сэр, что сам. Бумаги ясно говорят об этом. Музыка, без сомнения, его. Теперь ясно, что и сказки юный князь сам написал. Но, получается, и новую одежду придумал тоже он. Мне французы всё же показали его рисунки, правда, не так много. И больше художественные. Пейзажи там, портреты, зарисовки. Жаль будет, если они будут уничтожены. Очень высокий уровень, сэр.
  - Думаешь, Беримор, французы решатся на это? Если так, как ты говоришь, то они же представляют немалую ценность.
  - Это так, сэр. Настоящие произведения искусства. Французы сильно поражены. Говорят, что не ожидали. Думали, что всё создала тётя мальчика. А он, как писали в русских газетах, для прикрытия. Ошиблись, сэр. Если судить по журналу моды у Юсуповых, то даже рисунки по новой одежде, попавшие к французам, тоже должны представлять немалую ценность. Там показаны такие сказочные девы, а лица как у самой княгини и её дочерей. Очень они красивые получились. Или взять тётю князя. Тоже красивая женщина и весьма способная. Скоро сильно разбогатеет. Но французам как-то придётся скрыть следы. Могут и уничтожить все бумаги мальчика. Чтобы ничего потом не всплыло. Жаль будет.
  - Если хотят уничтожить, то пусть нам продают. Никто ничего не узнает. Нам тоже интересно посмотреть, что там.
  - Я бы и сам купил, сэр. Очень хорошее вложение средств будет. Со временем эти бумаги сильно подорожают.
  - Вот и постарайся, Беримор, чтобы французы продали их нам, и подешевле. А уж мы все следы скроем так, как будто, ничего и не было. И кивать на нас побоятся! Даже немцы!
  
  * * *
  Глава 01.
  Всё только начинается?
  
  - Позвольте мне спеть одну грустную песню, которая не имеет никакого отношения к нынешней войне. Хотя, она как бы и о войне, но и о дружбе тоже. Потому что на войне много значит и помощь друзей. В последнее время у меня нежданно возникли задумки насчёт нескольких песен о приключениях французских королевских мушкетёров. Ну, тех, что давно уж описаны Александром Дюма. Правда, песни, вынужден признать, предназначались для шуточной сказки, где мушкетёры выступали бы в образе боевых псов, а гвардейцы кардинала - уже котов, но тоже боевых. Есть же сказка об отважном и хитром коте в сапогах, который не побоялся даже жестокого графа-людоеда. Да, и Д'Артаньяна я хотел представить в образе пса, хоть и немного дикого, которому во время схватки с дикими котами нежданно помогли и потом предложили дружбу верные мушкетёры короля Атос, Портос и Арамис, что служили в роте капитана Де Тревиля. И лишь потом вмешались гвардейцы кардинала. Просто, согласно своим обязанностям, не смогли пройти мимо. Как говорят немцы, везде должен быть порядок.
  Тут я ненадолго прервался. Публика насторожённо слушала мою странную речь. Похоже, ожидали чего-то такого. Конечно, грех её разочаровать, но ничего такого предлагать я не собирался.
  - Странная, конечно, сказка. В каком образе задумывались Его Величество или Его Святейшество, уже не расскажу. Чтобы ничего такого не подумали, смею заверить, что точно хотел отнестись очень уважительно. Констанция у меня задумывалась, прошу заранее извинить, в образе пушистой и нежной кошечки с большими глазами и длинными ресницами. А Её Величество уже в образе прелестной собачки, но чуть светлее и крупнее Констанции и, конечно, нарядная и со множеством украшений. И строже. Красивая и величественная. Всё же положение такое. Хотя, я уже передумал. Чтобы никто не поругал меня за неуважение к высоким особам, не буду сочинять эту сказку. Но пару песен я всё-таки успел написать. Правда, хотел больше. Одну показал полковнику Тутолмину Ивану Фёдоровичу и его друзьям, отправившимся в действующую армию. Удачи им! На войне она много значит. Думаю, что про него и кто он, в том числе для нашей семьи, многие прекрасно знают. А вот вторая песня новая, никому не показывалась и ещё ни разу не исполнялась. Если не понравится, прошу меня сильно не ругать. Всё же у меня и голос не сложившийся, и сам я ещё юный и неразумный отрок. Как написал даже великий французский фантаст Жюль Верн, многого в жизни не понимающий. Хотя, надеюсь, что скоро вырасту и пойму.
