Патрацкая Наталья: другие произведения.

Лирика рубиновой луны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Наталья Патрацкая
  Лирика рубиновой луны
  
  
  
  
  ЛРЛ. Глава 1. Летающий экран
  
   День был морозным. Солнце светило. Снег под ногами скрипел. Рита шла и не чувствовала холода. Крепостное право личной зависимости от Захара рухнуло в одно мгновенье. Она вздохнула свободно от полнейшей независимости. Она весь бисер слов высыпала перед ним. И он зазнался.
  
  Отметил Космос снегопадом день космонавтики земли. А я - всех чувств внезапным спадом, снега все мысли замели. Деревья вновь одеты снегом. По влажной, белой простыне проходят люди, а кто следом летит с собакой. А Вы - нет? Я не с собакою, я просто смотрю на мир и из окна. Ох, эта мне большая простынь, вчера я гладила, одна.
  А Вы звонили, ненароком мне сердце вскрыли просто так. От разговоров - мало проку. Поговорили кое-как. А я спокойна. Вы красивы. И муж ревнует очень к Вам. Со мною Вы немного льстивы, как снегопад апрельских гамм.
  
   Да, элементарно зазнался. Она грустила минут пять, словно потерянная, потом поняла, что все в норме. Нечего было его хвалить. Перехваленный друг Захар быстро испортился. А может быть, она этого хотела?
   Незачем теперь об этом говорить! Проехала она станцию под названием 'Захар'. И мороз быстро охладил ее невольную досаду. Чего ей не хотелось, так это писать и говорить ему дифирамбы. Она исчерпалась в этом плане, но и ругать - не хотелось. Что было, то было, и нет никого.
   На закате морозного дня появился Захар. Он ждал Риту у дверей подъезда со стороны улицы. Он ходил по скрипящему снегу, как маятник. Он с надеждой во взоре всматривался в выходящих из красивого здания людей. Он знал, что у него есть счастливый соперник, и как почувствовал, что он больше не его соперник.
   Риту он любил сквозь туман отношений.
   Захар ловко подхватил Риту под руку и повел вдоль старой аллеи. Липовая аллея видела много пар на своем веку, и эта пара ей была знакома. Они дошли до старого кинотеатра и остановились. Заснеженная площадь была украшена великолепным подобием ели. Зеленый конус переливался огнями гирлянд всех цветов радуги. Людей рядом не было. Одинокая пара.
   Праздничный конус ели. Вечерний мороз. Машины светили фарами вдоль дорог. Захар тронул руку Риты. Он посмотрел ей в глаза. Но ее глаза уклонились от встречи. Она стояла рядом с ним, но явно отсутствовала. Она выкрутилась из его рук. Она ничего не хотела ему говорить. Она боялась говорить, чтобы не перехвалить его, и пошла вдоль липовой аллеи с корявыми от времени ветвями. Он пошел рядом с ней.
   Перед их глазами возник экран.
   Голубоватый экран с летающими снежинками мало отличался от действительности. Рита невольно коснулась своей перчаткой экрана. Экран поглотил ее. Захар попытался войти в экран вслед за Ритой, но экран его отверг.
   Рита поднялась верх на экране над праздничной площадью. Ее исчезновение Захар видел, но ничего не мог сделать. Он был бессилен перед непонятной силой. Ладно бы летающая тарелка забрала у него Риту, но ее благородно унес в холодное небо экран со снежинками.
   Экран на секунду завис над конусом праздничной ели и исчез в темном небе. Одноместный летающий экран мог вместить одного человека, и он выбрал Риту. А ей, привычной к полетам на компьютерном экране, не страшны были малые летающие объекты. Теперь она сидела в узком кресле в узкой кабине с прозрачными стенами. Девушка ощущала полнейшую нереальность происходящего момента.
   Удивительно, но ей было весьма комфортно. Она видела внизу свет огней города, мелькающие гирлянды автострад. Страх не успел появиться. Удивление от нереальности происходящего сменилось вопросом: где она? Но и это вопрос исчез, едва она коснулась рукой в перчатке стены кабины.
   Нет, Рита не вылетела из кабины.
  
  Воздушные замки, иллюзион, прожекты, мечтания и грезы, виденья, сказания, как сказок сезон, несут наваждения в прозу. Стихи из той прозы, растут на глазах почти с непонятною силой. Потом все оценишь, как стройку в лесах, а чувства: Возможно. Да, мило. Но вот из страданий, что были в груди, точнее сказать, просто в сердце, получится опус с названием: "Приди",
  а кто-то подумает: "Серо".
  Мечты и соблазн, и обрывистость фраз, всегда лишь мечта неземная. Сама сознаешь то, что грезы - маразм, и все же мечтаешь: "Вас знаю". Полет наваждений, он с нами всегда. Он словно снежинки порхает. И любишь, мечтаешь и веришь тогда, когда наваждение летает.
  
   Прозрачные стены с плавающими снежинками не поглотили ее вновь, она осталась внутри непонятного летательного аппарата. Летающий экран приземлился на лесную поляну среди чудесных елей и вполне настоящих.
   Девушка почувствовала холод и встала с кресла, которое быстро отошло от нее в сторону вместе с экраном внешней стены кабины.
   Она оказалась в темноте ночи в старом лесу с огромными елями. Гигантские шатры елей окружали ее со всех сторон. Из-под шатра ели вышли два гнома в светлых колпаках. Они одновременно поклонились Рите. Она вздрогнула от неожиданности. Гномы повели ее по морозной тропе.
   Среди елей возник маленький дворец с большим количеством шпилей на крыше. Ворота разошлись в разные стороны при их появлении, и компания вошла во двор морозного дворца. Рита заметила, что шпили на домике напоминают перевернутые сосульки. Внутри дома никого, кроме них, не было. Плоский монитор экрана висел на одной стене. Рита взяла пульт управления, включила экран.
   На экране появилось лицо с длинными седыми прядями волос.
   - Рита, я Николай Григорьевич, президент ассоциации нестандартных летательных аппаратов. Как тебе понравился полет в снежном экране?
   - Понравился Ваш седой парик, - еле разжимая губы, вымолвила Рита.
   - Отлично. В этом домике ты пробудешь до утра. Гномы, а точнее лилипуты из нашего отряда испытателей малых летательных средств, уйдут по своим делам.
   Экран погас. Гномы ушли. Свет горел. Рита осмотрела странный дом, но не нашла дверей и окон. Их не было. Пульт управления больше не включал экран. Тишина окружила ее со всех сторон. Она невольно легла на единственный диван, случайно нажала на кнопку пульта. Над головой появился круглый экран и засветился, на нем появились знакомые снежинки. Когда снежинки исчезли с экрана, возникло лицо великого настройщика аппаратуры Андрея Георгиевича.
   - Рита, привет! Отдыхай, родная.
   - За что? - вымолвила она.
   - Думаешь, что я ревную? Нет, я в норме.
   - Зачем меня сюда привезли? - спросила она удрученно.
   - А ты с кем шла по липовой аллее? С Захаром. Пришлось вас разъединить таким образом.
   -И это вся моя вина? За это я ночь должна провести одна в лесу в странном дворце с сосульками на крыше?
   - Да! Надо быть последовательной в своих отношениях.
   - Это жестоко! - со слезами на глазах прокричала Рита.
   Экран на потолке погас. Свет ламп уменьшился. Девушка оказалась в полумгле, но страха у нее не было. Она поняла, что находится под контролем Андрея, и просто уснула.
   Захар - человек с высшим техническим образованием, владеющий двумя иностранными языками, был специалистом в своей области.
  
  Флюгером застыли на деревьях три сороки, смотрят свысока на людские и свои пороки, без волнений, творческих стремлений. И на ВУЗ взирают не дыша, смотрят на людей - а те спешат. В ясном небе пьедестал морозный
  в инее от дышащих берез, в этот день так мало льется слез, и так часто смех звучит задорный. На сороках модные цвета - те, что в моде годы и века.
  
  Стекла, кирпичи, часы, уступы собрались в единый институт, а внутри подъем, он очень крут, и с него уходят с думой скупо на глаза всевидящих сорок, в армию служить обычный срок.
  Армия вбирает людей умных, тех, кто может думать и дерзать, тех, кто может очень много знать, забирает из компаний шумных. И кричат, кричат тогда сороки, сокращая жизненные сроки. И пустеют группы без ребят, зря резвятся полы на разрезах юбок, что на ножках очень нежных, ладно и заманчиво сидят. И с тоской глядят тогда сороки - отошли их молодые сроки.
  В институте двери закрывают. Что там изучают - я не знаю. Знаю то, что знают лишь доценты, ассистенты, аспиранты и студенты. Кто же я? Профессор всех наук? Нет, я стихотворец этих мук. Мне по нраву топот в коридорах, или пустота моих дорог. Тогда слышно: чей-то голос строг,
  объясняет что-то без укора тихим и доверчивым студентам,
  ходит взад, вперед в апартаментах.
  Улетели строгие сороки, ветерок уносит иней прочь. Красота лесов - мороза дочь - в институт идет давать уроки: холода, терпенья, белой склоки. Потеплев, уходит тихо прочь.
  
   Его внешнему облику мог позавидовать любой молодой человек: рост 180 сантиметров, глаза - красивые, волосы темные, нос прямой, приятной формы.
   Мышцы на теле он поддерживал трехразовыми тренировками в неделю в тренажерном зале с зеркальными стенами. Вес его был в пределах пятидесяти процентов от роста, то есть килограммов девяносто. Он любит таинственность, именно она окружала создателей новых летательных объектов.
   Да, он иногда помогал Рите в жизни, но сейчас его волновали иные проблемы. Он еще работал в корпорации, состоящей из нескольких малых фирм, производящих самые разные части аппаратов. Новый облик летательного аппарата знали единицы, в том числе он, время запуска всегда окружалось юмором с долей секретности.
   Захар был так хорош, что его использовали на частной телевизионной линии для обработки людей, случайно попавших в закрытую область.
   Летательные средства использовали в разных областях. Заказчики - они всегда заказчики и покрыты тайной вкладываемых денег. Учитывая, что через Всемирную паутину можно скачать многие тайны, назначение секретных агентов со временем несколько притупилось, но около летательных аппаратов они непременно появлялись.
   Два агента, Сеня и Веня, ждали выхода в свет двухместного летательного аппарата, способного взлететь с любого балкона и подоконника. Поэтому агентами были два гнома, или, точнее, лилипута, их малый рост позволял сделать небольшое устройство с крутым двигателем. Они садились в летающий бобслей с тремя моторами и вылетали с любого небоскреба. Крылья выдвигались с трех сторон, и летающий бобслей легко лавировал в потоках воздуха.
   Благодаря многогранности летательных аппаратов Захар не бедствовал. Ему нравилась Рита, обладающая красивой, элегантной внешностью и строптивым характером.
  
   Рита проснулась от трехэтажного крика. На нее кричала неизвестная дама в черном меховом колпаке, в черной шубе в виде песочных часов. Рита смотрела на габаритную молодую даму и не могла сообразить, за что ее ругают.
   В следующей порции крика прозвучало имя - Захар. Значит, и тут она виновата. Крики и ругань прекратились. Рита встала на ноги и оказалась по ухо кричащей особе, которая неожиданно тихо промолвила:
   - Рита, я - Надя. Я - девушка Захара. Да будет тебе это известно!
   - Захар мне о Вас ничего не говорил.
   - О, так ты в курсе, что его зовут Захар! Так зачем ты шла с Захаром? - нервно спросила Надя.
   - Совершенно случайно наши дороги совпали, и мы прошли метров пятьсот вместе.
   - Да, но эти ваши пятьсот метров постоянно показывали на телеэкране и добавляли о некоем новом летательном аппарате! По всем каналам телевидения показывали твое исчезновение в экране со снежинками!
   - Как Вы меня нашли? А я и дверей в этой избушке с сосульками найти не могла.
   - Еще бы я не знала этого дома! Николай Григорьевич - мой дядя, - добавила Надя.
   - Это имя я слышала с экрана, расположенного на стене. Но я не знаю секретов этого дома.
   - Так, деточка! Чтобы я больше тебя рядом с Захаром не видела! Иначе вновь попрошу дядю использовать тебя в качестве подопытного кролика!
   - Надя, мы с Захаром...
   - Без 'мы'. Захар, да будет тебе известно, мой молодой человек.
   - Ведь он был...
   - Ха-ха-ха! - раскатисто рассмеялась дама в черных мехах. - Я его привела в божеский вид. Он холен, красив, накачан, обеспечен!
   - Но откуда у молодой девушки такие деньги? - искренне удивилась Рита.
   - У меня есть корни, и весьма обеспеченные! Это тебе понятно?!
   - Простите, я вспомнила. Ваш дядя...
   В это мгновение засветился боковой экран. Благообразный Николай Григорьевич засмеялся и сказал:
   - Надя, оставь девушку в покое. Она не трогала твоего Захара.
   Тут же на потолке засветился круглый экран, на котором показалось лицо Захара:
   - Девушки, не шумите. Все в порядке. Хотите, мы вас прокатим на новом летающем устройстве?
   - Захар, шел бы ты... - крепко выругалась красавица в черных мехах.
   - Разве девушки так ругаются? - удивилась Рита.
   - Ха-ха-ха! - рассмеялся седовласый дядя. - Надя показывает свои знания во втором языке, и она еще не все сказала.
   Стены домика раздвинулись в обе стороны, и девушки оказались среди заснеженных шатров елей. На поляну опустился конус с сиденьями, расположенными по периметру.
   Странная кабина была закрыта прозрачным защитным стеклом. Рита и Надя сели с разных сторон конуса. Летающий конус, медленно вращаясь вокруг своей оси, достаточно быстро стал подниматься вертикально вверх. Поляна с домиком из двух половинок осталась в лесной тишине.
   Летающий конус приземлился на городской площади с конусом праздничной сосны.
  
  Сосна сегодня - верх очарования, она бела до кончика иглы, и ей сегодня "королева" звание. Березы в белой зависти скромны. О, как чудесно в белой сказке леса среди ветвей и елочных страстей, где ветки чуть изогнуты от веса, где снег, застыв, обвился вкруг ветвей. Вот небеса морозны и парадны,
  голубизна, сугробы облаков. И наша жизнь проходит явно складно, а фоном служит инея покров.
  Нужна любовь или ее замена, нужны снега и зябкая метель, нужна, как верность, мелкая измена, нужны мне руки, брюки и отель. И в роскоши лесного наслаждения, и в контурах белеющих берез, мелькает лишь о лете сожаленье, мне не хватает просто алых роз.
  
  Набежали репортеры. Приехало телевидение. Рита и Надя оказались в центре событий дня.
   Надя отвечала репортерам на очень правильном языке, она говорила красиво и без мата, чем очень позабавила Риту. Рита в очередной раз поняла, как важно владеть бисером слов. Вот ведь может Надя метать бисер перед репортерами!
   И она будет метать бисер слов перед людьми, а куда деваться?
   Николай Григорьевич мог стоять на голове, он хорошо владел телом, много занимался суставной гимнастикой, легко взбегал по ступенькам. Ему ничего не стоило облиться холодной водой, эту процедуру он проделывал ежедневно. Благодаря физическому совершенству своего организма, он оставался главой корпорации летающих объектов.
   Надя меньше всего следовала примеру дяди. Она любила теплые ванны с солью и пеной, с удовольствием поедала конфеты из вычурных коробок, пила ликер, напоминающий кофе со сливками. Как она выросла, только Богу известно и ее дяде. Он приложил гигантские усилия, чтобы она окончила учебное заведение, он весь поседел от этой тягостной обязанности. Он тянул ее по жизни, сознавая, что это сизифов труд. Видимо, он был гением, а на Наде природа отдыхала, чего он не хотел и не мог осознать.
  
   Так получилось, что Захар мысленно давно выбрал одну девушку - Риту. Была в ней та сила мышления, которая увлекала его своей таинственностью. А Надя была просто смазливая и энергичная. Он не лез к девушкам в душу, но оберегал по мере сил и держал ту и другую в поле зрения. Он редко посещал казино, рестораны и бары, крайне редко бывал в театрах и на концертах. Его целеустремленность в работе требовала от него полной отдачи.
   Николай Григорьевич с удовольствием бы женил Захара на Наде, он понимал, что она порядком могла ему надоесть в первый же день несдержанностью фраз. Она преуспевала в разговорной речи, а Захару нужна была более молчаливая фея.
   С этой точки зрения Захара привлекала Рита. Он не был агентом, он ни за кем не следил, но был вынужден по просьбе старших по чину вмешиваться в чужую жизнь в пределах телевидения фирмы. Он не носил с собой пистолета, знал приемы рукопашного боя и мог уклониться от случайного удара.
   Тайными агентами и испытателями корпорации были признанные лилипуты Сеня и Веня. Николай Григорьевич, однажды побывав на их концерте вместе со своей супругой Ольгой Олеговной, пришел к выводу, что уникальность маленьких людей плохо используется. Он отобрал десяток лилипутов, которых для всех выдавал за гномов: они носили колпаки на голове для большей убедительности.
   Для них были созданы курсы широкого профиля. Гномы, осознавая важность своего назначения, учились всерьез и с вдохновением. Для пущей важности их нарекли агентами, хотя два нуля перед их номером не указывали на их опасность для людей.
   И вот тут произошло странное, неожиданное: Надя, молодая девушка, влюбилась в гнома Сеню. Он был постоянным лидером среди своих гномов, его авторитет не подлежал проверке. Может быть, повлияло на нее то, что она к ним привыкла. Сочетание высоких и низких людей ее не шокировало. Сеня всерьез их отношения не воспринимал, она была такой для него высокой! Он вел с ней светские беседы.
   Взгляды Нади и Сени при встречах теплели, голоса трепетали. Окружающие их встречи гномы только улыбались. Чтобы Надя вышла из этой любви, Николай Григорьевич нашел для нее Захара и изо всех сил его опекал, поощрял, повышал. Он их поженил. На свадьбе Захара и Нади Николай Григорьевич из добрых побуждений познакомил Риту с известным изобретателем Андреем Щепкиным. Как будто она его не знала!
  
   Заманчивы - космические дали, но красота зеленого кольца прекрасней падишаха дани, дороже королевского венца.
  
   Рита от удивления открыла широко глаза: перед ней на столе появился тройной экран по типу трельяжа. Один плоский экран монитора был перед ней, а с двух сторон он был окружен двумя такими же большими экранами. Кроме экранов она ничего не видела. Стало душно. Вентилятор оказался за экранами.
   На трех экранах появился самоуверенный молодой человек, его глаза насмешливо смотрели ей прямо в глаза:
   - Ревнуешь? Ревнуй! Ты мне больше не нужна, я не хочу тебя!
   Изображение вернулось и исчезло, а экран потемнел.
   'Кто бы в этом сомневался', - подумала Рита, глотая безвоздушный воздух. Экраны засветились, на них появился молодой человек собственной персоной в трех видах: фас и два профиля. Рита вздрогнула от неожиданности.
   - Рита, идет проверка настройки нового поколения компьютерных экранов, как меня видите? Как слышно?
   - Хорошо, но слишком неожиданно.
   - Перед Вами экраны для разработки внутреннего дизайна кабин истребителей на одного пилота. Заказ от Щепкина. Все в фильме должно быть реально, видимо, удобно! Не спешите с выводами. Задание серьезнее, чем можно предположить. Истребитель предназначен для космических маневров. Подъем на орбиту он будет осуществлять в капсуле с термическим покрытием, а в космосе он будет летать между космическими станциями. Так что считайте себя летящей в небе.
   - Круто. Надеюсь, я не одна буду заниматься макетированием истребителя?
   - Вас будет трое, друг о друге вы ничего не знаете, ваши разработки должны быть независимы друг от друга. Все, что ты придумаешь, расхватают и растащат с экрана по своим книгам и изобретениям. Сколько раз такое уже было!
   - А где у истребителя космические силы? Это небольшой самолет.
   - Он будет летать по энергетическим несущим каналам между космическими звеньями.
   - Так если он будет летать по определенному маршруту, то зачем ему три панели управления?
   - Соображаешь, сокращено до минимума число кнопок всех видов и назначений.
   - Тогда зачем мне три экрана?
   - Чтобы было, - проговорил молодой человек и исчез с экранов.
   Рита отключила боковые экраны, загнула их на прямую линию с основным экраном, направила на себя поток воздуха.
   С Захаром Рита встретилась зимой. Это он был на экранах компьютеров. Там, где зима, всегда бывает Новый год. Чем она могла увлечь молодого человека? Абсолютной случайностью, которая чаще встречается в канун Нового года. Не верите?
   В конце года ощущается общий эмоциональный подъем в преддверии неизвестности. Все чего-то ждут, и этим ожиданием пересыщен воздух вечеринок всех уровней. И еще один немаловажный момент: под Новый год пьют шампанское. Ударный напиток! Разум становится веселым и позволяет влюбиться с полуслова.
  
  Ты - моя любовь, моя природа, нет прекрасней в мире ничего. Ты - красива только недотрогой. Что еще сказать? Нет, ничего.
  
   Часто употреблять его не рекомендуется - потеряет волшебные свойства, необходимые для знакомства. Вечеринка уместилась в банкетном зале. Захар пришел в черных брюках с ремнем, в черной рубашке, да еще в черно-золотистом галстуке. Ремень великолепный. Фигура - сердце Риты замерло, запищало и растаяло от удивления. Она глаз от него не могла оторвать. Он почувствовал ее притяжение и сел рядом. На двоих он поставил одну бутылку шампанского.
   Публика за столом быстро перешла на крепкие напитки, стала трясти над столом бутылки, наполнять свои фужеры. Рита и Захар пили пузырьки шампанского, эти волшебные пузырьки сближали их с неимоверной скоростью. У нее в голове мелькнула мысль: а не пригласить ли его к себе домой. Но как это красиво сделать?
   Она назвала ему длинное число и потом спросила:
   - Захар, ты запомнил то, что я сказала?
   - Запомнил. Повторить?
   - Если запомнил, то можешь приходить ко мне, это код электронного замка.
   Они танцевали в общей толпе. Его тело пружинисто приникало к Рите, он наполнялся желаниями, как бокал шампанским. Она его ощущала... Желания надо реализовывать. Но на всякое 'надо' есть Надя.
   Лето. Жара. На секунду она прикрыла глаза, а когда открыла, то все три экрана на одной прямой линии изображали панель управления космического истребителя...
   Тучи, ветер, холод.
   Город сбрасывал с себя старые дома и облицовывал те, что еще могли радовать глаз горожан. Старые пятиэтажные дома зияли пустыми окнами и исчезали с лица земли один за другим. Солнце включило обогревательную систему и плодотворно топило снега в своих лучах.
   Весна гуляла по обновленным кварталам и задерживалась на возвышенных местах. Дети бегали по сырым детским площадкам, боясь скатываться с горок в свежие лужи. В лесу дороги превратились в снежно-водяное месиво. Там, где не было асфальта, свежая грязь манила в свои топи, которые обходили с достоинством бродячие собаки.
   Еще неделя - и, сырость тающего снега исчезнет на год. А пока снега вбирали в себя солнечную энергию и исчезали от избытка чувств.
   Внезапно Щепкин остановил медленную карусель экрана. Его привлекло женское лицо. Да это Рита! За окном шел снег, а Рита шла по мраморным плитам фойе гостиницы в босоножках. Все люди были одеты с ног до головы и медленно раздевались. А она шла в ярких плетеных босоножках, и ее ноги светились в чулках у всех на виду.
   Щепкин заметил ее. Он не мог ее не заметить, хоть и был признанным любимцем женщин. Но она женщин вокруг себя не видела! Это они ее видели! Они видели ее превращение из серого существа в хилое подобие страуса. Будущего у них быть не могло, но любовь вполне могла получиться.
   Зачем ей он был нужен?!
   Снег за окном осыпал ели, а женщины Риту осыпали насмешками. Они язвили. Они намекали. Они издевались над ней. А она была вновь влюблена в страуса Щепкина. А он? Ей иногда казалось, что он путал ее с другими женщинами и страшно удивлялся, когда перед ним появлялась именно она - Рита. Он пятился назад. А может, Щепкин был рак, а не страус?
   А ей хоть бы что!
   Она покупала сапоги на высоком каблуке, чтобы нравиться ему на улице. Она приобретала новые пальто, чтобы появляться перед ним неожиданно. Она постоянно укладывала волосы, и они излучали сияние. Она меняла платья, но не могла сменить или изменить свою жизнь, которая давно размеренно шла рядом с другим человеком, скорпионом по гороскопу и по своей сущности. Страус и скорпион были немного похожи прическами и цветом глаз.
   Щепкин смотрел на Риту с одной мыслью: чтобы она заговорила первой, он стеснялся сам себя. Он боялся неадекватной женской реакции, боялся быть назойливым. Он думал, что есть люди, получающие любовь любым способом, а ему нужна была именно эта женщина, меняющая ежедневно внешний облик и одежду. Он был страус по своей сути, ей оставалось оседлать его, поскольку она его тяжесть вряд ли бы выдержала.
   Любовь между ними вновь вспыхнула под Новый год после застольного мероприятия. Боже, сколько людей родилось по этой причине! А они обошлись без детей, но большими проявлениями чувств. Чувства легко появляются после игристых напитков, да и все люди перед Новым годом необыкновенно красивые, и чувства у них приподнятые. И всеобщее ликование добавляет свою каплю чувственности.
   Рита в Щепкина вновь влюбилась, когда за окнами шел снег. Щепкин был до безумия красивый. Они поднимались с ним по мраморной лестнице. Его черные брюки из дорогого материала мелькали перед ней, и она не отставала от его длинных ног. Он был самый настоящий страус! Его огромные черные глаза казались бездонными. Она в них тонула от внутреннего напряжения чувств. Любого его взгляда в ее сторону было достаточно для того, чтобы она его безумно любила в ближайшую неделю, но мысленно.
   Так, наверное, любят кумиров из среды певцов и артистов. Но он был реальностью! Она его видела и ощущала его флюиды каждой клеточкой своего организма. Рите очень хотелось нацепить на себя нечто блестящее, например, новые часы надеть на руку поверх черного свитера. Или она надевала красивые босоножки на длинном и тонком каблуке!
   Солнце. Рита сегодня в его лучах оттаивала от зимних холодов. В голове промелькнул эпизод последней любви. И она подумала, что прощальный аккорд Андрей сыграл правильно. Теперь он сидит дома и на работу не выходит. А все почему? Да потому, что у него солнце появляется дома после обеда, окна у него выходят на южную сторону. Пусть лежит под домашним деревом неизвестной породы, а она будет работать, правда, после того, как мозги от любви освободит.
   Мозги нужны в работе, так вот эти переживания надо уметь сбрасывать, чтобы они не мешали работе. Переживания сбрасывают следующими способами: сигаретами, вином, пивом, едой, таблетками, прогулками.
  
  Спокойствием с небес спустился снег и равномерной белой окантовкой деревьям и домам добавил свет, и лег на воротник лихой подковкой. И влажный снег уменьшил все шаги, и тише, и задумчивее мысли, вот так же утром мы с тобою шли, твои усы под снегом мирно висли. И вот прошли любви нашей года, где холод и жара порой встречались. Да и теперь, возможно, не всегда с тобою мы смиренно улыбались.
  Комфортно надо чувствовать себя среди проблем домашнего хозяйства и жить спокойно, вовсе не скорбя, и я ведь не домашняя хозяйка. Так и живем, тревожно иногда, а в основном в туманной атмосфере, и тишина зимой в душе тогда, когда друг другу мы спокойно верим.
  
   Рита сбрасывала переживания умозаключениями на бумаге, важно, чтобы их никто из знакомых не видел, а весь мир их вполне мог бы читать. Она весь мир любила платонически и никого не любила физически. Вот в чем великая разница между всем человечеством и ее единственным мужчиной, но его пока у нее нет.
   Да и она из-за него не тем делом занята, а ведь уже пора, пора работать. Рита опустила экран с текстом и приступила к выполнению служебных обязанностей.
   И вдруг до нее дошло, что Андрей Щепкин сидит на работе у компьютера и читает ее произведения во Всемирной паутине.
   Она допустила одну оплошность: сменив имя, оставила картинку, которую он закачал из недр паутины. Он нашел ее прозу, он просто не мог понять все ее выдумки, он все написанное принимал на свой счет. А это неправильно, он ведь не сберкасса, чтобы счет открывать. Вот она где зарыта, собака непонимания!
  
  
  ЛРЛ. Глава 2. Госпожа Метель
  
   "Ветер, одетый в снег, называется метель", - так думал Эдик, внук Николая Григорьевича, идя навстречу сильному ветру, который готов был пронзить холодом каждого, кто выйдет на его тропу. За ночь намело небольшие сугробы снега, которые мирно переливались маленькими симпатичными искрами. Мальчик натянула капюшон на шапку, вынул варежки из карманов, подтянула молнию к подбородку, и продолжил свой путь сквозь метель.
  
  Севера небесные потоки устремились в мысли наших душ, отошли тепла и солнца сроки, лишь остался моросящий душ. Чистота морозных звонких улиц в первый холод осени дрожит. Дом стоит, как нежный теплый улей.
  Осень зимний холод ворожит. Снег морозит стеклами по лужам, и искрится в бликах тишины. Нет, еще не заглянула стужа, звезды замерцали в вышине.
  Город спит под тайнами столетий, тайны замерзают - не раскрыть. А бывают тайны, словно плети, мерзлотой морозный мир укрыт. Светят нам небесные светила утомленно в телескопе линз, чернота ночная звездам мила. На замерзших лужах звездный блик.
  
   Путь до школы проходил мимо высоких многоуровневых домов, утепленных по последнему слову строительной техники. Город, в котором он теперь жил, небольшой, но интересный. Можно сказать, что это город мудрецов. Эдик из третьего поколения жителей, живущих в царственном городке магов. Некогда мэр распорядился организовать городок великих магов, дабы они не волновали умы простых смертных.
   Для магов возвели белые многоуровневые дома, которые заканчивались заостренными башенками, увенчанными иглами антенн. Центральной частью городка был Магический лес, его окружала широкая дорога, а за дорогой - располагались дворцы, школы и дома магов.
   Если посмотреть сверху на городок, то можно было заметить, что он состоит из чередующихся кругов? состоящих из леса, дорог, домов, дорог, леса, дорог, домов, пересеченных радиальными линиями небольших дорог. Почему городок магов назвали Лес? Вероятно, хотели подчеркнуть значимость острого ума магов.
   Отец проводил дочь Нину только до своего авто, покрытого слоем снега. Он посмотрел дочери вслед, включил снегоочиститель. Через пару минут его машина была чистой, но на ее чистую поверхность уже садились снежинки, принесенные метелью. Отец еще раз посмотрел в ту сторону, куда ушла его дочь, сел в машину. Ему предстояла поездка за пределы города. На пульте управления он набрал название пункта, куда ему предстояло поехать. На карте четко выделилась дорога, и появилась предупреждение о малой скорости перемещения по дорогам.
   Госпожа Метель постаралась замести проезжую часть дороги снегом. Машины ехали шагом. Никакие новинки техники по уборке снега не могли быстро справиться с госпожой Метелью. Летом госпожа Метель жила на севере, в круглой яранге, с отверстием в потолке и смотрела передачи по многоканальному телевидению. Очень ей понравился город Лес, но летом она в него не могла попасть. И только в конце января, когда ветры смешиваются со снегом, она смогла посетить город магов.
   Итак, Нина шла из третьего круга домов во второй, где и находилась ее школа технической магии. Ученикам не разрешалось ездить в школу на личных мини машинах, которые были у каждого ребенка с семи лет для перемещения по городу. Нине было лет 14, значит, уже много лет она училась в школе технической магии, и еще долго ей предстояло в ней учиться.
   Госпожа Метель знала, что заметает улицы великого города. Ей было не все равно, куда наметать сугробы. Нина преодолевала сильные порывы ветра, слегка наклонив туловище вперед. В такой позе ее увидел Эдик, он улыбнулся девочке холодными щеками и пошел рядом с ней. Им оставалось пройти мимо школы кубиков, где учились дети от двух до семи лет. Эдик был крепким парнем. Дети магов с рождения были вовлечены во все полагающиеся им школы: спортивные, образовательные, художественные, музыкальные, танцевальные.
   Высший совет магов уделял должное внимание школьникам. Занятость у детей была полной, отдых включался в расписании. Итак, Эдик и Нина, преодолевая метель, подошли к школе. К крыльцу школы с двух сторон шли дети и маги - учителя. Дворники небольшими машинами убирали снег, который метель вновь перемещала с места на место.
   Метель с большим удовольствием резвилась на чистых улицах, делая сугробы в самых неожиданных местах. Она пела морозные песни. Она крутилась, юлила, и вторгалась во все уголки, заметая их снегом. Это был ее день. Ветер подмигивал Метели. Они были знакомы с давних лет. Старые приятели с удовольствием кружили по волшебным улицам. Они заметили Нину и Эдика. Метель обсыпала их снегом. Ветер мешал им идти к школе. Но дети пришли в школу магов. Над дверью школы висело табло, на котором высвечивалось время.
   При входе в школу сидели охранники, окруженные аппаратурой слежения и оповещения. На первом этаже пол был вымощен мраморными плитками, чтобы многие поколения школьников прошли по ним до вершины своего обучения. Стайки детей резко возрастали в раздевалке и разлетались по своим классам. Звонок возвестил о начале занятий. Магия уроков была священна.
   Метель, бросив на прощание пригоршню снега в спину девочке, присела на школьном крыльце и попала под машину дворника. Госпожа Метель вскрикнула, вцепилась в шею мужика со снегоочистителем и повалила его на дорожку, прибитую к крыльцу, чтобы дети не скользили. Дворник явственно чувствовал, что его кто-то держит, но звонок прозвенел, а на улице было пусто. Глазами он никого не видел, но он чувствовал объятия холода. Ему стало страшно. Дворник пополз, окутанный и опутанный Метелью.
   Один из охранников посмотрел на экран, где виднелось крыльцо школы. Он заметил огромный снежный шар. Ему на мгновение стало страшно. Он толкнул локтем второго охранника. Второй охранник, увидев нечто странное на крыльце школы, резво вскочил с места и бросился на улицу. На крыльце возвышался сугроб. Из сугроба торчала нога дворника. И тишина.
  
  Голубые ели, горстка снега, марево печали у стволов. Зеленеет травка, словно ветка, и ноябрь, и холод легких слов. Темная вода стоит без всплеска,
  не замерзла, но и безо льда. Зеленеют ели среди леса, будто говорят сегодня 'да'. Лиственницы голы как березы, их иголки плавают в воде. В ноябре уснули даже грозы, и слова притихшие везде. Вот оно: ноябрь, седьмое, холод, очень день туманный без проблем. Двери открываются внутрь холла?
  Нет, почти не праздник, без дилемм. В этот день когда-то было то-то, а потом парады без конца, встречи средь парадов - это что-то. Праздник вдруг остался без лица.
  
   Ветер с Метелью завернули за угол, и оттуда посмотрели на дело рук своих. Увидев, что дворник в надежных руках охранника, они поспешили выполнять свои функции за пределами школьного двора. Друзей неудержимо потянуло в Магический лес. Они с наслаждением покружились над елями, дольше всех деревьев сохраняющих снег на своих ветвях.
   В крещенские морозы чистый снег покрыл деревья легкими пушинками, не забыв приукрасить сугробы. Дворники в одинаковых формах боролись с красотой зимнего дня, забрасывая снег с дорог на нежные снежинки. Дети, настоящие ценители зимнего дня, строили снежную крепость. Редкие прохожие шли ускоренным шагом, словно в морозы нельзя пройти медленно.
   Зима настоящая царила за окном. Выходной день для выхода в заснеженную красоту природы подходил к обеду.
   Нина позвала Эдика выйти в лес на лыжах. Он согласился. Нина и Эдик надели куртки, взяли лыжи и пошли в лес, расположенный за внешним кольцом городка. Войти в заснеженный лес равносильно вхождению в сказку.
   Огромные, заснеженные деревья божественно красивы. Воздух - кристально чистый. Снег, выпавший в холодный день, белоснежный. Возникает огромное ощущение счастья. Появляется прилив сил. Нина и Эдик встали на лыжи и плавно заскользили по снегу. Скольжение на пластиковых лыжах - великолепное, их не надо покрывать мазью, все и так хорошо.
  
  Лес притаился в снежном зазеркалье. Он, как скульптура жизни на земле. Я, что опять средь прошлого искала, когда и будущее спит еще в седле? Жизнь требует: вернись дикобразом, добавь иголок, страсти и проблем. И повезет, возможно, что ни сразу, но непременно ждите перемен. И тянутся тянучки прочных буден, проблемы ускоряют дикий бег. Мы, как в лесу, плутаем, ходим, будем одни снега и извороты лет. Мы ходим бесконечно по вселенной, она для нас вполне понятный круг. Снега, снега, как шубы счастья, плена, и лес для нас и совесть, часто друг. В лесу, поверь, не стать мне дикобразом, не остановишь свой обычный шаг, а остановишь, станешь сразу разом такой скульптурой, как деревья. Так...
  
   По лыжне шли лыжники всех возрастов. Под елью стоял молодой мужчина без лыж, рядом с ним лежала сумка, содержащая банки, которые явно меняли конфигурацию сумки. Он пил из холодной жестянки.
   Нина проговорила:
   - Можно, мы вас объедим?
   Мужчина благосклонно кивнул головой. Ребята углубились в лес. Поваленное дерево полностью перегородило лыжню. Пришлось корни дерева обходить вокруг. Эдик упал, поворчал, но встал быстро. На обратной дороге, он упал так, что лежал без единого движения, и без единого звука вытянув вперед руки с палками.
   Нина остановилась, посмотрела на друга, подождала немного, да как закричит:
   - Эдик! Эдик!!!
   Полная тишина была ей ответом. Эдик не шевелился. Появилось ощущение, что он потерял сознание. Нина на лыжах стала приближаться к парню с дикими криками. Он пошевелился. Встал. Сказал:
   - Больно, - показывая на шею в области сонной артерии.
   Что-то его на минуту выключило, но длилась эта минута вечность. На обратной дороге, под елью стоял мужчина, рядом с ним валялись выпитые банки, в сумке оставалась явно одна банка.
   - Разрешите, мы еще раз вас обойдем, - проговорила Нина, обходя мужчину, и не делая ему замечаний. И еще долго в ее голове стоял образ мужика с банками. Странный мужик из металлических банок пил на морозе.
   Ребята доехали до пешеходной тропы, сняли лыжи и пошли пешком домой.
   Вечером Эдик вновь пожаловался своей бабушке на боль в шее. Вероятно, он шеей ударился или о носок лыжни, или еще хуже - палки. Но внешне на шее ранок не было. "Словно внука вампир коснулся", - невольно подумала Елена Олеговна, супруга Николая Григорьевича.
  
   На следующее утро, проснувшись до будильника за двадцать минут, мама Нины тихо встала. Она привела в порядок кухню. Разбудила дочь, чтобы она в школу собиралась. Мать готовит в выходные дни и не является основным домашним поваром. Вчера она готовила борщ и творожный пирог. Основное воскресное блюдо - это и есть творожный пирог.
   В понедельник мясные блюда в доме готовит - робот. Мясо и курица с вечера лежат на серебристом подносе и размораживаются. Робот выбросила мусор, потом вымыла стаканы, которые всегда появляются после вечерне - ночных хождений. Она не всегда включала посудомоечную машину.
   Элла, мама Эдика, посмотрела в компьютер, чтобы определиться с целями на текущий день. Глаза ее уже накрашены, пусть это не всем нравится, но так она себя чувствует увереннее. Теперь пора одеваться. Эдик уже сидел и одевался, иногда потирая шею, на которой никаких следов от удара не было.
   По дороге на работу мама Эдика посадила к себе в автомобиль маму Нины, и рассказала ей о происшествии на лыжне. Но услышала параллельный ответ.
   -В целом люди стали пить меньше. В прошлые годы люди пили больше, чем резко сокращали жизнь, сохраненную по воле случая на войне. Лекарствами мало пользовались, спиртное заменяло лекарства от боли, от нервов, тем самым активно защищало больные органы от любого лечения. Но есть люди, которые пьют, да еще как! Один мужчина с хорошей фигурой и ясными глазами стал пить энергетические напитки во время обеда, потом перешел на вино, водку. Напившись водки досыта, он умер довольно быстро, - высказала свое мнение мама Нины.
   - Робот спроектирована, как странная женщина, то вся такая правильная, а то она курит. Поначалу она курила и пряталась, а потом отстояла свое право на курение. Курит много дорогих сигарет. Готовит она великолепно. А потом она пьет, вначале она пила вкусное вино, а теперь она пьет за вечер - две бутылки, - высказалась мама Эдика о своем поваре - роботе.
   - Ужас, - пролепетала мама Нины. - Отец мой был большой труженик, он работал столяром - плотником в бригаде, и никогда не соглашался на должность бригадира или мастера. Отдыхал он даче, которую сам построил из досок, которые сам и настругал. Отец сам вскопал кусок целинной земли, и привез на нее много машин перегноя. Он окончил агрономические курсы, поэтому его шесть соток давали хороший урожай. Особенно он преуспел с клубникой, которая давала урожай с мая по сентябрь. Так вот он тоже мог выпить. Ай, что говорить на эту тему! Мы уже приехали.
   За окном автомобиля появились фирменные корпуса, едва видневшиеся сквозь заснеженные деревья.
   В школе учат академическим знаниям, и приучают к трудностям жизни. Нину в школе научили пришивать пуговицы. После этого она захотела сшить рубашку. Ее мама возразила:
   -Нина нельзя начинать шить рубашку. Сшей фартук.
   -Вечно ты все испортишь, - проворчала девочка.
   Первые стежки на швейной машинке были неровные, нитки постоянно рвались. Но Нина оказалась упорной швеей и стежки становились ровнее, а нитки она сама заправляла в иглу и настраивала швейную машинку. Она сшила для себя фартук.
   В это время Эдик со своим отцом Яковом Александровичем, магом технических наук, был занят совсем другим делом. Они разбирали сломанную стиральную машинку на части. Отец решил, что если машинку нельзя починить, так хоть выбросить ее можно с большим смыслом. Сын постигал устройство стиральной машины при ее разборке, авось, когда сможет отремонтировать. У них был огромный набор отверток, вот они и пригодились.
   Эдик уже не играл в игрушки, не собирал машинки и домики из пластмассовых деталей. Освоив конструктор за несколько детских лет, он больше к нему не возвращался. Теперь он строил на экране компьютера. Он строил дворцы, дома, изготавливал мебель, - но все это было виртуально, и никакого беспорядка в доме от его игр уже не было.
   Иногда по сети Эдик играл с Ниной. Было время, когда они висели на телефонах и на экранах. Теперь у них наушники, камеры, микрофоны. Игра проходит тихо и пристойно. Но бывает, вспомнят детство и убегают играть на улицу. После общения среди снежных крепостей, они возвращаются домой в абсолютно сырой одежде, но довольные и счастливые.
   У мамы Нины, Лианы, было древнейшее увлечение. Представьте русскую избу, печь, скамью. На печи лежит лоскутное одеяло. Лоскутная техника с тех пор сделала шаг вперед. Женщина придумывает одеяло - покрывало. Она покупает ткань, вырезает кусочки, создает рисунок. Сшивает кусочки, делает прокладку и обратную сторону одеяла. Получается внушительное покрывало, которое может украсить любой интерьер.
  
   Мама Эдика, Элла, шить не любила. Она любила вязать. Она пыталась вязать на вязальной машине, но это ей не понравилось. Она любит тишину, мягкие движения спиц, соединенных лесками. Она вяжет без швов, в этом ее фишка. Иногда она выбирает сложные узоры, но быстро переходить на простые способы вязания, чтобы не участвовать в процессе всеми клеточками мозга. Так она вяжет и погладывает на экран телевизора.
   Отец Эдика, Яша, любил улучшать жилье. Он сам уложил кафель в ванне, он два раза перестилал пол на кухне, пока не получил хороший результат. Он сам придумал мебель для кухни, но сам ее не делал, а просто заказал. Если осмотреть его квартиру, то в любой ее точке, можно увидеть дело его рук. Он постоянно придумывает и осуществляет задуманное дома, на даче.
   Отец Нины, Илья Львович, ничего глобального дома не совершает, он лишь понемногу улучшает все, чего коснется. У них дома всегда полный порядок. Никакие вещи не нарушают покой квартиры. Если жена сама убирает глобально, то ее муж без звука поддерживает созданную супругой чистоту. Чем не хобби? Нина чаще находится в своей комнате, убирать комнату ей вовсе не хочется при таких работящих родителях. Поэтому она прибрала в комнате учебники, и это можно отнести к подвигу девушки.
   Робот среди этих двух семей и свой и чужой. Робот прекрасно готовит и абсолютно не любит убирать. Но его зовут, он умеет за два-три часа наготовить на пять рабочих дней. После его прихода проблем с едой ни у кого нет, и все могут работать и заниматься своими увлечениями.
   Так чему учат в школе? Практически всему, любые навыки легко прикладываются к знаниям. Поэтому, построив дом на экране, Эдик уходит на тренировку. У него сборы, тренировки, соревнования занимают свободное от учебы время.
   После того, как Нина сшила фартук, она ушла на занятия по бальным танцам, потом у нее занятия по углубленному изучению языков. Ее мама, сшив несколько лоскутков, села к компьютеру, в "Одноклассники". У нее есть клуб по интересам среди любителей ручного труда.
   Мама Эдика отложила вязание и открыла свою страницу "В контакте", где она любила рассматривать фотографии.
   Отец Эдика, разобрав с сыном стиральную машину, сел в машину и уехал по делам.
   Отец Нины уткнулся в книгу, он вообще никому не докучал и сам себя обслуживал.
   Робот открыл игру в сети, он любит выращивать виртуальные цветочки и придумывать новые блюда для своих потенциальных клиентов.
   За окном светило солнце, освещая дома, проникая в сердца и души людей. Мороз на улице не раздражал, при солнце он казался естественным, как естественным является любая смена дел и поступков жителей городка.
  
   Бабушка Эдика, Ольга Олеговна пришла на работу в офис фирмы. Первые заморозки сопровождались нежным, розовато-голубоватым небом. В другое время года такое чудо на небе она не наблюдала. Всего второй раз в жизни она видела такую красоту, и то считанные минуты утром, да еще с определенной высоты. Словно в небе растаяло женское и мужское начало и светило своим заревом любви.
   Офисная жизнь успокаивала. Ольга Олеговна покинула спортивные площадки. Вечная ее подруга и соперница Маруся Ивановна отучилась на курсах бухгалтеров и стала работать в офисе.
   Заграничная жизнь притихла. Ольга Олеговна и Николай Григорьевич прошли сексуальный возраст. Нежные отношения у них были редко и длились считанные минуты. Ольге тоже хотелось удержать свои мгновенья счастья, но они растаяли в жизни так же быстро, как исчез розоватый цвет неба. Призрак счастья манил своей человеческой теплотой отношений, но быстро растворялся в повседневной жизни.
  
  Да, лидер ты! Приоритет неоспорим, он непредвзятый, и твой любой менталитет слегка знобит, он очень зябкий. Как переменчивы слова, так переменчива погода, летает в мыслях голова, все за тобой, и так полгода.
  Иного взгляд скользнет, и нет, а твой так прочно задержался. Ты промолчишь, но твой привет, как лучик солнца отражался. Нас разлучить с тобой нельзя любым и каверзным вопросам. Уйдешь ли ты, по льду скользя, но мысли рядом, словно осы. Проснешься ты, и я не сплю, хоть между нами километры. Любовь безмолвную терплю, ее ласкают только ветры. Ты не сердись, ты улыбнись, мой лидер мыслей полуночных. Не спишь, так на бок повернись, а в сердце ты вонзился прочно.
  
   Ольга Олеговна вошла в офис, коснувшись ключом электронного замка. Андрей Щепкин сидел за столом с компьютером, рядом с ним стоял настольный станок. Глаза их встретились - вот и все приветствие близких по духу людей.
   - Андрей Георгиевич, как дела с новым изделием?
   - Не хватает двух микросхем в изделии. Ольга, есть новая задача, садись за стол, обсудим.
   Стол для гостей стоял в стороне от стола шефа, за него можно было сесть с двух сторон, разложив все прорисовки нового изделия. Ольга прорисовала эскизы нового прибора. Она уяснила поставленную перед собой задачу и решила обговорить все вопросы с разработчиком. Потом взять все, что нужно, из этого натюрморта и унести к себе на стол, словно добычу.
   За своим столом Ольга Олеговна могла вспомнить слова Андрея Георгиевича, достать чистый лист бумаги и рисовать, рисовать прорисовки нового изделия. И лишь тогда, когда проявится ценная мысль на листе, вновь встретиться и обговорить результат поиска нового технического шедевра.
   И вся любовь - одна совместная работа.
   Заставка компьютера открывала тайны при легком нажатии на клавишу или кнопку мышки. На экране появлялся перечень разработанной конструкторской документации на изделия. Ольга Олеговна находила чистые форматки, они получали новые названия, номера, и новое изделие начинало рождаться в зеленых и белых линиях на черном фоне компьютера.
   Справа на столе на металлических полках лежали старые справочники и новые каталоги с выставок и показов приборов. На верхней полке стоял цветок, который никогда не цвел. Своими зарослями он скрывал Ольгу Олеговну от сотрудника, профиль которого иначе маячил бы перед ее лицом.
   Да, менеджер Захар иногда работал в офисе, и нельзя было допускать, чтобы их глаза встречались во время работы. Листва нежно и неназойливо прятала Риту и Захара друг от друга. Справа от Риты стояла любимая кружка с крышкой. На кружке были изображены незабудки, милые цветочки, их и цветами не назовешь, а только нежно - цветочками. За кружкой лежал крокодил стола - темно-зеленая трубка телефона. Рита меньше всего пользовалась услугами зеленого крокодила, больше электронной почтой.
   За спиной стоял старый шкаф, в котором прятались новые папки с рисунками и документацией на новые изделия. Старая документация отправлялась в недра шкафа и не маячила перед глазами; то, что в ней было изображено, давно произведено и спрятано покупателями где-нибудь от подземелья до небес.
   В офис зашла Маруся Ивановна, весьма симпатичная женщина. Она раздала листочки с заработной платой, остановилась рядом с Захаром. Он для нее обладал некой притягательной силой. Они оба излучали улыбки, светились от радости общения. Она не задерживалась рядом с объектом своего обожания и шла на свое рабочее место.
   Маруся Ивановна для Захара - облачко мимолетного счастья. Взгляд Ольги Олеговны возвратился на свой стол, она сосредоточенно работала. Случайно она подняла глаза над компьютером и увидела небо с белыми клубами облаков, и вновь взгляд возвратился к работе.
   В офисе царила тишина. Все работали. За стеклянной стеной был слышен голос менеджера фирмы Захара, вдруг голос его усилился, и он закричал:
   - Макар, почему Вы не приходите на работу? У Вас прогулы и нет больничного листа.
   В ответ раздалось мужское бурчание. Макар оказался для фирмы рождественским подарком. Он устроился в декабре на работу. Взяли его как специалиста по обработке материала, но он превзошел все ожидания. Весьма интересный мужчина, достаточно высокий, хорошо откормленный, с седыми волосами и не лысый произвел на всех приятное впечатление.
   На рабочем столе его стоял настольный станок для изготовления опытных образцов, на полке были расположены приборы для контроля готового изделия. Его дело состояло в том, чтобы вести работу нескольких изделий фирмы.
   День он начинал с телефонных разговоров.
   - Алло, лапочка, - говорил Макар, - встретимся в 16 часов у магазина...
   Или:
   - Здравствуй, милая, как дела? Ты знаешь...
   Захар смотрел на соседа слева и не знал, чем от него отгородиться. Но это твердо знал Макар. Он передвигал шкафы, переставлял приборы. В течение трех месяцев он воздвигал крепость из подсобных предметов. Внутри крепости появился старый столик, покрытый стеклом. На стекле стоял любимый телефон. Перед глазами на плакате висели изделия фирмы, но производства не той фирмы, на которую он работал. Работать за станком Макар не любил. Все новые папки Захара медленно перекладывались в шкаф Макара.
   Макар фильтровал воду в стеклянном фильтре, грел воду в чайнике, заливал кипяток в свою литровую кружку, кидал в нее много ложек с сахарным песком. Начинался аттракцион: чаепитие в крепости из приборов. Присвистывая, причмокивая, прихлебывая чай, Макар таял от удовольствия.
   Внутри его крепости проходил стояк с трехфазным током, провода прикрывал металлический кожух. В этом кожухе Макар сверлил отверстия, чтобы повесить бухту проводов. Одно отверстие у него получилось, но при сверлении следующего отверстия он умудрился попасть в один из проводов. Блеск, треск, запах! Тумблер на 380 вольт вышел из строя, и сгорел шкаф для испытания приборов. Это стало началом конца Макара.
   Захар смотрел на него, и ему иногда казалось, что Макар так и остался при социализме и пропустил перестройку.
   Весна внесла свои коррективы в поведение Макара. Он своей жене только звонил, а жил на даче. Дача наказала его сыростью и простудой. В трех метрах от Захара постоянно находился человек с кашлем, плюс чаепитие, да еще шепот из мини-приемника.
   Надоело Макару чахнуть в крепости, ушел он на пару недель, потом совсем исчез из поля зрения Захара.
   Как-то пришла Маруся Ивановна и сказала, что Макара надо бы уволить за прогулы, но сам он отказывается увольняться. Мероприятие по увольнению длилось месяцев пять, включая суд. На его место приходил работать Захар, он чай не пил на этом рабочем месте, и от него шел тонкий поток флюидов, когда миловидная и молодая девушка Рита подходила к нему по работе.
  
  Весь горизонт - сплошное солнце, восход алеет над землей, Останкино темнеет соло. Картина. Ткань. Ее б на лен. Меня трясет, в меня влюбился
  один хороший, молодой. Меня еще он не добился, но хочется кричать: "Постой!" Куда, зачем? Лихие строчки. Стихи его как родничок, его поэзия как почки, про возраст наш сплошной молчок. Но острота в одном сюжете, любовь младая. Бог, ты мой! Я не гожусь в младые женки, пусть ты влюбился, мысли смой своими строчками, стихами. Уйди от правды в забытье. Так на земле идет годами, родник не мерзнет, тонкий лед. Мороз застыл, синеет небо. Останкино, ко мне лишь слепо.
  
   Горизонт, розовато-красноватый на фоне серо-голубоватого неба, был не так нежен, как вчера. И личный мужчина несколько утратил нежность в обращении с Ольгой Олеговной. Первозданная нежность, будь ты замужем или то случайная любовь, бывает раз или крайне редко. Все остальное в любви - поиски первого чувства, а секс - это уже так, механический процесс поиска наслаждения, это розовато-красное на фоне серо-голубоватой сферы неба и деятельности человека.
   Иногда любое спокойствие дороже наслаждения, выжить бы, не до любви, и счастьем в такой миг является отсутствие угнетающих мыслей. Вот и все небо, проза в жизни побеждает любовное начало человека.
   Маруся Ивановна развлекалась игрой в карты на компьютере. Среди бухгалтеров это наиболее почетное развлечение, по этому поводу над ней подтрунивал менеджер Захар. Она красиво обижалась и опускала глаза в свои многочисленные бумаги. Иногда он ее смешил, и она звонко смеялась.
  
  Нарастают страсти на закате, на рассвете ветер и мороз. От лопаты, снег скребут, раскаты. Подоконник снегом весь зарос. А вчера - провал в температуре не было мороза и ветров. А девчонки подняли вдруг бурю, доставая лыжи. Свитеров. Он один под курткой. Лыжи в руки. Теплый день, снег - иней на ветвях, как рукой прогнали с сердца скуку, шапочки девчонок на бровях. Бег на лыжах по лесным угодьям, где давно проторена лыжня. Лес чудесный, так же как погода, две девчонки около меня. Да, на лыжах семьи и подружки. Розовое утро и закат. На лыжне и дети, и старушки, парни и мужчины, стар и млад.
  
   Закат отличался от рассвета перевернутой картинкой цвета розоватого и голубоватого. На рассвете - снизу голубоватое небо, сверху розоватое, на закате - снизу розоватое, сверху голубоватое небо.
  
  
  ЛРЛ. Глава 3. Настоящие буйволы
  
   Так получилось, что Ольга Олеговна буквально через три дня после окончания учебного года, уехала в мужской санаторий, расположенный на полуострове в горах, с внуком Эдиком и его другом Мишкой по предложению Николая Григорьевича.
  Небо было покрыто облаками. Впереди, чуть слева от дома, расположен пруд или озеро, последние остатки воды от бывшего здесь в незапамятные времена моря. Слева за озером находится кусочек степи, где бегают зайцы и косули. В степи растет колючая трава и красные маки. Иногда зайцы пробегают мимо кухонного окна по одной тропе. В этой части степи земля покрыта мелкими ракушками, что указывает на то, что степь была дном моря.
   Горы имеют белесые прогалины между растительностью. Тропки здесь белые, покрытые мелкими белыми камушками. Если смотреть прямо, то вид закрывается почти ровной, плоской горой, перед которой проходят ленты поездов. Удивительное чувство огромного пространства, которое окружает балкон, украшенный красивыми столбиками перил. То есть везде в природе встречается полосатость.
   С домашнего балкона, размер которого в три раза меньше, виден двор и дом напротив, и кусочек неба. Ольга Олеговна сидела на пластмассовом стуле за деревянным столом и смотрела во все стороны, она была очарована пейзажем, который не могла фотографировать, но могла описать. Фотографии этого места есть в сети, но живой вид и ощущение простора нельзя ничем заменить. Наслаждение природой прервали кошачьи вопли. Кошка и кот под кустом что-то не поделили. Молодая кошка убежала.
   Кот с горечью мяукал ей вслед. Помяукал и ушел назад. И вся любовь.
   Ольга Олеговна ушла с балкона, выгнанная с него порывами холодного ветра. Она почувствовала дикую боль в центре солнечного сплетения, вспомнила свою диету 5П, посмотрела в холодильник и поставила чайник греться. В это время ей полагался завтрак из горячего чая и сухарей.
   Что удивительно, после принятия сих простых продуктов, боль поутихла. То-то ее бабушка на старости лет уважала сухари, залитые кипятком. Оказывается, что все на свете повторяется.
   - У тебя нет друзей, - сказал на днях ей Эдик.
  
  Родился, учился, женился однажды на всю свою жизнь. Когда-то конструктор влюбился, потом до конца воздержись. Подруги, друзья, сослуживцы, семья, не семья, не родня, со всеми не просто ужиться порой и в течения дня. И знаете, трудно и сложно искать изо дня в день удел, бывает совсем невозможно, и часто терпенью предел.
  Доска, чертежи, цех, технолог - так замкнут конструктора круг, его беззаветности полог всегда помогает как друг. И вот из мученья, терпенья, из всех прорисовок - чертеж идет потихоньку в изделие, когда уж в СП есть крепеж.
  
   Нет практически. Друзья - они с молодости бывают, а стоит сменить место обитания, и друзья меняются. А мужья? Кто-то всю жизнь живет с одним и страшно ненавидит тех, кто мужей и мужчин меняет. Это потому, что им повезло встретить долгоживущего мужа. А что делать, если муж долго не живет либо потерял где-то память и домой забыл вернуться? И остается женщина одинокой, и живет она жизнью своих детей и внуков, но иногда и ей хочется, чтобы кто-нибудь о ней позаботился. Дети - да.
  
   В жизни бывают ситуации, которые возвращают человека в детство, в школу. Нет, в саму школу дорога закрыта, но можно решать задачи по математике. С какой стати? Школьная программа с каждым годом усложняется. Дети успевают узнать новое. Но что еще помнит Ольга Олеговна? Ее подопечным, Эдику и Мишке, приходится для успешной учебы осваивать школьную программу и немного больше.
   Иностранным языком они занимались с четырех-пяти лет. Буквы учили с трех-четырех лет. Ольга купила им билеты всем на верхних полках, расположенных в двух купе поезда.
   Парни легли на верхних полках в одном купе, а Ольга Олеговна легла на верхнюю полку в соседнем купе. Ночь проспали, а утром нижние места рядом с ней стали медленно освобождаться от пассажиров.
   Рядом с ребятами ехала симпатичная девочка на два года младше их. Ее присутствие немного успокаивало мальчишек. Получилось, что они доехали в двухкомнатном купе. Дети уходили периодически на верхние полки в свое купе и давали Ольге Олеговне отдохнуть от своей энергии.
   Они ехали в последнем вагоне, рядом с его сиятельством тепловозом...
   Поезд пришел в южный город вечером, путешественники успели вытащить вещи на платформу с помощью проводника и пассажиров. Ольга Олеговна смотрела вокруг себя и искала того, кто их встречает. Подошли двое: Он и Она. Чемоданы бодренько поехали к машине, и в этот момент опустилась темная южная ночь.
   На юге трассы не освещают фонарями, здесь светят только фары машин.
   Дорога с поворотами и небольшими подъемами привела их всех к месту назначения. Им дали маленький домик, расположенный среди гор и холмов, где безжалостно светило солнце. Теперь у Ольги Олеговны был номер с огромной кроватью. В жизни всегда так: был мужчина, не было кровати на двоих, у них с Николаем Григорьевичем всегда было две кровати и те в разных комнатах. А теперь у нее была прелестная комната и огромная кровать. Недалеко от дома росли цветы красные и розовые на кустах и сиреневые в сухой траве.
  А около ее дома росли только одуванчики.
  
  Желтые цветы - городские всплески отзвуков весны, словно бы невестки. Город освещен желтою палитрой, на один венок нужно их пол-литра. Черенки не в счет, их переплетают, как плести венок, дети четко знают. В небе солнца свет, облака белеют, желтые цветы зреют, зреют, зреют. Но пока листва молода, кудрява, желтые цветы - будто бы забава. На деревьях цвет белый, белый, белый. Гроздья эполет. Одуванчик спелый.
  Но еще чуть- чуть он весной подышит, белый суховей тут его услышит. Отзвуком снегов забелеет тополь, будут в семенах дети шустро топать. Всколыхнет листву стая из пушинок, тополиный пух, словно снег единый. Нежная листва зеленеет ярко, яркие цветы полыхают жарко.
  
   На следующий день погода была еще солнечной, хотя облачность все увеличивалась. Ольга Олеговна с детьми успела искупаться в открытом бассейне, покататься на машинах с большими колесами. День прошел на подъеме. Она посмотрела за окно, рядом с которым сидела, и увидела в отдалении горы и сухую траву.
   Но никогда не поздно в жизни поработать ишаком. Отдых на природе в идеальных условиях никогда не бывает идеальным. Чего-то да не хватит для обычной жизни. Поселились они втроем в домике, расположенном недалеко от дороги. Все хорошо, но коты под дверями мяукают, почуяв запах не съеденной в дороге курицы. Останки курицы, запеченной в фольге, отдали коту. Кот привел с собой еще пару кошек. Они съели то, что ребята в поезде не успели съесть за сутки пути.
   Мальчики приехали на отдых с Ольгой Олеговной. Она всегда отличалась крепким телосложением и упрямым нравом. Именно она не любила пользоваться машинами, а предпочитала ходить в магазин пешком, повесив сумку через плечо.
   Но в первый день она села в машину, в которую надо было залазить, перекинув ногу через дверь. Машина предназначалась для гонок, двери у нее были приварены к корпусу. Колеса у машины были достаточно большие. Ребята сели в машине на заднее сидение, естественно, они перелезли через задние двери. Ольга Олеговна перелезла через передние двери и плюхнулась на продавленное сидение, на которое шофер успел положить свернутое в несколько раз одеяло.
   Они поехали по степной дороге. Степь украшали кустики травы, неизвестные сиреневые цветочки и красные маки. Со всех сторон виднелись плоские горы, покрытые лесом или белыми пещерами, которые получились от вымывания полостей водой в незапамятные времена.
   Почва в этих местах больше белая, чем черная. Вероятно, когда-то здесь было дно моря, а плоские горы были берегом, потому что в грунте было много мелких ракушек. Машина подъехала к двум магазинчикам. Ребята из машины выходить не стали. А Ольга Олеговна, перемахнув через двери, пошла в магазин.
   В хозяйственном магазине было много чего, но ей нужна была метла типа веника и таз обыкновенный. Еще она взяла стиральный порошок. В продуктовом магазине она купила то, что можно было съесть, имея только чайник для кипячения воды.
   В зоне отдыха было одно кафе, но работало оно странно и без удовольствия, то есть когда хотело, тогда и работало. Поэтому надо было иметь продукты в доме на тот случай, если кофе впадет в серию отдыха или будет слишком занято, чтобы обслуживать рядовых отдыхающих.
   Рядом с домиком, где они жили, паслись два настоящих буйвола, просто сказочные типажи. В стороне от них пасся одинокий шикарный конь. И ближе всех к домику стоял ослик. Вот этому ослику и стали Эдик с Мишкой относить кусочки сахара. В благодарность ослик издавал гортанные кричащие звуки.
   Но самыми занятными оказались муравьи. На тропинку попал кусочек сахара, его облепила целая колония муравьев и еще в очередь выстроилась. Пришлось смывать муравьев с дорожки холодной водой. Смыв муравьев на траву, Ольга Олеговна посмотрела на безоблачное небо, вздохнула и пошла стирать.
   Стирка в условиях отдыха значительно отличается от домашней стирки. Дома она загружает в стиральную машину белье, добавляет в нишу порошок стиральный, нажимает на кнопки и отдыхает. А на отдыхе стиральной машинки нет, но есть новый пластмассовый тазик и порошок стиральный. Она выстирала белое белье, потом цветное и в конце стирки - черное. Прополоскала белье и повесила на веревке, натянутой на веранде домика. Сушка - дело ветра и солнца, а если белье еще и капать начнет, так это не страшно, высохнет под гортанные звуки ослика.
   Чем больше хвалишь один день, тем напряженнее получается день следующий. Всю ночь лил дождь, который преследовал путешественников по дороге, теперь недельный дождь пришел и на южные склоны гор. Днем съездили в ближний магазин, купили немного продуктов и немного хозяйственных товаров. Дети почитали свои книги, поиграли в электронные игры, съели треть запасов. И прокричали, что они голодные и им бесконечно скучно. А на улице все еще шел его Величество дождь.
   Удивительные люди - рыбаки. Они сидят с удочкой на берегу озера часами, не трогая руками удочек. Мимо них проплывают крякающие утки. На берегу стоит ослик и гортанно кричит. В отдалении пасутся буйволы с гигантскими рогами. На берегу медленно отцветают кусты с красными розами. И все это находится на плато, с которого во все стороны видны невысокие горы.
   Над горным озером склоняются обычные ивы. Если пройти по вымощенным тропкам, то можно увидеть не только места для рыбаков, но настоящий музей фильма. То и дело можно встретить героев фильма в полный рост, есть все, нет 'Не виноватая я, он сам пришел'! Есть ресторан и официант с дичью в руке. Люди приезжают и фотографируются рядом с героями Макарова, Никулина. Очень уважительный музей.
  
  Кнопочка - открыты шторы, кнопочка - открыта дверь, все экраны - мониторы, и главенствует лишь лень. Полюбить - включили фильмы. Поцелуй - экрана миг. Книжку на экране видим и того, кто сердцу мил.
  Зритель - бог телеэкрана, все друзья нам - интернет, а работаем мы рьяно на экране много лет. Где движенья? Где же встречи? Интернетом поросли. Вот опять настал мой вечер, телефон, экран прилип. Застрочили мы по буквам, так тепла нам не узнать, так потомства не прибудет, если буквы нам лобзать.
  
   Экстрим - вещь непредсказуемая, только что Ольга Олеговна играла с ребятами в теннис, а уже забрасывает ногу с подножки на борт старой военной машины. Им предложили поездку. Первое впечатление - скорость, второе - тихий ужас, когда машина под углом сорок пять градусов ринулась в озеро и проплыла по периметру водной глади. После этого машина поднялась под тем же углом и, резко набрав скорость, ринулась по степным дорогам.
   Машина уверенно ехала к горам, которые Ольга Олеговна видела издалека. Древний город располагался в четырехкилометровой цепи гор из ракушечника. В горах были проделаны углубления всех форм и назначений.
   Тучи надвигались, они заняли половину неба. Камни - удивительное место, его тучи обходят стороной. И на этот раз дождь прошел в ближнем городе, но не на Камнях. Неделю шли молчаливые бои за место под солнцем. Что за бои? Ольга Олеговна с двумя пареньками пыталась выговорить себе и детям питание на территории места отдыха.
  
  Связистки сотовой сети везде и всюду с телефоном. А мне не стало в них вести, живу по новым я законам. И все же были те года, когда от писем мир резвился, и были голуби тогда, и к связи каждый так стремился. И появился телеграф, где телеграммы - часть вселенной. Кто с телеграфом, тот и граф, и даже там, где речка Лена. На Иртыше был телефон, и мне звонки междугородной. Любовь звонкам беспечный фон, и от звонков мир очень гордый. Теперь есть сотовый, но мне он, в общем, как-то и не нужен. Есть интернет, любимых нет, а без любимых мир как стужа.
  
   На нет - суда нет. Интернет отключен, деньги на телефоне из-за международной связи исчезали быстро. Телевизор и тарелка на улице изображали рекламный ролик. Жизнь без связи. Эдик и Мишка спят. Время девять утра местного времени. Вчера они по компьютеру долго смотрели фильмы на веранде двухэтажного домика. Их голоса в тиши ночи было слышно далеко. Наказание последовало незамедлительно - отключили сеть.
   Ольга Олеговна устала быть их мамой, у них есть свои мамы, которые задолбили ее вопросами, как она кормит их детей. И все деньги с телефонов уходят на их пытки-следствия.
   Поэтому Ольга Олеговна вынула сим-карту из своего телефона, чтобы в случае необходимости можно было позвонить по делу, а не отвечать по телефону. Позвони папе. Позвони маме. Лучше б картошки привезли. За окном прекрасное утро. Она постирала белье, вымыла пол, потом вымылась в новомодной ванной комнате без ванны, но с подогретыми полами. Интересно, что санузлы, совмещенные с ванной комнатой, стали делать без всяких ванн и поддонов. Кафельный пол сделан так, чтобы вода сливалась сама.
  
   За окном быстро пробежала лошадь. Потом проехал грузовик. И осталась птичья тишина. Саранча или огромные кузнечики иногда залетают через окно. Дети в какой-то степени тоже галдят, как саранча.
   На днях они вместе с лагерем ездили в горы. Первая остановка микроавтобусов была у магазина, куда Ольга Олеговна пешком за продуктами ходила. Дети вышли из автобуса на десять минут, а собрались назад через час. Все ехали в горы в поход на четверо суток. Естественно, нам надо было себе нечто прикупить. И все купили - мороженое и ели его. Еще дети купили сникерсы, которые быстро растаяли в пакетиках. Такие запасы явно не на четыре дня.
   Шофер автобуса оказался на редкость словоохотливым полным человеком. Он говорил, что знает всех людей в области, всех он возил на разных маршрутах. Он так хорошо знал дорогу в горы, что выбирал самый дальний путь через железнодорожные переезды. Когда ехали в горах, а путь там не близкий, более 15 километров, автобус словоохотливого шофера застрял в свежем оползне после последнего дождя. Дети вышли из автобуса, чтобы его другая машина могла сдвинуть с места. Канат порвался. Автобус вытащили чем-то похожим на пожарный рукав.
  
  Борьба за жизнь, борьба за правду, борьба за лучик за окном. А можно жить и думать славно, а вся борьба потом, потом. И накопилась куча грязи, налипла тяжба на словах, а в словесах, так просто вязко от огорчений на правах. Права на жизнь, права на совесть. И не перечить, не скулить, живешь вот так, немного сонно, а надо, надо отлупить. Дать сдачи этому, другому, того послать ко всем чертям. Нельзя, нельзя мне по - иному. Послала всех по новостям. Теперь спокойна. Отомстила. Пишу, потом придет молва, со мной шутить нельзя до ила, есть в мире всякие слова.
  
   Предполагалось, что более крепкие ребята из лагеря часть дороги пройдут пешком. В горах дожди уникальные, местного значения. Пошел дождь. Некоторые дети остановились и мокли безвольно под дождем. Машины отвезли в лагерь рюкзаки, маленьких и полных детей и вернулись за детьми, которые шли. Если в степи, где расположен лагерь, дождя практически не было и каждое дерево надо было поливать, то в горах царила тропическая влажность. Детям не поставили палатки, им предоставили хороший многокомнатный дом с печкой и водой.
   Недалеко от лагеря находится место и вовсе редкое, там бурлит небольшая горная река и разводят редкую рыбу. А охраняет редких рыб странный отшельник-монах. Человек начитанный, составивший сам книгу, как обзор прочитанной христианской литературы. Знаток своего дела. Очень скромный и исполнительный человек.
   Ольга Олеговна немного с ним поговорила, разница в их возрасте была всего два года. Но монах выглядел почтенным старцем. Женщины сварили на его печке уху из пойманной рыбы. Заповедное место, расположенное в тиши яркой зелени, постоянно окропляемой дождевой водой. Святое место в горах.
   Дети из лагеря возвратились. Без происшествия не обошлось. Один отряд с вожатой пошел пешком, сбился с дороги, свернули не там. Их нашли через телефон вожатой.
   Дети, дети.
  
  В камине замка - хрустит огонь. Подходит к замку спокойный конь. Почти внезапно - Он из окна. Прыжок в падение. Она одна. Летят над степью конь и седок, копыта быстро скок еще скок. Немного снежных дорог в мороз, а синий иней в усах пророс. Кто Он? Откуда? Зачем? Куда? Что там случилось? Так ерунда. Но в зимний холод открыть окно? Любовь откроет. Ей все дано. Всегда бывает Она и Он, и кто-то третий, кого не тронь. Тогда зимою и мчится конь. В камине гаснет любви огонь.
  
   На ближнем горизонте пасется конь. Гордая осанка с высоко поднятой головой у него бывает крайне редко, чаще он виден с опущенной в траву головой и с махающим хвостом. Неделю периодически шли дожди, поэтому конь ел траву с наслаждением. Новая трава появилась повсюду, и расцвели дивные цветочки на своих стеблях, где сиреневые, а где желтые типа мальвы.
   Прошло несколько ливней, но чаще здесь идет дождь, когда капля от капли падает на расстоянии 15-20 сантиметров. Так и трава здесь растет не сплошной поляной, а пучками, удаленными друг от друга, и люди живут не в многоэтажных домах, порой пустующих, а в отдельных приличных домиках. За модными отлитыми заборами слышен лай собак, рядом с домиками часто видны гаражи.
   Дороги в поселке времен давних или совсем отсутствуют. Большой дворец культуры в центре поселка имеет заброшенный вид, только с одного края в нем поместился магазин, именно с этой стороны дворца бывает утренний базар. Рядом стоят два магазинчика. Вся остальная огромная площадь завалена отдельно валяющимися железобетонными блоками.
   Насколько ухожены отдельные домики, настолько безобразна площадь, на которой пасутся козы между блоками. Дорога в этом месте имеет вид древней земельной колеи, словно у поселка никогда не было хозяина. Где есть хозяин, там все ухожено, где царствуют назначенные люди, там полная запущенность, чего нельзя сказать о содержании дорог, имеющих большее значение, нежели принадлежность к одному поселку.
   К домику прибился котенок мужской расцветки, то есть черный с серыми полосками. Теперь он ходит по дому, а если выходит на улицу, то быстро возвращается. По улице (видно из окна) прошел отец котенка, большой и грациозный кот, победитель местных котов. Он кота-соперника одной лапой сбрасывает в воду озера, в котором плавают килограммовые рыбки.
  
  Солнце ослепляет холодом лучей, души прогревает свет живых свечей.
  Встречу по дороге я родных людей, блеск очей пылает в море новостей. А очей созвездие поднимает ввысь, прямо к небосводу. Господи, держись! Где-то здесь вершины, где-то здесь дома. Я люблю, вас люди! Дальше я сама.
  
   Сегодня выдалась поездка на море, и котенка закрыли одного. Ехал и до моря минут двадцать пять мимо невысоких пологих гор, поросших различной растительностью. Подъехали к небольшому поселку, на балконах появились полотенца. Чем ближе к морю, тем больше домов с полотенцами стало встречаться. Море возникло неожиданно. Эффект появления волшебного морского цвета на огромной территории всегда удивляет.
   Пляж узкий, но достаточно большой для многочисленных отдыхающих. Песок отменный, но у самой воды он становится крупнее, поэтому соизмерим с клавиатурой, но имеет различную форму. Люди купаются там, где подкатывают первые две волны. Здесь и цвет воды другой. Смысл купания - в нырянии в волны, которые подкатывают плавно к берегу.
   На берегу в несколько рядов стоят платные пластмассовые белые топчаны. Чаще всего они пустуют, а люди располагаются между ними. По берегу снуют продавцы мелкой пищевой торговли. Детвора плещется в волнах. Взрослые дальше детей уходят не больше, чем на метр. На рейде, или точнее на горизонте, видны баржи и теплоход.
   Берег покрыт торговыми точками. Много надутых игрушек, но при таком отличном море мало кто на круге будет плавать. Съели мясные изделия и поехали домой той же дорогой, которая показалась значительно короче. Ветер охлаждал, пейзажи радовали. У домика бродил папа-кот. В доме мяукал котенок.
  
  Нормальная южная ночь легла в среднерусской равнине. А градусник - тридцать, ноль, ноль. Колышет лесная низина. И утром усталости нет, есть чувство - тебя разварили. Оставлю я пеший свой след у леса, где клеща морили. Ищу я прохладу в лесу, а там испарения земные. Я бренное тело несу, и ладно, что ноги не ныли. Автобус я свой обошла, прошла там, где мало, кто ходит. Достигла положенных благ, еще проработаю годик. А может быть больше, Бог даст. А может... к чему все сомненья. Работа - конструкторский дар, для мозга нашла применение.
  
   На следующий день Эдик властным голосом сказал:
   - Я тебя уговариваю уже десять минут поехать на море, а ты отказываешься! Мама бы со мной поехала.
   - Мы вчера ездили, поедем в понедельник.
   - Нет! Мы сейчас хотим ехать на море.
   - А зачем меня уговаривать? У меня нет машины, не ко мне надо обращаться с такой просьбой, - пыталась Ольга Олеговна отговориться от поездки.
   Эдик взял сотовый телефон и пошел на улицу. За ним вышел Мишка. Прошло четыре часа, а их еще нет. Ольга Олеговна сходила к администратору и выяснила, что они уехали со вчерашним шофером, но на другой машине. Она думала, что они не уехали, поэтому взяла с собой все для бассейна. Плавала одна. Одна и загорала на белых топчанах.
   Вскоре приехали дети-путешественники, они обошлись без полотенца и перекусов. Довольные, в руках мокрые трусы. Даже борщ съели и поощрительную дыню. И вдруг ополчились друг на друга, но передохнув и съев конфеты из морозильника, успокоились и попросились идти в бассейн.
  
  Эстафеты происходят часто: в биатлоне, лыжах и судьбе. Можно передать свой финиш классно, можно не бежать, сиди себе. Эстафета - это жизнь земная, жизнь друг другу все передают, и в науке ум - умы сменяет, и в быту, и весь его уют. Подойдет ведь все для эстафеты: урожай сменяет урожай.
  Посмотрите: разные конфеты, а какой сейчас в продаже чай! Звезды только те же в отдаление, знания лишь о них передают. Войны - это чье-то повеление, и в морях есть смена у кают.
  Все идет, меняется в движенье: и стихи, и музыка, и клип; транспорта любое продвижение; и деревья, и цветение лип. Даже муж ушел по эстафете, и вот друг нашел друзей других. Снова песни новые в кассете, и удар судьбы как львиный рык.
  
   Теперь им захотелось плавать в шортах. Поскольку на них оставались шорты после поездки на море. В воде шорты надувались и создавали неожиданные трудности, вызывая хохот. Ребята помирились. Ныряли, кувыркались, плавали. И после купания надели плавки для плавания вместо шорт, сверху майки и пошли гулять. Ольге Олеговне осталось повесить сушить итоги их плавания. Пятница.
   Вечером стали подъезжать новые отдыхающие. Запахло традиционными шашлыками от других домиков. Котенок весь день сидел задумчиво недалеко от балкона. Похоже, пока она вешала вещи сушить, котенок сбежал с балкона на запах шашлыка.
   Раз на раз не приходится. Эдик, когда отнес вчера котенка, закрывая дверь, отломил ручку от двери. Администратор пообещал, что мастер придет в 9 утра. Как любого мастера, его надо ждать. По этой причине Ольга Олеговна пошла в магазин после того, как проснулся Эдик. Время близилось к полудню. Жара усиливалась. Через поле нести сумки с продуктами тридцать минут - занятие не очень легкое. Стоило ей покормить Эдика и Мишку, как Эдик начал звать ее поехать на море. Она отказалась.
   Понятно, чтоб Ольге Олеговне с детьми в зоне отдыха надо решать проблемы с питанием. Вчера дети поели в ресторане, поэтому ужин остался в холодильнике. Зато дети пришли и не могли напиться, все пили воду из холодильника. А чтобы не было скучно пить воду, они брали из морозильника шоколадные конфеты.
   На улице днем сильная жара. Поэтому Ольга Олеговна покупает конфеты и кладет их в морозильную камеру холодильника вместо мороженого, а в нужный момент холодные конфеты пользуются популярностью. И она иногда не отказывает себе в удовольствии достать замороженную конфету - и приятно, и охлаждает.
   Нет, мороженое она тоже иногда покупает, но не всегда можно его донести до дома. До магазина идти полчаса по жаркой степи, если она покупает замороженные продукты, тогда покупает и мороженое, сумка получается как холодильник. Но чаще она идет на рынок и покупает фрукты и овощи. Ребята активно ели черешню и наелись, теперь они перешли на абрикосы и дыни.
  
   У Ольги Олеговны свои задачи: покормить, убрать, помыть, постирать и смотреть за Эдиком и Мишкой. Она на косяке двери сделала метки их роста. Через две недели Эдик подрос на 1,5 сантиметра, а Мишка на 1 сантиметр. Едят они практически одинаково, но худой Мишка худеет от купания и солнца быстрее крупного Эдика.
   Местные ребята такие худые, что на их фоне худощавый Мишка худым не кажется. У местных детей тонкие кости, обтянутые кожей, - это не значит, что им есть нечего, здесь жарко продолжительное время года, а в жару не всем есть хочется, больше пить хочется.
   В выходные в рыбацкую зону отдыха приезжают однодневные туристы. Они катаются на бывшей военной технике, списанной временем, но готовой развлечь отдыхающих. Они катаются на ослике, фотографируются у красочных скульптур героев фильма. Они стреляют по мишеням, купаются в бассейне и ловят рыбу с раннего утра.
   Скоростные развлечения у некоторых компаний сопровождаются шашлыками, которые делают у домиков или рыбацких беседок, куда приезжают на машинах. Вчера котенок сбежал через балкон на шашлыки. Ребята его нашли и принесли домой. Он так наелся, что до утра двигаться не мог, но через день котенок вновь ушел.
   С балкона размером 15 метров квадратных открывается вид на горы с двух сторон. Справа надвигаются тучи, и обзор закрыт ближним холмом, из-за которого вечером выкатывалась круглая луна, после того как слева за дальними горами зашло солнце. Очаровательное зрелище, когда видно заход солнца и восход луны буквально через несколько минут.
   Так иногда хотелось Ольге Олеговне повернуть жизнь вспять и вернуться домой, под крыло мамы и папы. Их уже давно нет, нет и первого мужа. О чем тосковать? Все было, все прошло. 43 года канули в лету. На окнах капли дождя. За окном степь, сопки. Небо серое, горы на горизонте чуть темнее.
   Оказывается, во времена социализма здесь находился совхоз-миллионер, выращивающий табак. И то, что она называет степью, было поливными полями. Прошло лет двадцать после того времени, и степь стала степью, а не полем. Если посмотреть на огромные просторы, которые видно с балкона домика, то можно увидеть прямоугольник всего одного поля, и то - поле скорее частное.
   Интересно, а космический корабль, который неудачно стартовал, кому принадлежал? Государственных заводов мало, и те поделены на частные секторы. Многие технические проекты становятся частными. А за космические разработки особо не платят. Деньги, как вода, дождем сыплются, но мало их попадает в нужную точку. Обиженные исполнители могли быть.
   Получить государственный заказ трудно, он расходится по своим людям, по крепкому знакомству. И пусть.
  
  Разливались быстро реки по асфальту, поплыла вода неведомо куда, под зонтом идут не шатко и не валко, в брюках мокрых притаилась вся вода. Водопады застилают горизонты, усмехаются кудряво небеса, и народ с утра какой-то слишком сонный, в каждой капле пробуждения - роса. Ты влетел весь взбудораженный потоком, из машины, словно мамонт или бык, и экран сверкнул, не выдержал он тока, очень влажно и в компьютере все блик. Хорошо, потом сменим предохранитель, и компьютер снова с нами оживет, а пока он будет таинства хранитель, и таинственно в душе моей поет. Прекратился, усмирился дождь - морзянка, и на крышу опустилась тишина, и земля от влаги точно негритянка. Ты за стенкой. Все спокойно. Я одна.
  
