Алин Павел: другие произведения.

Опричники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Стычка с Лютым
  
  В марте вечера короткие. Только солнце укатилось с бледного неба, сразу тьма упала на Московское царство. В постоялой избе запалили лучины, воткнув их в щели в бревенчатых стенах.
  
  - Ну и жмот ты, Данилка, - сплюнул царский пристав Облезов. - Сожжёшь так дом, по недосмотру. Светец не можешь заказать в кузне?
  
  Хозяин избы только хихикнул в ответ. Светец денег стоит, а щели в брёвнах даровые. А изба уж двадцать лет стоит, не сгорела ведь, даст бог, и ещё столько же простоит.
  
  Облезов икнул и погладил живот. Два дня он пировал с казаками, посланными от Строгановых к царю. Завтра их ждут в Москве. Встанут затемно и тронутся, во дворе четыре воза с подарками - атаман разбойничий Ермак шлёт Ивану Васильевичу соболей и куниц. Глядишь, и царскому приставу чего перепадёт, зря он, что ли, встречать отправлен казаков.
  
  
  
  Старший у них, Иван Кольцо, сегодня запретил пить своим головорезам. Весь день чистились, тёрли бархатными тряпками сабли и бляхи на ремнях и перевязях, чтоб блестели. Шубы зашивали, портки свои, что изорвались в дальнем пути от Сибири до Москвы. Лисья шуба хороша у Ваньки Кольца! Облезов опять икнул, надо будет выпросить её, да самому носить.
  
  Сейчас ложиться будут казачки, караульные у возов сменятся, повечеряют и тоже улягутся. А царскому приставу никто не указ, помощники у него на конюшню спать ушли, хватит им пировать. Облезов кликнул Данилку, велел подать пива овсяного.
  
  - Пожрать осталось чего? - пристав почесал растрёпанные волосы.
  
  - Только кулеш да гусь жареный, - Данилка уже притащил долблёную кружку с пивом. Облезов махнул рукой, не надо, дескать, еды.
  
  - Ты к утру-то проспишься? - к нему подсел Иван Кольцо. - Смотри, Андрей, ждать тебя не станем, уедем, догоняй потом.
  
  - Не переживай, казак, всё устроим, - Облезов отхлебнул густого пива и закряхтел от удовольствия. - В жизни всякое бывает. Вот я тебя с отрядом конных искал три года назад, когда ты ногайского посла ограбил, а сейчас самого тебя, как посланника, встречаю. Я, Ваня, все ходы-выходы в Москве знаю, ты держись меня, и своё дело сделаешь, и Строгановым подсобишь.
  
  Он снова хлебнул пива. Кольцо усмехнулся и встал. Царя он не боялся, богатую казну ему вёз, а Москва деньги любит, так что все грехи ему спишут. Сейчас караульных сменить, да и на боковую, спать пора.
  
  Во дворе кто-то закричал, заржали лошади, Кольцо нагнулся к прорубленному в стене маленькому окошку, закрытому слюдой - не видать ничего. Казаки, уже лежавшие на шубах, приподняли головы. Иван махнул рукой тем, что шли в ночной караул - Егору Сломайнога и Арефию. Те сидели за столом, хлебали кулеш. Заслышав шум во дворе, отложили ложки и схватив сабли, быстро вышли за дверь.
  
  Быстрой лёгкой мышью вскочил в избу мальчишка-конюх в сером тулупчике.
  
  - Литва приехала! - звонко крикнул он. - С конвоем. Спрашивают, есть где поспать или им на сеновалке ночевать?
  
  Пристав рыгнул, нахмурился, и двинув кружку в сторону, кивнул лохматой головой. Мальчишка выскочил во двор. Дверь осталась открытой. Кольцо подошёл к ней, встал у косяка, молча поглядывая то на двор, где мелькал факел, то на пристава.
  
  В избу вошёл Егор Сломайнога и ещё четверо, два литвина и посольские подьячие. Облезов знал всех. Ротмистр Лютый, шляхтич из Вильно, на службе тамошнего каштеляна с оруженосцем своим и конвой их с границы. Видно, дьяк Щелкалов ждал литвинов, коли своих послал встречать.
  
