Абсолют Павел: другие произведения.

Имущество барина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.02*39  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ознакомительный фрагмент с картой и доп материалами на АТ здесь
    Кому интересно, договор заключен под псевдонимом Павел Матисов и название "Возвращение мага". В планах издательства - апрель 2019.
    11/2018 книга закончена, в свободном доступе оставлено 16 глав из 32.
    Жизнь главной служанки в барской усадьбе совсем не праздное занятие. В один из знаменательных дней установившийся порядок меняет на корню вернувшийся отпрыск Тураннов. Который за годы странствий сумел обучиться магии и даже приобрести некоторую известность среди авантюристов. Рабыня Игния ожидала перемен в своей жизни, но к такому полуэльфийка была точно не готова.


   Аннотация: Жизнь главной служанки в барской усадьбе совсем не праздное занятие. В один из знаменательных дней установившийся порядок меняет на корню вернувшийся отпрыск Тураннов. Который за годы странствий сумел обучиться магии и даже приобрести некоторую известность среди авантюристов. Рабыня Игния ожидала перемен в своей жизни, но к такому полуэльфийка была точно не готова.

Павел Матисов

Имущество барина (Возвращение мага)

   Глава 1
  
   - Приперся, отрепье...
   - Еще не сдох, старый хрыч?
   Именно так поприветствовал хозяин Туранн своего единственного внука, с которым не виделся более десятка лет, насколько мне известно. Я почтительно склонила голову возле барского ложа, искоса посматривая на вошедшего мужчину. На лицо было поразительное сходство между родственниками: серые глаза, хищные брови вразлет, слегка выдающиеся скулы. Пускай сейчас волосы хозяина были белы, словно мел, раньше они точь-в-точь походили на рыжевато-русые чуть растрепанные лохмы молодого внука, в чем можно было убедиться, взглянув на один из хозяйских портретов, развешанных по особняку. Но самое удивительное и даже немного комичное крылось в растительности на лице. Оба родича, и старый, и молодой, носили одинаковую бородку клинышком и усы.
   - Тьфу ты, надо сбрить бороду, - с брезгливостью пробормотал молодой Туранн. - Не хватало еще, чтобы меня путали с этой сморщенной кочерыжкой.
   - Кха-кха-кха! Твоя наглость никуда не делась, как я вижу! - хрипло рассмеялся старый милорд. - Игния, иди помоги ему, не то порежется случайно и истечет кровью.
   - Да, господин, - коротко склонила я голову и последовала за вышедшим молодым барином.
   Напротив опочивальни в коридоре висел старинный фамильный портрет семьи Туранн, который и привлек внимание гостя. То ли из-за какого-то темного проклятья, то ли из-за наследственного недуга, но Туранны никогда не отличались плодовитостью. Глава семейства, потомственный дворянин Авель Туранн, величественно восседал в центре композиции на резном стуле, держа трость из кости саламандры. Его волосы уже тронула седина, однако в отличие от нынешнего состояния, хозяин на картине выглядел пышущим здоровьем и силой. Слева скромно притулился его зять, Курц Шеннодит. Невзрачный мужчина средних лет, потомственный торговец, почетный член королевской гильдии купцов. По меркам государства он считался достаточно богатым и влиятельным, поэтому союз с Шеннодит позволил поправить шаткое в то время положение Туранн. По правую руку стояла улыбающаяся дочь Авеля, единственный ребенок в семье, Тизали Туранн, держа на руках спящего спеленутого младенца.
   Эйлерт Туранн, законный наследник эрла Авеля, некоторое время созерцал портрет своих родителей и себя самого с нечитаемым выражением лица. Я тихо стояла рядом, не решаясь отвлекать молодого господина. В какой-то момент барин резко развернулся и быстро двинулся по коридору особняка. Главный усадебный дом Тураннов был выстроен в виде квадрата без одной стороны, что напоминало руну "П". Внешние стены были укреплены магией, а окна больше походили на бойницы. Стены внутреннего двора изобиловали высокими витражными окнами, через которые днем пробивалось много света. Подходы к центральному входу легко простреливались с двух сторон, поэтому при необходимости особняк может стать неплохой крепостью и долго обороняться против группы противников или орд порченых тварей. Имелся также и подземный тайный ход, даже два. Хоть я и являюсь первой помощницей хозяина на протяжении последних семи лет, мне известно о местонахождении лишь одного хода. А о том, что существует второй, узнала случайно, невольно подслушав нетрезвую болтовню эрла с его знакомыми. Второй этаж состоял в основном из хозяйских спален, гостевых спален, рабочих кабинетов, библиотеки, малой приемной, нескольких уборных и хозяйственных помещений. Дому было больше двух столетий, но благодаря периодическому укреплению конструкций нанимаемым магом он находился в отличном состоянии.
   Эйлерт широкими шагами проскочил гостевые спальни и комнату погибшей дочери эрла, в которой до сих пор хранились ее вещи. Мужчина завернул в боковое помещение и остановился, открыв дверь.
   - Милорд, раньше здесь находилась уборная госпожи Тизали, но сейчас здесь кладовая.
   - Вот оно как, - хмыкнул Эйлерт.
   - Предлагаю вам спуститься на первый этаж. В главном ванном помещении есть все необходимое для туалетных процедур.
   - Хорошо.
   Внук хозяина неспешно спустился по центральной лестнице, осматривая внутреннее убранство.
   - Не так уж и много изменилось за двенадцать лет, - задумчиво заметил барин.
   - После гибели вашей матушки и вашего отъезда особняк опустел, сир.
   Эйлерт повернулся ко мне лицом и вгляделся:
   - Игния, да? Ты из новеньких? Я тебя не помню.
   Я изобразила низкий реверанс, раздвинув подол платья в стороны. Формы личных служанок рода Туранн были классическими: простое закрытое темно-синее или черное платье до щиколоток, белый передник и белый воротник. Имелась и парадная форма с бежевым или розовым платьем, которая могла быть подарена хозяевами в знак заслуг. Одежда служанки-горничной максимально проста и закрыта, дабы господа на нашем фоне выгодно выделялись.
   - Нет, господин. Раньше я трудилась на плантациях, поэтому почти не встречалась с хозяевами. К тому же двенадцать лет назад мне было всего тринадцать. За такой срок любой может значительно измениться внешне. Мне повезло, что я знала счет и письмо, когда предыдущий помощник эрла Авеля - Травис, сильно заболел. Так я заняла его место приблизительно семь лет назад, - вкратце обрисовала я ситуацию, стараясь не нагружать молодого барина излишними подробностями.
   - А-а, старик Травис скопытился?
   - Нашему магу не хватило способностей, чтобы помочь ему с болотной лихорадкой, которую тот подхватил при объезде западных территорий.
   - Ну и демон с ним, Травис мне никогда не нравился. Но почему нормального целителя не наняли?
   - Господин Туранн посчитал, что подобные траты будут слишком расточительны для раба, пускай он и знал грамоту. Наш маг, Негош, заверил хозяина, что его умений будет достаточно, чтобы Травис выкарабкался, однако не преуспел.
   Эйлерт продолжил путь до главной ванной, и я смиренно засеменила следом.
   - Негош... Да-а, когда-то он мне казался мудрым и умелым чародеем-наставником...
   Мы зашли в просторный зал, по центру которого находился небольшой бассейн для купания, сейчас пустующий. По бокам стояли шкафчики для переодевания и банных принадлежностей. Дверь слева вела в другое помещение с ванной более скромных габаритов. Также здесь висело большое зеркало, за шторкой стояло несколько баков и горелок с топливом для нагрева воды и другие приспособления.
   Эйлерт снял потертый темно-фиолетовый со странной нездешней вышивкой камзол и бросил на спинку стула, оставшись в ботфортах, брюках для верховой езды и свободной рубашке с длинными рукавами.
   - Сир, желаете, чтобы вас обслужила я? Или мне позвать Милетта - камердинера, что занимается туалетом хозяина?
   - Я и сам могу. Привык справляться с бритьем самостоятельно, - криво усмехнулся молодой барин и почесал щетину. - Хотя... почему бы и не воспользоваться дедовскими благами и бесплатным сервисом? Ты мне шею не порежешь?
   - Ни в коем случае, господин. До Милетта мне далеко, но в мои умения входит стрижка волос, подравнивание и бритье бороды, укладка прически, уход за ногтями и многое другое.
   - Приступай.
   Я достала из шкафчика тонкие ножницы:
   - Вы еще не передумали насчет бороды и усов, господин?
   - Нет, убирай все без жалости.
   - В таком случае, для начала я состригу часть, дабы бритье прошло более гладко.
   Ножницами я быстро избавилась от густой растительности на лице молодого барина, оставив короткую щетину. Редкие случайные касания показали, что кожа у Эйлерта мягкая, не грубая и обветренная, как это бывает у авантюристов. Насколько мне было известно, молодой барин является магом. Негош упоминал, что в детстве он подавал неплохие надежды. Поэтому в голове крутился вопрос: нельзя ли просто убрать бороду с помощью магии? Но спрашивать напрямую так и не решилась. Невежливо это, лезть прислуге с ненужными разговорами к незнакомому господину. Сначала необходимо узнать его получше, привычки и особенности. Из-за чего может прийти в ярость, за что похвалит, за что накажет. Затем я смешала немного пенного порошка с водой на специальной плошке и достала острую бритву. Нанеся пену и тщательно промыв инструмент, я придвинула бритву к подбородку Эйлерта, но тот неожиданно резко отшатнулся, взмахнув рукой. На меня дохнул порыв горячего ветра, и я отпрянула, с трудом удержав равновесие.
   - Извини, - произнес он. - Инстинкты, чтоб их. Давай-ка я лучше сам.
   - Как пожелаете, господин, - я передала режущий инструмент. - Чистые полотенца здесь, лосьон после бритья в шкафчике. Если решите помыться с дороги, сообщите слугам. Вам быстро разогреют воду. Ужин будет подан через три часа, когда прибудут гости.
   Эйлерт кивнул, и я, постояв пару секунд в ожидании каких-либо указаний, покинула ванную комнату. Уже подходило время приема снадобья, которое хозяину предписали принимать три раза в день. Поэтому я занялась лекарством, взяв бутыль из холодильного ящика, очень дорогостоящего артефакта, между прочим. Отмерила необходимую дозу и налила в стаканчик, разбавив водой на две трети, как полагается. Заодно распорядилась приготовить терпкий и сладкий чиф для господина, поскольку он хорошо прогонял горечь, остающуюся после принятия снадобья. Алкоголь, к вящему сожалению Авеля, мешать с лекарством строго запрещалось. Хотя в состоянии хозяина любой алкоголь мог привести к летальному исходу и без каких-либо медицинских зелий. Несмотря на то, что эрл еще не разменял и восьмой десяток, неумеренность в питье, старые болячки, пристрастие к табаку и пыльце забвения сделали свое грязное дело. Авель Туранн умирал. Ему оставались считанные месяцы.
   - Мой, господин, время приема вашего снадобья, - произнесла я, внося поднос в опочивальню. - Я принесла ваш любимый чиф.
   Широль, одна из личных служанок эрла, оставшаяся дежурить возле больного после моего ухода, молча кивнула и тихо направилась на выход из помещения, передавая мне эстафету.
   - Сегодня не надо лечебного снадобья... - еле слышно произнес Авель, словно экономя силы.
   - Милорд, целитель предписал вам...
   - Я помню, идиотка, что мне прописали! Раз я говорю не надо, значит не надо!
   - Да, господин, - склонила я голову.
   - Приготовь мне зелье восстановления сил через полтора часа.
   - Но в вашем состоянии...
   - Ты вздумала мне перечить? Давно плетей не получала?
   - Как вам будет угодно, господин.
   - Как идут приготовления к торжественному ужину?
   - К работе поваров и слуг у меня нет нареканий.
   - Выпивку я выберу сам из наших запасов.
   - Да, господин.
   - Эрл Висконс так и не ответил на мое приглашение?
   - Нет, господин.
   - Старый дурень. Последний шанс у него получить мои извинения. Пусть сам потом корит себя.
   - Мой господин? - нерешительно вопросила я, ощущая смутную тревожность в словах Туранна.
   - Оставь меня.
   Я молча поклонилась и покинула эрлскую спальню. Широль, средних лет женщина в костюме горничной, стояла неподалеку от двойки рослых воинов, что охраняли покой и обеспечивали безопасность эрла.
   - Господин просил его не беспокоить. Останься здесь, жди приказов.
   Говорили мы тихо, дабы наши слова не достигли слуха Авеля, который, впрочем, в последние годы частично оглох.
   - Поняла, - кивнула Широль и нерешительно спросила. - Как он?
   - Плох, - не стала я скрывать очевидное.
   - Что... что теперь будет?
   Телохранители также прислушались к нашему разговору. В последние месяцы в усадьбе витало мрачное настроение, слуг грызло беспокойство о своей грядущей судьбе. Эрл Туранн не был примерным хозяином, но он был своим хозяином. Тем, кого все рабы хорошо знали. Неизвестность пугала многих, и я не была исключением. Вот только служба помощницей эрла приучила меня держать лицо на людях и оставаться спокойной в любой ситуации.
   - Как богиня судьбы распорядится. Прибытие молодого барина неспроста, - произнесла я.
   - Ты думаешь, что он унаследует усадьбу?
   - Сложно сказать. С одной стороны, он главный наследник, с другой, они с эрлом всегда были в плохих отношениях.
   - Помните еще про преемника господина? - заметил Гастен - копейщик. - Хоть хозяин его и выгнал в итоге.
   Я кивнула:
   - Что бы ни случилось, мы должны продолжать примерно служить новому хозяину. Не стоит забывать и про процедуру омоложения. Господин может вернуть себе еще с десяток лет, если сыщутся средства.
   - Это вряд ли, - высказал Лирой, мечник со щитом. - Не по карману эрлу омоложение.
   - Только при чужих не ляпните, - строго сказала я. - С гостями прибудут слуги, в том числе охрана других эрлов. Смотри, Лирой, получишь плетей, как в прошлый раз.
   - Не-не, я свой урок получил.
   - И скажи спасибо, что про выпитую тобой брагу не прознали.
   - Точно. Спасибо, Игни.
   Оставшись удовлетворенной этим небольшим выговором, я направилась на кухню, по пути столкнувшись с выходящим из ванной молодым барином. Эйлерт разительно преобразился, полностью избавившись от растительности на лице. Будто сбросил десяток лет. Если мне не изменяет память, внуку эрла двадцать восемь или двадцать девять весен отроду. Теперь же на подбородке стал хорошо заметен небольшой косой шрам, ранее скрытый бородкой.
   - Господин, вы замечательно выглядите, - поспешила я выдать комплимент с поклоном.
   - Ага, - задумчиво хмыкнул он. - Есть чего пожевать?
   - Ужин будет подан...
   - Да-да, я помню. Но пока время наступит, пока гости скажут свои приветствия... А есть хочется уже сейчас. Ладно, кухня ведь на прежнем месте?
   Не дожидаясь ответа Эйлерт двинулся к западному крылу дома, где на первом этаже располагалась кухня, кладовые, арсенал и различные хозяйственные помещения.
   - Постойте, господин. Я распоряжусь о трапезе. Через пятнадцать минут вам принесут еду в малый обеденный зал. Это в восточном крыле, вход рядом со статуей горгульи.
   - Не стоит, - легкомысленно заметил молодой барин. - Я раньше частенько хаживал на кухню за угощениями. Например, мне всегда нравились пироги с начинкой из вуньи.
   - Господин, это еда простолюдинов, - объяснила я со всей учтивостью, умело скрыв удивление. - Вунья - почти что сорняк с едва сладковатым стеблем. Для хозяев в качестве подсластителей используется сахар, мед и фрукты. Рабы собирают вунью сами, поэтому, из-за дешевизны, нам и разрешают готовить сладости и пироги из нее.
   Пока я объясняла, Эйлерт широкими шагами приблизился к двери, из-за которой доносились вкусные запахи готовящейся пищи. Не обращая внимания на мои слова, молодой барин распахнул дверь и прошел внутрь.
   - Привет, народ! Есть чем перекусить?
   - Ох, неужто господин Эйлерт вернулся?
   Вытирая руки о передник, к мужчине подошла пожилая темная эльфийка. Бабушка Кирья, так все ее звали в усадьбе. Кроме хозяев, разумеется. И только для меня такое прозвище отчасти являлось правдой. Кирья была моей двоюродной бабушкой. Совпадение, не более. Рабское клеймо настигло нас в разное время и по разным причинам. И то, что мы попали к одному владельцу исключительно случайность.
   - Добро пожаловать домой, господин, - почтительно склонилась кухарка. - Давно вы не появлялись.
   - Это точно! - хохотнул Эйлерт.
   - Сейчас мы мигом сообразим вам на стол. Если не брезгуете, можете присесть здесь.
   - Бабушка Кирья, за этим столом обедают домашние слуги! - возразила я.
   - Ха, говоришь так, будто я заражусь и сам стану слугой. Не тяните время! - Эйлерт решительно уселся на простой деревянный табурет.
   Я осталась стоять на кухне, наблюдая за плодами своих безуспешных попыток спасти этикет. Молодой барин выспрашивал у Кирьи, поварят и главного повара, Шеоклиста, последние новости и слухи, что интересного случилось за период его отсутствия в усадьбе, городе и королевстве в целом. Не забывая поглощать подносимые угощения в немалых количествах. Я краем глаза наблюдала за его развязным и шутливым поведением. В отличие от встречи с родным дедом, он был рад увидеться со знакомыми с детства слугами. Кирья до этого рассказывала мне немного про Эйлерта. Он был взбалмошным, трудным и высокомерным ребенком, типичным хозяйским отпрыском. Бабушка поведала мне о некоторых его жестоких розыгрышах и издевательствах над рабами вместе с другими детьми господ. Хотя к юношеским годам он немного остепенился, а затем и вовсе покинул дом. Широль была одной из тех, кто помогал ему в период полового созревания - ничего хорошего она про него тоже сказать не могла. Эйлерт бывал в постели груб, но не жесток. Никто не был уверен, что он за человек сейчас. Возможно, что он стал более снисходительным к слугам, но вполне возможно и то, что ему достаточно малейшей оплошности, чтобы высечь или забить прислугу до смерти. Внешне Эйлерт выглядел весьма недурно, как и его предок в молодости, если верить сплетням. А шрам добавлял мужественности и толику воинственности. Говорят, раньше хозяин Авель был настоящим дамским угодником. Одно время даже сделался фаворитом его величества и подумывал о переезде поближе к столице Латернии. Эрл нередко хвастался друзьям, что имел все шансы на руку принцессы, но завистники опорочили его перед ее высочеством. Так что он вынужден был вернуться в родное имение под крыло тогда еще живых родителей. Кибрук, наш главный финансист-распорядитель, однажды по секрету поведал мне свои домыслы на этот счет. Что не было никаких завистников. Просто, когда принцесса узнала о состоянии Тураннов, то рассмеялась, заявив, чтобы он и не надеялся породниться с королевским родом. Туранн никогда не были птицами высокого полета, но и в низах не болтались. Возможно, будь у нас больше наследников, то со временем бы удалось расширить владения, получить больше рабов и земель, но Туранн так и остались в середняках.
   К тридцати Авель перестал волочиться за каждой юбкой, женился на дочери местного богатого эрла, заключив выгодный брак. У них родилась дочь Тизали. Среди слуг ходит много версий о том, что случилось дальше. То ли они сильно поссорились, то ли не сошлись во мнениях, то ли ей стало просто скучно. Но факт остается фактом: супруга эрла со скандалом покинула усадьбу и вернулась к отцу, бросив дочь на попечение мужа. Тизали слуги очень любили - она была добра к рабам, помогала в обустройстве особняка и некоторых сложных работах магией. Хотя учиться дальше она не стала - замужество и рождение ребенка надолго отодвинули планы по дальнейшему постижению магии. Затем произошло страшное: на экипаж четы Шеннодитов совершили нападение разбойники. Следы резни охраны с бандитами указывают на набег орков. Это племя любит собираться в шайки и бродить по разным странам в поисках легких денег. Хотя от их родных северных гор до Латернии далековато. Стареющий эрл растил из Эйлерта своего наследника, но, по всеобщему мнению, перегнул палку. Сказался и упрямый характер юного барина. После очередной ссоры Эйлерт не выдержал и сбежал из страны, уехав далеко на запад. Авель искал его и пытался заставить вернуться, но подробности слугам были неизвестны. Все письма стареющий эрл в то время писал самостоятельно.
   И вот сегодня после весточки о скором появлении своего внука Авель Туранн устраивает большой званный вечер среди своих соседей, друзей и знакомых. Не столь уж и редкое событие, но атмосфера в усадьбе царила напряженная. Слуги, как никто другой, чуяли приближение перемен. Нам остается лишь молиться богам, чтобы они не несли с собой ничего плохого.
   Честно говоря, уже приближалось время начинать оформление банкетного зала, но оставить одного почетного гостя было бы грубым нарушением правил. Передать его на попечение какой-либо малоопытной служанки виделось мне не самым лучшим вариантом. Однако молодой барин сам разрешил мою дилемму, широко зевнув:
   - Пойду вздремну немного. Игния, где я могу отдохнуть?
   - В красных гостевых покоях. Их местоположение не менялось с момента вашего отъезда. Там для вам приготовлено чистое белье и сменная одежда.
   - Отлично. Толкни меня, когда ряженые явятся.
   - Да, господин, - кивнула я, не совсем понимая его имперский диалект. Хотя язык этот использовался во множестве стран, некоторые слова и произношение могли отличаться в разных уголках континента.
   Я сопроводила Эйлерта наверх, наглухо задвинула плотные шторы, убедилась, что молодой барин хорошо устроился. В красные покои, где преобладал красный цвет, как можно догадаться, уже доставили его вещи из седельных сумок. Попутно слуга обмолвился о каком-то чудище, на котором путешествовал молодой господин, однако времени лично полюбопытствовать и сходить в конюшню сегодня решительно не находилось.
   - Не желаете сполоснуться перед отдыхом? Я прикажу принести таз с водой.
   - Я уже помылся как следует.
   - Господин, прислуга вам помогла нагреть воду? - спросила я немного нерешительно.
   - Нет. Маг я или погулять вышел?
   Над рукой Эйлерта зажегся крошечный огонек, осветивший затененные красные покои. Завораживающее зрелище, даже столь незначительное. Каждый раз, когда я видела магию, это пробуждало любопытство... и зависть. Как ни крути, участь мага-раба на порядок лучше других представителей низших сословий. В большинстве своем. Да и сами по себе тайны и мистерии магического искусства всегда манили меня.
   - У вас магия получается очень быстро, мой господин, в сравнении с Негошом, - вежливо заметила я. Лести много никогда не бывает, как говорится. К тому же это было чистейшей правдой. Нашему чародею требовалось значительное время на подготовку заклинания.
   - Комплименты оставь для своих воздыхателей, - хмыкнул Эйлерт.
   - Да, ваше магичество. Отдыхайте и чувствуйте себя как дома.
   Я поклонилась и двинулась на выход, сделав себе на память важную зарубку. Столь топорная похвала молодому барину не по душе, нужно запомнить на будущее.
   - Если бы я еще знал, каково это... - донеслось до меня бормотание наследника.
   Покинув гостевые покои, я ускорила шаг и быстро спустилась вниз. На первом этаже рядом с кухней имелась каморка прислуги с опускающимися койками. Комнат рабов в особняке не было, но необходимость частенько заставляла их ночевать в главном здании. У меня и вовсе была личная узкая кровать в углу, огороженная ширмой. Только в том случае, если Кибрук ночевал в поместье, мне дозволялось вернуться в свою комнату в рабских бараках. Лишь у помощника эрла, мага и распорядителя имелись личные комнаты. В прежние года господин Авель держал у себя тройку свободных наемников, но сейчас усадьбу населяли исключительно рабы. Сэкономленные деньги уходили на многочисленные лекарства и визиты целителей для эрла.
   В каморке прислуги было тесно. Троица орков резалась в карты, двое молодых парней и четыре девушки рукодельничали, переделывая под себя наряды прислуги и артистов. Шесть официантов будут обслуживать сегодняшний банкет. Мужчины носили простые темные брюки, светлую рубаху, темный жакет и темный миниатюрный галстук.
   - Госпожа Игния... - тихо поприветствовала одна из рабынь.
   Магическая система рабских ошейников имела несколько уровней. На верхнем располагался хозяин, само собой. Затем шли управляющие, вроде меня, мага, воинов, распорядителя и еще нескольких невольников. И низший уровень - простые трудяги, охотники, работники плантаций и загонов со скотиной. Я имела над ними определенную власть и могла отдавать прямые приказы, если они не будут идти во вред хозяину.
   - Добавлять "госпожа" не обязательно. Аютла, ты ведь первый раз будешь обслуживать банкет?
   - Да! - откликнулась невысокая юная девушка с круглым веснушчатым лицом.
   - Тогда повторю для тебя основные правила поведения. Остальным также будет полезно еще раз послушать. Самое главное - будьте спокойны, приветливы, не показывайте зубы в улыбке, не смотрите эрлам в глаза. Опытным официантам разрешаю предлагать господам напитки и закуски. Аютла, следи и запоминай. Многие эрлы не любят находиться в обществе рабов без особой на то необходимости, другие же требуют постоянно держать их бокалы полными.
   - Поняла.
   - На подобных банкетах нередки домогательства к слугам, особенно когда веселье набирает обороты. Аютла, ты, как новое лицо, можешь вызвать определенный интерес у господ. Тебе ведь говорили об этом?
   - Да... - невесело вздохнула девушка.
   - Главное здесь - непременно упоминать, что любая связь, даже невинные поцелуйчики, требуют разрешения хозяина. Если же господин Авель даст свое разрешение... Что ж, постарайся не ударить в грязь лицом и получить удовольствие, - цинично поведала я. Жизнь с рабскими ошейниками вообще не располагает к романтическим мечтаниям.
   Аютла кивнула, поджав губы.
   - Хорошо. Заканчивайте с платьями. Скоро надо выносить приборы и посуду.
   Я повернулась к оркам-грузчикам, рослым мускулистым парням с пятнистой серо-зеленой кожей и выпирающей нижней челюстью с торчащими клыками:
   - Грон, Дубша, Туренод, для вас есть работа. Поднимайте свои ленивые задницы!
   - Да, госпожа.
   - Уже идем, только партию доиграем?
   - Побыстрее, - вздохнула я и отправилась на свою кушетку, чтобы немного передохнуть. С раннего утра на ногах. Орки были сильны, выносливы, но тупы и неповоротливы, умели обращаться разве что с дубинами. Конечно, во время нападения они будут вооружены и биться в первых рядах, но вот в качестве телохранителей и сопровождающих этих варваров почти не используют. Не статусно.
   - Игни, я принесла тебе чифа и хлеба с маслом.
   - Спасибо, бабушка Кирья, - я села на кушетке, приняв угощение.
   - Кушай, девочка.
   - И так вон какие бока наела... - сокрушенно произнесла я, оттягивая живот.
   - Шу-у, мы ведь не в эльфийском городе, забудь ты про свою фигуру.
   - Да-да, иди уже. Смотри как бы мясо не подгорело.
   Быстро перекусив, я рявкнула на так и не бросивших играть орков:
   - А ну-ка шустро двинули за мной, безмозглые образины!
   - Конечно, госпожа.
   - Сейчас, последнюю партию...
   Я сфокусировалась на их ошейниках и послала слабую волну боли. Орки зашипели и выругались на своем родном гортанном наречии, поднимаясь с пола. Каждый раз одно и то же. По-моему, проще сразу начинать с болевой стимуляции.
   Дальнейший час прошел за переносом больших тяжелых столов, стульев, их размещением в банкетном зале и главном холле, вывешиванием праздничных гобеленов с символами Латернии и знаками рода Туранн. Затем официанты принялись расставлять столовые приборы. Оставив данную работу на Хапверта, домашнего слугу, я занялась другой, более важной задачей. Зелье восстановления сил хранилось в холодильном агрегате в отдельных флакончиках, искусно выполненных из прочного прозрачного стекла. Обычно подобная роскошь была излишней, но по сравнению с общей ценой зелья стоимость самой емкости не сильно удивляла. Положив флакон на поднос рядом со стаканом фруктового сока и чистым полотенцем, я направилась в опочивальню. Авель безропотно выпил всю мутновато-желтую жидкость без остатка, хотя мне не раз казалось, будто эрла сейчас стошнит. Уже через несколько минут снадобье начало действовать. Хозяин смог самостоятельно сесть в постели и утолил жажду принесенным мной соком. Затем мы с Милеттом переодели эрла из пижамы в домашние одежды и усадили в кресло-каталку. Хоть глава рода уже выглядел неплохо и мог передвигаться самостоятельно, он решил поберечь силы на вечер. Мы с Широль нагрели воду в малой ванной и помогли камердинеру с помывкой эрла. Дальше Милетту наша помощь не требовалась. Слуга орудовал бритвой и ножницами будто заправский фехтовальщик.
   Через полчаса с туалетом хозяина было покончено. За это время официанты уже успели как следует оформить столы и интерьер банкетных помещений, холодные закуски были красиво расставлены, мне оставалось лишь внести пару незначительных поправок. Затем я вместе с троицей орков, несколькими незанятыми слугами и хозяином спустились в подвал. Авель выглядел бодрым, взгляд его прояснился. Он передвигался по лестнице сам, пусть и небыстро, даже иногда отпускал шуточки. Зелье восстановления сил не могло сделать из больного старика богатыря, оно лишь держало организм в максимальном тонусе, на который тот был способен. Эрл повелел вынести два бочонка вина, нашего собственного изготовления, большой бочонок эля и с полтора десятка бутылок крепленых напитков, вроде бренди и рома. Их мы также закупали. Хозяин выбрал самые элитные напитки, какие только есть в усадьбе. Единственный день, когда мы доставали нечто подобное - это день рождения эрла, поэтому немудрено, что это значительно подогрело интерес знающих слуг. Вполне возможно, что хозяин объявит какое-то важное решение, которое вне всяких сомнений изменит и нашу жизнь.
   Всего обозримых вариантов три. Или четыре. Два наиболее вероятных: после кончины эрла его имущество и титул могут отойти либо его преемнику, сиру Бристофу Хальтеру, либо его внуку, сиру Эйлерту Туранну. Если бы господин Авель до сих пор не составил завещание, то по закону все отошло сиру Эйлерту. Однако я лично не раз сопровождала хозяина в город с визитом к нотариусу, а перед тем, как эрл повелел отправить приглашение внуку, распорядитель завещаний сам приезжал в усадьбу. Что именно указал в завещании старый эрл слугам известно не было. Спросить же о подобном напрямую равносильно просьбе наказать десятком плетей, а то и двумя десятками. Третий вариант - передача имущества короне. Правитель Латернии в дальнейшем лично распорядится усадьбой Тураннов. Например, наградит ей какого-то выслужившегося мелкого дворянина: безродного или эрла. Не в пользу данного варианта говорит извечная прижимистость Авеля, приверженность традициям рода, блюдение фамильной чести. Ну и последняя сторона, наименее вероятная, это дома помощи - благотворительные фонды, живущие за счет добросердечных спонсоров и куцему королевскому пособию. Эрл может попросту сделать это всем назло. Ни к внуку, ни к преемнику, ни к его величеству Родерику V господин Авель Туранн не питает хороших чувств. Из-за возраста и болезней состояния ума серьезно повредилось, поэтому предугадать решение эрла не представляется возможным.
  
  
   Глава 2
  
   Вернувшись обратно в каталку, эрл соизволил проинспектировать приготовления к банкету. После осмотра залов с кухней и раздачи приказов, он вызвал музыкантов и танцовщиц, что готовились в каморке прислуги. Одна из танцовщиц выбежала голышом, прижимая к себе достаточно фривольное полупрозрачное платье, которое, по всей видимости, не успела надеть. Я сурово поджала губы. Конечно, она не знала о том, что эрл решил вызвать их до появления гостей, но можно было хоть как-то подготовиться?
   - Пять плетей ей всыпьте, - процедил хозяин.
   - П-простите, ваше благородие, - упала лицом в пол рабыня.
   - Мой господин, Джанна пользуется немалым успехом у господ. Возможно вы соблаговолите изменить наказание. Шрамы поставят крест на танцах для нее.
   - Дерзишь, Игния.
   - Прошу простить великодушно, - согнулась я в низком поклоне.
   - Ладно. Неделю без еды.
   - Принято, мой господин.
   За спиной я сделала знак рукой, прогоняя провинившуюся. Джанна на счастье оказалась понятливой и шустро убралась с глаз хозяина. Эрл принялся придирчиво осматривать костюмы танцовщиц, музыкантов и певцов. Просил что-нибудь по-быстрому ему наиграть, спеть или станцевать. Все эти роли для рабов временные. Каждый слуга имеет и основную рабочую специальность, однако среди них встречаются таланты или просто предрасположенные к иной деятельности. Они трудятся меньше, им выделяют время на тренировки и репетиции, дают инструменты и костюмы, их реже наказывают за провинности и своеволие, плюс появляется реальная возможность урвать объедки от вкусной хозяйской еды и выпивки. Взамен периодически от них требуется выступать на банкетах и приемах. Туранн не столь богаты, чтобы приглашать каждый раз наемных артистов. Или все же дело в жадности Авеля. В последнее время работы у них было немного, эрл из-за слабости редко устраивал приемы. Данные обязанности не всегда были в радость, как например в случае Джанны. Многие слуги предпочитали попадаться на глаза хозяину как можно реже. Авель не виделся с некоторыми годами. Развлечения пьяных дворян и аристократов также могли выйти артистам боком.
   Неделя без еды само по себе было не столь тяжким наказанием, а если учесть специальные питательные травяные настои и отвары, которые приноровилась варить бабушка Кирья, то даже двухнедельная голодовка проходила сносно.
   Подходило время облачения в парадные одежды, о чем я учтиво напомнила эрлу. Авель кивнул и приказал позвать Милетта. Я оставила хозяина на поруки камердинера, сама же быстро двинулась в красные покои.
   - Господин, пора вставать, - тихо постучалась я в дверь, обитую красным бархатом.
   Затем я осторожно зашла внутрь и огляделась. Эйлерт спал, развалившись в одежде на постели. Я хотела подойти ближе, однако неясное чувство угрозы остановило меня. Что-то будто бы колебалось в воздухе. Маленькие еле заметные завихрения.
   - Ваше магичество, прошу вас, просыпайтесь.
   Молодой барин заворочался и сел на кровати, протирая глаза и зевая.
   - Молодец, что не стала подходить ближе. Не то получила бы бодрящий заряд молнии.
   - Вам нечего опасаться в этом доме, господин Туранн, - произнесла я вежливо.
   - Неплохая шутка, Игния. Быть осторожным стоит всегда и везде, особенно в доме, где живет свихнувшийся старый маразматик, мечтающий о твоей смерти.
   - Эрл Авель желает вам лишь благополучия.
   - Наши мнения о благополучии различаются. Я, к примеру, еще пожить хочу. Лет этак сто - сто пятьдесят, - хмыкнул Эйлерт, стягивая с себя рубаху.
   - Желаете, чтобы я помогла вам с гардеробом?
   - Нет. Ты свободна.
   Я подождала несколько секунд и сочла нужным добавить:
   - На банкет прибудут множество влиятельных эрлов. Также нас почтит своим присутствием виконт Аурелье.
   - Да хоть король со свитой. Понял я.
   Эйлерт стянул брюки и исподнее, повернувшись ко мне спиной и начав доставать другую одежду из сумок. Разумеется, потомок эрла и не думал меня стесняться. Рабы ведь всего лишь мебель, которая может говорить и выполнять поручения. Стоит отметить, что сложением молодой барин выделялся в лучшую сторону. Неплохая задница.
   Эйлерт обернулся в мою сторону и молча приподнял бровь. Я ведь не вслух это сказала?! Точно нет. Или он способен читать мысли? Кто этих магов разберет. С невозмутимым лицом я коротко поклонилась и быстро покинула гостевые покои, затворив дверь. В голове крутились разные пошловатые мыслишки, что совсем не удивительно, учитывая, как давно я не была с мужчиной. Если Эйлерт действительно унаследует имение, то стать одной из его фавориток может быть весьма недурно. В том случае, конечно, если он не злобный тиран, получающий удовольствие от унижений и боли наложниц. Как бы то ни было, думать о подобном рано. Я постаралась отрешиться от мыслей о будущем и сосредоточилась на подготовке к банкету. В том случае, если я упущу какую-либо обязательную мелочь или допущу провал одного из слуг, то наказание будет ждать уже меня.
   Не прошло и десяти минут, как внук хозяина спустился в главный холл. Я внимательно оглядела его наряд, с облегчением отметив, что Эйлерт не стал расхаживать в ездовом костюме, а выбрал чистые парадные одежды. Длиннополый камзол темно-зеленого цвета с золотистой окантовкой и золотистыми пуговицами. Белые гольфы, зеленые туфли на пряжке цвета золота в тон к костюму, белая рубашка с широкими манжетами. То, что он не надел жакет или сюртук, не является таким уж грубым нарушением. Молодые эрлы или сыновья аристократов иногда пренебрегают данным предметом гардероба в отличие от старшего поколения. Главным отличием в его облике от местных был коричневый бант на шее вместо положенного в Латернии галстука. Считалось, что длина галстука показывает статус владельца. В последние годы пошла мода на расшитые вручную галстуки женами или дочерями эрлов. Медные волосы Эйлерта были аккуратно зачесаны назад и, по всей видимости, обработаны каким-то средством. На пальце левой руки виднелся перстень с массивным зеленым камнем. Неужто настоящий изумруд? На груди висел латернийский амулет мага - серебряная многолучевая звезда в круге.
   - Нормально выгляжу? - обратился барин ко мне.
   - Ваш наряд великолепен, ваше магичество. Он отличается от привычного латернийцам, но это показывает, что вы приехали из дальних стран.
   На каталке к внуку подъехал Авель:
   - Вырядился как петух.
   - По крайней мере одежда мне идет, - усмехнулся Эйлерт.
   Я молча отошла в сторону, чтобы не мешать их разговору.
   - Что за дурацкий бант. Ты девица или как?
   - Так принято одеваться в просвещенных странах. Нищим провинциалам вроде вас не понять, дед. Как бы я не пытался подобрать эпитеты, но кроме как "мумия в похоронном костюме" ничего в голову не приходит при взгляде на вас.
   - Наглец. Выпороть бы тебя. Жаль плохо тебя в детстве воспитывали. Избаловала тебя Тизали.
   - Воспитали меня хорошо, но в этом нет ваших заслуг, ваше благородие. Разве что ваши деньги, что вы платили за учителей, - едко заметил Эйлерт.
   - Когда это ты успел получить латернийский знак мага? - указал Авель пальцем на грудь молодого барина. - Ты разве не через южный Леменгтон ехал?
   - Ха! Представляешь, де-дуля, - быстро перешел на ты Эйлерт. Хозяин скривился от подобного обращения. - Это тот самый амулет мага, что я получил на свое четырнадцатилетие в столице. За двенадцать лет учебы и странствий я умудрился похерить абсолютно все, что у меня было с собой из дома, кроме этого знака. Если бы я не знал, что это простая железка с магической печатью королевской канцелярии, то подумал бы, что его зачаровывала самолично богиня фортуны.
   - Тц, еретик. Не забывай, что в Латернии мы почитаем Локтара Единого, а не этот грязный языческий Пантеон.
   - Учту, благодарю.
   - Ты не хочешь рассказать мне о своих успехах на магическом поприще? В письмах ты ничего не писал, кроме своих идиотских острот.
   - Если бы ты в этом разбирался, я бы непременно похвастался, но какой смысл метать бисер перед свином?
   - Да я тебя...
   Авель побагровел и поднял трость с намерением ударить отпрыска, но Эйлерт играючи увернулся, отойдя от деда на безопасное расстояние и натянув на лицо ехидную ухмылку. Гнаться на коляске за молодым внуком эрл посчитал лишним. Прокашлявшись, он приказал Милетту:
   - В мой кабинет. Мне надо закончить с бумагами.
   - Слушаюсь, мой господин.
   Камердинер, седеющий мужчина с пышными усами, развернул кресло и повез Авеля к лестнице.
   Первым раньше назначенного срока прибыл нотариус Джанторно Беласко, служащий виконту города Шемтен - ближайшего поселения к усадьбе. Он сразу уединился наверху вместе с эрлом для обсуждения дел наследования, предположительно. Затем приехал и господин Бристоф Хальтер, мрачноватый модник, разодетый в лучшие одежды и надушенный ведром духов. Сир Хальтер натянуто поздоровался с Эйлертом, который наоборот вел себя расслаблено и добродушно. Под глазами Бристофа залегли круги, выглядел он устало и даже болезненно.
   После всего, что сделал Бристоф, слуги его ненавидели. Однажды утром Широль обнаружила труп одной из рабынь, что приглянулась ему накануне. Со следами побоев и ожогов. Это стало последней каплей в хозяйской чаше терпения. Несмотря на то, что эрл Туранн всегда был строг с рабами и не скупился на наказания, Авель карал справедливо и за дело. Когда он еще был дееспособен в постели у него побывали многие служанки, но ничего подобного Бристофу он себе не позволял. Из-за смерти рабыни их отношения испортились, и глава Туранн выгнал преемника. Данный эпизод был лишь верхушкой айсберга. Большинство проделок Бристофа не доходило до эрла. Он любил придумывать наказания для провинившихся. Специально выискивал, к чему можно придраться, иногда выдумывая совсем уж нелепые причины. Рабы ненавидели Бристофа Хальтера. Слава богам, в системе ошейников его положение было на одной ступени со мной. То есть он не мог приказывать мне и некоторым другим слугам, но низшие рабы его ослушаться не могли. А ведь в ту злополучную ночь он настойчиво требовал сначала согреть ему постель именно меня, и лишь после моего замечания о том, чтобы он испросил разрешения хозяина, отказался от своих планов и переключился на более доступные цели. Кто знает, может быть вместо погибшей рабыни сейчас мои бы кости лежали в холодной земле. В общем, несмотря на то, что нынешнего Эйлерта никто из нас совершенно не знал, мы можем лишь строить догадки на основе его детских и юношеских лет, если бы перед рабами был поставлен выбор: Эйлерт или Бристоф, то ответ был бы очевиден. Но разумеется спрашивать мнения слуг никому и в голову не придет.
   Милетт встал у входа, исполняя роль церемониймейстера и объявляя гостей, чему способствовал зычный голос, хорошие знания внешнего вида, имен и титулов господ. Широль заняла место подле хозяина, который также спустился вниз, дабы приветствовать приглашенных. Я же носилась от кухни до банкетного зала, раздавая указания, выбирая какие блюда подавать первыми и решая еще тысячу и одну мелочь, которые непременно возникают при проведении подобных приемов.
   - Его святейшество епископ Локтара Единого Эшериан Шемтенский с сопровождающими! - громко объявил Милетт.
   А вот и местный глава церкви пожаловал. Важная персона. Ранее на приемы эрла Туранна он никогда не приезжал, мы давно прекратили слать приглашения. Но сегодняшнее событие было нерядовым. И это понимали все: и господа, и слуги. Как ни крути, но уход одного из эрлов от дел - интересная по меркам Шемтена и даже Латернии тема для обсуждения. Желание поприветствовать, посмотреть на наследника первым вполне обоснованно. Роскошно одетый сир Эшериан подошел к хозяину вечера с несколькими служителями в более простых рясах. Ох, сколько же работы нам сегодня еще предстоит, если каждый будет прибывать с такой толпой прихлебателей. Я направилась на кухню, приказав увеличить количество закусок и других блюд. Дала указание музыкантам начинать играть музыкальную прелюдию - тихие ненавязчивые мотивы. В главном холле раздались звуки флейты и скрипки.
   - Госпожа Игния! - подбежал ко мне взмыленный слуга-конюх.
   - Что случилось?
   - Там... там чудище господина Эйлерта не дает нам размещать лошадей гостей!
   - Что еще за "чудище"? - вздохнула я и быстро двинулась во двор.
   Не могут с норовистым скакуном справиться? Или сир Туранн использует для передвижения нечто более экзотичное? Доводилось мне видеть ездовых ящеров и барсов. Их было необходимо кормить мясом, но никаких сложностей у конюхов не должно было возникнуть.
   Конюшня располагалась на некотором удалении от особняка, дабы не портить его своим неказистым видом. Задрав подол, я в спешном порядке добежала через сад до строения. Под длинным навесом уже стояло несколько карет гостей, часть еще даже не была распряжена. Возле входа несколько человек пытались завести скакуна в конюшню. Нашим слугам помогали кучера прибывших господ, но успокоить лошадей не удавалось.
   - Что происходит?
   Я прошла мимо и заглянула в конюшню - простое длинное одноэтажное строение с множеством стойл, корыт, емкостей для фуража и конструкций для хранения разнообразной конской упряжи. В дальнем конце помещения я увидела что-то белое, висящее на удалении от земли.
   - Что за...
   Подойдя ближе, я не сдержала сдавленного ругательства: дальний угол бы частично оплетен белой паутиной, в трех местах мерно покачивались коконы, а на пучке сена мирно посапывало гигантское мохнатое многоногое чудовище, похожее на паука-переростка. Издавая странный тихий свист и периодически подергивая своими лапищами.
   - Игния, мы исполнили все указания его благородия сира Эйлерта. Выделили отдельное стойло, налили чистой воды, притащили еще живых пару куриц и ягненка. И видите сами, как он тут все загадил. Лошади боятся сюда приближаться, кусаются и лягаются!
   - Быстро сбегай за Милеттом, пусть он обратится с просьбой к сиру Эйлерту прийти посмотреть на своего... скакуна.
   - Сию секунду.
   Конюх бегом бросился прочь, я же ненадолго присела на скамью рядом и облокотилась о стену, чтобы хоть чуть-чуть отдохнуть. В таком виде меня и застал прибывший господин. Я поспешно встала и поклонилась молодому барину:
   - Ваше магичество, у нас возникли проблемы с лошадьми гостей. Они боятся приближаться к конюшне.
   - Как всегда. Шуни, иди сюда.
   Паук, проснувшийся при входе своего хозяина, практически мгновенно оказался возле Эйлерта. Я сдавленно пискнула и отодвинулась в сторону. Вблизи он действительно поражал воображение своими размерами. В высоту с лошадь, однако отходящие во все стороны лапы визуально делали его намного больше копытных.
   - Ты чего тут учудил, малыш? Я же просил тебя вести себя мирно и не оплетать тут все?
   - Фью-у-у... - как мне показалось, жалостливо просвистел монстр.
   Эйлерт повернулся ко мне и махнул рукой:
   - В той стороне ведь болото было? Там до сих пор никто не живет?
   - Нет, господин. На Шемтенской топи никто не селится. Это место считается опасным. Гиблым.
   - Порча?
   - Без вести люди и скот пропадают. Бывает, что и из ближайшего леса охотники не возвращаются. Лет пять назад туда ходил большой отряд Ордена Искоренителей. Подтвердили, что место порченное, тьма там поселилась давно. Провели очищение, но через некоторое время снова люди пропадать стали. Эрл оставил задание в гильдии авантюристов, но ни одна команда так и не вывела заразу.
   - Ясно. Надо будет поглядеть как-нибудь...
   - Вы что, ваше магичество! Там очень опасно. От одной из команд авантюристов в живых вернулся лишь один приключенец. Поседевший и полностью обезумевший! А там и опытный маг был в команде! - страстно поведала я.
   Эйлерт хмыкнул:
   - Ладно, сегодня я туда лезть не собираюсь. Пусть малыш порезвится немного. Он хоть и Большой песчаный тарантул, но против сырости ничего не имеет. Правда, Шуни?
   - Фью-у-у-фьюу-о!
   - Еда? Хм-м... Вывесите коконы на деревьях близ топи, паутину уберите, - обратился Эйлерт к слугам. - Когда коконы исчезнут, подкидывайте периодически живность. Привяжите к дереву и так оставьте. Много Шуни не ест, не переживайте. Да и если в топях найдется чем подкрепиться, то он сам будет охотиться.
   - Сделаем, ваше благородие!
   Мы поклонились молодому господину. Эйлерт, немного пошептавшись со своим зверем, отпустил его на свободу. Тарантул исчез на горизонте с небывалой скоростью, перебирая своими лапами, словно за ним гналась стая демонов. Барин направился обратно к поместью, я решила сопроводить его.
   - Быстрый, правда?
   - Очень, господин. Никогда не видела таких больших и быстрых существ.
   - В Штормовой пустыне иначе никак. Потому я и оставил Шуни при себе. Хотя с постоем в тавернах и гостиницах каждый раз возникают проблемы, скорость и удобство передвижения того стоит. Я подобрал его совсем крохотным паучонком, всего мне по колено. Крутился вокруг моей сторожевой сети рядом с лагерем. Почему-то мне его стало жалко, хотя напарники все как один советовали прибить тарантула. Я отговорил их, начал потихоньку подкармливать. Так и завоевал его симпатию. Теперь он мой надежный и очень полезный боевой товарищ.
   - Поразительно! Вы очень талантливы, ваше магичество.
   Эйлер поморщился:
   - Игния, ты можешь выражать свое восхищение менее бурно?
   - Простите, господин. Когда дело касается магии, мне сложно удержать свои чувства...
   - Тебе нравится магия? - спросил барин, уже входя в парадную дверь особняка.
   - Очень, - произнесла я тихо, опустив глаза как положено, поскольку мы оказались в центре внимания все прибывающих гостей.
   Эйлерт однако услышал мой ответ и как-то по мальчишески улыбнулся, что было несколько неожиданно.
   - Сир Эйлерт, эльфийками интересуетесь? - спросил один из наших соседей, пожилой обрюзгший мужчина с висящими усищами и уже немодным париком с завитушками. Расставаться с ним он не желал, поскольку своих волос на голове практически не осталось.
   - А вы, прошу простить?
   - Эрл Немьято Хортензи, пятьсот акров, двенадцать десятков рабов. Мои владения соседствуют с Туранн на севере отсюда.
   - Что касается женщин, эрл Хортензи, то меня интересуют все расы без исключения. Главное, чтобы глаз радовала и в постели пластом не валялась. Даже с орчанкой опыт имелся.
   - Да ну! - выпал в осадок эрл. - С грязной дикаркой?
   - Орк орку рознь. Пускай в большинстве своем они даже грамоты не знают, но орков причисляют к разумным. Они могут постигать науки, в том числе магию, как и остальные. Цивилизованные и чистоплотные орчанки в других странах встречаются.
   - И все-таки я не одобряю подобного, - поджал губы сосед. - В наше время мы и помыслить не могли о связи с нелюдью. Надеюсь, что вы возьмете себя в руки, молодой человек, и не будете марать честь благородного дома Туранн.
   - Непременно, сир Хортензи. Желаете перекусить? - располагающе улыбнулся Эйлерт.
   - Ах да. Как раз в дороге аппетит проснулся.
   Какая еще дорога, жирный ты боров, подумалось мне. Тебе всего пятнадцать минут до нас добираться.
   Я поправила прическу, слегка растрепавшуюся на улице, и прикрыла ухо выбившейся серой прядью. Короткое, но заостренное ухо. К сожаленью ли, к счастью ли, я не являюсь чистокровной эльфийкой. Мой отец был человеком, а мать темной эльфийкой. Простые горожане. Хоть они и любили друг друга, принять культуры чужих народов было тяжело обоим. Они поселились на границе эльфийского княжества. Далеко не самое умное решение, как я понимаю сейчас. Пограничные стычки людей и эльфов случались с пугающей периодичностью. В один из дней на наш поселок напали, не оставив и камня на камне. Всех, кто не сдался, убили, остальных увели в рабство. Мать, не обладавшая серьезными боевыми навыками, также попала в плен, но наши судьбы разделились практически сразу. С тех пор я ее ни разу не видела. Люди продвинулись достаточно далеко в той же войне, ограбив множество городов. Но и эльфы знатно потрепали их войско, на многие годы оставив страну без серьезной защиты. Что в итоге привело к восстанию одного из подданных и свержению короля, но мне в то время было не до новостей из дальних стран. Выжить бы на плантации, да не помереть с голоду.
   За что я благодарна родителям, так это за то, что они успели обучить меня грамоте. И не только темному наречию, но и имперскому диалекту. Это позволило мне занять наивысшую из возможных для рабов должность при хозяине. Что касается внешности, то увы и ах. Вместо прямых шелковистых платиновых маминых волос, которые сравнивали с лунным серебром, мне достались серые вихрастые непокорные пряди, походившие на заросли вуньи. Вместо темно-фиолетовой кожи - бледно-лиловая, из-за чего другие рабы звали меня "лилушкой" или "лиловой поганкой" в честь одноименного смертельно ядовитого гриба. Благодаря отцу мой рост превышал средне-эльфийский. Темные эльфы в целом были ниже людей, но выше гномов. Но в то же время телосложение у меня также было ближе к людскому. То есть крупное. И если среди других в основном человеческих рабов я не сильно выделялась комплекцией, то вот в свободном детстве вдоволь наслушалась издевок и различных обзывательств от традиционно стройных и миниатюрных темных эльфов. Когда-то я много плакала, по погибшим родителям, по утерянной свободе, но все слезы давно высохли. Когда-то я ненавидела людей, ненавидела работорговцев и своих хозяев в частности, но ненависть давно сменилась покорной обреченностью. Эльфы, как и люди, ко всему привыкают быстро. Мечты о свободе поблекли, сменившись желанием хотя бы хорошей жизни. Раньше я часто планировала побег, даже группу единомышленников организовала, однако в системе магических ошейников было мало слабых мест. Негош мог бы помочь, но маг наотрез отказался рисковать. Отрешившись от воспоминаний, я вздохнула и двинулась к епископу Эшериану, за что-то громко отчитывающего одного из музыкантов. Банкет только начинался.
   Позже прибыл и его сиятельство виконт Аурелье со свитой, правитель Шемтена и окрестностей. Самая высокопоставленная персона в округе. Я первый раз виделась с ним вживую. К нам он ни разу не приезжал за семь лет моей работы помощницей, эрл Авель же нередко оставлял меня на хозяйстве в усадьбе при посещении приемов и балов. Моя внешность слишком неказиста, некоторые господа находят полукровок отвратительными, поэтому хозяин предпочитал брать с собой Широль или Милетта. Виконт Аурелье был высоким и худым мужчиной, словно жердь. С длинными бакенбардами и залихватской молодежной прической, которая не слишком шла немолодому господину. Он сразу собрал вокруг себя большую группу людей, но не благодаря харизме и обаянию, а, скорее всего, из-за высокого титула. Я отправила к нему официантку с нашей лучшей бутылкой бренди. Виконт отпустил какую-то остроту в адрес Авеля, которую эрлу пришлось проглотить, но после проверки на яды его сиятельство принял напиток. Я почувствовала значительное облегчение.
   Гости приезжали в основном без жен, как было принято на подобных раутах. Однако некоторые привозили сыновей, дочерей и прочих родственников. Брали с собой прислугу и телохранителей. Виконт так и вовсе заявился с пятеркой охранников, одним из которых был маг с золотым знаком - многолучевой звездой на груди. Золотой знак в сравнении с серебряной звездой, как у милорда Эйлерта, показывал более высокий статус и силу чародея. Молодые, то есть младше сорока лет, образовывали свои группы по интересам. Отцы неспешно знакомили своих отпрысков с влиятельными людьми, подыскивали хорошие партии для дочерей. В этом плане вечер мало чем отличался от обычных сборищ аристократов. Эйлерт Туранн был очень популярен, что и не удивительно. Молодой внук, вернувшийся из многолетних скитаний, один из претендентов на усадьбу и титул, настоящий маг, посетивший множество дальних стран, побывавший в бессчетном количестве приключений и переделок. Истории, которые он рассказывал, были одна чуднее другой. Хотя про себя он говорил неохотно, больше вещал про иностранные легенды и особенности. Гости были впечатлены. За исключением одного, пожалуй, что и не пытался скрывать свою антипатию. Бристоф Хальтер подвергал каждое слово Эйлерта сомнению, нередко называл сказанное выдумкой. Если бы Бристоф был магом, то дуэль была неминуема, однако, каким бы ублюдком не был, преемник эрла прекрасно понимал, что у обычного человека нет шансов против обученного мага. Эйлерт не производил впечатление слабака, в отличие от Негоша, дежурившего у входа. С осунувшимся лицом, изрезанным морщинами, неопрятной бородой и вечно слезящимися глазами раб-маг Негош представлял из себя жалкое зрелище. Но даже с ним у сильного фехтовальщика без поддержки магических артефактов могут возникнуть проблемы. Я приказала музыкантам сменить стиль и сыграть веселый мотивчик. Наконец в программу включился наш главный певец, светлый эльф-евнух. Голос у него был действительно отменный, ясный и звонкий, гордость усадьбы Туранн. Обстановка значительно разрядилась, гости переключились на обсуждение песни, достоинств тех или иных артистов, хвастаясь своими собственными слугами.
   К Эйлерту подходили знакомиться многие эрлы, представляли своих сыновей и дочерей. До предложений о помолвке дело не доходило. Конечно, маг сам по себе был неплохой партией для средней руки аристократов, но пока молодой милорд был темной лошадкой. Все может измениться, когда Авель объявит свое решение.
   - Игния, кому мне отнести эль? - подошла ко мне Аютла с подносом, на котором стоял полный кувшин и пара высоких стаканов.
   Я окинула взглядом рабыню и назвала достаточно безопасный на мой взгляд вариант:
   - Сиру Эйлерту, он сегодня пьет эль.
   - Да!
   Мне показалось, или ее тон был довольным? Наивная дурочка. Я внимательно следила, как Аютла с излишне прямой спиной шествовала меж гостей, кланяясь и забирая пустые бокалы. Эль не очень уж популярный напиток на таких мероприятиях, но в округе его варили и любили многие. Где-нибудь в столице Милидженте его наверняка не подают на банкетах. О, святые заступники, я же спрашивала ее, не следует ли ушить платье. Из-за небольшого роста Аютле был велик наряд горничной. Подол чуть ли не касался пола. И вот, из-за одного неосторожного движения эта растяпа умудрилась наступить на собственный подол и полететь прямо на господ. Я быстро двинулась вперед еще до того, как беременная курица приземлилась. Его магичество Эйлерт среагировал молниеносно, подхватив одной рукой падающий поднос, другой - служанку. Пустые бокалы попадали, но удержались на подносе, кружка с элем также опрокинулась, разлив содержимое. Часть которого оказалась на одежде молодого барина. Рядом раздался пьяный смех других гостей, ставших свидетелями бесплатного представления. Внук эрла рывком поставил Аютлу на ноги:
   - Смотри под ноги, неуклюжее ты создание. Платье покороче выбрать не дано было?
   - П-простите великодушно, милостивый господин!!! Позвольте помочь вам с чисткой одежды!
   Стоп. Что? Неужели эта наглая пигалица смеет подкатывать к молодому барину? Да еще таким образом? Хотя признаюсь, во мне не было уверенности, специально ли она подстроила падение, или в ней взыграла природная косоногость. Даже Эйлерт, по-видимому, не был уверен, поскольку не стал ее отчитывать сходу.
   - Отнеси обратно утварь.
   - Да, господин, - слуга схватила поднос. - Мне очень жаль. Позвольте помочь вам!
   Эйлерт не обратил на ее слова внимания, удаляясь к своим покоям. Вслед ему неслись смех и шуточки других господ. Я выхватила поднос из рук Аютлы и тихо прошипела, не меняя выражения лица:
   - Иди за мной.
   Остальным официантам я приказала начинать выносить основные горячие блюда на банкетный стол. В каморке слуг я устроила нерадивой рабыне знатный разнос. Аютла была искренне расстроена случившимся казусом. Я пригрозила ей, что выгоню из особняка обратно на плантации, если нечто подобное повторится. Однако выдерживать хныканье и льющиеся из глаз девушки слезы долго не смогла и сжалилась, велев идти помогать на кухню с мытьем посуды. И не забыть подшить платье. Аютла утерла слезы, горячо поблагодарила и убежала на отработку. Я же помчалась в покои молодого барина, но застала его уже выходящим из комнаты. Эйлерт успел переодеться в другую рубашку коричневого цвета.
   - Прошу прощения за случившееся, милорд. Вам нужна помощь?
   - Пусть постирают.
   - Слушаюсь, господин, - я приняла испачканную одежду и поклонилась, радуясь про себя, что милорд не стал устраивать наказание для служанки.
   Вечер продолжался. Разговоры за столом велись на разные темы. О нынешнем урожае, ценах на зерно, овощи и фрукты или более специфичные товары. О политике: о короле и графьях, о последних королевских указах и эдиктах церкви, о соседних государствах. О ситуации в Латернии, ухудшившейся в последние годы. Нападения сектантов, жертвоприношения и порча появляются все чаще, вспыхнул мор в северо-восточных краях, об активизации бездны на восточном побережье. Не то, чтобы подобного не случалось раньше, но сейчас все навалилось разом, так что Орден Искоренителей, дружины лордов, гильдия авантюристов и Братсво Меча работают не покладая рук. Об охоте и ином досуге господ.
   Один из приятелей хозяина эрл Тюджармо завел разговор про кулачные бои. Не удивительно, учитывая, что он являлся большим их поклонником. Гости оживились и стали просить зрелищ. Хозяин усадьбы дал добро, и Тюджармо предложил своего бойца против нашего. Эрл Авель не рискнул соглашаться, прекрасно зная о силе его чемпиона. Однако фанат боев привел с собой нескольких других бойцов, не столь именитых и сильных. Под одобрительный гул толпы милорду пришлось принять вызов. Я заранее распорядилась приготовить инвентарь, поэтому, когда эрл Туранн повелел подготовить ринг, мне оставалось лишь махнуть рукой. Официанты и другие свободные слуги с кухни стали вносить приспособления и устанавливать в левой части главного холла. На полу расстелили несколько больших отрезов из плотной грубой ткани, на которой виднелись неотстиравшиеся пятна крови. Вынув заглушки из пола, в специальные отверстия воткнули мощные столбы с крюками. Затем протянули веревки, образовав большой пятиугольный ринг. Если бы не начавшийся мелкий дождик, то арену могли выставить и на улице.
   Эрл сам отправился отбирать бойца. Орки, как и ожидалось, все рвались в бой, не страшась увечий и смерти. Обычно именно зеленокожих выбирали для кулачных боев, поскольку в грубой силе и схваткам без оружия и без магии им не было равных. Ну, опытный кулачный боец может и легко разделал бы орка, но клыкастые громилы бились бездумно и яростно, что и надо было жадной до крови и зрелищ толпе. Милорд Авель не различал троицу орков, которых, к слову, раньше было четверо. Несмотря на то, что пятнистый серо-зеленый кожный покров был у каждого свой. И имен он их не помнил. Поэтому просто указал пальцем на приглянувшегося. На этот раз честь сражаться выпала Дубше, отчего здоровяк радостно взревел.
   Смотреть, как грязные потные орки мутузят друг друга никогда не доставляло мне удовольствия. Наверное, сказывается эльфийское воспитание. У нас иные ценности. Соревнования в стрельбе из лука, показательные бои на шпагах или кинжалах и прочие спортивные состязания. Все чинно и благородно, в отличие от этой варварской забавы. Из своей норы выполз Кибрук, каким-то образом пронюхавший про бои. Он принимал ставки от господ, а орки разминались на ринге, запугивая оппонента грозным боевым танцем, больше похожим на кривляние и рык пьяного медведя. Во время поединка я отправилась на кухню, оставив все на Широль и Милетта. Без всяких мыслей, я устало упала на лавку. Бабушка Кирья принесла мне тонизируйщий отвар, за что я ее поблагодарила. В отличие от меня, Кирья - чистокровная темная эльфийка. И хоть по возрасту она соответствует своему прозвищу, но по внешнему виду это сказать сложно. Эльфы в старости меняются неспешно, а живут в среднем раза в полтора дольше людей. Даже поговорка такая есть: пока человек спешит в объятья госпожи Смерти, эльф попивает чиф. Ну а мешать чифопитию даже костлявая не станет, как гласит иная народная мудрость. Бабушка Кирья попала в рабство задолго до моего рождения. История эта темная, и мне о ней почти ничего не известно. Эльфийские дома не любят выносить сор на публику. Чем-то она сильно провинилась в доме, но недостаточно для вынесения смертного приговора. Продать темного эльфа - соплеменника людям в качество раба считается постыдным поступком для гордого народа ночи. Однако каким-то непостижимым образом это произошло, о чем Кирья не любит распространяться.
  