  А потом я просто попросил у одного из учеников гитару и, как смог, спел 'Песню про друзей':
  - На волоске судьба твоя,
  Враги полны отваги.
  Но, слава богу, есть друзья,
  Но, слава богу, есть друзья,
  И, слава богу, у друзей есть шпаги.
  Когда твой друг в крови,
  À la guerre comme, à la guerre,
  Когда твой друг в крови
  Будь рядом до конца.
  Но другом не зови,
  На войне, как на войне,
  Но другом не зови
  Ни труса, ни лжеца!
  Услышав мой слишком резкий вскрик в конце песни, а ранее и припевов, и не менее яростный взлёт вверх правого кулака, хоть ещё и маленького, публика на мгновение замерла. Явно не совсем уловила содержание песни? А я вот, похоже, выдохся. Эмоции били через край. Пот вовсю тёк по лицу и неприятно холодил тело. Всё же, как говорится, постарался вложить в песню душу.
  А потом публика вдруг взорвалась и наградила меня сильными овациями, да такими, что пришлось исполнить песню ещё раз. Хотя, и на этот раз вытянул. Правда, после я просто сбежал за сцену и в зал спустился только после окончания концерта. Не хотелось лишний раз показываться публике. И точно сильно устал! Понятно, что переволновался! Конечно, меня одного старшие товарищи не оставили. Слегка похвалили, успокоили и сразу же обязали записать для них и консерватории обе песни о французских мушкетёрах. А ещё и содержание самой сказки, хоть как бы и странной. Потом, нарисовать и несколько рисунков с образами главных героев. Как мной и было заявлено. Вдруг я задумал ещё что-то интересное? Конечно, чтобы всё было без политики!
  
  *
  
  ...Через несколько дней после объявления нашей Российской империей войны Османской империи, уже в середине следующей недели, в нашей Петербургской консерватории срочно был дан концерт учеников. Конечно, чтобы, как и в других местах, показать свой патриотический дух. Всё-таки на этот раз основная часть номеров на концерте имела, так сказать, патриотический характер. Иначе общественность и власти просто не поняли бы. Само собой, была исполнена и как бы моя музыка. Теперь у меня патриотической музыки хватало, и самой привлекательной и интересной для публики. Мне даже ничего нового не пришлось представлять. Почти половина номеров, целых десять, состояла из как бы моей музыки. Весомо! Было даже удивительно! Жаль, что вот мне самому выступить никто не предложил. И Александре тоже.
  А тётя Арина уже и не собиралась. Ей положение замужней и важной дамы не позволяло. Всё же жена настоящего полковника и теперь ещё как бы и казачка. Полковник Тутолмин был назначен командиром первой бригады Кавказской казачьей дивизии, и даже с зачислением в Терское казачье войско. И именно это успокаивало тётю Арину. Всё же казаки хорошие вояки. Возможно, всё обойдётся?
  Иван Фёдорович у нас уехал ещё четырнадцатого апреля, на третий день после объявления войны. Хоть и не сообщил куда, но мы предполагали, и теперь было ясно, что под Одессу. Именно оттуда русские войска начали продвижение в Румынию, точнее, пока только объединённые дунайские княжества. Ну, да, у княжеств Валахии и Молдовы просто был общий господарь, и всё.
  Хотя, беременной молодой женщине волноваться было вредно. Правда, сроки у неё ещё небольшие. Ведь они поженились только двадцать пятого ноября прошлого года. Ещё и пяти месяцев не прошло. Но всё равно вредно. Чтобы тёте Арине было спокойней, на следующий же день после отъезда Ивана Фёдоровича, и по её просьбе, к ней, в съёмную квартиру неподалёку от Сенного рынка, переехала моя сестра Александра. Так-то, это она мне родная сестра, хоть и сводная, а тёте, можно сказать, и не совсем родня. Арина Васильевна Тутолмина, а ранее Переверзева, являлась младшей сестрой моей покойной матери Софьи. А вот с Александрой у нас отцом был князь Павел Александрович Куракин. А её мать Васса Железнова, в девичестве Лебедева, являлась крестьянкой и пока вместе с другими своими детьми, уже от покойного мужа, проживала в нашем имении Берёзовая горка, что находилось в Новоладожском уезде. Это, вообще-то, на реке Волхов, в верстах около сотни от Петербурга. Там рядом находились недавно купленные имения и самой Александры, и тёти Арины. Так что, теперь мы все являлись обыкновенными помещиками, ага, как мне постоянно вспоминалось, эксплуататорами трудового народа. Титул князя от отца, конечно, передался мне. А вот сестре я передал титул баронессы, доставшийся нам от бабушки Агнессы, фрайфрау фон Либендорф. Её имение находилось в Веймаре, что даже в Германской империи.
