Гриднев Павел: другие произведения.

Шестое лицо Будды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Роман писался в течение трех лет. Скажу честно, рождался очень сложно. Читатель сам даст ему оценку. Написав последнюю главу, я до сих пор не осознал, что получилось в итоге. Кроме того, прошу простить за ошибки, может, позже будет время сделать корректуру. Спасибо, автор.
  
  Шестое лицо Будды.
  
  Спартак открыл микроволновку. Существо, сидевшее за стеклянной дверцей, уставилось на него. Огромные глаза, испещренные тонкими прожилками сосудов, испуганно бегали из стороны в сторону. Маленькие ушки тревожно подрагивали, прислушиваясь к каждому шороху. Спартак с трудом отошел от зеркала. В последнее время ему было все трудней открывать микроволновку. Она причиняла нестерпимую боль. Все началось год назад. Во время вечерней мессы Спартак почувствовал неприятное жжение в области пупка. Он дочитал проповедь и вернувшись в свой кабинет снял рясу и к своему удивлению обнаружил небольшое покраснение. Он провел пальцем по этому месту, и вдруг кожа треснула и из сгустков крови и какой-то неприятно пахнущей жидкости на его глазах появилась маленькая микроволновая печь. В отражении стеклянной дверцы Спартак увидел двух мексиканцев в огромных сомбреро на грязных головах сидели у входа в вокзал. Их гитары стояли рядом. Лиц мексиканцев не было видно из-за сомбреро, надвинутых низко, почти до подбородка. Видимая часть лица имела двухнедельную щетину. Тот, что сидел справа, курил сигарету, перекидывая ее из одного уголка рта в другой. Они положили свои ноги на небольшой сундук, который, по-видимому, служил им и чемоданом, и гардеробной, и подставкой. Красные ботинки с заостренным носками были в пыли. К подошве одного прилип фантик от жевательной резинки.
  Теплый ветер лениво перекатывал сухую траву по перрону. Возле высокого столба сидел большой рыжий пес. Он терпеливо ждал приезда поезда. Он каждый день приходил на тоже самое место и ждал. Никто не знал почему этот пес появляется здесь каждый день.
  Со скрипом отворилась дверь в вокзал. На перрон вышел молодой парень с рюкзаком на левом плече. Рюкзак был цвета хаки. Толстый ремень плотно облегал плечо юноши. Из правого кармана торчала слегка завядшая гвоздика. Лицо Молодого человека было слегка обескуражено. Он словно только что проснулся и с трудом понимал происходящее вокруг него. С одной стороны он всем своим видом старался не выдавать своих эмоций. С другой, его глаза не могли разыскать ни одно знакомое место или предмет на котором они могли бы остановиться. Увидев мексиканцев, парень даже открыл рот на тут же его закрыл. Один из мужчин в сомбреро указательным пальцем подал шляпу вверх и равнодушно взглянул на незнакомца. Мгновение ему потребовалось, чтобы оценить ситуацию и шляпа вновь как по мановению Волшебной палочки упала вниз. Парень сделал несколько шагов и остановился. Его потертые джинсы и такая же куртка выдавали в нем городского. Много городских в последнее время стали приезжать сюда. Одному богу известно что они ищут. Летом и весной Их особенно много. Едут целыми группами. потом где-то селятся, хотя единственный в городишке отель пустует второй год. А немого позже уходят. Шериф, обеспокоенный таким наплывом незнакомых людей, издал приказ досматривать каждого подозрительного и снимать отпечатки пальцев.
  Помощник шерифа Рик Эдвардс был чертовский своим парнем, как принято говорить в здешних местах. Он никогда понапрасну не мельтешил жетоном. Он если что и наклевывалось, всегда старался решить все мирным путем. Еще отец его говаривал, что нажить врага плевое дело. Вот и сейчас Рик, заметив незнакомого парня, не спешил проверить его документы. Он сидел в полицейской машине, припаркованной справа от вокзала, и прекрасно видел молодого человека с рюкзаком. По радио пел Синатра. Рик любил старика Фрэнка. Любил за его непосредственность. Любил за пристрастие к виски и сигарам. Он никогда не понимал этих телеболтунов, которые с пеной у рта доказывают по ящику, что необходимо считать калории. Нужно заботится об уровне холестерина. А сами жрут своими рыхлыми ручонками бигмаки, запивая колой и смачивая картошку в реках кетчупа. Рик сделал радио потише. Клетчатый Носовой платок торчал из кармана. Он уже был насквозь пропитан пылью и потом. В очередной раз достав платок, Рик положил его на шею. Пот, капающий с кончиков волос стал впитываться в кусок клетчатой материи. Рик достал пачку Кэмэла и, сняв обертку, вынул очередную сигарету. Зажигалку пришлось как всегда искать. Наконец он нашел одну в бардачке. Он не боялся ни рака легких ни самого черта. Курил по две пачки в день. А вечером в боулинге приговаривал бутылочку Джэка. Жены не было. Детей тоже. Рик жил как он хотел и никого не собирался учить жить.
  Песня Синатры закончилась. Шон Донован ведущий местной радиостанции Вторгся в машину Рика своим гнусавым голосом. Сегодня потерпел катастрофу самолет компании амэрика эйрлайнс. Боинг 737 следовавший из Бостона в Филадельфию через двадцать минут после взлета пропал с радара Аэропорта Бостон. Вскоре обломки самолета нашли в районе ...... Погибло по крайней мере.....
  Рик выключил радио. Каждый день одно и тоже. Он Вышел из машины и снова спрятав платок в карман направился к парню, который продолжал озираться по сторона словно очумелый. Рик чувствовал, как горят его ноги в черных туфлях Смитсон на ужасно толстой подошве. Как уже дымятся носки, прожигая пальцы ног. Жара стояла невыносимая. Мексиканцы, заметив Рика, поспешно встали но словно почуяв что сегодня они неинтересны вновь уселись а своим гитарам.
  Парень, словно не замечая полицейского, вперил свой взгляд в фонарный столб на котором висела жестяная табличка с пожухшей надписью "не стоять близко у края перрона". Рик ловким движением двух пальцев откинул сигарету. Та выпустив напоследок сноп алых искр упала на рельсы.
  - Жаркая погода сегодня сэр, не правда ли?
  Парень словно вышел из состояния оцепенения. Он медленно повернул голову в сторону полицейского. В его синих глазах зияла пустота. Как у коровы, которую ведут на бойню. Правый уголок рта нервно подергивался. Еще один псих- мелькнула в голове Рика мысль.
  - Можно взглянуть на ваши водительские права, сэр?
  Рик любил вежливо обращаться со всеми- будь то мистер Харрис из телеграфной компании или пьянчуга Родригес, что работает в автомастерской "колеса и еще кое что". Парень машинально запустил руку в карман. Так же машинально он вытащил оттуда пистолет. Рик замер. Он смотрел на черную сталь ствола медленно протягивая руку к кобуре с верным кольтом. Рик до последнего не верил что парень выстрелит. Он не хотел в это верить. Ведь сегодня день так хороша начался. Он утром хорошо позавтракал , выкурил сигарету. По пути на службу договорился с Энди, что поиграет сегодня в боулинг. Он прошлый раз проиграл ему полтинник . Вот и настало время взять реванш. Он до блеска вымыл машину на мойке у старого Броуди. Забрал вещи из прачечной. Планировал пообедать в закусочной "два бобра", а к вечеру накатить грамм двести виски перед игрой. И сейчас какой то болван с рюкзаком на плече, похожий на оболтуса которых шляется кругом полным полно решил вот так все закончить. Взять и просто выстрелить в лицо из полуавтоматического пистолета. Взять и одним мигом оборвать жизнь человека. Ничего не говоря и не объясняя. Хотя на какой хер нужны эти объяснения и кому? Будущему трупу? Они ему уж точно не нужны. Рик в последнее мгновение своей жизни все еще надеялся на то что парень не выстрелит. Хотя в глубине души он понимал, что это не так. Его правая рука даже перестала двигаться к пистолету. Слово она уже знала- все бесполезно. Рик почувствовал, как пуля пробила переносицу. Он не услышал самого выстрела. Он успел ощутить солоноватый вкус крови во рту. Он даже успел увидеть кусок кости торчащий в том месту гда когда то был нос. Потом жизнь кончилась.
  Парень, только что убивший полицейского, повернулся к мексиканцам которые так и сидели на стульях вытаращив глаза. Он застрелил и их. Осмотревшись по сторонам, он направился к полицейской машине. На крыше громоздилось внушительное кожаное кресло. Казалось, Рик собирался куда то переезжать и закрепил кресло чтобы вечером его выгрузить на новом месте. Парень сбросил рюкзак с плеча и положил его на заднее сиденье. Сев за руль, он отчетливо вспомнил, что не может водить машину. Но вдруг машина тронулась сама с собой и колеса Зашуршали по гравию. Глаза парня вдруг приобрели осмысленный блеск, он неожиданно вспомнил, что во дворе ее звали Пампушей. Это было обычная девочка пяти лет с светлыми волосами. Стоял 1979 год. Жаркое лето. Очень жаркое. В тот год во дворах сносили сухие деревья. Их сложили в огромную кучу на площадке. Почти неделю они сохли под палящими лучами июльского солнца. Мы мальчишками соорудили меж ветвей убежище. Пампуша приходила к нам каждый день и играла с нами. Однажды мы даже подожгли наш шалаш. Кто то принес спички. Хотели соорудить небольшой костер. Но когда сухая листва вспыхнула слово порох мы бросились в рассыпную. Тогда я убежал вместе с Пампушей. Никто не мог вспомнить почему это девочку так звали. Она была очень худой. Даже слишком ходой для своего возраста. Нонам мальчишкам было все равно. Я отчетливо помню как мы стояли у входа в подъезд и чуть дыша смотрели, как дворник ругаясь бегает вокруг пожарища и старается растащить горящие деревья друг от друга. Помню тогда досталось всем.
  Как то утром один мальчишка сообщил нам что. Пампуша умерла. Мы долго стояли в оцепенении. Для меня это. Был первый опыт знакомства со смертью. Я не понимал что девочки, с которой мы только позавчера стояли у подъезда, прячась от дворника, больше нет на свете. Дети вообще по иному понимают смерть. Я не мог осознать своим маленьким мозгом что такое мертвый Ребенок. Ее хоронили в нарядном платье и цветах. Мы с мальчишками все пришли к ее подъезду где на лавочке стоял небольшой гроб. Я отчетливо запомнил лицо ее матери. Она была бледной. Ни единой слезинки не вытекло из ее глаз. Пампушу похоронили на старом кладбище прямо у дороги. Каждый день поминовения я проходил с родителями мимо и смотрел на ее могилу. С Каждым годом дожди и снег стирали ее лицо с никелированной таблички на могиле. Я забыл про Пампушу.
  Однажды мне позвонил старый друг. Его звали Андрей. Он был очень взволнован. Он сказал что выдел Пампушу. Я принял его за сумасшедшего. Андрей сказал что видел ее в нашем старом дворе. Она была в том самом платье, в котором ее хоронили, тогда далеким летом 1979 года. Андрей- единственный, кто еще жил там. Все остальные разъехались. Пошло больше тридцати лет. Стояло жаркое как никогда лето.
  Я не стал с ним разговаривать. В последнее время он сильно закладывал и частенько напивался до беспамятства. Я решил что это была белая горячка. А утром узнал, что Андрея нашли мертвым на той самой площадке, где мы когда то подожгли сухостой. Его мать хорошо знала меня и любила. Я рос без отца. Она частенько забирала меня к себе домой и я часами запоем читал книги. У них была роскошная по тем временам библиотека. Андрей рос оболтусом и смеялся над моими увлечениями. Тетя Валя так ее звали позвонила мне в день похорон. Я обещал прийти но не смог. Задержали дела на работе. Я пришел к ней на следующий день. В ее квартире ничего не изменилось. Те же ровные ряды книг. То же ковер на стене. Тот же круглый стол за которым любили собираться гости. И мы мальчишками частенько играли в карты. Тот же запах из далекого детства. Женщина была одета во все черное. На голове черная повязка.
  - Проходи, Спартак , - тихо промолвила она.
  Я вошел в комнату и сел за стол. На тумбочке у телевизора стояла фотография Андрея перед ней в вазочке сладкий рис со свечкой. Рядом небольшая иконка спасителя. Я принес свои соболезнования и извинения по поводу того что не смог быть на похоронах.
  - Ничего Спартак, - тетя Валя села напротив меня. - все помогли. приезжал мой брат с женой.
  Она вытерла глаза платком.
  - Помянешь?
  - Конечно.
  Женщина поставила на стол початую бутылку водки и рюмку.
  - Я сейчас Что-нибудь соображу из закуски.
  - Не беспокойтесь тетя Валя.
  Но женщина уже ушла на кухню и стала греметь посудой. Вскоре на столе появились соленые огурцы Колбаса сыр.
  - Помяни моего Андрея. Он часто тебя вспоминал. Ты же знаешь с работой у него не ладилось в последнее время часто пил.
  Женщина подвинула мне тарелку с закуской.
  - Ты кушай Спартак. Сейчас пирожки разогреются. Кушай сынок.
  Я выпил три рюмки водки и немного захмелел.
  - А отчего он умер?
  Я сам не ожидал того что смогу задать вопрос матери. Она поняла голову.
  - Врачи сказали что у Андрюшеньки остановилось сердце.
  - Сердце? Разве он болел?
  - Никогда не жаловался он на сердце. Пил крепко. Я перестала ему деньги давать. Пенсия небольшая сам знаешь. А он сказал что повеситься. Какая же мать выдержит такое. Но ты знаешь Спартак. Он ведь тихий всегда был. Не буянил, посуду не бил. Придет домой со двора, ляжет на диван и засыпает.
  Тетя Валя покачала головой.
  - Он еще такой молодой.
  Женщина не знала, куда ей деть руки. Она то и дело вытирала и без того чистую скатерть. То поправляла повязку на голове, то переставляла посуду на столе.
  - Андрей звонил мне незадолго до смерти,- сказал я чувствуя Свою вину что не смог быть на похоронах.
  Тетя валя замерла. Ее глаза вдруг вперились в меня.
  - Он звонил тебе Спартак?
  - Да, но ...
  Я запнулся. Что мне сказать бедной матери?
  - Почему ты молчишь Спартак ? Что с тобой ты побледнел .
  - Помните тетя Валя у нас во дворе жила девочка лет тридцать назад, она умерла кажется в 79?
  - Да конечно ее кажется звали Надя?
  - Да , мы звали ее Пампуша.
  - А почему ты вспомнил про нее?
  - Андрей сказал мне что видел ее. Это было ровно за день до его смерти.
  Тетя Валя прикрыла рот руками. На глазах снова заблестели слезы.
  - Но она же...
  - Да, поэтому я и не принял в серьез его слов. А когда вы позвонили мне, я вспомнил про этот странный звонок Андрея. Кстати, а от чего тогда умерла та девочка, вы не помните?
  - У нее был рак крови кажется. Столько лет прошло. Родители давно уехали.
  - Да, я помню как мы мальчишками играли с ней.
  Тетя Валя смотрела на меня и от ее взгляда мое сердце сжималось еще больше.
  - Вы Были большими Непоседами. Сколько вас тогда было друзей?
  - Нас было шестеро - улыбнулся я. - и Пампуша седьмая.
  - Точно! Ты всегда подбивал всех на какие-нибудь шалости, Спартак. Подбивал, а потом больше всех и получал за это от матери.
  Смутные воспоминания нахлынули на меня. Я увидел перед глазами наш старый двор. Слышал крики друзей. Вспомнил, как мы бегали курить за гаражи и как нас там увидела тетя Валя. Андрею влетело по первое число. Он долго еще потом не мог сидеть. Вспомнил, как мы пекли картошку в углях. Как к нам во двор приезжал старичок, который громко сигналили и принимал пустые бутылки. Как мы бегали к стадиону, где под трибунами собирали мелочь, которая выпадала из карманов болельщиков. Однажды, удалось собрать десять рублей. Пировали две недели. Ели мороженное, ходили все вместе в кино и катались на каруселях в парке.
  - Тетя Валя мне пора,- сказал я, вставая из за стола.
  - Конечно, Спартак, конечно.
  Она проводила меня до двери.
  - Заходи в любое время. Не забывай Меня.
  - Что вы тетя Валя , конечно.
  Я вышел в прохладу подъезда. На душе было почему то противно. Здесь кажется время остановилось. Хотелось напиться. Зазвонил мобильник. Я взял рубку.
  - Алло , слушаю.
  - Привет Очкарик!
  Так меня звали друзья во дворе.
  - Привет Понос,- я узнал Димкин голос.
  - Тебя не было на похоронах, зазнался что ли?
  - Да нет, на работе был завал, только что вышел от тети Вали. Ты сам как?
  - Да по всякому, Спартак. Давай пересечемся где-нибудь в городе? Ты как? Пивка выпьем?
  - Идет. Куда подъехать?
  - Давай подъезжай в порт встретимся в "Таверне моряка" через полчаса. Лады?
  Машину я припарковал перед подъездом. На улице стояла невыносимая жара. Пекло уже недели три. С неба ни упало ни капли. Я посмотрел на то самое место, где Андрей видел Пампушу. Там сейчас была сделана парковка для машин. Но из асфальта торчали еще старые столбы, на которых в стародавние времена висели бельевые веревки. За площадкой до сих пор росли из земли три железных гаража, за которыми начинался забор детского садика, куда мы бегали когда играли в казаки-разбойники. Правые стенки гаражей покрылись мхом. Старая акация, на которой мы как - то соорудили небольшое укрытие из досок и картонных коробок, уже высохла.
  Я сел в машину и завел двигатель. Таверна моряка находилась в порту. Это было старое заведение, где обитала разная публика. Здесь можно было встретить и моряков с судов, пришедших в порт, и пьянчуг, и местных оперов, пришедших на встречу со своими осведомителями. Городских мошенников и картежников. Многие любили собираться здесь. Димка сидел в дальнем углу таверны и потягивал свежее холодное пиво. Перед ним стояла пепельница и тарелка с фисташками. Увидев меня он махнул рукой. Я прошел между столиками и сел на длинную деревянную Скамейку.
  - Привет Спартак. Пиво будешь?
  - Давай по бокальчику.
  - А ментов не боишься?
  - Они журналюг не любят.
  Димка захохотал.
  - Я признаюсь тоже.
  - Чего это?
  Он подвинулся ко мне поближе.
  - Ваш брат мать родную продаст за сенсацию. Ведь верно, очкарик?
  Я пожал плечами. Подошла официантка. Я заказал пива и орешков.
  - Покурим?
  Мы закурили. Я чувствовал, что Димка чем то взволнован, или обеспокоен. Принесли пиво.
  - Жалко Хрыча (так мы звали Андрея в детстве) бухал правда в последнее время. А так нормальный был.
  - Да верно,- согласился я.
  - Как там тетя Валя? А то мы вчера разъехались из столовой после поминок. Она сказала, что справится про тебя спрашивала.
  - Я знаю. Я только, что был у нее.
  Казалось, Дима не обратил ни мои слова никакого внимания. Его мысли блуждали где- то очень далеко.
  - Знаешь, давай помянем Андрея, - Дима подозвал официантку. - дай нам водочки. И огурчиков принеси ваших фирменных.
  Пить водку в такую жару совсем не хотелось. Но я почему- то понимал, что намерения Поноса не терпят возражений. Да и на душе было не совсем хорошо. Выпили не чокаясь. Повторили.
  - Знаешь Спартак - изрядно уже охмелевший от водки и жары промолвил Понос. - Андрей несколько дней назад заезжал ко мне на базу (Дима работал на оптовой базе начальником охраны).
  - Просил денег?
  - Да просил. Но он кое-что оставил для тебя.
  Я нахмурил брови.
  -Если он оставил что- то для меня, почему ты только сейчас решил сказать мне об этом?
  Дима заерзал на лавке.
  - Он сказал мне отдать это тебе, если с ним что-нибудь случится. Вот и случилось.
  Я опешил. Мы в последнее время обдались редко. Встречались или на школьных ежегодных вечеринках, или по случаю. Андрей звонил очень редко а если и звонил то обычно просил денег. Если бы он хотел о чем- то сообщить мне, то почему не сделал это напрямую?
  На столе появился продолговатый конверт. Чистый конверт. Я открыл его и достал сложенный пополам листок бумаги.
  "Привет Спартак! Извини, что я раньше не рассказал тебе все. Вероятно, ты как самый умный и рассудительный из нашей славной компании. Счел бы меня сумасшедшим. Но на сама деле это не так. И если ты читаешь эти строки, значит со Мной что-то случилось, и скорее всего Меня уже нет на этом свете. Я уверен ты сможешь ответить на вопросы, на которые у меня нет ответа и уже наверное не будет. Ты может вспомнишь, что я позвонил тебе и сказал что видел девочку у нас во дворе. Ту самую, которая умерла много лет назад. Кажется ее звали Надя. Так вот она на самом деле приходила ко мне несколько раз. Сейчас ты можешь подумать, что у меня бред. Но поверь, все было на самом деле. Это случилось год назад. Я напился и поздно вернулся домой. Мать была на дежурстве в больнице. Я уснул, но проснулся от какого то необъяснимого холода. Меня трясло в постели словно в лихорадке. Я вышел на кухню. Начинало светать. У меня был такой сушняк, что я выпил по моему полный чайник воды. Я выглянул в окно. Часы показывали шесть утра. Я хорошо помню это воскресенье. Во дворе было пусто. Я уже собрался идти как следует выспаться. Но вдруг я увидел ее. Ора стояла у наших гаражей и что то говорила мне. Я ничего не слышал, а только стоял и смотрел в окно. Первой моей мыслью была- "белая горячка". Я закрыл глаза, но она не исчезала. Можешь мне поверить, я тогда поверил сам себе, что у меня поехала крыша. Она не уходила. Потом несколько раз махнула мне рукой словно звала за собой. Я мигом спустился во двор. Никого не было вокруг. Я направился к гаражам и увидел как между ними мелькнуло ее платье. Словно во сне я брел туда. Когда я зашел за гаражи ее не было. Справа прямо на стенке гаража детским почерком была написана странная надпись "я не умерла". Я стоял в похмельном угаре и тупо рассматривал Написанные мелом слова. Вернувшись домой, я снова напился, и уже ничего не соображал. Второй раз она пришла осенью. Кажется в конце ноября. Стояла морозна погода. Тогда я подрабатывал в хлебном магазине грузчиком. Я возвращался домой и увидел на лавочке девочку сидевшую спиной ко мне. Она была одета не по погоде. Девочка сидела и болтала ногами. Я Окликнул ее. Кажется я спросил, где ее мама и почему она так одета? Девочка не отвечала. Я подходил ближе. Вдруг она быстро встала и побежала снова к гаражам. Вот тогда я ощутил ее присутствие снова. Она сидела на низком заборе, которым был огорожен детский сад. Правда сейчас садик переделали под дом престарелых. Я подошел ближе и окликнул ее. Она повернула в мою сторону голову. Мои руки дрожали. Я с трудом, что- то выдавил из себя. Но Надя только улыбнулась и показала рукой на гараж. Я обернулся. Там мелом было написано ".... Делал мне больно в подвале. Мне холодно". Я снова посмотрел на забор, но девочка исчезла. После третьего раза я позвонил тебе Очкарик . Третий раз был вчера. Она была в том самом платье, в котором ее хоронили. Я хорошо запомнил его. Белое в кружевах и красных розочках. Она сидела на корточках и что- то рассматривала на старой площадке, где когда то вешали белье. Я окликнул ее. Она повернулась и погрозила мне пальцем. Потом рассмеялась, и снова убежала к гаражам. Там ничего не было. Я увидел только голубя. Мертвого голубя и деревянный меч. Детский деревянный меч. У голубя была отрублена голова. Она еле-еле держалась на конце сухожилия. Ты понимаешь, о чем я говорю, Очкарик? Она что- то хотела сказать и о чем-то предупредить Меня. Но я так и не понял. Сегодня...."
  Этими словами письмо неожиданно оборвалось. Я положил лист бумаги на стол и вопросительно посмотрел на Диму. Тот курил и только кивал.
  - Ты читал его?
  - Да конечно, - как ни в чем не бывало ответил Понос.
  - И что думаешь?
  - Херня какая -то. Я смутно помню ту девчонку. Пампуша кажется. Да и причем здесь она? Ведь она умерла, когда мы были мальчишками!
  Я смахнул каплю пота с кончика носа.
  - Знаешь старик мне некогда,- вдруг заторопился Димка. - ты не очень заморачивайся по поводу этого. Андрей был хорошим другом и человеком. Царство ему небесное.
  Димка испарился. Больше я его не видел...
  Будильник зазвонил ровно в шесть утра. Нудный монотонный звук заставил спящего мужчину тяжело поднять голову и посмотреть на часы. Потом голова рухнула снова на подушку. Димка испарился. Больше я его не видел...
  Рука потянулась к черной кнопке, но потом на полпути остановилась.
  - Надо вставать, - сказал сам себе Спартак Столбов.
  Он нехотя откинул одеяло и, зажмурившись посмотрел в окно. За стеклом медленно вставало красное солнце. Весна в этом году радовала москвичей. В первых числах апреля как обычно, ударили небольшие заморозки, чем привели дачников в неописуемое уныние. Но потом, к середине месяца, распогодилось. По утрам расстилался туман, оставляя после себя мокрые крыши автомобилей во дворах и влажный асфальт. Днем солнце хорошенько прогревало воздух, что можно было с удовольствием скинуть пиджак или снять ветровку и насладиться первыми теплыми деньками в этом году. Несколько голубей как всегда примостились на подоконнике, что-то воркуя на своем птичьем языке. Сосед подкармливал птиц прямо из окна, так что вскоре им стало мало места и они заняли соседние подоконники и балконы.
  Спартак нащупал пульт от телевизора, и привычным движением нажал кнопку. По второму каналу началась программа "Доброе утро". Ведущий рассказывал о последних новостях, равнодушно читая автотекст с экрана монитора. Как всегда несколько катастроф, драки и немного о кризисе. Потом пошли светские новости. Спартак переключил на Дискавери и начал медленно вставать с постели.
  Старые тапочки, как всегда потерялись под кроватью. Чертыхаясь, он опустился на колени. Пара пустых банок из-под пива, книжка Гиляровского, пульт от ДВД, который он два дня назад искал - все это пылилось на полу, дожидаясь заветного дня генеральной уборки. Но так как уборка генеральная, то Спартак не спешил ее начинать в скором времени. Да и времени на это у него не было. С женой он развелся два года назад. Работа следователя генеральной прокуратуры по особо важным делам не приносила больших доходов. Да и времени отрывала очень много. Частые командировки во все концы страны - тоже не цементировали семейную жизнь. Вот однажды Света собрала вещи и оставив банальную записку, уехала к маме в Ессентуки. Она иногда звонила, но потом все реже и реже. Спартак и сам понимал, что такая семейная жизнь никого не устраивала.
  Запищал мобильный. Снова пришла СМС о том. Что баланс приближается к "порогу отключения". "Не забыть кинуть денег на телефон", - подумал мужчина, наконец надев тапочки на замерзшие ноги. На кухне голубым цветком вспыхнул газ. Спартак налил полный чайник фильтрованной воды, которую покупал в ближайшем супермаркете. Надев свисток он пошел в ванную. Квартира представляла собой берлогу закоренелого холостяка. Повсюду валялись носки, грязные вперемежку с пакетами из-под китайской лапши, обертки от мороженного. Окурки Спартак складировал в разные баночки, стопочки и даже блюдца. Он их регулярно выбрасывал, но те с неимоверной скоростью наполнялись снова. В ванной в зеркале Спартак увидел сорокалетнего мужчину с двухдневной выходной щетиной на лице. Коротко стриженные темные волосы, местами с сединой, зеленые глаза с маленькими черными вкраплениями в зрачках, прямой нос с небольшой горбинкой, слегка оттопыренные уши, за что он в детстве терпел великое множество насмешек. Почистив зубы и побрившись, мужчина подошел к холодильнику. Открыв дверцу, он некоторое время тупо смотрел на единственное яйцо в пакете на нижней полке и початую бутылку водки на дверце. Положив на стол пачку масла, Спартак кинул на сковородку большой кусок и, вздохнул, разбил яйцо. Слава богу оно не испортилось и вскоре по кухне разнесся опротивевший запах яичницы. Чайник призывно засвистел. Выключив газ, Спартак насыпал в кружку две ложки "Чибо" и пару ложек сахару. Бросив яичницу на тарелку, он обильно посолил ее и порывшись на полке с посудой, нашел половину сигареты "Кэмел". Спартак любил крепкие сигареты. На работе он много курил, за что получил прозвище среди сослуживцев- паровоз. Но Спартак не обижался. По жизни он был добрым малым, редко выходящим из себя. Этим он часто подкупал подозреваемых на допросах, словно говоря им: "то что вы сделали, милейший- это преступление, но вам будет легче рассказать мне как было, а я постараюсь облегчить вашу участь, замолвив слово перед судьей".В большинстве случаев это срабатывало и подозреваемый, обливаясь слезами и соплями, рассказывал о совершенном преступлении.
  Глубоко затянувшись, мужчина сделал хороший глоток горячего кофе. Вчера он хорошо посидел с Каменевым и Беловым в преферанс на даче у последнего. Они порядочно выпили, как всегда это бывает за азартной игрой, и пили по-видимому все, что было в баре у Белова. А там была водка, виски, мартини и несколько початых бутылок с разной заморской дрянью. Закуска- самая пролетарская: три банки килек из соседнего ларька, чипсы, полбатона и бутылка пепси. Каменев и Белов- были сослуживцами Спартака. Оба работали в подразделении по противодействию незаконному промыслу рыбы. Но от самой рыбы их воротило как черта от ладана. И когда Спартак принес кильку в томатном соусе, неизвестно где произведенную, оба следователя от удивления и восторга раскрыли глаза и с криком: "Килька. Мать ее!", кинулись открывать банки. Недоуменно пожав плечами, Спартак, привыкший такой еде за последние два года, равнодушно отдал на откуп приятелям содержимое банок. Дальше- больше. Водка кончилась первой, за ней пошли виски с пепси, потом мартини. Когда пустые бутылки звонким перезвоном сообщили, что пить больше нечего, Белов. Кряхтя встал из-за столика с картами, и бурча себе под нос "чтобы вы без меня делали", ушел наверх, где долго громыхал посудой и мебелью, прежде чем спуститься с покрытой паутиной бутылкой "Реми Мартина". На возгласы приятелей, что они не "мешают", Белов пальцем указал на порожнюю посуду и сказал: "Хрен с вами",отхлебнул коньяк прямо из горлышка. Спартак с трудом помнил как он сел за руль своей старенькой "ауди". Он не боялся гаишников, ибо его корочка всегда служила проездом и проходом в любые места. Он не помнил как добрался до своей квартиры и как вошел в лифт. И тем более не помнил как уснул.
  Голова порядочно шумела. Перед глазами стояла мерзкая зелень. Сигарета сама собой потухла. Спартак мельком посмотрел на часы - семь часов. Он допил кофе и съел всю яичницу разом. Смачно отрыгнув, мужчина почувствовал, что желудок немного заработал. Пора одеваться!
  Открыв платяной шкаф, Спартак обнаружил, что нет ни одной чисто рубашки. Большой тюк с грязным бельем стоял в коридоре, дожидаясь прачки третий день. Делать нечего - он надел старую бордовую водолазку, которая на вид была еще ничего. Брюки с двумя "стрелками", черный пиджак с засаленным правым рукавом, серые носки и поношенные туфли. Кинув мобильник в карман брюк, а бумажник в карман пиджака, Спартак с грустью посмотрел на узел с вещами и большой пакет с мусором. Кинув монету, он взял мешок с мусором.
  - Тебе придется подождать, - сказал он, подмигивая узлу с бельем.
  Выйдя на лестничную клетку, Спартак закрыл двери и направился к лифту. Мусоропровод был уже несколько дней забит и жильцы бросали мусор прямо у дверей мусорного контейнера внизу. Сделав тоже самое, Спартак посмотрел на часы. Время было еще достаточно, чтобы подготовиться к планерку и кинуть денег на телефон. Потрепанный пластмассовый пульт от электронного замка машины несколько раз предательски не отзывался. Наконец, красная кнопка замигала и Спартак открыл дверцу машины. "Ауди" он купил два с поливной года назад по настоянию жены. Светлана считала, что следователю генпрокуратуры недолжно ездить на метро. Хотя Спартак давно привык пройтись по Большой садовой улице до станции метро Маяковского, а там доехать до Пушкинской и снова пешком прогуляться по Большой Дмитровской. Но веля жены оказалась непоколебимой и Спартак- сдался. Машину купили по объявлению- выбирала Светлана. И как обычно она выбрала цвет и салон, а двигатель и ходовая казались чем-то запредельным. Вскоре Спартак загнал машину на станцию и вложил в ремонт половину от стоимости машины. Правда мастер был его хороший знакомый, дал гарантию, что год он не будет заглядывать под капот. Прошло два с половиной и мастер- не обманул.
  Спартак жил на седьмом этаже сдвоенной девятиэтажки по переулку Красина. Квартира досталась ему от родителей, которые несколько лет назад переехали на дачу под Нарофоминск. Мать почему-то обрадовалась разводу Спартака, а отец тогда ничего не сказал. Через полгода он умер в от обширного инфаркта. Спартак уговорил мать вернуться в город, но та наотрез отказывалась.
  Выехав на улицу Красина, он включил левый поворот и повернул на Большую Садовую. Машин было немного. Только автобусы и два трамвая. Доехав до светофора на Тверской, Спартак свернул направо. Остановившись на повороте на Глинищесвикй переулок, он забежал в магазин, купил пачку "Кэмела", кинул триста рублей на телефон и уже на выходе вернулся, купив бутылку минералки. Во рту стояла понедельничная сушь. Оставив машину в переулке, Спартак, зашагал в сторону Большой Дмиторвки. На входе он показал удостоверение полицейскому и направился к желтому пятиэтажному зданию. Пройдя через рамку металлоискателя, Спартак свернул налево. Его кабинет располагался на третьем этаже левого крыла. Сняв печать, он открыл дверь старым ключом. Внутри все было по-простому: стол с большим монитором, пачка бумаг, три ящика забитых журналами и книгами. Слева на тумбочке расположился зеленый сейф. Справа- небольшой стеллаж с кодексами и ведомственными журналами. На стене две грамоты - поощрение прокурора и диплом об окончании московского юридического университета. Поставив бутылку с минералкой на стал, Спартак отыскал стакан и налив до краев, залпом осушил его. Стало легче. Газы ударили в нос, а глаза предательски заслезились. Спартак повернулся к окну и включил радио. По кабинету понеслась спокойная музыка "Радио-классика". Это был концерт Шуберта.
  Открыв сейф, он извлек на свет божий три папки уголовного дела об убийстве семьи в Железноводске, куда летал две недели назад. Подходили сроки сдачи и Спартак решил еще раз пробежать глазами материалы дела.
  Зазвонил телефон. Спартак посмотрел на часы: восемь пятнадцать. Он никогда не поднимал трубку до начала рабочего дня из принципиальных соображений. Во-первых, скорее всего ошиблись номером, а во-вторых какого черта так рано звонить. Телефон смолк. Спартак закурил и углубился в дело. Вновь затрезвонил телефон. Никакой реакции. До планерки оставалось почти час и Спартак надеялся, что ему будет что доложить шефу.
  Вдруг отварилась дверь и на пороге показалась белокурая головка секретарши шефа- Людочки. Людочка как и большинство секретарш до смерти боялась своего шефа, при этом, она ужасно хотела ему понравиться.
  - Спартак Иванович,- пролепетала она тонким голосом. - Шеф вас разыскивает, я вам звонила в кабинет, но вы не брали трубку.
  - Я только вошел,- недовольно ответил Спартак.
  Утренний поход к начальству, да еще в понедельник не предвещал ничего хорошего. Тем более, если за ним Людочка спустилась сама.
  - Я звонила на мобильный...- продолжила секретарша обреченно.
  - Деньги закончились, Людочка, извини. А чего это шеф с утра меня хочет?
  - Сама не знаю, я рано прихожу. А он уже сидел в кабинете, представляете, Спартак Иванович! Потом вызвал меня и приказал вас разыскать.
  - Странно. - буркнул поднос мужчина и, взяв блокнот с золотым теснением - Генеральная прокуратура России, вышел из кабинета.
  Людочка семенила рядом, время от времени поправляя локоны на голове.
  - Я сегодня так плохо спала, Спартак Иванович, -болтала она без остановки. - Всю ночь снились кошмары. Вы не знаете к чему сниться пасека? Я во сне собирала мед, представляете? Я и мед!
  Они поднялись на четвертый этаж. Кабинет начальника управления по особо важным делам находился почти в центре коридора. К нему вела зеленая с красной окантовкой ковровая дорожка. Людочка забежала вперед и открыла дверь. Быстро шмыгнув за стол, она подняла трубку и доложила:
  - Спартак Иванович Столбов в приемной. - входите.
  Толкнув массивную деревянную дверь, Спартак вошел в кабинет шефа. Петр Петрович Стрельников- сидел за большим столом и просматривал почту из красной папки с пометкой "срочно на доклад". Увидев вошедшего Спартака, он молча кивнул на стул, стоявший перед столом.
  - Здравия желаю, Петр Петрович. - сказал Спартак, подходя к столу.
  - Садись, - коротко ответил начальник управления.
  Он закрыл папку и внимательно посмотрел на Спартака.
  - Ты чего-то неважно выглядишь, Спартак Иванович? - опытный взгляд сразу определил состояние мужчины.- Опять водкой баловался все выходные?
  - Петр Петрович! - сначала возмутился Спартак, но потом обмяк.- Да было дело, у друга день рождения отмечали на даче, вот...
  Стрельников махнул рукой.
  - Я тебя не для проповеди вызвал, читай.
  Он протянул Спартаку белый лист бумаги.
  - "Оперативная сводка. 14 апреля сего года в городе Привольный Свердловской области пропало две девочки-двойняшки - сестры Воропаевы (Жанна и Ольга) 1999 года рождения. Проживают: г.Приволный, Свердловской области , ул. Стартовая 23 кв.18. Полиция в день обращения приступила к поискам пропавших детей. Привлекались службы МЧС, военные Н-ской части, добровольцы. Поиск не дал результатов. Оперативный дежурный ГУВД по Свердловской области - подполковник Терещенко."
  Спартак вернул сводку Стрельникову.
  - Что думаешь, Спартак Иванович? - седые брови начальника поползли вверх.
  - А что думать, Петр Петрович? - пожал плечами Спартак - Обычное дело, наша подследственность. Уверен ребята из Волгограда справятся с этим быстро.
  Стрельников достал сигарету и закурил. Он был похож на группенфюрера Мюллера из 17 мгновений весны: лысоватый с рядами седых волос на висках, глаза навыкате, тонкие губы, и привычка дергать головой, когда он волновался. Вот и теперь Стрельников дернул головой. Чувствуя нехороший признак, Спартак напрягся.
  - Понимаете, Спартак Иванович, - сухо промолвил шеф. - Как вы говорите дело обычное, да несовсем. В Привольном через неделю выборы мэра. А там не совсем хорошая ситуация с "единой Россией". На Урале другой менталитет. Кроме того выборы перенесли на следующую неделю после празднования Пасхи. Город будоражат нехорошие слухи. Местные журналисты трезвонят о сатанистах и прочей ереси, вы понимаете меня?
  Стрельников вперил свои почти бесцветные глаза в следователя.
  - Признаюсь, не совсем, Петр Петрович.
  - Сдавайте дела Пархоменко, Спартак Иванович, а сами сегодняшним рейсам отправляется в Свердловск. Важно раскрыть преступление до выборов. Теперь вы понимаете?
  Спартак наконец, сообразил.
  - Теперь понимаю, Петр Петрович, но... - Спартак хотел было сказать о своих опасениях.
  - Вы свободны, - жду доклада по телефону лично мне через каждые два дня. Вам все ясно?
  - Так точно, - не веря своим ушам, рявкнул Спартак и вышел из кабинета.
  В приемной уже сидело трое посетителей. Людочка с любопытством смотрела на удивленно лицо Спартака. Он не понимал, почему дело о пропаже девочек поручили ему, почему местные следователи не могу это сделать самостоятельно и главное, почему он должен докладывать обо всем лично-"старику"? У Спартака были дела посерьезнее, но он никогда, никогда не звонил Стрельникову с докладом с места происшествия.
  - Как шеф?- тихо спросила Людочка, кивая на дверь.
  - Сегодня - загадочен, - бросил Спартак удивленной секретарше и направился в отдел кадров выписывать командировку...
  