   Сегодня весь день лил дождь, на небе все еще гуляют серые облака, из вертикально приоткрытого окна дует прохладный воздух. Птицы щебечут и не спешат в окно залетать, как это было перед ливнем.
   Ольга Олеговна перестала вспоминать свое недавнее прошлое, как несбыточную мечту. Зачем ей проблемы, которые могут возникнуть от общения?
   Эх, а она в свое время вышла замуж за молодого ученого. Беда его была в том, что он хвалился полученными знаниями, унижал других, кто менее его знал его предмет. Результат: ученый девальвировался, как ученый он не рос, остановился в своем развитии. Ей муж не подчинялся, он распылился на просторах страны в трудные девяностые годы, как облачко. Может, это он в виде хмурого облака плывет за окном? Вероятно, и его работы были на орбите, но это было давно.
   Космос хорош тем, что долгие годы питал и питался умами людей. А сейчас кто-то потерял бдительность и осторожность при запуске космических ракет. Секретность и охранная сигнализация в таких делах просто необходимые атрибуты. Нельзя в прямом эфире показывать запуск ракет. Это секрет номер 1, а его нарушают постоянно.
   Чем меньше людей знают время и место запуска, тем всегда лучше для дела. Еще в ракетостроении раньше применялась тройная защита, тройная надежность всех блоков. А сейчас что происходит? Экономия на надежности несет плоды неудач на старте.
   Северный ветер несет прохладу и темные облака прямо в окно, значит, окно смотрит на север, и Ольга Олеговна тоже смотрит на север, который спрятался за длинной горой. Горизонт ограничен горой. На ближнем склоне растут кустарники, чуть ниже находится озеро, в котором купаются только рыбы. Сегодня у озера праздник - воды немного, но прибыло благодаря дождю. После дождя дня через два будут заметны новые побеги. Цветы начинают цвести веселее.
   Вчера ливень шел весь день, сегодня отголоски от ливня, и небо, затянутое пеленой облаков, где светлых, где темных. Воздух замечательный...
  
  Затянуло небо, затянуло. Разразилась жуткая гроза, на уши подушку натянула, чтоб не слышать грома, а глаза открываться даже не хотели. Что-то неестественное есть в громовых раскатах и капели, словно не гроза, а чья-то месть. Да, сегодня небо затянула серая без мыслей пелена. На тебя нечаянно взглянула - у тебя от страха уж слюна. Что-то очень много было света, не гроза, а сцена, некий хит, новые подарочки от лета. А в твоих глазах таежный скит. Может, то светили ярко линзы, как конструктор, думаю, что так, а глаза зарылись уж в подушки, смесь грозы и пушек - не пустяк.
  
   Ольга Олеговна вышла на балкон, где вчера повесила сушить одежду мальчишек. Они умудрялись за день сменить по два комплекта одежды. Или их кто-нибудь обливал, или они в шортах ныряли в бассейн, или под душ вставали мыться, не сняв всех вещей, или мокли под дождем.
   Мальчишки десятилетние способны на многое, особенно они не любили чистить зубы без приказа, не любили мыть головы, не любили читать внеклассное чтение, не любили стричь ногти.
   Дети на каникулах - это что-то, это неуправляемый сгусток энергии. Они даже не рисовали целый месяц после школы. И только два дня назад они взяли в руки карандаши и стали рисовать с планшетки автомобили. Два дня перед сном рисовали машины, называя их марки. Благодать, когда в ночи тихо и дети рисуют. Местный телевизор их не отвлекал, в нем всего одна программа, и та показывает клипы все стран.
   Сеть или есть, или ее сразу нет. Это ведь своеобразная дача, на которой находились Ольга Олеговна и ее подопечные Эдик и Мишка.
  
  
  ЛРЛ. Глава 4. Тихая ночь
  
   Ольга Олеговна посмотрела на небо в белых барашках, на прекрасную гладь озера после двухдневного дождя, на коня, которого поставили пастись против моего окна, и вошла в спальню, примыкающую к балкону.
   В таких апартаментах она еще не жила. Комната большая, потолок ровный, белый, на нем замысловатая бело-желтая люстра. Обои лимонно-желтые. Два окна на двух стенах прикрыты легкими белыми капроновыми шторами и парчовыми портьерами с блестящей нитью цветом чуть темнее обоев. То есть цвета абсолютно солнечные.
   На одной стене висит картина, написанная маслом, на ней изображено море во время шторма. В четвертой стене находится дверь на балкон и к ней примыкает спинка огромной кровати, на которой в одиночестве она спит. В комнате есть лестница на первый этаж, к перилам лестницы приставлен трельяж и комод, все в тон кровати. Декор простой, но продуманный, и ее вовсе не раздражает.
   Дети три недели спали в этой спальне, потом перешли спать на огромный диван, расположенный на первом этаже. Диван раскладывается, и это их устраивает. На первом этаже есть санузел, холодильник и кухня, все к их услугам, и не надо ходить по лестницам. Они иногда поднимаются на второй этаж, но для того, чтобы выкинуть сырое яйцо с балкона и посмотреть, как оно разобьется. Или посмотреть на гнездо птицы, расположенное под крышей балкона.
   Ольга Олеговна всю жизнь прожила в маленьких квартирах с большим числом людей. Как-то так получалось, что жила она по большей части в двухкомнатных квартирах. Но в начале жизни в такой квартире жили две семьи, а когда они получили трехкомнатную квартиру, то недолго она жила одна в комнате, вышла замуж за студента из общежития и уехала с ним в общежитие. Потом получили маленькую двухкомнатную квартиру на троих, потом их стало четверо, а когда стало пятеро, то муж сбежал.
   Такие хоромы, в которых Ольга Олеговна жила сейчас во время отпуска, ей и не снились. Что плохо? Тиха и темна ночь в одиночестве. Первое время мальчишки тоже боялись ночи, но вчера им это надоело и они устроили ночной бег на улице, после чего довольно быстро уснули.
  
  Открыты окна. Стучат колеса. И в сером небе белеет путь, меняю что-то в душе и сердце, в нем очень больно, почти чуть-чуть. Опять итоги, опять заботы, опять скандалы, опять мираж. И я устала творить законы, меняю имя, меняю стаж. И прячу снова путь изобилия, опять ни с чем я, и все с нуля. Но посмотрела и оглянулась, нулей и нет уж, вот в чем дела.
  
   Ольга Олеговна готовит им еду на кухне, где есть дубовый овальный стол и уголок, на котором мальчишки сидят. У нее давно не было возможности готовить, негде и некогда. А теперь она полностью отвечает за питание мальчишек, поэтому исправно ходит в деревню в магазин и готовит пищу для детей и себя любимой.
   "Пора завтрак готовить детям", - подумала она, и отложила в сторону ноутбук. И началось. Завтрак в час дня. Эдика заставить есть либо читать практически невозможно. Мишка подчиняется после небольшого окрика. Довели так, что Ольга Олеговна, у которой деньги подошли к критической отметке, сказала:
   -Эдик, если ты не сядешь вовремя за стол, уедем домой через три-четыре дня! Продуктов осталось на четыре дня, денег только на обратную дорогу.
   Сыр-бор разгорелся не на шутку. Прошло несколько часов. Ребята ушли к рабочим в домик. Здесь вообще не с кем общаться, поэтому дети идут туда, где их принимают до поры до времени. Если подумать - все хорошо, если еще подумать - все плохо. Остается искать выхода или ждать, что жизнь сама образуется, а пока, чтобы не конфликтовать с окружающими в критические минуты, ей остается выпить пару успокоительных таблеток и надеяться на лучшее.
  
  Молния судьбы меня прошила, что-то изменилось вдруг во мне. Молнию не спрячешь, как и шило, перестала жить я как во сне. Молния прошла перед глазами, грома оглушительный раскат. В небе развивалось молний знамя, словно поднебесный, яркий скат.
  
   За окном ливень третий день. Для данной местности такой дождь праздник. Вся зелень оживилась. Были мысли позвонить туда, сюда. А зачем? Радостных новостей нет, а кого интересуют чужие проблемы? Да никого, их еще и усугубят, чтобы самим веселее от этого стало. Поэтому Ольга Олеговна решила помолчать, пусть другие говорят.
   И раз дети ее не слушали сегодня, то их не надо звать кушать, пока сами не явятся. Вот так она решила все проблемы. Заставляла она ребят читать, но читать то, что дают десятилетним детям по программе - это не то, что им хочется прочитать. Чтобы читать школьную программу, взрослым нужно адское терпение, чтобы заставить детей читать то, что не читается!
   Внеклассное чтение по школьной программе - это огромный семейный раздражитель и повод для больших и маленьких семейных ссор. Его проще было назвать историческим чтением, потому что это больше похоже на историю, чем на чтение. И заинтересованность детей к чтению историческим чтением не воспитаешь. Детям скучно читать родную, но такую чужую по времени речь. Конкретно? Возьмите книги для внеклассного чтения от четвертого до шестого класса.
   Духота на улице. Кондиционер трудится. Облака клубятся. Лоб загорел, исчезла челка в отросших волосах. Эдик и Мишка пересели на новый вид транспорта, состоящий из четырех колес и сидения. Они быстро привезли хлеб из магазина. До этого продукты привезла мать Эдика, которая приезжала навестить сына. Он хотел домой уехать, но ехать пока некуда, ремонт дома еще не закончен.
  Мать приехала по причине, которую назвал Эдик по телефону: он не спит до трех ночи. Причина одна - он боялся уснуть - это дачный синдром. Если человек всю жизнь прожил в многоквартирных домах, то ночлег в индивидуальном домике страшен своей непонятностью. Это Ольга Олеговна по себе знает, и ей не по себе ночью в чужой местности без фонарей. Но, на их счастье, приехали соседи в соседний домик, и ощущение ночной жути почти исчезло.
   Они съездили на море, которое в июле намного теплее, чем в июне, когда они ездили в прошлый раз. Вторая поездка была менее эмоциональная, море уже не вызывало зрительного восхищения, зато появилось ощущение морской воды, из которой бабушка и мальчишки не хотели выходить.
   Произошел маленький конфуз, только сняла она с себя халат, как ее купальник - расстегнулся, да так звонко, что соседний мужчина повернул голову. А Ольга Олеговна стоит и держит купальник по бокам. Ольга завязала ей сзади узел, так как сломалась одна из металлических застежек. Узел купаться не мешал, позже она вылезла из своего плена.
   Самое главное качество при общении с младшими поколениями - это терпение, без него трудно выживать, можно только плакать от обиды, но слезы у пожилого человека в дефиците, поэтому остается - терпеть или принимать сторону подрастающего или уже выросшего поколения. Это легко сказать, но трудно выносить.
   Благополучие старшего поколения полностью зависит от способности подстраиваться к новому времени, которое неизменно идет с каждым новым поколением. Когда показывают нищих стариков, это значит, что показывают тех, кто в свое время сошел с рельсов подчинения младшим или не захотел принимать условия новой жизни, или гордость для них дороже благополучия, или лениво смотрели за своим здоровьем, или лечились не движением, а одними бесплатными таблетками.
   Очень трудно выживать с младшими, очень хочется внимания к себе любимой, но его не получить, можно только заботиться о каждом новом члене семьи, пока он не подрастет до самостоятельного возраста. Эдик уже в чем-то обошел бабушку в свои девять с половиной лет. В его голосе уже появляются командирские нотки, а Мишка ему почти беспрекословно подчиняется.
   Поэтому в условиях обычной жизни у Мишки есть боевая подружка, которая верховодит в их детской паре. А у Эдика есть умная девочка, которая ловко маневрирует в отношениях с ним, опираясь на достижения всех компьютерных устройств. Эдик в любой момент может записать высказывания Ольги Олеговны или снять ее на фото, если она начинает его воспитывать. Подвох - дело тонкое.
   Малооблачно. Вчера прошел отвесный ливень с громом и молниями.
  
  Любовь, дожди проходят мимо, пусть по ночам грохочет гром. Возможно, жизнь еще терпима, читай стихи - не нужен бром. Напрасно я Вам позвонила, совсем ни то хотела я. Ни в чем-то Вас я не винила. Забыла Вас зачем-то я. Я не ревную. Все спокойно. На небе будней пелена. Живу, тружусь весьма достойно, бываю редко я одна.
  Кто Вы? О, право, не напрасно я задаю такой вопрос. Вы многолики и прекрасны, не нужен каверзный допрос. Мне ни к чему любая ревность,
  хочу я быть с собой честна. Влюбляюсь мысленно, а верность всегда лишь там, где я одна.
  
  В результате выключили интернет и электричество, которое через 3 часа включили, а интернета опять нет. А он чем хорош? Можно почитать книги, можно свое написанное перемещать на сайтах. Жизнь дачная приближена к природе максимально: нет лифтов и нет транспорта. Дети обходятся четырехколесным транспортом. Начали с осла, потом пересели на четырехколесный транспорт. Иногда он ломается, иногда они переворачиваются вместе с четырьмя колесами, но с осла они тоже падали.
   Дети в бассейне больше ныряют, чем плавают, проплывают его по всей длине, нырнув один раз. Земля впитывает влагу быстро, последствия дождя практически не видны, но чувствительно подрастают ветви деревьев. А дети подросли на 1 сантиметр. Эдик просит творог, но с рынка творог есть не хочет, а в магазине творог не берут на продажу из-за малого срока годности.
   Местные йогурты ребята все попробовали и больше не просят. Интересно, что в начале приезда они охотно ели мороженое, теперь не берут его вовсе. Дети больше не едят мороженые конфеты, вероятно, они привыкли к жаркому климату и дополнительное охлаждение им не требуется, кроме бассейна.
   Новые люди медленно закрывают собой старые интересы. Но природа! В столице все равно, зашло солнце или нет, а здесь, в районе божественных мест, все мерится заходом солнца. Все стараются переехать с места на место до захода солнца, после захода солнца наступает кромешная тьма с огромным звездным небом, на котором четко видно созвездие Большой Медведицы и млечные пути.
  
  Я редко над землею вижу звезды, всегда тогда, когда все спят почти, когда прохладно, ясно, очень поздно, когда все в мире просит: "Помолчи". В такой момент затихну восхищенно от красоты, безбрежности небес. В такой момент не скажешь раздраженно, а чувство будет, словно бы воскрес. А звезды так божественно прекрасны, мерцает свет невидимый с тобой. Как звезды величавы! Светят ясно. И в свете их не видно глазом сбой.
  И смотрят звезды с неба молчаливо, и темнота их оттеняет блеск. Возможно это в небе звездный ливень? И млечный путь похож на Эверест? В меня вольются звездные просторы, сиянье благородное всех звезд, потом рукой закрою к звездам шторы, и вновь засну в созвездие милых грез.
  
   Тихая ночь - птицы и те не поют до рассвета, только потрескивает пересохшее дерево в домах да слышны всевозможные шорохи. Проходящие мимо дома люди с фонарем вообще покажутся инопланетянами или коварными злодеями. Жуть безграничная царствует до трех ночи, пока не начинает светать.
   Пять часов тьмы еще надо пережить, прочувствовать бесконечный страх в каждой клетке. Бывает, что ночь проходит быстро, но чаще это мучение, сопровождаемое страхом тьмы и шорохов. Это происходит не только с Ольгой Олеговной, но и с ее подопечными. Свет, только свет спасает от тьмы, и соседи в соседних домиках, которые - то есть, то нет. Сейчас есть, приехала большая семья с личным вертолетом и заняла пару домиков. Их слышно и видно, и уже не так жутко. А местные жители строили дом к дому, и каждый держал собаку, чтобы предупреждала людей своим лаем.
  
   В соседский домик заехали новые жильцы. Вечером увидала Ольга Олеговна двух жгучих мужчин...
   Из перерезанного горла кровь быстро вытекала в ведро.
   - Печень есть будешь или в фарш добавим?
   - Ой, нет! Сам подумай, вкус печени люди сразу почувствуют, ее лучше отдельно съесть.
   - А я не знал, что лучше! - ехидно ответил невысокий мужчина в белой одежде, моя нож под струей воды.
   - Ай, не остри! Тебе сегодня шкуру снимать.
   - А я не хочу спускать кожу, я горло перерезал, а дальше твоя печаль.
   - Опять глаз положил на хозяйскую жену?
   - Тебе какое дело, скажи? Он ее за собой всюду возит, возит.
   - Лето, вот и возит, чтобы она отдохнула на природе.
   - С маленьким дитем отдохнула? Она сегодня просила меня плов ей приготовить.
   - Вот ей и приготовишь печень, а то у нее кровь жидкая.
   - Она красивая, очень красивая женщина. Сам подумай, с чего бы у нее кровь жидкая была? У ее мужа все есть: вертолет есть, дома есть, магазины есть, стадо есть!
   - Еще ты у них есть, повар недоделанный! - рассердился тот, кто резал горло.
   - Это ты только и умеешь, что горло перерезать! - крикнул сдавленным голосом повар. - А Лена - хорошая женщина, очень правильная мать, дите кормит грудью сама. Не переводит на молоко из коробочки.
   - Да, ты готов за нее все делать!
   - Что попросит, то и сделаю.
   К этому времени кровь из горла барана вся вылилась в ведро, из него вышло все из желудка, осталось снять с барана шкуру и приготовить свежее мясо для начинки.
   Новая приятельница Лена в это время рассказывала Ольге причины, по которым она хочет покинуть страну мужа и переехать в страну, где живет Ольга. Главная причина - отсутствие тепла в квартире в зимнее время.
   - Знаешь, как я плакала этой зимой? Дети маленькие, живот большой, а надо носить дрова, уголь, чтобы квартиру топить! Мы все вместе зимой живем в одной комнате. Муж сделал печку в комнате! У нас газа нет, свет есть не всегда. Последний раз газ был в девяностые годы, все про него уже забыли! Вот у тебя много ковров в доме?
   - У меня в доме нет ковров, - ответила Ольга.
   - Как вы живете! У нас у всех много ковров, на полу не один ковер лежит, чтобы ногам тепло было! Зима холодная, дети зимой гулять не ходят! У нас в сентябре дожди идут! Детей гулять не пускаем, одежду сушить негде. Я их в этом году и в детский сад не водила, как их поведу?! У меня живот, спина болит, уголь носить надо.
   - Лена, а у тебя браслет золотой?
   - Конечно, золотой! Ты чего спрашиваешь? У нас золота много должно быть на женщине, иначе о ней плохо подумают. На мне еще не все мое золото. Я себе еще мелкие рубины куплю, а то с крупными рубинами в отпуск не поедешь, - и она покрутила кольцом с мелкими камнями, которого еще вчера у нее не было.
   - Понятно, главная причина переезда - холод зимой в самой жаркой стране!
   - Ой, знаешь, как у нас холодно!
   - А когда у вас зима заканчивается?
   - В феврале.
   - Но у нас зима с октября и по апрель, то есть в эти месяцы еще снег бывает, а у твоей мамы зима с ноября по март. Она живет южнее столицы.
   - Ольга Олеговна, у тебя тепло, у тебя топят, у тебя свет есть. И у мамы все есть. Я у своей мамы спросила: 'Мама, ты меня с детьми к себе возьмешь, а с мужем не возьмешь?' Она ответила: 'Лена, я тебе не помощница, тебе помочь может только муж'. Мне все говорят: муж тебя кормит, одевает, ты не работаешь, хороший у тебя муж. Мы продадим квартиру. Дом на земле купим рядом с тобой.
   - Зачем тебе дом на земле? С ним хлопот много!
   - Главное, чтобы газ был и свет. А у нас газа нет, люди делают насосы и выкачивают газ из системы, а если его в трубах нет, то и насосы не помогают.
   - Лучше квартиру купить рядом со мной, маленькую квартиру, чтобы тепло было.
   - Я смотрела большую квартиру в элитном доме, у меня столько денег нет. У нас мебель сделана по специальному заказу, кровать огромная и высокая, - и Лена показала фото кровати и стола.
   - У нас такой стол и ставить негде! Тебе детям надо два письменных стола.
   - Что ты, мы на этой кровати зимой все спим, а за столом все будут сидеть и заниматься. Я с детьми по очереди занимаюсь, если заниматься сразу с двумя, то они много шумят и не слушают.
   Накануне они разговаривали первый раз, а после этого разговора Лена с семейством уехала.
   Ольга вспомнила, что ей рассказывала о своей судьбе Лена...
  
   Мама Лены в свое время уехала на целину и вышла там замуж. Она родила двух дочек, и все было прекрасно, пока не родилась Лена. Девочка родилась красивая, черноволосая, черноглазая, пухленькая, но она совсем не переносила климат. Родители Лены собрали пожитки, взяли трех дочек и поехали в теплый город, из которого они и приехали на целину. Продали они квартиру на целине, а купили в теплом городе. Пожили-пожили, и решила мать Лены, что климат ей не подходит, к этому времени у нее еще родился сын, а потом и дочь. Пять детей! Шустрая женщина оставила подросших дочерей в теплом городе, взяла с собой младших детей, мужа и поехала в Поволжье.
   Подросла красавица Лена, волосы у нее длинные, кожа светлая, лицо холеное. Вышла она замуж за местного жителя, весьма делового предпринимателя. У них родились мальчики-погодки. Симпатичные дети со смешанной генетикой по материнской линии. Странное дело, но у Лены оказалось гражданство российское, хотя она родилась на целине, а жила в жарком городе. Это ее мама постаралась сделать детям свое гражданство после переезда независимо от того, где ее дети жить остались.
   Итак, Лена не была гражданкой одной страны, ее дети принадлежали по паспорту только ее супругу, они были вписаны в его паспорт вместе с фотографиями. Лена стала матерью трем детям, на которых прав не имела. Внешне она выглядела восточной женщиной, вся в ажурном золоте, говорила на трех языках, а паспорт меняла в России. Детям пора в школу, а она в трансе, она не знает, куда отдать их в школу.
   Вечером Лена и Ольга сели на скамейку недалеко от обрыва. Дети играли в прятки и не мешали разговаривать.
   Лена стояла на краю обрыва, на груди у нее висела сумка для ребенка, на руках она держала маленькую девочку, которой не было еще и полугода. Она только что покормила ее грудью, сидя на скамейке, расположенной под деревьями недалеко от обрыва. Горизонт закрывали небольшие горы, под обрывом находилось поле, обработанное тракторами, которое простиралось до гор. Бирюзовое небо постепенно темнело. Ольге Олеговне пора было возвращаться домой из очередной поездки.
  Дети с директором уехали ловить форель с ночевкой, они взяли с собой гитариста, теплую одежду и продукты. Там, где разводят форель, а именно в запруде горной речки, дожди очень частые. А здесь солнце работает на полную катушку, но загар не особо липнет. Ольга Олеговна просто выходит из домика и загорает минут по десять раза три в день, дольше она не выдерживает.
   Хорошо загорается во время движения, когда она идет через степь в магазин, но тогда загар получается местного значения, что открыто, то и загорает.
   Наметился день отъезда, но до него еще есть время на тьму и солнце. Ольга привезла их всех троих домой на машине, все вернулись домой.
   Стадион - это поле с белой разметкой и трибуны с синими сидениями. На предпоследнем ряду стадиона сидит Ольга Олеговна. Она здесь сидит на тренировке Эдика. С каждым годом его тренировки интереснее и интенсивнее. Стадион расположен в замечательном месте на берегу небольшой реки.
   На противоположной стороне реки находятся производственные корпуса. А перед ней только поле стадиона, на котором нет деревьев, но есть столбы освещения и высокие ворота. На поле идут тренировки ребят разных возрастов. По ребятам видно, что год от года они становятся лучше, спортивней. Часто тренировки начинаются с бега по периметру стадиона, но скоро у ребят будет ответственная игра, и сегодня они без раскачки приступили к выработке профессиональных навыков истинных регбистов.
   Скоро в школу, а сейчас идет последняя неделя летних каникул. На поле ребята легли отжиматься от земли, теперь они качают пресс и хором считают. На том берегу реки стоит фирма, где Ольга Олеговна работала последние годы, но сейчас у нее затянувшийся отпуск под названием пенсионный.
   Но Ольга Олеговна подумала, что часть людей обладает способностью мигрировать из страны в страну за проблемами, лозунгами, событиями. Покорение целины привело в страну множество людей на протяжении лет двадцати после освоения целины. Землетрясение вызвало приток строителей, а часть людей получила квартиры в других городах. Наводнение вызвало интерес к заброшенным городам, приток денег и новых молодых людей. Даже если город сменит название, то и в него поедут люди, а некоторые, наоборот, покинут город. Как в "Одноклассниках": меняешь имя - появляются новые знакомые.
   Проехали. Сейчас 21 век. Все люди при электронной технике всех видов, и все в сети. Время идет медленно, когда ждешь апрель в марте, но очень быстро, когда пролетают годы и жизнь в целом. Настало время карточек, когда чаще платишь через карточку, чем наличными. Время батареек и зарядок. Но в марте организм словно подкашивается, вдруг боль в ногах или слабость. А молодые просто простывают. А старые и того хуже, их инсульт хватает с разной степени опасности. И это март, переходный период от зимы к весне, получается, что март - это трамплин в следующий год.
   Ладно, Ольга Олеговна решила в магазин сходить. У кошки кончился мокрый корм. Утро у нее начинается с вкрадчивого мяуканья кошки, она заставляет встать Ольгу Олеговну и идти на кухню, чтобы дать кошке полпачки мокрого корма. Днем у нее в рационе сухой корм. После кормления кошки она убирает туалеты двух собачек. Эти изящные создания не ходят на улицу, они ходят в лотки с пеленками. Собачки утром тоже едят по полпачки мокрого корма для мелких собак, днем у них сухой корм, а после 6 часов вечера им дают еще по полпачки мокрого корма. И ходят они исключительно в свои туалеты, куда повадилась ходить и мадам кошка. Надо сказать, что они все втроем соизмеримы по весу и габаритам.
  
   Сегодня Эдик в школу не пошел. Вчера он не на шутку разболелся: и глаза слезятся, и нос на мокром месте, и слабость, и он свалился с ног. Утром встал, а состояние ни туда - ни сюда. Но вот уже отошел и сделал уроки. Говорят, что его отец Яков странно заболел. Словно его кто в ухо укусил и через пять дней сердце остановилось. Может это был укол или насекомое? Странно как-то, хотя сердце у него до этого момента иногда прихватывало. Жизнь у него была очень нервная последние два года. Он жил на большом полуострове, который по истории постоянно кто-то хотел захватить или его передавали из рук в руки.
   У отца Эдика были способности устраивать отдых для других людей, но сам он даже дома бывал редко. У него был санаторий для взрослых, лагерь для детей, базы отдыха в горах и на море. Ему постоянно приходилось переезжать с места на место. У него были жены: законная, гражданская и еще секретарша типа менеджера, которая ездила с ним. Все они друг друга знали, но жили в разных городах, и в разные годы он был с ними.
   Не им ему делать замечания, где он работал, там и была женщина. Поэтому Ольга Олеговна живет в одной комнате с внуком Эдиком, а в комнате 15 метров квадратных. В комнате 10 метров квадратных живет его мама Элла, было время, когда сын и мать жили в одной комнате в 15 квадратных метров. Но наступил момент, когда оба этого не выдержали в силу разных моментов и увлечений.
   Итак, когда большой полуостров сменил страну, отец Эдика стал жить с сыном в одной стране, но у отца был дом трех этажный с бассейном, а у сына комната на двоих с матерью, которая отказывалась принимать в дар квартиру на полуострове. Отца повысили, его сделали директором самого большого лагеря полуострова и всей страны. Он появился на телеэкране, он появился в кадрах с первым министром страны. Но отец был высокий, а министр нет, поэтому министр нашел замену отцу Эдика - худого и небольшого человека с фамилией из согласных букв.
   Потом на отца свалилась стройка целого квартала на полуострове и восстановление храма. А смена власти влечет за собой смену оформления частной собственности. Суды и нагрузки добили крупного человека, и он умер в жаркий день, а похоронили его у храма, который он и восстановил. Теперь прошло полтора года. Сын вырос с отца, но он этого уже не увидел.
  
  Раздался звонок сотового телефона, звонил внук бабушке Ольге Олеговне с соревнований по регби:
  - Бабуля, сфотографируй мой паспорт и вышли мне на телефон.
  - Внучек, так мой телефон на это не способен.
  - Разбуди маму, пусть она со своего смартфона передаст мне фотографию.
  - Так мама пришла после ночной смены и спит. А, где твой паспорт?
  - У меня во втором ящике стола.
  Бабуля открыла второй ящик стола внука. В ящике лежали пачки табака для какого-то устройства с трубкой, кальяна. Она собрала все пачки табака, положила их в коробку из-под платы для компьютера. В ящике стола лежали диски игр в коробках, но не было паспорта! Она еще раз посмотрела все предметы, потом пересмотрела все ящики - паспорта не было!
  Бабуля позвонила внуку:
  - Эдик, паспорта нет в твоем столе.
  - Бабуля, понятно, - и отключил телефон.
  Зато бабуле было непонятно, где новенький паспорт юного внука. Раньше таким юным и паспорта не давали. Она осмотрела все доступные места для паспорта, карманы курток. Паспорта нигде не было.
  Проснулась дочь и подключилась к поискам. Она обнаружила кучу курток, из которых ее сын вырос. В это время пришел сын с соревнований, команда противников на игру не явилась, им записали победу, но они поиграли сами с собой.
  Мать кидала с вешалок куртки на пол:
  - Эдик, померь куртку? Мала?
  Из курток для разных сезонов получилась куча, из куч образовалось два мешка с одеждой внука. Одна куртка была совсем новая, женская, бабуля ее вытащила из кучи и спрятала среди новых курток в шкафу. Из двух мешков и маленького пакета появилась в укромном месте снежная баба.
  Но паспорта не было! Его искали среди документов, нашли по очереди нужные документы для получения паспорта. Посмотрели в Сети, что надо делать в случае утраты документов. И отложили вопрос на следующий день. Настроение у всей честной семейки было несколько подавленное.
  Эдик даже заболел. Заныло горло. Затребовал лечения. В школу на следующий день не пошел. Все занимались своими делами, но периодически проходили в поисках потерянного паспорта по всей квартире, по всем местам, где лежат бумаги. Нашли свидетельство о рождение, страховое свидетельство, медицинскую страховку. Паспорта в обложке не было! Решили еще день поисков и пойдут заявлять о пропаже.
  По очереди устраивали друг другу допросы, кто, когда и зачем ходил с паспортом. Выяснили, что месяц назад паспорт и медицинская карточка нужны были для получения справки для спорта. Месяц назад документ был.
  Периодически кто-нибудь, что-нибудь друг другу высказывал.
  Внук сказал, что отдал паспорт матери. Мать сказала, что паспорт сыну возвращала. Бабуля вспомнила, что внук ходил в поликлинику еще детскую, но один и с документами в руке. Справка от врача гордо лежала на видном месте, а вот зеленой карточки и паспорта - не было.
  Внук ушел в школу. Мать его работала. Бабуля пошла в комнату дочери, пересмотрела все бумаги. Ничего не было. Совсем недавно дочь купила себе новые бюсты, и как новые предметы они лежали просто на полке шкафа.
  
  Легкие скопления облаков преспокойно мысли зацепили, вместе с нежной зеленью листков, есть в природе ласковая сила. Стук мячей на корте, тихий бег, розовые отсветы светила, мысли о друзьях, возможно, тех, тех, кого сама всегда любила. Хорошо, что можно иногда отойти от суеты дневальной, в руки взять поэзию, а та сделает из танцев вечер бальный.
  Город на вечерней зорьке тих. Тих листвой, шумящею без звука, и в душе вдруг появился миг в сторону спокойствия. Спит скука.
  
  Бабуля подняла бюст ажурный... Правильно. Под новым бюстом лежал совсем молодой паспорт...
  
  
  ЛРЛ. Глава 5. Финансовое обеспечение
  
   Лохмотья снега летели в темно-синем небе, догоняя друг друга, они увеличивались в объеме до маленького снежка и нежно опускались на землю.
  
   Медленно уходит напряженье и приходит внутренний комфорт, отдает судьбе распоряженье о приуменьшении забот. Суета и нервные страданья улеглись под снежною зимой, приумолкли все исповеданья в жизни очень тесной и простой. Нет иллюзий о моем признанье, нет надежды на любой успех, есть одной судьбы существованье, тихое конструктора призванье, замолчавший твой нелепый смех о мое спокойное молчанье.
  
   Женские чувства могут увеличиваться, как снежный ком, но, падая на теплую землю, немедленно растают. И чего мужчина спрашивает у женщины, то чего ей не надо. Спросить у нее то, чего она хочет, он не может! Ну вот, опять забежал, посмотрел, убежал, словно он в Интернет зашел и вышел. А вот еще один, по тому же принципу, зашел, посмотрел, вышел.
   У сердца есть забавное качество: оно может любить, но, многократно обиженное любимым человеком, закрывается герметично, как люки на МКС. Миниатюрные МКС продаются в виде пластмассовых игрушек, а может, и чувства бывают пластмассовыми, легко обижаемыми? Настоящие чувства дольше терпят обиды, хотя все оплачивается любовью, абсолютно все. Где компромисс, там любовь и деньги или их смутная замена, о которой человек себе не признается, но любая любовь в принципе меркантильна. Уши у Ольги Олеговны от таких мыслей заалели, или это ее кто-то вспоминает. А она их не вспоминает. Конструктор бывшим не бывает, мысленно все проблемы решает, как технические задачи.
   В жизни все часто меняется: то космос, то обычная кафедра в институте. Это как раз реально. То рядом молодой человек, то профессора, которым глубоко безразлична внешность сотрудниц. Конечно, не безразлична Ольга Олеговна профессору, но здесь возникает новый уровень отношений - работа. Надо быть красивой, умной, хладнокровной. Ведь появляются новые заводы и новые возможности для изготовления разработок!
   И возникают новые прогулки по набережным с молодым преподавателем. И появляются новые стихи новым сопровождающим Ольгу лицам. Надо отдать должное мужчинам самой умной кафедры, что все к Ольге Олеговне хорошо относились. Никто не переходил границ дозволенности.
  
  Последний майский день. Гроза. Льет дождь. И облачная тень, и капель гроздь. Зонтов сплошной парад и сумрак дня, посевам дождик рад. А для меня рабочий нынче день, день чертежей, уснула грустно лень без виражей.
  Льют за окном дожди и сумрак туч, черчу всю жизнь почти. Мой труд могуч. А на столе цветы, как мини сад, зеленые листы - цветов фасад.
  
   С одним доцентом произошло лирическое отступление. Столы стояли рядом: Ольги Олеговны и доцента, и, случайно глядя на него, она написала стихотворение 'Белые цветы'. 'Подари мне цветы, только белые, белые, чтобы мы на заре были честностью смелые', - такие там были слова. Потом один раз доцент был в составе делегации в волжский город, всего было человека четыре.
   Через несколько лет после этой поездки он заболел. Ему сделали сложную операцию, и вот в ночь, когда его должны были выписывать из больницы, в ручке входной двери квартиры Ольги Олеговны оказался огромный белый букет цветов. Доцент умер, но перед смертью послал ей огромный букет белых цветов.
   Неумолимо настал период, когда кафедра в учебном институте стала резко уменьшаться по числу сотрудников. Первыми покинули кафедру крутые доценты. Страна переходила на новый экономический строй через проблемы во всех слоях общества.
   Последней работой была разработка электронного изделия. Работоспособность у изделия была хорошая, и через десять лет оно работало. Ольга Олеговна какое-то время существовала за счет этой разработки. Образовывались первые маленькие частные организации.
   Директор уже хотел построить отдельную фирму, но все деньги, полученные за изделия, вложил в частный банк. В этот период все столбы украшались плакатами с наименованиями банков, которые все обещали золотые горы. Банкротом стал директор вместе с банком, и все сотрудники вместе с ним.
   На кафедре был интересный человек, занимающийся хозяйственной работой, ему же звонили из медпункта по поводу прививок от гриппа. Человек он более чем ответственный.
   Звонят из медпункта, чтобы все шли делать прививки, - надо идти, а преподаватели идти отказываются, и он пошел сам и сделал себе две прививки с разницей в пару дней. Завлаб, бывший отставник, бывший военный, плохих привычек, кроме исполнительности и усердия, у него не было.
   После двух прививок от гриппа он поехал на три дня на родину в ближнюю к столице губернию, там заболел, сказали - воспаление легких, умер в течение двух недель после двух прививок от гриппа!
  
  Приятно все, что так приятно, приятен нежный небосклон. Приятно все, что есть опрятно и молчаливый ваш поклон. Вы привыкаете немного, похоже, Вам не устоять. Вы говорите нежно, строго, но лучше руку мою взять. То исподлобья, то открыто сверкают очи и поют, в них Ваше прошлое отмыто, но не хватает нам кают.
  И кто бы мог вчера подумать, что выпадет прекрасный Туз? Или король Москва - Батуми, здесь так же жарко, снят картуз. Мы все как есть, одежды мало, и это чуточку манит. И каждый шаг в просторном зале лишь взором пламенным звенит.
  
   Был еще один интересный профессор, рожденный в глубинке, к шестидесяти годам он стал профессором современной науки, созвучной с названием кафедры. Последний раз Ольга Олеговна видела его за два месяца до его смерти в автобусе, он очень обрадовался ей, а ему было уже семьдесят лет, она из своей сумки достала свою новую книгу и отдала ему.
   Профессор сказал, что его внучка и ее ровесники Ольгу знают. Через два месяца она узнала, что профессор в семьдесят лет пытался быть на высоте науки, он освоил компьютер, так вот, когда он последний раз ехал в институт, в этот день он должен быть выйти во Всемирную сеть, его сбила машина. Профессор в Интернет так и не вышел - погиб. Он очень много знал в самой умной области науки.
   Ольга Олеговна десять лет присутствовала на защитах дипломных проектов, которые вел именно он и другие доценты, профессора. Могли бы оставить его живым. Зачем профессора сбили? Он и в семьдесят лет был стройным и подвижным мужчиной, по понедельникам он не ел. А не в понедельник ли его сбили?
   На кафедре была одна женщина доцент с великолепной гривой светлых волос, она была правой рукой сбитого машиной профессора. Умная и энергичная женщина.
   О заведующем кафедрой того периода можно сказать, что профессор - умнейший и красивейший мужчина своего времени. Его книги и книги сбитого профессора висят или висели на стене на последнем повороте перед кафедрой университета.
   В комнате перед входом в кабинет заведующего кафедрой сидела потрясающая секретарша, на столе с двух сторон стояли огромные электрические пишущие машинки. Секретарша, вся в серебряных изделиях и в запахах духов, улыбалась входящим к профессору людям и простым студентам.
   Когда машинки пишущие исчезли, она перешла работать в киоск, и многие бывшие сотрудники кафедры забегали к ней купить бутылку воды. Жизнь долго длится, но быстро проходит. Намотана катушка жизни, если потянуть ее за кончик, еще можно размотать, пока есть Ольга Олеговна.
   А теперь по делу.
  
  Я цепляюсь за жизнь, а она от меня убегает, мне так хочется жить, но в сосудах от бед много гари. Догоняют года, пролетают со скоростью лета, каждый день - божий дар, вдохновение от горести лечит. Я верчусь и кручусь, моя ось отдыхает, не спится. Мне заснуть хоть чуть-чуть, но все мысли не вяжутся спицей. Я встаю и пишу, сразу сон долгожданный проходит. Вот какой сон мой шут, сон - стихи, проходящие годы. Ось земли и ось сна, ось столетий с годами из предков, в данный миг я одна, но такое случается редко.
  
   Сегодня ночью в ее окне маячила звезда. Ольга Олеговна не поленилась и выглянула в окно, но звездного неба и луны не обнаружила. Но звезда висела на месте: что ли, она одна вышла сегодня погулять? Она взяла очки и нацепила их на нос.
   Звезда не приблизилась. Муть какая-то видна сквозь очки. Тогда она взяла бинокль деда. Но в бинокль она увидела в небе не звезду, а мини-фургон, и в нем горел свет! Что мог делать фургон в небе? На летающую тарелку он был не похож.
   Через три часа после ухода с кафедры Ольга Олеговна пришла на большой завод. Позвонила с проходной по местному телефону, услышала красивый мужской голос, потом знакомый женский голос, ее узнали по ее разработкам. Осталось оформить документы.
   Ольга Олеговна без перерыва вышла на другое место работы. Начальником отдела был необыкновенно красивый и умный мужчина, работать с ним было хорошо, но его быстро повысили и дали целый завод в подчинение, но в области.
   Свобода зимнего утра! Воздух после выходных дней свежий, как родниковая вода. В темноте утра рядом с дорогой стояли женщины и продавали свой товар. Магазин на снегу работал по своим правилам, каждая продавщица приходила в свой день недели, так что товары здесь менялись ежедневно.
   Для себя Ольга Олеговна здесь редко что встречала. Она видела в продаже то, что нужно ее близким или знакомым, но угодить им заочно - дело нелегкое. И она проходила мимо утренних продавщиц.
   Большие здания фирм всех мастей светились редкими окнами. В это время все люди на работу еще не пришли. Рано. Несколько лет эти здания увядали. В любое время суток светящихся окон было все меньше, позже появились плакаты с номерами телефонов об аренде.
   Здания стали оживать. Из них вывозили огромное количество старой утвари. Помещения ремонтировались, появлялся свет в новых светильниках.
  
  Три ели при входе подобны ракетам, войдешь - проходная своих и гостей. Портреты висят все залитые светом, висят объявления наград и вестей. На улице здание чернеет квадратом, как космос далекий, что манит в ночи. Зайти в это здание так многие рады, здесь любят работу. Пройди, помолчи. Рабочих увидишь, что так виртуозно творят на станках и в цехах волшебство.
  Они очень мало общаются устно. Похоже, в работе молчит большинство.
  Люблю я станки, этот запах станочный, набор инструментов и стружки металл. В работе заказ то новейший, то срочный, где каждый станочник над сталью восстал. Три ели при входе подобны ракетам, и лавочка рядом для редких гостей, и можно в обед похрустеть здесь галетой, легко вспоминая ракеты и степь.
  
   Ольга Олеговна прошла мимо елей и невысокого квадратного здания, в которое вкатывали огромные рулоны бумаги из машины. Здесь располагалась типография. Еще шагов двадцать - и она прошла мимо вахтера, поднялась на свой этаж. Все. Жизнь застыла до вечера. Всемирная сеть - подруга раннего утра.
   Мужчинами на своей фирме она не увлекалась, они все были женаты, да и она была замужем, когда ее на работу брали. Но жизнь у всех не без фантазий и реальности.
   Ольге Олеговне самой для финансового обеспечения всегда нужна была работа. Она сама себя привыкла обеспечивать. Она любила независимость, ей нравилось быть властной, подчиняться она не любила. Оставаясь официально работать на кафедре технического института, где она почти не получала денег, она нашла одну из первых частных фирм, которую возглавлял невысокий находчивый человек.
   Физический вес ее в этот период уменьшился килограмм на двадцать. Худая и стройная Ольга Олеговна пришла в фирму и была принята на работу по своей специальности. Компьютеры в это время были еще слабые, и программы для черчения совершенными трудно было назвать. Пришлось вновь сесть за кульман. Ее руки с трудом переносили грифель, который постоянно сыпался с карандаша. Приходилось пальцы заматывать изоляционной лентой. Цех находился этажом ниже, так что удобства на работе существовали.
  
  Очередное увлечение, очередной этап стихов, возникло новое волнение, как смена близкая веков. Июль вершина чуда-года, жара по-прежнему палит, чудесно-яркая погода, мне сердце вторит и томит. Конечно, он высок и строен, и черный волос с сединой, и голос чувствами напоен, и весь он рядом, за стеной.
  Он где-то рядом, где-то близко, порой мы можем говорить. О наших чувствах? Это низко. Мы будем облаком парить. Ведь все парит в жару такую, вода уходит в небеса. О чем, о чем вновь я толкую? Парение с милым - чудеса!
  
   Влюбиться в красивого парня или мужчину - это просто, влюбиться в некрасивого мужчину в заношенной одежде значительно труднее, но вполне возможно. Жизнь ей предоставила и такую возможность. Разработчик, с которым работала Ольга Олеговна, был одновременно заместителем директора, потому что ему принадлежала половина фирмы. Она ни разу не назвала его по имени. На работе рядом с ней сидел именно он, вот он и был ее очередным инженером-разработчиком.
   Ольга Олеговна - конструктор, она без разработчика не может работать, так все устроено в жизни. Он придумывал электрическую схему изделия в соответствии с желанием заказчика, а она разрабатывала конструкцию для изделия. Рабочий его стол стоял так, что к ней любой человек мог подойти только боком.
   Часто к Ольге Олеговне приходили мастера из цеха или технологи. Технологом был красивый и почтенный пожилой человек, а вот мастера менялись, место не совсем тихое. Один из мастеров был необыкновенно интересным мужчиной, своими карими глазами на нее он так смотрел, что трудно было не увлечься им, хотя бы в мыслях.
   Ольга Олеговна случайно иль нарочно назвала мастера уменьшительным, ласковым именем.
  
  Жили - были разработчики и еще конструктора, они в технике наводчики, но не все ведь из ребра. Помертвели кабинеты, установки стали хлам. Десять лет прошли куплетом, был научных лет бедлам. Просто в жизни все стареет, от науки до людей, коль финансы их не греют, то растет лишь сельдерей. Помертвела часть заводов, и затихла часть НИИ, и заводов этих своды у станков стоят одни. Очень жутко, когда в цехе нет станочников, одни лишь станки ржавеют, цену не дают себе они. А когда-то все в работе были цехи и НИИ. Только в технике, как в спорте, только люди и сильны. Стали сильные сильнее, частный сектор силу дал. Задышали все вольнее, и завод из тьмы восстал. Изменились и НИИ, их структура стала новой. Люди умные сильны, задышали цехи снова.
  
  Разработчик после ухода мастера цеха подошел к Ольге Олеговне и вылил кипяток из ее чашки на нее!!! Случайно иль нарочно... Кипяток проник под одежду, ноги в верхней части сильно заболели. Она поехала домой, на ноге вздулся огромный волдырь, долго эта отметина болела. Он любил слушать радио на работе, но чтобы песни звучали на чужом языке. Он считал, что знакомые слова от работы отвлекают, а иностранные нет. Музыка звучала над ее ухом как отголоски садизма, для нее это было слишком громко, но зато он считал, что громкая музыка спасает от прослушивания.
   Жизнь Ольгу приучила не возражать мужчинам и их странностям. У ее нового разработчика, на столе стоял малахитовой набор для карандашей и ручек, и было еще одно развлечение: он читал газету 'Из рук в руки'. Искал он себе новую машину. Да, после ее прихода в эту фирму директор фирмы уже сменил машину, а его компаньон и зам еще нет.
   Зимой в дырявых кроссовках разработчик уехал на своей старой машине. Приезжает и рассказывает: купил себе новую машину и долго вокруг машины по снегу ходил, ноги промокли в старых кроссовках. У него были самые заношенные джинсы. Он создавал полное впечатление, что у него нет женщины, хотя его и опекала дама из отдела кадров.
   Только красавец директор мог взять в замы такого некрасивого разработчика, который бедным не был, но был странным, если не сказать больше.
   Что произошло дальше?
   На фирме сгорел большой электрический чайник в выходные дни, кто-то его не выключил, а выяснить, кто его оставил включенным, не удалось. Чайник уже перегорал и был принесен из ремонта разработчиком дней за пять до пожара, видимо, при ремонте чайник лишили предохранителя.
   Чайник сгорел уникально: без огня, но с большой копотью, словно работала установка для напыления сажи на все предметы. Все в большом офисе было покрыто ровным слоем сажи: потолок, стены, полы, столы и документы, не убранные со столов. Весь персонал фирмы заставили переодеться, принести предметы для мытья и отмывать все, что можно отмыть.
   Ольге Олеговне работать с тряпкой было легко, отмывая стены и предметы. Над потолком трудились мужчины. Только закончили копоть отмывать, как разработчик задел пожарную систему последним движением тряпки по потолку, тут же прибежала охрана здания, но в комнате последствия пожара были все смыты.
   В это время в соседнем офисе еще стояла оптическая установка, в которой для ее работы использовали рубин специальной огранки, зажатый в дорогом держателе.
   Разработчик, разбирая эту установку и налаживая ее, дойдя до рубина, его просто взял и положил себе в карман. Ольга Олеговна видела всю установку и рубин отдельно до того, как разработчик ее испортил окончательно, спрятав рубин в собственном санузле.
  
  Так получилось, что Элла, дочь Ольги Олеговны, в очередной отпуск в Теплую страну первый раз ехала одна. В чем прелесть поездки в поезде? В меланхоличности личности, в монотонности движения. За окном чаще всего видно небо и кусты - деревья. Дома похожи и различны по всем статьям. Перед отъездом Элла посмотрела передачу о первой манекенщице, чья жизнь состояла из фейерверков, показов, моделей, одежды и интересной личной жизни в среде важных особ разных стран.
   Она много знала, нервы ее не выдерживали государственной ответственности, да еще кто-то из зарубежных писателей вставил ее имя в свою любвеобильную книгу и получил один из первых бестселлеров. Манекенщицу обвинили в том, чего не было - в связи с иностранцем.
   За окном проплыли новые кварталы огромного города. Качество домов за последние годы выросло, внешне новые кварталы полны положительной энергетики. Дачные поселки напоминали филиал дворцового строительства. Солнце бежало за поездом, или наоборот, и постоянно светило в окно, что было фантастически приятно. Кондиционер исправно выдавал свежие потоки воздуха, из-за чего приходилось теплее одеваться в купе. Комфортно и никого рядом.
   Если лежать и смотреть на бегущее солнце, возникало ощущение косметического салона или утряски на вибрационном стенде. Вот почему все актеры моложе своих ровесников! Они чаще подвергаются тряске. Музыки и объявлений по радио в вагоне поезда не было, свет не регулировался. По коридору бегали дети, да и те уснули от равномерности покачивания вагона поезда.
   Березки, березки, березки за окном, как солнечные лучики, объятые весной. В голове возникла стихотворная строчка без продолжения.
   Пять часов поезд проехал от столицы, исчезли дачные усадьбы, появились маленькие домики на дачных сотках и дороги без асфальтного покрытия. Время 21.21, желтоватое солнце все еще бежало по горизонту.
   За окном мелькали довольно тонкие, но многочисленные стволы деревьев. Любой пробел между деревьями давал возможность полюбоваться просторами страны. Деревья мелькали обычные и типичные деревянные домики в два или три окна. Поля были покрыты ровными всходами. Солнце перестало ослеплять через окно.
   Упивалась Элла пейзажами за окном в полном одиночестве. Шикарного мужчину к ней в купе не впустили. Его перевели в другое купе. Между деревьями появился легкий туман и исчез. Как пусты просторы и как тесно живут в столице! Проехали небольшой город, произошла резкая смена марок автомобилей. 'Копейки' пошли табунами. Светло. Тепло. Тихо. Невысокие дома.
   Темно за окном. Стоянка поезда одна, потом вторая и другая страна с тем же пейзажем, который постепенно изменяется. Появились поля, степи, водные глади, тополя. За окном вода и небо. Мост. Вдоль длинного берега через сто метров стоят рыбаки. По вагону торгуют красивой рыбой.
   Степная дорога мимо полей привела к морю. Вечером делали шашлыки из мяса, пили красное шампанское под сводами из виноградных листьев. Если выйти за калитку, то ничто не мешало увидеть огромное небо полное звезд, расположенных несколько непривычно для глаз. В большом городе нет такого усыпанного неба звездами из-за огней, а здесь и фонарей на улице практически нет.
   Поэтому ночью тревожит тьма тревожных звуков неизвестного происхождения. Если прислушиваться, так и спать некогда будет.
   Безбрежное море под огромным небом и полоска песка - это основной пейзаж, который Элла видела с утра до вечера. Поздним вечером начинал работать бар, расположенный во второй половине кафе-веранды.
   Молодое поколение двигалось под музыку в зеркальных блестках шара и пило коктейли почти до утра. Утром просыпались пожилые люди. Они занимались стиркой, уборкой или купались в одиночестве в чистом и спокойном море, пока внуки и внучки спали.
   В солнечный день пляж заполнялся людьми, которые медленно входили в море, дарующее свою прохладу и медуз. Эти создания достигали размеров половинки арбуза со щупальцами, цвет у них или прозрачный, или голубоватый.
   Красавец лет тринадцати принес три розочки юной соседке. Этот точеный смуглый кудрявый мальчик обладал неистовой способностью приклеиваться к людям. Он не отходил от соседки ни на час.
   Элла назвала его пиявка с розочкой, а как еще назвать высокого красавца с серебряными цепочками на шее? Он легко приклеивался к девочке. Она была восхитительна в свои двенадцать лет. Тоненькая высокая блондинка привлекала к себе прирожденного донжуана. С его розочек начался сегодняшний день.
   Утро началось с чисто пуританских забот. Элла приехала не просто отдыхать, а сменить мать Ольгу Олеговну, которая вчера уехала домой. А Элла осталась одна с сыном Эдиком. Надо было привести номер в порядок, сменить белье, отдать в стирку. Дома она все сама стирала, убирала, готовила.
   В пансионате готовить было нельзя, можно было только чай кипятить. Стирку приходилось отдавать в прачечную пансионата. Поэтому появлялась возможность делать массаж, и Элла с утра исправно ходила с Эдиком на массаж.
  
  Клен достиг совершенства земного, золотая пора расцвела. В этом золоте солнца так много, что по кленам свой взгляд провела. Есть в лесном этом микро инфаркте, красота переспелой поры. Отрицать красоту, словно факты?
  Это неба земные дары. Красно - желтые листья играют, разбавляя зеленый пейзаж. Отрываясь, листочки страдают, им достался от ветра массаж. Но не будем о грусти, не надо, еще раз оглядим хоровод, это краски лесного парада, что венчает собой небосвод. Только сердце болит в эту пору, знает, скоро другая пора. И на жизнь я смотрю без укора, я чуть-чуть, я немного стара.
  
   Вчера был дождливый день, но еще более дождливой была ночь. От проливного дождя в отремонтированном номере, расположенном под новой крышей, протекла одна стена. Умные люди сделали пластиковый потолок, который не потек. Юную соседку все эти проблемы не волновали, ее волновал новый друг с розочками.
   Телефон Эдика развалился на запчасти, оставив всех без внешней связи. Сотовый телефон Эллы молчал. На телевизоре шли 5 программ. Вот и вся информация. Элла прочитала за 1.5 дня детектив. Отличная книга, написанная в лучших всемирных традициях детектива. Все события и герои на своем месте и ничего лишнего.
   Морской берег, на котором они жили, обладал широким горизонтом и огромным небом, которое периодически извергалось таким ливнем, что все отремонтированные крыши текли от счастья встречи с потоками небесной воды. Элла на место дождевого потока бросала коврик, он впитывал влагу со стен, оставалось его повесить сушиться на нижнюю трубу балкона.
   Песок на пляже состоял из серого мелкого песка и многочисленных мелких ракушек. По пляжу периодически проходили продавцы креветок и пирожков. Народ на пляже говорит на двух языках, чаще встречались люди голубоглазые, с большими глазами. Волосы у них в основном светлые. На подсобных работах по реконструкции пансионата, лучшего на полуострове, работали парни из ближних поселков. Местное население ожирением не страдало.
   Водные ресурсы этого небольшого края обладали целебными свойствами. Вода из скважин улучшала работу желудка, кишечника. Некоторые отдыхающие смогли камни в почках растворить и вывести. Кто-то приезжал и лечил кожу грязью.
   За пару недель можно значительно улучшить внешний облик. Для этого здесь есть все: солнце и сухой климат, мелкое море с кромкой травы, содержащей йод.
   В окрестностях можно найти соленые озера и грязи, от которых мелкие наросты на коже просто отваливаются, а сама кожа подтягивается. Сказка? Нет - действительность, здесь ограничено действие сотовых телефонов и сети. Сотовые телефоны зарядку держат не больше суток, они устают от поиска сети, которой здесь практически нет или очень мало. Ближайшие к полуострову десятки километров покрыты полями и деревьями вокруг дорог с малым количеством знаков.
   Безбрежное море под огромным небом и полоска песка, - это основной пейзаж, который она видит с утра до вечера. Поздним вечером начинает работать бар, расположенный во второй половине кафе - веранды. Молодое поколение двигается под музыку в зеркальных блестках шара, и пьет коктейли почти до утра. Утром просыпаются пожилые люди. Они занимаются стиркой, уборкой, или купаются в одиночестве в чистом и спокойном море, пока внук спит. В солнечный день пляж заполняется людьми, которые медленно входят в море, дарующее свою прохладу и медуз. Эти создания достигают размеров половинки арбуза со щупальцами, цвет у них или прозрачный, или голубоватый.
   Песок на пляже состоит из серого, мелкого песка и многочисленных мелких ракушек. По пляжу периодически проходят продавцы креветок и пирожков. Народ на пляже говорит на двух славянских языках, больше людей голубоглазых, с большими глазами. Волосы в основном светлые. На подсобных работах по реконструкции пансионата, лучшего на полуострове, работают нежирные и нехилые парни из ближних поселков. Местное население ожирением не страдает. Водные ресурсы этого небольшого края обладают целебными свойствами. Вода из скважин улучшает работу желудка, кишечника. Некоторые умудряются и камни в почках растворить и вывести. Кто-то приезжает и лечит кожу местными грязями.
   Две недели пролетели быстро, бабушка Ольга Олеговна приехала, а Элла поехала домой, вот и весь отпуск.
  
  Как выглядит чудо-дама? Манто, кавалер, авто? Тогда ей нужна охрана, что в жизни не все равно. И жутко ходить красивой, и страшно идти одной, и люди не все ей льстивы, и жадность всему виной. Проскочит, кто будет проще, пройдет - кто без суеты, кто в курточке, что короче, когда не поймешь: кто ты? А кто не хочет охрану и денег с собою - нет, не надо ходить так рано, когда еще спит весь свет.
  
   С берега моря Элла собралась и ушла минут за десять, она уезжала вовсе не на машине. Забросив сумку за плечо, она оставила пансионат и пошла на остановку автобусов. Накануне она смотрела расписание, но оно не совсем отражало действительность, поэтому она, пропустив один автобус, уехала часа через два. Автобус выпуска неизвестного года, но с носиком, вез ее по степям, далеко не всегда по асфальтированной дороге. За окном струилась плоская степь или виднелось мелкое море. Проехав несколько населенных пунктов, она оказалась в городке в 18 часов местного времени.
   А это значило, что автобусы прекращали уезжать по междугородним маршрутам. Минут через пять появилось такси. Она уехала в чудный город с отличным вокзалом. Поезд подошел через десять минут. Боковое нижнее место в последнем вагоне было наградой за путешествие.
   Через сутки Элла была в столице. Теперь можно дать объяснение, почему у нее была сумка через плечо, а не на колесиках. Она в прошлом году с маленькой сумкой на колесиках замучилась - в метро. Ужас, поэтому если куда надо ехать через метро, то уж лучше без колесиков, а через плечо.
   Два года подряд Элла ездила отдыхать в один пансионат.
  Людская память короткая и едет по пути чьих-то интересов. Жизнь прекрасна иногда, но это зависит от мироощущения. Элла перегрелась на солнце и купила гигантское мороженое для внутреннего охлаждения. Во дворе росли ореховые деревья и отгоняли комаров, которые в изобилии клубились метрах в двухстах среди туи и тополей. Местный парадокс: море рядом, а берег звенел от сухой травы, которая впивалась в обувь и издавала странный звук при ходьбе. Кафе, магазины, лавочки выстроились на одной улочке.
   После 16 часов вода в море теплая, на ней хорошо лежать, легко плавать. Соль держит. Но если выйти из воды, ощущается легкий бриз. Ветер с моря несет прохладу. Берег покрыт водорослями, содержащими йод. Море пронизано водорослями, и лишь там, где купаются люди, травы нет.
   Вечером по пляжу гуляли бакланы и ели крошки, оставленные людьми на песке. Ночь через ночь приносила сон или его отсутствие. Теплое небо, усыпанное яркими звездами, казалось огромным, много на нем звезд, которых не видно на Севере. Ночь кончается на рассвете, остается время для осмысления жизни.
   Элла находилась на маленьком полуострове, под которым находился большой запас пресной воды высокого качества, поэтому в поселке не было высоких домов...
   Утром она пошла на пляж. Народу было еще мало. Окунулась в морской волне, прошла по морской траве, ракушкам, бархатному песку. Постояла на сухих темных водорослях и пошла за шляпой.
   Элле срочно помешали большие медузы, заполонившие водоем, на берегу которого она отдыхала. Берег ее отдыха Элле был хорошо знаком, он состоял из трех полос: земля, море, небо - именно этот пейзаж красуется на ее старом сотовом телефоне. Осваивать новый телефон ей совсем не хотелось.
   Когда вернулась, то народу было уже много, пляж был полон жизни. Возникло ощущение, что она все это уже видела. Да, здесь она была, но давно. И поняла, почему здесь отдыхают, а в большом городе с вечной прохладой работают. Тело проявило первый загар морской, а не из солярия.
   Здесь постоянно по утрам продают вареную кукурузу. Но голову так перегрела, что пришлось пять раз нырнуть под воду, чтобы охладиться. Температура воздуха дней шесть держалась под сорок градусов тепла.
   В степи любое дерево - чудо. Большие деревья - дань человеческому труду, их поливают из артезианского колодца. Питьевая вода вкусная и полезная, она не тухнет от времени. Воду и свет здесь вынужденно экономят. Спать Элла ложится рано, но если открыть окно, то можно услышать музыку с дискотеки. Постоянно ловит себя на мысли, почему она так упорно сюда не ехала. И отгоняет все мысли на эту тему. Здесь можно отдыхать, не пользуясь транспортом и средствами массовой информации.
   Первая неделя оказалась изнурительной, знойной. Немного загара под солнцем, море и загар в тени. Надо сказать, что здесь в жару все загорали в тени. Море и небо, и степь плоская, и сразу видно, что Земля круглая. Здесь царствует фея Солнца. Днем все повторяется: загар, море, тень. Песок серый, бархатный, с ракушками.
  
  Я думала все, напишу я в Канаду, должны быть еще мужики. Теперь знаю точно, так делать не надо, у нас тоже есть ямщики. И вот я столкнулась с прекрасным брюнетом, название книги с него, с ним пальцы сомкнулись, как будто букеты, мы с ним разбежались легко.
  А надо бы было вцепиться в ладони, и взять, увезти за собой, а мы испугались, теперь - он не тронет, а в чувствах коварный прибой. Мужчина он в белом и черном, и красном, он, словно маяк на пути. Не верю с ним в счастье. О чем мы? О разном. Друг другу... Нам лучше уйти. Не гоним друг к другу. И нет телефона. И возраст. И разность. Отбой. Ох, встреча с мужчиной на лиственном фоне. Но как он прекрасен собой!
  
   Элла с соседями познакомилась при поездке на розоватое соленое озеро. Они ехали на джипе, а она на автомобиле, приспособленном для асфальтных дорог. Поэтому сосед вел машину по степным дорогам с завидной легкостью и скоростью, а Элла нещадно отставала из-за травы, впивающейся в дно машины. Вот почему на ниве нужна 'Нива' - она легко бы преодолела степные дороги со стерней по центру дороги. Рядом с ветряными электростанциями.
   Везение бывает странным, а ей досталась соседка-косметолог, весьма общительная женщина. Раньше она занималась постановками театра народного творчества, потом косметологией, сейчас преуспевала в третьей профессии.
   После поездки на соленое озеро у нее остались грязь и вода из соленого озера, которое находится на месте взрыва самолета.
   Соленое озеро соединили с воронкой, оставшейся от взрыва самолета, и она наполнилась соленой водой. В соленом озере можно лежать на спине и очень трудно плыть животом вниз, поскольку вода выталкивает пловца.
   Взяв бутылку соленой воды и маленькое ведерко грязи, Элла и женщина-косметолог пошли к морю. На берегу моря они ладошками облили себя соленой водой, дали ей подсохнуть на коже, потом нанесли грязь на кожу по всему телу.
   Грязь привезли с озера, расположенного в двадцати метрах от соленого озера, ее достают недалеко от осоки, сняв верхний серый слой ила. Грязь на теле подсохла, проявились мелкие кристаллы соли. Через некоторое время Элла легла в море недалеко от берега и медленно смыла грязь. В прошлом году она сама наносила грязь на кожу, а потом еле ее смыла. Маленький секрет состоял в том, чтобы перед нанесением грязи нанести соленую воду.
  
  Чудо женщина нашей эпохи, в этот солнечный, ветреный день, где она? Как относятся Боги к этой женщине, где ее тень? С увлеченьем поет чудо песни, гривой дикой пленяя людей, рассыпаются розы от лести, от улыбок, приветов, вестей. Это чудо экрана и диво, я не знаю ее наяву. Дочь моя ее видела деву. Я не зритель из зала. Зову ее образ всегда на экране, перебрав все каналы программ, с ней любовь моя связана, раны, увлеченья. О, жизнь, ты - Экран!
  
   Можно точно сказать, что кожа после такой процедуры становится гладкая, блестящая, вылечиваются все воспаления, неизбежные по жизни от контакта с городской водой и моющими средствами. Не у всех есть слуги, некоторые сами слуги себе и своему окружению, а тут становишься князем положения с хорошей кожей. Внешний вид Эллы стал лучше, но это никого к ней не привлекло.
  
  
  ЛРЛ. Глава 6. Выдумщица
  
  Как-то Нина читала роман о доме, расположенном на скалистом берегу залива, окруженного горами. История там была симпатичная, остросюжетная. И ей самой безудержно захотелось посетить дворец или гостиницу, расположенную подобным образом. Один раз она уже была в отеле, примыкающем к горе одной стеной.
  
  В моей душе исчезли дифирамбы, мне надоело восхвалять мужчин, не светит благородство у них в лампе, меняют только маски без причин. А женщины одни за жизнь воюют, морозы жизни вокруг них лютуют.
  
   На днях судьба ее столкнула с мужчиной весьма необычным, импозантным, без возраста, потому что если у него и были седые волосы, то они были качественно окрашены в естественный цвет. У нее мелькнула мысль, вот бы ей этого мужчину по имени Николай Григорьевич для романтических отношений в отеле, расположенном на берегу озера, спрятанном во впадине или среди гор.
   Зачем? Этого Нина не знает, но кто не мечтает, тот не пьет мартини с грейпфрутовым соком.
   Есть же элегантные мужчины! Хотя у них требования такие, что Нине они не по зубам. Зубы у нее почти все свои, относительно ровные, качественно восстановленные. Для улыбки вполне достаточно, а для сцены, может быть, и нет. На сцене всю челюсть до зубов мудрости надо показывать.
   Приятеля Эдика она видела недалеко от сцены, он не выступал в этот день на сцене, он сам по зрительному залу выступал так, что нельзя было сказать, что он шел между рядами сидений, он именно выступал! У бедной девушки Нины сердце екнуло при его приближении. Она ему сказала:
   - Здравствуйте!
   Он только после этого исподволь на нее посмотрел и ожег ее своим божественным взглядом карих глаз. Волосы у него были темные, но не черные. Он бесконечно строен, шикарно скроен. В чем одет был этот денди Захар? В чем-то черном, - это его обычный цвет.
   А она? Она обычная девушка. Что это значит? Волосы светлой волной струились за ее спиной почти до пояса. Платье на ней было приталенное, расклешенное к низу, чуть ниже колен. Цвет? Пшеничный, на тон темнее ее волос. Очень скромная девушка, но если с ней заговорить, то можно будет понять, что амбиции у нее огромные.
   Через ряд от нее сидел юноша, очаровательный гибкий парень, который непринужденно занял третье место на конкурсе чтецов собственных стихов.
  
  Поэзия - таинственная сила, и чувствами небесными сполна в лихой момент немало мыслей сбила, победой наполняет жизнь она. Сильна она. Не в этом ли причина мудрейших и коротких древних слов? От слов таких повеяло лучиной, ведь в лукоморье множество основ. Поэзия, где ты не обитаешь?
  Больных строфой спасая исподволь, ты, иногда похожая на байки,
  вытаскиваешь группы, будто вол.
  Что есть в тебе того, что нет в природе? Вы разные по сути всех проблем. О том, о чем не думается сходу, к поэзии подключат сотни клемм: то человек, то действие, то зори, закаты, облака и смена лет, мгновенья счастья и остатки ссоры, и в кресле позабытый кем-то плед.
  
  А девушка? Ей призовые места не достались, да и Захар куда-то ушел. Когда она спустилась в фойе, то с удивлением посмотрела на экран, на котором шла еще трансляция из зрительного зала. Она так расстроилась, что забыла про верхнюю одежду и в платье выскочила на улицу.
   Было темно, горели фонари и окна, легкий снежок скрипел под ногами. Николая Григорьевича Нина знала, он был директором своей фирмы, она всегда испытывала робость в его присутствии, когда видела. Они жили в одном доме, в одном подъезде. Она и пальто забыла, думая, что он ей его принесет домой.
   А он не принес! У него в голове совсем иные мысли. И никакой он не Николай! Он Николай Григорьевич! Он давно не реагирует на юных девушек, он достаточно взрослый мужчина, хотя живет один. Его жена Ольга Олеговна живет с дочкой Эллой и внуком Эдиком. И молодой человек, занявший третье место - его родной внук Эдик, которого в честь кого назвали? Просто его внука зовут Эдик - звучит нормально. Звучит современно.
   А девушка? Она соседка. Взгляды у нее тоже современные: в голове стихи, а на душе отец одноклассника и соседа Эдика. Надо ей так влюбиться и писать стихи! Зато стихи у девушки получаются душевные, пронизанные искренними чувствами. Но ходить в платье поздней осенью - неприлично. Пальто ей принес Эдик, они вместе учились в школе и вместе ходили в клуб поэзии. Юноша спокойно реагировал на выходки одноклассниц, особенно поэтесс. Он знал про мечту Нины об отеле, расположенном между озером и горой и не просто горой. Все это должно напоминать нечто типа кратера вулкана, но с отвесными стенами.
   Выдумщица еще та.
   Ноябрь. Температура около нуля и ниже. Пасмурно. А Нине хотелось туда, где тепло и солнышко. Зачем? Мама ее и не думает о поездках, ее всегда устраивал ноябрь, она вообще чувствует себя комфортно в Средней полосе России. Ее устраивает прохладное лето с редкими теплыми днями, ее устраивает зима, которая не сильно морозная по сравнению с Крайним Севером.
   Нина на следующее утро надела на себя пальто, сунула руку в правый карман и обнаружила конверт. Она с удивлением отдернула от него руку, но потом медленно вынула конверт из кармана. Развернула конверт, в нем лежал сертификат на путешествие в юго-восточную страну. И лежала маленькая записка:
   "Нина, Вы отличная поэтесса и шикарная девушка. Данный сертификат на Ваше имя, на нем указан адрес, где можно получить бронирование отеля и билеты на самолет!"
   Так вот почему она выскочила без пальто! Оно не висело на вешалке. Его кто-то на время забирал.
   Она съездила по указанному адресу, небольшая туристическая контора располагалась в центральном магазине, она легко обменяла сертификат на билет и квитанцию оплаты за отель. Ей еще выдали деньги в конверте. Конвертируемая валюта.
  
  Не люблю я конкурсы и не жду удачу. Я пишу, что хочется без любви подачек. Долго, очень долго неизвестность тянется, я привыкла к этому, этим мир мой славится. Надоело с вордом спорить из-за слов, очень он не русский, ворд - он кто таков? Надоело двойки ставить просто так, не люблю оценки, я в них не мастак. Остаюсь в сторонке, там пишу с душой, но к моей колонке интерес большой. После же общения - исчезает стих, будто бы простуда, и стишок мой: чих. Брошу я микробы их рецензий - ком, от переговоров станешь словно гном.
  
  Мать, посмотрев на тайную награду дочери после поэтического конкурса, тихо заплакала:
   - Нина, отдай свою награду назад в туристическую фирму. Умоляю, верни!
   Дочь удивленно посмотрела на мать:
   - Мама, ты в своем уме? Я нигде не была дальше Клина, Коломны и Суздаля! Могу я поехать в другую страну!
   - Дочь, у тебя нет заграничного паспорта!
   - Есть у меня заграничный паспорт, я его летом сделала. Эдик делал себе паспорт, и я сделала себе.
   - И мне ничего не сказала? Могли бы вместе сделать!
   - Мама, и ты бы поехала к финским оленям на Новый год? А я поеду туда, где лето.
   - Одна! Дочь, подумай, что там с тобой будет! Нельзя одной ехать!
   - Моя поездка не обсуждается! Я еду! - гордо сказала поэтесса и пошла в свою комнату.
  
   Мать горько вздохнула, переобулась, переоделась и ушла в лес, чтобы успокоиться.
   Дочь села на диван, открыла шкаф и стала взирать на собственную одежду, висящую на плечиках или лежащую на полках. Задача собрать вещи была несложной, вещей летних у девушки было очень мало. До поездки оставалась пару дней. Нине предстояло оформить отпуск на работе. Одноклассниками Нина и Эдик были до прошедшего лета, а теперь у них была у каждого своя жизнь, в которой общими были подъезд дома и клуб поэзии.
   Эдик учился в университете на дневной форме обучения, а Нина работала и училась дистанционно в институте. Каждому - свое. Но в юности финансовые различия не столь заметны.
   До аэропорта Нина доехала одна на такси, мать отказалась ее провожать, она, словно замерла в ожидании возвращения дочери. Дочь прошла в самолет, села. Рядом с ней место оставалось пустое. Она ждала чуда, что рядом сядет красавец из сказки, этакий принц современности. Но так она и долетела в одиночестве. Такси дело хорошее в любом месте, ее довезли до отеля. Суть такая, она ехала по чистому полю, и не видела никаких строений. Шофер ей сказал, что ехать пару минут.
   Нина смотрела во все окна, но ничего не видела. Сердце тревожно сжалось, она впервые подумала о своем необдуманном поступке. Об этой поездке. Когда она запаниковала, автомобиль остановился. Она вышла из машины. Шофер подал ей сумку из багажника и мгновенно уехал. Она вздохнула, покрутилась вокруг себя. Ее очередной платье, расклешенное от талии, закружилось.
  
  Зеленый газон и вишневый кустарник, желтеют прелестные кроны осин. Осенние краски. Засохший татарник. Здесь пахнет машинно-дорожный бензин. А где-то грибы затерялись во мраке, как ты затерялся средь света и тьмы. Похоже, давно состою с тобой в браке, но только совсем позабыла: кто 'мы'? Куплю я грибы по весне шампиньоны, поеду среди длинных, стройных осин. Я знаю, что мы далеко не шпионы. За окнами вновь - лишь цена на бензин.
  Весна, зима, осень, года пролетают, тебя забываю сквозь холод и тьму. Опять бодро листья с осин улетают. Твое лишь молчанье совсем не пойму. Нашел незнакомку и с ней канул в лету? Нашел себе гибель? Медведя броню? Уехал ты помню таинственно летом, так счастья тебе. Я тебя не броню.
  
   Солнце светило. Зеленый низкий газон улыбался. Мелкий песок на дороге показывал направление пути.
   Она пошла по дорожке и вздрогнула от неожиданности: перед ней была пропасть, далеко внизу блестела вода. Она робко подошла к кромке вселенной. Перед ней появилась площадка, из которой по периметру выросли перила, оставался проход для человека. Она вошла в лифт, который резко пошел вниз.
   Нина покрутила свое платье, и поняла, что она в сказке своей мечты. Лифт ехал рядом с отелем, встроенным в вертикальный берег озера.
  
   Ничего необычного не произошло, на Нину действительно был забронирован номер на 10 дней. Ее окна выходили на дивное озеро, расположенное на дне искусственного кратера. Здесь раньше добывали полезные ископаемые открытым способом большими шагающими экскаваторами. Теперь предприимчивый хозяин отеля использовал полученный кратер по назначению. И люди ехали сюда. Интересно и необычно.
   Дней на 10 был проработан план мероприятий для посетителей отеля, хотя до города было не так и далеко. Пожилым предлагался комплекс для оздоровления и омолаживания, а молодым был подготовлен развлекательный комплект мероприятий. Плюс плавание в открытом водоеме. Главное люди и их переплетение судеб в месте очень ограниченном по перемещению. Обитатели пытались по отвесным берегам взобраться на верх, но не получалось и пресекалось служителями отеля.
   Номер у Нины оказался весьма просторным: с лоджией, с большой ванной, с личным тренажером, с собственным кинотеатром. Поначалу она радовалась благам номера, потом долго стояла на балконе, осматривая небольшой горизонт и небольшое озеро. С пейзажа ее взгляд переключился на людей в белых шляпах с широкими полями. Она припомнила, что в номере были белые тапочки, белый халат и белая шляпа. В таких шляпах люди становились относительно одинаковыми. Одежда на всех была светлая. В озеро уходила дорожка моста, которая заканчивалась круглой площадкой, окруженной перилами. Здесь вообще везде перила были одинаковые: в открытых лифтах, на лоджиях, на мостках.
   Нина спустилась в кафе, где использовались лоджии для столиков. Удобно и на воздухе. Она посмотрела на небо, на нем не было облаков. Синь безбрежная отражалась в озере. Тишина звенела. Птиц не было. Столики были маленькие на одного человека. Вообще она заметила, что здесь все ходят по одному, по одному и сидят за столиками. Сплошное ненавязчивое одиночество. Первое любопытство вполне могло питаться в одиночестве.
   Но при второй волне эмоций Нине захотелось поговорить, но люди как роботы ее огибали. Она стала писать на планшете. Стихи вышли маленькой струйкой и затихли. Влаги мыслей им не хватило. Что делать? Вместо книги с меню ей принесли распорядок дня, где все было расписано по часам и указано: куда ей надо идти и что делать. Она поела, изучила мероприятия и осталась довольной.
   С первого взгляда могло показаться, что люди плавают в озере, но на самом деле они плавали в бассейне, или в большом корыте с отверстиями, установленном на сваи. Вода сама поступала в бассейн и сама выливалась. Зато глубина была определена, а выплыть в озеро никто не пытался.
  
  Туман отношений на мне и тебе, он вновь замутил жизнь и воду. Туман на любви и туман на судьбе, сегодня он брат небосводу. Одна я, одна, без любви и тепла, без омута брачной пастели, забытой русалкой в пруду я плыла, лишь мысли б к тебе долетели! А лето прошло без тумана, дождя, здесь много людей проплывало. Спокойное солнце светило щадя, сейчас лишь туман покрывало.
  Останься со мной, заблудись под водой. Ты видишь заброшенный невод? Где невода сеть, листья вьются фатой, а рядом русалочка - дева. Так что, милый мой, мой забытый герой, немного очнулся в тумане? Я жду, очень жду, невод - капелек рой, в каком-то телесном дурмане.
  
   Нина поплавала в бассейне, обошла озеро по узкому берегу с незабвенными перилами, и поняла, что делать здесь больше нечего. После этого она заметила множество лестниц, расположенных хаотично по вертикальным стенам берегов. Люди пытались по ним вылезти наружу, но они нигде не доходили до верхней кромки. Это были обычные тренажеры.
   Человек не мог покинуть отель раньше срока своего.
   Ощутив все радости в полной мере, Нина не очень расстроилась. Солнце светило. Температура воздуха была комфортная. Все здесь само делалось. Нужно было только выполнять распорядок мероприятий. Не было человеческого общения, не было Интернета и сотовой связи. Так без этого люди всегда жили, не считая последних лет.
   Написав стихи по этому поводу, девушка попыталась заговорить с белой фигурой за соседним столиком. Человек ответил на непонятном языке. Она повторила свой вопрос на английском языке. Человек опять ответил на своем языке. Тогда она посмотрела еще раз в свою бумагу с рекомендациями. В ней была приписка, что в отеле находятся люди разных национальностей, не говорящих на одном языке.
   Говорить было не с кем. Деревьев не было. Листва не шумела. Тишина. Музыка не звучала. Танцев не было. Стало скучно. Горизонта тоже не было! Глубина такого удовольствия была метров тридцать не меньше. Суток было достаточно, то есть экскурсия прошла - и на выход, но его не было. Наружный лифт оказался невидимым, он привозил людей и отвозил только по брони и куда-то исчезал.
   Снабжение происходило где-то в самом отеле, то есть там явно были хозяйственные блоки и лифты. Отель был многоэтажный, комфортный и современный. Белоснежный лайнер, прилипший к стене, в которой возможно прорыты норы для лифтов. Но это не для посетителей.
   В таком месте пора писать прозу, а не стихи. Нина полазила по лестницам и вернулась в номер. Работал местный телевизор, в котором можно было выбрать свой язык. И то хлеб. Речь диктора была несколько корявой, словно переводил автомат. Она легла на большой кровати и уснула. Дневной сон еще никто не отменял.
   Проснувшись, Нина обнаружила на столе небольшой прибор, типа телефона. На нем располагался огромный перечень языков. Она нашла переводчик! Она набрала фразу, нажала на произвольный язык и зазвучала речь на заданном языке. Нормально. Можно общаться с людьми.
   Зачем? Чтобы было, хоть пару фраз сказать и то приятно. В кафе вечером она вновь заговорила с соседской фигурой. Это оказалась женщина, которая охотно показала на переводчике свой язык. Несколько фраз резко улучшили настроение. Ходить вдвоем всегда интереснее. Но вдвоем ходить им не дали, когда постояльцы поняли прелесть переводчика, рядом с Ниной образовалась группа людей. Всем захотелось говорить. Поэтому они все пошли на большой язык - мост с перилами, заходящий в озеро.
  
  Словарь - переводчик
  Из года в год величина, он для меня один, и если мысли не тщета, тогда витает нимб. Он для меня моя страна, над ним склоняюсь я, звучит задумчиво струна, и тихо каюсь я. Опять не так! Опять не то! А здесь все вроде так. Не отвлечет меня никто, и в мыслях я мастак. Люблю его, люблю чертить, когда его часы, без друга нам уже не жить - контакт его усы. На кнопках буквы, много букв, из них бегут слова. А вот сейчас чертежный лук и клонится глава. Я улыбнулась: вот он, есть! Новинка. Это мысль!
  Эх, переводчик, это весть! Конструктор, мысль, держись!
  
   Народ разговорился, развеселился, засмеялся. Переводчики работала на полную катушку. Нина объявила конкурс стихов, в переводимых фразах особых рифм не наблюдалось, но был смысл и идея фраз. Этот конкурс она выиграла! И дни стали быстро идти к своему завершению.
  Кто подарил Нине сертификат? Эдик, который негласно вел за ней свои наблюдения. Зачем? Надо.
  
   Землю припорошило снегом, который днем обязательно растает. И вот теперь Элла Николаевна или просто Элла, как она просила себя называть, шла к остановке автобуса, чувствуя холод, поскольку она оделась для дневной температуры воздуха, а пока было явно холодно. В автобусе она проехала минут двадцать и пошла на цветочную базу, чтобы купить цветы для юбиляра на работе. На базе цветы продают всегда дешевле.
   База звучит гордо, а на самом деле это магазин с двумя помещениями. В первой комнате делают букеты и продают. А во второй комнате находятся цветы в емкостях по сто штук. Здесь холодно и ест глаза от обилия цветов с посторонними запахами.
   Элла зашла во вторую комнату, за ней закрылась дверь. Она оказалась в цветочном холодильнике наедине с цветами. Глаза разбегались от обилия разноцветных роз, гвоздик, тюльпанов. У нее появилась одна мысль, зовущая ее выскочить из концентрированного цветника. Она схватила букет роз и вылетела в первое помещение. Глаза нестерпимо резало. Ее знобило. Она протянула букет из десяти роз девушке, которая тут же отделила девять роз, а одну, поломанную, оставила в стороне.
   Девушка-продавец занялась составлением букета.
   Элла осмотрела помещение и заметила цветы в больших вазах. 'Могла бы и здесь выбрать букет, а не ходить в холодильник', - подумала она с опозданием.
   За выступом, отделяющим прилавок от остальной части помещения, послышались голоса.
   - У тебя есть патроны?
   - Есть, но от разных производителей. Зачем тебе они?
   - Надо цветы быстрее продать. До 8 марта еще неделя, никто ничего не покупает. Одна покупательница зашла, и все. Людей нет.
   - Как ты их продашь? День влюбленных прошел.
   - Убьем сакральную жертву, все побегут цветы покупать, чтобы сфотографироваться с ними под телекамерами.
   В это время ей протянули готовый букет цветов. Она заплатила и пошла к выходу, не глядя на тех, кто говорил. Букет на работе подарили юбиляру, и она забыла о цветах, хотя глаза все еще резало.
   Ночью она проснулась, открыла свой ноутбук и увидела ленту новостей. Убили политика. Место убийства ей было знакомо. Она уснула. Утром она включила телевизор. Новости показывали место убийства. Целый день показывали всех политиков, знакомых с покойным.
   Выдвигалось пять версий на фоне цветов, их число росло со скоростью новостей. Народ шел к месту гибели политика и нес цветы, которые она видела на цветочной базе. Медленно цветы с базы перемещались на место гибели политика.
   В последующие дни почти все новости крутились вокруг политика, при жизни ему такая популярность и во сне бы не приснилась. Основная масса людей умирает без общественного ажиотажа. А тут! Велик, однако, человек. И цветы показывали, и букеты от специалистов-флористов. Цветочный бум накануне праздников. Извините, ничего личного, все написано под впечатлением от происходящего.
   На этом мосту, где теперь лежали цветы, Элла написала свой романс, который исполнила главная героиня в одном детективном сериале. Больше по этому мосту она не проходила. А тогда, много лет назад, оборвалась ее яркая и запретная любовь. Ее душа разрывала ее сердце и думы, и вот, именно на этом мосту она нашла успокоение, ей показался или привиделся мужчина, похожий на ее погибшего мужчину.
   Вот такие ассоциации вспыхнули в голове Эллы. Она понимала состояние спутницы политика. Потерять любимого, которого до нее любили десяток женщин, - это далеко не просто. Мужчина был опытным, в этом была его сила для молодой женщины. После такого учителя женщина становится виртуозом любви. Зачем и с кем? Об этом позаботится сама судьба.
  