  Хотя, и Иван Фёдорович, вроде, происходил из курской ветви Тутолминых. А ещё много было их в Тверской губернии, где в Старице, вроде, даже находились семейная усыпальница. Но это уже у другой ветви. Конечно, Тутолмины и Переверзевы знали друг друга, но, вроде, не особо общались. Вообще-то, и из-за имущественного неравенства. По сравнению со многими дворянскими родами, уж слишком обнищали наши курские родственники. И теперь после породнения семей, может, связи между двумя родами и наладятся? С другой стороны, на слишком близкие отношения надеяться не стоит. Всё-таки мы с остальными Тутолминами вообще не знакомы. И на свадьбе тёти и Ивана Фёдоровича никого из них не было. Похоже, отчего-то он их не пригласил. Ну, его дело...
  Получилось, что я один остался в нашей пятикомнатной съёмной в квартире в Столярном переулке. Хотя, это не совсем так. Теперь вместе со мной, хотя, и ранее при Александре, почти постоянно, лишь изредка отлучаясь в тесные и грязные каморки родителей, обитали дети столяра Семёна Колычева и его жены прачки Авдотьи десятилетий Федот и семилетняя Варвара. А ещё и дети столяра Тараса Акимова и его жены прачки Прасковьи десятилетняя Марья и семилетняя Василиса. Ну и пусть, что такое странное соседство. Странный юный князь приютил у себя детей простолюдинов, и при живых родителях? Меня они нисколько не стесняли. Зато всё домашнее хозяйство держалась на них. Зарплату я им, конечно, не платил, но они и так находились, можно сказать, почти на полном моём довольствии. И на разные, да, карманные расходы деньги всегда выдавал. Дома у родителей детишки так бы никогда не питались и в хороших условиях не жили. Потом, мы уже давно, ну, почти год, справляли им и подходящую одежду и обувь, само собой, как бы и простолюдинскую, но немного и получше. Так теперь для нас и затраты не особо большие. Помимо этого, все они усиленно изучали грамоту, да ещё и иностранные языки. Сам ещё ученик гимназии, я невольно стал их учителем. Хотя, тоже почти год. И мои случайные ученики теперь показывали неплохие успехи, особенно старшие. Федот и Марья могли немного разговаривать и на французском языке! Способные они! Со мной, конечно, не сравнить, но, по сравнению со многими безграмотными простолюдинами, вполне достойно. Почему бы не сделать бедным людям хоть немного добра? От нас не убудет. Федот и Марья теперь как бы и считались воспитанниками тёти Арины, а Варвара и Василиса - уже Александры. Притом, мы относились к ним ровно и, вообще, не как к слугам, а почти к членам своей семьи. И об этом многие в нашем доходном доме знали и относились к детям соответственно. Может, как и нас самих, не уважали, но обижать остерегались. Я бы им этого не простил. Хотя, в доходном доме хватало и хороших людей.
  А ещё Федот состоял при мне как бы, ну, да, ординарцем и ещё выполнял в квартире роль домоправителя. Вот Марью можно было считать экономкой и кухаркой. А, что, вообще неплохо, притом, они со своими добровольными обязанностями справлялись. Им и сейчас не в тягость, и в дальнейшей жизни пригодится.
  Ранее особенно худо было малышкам Варваре и Василисе. От постоянного недоедания и плохих условий жизни девочки сильно сдали в здоровье. Тётя Арина испугалась, что они могут и умереть. Вообще, в Российской империи повышенная детская смертность. Хотя, и взрослые мрут только так. Жизнь у простых людей плохая. Когда бедствовали, я прекрасно успел в этом убедиться.
  Но с осени прошлого года, как мы взяли детишек под своё покровительство, девочки поправилась, и теперь выглядели вполне симпатичными. Вырастут, точно станут красавицами. И, вообще, они оказались живыми и сообразительными детьми и тоже немало преуспели в изучении грамоты. Читать и писать, и даже немного разбираться в счёте малышки уже могли. Со временем, если ничего не изменится, мы точно постараемся дать нашим воспитанникам и неплохое образование. Они способные, справятся.