  
   Глава 3
  
   Услышав поднявшийся шум, я вернулась обратно. Посреди ринга на ногах стоял лишь наш Дубша, его противник лежал на полу без сознания. Орк издал победный клич, хлопая себя по груди одной рукой. Вторая конечность безвольно висела вдоль тела. Похоже, серьезно повредил. На лице и теле его было множество мелких ранений и рассечений, под глазом наливался внушительный фингал. Ну, орки поразительно живучи, поэтому не страшно. Эрл Авель принимал поздравления, Кибрук раздавал награду тем немногим, кто поставил на Дубшу, и с довольной улыбкой пересчитывал нашу долю. Я повелела оттащить бессознательного орка в подсобку, а Негошу привести его в чувство. Эйлерт вызвался помочь и также последовал в подсобку. Кое-кто требовал продолжения, но хозяин мягко возразил ему, поэтому я скомандовала сворачивать ринг. Часть гостей вернулась за стол, часть осталась в холле. Музыканты затянули печальную мелодию, а танцовщицы принялись двигаться в медленном танце.
   Следы крови, которые все-таки попали на пол, пришлось прикрыть коврами. Не успела я сходить проведать поверженного противника. Было не очень хорошо, если бы боец Тюджармо откинул копыта в нашей усадьбе. Однако он самостоятельно на своих двоих вышел из подсобки. Дубша также был в полном порядке и разминал пораненную ранее руку.
   - Милорд, вы стали весьма сведущи в магии жизни, - заметил Негош, поглаживая бороду.
   - Пустое, - махнул рукой Эйлерт.
   - Благодарю, господин, - пробубнил Дубша несвойственные ему слова.
   - Практика никогда не помешает, - усмехнулся милорд.
   Признаться, я зауважала молодого мага еще больше. Убрать царапины - одно дело, а вот быстро излечить сложный перелом совсем другое. Негош мог бы подстегнуть регенерацию и ускорить восстановление, но чтобы так сразу... Эйлерт Туранн не так прост, как кажется на первый взгляд. К умелым магам я всегда испытывала уважение и некий пиетет. Это ведь не просто надо родиться с даром, но и развивать его, кропотливо и долго. Магия - тяжелая наука, она дается лишь самым упорным и целеустремленным. Так говорил Негош, по крайней мере.
   - Коли будет у вас минутка, не дадите ли старику пару уроков? - спросил раб у Эйлерта, идущего обратно в холл.
   - Вряд ли. Совсем ты себя забросил, Негош. Хех, когда-то ты был для меня примером для подражания, непререкаемым авторитетом в магии.
   - Эх-х, милорд. Годы идут, никого они не щадят...
   - Есть такое. Стоит только на Авеля взглянуть. Сколько старому пердуну осталось?
   - Если ничего не предпринять, то пару месяцев. Не больше полугода точно.
   - Будем надеяться, что задерживаться на этом свете он не станет.
   - Мой господин, кто же унаследует усадьбу и титул? - спросила я, не выдержав.
   - Вроде он писал про этого лизоблюда Бристофа...
   - Только не Бристоф! - воскликнула я громче, чем следует. - Прошу прощения.
   - А что с ним нет так? - остановился молодой барин.
   - Так известно чего, - протянул Негош. - Слуг портит, нравится это ему. Совсем житья не даст, коли хозяином станет. Несколько лет назад одну рабыню и вовсе загубил.
   - Хм-м, вот как.
   - Лучше бы вы, милорд, наследство приняли... - негромко произнесла я, осмелев.
   - Это вам Авель приказал рассказать?
   - Нет, ваше благородие!
   - Хозяин лишь распорядился принять вас, как дорогого гостя, и ни в чем не отказывать, - добавил Негош.
   - Жизнь в усадьбе не по мне, чтоб вы знали. Я думал о том, чтобы, возможно, пожить немного в свое удовольствие, отдохнуть годик или два. А потом продать все имущество.
   - Поступайте, как сочтете нужным, господин. Лишь бы не Бристофу Хальтеру, - произнесла я.
   - Что не мне? О чем разговор? - раздался холодный голос.
   Я застыла ледяным столбом, поняв, что преемник эрла слышал часть нашей беседы.
   - Игния говорила, будет плохо, если сир Авель проводил бы бои против милорда Хальтера. По слухам, у вас есть весьма сильный боец, мало уступающий чемпиону Тюджармо?
   - Да, это правда. К сожалению финансы позволяют мне содержать лишь одного бойца, зато на качестве я не поскупился. А вы, милорд Туранн, не думали о приобретении личных вассалов? Или все надеетесь на наследство?
   - В трудной дороге и заварушках от них мало толку. Привык обходиться без личных слуг. Обойдусь и впредь.
   Мы с Негошом почтительно отошли в сторону, не мешая разговору господ.
   - Тогда вам стоит отказаться от усадьбы Туранн, если эрл вдруг решит отдать ее в ваши руки.
   - Интересное предложение.
   - Думаю, мы сможем договориться. Вам, сир Эйлерт, больше подойдут странствия... где-нибудь в диких землях, истребление монстров и тому подобное. Сидеть на одном месте слишком скучно, не правда ли?
   - Это так. Хотя я не против передохнуть какое-то время. Знаете, проснуться к обеду, съесть плотный завтрак с душистым чифом, никуда не торопиться, насладиться спокойными деньками.
   - Вам уже через неделю наскучит, заверяю вас.
   - В конце концов, в Латернии тоже есть чем заняться, - продолжил молодой барин. - "Ловцы удачи" ведь выдают задания авантюристам из других гильдий? Далеко даже ходить не надо. Говорят, что в Шемтенских топях давно гуляет порча, пропадают люди и скот.
   - Ваше право, милорд. Топи - наболевший вопрос. Слишком мелкий, чтобы граф Гольштрен или виконт Аурелье тратили на него свое время и силы, но достаточно неприятный для тех, чьи земли соседствуют с гиблым болотом. Вас будут величать настоящим героем, если сможете разрешить проблему.
   - Да, Бристоф. Надо будет выкроить день-другой. Если совсем не обленюсь со всей этой вкусной едой, удобствами и обслуживанием. Ха-ха-ха!
   Хальтер вежливо улыбнулся и откланялся:
   - Что ж, прошу простить, я покину вас ненадолго.
   - Милорд, не ведитесь на речи хитрого лиса! - возмущенно высказалась я, когда Бристоф убрался из зоны слышимости.
   - Игния! - с укоризной заметил Негош. - Не принижай милорда, чай сам головой пользоваться умеет.
   - Простите, - склонилась я.
   Что-то слишком близко к сердцу я принимаю их противостояние и слишком яро защищаю Эйлерта. Конечно, он вряд ли будет худшим хозяином, нежели Хальтер, но и про правила и достоинство главной слуги забывать не стоит. Показывать свои чувства перед господином считается неподобающим поведением.
   - Я сюда приехал отдыхать, а не участвовать в этих ваших мелких интригах и заговорах. Побывать в доме детства, поностальгировать... сплясать на похоронах деда на худой конец...
   - Просим прощения, что побеспокоили вас, милорд.
   - Хорошо. Идите тоже выпейте чего-нибудь, а то стоите с кислыми рожами.
   Эйлерт ушел в зал к гостям, я же мысленно покачала головой. Чтобы раб пил во время банкета? Это могут делать лишь очень доверенные слуги, либо самоубийцы. Все-таки молодой барин плохо знает местный этикет. Или это была такая странная шутка? Магов понять сложно.
   Банкет шел полным ходом. Шутки становились развязнее, поведение наглее. Служанки получали шлепки по задницам, два дуралея успели поссориться и устроить дуэль в саду на шпагах. Оба отделались неглубокими резаными ранами. Поскольку дуэль была до первой крови, то прислуга сразу остановила драку, хотя оба эрла в пьяном угаре желали продолжать схватку. Негош, а также один из их личных магов, занялись порезами, в то время как оба открыто обвиняли оппонента в трусости и требовали признать собственную победу в поединке.
   Время двигалось к ночи. Эрлу Авелю стало заметно хуже. Он все чаще извинялся и присаживался на стул, дабы передохнуть. Действие зелья сходило на нет. Бесконечно поддерживать бодрость в теле лекарственная магия не способна. Затем последует неприятный и даже болезненный откат. Как бы в состоянии Туранна это не стало последней каплей. В итоге Авель решил произнести речь, поднявшись на возвышение в главном холле. Пока Милетт выгонял со сцены слуг и помогал уносить инструменты, я спешно прошлась по залам, саду и двору, уведомляя разошедшихся господ о важном событии. Наконец перед слегка пошатывающимся от усталости эрлом Авелем собрались все гости, и он начал говорить:
   - Дорогие друзья. Соратники, партнеры, соседи. Вы знаете меня не первый год, а многие не первое десятилетие. Я родился в этой усадьбе, здесь же я наверняка и закончу свой путь. Всегда, сколько себя помню, я старался с честью встречать удары судьбы, как и положено Тураннам, с умом править поместьем, чтить заветы церкви, исполнять королевские указы, исправно платить налоги. Я не щадил рабов, но и не спускал с них семь шкур. Но в последнее время здоровье стало подводить меня, друзья. Поэтому я принял волевое решение передать усадьбу Туранн своему наследнику, имя которого...
   Я невольно затаила дыхание.
   - Эйлерт Туранн, мой дорогой внук.
   Да!
   - Наши отношения сложились не лучшим образом, как многие из вас знают. Однако он все еще мой родной внук, законный наследник Тураннов. Кому как не ему я могу доверить управление имуществом, землями и свой титул? Я верю, что сир Эйлерт Туранн не подведет наш старинный род, приумножит его богатства и прославит на всю Латернию. Все права, обязательства и долги перейдут к нему, как будущему главе поместья. Передача имущества и титула будет проводиться сегодня. Высокородные его преосвященство епископ Эшериан и его сиятельство виконт Аурелье милостиво согласились уважить старого эрла, произвести перенастройку и заверить передачу прав. За что я им безмерно благодарен. Сир Беласко проследит за законностью и правильным оформлением сего действа. Сожалею, но засим позвольте откланяться. Нам необходимо многое согласовать. Сир Хальтер, вас я также прошу принять участие. Спасибо всем, кто приехал. Наслаждайтесь вечером, ешьте, пейте, развлекайтесь! Гостевые комнаты в вашем распоряжении, господа.
   Эрл подошел ко мне:
   - Игни, тебе с Милеттом и Кибруком также стоит присутствовать. И Негоша позови. В мой кабинет.
   - Да, мой господин.
   Заметив состояние Авеля, я ненавязчиво взяла его под руку и отвела до камердинера, который помог ему подняться по лестнице наверх.
   Я нашла Негоша, затем отыскала Кибрука, который как всегда обретался в комнате учета. В помещении хранились наши финансы, журналы учета покупок, списки имущества и рабов, расписки и векселя. Здесь всегда пахло жевательным табаком, который Кибрук где-то умудрялся доставать. Изо рта распорядителя также несло кислым смрадом, а зубы его, вернее остатки, походили на сгнившие пеньки. Кибрук редко улыбался, чему все были только рады. Внешностью наш финансист был не слишком приятной: с тонкими усиками, залысинами, сальными волосами и лицом в шелушащихся пятнах. Однако дела он свои вел отменно, раз уж Авель до сих пор терпел его рядом с собой. Договариваться он умел.
   По пути к кабинету эрла до нас донеслись слова разговора на повышенных тонах:
   - Дед, ты меня предупредить собирался или как?
   - Ты не хочешь наследовать имение? - ворчливо отозвался Авель.
   - Этого я не говорил. Но кто его знает, в каком оно состоянии. Может, ты задолжал больше, чем его рыночная стоимость.
   Мы остановились в коридоре, не став врываться посреди беседы господ.
   - Грубиян. Я вел разумную ценовую политику, не устраивал банкеты ежедневно. Как видишь, омолаживающие сеансы также прошли мимо меня. Негош упоминал, что ты неплохо разбираешься в магии жизни?
   - Есть такое. Вот только магией омоложения никогда не занимался. Среди близких мне людей не было никого, умирающего от старости, знаешь ли, - язвительно заметил Эйлерт.
   - Побольше вежливости, щегол! Я старше тебя почти втрое!
   - Да-да, как скажешь.
   - У тебя есть знакомые, кто мог бы помочь мне?
   - Есть, но бесплатно они не будут работать. Плюс ехать в Латернию точно не станут, так что выгоднее обратиться к местным.
   - Я передам тебе все права на усадьбу, если ты оплатишь мое омоложение. Иначе мне придется ее продать, - тяжелым голосом заявил Авель. - Мне хватит и десяти дополнительных лет.
   - Продавай, - безразлично ответил молодой барин. - Для тебя денег у меня нет. Поместье мне не особо и нужно.
   - Так я и думал, - еле слышно произнес эрл. - Твоя взяла, ты получишь усадьбу Туранн. Но на определенных условиях.
   - Что ты задумал?
   - Узнаешь, когда соберутся остальные.
   По коридору к кабинету главы дома шествовала большая компания из влиятельных господ: виконт Аурелье в центре, справа -- епископ Эшериан, с другой стороны -- эрл Хортензи. Позади за ними следовали эрл Тюджармо, Джанторно Беласко, Бристоф Хальтер и эрл Бокеноччи, наш сосед с юга. Замыкали процессию прочие личные слуги. Господа прошли мимо нас в рабочий кабинет эрла, который хоть и был довольно вместительным, такому количеству людей пришлось тесновато. Часть прислуги и охраны осталась в коридоре. Мы с Негошом и Кибруком незаметно встали возле стены. На выражение обиды и злости на лице Бристофа было приятно смотреть.
   - Что ж, все в сборе, - взял слово Авель, устало восседая в кресле рядом с письменным столом. - Мы с благородным Беласко уже подготовили все документы о передаче прав и имущества. Повторю еще раз. Я добровольно, в ясной памяти, без какого бы то ни было принуждения, передаю титул эрла и все имущество своему законному наследнику. Со следующими условиями. Первое: Эйлерт Туранн не имеет права продавать усадьбу в течении двадцати лет, лимит на продажу рабов -- десять штук в год. Второе: новый глава обязан увеличивать общее состояние усадьбы на пятнадцать процентов в год в течении пяти лет. Условие не строгое: все мы знаем, что бывают неурожаи и прочие неурядицы. Итоговую планку в семьдесят пять процентов он обязан преодолеть за семь лет. Если в течении первых трех лет будет замечено значительное расхищение имущества или перерасход средств, договор может быть аннулирован. В случае невыполнения условий усадьба и титул переходят моему преемнику -- Бристофу Хальтеру. Эйлерту запрещается вкладывать свои накопления в развитие имения, его личный доход не будет учитываться. Однако ему разрешается использовать свои магические умения, дабы повысить урожайность и тому подобное. В бумагах все четко изложено. Прошу, ознакомьтесь.
   Нотариус раздал экземпляры договора передачи, исполненном на красивой бумаге. Эйлерт не выглядел сильно недовольным поставленными условиями, а вот Хальтер, судя по просветлевшему лицу, обрадовался. Мне подумалось, что со стороны Авеля это слишком рискованное решение. Хоть в обществе это воспримут крайне негативно, но по закону сир Эйлерт вполне волен выставить эрла Авеля вон, вынудить доживать свои последние дни на улице, без гроша в кармане. Вероятно, старый хозяин успел подстраховаться.
   - Господа, вы приглашены сюда, дабы быть свидетелями добровольности передачи прав. Глубокоуважаемый виконт Аурелье заверит передачу титула. Как известно, в Латернии титулы мелкопоместных дворян разрешается передавать без согласования его величества Родерика. Его святейшество епископ Эшериан осуществит перенастройку управляющего рабского жезла. Игния, достань его из сейфа, он открыт. Прошу простить, сегодняшний вечер вымотал меня. Джанторно, продолжишь?
   - Конечно, ваше благородие, - откликнулся нотариус. - Ни о чем не беспокойтесь.
   Управляющий жезл был сделан из золота и серебра, с россыпью вкраплений мелких драгоценных камней. Семейная реликвия Тураннов. Именно она осуществляет привязку рабских ошейников к хозяину. Если слуга без разрешения уйдет от жезла на большое расстояние, то начнет слабеть -- ошейник будет постепенно вытягивать из него все силы. Хоть я и ненавидела данный артефакт, в глубине души всегда восхищалась его красотой и сложностью заключенной внутри магии. Настоящее произведение магического искусства. Производить изменения в нем может лишь церковь или Гильдия магов. Последняя в Латернии малочисленна и имеет единственное отделение в столице Милидженте.
   По взмаху руки епископа жезл у меня забрал один из его клириков. Ну да, самолично глава шемтенского прихода не станет заниматься перенастройкой. Эрл попросил меня принести наше лучшее бренди, которого оставалась последняя бутылка, презенты для гостей и специальное зелье из холодильного ящика. Когда я вернулась, все документы были уже подписаны и заверены виконтской печатью, управляющий жезл перенастроен на молодого Туранна. Эйлерт принимал поздравления. Теперь уже эрл Эйлерт, наш хозяин. Я поочередно раздала подарки приглашенным. Пока я отвлеклась, Авель успел разлить бутылку по бокалам и произнес короткий тост:
   - За нового главу и за величие рода Туранн!
   Ох, этот негодяй вместе со всеми тоже выпил солидную порцию бренди. И ведь прекрасно знает, что ему запрещено пить алкоголь!
   - Хорошо! Аж горло дерет! - заметил Авель довольно.
   - Господин, вам следует выпить лечебного зелья, иначе вам станет плохо, - сказала я.
   - Умолкни, - отмахнулся бывший эрл. - Эйлерт, бумаги, с которыми тебе следует ознакомиться, в сейфе. Кибрук и Игния расскажут остальное. Ну а теперь... Прощайте!
   Авель за один миг откупорил пузырек и закинул содержимое в себя. В кабинете воцарилась пораженная тишина. Голова старика упала на бок, тело моментально обмякло.
   - Что в пузырьке?! - завопил Бокеноччи.
   - Я... я не знаю. Хозяин сам покупал его... - замялась я.
   - Он мертв, - резюмировал клирик епископа. - Если это сильнодействующий яд, то магией тут вряд ли поможешь. Он выпил целый пузырек.
   - Мог бы и дождаться своей очереди, а не бежать на встречу с Локтаром, - проворчал епископ.
   - Интересное представление. Старик Туранн умеет удивлять, - произнес виконт равнодушно. - Полагаю, на этом наши роли окончены?
   - Думаю, что так, - ответил Эйлерт и пригладил шевелюру. - Довольно неожиданная развязка. Я пришлю вам приглашение на похороны, господа.
   - Не уверен, что смогу присутствовать, эрл. Мне надо вскоре отправляться в столицу, - заметил господин Аурелье.
   - Я понимаю, ваше сиятельство, и не настаиваю. Приношу всем извинения за такое неприглядное зрелище. Негош, укрой тело деда и обработай сохраняющей магией.
   - Да, мой господин.
   Гости стали постепенно расходиться. Известие о самоубийстве Авеля всколыхнуло угасающий интерес приглашенных, и они еще около часа обсуждали старика, вспоминая былое, поминая старика. Из-за такого события веселье сошло на нет, гости старались держать себя в рамках приличий и не таскать служанок по комнатам. Несмотря на поздний час оставаться в поместье на ночь никто не возжелал. Вообще, ночевать в доме с покойником считалось дурной приметой. Эйлерт выглядел отстраненным, выпроваживая господ. По его лицу сложно было понять, рад ли он смерти нелюбимого предка, или же в глубине души грустит. Какой-никакой, но родственник.
   Слуги, да и я в том числе, чувствовали небывалое волнение. Смена хозяина - событие очень редкое в жизни рабов. Иные всю жизнь служат одному повелителю до самой смерти. Усадьба Туранн застыла в ожидании перемен. Нам оставалось лишь надеяться, что перемены эти будут положительные. Меня почти не застала активная старость Авеля, когда он через день менял наложниц, устраивал жестокие бои между слугами и выдумывал изощренные наказания провинившимся, использовал рабов в роли приманки на охоте. Были у эрла старческие заскоки и причуды, но в целом в последние годы он вел себя образцово. Если Эйлерт пойдет по стопам деда в молодости, то слугам придется несладко. Поэтому надо постараться вести себя примерно, но в то же время определить некоторые рамки и правила, насколько это возможно в отношениях рабов и хозяина.
   Гости разъехались, я же еще около часа следила за тем, как слуги уносят столы и декорации в кладовые, начищают до блеска полы и посуду. Несмотря на чудовищную усталость от очень длинного дня, я всерьез размышляла о том, следует ли мне навестить хозяина ночью. Но, во-первых, в таком состоянии вряд ли я смогу сделать что-либо, кроме как лежать бревном в постели, чего по его же словам Эйлерт не терпит. Во-вторых, милорд вполне может счесть подобное неуважением к памяти покойного деда.
   - Игния, разреши мне отправиться к милорду! - неожиданно выпалила подошедшая ко мне Аютла.
   - Ты понимаешь, о чем просишь, дурында? - заметила я устало. - Сейчас совсем не подходящий момент.
   - Я справлюсь! - с жаром сказала служанка.
   - Так, - я помассировала виски, собираясь с мыслями. - Чего ты добиваешься, Аютла? Всерьез надеешься стать фавориткой хозяина?
   - Нет! Я...
   Девушка резко осеклась.
   - Продолжай. Что ты хочешь сказать? Не бойся, я не кусаюсь.
   - Я хочу убить Эйлерта... - тихо произнесла Аютла.
   Я вздохнула и прикрыла глаза на пару секунд:
   - Чем же милорд успел тебе насолить?
   - Он обесчестил мою старшую сестру в юности. Просто использовал ее для удовлетворения своих потребностей и выкинул как ненужную игрушку!!!
   - Тише. Я поняла. Это все?
   - Все?! Этого более чем достаточно! Я готова рискнуть собой, но отомщу за сестрицу Аятлу!
   - Каким же образом ты собиралась провернуть подобное? - спросила я скептически.
   - Я... я пересплю с ним, а наутро, когда он будет беззащитен, всажу нож прямо в сердце!
   - Ты ведь никогда не спала с господами? Ты девственница?
   - Что? ...Какое это имеет отношение...
   - Сколько тебе лет?
   - Семнадцать...
   - Ты сама все это придумывала или тебя кто-то надоумил?
   - Я... давно мечтала о мести, но Эйлерт был далеко. Несколько дней назад ко мне обратился незнакомый мужчина в капюшоне. Он рассказал, что скоро Эйлерт явится сюда, и это будет моим шансом. Тогда я упорно старалась, чтобы получить место горничной в доме, и у меня вышло!
   - Мужчина в капюшоне?
   - Да. Мужчина в летах с густыми нахмуренными бровями, точнее не рассмотрела.
   Вот оно как...
   - Хорошо. Предположим. Я согласилась допустить тебя в спальню к милорду. И он действительно принял тебя, решил развлечься, когда в соседнем помещении стынет труп его деда... Каким-то непостижимым образом тебе удалось не оплошать в постели, что он тебя не выгнал сразу же и чудом разрешил спать на одной с ним постели до утра. Это привилегия супруги или любовницы, чтобы ты знала, даже не наложницы. Затем тебе надо сделать сразу несколько вещей. Во-первых, суметь нанести смертельный удар. Ты когда-нибудь лишала жизни человека? Хотя бы животное? Во-вторых, преодолеть болевую сдерживающую магию ошейника, которая наверняка убьет тебя, исполни ты задуманное. В-третьих, ты в курсе, что Эйлерт - маг? Ты думаешь, так просто одурачить чародея или застать врасплох?
   По мере сказанного мной Аютла мрачнела, а под конец на ее глазах показались слезы.
   - Игния, ты... ты ведь сама ненавидишь хозяев... Ты должна помочь... Мне безразлична моя жизнь. Я отомщу за всех, кого он унизил, чьи жизни разрушил...
   - Ну и напоследок. Тебе никто не рассказывал, что в случае гибели хозяина, запускается процесс ликвидации рабов? Мы начнем слабеть до тех пор, пока не умрем. Это сделано специально на случай восстаний рабов и заговоров по убийству хозяина. Конечно, затем прибудет церковь, чтобы перенастроить управляющий жезл. Но если вскроется тот факт, что рабы виноваты в смерти хозяина, нас могут показательно оставить умирать. Ты хочешь, чтобы все мы погибли в страшных мучениях?
   - Нет... я не хочу... уа-а-а... я только хочу справедливости...
   Аютла занялась горькими слезами. Если честно, то она напоминала мне себя в таком же возрасте. О, я тоже когда-то горела огнем возмездия из-за каждой загубленной рабской жизни. Со стороны сейчас я наверняка смотрюсь холодной стервой, прихлебательницей хозяина, но на самом деле я прикладываю все мыслимые и немыслимые усилия, стараясь обеспечить рабам лучшую долю. Иногда даже принимая на себя наказания за них. Вот только я - почти небожительница, приближенная к милорду, и не достойна их благодарности.
   - Все в порядке, девочка, - заботливо произнесла я, приобнимая служанку. - Давай не будем торопиться, хорошо? Я подумаю, что тут можно сделать и потом мы с тобой как следует все обговорим, идет? - Аютла неуверенно кивнула. - Обещай, что ты не будешь делать глупостей в ближайшие дни.
   - Обещаю.
   - Вот и славно. Иди поешь из остатков от банкета на кухне, разрешаю тебе выпить эля - еще треть бочонка осталась. Затем отдыхай, остальные справятся с уборкой.
   - Спасибо, Игния.
   - Всегда пожалуйста, девочка.
   Некоторое время я следила за уборкой помещений. Глаза начали уже сами собой закрываться. Слава богам, Широль вызвалась закончить с делами вместо меня, заметив мое состояние. Зайдя в каморку, я ватными пальцами расшнуровала и сняла корсет и платье, иначе бы оно помялось, отчего утром пришлось бы заново выглаживать. И упала на кушетку, мгновенно забывшись тревожным сном.
  
  
   Глава 4
  
   - Ба-бух-дах!
   Сильный грохот буквально вытолкнул меня с постели. Я потерянно заозиралась, дезориентированная спросонья, пытаясь нашарить рукой одежду. Перед лицом быстро пронеслись события предыдущего дня. Ах да. У нас теперь новый хозяин. Пришлось пренебречь корсетом, дабы поскорее облачиться в форму. В каморку вбежал Феоклист, наш повар:
   - Игния, там такое творится! Настоящий бедлам!
   - Что случилось?
   - Идем быстрее, там в комнате нового господина...
   - С ним все в порядке?
   - Да, только он зол из-за чего-то...
   За окнами уже вовсю светало. Я недовольно поинтересовалась:
   - Почему меня не разбудили перед завтраком? Вы уже составили меню для милорда?
   - Широль сказала не трогать тебя, дать выспаться. Мы решили наготовить разнообразных блюд, чтобы эрл сам продегустировал и отобрал те, что ему по вкусу.
   - Ладно, я сама с ней побеседую после.
   - Извини, Игния, - Шеоклист виновато прижал поварской колпак к груди.
   Эйлерт сидел на подоконнике одного из узких окон вдоль лестницы на второй этаж поместья. На нем были лишь ночные одежды: свободные короткие бриджи и рубаха. Периодически эрл попивал что-то из фляги из своих запасов и морщился, будто бы мучаясь головной болью.
   - Мой господин, вам нужна наша помощь?
   - Нет, - скупо обронил Туранн.
   - Осмелюсь спросить, что произошло, милорд?
   - Дикий выброс магии. Прости, но красные покои придется ремонтировать.
   - Ничего страшного, господин. У нас есть еще несколько спален, что подходят по вашему статусу. Не изволите ли вы занять спальню сира Авеля?
   - Нет, - Эйлерт снова поморщился и прикрыл глаза.
   - В таком случае предлагаю переместиться в платиновые покои, - спокойно сказала я.
   - Учитывая, что в номере нет вещей из платины, это название всегда забавляло меня. Хорошо, идем. Пусть слуги помогут перенести мои вещи.
   Мы поднялись на второй этаж и зашли в красные покои. Внутри царил форменный разгром. Стекла в окнах, весьма недешевое удовольствие, между прочим, оказались побиты. Та же участь постигла большой вазон в углу, несколько керамических статуэток и фарфоровых скульптур, ночной горшок, зеркало и балдахин с кроватью, посечены портьеры и драпировки. Похоже, именно в постели и находился эпицентр этого... выброса магии. Убыток для поместья не сказать чтобы значительный, но заметный. Обставить комнату подобного уровня для самых влиятельных гостей стоит недешево.
   - Милорд, дозвольте задать вопрос?
   - Да?
   - Заранее извиняюсь за наглость с моей стороны, но... - я замолкла на секунду, пытаясь подобрать правильные слова, которые бы не оскорбили главу усадьбы. - Может ли подобное повториться? Несет ли это опасность окружающим?
   - Окружающим - нет, если только вы не спите со мной в одной постели, хотя в таком случае я бы действовал иначе. Если в платиновых покоях есть ценные вещи, лучше их убрать. Мне их стоимость до канделябра. Вам интересно, что со мной случилось?
   Еще бы. Но вслух спрашивать было боязно.
   - Это Рой. Мерзавец иногда навещает меня во снах. Ты ведь знаешь, кто такой Рой?
   - Нет. Простите, господин.
   - Вы тоже не знаете? - обратился Эйлерт к другим слугам, удивленно переводя взгляд с одного на другого.
   Рабы съеживались и отводили взгляд, отрицательно мотая головой.
   - Странно. Довольно известный демон. Он приметил меня несколько лет назад и теперь периодически наносит визиты, если так можно сказать.
   Лирой и Гастен тоже не слышали это имя, оказывается. Я полагала, что наши воины, прошедшие какую-никакую подготовку и обучение, знают о разных вещах.
   Демон? Я попыталась вспомнить известных мне жителей Инферно, но с таким именем никто не припоминался. Разумеется, как и многие, я знала о четверке повелителей Инферно: Ваалш, Лингер, Трематура и Туримбал. Еще всплывали в голове имена более мелких обитателей иного измерения. О некоторых демонах остались следы в истории нашего мира, барды и менестрели слагали легенды, писались книги. У темных эльфов тоже были предания про демонов Инферно.
   - Он посещает не каждую ночь, а тщательно подбирает время. Вчера было важное для меня событие. Умер мой дед, и я стал эрлом и владельцем имения. Как ни крути, рядовым день не назовешь. Рой тут же явился, дабы продолжить капать мне на мозги. Демонам нужна малейшая лазейка, любая слабина, чтобы завладеть нашим разумом, заставить служить им. Маги ведь для Инферно являются своеобразным мостом в наш мир. Рогатые могут предлагать женщин, власть, богатство, славу, бессмертие, но нельзя обманываться. Демоны - это лживые беспринципные создания. Не зря ведь в народе ходит присказка: "все равно, что заключить договор с демоном". Что подразумевает обман. Рой давил на меня смертью Авеля, намекая, что я мог бы его спасти. Да, у меня достаточно накоплений, чтобы оплатить процедуру омоложения. Но я решил не помогать деду, чем эта мразь тут же воспользовалась. Есть простой способ, как можно проснуться и вырваться из кошмара. Обратиться к своей магии, что для чародеев сродни инстинктам. Только вот я не рассчитал силу и направленность, отчего и порушил все вокруг. М-да. В следующий раз надо поаккуратнее. Ну а если маг попадет под влияние демона, вы и сами знаете, что произойдет. Помешательство, алтари, жертвоприношения, открытие врат в Инферно, нашествие демонов, пожирающих людские души. Бойня. В общем, ничего веселого.
   Я перевела глаза на флягу, что Эйлерт держал в руке, и милорд заметил мой взгляд:
   - Тонизирующее зелье. Расслабляет и немного притупляет, отгоняет плохие воспоминания. В чем-то похоже на выпивку, только без последствий. Я начал варить его сразу, как Рой заинтересовался моей персоной. Не хватало еще, чтобы наша ночная встреча дала ему в будущем новую лазейку в мое сознание.
   - Простите, господин, а...
   - Хватит каждый раз извиняться. Если есть вопросы, спрашивай.
   - Да, прос... Кхм. Милорд, я ничего подобного не слышала от Негоша...
   - Сноходцев среди демонов не так много. Сон - наиболее уязвимое время для разума чародея. Время, когда грань миров истончается, и им легче достигнуть мага из своего измерения. Однако это все равно отнимает множество сил, поэтому каждый день шастать по снам демоны не могут. Полагаю, что Негош никого из них не заинтересовал. Вы точно не слышали про Роя? На западе о нем даже простолюдины в курсе.
   - Нет, простите, милорд.
   Эйлерт пожал плечами:
   - Будете знать, значит. У него еще есть трое... коллег, можно сказать: Клоака, Жало и Терзаемый.
   - Благодарю за информацию, господин, - коротко склонилась я. - Я распоряжусь, чтобы ваши вещи почистили и доставили в новые покои. Также оттуда вынесут все дорогостоящее.
   - Хорошо, вот в этот сундук только не лезьте - там магические компоненты. Я бы не прочь перекусить, кстати.
   - Милорд, прошу прощения... Мы не рассчитывали, что вы так рано встаете, - потея и заикаясь, промямлил Шеоклист, выглядывающий из дверей.
   - Да? Обычно я встаю позже на пару часов. Тогда я пока прогуляюсь, надо освежиться и отвлечься от поганого сна.
   Эйлерт взял несколько вещей из сумки и тут же сменил свой гардероб, не особо стесняясь частичной наготы перед слугами. Теперь на нем красовались черные короткие сапоги и простой наряд, напоминающий охотничий костюм: коричневые штаны, туника и зеленая накидка с капюшоном. Одеваться теплее в это время года не имеет большого смысла, а накидка спасет против непогоды - небо с утра было пасмурным.
   Милорд покинул красные покои, мой же взгляд упал на собственное неопрятное отражение в одном из осколков зеркала, чудом удержавшегося на стене. Это просто тихий ужас. Платье сбилось и без корсета лежало бесформенной кучкой, под глазами залегли темные круги и слегка виднелся красный след от подушки, серые лохмы на голове растрепаны и больше напоминают воронье гнездо. Будь это Авель, точно бы назначил наказание. Незначительное. Все же я спешила с постели по уважительной причине.
   - Широль, сопроводи господина. Я приведу себя в порядок.
   - Хорошо, Игния.
   Отдав указания слугам и назначив Милетта главным над уборкой разгромленных покоев, я в быстром темпе приоделась и привела свою непокорную прическу в подобающее состояние. Затем выбежала во двор на поиски милорда. Фасад дома и парадный вход выходил в сад поместья. Довольно большой, но без изысков. Эрл Авель никогда не был поклонником зеленых насаждений и цветов, однако традиции диктовали свои условия: у дворян сады всегда были в почете. Прямо перед входом находился пруд, обложенный по окружности большими валунами, с разноцветными рыбками и влаголюбивыми цветами. Вокруг него шла подъездная дорога, посыпанная щебнем. Сюда прибывали кареты гостей. Сделав круг и высадив пассажиров, кучер направлял их к конюшне, что располагалась слева от сада, скрытая от взгляда прохожих рядами деревьев. Запах конского навоза, впрочем, иногда пробивался через весь парк. Помимо основной центральной дороги, от входа отходило множество более мелких дорожек, выложенных каменными блоками или также посыпанные щебнем. Повсюду были разбросаны деревянные скамейки, деревца, ровные подстриженные кусты, клумбы с цветами, несколько беседок, еще один пруд с декоративным мостиком, красивый резной колодец. Который был исключительно для услаждения хозяйского взора. Для своих нужд слуги поместья использовали другой колодец, расположенный на заднем дворе. С противоположной стороны от конюшни к саду примыкал флигель для отдыха и досуга, а также тренировочный полигон с манекенами для отработки боя с оружием ближней и дальней дистанции. На последний Авель не хаживал уже много лет, однако слуги держали его в порядке, само собой. Дальше за садом со стороны конюшни начинались бараки прислуги с отдельной кухней и своей кузницей, сараи со скотиной, для переработки или хранения припасов и прочие хозяйственные постройки.
   Эйлерт обнаружился на скамейке под сенью плодоносящей вишни с налившимися розовыми ягодами, что-то вяло чиркающим в своем журнале. Или же дневнике. Чуть поодаль стояла Широль, за кустом расположились дежурящие охранники. Я кивнула ей, и служанка молча удалилась. Некоторое время я тихо стояла рядом, не отвлекая милорда и наслаждаясь благостными минутами в саду. Утро выдалось прохладным, но не морозным. Учитывая, что к обеду может подняться жара, температура самое то, чтобы взбодриться и не пропотеть на солнцепеке. Наконец милорд отложил дневник и оглянулся по сторонам:
   - О, Игния. И когда только успела подкрасться?
   - Простите, господин.
   - А куда делась другая служанка? Брюнетка? Как ее зовут, кстати?
   - Широль, милорд. Она помогает нам с Милеттом ухаживать за хозяином.
   - А те двое, что в зарослях?
   - Лирой, копейщик, и Гастен, вооружен мечом и щитом, господин. Всего у нас пятеро обученных воинов. Алушан обычно занимает позицию в правой части сада, в стороне полигона, владеет полуторным мечом. Все трое в кожаной броне со стальными накладками, что обеспечивает защиту и не сильно стесняет движения. Леместьен, светлый эльф, обычно дежурит в дальней части сада в качестве разведчика и передового дозорного, использует охотничий лук, предпочитает не носить броню. Тогруз, гном, пользуется секирой, носит тяжелую пластинчатую броню, поддерживает порядок в рабских бараках, также помогает в кузне. В арсенале хранится снаряжение на орков, также там достаточно запасов, чтобы по минимуму вооружить боеспособную часть рабов.
   - Буду знать. Сад почти не поменялся, я смотрю.
   - Да, господин. В этом плане сир Авель был весьма консервативен. Хотя недавно за малым прудом высадили кусты можжевельника. Желаете взглянуть?
   - Почему бы и нет?
   Отряхнувшись, Эйлерт поднялся и последовал за мной по одной из дорожек, спешно подметенных ранним утром. Это я сразу послала садовников навести порядок в саду. Обычно они вставали позднее, поскольку эрл Авель изволил почивать иногда и до обеда.
   - Игния, скажи, почему дед так поступил? Как-то не вяжется у меня эрл Туранн и сведение счетов с жизнью с помощью яда.
   - Милорд, двенадцать лет назад господин Авель был почти в самом расцвете сил. Благодаря поддерживающим зельям он легко разъезжал по охотам и балам. Но примерно пять лет назад эрл стал быстро хиреть. Сначала ему пришлось умерить свою страсть к алкоголю и дурманам по рекомендации лекарей, позже и вовсе отказаться. В дальнейшем его желудок перестал принимать твердую пищу, пряную, соленую или сладкую. Он вынужден был пить невкусные снадобья и довольствоваться жидкими диетическими пюре и кашами. Последней каплей, как мне кажется, стала его слабость в постели примерно год назад. Несмотря на то, что он принимал зелье мужской силы, ничего сделать уже не мог. Я наблюдала, как он угасал и с каждым днем терял тягу к жизни. Все радости, плотские удовольствия исчезли. Он не мог съездить на бал, у него не было правнуков, чтобы нянчится с ними. У него не осталось ничего, кроме усадьбы и фамильной гордости. Думаю, что эрл Авель устал влачить такое существование. Он позаботился о наследстве и имении Тураннов и, вероятно, счел, что на этом все обязательства выполнены.
   - Вот как. С такой стороны я на него не смотрел. В моем воображении Авель действительно остался тем энергичным и вредным стариком двенадцатилетней давности. Даже немного жаль его стало. Самую чуточку, - Эйлерт усмехнулся. - Ха! Подумать только, я действительно стал владельцем усадьбы и личных рабов? Если бы кто сказал Рику обо мне сейчас, он сразу обозвал его лжецом. И, скорее всего, вызвал бы на дуэль за клевету. Рик - это мой хороший друг, бывший напарник по гильдии авантюристов.
   - Вы действительно стали хозяином имения Туранн. Если сомневаетесь, можете отдать мне приказ. Я не смогу ослушаться, мой господин.
   - Это был риторический вопрос. Все-таки я лично присутствовал при перенастройке управляющей магии на меня. А святоши-то каковы, а? У-ух, хитрецы. Впрочем, пусть себе развлекаются, главное, что на мне их трюк не подействовал.
   - Трюк, милорд? - обернулась я.
   - Меньше знаешь, дольше проживешь, - хмыкнул эрл.
   - Вот мы и пришли, милорд. Можжевельник - кустарник, что растет на севере. В наших землях приживается с трудом. Данный сорт называется краснолистным. Зимой его листья становятся багряного цвета.
   - Ну, пока до осени далеко, смотрится обычным кустом с колючками. А там что, собачья будка?
   - Да, господин.
   - Не знал, что старик завел себе питомца.
   Мы прошли по тропинке между кустами и очутились на поляне, на которой стояла добротная деревянная конура. Рядом стояла железная миска, в землю был вбит штырь, к которому крепилась мощная металлическая сеть, отходящая в конуру.
   - Странно, - нахмурился Эйлерт и присел на корточки. - Эй, дружок, выходи. Кто бы ты ни был.
   - Ваф! - послышался лай, и из будки показался ее обитатель. Полностью нагая девочка волчьего племени, с черными ушками и хвостом, закованная в широкий ошейник на цепи.
   - Вуф-вуф!
   Эйлерт приблизился к девочке и осторожно погладил:
   - Вот-вот. Хорошая девочка.
   - Ва-аф!
   Милорд обернулся ко мне и заметил:
   - Бедная зверолюдка. Отчего у нее помутился рассудок?
   - Э-э-э, - не нашлась я сходу с ответом. - Таково было желание господина Авеля. Иметь собственного питомца считалось модным несколько лет назад.
   - Так она разумная? - уточнил Эйлерт и повернулся к девочке. - Ты ведь понимаешь меня?
   - Ваф!
   - Отвечай по-человечески. И прекращай изображать из себя животное, - снова нахмурился Эйлерт. - Это приказ.
   - Д-да... гос-господин, вуф... - съежилась девочка.
   Молодой барин осуждающе покачал головой:
   - Ну морщеногая кочерыжка, ай да старый маразматик. У тебя есть имя?
   - Лайка, ваф.
   - Хорошо, пусть Лайка. Игния, надо бы освободить ее...
   - Конечно, господин. Вот ключ.
   Эйлерт взглянул на меня с подозрением:
   - Можжевельник посмотреть, значит.
   Я постаралась сохранить невозмутимое выражение лица и прямо встретить хозяйский взгляд. Если он и назначит мне наказание, это не страшно. Дважды я пыталась отвоевать свободу Лайны, как ее звали на самом деле, у Авеля, и дважды меня наказывали за это плетями. Так что небольшие трудности значат ничтожно мало по сравнению с освобождением бедного натерпевшегося дитя.
   - Видел я в некоторых местах, где с рабами и похуже обращались, но как-то не ожидал встретить подобное в родном доме... Так, помойте ее как следует, причешите шерсть. А то вся в колтунах и паразитах. Накормите, обогрейте, оденьте, подстригите. И так далее. Игния, найдешь ей какое-нибудь мелкое дело в доме. Но сильно не напрягайте. Я не собираюсь принимать на себя все грехи Авеля, Лайка, но хоть таким образом позволь извиниться за жестокое обращение.
   - Ву-уф, с-спасибо за милость, господин.
   - Похоже, ты простужена. Сейчас, немного подлатаю тебя...
   Руки Эйлерта зажглись мягким зеленоватым свечением. Он начал водить ими вдоль тела девочки. Лайна сначала испуганно зажмурилась, но постепенно расслабилась. И даже начала слегка подергивать хвостиком. Неужели лечение целебной магией настолько приятно? Было бы любопытно попробовать на своей шкуре, но приставать без веского поводка к милорду неразумно. Негош как-то подлечивал меня во время серьезной болезни, но я тогда ничего не почувствовала, а руки мага лишь слегка подсветились магией.
   - Осмелюсь заметить, ее зовут Лайна, господин.
   - Почти прямо как мою возлюбленную Элайну... - пораженно уставился Эйлерт, но через пару секунд взял себя в руки. - Хотя ты на нее совершенно не похожа. Лайна, да? Поэтому ее выбрали на роль питомца, из-за созвучия с породой собак?
   - Подозреваю, что так, милорд.
   - Ну ладно, сегодня еще много дел, так что возиться мне с тобой некогда, Лайна, - Эйлерт еще раз погладил девочку по волосам и мягко потрепал мохнатые ушки.
   - Я позабочусь о ней, господин.
   Мы двинулись обратно к дому. Барин скинул свою накидку, дабы прикрыть наготу зверолюдки, хотя этим никого в особняке уже не удивишь, само собой. По приходу в дом я быстро передала ее на попечение Широль.
   Завтрак подали в малом обеденном зале, стол которого был рассчитан всего на десять персон. Авель даже на обед не всегда спускался, что уж говорить про утреннюю трапезу. Лирой с Гастеном, Милетт, Шеоклист, Кирья и два поваренка, один из которых был юным светлым эльфом, что славились своим чувством вкуса и умением готовить, застыли вдоль стены. На столе стояло с полтора десятка закрытых блюд разных размеров, графины с персиковым и апельсиновыми фруктовыми соками, ягодным вишневым морсом, элем, вином, чифом, молоком и простой водой.
   - Вы меня до смерти закормить решили?! - воскликнул Эйлерт, глядя на представленное изобилие, даже еще не заглянув под крышки блюд.
   - Нет... я... как можно, ваше благородие, - замялся Шеоклист неуверенно.
   - Милорд, нашим поварам пока неизвестны ваши пристрастия, поэтому они и решили подготовить более разнообразное меню.
   - А-а, ясно. В таком случае похвальная инициатива. Продегустирую и вынесу свой вердикт. Лайну тоже накормите, когда ее отмоют. Вообще, я предпочитаю простую пищу. В походе не до изысков, знаете ли. Например, яичница с хрустящими тостами. Это такой слегка обжаренный хлеб, если вы не в курсе.
   Я заметила, как Шеоклист побледнел и, поняв, что подобного повар не удосужился сготовить, поспешила спасти ситуацию:
   - Милорд, испробуйте приготовленные блюда. Столь простая еда, как жареные яйца может быть подана в любой момент.
   - Ага. Ну-с, приятного аппетита, - Эйлерт наугад открыл одну из крышек. - Ого, пирог! Горячий. С фруктами?
   - Персики, милорд.
   - Наши?
   - Верно. Только самые отборные, самые сладкие и сочные плоды идут на барский стол.
   - М-м, вкусно... Ничего, что я понадкусываю? Вряд ли осилю, если все буду съедать.
   - Как вам угодно, милорд, - терпеливо заметила я.
   - Остатки ведь не пропадут?
   - Как вы распорядитесь, господин.
   - Тогда, разумеется, доедайте. Жаль, если такая вкуснятина пропадет... М-м, слушайте, вам обязательно стоять тут истуканами и глазеть на меня? Немного дискомфортно.
   - Про...
   - Ладно, к Игнии я уже попривык, - перебил повара Эйлерт. - Шеоклист тоже можешь остаться, раз уж мы мое утреннее меню обсуждаем. Остальные могут идти, - народ потянулся на выходи из обеденного зала. - Что у нас тут? О! Рисовая каша, а рядом какая-то злаковая. Ячменная? До сих пор растим его? Хотя о чем это я, сам ведь вчера наш эль пил. По четыре вида... Дай угадаю: с персиками, апельсинами, вишней и... судя по запаху, медом?
   - Все верно, милорд.
   - Господин, на левой части стола стоят блюда, что приготовлены из наших продуктов в основном... - собрался с духом Шеоклист. - Разве что рис мы закупаем... На правой стороне -- покупные деликатесы, что были по нраву сиру Авелю.
   - Вот как? Есть там что-то сильно накладное для бюджета усадьбы?
   - М-м, паста из красных бобов и лягушачья икра, если только, - выдал повар. - Икру везут с дальнего юга в дорогих холодильных артефактах, милорд.
   - Лягушачья икра?! Гм, мне конечно как-то приходилось с неделю питаться жареной лягушатиной, но, будь у меня выбор, я бы предпочел что-то иное. Поэтому убираем из меню.
   - Как скажете, ваше благородие.
   - Ха, слышал бы меня сейчас Рик! Точно бы припомнил, как мы с декаду давились желтым мхом в орочьих степях. Мы пытались и жарить его, и варили, сушили, ели сырым, с солью, разбавляли вином. Короче, так и не смогли понять, как орки на нем выживают. После варки мох превращается в клейкую жидкость, похожую на сопли. И вкусом соответствующую. Ха-ха! Ладно, не буду сбивать себе аппетит...
   - Не-е-ет! - раздался пронзительный крик из коридора, что привлекло всеобщее внимание.
   Через несколько секунд двери малого обеденного зала распахнулись, и в проеме показалась по-прежнему нагая Лайна, покрытая местами белой пеной и потирающая слезящиеся глаза. За ней высунулись растерянные стражники, Лирой и Гастен, очевидно не сумевшие ее задержать.
   - Господин! Ва-ф-ваф!
   Зверолюдка моментально преодолела разделяющее расстояние, ловко увернувшись от моей попытки схватить ее, и бросилась в ноги милорду. Я застыла, боясь, как бы не случилось непоправимого.
   - Хозяин-вуф. Глазам больно! Щиплет-вуф! - хныча, пожаловалась Лайна.
   - Ха-ха-ха-ха! - заливисто рассмеялся милорд. - Совсем стыда нет, дикое ты животное! Ладно, все-таки в этом виноват Авель по большей части. Слушай сюда, Лайна. Во-первых, расхаживать в доме голышом -- дурной тон. Тем более в обеденном зале, тем более перед своим хозяином. Ну, если только тебя не позвали для постельных утех... хотя ты наверняка не знаешь, что это такое... надеюсь. Во-вторых, появляться в обедне покрытой мыльной пеной, врываться к хозяину без предупреждения или веской причины, мешать ему принимать пищу, сидеть за одним столом, пачкать его одежду. Это лишь то, что я вспомнил из уроков, что мне давали в детстве. Понимаешь, сколько пунктов этикета ты нарушила?
   - Простите милорд, это моя вина, - склонилась я, надеясь, что эрл не сильно разозлится на девочку.
   По мере сказанного Лайна постепенно осознавала всю глубину той ямы, в которую загнала себя. На пороге зала показалась перепачканная Широль. Увидев композицию из чуть ли не сидящей на коленях Эйлерта зверолюдки, горничная изобразила глубокий поклон, без слов говорящий что-то вроде: "простите, господин, я пыталась ее остановить, но потерпела неудачу". Лайна отстранилась и состроила испуганное выражение лица, вспомнив, по-видимому, кто перед ней. Когда милорд протянул руку, то представительница собачьего племени дернулась прочь, но, поняв, что ее не будут бить, позволила потрепать себя по голове.
   - Говоришь, глаза щиплет? Может, потому что ты не давала себя нормально помыть? Значит, так. Ты идешь с Широль в ванную и прилежно исполняешь все, что она прикажет. Затем, когда она сочтет, что ты уже прилично выглядишь и тебя можно выпускать в доме, я разрешаю тебе доесть что угодно из этого разнообразия. Видишь, сколько мне всякой всячины наготовили?
   Глаза зверолюдки стали с чифное блюдце, а изо рта натуральным образом закапала слюна, когда она посмотрела на россыпь исходящих паром кушаний. Никогда не видела, чтобы кто-то действительно был так голоден и в то же время совершенно не умел вести себя за столом.
   - Да, господин! Ваф! Мыться!
   Ураганным волчком зверолюдка выбежала из зала. Широль еще раз обреченно поклонилась и поспешила вслед за Лайной. Ох, и намучаемся мы с ней.
   - Ха, ну рассмешила. Прям до слез. Такая непосредственная и совершенно дикая. Игния, сбагри ее кому-нибудь, чтобы поучилась здравому смыслу и этикету.
   - Слушаюсь, милорд. Простите еще раз за такой казус...
   - Если б мне за каждый ваш "простите" давали по медяку, я бы уже давно на магический кристалл скопил. Итак, продолжаем... Картофельное пюре с пряностями, отварное мясо, медовый пирог, оладьи, блины, джем, вареные яйца...
   Через пятнадцать минут неспешной дегустации Эйлерт откинулся на спинку стула:
   - Все, больше не могу.
   Шеоклист навострил уши, приготовившись запоминать.
   - Сожалею, но что-то выбрать у меня не получается. Все очень вкусно. Покупное старайтесь минимизировать, и так достаточно блюд, которые можно приготовить из наших продуктов. Ротацию на ваше усмотрение. Мне по душе разнообразие, так что старайтесь сильно не повторяться. На завтрак достаточно одно-два блюда, чиф и какой-нибудь сок или морс.
   - Принято, господин, - поклонился повар.
   - Надеюсь вы не будете меня также закармливать в обед и ужин? Давайте что-нибудь традиционное, а там уж посмотрим.
   - Как прикажете, ваше благородие.
   - Отлично. Игния, что у нас с похоронами? - резко сменил тему Эйлерт, поднявшись из-за стола.
   - К обеду прибудет мастер из Шемтенской ритуальной конторы, он принесет с собой макеты гробов, а также список цен на услуги по организации проповеди от лица церкви Локтара Единого. Осмелюсь предложить, что в список приглашенных можно включить тех, кто был на вчерашнем банкете.
   - За исключением виконта Аурелье. Да и епископ не изъявлял желания. Хорошо, действуй. Я буду разбираться с бумагами сегодня. Скорее всего, мне потребуется твоя помощь и Кибрука.
   - Будет исполнено, мой господин.
   - У нас ведь есть перепись рабов? Сколько их всего, кстати?
   - Есть, милорд. Сто девяносто четыре. На шесть больше, и по закону вы бы считались старшим эрлом. Передача титула в таком случае требует личного заверения у короля. Или, если бы у нас имелось более тысячи акров земли, либо совокупный оборот превышал две тысячи золотых в год.
   - А мы сколько зарабатываем?
   - В месяц от двадцати до сотни золотых, в зависимости от сезона. Около полутысячи ежегодно. Из них чистая прибыль составляет приблизительно сто монет в год. Подробная статистика есть у Кибрука.
   - Ясно. Пока можешь быть свободна. Постой. Собери-ка всех слуг после обеда перед домом. Хочу посмотреть на них и произнести небольшую речь.
   - Мой господин, охотники могут иногда отсутствовать по несколько дней. Также утром двое слуг отправились в Леменгтон для сбыта партии фруктов, вернутся только вечером. К сожалению, я не сделала каких-либо распоряжений к вашему приезду. Плюс посыльные, что будут разносить приглашения...
   - Да-а, все довольно быстро случилось... не важно. Собери, кого сможешь.
   - Будет исполнено, милорд.
   - Хм, рабы нормально переносят длительное нахождение вдали от жезла?
   - Нет, господин. Но они привыкли, плюс делают перерывы или сменяются, дабы набраться сил.
   - Ладно, теперь точно все.
   - Милорд, дозвольте сказать слово.
   - Что такое?
   - Я ваша помощница. Моя основная задача -- помогать вам во всех вопросах, быть вашей правой рукой, поддержкой и опорой. Если мое общество вас не тяготит, дозвольте находиться рядом.
   - Если у тебя нет никаких других дел, Игния, можешь быть рядом.
   - Благодарю за оказанную честь, милорд.
   - Ай, утихни. У меня сейчас разыграется обострение себялюбия, если будешь постоянно восхвалять мои слова и поступки.
   Я извиняюще склонилась, посчитав, что любое оправдание в данной ситуации будет видеться эрлом с отрицательной стороны.
  