  Скучно было до безумия, и с утра стоял туман. Целый день я как беззубая, пока в воздухе дурман. Пушкин, Пастернак, Патрацкая, интернет всего не понял. Солнце тоже радиация, а под ним и кони - пони. Разлетелась мысли веером, будто конские хвосты. Из стихов своих намеренно раскроила я холсты, в них писала отголосками своих бешеных невзгод, и рецензии полосками усмехались целый год. Пастернак в вишневой корочке, Пушкин в золоте тесьмы, и Патрацкой стихи колосом вышли будто бы из тьмы.
  
   Есть люди-однолюбы, и их очень много, но есть те, кому судьбой предназначено передавать любовный опыт поколений, который описывали тысячи авторов, но описание ощущений любви без практики равно нулю. Что главное в любви? Чувство и его сила. Конечно, люди с цветочной базы не могли убить политика. У многогранного человека с финансами или с долгами всегда найдутся преследователи.
   А у Эллы денег не было никогда. Яшка денег ей не давал никогда. У них была любовь. Любил ли он ее? Скорее да, чем нет. Пусть короткое время, но любил. Хотя ей в то время везло на денежные работы, ведь они работали в одной фирме. То есть он мог направлять ей деньги через оплачиваемые работы.
   Сказка, а жизнь вообще состоит из сказок грустных и хороших. В текущем году у нее любви не было, поэтому никто не направил в ее сторону денег, пусть через выполненные работы. Ей сократили зарплату, и Элла была вынуждена отказаться от услуг косметолога и парикмахера.
   Она смотрела на белесые брови и подводила их тенями. Она трогала секущиеся волосы и хотела уже сама их обстричь. Бедность двигает руками, но если ей потакать, то она набирает невероятную силу.
   На работе ей направляли почти бесплатные работы. Она крутилась, но все бесполезно. Ее стал обижать и унижать шеф. Конечно, человек с такой зарплатой, как у нее, достоин унижения. И Элла не выдержала, она написала заявление на увольнение и гордо отнесла его шефу. У него мускул не дрогнул:
   - Сама подпиши.
   Элла взяла заявление, которое распечатала на принтере, и, подписав, вернула шефу. Он положил его на стол и позвонил своему начальнику, которого на месте не оказалось. Она села за свой стол и стала собирать сумки, вынимая из тумбочки личные вещи и оставляя те канцелярские товары, которые ей выдали в фирме.
   Потом она очистила компьютер от личных фотографий и текстов. Все, она была готова к увольнению. Но ее шеф молчал, а начальник шефа отсутствовал, а без него такие вопросы никто не решает. У Эллы тоска разлилась по всему организму, ей стало невыносимо плохо. Она представила, как дома скажет, что уволилась. Ведь маленькая зарплата все лучше, чем никакая.
   Вот когда она почувствовала тоску. Не везет ей в деньгах, да и в любви не особо везет. Она вышла замуж много лет назад. Что говорить, первый год после свадьбы удался: и любви, и денег у них хватало на двоих. Научила она его любить себя или, лучше сказать, ее. Любовь в охотку - дело хорошее, но когда она переходит в супружеский долг, то и денег становится меньше.
   Яшка уволился с работы и завис у компьютера в круглосуточном режиме. Финансы запели романсы - кстати, за исполнение ее романса в сериале ей никто ничего не заплатил. Представляете, а теперь она еще останется без работы! Господи, как ей расхотелось увольняться! Заявление все еще лежало на столе шефа.
   Элла пошла в отдел кадров. Женщина с ухоженными волосами встретила ее с удивлением, но, узнав причину увольнения, сказала, чтобы она не увольнялась, а вопрос с деньгами решится скоро. Элла пошла на рабочее место, где стояли ее сумки с личными вещами. Шло время обеда.
   После обеда подошел шеф и спросил:
   - Элла Олеговна, Вы успокоились немного? Вы не передумали увольняться?
   - Можно я отвечу в конце дня? - робко спросила Элла.
   - У Вас было время подумать. Забираете заявление или нет?
   - Я забираю заявление, - более уверенно ответила она.
   Нервное напряжение понемногу стало спадать. Она медленно распаковала свои сумки, но вернуть уничтоженные тексты она уже не могла. В чувствах сбросила их с компьютера, хоть бы сохранила на сайте. Ладно, не судьба.
   А дома у нее ленивый муж, который сидит за компьютером и толстеет. Он ест и играет уже почти год. В ушах у него наушники, он слышит своих напарников и во весь голос им отвечает. У него такой обширный живот, что ему любовь даром не нужна. Он и из дома не любит выходить, и одеваться он не любит. Он может позвонить и сказать:
   - Элла, принеси большой бутерброд, а лучше два.
   А политик был стройный и накачанный. Элла смотрела все передачи о его красивых женщинах. У него было такое знакомое лицо, хотя лично его она никогда не видела.
  
  Люблю мужские корабли, плывут они в заливе знаний, и многомужеству сродни, не все они чужие сани. Когда встречаю я фрегат из чисто женского значения, я в нем - заброшенный агат, не для любви, не для прощенья. Лишь пара слов ответных дам, и ухожу я восвояси, я среди них всегда ни там. А почему? А мне неясно. Иду в любимый коллектив из разноплановых мужчин, а среди них я их актив, и тут хоть молнии мечи. Они совсем не так опасны, они порядочны вполне, найду для рифмы я запаску, когда есть профиль на окне.
  
   Элла пыталась заставить своего мужа качать пресс. Как трудно заставить бегемота шевелиться! Они спали на разных кроватях, вдвоем им было тесно. С ним и не развестись, ему лень из дома выходить.
   Деньги она еще не получила, но пошла и подстриглась. Душа стала приходить в норму. Мужу она наливала два литра воды, оставляла на тарелке яблоки и уходила на работу. А он съедал по пять йогуртов, по упаковке конфет, по целому пирогу.
   Короче, когда Элла приходила с работы, то вокруг клавиатуры уже уныло стояли пустые упаковки, а в холодильнике кастрюли кричали о своей пустоте. Ладно, пусть кушает. В магазине она набирала продуктов в две сумки и шла домой готовить пищу для себя и своего домашнего монстра.
   Как Элла за Яшку вышла замуж? Молча. Он тогда был несколько худее, с проснувшимся желанием любви, которого хватило на год. Что вспоминать? Было и прошло. Хотя, он тогда вернулся с Нетронутого острова, где у него был сын Эдик, так этот Эдик теперь жил с некой Лизой, которая оказалась дочкой женщины по имени Маруся, к которой ушел муж любимой и единственной подруги Эллы. Вот жизнь накрутила!
  Элла остановилась в своих желаниях вместе с Яшкой. Нет, ее не разнесло, просто она притихла.
   Женщина из отдела кадров позвонила шефу и спросила:
   - Как дела с увольнением Эллы Николаевны?
   - Она после визита к Вам передумала увольняться.
  
  Еще зима по марту бродит и снегом балует, пургой, а вот сегодня чудо вроде, давно жизнь не была такой. Весна, весна, ты вновь со мною, ты благо солнечных лучей, ты светишь ласкою земною, когда вода бежит в ручей. И я очнулась от молчанья, мужчины мудро прячут взор, речей приятное звучание: ведут душевный разговор. Я прохожу их, молча, мимо и часто чувствую: они не видят лет моих и грима, их только взглядом не гони. Они и так глядят украдкой: вот взгляд, вот вздох, а вот и стих. Они различны, но повадки интеллигента есть и в них.
  
   Муж-лежебока по имени Яшка решил подарить цветы на 8 марта своей жене. Поскольку он не работал последнее время, то денег у него практически не было. Он открыл бесплатную газету из почтового ящика, принесенную накануне вечером женой Лизой, и прочитал объявление о том, что свежие цветы можно заказать из теплицы с доставкой на дом. Цена для него была слишком большой.
   Яшка помнил, что цветы по доступным ценам можно купить на базе цветов и что у них в хрустальной вазочке лежит три горстки монет. Горстку монет он сунул в карман, где лежали несколько купюр. Гордый от собственной значимости, мужчина оделся и пошел к автобусной остановке. В автобусе билеты весьма дорогие. Он взял горстку монет и отсчитал водителю бешеные деньги. Водитель дал ему красную магнитную карточку на одну поездку.
   От остановки автобуса до базы было метров четыреста, Яшка их преодолел с тяжелым дыханием, потом с опаской зашел в дверь под вывеской 'Цветы'.
  
  Лилии увяли и засохли розы, высохли и стали, словно лист в морозы. С ними настроение блекнет, исчезает, съемка я печенье, коль и нет уж саек. От еды недолго радость мельтешила, в мыслях больше толку, и стихи - вершина. Напишу вновь стих я, погрущу на строчке, смотришь, дрема стихла, я сижу в сорочке. Все. Букет на выброс, настроение тоже. Стих тихонько вырос, мир цветов итожа.
  
   Ему было лень заходить в холодную комнату с розами, он выбрал мимозы, которые стояли при входе, и подошел к прилавку. Продавца на месте не было. За стенкой со стеллажами, отделяющей прилавок от остальной части комнаты, звучали голоса.
   - Ты слышал, что пистолет ищут на дне реки?
   - Глупые люди. Я что, пистолет выкину в реку?
   - Точно, глупые. Пусть ищут, все водолазы будут при деле. А куда ты его дел?
   - Все тебе расскажи! Цветы мы распродали, новую партию цветов привезут сегодня. Деньги за цветы еще год назад заплатил.
   К прилавку подошла продавщица, она быстро оценила покупателя:
   - Вам без упаковки?
   - А она дорогая?
   - Прозрачная бумага почти даром.
  
  
  ЛРЛ. Глава 7. Разные чудики
  
   Яшка расплатился за букет и понял, что у него не осталось денег на автобус. В голове у него промелькнули пятитысячные купюры, которые утром показывали по телевизору, их обнаружили у губернатора вулканов. Сколько денег! 600 миллионов рублей! А ему надо всего 50 рублей на автобус. Так думал молодой мужчина, идя домой пешком. Хорошо, что идти ему надо было всего час.
  
  Когда к любви мы не готовы, то встреча вроде ни к чему, но для стихов она подкова, и сердце рвется все к нему.
  
   Он почувствовал голод, усталость, захотелось пить. Зашел Яшка в универсам и увидел чудесные тюльпаны по цене одинокого билета на автобус. А он на край города ездил! Зачем?! И так ему захотелось быть при деньгах и ездить на машине, заходить в кафе и заказывать там все, что его душе угодно! Ладно, хоть бы стакан воды кто дал!
   Он прислонился к стенке в магазине, глядя на бутоны тюльпанов. И услышал голоса, которые слышал на базе:
   - Видишь, какие тюльпанчики привезли?!
   - А то! Глаз радуют!
   - Ты думаешь, я за них платил, чтобы их привезли?
   - Кто даром даст!
   - Мне их даром дали, за шесть выстрелов.
   - Не болтай!
   - Ха, услышат. Да сейчас все о выстрелах только и говорят, только ленивый человек не говорит об убийстве на мосту.
   Ленивый Яшка повернул голову в сторону говорящих мужчин. И они тоже уставились на него с интересом.
   - Ребята, а почему у вас патроны были старые? - спросил Яшка.
   - Вот горемыка, он с нашими мимозами пришел за тюльпанами, - сказал мужчина среднего роста.
   - Но зачем ему еще и патроны? Не понимаю, - сказал невысокий мужчина.
   - Он наш разговор слышал! А теперь еще и наши лица знает! - воскликнул мужчина среднего роста.
   - Я не опасный, я вас забыл. Про ваши патроны не только я слышал, но и моя жена, когда ходила к вам на базу! - с гордостью сказал Яшка. - Она мне рассказывала о вашем разговоре за стеллажами.
   - Совсем плохой, да я тебя пришью старым патроном, а потом пойду и пристрелю твою жену.
   - Эллу нельзя убивать, вы спутниц не трогаете, это все знают.
   - Он мне нравится, - засмеялся мужчина среднего роста. - Чего хочешь за молчание?
   - Чего я хочу? Кушать!
   - Оно и видно. Пойдем с нами, но без букета с мимозами.
   - Я его купил!
   - Положи цветы. Идем с нами.
   - Вы меня убьете?
   - Нет, ты нам нравишься. Мы тебя покормим в кафе на втором этаже и сами поедим, потом поедем по делам.
  
  Нашел ты друга на мгновенье, а я не в счет. Мне не нужны мужские звенья. К тебе влечет. Меня пугает: парень рядом сидит с тобой. Мне ни к чему такой порядок, "Театр" - отбой. Я, понимаю, все не вечно - уйдешь к другой. Но не нужна сейчас мне свечка, любовь - рекой. Твой друг ушел, мне стало лучше. Ура! Ура! Все хорошо, и ты не шутишь... Пора, ра, ра... Не уходи к его подруге, не уходи. Не уходи из жизни круга, не уходи.
  
   Троица поднялась на второй этаж. Мужчины сели за столик и сделали заказ, который им быстро принесли. Яшка ел с таким наслаждением, что мужчины покатывались со смеху:
   - Парень, а ты кабана бы съел? - спросил мужчина среднего роста.
   - Я мужчина, а не парень. Потом, у меня есть жена Элла, - с полным ртом проговорил Яшка.
   Мужчины хохотали уже в голос. На них оглядывались сидящие в кафе люди.
   - Вы на убийц не похожи, - сказал Яшка, съев все, что заказали ему благодетели.
   - Мы не убийцы. Мы люди при лютиках.
   - Я могу домой пойти? Денег на автобус у меня нет, но теперь я сытый, я дойду.
   - Ты такой бедный? А вид у тебя откормленный!
   - Меня Элла кормит.
   - А тебя зовут Яшка?
   - Как вы догадались? Меня в честь известного юмориста назвала мама, потому что он очень красиво и качественно одевается.
   Мужчины от смеха опустили головы на стол и стали бить по нему кулаками. К ним подошла официантка.
   - Тарелки не разбейте, - попросила она тихим голосом.
   - Ты Эллу долго искал? - сквозь смех спросил мужчина среднего роста.
   - Нет. Она в меня влюбилась.
   Тут уже официантка стала хихикать, прикрывая рот рукой.
   - А почему патроны старые? Ведь вы мне так и не ответили.
   - Заткнись! - неожиданно сурово сказал невысокий мужчина.
   Официантка стрельнула в него колючим взглядом и пошла к новым клиентам.
   - Яшка, нам нужен грузчик на время праздников. Поработаешь на благо женщин? - спросил мужчина среднего роста. - Ты сильный?
   - Я Эллу поднимаю, могу ее на плечо положить, - солгал Яшка.
   Никто не засмеялся в ответ на его слова, мужчины ели. Яшка с тоской посмотрел на свои пустые тарелки. Официантка принесла коктейли с соломинками.
  
  Соломенное солнце лежало на столе, соломенное сердце спокойно в феврале. Соломенные мысли нашли в душе уют, соломенная дама мужчине не приют. Она весьма капризна в течение жизни, дня, прокручивает годы. Судьба не для меня. Мой разговор с мужчиной и краток, и жесток, а два, четыре слова прервали слов поток.
  Рычаг попал под палец и прерван разговор. Спокойствие, печали все отразит лишь Word. Задвинута меж нами соломенная дверь. Соломенная крыша не едет к нам теперь. Соломы стог когда-то был первым страшным сном:
  набросился мужчина, но я была не гном. Дрались мы жестко, классно, все ноги в синяках, синяк ему под глазом и был любви финал.
  Однажды целой группой мы забрались в стога, снаружи не торчали ни руки, ни нога. Под утро все проснулись: смотрели кто и где? Солома разбежалась, колола всех везде. Теперь летит спокойно соломенная жизнь, от шалости и горя мне шепчет: 'Воздержись'. Белеет на природе прохладный солнца луч, чем дальше от восхода, тем больше в жизни круч.
  
  Яшка стал тянуть напиток с истинным блаженством сытого организма. Он уже не верил, что эти двое мужчин - убийцы. Они хорошие. Официантка включила плазменный телевизор, висевший в углу помещения.
   На экране шла очередная передача о политике.
   - Убийц найдут по отпечаткам на гильзах, - проговорила диктор.
   Мужчины, сидевшие с Яшкой за столом, переглянулись, но не дрогнули. Яшка посмотрел на них и спокойно промолчал. Ему захотелось пойти пешком домой, а не зарабатывать деньги в роли грузоподъемника.
   - Испугался, чудик? - спросил невысокий мужчина.
   Яшка поставил стакан на стол, у него не было больше слов. Появилось состояние тревоги.
   - Можно я пойду домой?
   - И без цветов? А Элла что скажет, если ты ей цветы не подаришь?
   - А чего мне бояться, ведь сказали, что убийца уже убит.
   - Смотри, какой! Сказали, что найдут, но еще не нашли, а отпечатки на гильзах - это стопроцентное доказательство.
   - А ты не путай одно с другим. Мало ли происшествий было на мостах! А сейчас посмотри новости о черной икре. Ты ее и не пробовал, она очень дорогая. А люди ее конфискуют по полтонны и выкидывают. И кто хуже? Браконьер, который людям хотел продать черную икру по доступной цене, или тот, кто ее выкинул за отсутствием глупых бумаг? Хоть бы в магазин для бедных ее отдали. Так нет, страсть любят икру конфисковать и в землю ее закопать! - прорычал человек невысокого роста.
   Яшка поежился, ему стало совсем не по себе.
   Рядом с ним неожиданно возник силуэт Эллы.
   - Яшка, вот ты где! Идем со мной, мне надо сумки донести.
   - Как ты узнала, что я здесь?
   - Официантка позвонила, что ты сидишь у нее в кафе. Она моя одноклассница с первого класса. Она тебя знает в лицо и была на нашей свадьбе.
   - Я занят.
   - Кем это ты так занят? - Элла посмотрела на двух мужчин: - Привет, ребята!
   - Элла, ты и их знаешь?
   - Да, один - муж официантки, второй - муж продавщицы с цветочной базы.
   - Я думал, что я убийц поймал, они все про старые гильзы говорили.
   - Яшка, они гильзами или патронами называют цилиндрические вазы для цветов.
   - Значит, я могу идти домой?! - воскликнул счастливый Яшка.
   - Нет, поедешь с нами работать, нам нужен грузчик на три дня, - сказал мужчина среднего роста, именно он оказался мужем официантки.
   Новые приятели предложили Яшке дать интервью на радио и посмешить людей.
   Элла проводила мужчин отсутствующим взглядом, махнула рукой однокласснице-официантке, расплатилась за мужа и пошла домой, неся сумки. Дома она включила на кухне телевизор и стала готовить еду на два-три дня. Новости грустные или жестокие она переключала, а вот о политике смотрела и слушала.
   Вечером пришел усталый Яшка и рассказал о новых приятелях. Он посмеялся над старыми гильзами для цветов, которые ему пришлось перетаскивать. Элла посмотрела на него удивленным взглядом. Ей показалось, что новые приятели Яшки не юмористы, не артисты, а авантюристы чистой воды.
  
  Апрельский снег застыл искристо и равномерной пеленой покрыл природу, стало чисто. А холод утром, словно зной. И щеки вновь алеют мало, но ветер острый как массаж. Нам от вселенной перепало, нам снежный выслан саквояж. Привет и Ты! Ты на машине? А я быстрей тебя пришла, я шла по снегу, по вершине земного шара. Нет числа в красотах снежного обмана, что так таят твои глаза. Опять с тобою мы в дурмане снегов и холода. Леса - они белеют хладнокровно, и ты холодный как они. Ты очень снежный, дышишь ровно. Глаза смеются. Снег. Огни.
  
   Так получилось, что Рита окончила технический вуз, и теперь она не спала. Ой, что делается! Он опять изменился, ее мужской идеал! Это гибкий молодой человек, рост тот, что надо. Но в изгибах его тела есть необыкновенная мужская привлекательность. Господи, как он хорош на фото! Он пишет статьи о звездном небе. Вот он кто! Он знает о звездах все и сидит в тереме на трех дубах! Пусть он будет ее очередным увлечением.
   А Риту интересует земля и ее стоимость, теперь она знает, что ей надо. Ей нужна взлетная полоса для космических летающих объектов, желательно в лесной зоне, чтобы не все видели.
   Вокруг нее идет нормальная жизнь: люди пьют, едят, язвят, кто, как и сколько может. Мужчины женятся и живут долго с женщинами, которые свою внешность после свадьбы не ставят на первый план. У них хорошо дома, а морщины на лице появляются, словно извилины мыслей, как бы к своему мужу других женщин не подпустить.
   Что касается Риты, то отец ограждал ее от чужих парней, говоря, что она молодых людей меняет чаще, чем они - перчатки. В школе Рите язвили девчонки, оберегая своих суженых, ими ряженых. Да, не могла она быть рабой молодых людей! Ее волновали другие проблемы, например, межзвездные полеты. Вот, пришла мысль, как сделать летающий космический объект, не покрытый множеством керамических плиток, отлетающих с корабля при столкновении с клювом птицы, еще на земле.
   Что надо для этого сделать?
   Космический корабль надо покрыть керамикой, как конфеты глазурью, естественно, сохраняя температурный режим. Цельнотянутые космические корабли, слегка похожие на самолеты, будут взлетать с ее взлетной полосы. А вы что думали, что Рита тупая? Нет, она себе на уме. В уме она пишет, что ей нужно ступу, автомобиль, яхту, вертолет, самолет и космолет. Совсем немного, если разобраться.
   Куда она будет летать на космолете?
   Молодых людей искать иноземного производства. Рита прекрасно понимала, что в Солнечной системе все молодые люди живут на Земле и не со всеми она лично знакома, земные ресурсы еще не все выработаны.
   Вот жизнь! И летать незачем на другие планеты. Все на Земле есть! Мысль пришла: нужен кусочек солнца для обогрева дачи у личного космодрома, потому что электричество в районы, удаленные от столицы, подается с перебоями. Гелий, водород есть на Земле, надо сделать из них прообраз солнца, а протуберанцы сами получатся.
   Вот, еще мысль.
   Рите нужен бассейн с дождевой водой. С этой целью она сделает огромную воронку, в нее будут стекать струи дождя, а воронка будет служить крышей дачи. Так и определилась форма ее дома. Еще воронку можно выложить зеркалами и получать дополнительную энергию для обогрева дома. Да, у нее и так все само делается. А если бы у нее был молодой человек, когда бы она все придумывала?
  Известные люди проходят через некоторые круги ада при жизни. Грустно, но люди не бегут сдавать деньги за то, что их бесплатно развлекли. Напротив, есть те, которые пытаются унизить того, кто их развлекал. Вода с потолка - это обычная месть. Выяснять, кому принадлежат кожаные штаны, Платону не хотелось.
  
   Пушистые облака оцепенели от собственного скопления, а оцепенев, стали мрачными и серыми. Под облаками появились солнечные участки земли, а рядом с ними - покрытые мраком тучи. С одной стороны здания в офис через окно заглядывало солнце. В окне, расположенном с другой стороны здания, надвигались дождевые тучи. Внезапно сильный прямой дождь обрушился на здание, закрыв его пеленой дождя. И совсем неожиданно из вентиляционного отверстия полилась вода. Люди вскакивали с мест, облитые грязными струями воды.
   Вода текла по окнам и по компьютерам. Захар выключил тумблеры, отключив подачу тока. Он первым выскочил за дверь и побежал на технический этаж, успев заметить, что некто убегает в противоположную сторону. Действительно, надо было сильно постараться, чтобы совместить дождь за окном с потоком воды внутри здания. Некто направил воду из водопровода по шлангу в русло для потока воздуха. И на нем были кожаные штаны - это все, что успел заметить Захар. Он завернул кран с водой, убрал в сторону шланг. Люди медленно приводили офис в порядок.
   А перед глазами Захара маячили кожаные штаны вредителя, если не сказать больше. Сидя за еще влажным столом, он пришел к выводу, что затопили его рабочее место не случайно. Вчера он написал рассказ, в котором использовалась вода, сегодня эту воду пролили ему на голову. Весь этот год писание в Сети под своим именем не оправдывалось и причиняло ему постоянный вред.
   Мало того, его новая личная подружка Рита постоянно доставала его, прямо и косвенно. Ей казалось, что он пишет о ней. От этого его положение только ухудшилось и исключало всякую любовь. Мало того, его постоянно разыгрывали в Сети. Захар пришел к выводу, что известность должна быть неизвестной. Он посмотрел в Сети на траурную рамку с лицом знаменитого актера, и ему показалось, что тот только теперь вздохнул спокойно.
   Испытания космолета из-за потопа на фирме разработчиков были отложены на пару дней. Новый вид транспорта предназначался для виртуального планирования между планетой Земля и планетой Фар, которую обнаружили не в обсерватории и не на звездном небосклоне, учитывая, что звездам и в небе жить тяжело. Планета Фар находилась в Сфере. Если есть актеры, которых все видят, то есть и авторы, которых не знают.
   Планета Фар и была в роли неизвестного объекта, а на звездном небе вместо нее находилась планета Земля. Десант землян зря времени не тратил. Он работал в новых для себя условиях и привыкал к новым мирам, открывающимся с Луны. Планету Фар обнаружили при перенастройке большого телескопа, она была видна не перед телескопом, а как бы отражалась на экране.
   Звездочет, обнаруживший на экране следы планеты, был удивлен без всякой меры. Он смотрел в телескоп и не видел новой планеты, но она появлялась на проекционном экране. Он много раз проверил экран, но дефектов на нем не было. Тогда он сместил телескоп, ситуация повторилась на новом месте. Он протер все линзы - эффект тот же. Звездочет решил поверить и проверить новую планету, названную им планетой Фар. По аналогии, свет фар от автомобиля отражался от окон в одном доме и передавался в другой дом. Звездочет Фен вызвал с Земли друга Захара.
   Захар прилетел на космолете. Он привез с собой виртуальный телескоп, способный увеличивать отраженную картинку. На экране компьютера стал прорисовываться новый объект. Захар от напряжения тянул сок через соломинку и смотрел на компьютерное чудо. Перед ним на экране виднелась планета, покрытая облаками, ему показалась, что он видит Землю собственной персоной. Захар и звездочет вдвоем смотрели на экран, но знакомых земных континентов не обнаружили. Несомненно, перед ними была чудесная, неизвестная планета с атмосферой, пригодной для жизни землян.
   Виртуальный космолет был готов к полету. Захар решил на прощание поговорить с Ритой по межзвездной связи. Но она говорила чужим голосом, словно с посторонним человеком. Несомненно, ее вывели из реальной жизни или забрали часть памяти.
   Грусть навалилась на молодого межзвездного космонавта, сжала его тисками и тут же отпустила. Не время было поддаваться чувствам. Надо сказать, что никто из жителей Земли не захотел его сопровождать на виртуальную планету. Захар отличался от обывателей мужественным характером, острым умом, хорошей памятью, физической подготовкой.
   Виртуальный космолет состоял из одного отсека для космонавта. Приборы были спрятаны в его оболочку и имели выход на экран компьютера. Двигатель и вся система энергетического снабжения занимали остальное место. Весь космолет был похож на виртуальный комплекс с постоянно изменяющейся формой.
   Захар не знал главного: его самого в полет не отправили. Перед полетом он попал в виртуальную лабораторию, где из него сделали комара. Его поместили в виртуальный космолет. Его мозг оставался в рабочем состоянии, а его самого практически не было. Он с ужасом смотрел на нечто вместо себя. Он напоминал комара, но в человеческих параметрах. Его нельзя было назвать худым, это сильно сказано. Он состоял из прутиков рук и ног и туловища в четыре прутика толщиной. Прыгуны в высоту мирового уровня вполне могли бы его заменить.
   Его голова была плоской. Этой головой он и понял, почему никто из жителей Земли не последовал его примеру. Такое состояние Захара не требовало особой энергии для содержания. Красавец по земным меркам, превращенный в виртуальную модель, летел к планете Фар. Траектория полета виртуальному космолету была задана. Захар следил за работой приборов только на экране компьютера, сидя в кресле толщиной в изогнутую ножку стула. Небольшой паз в гнутой конструкции и был его местом.
   Захар придумал себе новое имя - Комар Фар - и улыбнулся. Под таким именем Рита его в сети Интернет не найдет. Он посмотрел на себя и понял, что межзвездные космонавты его не узнают, теперь его можно принять за кабель питания в космолете с разъемом вместо головы. Он посмотрел на свои ладони. Они напоминали провода, выходящие из кабеля руки.
   Зрелище не для всех, хотя всем все равно, кто спрятан в кабеле. На ногах он обнаружил пять более длинных проводов, выходящих их кабелей ног. Он загрустил, но ненадолго. На экране появилась планета Фар и стала быстро приближаться. Космолет стал совершать хаотичные движения безопасности, дабы его случайно не подстрелили добрые жители планеты Фар.
   Космолет приземлился в расщелине гор. Жители планеты Фар не встречали Захара. Он вылез через один из многочисленных люков. В этот момент он понял положительные стороны нового облика. К тому же его голова могла менять свою форму.
   'Жизнь прекрасна', - подумал Комар Фар и посмотрел на пейзаж новой для него планеты Фар. Острые пики скал окружали космолет со всех сторон. На небе безобидно плыли облака. Захар помнил, чему его обучили перед полетом. Его научили пользоваться новым тщедушным телом. От жары, холода и дождя его защищала термическая оболочка из прочного материала.
   Он посмотрел на проводки пальцев рук и ног, стирать их об скалы не хотелось. Комар Фар достал из космолета нечто, напоминающее воздушный шарик. Он накачал шар легким газом, обвился вокруг веревки и полетел в новый мир. Захар зацепился за вершину скалы. Завязал нитку шарика за выступ в скале. Он посмотрел вокруг себя и увидел все те же скалы.
   Пейзаж его не обрадовал. Комар Фар посмотрел на космолет, прочно сидевший между скал. Радость существования на новой планете не имела под собой почвы. Он сел в паз камня, который вместе с космонавтом стал плавно опускаться внутрь скалы. Страха в разъеме вместо головы не было. Захар ощутил легкий толчок. Его кабина остановилась в приятном помещении. На всех стенах висели панно с острыми выступами скал. В центре зала сидел шланг, из которого торчали провода. Вероятно, он был местным жителем.
   Захар подошел к шлангу. Шланг поднялся из-за стола. Он протянул пучок проводов в знак приветствия. Захар подумал, что перед полетом он видел шланг, из которого лилась вода на его компьютер. Теперь перед ним был шланг с проводами того же диаметра. Точнее, это был натуральный кабель. Кабель заговорил, при этом его голова раздулась, как голова кобры. Значит, те, кто послал Захара на планету Фар, знали, как выглядят местные жители!
   А Комар Фар думал, что он первый житель Земли, ступивший на планету Фар. Он приятно удивился, что кабель умел улыбаться. На планете Фар, по мнению Захара, не было особей разного пола. Ему все шланги с головами кобр казались на одно лицо. Собственное тело боли и удовольствий ему не доставляло. Шланги, двигающиеся по городу, не раздражали, но и не привлекали.
   Дома, стоящие с двух сторон центральных улиц, были с многочисленными цилиндрическими башенками. Шланги вели нормальный образ жизни. Они работали, учились. В личную жизнь местного населения Захара не пускали. И он невольно стал тосковать о своем теле, о подруге Рите и о личной жизни до потопа в офисе.
   Эх, эти кожаные штаны! Если бы они не затопили его офис, может, не шагал бы он в образе шланга среди местных шлангов! Найти кожаные штаны! Но как их найти, если Захар находится на планете, удаленной от Земли на два космических перехода?
  
  Обойду я взглядом грусть земную, скорость надо во время сбавлять, поворот дороги я миную, и увижу я речную гладь. Затаи дыханье - неприятность, неумытый, грязный небосвод. Неприятность - с ней играют в прятки, словно реку переходят вброд. Пусть течет вода серее неба, рябь души клубиться над водой, кто бы ты ушедший в небо не был, станешь словно памятник литой.
  Граждане, шоферы, руки в брюки! Едите: опасно, поворот. Нет в воде ни щуки, ни севрюги, не пройдете вы дорогу вброд. Медленней поэты и шоферы, вы творите чудо на земле, не впадайте в разные аферы, берегите жизнь и чудо лет.
  
   Архив фильмов в местной фильмотеке оказался достаточно велик, это позволило ему в свободное от работы время смотреть фильмы. Прямой связи с Землей на планете не было, приходилось звонить через Луну. Но Рита все еще не узнавала Захара. Однако она могла найти кожаные штаны!
   В голове Захара стали мелькать мысли о самом себе. В результате головоломок он пришел к выводу: он не он. Он на планете Фар влачил существование примитивного робота в образе комара из шлангов. У него появилась надежда, что он может вернуться в свой ненаглядный образ жизни. Надежда на жизнь в условиях кризиса его порадовала бы больше, чем благополучная жизнь в образе кабеля с электрическим питанием. Захар работал на планете Фар вместе с остальными шлангами. Внешне никто друг от друга не отличался. Поэтому он внимания не привлекал.
   И тут у него мелькнула мысль: местные шланги - это командированные с Земли. Но почему не могли сюда послать обычных людей? И сам себе ответил: люди хотят кушать, а шлангам достаточно электричества, которое можно добыть на любой планете из чего угодно.
   Дожил Захар до того, что сам с собой разговаривал. Знал бы - не полетел, но кто бы считался с его мнением. А что если кожаные штаны - обычный шланг, но толстый! А толстым на фирме был Фома. Этот самоучка мог устроить потоп, только так! Захар помнил бусы на Рите, она их ремонтировала у Фомы и могла наговорить ему лишнего. Вот Фома и облил его водой из-за примитивной ревности!
   К Комару Фару подошли два шланга и пригласили на местную вечеринку. Мероприятие проходило в сказочном замке, напоминающем большой орган. Вероятно, шланги любили орган за большое число звучащих труб. Их внешние формы совпадали. Захар насладился органной музыкой в полной мере и удивился огромной аудитории, набитой слушателями. Он уже месяц жил на планете Фар, но до сих пор не смог обнаружить различие между шлангами. Либо все кабели были кабелями.
   Захар медленно привыкал к новой жизни. Он чувствовал себя лучше после органной музыки. Шланги занимались переработкой редкой руды, требующей огромных энергетических затрат, полученное вещество отправляли на планету Земля. Одни облака напоминали ему о Земле. Растительность на планете была скорее искусственной, чем растущей из почвы. Облака плавали вокруг планеты, но не проливались дождем.
  
  Морская пена грустных слов легла мне на душу, пьянея. Я ем их, словно это плов, но я одна. Я леденею. А волны жизни бьют в причал, в словах любых играет шалость, когда-то ты любил, кричал, теперь осталась только жалость. Теперь осталась пустота, остались мелкие желанья, осталась жизнь и красота под пеной слов любви послания.
  
   А если бы пролились, все шланги бы искрили от короткого замыкания. Чем дышал Захар? А кто сказал, что у него были легкие? Шланги питались там, где работали. Для них существовали зарядные устройства. Сантехника им была и вовсе ни к чему. Жизнь среди шлангов была слишком монотонной.
   Комар Фар так заскучал по Рите, что готов был улететь на Землю транспортным космолетом. Он сжал в кулак проводки пальцев, в его голове пронеслась картина посадки на планету Фар. Он вспомнил забытый виртуальный космолет, застрявший между скал. Теперь он прекрасно знал, как попасть к лифту, расположенному в скале.
   Оставалось получить разрешение на прогулку в скалах.
   Захар решил пригласить двух шлангов, которые однажды позвали его на вечеринку. Втроем они уговорили дежурного подъемника выпустить их на прогулку среди скал.
   Три шланга вскоре оказались на вершине скалы, с которой прекрасно был виден космолет. Учитывая легкость космолета, три кабеля после хорошей подзарядки вытащили космолет на небольшую площадку. После удачной вылазки они вернулись в город для новой зарядки. Их внутренние аккумуляторы, расположенные в области головы, были заполнены до предела.
   В результате шланги почувствовали небольшое головокружение от избытка электрической энергии. Эту энергию они отнесли космолету. Через несколько ходок виртуальный космолет был готов к полету. Но они просчитались. Дежурный подъемника оказался более сообразительным и первым зашел в космолет. Три шланга обхватили свои пустые головы.
  
  Виртуальная жизнь привлекает, влечет в свои тайны, слова и поступки. Все мощнее она в нашей жизни течет, в ней мы проще прощаем проступки. Смесь фантазий людей в мемуарных сетях разливается морем идейным. В интернете мы дома и словно в гостях, и партнер исчезает в нем тенью. Без фантазии - грусть, без партнера - тоска, руки тянуться вновь к интернету, из компьютера к сети дорога пуста, но и лес не бывает без волка.
  
   Дежурный проверил космолет и разрешил лететь трем шлангам на планету Земля. В кабине Захар обнаружил емкости с секретным веществом. Оказывается, их решили использовать в мирных целях перевозчиков, не давая возможности обрадоваться побегу.
   На планете Земля все три шланга вошли в виртуальную лабораторию, из которой вышли три нормальных молодых человека из плоти и крови. Захар поразился тому, что все они были одного возраста и получили бумагу о том, что прошли альтернативную службу в армии.
   Руководитель фирмы, Андрей Георгиевич Щепкин, искренне обрадовался возвращению Захара. Как оказалось, он уже служил шлангом на планете Фар, куда дважды никого не посылали. Захар вернулся домой и сразу пришел в офис. Его взгляд искал глаза Риты, но ее не было на месте...
  
  
  ЛРЛ. Глава 8. Новая сказка
  
   Рита в это время шла через мост, увлекаемая толпой к очередному зрелищу. Внезапно она почувствовала взгляд такой силы, что обернулась, продолжая идти в потоке людей. Это был он! Любимый Захар!
  
  Я боюсь тебя очень, я хочу тебя очень, я нужна тебе очень, я нужна. Ты далек так сегодня, ты один лишь сегодня, ты сердитый сегодня, без меня. Солнца нет, только ветер, солнца нет, только дождик, солнца нет, только грустно без тебя. Ты ранимый, как прежде, ты гонимый, как прежде, ты тоскливый, как прежде, без меня. Хочешь, будем мы вместе? Хочешь, стану невестой? Хочешь просто, мне лестно быть с тобой? Я люблю тебя очень, я хочу тебя очень, я целую. Хохочешь. Мы с тобой!!!
  
  Она попыталась сделать шаг вправо, но почувствовала, что любое движение, кроме движения вперед, - невозможно! Еще раз повернуть голову назад она не могла, надо было смотреть под ноги и идти вместе с толпой. Она его теряла. Она теряла его терпкий взгляд огромный карих глаз. Она теряла его волшебную фигуру с такой мускулатурой, что дух захватывало при одном взгляде на него.
   Господи, как он хорош!
   Когда ей довелось повернуть голову назад, его она не увидела. Да и как она могла его увидеть, если его нет. Или он есть? Зрелище во дворце было отменным и величественным, но мимолетный взгляд Захара был намного сильнее целого полка великолепных артистов. Рита после концерта вышла опустошенной, а в голове тикала мысль о Захаре. Она шла по довольно пустым улицам.
   Попасть в новую сказку оказалось чрезвычайно просто. Господин Кризис махнул своей лохматой лапой, и от его взмаха финансы фирмы Андрея Георгиевича Щепкина улетели в трубу неизвестности. Огромный прозрачный дом стал полупустым. Труженикам фирмы стало нечем платить за офисы. Абсурд, но люди стали тесниться в маленьких помещениях, набиваясь в них до предельной тесноты. А где тесно, там и раздору место. И господин Кризис мог процветать без ущерба для своего роста.
   В старой сказке людьми в царстве-государстве правил один царь-государь. Он мог быть лысым или лохматым, но он был один. Все в царстве принадлежало ему! В ситуации с большим пустым зданием он бы просто всех равномерно расселил и создал для тружеников условия для работы. А во времена царствования господина Кризиса страна округов представляла одеяло, созданное из огромного количества лоскутов.
   Каждый лоскуток округа принадлежал некоему хозяину, который пытался получить финансы из тех людей, которые жили на его лоскутке земли или здания. И все это - страшная ерунда, но господин Кризис от нее расцветал пышным цветом. Поэтому офис, в котором последнее время работала Рита, был небольшим.
   Рита рванула зеленые бусы на шее. Одно звено разорвалось. Ее глаза перестали казаться зелеными и стали цвета стали. Она пошла в мастерскую Фомы. Он хороший мужик, он отец Андрея Георгиевича, но свою мастерскую превратил в склад, по краям которой стояли сейфы. Среди сейфов возвышались металлорежущие станки, покрытые металлической стружкой. Помещение было насквозь пропитано табачным дымом. Рита зашла в мастерскую местного монстра. Она попыталась сказать слова приветствия и закашлялась от странной атмосферы.
   Фома улыбнулся и открыл дверь, чтобы позаимствовать из коридора поток свежего воздуха для дамы. Рита попросила Фому починить порванные бусы, в которых бусинки соединялись металлическими пружинками. Дабы развеселить ее, Фома стал рассказывать о рубине, из которого он для своей любимой сделал брошь. Рубин Фома нашел в хламе, который ему постоянно приносили.
   Рита натянула воротник тонкого свитера на лицо, пытаясь не дышать воздухом, от которого возникал кашель.
   Люди, чтобы не выбрасывать старую аппаратуру, несли ее в мастерскую. Фома был рад всему: и старым приборам, и моторам. Находки он прятал в сейфы, следуя поговорке 'Подальше положишь, поближе возьмешь'. Он был крупным созданием с роскошным животом, но при такой расплывчатой внешности обладал изобретательским умом и золотыми руками.
   Он мог работать на токарном, фрезерном и сверлильном станках. Он был отличный слесарь-сборщик с чашкой чая на чертеже, который он недолюбливал. Чертеж пытался руководить Фомой, а это ему очень не нравилось. Рита знала его такую особенность, поэтому любое руководство Фомой сводила к дружественной беседе. Но такой табакерки у него никогда не было.
   Оказалось, что в угоду господину Кризису закрыли курительные комнаты, а от сигарет забыли отучить. Рита получила отремонтированные бусы и пропустила в табакерку очередного носителя даров.
   Андрей Георгиевич Щепкин при появлении Риты в офисе скосил глаза на зеленые бусы и продолжил работать. Почему он был такой молчаливый? Он был многолик по своей сущности. Главное, он знал свою работу и не особо донимал нравоучениями.
   Рита раскрыла тайну местного кризиса. Кризис сотворил сам себя, ему надоело подчиняться людям. Тогда он пошел на хитрость и объявил себя господином Кризисом, с которым все должны были считаться. То есть Кризис провернул экономическую операцию на государственном уровне и перевернул финансовую пирамиду с ног на голову.
   В результате деньги из всех карманов дождем ссыпались на землю и провалились в подземелье неизвестности. Да, быстрее найдешь следы Кризиса, чем следы Захара. Последний раз Рита его видела во время потопа. Рита почувствовала, что она с потопом в его офисе перестаралась. Она хотела попугать друга, но он после потопа в офисе исчез совсем. Она пыталась о нем спрашивать у сотрудников, но они упорно молчали.
  
  Втекают в небо клубы пара, тропинки вьются у дорог, в моря вошли все речки даром, а милый мой забыл порог. Кем ты увлекся, мой любимый? В какой еще попал ты плен? Кому ты был сегодня милый? К кому ушел, осенний лен? Листва без солнца не желтеет, зеленый, мокрый, темный цвет, и не видны густые тени, без солнца, теней вовсе нет.
  А без тебя я не старею, никто не снится по ночам, осенний лист на ветке реет, а мне остался горький чай. Машины едут по дорогам, а кое-кто бредет пешком. Ты изменил себе, но строго не обвиняй себя молчком. Пусть ты ушел к другой парковке, ты в новом доме соловей. Твоя осенняя стыковка. Ты только с ней гнезда не свей.
  
   Никто не давал сведений о местонахождении Захара. Она терялась в догадках и так задумалась на рабочем месте, что на автомате съела пирожное, которое ей протянул мужчина в кожаных штанах. Вскоре она почувствовала дикую резь в желудке. Она с содроганием думала, зачем съела пирожное, ведь почувствовала странный привкус при первом прикосновении к нему губами.
   Пока она боролась за свою жизнь без боли, из головы выветрился человек по имени Захар. Она стала флегматичной девушкой с медленными движениями, словно находилась под воздействием другой гравитации.
   Рита пришла домой с замерзшими ногами. Вечером резко похолодало. Ее ноги в шортах обиделись на отсутствие брюк. Еще машину забыла взять, ушла гулять, вот и нагулялась. Девушка потерла ноги и включила обогреватель, работающий от солнечных батарей и ветряных мельниц.
   Она подумала, что редкие кадры быстро оказываются порядком устаревшими.
   Да и Захар ее давно не волновал. Она о нем забыла, но не из-за собственной жестокости. К тому же, она думала о том, что при съемках фильма в истребителе окно не открывалось, значит, опять вентилятор либо кондиционер будут изображать ветерок, а близкие люди будут находиться далеко от летчика.
   Потом в ее голове пронеслась мысль, что актеры работают на износ по двум причинам: отсутствию свежих потоков воздуха на сцене и в целом в театре, присутствию любых родственников и особенно близких людей в зрительном зале, что отрицательно сказывается на выступлении актера и его нервном состоянии.
   'Эти две причины верны и для прочих профессий', - подумала Рита, глотая кусочки кекса без изюма. А еще она мучилась от ревности и от злости, но недолго. Ее любимый Захар опять сверлил ее глазами, стоя с незнакомкой, забыв про очередную Надю. То ли он сильно умный и поэтому издалека смотрит на Риту, чтобы виднее было. На самом деле все это чушь, он ей близкий человечек.
   Кусочки кекса исчезали, настроение Риты повышалось. Воздух дул из вентилятора и создавал нормальные климатические условия. А если бы не было вентилятора, как бы она нажимала на клавиатуру десятью пальцами, если бы пришлось махать опахалом? 'Вот то-то и оно', - сказал последний кусочек кекса и исчез за забором белых зубов.
   Она прекрасно понимала, что стакан апельсинового сока полезнее мягкого и податливого кекса, но от сока можно язву желудка нажить, а от кекса нельзя, он безобидный, ласковый и творожный.
  
   Вновь осень нежною походкой вошла в лесную тьму и сень. Какая славная погодка! И желтый лист на крону сел. Явилось небо голубое сквозь мглу таинственных дождей, а в небе света перебои и радость светлых новостей. Сиянье нежно-золотое сверкает редкою красой. Какое счастье есть простое: то осень движется лисой.
  
   Кстати, о собаках: у Риты появился пес Кросс, который покрыл своей желтой жидкостью ее подушку. Этот кобель цвета бежевой норки - домашнее животное. Он, конечно, посещал свой туалет, но иногда он выпрыскивал свое содержимое именно на подушки, расположенные в вертикальном положении. Его любовь к подушкам границ не имела.
   Рита под наволочку положила непромокаемую ткань и теперь только меняла наволочки. Еще его тянуло к белым стенкам холодильников, и около их подножья то и дело появлялись желтые лужицы. О том, что он сделал, он возвещал громким лаем. Увидев Риту, он уходил. Такая она - проза жизни.
   Все к одному, и Захар к Рите не приходил. Он нашел себе друга с вертолетом и пользовался чужим транспортным средством для перемещения по городу. Хозяин вертолета - худой мужик, а Андрей Георгиевич - крепкий человек, и они вдвоем летали над городом и окрестностями, не пользуясь костюмами летающих леших.
   Рита к ним в вертолет не садилась. Таким образом, вертолеты разъединяли людей по классам машин или, точнее, по их цене.
   Так, что-то во всем этом квартете - неправильно. Рита чувствовала, что ее обошли на повороте вертолеты друзей, а ее отбросили в кювет, как малоимущую. Итак, она выползла из кювета по грязному дерну наверх, где ее не ждал вертолет с летчиком. Почему она оказалась в кювете нищеты? Она?! Так получилось, что Рита неудачно вложила деньги в фантастический материал для космических кораблей, в котором трудно было разобраться.
  
  По осени страдает влюбленная душа. Она опять не знает, кому же так нужна. А он ее не хочет уже в который раз, и юмор в ней хохочет в какой-то пересказ. Златое излучение спустилось на Москву, а я опять страдаю, впадаю в грусть тоску. Мужчина осторожный молчит и ни гу-гу. Скажи хотя бы слово, молчанье - не пойму.
  
   Рита подняла голову, рядом с ее столом стоял писаный красавец! 'Таких красивых мужчин не бывает', - подумала Рита.
   А он не думал, он сказал:
   - Здравствуйте! Меня зовут Нарцисс, - и улыбнулся обаятельной улыбкой.
   - Здравствуйте, - недоверчиво и тихо проговорила Рита, поднимаясь со своего рабочего места. Мужчина оказался выше ее на голову! - Вы кто?
   - Ваш сосед по этому помещению. Буду сидеть рядом с Вами.
   - Я что-то пропустила. Вы, вероятно, новый настройщик аппаратуры или программист?
   - Точно, я был здесь, но Вас на месте не было.
   - Да ладно, еще скажите, что Вы вернулись из межзвездного портала, - сказала она наобум. - И что мы с Вами говорили на днях по межзвездной связи.
   - О, в точку попали. Да, мы с Вами разговаривали, но не встречались. Это у Вас пес Кросс, предназначенный для полета на Луну?
   - Да, мою собаку зовут Кросс.
   В помещение вошли два человека. Они махнули головой новичку в знак приветствия, словно они всю жизнь были с ним знакомы. Рита села на свое место. Андрей Георгиевич прошел к соседнему столу, над которым накануне хлопотали сотрудники, собирая испытательный стенд для аппаратуры. Конечно, Рита знала, что к ним идет новый сотрудник! Но она не ожидала, что он божественно красив и еще красивее, чем вообще можно представить!
   - Нарцисс, а у Вас есть вертолет? - выпалила Рита неожиданно для всех.
   - Рита, оставь новенького в покое! - воскликнул один из двух сотрудников.
   - Я не вас спрашиваю, а новенького!
   - У меня есть иномарка. Стоит недалеко от входа. Вас с работы домой отвезти?
   - Нет! - огрызнулась Рита и поняла, что ее карта бита, что этот красавец и правда не для нее.
  
  Осциллограф случайных погрешностей, ты омметр напряженья в сети, амперметр наших фото и внешности, в Интернет быстрых связей лети!
  
   Она уткнулась в свой тройной компьютер, не слушая разговоры мужчин. Потом она открыла Всемирную паутину и нашла объявление, в котором говорилось о розыгрыше призов. И тут Рита вспомнила, что если розыгрыш состоится в воскресенье, то ей должно повезти. Она выиграет любой приз! Как ей надоело невезение и отсутствие личного транспорта!
   Дома Риту ждала очередная неожиданность: белые шторы на окнах и тюль при дуновении ветра из окна издавали запах Кросса. Нет, сам по себе Кросс не пах, но его желтое творение на белых шторах - это нечто пахучее. Пришлось купить шторы до подоконников. После всех дел она поехала на розыгрыш товаров, где выиграла ведро корма для собаки и четыре шоколадки для себя. Кросс ведро корма за год съест, только так, если его на Луну не отправят. Он маленький, громко лающий кобель. Больше всего он любил лежать в ногах, и если Рита ложилась, то Кросс непременно оказывался в районе икр ног с внешней стороны.
   - Маргарита - меня зовут! Сколько раз тебе можно говорить, что меня нужно правильно называть! - воскликнула Рита в телефонную трубку.
   - Так я пока выговорю твое имя, говорить не захочется, - возразил Захар.
   - Ты меня ни разу не назвал правильно, - с обидой сказала Рита.
   - Невежливо звучит, зато правильно, а когда я успею жениться на тебе, если к тебе на работу пришел новый красавец Нарцисс, а ты в него успела чего доброго, влюбиться? Рита, мне некогда! - крикнул Захар и бросил трубку телефона.
  
  Меня уколол ты отчаянным взглядом, который ко мне был отправлен тайком. И в сердце надежда забилась: 'Так надо! Так надо, приятно, а грусть вся - потом!' Осенняя грусть неприятных событий ложится на сердце, как капли дождя. И новости часто похожи на пытки, и хочется крикнуть всей грусти: 'Нельзя'! Нельзя так нельзя.
  Но осенняя хмурость опять затянула весь мой небосклон.
  И сквозь неприятность лишь стрелы Амура ко мне полетели на тихий балкон. Попали в меня. И в мое же сердечко. И в сеть новостей. И в любовный прикол. Но только спокойна по-прежнему речка, ей все безразлично, как ветки укол. На речку летели отчаянно листья, со мной уходил странный взгляд навсегда. Как хочется с взглядом таинственно слиться! Но ясен ответ: 'Никогда, никогда!'
  
   Действительно, Захару стало не до Риты, к нему в квартиру ввалились два человека. Он удивленно на них посмотрел: его круглые глаза спрашивали, что случилось, а рот молчал.
   - Захар, узнал? Вижу, что узнал, есть дельце. Не гримасничай, мы знакомы давно, мы пришли к тебе ради одного дельца. Ты будешь третьим исполнителем, твой отказ не принимается. Нам подходит твоя гибкая фигура. Ты силен и ты полезешь на третий этаж частного дома. Молчи, молчи, за тебя все продумано. Есть один человек, его попугать надо. Тебе его не надо убивать, твоя задача - пугать. Идем сейчас, надевай униформу и вперед, - быстро проговорил Сеня собственной персоной.
   Втроем они поехали на иномарке с темными окнами. Макар думал только об одном: чтобы ему не пришлось убивать самому, и не быть убитым, и уйти с места разборки незамеченным.
   Этих двух напарников - Сеню и Веню - он не выбирал, это они его выбрали, когда он в очередной раз на турнике крутился для привлечения внимания Риты. Тогда он и покорил наблюдателей совсем иного толка.
   Трехэтажный дом прятался за крутым забором, из-за которого виднелись верхние два этажа. Захара послали покорять забор с заднего двора, а что при этом будут делать его сообщники, ему не сказали. Собаки во дворе не было. Да и кто теперь держит во дворе собак, если они дорогие и породистые?
   Особняк был тоже дорогой и породистый, выполненный из слегка обработанных камней. Захар перемахнул через забор и полез по стене, уступов на ней было достаточно, даже костюм летающего лешего не понадобился.
   На третьем этаже ему надо было влезть в небольшое окно ванной комнаты. Он прочертил овал на стекле рубинным инструментом, одним движением залепил стекло пленкой, продавил и влез внутрь. Интересно, что стекло было не двойное, а одинарное.
   Ванная комната представляла собой нечто кафельное и опрятное, подробности он не рассмотрел. Через ванную он вышел в коридор третьего этажа. Его гибкая фигура в трико изогнулась в сторону двери спальни.
   Захар не думал, а выполнял задание. Спальня была погружена в полумрак. Он увидел большую кровать, стоящую спинкой к стене. Он четко увидел один силуэт. Значит, его задача - пугнуть этого человека.
   Захар надел зеленую маску монстра, нажал на кнопку, и на нем надулась одежда. Он стал толстым. Из его кармана зазвучала мелодия из первого фильма о зеленом монстре с завернутыми ушками. Спящий человек пошевелился, но, увидев ужасную и обаятельную фигуру зеленого монстра, закрыл глаза, потом открыл и опять увидел торчащие ушки тролля, который к нему приближался странными шагами.
   -А-а-а!!! - завопил мужчина, явный клон генерального конструктора Николая Григорьевича. Он натянул на себя одеяло, потом резко его отбросил и не обнаружил в комнате никого, но увидел, что дверь в комнате бесшумно закрылась.
   Захар вышел в коридор, навстречу ему бежали два тощих пса, видимо, они услышали крик хозяина. Собаки, увидев зеленое чудовище, приостановились. Захар воспользовался замешательством собак, прыснул из баллончика в их сторону неизвестным веществом. Собаки отключились. Он снял с себя костюм тролля и ушел из здания по балконам.
   Деньги Захару принесли те же два человечка и, протянув ему конверт, исчезли. Захар тут же пошел домой, где его ждала Надя. Он прекрасно знал, что ей труднее других пришлось переживать банкротство, которое устроил Николай Григорьевич, приобщив всех к фантастическому полету через межзвездный портал.
   Но фильм, снятый на тему полета, имел фантастический успех среди зрителей, и финансы нашли своих спонсоров.
   -Надя, - сказал Захар и замолчал, вглядываясь в экран телевизора, где в черной рамке показывали лицо человека, похожего на Николая Григорьевича, который, как сказали, умер сам по себе. Захар сжал зубы, еще немного помолчал, послушал диктора о том, что он говорит, и сказал: - Я предлагаю тебе полететь на Луну.
   -Это шутка, Захар? - спросила Надя. - Где у тебя миллионы зарыты? Ты их в засушенном виде хранишь, как фруктовый чай?
   - Нет, все значительно круче. Если лететь на острова, то у меня есть наличные деньги, а если лететь на Луну, то придется продать то, что лежит в моем поясе.
   - Ты вновь захотел стать известным человеком, но за какие деньги? - спросила она, не принимая его слова всерьез.
   - Ценой юмора, - ответил Захар со странным выражением лица, трогая пальцами сумку у себя на поясе.
   - Все свое ношу с собой? - спросила Надя, махнув головой в сторону его сумки.
   - Нет, здесь наличные деньги для полета на острова или куда ты захочешь поехать в пределах Земли, а если ты согласишься полететь на Луну, то и деньги будут другие.
   - Я тебя поняла: в нашем Лунном парке открыли новые аттракционы. Хорошо, пойдем в парк и на аттракционах узнаем, на что мы годимся, - серьезно сказала Надя.
   - Ладно, пойдем на американские горки! - согласился Захар. - Надя, ты только скажи мне: в нашем доме не появились случайно большие головки винтов, которые ни богу свечка, ни черту кочерга? Просто ввинченные винты или жучки?
   - У тебя вечер загадок! Я дома - женщина, и все мужские дела вплоть до шурупов мне чужды.
   - Звучит хорошо! Тем не менее, я пройду по дому, - сказал Захар и пристальным взглядом просмотрел все головки винтов, но ничего необычного не обнаружил. Его внимание привлек новый шкаф, с одного бока у него виднелись коричневые пластмассовые заглушки, на одном винте заглушки не было. Он приблизил рот к микрофону, похожему на головку винта, и сказал:
   -Привет, Сеня, ты зачем человека пришил?
   Сеня сидел в это время на высоко поднятом сиденье стула в дежурном помещении. Он посмотрел на панель сигнализации, услышал звуковой сигнал, увидел мигающий светодиод, включил трансляцию из дома Захара, но больше одной фразы так и не услышал. Сеня и сидящий рядом с ним его напарник Веня переглянулись. Их выразительные глаза мыслей вслух не выражали.
   - Захар - сообразительный мужик, - проговорил Сеня, коренастый мужичок со скошенной головой. - Он умный, нас не продаст.
   - Зато он продаст то, что украл. Сеня, ты что, не понял, что это он стащил пояс с товаром? А клон посмотрел, что пояс с товаром исчез, и дал дуба, - сказал Веня.
   - Веня, ты думаешь, что это Захар стащил товар?
   - Нет, его собаки украли, - издевательски протянул Веня, человечек сухощавый, можно сказать худой, несколько сутулый, с редкими светлыми волосами на голове, но без сплошной лысины.
   - Похоже, что ты прав, - скрипнул зубами Сеня, - мы с тобой ждали Захара в машине, а клона Николая Григорьевича в глаза не видели. По ТВ сказали, что он умер своей смертью, жил один, сердечный приступ - и помочь было некому.
   - Мы что, теперь Захара пугать будем? Это Николаю Григорьевичу надо было пугнуть своего клона, чтобы тот товар отдал, а Захар и пугнул, и товар взял. А двойник богу душу отдал. Мы что, зря ему деньги отдали? - заволновался Веня.
   - Мы свою задачу выполнили, остальное - не наше дело. Веня, а что за товар-то мы упустили? - спросил наивно Сеня, думая, что в поясе находились рубины с Луны.
   - Сеня, я так понял: пропало вещество, которое из собак делает людей. Если собака съест это вещество, в ней меняется набор хромосом и собака становится человеком, пусть недалеким, но все же.
   - Собак и среди людей достаточно, еще людей из собак делать. Веня, скажи, что пошутил.
   - Нет, я не шутил, это вещество такое дорогое, что мало не покажется, если его продать. Вот если оно сейчас у Захара, то он богатейший из людей и может слетать на Луну.
   - Так давай кинем его и станем богатыми, - предложил Сеня.
   - Оно мне надо? - пробубнил Веня. - Николай Григорьевич говорил по телевизору, что собак готовят для полета на Луну. Собаки людьми не станут, их сделают немного умнее, натаскают и пошлют к лунным гномам в гости. Слышал ты про лунных гномов?
   - Ты за кого меня считаешь? Видел я макет Сферы для Луны по ТВ, понятное дело, лунные гномы маленькие, вот и нужны разведчики типа собак, но умнее собак. Слушай, Веня, а если я съем эту бурду из пояса, то стану умным? Нобелевскую премию мне дадут?
   - Сеня, тебе дадут премию в области наукоемких краж!
  
  Дорожки покрыты осенней листвой, тепло затерялось в деревьях. Мы ходим по лесу знакомой тропой, и в наших рассказах доверие. Пройдем еще круг среди сосен, берез, пройдем рядом с детской площадкой, здесь все полно детством и мыслями грез, из дерева даже лошадка.
  
   Во сне Николай Григорьевич продолжал летать. Он испытывал блаженство от парения в воздухе. Вероятно, в прошлой жизни он был птицей. В настоящей жизни он был изобретателем. Мысли о технических новинках, которые можно создать на фирме, не давали ему покоя. Вот и теперь он думал о том, как сделать умную собаку, которую можно послать на Луну. Нужная собачка Кросс была у его сотрудницы Риты, но уж очень она была непосредственная, и трудно было представить собаку разведчицей в катакомбах планеты.
   Щепкин, правая рука или голова Николая Григорьевича, предложил использовать для Кросса сыворотку мозга, которую он использовали для биологических роботов. Николай Григорьевич больше доверял электронике. Он подумал, что чип памяти - это то, что надо. В чип можно зашить нужную программу, содержащую необходимые знания для собаки. Хуже другое: у собаки не было в голове платы для установки чипа. Либо чип должен быть радиоуправляемой моделью. Теплее.
   Портал известности и портал забвения дружили семьями. К Рите они никого отношения не имели, она была неизвестной. Почему? Простой девушке забвение не грозило, поскольку известности не было никакой. Она смотрела на экран компьютера и искоса смотрела на небо за окном.
   Перистые облака затейливой формы тонким слоем отделяли землю от космических глубин. Вскоре глаза невольно посмотрели в сторону входной двери, при этом вся она даже не шелохнулась. В дверь вошел высокий, импозантный Щепкин. Последнее время он зачастил в ее дом. Это был мужчина, овеянный легендами, которые сочиняли люди, возводя его в ранг известности местного масштаба.
  
  Темно-синяя прозрачность кружевами облегала статный женский сильный стан. Ей звонили, приглашали, просто звали, все искали и секреты, и изъян. Комбинация манила сквозь одежду, небывалый в ней таился сильный бес. Она яркою светилась вся надеждой, кто еще бы до нее сквозь тюль долез.
  В ней хозяйку добывали сквозь запоры, увозили на машине всякий раз. Люди бились об заклад и лезли в споры, к ней стремились все мужчины, как в экстаз. То пытаются вагон пригнать к вокзалу, и шампанским заливать весь белый свет, и гостиницы снимали, даже залы, и в квартирах ожидал ее привет. И зимой, и летом, осенью, весною, к ней летели и стремились со всех ног. Но с годами получила дама волю, все исчезли и забвение итог.
  
   В следующий приход импозантного мужчины взгляд Риты оттаял. Она подумала, что Щепкин - это то, что надо. Офис гудел и стонал от голоса Щепкина. Он разделывал в пух и прах нерадивых работников. В конце месяца он орал на всех и вся, и особенно на очередную жертву, показывая свое подобострастие в подборе кадров.
   Страшный человек по сути своей, а внешне вполне симпатичный. Рите он довольно долго нравился, пока она косвенно не попала под его выхлопные газы слов. Ужас в полной мере пришлось испытать ей, не отходя от рабочего места.
   В очередные жертвы разборки можно было попасть за небольшое опоздание на работу или за пропуск части рабочего дня по причине вполне пристойной, например, если вам надо было сдать примитивный анализ. Вопли Щепкина - это ерунда, но постоянно портящая нервную систему, после чего хотелось просто пройтись среди летящей листвы, которая шуршала, но не ругалась праведными словами.
   Вот в чем был ужас ругани: все слова по отдельности были правильными, но в целом - это был гимн несправедливости. Через некоторое время все люди на фирме успокаивались. За окном ветер гнал дымчатые облака, между которыми проглядывало солнце и освещало золотистое оперение деревьев.
   Щепкин Андрей Георгиевич молчал, пока не зазвонил телефон.
   Пусть говорит, это его хлеб, но какой-то невкусный. Тоска сжимала Риту со всех сторон от слов Щепкина, она не выдержала и вышла из его кабинета. 'Работа не волк, в золотистый лес не убежит, а Щепкин раньше был волком', - подумала Рита и поднялась на этаж выше. Но, посмотрев на его занятость, она решительно пошла в свой офис, понимая, что все ее метания между этажами - сплошная глупость.
   Она села на свое место, но спокойствие не приходило, тогда она открыла Сеть и прочитала последнюю новость, в которой говорилось, что кондор унес с крыши человека. Щепкина Рита знала как соседа по лестничной клетке и по ледовому дворцу, где она иногда каталась на коньках. Так вот почему было неспокойно на душе! Он был постоянным ее поклонником. Его она видела в хоккейной коробке, на работе, но этажом выше. Если бы она не смотрела хоккей, то и не знала бы Щепкина в качестве хоккеиста.
   Рита открыла литературную страницу, посмотрела конкурс. Все как обычно, она месяц наблюдала за активом крупного конкурса, естественно, с конкурса сняли произведение, которое единственное отвечало всем требованиям конкурса. День не оказался лучшим для нее во всех отношениях.
   Но отрицательный результат - тоже результат. 'Глобальность Сети так возросла за последнее время, что охватила огромные просторы. А это значит, что очень легко стать добычей сетевых коршунов', - думала Рита, просматривая свои страницы и убирая себя с прямых показов.
  
  По Волге разбросаны листья, златые приветы вокруг, и осенью хочет пролиться, лишь солнцем очерченный круг. На Волге проехали листья, капот под березу попал, и хочет листва удалиться, но ветер на листья напал. И плещутся листья на Волге, и листья слетают все с Волги. А рядом бегут Жигули, с утесом листочки легли.
  
   Есть такая примета: если утром не спится, значит, на ваших страницах пасется Восток. Если вам плохо вечером - активизировался Запад. Безопасность бывает не всегда прямой, в век всемирной информации она может быть и косвенной, поэтому лучше иметь второе дно существования, необходимое для того, чтобы свои не узнали.
   Щепкин исчез из поля доступа, его не могли найти. Связь была потеряна полностью. И вдруг, закрывая одну свою страницу, Рита натолкнулась на читателя, очень похожего на Щепкина.
  
  Сольная жизнь на путях интернета, арии песен, не спетых ни кем, прыгает в вечность златая монета, сыгран еще замечательный гейм. Новые ракурсы нам приоткрыты, можно опять уловить теплый миг, можно забросить дела у корыта, и улыбнуться тому, кто так мил. В солнечной страсти есть искры столетий, в каждом оттенке есть таинство лет, в каждой любви есть картинка для сплетен, или до счастья мгновенный билет.
  Сольные чувства исчезнут незримо, мы улыбнемся такой пустоте, были и не были только что примой, снова в любви мы на белом листе. Шепот мгновений любви лучезарной грезится вновь, как предвестник стихов. Мы покоряемся счастью азартно. Мы преуспели. Мы - чадо веков.
  
  То есть он вышел в прямой эфир Сети, но в качестве читателя, который исподволь разыгрывал Риту. А она от этого не спала. Вот и весь фокус общения. Она чувствовала Щепкина через океан Всемирной паутины!
  
  
  
  ЛРЛ. Глава 9. Высшая ниша существования
  
   Сидела Рита, работала за компьютером в технической лаборатории.
   Вдруг вбегает шеф Щепкин и кричит страшным голосом:
   - Пропала сыворотка! Пропала! Зеленый монстр украл ее у Николая Григорьевича.
   - Сыр, что ли, у Вас ворона свистнула? - спросила Рита с наивной улыбкой.
   - Какой сыр?! Кому теперь нужна наша работа, если сыворотка пропала!
   - Андрей Георгиевич, почему Вы так кричите? Все будет нормально. Работу сделаем, заказ для Луны не пропадет.
   - Забыл, с кем имею дело! Прости, Рита. Я поясню крик души. Дело в том, что сыворотка, разработанная и созданная для собак, для того чтобы они стали достаточно умными и ходили бы по катакомбам Луны и сообщали бы информацию о лунных гномах, - пропала.
   - Андрей, а сыворотка была спрятана в контейнере, а контейнер был выполнен под пояс?
   - Рита! Точно! Ты откуда это знаешь?
   - Вчера видела такой контейнер на одном человеке, а он все хвалился, что в нем денег столько, что хватит на Луну слетать.
   - Кто он? - спросил Андрей Георгиевич, округляя и без того большие глаза.
   - А что ему будет?
   - По головке погладят. А не скажешь, кто он, - тебя погладят, чем надо.
   - Я пошутила.
   - Это не шутка, а преступление межзвездного значения. Пропала возможность подготовки космических экипажей для особо сложных полетов. Кто-то украл весь наработанный материал, ничего не осталось, кроме огромных химических формул. Но от формул до вещества как от Земли до Луны.
   - А что мне будет, если я найду это вещество?
   - Если честно, то не знаю.
   - Получается, что надо найти вещество и подбросить его Вам на усыновление?
   - Да, Рита, да! Когда принесешь контейнер?
   - Завтра.
   - Это не ответ! Я тебя сейчас отвезу туда, куда скажешь. За поясом поедем, и сейчас!
   - Знать бы, где он сейчас. Понимаете, я не знаю, где находятся ноги того, который на своем поясе носит вещество межзвездной стоимости.
   Андрей Георгиевич посмотрел на девушку и решил, что она пошутила, но он не шутил и спросил:
   - Рита, новую иномарку хочешь?
   - А что, так теперь конфеты называются? - спросила она шутливо.
   - Я слышал, что ты знаешь, где сыворотка находится. Хочешь, я тебе скажу, у кого ты ее видела? У Захара. Скорее всего, он предлагал тебе полететь на острова.
   - Ты откуда знаешь? Если он предлагал, то Наде, а не мне.
   - Ты где работаешь? Я больше скажу, Захар попытался улететь с секретной сумкой, но его остановили, когда он проходил через турникет в аэропорту. Он обойдется без информации, пусть сам ее добывает, а мы за ним посмотрим.
   - Так, а за какие подвиги предлагаете мне иномарку, если уже нашли сыворотку?
   - За новую разработку! Луна есть Луна, но и на Земле дорог много. Надо разработать прибор для определения неровности дорог на Луне при перемещении определенных грузов.
   - Андрей, теперь мне все понятно! Датчик блокировки замкнулся, когда Захар проходил через турникет в аэропорту!
   - Умница, обойдешься без иномарки, если все знаешь сама.
  
  Ноль, ноль икс и ноль тринадцать - встреча пары на заказ. Деньги щелкают лишь налом. Он красивый - напоказ. Худосочная брюнетка и покладистый блондин, с броней черная жилетка. Перед ними лев - камин. Щелкнул датчик с объективом, два умнейших хитреца, к ним с поклоном честным, льстивым, вроде им родня лиса. А потом удар нежданный, драка мрачная мужчин.
  Женщина для них желанна, бьет она не без причин. Все подрались, победили, те, кто был сильнее всех. Ноль, ноль икс - удар прекрасный, обошла всех без помех. Победила и исчезла, взяв у льва лишь бриллиант. Ноль тринадцать бился честно, защищал ее атлант.
  
   Дома пес Кросс радостно встретил Риту, покрутился вокруг ее ног и сел. Его уши встали торчком. Умная мордочка слегка наклонилась и застыла с преданным выражением глаз. Рита внимательно посмотрела на пса, нажала на имя 'Захар' в своем телефоне, в ответ услышала его голос:
   - Рита, в чем дело?
   - Захар, ты на свободе? Я слышала краем уха разговор, говорили, что у тебя крупные проблемы.
   - А я и был на свободе. Сумку с сывороткой мне почти добровольно отдал Нарцисс. В аэропорту я сбросил с себя сумку, ее опять подхватил Нарцисс, а я выбежал из аэропорта, пока люди из погони не поняли, что к чему. Потом я остановил попутную машину, в ней сидела Надя, моя девушка. Я сижу за рулем, а она рядом со мной сидит.
   - Надя жива?
   - Она в норме...
   - У вас произошла двойная рокировка? - спросила Рита машинально, она на самом деле была в шоке от новостей последних дней.
   Связь прервалась.
   - Захар, кто звонил? - спросила Надя, повернув голову к человеку за рулем.
   - Рита все уже знает, - ответил Захар, останавливая машину у обочины дороги.
   - Отвези меня домой, - грустно попросила молодая дама.
   - Да ты посмотри на поле с пшеницей! Нам повезло! Летающая тарелка прямо по курсу!
   - А мне оно зачем? - уныло спросила Надя.
   - Тогда сиди в машине, а я посмотрю, что там происходит! Вот повезло мне стать очевидцем написания кругов на пшеничном поле! - воскликнул Захар. Он вышел из машины и пошел в пшеничное поле.
   Надя без эмоций на своем прекрасном лице пересела за руль и поехала в сторону города.
   Захар не оглянулся на шум мотора. Его пленило круглое облако над пшеничным полем. Он шел навстречу неизвестности и увидел, как из облака опустились столбы к колосьям, прочертили вензеля, потом они поднялись в облако. Он попытался позвонить Наде, но его мобильный телефон хранил молчание. Молодой человек вышел на шоссе - оно было пустынно.
  
  Следил мужик за облаками, искал средь них он НЛО. Он был седой, а не с висками, не стрижен был он наголо. Знавала Толю почтальонка, шалаш стоял, где сеновал. Она была почти девчонка, он людям лекции читал. Он собирал людей поляны среди уральской красоты, и на заброшенной делянке мышам закручивал хвосты. Они его там донимали, от гнуса пухла голова, он слеп с подземным поддувалом, и людям нес одни слова. Его снабжали лишь картошкой, туристы сбрасывали хлам, он жизнь свою в лесу итожил, но не был он по жизни мал.
  Проходят годы чередою, исчез мужик в рассветной мгле, на сенокосе нет удоя, а жизнь растаяла во тьме. Он в землю врос? Т. Кундалини? О том молва не говорит, посмертный слепок удалили? Он гордой памятью горит. Не верю я, что он бессмертен, не верю я, что он живой, растет его земная смена. А может он лежит больной? В молебском странном треугольнике, где красота земной коры, не скажут правду о покойнике, где не сносил он головы.
  
   Неожиданно Захар почувствовал, что отрывается от земли и плавно поднимается, словно его держит невидимая сила. Он поднял голову: над ним висело густое облако, и тут он заметил, что его держит это самое облако. Он сделал попытку вырваться и упасть на землю, но сила невидимых рук в облачных перчатках была намного больше.
  Земля уходила из-под ног, но его ноги не болтались над пропастью пустоты, а мягко погружались в облачную упругую массу. Он уже чувствовал это облако, почти невидимое, но такое реальное! Он посмотрел вниз и увидел вензеля на пшеничном поле, еще мгновенье - и зрелище исчезло.
   На некоторое время Захар потерял видимость, а очнулся внутри просторной кабины в кресле из белого тумана. Он стал оглядывать странную кабину неизвестного летательного аппарата.
   - Захар, ты нам нравишься! - раздался скрипучий голос с потолка. - Мы возьмем тебя в качестве производителя.
   -Вы - это кто?
   -Мы - это высшая ниша существования разумных существ. Мы тайные и явные одновременно, нас чувствуют, но не видят, мы - облачные боги.
   - Отлично, а где вы живете? На горе или в болоте? Там жить можно?
   - Он еще спрашивает! Мы есть везде, это об одном из наших написали известную сказку. Засветился и в сказку попал.
   - Снежная королева - тоже ваша дама?
   - Вероятно, и она была нашей, но давно.
   - А тролли - ваших рук дело?
   - Проехали, тролли не по нашей части, у нас несколько иное амплуа.
   - Заинтересовали.
   - Ты выполнял наше задание в образе зеленого монстра и прекрасно справился с ним, но зря упустил сыворотку для увеличения разума собак, теперь ее трудно будет заполучить.
   - Значит, и тролли по вашей части, - задумчиво протянул Захар. - А я думал, что вы заоблачные гномы.
   - Все мы заоблачные, если пригласят, - сказал Николай Григорьевич.
   - Я Вас где-то видел. Николай Григорьевич! Так Вы живы?! В цирк играете?
   - Да, это я. Ладно, сыворотку в аэропорту у нас перехватили другие люди. Юмор в том, что воришка схватил брошенную тобой сумку и скрылся. Никто ж не знал, из-за чего сыр-бор поднялся в аэропорту.
   - А что это за облако, в котором мы летим?
   - Ой! Темнота! Захар, это обычная летающая тарелка, облаченная в облако для большей конспирации. В ней все предметы и все движущиеся части покрыты облачной субстанцией.
   - Это вы круги рисуете на полях с пшеницей?
   - Естественно! Наше дело - народ запугивать непонятными явлениями.
   - А меня обязательно надо было всасывать в эту облачную ловушку?
   - Ты слишком много увидел, а кто ты, выяснили чуть позже.
   - А Надю выпустили?
   - Она уехала своим ходом. Она умная женщина и нос не сует в чужие дела и тебя кинула.
   - Что со мной сделаете?
   - Уши надерем! А если серьезно, то я заметил, что высоты ты не боишься, будешь при необходимости изображать человека-облако, хотя у тебя есть костюм летающего лешего и полеты на небольшой высоте новостью для тебя не являются.
   - У вас все сказки работают?
   - Не все, но полезные для дела. Да, ты будешь человек-облако, - веско сказал Николай Григорьевич.
   - Летающий человек-облако?
   - Не отвлекайся от дела, у тебя будет костюм облака. Ты уже понял, что мысль вложена во все, что тебя окружает, и весьма серьезная. Летать между домами ты будешь без паутины. От крыльев птиц и самолетов мы отказались. Наше амплуа - невидимая видимость, малая облачность. То есть тебя все видят, но в качестве облака. Вспомни песенку: 'Я тучка, тучка, тучка, я вовсе не медведь'. Да, Вини Пух - отличный прототип.
   - А у меня будет друг в виде Ослика или Пятачка?
   - Дадим тебе в друзья волка.
   - Нет, мне что-нибудь проще.
   - Тогда самого меня.
   - Подождите, но по ТВ передали, что Вы погибли!
   - Пролетели. Я под личной опекой небесной ауры, я всегда живой, пока жива она. Кросса мы хотели угостить сывороткой, тогда бы он мог стать жителем Луны, но ты потерял сыворотку. И теперь пес слаб, чтобы быть твоим другом.
   - Я что, такой простой? - возмутился Захар. - Я не потерял сыворотку, она и сейчас в контейнере на моем поясе. А в аэропорту я подсунул в такой сумке металлический предмет в мусоре, он и заверещал, а сам я сказал, что взял не ту сумку, и вышел. У аэропорта по чистой случайности стояла машина Нади.
   - Зачем вообще ты поехал в аэропорт?
   - Прощупать почву.
   - Захар, хорошо, что ты не лопух. Просто отлично! - лицо Николая Григорьевича исказила довольная улыбка. - Мы сейчас прилетим на облачную базу, - и он исчез в тумане кабины.
  
   Поляна в лесу была огорожена ровным металлическим забором. Захар вышел из летающей тарелки. К нему подошли Сеня и Веня, они встали с двух сторон и повели его в его номер, расположенный не выше забора. В комнате висели несколько костюмов облаков разных оттенков для разной погоды. Сам по себе костюм не был большим. Захару помогли надеть костюм с жестким каркасом, фиксирующим его местоположение в костюме.
   Двигатели обеспечивали плавное движение в воздухе. Это был мини-самолет без больших лопастей и крыльев. Он нажал на первую кнопку, вокруг него надулся некий чехол, вокруг чехла стала образовываться облачная субстанция. Он нажал на вторую кнопку и вылетел в открытое окно. Скорость облака была так мала, что он просто завис над облачным аэродромом, если его так можно назвать. 'И зачем нужны эти облака?' - подумал он.
   - Захар, ты зачем в небо поднялся? Опускайся! - услышал он в шлемофоне скрипучий голос Николая Григорьевича.
   -Я не знаю, как это сделать, - прошептал Захар.
   - Перед тобой красная кнопка. Жми на нее! - гневно крикнул Николай Григорьевич.
   Захар лежа планировал над облачным аэродромом, перед его глазами находились кнопки и ручки управления, он нажал на нужную кнопку и стал плавно опускаться на землю. Падение было столь медленным, что он спокойно встал на ноги. В его душе осталось весьма приятное чувство от полета. К нему подбежали Сеня и Веня. Из парадной двери здания к ним спокойно шел Николай Григорьевич.
   - Как ощущение полета? - спросил он с улыбкой на лице.
   - Нормально, командир, - ответил Захар, - извините, я на кнопки нажал машинально, совсем не думал, что я полечу.
   - Сеня, мог бы предупредить человека о назначении каждой кнопки, ручки и индикатора на пульте управления.
   - Николай Григорьевич, так по этой части у нас Веня. Он инструктор по низкой облачности.
   - Веня, проведи курс по изучению данной модели облака.
   - Да без проблем, все сделаем! Захар так шустро оделся в этот костюм, что мы глазом не успели моргнуть, как он в окно вылетел серым облачком.
   - Специалисты облачные, вопрос можно задать? Я во время полета постоянно должен лежать? Я не рыба, чтобы лежать! А сидя летать можно? - спросил Захар.
   - Варианты расположения человека в облаке находятся в работе, сейчас готово только планирующее облако, - ответил Николай Григорьевич.
   -А бегающего облака нет в работе? Захотел - полетел. Захотел - побежал. Захотел - полежал. Ладно, я готов к изучению полетов в низкой облачности. Умнее Вени в этом вопросе никого нет?
   - Работайте, Захар! - бросил на ходу Николай Григорьевич и пошел в сторону машины.
   Сеня исчез в неизвестном направлении.
  