  Так-то теперь лучше чувствовали себя и семьи Колычевых и Акимовых. Мы взяли на себя заботу об их младших детях. Так и взрослые и остальные дети тоже получали от нас посильную помощь. Главы семейств теперь работали на меня и выполняли мои заказы, и за хорошую оплату. Семнадцатилетний Микола не только помогал отцу, но и выполнял отдельные мои поручения, и тоже за оплату. Вообще-то, теперь и он являлся одним из моих помощников, и это внесло в его жизнь довольно значительные изменения. Правда, мы, в том числе и я, не особо вникали и вмешивались в жизнь пятнадцатилетних Глаши и Феклуши, но и им кое-какая помощь оказывалась. Симпатичным и рослым девушкам скоро и замуж выходить, поэтому требовалось собрать им хоть какое-то приданое. А без него никак! Могут замуж и не взять! Жаль, что не совсем успешно получалось учить их грамоте, но им требовалось помогать своим матерям. А уж брать обе семьи на своё полное обеспечение мы всё же не собирались. Не принято так.
  
  *
  
  Да, жаль, что нашу мирную жизнь так зло нарушила война. Тётя Арина тосковала по мужу, и мы на себе испытывали её зловещее дыхание. Как только было объявлено о начале войны, цены на все необходимые для жизни товары в Петербурге вдруг сильно выросли. Понятно, что это, ага, спекулянты решили так подло нажиться. Только вряд ли кто их за это накажет. Хозяин - барин. Да, мы теперь особого недостатка в деньгах как бы не ощущали. Если что, многие продукты нам можно было привезти и из наших собственных имений. А бедные люди? Их жизнь, и так плохая, ухудшилась в одно мгновение. Хорошо, что мы с тётей Ариной за последний год успели хоть немного заработать на жизнь и забрать к себе Александру. И, слава богу, что и родные моей сестры в нашем имении Берёзовая горка могут чувствовать себя в безопасности.
  А патриотизм в обществе зашкаливал. Один за другим разные важные и влиятельные лица объявляли о своей поддержке вековых чаяний балканских славян. Многие смельчаки вызвались на войну добровольцами. Такие объявления уже были. И первые же значимые успехи русской армии сильно подняли настроение русских людей. Ну, да, как сообщали 'Санкт-Петербургские ведомости' и другие газеты, русская кавалерия уже через пару дней после начала войны достигла Галаца и заняла какой-то Барбошский мост через Серет. Мои приятели в гимназии сразу же вычислили на карте это место. Действительно, важный стратегический мост. А ещё газеты сообщили, что отчего-то румынское правительство даже объявило протест из-за ввода русских войск. Хотя, это ни на что не повлияло, и наши войска продолжили движение вглубь румынской территории.
  Да, всё, теперь точно война! Понятно, что сразу же началась мобилизация. Правда, Петербурга она не сильно коснулась. Хотя, ещё только начало. Как говорили, много войск, в том числе и Гвардия, так и останутся в окрестностях имперской столицы. Вдруг опять проклятые англичане с французами нападут? От них такой подлости вполне можно было ожидать. Хотя, говорили, что именно с англичанами и достигнуто какое-то тайное соглашение. Конечно, часть офицеров и генералов, вроде, и некоторые боевые части, но точно не гвардейские, начали спешно отправляться на юг, похоже, в ту же Одессу, в расположение русской армии. Ясно, что о своих истинных намерениях русское командование на каждом углу кричать не будет. Ну, Его Императорскому Величеству Александру Николаевичу виднее. И Главнокомандующему русской армией Великому князю Николаю Николаевичу. Ему теперь точно не до наших семьи и дел. Хотя, пока никто на нас не посягал. А насчёт боевых действий понятно, что сначала надо занять позиции вдоль Дуная и, наверное, отразить османские атаки. Хотя, вроде, турки не особо наступали, а больше оборонялись на правом берегу Дуная.