  
  Боинг 737 приземлился ровно в 18 часов в аэропорту Кольцово. Спартак впервые был в Екатеринбурге.
  Он вышел на трап и втянул ноздрями теплый воздух. Пахло асфальтом полынью и яблоками. Следователь достал новую пачку и закурил. Возле трапа стояла черная Волга. Водитель сидел в машине а молодой парень в хорошем костюме и дорогих часах о чем то фривольно беседовал с девушкой в летной форме. Спартак немного принял в самолете. Он честно говоря не любил летать. И всегда говорил сам себе. Спартак, не может эта махина подняться в воздух сама. Поэтому перед полетом он обычно покупал себе бутылочку коньяка. Добросовестно переливал его в небольшую фляжку которую ему подарили на день рождения. И несмотря на строгие взгляды стюардесс врем от времени прикладывался к горлышку.
  Сойдя на землю Спартак небрежно накинул пиджак на плечи. Парень тут же потерял всякий интересен к собеседнице и несмотря на ее недовольный возглас бросился к гостю. Пассажиры с любопытством и завистью наблюдали как мужчину с королей стрижкой садят в машину предварительно открыв перед ним двери. Сам Спартак не любил такого подобострастия. Тем более в провинции это всегда воспринималось несколько иначе чем в столице.
   - Спартак Иванович ?!- парень сел рабом с водителем. - очень рады вашему приезду. Меня зовут Евгений я помощник прокурора нашего города.
  Спартак достал свою записную книжку и прочитал:
  - Прокурор- Золотенко Николай Алексеевич старший советник юстиции правильно?
  - Верно, - улыбнулся парень.
  Водитель выехал из вороги аэропорта. Их проводил сурового вида полицейский с большой дубинкой и рацией на ремне. Они проехали вдоль большой автостоянки и свернули вправо. В Волге пахло свежим ароматом "морская волна" из китайского автопарфюма. На порпризе была прикована фигурка улыбающегося китайского святого с кучей монет под ногами. Зазвонил телефон. Он извинился и нажал кнопку.
  - Да Николай Алексеевич. Да только встретил. Все нормально. Уже выехали. Примерно через час будем. Хорошо.
  Он спрятал новеньки телефон в кожаный чехольчик и аккуратно уложил трубку в карман. Спартак с недоумением следил за всей этой процедурой. От него разило коньяком и табаком одновременно.
  - А куда мы сейчас любезный? - спросил он у Евгения.
  - Сначала в гостиницу Спартак Иванович. А потом вас ждет Николай Алексеевич. От него поедем на базу на речку. Там Наш мэр устраивает небольшой междусобойчик. Катерок хороший воздух ушица и все такое.
  Спартак уже привыкший к подобным сценариям покорно опустил голову и стал смотреть в окно. Мимо пролегали дачные поселки, заправки, закусочные и придорожные рестораны а ля казак. Его немного прикачало и он задремал. Через час машина стала подниматься на небольшой холм. Спартак открыл глаза и увидел черную надпись на белом щите- город Степной основан в 1775 году. Население 65 тыс. человек. На посту ГАИ полицейский узнав машину прокурора отдал под козырек. Евгению видимо нравилось подобное внимание и он то и дело кивал то гаишникам то просто так дабы желая показать свою значимость.
  Спартак посмотрел на часы 7 15. Недурно. Весной на юге темнеет поздно. Вот и теперь несмотря на поздний час сумерки только начинали опускаться на провинциальный городишко. Волов снова спаситесь с холма и начала новый подъем.
  - это наш крест оберег ,-с гордостью сказал Евгений указывая на странное сооружение перед большим железным ангаром.
  Спартак посмотрел на налево. Действительно перед самим въездом в город стоял большой каменный крест. Но крест имел необычную форму. Скульптор изобразил сзади креста расходящиеся в стороны солнечные лучи. Будто позади вставало солнце но его не было видно из за стоящего перед глазами культового сооружения. Спартак обратил внимание, что за последние годы почти во всех городах установили подобные кресты обереги. Мужчина был далек от религии и вскоре крест исчез из его памяти. В город вело три дороги. Как пояснил пышной одна дорога- старая и по не лучше не ездить, вторая вела в порт к зерновым терминалам и по ней тоже лучше не ездить и последняя главная городская улица со стерженькам названием- улица Ленина.
  Вдоль дороги росли белые гиды многочисленных ларьков с самыми залихватскими названиями: костел, пивная у бобра, магазинчик Галин а внизу большими буквами кто то вывел неприличное слово в адрес хозяйки. Спартак разграбил две церквушки, купола которых утонули в свежей весенней зелени. Машина стала вилять по узким улочкам инсулины водитель остановился перед пятиэтажным зданием бывшего дома колхозника а теперь носившее гордое имя- отель Степной. Несколько берез росших перед "отелем" почему то покосились то ли от ветра то ли просто не прижились. Стоял южный весенний вечер. Местная молодежь высыпала в центр города как это происходит во всех уездных городах России уже несколько столетий. Повсюду расстилался аромат цветущей акации и сирени. Он дурманил голову. Евгений проворно проводил Спартака к столу регистрации. За ним сидела дородная девица с прической из фильма "вас ожидает гражданка Никанорова". Ее толстым пальцы были все усажав золотыми кольцами и перстными с рубинами. Участимся золотая цепь окутывала мощную шею девицы и весила чуть ли не центнер от чего Спартаку хотелось ей помочь не умереть от удушья. Но дама по видимому одевавшийся так каждый день привыкла и надев на лицу самую приятную улыбку промолвила:
  - Милости просим в наш отель,- сказала он ничем "отэль" девушка говорила с ударением на букву "э".
  - Добрый вечер,- немного устало бросил Спартак. Доставая паспорт.
  - Это потом Спартак Иванович ,- бубнил Евгений. - сначала в номер. Мы взяли самый лучший люкс. Переоденьтесь, а я за вами через полчаса заеду , лады?
  Спартак не стал утруждать себя вопросом а почему и во что он собственно должен переодеться? Он был уверен что Евгений на него все равно бы не ответил. Номер был на третьем этаже. Спартак поднимался по лестнице пахнущей свежей краской. Повсюду стояли огромные горшки ч пальмами и кактусами. Видимо директор"отэля" очень любила такой антураж. В это время года гостиница была заполнена до отказа спортсменами, делегацией какой то секты, сетевыми представителями всепродающих компании. Спартак открыл дверь и воешь в номер. Люкс представлял собой две маленькие комнаты с рогожкой на стенах, большой кроватью с чистым бельем, телевизором на тумбочке, двумя зелеными креслами холодильником и прихожей. В шкафу висело два больших махровых белых полотенца. Чертовски хотелось выпить. Нет ты пить не будешь. Пока не будешь. Хватит смотреть на фляжку. Спартак отодвинула ее в сторону а потом спрятал в холодильник. Там стояла бутылка холодной минералкой. Искать открывалку не имело смысла. Он открыл бутылку о тумбочку на коброй лежал дешевый глянцевый журнал. Господи как хорошо. Вода привела его в чувство. Он подошел к окну и открыл занавески. Окна его номера выходили на небольшую площадь в центре которой стояла ротонда в тринадцать колон и крышей с флагом города степной на длинном шесте. Кокону ротонды стояло несколько скамеек на которых ютилась молодежь. То и дело слушалась глупые мелодии скаченные с мобильников друг друга, пошлые песенки и Клипы. Где-то невдалеке кто-то заржал. Включили свет. Энергосберегающие лампочки немедленно то красили лица прохожих в мертвенно бледные цвета. Казалось начался бал вампиров в уездном городе. Вдруг перехватило дыхание. Голова пошла кругом. Перед глазами поплыли радужные пятна. Это коньяк и самолет. Это коньяк. Беги Спартак отсюда. Беги пока не поздно. Чей-то далекий и противный голос твердил одно и тоже. Первый раз в жизни у него появилось желание удрать. Просто убежать и спрятаться подальше от этого места. Беги! Если ты не сделаешь это сейчас они. Тебя уже не отпустят! Бред собачий! Ты просто устал. Последние дни ты много пил. Думаю ты превращаешься в алкоголика. Чтобы ее пить одному ты находишь разные предлоги и ходишь по друзьям. Спартак расстегнул ворот рубашки и открыл окно. Запах сирени привел его в чувство. Он быстро скинул с себя одежду. Надо обмыться. Холодная вода приведет тебя в чувство. В ванной стояла душевая кабинка туалет и раскрасив с большим зеркалом над ней. Спартак разделся и включил холодную воду. Теперь немного легче. Холодные струи воды медленно приводили его в чувство. Неожиданное ощущение тревоги постепенно ушло. Вот и хорошо. Ты теперь снова в форме. Он вытерся полотенцем и вышел в комнату. Зазвонил телефон.
  - Да слушаю,- ответил Спартак.
  - Спартак Иванович это Евгений я внизу жду вас в холле.
  - Хорошо ,- немного сухо ответил он, почесывав затылок.
  Совершенно не было желания ехать на "междусобойчик ". Ты опять нажрешься, а завтра будешь похож на разбитое корыто. Спартак отогнал мысли и одевшись вышел из номера. На улице стояла поистине настоящая весна. В Москве было значительно холоднее. Спустившись к стойке регистрации он протянул ключ с деревянной бочкой с выжженным на ней номером. Бочка была тяжелая и больно била по пальцам пока он спускался по лестнице. Там сидела все та же "золотая" кукла. Мадам захлопала ресницами.
  - Вас ждать, Спартак Иванович?
  - Возможно, - небрежно бросил мужчина, толкая ручку метало пластиковой двери.
  Плитка под ногами местами поросла травой. Прямо перед входом в гостиницу стояли две лавочки, на которых горделиво восседала городская молодежь. Ребята с любопытством смотрели на кожаный пиджак Спартака и изучали его походку.
  - Видно москвич,- сказал один, длинный.
  - Неа, - скорее всего с севера, вон их почти этаж собрался. Продают свои настои на кедровых шишках.
  Спартак мысленно улыбался. Южный говорок сразу резал ухо своими длинными гласными. Волга стояла у небольшого кафе. Здесь толпилось много народу. Счастливые люди. Могут спокойно отдыхать после работы. Некоторые по-видимому знали машину прокурора, как знают в провинциальных городках машины всех местных шишек. Люди хихикали, глядя на Спартака. Кто-то уже начал отпускать шуточки в отношении самого прокурора.
  - Добрый вечер, - сказал Евгений, бросая сигарету на асфальт. - Никола Алексеевич ждет у себя.
  В машине играло радио Шансон. От звуков которого Спартака передернуло. Певец с хриплым надрывающимся голосом пел о несчастной любви зэка к жене начальника тюрьмы.
  - Выключи, - сказал Спартак водителю.
  Тот недовольно нажал кнопку и зеленый свет магнитолы потух. Они обогнули главную площадь и поехали по неосвещенной улице к зданию прокуратуры.
  Волга остановилась перед трехэтажным зданием, утопающим в цветущих акациях. Уже совсем стемнело. На втором этаже в кабинете горел свет. Дверь отворилась. Худенький полицейский вскочил со стула. И приложил руку к фуражке. Спартак кивнул и направился по коридору на второй этаж вслед за Евгением. В здании все было все просто и даже слишком. Две деревянные скамьи в коридоре, По-старинке, обитые дерматином. Не хватает только номеров квартир. Ну да ладно. Тебе вести себя с прокурором на дистанции. Ты из Москвы -большая шишка. Спартак вошел в приемную. Худенькая старушка с морщинистым лицом положила телефонную трубку:
  - Проходите, Николай Алексеевич вас ждет.
  Евгений открыл дверь, а сам остался в приемной. Кабинет прокурора был обшит белыми пластиковыми панелями. Подвесной потолок в двух местах почему-то прогнулся. Справа стоял длинный стол и дюжина стульев. В дальнем конце кабинета темнел стол, за которым сидел прокурор. Над головой в рамках висело два портрета: президента и премьера. В углу возле стола в треножнике стоял не совсем чистый флаг России.
  - Прошу, Спартак Иванович. - прокурор встал из-за стола и сделав несколько шагов навстречу протянул руку.
  Спартак ответил на рукопожатие.
  - Здравствуйте, Николая Алексеевич, -садясь на мягкий стул, поздоровался он.
  Прокурору было на вид лет пятьдесят-пятьдесят пять. Из-под нависших бровей на Спартака смотрели черные как угольки глаза. Темные с проседью волосы зачесаны назад. На столе лежало несколько книг. Там же лежала библия в дорогом переплете и две маленьких иконы. Старик верующий. Хотя может быть часто грехи замаливает. Как же хочется выпить.
  - Сейчас я не буду вас вводить в курс дела, Спартак Иванович,- сообщил прокурор. - Мэр ждет уже. Звонил. А с утра- милости прошу.
  - Скажите, Николай Алексеевич, пока никаких сведений о пропавших девочках? - поинтересовался Спартак, разглядывая узоры на столе.
  - Нет. Только что звонил начальник полиции. Две группы розыска вернулись на доклад- ничегошеньки. Господи, в нашем городе. Где все друг друга знают.
  Голос прокурора выражал самое настоящее участие.
  - Знаете, Спартак Иванович, а некоторые наши горожане хотят на этом происшествии себе очки заработать. Мол, мэр ничего не делает, прокуратура и милиция тоже. Надо всех менять. Представляете? Ну на все воля божья. Я знаете сегодня был в храме, молился за девочек. Отец Олег сказал, что прихожане ставят свечи за здравие.
  - Да, дела, Николай Алексеевич, - вздохнул Спартак.
  Начала болеть голова. Казалось в затылок бьет тяжелый молот.
  - Попросите, чтобы с утра подготовили все материалы по делу. Хорошо?
  - Конечно, Спартак Иванович!- прокурор выключил компьютер и встал из-за стола.
  Выйдя в приемную Золотенко опечатал дверь и посмотрел на секретаршу.
  - Зоя Петровна, созвонитесь с Ревенко, завтра утром пусть подготовит мне материалы по Воропаевым. Хорошо. Евгений- ты на сегодня свободен. Езжай домой.
  - Хорошо, Николай Алексеевич, - ответила старушка и подняла трубку телефона.
  Евгений видимо рассчитывал присоединиться к честной компании, но слова прокурора остудили пыл молодого человека.
  На лестнице прокурор повернулся к Спартаку.
  - Незаменимая женщина Зоя Петровна, работает в прокуратуре тридцать пять лет. Пережила четырех прокуроров, - он задумался. - Думаю, и меня переживет.
  Оказавшись на улице, Спартак заметил невысокую женщину в простом платье и серой кофточке. Увидев Золотенко, она стремительно бросилась к нему.
  - Николай Алексеевич! Миленький, ничего не слышно о моих девочках?
  Светлые волосы женщины были собраны на затылке. В правой руке она сжимала мобильный телефон, в надежде, что сейчас позвонят и скажут, что ее дети нашлись. Она схватила прокурора за локоть и сталась поймать его взгляд.
  - Пока ничего, Нина Тимофеевна, - удрученно сообщил Золотенко. - Пока ничего. Ищем. Постоянно ищем.
  - Господи, неужели правду в газета написали, что сатанисты их убили? - женщина заплакала.
  Прокурор и Спартак остановились.
  - Не читайте газет, Нина Тимофеевна, - сказал Спартак, в упор глядя на женщину. - Уверен, найдем ваших детей.
  - Да, да, это следователь из Москвы, Нина Тимофеевна. Нам его специально прислали искать твоих дочек, - прокурор стал медленно продвигаться к машине.
  Женщина упала на колени. Из тени вышел по-видимому муж женщины.
  - Нина, идем, видишь люди заняты.
  - Да, да, пойдем, - обреченно шептала несчастная мать. - Пойдем.
  Она встала с колен и опустив голову, пошла к мужу. Тот взял ее под руку и они исчезли в темноте. Снова засосало под ложечкой. Надо скорее выпить. В горле застрял комок. Спартак сел в машину и они поехали. Жалко женщину. Ой как жалко. Водитель предусмотрительно не включал радио. Сначала ехали в полной тишине.
  Спартак достал сигарету. Щелкнув дешевой зажигалкой, он глубоко затянулся. В последнее время беспокоили легкие. Часто кашлял, иногда до рвотных позывов. Но мысль о том. Чтобы бросить курить никогда не возникала в его мозгу.
  - В этом году ранняя весна, - сказал Золотенко, тоже доставая сигарету.
  - Скажите, Николай Алексеевич. - Спартак еще раз затянулся и выбросил сигарету в окно. - Раньше были случаи пропаж детей были в вашем городе?
  Прокурор даже расправил плечи.
  - Да вы что, Спартак Иванович. - он повернулся назад.- Здесь уже десять лет и подобного ни разу не случалось. Как-то мальчишки заблудились в лесу. Пошли по ягоды. Лет пять назад. Наверное? Верно, Митрич?
  Он посмотрел на водителя. Тот кивнул, не отрывая глаз от дороги.
  - Да пять лет назад. Так мы быстро собрали охотников, они через три часа разыскали горе-ягодников.
  - Семья благополучная?
  - Воропаевы? Да семья как семья, мать на почте работает, муж на железной дороге учетчиком. Выпивает, но в меру.
  - Детей нет больше?
  - Нет. Только эти двойняшки.
  Было противно от не покидающего желания напиться и от пока собственного бессилия помочь. Когда волга выехала за город единственным источником света были фары встречных машин да собственный ближний свет.
  Ехали с полчаса. Наконец машина свернул на грунтовую дорогу. Дорога была такой узкой , что при появлении встречной машины, пришлось бы свалиться в кювет. Справа из темноты возникали стройные силуэты высоких елей. Водитель видимо хорошо знавший дорогу, ехал уверенно, проворно сворачивая то , то влево. Вскоре они оказались в лесу. Еще через пять минут показалась деревянная будочка. Там горел желтый свет. Спартак не сразу заметил шлагбаум. Из будочки высунулась голова. Кивнув водителю, голова подняла шлагбаум.
  Волга остановилась перед большим деревянным срубом в три этажа. Везде горел свет и слышались оживленные возгласы. Видимо компания подобралась своя. Могу поспорить: мэр, прокурор, начальник полиции, председатель суда и думы. Все как у Гоголя. Потом карты или бильярд.
  База отдыха "Самоцвет" была построена лет двадцать назад. Потом в лихие годы перестройки ее забросили. Позже она поменяла несколько хозяев. И наконец ее выкупил нынешний председатель городской думы Арсений Павлович Кожевников. Он тогда руководил местным торгом. Он вовремя сориентировался и выкупил акции колбасного завода. Базу делал под себя и "хороших" людей. Позже за бюджетные деньги приобрели "катерок", как его любили называть между собой завсегдатаи. "Катерок" был проведен по статье ремонт материально- технической базы автоколонны. Правда автоколонна через год обанкротилась и ее за бесценок выкупили все те же лица - Арсений Павлович да Григорий Васильевич- городской голова. И вдруг автоколонна начала приносить прибыль... Но это уже лишнее.
  Спартак вышел из машины. В лесу стоял безумный аромат весенней хвои. Повсюду горели цветные лампочки: на деревьях, кустах, на крыльце. Казалось сотни разноцветных светлячков одновременно решили навестить гостей. За домом соорудили небольшую пристань. Там же стояла деревянная банька. После парной часто можно было видеть как несколько голых мужиков ныряют прямо в воду небольшой речки со странным названием Северная Сысерть.
  На крыльцо вышел сам глава Григорий Васильевич Греков. Мэр был одет в спортивный костюм цвета триколора с надписью "Россия". В правой руке он держал рюмку с водкой, а в левой на вилке блестела семга
  - А мы уже заждались! - гаркнул он, поворачиваясь к двери. - Люся, проводи гостей!
  В дверях показалась дородная женщина в белом переднике. Она радушно улыбалась, а ее красные щеки лоснились при свете лампочек.
  - Милости просим, гости дорогие! - зычным голосом приветствовал она.
  Спартак подошел к мэру.
  - Это Спартак Иванович, - представил его Золотенко мэру. - Следователь по особо важным делам. - Григорий Васильевич, наш уважаемый глава.
  - Да ладно, Николай! - махнул рукой Греков, чуть не разлив водку. - Видите Спартак Иванович, что у нас твориться?
  Спартак не понял к чему говорил глава, но тот продолжил с кислой миной.
  - Дети пропадают средь бела дня! Такие дела. А у меня выборы на носу! Коллеги- конкуренты козыряют, в городе неспокойно. Преступность и все такое.
  - Да, Григорий Васильевич, - Спартак изучающее глядел на главу. - Думаю с вашей помощью найдем детей?
  - А как же иначе, просите все что необходимо.
  Он поежился от налетевшего ветерка.
  - Идемте в дом, господа, все почти остыло.
  Глаза мэра не понравились Спартаку. Маленькие бегающие, почти бесцветные. Белые пальцы словно сосиски. Порядочное брюшко. Льняные волосы зачесанные набок.
  В доме встречал Арсений Павлович- председателю думы было за шестьдесят. Немного обрюзгший мужчина с большим носом-картошкой и такими же белоснежными ручками. Он был также одет в такой же спортивный костюм. Словно сборная страны по воровству. Вся честная компания в сборе. Не хватает только святого отца. Как только Спартак подумал об этом в дверях показался двухметровый батюшка с бородой до груди. Тяжелый крест поблескивал самоварным золотом при свете ламп.
  - А это отец Олег, - представил Золотенко Спартака. - Наш уважаемый настоятель Храма Пресвятой богородицы.
  Батюшка протянул руку, по привычке ожидая поцелуя, но Спартак По-Мирскому пожал здоровенную ладонь.
  - Спартак Иванович.
  - Отрадно, сын мой, что благое дело ты делаешь, - громыхал басом отец Олег. - Прихожане каждый божий день молятся за здоровье бедных чад. Ты их уже отыщи. А мы помолимся.
  Вдруг Спартаку на мгновение показалось, что глаза батюшки как-то не по-доброму сверкнули. Но через секунду все прошло.
  - Это моя работа, святой отец, - снимая куртку ответил Спартак.
  Прокурор представил думского голову, мы его уже знаем. Начальника полиции6
  - Полковник Серый Егор Кузьмич, - Золотенко подошел к крепкому мужчине с простым крестьянским лицом.
  Ефрейторские складки на шее. Мощный подбородок, широкие плечи, жилистые руки. Полковник тоже стоял с рюмкой водки и по-видимому это была уже далеко не первая.
  - Очень приятно, - промолвил он таким тоном, что Спартак подумал, уж не его ли полицейский подозревает в пропаже девочек.
  - Господа! - как ни в чем не бывало крикнул мэр. - Прошу к столу! Гостя прошу сесть рядом, на наше почетное место. Спартак прошел следом за прокурором. Они очутились в просторной комнате с большим деревянным столом, накрытом красивой льняной скатертью Стол ломился от яств: грибочки соленые, огурчики и помидорчики, шашлычки и балычок. Рыбка и мясо, ушица свежая в казанке, квас, водка, виски, коньяк - все самое лучшее свежее. Разлили водку по рюмкам.
  - Батюшка, а как же пост?- лукаво спросил Арсений Павлович.
  Отец Олег даже поперхнулся и чуть не разлил водку на рясу.
  - Пути господни неисповедимы сын мой, - он залихватски забросил крест за спину.
  Все громко рассмеялись.
  - Господа, я хочу сказать...
  Мэр встал с рюмкой в руках. Все по традиции встали тоже. Мэр говорил долго. За это время Спартак рассматривал гостей. Он не первый раз попадал на подобные застолья. В провинциальных городах традицией считалось гостей такого рода сначала напоить накормить да спать уложить. А уж потом за работу. Много лет назад. Будучи еще молодым следователем, Спартак пытался отказываться от подобного рода мероприятий, но вскоре сник, поняв, что система сильнее его. Он стал просто изучать персонажей местной власти многоликой страны. И в конце концов он пришел к выводу, что они все похожи друг на друга как две капли воды. Иногда казалось что меняются только лица, а позже и лица сливались в одну общую физиономию, имя которой номенклатура.
  Но здесь в Привольном что-то было не так. Снова в животе появилось неприятно ощущение. Мэр все еще говорил, а Спартак с рюмкой в руке думал о том, что не все здесь так чисто как кажется. Чутье его еще ни разу не подводило. Пир во время чумы.
  - ...за нашего дорого гостя из столицы!
  Наконец мэр еле вышел из большого количеств эпитетов и междометий.
  Спартак залпом выпил. Приятна теплота разлилась по телу. Так теперь лучше. Только бы они со второй не медлили.
  - Между первой и второй...
  После второго тоста за мэра последовал третий за председателя думы... Спартак пил и ел. Он лениво и невпопад отвечал на вопросы о жизни в Москве: что олигархи увозят капитал из страны, что Пугачева не живет с Галкиным... Он чувствовал, что напивается. Мысли стали растекаться в голове словно топленное масло.
  - Это в Полевском было в прошлом году... - дребезжал голос начальника полиции. - Тогда там помощник прокурора спиртовой заводик наладил. Да водочку паленую продавал.
  - Да нет, Кузьмич, - возникал из небытия голос Золотенко не помощник прокурора, а начальник МОБа.
  - Алексеич, - ты как напьешься все перепутаешь.
  Дальше Спартак события помнил фрагментарно. Когда все напились решили кататься на катер. Но как только отчалили мэру стало плохо и он заблевал всю корму. Тоже самое случилось и с начальником полиции. Один батюшка продолжал глушить водку, закусывая куском колбасы. Вернулись обратно. Мэра откачали и снова за стол. Около четырех утра Спартак потерял всякое ощущение реальности, уронив голову на стол...Ему снился сон. Сон, который вытекал из предыдущего сна. Ужас, который сковывал первые секунды дремы, не предвещал ничего хорошего... Не было сил противиться этому сну, бежать от него. В конце- концов, он обвил пульсирующий мозг Спартака своими щупальцами и тот отчетливо увидел, как яркий луч пронзил небосвод, и сквозь разверзнутые небеса опустился на землю. Облака, подсвеченные лучом, в почтении расступились перед неведомой силой. Луч достиг земли и... вначале была тишина. Тишина оглушила все легионы, собравшиеся на поле перед последней битвой у замка Великого Некроманта. Потом прогремел гром. Но это был не просто гром перед бурей - это был сокрушительный рокот, от которого черная кровь в жилах некромантов застыла и превратилась в прах. Поднялась Великая буря. Рыцарь в сверкающих доспехах на резвом жеребце, поднял правую руку, в которой был зажат длинный меч, вверх. Умертви были знакомы с этим клинком. Он не раз пил их черную кровь. Луч, каким-то невиданным образом, отразился в клинке, и меч метнул в сторону вражеских легионов поток света. Послышался неслыханный доселе крик, крик полный первобытной злобы и ненависти. Земля отчаянно дрожала под копытами коней. Воздух от напряжения словно застыл. Первая волна заставила живых схватиться за головы. Копыта у коней подкашивались, они испуганно ржали, но не сбрасывали своих седоков из седла.
  Рыцарь отчетливо видел разъяренные морды вурдалаков и зомби, он чувствовал, как вампиры готовы разорвать его плоть и выпить всю кровь без остатка. Он слышал гортанное карканье черных рыцарей и хлопанье кожаных крыльев черных драконов... Потом наступила тьма....
  Спартак проснулся в холодном поту. Этот сон, один и тот же сон, все чаще стал напоминать о себе. Первый раз он увидел его, когда ему исполнилось пять лет. Тогда Спартак очень испугался. Он подпрыгнул на своей кровати и мигом бросился к маме. Ничего не говоря, он, весь дрожа от страха, укрылся с головой одеялом и долго еще не мог заснуть. Второй раз сон напомнил о себе через два года. Спартак отдыхал у бабушки в деревне. В тот день он здорово поплавал в речке и допоздна играл с ребятами. Заснул он быстро, но около полуночи его разбудил странный шепот. Спартак открыл глаза. В комнате он был совершенно один. Тихо тикали настенные часы, подаренные еще прабабушкой. За окном в небе висела полная луна. Причудливые тени от яблони, росшей за окном, рваными кусками отражались на стене.
  "Они следят за тобой....они хотят, чтобы ты канул в лету".... - шептал голос. Встав с кровати, Спартак отворил окно. На улице было совершенно тихо. Только сверчки знали свое дело, заливаясь в ночи долгими трелями. Спартак сел на край кровати и обхватил колени руками. Нет, ему в этот момент не было страшно. Просто он ощущал что-то странное. Смутное чувство тревоги и уверенности в том, что с ним что-то произойдет не покидало его до самого утра, а под утро, когда сон наконец взял свое, к нему вернулись картины страшной битвы, реки крови и невиданных красок...
  Но на этот раз сон был настолько реалистичен, что нос Спартака уловил зловонное дыхание некромантов, запах кованого железа кольчуги, в которую был облачен рыцарь, и даже пот его коня.
  Ему исполнилось шестнадцать. Спартак хорошо учился в школе, дополнительно брал уроки английского языка, занимался спортом. Он увлекался плаванием и фехтованием, правда фехтование не очень любил, но мама - Арина Николаевна настояла на занятиях в секции. Тем более что фехтование преподавал ее брат - дядя Андрей. Он был похож на постаревшего Артоса из "Трех мушкетеров" - такая же бородка, длинные седые волосы и почему-то всегда грустные глаза. Своей семьи у Андрея не было, и все свободное время он посвящал Спартаку, можно даже сказать, что он заменил ему отца. Дядя Андрей упорно тренировал Спартака, всегда повторяя одно и то же: "У тебя старик способности к фехтованию, и жалко, если ты закопаешь этот талант". Спартак не хотел ничего закапывать и исправно ходил на тренировки. Большинство его друзей из переулка, где они жили, занимались боксом или каратэ. Они сначала с недоверием отнеслись к тренировкам Спартака со шпагой, но когда тот год назад выполнил мастера спорта, махнули рукой и сказали, что фехтование - тоже спорт.
  Волосы у Спартака были светлые, даже немного с пепельным оттенком. Глаза - большие карие с длинными ресницами (это ему досталось от мамы Арины Николаевны). Нос аккуратный прямой. Когда он улыбался, обнажая ровные белоснежные зубы, все девочки из его класса замирали и потом еще долго тайно вздыхали. Ростом он был выше своих сверстников, широкие плечи, спортивная фигура. Одним словом, для своих шестнадцати лет это был уже полностью оформившийся молодой человек.
  Сейчас, лежа на кровати, и чувствуя как капли холодного пота стекают по его лбу и щекам, Спартак почему-то был уверен, что-то скоро произойдет. Он не мог объяснить своего чувства. Как не мог объяснить этот сон. Вокруг кипела обычная городская жизнь. Люди спешили на работу. Миллионы говорили по мобильнику, миллионы сидели в интернете. Сотни тысяч машин уже загрязняли утренний московский воздух. А в обычной квартире на кровати лежал простой парнишка и пустыми глазами смотрел в потолок.
  Было обычное июльское воскресное утро. Во дворе уже стали собираться пацаны. К площадке потянулись сонные собаководы со своими питомцами. Вот уже послышались первые звуки заведенных двигателей автомобилей жильцов, собирающихся спозаранку в супермаркет. Бабушки как обычно заняли свои посты на лавочках, обводя подозрительными взглядами прохожих. Они успевали замечать абсолютно все.
  Утром в воскресенье было одно расписание: Спартак рано вставал, завтракал и мчался на тренировку по фехтованию к дяде Андрею. Потом он навещал бабушку, которая жила недалеко от Проспекта мира. Сегодняшний сон не давал ему покоя. Ощущение реальности было настолько явным и настолько близким, что Спартак не заметил, как завтрак очутился у него в желудке, а спортивная сумка на плече. В подъезде было светло и тепло. Спускаясь по ступенькам с шестого этажа, Спартак услышал, как наверху сосед собрался выходить прогуливать Рекса - огромного ротвейлера, который, несмотря на свой свирепый вид, был довольно милым псом и очень любил детей. А вся малышня обожала Рекса и ручейками стекалась во двор, когда хозяин выгуливал его на длинном брезентовом поводке.
  Рекс отчаянно повизгивал в предчувствии прогулки. Было хорошо слышно, как он играет поводком, время от времени прыгая на дверь. Оказавшись на первом этаже, Спартак по привычке заглянул в почтовый ящик. Сначала он хотел идти дальше, но в темноте железного ящика что-то мелькнуло. Через секунду в руке он держал длинный прямоугольный конверт. На конверте стоял их адрес и фамилия и инициалы Спартаковской мамы. "Когда вернусь - отдам письмо" подумал Спартак, очутившись во дворе. Он положил конверт в боковой карман сумки и неспешной походкой направился к метро.
  Метро Сокольники было в пяти остановках от Спартаканого дома. Дядя Андрей вот уже почти двадцать лет тренировал в ДЮШОР "Юность Москвы". Он вырастил немало чемпионов. И считался одним из лучших тренеров Москвы по фехтованию. Его несколько раз приглашали консультантом на съемки фильмов про мушкетеров и исторические сериалы. Дядя Андрей незабвенно учил актеров правильно обращаться со шпагой, от чего многие после его уроков не раз приходили в школу и благодарили учителя. Почти вся тренерская дяди Андрея была заставлена призами, кубками, а на стенах висели грамоты и благодарности. Там же и автографы известных актеров вперемежку с их фотографиями из фильмов. Однажды дяде Андрею предложили сняться в нескольких эпизодах "Возвращение мушкетеров", но он вежливо отказался, ссылаясь на занятость при подготовке чемпионата Европы. Выйдя на станции "Сокольники", Спартак отправился на трамвайную остановку. Вот уже несколько лет он ездил одним и тем же маршрутом на трамвае номер 4 до остановки "Большая оленья улица". Трамвай пришел не сразу, и Спартаку пришлось минут пятнадцать торчать на остановке то и дело, поглядывая на часы. Дядя Андрей не любил когда опаздывали на тренировки и поэтому не давал спуску никому, даже любимому племяннику. Наконец трамвай, гремя всеми своими железными внутренностями, доплелся до остановки. Спартак сел впереди. В это раннее утро москвичи обычно еще нежатся в своих постелях. Трамвай был почти пуст: кондуктор - пожилая женщина лет шестидесяти, впереди сидела старушка с большими сумками набитыми всякой снедью и две женщины в летних сарафанах с большими пакетами из Икеи. В другом конце трамвая сидел мужчина средних лет в темном не по погоде костюме. До дворца спорта "Спартак" от станции метро было пять остановок. Спартак решил почитать купленную недавно новую книгу Нортона, как вдруг почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. У него возникло чувство, будто кто-то пытается влезть в его голову или мысли. Спартак ни разу в жизни не испытывал ничего подобного. Он медленно обернулся. Прямо на него смотрел мужчина в темном костюме, который как то незаметно сел позади. От неприятного ощущения засосало под ложечкой. Незнакомец был блондином, даже не просто блондином, его светлые волосы отливали каким-то неестественным блеском. Глубоко посаженные глаза смотрели, кажется сквозь парня. Уши немного заостренные кверху были немного оттопырены. Мужчина вдруг отвел глаза и спросил:
  - Не подскажешь, как проехать к озеру?
  Озером назывались Оленьи пруды, которые располагались как раз недалеко от дворца спорта.
  - Вам надо выйти со мной я покажу, - почему-то немного дрогнувшим голосом прострочил Спартак.
  - Спасибо, - с холодцом в голосе сказал мужчина и отвернулся к окну.
  Неприятное ощущение тут же прошло, словно ничего не было. Спартак потер у виска и тоже уставился в окно. Через три остановки он встал и промолвил:
  - Вам пора выходить...
  Однако в трамвае никого не было. Мужчина исчез так же бесшумно, как и появился сзади. Странный тип - подумал Спартак, вешая сумку на плечо. Через минуту он уже забыл о загадочном субъекте в трамвае и гнетущем ощущении чьего- то присутствия в собственном мозгу. Здание дворца спорта Спартак располагалось в одном из живописных мест Москвы. Справа зеленела гладь Оленьих прудов, за дворцом лениво шелестела листвой молодая роща. Несмотря на утро сюда уже текли неровные ручейки отдыхающих с сумками, корзинами и походными холодильниками. Ребятишки спешили спрятаться под сенью деревьев и начать свои беспечные игры. Спартак вбежал в раздевалку и стал быстро переодеваться. За пять минут он надел колет, спортивные брюки на подтяжках, гетры и обувь. Шлем и шпагу он держал в руках, набегу застегивая воротник колета. Зал фехтования располагался на третьем этаже. Там же была тренерская дяди Андрея. Почти под потолком висел большой щит с символикой Спартака справа, а слева герб клуба фехтования: щит и три шпаги перекрещенные вверху. Пол был паркетный, и за его прекрасным состоянием дядя Андрей следил постоянно. Спартак открыл тяжелую дверь и вошел в зал. Тренировка еще не началась. Кто-то разминался, кто-то сидел на длинной лавочке, разговаривая о том, о сем.
  - Привет чемпион! - послышался знакомый крик.
  - Привет, Глеб, - бросил Спартак на ходу, поправляя гетры. - Тренер еще не выходил?
  - Да нет, сидит у себя в тренерской, какой-то мрачный.
  - Странно, - буркнул себе под нос Спартак.
  Он положил шлем и шпагу на лавочку и направился в тренерскую. Дядя Андрей сидел за столом и смотрел в одну точку. Лицо его выражало высшую степень озабоченности. В тренерской царил полумрак.
  - Здрасьте, дядя Андрей, что-то случилось? - спросил парень, присаживаясь на стул.
  Тренер словно вышел из оцепенения. Его глаза снова засветились.
  - А это ты Спартак, - промолвил тренер, вставая из-за стола.
  Спартак первый раз видел дядю в таком состоянии. Лицо его было бледным. Кажется, даже руки немного дрожали. Он словно весь осунулся и постарел.
  - Ты не заметил сегодня ничего странного? - вдруг поинтересовался дядя Андрей.
  В его вопросе была какая-то безысходность.
  - А почему вы спросили, дядя Андрей?
  Поняв, что его вопрос неуместен Спартак ответил:
  - Да нет, вроде бы ничего, правда... - он на мгновение задумался.
  - Что?! - вдруг голос тренера сорвался почти на крик. - Извини, я что-то сегодня не в духе, что тебе показалось странным?
  - Когда я ехал на тренировку, ко мне подсел один человек...
  Глаза тренера остекленели. Спартаку первый раз стало по-настоящему страшно.
  - Как он выглядел? - выдохнул мужчина, запирая тренерскую на замок.
  Описав незнакомца, Спартак внимательно посмотрел на дядю. Тот был сам не свой. Он, то бродил по тренерской, то резко садился на стул, глядя в пустоту. Наконец дядя Андрей подставил стул поближе к Спартаку.
  - Послушай, Спартак, ты сегодня собираешься идти к бабушке?
  - Да, дядя Андрей, как обычно по воскресеньям.
  - Значит так, Спартак, - почти шепотом произнес дядя Андрей, - сейчас ты быстро переоденешься и поедешь к бабушке Оле. Я дам тебе деньги на такси, а сам подъеду немного позже.
  Тренер говорил очень быстро, немного запинаясь. Он достал из заднего кармана брюк портмоне и вынул деньги.
  - Вот возьми на такси. Выйдем вместе. Никому ничего не говори. Я позвоню Арине сам. Телефоном не пользуйся. Бабушке скажешь, что ко мне приехал гость с подарками от племянника. Понял? Обязательно так скажешь бабушке, повтори.
  Спартак повторил последнюю фразу, совершенно ничего не понимая.
  - Дядя Андрей ...
  - Потом, все потом, - махнул тот рукой, направляясь к двери. - Иди в раздевалку.
  Спартак взял деньги и пулей вылетел из тренерской. В голове у парня была полная сумятица. Во-первых, он никогда не видел своего родного дядю в таком состоянии. Во-вторых, он чувствовал, что что-то происходит, но ничего не понимал. И, в-третьих, страх. Он подкрадывался незаметно, но ощущение приближения чего-то ужасного и необъяснимого росло с каждой минутой.
  Спартак вошел в раздевалку и направился к шкафчику, в котором висела его одежда. Парень заметил, что дверца немного приоткрыта, хотя он точно помнил, что закрывал ее на ключ. Но времени на размышления не было. Быстро переодевшись, Спартак выбежал из раздевалки. Дядя Андрей стоял в коридоре рядом с лестницей и что-то записывал в своем блокноте. Он писал торопливо, то и дело, чертыхаясь на ручку.
  - Готов? - спросил он. - Пошли.
  По дороге на первый этаж Спартак еще раз попытался спросить о происходящем, но дядя Андрей только махнул рукой и ускорил шаг. Вахтерша удивленно смотрела вслед тренеру, который за ее долгую службу еще ни разу не прервал тренировки.
  На улице их встретило яркое солнце и щебетание беспечных воробьев. Погода стояла не по-московски жаркая. Берег озера уже был полностью заполнен отдыхающими. Плавали лодки, купались дети, в воздухе стоял аромат шашлыков.
  - Эту записку отдашь бабушке Оле, - сказал дядя Андрей, вырывая листок из блокнота. - Отдашь из рук в руки, и прошу тебя, не разворачивай и не читай ее. Это очень важно.
  - Хорошо, - как то оторопело ответил парень, убирая листок в карман спортивной куртки.
  Такси подъехало через пять минут. Желтая Волга с шашечками на крыше остановилась прямо у входа во Дворец спорта. Спартак сел в машину. Дядя Андрей сам закрыл за ним дверцу и приложил палец к губам.
  Таксист ехал неторопливо, покуривая в окошко, несмотря на многозначительные покашливания Спартака. В выходной день пробок не было и примерно через полчаса они выехали на большую Переясловскую улицу. Проехав немного, таксист свернул в Яблонный переулок и подъехал к дому. Бабушка Оля жила в обычной хрущевке на пятом этаже. Она очень любила единственного внука, и с детства проводила с ним много времени. Бабушка Оля научила Спартака играть в шахматы, читать, привила любовь к искусству, водя его по всем музеям Москвы. Мама постоянно пропадала на работе, так что бабушка Оля не давала внуку скучать.
  Расплатившись с таксистом, парень быстрым шагом направился к подъезду. Все было как обычно. Кто-то возился под машиной возле гаража, женщина в халате с подвязанными платком волосами вешала белье, успевая о чем-то переругиваться с соседкой. Трое мальчишек в песочнице отчаянно пытались построить замок из окаменелостей, которые раньше именовались песком. У подъезда сидели три старушки. Они недолюбливали свою соседку - бабушку Спартака. Почему-то они называли ее ведьмой, и строго настрого запрещали своим внукам даже здороваться с ней. Спартак прошел мимо них, стараясь не смотреть в их сторону.
  В подъезде было прохладно и пахло жареной рыбой. Спартак перекинул сумку на другое плечо. Вдруг его телефон выпал из бокового кармана сумки и со звоном упал на ступеньки. Выругавшись, парень увидел, что телефон развалился на несколько частей, а аккумулятор отлетел далеко в сторону. Когда он нагнулся за ним из кармана куртки выпала записка дяди Андрея к бабушке Оле. Спартак торопливо схватил ее, как вдруг, обнаружил, что бумага излучает какой-то свет. В подъезде было слишком темно, чтобы не заметить этого. Несмотря на предупреждение, он развернул листок. То, что он увидел, поразило Спартака.
  - Тебе же говорил твой дядя не читать записку, Легурийский ублюдок!
  Спартак узнал этот голос. Это был тот самый незнакомец из трамвая. Обернувшись, Спартак чуть не закричал от испуга. Мужчина, который подсел к нему в трамвае, стоял на четвереньках на потолке лестничной клетки, словно человек-паук. Волосы его свисали вниз, глаза смотрели на парня с нескрываемой ненавистью. Рот его был полуоткрыт, и теперь можно было рассмотреть огромные клыки, с которых на пол стекала желтоватая слюна.
  Спартак инстинктивно зажал записку в кулак. Он был очень напуган и не знал что предпринять. Существо медленно спустилось вниз. Тварь издавала невыносимый смрадный запах.
  - Я долго ждал возможности вырвать твои кишки и на них же тебя вздернуть, Легурийский ублюдок.
  Теперь глаза существа из человеческих превратились в два желтых зрачка. Оно стало выше ростом. Спартак отчаянно соображал, что ему делать. Вдруг его левая рука нащупала эфес шпаги. Спартак знал, что острие защищено наконечником, но это было единственное оружие, которым он обладал на тот момент. Он увидел, как к нему потянулись костлявые пальцы твари с длинными желтыми когтями. В последний момент Спартак выхватил шпагу и изо всех сил сделал выпад. Острие шпаги воткнулось во что-то мягкое. Но так, как оно было защищено, то не причинило никакого вреда.
  Существо рассмеялось. Хотя звуки, которые оно издало, больше походили на клекот какой-то птицы.
  - Неужели ты думаешь, что сможешь причинить мне вред? - зашипела тварь.
  - Он нет, а я могу! - вдруг откуда-то послышался голос бабушки Оли.
  Спартак отпрянул в сторону. Бабушка в простом халате и переднике стояла пролетом выше. В правой руке она держала бутылку из-под подсолнечного масла. Тварь немного задумалась.
  - Ты ведьма не стой у меня на пути, не то...
  - Проваливай откуда пришел Букс! - приказным тоном промолвила бабушка.
  Дальше все происходило словно во сне. Бабушка резким движением вылила содержимое бутылки в сторону твари. Жидкость была темно синего цвета и жутко воняла. Несколько капель попали на морду существа. Оно взвизгнуло, словно его облили кислотой. По подъезду пополз тошнотворный запах гниющего мяса.
  - Отдай мне его.... - шипела тварь не смея больше двинуться с места. - Ты же знаешь, что мы теперь найдем его где угодно... У меня его волосы...
  Существо вдруг оскалилось. В подъезд бегом вбежал дядя Андрей.
  - Сучье племя, - с ненавистью в голосе прошипела тварь и.... Исчезла на глазах у Спартака.
  Последнее что он помнил, был стук упавшей на пол шпаги и яркая вспышка в голове....
  - Да, - услышал Спартак сквозь просыпающееся сознание голос дяди Андрея. - Бросился на лича со шпагой. Он бы мог его вмиг растерзать. Хорошо ты вовремя подоспела, а то не миновать бы беды.
  - А ты куда смотрел, когда Букс в раздевалке его волосы стянул? Тоже мне хорош рыцарь магистерия, - говорила бабушка Оля, что-то размешивая в кастрюльке на кухне. В комнате, где лежал Спартак, стоял резкий запах каких-то трав. Он открыл глаза. Комната, в которую его отнесли, была совершенно неузнаваема. Он много лет ходил к бабушке и всегда был уверен, что она живет в двухкомнатной хрущевке с пятиметровой кухней и балконом, заставленным закупоренными баллонами с огурцами, помидорными и всякой всячиной. Спартак мог с закрытыми глазами разыскать в квартире все, что ему было надо. Маленькая прихожая переходила в такой же маленький коридор, потом располагался зал со старомодным диваном, двумя креслами и ковром с неопределенным рисунком. Напротив, стоял полированный сервант, за стеклом которого аккуратно были расставлены хрустальные вазочки, рюмочки и фарфоровые чашки. На полу лежал тонкий ковер, на котором стоял журнальный столик, красный дисковый телефон и пара журналов об НЛО. Бабушка Оля до жути любила истории про НЛО и всякое такое. Она смотрела все передачи и покупала всевозможные книги и журналы, посвященные пришельцам. Во второй комнате, чуть поменьше зала, стояла кровать, где обычно спал Спартак, небольшой японский телевизор, накрытый сверху кружевной салфеткой. В углу висела икона Николая чудотворца.