  - Спаси Христос! - старший подьячий, как его, Дымов, что ли, снял шапку и перекрестился, повернувшись к углу с образами. Прямо под ними сидел Облезов. Он опять икнул и вытер рот.
  
  - Здорово, Дымов, - царский пристав улыбнулся. - Чего по ночам литвинов по дорогам нашим водишь?
  
  - Надо, и вожу, - сухо ответил подьячий и подозвал к себе хозяина избы. Тот улыбался и кивал. Иван Кольцо так и стоял у дверей, и чуть прищурясь, рассматривал ночных гостей.
  
  Егор Сломайнога взял с лавки забытую шапку и развернулся, чтобы выйти. Его лицо осветилось лучиной.
  
  - А ну-ка, стой! - вдруг крикнул Лютый. Он левой рукой ухватил казака за плечо.
  
  Лежавшие на полу казаки зашевелились, но Кольцо махнул им рукой - лежите!
  
  - Колдун! Попался мне! - оскалился ротмистр. - Есть бог на небе, всё видит, сейчас не уйдёшь!
  
  Он толкнул казака и отскочив назад, дёрнул саблю из ножен. Но оказавшийся вдруг сзади Иван Кольцо крепко обхватил его.
  
  - Угомонись! - крикнул он.
  
  Второй литвин качнулся к дверям. Но тут вскочил Облезов.
  
  - Тихо! - он ударил кулаком по столу. - Это послы к царю! Кто их тронет, двух дней не проживёт! Дымов, успокой своих приятелей!
  
  Загрохотали сапоги на крылечке, в дверь полезли усатые краснорожие литвины. Казаки вскочили с шуб, загремели саблями о ножны.
  
  - Убью! - дико заорал Кольцо, прижав засапожный нож к шее Лютого. - Стоять! Убью!
  
  Хмурый Дымов с товарищем шагнули к двери, закрыв путь литвинам. Те заворчали.
  
  - Хватит! - Облезов вышел из-за стола. - Лютый! Ты никого не тронешь! И ты! - он повернулся к Егору. Тот оскалился, прижавшись спиной к стене, в руке сабля. Лютый напротив. Оба высокие, плечистые, крепкие, глаза злобой плещутся. Не останови, так порвут друг друга!
  
  - Данилка! - крикнул царский пристав. - Избач, где ты?
  
  - Здесь, здесь, - Данилка вылез из-под стола. В драке там лучшее место.
  
  - Отдай литвинам и конвою ихнему гуся и кулеш, - приказал Облезов. - Вина не давать! Ночуют пусть на сеновалке, в избу не суются.
  
  Он развернулся к Лютому.
  
  - А ты запомни, это послы к царю! Если с них хоть волос уронишь, болтаться тебе на колу! Когда государь дела с ними окончит, тогда и разбирайтесь! Отпусти его, Ваня!
  
  Егора Кольцо во двор не пустил, отправил в караул другого казака, наказав присматривать за литвинами. Облезов ещё что-то нашептал Дымову, тот молча кивнул, натянул шапку и вышел с товарищем своим.
  
  Данилка вернулся со двора, осмотрелся, поднял с пола упавшую кружку и хотел унести её за печку, в кухонный угол, но пристав его остановил и велел наполнить её чем надо.
  
  Облезов опять пил овсяное пиво, и поглядывая на храпящих казаков, шептался с Кольцо.
  
  - Чего литвин Егорку колдуном назвал? - спросил он. - Может, он знает чего?
  
  Иван хмыкнул.
  
  - Егор хороший товарищ, несколько раз и вправду заговоры читал, когда нас татары зажали. Не зря его Сломайнога прозвали, на ровном поле два бойца Кучумовы упали и поломались. Потом, раны лечил травами всякими, - вполголоса ответил он. - Прямо не знаю, что у него с этим шляхтичем. Ничего, кончится посольство, уедем в Сибирь, к Ермаку, а там никто не найдёт.
  
  Облезов кивнул, а сам задумался. При дворе грозного Ивана Васильевича недавно загулял слух, что ищет царь колдуна сильного. Зачем, непонятно, а спрашивать прямо нельзя. Государь православный, в церковь ходит и со всякими нечистиками ему знаться вроде не по чину.
  