  
   Глава 5
  
   До обеда Эйлерт методично знакомился с документацией рода, счетами и расписками, сметами и ценами. Просмотрел все журналы учета, где велись списки рабов со стоимостью их приобретения, земельный журнал, описывающий границы наших владений, что составляли восемь с половиной сотен акров, список всех родовых построек. Вот список мебели и предметов роскоши барин осмотрел лишь бегло. С кухни был принесен журнал не слишком опрятного вида, где записывались домовые припасы. С рабской кухни также был принесен аналогичный журнал. Кибрук и Шеоклист поясняли, на сколько хватит тех или иных запасов, что надо закупать, что мы растим сами. В казне в настоящий момент было не густо, около ста пятидесяти золотых. В принципе, если немного затянуть пояса, если не будет серьезных колебаний цен или неурожая, то зиму переживем нормально. Основную часть накоплений Авель потратил на знатный банкет и подарки для приглашенных, достойные их высоких титулов.
   Более тщательно эрл ознакомился с перечнем того, что приносит прибыль. Почти половину земель, если не брать в расчет хозяйское поместье с садом, занимали фруктовые деревья, где росли апельсины и персики. Садовую вишню мы также по больше части продавали. Окна заднего двора выходили на пустое поле, заросшее травой и луговыми цветами. Так было сделано специально. Многие владетели предпочитали наблюдать, как рабы трудятся в поте лица, поэтому плантации начинались сразу от особняка. Туранны же предпочли дистанцироваться от рабов, не желая видеть за окнами грязных заросших простолюдинов. Так вот, за лугом находилась пасека, где разводили пчел и добывался мед. Часть его продавали. На оставшейся половине распределенных под пахоту земель выращивали картофель и сою, что шло также в качестве питания рабам. Было разбито небольшое ячменное поле, из которого делали солод и варили эль. Небольшой участок с виноградной лозой для изготовления вина. Различные овощные культуры: баклажаны и тыквы, томаты. Специи и пряности. Сахар и соль закупали. На экспорт шел также сладкий перец. Несколько лет назад Авель повелел разбить плантацию миланьи - невзрачного зеленого овоща сморщенного вида, чьи сердцевины входили в состав зелья мужской силы. Эрл изрядно потратился, чтобы выстроить специальную остекленную оранжерею. При нашем климате и земле ухаживать за ним сплошное мучение, поэтому не сказать, чтобы миланья приносила существенную прибыль. Строгий график поливок, специальные добавки, недешевые удобрения, необходимо денно и нощно поддерживать правильную температуру, в короткие дни приходится использовать освещающие артефакты. По крайней мере, экономили на закупках зелья мужской силы. Авель выкупил рецепт снадобья, а Негош научился варить его. Сейчас образовавшиеся излишки также шли на экспорт.
   Рабы старались разнообразить свой скудный рацион, поэтому в пищу шло все, что можно было найти в округе. В лесу собирали вунью, съедобные грибы и коренья. Из некоторых трав из леса и болот бабушка Кирья варила полезные отвары. Иногда охотникам удавалось поймать дичь: птицу или мелкое зверье. Тогда рабам варили похлебку. Употребляли также водящихся в топях пресмыкающихся тварей: змей разных видов и ящериц. Охотники давно научились отличать ядовитые и съедобные виды. Ткань для рабов приходилось закупать: в округе не водилось пригодных растений, чтобы из них можно было сделать прочную одежду. Дающих шерсть животных мы также не держали: слишком мало пастбищ было в округе. Имели с десяток коров, в основном молочных пород, а также выводок свиней и кур, но это есть в любом подворье.
   Из имущества также стоит отметить два десятка лошадей и жеребят, часть из которых относились к достаточно редким и недешевым породам. Авель любил ими заниматься лично, разводил, покупал жеребят, обменивал. Когда был моложе, участвовал в скачках сам, позже этим занимался один из наших слуг-наездников. Но затем ему стало тяжело посещать скачки, прибыль они приносили незначительную, поэтому породистые скакуны пылились в загонах без дела. Эйлерт повелел приспособить наименее престижных особей под пахотные нужды и помощи слугам. Новый эрл, по его словам, не питал какой-то тяги к лошадям, о чем наглядно говорил его многолапчатый и жутковатый ездовой питомец.
   С Шемтенских топей собиратели выискивали полезные ингредиенты для зелий и лекарств, что приносило некоторый нестабильных доход. То слуга пропадет без вести, то вдруг на местах перестают расти необходимые травы.
   Еще можно выделить нашего кузнеца, гнома с неблагозвучным именем Ландштолле, происходившим из знатной семьи потомственных кузнечных мастеров. Он не только чинил крестьянские инструменты или ковал гвозди, но и имел навыки, чтобы подлатать броню или оружие. К нам из-за него обращались многие эрлы. Гномы, как известно, гордый народ. Они очень нечасто работают в неволе, никакой магией ошейника или наказаниями их не заставишь. Толле же, как его сокращенно именуют, давненько пристрастился к алкоголю. И фактически работал за выпивку. Таким образом он приносил приличный доход как для единичного слуги с помощником, и Авель смотрел на его пьяные выходки сквозь пальцы. Эйлерт пообещал заняться данным вопросом, когда появится время.
   Сбыт осуществляли в основном в ближайший Шемтен и Леменгтон - крупнейший город нашего южного графства, которым правил граф Гольштрен. В Латернии лишь в южном Леменгтоне и столице Милидженте на севере существуют и работают зоннские портальные колонны, входящие в широкую зоннскую портальную транспортную сеть, что раскинулась по всему континенту. Барин Эйлерт наверняка воспользовался порталом в Леменгтоне, чтобы сэкономить путь до дома. После сбора основного урожая рабы занимались консервированием продуктов: закатывали персики в бочки, апельсины складировали в холодных погребах, солили овощи. Их мы также продавали в зимние месяцы, в зависимости от цен. С соседями мы конкурировали слабо. На севере эрл Хортензи занимался в основном злаковыми, имел свою мельницу и выпекал хлеб, обеспечивая половину Шемтена. На юге эрл Бокеноччи разбил обширные плантации чифа разных сортов. Более дальние соседи занимались животноводством или хлопком, кто-то разводил лошадей. В целом в округе Шемтена у наших фруктов и перца почти нет конкурентов. Вот возле Леменгтона уже были разбиты фруктовые плантации, поэтому там приходилось сбивать цены. Если говорить конкретнее, то эрл Висконс был нашим главным конкурентом. Их отношения с Авелем напоминали качели: то теплые и дружеские, то чуть ли не война, стоило кому-то первым снизить цены и распродать весь товар, оставив фрукты соперника гнить или же заставив еще больше снижать цены. В данном вопросе я разбиралась не так хорошо, как Кибрук. Было множество нюансов, сезонных колебаний, ряда праздников, когда апельсины пользовались повышенным спросом, и тому подобного. Авель еще любил вспоминать, как в один год спрос на персики Тураннов взлетел в Латернии до небес, когда король похвалил их за общей трапезой.
   В Шемтенских топях добывали горючий торф, но, поскольку занятие это было очень опасным, то на добычу выделялись большие команды до трех-пяти десятков рабов. Обычно это было возможно, когда иных занятий на плантациях не находилось: урожай был собран, либо еще не созрел. На самом деле это было незаконно, как и охота, поскольку топи принадлежали короне, а не Тураннам, но данная мелочь мало кого интересовала. На торфе много не заработаешь. Вот если бы мы там вдруг отыскали золотую жилу, то сразу бы обеспечили к себе пристальное внимание властей.
   Пообедал Эйлерт прямо в рабочем кабинете. У меня сегодня никаких срочных дел не было: написанием приглашений занялись Широль и Милетт, поэтому я смогла также сделать перерыв и поесть. Очень прилично, между прочим: после завтрака милорда действительно осталось много вкусной еды. Лайна дрыхла в каморке без задних лап, налопавшись до отвала. Широль совершила настоящее чудо, сумев отмыть ее, избавиться от блох и грязи, подстричь и причесать. Аютла занималась переделкой стандартной формы под маленький рост нашей новой служанки. Бабушка Кирья взялась поучить ее этикету. Пока я решила, что пусть учится и выполняет простенькие поручения, помогает на кухне. Потом уже посмотрим, можно ли привлечь Лайну к чему-то посерьезнее.
   Мастер ритуальных услуг оставил после себя не слишком приятное впечатление у Эйлерта, однако он все-таки заключил с ним договор, выбрал красивый гроб средней ценовой категории и стандартную поминальную службу.
   После полудня нам удалось собрать большую часть рабов на дороге перед фасадом поместья. Здесь было достаточно свободного пространства. Высокое центральное крыльцо дома могло служить своеобразной трибуной, сюда вышел Эйлерт. Лишь я позволила себе встать рядом на одном уровне с господином, остальные домашние спустились ниже. Пред нами предстало более восемнадцати десятков людей разных рас, в разных одеждах и различной внешности. Охотники и собиратели носили практичные и незаметные зелено-черные цвета, дабы лишний раз не попасться болотным чудищам. Их наряд состоял из прочных сапог, штанов и туники. Большинство умело пользоваться луком, либо ставить силки и капканы. Всего примерно двадцать слуг занимались обходом лесов и болот. Строгого разделения не существовало. Сегодня ты пашешь на плантации, завтра тебя могут взять на охоту, если рук не хватает, или поручить доставку товара до места сбыта. Привлечь к возведению какой-то постройки, поручить ухаживать за скотиной, отправить за дровами и прочее. Среди охотников было немало эльфов и зверолюдов из-за их умений и обостренных органов чувств.
   Всего же из чуть менее двухсот слуг в усадьбе обитало трое орков, пятеро гномов, приблизительно по два десятка светлых эльфов, темных эльфов и зверолюдов разных племен: лисьего, волчьего, змеиного и драконьего. Точнее подсчитать сложно из-за немалого количества полукровок. Оставшуюся большую часть составляли люди. В основном латернийцы с чуть смуглой кожей и темными волосами, несколько десятков чернокожих уроженцев южных стран, были и светлокожие, светловолосые или рыжие. Внешность на плантациях - не главное, тут важны цена и здоровье раба. Но все же каждый хозяин предпочитал иметь разнообразие среди слуг, поэтому иногда мог расщедриться на диковинных подопечных. Самыми дорогими были орки и гномы. Первых тяжело захватить живьем - у них нет такого понятия, как сдача в плен. Среди вторых мало кто работает с ошейником против своей воли, предпочитая смерть. Эльфийские племена также различаются отношением к рабству. Например, подземные эльфы будут стараться лишить себя жизни. Еще дворфы, дальние родичи гномов, славятся своим непримиримым норовом и жестокостью.
   К домашним слугам вместе с недавним пополнением в виде Лайны относили всего дюжину рабов. Все мы носили строгую опрятную форму. Понятное дело, в различные дни, когда проводились приемы и банкеты, это число временно увеличивалось чуть ли не втрое. Дополнительные официанты, музыканты, певцы, танцовщицы, грузчики и прочие. Конюхи, садовники и возничие, коих насчитывалось по четыре персоны, не относились к домашним, поскольку в главном доме они почти не появлялись. У них также была форма, но более грубая и менее изнашиваемая, из прочного сукна или с кожаными вставками. Личный кучер эрла надевал подобие нашей формы. Также из постоянных должностей можно выделить кузнеца с подмастерье, оба гномы. Словно показывая свой статус, они явились на сбор в кузнечных фартуках. Толле выглядел трезвым, показывая своей недовольной физиономией долгое отсутствие заказов. Еще у рабов был свой постоянный повар. Или кашевар, если точнее. Под ту еду, что готовят рабам, слово "повар" не совсем подходит. Помощники на рабскую кухню назначались из слуг посменно. Это считалось поощрением за хорошую работу: хоть сготовить еду на такую прорву людей и очень тяжело, но возможность наесться до отвала привлекала многих.
   В целом, это все. Остальные слуги считались работниками плантаций, хотя многие имели какие-то свои умения. Кто-то был отменным плотником, кто-то каменщиком или музыкантом. Часть следила и ухаживала за скотиной, часть поддерживала порядок в оранжерее. Это была большая разношерстная толпа, одетая кто во что горазд. Лапти или деревянные сандалии, короткие штаны или повязка, туника или рубаха. Зачастую рабы носили единственный отрез ткани, в котором проделывалась посредине отверстие для головы и затем сшивались края. Одежда затасканная, с множеством заплат и старых пятен. Кожаной обувью могли похвастать только охотники. Своего производства одежды у нас не было. Разве что выделывали те редкие шкуры, что приносили из леса. Холодный период рано или поздно наступит. Уже сейчас мне надо плавно подводить эрла к мысли о зимних обновках. Авель предпочитал экономить, а заболевших передавать на попечение Негошу. Работы зимой меньше, и даже если треть рабов сляжет с жаром, то усадьба продолжит нормально функционировать.
   Эйлерт долго рассматривал собравшихся людей. Затем взял слово:
   - Как вы знаете или же догадываетесь, я ваш новый хозяин, эрл Эйлерт Туранн. Вчера вечером сир Авель Туранн покинул наш мир, завещав мне усадьбу и титул. Хочу вам сообщить об изменениях в наших отношениях, которые должны прийтись вам по душе. Я отнюдь не сторонник аболиционистских течений. Для тех, кто не знает, это движение за отмену рабства. В своих путешествиях я насмотрелся на разные страны с различными укладами и системами. Рабство... пожалуй, что государство с рабовладельческим строем проигрывает иному в экономическом плане, но ничего кардинально менять я не планирую. Вы - мое имущество, имуществе семьи Туранн. Имущество, за которое были заплачены солидные деньги.
   - Небольшое отступление. На западном побережье континента, то есть в самой удаленной части от Латернии, расположено государство Дитония. Там также существует рабство, но я не сразу поверил, когда увидел своими глазами. Там рабов почти не наказывают, не бьют, им позволяется иметь свои денежные средства и имущество. Им дозволяется выкупать себя и получать вольную. Рабы в Дитонии могут стать свободными людьми, если будут усердно работать. Скажу прямо, я не стремился стать главой усадьбы, это не совсем в моем духе. Но раз уж я стал, то постараюсь сделать все, чтобы улучшить условия жизни всех его обитателей и приумножить благосостояние. Поэтому я решил провести небольшой эксперимент, и вам выпала честь стать его участниками. Если совсем простыми словами, специально для наших зеленокожих трудяг, то вы получите свободу, если отработаете свою стоимость.
   - Дальше начинаются детали. Во-первых, покупая вас, хозяин ожидал, что вы не только отработаете свою цену, но и принесете прибыль. Сумму прибыли я выставлю в размере равной вашей стоимости. То есть вам придется отработать две ваших стоимости. Плата вам будет назначаться исходя из ваших рабочих обязанностей. Естественно, что помощница хозяина или, к примеру, кузнец будут иметь более высокую ставку, нежели обычный пахарь. В качестве бонуса я дам каждому скидку к общей планке в процентном отношении, равному вашим годам, что вы служите Тураннам. Десять лет служите - на десять процентов меньше, двадцать - двадцать процентов. И так далее.
   - Понимаю, для вас все это внове и малопонятно, но думаю со временем разберетесь и свыкнитесь. Если вы получите вольную, то гнать вас сразу из усадьбы никто не будет. Но и на щедрую оплату не рассчитывайте. Рабский труд в Латернии дешев, и чтобы свободным людям конкурировать с невольничьими, им приходится сильно стараться.
   - Что ж, я никогда раньше не управлял усадьбой или личными слугами. Мне без разницы какого вы пола, расы и в каких богов веруете. Со всех спрос будет одинаковый. В разумных границах. Надеюсь, что мы с вами добьемся взаимопонимания и наладим взаимовыгодное сотрудничество. Ах да, напоминаю, что за занятия темным ритуалами, распространение порчи вас ждет одна единственная судьба -- смерть. Случаи насилия и воровства среди рабов буду разбирать лично. А теперь можете возвращаться за работу.
   Потрясенное выражение лиц сменилось на привычные маски, когда рабы услышали последние слова. "Эксперименты экспериментами, пусть барин себе чудит, работы все равно меньше не станет". Так наверняка думали слуги. Я же надолго застыла, обдумывая услышанное. Обычные рабы могли решить, что это всего лишь мимолетная хозяйская блажь, но я успела немного изучить Эйлерта. Он не станет бросать слов на ветер. На Кибрука стоило посмотреть. Сказать, что он был удивлен, значит сильно приуменьшить. Даже жаль слегка стало нашего распорядителя финансами, ведь на его плечи наверняка ляжет основная работа по ведению новой системы оплаты, подсчетам и оценкам.
   - Что думаешь, Игния? Я не перегнул палку?
   - Простите, милорд, моего ума не хватает, чтобы спрогнозировать, что выйдет из вашей затеи.
   - Ладно тебе, говори, что думаешь.
   - Это очень щедро с вашей стороны, господин. - высказалась я, осторожно подбирая слова. - Я очень рада, что вы стали нашим хозяином.
   - Ха! Приятно слышать, хоть по сути ничего особенного я пока не делал.
   Эйлерт выглядел довольным, и я решила, что это подходящий момент для не слишком приятных известий.
   - Господин, дозвольте сказать слово?
   - Да?
   - Я бы хотела поговорить с вами об Аютле, милорд.
   - О ком?
   - Горничная Аютла. Та самая, что посмела пролить на вашу одежду эль во время банкета.
   - Та корова неуклюжая? Кстати, может стоит ее заменить на кого-то более компетентного?
   - Здесь замешана неприятная история, милорд.
   - Я весь внимание, Игния.
   - Вы не помните такую рабыню, Аятлу?
   - Без понятия.
   - Возможно, еще до вашего отъезда, вы обратили на нее свое внимание, милорд. Аютла ее младшая сестра. Она еще не набралась разума, поспешна в выводах и суждениях. Аютла возжелала отомстить вам за свою сестру.
   - О как! И она всерьез полагает, что сможет обойти магию ошейника? Да и вообще имеет против мага хоть малюсенький шанс?
   - Я сказала ей то же самое, милорд. Бесполезно. Словами до нее не достучаться. От Аютлы же мне стало известно, что к такому решению ее подтолкнули со стороны. Она ведь раньше не входила в домашнюю прислугу, но незадолго до приезда господина ей сообщили о вашем скором прибытии. Хотя обычные слуги не должны были знать этого. Аютла смогла убедить принять ее в дом. Затем в ее планах стояло сближение с милордом, попробовать себя в роли наложницы и дождаться удобного момента для атаки. Ей подсказал незнакомый ей мужчина, знавший о вашем приезде. По описанию я могу предположить, что это один из личных рабов сира Бристофа Хальтера.
   - О! Я даже не удивлен, - усмехнулся Эйлерт. - Своими действиями он очень быстро приблизит день своей кончины. Дабы это не звучало двусмысленно, поясню. На банкете я заметил на нем следы давнего проклятья. Оно висит на нем многие месяцы, если не годы. Любое движение Бристофа ко тьме только еще больше сожмет тиски вокруг его собственного горла. Да, я не большой знаток проклятий, но могу сказать, что оно нанесено женщиной, посмертно, неодаренной -- слишком слабое проклятье. Однако для подобного действа человек в момент смерти должен очень сильно ненавидеть свою цель.
   - Натаника... - прошептала я.
   - Кто?
   - Горничная, которую он погубил несколько лет назад...
   - Вполне подходит под насылательницу проклятья. Хотя не факт, что это именно она, - задумчиво протянул эрл.
   - Осмелюсь спросить, что вы намерены предпринять в отношении сира Хальтера?
   - Хм, по закону у меня ведь не получится привлечь его к ответственности?
   - Нет, господин. Но вы можете вызвать его на дуэль чести. Вот только, поскольку вы маг, он имеет право выставить замену и нанять одного из опытных магов-бретеров.
   - Вообще, я могу немного подстегнуть развитие проклятья, хотя для меня это не обойдется без темных последствий. Рой, отродье демоническое, так точно заявится первой же ночью.
   - Вам не следует подвергать себя опасности, милорд.
   - Думаю, проще будет немного подождать, пока проклятье само его не доконает. Странно, что клирики на банкете ничего не заметили. Плохо служители Локтара исполняют свои обязанности. Да и он сам умом не блещет, мог бы уже обследоваться у нормального мага-целителя или в церкви.
   - Ваше право, господин. Что вы прикажете насчет Аютлы?
   - Продай ее.
   - Слушаюсь, - выдохнула я. Обычно, если хозяин узнает, что кто-то из рабов планирует его убийство, то казнь наглеца не заставляет себя ждать. - Ее сестра, Аятла? Мне известно, что довольно давно один раз она побывала у сира Хальтера в постели.
   - И почему эта мелкая дурында именно мне решила мстить за сестру? Пусть бы на Бристофа бросалась, - пробормотал Эйлерт. - Продай их обоих. С глаз долой, проблема вон.
   - Будет исполнено, мой эрл.
   Во вторую половину дня молодой барин продолжил знакомство с полученным наследством. Я же отдавала распоряжения насчет грядущего банкета. Традиционно на похоронах было принято пить гномью настойку, поэтому пришлось отправить слугу в город вместе с одним из воинов для подстраховки. Высокоградусное гномье пойло стоило недешево, поэтому на рабов могут позарится бандиты.
   Уже поздним вечером я тщательно подготовилась. День выдался легким, поэтому оставалось еще достаточно сил, чтобы удовлетворить хозяина. Он ведь как минимум несколько дней уже без женского внимания, если только какая горничная ночью не забралась к нему в постель без моего ведома. Я надела свою "парадную" ночную сорочку, которую мне подарил когда-то Авель, нанесла немного пудры и румян - также из запасов старого эрла. Одно время было модно краситься на приемах. Однако на пудру у короля Родерика развилась аллергия, отчего он сам перестал прихорашиваться. Даже издал указ: "О запрете малевания лиц на женский манер". Так что с тех пор косметические средства среди мужчин стали не в ходу. Вместо духов сделала пару мазков вкусно пахнущей мази, которую Кирья делала из особых трав и цветов. Наконец наша каморка обзавелась большим зеркалом, которое слуги склеили из собранных осколков из красных покоев. Я критически оглядела получившийся вид. Не писаная красавица, но вполне недурно. Разве что волосы... Ну, при определенном ракурсе, освещении и при не совсем стандартных пристрастиях, мою прическу можно счесть по-доброму неряшливой и милой, а не лохматым серым пугалом. Что поделаешь, коротко стричь волосы для домовых служанок считается неприличным.
   - Что скажешь? - повернулась я.
   - Он точно не устоит, - Широль улыбнулась и подняла большой палец вверх в людском жесте одобрения.
   Сдается мне, что горничная сама не прочь стать фавориткой хозяина. Таким простым способом можно получить существенные привилегии. Но она не стала лезть вперед меня. Всегда успеется, как говорится.
   - Настоящая принцесса, ваф! - добавила Лайна, завороженно следя за мной.
   - Я пошла.
   - Куда? Игния, ты будешь спать в другом месте?
   - Возможно, - вздохнула я, не желая сейчас просвещать зверолюдку в тонкости взаимоотношений слуг и господ.
   Я подхватила зажженную свечу с подсвечником и двинулась по слабо освещенному поместью. Через промежутки в коридоре стояли свечи, давая минимум света. Сердце стучало в груди, будто бы это был мой первый раз. Лирой, дежурящий возле входа, задорно мне подмигнул, желая удачи. Я аккуратно постучалась в двери платиновых покоев и, после разрешения милорда, прошла внутрь. Взгляд мой сразу прикипел к мерцающему светлому шарику, что висел над головой Эйлерта. Удивительно красивое зрелище, а ведь шар света считается одним из простейших заклинаний, которое маги начинают изучать еще в бытность учениками. Затем уже я обратила внимание на милорда. Он был занят тем, что всматривался в управляющий жезл лишь с ему одному ведомыми целями. Эйлерт восседал в кресле только в своих пижамных штанах. Его ладно скроенный торс с очерченными мускулами и сосредоточенное изучающее выражение заставило прилить кровь к моему лицу. Пауза по-видимому сильно затянулась, поскольку барин нехотя оторвался от своего дела и взглянул на меня:
   - Игния, ты что-то хотела?
   - Я пришла скрасить вам вечер, милорд.
   Эйлерт поморщился и глухо ответил:
   - Спасибо, я откажусь.
   Мне показалось, что мое сердце на секунду перестало биться.
   - Как пожелаете, господин. Спокойных вам снов.
   - Тебе тоже спокойных снов, Игния.
   Нетвердой походкой я добралась до каморки прислуги и рухнула в свою постель.
   - Что случилось? Эй, Игния! - пристала Широль.
   - Милорд отказал мне.
   - Значит, теперь я могу попытать счастья? - довольным тоном проговорила горничная.
   - Как хочешь, - глухо обронила я. Каких-то причин отказывать ей у меня не было.
   - Может, ему полукровки не по нраву? Или эльфы в целом? Тогда у меня есть шанс, - начала мечтать Широль. Женщиной она была не молодой, однако в целом миловидной, морщины пока не испортили ее лицо. - Игния, одолжишь мне румяна с пудрой?
   - Забирай.
   - Спасибо. Торопиться я не буду. Может, у него сегодня настроения не было. Все-таки завтра похороны сира Авеля. Как думаешь, это правда, что маги в постели диво как хороши?
   - Откуда мне-то знать? Сходи вон к Негошу, сама выясни.
   - Ну не дуйся, Игни. Уверена, что господин еще обратит на тебя внимание.
   Лайна, как ни странно, помалкивала, жадно ловя каждое наше слово. Делала вид, что ей неинтересно, но подергивающиеся ушки выдавали девочку с головой.
   - Спокойных снов, Широль, Лайна.
   - Бука. Спокойных снов.
   - Спокойных снов! - пискнула зверолюдка.
  
   Утром следующего дня я привела к хозяину Аятлу и Аютлу. Эйлерт быстро снял с них рабские ошейники с помощью управляющего жезла. Никаких бесед с дамами он вести не стал, отослав прочь. Я приказала Аютле снять форму горничной, которая оставалась в нашей собственности. Присматривающий слуга сноровисто нацепил на них рабские балахоны и одел растерянных девушек в железные кандалы.
   - Тебе уготовано место в аду, Игния. Какая же я была дура, что доверилась тебе! - с неприкрытой ненавистью процедила Аютла.
   Нет, ты дура не потому что доверилась, а потому что тебе взбрело в голову напасть на хозяина. Ладно бы ты составила дельный план, так нет же, понадеялась на авось, совершенно не подумав о последствиях. Ее старшая сестра Аятла вообще не понимала, что происходит. Ну, то есть, очевидно, что их повезут на продажу, но про подоплеку она была не в курсе.
   - Со временем ты поймешь меня, Аютла.
   Рабыня плюнула в мою сторону. На секунду подозвав конвоира, я передала ему информацию о возможной непорочности младшей из сестер, что позволит выручить за нее неплохие деньги. Отчасти подло так поступать, но с другой стороны, чем раньше она расстанется со всей этой романтичной придурью, тем лучше для нее. Когда девушек увели, я сходила за тряпкой и тщательно протерла пол, убрав следы плевка.
   Эйлерт в основном гулял, позанимался магией, прокатился по окрестностям на своем ездовом тарантуле Шуни, распугивая бедных рабов на плантациях. К обеду стали прибывать гости в черных траурных одеяниях. Как ни странно, приехал эрл Висконс, хотя ему приглашения никто не отправлял. Быстро слухи расходятся. Они обменялись с сиром Туранном вежливыми любезностями. Все-таки Висконс наш главный конкурент в южном графстве и, как говорят люди: "держи друзей близко, а врагов еще ближе". Вторым сюрпризом стало появление бывшей супруги Авеля - Амелты Данглесс. Родом Данглесс сейчас правил ее брат, сама же она не имела титула, но поговаривали, что дама она достаточно влиятельная. Все были уверены, что после давнего разлада она забыла путь в усадьбу Туранн, однако сегодня Амелта решила изменить принципам ради похорон. Бабушка сира Эйлерта выглядела строгой и сухонькой вечно недовольной старушкой. Для внука она была полнейшей незнакомкой. Налаживанию отношений не способствовало и сквозившие в ее голосе раздражение и надменность.
   Фамильный склеп Тураннов находился справа от сада, скрытый высокими ветвистыми деревьями. Здесь же покоились останки родной матери Эйлерта - Тизали. Рядом в вырытую яму опустили и гроб с телом Авеля. Службу проводил священник Локтара Единого. Подготовился он хорошо, упомянув о всех значимых достижениях и наградах почившего. А также не пожалел святой воды, которая ограждала тело усопшего от разупокоения. Во время процесса погружения гроба я расслышала, как Эйлерт тихо пробурчал что-то вроде:
   - Совсем тут расслабились, целое тело хоронят. Темных пришествий на вас нет...
   Похороны прошли без эксцессов, если исключить напившегося до беспамятства эрла Тюджармо. С гномьей настойкой надо быть осторожнее. В целом на данном мероприятии не принято долго засиживаться, так что еще до наступления ужина гости разъехались. Эйлерт получил несколько предварительных приглашений на балы и званые ужины. Теперь, когда молодой барин стал официальным хозяином имения Туранн, он превратился в намного более значимую фигуру в округе. Условия, которые выставил Авель, также быстро разошлись слухами среди господ. Им было интересно, какими способами молодой наследник намерен удерживать имение, ведь необходимо увеличивать состояние рода аж на пятнадцать процентов в год. Учитывая, что оно копится десятилетиями и столетиями, задача перед сиром Эйлертом стоит непростая.
   Этим вечером Широль решилась посетить хозяйские покои. Прихорашивалась она долго, поправляя прядки волос или замазывая огрехи кожи лица.
   - Широль, зачем ты красишь кожу? - полюбопытствовала юная волчица.
   - Чтобы хозяин счел мне красивой.
   - М-м, но это же обман. Ты прячешь себя, вуф!
   - Все верно. Чтобы предстать перед мужчиной в выгодном свете необходимо уметь обманывать и знать множество хитростей.
   Горничная подвела брови угольной палочкой.
   - У-у-у, как сложно!
   - Да уж, это тебе не голышом перед милордом скакать.
   - Ва-а-ф! Зато я ничего не прятала!
   Широль усмехнулась и обернулась ко мне:
   - Как тебе?
   - Отлично. Дерзай, - произнесла я без энтузиазма.
   - Сегодня точно мой день, вот увидите! - уверенно произнесла горничная и направилась на выход.
   Сон решительно не шел, поэтому я просто валялась в постели, считая минуты и искренне надеясь, что у нее ничего не выгорит.
   - Получается, что вы с Широль хотите быть красивыми, чтобы спать рядом с хозяином, вуф? - заметила Лайна.
   - Грубо говоря, да. Мужчина и женщина могут вместе заниматься интересными и приятными вещами, но ты пока еще слишком мала для этого. Как-нибудь я тебе расскажу.
   - Расскажи сейчас, ваф! Расскажи! Расскажи!
   - Не приставай, мелюзга, не то без завтрака оставлю.
   - У-у-у! - обиженно протянула-завыла Лайна.
   Через несколько секунд в каморку ворвался Эйлерт собственной персоной, подсвечивая себе путь ярким магическим шариком. По его резким движениям сразу была видна его раздраженность. Я поспешно вскочила и встала на колени на всякий случай. За ним зашла испуганная и бледная Широль.
   - Что еще за паломничество в мою спальню вы устроили, демон вас задери?!
   - Простите, мой господин, - синхронно сказали мы с Широль, кланяясь.
   - Простите, мой господин, - повторила за нами Лайна, очевидно не понимающая подоплеки случившегося. Да и тон ее голоса был скорее шкодливым, нежели кающимся.
   - Ладно... - Эйлерт сразу подуспокоился. - Я не давал вам никаких приказов. Если у вас чешется одно место, всегда можете уединится с каким-нибудь слугой. Я же не запрещаю. Или вам Авель запрещал?
   - Нет, милорд. Главное не понести, остальное его не заботило...
   - Своими ночными походами вы меня оскорбляете. Вы рабы, вы лишь имущество. Все равно, что... табуретка, - взгляд Эйлерта упал на предмет мебели. - Стал бы я трахать табуретку? Не знаю, какие у вас раньше с дедом порядки были, я не намерен марать о вас руки. Признаю, я не был праведником в прошлом, но людям свойственны перемены. Чтобы я, благородный маг, кого-то принуждал к сексу? Пользовался теми, у кого нет выбора? Так низко опускаться я не намерен! Что бы сказала на такое Элайна? Да она бы смешала меня с грязью, окунула в ведро помоев и до кучи покрыла сверху слоем нечистот!
   Я хотела сказать, что нас никто не принуждал, но ошейник резко сдавил горло, и я не смогла вымолвить ни слова. Довольно быстро давление ослабло, и мы получили возможность вдохнуть.
   - Ладно, извините. Похоже, мне и впрямь стоит сбросить пар. Спокойных снов.
   - Спокойных снов, милорд/господин, - ответили мы слитно.
   Барин покинул нашу коморку вместе со своим светляком, погрузив комнату во мрак.
   - Страшно, ваф! - подала голос Лайна.
   - Я думала у меня сердце остановится... - заметила Широль.
   - Что же, теперь мы немного лучше узнали хозяина и больше не повторим своих ошибок. Верно, Широль?
   - Да... конечно, Игния. Если он сам не прикажет, я к господину ни ногой.
   - Тогда спим, - заключила я.
   - А все-таки не надо вам было красить лица, ваф, тогда бы и хозяин не осерчал, - пробормотала Лайна.
  
  
   Глава 6
  
   - Едем в бордель! - заявил Эйлерт на следующее утро после завтрака.
   - Простите, милорд, но в таких заведениях в Латернии в основном работают рабы, - вспомнила я о его вчерашних словах.
   - Серьезно?! Прям только рабы?
   - Простите, мне подробности неизвестны.
   - Милетт?
   - Сир Авель редко посещал подобные заведения, - невозмутимо пояснил камердинер. - Если вас интересуют бордели со свободными, то мне они неизвестны. К тому же, всегда можно на время снять ошейник. Я слышал, что существуют такие заведения, где одну из рабынь наряжают в дорогие наряды и представляют поиздержавшейся дворянкой, которой срочно требуются деньги.
   - О как! Похоже, придется по старинке клеить девушек.
   - Осмелюсь посоветовать вам завести официальную любовницу, - добавил Милетт.
   - Предлагаешь мне жениться?
   - Нет, милорд. В Латернии в целом нравы более свободные, чем в соседних странах. В Таликане, к примеру, церковь запрещает женам разводится с мужьями. Мужчина же имеет право поменять супругу, когда захочет. В Шемтене можно найти много вдовствующих дам, что не прочь легких, ни к чему не обязывающих отношений.
   - Интересное предложение. Знать бы еще наверняка, отчего скончались их мужья... Для начала я хочу съездить в город. Посмотреть, как он поменялся за годы моего отсутствия.
   - Как пожелаете, милорд.
   Отбытию эрла Эйлерта в Шемтен помешал неожиданный приезд сира Хальтера. Хозяин вежливо поинтересовался, что ему понадобилось на сей раз, и зачем Бристоф зачастил в поместье. На что Хальтер заявил о необходимости проведения плановой инспекции нашей усадьбы. Ведь Авель назначил его проверяющим лицом, которое должно следить за исполнением условий завещания. Милорд предоставил в его распоряжение Кибрука и финансовые журналы, решив не навязывать свою компанию. Однако поместье покидать не спешил. Мысленно я пожелала Хальтеру поскорее скопытиться от проклятья. И для чего он пожаловал с проверкой всего через пару дней после того, как Авель тщательно ознакомил его со всеми документами? Он мог бы вообще приезжать раз в год или хотя бы ежемесячно. Никаких значительных трат, за исключением похорон, поместье не понесло. Хотя Бристоф пристал к Эйлерту с очень долгими расспросами, когда узнал о его задумке с вольной грамотой для рабов, которую мы можем заработать со временем. Преемник эрла отнюдь не был недоволен данным новшеством. Ведь провал Эйлерта в рабской политике будет ему выгоден. Хальтер не оставил своих планов по наследованию усадьбы. Ох, надеюсь милорд сможет что-нибудь придумать.
   На вечерней прогулке Эйлерт обходил территории, прилегающие к саду. Ни я, ни охранники ничего не успели сделать или понять, как барин внезапно бросился в сторону канавы, а затем оттуда раздался жуткий потусторонний визг. Из рук Эйлерта вырвалось яркое бушующее пламя и опалило землю перед ним. Несмотря на возможную опасность, я подалась вперед, не сдержав любопытство. Мне было интересно поглядеть на то, что может сотворить могущественная и разрушительная огненная магия в исполнении милорда. Трава и кустарники зажглись, как списки, повсюду плясали язычки пламени, земля была опалена. В центре лежала странная закопченная туша, размерами с собаку, мерзко воняющая и испускающая черный дым. Потрясающе! Такая мощь в руках человека завораживает.
   - Что это? - спросила я, прикрывая рот платком.
   - Тварь с болот, вестимо, - заметил Лирой, тыкая труп копьем.
   - Видом походила на крысу, - объяснил Эйлерт. - Порчей от нее разит за километр. Похоже, она тут давненько гнездует. Скотина не пропадала?
   - Именно так, милорд. Рабы докладывали, что периодически кур недосчитываются.
   - В следующий раз сообщайте сразу. Надо обследовать территорию. Покажите дорогу к баракам.
   - Вы думаете, что есть еще такие монстры, милорд? - спросила я.
   - Все возможно. По правилам я должен осмотреть всех людей, что проживают рядом. Порча редко возникает без причины.
   - Бараки здесь недалеко, хозяин, - вставил Гастен и повел нашу компанию через соевое поле.
   Кое-где, несмотря на заходящее солнце, еще виднелись работающие слуги, низко кланяющиеся при приближении главы Туранн.
   Эйлерт потратил около часа, чтобы обойти все постройки поселения рабов, осмотреть скотину и людей. Ничего необычного ему найти не удалось. Барин наметил несколько вещей, которые бы могли улучшить жизнь рабов. Мимоходом я попыталась мягко намекнуть ему о том, что стены бараков тонкие, и зимой без теплой одежды люди замерзают. Эрл пообщался с Негошом (которого мы застали с одной рабыней средних лет), немного поругав. Маг признал вину, сказав, что не замечал соседства с темной тварью. Мы находились в бараке для старшей прислуги, отличающимся повышенной комфортностью и персональными комнатами. Узкие помещения с кроватью, комодом и шкафом.
   - Здесь моя комната, милорд. Хотя я больше недели здесь не была, - показала я.
   - Действительно? - искренне удивился Эйлерт. - Ты ночуешь в той общей комнате для слуг? Тогда для чего тебе личная комната здесь?
   - По правилам слуги не должны находиться ночью в доме, кроме дежурных горничных и охраны. Однако по факту мы зачастую остаемся, дабы быть доступными в любой момент, помочь милорду, подсказать поварам или другим слугам, принять или проводить гостей и посыльных. К тому же это экономит время на путь до дома и переодевание в форму.
   - Как-то не практично. У нас есть какое-нибудь помещение на первом этаже?
   - Можно освободить одну из кладовых, милорд.
   - Отлично. Тогда распорядись, чтобы там поставили перегородки и сделали несколько комнат для слуг. Сколько вам потребуется. Себе можешь выбрать первой, Игния.
   - Будет исполнено.
   - Что у тебя в этом ящике? - вдруг спросил Эйлерт и показал рукой прямо на...
   О пепел преисподней! Совсем вылетело из головы. Но как он смог его почуять? Негош ведь за годы ничего не заподозрил. Я отодвинула ящик комода и достала маленький камешек, слегка светящийся желтым.
   - Простая безделушка, милорд. Светокамень. Как видите, свой ресурс он уже почти выработал...
   Негош, не вздумай...
   - Ты же должна была тогда продать все светокамни, Игния! - воскликнул Негош негодующе, не заметив моего просительного взгляда.
   Уши мои запылали. Полный провал. Что бы я не сделала дальше, моя репутация уже не будет прежней.
   - Этот камень был с дефектом, много бы за него не дали, - попыталась я преуменьшить свою вину. - Я решила оставить дефектный светокамень себе. Мне нет оправдания, милорд. Простите.
   Эйлерт ухмыльнулся:
   - У всех есть свои маленькие слабости. Давай заряжу, кстати.
   Я молча передала камешек в руки эрла, и через несколько секунд он разгорелся будто небольшое солнце. Негош удивленно крякнул, но я не поняла, к чему это было. Наш маг тоже ведь занимался зарядкой светокамня одно время, и у него выходило ненамного хуже.
   - Благодарю вас, милорд. Я приму любое наказание, какое вы пожелаете.
   - Идем дальше.
   Мы обошли все помещения, где проживали слуги. Я все ждала свое наказание, но милорд предпочел забыть про инцидент со светокамнем. Даже заглянули в большую баню, наличию которой барин немного удивился. По его словам, на западе бани распространены не повсеместно.
   - Милорд, вы разве не помните, что много лет назад в Латернии лютовал страшный мор? Он унес множество жизней.
   - Ах да, совсем запамятовал. Тогда один из магов вроде бы заявил, что грязь является причиной многих болезней, и король издал указ, о том, что всем жителям, включая рабов, надо мыться не реже двух раз в неделю.
   - Да. Сир Авель подходил к данному правилу строго, поэтому банный день у нас действительно дважды в неделю.
   - Похвально. Итак, ничего похожего на порчу в бараках я не нашел. Однако моя интуиция твердит, что не все чисто. Чтобы подтвердить опасения, мне нужен колодец.
   Мы все больше разрастающейся толпой проследовали к центральному колодцу рабского поселка, который находился аккурат в середине построек.
   - Глубоко здесь, - глянул в проем Эйлерт.
   - Усадьба расположена на возвышенности, уровень болот находится ниже. В засуху наши колодцы совсем могут пересохнуть, вот тогда нам приходится туго, - пояснила я.
   Эрл сбросил ведро вниз и набрал воды. Вытащив ведро, его магичество внимательно присмотрелся к жидкости и поводил над ней руками. После чего выдал:
   - В воде есть порча. Хотя ее очень мало, не каждый заметит. Поэтому к Негошу претензий нет. Церковь Локтара разве не проводит периодические проверки?
   - Проводит, милорд. Последняя, если мне не изменяет память, была около пяти месяцев назад. Но они сказали, что плохая вода у нас из-за Шемтенских топей, - объяснила я.
   - С которыми они ничего сделать не могут? Ясно. Кстати, вы в курсе, что если употреблять такую воду годами, то это может серьезно отразиться на организме. Особенно немолодом. Слабость, болезни, бесплодие, скудоумие - все это вызывает порча.
   - Милорд, вы полагаете, что эрл Авель из-за этого... слег?
   - Все может быть. Обследовать труп деда я не собираюсь, но разобраться в ситуации надо. Подобная слабая концентрация вряд ли серьезно коснется людей или скота. Однако может попасться кто-то восприимчивый, вроде той порченной крысы. Буду проверять. Принесите мне курицу и топор.
   Искомое быстро приволокли. Эйлерт приспособил животное на пенек и слитным ударом отрубил курице голову. Некоторое время эрл следил за растекающейся кровью, которая образовала маленький ручеек.
   - Что-то здесь еще осталось. Нечто приманивающее и источающее порчу.
   Эйлерт резко двинулся по направлению ручейка и зашел в простой дом, служивший общей кухней, где готовили и раздавали рабам пищу. Кормили здесь два раза в день, и ужин или, если точнее, вечерняя кормежка рабов уже миновала.
   - Мой господин, - главный кашевар склонился в низком подобострастном поклоне. - Мое имя Дюстэн. Ваш смиренный слуга руководит готовкой еды для рабов.
   Эйлерт не двигался несколько секунд, пытаясь что-то рассмотреть в слуге, на лице которого застыло почтительное выражение. Дюстэн, светлый эльф средних лет типичной для своей расы внешности. Хотя по людским меркам его можно было считать стариком, по эльфийским он был зрелым мужчиной. Зеленоглазый блондин с короткой практичной прической, длинными растопыренными острыми ушами, стройный, среднего роста.
   - Милорд, - я тихо зашептала, склонившись к самому уху эрла. - Сейчас я вспомнила, что на него мне поступали жалобы от рабов. Простите, не знаю, почему я забыла вам сообщить...
   - Ну, тут твоей вины нет. Эта тварь умело маскировалась и пудрила мозги окружающим. Даже я проглядел его на сборе слуг.
   Дюстэн дернулся в сторону, по-видимому услыхав слова эрла, однако Эйлерт был быстрее. Маг вытянул руку и прошил грудь эльфа мгновенно сформировавшейся ледышкой. Негош ругнулся, а Лирой с Гастеном выдвинулись вперед, быстро обнажив оружие. Дюстэн же не умер на месте, как должно было быть в случае таких ранений, а начал грязно поносить Эйлерта и... преображаться. Черты лица заострились, кожа стала мертвенно бледной, глаза почернели, а волосы стали пепельными. Лицо приняло выражение лютой злобы:
   - Ты не понимаешь, что творишь, маг. Присоединяйся к нам! И ты обрете....
   Вторая ледышка взорвала эльфу голову, словно переспевший арбуз. Я отвернулась, не желая смотреть на столь нелицеприятное зрелище. Хотя с другой стороны очень хотелось взглянуть. Полупрозрачные острые сосульки голубоватого цвета опасно поблескивали на свету и выглядели очень грозным оружием. Прошили тело эльфа насквозь, будто бумагу. Магия - безумно смертоносная вещь. Особенно в умелых руках.
   - Я слышал эти слова сотни раз, служитель Непроглядной, - заметил эрл надменно.
   - Тьфу, темный выродок, - сплюнул Лирой, проверяя копьем останки.
   Эйлерт же еще некоторое время прислушивался и присматривался. Наблюдал за растекшейся черной жидкостью, которая заменяла Дюстэну кровь.
   - Не трогайте тело. Судя по всему, больше значительных очагов порчи в округе нет. Тьму тянет к топям, но они пусть пока подождут. Дом необходимо сжечь, идем наружу.
   Мы высыпали на улицу, где уже собралась небольшая толпа рабов. Вести о темной стороне Дюстэна распространились в один момент. Слуги загомонили, припоминая все его выходки и странное поведение.
   - Говорил я, что Дюстэна надо давно на божий суд отправить, - громко воскликнул кузнец Толле. - Сколько крови он из нас выпил, сколько мы терпели его издевки!
   - Негош, займись вещами культиста, - повелел барин. - Место, где он спал: кровать, комод, одежду, всю его мебель и личные вещи необходимо предать огню. Если заметишь что-то фонящее тьмой, принеси мне. Хотя сомневаюсь, чтобы этот жалкий культист смог скрыть какой-то артефакт от меня.
   - Да, ваше благородие. Прошу прощения, что недоглядел, - поклонился бородатый маг, после чего бегом припустил к бараку прислуги.
   - Все-таки тьме и прочим нечистым силам непросто набирать сторонников среди рабов - магия ошейника препятствует затуманиванию мозгов, - объяснил Эйлерт. - Среди свободных людей культ приличных размеров может распространиться за какой-нибудь месяц, чуть ли не со скоростью мора. Хм, - господин задумчиво осмотрелся. Несколько рабов уже подносили факелы, дабы поджечь здание. - Отойдите, а то полночи возиться будете.
   Дальше последовало то, отчего у меня волосы встали дыбом, глаза пораженно распахнулись, а дыхание надолго сбилось. Эйлерт явил нам силу огня, мощь своей магии во всем ее великолепии. Деревянное строение вспыхнуло, будто промасленный фитиль. Поднялся сильный ветер, еще больше раздувающий огонь. А Господин продолжал поливать здание струями ревущего пламени, не жалея сил и магии. Когда же огонь начал перекидываться на соседнее здание, стоящее неподалеку, милорд сбавил напор, и левой рукой направил на занимающийся участок струю воды... которую он взял напрямую из колодца! Это было бесподобно и восхитительно. Потрескивающий, ревущий и яркий пылающий остов здания в ночи, протянувшаяся из колодца водяная змейка, которой можно было коснуться, и шипящий пар в местах соприкосновения двух стихий! Ничего более красочного и захватывающего я в своей жизни не видела. Даже в свободном детстве очень редко доводилось наблюдать за представлениями или деятельностью магов. Родители мои оба неодаренные. Так что любая могущественная магия вызывает у меня чуть ли не дрожь в коленках. Тот же светокамень я оставила, потому что хотела обладать хоть таким простеньким магическим артефактом.
   Рабская столовая кухня сгорела до основания буквально за десяток минут. Кроме пепла осталась лишь кухонная утварь и разные металлические приспособления. Котлы уцелели, само собой. Запасы, хранимые в кладовой, также пропали в огне. Страшно представить, чем мог кормить рабов приспешник темных сил. Может он постепенно подготавливал слуг, чтобы тьма поселилась и внутри их сердец? Эйлерт провел выборочную проверку среди нескольких рабов, но ничего критичного не обнаружил.
   - Что же, событие неожиданное. Но порча и приходит тогда, когда ее меньше всего ждешь. Придется ставить новую кухню. Пока же временно можете воспользоваться кухней особняка. Выделите нашим поварам помощников, почистите и перенесите котлы. В общем, я не силен в организации быта. Игния, если от меня что-то потребуется, сообщи. Насчет денег и закупок всего необходимого тоже не скупись.
   - Да, милорд! - воскликнула я.
   - Эм, с тобой все в порядке?
   - Кхем, - кашлянула я и постаралась принять более спокойный и пристойный вид. - Да, господин. Со мной все в порядке.
   - Хорошо. Надо бы принять ванну, а то провонял весь...
   Набегалась я знатно, до поздней ночи. А затем еще около получаса пришлось пересказывать о случившемся домашним слугам, изнывающим от любопытства. Пожар был хорошо виден со второго этажа особняка. В отсутствии Аютлы Широль стала потихоньку поручать Лайне новые обязанности. Помыть пол особого ума не надо, хотя и здесь имеются свои хитрости. Лечение магией милордом, сытная еда плюс природная живучесть волчьего племени превратили больное слабое дитя в активную егозу, которая носилась по особняку с неунывающим энтузиазмом. Обучение двигалось, однако пока слишком мало времени прошло. Лайна пыталась отучиться гавкать, но паразитные словечки все равно пробивались в речь.
   На следующий день все еще оставалось множество хлопот, о которых мне, как помощнице хозяина необходимо было позаботится. Радует, что об обслуживании самого милорда уже не приходилось так сильно печься. Слуги успели узнать немного его привычки и пристрастия в еде, поэтому по большей части управлялись сами, без моих подсказок. Можно сказать, что за пару дней, жизнь в поместье нашла свой новый ритм. Помогал и тот простой факт, что Эйлерт был неприхотлив, даже сказала бы, весьма неприхотлив и самодостаточен. Не требовал накрывать стол, брился сам, даже воду для мытья он подогревал самостоятельно. А вот приготовление завтрака на почти две сотни людей задача непростая, хотя наша кухня и повара с помощниками справлялись с такой нагрузкой. Все-таки пища обычных рабов отличается простотой. Это тебе не банкетные деликатесы и лакомства готовить. После обсуждения с милордом все-таки решили ставить новое здание под рабскую кухню, хотя предлагали под этого дело переоборудовать один хлев или хранилище припасов. Высказывалась и мысль переделать барак старших слуг, но его местоположение было не совсем удобным под кухню, плюс размерами он подкачал.
   Стройка - дело для слуг привычное, хотя рубка и обтесывание бревен займет некоторое время. Если быть честным, то на территории Тураннов нет подходящих деревьев, поэтому нам приходится по-тихому нарушать закон и прореживать лес, примыкающий к Шемтенским топям. Неизбежна порча инструментов, травмы, переутомления, нападение порченных тварей. Плотникам придется передать свою работу на плантациях другим, что повысит общую нагрузку на рабов. Нельзя забывать еще и про переделку внутренней кладовой под личные комнаты домашних слуг, как распорядился милорд. Все это я объяснила Эйлерту, когда он спросил о трудностях. Эрл повелел увеличить порции рабам на время стройки и пообещал помочь с работой, если ему будет нечем заняться. В общем, что в рабском поселке, что в особняке кипела активная деятельность. Это приводило к вечной грязи, снующим туда-сюда слугам и прочим неподобающим вещам. Выдачу еды производили не в поместье, само собой. Бадьи выкатывали на задний двор, куда скрытыми тропками приходили рабы с утварью.
   День выдался насыщенным, но засыпала я довольная. В моей руке был зажат специально сшитый непроницаемый кожаный мешочек, в котором находился светокамень, заряженный милордом самолично. Раз он не отобрал артефакт, то негласно разрешил оставить себе. Иной награды за работу мне и не требовалось.
  