  Хоть где-то далеко и шла война, но мы продолжали жить своей жизнью. Вот и очередной концерт должен состояться. Да, меня присутствовать на нём обязали, а вот номеров мне и сестре не дали. Нечестно! Хотя, не такой случай, чтобы возмущаться и, ага, права качать. Не с моим детским голосом выступать в больших залах и на таком важном концерте. И пока и с нужными инструментами я не так виртуозно владею, как те же ученики консерватории. С другой стороны, для домашних концертов или разных приёмов я вполне подхожу. И этого пока достаточно. Хотя, мне и в нашей шестой Петербургской гимназии выступить предложили. Даже обязали. Само Его высокородие статский советник, наш директор Николай Яковлевич Максимов обязательный наказ дали. Он и мою сестру Александру пригласил. Конечно, чтобы выступить. А уж тётя Арина и там будет просто важной гостьей. Ведь она теперь, как ни крути, жена боевого офицера, отправившегося освобождать бедных балканских славян от жестокого османо-турецкого ига!
  
  * * *
  Глава 02.
  Война войной, а концерт как положено?
  
  Да, молодцы ученики нашей Петербургской консерватории! Славно выступили. Конечно, сначала вступительное слово произнёс директор консерватории Марк Юльевич Давыдов. Он и обозначил, что концерт в основном будет посвящён нашим славным русским воинам, вставшим на смертный бой с проклятыми басурманами, конечно, во главе с императором и его верными полководцами. Как и положено в таких случаях, был исполнен гимн нашей Российской империи 'Боже царя храни'. И весь зал слушал его стоя. Конечно, и я тоже. Мы с тётей Ариной и Александрой даже сидели довольно близко к сцене, конечно, после семей разных аристократов и прочих важных господ. Ясно, что тоже не самые последние люди. Ранее нам такую честь просто не оказали бы. Хотя, нас это нисколько не волновало! Лично я мог расположиться где угодно, даже посреди толпы разбойников! Правда, их никто добром в консерваторию не пустит. Разве что силком пробьются. Есть тут кого пограбить!
  Хотя, на этот раз на концерте никого из членов императорский семьи и Великих князей, как и семей самых важных и знатных аристократов Российской империи, не было. Как не присутствовала, к сожалению, и княжеская семья Юсуповых. Мне было бы намного приятней, если на концерт пришла и княжна Татьяна Юсупова. Хотя бы на меня посмотреть. Правда, говорили, что все самые важные лица нашей империи просто собрались прослушать примерно такой же концерт в более важном Мариинском театре. Жаль, конечно! Ну, значит, не судьба. А то мне захотелось, хоть и не особо, ещё раз встретиться со своей как бы подружкой. Пусть после нашей прошлой встречи, тем более, случайной и совсем короткой, и прошло лишь две недели. С другой стороны, до этого мы вообще целый год не встречались! И её родители были против наших встреч! Нам с Александрой вообще отказано от их дома! И это сделали и многие другие аристократы! Будто мы с сестрой им неровня! Ну, пусть так считают. Меня это, конечно, трогает, но не так сильно. Жили же мы до этого и без их общества! И дальше проживём! Просто придётся нам с Татьяной пока ограничиться, ага, тайной перепиской. Хотя, это даже намного интереснее! Глядишь, мы так ещё сильнее друг другу привяжемся? Бывает, что запреты не разъединяют, а больше объединяют. Даже в любви...
  После гимна были исполнены песни нескольких авторов, само собой, восславлявших нашу Российскую империю и царствующих особ. И уже после них прозвучала как бы моя 'Хотят ли русские войны'. Хор и оркестр из учеников консерватории исполнили эту песню столь грозно, что она получилась как бы предупреждением самым разным ворогам нашей страны. И, да, разных приглашённых знаменитых певцов и певиц, как ранее, в концерте не наблюдалось. Вот и не видел я наших хороших знакомых и замечательных певиц - ни Лавровской Елизаветы Андреевны или княгини Церетелева, ни Александры Григорьевны Меньшиковой. Это у них в репертуаре было много как бы моих песен. Теперь они ещё и дружили с тётей Ариной. Тоже ведь почти одного возраста с ней, лишь чуть старше. Не наблюдался и знаменитый певец, исполнитель некоторых как бы моих песен Иван Александрович Мельников. Было понятно, что они, скорее всего, как и многие другие, участвовали в более важном и представительном концерте в Мариинском театре. Всё же одни из самых знаменитых русских артистов.