  - Пошли спать, - Облезов допил пиво. - Шубу вот мне подаришь свою, тогда всё обстряпаем как надо, безопасно для тебя.
  
  Кольцо глянул на него с недоумением, дескать, чего стряпать, как оно надо, но уточнять не стал. В поле, лесу или на реке-море он бы не растерялся, порубил бы литву или кого другого. А сейчас, втягиваясь в гущу отношений, смутно видимых интересов разных людей, атаман решил, что лучше помалкивать, пока не спросят. А шуба, да и бог с ней, с шубой. Он себе с десяток ещё добудет! Хотя, непонятно атаману, за что царскому приставу шубу дарить?
  Москва - Третий Рим
  
  Ещё затемно казаки начали собираться. В селе ударил колокол. Облезов перекрестился. Избач Данилка тоже.
  
  - Сегодня Сороки, память севастийских мучеников, - царский пристав мотнул головой. - Да и пост великий идёт. А я тут согрешил с вами в питии и скоромной пище. Прости, Господи!
  
  - Поехали! - громко сказал Кольцо и подозвав Данилку, рассчитался с ним за постой. - Ты про каких мучеников толкуешь, Андрей? Сегодня Василий-капельник, калачи печь надо. А постовать казакам некогда, добычу упустить можно.
  
  Облезов махнул рукой, дескать, что с тобой, диким, толковать.
  
  За хлопотнёй с возами, с дорогой, волнением от предстоящей встречи с царём, и пристав, и атаман забыли про ночные дела. Тем более что литвины поднялись рано и вместе с Дымовым наверняка уже были в Москве, у дьяка Щелкалова.
  
  
  Егор Сломайнога ехал у последнего воза. Полозья шуршали по серому уже, весеннему снегу.
  
  - Грязный на дороге снег, - подумал казак. - В лесу и полях до сих пор белёхонек.
  
  Ехавший слева Арефий вдруг подъехал ближе.
  
  - Егор, поведи моего коня в поводу, - сказал он. - Мне по нужде надо.
  
  
  
  Сломайнога обмотал поводья на заднюю луку, бросил взгляд на присевшего на обочине Арефия и на память ему пришёл Лютый. Вот дотошный литвин! Как он узнал его? Столько лет прошло с тех событий в Ковно! Пришлось тогда ему бежать оттуда в чём был. И не куда-нибудь, обратно в Московское царство, где за него мзду хорошую давали. Ладно, господь тогда уберёг. Удалось пробраться на Волгу, в дикие леса, там, где она с Камой сливается. Зиму прожил у отшельника, научился отвары лечебные делать, да раны с болезнями кое-какие лечить, заговоры узнал. Потом с казаками ушёл в окраинные города. Звался Егором Травником, потом уж сам Ермак Сломайногой окрестил.
  
  Вот и Москва скоро покажется. Дом родной увижу, подумал Егор, если не сожгли его в тот страшный масленичный Разгуляй. Семнадцать лет прошло, как раз перед Пасхой всё произошло.
  
  - Погоди! - закричал сзади Арефий. - Погоди!
  
  Взобравшись на коня, он шумно выдохнул: Ну, слава богу, с лёгким сердцем и к царю можно теперь!
  
  Казаки захохотали. Арефий крутился в седле, смеялся, нёс похабщину, веселил народ. Ехавшие впереди пристав Облезов и Иван Кольцо обернулись, усмехнулись и продолжили разговор.
  
  - Тебя дьяки начнут пытать, выспрашивать, что и как, - пристав оглянулся, рядом никого, и продолжил: - Про Строгановых ничего не болтай. Знаешь, не знаешь, говори, что припас от них получили и всё. А как они живут, что делают, ты не знаешь. Твоё дело воевать, ясак брать. Понял меня?
  
  Атаман помолчал, усмехнулся.
  
  - Мне без разницы, что и как у тебя со Строгановыми, - сказал он. - Я про них плохих слов не скажу. Но царю врать не стану. Спросит, если знаю, отвечу.
  
  Облезов выпятил губы и быстро кивнул.
  