   Веня и Захар вернулись в помещение с облачными летающими объектами.
   - Захар, пойми, ты не птица, чтобы планировать в потоках воздуха. Твоя задача - лететь туда, куда тебя пошлют. Моторы маленькие, но сильные и надежные. Все тонкости устройства летающего облака я не знаю, кроме того, я не знаю, как преобразуется в них энергия, но знаю назначение всех кнопок, переключателей и значение индикаторов. Управление простое. Ты поймешь сразу, но далеко не улетай. Поднимись раз десять над базой, а потом полетишь по заданию.
   - Инструктор Веня, а можете показать достоинства летающего облака на личном примере?
   - Могу. Я тонкий, звонкий и прозрачный. А ты такой же, только красивее.
   - А вдвоем можем взлететь?
   - Сядь и слушай, потом взлетим вдвоем.
   И они углубились в изучение устройства летающего облака.
   Андрей Георгиевич пришел в техническую лабораторию, сел на рабочие место. Он был занят настройкой нового устройства неизвестного назначения. Рита работала рядом с ним. Внезапно свет из окна исчез и вновь появился. Она увидела два серых облака, плавно удаляющихся от окна.
   - Андрей Георгиевич, кто сегодня облака изображает? - спросила Рита.
   - Твой суженый-ряженый Захар и Веня, - быстро ответил Андрей Георгиевич, не отводя глаз от приборов. - Рита, ты лучше скажи, когда принесешь Кросса на инъекции? - спросил он, вставая со своего места.
   - Собачку жалко.
   - Это работа, и ты знала, что пес полетит на Луну. Кстати, и подушки твои сухими останутся.
   - Можно я с ним полечу на Луну? Пес привык ко мне.
   - Перед полетом тебе надо будет пройти серию тренировок - это долго! Твои вариантные мозги нужны здесь. Слушай, а что если Надю послать вместе с псом на Луну? Она отважная девушка и не откажется от полета. Кросс ее знает хорошо.
   - Отлично, пусть летят.
  
   В этот момент в помещение лаборатории вошел Захар.
   - Захар, мы думаем послать Надю с псом на Луну. Отпустишь? Она хотела улететь туда, где нет наших приборов. Сыворотка к нам вернулась, несколько инъекций - и Кросс будет готов к полету, - спросил Андрей Георгиевич.
   - Андрей Георгиевич, спасибо, что спросил, мог бы и без моего разрешения послать ее куда угодно.
   - Ты чего такой покорный?
   - С Вами станешь покорным и безропотным, - пробубнил недовольным голосом Захар. - Почему именно Надю? Других людей нет?
   - И ты еще спрашиваешь? Задание у нее настолько секретное, что все, кто с ней общается, должны быть нашими людьми. Мы не можем рисковать! Сам знаешь, комплекс на Луне не только мы возводим, но и наши конкуренты. Наша задача - проникнуть в катакомбы Луны. По нашим данным, они невысокие, но многочисленные. Человек в них не пройдет. Предполагаем, что лунные гномы сами по себе маленькие живые гномы, покрытые небольшим мехом. Кросс среди них будет выглядеть волкодавом или лошадью, скорее лошадью. Надо его в цирк свозить, найти дрессировщика, чтобы он мог на себе седло возить с маленькой обезьянкой. Лунным гномам понравится такой вид транспорта.
   - Такое задание Кросс и без сыворотки выполнит, - сказала Рита.
   - Первую часть задания он может выполнить после дрессировки. Но так мы решим задачу по ублажению прихотей лунных гномов. Наша задача - чтобы Кросс добыл более подробные сведения о катакомбах Луны и доставил их нам. Он наш разведчик, - серьезно проговорил Андрей Георгиевич, глядя на приборы своего стенда. - КБ уже все это знает, о том, кто и как живет на Луне. Блик - глава Луны - знает много. У нас есть его портрет, мы его поставим перед псом, чтобы он его запомнил. Задача собаки - Блик! Кисельные берега - это одно, а тайны народа Луны - это другое. Кросс - лошадь для Блика, но не просто лошадь. Сыворотка даст возможность развить мозг пса до уровня, необходимого для самосохранения, он не должен пугаться неизведанного, но и не должен излишне рисковать. Он должен вернуться живым и принести нам видео. Мы все запишем, весь его путь по катакомбам, - сказал уверенным голосом Андрей Георгиевич.
   - Андрей Георгиевич, но прибор еще в работе, мы его не проверяли в экстремальных условиях. Ты прекрасно понимаешь, что температура на Луне и в Луне - не комнатная, - возразила Рита.
   - Мне не надо объяснять ограничения работы прибора по температуре. Все схвачено, за все заплачено.
   Но до Луны было еще очень далеко...
   Лохмотья снега в темно-синем небе, догоняя друг друга, увеличиваясь в объеме до маленького снежка, нежно опускались на землю. Женские чувства от дум могут увеличиваться, как снежный ком, но падая на теплую землю, немедленно растают. И что мужчина спрашивает у женщины то, чего ей не надо? А спросить у нее то, чего она хочет, он не может!
   Вот Захар опять забежал в комнату к Рите, посмотрел, убежал, словно он в Интернет зашел и вышел. 'Смотрины сегодня, что ли'? - думала Рита, глядя на темную синеву за окном, где снегопад, наконец, прекратился. 'Если женщина просит'. Да ничего она не просит, пусть входит и выходит. А что если?.. Не надо. Пора на работу...
  
  Программа копирует файлы, конструктор остался без дел, не посланы в пропасть все мейлы, и грифель вновь пишет, как мел. Давно ли жизнь вся - мой компьютер? А надо же, как прикипел! И мысли тихонечко вьются, компьютер еще не запел. Меняются платы сегодня, идут изменения всегда, начало собачьего года тихонько меняет года. Зачем мне уныние лихое? Напишем стихи на века, мне выпало счастье простое жить с рифмой, а жизнь с ней легка. Вот муж заглянул на секунду: на месте ли я или где?
  На месте сегодня я буду, пишу я рукой на листе.
  В руках покручу микросхему, на выводы ей посмотрю, и как же ввести ее в схему? Как жизнь, схему я рассмотрю. Потом все поставлю как надо, читается схема моя. Меняются платы для склада, заказчиков тихо маня.
  Завял мой компьютер, синеет его голубой лишь экран, и строчка стоит, файлы реют. Мой нужный компьютер, мой пан. Смеются ребята, что в ссылке сижу за чужим я столом, разбросано все, нет лишь вилки, в порядке тут страшный облом. Здесь умный сидит разработчик, придет он еще не сейчас. Строчит карандашик-наводчик, ведь есть на поэзию час. Мой плоттер завис молчаливо, он слушает стрелки часов, программы меняют лениво, компьютер закрыт на засов. Мой стол вновь свободен - и что же?
  Желтеет загрузки строка, компьютер - великий вельможа, и жизнь без него так строга!
  О кульмане вспомним мы всуе, был кульман из дерева весь, и рама железная, всунут в нее был еще дикий вес. Чертили на ватмане люди, чертила и я много лет, никто труд такой не осудит, наброшен истории плед. Сменилась работа, другая система оценки труда. Немного она дорогая, но меньше в процентах руда.
  Все мысли идут на компьютер, исчез копировщиков труд, и плоттер работает круто, чертеж на компьютере мудр. Как в книге выходит чертежик, как в книге прекрасны СП, конструктор уже не чертежник, а как разработчик СБ.
  Программа копирует файлы, желтеет полоска труда, пять лет не меняли, устали мозги электронные, да! Вновь будет умнее компьютер, и память усилят ему. Мне станет немного уютней. Еще много дел я сверну. А так без него - без работы, и нет кульманов, циркулей, с компьютером жизнь беззаботней. Чайку за компьютер налей!
  
   Из принтера на столе выполз лист, Рита взяла его. Короткое письмо гласило: 'Рита, жду в полночь. Жесть'.
   Рита посмотрела на сотрудников офиса: все работали и головы в ее сторону не поворачивали. Однако она была убеждена, что письмо написал кто-то из них. Жесть. Что это? Крыша? Ее ждут на железной крыше в полночь? О! Нет! Она не пойдет! Нет! Хоть бы написали, можно или нет брать с собой сопровождение.
   'Жизнь налаживается', - подумала Рита и усмехнулась. И правильно сделала. Она вспомнила, что дома лежит маленькая дыня под названием луна. Луна? Какая еще луна, если небо покрыто тучами? Или это жизнь покрыта темными пятнами неприятностей? А, этой ночью будет полнолуние...
   - Рита, Вас долго ждать? - услышала она мужской голос и невольно вздрогнула, увидев Захара.
   В помещение офиса проникали лучи солнца. Она сняла с себя пиджак с короткими рукавами и осталась в топике. Жара сжимала со всех сторон. Вот главная несправедливость!
   Если уж выпала жаркая неделя, то надо всех разом в отпуск отпускать, пусть выживают в свободных условиях. Она посмотрела на три экрана. Работа над пультом управления подходила к концу.
   Рита открыла почту и написала письмо Захару: 'Повторяется история прошлого года: пляж, любовь, молчание и твое хождение с Надей. Отличное решение всех проблем! Счастья вам и на работе, и у воды! Хорошо бы вам Андрея Георгиевича пригласить на просмотр ваших прогулок! Два года можете ко мне не обращаться'.
   В это время в комнату вошел Захар собственной персоной. Но она уже отправила ему письмо и в его сторону даже не посмотрела.
   'Кикимора болотная', - думала Рита о Наде, но лучше ей от внутреннего выплеска злобы не стало. На пути к Захару всегда стояла Надя. Вентилятор дул. Захар вышел за дверь, не прихватив ее сердце. О, похоже, все отлично! Ну почему она раньше не могла понять, что Надя - болотная кикимора?
  
   Лучи солнца пронзили серебристую занавеску и вошли в душу Риты, в ее настроение, и ей жить захотелось, а из глаз засветились собственные лучи. Захотелось выйти из полутьмы невезения. Такая вселенская грусть иногда посещала ее светлую от волос голову, словно все прошло с зимой холодной.
   Это осень проходит, а зима заканчивается поражением человеческой жизни. Все зависит от того, как на жизнь посмотреть. Но лучше смотреть на жизнь с лучами солнца, ее надо пронзить светом и осветить, дабы забыть о морозных неприятностях. Первый раз, что ли, осталась Рита одна? Нет, конечно.
   Рита еще раз посмотрела на солнце за занавеской, услышала шум приборов и вентиляторов. Голос Захара разговаривал с сотрудницей Ритой. А ей что до этого? Да ничего.
   Риту всегда интересовала жизнь на Земле, но безопасная для женщины. Ой-ой-ой, как трудно быть женщиной! Сказать по секрету, где хорошо? Мужчины обидятся. Хорошо после развода, как после грозы, но остается чувство потаенной обиды. И это не панацея. Вот и оставалось Рите жить одинокой принцессой.
   Рита в хорошую погоду выходила гулять в обед в ближний лесопарк, по которому дорожные службы проложили дорожку из белых камешков. Летом от белых камешков обувь становилась белой, осенью грязь и листва уравнивали камни до одной высоты, чему способствовали проезжающие с бревнами машины.
   В лесу постоянно на одном месте жгли лишнее ветки и распиленные бревна. Зачем? Возможно, что они золу производили для таблеток. Совсем рядом находилось производство по изготовлению лекарства.
   Подберезовики после дождя с удовольствием росли рядом с пешеходной дорожкой. Они не любили расти зря, им очень хотелось почувствовать тепло человеческих рук. Рита видела грибы под любым листиком, за любой корягой. Она не могла пропустить милую шапочку гриба, особенно маленького. Один гриб подарил ей пилочку для ногтей. 'Интересно, как сотрудница Кира в лесу могла ее уронить'? - мелькнула мысль в ее умной головке.
   Среди деревьев мелькнул мужской силуэт в светлой одежде. Он явно искал грибы в десяти метрах от дороги. Рита слегка поежилась, она превратилась в ежика с колючками. Шла она одна по дорожке лесной и не думала, что в лесу еще есть люди. Она резко свернула в сторону от тропинки к кусту, обсыпанному малиной, и с удовольствием поела спелые ягоды.
   Но вдруг Рита почувствовала взгляд. Она приподнялась и увидела у куста с малиной, расположенного в трех метрах от нее, мужчину на корточках, который ел малину, а на нее поглядывал с усмешкой.
  
  Клен любил колени у березы, их размер и сексуальный вид, но когда защита как заноза, он любил березу просто в них. Вот такой был способ совершенства. Секс в коленях, верите, иль нет? Знаете, а в этом есть блаженство. В них опасность? Да ее ведь нет.
  
  Она наклонилась к самой нижней ягоде, а рядом с ягодой лежал складной нож. Ей захотелось крикнуть:
   - Мужчины, кто нож потерял?
   Вместо этого она ногой толкнула нож в кусты, медленно встала, незаметно оглянулась и пошла к автомобильной трассе. Сзади послышался щелчок, скрип. Она остановилась от страха, потом сообразила, что это старые деревья скрипят от соприкосновения. Навстречу ей по дорожке шла женщина с платком на голове и с корзинкой в руке:
   - Девушка, не подскажешь, как выбраться из леса?
   - Вы не на ту дорожку вышли, надо вернуться до развилки и повернуть на другую дорогу. Лесной перекресток путает дороги.
   - Вот спасибо! Я чувствую, что машины уже рядом, а выйти из леса не могу.
   Рита всей душой готова была пойти рядом с женщиной, и она пошла рядом с ней. Женщина заметила:
   - Что такая грустная?
   - В подберезовике нашла пилку для ногтей, - ответила Рита.
   - Бабы уронили, у них ножей нет, так пилкой смотрят, червивые грибы или нет. Так все просто.
   - С грибами все просто, у меня вот приятельница Кира с отпуска не вернулась, она в лесу все дороги знает, я всегда с ней ходила и ни о чем не думала. Я думаю это ее пилка.
   - Что с ней произошло? - спросила женщина.
   - Не знаю. Я тоже отдыхала на юге, где и сейчас находится Надя, но я уехала на неделю раньше. Мы отдыхали там, где раньше рос бамбук. Бамбуковая роща, а рядом море. Теперь в городе все стало красивее, и вместо бамбука растут пальмы и кипарисы. Ой, а я вас не задерживаю, мы уже дошли до дороги?
   - Может, ваша приятельница еще вернется?
   - Сомневаюсь, на работу она не вышла. Когда она приехала к морю, то очень захотела вернуться домой. Она мне это сама говорила. Женщина она худенькая, шустрая.
   - Что с ней могло произойти?
   - Если скажу, не поверите. Вы не спешите?
   - Я могу вас выслушать, - сказала женщина.
   - Когда я приехала в бамбуковый город, на вершинах гор еще лежал снег, а море было холодное. Надя приехала через неделю, и море уже стало теплее. В горах много горнолыжных трасс. Море постоянно штормило. В городе проходил фестиваль, из-за которого неделю разгоняли облака. Солнце светило на лыжные трассы и нагревало снег. Нет, я не скажу вам свое предположение по поводу отсутствия Киры.
   - Ой, нет! - воскликнула женщина и быстро пошла к автобусной остановке.
   Рита посмотрела женщине вслед и тут же услышала за спиной мужские голоса. Страх пробежал по ее спине, и она пошла к стоянке машин. Из леса вышли двое мужчин в светлых брюках и светлых рубашках. Мужчины, переговариваясь, подошли к своим машинам на стоянке.
  
  Зачем на бампере ажур? Ведь это же не абажур! Машина врезалась в машину. Так обвернуть машину шиной! Ау, конструкторы авто! Вы что-то сделали не то!
  
   Рите стало стыдно, она повернула назад, чтобы найти нож в малине и отдать им, но ее отвлекли другие события.
   Когда Надя вернулась из отпуска на свое место, то на столе увидела свою пилку для ногтей, которую она потеряла в грибочке. А нашла ее Рита во время прогулки в обед, в ближнем лесу. Как-то так.
  
  
  ЛРЛ. Глава 10. Запас прочности
  
   У Риты вышел весть запас прочности. На операции она попала в ситуацию, при которой некоторое время летела внутри розоватой трубы. Свет и скорость возрастали. Труба имела достаточно равномерный диаметр. Полет сопровождался свистящими звуками.
   Розоватый свет сменился на два белых пятна и человеческие голоса. Сквозь тяжелое состояние веки приподнялись, и она увидела, что горят на стене две лампы. Соседки по палате обсуждают ее состояние и пытаются с ней говорить.
  
  И вновь вцепился кап в березу, он словно родинка щеки, его не вытащить с занозой, он как рисунки и горшки. Пусть друг сегодня за буграми, его из сердца не изъять, ко мне не ходит он с дарами, так может он кому-то зять. Он остается подневольно нелепой грустью в голове, и не поет он мысли сольно, второй он дует будто фен. А кто-то дует словно ветер, а кто сквозняк не по летам, а кто березе будет веткой? А кто подобием листам?
  
  Сама она лежала на постели и вновь заснула.
   Рита читала, что рай находится в созвездии Сириус. Судя по всему, на Сириусе-1 рая нет. Вероятно, рай бы мог быть на Сириусе-2. Но планета маленькая, на ней на каждого умершего землянина не найти райский сад и ангелов в достаточном количестве. Или Сириус-2 собрала души умерших землян, и потому ее плотность необыкновенно велика? А может, за Сириусом-1 и Сириусом-2 спряталась Сириус-3, и на ней уместился земной рай? В принципе, рай с Земли в телескоп найти трудно, вероятно, так же трудно, как обнаружить Сириус-3 за ярким сиянием Сириуса-1?
   Значит, ее душа некоторое время летела к Сириусу-3 по дороге, указанной розоватым светом Сириуса-1?! То есть если есть черные дыры, то могут быть и розоватые дыры для души человека? И сквозь эту розоватую трубу душа человека летит в рай Сириуса-3?
   Если Сириус-1 дает света и тепла больше, чем Солнце, то на Сириусе-3 всегда тепло, значит, там находится райский сад с яблоками?
   Рита проснулась. Она посмотрела на снег за окном и поняла, что все еще находится на Земле. Позвонила Щепкину. Спустя годы сотрудничества они лучше понимали друг друга. Ему она рассказала про идею нахождения земного рая. Другой бы покрутил у виска, а Щепкин занялся осуществлением идеи Риты.
   Люди стремятся в рай на Земле, а это всего лишь узкая полоска суши на побережье моря. Море изо всех своих сил поедает узкую полоску суши у подножья гор.
   По этой полоске земли когда-то проложили железную дорогу. От железной дороги до моря по наклонной плоскости всего один вагон. Люди привозят гравий и засыпают его тоннами, чтобы уберечь дорогу от моря, но им в голову не приходит добавить смолы в гравий.
   Море любит смолу. Волны бы ласкали ровную поверхность смолы, и может быть, из нее сделали бы янтарь. В другом месте побережья розоватая глина восьмиметровой толщиной накрыла на пляже отдыхающих, а могли бы из нее сделать глиняные горшки. Не боги горшки обжигали, а люди. И люди иногда сдвигают массы земли с места, или это Божье дело?
   С каждым часом облака за окном Риты темнели и все больше сплачивались над землей, уменьшая потоки солнечного света. Прохладная погода продолжалась даже в райских местах на побережье моря, и что уж тут говорить о погоде в Клюквенном крае?
   У Щепкина, Андрея Георгиевича, из головы не выходила умная мысль: снабдить космический корабль солнечными батареями. Для ее осуществления необходимо изменить контур космического объекта, батареи должны быть установлены на обшивке корабля, они должны быть стационарными.
   Солнечные батареи - это не крылья бабочки, это встроенные плоскости, и они изготовлены из материала пропускающего свет.
   Если лететь на Сириус-3, то солнечные батареи это то, что надо. Захар занялся разработкой космического полета на Сириус-3. Он решил, что рай надо исследовать при жизни.
  
  Туман не снег. Люблю я день. Дождливый бег. Тумана сень. И смена лет - людская боль, и многих нет, не видно голь. Живи без бед, без суеты, ведь он отпет, живи хоть ты. Любовь прошла, не те лета. А я ушла, была звезда. И космос был для звезд любви, ты с лаской плыл. Зови, зови... Тумана сень закрыла мир, любить мне лень, без взглядов пир.
  
   Церковные сферы общества решено было не тревожить, но социальные сферы Большой страны поддержали мысль о полете.
   Астрономы не обещали легкого полета, они только предполагали наличие абсурдной планеты Сириус-3. Если есть звезда Сириус-1, то должна быть и планета Сириус-3. Кому-то светит Сириус-1? Так пусть освещает Сириус-3.
   Траекторию полета можно было спланировать весьма отвлеченно, известен путь до созвездия Сириус, а потом надо облететь созвездие со стороны Сириуса-2, чтобы не потерять ориентир. Есть предположение, что, облетев этот звездный объект, можно будет увидеть Сириус-3 обетованный, или иначе рай земной.
   Для запуска космического корабля с солнечными батареями вместо топлива была создана отдельная космическая площадка. Для взлета с Земли было решено использовать обычное топливо.
   Первая ступень должна будет после выхода на космическую орбиту покинуть корабль. Дальше корабль будет лететь на солнечных батареях.
   Команду для полета подбирали из числа одержимых подобными идеями и целью нахождения предполагаемого рая Земли. Они же был спонсорами программы.
   Космический корабль, выполненный внутри с комфортом, был готов за короткое время. Питание для членов экипажа использовали космическое, плюс добавили возможность приготовления обычных продуктов раз в неделю из замороженных полуфабрикатов.
   Телеэкран был установлен в комнате отдыха с прикрученными креслами и диванами для создания земной иллюзии существования. В комнате разгрузки можно было крутить и вертеть тренажеры, при этом смотреть на экран с земными новостями.
  
   Рита особо не светилась перед экипажем корабля, о ее существовании знали единицы. В качестве генерального конструктора представляли мужчину-конструктора приятной наружности с внешностью трудно запоминающейся из-за отсутствия особых примет - Захара.
   Он официально возглавлял поиски земного рая в созвездии Сириус. С ним при необходимости разговаривали члены экипажа. На трудные вопросы ответы они получали с некоторой задержкой, необходимой для общения мнимого и настоящего генерального конструктора. А может, были иные причины.
   Полет выполнял две задачи: первая - использование при полете солнечных батарей, вторая - поиск неизвестной планеты Сириус-3. Обе задачи весьма проблематичны, по этой причине полет сильно не рекламировали. Для любопытных существовал простой ответ: полет за пределы Солнечной системы.
   В состав экипажа вошли три человека. Женщина по имени Надя. Два мужчины. Инженер-исследователь. И командир корабля Филипп. Экипаж, проверенный на совместимость в реальных условиях.
   Важно было подобрать людей, которые могут долго находиться в одном помещении и не мешать друг другу.
   Надя отвечала за питание команды, была внештатной медсестрой, выращивала зелень.
   Командир корабля - виртуоз, он разбирался во всех системах корабля, как говорят с закрытыми глазами.
   Захар отвечал за все виды ремонта. Он мог при необходимости привести в рабочее состояние все приборы на борту корабля. Он был штурманом корабля.
  
  Стена фристайла явно не для нас, а мы с тобой слегка в нее воткнулись, и вместо вида славных облаков, судьба в любви нам снова ставит нулик. Ну, что затих? Боишься синяков? Не упадешь, лежи в своих подушках. Года идут, и ты всегда таков: для вида заблудился ты в подружках. Ты горных лыж не видел никогда, и знаешь о фристайле очень мало, впадаешь в одинокие года, и в ванне у тебя лишь только тало. Вот там фристайл, вот там твоя стена, и в ванне полотенце есть и мыло, там сущность человека не видна, а радость на двоих с водой уплыла. Ты выходи из ванны иногда, меня ты на пути своем не встретишь. Стеной фристайла стали на века остатки той любви, которой бредишь.
  
   Запуск корабля прошел нормально. Средства массовой информации молчали, так как все прошло благополучно. Вовремя отошли ступени с топливом. Корабль вышел в открытый космос, радиосигналы стали слабее.
   Пока корабль летел по Солнечной системе, команда постоянно отправляла сообщения на командный пункт. Пройдя Солнечную систему, космический корабль попал в черную дыру, главное было удержаться в русле черной дыры и держать корабль по ее курсу.
   Космический корабль вынырнул в созвездии Сириус. Сириус-2 светила ярко и радостно приветствовала космический корабль с Земли.
   Солнечные батареи собирали в себя энергию Сириуса-2, так как они здорово поиздержались в черной дыре.
   Растительность на корабле резко выросла. Экипаж с удовольствием ел свежую зелень. Командир корабля искал Сириус-3. Малая сверхтяжелая звезда была обнаружена через сутки после появления в созвездии Сириус.
   Корабль облетел малую звезду и к своей неуемной радости обнаружил планету Сириус-3, которая слегка светилась.
   Облака нежно окутывали планету полупрозрачной оболочкой. Притяжение Сириуса-3 было соизмеримо с притяжением на Земле. Корабль радостно взревел моторами. Из него с двух сторон вышли два крыла, и, как обычный самолет, межзвездный корабль приземлился на Сириусе-3.
   Корабль встал на твердом поле. Экипаж с любопытством смотрел в окно. Со всех сторон поле окружали сады с яркой зеленой зеленью. Виднелись легкие тени маленьких людей в светлых туниках. Они слегка парили в воздухе, как эльфы. Но ни один эльф головы не повернул в сторону прилетевшего корабля. Экипаж забеспокоился, но ненадолго. Они решили, что души людей не могут видеть живых людей, что есть некое магнитное поле, окружающее корабль и делающее его невидимым.
   Приборы показывали наличие воздуха и температуру 27 градусов. Можно было выходить без скафандров, но командир предположил, что могут быть в воздухе опасные газы и лучше всем, кто будет выходить, надеть легкие скафандры.
   Земной ландшафт убаюкивал взгляды. Слышно было пенье птиц, но и они не обращали внимания на людей.
   Захар понял, почему здесь земной рай - из-за черной дыры, которая связывает Солнечную систему с созвездием Сириус и делает путь наиболее коротким. Внешнее благополучие планеты Сириус-3 вполне пригодно для земного рая.
   Самое интересное, что Захару не хотелось выходить из космического корабля. Солнечные батареи себя оправдали полностью, они вновь были заряжены. Андрей Георгиевич предложил команде вернуться на Землю.
   Задание они выполнили: рай нашли, солнечные батареи себя оправдали. Команда с командиром согласилась и отбыла к планете Земля. За благое дело их всевышние власти не наказали, и они благополучно вернулись на Землю.
   Щепкин был рад возвращению космического корабля с его вариантом исполнения солнечных батарей. А Рита, выдумщица этого полета, выздоровела. У нее была странная мысль, что космическая черная дыра имеет отношение к черному шару жизни. Но ее в руку не возьмешь. Рита пришла к выводу, что ее умершие родители находятся на Сириусе-3. А ее чертежи, которые она чертила на кульмане, это ее картины. Кто пишет картины маслом, а Рита чертила чертежи - грифелем из графита, тогда компьютеров не было...
  
   Облако цвета мокрого асфальта нежно прислонилось к белому облаку. Сочетание удивительно. Совсем рядом плыли серые облака и задумчиво смотрели на черно-белую пару. Сквозь серые облака местами проявилась голубоватая безоблачность неба, а сквозь черно-белое сплетение облаков неба не было видно.
   Вот так и судьбы переплетаются немилосердно. Длительное время Рита работала под руководством весьма умного человека, который мог надеть на себя любую маску при общении. Он мог быть обаятельным, если она была сильно нужна в работе. Он мог быть равнодушным, если в его мыслях были иные хлопоты. Он мог быть непробиваемым. Если он хотел уволить человека.
   Дошла до Риты черная очередь полного отчуждения. Он не дал ей выйти на работу, но с лихвой пользовался ее документацией, которую она скинула ему в компьютер. И это было ошибкой. Щепкин не дал ей забрать свои вещи из стола. Она не отдала ключи от комнаты и ушла под его высокомерным взглядом. Она пыталась ему звонить, но без толку.
   И вот когда Рите было плохо, родной ей человечек сказала, что ей плохо от того, что о ней говорят плохо. Рита замолчала от неожиданности и грязи, в коей она не могла пошевелиться. Итак, она без работы. Без уважения.
   Страшное слово 'предательство' с трудом можно заменить слово 'лицемерие'. Рита всегда считала себя белым облаком. Но нет, люди сочли, что она слишком белая и замазали ее дегтем перед родным человечком.
  
  Радость детям - детские копилки: из фарфора - девочка с косой, в нее бросят доллара опилки, и ребенок станет вдруг лисой. Ему надо, чтобы в ней - гремело, ему нужен - свой велосипед. Он в глаза посмотрит очень смело. Свои деньги - берегут от бед. Поросята, страшные страшилки, копят для детей одни мечты, и детишки напрягают жилки: положи хотя бы рублик ты.
  
   Вот есть же люди, которые способны уничтожить вас через близких вам людей! При этом эти самые близкие люди по непонятным причинам забывают все хорошее, что вы для них сделали, и помнят только плохое, чем вас очернили!
   От такой вопиющей несправедливости Рита сильно расстроилась, но ненадолго. Чего горевать? Если люди захотели поверить в плохое, значит, им это выгодно. Когда им будет выгодна другая ситуация, они ее создадут.
  
   Самое предсказуемое будущее, - это не непредсказуемое будущее, а почти существующее, но неосуществленное в настоящее время по причине несовершенства системы существования. Такой каламбур хорошо известен. Рите крупно повезло, она попала на кафедру, при которой была научно-исследовательская часть, лаборатория, в которую был нужен конструктор ее уровня.
   Не всегда мужчины ведут себя раскованно, в учебном институте все сотрудники были таинственными и воспитанными. Выгоду Рита извлекала из любых хороших отношений. Например, на кафедре открывалась новая тема, первым пунктом идет анализ существующих конструкций. А где найти эти конструкции?
   Существовали книги, учебники, а авторы этих учебников ходили рядом по кафедре. Можно было еще поехать в патентную библиотеку на набережную, и Рита ездила в нее не один раз, там действительно могла найти аналоги конструкции, которую еще предстояло ей разработать.
  
  Легкая морозная прохлада стелется строптивым ветерком, все в природе солнечно и складно: сердце, боли, ночь и в прошлом ком. Сколько одиночек в ночь печальных бродят, ходят, ездят по стране? Сердце их к свободе не причалит, у свободы совесть в стороне. Потеряли, снова потеряли, что-то неприметное в душе.
  Вновь исчезли друга - мужа пряди, и глотали ночку всю драже? Хорошо, лекарств - для сердца много, на потерю - горсточка лекарств, для леченья внутреннего смога, чтоб не слышать, как ворона: 'Кар'. Не сказав, ни с кем не перемолвись, все внутри себя, похоронив, пережили все печали, молча, а теперь - прогулка мимо ив.
  
   Несколько этажей с папками чертежей со всех стран мира. Несколько поездок в библиотеку по разным темам не прошли для нее даром, были найдены и аналоги, и патенты на изобретения, да и Рита сама имеет патент на изобретение в соавторстве с членами кафедры. Но без мужчин-преподавателей все это было бы не возможно.
   Одни на добровольных началах вводили ее в курс новых наук, другие в область микросхем, третьи занимались с ней герметизацией корпусов, четвертые вкладывали мысли в вакуумные установки, с пятыми она разрабатывала координатные устройства перемещения, с шестыми работала над измерительными приборами, с седьмым студентом вела его дипломную работу.
   Жизнь в плане умственной нагрузки была очень насыщенной, и еще десять лет Рита была на предзащите всех дипломных проектов кафедры, т.е. знала все или очень многое, что в этой области науки вообще разрабатывается и конструируется в городе. Вот такая была ее жизнь.
   У Риты была другая история до знакомства с некрасивым разработчиком. Квартиру Риты затопили по всем стенам. Этажом выше уснул военный, приехавший из действующей армии, он выпил лишку. Это он открыл воду в ванной и уснул. Вода на двадцать сантиметров покрыла всю его квартиру, потом вода по стенкам стала опускаться вниз по этажам.
  
  Коньячный привкус поцелуя, любви пьянящий аромат, и тело, пагубно танцуя, держало в мышцах автомат. И голова несла надменно мужские, крепкие черты. Оттенок кожи светло медный, но волосы еще черны. Рука ласкала плоть девицы, дышала нежно слишком грудь, рука щипнула ягодицы, ей говоря: 'Про все забудь'. Они дышали возбужденно, их танец близился к концу. Они, сжимаясь напряженно, легли подобием свинцу.
  И застрочил он пулеметно, так ускоряя ритм и темп, и попадая очень метко, был поцелуем сладким хмель. Коньяк ласкал внутри забвеньем, про все на свете забывал. Вдруг озарился мозг, как светом: белье он ванне полоскал.
  
   Стиральные порошки растворились в воде, и пенная вода стекала по всем стенам квартиры Риты. Дома у нее никого не было, все работали и учились. Когда первый школьник пришел домой, то увидел водопады из люстр, струи воды по переключателям. Удивительно, что вся проводка была в воде, но все обошлось. Нашлись люди, которые позвали кого надо, и те вскрыли дверь. Они увидели спящего военного, и занялись нужным делом, то есть сами стали собирать воду с пола.
   Через три часа после ухода с этой фирмы Рита пришла на большой завод. Позвонила с проходной по местному телефону, услышала красивый мужской голос, потом знакомый женский голос, ее узнали по словарям - переводчикам.
   Осталось оформить документы. В тот же день она вышла на другое место работы. Начальником отдела был необыкновенно красивый и умный мужчина, работать с ним было хорошо, но его быстро повысили и дали целый завод в подчинение, но в области.
   Попала Рита в женский коллектив. Комната вся в цветах, картинах и кульманах. Пять женщин. Работа более чем интересная и достаточно сложная. Женщины-конструкторы - это особый клан, они работают с мужчинами.
   Зубы у всех женщин белые и ровные, фигуры стройные, характеры - мужские. Но пять женщин в одной узкой и длинной комнате - это очень серьезно. Через четыре месяца Рита пересела в холодный зал без цветов и людей, здесь раньше было много конструкторов, но из-за холода в помещении и холода в экономике страны конструкторы исчезли, как мамонты, или разбрелись по работающим еще организациям.
   Окна КБ выходили на север, солнце сюда не заглядывало, малахитовая ель перед глазами за окном - это ее единственное развлечение. Через пару месяцев в этом помещении появились конструкторы-мужчины, пришли сразу четыре человека, но сели от Риты в отдалении на более теплом пяточке.
   Жизнь забурлила и бурлила года два, потом опять все стали уходить по другим фирмам. Все зависит от условий труда и зарплаты. Эта фирма настолько большая, что неповоротливость ее в новой экономике сказочно на людях не сказывалась.
   Станочный парк отменный, а все остальное в плане оргтехники не сразу появилось. Климат, 14 градусов тепла на рабочем месте, отрицательно сказался на здоровье, одним словом, в больницу ее увезли прямо с работы, после больницы ее уже ждали на другой фирме.
   Кто как, а Рита в подростковом возрасте перечитала большое количество приключенческой литературы с легким налетом человеческих симпатий. Почему-то именно нетронутая любовь оставляла в ее душе следы призрачных чувств.
   По жизни ей на роду было написано заниматься спортом либо зарядкой, поэтому она была вынуждена ходить либо в спортивную секцию, либо в тренажерный зал, или в бассейн. Еще у нее был постоянный интерес к приключениям с детективными элементами, но без убийств, чтобы все было красиво и настроение не портило.
   Сама она - обычная молодая девушка со своей специальностью, хотя кому ее специальность интересна, пока по ней не пройдет вихрь приключений?!
   Итак, либо не так, а пошла Рита очередной раз в спортивный клуб, расположенный на берегу крошечного пруда. Пруд напоминал огромную воронку с водой, по краям которой росла осока. Вдали виднелись новые невысокие здания.
   Периодически она слышала, как изнемогали железнодорожные рельсы от многотонных составов. А так здесь царила тишина. В соседнем лесу птицы пели и комары кусались. Она шла в спортивный клуб.
  
  Тебя коснулась я едва, и сердце в неге сладко сжалось. Сухая мокрая листва в деревьях важно задержалась. А я прошла сквозь бездну лет, сквозь годы тайные желаний, у осени простой полет, а я подобно грустной лани.
  Мне суждено так на роду: желанной быть и одинокой, сквозь всех мужчин я так пройду, они же стрельнут только оком. Останусь, как забытый лист, одна опять среди постели, и буду помнить чей-то лик, как листья желтые летели. Полнеба в тучах и дожде, полнеба в солнечной купели. Любимый, ты меня дождись, в своих желаньях страстной пены.
  
   Санаторий, принадлежащий заводу, где Рита в это время работала, состоял из двухэтажных домиков застройки шестидесятых домов. Лечебный корпус встретил ее просторным холлом и велюровыми темными креслами. Медицинский администратор проверила санаторную карту и дала номер в лучшем корпусе. Большая комната ее вполне устраивала. Она приехали на 24 дня отдыхать и лечиться, ей надо было разогнать острые боли в спине, наследие конструкторской работы.
   Ноябрь в первых числах месяца снегом не баловал. Трава зеленела. Часть листьев еще висела на деревьях. Лечение выбрали минимальное, основное развлечение - бассейн через дорогу от корпуса обитания. День в санатории заполнен с утра до вечера, самое темное занятие - постоянно одеваться и раздеваться, сапоги снимать и надевать.
   Завтрак - оделась и пошла в столовую. Еды много. Потом надо одеться и идти в лечебный корпус, там пару раз раздеться до последней или предпоследней степени. Потом бежать в свой корпус, взять все для бассейна и опять раздеваться и одеваться.
   Из бассейна отнести в свою комнату вещи, повесить сушить полотенца и купальники, переодеться - и пора на обед.
   Перед обедом минут двадцать все прохаживались перед столовой. Собаки и коты занимали места у лестницы в столовую.
   Обед - замечательная еда, много и сытно, но все съесть - трудно. Фрукты часто берут в руки и выходят на свободу. В это время Рита брала пустые пластмассовые бутылки и поливала в огромном холле столовой цветы. Зимний сад требовал ухода, но, видимо, штатной единицы для этого не было.
   И затем личное время: спи, отдыхай. Чаще в это время она занималась стихами, работала над ними.
  
  Затяжные прекрасные дни, я играю, лечусь, отдыхаю. Среди многих с тобой мы одни, без тебя непременно сникаю. Отдыхаем, забыты дела, с нами милые, чудные лица, и в бассейне резвятся тела, и играются в шахматы блицы. Не понять моего торжества, радость детства, общения, победы.
  Это счастье в канун рождества, пусть за месяц. А взгляды в обеды?
  Радость нового тела в плену водной глади - хороший бассейн. Как прекрасно! Плыву я! Плыву! А твой взгляд ненароком рассеян. А потом круг за кругом в воде, раздвигаются волны руками. И повсюду, всегда и везде я твой взгляд одеваю стихами.
  
   После тихого часа постепенно люди приходили в холл столовой, именно там стояли два теннисных стола, огромные шахматы и шашки.
   Риту притягивал теннис. Скучно не было. Вечерами можно было в красивом холле смотреть телевизор, или кино в клубе, или приезжих артистов рассматривать из прохладного зала.
   Однажды Рита упала на спрятанный под снежок лед. Она не просто упала, она засмотрелась на Захара, который приехал ее навестить.
   Правую руку Риты пронзила страшная боль в месте сгиба кисти и руки, там тьма мелких жилок, и связок, и косточек. К врачу Рита пошла не сразу, не верилось, что боль такая сильная после падения.
   Руку разминала с мазями, а потом пришла к врачу дежурному, ей наложили шину и сказали, что завтра на скорой помощи увезут в город делать снимок. Где это видано, что она поедет делать снимок?
   Нет, конечно, через день она сама сняла шину, размяла руку и стала играть в теннис. Партнеры - сильные. Рука заболела так, что пришлось бросить эту милую игру, которая украшалась партнерами. Она пошла в бассейн. Здесь резвились общие знакомые.
   Плавать с забинтованной рукой очень больно, но выйти из бассейна, поднимаясь по лестнице и держась за поручни, просто нереально.
  
  Что главное? Уйти из зацепления, и знать неповторимость бытия. Однажды сердцем чувствуя пленение, понять, что мы играли: ты и я. Прекрасное не повторится чудо, нечаянно мы вспыхнули вдвоем, и безразличие обступило круто, и мы отдельно думает, живем.
  А чудо было несколько мгновений, а охлаждение следом шло всегда, и сердце замирало: черви, вини. И все. Не повторится никогда. Искать его, не зная полных данных? Найти в Москве возможно ли его? А там уже и Мани или Тани, и снова расставаться нелегко.
  Ракетка, теннис, сетка, взгляд и счастье - простое откровение судьбы. Любить в игре незримо и нечасто. Как хорошо, чтоб повторилось бы!
  Проходит год. Забыто это чудо. Попытка отыскать не удалась, как вечером не встретить тайну утра. Я не ищу! Я не ищу! Сдалась.
  
   Но Рита вышла из такой ситуации. Руку вечерами и в свободное время мяла и разминала с мазями для спины вопреки всем канонам гипса, потом заматывала бинтами. Рука болела достаточно долго, но на работу после санатория она вышла.
   Повреждена была правая рука, и чертить на кульмане надо правой рукой, а линии требовали яркие и четкие, а чертежи шкафов - большие. Больно, но руку забинтовывала и чертила.
   Рита работала инженером на фирме. Наступило джинсовое лето. День осветился солнечной прохладой. Нормальное лето. Ничего необычного и интересного. Рита с модельной стрижкой чувствовала себя уверенной, и жизнь стала спокойней.
   Она вышла из отрицательного состояния. Сейчас она была близка к полнейшему безразличию к происходящим вокруг нее событиям. Реальность, а если в ней сейчас странная полоса, то естественно, хочется уйти в зеркало искаженной действительности.
   Свое отражение в зеркале ее почти устраивает. Ее не устраивает отсутствие высоких материй без новых технологий. Нужно маленькое чудо.
   Пусть квартира сама придет в божеский вид, а то пыль мешает приятному состоянию. Но зеркало тут не поможет и надо действовать ручками или нанимать постороннего человека для домашнего труда.
   Проще. Погодите. Надо стереть зеленую пыль цветущих деревьев со всех поверхностей зеркала искаженной действительности...
   Рита, сменив пару фирм, вернулась на свою любимую фирму.
  
  
  ЛРЛ. Глава 11. По краю ландышей
  
   Летающие блестящие снежинки - бальзам на душу и настроение. По краю асфальта под легким снегопадом Рита могла идти и идти без всякой конкуренции: люди предпочитали ехать в машинах и в автобусах.
  
  Летает снег, не тая быстро, лежит на крышах и камнях, и солнце светит серебристо, нас в холод осени маня. А ты какой-то серебристый... Что так прохладно на душе? Иль жизнь твоя совсем ребриста? Нет ребер женщинам уже? Природа держится спокойно перед пришествием снегов, ты в зеркало глядишь достойно замерзших луж из тьмы веков.
  И небо явно отдохнуло от светских ливней в жаркий день, озоном северным дохнуло в совсем безлиственную сень. И засыпает лес надменно, и ровно дышит тишина. Мы для любви не ищем смену... Из ребер женщина одна.
  
   Пусть едут. А она проходила по краю снегопада - пока она шла, аура очищалась, она возрождалась, набиралась астральных сил без всякого человеческого обмена энергиями. Сейчас модно искать крайнего в изъятии внутренней энергии, так вот, Рита энергию брала из космоса летающих снежинок.
   А вчера она встретила долгий и продолжительный взгляд любимых глаз Захара. Дал ли этот взгляд дополнительную энергию? Неизвестно, но нечто человеческое - дал, остатки любви или начало новых отношений между ними. Кто бы знал, как она не хотела его любви в свое время, но потом привыкла, и он оказался снежным бальзамом ее души.
   Часть дороги весьма пустынна, хотя шоссе от ее дороги недалеко находилось. Однако в одном месте своего снежного пути Рите всегда было жутко: из-за этой внутренней жути ей иногда идти не хотелось по этому пути. У дороги находился выход теплоцентрали, точнее, выход колодца больших размеров, прикрытого решеткой. Сквозь решетку дул теплый воздух, поэтому на решетке часто лежал человек в драповом пальто. Остановка автобуса от его лежанки находилось метрах в двадцати, но этот человек всегда внушал ей ужас.
   В душе леденело, когда она по кромке дороги обходила лежбище этого человека. Недалеко от этого страшного места стояла фирма, ухоженная, украшенная, но до нее еще надо было дойти...
   Струйка крови ярко выделялась на белом фоне выпавшего снега. Рита готова была пробежать бегом мимо страшного колодца, но краем глаза она увидела, что на решетке сидит не конь в драповом пальто. На решетке сидел Фома, рабочий с ее фирмы! Это был он!
  
  Мечту искать всегда приятно, но вот найти - невероятно.
  
   Рита остановилась как вкопанная, с ужасом взирая на кровь Фомы.
   - Рита, остановись, я ранен! - сказал Фома, держа руками ногу ниже колена.
   - Фома, какими судьбы ты здесь, да еще весь в крови? Скорую помощь или такси вызвать? - спросила Рита, не зная, что делать в такой ситуации. - Кто тебя ранил?
   - Не поверишь, но я увидел тебя из автобуса одну среди снега, выскочил на остановке, решил подождать, сел на решетку, и в ногу мне вонзился острый предмет. Я вытащил из ноги металлическую шпильку, заточенную с двух сторон, одной стороной она была вставлена в этот колодец, а другой торчала, но сквозь снег я ее не заметил и напоролся.
   Фома показал Рите острую шпильку в крови. По телу Риты прошла дрожь. Совсем недавно она встречала такие острые черные шурупы, и эта шпилька была того же качества: острая и жесткая. Буквально два дня назад она, не думая о помощи, сама вбивала такой шуруп молотком в стену.
   Она била по шурупу с размахом, со всей силы, с ожесточением. Шурупы требовали вкручивания, но на это сил у нее не хватало. Шуруп вылетел из уголка с закрепленными на них лесками для сушки белья. Вылетел примитивный, жирный и мягкий шуруп, а вбила она вот такой острый, черный...
   Почему она испытывала ужас, но не испытывала жалости к мужчине? Ей не было его жалко, вероятно, потому, что еще живо его пренебрежительное отношение к ней. Остаточная деформация его унижений.
   Рита пошла на свое рабочее место на заводе. Кто любит запахи парфюмерии, а она любила запахи механического цеха, запах станков, масла и стружки. Любила тихий гул работающих станков, любила рабочих за станками и технологов, их опекающих. Любила чертежи.
   Она шла мимо цехов, смотрела на станки, дышала заводскими запахами и насыщалась астральной энергией производства. Здесь производили новейшую технику. В эпицентре производства отличная аура.
   Ее рабочее место находилось дальше механического цеха, она поднималась на второй этаж, проходила длинный переход, соединяющий два здания, и оказывалась в здании, выполненном из листов неизвестно чего, но всегда холодном.
  
  Пролетели строчки, как года, линии зеленого на черном, так доска нам стала навсегда, как Акад в компьютер занесенной. Было ли: доска и ватман друг, циркуль, карандаш еще линейки, и графит творил за кругом круг, рисовал, как ветер занавески. А сейчас компьютер, мышка - прыг, стали для конструктора, как кульман. В дисководе слышен дикий рык, а программы стали нашим культом. Голуби из цифр и редких слов зеленеют, бегая по полю. Точки забелели, словно корм, я себя Акадом не неволю. Тридцать два я года с чертежом, несколько он тоже изменился, а Акад мне стал теперь пажом, скорости хорошей он добился. Плоттер встретит все мои дела, и чертеж, в нем словно бы из книги. Я себя всю делу отдала. А стихи? Они мои вериги.
  
   Окна по периметру излучали холодный воздух из всех щелей. Здесь и сидели технологи и конструкторы, они - морозоустойчивые. Рита не вынесла холода и в обед стала скатывать газеты в плоские трубки и втыкать их во все явные щели. Потеплело.
   Ее любимой прической стал парик, она его держала в тумбочке стола. Она приходила на работу, снимала шапку, надевала парик и работала. На работу лучше всего было приходить в пальто, в нем можно работать и даже чертить. Зато было всегда приятно от собственных ошибок или проблем на производстве.
   Можно было снять с себя пальто, надеть халат и идти в цех по вызову технолога. Во всех цехах значительно теплее, потому что установки и станки хорошо работают при определенной температуре.
   Шла Рита в белом халате по переходу, а навстречу ей шел Фома, прихрамывая. Он посмотрел на нее и прошел мимо. Он вновь работает на основном производстве, и у него свои задачи. В данный момент они по работе не пересеклись. Рита шла по вызову технолога механического цеха.
  
   На фрезерном станке последнего поколения обрабатывали корпус для сложного изделия, который ей был необходим в ее работе. Он был такой сложный и прихотливый, что фрезеровщик от гордости из себя выходил, так он был доволен поставленными допусками на чертеже. Чем меньше допуск, тем дороже изделие, что фрезеровщику выгодно.
   Фрезеровщик - элита в области оплаты, поэтому он получит в два-три раза больше Риты. Но Рите не обидно, ее отец был рабочим и получал всегда по верхней планке. А она конструктор, у нее оклад. Фрезеровщик Рите улыбнулся, в душе он был доволен изделием и своей работой. Как он любил свой станок! Не пересказать.
   Рита подозвала к себе технолога, и они пошли на второй этаж разбираться с чертежами. Здесь стояла пара деревянных кульманов, на которых делали чертежи для доработок изделий. Технологи всегда держали себя важно и с большим достоинством, а Рита ничего, она с ними соглашалась с небольшими уступками в допусках, размерах или материалах изделий.
   Рита спустилась с пристройки второго этажа, ее перехватил другой технолог и с великой гордостью показал новый гигантский станок, познакомил с его особенностями, чтобы она в чертежах их учитывала, чтобы станок не простаивал.
   Охрана была в цене. В древнем городе, расположенном совсем недалеко, и то охрану уважали. Сейчас устали пользоваться охранной сигнализаций, охраной. А маленькие безобразники подрастают. Вчера они пришли из поселка, сорвали плоды с деревьев, искупались, где захотели, подожгли древний автомобиль. А охрана? Охрана смотрит телевизор на посту. Охранную сигнализацию совсем не используют в горной местности. В результате у домиков сломаны двери, и никуда информация об этом не поступала.
  
  Мои мысли в космосе летают в оболочке, где мудрейший чип. Обо мне, кто в космосе - не знают, только цифры щелкают, как блик. Так-то, неизвестна я планете, неизвестна очень многим, нет! Больше я знакома по сонетам, но КД порою видит свет! Господи, с тобою мысли рядом, видишь, пролетают над землей! Я - конструктор! Лучшего не надо... Я смогу придумать... Мне самой...
  
   Так и космический корабль привезли на старт и оставили до утра без присмотра. Любой маленький шалун мог сделать очень большую шалость. Мальчишки могут проникнуть во все щели Сети и во все дыры в заборах. Мальчишки - маленькая, но страшная сила, которая летом на каникулах от безделья все может выдумать, они дома могут подслушать старших и отомстить за что угодно в самой невероятной форме. Даже повлиять на запуск корабля с космодрома.
   'Нужно проверить с хвоста событий, - подумала Рита. - Надо посмотреть ситуацию на космодроме, расположенном в степи. Насколько мне известно, космодром находится не в заповеднике, до него многие знают дорогу, попасть в город Байка можно на автобусе из технически умных городов, например, из города П. можно попасть в город Байку на автобусе, а там до ракет рукой подать'.
  
   На столе Рита заметила знакомые детали, посмотрела, как их изготовили, и медленно ушла на свое место, за свой деревянный кульман. Только она села, взяла карандаш, как подошел разработчик. С ним она просмотрела еще раз устройство прибора и соответствие ему корпуса, который уже обрабатывался на фрезерном станке.
   Разработчик - красивый и умный мужчина, с любой точки зрения разработчики - просто умнейшие из умнейших людей. Рита в них влюблялась с первой их умной фразы, с первого блеска глаз.
   Она любила с ними говорить о работе, и в очередной паре рождался очередной новый прибор. К Рите подошел Щепкин и недовольно глянул на разработчика, но руку ему пожал. Разработчик ушел. Щепкин добавил пару фраз в технические требования чертежа, сказал, что зайдет за Ритой в конце рабочего дня, и ушел.
   Спокойно чертить Рите не дали, подошел умный заместитель главного технолога. У него появился заказ на уникальное изделие, они начали на кульмане прорисовывать габариты изделия и говорить о том, как его можно обработать и вообще сделать. Тут же подошла женщина из ОНС и сообщила об изменениях. Святое дело, изменения надо вносить в чертежи.
  
  Суборбитальный полет самолета, грезит конструктор уйти в небеса. Летчик летит и не вдаль вертолетом, он вертикально летит в чудеса, где невесомость почти безгранична, где самолет - для других НЛО, словно Венера, он маленькой птичкой к солнцу подходит, где счастья полно. Чудо творят на Земле бесконечно, мысль человека нельзя удержать, и улетает он в небо беспечно, только от страха нельзя не визжать.
  
   Все же наступает момент, когда Рита чертит на кульмане очередной чертеж. Час чертит. Два чертит. Затачивает карандаш, проводит тонкие и толстые линии. Циркуль делает в дереве дырочки. Все нормально. За окном темно, рабочий день подошел к концу. Рубиновый Щепкин вышел Рите навстречу, и они поехали каждый к себе. Она вышла на своей остановке автобуса, посмотрела на плакат в книжном киоске и прошла мимо. Поворот, дорога, магазин, дом.
   Звонок. Голос Щепкина:
   - Рита, я иду к тебе...
   - Нет.
   Она бросила трубку - и правильно, не хочет она его прихода, нет. Сама, лучше все сама, хотя надоело ей быть мужчиной в доме. Она вспомнила, как много мужчин на основном производстве и как мало их в ее домашней жизни, просто ноль, обычный ноль.
   Иногда она думала о том, что зря влезла в эту мужскую профессию, но сдаваться она не собиралась. Она решила пройти путь обаятельной и привлекательной женщины на производстве, что не хуже общения с королями и шахами. Рабочие будни к любви мало располагали, но еще существовала коварная пятница, в этот день возможны всплески чудес.
  
  В научном мире рестораны - одни леса, да их поляны. В научном мире их квартиры, размером в ванну у кумира. В научном мире их машины - одни автобусы кручины.
  
   Щепкин явился к ней в пятницу вечером. Пышный букет подсказывал о его серьезных намерениях. Они смотрели друг на друга и не пылали любовью, что они, друг друга не видели? И тут из-под него вывернулся коврик. Как это произошло, непонятно, но он грохнулся на пол. Пес держал конец коврика в зубах и сверкал глазами:
   'Кто пришел к моей хозяйке?!' - спрашивал его свирепый взгляд.
   Рита запрещала собаке лаять на гостей, но терпеть в доме мужчину собака не смогла. Букет при падении рассыпался. Щепкин лежал в цветах. Пес выпустил конец коврика и важно ушел из прихожей в комнату. Щепкин проводил пса злым взглядом, встал, нагнулся, собрал цветы. Его взгляд любви не выражал. Они ходили по квартире втроем. Пес урчал на мужчину, и он не выдержал: собрался и ушел до весны.
   Весной высыпали зеленые листочки на деревьях, и Щепкин опять засверкал глазами в сторону Риты. Но засверкал не он один - засверкало озеро, к которому вся компания пришла делать шашлыки в устройствах для шашлыка с собственными дровами из магазина.
   Шашлык! Звучит хорошо, а весной еще и обладает тревожными чувствами пробуждения. Вот и Щепкин пробудился. А соль - была. Щепкин и Рита смотрели вдаль на зеркальную поверхность озера и не думали в нее окунуться. Рано купаться. На полиэтиленовой скатерти появились дары магазина, на тарелках появился шашлык.
   Вино лилось из бумажных пакетов. Вытрясалась водка из бутылок. Хорошо! Правда, Рита ради дезинфекции выпила пару глотков вина, то же сделал и Щепкин. Они сидели трезвые и насыщались мясом.
   О! Мясо! Мясо и вино пошло гулять по жилам, а они пошли по краю озера в обратную сторону. Они немного заблудились и шли долго, очень долго. Они прошли поляну с ландышами. Ба! Они прекрасны - ландыши, конечно. Белые цветы.
   Пройти по краю поляны с ландышами! Здорово.
  
   Совсем другими проблемами были заняты на работе. Водная стихия океанов, несколько напоминает космос, погружение, как и взлет, без перегрузок не бывает.
   Смешно сказать, но Рита уже несколько лет думала о том, что ей совсем не нравятся подводные лодки, работая конструктором совсем в иных областях, она постоянно в мыслях возвращалась к подводным лодкам. Как-то ей очень повезло, потому что дали разрабатывать небольшое устройство для глубоководного погружения, от такой работы она была на седьмом небе от счастья.
   Щепкин родился в центре столице. Его отец работал в издательстве газеты шофером и столяром. Мальчик был не бедным, не богатым. Мама, папа, брат, сестра дали ему полноценное детство. Жили они на первом этаже многоэтажного дома, куда редко заглядывало солнце. Зимой сугробы подступали к окнам, украшенным морозными узорами. Жаловаться ему было не на что.
  
  Ох, он этот буйный мачо, самый лучший из мужчин. Нет, его милей и краше, он хороший, без причин. Просто мужество на сцене, просто песни - лучше нет. Он всегда поет без лени, и ему подвластен свет, что сияет из приборов, а конструктор - это я. В свете встретиться нам впору, но встречаться нам нельзя.
  
   Он рос худощавым, симпатичным пареньком, поэтому он пошел не в хоккей, где лица закрыты масками, а на бальные танцы. На танцах Щепкин познакомился с тоненькой девочкой маленького роста. Они хорошо смотрелись на сцене, но в жизни она смотрелась хуже. Он высокий. Она очень маленькая без каблуков. Жизнь и танцы - две большие разницы.
   Маленьким девушкам чаще, чем большим, нужна помощь мужчин. Например, чтобы шторы повесить, или принести продукты, или сдвинуть мебель с места. Танцевали они, танцевали и поженились. Через некоторое время его родители умерли. Им досталась одна комната на троих.
   Братья и сестра вели себя хорошо при живых родителях, а после их смерти квартира стала коммунальной. Щепкин не выдержал семейного разлада первым. Обладая хорошей памятью и способностями, он окончил технический институт и поехал работать в новый район столицы за квартиру. День его был занят дорогой, работой, а дома он был только вечером и ночью.
   Его миниатюрная жена сама разбиралась с его братом и сестрой, встречаясь с ними на общей кухне. Щепкин в электричке читал книги, учил стихи или английский язык. Его лицо носило интеллектуальный отпечаток прочитанной им литературы. Удивительно, но с годами он становился красивее, утонченней и, конечно, умнее.
   Стройность, но не худощавость притягивали женские взгляды. Он не пил, не курил, говорил красиво. Общение с ним для любой женщины было радостью. Тонкие черты лица, огромные глаза, легкий полет волос - волшебный мужчина.
   Первой на новой работе в него влюбилась яркая блондинка с ровно подстриженными волосами. У нее была дочка и больной муж. Это была худощавая женщина, чуть ниже Виктора ростом. Работали они в соседних лабораториях и их встречи имели чисто рабочий характер.
   Но постепенно женщины стали поговаривать, что они встречаются и вне работы. Между ними веяло близостью. Поэтому для всех женщин отдела Щепкин перестал существовать. Если у мужчины есть жена и любовница то, что с него еще можно взять?
  
  Нет, мы с Вами незнакомы, птичку ставила за Вас. Центр научный и горкомы. Рядом я было подчас. Генерал, как много званий есть у Вас и вокруг Вас. И, похоже, много знаний вы вбираете за час. В волейбол сыграем, ладно? Перекинемся мячом. Или ближе Вам доклады? День рожденье? Ни при чем.
  
   Щепкин любил и ценил свою семью. Он свято отдавал жене заработную плату ведущего инженера, он ради семьи практически не был дома. Ну и что, что он встречался с еще одной женщиной? Он дома не мешал никому в это время.
   Итак, он уже мог изменять, превознося измену в ранг своего достоинства, или жертвы для своей семьи, чтобы не стеснять их своим присутствием. Так прошло пару лет.
   Рита пришла на работу в лабораторию, где работал Щепкин. Что тут говорить? На самом деле она его не сразу и заметила. Женщина всегда замечает того, кто занимает высшую ступеньку в коллективе. Правильно, она заметила начальника лаборатории - шефа. С ним очень легко было общаться по работе.
   Шеф, Щепкин, был чуть выше ее, чуть полнее, смешливее и при этом весьма умным человеком в своей области. У него существовало правило: до трех часов дня никаких личных разговоров и переговоров. В три часа разрешался чай и анекдоты, и опять работа. Очень комфортная для работы обстановка.
   Для поощрения сотрудников существовала доска почета. Лицо Риты стало на ней постоянно появляться. И все было хорошо до поры до времени, пока она не увлеклась Захаром в день всех влюбленных. И он исчез. Снег. Холод. Темно. А его нет нигде. Дома нет. На работе нет. Тишина.
   День влюбленных отметили у Риты дома всей лабораторией. Хорошо посидели, потанцевали, разошлись по домам, но один человек из компании исчез.
   Когда все разошлись по домам, Захар вернулся к Рите для продолжения банкета. Но вернулся не он один, вернулся и шеф, забывший ключи в кресле.
   Рита оказалась в щекотливой ситуации. Но шеф спокойно забрал свои ключи и удалился. А Захар остался, объясняя ситуацию расписанием электричек. В день влюбленных они без любви не обошлись, поэтому Захар спешил на последнюю электричку.
   А как он на электричку спешил?
   Из своих родных и близких людей очередной изменой он насолил: жене, любовнице-блондинке и шефу, которому нравилась и блондинка, и Рита. Вкусы у них были одинаковые.
   Остался вопрос: куда исчез Захар?
   Захар пошел на электричку, но не дошел. По дороге его встретил Щепкин. Они поговорили. Их разговор видела ревнивая блондинка Мила, которая ждала возвращения Захара от Риты. Она знала о празднике, но ее на него никто не приглашал. У блондинки была связь с шефом еще до Захара.
   Почему? Отец у нее был лежачий больной, и она искала чувства на стороне.
   Может, все дело в блондинке? Если бы ни она, то не было бы измен у приличных мужчин? Что было, то было. Мало того, в эту игру втянули и Риту, и одного игрока потеряли.
  
  Физики живут весьма непрочно, головы забиты их с лихвой, в институтах учат, как нарочно то, что не ухватишь головой. Учат языки, да еще пару.
  Мозг студента, словно на века, им еще работать до угара, и до пенсий жизнь их не легка. Тянут, тянут лямочку всезнайки, а она не в силах им помочь, нервы свои вывернут с изнанки, и уходят с этой жизни прочь. Убегают в лес или на дачу, убегают в детство, где теплей, упускают бывшую удачу, их не в силах выдержать дисплей. Физики, довольно специфичны, гонор в них сменяет пустота. Их проблемы с нервами типичны, старость у них с первого листа.
  
   Следующие дни на работе протекали обычно, если не считать отсутствия одного ведущего инженера. Его разработка одиноко висела на доске. О нем вспомнила табельщица, она решила, что Захар заболел. Все так и решили, что человек заболел. Коллектив в массе своей очень тактичный. Все шито-крыто, ни у кого никаких сомнений не возникло, пока не зазвонил телефон.
   Позвонила блондинка Мила. Она просила позвать Захара к телефону. Ей ответили, что он заболел. Она не поняла ответа табельщицы. Стали выяснять суть дело и запутались окончательно. Шеф взял трубку и сказал, что видел Захара, как тот уходил в сторону станции.
   Через пару дней в лаборатории почувствовали отсутствие одной умной головы. Рите пришлось делать работу за Захара. Потом ее шеф послал на неделю в командировку в другой город.
   В отсутствии Риты на работе был следователь. Он искал следы Захара по просьбе его гражданской жены Милы. Но он ничего не понял и закрыл дело. Внешне в отделе дела шли хорошо, все люди были толковые и семейные. Найти измены в дружном коллективе практически невозможно. Врагов у Захара не было в принципе, он был слишком умный и тактичный.
   Но человека не было.
  
   Рита вернулась из командировки, и никто ей ничего не сказал о следователе. Блондинка Мила, оказывается, работала в другом отделе, она стала проявлять к ней свой бубновый интерес. Две молодые женщины после трех часов дня стали разговаривать о женских делах. Так они отводили душу и свою тоску о Захаре.
   Любой человек постепенно забывается, даже очень любимый. Пусть с болью в сердце, с нервами, но забывается. Только лист с последней работой Захара продолжал висеть на его доске. А это был серьезный заказ, и он забирал все умственные способности Риты и шефа.
   Что они делали?
   Что-то очень серьезное. О шпионах в таких делах думать не принято.
   Больше всех тосковала блондинка, работа у нее была такая, что оставляла мысли в свободном полете. И еще, у блондинки была дача, на которой она и встречалась с Захаром. Заметьте, Захара к Рите никто не приписывал, он лишь однажды у нее задержался, и то его шеф на улице дождался. То есть Рита успела влюбиться, но до большой любви не дошла.
   Итак, блондинка.
   На выходные блондинка Мила поехала на дачу, сердце ее туда позвало. Нет, Захара она не увидела. Ей просто показалось, что на даче кто-то был. Она тщательно уничтожила все следы пребывания Захара, которые они оставляли вдвоем. Пропал секретный разработчик.
   Блондинка ревела на даче довольно долго, ее никто не утешал. Она сама успокоилась. Вечером вышла на крыльцо и увидела свет в соседних окнах. На выходные кто-то приехал отдохнуть, - подумала она и вернулась в свой дом.
   Мила родилась в семье военного конструктора, одно время они много ездили, жили за границей. У нее было много золота серьезной пробы. С отцом только ей не повезло, заболел и лежал дома. Когда приходила домой мать, Мила уезжала на дачу.
   Мила звезд с неба не хватала, окончила техникум и работала на подхвате у разработчиков, выполняя качественно свою работу. Утром она обнаружила, что свет у соседей продолжает гореть. Она пошла в дом соседей, дверь оказалась прикрытой. Она вошла в дом и увидела Захара.
  
  Изображать студентов не пристало, а жаль, так что ж, другие есть лета, я возраст бабушек уже рукой достала, но старостью еще я не взята. Все суета, все суета. В покое для мыслей благодарнейшая даль, но от нее когда-нибудь я взвою, я двадцать лет уже рисую сталь! Конструктор и поэт - моя пучина, с годами, что с годами, навсегда! Моя пучина и моя лучина, давно ушедшие года.
  Молчать мне надо обо всем на свете, но есть язык, и он берет покой, и есть любовь. В молчании обеты я не даю - в них поворот крутой. Взлететь бы надо, но железо тянет, я вся 'конструкций будущего плен'. Головушка у розочки увянет, а волосы пусть мне взлохматит фен.
  
   Прошло две недели со дня его исчезновения. Он был бледный, если не синий, но живой. Он лежал на постели и смотрел на Милу, но ничего не говорил. Говорила она много и без толку, пытаясь его поднять. Но сил не хватило. Он оказался тяжелым, хоть и худым. И она вдруг поняла, что у него случилась та же болезнь, что и у отца! Захар превратился в лежачего больного!
   Захар рассказал Миле, что от Риты пошел в сторону станции, встретил шефа. Они поговорили. Шеф, как и Захар, после праздника был навеселе, но сами по себе они были невеселыми. У шефа в глазах сверкали искры, отдавать Риту Захару он не хотел.
   Они крупно поговорили о морали и человеческих отношениях. В голове у Захара рубильник отключил светлые мысли. Он, чувствуя, что может быть уволенным и остаться без новой квартиры из-за своих отношений с Милой и наметившихся отношений с Ритой, помутился разумом или в его мозгах забулькало выпитое вино.
   Захар сел на электричку, но перепутал направление и был вынужден выйти на остановке, где находилась дача Милы. Захар не смог открыть дом, но случайно увидел, где соседи прячут ключи, и пошел к соседям. Утром он почувствовал, что ноги его не слушают. Дальше - больше. Ему становилось все хуже под общие угрызения совести.
   Мила знала, что такая болезнь практически не излечима. Нет, она никого не хотела заразить, это только сейчас она поняла, что причиной болезни Захара является она. Ее отца проверили полностью, но никакой заразной болезни не обнаружили. Туберкулез заразен, но у отца оказалось воспаление легких. Хотя люди не все еще знают о степени передачи болезней. Или Мила зря причислила плохое состояние Захара на свой счет.
   Мила нашла Захара, но на работе ничего о нем не сказала. Она перенесла его на свою дачу и лечила лекарствами своего отца. Для тепла включила пару обогревателей и ездила к нему через день. На работе его практически не вспоминали.
   О Захаре вспоминала Рита, но вслух слов на эту тему не произносила. То, что Мила часто стала ездить на дачу, заметил шеф. Он знал ее повадки и заметил постоянную усталость, нервозность, раздражительность. Если красивая женщина перестает смотреть на мужчин и увядает, это становится для них заметным.
   Шеф проследил за Милой после работы, он поехал той же электричкой, вышел на ее остановке. Она его не заметила, так была погружена в свои мысли, неся в руках две увесистые сумки. Нарочно не придумаешь, Захара на этот раз в доме не было. Мила сбросила на снег сумки и завыла.
   Тут подошел к ней шеф и спросил:
   - Мила, зачем на Луну воешь? Это дело волков.
   - Захар исчез! - сквозь слезы проговорила она.
   - Захар исчез давно, уж месяц прошел, - заметил шеф.
   - Он жил в этом доме последние две недели.
   - Я заметил твои поездки, но и предположить не мог, что ты Захара скрываешь!
   - Я его не скрывала! Он был болен, он от слабости не мог ходить!
   - Слабо было вызвать врача?
   - Это деревня, здесь врачи не особо разъезжают.
   - Мне ты могла сказать? Зачем такую тяжесть в себе держала?
   - Я нашла его через две недели после его исчезновения у соседей на даче. Он к ним сам залез в дом.
   Шеф ее уже не слышал, он посмотрел ту сторону, куда потянулись следы от домика. Темнело быстро. Следы растаяли в темноте.
   - Собаку с проводником надо пригласить, - промолвил шеф.
   От его слов Мила разревелась еще больше.
   - Он слабый, он в сугробе замерзнет, - пролепетала она сквозь слезы.
   - Вот бабы! Захару проходу не давали, а теперь ноют по углам.
   - Мила давай покричим: "Захар" - в один голос.
   Они кричали, кричали, но в ответ услышали дачную тишину.
   Это сегодня за Милой поехал шеф, а двумя днями раньше за ней поехала Рита, она знала о поездках блондинки в сторону дачи и помогала ей продукты покупать и лекарства. Поскольку Мила до конца ничего не говорила, то Рита решила за ней последить. Но следила она только до электрички, дорогу на дачу она знала.
   Рита знала, что Мила ездит на дачу через день. Поэтому за день до приезда шефа именно она вывезла с дачи Захара и отвезла его в больницу, а из больницы врачи сообщили Миле, где он лежит. Рита не сочла нужным говорить об этом Миле и шефу. Мила на них очень была обижена и ничего не сказала шефу о том, что Захар нашелся в больнице.
  
  Когда к любви мы не готовы, то встреча вроде ни к чему, но для стихов она подкова, а сердце рвется лишь к нему.
  
   Прошла неделя, вторая. На третью неделю Захар стал подниматься, потом стал ходить, его выписали домой. Дома у него было так тесно, что ему захотелось на работу, где он не был почти два месяца. Ситуация! Его больничный не закрывал все время его отсутствия. Но этот вопрос решили другим путем, и Захар вернулся на работу.
   Что с ним было? Болел человек.
   Шеф загрузил работой ведущего инженера. Дамы поутихли. Захар старался ни с кем не разговаривать, сидел тихо и работал.
  Время путешествий по времени подошло к концу, наступило время компьютеров, ноутбуков, смартфонов.
  Рите нравился Андрей Щепкин, но он был какой - то неуловимый. И он жил один, но у него было хобби: он любил квартиры в разных районах. В гости к нему не заедешь, мало ли, где он находится. По идее он немного получает, но он умеет делать деньги помимо работы, умеет дружить с большими людьми.
  Выдохнуть. Надо выдохнуть. Рите только это и оставалось. Она поняла, что Щепкина надо забыть. Пусть с ним Мила остается.
  Мила, словно услышала мысли Риты, позвонила:
   - Рита, тебе понравилась новая квартира Щепкина?
   - Нормальная.
   - Тебе стало грустно? Это нормально. Решила его мне оставить?
   - Я его и не забирала. Откуда ты знаешь про квартиру? Он сказал, чтобы я тебе о ней не говорила.
   - Наивная, я все знаю. Он мой мужчина, а ты смотришь на правду наших отношений сквозь шоры.
   - Извини, я тебя с ним не заметила.
   - Ты кроме себя никого не видишь. Работаешь и работай, - сказала Мила и отключила телефон.
  Рита подумала, что на работе поздно искать мужчину. Все заняты. Она вспомнила однокурсников по институту и колледжу. Но и они уже семьями обзавелись. Где она была? Вот если бы мама сегодня с виноградом не заехала, так, может быть, что - то получилось. Да, еще на праздниках все мужчины одинокие, но последнее время праздники на работе в основном упразднились.
  Откуда квартира у Риты? Она поздний ребенок. Мать была с квартирой, она вышла за мужчину с комнатой. Из комнаты они сделали квартиру и сдавали. Когда отец умер, Рита переехала в эту квартиру, а мать купила себе новую машину. Все просто, по любви и по расчету. Расчет с господином Щепкиным в любовь не перешел.
  Бабье лето. Красиво и грустно.
  Позвонил Щепкин:
   - Рита, предлагаю завтра поехать на пикник. Твоя мама туда не приедет.
   - Завтра рабочий день.
   - В обед успеем.
   - А Рита? Она поедет?
   - У Риты на уме одни племянники. Пусть их выращивает. Я хочу своих детей от тебя.
   - У меня квартир мало, я тебе не пара. А дети появятся на пикнике? Не много ли нагрузки на обед?
   - До подгузников не дойдет. Оденься как капуста. Погода будет из серии бабьего лета.
  В обед Щепкин ждал Риту, мотор был включен. Она села на переднее сиденье, и они сразу поехали в сторону от города. Свернув с дороги, они остановились на полянке среди золотистой листвы на фоне еще зеленых листьев.
  
  Как ясен голубой простор! Какой размах небесной тверди! Как хочется придумать вздор, чтоб в омуте проснулись черти! Вода в реке и без волны, равнина неба наизнанку, а чайки чувствами полны. Шоферы держат лишь баранку. У утра есть закон утра, когда встают лишь поневоле, когда идти не всем пора, когда не птицы мы на воле. Кусочек неба в вышине оставят нам на день грядущий, и вздор затихнет весь во мне. Работа есть, я в ней ведущий.
  Остались небом и глаза. Твои глаза уже проснулись? Они и небо, и леса, со мною только разминулись.
  
  Солнце светило, облака обходили поляну стороной. Щепкин из багажника достал раскладной стол и два стула. В коробке была еда. Щепкин вел себя корректно, они поели и поговорили. Рита приятно удивилась свиданию среди осенней природы и погоды, и без свидетелей. Маленький кусочек счастья.
  
  
  ЛРЛ. Глава 12. Официальная версия
  
   Прочитав книгу о счастье на три раза, Надя благополучно не запомнила из нее ни единой строчки. Вероятно, поэтому невозможно удержать в руке птицу счастья. Хотя она вообще не привыкла держать в руках нечто живое из числа птиц и животных. Во времена писем, до благословенной всемирной паутины, были распространены письма счастья, авторы которых требовали переписать письмо большое число раз, потому что невозможно понять, что такое счастье с первого раза.
   Луна Луной, а в земной жизни все остается так, как и было. Просто люди растут и старятся, изменяются взаимоотношения людей. Супруги Надя и Захар вышли в сад, в котором росли клены.
  
  Деревья в корень спилены, остались пни да кочки, в песочке счастье полное, детишки и совочки. Еще сказали, будто бы и дом наш весь снесут, хоть это в близком будущем, но эту весть несут. В моем дворе все сломано, живут одни собаки, у них здесь видно логово. Сидят на стульях бабки. Все будто кем-то куплено, построят здесь объект, а мы жильцы все куцые, мы вовсе не субъект. Ведь мы не знаменитости, автограф не берут. Стихи поэта нитками
  коль их в печать не шьют.
  
  Они сели на скамейку-качалку. Она нажала на пульт управления. На стене дома медленно раздвинулись створки, показался плоский экран огромного телевизора. Супруги взирали на экран, смотря научно-познавательную программу.
   - Мне показалось, что лунные гномы и чудики из недр старых гор от одного производителя. Те и другие с огромными глазами, но маленькие, - проговорила жена, качаясь на скамейке, над которой со всех сторон нависали ветви старого клена.
   - Что это дает? - спросил равнодушно муж, лениво рассматривая листья дерева.
   - Ничего или очень много. Ведь говорят, что на Земле жили великаны. Если были великаны, значит, были и их противоположности - маленькие создания, - быстро ответила она.
   - Когда мог быть расцвет маленьких инопланетян земного происхождения? - насмешливо спросил муж, с опаской поглядывая на голубей, сидящих на ветках дерева.
   - Захар, ты знаешь о планете Фаэтон? Была такая планета в Солнечной системе, именно на ней процветала жизнь...
   - Я смотрел передачу о планетах, пришельцах и космическом ребенке.
   - У меня возникла мысль просто гениальная, и я решила ее проверить. В поисковике я внимательно посмотрела на планеты, на их состав. И мысль сформировалась окончательно, я теперь точно знаю, откуда прилетали пришельцы на Землю.
   - И это не секрет.
   -Пришельцы на Землю могли прилететь только с Фаэтона, который позже распался на пояс астероидов. Но и это не все. Жизнь точно была на Фаэтоне, что было до Фаэтона, я и подумать боюсь. Солнечной системе много лет. Этого людям не понять, но на Фаэтоне жизнь была, а когда условия планеты для человека стали плохие, жизнь переместилась на Марс. Когда Марс стал замерзать для цивилизации, люди стали перебираться на Землю, ее осчастливили своим присутствием, а Марс стал безжизненной пустыней.
   - И теперь внимание, куда люди переберутся с Земли через пару миллионов лет?! - спросил муж.
   -Только на Венеру. Сейчас это молодая планета, которая расположена ближе к Солнцу. Солнце просуществует еще много лет, естественно, оно будет остывать, и поэтому Венера станет Землей для землян, но все это произойдет значительно позже существования меня самой.
   На этой великой мысли она села за компьютер.
   - А Луна? Почему лунные гномы обнаружены на Луне?
   - Луну слепили из астероидов Фаэтона, естественно, генная материя сменила местонахождение.
   - А кто слепил Луну? - спросил насмешливо муж.
   - А ее создали великаны, некогда построившие пирамиды. Она была нужна как спутник, как пристань для космических кораблей при перелете с Марса на Землю, - незамедлительно ответила жена Надя.
   Супруги помолчали от глобальности собственных мыслей. Надя захотела сфотографировать голубей, сидящих на ветках над их головами. Голуби мгновенно взлетели, словно почувствовали опасность.
   Первой заговорила она:
   - Человеческая оболочка не всегда говорит о том, что под ней скрывается добропорядочный землянин. Люди похожи и не похожи друг на друга.
   - Откуда это? - спросил муж.
   - Умные люди, если им помогают, двигают историю вперед.
   - А если среди людей завелись не люди?
   - Тогда происходит уничтожение достигнутых успехов.
   - А чудики, похожие на лунных гномов, где жили?
   - Вот они и жили внутри древних гор для собственного самосохранения. Земля пронизана во всех направления искусственными подземными ходами, непонятно, как люди по ним перемещались, если у них не было фонариков.
   - А теперь мысль: если у человека главный друг среди зверей - это кошка, то не могли ли люди в некоторую эпоху своего развития обладать зрением кошек? - спросил Щепкин, поднимаясь со скамейки.
   - Человек до сих пор роет землю, хотя бы для метро. Метро - это движение. Значит, по древним переходам люди ездили от одного континента на другой.
   - На чем? - спросил Захар.
   - На печках, тепло и удобно, - лихо ответила Надя.
   Надя постоянна в непостоянстве своих привязанностей: то ей нравится неординарный Захар, то загадочный Щепкин. Рите тоже нравятся: то Щепкин, то Захар.
  
  Все женщины меняются с годами, то были и красивы, и легки. На картах все о будущем гадали, и в завитушках были их виски. Потом их ноги точно похудели: каблук, чулок и юбка от бедра. Потом они немного пополнели, и груди стали, будто это бра. Затем они кричали на потомство, и мужа от себя гоняли прочь, и на других заглядывались томно, потом и тем сказали: "Не морочь". Потом вприпрыжку бегали за внуком, и с молодыми спорили слегка. Потом на них свалилось бремя скуки, и мудрые морщинки у виска.
  Потом они сидели на скамейках, и старики ворчали им вослед. И вот стоят на кладбище скамейки, и правнук говорит: "Пойдем, мой дед".
  
   Захар ушел жить к матери. Но молчал он недолго. Раздался звонок, приятный мужской голос пророкотал:
   - Привет.
   - Чего звонил?
   - Я один. Мама уехала на неделю.
   - Сейчас приехать?
   - Как хочешь.
   Надя думала мгновение, она зашла на кухню, взяла плов в контейнере, печенье в упаковке, оделась и поехала. Она подошла к двери, которая была закрыта, и на ней висела табличка со словами 'Стучите'. Она постучала по двери. Ей открыл Захар. Она зашла в квартиру, где шел ремонт. Мог бы и сказать, что поехал к маме помогать с ремонтом.
   Одна комната была отремонтирована, все остальное было в состоянии ремонта. Наде стало скучно:
   - Тебе помочь делать ремонт в твоей комнате?
   - Я не хочу его делать, но после смерти бабушки мы решили отремонтировать квартиру. Мы с мамой сами все сделаем.
   - А она куда уехала?
   - Полгода прошло после смерти бабушки, уехала решать дела с наследством.
   Надя почувствовала, что Захар уходит от нее окончательно.
   - Захар, ты работаешь? Вижу, твоя одежда висит на ручке шкафа.
   - Работаю.
   Раздалась мелодия на телефоне Захара, экран засветился, но он не двигался с места. Вскоре по телефону перезвонили, мужчина нервничал, но сотовый телефон не поднимал.
  
   В это время раздался звонок в дверь. Надя пошла к двери, но впереди нее уже бежали две собаки, радостно подпрыгивающие и громко лающие. Значит, пришли свои, то есть - хозяева. Первой вошла хозяйка собачки Лиры, Надя. Лира прыгнула хозяйке на руки и стала быстро ласкаться.
   - Сережка! У меня с ухо упала сережка, - закричала девушка.
   В прихожей столпились те, кто пришли, и стали искать сережку, исчезнувшею без следа.
   Все поискали пропажу. Надя поискала, потом она подняла пеленку с пола, куда ходила собачка Лира по нужде, и обнаружила пропажу. Сережка лежала на боку с открытым замком. То-то было радости у всех.
   На Лиру надела хозяйка собачий комбинезон и двое, из вновь пришедших, ушли, прихватив с собой в фольге курицу, для них приготовленную. Надя прошла по квартире и заменила пеленки в туалетах домашних собак. Пеленку из прихожей убрала без замены. Пес, живший в этой квартире, пеленками в прихожей не пользовался. Это был стройный пес, который знал свое место. Виталик, хозяин пса Сонета еще спал, сквозь сон он слышал приход и уход людей с собачкой Лирой.
   Трудный год из-за потери бывших друзей, нет, они живы - здоровы, но для нее исчезли из-за того, что меня унизили прямо или косвенно. Трудно с ними не общаться, но и дальнейшее общение смысла не имеет. Так уже бывало, но в этом году слишком сурово они с ней обошлись, после чего пришло понимание, что друзей нет, а есть люди, чьи интересы долгое время соприкасаются с ее интересами. А теперь все интересы исчезли, и винить некого. Проехали.
   В жизни бывает три периода, первый - взросление цвета Леса, второй - молодость и любовь цвета рубина, третий - старость цветом коралла и жизнь похожа на дневник сиреневой дали.
  