   А следующим утром произошло неприятное событие. Первым о непрошеных посетителях нас уведомил запыхавшийся Леместьен. Эльф сообщил о приближающемся большом вооруженном конном отряде, со стягом и символами церкви. Таким образом, у милорда появилось несколько минут, чтобы решить, что следует предпринять и как себя вести при общении со служителями Локтара Единого. Если бы Эйлерт вдруг баловался темной магией, в чем я очень сильно сомневаюсь, он имел возможность спрятать или уничтожить запретные вещи. Или даже скрыться. Мы, рабы, в первую очередь служим своему хозяину, а уже затем оказываем содействие церкви и короне. Хотя и среди слуг попадаются фанатичные последователи Локтара, в основном среди урожденных латернийцев. Милорд, разумеется, не стал прятаться или суетиться, на его лице не отразилось никакого беспокойства, скорее любопытство.
   - Милорд, смею напомнить вам, что приблизительно раз в декаду или месяц имения эрлов в обязательном порядке посещает святой проповедник, который просвещает рабов о Локтаре Едином и читает святые тексты.
   - Ах да. Дед требовал меня каждый раз показываться на проповеди, а я каждый раз пытался сбежать, - с улыбкой припомнил Эйлерт.
   - Численность и состав отряда указывает на Орден Искоренителей, господин, - дополнил Леместьен.
   - Возможно им стало известно о вчерашнем случае порчи и служителе темных сил? - предположил Негош.
   - Как-то быстро они среагировали, - заметил эрл. - Игния, в Шемтен кто-то из слуг ездил?
   - Я распорядилась пополнить съестные запасы, но вчера слугам было не до этого. Если никто из старших слуг не передавал других приказов, то телега должна была отправиться сегодня. Кибрук упоминал, что возможно поедет вместе с возничим для ведения торгов. Вот и он, ваше благородие.
   Кибрук подтвердил, что только собирался отправится к полудню в Шемтен.
   - Ладно. Выясним позже. Будем встречать гостей.
   Эйлерт обернулся к центральному входу и нацепил радушное, но в то же время величественное выражение лица, как и предстало хозяину местных земель. Будто бы видел через стену или мог слышать приближение людей. Хотя... магия - удивительная вещь и, как говорят темные эльфы, не имеет границ. Вот и Лайна пошевелила своими чуткими ушками. А через несколько секунд двери с грохотом отворились в разные стороны, и в поместье ворвалось с дюжину членов Ордена Искоренителей. Закованные в броню паладины и одетые в просторные мантии клирики. В отряде церковников выделялся статный мужчина с окладистой седой бородкой, носящий кольчугу и броню, защищающую руки и ноги - более легкую, нежели у рядовых паладинов. Его плащ, расшитый символами Локтара Единого, эффектно развевался на ветру, а силуэт слегка подсвечивался белым светом.
   - Я - старший инквизитор Нумерс, возглавляю Шемтенское отделение Ордена Искоренителей. Эрл Туранн, вам вменяется пользование темными артефактами, а также сокрытие следов порчи! Мы прибыли сюда для проведения полной проверки и зачистки! Вы - новый эрл Туранн, владетель окрестных земель? - с угрозой, без толики почтения, произнес мужчина.
   Я почувствовала небольшое смятение и благоговение. Многие служители церкви владели святой аурой, и инквизитор не был исключением. Даже в слабой концентрации она оказывала немалое давление на простых людей.
   - Да, я эрл Эйлерт Туранн. Готов содействовать в проведении проверки, сир Нумерс, - безмятежно ответствовал барин. - Вчера мне удалось найти и уничтожить одну порченную тварь, а также служителя Непроглядной. Все вещи мы сожгли, как и полагается. Вместо со зданием.
   - Мы разберемся в ситуации и докопаемся до истины. Обыскать дом! - подал команду Нумерс.
   Часть паладинов двинулась вглубь помещений. Несколько клириков встали на колени и принялись читать молитвы. От них постепенно стало исходить белое сияние, которое слегка слепило глаза. Да и находится рядом было не совсем приятно. Судя по тому, что к рабскому поселку Нумерс никого не отправил из присутствующих, снаружи были другие церковники, которым инквизитор уже поручил осмотреть прилегающие территории. Святая магия смотрелась внушительно, если не знать о том, что вся сила клириков заемная, даруемая Богом.
   - Чифу, сир инквизитор? - предложил Эйлерт. - Или вина?
   - Молчать! - рявкнул мужчина. - Вы будете говорить, только когда вас спросят, или когда будет доказана ваша полная невиновность!
   Орден Искоренителей не расслаблялся, церковники вели себя так, будто находятся в логове врага. Их можно понять. Культисты - настоящая напасть. Последователи темных сил умеют маскироваться. Ведь даже знающие Дюстэна рабы не предполагали до последнего, что он отдался в объятья тьмы. Клирики закончили творить святую магию и подали инквизитору сигнал. Нумерс сразу подобрался и приказал взять нас в окружение. Эйлерт поморщился недовольно, но возражать не стал. Когда на расстоянии вытянутой руки от твоей беззащитной шеи находится обнаженный острый клинок, это весьма неприятно и страшно нервирует.
   - Откуда в вашем доме эта вещь?! - рявкнул Нумерс, когда ему принесли странный предмет в кожаной оплетке. - Мои люди нашли ее на втором этаже!
   - Понятия не имею, - признался Эйлерт. - Первый раз ее вижу.
   Домашние слуги ответили отрицательно - никто не знал, откуда она взялась.
   Инквизитор на секунду распахнул сверток, и оттуда неожиданно дохнуло могильным холодом, протиснулась струйка дыма и повеяло настоящей жутью.
   - О! Какая интересная и необычная система маскировки! - воодушевленно заметил Эйлерт. - Признаюсь, я проворонил темный артефакт у себя под носом, сир инквизитор. Конечно, мысли о том, что мне его могли подбросить благочестивые служители Локтара Единого, я не допускаю. Хотелось бы мне немного поизучать его, но я осознаю всю неуместность подобной просьбы...
   - Замолчите, эрл! Иначе я прямо сейчас отдам приказ на зачистку!
   После закрытия кожаной обложки Нумерс пробормотал слова молитвы и окутал вещь густым белым светом. В наивысшей интенсивности свечения случился хлопок, а от Нумерса во все стороны изошла мрачная сероватая дымка. Артефакта же при нем уже не оказалось - сверток был безвозвратно уничтожен.
   - Вы утверждаете, что ни вы, ни кто-либо из ваших слуг не имеет отношения к темному артефакту?
   - Я - нет. Если слуги виноваты, то мне об этом неизвестно. Игния, культист, как там его имя, ведь не имел доступ в дом?
   - Нет, милорд. Дюстэн лишь иногда обменивался припасами с кухонной кладовой, но на второй этаж дома его бы никто не пустил...
   - Проверить их! - приказал Нумерс, и к слугам подошли клирики.
   Церковники воздействовали на прислугу святой магией, пытаясь определить ростки тьмы. Это было не слишком приятное ощущение. Будто все твои внутренности и мозги выворачивают наизнанку. Но слава богам, никого из домашних не признали зараженным. Эрла Туранна обследовали долго. Сначала два клирика, затем четверо, а под конец и все присутствующие сообща с самим инквизитором.
   - Вы отдаете себе отчет, эрл Туранн, как подозрительно все это выглядит? Вы приехали из дальних земель, где, наверняка, сплошь и рядом буйствуют порождения Тьмы, Хаоса или Скверны. И сразу же на вашей территории появляются культисты и темные артефакты! Откройтесь Локтару великодушному и покайтесь! Очистите свое имя и мы снимем все обвинения!
   - Ни один уважающий себя маг не станет открывать душу кому бы то ни было, - парировал Эйлерт. - Вы собрали показания свидетелей метаморфоз Дюстэна. Негош подтвердил уничтожение порченной крысы. Ваши люди проверили моих слуг и мои владения и не нашли следов порчи. Полагаю, на этом инцидент можно считать исчерпанным?
   Инквизитор помрачнел:
   - Мы обязаны узнать источник темного артефакта!
   - Я понятия не имею, как он оказался в моем дом, даю вам слово члена рода Туранн. Хотя... есть у меня один недоброжелатель, что как раз на днях слонялся по дому. Его имя Бристоф Хальтер.
   - Мы проведем тщательную проверку, эрл.
   - Надеюсь.
   - Но так просто я не могу вас отпустить!
   - Что вы привязались к этому несчастному осколку тьмы? У меня тоже имеется парочка книг: по демонологии и темному искусству...
   - Что-о-о-о?!!
   - Однако у меня есть официальное разрешения Бернардской епархии Двенадцатирукого Пантеона.
   - Бумажки языческого пантеона не имеют силы на землях святой Латернии! Немедленно предоставьте запретные книги!!! - проорал Нумерс.
   - Вы в курсе, сколько они стоят?
   - Немедленно!
   Вокруг инквизитора началось формироваться белое свечение, остальной отряд также подобрался.
   - Что ж, хорошо. Будем считать, что церковь Локтара задолжала мне одну услугу.
   Нумерс, казалось, побагровел от такой наглости.
   - Игния, принеси мне коричневую суму из сундука.
   - С-слушаюсь, мой господин.
   С отчаянно колотящимся сердцем я бросилась наверх в покои эрла, сопровождаемая по пятам парой клириков и несколькими паладинами. После того, как я вытащила требуемое, клирики обследовали сундук, но порчи, к моей вящей радости не обнаружили. Я спустилась вниз и передала суму господину, которую тот в свою очередь отдал инквизитору. Нумерс раскрыл одну из книг и тут же раздался громогласный пронзительный визг. Очень неприятный, мне пришлось зажать уши.
   - ...Одна готова... - услышала я, когда все утихло.
   - Там на обложке написаны меры предосторожности, - заметил Эйлерт скучающим голосом.
   Инквизитор распахнул вторую книгу. Я ожидала худшего, но от нее всего лишь поднялась слабая дымка, не чета той жути, что веяла от темного артефакта.
   - И вы храните у себя такие вещи?!
   - Чтобы победить врага, надо понять, как он думает, вызнать его слабые и сильные стороны. По-моему, это естественно.
   Повторилась демонстративная процедура уничтожения книги с помощью святой магии. От трактата остался лишь мелкий пепел.
   - Вы удовлетворены, инквизитор? Или быть может, желаете порушить еще что-то из моего имущества? - поинтересовался Туранн.
   - Не ухудшайте ситуацию еще больше, эрл! Вы осознаете, в какой вы находитесь ситуации?! - гневно припечатал Нумерс. - Допускаю, что темный артефакт вам могли подбросить, но во владении аж двумя темными писаниями вы признались чистосердечно, при свидетелях!
   Мне стало действительно страшно. Аура Нумерса все разрасталась. Казалось, что и он сам становится все выше и шире, нависая над тобой.
   - У меня есть разрешение, - флегматично заметил Эйлерт с пробивающимся раздражением. - Послушайте, сир инквизитор, мне уже надоело в этом участвовать. Заканчивайте, и прошу вас покинуть мою усадьбу.
   - Заткнись, щенок!!!
   Я упала на колени, ощутив на себе монументальную тяжесть святой ауры. Однако заставила себя поднять взгляд. Остальные слуги также пали ниц. Широль так и вовсе, судя по всему, потеряла сознание. Лишь Негош сгорбился и склонил голову. Милорд же и бровью не повел.
   - Я и похитрее тебя выродков на чистую воду выводил! Думаешь, избавился от одной пешки и это спасет тебя от праведной божьей кары? Эрл Туранн, я приговариваю вас к святому трибуналу! Вас будут судить иерархи церкви, а вашу судьбу решит Локтар Единый!
   - Вы забываетесь, инквизитор.
   - Именем Локтара Единого приказываю тебе повиноваться!
   Неожиданно мягкая терпеливая улыбка Эйлерта стерлась с лица, будто ее и не было, уступив место злобному оскалу, больше подходящему чудовищу из ужасных сказаний. Мощный порыв ветра разметал паладинов, сияние клириков поблекло, некоторые из них попадали на пол. Инквизитора подхватил невидимый поток и за пару мгновений доставил прямо к хозяину. Эйлерт схватил Нумерса одной рукой за шею в удушающем захвате:
   - Жалкий смерд, ты вздумал, что можешь манипулировать моим разумом?! - прогрохотал голос Туранна. - Хуже этого может быть лишь манипулирование душой мага!
   Нумерс что-то быстро забормотал, и из него вырвался белый столб света, однако тот врезался в полупрозрачную голубую преграду и бессильно испарился. Инквизитор попытался нарастить святую ауру и освободиться из хватки, но Эйлерт поддаваться не собирался, лишь усилив напор. Я почувствовала ауру мага во всем ужасающем великолепии. Она отличалась от святой ауры и словно была продолжением настроения владельца. Я чувствовала себя жалким насекомым, разозлившим древнее и могучее чудище, которое может раздавить меня, просто нечаянно взмахнув хвостом. Хапверт и Милетт бессильно бухнулись на пол, составив компанию Широль. Лайна также не выдержала и потеряла сознание. Для своего возраста она очень долго сопротивлялась.
   Часть искоренителей принялись подниматься, закрываясь щитами или святой магией и организовывать подобие строя. Я с мрачным удовлетворением отметила, что один из служителей Локтара таки тоже упал в обморок.
   - Вы вторглись в мои владения, приспешники церкви, и вздумали мне указывать в моем доме?! Я сам прекрасно способен разобраться с порчей, фанатичные остолопы! Что же до неподчинения, то я не давал присягу короне. А если бы и давал, то в ее тексте нет ни слова про повиновение церкви! Я - свободный маг, подданный множества государств, вы не вправе устраивать надо мной святой суд и лезть в душу без веских доказательств! Так уж и быть, за попытку дергать за поводок я пощажу тебя, инквизитор. Но второго подобного трюка ваш брат не переживет. Запомните мои слова, сир Нумерс, и передайте остальным. А теперь я попрошу вас покинуть имение Туранн. Надеюсь, что следующая наша встреча пройдет в более мирном и дружественном ключе. Если вы желаете обменяться опытом или устроить рейд на порченные земли, то я всегда к вашим услугам.
   По мере произнесения слов тон Эйлерта превращался из грубого рыка, источающего ярость и гнев, в спокойный вежливый говор с примесью хорошо сдерживаемого холода. Давление аур снизилось до минимума. Только рядовые орденцы еще держали строй, ощетинившись мечами и святой магией.
   - Я понял вас, эрл, - выдавил бледный инквизитор. - Мы уходим.
   Покидали нас церковники с еще большей скоростью, нежели вламывались. Эйлерт быстро привел бесчувственных слуг в себя лечебной магией и уединился в своих покоях, велев принести вина и по пустякам не беспокоить.
   Где-то с час мы только отдыхали и восстанавливались, делясь впечатлениями и пытаясь отвлечься от пережитого ужаса. Негош похвалил меня за то, что я выдержала столь сильное давление аур. Кроме меня это удалось лишь самому магу, да Леместьену с Лироем и Гастеном, которые были обученными воинами и умели противостоять магии. Ну а уважение и, чего уж тут таить, испытываемый страх перед нашим новым хозяином достигли небывалых величин. Противостоять в одиночку старшему инквизитору Ордена Искоренителей вместе с полноценным войском может лишь очень могущественный человек, имеющий стальные... кх-м, убеждения. Если немного сгладить высказывание Негоша. В моей душе также бушевал ураган чувств, хоть их я старалась не показывать. Разыгравшееся в холле представление со столькими всплесками магии по-настоящему взбудоражило меня. Если бы я потеряла сознание, то точно бы ни за что не простила себе, что пропустила столь знаменательное событие. Наверное, эти мысли и помогли мне не грохнуться в обморок.
  
  
   Глава 7
  
   Поутру епископ Эшериан прислал приглашение поужинать в лучшем ресторане Шемтена. Слуги вздохнули с облегчением. Никому не улыбалось устраивать войну с Орденом Искоренителей. Также прибыл вестник, впервые за несколько месяцев. Даже целых два, с перерывом в час. Вестник - это человек, зарабатывающий на передаче новостей и слухов. Он кочует от эрла к эрлу, собирает и распространяет свежие вести и сплетни. По правилам его необходимо накормить, дать возможность умыться, проследить за конем, а также подать немного звонких монет за старания. Сир Авель стал в последние годы излишне скуп и ворчлив, вот вестники и обходили усадьбу Туранн стороной. Кто-то из послушников церкви проболтался в таверне, и по Шемтену стала гулять история про эрла, который поставил на место зарвавшихся орденцов. Ходили и предположения, будто новый владетель развел тут темный притон с целым культом, и инквизитор просто не справился, но им особо не верили. Вестники не только жаждали поделиться последними новостями, но и узнать, что же стряслось на самом деле. Даже обычной платы не требовали, очевидно собираясь в дальнейшем как следует нажиться на информации. Сир Эйлерт рассказал все почти без утайки, умолчав про то, как он раскидал церковников и чуть не придушил инквизитора. Признался во владении темными трактатами и показал сохранившиеся иностранные разрешающие грамоты. В общем, свел все к незнанию местных законов и обычаев. Якобы он и позабыл уже, что в Латернии церковь играет столь большую власть над потомственными дворянами, отправив шпильку в их адрес. Подытожил тем, что не будь недоразумения, он бы сам с радостью присоединился к инквизитору Нумерсу с выслеживанием и искоренением темных культов.
   В обмен вестник поведал про местных эрлов, кто к кому свататься ездил, о рождении наследников или кончинах, немного о жизни виконта Аурелье, про здоровье короля Родерика и последние модные столичные тенденции. Но больше всего нас, разумеется заинтересовала новость о том, что Орден за что-то повел на допрос сира Бристофа Хальтера. Хоть он и не являлся эрлом или богатым аристократом, держал всего пару магазинчиков в Шемтене, но народ любил пообсуждать проклятых темных сектантов, скрывающихся под личинами порядочных с виду сиров.
   После обеда Эйлерт приказал собрать всех слуг во дворе. Он вышел, как и в предыдущий раз, на крыльцо и сходу активировал магию ошейника. Я, как и все остальные рабы, скорее всего, почувствовала нарастающую тревогу в предчувствии боли.
   - Кто из вас сообщил о культисте на сторону?
   Никто из слуг не проронил ни слова.
   Давление ошейника усилилось.
   - Кто из вас сообщил о культисте на сторону?
   Молчание.
   - На колени!
   Я моментально повиновалась и бухнулась на колени. Как и все слуги... Кроме одного чернокожего раба, который немного замешкался.
   - Иди сюда. Остальные -- возвращайтесь к работе, - скомандовал Эйлерт.
   Хитро придумано. Авель так не поступал никогда. Магии ошейника можно противопоставить свою волю, так что у некоторых невозможно добиться послушания. Но для этого необходимо прикладывать большие усилия и сосредотачиваться. Входить в особое состояние. Этот доносчик умело сопротивлялся первым вопросам хозяина, и когда эрл вдруг сменил команду, не успел среагировать и снять внутреннее сопротивление. Потому и замешкался, не встав сразу на колени.
   Мужчина попытался броситься в ноги милорду, но Гастен оттолкнул наглеца щитом и пригрозил отрезать уши, если тот еще хотя бы попытается рыпнуться. Улайбо, как звали доносчика, слезно умолял сохранить ему жизнь и без всяких увиливаний поведал свою заурядную историю. За периодическое подкармливание, хорошие сапоги и одеяло, он выдавал информацию слугам Бристофа Хальтера. Про культиста и порченного монстра он сообщил с помощью записки в условленном месте.
   - Достаточно. Игния, продайте его, - махнул рукой.
   - Будет исполнено, - ответила я.
   - Спасибо, милорд! Ваша доброта не знает границ!! - припал лбом к ступеням крыльца Улайбо, обрадованный тем, что его попросту не казнили на месте.
   - За мной. Сниму с тебя ошейник.
  
   Вечером эрл съездил в Шемтен, взяв с собой карету с лошадьми, которой пользовался Авель, камердинера и кучера. Ужин с епископом, по его скупо брошенным словам, прошел сносно. Им удалось договориться, так что ни эрл, ни церковь не планируют раздувать конфликт. Звучало это так, будто бы Эйлерт сравнил себя одного со всей латернийской церковной епархией, но смеяться даже про себя над этим высказыванием после вчерашних событий никому не хотелось.
   Утром же явился проповедник от церкви. Проводить мессы и восстанавливать утраченное доверие. Присутствовать необходимо было всем, за исключением дежурной охраны. По лицу Эйлерта было хорошо видно, как не хочется ему слушать служителя, однако он стойко просидел полуторачасовую домашнюю службу. Затем мы накормили церковника, и он направился к рабским баракам продолжать проповедь среди остальных слуг.
   После обеда эрл уехал из усадьбы в город, использовав своего паука Шуни. Вернулся он только следующим утром. Лайна сходу учуяла, что от него несет выпивкой и чьими-то духами. Затем, когда милорд уснул, а я собирала белье в стирку, мне выпала возможность удостовериться в слова зверолюдки. От одежды господина пахло спиртным и женскими духами. Конечно, у меня и в мыслях не было ревновать хозяина, поскольку это глупо и бессмысленно. Но стало немного обидно. Рабы ведь тоже люди! А не... табуретки. Вместо того, чтобы одарить кого-то из слуг вниманием шляется с какими-то левыми девками. Нет, отставить вольнодумие! Мало ли Эйлерт и в голову залезть может. Вряд ли, конечно, но лучше действительно не забивать голову бесполезными переживаниями.
   Проснулся барин ближе к обеду в весьма благодушном настроении. Плотно поев, он выдвинулся на инспекцию строительства. Пока что слуги лишь заготавливали материал. Срубить дерево -- дело одно, но получить доски задача посложнее. Мы старались экономить и не использовать цельные бревна, поскольку запас древесины в округе ограничен. Иначе придется либо закупать, либо везти демон знает откуда. Существуют породы древесины, из которого доски можно получить относительно легко методом расщепа. У нас такие не росли. Так что действовали с помощью пил и двух сменяющихся пильщиков. Больших пил у нас было всего три, плюс они часто изнашивались, гнулись или ломались рукояти, поэтому работа шла небыстро. Охотникам и Тогрузу приходилось обеспечивать охрану в опасных местах, примыкающим вплотную к топям.
   Мы старались валить деревья с большими промежутками. Во-первых, таким образом мы даже отчасти помогали лесу, прореживая его. Во-вторых, со стороны не видны просеки, что могли бы заинтересовать властей. Вызывал некоторое беспокойство Бристоф, что может снова донести на нас за то, что мы добываем дерево на чужих землях. Посовещавшись, мы решили, что так мелко он гадить не станет. Все эрлы, соседствующие с топями так или иначе пользовались их дарами, и на это закрывали глаза.
   Я, разумеется, последовала за милордом, когда он решил ознакомиться с ходом работ и помочь. И совсем не пожалела. Сначала Эйлерт озаботился безопасностью и послал своего тарантула на поиски враждебных тварей в местах лесоповала. И Шуни уже через полчаса приволок огромную тушу порченного кабана, на теле которого имелись всего две маленькие дырочки. Так я выяснила, что питомец милорда может использовать ядовитый укус. Паук принес еще несколько порченных кабанов, обитавших в округе. У охотников с ними вполне могли возникнуть проблемы. Хотя дежурящий Тогруз заявил, что не дал бы этому случиться и перебил монстров на подходе. Самое странное, что у нас в округе не водилось кабанов или медведей. Встречались волки, лисы, рыси, в топях змеи, саламандры и другие пресмыкающиеся. Эйлерт предположил, что сюда пришло кочевое порченное стадо.
   Вековые стволы деревьев, которые хозяину указывал один из опытных знатоков леса, он перепиливал магией вмиг. Гиганты валились вниз, повинуясь желаниям человека. Эйлерт использовал какую-то хитрую магию, смешивая воду и воздух и с высокой силой направляя узкий голубой пучок в древесину. При этом раздавался громкий звук. Аналогичным способом он сходу срезал ветки, а затем принимался за распиливание на доски. Получалось у него сверх быстро, так что к вечеру уже смогли закончить со строительными материалами. Когда зашел разговор о сушке древесины, снова вклинился хозяин и путем экспериментов с огненной магией смог обезвожить дерево до необходимого состояния. Сам он плохо разбирался в плотничестве и строительстве, просто следовал указаниям. С доставкой рабы справлялись сами, используя орков, телеги и волов. Лошади были более выносливы и быстры, волы же сильнее и не столь прихотливы к еде и условиям содержания.
   После Эйлерт посетил рабский поселок, где главный плотник показал подготовленное место для стройки. По распоряжению милорда кухня будет значительно расширена и будет включать в себя помещение со столами и скамьями. По своей жизни на плантации мне прекрасно помнится, как это неудобно: получать свою порцию в миску, а затем тащиться через дождь, грязь и слякоть в свой закуток, где можно спокойно принять пищу. Теперь рабы смогут поесть прямо в столовой, хотя вся орава разом тут и не поместится, не больше полусотни едоков по плану. Я заметила, что здание далековато от колодца и будет не слишком удобным. Эйлерт сначала предложил вырыть второй колодец, затем спросил, почему бы не поставить кухню на прежнем месте? Оказалось, слуги боялись темного проклятья Дюстэна, но милорд разуверил их в этом. Господин использовал магию земли, чтобы убрать остатки сгоревшего здания и утвари. Просто раз -- и они уже где-то под землей! Поразительно! За несколько минут на потеху толпе он выровнял земную твердь до идеально ровного состояния. При ударе сапожком был такой звук, будто стучишь по кирпичной кладке. Затем спросил у плотника, надо ли делать отверстия для опор или погреб. На что раб заметил, что с копанием они и сами справятся. Эйлерт рассмеялся, заявив, что так упрочнил фундамент, что они ковыряться в нем месяц будут. В общем, основная работа была выполнена. На крышу еще требовалась смола. На счастье, у нас оставались кое-какие запасы, которых должно хватить.
  
   Жизнь служанки в доме не столь праздное занятие, как кажется другим слугам. Содержать такой огромный особняк в чистоте и порядке - та еще задачка. После неуклюжей Аютлы ловкая и неутомимая Лайна действительно выручала с простой работой. Ей уже стали доверять протирание пыли, предварительно запугав стоимостью некоторых экспонатов, дороже ее самой. Так что зверолюдка очищала с них пыль с великой осторожностью и опаской.
   Утром меня обычно будила бабушка Кирья, которая приходила в дом одной из первых, чтобы поставить греться воду. Первым делом я следовала на предварительный осмотр особняка, в ночной рубашке обходя все этажи и проходы. По пути заводила двое часов: одни в главном холле, вторые в кабинете милорда. Проверяла виды из окон, делая в голове пометки, какие указания следует оставить садовникам. Затем обычно подходил Шеоклист, и мы с ним проверяли съестные запасы, решали, что приготовить на завтрак. После я будила Широль и Хапверта с Милеттом, в том случае, если они оставались ночевать в доме. И мы совместными усилиями приступали к побудке Лайны. Говорят, что у собак очень чуткий сон. Не знаю, может дело в том, что Лайна была из волчьего племени, но разбудить ее утром было той еще задачей. Она даже стоя умудрялась заснуть, что было отчасти мило и забавно, с другой же стороны, времени с утра уходило непозволительно много.
   Пока хозяин почивал, мы старались по максимуму надраить помещения, полы и окна. Делать уборку при господине считалось неподобающим. К дому постепенно подтягивались другие слуги: распорядитель с камердинером, Негош, на доклад подходили Леместьен, Тогруз и Алушан. Я выдавала указания на день конюхам и садовникам. Нет, я не знала их работу лучше них самих, просто сообщала о том, будет ли милорд прогуливаться по саду и имеются ли у него в планах поездки в карете. Затем мы с Кибруком решали, надо ли слуг посылать в город за покупками, иногда распорядитель ездил самолично. Со смотрителем хранилищ решали, следует ли формировать караван на продажу в Шемтен или Леменгтон. В том случае, если набралось достаточно фруктов или иных запасов, а также цены в городе были благоприятными, мы собирали несколько подвод. В зависимости от величины каравана вместе с возничими мог отправиться Кибрук, а также от одного до трех орков для подстраховки, иногда присоединяли Алушана, Тогруза и даже Негоша. Орков мы также тщательно экипировали, одевая в элементарную броню из стальных пластин, давая их любимые дубины и булавы. Дороги в Латернии никогда не славились высокой безопасностью. Беглым рабам было некуда податься, кроме как обратно на невольничий рынок, куда-то заграницу или же промышлять разбоем на дорогах. Так около года назад мы потеряли одного из орков и двух слуг.
   Когда милорд просыпался, то мое внимание полностью переключалось на хозяина. Я была готова все время оказать любую услугу, запоминала указания и планы барина, если он упоминал о них. Затем, если Эйлерт занимался каким-то не требующим моего присутствия делом, появлялось время на отдых и небольшой перекус. Готовили хозяину порции большие, на случай если ему захочется добавки. Остатки съедали мы сами, с его разрешения. То есть, фактически, домашние слуги питались почти не хуже самого главы усадьбы. Также из плюсов можно выделить и комфортные помещения. Крыша в бараках, например, частенько протекала, дули сквозняки, просачивался ночной холод. Крысы, хоть их и пытались периодически выкуривать, бывало совсем наглели и цапали за пальцы ног. Вот с паразитами в Латернии было строго. Считалось, что мелкие гады являются проводниками мора, так что не только рабы мылись аж дважды в неделю, но и раз в декаду стирали одежду и чистили кровати. На мыло и пенный порошок сир Авель не скупился. Как ни крути, одежда у домашних была на порядок лучше, удобней и опрятней. Хоть передник и приходилось через день замачивать. Но в хозяйском доме и стиральные средства были далеко не самые дешевые, как у рабов. После того, как хозяин покинет дом или уснет, мы имели возможность подогреть воду для своих нужд и помыться сами. Общие рабские бани считались у домашних не слишком почетным местом, учитывая, что люди там оказывались полностью голыми и иногда смешанные дни приводили к соответствующим результатам.
   Секс среди рабов не запрещался, однако дети считались обузой. Ведь несколько лет им придется уделять много внимания, сил и средств. Дешевле купить уже взрослого раба. Однако Негош умел определять беременность на раннем сроке, а Кирья варить специальное снадобье, ее прерывающее, почти безболезненно. Мне пить его не приходилось. Полукровки зачастую рождались бесплодными, так что вполне возможно, даже не будь я рабыней, своих детей мне не увидеть. По этому поводу я переживала не сильно: растить детей в таких условиях могут желать лишь урожденные рабы. Те же, кто жил свободным, ни за что не пожелают невольничьей участи своим отпрыскам. Хотя в Латернии были и такие эрлы, что целенаправленно занимались селекцией, растили и обучали детей различным наукам и искусствам, чтобы затем продать по неплохим ценам. Плоды союза разных рас вроде меня плохо принимали окружающие. Я всегда находилась меж двух огней, не в состоянии стать ни эльфом, ни человеком. Насмешки и унижения - привычное дело для полукровок. Ну а то, что они не всегда могут иметь детей, еще ниже опускает их статус в глазах общества. Не можешь продолжить род, значит ты порченный мусор, которому место в сточной канаве.
   В один из дней я следовала за милордом в малый обеденный зал, когда передо мной пробежала демонова крыса! Я непроизвольно взвизгнула, а затем схватила стул, который оказался под рукой и погналась за вредителем. Тщетно. Крыса улизнула в щелку в полу. Я поставила стул на место и сердито дунула на упавшую на глаза прядку волос, затем аккуратно поправила прическу, скрыв острое ухо. Только потом обратила внимание на Эйлерта, который наблюдал за мной и имел потешающийся вид. Господин прилагал усилия, чтобы не засмеяться.
   - Прошу прощения, милорд, - смутилась я.
   - Ха! Боишься крыс?
   - Не то, чтобы боюсь. Просто неприятно, господин.
   - Так у нас с ними проблемы? - спросил Эйлерт.
   - Не сказала бы, милорд. Крысы есть везде. На то они и крысы. Мы следим за кладовыми со съестным, но на весь дом сил не хватает.
   - Почему бы не завести домашнего питомца? В Латернии ведь водятся кошачьи?
   - Кошки, милорд, склонны к порче. А мы ведь соседствуем с Шемтенской топью. Есть специально выведенные звери, но стоят они недешево.
   - Ясно. Сколько нюансов оказывается надо знать при владении поместьем. Я помогу.
   Милорд бегом юркнул в свои покои, после чего вернулся, держа в руках незрачную флейту. По его команде мы прошли в главный холл. Эйлерт уселся на стуле в центре, а слуги принесли несколько холщовых мешков по его просьбе. Затем он принялся играть на флейте. Поначалу мне показалось, что он совершенно не имеет играть, но постепенно мелодия все набирала силу и обороты. И слуги, в том числе и я, уже не могли оторваться. Краем глаза я заметила, как Лирой начал притоптывать ногой. А затем Лайна, чей хвост и так метался из стороны в сторону как сумасшедший, звонко рассмеялась и натуральным образом пустилась в пляс. Я не могла заставить себя одернуть ее, потому что боялась присоединиться. Что-то буквально тянуло и манило предаться развязным танцам. Но я терпела, не желая позориться на глазах у хозяина. Очевидно это была магия. Сильная и искусная. То, что Лирой также закружился в танце, на пару с Лайной, прошло мимо моего внимания. Поскольку в холл начали входить крысы. Мама дорогая, сколько их было тут! Разных размеров и цвета: упитанные и дохлые, серые, черные и даже белые. Я вроде бы с утра, да и вообще за последний месяц спиртного в рот не брала, но могу поклясться, эти мелкие грызуны пытались плясать! Дергали лапками и хвостом в такт, шевелили усами, кружили парами в ужасающе синхронных танцах. За крысами следовало полчище тараканов и крохотных ящериц-вредителей. Мне стало страшно, когда я представила, что вся эта живность проживала в доме прямо рядом с нами. Приглядевшись, я заметила хоровод совсем уж мелких тварюшек: клопов, вшей и муравьев. В воздухе летали стайки жуков, мух, комаров и мошек, формируя сложные фигуры, поднимаясь к потолку или снижаясь к полу. Чуть ли не половина холла оказалась занята пляшущей живностью.
   Вскоре прибывающий поток иссяк. Похоже, что в особняке больше не осталось вредителей. Эйлерт не прерывая песни стал мне махать рукой, привлекая внимание. Сквозь затуманенный разум до меня долго не доходило, что он от нас хочет. Но Негош первым догадался и оттащил прочь беснующихся Лайну с Лироем. Я помогла магу, переборов оцепенение и желание плясать. Когда мы отвели слуг в сторону, в холле раздался страшный треск. От милорда во все стороны разошлась широкая и яркая голубая сеть, состоящая из миниатюрных молний. Они били во все стороны: в пол и в пляшущих тварей. Крысы и ящерки попадали бездыханными тушками, насекомые же задымились от попаданий голубых разрядов.
   Эйлерт прекратил играть и опустил флейту. Волшебство развеялось, и слуги пришли в себя. Милорд скомандовал нам грузить мертвых или же просто бесчувственных животных в мешки и выносить в сад. Он советовал, чтобы мы поторопились, если не хотим, чтобы крысы очнулись и разбежались. Так что мы старались. Затем барин повелел их высыпать на участок в саду, после чего использовал магию земли. Почва поглотила тела и трупики вредителей, будто бы ничего и не было.
   - Вот и все. Периодически надо будет повторять, но думаю некоторое время все будет спокойно.
   - Благодарю покорнейше, господин, что явили нам такое чудо, - поклонилась я.
   - Это ведь и мой дом тоже. Может быть, когда-нибудь займусь привязкой охранного духа или призрака, если найду толкового.
   - Милорд, дозвольте озвучить просьбу.
   - Да?
   - Не сочтите за наглость, нельзя ли повторить ваше чародейство в рабских бараках?
   - Там тоже? Хм, логично. После обеда займусь.
   - Спасибо вам, господин.
   Ох, это было еще более жуткое зрелище, несмотря на приятную и увлекательную музыку флейты, приправленную магией. Настоящие полчища тварей выходили из рабских бараков и хранилищ, орда клопов и паразитов, что паслись в лежанках слуг или на скотине. Сеть молний милорда, как я прозвала заклинание про себя, была на этот раз мощнее и убийственнее. Запах горелого крысиного мяса начал витать над поселком. Первоначально милорд планировал все убрать под землю, как и в первый раз, однако я вежливо остановила его. Живя здесь, прекрасно помнила, как зверолюды и даже некоторые люди были не прочь поохотится на крыс, а затем и с удовольствием пожарить на углях. Эльфам воспитание не позволяло так питаться, они больше травами утоляли голод. Эйлерт удивился, но позволил зверолюдам забрать мертвые тушки. Нелюди обрадовались вдвойне: тут и избавление от вредителей и роскошный по меркам рабов пир. Мясо в рацион слуг попадало редко.
  
   Эрл принял приглашение и поехал на бал, проходивший в усадьбе сира Бокеноччи. Причем меня он взял с собой по одной ему известной причине. Авель обычно оставлял меня на хозяйстве, стыдясь моей внешности полукровки, предпочитая Милетта. Также нередко брал с собой Негоша для большей статусности - маги стоили очень дорого, а также в качестве меры безопасности. Эйлерт в боевом плане мог сам о себе позаботиться, но я уговорила взять с собой Гастена на всякий случай. Бал отличался от банкета наличием наемных менестрелей и обученных музыкантов, а также более пышными формами дамских платьев. Самих дам также было намного больше, чем на последнем приеме эрла Туранн. Светское мероприятие проходило в беседах, танцах и выпивке. От меня почти ничего не требовалось. Забрать или принести милорду верхнюю одежду, подсказать кто есть кто, если он обратится. А так - знай себе стой в уголке, да помогай периодически слугам Хортензи, которые и сами неплохо справляются. Состав гостей отличался от того, что собирал Авель. Более молодые лица, множество богатых личностей из Шемтена, купцы и владельцы мануфактур.
   Эйлерт пользовался небывалой популярностью. Сказалось и столкновение с отрядом инквизитора церкви, получившее широкую огласку. Спрашивали про хозяйство. Новый эрл, новые порядки. Ну и конечно далеко не последним фактором стал его неженатый статус и прочие совокупные достоинства в виде молодости, привлекательной внешности и магического дара. Так что каждый отец счел своим долгом познакомить дочерей с милордом. Дамы попадались такие, что уже давно вышли из брачного возраста, страшные и толстые, и даже натуральные девочки, только научившиеся связно говорить. Хозяин не выказывал особого раздражения. Было видно, что он привык быть в центре внимания и часто бывал на подобных мероприятиях, хоть и подзабыл некоторые латернийские традиции.
   - Ты - новенькая у сира Туранна, да? - обратился ко мне один из слуг Бокеноччи.
   Пока господа развлекались, рабы также делились впечатлениями, судача и расспрашивая, как обстоят дела у других. Собрать информацию и затем передать ее господину - задача немаловажная для слуг. Конечно, никто не будет делиться секретными сведениями или сдавать своих хозяев - магия ошейника и вероятность получить наказание этому активно препятствуют. Но и за простым разговором можно многое выяснить. Как ведут себя слуги, во что одеты, не видны ли следы побоев, не голодают ли.
   - Нет. Я помощница эрла Туранн на протяжении уже более семи лет.
   - О, извини. Я слышал, что у Тураннов главный Милетт?
   - Он камердинер и сопровождал ранее эрла на приемах.
   - Вот как. Я всего лишь садовник его благородия сира Бокеноччи, поэтому многого не знаю.
   Хочет выслужиться в приближенные к хозяину? Что ж, многие хотят.
   - Что нынешний урожай чифа? - спросила я.
   - Весьма неплохо. Наконец у нас прижился один дорогой южный сорт, так что год можно считать успешным, - довольно поведал мне садовник.
   - Поздравляю. Я слышала, что эрл разорвал помолвку своей старшей с Брийеттами?
   - Да-а, пока что непонятно. Ходят слухи, что уважаемая супруга эрла недовольна кандидатурой среднего Брийетта.
   - Маловероятно, что средний сын унаследует имение.
   - Точно. Тут и младшему может ничего не перепасть. Эрл Брийетт славится крепостью своего здоровья. Что у вас нового?
   - Если по хозяйству, то пока ничего особого. Ставим новую кухню слугам. Старую сожгли вместе с культистом.
   - Наслышан. Рядом с проклятыми топями вечно всякие ужасы случаются. У нас более тихое местечко в этом плане. А то, что говорят про Орден и инквизитора правда?
   - Про Орден много чего говорят, - проворчала я. - Эрл разобрался с вопросом, большего я поведать не могу.
   - Ясненько. А про самого эрла что скажешь? Все-таки новый человек в округе.
   - Эрл Туранн мудр и справедлив. Он хороший владетель, - ответила я совершенно искренне.
   - По-онятно, - протянул садовник. - О вкусах не расскажешь? Может ему приглянуться младшая нашего эрла?
   - Ей же не больше десяти! Он уже планирует отдать ее Туранну?
   - Всякое может случиться, - ушел от ответа слуга.
   - К девочкам он влечения не выказывал, - холодно заметила я.
   - Извини, это никоим образом не было оскорблением эрла! Гарджетта ведь скоро вырастет, распустится и превратится в прелестную молодую леди. Поэтому будет полезно узнать о вкусах эрла заранее.
   - Мне неизвестны вкусы милорда, - ответила я раздраженно. - Желания связать себя узами брака он также не выказывал.
   - Вы правы, он еще слишком молод, чтобы ограничиваться одной дамой сердца. Наверняка у такого видного мужчины будут десятки любовниц и наложниц...
   Вот пристал-то. Я промолчала, сочтя, что обмен информацией получился достаточно равноценным. Слуга еще попытался меня разговорить, но я отделывалась общими фразами и междометиями. Под конец недовольство прорвалось через маску садовника, и он злобно пробормотал что-то вроде "чертова полукровка". Совсем еще неопытный, раз не умеет держать своим мысли при себе. Я отошла поближе к Гастену, который без слов понял мое настроение и сам перехватывал беседу, если ко мне подходили другие слуги.
   Много времени Эйлерт не провел на балу, около трех часов. Затем конюхи приготовили нашу карету, и мы двинулись в обратный путь. Гастен и возница устроились на облучке, я же имела честь ехать внутри кареты, напротив хозяина. Эйлерт немного поспрашивал меня про местных, с кем он успел пообщаться. Затем я пересказала ту немногую информацию, что мне удалось получить.
   - Извините, милорд. Милетт под эту роль подходит куда лучше меня...
   - По-моему, будет смотреться странно, если я буду таскаться в гости исключительно с мужиками в своей свите.
   - Если кто-то позволит себе ненадлежащие мысли, господин, вы можете вызвать глупца на дуэль и превратить в свинью.
   - Опа-чки! Игния, неужто это такая шутка с твоей стороны?
   - Нет, я ничего такого не имела в виду...
   - Ха! Я уж думал, у тебя отсутствует чувство юмора, как таковое.
   - Я - ваша помощница, милорд. Мне не пристало дурачиться и вести себе неподобающе.
   - Авель вас что, даже за шутки наказывал? Знаешь, болтать с ледяным истуканом тоже приятного мало.
   - Постараюсь исправиться, господин.
   - Исправляйся, - кивнул Эйлерт, отвернув голову в окно.
   Некоторое время мы ехали молча. Лошадей в темноте не гнали. Хоть милорд и предлагал повесить светляк перед каретой, возница переживал, что животные будут нервничать из-за магии.
   Вдруг Эйлерт резко приблизился к моему лицу, так что на мгновение у меня промелькнули закономерные мысли, а сердце екнуло, однако милорд стукнул в переднюю стенку, за которой сидел кучер и прикрикнул:
   - Остановите!
   - Что случилось, милорд? - обеспокоенно спросила я.
   - Оставайся внутри.
   Барин покинул карету, скрывшись в ночном полумраке, разгоняемом двумя красными лунами на небосводе.
   - Господин, подать горшок? - спросил возничий участливо.
   - Себе на голову его одень, балбес, - в раздражении бросил Эйлерт.
   - П-простите... - услышала я испуганные извинения кучера.
   - Милорд, куда вы?! Постойте! - донесся до меня голос Гастена.
   Я в напряжении ожидала в карете, сжав тонкий стилет, который я прятала в юбке. При желании в форме служанки можно было спрятать целый арсенал для десятка бойцов, поэтому скромный кинжал совсем не мешал. Издалека донеслись какие-то хлопки и крики, но быстро стихли. Вскоре вернулся милорд с Гастеном, и я вздохнула спокойно.
   - Ты что, идиот, серьезно напялил его себе на голову?! - послышался веселый голос господина.
   - Но... я... простите, ваше благородие...
   Я представила кучера с ночным горшком на голове и против воли хихикнула. Внутрь забрался хозяин и скомандовал трогать в путь. Карета двинулась дальше по дороге.
   - В подлеске обитала группа рабов в ошейниках, - пояснил Эйлерт. - С оружием и конями. Я подумал, что это типичные разбойники, но они назвались слугами Бокеноччи. Вроде не врали, да и Гастен узнал парочку. Но все равно странно.
   - Я слышала истории, что некоторые эрлы промышляют разбоем рядом со своей территорией, создавая отряды из рабов. Доказать это сложно, они не оставляют свидетелей. Может быть, они следят за границей, мы ведь спорные земли проезжаем сейчас. Может просто за дровами послали, а оружие - дабы защититься от хищников.
   - Сомнительно, - хмыкнул милорд и добавил. - Каждый зарабатывает как может.
  
  
   Глава 8
  
   Следующий день милорд потратил на обход плантаций. Господин производил какие-то магические манипуляции с деревьями и землей, но к моему разочарованию ничего не было видно обычным глазом. Фрукты разом не увеличились в размерах, соя за час не поспела. Наверное, он делал важное и хорошее дело, помогал спеть урожаю своей магией, но неодаренному человеку разницы заметно не было.
   Кибрук завершил сбор статистики и подсчеты и провел финальное согласование с хозяином. Затем ознакомил нас с общей рабской сметой по новым правилам, введенным эрлом. Моя мнимая ставка за службу оказалась одной из самых высоких в усадьбе, наравне с Кибруком и кузнецом Толле. Чтобы получить вольную грамоту, трудиться мне предстоит всего шестнадцать лет. Не то, чтобы я не была рада, но не продешевил ли хозяин? Это ведь мне будет в районе сорока, считай самый расцвет для эльфа-полукровки. Кибрук и Милетт освободятся чуть раньше, поскольку служат Тураннам дольше меня, а потому получили более высокие скидки. Негош же по понятным причинам имел наивысшую ставку в усадьбе, однако батрачить в рабском ошейнике ему еще не менее двух десятков лет. Обошелся он Авелю недешево, и даже большая ставка не спасала.
   День-другой эта тема погуляла по поместью, но затем стихла. Должно пройти слишком много лет, прежде чем появятся первые отпущенные на свободу рабы. За это время многое может измениться, а слуги привыкли жить сегодняшним днем.
  