  А теперь! Спартак открыл глаза. Он лежал на роскошной кровати. Пуховая перина была в шикарном кружевном пододеяльнике. Такие же кружевные наволочки расшитые золотыми и серебряными нитками прятали в себе подушки из чистого лебяжьего пуха. Спинка кровати была резная в виде голов драконов, пожирающих друг друга. Сама комната была просто огромной. В центре стоял круглый стол из черного дуба, вокруг шесть кресел с высокими спинками. На каждой спинке были вырезаны руны наподобие тех, которые Спартак увидел в записке дяди Андрея. Справа от стола расположился большой камин, в котором при желании можно было сжечь целое дерево. Над камином висел щит заостренный внизу. На щите можно было разглядеть двух змей обвивающих длинный меч и розу, которая словно прорастала сквозь сталь клинка. Справа и слева от камина стаяли доспехи рыцарей с алебардами в железных перчатках. Слева от стола он увидел длинный шкаф, сплошь уставленный старинными фолиантами. Обложки было не разглядеть, но даже отсюда было видно, что все книги старинные и необычные. Пол был устлан гигантским ковром с великолепными узорами. В комнате царил полумрак. Окна, занавешенные длинными бархатными шторами темно-бордового цвета, почти не пропускали сюда свет. Спартак обратил внимание, что в комнате не было ни люстры, ни светильников, ни торшеров. Только высокие свечи в готических канделябрах.
  В комнату вошел дядя Андрей. В руке он держал чашку.
  - Уже очнулся, - негромко сказал он.
  Следом вошла бабушка.
  - Ты как, Спартакунька? - спросила она обычным своим голосом.
  - Не знаю, - ответил парень, пытаясь встать с постели.
  - Нет, брат, тебе надо полежать, - тоном, не терпящим возражений, промолвил дядя. - Не каждый день с личем встречаешься. Тут покой нужен.
  Спартак повиновался.
  - Наконец скажите, что происходит?! - вдруг он собрался с мыслями. - Я совершенного ничего не понимаю.
  Дядя Андрей посмотрел на бабушку Олю. Та кивнула головой.
  - Сейчас я тебе попытаюсь все объяснить, но сначала выпей этот отвар.
  Он протянул руку с чашкой Спартаку. Отвар пах отвратительно, а по составу походил на зеленый кисель.
  Спартак сделал несколько глотков.
  - До дна! - бабушка Оля сурово смотрела на внука.
  Пересилив себя, Спартак все допил, и почувствовал себя немного лучше. Дядя Андрей подвинул к нему мягкий пуфик с резными ножками. Бабушка села рядом.
  - Ты рано или поздно должен был узнать правду, Спартак, - начал разговор дядя Андрей. - То, что ты видел сегодня, это не просто случайность и не бред. Это реальность. Я тебе расскажу одну старинную легенду, чтобы ты немного понял меня. Много тысяч лет назад в другом измерении существовал один могущественный орден. Магистерии этого ордена располагались по всем графствам, королевствам и провинциям того мира. Орден носил название "Змеи и розы". Орден помимо того, что открывал школы, университеты, госпитали и библиотеки, занимался магией. Со дня его основания рыцари ордена собирали все, что касается магии черной, белой, любой в одном замке. Приносилось совершенно все: книги, посохи волшебников, манускрипты, шерсть оборотней, кровь вампиров. По прошествии веков, орден приобрел такое могущество, что никто не осмеливался даже прошептать что-либо плохое или скабрезное в его адрес. Короли с почтением склоняли головы перед Великим магистром. Люди в городах и деревнях со страхом и завистью смотрели вслед рыцарям ордена. Мальчишки с детства мечтали вступить в братство и надеть алый плащ рыцаря.
  Но однажды произошло то, чего никто не ожидал. Один из рыцарей ордена, его звали Морлок, возгордился своими познаниями в черной магии. Он стал открыто критиковать Великого магистра. Чем навлек на себя его гнев. В один из дней, рыцари по приказу магистра вошли в келью к Морлоку и связали ему указательные пальцы соленой веревкой, чтобы тот не успел сотворить заклинание.
  Спартак чувствовал, что понемногу сходит с ума.
  - Его привели к Великому магистру для наложения епитимьи, но Морлоку каким-то образом удалось развязать руки. Когда стража вошла в зал магистерия, несколько человек упали замертво. Говорят, что весь зал был залит кровью. Внутренности рыцарей, державших Морлока на цепи, висели на люстре под потолком, а вместо воска со свечей капала еще теплая кровь. Двое стражников у входа были прибиты к высокой двери, а кожа живьем была содрана с них. Тело великого магистра висело высоко на крюках у витражного окна. Живот был вспорот, горло перерезано, а в каждой руке мертвый магистр держал собственные глаза.
  Дрожь от отвращения пробежала по спине Спартака.
  - Я понимаю тебя. Это все страшно, но ты обязан знать правду, - промолвил дядя Андрей, увидев, как племянника передернуло. Он продолжил:
  - Один из стражников был еще жив. Он сказал, что Морлок произнес заклинание, и в зале появилось чудовище. Оно-то и убило всех. А Морлок снял с пальца великого магистра перстень с аметистом и исчез. Рыцари избрали нового магистра. Он приказал разыскать Морлока. Но тот как в воду канул. Однажды в Замок трех башен, так звали резиденцию главного магистерия, привели слепого старика. Тот поведал одну жуткую историю. Далеко в мрачной пустыне, что на западе, он водил караваны. Много лет водил. Но как-то раз разыгралась страшная буря. Старик потерял все: верблюдов, людей, товар! Все. Он очнулся полностью засыпанный песком. Он выжил только чудом, успев лечь рядом с верблюдом и накрыв голову плащом. Несколько дней он блуждал в песках без пищи и воды. На пятый день, когда его силы были на исходе, он нашел какой-то заброшенный город. Старик водил караваны по этим местам почти сорок лет, но никогда и ничего не слышал о городе. Как он поведал, городские стены были сделаны из черного базальта и наполовину засыпаны песком. Пустыня взяла свое. Дома были похожи друг на друга как близнецы. Все было сделано из этого черного камня. Там, где раньше была городская площадь, стояло гигантское сооружение, скорее всего, бывшее святилищем или храмом. Было настолько жарко, что старик, поборов страх, решил пробраться в святилище. Входом ему послужил узкий проход, бывший когда-то огромным окном. В святилище было очень холодно, несмотря на жуткий зной снаружи. Старик увидел впереди небольшое возвышение. Подойдя ближе, он обнаружил ход, ведущий глубоко вниз. Глаза быстро привыкли к темноте, тем более что стены излучали жутковатый зеленый свет. Старик спускался все ниже и ниже. Чем глубже он опускался, тем сильнее ощущался смрадный запах идущий снизу. Сколько времени занял спуск, он не мог сказать. По его словам несколько часов. Наконец он очутился в большом зале. Высокие колонны уходили под потолок и исчезали во тьме. Горело несколько факелов. Старик взял один и пошел вперед. Вскоре он услышал какой-то странный звук, напоминавший то ли удары по гигантскому полому сосуду, то ли чей-то монотонный, но очень мощный голос.
  Зал закончился, и старик вошел в длинный коридор. Все стены коридора были украшены барельефами настолько ужасными, что незваный гость от страха чуть не потерял сознание. Мерзкие животные поедали живьем людей, огромные великаны разрывали свои жертвы пополам, крылатые твари с плоскими головами несли в своих когтистых лапах младенцев. Вдруг коридор закончился, и старик увидел то, от чего он лишился глаз.
  В просторном зале в центре располагался огромный колодец. Рядом с колодцем в деревянном кресле сидел Морлок в черном саване. Капюшон он опустил назад. В руках он держал какой-то манускрипт. Это его голос услышал старик, бредя по коридору. Морлок нараспев читал манускрипт. Язык его был ужасен и непонятен. Иногда эхо из колодца вторило проклятому Некроманту (так стали его называть люди во всех королевствах). Старик почувствовал странный гул. Что-то большое и неведомое поднималось из глубин навстречу к Морлоку. Вонь стала невыносимой. Старик, несмотря на ужас, стоял как вкопанный, не смея двинуть ни рукой, ни ногой. Вот из колодца показались черные щупальца. Они были длинными и скользкими. Из щупалец сочилась какая-то жидкость белесого цвета. Потом показалась голова чудовища. Огромные глаза, покрытые зеленой пленкой, медленно открывались. Оно походило на гигантскую рыбу. Несколько рядов зубов, три языка и гигантские жабры. Щупальца сначала ринулись к Морлоку, но тот сделал знак и чудовище отступило. В этот момент оно почувствовало присутствие старика... Когда старик очнулся, он понял что едет на какой-то телеге с караваном. Погонщик сказал, что они нашли его неделю назад возле заброшенного оазиса. Старик лежал на половину засыпанный песком. И у него не было глаз. Неведомая сила выжгла глаза старику. Его перевязали и положили на телегу. А дальше рыцари ордена привезли его в замок трех башен.
  Именно тогда для ордена наступили тяжелые времена, которые привели к полному его роспуску и анафеме. Морлок получил великое знание, но стал некСпартактом. Он потерял душу и обрел новое тело. Он призвал армию тьмы, которая повиновалась ему беспрекословно. Упыри, вампиры, оборотни, черные рыцари, нежить, мертвые драконы - все стали служить новому хозяину. Твари приходили из других миров. Морлок укрепился в Проклятых землях. Никто и никогда из смертных не бывал там. Границы охраняли мертвые рыцари, некогда служившие в других мирах. Некромант смог оживить их и заставить служить себе. Они без устали рыскали по болотам и лесам, убивая всех на своем пути.
  Некоторые короли обвинили орден "Змеи и розы" в происшедшем. Рыцарей стали преследовать. Обвиняли в колдовстве и связях с умертвиями. Многих братьев пытали, стараясь выведать, где находятся сокровища ордена. Замок трех башен почти месяц держал осаду короля Дориана. И если бы ему не помогли его василиски, главная магистерия не пала бы.
  Много славных рыцарей полегло под стенами замка... Но многие короли не искали золота и сокровищ ордена. Зная о судьбе и могуществе Морлока, они заключили с ним договоры о союзе. А сами в тайне мечтали разыскать хранилище ордена. Там были все символы могущества и власти. И если бы они ими завладели, тьма полностью бы покрыла некогда славные земли. Но верховный магистр незадолго до гибели поручил спрятать главные артефакты и библиотеку.
  Дядя Андрей рассказывал, и Спартак ярко представлял себе картины сражений и битв. Бабушка изредка кивала головой, словно подтверждала слова Андрея.
  - Рыцарей ордена и его деятельность признали вне закона. Практически все короли подписали указы о немедленном повешении бывших членов ордена, а имущество разделялось поровну между казной и нашедшим рыцаря. Если раньше члены ордена боролись с нечистью в городах и деревнях, помогая простым людям, они изгоняли бесов, ловили русалок, отваживали от деревень леших, то теперь нежить повылезала изо всех щелей, чувствуя страх людей и силу некроманта.
  - Мы, Спартакунька, - промолвила неожиданно бабушка, - последние оставшиеся в живых члены ордена "Змеи и розы". Нас всего несколько человек. Знания позволили нам продлевать срок своей жизни практически до бесконечности. Последние оставшиеся в живых рыцари бежали кто куда. За столько лет изучения магии мы научились открывать врата в любые миры. И мы растворились среди бесконечного числа измерений. Но как оказалось, это было ненадолго. Морлок не успокоится, пока не перебьет последних братьев и сестер. Он повсюду рассылает своих верных псов - личей. Личи - это бывшие наши рыцари, которые погибли от чар некроманта. Он может оживлять мертвых. Но это уже не люди, а чудовища. Они почти неуязвимы и так же могут применять магию. Ты сам сегодня видел одного из них. И что самое плохое, лич украл твои волосы из раздевалки.
  Бабушка с укором взглянула на Андрея. Тот потупил взгляд.
  - У нас мало времени, Спартакунька, - бабушка присела на край кровати, на которой лежал парень. - Мы решили - тебе надо срочно исчезнуть. Ты наша последняя надежда...
  - Подождите! - вдруг крикнул Спартак. - Какая надежда, на что? А как же мама, друзья, школа?
  - Мама в курсе, она же моя дочь, а остальные не должны знать того, чего не должны, - пояснила бабушка. - Лич ушел, но ненадолго. Когда он вернется тебя не должно быть здесь. Мы постараемся его задержать. Где письмо, которое ты утром взял из почтового ящика?
  Спартак ошарашено глядел на бабушку.
  - Откуда ты знаешь, ба, про письмо?
   Бабушка Оля чуть-чуть улыбнулась.
  - Не забывай кто мы такие. И ты прямой потомок рыцарей ордена "Змеи и розы". В тебе есть много способностей, о которых ты даже не подозреваешь. Мама получила результаты конкурса, в котором ты участвовал весной. Ты занял призовое место и тебя наградили путевкой в Турцию.
  В дверь постучали.
  - Это Арина, - промолвила бабушка Оля, выходя из комнаты.
  - Сынок! - послышался взволнованный голос матери.
  Арина вбежала в комнату. Она бросилась к кровати и прижала сына к себе.
  - Ма, да все в порядке, - смущенно бубнил Спартак. - Ты же видишь, я живой и невредимый.
  Арина села рядом с бабушкой.
  - Вы ему рассказали?
  Андрей утвердительно кивнул головой. Тяжело вздохнув, Арина опустила глаза.
  - А почему вы раньше ничего не сказали мне? - в голосе парня чувствовался небольшой укор.
  - Если честно, Спартак, это была моя идея,- ответил Андрей. - Мы до последнего дня надеялись, что Морлок потерял нас из виду, но как видишь все напрасно.
  У Спартака голова шла кругом. Еще сегодня утром он совершенно ничего не подозревал ни о вампирах и личах, ни о прочей нечисти. Жил спокойно, а теперь? Что ему делать со всем этим грузом? Если эти некроманты такие всемогущие, что в таком случае остается делать ему?
  - Я не сказал самого главного, - прервал мысли голос дяди Андрея. - Было старинное пророчество, что когда тьма накроет землю, придут четверо героев и победят зло. Вас четверо, мы не знаем, кто оставшиеся трое и где живут сейчас. Ты меченосец. Твое предназначение нести меч и поразить Морлока. Есть еще копейщик, лучник и колдунья.
  - Мы засиделись, - почему-то резко сказала вдруг бабушка. - Арина, когда Спартак должен лететь?
  - Через три дня, - ответила мама.
  - Значит так, - бабушка встала и подошла к окну, не открывая тяжелых штор. - Мы его спрячем у Карла, ты поедешь с ним. Андрей, когда откроются врата?
  Мужчина стал очень серьезным. Он на мгновение задумался и ответил:
  - Пять дней максимум. Будет только несколько часов, потом жди затмения снова. А на это у нас нет времени. Каждый час дорог.
  Из подъезда они выходили все вместе. Спартак, бабушка Оля, мама и дядя Андрей. На лестничной клетке, где они недавно повстречали лича, было тихо. Только в воздухе отчетливо стоял крепкий запах трав и серы. Лэндровер Андрея был припаркован совсем рядом. Быстро дойдя до машины, бабушка поцеловала Спартака и промолвила:
  - Я люблю тебя, Спартакунька, береги себя.
  В ее глазах блеснули слезы. Андрей завел двигатель, и джип медленно выехал со двора. Арина сидела рядом с сыном, поглаживая его волосы, как он любил это с детства. Дорога предстояла не близкая ....
  Андрей выехал на Волоколамское шоссе. В это время в Москву было не протолкнуться. В город стояла многокилометровая пробка. Дачники возвращались с дач, любители природы посолиднее, как всегда сильно спешили, включив мигалки. Правда, обозленные автолюбители старались не пропускать нахалов. Вот и сейчас, Андрей выругался, когда им навстречу выехал чей-то проблесковый нарушитель. Их путь лежал в сторону Истринского санатория.
  - Дядя Андрей, - первым нарушил тишину Спартак. - Расскажите еще что-нибудь из истории ордена.
  Андрей с неодобрением взглянул на племянника.
  - Что тебе хотелось бы знать?
  - Ну, например, о вас, кто вы и кем были там, - парень перебросил свою сумку в багажник. - Ведь я о вас совершенно ничего не знаю.
  - Это ты правильно заметил, Спартак.
  Андрей свернул влево от МКАД и поехал в сторону Красногорска.
  - Мое настоящее имя барон Андорнокен, но я привык к своему местному имени, так что племянничек не утруждайся запоминанием. Я и твоя мама происходим из знатного рода Легурийских дворян. Несколько поколений нашего рода верой и правдой служили ордену и великому магистру. Наши предки принимали участие практически во всех битвах и сражениях. Твой другой дядя по маминой линии барон Гелиоморус дважды сумел отбить атаки вивернов, не дававших покоя соседнему аббатству. А потом пришел Морлок. И нас стали бояться как прокаженных. Людская память короткая, сколько добра наш орден сделал, а все забылось в одночасье. В памяти была только зависть и ненависть. Когда начались гонения, я приютил твою маму в своем замке, тогда она носила тебя во чреве.
  - А кто мой отец? - сухим голосом поинтересовался парень.
  - Он был настоящим рыцарем и героем, - ответила Арина мягким голосом. - Его звали Спартак, и я назвала тебя в его честь. После объявления анафемы мы с твоей бабушкой и папой уехали подальше в надежде, что нас не найдут. Мы поселились недалеко от одного селения на опушке леса. Почти два года мы прожили там. Бабушка врачевала местных крестьян, я обучала их детей грамоте. Но однажды староста принес плохие вести. В лесу появился вампир. Он стал убивать крестьян и выпивать их кровь. Пропало несколько взрослых и трое детей. Вампир несколько недель наводил ужас на округу. Тогда Спартак, твой отец, ночью отправился в лес. Он принадлежал к высшей касте рыцарей ордена, одной из задач которых было уничтожение нечисти и умертвий.
  Джип миновал Дедовск, дальше виднелся указатель на дачный поселок Снегири. Солнце стояло в зените. Мимо пролетали заправки, придорожные кафе, гостиницы. Но Спартак этого не замечал. Он был с одной стороны подавлен тем, что вся его прошлая жизнь оборвалась в одночасье, а с другой стороны, его мучил вопрос, что будет дальше?
  Мама с грустью в голосе продолжила свой рассказ:
  - Вампир не прятался, потому что был уверен, что никто ему не сможет помешать, тем более слухи о роспуске ордена и преследовании его членов быстро разлетелись по всем землям. Он сидел на верхушке старой могилы в самом центре заброшенного кладбища. Луна освещала его вытянутую морду. Когда Спартак показался из тени деревьев, вампир решил, что крестьянин заблудился в лесу в поисках коровы или кобылы. Он бесшумно взлетел, и тень его крыльев закрыла Луну. Но когда в руках твоего отца блеснула сталь древнего клинка, участь вампира была решена. Пронзительный вой охватил весь лес. Утром все крестьяне увидели умертвия привязанным к столбу возле дома Старосты. Все обрадовались, что вампир мертв, но нашлись и такие, кто захотел получить награду за рыцаря ордена. Тем более уже никто не сомневался кто мы такие на самом деле. Об этом нам сказала одна девочка, которую я лечила от воспаления легких. Тогда я была на пятом месяце беременности. Мы не рассчитывали, что за нами придут так скоро и хотели перезимовать в тех краях, а весной податься на восток. Но не тут-то было. Следующей ночью в комнату, где мы спали с твоим отцом, вошла моя мать. Она поднесла палец к губам и прошептала, что чувствует приближение кого-то сильного. Мы стали собираться, но было поздно. Когда твой отец посадил меня на коня, я увидела их. Это были черные рыцари. Как бы сказать, чтобы ты понял, черные рыцари - это первые вассалы Морлока. Самые сильные и свирепые. Их не берет никакая магия. Никто и никогда не видел их лиц, скрывающихся за черными забралами шлемов. У них длинные двуручные мечи, способные перерубить пополам всадника вместе с его конем. Они ехали совершено бесшумно. От ужаса мой конь бросился в лес. Последнее, что я услышала, был крик Спартака - спасайтесь в лесу, я их задержу...
  Арина отвернулась к окну смахивая слезу.
  Больше мы никогда не виделись. Однажды один менестрель поведал нам о том, что твой отец сумел добраться до Потерянного города. Именно там Морлок заключил свой страшный договор с Демоном. Тот дал ему срок и сроку скоро придет конец. Но Спартак сумел выкрасть договор и спрятать его в Ореховом замке. С тех пор Морлок повсюду ищет его.
  Почему-то Спартаку показалось в тот момент, что Арина чего-то не договаривает. Но вскоре это ощущение прошло.
  - Твоя бабушка нашла меня без сознания на поляне, и мы спешно поехали к твоему дяде в замок. Но и там мы не нашли покоя. Через неделю один из друзей сообщил нам, что в сторону замка идет отряд вампиров и личей. Тогда мы решили воспользоваться заклинаниями звездного портала. Это очень тяжелое заклинание даже для посвященного, но бабушка смогла все-таки разыскать в округе подходящее место. С тех пор мы здесь.
  Машина уже проехала Истру и подъезжала к Лучинскому. Мимо мелькнул "Ново-Иерусалимский", на 61-ом км стоял белый с черными буквами указатель "Санаторий "Истра". Андрей повернул налево. Проехав еще немного, перед поселком "Пионерский" он свернул направо. Оставив позади пропускной пункт, они остановились перед семиэтажным корпусом из красного кирпича.
  - Побудьте в машине, я сейчас вернусь, - сказал Андрей, выключая зажигание.
  Он торопливо зашагал к административному корпусу. Вскоре он вернулся.
  - Спартак ждет нас, только умоляю вас быстрее.
  Спартак и Арина торопливо покинули джип. Андрей вел их по тропинке в обход главного здания. Они шли минут пять мимо столетних дубов и сосен. Место было тихим и спокойным. Для этого времени года здесь было немного пациентов. Они подошли к котельной. Высокая труба тоже из красного кирпича не поднималась выше деревьев окружавших котельную. Почти все здание покрылось мхом. Андрей постучал. Вскоре дверь отворилась.
  - Кого это дьявол принес? - раздался чей-то ворчливый голос.
  Спартак увидел сгорбленного карлика с длинной седой бородой. Увидев Спартака, тот опешил, а потом его глаза засияли, словно два изумруда.
  - Кого я вижу?! Наследник Легурийских ведьм!! Клянусь своей печенкой ты с отцом одно лицо!
  - Извини Карл, мы можем войти?
  Андрей настойчиво толкнул дверь ногой.
  - Конечно, гости дорогие, а где вы забыли вашу прелестную старую ведьму?
  Видимо Спартак говорил о бабушке Оле, но увидев, что Арина и Андрей не обиделись, Спартак вошел в котельную.
  - Она не смогла приехать, - ответила Арина. - Сегодня нас навестил лич.
  Спартак вдруг остановился и резко повернулся к женщине.
  - Что ты такое говоришь, лич здесь?
  - И это не просто рядовой лич, к нам пожаловал Букс собственной персоной. Он прибыл сюда с вполне конкретной целью, - добавил Андрей. - Они охотятся за Спартаком и нами в том числе.
  В котельной все было по-спартански: стол, два стула, часы на стене, электрокамин, несколько пачек старых журналов, холодильник, телевизор и вентилятор в углу.
  - Сейчас я вас покормлю, - сказал Карл. - Я тут кое-что состряпал.
  Это слово покормлю, он произнес таким тоном, словно хотел всех отравить. Спартак с сомнением посмотрел на холодильник и небольшую электрическую плиту у окна. В этот момент Спартак(он действительно был очень маленького роста, одет в комбинезон, клетчатую рубашку с закатанными до локтей рукавами и кеды) подошел к стене, на которой висела ужасная, засиженная мухами, фотокопия картины Брюллова последний день Помпей. Шепнув что-то на стену, Спартак жестом пригласил всех пройти в только что появившийся в стене проход.
  Вниз шли ступеньки. После яркого солнца Спартак почти не видел дороги. Однако вскоре спуск кончился. Глазам парня предстала большая комната с камином, длинным столом со свечами в серебряных подсвечниках. На полу лежало несколько шкур. На стенах повсюду висело оружие, среди его разнообразия Спартак узнал только меч и арбалет.
  На столе стоял большой серебряный поднос, на котором возлежал свежеприготовленный поросенок с гречневой кашей. Вокруг поросенка лежали помидоры и яблоки. Тут же стояли тарелки с паштетами, фруктами и две бутылки красного вина.
  - Я всегда знал, что гномы лучшие кулинары, - сказал Андрей, - но я должен уехать, мне необходимо помочь тетке. Так что прошу меня простить любезный Карл.
  - Как знаешь, помощь нужна?
  Андрей отрицательно закачал головой.
  - Нет спасибо, хоть вас гномов с трудом берет магия Личей, этот совершенно другой. Мы попробуем пустить его по ложному следу, как на беду, у него есть волосы Спартака.
  - Это плохо, - промолвила Карл.
  Попрощавшись, Андрей уехал. Спартак во все глаза смотрел на Карла.
  - Чего так смотришь, наследник? - гном резал поросенка и уловил на себе пристальный взгляд парня. - Гнома никогда не видел?
  - Признаюсь никогда, - ответил Спартак.
  Спартак положил ему на тарелку приличный кусок мяса и отсыпал каши.
  - Тогда смотри.
  Арина переживала за мать, то и дело, ерзая на стуле.
  - А вы тоже сбежали оттуда? - спросил Спартак, чувствуя, что необычайно проголодался.
  Косматые брови гнома поползли вверх.
  - Сбежал?
  - Не обижайся на сына, Карл, - сказала Арина, - он столько сегодня пережил.
  - А я и не думал обижаться, - ответил Карл. - Я, Спартак, сослан сюда гораздо раньше, чем твоя достопочтенная мама и ты оказались здесь. Я был задиристым гномом и любил выпить. Вот однажды задрал не того, кого следует. Хорошо хоть сослали, а то могли и мертвякам отдать.
  Трапеза началась. Еда была просто волшебной. Спартак уплетал за троих, запивая клюквенным соком.
  - Что думаете делать? - спросил Спартак Арину, разливая вино в высокие стеклянные бокалы.
  - Ты же знаешь предсказания оракула, Карл.
  Гном кивнул головой.
  - Вы все-таки надеетесь собрать все четырех?
  Арина неуверенно покачала головой. В ее глазах стояли слезы.
  - Если Морлок решил всех разыскать, то он сможет убить их поодиночке. Только все вместе они смогут противостоять его силе.
  Гном пожал плечами.
  - Никогда не доверял оракулам, Арина, ты же знаешь наши гномьи традиции. Это вы люди доверяете оракулам, а мы гномы привыкли доверять своим топорам и секирам. Впрочем, ты права, если четверо всадников сойдутся, Морлоку несдобровать.
  Вдруг Спартак почувствовал, что его глаза слипаются.
  - Э, да он после встречи с личем совсем обессилел, - сказал гном, вставая из-за стола. - Иди, ложись сюда.
  Он указал Спартаку на добротную кровать с большой подушкой и клетчатым пледом. Спартак лег и под разговор Арины и Карла заснул...
  Спартак открыл глаза и долго не мог понять, где он находится. Реальность переплелась со снами настолько стильно, что события вчерашнего дня парень помнил не совсем отчетливо. К тому же, до сих пор действовало колдовство лича, от чего страшно болела голова, а во рту стоял неприятный привкус железа. Часы показывали половину десятого. В комнате, где он вчера заснул, никого не было. Спартак встал с постели, и его немного качнуло в сторону. Схватившись рукой за кресло у стола, он удержался на месте.
  - Ты в порядке, наследник? - раздался голос Карла.
  - Кажется да, голова немного шумит и во рту привкус....
  - Железа? Это верный признак магии лича. Я тут приготовил тебе кое-какой отвар, мы гномы всегда пьем его, когда кто-то пытается нас заколдовать. Правда ты уже знаешь, что магия нас практически не берет.
  Спартак поставил на стол большую глиняную кружу с дымящейся жидкостью. Спартак с сомнением посмотрел на гнома.
  - Да не бойся, Спартак, пей смело! Полегчает быстро.
  Сделав несколько глотков, Спартак поставил кружка на край стола. Вкус был непонятный, больше походил на отвар боярышника с можжевельником. И действительно, как и обещал гном, голова быстро прошла, а к телу вернулась гибкость и твердость.
  - А где мама? - спросил парень, присаживаясь на стул.
  - Пошла позвонить домой из главного корпуса. Сейчас должна вернуться.
  В подтверждение его слов раздались шаги. Арина вошла в комнату.
  - Все в порядке, Андрей и бабушка едут сюда. Ночь прошла спокойно, утром песок и вода показали, что лич ушел.
  - Вот и хорошо, - гном потер руки, - пойду готовить обед, чувствую, гости прибудут голодные.
  Он вышел из комнаты. Арина села напротив сына. Она пристально посмотрела на Спартака.
  - Ты стал совсем взрослый сынок, - промолвила она, слегка улыбаясь. - Я очень испугалась, когда эта тварь попыталась напасть на тебя. Твой отец как-то сказал, что он не хотел бы встречаться с Личем один на один. Морлок наделил сильной магией этих умертвий, так же как и черных рыцарей. А ты смог выдержать его первый удар. Думаю Лич сам не ожидал, что ты не поддашься его чарам.
  Они проговорили четверть часа прежде, чем приехали Андрей с бабушкой Олей. Андрей вошел первым. В руках он нес что-то длинное завернутое в холщевую материю. Лицо его выражало озабоченность. Бабушка вошла следом. Она была одета в брючный костюм фиолетового цвета. Черные, как смоль волосы, без признаков седины, она аккуратно уложила в пучок.
  - Карл, сколько лет, сколько зим?! - воскликнула женщина, обнимая гнома за плечи.
  - Старая ведьма! - воскликнул гном. - Готов поклясться, что ты выглядишь лучше, чем сто лет назад во время осады дома с вампирами в Ролендере! Хотя тогда тебе было...
  - Ты еще скажи, сколько мне сейчас лет и я превращу тебя в жабу, несмотря на то, что у гномов иммунитет к магии, - игриво ответила бабушка Оля, поправляя прическу.
  Все сели за стол. Трапеза прошла молча. Спартак ел без аппетита, чем заставил гнома принести еще отвару. Вскоре трапеза закончилась и все собрались за круглым столом в дальнем углу комнаты. Гном зажег свечи, и стало как-то поуютнее.
  Бабушка достала из своей сумки небольшое зеркальце, флакон воды, пузырек с песком. Она положила зеркало на стол и насыпала на него песок, потом открыла флакон и капнула несколько капель в центр. Произнеся несколько слов, колдунья отклонилась назад. Вскоре зеркало стало вибрировать, а из песка стал струиться желтоватый дымок.
  Спартак как завороженный смотрел на происходящее. Песок на зеркальце стал сам собой двигаться, словно барханы в пустыне.
  - Морлок нашел способ быстро открывать звездные порталы, - прошептала колдунья, не спуская глаз с зеркальца.
  Вдруг из песка стал отчетливо проявляться силуэт человека. Еще мгновение и в центре зеркала стоял песочный человек пяти сантиметров в высоту.
  - Скажи голем, что ты знаешь?
  Голос колдуньи стал совсем не похож на голос бабушки Оли.
  - Проклятый с каждым днем становится сильнее. Он собирает великую армию, какой никогда и ни у кого не было.
  - Для чего ему армия?
  - Он готовится к битве. Последней битве.
  - А с кем он будет биться?
  - Придут четыре всадника, которые соберут под свои знамена всех живых.
  - Кто победит?
  - Это мне неведомо, - сказал голем, - Проклятый открывал врата и видел изумрудный портал.
  - Что это такое? - голос колдуньи стал вибрировать.
  - Я не знаю, знаю одно, за ними стоят мертвые боги, которые вечно блуждают среди звезд. Морлок хочет открыть портал и выпустить их наружу. И тогда мир перестанет существовать в том виде, в котором вы привыкли его видеть.
  - Зачем это Морлоку?
  - У него договор...
  - Что в этом договоре?!
  Голем рассыпался в одно мгновение. Наступила тишина. Первым молчание нарушил гном.
  - Ты поняла, о чем говорил песок? - спросил он колдунью. - Мне эти загадки всегда были не понутру.
  Арина и Андрей с напряжением следили за Ольгой. Женщина выпила воды и откинулась на спинку кресла. Минут пять она сидела молча, прикрыв глаза, словно пыталась что-то вспомнить. Затем приглушенным голосом она начала свой рассказ:
  - Моя мать долго служила в Ореховом замке, где хранились все знания нашего ордена, по крупицам собираемые столетиями. Однажды она помогала одному рыцарю разыскать старинный манускрипт, посвященный одной секте, которая оживляла мертвецов и выпытывала с помощью магии у них местонахождения кладов и многое другое. Это были жуткие ритуалы. Когда сектанты выведывали у живых трупов все, что им было надо, они даже не удосуживались снимать заклинания. Мертвые начали возвращаться в свои дома, где бедные родственники сходили с ума, увидев живых мертвецов. Рыцари нашего ордена долго не могли выследить сектантов. Но потом, все-таки их выдал один трактирщик, у которого они иногда собирались. Всех упрятали в Третью башню центрального магистерия, где великий магистр совершил ритуал и сектанты ушли в мир иной. Но удалось скрыться их главарю. Утром трактирщика, который выдал нам преступников, нашли мертвым. Тело было изуродовано до неузнаваемости, а собственные глаза бедняги вытащили из его мертвого рта. Главаря нашли через неделю. Он скрывался на одном деревенском кладбище. Вот он-то первым и рассказал об Изумрудном ключе. Моя мать сама читала стенограмму его допроса. В двух словах: давно до сотворения мира жили боги, которые блуждали в пространстве, перемещаясь меж звезд. Они были совершенны в своем ужасе. Свои следы они оставили в тех местах где кончается наша вселенная и начинается хаос. Когда Создатель сотворил наш мир, они пыталась проникнуть в него. То место, откуда они пришли, наделило мертвых богов возможностью просачиваться в разные измерения, существуя одновременно в нескольких ипостасях. Говорят, что один бог не успел исчезнуть в преисподней, а так и остался в нашем мире. А создатель наложил печать на Изумрудный портал, через который эти существа собирались прийти в наши миры. И если это случится, то хаос и ужас поглотят все вокруг. Морлок, скорее всего, узнал способ, как открыть Изумрудный портал. Но как ему это удалось?
  Бабушка замолчала. Гном удрученно курил трубку.
  - Перспектива печальная, - выдохнул Андрей, проводя рукой по длинным волосам, - с одной стороны мы должны как можно скорее спрятать Спартака, с другой, вечно бегать от этих тварей, которые будут убивать нас поодиночке, тоже не шибко хочется.
  - Андрей, - с металлом в голосе вымолвила колдунья, - ты же прекрасно знаешь что ни тебе, ни Арине, ни Карлу нельзя пересекать границу портала. И ты знаешь, чем это грозит.
  - Я ведь только...- голосом виноватого школьника оправдывался мужчина.
  - Хватит, - вдруг вступила в разговор Арина, - сейчас нет времени для споров. Вы привезли, что должны были?
  Андрей утвердительно кивнул головой. Он подошел к стеллажу, на котором лежал сверток. Андрей медленно стал разворачивать его, пока в комнате не сверкнул блеск стали.
  - Это же Бей Насмерть! - воскликнул Карл, подпрыгивая на месте. - Давно я не видел тебя!
  Причмокивая губами, он взял меч в руки. Сталь просто горела в полумраке. Гном восторженно шептал что-то на своем языке.
  - Что это значит? - спросил Спартак у матери.
  - Это меч твоего отца. Он долго хранился в Ореховом замке, пока Великий магистр не принял решение наградить им своего самого лучшего рыцаря, кем и был твой отец. Бей Насмерть - это гномье название меча. История этого клинка долгая. Скажу одно, его нашли на одном острове морские эльфы. Говорят его ковали из крови мантикор, порошка из костей драконов и добавили желчь виверна. Ковал его знатный гном - Гвинидамур - легендарный гном, который сумел покорить жидкий металл.
  Гном продолжал восторженно гладить лезвие меча. Арина подала меч сыну.
  - Возьми Спартак, он по праву принадлежит тебе. Твой отец был бы очень рад видеть этот клинок у тебя в руках.
  Спартак взял в обе руки протянутый меч. Он почувствовал, как клинок слегка завибрировал.
  - Я не зря тебя столько лет учил, племянник, - сказал Андрей, погладив Спартака по полосам. - Уверен, ты теперь с честью одолеешь любого врага. Скажу больше, этот меч особенный, когда будет нужно, он сам направит свое острие в сердце нежити.
  Арина развернула простые ножны, обшитые обычной коричневой кожей. Спартак спрятал меч в ножны. Бабушка Оля обратила свой взор на дочь.
  - Арина, что с билетами?
  - С какими билетами? - отрешенно промолвила Арина.
  - Ты забыла про письмо?
  - Ах да, - воскликнул мама. - Сынок, послезавтра ты должен лететь в Турцию. Именно там находится портал, через который ты попадешь в тот мир, из которого мы пришли сюда. В Турцию ты едешь по путевке, которую предоставил спонсор, за твою победу в конкурсе, посвященном экологическим проблемам и перспективам стран Средиземноморья. В отеле, в котором ты остановишься, будет проходить Международная молодежная конференция. Там будет много твоих сверстников. На следующий день, после приезда, к тебе подойдет человек по имени Али. Можешь ему доверять. Али отведет тебя к порталу. Спартак, прошу тебя, в мире, где ты окажешься другие нравы и обычаи. Никогда и никому не говори о своем происхождении. Бабушка приготовила для тебя карту Запределья. Сначала ты должен будешь разыскать троих всадников. Как сказал оракул, вы должны соединиться друг с другом как ртуть. Потом вы должны добраться до Орехового замка и попытаться разыскать договор Морлока с Демоном. Если умертвия опередят вас, то тогда уже спасения ждать неоткуда.
  Арина посмотрела на Ольгу. Женщина вынула кусок шелковой материи.
  - Вот это карта всех королевств.
  Перед Спартаком предстало все запределье во всей красе. Разные королевства и княжества были выделены своими цветами. Кое-где стояли красные звезды и синие кресты.
  - Вот здесь примерно ты окажешься, если старый Али не ничего не перепутает, - бабушка Оля указала пальцем в черную точку зеленого королевства со странным названием - Монохорнус. - Это земли единорогов, как их называли раньше. Там большие леса, зеленые поляны и чистые озера. Раньше королевство Монохорнус было главным союзником нашего ордена. Сейчас все иначе. Вот деньги.
  Бабушка вынула из своей волшебной сумки увесистый кожаный мешочек.
  - Этого хватит, чтобы купить небольшой город вместе с жителями, стражей и городским советом, - вдруг голос бабушки зазвучал как-то тревожно. - Да, имей ввиду, время в запределье течет гораздо медленнее, чем здесь и может случиться так, что когда ты вернешься обратно, все уже будет по-другому.
  Они еще долго инструктировали Спартака. Спартак время от времени вставлял дельный совет. Андрей больше говорил об особенностях владения оружием в тех местах. Спартак понял, что воины в запределье в основном рассчитывали на силу. Классическая школа фехтования, который обучался парень, была просто смертельной для местных задир и дуэлянтов.
  Спартак вышел вместе с Ариной из котельной. В июле московские ночи всегда очень светлые, а темнеть начинает только ближе к полуночи. Вот и сегодня, несмотря на приближение полуночи, было достаточно светло и мать с сыном решили прогуляться среди вековых дубов и сосен. Они молча шли по узкой тропинке, держась за руки. Сердце Арины переполняла такая тоска, что было просто невыносимо. Нежно взглянув на сына, она тихо промолвила: - Прости меня, мальчик мой. Ты самое дорогое, что есть у меня в этой жизни, и я всеми силами пыталась уберечь тебя от всего этого кошмара. С тех пор как мы пришли в этот мир я жила тихой, спокойной жизнью простой женщины: воспитывала тебя, очень много работала. Я искренне надеялась, что так будет всегда, что мы затеряемся здесь и прихвостни Морлока нас никогда не найдут. Но случилось то, что случилось, и у нас нет другого выхода, предсказание должно исполниться. Я прекрасно понимаю, что возможно это наши последние дни и больше мы никогда не увидимся, от этих мыслей я схожу с ума. Но я очень прошу тебя, чтобы не происходило - береги себя и помни, что в твоих жилах течет кровь благородных Легурийских дворян.
  В быстро сгущающихся сумерках, запели сверчки. Не было ни ветерка. Казалось, воздух застыл в ожидании чего-то. Под ногами шелестели опавшие от двухнедельной жары листья. Арина насторожилась.
  - Что-то случилось? - спросил Спартак.
  Арина приложила палец к губам.
  - Я не заметила, мы отошли слишком далеко от котельной, - в ее голосе чувствовалась неподдельная тревога. - Постарайся побыстрее добраться до укрытия. К Карлу он вряд ли сунется.
  - А ты мама? - Спартак крепко сжал руку матери.
  - Обо мне не беспокойся, сынок, помни, что я говорила тебе. Беги!
  Но Спартак уже решил, что ни за что не оставит Арину одну.
  - Нет, - твердо сказал он. - Я не брошу тебя!
  Вдруг в темноте послышался какой-то клекот, словно орел поймал добычу и теперь радуется собственной смелости и умению. Невдалеке мелькнула тень. Но настолько быстро, что нельзя было ничего разобрать. Лицо Арины стало хищным. Она втянула ноздрями воздух.
  - На этот раз тебе никто не поможет, щенок, - раздался сзади уже знакомый голос лича.
  Они обернулись. Это был Букс, но существо сильно изменилось. Не было уже ни черного костюма, ни светлых волос. Перед парнем и его матерью стояло чудовище. Оно было около двух метров роста. Длинные руки свисали почти до колена, не менее длинные пальцы, увенчанные острыми когтями, то и дело сжимались в кулаки. Лич был одет в длинный балахон, доходивший ему до пят. В правой руке он сжимал длинный посох, с большим синим кристаллом наверху. У него было ужасное лицо мертвого человека. Бледная кое-где обвисшая кожа неплотно облегала голый череп. Зубы были полностью обнажены. У Лича не было губ. Глаза умертвия светились зеленоватым огнем. Вдруг верхушка его посоха вспыхнула ярко-синим пламенем.
  - В сторону! - громко крикнула Арина, отталкивая Спартака.
  Из шеста вырвался синий шар и стремительно полетел в сторону Спартака. Арина успела закрыть его своим телом. Шар коснулся женщины и разлетелся на сотни голубоватых иск. Арина вскрикнула и упала. От ярости Спартак бросился на лича. Но существо оскалило острые зубы.
  - Сейчас ты отправишься вслед за ней.
  В этот момент Спартак почувствовал, как кто-то вложил в его руку меч. Он успел увидеть седую бороду гнома. Парень молниеносным движением воткнул клинок в левое плечо умертвия. Лич заклекотал.
  - Твое оружие не причинит мне вреда...
  - Ты ошибаешься, Букс. Неужели ты не узнал этот клинок. В свое время он уничтожил не одну сотню твоих уродливых собратьев, - крикнул Карл.
  Вдруг лицо Букса исказилось в ужасной гримасе.
  - Откуда...
  Из раны брызнула противная черная жидкость. Существо словно осунулось. Оно попыталось вновь нанести удар, но потом вдруг исчезло.
  Спартак стоял, припав на правое колено. В правой руке он держал меч, с лезвия которого стекала черная вонючая кровь умертвия. Сама рука, словно пронзаемая сотнями тысяч мелких иголок, нестерпимо болела. Бросив меч в траву, он подбежал к Арине. Женщина лежала лицом вверх. И без того бледное лицо освещала полная луна. Ее глаза были полуоткрыты.
  - Надо быстро отнести ее ко мне, - промолвил гном. - Сейчас сюда набегут сторожа, и лучше будет, если они не застанут нас здесь.
  Они подхватили Арину и понесли ее в котельную.
  Бабушка запричитала, увидев бездыханное тело дочери. Потом она быстро расстегнула ей ворот блузки. На шее отчетливо виднелось синее пятнышко размером с монету. Но пятно на глазах увеличивалось в размерах.
  - Ты справишься? - спросил Андрей, глядя на колдунью.
  Та сурово посмотрела на него.
  - Пока не знаю. Если удар пришелся вскользь, есть надежда.
  Бабушка удалила всех из комнаты. Спартак словно в бреду сидел на стуле возле гнома и Андрея, умоляя всех святых, чтобы все было хорошо.
  Ночь прошла быстро. Под утро бабушка Оля вышла из комнаты, держа в руках старинный медный тазик. Вода в нем была черного цвета.
  - Достань из своих запасов мандрагору и ртуть, - приказала он гному.
  Спартак замотал головой.
  - Ты хочешь поменять ей кровь? - с ужасом спросил он.
  - Тетя Оля, это может убить ее, - поддержал Карла Андрей.
  - Если этого не сделать сейчас, к вечеру она станет одной из них. Я всю ночь откачивала яд из раны, но эта тварь слишком сильная для моей магии. Карл, ты оглох?
  Гном, что-то бурча себе под нос, запыхтел в кладовой. Вскоре он вернулся с бумажным пакетом и бутылкой в руках.
  - Делай, как считаешь нужным, ведьма.
  Он протянул все бабушке Оле. Та быстро исчезла в комнате.
  - Андрей, помоги, - раздалось через десять минут.
  Мужчина вошел в комнату. Спартак и гном в напряжении сидели за столом. Рука парня продолжала болеть. Спартак успел перебинтовать ее марлей, пропитанной каким-то снадобьем. Но Спартак не обращал внимания на это. Он хотел только одного, чтобы мама осталась в живых. Только под вечер из комнаты вышел бледный Андрей. Он держал в руках все тот же тазик. Только теперь там плескалось что-то вязкое и темное. Увидев вопросительный взгляд племянника, он пожал плечами. Следом вышла бабушка Оля. Ее руки дрожали. Казалось, она состарилась за эти часы на несколько лет. Руки колдуньи были по локоть в черной вонючей слизи.
  - С ней все будет в порядке, - наконец вымолвила женщина, присаживаясь на стул.
  Она налила себе полный бокал вина и разом осушила его.
  - Мы успели поменять кровь, еще немного и все, конец...
  Она устало положила голову на руку.
  - Теперь ей нужен только покой.
  Спартак облегченно выдохнул. Он решил, что обязательно найдет эту тварь, и прикончит ее, чего бы то ему это не стоило.
  