  В сети Ольга Олеговна прочитала, что на известную женщину напали после прямого эфира на радио, куда сослуживца Макара уже рекомендовали приятели по цветочному бизнесу. У Ольги стукнуло в голове, что политика убили вскоре после того, как он дал интервью на радио.
   Это совпадение?
   Макар рассказывал Ольге все, что видел и слышал, так он был устроен. Появилась простая мысль, что политика выследили и убили сразу после передачи по радио, и не было у убийц никакого предварительного плана.
   Гильзы были разные, потому что стреляли из двух пистолетов.
   Официальная версия убийства политика совсем другая, но Ольгу интересовала исключительно собственная версия всех событий.
   Ольге Олеговне на работе подарили цветущий цветок в красивом горшке. Камелия цвела и выглядела великолепно. Красавица была слишком хороша, чтобы ее нести домой. Ольга оставила цветок на работе. К этому времени все цветы, подаренные на 8 марта, благополучно отцвели и засохли. У цветущих цветов в горшках есть одна особенность: они сбрасывают бутоны, если их переставить.
   Цветок продали, следовательно, он переместился. Стоит красавица камелия и цветет день, второй. На четвертый день пара бутонов потемнела. Их сняли с цветка. Короче, через неделю камелия скинула бутоны, которые так и не распустились, и красота цветов осталась только на фото. Поставили цветок в сторонку. Пусть отдыхает.
   Недалеко от Ольги Олеговны сидела Маруся Ивановна, весьма спокойная женщина, сбежавшая от мужа, и вдруг она встрепенулась:
   - Ужас! И это в моем доме!
   - Маруся, ты о чем? - спросила Ольга.
   -Нашла информацию об убийце, посмотри на его лицо. Жестокость. Какая жестокость!
   Ольга подошла и посмотрела в компьютер соседки: на экране виднелась весьма темная личность.
   - Что произошло, Маруся?
   - Ко мне домой приходили оперативники. Они попросили лом. Я им дала монтировку.
   - Зачем?
   - Они вскрывали дверь ниже этажом. Там толпа стояла, они искали убийцу.
   - Кого он убил?
   - Он убил и расчленил двух женщин. Первую убил из-за ревности. Вторая случайно увидела, как он убивал первую. Ее убил как свидетеля.
   - Давно это произошло?
   - Не знаю. Их нашли вмерзшими в лед реки. Шел прохожий и увидел страшное зрелище.
   Разговор двух женщин услышал их шеф:
   - Я слышал об этом убийстве! Мужики говорили, что убийцу искали две недели по всем лесам. Полиция на ушах стояла.
   - А как в лесу было страшно последние недели! В нем никого рядом, один скрип деревьев, - громко сказала Ольга.
   - Теперь будет спокойно, - заметил шеф Щепкин.
   Ольга Олеговна села на свое место, работу забывать нельзя, ее надо делать.
   Когда в офисе работают, тишина стоит час-два. Маруся Ивановна вскакивает первая и обходит цветы. Она их поливает и садится на место. Встает шеф и выходит минут на десять. Так день и проходит. Ольга первая встает в обед, она ест быстро и выходит на прогулку, иногда с ней выходит Маруся. В день вопросов к первому лицу государства все сидят на своих местах и слушают вопросы и ответы.
   Диктор телевидения сверкнула камнями в красивых ушах. Ольга посмотрела на сережки диктора внимательно и не услышала, о чем она говорила.
  
  Какой пассаж на белом свете: мужчин для танцев снова нет, ушли в спецназы на рассвете, до балерины дела нет. Балетной примы не приемлют. Не могут, что ли танцевать? Мужчины снова всуе дремлют, и не танцуют старый вальс.
  Но есть танцоры в белом свете: на румбу силы отдают, они на бальных танцах в свете. В Большом театре лишь поют. В балет, красивые ребята!
  В балет, пора всем танцевать! И подрасти до дивы надо, что б весь балет не потерять. И танцы мира не исправить, не пересмотришь древних па. Какой бы не был в них красавец, не будет новых - па - де - па. Но будут новыми костюмы, и будет в танце новый стиль... Мужчины сели все по трюмам, на корабле без женщин - штиль.
  
   Счастье - это иллюзия некоего состояния, к которому можно стремиться, но невозможно в нем долго существовать. Можно ли вдохновение творчества назвать счастьем?
   Меньше всего человек пишет в состоянии эйфории от успеха, чаще всего вдохновение приходит как выход из сложившейся ситуации, из которой выйти невозможно. Проще, чтобы что-то забыть, об этом надо написать, тогда мозги освобождаются для следующего этапа жизни.
  
   Работая в коллективе, Ольга Олеговна не имела элементарной возможности потрепать языком, надо было всегда работать молча. Первые годы она часто плакала то от семейной счастливой жизни, то от ошибок в работе. Если сейчас проанализировать ее семейную жизнь, то ее однозначно можно назвать счастливой. Но этого она понять не могла сквозь постоянные перегрузки.
   Когда Ольгу брали на работу, ей задали один вопрос:
   - Как Вы будете вести себя в условиях большего скопления людей на маленькой площадке гостиницы? Вы будете разжигать ссоры или их гасить?
   Что Ольга ответила? Не помнит, но ее взяли на работу. Они проработали десять лет, пока новые отношения в обществе не развели их в разные стороны. Шеф умер, они родились с ним в один день с разницей в пятнадцать лет. Это был красивый и умный человек, тактичный и обаятельный. Ольга присутствовала на его отпевании, он превратился в мумию. Святой человек.
   Когда Ольга сама перечитывала эти строки, то проревела целый час со всхлипами. Вечером она встретила женщину, с которой постоянно разговаривала. Ее ответ удивил.
   - Это хорошо, что ты ревела, у тебя промылись слезные протоки, глазам легче стало.
   Счастье для глаз оказалось рядом с горем. Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Чистое лицо без морщин радовало, огромные глаза Николая Григорьевича с белыми белками завораживали. Его скучающий взгляд говорил о том, что ему надоела Ольга Олеговна. Он сегодня с бородкой и с усами, элегантен до неправдоподобности с черным галстуком на фоне черной рубашки. В нем играют рифмы правильно подобранной одежды. Он высокий, статный красавец. Ему подойдет огромная спальня с барельефной кроватью. Он достоин роскоши, и только звезда с портрета могла дать ему роскошь.
  
  Ты опоздал на вечность, выбросив человечность. Нет, мне тебя не жалко, и без тебя мне жарко. Мне надоело помнить, мне надоело ждать. Помнишь, тебя любила, в зубы губу разбила. Нет, мне тебя не жалко. Мне надоело ждать. Что ты опять хохочешь, очень любви ты хочешь? Мне надоело помнить, мне надоело ждать. Где ты опять работал, с кем ты опять в заботе?
  Нет, мне тебя не жалко, нет, мне тебя не жаль. Милый, тебя забыла. Ой, поцелуй. Поплыли.
  
  Неподражаемый Захар предложил Ольге Олеговне вчера выпить шампанского. Один выстрел в честь новой жизни! Сладкое импортное шампанское мелкими пузырьками разлилось по ее организму, Ольга пила глоток за глотком, целый хрустальный бокал!
   О, истинное блаженство взбудораженным нервам! Потом еще полбокала, кусочек шоколада с орехами - и в голове, как в пустой бочке, мир и спокойствие! Она успокоилась. Гроза в честь новой жизни разбудила ночью. За окном сверкала молния, грохотал гром, в голове шипели пузырьки от шампанского. Она, трусиха, закрыла плотно окна, натянула на голову одеяло и уснула.
  
  Махну в весну из осени, хотя бы на недельку, где золотые ясени листву на землю стелют. Где тонкие лохматые их волосы струятся. Где джинсы очень мятые, а лица, словно святцы. Где взгляды ясней ясного, где мальчики взрослеют, красивые как ясени, любовью мощной зреют. Влюблюсь в такого мальчика осеннею порою, а он поманит пальчиком, и я любви не скрою. Я листиком березовым себя приклею крепко. Зарею, нежной розою, не вытащить как репку. А он как ясень осенью весеннею порою, себе наметит сосенку. И станет жизнь игрою.
  
   Мужчина ее мечты, Захар, ей не принадлежит, Ольга рядом с ним только иногда проходит. Ее мужчина - Николай Григорьевич, но он ее покинул. Все очень просто. В его офис пришла хорошенькая женщина. Фигурка у нее сладкая, такая она аппетитная оказалась для скакуна, ведь Николай Григорьевич - лошадь по гороскопу.
   Джинсы ее обтягивают, грудь у нее колеблется от дыхания, он и влюбился. Ольгу стал презирать и часто стал высказывать неприятные слова по любому поводу при общении с ней. Той женщины уже полтора месяца нет на работе, а они из-за нее за это время успели официально развестись! Говорят, что она с лошади спрыгнула и ногу свою сексуальную сломала. Ольга вот только не поймет, с какой лошади она спрыгнула? С мужа, любителя галстуков с головами лошадей, или с коня?
   Ольга Олеговна по ее милости теперь одинокая и свободная женщина, можно сказать. Поэтому вчера и выпила шампанского, запила горечь поражения. Лежит теперь одна, никто ее не любит, а та в гипсе лежит: если бы не лезла к мужу Ольги, может, и ногу бы не сломала. То, что Ольга Олеговна любила своего мужа Николая Григорьевича, она поняла через две недели после его отъезда, а сам отъезд казался чем-то нереальным, осознание реальности пришло позже. Страшнее всего было то, что от полной семейной гармонии до отъезда прошло четверо суток! Так мало, так чудовищно несправедливо!
  
  Где женщины, которые хотят? Они всегда похожи на утят. Они так долго моются в воде, что б целовать, так целовать в везде. А где мужчины? Вот их нет совсем. И виноград одна без счастья ем.
  
   Любовное межсезонье - это жалкое состояние накопления потребительской энергии. Ситуации еще та: и лень, и некого любить, но лень в данном случае важнее любви, так не всегда бывает, но частенько. Великолепный облик Захара Рита вновь замечает рядом, она видит его немое внимание, но ей еще не верится, еще не хочется тревожить ленивое, вальяжное состояние любовной невесомости.
   Это еще не кошмар, не наваждение, это еще нечто неосознанное. Он рядом. Он все ближе. Он касается пальцев. Он смотрит на нее. Он идет рядом с ней. Рита его не замечает, а лишь слегка отмечает, что Захар неравнодушен к ней.
   И тут она видит внимание второго мужчины к своей особе, он выполняет все ее сказанные слова в его адрес, он помнит ее советы! Он не отгоняет ее! Андрей Георгиевич с радостью находится в ее ауре. Господи! Вот застоялась кобылка в стойле своего интереса!
   А это кто? Неужели еще и третий мужчина, а точнее Нарцисс, засветился на ее горизонте? Это уже никуда не годится!
   Что это мужчин прорвало с их интересами в ее адрес? Неужели почуяли нетронутую особу? Похоже, очень похоже.
   Вот жизнь! Рита уже не знает, в какую сторону направить свои стопы. Думай - не думай, а три потенциальных мужчины - это ничто по сравнению с одним любимым. Замужем она почти не была, с Захаром они только шутили, что они муж и жена.
   Рита запнулась о собственные мысли и опустила глаза на ярко-зеленые босоножки. А что если мужчины реагируют на зеленый свет? Да, она хорошо выглядит в зеленом топике и юбке размером со стандартную книжку. А что такого?
   Жара такая! Все и вынули свои тела из тряпок и обнажили их до социально разрешенного минимума. По фигуре обнажена каждая из девушек и женщин. Зрелище для парней и мужчин - выбирай по вкусу! Ладно, сейчас не об этом, надо сосредоточиться на одном из трех. На ком? Вот вопрос дня.
   Зеленеть! И Рита украсила ногти зелеными стразами. Круто! Она посмотрела на себя в зеркало, окинула небрежным взглядом с головы до ног и призналась отражению, что великолепно выглядит в летний период.
   Вопрос 'кто из трех?' растаял в собственном зеркальном отражении. Вот глупая! А кто из трех был вчера в зеленой одежде? Андрей Георгиевич! Точно, надо его прозондировать. Рита мечтательно посмотрела в зеленую даль листвы и нажала на телефон с его номером.
  
  Скользит красавец до упора, изгибы мыслей все сильней. Под действием любви напора он стал единым вместе с ней. И ноги, словно сталактиты, и влага неги и тепла. Другие ноги сталагмиты, и чувства тлеют, как зола. Но вот огонь внутри сильнее, и пламенеет кровь людей. Раскрепостились и вольнее, ушли из мысленных сетей. Осталась сила притяженья, и ускоренья частиц, изнеможенье изверженья, и ощущенье сильных птиц. Опали крылья. Распластались - два тела в сумерках души. И нега томная настала, но свет любви их не туши.
  
   - Андрей Георгиевич, это я, Рита, слушай, ты сегодня очень занят? Для меня ты свободный на всю жизнь? Жду, да, сейчас.
   Щепкин закрыл сотовый, повернулся на одной ноге, подпрыгнул, достал люстру ногой, прошелся колесом и остановился у зеркала. На него смотрели карие веселые глаза, сияла счастливая улыбка. Он был счастлив! Рита сама ему позвонила! Она его позвала! Какие ножки! Какие волосы! И она его ждет!
   Он стер с лица улыбку, раскрыв дверцу шкафа. Вся одежда моментально стала старой. Вчера у него было все, а сегодня надеть нечего. В зеленом он был вчера. Ей он понравился в зеленом, а если он придет в белом, а ей не понравится? Серое, бежевое, черное. Дожил до тупика. В магазин идти поздно, обещал быть сегодня, сейчас, но в чем?
   Уголки губ опустились. Он взял в руки джинсы, белую футболку и стал серым, безликим. Достал кроссовки: одни, вторые. Надел перстень с рубином и успокоился.
   Посмотрел на сандалии цвета песка. Тяжело вздохнул. И это он? Он, который ударом локтя открывает любую консервную банку? Посмотрел за окно. Солнце сияло, листва шевелилась. Он стоял. Его стальная машина издала звуки тревоги. Он махнул рукой и выскочил за дверь, забыв об одежде. Его звал автомобиль.
   Андрей Георгиевич сел за руль, смахнул зеленую пыль, включил кондиционер, и мир поплыл перед его глазами...
   - Вот так-то лучше, - мстительно сказал Захар, сидевший на заднем сиденье, - отдохни, дорогой, а то он к Рите собрался. Не для тебя она, не для тебя.
   Андрей Георгиевич уснул от приложенной к его лицу салфетки со снотворным с откинутой назад головой.
   Захар вышел из машины, прошел метров тридцать, сел в свою машину и поехал к Рите.
   -Рита, - заговорил он с ней по телефону, - кого ты сегодня ждешь?
   -Тебя, Захар!
   'Умница, - подумал Захар, - быстро соображает, вот если бы не прослушал ее переговоры, так ждала бы своего Щепкина', - и сказал:
   - И это правильно, выходи, я скоро подъеду к твоему подъезду.
  
   Рита еще раз посмотрела на себя в зеркало, мелькнула мысль об Андрее Георгиевиче и исчезла. Она посмотрела во двор сквозь полупрозрачную ткань, увидела высокий джип Захара и вышла судьбе навстречу.
   Захар посмотрел на Риту, открывающую дверь подъезда. В проеме появились ровные, длинные ноги в босоножках на тонкой высокой танкетке с зелеными ремешками. Миниатюрная юбка открывала и ноги, и пуп девушки, сверху ее грудь прикрывал маленький топ. Молодой человек покачал головой, как бы говоря: ну и ну, потом махнул головой сверху вниз в знак приветствия и открыл девушке дверцу машины.
   - Привет, классно смотришься! Волосы еще больше выросли, скоро будешь их вместо одежды носить.
   - Здравствуй, Захар! Куда едем? Только недалеко, уж очень жарко.
   - У меня в машине прохладно, не заметила?
   - Заметила, дует со всех сторон. Что это у тебя за охлаждение в жаркий день?
   - Кондиционер. Новинка. А ты сегодня Андрея Георгиевича ждала, оделась в зеленую одежду, как он вчера. Я видел, как он около тебя крутился. Пропусти его! Слышишь, пока советую, а там видно будет.
   - Не пугай. Я одна. Ко мне претензий быть не может. Это ты почти женат!
   - Не тебе судить. Ты - моя потенциальная девушка, а я не люблю страдать от ревности, и ты не давай мне повода!
   - Захар, а я этого не знала! Не помню, чтобы ты мне говорил о любви. У тебя есть Надя!
   - Это еще кто? Какая любовь? Ты - моя, и вся любовь. А Надя девушка.
   - Живем мы врозь. Я сама по себе, - сказала Рита и посмотрела в зеркало.
   - Не была, так будешь моя, ситуация исправима. Мне твой антураж подходит и мою новую машину не портит. Прощаю тебе юбку длиной в мою ладонь.
   - Ты ничего не перепутал? Ты же меня слушал, ты выполнял мои требования, а сейчас командуешь?!
   - Время подчинения прошло, теперь руковожу я. Ты - моя девушка, ты еще не министр в зеленой юбке! - со смаком сказал Захар.
   - Останови, проехали! - вскричала Рита.
   - Села в машину, так терпи меня - это святое правило вождения на дорогах. Я - за рулем!
   - Больше не сяду, - сказала Рита мрачно.
   - Я тебе покажу мое орлиное гнездо, и ты сменишь гнев на милость. Немного осталось.
   Рита посмотрела в окно: за окном мелькали машины, дома, но пешеходов не было видно. И крикнуть было некому, да и не поймут люди девушку из чужого джипа. Она закрыла ладонями голые колени.
   - Ты еще волосами их прикрой, - съязвил Захар.
   - И прикрою, - Рита наклонила голову на колени, волосы закрыли ноги. У нее возникла мысль, что все это было в прошлой жизни.
   Захар взял руль в левую руку, а правой рукой сдавил ей шею:
   - Сядь нормально, держи спину ровно! - крикнул он стальным голосом.
   Рита выпрямилась, лицо ее было непроницаемо. Они оба замолчали.
   Джип остановился у нового высотного дома. Они вошли в фойе подъезда, отличавшегося современным великолепием, проехали на лифте до последнего этажа, вышли на крышу. Как оказалось, орлиное гнездо Захара было то, что надо. Хитроумное заграждение по периметру надежно охраняло покой. В орлином гнезде сверкала вода, по периметру можно было сидеть. Рита сняла обувь, макнула пальцы в воду.
   - Можно купаться, никто не увидит тебя, - сказал спокойно Захар.
   Солнце грело на крыше сильнее, чем на земле. Рита сбросила зеленую одежду и вошла в орлиный бассейн. Десять метров в диаметре - таков был бассейн на крыше. Ей не хотелось выяснять отношения, слишком круто было в орлином водоеме. Она спокойно плавала в бассейне.
   - Одежду сними, - услышала Рита сквозь нирвану своего состояния.
   Рита подплыла к бортику, сбросила с себя две полоски и продолжила купанье. В ней не было возмущения, а было странное умиротворение. Захар снял с себя одежду и поплыл от нее в противоположную сторону. Он плавал без одежды и к ней не приближался. У Риты появился азарт, она поплыла к нему навстречу, она прильнула к нему всем телом, по ее телу прошла конвульсия элементарного желания.
   Захар жестко оттолкнул Риту. Она не обиделась, а стала подпрыгивать в воде, грудь сотрясала воздух и погружалась в воду. Он отвернулся. Она подплыла сзади, обхватила его тело. Он резко повернул лицо. Улыбка его поразила, она была омерзительная! Он был страшен!
   Это был не Захар! Промелькнула мысль, что это оборотень в облике Захара! Рита быстро поплыла к одежде.
   Но над одеждой стояла Надя со свирепым выражением лица. Рита не испугалась, не закричала, а вышла и села на бортик бассейна. Мокрые волосы прилипли к телу. Зубы стучали то ли от холода, то ли от страха.
   Захар на ее глазах превратился в кентавра. Рита от неожиданности потеряла сознание. Она очнулась в кромешной темноте под звездным небом на дне пустого бассейна, на большом надувном матрасе. Никого рядом не было.
  
  Руки просто пожимаем. Мы спокойны. Все. Поверь...
  
   На Рите одежды не было, на груди в золотом обрамлении одиноко светил рубин. Рита дрожала от холода, но была абсолютно спокойна.
   Она обошла пустой бассейн в надежде найти полотенце или одежду. Ее знобило. Она подошла к ограждению. Внизу сиял огнями город, над ней сияли звезды, а она сверкала наготой. Рита обошла место своего заточения. Она искала выход, но ничего не нашла.
   'Голая баба в клетке на крыше', - подумала она без эмоций.
   Рита оказалась без одежды на чужой крыше, но чувство стыда было забито стрессом.
  
  
  ЛРЛ. Глава 13. Кентавры на крыше
  
   И только детектив Илья Лис случайно видел, как Захар крадучись выходил из машины Андрея Георгиевича, и тут же подошел к машине. Он увидел спящего Андрея Георгиевича и разбудил его. Потом они вдвоем проследили за Захаром и выяснили, куда он увез Риту.
   - Рита!!! - издал истошный крик Андрей Георгиевич.
   - Андрей, я на крыше! Быстрее!!! - крикнула Рита в ответ, ее голос в тишине ночи звучал оглушительно громко.
   Андрей Георгиевич подошел к своей машине, достал плед, взлетел на крышу высотки на скоростном лифте. Риту он завернул в простыню.
  
  Жизнь вся - сплошное ожидание, ты постоянно что-то ждешь, то ждешь всего одно свиданье, то ждешь, когда утихнет дождь. Боюсь я ждать, гоню все встречи, боюсь терять твою любовь, боюсь встречать свободный вечер, но не боюсь влюбиться вновь. Я жду, не зная телефона, не зная номер твой совсем, не зная смех и говор звонкий.
  Тебя я жду, и вновь меж тем я рада каждой новой встрече, я рада взгляду и кивку, я рада рядом быть весь вечер, ты знаешь, милый, я не лгу. Возможно, я люблю условно, ревную к каждой, кто с тобой. Я помню речи все дословно, что ты сказал лишь мне одной. Я жду тебя, когда светлеет, я жду тебя, когда темно. Я жду тебя! Закат алеет. Люблю тебя в душе давно.
  
  И только теперь Рита разрыдалась.
   - Не реви, Рита, тебя Захар посадил в клетку, а меня усыпил в моей же машине, вот я и поехал искать тебя к его дому. Захар не изверг, но что-то садистское ему присуще. Ревность и неуважение он наказывает.
   - Зачем ему это нужно? - спросила Рита.
   - Знать бы зачем. Ты ему очень понравилась, Рита. Он перед тобой первое время пресмыкался, до такой степени ему хотелось к тебе приблизиться. А потом захотелось взять реванш за вынужденное унижение. Такой он человек.
   - А человек ли он? - спросила Рита, после того как они спустились на землю.
   - Внешне он человек, но лишенный обаяния. В нем есть физическая аномалия. Он вызывает желание женщины и после этого совершает подлость очищения и мщения.
   - А если Захар - кентавр?
   - Да, да, он кентавр на четырех копытах. Ты спутала все его карты. В нем проснулось желание, но он сбежал от тебя с оскалом на зубах. Он спустил воду из бассейна, положил тебя на надувной матрас и ушел вместе с таким же кентавром, как и он. Вдвоем им легче тащить тяжесть жизни. Его подруга Надя - тоже кентавр. Она неплохо готовит, иногда убирает в новой квартире, которую они купили на двоих. Этот бассейн - идея его. У них хороший технический бизнес и деньги у них всегда есть. Эх, Рита! Ты всколыхнула не только Захара, но и его подругу Надю. Его подруга глаз не могла оторвать от тебя. Но они бессильная пара, мышцы у них есть и шеи, как у кентавров. Но это уже их тайна. Им стыдно, но иначе они не могут, - сказал Андрей. - Я догадывался о настоящей жизни Захара. Жесть...
  
   Рита вбила себе в голову, что Захар и Надя - кентавры, так ей было легче переживать то, что они с нею сделали. Она понимала, что настоящие кентавры на последнем этаже высотки жить не могут, но продвинутые - могут. Это утешило. Рита была недалека от истины.
   Они заходили в свою квартиру людьми и превращались в кентавров, настоящих животных. Теперь одна комната была предназначена для их человеческого образа, а вторая - для животного.
   Почему с ними происходили превращения, они не знали, но старались вести себя нормально и осторожно. Бассейн они использовали для выгула, набрасывали туда сено-солому, а иногда наливали воду. Они видели, что Рита спала, и исчезли из ее поля зрения почти вовремя, уже на выходе с крыши они превратились в кентавров.
   Сквозь сон Рита их видела, но дурман не давал ей открыть глаза.
   У нее появилась мысль еще раз побывать на крыше и запечатлеть супругов в образе кентавров. Что ни говори, но Захар запал ей в душу навсегда. Утром она пришла к мысли, что кентавром был не Захар, а Эдик! Как она сразу не догадалась! А Надя? А она могла не понять, что перед ней Захара изображал Эдик.
   Небо покрылось серой пеленой. Солнце исчезло, словно его и не было. Посмотрев из окна на улицу, Рита надела одежду, закрывающую все тонкости фигуры. Светлый брючный костюм из плащевой ткани сексуальностью не отличался. В офисе она отгородилась от всех мужских взглядов непроницаемым видом и отрешенным взглядом. Они не возражали.
  
  Травинки - былинки. Листочки и почки. И вид самолета, и рокот его. И дом - небоскреб, что построен так точно. Струя самолета расплылась легко. Ребенок поранил мизинец в фонтане, бежит и кричит, что в нем сетка остра.
  Берем подорожник почти что спонтанно и кровь остановим, и кончится страх. Стремительно птицы летят к водопою. Фонтан гладкой струйкой скользит с высоты. И листья к фонтану летят, как к прибою, летят с черешками. И мокнут листы. Опять разбрелась детвора по фонтанам, но обувь совсем не снимают с ноги. Быть может, кому-то все это и странно, но в речке вода холодней, не с руки... Травинки - былинки, и дети - картинки... И солнечный вечер длиннющего дня, и шлепанцы в ряд на фонтане, ботинки... Придет для них время. Сижу не одна.
  
   На столе у Риты стояли пионы в вазе, в воду она добавила сахарный песок. Первый бутон быстро распустился. Тогда она сменила воду, поскольку два других бутона медленно распускались, а первый уже завял. Сахара переел один пион за сутки, поэтому быстро распустился и завял. Два пиона еще радовали рваными лепестками.
   Захар. Андрей Георгиевич. Илья Лис. Кто из них первый пион? Захар? Он завял для отношений! Рита посмотрела еще раз на пионы и вышла из комнаты на стрежень. Навстречу шли люди, и это было нормально. Она вышла на улицу, спустилась к набережной. Волны речные были на месте. Она подошла к чугунной решетке. Локти сами легли на перила. Она стала смотреть за жизнью на воде.
   У самого берега плавали зеленые утки. Буксиры бороздили речную гладь. Речные волны били в старый гранит.
   - Рита, ты, что тут делаешь? - послышался голос Андрея Георгиевича.
   - Смотрю на волны. В обеденный перерыв я имею право на маленькое удовольствие, - ответила Рита, не глядя на него.
   - Есть дело, и весьма занимательное. Помнишь, ты говорила, что Захар и Надя - кентавры? Я за ними проследил, хоть это было нелегко сделать. Сама знаешь, их высотка самая высокая. Представляешь, они превращаются в кентавров только у себя на последнем этаже. Почему? Я не знаю. Ответа нет. Ладно бы в поле превращались, а то на высоте весьма приличной. Если бы не ночная тишина - я бы твой голос и не услышал! И еще, Захар на себя мало похож, словно он артист и в чужом гриме.
   - К чему ты клонишь?
   - Заинтересовалась? А мне-то как интересно! Они ведут себя неадекватно. Так вот, я купил сильный бинокль, нашел невдалеке высотку, соизмеримую с их зданием. Я вышел на крышу, обычную крышу без людского вторжения, залез на надстройку для лифта и стал наблюдать за крышей.
   - И долго наблюдал?
   - Сколько надо. День был выходной. Точно, они вышли оба на крышу в нормальном виде, и вдруг их стало выгибать, и они на моих глазах превратились в кентавров! Круто!
   - Андрей, почему тебя это волнует?
   -Ты что, не понимаешь? Это сенсация!
   - Кому сенсация, а кому и горе. Я и так еле от них отошла.
   - Подожди меня обвинять. Они ездили в отпуск на Средиземный остров, чего они там забыли, не знаю, но, видимо, подцепили нечто древнее.
   - Умен, однако! Ездили туда многие...
   - Им кто-то привил вирус кентавра, а антивирус им не известен. Но они, вероятнее всего, находятся под наблюдением. Вспомни, за какие такие дела им дали эту квартиру? Не знаешь? Деньги за нее они не платили, это я точно знаю.
   - Андрей Георгиевич, ты чего ввязываешься в это дело? Раз дали квартиру, то люди не маленькие замешаны, не подходил бы ты к ним. Заметят - заметут.
   - Не пугай, пуганный. Честное слово, забавно. Кто рассказал бы - не поверил.
   По реке проплыл речной трамвай.
   - Мне пора на работу, - сказала Рита и пошла прочь от набережной, не оглядываясь на Андрея Георгиевича.
   Он ведь подошел к ней со спины, так за спиной и остался.
   Рита шла, шла...
  
   А он? Андрея Георгиевича загарпунили с речного трамвайчика, и так тихо, что он и не пикнул. Он взмыл над чугунными перилами и по воде протащился на гарпуне. Его вытащили на борт.
   - Андрей Георгиевич, ты чего такой любознательный? - спросил его Захар.
   Андрей Георгиевич посмотрел на него вытаращенными глазами.
   - Отвечай! - крикнул Захар.
   - А что, нельзя? - ответил вопросом на вопрос испуганный Андрей Щепкин.
   - Успел Рите рассказать о том, что видел на крыше?
   - Она на вашей крыше сама была и все видела.
   - И что она видела?
   - Бассейн с водой и без воды.
   - И это все, что она видела?
   - Вас видела.
   - В каком виде она нас видела?
   - В плавках для купанья в вашем бассейне.
   - Что ты видел в бинокль на нашей крыше?!
   - Смотрел на небо, очень оно было звездное. А на вашу крышу я не смотрел.
   - Если и врешь, то понял, что от тебя требуется.
   Андрей Георгиевич глазом не успел моргнуть, как его, как наживку на удочке, вернули к чугунным перилам набережной. И как они его не убили? Он покачнулся, осмотрелся. Ни одного прохожего. И кораблик уплыл. Никого. Ничего. И страх в душе.
   Рита посмотрела на пионы и отчетливо заметила, что второй пион резко увял. Ей стало скучно и грустно. Сотовый телефон замурлыкал новую мелодию.
   - Рита, это я, Захар, у тебя все нормально? Не могу до Андрея Щепкина дозвониться. А на крыше был Эдик Пион, могла бы сама догадаться.
   - Я Андрея Георгиевича сегодня видела, он был в норме.
   - Утешила. Пойдем на ночную дискотеку? Посидим, потанцуем.
   - Идем. Сам за мной заедешь или каждый сам по себе поедет?
   - Если не возражаешь, то я подъеду к твоему дому в 21:00.
   - Буду готова.
   Андрей Георгиевич прослушал их разговор, подвигал от бессилия губами. В назначенное время решительно вышел из дома к своей машине. Сел. Поехал. Достал костюм летающего лешего, надел его перед домом Риты и выплыл из машины серым облачком.
   Захар подъехал к подъезду Риты, открыл дверцу машины и не заметил, что в нее влетело серое облако, а уж потом села Рита.
  
  Длинное лицо, глаза простые, свет в окне, как пламя из огня. Ветры бродят горькие, сквозные, ямбы ему с ветрами летят. Пастернак мне в жизни не встречался, знаю его фото наизусть: он стоит у форточки печальный, и слова застыли в кромке уст. Ногти. Пальцы. Спрятаны манжеты. Белая рубашка и пиджак. Нос прямой у рамы. Шпингалеты.
  Словно он в пространство сделал шаг. Взгляд его уходит за мечтами, волосы взлохмачены рукой, манят его строчки, манят - дали, и душа, не знавшая покой. Ухо. Шея. Впадина на горле. Полнота красивых очень губ. Главное - стоит он очень гордый, этим бесконечно многим люб.
  
   Андрей Георгиевич притаился на заднем сиденье. Он хотел лично послушать диалог Риты и Захара. Удивительно, но о кентаврах они не говорили, болтали всякую ерунду. Андрей Георгиевич, всегда одетый в строгий костюм, рубашку и галстук, успокоился и уснул в машине.
   Рита и Захар ушли на ночную дискотеку. Они сели за столик, заказали по бокалу легкого вина. Музыка не дала им выпить напиток. Они пошли танцевать. Цветомузыка давила своей энергетикой. К бокалам с вином подошла Надя с рубином на пальце, она провела над бокалами рукой, блеснув кольцом, и вышла из света и треска цветомузыки.
   Илью Лиса черти принесли на дискотеку. Он увидел взмах руки Нади над бокалами Риты и Захара и быстро направился к бокалам. Он взял бокалы по одному каждой рукой. От резкого движения в бокалах произошла непонятная реакция, и из них вырвалось пламя. Народ тут же повернулся к нему, чтобы посмотреть продолжение шоу.
   Музыка сменилась, Рита и Захар подошли к Илье Лису.
   - Вы выпили наше вино? - спросила Рита.
   - Вероятно. Думаю, вам надо уйти из этого здания. Не возражайте и не спрашивайте.
   Они вышли на улицу.
  
   Молния просвечивала сквозь шторы. Дождь шел за окном. Рита успела добежать домой под черным небом до дождя и грозы. Погода - закачаешься. Захар и Илья Лис разъехались. Рита дома была одна. Гроза за окном. Мужчины за грозой. Она заметила огонь в фужерах в руках Лиса и непонятное облако в машине, причем достаточно мягкое. Она подумала, что это новая подушка, и спрашивать не стала, не хотела глупой показаться. С нее и кентавров на крыше достаточно. Думать о непонятных явлениях в жизни ей не хотелось, и в кентавров она не верила.
   Она решила, что ей все показалось, что бы там ни видел Андрей Георгиевич в бинокль. Может, у них такой театр. Рита еще раз посмотрела на сверкание молнии и решительно включила телевизор: надо отвлечься от реальности.
   Посмотрела на себя в зеркало: не очень высокого роста, не скелет. Да. Можно добавить: одна, но с друзьями и без единой подруги. А на экране ТВ - белый теплоход и богатая публика. А она богатая или бедная? Ей все равно, пока все равно.
   Рита упала на пол...
   В распахнутое порывом ветра окно влетело облако и зависло. Снизу Рите было видно лицо облака, это был Андрей Щепкин собственной персоной в костюме летающего лешего. Он опустился на нее и нежно поцеловал. Рита судорожно попыталась его сбросить с себя, но это оказалось ей не под силу.
  
  Сканировал микробы ртом, целуя губы сладострастно. Потом сказал: 'Счастливый дом, как хорошо, что в нем есть счастье'. Она смотрела на него, прикрыв глаза от возбужденья, пройдя с ним путь любви легко, познала прелесть вожделенья. Она проникла в тайны губ, пила слияния нектары. Он не был нежным, не был груб, но не касался лишь гитары. Он был силен.
  Азарт любви искал все новые кроссворды. В слиянье пели соловьи, он от любви был очень гордый. Она в конвульсиях к нему от страсти нервно приникала. Не понимала, почему лишь рядом с ним она такая. Ее отставил, закурил. Пошел на кухню ставить чайник, достал вино, но не кутил, не пил он редко, да и часто. Бокала два и чашки две, еда в тарелках, хлеб - кусочки.
  На кухне ярко, сильный свет совсем не к месту в этой ночке. Он долго ел, потом курил. Она заснула без эмоций. Он что-то много говорил. Ей надоел. Нет, он не лоцман.
  
   Андрей Георгиевич поднял Риту с пола, положил на постель, улыбнулся и спросил:
   - Рита, летать хочешь? Это просто.
   - Андрей Георгиевич, я узнала тебя еще в машине в этом маскараде, но промолчала.
   - Молодец. Я могу у тебя остаться?
   - А надо? Зачем я тебе нужна? - спросила она, закрываясь одеялом.
   - Гроза, дождь.
   - Так ты облако. Твоя погода.
   - Не совсем моя погода. Для полетов мне нужна сухая, облачная погода. Летательные свойства костюма при большой влажности ухудшаются.
   - А как ты летаешь?
   - Если бы я знал, как костюм летающего лешего летает, я был бы гением, а я исполнитель, летчик низкой облачности. Могу сказать, что вес костюма с минусовым весом, что это такое - я не знаю, но я легко летаю над землей. Хочешь со мной полетать?
   - Если несложно, то можно попробовать.
   - Завтра, - сказал он и уснул в своем костюме.
  
   Рита попыталась потрогать костюм летающего лешего. Но костюм на ее глазах снялся со спящего Щепкина и струйкой исчез в его кармане. Она уснула.
   Утром они проснулись одновременно.
   - Не пойму, почему я везде засыпаю в последнее время, - проговорил Андрей Георгиевич, - где сяду, лягу, там и сплю.
   - Устал от двойной жизни, вот и спишь. А я поняла, зачем Захару нужна крыша: это запасной аэродром для малых летательных аппаратов.
   - И это верный ответ. А то... - и он, не договорив, замолчал.
   - Андрей Георгиевич, а где твой летательный костюм? Я видела, как он исчез в твоем кармане.
   - Это одноразовая модель, я ее испытывал. Есть многоразовые варианты костюмов, но они громоздкие, и облако в них получается значительное.
   - Зачем это надо?
   - Чтобы было.
   - То есть сейчас ты пойдешь пешком? Тебя подвезти?
   - Рита, оставь меня у себя! Дай побыть одному! Я не хочу быть летающим лешим или кентавром!
   - Все-таки кентавры. Андрей Георгиевич, ты уверен, что сам не превратишься в кентавра в моей квартире?
   - Я ни в чем не уверен, но в грозу я едва успел влететь в твое окно. Хорошо, что оно было прикрыто, а не закрыто. Удивительно, но я ночью не превращался ни в кого и проспал.
   - А твой костюм облака на превращения не влияет? Гремучая смесь: леший в облаке.
   - Фу, это еще не предел превращений. Кентавр хорошо бегает по лесу, при необходимости может взлететь и пролететь десяток другой километров в костюме летающего лешего. Я лесной разведчик. Могла бы и догадаться.
   - А что в городе делаешь?
   - С тобой работаю. Мне нужна напарница, твой вес мне подходит, на тебе хорошо будет сидеть костюм летающего лешего. Твой скелет - отличный каркас для костюма одноразового облака.
   - Но я не кентавр!
   - Уже! Я сделал тебе прививку. Зря я, что ли, к тебе залетел? Дело в том, что прививку кентавра изобрели два человека: Захар и Николай Григорьевич. Потом испытали на себе. А теперь пустили в небольшую серию.
   - Поясни, кем я буду после действия прививки?
   - Что тебе не понятно? Идем с тобой в разведку. В средней полосе страны ты будешь лосем. В северной части - оленем, в степи - лошадью или просто кентавром. Это уж как нужно будет для дела, тем и будешь.
   - А у меня спросил?
   - На крыше с тебя сняли все мерки и для тебя лично готов комплект одноразовых костюмов летающего лешего. Тебе осталось выполнять со мной задания особой важности. Просто я тогда еще не все знал.
   - В век машин я буду бегать на своих двоих? Прости, на своих четырех ногах. А руки будут передними ногами? Зачем?! Андрей Георгиевич, так ты с Захаром заодно?
   - Успокойся! Тебя ждет нетривиальная жизнь. Кстати, тебе причитаются маски соответствующих животных. Насчет охотников: маска не даст пробить тебе голову, а в районе сердца тебя будет окружать пуленепробиваемый электронный жилет. Все поняла?
   - Почти. В чем смысл разведки?
   - Деловой вопрос. Нам надо найти след пришельцев. Они прибыли на Землю в конусной капсуле, которая вонзилась в землю. Капсулу нашли, живых существ в ней не обнаружили. Эти пришельцы к себе технику не подпускают, видимо, у них есть определенный вид радара. Нам надо определить, кто они и что они. Есть вероятность, что они к нам попали через межзвездный портал с Луны. Кстати, скоро открывается новая тема по подготовке к полету на Луну. Мирные жители Луны плохо встретили наших первых разведчиков, на ней живут воинствующие жители. Если к нам прилетели мирные жители Луны - это одно, а если нет? Надо выяснить, кто к нам прилетел в конусной капсуле неземного производства через космический портал с выходом в Славные горы. Но это не мои вопросы.
  
  Ночной интернет приглушенно стрекочет, колени холодные и дисковод. Читаю стихи, в них любовь кто-то хочет, а кто-то в машине прошел через ворд. И Петр Давыдов всех давит любовью, он как программатор машину ведет, он, секс и любовь, а панель в изголовье, он всеми читаем, он пламя и лед. А Толя Попов все сканирует чувства, он трепетно ласков в своих чудесах, в его же строках все рождается чудо, и женщины с ним все парят в небеса. А я тут замерзла, читая их вирши, колени мои не согрел дисковод.
  Я все выключаю, стихи с души свергнув, пойду просто лягу, где сонный есть свод.
  
   Рита обнаружила на своей постели костюм летающего лешего. Странно, столько раз сегодня заходила в эту комнату и не видела костюма, и вот он перед ней! Кто мог зайти в квартиру и оставить костюм?
   - Рита, привет! - сказал Андрей Георгиевич, входя в комнату. - Что тебя заинтересовало в моем костюме?
   - Воспоминания, я думала, это твой старый костюм.
   - Шутишь! Я сегодня по холодку влетел в твой дом. Я знаю, что Николай Григорьевич опять исчез в работе. А ты где была? Ноги-то как замерзли!
   - Какой ты внимательный! Надоели белые одежды, захотелось разнообразия.
   - Ладно, есть задание. Но как ты умудрилась замерзнуть? Мне совсем непонятно!
   - Чувства. Любовь. Лунная ночь...
   - Понятно, работа для тебя и на земле найдется. Не шпиономания, а психотерапия чистой воды. А как на это Николай Григорьевич посмотрел бы? Без его участия, прямого или косвенного, у нас ничего не делается. Он, конечно, не Бог, но что-то умное из него исходит. Ты что, еще не поняла, что кентавры больше не существуют?
   - Мне надо надеть костюм летающего лешего? - спросила Рита, уводя Андрея Георгиевича от темы о кентаврах, ей все еще было стыдно за себя на крыше.
   - Рита, тебе давно пора надеть костюм летающего лешего и стать летающей ведьмой, но эта участь постоянно тебя обходит! Ты все ревнуешь меня? Сколько можно? Было и прошло! Мы с тобой!
   - И что? Мне нужно смотреть в чужие окна или сразу в них залетать в костюме летающего лешего? - продолжала говорить на эту тему Рита, держа в руках странный костюм.
   - Круче. Мы пойдем с тобой на выставку космических истребителей. Один самолет уникальный, предназначен для полетов в космос через наружный портал, для него мы купим посадочную полосу.
   - Самолет чужой? Я разрабатывала макет кабины истребителя для фантастического фильма.
   - Совместное производство. На нем можно улететь на Луну.
   - Предлагаешь улететь на Луну?
   - Не спеши угадывать задание, которое напрямую связано с космическими полетами. Нас интересует материал самолета. Он обладает странными качествами: то он весь металлический и блестит на солнце, то аморфный и переливается, как гель.
   - Андрей Георгиевич, а ты сам не можешь оторвать кусочек самолета для анализа материала?
   - Материал необыкновенный и прочный.
   - А я, надев костюм летающего лешего, отрежу кусок самолета маникюрными ножницами?
   - В костюме ты проникнешь в салон самолета, сделаешь невидимые снимки, сядешь у иллюминатора...
   - А самолет перейдет в аморфное состояние, а я завязну в нем, как корабль на дне Бермудского треугольника?
   - Молодец! - сказал Захар, влетая в окно в костюме летающего лешего.
   - Слет летающей нечистой силы считаю открытым! - шутливо крикнула Рита.
   - Рита, госпожа Нимфа Игоревна передала тебе интересный предмет, так он такой твердости и прочности, что сможет сделать царапину на самолете. Нарцисс поможет выполнить задание, - сказал серьезно Николай Григорьевич.
   - Мужчины, я не слесарь. Пошлите мужика для взятия образца материала.
   - Понимаешь, тебя заменить невозможно! - воскликнул Захар.
   - Я каскадер в фильме? - спросила Рита. - Хорошо, снимайте фильм, но с первого дубля.
  
   Сегодня Элла прочитала новый указ президента Теплой страны, который своим приказом законсервировал свою страну в собственном соку с кровью. Степень ненависти президента к собственному народу уму непостижима. Самое интересное, что жители Большой страны и Теплой страны с незапамятных времен имеют общие корни, а он вздумал их корчевать приказом, запрещающим всякое общение жителей двух стран.
   Жаль. Элле нравятся медузы в море с йодистой капустой, а как она туда поедет, если у нее никогда не было загранпаспорта и она так стара, что новые языки ей не под силу? Мозг не усваивает новые приказы, разрушающее то, что создано веками, тысячелетиями...
   Больше всего поражает политика фрау, сегодня она улыбается президенту Большой страны, а завтра пресмыкается перед королем Заокеанской страны. И, больше всех страдает ее страна от назначенных ею санкций. Самобичевание, вот что такое санкции. Жаль, машины они выпускают крепенькие, и сталь хорошая, но кто теперь их купит?
   Взбодрился Президент Теплой страны от очередной патоки санкций, на основании их, он решил, что его страна поднимется круто по экономической лестнице. Вперед, и с песнями. Важно, чтобы технические книги на свой язык успел перевести. Или экономика повысится от умной Стены? Паутина.
   А дружно жить не получается, каждый норовит себя показать и других унизить. Это ни есть благородство. И какое благородство ждать от Заокеанской страны? Только корм для рыб в лужах, где нет асфальта.
   Что еще. Морская страна. Два брата, не студента. Один проклял другого и проклятый попал в аварию. Кто проклял их мать? Вот, что такое проклятие от слов до дела - сутки прошли. Не поддавайся старшему брату, живи и царствуй! Не вы назначаете санкции, а ваш первый слуга, надо сказать весьма озлобленный человек, раз тешится наказаниями в виде санкций. Поэты пишут историю в стихах, высказывая мысли в сеть. Писатели высказывают мысли через множество не рифмованных слов. Результат - на литературных сайтах. Публикации в сети породили пишущих людей, способных высказывать мысли пусть не вслух, но в сеть.
   На экране рядом с ведущим крутилась телевизионная дива с прической каре, которую уже сделали многие. Недолго думая, Элла пошла в салон - парикмахерскую, чтобы сделать прическу каре. Девушка, посмотрев на ее волосы, предложила сделать каре на ножке. Она прилежно приступила к стрижке волос, но что - то замешкалась на затылочной области минут на пятнадцать, уделив боковым прядям не более минуты. Результат стрижки превзошел все ожидания. Вспомните висячие усы, так вот в их роли выступали боковые пряди волос, а между ними был выстрижен грот вместо рта.
   Как - то так или не так.
  
   Кто не знает его профиль соколиный? Кто не знает его дерзкие черты? И в Москве его я встретила. Былина? Это правда, как столкнулись Я и Ты. Еще в школе пели песни Окуджавы, мы с подругой знали все их наизусть, и мальчишек с этой песней провожали. Годы канули, осталась в сердце грусть.
  Мы столкнулись в магазине. Центр вселенной. Рядом муж, а рядом с ним была она. Да, блондинка. То ли Ольга, то ли Лена. Но она очарованием полна. А Булат обтянут джинсами лихими. Он крутился предо мною просто так. Он товар смотрел. На тюль. Года лихие, когда в джинсах не ходили просто так. День был теплый. Он обтянут, словно тополь, иль береза. Да, он в белом был друзья! Разошлись они и мы. И стих наш топот. А куда мы шли, давно забыла я.
  
   Элла встретила отца, Николая Григорьевича, он стал старым и больше не работал. Они разговорились.
   - Сказки - это хорошо, но действительность пугает. Можно ли действительность превратить в сказку? - спросил он.
   - Если прочитать абзац о бюджете страны, то приходишь в ужас от пессимизма тех, кто его составляет. То есть страна идет по наклонной плоскости от успеха к поражению. Странная вещь: появляются более красивые дома, дороги, машины. Но все это проходит мимо и мало кого успевает обрадовать, - ответила она.
   - Так чего нет в нашей безбрежной стране? - опять спросил он.
   - Общей цели созидания! Человеку надо быть необходимым обществу и потом самому себе, своим близким. Руководитель округа из последних сил снимает с себя рубашку бюджета и раздает в качестве добавок к пенсии, а у самого один вопрос: что дальше делать? Мало того, куда-то делись в стране деньги, их нигде нет! Если денег у всех нет, то это вопрос номер один, - ответила она.
   - Куда стекают деньги? Кто их и куда складывает? Где предел? Почему в стране учат непроизводственным специальностям? Где сами производители?
   - Раньше были герои труда, а теперь герои боевиков. С этим багажом далеко не уедешь. А все просто! Свою страну надо любить и думать о том, что в ней живут умные люди! А умные люди должны производить продукцию и получать за нее деньги. Но страну раздали на частные лавочки, а частные лавочки легко капитулируют перед тяготами жизни. И еще хуже - бескрайний север страны обеспечил всего одного богатого человека, который это богатство при разводе разделил на две части. Абсурд! Но это яркий пример того, куда исчезают деньги из казны.
   - Что говорить о столице?
   - Столица - это клубок из нелегальных и легальных денег. Убрали казино, но счастья еще от этого не испытали. Любой человек деньги и за океаном сможет проиграть, - заметила Элла.
   - Зачем смотреть в чужой карман? Чушь? Возможно, но где страна и нормальная забота о гражданах округа? Чего гражданам не хватает?
   - Само собой, денег! - воскликнула дочь.
   - А где их взять?
   - Заработать! А где заработать, - вот в чем вопрос! Кто бы об этом подумал! Где те идеи, ради которых можно всю страну построить и заставить приносить прибыль своей работой, - ответила Элла и остановила машину. Ее больше не тревожили слова отца, о личной жизни они не говорили.
   - Слушайте, мировые новости кричат от боли за погибших в международном конфликте. Да, шикарные земли с субтропическим климатом требуют очень хорошей охраны. Но я понял, откуда дул ветер с пулями.
   - А в пулях медь есть? То-то и оно, - заметила Элла.
   - Инициатором войны была женщина 008, она подстрекала высокопоставленного супруга. Все было шито колючками белых роз 003. Именно 008 не было в стране супруга, когда начались военные действия. Но кому это интересно? Все мировое сообщество к этому вопросу подошло с другой стороны.
   - Возможно.
   - Жизнь прекрасна, когда можно легко связать свои мысли с реальным человеком. Спасибо, дочь Вам! - сказал отец и ушел прочь.
  
  
  ЛРЛ. Глава 14. Одинокие шутки
  
  Ольга Олеговна у дома встретила монашку, она обратилась к ней с просьбой объяснить, как можно заставить человека прекратить пить, она имела в виду соседа по этажу. Монашка была в хорошем расположении духа, но от такой просьбы она в лице изменилась:
   - Это очень сложный вопрос, для ответа на него надо много знать. Есть духовная сфера. За человека, который пьет, отвечает не бог, а демон. Вы готовы молиться тысячу раз богу, чтобы он взял к себе человека демона? Вы понимаете, чего вы захотели!? Очень сложно взять человека у демона и вернуть его под власть бога! Для этого надо стать святой! Вы готовы стать святой? Вы готовы молиться и каяться в грехах священнику? Но через день вы уже не можете быть святой!
   Ольга смотрела на монашку глазами полного непонимания. Она ничего не понимала в сложной науке богослужения.
   - Скоро пасха, в это время путь к богу у человека самый короткий, вы можете обратиться к богу со своей просьбой. Но. Дело в том, что в пасхальные дни лучше просить у бога здоровья лично для себя, а не для других. Это единственная возможность в году просить для себя!
   По простоте душевной на следующий день Ольга сказала мужу по телефону, что в пасхальные дни у бога можно попросить здоровья на целый год. Муж пришел в бешенство:
   - Где ты наслушалась пятидесятников?! Это их идеология.
   Ольга Олеговна опешила:
   - Мне так монашка сказала.
   - Так монашки говорить не могут! Где и в каком храме она служит?!
   Дальнейший разговор с мужем смысла не имел.
  
  Давай солжем, что все прекрасно, что мы любимы, ты любим. Давай солжем, что солнце ясно, что мы с тобой любви хотим. Давай солжем, что нам по двадцать, что ветер бродит в голове. Давай солжем, что все повадки у нас с тобой не первый век.
  Давай солжем, что мы флюиды, что носит нас по воле тех, кто любит солнце и корриды, что я мех-тех, а ты - физ-тех. Давай солжем, что черепаха нам отдала свой длинный век. Что у тебя была папаха, что на коне ты лучше всех. Давай солжем, что из народа, потом приврем, что короли, что у нас кровь, у нас порода, что мы шуты, что мы врали ....
  
   Как-то раз Ольга Олеговна неудачно выглянула в окно. Под окном в это время из подъезда в носилках вынесли кого-то очень страшного и сразу переложили в машину скорой помощи. Понять мужчина это или женщина было невозможно. Взлохмаченное существо весьма преклонного возраста. Стало страшно. Не по себе. Видение просто преследовало.
   Через день к соседнему дому подъехала машина скорой помощи. Вскоре из подъезда выскочил мужчина и стал звать мужчин. Была нужна помощь. В это время у открытого капота одной из машин стоял молодой человек, он и пошел в подъезд.
   В голове у нее мелькнула мысль, что сейчас вынесут кого-то старого и немощного. Но четверо достаточно молодых мужчин вынесли женщину явно молодую. Ее голая рука упала с носилок, покрывало сдвинулось, показалась грудь в розовом бюсте. Волосы были хорошо уложены. Лицо ее было мраморным и ничего не выражало.
   Пожилая женщина на очень полных ногах выскочила из подъезда и подошла к врачу. Нет в машину она не села. От нее Ольга узнала, что у молодой женщины произошел микро инсульт. Накануне она приехала с двумя детьми к своей первой свекрови. Дома у нее произошел скандал, который и довел ее до больницы.
   Через неделю молодая женщина пришла в себя, забрала детей подростков от бывшей свекрови и сняла квартиру в соседнем районе. Из этого следует, что денег у нее мало.
   Вскоре дряхлую больную, которая ожила в больнице, привезли домой дочь с мужем священником. Старая женщина на своих ногах пошла из машины домой.
   А вот теперь прошло три месяца. Из подъезда одного дома, откуда увезли когда-то старушку, хорошо видна квартира другого дома, где недолго жила молодая женщина у бывшей свекрови вместе с детьми. И новая информация. Обокрали бывшую свекровь, но весьма странно.
   Взяли золото и продукты: коньяк, кофе, конфеты, купленные к Новому году. И кто же это взял? Чужие здесь не ходят. Воры вошли в дверь, а вышли в окно первого этажа. Приходит хозяйка, а дверь закрыта изнутри на задвижку. У нее было 15 тысяч рублей, но эти деньги не взяли, взяли пятьсот рублей и конфеты. Телевизор не взяли. А не были ли в ее доме ее летние гости?..
   Утро началось с одновременного стука и звонка в дверь. За дверью явно стояли люди. Ольга посмотрела в глазок и увидела полицейских. Она открыла дверь, на нее смотрели пять мужчин в полицейской форме.
   -Вы кому сдаете квартиру? Кто живет в квартире? Есть ли мужчины?
   -Квартира наша, кроме меня никого нет, - проговорила Ольга.
   -Вы ночью или утром слышали посторонние звуки?
   -Нет.
   -Ваши окна выходят на магазин. Вы кого-нибудь видели подозрительного под окнами?
   -Я сплю на другую сторону. Ничего не слышала.
   -Люди сказали, что видели двух мужчин, которые живут в вашей квартире!
   -Но я одна! Пройдите и посмотрите.
   -Мы Вам верим.
   И пять человек стали спускаться по лестнице. Ольга закрыла дверь. Пошла посмотрела в окно с другой стороны, но ничего не увидела.
   На улице бабули ей сказали, что в магазине со стеклянными стенами разбили стекло у кассы. Она пошла в магазин и увидела отверстие в стекле больше метра в диаметре. Позже это отверстие заколотили фанерой, а через пару недель вставили стекло.
   Накануне происшествия рядом с подъездом стоял длинный деревянный брусок, его взяли двое мужчин неопределенной наружности. Почему-то Ольга Олеговна подумала, что это они разбили окно в магазине.
   Люди все ходили и спрашивали у кассиров, что украли в магазине. Им отвечали:
   -Соль.
   -Шутка?
   -Нет, никто не понял, что же в магазине украли.
   Через два месяца в магазине сменился администратор, который унюхал посторонний запах. Короче, где-то стояла заначка с продуктами, которые гнили.
   И вот сегодня Ольга в магазин не попала, у нее не было наличных денег, или она привыкла расплачиваться картой. У двери стоял мужчина и пропускал в магазин людей с наличными деньгами, предупреждая, что спиртное не продадут и за деньги. А во всех подъездах домов, буквально за несколько дней, сменили окна...
  Время летит быстро.
  
  Что делать, если юмор жизни влечет в неведомую даль? Похоже, страсть мы не изжили, а возраст - юмор и печаль. Когда и я, и ты годами, все как не надо, набекрень? Что чувство к нам пришло с дарами одних лишь слов, давая крен.
  И осторожно выбираясь из этой страсти не для нас, я убегала, не ласкаясь, боясь твоих горящих глаз. В охрану маму попросили, чтоб сторожила от меня. Тебя в любовь не тянут силой. Кто нас на части разменял? Какое все-таки болото, любая чувственная новь! А кто любовь спасает? Кто-то? Как тяжела порой любовь! Кому понять - детей ты младше, я - старше матери твоей, меж нами много разной фальши, была любовь, теперь фойе.
  
   В жизни Ольги наступил период перебора струн человеческих сердец, она увлекалась то одним, то другим, каждому писала пять стихотворений и меняла партнера, платонического партнера. В серьезные, близкие отношения она долго, а может еще год, до следующего ноября ни с кем не вступала, она боялась потерь. Она ходила в темно-синем платье с белым воротником, почти с белыми волосами, уложенными в короткой стрижке. Она нравилась всем мужчинам от студентов до седых мудрецов, она мимоходом писала всем стихи и рядом ни с кем долго не находилась.
   Ольга стала приобретать популярность, ее пригласили выступить на новогоднем вечере.
   Она ходила в вишневых полусапожках на длинной шпильке, в вишневом костюме и белой блузке или в черном, тонком свитере. В таком виде она выступила, но видимо это не было ее призванием.
   Прошло еще пару лет после утраты, а она все не находила себе партнера, да, не находила! Все стихи, да поэты, а поэты любят словами, а не сердцем. Поэтическая любовь зашла в затяжную фазу. Годы бежали.
   В литературном обществе побывало много симпатичных поэтов, она лет несколько ходила в это приятное общество, но однажды наступил предел допустимого общения. Ольга покинула реальное общество поэтов и перешла в виртуальное общение. Какой вывод из этой истории? Поэт от неприятностей защищен стихами, а тогда, давно, она не смогла сразу потопить свое горе в стихах.
  Дома Ольга достала свой рубиновый арсенал: кольцо с большим камнем, купленное после окончания института; подвеску с пятью рубинами, расположенными в пяти кольцах; и сережки, нет не гвоздики. Обычные золотые сережки с рубинами.
  Зачем ей все это? Не поверите, этот камень ее успокаивал, он ее подпитывал энергией. Она и не читала, какой камень ей подходит по гороскопу, а какой нет. Ей все равно на все рекомендации, она любила кольцо с рубином. Она ногти красила под яркий оттенок, весьма сложный для восприятия. Типа золотистого цвета, но с малиновым оттенком.
  Нет, она не рекламирует камни, она с ними живет. Иногда годами не снимает любимые, и практически единственные украшения. А рубиновые бусы из натурального камня с прожилками? Не поверите, она за эти камни отдала свою новую розовую, фирменную, шерстяную кофту.
  От этой кофты, наверное, уже ничего не осталось, а у Ольги остались бусы. Она их очень любила, но чаще она носила рубиновый кулон на золотой цепочке. Да, может быть, это не слишком красиво или богато, но ей рубин шел. Как шел он и ее шефу. Может быть, поэтому они долго и плодотворно вместе работали. Играет рубин, если его почистить изнутри, так и люди играют друг с другом, если почистить им мозги.
  Чего хочет теперь Ольга Олеговна? Где она еще не была? На Луне.
  Люди до Земли жили на Фаэтоне, планета пришла в негодность и люди медленно перелетали на Землю. Перелет был с пересадкой, вот Луна и служила людям для промежуточной станции. Если летели на перекладных ракетах. А еще есть версия, что Луну слепили из разрушенной планеты. И жили внутри Луны во времена пещерных людей. Давно это было. Вот цивилизованные люди из катакомб Луны жили с первобытными людьми, и получилось более умное племя. И сейчас не поймешь, кто умен, а кто нет. А Захар? Шутки шутками, но они опять вместе.
  
  Душа влюбляется вне возраста, не понимая, почему ее кончаются возможности и в голове, и наяву. Проходит таинство лингвистики, и остается в реках плес, душа страдает лишь неистово, неся в себе подобный крест. Не надо мучиться бессонницей, такой удел мне не впервой. Ну не влюбляюсь я ведь в конницу, а только в роту: ой, ой, ой! Все это глупая нелепица, мои страдания души, два дня пройдет, а он отлепится, чтоб снова чувствами крушить. Не бойтесь, мальчики и дедушки, мужчины милые, меня, на вас смотрю почти без ретуши, вас в преисподнюю маня.
  
   Ольга посмотрела на ноутбук, тот самостоятельно переваривал новые обновления. Все работало и без ее вмешательства. Она покрутилась у зеркала, ища недостатки в своей фигуре, замученной ограничениями в пище и усердными тренировками, и не нашла излишков. Фигура была в норме. Она могла лететь на другие планеты вместо посещения рынка. За окном послышался цокот копыт лошадей, она выглянула в окно, но ей осталось созерцать одни хвосты, сами лошади скрылись в листве.
   "Достаточно", - подумала Ольга и быстро надела короткие брюки, футболку, легкую курточку. Она выскочила из дома, пытаясь сбросить с себя аморфное состояние. Она прекрасно понимала, что разговаривать ни с кем не хочет.
   Ветер обласкал ее прохладой. Птички пели на три голоса. Голос вороны на фоне соловья звучал несколько скрипуче. Птички - синички выводили нечто мелодичное. Ольга вышла на улицу, прошла метров сто и увидела странную пару, состоящую из дятла и белки. Они стояли на земле и, похоже, разговаривали. При виде дамы белочка прыгнула на ель, а дятел немедленно взлетел к ней поближе.
   Ольга прошла еще пять метров и наткнулась на поваленные березы с еще зелеными листочками. Ей захотелось побежать, в этом месте дороги ей всегда становилось тревожно, и она, набирая скорость, бежала, прекрасно зная, что метров через сто перейдет на шаг. Дальше дорога проходила рядом с домами. Она шла на тренировку.
   Вначале она занималась у одного тренера, которая заставляла сгибаться и разгибаться с бесконечно медленной скоростью, застывая в странных позах по минуте. Потом она шла в бассейн, где другой тренер заставлял бегать лыжным шагом, плавая в воде с легким прутком в руке. После столь интересных тренировок она пошла домой, не замечая пенья птиц, и невольно остановилась у березы, которую на этом месте никогда не видела...
   На компьютере появляется информация о ракете. За последние три года это девятая неудача. Ольга прочитала новости о падении ракеты, она перечитала о падении восьми ракет.
   Мысли появились две: либо космические разработчики потеряли способности к запуску, либо некто планомерно причиняет ракетам вред на старте, либо до старта.
   Город Степной расположен на берегу шикарной реки, место красивое, поэтому в городе живут люди весьма умные. В городе есть технический институт, в котором преподают замечательные специалисты и учатся продвинутые студенты. Сама Ольга училась в этом институте, и она знает, кто учится сейчас в нем. Еще надо помнить, что ракеты изготовлены в одной стране, а запускают их на территории другой страны.
   Не надо ссор между странами, но сор возможен именно тот, который получается тогда, когда кому-то из серии хорошо образованных людей захотелось получить деньги. Вот и мотив преступления. Интернет породил широкое общение между людьми, информации, ранее хорошо засекреченные, перестали быть тайной номер 1. По идее, никто не должен ничего знать о ракетах, о времени их запуска.
   Ольга может представить, как разрабатываются и изготавливаются сами ракеты. Конструкторов и разработчиков с каждым годом больше не становится, кадры, накопленные годами, ушли на пенсию. Новые разработчики порой оторваны от конструкторских архивов. Раньше секретность была превыше всего, что не давало распространять накопленные знания.
   Следовательно, пробелы в изготовлении космических кораблей возможны. И она знает, как проверить изготовление космического корабля.
   Ольга Олеговна посещает завод-сборщик корабля под видом конструктора. Она разговаривает с технологами, с разработчиками. Она стоит у станков, она посещает цеха по изготовлению плат, она ищет пробелы в производстве. Она ищет тех, кто мог бы случайно или специально навредить.
   Само изготовление двигателей, на которые чаще всего списывают космические катастрофы, ей мало знакомо, но она ищет людей, разбирающихся в этой проблеме. Топливо, его количество и качество, но и здесь все можно проверить. Это кажется, что все изготовление космического корабля покрыто сплошной тайной. Любую тайну Ольга раскручивает за маленькие зацепки.
   И находит группу людей. Друзья по институту, их пять человек. Им нужны деньги на человеческие прихоти, но оклады инженеров их не устраивают. Они владеют языками, они умеют найти в сети всю информацию о заводах, работающих на космос. Они сами разбираются в технике.
   Четыре парня и одна девушка объединились в союзе под названием "Бирюза". Именно их ищет и находит Ольга. Она узнает о судьбе девушки, через нее выходит на четверку парней, нашедших поддержку за пределами двух стран, связанных с разработкой и запуском космических кораблей.
   Девушка на вид обычная, носит на себе бирюзу. У парней на перстнях - бирюза, это их отличительный знак. Бирюза - символ неба, в которое не должны взлетать, по их мнению, космические корабли. Неожиданную поддержку нашла группа людей "Бирюза" среди верующих старцев, на вид бедных, но богатых душой. Старцы обладают странной силой воздействия на людей, это завуалированные экстрасенсы. Ольга посетила одного из спонсоров группы "Бирюза", целью которой было не пускать космические корабли к Богу, то есть в небо.
   Группа "Бирюза" нашла себе спонсоров среди тех, кто хотел унизить фирму "Русь", запускающую космические корабли. Ольга нашла тех, кто три года не давал кораблям взлетать. На окнах потоки дождя, в такую погоду никто не летает. Птицы перед дождем влетали в окна и с бешенством летали по комнате, пока Ольга не выпустила их в окно.
   Группу "Бирюза" взяли в разработку мощные руки специальных людей. Но и десятый космический корабль не взлетел.
   В чем тут дело? - думала Ольга. - Или не вся группа "Бирюза" ей известна, или есть другие группы, не дающие осваивать космос. Город Байку в это время проверяли специальные люди, но что-то их не устраивало. Червь сомнений носил бирюзовый оттенок. Бирюза. Гюрза! - осенило ее. - Надо искать группу "Гюрза".
   И переключила внимание на новое сообщение.
  
  Листва качается, качается под ветром томно и легко. С мальчишкой девочка встречается, и с ним уходит далеко. Идут куда-то в звездной россыпи, и окружение полей. Идут красиво, гордо, рослыми, со знанием города, аллей.
  А здесь совсем иначе видится, когда за далью видно даль. Когда им не на что обидеться, когда все небо в звездах - шаль. Они идут и не касаются, им жалко чувство нарушать. Они словечками бросаются, им только руку бы пожать. И поцелуи в отдалении, они до них не доросли. И их любовь - флюид пленение, они флюидами вросли. В них чувство есть, как небо звездное, им еще много в жизни вновь. Пора домой, ведь время позднее, слегка проклюнулась любовь.
  
   Ольгу все знают и никто не знает. Она сама по себе, или кот в кубе по гороскопу. Представляете, как ей живется? Нормально, но писать о себе нет смысла, надо писать о себе - вымышленной. Кто она на этот раз? Пока не знает, но надеется узнать. С ее балкона виден лес, обычный лес из берез, елей, с небольшой долей осин. Из леса летели комары и мысли, ее и чужие. Ходить через лес можно, но не всегда, бегать вообще не рекомендуется.
   Кого боятся? Чудища лесного? Бродячих собак. Они бывают разные, и если ходят сами по себе, то это еще ничего, хуже - если найдется вожак собачей стаи, тогда начинается цирк. Новая собака представляется вожаку, он ее осматривает и проверяет на стойкость. Людской подход.
   Через лес ходят быстро или медленно, с собаками или кучками. А женщина шла одна и не прошла через лес. Ее нашли позже, из земли торчала рука. Лесной кошмар.
   Ольге крайне необходимо иногда пройти через лес, иногда она может пройти одна по дороге, но после этого случая с женщиной она не может психологически приблизиться к лесной тропе. Собаки с вожаком и этот криминал появились почти одновременно. Предполагают, что на женщину напали мужчины, а Ольге все кажется, что стая собак с вожаком напала на женщину. Или чем отличаются мужчины от собак, если у них собачьи намерения? Из этого следует, что от дома в сторону леса дороги нет, даже если дорог в лесу много. Куда пойти? В сторону цивилизации, и вот она благодарность!
  
   Ольга посмотрела новости о потонувшем корабле. Иногда у нее в голове складывается отгадка событий, вот и сейчас, когда она прочитала, что на корабле плыли в основном пожилые люди за семьдесят лет. Спасли спасатели всего 5 человек и то из команды, а 400 человек пропали в пучине морской.
   Эти люди явно состояли в обществе 'Последнего дыхания'. Они в качестве туристов купили билеты на один корабль, им еще дали несколько человек гидов, вроде они отправились на экскурсию. Последний путь под воду был их экскурсией. Корабль захлестнуло волной и опрокинуло в пучину морскую.
   Капитан об этом знал, он знал, как уйти с тонущего корабля. Он никого не спасал, их было двое, кто знал о печальной участи экскурсантов, они и спаслись. Капитан корабля вообще не потонул. Он и его помощник удачно сбежали с мгновенно потонувшего корабля во время цунами.
   Чудовищно? Спасатели спустились к кораблю на дно и услышали стук из нутра корабля. Им отвечали на их стук. Но спасти пассажиров корабля они не могли. Корабль не подлодка, у него нет камеры для перехода из воды в помещение. Спасателей приехало - три тысячи, но и двадцать человек не удалось спасти.
   Пошел дождь. Выключилась сеть. Хмурое небо. Электричество погасло и загорелось. Ольга девушка нормальная, без больших амбиций, с хорошей планкой. Она может влюбиться и способна влюбить в себя. В старые времена людей женили, в нынешние времена пытаются научить людей встречаться и жениться с помощью средств массовой информации. Общий уровень жизни вырос, больше появилось людей преклонного возраста. И стало мало тех, кто хочет создать семью и жить самостоятельно. Почему? Лениво.
   Для выживания людей финансовый приоритет не всегда находится во вновь образуемой семейной ячейке. Понятно, что семьи - основа любого государственного строя, но семьи превратились в ячейки общества, которые способны выживать с наименьшим сопротивлением. Что еще. Появились очень богатые люди, которые уменьшили средний класс, способный к производству потомства. Появились натуральные дворцы, зачастую бездетные. Все нормально.
   В новостях передали, что участковый застрелился за то, что его понизили в должности и с женой развелся. А от журналистки ушел режиссер. А в квартире кавардак. Ольга покормила животных, подмела пол, пошла в ванну и смыла с себя пыль. И вперед и с песней.
   Ольга сменила кафе. И помогла ей в этом приятельница, которая ее пригласила в другое кафе, еще и покормила. Ольге надо было выговориться. Есть люди обычные, а есть люди достатка выше среднего.
  
   Если взять малый коллектив типа: Ольга Олеговна и Щепкин, так она сто раз почувствовала, что ему нельзя перечить и спорить с ним надо очень осторожно, хоть он и не вооружен, но он и так опасен, опасен в гневе, если его не слушают. Главный он.
   А в теплой стране люди совсем забыли о собственной безопасности. Хотеть не вредно, но порой очень опасно. Итак, шеф разговорился. Ольга отвернулась от компьютера, ей предстояло выслушать мужчину безропотно, поддакивая. О чем он говорил? Не поверите, о мясокомбинате. Было время, когда люди в магазине кричали продавцу, что в колбасе бумага вместо мяса.
   И вот Ольге предстояло узнать правду о колбасе.
   В юности шеф пришел работать на мясокомбинат, где уже работал его дядька, уважаемый человек в коллективе. По этой причине ему было легче влиться в непростой коллектив. Он работал чаще ночами, чтобы приводить в порядок оборудование. Годы были не очень сытые, а на мясокомбинате мяса - полно. Ешь - не хочу. Парень худенький. Живот маленький. Много колбасы он съесть не мог.
   Мясокомбинат гремел на всю страну своими передовыми технологиями, чистотой и порядком в цехах. Даже поликлиника, стоящая рядом, блистала этими качествами. И был личный санаторий для сотрудников мясокомбината. Строили здание в довоенные годы, стройка была комсомольская. Все сделано прочно и фундаментально, на века.
   Рядом с шефом работал некий Толстяк, живот его мог вместить не один килограмм колбасы. Носить продукты из цеха в цех не разрешалось. Скромный шеф выносил немного колбасы в собственной рабочей рукавице, ему хватало.
   А Толстяк привязывал колбасу к своему большому телу, а потом продавал шоферам во дворе, не выходя за проходную мясокомбината. Так он купил себе машину. Однажды его поймали на проходной. У него спросили:
   - Куда столько батонов колбасы выносишь?
   - Я сам съем ее!
   - Вот сколько съешь, столько и вынесешь.
   Собралась толпа.
   Толстяк разломил батон колбасы на две части:
   - Одна часть хлеб, вторая колбаса, - и стал кушать то и другое.
   Но колбаса в глотку ему не лезла, вероятно, зрители мешали. Он не доел батон колбасы. У него изъяли остальные батоны колбасы, он был наказан.
   Шеф поступил в два института, но пошел в пищевой институт. Колбасное производство его заинтересовало, он хотел сам разрабатывать механизмы для пищевой промышленности. Поступив в институты, он не пошел учиться, а уехал в санаторий мясокомбината и только после хорошего отдыха вышел на работу, а потом пошел учиться.
   Шефа вызвали по работе, он вышел из офиса. Тут и сотрудники по одному вернулись на место.
   Если газ - воздух, а пресная вода ровна морской воде, то все нормально. Каждый сам по себе. Если одни сбрасывают воду в море, то другим остается перекрыть краны поставки воздуха. Насильно мил не будешь, коль не нужен воздух из труб, пусть берут его из воздуха.
   Ольга была так подавлена жизнью, что сама никому не звонила. Но телефонный аппарат зазвенел. Она взяла трубку.
   - Ольга, привет! Как себя чувствуешь? - услышала она голос Маруси.
   - Здравствуй, - сказала Ольга, да так грустно и жалостливо, что та содрогнулась.
   - Что случилось на этот раз?
   - Все нормально, привыкаю к личной жизни.
   - Тебе помочь?
   - Да у меня тут все кто-то сделал, да еще телевизор какой-то стоит во всю стену.
   - Хороший вопрос. Могу купить его у тебя.
   - Не, я не продам, не я его сюда поставила, не мне продавать, вдруг бывший явится!
   - Согласна, тогда так, включай и пользуйся. Крутишь ручку, и перед тобой проходят регионы.
   - Спасибо, сейчас займусь просмотром земли, но мне непонятно, откуда ты все знаешь? - спросила Ольга и услышала гудки, и ей показалось, что это была не Маруся, а кто-то из мужчин говорил через фильтр для телефонов, искажающих голос.
   Ольга перезвонила Марусе:
   - У меня появилась возможность просматривать весь земной шар, а мне хотелось наблюдать только за одним человеком. По технике безопасности, каждый человек должен быть заземлен или обесточен.
   - Как это выглядит на самом деле? - спросила Ольга.
   - Например. Мужчина лежит и смотрит телевизор, или сидит у компьютера, либо читает книгу. По нему проходит элементарный ток желаний, если он случайно забрел на эротическую картинку или увидел сексуальные моменты на экране. Через некоторое время у него возникает обычный голод и состояние неудовлетворенности.
   - Чего он хочет в такой момент?
   - Чтобы пришла та, которую он прогнал, и принесла продукты и чтобы пищу приготовила и его ленивого полюбила. И самое главное, чтобы после этого ушла, не выпив и чаю.
   - Как на такую ситуацию отвечает женщина?
   - Раз или два она вполне может отвечать всем таким желаниям, если... Если она этого сама хочет, а если не захочет ленивца, то она может быть его ленивее и не читать и не смотреть эротические материалы. Так они вымерли. От лени. Продумав такой вариант жизни, я усмехнулась и вспомнила тревожный и зовущий взгляд поверхностно знакомого крупного мужчины, но подходить к новому объекту женских страданий я не стремилась. Я еще поняла, общаясь с разными людьми, что обычный зарегистрированный брак люди воспринимают неодинаково, и в это разнообразие мнений мне лезть совсем не хотелось.
   Ольга на этот юмор не ответила.
   Вчера на работе прочитали, как изобрели сгущенное молоко. Это напротив Ольги в офисе, спрятавшись за старый плоттер, украшенный цветущими фиалками, сидит человек весьма странный. Представьте себе работающего инженера в 80 лет. Трудно представить? За свою трудовую биографию он работал исключительно инженером - конструктором.
  
  Прошлое сидело за столом, местные поэты на распеве. За последним, скругленным углом, говорил поэт об их отсеве. Осень замурлыкала котом, надоели грустные рассказы, их душа, оставив на потом, полетела в осени показы.
  
   Он начинал чертить на рейсшине, потом на кульмане и теперь чертит в компьютере. Иногда он был начальником КБ, иногда начальником отделения, а сейчас он ведущий конструктор. Синусоида в любой биографии присутствует, он не исключение, он человек золотого правила, которое гласит, что в жизни главное - работа.
   Да, он седой, так уже положено был седым. Но он в своем уме. И он быстро двигается при ходьбе. Он женат во второй раз, его вторая жена младше его на 17 лет. Но она не работает, а он работает. Сын у него живет за океаном, зато дочь от первого брака живет недалеко, и она единственная, кто разделяет его страсть к даче. Он в выходные едет в электричке на дачу в любую погоду. Он сам чистит крышу от снега зимой и от листьев осенью, он сам оббивает профильным листом туалет и гараж.
  
  Цветом наслаждаюсь в солнечную осень, солнце затерялось в золоте ветвей, красные соцветия, словно это проседь, еще робко ищут, где же соловей. Кто споет им песню царственного лета, кто восхвалит это чудо красоты? Но все больше, больше желтизны, как меток, до чего прекрасны осени листы!
  
   Иногда они с женой совершают длительные прогулки в выходные дни или посещают музеи, парки, смотровые площадки города. Он редко берет отпуска или больничные, практически он всегда находится на работе. Бывает, что он спорит с шефом, который является начальником КБ.
   В обед Ольга Олеговна и Маруся Ивановна гуляли в лесу.
   - Я отпечатала очередные книги и подарила разным людям, - проговорила Ольга.
   - А люди? - спросила Маруся.
   - Некоторые хватают книгу и дарят дальше, иные продают. Зачастую им дареная книга не нужна, они за нее хотят деньги получить. Они звонят в издательство, высказывают свои замечания. Потом автору звонят из издательства и передают дареные замечания.
   - Кто виноват в водовороте такой щедрости?
   - Автор. Автор не должен дарить свои книги жадным людям.
   - Как их отсеять?
   - На этом месте нужен детектив. Я книгу подарила шефу. У него есть первая жена. Его жена не работает, но делает деньги из дареных предметов. Ей в магазине подарили нечто, она нашла дефект, поставила на уши весь магазин, и ей отдали деньги за предмет, который она не покупала.
   - Ольга, ты столько труда вкладываешь в свои книги. А потом их даришь! Надо ли издавать собственные книги?
   - Ты права, надо издавать только экземпляры для себя, для работы над произведениями. Люди, кто издает массовым тиражом свои книги, зачастую живут в домах из книг.
   - Есть те, кто продают книги?
   - Те, кто продают книги через магазины, тратят тьму денег на продажу и издание книг. Жизнь так мудра, что легче не издавать, чем издавать книги, лучше не писать, чем писать. Но есть те, у кого пишется само, но само ничего не продается. Поэтому и возникают подарки.
   - Что делают с подарками?
   - Выкидывают, читают или передаривают, реже продают. Навязла в зубах эта тема.
   Очередная прогулка подошла к концу.
  
  ЛРЛ. Глава 15. Знакомство по Интернету
  
  Детектив Илья Львович Лис зашел на сайт знакомств и увидел обычное фото женщины. Чувствовалось, что на этом фото ничего не убиралось и не добавлялось фотографом. Лицо серьезное, стрижка короткая, на глазах очки. Да и сам он был с шевелюрой по краям головы и в очках. Он написал ей. Она пригласила его в театр.
   Они встретились у входа в театр. Кстати, театр отличное место для первой встречи: безопасно и людно. В театре можно проверить человека на благородство души и состояние его кошелька. На улице царила зима, когда на деревьях нет листвы, когда трава в инее и нет снега.
  
  Снега сошли, остался иней, и ветер дует суховей, и чистота прозрачных линий, как бы черты изящных фей. И чистота в моем сердечке, гуляет ветер в пустоте. Я словно дикая овечка - мужчин забыла. Что же те? Они исчезли за долами, они ушли - и кто куда. Я не окликну их словами, для всех останусь просто, та.
  В такое утро запоздало пишу я строчку за строкой, стою у двери я устало. Несутся буковки рекой. Он не спешит. И дверь закрыта. Премудрый ключ и мудрый код. Опять у старого корыта чужой забытый бродит кот.
  
  Дама пришла на свидание вся в белом: белые сапоги, белая куртка с белым воротником. Когда она сняла куртку и сапоги, то оказалась аккуратной женщиной, у которой все было на месте. На ее ногах царили чулки телесного цвета, а не черного, как у всех! Туфли на среднем каблуке хорошо сидели на ее ножках. Прямая юбка эффектно облегала бедра. Тонкий джемпер давал возможность светиться серебряной цепочке на ее шее. Серебряные ажурные серьги на ее ушах гармонировали с кулоном на серебряной цепочке. Просто и со вкусом.
   Мужчина был сражен наповал внешним обликом такой чудесной женщины. Сам он был одет прилично, но не до такой степени, чтобы себя описывать. У него в голове не умещалась мысль, как такая женщина могла оказаться без мужчины? Довольно скоро он узнал, что ее муж погиб. Почему? Она не знала ответа на этот вопрос.
   Некоторое время она жила одна, то есть без мужчины, но со своими детьми. И вот однажды зашла на сайт знакомств и сразу увидела Лиса. Он ей понравился, да и жил он недалеко от нее.
   После театра он сидел дома один и ел апельсины. Он не пил, не курил, дам домой не водил. Идеальный мужчина Лис для одинокой женщины по имени Маруся. Мужчина был разведен, его дети жили отдельно от него. Его бывшая жена жила сама по себе, то есть без него и без детей.
   Утром иней опутывал траву. На газоне образовались равномерные завитки травы, покрытые белым инеем. Больше ничего не напоминало о зиме. Хотя на площади уже неделю собирали ель из отдельных искусственных веток.
   Мир новостей сообщал о событиях, которые не прошли мимо журналистов. Но жизнь так устроена, что не все новости появляются на экранах телевизоров и в Сети. Чаще всего утром Лис узнавал новости из Интернета, а вечером с удовольствием просматривал новости на плоском экране телевизора, который легко можно было бы превратить в экран компьютера, но ему этого делать не хотелось.
   Нет, он не был ленив, прошло всего два дня, как он вернулся из прекрасного городка. Он ездил к своей бабушке. Он ездил совершать житейский подвиг, связанный с ее переездом.
   К бабушке он улетел на самолете, а вернулся на поезде, в котором проспал почти все время от усталости. К себе он не мог взять бабушку, поскольку жил в странной квартире. Вся его квартира состояла из пятнадцатиметровой комнаты, включающей в себя спальню и кухню, и узла с сантехникой, состоящего из душа и сиденья с крышкой. Изумительная мизерная квартирка, не вмещающая иных родственников, кроме него самого.
  
  Весна. Сошли уже снега, и небо так безбрежно, что жизнь прекрасная легка, а где - то есть мой нежный. И в этот ранний, теплый день в душе возникла мыслей тень. Опять мой милый в голове возник весьма небрежно, еще он дремлет на софе, а я пишу прилежно. Ему я посвятила день, его в душе сегодня тень.
  
   Маруся на следующем свидании, прошедшем в виде прогулки по парку, рассказала Лису то, что знала по поводу гибели своего мужа. В то время она работала в столице и ездила на работу в электричке. Получается, что на работу она проехала мимо трупа мужа, чего она не знала. Она ехала с тяжелым чувством неизвестности, потому что ее муж не пришел с работы домой.
   На работе от внутренней напряженности Маруся не могла работать, она сидела и обзванивала больницы. И вдруг ей позвонили из полиции и сказали, что ее муж Макар погиб под поездом, когда он переходил ночью через железнодорожные пути. Ее телефон они узнали в городской библиотеке. Оказывается, у мужчины с собой была библиотечная книга его жены, что помогло найти жену погибшего.
   Короткая история из серии умных поступков полиции не давала объяснения причины гибели трезвого мужчины под колесами поезда в месте, расположенном совсем недалеко от подземного перехода через железнодорожные пути.
   Никто не выяснял причину гибели мужа Маруси, но Лиса этот вопрос взволновал, он хотел знать причину гибели мужчины. Бывают 'черные вдовы', а Маруся была 'белой вдовой'! А так ли все на самом деле? Он хотел жить долго, а для этого ему надо было знать, что было до него в биографии столь аккуратной женщины.
   Лис и Маруся продолжали встречаться, при этом он исподволь продолжал выяснять причины, приведшие к гибели ее гражданского мужа.
   Трагическое событие с мужчиной Маруси, Макаром, произошло в канун Нового года, когда у входа в старый подземный переход стояли лотки с игрушками и гирляндами. На этом месте могли продавать семечки, носки, цветы и елочные украшения. С другой стороны перехода продавали журналы и газеты.
   Макар нес с собой библиотечную книгу, значит, на работе у него не было Интернета, да и денег у него особых не было, если он новую книгу не мог купить. Итак, мужчина был семейным, деньги отдавал семье, сам жил более чем скромно, то есть он вполне мог перейти через подземный переход, скрывать ему от людей было нечего.
   Алкоголя в его крови не обнаружили. Трезвый, честный, бедный - и зачем он пошел через железнодорожные пути? Мог бы и дальше жить без особых потребностей, никому не мешая, помогая семье по мере сил.
   Постепенно встречи Маруси и Лиса перешли из парков и театров в дом. Поначалу они встречались в его мини-квартире, потом встречались в ее квартире, где она жила с дочкой Лизой. Вот тут-то и познакомился второй раз Лис с дочкой Маруси. Знакомство произошло на дне рождения Маруси.
  