  Зато меня надёжно опекали и вовсю поддерживали мои старшие товарищи - как профессор Петербургской консерватории и знаменитый пианист Фёдор Осипович Лешетицкий, так и великий русский композитор Модест Петрович Мусоргский. Действительно, известные всему миру люди! Хоть сам, вроде, не так много музыки сочинил, но скольких пианистов подготовил и подготовит Фёдор Осипович! А у Модеста Петровича одна опера 'Борис Годунов' чего стоит! Уже третий год в Мариинском театре ставят. Я знал, что у него были близки к завершению оперы 'Хованщина' и 'Сорочинская ярмарка'. Жаль, что сейчас музыка на 'русскую' тему не совсем в почёте, вот и не хотят выпустить их в свет. Да много чего им написано, ещё в работе и будет написано! Я о многих его работах просто не знал. Потому что мимо меня прошли.
  А так, в прошлом году мы с моими наставниками, конечно, ещё и с участием самого Петра Ильича Чайковского, как бы сочинили балет 'Щелкунчик'. Они, конечно, точно сочинили, а вот я просто вспомнил и записал хранившиеся в моей памяти сюиты. И сейчас мои наставники, даже без моего участия, подготовили все номера с как бы моей музыкой. Я и не возражал.
  Хотя, вот другой великий русский композитор, заодно и соавтор 'Щелкунчика', Александр Порфирьевич Бородин отсутствовал. Он тоже много чего сочинил. В феврале этого года в Мариинском театре была исполнена его Вторая симфония, ну, да, 'Богатырская'. Да, теперь ставшая одним из шедевров классической музыки. Я, конечно, на концерте не присутствовал, но отрывки из второй симфонии мне уже приходилось слышать в консерватории во время репетиций её учеников. Кстати, и его первая симфония тоже шедевр.
  И теперь Александр Порфирьевич заслуженно считался одним из знаменитых русских композиторов. Думаю, что у него пока забот и без музыки хватало. Всё же именно он являлся одним из важных русских учёных. И я обоснованно подозревал, что мой наставник, скорее всего, как раз и работал над выполнением одной моей скромной просьбы. Хотя, тоже очень важной и опасной.
  Ну а потом, опять же после замечательных номеров других авторов, последовали 'Песенка кавалергарда' и 'Аты-баты'. Правда, именно кавалергардов на концерте было мало. Эти песни, особенно последняя, внесли некоторое расслабление. Хотя, и последовавшая чуть позже песня как бы о нашей России 'Позови меня тихо по имени'. В общем, ученики консерватории неплохо их исполнили и заслужили сильнейшие овации. Потом, само собой, пошли музыка и песни других авторов военной направленности. И их воинственность немного сбавили 'Дунайские волны' и 'Балканские горы', виртуозно исполненные на двух фортепиано и один за другим знаменитой пианисткой Анной Николаевной Есиповой и одним из учеников консерватории и, конечно, в сопровождении немалого оркестра. Красиво и душевно сыграли. Жаль, что она меня к себе на пару не взяла. Ведь и я мог справиться, хоть и играл чуть похуже этого ученика, но не так сильно. Хотя, так решили организаторы.
  Чуть позже, за произведениями других авторов, были душевно исполнены 'Офицерский романс' и 'Там за туманами'. Да, хорошие песни! Понятно, что их особенно тепло встретили присутствовавшие на концерте офицеры, в том числе и морские. И не такие уж важные и 'блестящие', как ранее, из знатных и богатых семей, а просто обыкновенные офицеры, служившие в Петербурге. Первые на этот раз все отбыли в Мариинский театр. Само собой, исполнители и оркестр, и заслуженно, были вызваны на 'бис'.
  И вот чуть позже я первый раз услышал исполнение хором учеников ещё одной как бы моей песни 'Меркурий'. И нынешние слова песни мне нравились намного больше:
  - Свистит, и гремит, и грохочет кругом
  Гром пушек, шипенье снаряда,
  Бесстрашный 'Меркурий' плюётся огнём,
  Мы сами исчадия ада!
  Хотя, говорили, что она ещё не исполнялась нигде и никем, кроме меня на приёме у Нелидовых и ещё у Тутолминых, хотя, тоже в присутствии многих офицеров. На этот раз вообще получилось сильно грозно и трогательно. Конечно, ранее этому помешало моё резкое высказывание, хоть и случайное, о подлых и наглых снабженцах-казноградах из Черноморского флота, погубивших, точнее, даже отравивших, храброго командира брига 'Меркурий' капитана Казарского. А ведь он являлся доверенным лицом самого императора Николая Павловича! Но даже это не остановило проклятых воров-снабженцев! И теперь, раз война началась, власти, похоже, посчитали уместным и исполнение этой, без сомнения, патриотической песни. Потом, никому не стоит забывать таких отважных героев прошедших времён! Ведь 'Меркурий', в отличие от фрегата 'Рафаил', не сдался туркам и победил. И он не был затоплен командой, как крейсер 'Варяг', и вернулся домой. Конечно, это не мне судить о таких вещах. Но и я в другой жизни был воином и тоже погиб, без сомнения, смертью храбрых при защите своей Родины. Конечно, никто не знал про это, но имевшиеся у меня воспоминания грели моё сердце и требовали, хоть и слишком странно звучит, мести! За нынешние и даже будущие обиды!