  
  
  Нава включила ноутбук. Монитор засветился голубоватым светом. Она быстро вошла в Google и открыла свою почту. Письмо, которое девушка ждала с нетерпением, наконец, пришло. Она поспешила открыть его и стала читать.
  "Уважаемая Нава Цивих! С интересом изучили Вашу работу по истории Турции, наш университет будет рад видеть Вас на ежегодной Международной конференции, посвященной проблематике религии, мифологии и этнокультурному общению. Университет берет на себя все затраты, связанные с Вашим перелетом, проживанием и питанием. Если Вы согласны, просим Вас выслать все Ваши полные данные и копию Вашего паспорта для оформления необходимых документов.
  С уважением, проректор университета Акдениз Анталия Мустафа Кемаль".
  Дальше следовал номер телефона и адрес электронной почты. Девушка от радости была готова прыгать до потолка.
  Наве уже почти исполнилось шестнадцать лет. У нее были длинные черные кучерявые волосы, бледное лицо, немного впалые глаза. Она была сиротой. Сколько она себя помнила, девушка жила в школе интернате в Хадере. Это был небольшой городок, расположенный между Тель-Авивиом и Хайфой. Интернат располагался недалеко от Средиземноморского побережья в районе Гиват-Ольга. Здесь жило и обучалось почти пятьсот детей. Кто-то был круглой сиротой, как Нава, кого-то привозили родители на рабочую неделю, а забирали на выходные. В интернате было все необходимое для жизни: небольшие домики из белого камня, где проживало по два - три человека в комнате. Возле домиков и на дорожках была идеальная чистота. Столовая располагалась в центре комплекса, большой спортивный зал, плавательный бассейн и огромная библиотека. Именно библиотека стала тем местом, откуда часами не вылезала Нава. Она жила в комнате совершенно одна. Заместитель директора школы Руфь Гольцман патронировала Наву уже несколько лет. У женщины было четверо своих детей, но Нава ей нравилась своей жаждой к знаниям и упорством. Именно Руфь настояла на отдельном проживании Навы, когда та победила на исторической Олимпиаде в Тель-Авиве в прошлом году. Девушка никогда не забудет, как она вместе с Руфью отправилась с железнодорожного вокзала в Хадере в Тель-Авив. Через полчаса они были уже на станции Тель-Авив ха Шолом. Нава первой вышла из большого зала Университета, где проходила олимпиада. Ее работа была признана лучшей. Еще в детстве она полюбила книжки о мифах и истории Средиземноморья. Особенно ей нравились легенды о Ликийских королях, критских властителях и греческих Богах.
  После возвращения Наве дали отдельную комнату. Она была маленькая, но очень уютная. Девушка перенесла сюда множество книг по истории, культуре, религии. Только у нее был постоянный доступ в интернет. Она часами сидела у монитора, выискивая редкие издания и статьи по мифологии и культуре.
  Месяц назад она узнала о конкурсе, проводимом турецким университетом Акдениз. Ей было интересно отправить свою работу по истории Ликийского царства. Нава несколько лет по крупицам собирала информацию об этом загадочном исчезнувшем царстве. Ее работа была принизана лучшей за остроту ума и находчивость исследователя. И вот долгожданное письмо. Девушка распечатала его, и бросилась к административному корпусу.
  Руфь сидела в кабинете и читала последний номер "Исраэль а Йом". Когда Нава постучалась в дверь, Руфь отложила газету и пригласила ее войти. По радостному лицу девушки Руфь поняла, что Нава хочет ее чем-то порадовать.
  - Ты чему-то радуешься, Нава? - с интересом спросила женщина.
  - Да, тетя Руфь. Моя работа по истории Ликийского царства заняла первое место. Меня приглашают поехать в Турцию на ежегодную международную конференцию.
  Девушка протянула только что распечатанное письмо. Руфь прочитала его. Потом женщина отложила листок и встала из-за стола. Она подошла к Наве и обняла ее за плечи.
  - Мне очень приятно, что твои знания открывают тебе дорогу в будущее Нава, - руки Руфь были ласковые и теплые. - Думаю тебе обязательно надо поехать на эту конференцию моя девочка.
  Нава прижалась к женщине. Ей было необычайно приятно и хорошо.
  Весь следующий день Нава провела в приготовлениях к поездке. Она отослала копию паспорта на электронный адрес университета. В школьной бухгалтерии Руфь помогла ей быстро оформить все необходимое для командировки. Женщина сама созвонилась с департаментом образования и согласовала поездку. Письмо она отправила в тот же день за своей подписью, приложив приглашение из университета Акдениз. Уже поздно вечером она тихо постучалась в дверь комнаты, где жила Нава. Девушка не спала. Завтра она впервые в жизни отправится в полет. Еще вчера все было ясно и понятно, а теперь - теперь ее жизнь круто меняется. Ее пригласили в награду за упорство и стремление к знаниям. Нава боялась летать. Хотя ей предстоял первый в жизни полет, девушка не могла уснуть. Она с детства боялась высоты. А сейчас ей предстоит подняться на десять тысяч метров над землей. Она прекрасно знала, что полет займет чуть больше часа, но от этого ей не становилось легче.
  - Нава ты не спишь?
  Руфь тихонько отворила дверь.
  - Нет, тетя, - ответила Нава, вставая с постели.
  Женщина вошла в комнату. В руке она держала папку с бумагами Навы.
  - Я принесла тебе все необходимое.
  Руфь села на стул возле столика с компьютером.
  - Тут разрешение министерства образования, твоя командировка, паспорт и деньги.
  Положив все на стол, женщина подсела к девушке на край кровати.
  - Хаим отвезет тебя в аэропорт пораньше. Он поможет с вещами и регистрацией.
  Хаим был водителем, воспитателем и одновременно мужем Руфь. Это был добродушный толстяк, который так же обожал Наву.
  - Тебе страшно? - вдруг сказала Руфь, глядя девушке в глаза.
  - Я боюсь лететь, - призналась Нава, нисколько не стесняясь.
  - Глупенькая, - ласково ответила женщина, одарив девушку приятной улыбкой. - У тебя будет несколько дней, постарайся посмотреть как можно больше. Я смотрела их программу. Организаторы обещают много экскурсий и поездок. Вот возьми.
  Руфь протянула девушке большой фотоаппарат Никон в кожаном футляре.
  - Возьми, Хаим просил тебя фотографировать побольше, потом мы сделаем слайды и покажем в интернате.
  Будильник прозвонил в половину пятого утра. Нава быстро встала с кровати. Она уснула только под утро, но девушка не ощущала себя уставшей или не выспавшейся. Слишком велико было возбуждение перед поездкой. Сложив все документы в папку и вещи в небольшой рюкзак, Нава взяла свой ноутбук и положила его в специальную сумку. Она закрыла дверь и вышла из комнаты. Хаим ждал ее возле машины.
  - Доброе утро Нава, - сказал он, открывая багажник Рено. - Ты готова к приключениям?
  Девушка рассмеялась.
  - Я никогда никуда не ездила, дядя Хаим, - сказал она. - И мне грустно покидать интернат.
  - Ты говоришь, словно уезжаешь навсегда.
  Нава не могла объяснить своего ощущения. Почему-то ей казалось, что она не скоро увидит интернат, Руфь, Хаима и друзей. Девушка сама не понимала, откуда взялось это странное предчувствие.
  Тем временем Хаим сложил вещи в багажник. Утро было необычайно теплым. В небе стояла полная луна. Там, на востоке, горизонт уже начал окрашиваться в розовый цвет. Нава села в машину. До города Лод, где располагался аэропорт Бен-Гурион, от Хадеры было час езды. Хаим ехал не торопясь. В машине висела тишина. Нава не хотела разговаривать, и Хаим, видимо понимая ее состояние, тоже молчал.
  Машина подъехал к аэропорту примерно в шесть часов. Самолет израильской авиакомпании Эль-Аль вылетал в Анталию в восемь часов. Нава и Хаим подошли к третьему терминалу. На входе они прошли через рамку металодетектора. Показав документы и билет офицеру Цахала, Хаим и Нава оказались внутри. Девушка села в зале ожидания в глубокое кресло как раз напротив большого фонтана, воды которого падали с потолка вниз. Хаим ушел в сторону стойки регистрации. Через десять минут он подозвал девушку. Нава вскинула рюкзак на плечо и подошла к очереди.
  - Давай билет, Нава, - промолвил Хаим.
  Девушка протянула ему паспорт и билет. Молодой парень за стойкой внимательно изучил паспорт Навы. Потом нажал несколько кнопок на клавиатуре.
  - Багаж? - тихо поинтересовался он, вскинув взгляд на девушку.
  Та отрицательно замотала головой.
  - Только ручная кладь, - ответил Хаим.
  - А Нава Цивих не может говорить? - немного игриво спросил парень.
  - Нет, - смущенно ответила девушка. - У меня только это.
  Она кивнула в сторону рюкзака, висевшего у нее на плече.
  - Хорошо, место номер 15 А, - приветливо произнес парень. - Возле иллюминатора.
  Он отдал посадочный талон Наве и кивнул следующему пассажиру.
  - Ну что, девочка моя, - помолвил Хаим. - Мы тебя очень ждем обратно. Будь аккуратна и с честью неси свое имя.
  Они обнялись. Дальше Нава пошла сама. Паспортный контроль она прошла быстро. Симпатичный пограничник приветливо подмигнул ей, когда ставил печать в паспорте. Девушка покраснев, опустила глаза и направилась в зал ожидания. Поднявшись наверх по эскалатору, Нава очутилась в просторном зале с длинными рядами скамеек. Множество светящихся витрин магазинов манили к себе яркими рекламами и тихой музыкой. Нава встала у большого окна и посмотрела на взлетное поле. Там, за стеклом, стояло несколько белоснежных лайнеров. В этот момент один самолет с испанским флагом на фюзеляже взлетал. Нава направилась к магазинчику, где купила бутылочку пепси и шоколадку. Сев в кресло, девушка стала ждать объявления о начале посадки. Примерно через двадцать минут объявили о начале регистрации на посадку. Нава последовала за длинной вереницей других пассажиров к белоснежному автобусу. Боинг 737 авиакомпании Эль-Аль с длинной голубой полосой через весь фюзеляж и шестиконечной звездой на хвосте терпеливо дожидался своих пассажиров. Поднявшись по трапу, Нава показала посадочный талон приветливой стюардессе.
  - Вам направо, место 15 А у иллюминатора, - сказал женщина в синей форме и бело рубашке.
  Нава сделала несколько шагов по салону, как вдруг в ее глазах потемнело. Она отчетливо почувствовала, как самолет дрогнул. Не просто дрогнул, он, словно вибрировал всем своим железным корпусом. Девушка ясно видела испуганное лицо пилота в белоснежной рубашке и черной фуражке с золотой кокардой. Она услышала крики пассажиров и ощутила запах дыма в салоне.
  - С вами все в порядке? - словно из небытия раздался голос стюардессы.
  Закивав головой, девушка спросила:
  - С самолетом все в порядке?
  - Первый раз летите? - поинтересовалась стюардесса, приветливо улыбнувшись.
  - Какая разница? - неожиданно холодно для себя огрызнулась девушка. - Я, кажется, задала вам вопрос?
  Лицо женщины в униформе стало строгим.
  - С самолетом все в порядке, мы два часа назад прилетели из Стамбула. А вам лучше сесть на свое место и пристегнуть ремень.
  Нава слово во сне прошла на свое место. Положив рюкзак под кресло, она отвернулась к иллюминатору и начала искать объяснение своему видению. "Наверное, это все от того, что я несколько дней очень переживала и к тому же плохо выспалась" - пришла к заключению девушка.
  - Будем соседями? - послышался чей-то голос.
  Нава обернулась. В проходе стоял пожилой мужчина. У него были седые волосы, зачесанные назад. Тонкая золотая оправа очков блестела на кончике носа. Его лицо было добрым и приветливым. Мужчина был одет в хороший серый костюм. В руке он держал журнал.
  - Да, да - как-то отрешенно ответила Нава.
  Мужчина был без сумки. Только айпэд и мобильный телефон. Он сел посередине и открыл журнал.
  - Летаю почти каждый день много лет и каждый раз боюсь, - вдруг промолвил он, не отрывая глаз от журнала.
  - Я первый раз лечу, - ответила Нава.
  - Меня зовут Ариэль, - сказал мужчина, - а как зовут тебя?
  - Нава, - тихо ответила девушка.
  - Будем знакомы, - Ариэль протянул руку девушке.
  Нава пожала его шершавую ладонь. Ей почему-то стало немного спокойнее. В это время командир корабля объявил о начале руления. Пассажиры пристегнулись. Стюардесса быстро показала, как пользоваться спасательным жилетом и указала в направлении аварийных выходов. Самолет вздрогнул и стал выезжать в сторону взлетной полосы.
  Через пять минут лайнер остановился. Загудели все двигатели. Нава вцепилась руками в подлокотники кресла. Ариэль подмигнул девушке.
  - Не переживай, я сегодня уже второй раз лечу. В Анталии небольшой бизнес вот и мотаюсь день ото дня, то в Турцию, то в Египет.
  В этот момент самолет резко рванулся вперед. Разогнавшись, он взмыл в небо, задрав вверх нос. Нава даже не пыталась открыть глаза и посмотреть в иллюминатор. Тем временем самолет набирал высоту. Разворот. У Навы сердце упало. Прошло минут пятнадцать, командир объявил, что самолет набрал нужную высоту и вскоре стюардессы начнут разносить закуски и напитки.
  - Самое страшное в полете - это взлет и посадка, - раздался, словно ниоткуда голос Ариэля.
  Нава открыла глаза. Все было буднично и спокойно. Кто-то читал газету, дети играли в игровую приставку, молодежь уткнулась в ноутбуки или портативные DVD.
  - Не люблю самолетную стряпню, - продолжил Ариэль. - Такое ощущение, что они готовят из резины вперемежку с машинным маслом.
  Было видно, что мужчина хочет приободрить девушку. Нава немного успокоилась. Только девушка собралась что-то ответить, как снова перед ее глазами предстала страшная картина: правый двигатель под крылом вдруг задымился и затих. Она отчетливо видела кабину пилотов, и слышала их разговор:
  - Командир, правый двигатель горит, - дребезжащим голосом говорил второй пилот.
  - Выключай его, - отдал команду первый пилот. - До аэропорта не дотянем, запроси ближайшие свободные аэропорты.
  В этот момент самолет хорошенько тряхнуло, и он стал крениться на правое крыло. Потом вспыхнул второй двигатель. Нава видела, как пламя полностью охватило двигатель, и было готово перекинуться на крыло.
  Наваждение отступило. Стюардесса стояла с тележкой с напитками и что-то говорила девушке.
  - Что? - переспросила она.
  - Что будете пить: вода, сок, газированные напитки?
  - Если можно, стаканчик содовой, - ответила Нава.
  Сделав глоток воды, девушка расстегнула молнию сумки и достала ноутбук. Вдруг легкая дрожь пробежала по ее телу. Самолет попал в воздушную яму. Падение было недолгим, но неприятным. Ариэль читал свой журнал. Он больше не докучал разговорами. На табло загорелась надпись "пристегните ремни". По салону прошла стюардесса. На ее лице Нава прочитала озабоченность, хотя женщина не хотела выдавать своего беспокойства. Ариэль, видимо, тоже что-то почувствовал и посмотрел в сторону кабины пилота. Оттуда вышла еще одна стюардесса и торопливой походкой направилась в сторону хвоста самолета.
  Вдруг Нава каким-то чудом услышала разговор пилота и стюардессы.
  - Никакой паники, Сара, пассажиры ничего не должны знать о проблеме с двигателем. Идите в салон и скажите, что самолет попал в зону турбулентности.
  - Командир, правый двигатель горит, - дребезжащим голосом сказал второй пилот, глядя на приборную доску.
  - Выключай его, - отдал команду первый пилот. - До аэропорта не дотянем, запроси ближайшие свободные аэропорты.
  Стюардесса вышла в салон и объявила о том, что самолет попал в зону турбулентности и возможно будет немного трясти. Пассажиры, как ни в чем не бывало, защелкали ремнями безопасности. Вторая стюардесса настоятельно просила пока не пользоваться туалетами. Нава нажала кнопку вызова. К ней подошла та самая стюардесса, которая встретила ее у трапа и у которой Нава поинтересовалась насчет исправности самолета.
  - Вы что-то хотели, мисс? - спросила она, немного склонившись над пассажиркой.
  - У вас горит правый двигатель, - тихо промолвила девушка, стараясь, чтобы ее не слышал Ариэль.
  Стюардесса вздрогнула и посмотрела в глаза Наве.
  - С чего вы это взяли? Мы попали в зону турбулентности....
  - Вы только что были у командира самолета, и он приказал вам сообщить об этом, чтобы пассажиры не паниковали. А второй пилот сообщил ему о пожаре.
  Нава говорила тихо, но уверено.
  - А еще он сказал, что не дотянут до аэропорта и попросил второго пилота запросить запасной.
  - Откуда вы знаете? - наконец выдохнула стюардесса, побледнев.
  - Я знаю, - ответила Нава, сама не в силах объяснить причину своего предвидения.
  - Я вас очень прошу никому ничего не говорить...
  - Скоро загорится второй двигатель, - прошептала Нава почти на ухо стюардессе, - скажите командиру.
  Теперь не верить странной пассажирке стюардесса не могла. Она торопливо пошла в кабину. Когда она ушла, Нава закрыла глаза. С ней что-то происходило необычное. Она чувствовала какую-то вибрацию, перед закрытыми глазами то и дело мелькали цветные полоски. Девушка держала руки на клавиатуре открытого ноутбука. Ее пальца слегка подрагивали. Она вдруг отчетливо поняла, что знает все о мужчине, который сидел впереди нее. Она знала, как его зовут, откуда он родом, куда летит и зачем. Ей было известно, что в его правом кармане лежит письмо от матери, которая жалуется на то, что болеет вот уже много дней. Наве стало страшно. В этот момент вернулась стюардесса.
  - Командир просит вас пройти в его кабину, - промолвила она.
  Тем временем самолет действительно стало потряхивать. Пассажиры уже озабоченно поглядывали в иллюминаторы. Стюардессы как могли всех успокаивали.
  В кабине пилотов было жарко. Чашка кофе, стоявшая у подлокотника, так и не была выпита. Нава робко поздоровалась.
  - Откуда вы узнали о пожаре? - спросил командир.
  Это был мужчина лет сорока в белоснежной рубашке.
  - Я не знаю, - тихо ответила девушка. - Это пришло само собой.
  В этот момент самолет тряхнуло основательно. Из салона послышался чей-то крик.
  - Сара, успокойте пассажиров.
  Стюардесса вышла.
  - У вас скоро загорится второй двигатель, - прошептала Нава.
  - Что?!
  - Второй двигатель....
  Второй пилот посмотрел на приборную доску. Девушка понимала, что все происходит в точности, как она видела это в своем видении.
  - Командир, второй двигатель горит.... - голос второго пилота возник из небытия.
  Нава опустилась на кресло. Ей стало плохо. Пилоты отключили подачу топлива в двигатели. Стало необычайно тихо. Самолет стал снижаться. Вдруг Нава увидела перед собой высокую женщину. Та была одета в длинный балахон черного цвета. Женщина стояла на пороге какого-то храма. Нава могла разглядеть все очень подробно. Храм представлял собой высокое здание, окруженное не менее высоким забором. Вокруг храма располагалось восемь башен. Каждая из которых, была увенчана длинным шпилем. Лицо у женщины было бледного цвета, большие черные глаза смотрели на девушку, словно сквозь время и пространство.
  - Ты ведьма, ты можешь все. В твоих жилах течет кровь Великих заклинателей Пустоты. Твоему могуществу нет предела и границ!
  Из гортани девушки вдруг слетел какой-то странный звук. Второй пилот взял стакан воды и попытался дать его девушке. Та силой отстранила его руку. Мужчина почувствовал, как цепкие пальцы девушки сжали его запястье. Он попытался вырваться, но не смог! Сила, с которой Нава держала его руку, была просто невообразимой.
  - Ничего не делайте, - не своим голосом проговорила Нава.
  Первый пилот обернулся. На него смотрели два глаза, но нечеловеческих! Это были глаза Провидения и Смерти одновременно. Лицо Навы, бледное как смерть, немного вытянулось.
  - Что ты сказа...
  Пилот не успел договорить. Девушка одним прыжком оказалась на месте второго пилота, который, схватившись за посиневшую руку, не в силах был двинуться с места. Нава, или непонятная сила, которая находилась внутри нее, положила одну руку на приборную доску, другую на штурвал. В одно мгновение самолет перестал падать и выровнялся. Командир с ужасом посмотрел на двигатели. Они не работали! Но самолет продолжал лететь и не просто лететь, он набирал высоту! Такого он никогда в свой жизни не видел. В кабину попыталась войти стюардесса, но Нава, не оборачиваясь, что-то вымолвила. Замок сам собой закрылся. Второй пилот с ужасом наблюдал, как молодая девушка непонятно каким образом ведет безжизненный самолет. В тот момент Нава была в трансе, она не понимала и не осознавала, что с ней творится. Какая-то неведомая сила, исходившая из глубин ее сознания, спасала экипаж и сто двадцать пассажиров. Пилоты в кабине не верили своим глазам. Когда погасли все приборы, командир решил, что это конец. А сейчас. В абсолютной темноте и тишине самолет набрал нужную высоту и летел! До снижения оставалось несколько минут. Вдруг приборы засветились всем огнями. По рации аэропорт Анталии запросил данные о самолете. Бортинженер первым вышел из оцепенения и запросил аварийную посадку. Через пять минут лайнер стал снижаться...
  Когда шасси коснулись земли, все пассажиры истошно завопили от радости и захлопали в ладоши. Стюардессы смахивали слезы с глаз. В кабине стояла гробовая тишина. Оба пилота и бортинженер смотрели на девушку. Нава наконец отпустила руки и оглянулась. Теперь это была обыкновенная девушка, которая, как и все купила билет на этот рейс. Она обвела взглядом кабину. Вошла стюардесса.
  - Я так испугалась...- промолвила она.
  Командир приложил палец к губам.
  - Если бы ты видела Сара, - промолвил он, слегка заикаясь, - эта молодая девушка только что спасла нам жизнь.
  Наве стало плохо. Ее тут же стошнило. Командир заботливо держал ее за руку.
  - Я вас прошу, никому ничего не говорите, - шептала девушка. - Я вас прошу.
  - Хорошо, хорошо, - бормотал командир. - Ты только держись.
  В это время пассажиры, благодаря Бога и всех святых, спускались по трапу. Здесь же стояло несколько машин скорой помощи и пожарные. Когда все вышли Наву отнесли в салон бизнес-класса. В самолет вошли представители турецкой службы безопасности и спасения. Они стали расспрашивать о происшедшем, но командир пояснил, что произошло отключение двигателей, а потом экипаж разобрался с неполадкой и устранил ее. При этом командир постоянно следил за Навой, которая с полузакрытыми глазами лежала в мягком крессе. Сара сидела рядом и гладила девушку по волосам.
  - А с ней что случилось?- спросил врач-турок, заботливо оглядывая девушку.
  - Первый полет, испугалась бедняжка, - пояснил командир, - стюардесса дала ей успокоительное, думаю, она скоро придет в норму.
  Через полчаса Нава в сопровождении экипажа вошла в здание аэропорта. Ей действительно стало легче. Но командир лично поддерживал ее за руку.
  - Кто вы такая? - спросил он, когда Нава остановилась перед стойкой паспортного контроля.
  - Я теперь и сама не знаю... - ответила девушка, протягивая паспорт пограничнику.
  - Знаешь, Нава, - признался командир. - То, что я сегодня увидел, выходит за рамки моего понимания. Думаю не только моего.
  Мужчина посмотрел в сторону экипажа, который стоял неподалеку.
  - Но я знаю одно, сегодня я и все остальные обязаны тебе жизнью. Спасибо тебе Нава. Вот возьми.
  Командир протянул девушке визитную карточку.
  - Если тебе понадобиться моя помощь, звони в любое время дня и ночи.
  Нава взяла визитку. Потом командир обнял девушку. Остальные члены экипажа тоже обнимали ее, выражая самые теплые слова благодарности. Нава немного отрешенно слушала их.
  Вскоре она вышла из здания аэропорта. За стеклянной дверью Анатолийского аэровокзала стояло множество стоек разных туристических фирм. Было уже пусто. Нава прищурилась. Солнце стояло в самом зените. Было жарко. У одной стойки скучал молодой парнишка с табличкой в руках - "Нава Цивих - конференция". Девушка решительной походкой двинулась к нему.
  - Нава Цивих? - спросил парень, протягивая руку.
  - Да.
  - Меня зовут Кемаль, я уже было решил, что вы не прилетите.
  - Как видите, прилетела.
  - А что случилось с самолетом, вы сильно задержались, а когда пассажиры выходили, говорили, что вы чуть не упали.
  - Не знаю, - бросила Нава. - Я весь полет спала.
  Кемаль удовлетворенно кивнул, беря рюкзак девушки.
  - Машина рядом, идемте.
  На площадке стояло множество автобусов. Они прошли мимо их ровных рядов, и вышли к стоянке такси. Машина Кемаля стояла немного поодаль. Он открыл багажник и аккуратно положил рюкзак.
  - Прошу, - вежливо промолвил молодой человек, открывая пассажирскую дверь.
  Нава села на заднее сиденье. У нее было время обдумать происшедшее с ней в самолете. Кемаль выехал из аэропорта и направился в строну Кемера. Нава еще не пришла в себя после происшествия в самолете. Она включила телефон и набрала номер Руфи.
  - Алло, тетя со мной все нормально меня встретили.
  На другом конце провода облегченно вздохнули.
  - Девочка моя, в новостях только что передали, что самолет, на котором ты летела, чуть не разбился, мы с Хаимом так переживали за тебя. С тобой точно все в порядке?
  - Да, я спала весь полет и даже не знала что были неполадки, - ответила девушка.
  - Хорошо милая, ты звони нам, мы тебя очень ждем и гордимся. Сегодня звонила тетя Зара из Хайфы, передавала тебе большой привет.
  - Спасибо, - ответила Нава.
  Она спрятала телефон и посмотрела в окно. Машина ехала по прямой дороге. Впереди замаячили покрытые соснами горы. Слева бирюзой блестело Средиземное море. Кемаль ехал осторожно, словно боялся растрясти свою пассажирку. Что же сегодня произошло? Эта мысль не покидала девушку с того момента как она вышла из самолета. Нава всегда придерживалась рационального мышления. Книги, которые она читала, фильмы которые смотрела, опирались только на факты и логику. В сегодняшнем инциденте логики не было вообще. Все было более чем иррационально. Как можно объяснить, что она заранее знала, что с самолетом произойдет что-то неладное. Как можно объяснить это видение черноволосой женщины на пороге неведомого храма. И главное как она смогла управлять самолетом?!! Нава отдавала себе отчет в том, что она самая обыкновенная девушка. Она никогда в жизни не сталкивалась с подобными вещами, но сегодня произошло то, что не укладывалось в голове девушки. Чтобы не сойти с ума она снова стала рассматривать горы. Машина сделала несколько крутых поворотов. Вот показался Мышиный остров.
  - Это гордость Анталии, - раздался голос, молчавшего до сих пор, Кемаля. - Мышиный остров.
  Действительно из синей воды недалеко от берега вздымался одинокий остров. Он был покрыт деревцами, росшими прямо из камней. У подножия острова Нава заметила несколько рыбацких лодок и прогулочных яхт.
  - Есть легенда, что у одного султана родилась дочь. Он призвал колдунов и звездочетов, чтобы те предсказали ей счастливое будущее, но они в один голос сказали, что девочка будет съедена мышами. Тогда султан позвал своего визиря и приказал обнести город высоким забором. Что было сделано. Девочка выросла и, когда пришла пора искать жениха, ворота в город открыли, и сотни тысяч мышей ринулись внутрь, съедая все на своем пути. И когда боги увидели, что они напали на девушку, то не выдержали и раскололи город. В общем, грустная история.
  Нава слушала невнимательно, и Кемаль заметил это.
  - Извини, если надоел тебе своей болтовней.
  В его голосе действительно чувствовалась вина.
  - Нет, все нормально. Просто я первый раз летела на самолете и до сих пор не очень хорошо себя чувствую, - с хрипотцой в горле ответила Нава.
  Проехав два тоннеля и еще несколько километров, Кемаль свернул под знак с надписью Гуйнюк. Это была небольшая деревня со множеством отелей. Через десять минут они остановились. Отель назывался "Кликия палас". Нава вышла из машины. Страшно болела голова. Боль проникала в каждую клеточку мозга. Перед входом в отель бил фонтан. Над входом висела длинная растяжка, приветствовавшая участников международной конференции. Кемаль занес рюкзак в отель. Нава подошла к столику с табличкой регистрация участников конференции. За столом сидела приятная девушка.
  - Нава Цивих Израиль, - сказала гостья.
  - Очень приятно, ваш номер 412, ключи можете взять на ресепшене. Вы успеваете к ужину. В шесть часов спускайтесь в ресторан. А пока можете отдохнуть.
  Турчанка протянула Наве пакет.
  - Здесь все, что касается конференции: план проведения, выступления, расписание экскурсий, телефон экстренных служб. Сувениры.
  Поблагодарив девушку, Нава направилась на ресепшн. Кемаль терпеливо дожидался ее у стойки. Когда Нава взяла карточку электронного ключа он сказал:
  - Если что-то будет надо, мой телефон есть у Лейлы.
  Он кивнул в сторону девушки, с которой Нава только что говорила. Лейла приветливо помахал рукой.
  - Спасибо, - тихо ответила Нава.
  Она взяла рюкзак и пошла в свой номер. Комната оказалась светлой и просторной. Большое окно выходило прямо на море. Ужасно хотелось спать. Девушка приняла душ и легла в постель. Кондиционер работал исправно. Нава закрыла глаза и уснула.
  
  
  Самолет из Москвы приземлился в аэропорту Анталии около десяти утра. Для Спартака так и осталось загадкой, каким образом бабушка Оля смогла сделать так, что в аэропорту не увидели, что в чемодане, с которым ехал парень, лежит меч его отца. Пройдя паспортный контроль, Спартак дождался багаж и вышел из здания. После Москвы Анталия показалась парню настоящей Африкой. Несмотря на утро, на улице было больше тридцати градусов. Он быстро нашел стойку турфирмы, которая обеспечила его приезд сюда. Сев в автобус, парень стал дожидаться отправления. Через час он оказался в том самом отеле, где только что поселилась Нава. Парня поселили в 411 номер. Он открыл экскурсионную программу на завтра. Завтра предстояла экскурсия в Демре к затонувшему городу. Два года назад Спартак был там вместе с мамой. Экскурсия ему очень понравилась. Они плыли на небольшой яхте вместе с двумя десятками туристов. Тогда Спартак сделал много фотографий и потом показывал их друзьям во дворе.
  Завтра вечером он должен будет позвонить Али, если тот не разыщет его раньше. Телефон дал ему дядя Андрей. До вечера надо было чем-то заняться. Спартак принял душ, переоделся и вышел к морю. Он не пошел на пляж. Там было слишком много людей. Практически весь отель был забит молодежью, приехавшей на Международную конференцию.
  Свернув с дорожки вправо, он прошел вдоль пальмовой аллеи с аккуратно подстриженными кустами. Пройдя мимо небольшого ресторанчика, он оказался на галечном пляже. Здесь стояла невысокая вышка. Охранник в черной униформе улыбнулся и поздоровался. Спартак улыбнулся в ответ и пошел дальше. Свернув правее, он оказался на небольшом пустынном пляже, окруженном высокими валунами. Камни были покрыты водорослями и кишели маленькими крабами. Не хотелось никого видеть и ни с кем общаться. Он сел на камень и, подперев голову руками, стал смотреть на море. Спартак был одет в серую майку, длинные до колен клетчатые шорты и черную бейсболку. На ногах у него были сланцы. Море встретило его тихим прибоем и едва уловимыми запахами соли и йода. В голове вихрем проносились мысли прошедших дней. Его мучили сомнения, а стоит ли вообще ввязываться во все это, можно ли доверять пророчеству оракула и что он, простой человек безо всяких сверх способностей, может противопоставить армии Некроманта. Кто эти трое всадников, которых он должен встретить, как их узнать. И главное, хватит ли у него силы исполнить предначертанное. Сейчас все это казалось страшным сном. Но Спартак понимал, что вскоре ему предстоит опасное путешествие. И как оно закончится никому не известно.
  - Сегодня море необычайно теплое, - раздался позади чей-то голос.
  Спартак резко обернулся и увидел мужчину, стоявшего поезди него. Мужчина был высокого роста, у него была черная борода и длинные волнистые волосы. Он был одет в длинный до ступней турецкий халат белого цвета. В руке он держал удочку. Мужчина говорил по-русски и что важно, говорил очень хорошо.
  - Меня зовут Али, - представился он, подходя поближе. - Твоя бабушка сообщила мне о ваших проблемах.
  Спартак встал с камня.
  - Здравствуйте, - сказал парень.
  Он с сомнением посмотрел на мужчину. Откуда ему знать, что это именно тот Али, а не какая-нибудь нечисть, которая снова попытается напасть на него. Заметив сомнение в глазах парня, Али улыбнулся, обнажая белоснежные зубы.
  - Если бы я захотел убить тебя, то сделал бы это быстро и бесшумно. Ты даже не заметил бы меня. Так что не сомневайся, я тот самый Али, про которого тебе говорили твои родные.
  Мужчина протянул парню длинное удилище.
  - Поможешь мне со снастями?
  Спартак обожал рыбалку. Он частенько ходил с друзьями на водохранилище и ловил ершей на простую удочку. Али положил удочку и сказал:
  - Я схожу в машину за второй удочкой, а ты пока распугай леску и подготовь крючки.
  Спартак кивнул головой. Когда Али вернулся, Спартак все приготовил.
  - Отлично порыбачим, сегодня хорошая погода.
  Через десять минут они надели наживки и забросили удочки.
  - Скажите Али, - первым нарушил тишину парень, - вы тоже рыцарь ордена?
  Али улыбнулся.
  - Скажем так, я оказывал ордену некоторые услуги вот они и дали мне возможность сбежать от преследований Морлока.
   - А я совсем недавно узнал о своем отце.
  - Хороший был рыцарь, - Али одобрительно кивнул головой, - знатный, смелый, поговаривали, что никто не мог сравниться с ним в великой силе противостояния.
  - А что это за сила?
  - Ты о ней скоро узнаешь. Очень скоро. Это Спартак то, что позволяет смертному противостоять против любой черной магии.
  Спартак задумался.
  - Я бы очень хотел быть похожим на моего отца.
  - У тебя все впереди, - загадочным голосом промолвил Али.
  - Что меня ждет там, в запределье?
  Вопрос немного застал Али врасплох. Он подсек удочку, хотя поклевки не было.
  - Тебе говорили о четырех всадниках? - спросил Али, внимательно глядя в глаза парня.
  - Да, мама и дядя Андрей говорили мне об этом. Но я до сих пор не понимаю, неужели я один из них?
  - Да, Спартак, и не просто один из них, ты - меченосец. Твои руки держат клинок, которого до смерти бояться Морлок и его приспешники. Есть еще ведьма, лучник и копейщик. Вы должны объединить усилия, только тогда власть Морлока падет.
  Парень смотрел в море. Ветер слегка трепал его волосы.
  - Бабушка сказала, что я должен разыскать Ореховый замок.
  - Да, она должна была дать тебе карту.
  Спартак кивнул.
  - Сейчас замок заброшен, дорога к нему заросла папоротниками и хвощами. Там в хранилище замка ты должен разыскать договор, который Морлок заключил с Демоном покинутого города.
  - А разве этот договор не у Морлока?
  Али покачал головой.
  - Так думают многие, но твой отец сумел выкрасть его и спрятать в главном хранилище ордена.
  - И что я должен сделать с договором?
   Али пожал плечами.
  - Я точно не знаю, думаю, лучше тебе будет спросить об этом оракула.
  - А где находится это оракул? - взволновано поинтересовался Спартак.
  - В самом замке. Правда, я ни разу не был в хранилище, оно строго охранялось рыцарями, но поговаривают, что оракул Великого Магистра спрятан в подземелье замка.
  - Хорошо, что мне делать сейчас?
  - Половить рыбку, а потом хорошенько выспаться, завтра у вас будет тяжелый переход.
  Спартак удивленно посмотрел на Али.
  - У нас?
  - Да, мы поедем втроем, я ты и ведьма.
  Перед глазами парня предстала сгорбленная старуха с крючковатыми пальцами и длинными седыми волосами. Но он не стал задавать лишних вопросов.
  - Мне пора, - сказал Али, собирая снасти. - Я заеду за тобой в шесть часов. Возьми меч, чемодан с вещами оставишь у меня. Постарайся, чтобы в номере не осталось никаких следов твоего пребывания, об остальном я позабочусь сам.
  Али быстро собрался и уехал. Спартак остался один. Завтра предстоял тяжелый день.
  
  Нава проснулась от того, что почувствовала, как кто-то пристально смотрит на нее. Она открыла глаза. Напротив нее у кровати сидел незнакомый мужчина в длинном до пят халате. Это был Али.
  - Вы кто? - резко спросила девушка, приподнимаясь с постели.
  - Меня зовут Али, Нава.
  - Откуда вы знаете мое имя?
  Легкая усмешка мелькнула на его лице.
  - Мне много что известно. Я даже знаю, что с тобой случилось в самолете.
  От удивления Нава потеряла дар речи.
  - Что вам от меня нужно?
  Али сложил руки на груди.
  - Прежде чем начать разговор, я должен убедиться, что ты та самая последняя ведьма из храма восьми Башен.
  Нава ничего не понимала. Ей и так сегодня хватало загадок и необъяснимых событий, чтобы выслушивать бред какого-то сумасшедшего. Девушка попыталась закричать.
  - Не стоит кричать, а то ты никогда не узнаешь загадку своего появления на свет и скрытой в тебе силы, - уверенный голос Али остановил порыв Навы позвать на помощь.
  - Что вы знаете обо мне?
  - Практически все. - Улыбнулся мужчина. - Я знаю, как тебя подбросили в Иерусалиме к дверям церкви святой Анны. Как до двух лет тебя воспитывали монашки при храме, а потом передали в интернат в Хадеру, где ты жила до сих пор под присмотром Руфи Гольцман и ее мужа Хаима.
  Глаза девушки расширились. Она не верила своим ушам. Ну, предположим, об интернате можно было прочитать из ее биографии, которую она прислала на конференцию, но оттуда он мог знать о храме святой Анны?
  - Скажу прямо, Нава, я твой друг, меня зовут Али. У нас не так много времени. Нава строго смотрела на мужчину. Она до сих пор не мола понять, что ему от нее надо. Али продолжал.
  - Ты любишь историю, в твоей комнате на полке над столом стоит 24 книги, посвященные античной истории стран Средиземноморья. Ты ведешь дневник, куда ежедневно записываешь все, что с тобой происходит. Вот и сегодня ты хотела сделать запись, но не смогла, а остановилась на строчке: сегодня произошло нечто, что не поддается нормальному объяснению, от чего мне страшно и я чувствую, что это только начало...
  - Хватит! - вдруг резко крикнула Нава. - Что вам нужно от меня?!
  Али встал и открыл холодильник. Он достал бутылку с водой и сел обратно на стул. Сделав небольшой глоток, мужчина продолжил:
  - Нава, я - всего лишь проводник. Я не могу тебе объяснить всего. Ты сама постепенно все поймешь и найдешь ответы на свои вопросы. Скажу одно - ты - ведьма. Не пугайся этого слова. В твоем понимании оно звучит немного странно. Но повторяю, ты самая настоящая ведьма. Я чувствую в тебе такую силу, которой не встречал никогда раньше, а я, поверьте, много ведьм повидал на своем веку.
  Али немного закашлялся.
  - У каждого человека, даже у ведьмы, есть своя судьба, путь который они должны пройти. Тебе суждено вернуться туда, откуда тебя с таким трудом вывезли много лет назад. Тебя подбросили к храму Святой Анны, потому что человек, который это сделал, не желал тебе зла, просто за ним попятам шли ищейки. Его убили на выходе из города, но он так ничего не сказал им о тебе. Хотя они искали именно тебя. Теперь ты выросла и чувствую, как сила пульсирует в твоем теле.
  Девушка отрешенно молчала.
  - Повторяю у нас мало времени, скажу одно, ты родилась в одном храме на севере далекой страны, о которой ты никогда не слышала. Твоя мать была сильной женщиной и хорошей колдуньей. Ей было предсказано, что у нее родится дочь, которая станет одним из всадников и победит Морлока.
  Али говорил и говорил, а Нава старательно пыталась собраться с мыслями. Когда мужчина закончил, она подошла к окну. Море играло солнечными бликами. Ветер колыхал верхушки пальм. Кто-то спешил на пляж, кто-то сидела в баре, потягивая легкое вино. Если этот человек говорит правду, то теперь понятно как она смогла сегодня управлять самолетом и многое другое. Нава обернулась.
  - Я прилетела сюда на конференцию, меня ждут дома. - Сказал она, медленно подбирая слова. - Я хочу вернуться обратно и спокойно жить дальше.
  Али отрицательно покачал головой.
  - Те, кто ищет тебя, не остановятся ни перед чем. Думаю, у тебя нет выбора Нава. А мне не хотелось бы, по своим причинам, чтобы такая ведьма как ты попала в руки умертвий.
  - Кто они такие?
  Али в нескольких словах рассказал девушке историю запределья. Та слушала, не отрывая взгляда от мужчины, и перед ее глазами мелькали яркие картины прошлого ее настоящей родины. Когда Али закончил, Нава, пристально посмотрела на него и спросила:
  - А откуда вы знаете, что я именно та, которую вы искали?
  Улыбка Али была красочнее всяких слов.
  - Подойди сюда, - сказал мужчина, указывая рукой на зеркало возле кровати.
  Девушка подошла к зеркалу.
  - Если хочешь увидеть ведьму, приложи руки к зеркалу, сначала правую потом левую. И сразу обернись назад.
  Нава с недоверием вытянула руку вперед. Потом коснулась левой рукой и обернулась. Сзади нее на постели сидела девушка, точная копия Навы, но какая-то друга. Девушка улыбалась, глядя на свою копию, она что-то говорила, но Нава не слышала. Через мгновение видение исчезло.
  - Убедилась? - спросил Али. - Этот фокус может проделать только очень сильная ведьма. Начинающие или шарлатаны не могут увидеть свою сущность просто так, а ты, нигде не обучаясь, смогла сделать это.
  Нава опустилась на кровать. Теперь для нее были понятны те сны, которые иногда приходили в полнолуние. Те чувства и переживания, которые не трогали ее сверстниц.
  - Сейчас отдохни, я заеду за тобой утром, около шести. Собери все вещи и жди меня. Я постучусь три раза. И постарайся сегодня не показываться в отеле. Так будет лучше.
  Когда Али ушел, Нава еще долго сидела у окна и смотрела на море. В ее голове вихрем проносились мысли, которые она с трудом могла удержать. Легкая дрожь то и дело пробегала по телу девушки. Ее беспокоил один вопрос: что будет, когда наступит завтра?
  
  Спартак открыл глаза. За окном светила полная луна. Он посмотрел на часы. Половина шестого. Все уже было собрано. Меч он положил сверху и закрыл чемодан. Сердце учащенно билось в груди. Он вышел на небольшой балкончик. Ни ветерка. Лунная дорожка убегала куда-то вдаль. В порт возвращались запоздавшие рыбаки с ночным уловом. Где-то недалеко слышались радостные песни загулявших туристов. Вдруг Спартак повернул голову вправо. Рядом на балконе стояла темноволосая девушка. Она тоже смотрела на море и о чем-то думала. Заметив внимательный взгляд парня, она нахмурилась. Спартак кивнул головой, чтобы поздороваться, но девушка отвернулась и закрыла дверь балкона, скрывшись в темноте.
  В дверь тихо постучали. Спартак взял чемодан и вышел из номера. Али стоял возле двери, где жила девушка, которую он только что видел. Вскоре и та дверь отварилась. Нава и Спартак удивленно переглянулись.
  - Идемте быстрее, - скомандовал мужчина, беря у Навы рюкзак.
  Спартак спускался вниз, поглядывая на незнакомку. Странно, кто она такая? Он продолжал осматривать Наву с головы до ног. Обычная девушка, ничем не примечательная. Неужели она ведьма? Нава в свою очередь, чувствуя взгляд Спартака, старалась ничем не выдавать своего интереса. Они спустились вниз. Охранник на стойке регистрации лениво поинтересовался, куда они направляются. Али по-турецки ответил, что у них запланирована экскурсия в Памуккале. Удовлетворенно кивнув, охранник, продолжил дремать.
  На улице было по-прежнему темно. У гостиницы стояла машина. Али быстро погрузил вещи в багажник.
  - Садитесь, - сказал он.
  Спартак и Нава сели на заднее сиденье. Али включил зажигание.
  - Луна скоро скроется, катер уже ждет нас, - торопливо и с волнением в голосе говорил он. - Познакомитесь, знаю вы оба хорошо говорите по-английски.
  Спартак представился, Нава назвала свое имя.
  - Когда окажитесь в королевстве Монохорнус, именно там стоит портал, идите прямо по дороге. Через полмили увидите небольшую харчевню. Спросите Тобиаса, это мой человек. Он помогал мне переправлять рыцарей ордена в другие миры. Он вам поможет.
  Они ехали около часа. Вскоре Али остановился у обрывистого берега.
  - Выходите.
  Парень и девушка вышли из машины. Было немного зябко. Али открыл багажник и достал чемодан Спартака.
  - Бери своего Бей Насмерть, - сказал он. - Только поторапливайся.
  Спартак расстегнул молнию и вынул меч в ножнах.
  - Вы странствующие фокусники, - продолжал давать наставления Али. - В запределье вы будете говорить на местном языке свободно. Главное, не влезайте ни в какие неприятности. Еще двое всадников будут ждать вас через два дня в том же трактире. Только когда вы встретитесь, можете отправляться в Ореховый замок. На яхте переоденетесь.
  Али достал два узла, которые лежали в багажнике. Затем они стали спускаться почти по отвесному склону вниз к морю. У берега стояла обычная прогулочная яхта, на которых сотнями развозят туристов по островам и пляжам. Али привычной походкой спускался вниз, за ним шла Нава, последним Спартак. Он держал меч в правой руке, балансируя им, как канатоходец шестом. Розовый восход уже забрезжил на востоке. Капитан яхты, старый турок в бардовой феске с длинными седыми усами и трубкой в зубах, поздоровался с Али. Он подал руку Наве, а Спартака, словно не заметил. Парень ловко вскочил на нос яхты, и они отплыли.
  - Идите, переоденьтесь, - сказал Али.
  Спартак направился в каюту, следом пошла Нава.
  Когда они вышли Али вскинул руки. Спартак был одет в льняную рубашку, заправленную в просторные брюки, поверх рубашки был надета коричневая кожаная жилетка. На толстом кожаном поясе с бляшкой в виде головы вепря, висел меч. В руке он держал длинный зеленый плащ из плотного материала. На ногах, словно влитые сидели черные полусапожки.
  Нава была похожа на обычную девушку со средневековых картинок. Синее платье, подпоясанное тонким пояском расшитым золотыми нитками, коричневые сапожки с острыми носами немного загнутыми вверх и такого же цвета плащ с капюшоном. Фибула на плаще была в виде зеленого дракона.
  - Вот как-то так, - сказал Али.
  Тем временем яхта проплывала над затонувшим много веков назад городом. Солнце уже хорошо освещало все вокруг, и можно было разглядеть старинные амфоры, кувшины и много других предметов античности. Наконец они подплыли к берегу.
  - Спешите, луна уходит, - твердил Али.
  Они спрыгнули на влажную от утренней росы гальку. Волны лениво перебирали камнями, словно что-то хотели прошептать путникам. Первым шел Али, Спартак и Нава еле успевали за ним. Наконец он взобрался на высокий холм. На вершине холма стояло каменное сооружение в виде небольшого домика с двускатной крышей.
  - Это Ликийская гробница, - пояснила Нава парню.
  - Вот это да, - промолвил Спартак. - Когда нас возили по этим местам, сюда не пускали, а я так хотел забраться и сфотографировать гробницы.
  - И правильно не пускали, - встрял Али. - Если всех туристов сюда пустить, они по камешкам растянуть древний город.
  Али остановился возле гробницы. Он поднял голову. Луна еще была в зените, но теперь ее цвет стал желтоватым.
  - Становитесь сюда, - приказал Али, указывая на гробницу.
  Спартак и Нава встали рядом друг с другом. Али что-то зашептал на непонятном языке. Вдруг Спартак почувствовал, как его голова закружилась. Очертания гробницы стали расплываться. Луна из круглой, постепенно становилась овальной. Воздух наполнился запахом озона. Волосы на голове девушки стали электризоваться. Через мгновение они стояли дыбом, устремившись к небосводу. Али продолжал монотонно бубнить какое-то заклинание. Все тело стало покалывать. Кружилась голова и страшно тошнило. Потом на мгновение показалось, что ноги отрываются от земли. Миг... и все было кончено. Наступила темнота...
  