  Мне нужно подойти к глазку, чтобы убрать свою тоску, увидеть Ваши эполеты, на вечер сделать Вам котлеты. Потом спокойно лечь и спать, чтоб утром тихо тесто мять. Хочу я сделать Вам пельмени, домашних вместе мы не ели. Похоже мне так нужен муж, пусть он вначале неуклюж. Я не хочу прожить одной холодный май и летний зной. Все это сделать я смогу, поверьте, милый, я не лгу. Мне трудно в мире темных туч, Вы для меня один могуч. Могуч, силен и справедлив! Я силы чувствую прилив. Вы хороши еще собой! Так одиночеству отбой?
  
   Лис излишне подозрительно смотрел на Лизу, чем-то она его поразила. Теперь он мог уверенно сказать, что Маруся не была виновата в гибели мужа, но ее дочь вызывала подозрение. Лиза была одного роста с мамой, на этом их сходство заканчивалось. Рядом с Марусей было спокойствие, а рядом с Лизой появлялась нервозность. Маруся не курила. Лиза курила.
   Маруся тянула лямку материнства, а Лиза тянула деньги на игровые комплексы. Было время игровых автоматов, именно в них Лиза оставляла деньги. Авантюрная молодая особа - вот что о ней думал Лис. В принципе, он уже считал, что с Марусей можно связать свою жизнь. Она действительно 'белая вдова' или вдова не по своей вине. Но ощущения, что поиск виновного окончен, у него не было.
   Горожане украшали деревья светодиодными гирляндами - они не просто светились, а еще и бегали сверху вниз по ветвям. Приятное зрелище. Лиса осенила мысль, что погибший Макар пытался Лизу спасти от игры на автоматах. Он бежал через железнодорожные пути к бару с автоматами, расположенному по той прямой, по которой он переходил рельсы. Он слишком торопился спасти дочь от долга и погиб, не заметив в ночи поезд. Сейчас этого бара уже нет, но в тот год, когда Макар погиб, он был на пути его следования. Вот и весь ответ.
   Сидел Лис весьма довольный жизнью и ел соленую соломку, дабы не потолстеть. Но тут позвонила Маруся и сказала, что им необходимо съездить вдвоем к матери Макара. Лис только охнул, но согласился поехать в гости в выходной день. Мать Макара оказалась бабулей подвижной, но ворчливой. Жила она с отчимом Макара.
   Та еще парочка.
   Мать Макара постоянно ворчала на отчима. Пожилой человек умудрялся не реагировать на нравоучения пожилой супруги, так они уживались уже лет сорок. И у Лиса стукнула в голове мысль: 'А как реагировал Макар на свою родную мать? Могла ли она его довести до белого каления?' И сам себе ответил: 'Могла'. Есть люди, напичканные нравоучениями и поучениями. Мать была из этого числа.
   Теперь Лис постоянно думал, что это именно мать довела Макара до невменяемого состояния, и теперь сам пытался отгородиться от ее нравоучений всеми способами. Например, если на семейный праздник приезжали все родственники Маруси, то он приезжал на праздник последним, когда мать Макара уезжала. На этом он и остановился в смысле поиска правды о погибшем муже Маруси.
   Жизнь правит бал переживаний. Самый главный бал зимы - Новый год. Лис вздрогнул от предчувствия, он боялся схода родни Маруси за общий стол, который она накрывала за их общий счет. Он боялся этой встречи. Он уже обвинил мысленно Лизу и мать Макара. Что таится в Марусе? Вот в чем вопрос.
  
  Ель стоит, шатром раскинув ветви, словно в дом сзывает чудаков. Снежный дом, где не бывают ветры. С крышею, где притаились метры, метров двадцать веточных кругов. Есть у фей любимица лесная, ель, что простой мачтою стоит. Ствол прямой, ее давно я знаю, ветки ее ветры все листают,
  в совершенстве кроны тихо спит. Метрах в десяти стоит подруга. Ростом как она, но так худа, ветви изогнулись точно дуги, ветви под снегами не упруги, средь берез стоит она одна. Снег покрыл деревья, землю мелом, белый цвет и контуры ветвей. В красоте холодной спит измена, а в душе - есть настроения смена. В елях притаилось царство фей.
  
   Город плотнее одевался елками и покрывался гирляндами. У перехода под железнодорожными путями продавали игрушки и маленькие елки. Лис пошел через переход. В переходе сидела дружная компания, состоящая из двух продавцов и одного музыканта. Здесь продавали нательное белье и цветы. Рядом с продавцами сидел баянист, который иногда играл нечто известное всему народу. Лис остановился у живописной группы. Ему показалось, что эта компания знала мужа Маруси.
   Теперь Лис уже знал, что Макар последнее время работал сварщиком на стройке. Дома строили по новой технологии, поэтому без сварочных работ сборочный процесс домов не обходился. Он строил дома в новом районе, а жили они в старом районе города. При сварке бывает такая красивая иллюминация, что не хуже салютов смотрится со стороны.
   А, когда сварщик успевал книги читать на работе? Или он читал во время обеда? При сварке точно книгу не почитаешь. Спрашивается, почему он шел с библиотечной книгой? У Лиса в голове пролетели вопросы целым роем.
   - Мужик, чего застыл, будто спросить чего хочешь? - спросила полная баба в цветастом платке, продающая цветы.
   - Не знаю, как к вам обратиться. У меня есть один вопрос, - растерянно проговорил Лис.
   - Задавай свой вопрос, - разрешил баянист.
   - Дело в том, что я женюсь на женщине, у которой муж погиб под поездом, переходя железнодорожные пути. Это было год назад.
   - Ты на бабе Макара жениться хочешь? - удивилась баба в цветастом платке.
   - А вы Макара знали? - в свою очередь удивился Лис.
   - А то нет, он тут завсегда проходил. Макар нашему музыканту Георгиевичу в шапку деньги за музыку кидал. У меня цветы жене покупал. Он с нами разговаривал, а то некоторые идут и за музыку не платят, - ответила баба.
   - А вы, часом, не знаете, почему Макар пошел не через подземный переход, а через железнодорожные пути? И, вообще, непонятно, почему вы знаете, что он погиб? - спросил с отчаянием в голосе Лис.
   - Да кто его знает, почему он пошел через пути?! - возмутился баянист. - Ты не первый, кто у нас про Макара спрашивает! Год назад нас постоянно опрашивали по этому вопросу. Мы ничего не знаем.
   Лис положил бумажную купюру в шапку баяниста и пошел дальше по переходу под радостный крик музыканта. Он хотел посмотреть на дома, которые строил Макар. Дома стояли похожие один на другой и были готовы для новоселов.
   В голове у Лиса было три варианта ответа. Случайность. Спасал дочь Лизу от игровой зависимости. Мать, любившая всех обзванивать, довела его упреками и нравоучениями. Почему-то в эти варианты не входила Маруся. Лису она нравилась, и он не мог даже в мыслях ее упрекнуть.
   У одного нового дома Лис заметил небольшую группу рабочих. Он подошел к ним и стал пристально рассматривать.
   - Кого ты здесь ищешь? - спросил рабочий, одетый в синюю куртку, похожую на ватник.
   - Я ищу того, кто знал Макара - сварщика, погибшего год назад.
   - Мы его знали, - ответил строитель. - Хороший был мужик. Работящий. Земля ему пухом. Помянуть бы его не грех, год прошел.
   - А вы, случаем, не знаете, почему он погиб? Почему он не пошел через подземный переход?
   - Кто его знает! Я точно не знаю, почему его черти через пути понесли! - воскликнул зло рабочий. - Может, он устал! Или замерз! Или заболел! Сварщики порой на улице работают!
   - Простите меня, - попятился Лис. - Вот, помяните Макара-сварщика, - и он протянул купюру рабочему.
   Рабочие кивнули ему в знак благодарности.
  
   Лис пошел к пресловутому подземному переходу. Он не был богат, раздавая деньги, он элементарно покупал свою жизнь у случайностей.
   - Подождите! - услышал он сдавленный крик.
   Лис остановился, оглянулся: за ним быстро шел молодой парень.
   - Мне надо с вами поговорить, - нервно выдохнул молодой человек.
   - Я вас слушаю, - ответил спокойно Лис.
   - Я работал с Макаром, я его ученик. После его смерти вся его работа на стройке на меня свалилась. Я знаю, как ему было тяжело работать. У него были большие проблемы с глазами, он часто смотрел на сварку, но не всегда подбирал правильные очки. Я себе купил защитные очки для сварки, а он на себе экономил. Он просто мог не заметить поезда.
   - Но он мог его услышать! - воскликнул Лис.
   - На стройке столько шума, что слух притупляется, - ответил молодой сварщик.
   - Спасибо вам большое! - произнес Лис, пожимая руку парню.
   У подземного перехода Лиса поджидала баба в цветном платке.
   - Мужик, что я тебе скажу, - проговорила она шепотом.
   Но договорить она не успела, ее кто-то просто оттолкнул от Лиса, потому что мгновенно появилась толпа из электрички. Баба исчезла в толпе или растворилась в пространстве. Он медленно пошел к остановке, но на его пути встала баба в цветном платке, словно из-под земли выросла.
   - Мужик, я чего вспомнила: Макар плохо видел. Мужчина он был обходительный, шибко мне нравился. Он мне одну историю про себя рассказал. Когда ему было лет девять, он уже был красивым, а в школе, значит, у них зрение проверяли. Фельдшер ему в глаза жидкость закапала, от которой у него зрачки расширились, но назад так и не вернулись. Мальчишка почти ничего не видел. Его глаза долго лечили, но особо не вылечили. Он всегда в очках ходил. Он же еще сварщиком работал, прутки сваривал, очки другие надевал, так еще хуже зрение стало. Вот, - выдохнула тираду слов баба и исчезла в сумерках.
   Лис пришел домой. Его мини-квартира сияла чистотой. Пахло вкусной едой. На тренажерном велосипеде сидела Маруся в футболке и бриджах, крутя педали.
   - Еда готова. Я тебе не помешаю, если покручу педали? - спросила Маруся.
   - Крути педали. Ты мне не мешаешь, - ответил Лис и стал переодеваться.
   Незаметно Лис посмотрел на элегантную женщину на велосипеде, вспомнил бабу в платке и понял, что для Макара они были равны из-за плохого зрения.
  
  Надоело окруженье, я опять звоню тебе. Брось ко мне предубежденье, я опять в твоей судьбе. Где тебя опять носило? Снег белеет во дворе, рядом мечется верзила. Это сын? Он твой до-ре... Это так я задержалась? Не звонила, не звала, уйму лет не провожала, и давно я не твоя.
  
  Ему захотелось сделать подарок Марусе.
   - Маруся, а какие у тебя очки? Минусы или плюсы?
   - У меня очки для работы и для дали, поэтому я ношу с собой всегда двое очков.
   - Ты мне свои данные только запиши, чтобы я не перепутал.
   Лис заказал для Маруси дорогие модные очки, в которых были все нужные ей для нормального зрения диоптрии.
   Через неделю он подарил ей очки... Женщина растрогалась, поцеловала любимого человека и расплакалась, но как-то быстро успокоилась и сказала:
   - Лис, у меня есть проблема, я тебе о ней не говорила. Лиза больше года снимала квартиру у музыканта, он в подземном переходе играл. Макар Лизе сосватал эту страшную квартиру.
   - Почему страшную квартиру? - насторожился мгновенно Лис.
   - Квартира однокомнатная, так вроде и ничего, но плита сожженная. Я ее сама отмывала, но так и не смогла отмыть. Туалет еле отмыли. В ванной плитка облетела. Запахи жуткие.
   - А сейчас что случилось?
   - Музыкант жил у какой-то бабы, а квартиру свою сдавал моей Лизе. А тут он как сбесился. Кричал на нее, просил немедленно выехать из квартиры. Лиза выскочила из квартиры, а когда вернулась, то застала музыканта в ванной. Висел он на штыре для душа. У Лизы страшный стресс.
   - Лиза одна жила в этой квартире?
   - Нет, со своим гражданским мужем Эдиком, которому буквально месяц назад дали квартиру за выездом. Теперь они могут пожениться и жить в его квартире.
   - Как такую квартиру Макар ей мог посоветовать?
   - Я тебе не говорила, Макар плохо видел с детства, а последнее время и запахи не различал. Он был в той квартире, но ему все как с гуся вода. Другой бы не предложил снять дочери такую квартиру.
   У Лиса сердце упало и вновь забилось. Ему стало плохо. Это заметила Маруся:
   - Не переживай, Лис! Лиза выехала из той проклятой квартиры. Она со своим мужем живет сейчас на его территории.
   - Маруся, у твоего мужа враги были?
   - Ты чего такое говоришь? Он добрый был.
   - Или очень добрый, - обронил Лис и посмотрел на заснеженные ели за окном.
   - Маруся, а как обстоят дела у твоей второй дочери? - спросил Лис.
   - Люба не моя дочь!
   - Я думал, она твоя, у вас и рост одинаковый.
   - Любу привел Макар из-под земли, точнее из перехода подземного. Он добрый. Мы вообще тогда только поженились, я в институт поступила. А он привел домой маленькую девочку. Шли девяностые годы. Ее отец задолжал кому-то или проигрался в пух и прах. К ним пришли два мужика домой, которые расстреляли ее родителей. А Люба в шкафу под одеждой просидела, ее не заметили.
   - Она одна жила?
   - Нет, у нее есть тетка, она в подземном переходе цветы продает.
   Лис с изумлением посмотрел на Марусю, у него слов не было от подобной цепи совпадений.
   - Не удивляйся, она от своего родного отца переняла любовь к азартным играм. Когда Макар погиб, она ведь проигралась до долгов! А Макара она как отца любила. Его смерть очень переживала.
   - А почему она не с теткой живет?
   - Тетка личность странная, если не сказать больше.
   - Но сейчас Люба взрослая женщина. Замуж не собирается?
   - Есть у нее один строитель, он сварщиком на стройке работает. Кстати, ученик Макара.
   На этом месте Лис сел, закрыл рот рукой, крякнул:
   - Что-то в горле першит.
   - Я тебе чаю налью.
   - И она слоняется без квартиры, когда есть своя квартира?
   - Лис, все перемелется, но не сейчас. Пей чай. Макар боялся за Лизу и не хотел, чтобы она жила в своей квартире.
   - А кого он боялся?
   - Не знаю! - крикнула Маруся и уткнулась лицом в плечо Лиса.
  
  Вы не трус, вы милый Грусть, это плюс. Я судить вас не берусь, это Русь. Очень скучно мне без вас. Это раз. Для любви мы купим ром. Это бром. Уберем мы лишний свет, и привет. И покурим сигарет. Вид ракет. Затемнится мозг с душой. Ты большой. Выпьем нежности глоток. Ласк поток. Ты не бойся. Мы на 'ты'. Ты остыл? Выпей лучше ты вина. Я одна. Мы расстались. Ты не трус. Я боюсь. Оставайтесь, Вы на Вы. Без молвы.
  
   Лис понял, что он тоже не знает ответа на все вопросы этой истории. Итак, он стал жилеткой для слез. А голова у него для чего? Все люди из этой истории друг с другом связаны и судьбой повязаны. У него впервые возникла мысль, что сварщик Макар, баянист Георгиевич и родители Любы - звенья одной цепи. Но какой? Чем и кому они навредили? Еще он понял, что через подземный переход ему идти не хочется. А надо бы посмотреть, что там делается.
   И он пошел в переход, прошел его и никого не нашел. Люди шли из электрички целой толпой, но никто не играл и не продавал. Он пошел к новым домам, но и там строителей не было. Все невольные свидетели трагических событий исчезли с его пути.
   Что он знал? Что родители Любы были убиты много лет назад, Макар погиб год назад, а баянист повесился вообще недавно. Вот! А сам ли погиб Макар? Сам ли повесился баянист? Куда делась баба в цветном платке? Ее не было в переходе. А если убийца родителей Любы был в местах отдаленных, там, где вместо асфальта деревянные доски? Почему нет? Значит, убийца вышел на свободу год назад и убрал второго отца Любы?! Чем провинился баянист? Он жил с теткой Любы, то есть был ей дядей...
   Так, а на свете жил бедняк. Кто этот мститель? В голове Лиса стало пусто. Он испугался не на шутку! Ведь теперь он гражданский отчим Любы! Ему стало страшно! И надо ему было искать даму через Интернет?! Что делать? Куда бежать? Кого бояться?
   В голове возник образ строителя в синей куртке, похожей на ватник. Так молодой человек находится под ударом? Лиса заклинило, он уже не боялся за себя - боялся за незнакомого парня-сварщика. В памяти возникли слова Маруси, что Лиза и ее парень Мишка живут в квартире, куда Макар не пускал их жить!
  
   Елку на площади собрали до конца. В витринах магазинов появилась мишура с подсветкой. Новый год приближался. Маруся не любила горевать, на работе по Интернету она заказала четыре билета в театр и через интернет банк заплатила. Она хотела, чтобы дочки со своими парнями развеялись от грустных мыслей. Но Лиза отказалась идти в театр, сославшись на плохое самочувствие. Поэтому Маруся предложила Лису пойти с ней в театр. Он обрадовался такому предложению, узнав, что в театр придет Люба со своим молодым человеком.
   Все четверо сидели в одном ряду. Лис сидел как на иголках. Он спиной ощущал холодок чужого взгляда. Рядом с ним сидел молодой человек. Ему казалось, что они оба затягиваются одной петлей. Он чуть не закричал от воображаемой реальности. В полусумраке зала он чувствовал свою погибель.
   Лис не мог смотреть на сцену, либо смотрел, но ничего не понимал. Ему хотелось оглянуться: казалось, что за ним сидит мужик в куртке, похожей на ватник. Но этого быть не могло - в теплом театре не сидят в рабочих куртках.
  
  Зал консерватории деревянный, бел. Здесь клавиры вторили в сотни децибел. Девочка, как девочка - волосы волной. Ноты, словно семечки, звуки - пеленой. Все играла - вьюжила, классикой струясь, что морозной стужею сольно увлеклась.
  Платье снежно-белое, черный инструмент, исполнение смелое, черно-белых лент. Чуть не заневестилась, но виолончель рядом звуки вбросила в музыкальный челн.
  
   До его плеча дотронулась чья-то рука. Лис весь передернулся от страха. Он невольно посмотрел мельком на Любу, а сзади его по шее ударили торцом ладони. Он вжался в кресло. Ему захотелось сползти на пол, но он повернул голову назад в ожидании удара. Перед ним сидела баба с цветным полушалком на плечах. Она прошипела ему на ухо:
   - Не заглядывайся на мою Любу!
   Лис вздохнул с облегчением: за его спиной сидела охрана в лице бабы в полушалке. Поговорить с девушкой и ее парнем ему не удалось.
   На следующий день он подумал, что все страхи и проблемы он выдумал. Нет никакой для него опасности.
  
  
  ЛРЛ. Глава 16. Самородок
  
   Мужик в синей куртке под ватник работал на стройке больше года крановщиком. Звали его Зураб. С виду он был обычный человек, но иногда быстро становился злым или, точнее, озлобленным. К этому привыкли и не особо замечали те, кто с ним работал. Макар чаще других с ним разговаривал за жизнь в минуты затишья. По работе они мало пересекались, а поговорить могли.
   Случайно и под выпитую водку по поводу собственного дня рождения, Зураб разговорился. Он рассказал Макару, что работал на золотом прииске бульдозеристом. Однажды его сменщик взял отгул. Зураб остался один. Был момент во время короткого обеда, когда бульдозер не работал, он чуть было не уснул.
   Зураб никогда не спал в обед, а тут его сморил странный сон. Он прикорнул, потом чутьем волчьим почувствовал что-то странное. Он краем глаза посмотрел в окно и увидел, что ему два мужика почти под острие бульдозера бросают нечто блестящее. Он подумал, что ему это снится, и сделал вид, что спит и ничего не видит.
   Выходить и брать дары людей он не стал, а выждал, когда сеятели золота ушли, и приступил к работе. Естественно, что он взял в ковш бульдозера то, что ему подбросили. В ковше лежали огромные слитки золота. У Зураба возникла мысль, что слитки искусственные, потом он эту мысль отбросил.
   Один слиток весил больше десяти килограмм, еще пять слитков были весом меньше килограмма. Слитки он завернул в промасленную тряпку и спрятал в кабине бульдозера. С собой ценный груз он не понес. Вскоре Зураб золото перепрятал и стал мечтать о новой жизни.
   В это время уже летело сообщение в министерство от неизвестного человека, что найден самородок, достойный выставки, но его дальнейшее нахождение неизвестно. Приехали на прииск сыщики, которые искали эти самородки.
   Но никто не догадывался, что самородки спекли умельцы для поднятия цены на золото. Задача заказчика была простая: надо было сделать золотые самородки, потом добыть их из земли и подбросить на столичную выставку в качестве самородков.
  
  Пойду опять своей дорогой, мне в ней уютно и тепло, не оббиваю я пороги, люблю я тихий стиха слог. Забуду музу сольных песен, забуду все, что не со мной, забуду критику из лести, забуду холод я зимой. Ты мне, как друг, ты мне, как радость, ты воды мощные морей. Мой милый слог, такая сладость, что я лечу к нему скорей. Пройду дорогой рифм свободной без всех уступов цен и рец, иначе будет сердцу больно, иначе чувствам всем конец. Влетаю с рифмами я к небу, я с ними по лесу брожу, мне с ними ведом каждый лепет, я в них сама себя сужу.
  
   Зураба взяли с самородками, когда он по простоте душевной пытался их вывезти на большую землю. На это и рассчитывали заказчики этого проекта. Его посадили. Самородок выложили на главной выставке страны, потом его убрали на склад, откуда он исчез в неизвестном направлении.
   Родители Любы работали на золотом прииске. Они участвовали в изготовлении ложных самородков, поэтому их и убили.
  
   Когда Макар случайно погиб, Маруся сходила с ума в буквальном смысле слова, она свихнулась по полной программе. Она была невменяемой, и не верила в его смерть, она не была на его похоронах. Когда ей говорили, что его похоронили и крышку гроба заколотили гвоздями; она рисовала его огромные, удлиненные глаза. Она рисовала его прямой, тонкий нос, его необыкновенно красивые губы.
   Однажды черти занесли ее в универмаг на трех вокзалах, и она увидела его! Живого! Но когда подошла ближе, то увидела простой манекен в одежде. Она подняла глаза и увидела его огромный портрет! Но это опять был не он! Это была реклама, но мужчина на рекламе был словно с него срисованный, его черты лица она знала наизусть. Она надеялась, что он оживет!
   Маруся выбежала из магазина, и увидела гигантский рекламный плакат! На плакате был ее портрет в красном платье, в котором она была с Макаром на свидание. Это была реклама сигарет. Она окончательно сдвигалась по фазе.
   Она неделю блуждала пешком по столице, ей казалось, что за ней следят все светофоры своими зелеными глазами. Она шла по набережной реки Москвы, шла и шла. Заходила в Центральный парк, проходила по его аллеям, зашла в уголок Дурова, посмотрела на выступление Дуровой и не могла успокоиться и даже присесть на скамейку, ее словно гнал ветер, будто она лист, сорванный с дерева.
   От Маруси шарахались подруги, она добивала их словами, что Макар жив. Она плохо спала, мало ела, чуть не падала от усталости, вероятно, он звал ее к себе, обессиленную для жизни на этой земле.
   Однажды она почувствовала, что ее силы на исходе, она не могла работать, у нее сил не было. Она не могла думать, ничего уже она не могла.
  
  Нам миг взаимный нов, вступили в пору весен для кратких в рифму слов, листы для слов и песен. Скрываю то, что есть, пишу о том, что нет и всегда в разлуке лесть, как осенью есть лето. Живу, едва живу, скрывая боли в сердце, и кем-то я слыву, но горизонт мой серый. Во сне мои пути, во сне мои дороги. Стих верный, друг - лети, читатели так строги. Без ласк и суеты мы вновь нашли общенье. Жизнь белые листы без ругани и мщенья, то ль дружбы, то ль любви. Мы вновь с тобой на грани свиданья и любви. Слова, как поле брани.
  
   И Маруся пошла к врачу. Врач ее направила в другую поликлинику. При личной беседе с врачом она заревела, она впервые заплакала и говорила такой бред, что ей сделали укол. Она уснула на кушетке в странной поликлинике, когда проснулась, то увидала рядом с кушеткой два дюжих мед брата. Они взяли ее под руки и отвели в машину скорой помощи.
   Марусю привезли в желтую больницу. Внутри все двери закрывались на ключи, но ей было все равно, где она и, что ее здесь ждет. Она хотела спать, а когда проснулась, разглядела палату очень уж сантехническую, то есть всю покрытую кафельной плиткой от пола до потолка. Спинки кроватей были металлические, полукруглые. Во рту было необыкновенно сухо, слюны и той не было.
   Маруся натянула на лицо одеяло в белом пододеяльнике, так и лежала, пока ей дали полежать. Позвали на завтрак. Стол, четыре стула, ложки, каша. Таблетки ей дали прямо в рот. Здесь никто никому не верил. Трудно поверить, но она потихоньку стала приходить в себя.
   О нем она не думала. Странно, но мыслей в ее голове о погибшем любимом человеке не было! Она выполняла указания врача, ходила за едой на кухню, поскольку только этих людей выпускали в фуфайках на воздух, в очень грубой обуви.
  
  Пропавших без вести так много, что нет возможности найти, их дни закончились убого, иль перестало им вести. Они по жизни напылили, иль напоследок развелись, иль не по той реке уплыли. Не знаешь, где ушедших жизнь. Смятенье чувств о них годами, и тяжесть страшная в груди. Мы не живем, а все гадаем - а как следы нам их найти?
  
   К выполнению требований жизни за пределами этого больничного отделения Маруся была не готова. Она клеила коробочки, строчила на швейной машинке, пила все таблетки, и страдала от сухости во рту.
   Приехал Лис, он удивился тому, что даже в такой больнице Маруся хорошо выглядела и разговаривала с ним спокойно и с достоинством.
   Медсестра принесла ей клубки и спицы. Вечером, когда в отделении оставалась одна дежурная медсестра она вязала зеленый свитер.
   Марусю направили к профессору через полтора месяца, ассистенты провели ряд тестов, она была признана здоровой. Ее выписали из желтой больницы... О муже она больше никогда и не с кем не говорила, она четко усвоила, что эта тема самая запретная.
  
  Жить в грусти опасно: лекарство пить нужно, и никнуть спокойно, а мир станет чуждым. Пройти это надо, ожить и достойно увидеть: все ладно, а, в общем, пристойно. Что делать, проходят года, жизни веси, живут и уходят, молчат о них вести. Сжимается сердце, сникают сосуды, закрыта в жизнь дверца. Куда ты? Откуда? Поставим здесь точку. Замолкнут салюты. Оставили кочку, где холодно, люто.
  
   В душе закрылась дверца в сердце, совсем или почти совсем. Маруся общалась с людьми в пол уха, в пол мысли, в полслова. Она остыла к подругам, ее общение с ними свелось к минимуму. Год она прожила в полусне, нет, она жила, работала, но все происходило в полусознательном состоянии. Она еще месяца три, а то и больше пила таблетки, которые ей выписали, и была под гипнозом врачей.
   Через год к Марусе подошел человек и попросил написать стихотворение. Она написала первое за этот полусонный год стихотворение, и вошла в штопор. У нее произошел срыв воспоминаний о погибшем любимом человеке, срыв привел ее в странную поликлинику.
   Ей опять сделали укол, но в больницу не увезли, и она лечилась на ходу. Сама приходила на уколы. После этого лечения она что-то стала понимать, ее мозги очистились от страха воспоминаний! Она стала писать о муже стихи! Она писала каждый день по стихотворению, она писала ему стихи целый год!
   Прошел второй год после смерти Макара, ему было написано огромное количество стихов, и вдруг, Маруся написала стихотворение поэту, который сидел рядом с ней в поезде. Поэт поэта вылечил. Они ехали в поезде и писали друг другу стихи. С этого момента она перестала жить прошлым, она вошла в настоящее время.
   С поэтом она ходила по берегу Волги. Днем и вечером они ходили по городу вдоль и поперек. Они оба были в командировке, но это не мешало им ходить по городу, одетому в золото бабьего лета.
   Они смотрели на памятник вождю, но зайти в крытый музей она не смогла. Город, укрытый золотом листвы и огромная река Волга ее окончательно вернули к жизни. Она перестала вспоминать, она увлеченно смотрела на пейзажи, на поэта - она жила!
   Нет, она не влюбилась в полненького поэта, со слегка лысеющей головой, но рядом с ним ей было легко. Он был такой мягкий, сладкий, уютный! Он был добрый и до безобразия симпатичный!
   Она ходила рядом с ним, рядом с трамвайными путями и была почти счастлива. Но стоило их рукам соприкоснуться, как начались проблемы, упреки и всякая ерунда, но это была жизнь, текущая жизнь, а не прошлая жизнь, канувшая в лету. Через пару месяцев поэт перешел на другую работу, не смог он быть рядом с Марусей, но это было уже неважно.
   В ее жизни наступил период перебора струн человеческих сердец, она увлекалась то одним, то другим, каждому писала пять стихотворений и меняла партнера, платонического партнера. В серьезные, близкие отношения она долго, а может еще год, до следующего ноября ни с кем не вступала, она боялась потерь. Она ходила в темно-синем платье с белым воротником, почти с белыми волосами, уложенными в короткой стрижке. Она нравилась всем мужчинам от студентов до седых мудрецов, она мимоходом писала всем стихи и рядом ни с кем долго не находилась.
   Маруся стала приобретать популярность, ее пригласили выступить на новогоднем вечере.
   Она ходила в вишневых полусапожках на длинной шпильке, в вишневом костюме и белой блузке или в черном, тонком свитере. В таком виде она выступила, но видимо это не было ее призванием.
   Прошло еще пару лет после утраты, а она все не находила себе партнера, да, не находила! Все стихи, да поэты, а поэты любят словами, а не сердцем. Поэтическая любовь зашла в затяжную фазу. Годы бежали.
   В литературном обществе побывало много симпатичных поэтов, она лет несколько ходила в это приятное общество, но однажды наступил предел допустимого общения. Маруся покинула реальное общество поэтов и перешла в виртуальное общение. Какой вывод из этой истории? Поэт от неприятностей защищен стихами, а тогда, давно, она не смогла сразу потопить свое горе в стихах.
  К чему здесь Маруся? Так это к ней ушел Макар от Ольги Олеговны, а ей и слова не сказал, она считала его без вести пропавшим...
  
  Рок, судьба или предвзятость, или мистика. Она правит миром, но без взяток, просто глазом не - вина. Но любой судьбы анализ скажет вам без лишних слов, кто-то все же правит нами, кто-то наш качает плот. Все предвидеть невозможно, что-то можно просчитать, что-то высчитать не сложно, в мыслях лучше не летать.
  Надо быть спокойней, строже, в дифирамбы не вникать, лучше быть нам осторожней и не стоит ликовать. И судьбу поправить трудно, можно чуточку чудить, независимость - при людях, но людей нам не судить. Обойди проблемы просто, но решай всегда свои. Будь среди людей как остров, мысли чуточку таи.
  
   Желто - зеленые клены и зеленые березы - это пейзаж, который скрывает некую убогость внешнего вида зданий. Что делать, дома стареют, как и люди. Чем лучше дом, тем дольше он существует. Из района, где живет Ольга Олеговна, богатые медленно, но выезжают. Остаются те, кто не может этого сделать.
   Совсем бедных, если их много живет на одной жилплощади, государство ставит на очередь, и они становятся богаче. А основная масса людей - не совсем многодетная и не очень богатая, им не выехать из таких домов, им самим не отремонтировать внешний облик многоэтажного здания. Почему? Не все умеют делать деньги, многие всю жизнь работали за зарплату, которая чуть больше пенсии.
   Неплохо получать пенсию и зарплату одновременно, но в 65 лет двери фирм плотно закрываются, и пенсионера воспринимают, да его просто исключают из взрослых. Остается существование, а хобби переходит в основной вид деятельности.
   Если бы Ольга Олеговна знала, в чем зарыта болезнь, она бы давно рецепт откопала, но все оказалось так просто. С каждым днем она передвигалась все хуже и хуже. Ноги при движении постоянно пронзали боли, эти боли не давали идти, они перемещались по ногам. Если бы существовали искры боли, они постоянно бы летели из глаз.
   Боль, боль, боль...
   Да, бывшая спортсменка без боли могла только лежать. Но она упорная и так работала на тренажере, что мышцы на ногах сместились и стали смеяться еще более острой болью. Обезболивающие мази помогали короткое время, даже очень короткое. Таблетки теряли свою эффективность. Она шла на работу, подтаскивая за собой одну ногу. В автобусе она села против очень пухлой женщины, вытирающей пот со лба.
   И вдруг Ольга Олеговна произносит, глядя на эту женщину:
   -Не ешьте хлеб!
   -Вы к чему это? - зло и раздраженно спросила женщина.
   Ольга Олеговна не нашлась, что ответить, но стала думать, почему она это сказала. Вспомнила, что лет семь назад хирург советовал ей самой - не есть хлеб. Она открыла сеть, еще раз уточнила свою болезнь, диету и состав хлеба. Осталось выполнять совет хирурга, который она никогда не выполнит.
   Дочь, глядя на страдания матери, предложила ей сброситься на модные витамины. Упаковка такая большая, что лучше ее взять на двоих. У этих витаминов странное свойство, они усиливают боль в больных местах, пока их не вылечат. На четвертой витамине боль в ногах еще больше усилилась. Дойдя на улице до первой лавочки, встать с нее Ольга Олеговна не смогла.
   Итак, жизнь прекрасна, но адские боли не утихали. На работе она почти не вставала с рабочего места, ходячая работа накапливалась. Ольга Олеговна на пенсии, но работает. Кошмар! Теперь понятно, почему существует пенсионный возраст, наступает предел здоровой жизни, остается период разрушения организма.
  
  Во времена болоневых плащей, коротких, открывающих колени, носили очень мало мы вещей, но не было по молодости лени.
  Разбирайся: кто прав, виноват, не найдешь ни того, ни другого, из иных получается - брат, из других, кто-то умный, как Гуро.
  Сожаления оставь при себе, все надежды - пустое похмелье, если хочешь пройти сотню бед, нарисуй это правило мелом.
  Жизнь проста. Все с тобой, что в тебе. А другие, как небо и волны, то бывает счастливый прибой, то бывает, как ветер привольный.
  
   Упорство - главная черта женщины в жизни, лечь на пенсию она не хотела, и она ела витамины, восстанавливающие функции организма. Дико заболела рука. Ой, мама, больно! На пятый день боли стали стихать. Она проснулась и, не вставая с постели, стала делать лежачую гимнастику. До чего она дошла! Гимнастику для ног делала лежа на постели, чтобы заставить их двигаться без боли. Ой, она пошла на работу.
   Дом ее - это девятиэтажный дом, состоящий из 10 подъездов. Удивительно, но люди в таких домах живут с большим удовольствием, чем в башнях. В башнях - одни лифты в центре дома, а в этом доме лифт и лестница почти неотделимы друг от друга, поэтому Ольга Олеговна пользуется лестницей. В пределах девяти этажей она ходит пешком последние три года. Объяснит почему. Как-то лет пять назад ее ноги отказали слушаться ее мозг.
   Попытки поднять ногу на десять - пятнадцать сантиметров для того, чтобы подняться с проезжей части дороги на пешеходную дорожку, не увенчались успехом. Она шла из магазина с двумя сумками домой, но домой она не могла попасть из-за такой нелепости. Ольга Олеговна прошла туда-сюда по проезжей части, нашла пологий переход, и пошла по пешеходной дорожке. От лифта ее отделяли три ступеньки на улице, и восемь ступенек в подъезде. Цепляясь за все что можно, она поднялась по ступенькам.
   Ей было 56 лет. С каждым днем ее ноги стали вести себя хуже и хуже. И тут она поняла, почему женщины идут на пенсию в 55 лет, позвоночник практически вышел из строя, ноги двигались с большим трудом. Боли в ногах становились нестерпимыми. При этом она работала, она продолжала ходить на работу, но это было ужасно. С утра ей могла позавидовать только баба - яга. К врачам она не обращалась с незапамятных времен, больничные листы ведут только к увольнению.
   Следовательно, и в такой ситуации Ольга Олеговна должна была быть - здоровой! Но она не могла даже сесть. Она приходила на работу и кружила вокруг стула, пытаясь - сесть. Хуже всего было после четырех часов, поэтому она сократила рабочий день на один час, чтобы вообще дойти до дома. Она шла так медленно, что черепаха ее могла легко обойти. Боли и полное непослушание со стороны ног довели ее до того, что она стала смотреть в сети, какие костыли бывают и для чего.
  
   Три года назад Ольга Олеговна издала почти сто книг, точнее несколько вариантов своего прозаического и поэтического труда. И забыла о них. В квартире был тогда ремонт, а книги она сложила на балконе в шкафу. Выход на балкон из большой комнаты, всего несколько метров дороги. Но на балконе находилось отхожее место для собак той - терьеров, которых практически никто не выводил гулять. На балкон Ольга Олеговна выходила, чтобы убрать за собаками, и ей было не до шкафов.
   Вытащила она книги, сфотографировала их кучками, то есть сериями. Книги замечательные! Только куда их девать? В магазин не сдашь. Те, кто скупает книги оптом, не берут книги без твердых обложек. А у нее все книги, как глянцевые журналы, да еще в плотном обереге пленки. Выбрасывать их она не стала.
   Посмотрела Ольга, как работают библиотеки в городе, но передумала развозить книги по библиотекам. Смысла нет. Сложила книги по разным сумкам, если сложить в одну, то ее не поднять. Без лошади не перевести. Она не лошадь. Прогулялась вчера с цветочницей. Нога разболелась так, что пришлось и таблетки пить, и ногу смазывать от пятки до верха.
   Когда-то ее отцу, раненному в ногу еще в войну, за жалобу, что нога у него очень болит, один врач сказал, что ногу надо отрезать, а второй врач сказал, что надо меньше ходить и не больше 1 километра в день. Совет второго врача лучше, поэтому Ольге надо явно сократить километраж прогулок. Да, получились удачные снимки цветущих растений, но очень больно было всю ночь ногу.
   Вещи еще не все сложила для переезда, оказывается, перекладывать вещи с полок в сумки лучше быстро, а, если начинаешь задумываться и тянуть время, то жизнь протекает в хаосе вещей. Чтобы выйти из хаоса, придется отменить прогулки. Нога двойную нагрузку не вынесет, а не купить ли ей костыль, точнее тросточку, дабы уменьшить нагрузку на ногу? Бывают женские тросточки? Вот поэтому люди и пересаживались на лошадей, на телеги, на велосипеды и машины. А она все больше пешком ходила.
   Казалось, еще недавно у нее была любовь, но прошло уже десять лет, остались только старые записи о любви.
   Мох не может быть брутальным, но он есть на деревьях и на северной части склонов. Старые люди могут быть брутальными, если они спортивные. Если дерево растет, а мох ему не мешает, значит, мох его украшает или выделяет.
   В городе мха меньше, в нем теплее, но в северной части города он необратимо присутствует.
   Последняя фирма, в которой работала Ольга, находилась в северной части города, поэтому мох она видела ежедневно по дороге на работу. Она не пользовалась автомобилями, ездила на автобусах и проходила мимо мха у заборов фирм. За последний год заборы, состоящие из старых железобетонных плит, ликвидировали, и поставили новые металлические ограды, в результате чего мох был уничтожен.
   На фирмах прошла волна увольнений пожилых людей, не везде их заменили, но уволить уволили. Увольняли целыми офисами, поэтому были уничтожены огромные цветы. Разорены рабочие места. Опустели помещения.
  
  Элла стала свободной девушкой. Сидит, работает. Зима за окном не хуже, чем на севере. Думает, а может в круиз поехать? Что ее держит на одном месте? Нет у нее паспорта заграничного и попутчика. И пошла она путем одиноких женщин: стала покупать и читать любовные романы. Если роман удачный, то за выходной день одну книгу можно прочитать, от любовных романов перешла на женские детективы. Начиталась романов! Отдохнула без круиза. Мысли о поездке исчезли сами собой. И она сразу успокоилась, второй раз ощутила пустоту вокруг себя. Все, решила, пора стать человеком, а проще - женщиной.
   Вспомнила, что есть солярий. Раз в неделю ходила освещаться светом от огромного количества ламп. Загорела немного. Потом пошла в парикмахерскую на десять сеансов массажа лица. Изменилась слегка ее внешность. Одиночество - вещь тоскливая. Художник согласился нарисовать ее портрет. Опять несколько сеансов - и она на портрете. Хоть самой езжай на север...
  
   Берег моря удивительно способствует дружбе, переходящей в любовь. Всего-то море и песок, а сколько они вызывают эмоций! Человек на берегу моря расслабляется полностью от прикосновения к земле-матушке и купания в море-батюшке. Он обновляется, его кожа разглаживается, цвет кожи становится приятным от морского загара. Человек почти обнажен для обозрения других людей, но это его не волнует. Исчезает чувство скованности, он становится частью природы.
   Элла бы с удовольствием обсыпала бы всех серебром, но оно осталось в подводной лодке. Итак, она и капитан тайно покинули подлодку. Члены команды попали в руки пиратов, между ними завязалась нешуточная потасовка. Побежденных не оказалась, так же как и победителей. Они все погибли. Подлодка имеет огромные размеры, это целый дом, в нее вполне вместится небольшая деревня или поселок.
   Сгоряча команда поставили корабль на якорь, который назад вытащить не смогли. Им ничего не оставалось, как жить некоторое время в подводной лодке и сушить белье на смотровой площадке. Вызывать помощь капитан боялся, он не хотел навлечь на себя новых пиратов или недоброжелателей.
  
   Люди жили одни в металлическом доме, хранившем в себе достаточные запасы воды и пищи. Отношения между женщиной и капитаном были дружественные и не более того. Они сидели на серебре, но ели металлическими ложками. Безлюдный берег сюрпризов не приносил. К ним никто не приходил, не прилетал. Самолеты, пролетающее над ними, могли видеть нагромождение камней, так удачно они замаскировали лодку искусственными камнями. Все жили тихо и скромно. У них был радиоприемник. Они слушали новости, не подавая сигналов бедствия.
   Периодически рассказывали в новостях о том, что пропала подлодка, в задачу которой входило - достать со дна океана серебро, лежащее в потопленной 70 лет назад лодке.
   Иногда передавали голоса взволнованных родственников. Капитан в такие минуты становился угрюмым, он отвечал и за команду, и за лодку. Но команды уже не было, а подлодка врастала в дно. Погода только и радовала, она была безмерно хороша. Солнце светило. Ветер дул слабый. Небо источало синеву.
   Недели через две стало скучно. Все отдохнули, пора было действовать. Шлюпку могут сдвинуть два человека с места, но как сдвинуть с места дом? Элла признавала себя авантюристкой, и пора бы ей вернуться домой. Капитан начинал злиться на нее, ведь это она втянула его в серебряную авантюру.
   От избытка нахлынувшей грусти, Элла села на берег и стала смотреть на подлодку, замаскированную под каменистый остров. Механический узел, вонзивший якорь в дно, они никак не могли завести. Ожидался прилив. Элла заметила изменение в размерах волн. Потом она почувствовала, что земля под ней вздрогнула, потом ее подкинуло. Вместо того чтобы бежать в глубину материка, она побежала к кораблю. Капитан стоял на лодке. Он махнул ей рукой. И они, не сговариваясь, вошли в лодку. Задраили люки. Запустили, наконец, механизм подъема земляного якоря.
   Океан ожил, задышал мощно и надрывно. Люди всей душой ощущали подземные толчки. Огромная волна подхватила их убежище и выбросила его в открытый океан. Это было настоящим чудом. Подводная лодка вновь была на плаву. Капитан справлялся с управлением гигантской лодки, а Элла решила обойти каюты. И в одной каюте она увидела матроса. Он жил в отдаленной части корабля один, питался сам. Он хотел бежать от нее. И тут она поняла, что это человек не из их команды. Это был один из пиратов! Но он ее обрадовал. Она ему улыбнулась, взяла за руку и повела к капитану, которому нужны были помощники.
   Капитан заговорил с матросом на странном языке, между ними не было вражды. Поэтому Элла пошла на камбуз, чтобы приготовить пищу, изображая прилежного повара.
   Хотите - верьте, хотите - нет, но подлодка остановилась над тем местом, с которого было поднято серебро. И капитан принял странное решение - вернуть серебро на место! Спасибо механическому транспортеру и всей механике и электронике. Капитан нажимал на кнопки, и все повторилось в обратном порядке.
   Люди вернули серебро на прежнее место, но они не могли вернуть к жизни команду. Подводная лодка всплыла. Они увидели - корабль пиратов и на нем всю команду лодки. В это трудно поверить, но они все были живые! А, может быть, между ними и не было драки, а Элла что-то пропустила, пока с капитаном выходила из корабля через нижнюю палубу?
   Позже она узнала, что пиратами были не пираты, а солдаты той страны, к которой они причалили. Так серебро им просто улыбнулось.
   Капитан стал ее другом, но они не поженились. У Эллы было чувство, если она станет женой капитана, то все получится как с серебром и ей придется его вернуть на место для порядка.
   Теперь можно о серебре подумать, коего 200 тонн на дне океана утопили 70 лет назад. Элла дважды носила на ушах сережки из серебра, они хороши пока новые, а потом темнеют. Можно представить, как выглядит серебро на дне океана! На самом деле она даже представить не может подобные залежи. Можно сделать из серебра дворец, а если он потемнеет? Цену мрамора она уже знает, рядом с ним сидела. Серебро она видела и две копейки есть. Можно представить мраморный дворец с серебряными люстрами, коваными перилами. Посуда вся из серебра.
   Осталось поднять серебро со дна океана. Нырять до него бесполезно. Можно подплыть на подводной лодке. Из отсека выпустить купол, который плотно прикроет драгоценный металл. Зачем дело встало? За подлодкой. Ее надо арендовать за две копейки серебра. Такое Элла дело задумала, пока серебро не подняли те, кто его нашел. Где взять карту океана с нанесенным крестиком? Это вопрос решаемый. Если серебро нашли, то надо найти тех, кто его нашел.
   Из СМИ Элла знала, кто нашел клад, ей осталось им понравиться и дело в шляпе. Пришлось зарегистрироваться на их форуме, поместить свое фото, проявить активность, войти в доверие. Место находки особо и не скрывали. Со смехом и за две копейки серебра Элла получила точку серебряного отсчета в океане.
   Океан теперь далеко и близко.
  
   Элла поехала на юг. Она ехала по проспекту, дорога была разделена на восемь потоков, четыре потока машин двигались в одну сторону. Развилки дорог в виде цифры 8 периодически встречались на пути. Чуда внутри города ожидать не приходилась, цены на землю столь же высоки, как и дома, стоящие по краю дороги. Элла ехала к морю, смотрела в окно и по сотовому телефону обзванивала нужных людей.
   Машина с основной магистрали по боковой дороге подъехала к вокзалу, от которого во все стороны, как щупальца осьминога, расходились подземные переходы. Приехала вовремя, в воздухе звучали слова: "Поезд "Город - Соленое море" подходит к платформе Y".
   К платформе подъезжал скоростной поезд обтекаемой формы, который ехал по монорельсовой дороге. Проводницы в форме встречали пассажиров, пластиковые карточки проездных билетов просматривал маленький плоский прибор. Элла с небольшим багажом, рассчитанным на одну неделю путешествия, прошла в свое купе на двоих.
   В купе было все, что нужно на 15 часов дороги: два спальных места, столик с электрическим чайником, туалет, умывальник и маленький гардероб.
   Когда открывалась входная дверь, рукава одежды, висящей на стене, не выходили в общий коридор дышать воздухом. Раньше поезд проходил это расстояние за сутки, монорельсовая дорога дала возможность сократить путь на девять часов.
   Чем дальше от города шел поезд, тем ниже становились дома в городах, которые они проезжали. Поезд дальнего следования останавливался не более пяти раз, и то в самых крупных городах. Пластиковый билет не проходил пограничный контроль, он сам по себе говорил, что человек с таким билетом пересекает границу, что документы у человека проверены.
   А это давало два часа экономии по пути следования поезда.
   Элла в дороге читала Цветаеву и пришла к такому выводу: Цветаева родилась в море безграмотности на островке благополучия, но ее остров оказался кораблем. Корабль ее жизни с юности и до конца ее дней находился в плаванье в поисках отдыха или цивилизации.
   Уникальность Цветаевой в том, что в огромных волнах поэзии она первая из женщин проплыла так много и неизменно классически.
   Но Элла не читала ее нескольких книг, опубликованных при жизни, а последняя книга была отвергнута и не издана.
   Первая ее книга была опубликована на деньги автора. То есть о величии автора при жизни говорить не приходится. Значит, великой Марина стала с помощью титанического труда сестры Анастасии - писателя, беззаветной труженицы, прожившей длинную жизнь, тратившей силы на величие сестры.
   За окном мелькали цветные осенние деревья: чем ближе к морю, тем зеленее и ниже они становились, иногда длинная вереница деревьев заканчивалась - и появлялись поля с нежной зеленью озимых.
   Порой луга украшали пестрые стада коров, затем появлялись длинные-длинные поселки, стоящие с двух сторон дороги. Небо везде было затянуто одной непроницаемой серой пеленой.
   За полчаса до Соленого моря небо вспыхнуло яркой голубизной. Солнце светило и радовало всех приезжающих. Элла в купе с кондиционером хорошо отдохнула и без дорожной усталости вышла на конечной остановке "Соленое море".
   Соленое море встретило осенней прохладой в свете яркого солнца. Набережные были свободны для прогулок. Она поехала в горы, в санаторий, где на пять суток было заказано ей место. При входе в санаторий она показала пластиковые медицинские карты, ей сразу были назначены и стол, и процедуры.
   В бассейне плескалась морская вода, и это ее вполне устраивало. Погода ее не волновала: санаторий был покрыт одной крышей, в случае непогоды зонт для перехода из одного здания в другое не нужен. Горные тропки и набережные Соленого моря хорошо успокаивали. Пять дней пролетели мгновенно, состояние отдохнувшего тела приятно радовало Эллу. У нее был маленький отпуск.
   Обратный путь она решила совершить по воздушной трассе. Дорога в аэропорт заняла мало времени. Автобус типа джип, сильный и надежный на горных дорогах, быстро доставил к трапу самолета.
   Радарная арка без промедления пропускала пассажиров в салон сразу с багажом. В арке расположено столько датчиков, что не надо пассажиров раздевать, а багаж открывать. Датчики сами знают, где и что находится, сквозь ткани.
   Без помех Элла прошла в салон самолета. Салон самолета был красиво изолирован тройной противошумовой и тепловой изоляцией от звуков работающих двигателей. Комфортные кресла типа кушеток, маленькие столики, экран с веселыми фильмами - и час полета остался приятным воспоминанием.
  
  
   ЛРЛ. Глава 17. Дождик намочил
  
   А вот и дочь Люба вспомнила про мать Марусю. Надоело ей жить в большой квартире, вот она и звонит:
   - Мама мы к тебе приедем на пару дней.
   - А потом на сколько?
   Иногда Люба не хочет жить в особняке, не хочет жить в большой квартире, ей бы в комнату в маминой квартире вместе с дочкой, и под крылышко...
   И стоит машина Любы рядом с особняком, а она вызывает такси и едет к маме. Победила в семье - дружба. Накануне приезда няни с Алиной, Люба пошла и закупила продукты. На следующий день няня с Алиной была уже дома, когда с работы пришла мама Любы. Книжки и игрушки лежали повсюду в большой комнате, значит, приехала внучка, и навел свой порядок.
   Люба рассказала маме, что произошло с прежней няней, красивой женщиной с педагогическим образованием. Няня умудрилась удалить родинку, еще до того как пришла к Любе работать. На месте родинки у нее остался шрам в десять сантиметров. Последнее время она себя все хуже чувствовала, каждый синяк в месте ушиба разрастался на десять квадратных сантиметров. После осмотра врачей ей стали делать химию терапию.
   Люба с детства помнила, что родинки удалять нельзя. Бабушка два дня наслаждалась заботой о внучке, квартира порядку не поддавалась, она с ней гуляла, и незаметно два дня прошли. Люба уехала и увезла с собой Алину. Через час после их отъезда все в доме было на своих местах, и тихо улыбался чистый пол. Семейная идиллия, вещь редкая и непостоянная, катить бочки на родных, все равно, что на себя грозу навлекать.
   У мамы Любы было проклятие: "Чтоб тебя дождик намочил!" И это проклятие вчера полностью сбылось в отношении ее. Бабушка протерла жидкостью стекла и зеркала, уснула минут на двадцать, ее разбудил звонок Любы:
   - Мама, приезжай сейчас, посиди с внучкой, у меня есть дела.
   У Любы от отпуска два дня осталось, встала отдохнувшей и полетела в платье выполнять свой долг, если сидеть в доме, то в платье удобней. Отпустила бабушка молодых по их делам, внучка спала.
  
   Дочь Ольги Олеговны, Элла, пришла в себя. Она любила водные процедуры. Мужчина сидел рядом с ней - могучий, здоровый, некоронованный король местного значения. На нем было надето одно полотенце цвета розы. Какая разница, что было на ней. Она не королева. Он излучал мощь и слегка шалил полотенцем. Она сидела, нагло выставив колени по самый купальник. Они говорили о тренировках и питании, как светские люди.
  
  Шикарные мужчины в телефильмах: прищур, размах, размеры. О, ля, ля! Они в кино мозги и нервы фирмы, они красивы, право. О, ля, ля! Они мужья, любовники и парни, и некие фигуры за столом. Они кричат и ходят, или в позах, ласкают, усмиряют жен излом.
  
   Второй мужчина посмотрел на них, взял ковш и подлил воду на камни сауны. Пар поднялся и неназойливо поднял с места первого мужчину, который мгновенно покрылся испариной. Элле осталось наблюдать, как гигант, покачивая мышечной массой, покинул сауну. Теперь рядом с ней сидел мужчина крепкий, среднего роста и весьма разговорчивый. Он быстро рассказал о своих секретах похудания и выскочил из сауны.
   Элла в одиночестве ощутила нарастающую температуру, ее тело покрылось тонким слоем воды, и она выскочила из сауны. Мужчины спокойно разговаривали в предбаннике, но женщина пробежала мимо них, слишком они были хороши, каждый по-своему.
   Снег летел и усиливал метель. Сугробы под ногами, покрытые свежим снегом, напоминали об осторожности. Морозец не позволял расслабиться. Полноценная зима царила среди огромных заснеженных елей. Щеки людей получали полноценный снежный массаж. Чтобы не страдать от печальных мыслей и всплесков совести, Элла пошла на тренировку. Она шла в сторону спортклуба. Светили четыре фонаря рядом с комплексом.
   Подъехала машина, оставив за собой следы от шин среди нетронутого снега. Из серебристого авто вышел тренер, подошел к закрытым дверям и позвонил в дверь. На звонок вышел охранник и раскрыл двери. Элла, преодолев последние метры снега, вошла в помещение.
   Жизнь так складывается, что первые годы на работе Ольга Николаевна была младше всех, потом возраст стал средним. И наступает такой момент, когда она почти всех старше, и до пенсии остается так мало времени, что менять работу - смешно и невыгодно из-за оформления многочисленных бумаг. Как будто она выросла из очередной рубашки.
   Жизнь первая - когда живешь под крылом родителей и бабушек. Жизнь вторая - под крылом мужа, и выращиваешь совместных детей. Жизнь третья - живешь без родителей и без мужа, и выращиваешь потомство. Жизнь четвертая - дети переросли родительскую опеку, остается - одиночество, или выбор - выходить замуж в неравный брак. Если честно - одиночество не радует, будущее становится облачным.
  Тут, правда, муж позвонил Ольге по старой памяти. Сменил он свой любимый мотоцикл на кабриолет с закрывающимся верхом. Приглашал ее на свидание. Лис ей позвонил и сказал, что у него с Марусей все хорошо.
  
  На берегу, покрытым смогом, я вижу древности черты. Вот частокол, который смог бы огородить от горя рты. А там повыше колокольня. Домов, размытые следы. Их можно обойти невольно, а вот лежат холсты, холсты. Их отбелили просто солнцем, но юбки женщин все мокры, они мочили их у донца. И вот в руках у них багры.
  Мужчины, сети, дети, бредни, на них холстина, вид рубах. И лапти среди них не редки, вот кто-то в колокол вдруг: Бах. Собака бродит в подворотне, и на завалинках платки. Старушки в них, платки не портят, а сапоги еще редки.
  
   А Ольга Олеговна решила поехать на море. Последнее время обеспеченные люди летали самолетами по одной причине: аэропорты располагались за пределами первого кольца, а железнодорожные вокзалы на нем гнездились, что не давало возможности рассчитать время прибытия к вокзалу из-за неопределенной скорости передвижения по сказочному транспортному кольцу.
   Вероятно, поэтому в поездах бывали пустые места и проводники смело торговали удобствами: подсаживать вам пассажиров в купе или нет. Вторые полки в купе занимали сами проводники для личного отдыха. Ольга уезжала в отпуск с надеждой на возвращение.
   В город, где рос бамбук, она ездила пару раз, в основном на поезде. А однажды она полетела на самолете. Как страшно лететь над морем, душа у нее в пятки уходила.
   Ольга Олеговна решила одна отдохнуть, она выбрала самую южную точку страны, расположенную у моря. За окном горы Кавказские, чистое небо, пара облачков над одной из вершин и постоянный звук стройки. Чтобы не слышать ударные звуки стройки, пришлось закрыть все окна. Приглушенные звуки ударов и переговоры строителей теперь еще слышны, но уже позволяют сосредоточиться над своими делами.
   Последний рабочий отпуск Ольга Олеговна решила провести там, где заканчивается железная дорога на побережье. И ей это удалось. Она долго думала, куда лететь, но цена билетов на самолет из Шереметьева туда и обратно равнялась ее зарплате. Купейные вагоны стоили несколько дешевле, они приближались к цене билетов на самолет из Домодедова. Чтобы доехать до Домодедова, надо потратить время и деньги.
   Она пошла в железнодорожные кассы, которые объединили с кассами на самолеты. В небольшом помещении сидели две женщины и мужчина. Одна из женщин продавала билеты на поезд.
   - Мне нужен билет на поезд, - сказала Ольга, обращаясь к женщине, рядом с которой стояли заветные три буквы: РЖД.
   - Какой поезд? Купе или плацкарт?;
   Ольга назвала два фирменных поезда, время отъезда и приезда.
   - На них нет билетов. Обратных билетов нет совсем. Можно уехать ночным поездом. Возьмете верхнее место, плацкарт. Поезд уходит в 2 часа ночи. Но учтите, обратных билетов нет.
   В это время со своего места поднялся представительный мужчина:
   - Билеты на самолет вас не интересуют?
   - Нет, - ответила Ольга и покинула кассу, в которой нет билетов.
   Она еще раз решила подумать над тем, куда поехать. Посмотрела ситуацию с Крымом. Билеты до Севастополя оказались странными и непонятными по цене и по времени полета. Прошло два дня.
   - Ольга, ты купила билеты? - спросила ее Ольга.
   - Пока нет. Может, мне никуда не ехать? - робко спросила Ольга.
   - У тебя отпуск! Лучше ехать, чем ты будешь дома сидеть.
   Ольга ринулась к компьютеру. Она отчаянно набрала 'Железнодорожные билеты'. Она вписала номера поездов, на которые в железнодорожной кассе сказали, что билетов нет. Билеты были туда и обратно. Мало того, появился еще один поезд, укомплектованный плацкартными вагонами, и на него тоже были билеты. Она выбрала поезд, вагон, место, нажала кнопку 'Оплатить'. Она оплатила банковской картой. На электронную почту ей пришел билет, осталось его распечатать.
   Она вошла в состояние гончей собаки и выбрала отель. Нажала кнопку 'Оплатить'. И вскоре на электронную почту пришло письмо с подтверждением оплаты и бронирования.
   Остался обратный билет. Она написала в поиске нужные поезда, на которые в железнодорожной кассе сказали, что билетов нет совсем. Билеты были! Осталось оплатить и распечатать билеты, которые пришли на электронную почту. Она сделала распечатки писем и успокоилась. До отпуска было две недели.
   Была мысль взять с собой Захара, но он был увлечен ее соседкой и ездил с ней на велосипедах. Вот для чего он купил себе новый велосипед. Ольга оказалась совершенно одинокой. Она две недели собирала чемодан, то сумку возьмет, то чемодан на колесиках. Собралась. Ольга довезла ее до вокзала и высадила:
   - До вокзала сама дойдешь?
   - Дойду.
   Ольга покатила чемодан в сторону вокзала. Древний вокзал внутри был совсем новый. До поезда еще было время. Она сидела в зале ожидания и изучала вокзал вместе с чемоданом, который катился рядом вместо собачки. И под букву 'Ж' вместе заехали. После этого она отравилась на платформу, где висело табло с номерами поездов.
   Она вдруг захотела пирожок из киоска, плоская лепешка с признаками капусты тушеной и оказалась пирожком. Пока она медленно его жевала, на табло появился номер пути, можно было ехать на нужную платформу. Чемодан, стоящий на четырех спаренных колесах, мог легко ехать вертикально с небольшим усилием по асфальту, по квадратикам типа брусчатки он ехал плохо.
  
   Лидер продажи - Стихи - в книжном мире, лидер продаж на лотках и в киосках, лидер продажи ... стихи. Что сатира? Лидер продажи на солнечных косах. Эта мечта или это реальность? Где она - правда? Читателей нет? Загнаны строчки. Не это ли крайность? Строчки поэтов не встретили свет.
  Все киоскеры - журнальные Боги, все магазины - любовь, детектив. Кто пожинает продажи итоги? Что ли читатель убог и ленив? Кто-то крутой запретил всю продажу? Что ли никто век стихи не читал? Что ли романы сегодня в продаже? Или никто ничего не издал! Лидер продажи - Стихи - в книжном мире, строчки родные гуляют везде, лирика строк поселилась в эфире, только в продаже не встретишь нигде.
  
   Ольга с электронным билетом еще не ездила и немного переживала. На соседней платформе стоял монстр - двухэтажный поезд. Она увидела, как молодой человек подал проводнице распечатку билета, а проводница сверила ее со своей распечаткой. Ольга немного успокоилась, значит, электронные билеты - это нормальное явление.
   Подошел поезд хвостом к вокзалу, и она покатила чемодан в сторону своего вагона. Проводница то не выходила, то выглядывала, но вскоре вышла к людям. Ольга к ней. Проводница буркнула:
   - На электронный билет еще не пришла распечатка. Проходите в вагон, а ваш билет я пока оставлю у себя.
   Ольга ринулась на свое место. Вагон плацкартный, новый, пустой. Матрасы скручены, белье разложено на верхней боковой полке. Она села на нижнее боковое место. Вскоре пошел народ. Она пошла к проводнице за билетом, в это время позвонила Ольга:
   - Ты в поезде?
   Ольга в это время брала билет у проводницы.
   - Да, все нормально.
   - Позвони, когда доедешь.
   - Хорошо.
   Вагон заселился приличными пассажирами. Только Ольга опустила столик, как подошел молодой человек с правами на верхнюю полку. Они восстановили столик. Ольга села на место, ее чемодан уже лежал на третьей полке, а дорожная сумка стояла рядом. От парня веяло армией, хотя он был в джинсах и майке.
   К парню подбежал мужчина и сунул ему пару тысяч:
   - Приезжай на недельку, - шепнул мужчина и исчез.
   Парень достал телефон и стал разговаривать с матерью. Из разговора поняла Ольга, что ее сосед через шесть часов приедет домой. Соседи из купе стали стелить постель. Парень сидел и говорил по телефону.
  
  Пора бы написать хоть пару строчек, когда дела блаженно хороши. Вы рядом сели, между мной и прочим, и словно бы искрились от души. Весна пленила солнечной погодой, врывалась в очи, словно Ваша стать. А Вы безумно-чувственной породы, и Афродита явно Вам под стать. Вы словно грек - могучий и прекрасный, от Вас идут флюиды будто свет. А очи, боже мой, они так ясны, а губы сквозь улыбку шлют привет.
  Вот это да! Такого быть не может! Я просто рада сказочным плечам, пусть было так недолго, ну так что же? Всегда мы рады солнечным лучам. А Вам дают компьютер и бумагу. И солнце озаряет Вас с небес. Смотрю на Вас, пишу о жизни саги, и просто хорошо, что в Вас есть вес.
  
  Ольга с тоской уткнулась в подушку, ее матрац, подушка и белье лежали на столе. В вагоне народ переходил на горизонтальное положение, а она сидела, а сосед все говорил по телефону. Свет померк. Ольга обратилась к соседу:
   - Все, свет слабый, можно стелить постель.
   Парень постелил свою постель и забрался на вторую полку, предварительно закинув одежду в пакете и сумку на третью полку.
   Ольга постелила постель и легла, теперь она посмотрела на соседей из купе. Изящная девочка лет четырнадцати-пятнадцати сняла с себя белые кроссовки и застегнула их, потом очень аккуратно поставила под скамейку. Ее мама, еще молодая, но полнеющая уже уткнулась в небольшую электронную книгу. Их сосед справа, весьма крупный мужчина, долго выглядывал на электронное табло, гласящее:
   - Туалет занят или туалет свободен.
   Вскоре он сменил светлые джинсы на цветные шорты.
   По вагону пробежала проводница:
   - Господа, товарищи, женщины, у нас новый туалет, бумагу не бросать. Нажимайте на кнопку, если бросите бумагу, то придется вам ходить в соседний вагон.
   Пробежав по вагону, на обратной дороге проводница прокричала:
   - Заказывайте чай черный и зеленый, кофе черный и с молоком. Я что, зря воду грела?
   Сосед в шортах достал электронную книгу и стал читать. Вагон засыпал. Ольга проснулась в три часа ночи, плацкартный вагон был полностью заполнен. Табло гласило, что путь к туалету свободен. Два туалета были рассоложены рядом. Она попыталась в кабине найти кнопку, о которой всем напоминала проводница.
   Красная кнопка не нажималась, рядом с ней стоял обычный выключатель света. Она нажала на него, послышались устрашающие звуки, и все стихло.
  
   Сосед сверху тоже проснулся и вновь лег спать. Ольга проснулась в следующий раз, когда молодой человек стал превращаться из гражданского человека в морского волка. Он достал с третьей полки пакет, в котором оказался парадный костюм.
   Он надел брюки, застегнул пояс. Стройный парень на глазах превращался в красавца в парадной одежде. Лампаса из трех цветов флага здорово ему шла. На перроне его ждала мать. А Ольга вслед ему пожелала, чтобы ему повезло с невестой. Она уснула с чувством, что ей можно теперь отдыхать до конца дороги.
   Утром все внимание перешло на мать с девочкой подростком. Девочка спала долго, как спят дети после экзаменов. Мать, почитав электронную книгу, сказала пару слов Ольге, потом пару слов крупному соседу по купе. И все. Они стали разговаривать и проговорили часа три подряд.
   Ольга Олеговна за это время успела выпить зеленый чай, принесенный проводницей. Естественно, что она чай предлагала интересному мужчине, но тот отмолчался, и Ольга попросила себе. Второй раз история повторилась спустя два часа, но проводница пошутила:
   - Чай в постель вылить? - и поставила на ступеньку, с которой поднимаются на вторую боковую полку.
   Мужчина слушал женщину и ее около часа.
   В купе справа ехала семья из шести человек: мама, папа, три сына и дочь. Кино не надо, достаточно посмотреть на быт многодетной семьи. Редкий пример для подражания. Им приносили сразу по шесть чаев, на остановках покупали по пять-шесть мороженых. Мама с детьми играла, папа оплачивал и вел общее руководство. И все они ехали на море.
   В купе слева ехали две пары, одна на верхних полках, вторая на нижних полках. В этих парах женщины проявляли слабость или болели, мужчины поддерживали и гладили по голове. Ольгу никто по голове не гладил, она меняла свое положение на нижней боковой полке и невольно наблюдала за соседями или смотрела в окно.
   Пейзаж за окном - это мелькающие кусты и деревья, реже поля и овраги, еще реже реки. На небольшой остановке на перроне продавали картошку с котлетой, огурцы, запеченную в тесте рыбу, и вся продукция была фирменно упакована. Ольга купила себе пласт судака в тесте.
   Одна речка тянулась долго узкой полосой, на которой через сто метров сидел рыбак, а рядом с ним на берегу стояла машина. Потом речка стала большой, и на ней появились белые корабли, мосты и величественный город Ростов. Мороженое на перроне пассажиры поезда расхватали быстро, оно оказалось вкусным и холодным.
   Наступил вечер. В купе девочка взяла все внимание на себя и рассказала миниатюру о Любе, не знающей географию, несколько наигранно. И она явно не все рассказала.
   - А дальше? - спросила Ольга.
   Я дальше на память не знаю.
   - Расскажи своими словами.
   Последовал обычный пересказ. Естественно, она хотела поступить в театральный институт. Девочка была с хорошей фигурой от занятий плаванием и ходила в драматическую студию. Мама ее опекала постоянно. Если такая девочка поступит в институт в другой город, то без мамы-рабыни ей будет очень тяжело. А мать хотела, чтобы дочь получила хорошее образование.
   Здесь все относительно. Ольга поняла, что они еще не все знают, чего хотят. Вечер подходил к концу. За окном поезда становилось темно.
  
  На пальмах снег, а город Сочи, я не была в нем никогда, но в городе знакомый очень, там друг из юности всегда. Мой первый бал. Он - "Пьер Безухов" и теплый город солнца - дар. Я в белом платье. Он без звука со мною рядом. Кто был стар? Нам по семнадцать. Ночь и город. Два класса движется к реке. Плыл теплоход весь белый, гордый. Я с "Пьером" шла так налегке. Все одобряли нашу пару. Готов жениться он на мне, но не хватило сердцу пару. И вот на пальмах в Сочи снег. А я? Я там, где холод лютый. Его я помню много лет. Последний взгляд. Автобус. Люди. Остался в памяти лишь след.
  
  Утром она проснулась раньше всех и смотрела на горные пейзажи за окном. Из еды у нее была вода и сухари, поэтому спустя два часа она взяла кофе у проводницы, и все потому, что свою кружку и кофе она положила в чемодан, лежащий на третьей полке. Налила бы кипятку стакан и сама кофе заварила. Проехали.
   Постепенно люди выходили в городки большого города, Ольга доехала до конечной остановки. К ней подошел человек и предложил довезти. Она знала, куда надо ехать и номер автобуса, но согласилась. Зато водитель автобуса не знал отель, который она назвала вместе с адресом. Она говорила ему, куда и как ехать. Доехали. По результатам поездки можно сказать одно, что главной купюрой является 100 рублей и монета 10 рублей.
   Без монет в 10 рублей чай, квас, кофе - трудно купить. 100 рублей стоили два пирожка с капустой в Москве, 100 рублей - судак в тесте на полустанке, 100 рублей вода в Ростове на перроне, 90 рублей мороженое. И таксисту надо было дать 300 рублей. У него денег совсем нет.
   Зашли в отель. Пришлось дать 500 рублей администратору в счет будущих услуг и попросить 200 рублей (100 рублей одной бумажкой у нее было) и отдать шоферу. Ей сразу дали талон на обед, его стоимость 300 рублей. Юмор произошел после ухода водителя.
   У Ольги была электронная распечатка и ваучер об оплате отеля через интернет. Администратор сказала:
   - Вашу фамилию я помню, но номер на вас не забронирован. Я позвоню директору.
   Ольга сидела на диване, чемодан стоял у стола администратора.
   - А вы как оплачивали бронирование отеля? - спросила администратор.
   - Карточкой. Я оплачивала ваш отель, но вышло через свисток.
   - Мы им перезвоним. Номер вам готовят на пятом этаже.
   В отель вошел мужчина, внимательно посмотрел на Ольгу, на ее красивый чемодан на колесиках и ничего не сказал. Зато сказала администратор:
   - Можно подниматься в свой номер, вот ключ от него.
   Ольга взяла карточку, закинула сумку на плечо, взяла в руки чемодан и пошла на лестницу.
   - Здесь есть лифт.
   - Спасибо, я не пользуюсь лифтом 6 лет, - ответила Ольга и пошла по ступенькам из красивого кафеля на пятый этаж.
   Отель три звездочки, а Ольга дала бы ему все четыре. Все красиво. Все есть. Все удобно. Даже электронный ключ. В номере стояло две кровати, правда, она снимала номер одноместный. Холодильник она так и не включила. На номер три зеркала, может, они говорят о звездности?
   Кондиционер, плоский телевизор, две тумбочки, шкаф - вот составляющие ее номера. Ольга поставила чемодан, положила сумку и пошла в душ. Счастье ехать в поезде, но еще большее удовольствие все снять после дороги и окунуться в чистые струи воды в душевой кабине. Она чистая и довольная оделась и стала разбирать сумки. Потом пошла на обед. Местная столовая вполне может называться - кафе. Столы, стулья, оранжевые круги пластиковых салфеток, бар и раздача. Она подала талон.
   - Есть первое, второе, закуска, компот. Что не будете есть? - спорил шикарный парень на раздаче.
   - Все буду, - ответила Ольга, которая вчера вечером ела мороженое.
   Еда оказалась вкусной. Второе и закуска уместились тремя маленькими аппетитными кучками на большой тарелке. Здесь и отказываться не от чего, - подумала Ольга, пытаясь, есть медленно, но быстро съела все и запила чистым компотом из сухофруктов.
   Спускаясь на обед, она прихватила с собой полотенце, а под одежду надела раздельный купальник. После еды она пошла в бассейн, который был при отеле. Рядом с бассейном было несколько белых пластиковых лежаков и некое количество деревянных на металлических каркасах. Белые пластиковые лежаки медленно сдавали позиции лидеров.
   Все чудесно: голубая вода в голубом бассейне, голубое небо, стройка с одной стороны бассейна, и на уровне ее глаз работало человек десять мужчин, но если лечь на лежак, то их не было видно. Зато прямо по курсу виднелись окна трех гостиниц, учитывая, что сам бассейн расположен в торце отеля. Полежав немного, она пошла в воду, явный запах хлорки говорил о ее безопасности. Вода прохладная, но несколько кругов вполне можно проплыть в присутствии мужчин, строящих второй этаж очередного отеля. В городе отель примыкает к отелю, он, как из мозаики, составлен из отелей всех мастей.
   Итак, жизнь прекрасная: солнце, море и вода. Ольга пошла к морю, к ближнему пляжу, и ошиблась. Она пошла по набережной по левому берегу реки М и пришла к месту ее впадения в море. На берегу моря стеной стояли мужчины и ловили рыбу. Дельфины резвились на волнах реки, медленно исчезающей в море, и тоже ловили рыбу. 'Мужской пляж', - подумала Ольга, немного постояв среди рыболовов, она пошла назад, но другой дорогой.
   Отели, кипарисы, цветущие цветы и кустарники. Милая дорога, но Ольга слегка заблудилась среди незнакомых зданий. На ее дороге оказались павильоны, продающие пляжные принадлежности. Девушки примеряли закрытые пластмассовые тапочки для хождения по пляжной гальке. Ольга купила себе обувь для купания в море. Пришлось выйти на набережную, с которой она уже знала дорогу до отеля.
   Чтобы не сбежать домой, она выкупила у администратора завтраки, обеды и ужины на все время отпуска. Осталось просто отдыхать и не гоняться за мороженым, пирожками и ягодами. Одно плохо, ее телефон не выходил на связь с сестрой, и интернет в отеле не работал у нее на компьютере. На юге хорошо север вспоминать.
  
  Он - сын полковника с Урала, красивый парень и высок. Он был мне чуточку за брата, мы пили с ним березы сок. Она - все корни гор Алтайских, миндалевидные глаза, учебы путь прошла недальний, там, где из башенок леса. Конечно, горы Воробьевы их повенчали в добрый час. Он был Адам, она, как Ева, а где же яблоко? Сейчас. Когда учеба завершилась, их было трое. И так что? Их ждали умные вершины. Надолго нет? Их путь хорош.
  И вот однажды он заметил, (соседи были с ними мы), с Урала - Я, а эту мету с души и облика не смыть. И Он вскипел, как будто гейзер, и, прокусил мою губу. Уехал в Штаты, знания, кейсы, но через Обскую губу.
  
   Утром она пошла на нормальный пляж, где люди загорали, но почти не купались. Море оказалось холодным, небо чистым, солнце горячим. В тапочках для купания она меньше чувствовала гальку, но в море зашла по колено, облила себя руками водой - и все купание. После обеда она нашла песчаное место на берегу и ринулась в морские волны. Здорово! И холодно. Вода обжигала особенно руки.
   Глаза завидуют, а руки загребают - такое состояние порой возникает от встречи и разговоров с новыми людьми. Хуже того, мысли переключаются на новые действия. Когда Ольга выбирала город магнолий для отпуска, у нее была мысль пройти по улицам города, где растут магнолии. Но восемь дней царила жаркая погода, и ходить по улицам было не с руки. Она усердно купалась в море или бассейне, загорала и страдала от боли обгоревшей кожи. Дней через семь загар прилип, но кожа стала облазить.
   Вечером она поговорила с новой знакомой, та уезжала на день раньше. Мозги Ольги заклинило, спать не могла, все хотела раньше уехать. Утром встала, плотно позавтракала и пошла в разведку и на экскурсию одновременно. Магнолии благополучно росли на центральной улице города, вот она и решила пройти по ней от центра города и до конца, то есть до железнодорожного вокзала. Путь она начала через мост, построенный в год ее рождения, о чем вещала надпись перед входом на мост.
   Тучки украшали горы и небо. Погода прохладная. Она шла по городу своей мечты мимо домов, но люди говорят, что в городе магнолий нет домов, а есть одни отели.
  
  ЛРЛ. Глава 18. Магнолии цвели
  
  Магнолии цвели. Кустарник цвели. Дома, качественно отремонтированные или новые, радовали взгляд. Увидела Ольга на небольшом доме вывеску: кассы железнодорожные и авиа. Она перешла дорогу. Вошла в небольшое помещение, подошла к расписанию самолетов.
   - Расписание самолетов старое, - произнесла единственная сотрудница касс.
   Ольга стала смотреть расписание поездов.
   - Мне нужно сдать свой билет и купить билет на самолет, - сказала Ольга и подала своей электронный билет.
   - Электронные билеты можно сдать только в кассе железнодорожного вокзала.
   - А до него далеко идти?
   - Двадцать минут по этой улице. Идти прямо и никуда не сворачивать. Можно доехать на автобусе.
   Ольга вышла и пошла дальше по улице, где цвели магнолии. Когда она приехала, то таксист к ней подошел прямо на перроне и сбоку вывел к машине. Она вокзал и не видела. Теперь она рассмотрела вокзал со всех сторон: великолепное сооружение с лестницами и лифтами. Ее личную сумку заставили проехать вместо чемодана, на входе в вокзал ее спросила дежурная:
   - Куда и зачем идете?
   - Мне нужны железнодорожные кассы.
   - Кассы дальнего следования по эскалатору направо.
   Ольга спустилась на первый этаж. И здесь билеты продавали через автоматы. Менять билеты ей расхотелось.
   - У вас какой вопрос? - спросила ее кассир официальной железнодорожной кассы.
   - У меня билет электронный. Что-нибудь надо еще делать?
   - Придете с распечаткой электронного билета и с паспортом на посадку. У вас пройдена электронная регистрация.
   Все. Ольга успокоилась, но голова от двухчасовой прогулки по главной улице с магнолиями закружилась. Она поднялась на второй этаж, где и находился выход к поездам. Она купила себе плитку шоколада. Давление в горах в этот день было низкое, у нее самой давление пониженное, переутомление от похода надо было погасить хорошим шоколадом. Она посмотрела на расписание электричек 'Ласточек', но пошла к автобусам. Сил у нее не было любоваться морем, которое было видно с перехода к автобусам. Раньше на тройках ездили.
   Три дня погода была облачной и прохладной. За это время обгоревшая кожа загрубела и стала облазить, то есть Ольга из стадии розового поросенка перешла в стадию змеи, меняющей кожу. На третий прохладный день она ринулась в бассейн, где накануне сменили воду. Вода была холодной, но она немного в ней поплавала, потом вышла из бассейна, полежала без дозы солнца на лежаке, еще раз окунулась в воду и поняла, что пора идти в номер. Вспомнила еще северное знакомство.
  
  Привет, Олень! Я вновь с тобою. Твой голос слышу, радость в нем. Ты уезжаешь? Жаль, что боле не загорят глаза огнем. Так я ошиблась? Завтра дома? Вот это да! Нет в горле кома! Надежда светится от счастья, я веру в сердце обрела. Любовь нас ждет совсем не часто. Нас ждет суббота, не среда.
  Наш лучший день: февраль, день снежный. О, милый мой, с кем нынче, нежный?
  'Оленем' прозванный ты другом, ведь от супруги ты ушел. А с другом все ходил ты кругом, да пил свой яблочный крюшон. Привет, Олень! Ты мне не нужен. Понятно мне, что и за что. Ты был моим пассивным мужем. Тебя забыла, есть за что.
  
   Промерзшее тело она укрыла одеялом и уснула. Проснулась, а делать нечего. Кофе полстакана выпила и пошла в парикмахерскую. Тучи стояли над центральной частью города, поэтому она пошла в ближнюю парикмахерскую, где суетилась молодая девушка. Она в длинном в пол платье стригла мужчину. Вскоре подошла вторая девушка на высоких танкетках. Именно и она занялась волосами Ольги, которая захотела в сотый раз на голове сделать химическую завивку.
   - Женщина, я всех предупреждаю, что химия получается без мелких кудряшек! Состав импортный.
   - Пусть будет без кудрей. Мне и нужна слабая химия. Волосы у меня отросли, закрутить можно на крупные палочки.
   - Где у нас коклюшки?! - воскликнула парикмахерша, стоявшая за спиной Ольги.
   - В верхнем ящике тумбочки, - ответила девушка в длинном голубом платье, подстригая сидящего перед ней молодого мужчину.
   В салон вошел молодой человек с кудрями вокруг лысины:
   - Девушки, вы меня подстрижете?
   Девушка в длинном платье тихо сказала девушке на танкетках:
   - Возьми его ты на стрижку.
   Парикмахер Ольги сказала:
   - Зайдите через час.
   - Я приду ни минутой позже, - многозначительно сказала кудрявый и вышел.
   'Химию за час не делают', - подумала Ольга, которой на голове сделали проборы и накручивали на бумажки коклюшки.
   В это время пришел еще мужчина, которого две девушки послали за их заказом в столовой. Он вышел и достаточно быстро принес нечто в тесте. Ольге докрутили голову, обмотали лоб жгутом из ткани, нанесли губкой состав и оставили на двадцать минут. Девушки ушли кушать. Мужчин в салоне больше не было. Потом одна другой сделала прическу, прицепив ей накладные пряди. Ольге смыли состав и нанесли новый прямо над мойкой для головы. После всей процедуры на голове у нее действительно кудрей не оказалась, ей сделали укладку феном и расческой.
   Пришел кудрявый молодой человек на стрижку, а Ольге покрасила брови и ресницы девушка в длинном платье, так нажав на педаль кресла, что Ольга в нем почти лежала, потом она рассчитала Ольгу и подсунула рваную купюру. На этом в парикмахерской все дела завершились для Ольги.
   'Статная женщина', - Ольгу назвала продавец одежды. Ольга купила себе платье, пиджак. А потом ночью проснулась от мысли, что юбку к пиджаку не купила. Дня через два купила. В результате вещей стало больше, чем она принесла. В день отъезда пришлось целый мусорный мешок заполнить своими старыми вещами. Не все так просто, когда из средней полосы страны приезжаешь в субтропики.
  