   За завтраком милорд Эйлерт буднично, словно само собой разумеющееся, сообщил:
   - Пора бы мне уже навестить наших подземных соседей. А то невежливо. Стал эрлом окрестных земель, а поприветствовать так и не сходил.
   - Подземные соседи, милорд? - переспросила я.
   - В магии земли я не силен, но кто-то внизу у нас копошится. Да и пустоты имеются.
   - Кто же мог поселиться под землей, господин?
   - Могут и темные твари, топи ведь рядом. Но я склоняюсь к гномам. Они те еще проныры.
   - Аж с Карточного хребта сюда добрались?
   - Не выкурили их еще с гор? - вопросил барин.
   - Нет, милорд. Как окопались десятки лет назад, так и живут в хребте, что на границе меж Латернией и Калседжо. Раньше, поговаривают, были проходимые перевалы через Карточные горы, сейчас же только через тоннели гномов.
   - И плату все также взимают?
   - Да, милорд. Дерут не по-божески.
   - Проныра и гном - суть синонимы, - заметил Эйлерт.
   - Господин, дозвольте вопрос?
   - Да?
   - Как вы намерены их посетить? Вам известно, где спуск?
   - Нет, я воспользуюсь магией земли.
   - Милорд, дозвольте мне отправиться с вами?
   Эйлерт удивленно вскинул на меня глаза:
   - Тебе-то зачем? В подземельях грязно, сыро, затхлый воздух, монстры и порча частенько обитают.
   - Как ваша помощница я также должна поприветствовать соседей.
   - Хм, - протянул господин, все еще сомневаясь. - Ладно. Если будешь меня слушаться и не будешь капризничать.
   - Конечно, ваше магичество, - низко поклонилась я. - Я не буду обузой.
   Эйлерт еще некоторое время бросал на меня странные взгляды, будто пытаясь что-то понять. Покончив с трапезой, эрл направился переодеваться в походные одежды. Я оставила его на попечение Милетта. Сама же быстро метнулась до арсенала и кладовой. В доме хранилась запасная форма и различные добротные комплекты одежд, к которым у меня был прямой доступ. Я быстро подобрала себе удобные сапоги со штанами, куртку и плащ с капюшоном, посчитав, что под землей может быть холодно и влажно. В оружейной взяла короткий прямой меч с ножнами и поясом. Конечно, до умелого воина мне далеко, но кое-как обращаться с оружием я умела. Отец в далеком детстве даже давал уроки фехтования. Среди свободных женщины-воительницы не поощрялись, но сейчас я была рабом, имуществом хозяина. Меч бы мне в битве не доверили - их у нас было немного и скорее бы клинки раздали рабам-мужчинам. В остальном при опасности для хозяина принято вооружать всех слуг, независимо от пола и возраста. Волосы я собрала в тугой хвост, открыв уши. При взгляде в зеркало я сама себя не узнала. Так уже свыклась с извечной формой горничной.
   - Ба! Куда это вы дели Игнию, мисс незнакомая авантюристка? - задорно заметил Эйлерт, увидев мой новый облик.
   Я смутилась, не зная, как правильно ответить. Шутить в присутствии хозяина мне все еще было боязно. Поэтому я не придумала ничего умнее, чем ляпнуть:
   - Милорд, это я. Игния.
   - Ха-ха-ха-ха! - Эйлерт громко, долго и со вкусом смеялся, прекрасно вникнув в мои переживания и мои затруднения. - Демоны, иметь своих личных слуг не всегда бывает плохо! Ха-ха!
   Я же не совсем поняла, что он подразумевал под последним высказыванием, поэтому на всякий случай поспешила поклониться. Чем вызвала очередной взрыв хохота. Все-таки маги - странные существа.
   - Мы не возьмем с собой охрану, милорд?
   - Нет. Чем меньше людей, тем проще спускаться.
   Ох, мне стало неловко из-за своего любопытства. От Негоша или Гастена под землей было бы намного больше пользы. Однако отказываться я не собиралась.
   - Игния, ты готова?
   - Да, господин!
   - Идем.
   Нас провожало несколько слуг, не совсем понимающих, куда мы собрались. Я, если честно, также не до конца осознавала. Но ради того, чтобы прикоснуться к таинствам магии, готова была следовать за милордом в любую неизвестность. Мы вышли во двор и прошли в левую часть сада. Возле одной из цветочных клумб Эйлерт опустился на корточки и прижал руки к земле. Через несколько секунд он произнес:
   - Примерно здесь. Хотя цветы жалко. Отойдем в сторону.
   Милорд остановился на травяной лужайке неподалеку. Я почтительно встала поблизости.
   - Подойди.
   - Да!
   Я сделала несколько шагов, ступив на лужайку. Конечно, я волновалась. Не каждый же день... или вернее ни разу в жизни мне не доводилось спускаться с помощью магии под землю.
   - Женщина! - недовольно воскликнул Эйлерт. - Что в моих словах о спуске с помощью магии земли было тебе непонятно?!
   - П-про...
   Меня закрутил неожиданный порыв ветра и оторвал от земли.
   - Ой! - пискнула я, замахав руками.
   В следующий миг меня схватили руки господина и слегка обняли. Хорошо, что он встал за моей спиной, иначе бы сразу заметил мое покрасневшее лицо. Не столько от близости с милордом, сколько от неожиданного переноса.
   - Стой смирно. Будешь мешать, под землей оставлю.
   - Слушаюсь, милорд!
   - И на кой черт я тебя тащу с собой? - вздохнул Эйлерт.
   Затем почва под нами провалилась. Я была к чему-то подобному готова, поэтому легко удержалась на ногах. Уровень почвы стал постепенно повышаться, под нами росла все углубляющаяся яма диаметром примерно с мой рост. Теперь я поняла, зачем было вставать вплотную друг к другу. Вот наши головы поравнялись с поверхностью, а затем мы продолжили спуск. Другие слуги, стоящие поодаль, исчезли из вида. Было немного страшновато, но в то же время удивительно. Магия земли может творить настоящие чудеса! И я сейчас нахожусь прямо в центре чуда! Вокруг нас проплывали слои дерна, земли и камней...
   - Милорд, что это?
   Движение застопорилось.
   - Простите, не обращайте на меня внимания, господин, - зачастила я, испугавшись.
   Однако Эйлерт все-таки исполнил мое желание и вытолкнул магией странный предмет, застрявший в земной толще. Он наполовину рассыпался при ударе. По остаткам можно было понять, что когда-то это была железная вещь.
   - Похоже на садовую лопатку? - предположила я.
   - Насмотрелась? - с иронией спросил хозяин.
   - Да! Простите.
   Вскоре свод над нашими головами схлопнулся, закрыв ход солнечным лучам. Стало полностью темно. Не самое приятное ощущение -- находиться под землей в полностью закрытом мешке. Будто погребенная. Внезапно милорд разжал руки и отступил в сторону.
   - Господин?!
   Я обернулась и попыталась руками коснуться Эйлерта, однако его нигде не было. Неужели он ушел в сторону? Бросил меня тут одну? В полной темноте, окруженной сырыми стенами?
   - Игния, чего ты добиваешься? - раздалось чуть сверху.
   - М-милорд, вот вы где! Уф, не пугайте меня так.
   - Я еще даже и не начинал. Отвечай на вопрос!
   Я почувствовала давление ошейника.
   - Господин! Что вы имеете в виду?
   - Зачем ты так рвалась со мной под землю?
   Стены будто бы тоже стали давить на меня со всех сторон. Потолок снизился, почти касаясь моей головы.
   - Я... я просто... хотела узнать... что или кто здесь под усадьбой. Я очень любопытная. Простите, милорд.
   - Знаешь, что случается с теми, кто сует свой нос не в свое дело?
   - Им... им отрубают нос и закапывают заживо...
   Вот и все, Игния. Бесславный конец свой ты найдешь из-за своего проклятого любопытства. Говорила бабушка Кирья, что оно когда-нибудь погубит меня. Ох, у меня же есть светокамень! Я быстро развязала мешочек, что висел у меня на шее, и подземный карман озарило ярким светом. Уф, сразу на душе стало легче.
   - Все верно.
   Толща земли расступилась, и из нее вышел невозмутимый Эйлерт. Он подошел и обнял меня со спины, будто и не было никаких допросов и ужасов.
   - Ты все еще хочешь идти со мной? Или мне поднять тебя обратно на поверхность?
   Это была проверка на храбрость? Или что?
   - Со мной все в порядке, милорд. Продолжим путь, - решительно произнесла я.
   - Какая-то ты странная. Ну да и Боги с тобой.
   Мы продолжили спускаться все ниже и ниже. Один раз я заметила в земле торчащую чью-то кость. Возможно, что и человеческую. Однако не стала беспокоить милорда по таким пустякам. Скоро мягкий грунт сменился на более плотные слои, перемежающиеся скалистой твердью. Продвижение наше замедлилось. Я украдкой обернулась, взглянув на Эйлерта, но он не выказывал никаких признаков беспокойства. Затем мы стали опускаться исключительно в окружении камня. Со всех сторон: по бокам, снизу и сверху, был сплошной камень. Хотя вот здесь структура отличается...
   - Медная жила, - хмыкнул милорд.
   - Мы можем добывать здесь медь, господин?
   - Можем, только сомнительно, чтобы разработка окупилась. Разве что тут найдутся большие залежи или другие более дорогие руды.
   - Очень жаль, милорд. Возможно, что вам бы удалось сразу выполнить условия сира Авеля и вступить в полные права владения.
   - Авель плохо себе представляет возможности магов. И мои в частности. Я смогу найти способ заработать. Мы уже близко. Постараюсь выравнять давление воздуха.
   Я ничего особенного не ощутила. Вскоре сбоку открылся проход, ведший в подземелье. Я перевернула мешочек со светокамнем, дабы он не светил нам в глаза, и двинулась вслед за вышедшим Эйлертом. Подземелье оказалось... ровным туннелем явно рукотворного происхождения. На полу виднелись две узкие поблескивающие полоски металла.
   - Это рельсы, милорд?
   - Ага. Гномы частенько их прокладывают в свои рудники.
   - И что же, под нашей усадьбой живет поселение гномов?
   - Сомневаюсь. Скорее всего, они только добывают здесь руду, а затем доставляют к себе в горы.
   - Но до Карточных гор четыре дня пути! Милорд, вы полагаете, они могли пробить такой длинный тоннель?
   - Вполне. С магией это не составляет больших сложностей.
   Я двинулась по узкому тоннелю вслед за милордом. Голова наша почти касалась свода. Низкорослым гномам высоты потолков наверное хватает. Периодически проход расширялся, по бокам открывались другие отвороты, но без рельсов. По-видимому, мы следовали по центральному тоннелю, а в боковых добывали руду. Милорд осмотрел один из проходов, носивших следы деятельности: отработанную породу и мусорные объедки на полу. Покатал в руках мелкую стружку.
   - Кристаллит. Эти мелкие гады добывали кристаллит на земле Тураннов!
   - Мерзавцы! - я слышала о непомерной стоимости кристаллита, одного из частых составляющих магических артефактов.
   Эйлерт обыскал еще несколько проходов и обнаружил парочку выработанных разработок светокамня. Когда он плеснул магией, мелкая пыль и песок под ногами и на стенах засветились мягким желтым светом.
   - Как красиво... - вырвалось у меня.
   - Тут ты бесспорно права, Игния.
   Даже милорд пару минут полюбовался на проходы со светящейся пылью, походившие на ночное звездное небо.
   - Негош упоминал, что мы когда-то торговали светокамнем?
   - Это было всего раз, милорд.
   - И кто же выступал в роли продавца?
   - Простите. Я в торгах не участвовала, а продавца лишь мельком видела. Большую часть Кибрук продал сразу с незначительной прибылью. Часть мы оставили для своих нужд. Однако Негош сильно утомлялся, заряжая их. У него не оставалось магии для других дел. Поэтому Авель приказал избавиться от остатков, поручив мне это дело.
   - Торговец случайно не был низкого роста?
   - Сейчас, когда вы спросили... Да, он и впрямь был невысоким. Милорд, вы считаете, что нам продали камни, добытые на наших же землях?
   - Вполне возможно.
   - Но зачем?
   - Откуда мне знать? Слишком много вопросов задаешь.
   - Прошу прощения, милорд.
   Мы проследовали дальше по туннелю и через какое-то время милорд подал команду, призвав к осторожности. Я решила, что выхватывать меч смысла нет. Только еще помешаю господину. Мы вышли в большом жилом зале, где находилось несколько гномов странного вида. Не успела я толком рассмотреть рукотворную пещеру, как на нас напал низкорослый воин, закованный в полные доспехи. Милорд отбросил его потоком воздуха.
   - Умри, колдун!!! Га-ажах ур-тога!
   - Стой, боец, или я буду бить на поражение, - с угрозой проговорил Эйлерт.
   Длинная опасного вида алебарда засветилась малиновым цветом, как и некоторые части доспеха гнома. Противник занес оружие и ринулся на милорда. Алебарда оставляла после себя красные следы в воздухе. Оружие-артефакт, дорогая и опасная вещь.
   Господин послал какое-то почти невидимое заклинание, и гному снесло голову. При этом его доспехи вспыхнули ярким малиновым светом, но, похоже, не сумели сдержать магию милорда. Хорошо, что под землей было мало освещения, не то меня бы наверняка замутило от неприятного зрелища. Вообще, из всех источников мой светокамень давал больше всего света. На стенах висели другие освещающие артефакты, но светили он намного слабее. Вероятно, их заряжали последний раз уже давно, либо же местные обитатели предпочитали полумрак. В конце зала группа гномов ощетинилась оружием, однако по виду они не представляли такой угрозы, как их воин с алебардой.
   - Я же предупреждал. Кто у вас главный? Говорить будем!
   Гномы, поняв что их сию секунду убивать не будут, и, скорее всего, впечатлившись скорой расправой над их защитником, смирились и прислали переговорщика без оружия. Подошедший гном выглядел необычно. Серая пепельная кожа и темные, почти черные глаза. В остальном такой же: низкий рост, крепкое телосложение и густая борода. Дворф, догадалась я.
   - Мое имя Эйлерт Туранн, я эрл и владелец земель, на которых вы вели незаконную добычу полезных ископаемых. В частности кристаллита и светокамня.
   - Мое имя Шиппон из клана Дакро-Нукх. Мы ведем здесь добычу по поручению главы нашего дома.
   - В таком случае, дворф из клана Черной Длани, с кем я могу обсудить размеры компенсаций, положенных за разработку моих месторождений на моих землях?
   - Я... я не могу принимать таких решений, ваше магичество. Вам надо говорить с главой дома или даже с одним из совета Дакро-Нукх.
   - Где же его найти?
   - В недрах горы, которую вы, люди, называете Пиковой.
   - Значит, и впрямь Карточные горы? Ваши туннели идут до самого хребта?
   - М-м, да, ваше магичество, - не стал скрываться гном. - На вагонетке путь займет не больше нескольких часов, коль вы будете поддавать жару.
   До Пиковой горы за несколько часов?! Неужели путешествия по рельсам настолько быстрые?
   - Хорошо, - решил Эйлерт после раздумий. - Я желаю пообщаться с правителем Черной Длани. Ты покажешь нам путь, дворф Шиппон.
   - Прошу за мной, ваше магичество.
   Мы прошли в загон, примыкающий к основному туннелю, где стояло несколько вагонеток и запчастей к ним. Часть были нагружены готовой рудой.
   - Ни кристаллита, ни светокамня, - резюмировал милорд. - Вы уже все утащили из наших недр, не так ли?
   - Запасы данных руд здесь были мизерны, эрл.
   - Как же. Втирай дальше, борода.
   - Истинно так, ваше магичество. Пусть камень услышит мои слова!
   - Ты думаешь я не знаю, что клятвы на имперском языке для вас ничего не значат? - фыркнул Туранн.
   Первую, незаполненную тележку отцепили от состава, внутрь в специальные пазы поставили несколько досок, образовав скамейки для пассажиров. Я уселась спереди рядом с милордом -- как раз хватало двоим места. Сзади пристроился Шиппон. После мягкого толчка вагонетка тронулась и стала медленно набирать скорость. Впереди тележки засветился тусклый фонарь из светокамня. Я прибавила к освещению и свой светляк, повернув мешочек с артефактом вперед. Уа-ху, через некоторое время скорость тележки достигла среднего галопа лошади, а это очень быстро. Быстрее пешего шага раз в пять. Мимо нас проносились стены туннеля и боковые проходы. На стыках рельс стучали колеса вагонетки, скрипели доски, свистящий ветер трепал волосы. Это было просто неимоверно захватывающе! Наверное, я уже стала доверять в вопросах безопасности милорду настолько, что не сильно боялась даже попав в столь удивительную и непонятную ситуацию. Подумать только, я мчусь глубоко под землей на тележке вместе со своим хозяином и встреченным дворфом. И мы едем к Пиковой горе! Вот так просто. Господин пожелал, и мы поехали.
   - Ваше магичество, внизу расположены накопители. Коль зарядите, то мы поедем быстрее.
   - Хорошо.
   Через секунду тележка снова начала набирать ход. Я вцепилась в борт вагонетки, а другой рукой -- в милорда. Непочтительно, само собой. Но боги и демоны! Это было страшно! Сердце прыгало как бешеное, а голова кружилась. Мы неслись с такой скоростью, какую никакая лошадь не разовьет. Может быть, тарантул милорда нас и догнал бы, да и то сомнительно.
   - Лучше закрой глаза, Игния.
   - Не-ет. Все в порядке, - я сцепила зубы, упрямо пытаясь не расстаться с содержимым своего желудка.
   Хоть я это и сказала, но выдерживать безумную гонку долго не смогла, прикрыв глаза. Я и на лошади никогда быстро не скакала, что уж говорить про сверхскоростную езду по рельсам на магической вагонетке.
   Я не сразу поняла, что произошло дальше. Позади от Шиппона послышалось какое-то движение. Раздался звук, будто на землю упал мешок с картофелем.
   - Падаль! - ругнулся Эйлерт.
   Я открыла глаза и с ужасом обнаружила, что мы летим в пропасть. Рельсы кончались, а вниз уходило глубокое ущелье, теряющееся во тьме.
   - Ох! - только и успела вымолвить я.
   Милорд схватил меня за талию и, когда вагонетка начала падать в пропасть, оттолкнулся от скамьи. Я ожидала, что и мы последуем за тележкой, однако вместо этого зависли в воздухе. Снизу раздался грохот стукающейся о стены и разбивающейся вагонетки. Из стены рядом выросла ступенька из камня, на которую Эйлерт перенес нас. Затем выползла еще одна ступенька и еще одна, слившись в целую каменную тропу. Без всяких проблем мы добрались до туннеля и вернулись к рельсам. Эйлерт побежал вперед, и я двинулась следом.
   Шиппона мы догнали довольно быстро. Как раз после перекрестка. По-видимому он специально свернул в тупиковый проход с обрывом, чтобы избавиться от нас. Дворф сильно хромал на одну ногу, поэтому не мог бежать. Повредил, когда прыгал из вагонетки, скорее всего.
   - Хаз-жаг! - что-то бросил Шиппон.
   А затем Эйлерт спеленал его магией, приподняв к потолку. Низкорослик схватился за горло, начав задыхаться.
   - Низшие создания! Я простил вашу дерзость вам в первый раз. Но вы посмели во второй раз попытаться меня убить. Ты сам выбрал свою судьбу, дворф из клана Черной Длани! Знай, что та же участь постигнет всех твоих сородичей, кто встанет у меня на пути!
   Шиппона начало всего корежить. Конечности выворачивало под неестественными углами, кости трещали и прорывались через плоть, взрываясь брызгами крови, а сам он громко вопил от боли. Вскоре Шиппон стих, и милорд позволил мертвому телу упасть на пол. Я отвела взгляд. Дворф безусловно заслужил свою участь, но смотреть на изуродованное тело мне было неприятно.
   - Раз они не хотят по-хорошему, будем действовать по-моему! - хищно оскалился Эйлерт.
   - Милорд, что вы намерены делать?
   - Пойду за причитающейся мне компенсацией! Если они не захотят платить, в таком случае возьму сам, сколько сочту нужным.
   - Господин! - воскликнула я. - Гномы каждой из четырех гор Карточного хребта очень сильны! Их не так много и у них нет больших войск, но в горах они сооружают смертоносные ловушки! Никто еще не смог завоевать даже одну из гор!
   - Тихо! Я способен о себе позаботиться, Игния. Тебя же надо доставить на поверхность.
   Эйлерт снова подошел вплотную и принялся колдовать. Камень под нами на этот раз принялся подниматься вверх, а свод над головами размыкаться.
   - Что... что вы будете делать с туннелями под нашими землями, милорд?
   - Завалю все к хренам орочьим!
   - Вы... справитесь, господин? Ведь туннели очень длинные...
   - Ты плохо знаешь, как работает магия земли, Игния. Сложнее всего прокапывать постоянные туннели, полегче -- временный лаз, вроде того, по которому мы поднимаемся. Завалить естественную пещеру не представляет больших сложностей для мага земли. Но проще всего -- порушить искусственные сооружения. Правда, гномы и дворфы их как следует укрепляют, но не суть. Земля стремится избавиться от любых пустот и каверн. Подземные туннели -- это раны, нанесенные на ее тело. Земля сама хочет излечиться и избавиться от них. Поэтому магия не требует значительных усилий.
   - Благодарю за знания, господин.
   Закончился камень, уступив место более мягкому грунту. Отовсюду стала стекаться вода. Я уже даже особо и не испугалась, уверенная, что хозяин не даст нам утонуть и что-нибудь придумает. Вода хлюпала под ногами и текла вдоль стен, но выше не поднималась. Как-то неожиданно земля кончилась, а мы оказались в водном пузыре. Хотя называть водой окружающую нас субстанцию язык не поворачивался. Скорее, мутном грязевом пузыре, с какими-то растениями и стеблями. Наконец сверху забрезжил свет и мы... выплыли на поверхность, оказавшись в центре натурального болота. Затем милорд явил очередное чудо, заморозив вокруг нас топь. Образовался крепкий слой грязного льда, на котором я могла спокойно стоять и передвигаться. Не знаю, почему он использовал ледяную, а не водную магию. Наверное, она затрачивает меньше маны. Или он лучше ей владеет, спрашивать не стала.
   Эйлерт вывел меня на небольшой островок с парой кряжистых деревьев. Вокруг располагалась непролазная топь. Как далеко мы успели уехать на вагонетке? Господин быстро наколдовал вокруг нас магический круг, после чего громко и протяжно свистнул, вложив магию, как мне показалось.
   - Я наложил охранный круг, так что твари болот к тебе не полезут. И позвал Шуни. Скоро он сюда доберется и отвезет тебя в поместье.
   - Милорд, вы меня бросаете?!
   - Тащиться с тобой к горам я не собираюсь. Кому-то надо руководить остолопами в усадьбе. Все, я пошел. Коротышки меня серьезно взбесили. А когда я злой, то лучшее средство успокоиться -- что-нибудь порушить или поджарить как следует десяток-другой выродков.
   - Будьте осторожны, господин.
   Эйлерт кивнул и провалился в трясину.
   Я вздохнула и присела на кочку. Подумав, вытащила меч из ножен. Вокруг в болоте раздавались различные звуки: непонятные шевеления, бултыхание и возня. Водяных змей тут водится немало, поэтому надо быть настороже. Да и про порченных тварей забывать не стоит.
   Настороженное ожидание не продлилось долго. Паук милорда прибежал примерно через пять минут. Шуни прошел через мигнувший охранный контур, остановился рядом и что-то просвистел на своем паучьем. Хоть милорд и сказал, но только сейчас до меня всерьез дошло: мне придется ехать на демоновом монстре! Как на него вообще забраться? Словно прочитав мои мысли, тарантул наклонился ко мне боком и согнул две свои лапы так, что их можно было использовать как подставку. Убрав меч и хлопнув себе по щеке для храбрости, я рывком бросила свое тело на верхушку мохнатой туши. На нем не было седла или стремян, однако сиделось достаточно комфортно. Наверное, из-за сегментированного тела и длинных шерстинок, образовавших мягкую прослойку.
   - Фью-у-у-у! Клак-клак! - обратился ко мне Шуни.
   - Что? Я не понимаю?
   - Клак-клак!
   Тарантул подернул телом, и я заметила спереди какой-то шнур. Ого, так это уздечка! Или, скорее, оплетка, за которую мне следует держаться, чтобы не свалиться. Только я схватилась за ремни, как паук бросился вперед. Я чуть не выпала со спины, но кое-как смогла удержаться. Дабы не упасть, я крепко сжала поводья и прильнула к Шуни, распластавшись на его спине. Пролетающий пейзаж слился для меня в одну сплошную мутную полосу. Каким-то образом паук безошибочно находил путь через болото, иногда перепрыгивая через трясину, иногда просто неимоверно быстро шлепая по воде, не сбавляя скорости. Данное путешествие я точно запомню на всю жизнь, как и безумную езду на вагонетке.
   Вскоре показался лес, а затем уже и наши плантации, сад и дом. Шуни доставил меня прямо к крыльцу поместья. Нас вышли встречать множество слуг. Я кое-как спустилась и только теперь поняла, как сильно устала. Прошло не так много времени, но сменяющиеся насыщенные события не давали расслабиться. У прислуги были вопросы, само собой, однако я не могла на них ответить. Эйлерт не давал указаний или намеков, следует ли держать наше открытие в тайне или же можно свободно рассказывать. Поэтому я приняла решение дождаться милорда. Домашние немного побухтели, но каждый из них понимал, что я так просто не могу поведать о своих приключениях без разрешения.
  
  
   Глава 9
  
   В первую неделю отсутствия милорда случилось множество мелких и крупных по меркам усадьбы событий. Рабы закончили с новой кухней, поэтому котлы наконец переехали из особняка. Закончили с установкой перегородок. Я распорядилась сделать пять комнат одинакового размера. Себе выбрала самую левую, дальше шли комната Лайны, Широль, Кибрука и Милетта. Хапверту я разрешила переехать в мою бывшую комнату в бараках. Надеюсь, господин не прогневается и одобрит мое решение. Негош остался в своих прежних "хоромах". Теперь у нас появились две приличные комнаты в рабских бараках, которые бы я отдала кузнецу и новому кашевару или смотрителю хранилища, но без разрешения хозяина торопиться не стала. В каморку, где я раньше спала, перебралась бабушка Кирья.
   Урожай начал подходить. Немногим ранее срока. В целом это хорошо для нас. Конечно, у нас произрастали разные сорта, поспевающие в разные сроки. Но основная партия спелых фруктов и перца в основном созревали примерно в одно время. Это значит, что если мы опередим сезон, то сможем выручить чуть больше обычного.
   Пришли новости из Шемтена. Во-первых, появилось много историй про похождения милорда в тот день, когда он ездил отдыхать. Поговаривают, что после его попоек были разгромлены две таверны, однако владельцы остались не в обиде, поскольку он там потратил немало денег. За один день у него якобы успело образоваться с дюжину закадычных друзей. Сдается мне, что это только они так считают. Эйлерт не станет именовать другом первого встречного, с кем распил бутылку спиртного. Также говорят, будто ночевал господин как минимум с десятком прелестниц. Более скромные рассказчики ограничиваются двумя-тремя дамами.
   Во-вторых, до нас дошли сведения о судьбе Бристофа Хальтера, угодившего на допрос в Орден Искоренителей. Новостей две. Плохая состоит в том, что наложенное проклятье сняли. Его не обвинили в причастности к порче, однако за донос, а также в качестве оплаты за снятие заклятья, отобрали один из магазинов. Это неслабый удар для Бристофа -- за один миг лишиться половины состояния. Пошли слухи о его скверном характере и жестоким пристрастиям, что также сказалось на торговле отрицательно. Хальтер терпел убытки, однако был здоров. А значит он продолжит оставаться распорядителем завещания сира Авеля. Как бы он еще одну подлянку нам не организовал. В отсутствие милорда он снова приезжал в поместье, дабы ознакомиться с финансовыми документами. За последнее время мы изрядно потратились: на кое-какие материалы для постройки кухни, дополнительные порции для рабов, на закупку съестных припасов взамен сгоревших. Продали троих рабов, плюс еще один оказался культистом. В общем, Бристоф остался доволен тенденцией. Радует, что согласно завещанию Эйлерт может два года ничего не делать, но затем уже обязан исполнять условия, иначе усадьба отойдет этому ублюдку. Мы даже полусерьезно обсуждали с воинами, не следует ли нам его прирезать втихую. Завещание никуда не денется, конечно, но тогда в случае чего мы отойдем короне. А там уже и к более приличному эрлу. Или, быть может, Эйлерт даже выкупит родовое поместье и вернет титул обратно, если у него хватит средств.
   Жизнь в усадьбе шла своим чередом. Главное -- мы знали с помощью магии ошейников, что хозяин жив. В случае его смерти у рабов активировалось бы проклятье слабости.
   Мне стал активно выказывать знаки внимания наш молодой конюх, Жанс. Ничего плохого про него сказать нельзя. Полукровка -- наполовину светлый эльф. Недурно выглядит, но и не красавчик. Немного робеет в моем присутствии, что даже отчасти мило. Часто моется, поскольку знает, что мне не по нраву конский запах, которыми конюхи пропитываются с ног до головы. Еще и Широль стала активно уговаривать. Мол, хозяин на нас не смотрит, но жить-то дальше надо. А Жанс вполне неплохой вариант, чтобы иногда расслабиться. Мне же почему-то было не по себе. Никаких явных причин отказываться от свиданий не было, но я не торопилась. Мне казалось это неправильным. Широль заявила, что я, мол, втюрилась в хозяина, но я уверила ее в обратном. Да, я уважаю господина за его силу, магические умения, а также доброту по отношению к слугам. Но никакой любовью здесь и не пахнет. Влюбиться в хозяина -- само по себе полнейшая глупость.
   Приезжали гости, не получившие по тем или иным причинам известий об отъезде эрла. Инквизитор Нумерс привез бутылку дорогого вина. Правда, узнав, что милорда нет на месте, от имени церкви еще раз обыскал поместье. Ничего не нашел, и слава богам. Приезжал наш сосед, эрл Хортензи. Милетт развлек господина беседой, повара накормили, после чего он убрался восвояси. Проездом усадьбу Туранн миновала некто леди Канноверс, младшая сестра эрла Канноверс, чьи земли расположены к западу от топей. В пути у них погнулась ось кареты, поэтому им пришлось обратиться к нам с просьбой переночевать и помочь с ремонтом. Разумеется, отказать ей я не могла. Хотя в душе позлорадствовала, когда увидела ее выражение лица при сообщении об отсутствии милорда. На вид Канноверс была недурна собой, однако ей уже за двадцать. Что говорит о каких-то проблемах с женихами. Или, скорее, о ее скверном характере. Так что леди пришлось довольствоваться ночевкой в пустой постели, а следующим утром она укатила. Скатертью дорога.
  
   Днем двенадцатого дня с момента ухода милорда, я услышала радостный визг Лайны и выглянула в окно. По саду мчался знакомый восьмилапчатый силуэт. Но не один, а с седоком. Прислуга высыпала наружу встречать скитальца.
   Эйлерт лихо спрыгнул на землю и отвязал от Шуни большой позвякивающий матерчатый мешок. Он поднял мешок и небрежно сбросил на крыльцо. Из разболтавшейся горловины показалось что-то блестящее.
   - Унесите наверх, - распорядился господин.
   Выглядел Эйлерт весьма потрепанным: левый рукав туники отсутствовал, на одеждах виднелись прожженные дыры, грязь и пыль. Я первой подошла и заглянула внутрь мешка. У меня зарябило в глазах от обилия сверкающих камней, драгоценностей и дорогих металлов. Серебряные кубки, слитки золота, самоцветы и украшения. Настоящий клад, стоящий огромное состояние!
   - Гастен, займись, - скомандовала я. - Шеоклист, а ты что застыл, раззява?! Не видишь, господин голоден!
   - Ох! - повар засуетился и бегом бросился в дом.
   - Ух, ну и знатно я набегался, - с улыбкой заметил Эйлерт. - Хочу поесть нормальной еды и помыться.
   - Все прошло удачно, господин?
   - В целом да, хотя добровольно расставаться с моей компенсацией гномы не захотели. Ссылались на то, что дворфы работали на наших землях без их ведома. Втирали лапшу на уши, короче.
   То есть... Получается, милорд по сути ограбил гномов Пиковой горы? Ладно, после того, что я видела, меня уже мало чем удивишь.
   - Мы рады, что вы вернулись целым и невредимым, милорд. В ваше отсутствие случилось несколько событий.
   - О делах потом! Сегодня мы будем праздновать! И рабы тоже! Я давно подумывал над улучшением поместья, да только компонентов не хватало. А свои деньги тратить жаба душила. Но теперь... Кстати, я нашел источник силы под землей. Прямо под особняком. Мои предки, по-видимому, советовались с магом, где ставить дом. Но использовать источник так и не смогли. А потом его захапали проклятые коротышки, вот я и не чувствовал главную линию. Превосходно! Будет мне чем заняться на досуге!
   Я мало что поняла из разговора милорда, но его прекрасное настроение было видно любому. Я невольно улыбнулась:
   - Это замечательно, господин.
   - Еще бы! Игния, распорядись насчет праздничного банкета для слуг. Вина и эля им выкати.
   - Осмелюсь предложить на замену вину брагу. Это более низкосортное пойло, но рабы будут и ему рады.
   - Хорошо! На твое усмотрение.
   - Будет исполнено, барин.
   С возвращением хозяина в усадьбу словно вернулась жизнь. Пока прислуга порхала по дому, милорд успел помыться и переодеться в свежие одежды. Слышались вежливые смешки и восклицания слуг, которым Эйлерт рассказывал о своих приключениях. Широль носилась с одеждой господина, пытаясь как-то спасти. Хотя как ее спасти с такими дырами и без одного рукава? На тряпки только или рабам отдать. Меня также начали вовсю допытываться, раз милорд разрешил открыться. Лайна и Широль ахали, слушая о моих подземных похождениях. Несмотря на то, что я ничего не делала, они меня окрестили настоящей героиней-авантюристкой.
   Затем мы все помогали в готовке, перевезли часть припасов на рабскую кухню. Работы на плантациях приостановили. Рабы устраивали гуляния, музыканты вытаскивали свои инструменты и наигрывали мелодии. Свежесготовленные блюда тут же выносили на столы. Ну а затем полилось спиртное. Рабы его употребляют очень редко, если не принимать в расчет Толле, ну и Негош с Кибруком иногда достают. Воинам Авель также периодически разрешал расслабляться. Остальных же слуг развезло очень быстро. Если сравнивать с господами, привычными к выпивке, но слуги сумели напиться примерно половиной их нормы. Подобные внутренние попойки не были чем-то сверх необычным. В том случае, если хозяину удалось провернуть хорошее дельце, или слуги хорошо постарались, то наградить их таким образом считалось правильным. Я выпивать не собиралась, предпочитая следить за обстановкой и прогонять нализавшихся слуг. Жанс, например, пробрался в дом, что конюхам в обычные дни не положено без веской причины, и стал приставать ко мне. Когда же я его отшила, пригрозив позвать Гастена и спустить с крыльца, он неожиданно переключился на Широль. Горничная была совсем не против немного пофлиртовать за кружкой эля.
   Милорд погулял знатно. И в доме со всеми отметился, и в рабский поселок сходил, самолично открыл бочонок браги и разлил в первые чашки. Слуги радовались: раз барин доволен, значит все хорошо. Приехал Эйлерт уже изрядно уставшим, так что спать направился раньше обычного. Разумеется, продолжать в таком случае веселиться было уже нельзя, поэтому я выгнала почти всех из дома. Остался Гастен, не сильно налегающий на выпивку, да Лайна, которой много не наливали в силу возраста. Только пригубить.
   Постепенно усталость подкралась и ко мне. Я добралась до своей комнаты и, путаясь в застежках, кое-как сняла форму и переоделась в ночнушку. Как я не старалась держаться от выпивки подальше, мне все-таки пришлось не раз осушить стакан со спиртным:
   - Игния! Давай с тобой выпьем за удачный поход! - от милорда.
   - О, Игния, и-к. Давай по маленькой... - от Лироя. - Да не кривись ты! Или ты меня не уважаешь? Не особо? А хозяина уважаешь? Во-от! Выпьем за хозяина!
   - За эрла! - от многих людей.
   - Игния! Надо отметить твой первый спуск в подземелье! - снова от милорда.
   - О, так ты впервые на вагонетке каталась? Выпьем за вагонетки! - и еще от милорда.
   Так что к ночи я изрядно напилась. Сон не шел. Перед глазами все кружилось в постели. Спать не хотелось. Я поднялась и открыла светокамень, который уже значительно потускнел за прошедшее время, но в темноте помогал ориентироваться. Затем, сама не до конца понимая мотивы своих поступков, я одела свою прозрачную ночную рубашку для особых случаев. И нетвердой походкой двинулась наверх, по пути натыкаясь на мебель и углы.
   - Надрались, засранцы, и забыли свечи зажечь! Вот захочет милорд прогуляться, да сверзится с лестницы... Хотя он же маг... Может ему свечи и не требуются ночью? Так выходит мы их зря тратим? Надо спросить. Они ведь по три серебрушки за десяток...
   - Игния, ты чего? - спросил меня дежуривший Гастен.
   - Ничего! К милорду дело есть!
   - Э-м-м.
   Он хотел мне помешать, но я проскользнула и постучалась в двери платиновых покоев:
   - Милорд, вы ведь не спите еще?
   - Что случилось? - послышался голос господин.
   Я открыла дверь и зашла внутрь. Позевывая, Эйлерт отложил какую-то вещицу в кучу таких-же побрякушек, которые он привез из похода.
   - Игния, чего там? - нетвердым голосом спросил господин.
   - Я... это... К вам пришла, милорд...
   А зачем я к нему пришла?
   - Кажется, мы с тобой уже говорили на эту тему.
   А-а, он снова про то, что рабы -- всего лишь имущество?
   - Я не табуретка! - топнула я ногой.
   - Что? Разумеется, ты не табуретка, - не понял господин.
   - Поэтому я имею право, и-к, ублажить милорда...
   Я стала приближаться к Эйлерту с намерением стянуть с него пижамные одежды.
   - Игния, я ведь уже говорил тебе! Я не сплю с рабами!
   - Я не рабыня, а незнакомая авантюристка, - хихикнула я, поразившись своей смекалке. - А вы ведь давно с женщиной не были. Разве что к гномкам поприставать успели. Это правда, что они тоже с бородой?
   - Нет. Просто их редко выпускают наружу.
   Сопротивление Эйлерта было вялым, поэтому мне удалось стянуть с него рубаху, оголив стройный торс. Я положила руку ему на грудь и почувствовала биение его сердца. Тело мое пылало уже не только от выпитого...
  
   - Ох, Лайна, не пихайся. Сколько раз тебя просить: не лазай в мою постель... - пробормотала я, еще не проснувшись.
   Какое-то чувство неправильности быстро вывело меня из дремы. То ли ощущение незнакомой постели, то ли чужие запахи, то ли тот факт, что у Лайны давно собственная отдельная комната, и она перестала залезать ко мне ночью, а может и совокупное отвратительное состояние в виде раскалывающейся головы и сухости во рту.
   Я резко села, откинув мягкое пуховое одеяло. Я лежала полностью обнаженная в кровати, которая по площади превышала мою комнату целиком. Кровать милорда.
   - Уже проснулась? Я сегодня что-то рано встал, - произнес Эйлерт неподалеку, облачаясь в одежду.
   Я спешно прикрыла наготу одеялом, крепко зажмурилась и затем открыла глаза, однако видение не пропадало. Я действительно в постели господина и очень смутно помню, что было ночью. Плохо.
   - Можешь еще поспать, если хочешь.
   Я бросила взгляд на занавески, через которые пробивался солнечный свет. Святые тенеборцы! Я все проспала! Уже надо к завтраку готовиться, а не валяться в кровати. Проспала. Впервые за много месяцев и даже лет. Говорить господину, что я просыпаюсь за много часов до его подъема -- идея плохая.
   - П-простите, милорд. Что посмела вчера заснуть. И что...
   - Так! - резко развернулся Эйлерт и глянул мне в глаза.
   Я испуганно сжалась.
   - Ты за старое? Мне показалось, ты вчера поняла, как надо себя вести. Хотя я был далеко не так трезв, как хотелось бы. Эх, Элайна бы мне все косточки пересчитала, это точно. Я ведь тебе ничего не приказывал? Ты по своей воле пришла?
   - Да, милорд. По своей, - закивала я.
   - Хорошо. Может, мне с тебя ошейник снять? - задумчиво протянул эрл. - Хотя за одну ночь слишком жирно будет. Да и вообще, если я правильно помню, у нас и не было ничего, кроме обнимашек и поцелуйчиков.
   - П-прос...
   - Ты слушала, что я говорил, женщина?
   - Слушала. Я поняла, господин. Дайте мне время привыкнуть, пожалуйста, - произнесла я, собрав волю в кулак.
   - Привыкай. Можешь отдохнуть. Должны же быть какие-то привилегии у моей фаворитки. Или как в Латернии вас называют?
   - Наложница, милорд. Рабыня не может быть любовницей.
   - Да, точно. Подловила ты меня вчера, Игния, за что тебе уважительный поклон.
   И Эйлерт взаправду мне коротко поклонился. После чего вышел из платиновых покоев. Я плюхнулась обратно на кровать. Мда, на трезвую голову я бы точно не решилась. Пару минут я полежала в постели, однако все мое естество восставало против такой неправильности. Нельзя мне валяться в господской постели. Я нашарила под одеялом свою рубашку и быстро натянула. Но все таки он признал меня своей наложницей...
   - Да!!! - я радостно подпрыгнула на кровати, после чего перекатилась и слезла на пол.
   - Ух, ну и страшилище, - сделала я вывод, взглянув в зеркало.
   Волосы торчали во все стороны, будто прутья старого веника, лицо выглядело слегка опухшим с похмелья. На шее виднелся след от засоса. Ночнушка была разорвана в одном месте. По-видимому, Эйлерт в пылу страсти постарался. Все это было бы донельзя романтично, если бы не необходимость идти в таком виде через весь дом в свою комнату. Ночью в слабо освещенных коридорах почти ничего не видно, сейчас же утренние лучи каждому покажут мою наготу. Слуги не считали подобное постыдным. Видели в поместье и более срамные зрелища. Однако меня беспокоила возможная реакция Эйлерта. Он же наверняка жуткий собственник. А значит рассердится, если кто-то другой будет пялится на его наложницу в полуголом виде. Что же делать? Я осмотрелась по сторонам. В опочивальне эрла была только мужская одежда, само собой. Лучше уж голышом, чем в ней. О, точно! Я достала из шкафа запасную чистую простынь и обернула вокруг талии. Получилось странно, но все необходимые места, кроме плеч и ключиц прикрыты.
   В дверь вежливо постучали. Я замерла, однако мое волнение развеял знакомый голос:
   - Прошу прощения. Игния, ты тут?
   - Да!
   Я подошла и отворила двери.
   - С тобой все в порядке? - заботливо спросил Гастен.
   Воин был старше меня примерно на десяток лет и относился почти как к дочери. Гастен вообще ко всем молоденьким девицам относился как к собственным чадам. Особенно баловал Лайну. У него когда-то была дочь. И после ее гибели он все время искал ей замену.
   - Да.
   - Господин с тобой хорошо обращался?
   - Если бы я помнила, - вздохнула я грустно.
   - Ха-ха. Такое только ты можешь провернуть, Игния! Во что это ты завернулась?
   - Я теперь не имею права расхаживать в полуголом виде. О, Гастен! Попроси Широль принести мне сюда мою форму, хорошо?
   - Конечно.
   Я вернулась в покои и дождалась прихода горничной. Вежливо постучавшись и получив мое разрешение, Широль осторожно прошла внутрь. Выглядела служанка, также как и я, немного помятой, хотя глаза ее светились ехидцей:
   - Ухватила свое-таки. Да, Игни?
   - Повежливей! Как-никак с наложницей милорда разговариваешь.
   - Ой-ой-ой, какие мы все из себя важные стали. Посмотрю я на тебя, когда через неделю надоешь господину. Держи, твоя форма.
   - Спасибо, можешь идти. Извини, что проспала сегодня.
   - Ничего. Я тоже поздно проснулась. Хорошо хоть Лайна разбудила. Ну и как милорд? Горяч?
   - Не помню, - буркнула я.
   Широль рассмеялась, повторяя реакцию Гастена. Она еще долго надо мной потешалась, пока я не выгнала ее из покоев. Одевшись и приведя себя в относительный порядок, я спустилась вниз. Милорд как раз завтракал, так что я заглянула в обеденный зал, дабы выслушать его утреннике указания.
   - О, Игния! Присоединишься?
   - Милорд, наложнице не дозволяется разделять трапезу с господином, - объяснила я с каменным выражением лица.
   - Серьезно? Типа, только секс и ничего более?
   Я кивнула.
   - Так не интересно. Понимаю, что при гостях это будет нарушением этикета, но сейчас у нас никто не гостит. Поэтому давай садись.
   - Как пожелаете, милорд, - не стала я спорить.
   - Чего изволите, госпожа? - поинтересовалась подошедшая Широль.
   - Кашу, пожалуйста.
   - Сию секунду.
   Несмотря на то, что в голосе горничной не было ни грамма непочтительности или язвительности, я была уверена более чем полностью, что она меня специально подначивала.
   Принимать завтрак за одним столом с хозяином было ужасно неловко. Я даже вкус пищи с трудом различала, стараясь выглядеть не слишком зажатой, но и не деревенщиной, неумеющей правильно есть. Эйлерт это заметил, но сказал, что я быстро привыкну. Так мне каждое утро придется делить с ним трапезу? Милорд поведал нам некоторые подробности своих приключений, рассказав про быт и фортификационные сооружения подгорного племени.
   После завтрака Эйлерт собрался на обход плантаций. Я быстро переоделась и обошла слуг, раздав указания. Лайна поведала мне, что Широль за стенкой полночи охала и ахала, а наутро от нее немного пахло конским запахом. Похоже, не я одна развлекалась ночью. Насчет Широль и Жанса мне было почти не обидно. Мое хорошее настроение сегодня мало что могло поколебать.
   - В этом году урожай будет большим, - сообщила я, сопровождая милорда по участку. - Должен поспеть со дня на день.
   - Ну еще бы. Я старался, - заявил эрл. - Вот только насчет дней вы погорячились. Недели две как минимум.
   - Но плоды уже размерами со спелые фрукты, милорд!
   - А будут еще больше, - хмыкнул Эйлерт и добавил. - Хотя в магии земли и магии природы я не силен...
   Весь день владетель объезжал поля и фруктовые сады, уделяя внимание каждому дереву и каждому ростку. Обед он распорядился подать в беседке на свежем воздухе, благо погода располагала к этому. Возле беседки, дабы поддержать разговор, я пожаловалась на разросшуюся дикую лозу. Колючие кусты заполонили участок сада. Очень живучее растение, чьи корни окапываются глубоко под землей. Милорд заинтересовался, остановился возле кустов и принялся колдовать. Я сначала подумала, что он собрался убрать мешающую лозу, но вместо этого он принялся плести из них стулья! Ветки, колючки и гибкие прутья лозы под его руками сами свивались кольцами, становились гладкими и аккуратными. Во время обеда он параллельно занимался мелкими деталями взятых с собой заготовок. В результате за полтора часа он сформировал десяток плетеных стульев. Очень качественных, удобных и красивых. И распорядился отдать их в рабский поселок в качестве подарка. Я позволила себе поспорить с милордом, уговорив использовать их для сада. В тех же беседках и флигеле стулья будут смотреться весьма гармонично. Выглядели они настоящими произведениями искусства, и, если бы не магия, потребовали значительных усилий и умений от ремесленника. Так что сами по себе стулья стоили недешево, и им не место в рабском поселке.
   Совместный обед с милордом на свежем воздухе вышел менее церемонным, прислуживало всего пара слуг, да охрана. Эйлерт же постоянно отвлекался на стулья, поэтому я не чувствовала себя столь зажатой. Ужин я пропустила, набегавшись с организацией подводов на следующий день. Мы планировали отправить в Леменгтон на продажу часть созревшего или почти созревшего урожая. Путь до портового города, центра южного графства, займет про прогнозам до пяти дней. Поедут Кибрук с двумя возничими, орки Дубша и Туренод, а также Негош. Ранее мага не всегда посылали с караваном, оставляя в качестве защиты эрла, но сейчас этого не требовалось.
   К вечеру я пересеклась с милордом и завязала малозначащий разговор. Все для того, чтобы задать волнующий меня вопрос:
   - Милорд, мне навестить вас сегодня?
   - Как пожелаешь, - легко ответил Эйлерт.
   Остаток вечера я провела в ванной. Тщательно помылась и привела в порядок то, что обычно скрыто под одеждами. Не хватало еще повторить вчерашнее фиаско. На этот раз я предусмотрела проблему одежды и спрятала форму в соседнем помещении. Почему я так стремлюсь залезть к нему в постель? Ну, во-первых, глупо отрицать, что Эйлерт молодой и вполне привлекательный мужчина, а у меня давно никого не было. Однако немаловажной причиной был его статус мага. Я надеялась, что став к господину ближе, он научит меня каким-нибудь хитростям, расскажет, как работает магия или покажет артефакты.
   А затем мы с господином занимались любовью. Долго, не торопясь, наслаждаясь друг другом. Иногда Эйлерт был нежным и аккуратным, иногда напористым и страстным. Вне всяких сомнений это был лучший секс в моей жизни.
   Я лежала в постели рядом с милордом усталая. Некоторые части тела побаливали, однако на губах у меня играла блаженная улыбка.
   - Давай-ка немного посмотрю тебя... - произнес господин и навис надо мной.
   Руки милорда засветились зеленым и принялись порхать вдоль моего тела.
   - Ах, - вырвался стон из моих уст.
   Это было прекрасное и необычное ощущение. Не очень сильное, но неожиданное. То, чего я никогда в жизни не испытывала. Теплые волны растекались по моему телу, даря покой, снимая боль и усталость. Словно горячая ванна и массаж одновременно.
   - У тебя была небольшая болячка в легких, - уведомил Эйлерт. - Порча. Неужто в болотах успела надышаться?
   - Мне в последние пару лет стало чуть труднее дышать, милорд.
   - Ладно, не важно. Я все убрал. Теперь будешь прыгать и бегать, как новенькая.
   Эрл опустился обратно в постель и накрылся одеялом.
   - Благодарю, милорд. Мне уйти?
   - Как пожелаешь, - полусонно бросил Эйлерт.
   Если мыслить, как рабыня, то мне безусловно надлежит покинуть постель. Сон -- наиболее уязвимое место для хозяина, даже для мага. Господин сам так сказал, когда говорил про кошмар и демона по имени Рой. С другой стороны, это может быть своеобразная проверка. Я уже уяснила, что ему не по нраву спать с рабами, поэтому...
   - Я останусь, с вашего позволения.
   - Ага. Я подвешу климатическое заклинание, чтобы не было так жарко. Замерзнешь, скажи.
   - Хорошо.
   Здорово! Вот я уже опробую на себе бытовую магию милорда. Пожалуй, за всю свою жизнь я не чувствовала себя настолько счастливой. Вряд ли счастье будет длиться долго, поэтому надо постараться взять от жизни по полной.
  
   Следующие три дня Эйлерт провел, осматривая остальных рабов и излечивая их болячки. У многих он обнаружил следы порчи. У кого-то почти не влияющие на здоровье, пара рабов же была практически при смерти.
   Пока я ему не надоела, мы проводили много времени вместе, нередко занимались любовью, подчас в не совсем обычных местах. Мы обедали и ночевали вместе, и я уже даже немного привыкла к хозяйским удобствам. Хотя не следовало. Чем выше поднимешься, тем больнее возвращаться в свою холодную тесную комнатушку. Это было славное время. Я чувствовала себя желанной, красивой, почти не рабыней, а супругой эрла. Что вызывало закономерные завистливые вздохи со стороны Широль, но тут я ничего поделать не могла.
  
   Затем Эйлерт завел разговор про Шемтенские топи. Милорд планировал отправиться туда в одиночку. Брать с собой меня он отказался наотрез. Я понимала его мотивы, однако отпустить одного просто не могла. Поэтому уговорила взять с собой пару бойцов -- Леместьена и Лироя, что неплохо ходили через болота. А также порекомендовала отметиться в гильдии авантюристов Шемтена.
   - Ты словно моя матушка, Игния, - вздохнул Эйлерт. - Хорошо, съезжу в Шемтен.
   - Позвольте мне вас сопровождать, господин. Я знаю пару человек в гильдии, также оставляла там задания от лица эрла несколько раз.
   - Без проблем. Как раз по магазинам пройдемся. Должен же я дарить подарки своей любовнице?
   - Наложнице, милорд, - поправила я.
   - Насколько я понял по твоим словам, ты ведешь себя скорее как моя любовница.
   А ведь он прав. Правда, не я выступала инициатором... или же я?
   - Не важно, - отмахнулся Эйлерт. - Милетт, распорядись подать карету!
   - Да, господин.
  
  
   Глава 10
  
   Шемтен был небольшим городом с населением в четыре сотни человек. Без учета рабов, конечно. Всего в Латернии насчитывали приблизительно пятьдесят тысяч свободных жителей. Рабов же было на порядок больше по грубым прикидкам. Сколько всего невольников знали лишь сборщики налогов и податей. Шемтен располагался на юге и часто подвергался набегам нашего южного соседа, Недзагорна, где преобладало население из зверолюдов. Поэтому представлял собой огороженный стеной город преимущественно с каменными строениями и черепичными крышами. В прошлом его сжигали несколько раз. В центре стоял замок виконта Аурелье. Через город протекала небольшая речка, а также имелась канализационная сеть, которую в стародавние времена построили маги. Один раз, когда я еще работала на плантациях, был высок шанс нападения Недзагорна, поэтому мы около месяца жили за стенами Шемтена. Отвратительные воспоминания. Кормили нас хуже, чем свиней, а ночевали мы под открытым небом, рядом со свиньями, собственно.
   Заплатив входной сбор, мы въехали внутрь городских стен. Для начала Эйлерт велел следовать в торговые ряды. Карету остановили в одном из ближайших постоялых дворов за небольшую плату, дальше мы пошли пешком в сопровождении Гастена и еще одного слуги. Бристоф держал как раз магазин для обеспеченных людей, который нам и был нужен. Но по понятным причинам, мы его не стали посещать. Вдоль центральной улицы, что вела к замку, расположилось множество различных лавок, заведений для досуга и развлечений, таверн и магазинов. Я не до конца определилась с собственным статусом в данной прогулке. Наложнице не следует ходить подле милорда, любовнице же это позволительно. Однако Эйлерт сам разрешил мою дилемму, взяв под руку. На нас иногда бросали взгляды. Некоторые приветствовали Эйлерта, как старого знакомого. Но часть зевак, вероятно, были удивлены открытым близким отношениям свободного с рабыней. Нечастое явление в Латернии.
   Эйлерт завернул в элитную одежную лавку -- "У Маренны". Она считалась лучшей в городе, однако делали здесь одежду исключительно для дам.
   - Милорд, если вы на меня вздумали тратиться, то не стоит... - попыталась я образумить хозяина.
   - Женщина! Я хочу купить тебе одежду не только ради тебя, но и ради себя тоже. Думаешь, мне приятно прогуливаться с горничной в форме, собирая на себе презрительные взгляды?
   - Простите...
   - Что пожелаете, сир? - в помещение выбежали две молодые и красивые девушки -- латернийки в ошейниках.
   - На мою спутницу. Четыре платья, на ее выбор. Одно должно быть парадным, для приемов, одно для прогулок по городу и парочку для повседневного ношения в поместье.
   - Будет исполнено, господин! Тогда для начала снимем мерки с ...госпожи? - запнулись рабыни, заметив мой ошейник.
   - Ах да. Сниму, чтобы не мешало, - спокойно произнес Эйлерт и отщелкнул мой рабский ошейник.
   Мои глаза стали размером с блюдца. У меня просто не находилось слов. Работницы лавки с почтением замерли, давая нам наговориться. Хотя на губах одной мелькнула улыбка, но она быстро ее спрятала. Да, наверное, у меня сейчас очень забавное выражение лица.
   - Милорд, зачем... и как?
   - Зачем? Я же говорил, что не сплю с рабами! Давно уже руки чесались. Ты ведь не планируешь сбегать?
   - Конечно нет, господин!
   Сейчас единственное что меня ждет в случае побега -- это поимка и новый рабский ошейник. Необходимо найти покровителя или объединиться в группу с другими беглыми рабами. Одной мне не защитить себя. В теории я могла бы попытаться уехать из Латернии. Если бы захотела.
   - Но как вы сняли мой ошейник без управляющего жезла?
   - А-а, ты про это? Там не особо сложная магия. Хм, девушки, вы можете что-то придумать с ее шеей?
   Я бросила взгляд на себя в висевшее у входа зеркало. Вокруг шеи, в том месте, где висел ошейник, шла светлая незагорелая полоска кожи, почти белая. По ней частенько и определяют беглых рабов.
   - Как вы пожелаете, ваше благородие. Мы можем использовать косметические средства или придумать скрывающий аксессуар.
   - Давайте и то и другое. И подходящей косметики тоже отложите, если у вас есть.
   - Мы бы рады вам помочь, но значительных запасов у нас нет. Советуем вам заглянуть в "Неотразимость" чуть дальше к замку на другой стороне улицы.
   - Хорошо. В общем, Игния, занимайся тут. Я пробегусь по лавкам. Вернусь через час где-то.
   - Слушаюсь, милорд.
   Ох, это был адский час. От обилия рюшей, оборок и кружев, бантов и лент, однотонных и узорчатых тканей рябило в глазах. Под конец я уже соглашалась с любыми предложениями, лишь бы от меня отстали. Я слышала, что для леди -- заказ платья и поход по магазинам сродни отдыху. Не знаю, видимо, мне очень далеко до статуса леди.
   - Милорд, вы пришли! - радостно бросилась я к Эйлерту и быстро встала за спину.
   - Но госпожа, мы еще не выбрали тип подвязок!
   - На ваше усмотрение, пожалуйста, - ответила я.
   - Загоняли тебя, я смотрю? Ладно, у вас есть готовые платья?
   - Конечно, милорд. Желаете примерить на госпожу?
   - Да, подберите что-нибудь простое.
   - Будет сделано!
   Еще полчаса на выбор и двадцать минут на его ушивание в талии, где мне наряд был великоват. Девушки подобрали мне длинное яркое однотонное синее платье немного выше щиколоток, с расширяющимися к концу рукавами и бахромой, с достаточно скромным декольте. На шею одели бархотку с голубыми кружевами, скрыв светлую полоску кожу. В целом я выглядела как средней руки горожанка.
   - Превосходно выглядишь, Игния! Совсем другое дело!
   Эйлерт вежливо поцеловал меня в щеку, затем пошел договариваться об оплате и доставке платьев. Мою сложенную старую форму горничной передали слуге, которого и прихватили с собой в качестве грузчика. Гастен при виде меня ухмыльнулся и показал палец вверх, за что я на него недовольно шикнула. Не привыкла я быть в центре внимания.
   Затем мы посетили обувную лавку и салон красоты "Неотразимость". Эйлерт приобрел мне простые синие туфли без каблука в тон платью, открытые бежевые туфли под другое платье. После чего он сдался и прекратил примерку, заметив неподдельные мучения на моем лице. В "Неотразимости" меня сразу взяли в оборот. Сначала подстригли. Мастер попытался что-то сотворить с моими волосами, но вынужден был оставить прическу почти без изменений. Мои торчащие вихры или под корень срезать, или же наносить огромное количество геля. Затем меня красили, подводили глаза и брови. Я многому научилась, ведь раньше практически не пользовалась косметикой. Эйлерт купил предложенный набор средств почти не торгуясь. Я же просто устала его отговаривать. Раз милорд так хочет тратить на меня свои деньги, кто я такая, чтобы отказываться от подарков? Бедный слуга оказался нагружен свертками и коробками сверх меры. Даже Гастену пришлось взять сумку, чтобы помочь ему.
   - Господин, вам нравится? - спросила я, когда мы вышли из салона.
   - Да. Ты прелестна, Игния. Теперь с тобой хоть на королевский бал!
   - У господина очень странный вкус. Ведь моя кожа слишком бледна по меркам темных эльфов, а волосы серые и лежат постоянно в беспорядке.
   - Я навидался представителей многих рас, так что на чьи-либо мерки мне плевать, - пожал плечами Эйлерт. - Идем в гильдию?
   - Как пожелаете.
   - Подожди. Я таскаю тебя за собой и покупаю, что мне приглянется. А что ты сама хочешь? Не стесняйся.
   - Ну-у, если милорд разрешит, то... костюм авантюриста!
   - Эм, ты шутишь?
   - Нет, господин.
   - Ты все еще хочешь отправиться со мной в топи?
   - В будущем всякое может случиться, - ушла я от ответа. - Я хотела бы иметь свои походные одежды, которые удобно на мне сидят.
   - И кто-то еще утверждал, что у меня странные вкусы, - укоризненно заметил эрл.
   - Простите, - я улыбнулась.
   - Ну вот, умеешь ведь улыбаться, - расплылся в ответной улыбке Эйлерт.
   Я слегка покраснела от смущения и нервно задвигала руками, не зная куда их деть. Милорд рассмеялся, заметив, что я очень милая, вгоняя меня в краску еще пуще.
   К выбору костюма я подошла со всем тщанием. На этот раз мне было действительно интересно, так что я провела около часа, выбирая и пробуя наряды. В итоге остановилась на костюме из мягкой, но прочной кожи темно-серого цвета: штаны, туника с длинными рукавами, а также жилетка со специальными ремешками и карманами для разных походных вещей или оружия, короткие сапоги и удобные перчатки. Дополнительно также попросила купить длинный плащ с капюшоном. Переоблачаться в данный наряд не стала, оставшись в платье. Слугу отправили отнести скопившиеся вещи к карете.
   - Для полного набора тебе не хватает оружия и какого-нибудь артефакта.
   - Я слабо умею обращаться с оружием.
   - Тогда твой выбор -- это арбалет и кинжалы. Перезарядить ты его в пылу быстрой схватки вряд ли успеешь, но один выстрел сделаешь.
   В оружейной лавке милорд приобрел мне компактную и дорогую модель арбалета, особо не торгуясь. А также парные кинжалы. Ни я, ни милорд (к моему удивлению), не разбирались особо в оружии. На болты, связку которых также приобрели, Эйлерт обещал наложить заклинания. Также мы заскочили в лавку артефактов, однако представленный ассортимент не вызвал у милорда энтузиазма. Пробормотав, что лучше сам сделает, он повел меня прочь из заведения.
   - Теперь в гильдию, господин?
   - Нет. Что-то я проголодался. Какой в Шемтене лучший ресторан?
   Какая рабыня не мечтала оказаться в подобной ситуации? В дорогом новом платье отведать изысканных блюд в лучшем заведении города? Признаюсь, порой и я грезила о несбыточном. Но хоть я и была рада, приходилось прикладывать усилия, дабы вести себя прилично, а не как рабыня. Конечно, мне были известны основные правила этикета в Латернии. Держать спину прямо, какой рукой брать вилку и нож, для чего используется десертная ложка или щипцы. Этому я научилась, прислуживая в доме и наблюдая за эрлом и гостями. Однако мне впервые приходилось все это соблюдать. Еще и поддерживая разговор с милордом. На счастье, он в основном говорил сам, я лишь вставляла короткие замечания. Посетителей в ресторане было немного, но все они не раз бросали взгляды на нашу пару. Одного я узнала - он был на приеме у эрла Бокеноччи. Надеюсь, они глазели не потому, что я вела себя неуклюже, а просто интересовались новыми лицами. Город небольшой, все свободные знают друг друга.
   В итоге до местного отделения "Ловцов удачи" мы добрались уже когда начало темнеть. Здание гильдии авантюристов Шемтена представляло собой приземистое одноэтажное строение, совмещенное по традиции с трактиром. Здесь могли подать еду и выпивку, но за пьяный дебош вполне могли исключить из гильдии, поэтому дисциплина была образцовой. Также здесь продавали некоторые полезные товары, вроде походных приспособлений, стрел и болтов, зелий лечения и восстановления, оружия и прочего. Членам гильдии давали скидки.
   - Кстати, у "ловцов" котируются жетоны "странников ветра"? - спросил Эйлерт, доставая небольшой амулет, висящий на шее.
   - Это ваш жетон, милорд?
   - Да.
   Я повертела вещицу в руках. Прозрачный овальный кусочек, похожий на стекло. На нем был выгравирован символ гильдии, а также имя владельца.
   - Простите, господин, я плохо разбираюсь в делах гильдий. Но мне известно, что ловцы используют медные, серебряные и золотые жетоны для определения ранга приключенца.
   - Хм, у странников вроде то же самое. Ладно, посмотрим по ходу дела.
   Внутри за столами обретались лишь пара групп авантюристов. Сначала я отвела милорда к доске объявлений. На самом видном месте висел большой плакат, гласящий просто: "Разобраться с Шемтенскими топями". Ниже шел список вознаграждений от разных людей. Эрл Туранн оставил сто пятьдесят золотых тому, кто сможет очистить болота. Виконт Аурелье - две сотни, эрл Бокеноччи - восемь десятков, эрл Хортензи - пятьдесят. Скряга. Эрл Каннаверс, соседствующий с топями на западе, так и вовсе оставил двадцать золотых. Совсем совести нет. С западной стороны еще двое имели сомнительное удовольствие соседствовать с гиблым местом, от них в сумме было оставлено полторы сотни монет. В целом набиралась очень внушительная сумма в шесть с половиной сотен золотых. Однако желающих рисковать своей жизнью было немного. Все прекрасно помнили историю, как виконт Аурелье лишился отряда из двадцати своих отборных рыцарей с магом. Да и групп приключенцев там сгинуло немало.
   Эйлерт окинул доску с заданиями внимательным взглядом, затем мы направились к стойке администратора. К моему удивлению сегодня здесь работало новое лицо. Вместо милой и приятной девушки с доброй улыбкой за стойкой восседала женщина. С блестящими шелковистыми черными волосами и красивым, но очень холодным и надменным лицом, будто бы считающая всех окружающих недостойными лицезреть ее сиятельство.
   - Здравствуйте! Мы новички, хотим взять задание на топи, - поприветствовала я.
   Сквозь мраморную маску промелькнуло удивленно выражение, быстро сменившись немного жалостливым:
   - Если вы так не цените свою жизнь, есть более простые способы смерти.
   - Девушка, давайте вы не будете решать за нас, ладно? - вмешался Эйлерт.
   - Задание на топи мы не выдаем первому встречному. Сначала выполните несколько более простых поручений, заодно опробуете свои силы. Мое имя - Унара. Вы член гильдии или желаете зарегистрироваться?
   - Вообще-то я состою в странниках... - начал Эйлерт.
   - Это не дает вам серебряный жетон сходу, - перебила Унара и вытащила листок из пачки документов. - Я заполню бланк. Имя?
   - Эйлерт Туранн.
   - М-м, простите, а вы...
   - Внук Авеля Туранна, эрл усадьбы Туранн.
   - Простите, сир, если как-либо оскорбила вас, - сразу поменяла настрой администраторша. - Примите мои соболезнования в связи с кончиной сира Авеля.
   - Спасибо. Давайте дальше.
   - Ваш возраст?
   - Двадцать девять.
   - По вашей серебряной звезде могу предположить, что вы маг? Можете продемонстрировать свои умения?
   - Без проблем.
   Над рукой Эйлерта загорелся огненный шарик.
   - Достаточно, благодарю. Кого вы назначите своим наследником?
   - На благотворительность.
   - Принято. У вас есть особые требования к жетону?
   - Нет.
   - Но этом все. Вы можете изменить свои данные, когда пожелаете. Входной сбор составляет один серебряный, еще с вас половина серебряного за чеканку медного жетона. Леди также желает зарегистрироваться?
   - Нет, я просто сопровождаю...
   - Зачем тебе тогда костюм с арбалетом? - приподнял бровь эрл.
   - Если милорд не против... тогда я тоже хочу получить жетон.
   - Имя?
   - Игния.
   - И?
   Эйлерт пихнул меня локтем в бок. Ох, привыкла, что у рабов нет второго имени.
   - Игния Лаакрис. Двадцать пять лет.
   - Тип боя?
   - Дальний бой, - ответил за меня господин.
   - Наследник?
   - М-м, рабыня сира Туранна - Кирья.
   - Принято. С вас всего три серебряных. Завтра будут готовы ваши жетоны. Приходите утром, и я помогу вам подобрать несложные задания для начинающих.
   - Увидимся, - махнул рукой Эйлерт.
   Мы направились на выход, как нам наперерез двинулся рослый мужчина в неполном доспехе.
   - Эй, уважаемые. Не желаете промочить с нами горло? У нас есть выгодное предложение!
   - О чем речь?
   - Чего стоять-то? В ногах правды нет.
   - Мое время дорого. Поясните, или мы уходим, - прохладно попросил Эйлерт.
   - Брось ты этого расфуфыренного магика, - подошла к нам низкорослая девушка. - От него за километр разит хозяйским духом. А девица ведет себя как рабыня, а не напарница, - презрительно высказала авантюристка.
   - Хана, ты опять начинаешь! - недовольно произнес мужчина. - Мы в Латернии, милочка. Здесь каждый второй рабовладелец, нравится тебе это или нет!
   - Я не хочу иметь с ним дело. И я тебе не милочка, дылда!
   - Нам нужен маг или клирик для дела. Ну или паладин на худой конец. Вот ты умеешь искать порчу? И я нет. Кто из нас умудрился уронить святой артефакт в нужник?
   - Он все равно показывал сплошную чушь! Тебя надурили с его покупкой, признай!
   - В общем, простите Хану. Мы увидели вашу звезду мага и решили, что это наш шанс. Предлагаю объединиться. Есть парочка простых и прибыльных заданий. Все останутся в выигрыше!
   - Да ты посмотри! У него всего лишь серебряная звезда. Небось простой ученик или вообще купил за деньги, - язвительно сказала... гномка. Ну, если судить по ее росту.
   - Не думаю. Он производит впечатление опытного мага, правда ведь?
   - Можно и так сказать, - усмехнулся милорд.
   - Подмастерье нам не помешает, Хана. Меня зовут Андрикс.
   - Эйлерт, - просто представился господин.
   - Игния, - сказала я, когда глаза мужчины обратились в мою сторону.
   - Хангильдэ, для друзей Хана.
   - Что ж, мисс Хангильдэ, Андрикс. Ваше предложение звучит заманчиво. Если Игния согласна, то мы с вами можем временно объединить усилия.
   - Я не против вашей компании, - заметила я.
   - Отлично! Тогда встретимся здесь завтра утром?
   - Давайте отложим работу на сутки. У нас есть кое-какие дела, - предложил милорд.
   - Ну что ж, один день погоды не сделает. Увидимся послезавтра здесь же утром, Эйлерт, Игния! - позитивно попрощался рослый воин.
   Эйлерт махнул рукой, я по привычке поклонилась, что не укрылось от взгляда гномки. Хангильдэ тут же принялась что-то втолковывать своему спутнику, но мы проигнорировали их и покинули здание гильдии.
   - Милорд, вы возьмете меня с собой?
   - Разве ты сама не хотела приключений?
   - Из меня плохой боец... Но если вы будете рядом, то мне не страшно.
   - Вот и ладненько.
   - Господин, зачем вы согласились на их предложение? Разве... для вас простые задания гильдии представляют сложность?
   - Нет. Но это должно быть интересно. Давно я не занимался мелочевкой. Ностальгия в какой-то мере. Но в первую очередь я хочу, чтобы ты испытала свои силы на простых противниках, если мы их встретим. Поучилась сражаться бок-о-бок с командой других авантюристов. Тебя никто не заставляет, если что. Хуже о тебе думать я не стану.
   - Нет, я хочу помогать вам милорд, куда бы вы не направились. А для этого мне надо стать сильней.
   От Шемтена до поместья около часу пути. Домогаться меня Эйлерт начал прямо в карете, заявив, что в новом платье я выгляжу чересчур привлекательно. Заниматься этим в трясущейся карете было неудобно, но в каком-то смысле необычно и захватывающе. Эйлерт помогал нам удерживать равновесие магией воздуха. По прибытию мы переместились в спальню, где и провели весь остаток вечера.
   Проснулась я хоть и донельзя довольной, но уставшей. Милорд сразу заметил мое состояние и применил магию, придав сил и освежив.
   - Сегодня тебе предстоит тренировка. Я буду подлечивать. На завтрак чтобы была в купленном платье, а не форме горничной.
   - Да, господин.
   Слуги были, мягко говоря, поражены произошедшим со мной переменам. Платье - это одно, но вот так запросто избавиться от ошейника может не каждая наложница. Не за такой короткий срок, по крайней мере. Если бы взгляд мог убивать, то Широль бы уже раз десять за утро отправила меня на тот свет. Не то что Лайна или Милетт, которые искренне за меня порадовались.
   После завтрака Эйлерт распорядился передать мои дела другим слугам, которых за время моего отсутствия накопилось прилично, и идти переодеваться в обновки. Такими темпами скоро я превращусь из помощницы хозяина в нечто среднее между любовницей и напарницей. Не сказать, чтобы я не была рада, но такие быстрые перемены пугали. Ну как я не справлюсь или напортачу, подведу милорда?
   И вот я стояла в своем костюме авантюристки, еще плохо разношенном, на тренировочном полигоне перед Эйлертом. Рядом находились Леместьен с Гастеном.
   - Итак, сегодня мы собрались здесь, чтобы передать толику своей мудрости молодой и неопытной Игнии, которая жаждет стать настоящей авантюристкой. Ты все еще желаешь ведь?
   - Да! Я не отступлю, господин.
   - Отлично. Гастен, Леместьен, вам надлежит научить ее обращаться с арбалетом, кинжалами. И метательными ножами. Я не жду, что за день вы сделаете из нее мастера, но пусть хотя бы не путается в ножнах и перевязях. Научится перезаряжать арбалет. Как следует погоняйте ее. Не щадите. Раз в час я буду подходить, лечить Игнию и восстанавливать силы. Вполне возможно, что от вас двоих зависит, выживет ли она в своем первом завтрашнем деле. Понятно?
   - Да, сир! - рявкнули воины.
   Эйлерт ушел, пожелав всем нам удачи в нелегком тренировочном процессе. И адский день начался. Бег, приседания и отжимания, спарринги, лекции о разных типах оружия и тактиках ведения боя. Я умирала раз за разом, но каждый час приходил Эйлерт и возвращал меня к жизни. Кирья сварила специально для меня поддерживающий отвар. Я отнюдь не считала себя белоручкой. Иногда после работы на плантациях или в поместье все тело нещадно болело. Но такая непривычная нагрузка выматывала мгновенно. Мышцы и легкие горели огнем, кровавые мозоли лопались на ладонях и ногах. Однако могу сказать, что к вечеру я уже почти не обращала внимания на новый костюм, сапоги разносила, кинжалы не мешали мне двигаться. Я научилась быстро вынимать со спины арбалет, а также перезаряжать его. Непростое и небыстрое занятие, но моих сил хватало. С точностью, к сожалению, больших успехов не было, но в целом по мишеням я попадала. Арбалет - это не лук, здесь особых умений не требуется. В бою с холодным оружием меня учили в первую очередь перекатываться и разрывать дистанцию, бить по ногам и уязвимым точкам на теле. Сразу, за один день, я все не запомнила, не обучилась разным хитрым приемам, ножи правильно метать так и не научилась. Но во мне появилась некоторая уверенность в собственных силах. Думаю, что с простым рабом я уже могу и самостоятельно справиться. До Гастена или Леместьена же мне как до лун.
   После обеда милорд принес мне самолично зачарованные болты.
   - Попробуй их сразу, чтобы быть готовой к результату. Много магии внутрь таких снарядов не вместить, к сожалению. Я сделал, что смог. Потом поищем болты из более качественных материалов для тебя. Смотри, вот эти, помеченные красной краской - с огненной начинкой. При ударе взрываются огнем. Синие - с ледяной магией, подойдут для ослабления сильно живучего противника. Желтые - пробивные, на стихии воздуха. Могут пробить двоих или троих рыцарей в незачарованных доспехах. Если будет много слабых врагов, используй их. Белые - парализующие, на стихии молнии. Если не попадешь в жизненно важные органы, то просто вырубишь человека. Чего-то особо убойного, что подойдет для уничтожения массовых целей, мне не удалось сделать.
   - Милорд, вы очень искусны в зачаровании!
   - Попробуй сначала, прежде чем нахваливать.
   Все, как милорд и сказал. Молниевые снаряды не наносили большого урона. Просто втыкались, и от них в сторону расползалась маленькая сеточка разрядов. Огненные болты врезались в деревянные манекены и выворачивали взрывом солидные куски дерева, распространяя пламя. Ледяные не выглядели столь же эффектно: промораживали цель, оставляя после себя ледяную корку. Манекен становился хрупким, так что его можно было легко разбить ударом меча. Ну а пробивной болт прошил насквозь два толстых бревна и застрял только в третьем. Поистине смертоносная вещь. Магия милорда творит настоящие чудеса!
  