  - Это верно, казак, царю врать нельзя, - он склонился к атаману. - Но с дьяками много не говори. Они тебя обдерут и если что, под топор быстро подведут. Щелкаловых бойся, и Андрейку и Ваську.
  
  - Ты-то сам, с кем? - повернулся к приставу Кольцо. - Кто хозяин над тобой?
  
  - Ну, хозяин не хозяин, - Облезов оскалился. - Мы люди маленькие, нам без помощи никак.
  
  Он подмигнул атаману и взяв того за руку, легонько дёрнул к себе, потянувшись ртом к уху. Кольцо легко наклонился, чуть прищурившись.
  
  - Годунов, - шепнул пристав. - Он самый главный после царя в Москве сейчас. Но хитёр и осторожен. Если ты ему без утайки будешь рассказывать, жить тебе в золоте. Никому не говори про него. Он сам тебя найдёт.
  
  Дорога пошла вверх, и с гребня холма открылся царствующий город Москва. Чёрные избушки, белые пустыри огородов на окраине. А дальше сияют золотом купола, стоит несокрушимо московский кремль.
  
  - Третий Рим, - Облезов стащил волчью шапку и перекрестился. - А четвёртому не бывать! Слава богу, доехали.
  
  По наезженному тракту лошади резво бегут, сани покачиваются на кочках. Казаки ухарски развалились в сёдлах, поглядывают на москвичей. Прохожие глядят открыв рты - уж больно богатый поезд едет. Впереди в волчьих шапках набекрень царские приставы, плетьми сгоняют с дороги зевак.
  
  - Это ведь казаки вроде, по ухваткам-то, а, кум Матвей? - говорит стоящий на крылечке покосившегося пятистенка дядя в длинном кафтане с оторванным воротником, видать, с чужого плеча одёжа. - А едут, как посланники Мамая, с грохотом, да свистом.
  
  - Да пёс их разберёт, кум Фома, - пожимает плечами сосед и сморкается, вытирая пальцы о шершавые брёвна в стене дома. - Кого только к государю нашему не возят.
  
  Поезд давно уже умчался к Кремлю, а Матвей с Фомой стоят, молча смотрят ему вслед, иногда тяжко вздыхая и шмыгая носами.
  Иван Грозный задумал измену
  
  Царь не спал, молился. Сегодня он рано встал, и опять с лицом, мокрым от слёз. Поглядел в ещё тёмное окошко, толкнул створки. С улицы потянуло сыростью.
  
  - Тепло идёт, - подумал Иван Васильевич и закашлявшись от свежести, отошёл от окошка. Сейчас помолиться, а потом можно и перекусить. Сороки сегодня - праздник великий, в честь него стряпухи из теста птичек всяких налепят. С чаем хорошо их.
  
  Когда царь вышел из церкви, уже светало.
  
  - Кто там есть? - спросил он, сидя за столом и попивая травяной настой. Служка Гаврилка нагнулся, шепнул на ухо: "Щелкалов ждёт, только что приехал из приказа своего, гонцы из Вильны прискакали".
  
  Иван Васильевич засопел носом, ткнул кулаком серебряную чарку с настоем. Та опрокинулась. Гаврила бросился рукавом вытирать.
  
  
  - Брось! - хрипло сказал царь и облизнул губы. - Пусть ждёт дьяк. Стряпухи булок напекли?
  
  
  
  Служка кивнул, бережно взял чарку, поставил и налил в неё из кувшина ещё настою. Царь хлопнул ладонью по столу, чарка снова упала.
  
  - Сказал же, брось, - усмехнулся Иван Васильевич. - Булки, скажи там, пусть тащат. А Щелкалову ждать!
  
  Стряпухи постарались, булки походили на жаворонков, поднявших крылышки. Заедая их мочёными яблоками, царь размышлял. Гонцы из Вильно должны были привезти ответ Петра Скарги, тамошнего главного иезуита. Два года назад Иван Васильевич уже имел дело с братьями Ордена Иисуса. Тогда в Московское царство приехал Антон Поссевин.
  
  - Козел, - пробормотал царь, вспомнив небольшую острую бородку иезуита. Когда тот говорил, она мелко тряслась, как у козла на лужайке.
  