   Пальмы, кипарисы, магнолии - это хорошо, но здесь ходят в обуви с держателем между пальцами. А Ольга югом не избалована, в пальцах нет углубления для пляжной обуви. Кому смешно, а она все ноги стерла и купила три пары обуви. Одни, чтобы по гальке в море входить. Другие, чтобы от отеля до моря по асфальту и гальке до моря дойти. Третьи, чтобы пройти до магазина или вечером прогуляться по набережной.
   Гордая Ольга уехала в отель, где попыталась выйти в интернет. Она взяла маленький ноутбук и спустилась в холл к администратору. На стойке стояла табличка с кодом местной сети. Сигнал оказался слабым. Пока она делала попытки выхода в сеть, подошли два мужчины с багажом к администратору для заселения в отель. Один молодой и красивый с ходу стал шутить с девушкой, стоящей рядом с администратором. Второй, немолодой и некрасивый, волновался за сохранность своих вещей в отеле.
   - У вас номер как сейф, ключ электронный, - не выдержала Ольга нытья старшего из мужчин.
   - В номере есть сейф, - объявила администратор.
   - Вы так думаете? И не такие замки вскрывали, я ценные вещи буду относить администратору.
   Всем сразу стало с ним неинтересно. Ольга просто пошла в свой номер, первого она не запомнила, но второй отсутствием импозантности врезался в память. Так выглядят изобретатели типа ее отца. Вечером она решила перед ужином сходить в парк южных растений. Она взяла фотоаппарат и пошла, а навстречу ей шел чудак-человек в другой одежде, и выглядел он намного интереснее. Ладно, сняла она все интересные деревья, лебедей и отдельно цветущие магнолии. В парке были люди, которые сами снимались на фоне южной экзотики. И правильно.
   Солнце светило и грело. Ольга так и не купалась в море, боялась слишком холодных волн. Сегодня она пришла к выводу, что если уйти дальше от места впадения реки в моря, то там вода должна быть теплее. Точно, чем дальше она шла, тем песка было больше, людей больше на суше и в море, да и море теплее, а разница метров триста по берегу. Три раза она зашла в морские волны, а потом загорала. Народ прибывал. От человека до человека на пляже стало сантиметров 20. День выходной.
   Все плечи припекло. Ольга вскочила, надела блузку на мокрый купальник, пляжный платок подсунула под лямки купальника, с ног стряхнула песок, похожий на мак. В море плавали катера, бананы, плюшки за катером, но она метнулась в сторону отеля. Ольга шла по пеклу мимо мороженого, мимо кваса, мимо фруктов. Остановилась, выпила воду из бутылки - и в отель, пешком на пятый этаж.
  Про секс вообще хорошо писать, когда мужчин давно след простыл.
  
  Механика любви проникновения, как щеточка зубная для зубов, и сильные внутри прикосновения, как будто прикасания мудрых лбов. Зачем нужны телесные соития? Они, как санитары ваших чувств, и надо бы двоим внезапно слиться, для изверженья ваших слов из уст. Механика очистки ваших мыслей, желанья превращает просто в быт. Постигнуть, очищаясь, чувства выси, и чувствовать, что временно ты мыт. Для частого мытья нужны супруги, друг друга очищают для других, они потом становятся упруги, и нет у них и мыслей-то плохих. А если одиноки вы вдруг стали, вас чувства пожирают изнутри, ведь человек из чувств, а не из стали, тогда и вспомнишь эту цифру три. Но эта чистка так необходима, что просто так с любовью не сравнить, стихи ей посвящают пилигримы, и золота протягивают нить.
  
   Она сняла с себя мокрый купальник, с нее посыпался черный песок. Встала под душ. Оделась. Мокрое полотенце и купальник прищепками зацепила к балкону. Теперь стало легче. Прохлада кондиционера успокаивала, главное не ставить его на 17 градусов, а ставить на 22 градуса. Холодный черный кофе - пара глотков, и мозг очистился от лишних мыслей.
   В голову полезли мысли о Марфе. Она владела помыслами людей, добрыми и черными. Она пленила певцов, которые к ней просто приклеивались. К ней шли больные и старые люди. Некоторые были назойливые. Тогда она организовала черный проект под условным названием - "Яхта". Экскурсионное судно было обычным, необычными были экскурсанты. Их набирали из числа посетителей Марфы, старые одинокие люди шли к ней за помощью, она помогла им купить билет на экскурсию по реке.
   Экскурсию назначила за день до шторма. Река. Скалы. Шторм. Две минуты - и никого не осталось. Судно пошло на дно стремительно. Спасли 3 процента от тех, кто плыл на судне, включая команду. Это произошло за две недели до ее кончины. Вероятно, кто-то успел ее проклясть, из тех, кто не сразу утонул в своем кубрике. Жуткая история. Какая ей от этого была выгода? Никакой, учитывая ее больное сознание и состояние. До операции у нее было еще два развлечения. Марфа решила стать экстрасенсом техногенных мероприятий. Но об этом потом.
   Ольга посмотрела на кафельный пол, раскрашенный под дерево, на окно. Она вышла на балкон. Слева серебрилась река. Горы и хутор виднелись справа на горизонте. Стройка была прямо перед глазами, рабочие делали четвертый этаж дома, справа внизу царила кузница под окнами. Немного послушав трудовые будни города, она спряталась в тишину номера и закрытых окон.
  
  А на крыльце - боярыня - Агаша, в расшитом бисером красивом сарафане. Она с утра ругала все Парашку за то, что пропустила вечор франта. Так скучно в девках, жить на иждивение, и маменьку, и папеньку просить.
  Какое с ними может быть веселье? Опять еще и дождик моросит. И хочется боярышне на волю, в кибитке да на тройке полететь, подружка Стешка замужем, год что ли. И стала уж немножечко полнеть. Еще ей приглянулся кузнец Прошка, красавец и силен не по годам. Скорее бы снежочек да пороша. Так с девками на свечках погодам. Ох, Господи, мамаша не даст воли, и Прошку, как ушей ей не видать. Агаша сразу сморщилась от боли.
  Ох, Прошка ведь в сердечке он опять. А франт, однако, знатный проезжал здесь. А, может, он заскочит к ним опять? Колеса у телеги завизжали. Да, скоро ли мамаше будет зять?
  
   Она включила телевизор, фильмы шли исключительно исторические, но изображение дергалось, словно по нему, а не по железу ударял кузнец. Праздник, даже горничные не рвутся в бой. Для отдыхающих сегодня большое шоу фигуристов на льду, но идти в холод не хотелось. Без такси не доехать. Автобусы ходят по городу, но Ольга их не понимает. Люди стоят, как на остановке, но никаких табличек, что это остановка - нет. Город имеет так много частных отелей, что нечто общественное в нем мало приветствуется.
   Рынок полностью принадлежит одной южной республике, товары и продавцы - все из той страны. Это хорошо, когда южная республика делится своими летними одеждами и обувью с южным городом, но все это только здесь и можно носить. Дома Ольге в этих вещах будет холодно. Короче, желание бегать и покупать себе нечто - пропало. Сегодня Ольга так накупалась и позагорала, что ощущает себя рыбой жареной. Она бы уже домой сбежала, но сама себя она ограничила отпуском.
   Жареная рыба на сегодня не хочет больше плавать. Да, вода теплая, день жаркий - все, как она мечтала, но организм не хочет идти в пекло или в воду. Кондиционер. Комната. Одиночество. Кстати, она здесь стала молчаливая. Говорить не с кем, можно иногда сказать пару фраз и не больше. Не жизнь, а счастье, с одной стороны, и скука - с другой стороны. И сбегать далеко, дорого и жарко. Делать из отпуска пытку не стоит, раз сегодня праздник, значит, число пыток жарой и водой можно сократить. Уговорила сама себя.
   Ольга вполне могла бы делать людям массаж и говорить, что она исцеляет. Нет, это не кощунство. Любое исцеление - не вечное. Вот в чем беда. Возможно, Марфа могла вынуть из человека его резервы на короткое время. Так она лечила и правителей. Нет, Ольга не завидует ее славе. Но встреча Ольги с человеком, который лично знал Марфу, заставила ее так думать. Плохо или хорошо? Пока Ольга просто пошла на пляж.
   На пляже 70 процентов - это женщины всех возрастов и дети. Мужчин мало, красивых мужчин еще меньше. Она пришла на муниципальный пляж, сюда приезжают не только со всех городов Большой страны, но и из соседних городков. Есть лежаки за деньги и песок даром. Вот и разделение между людьми. Почему красивых мужчин мало? Не любят они загорать или отдыхают не здесь.
  
  Вы влюблены? Во что скажите: в мои стихи, в меня, зачем? Вы без меня совсем не жили? Вам не прожить без неких черт, что мне дала одна природа.
  Что с Вами, милый, объясни? Или так действует погода? Плесни, для ясности, плесни еще слова под липой грезы, еще один виток судьбы. И с каждым часом Вы дороже, ведь нас не вяжет нервный быт. Слова любви в одном признанье, слова и веры, и добра, как мимолетное свиданье все можно выплеснуть до дна! Не греет, греет, вот, теплее мне стало вдруг от Ваших слов, от нежных слов иду к дисплею, несу словесный свой улов.
  
   Так, если Ольга не видит красивых мужчин, значит, она сама некрасивая или немолодая, что почти одно и то же. Нет, с Изобретателем у нее романчика не получилось. Он шальной, и Она сама в себе. Она теперь любит себя: занимается спортом, делает массаж, купается, загорает и выглядит как копченая рыба. Если честно, то отдых в командировке - это тяжелая работа, если не сходишь на пляж, чувствуешь неудовлетворенность. Желание поговорить практически исчезает. Здесь не говорят, а переговариваются по ходу движения или месту, где загорают.
   Странной собеседницей оказалась девочка. В бассейне при отеле с утра плескались дети, а их мамы лежали под стеной в тени, к полудню тень исчезала, и шумная компания покидала бассейн. Все ушли, осталась девочка лет десяти. Девочка оказалась разговорчивой. Прилетела она с берегов реки, впадающей в озеро Байкал, но сам Байкал не видела. У нее был маленький братик из серии капризных маленьких тиранов, ему не было еще года. Братик много ел, но ходить не хотел. Девочка к нему относилась плохо, он мешал ей спать, отдыхать, поэтому она предпочитала уходить из дома и быть одной. Ольга попыталась с ней разговаривать на уровне сказок, девочка обиделась.
   Впервые Ольга поняла, что эта девочка как маленький волчонок. Ей все не нравилось. Не нравилась стройка, которая примыкала к отелю и бассейну, не нравились самолеты, летящие низко над городом и совсем рядом с бассейном. Ей не нравился кафельный пол, потому что братик на него падает и плачет, а ходить совсем не хочет. Девочке все не нравилось. При этом она спросила у Ольги, что надо делать, чтобы жить очень долго, она сказала:
   - Я понимаю, что надо правильно питаться и заниматься спортом. А еще что влияет на продолжительность жизни?
   Ольга удивилась такому вопросу, но ее братик был в отеле с мамой и бабушкой, возможно, она за бабушку волновалась.
   - Надо быть благожелательной к людям, - сказала Ольга.
   Девочка удивленно на нее посмотрела:
   - Это еще что такое?
   - Надо по-доброму относиться к людям. Надо помогать братику ходить, чтобы он не капризничал.
   - Он не хочет ходить, он только ест и ползает, - с ожесточением в голосе, проговорила девочка.
   - Надо видеть хорошее вокруг себя. Посмотри: небо голубое, солнце светит, цветы цветут. Красота!
   - То, что плохо, находить легче, чем хорошее, - ответила девочка. - Я в этот отель никогда больше не приеду.
   - Здесь хорошо кормят.
   - Мы не ходим в столовую, мы едим у себя в номере. В нем не было даже кровати для меня, ее принесли и оставили.
   - Вы на самолете прилетели? - спросила Ольга.
   - Да, мы прилетели на самолете. Летели пять часов. Мне лететь понравилось.
   Ольга поняла, что девочка живет в таком номере, где она живет одна, а их четверо там живет. Поэтому Ольга приехала на поезде, а если бы она прилетела на самолете, так и у нее не было бы денег на питание в столовой при отеле, нет, она бы нашла выход. Если от стоимости билета на самолет отнять стоимость проезда в плацкартном вагоне, получается стоимость еды при отеле. Арифметика. А их прилетело четыре человека, и летели они долго.
   Девочка через час убежала в номер, прихватив все свои вещи. После ужина Ольга решила подняться к бассейну, расположенному на уровне второго этажа. Во время ужина она видела, как туда унесли поднос и три высоких стакана. В левом углу от бассейна сидели три парня, которые пили пиво. Справа от них сидела девочка. Поздно вечером некая женщина ходила по этажам отеля и кричала имя. Может, так звали эту девочку? Дня через два Ольга мельком увидела мать и девочку перед своим отъездом домой.
  
  Кому нужны твои стихи? Тебе самой. Кому нужны твои звонки? Тебе самой. Кому нужна твоя любовь? Тебе самой. Кому опять ты портишь кровь? Тебе самой. А так ли уж? Совсем не так. Все для других. И жизнь как ломаный пятак. Все для других.
  
   Ладно, что там говорить, хуже то, что из отеля надо выехать в 12 часов дня. Это бич нервной системы. Поезд идет в 20 часов, что делать 8 часов? Мало того, Ольга встала и до завтрака собрала все вещи, она спустилась с пятого этажа с вещами без лифта, позавтракала, взяла обед сухим пайком. И пошла она с вещами до автобусной остановки через мост, построенный в год ее рождения. На вокзале она была в 10 утра. Можно бы еще куда съездить, но чемоданное настроение съедает физические силы.
   Она сдала чемодан в камеру хранения, пошла на берег моря. Посидела на берегу, на море посмотрела, на небо. Почернело небо от туч, пришлось идти в здание вокзала. Она села и уснула. Проснулась - за окном дождь идет. Над головой постоянно звучат объявления, которые не рассчитаны на длительное пребывание в здании вокзала. Вокзал огромный, залов ожидания достаточно, звукоизоляция от объявлений отсутствует.
   Стоило ли ехать в город магнолий и моря? Скорее да, чем нет. Сейчас перед Ольгой огромное окно вокзала, слева море, прямо перед ней железнодорожные пути, справа идет поток машин. Если смотреть прямо перед собой, то за железнодорожными путями видны горы и сам город Сочи. Над морем, недалеко от берега, парит воздушный шар. Очень хочется встать и пойти к морю, ждать еще долго.
   Пошла Ольга к морю второй раз, пока ждала поезд. К ней подсела женщина с древними ногтями. Ей было под восемьдесят лет. Что она могла сказать о себе? Оказалось, что она работала инженером энергетиком и в старые времена ездила по санаториям. Теперь она старая, но самостоятельная старушка, живет недалеко от моря. Ольга позагорала, поговорили, поснимала море и пошла в здание вокзала, по дороге со старушкой энергетиком она разминулась.
   Поезд ждала долго, но подошел он быстро. Электронный билет она едва предъявила, как проводница сказала, что она уже знает, что Ольга едет в ее поезде. Прогресс за две недели. Электронные билеты стали набирать силу. Приятно. Вагон - просто прекрасный. Купе - отменное, с диванами. Ольга разместила свои вещи, переоделась и залезла на вторую полку. На следующей станции в купе зашла пожилая женщина с пареньком и независимая молодая женщина. На сутки - это и была компания Ольга. С вечера она уснула и проспала половину суток. Остальные тоже спали после отдыха.
   Пожилая женщина оказалась разговорчивой, но говорила она исключительно о внуке и его образовании. К ней подключилась с разговором молодая женщина, которая говорила о дочке, оставленной с няней на море. 'Жизнь у них удалась', - так думала Ольга, слушая соседей по купе. Самой ей исповедоваться совсем не хотелось, она скромно лежала на верхней полке. Пару раз она подсаживалась к соседкам, больше слушая, чем говоря.
   Пожилая дама оказалась с характером, ей было 65 лет, из них два года она не работала, чему очень радовалась. Теперь она ездила с внуком то по югу, то по северной столице. Внук явно был с гуманитарными способностями и легко сопровождал бабушку по музеям и паркам. У нее был муж, который и являлся их спонсором, а сам он ездил на машине, встречаясь с ними в местах путешествий и расставаясь. Круто.
  
  Зеркала моих лет, мой последний поклонник, он мой солнечный свет и к поэзии склонный. Может, это смешно и немножечко грустно, мои страсти плывут на суденышке утлом. В нашей разнице лет притаилась невинность,
  это так хорошо и немного обидно. Зеркала наших лет, где конец, там начало, не хочу ничего, не хочу у причала. Не уплыть никуда, но возможны все страсти, нет и суммы из нас, а какая-то разность. Зеркала моих лет - мой красивый поклонник, в нем есть что-то еще. От любви моей клоны.
  
   Молодая дама была из серии деловых женщин. Она вся в делах, о муже сказала мельком. Ей много приходилось ездить и работать. Она постоянно разговаривала с няней по телефону. Поезд шел быстро, за окном мелькала зеленая растительность всех типов. Кондиционер работал.
   Край магнолий и кипарисов пришлось покинуть. Отпуск кончился.
   Ольгу встретила Ольга, и довезла ее до дома по старой дороге, по которой теперь можно было проехать без пробки, благодаря появлению новой дороги. Дома Ольгу ждали кошка и собака. Пол был покрыт материалом из разорванной подушки. Вот представьте, вы приехали из отеля, где вас кормили, где за вами убирали и мыли, в квартиру, где все заброшено. Разгром. Работы дома непочатый край, а утром надо выходить на работу. И нечего.
   Ольге показалось, что с Марфой что-то случилось или случится. Она ее чувствовала, словно она ее мать...
   И тут передали, что умерла Марфа. С чудаком по телефону Ольга Олеговна все же поговорила, но на следующий день. Он был такой нервный, потому что умерла его Марфа-покровительница, не всегда он был немолодым и некрасивым. С Марфой чудак придумывал приборы воздействия на человека для увеличения продолжительности жизни. Она была известной целительницей. Статная Марфа многим нравилась в период своей молодости.
   Так Марфа понравилась самому генеральному Правителю Большой страны. Правитель обычно флиртовал с медсестрами, любил он этот тип женщин. Жена у него была важной женщиной и совсем не походила на медсестер. Шутить о жизни Правитель мог и с Марфой, именно ее он позвал для личного массажа. Марфа с радостью лечила Правителя, она была красивой, ухоженной женщиной и очень гордилась своими делами.
   И родился у Марфы сын от Правителя. Массажи бывают разные, как оказалось. Никто не догадывался, чей сын у Марфы. Шли годы. Правитель умер, а сын Марфы стал все больше походить на своего именитого отца. Кому-то это не понравилось. К этому времени изобретатель и Марфа уже перестали вместе работать, а она увлеклась восходящей звездой - певцом, автором, исполнителем своих песен. Он был импозантен! Он был обаятельный и привлекательный.
   Марфа обрела с Певцом свою уходящую молодость. Певец гордился Марфой. Они любили смотреть на лебедей в пруду. Певца убили, а кто и почему - неизвестно. Сын у Марфы тем временем приобрел все черты Правителя, но сам был слабовольным молодым человеком, у него не было девушки. Мать после гибели Певца полностью опекала сына.
   И тут она понравилась новому Правителю. Он был высокий и представительный, седой и удалой. Странное сочетание для правителя. Марфа в эту пору еще была статной и яркой женщиной, известность ее была огромной. Народ все еще переживал гибель Певца, его многие любили, но никто не связывал его судьбу с Марфой, но кто-то всю беду свалил на другую восточную женщину - певицу, и та надолго попала в людскую опалу.
  
  Как хорошо, красиво все вышло, как по плану, как быстро все проходит, стирая силуэт, а как же Генрих с дамой прожил век без ванны в гостинице, танцуя вечно менуэт?
  Приятно сниться по ночам красивым солнечным мужчинам,
  приятно в сны входить и там, при отсвете одной лучины,
  быть оживленно молодой, постой!
  
   А Марфа? Ведь именно она первая любовь Макара! Она полностью перешла на службу к новому Правителю. Ее карьера пошла вверх. Ей подарили много квартир. Она стала меньше заниматься лечением массажем, больше писала картины в свободное время. Новому Правителю сделали операцию на сердце, и Марфа на этом уровне ему мало помогла. Ее сына убрали, как Певца, за схожесть с отцом, о чем никому не говорилось. Прошло еще десять лет, и Марфе сделали операцию на сердце, как второму Правителю, а говорить она стала как первый Правитель. Ее не стало, с ней ушла цепь событий, в которых она участвовала прямо или косвенно.
  
  
  ЛРЛ. Глава 19. Лунные гномы
  
   Рита решила сама лететь на Луну с Кроссом.
   Луна - песчаная пустыня с ровными круглыми кратерами - не всегда радушно принимала космические корабли с Земли. За первые годы освоения Луны многие запуски космических кораблей с Земли были неудачными, кто-то охранял спутник Земли от вторжения инородных тел.
   Фонтаны светящейся пыли люди могли принимать за стрельбу. От первых полетов у землян возникало ощущение, что в недрах Луны кто-то живет. Это они не пускали космические корабли. Они обстреливали неизвестным оружием космические ракеты! Или землянам так только казалось.
   Из кратера с поверхности Луны вырвался светящийся столб пыли и завис на три минуты в воздухе. Рита на миг оцепенела: зрелище было незнакомое. Она шла по Луне в скафандре.
   Она двигалась маленькими шагами: гравитация на спутнике в шесть раз меньше, чем на Земле. Скафандр сковывал ее движения и не давал из-за своей тяжести и неуклюжести двигаться большими легкими шагами.
   Да, первыми на Луну во времена строительства Сферы полетели Рита и Захар.
  
  Надоело лазить в интернете, стала я вокруг смотреть, и вот что-то не понравилось в буфете, что- то закапризничал живот. Значит, пора пищу приготовить, чтоб в еде себе не прекословить. Жизнь моя вполне разнообразна: надо - побелила потолок. Надо - написала нечто связно. А потом обои. Двери впрок чем-то я липучим облепила. Нищете бойкот я объявила. Кто-то говорит, что я бабуля, и давно не помню про любовь.
  Мужики летят, как пчелы в улей, словно я в любви открыла новь, и дают любовью - насладиться, чтобы сладострастием утолиться. Знаете, люблю свою работу: чертежи, компьютер, интеллект. Я черчу, как будто славлю оду, словно жизнь - прославленный объект. Я в работу быстро окунулась, от проблем других тогда очнулась.
  
   Перед полетом они немного волновались, как-то их встретят коренные жители Луны. К этому времени было известно, что на Луне живут лунные гномы. Ходили слухи, что это небольшие существа, которых не смогли снять на фото, они словно были заговорены от магии фотопортретов.
   Рядом с Ритой шел Захар.
   Они сдружились на тренажерах при подготовке к полету. Людей на Луну отбирали по уму, здоровью и нетребовательности к пище, способных к самоограничению по многим вопросам быта. Такие люди встречались в различных слоях общества, на Земле шел поиск людей, избранных для жизни на Луне.
   Рита оказалась в рядах первых строителей необыкновенного космического комплекса, поэтому атлас Луны она хорошо изучила. В данный момент она шла по дну кратера диаметром двадцать пять километров. На Земле было принято решение именно здесь построить космический объект 'Сфера'. Вскоре Риту догнал Захар на луноходе.
   Все строительство Сферы находилось в планах Андрея Георгиевича. Захар отвечал за работу с лунными гномами.
   Николай Григорьевич отвечал за строительство грузовых космических кораблей. Андрей Георгиевич занимался разработкой Сферы. Планов было много, но скорости строительства иногда сильно стопорились расстоянием между Землей и Луной.
   Выбрали место для строительной площадки. А дальше? Без волшебной палочки не забросишь строительные материалы с Земли на Луну. Что Рите оставалось делать? Писать в каюте космического корабля. Захар в это время занимался планированием строительства. Рита сидела в своей каюте космического корабля и вспоминала свою дорогу на Луну.
  
   Вскоре Рита и Захар вместе выбирали площадку для строительства лунного комплекса. Песок поднимался от колес лунохода и быстро оседал. Солнце светило уже больше недели, до ночи оставалась еще неделя, надо было все хорошо осмотреть.
   День на Луне длится месяц. Интересно, сколько лет будет Рите через земной год? Но пока она была молода и верила в то, что здесь будет построен райский комплекс. Люди готовили строительную площадку для стационарной космической станции с учетом того, что здесь нет атмосферы.
   Разработчики станции во главе с Захаром предполагали, что комплекс - это маленький городок, расположенный под колпаком Сферы, что он будет построен для большей компактности несколько похожим на муравейник, рассеченный всевозможными арками для перемещения. На Земле был собран его макет в натуральную величину, который проходил испытания по всем возможным параметрам.
   Люди на Земле знали, что такое плюс или минус пятьдесят градусов, надо было добавить еще пятьдесят градусов к своим познаниям и получить условия жизни на Луне. Бывают удачные сооружения, которые стоят веками. Станция делалась не на один год или день. Комплекс был намного проще и интересней обычных летающих станций вокруг Земли. Трудности неизбежно будут ожидать его обитателей, но и на Земле есть различные типы зон, где надо проходить из вакуума в воздух, такие переходники давно и надежно отработаны.
   Маленький кусочек Земли создавался под Сферой с обычной атмосферой. Чуда нет. Если разобрать все проблемы строительства комплекса на части, то можно было увидеть, что все они имели свое техническое решение. Часть проблем была отработана на Земле. Сфера - крыша комплекса - была проверена в Антарктиде и пустыне Сахаре.
   Освоение Луны стало делом всех землян, речь шла не об отдельной нации, а о создании нового клана людей. Лунную космическую станцию предполагали построить под большой сферой.
   Крышу Сферы, как и скафандры, делали многослойными. Задача разработчиков состояла в том, что надо было получить постоянные двадцать три градуса внутри объекта. Они учитывали и то, что температура здесь бывает в интервале от ста градусов плюс до ста градусов минус.
   Всем известно, как ведет себя вода при таких температурах. Следовательно, воды на поверхности Луны быть в принципе не могло. Чем поить комплекс на пятьсот человек?
   Разработчики должны были решить такую сложную задачу. Бурить поверхность Луны? Но где, куда и насколько? Добудешь воду, а она замерзнет или испарится.
   Как поймать воду, если температура для нее на поверхности Луны совсем не подходит?
   Ответ один: для начала надо построить герметичный объем в виде сферы, не пробиваемый метеоритами. Для строительства комплекса разрабатывались новые технологии не только для получения принципиально новых материалов для крыши комплекса. В замкнутом пространстве Сферы необходимо было создать кислородный климат.
  
  Чувствую, иду по западне, в мареве небес без откровений. Опускаюсь, мысленно на дно, в мистике пера и вдохновения. Глазом ухватила красоту: тихая вода течет устало, ехала машина по мосту, в воздухе прохладность зависала. Не скажу, что каждый из мужчин тех, что по дороге повстречались, все имели много величин, ощущение: шла как вдоль причала.
  Не свернуть и мне не повернуть, чувствую от них настороженность. Так же было, как бы здесь ввернуть, в день Олимпиады - напряженность. Шла с Олимпиады по Москве, по пустым проспектам - тихий улей. В этот день и умер весь в тоске,
  бард и чародей российских улиц.
  
   Главное для создания комплекса - крыша, воздух, температура внутри Сферы, потом дело дойдет и до воды. Должна быть в недрах Луны концентрированная вода и ее компоненты!
   Разрабатывалась целая серия космических кораблей с большой грузоподъемностью под руководством Николая Григорьевича. С Земли на Луну вскоре должны были полететь целые серии этих кораблей для транспортировки огромного количества груза.
   По периметру дома-пирамиды предполагали построить квартиры с окнами, внутри огромного здания намечали расположить промышленные помещения. Райский комплекс рассчитывали построить человек на пятьсот. Большую космическую обсерваторию решено было разместить на верхних этажах пирамиды, с большим набором телескопов для наблюдения за звездными просторами с новой точки зрения.
   Рита тщательно разбиралась с планами Андрея Георгиевича по строительству Сферы. Она вышла в скафандре из космического корабля на линию терминатора. Немного привыкнув к лунному ландшафту, она заметила маленькие норки в лунной поверхности. Норки были прикрыты камнями.
   Рите крупно повезло: из одной норки показался гном, за ним вышло еще двое. Она мысленно назвала их лунными гномами и спряталась за космический корабль, наблюдая за маленькими гномами, выбегающими из Луны. Лунные гномы были похожи на маленьких людей с хорошо развитыми руками. Было в них нечто человеческое, но покрытое темной шерстью. Нельзя их было спутать с обезьянами.
   У местных жителей не было хвоста, а головы относительно туловища были больше, чем у людей. В целом гномы вызывали симпатию. Можно их было сравнить с медвежатами, но они были более изящными. Рите лунные гномы сразу понравились.
   Лунные гномы немного попрыгали у норки то на задних конечностях, то одновременно на передних и задних, потом стали двигаться так же странно к ракете.
   Пробежав метров десять и заметив Риту, гномы помахали одновременно головами, подняли вверх две руки в знак приветствия, затем быстро вернулись к своей норе и исчезли в ней.
   Рита была приятно удивлена появлением столь милых гномов и пожалела, что ее собака Кросс осталась на Земле для подготовки к полету.
   Среди людей ходили толки о жизни внутри Луны, но описания лунных гномов до сих пор не было - ни в одном научном издании. Рита описала лунных гномов в журнале наблюдений.
   На Земле строили космические корабли для полетов на Луну. Медленно, но верно в различных сферах производили все необходимое для комплекса, думали о том, как людей обеспечить пищей.
   Было решено, что питание на Луне будет носить растительный характер. Разрабатывалась почва для выращивания злаков, овощей и фруктов. Все агрономы Земли были привлечены к интересным разработкам и экспериментам.
   Космические корабли стали прибывать на Луну. Космодром в огромном кратере заполнился людьми в скафандрах. Подъемные краны собирались из нескольких частей. Все части конструкций крыши Сферы на Луне весили в шесть раз меньше.
   Сфера поднималась на глазах. Новые скафандры не мешали передвижению в пространстве, люди привыкали к новой для них гравитации.
  
   Герметичная Сфера комплекса была построена. Внутри заработали насосы, кислород медленно заполнил огромное помещение. Люди с радостью снимали скафандры, работать стало веселее.
   На песке строились жилые помещения и технические комплексы. Земля для посадки растений находилась по периметру Сферы. 'Сады обязательно зацветут внутри комплекса', - думали создатели Сферы и Рита вместе с ними.
   Работы становилось все больше, но она продолжала писать историю о себе в качестве отдыха.
   Сфера диаметром в один километр была весьма внушительным сооружением, поэтому транспорт внутри Сферы был необходим, и его запустили по окружным дорогам. Худощавые люди, способные питаться растительной пищей, здоровые и относительно молодые составили население комплекса. Семьи не запрещались, надо было создавать общество лунных людей.
   Рита и Захар решили остаться на Луне. Они верили в успех комплекса.
  
  Картонный муж красивый, без изъяна в руках очаровательной жены. Она, как негритянская Диана, он холоден, как отклики страны. И космонавты снова на орбите: орбите славы, почестей молвы. Да, женихов из космоса берите, жизнь без любви, а в роли лишь вдовы. Пусть живы будут, будет встреча чудом, картонный муж ей видим, не живой. Надолго ли та свадьба, словно с другом? Невеста ведь обвенчана с молвой.
  
   Сфера космической станции находилась на видимой стороне Луны и легко просматривалась из центра наблюдения с Земли. Комплекс был вторым космическим форпостом Земли.
   Климатические условия не отличались добрым нравом, поэтому была построена замкнутая система жизнеобеспечения в виде комфортабельного комплекса с несколькими крышами из разных материалов, соединенными между собой гибкой и легкой арматурой.
   Между крышами протекали потоки воздуха различной температуры, создавая нужные двадцать три градуса по Цельсию внутри космической станции. Крыши отличались гибкостью и от смены температур хрупкими не становились.
   Крыша - главная задача любой станции, ее герметичность долгие годы была задачей номер один на Земле.
   Внутри Сферы находился маленький компактный город по типу многогранной пирамиды с плоской вершиной для смотровой площадки.
   По периметру Сферы находились места отдыха: бассейны, парки, прогулочные дорожки, оранжереи для выращивания злаков, фруктов и овощей.
   С Земли привезли рассаду, саженцы и дальше все выращивали сами. Если брать насыщенный питательными веществами грунт, то его надо намного меньше, чем обычной земли.
  
   Для прогулок существовали луноходы, скафандры. Через серию герметичных входов вполне можно было выйти на просторы Луны в маленькую экспедицию. Люди предпочитали жить семьями. Здесь были свои мини-школы и мини-вузы. Людей отбирали по принципу пищеварения - брали тех, кто может питаться растительной пищей. Мясо на Луне не производили. Таким образом, сформировался клан людей не по нации и языковому барьеру, а по способу питания и выживания.
   Люди считали, что единственно возможная форма жизни - это комплекс 'Сфера'. Живыми на лунной станции были люди и растения. Растения преобладали необходимые для питания человека.
   Декоративные растения практически были запрещены. Все, что растет, должно было приносить пользу двойную: выделять кислород и давать пищу. Молочная промышленность отсутствовала.
   Недостающие микроэлементы получали как сухой медицинский паек с Земли. Срок годности у сухого пайка был пять лет - на тот случай, если прервется связь с Землей, пять лет станция могла прожить автономно. Кислород вырабатывался на кислородной станции, электроэнергия вырабатывалась из ветра и солнечного света. Жизнь на станции протекала спокойно: алкоголь, сигареты, наркотики сюда не попадали.
   По внутреннему периметру комплекса ездили высокие автомобили по типу автобусов. Скорость передвижения зависела от пассажиров. Транспорт шел в четыре полосы в зависимости от числа остановок и скорости. Вся эта движущаяся лента дорог закрывалась крышей, имела свои входы и выходы.
   А на крыше над дорогами находилась самая большая дорога - пешеходная.
   Пирамида была пронизана дорогами, как лучами, но в шахматном порядке по высоте. Основная задача станции - вести наблюдения за другими планетами и немного за Землей.
   Телескопы различного разрешения находились на площадках предпоследнего этажа. Агрономы и астрономы - основные специалисты комплекса. Остальные знания были у избранных людей, в том числе и у Риты.
   На лунной станции приветствовались браки между людьми по расчету, считалось, что такой брак самый крепкий. Если любовь можно просчитать, то она становится расчетной, а брак по расчету разрешался. Так был создан идеал семейной жизни.
   Семья должна быть крепкой и по возможности единственной. Население комплекса было незримо ограничено.
   Коренное население - худощавые, стройные люди не выше 180 см. Они много не требовали, были покладистые, уступчивые, услужливые, воспитанные в узком кругу общения.
   Развлечения на станции носили спортивный характер, рестораны на станции отсутствовали. Существовали красивые блоки приема пищи, для всех пища одинаковая, большого разнообразия быть просто не могло.
   Преобладал чистый и размеренный уклад жизни. Если случайно рождался человек, которому в пищу нужно было мясо, то при первой возможности его отправляли на Землю, а в ответ на Луну могли прислать вегетарианца. Если кто-то психологически выбивался из общего русла, его отправляли в медицинские блоки и мозги ставили на место. Безболезненно все это не проходило, но средства для успокоения всегда у медиков были под рукой, так гасились все недовольства.
   Если существовала жизнь в глубинах Луны, значит, должна была быть и вода или ее замена. В Луне была жизнь, но очень странная.
   Кроты не кроты, или живые гномы. На поверхности Луны дышать было нечем. Чем они дышали в глубинах песчаной планеты? Если внутри планеты была жизнь, значит, существовало и подобие воздуха. Или это роботы жили в катакомбах?
  
   Луна внутри была изрыта вдоль и поперек трудолюбивыми конечностями. В чем смысл их жизни? Охрана? Да, гномы охраняли Луну. Выходы на поверхность у них были прикрыты, и при необходимости они выныривали в месте стоянки космической ракеты и вредили от души.
   Чем гномы дышали на поверхности? А чем дышали ловцы жемчуга в старые времена на Земле?
   Тренировка - и люди какое-то время могли пробыть в глубинах океана. Подземные жители Луны обходились подобием легких, требующих малое количество кислорода, и могли выбегать на поверхность планеты, задерживая дыхание. Чем они питались?
   Луна была пронизана прожилками из питательных веществ и микроорганизмов, вдоль этих прожилок и жили коренные жители.
   Рост у них был маленький, не больше 50 см. Глаза, приспособленные к темноте, различали предметы. Они могли ориентироваться по запаху, осязание было хорошо развито.
  
  Ты откуда такой волоокий и высокий, и весь из себя? Ты не можешь быть к жизни строгий, и не можешь прожить не любя. Есть в тебе то, что очень мне нужно для стихов, для души, для любви, бес таких волооких натужен и едва лишь теплится в крови. Пробеги еще раз: мимо, мимо, но успей мне взглянуть в глаза, так ведь весны вторгаются в зимы, только так и живут чудеса. Я молчала. Стихи не писались. Осень мимо прошла, без пера,
  молодые, как ты, развивались, и для взглядов пришла пора. Да, спасибо тебе за внезапность, за привет и чудесный твой взор, может сын ты того, кто опасно мог смотреть на меня в упор?
  Сколько вас есть хороших, пригожих? Очень много, но мне б одного, кто б встречался среди прохожих, и похож был еще на него... То виденье промчалось, исчезло, но зато заискрились снега, а теперь мы займемся делом, ведь работа теперь легка. Что вам стоит меня подзадорить? Все мои ощущенья - в стихах. Я - старею, не будем спорить, и дела не идут впопыхах. Раз, другой пробежишь ненароком, еще раз пройдет мимо краса, и не будут проделки пороком. За окном, в синеве небеса.
  
   В качестве орудий труда лунные гномы использовали камни, найденные в глубинах планеты. Они были покрыты шерстью, но животных не напоминали, было в них нечто или что-то от разумных гномов, в целом гномы были весьма симпатичные.
   Дороги внутри Луны соответствовали росту гномов, местами встречались большие помещения, в них находились предметы, излучающие свет. Жили гномы с некоторыми удобствами.
   К себе они переносили остатки интересные предметы из ракет, поэтому им нужны были ракеты, которые с Луны не могли улететь. Светящиеся предметы - гордость гномов, чем их было больше, тем больше был ранг лунного гнома.
  
   Власть нужна внутри любой живой системы. Гномы были обязаны находить новые питательные жилы и охранять их от разрушения.
   Они давно заметили, что прибывшие на ракетах люди не стремились покидать Луну, как это обычно происходило раньше. Они возводили огромные сооружения, и их было так много, что лунные гномы примолкли и не высовывались.
   Самосохранение у них работало. Иногда гномы утаскивали к себе в катакомбы маленькие предметы.
   Поверхность Луны замерзала ночью и оттаивала днем, меньше всего это было заметно на песке. Лунные гномы опытным путем нашли линию терминатора - линию утра, и один раз в день выбирались на поверхность, но эту линию знали и большие люди, так что эта линия пользовалась большой популярностью среди лунных гномов и людей в скафандрах.
   Кто бы знал, как Сфера понравится гномам! О, они оценили преимущества нового строения больших людей! Лунные гномы в районе овощных посадок прокопали отверстия и с великим удовольствием выходили на поверхность внутри станции, когда люди спали по законам земного времени, а освещение в целях экономии практически выключалось.
   Гномы были счастливы в эти минуты и строго соблюдали очередь внутри своего сообщества на появление в Сфере.
   Рита заметила выходы гномов внутри станции, она ожидала их появления и внимательно присматривалась к посадкам овощей. Она, заметив специфические неровности на овощных плантациях, стала ждать появления гномов. Для приманки оставляла им вкусную еду у входа, очень ей хотелось еще раз увидеть милые рожицы коренных жителей Луны.
   Раньше других лунных гномов заметил маленький Кросс, прибывший с Земли после подготовки. Рита с Кроссом гуляла в районе посадок. Она увидела рожицу гнома. Кросс был немного больше гнома, вылезшего на поверхность. Пес был мал, и это привлекло внимание гномов, они решили послать одного гнома для знакомства. Знакомство состоялось. Кросс лапкой погладил гнома по голове, и тому это очень понравилось.
  
   Рита рассказала Захару о том, что видела местного жителя, лунного гнома. Да, теперь надо было заводить официальное знакомство с гномами. Вскоре все жители комплекса знали о том, что в Луне есть жизнь. Главное - надо было местную жизнь не испортить, а изучить и найти в ней выгоду для жителей станции.
   Правила правилами, но всегда найдется нарушитель. Кто-то на космической ракете тайно провез маленького теленка. Нарушителя поругали, но жители комплекса так были рады животному, что пришлось разрешить теленку жить на станции. Теленку пришлось отвести место для еды и прогулок на овощном огороде. Нашлись умельцы, посыпали клевер, и он вырос между капустой.
   Пес Кросс знал своего хозяина и вел домашний образ жизни, иногда с ним гуляла Рита, чем радовала всех жителей.
   Лунные гномы стали чаще появляться на станции, им отвели место для встреч с людьми. Позже для них построили маленький домик в месте выхода их на поверхность. Детей к гномам близко не подпускали. Для безопасности место выхода гномов огородили сеткой. Нашелся человек, который добровольно стал общаться с гномами внутри сетки, пытаясь выработать общий язык понимания.
   Проникнуть в катакомбы люди не могли, дороги внутри планеты были слишком малы. Но чудеса всегда случаются. Кросс вместе с Ритой пришел к домику под сеткой. Кросс при первой возможности ринулся внутрь Луны дорогами гномов. Происшествие немедленно обошло весь комплекс.
   Народ стал подходить к домику. Советы слушались и обрывались из-за нереальности выполнения.
   Лунный гном, который в это время был на станции, побежал внутрь катакомб. Кросс побежал за ним, встречные гномы прижимались к стенкам при виде странного животного.
   Светящиеся камни указывали дорогу псу, ему не было страшно, а было очень интересно. Маленькие гномы собаку не пугали, и в какой-то момент Кросс устал и сел у питательной жилы. Кросс ел пищу гномов, которые столпились вокруг собаки. Подошел один из гномов, который объяснил остальным, что Кросс сбежал из нового комплекса больших людей. Собаку пытались гладить. Кросс выгибал спинку.
   Все были довольны. На своем совете лунные гномы долго думали, что делать с таким большим гномом, как Кросс.
   А Кросс и не думал, он поел, отдохнул и побежал по своему следу назад.
   Лунные гномы побежали за собакой. У домика гномов скопились люди, они радостно наблюдали, как из норки выхода гномов вырвался наверх Кросс, и вскоре за ним вылетели десять гномов. Лунные гномы смотрели на людей, люди - на них, а Кросс подбежал к Захару, чумазый, но довольный. Руководство ЛКС приняло решение увеличить место для прогулок лунных гномов. Им сделали мини-парк, но сверху закрыли сеткой.
   Лунные гномы еще не были изучены полностью. Комплекс на Луне себя постепенно окупал. Наблюдения с Луны так отличались от наблюдений из обсерваторий Земли, что принято было решение о модернизации комплекса, а не о роспуске.
   Думали уже о том, чтобы с Луны производить запуск космических кораблей на другие планеты.
   Жизнь стала веселее. Появилось живое молоко. Появились лунные гномы. Все это развлекало жителей комплекса. Люди ко всему привыкают: и к долгой ночи, и к длинному дню. Главное, Сферу надо было содержать в порядке. Любое отверстие в Сфере могло нарушить земной рай на Луне, поэтому были штатные наблюдатели и хранители Сферы.
   Новость о лунных гномах достигла Земли, нашлись люди, которых они заинтересовали. Был создан мини-луноход для изучения жизни гномов в их катакомбах. Мини-луноход оснастили освещением, фотоаппаратурой, видеокамерой - все это прочно закрепили, проверили на Земле с помощью гномов Сени и Вени и отправили на Луну.
   На мини-луноходе было место для одного гнома. Рита предложила самому любознательному из лунных гномов сесть на мини-транспорт. Она показала действие аппаратуры.
   Лунного гнома назвали Миль, надели на него одежку, отличающую его от остальных, и отправили в путешествие по дорогам гномов.
   Лунные гномы разбегались по стенкам при виде ярко освещенного лунохода, на котором сидел Миль. Его знали многие, но не все знали, что Миль является личным разведчиком главы Луны...
   Луну обживали не первый год, по всем параметрам она смахивала на Землю, кроме того что имела несколько иные размеры. Чтобы прилетающие ракеты не приземлялись, где придется, придумали космическое поле с радарными установками, которые улавливали подлетающие корабли, затем включалась магнитная ловушка, и все корабли приземлялись в установленные для них места.
   Самое большое помещение занимал глава Луны. Миль на луноходе приехал к главе с докладом и показал новый вид транспорта. Блик, так звали главу Луны, одобрил действия Миля и разрешил снимать помещения гномов, но при этом не показывать съедобные пласты и не показывать военные части гномов, не показывать технику.
   Дело в том, что жители Луны сотрудничали с жителями Марса.
   Марсиане раньше землян посетили Луну, они установили в углублениях на поверхности планеты пушки для защиты от прибывающих космических кораблей. Пушки служили исправно, и люди долго не могли освоить Луну - они боялись того, что космические корабли с Луны редко возвращаются.
   Марсиане привозили Блику одежду, предметы роскоши, еду и технику.
   Все это было только у главы Луны и его приближенных, остальные гномы ходили в своей шерсти и питались питательными жилами.
   Поэтому земляне, впервые увидевшие гномов, ничего не знали о связи Блика с марсианами, они считали, что лунные гномы - темные гномы, и наивно полагали, что Миль снимет на пленку все секреты местного царства.
  
  Ты раскрутился на любовь, но очень странную. Ты напрягаешь в мыслях лоб и сыплешь манную. Она из денег и добра любовь спонтанная. Она, как плитка серебра, и очень славная. Не полюблю, не разлюблю, жизнь непорочная. А Вас, как спонсора, хвалю, жизнь книги - прочная.
  
   Совершенно случайно на пленку видеокамеры попал сам Блик, проверить отснятую пленку они не могли, но в запретные места Миль не заезжал и лишнего не снимал. Рита ждала Миля у выхода на поверхность в районе комплекса. Миль показался на поверхности. Она поприветствовала его и передала пленку органам разведки, на этом ее миссия заканчивалась.
   Изучением пленок занялись люди, прибывшие на Луну. Естественно, больше всего их заинтересовал кадр, на котором было видно шикарное помещение, отделанное красивым материалом, с роскошной мягкой мебелью, со странным предметом, похожим на экран.
   В кресле восседал в мантии Блик. Бедные лунные гномы, стоящие по стенкам дорог, резко от него отличались, и их пещеры были убоги, а еда скромна и непонятна.
   Космическая разведка с Земли решила, что надо выйти на связь с главой Луны - его сразу так назвали и угадали. Лунные гномы признавали одну Риту. Они только ее приказы выполняли. Разведчики показали Рите самые интересные кадры.
   Этот интеллектуальный Миль стал произносить звуки, напоминающие человеческую речь.
   Рита показала Милю снятые им кадры, он не удивился, возникло ощущение, что он знает больше, чем он снял на пленку. Удивительно, но ему шла одежда, сшитая портными комплекса. Однажды Миль принес Рите рубины, он сказал, что в его подземелье таких красивых камешков много.
   Транспортные ракеты Земля-Луна летали по расписанию, приземляясь на Луне в районе линии терминатора. Первый форпост в космосе притягивал к себе людей Земли. Каким-то образом кадры с Луны постоянно появлялись на телеэкранах Земли. Земляне с нетерпением ждали демонстрации фильма о внеземной цивилизации. Командировка у Риты подошла к концу.
  Жизнь обычная.
   А необычная?
  
  Да, вот и все, осыпалась листва, златую осень был ты не со мною, свободны для снежинок все места, а небо затуманилось все мглою. И осень как-то быстро отцвела, и пышная листва рябины красной в заоблачные выси не звала. А я? Я продолжаю сердца басни.
  
  Лето было отменное - теплое и солнечное до середины сентября. Осень пришла исподволь золотистой каймой на деревьях. Вкрадчиво и красиво появились островки красной листвы на кленах. Медленно закружились в воздухе листья березы. Приятно и пока опрятно было на улице.
  
  
  ЛРЛ. Глава 20. Ход ковром
  
  Дед Мороз легким движением пальцев набросал на стекла маленьких птичек в огромном количестве. От морозных узоров веяло Рождеством. Настроение пассажиров автобуса медленно, но верно примерзало к стеклам. Они невольно отметили взглядом зимнюю сказку на стеклах автобуса. Все без исключения, но в разное время люди посмотрели на табло. На электронном табло по светодиодам бежала цифра 7 со знаком минус.
   Пассажиры сидели пристукнутые массой собственной одежды, нахохленные, с воротниками свитеров у ртов. От них веяло холодом больше, чем от деда Мороза.
  Рита выбежала из салона автобуса и нырнула в поток людей, шедших в открытом пространстве доступном космическому холоду.
   "Какой мороз", - подумала она и увидела на электронном уличном табло минус двадцать семь градусов. Взгляд невольно опустился под ноги. Местами был виден асфальт, по которому можно было перемещаться без страха.
   Рядом с асфальтом лежала полоса снега с проблесками льда. "В таких местах нос лучше не задирать", - подумала она, быстрым шагом пройдя мимо деревьев с одной стороны и мимо людей с другой стороны. Уличные торговцы перекочевали в фойе зданий со своими рождественскими товарами. Новогодние товары хорошо было видно сквозь большие стекла.
   Сюжет прост, офис украшен цветами в горшках. Самые неприхотливые цветы переходят из офиса в офис, как и люди. Люди тоже переходя из офиса в офис, хотя есть те, кто сидят на одном месте бесконечно, но и их судьба переносит. Бывают удачные климатические условия, где люди живут и радуются природе и погоде. Но и их кто-нибудь захочет сдвинуть с места, но люди не цветы, они начинают сопротивляться, порой неудачно.
  
  Коснуться кожи за ушами, сквозь трепет пальцев увести твои надежды небольшие, и вынырнуть, оставив сеть твоих, моих, былых уверток, лапшу с ушей или души, что так походит на отвертки, или НВ - карандаши. И все забыто на мгновенье, мгновенье выросло в века, осталась искренность сомненья: не переборщила я слегка?
  Мне жаль твои простые уши и легкий трепет нежных сил. Мы разбежались кушать груши, достались косточки от слив. Мы просто выпиты другими, озноб остался, страхи чувств. А мы влюбились, но пусты мы, лишь за ушами сил чуть-чуть.
  
  В офисе растет пальма под потолок, привезенная в горшке из города Сочи, она любит тепло. В жаркие дни она легко распускает огромные листья, если ее хорошо полить. Пальму выращивали дома, но когда она достигла офисных размеров, то ее из дома перенесли в офис. Кромки шкафов по обыкновению занимают березки, это растение с мелкими листьями, с кудрявыми ветками. Рядом с ними в горшке ютятся длинные косы растения с сочными листьями, которые растут хорошо, лишь бы иногда поливали. Это безбрачные вьюны.
  Фиалки занимаю парадные места на тумбочках во время цветения, а в лиственный период переходят за шторы. Почти у всех есть денежное дерево, махонькие толстые листья которого, ютятся на небольших деревьях. Сюжет на работе - это работа, иногда она скучная, иногда кропотливая, иногда нервная. В данный момент с компьютера качают данные для его смены. Ничего не остается, как писать о цветочках.
   Кондиционер дует за стойками из пластика. Прохлада медленно обходит офис, украшенный натуральными цветами в горшках. Цветы и фиалки, пальма и герань, и еще такие кои названия часто не упоминают. Цветут цветы по очереди, их поливает Надежда Николаевна, которая их чувствует. Солнце светит исправно сквозь прямые полосы штор. Лето натуральное до 30 градусов тепла.
   Фирма она и есть фирма. Работы бывает много, а иногда происходит спад деятельности, пусть не у всех, но по очереди. Фирма веников не вяжет, она делает домики под ключ. Делается домик, потом его ставят на платформу и увозят в готовом виде к потребителю. Все дела по чину. Рита пришла со сборочного участка и уткнулась в компьютер, чтобы внести некие изменения.
  
   Вечером по ТВ показали ужасы провинциального городка.
   Рита, лежащая на диване, глаз не отводила от экрана. Нет, она не тащилась от ужасов. Она с содроганием понимала, что знает продолжение телевизионной истории. Передачу оставили незавершенной, назвав ее первой серией. Тем более была возможность ей самой передачу завершить, независимо от того, что покажут в следующий раз.
  
  Восемнадцать лет одна, вот славно. Не было мужчины для меня, А недавно, словно как облава, вновь мужчины рвутся до меня. Пожилой напал, но я отбилась. Юный был - так ноги унесла. Тут красавец в дверь мою оббился.
  - Ты спаси! - кричит он в дверь, моля.
  Я уснула. Вижу - не отбиться. Лишь увижу - мощный поцелуй. Вырвалась, бегу. Успел побриться. Я ушла. Приснился поцелуй.
  
   С героями провинциальных ужасов Рита познакомилась совсем недавно. Ей надо было подточить собственную фигуру. Ручной массаж ей был страшно необходим перед Рождественским корпоративным вечером. Она обмолвилась об этом в дамском салоне. И чудо! Ее услышали. Женщина средних лет, предложила ей свои услуги по общему массажу. Она сказала, что делает массаж с детских лет, что ее еще бабушка учила массажу.
   Уменьшаясь под умелыми и сильными руками массажистки, небольшая любительница пирожков и булочек насыщалась историями из ее жизни. Истории без криминала особого впечатления не производили, кроме одного момента, которому она не очень предавала значения до криминальной ТВ передачи. История простая.
   Массажистка, которая некоторое время работала инженером, решила заняться торговым бизнесом. Она взяла огромный кредит, закупила товар и обанкротилась в пух и прах. Долг ее для нее был космическим.
   Сын массажистки, Эдик, решил уехать учиться в столицу, где заработки по провинциальным слухам были такими, что с ними легко можно было бы погасить долг. Мать сына одного в столицу не отпустила, поэтому они поехали втроем вместе с отцом. На троих сняли квартиру на окраине города в отдаленном районе. Работали тоже втроем, но все деньги забирала мать семейства. Мужчинам она выдавала деньги на проезд в общественном транспорте и на пару пирожков.
  
  Вам жалко. Очень жаль. Мне нужен только он. С ним в холод, страсть и жар. У вас в глазах укор. Мне нравится ваш сын, отдайте мне его, он с юга. Не грузин. Общаться с ним легко. Ну, право, почему? Он тоже ведь не прочь. Что, что сейчас пойму? Все. Ладно. Не морочь. Конечно, проживу без ласк и нежных слов. А что это по шву? Он ест? Конечно, плов. А, ладно, не впервой,
  но грустно, Боже мой, опять одной, хоть вой. Одна иду домой. Что, что? Его отец? Так он всегда с женой. Опять любви конец. Пиши стихи. Не ной.
  
   Эдик, молодой человек привлекательной наружности, понравился своей начальнице. Она ему давала огромные суммы денег на внешность и на жизнь. Но все его деньги под корень забирала мать и выдавала на два пирожка. Начальница, заплатив молодому человеку кучу денег, ждала от него небольших вложений в нужном месте, в нужный час.
   Но Эдик был постоянно без денег и за ее кофе заплатить не мог, он и за свой кофе с трудом мог расплатиться.
   Ублажать даму он не стал, это в его мораль не укладывалось. Так он был воспитан матерью. Его уволили с денежной работы по продаже ковров уникальной работы мастериц, которые вплетали в ковры самоцветы в тон рисунку. И он покатился под гору с одной работы на другую, а мать забирала у него все деньги.
   У Риты на вечер был назначен сеанс массажа, но после того, как в ее голове сложились воедино две истории, телевизионная и массажистки, она побоялась идти на массаж. Она знала, что массажистка выплатила кредит с помощью сына и могла вернуться в родной город, в свою квартиру, расположенную в том районе, где произошла серия убийств, о которых говорили по ТВ.
   Рита не пошла на массаж, но пошла в спортивный клуб. Ее дорога проходила мимо лесополосы. В этом месте она всегда ускоряла шаг, если рядом не было людей. Она заметила свернутый ковер, лежащий в десяти метрах от дороги в лесополосе. Он был похож на большой пирожок с начинкой. Ей стала страшно. Людей вокруг не было. За лесополосой стоял дом, где семейка массажистки снимала квартиру. Она ускорила шаг, потом побежала и упала, не заметив коварную леску, протянутую между деревьями.
   Парень быстро закрутил Риту в ковер и отволок ко второму ковровому пирожку. Он приткнул один ковер к другому и ушел быстрым шагом.
   Массажистка, увидев из своего ковра, что рядом с ней лежит Рита, а Эдик ушел, заговорила:
   -Я не знаю, что с Эдиком случилась. Озверел. Деньги мне больше не дает, сказал, что из меня пирожок сделает. Вот и закатал нас, как два пирожка, на которые я ему год деньги давала. - Ее голос шипел, нос сопел. Звуки постепенно исчезли в ковре.
   Рита попыталась высвободиться из ковра. Она стала крутиться и выкручиваться. Сжиматься и разжиматься. Движения давались с трудом. Она попыталась покатиться вместе с ковром ближе к дороге, тогда прохожие бы ее точно заметили. Темнело быстро. Прохожих не было. Стало холодно. Рита вспомнила, что в квартире массажистки было два хозяйских ковра. Она чихнула. Потом расчихалась не на шутку.
   В порыве отчаянья Рита заорала диким голосом:
   -А! А! А!
   Ее голос услышал тренер, шедший через лес на тренировку. Он свернул к двум скатанным коврам.
   -Але, живые есть? Вижу, что есть. Держитесь. Я вас сейчас раскручу. Какие же вы тяжелые, - приговаривал тренер, раскатывая ковер среди деревьев.
   Рита почувствовала свободу. Она оторвала свои руки от боков, оперлась о коряги и поднялась. Тренер в это время раскручивал второй ковер, из которого звуки не доносились. Ковер казался намного тяжелее, чем с Ритой. Он освободил женщину из плена, но она не шевелилась. Рита попыталась с массажисткой заговорить. Ответа не было.
  
  Проблема в том - Лиса бесплодна, и без любимого - никто. Не обойтись теперь без клона, развеселил бы кое-кто. Но вот однажды объявился, какой-то старый мудрый Лис, и беззаветно он влюбился, а, полюбив, совсем исчез.
  Лиса вдруг стала разрастаться, и юбки лезли ей на грудь. Лис на денек всего остался, и не был он с лисицей груб. Но оказалось - все, что надо, и оказалось - все при ней. И ходит мимо Лис детсада, с Лисицей стал и он сильней. Дите подкормят и телята, они малы, но вот когда они немного подрастут, Лисенку молочка дадут.
  
   Тренер пытался уловить пульс одной рукой. Второй рукой он доставал сотовый из кармана. Пульс исчезал. Он вызвал скорую помощь и стал делать прямой массаж сердца массажистке. Тренер пытался растормошить закоченевшую женщину и согреть до прибытия машины.
   Врач приехала довольно быстро. Потерпевшую увезли. Рита пошла с тренером в спортивный комплекс, где можно было позаниматься на тренажерах и погреться в сауне.
   Эдик приехал к матери в больницу и забрал ее домой. Матери он объяснил, за что он ее в ковер закатал. За то, что она лишала его денег и свободы. Он сказал, что он их бы все равно освободил бы через час, но не учел похолодание и немного задержался в поисках денег дома в отсутствии матери.
   Массажистка Элла Николаевна за собой вины не видела. Она считала нормально, что мужчины отдавали ей заработанные деньги до последней копейки. Обида матери была так велика, что она уехала в родной провинциальный город, где ее ждала отличная квартира, которую она на время столичной жизни даже не сдавала. Без долгов и на пенсию она могла вполне прожить.
   Муж через несколько дней к ней присоединился. Эдик домой не вернулся.
   Не все учла Рита, за что ее и закатал Эдик в ковер. Она свою версию о причастности Эдика к серийным убийствам в провинциальном городке успела рассказать массажистке, а та Эдику. Эдик рассердился и наказал Риту, которая так и не посмотрела продолжение передачи о маньяке, но было ясно, что это не Эдик.
   Дальнейшие события вновь переместились на экран ТВ. Эдик, дабы не снимать квартиру, прошел кастинг и попал на телевизионное шоу "Гостиница". С первого своего прихода он заявил о себе, как об активном человеке.
   Рита через недельку могла наблюдать за мастером, умеющим делать пирожки из ковров. Эдик сразу выбрал себе красивую девушку в пару. Она оказалось изощренно избалованной дамочкой. Она требовала денег и подарков, а сама сидела, как истукан.
  
  После загса жизнь с мужчиной круглосуточный режим. Мужу все теперь по чину, даже праведный отжим. Отжимание в кровати и отжимы на полу, на столе, как акробаты, только б крепости столу. Десять раз любви за сутки, пресс, качающий рефлекс.
  Вечно в плаванье, как утки, и целованный процесс. Шея в пятнах поцелуев, не вздохнуть, не продохнуть, чтобы не было вопросов, хоть бы воздуха глотнуть. Шею скроешь незаметно, тонким маленьким платком. Муж его и не заметит, сам покажется полком.
  
  Девушка постоянно ругала Эдика, выла, кусалась, дралась. Она обливала его водой и кипятком, дабы он одевал ее с ног до головы в новые вещи. Вот такая несовременная девушка оказалась истинным наказанием для Эдика, у которого никогда за душой гроша ломаного не было благодаря эгоистичной маме.
   Вопрос: "Где взять деньги?" стучался в его висках с новой силой. Как-то его девушка, совсем потеряв совесть, кричала на него в прямом эфире с такой силой, что он перестал думать о деньгах, а стал думать о мести. Месть дешевле денег.
   Эдик обладал мощной растительностью на лице, по этой причине он брился станком с обычным лезвием. Он задумчиво смотрел на лезвие. Новогодние праздники сопровождались застольями, которые устраивали разные люди по разному поводу.
   Свою проблему Эдик решил просто. Если его девушка унизила его своим визгливым голосом, то наказывать надо ее голос. Он случайно поставил сковороду с мясом в духовку под стеклянной крышкой. Крышка рассыпалась. Мясо он пожалел выкинуть. Острую приправу с мясом и подал в тарелке девушке. Результат превзошел все ожидания.
   Маленькие стекла повредили и голосовые связки, горло, пищевод.
   Девушка попала в больницу в тяжелом состоянии. Эдик оказался благородным человеком, он ухаживал за ней. Ему помогали все. В этот период жизни в деньгах он не нуждался, а они на него сыпались со всех сторон. Эдик стал героям. Наказывали поваров...
   Рита с первой минуты, как только узнала о проблеме со здоровьем девушки, поняла, что это дело рук Эдика. Но кто бы ее услышал. Она вспомнила про тренера, спасшего ее из ковра, и подумала, что спортивный клуб после праздников уже открыли.
  
   Рита пошла в спортивный клуб. Мороз крепчал. Она натянула на лицо воротник свитера, но при этом внимательно смотрела на дорогу и махала вперед сумкой на тот случай, если опять натянут леску. Тренер надежд не оправдал. Он был занят.
   Она осталась одна со своими мыслями и очень жалела, что недосмотрела первую передачу о преступлениях в родном городе Эдика. Ей теперь еще больше казалось, что и в тех преступлениях виновен он. Очень хотелось поговорить с массажисткой, но ее не было в городе.
   Вечером, перед сном Рита лежала на любимом диване и переключала каналы. В местных новостях показали портрет ее тренера в черной рамке. Она вздрогнула. Это уж совсем ни к чему.
   Эдика в телешоу "Гостиница" последние дни не показывали. Ведущий передачи сказал, что он в больнице ухаживает за больной девушкой.
   Морозы стояли трескучие. Барометр показывал 18 единиц. Рита смотрела в Интернете клиники с омолаживающими и прочими процедурами. В одну из них она закинула свои данные. Ей стали звонить и предлагать разные курсы лечения. Она приехала в клинику и там случайно услышала новость, что тренеру именно здесь проводили очистительные процедуры крови, а умер он от сердечного приступа.
   Резкое изменение атмосферного давления не выдержала вычищенная кровь.
  
  Исчезают села в городах, вверх растут красивые дома, старые дома уже в годах.
  И как тебе мне не признаться, коль без тебя жизнь - пустота, дай на метле хоть покататься, с тобой увидит нас Луна...
  Я блузки не нашу, ношу лишь водолазки, и пуговки мои давно уж не нужны,
  а воротом глухим, все разговоры - братски, но как они порой такие и нужны!
  Пришла, смотрю с тоской на дверь, пора уйти, но очень лень теперь.
  Я давно держу перо в руке, и ко мне никто уж не подходит, поплывем на лодке по реке, там скажу, кто другом мне подходит.
  
   Рита отказалась от процедур, но отметила, что в смерти тренера Эдик не виновен. Она подумала, что самое правильное в морозы не чистить организм, а заполнять его едой из мяса, сала и хлеба. В морозы надо сытно питаться, чтобы сердцу было легче качать кровь по организму. Ей стало неприятно от всех скорбных мыслей, хотелось приятных новостей.
   Постоянно угнетала мысль о недосмотренной передаче из провинциального города. Завертывание в ковер надорвало ее психику. Обвинять Эдика во всех грехах даже мысленно, она боялась.
   Рита пошла в дамский салон. Первой, кого она увидела - была массажистка, которая вернулась из своего города и вновь устроилась на работу, после того, как Эдика стали показывать в передаче "Гостиница". Рита тут же пошла к ней на массаж, дабы выведать провинциальные тайны из первых уст. Она не ошиблась. Массажистка привезла новости от соседок по дому. Соседки рассказали ей о серийных убийствах в их районе, целью которых было ограбление. Они и сами думали, что в убийствах виновен Эдик.
   Дед Мороз продолжал морозить.
  
   Рита вышла на мороз из дамского салона и столкнулась нос к носу с Эдиком...
   -Ты, почему за мной следишь? Что я такого сделал?! Не успела мать вернуться, а ты уже здесь! Опять тебя в ковер закатать? Или так деньги отдашь!? Если ты ходишь в этот салон, то у тебя есть деньги! - кричал молодой человек.
   Рита отступила на шаг в сторону и попыталась убежать. Эдик подставил ножку. Она упала в снег. Он прижал ее ногой к снегу, взял ее сумку, достал кошелек и положил в свой карман.
   Но в это момент, какой-то человек, скрутил ему руки.
   Позже Рита узнала, что за Эдиком следили, но против него улик не было. В милицию поступили сведения о коврах с начинкой. Эдику дали возможность пройти на телевизионный проект, там все под контролем и под телекамерами. Никто не заметил лезвий в тарелке, но нашли обломок лезвия в корзине в комнате Эдика на телешоу. За ним шли по пятам и взяли у салона при очередном нападенье на женщину.
   Словно почуяв опасность, из салона выскочила массажистка. Она попыталась вырвать Эдика из рук полиции, но ее усилия были тщетны. Она не знала, что Эдик после общения с полицией стал в ней работать, но не совсем в ней. А рядом.
   Зимние каникулы кончились. Фирменные двери из пластиковых стеклопакетов приветливо встречали сотрудников фирмы, которые подносили пропуска к электронным датчикам, расположенным в кабинах вахтеров, и проходили внутрь помещения. Никакой фантастики. Сплошная современность. Скоростной лифт. И Рита вошла в свой офис.
   Окна офиса лучились от солнечных лучей, проникающих в помещение сквозь забавные морозные узоры. Она посмотрела сквозь узоры вниз, машин на стоянке явно поубавилось, не все машины завелись при таком морозе. Вот и Рита воспользовалась услугами автобусов с электронными кондукторами.
   Не жизнь - сплошная электроника.
   Рита жила в самом продвинутом городе. Что такое продвинутый город? Представьте, едет лыжник классическим ходом, сгибая ноги в коленях под девяносто градусов, а продвинутый лыжник сгибает ногу под сто двадцать градусов и скорость у него от этого возрастает. Так и в продвинутом городе скорость жизни выше, чем в любом другом месте страны. Здесь и Интернет в каждом доме появился лет на семь раньше, чем во всей стране. В ее городе снесли пятиэтажки тогда, когда в других местах они гордо возвышались над остальными строениями.
   Вечером позвонила массажистка и сказала:
   - Эдика выпустили. Его проверили на группу крови, взяли отпечатки пальцев и сказали, что свободен. За твой пустой кошелек его в милиции не оставили.
   Рита вспомнила, что ее кошелек после салона точно был пустой, зря он у нее его отбирал.
   - Как чувствует его девушка с проекта "Гостиница"?
   - Выздоравливает. У них скоро будет свадьба.
   - А лезвие, которое она проглотила на новогоднем вечере?
   - Невеста Эдика лезвия не глотала. У нее ангина.
   - Облом, - сказала Рита. - А то, что он нас в ковры закатал, преступлением не считается?
   - Предложили Эдику выплатить нам с тобой материальную компенсацию за моральный ущерб.
   - Нет, мне платить не надо! - воскликнула Рита, она точно знала, что денег у Эдика нет. Месть дороже денег.
   Одно к одному.
  
  А все отлично. И все. Все. Все. С тобою лично. И все. Все. Все. И ты мне нужен и я нужна, конфликт утюжим, любовь легка. Ты рад мне очень, и рада я.
  Как трудно женщин всех любить! Но так их просто разлюбить! Ой, как серьезно! Даже курьезно!
  То идешь сквозь людскую волну, то нахлынет она, то отпустит, то на гребне приносит молву: ты свободный, а рядом все пусто.
  То все дома и всеми любим, то тебя ненавидят внезапно. Человек, как потерянный Бим, и чего-то, как правило, жалко.
  
   Как просто стать вторым олигархом, уму непостижимо до чего просто стать обладателем огромного количества недвижимости в том случае, если у главного олигарха есть жена.
   Эдик даже не предполагал, что станет олигархом. Он затрапезный молодой человек, но беспредельно любящий детей, стал нянем в богатой семье.
   У женщины было трое детей, когда к ней пришел Эдик работать воспитателем при ее младшем. Эдик, обладатель трех пядей во лбу и с огромными плечами, умудрился окончить институт по педагогической ориентации. Его примитивный облик не насторожил мужа, он согласился взять Эдика на работу.
   А Эдик, он везде Эдик.
   В хорошей семье он приобрел лоск и ухоженный вид, поэтому, что вполне естественно, приглянулся матери воспитанника. Да он ей давно приглянулся.
   И они разработали план развода. Мужу подсунули девочку, подружку Эдика, и застукали их. И жена стала обладательницей половины состояния мужа. Следовательно, Эдик автоматически становился олигархом и отчимом детей бывшего главного олигарха страны.
   Быстро сказка сказывается, да не быстро дело делается. Любить женщину с несколькими детьми - это все равно, что любить воина, прошедшего войну. Нервная система того типа людей весьма раскрученная, выдерживать их не просто. Жить в супружестве трудно, а быть женой богатого человека огромное счастье и крупное наказание одновременно.
   В какой-то момент времени неизбежен нервный срыв с любой стороны, он не обязательно выражается примитивным криком, каждый человек нервные напряжения лечит по-своему. Жить жизнью мужа нельзя! Чтобы жить в браке и не роптать на партнера по постели и финансам, надо жить своей жизнью. Абсурд? Но другого варианта нет. Роскошь жизни затягивает в свой омут, у женщины олигарха есть все кроме элементарной свободы на перемещения в пространстве. А еще дети, много детей...
   Естественно жена в своих бедах обвиняла мужа. Кого еще обвинять? Только его. Житья ей бедной не дает! У детей есть няни, воспитатели и прочие люди для их обслуживания! Но ведь и этими людьми надо управлять! Это работа.
   А если посмотреть на жизнь со стороны мужа? Он крепкий мужчина без вредных привычек, кроме одной: хорошо развитой способности притягивать к себе капитал. Он финансовый магнат или магнит, что роли не меняет. В его многочисленных домах, дворцах и усадьбах всегда можно жить без жены и детей. Скрыться в тиши от них он может, а чего он не может? Он не имеет право.
   Да, на все он имеет право! Тут важен момент, кто его жену против него настраивает, а настраивает кто-то из тех, кто рядом с ней находиться. Его увлечение на стороне не первое и не последнее, это его жизнь. Ему необходима женщина для представительства. Он не голубой, а жена при детях. Кто с ним будет совершать поездки, посещать зрелища? Жена такой нагрузки не выдержит. Кто виновен в этой ситуации? Устаревшие законы на супружество людей подобного уровня. Люди всегда правы.
   Меньше всего жена хотела развестись с мужем, их связывали дети, а о его бессметных сокровищах и акциях она старалась не думать.
   О сокровищах хозяев думал Эдик, должен ведь он о чем-то думать, он и думал. Подопечный малыш его заколебал, этот маленький олигарх знал свое место в жизни с рождения и держал Эдика в постоянном подчинении. Отношения между ними были вполне сносными, тут лишь бы терпения хватило у няня. Нет, он не был усатым, это было оговорено в контракте. Он был чисто выбрит, отлично подстрижен и благоухал как все в этом престижном доме. И ходил в том, что ему предлагали.
   Однажды он заметил, что связан по рукам и ногам, но не веревками, а догмами дома из высшего света.
  
   Эдик напряг мышцы, изобразил перед зеркалом Геракла, разрывающего цепи, чем вызвал восторг малыша. Он вздохнул, представил себя клоуном и стал смешить ребенка, тот скептически взирал на няня. Тогда Эдик кинул малышу мяч, который только, что прокусила собака. Мяч быстро сдувался, но сдутый, он стал более покладистым. Эдик стал бросать этот мяч малышу, тому понравилась новая игрушка. Так они и играли, пока дворецкий не заметил, что они играют спущенным наполовину мячом. На этом их счастливые броски прекратились.
   Мальчик больше всех игрушек любил человечков - пауков и прочих модных героев мультфильмов и компьютерных игр. Так что Эдику приходилось выполнять перестановку дисков в компьютере. Спокойствие наступало, когда малыша уводили гулять или заниматься с учительницей.
   В такие минуты Эдик впадал в мечтательное состояние. Родителей малыша он практически не видел, круг людей вокруг него был резко ограничен. Он вспоминал однокурсницу, вздыхал и приводил себя в порядок для очередной встречи с малышом.
   Рита больше не видела массажистку и ее сына, они уехали в свой родной город. И жизнь вернулась в свою колею, массаж она и сама себе может сделать. Неприлично? Напротив - отлично.
  
  Не знаю почему, но мне приятно, продлить мгновенье с Вами на часок, есть что-то в Вас такое, Вам понятно, что хочется уйти, хотя б в лесок.
  . Садовое кольцо - загадка всех времен. Кто выдумал его, тот был весьма умен. Ломала в детстве я всю голову ни раз: как дернуть за кольцо, в каком саду сейчас? Понятно мне теперь речь о Москве родной, Урал в то время был мне садом и страной.
  Учился в Холмске, знал Владивосток, в Хабаровске служил, не вышел толк.
  
  Время шло. Нина и Эдик выросли.
   Нина шла и крутила головой, переводя взгляд с одного дерева на другое. Жизнь налаживалась сквозь туман проблем и перегрузок. До этого момента она умудрилась купить теплую куртку такого странного цвета, что дало возможность попасть в серию неприятностей. Куртка притягивала к себе людей, желающих поругаться, поскандалить, унизить. Волшебная вещь, вызывающая в людях антагонизм. У нее появилось ощущение, что она живет в струях осеннего моросящего дождя, несшего одни неприятности. В этой куртке ее за человека не считали.
   Надев пресловутую куртку, она ринулась к другу Эдику. Ключей от его квартиры у нее никогда не было. Она шла к его подъезду сквозь чумной ливень под зонтом. Рядом с подъездом из красивой машины выскочила дамочка, приложила ключ к двери, дверь в подъезд открылась, и она проникла в подъезд. Нина за ней прошла, как безбилетник проходит через турникет автобуса.
   На лифте она поднялась до нужного этажа, нажала на кнопку звонка. Жала, жала, но Эдик не открывал. Она притихла. Прислушалась. Услышала, что за дверью кто-то ходит; чувствовала, что на нее из глазка смотрят. Она опять нажала на звонок. Результат тот же. Нина нажала один длинный звонок так, как жмут в автобусе, выходя через среднюю дверь.
   Дверь открылась. Перед ней стоял с недовольным лицом абсолютно чужой человек помятой наружности.
   - Ты меня разбудила, теперь у меня будет болеть голова, - сказал Эдик.
   - Я тебе купила новые шторы, сними старые.
   Его лицо стало еще более недовольным. Последнее время он жил один, без родителей, без домашней работницы.
   Нина уже несколько раз просила Эдика снять тюль с окон, но он не соглашался. Они сошлись на том, что он снимет старые шторы, а она погладит новые, упакованные с картонкой в полиэтиленовом пакете. Она выгладила шторы на большой гладильной доске на кухне, а он снял пыль с окон в тюлевой упаковке. Они столкнулись в прихожей: она несла глаженные новые шторы; он нес огромный клубок, напичканный пылью до отвала.
   Они разнесли свою ношу по местам. Она села с ногами в огромное двухместное кресло, закинула ноги на подлокотник и стала следить за цирковым номером: фигура мужчины, распятого со шторами на окне, была олицетворением гибкости и мужественности.
   Его широкие плечи казались еще шире, талия тоньше, ноги длиннее. Со спины он был великолепен. Потом он сообразил, что с компьютерного стола вешать шторы удобнее и встал на стол. Вся красота исчезла.
   Нина перевела взгляд с мужчины на свои ноги, им было удобно на толстом подлокотнике двойного кресла. Ей стало скучно. Она пошла на кухню.
   За окном моросил дождь. На окне, на пластиковом белом подоконнике в керамических кашпо стояли цветы, земля в них давно высохла. Она подняла пластиковую бутылку с пола уже с налитой водой и полила цветы. Земля в цветочных горшках приятно потемнела, цветы улыбнулись, особенно кремовая роза.
   У Эдика отменная кухня. Чисто. Светло. Просторно. Белые пластиковые окна слегка прикрыты дорогими полупрозрачными белыми шторами. Высокий холодильник увенчан микроволновой печью так, что кроме него никто не мог ее пользоваться.
   В холодильнике зачастую стояли забытые продукты, видимо, некогда было их съесть, поэтому у него такая тонкая талия. Плита всегда сияла первозданной чистотой. Поддерживать эту чистоту трудно, но возможно. Соль таилась в белой пластиковой банке вместе с маленькой ложкой. Но на этой кухне у нее даже борщ не варился, все получалось хуже, чем дома.
  
  Тру морковку, вминаю в капусту, а под окнами вечный роман, и под звуки капустного хруста, наблюдаю осенний обман. Над землею стоит благородно желтым облаком красочный клен, непокорный, надменно-холодный, он в березку заметно влюблен. Полыхают под окнами вместе, но встревожился ветер страстей. Вот готовлю спокойно я тесто. А березка средь клена ветвей.
  Шепот листьев блаженно спокоен, и порыв их уже неземной, этим очень был ветер расстроен. Он усилился. Ой, ой, ой! Скоро будет готова капуста. Ветер с клена сметает весь фарс. А пирог? А пирог очень вкусный. А березка? Вздохнула не раз.
  
   Она решила не выдумывать и приготовила картошку, а котлеты уже остывали в сковороде. Приготовила. Вернулась в комнату, а мужчина все еще вешал шторы. Повесил третью штору, слез со стола.
   Интересный случай, но между ними в этот вечер не возникало теплых флюидов. Он съел картофель. И все. Вроде двое старых соседей встретились, и поговорить не о чем. Скучно. Вспомнила Нина, что у нее деньги на сотовом телефоне подошли к концу, оделась...
   Эдик посмотрел на нее и сказал:
   -Да, в такой куртке только в дорогой универсам ходить. Ничего ближе нет.
   Так вот в чем дело!? В куртке. В этой куртке даже никакой мужчина ее не любит! Так она и ушла от него. Вот ведь как бывает, иной раз идет она по улице, и все деревья перед глазами играют своими нарядами, а бывает - пройдет, и ничего вокруг себя не запомнит. Так было в тот день. Все серое, особенно беспросветное небо, и состояние души - без ясного неба. Как-то жизнь застопорилась.
   И на новой работе Лизе сменили систему в компьютере, а пока все программы восстановят для работы, нервы улетят, как неудачно напечатанные листы, а впрочем - все нормально. И театр сегодня отдыхает.
   Она пришла домой, посмотрела на себя в зеркало. Да, вид весьма затрапезный, но улыбнулась своему отражению и пошла на кухню. От Эдика она всегда приходила голодной, у него лишнего не ела, а отсутствием аппетита она не страдала. Что ее заставило отнести шторы? Она проверяла свою интуицию на его любовь. Шторы шторами, картофель картофелем.
   Поев дома, надев пресловутую куртку, Нина отправилась на фирму, зная, что шеф долго работает, а вдруг он с ней в одном лифте поедет?
   На новом месте ей надо было найти себе место. Этим она и занялась. Эдик ей помогал, но вот сегодня вновь пришла жалость к себе! Опять ей стало плохо. Жгла обида на тех, от кого она ушла, и на Эдика за то, что он перечислял ей все, что он для нее сделал. Захотелось хоть куда-то уйти, где ее не будут покрывать бесконечными упреками. Она делала все, что можно, а остальное за пределами реальности. Эдик ушел в ванну, оставив Лизу страдать, он не любил, когда она от него отворачивалась и погружалась в свои чувства, в свою жизнь, которую она покинула.
   Он касался ее рукой, снимал прикосновением нервное напряжение. Нина внутри себя была уверена в правильности своего решения и ухода из прошлой жизни. У нее не было выбора. Жевательная резинка оказалась во рту, мысли потекли в нужную сторону, она пришла в равновесие.
   На новом месте многого еще нет, но все поправимо. Нина обнаружила в шкафу пустую нишу, но класть в нее было нечего, она пришла с дамской сумкой...
  
  
   ЛРЛ. Глава 21. Личное знакомство
  
  Эдик и Нина жили в гражданском или гостевом браке. Эдик приехал в квартиру Нины. Если в квартире Эдика царил относительный порядок, то в квартире Нины царил полный хаос после отъезда многочисленной родни на новогодние праздники. Ободранные обои в комнате дополняли беспорядок.
   Она купила обои и приклеила их на одну стену, в это время и приехал Эдик. На этом мелкий ремонт остановился, ванна встала на первое место. Нина пошла под душ после ремонта, а он уже чистым приехал, через пять минут чистая постель встретила славную парочку. Они впились каждой своей клеточкой друг в друга.
   Вы видели халу?
   Это хлеб переплетенный, так вот и они переплелись. Они дошли до редких и метких поцелуев. Руки его полезли в южную зону тела, они проникали под ее одежду и снимали свою. Нина не отставала от партнера, снимая свою одежду из двух предметов. Объятия без одежды отличаются особой сексуальной силой.
  
  В вишневом шелке играет солнце, в вишневых искрах ты солнцу рад. В томатном соке немного соли. Словесным спорам и горю - пат. Рука, как змейка, ласкает шею, и отпускает слегка любя. Глаза смеются, уста немеют, и все сверкает вокруг тебя. И мощно плечи со мной кружатся, рука находит их дальний край. Томление лечит, и мы прижаты: тела и коды, касанья - рай.
  Ты заблудился в вишневом шелке и окунулся во тьму ночей. В душе гордился рассветом желтым, что был любимым, что был ты чей. Вода струится по мышцам тела, сверкает волос, как дивный шелк. И все проходит, и все забылось, и только двери тихонько щелк.
  
   Все клеточки двух любящих людей трепетали от личного знакомства. Руки Эдика с точностью фокусника достали из шкафа нежное масло для самых лучших мест любви, сам он при этом из постели так и не вылез.
   Масло сроднило чувственные участки тел двух человек в одной постели, мышцы движения вышли на первый план общения. Они двигались, меняли позиции общения, взаимодействие двух систем дошло то чувственного апогея. Они дошли до позы морской звезды и остановились, уснули.
   Мать Эдика иногда зарабатывала в день не меньше, чем красивые дамы за ночь. Это позволяло ей покупать вещи, похожие на те, что она видела в дорогих домах, где лечила. Эдик привык к хорошим вещам, и в доме Нины ему все казалось слишком старым и ветхим. Вот и славно, он стал привыкать к тому, что она живет рядом с ним. Она перестала метаться между домами и почти привыкла к новой жизни. Хорошо это или плохо?
   Он любил очень сильно, но бесплатно, а значит, платонически. А она его? Молчание. Следовательно, они были друзьями. Она думала, что он ее любит, поэтому и звонит ей, а он звонил всем, кого встречал по жизни. Это было его хобби: звонить, писать. У него было сто друзей и никогда не было ста рублей. А у Нины было сто рублей, но не было ста друзей, была одна подруга Надежда. Так они и разошлись.
   Когда Нина поняла, в чем состояла суть любви Эдика, ей стало легко, и она решила его имя прочно забыть. Он и без нее найдет девушку, которой можно написать либо позвонить. А вот ей теперь стоило задуматься над тем, чем заняться в свободную минуту.
   Эдик ничего не хотел, кроме ужина, которого не обнаружил. На столе стояли лилии. Едой не пахло. Он достал из морозильника рыбу в лотке и поставил ее в микроволновую печь в надежде, что минут через двадцать у него будет готовая рыба.
   Нина последовала за ним. На кухне ужин был только что приготовлен, и еще горячий стоял на плите. Эдик сел на угловой диванчик и преданно посмотрел в ее глаза. Нина взяла белую тарелку, положила в нее картофельное пюре большой ложкой и изобразила картофельные волны.
   Рядом с картофелем положила кусочки мяса и полила все соусом.
   Тарелку она поставила перед Эдиком, пододвинула к нему хлеб и салат из свеклы. Он замурлыкал и стал жевать, да с таким аппетитом, что она себе тоже положила на тарелку мясо и картофель и села за стол.
   Удивительный человек Эдик. Поел, встал, сказал: 'Спасибо' - и исчез за своей дверью.
  