   За ужином я ела механически, не чувствуя вкуса. Да и рук и ног тоже. Вечером Эйлерт как следует поработал надо мной целительской магией и уложил в постель. Ночью он не требовал никаких особых услуг, дав отдохнуть.... Или быть может, потому что я моментально отрубилась, только моя голова коснулась подушки.
  
  
   Глава 11
  
   - О, проснулась? Как себя чувствуешь?
   Я пошевелилась, разминая мышцы.
   - Хорошо... Даже отлично!
   - Еще бы. Полночи тебя обрабатывал.
   - Спасибо, милорд. Вам не следовало так возиться со мной.
   - Эй, я же не хочу, чтобы моя ненаглядная Игния пала в первой же стычке?
   - Благодарю вас, - я немного смутилась. Эйлерт впервые так обратился ко мне.
   - Пожалуйста. Чтобы ты знала, сутки поддержки мага жизни моего уровня заменяют воину месяц упорных тренировок. В твоем случае, можно сказать, что и три месяца, поскольку ты ничего не умела. Поэтому стоят такие услуги... ну, я бы выставил десятка три золотых за день.
   - Ох, простите, милорд...
   - Да ладно, чего уж. Я на шмотки потратил больше.
   - Я чувствую, что не заслужила таких подарков...
   - Это все ерунда. Вот мой тебе главный подарок.
   Эйлерт подошел, держа в руках серебристый амулет на цепочке. В центре которого виднелся ограненный самоцвет красного оттенка.
   - Это же не серебро...
   - Верно. Платина с камнем-рубином. Одно из украшений из гномьей сокровищницы. Мне кажется, тебе оно подойдет. Примеришь?
   - Да!
   Я поднялась, подошла к зеркалу и приподняла волосы. Господин аккуратно застегнул цепочку и повесил кулон, который занял место чуть ниже ключиц. С ночной рубашкой амулет сочетался не очень, но и сам по себе он был безумно красивым. Серый цвет подходил к моим волосам.
   - Я работал над ним весь вчерашний день и половину ночи. Смею надеяться, получился качественный артефакт.
   - Это артефакт?!
   Мурашки поползли по моему телу. Неужели у меня будет свой собственный настоящий магический артефакт?!
   - Секунду. Я привяжу его к тебе.
   Я почувствовала, как меня что-то мягко коснулось, оставив после себя неясное ощущение.
   - Чувствуешь?
   - Да. Что это, милорд?
   - Твой личный артефакт, который в чужих руках бесполезен. Он реагирует на угрозы автоматически, но его все-таки можно обмануть. Попробуй активировать.
   Я сосредоточилась на непонятном ощущении и пожелала, чтобы артефакт включился. В ту же секунду меня окутала полупрозрачная голубая пленка. Эйлерт неожиданно зажег огонек и послал в мою сторону. Я инстинктивно прикрылась руками, однако защита исправно приняла удар и развеяла заклинание, оставив от огонька лишь струйку дыма.
   - Фу-ф, кха, - закашлялась я, выключив артефакт. - Милорд, заниматься магией следует на улице, а не в опочивальне, - я прошла к окну и открыла створки, чтобы проветрить помещение.
   - Ты права. Что ж, охранный амулет работает, поэтому я относительно спокоен за твою безопасность. Если меня не будет рядом, можешь на него положиться. Только не думай, что его ресурс бесконечен. Амулет понемногу восстанавливает свою силу из окружающего пространства, но проще будет давать мне на подзарядку.
   - Это поистине королевский подарок, милорд. Я не знаю, смогу ли когда-нибудь отплатить вам за вашу доброту.
   - Приятно слышать, Игния, - Эйлерт заключил меня в объятия и мягко поцеловал.
   - И сколько же может стоит такое чудо?
   - Не знаю. Пару сотен, наверное.
   - Бх-у, - я поперхнулась. Не каждый день держишь в руках вещь, стоящую раз в десять дороже тебя самой. Не говоря уже о личном владении оной. - Милорд, вы могли бы зарабатывать большие деньги...
   - Во-первых, не каждое украшение подойдет в качестве заготовки. Рубиновый кулон сам по себе без магии стоит до сотни золотых. Во-вторых, усилий мне пришлось затратить немало. Все-таки в артефакторике я не силен. Ну и в конце концов, у меня и так достаточно средств для безбедной жизни. Предпочитаю более интересное времяпрепровождение. Например...
   - Ну, милорд, ум-гха... - кое-как я освободилась от чужого языка в собственном рту. - Я совсем не против и очень вам признательна, но не опоздаем ли мы на встречу?
   - Ах да, я же договаривался... Свое слово следует держать, - вздохнул Эйлерт. - Идем завтракать.
   После трапезы мы принялись собираться. Я облачилась в ставший мне родным за прошлый день костюм из кожи, взяла с собой арбалет, колчан с болтами, кинжалы и несколько метательных ножей. Эйлерт же... оделся просто, по-походному, не взяв с собой даже ножа! Зато он достал из своих вещей коричневую сумку и перекинул через плечо. Для сбора трофеев, коли таковые появятся, по его словам.
   - Милорд, вы не возьмете с собой оружие? - спросила я нерешительно.
   - Все равно я не умею им пользоваться. Вернее, раньше умел, когда был только подмастерье и начинающим авантюристом. Но за последние годы навыки подрастерял. По сути мне оружие не требуется.
   - Как скажете, господин. Дозвольте вопрос?
   - Да? И хватит уже так церемонно обращаться.
   - Вы мастер?
   - Полагаю, что так, - улыбнулся Эйлерт. - На ранг я нигде не сдавал, поэтому официально так зваться не могу. Рик когда-то уговаривал меня участвовать в турнире Цитадели. Там, если высоко пробьешься, то могут присвоить ранг мастера или даже архимага. У воинов также проходит свой турнир от ардосской Цитадели. Я отказался тогда, лень было ехать. Однако хоть я и не имею подтвержденного титула, суть от этого не меняется. Может быть, если появится необходимость посетить Милидженту, заскочу в нашу Гильдию магов.
   - Это было бы здорово милорд. Мне неприятно слышать, когда какие-то проходимцы непочтительно отзываются о ваших великих способностях.
   - Скажешь тоже, великих, - фыркнул милорд. - Скромность - это то, чему меня научила Элайна. То, чего раньше у меня не было. Порой бывает забавно наблюдать за людьми, уверенными в своем превосходстве. Да и потенциальный противник теряет бдительность.
   - Господин, карета готова, - вежливо встрял Милетт.
   - Мы тоже. Идем? Болты не забыла? Механизм смазала?
   - Да, вчера после тренировки. Ничего не забыла, милорд. Ваш амулет на мне.
   Эйлерт осмотрел меня критическим взором, после чего выдал:
   - Знаешь, твой костюм местами весьма выгодно подчеркивает твою фигуру. Как жаль, что нам следует беречь свои силы в пути. Магия жизни все же не обеспечивает полноценного отдыха.
   Кто о чем, а милорд лишь о пошлостях. Иногда мне кажется, что он готов целыми днями предаваться любовным делам. Не то, чтобы я была совсем против, но подобный праздный образ жизни мне чужд. Я привыкла быть все время занятой полезной работой. Сказывается разница в наших положениях в обществе.
   Хана и Андрикс ожидали нас в здании гильдии, попивая простой чиф.
   - О, сразу видно собрата-авантюриста! - поприветствовал нас воин. - Выглядите готовыми к походу на самого дракона!
   - Пф-ф. Я же говорила, что она рабыня! - фыркнула гномка.
   Ну да, воротник моей туники не до конца скрывал светлую полоску кожи на шее.
   - Это что-то меняет? - произнесла я холодно.
   Вот еще, будут выделываться перед милордом, что столько сил вложил в мою экипировку и обучение.
   - Нет, что ты. Игния, ты всегда желанный гость в нашей группе. Нас прозвали "отвязный дуэт", кстати! Мы приехали из Леменгтона месяц назад. Конкуренция среди искателей здесь не такая высокая, работенка всегда находится.
   - Надеюсь, мы с вами долго тусить не будем, не то окрестят "отвязным квартетом". А это совершенно не звучит! - заявила Хана.
   - Думаю, что мы выполним пару простеньких заданий. А потом посмотрим. У вас ведь есть что-то на примете?
   - Да! Во-первых, обход рабского квартала. Его надо проводить периодически. Дальше, проверить засор в восточной канализации. На рабочих там напали порченные твари, слабенькие. Вместе мы справимся!
   - Вы взяли самую неприглядную работенку?! - начала я закипать. - Чтобы господин шастал по вонючим отстойникам? Или ходил по самому нищему району города?
   - О-э-э... - завис Андрикс.
   - Игния, успокойся. Я занимался разными вещами... Эх, прямо настоящая ностальгия. Если в канализации еще будут крысы и саламандры, это так мило! Ох, никогда не забуду свой героический заплыв через поток нечистот, преследуемый полчищем голодных грызунов-переростков.
   Эйлерт улыбнулся, предавшись воспоминаниям.
   - Как скажете, милорд.
   - Раз все разрешилось, предлагаю решить вопрос с командованием. Кто против моей кандидатуры?
   - Я против, - высказалась я твердо. - Главным должен быть милорд Эйлерт.
   - Нет-нет. Я поддержу Андрикса. Если что, буду помогать советом, - промолвил эрл.
   - Что ж, - обескураженно произнес Андрикс. - Чтобы лучше понимать друг друга в бою, нам следует узнать слабые и сильные стороны других членов команды. Унара! - крикнул здоровяк. - Мы воспользуемся полигоном?
   - Полчаса. Если что-то сломаете, будете оплачивать! - вернулся к нам строгий голосок администратора. - И заберите свои жетоны, они готовы!
   Мы забрали медные жетоны на простом шнурке и прошли на задний двор, где расположились стойки с тренировочным оружием и мишени для дальнего боя. Места и инвентаря здесь было меньше, чем в усадьбе. Андрикс показал нам несколько выпадов с мечом. В основном его роль сводилась к сдерживанию. Воин обладал родовой магией, которую он называл "стойкость духа". Демонстрировать ее он не стал, однако, по его словам, магия способна временно воодушевить союзников, отпугнуть порчу и также упрочнить броню его доспехов. Меч Андрикса был зачарован на "острую кромку". Хангильдэ носила более легкую кожаную броню, а также огромную по меркам своего роста секиру гномьей работы. Управлялась она с ней мастерски. Секира также являлась мощным артефактом, способным при полном заряде недолгое время крушить камни и латы, словно семечки. Также она обладала защитной родовой магией под названием "каменный покров". Мне было завидно. Пускай, они и не полноценные маги, их заклинания являются наследственными, а не приобретенными, отвязный дуэт все равно владел магией, которой меня природа обделила. Затем уже я продемонстрировала стрельбу из арбалета простыми незачарованными болтами. Никого своей точностью или скоростью перезарядки не удивила. Но после замечания милорда о том, что я только вчера впервые тренировалась в стрельбе, Андрикс похвалил мои успехи. Эйлерт также покидал огненные шарики и сосульки, стараясь не сильно калечить манекены. Командир остался в целом доволен.
   До рабских кварталов мы добрались пешком, благо было недалеко. Данный район располагался за крепостными стенами. У некоторых хозяев рабы проживали в одном доме с ними. Но многие предпочитали держать от себя вонючих и грязных смердов подальше. Выделять место в городской черте им не стали, поэтому рабы жили снаружи. Я слышала разные жуткие истории. И про разных кровожадных хищников из леса, что любят утаскивать одиночек, и про жестокие забавы господ. Жили рабы очень бедно. Здесь не была проведена канализация, поэтому помои выливались прямо на улицах. Конечно, мне жаль их, но я понимаю, что не в моих силах помочь всем и каждому.
   - Итак, наша задача обследовать кварталы на предмет порчи или еретичных символов. Заказчик - церковь. На подобную работу обычно направляют младших послушников Ордена, но здесь в Шемтене базируется небольшой корпус во главе со старшим инквизитором Нумерсом, слышал про такого? Новичков у них не обучают. В качестве доказательства нам должны поставить росписи стража у ворот. Поэтому обходим все улицы. Не разделяемся, в этих кварталах бывает опасно. Маг ищет порчу. Остальные - неположенные церкви Локтара предметы - символы других богов. Вопросы? Хорошо. Мы с Ханой впереди, вы в арьергарде. Вперед, друзья!
   И мы двинулись по нищим улочкам. К нам липли попрошайки и бедняки с просьбами о милостыне. Их умело отгонял Андрикс, иногда доставая меч из ножен. Своих новых сапог, покрывшихся коркой грязи, мне было не так жаль, как обуви милорда. Эйлерт же не выказывал никаких капризов, следуя за нашими союзниками и внимательно смотря по сторонам. Ничего неположенного церковью мы не обнаружили. Все-таки, это не первый подобный рейд, и рабы давно либо избавились от запретных предметов, либо научились их хорошо прятать.
   - Порчи я не почувствовал, но нечто в воздухе витает...
   - Вонь от отходов! Вот что в воздухе витает! - сплюнула Хангильдэ.
   - Не знаю... есть у меня подозрения... Командир, разрешите попробовать один ритуал поиска?
   - Разрешаю, - кивнул Андрикс.
   Эйлерт нашел чистое место, припал на колено, закрыл глаза и сложил руки в молитвенном жесте. Подобной набожности от милорда я не ожидала. Господин нараспев произнес слова на незнакомом мне языке:
   - Илуни то вато кшаэлу, гханэ но миэрта, Локтар уггар...
   Несколько секунд ничего не происходило, а затем в Эйлерта сверху ударил столп яркого света, который затем распространился в виде волны во все стороны. Из длинного барака дальше по улице раздался громкий рев и грохот.
   - Я бы рекомендовал вам обнажить оружие. Так, на всякий случай, - саркастично заметил милорд.
   Я спохватилась и вслед за Андриксом с Ханой приготовила свое оружие. Арбалет был заряжен огненным болтом. На всякий случай.
   - Кто посмел?! - раздался свирепый рык.
   Стену барака проломили, словно солому. Из здания вывалилось странное создание мощного телосложения, покрытое густой коричневой шерстью, ростом с двух человек, с двумя парами рук и единственным глазом.
   - Это что за чудо-юдо?! - воскликнула Хангильдэ.
   - Оскверненный. Посланник Падших богов. Как я и думал, ему не понравилось вмешательство Локтара. И как только рабы умудрялись его прятать от церкви?
   - Раздавлю! - прорычало создание, не блистая интеллектом и бросилось на нас.
   - "Стойкость духа"! - выкрикнул Андрикс.
   Я выстрелила из арбалета и попала точно в центр туловища, что было несложно, если учесть его размеры. Болт воткнулся и разорвался, вырвав клок плоти. Однако по виду это не сильно навредило чудищу.
   - Игния, попробуй лед.
   - Да!
   Я судорожно принялась перезаряжать арбалет.
   - Не торопись. Я страхую.
   Оскверненный тем временем добежал и обрушил чудовищные удары на Андрикса. Воин прикрывал щитом и периодически умудрялся делать выпады клинком, нанося неглубокие раны. Хана активировала свою секиру-артефакт и отрубила чудищу одну из нижних рук. Я наконец справилась с механизмом заряжания и сразу послала снаряд в полет. Болт воткнулся в торс чуть ниже предыдущего выстрела. Ледяная корка покрыла его живот и застопорила. Чудище застыло на несколько секунд.
   - Хана, я помогу тебе подпрыгнуть, - крикнул Эйлерт. - Ударь как следует.
   - Что?! А-а-а-а! - гномку закрутил порыв ветра, вызванный милордом, и доставил на один уровень с промерзшей раной. Хана все-таки сориентировалась и как следует вмазала секирой, оставив широкую полосу и открыв неприятный вид на внутренности гиганта. Затем подоспел Андрикс, ловко орудуя мечом и расширяя отверстие. Я послала огненный болт монстру в глаз, но промазала. Лишь выдрала часть кожи и ухо. Трехрукий оскверненный пытался отбиваться, однако вскоре он совсем обессилел. Совместными усилиями Хана и Андрикс раскроили монстра на две половины в районе пояса.
   - Хорошо, что он был один. С армией таких посланников Падших непросто справиться.
   - Ты! - негодующе взвизгнула гномка. - О таком предупреждать надо заранее!!
   - Ладно тебе. Сработало, ведь? Я тебя страховал.
   - Почему ты не атаковал, Эйлерт? - спросил Андрикс.
   - Не видел смысла, вы и сами отлично справились.
   - Вот гад! Я же говорила, нам не стоило с ним связываться. Вот Игния хорошо постаралась. Не пожалела дорогих зачарованных болтов!
   - Кхем, - улыбнулся милорд, который и работал над ними.
   - Чего лыбишься?! Андри, он меня бесит! Он специально издевается?!
   - Ну-ну, не кипятись, малышка...
   - Не называй меня малышкой, ты, мачта ходячая!
   Вскоре Хангильдэ отошла от сражения. И я поняла, что она хоть и сердилась, но не всерьез. А ее отношения и ругательства являются частью ее натуры, которую не изменить так просто. Даже Эйлерт, не терпящий оскорблений в свой адрес, сквозь пальцы смотрел на выходки "мелкого недоразумения", как он обозвал нашу невысокую напарницу.
   Через некоторое время явились люди из дружины виконта, а также Орден Искоренителей. Они занялись тушей оскверненного и проверкой бараков, откуда он выполз. Андрикс заверил бланк задания и выбил нам солидную премию за ликвидацию монстра.
   Эйлерт вкратце пояснил ситуацию. Падшие - это Боги, которых изгнали с Небес. Но окончательно многие из них не исчезли. Боги пытаются тихо набирать последователей, предлагая в обмен силу и крепкое молодое тело. Собрав армию, они делают попытки свергнуть церковь и насадить свою власть и порядок, заставить вновь поклоняться себе. Скверна Падших бывает разнообразна, их посланники могут получиться как хитрыми и осторожными бойцами или даже владеть магией, так и не слишком умными дуболомами вроде встреченного нами. Конкретно в данном случае рабы-зверолюды поклонялись Астари Дэмуэрго -- древнему исчезнувшему богу, когда-то почитаемому в соседнем Недзагорне.
   - И что это за святая магия была? - поинтересовался Андрикс. - Разве ты не маг?
   - Ну, Игния, дабы не вводить тебя в заблуждение, поясню. Далеко не всегда есть четкое разделение на магов и клириков, - менторским тоном принялся разъяснять Эйлерт. - Иногда маги становятся служителям какого-то бога в обмен на даруемую им силу, чтобы покрыть свои недостатки. Маги ведь зачастую умеют использовать лишь несколько направлений или стихий. А у богов есть весьма полезные особенности, вроде святого исцеления или изгнания нежити. С другой стороны, бывает так, что послушник божий решает также не ограничиваться лишь святой магией, если у него есть способности, и разучивает какие-нибудь простенькие заклинания. Главное, что надо помнить: ты никогда не можешь совмещать в себе хорошего мага и хорошего клирика. Либо то, либо другое или же всего по чуть-чуть. Тут каждый сам решает.
   - Вы очень много знаете, милорд.
   - Ого, - заметила Хангильдэ, для которой слова милорда, по-видимому, также послужили откровением.
   - Так вот. Я не использовал и никогда не буду использовать святую магию в качестве основного средства. Она словно зараза разъедает твою идеально выстроенную ауру и подстраивает под использование именно нее. Однако существует несколько древних ритуальных заклинаний, позволяющих, грубо говоря, заключить взаимовыгодное соглашение с божеством. Без последствий. Что мы можем дать почти всемогущему существу, кроме истовой веры? Правильно, мы можем помочь ему бороться с конкурентами, которых не только купцы не любят, но и Боги. Я в поисковой магии и сенсорике не силен, вот и предложил заключить сделку к нашей общей выгоде. Кое-какие эманации, несвойственные служителям Локтара, витали в воздухе, но это не была порча. Заклинание, которое я произнес, с древнего языка звучит так: "Покажи мне врага своего, и я сражу его, о великий Локтар".
   - Никогда не слышал, - задумчиво погладил Андрикс бородку.
   - Клирикам не надо читать данное заклинание, у них свои молитвы.
   - И что, каждый может им воспользоваться? - спросила Хана.
   - О нет. Далеко не каждый. Поток силы, проносящийся через твое тело, очень мощный. Только маги или клирики справятся с ним. Да и маг далеко не каждый сдюжит.
   - Так не интересно! - буркнула гномка недовольно.
   - Милорд, благодарю вас за знания, - обозначила я вежливый поклон.
   - Хватит перед ним распинаться! На тебе нет ошейника, поэтому ты не обязана прислуживать этому индюку! Если он с тобой плохо обращается, идем с нами! - неожиданно предложила Хангильдэ, распалившись. - На "отвязное трио" я согласна!
   - На свете нет никого, кто бы мог обращаться со мной лучше милорда! - также весьма эмоционально ответила я.
   - Кхм, не кричи на всю улицу, Игния. Но за похвалу спасибо.
   - Простите, господин.
   - Промыл мозги бедной девочке... - пробормотала гномка, растеряв весь запал.
   - Итак, что решим дальше? Забираем оплату или сразу идем на следующее задание? - спросил командир отряда.
   - Предлагаю пообедать. Я угощаю!
   - О! Наш человек! - обрадовался воин.
   - Пф-ф, не думай, что едой можно купить нашу лояльность...
  
   - М-м-м, какая вкуснотища! - угощения пропадали с тарелки во рту Ханы со скоростью урагана. - Андри, когда нам последний раз доводилось пробовать подобное?! Все отдаем этим чертовым кузнецам и зачарователям!
   - Снаряжение надо держать в порядке. От этого зависит жизнь авантюриста. Действительно, обалденный обед. Спасибо вам, досточтимый Эйлерт.
   Мы сдали выполненное задание Унаре и здесь же в трактире гильдии заказали лучшие кушанья. Все было действительно по высшему разряду, не хуже, чем у наших поваров в поместье. Затем мы попивали слабый эль и обсуждали сражение. Пока шел отдых, милорд тихо попросил мой кинжал. В свободные минуты он что-то с ним делал. По-видимому, зачаровывал, чтобы он стал более острым или прочным. Перед уходом он отозвал меня в сторонку, вернул кинжал и передал россыпь маленьких фиолетовых камешков. На мой молчаливый вопрос принялся объяснять:
   - Я нанес на твой кинжал специальное зачарование, называющееся "Захват души". Не буду грузить лишней информацией. Оно работает только на зверях в момент смерти и только с холодным оружием или при касании. Если у тебя будет возможность добить животное, воспользуйся кинжалом, и магия перенесет его душу в один из незанятых осколков.
   - А что это за камень?
   - Кристаллит.
   - Ох, так это те самые дорогие кристаллы души так получаются?
   - Да. Они много где используются: в зелье магии и зелье лечения. Да вообще усиливают действие почти любого зелья.
   - Я видела их и даже покупала, но готовые кристаллы души другого цвета. Это потому что они были заполненными, милорд?
   - Соображаешь. Все зависит от животного и типа души. Зачем вы закупали кристаллы?
   - Для зелья мужской силы, господин.
   - Вот оно что. Старый развратник часто его принимал?
   Я кивнула:
   - У нас скоро созреет миланья. Если у меня получится добыть кристаллы души, то мы можем хорошо сэкономить!
   - Хороший план. Я буду подсказывать. Пока неизвестно, встретим ли мы вообще кого-либо. Как ты себя чувствуешь, кстати? Как тебе твое первое серьезное сражение?
   - Поначалу я перепугалась, но когда услышала ваш голос, то почти успокоилась. Я знала, что если и промахнусь, то вы поможете мне, милорд.
  
   Главная водная артерия города проистекала с запада на восток, а значит в восточной части канализации находились стоки. Один из них был забит, но рабочие не могли подобраться к засору, поскольку внизу водились разные агрессивные животные. Из-за них же на сливы в городе обычно ставили тяжелые решетки, которые не открываются изнутри. Мы вчетвером спустились в ближайшем восточном входе в канализацию, показав страже бланк задания гильдии. Я никогда здесь не бывала, а потому удивилась огромным просторным тоннелям с обработанными шершавыми стенами. Проходы были широкими, с дорожками по обе стороны, мостиками, переходами и глубоким каналом по центру. Без магии возведение подобного сооружения могло бы занять десятилетия. У Андрикса и меня были с собой светокамни, которые мы и достали, чтобы освещать себе дорогу. Милорд даже не стал колдовать светляк, поскольку видимость стала терпимой.
   - Игния, похоже у тебя еще появится шанс попрактиковаться в стрельбе на живых мишенях, - заметил Эйлерт.
   - Ты что-то почуял? - спросил воин.
   - Непроглядная. Немного, но достаточно, чтобы появились порченные твари. Это не столь уж и необычное явление. Тьма часто появляется в местах, близких к людским селениям и в тоже время заброшенным. Канализации, подземелья и подвалы, чердаки, покинутые здания. Хорошо, что тьма сама по себе неразумна. Зачатками тактики и стратегии умеют пользоваться разве что некоторые из ее ярых последователей. Иначе бы люди давно пали перед темной армией и вместо нас сейчас, Игния, могли расхаживать два милых умертвия с пустыми глазницами.
   - Благодарю за разъяснения, милорд.
   - Мы с Ханой впереди, вы прикрываете. Как и в прошлый раз, - скомандовал Андрикс. - Вперед!
   - Одну минутку, мне надо проверить экипировку напарницы.
   - Хорошо, не задерживайтесь.
   Андрикс и Хангильдэ прошли вперед, осматривая ближайшие проходы.
   - Давай, я нанесу на тебя тоже грязеотталкивающее заклинание.
   Я кивнула и позволила милорду окутать себя магией.
   - А нашим спутникам вы не будете накладывать противогрязевое заклинание, господин?
   - Это они выбрали канализацию, значит знали, на что шли.
   Все-таки в нем есть толика брезгливости к подобным местам. Да и у кого ее нет? Пахнет тут отвратительно. Если долго находиться, можно вообще заполучить отравление.
   - Крысы! - раздался впереди возглас Андрикса.
   - Родимые! Я даже немного скучал по вам, - шутливо всплакнул Эйлерт. - Иди, развлекайся, Игния.
   - Да!
   Я выбежала из-за поворота подземных катакомб и увидела держащих оборону членов группы. На дорожке могли развернуться только двое, и то места для замаха не оставалось. Крысами были разумеется не те привычные грызуны размером с ладонь, а настоящие лошади, если их так можно обозвать. Размерами с крупного пса, острыми клыками, когтями и налитыми тьмой глазами. Порченные твари имели частично разложившийся вид, однако нападали с неистовством берсеркеров. Зажать с нескольких сторон в тесных катакомбах кого-то было практически невозможно. Я почти не целясь разрядила снаряд в бегущий поток. Огненный разрыв убил на месте одну из тварей, еще одну слегка опалил, а третью сбросил в центральный зловонный проем. Отлично. Одну крысу убила, еще двоих задержала. Подошел Эйлерт. Принялся лениво кидаться маленькими огненными шарикам. Милорд следил за мной и подсказывал. Я использовала пару пробивных болтов, когда твари стояли в ряд, затем переключилась обратно на огненные.
   - Игния, можешь больше не тратить зачарованные болты! Поток крыс иссякает! - посоветовала Хана.
   - Эм, милорд? - обернулась я с вопросом. Эйлерт пожал плечами, оставляя решение на мое усмотрение. Обычных болтов у меня совсем немного. Я успела выпустить всего один, прежде чем твари закончились. Эйлерт сказал, что если есть желание, то я могу идти добивать тушки кинжалом, хотя из крыс получаются плохонькие кристаллы души.
   - Ну ты даешь, подруга! - подбежала довольная Хана, стирая зловонную черную жижу с лезвия секиры. - Как бы не больше меня выкосила гадов! Ну тебе совсем болтов не жалко! У тебя есть знакомый зачарователь? Он не может нам со скидкой починить снаряжение, если что?
   - М-м... - я снова обернулась в сторону Эйлерта, хранившего каменное спокойствие.
   Ну, раз милорд хочет таким образом развлекаться, кто я такая, чтобы лишать его удовольствия? Всего лишь недавно освобожденная рабыня.
   - Да, в общем он мой хороший знакомый, поэтому болты мне достались... практически даром. Я спрошу его об услугах.
   - Спасибо, Игния! Ты настоящий друг. Не то, что этот... недомагик. Вот, пошел бы учиться на зачарование, а не своими бесполезными шариками кидаться, авось бы и вышел толк.
   - Благодарю за столь лестную оценку, уважаемая тхари.
   - Ишь ты, выучил обращение к представительнице подгорного народа на нашем языке, думаешь самый умный, да?
   Хангильдэ с Эйлертом устроили очередную перепалку. Мои же мысли пошли в другом направлении. Если так подумать, то маги, как я слышала, действительно сильны в чем-то одном. Милорд же будто бы умел все и сразу, хотя и говорил про то, что он не силен в некоторых стихиях. Ладно, не такой необразованной дурехе вроде меня пытаться строить теории и разгадывать головоломки. Очевидно мастера-маги умеют пользоваться более разнообразными типами магии, чем подмастерья.
  
  
   Глава 12
  
   Не теряя времени, я двинулась к Андриксу и взялась за добивание тушек. Один раз крыса дернулась и чуть не откусила мне палец, однако вовремя вспыхнувшая защита охранного амулета не дала ей добраться до меня. Процесс препротивнейший. Требуха и вонючие тела, плюс миазмы канализации. Короче, более мерзкого занятия придумать сложно. Однако рабство быстро отучает от привередливости. Вот Эйлерт, делающий подобное, мне представляется с трудом.
   - У тебя еще и защитный артефакт есть? Откуда такое богатство у бывшей рабыни? - опешил Андрикс.
   - Нашлись... спонсоры.
   - Я добью сам, не марай руки, Игния.
   - Нет. Мне надо заполнить кристаллы. Оставь мне, если тебе без надобности.
   - Ох, вы полны сюрпризов. С таким снаряжением вы будете всегда желанной гостьей в нашей компании. И Эйлерт тоже.
   - Благодарю. Кажется, это последняя?
   - Похоже на то. Славно потрудились. Думаю, следует выйти на свежий воздух и немного передохнуть.
   Что мы и сделали. Не слишком чистый и благоухающий городской воздух был значительно лучше канализационной вони. Андрикс отметился у стражника, показав крысиные хвосты. За них нам должны доплатить.
   После короткого отдыха мы вернулись в катакомбы и почти сразу за крысами наткнулись на гнездовье саламандр. Порченных, конечно. Обычные бы, вполне возможно, просто разбежались от нас. Эти же ящеры, отмеченные тьмой, были также значительно больше, уже напоминая размерами молодых телят, и бросались на нас с обреченной злобой в черных глазницах. Саламандры бывают разных видов. Некоторые чешуйчатые звери плюются огнем, другие обитают под землей. Наши же противники, вероятно, имели раньше сродство с водой, что логично, учитывая их место проживания. Теперь некоторые из порченных саламандр выпускали в нас струи черного тумана. Неприятного самого по себе, но также мешающего обзору.
   Тактика у нас была та же: мы с Эйлертом позади, Хана с Андриксом на острие. Я не скупилась на огненные и ледяные болты. Пробивные не всегда убивали ящера с первого раза. Когда стало совсем туго, и катакомбы заволокло черным смрадом, Эйлерт создал ветер, значительно улучшив видимость. Я снова могла целиться.
   - Давай-давай, заряжай. Раз-два! Хороший выстрел, прямо в морду! Поднажми! Ты сможешь обогнать малорослика, она тебя обходит всего на одного монстра. Игния! Игния! Игния! - болел за меня эрл.
   - Блин, - я чуть не запуталась во взводном механизме арбалета. - Милорд, вы весь настрой сбиваете.
   - Прости. Молчу.
   Про себя же я подумала, что это первый раз, когда я открыто жаловалась на хозяина. Пускай, на мне и нет сейчас ошейника. И вышло это настолько легко и просто, что мое настроение улучшилось, и я с удвоенным энтузиазмом взялась за взведение оружия.
   - Андрикс, сзади нас обходят еще твари, - подсказал милорд.
   - Вот дерьмо! Хана, займись!
   Пара авантюристов разделилась на две стороны, что сразу сказалось на крепости обороны. Мы оказались в центре между ними. Я держала сторону Ханы, Эйлерт помогал Андриксу. На наше счастье саламандр осталось немного, так что через примерно десяток тварей мы вздохнули свободно. Если подобная фраза вообще применима к витающим в подземных туннелях миазмам. Затем я смогла заполнить еще четыре осколка кристаллита душами добиваемых мною зверей. Если после крыс появлялись мутные серые камни, то от саламандр оставались кристаллы темно-синего цвета. Эйлерт пояснил, что это из-за предрасположенности к стихии воды.
   - Славно поработали, - выдал командир, обводя взглядом место побоища. - За такое нам точно должны выдать солидную награду.
   Мертвые монстры принялись разлагаться. Все-таки их жизнь поддерживалась тьмой, и лишившись ее поддержки, тела саламандр стали быстро усыхать.
   - Налицо естественное гнездовье тьмы. Без чьего-то управления крысы и саламандры не объединяются, как в нашем случае. Они и в непорченном состоянии враждуют и не селятся близко. Вопросы?
   - Милорд, что является источником порчи?
   - Хороший вопрос. Это может быть как живое существо, человек или зверь, так и предмет. Так называемый темный артефакт. Иногда бывают и временные разрывы реальности, откуда к нам из другого измерения проникает порча. Допускаю, что здесь виноваты Шемтенские топи, из которых проистекает река. Но это маловероятно.
   - Ну, кой-чего нахватался, - буркнула Хангильдэ. - Но не задирай нос, магик из тебя так себе.
   - Хана, хватит поносить милорда. Мне это не нравится, - сказала я строго, вставая на защиту Эйлерта. Пусть ему она не требовалась, мне действительно было неприятно.
   - Ладно-ладно, я ведь не со зла, подруга, - пошла на попятную гномка. - Просто магикам бывает полезно дать пинок под зад. В переносном смысле, а некоторым и в прямом.
   - Попрошу оставить мое седалище в покое.
   - Да кому оно сдалось! Постойте... каким образом вы умудрились остаться такими чистыми? Ладно Эйлерт, он сзади все время отсиживался, но Игния ведь добивала саламандр?
   - Милорд наложил на меня грязеотталкивающее заклятье, - решила ответить я.
   - Ты умел его колдовать и не сказал нам?! - взвилась Хангильдэ. - Да мне теперь неделю отмываться!
   - Мне казалось, вам нравится канализация, - пожал плечами Эйлерт.
   - Я щас его урою!!!
   Андрикс вовремя успел схватить свою знакомую и удержать от безрассудных действий. Потихоньку гномка успокоилась. Накладывать на них заклинание не имело смысла, сначала их требовалось отмыть.
   - Ну что, народ, идем дальше? До стоков осталось совсем немного, если я правильно помню карту. Или вернемся на поверхность?
   - Покончим с заданием. Здесь не должно быть больше тварей, - уверенно произнесла Хана.
   - Игния?
   - Как скажет милорд.
   - Эйлерт?
   - Сильной тьмы я не чувствую, хотя мы вполне можем наткнуться на новую порчу. Идем дальше.
   - Тогда так и поступим. Не зевайте и смотрите по сторонам. Эйлерт, если что-то заметишь, сразу сообщай.
   - Игния, что по снарядам?
   - М-м, всего дюжина зачарованных осталась. Еще с десяток обычных разряженных, которые уцелели в трупах.
   - Сойдет.
   Мы двинулись дальше по тоннелям и обнаружили один из свободных, незасоренных стоков в реку. Проходы здесь были максимально закрыты прочными решетками, а подступы на большой высоте, дабы враг не проник внутрь города. Андрикс быстро сориентировался, и мы немного обошли по мостикам к соседнему стоку. Он и впрямь оказался забит различным мусором и грязью, практически до потолка.
   - Ну-ка я бахну разок. Все равно на мне чистого места уже не осталось, - произнесла Хангильдэ и перехватила поудобнее секиру.
   Лезвие оружия засветилось оранжевым светом, и гномка со всех сил долбанула по преграде. Полетели яркие искры от зачарованной секиры, в стороны посыпались щепки и комья грязи.
   - Хм-м, не думаю, что нам следует долбить проход...
   - Ничего, я не брезгливая, в отличие от тебя, - бросила гномка. - Авось нам больше заплатят, если сразу решим проблему.
   - С другой стороны будет плохо, если рабочие столкнутся с тем, что находится по ту сторону, - задумчиво добавил Эйлерт, не обращая внимания на слова Ханы.
   - Ты что-то учуял? - спросил Андрикс, и в следующую секунду получил ответ на свой вопрос.
   С заблокированной стороны дохнуло чем-то потусторонним. Будто морозный холод прошил наши тела. Стало действительно не по себе. Низкий протяжный вой разнесся под сводами катакомб, пробирая до самых пяток. Я крепче схватила арбалет и наставила на стену мусора. Из-за нее послышалось какое-то копошение, а затем преграду сотряс мощный удар. Затем еще и еще. Посыпались куски дерева и камней, взметнулась пыль.
   - Стойкость духа!
   - Каменный покров!
   - О, занятно, - пробормотал Эйлерт присматривающийся к чему-то, видимому только ему одному.
   Через несколько мгновений стена рухнула, взорвавшись кусками и обломками. Часть Андрикс принял на щит. А затем из освободившегося прохода на нас полезли жуткие чернильные создания, будто бы сотканные из первозданной тьмы. Не мешкая я разрядила ледяной болт, развеяв одно из существ.
   - Тени! Их слишком много! - мгновенно оценил ситуацию Андрикс. - Отступаем!
   Командир с Ханой принялись сдавать назад перед бушующим напором монстров. Тени ловко умудрялись перепрыгивать через центральный канал. Мои пальцы дрожали, но я продолжала методично взводить арбалет и сходу выпускать снаряд. Однако, как бы я не старалась, противники убывали слишком медленно.
   - Мы отходим сюда! Эйлерт, Игния, двигайтесь назад! - скомандовал Андрикс.
   - Хорошо! - крикнул господин, отстреливаясь огненными шарами и ледяными сосульками.
   Тени вклинились между нашими группами и разделили нас с сокомандниками. Андрикс и Хана спешно отходили по боковому тоннелю, нам же оставался лишь путь назад.
   - О нет! Милорд, сзади!
   - Да, я в курсе.
   Темные твари каким-то образом обошли нас, отрезав все пути отступления и зажав со всех сторон.
   - Доставай кинжалы. Они с примесью лунного серебра, поэтому подойдут против теней. Посмотрим, как долго ты продержишься.
   - Да!
   Я повесила арбалет за спину и обнажила клинки. Недлинные, с односторонней заточкой и чуть загнутые к концу. Правой рукой орудовала я неумело, поскольку с рождения была левшой. Что-либо придумать не успевала: твари подобрались со всех направлений. Вспыхнул мой охранный артефакт, а я бросилась на ближайшую тень и полоснула кинжалом. Она взвизгнула и на секунду отпрянула. По-видимому, слабые повреждения их не останавливают. Что же. Я положилась на артефакт милорда и принялась изо всех сил рубить, колоть и резать. И тени начали мало-помалу таять. Однако вскоре я с ужасом отметила, что моя защита стала слабеть: голубая пленка мерцала и периодически пропускала атаки. Артефакт гасил удар, но мне все равно приходилось уворачиваться или отскакивать в сторону. Милорд также окутался защитой, отбиваясь от темных порождений, и не мог мне помочь. Хана и Андрикс давно скрылись в другом проходе. Не успела я о чем-то подумать, вроде осознания всей своей жизни разом, как защита отключилась, и в меня направилась длинная конечность с исходящим темной дымкой гнутым когтем. Я пропустила его сверху, пригнувшись, и полоснула кинжалом. Конечность истаяла, а тень истошно завыла.
   Это был конец. Тени не подходили по одиночке. И если один на один у меня был шанс справиться, то отвечать на несколько угроз сразу было невозможно. Без защитного артефакта меня ждала неминуемая смерть. И вот настал момент, когда трое теней бросились с разных сторон. От одной я уклонилась, но понимала, что сзади меня сейчас проткнут смертельные шипы и когти.
   Однако вместо гиблых отростков меня мягко обняли крепкие мужские руки. Милорд окутал нас обоих своей сверкающей защитой, не давая монстрам пробиться. Я попыталась отдышаться, перевести дух. Недолгая схватка на ближней дистанции вымотала меня до предела.
   - Не думала же ты, что я тебя брошу?
   Чуть успокоившись, я повернулась к Эйлерту:
   - Милорд, нам не выбраться отсюда? Может, нам стоит уйти под землю? Как вы тогда в тоннелях гномов делали?
   - Хорошая идея. Вот только здесь земля пропитана тьмой, мне придется приложить немало усилий, чтобы проложить проход. Эх, не заметил я разрыва, хорошо он замаскировался...
   - Значит, это все? - спросила я, чувствуя, как подкатывают слезы. За пределами защиты милорда кружили и бесновались тени, постоянно атакуя преграду. - Я не хочу так умирать... Я не хочу умирать, господин! Я не хочу, чтобы вы погибли! - я очень крепко обняла Эйлерта, отчего он сдавленно выдохнул. Я прижалась к его груди и дала волю слезам. - Последние дни были самыми счастливыми в моей жизни. Я не хочу, чтобы все закончилось вот так... Хотя бы еще месяц или неделю... Почему жизнь так несправедлива? Я хочу есть вкусную еду и спать на удобных кроватях, носить красивые одежды. Я хочу побывать во многих местах, поучаствовать в разных приключениях, как вы, милорд. Посмотреть на магию, научиться давать сдачи, уметь постоять за себя. Я хочу, чтобы вы любили меня и водили по ресторанам, покупали дорогие подарки и делали артефакты. Я так много всего еще хочу испытать...
   Неожиданно Эйлерт чуть отстранился и приподнял мой подбородок. Я взглянула в его серьезное лицо через застилавшую пелену слез.
   - Игния, запомни это чувство обреченности и страха. В следующий раз, в момент серьезной опасности, когда смерть будет идти рядом, вспомни его. И борись за свою жизнь. Используй любые возможности и хитрости. Ведь твоя жизнь ценна, и за нее надо сражаться. Ты поняла меня?
   - Д-да, милорд, - тупо кивнула я.
   - Хорошо. И прости за это небольшое представление. Раз уж я взял над тобой шефство, то и мне решать, какие уроки тебе следует преподать. Ты ведь не будешь круглосуточно ходить под моей опекой, Игния.
   - Тогда... как же тени?
   - Ну, я ждал, пока Хана с Андриксом уйдут на достаточное расстояние, дабы на тратиться на повторные заклинания. Тебе же никогда не помешает боевая практика в контактной стычке. Так близко от темного разрыва разум легко поддается панике, особенно у представителей темных рас: темных эльфов, дворфов, драколюдов. Поэтому я очень горд, что ты смогла удержать себя в руках во время прямого боя.
   - Я не могла подвести милорда.
   - Ну, кх-м, будем считать, что твоя зацикленность на мне пошла тебе на пользу. Свой разум также следует закалять, как и тело. Так что в следующий раз Тьма, Хаос, Скверна и прочие враждебные аспекты уже не будут влиять на тебя столь сильно.
   - Господин, вы... справитесь с ними?
   - Да, - кивнул Эйлерт. - Правильно, что не переоцениваешь мои силы. Всегда найдется кто-то сильнее или искуснее тебя. Я тоже могу нарваться на неприятности из-за излишней самоуверенности. Но в данном же случае...
   Милорд щелкнул пальцами, и мои глаза ослепила на секунду яркая вспышка. Моргнув, я узрела гигантскую волну пламени, что катилась от нас во все стороны, сжигая все на своем пути. Тени гибли десятками, не оставляя после себя и пепла. Волна огня завернула даже в боковые проходы, но дальше мне не хватало обзора. Остатки затора, из-за которого мы и спустились сюда, вспыхнули и очень быстро истлели. Туннели заволокло дымом, однако Эйлерт быстро наколдовал мощные порывы ветра, которые выдули тлеющие обломки в сторону стока, где канализация выходила на поверхность. Гари и даже вони я не чувствовала, поскольку внутри защиты господин поддерживал каким-то чудом свежий чистый воздух. Некоторое время я пораженно продолжала стоять, прижавшись к Эйлерту. Наверное, если бы я не держалась за него, то упала бы на пол из-за подкашивающихся ног. Я стала свидетельницей поистине выдающейся магии. Милорд настоящий мастер, вне всяких сомнений. Уверена, что я не скоро забуду катящуюся неодолимую волну всесжигающей огненной стихии. Сокрушающая мощь магии во всей ее красе. Что может быть прекраснее?
   - Как ты?
   - Почти в порядке, милорд. Только секунду передохнуть...
   - Посмотри, несколько отродий смогло пережить мой удар. По-видимому, это высшие тени. Не хочешь разобраться с ними лично? Я подлечу и заряжу артефакт. Поскольку они полностью искусственные порождения, то кристаллов души за них не получить, но боевой опыт никогда не бывает лишним.
   - Да! Я сделаю все, что в моих силах!
   После излечения магией жизни усталость ушла, а травмы затянулись. Конечно, я не махала кинжалами с прежней резвостью, но добить покалеченных теней с охранным артефактом труда не составило. Как раз за этим занятием меня и застали вернувшиеся Хана с Андриксом. Они выглядели так, слово узрели сошествие божественного аватара на землю. Хана даже слов подобрать не могла, только повторяла: "ну дает", "вот монстр-то". Андрикс был более многословен и с удивлением поинтересовался, каким образом мне удалось отбиться. Не получив от меня внятного ответа, не расстроился, и принялся осматривать проход и помогать с уцелевшими тенями.
   Почти сразу за завалом в стене обнаружился провал, затянутый мглистой переливающейся пеленой. Светокамень не мог ее просветить. Казалось, будто сама Тьма собственной персоной прикрывает вход.
   - Целое темное подземелье под городом. Подумать только, - покачал головой Андрикс.
   - И как оно здесь появилось, а, магик? - нагло спросила Хангильдэ.
   - Подозреваю, что темный артефакт сюда забросили со стороны выхода стока. Тут не так далеко, и при желании это можно сделать. Артефакт оказался достаточно сильным, чтобы вызвать искажения и разрыв реальности, образовав темное подземелье. Канализационные обитатели мигом подпали под влияние Непроглядной. Однако сразу действовать тьма не стала. Окопалась, скрылась с глаз людских. За неимением ресурсов наделала теней. Внутри может быть как один единственный зал, так и десяток этажей с ловушками, разными мертвяками и прочими темными тварями. Чтобы схлопнуть подземелье, необходимо пройти его полностью и уничтожить центральный артефакт-алтарь. Предлагаю оставить данную задачу более компетентным людям.
   - Конечно. Темное подземелье нам точно не по зубам, - согласился Андрикс. - Чудо, что теней удалось одолеть. Пора уходить отсюда. Наша работа выполнена более чем полностью.
   - Согласен. Я закрою проем камнем, - сказал Эйлерт. - Продержится недолго, но должно хватить до прибытия Ордена и дружины виконта.
   Обратный путь, сдача задания и распределение наград прошло как-то мимо меня. Мы все были изрядно уставшие, поэтому решили отложить празднование успешного похода на завтра. Мне хотелось лишь отмыться от грязи и пота, забраться в мягкую постель и как следует выспаться. Я еще и не подозревала, что уже на следующий день в тавернах начнет гулять история про настоящую фурию битвы, что остановила в одиночку нашествие темных тварей и спасла город. Ну а в компаньоны ей достался непутевый магик, что компенсирует свою слабость едкими комментариями и остротами. Нечто вроде мастера-авантюристки и ее верного оруженосца.
  
  
   Глава 13
  
   По прибытию одежду тут же отдали слугам в стирку. Осмотр и уход за моим оружием можно было поручить кому-то из воинов, однако главное правило, которому меня научил Леместьен гласило: лучше тебя самого никто не позаботится о твоем вооружении.
   Отношение ко мне в поместье постепенно менялось. Я стала замечать в последние дни, что перестаю для них быть "своей". Это были не моментальные перемены, но все реже они делились со мной личными переживаниями, уже не обращались ко мне "Игни". Только Игния или даже госпожа. Я понимала, что, если милорд не отвернется от меня, подобное закономерно, но все равно было чуточку грустно. Даже Негош, наиболее привилегированный из слуг, со вздохом заметил: "Настоящей госпожой стала, Игния. Уж и нельзя назвать тебя теперь ни лилушкой, ни серой колючкой. Что за времена настали?".
   За ужином барин сделал объявление среди присутствующих домашних слуг:
   - Итак. По понятным причинам Игния больше не может выполнять обязанности моей помощницы.
   - Милорд, я... - хотела я было возразить, но мгновенно поняла: за последние несколько дней я фактически ничем не занималась по дому и в усадьбе, кроме выдачи редких указаний слугам. - Вы как всегда правы, господин.
   - Я видел, как Игния усердно работала, поэтому надеюсь, что ее преемник будет стараться не хуже. Игния кого ты мне рекомендуешь?
   - Широль, милорд. Она отлично справится с работой вашей помощницы.
   - Мне не нравится, как звучит данная должность. Игния останется моей личной помощницей, Широль же будет заправлять в доме. На западе принято разделять хозяйство между слугами и служанками и существует две должности: мажордом и экономка. В Латернии ведь подобного не принято?
   - В больших владениях есть такое разделение, милорд, но у нас не столь много слуг в доме.
   - В таком случае, Широль, назначаю тебя экономкой дома Тураннов.
   - Благодарю за оказанную честь, господин, - низко склонилась горничная.
   - Также мне видится несколько неуместным сосредоточение всего управления в одних руках. Поэтому за рабский поселок будет отвечать свой человек, староста. На данную позицию я назначу смотрителя хранилища. Толковый мужик, как там его?
   - Бугень, эрл.
   - Забавное имечко. Он станет старшим слугой, но де-факто обязан будет повиноваться экономке усадьбы. Если у вас возникнут разногласия, споры могут решать я или Игния. Передай ему о назначении и пусть подойдет для изменения роли ошейника.
   - Будет исполнено, милорд, - твердо заверила Широль. - Я вас не подведу.
   Ну вот. Надеюсь, что она не будет держать на меня зла и испытывать зависть. Ведь стать главной служанкой в усадьбе очень почетно.
   - Хорошо. Кажется, завтра должен вернуться караван из Леменгтона?
   - Да, милорд, - ответили мы с Широль слитно, после чего посмотрели друг на друга.
   - Извини, теперь это твоя стезя. Мне надо еще свыкнуться, - произнесла я.
   - Ничего страшного, госпожа. Вы гораздо опытнее меня, поэтому надеюсь на ваши советы.
   Эх, вот и конец нашей дружбе. Не то, чтобы мы были закадычными подругами - Широль всегда была недовольна своим вторым местом в поместье, но теперь уже вряд ли мы можем быть также близки, как раньше.
   - Когда планируете отправлять большой караван?
   - Примерно через неделю, господин. Благодаря вашим усилиям, эрл, урожай обещает быть рекордным для нас.
   - Хорошо. Я вполне возможно сам поеду в Леменгтон. Давненько там не останавливался. Отправьте письмо эрлу Висконсу с вежливой просьбой принять меня в качестве гостя.
   - Слушаюсь, барин.
   - Милорд, - подала я голос. - Дозволено ли мне отправиться с вами?
   - Разумеется ты едешь! Если у тебя нет других планов, конечно.
   - Благодарю, - улыбнулась я. Другие планы? Ха-ха, очень смешно.
   На выходе меня подловила Лайна. Зверолюдка, скорее всего, подслушивала под дверью, поскольку обратилась она ко мне неуверенно и осторожно:
   - Игния, мне тоже теперь надо обращаться к тебе госпожа?
   - Конечно нет!
   Я схватила это милое пушистое создание и запустила руки в мягкие волосы. Поникшие ушки встали торчком, и девочка принялась ластиться.
   - Ну, по крайней мере, если рядом не будет чужих или гостей. Честно говоря, я сама не могу определится со своим статусом. Вроде бы я всего лишь наложница. С другой стороны, милорд снял с меня ошейник. Правда не выдал вольную грамоту... Так что меня могут почти сразу же заковать, как заметят белую полосу на шее.
   - Игния, ты настоящая госпожа, ваф, - проурчала Лайна, довольно потершись о мою руку. - Если ты попросишь милорда о грамоте, то он не откажет.
   - Ты права, попробовать стоит. Спасибо, Лайна.
   - Я буду убираться в твоей комнате, можно?
   - Конечно. Если хочешь, перебирайся туда.
   - Ура, ваф! К Широль часто ходит Жанс, я заснуть не могу! Стенки слишком тонкие.
   - Поможешь перенести мои вещи?
   - Да! Игния, а вы с милордом тоже по ночам издаете громкие стоны, и у вас кровать скрипит?
   - Ну-у, - я смутилась. - Барская кровать не скрипучая... А вообще, давай-ка я расскажу, откуда дети берутся, раз уж обещала...
   После получасовой лекции, которую Лайна приняла с воодушевлением, я обратилась к милорду с просьбой перенести свои вещи в соседнюю комнату. На что он махнул рукой:
   - Гардеробная в платиновых покоях огромная. Не думаю, что у тебя есть ворох тряпок, которые там не поместятся.
   - Спасибо, господин!
   После переноса вещей я занялась профилактическим осмотром своего оружия и экипировки. Затем как следует помылась и отправилась в постель.
   Я дождалась, пока Эйлерт закончит со своими делами, залезет в постель, и очень осторожно спросила:
   - Господин, прошу простить за дерзость, но каков мой нынешний статус?
   - Что значит какой? Ты свободная, я же снял ошейник.
   - Возможно вы запамятовали, но в Латернии бывшему рабу нужны документы, иначе его могут снова заковать в ошейник.
   - О. Об этом я не знал. А что, ты уже планируешь куда-то уходить?
   - Ни в коем случае, милорд! Просто я...
   - Ладно-ладно. Напомни мне позже, выпишем тебе нужные бумаги. Давай спать.
  