  
   Глава 2
  
  Спартак очнулся первым. Он втянул ноздрями воздух. Пахло свежей травой и какими-то цветами. Он открыл глаза. Парень лежал на спине у большого дольмена. Именно дольмена, который состоял из нескольких больших плит перекрытых огромной плитой весом более тонны. Нава лежала неподалеку. Они находились в лесу. Только что прошел дождь и, судя по цвету солнечных бликов на траве, приближался вечер. Деревья были высокие. Почти вся поляна поросла раскидистым папоротником. Одно смущало - абсолютная тишина. Ни звука. Ни пения птиц, ни рева оленей - ничего. Спартак привстал, его немного качало. Он подошел к Наве. Девушка лежала с закрытыми глазами. Парень тронул ее за плечо. Нава очнулась и отрешенно огляделась.
  - Кажется получилось, - сказал Спартак. - Мы в лесу.
  Нава привстала и потерла виски.
  - Запах какой-то необычный, - сказал она.
  - Да, я уже заметил.
  Спартак огляделся. Возле дольмена стоял небольшой кожаный мешок, перевязанный наверху плетеной тесьмой.
  - Начинает вечереть, - заметил Спартак. - Али говорил, что в трактир ведет тропинка.
  Но тропинки было не видать. То ли информация Али бал старой и тропинка заросла, то ли они очутились не в том месте.
  - Может, попробуем поискать дорогу? - спросила девушка, глядя на Спартака.
  - Давай.
  Спартак вскинул мешок на плечо. Ноги утопали по колено в траве.
  - Ты сама откуда? - поинтересовался Спартак у девушки.
  Нава немного улыбнулась.
  - До сегодняшнего дня я думала, что из Израиля. А ты?
  - А я думал, что из Москвы, - с иронией в голосе ответил парень. - Значит ты ведьма?
  - Ага, - девушка кивнула в знак согласия. - А ты мечник?
  Спартак тоже закивал.
  - Я, честно говоря, думал, что ведьма это старая бабка с горбом и клюкой.
  - Я тоже, - ответила Нава. - Когда Али сказал мне, что я ведьма, я не поверила. Но потом...
  Нава поведала Спартаку историю с самолетом.
  - Да, дела!
  Они брели среди папоротников и хвощей. Капли воды после дождя сделали их плащи внизу влажными. Сапоги утопали во мху, который толстым покрывалом застилал лес. Они шли вместе, и в тот момент Спартаку и Наве казалось, что их приключение будет приятным и не опасным.
  Через несколько минут деревья стали редеть, уступив место высоким кустам с белоснежными цветами на ветках. Вскоре путники оказались на опушке леса. Дорога, о которой видимо, говорил Али, шла именно здесь. Это был широкий тракт, хорошо укатанный колесами телег. Когда они вышли на опушку, то волей неволей пришлось прикрыть глаза. Лучи заходящего солнца ослепили Наву и Спартака. Дорога была пустынна.
  - Направо или налево? - спросила девушка.
  - Сейчас посмотрю карту.
  Спартак полез в мешок и достал карту, подаренную бабушкой Олей. Нава с интересом смотрела на кусок разноцветной материи. Вдруг на опушку выбежал белоснежный жеребенок. Спартак тихонько толкнул девушку. Нава чуть не вскрикнула. Это был жеребенок единорога! Она читала об этих сказочных существах у Франсуа Рабле в его Пантагрюэле, когда тот созерцал единорогов в Атласной стране. Следом за ним к опушке вышла мать жеребенка белоснежная кобыла с длинной гривой и хвостом. Острый рог ее блестел в лучах заходящего солнца. Парень и девушка стояли замерев, глядя на этих сказочно красивых зверей. Вдруг раздался звук отпущенной тетивы. Длинная стрела с черным опереньем просвистела мимо наших героев и воткнулась в дерево в дюйме от головы жеребенка. Спартак обернулся. Невдалеке от них стоял всадник. Он был одет в стальные доспехи, шлема на голове не было. Доспехи покрывал плащ серого цвета, с вышивкой на левом плече в виде щита с символом ордена змеи и розы, разрубленном пополам. Всадник был средних лет с черной густой бородой. Он быстро вынул вторую стрелу и положил ее на тетиву. Спартак нагнулся и поднял небольшой валун. Резко размахнувшись, он кинул его в сторону жеребенка и его матери. Услышав шум, животные скрылись в чаще.
  - Клянусь головой святого Ансельма, ты холоп пожалеешь, что помешал мне добыть рог этого зверя!
  Зычный крик мужчины заставил Спартака выхватить меч.
  - Ты посмел поднять свой ножик на рыскаря братства некромантов?!
  Пришпорив коня, незнакомец бросился навстречу.
  - Отойди, - коротко бросил Спартак Наве, вытирая правую ладонь о плащ.
  Тем временем всадник почти доскакал до Спартака. В его руке был зажат огромный черный топор с рукоятью в виде черепа, из глазниц которого выползали змеи. Парень отскочил в сторону и нападавший, не рассчитав силы, ударился головой о ветку можжевельника росшего на опушке. С грохотом упав на землю, всадник достаточно резво вскочил на ноги, несмотря на тяжесть доспехов. Спартак крадучись вышел на дорогу.
  - Я убью тебя щенок, а из головы сделаю чашу и буду пить из нее вино с моими братьями!
  Парень был готов к атаке, а движения противника сковывали тяжелые доспехи. Вот здесь-то и пригодились тренировки и уроки дяди Андрея. Спартак заранее просчитал, куда будет нанесен удар. Он лишь немного отошел в сторону и топор со свистом пронесся мимо цели. Лезвие воткнулось в землю. Вдруг мужчина понял, что противник, несмотря на молодость, не так уж и прост. Он перекинул топор в другую руку. Теперь он подходил медленно, стараясь рассчитать силу удара. Второй удар и топор снова в земле. Спартак молниеносным движением сделал выпад, и меч распорол бок незнакомца. Тот взревел от злости и бессилия. Держа левую руку на боку он снова бросился в атаку, и опять был остановлен клинком Бей Насмерть. На этот раз удар был серьезнее. Мужчина упал, хрипя в адрес парня проклятия.
  В этот момент из-за поворота на опушку выехала телега, запряженная парой хороших лошадей. Спартак убрал меч в ножны и, схватив Наву за руку, побежал навстречу. В телеге ехало двое: пожилой купец в теплом кафтане синего цвета и его сын. У сына были длинные темные волосы и хищные черты лица. Парень лежал на спине укрытый теплым пледом и о чем-то спорил с отцом. Увидев приближающихся Спартака и Наву, они приняли их за грабителей. Мужчина вынул арбалет, спрятанный в мешках с товаром, а парень приготовил кинжал.
  - Мы не грабители! - закричал Спартак. - На нас самих напали!
  - И чем вы это докажете и советую вам это сделать как можно быстрее, - говорил купец, - руки уже не те палец может соскочить и нажать на курок!
  - Да вон видите коня позади нас.
  - Ну, видим, - ответил мужчина, глядя поверх голов наших героев. - И что из этого?
  - Там лежит раненый всадник, который на нас и напал!
  Купец с сомнением посмотрел на Спартака.
  - Уж не ты ли его ранил, гномьи потроха? - рассмеялся мужчина, ткнув сына в бок.
  В этот момент раненный всадник выполз на дорогу и закричал:
  - Задержать их, именем Морлока! Они напали и хотели ограбить рыскаря!
  Купец аж вскрикнул.
  - Святые угодники! Я и не заметил его эмблемы!
  Он наставил арбалет на Спартака и решительно промолвил:
  - Ну-ка ребятки, не дурите! Совсем очумели грабить на дороге, да еще и рыскаря черного братства!
  Спартак бросил кошелек с золотом, который дали ему перед походом.
  - Здесь золота хватит купить всех купцов в округе с товаром и детьми! - твердо промолвила парень. - Ты берешь золото и отвозишь нас на ближайший постоялый двор и становишься Богатым человеком или сдаешь нас этому, - Спартак кивнул на раненого, - и становишься героем, но бедным, выбирай.
  Звон монет загипнотизировал купца. Он заворожено смотрел на мешок с золотом. Было видно, что он раздумывает.
  - Они нужны мне живыми! - орал раненый, пытаясь встать на ноги.
  Но тяжелые доспехи не давали ему этого сделать, и он упал снова.
  - Быстро прыгайте в телегу, прости святой Дункан мне мои прегрешения, - скомандовал купец.
  Спартак подсадил Наву и прыгнул следом. Купец махнул кнутом, и лошадки рванули вперед. Раненный что-то кричал вслед, но они этого уже не услышали. Проехав немного, купец сказал:
  - Я довожу вас до развилки, мы поедем к себе в город, а вы пойдете налево к постоялому двору. Уверен, что его дружки скоро кинутся искать своего рыскаря и тогда нам несдобровать.
  Спартак переглянулся с Навой.
  - А кто такие эти рыскари?
  Купец и его сын чуть не упали с телеги.
  - Вы что с луны свалились? Рыскари это люди, перешедшие на службу к некромантам. Они объединились в братство и теперь рыщут по всем королевствам в поисках бывших рыцарей ордена "Змеи и розы". За это они получают хорошее вознаграждение. Тем, кто окажет рыскарям сопротивление, грозит смертная казнь! А вы так просто средь белого дня подрезали одного из них и судя по эмблеме не простого рядового!
  Спартак покачала головой.
  - Мы просто приехали издалека и мало что знаем о здешних местах. А этот рыскарь бросился на нас из-за единорога.
  Купец хлопнул себя по коленке, а его сынок громко заржал.
  - Видать, вы из дальнего далеко! Из-за единорога! Раньше единороги служили рыцарям ордена "Змеи и розы". Служили верой и правдой. После начала гонений почти все ушли в леса. В Монохорнусе раньше было полно единорогов. А потом почти всех перебили. Говорят их мясо, пришлось по вкусу тем тварям, которых Морлок вызвал из Тьмы. Вот рыскари и выслуживаются перед нечистью, убивая единорогов.
  Купец еще раз пустил лошадей рысцой.
  - А твоя спутница глухонемая? - вдруг поинтересовался купец.
  - Нет не глухонемая, - бросила Нава. - Просто тошно слушать, как вы тут загибаетесь под этими умертвиями!
  - Какая ты бойкая! Смотри поменьше болтай этакое в наших краях, а то быстро окажитесь на виселице или еще чего хуже в чертогах личей или вампиров!
  - А это уже мое дело, - сказала девушка, но Спартак силой сжал ее руку.
  В это время они подъехали к развилке. Указатель гласил, что направо через пять миль путники попадут в славный город Ойдрем королевства Монохорнус, а едущие налево смогут прекрасно отобедать на постоялом дворе "Крыло индейки". Спартак отдал деньги купцу, и они торопливым шагом направились в сторону постоялого двора.
  - Я не думала, что ты схватишься с этим рыскарем, - первая нарушила тишина Нава.
  - Почему?
  - Ведь Али говорил, чтобы мы соблюдали осторожность и не влезали куда не следует.
  Спартак приостановился.
  - Я что должен был смотреть, как этот гад убивает жеребенка?
  Девушка улыбнулась.
  - Ты все правильно сделал, просто я тебя совсем еще не знаю вот и думала, как ты поступишь.
  - Думаешь, я поступил опрометчиво? - парень пристально посмотрел в глаза девушки.
  Та подмигнула ему.
  - Если бы я могла так драться, то сделала бы то же самое!
  - Вот видишь!
  Спартак приободрился и зашагал вперед. К воротам постоялого двора они подошли уже затемно. В воздухе стоял запах жареного мяса и навоза одновременно. Пара тощих собак лежала у ворот, даже не подняв головы, когда путники постучали в толстые дубовые ворота. Начал моросить мелкий дождь. Долго не открывали. Потом послышалось чье-то ворчание. Наконец маленькое окошко в калитке отворилось.
  - Чего? - лаконично спросил человек за забором.
  - Мы хотим у вас остановиться и поужинать, - сказал Спартак.
  - Местов нет, проваливайте, пока я не спустил собак!
  В подтверждение этих слов за воротами раздалось злобное рычание.
  - Мы ищем Тобиаса! - вступила в разговор Нава.
  Повисла пауза.
  - А откуда вы его знаете?
  - Ему и скажем, - не менее лаконично ответила девушка.
  Заскрипел замок. Спартак поднял большой палец вверх в знак уважения. За калиткой стоял здоровенный детина в длинной холщевой рубашке. В правой руке он держал масляный фонарь, а в левой цепь на конце которой была пристегнула огромная собака. Дождь пошел сильнее. Детина посветил путникам фонарем в лицо, словно хотел посчитать, сколько родинок у них на щеках. Потом пробурчал что-то вроде "пошли за мной". Парень с девушкой проследовали за ним. Пока они шли, Спартак озирался по сторонам. Справа была коновязь. Четверка неказистых лошадок привязанных к почерневшему бревну, лениво жевала мокрое сено. Слева стояла куча дубовых бочек, от которых страшно разило чесноком и уксусом. Грязь уже стала хлюпать под ногами. Пошел настоящий ливень. Здоровяк толкнул тяжелую дверь, и путники оказались в темном, но сухом коридоре.
  - Идите в трапезную, а я позову хозяина, - сказал мужчина, указывая головой вперед.
  Спартак и Нава послушно пошли по коридору. Было темно и пахло жареным мясом, луком и квашеной капустой. Они остановились перед очередной дверью. Парень отворил ее, и путники очутились в трапезной. Это было довольно большое помещение с низким потолком, на котором висели колеса от телег утыканные свечками. Воск падал прямо на пол и столы посетителей, но на это, по-видимому, никто не обращал внимания. Стояло несколько дубовых столов с глубокими выемками на месте каждого посетителя. За одним столом сном младенца спал какой-то молодец с огромными ручищами, которые он вместо подушки положил под голову. Рядом с ним стояла глиняная тарелка с горохом, куском недоеденного жаркого, тут же лежало три луковицы, кусок сухаря. А в той самой выемке колыхалось нечто напоминающее желе или холодец.
  - Это соус, пояснила Нава. - В средние века была напряженка с тарелками, вот в столах и выдалбливали углубления, чтобы ставить соус. Да соус, потому что соус из-за приправ и готовки становился похожим на желе. А еще часто горячее наливали в черствый хлеб: и тарелка и закуска одновременно.
  - Откуда ты все это знаешь, Нава? - тихо поинтересовался Спартак, спускаясь по деревянным ступенькам вниз.
  - Я всегда, сколько себя помню, интересовалась культурой средних веков стран Средиземноморья, - ответила девушка, следуя за Спартаком. - Вот теперь это и пригодилось. Как ни странно!
  Они сели за стол. Запах стоял просто ужасный. Пахло прогорающим воском, стряпней и отхожим местом одновременно. Потолок был закопчен до такой степени, что теперь угадать его первоначальный цвет не представлялось возможным. Несмотря на всю непривлекательность интерьера, ужасно хотелось есть и пить. Спартак глазами искал подобие официанта, однако кроме спящего посетителя за столом никого не было. Они прождали еще около получаса. Наконец скрипнула дверь. Со стороны кухни вышел небольшого роста человек. Он был совершенно лыс. Лишь над глазами кустились непомерно густые брови. Тобиас, - а это был именно он, одетый в белую рубашку, красный камзол и зеленые брюки неторопливо подошел к гостям.
  - Убогий сказал, что вы ищите меня? - сонным голосом промолвил Тобиас.
  Спартак посмотрел на Убогого и понял, что детина с трудом может произнести свое имя.
  - Нас прислал Али.
  При упоминании этого имени Тобиас тут же проснулся. Он заморгал глазами и что-то сказал Убогому. Тот поклонился и тут же ретировался...
  - Что же вы раньше не сказали, - мужчина сел за стол и щелкнул пальцами.
  Тут же прибежал проворный мальчуган с чумазым лицом в грязном переднике.
  - Принеси моим гостям поесть, да поживее!
  Мальчишка растворился в воздухе с такой скоростью, что гости не успели угадать, сколько же ему лет.
  - Как там старик Али? - поинтересовался Тобиас. - Он мне очень помог в одно время.
  - С ним все хорошо, - ответил Спартак. - Мы прибыли недавно.
  Парень в двух словах рассказал о стычке с рыскарем. Тобиас потер лысину.
   - Это плохо, - подытожил он. - Они обязательно будут вас искать.
  В этот момент на столе появились глиняные тарелки с похлебкой, ржаной хлеб, полпоросенка с грибами и майонезом, куропатка, груши в красном вине и кувшин с квасом.
  - Вы ешьте и слушайте, - приглушенно промолвил хозяин "Крыла индейки". - Прошло много лет после того как Али отправил отсюда последнего рыцаря. Многое изменилось. Скажу сразу, опасаться нужно всех и никому не доверять. Повсюду рыскают шпионы и умертвия. В пустых землях Морлок основал большой монастырь. Там происходят ужасные вещи. Настоятель этого монастыря правая рука Морлока - герцог Анхейм, проклятый упырь! По приказу Морлока он создал Серый орден - основу его составляют черные всадники и личи. Они построили в каждом крупном городе свои магистраты. Города держат в полном страхе. Чуть что пытают или на костер. Мы все боимся этих тварей, - перешел на шепот Тобиас. - Говорят, что Морлок ждет прихода каких-то богов со звезд и тогда нам всем несдобровать. А я помню еще времена, когда рыцари ордена "Змеи и розы" защищали народ от этих умертвий. Теперь все наоборот. А еще странники принесли вести о том, что Морлок затеял строить грандиозный храм в том месте, где когда-то стояло древнее капище народа, имя которого уже стерлось из памяти. Со всех окрестных городов и деревень он сгоняет рабочих на строительство. Но никто еще оттуда не возвращался. Родители прячут сыновей, а мужчины уходят в леса к разбойникам.
  Спартак тем временем попробовал похлебку. Она была ужасно невкусной, но он и Нава страшно проголодались. Похлебка, обильно сдобренная чесноком, быстро оказалась в желудках путников. Дальше очередь была за поросенком. Нава отрицательно замотала головой.
  - Я не ем свинину, - решительно сказала девушка.
  - Извини, - Спартак отодвинул тарелку от девушки. - Может дичь?
  Девушка еле заметно кивнула. Она тоже ужасно хотела есть. Спартак сам разрезал куропатку. Вилок не было. Он стал взглядом искать их, но Нава только улыбнулась.
  - Судя по всему, вилки здесь появится не раньше, чем лет через двести.
  - Почему?
  - У нас в средние века вилка считалась дьявольским предметом, думаю здесь тоже.
  - Я забыл спросить, как вас зовут? - поинтересовался Тобиас.
  Путники представились.
  - Имена как имена, Спартак уж слишком рыцарское. А Нава обычное имя колдуньи, клянусь честью святой Клунтильды.
  В это время спящий клиент поднял голову и обвел трапезную туманным взглядом. Потом его голова снова рухнула, но уже в тарелку с бобами.
  - Я приказал постелить вам свежее белье. Убогий проводит вас после ужина.
  - Али сказал, что через два дня сюда прибудут еще двое, мы должны их дождаться и отправиться в путь.
  Тобиас с интересом посмотрел на гостей.
  - Неужели они думают, что оракул не ошибся? - тихо промолвил он, но его никто не услышал.
  - Здесь небезопасно оставаться, много людей и нелюдей бывает на моем постоялом дворе. Утром я переправлю вас в лес к своему шурину. Пока побудете у него, а когда появятся ваши друзья, я дам ему знать, - Тобиас задумался. - Пришлю весточку голубем. Тогда и встретитесь.
  Когда почти вся еда была съедена и запита немного забродившим квасом, появился Убогий. Он без интереса смотрел на гостей своего патрона. Нава и Спартак встали из-за стола и проследовали за широкой спиной здоровяка. Они снова вышли в коридор. Пройдя несколько метров, свернули вправо. Фонарь в руках Убогого светил тускло, так что Спартак и Нава с трудом угадывали направление. Затем началась крутая лестница. Пройдя несколько пролетов, они очутились на втором ярусе постоялого двора. Здесь было несколько кованых железом дверей. Убогий открыл вторую и жестом указал Наве, что это ее комната. Спартак отправился дальше. Его опочивальня располагалась в конце пролета.
  Комната была маленькой. На небольшом столе стояла толстая свечка, которая освещала небольшое пространство только вокруг себя. Кровать располагалась у узкого окна. У стола стояла небольшая тумба с деревянным тазиком и кувшином с водой.
  - Номер люкс, - промолвил Спартак.
  Убогий закрыл за ним дверь. Парень повесил плащ на длинный толстый гвоздь у двери. Мешок он положил у кровати. Сняв сапоги, Спартак осмотрел свои ноги. Два больших мозоля говорили о том, что он впервые ходил в такой обуви. Меч он положил рядом с собой на кровать.
  - Надеюсь, хоть клопов здесь нет, - вымолвил парень, присаживаясь на постель.
  В ответ его что-то сильно ужалило в бедро.
  - И зачем я это сказал.
  Но усталость взяла свое. Он лег в постель и закрыл глаза. Вдруг меч, лежавший рядом, слегка дрогнул. Спартак положил на него руку. Меч дрогнул опять. В дверь кто-то тихонько постучал. Спартак вынул клинок из ножен и подошел к двери.
  - Это я, - раздался голос Навы.
  Отперев железный засов, Спартак впустил девушку.
  - Что случилось?
  - Я чувствую что-то, - прошептала Нава. - Кто-то приближается.
  В подтверждение ее слов во дворе послышался громкий стук в ворота. Они подошли к окну. Спартак увидел как Убогий, идет по лужам к воротам. Тусклый свет его фонаря слегка покачивался в руке. Стук не умолкал. В дверях внизу Нава заметила хозяина, тот стоял у отрытой двери и что-то высматривал в темноте. Убогий вдруг что-то крикнул. В шуме дождя путники не услышали ничего. Затем детина отворил ворота. Вдруг черное облако закрывавшее луну исчезло, и они увидели, как на постоялый двор въехали всадники. Что-то неестественное было в этих фигурах, восседавших на черных скакунах. Всадников было пятеро. Тобиас, увидев непрошенных гостей, тут же во всю прыть подбежал к всадникам.
  - Он нас выдал, - прошептала девушка.
  - Не может быть, - Спартак со всей силы сжимал рукой клинок, который начал дрожать.
  Всадник, въехавший первым, спрыгнул с коня. Подняв тучу брызг, он направился вместе с хозяином к лестнице. Спартак, пригнувшись вместе с Навой, быстро собрали вещи. Шаги приближались. Кони всадников беспокойно ржали в темноте. Наскоро собрав вещи, мечник и ведьма направились в противоположную сторону. Они увидели две лестницы: одна вела наверх, вторая - вниз.
  - Эта, скорее всего, ведет на крышу, - тихо вымолвил парень. - Давай туда.
  Они торопливо поднялись на третий ярус и оказались перед небольшой дверцей. На счастье она оказалась незапертой. Спартак толкнул ее, и холодные капли дождя упали на его лицо. Нава держалась за его руку. Крыша была не сильно крутая, но очень скользкая. Мокрая черепица под ногами то и дело предательски поскрипывала. Пару раз Спартак чуть не покатился с крыши вниз головой. Вдруг девушка крепко сжала его руку.
  - Остановись, - сказала Нава.
  Спартак повиновался. Вдруг послышался отвратительный шелестящий звук похожий на шелест перепончатых крыльев. Существо оказалось перед беглецами гораздо быстрее, чем они могли рассчитывать. Оно опустилось на крышу в нескольких шагах от них. Теперь в свете желтой луны его можно было хорошо разглядеть. Череп, обтянутый кожей, пустые глазницы, и рот - ужасный рот с длинными острыми клыками. Только сейчас Спартак понял, что было не то в этих всадниках - крылья! Они были спрятаны под длинными плащами и делали фигуры всадников слишком неестественными.
  - Я лорд вампир Йах, - свистящий голос умертвия заставил замолчать всех собак в округе. - Я чувствую запах вашего страха.
  Вампир так неестественно склонил голову вправо, что если бы это сделал обычный человек, то тут же сломал себе шею. Черные губы твари вновь обнажили желтоватые клыки. В пустых глазницах царил первобытный мрак.
  - Я послан доставить вас в подземелье нашего ордена, где вас будут пытать до тех пор, пока вы не скажете, где спрятан изумрудный ключ!
  Спартак держал наготове свой верный меч. Набалдашник эфеса, выполненный в виде головы дракона, засветился недобрым красноватым огнем. В этот момент на крышу опустились еще четверо вампиров. Они встали позади своего вожака. В руке каждого из них был зажат черный бастард. Гарда представляла собой четыре острых шипа направленных к острию меча. Они были высокого роста. Крылья, сложенные на спине время от времени трепетали от налетавшего ветра.
  
  Нава, спрятавшись за спиной Спартака, закрыла глаза. Ей было очень страшно. Девушка чувствовала могильный ужас, исходивший от этих тварей.
  - Мы не знаем ни о каком ключе! - сам не зная для чего, крикнул Спартак, одной рукой стараясь защитить девушку.
  Лорд вампир склонил голову в другую сторону. Казалось, он прислушивается к чему-то. У него почти не было видно носа только две пустые ноздри, заостренные вниз. Существо старательно втягивало ими воздух. Четверо вампиров расправили крылья и приготовились к решительному прыжку. Вдруг кончики пальцев Навы засветились голубоватым светом. Девушка изумленно смотрела на свои руки. Через мгновение обе ладони были освещены синим пламенеем, не причинявшем Наве никого вреда. Она вышла из-за спины Спартака и выпрямилась.
  - Ведьма, - прошипело существо, - твоя деревенская магия не причинит нам вреда.
  Вампиры как по команде прыгнули в сторону путников. Нава успела выбросить обе руки вперед. Сине-лиловый шар, выпустив тысячи искр, метнулся в сторону нежити. Сначала ничего не происходило. Только был слышен смех лорда вампира больше напоминавший лай шакала. Потом четверо его верных слуг упали на крышу, не долетев до цели пару метров. Их и без того ужасные морды исказила маска боли и страха. Голубоватый огонь мелькал по их телам от ног до головы. Лорд вампир оскалился. Нава метнула второй шар в него, но тот отбил его своей костлявой рукой слово мячик.
  Спартак изумленно смотрел на Наву. Девушка сделала шаг вперед. Теперь они стояли друг против друга - вампир и ведьма. Цах немного согнул ноги в коленях, растопырил свои руки. Крылья вампира взмыли вверх. И он закричал. От его крика девушка и парень чуть не свалились с ног. Собаки на постоялом дворе забились под крыльцо, поджав хвосты. Нава теперь видела чудовище совершенно в другой ипостаси: вокруг вампира образовался красноватый кокон. Непонятно как, но девушка знала, что это его защитное поле. Кокон был похож на мыльный пузырь внутри которого находилось чудище. Пузырь постоянно вращался. Наве понадобились доли секунды, чтобы обнаружить в нем брешь. Небольшое отверстие, расположенное в центре поля, тоже вращалось по часовой стрелке. Теперь ведьма знала что делать. За мгновение до броска вампира, Нава промолвила два слова, которые непонятно откуда появились в ее голове. В правой руке снова появился лиловый шар. Главное попасть точно в цель. Йах выгнул спину. В тот момент, когда его ноги оторвались от черепицы, Нава силой выбросила руку вперед. Вампир взлетел, но вдруг шар коснулся его груди. Йах громко выдохнул, и повалился на крышу, проломав несколько черепиц. Его тело билось в конвульсиях.
  - Бежим! - крикнула Нава.
  Они понимали, что времени чертовски мало. Бежать по мокрой от дождя черепичной крыше очень неудобно. Спартак заметил впереди довольно пологий скат. Возле забора стоял большой стог свежего сена. Они скатились с крыши, угодив прямо в пахнущую сыростью и горькими цветами кучу свежескошено травы. Луна снова скрылась с небосвода. Опустилась кромешная тьма. Вдруг они услышали оглушительный крик вампира. Твари стали оживать. Потом второй крик третий. Казалось, умертвия звали кого-то на помощь.
  - Через минуту магия перестанет действовать, - прошептала Нава.
  - Бежим туда,- сказал Спартак, указывая мечом в темноту.
  Они сломя голову бросились в темноту. Дороги не было и в помине. Ноги утопали в холодной жиже. Вскоре беглецы оказались по пояс в траве. Бежать было труднее. Наконец из темноты показался силуэт ночного леса. Где-то невдалеке снова послышался отвратительный звук хлопающих крыльев. Вампиры обезумевшие от злости, от того что казавшаяся такой легкой добыча ушла от них, были готовы разорвать всех, кто встретится им на пути.
  - Стой, - сказал Спартак, - быстро на землю!
  Они как по команде оба упали на мокрый мох. И вовремя. Вампиры приземлились в нескольких метрах от них. Твари, сложив крылья за спиной стали раскачиваться из стороны в сторону, вытягивая вперед свои неимоверно длинные шеи. Нава опустила голову, чтобы не смотреть. Спартак, держа меч наготове, наблюдал за ними. Он отчетливо слышал свист из их ноздрей. Страх перед вампирами пересиливала злость от собственного бессилия. Он видел, как Йах сделал несколько шагов в их сторону. Парень напрягся как пружина. Постояв еще несколько минут, вампиры взмыли в воздух, рыча в бессильной злобе.
  - Кажется, улетели, - тихо промолвил Спартак, убирая меч в ножны.
  Нава встала, отряхивая плащ.
  - Слушай, - восторженно проговорил Спартак, - а ты раньше не выделывала подобные штуки?
  Девушка слабо улыбнулась.
   - Да постоянно. В нашем интернате было полно вампиров и прочей нечисти, вот я регулярно и упражнялась. Не считая кошек собак, которых постоянно превращала в лягушек и мышей.
  - Прикольно, - усмехнулся парень. - Ты обиделась?
  Нава улыбнулась.
  - На что? Мне самой еще только предстоит разобраться в своих способностях и возможностях. Еще вчера мы были с тобой обыкновенными молодыми людьми со своими желаниями и стремлениями в жизни, а теперь, - девушка обвела взглядом ночной лес.
  Снова заморосил противный дождь. Спартак и Нава, не разбирая дороги, пошли вглубь леса, чтобы хоть как-то отдалиться от преследовавших их вампиров. В темноте мелькали светлячки, и от их голубоватого мерцания было немного веселее.
  - Знаешь, - сказал Спартак, осторожно ступая по мягкому мху. - Я очень рад, что ты оказалась здесь вместе со мной. Я признаюсь, думал, что ведьма будет противной старухой, которая станет докучать мне нравоучениями или еще что-то в этом роде.
  Спартак не видел лица девушки, но чувствовал, что та улыбается.
  - Али говорил, что ты мечник, - Нава еле поспевала за парнем. - А что это значит?
  Спартак в двух словах поведал ей свою историю. Девушка слушала внимательно. Несмотря на усталость спать совершенно не хотелось.
  - Тебе немного легче, - вымолвила она, выдохнув до конца. - Ты хотя бы знал куда едешь и зачем, а я до последнего не понимала что происходит. Я всегда считала себя сиротой и совершенно ничего не знаю о моих родителях. Может здесь я смогу хоть что-то узнать. Хотя Али говорил, что моя мать была сильной колдуньей, но больше ничего. Я не знаю своего отца. Живы ли мои родители или нет... Что нам теперь делать? Тобиас предал нас, а еще двое всадников, как говорил Али, должны оказаться именно на постоялом дворе предателя, - промолвила Нава.
  - Я с ним еще посчитаюсь, - со злостью в голосе сказал Спартак. - А что делать ума не приложу. Обратно нам дороги нет. Теперь эти твари обязательно оставят там кого-нибудь на всякий случай.
   Вдруг скрипнула ветка. Путники насторожились, но слишком поздно. Через мгновение острие двух мечей уткнулось в горло парню. Кроме того, из кустов на непрошеных гостей смотрели острые наконечники стрел. Они не видели лиц вышедших из тьмы, но Спартак опустил меч, а Нава покорно спрятала руки под плащ.
  - Ты это, ножик брось, - сказал кто-то повелительным тоном. - Брось ножик, он тебе ни к чему. Борода, подними меч бедолаги.
  Из кустов вышли двое здоровенных мужиков в темных плащах и капюшонах надвинутых на глаза, в руках они держали луки. Борода был действительно с черной и густой бородой. Он нагнулся и поднял меч. Кто-то зажег факел. Запахло нефтью и горящей паклей. Из темноты стали появляться вооруженные люди с луками, палками и рогатинами. Они обступили Машку и Наву. Их лица в свете факела не выражали ничего кроме любопытства и злобы.
  - Откуда такие взялись в нашем лесу? - спросил, по-видимому, предводитель.
  Спартак посмотрел на Наву и ответил.
  - Мы бродячие фокусники, заблудились в лесу по дороге в город. Вот и ищем ночлег.
  Повисла тишина. Потом все заржали. Кто-то держался за живот, кто-то схватился за дерево и гоготал что есть мочи.
  - Бродячие фокусники?! А мы тогда монашки из аббатства святой Жанны! Слышали ребята, бродячие фокусники. Ладно, завтра ваши фокусы посмотрим! Ведите их в мешок.
  Спартаку и Наве завязали глаза какой-то мокрой и вонючей тряпкой. Потом связали руки и завязали их между собой.
  - Ладно, поторапливайся, ночь близится к концу. Скоро рыскари проснутся и начнут свои носы, куда не надо совать.
  Они шли долго. Спартак сначала пытался считать шаги и повороты, но потом сбился со счета. Ноги были как ватные. От усталости хотелось лечь прямо на землю и немедленно заснуть, несмотря на то, что она была мокрая. Но они шли и шли. Применено через час Спартак уловил едва заметный запах готовящейся еды. Судя по дороге, они вышли из леса и оказались на тракте. Еще полчаса и они остановились.
  - Эй, отворяй ворота!
  - Кто там? - раздался чей-то зычный голос.
  - Ты что медовухи обпился, Берг? Своих не узнаешь?
  - А это ты Рябой! Подстрелил кого-нибудь?
  - Нет, поймал другую дичь. Завтра разбираться будем кто они.
  Двери со скрипом отворились. Кто-то снял повязку. Парень потер глаза связанными руками. Нава сделал тоже самое. Они стояли посреди довольно большого двора. Бревенчатый настил был устлан соломой. Вокруг бродили собаки, приветливо помахивая хвостами. Чуть поодаль стояло несколько бревенчатых домов. Горели факелы, правда, толку от них было мало.
  - Так, этих в сарай, - приказал Рябой. - А мне принеси пива и мяса. Страсть как проголодался.
  Сарай был большим, а внутри пахло сеном и навозом. Спартака закрыли в хлеву. Нава оказалась через стену. Спартак прошелся по хлеву, собирая солому для ночлега. Ноги были как ватные, парень от усталости упал на сено и тут же заснул. Сон во сне следующей цепи снов эхом прорвался сквозь внутренности Спартака, закрытые глаза которого увидели монаха, сидевшего к нему спиной. Его капюшон был надвинут так что лицо не было видно вовсе. В правой руке он держал посох. Анна видела как конец посоха почти касается поверхности озера, но понимала, что монах просто парит над водой. Парит в каких-нибудь сантиметрах. Ей не было страшно. По крайней мере в начале. Вдруг из воды выпрыгнула огромная рыбина. Ее золотистая чешуя сверкала в лучах полуденного солнца. Рыбина застыла в воздухе. Капли воды тоже замерли бриллиантовыми шариками. Окружив рыбу плотным кольцом. Монах в одно мгновение оказался рядом. Он взмахнул посохом и разрубил ее пополам. Анна видела как вместо костей и мяса из разрубленной раны посыпалась гранатовые семечки. Монах, словно не замечая женщины, стал жадно глотать их. Она отчетливо слышала противное чавканье. Слышала как лопаются Сочные ягоды в его рту. Видела как Алый сок капает вниз. Но капли не касались воды. Они парили в двух трех сантиметрах от воды, своим движением напоминая движение ртути по неровной поверхности. В безоблачном небе отворилась дверь. Анна увидела Спартака. Мальчик испуганно смотрел вниз. Она закричала, чтобы он не боялся. Но Спартак словно не слышал ее. Он испуганным глазами смотрел в пустоту боясь сделать первый шаг. Она кричала и кричала. Но ее крик имел неприятную особенность - он был какой-то то кривой. Он извивался словно змея обходя препятствия поднимаясь то вверх то опускаясь вниз. Но Спартак не мог слышать его. Мальчик был напуган. За ним кто то гнался. Он обернулся. Анна чувствовал что он боится идти вперед но еще больше он боится того кто сейчас идет по темному коридору. Отсюда снизу с большого гладкого камня на котором сейчас стола Анна не было видно ТОГО УЖАСНОГО. Но она знала ЕГО. Он ходит по стенам. Он может. Изменять предметы. Он снился ей много раз. Она даже хорошо помнила момент его рождения. Это было очень давно. Тогда у Спартака появился странный знакомый с которым он разговаривал по ночам. Анна слышала как в спальне сына говорят двое. Но когда заглядывала внутрь видела что мальчик спокойно спит у себя в кровати. Так происходило каждую ночь. Второго февраля она готовила на кухне. Вдруг женщина почувствовала себя плохо. Ее стало тошнить. Анна не Успела добежать до туалета. Ее вырвало. Вырвало прямо на пол в коридоре. Тогда она увидела ЕГО. В луже рвоты лежал существо напоминавшее маленького человечка. У него была голова туловище руки и ноги. Он был весь в зеленой слизи. На спине извивалось несколько щупалец. Глаза были огромные наполовину лица. Носа не было вовсе. Рот усеян сотней острых и длинных Зубов. Человечек моментально встал на ноги и побежал по стенке коридора. Анна попыталась его поймать но ничего из этого не вышло. Потом человечек исчез. Женщина ужа забыла про него и попросила воды, ей принесли кувшин с хлебным квасом. Девушка почти опустошила весь кувшин и лишь потом сон сморил ее окончательно.
  Солнечный зайчик пробежал по лицу Спартака, а потом переместился на бревенчатую стенку. Парень открыла глаза. Ужасно болела голова. Он потер виски и привстал с лежанки. Вверху виднелось небольшое окошко, через которое первые солнечные лучи проникли в хлев. Парень нашел дубовую бочку и подставил ее к стене. Взобравшись на нее, парень стал рассматривать окрестности. Жизнь била ключом: конюший кормил лошадей, был слышен стук молота кузнеца. Варилась похлебка из чечевицы и бобов. Несколько ребятишек бегали вслед за обручем от бочки. Спартак заметил, что забор, за который их вчера доставили, был довольно высоким. Понизу шел настил из досок, на котором стояло несколько лучников. Мужчины о чем-то оживленно спорили.
  Дверь хлева, где парень провел остаток ночи, заскрипела. Внутрь вошел молодой человек с топором за поясом. У парня были длинные волосы, собранные сзади в хвост. Добротный сюртук, подпоясанный широким кожаным поясом, обтягивал широкие плечи юноши. В руке он держал деревянную плошку с кашей, краюху хлеба и стакан с квасом.
  - Ешь, потом я отведу тебя к старшине.
  Парень поставил все на пол и с равнодушным выражением лица вышел. Каша была сварена из желудей. Спартак впервые в жизни ел такое. Однако съев пару ложек, он отдал должное повару и доел все до конца. Запив завтрак квасом, парень потянулся и подошел к деревянной перекладине, которая шла через весь потолок. Подтянувшись раз двадцать, Спартак спрыгнул на землю. Дверь снова отворилась. Тот же самый юноша связал ему руки пеньковой веревкой. Убедившись, что запрясться крепко связаны, он вывел Спартака на свет божий. Нава уже стояла на крыльце. Ей руки не связали.
  "А зря, - улыбнулся Спартак, - как раз ее руки творят настоящие чудеса с лиловыми шарами".
  - Чего лыбишься? - зычно промолвила юноша. - Сейчас старшина отобьет тебе всякую охоту ржать.
  Сказав это, он повел пленников в сторону большого бревенчатого дома с двускатной крышей. У входа дремал постовой с копьем в руках. Увидев пленников, он встал и бодро кинул конвоиру:
  - Чай шпионов ведешь, Арвик?
  Юноша выпрямился и гордо ответил:
  - А что если и так? Вдруг они и вправду шпионы?
  Постовой сплюнул сквозь зубы.
  - Тогда мы посадим их на кол! А потом устроим пирушку.
  От этих слов Нава посмотрела на Спартака. Тот бодро подмигнул девушке, хотя на душе парня скребли кошки. Неужели их миссия оборвется, так и не начавшись? Неужели это конец?
  Конвоир первым вошел в большой зал. На дощатом полу стоял длинный стол, такие же длинные скамейки стояли вдоль стола. Подсвечниками служили глиняные кувшины. На стенах висели охотничьи трофеи, головы всевозможных животных, оружие, шкуры как минимум трех медведей. В дальнем углу зала стояло невысокое деревянное кресло. В кресле сидел мужчина в фиолетовом камзоле, такого же цвета штанах, заправленных в сапоги. Волосы его были длинные и уже почти полностью седые. На безымянном пальце левой руки сверкал большой рубин. Мужчина читал какой-то свиток.
  - Старшина, я привел ночных гостей, - сказал юноша, толкнув вперед Спартака и Наву.
  Мужчина, которого назвали старшиной, встал с кресла и не спеша подошел к пленникам. Лицо его было все испещрено глубокими морщинами. Левую щеку белой полосой разрывал старый шрам. Только усы старшины были черные без всяких признаков седины.
  - Ну, с чем пожаловали молодые люди? - спросил он, становясь позади пленников.
  - Мне неудобно говорить спиной, да еще с завязанными руками, - дерзко ответил Спартак, понимая, что от его искренности и честности Навы зависит многое.
  Старшина загоготал, хлопнув себя по бокам.
  - Ты слышал, Арвик! Ему неудобно!
  Потом он вернулся в свое кресло и бросил:
  - Развяжи ему руки, а то боюсь ты так переусердствовал, что наш пленник умрет раньше чем мы того хотим.
  Парень обиженно выпятил губу, но руки развязал.
  - Ну, так говорите куда идете и что забыли в лесу? Сдается мне, что вы шпионы рыскарей. И Рябой думает так же!
  Спартак не знал, что ответить и несколько мгновений молчал.
  - Мы бродячие фокусники заблудились по дороге в город. Когда пошел дождь хотели укрыться в лесу...
  Старшина снова заржал.
  - Ты слышал? Фокусники! В лес пошли от дождя укрыться! В лес, который даже упыри обходят за версту! Вот умора, насмешил.
  - Откуда мы знали, что в лесу опасно? - резонно возразила Нава. - Там не было написано, что в лес входить нельзя.
  - Тебе слова не давали, - грозно промолвил старшина. - Молчи, когда говорят мужчины.
  Нава потупила глаза.
  - Хотите верьте хотите нет, нам нечего больше сказать, - твердым голосом вымолвил Спартак.
  Старшина, не привыкший к такой дерзости, скорчился в усмешке.
  - А вот сейчас я прикажу вас пытать каленым железом, тогда и посмотрим, будет у вас что сказать или нет! Эй, Арвик, вели Рябому разжечь костер!
  - Не надо ничего жечь, - вдруг раздался чей-то голос из-за трона. Старшина обернулся. Позади него стоял старик в толстом холщовом одеянии подпоясанный веревкой. В правой руке старик держал длинный посох. Седая борода и волосы словно искрились в полутемном зале.
  - Мне кажется известно, кто они, - продолжал старик.
  - Друиды не должны вмешиваться в допрос пленных, - со злостью вымолвил старшина.
  - Они уже не пленные, - ответил старик, подходя к Спартаку и Наве.
  - А кто это решил?
  - Я решил, старшина. И если ты сомневаешься в моем решении, дождись короля Милворда и скажи ему об этом.
  Старшина заскрежетал зубами в бессильной злобе. Но потом его лицо преобразилось.
  - Как знаешь друид, но если они окажутся глашатаями умертвий вся ответственность ляжет на тебя.
  - Ляжет, непременно ляжет - бормотал друид, осматривая Спартака и Наву.
  Потом он посмотрел на старшину.
  - Пусть принесут меч этого юноши, - сказал старик тоном, не терпящим возражений.
  Старшина кивнул Арвику. Тот стоял с выпученными глазами, не веря своим ушам. Кто-то посмел приказывать его старшине! Через пять минут Арвик вернулся и протянул меч друиду. Тот взял меч в руки и вынул из ножен.
  - Да, это они, - прошептала друид.
  Он отдал меч ничего не понимающему Спартаку.
  - А ты видимо ведьма? - тихо поинтересовался друид у Навы.
  Та кивнула головой не в силах отпираться.
  - Они уйдут со мной до приезда Милворда. И ты никому не скажешь о них ничего. И прикажи Рябому тоже держать язык за зубами, а то я нашлю на него проказу!
  Голос друида был серьезным, но спокойным.
  - Да будет так, - медленно вымолвил старшина, кидая яростные взгляды на бывших пленников.
  Друид вместе с Спартаком и Навой вышли на улицу. Перед домом собрался народ. Слух о приходе друида быстро разнесся по лагерю. Старик спешно поздоровался и, не слушая просьб о помощи в делах и лечении, устремился в сторону своей телеги.
  - Садитесь побыстрее, - сказал он, указывая на охапку сена.
  Сам он сел на место возницы и, причмокнув губами, дернул вожжи. Серая лошадка фыркнула и потрусила из лагеря.
  Когда они оказались за воротами друид свернул по почти неезженой дороге, которая пролегала вдоль того самого леса, где ночью прятались Спартак и Нава.
  - Я местный друид, - сказал старик. - Мое имя Олорвиус. Если бы я не успел вовремя, эти мужланы точно поджарили бы вас на огне.
  Нава поежилась от пробежавшего по спине холодка.
  - Сейчас мы едем ко мне в келью. Она недалеко отсюда. Я слышал, что проклятый Тобиаса выдал вас вампирам?
  - Да, - ответил Спартак, поудобнее усаживаясь в телеге. - Мы еле унесли ноги!
  Друид рассмеялся.
  - Еле унесли! От лорда вампира на моей памяти никому не удавалось уйти! А если послали за вами его, значит, мои кости не врут. Вы - всадники! Старик обернулся и посмотрел на Наву.
  - А ты та самая ведьма, о которой говорил оракул! Клянусь своей бородой, я представлял тебя немного другой.
  - Я тоже, - пошутила девушка.
  Спартак смотрел по сторонам. Слева от них зеленела высокая трава. Маленькие птички, весело щебетавшие над ними, то и дело норовили клюнуть семена, рассыпанные по все телеге друида. Справа чернел лес. Даже сейчас при дневном свете он казался неприветливым и мрачным.
  Вскоре они подъехали к келье, где обитал друид. Она представляла собой небольшой каменный домик весь покрытый мхом. На камышовой крыше в большом гнезде жили два журавля. Рядом с домом располагался колодец.
  - Вот мы и приехали.
  Друид отворил незапертую дверь. Внутри все было по-простому: деревянный стол, пара стульев, в камине на железной решетке стоял казанок с каким-то отваром из трав. Возле стола, на котором громоздилось множество бутылочек и колбочек с травами, заспиртованными лягушками стояла добротная скамья.
  - Можете присесть сюда, - друид указал на скамью. - Я сейчас брошу немного овса Ушастой (так звали лошадь) и вернусь.
  Он вышел из кельи.
  - Вовремя он успел, - сказал Нава, с интересом разглядывая содержимое колбочек.
  - Это верно, - согласился Спартак. - Старшине почему-то не терпелось пустить в ход раскаленное железо.
  Старик вернулся и зажег в камине огонь.
  - Сейчас попьем чаю и побеседуем.
  Через несколько минут они сидели за столом, держа в руках глиняные чашки с ароматным напитком из трав, перечной мяты и зверобоя.
  - Наконец мы вас дождались, - сказал друид, отхлебывая чай. - Уже и не чаяли.
  Его добрые глаза излучали спокойствие и умиротворенность.
  - Я давно подозревал, что хозяин постоялого двора предатель. Несколько наших воинов бесследно исчезли после того как останавливались у него на ночлег.
  В камине приятно потрескивали сухие дрова.
  - Скажите, что вам говорил Йах, это очень важно.
  - Он сказал, что ему приказано нас доставить в подземелье и узнать о каком-то изумрудном ключе, - сказал Спартак, расстегивая фибулу плаща.
  От чая стало жарко. Нава сделала тоже самое.
  - А что это за ключ? - спросила девушка.
  - Когда Морлок заключил договор с Демоном, тот поставил условие: он должен построить храм, посвященный мертвым Богам со звезд, на том же месте, где когда-то, в стародавние времена жил один народ. Эти люди поклонялись этим Богам и совершали ужасные ритуалы. Было это очень- очень давно. Они-то первыми и построили капище. Вторым условием было разыскать изумрудный ключ.
  Спартак посмотрел на девушку.
  - Давным-давно, как гласит легенда, - продолжал свой рассказ друид, - жили древние боги. Неизвестно откуда они появились, но они спокойно блуждали среди звезд. Предание гласит, что однажды они очутились здесь. В великой пустыне жило племя кочевников. Племя часто голодало, и многие люди умирали от нехватки воды. Проклятые боги дали им все: питье, еду, хороших лошадей. Но взамен они потребовали жертв. Много жертв. Это племя стало расти. Сначала они приносили в жертву своих соплеменников, но вскоре крови потребовалось все больше и больше. Боги помогли им возвести город в сердце пустыни. Они сбросили с неба черные камни и возвели огромный храм высотой до облаков. В этом храме жрецы проливали реки крови в страхе перед Богами. Кочевники превратились в сильных воинов и стали совершать набеги на соседей. Всех пленных приводили к храму и жрецы каменными ножами доставали их сердца, а кровь выливали в глубокий колодец. Один из проклятых долго жил в этом храме на самой его вершине. Он питался этой кровью и сердцами жертв. Никто его не видел. Вскоре Творец ужаснулся от той мерзости, которую сотворили эти люди в поклонение проклятым Богам. В одно мгновение он засыпал этот город песком, а людей постигла огненная кара. Никто не остался в живых. Последний из Проклятых не успел исчезнуть вместе с другими. Говорят, он так и остался в башне. А Творец закрыл путь Проклятым в наш мир. Врата закрылись, а изумрудный ключ от них он отдал друидам. Жрецы много лет хранили его в потайном месте. Когда орден "Змеи о розы" по приказу Великого Магистра стал собирать древние артефакты, один из рыцарей обратился к нашим старейшинам с просьбой отдать ордену изумрудный ключ на хранение. Но старейшины вежливо отказали рыцарю. Тот уехал ни с чем. С того момента орден объявил нас еретиками и начал преследовать друидов по всем королевствам. Но вскоре и сами рыцари ордена "Змеи и розы" оказались в гонении. Ключ они так и не получили.
  - Я слышал, - промолвил Спартак. - От бабушки, что именно Морлок нашел древний город в песках и оживил демона.
  Друид закивал, отпивая из чашки.
  - Это верно. Морлок был рыцарем ордена и долго изучал черную магию в Ореховом замке. У него был доступ к самым тайным знаниям. Ни у кого кроме него и Великого Магистра не было доступа в хрустальное хранилище замка. Именно там, в одном из манускриптов, Морлок узнал о Затерянном городе. Он долго искал его, переворошив кучу книг и проехав не одну сотню миль по пустыне. Остальное вам известно.
  Друид ненадолго замолчал, а потом вновь продолжил:
  - Если вам удастся разыскать договор Морлока с Демоном, его следует доставить в подземелье того самого храма в Затерянном городе и бросить его обратно в колодец.
  Девушка с интересом слушала Олорвиуса.
  - А почему Морлок уверен, что изумрудный ключ у нас?
  Старик улыбнулся. Его усы заметно дрогнули.
  - Потому что кому-то надо было убедить Морлока в этом.
  - Но кому? - одновременно вскрикнули Спартак и Нава.
  Друид встал и прошелся по келье.
  - В предсказании оракула Орехового замка говорится, что четыре всадника одолеют Морлока и навсегда закроют врата для проклятых богов. Может он поэтому решил, что ключ у вас?
  - А вы не знаете, где этот ключ может находиться?
  Глаза друида блеснули недобрым огнем. На мгновение показалось, что он разгневан.
  - А вам-то он зачем?
  Спартак опешил.
  - Но ведь надо не дать Морлоку выпустить этих тварей из небытия!
  - Если он не найдет ключ, значит и не сможет открыть врата? - друид снова сел напротив Спартака и Навы.
  - А если найдет? - спросила девушка, лукаво взглянув на старика.
  - Не найдет! - сказал Олорвиус зычным голосом. - Мы друиды надежно спрятали его.
  - Вот и хорошо! - вдруг промолвил Спартак. - Нам меньше хлопот.
  Друид снова вскочил со скамьи. Его глаза сверкали. Усы и борода словно шевелились от негодования.
  - Как ты можешь так говорить, мальчишка!? Сейчас на карту поставлено существование не только нашего мира, но и многих других. Если Морлок сумеет выпустить Проклятых - никто не останется в живых.
  - Я все понял, - спокойно согласился Спартак. - Мне сказали, что мы должны отправиться в Ореховый замок и найти договор Морлока с Демоном.
  - Это правильно! Умертвия не могут туда попасть, потому что на замке лежит старинное заклятие, да и живые тоже не могут попасть туда. Я слышал, что дороги к замку заросли, а в округе бродят умертвия с приказом убивать всех, кто хоть на милю приблизится к замку.
  - А кто эти люди, которые нас пленили? - спросила Нава.
  - Это подданные королей, которые не встали ни на сторону ордена, ни на сторону Морлока. У них свой путь.
  - Но ведь сейчас угроза нависла и над ними?
  - Да, поэтому они решили объединиться, отбросив старые распри и собирать армию против нечисти. Морлок знает об этом и торопится. Силы повстанцев с каждым днем увеличиваются.
  Спартак пожал плечами.
  - Я не понимаю, если орден помогал людям бороться с упырями и вампирами, если его рыцари были единственным оплотом против некромантов, почему орден стали преследовать?
  Друид покачал головой.
  - Не все так просто, Спартак. Многие были уверены, что именно из-за ордена случилось то, что Морлок сумел открыть порталы и призвать к себе на помощь всю нечисть. Что именно Великие Магистры были слишком самоуверенны и дали возможность проникнуть в тайные знания тем, кто сумел ими распорядиться в собственных интересах. И еще борьба за власть. Мало кто из тогдашних королей желал склонять голову в присутствии Великого Магистра и оказывать его рыцарям поистине королевские почести. В городах росло недовольство ремесленников, которые позабыли, что теперь больше не было вампиров и оборотней, русалок и водяных - всех истребили или прогнали рыцари ордена. Но прошло время и нынешние короли, кто не в услужении Морлока понимают, если сейчас не дать отпор некромантам - тьма поглотит все вокруг.
  Друид устало положил руки на колени. Спартак и Нава смотрели на старика.
  - Мы должны дождаться двоих всадников, и отправиться к Ореховому замку, - промолвила девушка. - Но как нам быть, если Тобиас предатель? Ведь двое других должны прийти на тот же самый постоялый двор!
  Друид снова повеселел.
  - А с чего вы взяли, что вам их надо дожидаться? Они уже неделю ждут вас, от безделья слоняясь по лагерю в нескольких милях отсюда.
  - Вот это да! - воскликнул Спартак. - И кто они?
  - Всему свое время. Я специально привез вас сюда, чтобы поменьше глаз видело вас среди повстанцев. Там тоже есть предатели, которые за деньги или просто от страха могут поведать о вашем прибытии. Да и лорд Йах не успокоится. Такого позора он никогда не испытывал.
  - И что нам делать? - спросил Спартак, опередив Наву.
  - Сегодня вам надо хорошенько отдохнуть. Завтра приезжает Милворд - один из королей Монохорнуса. Вы должны с ним встреться. Я попрошу, чтобы он прибыл сюда. Милворд один из семи королей, которые собирают всех, кто может держать оружие в руках. Он поможет вам добраться до Орехового замка.
  - Хорошо, - кивнул Спартак. - Может удастся немного отоспаться?
  В этот момент в дверь тихонько постучали.
  - Входи Элизабет! - сказал Олорвиус.
  Дверь со скрипом отворилась, и в келью вошел единорог. Белая кобыла с длинным сверкающим рогом в центре лба недоверчиво смотрела на гостей. Потом ее глаза подобрели.
  - О, да это те самые герои, которые спасли моего сына от стрелы рыскаря, - вымолвила кобыла.
  Спартак и Нава ошалело смотрели на друида и единорога.
  - Почему вы так смотрите на меня? Мое имя Элизабет я дочь короля единорогов Громуэля.
  - Это правда? - спросил Олорвиус, глядя на Спартака.
  Тот в оцепенении не мог вымолвить и слова.
  - Вы что, с вампирами сражались, рыскаря ранили, а увидели обычного единорога, простите принцесса, необычного, и воды в рот набрали?
  Нава вдруг рассмеялась.
  - Жаль, Али не разрешил камеру с собой прихватить, кино получилось бы славное.
  - Это точно, - согласился парень.
  Принцесса Элизабет подошла ближе.
  - Хочу выразить вам слова благодарности за моего сына. Если бы не вы...
  Глаза единорога стали грустными.
  - Значит, вы рыскаря подрезали, - улыбнулся друид. - Когда мне рассказали об этой истории, я сначала подумал, что в лесу завелся сумасшедший кнехт или свихнувшийся рыцарь. Средь белого дня напасть на рыскаря! Неслыханно. Вы даже не представляете, какой опасности подвергались.
  - Олорвиус, - вдруг резко оборвала Элизабет, - я пришла сказать, что старый филин слышал, как этой ночью вампиры гнались за кем-то, но не смогли догнать, а сегодня они приведут сюда Мантикору, чтобы найти след беглецов.
  Друид вздрогнул.
  - Йах - очень сильный вампир, - промолвил он. - Но он не знаком с магией. А вот Мантикора, это плохо.
  - Что это за Мантикора? - спросил Спартак. - Ее можно убить?
  Принцесса Элизабет фыркнула, а старик гневно поджал губы.
  - Мантикора - это существо с головой человека и телом льва, у нее длинный хвост, на конце которого ядовитые шипы, - пояснила Нава. - Я читала средневековый бестиарий.
  - Верно, ведьма, только ты не знаешь об одной особенности - Мантикора надрессирована кровью рыцарей ордена. Она чует их за милю. А в одном из вас, как я понимаю, течет кровь рыцарей ордена?
  Спартак опустил глаза.
  - От этой твари нет спасения. К тому же она будет не одна, а с вампирами.
  - И что нам делать?
  Друид задумался.
  - Может спрячем их до завтра в лесу? - предложила Элизабет. - У отца есть одно место, где раньше обитала старая Клэр, туда не суются даже вампиры.
  - Верно, - согласился старик. - В моей келье небезопасно. А завтра утром я буду ждать вас здесь.
  Спартак и Нава снова стали одеваться. На улице солнце скрылось за набежавшие тучки, и снова полил дождь. Тяжелые капли падали на землю, громко стуча по черепице кельи друида. Его лошадка недовольно вертела ушами при виде единорога.
  - Ладно тебе, - потрепал ее по гриве старик. - Сейчас угощу тебя сахарком. Чтобы не обижалась.
  Услышав про сахар лошадка забыла про обиду и радостно заржала.
  - Может тебе все-таки пойти с нами, Олорвиус? - поинтересовалась принцесса. - Мантикора опасная тварь.
  - Нет, они знают, что я живу здесь, и непременно придут. Если бы не Мантикора, я наложил бы заклинание на келью, и никто бы из них не вошел, по крайней мере, вампиры. А теперь я должен остаться.
  Старик недовольно стукнул посохом по земле.
  - Ступайте, - рано утром жду вас здесь.
  Он посмотрел на единорога.
  - Принцесса, пришли сначала сюда филина, мне нужно поспрашивать его кое о чем.
  Элизабет кивнула.
  - Будь по-твоему.
  В небе сверкнула молния. Через мгновение по округе прокатился раскатистый удар грома. Дождь пошел сильнее. Спартак и Нава надели капюшоны. Вода ручьями стекала с них, попадая то на нос, но на подбородок. Элизабет шла не торопясь, время от времени потряхивая головой, чтобы хоть как-то избавиться от влаги в ее шикарной гриве.
  Они переступили границу леса. Сейчас в сопровождении единорога лес уже не казался таким мрачным и неприветливым. Спартак и Нава шли слева от принцессы.
  - А эльфы в лесу водятся? - непонятно к чему спросил парень.
  - Эльфы много лет назад ушли за море. Они не хотят вмешиваться в дела людей.
  - Жалко, слышал они хорошие стрелки.
  Элизабет кивнула.
  - Да и пьяницы знатные. Но стреляют, правда, отменно. Точнее стреляли.
  Они вышли на просторную поляну. Здесь среди цветов и сочной травы паслось около двадцати единорогов. В лучах утреннего солнца их гривы просто светились на фоне темнеющих рядом деревьев. Увидев принцессу с непрошеными гостями, единороги подозрительно задвигали ушами.
  К ним подошел самый крупный единорог.
  - Отец, - сказала принцесса. - Эти люди наши друзья, они спасли твоего единственного внука от стрелы рыскаря.
  Король Громуэль склонил голову.
  - Я счастлив приветствовать вас и хочу выразить свою благодарность! В этом лесу вы самые почетные гости и мои друзья навеки.
  Он что-то сказал на незнакомом языке остальным. Единороги так же склонили головы в поклоне. Из-за деревьев выбежал жеребенок.
  - Это мой сын, Дориан, - сказала Элизабет.
  Жеребенок приветливо закивал головой.
  - Отец, - тихо промолвила принцесса, когда остальные единороги продолжили утреннюю трапезу. - Этих людей надо хорошенько спрятать, сегодня в лес придут некроманты и приведут Мантикору. Ты же знаешь, эта тварь чует рыцарей и их кровь на несколько миль в округе.
  - Где ты хочешь их спрятать, дочь? - спросил король-единорог.
  - В доме старой Клэр.
  Король замотал головой.
  - Ты же знаешь, это нечистое место, ты не боишься за своих спасителей?
  - У нас нет выбора, отец, - сказал Элизабет. - Я проведу их к дому.
  - Будь по-твоему, - промолвил король. - Я распоряжусь, чтобы там была еда, свежее питье и все необходимое.
  