  Незадолго до конца, хоть концерт и завершился исполнением патриотических произведений других авторов, а потом и 'Боже царя храни', хор учеников трогательно спел 'Прощание славянки'. Жаль, что в концерт не включили 'Священную войну'. Высокие особы всё же посчитали, что слишком. Я уже готов был предоставить и текст песни, хоть немного и изменённый. С другой стороны, и на самом деле рано. Ну, не тянет это война с турками-османами на священную. Да, извечные враги, но за их спинами стоят и более опасные противники. Хорошо, кто они, ясно уже по Восточной или Крымской войне. Это им, вообще-то, надо так выбить зубы, чтобы больше не скрежетали! Хотя бы в ближайшее время. Потом уже другие враги, и более грозные, появятся. Но, к сожалению, знать, верхушка или так называемая 'элита' нашей империи и страны всегда благосклонно относилась ко всяким европейцам и презирала собственный народ. Честно говоря, не дураки и дороги, а именно они являлись главной бедой нашей многострадальной России!
  После исполнения 'Прощания славянки' нежданно на сцену вызвали и меня. Просто и на этот раз хор и оркестр вызвали на 'бис', и тут устроители концерта посчитали, что без автора никак. Ведь после исполнения и некоторых других произведений, хотя, не моих, на сцену приглашались их авторы. А при предыдущих номерах вызвать меня, похоже, или не решались, или разрешения не было. Но всё-таки вызвали. Пришлось мне тут же подняться на сцену и произнести краткую благодарственную речь. Ничего такого важного и озорного я не сказал. Но овации продолжились. И тут устроители попросили меня спеть хоть что-то. Хотя, это и так было понятно. Можно было немного поозорничать, но я всё же не решился. И так после февральского концерта приходили жандармы, и прямо домой. Я передумал спеть и 'Это просто война', как и 'Песню о звёздах'. И они как раз неплохо подходили под гитару. Конечно, в первой песне требовалось немного изменить текст, а вторая и так подходила. Жаль, что песни немного другой направленности. Сильно хотелось, но было понятно, что благородная публика меня просто не поймёт. Тут, в Петербурге, общество сильно воодушевлено и патриотически настроено, а ему напоминают о том, что войны без жертв не бывают. Как-нибудь в другой раз. И так многие на меня косо смотрят. Просто, хоть и юнец только, но уже вынуждены считаться.
  
  *
  
  Хоть и не хотел, но получилось, что я всё-таки соозорничал. Но тут важные профессора консерватории мне ничего не сказали. Хоть они меня и не ругали, и не похвалили, но было видно, что довольны. Концерт и так удался, и я своей самодеятельностью его нисколько не испортил. Да ещё, если так подумать, и все песни бесплатно предоставил, и сам, ага, не слабо выступил. Ведь мы с Александрой и тётей Ариной, как и все зрители, для посещения концерта билет покупали. Конечно, так уж особо в деньгах мы теперь не нуждались, потом и собранные средства предназначались именно для нужд учеников Петербургской консерватории, так половина, как было объявлено, направлялась и на лечение раненных воинов, конечно, пока просто намечавшихся. Раз общество так решило, то и нам не стоило жадничать. Потом, все эти песни и музыку не я же сам сочинил. Они, честно говоря, из будущего. Хотя, похоже, не совсем моего. Вот, не знаю, сам Господь Бог или неведомая сила вдруг одарила меня довольно чёткими воспоминаниями и странными знаниями одного мужчины-воина, хотя, вроде, ещё не достигшего и тридцати лет. Так-то, молодой совсем. Но я всё воспринимал так, словно это именно мои воспоминания. Потом, у меня в памяти и никаких данных на этого мужчину не сохранилось. Лишь его, да, не имя и никак не кличка, а самый настоящий боевой позывной 'Бурлак'. И, как я уже знал, погиб он при выполнении боевого задания, при взрыве противопехотной мины вместе со своим боевым товарищем, жаль, что тоже оставившим мне на память лишь позывной 'Орк'. Ну, так сам