   Ночью я спала сладким сном и проснулась свежей и отдохнувшей. Не в последнюю очередь из-за целебной магии, которой милорд наколдовал вечером. Эйлерт сопел рядом на подушке. Его рыжеватые волосы неряшливо разметались, а выражение спящего лица было весьма забавным. Если припомнить, то у нас не было близости уже два дня кряду. Раньше я как-то не чувствовала особой тяги к сексу, но с магией жизни милорда этим можно при желании заниматься чуть ли не круглыми днями. На этот раз именно я решила проявить инициативу, разбудив Эйлерта таким способом, что недовольным он точно не был.
   Сегодня у нас не было срочных дел, поэтому на завтрак мы припозднились. Ругать нас, разумеется, никто и не вздумал. Вспоминается тот случай пару лет назад, когда я проспала и не разбудила вовремя господина Авеля, из-за чего он опоздал на встречу. Оставшиеся от плети шрамы до сих пор временами ноют. Именно поэтому я стараюсь, чтобы милорд не видел меня со спины, опасаясь, как бы он не отвернулся от меня за такое уродство. Могла ли я подумать, что когда-либо смогу позволить себе поспать вдоволь и никуда не торопиться? Переоблачаться я также предпочитала так, чтобы милорду не была видна моя спина. Либо ждала, когда Эйлерт закончит с одеждой, либо поворачивалась к нему передом. И вот, сегодня, дождавшись, когда он спустится вниз, я занялась утренним туалетом. Да, теперь это не просто "напялить форму и в путь", а надеть специально купленное нижнее белье с корсетом, пока что единственное мое приличное синее платье, заняться прической, тщательно причесать и попытаться придать волосам наименее растрепанный вид, нанести немного косметики. Мне ведь действительно теперь надо поддерживать репутацию спутницы высокородного. Да и самой просто приятно выглядеть красивой в глазах милорда и получать комплименты. Закончив с лицом и прической, я позвала Лайну, чтобы она помогла мне с одеждой. Господский корсет имел иной чуть более усложненный вид и зашнуровывался только сзади. Фактически, самой его одеть невозможно, если только ты не обладаешь особенными гимнастическими талантами.
   - Сейчас помогу! - ворвалась Лайна в покои, очевидно видевшая эрла. Так просто в комнату с хозяином ее давно отучили вламываться без стука.
   Я сняла ночную рубашку и протянула зверолюдке корсет. Та же пораженно застыла, глядя на мою спину:
   - Игния! Где твои шрамы?!
   - Шрамы?
   Я повернула голову, пытаясь заглянуть себе за спину, но не преуспела. Потому специально подошла к зеркалу и полуобернулась. Моя спина была девственно чиста.
   - Ох, неужто господин...
   Закончив со сборами и спустившись к завтраку, я невзначай поинтересовалась о своей спине у Эйлерта, на что он ответил:
   - Да, моя работа. Хотя в пластике магии жизни я не особо разбираюсь, но уж убрать шрамы мне по силам. Вспомни, сколько раз я тебя лечил за последние дни. С тем количеством энергии, что я в тебя вбухал, можно и утерянную конечность отрастить!
   - Милорд, вы и это можете?!
   - Хм, не пробовал. Но в теории должно быть не слишком сложно.
   - Вы поразительны! Ваша магия творит настоящие чудеса. Спасибо вам за то, что вернули мне красоту!
   - Ну-ну, - усмехнулся Эйлерт. - Я еще только учусь.
   - Учитесь? - переспросила я, не поверив.
   - Ха, истинный маг учится всю свою жизнь, до самой смерти!
   - Я запомню ваши слова, милорд, - серьезно сказала я.
  
   Для начала в Шемтене меня ждало не слишком веселое событие. А именно - примерка частично готовых платьев. Хоть работницы салона и старались, провозились мы около часа. Под градом специфичных терминов, названий тканей и дамских аксессуаров я чувствовала себя словно орк, пытающийся прочесть философский трактат на незнакомом языке. Но пришлось все смиренно перетерпеть.
   Затем мы прошлись по рынку и другим лавкам. Милорд примерился к кристаллам души и местным ценам. Выходит, что пойманных душ нам хватит для варки зелья, даже несколько кристаллов с душами саламандр останется. Их, к слову, разделяли на разные типы: низшие, средние и высшие. Те, что удалось добыть мне, относят к низшему типу. Эйлерт объяснил, что в деле захвата душ есть великое множество нюансов. Магия магией, но на поимку влияет в основном мощь самого зверя, а также личное мастерство и опыт ловца, совместимость цели с ловцом, сам процесс лишения жизни. Строго говоря, у животных нет душ в привычном понимании. Вернее, души животных мало интересуют богов. Теоретически захватить душу можно и у человека, вот только на практике подобное трудноосуществимо. Почти каждый человек находится под патронажем определенного божества. У истинно верующего изъять душу не представляется возможным. Даже темным еретикам и культистам покровительствует тьма. Если бы я была более опытна, а также провела полноценную схватку один на один с саламандрой, к примеру, то мог бы получиться и кристалл среднего ранга. А они стоят раз в десять дороже как минимум по сравнению с низшими. Я поспешила извиниться перед милордом за слабый результат, на что тот лишь беззаботно махнул рукой.
   - Господин, кристаллит ведь редкий минерал? - спросила я, когда мы ходили меж торговых палаток.
   - Да. Поскольку его невозможно использовать повторно, как ты должна знать по нашему зелью, то цены на него кусаются. Кристаллит со временем образуется в местах высокой концентрации подземных силовых жил. Грубо говоря, кристаллит - это овеществленная магия. В больших источниках создают кристаллитовые фермы, которые приносят солидный доход. Силовая жила имения Тураннов невелика, поэтому заниматься кристаллитом нет резона. Однако подозреваю, что его там не искали столетиями, и должен был накопиться солидный запас. Поэтому-то я и стребовал с гномов нехилую компенсацию. Ишь чего удумали, коротышки, обворовывать Эйлерта Туранна!
   - Милорд, я не перестаю поражаться вашей просвещенности! - искренне похвалила я.
   - Не сказал бы, что я сильно начитан и знающ. Просто это ты у нас не можешь похвастать образованностью.
   - Простите...
   Что правда, то правда.
   - Купим тебе несколько книг. Кроме имперского ты ведь знаешь илли'ноэма?
   - Да! Я знаю темноэльфийский в совершенстве! - произнесла я на родном языке.
   - Хорошо, будет больше выбор. У темных эльфов есть отличные авторы.
   - У вас хорошее произношение, милорд! Только вместо звука "зиэ" надо говорить "сиэ".
   - Учту. Высокий слог?
   - Простите, язык светлых эльфов мне неизвестен.
   - Тхануд'морен?
   - Нет, простите. Гномий я никогда не изучала. Я знаю несколько слов на орочьем, но... сами понимаете.
   - Из орков еще те писаки... Дай-ка припомню один из переводов:
   Кровь течет из пустых глазниц моего врага...
   Я горд, я защитил честь свою и честь клана.
   Не будут больше нос задирать племя Больших Валунов!
   Черед наш настал! Пора идти и крушить черепа! А-а-ар-г-х-х!
   - А-ха-ха-ха! - я звонко рассмеялась.
   - Последний грозный рык я не от себя добавил. Так прямо в тексте и значилось. Это между прочим серьезный труд одного из крупных вождей. А ты над ним потешаешься, - с широкой улыбкой пояснил милорд.
   Я лишь громче засмеялась. Эйлерту действительно удалось меня рассмешить, так что я долго не могла остановиться. Мы привлекали своим поведением внимание окружающих, но в этот момент мне было все равно.
   Поддавшись настроению, мы остановились возле уличной постановки. На сцене показывали известную легенду о трех выдающихся героях и темном властителе. Вполне реальная история, хотя за детали спектакля ручаться не могу. Примерно года три назад в западных странах случилось страшное нашествие тьмы. Но троим отчаянным авантюристам удалось пробраться в прибежище темного и убить главного приспешника тьмы. Без его командования союзные войска людей быстро справились с расползшейся заразой. Прозвали их в народе Лихой Альберт, Неугомонная Элли и Святой Рыцарь. Хотя силы добра смогли одолеть тьму, но история все же имеет печальный оттенок. Темный лорд сумел перед смертью убить героиню Неугомонную Элли и серьезно ранить Рыцаря. Лихой лишь чудом смог спасти друга. Страшно представить, что за ужасы творились в тех странах. Посмотрев на постановку и порадовавшись за победу героев, также понимаешь, как хорошо, что на юге Латернии не случаются такие страшные прорывы темных сил. Наше приключение в катакомбах Шемтена и темное подземелье - мелочи по сравнению со стертыми с лица земли целыми королевствами.
   Настроение милорда после постановки испортилось, поэтому я старалась не докучать разговорами. Далее мы зашли в оружейную лавку для пополнения припасов. Эйлерт остался недоволен самыми качественными болтами, которые были в наличии. А потому решил делать на заказ, но, вспомнив, что у нас есть свой кузнец, решил нагрузить его работой.
   - Два слитка лунного серебра, десяток железа, пять флаконов преобразующего зелья, штуки четыре медных слитков.
   - Принято, сир. Сейчас принесем.
   - Дитонская ива есть?
   - К сожалению, нет, ваше благородие. Осмелюсь рекомендовать нашу латернийскую ольху, обработанную укрепляющим зельем. Самое то для арбалетных стрел.
   - Хорошо, добавьте полкуба. Я заплачу залог. За товаром приедут из усадьбы Туранн.
   - Мы доставим все сами, сир. В качестве бесплатного бонуса.
   Эйлерт величественно кивнул и быстро отсчитал золотые кругляши в качестве аванса. Ох, эта его привычка не торговаться... прямо ножом по сердцу для меня. И манна небесная для продавцов. Но с другой стороны в такие моменты я ощущаю гордость, что являюсь его спутницей. Будто бы он не эрл средней руки, а граф или король, не меньше.
   Мы направились к гильдии, где сегодня было неожиданно многолюдно. С собой пригласили Гастена, однако воину было непривычно сидеть за хозяйским столом, поэтому он присоединился к менее родовитой компании. Добродушные улыбчивые лица, поздравления и простоватые шутки авантюристов, саркастичные замечания Ханы и дружеские похлопывания Андрикса исправили положение и вернули позитивный настрой господину. Чему я была несказанно рада. В трактире "Ловцов удачи" в этот вечер собрались разные люди. Многие являлись чистыми членами гильдии, другие подрабатывали, третьи пришли поздравить нас. Здесь присутствовали и дружинники виконта, паладины и клирики Ордена.
   Тут мы впервые и услышали ходившую по городу историю про нас. Я думала от стыда и неловкости сквозь землю провалюсь. Я неоднократно пыталась отказаться от почестей избавительницы от теней, но меня никто не стал слушать. Лишь добавляли: "еще и скромняга!". Эйлерта же все восприняли за недалекого подмастерье, что наглядно подтверждала серебряная звезда мага на шее. Ну, то есть, Туранна прекрасно знали в округе, как эрла усадьбы, поэтому обращались уважительно. Однако среди авантюристов больше ценились сила и личные боевые заслуги, нежели богатая родословная и обширные владения. Искатели приключений - это свободный народ, не любящий привязываться к одному месту. Когда же они оседают и обзаводятся собственным уголком, это чаще всего означает уход на покой. Хана и Андрикс, не являющиеся местными старожилами, удивились титулу Эйлерта, но заострять на нем внимание не стали. Сам милорд посмеивался вместе со всеми, когда некие недалекие личности пересказывали слух, якобы во время нападения оскверненного гиганта маг так перепугался, что перепутал огненный шар с воздушным тараном, да еще и запулил его в Хангильдэ. Однако храбрая гномка не растерялась, воспользовалась ускорением и нанесла четырехрукому смертельную рану. Глядя на то, как веселится Эйлерт, мое негодование быстро стихало. Кажется, я начинала понимать, что он в этом находит. Возможно, ему скучно всегда находиться на вершине, следовать этикету, общаться лишь с равными. Вот он таким образом и расслабляется. Мне же, никогда не бывавшей в роли высокородной, подобное кажется немного диким и неправильным.
   Дружина и Орден не только обсуждали нашу историю, но и обговаривали планирующийся большой поход в темное подземелье. Событие для города это серьезное, и будут привлечены почти все доступные силы. Один из рыцарей звал и нас, однако Эйлерт сослался на занятость, плюс лезть туда забесплатно он не видел смысла. Для меня темное подземелье пока слишком опасно. Дружина виконта насчитывала почти две сотни воинов и пять магов. Однако Андрикс шепотом по секрету поведал нам, что больше половины из них являются рабами - работниками плантаций или ремесленных мануфактур. За ними числится оружие и экипировка, но они не проходят суровые тренировки. Их показывают только при проводимых значимых королевских проверках. Так поступают многие высокие владетели: виконты и графы. Что очень неправильно, ведь в первую очередь титул виконта означает - военачальник, он обязан защищать округ, и лишь во вторую - владетель земель и глава поселения. А еще около половины от оставшихся получают неполную оплату и вынуждены подрабатывать в гильдиях и иных местах. Грубо говоря, у виконта лишь полсотни хороших, должным образом экипированных и тренированных воителей, один мастер-маг и трое подмастерье. В шемтенском отделении Ордена состоят кроме простых послушников-слуг около десятка паладинов и столько же клириков. Во главе у них стоит известный нам старший инквизитор Нумерс. У паладинов и клириков тоже есть свои отличия и ранги, Эйлерт обещал рассказать как-нибудь потом. К тому же латернийские особенности могут отличаться - их он за давностью не помнил.
   - Игния, ты не спрашивала своего знакомого зачарователя о нас? - спросила Хангильдэ, которую уже слегка развезло от выпитой настойки.
   Я застыла, не зная, что ей ответить, но тут Эйлерт пришел мне на помощь:
   - Если речь о подзарядке и проверке, то он согласен заняться бесплатно. За дополнительные улучшения придется платить.
   - Это нам и требуется! - обрадовался Андрикс.
   - А чей-то ты тут командовать начал, а?
   - Негош мой маг, вообще-то. Так что, считай, вы заключаете сделку со мной.
   - Проклятье! Почему некоторым засранцам достается все, а некоторым только дедушкина секира?! - возопила Хана, брякнув кружкой о поверхность. За соседними столами раздался громкий смех.
   Так значит милорд решил выдать Негоша за зачарователя? В реальности наш чародей сгодится лишь на подзарядку светокамня и других несложных артефактов, да для варки некоторых зелий. Но они этого не знают, конечно.
   На риторический вопрос гномки отвечать никто не стал. Эйлерт предложил, пока авантюристы не совсем нажрались, отнести их снаряжение в наш каретный сундук. Затем уже мы доставим экипировку зачарователю. Хана, хоть и была под градусом, тут же потребовала расписку, заявив, что теперь поняла, каким образом некоторые проходимцы умудряются сколотить состояние. Ну, это было лишнее на самом деле. Свидетелей в трактире было много, а члены гильдии в Шемтене все знали друг друга и стояли за своих горой. Так что надуть какого-то ловца может быть себе дороже.
   Затем в трактир заявился небезызвестный Шевельс Ко'отло. Высокий светлый эльф с утонченным лицом, в дорогой расшитой золотом мантии. При себе он имел длинный посох, выполненный в виде двух переплетающихся веток дерева. В навершии расположился крупный черный обсидиан с голубыми прожилками. Посох источал мягкий свет, а от самого Ко'отло веяло аурой почтения и величия. На груди промеж иных украшений и амулетов выделялась золотая звезда мага. Называть его верховным как-то неуместно, но главным уж точно. Шевельс Ко'отло являлся главным чародеем Шемтена, мастер-магом виконта Аурелье.
   При взгляде на сборище авантюристов и гостей гильдии его лицо показательно сморщилось в брезгливой гримасе.
   - Хозяин.
   Одна из девушек-рабынь, сопровождавших мастера, почтительно протянула эльфу узорчатый платок. Наверное, чтобы он прикрыл лицо, и витающие трактирные ароматы не портили его чуткий нюх. Светлые эльфы могли дать фору даже некоторым зверолюдам по остроте чувств.
   Ко'отло врезал рабыне посохом по лицу. Несильно, однако ее отбросило на несколько шагов, дополнительно приложив, скорее всего, магией. Одна из рабынь была светлым эльфом, как и он, другая - зверолюдкой лисьего племени. Ничего необычного. Подобное поведение для хозяев вполне привычно для местных.
   - Уважаемый, издевательство над кем-то, кто не в состоянии дать сдачи, не делает вам чести, - внезапно заявил Эйлерт.
   - Вы защищаете этот бесполезный мусор? - холодно поинтересовался Шевельс.
   Я застыла, боясь пошевелиться. Назревает что-то нехорошее. Подобные столкновения зачастую заканчиваются известно чем. Плохо. Но ничем помочь здесь я не в силах. Ведь я никто.
   - Мне плевать на рабыню. Как обращаться со своим имуществом, каждый вправе решать сам. Но вы бы постыдились на людях выказывать свои наклонности, - пожурил господин.
   - Могу я узнать ваше имя?
   - Эйлерт Туранн.
   - Очень жаль, - покачал головой эльф. - Если бы не дело, боюсь, я вынужден был бы вызвать вас на дуэль. Понимаю, вы приехали издалека. Но советую вам поостеречься и не навязывать чужие порядки. Мое имя Шевельс Ко'отло, мастер-маг, верховный чародей Шемтена, адепт природной и воздушной магии, кавалер королевского ордена "за магические достижения" первой степени. Надеюсь, что вы в состоянии запомнить данную информацию, и в следующий раз будете более почтительны, сир Туранн.
   - Постараюсь, хотя и не обещаю, - открыто улыбнулся милорд. - Так что же за дело у вас ко мне?
   - К счастью, не к вам, а к "деве битвы", что прославилась в городе. Слухи дошли до его сиятельства, и он пожелал передать вам свою благодарность. Также я хочу озвучить от его лица щедрое предложение. Игния Лаакрис, полукровка-темная эльфийка, это вы, я так полагаю?
   Льдистые зеленые глаза уставились прямо на меня. То ли из-за удивления, то ли из-за источаемой им ауры, но я застыла в ступоре, не в силах вымолвить ни слова. В себя меня привел болезненный пинок по ноге под столом от милорда. Я поспешно поднялась со стула и обозначила поклон:
   - Да, это я, ваше магичество. Но боюсь, что слухи о моих геройствах сильно преувеличены.
   - Не важно. Его сиятельство виконт Аурелье решил оказать вам честь быть зачисленной в основной состав его дружины. Он уверен, что ваша женская компания станет украшением среди благородных рыцарей и магов. Вы получите полное довольствие, почет и уважение жителей Шемтена, доступ к качественному снаряжению и услугам лучших магов, - на последних словах Ко'отло улыбнулся. По-видимому, под словом лучший он имел в виду конкретно себя.
   - Я... я принадлежу милорду Туранну и не вправе распоряжаться собой... - пробормотала я.
   Правильно! Эйлерт меня во все это втянул, вот пусть и выкручивается!
   - Хм, по моим данным вы являетесь свободным жителем, да и ошейника на вас я не вижу. В таком случае, у меня не остается иного выхода, кроме как вызвать сира Туранна на магический поединок. С моей стороны условием будет выступать переход Игнии Лаакрис в собственность его сиятельства. Вы можете назвать ответное условие, место и время дуэли.
   Милорд посмотрел на меня укоризненно. Признаться, в глубине души мне очень хотелось поглазеть на настоящую магическую дуэль. Посмотреть, как господин выбьет из него весь дух. Ведь иного и быть не может. Чтобы милорд проиграл такому напыщенному индюку... Исключено. Но в то же время я чувствовала себя виноватой. Будь я обычной рабыней, а Эйлерт обычным хозяином, наказание последовало бы незамедлительно. Непростительно. Я своими глупыми речами допустила начало дуэли, подвергла хозяина смертельному риску. Поэтому необходимо срочно исправлять ситуацию.
   - Прошу прощения, сир Ко'отло. Я не совсем правильно выразилась. Я являюсь напарницей и подопечной эрла Туранна и исполняю его указания. Однако по поводу службы у виконта у меня есть собственное мнение. Я очень польщена предложением его сиятельства. Но в данный момент принять его не могу.
   Уф-ф. Вся взмокла, пока произносила эту речь под пристальными взглядами десятков пар глаз.
   - Вот как. Заставлять вас, конечно же, никто не будет. Я передам ваши слова его сиятельству. Думаю, на этом инцидент можно считать исчерпанным, если у сира Эйлерта нет иного мнения?
   - У меня нет претензий.
   - Эй, Шевельс, айда к нам! Смотри, какое вино мы достали! - обратился дородный бородатый мужчина в красивой сверкающей броне. Конечно, авантюристы и рыцари не надевали свои полные доспехи на гулянки. Часто ограничивались нагрудной частью доспехов или кирасой.
   - Десятник Бренссон, что вы делаете в заведении подобного ранга? - с толикой возмущения спросил эльф.
   - Да ладно тебе! Ближе к народу надо быть, и к тебе потянутся!
   - Меня совсем не обрадует, если в моем окружении появятся плебеи-простолюдины, - хмыкнул маг.
   - Эй, мы плебеи?
   - Конечно нет, десятник. Разве могу я назвать кого-либо из основного состава простолюдином? Надеюсь, вино действительно заслуживает моего внимания. Эй, женщина, принеси мне нормальный стул, а не это недоразумение!
   - Да, сир!
   Унара поспешно вытащила роскошный стул с красной мягкой седушкой. Похоже, место сидения администратора гильдии. На который милостиво изволил примостить свой зад Шевельс Ко'отло.
   - Подумать только, - тихо заметил Эйлерт. - Я был кем-то подобным раньше, пока не встретил Элайну.
   - Ха-ха, еще скажи мастером был раньше, а теперь разжаловали в подмастерье! - прыснула Хангильдэ. - Правильно, что не пошла к виконту, Игния. Сидеть в замке - та еще скукотища. У них там одни мужики почти. Они бы тебя точно испортили. Бросала бы ты и этого магика, да шла с нами.
   - Хана, мы уже этот разговор проходили.
   - Да-да, замнем.
   - Эйлерт, ты бы действительно поостерегся. Шевельс, как я слышал, вполне заслуженно носит звание мастера, - сказал Андрикс.
   - Вот-вот. Думаешь, Игния тебя защитит на дуэли? - добавила Хана.
   Милорд коротко рассмеялся. Я тоже не удержалась от улыбки, представив подобный расклад. Андрикс с Хангильдэ присоединились к общему смеху, очевидно не понимая истинной причины нашего веселья.
   Застолье продолжилось. Через какое-то время к нашему столу присоединилась Унара. Она в основном помалкивала, пила чиф и иногда покрикивала на слишком разбушевавшихся членов гильдии. Наверное, без своего стула ей стало просто негде сидеть. Компания рыцарей виконта вместе с главным магом сидели в стороне и особо не лезли к авантюристам. Мы же продолжили отмечать наши первые успешно выполненные задания. Андрикс, имеющий к слову серебряный жетон гильдии, спросил Унару, не стоит ли и нас повысить за столь славные деяния, однако администраторша безжалостно растоптала наши надежды, заявив, что мы выполнили недостаточно заданий.
   Это было необычно и чудесно. Я веселилась вместе со всеми. С Эйлертом так расслабиться не удавалось. Он все-таки хозяин. Но Хана и Андрикс были теми, с кем я готова была болтать на любые темы, шутить и вести себя более раскованно. Выпивка лилась рекой. Одна я старалась ограничиваться некрепкими напитками, прекрасно помня, что учудила в прошлый раз. Конечно, поход в спальню милорда обернулся для меня настоящим благом, билетом в лучшую жизнь, но никто не даст гарантии, что в этот раз на нетрезвую голову я, к примеру, не начну оскорблять Шевельса, к которому не испытываю больших симпатий. Мягко говоря.
   Эйлерт показал нашим сокомандникам свой стеклянный жетон из гильдии "Странники ветра". Андрикс с Ханой подивились странному выбору материала. Все уже были изрядно пьяными, но я заметила, как побледнело лицо Унары. Администраторша почему-то стала неистово кланяться и извиняться перед милордом. Гномку это весьма позабавило, и она рекомендовала Унаре больше не наливать.
  
  
   Глава 14
  
   В разгар веселья ко мне подошла одна из рабынь сира Ко'отло и попросила отлучиться для важного разговора. Я напряглась, ожидая неприятностей.
   - Иди. Если что, артефакт продержится какое-то время, - заметил Эйлерт нетвердым голосом.
   - Прошу следовать за мной, госпожа, - склонилась передо мной светлая эльфийка.
   Я вышла за рабыней на улицу, внутренне готовясь в любой момент сбежать или вытащить из-под юбки спрятанный кинжал. Если немного подумать, что для затуманенной алкоголем головы непросто, то странно, что рабыня Шевельса повела нас наружу, тогда как сам Ко'отло остался в трактире. Пахнет ловушкой. Но не будут же среди бела люди виконта похищать собственность эрла? С другой стороны, я представилась как свободная авантюристка... но подопечная милорда. Аг-х, совсем запуталась...
   Неподалеку от выхода возле стены здания гильдии нас ждала вторая рабыня мастера мага, зверолюдка. Я ожидала всякого, вплоть до дымового или усыпляющего зелья, но точно не того, что случилось. Рабыни совершенно внезапно, чуть ли не синхронно бросились мне в ноги, встав на колени и заголосили на разный манер:
   - Пожалуйста, госпожа, помогите нам!
   - Пожалуйста, смилуйтесь! Выкупите нас у хозяина!
   - Стоп-стоп. Не липните ко мне!
   Девицы отцепились и сложили руки вместе, состроив жалостливый взгляд. Признаться, сердце у меня екнуло, несмотря на то, что я уже закалена подобным трюком в исполнении Лайны.
   - И что все это значит?
   В общем, история оказалась банальной. Ко'отло был тем еще гадом. Издевался, бил, жестоко и изощренно наказывал слуг. Или скорее пытал ради своего удовольствия. Когда тебя секут за смещенную на пару линий салфетку за столом, это уже скорее пытки, а не наказание. Рабыни заметили след от ошейника на моей шее, поняли, откуда я происхожу, посмотрели за моим поведением и весельем за столом рядом с хозяином, и решили попытать удачу. Черт, я нагло совру, если скажу, что мне не стало их жалко.
   - Хорошо. Я спрошу у милорда.
   - Спасибо! Спасибо!
   - Спрошу, но ничего не обещаю!
   - Да, мы благодарны вам от всего сердца, госпожа!
   Я вернулась за наш стол, размышляя, как все это преподать господину.
   - Все в порядке? Чего он там хотел? - спросил Эйлерт.
   - Милорд, скажите, какова может быть моя доля за два выполненных задания?
   - Э-м... - начал было милорд, но его громко перебили:
   - Ты что, гребаный недомагик, не выплатил Игнии ее долю?! Я сейчас сама стрясу с тебя все до последней монеты!
   - Хана, успокойся сейчас же! - вмешалась я.
   - У нас общие финансы. Если ей нужны деньги, я выдам, - обиженно протянул Эйлерт. - И я вообще-то не недомагик, а опытный маг, и-к, меня называли гением своего поколения. Да!
   - Среди своего подворья чтоль?! Выплати Игнии все причитающееся!
   - Хана! Милорд купил мне платья и снаряжение! Они наверняка стоят дороже наград! И хватит лезть в наши отношения!
   - Ну... ладно, раз так.
   - Так, э-эм, сколько тебе надо денег, Игния?
   - Я пока не знаю. Мне надо... купить двух рабынь у сэра Ко'отло...
   Я вкратце пересказала их грустную историю. Эйлерт проникся. Он презирал тех, кто пользуется своим положением и издевается над слабыми. Хотя помогать им сам не так уж стремился. В жизни много несправедливости. Всем не поможешь.
   - Ладно. Тебе же... это самое, нужны будут фрейлины, да? Они справятся?
   - Научим, милорд, - уверенно произнесла я, понятия не имея, в чем заключается работа фрейлин.
   - Тогда куплю. Сейчас спрошу у ушастого.
   - Милорд, будьте осторожны и благоразумны, прошу.
   - Ты что думаешь, я не скручу этого холеного блондинчика в бараний рог?!
   - Ха-ха-ха, нет ну вы только гляньте кто распетушился! - рассмеялась Хангильдэ.
   - Да я тут всех в одиночку уделаю и даже не запыхаюсь!
   - Господин! - я положила руку ему на локоть. - Господин, я верю, что вы сможете легко справиться с Ко'отло. Только пожалуйста не провоцируйте его!
   - Ха. Я обучался межрасовой дипломатии в академии! Правда было это, ик, больше десяти лет назад, но не стоит недооценивать Эйлерта Туранна, гения своего поколения...
   - Ой, я щас лопну... гений... вот умора... - из глаз гномки лились слезы.
   Эйлерт, пошатываясь, поднялся со стула и громко обратился:
   - Эй ты, как тебя... Щавельс? Швальс?
   - Шевельс, милорд, - шикнула я.
   - Да, Шевельс, слушай, продай мне своих рабынь, а?
   - С чего это? Мне они поднадоели, конечно, но они обошлись недешево! - также не совсем твердым голосом ответил мастер.
   - Да продай, че ты жмешься!
   Хана буквально упала на сидящего рядом Андрикса, задыхаясь от душащего ее смеха:
   - Межрасовая дипломатия, я не могу...
   - Хорошо, раз тебе так приспичило, сто золотых! - загнул маг виконта.
   - Ну дает...
   - Совсем совести нет...
   - За такую цену можно мага купить... - послышались замечания от авантюристов.
   - По рукам! Скрепим уговор рукопожатием, - моментально откликнулся милорд.
   Похоже, пронесло. Повезло, что и Ко'отло изрядно залил за воротник и стал более сговорчивым.
   Эйлерт подошел к столу дружинников и активно затряс руку эльфа.
   - Ты звиняй, Шевельс. Я знаю, что по традициям светлых эльфов следует скреплять уговор двойным поцелуем в щеку, но как-то мне неохота...
   - Взаимно, сир Туранн. Данный обычай используется лишь между светлыми эльфами.
   - Серьезно?! Так вот за что пресветлая аэнэлле мне влепила пощечину тогда! А я-то думал, что просто ей не понравился...
   - Ты что, встречался с аэнэлле?! - воскликнул мастер-маг. - Когда?
   - Было дело... Так, держи золотишко... Десять, двадцать... пятьдесят... сто... сто десять... сто двадц...
   - Подожди, мы же договорились на сто золотых? - удивился Ко'отло.
   - А-а, так сто за обеих, а не за каждую? Тогда вообще отлично! Целых сто монет сэкономил, Игния!
   Хангильдэ лишь сдавленно хрипела на руках у напарника, походя на умирающую от тяжелой болезни. Андрикс потряс ее, но не смог привести в адекватное состояние.
   - Сир Эйлерт, откуда там столько монет поместилось? - поинтересовался десятник Бренссон.
   - Это кошель с расширением пространства?!? Не хочешь продать его? Я дам сто золотых! - сразу оживился светлый эльф.
   - Сто золотых... Ну, слабовато.
   - Сто двадцать... полторы сотни!
   - Вот это больше похоже на деловой разговор. По рукам!
   Туранн и Ко'отло пожали друг другу руки.
   - Гастен, захвати мое золото. По карманам распихай или еще куда.
   - Слушаюсь, милорд, - поднялся воин из дальнего стола.
   - Прошу простить, но из положенных пятидесяти сейчас я могу отдать лишь десять. Или, быть может, желаете приобрести еще одну рабыню? Для комплекта, так сказать. Я и покупал их троих разом.
   - Игния, тебе нужна еще одна?
   - Милорд, если вам не жаль средств...
   - Чего деньги жалеть? Получается, мы с вами в расчете?
   - Получается так. Ацлая, иди сходи за темной и приведи ее сюда. Не забудь кандалы.
   - Будет сделано, хозяин! - эльфийка в ошейнике низко поклонилась и бросилась бегом наружу.
   - Обождите минутку, я освобожу свой кошель...
   Милорд вернулся к нашей компании и принялся высыпать содержимое мешочка на наш стол. По мере увеличения кучки глаза присутствующих становились все больше, а челюсти опускались все ниже. Могу сказать, что я никогда не видела такого количества золота. Только в том мешке, что принес Эйлерт из Пиковой горы. Я и не подозревала, что в его кошеле скрывается столько всего... Кроме золота оттуда вывалилось несколько перстней и ювелирных украшений, около десятка маленьких пузырьков зелий, нож с вилкой и ложкой, засохшее яблоко и дохлый таракан.
   - Я же помнил, что оставлял тебя здесь! Я про яблоко, если что, - пояснил эрл. - Вот этого усатого проходимца я первый раз вижу, честное слово... Эй, вы чего все притихли? Хорошая шутка ведь...
   - Ты что, все добро из усадьбы продал? - уже без смеха спросила Хангильдэ.
   - Нет, несколько удачных дел провернул в свое время.
   - Но зачем с собой столько таскать?
   - Так на расходы, что за вопрос? - непонимающе ответил милорд.
   Гастен грустно вздохнул, поглядев на кучу золота на столе, и пошел искать большой и крепкий мешок.
   - Вот, сир Шевельс, ваш кошель. Раз уж вы мастер-маг, то сами должны разобраться как им безопасно пользоваться и заряжать.
   - Безусловно. Если у вас еще есть нечто подобное на продажу, обращайтесь напрямую ко мне.
   - Ага. Ну что, продолжаем гулять, народ? Я угощаю! Будем обмывать удачную покупку!
   - Да-а-а! - хором взорвались остальные посетители трактира, с небывалым интересом следившие за переговорами между двумя чародеями.
   - Ты хотел сказать -- неудачную? Полсотни золотых за обычную рабыню -- это грабеж средь бела дня! - вернула свой язвительный настрой Хана.
   - Так то не обычные, а фрейлины для Игнии!
   - Игния у нас что, королева? Зачем ей сразу три?
   - Откуда мне знать? Она сама захотела, - ответил Эйлерт.
   - Ладно. Я начинаю понимать, почему ты с ним водишься, - гномка мне подмигнула. - Вот еще бы Андрикс не был таким скупым. Я не прошу бриллиантов, но хотя бы букетик цветов...
   - Цветы? Но зачем? Мы ведь с тобой не встречаемся... - заметил воин.
   - Действительно, зачем? - горестно вздохнула Хангильдэ и присосалась к кружке.
   Застолье продолжилось. Через какое-то время к нам подоспели трое рабынь в кандалах, с которых Шевельс снял ошейники. Было еще много веселого и удивительного. Отдельного рассказа стоит только то, как мы поили купленных рабынь штрафным стаканом вина, дабы они с нами обмыли собственную покупку. По причине скованности рук за спинами сами они не могли держать выпивку. Самое поразительное для меня крылось в том, что Эйлерт и Шевельс так и не сошлись в дуэли, хотя предпосылки к ней виднелись на каждом шагу. Следует благодарить выпивку, наверное, и то, что оба мага не становились излишне раздражительными на пьяную голову. Ну и в итоге из-за какой-то ерунды в трактире вспыхнула драка. Десятник Бренссон стал лезть к искателям приключений, вот те и не выдержали. Дружинники вместе с орденцами схлестнулись с авантюристами. Разумеется, дрались исключительно в рукопашную. Эйлерт решил, что внутри стало слишком шумно, поэтому мы покинули здание "Ловцов удачи". На улице уже стояла ночь.
  
   Я проснулась в незнакомом гостиничном номере полулежа на господине Эйлерте. Постепенно в мою страдающую головушку стала возвращаться память. В общем, ничего сверхнеобычного после нашего ухода из трактира не произошло. Мы направились в тот же постоялый двор среднего пошиба, где проживали Хана с Андриксом, чтобы переночевать. Я осторожно выбралась из объятий и двинулась на поиски санузла. По пути встретив хмурую Хану болезненного вида.
   - Игния! Я сейчас сдохну!
   - Я попрошу милорда тебя подлечить, когда он проснется.
   - Ты хочешь, чтобы он меня добил своей криворукостью?! Нет уж, я лучше обойдусь... Слушай, Игния, а что за огромная блестящая хреновина на улице появилась? Вчера ведь такого не было.
   - Ты не помнишь? Это колизей изо льда. Странно, что он не растаял еще.
   - То есть это тебе кажется странным, а сам колизей пустяки?!
   - Вчера мы вытащили вас в разгар свалки в трактире, и все вместе направились к постоялому двору, - принялась я вспоминать.
   - Ага.
   - Затем на нас напало несколько бандитов, один из них был магом.
   - Да ладно?! И что?
   - Поскольку ваша броня и оружие остались в нашей карете, то бойцы из вас были так себе. Гастен с милордом справились сами. Думаю, что господин излишне засветился в кабаке, показав столько золота, вот мы и привлекли внимание грабителей.
   - Ну-ну. Так причем здесь ледяная хрень?
   - Эйлерт решил немного развлечься. С помощью ледяной магии он выстроил кругом высокую стену с трибунами для зрителей, которую обозвал колизеем. Внутри были заперты побитые бандиты. Милорд кидал в них огненными шарами и заставлял плясать. Затем... - я запнулась. - Я тренировалась в стрельбе из арбалета с парализующими молниевыми болтами. Один из бандитов после попадания в ногу скончался.
   - Туда им и дорога!
   - Согласна. Эрл сказал, что в следующий раз надо будет уменьшить мощность парализующих стрел, так что испытания можно считать успешными.
   - Во дела... - протянула Хана. - Вообще как отрезало. Ладно, подруга, меня сейчас прорвет...
   - Конечно, иди первой.
   Покончив с делами и попрощавшись с гномкой, на обратно пути я встретилась с помятым Гастеном. Он вчера не пил алкоголя, поэтому должен все помнить лучше.
   - Игния, ты в порядке?
   - Да. А ты?
   - Ну, я уже стар для подобных делишек, знаешь ли...
   - То есть?
   - Сама посмотри.
   Гастен отворил дверь простенького номера, который милорд вчера распорядился снять для него и явил занятную картину. На обычной кровати виднелся большой мешок, в который вчера сложил деньги милорда воин. Очевидно, даже во сне Гастен опасался с ним расставаться. Особой пикантности картине придавали три скованные рабыни, что также валялись на кровати.
   - Ты что, сразу с тремя?!
   - Эй! Ничего такого не было! Как ты подумать вообще могла? Игния!
   - Я имела в виду, ты что поместился с ними тремя на одной кровати?
   - Тесно, неудобно, золото бок колет, другой бок подпирают кандалы. В общем, приятного мало.
   - Ну, зато будет чем похвастаться перед Лироем. Ведь то, что ты ночевал с тремя прелестными девами не является выдумкой.
   - Точно, - усмехнулся Гастен. - Ладно, сообщи, если хозяину что-то понадобится.
   - Хорошо.
   Подумав, я решила, что еще слишком рано, и подлезла под бочок к Эйлерту. Господин, однако, из-за моих поползновений проснулся и потянулся:
   - Ох, моя голова...
   Рука милорда засветилась зеленым, и он приложил ее к собственному лбу:
   - Так-то лучше. Игния, тебя подлечить?
   - Если вам не трудно...
   - Что вчера было, во имя высших сил?
   Пока мы неспешно собирались и одевались, я пересказала господину события вчерашнего вечера и ночи. Эйлерт удивленно охал и ахал, смеялся и хмурился. Когда узнал о проданном магическом кошеле, немного расстроился:
   - Эх, привязался я к нему. Столько лет пользуюсь уже... Выгодно я его продал хоть?
   - Ну, за полторы сотни монет, но по факту обменяли на трех рабынь.
   - Приемлемо... - я поправила воротник Эйлерту и помогла застегнуть запонки. Хотя в номере было зеркало, все-таки милорд снял лучшую комнату двора, ему было приятно, когда именно я заботилась о подобных мелочах иногда. - Жаль, но ничего... сделаю себе новый.
   Господин покинул номер и отправился узнавать насчет завтрака. Стоп, что? Мне показалось, или он действительно упомянул, что способен создавать артефакты с очень редкой магией пространства? Я вздохнула. Что еще мне предстоит о нем узнать?
   Слава богам, ледяной колизей под лучами утреннего солнца стал быстро таять. Перекусив, Эйлерт помог ему исчезнуть с помощью огненных струй. Даже луж не оставил. Тела бандитов, как оказалось, уже забрала стража из дружины виконта. Переживать о их судьбе я точно не буду. Такие душегубы хуже зверей. Подобные им нападают на мирные селения, насилуют женщин и жгут дома. Новоприобретенных рабынь хозяин повелел отвезти пока в усадьбу. У нас же еще оставались незаконченные дела в Шемтене, но мы могли обойтись и без кареты. К слову, третьей рабыней оказалась темная эльфийка. Чистокровная и очень красивая. Миниатюрный и хрупкий ночной цветок, который хотелось защитить и обогреть. И впрямь, полный комплект: светлая и темная эльфийка и зверолюдка. Если бы я знала, то дважды подумала, стоит ли ее выкупать. Когда милорд оценивающе осматривал темную, во мне проснулось нехорошее чувство. Я постаралась загнать его поглубже... Эх, как же просто все было, будь я обычной рабыней...
   Для начала мы отправились в книжную лавку, где милорд приобрел с десяток разнообразных талмудов. Нести большую часть пришлось Гастену, поскольку возничий повез рабынь в усадьбу. Затем двинулись в городскую канцелярию. Здесь за пару желтых кругляшей мне сготовили вольную грамоту без всяких проволочек, что меня очень обрадовало. Я не планировала куда-либо уходить, но сама возможность приятно грела душу. Хотя и тут все было не так просто. Несмотря на то, что я более не считалась рабом, по факту вполне могла попасть в руки нечистых рабовладельцев. Они могли бы меня запросто отправить на далекие плантации, в шахты или каменоломни, подальше от власть имущих. И я бы банально не смогла сообщить о творимой несправедливости. Владетели же и не почешутся ради выяснения пропажи человека с вольной. У свободных жителей Латернии имелся специальный документ, называющийся паспорт гражданина. Если бы пленили такого человека, то виконт вынужден был предпринять меры по его розыску. Мы уже собирались на выход, как меня осенило, и я пересказала свои соображения милорду. Это стало для него откровением. Ну да, эрлу не приходилось думать о документах. После его возвращения в родной дом они были заверены лично виконтом Аурелье. Так что мы потратили еще немного времени и уже больше денег, чтобы мне подготовили паспорт гражданки Латернии. Из канцелярии я вышла официально полностью свободным человеком, однако внутри так и не смирилась с переменами. У меня все еще был хозяин. Наши отношения хоть и были немного запутанными, меня все более чем устраивало. Ну а бумажка нужна, чтобы кто-то вроде Ко'отло не вздумал предъявить на меня права.
   Мы как раз выходили из здания канцелярии, которая располагалась рядом с замком, как неподалеку раздался громкий взрыв. Мы синхронно повернули головы и узрели струи огня и густой столб дыма, поднимающийся из самой высокой башни замка. Причем огонь был странным... Во-первых, замок построен из камня, и так ярко пылать там мало что может, во-вторых, его цвет имел зеленоватые и серые оттенки.
   - О, похоже на... - протянул милорд. - Давай посмотрим, что случилось.
   - Да, господин.
   Мимо нас бегали дружинники милорда. Замок встал на осадное положение, но вскоре люди внутри разобрались с происшедшим, подняли решетку и позволили нам зайти. Вернее, нас втянул внутрь никто иной, как десятник Бренссон, который праздновал вчера с нами в трактире. Он привел нас к здоровенному, прямо-таки монументальному человеку по фамилии Мерневальд, сотнику его сиятельства. Огромный, на две головы выше милорда, человек-полукровка, имеющий в своей родословной орочьи корни, был совершенно лыс и безумно мускулист. Мерневальд не говорил, он умел лишь кричать или рычать. От его ора Эйлерт морщился, но терпел. Сотник в свою очередь повел нас к самому виконту Аурелье.
   - Ваше сиятельство, что у вас тут стряслось? - участливо поинтересовался барин.
   - Мой мастер-маг Шевельс погиб! - раздраженно бросил виконт.
   - Какая утрата! Потеря мага такого ранга всегда большое горе. Приношу вам свои соболезнования. Отчего он скончался?
   - Вы, должно быть, слышали взрыв? Взорвалась башня, в которой находились апартаменты и лаборатория Шевельса.
   - ДЕСЯТНИК БРЕНССОН ГОВОРИТ, ЧТО ВЫ ПРОДАЛИ ЕМУ АРТЕФАКТ ВЧЕРА! - произнес Мерневальд громоподобным басом. Виконт даже не поморщился. Привык, наверное.
   - Да, ваше сиятельство. Кошель с расширением пространства, - подтвердил десятник.
   - Это правда? - прищурился сир Аурелье.
   - Память меня, к сожалению, подводит, но похоже, что так, - произнес Туранн.
   - Если вы послужили причиной гибели моего мага, это может иметь далеко идущие последствия, эрл!
   - Побойтесь богов, виконт. Для чего мне устраивать подобное?
   - Сир, на вчерашнем празднестве эрл и его магичество несколько раз были в шаге от дуэли, - сдал с потрохами Бренссон.
   Я молчала, само собой. Влезать в беседу столь высокородных особ сейчас может быть смертельно опасно.
   - Да? Допускаю. Ну развлеклись бы мы на дуэли, но устраивать подлые диверсии - это просто дико! Магов и так мало, чтобы мы еще и друг друга из-за пустяков убивали. Клянусь честью рода Туранн, что ничего подобного в отношении сира Ко'отло я не замышлял.
   - Хорошо. Из уважения к вашему роду... Я разберусь во всем, и вы мне поможете!
   - С радостью, ваше сиятельство. Смею заметить, что у меня неплохо получается распутывать странные случаи.
   - Идем!
   Я робко засеменила позади внушительной процессии, стараясь привлекать как можно меньше внимания и даже дышала через раз. Мы поднялись в башню главного мага и пробрались в порушенную лабораторию. Виконт с телохранителями остались в более безопасном месте. Внутри сновало несколько слуг, а также маги-подмастерье виконта. Милорд осмотрел закопченное помещение, разорванные останки Шевельса, что-то поколдовал, пообщался с другими магами и затем направился на выход.
   - Что вы выяснили?! - нетерпеливо вопросил виконт.
   - Похоже, что в лаборатории сдетонировал артефакт с пространственной магией. У него такие имелись?
   - Нет, сир! - ответил один из слуг со старым ожогом через пол-лица. - Артефакты с магией пространства редки, хозяин давно хотел достать себе что-нибудь подобное.
   - Он очень обрадовался, сир, когда вчера вернулся с кошелем-артефактом, - добавил другой слуга Ко'отло, у которого отсутствовала левая рука, что также больше походило на давнюю рану, нежели последствия взрыва. - А сегодня днем хозяин направился в лабораторию, чтобы его изучить... И затем вдруг все взорвалось, везде пылали языки зеленого пламени...
   - Эрл! Если вы не дадите внятных объяснений, я вынужден буду арестовать вас! - гневно произнес Аурелье.
   - Раз уж у него не было других артефактов, то очевидно, что сдетонировал именно мой кошель. Однако! В свою защиту скажу, что я пользовался им на протяжении нескольких лет, и он никогда не давал сбоев и не вызывал никаких нареканий своей работой. В артефакте имеются все положенные защитные механизмы.
   - Тогда почему он вышел из строя?!
   - У меня есть вполне правдоподобная версия. Как сказали слуги, Шевельс не владел другими артефактами с пространственной магией. И я допускаю, что он в ней разбирался очень плохо. Не знал базовых правил пользования и не принимал надлежащих мер безопасности. Накопители для пространственных артефактов нельзя заряжать под завязку, иначе магия становится нестабильной и может произойти неконтролируемый дикий выброс. Это элементарные знания, мы проходили их на втором курсе академии. Честно говоря, я удивлен, что маг ранга мастера не знал о таких вещах. Жаль кошель, он служил мне верой и правдой... Ах да, сира Шевельса тоже очень жаль. Тяжелая потеря для всех нас, для всего города...
   Виконт побагровел и будто надулся, готовый взорваться также, как злосчастный артефакт.
   - Вы... вы понимаете, что погубили моего лучшего мага?!
   - Я?! При всем уважении, но я помню, что упоминал о мерах безопасности, однако Шевельс сам отказался их слушать. Это очень прискорбно, но я думаю, что вы сможете отыскать и нанять достойную замену.
   - Допустим, но сколько времени на это уйдет?! У меня темное подземелье под городом! Эрл, вы обязаны в качестве компенсации принять участие в его зачистке!
   - Виконт, я приношу вам свои извинения, хотя моей вины в гибели Шевельса никакой нет. Его сгубило собственное невежество. Незнание основ обращения с различными артефактами - это недопустимо для мага ранга мастера. Подземелье же не моя забота. Впрочем, за десяток-другой золотых я готов оказать поддержку вашему воинству в подавлении порчи.
   - Что?! Вы имеет наглость требовать с меня деньги! Стража!
   Маги и рыцари виконта напряглись и схватились за оружие. Но их всех, и меня в том числе, накрыла тяжелая аура милорда Эйлерта. Она словно давила на плечи, заставляя преклонить перед ним колени. Запал магов-подмастерье поугас. Только Мерневальд оскалился пуще прежнего, не намереваясь отступать.
   - Благодарю за "теплый" прием, виконт, - холодно отозвался эрл. - Мы уходим. Подумайте над предложением о моих услугах. Ради наших добрососедских отношений я готов снизить цену. Столько, сколько вы бы заплатили достойным авантюристам медного ранга, - Эйлерт обозначил поклон. - До свидания.
   Идя спиной к обозленным дружинникам и виконту, я опасалась, что они сейчас набросятся на нас. Хотя мысль об охранном артефакте на груди успокаивала. Никто не стал нас преследовать, и мы спокойно покинули замок. Насколько я поняла, от Ко'отло осталось несколько рабов. Они отойдут тому, кто указан в его завещании. Или, если завещания нет, то сиру Аурелье. Жаль, конечно, что Шемтен лишился такого сильного мага, но горевать по нему я определенно не буду.
   Эйлерт пребывал не в лучшем расположении духа:
   - Я требую деньги?! Как эта наглая рожа сама смеет требовать с меня бесплатных услуг?! Он что меня за героя-праведника принимает? Я наемник, авантюрист! Совсем страх потерял, виконтишка драный.
   - М-милорд, можно немного потише? Прошу вас.
   - Да-да. Извини, что вспылил, Игния. Что у нас в планах на сегодня?
   - Вы планировали заняться снаряжением Ханы и Андрикса, господин. А также передать заказ нашему кузнецу.
   - Конечно. Не стоит заставлять вас расхаживать безоружными. Все-таки очень удобно, когда есть личный помощник, и не приходится держать в голове всю информацию.
   Наша карета как раз успела вернуться к постоялом двору, так что мы сразу отправились к усадьбе. Толле сегодня был трезв, хотя, как я слышала от Милетта, недавно наш сосед заказал ему перековку мечей. Выглядел наш кузнец довольно грозно: ростом выше обычных гномов, с широкими плечами, мощными руками с грубыми ладонями, а также кустистой черной бородой. Эйлерт с ним довольно вежливо пообщался, спросив о пристрастии к выпивке. Оказалось, что кузнец решил завязать с алкоголем с тем условием, что часть заработанных денег будет идти ему в счет отработки рабского долга. Насчет конкретного процента они долго торговались с милордом, но в итоге пришли к согласию. Толле планирует лет за семь полностью покрыть свою стоимость и стать свободным. По-видимому, рабы начали доверять словам барина, что меня лично очень радует. Уверена, милорд сдержит слово и выдаст ему вольную, когда настанет его время. Гном он еще не совсем старый, вполне может вернуться к своим сородичам, завести семью и детишек, основать свой кузнечный дом. Думаю, что кузнецы Шемтена наконец-то вздохнут спокойно. В прошлые года у Тураннов возникали проблемы из-за недовольства городских мастеров нашей ценовой политикой. Также Эйлерт внимательно выслушал пожелания кузнеца насчет новых или более качественных инструментов, улучшению плавильной печи, чтобы мы могли работать с жаропрочными металлами. Лунное серебро, например, наша печь не берет. Затем милорд озвучил свой запрос на арбалетные болты. Вкупе к заказанным слиткам он еще собирается добавить золото и платину, переплавив часть гномьих богатств. В деле смешения разных металлов поможет зелье преобразования, которому Толле обрадовался, словно ребенок. Реконструкция печи пока откладывается, но с переплавкой лунного серебра милорд обещал помочь лично своей магией. Пластины оперения будут изготовлены из тонких медных пластинок, дерево ольхи пойдет на основание. Последнее Толле поручит нашим лучшим столярам.
   Затем мы пообедали в доме, и Эйлерт уединился в рабочем кабинете для осмотра снаряжения наших гильдейский друзей. Не забыв раздать указания. Во-первых, ему требуется отдельное помещение для работы с артефактами и зельями. У Негоша была своя лаборатория в крохотном полуподвальном помещении. Милорду, разумеется, подобное не подходило. Перебрав варианты, я решила не мелочиться и переделать красные покои. После погрома, учиненного господином, их так и не восстановили, только убрали мусор и сломанные вещи. Теперь же я распорядилась полностью убрать все уцелевшее и мало-мальски ценное, заняться переделкой кровати. Негош, разбирающийся получше меня в вопросах магии, сам занялся руководством над прибывшими плотниками и чернорабочими.
   Ну и во-вторых, Эйлерт приказал, или, вернее рекомендовал мне прочитать труд "О мироустройстве" за автором-человеком на имперском языке. Ослушиваться его указания я не собиралась, плюс мне и самой было интересно. Хотелось получить больше знаний, чтобы соответствовать Эйлерту, чтобы он не считал меня необразованной дурехой, а также узнать побольше о магии. В книге говорилось о базовых законах и правилах, по которым живет наш мир, однако милорд сказал, что и для мага она является обязательной к обучению. Я узнала, что Солнце - это огромный гигантский огненный шар, находящийся от нас на безумном расстоянии, а луны Ин и Того расположены намного ближе. А выглядят почти одинаковыми потому что меньше размерами, чем солнце. В общем, я не заметила, как подкрался вечер.
  