  Прошлой ночью вампиры были опозорены, и об этом знала вся округа. Лорд Йах, не сумев взять в плен Спартака и Наву, был вне себя от злости. Вампиры всю ночь кружили по лесу и вернулись в свою пещеру только под утро. В пещере было сыро и темно. Повсюду со сводов стекала вода. В углу лежала груда человеческих костей. Твари по ночам охотились на людей и лакомились их кровью и плотью.
  Лорд Йах прибыл сюда по приказу герцога Анхейма - магистра Серого ордена. Магистр поставил задачу пленить двух человек и доставить их в Пустые земли. Приказ был однозначным - доставить живыми. Лорд Йах недоумевал, почему его, лорда вампиров посылают на такое незначительное задание, с которым мог справиться и рядовой вампир? Но теперь Йах, в бешенстве оскалив клыки, рычал на своих соплеменников, срывая на них всю злость.
  Вдруг лорд потянул воздух ноздрями. Кто-то приближался. Сама пещера располагалась у подножия высокой скалы. Невдалеке шумела речушка, по берегам которой росли черные вязы.
  - Посмотри, кажется, приближается Мантикора, - сказал Йах одному из вампиров.
  Тот бесшумно вылетел из пещеры. Внизу паслись их кони. Животных долго обучали, чтобы те не боялись некромантов. Сейчас кони пугливо озирались по сторонам, тоже чувствуя приближение гостей. Вскоре на дороге показалась небольшая процессия. Впереди на вороном жеребце ехал Букс, голова его была накрыта железными пластинами с шипами. Лич был одет в черные доспехи, поверх которых развевался длинный плащ серого цвета. На левом бедре Букса висел бастард. Эфес меча украшал череп, через глазницы которого пролезала змея. Позади лича ехала большая телега, запряженная тремя коренастыми меринами. На телеге стояла клетка, накрытая темным покрывалом. Справа и слева от телеги ехали всадники в черных одеждах и серых плащах. Их лица были плотно укутаны черной материей. На головах были надеты остроконечные шлемы. Всадники были вооружены короткими луками и гладиусами, только немного закругленными на конце. Из-под покрывала раздавалось размеренное урчание, напоминавшее львиное, когда тот поедает добычу. Лич вскинул руку. Процессия остановилась.
  Лорд Йах уже ждал гостей у раскидистого дуба. Спрыгнув с коня, Лич направился к лорду. Вскинув руку в приветствии, Букс огляделся по сторонам.
  - Что привело в эту глушь столь досточтимого лича? - чувствуя что-то неладное промолвил Йах.
  Лич чуть склонил голову в поклоне вежливости.
  - Герцог Анхейм прислал меня сюда для поимки двух преступников, лорд Йах.
  Вампир досадливо поморщился.
  - Но ведь герцог мне поручил это дело.
  - И каковы результаты? - спросил Букс.
  Они прохаживались вдоль берега речушки.
  - Они сумели бежать, - сухо ответил лорд Йах.
  Букс рассмеялся.
  - Как же так, двое людишек обвели вокруг пальца самого лорда вампиров?
  Йах с ненавистью зашипел.
  - Слушай ты, колдун переделанный, я, если захочу пущу кровь по всей округе. И ты мне не указ.
  Букс был спокоен. Слова, брошенные в его адрес, насчет переделанного колдуна раньше могли привести к тому, что лич напал бы на вампира, учитывая, что в иерархии некромантов личи обладали большим могуществом и властью. Но сейчас было не до этого.
  - Я пропущу мимо ушей, вампир, сказанное тобой в попытке оправдать свою неудачу. К тому же, однажды один из них тоже сумел уйти от меня. Но теперь надо сделать все быстро и надежно. Герцог Анхейм не любит поражений. Так что предлагаю оставить все распри и найти этих бродяг раньше, чем они доберутся до Орехового замка.
  Вампир немного успокоился.
   - Герцог лично мне поручил возглавить поиски, - лич вытянул вперед руку, на безымянном пальце которой было надето кольцо с темно-синим камнем.
  Вампир узнал знак магистра Серого Ордена. Он кивнул и промолвил.
  - Мы упустили их сегодня ночью. С мечником идет ведьма. Сильная ведьма. Я никогда не ощущал такой силы, которой обладает эта чертовка!
  - Как все произошло, расскажи поподробнее.
  Йах поведал о том, как он получил голубиную весточку от хозяина "Крыла индейки". Как они ночью въехали на постоялый двор. Как ведьма стала творить заклинания. Лич слушал внимательно, не перебивая. Когда Йах закончил, он проговорил:
  - Герцог сказал, что их будет четверо. Повелителю очень нужны они все. Ты же знаешь о пророчестве?
  - Да, - вампир кивнул головой. - Клянусь кровью матери, я сам разорву эту ведьму, когда она будет не нужна.
  Лич усмехнулся.
  - Думаю, у тебя будет такая возможность, лорд Йах.
  Лич задал еще несколько незначительных вопросов. Затем они вернулись к телеге.
  - Ты хорошо запомнил то место, где вы их потеряли? - спросил Букс.
  - Да. Я приказал вампиру отметить то место.
  - С приходом сумерек, отправимся туда, - промолвил лич. - Мантикора возьмет след, тем более у меня есть то, что не даст ей ошибиться.
  Букс вынул бархатный мешочек.
  - Что там? - спросил вампир, принюхиваясь.
  - Волосы одного из всадников, - ответил лич.
  Вампир с уважением посмотрел на Букса.
  Чудовище под покрывалом зычно зарычало. От рыка мантикоры кони шарахнулись в сторону. Возница с трудом удержал поводья.
  
  
  Дом Клэр, про который говорила Элизабет, располагался на большой поляне возле сгоревшего дуба.
  - А кто такая была эта Клэр? - поинтересовалась Нава, когда они шли по лесу.
  - Она была слепой предсказательницей. Много лет назад она жила в этом доме совершенно одна. К ней ходило много людей. Приезжали со всех концов и королевств. Мы дружили с Клэр. Она помогала единорогам, когда те болели, давала специально собранные ею травы и отвары. Однажды к ней пришел высокий рыцарь в темных доспехах и алом плаще. Они о чем-то долго говорили, а потом Клэр прогнала его. После его ухода, она еще долго стояла на крыльце и слала в его адрес проклятия. А утром мы нашли Клэр мертвой. Она лежала неподалеку от своего дома, словно пыталась убежать отчего-то или кого-то. Ее лицо было искажено маской ужаса и боли. Потом мы нашли следы подков и рыцарских сапог, какие носили рыцари ордена "Змеи и розы". В руке Клэр держала обрывок какого-то пергамента.
  - А где он сейчас? - спросил Спартак, заинтересовавшись историей.
  - Кто?
  - Пергамент этот.
  Принцесса на мгновение задумалась.
  - Кажется он у моего отца, я правда точно не помню.
  - А что было в том пергаменте?
  - Я не знаю, - ответила Элизабет. - Утром можете спросить у отца.
  Она вышли на поляну. Невдалеке от сожженного ударом молнии дуба стоял небольшой каменный дом. Он почти врос в землю. Крыша была покрыта почерневшей от времени и дождей черепицей, маленькие окна с недоверием смотрели на непрошеных гостей. Элизабет подошла к двери и толкнула ее копытом. Дверь легко поддалась. Внутри пахло сыростью. Лучи солнца, проникавшие в дом, больше походили на светящиеся дорожки.
  - Странно, - вдруг проговорила принцесса.
  - Что странно? - в один голос спросили Спартак и Нава.
  - Здесь кто-то недавно был.
  Действительно, все внутри дома говорило о том, что здесь что-то искали. И искали недавно. На столе, полках, на спинке кровати виднелись следы рук. Потревоженная пыль, оседавшая на предметах годами, сейчас витала в солнечных лучах.
  - Кто бы это мог быть? - спросил Спартак.
  Принцесса покачала головой.
  - Я не знаю. Место это заколдовано. Клэр перед смертью заговорила его, и после этого только единороги могли бывать здесь. Кто же этот могущественный колдун, который преодолел заклинание Клэр?
  Элизабет прошлась по дому. На полу лежали куски свитков, страницы из книг, пергамент, на стенах висели пучки трав и чучела разны животных. Спартак и Нава стали поднимать с пола обрывки книг и манускриптов. В это время молодой единорог принес два кувшина с березовым соком и полтора пирога с зайчатиной и грибами. Он с почтением склонил голову перед принцессой и гостями и удалился.
  - Ну вот, еда и питье у вас есть, - сказал Элизабет. - Вторая спальня за дверью. Вода в колодце за домом. Я пришлю сюда двух единорогов для охраны.
  - Не надо, - вдруг сказал Спартак. - Мы сами справимся если что.
  Нава в знак согласия с Спартаком кивнула головой.
  - Как знаете, - сказала принцесса. - Спокойной ночи.
  Когда принцесса ушла Нава по-хозяйски вытерла стол и развернула пирог. Потом сходила к колодцу и принесла воды. Вымыв чашки, она налила березовый сок.
  - Странно, - промолвил Спартак. - У меня такое ощущение, что кто-то идет впереди нас.
  - У меня тоже, - согласилась девушка, отпив сок.
  - Сдается мне, что этим самым рыцарем, который приезжал к предсказательнице, был Морлок.
  Парень задумчиво потер подбородок.
  - И что он хотел выведать у Клэр? - словно прочитав его мысли, спросила девушка.
  Они перекусили пирогом. Березовый сок был свежим и отлично восстанавливал силы. Они вышли из дома. Стояла теплая погода. Легкий ветерок перебирал верхушками деревьев. Но по-прежнему не было слышно пения птиц.
  - Знаешь, - промолвила девушка. - Когда я была маленькой девочкой, я ужасно хотела участвовать в каком-нибудь приключении полном опасностей и испытаний. Но сейчас мне немного не по себе. Порой мне кажется, что мы здесь по чьей-то злой воле и делаем то, что не должны делать.
  - Ты права, Нава, - кивнул Спартак.- У меня уже не раз возникало такое ощущение. Не знаю, почему. Может, интуиция.
  - А что тебе кажется не так?
  - Сам не знаю, просто на сердце кошки скребутся.
  - Пойдем, прогуляемся, - предложила Нава.
  Спартак на всякий случай повесил на пояс меч, и они пошли в сторону сгоревшего дуба. Прямо от дерева в лес вела почти заросшая тропинка.
  - Ты видишь тропу? - спросила Нава, вглядываясь вперед.
  - С трудом, сначала я ее вообще не увидел.
  - Давай посмотрим, что там?
  Спартак кивнул. Они медленно пошли по тропинке, время от времени озираясь по сторонам. Стояла мертвая тишина. Было слышно, как ноги входят в теплый мох. На деревьях Спартак заметил белые ситцевые полоски. Казалось что кто-то, таким образом, отметил дорогу.
  - Может это сделала еще хозяйка дома? - предположила Нава, когда парень указал ей на деревья.
  - Не похоже, материя совершенно новая.
  Парень сорвал кусок лоскутка и внимательно осмотрел его.
  Они прошли вглубь леса. Вдруг через метров сто Спартак остановился. Прямо перед ним из земли вырос небольшой холмик, на котором стояла каменное надгробие.
  - Похоже, это могила предсказательницы, - сказала Нава.
  Они внимательно осмотрели все вокруг, но не найдя ничего подозрительного вернулись обратно. Остальную часть дня Спартак и Нава рассказывали о забавных случаях из своей жизни. Время летело быстро. Никто не заметил, как солнце медленно скрылось за верхушками деревьев. Нава поставила вскипятить чайник. Спартак нашел на полке со склянками несколько восковых свечей. Когда был готов чай, в доме было светло и уютно. Пришлось развести огонь в камине, несмотря на лето, ночью в лесу было холодно. Спартак и Нава хорошо об этом помнили.
  Когда совсем стемнело, Спартак почувствовал, что смертельно хочет спать. На всякий случай он подпер входную дверь дубовым стулом, поставив его на две ножки. Нава отправилась спать раньше. Спартак думал, что заснет тут же, как только доберется до подушки. Но он еще долго лежал с открытыми глазами и смотрел в потолок. Однако вскоре Морфей одержал победу над роящимися в голове мыслями, и парень медленно погрузился в сон.
  Он проснулся от того, что Нава тихо трясла его за плечо. Спартак открыл глаза, и ошалело посмотрел на девушку. Та сидела на краю его кровати.
  - Там кто-то есть, - шептала девушка, указывая головой на улицу.
  Парень встал с постели и тихонько вынул меч.
  - Что ты слышала? - шепотом спросил он.
  - Я проснулась от того, что кто-то ходит вокруг дома. Мне стало страшно. Я ясно слышала чьи-то крадущиеся шаги.
  Губы Навы слегка дрожали. Спартак похлопал ее по плечу.
  - Все в порядке. Давай тихо посмотрим в окно.
  Так как свечи в доме были потушены еще перед сном, а на улице светила убывающая луна вся поляна перед домом была видна как на ладони. Спартак и Нава осторожно, стараясь ступать как можно мягче, подошли к окну. Сначала они ничего не увидели. Черная тень от дуба сейчас была похожа на сказочное чудовище с длинными костлявыми лапами. Вдруг рядом с дубом мелькнула тень. Похоже, это был человек.
  - Мне страшно, - сказала девушка. - Я чувствую что-то очень неприятное и мерзкое.
  Спартак приложил палец к губам. Ночной гость был один. Из окна было хорошо видно, как он направился по тропинке, по которой днем прогулялись Спартак и Нава.
  - Интересно кто это и куда идет?- сказал Спартак, когда незнакомец скрылся в ночи.
  Девушка пожала плечами и прошептала:
  - Я не знаю, просто чувствую близость какой-то мерзости или что-то в этом роде. Я не могу точно описать это.
  - Ладно, давай посмотрим, кто там бродит по лесу ночью.
  Нава была не на шутку напугана.
  - Может, останешься в доме, а я посмотрю? - предложил Спартак, надевая сапоги.
  - Нет, я с тобой, - твердо ответила девушка.
  Парень аккуратно отодвинул стул от двери. Слава богу, петли не скрипели и они тихо прошмыгнули на поляну. Было прохладно и сыро. Они аккуратно стали двигаться в сторону могилы Клэр. Вскоре впереди заблестел огонь. Но это был не огонь костра. Какая- то тошнотворная зелень струилась среди деревьев и кустов. Зеленый свет перемешивался с лунным, образуя причудливое сочетание. Спартак остановился. Он поднял палец вверх. Впереди слышался чей-то монотонный голос. Язык был непонятен. Голос что-то произносил нараспев. Они сделали еще несколько шагов вперед. Вдруг перед глазами Спартака и Навы предстала ужасная картина. Возле могилы предсказательницы сидел человек в черном плаще. В руке он держал тонкий посох. Он успел убрать надгробный камень и теперь посохом чертил какие-то знаки прямо на могиле, продолжая что-то напевать. Это длилось несколько минут. Вдруг земля над могилой стала опадать сама собой. И через мгновение на свет луны вылезло то, что раньше было предсказательницей Клэр.
  - Зачем ты побеспокоил меня? - раздался голос старухи.
  Спартак хорошо разглядел живой труп: тело почти разложилось, остатки кожи ошметками свисали с костей. На голом черепе кое-где были видны длинные седые волосы.
  - Что ты скала тому, кого потом выгнала и прокляла? - спросил незнакомец, продолжая что-то напевать.
  - Не мучай меня, - ответила старуха.
  - Если ты не скажешь, я произнесу слово, ты знаешь, что будет.
  В этот момент Спартак захотел подобраться поближе, чтобы получше слышать, о чем идет разговор, но предательская ветка с сухим звуком хрустнула под сапогом.
  Человек в черном плаще что-то выкрикнул и труп в одно мгновение превратился в прах. Потом он задул фонарь, и все погрузилось в кромешную тьму. Вдруг Спартак почувствовал, как его правое плечо немеет, словно на него вылили банку жидкого азота. Парень обернулся. Человек в плаще и капюшоне стоял в двух метрах от него.
  - Легурийские выродки, - послышался свистящий голос.
  Потом наступила тишина. Парень почувствовал себя плохо. Стало жутко тошнить. Нава заметила это и, взяв его под руку, направилась к дому. Уложив Спартака на постель, она быстро налила ему чаю и дала попить.
  - Ты как?- спросила девушка, глядя на Спартака.
  Его лоб был покрыт испариной. Губы пересохли.
  - Как будто меня взяли и вывернули наизнанку, а потом вернули обратно.
  Нава покачала головой.
  - Я почувствовала его чуть раньше, но не смогла тебе помочь.
  - Кто это был? - спросил Спартак.
  - Не знаю, - Нава снова дала чай. - Я уверена в одном, это был не человек.
  Тошнота постепенно проходила. Пелена перед глазами тоже.
  - Мне говорили о секте, которая оживляла мертвецов, чтобы выведывать у них какие-то секреты, - Спартак вспомнил рассказ бабушки.
  Он в двух словах поведал Наве о той истории. Девушка слушала внимательно, но когда Спартак закончил, она с сомнением посмотрела на парня.
  - Все так странно и непонятно, - сказала она.
  До утра их никто не беспокоил.
  