захотел прозваться. И этот трагический случай, как ни странно, произошёл на территории Новороссии, называемой в будущем Донбассом, на войне с непонятными и жестокими украми. Ну, это галичане так себя прозвали. Вроде, это именно они какие-то древние укры и, как шутили тогда, даже сумели выкопать в глубокой древности Чёрное море. Это, конечно, уж слишком, но вот именно я в другой своей жизни, и у меня на этот счёт никаких сомнений не имелось, погиб на мине, выставленной как раз этими проклятыми украми. Конечно, немного и смешно звучит, но вот им требовалось хоть как-то отомстить или чем-то насолить. Лучше всего, сделать так, чтобы никаких укров не появилось. А то они, хоть и в будущем, могли принести немало бед. Уж я надеюсь, что у меня и дети и другие потомки останутся. А кому хочется, чтобы и далее продолжалась лишь плохая жизнь. Наверняка мне могли достаться воспоминания одного из своих потомков. Получается, и у него жизнь вообще не удалась. Хотя, я и сам в конце лета и начале осени прошлого года лишь чудом выжил. Вот именно тогда и попали ко мне эти странные воспоминания и, главное, непростые знания.
  
  *
  
  - Вот вечно ты, Борис, что-то такое выдумываешь! - немного проворчала тётя Арина. Хотя, не сильно. - Но эта песня, однозначно, хорошая, и удачно пришлась. Если что, то будут вспоминать именно её. А ещё и слова из неё насчёт войны.
  Да, так и есть. Именно потому я её и спел. А что тётя Арина меня немного пожурила? Так все матери такие. Это же именно она после смерти родителей меня спасла и вырастила. Ещё и выходила в прошлом году. Настоящая мать и есть, хоть я лишь племянник, сын её старшей сестры, но любимой. Так-то, родная кровь. Видно было, что тётя, вообще-то, просто довольна. Не зря же я сказал про Ивана Фёдоровича. Ведь многие, кто знал нас, сразу же бросили взгляд на тётю Арину. И она в своём тёмно-голубом платье нового фасона со светлыми волнистыми полосками, хотя, расплывчатыми, выглядела, как говорится, на все сто. Очень красиво и, ага, стильно! Как и Александра в строгом светло-розовом платье. Сами же и сшили. Можно сказать, очередные модели. Хотя, платья. А вот мои тётя и сестра точно настоящие бриллианты! Даже без украшений. Хотя, их немного на них было, и очень красивых и достаточно дорогих. Но всё равно, по сравнению с другими дамами, скромно. Не из-за того, что у нас украшений не имеется. Уже имеется. Как мы сами купили, так и подарки. Ещё и от бабушки, и матери осталось. Но, как говорится, не совсем бриллианты украшают человека, а скромность.
  На их фоне я в простом ученическом мундире выглядел вообще бедно. Жаль, но официальные требования такие, даже к бедным гимназистам. Мы в присутственных местах обязаны были ходить в мундире. Если честно, гимназистам, как и мне, как бы нельзя было ходить и на концерты в консерватории, но тут уж особый случай. Я же не абы кто, а как бы и автор этих произведений.
  И, да, моих родных хоть сейчас, без всякого сомнения, можно было выставить на обложку и страницы, ага, весьма популярного и модного в Петербурге, пусть и год только, журнала моды 'Татьяна', выпускаемого юсуповским Домом Моды 'Татьяна'. Правда, тётя Арина там уже не раз была напечатана, ещё в прошлом году. Пусть в Доме Моды ей и мне принадлежала пятая доля, и, соответственно, действительно выплачивалась ежемесячно такая же часть доходов, я бы назвать его нашим не стал. Вроде, после осенних попыток укрывательства доходов ничего такого больше не намечалось, но наши отношения с княжеским семейством Юсуповых были сильно испорчены. Они и ранее воспринимали нас за пустое место, так теперь ещё и считали своими врагами. Хотя, не так уж важно. Теперь нас трудно было воспринимать за пустое место. А одним врагом больше, другим меньше. Они всегда были и будут, пусть даже и такие опасные. Главное, чтобы с нами считались.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"