  Поссевин предлагал московскому царю заключить союз-унию с папой римским. Ничего бы не изменилось, только главным над православной верой стал бы хранитель престола святого Петра. Тогда Иван Васильевич долго спорил с иезуитом и в конце концов вышиб его за пределы царства, запретив въезд и ему, и его орденским братьям. Но потом случилась беда - умер сын Иван.
  
  Вспомнив наследника, царь заплакал, сжав кулак. Бывшая в ладони птичка вскинула крылья и развалилась крошками.
  
  - Так и Ваня мой, - вытирая слёзы, пробормотал Иван Васильевич, собирая остатки булки и закидывая их в рот.
  
  Московский престол переходил сейчас к младшему сыну - Фёдору, а тот был простоват.
  
  - Обдурят его, ох, обдурят! - застонал царь и со всех сил ударил по столу кулаком. Ухватив ещё одного жаворонка, ободрал у того крылья, но есть не стал, раскидал по сторонам.
  
  - И царство моё также на распыл пустят, - пробормотал он и поднял глаза на застывшего в углу Гаврилку. - Какие горницы протопили сегодня?
  
  - Твоя, великий государь, - начал тот, но царь поморщился.
  
  - Ещё верхняя, откуда Москва-реку видать, - быстро заговорил Гаврила.
  
  - Хорошо, - царь порвал ещё одного жаворонка. - Зови туда Щелкалова, а у дверей поставь двух стрельцов.
  
  Он поднялся, сутулясь и перекосившись на правый бок - что-то болело внутри.
  
  - А кто велел верхнюю горницу протопить? - повернулся царь к служке.
  
  - Борис Годунов, - Гаврила мигнул. - Он говорит, что великому государю, может, отдохнуть захочется после молитвы. А во дворе ещё прохладно. А там, дескать, хорошо.
  
  - Ну, Борис, Борис, - Иван Васильевич мотнул головой. - Расторопен, догадлив.
  
  "Сожрут они Фёдора, как пить дать, сожрут" - думал он, поднимаясь по скрипучей лесенке. Гаврила поддерживал его за локоть.
  
  - Всё, иди, - оттолкнул царь служку перед дверью в горницу. - Скажи стряпухам, пусть пирог с редькой испекут. Зови Щелкалова. А стрельцов тут поставь.
  
  Гаврила ссыпался вниз. Крикнул что-то, царь слушал. Снизу раздались тяжёлые быстрые шаги. Стрельцы торопились на пост. Раздалось шуршание.
  
  - Щелкалов поднимается, - решил Иван Васильевич. - Шаркает шубой своей по стенкам. Даже во дворце моём не снимает, боится, что упрут. Хитёр, ой, хитёр, Андрейка Щелкалов с братом своим Васькой! Сожрут они Федьку, дурака моего блаженного!
  
  Зайдя в горницу, царь уселся у окна на лавку и бросил взгляд в окошко. Москва ещё снежная, но тут и там, на солнечных местах видны вытаявшие прогалины. Весна идёт, скоро лето, но все ли доживут до тёплых дней?
  
  Вошёл Щелкалов, поклонился в пояс, оглянулся, плотно прикрыл дверь за собой.
  
  - Садись, - царь хлопнул по лавке. - Да ближе, не укушу.
  
  И он выжидающе уставился на дьяка. Тот сел, засопел носом и посмотрев царю прямо в глаза, тихонько сказал: "Иезуиты согласны на все ваши условия. Только римский примат над церковью и всё. Больше им ничего не надо".
  
  Иван Васильевич откинулся назад, опёрся рукой на подоконник и забрал в ладонь бороду.
  
  - Это всё? - спросил он.
  
  - Нет, - Щелкалов склонился ближе. - Лютый, тот шляхтич, что из Вильно приехал, колдуна нашёл под Москвой, просит на расправу его.
  
  Царь прищурился.
  
  - А ну-ка, давай подробней расскажи, что там иезуиты передают, и какой вдруг колдун на Москве объявился? - оскалился он. - Больно хорошо день начинается. Не подвели меня, чую, мученики севастийские, не зря с утра им молился.
  
  Сидевший за стеной, у просверленной малой дырочки Гаврила от напряжения даже рот приоткрыл, вслушиваясь и боясь упустить хоть слово.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"