  Сильный стук в дверь разбудил путников. Спартак открыл глаза и схватился за меч.
  - Открывайте, завтрак пришел!
  Они услышали знакомый голос принцессы. Парень отворил дверь и увидел единорога. Элизабет стояла у порога. На земле лежала толстая кожаная сумка, из которой выглядывала бутыль молока и длинный батон свежего хлеба.
  Они впустили принцессу и наперебой начали рассказывать о ночном происшествии. Та внимательно выслушала их и сказала:
  - Значит, кто-то все-таки смог разрушить чары Клэр. Ну что ж давайте, посмотрим на могилу. Но сначала позавтракать.
   На столе появились свежие фрукты, хлеб, молоко, сыр и колбаса. Наскоро перекусив, все втроем вышли из дома и направились к могиле. Жуткое зрелище предстало перед глазами. Надгробный камень лежал в стороне. Могила была пуста! Стоял жуткий запах гниющего мяса. Возле могилы были следы от сапог. Элизабет внимательно осмотрела все вокруг. Не найдя никакой зацепки, они вернулись в дом.
  - Все это очень странно, - рассуждала принцесса. - Долгие годы никто не мог просто так проникнуть в наш лес. Тем более подойти к дому предсказательницы. А сегодня ночью!
  Времени на долгие разговоры не было. Спартак и Нава уже были готовы к выходу.
  - Прежде чем пойти к друиду, мы хотели бы встретиться с твоим отцом и поговорить насчет того самого пергамента, - попросил Спартак. - Сдается мне, что ночной гость искал именно его.
  - Хорошо, - ответила Элизабет. - Идемте.
  В лесу пахло свежестью. Утренняя роса уже сошла с травы. Солнце приветливо играло зеленью листвы.
  Король Громуэль о чем-то разговаривал с двумя единорогами. Увидев гостей, он направился к ним.
  - Как прошла ночь? - спросил он, приветливо помахивая хвостом.
  Спартак поведал о ночном происшествии. Король был сильно озадачен.
  - Надо было оставить вам охрану, - сказал он.
  - А если бы единороги пострадали? - спросила Нава. - Если этот некто смог сломать колдовской барьер Клэр, может он очень сильный колдун?
  Громуэль задумался.
  - Отец, ты помнишь о том пергаменте, который нашли в руке у предсказательницы? Кажется, вчерашний гость искал именно его.
  - Конечно помню, я храню его на поляне молодых вязов, - сказал король.
  Он приказал двум единорогам, с которыми только что говорил взять седоками Спартака и Наву. Они оказались верхом. Дорога заняла более получаса. Король оправился к большому пню, некогда бывшим гигантским вязом, возле которого уже росли молодые деревья. Он вернулся через минуту, держа в зубах кусок пергамента. Он протянул его Спартаку.
  - Ничего не понимаю, - сказал тот, развернув пергамент. - Кажется, это страница из дневника предсказательницы, в который она записывала всех, кто приходил к ней.
  - И что там написано? - спросила Нава, заглядывая в бумагу.
  - ...был знатный рыцарь из великого ордена, - начала читать принцесса с того места, где пергамент обрывался. - Он пришел с черной душой и спрашивал меня о месте, где находится то, что открывается изумрудным ключом! Я начала гадать, но вскоре почувствовала, что мою душу кто-то забирает. Это было дыхание, приходившее со звезд! Я слышала о мертвых Богах, но всегда думала, что это просто не более чем легенда. Но сегодня я столкнулась с легендой лицом к лицу. И поняла, что этот человек решил освободить Проклятых из их ледяного звездного плена. Я ничего не сказала ему о пещере, которая...
  Здесь пергамент обрывался. Повисла тишина.
  - Я много раз перечитывал этот пергамент, но так ничего и не понял, - сказал король.
  - А вы не показывали его друиду? - спросила Нава, внимательно глядя на Громуэля.
  - Знаете, юная девушка, - промолвил король. - Друид тогда был молод и горяч, а предсказательница уже была известной на всю округу. Он недолюбливал ее и верил только в свои друидские легенды и волшебство. Поэтому мы никогда не обсуждали это с ним.
  - А мы можем попросить у вас этот пергамент, - поинтересовался Спартак.
  Король посмотрел на принцессу, потом на людей.
  - Хорошо, если только вы поклянетесь не использовать это в дурных целях.
  - Клянемся, - оба в один голос пообещали парень и девушка.
  Король отдал пергамент.
  - Нам пора, - сказал Спартак. - Большое спасибо за ночлег и доверие.
  - Знайте, что этот лес всегда даст вам приют и защиту, - король встал рядом с принцессой. - Я еще раз хочу выразить вам самые теплые слова благодарности за спасение моего внука. Пусть дорога, которой вы пойдете, будет легкой и быстрой.
  Элизабет сама проводила гостей к опушке. Там они и попрощались. До кельи друида друзья добрались быстро. Когда они подходили по уже знакомой дороге к дому старика, Нава вдруг остановилась.
  - Что случилось? - спросил Спартак, озираясь по сторонам - Ты что-то чувствуешь?
  Девушка кивнула головой.
  - Там впереди смерть, - сказал она.
  - Что ты видишь?
  Нава с закрытыми глазами стояла посреди высокой травы. Ветер теребил волосы девушки.
  - Ночью приходили умертвия и искали нас, они жестоко пытали друида, а потом убили его, - достаточно быстро говорила Нава.
  Спартак закусил губы.
  - Идем, - сказал он, решительно зашагав в сторону кельи.
  Нава послушно пошла за ним. Когда из травы показалась крыша дома друида, они остановились. Было очень тихо. Спартак и Нава подкрались к дому. Возле колодца лежала мертвая лошадь старика. Какое-то чудище перегрызло ей горло. Дверь в келью была открыта. Спартак вынул меч и, приказав девушке ждать его за домом, вошел внутрь.
  Увиденное повергло парня в настоящий ужас. Мантикора разорвала бедного старика на части. По всей келье были видны следы ее ужасных лап. Спартаку было страшно! Он выбежал из кельи и, не разбирая дороги, бросился бежать. Нава, видимо поняв, в чем дело, последовала за ним. Она догнала парня только тогда, когда тот, обессилев, упал в траву.
  - Они убили его! - закричал Спартак - Искали нас и убили его!
  От злости Спартак выхватил меч и со всей силы стал рубить все вокруг. Пучки травы и цветов разлетались в стороны. Только когда девушка схватила его за руку, парень немного успокоился.
  - Нава, они жестоко убили его! - повторил Спартак, падая на траву.
  Нава села рядом.
  - Что будем делать?
  Спартак молча смотрел на пробегавшие над ними облака.
  - Надо найти еще двоих всадников, о которых говорил друид, и идти в Ореховый замок. Мне до жути хочется не дать этим тварям исполнить задуманное. Друид спас нас от пыток, и поплатился за это жизнью.
  Парень поджал губы и со злостью посмотрел в сторону кельи.
  - Ты слышишь? - вдруг спросила девушка, к чему-то прислушиваясь.
  Спартака приложил ухо к земле. Теперь он отчетливо слышал стук копыт.
  - Да, кажется всадники.
  Через несколько минут кавалькада из дюжины верховых, в блестящих на солнце доспехах, остановилась недалеко от того места, где укрылись Спартак и Нава. Всадники были хорошо вооружены. У каждого к седлу был прикреплен бастард. Справа блестел щит с изображением зеленого дракона. Поверх доспехов развивались белоснежные плащи. Шлем каждого воина украшали белые крылья. Старший поднял руку.
  - Ваше величество, - к следовавшему первым рыцарю подъехал всадник. - Нам доложили, что сегодня ночью здесь побывала Мантикора. Я уверен, что лучше пока не торопиться с визитом. Эти твари очень сильны и опасны!
  - Не тебе мне указывать, Говард, - сказал статный мужчина со светлыми волнистыми волосами и пронзительным взглядом. - Я уже слышал о докладе. Если друид мертв мы похороним его с почестями. Но ты же сам слышал, что сказал старшина, друид ушел с пленниками. А я подозреваю, что это именно те, кого мы так долго ждем.
  Спартак взглянул на Наву. Девушка уверенно кивнула головой. Спартак встал из травы. Воины схватились за мечи.
  - Мечи в ножны, - коротко скомандовал Милворд (а это был именно он). - Кто вы такие?
  - Мы скажем это только королю Милворду, - ответил Спартак
  Всадник усмехнулся.
  - Я и есть король Милворд!
  - Тогда я буду говорить только с королем, остальные пусть подождут в стороне.
  Уверенный голос парня заставил воинов переглянуться.
  - Будь по-твоему.
  Милворд направил своего скакуна к Спартаку. Нава тоже встала рядом с парнем.
  - Мое имя Спартак, я - мечник, а это Нава она ведьма. Друид спас нас, зная, что мы всадники. Но сам поплатился за это жизнью.
  Король нахмурился.
  - Почему я должен верить тебе юноша? - спросил он, осаживая резвого коня.
  - Потому что мой отец Спартак был одним из лучших рыцарей ордена "Змеи и розы", потому что у меня его меч, который зовется Бей Насмерть и потому что это правда.
  - Сильно сказано юноша, - ответил король. - Только я не советую тебе больше вслух упоминать об ордене, некогда преданном анафеме. У нас многие воины с недоверием относятся к тому, что делал орден в былые времена.
  Король поднял руку. Двое рыцарей тут же оказались рядом.
  - Что со стариком? - спросил Милворд.
  Спартак рассказал об увиденном в келье. Было видно, как лицо короля стало серым.
  - Похороните друида, как подобает его собратьям, - приказал король. - Он отдал свою жизнь ради будущего нашей земли.
  Воины кивнули и пришпорили коней.
  - Вы поедете с нами на Зеленую заставу, - сказал король. - Мы как раз туда направлялись. Там вы будете в безопасности и встретитесь с двумя всадниками, которые уже ждут вас.
  Король был молод. На вид не больше тридцати. У него было красивое волевое лицо. Светлые волосы развевались на ветру. На щите короля помимо зеленого дракона алела красная роза в пасти оскалившегося вепря. Он приказал двум всадникам усадить путников к себе верхом. Вскоре кавалькада за исключением двоих воинов оставшихся у кельи поскакала дальше.
  Зеленая застава показалась через час пути. Спартак, все это время державшийся за кожаный ремень рыцаря из свиты Милворда, успевал оглядывать окрестности. Сначала они скакали по дороге вдоль перелеска. Слева желтели поля с прекрасными подсолнухами, справа росли столетние вязы и акации. Потом начались холмы и овраги. Холмы, поросшие вереском и маками, благоухали всеми возможными ароматами. Парень не переставал думать о друиде. Старик успел так много сделать для них, а теперь его растерзанное тело закапают рядом с кельей.
  Вдруг в низине среди оврагов он увидел большой лагерь, огороженный высоким частоколом. По периметру лагеря стояли высокие дозорные вышки. Парень сумел насчитать их восемнадцать. По единственной дороге к лагерю шли обозы, груженные солониной и рыбой, овощами и фруктами. Пешие и конные старались побыстрее попасть в лагерь. Было много беженцев. Шли с нехитрым скарбом на плечах. Кто-то тащил скотину, кто-то гнал овец. Всадников пропустили немедленно. Все знали и уважали короля Милворда. Они въехали в открытые ворота. Внутри Зеленой заставы жизнь кипела вовсю. По дорогам, покрытым деревянным настилом ехали всадники. Пешие кнехты спешили на построение. Несколько кашеваров трудились у огромных чанов с едой, успевая делать колкие замечания тем или иным воинам. У лавки кузнеца толпились молодые люди. Они то и дело клацали языками, перекидывая из руки в руку очередной меч из кладовой кузнеца. Однако денег на покупку меча хватало не у всех, поэтому многие довольствовались семейным кинжалом или добротным дедовским луком. Бойкая торговля велась стрелами с белым опереньем и луками. Дети сновали повсюду, крича и бегая между прилавками. Увидев короля, все приветствовали Милворда радостными возгласами, некоторые снимали шапки и кланялись. Далее шли казармы, где жили солдаты. Кнехты селились десяткам, так их было легче собирать в случае тревоги. Милворд лично заботился о том, чтобы ни воины, ни их семьи, ни в чем не нуждались. Всадники жили особняком. Рыцарям приходилось держать как минимум одного оруженосца, который помогал ухаживать за конем и содержать в порядке оружие. Спартак успел заметить нескольких гномов очень похожих на Карла. Гномы в зеленых кафтанах и сапожках с серебряными колокольчиками чинно прохаживались меж людей. Пахло пивом и свежей смолой, которой как раз конопатили крышу казармы. Милворд остановил коня у большого дома с высоким каменным цоколем. Спартак и Нава, оказавшись на земле, последовали приглашению войти внутрь.
  В ставке короля Милворда было все по-простому. Длинный стол, много стульев для военных советов, много оружия на стенах. Через маленькие окна с трудом пробивался свет, поэтому свечи здесь не гасили даже днем. Пол был дощатым, а не каменным, но хорошо выскобленным. В углу стояло множество полок заставленных книгами и свитками. Трон короля стоял накрытый бархатным покрывалом: Милворд дал обет - пока не победит нечисть в своем королевстве, на трон не сядет. В большом камине горел огонь. Короля встретил высокий статный мужчина в кожаной куртке и зеленом свитере, заправленном в просторные штаны. Поверх свитера висела массивная золотая цепь с медальоном в виде головы волка.
  - Я рад, ваше величество, что вы целы и невредимы, - сказал незнакомец.
  - Спасибо Мартин, - ответил король.
  Спартак и Нава стояли в начале стола.
  - Попроси принести квасу и чего-нибудь поесть.
   Мужчина вышел.
   - Это Мартин, мой казначей, - сказал король. - Думаю, ваш приезд не остался незамеченным. Пока мы проезжали по улице, вокруг было много любопытных взглядов, так что будет лучше для вас и для меня, если я представлю вас как свих родственников из королевства Драмолгорд. Это очень далекое королевство и о нем в здешних местах практически ничего не знают. Будем всем говорить, что вы долгое время жили в одном замке у моего кузена пока тот не погиб в бою с вивернами у Ионийских болот, а теперь прибыли сюда. Скажем вы мои племянники. Идет?
  - Хорошо ваше величество, - ответил Спартак.
  Король жестом пригласил их за стол. Вскоре появился Мартин, виночерпий и повар. Они быстро сервировали стол и немедленно с поклоном удалились.
  - Хочу представить тебе моих племянников из Драмолгорда, - сказал Милворд казначею. - Это Спартак и его сестра Нава. Так прошу любить и жаловать.
  Мартин слегка склонил голову в знак приветствия.
  - Какие новости? - поинтересовался король.
  Казначей стоял рядом с сидящим королем и его гостями.
  - Сегодня прибыл отряд гномов со стороны Двинайской прогалины. Гномы хорошо вооружены и знают толк в сече.
  - Хорошо, что еще?
  - Воевода встречался с драконом из-за Зеленого холма, тот оказал нам честь и поклялся прибыть в лагерь, как только услышит звук призывного колокола.
  Король потер колено, отпивая квас из вычурного бокала. На столе было без излишеств: жареная баранина, пара тройка салатов, паштет, копченая рыба, бобы, горох и как всегда чеснок. Спартак и Нава с удовольствием принялись за еду.
  - Спасибо Мартин, - скала Милворд. - А теперь оставьте нас, я хочу побеседовать с моими племянниками. Их дорога сюда была очень долгой и трудной.
  Казначей поклонился и с обиженным лицом покинул зал. Король с интересом смотрел на гостей.
  - Вы можете находиться здесь столько, сколько вам нужно, я прикажу, чтобы у вас было все, что вам необходимо. Те двое всадников, которые дожидаются вас здесь, скоро прибудут.
  - А кто они и откуда? - поинтересовался Спартак.
  - Они сами вам все расскажут.
  После завтрака Милворд позвал воеводу. В зал вошел высокий молодой мужчина в легкой кольчуге. На поясе, украшенном затейливой вышивкой, висел кроткий меч в ножнах.
  - Это Самрат, мой воевода, - сказал король.
   Мужчина поклонился.
  - Расскажи мне о своей встрече с Зеленым драконом, - Милворд внимательно посмотрел на Самрата.
  - Я прибыл два дня назад, - сказал воевода. - Мы сразу нашли драконов. Они, как и прежде гнездятся на скалах в Зеленой провинции возле Гимейского водопада. Мы насчитали примерно двадцать штук молодых драконов. Я сам встретился с Волнаром, их повелителем. Они тоже обеспокоены тем, что умертвия постепенно захватывают и их территории. Драконы настроены к нам доброжелательно. Они еще помнят те времена, когда в королевствах было все спокойно и люди жили вместе с драконам рука об руку.
  - Это хорошие новости, - промолвил король. - Думаю, мне тоже стоит встретиться с Волнаром.
  Король озабоченным взглядом посмотрел на воеводу.
  - Пришла пора снова созвать совет, Самрат. Разошли гонцов к нашим союзникам, мы должны собраться в ближайшее время.
  - Слушаюсь, ваше величество.
  Воевода удалился. В дверь вошел пожилой коренастый мужчина с серой бородой и жилистыми руками.
  - Ваше величество, я привел Валфрида и Смаргарда.
   - Хорошо, пусть войдут.
  Мужчина отворил дверь и в зал вошли двое юношей. Они были близнецами. Высокие, статные. На вид им было лет по шестнадцать. Оба были одеты в одинаковые льняные рубашки и просторные брюки. На шее каждого блестела серебряная цепь с распятием заключенным в треугольник. Длинные белые волосы близнецов были заплетены в косичку. Лица парней были немного вытянутые, голубые глаза горели как сапфиры. Необычными в их внешности казались только уши, немного заостренные кверху. Несмотря на простую одежду, в их походке и осанке чувствовалась стать и благородство.
  Они подошли к столу и поклонились.
   - Ваше величество, - сказал один из них. - Вы вызывали нас?
  - Да, - ответил король. - Познакомьтесь, это Спартак и Нава. Они те самые всадники, которых мы ждали. Однако для всех остальных воинов на Зеленой заставе они мои родственники из Даморглота.
  Близнецы с любопытством стали осматривать гостей.
  - Думаю, вас стоит переправить на дальнюю заставу. Там вы познакомитесь и решетите, что будете делать, - промолвил Милворд.
  Спартак протянул руку и поздоровался с каждым. Он сразу заметил, что Валфрид отличался от брата только тем, что у него в правом ухе блестела золотая сережка с небольшим рубином в форме капли. Нава тоже протянула руку. Смаргард первым пожал руку девушки, хотя судя по их недоуменным взглядам, такого рода приветствие с девушками здесь не было принято.
  - Это Халвид, он обучает молодых воинов искусству владения мечом и топором, - король указал на бородача, который привел близнецов. - Мы понимаем, что битва с некромантами предстоит страшная, и может быть для нас последняя. Но за много лет умертвия причинили столько беды всем, что люди, гномы, драконы и даже жители болот и гор понимают, что так дальше продолжаться не может. И это сейчас объединяет нас. Воевода принес хорошие вести. Раньше зеленые драконы соблюдали нейтралитет и не вмешивались в дела людей. Но теперь опасность угрожает и им. Друиды говорят, что Молрок собирает армию, какой никогда никто не видел. К нему в Пустые земли стекается вся нечисть, готовая только убивать.
  Король задумчиво обвел глазами тронный зал.
  - Сейчас мы собираем повстанцев по всем королевствам, принимаем всех, кто способен держать оружие в руках. А Халвид уже доводит владение воинов оружием до совершенства. Кстати, сегодня после полудня здесь пройдет турнир самых сильных воинов. Можете посмотреть его и даже поучаствовать!
  - Это отличная идея, ваше величество, - сказал Халвид, улыбаясь. - Пусть гости посмотрят, что мы можем, а возможно и научат нас чему-нибудь.
  Последние слова Халвид произнес с некоторой иронией. Он даже и подумать не мог, что представляет собой каждый из всадников.
  - Теперь ступайте, Халвид, покажи моим гостям комнаты для свиты. Они поживут пока там.
  - Слушаюсь ваше величество, - промолвил мужчина, открывая тяжелую дверь.
  Он провел Спартака и Наву вокруг резиденции Милворда. Рядом с ней располагался большой добротный дом в три этажа. Близнецы шли рядом.
  - Вот ваши комнаты, - сказал Халвид.
  Он открыл первую двери. Внутри стоял запах свежего дерева и трав. Комнаты, которые доставались Спартаку и Наве были меленькие, но уютные и светлые.
  - Располагайтесь, помывочная в подвале, я прикажу нагреть воду.
  Спартак посмотрел на близнецов, которые переминались с ноги на ногу.
  - Мы сейчас быстро смоем дорожную пыль и вернемся, вы можете подождать нас здесь?
  Он указал на свою комнату.
  - Конечно, - улыбнулся Валфрид и его сережка радостно запрыгала в ухе.
  Парень с девушкой спустились в подвал. Женская половина помывочной располагалась тут же. Наву встретила женщина с полотенцем в руках. Спартак открыл дверь и оказался в помещении, отдаленно напоминавшем баню или сауну. Он быстро скинул с себя все вещи и по деревянному полу направился вперед. В руке он предварительно зажал свечку, так как здесь было довольно темно. За скрипящей дверью располагался сама помывочная. В центре небольшой комнаты с низким потолком стояла большая деревянная бочка. Рядом в камине горели угли, на которых лежало несколько больших камней для подогрева воды.
  - Да, жаль нет душа, - улыбнулся парень.
  Он попробовал воду, та была горячей. Спартак мигом прыгнул в бочку и стал мыться. Через десять минут он вернулся в раздевалку. Его грязные вещи кто-то заботливо убрал. На скамейке лежало чистое белье: льняная рубашка такая же, как и у близнецов, легкие штаны, плетеный из кожи пояс. Парень быстро оделся. Он не стал ждать Наву, потому что она собиралась понежиться в бочке с горячей водой. Спартак вошел в свою комнату. Близнецы сидели на скамейке и о чем-то оживленно спорили.
  - Вот и я, - сказал Спартак, входя в комнату.
  - Ты быстро, - промолвил Смаргард.
  - Не люблю, когда меня долго ждут.
  - Это верно, - кивнул Валфрид. - Ты сам-то откуда Спартак?
  Парень в двух словах попытался объяснить. Но братья с недоумением смотрели на него, пока Спартак не махнул рукой и сказал:
  - Ты ведь понимаешь, что мы не родственники короля? Мы из другого мира, у нас все по-другому, нет всадников и вампиров, нет единорогов и гномов. Люди не ездят на лошадях, а передвигаются на специальных железных машинах с большой скоростью.
  - Да, диковинно ты говоришь, - сказал Смаргард. - А принцесса тоже из твоего мира:
  - Какая принцесса? - не понял Спартак, а потом вдруг подумал о Наве. - А, вы о Наве, - он сделал небольшую паузу. - Она не принцесса, а с чего вы взяли?
  - Я почувствовал в ней благородную кровь принцессы, - Смаргард говорил абсолютно серьезно.
  - Да нет, - уверенно промолвил Спартак. - Она не принцесса, она ведьма...
  Последние слова он промолвил, понизив голос.
  - Ведьма? - в один голос вымолвили близнецы. - Настоящая?
  - Какая ни наесть настоящая, уж поверьте! Лорда Вампира смогла остановить.
  - Лорда Йаха?! - воскликнул Валфрид. - Не может быть!
  - Не имею привычки врать, - пожал плечами Спартак. - А почему вы сомневаетесь?
  - Мы с братом прибыли из Авкатории, - начал рассказ Валфрид. - Это небольшое королевство у Южного моря. Мы не помним своих родителей, нас совсем маленькими нашел и воспитал достопочтенный капитан Валдуин. Он много лет водил флот короля Страбона Великолепного по всем морям. Мы с малых лет привыкли к морскому быту. На своем судне "Быстрая куропатка" он обучал нас боевым искусствам. Когда нам исполнилось по десять лет, я выбрал копье, а Смаргард - лук. Шесть лет мы ежедневно тренировались. Вставали в пять утра, драили палубу с обычными матросами, а потом тренировки. Месяц назад "Быстрая куропатка" вошла в порт Мглистый. Мы вернулись из далекого плаванья - возили товары Страбона - рыбу и пряности. Мы продали весь товар. На пристани капитан Валдуин сдал золото под отчет таможеннику, и мы направились домой. Наш дом располагался на окраине города. По дороге капитан всегда заходил в таверну пропустить стаканчик другой. Вот и тогда он по привычке зашел туда. Мы с братом пошли домой. Уже стемнело, и на улицах города было мало народу. Вот тогда королевская стража взяла нас в плен. Они повели нас на заставу, где сидел какой-то человек в обычной одежде купца, но мы-то видели по его повадкам, что он из рыцарского сословия. Человек спросил наши имена. Мы назвались. Он покачал головой и сказал, что мы задержаны до завтра по обвинению в контрабанде пряностями. Но клянусь морским Дьяволом, капитан никогда даже в мыслях не помышлял о контрабанде. Нас кинули в темницу. А ночью к нам пришел тот самый человек, который допрашивал нас на заставе. Он сказал, что сможет нам помочь, если мы расскажем ему, где спрятан изумрудный ключ. Мы ответили, что понятия не имеем о таком, и тогда он сильно разозлился. Он стал кричать, что лично позаботиться о том, чтобы мы сгнили на каторге, что капитана повесят на ближайшем столбе. И как раз в этот миг мы услышали ужасный вопль. Кричал кто-то из охранников. Крик быстро стих. Потом раздался второй и третий. Человек обернулся и в свете луны мы увидели, как оскалился его рот. Он был нечеловеческим. Прорычав, что-то на непонятном языке он выскочил за дверь. Камера оказалась незапертой. Мы поспешили оттуда. Когда мы очутились в караульном помещении, перед нами предстала страшная картина. Все охранники были мертвы. Их изуродованные тела неподвижно лежали на полу, залитом кровью. Огромный вампир с раскинутыми крыльями готовился к прыжку на нашего тюремщика. Тот стоял чуть пригнувшись. В руке он держал длинный тонкий клинок.
  - Я лорд Йах, - сказал тот вампир. - Ты кто такой, что встал у меня на пути?
  - Я послан тем, чье имя не называют, - рыкнул ночной гость.
  Вампир первым бросился на него. Рыцарь (а это был именно рыцарь) увернулся, и произнес какое-то заклинание. Лорд Йах только рассмеялся и через мгновение он вонзил свои зубы в шею жертве. Мы с ужасом наблюдали за этим, спрятавшись за стойкой с оружием. Лорд напился крови, а потом разорвал одежду на мертвеце. Бросив тело на пол, он медленно направился в коридор, где была наша темница. Мы тогда поняли, что и он ищет нас. Потом мы сломя голову бежали, не зная даже куда. Возле дома мы увидели нескольких солдат с оружием. Они, скорее всего, поджидали капитана и нас. Нам оставалось только бежать. Мы с братом долгое время скрывались неподалеку от города. Ночевали в холодной пещере. Через три дня мы увидели большой караван с рыбой, направлявшийся в Монохорнус. Мы хорошо знали караванщика. Он-то и сообщил нам о том, что солдаты арестовали Валдуина и отправили в темницу, а утром его повесили. Еще он сказал, что в королевстве Монохорнус собирается ополчение против некромантов. Терять нам было нечего, и мы попросили караванщика взять нас с собой. Ночью на границе королевства на караван напали вампиры. Мы не успели ничего предпринять. Я с братом спал в телеге набитой чесноком и копченой рыбой. Вампиры напали очень стремительно. Они убили всех, кто ехал в обозах и стали переворачивать телеги, словно что-то искали. И тогда мы второй раз встретились лицом к лицу с Лордом Йахом. Но так как наша телега была полна чеснока, вампиры не стали ее переворачивать, а лишь несколько раз ткнули мечом в товар. Вскоре эти твари улетели. Мы выбрались из телеги и спрятались в лесу. А потом нас приютил друид Олорвиус, который живет неподалеку в лесу.
  - Его убили сегодня ночью, - раздался голос Навы.
  Все обернулись. Девушка стояла у двери. Ее волосы были распущены и ниспадали на плечи. Длинное алое платье было ей к лицу.
  - Ты давно здесь? - поинтересовался Спартак.
  - Да прилично, - ответила Нава. - Я слышала их историю. И она показалась мне очень загадочной.
  - И мне, - согласился Спартак.
  - А ты, правда, чуть не одолела лорда Йаха? - с нескрываемым уважением в голосе спросил Валфрид.
  - Не то чтобы одолела, - скромно ответила Нава, - но как видишь, мы после встречи с вампирами тоже остались живы и здоровы.
  Спартак пригласил жестом Наву присесть и плотно закрыл дверь.
  - Ты очень сильная ведьма, - добавил Смаргард. - В наших краях таких не водилось. Одни ведуньи да гадалки.
  Валфрид с грустью взглянул на новых друзей:
  - Мне очень жаль, что наше знакомство началось с известия о гибели друида. Это очень печально, ведь Олорвиус очень много знал и мог бы оказать большую помощь в том нелегком деле, которое нам предстоит. Мы с братом всего несколько дней прожили в его келье, но за это короткое время мы узнали многое и о себе и о своей миссии на этой земле.
  - Того, что произошло с Олорвиусом уже невозможно изменить, но во имя памяти о нем, мы должны исполнить предначертанное, - голос Спартака звучал очень уверенно. - Теперь мы все в сборе, как и предсказывал оракул, - начал он. - Вам известно, что мы должные сделать?
  Близнецы кивнули.
  - Друид говорил, что когда вы прибудете, мы должны отправиться в Проклятый замок.
  - Почему Проклятый? - почти в один голос спросили Спартак и Нава.
  - А вы не знаете? - удивленно воскликнули братья. - Раньше он назывался Ореховый замок и принадлежал ордену "Змеи и розы". Рыцари ордена навлекли на себя гнев королей и епископов и их предали анафеме. Многих сожгли на кострах или пытали. Капитан говорил, что рыцари ордена продали свою душу Демону.
  - Понятно, - ответил Спартак, поглядывая на Наву.
  Девушка даже глазом не повела, помня о наставлениях Милворда.
  - Хорошо, раз вы знаете о цели, надо решить, когда мы будем выступать?
  Близнецы пожали плечами.
  - Мы уже достаточно здесь прохлаждаемся. Чем быстрее, тем лучше.
  - Тогда после турнира и решим, договорились?
  - Решено, - ответили братья и улыбнулись. - Мы жутко любим всякие приключения!
  "Да, уж, - подумал Спартак. - Приключения хороши, когда о них читаешь в книгах или смотришь по телевизору, а еще лучше, когда тебе о них рассказывают на досуге или перед сном".
  Вдруг послышался звук рогов и труб.
  - Сейчас начнется турнир, - сказал Смаргард. - Идемте скорее. Король пригласил нас принять в нем участие.
  Спартак как-то без охоты поинтересовался.
  - Это обязательно?
  Близнецы посмотрели на него как на прокаженного.
  - Ты что, не хочешь принять предложение короля и отказываешься от участия?
  - Да нет, - ответил Спартак, ища глазами, куда он дел свой меч. - Просто у нас есть куда более серьезная задача, чем бравировать друг перед другом мечами или луками.
  Близнец дружно засмеялись.
  - И это говорит мечник, да еще при даме!
  Спартака это задело. Он и вправду считал подобного рода состязания пустыми. Но он не мог допустить, чтобы кто бы то ни было ставил под сомнение его мастерство владения оружием.
  - Идемте, - сказал он.
  Нава рассмеялась.
  - Ты сейчас похож на разозлившегося ребенка, - сказал она.
  - Да ладно тебе, Нава. Просто меня и вправду задела их шутка насчет мечника и дамы.
  Он кивнул в ее сторону головой. Девушка рассмеялась еще больше.
  - Пошли, и меч свой не забудь!
  Спартак вспомнил, что положил его на кровать и накрыл одеялом. Подвесив меч на пояс, они вышли во двор. Близнецы уже ждали их внизу. Смаргард держал в руке длинное копье, а Валфрид лук. Лук был сделан из нескольких кусков дерева и покрыт костными пластинами. Братья успели перевязать кисти рук кожаными ремнями.
  - Вот это по-нашему! - сказали они, увидев Спартака с мечом в руках.
  Ристалище располагалось за пределами Зеленой заставы. Туда уже тянулись толпы людей. Все были празднично одеты. Женщины с прическами аккуратно ступали по дощатой мостовой. Мужчины оживленно обсуждали правила проведения турниров, и каждый конечно критиковал их за неправильное судейство. Наша четверка быстро смешалась с толпой. Они вышли из главных ворот. Людей становилось все больше. На турнир приехали купцы из всех окрестных деревень.
  Ристалище представляло собой большой прямоугольник, обнесенный невысоким забором. Справа и слева сколотили скамейки в четыре яруса. Слева между скамьями соорудили почетный балкон для короля и гостей. Повсюду царило оживление. Галдеж не прекращался ни на секунду. Откуда ни возьмись, появились красочные шатры, где рыцари готовились к турниру. Куда ни кинь глаз - всюду развивались флаги и стяги с затейливыми рисунками родовых гербов. Тут же на кострах готовили ягнят и дичь. Чуть дальше толстый повар с огромными как у палача ручищами, крутил вертел, на котором был насажен целый вепрь. Он то и дело, доставал из противня под кабаном жир и обильно поливал им свое блюдо. Спартак и Нава словно попали на съемки исторического фильма. Они таращились по сторонам, стараясь запомнить каждую мелочь, каждую деталь, чтобы потом было что вспомнить, если конечно они останутся в живых.
  Герольд второй раз объявил о начале турнира. Снова заиграли трубы. Люди постепенно стали рассаживаться на скамьи. Ребятишки позанимали первые ярусы и старались никого не пускать. Спартак посмотрел вокруг и спросил у Валфрила.
  - А куда нам сесть?
  Тот снова разразился раскатистым смехом. Спартаку стал надоедать их юмор, но он сдерживался, потому что не знал ни обычаев, ни правил проведения турниров. Кроме того смех парня был искренним и задорным. Без капли издевки в его адрес.
  - Мы будем стоять недалеко от герольда. Когда закончится основной турнир, тот объявит о свободном состязании. Вот тогда-то мы и покажем свои умения.
  - Понятно, - коротко ответил Спартак, поправляя меч на бедре.
  Они прошли мимо ограды ристалища и оказались на небольшом пятачке, где уже толпилось несколько человек с различным оружием в руках. Близнецы с горящими глазами успевали что-то комментировать, но Спартак их не слушал. Нава шла рядом, с интересом разглядывая наряды гостей и участников.
  Третий раз прогремели фанфары. Герольд вышел вперед и объявил о начале турнира. В королевской ложе появился Милворд. Толпа радостными криками приветствовала короля. Тот подал знак и турнир начался. Сначала были конные состязания. Несколько пар рыцарей с треском ломали копья о доспехи соперников. Кто-то был выбит из седла в самом начале, кто-то держался до финальных схваток. Каждая победа вызывала рев толпы. Зрители то и дело вскакивали и восторженно кричали. Каждое падение освистывалось, и по трибунам проносился легкий смех. Спартак и Нава как зачарованнее наблюдали за происходящим на ристалище.
  После конных состязаний настала очередь рыцарских схваток на мечах. Доспехи не позволяли рыцарям легко двигаться и совершать красивые удары. Все выглядело достаточно неуклюже. Король награждал каждого победителя призом: мечом, кинжалом, кошельком или добрым вином. Через час герольд объявил о свободных состязаниях.
  - Наше черед, - сказал Смаргард, поглаживая копье.
  Участников боя на копьях было всего пятеро вместе со Смаргардом. В здешних краях мастеров этого дела было мало. Смаргард одержал безоговорочную победу. Его копье словно вихрь вертелось перед глазами противников. Парень, шутя, отбивал их атаки и так же шутя, приставлял острие к груди поверженного противника. Под восторженные крики толпы он получил из рук Милворда серебряный кубок. Вернувшись к друзьям, он похвастался призом и пожелал остальным удачи.
  Лучников было значительно больше. Валфрид оказался во втором десятке. Мишени отнесли на два десятка шагов и закрепили. После первого этапа половина участников отсеялась. Мишени отнесли еще на двадцать шагов. Валфрид стрелял практически не целясь. Его соперниками были двое молодых людей в синих камзолах и один здоровяк в зеленом плаще. Вскоре их осталось двое. Валфрид и здоровяк. Мужчина почему-то снисходительно глядел на парня, когда Мишени снова унесли еще на двадцать шагов. Валфрид встал у линии. Он выставил правую ногу немного вперед. Стрела попала точно в цель. Выстрел вызвал рев восторга на трибунах.
  Здоровяк взял свой лук. Он был больше чем лук Валфрида в два раза и, безусловно, дальность полета стрелы у него была больше. Стрела со свистом влетела в центр мишени. Герольд недоуменно посмотрел на мишень.
  - Завяжите мне глаза! - попросил Валфрид.
  - Эй, выскочка, - промолвил здоровяк. - Не много ли берешь на себя?
  Юноша перекинул косичку через плечо.
  - Если сможешь, - повтори.
  Ему завязали глаза. Повисла тишина. Валфрид натянул тетиву и выстрелил. Стрела легла точно в яблочко. Здоровяк с открытым ртом выдохнул, и... бросил свой лук на землю. Сначала он хотел сказать что-то обидное, но герольд быстро осек его, предупредив, что король не любит когда турнир превращается в потасовку. Милворд подарил лучшему стрелку позолоченный кинжал. Близнецы, словно мальчишки, осматривали свои трофеи, при этом подмигивая Спартаку и Наве.
  Настала очередь мечников. Спартак давно обратил внимание на трех молодых людей с мрачными лицами. Они стояли как-то особняком от остальных участников. Все были одеты в кожаные куртки, под куртками поблескивали кольчуги. Глаза у них были чуть раскосыми. Волосы - коротко острижены и гладко выбриты затылки. Спартак спросил у Валфрида, кто это такие?
  - О, брат, это серьезные противники. Они прибыли вчера из Камерию, это на севере. Говорят их мастерству владения мечом нет равных. Даже Самрат, воевода короля как-то сказал, что камерийца четвертый год побеждают на турнире.
  Сердце Спартака билось от волнения. Ему много раз приходилось участвовать в соревнованиях по фехтованию, но одно дело бороться за призовое место, и совершенно иное сражаться на мечах с сильным противником. Ему предстояло биться в третьей паре. Его противником был рослый юноша с жилистыми руками. Спартак надел рукавицу на руку и, оставив ножны Наве, вышел на ристалище. Герольд дал сигнал к началу схватки. По правилам турнира не допускалось пускание крови. Как только острие касалось жизненно важного органа, герольд немедленно останавливал схватку и объявлял победителя.
  Противник гадко улыбнулся. Он был выше его на целую голову. Его улыбка почему-то раззадорила парня, и Спартак решил поиграть.
  Он улыбнулся в ответ и встал в стойку "быка" - подняв меч к голове так, что гарда почти касалась уха.
  - Ты держишь меч как моя мама, - процедил противник сквозь зубы.
  Видимо, будучи уверен в своей быстро победе, он решил одним ударом выбить меч у Спартака и повалить его на землю. Но когда он сломя голову кинулся на него, Спартак сделал шаг вправо и юноша по инерции пронесся несколько метров, пока не уперся в ограждение. На трибуне раздался смех. Поняв свою оплошность, противник яростно выкрикнул ругательство в сторону трибун и снова бросился вперед. На этот раз Спартак использовал навесной удар: его руки вытянулись вперед и он с легкостью отбил тяжелый меч верзилы. Снова хохот с трибун взбесил юношу. Лицо его было красным от ярости, что какой-то недоросток играет с ним как с ребенком. Схватив меч обеими руками, он замахнулся в надежде, что Спартак не отразит его удар, но тот и не собирался его отбивать.
  Трибуны взревели от восторга. Спартак поднял правую руку с мечом вверх. Настала очередь Камерийца. Его противником был коренастый мужчина с тяжелым двуручным мечом. Камериец не стал долго возиться с ним. Через минуту мужчина, хрипя от бессилия и злости, лежал на земле. За полчаса Спартак успел одолеть трех противников, став любимчиком публики. Судя по выкрикам, Камерийцев здесь не очень то и жаловали, а может быть, толпе просто надоело, что пришлые который год подряд увозят призы за самые зрелищные состязания. Вскоре они очутилась нос к носу. Камериец был с ним примерно одного роста и сложения. В какой-то момент Спартак почувствовал, что он стал совершенно спокоен и сосредоточен. Дядя Андрей всегда учил, что эмоции будут помехой в сражении. Они некоторое время стояли друг против друга, прикидывая на глаз дистанцию. В руках Камерийца был средний клинок с гардой в виде острых шипов. Противники знали, что победа будет нелегкой. Спартак решил не менять стойку быка. Камериец с интересом наблюдал за его руками и положением ног. Наконец он сделал выпад, чтобы прощупать оборону. Спартак просчитал удар заранее, так как плечо парня начало двигаться раньше, чем его меч. Отбив нападение, Спартак переместился влево и стал атаковать. Противник легко отразил его удар. Они замерли. Силы были почти равными. Теперь настала очередь Спартака прощупать защиту Камерийца. Он выставил левую ногу вперед и вдруг перебросил меч в левую руку. Противник не ожидал такого. Спартак одинаково владел и правой и левой рукой. Молниеносный выпад и меч прошел в миллиметре от шеи Камерийца. Повисла тишина. Такого поворота никто не ожидал. Парень отскочил в сторону. Теперь Спартак увидел в его глазах недоумение. Дальше они обменялись простыми ударами. На трибунах творилось нечто невообразимое. Зрители орали вовсе глотки, стараясь поддержать Спартака. Время шло, но пока никто с уверенностью не мог сказать, кто же выйдет победителем из этой схватки. И тогда Спартак решил использовать старый прием, которому его научил дядя Андрей. Он снова поднял меч вверх над головой. Камериец теперь осторожничал, стараясь не заходить справа. Он решил выждать момент и уколоть Спартака старым приемом через руку. Но не успел. Спартак сделал ложный выпад, молниеносно выбросив меч в сторону юноши. Тот сделал движение, чтобы защититься, но это его погубило. Резким движением Спартак упал на правое колено, успев перекинуть меч в левую руку и развернув плечо в сторону противника. Секунда и верный меч остановился возле того места на груди юноши где было его сердце. Повисла тишина. Вскоре трибуны рукоплескали новому победителю. Камериец подошел вплотную к Спартаку и промолвил ледяным голосом:
  - Этот удар могли делать только еретики из ордена "Змеи и розы". Скажи кто тебя научил этому или я выдам тебя королю.
  - Будь мужчиной, - Спартак улыбнулся, - проиграл, значит проиграл. А королю можешь меня выдавать.
  Юноша отвернулся и под улюлюканье удалился с ристалища. Король объявил его победителем. Парень вернулся к своим друзьям с рогом для вина инкрустированным золотом и драгоценными камнями.
  - Вот это да! - в один голос кричали близнецы. - Когда этот Камериец вернулся, он что-то кричал своим друзьям о подлом ударе еретика. Что бы это значило?
  Спартак пожал плечами.
  - Откуда мне знать.
  - Кто научил тебя этому удару? - вдруг послышался за спиной чей-то неприятный голос.
  Спартак увидел пожилого Камерийца. Он стоял сзади и пристально смотрел на парня.
  - Перед тем как спрашивать, вежливо было бы сначала поздороваться, - сказал Валфрид.
  - А тебя эльфийская полукровка не спрашивают, - грубо ответил, мужчина криво усмехаясь.
  Близнецы побледнели, и чуть было не кинулись на обидчика. Но их опередил Спартак.
  - Ну, если без церемоний дядя то это не твое дело, а оскорблять моих друзей я тебе не позволю, несмотря на твой почтенный возраст.
  Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины. В последний момент Спартак заметил, как его рука потягалась к ножнам. Удар был такой силы, что Спартак еле отбил его. Через мгновение подбежала стража.
  - Мы еще встретимся щенок! Ты сегодня опозорил моего племянника перед этим быдлом. Я сам пущу тебя кровь!
  Камериец плюнул в его сторону и ушел. Нава подбежала к Спартаку.
  - Я испугалась за тебя, Спартак. Они были просто вне себя от злости.
  - Да, брат, - сказа Смаргард. - Нажил ты себе врага!
  - А в чем дело?
  - Это горячие парни. Они не признают поражений. И если ты одержал победу в честном бою, они непременно сделают какую-нибудь подлость.
  - Рад за вас дорогие гости! - вдруг послышался зычный голос короля Милворда. - Признаюсь, дорого бы я заплатил, чтобы вы вступили в мое ополчение.
  Все расступились перед королем. Четверка друзей радостно склонила головы.
  - Ваше величество, - сказал Смаргард. - Это честь для нас сражаться рядом с вами. Думаю, нам еще представится такая возможность.
  - Это ты верно сказал молодой человек! - согласился король.
  Он отвел сегодняшних героев в сторонку.
  - Признаюсь, я хотел вашей победы и желал ее, - сказал Милворд. - Но ваш успех это неудача ваших соперников. А они, судя по тому, что стража выпроводила с ристалища Камерийцев, не успокоятся, пока не отомстят. Моей власти хватит защищать вас здесь при свете солнца. Боюсь теперь, что я не смогу защитить вас с наступлением темноты. И вот еще, я хотел лично сделать вам этот подарок.
  Король подозвал Самрата. Он сказал два слова воеводе. Тот с поклоном удалился. Через несколько минут подошел конюший. Четверо пажей вели под уздцы четырех белых коней в дорогой упряжи и с не менее дорогими седлами. У близнецов от изумления открылись рты и так и не закрывались.
  - Это мой вам личный подарок, - улыбнулся Милворд. - Кони отличные, я сам отбираю их для моих рыцарей. Уверен, они вам сослужат хорошую службу.
  - Ваше величество, - промолвил Спартак, - Это поистине королевский подарок! Спасибо!
  - Какие кони!- воскликнула Нава, поглаживая одного по гриве.
  Близнецы низко склонили головы в знак благодарности.
  - Не стоит друзья мои, - улыбнулся Милворд. - Мы делаем одно дело, и я уверен, что именно с вашей помощью мы изгоним некромантов с наших земель!
  Король серьезно смотрел на Спартака и Наву.
  - Приглашаю вас на пир после турнира! - торжественно промолвил Милворд. - А теперь я должен идти. Еще раз благодарю вас за доставленное удовольствие.
  Когда король удалился к четверке стали подходить участники турнира и поздравлять победителей. Хлопали по плечам, говорили комплименты.
  Друзья разобрали коней и тут же вскочили в седла. Нава и Спартак хорошо держались верхом. Близнецы с детства любили пуститься рысцой, когда приходили из плаванья.
  - Как насчет пира? - спросил Спартак.
  - Мы не против! - ответили близнецы. - Тем более что король не скупится на хорошую еду.
  - Думаю, прежде чем пойти на пир, нам следует обсудить план действий как попасть в Ореховый замок, - проговорила девушка.
  - Верно, - кивнул Спартак. - Здесь есть поблизости какое-нибудь тихое место, где мы могли бы поговорить?
  - Да, возле старой переправы, - кивнул Валфрид.
  - Далеко отсюда?
  - На таких жеребцах за пять минут доскачем!
  - Тогда вперед! - скомандовал Спартак.
  Валфрид и Смаргард поскакали первыми. Кони были действительно прекрасными. Нава скакала чуть впереди Спартака, ее черные волосы развивались на ветру. В тот момент каждый чувствовал себя полностью свободным и даже счастливым, несмотря на неприятности последних дней.
  Они скакали вдоль небольшой речушки, названия которой никто не помнил. Ивы с кривыми стволами ветками лежали в воде. По берегам росли кувшинки. Стояла прекрасная погода. Именно в этот момент Спартак, Нава, Смаргард и Валфрид почувствовали что-то, что связывало их воедино. Никто пока не мог объяснить свои ощущения, но каждый думал теперь только об общем деле. Вскоре показалась старая переправа. Место было действительно тихое и живописное: в реке торчали остатки моста, от которого раньше регулярно ходил паром в соседнюю деревню. Но несколько лет назад после роспуска ордена "Змеи и розы" в деревне завелся упырь. Говорили, что в нем узнали старого колдуна, который некогда жил здесь, но он умер много лет назад. Кто-то сумел оживить его и по ночам упырь стал приходить в дома и поедать людей. Через месяц деревня опустела. Те, кто остался в живых, ушли навсегда. Лишь каменные надгробия вдоль берега реки напоминали путникам о том страшном времени.
  Вокруг росли ивы, плавали кувшинки, стрекотали кузнечики. Возле переправы рос старый ясень. Отпустив коней пожевать сочной травки, четверка друзей уселась на мосту, свесив ноги. Солнце приветливо отражалось в воде, попадая прямо в глаза.
  - Кто начнет? - спросил Спартак, поглядывая на остальных.
  - Ты мечник - значит ты главный, - спокойно ответил Валфрид. - Тебе и говорить.
  Парень не был готов к такому повороту событий, однако промолвил.
  - Скажу прямо, - начал Спартак, подперев подбородок рукой. - Я потомок рода рыцаря "Змеи и розы". Мои предки много веков верой и правдой служили Великому магистру и ордену.
  Близнецы переглянулись и даже чуть-чуть отстранились от Спартака.
  - Я считаю, что если мы начали общее дело между нами не должно быть недомолвок. Тем более что мне кажется, орден не был уж таким ужасным, каким его описывают.
  Нава одобрительно взглянула на парня.
  - Но до последнего времени я не знал об этом совершенно ничего. Но сейчас это неважно. Главное, что мы вместе и теперь должны приложить все свои силы, чтобы некроманты не получили желаемое.
   - Согласен, - сказал Смаргард.
  - Я - ведьма, - сказал Нава. - Но о своем настоящем предназначении я, как и Спартак, ничего не знала. Я жила обычной жизнью и всегда считала себя сиротой. Но совсем недавно мне сказали, что моя мать была сильной колдуньей, и больше ничего. Я оказалась здесь вместе с Спартаком, и теперь хочу принести пользу нашему общему делу.
  По лицам близнецов было заметно, что их растрогала история девушки.
  - Мы о себе уже рассказывали, - промолвил Валфрид. - Надо только добавить, что тот Камериец не зря назвал нас полукровками. Капитан говорил, что нашим отцом был эльф. Больше нам ничего не известно.
  - Раз секретов между нами больше нет, тогда настала пора обсудить наши действия.
  Спартак достал из кармана карту, подаренную бабушкой. Вся четверка расселась вокруг.
  - Судя по карте, мы должны выехать на Соленый тракт. Потом следовать до Эльфийского кряжа, он будет по правую сторону о нас. Затем мы пересечем границу Девейского королевства. Там в старом лесу располагается Ореховый замок.
  Спартак замолчал и посмотрел на остальных.
  - Когда будем выезжать? - спросил Смаргард.
  - Лучше всего завтра на рассвете, - ответил Спартак.
  - Король обещал дать хорошего проводника, - добавил Валфрид. - Дорога сейчас неспокойная, к тому же лучше ехать окольными путями, чтобы не столкнуться с некромантскими дозорами.
  - Верно, брат, - согласился Самргард. - говорят, их много на пути в Девейское королевство. А их король Эрик Рыжий служит Морлоку. Так что помощи нам ждать неоткуда.
  Они вернулись на Зеленую заставу как раз к началу пира, посвященного турниру. Спартак через воеводу попросил аудиенции у Милворда. Король пригласил их в тронный зал. Они сели за стол, и Спартак поведал об их планах. Милворд слушал внимательно, кивая головой.
  - Вы правильно решили выступать ранним утром. Насчет проводника не беспокойтесь. Я дам вам самого лучшего, - Милворд задумался. - Это будет Манург - я ему доверяю как самому себе. Кроме того он хороший воин.
  - Спасибо, ваше величество, - ответил Спартак. - Мы очень благодарны вам за прием и помощь.
  - Это я должен благодарить вас. У нас нет времени. Молрок становится сильнее с каждым днем. А наше ополчение еще слишком слабое, чтобы вступить с ним в бой. Только с вашей помощью мы сможем ослабить его и победить.
  Король оглядел каждого из присутствующих. Его глаза горели. Он пожал всей четверке руки и, попрощавшись, удалился...
  