  Туфли, несколько бледнея, робко подошли к дверям. Гостья, женщина, не фея, что сегодня ей терять? Вот и ручка, приоткрыла дверь в заветное крыло. Вырастают счастья крылья. Двое в комнате. И лоб, должен думать о задание.
  Курсовой проект... Что там? Из задания вдруг свиданье получилось, и следам предстояло развернуться, сбросить туфли невзначай.
  Он обнял. Он повернулся. На столе остынет чай. Вот и все. Они забылись в очень нежной тишине, среди радости и быта, а летали, как во сне. Где заданье? Где проблемы? Все забыто. Кто они? На столе у чая схемы... Но они? Они одни. Были туфли, некий полдень, брючный, красочный костюм.
  Вседозволенность, нет, полно... Это страстность первых дюн.
  
   Нина осталась одна в красном платье с белыми разводами. Ей предстояло выбрать одежду на следующий день. В обед Эдик ждал ее за столом в кафе. Увидев ее, он улыбнулся. И вся любовь.
   Нина подошла к окну и быстро от него отпрянула. Ей показалась, что если она выйдет из дома, то опять уедет, уплывет, а ей очень этого не хотелось. И тут она вспомнила об Эдике, который грустил в соседней комнате. Она поняла, что дальше они будут жить дружно, что все испытания позади.
  
   Жизнь в чужом доме - чужой монастырь. Все с нуля: и амбиции, и вещи, за которыми зайти в бывший свой дом ей было не по нервам. Было время, когда она ежедневно меняла свой внешний вид, а тут у нее один комплект домашней одежды. Косметика хранилась в шкафу, на полке пустой до самозабвения.
  Землю подморозило, а потом покрыло снегом. Нина, дочь Маруси, времени зря не теряла, она о своем любимом мужчине всегда помнила в день его рождения. В этот день между ними возникал невидимый мост ожиданий и воспоминаний. Она была твердо уверена, что он ее ждет, только неизвестно где. Она была твердо уверена и в том, что она к нему больше не придет и не поздравит его с днем рождения. Пройдет еще несколько лет, и она забудет его окончательно.
   В любой день рождения можно вернуть любимого, словно небо протягивает в этот день свою руку вселенского прощения. Но Нина не готова принять помощь неба. Ей нужны его импульсы, его проявления личности. А если личность дремлет, то зачем ее будить? Вот и небо сбросило цементную серость, появилась лазурь, но остались облака как отголоски надорванных чувств.
   Под плечом послышался щелчок, шуршание, и тело Нины стало медленно сползать в сторону падения лежбища. 'Более странный диван придумать трудно', - пронеслось в ее голове. У дивана массивная спинка и чахлое раскладное место для сна. Такой диван можно считать диваном для гостей. Сам диван в собранном виде вещал о своей могучести, напыщенности, вальяжности, а в разобранном для сна виде выглядел тощим и заносчивым. Вот и занес плечо Нины до уровня плинтуса.
   На второй стороне дивана засуетился Эдик, под его телом диван никогда не рассыпался. Он огорченно посмотрел на дело плеч почти любимой и полной женщины и закопошился, пытаясь поднять опущенную часть дивана.
   Нина села в кресло, которое являлось прямым родственником дивана и при необходимости могло превратиться в односпальное логово с огромной спинкой и хилым спальным местом. Само собой разумеется, что для ее веса подобную мебель лучше не раскладывать. Она сидела и наслаждалась видом тощего субъекта, который нервно восстанавливал лежбище.
   Зачем Эдик ей был нужен? Позвал - она пришла и уже немного об этом жалела. Она понимала, что позвал он ее из-за жадности, которую понять трудно. Он мог говорить только о деньгах, показывая пальцем в компьютере деньги, которые он получал и которые копил до последнего рубля. В голове у него мысль о финансовом благополучии, поэтому он не мог потратить деньги на модельную стрижку.
   До Нины дошло, что Эдик ее позвал, чтобы она его подстригла, а взаимные симпатии на лежбище - это оплата за ее труд. Его роскошные темные вьющиеся волосы росли на голове, покрытой если не струпьями, то белыми хлопьями. Более шикарные волосы на более паршивой голове трудно представить. Она знала о его проблемах с кожей и страшной жадности, поэтому принесла крем для лечения его кожи хотя бы в волосистой части головы.
   Она обстригла его волосы и смазала кожу головы кремом. Он вздохнул облегченно. Она передернулась от неприятной процедуры. Она никогда его не могла понять, а ведь они были женаты, но в те времена у него не было в голове столько перхоти. Жуть и ужас охватили женщину от вида одинокого мужчины, плавно перешедшего в разряд холостяка.
  
  Лирично-сахарная проза, любовно-солнечный роман, в хороших чувствах тонет роза, в любых стихах царит обман. Жизнь прозаична и прискорбна. Но, Боже мой, порой глуплю, влюбляюсь чувственно, но спорно. И все равно: "Тебя люблю!" Люблю, красивый, словно брокер. Ты где сейчас? Ты без меня? Так вспоминай меня не строго. Живи ты, чувства не виня.
  А чувства часто односложны, у них прекрасная душа, но все, что лишнее, то ложно, и плохо жить, любовь круша.
  Тебя увидеть мне - блаженство, а коль не вижу, так живу, живу мечтательно, по-женски, с тобой лишь в чувствах я плыву.
  
   Нина пыталась ему покупать вещи, но он их отвергал, унижая ее до последней степени. Все, что она ему покупала, он выбрасывал. И зачем она вновь пришла? Память девичья: все хорошее - помнит, плохое - забывает. И любовь между ними была то шикарная, как спинка дивана, то чахлая, как само лежбище в разложенном положении.
   Иногда Нине хотелось забыть Эдика и вспомнить жизнь дома. Что там было хорошего? Ровным счетом ничего.
   Мать Эдика копила деньги и складывала их в комнате бабули. И Эдик прятал деньги в комнате бабули, так как это была его комната, пока он не ушел к Нине жить. Бабуля была сберкассой, но об этом не догадывалась. Она исправно каждый день зажигала фитиль в банке с подсолнечным маслом и на больных ногах несла открытый огонь в комнату. Свет старая женщина не признавала, свечи не зажигала, но очень любила живой огонек.
   Все бы ничего, но увлекся Эдик Ниной, она ездила на своей машине. Машина была простенькая и много раз отремонтированная, однако это была машина. Эдик стал ухаживать исподволь за женщиной с машиной. Ее не надо было провожать пешком, значит, время на психологическую обработку уменьшалось. Он стал писать ей письма по Сети. Нине его письма понравились. Но им стала мешать Нина, сама о том не догадываясь.
   Мужчине прежняя женщина стала не нужна. Все ее накопления он у нее вытянул. Компьютер у него уже был. Мужчина рядом со своей постелью поставил саблю, а кинжал положил рядом с компьютером. В женщине поселился страх. Нина боялась сесть к Эдику спиной, она просто физически ощущала кинжал в спине и саблю на шее.
  
  Эдик вернул Нине ключи, забрав компьютер из ее квартиры и свои вещи вместе с холодным оружием. У нее сильно разболелась голова. Она переживала уход молодого мужчины и в то же время была рада, что исчез постоянный страх за свою жизнь.
   Эдик опять вернулся к маме Элле, которая на Нетронутом острове была вождем, занял ее комнату и все силы направил на Нину с машиной. Женщина научила его водить машину. Он научил ее быть женщиной в машине. Домой он к ней не ходил - у нее был муж, домой к себе ее не приводил - там мама и бабуля.
   Эдик был из серии чистоплюев, условия машины для любви его совсем не устраивали, и он вспоминал уютную квартиру прежней женщины, Нины. Он всеми фибрами чувствовал, что ему такая жизнь не нравится. Хорошо было дома! У мамы пирожки да компоты. А у Нины вообще ничего не выпросишь, она сама требует от него денег.
   Давать деньги Эдик психологически не мог, и поэтому Нине, первый раз изменившей мужу, он вскоре просто надоел. Да и она ему была больше не нужна, он научился водить машину, а это было главной целью на тот момент.
   У его мамы Эллы скопилась приличная сумма денег, эти деньги очень нравились Эдику, а вот где лежат деньги, он так и не знал. Компьютер издавал звуки стрельбы по мишеням. Бабуле казалась, что где-то стреляют, она чувствовала себя плохо при звуках стрельбы, в ней возрождался страх военных дней. Старая женщина нервничала, она принесла новый фитиль с огнем, больная нога у нее подкосилась, огонь упал на постель, тряпки загорелись, политые маслом из кружки, в которой бабуля носила открытый огонь.
   Эдик почувствовал запах дыма, вышел в коридор и увидел дым, который почти незаметно шел из комнаты бабули. Молодой человек рванул дверь. Дверь была закрыта на задвижку, которую он сам делал для себя, когда жил в этой комнате. В комнате слышалась молитва из уст бабули. Он вспомнил о своих деньгах в этой комнате и сильнее рванул дверь. Дверь новая. Косяки хорошие. Эдик пошел за саблей, решил ее в щель засунуть и открыть комнату.
   Сабля проникла в щель и резанула бабулю, которая сообразила подойти к двери, чтобы открыть задвижку. Раненая старая женщина, одурманенная дымом, потеряла сознание. Огонь вспыхнул с новой силой и охватил всю комнату. Эдик пошел звонить в пожарную часть. В квартиру влетела мать. Она с кулаками набросилась на Эдика, думая, что он закрыл бабулю и поджег ее. Эдик скрутил кричащую благим матом мать и бросил на диван и вызвал пожарную бригаду.
   В соседней комнате трещал костер из старой мебели, мать с сыном новую мебель так и не купили. Послышался вой пожарных машин. Мать выла на диване, ведь горели ее мать и ее деньги, да еще и целая комната. Пожарные дверь в комнату открыли, пламя выплеснулось в коридор, но его быстрое затушили. Сухонькая старушка не издавала и звука. Она умерла. Пожар в комнате потушили.
   Эдик с матерью бросились искать свои деньги, которые хранили в этой комнате, в общем-то, друг от друга. Деньги Эдика обгорели со всех сторон, они лежали в шкафу, в большом, старом, замусоленном кошельке, который ему достался от отца. Деньги матери лежали в большой жестяной банке из-под печенья и были целыми. На эти деньги похоронили бабулю.
   Через неделю после пожара пришла женщина, капитан милиции, выяснять причины пожара, из-за которых произошла трагедия. Капитан заметила саблю в комнате Эдика. Она поняла, что именно этой саблей была ранена старая женщина, а он так и не убрал саблю с глаз долой. На сабле была кровь бабули.
   То, что дверь была закрыта изнутри, капитан знала из досье пожарников. У нее возникла мысль, что старая женщина была ранена внуком и пряталась от него в комнате. Но, узнав о странностях старушки, она пришла к выводу: мотив был прост - неосторожное обращение с огнем.
  
   Летний дождь кружится мелким бесом, огибая зонтика звезду. Зонтик охраняет интересы, наклоняя край его, иду. Вот ведь как: мы встретились зонтами, ты меня не видишь - я тебя. Дождь и ветер встали между нами, можно обойти друзей любя. Я тебя не видела полгода, сквозь дождинки видеть не спешу. Хмурая и мокрая погода, лучше я немного погрущу.
  Что такое мокрая погода? Дождик, дождик, дождик без конца. Без зонта для каждого нет хода, край зонта мелькает у лица. Разошлись два зонтика в пространстве, бесы не проснулись, чувства спят. Летний дождь прекрасен в постоянстве, а в лесу полно теперь опят.
  
   В одну минуту можно стать нужным или ненужным человеком, граница между этими состояниями весьма призрачная. Нина оказалась между небом и землей в своей семье. Ей не нравился отчим Илья Лис, который жил с ее мамой Марусей. Она побросала свои вещи в пакет и побежала к Эдику. Эдик одобрил действия Нины. Они вместе зашли в магазин, купили немного продуктов и явились в дом Эдика.
   Мать посмотрела на сына, на его жену и поставила чайник. Она положила в розетки тертую смородину, положила в тарелку пряники и сушки. Пьет мать чай и с Ниной разговаривает, прощупывает почву: надолго явилась к ней эта странная внешне женщина. Нина выпила чай и с последним глотком чая сказала, что она на три дня приехала, пока у них в доме нервы успокоятся.
   Нина зашла в комнату и услышала крики Эдика и матери, они ругались из-за вешалок, освобождали вешалки в шкафу для Нины. Мать ушла на кухню. Эдик закрыл комнату на замок.
   Обнял мужчину свою женщину без страха. После того, как они объединились, их любовь только усилилась. Нина боялась остаться без него, поэтому побежала за ним следом, а теперь их объединяла любовь до полного изнеможения. Они заснули.
   Утром мать напекла блинов, но первой фразой до слез обидела Нину. Нина села в комнате и заплакала. Мать заглянула в комнату и поняла, что была излишне строгой, и заговорила более спокойно. Чего боялась? Что у них Нина приживется, а женщины ей в доме были вовсе не нужны.
   Только Нина ляжет на разложенную тахту, книжку в руки возьмет, как в дверь начинает стучать мать. Эдик сидел у компьютера и давил клавиши в игре. Мать десять раз постучала, десять раз зашла, на одиннадцатый Нина села в кресло и поняла, что ей пора уходить из этого дома. Вот и ЗАГС! Кому он нужен, если после него супругам вместе жить негде! Эдик холодно посмотрел на сборы Нины, он выманил у нее наличные деньги, и она была больше не нужна. Нина улучшила жизнь Эдика за сутки: заклеила окна, с ее помощью Эдик купил вешалки и в ванную, и в шкаф. Эдик безразлично посмотрел на Нину, но проводил ее до двери.
   Дома Нину встретили спокойно, и она принялась за наведение порядка в квартире.
   Если три недели были зимой с оттепелью, то теперь стояли три недели метелей и морозов. И кому тепло в метели-морозы, пусть на морозе повторят свои слова о потеплении на Земле.
   Нина и Эдик жили то вместе, то врозь. Нина решительно позвонила Эдику, он был дома. Муж согласился встретиться, они вместе зашли в магазин, купили немного продуктов и явились в его дом. Мать мужа посмотрела на сына, на его жену и поставила чайник. Она налила в розетки тертую черную смородину, положила в тарелку пряники и сушки.
   Пьет мать чай и с Ниной разговаривает, прощупывает почву: надолго ли явилась к ней эта странная внешне женщина. Нина выпила чай и с последним глотком чая сказала, что она на три дня приехала, пока у нее нервы успокоятся. Она зашла в комнату Эдика и услышала крики матери и сына, они ругались из-за вешалок, освобождая вешалки для Нины. Мать взяла подушки с дивана и пошла в свою комнату.
   Эдик закрыл комнату на замок. Обнял мужчина свою женщину. Нина любила Эдика, словно в последний раз, она боялась остаться без него, а теперь их объединяла любовь до полного изнеможения. Они заснули. Утром мать напекла блинов, но первой фразой до слез обидела Нину, та села в комнате и заплакала.
   Мать посмотрела на Нину и поняла, что была излишне строгой и заговорила более спокойно. Чего боялась она? Что Нина у них приживется. Только Нина ляжет на разложенную тахту, книжку в руки возьмет, как в дверь начинает стучать мать. Эдик сидел у компьютера и давил клавиши на игре, и на Нину вообще внимания не обращал. Мать десять раз постучала, десять раз зашла, на одиннадцатый раз она села в кресло, и Нина поняла, что ей пора уходить из этого дома! Эдик холодно посмотрел на ее сборы, он выманил у нее любовь и наличные деньги, и она, в общем-то, в ближайшее время была ему не нужна. Он безразлично посмотрел на подругу и не проводил ее до двери комнаты.
  
  Просторы неба и вербы пух. Стоят могилки, а был там луг. Эх, мама, мама - вся жизнь в труде. Всю жизнь трудилась, всегда, везде. Всех схоронила, ушла сама. Сквозь боль и муки... Где те дома, что так спасали твою семью? Где рестораны? Твои меню? Была шеф-повар - и много лет. Давно заброшен там мамин след. Вздохну всей грудью. Пройду пешком. Ведь только утром дышать легко. Вчера оградка и мамин сон. Железный крестик, дух невесом.
  
   Нина села в кресло в прихожей. Дойдя до внутренней истерики, до спазмов в горле, перехватывающих дыхание, она пришла к выводу, что пора немедленно прекратить себя жалеть! Необходимо перейти к любым положительным действиям. Судорога сжимала горло, она вновь села в кресло, поборола чувство жалости к себе любимой. Сказала вслух:
   - Может, мне снять гостиницу?
   В ответ услышала слова Эдика:
   - Там очень дорого жить.
   Нина проглотила четыре таблетки, но они сразу не помогли, спокойствие мгновенно не дается. Как трудно менять стереотипы жизни! Необычайно трудно, у нее полоса невезения несколько затянулась. Нину практически выгнали из трех квартир. Вот чем заканчивается благородство: изгнанием благородного! Мать не давала ей жить со своим сыном! Как долго Нина этого не понимала!
   Между Ниной и Эдиком завязалась переписка в стиле СМС.
   'Нежная моя!
   Ты не знаешь, как называется, когда смотришь на других, а все мысли о тебе? Стараюсь не сходить с ума от страсти, но это оказывается тяжело. Приехала б ты на все выходные, по возможности, конечно.
   P.S.
   Ты говори, что надо, я постараюсь быть полезным. Я согласен, что в такой ситуации решение найти не просто. Но все же попробуем... Эдик'.
   'Эдик, вот это письмо! Приятно. Осталось подумать, как выполнить. Что мы имеем? Три твоих прогулки с Леной-писательницей на моих глазах после второго твоего выпада со словами любви и хочу. После того как твое хотенье имело место быть, ты лезешь к незабвенной даме.
   Вывод, когда следующий раз захочешь, то с тебя оплата за все прогулки с ней. Сейчас я видела вас три раза - это три тысячи рублей. Гуляй дальше, я теперь просто буду считать твои свидания в тысячах. Лифт с ней тоже считается. Неудач вам с ней в жизни всяческих! Нина'.
   'Нина, не подумай, что я со зла пишу это письмо. Хочу сказать Спасибо за то, что ты в очередной раз помогла мне понять, насколько глупо я выгляжу, гуляя (по-дружески и не более) с Леной в обед, причем лишь иногда. И тем более нелепо от того, что позволил себе пригласить тебя снова.
   А попросту прошу тебя: забудь меня совсем, это ради моего будущего. Ты хорошая женщина и была мне прекрасной женой.
   И чтоб развеять твои подозрения, могу сказать одно: я научился терпению у тебя, благодарю и за этот дар.
   Как видишь, ты была хорошим учителем.
   Еще раз СПАСИБО!
   P.S.
   Не пиши мне. Эдик'.
   Прошла пара дней, не меньше. Еще более сложным явлением в жизни с Эдиком оказалось отсутствие кухни. На кухне всегда была его мать, и зайти на нее Нина не могла, она боялась криков и скандалов на пустом месте, на святой женской территории хозяйки этого дома.
   Связанная по рукам и ногам, отсутствием свободы перемещения, Нина сидела в кресле и не двигалась, двигался Эдик. Слезы готовы были показаться на ее глазах. Он сновал из комнаты в кухню, а она сидела. Утром все остались в доме, она взяла свою многострадальную сумку и пошла на работу.
   Нина задыхалась от безысходности, она просто разболелась, пока сама себя за волосы не вытащила из болота страданий. Так, где начинается выдумка, а где эта выдумка является жизнью? Так-то! Долгая дорога успокаивала, как из-под земли рядом возник Эдик, он заметил Нину и догнал. Они пошли вместе в его квартиру.
   Так они и жили.
   В очередной раз Эдик - мечта и жизнь Нины несбыточная осуществилась. Он ее заметил. Он ее подождал. Они вместе ехали в лифте. Смешно? Не то слово! Лифтовая романтика. А сколько впечатлений! Что она получает от этого человека? Вдохновение!
  
  Очень ярко и тепло солнце засветило, и деревья расцвели под таким светилом. Так тепло, хоть загорай. Солнышко на пасху. По яичкам разбрелись лучики как пальцы. Диво дивное пришло, Землю воскресило. В солнце нашем, как-никак, неземная сила.
  
  Пальцем он ее не коснулся, а она от него прозу пишет. Дети бывают разные, а бывают и такие - творческие строчки. Иногда ее используют молодые люди для своего вдохновения, и просят прийти ее на романтическое свидание. И она бежит! Ночь не спит, собирается, одевается, выдергивает на себе последние волосы, словно ее увидят без одежды. Так, пообщаются на глазах других людей и разбегутся. Нет у Нины любви. Нет. Облака иногда бывают красивые, а иногда никакой от них радости. Так и люди.
   При первобытном заходе в интернет нужна обычная карточка.
   Есть некие салоны сотовой связи, судя по всему, не имеющие руководства. И вот представьте: в большом супермаркете 'Пятерочка' существует дверь, над ней слова 'Салон сотовой связи'. Рядом за желтыми стенами магазин запчастей. Это бывший двадцать пятый магазин.
   Сегодня они Нине доставили несказанное удовольствие, свойственное в целом интернету: подставлять. Ее элементарно, как тетку с кошелкой, подставили.
   В этом салоне всегда была другая женщина, или Нина на нее попадала, не первый год она покупала карточки для интернета. И вдруг новая продавщица с пучком волос, в чем-то одетая. После работы, после магазина, заходит Нина в салон сотовой связи.
   - Мне карточку за триста рублей.
   Продавщица взяла пятьсот рублей и протянула карточку и две сотки.
   Нина удивилась, почему она не записывает и чека не дает, но усталость и нежелание связываться победило. Пришла домой, на часах было 17.30.
   Дома только в 20.00 села к компьютеру, решила внести счет. Достала карточку. Она показалась старой. Стала открывать - легко открылась. Стала набирать номер карты и пароль карты - интернет сообщает об ошибке. Посмотрела год выпуска:
   Использовать до 2004. Вот почему чек ей не дали!!! Сбывают старые залежи! Оделась Нина, взяла карточку и вечерние нервы и пошла в салон сотовой связи. В салоне сидела женщина с пучком, в светло-сером платье - комбинации со стразами. Пучок волос и наглые глаза остались при ней. Рядом с продавцом на стуле сидела девочка-подросток.
   Нина обратилась к продавцу:
   - Что Вы мне продали старую карточку!
   - Женщина, у нас даже карточки в магазине нет!
   Нина показывает на витрину, на ней стоят карточки данной фирмы.
   - Я была сегодня у вас после работы, вы взяли пятьсот рублей, дали две сотни и эту карточку.
   - Женщина, вы что, посмотрите по документам, у меня по ним все чисто! Я вас сегодня не видела, вы у меня карточку не покупали! Я своих покупателей помню!
   - Да, но я сюда хожу постоянно, это я вас здесь не видела, или за вас кто-то здесь сидел!
   - Нет, я подписку давала, что работаю без замены!
   - Так вот вы мне и продали карточку за прошлый год!
   Да, плохо ходить без очков по магазинам, но за всеми не проверишь...
   Нина подошла к продавцу в соседнем отделе. Та сказала, что здесь конфликты постоянные. Около дома Нина встретила молодого мужчину, который постоянно пользуется интернетом. Он сказал, что в этом салоне скандалы и недовольство - дело постоянное. И все, как один, не советовали пользоваться услугами салона сотовой связи.
   Карточка-обманка лежит и напоминает: проверяй!
   Нина пришла в странное состояние от такого обмана.
  
  Лето входило в права над остывшей землей: падали снежные хлопья нечаянно рядом, прямо на листья. А ветви, крутились змеей, снег не ловили, и с листьев катился снег градом. Листья сирени и гроздья замерзших цветов, вдруг оказались под снежным холодным приветом, в белых соцветьях рябины, потухших костров, снег не заметен. Он спит под мерцающим светом.
  Мокрые хлопья отвесно и грозно скользят вниз по листве клена странной холодной грядою. Листья тонки, вертикально и больно висят. Снега все больше. О, что, клен случилось с тобою?
  Словно весь клен стал рябиной в белейших цветах, в сочных соцветьях замершего раннего лета. Клен притаился. Он скован, как прожитый страх. Снег все идет, укрывая, скрывая и это. Бело-зеленые волны могучих лесов все принимают холодные снежные стаи. Здесь не до шуток. На стенах любви - бег весов. Снег прибывает. Цветенье под снегом не тает.
  
   Кондиционер дует за стойками из пластика. Прохлада медленно обходит офис, украшенный натуральными цветами в горшках. Фиалки, пальма и герань, и еще такие, кои названия часто не упоминают. Цветут цветы по очереди, их поливает Нина, которая их чувствует. Солнце светит исправно сквозь прямые полосы штор. Лето натуральное до 30 градусов тепла.
   Фирма она и есть фирма. Работы бывает много, а иногда происходит спад деятельности, пусть не у всех, но по очереди. Фирма веников не вяжет, она делает домики под ключ. Делается домик, потом его ставят на платформу и увозят в готовом виде к потребителю. Все дела по чину. Нина пришла со сборочного участка и уткнулась в компьютер, чтобы внести некие изменения.
   Вечером шла переписка между Эдиком и Ниной...
   'Эдик, твое будущее: полный повтор прошлого года.
   Пруд. Пляж. Секс и она. По коням, вперед! ИДИОТ! Нина'.
   'Нина, ничего обещать не надо. Сиди дома. Там твое законное место. Счастливо оставаться! Эдик'.
   'Эдик, могу жить дома. Думаешь, одной плохо? У меня собака есть. Я с ней могу погулять. Нина'.
   'Нина, уж полдень на дворе, любимой все не видно.
   Обидно... Нечего сказать в оправдание?! И не надо, я не в обиде. Тебя только жаль. Съедят тебя эти чертенята, а мне останутся только кости, но я ведь не собака. И потом, я сейчас на работе, как белка в колесе. Мне забота нужна, а ты опять на болезнях пала. Понимаю, я финансы зажал, но это только до конца года. Надо! В январе немного расщедрюсь, не обижу. Ты меня хоть иногда навещай. Люблю!!! Эдик'.
   'Эдик, ты хочешь, чтобы я к тебе пришла? Зачем? Шторы постирать и пыль смахнуть с посуды? Любви - нет! Нина'.
   'Нина, лучше бы ты домой ко мне приехала, это был бы самый лучший подарок для меня!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Я тебя люблю сильно-сильно!
   Страшно скучаю! Эдик'.
   'Эдик, красиво пишешь. Зачитаться можно! А на самом деле, если я приеду, мы сходим на болото за родниковой водой. Кстати, у родника бабы собираются. Ищут суженых своих. Или тебя ждут.
   Живи спокойно, пей свою воду из болотного родника. Нина'.
   Написав письмо, Нина пошла на тренировку. Странная темная белка перебежала ей дорогу. Она приостановилась. В голове пронеслась мысль о черной кошке, переходящей дорогу. Темная белка, по идее, к кошке не относилась, значит, можно было идти дальше. Белка быстро побежала вверх по коре сосны и исчезла в ее ветвях.
   Асфальтированная дорога повернула в сторону. Нина шагнула к пустырю, покрытому старой, высохшей травой, такой высокой, что в ней вполне могли спрятаться собаки. Нина знала эту особенность тропы, проходящей через пустырь. Стоило пройти по такой тропе метров сто, как из сухой травы появлялись две собаки: одна светлая, вторая черная.
   Попытки прикормить собак успехом не увенчались. Светлая собака пропускала дальше. Черная собака опускала лапы на плечи и не давала пройти. Нина просмотрела пустырь и невольно отметила силуэты лежащих в западне собак. Ничего не оставалось, как пойти окружной дорогой. Собаки на асфальтированные дороги, по которым люди ходили значительно чаще, не выходили.
   Нина прошла мимо цветущих желтых цветочков мать-и-мачехи. Порывы ветра бодрили и заставляли прибавлять скорость. Вскоре она открыла стеклянную дверь, вошла в помещение спортклуба.
   После холодного ветра захотелось войти в теплый ветер вертикального солярия. Нина уцепилась за верхние поручни и окунулась в потоки воздуха из вентилятора, света из ламп, музыки с дисков. Постояв минут десять среди трех благ цивилизации, она пошла на беговую дорожку, на которой чаще всего бегали тонкие звонкие и прозрачные девушки.
  
  
  ЛРЛ. Глава 22. Длинные выходные
  
   Люба в спортивный клуб никогда не ходила. Она от природы была стройной девушкой, спорт ее не привлекал или необходимости у нее в нем не было. Спорт их разъединял, а соединяли разговоры о девичьих проблемах и работа.
   Нина работала в мужском гареме, в такой обстановке можно работать, но нельзя вычурно одеваться и разговаривать и совсем нельзя видеть в упор тех, с кем работаешь. Техническая лаборатория - место для мужчин и редких женщин средней женственности. Здесь работают, создают новую аппаратуру, здесь мало курят и редко пьют. Ее задача выполнять все поставленные технические задачи и не озадачивать мужчин любовью и чувствами.
   Технических вопросов Нине хватало на работе, поэтому с Эдиком последнее время она мало разговаривала, а он поддерживал ее разговоры, не сильно углубляясь в любую тему. Стоп. Время обеда на работе, мужчины встали и разошлись кто куда. Идти в столовую или в кафе Нине не хотелось. Из дома она взяла фрукты-овощи. Она достала новую кружку, посмотрела в тумбочку - чая не было. Пить кофе в обед не хотелось.
  
  Отметим? Двадцать лет любви забытой фразой, из памяти ты позови любви рассказы. Пройдем еще по мостовой. Ты не споткнулся? Здесь был когда-то постовой. Ты что замкнулся? Пройдем по старым пустырям любви и быта, поклонимся монастырям полузабытым. Ты видишь, там идет трамвай? Был на подножке? Тогда иди, быстрей давай! Подставил ножку? Кому? Коряге. Корни те глядят сквозь землю. Да, мы с тобой давно ничьи. Я мыслям внемлю.
  
   Она вспомнила, что когда эту кружку покупала, ей подсунули пакет с фруктовым чаем. Она засунула руку в стол, достала черный глянцевый пакетик, насыпала в заварочную часть кружки завитки чая. Она думала, что сейчас в кружке появятся кусочки фруктов. Но вместо плода в заварке оказались милые листики неизвестного растения. Однако напиток получился весьма милым.
   Закончив обед, Нина приступила к делам, их все не переделать, мужчины постоянно что-то придумывают, и ей работы хватает.
   Вечером домой пришел Эдик. Она услышала его голос, он разговаривал с матерью. Пройдя сквозь пожилую женщину, он предстал перед Ниной в новом наряде. Он был хорош своим внешним обликом. Она посмотрела на себя и сразу поняла, что сегодня он красивее, чем всегда. Нина загляделась на его ноги. Икры его ног просто покорили, они так сексуально смотрелись, что она сама к нему тянулась. Потом она его рассмотрела полностью, и в целом он был всегда симпатичен.
   Отношения у них развивались по типу свободных людей, то есть он жил у себя дома, она жила у себя. До замужества дело не доходило, этот вопрос Эдик усердно тормозил. Она заикнулась пару раз и замолчала. Кем он работал, она так и не выяснила, но за нее он мог при случае заплатить. Деньгами он не сорил, но и не жадничал. Они ладили по этому вопросу полностью.
   Иногда Нина возвращалась домой, она знала, что куда-то опять исчез Эдик, в которого она чуть окончательно не влюбилась, но пока он не мог ей помочь. Не складывалась в ее голове картинка его очередного исчезновения. У него были иные задачи, которые она не понимала. Поэтому у нее еще была подруга Надежда и друг, который занимался охраной интеллектуалов разного типа, к которым можно было отнести Нину. Может, поэтому Эдик иногда навещал Нину?
   Нина включила компьютер, попыталась открыть собственный текст, но он не открывался, компьютер выкинул табличку: диск переполнен. Она вздохнула и попыталась сжать архивом диск, он сжался настолько, что нужный текст открылся и не более того. Через некоторое время она взяла справочник с телефонами, нашла компьютерный магазин, потом перевернула страницу и уставилась глазами в объявление, гласившее, что магазин примет старый компьютер и продаст новый с учетом стоимости старого.
  
   Спустя час Нина опустила системный блок в сумку в клетку и поехала в магазин. Компьютер пятилетней выдержки оценили дешево. Она прошла по залу с помощью продавцов мужского пола и выбрала компьютер, в который обещали перекачать информацию из старого компьютера. Нине оставалось погулять пару часов, пока новый компьютер начинят программами и старой информацией из ее компьютера. Дом Эдика находился рядом с магазином, можно было бы к нему зайти или позвонить, но вместо этого она пошла и пошла по дороге, тратя два часа. Так прошел час.
  
  Сорок три - тридцать четыре, и плывет жара. Душно очень, как в квартире.
  В воду, что ль, пора?- Проезжай дорогой этой, там ты проезжал. В светофоре мало света? Тормоз завизжал. По оврагам, по корягам, пролегла она. Как ее дорога. Рядом леса седина. Остановка, как парковка, и лесной пейзаж. Шины - это не подковка. Что на счастье дашь? Сорок три - тридцать четыре - это ты и я, сорок три - тридцать четыре - стали мы родня.
  
   После свежего воздуха она завернула к блинчикам, к которым прилагались пластиковые ножи и вилки. Блинчик с сыром и соленым огурцом оказался на редкость вкусным, и Нина попросила вторую порцию, пока остывал зеленый чай с лимоном. После этого она посидела в парке полчаса, потом простояла в пробке, поскольку ушла она далеко, а надо было возвращаться на автобусе к магазину.
   В магазине все еще перекачивали информацию из ее компьютера. Она вышла на улицу, посмотрела на дом майора, но к нему не пошла и минут через двадцать получила компьютер, который опять вернул ее в сеть, где можно найти ту жизнь, которую в данный момент хочешь.
   Эдик и Нина зашли в магазин, купили очередную партию посуды для личной жизни и пошли домой. Ключ пискнул у входной двери подъезда. Дома было тихо. Ужин легко подогрели в микроволновой печи. Пользуясь отсутствием хозяйки дома, Нина закинула две стирки в машину автомат, никто ей при этом не делал замечаний и не следил за ее действиями. Конец недели она отметила загаром.
   О, прошла целая неделя, как Нина жила вновь со вторым мужем! На крутящийся стул для пианино Эдик установил солярий. Нина выключила свет, на диван положила белую простыню, разделась до плавок и легла загорать. Эдик говорил, когда пора переворачиваться. После загара в зимний морозный вечер, когда лето само посмотрело в комнату, можно было и отдохнуть.
  
   На телевизионном экране шел весьма милый концерт песен прошлых лет. Рубин на пиджаке певца приятно радовал, его отец мелькал среди зрителей, и на этом месте Нина уснула, успев нажать на пульт управления.
   Утром она почувствовала прохладу в комнате, с детства ее плечи вылезали из-под одеяла и мерзли. Нина спряталась под одеяло, придвинулась к нему. Он проснулся. Она обрадовалась и рванула к домашнему компьютеру. Эдик, включил телевизор, лежал и радовался коту из фильма для детей. Белье высохло, пора гладить...
   Субботний день включает в себя всю суть женщины, даже если на неделе она работала в мужском обществе с мужским умом. Надо, надо готовить, гладить, убирать, после чего можно почувствовать себя нормальным человеком.
   В дверь позвонили. Эдик не сдвинулся с места:
   - Ребята шалят.
   Нина подумала, что к ней родственники приехали, но ее что-то сдерживало, и она быстро не среагировала на незнакомый звонок, вначале вообще подумала, что звонит телефон. Чужой дом, чужие звуки. Над потолком звук дрели - понятен, но трезвон в звонок - не особо знаком.
  
  Ты даешь такую силу, что взлетаю я. Ты становишься мне милым, таю, таю я. Ну, подвинься, опрокинься.- Господи, краса! Взглядом всю меня окинул, словно небеса. От затменья. От плененья радостная тишь. От любви одни волненья. Ну, комарик, кыш! От такого дорогого трудно отойти. Не найду себе иного. Все, пора идти. Да куда там, притяженье до земной коры. Вновь упала. Есть скольженье. Рук твоих дары.
  
   На молодую женщину нахлынули воспоминания из прежней жизни, она поняла, что возврат к ней ей еще не под силу. Незнакомо светило солнце в это время суток, в прежней квартире солнце было только с утра, а тут лучи солнца падали на новую книгу, и фамилия писателя горела в лучах света неоновым оттенком. Эта книга долго висела первой в рейтинге дня в Литературном портале. Когда Нина увидела ее в газетном киоске, то взяла практически мгновенно.
   Нина на секунду задумалась над тем, кого она читала больше: Т. У. или Д. Д.? И не сразу могла дать на это ответ.
   Эдик пошутил:
   - Взяла книгу и сейчас уснет через три страницы.
   Так и было в прошлые выходные, а сегодня над книгой так и не заснула, но еще и не дочитала. Солнце светило на неоновую фамилию. Как хорошо издана книга! Издательство работает. Опять мысли вслух, а вдруг к Нине приезжали и звонили. Эдик прокомментировал ее мысли:
   - Никто к тебе не приезжал.
   Быть может. Компот пользуется успехом, борщ отдыхает, строчки читаются лениво.
   Эдик подтрунивает:
   - Весь мир знает, где ты живешь!
   За окном далекая полоса леса, снега и солнца, еще час, и оно уйдет за новый горизонт. Эдик стал ее единственным мужчиной. Вот он и занимался кормлением черепах, мыл аквариум и давал им прогуляться ластами по полу.
   Снежная каша на дороге местами мешала идти, но в целом приличная зимняя дорога, и Нина шла по дороге своей жизни и уже не могла свернуть в сторону жизни некогда любимого мужчины Тора. Теперь у нее иная дорога жизни и перекрестка на этой дороге нет, или пока нет, а есть экран монитора, и все, если Тор не совсем утопил в виноградном вине свой ум, то вполне может прочитать послание в свой адрес. Ау! Мужчина! Не слышит, значит, пьет вино.
  
  Постелем шкуру мамонта, умоемся водицей. В простой пещере каменной и люди - бледнолицы. Костер горит. Колышутся все тени от волненья, под сводами так дышится, как в древних поколеньях. Тепло здесь или холодно, уютно или нет, и сытно здесь и голодно, но здесь москитов нет. Баран над жаром крутится, все меньше, тоньше, ярче, и шкура точно кружево. Снимай с углей, Команчи! И зубы в мясо врезались, и рвут и мечут губы, а зубы, точно фрезами, на части мясо губят.
  
   Нина поняла, почему она постоянно находится между двух мужчин! Она от этого устала! Эдик вновь крутился рядом с ней и пил одну воду, это ее родной мужчина, теперь он любимый мужчина, он делает ей подарки в чужой день рождения! Спасибо, милый! Она рада, и она не свернет с его дороги, у нее нет иной дороги, есть одна дорога, Эдик! У них есть гастрономический ужин, он любит трубочки с кремом, а она халву в шоколаде, он играет в игры на компьютере и читает хронику, а она читает книги, такие они разные, и объединяет их вода. Они пьют воду, а Эдик пьет вино.
   Не все так просто, за подарок мужчина ждет любви, обычной любви, а у Нины стоп-кадр. Нет любви у нее в данный момент, и у природы сегодня другая погода, любовь ей сегодня не выдали, нет ее у женщины сегодня, и мужчина обиженно от нее уходит в соседнюю комнату.
   Нине стыдно, что она не оправдала его надежд, она идет на кухню и пьет воду. После этого в женщине собирается энергия на три поцелуя. И она поцеловала мужа в область шеи, где-то у уха. Мужчина не сразу прореагировал, он жал на клавиатуру компьютера, на котором мужчина ехал на машине и переезжал дорогу, где хочет и без правил, зато быстро.
   Через пару минут перед женщиной появилось довольное лицо мужчины: на экране компьютера он получил новую машину и пришел выяснять причину трех поцелуев. Она сказала, что поцелуи обозначают: спасибо, спасибо, спасибо! И мужчина ушел играть дальше. Нине осталось смотреть события дня. Сквозь такие события иногда просвечивают события, ушедшие в прошлое. Но так долго длиться не могло.
   Утро Нины начинается в шесть часов пятьдесят минут по ее будильнику или в шесть тридцать по будильнику ее мужа. Он выставил время побудки несколько раз на будильнике. Утро состоит из сплошного перезвона будильников. Он на звон будильника не реагирует, и она, занимаясь утренними процедурами, постоянно подбегает к его будильнику в надежде, что муж проснется. Сказка.
   Сегодняшнее утро не отличалось новизной, Нина бегала и выключала его будильник, который то и дело звонил с новой силой. Муж не просыпался, но ворчал, когда она приближалась к его звонящему будильнику. Бессилие - это слабо сказано. Будить спящего человека. Что может быть хуже? Последнее время он работал в Москве и был вне зоны ее доступа. Они живут в пригороде, и заработки у них ниже столичных. Она и не пыталась работать в центре, а он дерзнул. Поэтому она его почти не видела.
  
   Муж просыпался после ухода жены, быстро собирался и уезжал на работу. Все его движения она могла прочитать по разбросанным предметам и неубранной постели. Он спешил, он никогда не оглядывался, оставляя за собой беспорядок. Замечания он в упор не слышал и искренне на них обижался.
   Эдик предложил Нине развестись в очередной раз. Она достала из шкафа свидетельство о браке. Они оба одновременно сели на один автобус и вышли на остановке загса. Мужчина пошел налево. Женщина направо. Нина подумала, что Эдик платит за развод и спокойно зашла в здание загса. Она вошла в кабинет, спросила, как можно развестись, если оба согласны и муж уже пошел платить за развод. Ей ответили, что все в таком случает очень просто.
   Нина вышла из кабинета и стала ждать Эдика с квитанцией.
   Он влетел с расширенными глазами:
   - Ты что здесь делаешь? Идем со мной!
   Нина пошла за Эдиком, но, не выдержав его молчания, спросила:
   - У тебя что, денег не хватило за развод заплатить?
   - Идем, тебя без хитрости никуда не вытянешь, - сказал Эдик и привел Нину в ювелирный магазин. - Надо отметить год совместной жизни! Выбирай золото, и на рубины у меня денег хватит.
   Нина давно хотела примерить сережки с рубинами, но они оказались тусклые и скучные, а еще замки английские на дорогих сережках, которые можно открыть только ногтями. Сережки оказались не на высоте, замки портили всю продукцию.
   Продавец заметила крепление в сережках Нины.
   - У нас есть два типа сережек с таким креплением.
   Нина посмотрела на сережки в руках продавщицы, выбрала одни. Пара спокойно вернулась в то место, откуда выехала для развода.
   Нина отвела душу с Эдиком. И все встало на место...
   Люба сказала:
   - Нина, ты развод на сережки променяла!
   Эдик знал настолько много, чтобы мог многое изменять. Он мог сделать все: от блинов, подкинутых на сковородке, до компьютера. Он мог спаять и разработать плату. Он мог сшить себе модный костюм. Он мог перевязать воротник на свитере, если он его не устраивал. Из консервной банки он легко мог сделать ободок для линзы. Короче, это был красивый, умный, хорошо сложенный мужчина.
   Но у него давно не было машины. У него были права на машину и молодая жена, которая любила менять одежду и обувь. Она любила камни. Нет, не рубины, а всего лишь рубины. Хотя рубины чистой воды дороже бриллиантов, поскольку они редкие. Нина и сама работала, она рисовала белые и ярко-зеленые линии на черном фоне экрана компьютера.
  
   Нина ждала новогодние праздники, то есть длинные выходные. Погода царила нормальная, не морозная. В первый выходной день она умудрилась спину подорвать на пустом месте - не так встала. И все. Люди, которые прошли через боли в спине, знают, как ее лечить. Она почти знала, но боль этого не знала. Женщина крутилась от боли и не могла подняться с лежбища. Неделя ушла на борьбу за вставание. И вот, когда боль прошла, Эдик позвонил, словно почувствовал, что у нее все в ажуре. Эдик - молодой мужчина в расцвете лет. Он не красавец, но высокий, стройный, с гривой волнистых волос.
   Что еще надо женщине? Любовь. Если он позвонил сам, то любовь будет. Она сама ему не звонила. Но если звонил он, она откликалась на его просьбы и зов его сердца. Нина была занята делами, которые сама и придумывала, но для Эдика она старательно раздвигала все дела и освобождала местечко для встречи.
   Она довольно быстро привела себя в порядок, забежала в магазин и позвонила в дверь Эдику. Его лицо любви и мыслей не отражало. Он не целовал при встрече. Она сама повесила верхние вещи в шкаф, зашла в комнату редких встреч и плюхнулась на новое покрывало, лежащее на диване. Нина откинулась на спинку и оглядела комнату. Почти все знакомо, лишь предметы мягкой мебели стояли на других местах.
   Эдик появился после небольшой водной процедуры. Удивительно, но они говорили о работе. Она пожаловалась на спину. Он, как фокусник, подал небольшой коврик с острыми иголками. Она легла на коврик спиной. И... вся ее одежда вскоре лежала рядом, а он лежал на ней, а под ней лежал коврик с иголками...
   Снег чистыми мягкими волнами простирался в бесконечность зимы. Мороз крепчал. Нина по асфальту уходила от своего преследователя - бродячего пса. И чего он от нее хотел? Господи, у нее в сумке лежала колбаса! Если бы она взяла целый батон колбасы, он бы не излучал пахучую энергию мяса. Она умудрилась купить триста грамм колбасы нарезкой. Какая глупость! Бродячий пес клюнул на запах из сумки и теперь преследовал ее во все тяжкие голодного желудка. Она остановилась. Остановился и рыжий пес.
   - Ты хочешь колбасу?
   Глаза собаки налились голодной надеждой. Она потянула молнию на сумке, достала колбасу. Рыжая собака сделала стойку, и все триста грамм колбасы нарезкой оказались в голодной пасти.
   - Как жить легко, но так все трудно! Ежедневная борьба за жизнь, главное условие относительно спокойной жизни, - сказала Нина назидательно рыжей собаке, пока та уминала колбасу, и пошла по своим делам.
   Собака лениво посмотрела ей вслед, теперь она была сыта и благодушна. Чего не скажешь о Нине. Она шла к своему гражданскому мужу. Она переехала к нему. Эдик пришел с работы больным и уставшим. Он уже не первый день ленился и лечился, вот Нина ему и купила колбасу, а себе бананы. На бананы рыжая собака не польстилась.
   - Нина, ты не могла мяса купить для поднятия моих жизненных сил?
   - Жуй хлеб и бананы!
   - Ты не знаешь, как мне сегодня было плохо! Слабость, кашель, насморк.
   - Съешь антибиотик!
   - Ты что, не знаешь, что у меня слабость от антибиотиков, я от них потом долго отхожу!
   - Отходи, - сказала Нина с неким раздражением в голосе, она уже шла на кухню.
   Домашние условия жизни у Эдика неожиданного для него резко ухудшились. Его любимая мама из южного населенного пункта вновь привезла бабулю, то есть бабушку. Жил себе парень в новенькой квартире, сидел на плечах у мамы и не работал пару лет. Хорошо жил, играл на приставке к телевизору, бил баклуши с утра до вечера. Хорошо! Благодаря бабушке им снизили оплату за квартиру, пенсию за бабушку получала мать, сама она постоянно работала и подрабатывала. Так они и жили.
   Случайно мать встретила бывшего знакомого и через него устроила сына на работу. Парень попал в монтажный цех. Потихоньку втянулся в работу, деньги от лени не тратил и копил. И все же однажды он потратил деньги на покупку холодного оружия. Он купил целый набор, который в сувенирах числится. Эдик смотрел все фильмы, где показывали, как надо обращаться с саблями и кинжалами.
   Когда мать уходила на заработки, он тренировался: прыгал с оружием и повторял все упражнения, которые видел в фильмах. Мышцы тела окрепли, жира у него не было. Сухощавый, с хорошими мышцами, он легко повторял упражнения с саблей и кинжалом. На работе рядом с ним сидела монтажница лет на пять старше, она и помогала осваивать новую работу. Эдик повторял все, что она делала. Он даже провожал ее до дома. Рядом с ее домом стояла береза, на которой был огромный кап, или его еще называют чага.
   Через год Эдик превзошел свою учительницу. Его оценили, работу стали давать более сложную, а его напарницу просто сократили. Эдик стал лидером в монтажном цехе. Зарплата у него стала выше, накопления стали прибавляться быстрей, он не пил, не курил. Мечтал о компьютере, но не знал, как к нему подойти.
   В соседней комнате за компьютером работала Нина, он случайно узнал, что у нее достаточно высокая заработная плата. Эдик неназойливо изо дня в день стал появляться рядом с ней. Ему очень нравилась ее зарплата, а остальное не имело значения. У Нины была семья, но ее семья ему не мешала, его все устраивало в этой семье. Нина привыкла к Эдику, он подарил ей подарок на восьмое марта, и тут ее сердце растаяло. И она из него сделала настоящего мужчину.
   О, Эдик уже знал, что нужно для компьютера, он приобрел цифровой фотоаппарат. И он понял, что в освоении компьютера и фотографий он превзошел свою учительницу. Нина его перестала интересовать.
   В организме Эдика возникли перебои. Пришлось сдать все анализы, и один врач все время ему повторял, что детей у него быть не может, но такой прогноз его сильно и не огорчил. Заводить детей он не собирался. Эдик привык жить у Нины, комнату он занял основательно, двери закрывал и с ней порой сутками не разговаривал.
   Захотелось Эдику машину. Но Нина много тратила денег просто так, что у нее деньги не копились, а напротив, только исчезали. Вся ее зарплата уходила на его высококачественную кормежку, чего молодой мужчина просто не замечал. Он ел икру, красную рыбу, мясо очень дорогое и уже готовое. Пил самые дорогие соки. Ел самое дорогое мороженое. Он не пил просто чай, а только купленный чай в бутылке. Ел виноград и не опускался до ягод.
   Нина выбивалась из сил, она его обслуживала. Покупала красивое постельное белье. Она стирала, готовила, убирала, гладила, а он о ней просто забывал, иногда заходил к ней в комнату и ругался с полчаса, потом уходил к себе в комнату и играл на компьютере.
  
   Копил Эдик на машину, жил за счет Нины, и еще ему чего-то недоставало. Очень лень иногда ходить на работу, и иногда работу он стал пропускать. Эдик пришел к выводу, что пара пропущенных дней ему не вредит, и за хорошую работу пропуски ему прощают.
   В комнате Эдика появились и новая постель, и новый диван, и новый ковер на полу.
   Сидит он за новым компьютером, играет в игры, и все хорошо. Деньги он исправно отвозил домой и там прятал в укромное место. Бабуля все просила купить ей билеты и отправить ее домой, но стоило сказать, что билеты ей купят, как она говорила, что никуда не поедет. Нина сердилась, что Эдик ей деньги совсем не дает, но постепенно привыкла к молодому мужчине и все ему прощала.
   Зимнее утро особым холодом не отличалось. Снег и темная синева неба вдыхали прозу дня. Белокурая дама в светлой норковой шубе с сотовым телефоном у уха поднималась в автобус. Впереди нее карточку в турникет занес мужчина. Турникет противно засвистел, он опять запустил в него свою карточку. Турникет свистнул. Дама поднялась на две ступеньки и отключила сотовый разговор. Мужчина посмотрел на магнитную карточку:
   - Я не ту карточку достал, эта от метро, - и стал доставать другую магнитную карту.
   Женщина встала рядом с турникетом. Мужчина прошел в салон автобуса. Вертушка пропустила женщину в салон. Мужчина стоял у нее на пути как-то не так. Местные пассажиры встают так, чтобы пропускать остальных, то есть спиной к людям, проходящим сквозь салон автобуса.
   Этот широкоплечий мужчина весь проход между людьми закрыл собой. Светлая, серая норка остановилась поневоле до следующей остановки. Нина вдыхала мужской аромат одеколона из черного флакона, выполненного в виде книжки, но как он называется, вспомнить не могла.
   До мужчины долетал запах женских духов из плоского флакона почти круглой формы, но название новых духов мужчине было неизвестно. Запахи поговорили между собой и соединились. Люди разговаривать не собирались, любое слово в автобусе услышат все пассажиры.
   На кухне бабуля Эдика наливала лекарство в кружку, она считала:
   - Двадцать, тридцать, сорок две капли...
   Нина посмотрела на дело рук бабули, почти все капли она налила на стол, в кружку они почти не попадали.
   - Бабушка, но вы все капли мимо налили!
   Бабуля смахнула лужицу лекарства рукой в кружку и выпила то, что налила, потом этими руками, взяла электрический чайник и стала в него цедить воду из-под крана.
   - Бабушка, а почему вы наливаете такой маленькой струйкой воду?
   - Так она чище, - ответила бабуля, держа под тонкой струйкой воды из крана руки в лекарстве.
   Нина поняла, что чай в этом доме ей сегодня не светит, и вернулась в комнату.
   - Кто мне паутину отключил? - кричал изо всех сил Эдик.
   - Это не я, - смиренно ответила Нина и взяла бутылку с минеральной водой.
   Эдик пошел по проводу для паутины по комнате, вышел в прихожую.
   - Кто отрезал кабель интернета?! - вскричал он. - Кому мой провод помешал?!
   В двери повернулся ключ, пришла его мать.
   - Мама, кто отрезал кабель паутины?
   - Я отрезала, мне нужна дырочка, через которую он проходит, я через нее хочу протянуть кабель антенны для нового телевизора на кухню!
   - Ты что, телевизор купила?
   - Да, только что!
   - Если ты еще раз тронешь кабель паутины! - у него не хватало слов на ругательства, и они с матерью закричали, доказывая свою правоту.
   Нина взяла гладильную доску, утюг и пошла в комнату. Следом за ней влетела мать:
   - Нельзя гладить в комнате! Нина, я всегда глажу на кухне белье, в комнате будет много пыли!
   Нина вспомнила бабулю, ее лекарство и упрямо стала гладить белье рядом с компьютером, за которым сидел Эдик и не вмешивался в дела женщин.
   В ванной комнате в двух косяках дверей торчали два гвоздя своими остриями длиной в три сантиметра. В голове Нины возникли ноги бабули, перевязанные именно в этих местах.
   - Эдик, забей гвозди в ванной!
   - Какие гвозди?
   Огромные гвозди так и остались торчать, пройдя сквозь косяк, у них еще оставалось острие. Нина села в кресло, перекинув ноги через подлокотник. Она знала одно, что мать мужа привезла в дом свою мать, когда Эдика дома долго не было.
   - Нина, в этом кресле еще так хорошо никто не смотрелся, - сказал Эдик, нажимая на руль компьютерной игры.
  
  
  ЛРЛ. Глава 23. Письма с чувствами
  
   Вновь Нина жила с Эдиком. В дверь комнаты постучали, потом открыли дверь, это была мать Эдика, Элла:
   - Я вам купила новый постельный комплект с сердечками, - примирительно заявила свекровь и протянула Нине плотный полиэтиленовый чемоданчик.
   Нина открыла молнию, вытащила из пакета желтое махровое чудо с яркими красными сердечками. Простыня по периметру была обшита бельевой резинкой. После стирки и сушки махровый комплект оказался на постели.
   Нина крутилась, крутилась и сказала:
   - Постель колется, как точечный массаж.
   - Да, спать непривычно, - ответил в унисон Эдик и всем телом потянулся к Нине.
   Над постелью склонило свои ветви дерево в огромном кашпо, похожее на группу страусов.
   Что может быть противоречивее мыслей женщины? Только письма ее мужчины.
   'Нина, что спокойно? Прихожу с работы уставший, вечером сплю час, а потом до трех-четырех ночи бессонница. Я после твоего прихода сам не свой, еще сны снятся. А тут еще условия ставят. Несправедливо! И потом, я хочу тебя видеть всегда рядом, а не по интернету. В виртуальные маньяки не записывался! Это называется 'все нормально'?
   Теперь мое предложение: Радость моя, ты сама себе хозяйка или как? Не появишься на следующие выходные на постоянное место жительства, разводимся, мне эти игры через твою собаку не подходят! Кстати, все оскорбления твоя собака честно заработала.
   Да, и простое замечание, ты меняешься не в мою сторону. Открой глаза, Тор тебя губит, в общем, издевается, как может.
   Я своих людей никогда не бил! Отругать мог, но не бить! Так что тебе решать, торчать в гниющем доме у себя дома или строить вместе со мной удобства в новом.
   И в дополнение: принтер мы купим (какой ты хотела), как переедешь ко мне; за остальным дело не станет, денег у меня хватит для начала; смешную просьбу вместе пойдем покупать, сама выберешь!
   Знаешь, все время стремлюсь подружиться с тобой, все отрицательное само по себе исчезает, да и средств не жалко, только скажи. А получается, что я во что-то встреваю, глупо это все.
   Тебе самой не противно мне всякую гадость приписывать? Хотя я не виноград, сколько на меня ни дави, вина не выйдет. Не нужен, так и скажи, развод, и мое увольнение из твоего дворца тебя больше устраивает, наверно.
   Вместо глупой ревности пусть твои люди на работу пойдут.
   А вот ты поблагодарила, называется, то, что я оценки ставлю, никто не видит, бояться нечего! С твоими страхами рейтинг не повысишь.
   Мой статус в сети - невидимка. Но теперь ясно видно, что вы все против меня! Эдик'.
   'Эдик, у меня слов нет на твой гнев. Ты и любишь, и не любишь одновременно. Если я к тебе приеду. Ты будешь дни считать, сколько я у тебя была. Нина'.
   'Нина, за неделю твоей жизни у меня ничего не образуется. Я привыкаю к одиночеству. Здесь хотя бы компот варят, и пирожки пекут, и не ставят палки в колеса. Ты стала враждебной ко мне, так что для меня надежды мало, впрочем, как и всегда. Зря, наверное, чего-то жду.
   Боюсь только стать равнодушным опять, а это самое страшное для меня.
   Ну, вот тебе раз, стоило мне уйти, как у вас проблемы. А у меня без твоего присутствия вообще мысли разные в голову приходят, то развестись, чтоб не страдать, то уволиться, я, наверное, с ума сойду от одиночества. Боюсь, у меня на нервах совсем желание отпадет возвращаться, и тем более заводить новые знакомства.
   Не готов я к таким испытаниям. Было бы чему радоваться - выгнала меня, играет как мячиком: 'Хочу - люблю, не хочу - пошлю', годовщину не отметили.
   'Чтобы быть вместе, нужно быть рядом!' Твои слова. Ты даже не можешь 3..5 км до моего дома доехать - это твоя любовь? Любишь собак, люби. Я ведь сказка, иллюзия. Кстати, игры - это чтобы не думать, в какой тоске я живу.
   Ты извини, что я так грубо, просто не хотел мешать тебе.
   Хоть бы зашла, проведала меня, адрес знаешь.
   Люблю Тебя!!!
   Разведись со мной, да я уволюсь. Что-то темно стало и сыро, будто нет тебя на свете, кто приласкал бы меня, поцеловал, обнял крепко.
   Сейчас все упиваются властью и превосходством над кем-то вместо содействия и поддержки, стало противно жить. А когда пытаешься быть полезным, тебя начинают ненавидеть!
   Если ты не считаешь себя таковой, приезжай и поживи со мной хотя бы неделю, если считаешь, сделай то, о чем я прошу, у меня больше нет сил на эту жизнь, это жизнью трудно назвать.
   Я знаю, ты меня тоже ненавидишь и проклинаешь, считаешь глупым, твое право, я ведь не раз делал тебе больно, прости, виноват.
   Спасибо!
   Чтобы духу вашего не было ни на моей почте, ни в телефоне, ни у моих дверей. Эдик'.
   Нина перечитала письма Эдика. Письма эти были написаны по электронной почте, но уже давно она ему ничего не писала, и он помалкивает. Хотя иногда хочется позвонить или написать, но дух противоречия молчит.
  
  Апрель весною развернулся, май снег просыпал на листву. Мужчина нервно повернулся. Снежинки в воздухе плывут. Меня узнал сквозь холод снега, своих белеющих волос. Когда-то нам светила Вега. В любовь уйти не удалось. Он элегантен, как обычно. Растерян взгляд былой любви. Себя взял в руки и привычно заговорил. Слов не лови. Он засверкал, засеребрился, стал, словно ива у воды. Причесан. Вовремя побрился. Но сколько, же в словах беды. Бывает в мае зелень лета, летает снег забытых дней. Кругом тепла, весны приметы, страдания любви длинней.
  
   И о Нине вспомнил Эдик! Эдик соскучился! Нужна ему его дама сердца и секса. А его черти носили по свету. Лето в разгаре, нежные тела девушек и женщин гуляют без брючного покрытия, кофточки у них размером в верхнюю часть комбинации, все это как-то окучивает мужской ум и вселяет надежды на реальные чувственные удовольствия.
   В такой теплый период года Эдик невольно осознал, что только Нина быть его партнершей. С помощью сотовых телефонов он стал доставать ее... Она не верила, что он жив и здоров, так долго его не было на ее горизонте! А он твердил, что был в зарубежной командировке и не мог с ней встретиться. Нина, немного поскулив, согласилась на свидание и приехала в хорошо забытый дом зовущего ее молодого мужчины.
   После продолжительной разлуки страсти были раскалены при одном взгляде на партнера. Им осталось ждать считанные минуты. Душу раздирающий секс первобытной страсти без всякой подготовки - награда за длительную разлуку. Боль и радость объединения, какие-то спешащие движения. Он крепок и могуч, она, неуспевающая пустить слюнки удовольствия, терпит боль от вторжения. Сладость ли это? Скорее удовольствие от полной загрузки. Она встает, ощущая себя лишней через пару минут, одевается и уходит.
   Проходит пару недель история повторяется один в один, но после сексуального объединения он вспоминает о руках. Игра на ее нервах пальцами, нужна, коль то не вышло по - иному...
   Третья встреча вообще была лишней, но парочка уделила ей ночь. Тела соприкасались с нежными чувствами, они работали телами и мышцами, и руками и всеми фибрами души, уснули, но ничего не получилось...
   Утром он проснулся и включил классическую музыку, которая лилась из пяти колонок. Нина оделась и ушла.
   Четвертая встреча после загара оказалась злосчастно - счастливой. У Эдика все получилось, у Нины возникло чувство обмана. Он включил музыку. Чистые звуки музыки в сопровождении известных песен последнего десятилетия. Она оделась и ушла, выдержав три песни.
   Пятая встреча. Эдик шел с другой женщиной. Глаза Эдика и Нины встретились. В его глазах промелькнул испуг, украшенный чистой ненавистью. Листья каштана пожухли кусочками. Его плоды напоминали нечто сексуальное, но ей было не до шуток природы. Нина только привыкла к тому, что Эдик жив - здоров, а он уже с другой женщиной топает! Вот он вернулся и прошел мимо! Догнать и уши надрать! Но у Нины опустились руки и мысли выветрились, недаром ее приучили к спокойному поведению. Женщина пошла домой, где не было этого притворщика. И, что ей сердиться, она ему больше не нужна...
  
  Дождь прошел с громом, но грозы не было видно. Похолодало. Но солнце появилось и еще не верилось, что оно не особо греет.
  Ольга Олеговна с тоской подумала, что надо надеть теплую одежду для выхода на улицу. Весной лишнюю одежду приходится снимать, а осенью надо каждый день добавлять нечто теплое к гардеробу. Не хочется. Воскресенье. Можно просто смотреть на осень с балкона и не выходить. Получается некий самообман для продления лета.
  Вечером могли бы быть танцы в белом шатре, но на прошлой неделе их не было, поэтому она сильно сомневалась, что они будут.
  Теперь танцуют какие - то парные танцы, которые бывают в будние дни, но в парных танцах она не участвует. Что - то в ней оборвалось, а связывать нервы ей не хотелось ради случайного партнера по танцам. Но в ее жизни был партнер, который сильно проник в ее сущность, но с ним она никогда не танцевала. Странно? Повода не было. Не танцующий мужчина Лис был дружен с приятельницей Ольги Олеговны по имени Маруся Ивановна. Было ли между ними нечто большее, чем дружба, Ольге оставалось только догадываться.
  Ольга однажды позвала к себе Марусю, а та ответила:
   - Зачем я к тебе поеду? У меня дома есть виноград!
  Вот этот ответ Ольга на всю жизнь запомнила. И теперь она три недели покупала и ела виноград, да и сейчас виноград лежал в холодильнике. Осень.
   Щепкин не любил танцевать, он любил скорость, машины. Он любил покрасоваться перед женщинами, обладая необъяснимым обаянием. Он всегда носил на рубашках запонки из рубина, перстень с рубином, а иногда вставлял галстук в заколку с рубином. Сиреневый оттенок вишневых камней его явно украшал и придавал некий мужской шарм. Если бы он был актером, его бы любили миллионы женщин, а так только десятки.
  Рита решила пригласить Щепкина к себе, и он ответил:
   - Я приеду на чаек.
  Но чая не получилось, сразу после его ответа к ней приехала мама без звонка. Знакомить маму со Щепкиным Рита не собиралась. И надо же совпадение, мама привезла с собой именно виноград, словно ей кто подсказал. Хотя, мама жила в одном районе с Ритой. Получается, что мама слышала разговор ее и Щепкина? Значит, Рита была у него? Глупость. Не до расследования, Щепкин уже ехал к Рите. Она оставила мать у себя дома, а сама выскочила на улицу, чтобы встретить Щепкина. И вовремя. Он уже подъехал к бордюру у подъезда. Она села к нему машину.
   - Рита, а, где чаек?
   - Не получается чаек, мама приехала.
   - Познакомь с мамой!
   - Нет! Она воспримет тебя всерьез, потом расспросами замучает.
   - А я серьезный человек!
   - И умный, и красивый, и обаятельный! Нет! Ты всем нравишься, даже Рите!
   - Ревнуешь? Рита мой дружок. Мы с ней работаем, я схемы разрабатываю, а она чертежи на платы делает.
   - Дружок или кружок? На ее платах так много переходных отверстий! Я видела твою новую книгу по разработке новых изделий.
   - Молчу. Я покупаю новую квартиру. Не хочешь посмотреть на нее?
   - Поехали.
   - А ты не догадываешься, в каком районе я покупаю квартиру?
   - Догадываюсь, в новом. Там дома красивые внешне, а внутри они черные.
   - Нет, внутри квартиры белые: стены белые и пол белый, и сантехники нет.
  Они ехали по старому городу, потом свернули на новый мост, и поехали в сторону новостройки. Новые дома вблизи были ярче и красивее, чем издалека. Площадка перед подъездами была полностью приведена в порядок. Зеленое поле для игры, цветные площадки для малышей.
  
  Лесной соловьиный оркестр выводит зеленые трели, листва хорошеет окрест под звуки природной свирели. Душа от любви неземной летает над птичьим хоралом, и рада, что вновь ты со мной, со мной, не в степях за Уралом. И жалко до слез, спазм в груди, что сыну сегодня в солдаты, но где-то уж поезд гудит, неся свои старые латы.
  
  Рита и Щепкин вошли в подъезд, подошли к металлическим дверям лифтов. Поднялись на лифте на нужный этаж. В квартире Щепкина суетились два рабочих, они заменяли окна. Один так старался, что стекло разбил. Квартира действительна была белой, а дом построен по новым технологиям из утеплителей и красивых панелей.
  С этими утеплителями она ознакомилась еще на работе, приходилось делать уличные блоки для крупного оборудования.
  Щепкин показал квартиру Рите, а потом сказал:
   - Заметь, я тебе первой показал квартиру, но губы не раскатывай! Квартира только моя. На работе о ней говорить не стоит, и маме ничего не говори.
  Рита после этих слов вышла на балкон и посмотрела на стройку с другой стороны дома. В это время старательный рабочий разбил еще один пакет со стеклом. Пластиковые окна стали делать, как замок в дверях: личинка и створка. Настроение у Риты упало. Чаек превратился в смотрины.
  Позвонила мама и спросила:
   - Рита, ты где?
   - В новостройке.
   - Жди. Я видела с балкона с кем ты уехала. Я за тобой заеду. Выходи минут через десять.
  Рита невольно подчинилась матери и помахала рукой Щепкину, который выяснял отношения с рабочими по поводу битых стеклопакетов.
  Мать повезла Риту через магазин, она прикупила продуктов, отвезла Риту до ее дома и поехала к себе, сказав пару слов:
   - Рита, я понимаю, что ты увлечена господином Щепкиным. Сердце мне подсказало, что ты к нему не равнодушна. Не для тебя он. Не для тебя!
  Рита вышла из машины матери, и медленно пошла домой к себе, есть виноград с косточками.
  Пока Рита шла домой, встретила соседку. У Риты детей еще не было, зато ее одноклассница и соседка по совместительству, в возрасте 26 лет, скоро родит четвертого. Кто про что. Рита училась в колледже, училась в институте и работала все время. Одноклассница была старше ее на год и все это время рожала. Первую девочку она родила еще до 18 лет, потом у нее появился настоящий мужчина и от него у нее скоро будет третий ребенок, а всего четвертый. В трехкомнатной квартире их жило человек 10. Семья Кристины - 5 человек плюс еще ребенок, который скоро родится. Да еще семья ее мамы, которая родила шестерых детей. Часть детей выросли и жили отдельно, младший сын матери был ровесник сыну дочери. Короче, в трехкомнатной квартире жили десять человек.
  Рита жила одна. Ее мать жила одна. Подруга жила одна, у нее детей уже не будет, она помогает детям своего брата. А Рита так охранялась мамой, что до мужчин дело не доходило.
  
  По пляжу шел поэт хороший. Лежала группа из парней. Один сказал: 'Поэт, похоже'. Лежащим, шедший был видней. А я стояла, руки в боки, глаза, прищурив от лучей. О, где вы были, чувства Боги! Все стало сразу горячей.
  Поэт прошел, главу склоняя, не повернув ко мне глаза. Я вслед бежала, догоняя, не сдвинув с места. Чудеса. Прошел поэт. Прошел хороший. Его я знаю много лет. Он не узнал? Узнал? И что же? До счастья с ним - не мой билет. Он меня предал между делом, он заменил меня другой, не для меня изгибы тела. Спина в одежде лишь дугой.
  
   За рулем лучшего автомобиля ехала Элла Николаевна в поисках нового дня. Серое небо над головой и желтые листья, на еще зеленых деревьях, стремительно пролетали мимо. На тонком, темно - зеленом свитере, обтягивающем ее, мерцало колье из зеленых малахитов чистой воды. Длинные каштановые волосы струились по тонким плечам. У нее была странная проблема, все вокруг нее требовали, чтобы она вышла замуж.
   А зачем ей это надо?
   Не очень сладко, но достаточно комфортно жить с мамой. С ними все само дома делалось. По моде столичных пробок она была так мала и худа, что не страдала от сексуальных потребностей. Она общалась с молодыми людьми на правах друга, но не подруги. Она училась, работала, отдыхала с субботы на воскресенье и в отпуск в теплых странах.
   Все, как положено.
   Ее удивляли люди, постоянно говорящие ей о замужестве. Она сама начинала привыкать к этой мысли, но не видела человека своей мечты. И мечты никакой не было. И желания не было. И она ехала. Но куда? Зачем? Справа от машины она увидела стаю бродячих собак. Они ринулись к ее машине, как стая волков. Элла нажала на педаль и оторвалась от стаи собак разных пород. Зря спешила. Бассейн не работал. Профилактические работы нужны и здесь, а не только в досадной мысли о замужестве. Нет, замуж идти она не собиралась.
  С Яшей у нее был вечный, но гражданский брак.
  
   Раньше Ольга Олеговна успевала везде: и с внуком посидеть, и в ясли - сад его отвести - привести, и на работу сходить. Как ей без работы жить, если дочь не хочет выходить замуж за отца внука? Он предлагал выйти за него замуж, но из этого ничего не получилось. Такая она жизнь. А на природе - новое летающее устройство Взлет совершал свой тренировочный взлет. Ольга Олеговна теоретик по сути своей, она могла придумать, но не любила риск, и на взлете еще не летала.
   Для полетов взлета выделили две специальные полосы вокруг города. Летать над домами не разрешали. Получилось новое транспортное средство для периметра города. Кольцевая воздушная дорога быстро завоевала популярность у тех, кто не боялся летать.
   Ольга Олеговна быстро поняла преимущества нового вида транспорта и пересела со своей машины на взлет. Если она изобретала, то дочь легко проводила испытания новых средств передвижения. Ступу своей мамы она тоже хорошо использовала.
   Рубиновый шеф, после проведения испытаний, передал взлет в серийное производство. Замечательный вид транспорта не требовал огромных капитальных вложений в дороги и дорожные развязки. Теперь конструктор думал над созданием новой модели взлета, который можно будет использовать, как общественный транспорт.
   А Ольга Олеговна думала над новой моделью взлета до пенсии. Книги - книгами, а работу никто не отменял.
  Досадная мысль или взлет. Забавные кучевые облака с любопытством взирали на новое чудо людей, которое не нарушало спокойствие облаков, а летало под ними. Летательный аппарат вертикального взлета, типа вертолета, но без огромных лопастей, стоял на взлетной площадке. Внешне он был похож на летающую тарелку, похожую на приплюснутую юлу, именно поэтому его назвали взлет. Николай Григорьевич давно хотел изобрести нечто подобное, идею ему дала Ольга Олеговна. Она крутила юлу перед внуком, а придумала новый тип летательного аппарата. Куда ему без нее? Только домой, а если дело касалось работы и изобретений, то без нее ему трудно было обойтись.
   Взлет летал тихо, не более 200 км в час на высоте не выше 1000 км, - это было индивидуальное транспортное средство.
  
   Захар шел и горевал под серым небосводом. Холод. Дождь. Ветер. Они преследовали его изо дня в день. Он приехал из Теплой страны, а здесь ему все казалось холодным. Хотелось солнечных лучей, тепла или простого участия в его судьбе. Сегодня было солнечно. Ему казалось, что никто его не любил и не жалел. Состояние у него было такое, что впору было идти к специалисту по психологической настройке.
  Надя последнее время постоянно угнетала его своей раздражительностью или положительностью. Он ей звонил с добром, а она ему отвечала со злом. Мало того она пыталась сбросить на него своего раздражение от жизни. Да, вот что значит...
   Захар чуть не споткнулся об Надю.
   - А, что значит? - спросила Надя, словно слышала его мысли.
   - Чем я не хорош для тебя?
   - Ты симпатяга.
   От этой фразы Захар выпрямил спину, потом улыбнулся лучезарной улыбкой фарфоровых зубов. Ему захотелось общения, обычного человеческого. Тут он подумал, что правильно люди создают общества для всех возрастов, есть куда пойти человеку: в детский сад, в школу, в колледж, в университет, на фирму. "Фирма", - и он задумался.
   - Ты захотел собрать всех дам под свое крыло?- спросила Надя.
   - А, если дамы не подобреют? Или от финансового обеспечения добреют все?
   - А оно тебе надо, обеспечивать злых дам?
   - Что сделать такого, чтобы люди на меня внимание обратили?
   - А зачем тебе внимание?
   - Нет, всеобщее внимание мне на дух не нужно. Я могу включить обогреватель с теплым потоком воздуха. Могу создать зал с искусственным солнцем и с южными растениями, с водоемом. Примитив для девушек в купальниках.
   - Нет, тебе это не поможет, - заверила Надя.
  
   Захара охватила тоска вселенская, из которой надо выбираться. Возникло ощущение, что кто - то зовет его выпить пива на небесах. Появилась боль под правым ребром, которая усиливалась с каждой минутой. Скука прошла, появилось тревожное чувство обреченности и бренности жизни. Никто не тревожил Захара.
   - А кому надо тебя тревожить? - тут же спросила Надя.
   - Некому, если от меня никто не зависит.
   Захар распустил на время своих людей. Придя к неутешительному выводу, он задумался. Он позвонил знакомому врачу, вызвал его и успокоился. Небо за это время нисколько не изменилось и серого беспробудного цвета не утратило.
   Мысли очистились от тоски. Его взгляд упал на зеркальный стол, на котором были рассыпаны рубины. Великолепное зрелище поразило своим неожиданным появлением. Насколько он помнил, в его доме такого стола не было. Слуги на сюрпризы не способны.
   На сюрпризы способна Надя.
   Захар посмотрел на дверь, которая не открывалась и не закрывалась. Он посмотрел на потолок, но люка не заметил. Тогда он хлопнул себя по лбу и посмотрел на пол под столом. Да, именно там был люк с лифтом. Из нижней комнаты жена ему прислала этот столик.
   Так, это уже интересно.
   Он подошел к столику, взялся за ручку и подкатил его к любимому креслу. Вблизи рубины не утратили свою красоту, но казались глупыми и не к месту. Зеркало заиграло с рубинами. Реальность утратилась. Крыша поехала. Голова закружилась.
   Очнулся Захар на собственной кровати с рогом во лбу. Рядом с ним сидели два человека в белых халатах. Один из них сказал, что он потерял сознание, когда упал лбом на столик с кусочками рубинов. Один осколок вытащить не смогли и ждали, когда Захар придет в себя.
   Удивительно, но он не чувствовал боли от постороннего предмета во лбу. Он чувствовал себя комфортно. Настроение было замечательное. И он с удивлением слушал о том, что ему предстоит хирургическая операция по удаление постороннего предмета из его черепа.
   Захар резво вскочил с кровати, подошел к большому зеркалу. Он увидел сияние в центре своего лба, от которого его глаза стали умными и выразительными. Он себе понравился!
   - Господа! Я не хочу удалять из своего черепа этот предмет. Мне с ним комфортно. И я вас не звал!
   - Господин Захар, но это немыслимо оставлять во лбу рубиновый рог! - воскликнул разговорчивый врач.
   - Вы - свободны! - с пафосом воскликнул Захар.
   От его слов люди в белых халатах вышли из его комнаты, словно их ветром сдуло.
   Захар потрогал рог рукой, усмехнулся и сказал:
   - Я теперь единорог! Это жена мне изменила со своим работодателем!
   От этих слов над его головой закачалась люстра и рухнула на него, окутав его металлическими кольцами и хрустальными висюльками. Он вновь потерял сознание. Когда он очнулся, то увидел тех же двух докторов.
   - Больной! - резко сказал врач. - Мы вас предупреждали о том, что рубиновый рог необходимо удалить! Теперь нам пришлось извлечь из вас сотню хрустальных граней. Но два хрусталика торчат у вас как рожки. Удалить без наркоза их невозможно. Предлагаю удалить рог на лбу и рожки на голове.
   Захар был весь напичкан импульсами противоречия. Он вновь резко вскочил со своего места и подошел к зеркалу. Перед ним был он, но с хрустальными рожками и с сияющим лбом. Он себе понравился!
   - Господа врачи, я себе нравлюсь! И вы - свободны!
   Естественно врачей из комнаты вынесло то ли ветром, то ли нечистой силой.
   Захар остался один. Он молчаливо взирал на себя в зеркало. В нем было нечто демоническое и радужное. Да, фондовые биржи ему давно надоели, ему надоело быть клерком. Он хотел быть...
   - Кем ты хотел быть? - спросила Надя, заходя в комнату, с недоумением рассматривая рога и рожки на мужчине.
   - Не кем, - ответил он и потрогал рожки. Он почесал за ухом. Потрогал нос. Он усмехнулся и поперхнулся, увидев, как в полу открывается люк.
   В комнате вновь появился зеркальный столик с рубинами. Но Захар с места не сдвинулся. Неожиданно зеркало перед ним выгнулось в его сторону и лопнуло как мыльный пузырь. В облаке зеркальных осколков перед ним стояла Надя в безбрежном платье.
   - Привет! - нежно проворковала Надя.
   - Здравствуй! - пробурчал Захар. - Кому я обязан рожками и рогом?
   - Кому? - отозвалась женщина, рассматривая себя в платье. - Двум врачам, которых я встретила в доме, - ответила она. - Один наградил тебя рогом, второй рожками, - насмешливо проговорила она, подходя вплотную к Захару.
   Надя резко выдернула из его головы хрустальные рожки.
   - Рубиновый рог удалять будешь? - спросил Захар, потирая голову двумя руками.
   Надя рукой вырвала из его лба рог. Медленно потекла кровь. Захар успокоился.
   С Надей опять произошла очередная неприятность. Некто, а точнее Захар, подарил ей шикарный браслет, который она потеряла, потом его нашел детектив Лис. Он бежал за тем человеком, до которого оставалось всего нечего. Неожиданно преследуемый бросил под ноги преследователю небольшой предмет, который блеснул в лучах вечернего освещения улиц.
   На Лиса напал ступор. Он остановился и забыл куда бежал. Он посмотрел себе под ноги, нагнулся и поднял браслет. Ничего особенного браслет не представлял: маленькие рубины окружали очень маленькие бриллианты, которые были расположены по всему периметру браслета, выполненного из белого золота.
   'Может быть, это бижутерия?' - подумал Лис. Ослепительный отблеск маленьких бриллиантов говорил, что они настоящие. Он вспомнил, что бежал за неким мужчиной по своему неровному дыханию. Он посмотрел туда, куда бежал, но там никого уже не было. Он оглянулся назад и увидел ту, из-за которой бежал.
   Надя поднялась с земли и посмотрела на мужчину сквозь пелену слез. Он подошел к ней.
   - Вы из-за браслета плачете? Вот браслет, возьмите, - и Лис протянул рубиновый отблеск Наде.
   - Спасибо! - выдохнула она, и тут же присела, ойкнув от боли. - Ногу больно.
   Лис оглянулся, увидел скамейку и как приличный человек помог дойти молодой девушке до скамейки, стоявшей недалеко от фонаря. Она вытянула одну ногу, потерла лодыжку, простонала и только потом протянула руку за браслетом. Но браслета у детектива не было, он его ей протягивал, а она в тот момент нагнулась к своей больной ноге.
   Они оба прозевали третьего, который схватил браслет из рук детектива вместо девушки. Он как барс подошел к ним с темной стороны и теперь убегал от них во второй раз. Он бежал не в темноту, а к автомобильной дороге, где остановилась машина, в которой он и приехал.
   Молодой человек сел за руль в машину и улыбнулся фарфоровой улыбкой человеку на заднем сиденье:
   - Лис, ваш браслет у меня, - и покрутил им в воздухе.
   - Дай его мне! - радостно воскликнул Лис. - Езжай быстро! Потом разберемся! - крикнул он и тихо добавил: - За нами могут организовать погоню.
   Машина исчезла в темноте.
   Лис проводил машину взглядом, но с места не тронулся. Надя перестала стонать над своей ногой, теперь она пыталась реветь, но слез не было.
   - Вы кто? - спросила она молодого человека, словно никогда его не видела.
   - Я? Я свободный художник, в том смысле, что я свободный детектив.
   - Сразу и сказал, что детектив! Мог бы при такой внешности промолчать о работе, - протянула Надя, обхватывая свою лодыжку и, хмурясь от боли.
   - У вас нет перелома кости? - спохватился Лис.
   - Нет у меня перелома, нога целая, но ушиб сильный, - сделала сама себе диагноз Надя.
   - Вы плакать перестали. А браслета не жаль?
   - Чего мне браслет жалеть? Мне его подарил Лис, а теперь его человек у меня его забрал.
   - Не понял, какой такой Лис?
   - Все вам расскажи! Знаете, бывает первый парень на деревне, а в нашем городе есть Лис, первый красавец. Неужели вы его не знаете? Он скользкий, всегда ускользает, как рубиновый браслет. Смешно да? Мужик и браслет! А вот бывает и такое на свете. Он всегда носит рубины, подсвеченные бриллиантовой крошкой хорошей чистоты. Не, я в них не компетентна, но наслышана.
   - Забавно. Браслет вернулся к хозяину. Но мне его подарил мой молодой человек Лис. А я зачем за ним бежал? Я подумал, что у вас что - то отобрали и, повинуясь рефлексу, бросился в погоню.
  
  1987 - 2020
  Наталья Владимировна Патрацкая
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Корр "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! "(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-4. Харон "(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"