  
   Глава 15
  
   После ужина я продолжила чтение, которое прервали тихим робким стуком в дверь.
   - Да?
   - Госпожа Игния... мы прибыли в распоряжение хозяина.
   Ох, совершенно забыла о них! Я отворила дверь и оглядела смущенных девушек. Вернее, смущались лишь темная эльфийка и зверолюдка. Светлая смотрела прямо, а спину держала ровно. Похоже, она у них за старшую.
   - Как вас зовут?
   - Ацлая, госпожа. Это - Хатра, - указала эльфийка на зверолюдку, затем на темную, - и Кулеоса.
   Я оглядела их с ног до головы. Полный комплект, не меньше. Рыжая лиса, голубоглазая блондинка - светлая эльфийка и кареглазая брюнетка. Черный цвет волос у темных эльфов также не был редкостью. На шее уже виднелись наши рабские ошейники, кандалы сняли. Однако ходили они в полурваных рабских балахонах.
   - Ацлая, думаю, тебе подойдет моя форма горничной, - примерилась я к ее фигуре. - Кулеоса, тебе достанется форма Аютлы. Хатра... тебе придется запасную форму переделывать под свой хвост. Попросишь помощи Лайны и Хапверта, они этим занималась, когда перешивали форму для зверолюдки. Все понятно?
   - Да! Будет исполнено, госпожа!
   - Не надо так тянуться, - улыбнулась я. - Я еще несколько дней назад была такой же как вы рабыней.
   - Госпожа, дозвольте задать вопрос?
   Я кивнула.
   - Как вам удалось добиться снятия ошейника?
   - А вот это, мои дорогие, уже не ваше дело. Кто-нибудь из вас знает, в чем заключается работа фрейлины?
   - М-м, я немного представляю себе, госпожа, - пробормотала неуверенно Ацлая.
   - И чем же?
   - Фрейлина - личная служанка благородной леди, которая помогает ей с туалетом, платьями и тому подобным.
   - Вот как...
   А я-то думала, что они будут кем-то вроде моих оруженосцев или помощников авантюриста...
   - Хорошо. Мне бы хотелось выслушать ваши истории позднее. Как вы попали в рабство, есть ли у вас родственники, что умеете, в чем талантливы. Эрл Туранн - лучший хозяин, которого вы только могли пожелать, поэтому вам очень повезло. Добро пожаловать в усадьбу Туранн. Пока что устраивайтесь в каморке прислуги, привыкайте и учитесь базовым вещам, набирайтесь опыта у Кирьи, Широль и Хапверта. Работайте усердно. Вы ведь в курсе во сколько обошлись милорду?
   - Да, госпожа... - печально проговорили рабыни.
   - Вас просветили про порядки эрла? Про самовыкуп рабов?
   - Да, в общих чертах.
   - В таком случае вы можете идти.
   - Госпожа, - неуверенно обратилась Ацлая. - Мы не понадобимся хозяину ночью?
   У меня немного задергался глаз, при взгляде на этих смазливых девиц:
   - Не понадобитесь. Свободны.
   Троица слитно поклонилась и быстро ушла по коридору. Уф, не хватало еще, чтобы милорд положил глаз на кого-то из них. Потому что... если быть с собой честной, то по красоте я уступаю каждой из них. Мне очень не хотелось терять все те блага, что я получила. Это было естественное и разумное желание. Если хозяин заинтересуется кем-то из них, то точно задвинет меня на второй план. Ох, слышала я истории про главных наложниц, что жутко тиранили своих конкуренток. Как же не хочется становиться одной из них... Но ничего поделать с собой не могла. Я просто не желаю их видеть рядом с милордом и точка!
   За чтением книги мысли о рабынях быстро сменились живым интересом к описываемым вещам. Я так увлеклась, что не заметила, как вернулся милорд. Мягкие и нежные прикосновения и ласки мгновенно задвинули все прочие заботы на задний план. Не важно, что будет дальше, сегодня в спальне остались лишь мы с Эйлертом.
   Ночью милорд спал плохо. Метался и бредил в постели. Я не знала, что делать и как помочь. Разбудить не получалось, поэтому я просто обняла его и крепко сжала руку. Вроде бы это помогло, он перестал дергаться, потом я снова заснула.
   Утром я проснулась раньше господина и сразу потянулась за книгой. К сожалению, оставалось мне дочитать немного, так что довольно быстро я закончила. Проснувшийся Эйлерт выглядел не лучшим образом. Его в снах снова навещал этот поганец Рой. Сегодня демон пытался давить на вину Эйлерта в смерти мастера-мага, его коллеги. Но лазейка была так себе, поскольку господин особой вины за собой не чувствовал. Милорд отпил своего зелья, чтобы прогнать хандру, и обратился ко мне:
   - Я ощутил твое присутствие, Игния, и Рой сразу потерял большую часть власти в моем сне. Поэтому спасибо тебе от всего сердца! Я рад, что ты была рядом.
   - Я всегда готова помочь вам, милорд. Не стоит и благодарить.
   Узнав, что я успела прочитать том, милорд похвалил меня за скорость, подробно ответил на мои вопросы и составил очередность, что мне читать следующим.
   - Не ожидал подобного энтузиазма. В большинство учеников, да и в меня тоже, чего греха таить, знания необходимо было вбивать чуть ли не силой, - заметил милорд.
   - Милорд, вы упоминали, что настоящий маг должен учиться всю свою жизнь?
   - Правильно. Только в последние месяцы мне... Неважно, - отмахнулся эрл, и я не стала допытываться, хоть мне и было любопытно, что он хотел сказать.
   Ацлая, Хатра и Кулеоса показались нам за завтраком. Уже в форме. Всю ночь перешивали что ли? Хотя, если учесть, как их запугал Шевельс, то ничего удивительного, что они так стараются. Пока им не дозволялось исполнять роли лакеев, но они наблюдали и учились. У каждого хозяина свои привычки за столом, и Эйлерт не был исключением. Теперь еще и мне прислуживали, и у меня тоже имелись свои привычки. Блюда я предпочитала накладывать самостоятельно, как и разливать чиф себе и милорду. Иначе становилось стыдно перед своими недавними коллегами.
   - Милорд, у вас какие-то особые указания новым рабыням? - спросила я, решив расставить все точки.
   - Нет. Я купил их тебе, ты и занимайся, - ответил Эйлерт.
   Я выдохнула, поняв, что невольно задержала дыхание, и улыбнулась краешком губ. Все идет как нельзя лучше. Спрашивать, почему милорд не хочет их опробовать, не желает завести себе еще одну наложницу... Я что, похожа на идиотку? Как говорится, не трогай тьму, пока она дремлет.
   - Всем ли вы довольны? - поинтересовался у них господин.
   - Да, хозяин, - синхронно ответили дамы, склонившись.
   - Жаль, что так вышло с вашим бывшим владельцем... Хотя Игния вроде говорила, что он с вами плохо обращался. Наверное, вы его жалеть не будете.
   - Хозяин, дозвольте задать вопрос? - осмелилась Ацлая.
   - Да?
   - Что случилось с сиром Ко'отло?
   - Как говорил мой наставник в академии: "существует лишь четыре вещи, что не имеют конца и края: небо, орочья степь, гордыня мага и людская дурость". Ко'отло погиб из-за неумелого обращения с магическим артефактом. Виконт Аурелье из-за этого огорчился. Еще и на меня вздумал серчать. Якобы мой кошель и отправил мага на тот свет. Стилет мне в печень, виноват только сам Шевельс, и никто более!
   - Хозяин... хозяин, мы обещаем, что будем работать на совесть! Клянемся вам! - живо откликнулись рабыни на сказанные эрлом новости. - Мы сделаем все, что угодно!
   - Все, что угодно, да? - усмехнулся Эйлерт. - Не стоит разбрасываться такими обещаниями. Их может и попросить исполнить... кто-нибудь нехороший.
   Проклятые курицы, сидели бы спокойно и не рыпались! По-видимому, Ацлая что-то заметила в моем недобром прищуре, потому что далее рабыни помалкивали, опустив глаза в пол.
   За завтраком эрл позвал нашего распорядителя, который не заставил себя долго ждать.
   - Кибрук, купи гостевой домик в Шемтене. В районе трех-пяти сотен золотых. Не громоздкий, но приятный глазу. Если там будет централизованная артефактная сеть, то вообще отлично.
   - Эрл, прошу прощения, но наша казна...
   - Я сам заплачу. Подбери варианты.
   - Слушаюсь, господин.
  
   Сегодня в Шемтене нам снова пришлось явиться в дамский салон. Но этот раз -- чтобы забрать готовые платья и оплатить покупку. Тут конечно были не только сами платья, но и различные аксессуары: веера и шляпки с теми же элементами или из тех же тканей. Узнав сколько все это стоит, я чуть дар речи не потеряла. Эйлерт же выложил деньги на прилавок без колебаний. Доставить одежду в усадьбу нам пообещали бесплатно. Милорд попросил меня переодеться в мое новое платье бежевого оттенка для выхода в город. Оно было похожим по фасону на предыдущее синее, но имело красивые оборки и смотрелось достаточно стильно. Не на королевский бал, но на высокородный прием вполне можно заявиться. Когда Эйлерт с восхищенными глазами делал мне комплименты, я поняла, что время на примерку и выбор тканей не было потрачено впустую.
   В таком виде я и зашла в трактир ловцов удачи. Беспорядок уже успели устранить, только в зале стало на несколько стульев и столов меньше. Посетители были единственные.
   - Смотри какая красавица, Андри! - всплеснула руками Хангильдэ, увидев меня в новом платье. - Слышь, Эйлерт, если обидишь Игнию, я тебе глаз на посох натяну. Кстати, почему у тебя нет своего посоха, магик?
   - Сломал. Три года назад примерно.
   - У-у-у, недотепа. Почему новый не сделаешь?
   - Нет желания.
   - Так и останешься в подмастерьях! Совсем в тебе нет... как же это слово, Андри?
   - Амбиций?
   - Точно! Этих самых, имбиций! Верно говорят, деньги и власть поганят людей хуже порчи. Что с нашей экипировкой?
   - В карете под присмотром Гастена. Идите забирайте, я расскажу, что почем.
   - Ура! Моя прелесть!
   Хана бросилась на улицу и через некоторое время вернулась уже снаряженная в свою броню и крепко прижимая к себе любимую секиру. За ней следовал и Андрикс.
   - Так вот. Все артефакты заряжены, естественно. Насчет секиры. Зачарователь нашел в ней небольшую уязвимость. Вроде как через год другой она пришла бы в негодность. Все починено. Из-за нее кстати были утечки маны, так что сейчас она будет работать на полную мощность. Также мой маг доработал блок естественной подзарядки. Как ты знаешь, твой артефакт может тянуть ману из окружающего пространства, но очень медленно. Теперь заряд будет восстанавливаться быстрее. Возможно, тебе больше не потребуется прибегать к услугам магов, если не каждый день махать ей, само собой. Твоя броня зачарована на слабую "неразрушаемость". Сильно на нее не надейся.
   - Ого! Передавай этому Негошу большое спасибо! Ну и... тебе типа тоже... спасибо.
   - Андрикс, твой меч не лучшего качества, в него внедрили лишь слабое заклятье удара холода. В качестве дополнения секире Ханы, в которой заточена огненная стихия. "Острая кромка" поправлена. Так что он должен еще долго тебе прослужить.
   - Твой маг действительно талантливый зачарователь! Передавай ему мою благодарность.
   - На броне также слабая "неразрушимость". Вот щит у тебя неплохой. Его зачаровали на среднюю "неразрушимость" и "отрицание магии".
   - Здорово! С таким снаряжением мы сможем брать более сложные задания! И в подземелье мы уже не будем обузой.
   - Вы собираетесь в подземелье?
   - Вчера с мастером Ко'отло произошел несчастный случай, поэтому виконт повелел привлечь всех сильных авантюристов. Платит не ахти, но шанс побывать в подземелье с отрядом зачистки сам по себе многого стоит. Еще одна ступенька на пути к золотому жетону!
   - Или скорее в могилу... - мрачно заметила Хана.
   Напарники начали беззлобно переругиваться, и я тихо спросила Эйлерта:
   - Милорд, мы не пойдем в подземелье?
   - А ты хочешь?
   - Если вы будете рядом, то я не думаю, что мне грозит серьезная опасность. Да и за Андри с Ханой присмотрите.
   - Ну ладно. Рано тебе еще туда. Интуиция подсказывает мне, что подземелье под Шемтеном не для медных авантюристок. Эй, Унара!
   - Да, господин! - тут же откликнулась администраторша. - Вы желаете поднять свой ранг? В рейд берут только серебряных членов гильдии.
   - А что, мне уже можно? - удивился Эйлерт. Ранее представительница гильдии нам сама отказала, сказав, что слишком мало заданий выполнили. - Тогда давай!
   - Какой ранг?
   - Что значит какой? - снова удивился милорд. - Разве после медного не идет серебряный?
   - Как пожелаете, господин. Я закажу у кузнеца чеканку. Со дня на день ваш новый жетон будет готов, - Унара поклонилась. Если вспомнить, как она нас привечала в гильдии, то перемены разительные. И слишком подозрительные... Перед лицом вдруг встала странная картина, в которой Унара с бледным лицом кланяется милорду, но я не смогла вспомнить детали. Так что просто выкинула смутные воспоминания из головы.
   - Так держать, друг! - улыбнулся Андрикс. - Глядишь, и раньше меня "золото" получишь!
   - Я же говорю, что некоторым проходимцам достается все... - буркнула Хана.
   - Ну, он ведь маг. Им всегда проще поднять ранг авантюриста...
   - Унара, меня не пустят в подземелье? - спросила я.
   - Ты можешь участвовать, Игния, но награду не получишь. Также в случае твоей смерти гильдия не будет выплачивать страховку твоим наследникам, - пояснила администратор. - М-м, если сир Туранн поручится, то Игнии также можно оформить серебряный жетон.
   - С чего вдруг к нему такое отношение?! Андрикс и я много лет работали, чтобы получить серебро! - возмутилась Хана.
   - Данные послабления идут в счет заслуг сира Туранна в гильдии Странники ветра, - пояснила Унара.
   - Пока Игнии рано давать серебро, - решил Эйлерт. - Ну что же, друзья. Нам пора идти. Еще много дел предстоит. Когда планируется рейд в подземелье?
   - Через три дня.
   - Хорошо. Игния, идем?
   - Да, милорд.
   Мы попрощались с авантюристами и покинули трактир. Я осторожно поинтересовалась:
   - Господин, о каких делах вы говорили?
   - Тренировки.
   - М-м, вы имеете в виду меня?
   - Естественно! Уверен, ты скоро проклянешь тот час, когда решила заявиться в темное подземелье. Готовься к настоящему марафону смерти!
   - Ми-милорд, сжальтесь!
   - И не подумаю. Как бы тяжело тебе ни было, если тренировки хоть раз спасут тебе жизнь в бою, значит они были не зря!
   Дома у нас состоялся бурный секс. Милорд будто бы занимался любовью в последний раз. Затем подлечил меня, вернув сил, и передал в руки моих палачей, совершенно не обращая внимания на мои жалкие попытки увильнуть от обязанностей. Поскольку костюм авантюристки сидел на мне уже словно влитой, то меня облачили в простой рабский балахон, дабы не попортить одежду. На этот раз издеваться надо мной поставили Тогруза с Леместьеном. Гном знал больше всех из наших воинов о порче, как с кем бороться, от кого лучше сразу драпать. Еще лекции мне иногда проводили Негош и Эйлерт. Я очень полюбила эти лекции. Ведь в такие моменты мне давали несколько минут на отдых. Мне кажется, даже в Братстве меча так своих новичков не гоняют. Я бегала, прыгала, отжималась, подтягивалась, делала растяжку. Милорд с помощью магии земли и природы сформировал рядом с полигоном тяжелую полосу препятствий, по которой меня нещадно гоняли. На второй день я села на шпагат. Или, если быть точной, меня сели на шпагат. Думала прямо на месте сдохну, но милорд в который раз вылечил все поврежденные связки и мышцы. Несколько раз Эйлерт лично фехтовал со мной. До Гастена или Леместьена в прямом столкновении на мечах он не дотягивал, однако милорд добавлял слабые заклинания, которые снижали обзор, нарушали равновесие и тому подобное. Таким образом он якобы давал мне опыт сражений с воинами, владеющими слабой родовой магией. Но мне подчас казалось, что он просто издевался.
   Тьма во всех странах имела свои некие общие стороны. Во-первых, темная порча легко проникала в зверей, делала их сильнее и подчиняла своим целям. Живые люди под действием порчи могли просто умереть от различных недугов. Но если они оказывались восприимчивыми, то могли перейти на сторону тьмы, стать ее последователями-культистами или жрецами, как их еще называли. С ними могли произойти разные метаморфозы. Из них в зависимости от многих факторов могли слепить воинов темной армии: простых умертвий, некроморфов, вурдалаков, личей или, в случае сильных магов, архиличей. Также тьма иногда оставляла им человеческий разум и делала генералами темного воинства, давала некоторые полномочия и свободу по своему использованию. Их называли темными повелителями, а наиболее прославившихся темными властителями. Второй ресурс -- это изначально мертвые. Из останков зверей на свет появляются ночные гончие, из людей -- в зависимости от сохранности тел и одаренности, могут восстать умертвия разных типов, личи, скелеты. Также напрямую из тьмы рождаются тени -- аморфные, не имеющие постоянного облика сгустки. Они не слишком умные, но обычное оружие из не берет. Из легендарных монстров выделяют костяных драконов, которые рождаются из останков крылатых рептилий: виверн и драконов. При проведении темных ритуалов с жертвоприношениями возможно создание различных усиленных монстров и химер.
   Одной из самых больших опасностей темного подземелья является... тьма. Не та высшая почти всесильная сущность, а отсутствие света. Умертвиям и служителям Непроглядной свет не требуется, они прекрасно видят во мгле. Поэтому у каждого должен быть запас заряженного светокамня.
   Лекции действительно многое для меня прояснили. Я слышала про большинство темных созданий, но больше в виде сказок и страшилок. Теперь же мне объясняли тактику сражения с каждым из монстров, как они выглядят, как ведут себя и как атакуют. Конечно, не одно темное нашествие и не одно подземелье не похожи друг на друга, но некие общие стратегии уже давно опробованы. Моя роль на поле боя очень простая -- держаться позади основного строя, рядом с милордом, и опустошать колчан во врагов.
   Во второй день мне дали передохнуть. А произошло это по той причине, что милорд уехал в Шемтенские топи, прихватив с собой по моему настоянию Гастена и Лироя. Меня еще пару часов погоняли, но в один момент я просто упала и не смогла подняться. Без целебной поддержки господина целый день выдерживать тренировки попросту невозможно. Меня отнесли в дом на кушетку, напоили тонизирующим отваром и зельем восстановления сил (милорд разрешил использовать наши скромные запасы), после чего дали всего час отдохнуть.
   К ночи, когда я уже спала мертвым сном, вернулись наши воины с Эйлертом. Лишь на следующее утро получилось их немного расспросить. Милорд сказал, что в топях окопалось несколько десятков темных тварей во главе с архиличем:
   - Помнишь историю, как у нас гостил столичный маг?
   - Нет, милорд.
   - А, это было еще до твоего появления у нас. Я был маленький, мне мама рассказывала. В общем, приехал один тип из Гильдии магов, знакомый Тизали по переписке, изучать флору и фауну наших болот. Остановился в нашем поместье, поскольку мы находились ближе к топям. Ну и в один день он не вернулся из своих вылазок. Что с ним случилось так никто и не узнал. Подозреваю, что та верткая тварюга именно им и была когда-то. Небось утонул в какой-то трясине, а мне теперь бегай за ним по чертовым болотам.
   - Значит, вы смогли разобраться с проблемой порчи, господин?
   - Ага.
   Мой разум после тренировок был несколько затуманен, поэтому реагировала на события я довольно скупо.
   - Вы хорошо постарались, милорд.
   - Благодарю. Только Гастена с Лироем в следующий раз я брать не буду. Зря тебя послушал.
   - Простите...
   Уже позже я наткнулась на Лироя и увидела в его волосах седую прядь. А ведь он был примерно моим ровесником. С содроганием воин вспоминал, как они направились прямиком к центру топей:
   - Хозяин-то на своем чудище разъезжал спокойно, а нам как прикажете через трясину перебираться? - поведал копейщик. - Вот милорду и пришлось творить нам путь. Прямо до самого сердца проклятых болот мы топали по ледяной тропе, которая мгновенно таяла за нашими спинами. Ох, и страху-то мы натерпелись! Сначала лезли змеи и водные саламандры. Да не простые, а порченные! Одну змеищу руками не обхватить, а ящерицы с вола размером! Точно тебе говорю! Что мы с Гастеном тыкали их копьем и мечом, что нет -- все одно их милорд добивал. А затем началось самое страшное. Мертвяки полезли. Прямо из болотной жижы! Представь себе. Идешь ты по узкой тропинке изо льда. Шаг в сторону и с головой уйдешь в зыбкую трясину, считай, что сгинул сразу. А по краям мертвяки руки свои тянут, костяшками трясут! Ужас... Что дальше было? Мы с Гастеном не очень поняли. Милорд бросал вперед какие-то мощные заклинания, по нам прилетало в ответ темными сгустками, мы прятались за кочками. Затем господин вдруг ушел прямо под болота. Там внизу что-то грохотало, вздымались грязевые гейзеры вдали. А потом хозяин вернулся с золотой звездой мага. Сказал, что она хранила в себе средоточие тьмы. Все что осталось от архилича, с которым он сражался, да-а. Порчу он из амулета изгнал, а саму звезду планировал вернуть в Гильдию магов. Почему я поседел? Вот, гляди! - Лирой закатал левую штанину, явив хорошо заметные шрамы от чьей-то зубастой пасти. - На обратном пути проклятый вурдалак из трясины выпрыгнул, как демон из табакерки, да как впился в ногу, будто клещ! Если б не Гастен, то точно бы перегрыз. Затем милорд подоспел и вылечил своей магией, долгих лет жизни ему! Вот так все и было. Хозяин сказал, что простые умертвия сами вымрут со временем, без поддержки темного артефакта, но иногда следует осматривать топи, дабы новая напасть не зародилась.
   На третий день тренировки вернулись с прежней интенсивностью. В одно из появлений Эйлерт после излечения сунул мне под нос какую-то сверкающую штуку. Я еще не отошла от изматывающего спарринга, так что не сразу поняла, что он держит в руках ювелирное украшение.
   - Игния, что скажешь об этом колье?
   - М-м, оно выглядит роскошным, милорд...
   - Я не об этом. Тебе нравится? Только честно.
   - Если говорить откровенно, то оправа и цепочка выглядят слишком дешевыми. Это ведь бриллианты?
   - Ага. Я тоже так думаю. Тогда подойдет. Спасибо, занимайся дальше.
   К концу дня я стала проходить полосу препятствий чуть ли не с закрытыми глазами. Скорость перезарядки арбалета и точность стрельбы значительно возросли. В фехтовании прогресс также был, но не столь выдающийся.
   Следующим утром я со скептицизмом рассматривала себя в зеркале. Теперь в некоторых местах у меня были видны мускулы. Изменения в целом небольшие, но из-за скорости моего прогресса это было заметно. За три дня я будто стала другим человеком. Чуть рельефнее и сильнее. Немного похудела. Что было не очень хорошо. Слава богам, что грудь осталась прежней практически. В Латернии, в отличии от моей родины ценились дамы пышных форм. Логика простая: худоба -- мало еды -- рабыня -- не по статусу сиятельным владетелям. Стыдно признаться, но я до сих пор не знала, какие вкусы у милорда. По той простой причине, что Эйлерт не перебирал девушек в постели. Поэтому для себя я приняла решение есть как можно больше, благо что после адских тренировок аппетит несколько дней оставался повышенным. Потерять благоволение господина можно в любой момент, их настроения и пристрастия бывают переменчивыми. И сразу оказаться без всего, без покровителя и фактически без гроша на улице. Пускай теперь у меня была некоторая страховка в виде паспорта Латернии и хороших знакомых в гильдии, впасть в немилость у хозяина хотелось меньше всего.
   Жалела ли я о мучительных днях, в течении которых мне нескончаемое количество раз хотелось помереть? Не сильно. Чем выше моя подготовка, тем в более серьезных заданиях я смогу участвовать. Авантюризм меня не особо привлекал, да и без своих денег за годы рабства я привыкла обходиться, но ради своей цели я готова была идти на любые жертвы. Понимаю, что невозможно прыгнуть выше головы, но все-таки в мире случаются чудеса. Их творит магия. Которую созидает сир Эйлерт. Зачем милорду напрягаться ради мнимого заработка? Ответ на этот вопрос очень прост, стоило мне немного узнать его. Эрлу скучно. Он просто физически не может сидеть целыми днями в усадьбе. Все-такие последние годы он был авантюристом, и так сразу переключиться ему сложно. Если вообще возможно. Кто знает, быть может, сир Туранн до самой старости будет периодически шастать по канализациям и нечистым места в поисках приключений. Я представила седого сгорбленного старичка с клюкой, прыгающего по болотным кочкам и отбивающегося от умертвий, и невольно улыбнулась.
   Сегодня я привлекла Ацлаю в качестве помощи. Одежда авантюристки была максимально простой и с ней я могла справиться самостоятельно, но надо ведь показывать, что дорогостоящие рабыни приносят пользу? Светлая эльфийка с непроницаемым лицом помогла мне одеться и вынесла мое оружие.
   - Готова к походу? - подошел собравшийся Эйлерт.
   - Да, милорд!
   - Хорошо. Я хочу показать тебе новые болты. Пока что изготовлено шесть штук, так что возьмешь с собой побольше старых. Да и еще. Я позавчера мылся в ванной, и ко мне зашла Широль нагишом. Сказала, что перепутала, хотя вроде должна знать, когда я моюсь.
   - Я обязательно поговорю с ней, - сцепила я зубы.
   Вот зараза! Уж мне-то известно, что просто так без боя Широль сдаваться не будет. Конечно, ей тоже хочется улучшить свой статус в усадьбе. Воспользовалась моим отсутствием на тренировках, нет ну какова гадина! Этим я и занялась в первую очередь, устроив экономке знатный выговор. Похоже, кричала я так громко, что даже Эйлерт спустился проверить, все ли в порядке.
   - Прости, Иг... Простите, госпожа. Подобного больше не повторится.
   - Очень на это надеюсь, Широль. Иначе я приложу все силы, чтобы ты лишилась своей позиции в доме. Цени что имеешь и не засматривайся на чужое.
   - Да, госпожа. Я поняла.
   - Уа-у, Игния страшная, когда дело касается хозяина, - заметила подслушивающая Лайна.
   Я строго взглянула в ее сторону.
   - Нет-нет, я к хозяину лезть не собираюсь... - тут же отрицательно затрясла головой зверолюдка.
   Новые болты были почти той же формы и той же длины. На мой взгляд поблескивающий металл наконечников, отливающий фиолетовым, смотрелся достаточно грозно. Самое удивительное крылось в маленьких прозрачных самоцветах, встроенных в стрелы. Милорд подтвердил мои догадки: это были бриллианты из показанного ранее колье. Мне теперь даже стрелять из таких жалко. На мои слова милорд рассмеялся, сказав, чтобы я не переживала. Тестировать их не стали по причине малого запаса, но подробно обсудили их свойства.
  
  
   Глава 16
  
   Поздним утром полностью экипированные мы прибыли в здание гильдии. Внутри было оживленно из-за новоприбывших. Некоторых авантюристов пришли проводить родные, дети и жены или просто друзья. Слово взял высокий ладно сложенный мужчина в легких доспехах, которого я не видела раньше:
   - Приветствую, ловцы и жители города! Мое имя Ксайкл Ди'Ломэск, я прибыл из Леменгтона по приглашению гильдии. Вместе с девятью серебряными добровольцами. Мой ранг -- золотой, - говоривший показал свой желтый жетон. - Поэтому я возглавлю поход в подземелье. Я уже успел побеседовать с виконтом. Смешивать отряды или ставить общее командование сир Аурелье не возжелал. По сути мы будем действовать раздельно. Всего нас восемнадцать серебряных авантюристов и еще трое медных, кто идет в подземелье. Я оставляю за собой общее командование отрядом, но на случай, если нам придется разделиться, мне необходим заместитель. Сир Туранн!
   - Да?
   - Вы имели дело с темными подземельями?
   - Да, - кивнул милорд.
   - Отлично. Унара хорошо отзывалась о ваших навыках, поэтому я назначаю вас вторым командиром отряда, - Хана рядом что-то принялась невнятно бурчать, очевидно, выражая свое недовольство выбором Эйлерта в роли командующего. - Будьте бдительны, ловцы, и не лезьте вперед, если не уверены в безопасности маршрута. Пусть путь прокладывают более опытные товарищи. Вы же -- учитесь и запоминайте. Наша цель -- найти сердце подземелья, уничтожить проклятый артефакт или его хранителя. Первыми пойдут дружинники и Орден, за ними мы. Вопросы? Превосходно. Встречаемся не позднее чем через час возле восточного входа в канализацию.
   Ксайкл оставил после себя в целом хорошее впечатление. Конечно, он немного задавался, но золотой жетон давал ему такое право. В округе Шемтена, насколько мне известно, последний раз подземелье появлялось лет десять назад, поэтому опытных людей было немного. А золотой ранг авантюриста показывал, что он бывалый искатель приключений и сильный. В Шемтене, например, золотых рангов не было, что говорит о их редкости. Плюс с ним приехали еще девять статных авантюристов, признающих его право командования.
   Гильдейцы разделились на две группы: местных и приезжих, и принялись совещаться или просто травить байки. Когда Эйлерт подошел к группе шемтенских авантюристов, его окликнула Унара. Администраторша приблизилась к милорду и с коротким поклоном вручила серебряный жетон "Ловцов удачи".
   - Спасибо, Унара. Итак, народ. Меня зовут Эйлерт Туранн, если кто вдруг не в курсе. Я буду руководить нашим отрядом.
   - Сразу скажу. Ты мне не нравишься, новенький, - недовольно произнес широкоплечий воитель. - Мне плевать сколько у тебя денег, земель и рабов. Уважение в гильдии необходимо заслужить! Но спорить с решением золотого я не собираюсь. Просто знай, что если из-за твоих просчетов полягут наши, то я тебе сам голову откручу.
   - Я сделаю все от меня зависящее, чтобы рейд прошел успешно и все вы остались живы. Даю слово Туранна. Но для этого вы не должны мешать мне и беспрекословно исполнять все указания. Это ясно? - милорд обвел толпу суровым взглядом.
   - Ясно, чего уж там, - проворчал воин.
   - Замечательно. Времени налаживать отношения у нас нет, но для начала давайте познакомимся. Пусть каждый назовет свое имя и поведает о своих сильных и слабых сторонах.
   Всего в нашей группе насчитывалось двенадцать человек. Кроме нас с Ханой и Андри был отряд из лучника, клирика богини Эйниды и двух воителей, один из которых и сделал заявление Эйлерту. Звали его Гаск, он пользовался большим щитом и мечом. Второй воин в их команде владел огромным боевым молотом. Под опекой господина оказалась еще и пара юных медных авантюристов с весьма скудным снаряжением. А также две серебряные воительницы, специализирующиеся на скоростном бое. Последние обладали внушительной родовой магией, что позволяла им легко конкурировать с мужчинами. Пол для авантюриста в гильдии Ловцов удачи не имел большого значения. Главное - твои собственные деяния и умения. То же самое касается вероисповедания. Клирикам в группе были всегда рады, хотя в Латернии у служителей иноземных божеств и могли возникнуть проблемы из-за церкви Локтара.
  
   В назначенный час мы спустились в канализацию, уже полностью зачищенную, и добрались до места разрыва. В катакомбах было не протолкнуться от дружинников и других личностей. Командовал войском виконта громогласный Мерневальд.
   - Смотрите-ка, парочка из Братства меча пожаловали, - заметил Гаск.
   Чуть в стороне стояли двое воителей. Один отличался мощным телосложением, высоким ростом и в качестве оружия использовал огроменный дрын, напоминающий рельсу. У другого из-за спины торчали рукояти двух клинков. Похоже, примыкать к чьему-то отряду они не намерены. Про Братство меча ходили разные истории. Вроде того, что их члены все поголовно ярые фанатики, свято блюдущие свой строгий кодекс чести. Их обучают чуть ли не с пеленок. Также они помешаны на холодном оружии.
   Возле входа в подземелье валялось несколько трупов, порубленных на куски. По-видимому, часть темного воинства успела просочиться через барьер, поставленный милордом, но их уже окончательно упокоили. Клирики стали раздавать святые благословления на дружинников, проигнорировав по какой-то причине авантюристов. Нас же освятил клирик Эйниды. Будто щекочущая волна пробежалась по телу. По его словам, благословление его богини отгоняет порчу, повышает внимательность и скорость реакции.
   Первыми в проем бросились служители Локтара, ведомые инквизитором Нумерсом. Сразу за ними вбежали рыцари виконта под предводительством Мерневальда. Затем внутрь просочилась пара из Братства меча.
   - Занимаем позиции, не мешаем и не лезем напролом! - бросил нам Ксайкл и проследовал в темный провал.
   Я шла одной из последних. Проходя через мутную пелену на секунду закружилась голова, а внутренности неприятно скрутило, но в следующий миг я уже оказалась на другой стороне. Сразу почувствовалось темное давление на разум, грудь сдавило тисками, без всякой причины стал пробиваться страх, появилось желание бежать без оглядки. Стиснув зубы, я постаралась отрешиться от пакостного воздействия и сосредоточиться на насущных вещах. Темное подземелье - это особая зона на границе нашего мира и темного измерения. Здесь порой действуют свои законы и правила. Мы оказались в большом подземном зале с высоким сводом, освещаемом только нашими артефактами и светляками. Причем, темнота поддавалась неохотно. Мгла клубилась в углах подземелья, тянулась к нам своими цепкими руками. Под ногами виднелась прочная твердь, походившая на черный камень. Впереди кипело сражение.
   - Лучники! Свободный огонь! Не заденьте своих! - приказал Ксайкл и сам первым пустил стрелу.
   Командующий авантюристами владел луком-артефактом, красиво светящимся голубыми разрядами. Его выстрел безошибочно нашел свою цель и разорвал голову молниевой вспышкой, а золотой жетон уже натягивал следующую стрелу. Умертвия ползли и бежали с разных сторон. Были и обычные ожившие трупы, скелеты, звероподобные юркие вурдалаки и гиганты, а также несколько монструозных костяных химер. Всех их объединял уродливый и неестественный облик. Такие создания могут существовать только по извращенной прихоти Тьмы.
   - ДЕРЖАТЬ СТРОЙ! - легко донесся до меня сквозь грохот сражения голос сотника. Голова Мерневальда также возвышалась над остальными.
   Милорд рассказывал, что подземелья бывают разными, но здешнее, похоже, решило отправить большую часть своих сил в капитальное сражение у входа. Это может говорить об управлении со стороны. Сама по себе Тьма нечасто стягивает все свои силы в единый кулак.
   Выходов из зала было несколько. Туннели уходили вниз и в стороны, терялись в непроглядной тьме. Наш сборный отряд авантюристов занял оборону возле одного из них, предоставив главный поток нечисти дружине и орденцам. Было страшно. Не легче, чем в предыдущую схватку с тенями. Но глаза боялись, а руки сноровисто раз за разом перезаряжали арбалет. Впереди выстроились воители, Андрикс с Хангильдэ также встали на переднем крае. Лучники поддерживали огнем издали. В группе Ксайкла двое магов-подмастерье швырялись разными заклинаниями. Два клирика-авантюриста читали поддерживающие молитвы, отгоняя тьму, и экономили силы на случай лечения раненых. Скоростные бойцы метались по флангам, не давая зажать нас в окружение.
   - Идет волна, - сообщил Эйлерт. - Жахни алмазным по центру, Игния.
   - Да! - ответила я, быстро меняя арбалетную стрелу. У меня имелось всего шесть усиленных болтов с дорогими камнями, встроенными у основания. Я считала подобное применение бриллиантов расточительным, но спорить с милордом в данной ситуации было неразумно.
   Только из-за темного тумана показались силуэты мертвяков, как в полет отправились несколько стрел лучников. Мой болт врезался во второй ряд. Моментально расцвел огненный цветок, раскидав мертвяков и осветив проход. До нас долетел порыв теплого ветра. Это было безумно восхитительно! Такая мощь в моих руках! Сейчас я чувствую себя почти настоящей чародейкой! Языки пламени продолжали лизать попавших под удар темных созданий, что тупо брели вперед, не чувствуя боли. Первые мертвяки схлестнулись с воинами, навалившись на защитников.
   - Игния, молодец! - успела крикнуть мне Хана в промежуток между выпадами.
   В следующую секунду в нас полетел большой сгусток серого светящегося тумана. Впереди строя возник голубой щит. Темное заклинание застряло в нем, принявшись быстро разъедать защиту.
   - Лич! Маги, цельтесь по нему! - скомандовал Ди'Ломэск.
   - С ним два скелета-мага, осторожнее, - добавил Эйлерт.
   - Освети мне путь, Эйнида милосердная! - от клирика ударил поток света, который разогнал на несколько секунд тьму и высветил главных целей. Милорд на этот раз использовал какое-то слабо заметное заклинание. Наверное, стихии воздуха. Несколько стрел, один огненный шар и водное копье влетели в еле различимую фигуру в черном балахоне, но бессильно рассеялись во вспыхнувшей серой завесе. Однако затем в защите неожиданно образовался разрыв, а самого лича мгновенно нашинковало на десятки и даже сотни кусочков. Скелеты-маги не обладали магической защитой, хотя их тела сами по себе не имели уязвимых зон, так что их пришлось крушить голой мощью. В одного я смогла попасть ледяным болтом, после чего Ксайкл снес его замороженную черепушку метким выстрелом. Второго скелета закидали огненными шарами, так что он частично сгорел и уже не мог нам навредить. К слову, скелеты бросались почти стандартными стихийными заклинаниями: огненными шарами, ледяными копьями. Или разъедающим прахом. Но много их выпустить не успели: наши скелетов-магов грамотно и быстро раздавили.
   - Заканчивайте здесь, - скомандовал Эйлерт. - Я пойду помогу с химерой.
   - Что... Куда ты намылился? Чертов магик, сбежал! - бухнула Хана.
   Хоть главных противников и вынесли, мы еще долго сражались с мертвяками. Чтобы нечисть не представляла угрозы, им требовалось отрубить все конечности или сжечь. Еще неплохо помогало святое изгнание, но наши клирики ими часто не раскидывались. Им еще раненых лечить, которые постепенно образовывались. Один медный вышел из строя, получив через дешевый кожаный доспех глубокую резаную рану от когтей рысеподобного вурдалака. Андрикс серьезно повредил правую руку, поэтому в основном орудовал щитом, задерживая мертвяков, а Хана добивала. Слава богам, безвозвратных потерь в наших рядах не было. Авантюристы тоже умели держать строй, помогая своим ближайшим соседям.
   Когда поток иссяк, искатели принялись отдыхать и лечиться. Наиболее обеспеченные принимали зелье лечения и восстановления сил, другие вставали в очередь к клирикам и магам. Так вышло, что приезжие обращались к своим, а наши к милорду. Я-то знала, что он мастерски владеет магией жизни, а вот другие были изрядно удивлены. Особенно Хана, которая каждую секунду ожидала, что излеченная рука Андрикса покроется темными струпьями или взорвется. Сам воин горячо поблагодарил Эйлерта.
   Ксайкл же незамедлительно принялся осматривать тела с побоища. Некоторые мертвяки имели при себе оружие и обмундирование - то в котором их похоронили или они и нашли смерть, а иногда и выданные из общих запасов. Хороший меч сам по себе стоил недешево, так что после святой очистки от порчи оружие мертвяков пойдет в ход, либо на переплавку. Также из нечисти добывают некоторые ингредиенты для зелий. Милорд говорил, что большая их часть ядовита, но при определенной обработке и небольших дозах они могут давать очень полезные эффекты. Особенно пропитанные магией кости личей, химер и скелетов-магов.
   - Сир Ксайкл, как вы планируете делить добычу? - спросил воитель.
   - Мы забираем все в качестве оплаты наших услуг, - заявил командир. - Ради жалких монет виконта мы бы сюда не потащились. Если у кого-то есть претензии, говорите!
   - Это просто наглость! Мы все рисковали своей шкурой! - завопил Гаск.
   - Добыча наша, и это не обсуждается. Если ты не хочешь познакомиться с моим "Пронзающим небеса", то лучше бы тебе заткнуться, серебряный! - грозно ощерился Ди'Ломэск и обвел нас взглядом. Его приятели напряглись, показывая, что не прочь и схлестнуться за приз.
   - По-моему, на вас снизошло темное помутнение, друзья, - почесал нос милорд и добавил с иронией. - Не будем ссориться. Забирайте, раз уж вам так надо. Правила гильдии говорят нам делиться с собратьями.
   - Тьфу, золотой недоносок, - пробурчал Гаск тихо, так что до ушей Ксайкла его слова не долетели.
   - Предлагаю разделиться, - сказал Эйлерт. - Дружина и Орден пойдут в главный проход, а мы пока осмотрим остальные. Здесь должен быть более короткий спуск на нижний этаж.
   - Не слишком мудрое решение, но я его поддерживаю, - сказал Ди'Ломэск. - Мы возьмем проход, откуда пошла волна.
   - Удачи вам, ловцы из Леменгтона, - произнес господин нейтральным тоном.
   - И вам удачи, ловцы Шемтена, - кивнул лучник.
   Оказав помощь своим и собрав все ценное с тел, группа Ксайкла быстро выдвинулась в подземный тоннель.
   - Вот урод! Зуб даю, он еще и темный артефакт продавать будет! - выругался Гаск.
   - Их кто-то покупает? - спросила я удивленно.
   - Конечно. Есть богатые коллекционеры, есть маги, которые проводят над ними опыты. Но в основном, конечно, их берут другие темные культисты. Чтобы создать очередное подземелье или свершить призыв какой-нибудь темной твари, - объяснил милорд.
   - Это же подло! - добавил молодой медный авантюрист.
   - Зато прибыльно. Гильдейцы с опытом подземелий без работы не останутся, - усмехнулся Эйлерт. - Так, не будем рассиживаться. Я подозреваю, что спуск в том проходе.
   - О! А золотому хлыщу ты об этом не сказал, - довольно ухмыльнулся Гаск. - Тогда веди, чародей!
   Стоило появиться неприятной личности на горизонте, как воин уже и позабыл о том, что сам высказывался против кандидатуры Эйлерта в командиры.
   - Предлагаю новичков отправить назад. Один был серьезно ранен, и оба устали. Вы славно показали себя в первом бою с порченными тварями. Вам есть чем гордиться!
   Оба авантюриста не горели желанием уходить, но все-таки послушались командира. Нас осталось ровно десять.
   - Если кто-то еще желает на этом закончить, вас никто не держит. Виконт выплатит всю сумму каждому, кто сражался в битве. Никто? Тогда идем дальше!
   Выбранный милордом проход через некоторое расстояние сменился крутым спуском с высокими ступенями. С одной стороны, шла стена выщербленного черного камня, с другой же виднелся бездонный провал. Свет не проникал далеко, поэтому определить глубину не представлялось возможным. В целом выглядело очень опасно, по коже снова поползли мурашки.
   - Маг, впереди ловушка! - заметила воительница с кинжалами. К слову, дуэт из девушек-авантюристок в гильдии прозвали Заноза и Тихоня из-за их характеров. Заноза пользовалась двумя кинжалами, Тихоня - рапирой. Первая могла использовать магию ускорения, становясь поистине стремительной и опасной. Вторая - призывать память своих предков, которые на порядок повышали ее мастерство владения оружием.
   - Знаю. Подождите, я ее активирую.
   Эйлерт активировал защитное заклинание и спокойно спустился по ступеням. Из стен в него полетели окутанные дымкой снаряды, однако никакого вреда не причинили.
   - Там сзади еще шары тьмы должны покатиться, - добавил милорд спокойно.
   Мы напряглись, оглядываясь назад.
   - Это довольно стандартная ловушка в подземельях. Активируется... сейчас. Отойдите к стене, пожалуйста.
   Мы безропотно подчинились указаниям командира и застыли на краю спуска, вслушиваясь в грохот. Сверху понеслись большие, с человеческий рост валуны, оставляющие после себя дымящийся шлейф. Несколько соскользнуло в пропасть, но звука падения так и не было, часть просвистели мимо нас вниз по лестнице. Часть неслась вплотную к стене, периодически сшибаясь с ней. Один из таких пер прямиком на нас. Так что Гаск не выдержал и выставил перед собой щит. Однако милорд успел сформировать поблескивающую решетку голубого цвета, воткнул в ступени немного под углом. Шар после удара о решетку срикошетил и улетел в пропасть.
   - Осторожно! Здесь что-то не так, - снова первой заметила Заноза.
   - Да, спасибо.
   Милорд спустился чуть ниже, и часть ступенек ушла у него из-под ног. Половина дороги обрушилась, исчезнув в бездонном провале. Что не помешало господину спокойно вернуться по воздуху на сохранившийся участок. Чуть дальше из стены на Эйлерта выплеснулась большая порция чернильной жидкости. Она разъедала все, на что попадала, включая ступени. Кроме защитного барьера милорда, на этот раз серебристого цвета.
   - Мы миновали три уровня и сейчас находимся на четвертом, - уведомил Эйлерт, когда спуск окончился.
   - Слушай, магик, ты ничего от нас не скрываешь? - закрались подозрения в голову Хангильдэ.
   - Что тебя интересует?
   - Ты точно только серебряно-звездный? Уж больно хорошо раны лечишь. Да и по подземелью шастаешь, будто у себя дома.
   - Не знаю. Я не проходил проверку в латернийской Гильдии магов, - пожал плечами Эйлерт. - Ладно, осмотримся. Мы наверняка первые сюда добрались. Возможно, мы отыщем темный кристаллит или какое-нибудь добро. Надо же нам отыграться за отданную добычу, верно?
   - Туранн дело говорит! Ищем кристаллы! - обрадовался Гаск. - Как делим добычу? Кто найдет или поровну?
   - Поровну. Так будет честнее. Лучше не разделяться. Если вы отойдете далеко от меня, вашу безопасность я гарантировать не могу.
   - Ладно-ладно, знаток. Куда поведешь, туда и пойдем, - буркнул Гаск.
   К сожалению, на четвертом этаже мы не нашли ничего, кроме подземного озера тьмы. Милорд сказал, что если его коснуться кожей, то на тебя падет страшное трудноснимаемое проклятье. Так что мы обошли водоем из иной реальности.
   Затем мы обнаружили проход, ведший вниз. Также полный смертельных ловушек, которые милорд обходил с легкостью. На пятом уровне нам повезло наткнуться на залежи темного кристаллита. Предварительно нам пришлось схлестнуться с серьезной группой порченных тварей. Магов или личей среди них не было, но вот гигантская химера из костей и плоти сразу внушила трепет и уважение. А ее рык чуть не заставил нас броситься наутек. Помогла молитва придания мужества нашего клирика. Я выстрелила алмазным болтом с огненной начинкой по химере, но не смогла вывести ее из строя. Радует, что химеру взял на себя Эйлерт и довольно быстро с ней разделался. Остальные мертвяки оставили несколько ранений и вмятин на броне, но также были успешно изничтожены.
   Поскольку подземелье кишело магией, то и здесь образовывался кристаллит. Хотя и с более темными свойствами. Сам он ценился намного меньше обычного кристаллита, так как его приходилось очищать святой магией, но все же считался дорогостоящим ресурсом. Поэтому мы провели около часа на пятом уровне, обчищая запасы со стен, пола и потолка подземелья. Найденные темно-серые кристаллы мы складировали в сумку Эйлерта, которая также была зачарована на расширение пространства. Хоть Хана и бурчала про проходимцев, но авантюристы решили довериться ему. А затем на пятый этаж спустилась группа Ксайкла. О, их ошарашенные и злые лица мне запомнятся надолго. Остатки темного кристаллита, что мы не успели или поленились добывать, милостиво передали в руки приезжих. Авантюристы из Леменгтона, конечно, поняли, что мы каким-то образом нашли быстрый спуск, а также уже забрали большую часть запасов, и их данный факт не обрадовал. Но все-таки мы принадлежали одной гильдии, Ловцам удачи, так что устраивать ссор или драться никто не стал.
   Ниже находились, по заверениям Эйлерта, последние несколько уровней подземелья, которые вполне могли преподнести неприятные сюрпризы. Поэтому мы держали совместный совет, следует ли нам спускаться дальше или же дождаться основных сил? Дружина и Орден задерживались. Главный проход хоть и был обычно самим широким, но содержал в себе большую часть ловушек комплекса и разные засады из умертвий. Нам же удалось обойти по менее населенным туннелям. Ди'Ломэск напирал на то, что нам следует спускаться, пока не пришло еще больше народу. Иначе добычей придется делиться. Эйлерт считал подобное не слишком разумным, однако спорить с золотым жетоном не стал.
   Шестой этаж представлял из себя нечто вроде хранилища и мастерской по созданию нежити. Мы расправились с несколькими защитниками, что для увеличившейся группы не составляло проблем. Здесь повсюду валялись куски человеческих или звериных тел, кости, целые кучи мусора и ненужного хлама. Обнаружили пару небольших ящичков с темным кристаллитом возле чего-то среднего между верстаком и алтарем.
   - Плохо, - заметил Эйлерт. - В этом подземелье, как я и подозревал, есть темный повелитель - главный жрец подземелья. Только ему могло прийти в голову использовать кристаллит.
   - Чушь! Армия порченных тварей не проявляла никаких тактических изысков, просто перла напролом, - парировал Ксайкл. - Личи также бывают довольно разумными, не стоит их списывать со счетов.
   - Сир! Там дальше в проходе виден арсенал подземелья! - подбежал воин.
   - Эйлерт, мы выдвигаемся туда, осмотрите пока остальную часть этажа, - мгновенно принял решение предводитель.
   Лучник созвал своих соратников, и приезжие авантюристы толпой двинули за лидером.
   - Будьте осторожны, сир Ди'Ломэск. В таких местах обычно самые серьезные ловушки. Коридор слишком узкий, - бросил вдогонку Эйлерт.
   - Ловушки мы и сами прекрасно способны обнаружить, благодарю за предупреждение, - помахал на прощание рукой Ксайкл.
   - Вот алчный засранец! - сплюнул Гаск. - Снова весь хабар себе захапать хочет!
   - Пусть идут. Мы в целом также должны покрыть издержки и даже немного подзаработать на кристаллите.
   - Только поэтому я еще и не врезал зазнавшемуся ублюдку, - проворчал воин со щитом.
   Мы принялись обыскивать этаж, заглядывая в разные уголки и разгребая кучи мусора. Некоторым улыбнулась удача в виде потертых драгоценностей или монет, что пылились вместе с другим хламом. Но конечно, все наиболее ценное хранилось в арсенале. Если здесь имелся человек-управляющий, то дорогие побрякушки он бы просто так не оставил без присмотра. Самой Тьме и ее обычным, обделенным разумом слугам золото и прочее без надобности.
   - Однако давно здесь тьма окопалась. Вы что, раз в год проверяете канализационные стоки? - спросил эрл.
   - Да кто ж их проверять будет, пока все разом не засорятся? - заметил клирик. - Мы периодически спускались вниз по рядовому заданию гильдии, чтобы зачистить расплодившихся зверей, но порченных раньше почти не встречали.
   - Значит, тьма начала вести себя более активно недавно, - задумчиво пробормотал Эйлерт.
   - Милорд! Коридор, что вел в темный арсенал... он закрылся!
   - Очевидно, не все ловушки они смогли обезвредить...
   Эрл подошел к тупику и внимательно обследовал. На вид проем закрывал точно такой же черный камень, что и составлял стены и пол подземелья.
   - Похоже на "коридор смерти". Толстая преграда, выбираться они будут долго. Если конечно там других сюрпризов не осталось, и они еще живы.
   - Что будем делать? - спросил Андрикс.
   - Подождем клириков. Сначала пусть они осветят камень, затем уже я попробую сделать проход магией земли. Иначе слишком расточительно и долго выйдет, - решил хозяин.
   - Да и поделом им! Пусть посидят, подумают как следует над своим поведением и жадностью, - высказался Гаск.
   - Нет, надо помочь им, - робко высказалась Тихоня. Впервые подав голос в подземелье. Он и вправду у нее оказался тихим и немного неуверенным.
   - Хоть и мерзавцы, но они наши мерзавцы, - добавила Заноза, поддержав подругу.
   - Тогда ждем подхода основных сил. Отдыхаем и восстанавливаемся, - скомандовал Эйлерт. - Никто не желает партию в карты?
   - Теперь я точно верю, что ты бывал в подземельях не раз, - буркнула Хангильдэ. - Как можно играть в карты в таком месте? У меня мозги наизнанку выворачивает!
   Сир Туранн пожал плечами и попросил нашего клирика провести очищающую молитву над гномкой. Я тоже чувствовала себя неуютно, поэтому старалась держаться поближе к милорду. Вблизи Эйлерта разум немного прояснялся и успокаивался. Скорее всего, так на меня действует его аура. Это заметила не только я, но и Заноза с Тихоней. Авантюристки присоединились к нашей компании и завязали вежливый разговор. Интересных историй Эйлерт знал предостаточно, так что он быстро нашел общий язык с дамами. Даже с Занозой. На флирт их беседа не была похожа, но я не расслаблялась. Специально села поближе к милорду, показывая таким образом, что он уже занят.
   Примерно через полчаса Эйлерт замер на полуслове, повернулся в сторону одного из проходов и нахмурился. Подвешенный господином светляк выхватил из мрачной мглы силуэты приближающихся людей. Авантюристы мгновенно приготовились к схватке, но это оказались свои. Потрепанная пятерка дружинников, состоящая из трех рыцарей в броне, мага-подмастерья и известного нам десятника Бренссона. Выглядели они неважно: под глазами пролегли темные круги, а кожа приобрела сероватый оттенок. Эйлерт показал мне пальцами условленный знак, и я тихо без каких-либо вопросов заменила обычный зачарованный болт на усиленный алмазный.
   - Слава богу, мы нашли подкрепление! - воскликнул десятник.
   - Стоять на месте! От вас разит тьмой! - грозно произнес Эйлерт.
   - Мертвяки нас чуть ли не штабелями обложили. Да еще личи закидали какой-то мерзостью. Мне кажется, я до конца жизни не отмоюсь от этого запаха!
   - Где остальные? Почему вас так мало?
   - Мы напоролись на серьезное сопротивление и разделились, - произнес Бренссон. - У вас есть чистая вода? Жажда совсем замучила.
   - Да. У меня есть фляга с родниковой водой, - произнесла Тихоня и потянулась к заплечному мешку.
   - Замечательно! - обрадовался десятник.
   - Стоп. Последний вопрос: почему вы шли в темноте?
   - Я потерял свой амулет из светокамня в пылу схватки, - заявил воин.
   - Я почти без сил, экономлю ману, - добавил подмастерье.
   - Что же Она тебе пообещала, десятник?
   - О чем это вы, сир Туранн?
   - Хватит. Вам недостает актерских талантов и умения убирать следы примененных темных заклятий. Что с дружиной и орденцами?
   Непонимающее выражение на лице Бренссона сменилось довольной улыбкой:
   - Мой план сработал как по нотам. Даже несмотря на то, что из-за вмешательства вашей группы пришлось ускориться. Я поссорил дружину с авантюристами в трактире. Затем избавился от главной помехи в лице мастера-мага. Жаль, что не получилось подставить вас, эрл, но и так неплохо, - постепенно черты лица Бренссона и его товарищей менялись, становились все менее человечными. - Я смог усыпить вашу бдительность, выставив самый тупой сброд наверху. Затем, когда дружинники расслабились, я и мои соратники ударили им в спину вместе с засадой из моих верных солдат. Это было избиение младенцев. Не волнуйтесь, скоро придет и ваш черед, ловцы неудачи. Кха-кха, - рассмеялся последователь. - Хотя я удивлен, что вы смогли забраться так далеко. Что же вы не бросились в хранилище вместе с другими глупцами, а? Впрочем, не важно. Вперед, мои бойцы! Постарайтесь взять их живьем!
   За спинами культистов появились новые силуэты. Большая группа умертвий. На этот раз это не были неуклюжие куклы. Мертвяки двигались быстро и уверенно. И самое страшное, что я узнала некоторых из них. Павшие дружинники и паладины шли на нас рваным строем, выставив оружие и щиты. Позади осталась группа культистов, к которым присоединились восставшие клирики. Я не колебалась, первой отправив болт в центр строя, и даже не взглянула на последствия своего выстрела, сразу начав перезаряжать арбалет. Затем активизировались наши лучник и маг. Воздух кипел и разрывался от проносящихся заклинаний. На сей раз милорду противостояло слишком много темных адептов разом, поэтому у него не оставалось времени на простых умертвий. Я успела выстрелить еще раз, прежде чем войско сшиблось с нашими воинами. Дальше уже использовать алмазные болты слишком опасно для союзников. Но за пару выстрелов я смогла выкосить примерно треть нападавших. Если бы это были настоящие рыцари в полностью заряженной броне, с благословениями Локтара и собственными защитными родовыми умениями, то такого урона бы добиться не удалось. Умертвия же изначально прошли через бойню, плюс потеряли части тел и элементы брони, многие навыки и наложенные благословления.
   - Стойкость духа!
   - Каменный покров!
   - Морозная ярость!
   - Вихрь железных лепестков!
   - Помоги мне изгнать нечистых, великая Эйнида!
   - Зов предков!
   - Танцующий ветер!
   Зазвучали родовые заклинания и молитвы со всех сторон.
   - Ты гребаная сучка! Где ты достала такие стрелы?! - недовольно прогремел Бренссон, обращаясь ко мне. Его голос, дополненный темной магией, подавлял своей мощью.
   - Очисти порчу, Эйнида великолепная!
   Светлая волна на секунду осветила пространство, а мой разум прояснился.
   - Придите, слуги мои! Настал ваш черед отведать первой крови!
   Даже я почувствовала, как заклубилась тьма и разлилась по залу. Вдруг прямо из пола выросли пятеро громадных созданий, полностью состоящих из жвал, клешней, клыков и когтей. Глаза их горели потусторонним серым светом. Химеры.
   - Отступаем! - скомандовал Эйлерт. - Быстрее, я прикрою!
  
   Конец ознакомительного фрагмента (главы 1-16 из 32)

Оценка: 5.02*39  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Артефакт для практики. Юлия ХегбомЗлое небо. Виктория НевскаяОдним днем. Ольга ЗимаРаненный феникс. ГрейсПРИЗРАКИ ОРСИНИ. Алекс ДЗагадки прошлого. Лана АндервудМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова Елена��Право на счастье. Ирис ЛенскаяТанго втроем (серия. Янка РамОтветственное задание для безответственной ведьмы. Анетта Политова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"