  
  Спартак не любил просыпаться рано. Еще с детства он привык понежиться в постели перед школой почти до половины восьмого. Правда потом он словно ужаленный бегал по квартире, пытаясь одеться на ходу и позавтракать одновременно. Его разбудил стук Самрата. Воевода не знал цели этого утреннего подъема. Король сдержал свое слово, и об их выступлении из Зеленой заставы знало минимум людей. Спартак быстро оделся. Загодя им принесли добротные вещи: хорошо скроенные брюки, исподнее, рубашку расшитую орнаментами королевства Монохорнус - единорогами и диковинными птицами. Потом он надел коричневый свитер, связанный из хорошей шерсти. Поверх свитера широкий пояс, украшенный затейливой вышивкой. На стуле возле кровати лежал новый плащ, который не промокал и не пропускал холодный ветер. Сапоги были начищены и стояли в двери. Прикрепив меч к поясу, Спартак осмотрел комнату и вышел за дверь. Нава вышла следом. Девушка была одета по-мужски: брюки, рубашку с единорогами и такими же птицами, такой же свитер. Спартак с интересом посмотрел на девушку.
  - Мне кажется, что мы сейчас в подмосковном лагере толкиенистов и нам предстоит разыгрывать очередное сражение.
  Нава поинтересовалась о том кто такие толкиенисты. Спартак решил объяснить это позже. Они спустились вниз. Самрат и близнецы уже ждали их. Оба брата были одеты почти в те же самые вещи.
  - Утро ранее, но солнце скоро встанет, - торопливо промолвил Самрат. - Вы сейчас выедете из заставы и поедете прямо до большой дороги. Там начинается Соленый тракт. Возле камня-оберега вас будут ждать.
  Самрат помог Наве сесть в седло. Потом он отдал два мешка с провизией близнецам.
  - Король пожелал вам удачи и просил передать, что судьба нашего мира в ваших руках.
  Четверо всадников поклонились и пришпорили коней. Ворота заставы были отворены. Спартак ехал первым и не спешил пришпоривать коня. Когда они оказались в миле от заставы он поднял руку, и все остановились.
  - Что случилось? - спросил Валфрид, осаживая своего жеребца, который был самым резвым.
  Спартак огляделся по сторонам. Было ранее утро. Солнце вот-вот взойдет на востоке, озарив горизонт розовым светом. По бокам дороги росла облепиха, цвет которой источал необычайный аромат. Легкий ветерок теребил верхушки деревьев.
  - Я остановился чтобы сказать вам всем - мы взяли на себя ответственность дойти до Орехового замка и отыскать то, что делает Морлока сильным, - Спартак немного волновался. - С этого момента мы одно целое! Каждый должен понимать, что от того как он будет действовать зависит судьба остальных. Поэтому я клянусь - чтобы не происходило, кто бы из врагов не встал на нашем пути - всегда помогать друг другу приходить на помощь, невзирая на опасность. И если на то потребуется отдать за это свою жизнь.
  Спартак понял правую руку. Конь под ним плясал, в ожидании долгой поездки. Все остальные тоже подняли руки вверх, и произнеси слова клятвы. Через полчаса они доехали до камня-оберега. Перед всадниками простирался Соленый тракт. По словам Самрата, когда-то по этой дороге везли соль во все земли королевства. Потом дорога превратилась в тракт, по которому купцы возили товар на ярмарки и рынки всех окрестных и дальних земель. Камень был черного цвета, на его вершине было вырезано несколько рун. Всадники остановились. По тракту лениво брели обозы, везущие в полупустые города и деревни репу и вяленую рыбу. Обозы усиленно охранялись или наемниками или своими силами. Обычно купцы нанимали лихих ребят для сопровождения, правда никто не мог дать и ломаного гроша, что в следующий раз и охранники не перережут всем глотки и не заберут товар. Времена были тревожные и опасные. Торговля почти остановилась. Некроманты, контролирующие большую часть земель, обирали местных купцов. Им было совершенно наплевать на полную разруху и иногда голод в городах. Вот и сейчас обозные с опаской поглядывали на четверку всадников торчащих у камня-оберега. Кони напряженно втягивали ноздрями воздух и недовольно трясли головами.
  - Вы бы еще на тракт выехали! - раздался из темноты чей-то голос.
  Всадники увидели, как из-за камня вышел коренастый мужчина с луком через плечо. У него было бледное лицо и рыжеватая борода. Незнакомец подошел вплотную к коню и потрогал его за гриву. Конь радостно заржал.
  - Хороший подарок вам сделал Король! Я сам гнал этих красавцев из восточной части Черной гати. Там была добрая заварушка! Меня зовут Манург. Я должен буду провести вас до Орехового замка. Дорога не близкая и опасная.
  Проводник свистнул. Через мгновение из кустов показался великолепный вороной конь. Одним махом Манург прыгнул в седло.
  - Познакомимся по дороге, - промолвил он, выезжая на тракт. - Скоро рассветет.
  Пятерка всадников выехала на тракт. Спартак посмотрел на Наву и кивнул на Манурга. Та многозначительно улыбнулась. Близнецы горделиво восседали на своих скакунах.
  - К вечеру мы должны успеть добраться до придорожной харчевни, там поужинаем, отдохнем часик и двинемся снова. - Манург уверенно держал поводья. - Дальше поедем окольной дорогой. Заночуем в лесу на старой мельнице. После харчевни начнутся земли, где полным-полно нежити. Потом доберемся до Эльфиского кряжа, там есть старая заброшенная дорога, по которой эльфам везли провиант и самое лучшее вино, а они щедро платили золотом и самоцветами. Когда эльфы ушли, дорога оказалась заброшенной. Если повезет - увидим эльфийский город - Голодрим - они наложили на него заклятие и оставили город. Город невидим, но иногда в хорошую погоду, да еще в полнолуние, он словно проявляется.
  По дороге уныло плелись торговые караваны. Купцы с опаской и недоверием смотрели на всех всадников, проезжавших мимо, видя в каждом разбойника или рыскаря некромантов. Солнце уже встало. Прохладный ветерок заставил всех надеть плащи. Воздух был чист и свеж. Мимо проносились пшеничные поля. Иногда попадались засохшие виноградники. Пару раз им на пути встречался дозор рыскарей в серых плащах. Они передвигались по трое-четверо всадников, время от времени спрашивая документы или осматривая телеги купцов. Это вызывало молчаливое негодование, так как рыскари очень часто забирали часть товара себе. Но что поделать? Купцы тяжело вздыхали, прикидывая в уме, насколько они смогут поднять цену на товар, чтобы хоть как-то оправдать грабеж рыскарей на дороге.
  Только однажды разъезд рыскарей остановил наших героев. Главный дозора видимо хорошо знал Манурга, поэтому поднял правую руку вверх в знак приветствия.
  - Доброго пути тебе охотник, куда едешь и кто эти люди с тобой?
  Манург спокойно ответил на приветствие и подъехал к старшему.
  - И тебе привет, Хорт, - он тоже поднял руку. - Держим путь к Эльфийскому кряжу, это двое наследников барона Туле, - Манург указал на Спартака и Наву, а это их кузены. Дядюшка Туле скончался несколько недель назад, вот наследники хотят ознакомиться с его завещанием в родовом замке.
  Рыскарь с завистью посмотрел на проводника.
  - Видать тебе много пообещали отвалить, Манург, если ты решился сопровождать этих сопляков.
  Молодежь стала глупо улыбаться сквозь зубы, чтобы подтвердить слова Манурга.
  - А чего это у вас так много рыскарей на тракте, или случилось чего?
  Старший понизил голос до шепота.
  - Недавно двое чужеземцев ранили нашего капитана Форвоста. Он рассказал, что было двое ребят, вот их примерно возраста - парень и девушка. Они хорошо потрепали капитана. Тот приехал на заставу злой как сотня мантикор, клянусь святым Бергом! Кричал и даже помял бока одному из капралов. А потом приказал разыскать их. Вот мы и маячим по тракту целыми днями в поисках двоих чужеземцев.
  - А с чего он взял, что это чужеземцы?
  Рыскарь хлопнул себя по бедрам.
  - Ну скажи мне, Манург, кто осмелится напасть на рыскаря-капитана да еще во время того, как он собирался прикончить жеребенка единорога?
  - Это верно, Хорт, или чужеземец или сумасшедший!
  - Вот и мы так разумеем, - Хорт поджал губы и закивал, словно самому себе. - Так что на обратном пути, когда отвезешь своих наследников, заезжай к нам на заставу да напои нас хорошим вином, Манруг. А то знаем тебя, все в мошну складываешь!
  Хор заржал, словно конь. Засмеялись и двое других рыскарей. Каждый поскакал своей дорогой.
  - Это вы отделали капитана? - улыбнулся проводник, глядя на Спартака и Наву.
  - Ага - ответил парень, а Нава кивнула в знак согласия.
  - Вот это да! - воскликнули Валфрид и Смаргард. - У нас как-то один из моряков в таверне косо посмотрел на рыскаря, так тот при всех ударил беднягу топором!
  - Это верно, - согласился Манург. - Рыскари здесь вторые после Серых.
  - Кого? - переспросил Спартак.
  - Серый орден.
  - А нам о нем говорил этот предатель из "Крыла индейки", - кивнула Нава.
  - Этот предатель еще жив? - зло прошипел Манург. - Я-то думал, что его давно прирезали за наушничество некромантам.
  - Да нет, жив, живехонек, - сказал Спартак.
  В это время набежали серые тучи. Солнце скрылось и стало холодно. Из-под тучи подул ветер, заставляя всадников еще плотнее укутаться в плащи. Заморосил мелкий дождь. Нава надела капюшон, Спартак последовал ее примеру. Близнецы скакали с непокрытыми головами. Дождь был мелкий и противный.
  Вдруг Манург поднял руку. Они остановились. Впереди, справа от тракта кружилось несколько воронов.
  - Что-то неладное впереди, - промолвил Манург, выдвигаясь вперед. - Мечник, поехали со мной, а вы, - он кивнул близнецам, - оставайтесь здесь и приглядите за дамой.
  Нава обижено надула губы.
  - Я и сама в состоянии постоять за себя.
  - Извините, юная леди, - проводник наклонил голову. - Просто я думаю, вам, вряд ли понравится то, что вы можете там увидеть, клянусь водой святого источника в Баарне.
  Девушка приняла шутливое извинение. Близнецы, преисполненные гордости, что им предстоят защищать даму, стали осматриваться по сторонам.
  Спартак и Манург поехали вперед. Через триста шагов они увидели страшную картину: справа от дороги стояли две перевернутые повозки, рядом лежали два трупа мужчины и женщины. Горло бедняг перерезали от уха до уха. Но самое страшное было в том, что у жертв были отрезаны уши и носы.
  - Камерийцы, - тихо промолвил Манург. - Это их рук дело.
  Спартак вопросительно посмотрел на проводника. Его немного мутило от картины такого страшного преступления. Но парень старался и видом не показать этого. Над трупами роем кружились мухи, и, несмотря на моросящий дождь, продолжали совершать свой танец смерти над бездыханными телами.
  - Дела, - опять проговорил Манург. - Никогда раньше Камерийцы не разбойничали на тракте. У себя в горах - да, а чтобы здесь!
  Спартак вспомнил о тех Камерийцах, которые ретировались с турнира, и поведал об этом Манургу. Тот слушал внимательно.
  - Похоже, это они и были. Но что заставило их пойти на это преступление...
  Проводник оглянулся по сторонам.
  - Давай-ка лучше поедем отсюда, мертвым мы уже ничем не поможем, а если кто нас увидит здесь - проблем потом не оберешься.
  Они вернулись к остальным.
  - Объедем это жуткое место как можно быстрее.
  Спартак не стал ничего рассказывать, а Нава и близнецы, по его бледному лицу поняли, что лучше сейчас ни о чем не спрашивать. Дождь продолжал испытывать их плащи на прочность. Унылая погода навевала сон. Манург успел со всеми познакомиться и старался шутками да веселыми историями подбадривать сопровождаемых. Они ехали по узкой дороге вдоль тракта по-над высоким ольшаником. Жутко хотелось есть, но Манург настаивал только на ужине в харчевне. Всадники подтянули пояса и пришпорили коней.
  К вечеру дождь прекратился, и когда тучи разошлись, солнце уже опускалось за горизонт. Манург вывел путников на тракт. По его совам до привала осталось чуть больше часа пути. Близнецы то и дело посматривали на проводника и усиленно сглатывали слюну. Спартак и Нава тоже ужасно проголодались. Манург что-то напевал, словно не замечал укоризненных взглядов. Наконец все увидели покосившийся деревянный указатель с надписью "Харчевня - У дороги". Видимо фантазии у ее хозяина хватило только на такое лаконичное и информативное название. На указателе сидела ворона и, склонив голову набок, наблюдала за путниками. Валфрид крикнул и ворона, обижено каркая, улетела прочь.
  Когда харчевня показалась из-за поворота, все облегченно вздохнули. Манург ободряюще присвистнул, и всадники поскакали навстречу ужину и сухому столу. Харчевня была дольно большой: справа стояло несколько бочек с водой и длинная поилка для лошадей. Там же кто-то бросил охапку свежего сена. В харчевню вели высокие деревянные ступеньки с почерневшими от времени и непогоды перилами. Во всех окнах горел свет. Из трубы валил черноватый дым. Пахло едой. Судя по количеству расседланных коней, в харчевне было полно народу.
  - Куда запропастился этот несносный болван? - выругался Манруг.
  - Ой, простите, господин, - послышался из-под крыльца чей-то тонкий голосок.
  Тут же на свет божий появился чумазый мальчуган в рваных штанах, босой, с всклокоченными волосами. Он то и дело шмыгал носом, вытирая мокроту рукавом грязной рубашки.
  - Сию минуту, господин, - бубнил он, беря под уздцы коня Манурга. - Сейчас все сделаем в лучше виде!
  Мальчишка привязал коня проводника, потом взялся за остальных гостей. Он расторопно расседлал коней, причмокивая языком, от восхищения. Быстро налил воды в поилку и, пообещав хорошенько их накормить, снова скрылся под крыльцом, доставая из-за пазухи кусок черного хлеба, смоченный в гусином жиру.
  Вся пятерка вошла в харчевню почти одновременно. Дым стоял коромыслом. Все столы были заняты. Публика была совершенно разная: купцы и их сопровождающие, бродяги и нищие успевшие насобирать на выпивку и ужин, пара молодцов с огромными мускулами, по-видимому, кузнецы, несколько рыбаков с родины Валфрида и Смаргарда, остальные - без роду и племени. К гостям тут же подбежал хозяин харчевни - круглый толстячок с красными от постоянного пьянства глазами и сизым носом. Он узнал Манурга и помрачнел:
  - Если ты и сегодня не заплатишь охотник, я позову своих молодцов и они хорошенько отдубасят тебя!
  - Тише, тише, Дейл! - улыбнулся Манург. - Я принес долг и намерен сегодня оставить у тебя с моими друзьями пару золотых.
  Манург звякнул золотом, данным ему Милвордом. Услышав звон момент, хозяин переменился в лице и залебезил:
  - Ты где так долго пропадал, Манург? Мы думали, что тебя разорвал дракон или еще того хуже ты сгинул в Пустых землях...
  - Не то и не другое, - ответил мужчина. - Однако я и мои друзья очень хотим есть, а у тебя все столы заняты, или нам может поехать в "Три горностая"?
  Услышав название харчевни конкурента, Дэйл сначала заскрежетал зубами, но вспомнив о золоте, засиял:
  - Сейчас мы все устроим, господин Манург! Не извольте беспокоиться!
  Хозяин кивнул двум здоровенным малым, о которых говорят "косая сажень в плечах". Те, не особо церемонясь, подошли к одному из столов, за которым спали трое изрядно набравшихся охотников. Они подхватили их подмышки и выволокли на улицу. Бедняги ворчали что-то нечленораздельное, но их участь была предрешена.
  - Прошу за стол, гости дорогие, - Дэйл лично обмахнул стол грязной тряпкой и приветливо улыбнулся, обнажая несколько оставшихся целыми зубов. - Чего изволите?
  Манург втянул ноздрями воздух.
  - Так, старый прохвост, что там у тебя есть: давай баранину, куропаток пару, бобов, да соус не забудь свежий - нальешь старый не получишь ни монеты. Еще прихвати колбасы жаренной, мне вина, только разбавь пополам водой. Ребятам два кувшина квасу, ну и что там у тебя еще - зелени, чеснока, перцу.
  - Такое ощущение, Манург, - Дэйл удивленно вращал глазами, - словно, ты был у меня на кухне.
  Манург оскалился.
  - Ты забыл какой у меня нюх? Я вепря чую за полмили!
  Хозяин удалился. Спартак и все остальные сели за стол. Пока Манург заказывал ужин, они попеременно глотали слюнки и поглядывали друг на друга. Вскоре стол был накрыт, и несколько минут вся пятерка с урчанием поглощала еду, весело подмигивая друг другу. Наконец Манург отпил глоток вина и, вытерев о штаны жирные руки, откинулся на спинку лавки. Еда и вправду оказалась вкусной, но немного пресной. Спартак не жалел ни перца ни чеснока. Близнецы приговорили куропаток, а Нава с удовольствием полакомилась бараниной. Запив все квасом, каждый ощутил прелесть чревоугодия.
  - Пусть меня разорвут мертвецы, но сегодня повар Дэйла превзошел сам себя, - отрыгнув во всю глотку, проговорил Манург.
  Конечно, в этих местах мало что знали об этикете. Нава посмотрела на Спартака, но тот лишь пожал плечами.
  - Барашек был просто великолепным, клянусь гномьими копями.
  Близнецы довольно жмурились от кадящих светильников. Они с удовольствием ковырялись во рту костями и время от времени отрыгивали.
  - Я бы сейчас полцарства отдал за теплую постель, - сказал Валфрид. - Если бы был королем!
  За столом все рассмеялись.
  - Нет, друзья мои, через час надо выехать. Место это недоброе. Шастают всякие.
  Вдруг, словно в подтверждение его слов повисла тишина. Перестали лаять собаки и ржать кони. Два полупьяных музыканта бросили свои лютни и насторожились. Дэйл, стоявший за деревянной стойкой, дрожащими руками протирал пивные кружки.
  - Что случилось? - шепотом спросил Спартак у Манурга.
  Тот тоже насторожился и лишь втягивал ноздрями воздух.
  - Некроманты, - тихо промолвил он. - Будь они неладны.
  Раздались тяжелые шаги. Дверь отворилась, и на пороге показался рыцарь в черных доспехах. Это был высокий мужчина с мертвенно бледным лицом. Его длинный меч почти волочился по полу. В нем было почти два метра росту. Длинные черные волосы опускались на плечи. Из глаз рыцаря словно смотрела сама Тьма.
  - Серый орден, - прошептал Манург. - Вот это да. Кому расскажешь - не поверят. Рыцарь Серого ордена в харчевне "У дороги".
  Некромант, звеня шпорами, подошел к стойке, за которой стоял полуживой Дэйл. Он положил тяжелые руки в железных перчатках на стойку. Спартак чувствовал, как каждый находящийся в харчевне трясется от страха.
  - Мой господин ищет четырех всадников, смертный, - просипел некромант.
  От его голоса мурашки побежали по телу.
  - Господин, у меня в харчевне всегда полно народу, приезжают и по четверо и по трое, - заикаясь промолвил Дэйл.
  Рыцарь ударил кулаком по столешнице, и та раскололась пополам. От удара такой силы человек бы умер на месте.
  - Я не давал тебе слова, червь, среди них будет молодая девка - ведьма. У нее черные длинные волосы. Как только они появятся здесь - ты сообщишь рыскарям. Если не сделаешь этого, я лично скормлю твои потроха и твоей семьи вивернам.
  Спартак и все остальные прекрасно слышали слова некроманта. Нава вжала голову в плечи, натянув на глаза капюшон. Близнецы уже держали под столом обнаженные кинжалы. Спартак медленно вынимал меч. Манург отрицательно замотал головой. Некромант обвел взглядом посетителей. Почти все опустили головы, уткнувшись в пол. Рыцарь медленно развернулся и направился к выходу.
  Несколько минут в харчевне царила гробовая тишина. Те, кто был мертвецки пьян, мгновенно протрезвели и ошалелыми глазами смотрели по сторонам. Дэйл переводил взгляд со стойки на посетителей и обратно. Никто не мог проронить ни слова.
  - Кажется нам пора, - сказал Манург через некоторое время.
  Он встал и подошел к хозяину.
  - Сколько я должен тебе? - спросил он в гробовой тишине.
  Тот немного пришел в себя и ответил:
  - Три золотых.
  Проводник отсчитал монеты. Они со звоном покатились по разбитой стойке. Дэйл дрожащей рукой взял деньги. Они вышли на улицу. По небу с большой скоростью проносились черные тучи. Поднялся холодный ветер. Мальчишка сдержал слово. Кони были напоены и накормлены. А сам он, свернувшись калачиком, сидел под крыльцом и трясся от страха. Манург кинул ему монету. Мальчик схватил деньги.
  - Куда уехал некромант? - тихо спросил Спартак, нагнувшись к парню.
  Тот испуганно моргал глазами, но ничего ответить не мог.
  - Он не скажет, - пояснил Манург. - Слишком напуган.
  Они сели в седла. Собаки снова подали свои голоса. Дорогу немного развезло. Дождь прекратился.
  - Придется тебя молодая леди подстричь, - предложил Манург. - А то слишком приметы сходятся.
  Нава с сожалением посмотрела на свои волосы, выбивающиеся из-под капюшона.
  - Через пару часов будем в лесу, там, на ночлеге и подстрижем.
  Они ехали по безлюдной дороге. В это время мало кто отчаивался на поездку. Кони несли их к ночному лесу. Через два часа тракт сворачивал влево, а Манург повернул своего скакуна вправо. Грязь комками вылетела из-под копыт добрых коней. Вот впереди показался черный силуэт Высокого леса. Так его прозвали за столетние сосны в обилии росшие здесь. Дорога стала совсем узкой. Манург поехал первым. Он хорошо знал здешние места, где уже давно никто не бывал. Когда всадники пересекли границу леса, стало совсем темно. Изредка им освещал дорогу свет луны, пробивающийся из-под облаков. Теперь они ехали медленно. Манург то и дело останавливался и прислушивался. Вдалеке ухал филин, вылетевший на ночную охоту. Иногда слышался волчий вой. Последним ехал Смаргард. Парень постоянно оглядывался на всякий случай, держа в правой руке кинжал. Через некоторое время на пути им стали попадаться обгоревшие деревья.
  - Прошлой осенью здесь был сильный пожар, - пояснил Манург.
  Он снова остановился.
  - Здесь уже неподалеку будет заброшенная мельница. Там переночуем.
  Через четверть часа послышался шум лесной речушки. Тропинка, по которой они ехали все больше и больше сужалась. Наконец все увидели силуэт мельницы. В темноте ее очертания выглядели зловеще. Вода в речке, протекающей мимо, казалась совсем черной. Мельничное колесо со скрипом продолжало крутиться. Всадники остановились у маленького каменного мостика, ведущего к мельнице. Манург достал из мешка палку и кусок пакли. Быстро соорудив факел, он вынул из того же мешка бутылку и брызнул несколько капель. Огонь вспыхнул немедленно и очень ярко. Ребята зажмурили на мгновение глаза.
  - Валфрид, пойдем со мной, а вы подождите, - сказал Манург.
  Через несколько минут дверь отворилась.
  - Все спокойно, заходите, - промолвил проводник.
  Внутри все было в запустении. В нескольких местах крыша прохудилась, и вода большими лужами стояла на полу. Манург нашел два старых фонаря и зажег их. Стало немного уютнее. Повсюду валялись старые холщевые мешки. Комната мельника оказалось сухой и просторной. Ребята быстро наносили сена для ночлега. Манург тем временем покопавшись в своем волшебном мешке, вынул ножницы.
  - Такими ножницами баранов стричь, - пошутила Нава.
  - Верно, я раньше и стриг, - серьезно ответил Манург, без тени шутки на лице.
  - Вот это меня и пугает, - вздохнула девушка.
  Однако спорить не было ни сил, ни времени. Нава послушно села на предложенную ей табуретку. Манург по-хозяйски обошел ее со всех сторон и сказал:
  - Ну, что, приступим!
  Через пятнадцать минут перед ребятами предстала Нава с коротко остриженными волосами. Теперь она больше походила на мальчика. Манург стоял рядом и, цокая языком, не переставал хвалить себя.
  - За такую стрижку в Эндоморе можно получить неплохие деньги.
  - Какой ужас! - воскликнула девушка, глядясь в осколок зеркала, который нашел Спартак. - Я похожа на черт знает что!
  - Зато теперь в этой одежде тебе ни за что не примут за девушку,- сказал Спартак.
  - Это комплимент или ты обидеть меня хочешь? - все-таки улыбнулась Нава, убирая зеркало.
  - Конечно комплимент!
  - Ладно, хватит на сегодня разговоров, надо ложиться! Вставать уже сегодня, - сказал Манург. - Предлагаю выставить постового. Первым будет Смаргард, потом Спартак, затем Валфрид, ну а я заступлю под утро в самый сон.
  Сказав это, Манург первым подал пример и лег в ароматное сено. Все последовали его примеру. Наве приготовили почти настоящую постель - ребята положили на сено свои плащи, вывернув их с сухой стороны. Девушка легла. Смаргард беспрекословно остался бодрствовать. Он подпер дверь в комнату деревянным стулом, а сам уселся неподалеку и стал тихонько водить по правильному камню кинжалом.
  Ночь прошла спокойно. Когда дежурил Спартак, в лесу послышались какие-то звуки, но потом все стихло. Манург разбудил всех в шесть часов утра.
  - Вставайте лежебоки! Хватит бока наминать, пора в дорогу!
  Все с неохотой открыли глаза и начали зевать. Небо было затянуто тучами и в этот момент не хотелось никуда идти или ехать. Даже мрачная старая мельница сошла бы для долгого сна. Но никто не ныл. Все умылись прямо в речке. Вода была прохладной и сон как рукой сняло. Утром мельница уже не казалась такой унылой как ночью. Нава быстро приготовила завтрак из продуктов собранных на Зеленой заставе. Все быстро поели. Манург первым направился к коням, позвав с собой Валфрида. Они проверили упряжь и седла.
  - Можно выступать, - сказал он.
  Отдохнувшие за ночь кони бодро скакали по лесной дороге. У Спартака и Навы с непривычки от вчерашней долгой езды болела спина, но сейчас на это никто не обращал внимание.
  - До Эльфийского кряжа мы доберемся только ночью, - сказал Манург, - и то, если дорога будет спокойной. Часа через четыре привал и обед.
  Сказав это, проводник поехал немного впереди. В лесу пахло хвоей. От ее запаха голова шла кругом. Непривычные к такому Спартак и Нава не могли напиться свежего воздуха. Опавшая хвоя под копытами коней с тихим хрустом ломалась. Манург почему-то был невесел. Он снова стал останавливаться и прислушиваться к звукам утреннего леса. Но ничего подозрительного не происходило.
  Обед был быстрым, как и завтрак. Нава по-женски аккуратно разрезала мясо и овощи. Хлеб резал Спартак, помогая девушке. Манург ел молча, изредка переставая жевать, оглядываясь по сторонам.
  - Что-то не так? - спросил Спартак, протягивая хлеб и мясо проводнику.
  - Не знаю, - покачал головой тот. - Просто с момента, когда мы покинули мельницу, мне кажется, что за нами кто-то следит.
  - Надо быть настороже, - сказал Спартак.
  Близнецы кивнули головами, продолжая жевать.
   - Так, привал закончен, в путь!
  Манург встал с поваленного дерева, которое послужило всем и скамьей и столом. Снова в путь. Не успев отъехать и на полмили, Манург вдруг резко остановился и поднял руку вверх. Все остановились.
  - Слезайте с коней, быстро, - скомандовал он.
  Друзья покинули седла и тихо подошли к Манургу.
  - Отведем коней в ложбину, - продолжал он. - Что-то неладное вокруг происходит.
  Они спешно спустились в небольшую ложбину и, привязав коней, стали ждать. Через полчаса послышались какие-то подозрительные звуки. Манург стал ползком подниматься по ложбине. За ним последовали остальные. Спартак полз первым, иногда успевая подавать руку Наве. Иголки то и дело впивались в ладони, не давая ползти быстрее. Вскоре они спряталась под раскидистым кустом черемухи. Манург смотрел куда-то в лес. Остальные тоже таращились туда, ровным образом ничего не видя.
  Однако вскоре стал слышен стук копыт. Через мгновение на дороге показался первый рыцарь. Это был некромант из Серого ордена. За ним ехало еще трое, в таких же черных доспехах и серых плащах на огромных плечах. Рыцари ехали не спеша, и вот почему: следом за ними шло несколько тварей напоминавших что-то среднее между крокодилом, только раза в три-четыре больше, но с головой птицы с огромным клювом. Ног у них было шесть каждая, из которых была увенчана пятью пальцами с ужасными длинными когтями. Глаза тварей были почему-то перевязаны. Справа и слева их подгоняли некие существа, походившие на зомби. Вид у них был такой, словно их вчера подняли из могилы. По-видимому, рыцарей не очень то и заботила скорость, с которой передвигались эти твари.
  - Василиски, - прошептали близнецы.
  - Они самые, клянусь утробой святого Ома, - прошептал Манург.
  Спартак и Нава заворожено наблюдали за процессией. Следом за василисками шли не менее уродливые существа - они были значительно выше василисков и шагали на двух конечностях, напоминая немного велоцерапторов из фильма "Парк Юрского периода", правда хвосты чудищ были длинные и заканчивались острым шипом. На длиннющей шее располагалась маленькая головка с двумя рядами острых зубов.
  - Виверны, - промолвил Манург.
  Близнецы моментально схватили свои кресты в правую руку и зажмурили глаза. Вивернов было порядка двадцати особей. Процессию замыкало еще двое некромантов. Сводила с ума тишина, с которой эта кавалькада шла по лесу. Словно они были ведомы чьей-то злой волей, которая мысленно отдавала им приказы.
  Когда процессия скрылась среди деревьев, путники спустились к коням. Манург вытер пот со лба.
  - Слава эльфийским святым, ветер был в нашу сторону. Если бы василиски нас почуяли - все - конец!
  Его речь была настолько простой и понятной, что никто не усомнился в том, что они только что были на волосок от смерти.
  - Странно, - продолжал следопыт. - Я первый раз вижу, чтобы некроманты передвигались этой дорогой. Они всегда пользуются трактом. Там и дорога лучше и все боятся! А здесь? Да еще и с василисками и вивернами!
  Он вытер рукой струящийся по лицу пот.
  - Не к добру это.
  - А куда они могут идти этой дорогой? - Спросил Спартак.
  - В том то и дело, что никуда, - ответил Манург. - Это мы идем в Ореховый замок окольными путями. А они? Здесь кроме топей Эльфийского кряжа, который сейчас не перейти из-за прошлогоднего снега, да забытых эльфийских городов - идти некуда.
  - Но куда-то они все-таки шли, - настаивал Спартак.
  - Предлагаю это не проверять, у нас есть своя задача, которую надо выполнить, - отрезал Манург. - Не хватало нам еще следить за Серыми. Не ровен час они нас выследят.
  Манург не казался трусом, но сейчас в его глазах промелькнул страх. Спартак пожал плечами и пробурчал что-то нечленораздельное.
  - Придется свернуть на другую дорогу, - продолжал следопыт. - Хоть сделаем крюк, но будет спокойнее.
  Они снова были в седлах. После процессии некромантов в воздухе стоял неприятный запах. Словно кто-то варил гнилые яблоки.
  - Так воняют василиски, - пояснил Манург.
  Он свернул немного влево. Тропинки не было видно вовсе, но следопыт ориентировался сам по каким-то особым приметам. Через некоторое время они оказались на большой поляне. Это была какая-то деревня, давно брошенная людьми. Полуразрушенные дома с покосившимися крышами равнодушно смотрели на путников пустыми глазницами разбитых окон. Трава была повсюду, проникая через заборы и окна в дома и оплетая все на своем пути.
  Манург снова остановился. Он спрыгнул с коня и достал меч. Все кроме Навы последовали его примеру. Валфрдид положил стрелу на тетиву, а Смаргард перехватил копье.
  Манург шел медленно.
  - Здесь кто-то прячется, - сказал он. Указывая головой в сторону полуразвалившегося колодца. - Я видел там какое-то движение.
  Они пошли осторожнее. Действительно, рядом с колодцем кто-то прятался. Мелькнули седые волосы и истлевшая одежда.
  - Стой, если тебе дорога жизнь!- крикнул Манург.
  Движение прекратилась. Они подошли вплотную к колодцу. В траве лежало существо, отдаленно напоминавшее человека. Спартак еле угадал старуху, восставшую из могилы. Серый череп, покрытый истлевшей кожей, седые волосы, у живого трупа не было левой ноги. Существо лежало в траве и издавало жалобные звуки. Увидев ее, Нава вскрикнула от ужаса, прикрыв рот руками.
  - Убейте меня, - послышался жалобный стон старухи. - Убейте меня.
  Манург приказал Наве и Смаргарду отойти.
  - Кто ты? - спросил он.
  Существо жалобно заскулило.
  - Я Дита, я жила в этой деревне сто лет назад.
  - Что случилось с тобой? - спросил Спартак, с отвращением глядя на мертвеца.
  Дита застонала.
  - Колдун! Он оживил меня!
  Манург посмотрел на Спартака и Валфрилда.
  - Какой колдун?
  Старуха снова застонала.
  - Сильный! Он не отсюда. Он сам Демон Кха!
  Старуха забилась в конвульсиях.
  - Зачем он оживил тебя, Дита? - продолжал Спартак.
  - Колдун искал старую дорогу.
  - Дорогу куда?
  - Он приказал мне молчать.
  Манург побледнел и сказал:
  - Если ты не скажешь, мы уедем! Немедленно!
  Жалобно заскулив, старуха продолжала.
  - Дорогу построили старые люди, их уже нет давно, очень давно.
  - Куда ведет дорога? - повторил Спартак свой вопрос.
  - Она ведет к дому мертвого Бога.
  - И где она?
  Умертвия затряслась в конвульсиях.
  - Только Дита знала туда дорогу и была там!
  - Где эта дорога?! - закричал Спартак.
  Вдруг старуха вся затряслась, а потом вмиг рассыпалась на глазах изумленных путников....
  - Вот это да! - многозначительно промолвил Манург. - Какие дела творятся!
  Они вернулись к остальным. Спартак рассказал Манургу о секте, которая оживляла мертвецов и о том, как орден выслеживал ее членов по всем королевствам. Следопыт кивал головой.
  - Да, я тоже слышал от стариков о них. Но они говорили, что их всех переловили и сожгли как еретиков.
  - Значит, не всех переловили, - сказала Нава.
  Они поведали историю о том, что случилось с ними ночью в доме Клэр.
  - Дела... - промолвил Манург.
  - О какой старой дороге и доме мертвого Бога говорила старуха?- спросил Валфрид.
  - Здесь в этих лесах, еще до эльфов жили люди, - ответил Манург. - В преданиях говорится, что они были жестоки и сильны. Они поклонялись одному богу, и называли его мертвым богом - Демоном Кха. Я раньше часто встречал в лесу развалины их деревень. Иногда попадались высокие черные камни с большими дырами в центре, говорят, старые люди поклонялись этим камням. Но потом что-то случилось и в одночасье они исчезли. То ли эльфы их прогнали, то ли еще что-то. А камни остались.
  - А как бы посмотреть на эти камни? - вдруг спросила Нава.
  - А зачем тебе это? - поинтересовался Манург.
  - Я что-то чувствую, но пока не могу сказать что.
  Спартак кивнул в знак согласия.
  - Она права, может быть, здесь кроется какая-то загадка, которая связана с Морлоком? У меня самого такое ощущение, что кто-то идет параллельно с нами. И этот кто-то оживляет мертвецов, словно хочет что-то разыскать или выведать.
  - Они ищут следы старого народа, - вдруг промолвила Нава. - Я пока не знаю, связано ли это с Морлоком или нет. Помнишь, как трактирщик говорил нам о том, что Морлок где-то строит большой храм мертвым Богам и туда сгоняют людей? И именно на том месте, где раньше было капище старого народа?
  - Конечно помню, - согласился Спартак. - Я слышал еще, что Морлок очень торопится и у него мало времени.
  Манург слушал с интересом, потом сказал:
  - Хорошо, здесь неподалеку я помню, стоял такой камень.
  Всадники покинули заброшенную деревню и снова оказались на лесной тропинке. Манург пристально вглядывался в чащу, вспоминая дорогу. Снова выглянуло солнце. Капли дождя на траве переливались всеми цветами радуги. Они ехали около часа, прежде чем Манург свернул немного вправо у большого раскидистого дуба. Вскоре они оказались на небольшой полянке. Вокруг росли искореженные деревья. Чья-то злая сила их словно скрутила в причудливые формы. В центре поляны возвышался черный камень. Похоже, это был кусок черного базальта тоны четыре-пять весом. Камень был заострен кверху, а примерно в центре зияло черное отверстие сантиметров сорок в диаметре. Манург стал внимательно осматривать траву. Все спешились и следили за проводником.
  - Здесь недавно кто-то был, - сказал он. - Я вижу следы от подков.
  Манург присмотрелся внимательно.
  - Странно, - промолвил он.
  - Что странно? - переспросил Спартак.
  - Так раньше подковывали коней рыцари ордена "Змеи и розы".
  - И что это значит?
  Следопыт почесал затылок.
  - Надо быть полным сумасшедшим, чтобы разъезжать на таком коне по дорогам и лесам. Тебя непременно вычислят рыскари и схватят.
  - Значит, этот кто-то не боится, что его схватят, - сказал Нава, подходя к камню.
  Девушка шла медленно, словно какая-то сила не подпускала ее ближе. Подойдя вплотную, Нава медленно подняла правую руку и положила ее на камень. Какое-то время она молча стояла, закрыв глаза, только слегка покачиваясь из стороны в сторону. Потом вдруг вскрикнула и упала без чувств. Все подбежали к ней. Манург поднял ее на руки и отнес подальше от камня. Спартак взял бутыль с водой и слегка окропил бледное словно мрамор лицо девушки. Она открыла глаза и обвела удивленным взглядом склонившихся над ней друзей.
  - Что произошло?- слабым голосом спросила она.
  - Ты не помнишь? - тихо поинтересовался Спартак.
  - Нет.
  - Ты стояла вон у того камня, а потом потеряла сознание. Ты что-то видела? - Спартак дал девушке глоток свежей воды.
  Они присела на траву. По лицу Навы было видно, что она старается что-то вспомнить, но у нее это плохо получается. Отдохнув минут пять, девушка тихо промолвила:
  - Я видела высокого человека на черном коне. У него не было лица! Он был здесь несколько дней назад и ..., - Нава поморщилась. - Он взял воду.
  - Воду?! - в один голос воскликнули все.
  - Да, в этом отверстии на камне скопилась вода. Человек взял ее примерно бутыль и уехал. Но он выронил что-то здесь и потом вернулся.
  - А что он выронил? - голос Спартака перешел на шепот.
  Нава встала, и ее слегка качнуло, но Манург успел поддержать девушку. Она снова пошла к камню, несмотря на протесты друзей. Нава несколько раз обошла его, потом резко развернулась и подошла к скрюченной березе. Девушка нагнулась к траве и стала водить руками. Вдруг она подняла небольшую каменную статуэтку.
  - Вот, что он потерял, а потом возвращался и долго искал.
  Спартак взял ее в руки и внимательно осмотрел. Статуэтка была из такого же черного базальта. Она изображала какое-то чудовище. Тот, кто ее делал, наверняка был великим мастером: мельчайшие детали были вырезаны очень искусно. Чудовище имело тело змеи и несколько голов со щупальцами на каждой голове. Базальт был очень гладким, словно статуэтку постоянно держали в руках. Спартак первым взял находку и, покидав из руки в руку, передал остальным. Манург долго крутил ее, но ничего не сказал.
  - Хорошо, друзья мои нам пора! Думаю до темноты уже успеем к подножию Эльфийского кряжа. Здесь кстати неподалеку еще есть камни.
  - Если будет время, давайте остановимся у других камней, - попросила Нава.
  - Ничего не могу обещать, - ответил следопыт. - И так очень много времени потеряли.
  Они снова двинулись в путь. Статуэтку Нава спрятала в свой мешок. Манург, желая наверстать время, то и дело пускал в ход шпоры. Они проехали мимо небольшой речушки. Вода в ней была кристально чистой. Дальше лес немного стал реже. Тропинка снова расширилась.
  - Вон еще одно место! - промолвил Манург.
  Они увидели уже заметные покореженные березы и сосны. Нава уговорила проводника на мгновение задержаться. Тот поворчал, но остановил коня. Они быстро спешились и пошли к поляне.
  - Вот это да! - воскликнул Манург. - Камня-то нет!
  Действительно в центре поляны зияла яма глубиной метра три. Камень словно вырывали из земли. Вся поляна была изрыта и истоптана человеческими следами и лапами невиданных существ. Тут же валялись куски веревок и волокуши.
  - Я повел вас объездной дорогой, надеясь, что мы никого здесь не встретим, - промолвил Манург. - А теперь я вижу, что лес оживился. Здесь кто-то хозяйничает, как видно, выполняя чью-то волю.
  Они не стали здесь долго задерживаться. Солнце уже пошло к закату, а дорога предстояла довольно долгая. Пока они добрались до Эльфийского кряжа, Манург еще дважды останавливался у мест, где раньше находились черные камни, но и там их выкопали и увезли.
  Эльфийский кряж показался совсем неожиданно. Они выехали к высокому обрыву. Речка мимо которой они проскакали, превратилась в водопад. Вода летела вниз с высоты примерно в пятьсот футов. За обрывом виднелась Зеленая долина. Долину пересекала тонкая нить реки. А за долиной возвышались величавые горы Эльфийского кряжа. Белые шапки на вершинах сверкали в лучах заходящего солнца. Серые тучи задевали вершины, словно хотели обнять холодный камень.
  Манург начал спуск к долине. Кони осторожно шли по почти невидимой тропинке в скале. Камни то и дело с шумом падали в воду. Нава старалась не смотреть вниз. Остальные старались поддержать девушку после того случая на поляне. Она до сих пор была очень бледной и постоянно пила воду.
  - Сейчас спустимся вниз, попоим коней и передохнем - сказал Манург голосом немного обреченным.
  Он понимал, что они все равно не успевают дойти до кряжа. Поэтому сейчас гнать лошадей нет смысла. Спуск занял примерно полчаса. Вскоре кони с наслаждением пили воду из речки, опустив головы и дергая ушами.
  - У предгорья будет прохладнее, - сказал Манург. - Надо немного утеплиться.
  Все достали из своих мешков свитера, которые сняли вчера из-за дневного солнца. Следом показались плащи. Наконец кони напились. Подождав еще немного. Путники вновь продолжили свое путешествие. Они переехали через речку и выехали к небольшим вязам, росшим на берегу.
  - Смотрите в оба, Дольный лес и раньше снискал себе славу неспокойного, а теперь и подавно, - сказа Манург.
  Дорога к лесу шла через долину и была хорошо утоптанной. Солнце клонилось к закату. Розовый свет разливался по опушке, отражаясь в лужах после дождя. Но темнота пришла быстрее, чем ожидал Манург. Они остановились у небольшой прогалины.
  - Придется заночевать здесь, - сказал следопыт, - через полчаса вообще ничего не будет видно. Сегодня новая луна.
  Спартак и близнецы занялись костром. Манург обошел прогалины, внимательно рассматривая землю и траву. Как только солнце ушло за горизонт, он вернулся.
  - Вроде никого, - сказал он, присаживаясь к костру.
  Ребята уже успели повесить котелок и начали варить похлебку. Пахло костром и вареным мясом. Первой бульон налили Наве. Девушка с жадность стала пить из деревянной чашки, иногда останавливаясь, чтобы сделать глубокий вдох.
  - Ты не спеши, - промолвил Спартак.
  Вдруг в лесу раздался рев какого-то животного. Манург с Спартаком быстро залили костер водой. Рев повторился снова, потом послышался звук рога. Звук был сильный и пугающий.
  - Умертвия, - шепнул Манург.
  Они быстро взяли лошадей, и ушли с поляны. Здесь слишком сильно пахло дымом и едой. Манург повел всех подальше от их стоянки. Они привязали коней, а сами подкрались к краю дороги. Когда в темноте они увидели свет нескольких факелов, то пригнули головы в высокую траву. На дороге показались трое всадников. Это были некроманты, за ними тяжело шагая и мотая головами, шли два огромных зверя, напоминавших бегемотов, но только покрытых густой темной шерстью. Животные с неохотой тащили большую повозку, на которой лежал черный камень! Когда вся процессия исчезла из виду, путники решили не оставаться в здешних местах.
  Наскоро перекусив успевшей остыть похлебкой, они снова оказались в седлах. По словам следопыта до кряжа они доберутся только к утру. Ехали молча, прислушиваясь к каждому шороху и подозрительному звуку.
  Мантикора выскочила на дорогу совершенно неожиданно. Спартак успел увидеть огромную голову, напоминавшую человеческую. Мантикора была ростом с большого буйвола. Шипастый хвост то и дело бил чудовище по бокам.
  - Тихо, - сказал Манург, осаживая лошадь.
  Зверь стоял неподвижно. До всадников оставалось каких-то несколько ярдов. Позади мантикоры появился силуэт Букса. Лич был не один. Рядом стояли трое вампиров вместе с Йахом. Дорога была слишком узкой, чтобы развернуться или броситься в атаку.
  - Эй, следопыт, - послышался голос Букса. - Если ты успеешь сбежать, мы тебя не тронем. Нам нужные эти четверо!
  Лич стал медленно подходить к всадникам. Мантикора тоже начала движение. Вампиры раскрыли крылья и чуть присели готовые вот-вот взлететь вверх.
  - Скачите обратно до опушки, там свернете вправо и проедете немного. Увидите старую колокольню, от нее есть тропинка, правда придется сделать крюк, но до кряжа доберетесь, если никуда не будете сворачивать, - Манург говорил быстро, шаря у себя по карманам. - Дальше вдоль реки по старой Эльфийской дороге, а там по вашей карте.
  - Мы не оставим тебя, - твердо сказал Спартак.
  - Я сказал вам, быстро я их постараюсь задержать. Так все сгинем.
  Манург наконец достал из кармана маленькую бутылочку и швырнул ее в сторону мантикоры. Вспыхнула яркая синяя вспышка. В воздухе запахло серой и еще чем-то. Мантикора и Йах замерли на мгновение.
  - Бегите!
  Четверка развернулась и, пришпорив, коней, бросилась обратно по дороге. Спартак скакал первым, за ним Нава и близнецы. Ветки то и дело хлестали их по лицу. Вдруг они услышали ужасный рев, а затем крик. Потом все стихло.
  Когда они снова оказались на опушке, Спартак остановился.
  - Сюда, - сказал он, сворачивая вправо.
  - Надо вернуться, - сказал Валфрид.
  - Верно, мы не должны были его оставлять, - поддержал его брат.
  Спартак резко развернул коня и подъехал к близнецам:
  - Вы думаете, я струсил и сбежал? - сквозь зубы процедил Спартак. - Если хотите, давайте вернемся, и тогда погибнем все, так и не добравшись даже до Орехового замка.
  Он обвел взглядом остальных. Никто не проронил ни слова.
  - Если бы у нас был хоть один шанс одолеть этих тварей в лесу, я первым бы бросился в драку, но я знаю, что этого шанса не было. Мы еще не готовы к схватке, а приносить бесполезные жертвы не стоит. Я не первый раз встречаюсь с этими тварями, - промолвил Спартак. - Они охотятся на нас, потому что знают, что только мы сможем противостоять силе Морлока и его армии! У нас особая миссия и мы должны любой ценой ее выполнить! Если кто не согласен со мной пусть скажет мне это в глаза.
  Тишина была красноречивее слов.
  - Тогда вперед!
  Вскоре из темноты показался остов старой колокольни. Четверка свернула вправо и скрылась в черном зеве ночного леса...
  
  
  Они скакали весь остаток ночи. По лицу Навы текли слезы. Девушка старалась не показать, что она плачет. Лица у всех были мрачные и уставшие. Поваленное дерево впереди заставило всадников остановиться.
  - Осторожно это может быть засада, - сказал Спартак, доставая меч.
  Словно в подтверждение его слов, всадников тут же окружили высокие люди с большими луками в руках.
  - Оставьте оружие, - послышался чей-то властный голос, - еще одно движение и мы убьем вас, клянусь головой дракона!
  Спартак кивнул остальным.
  - Оставьте седла и следуйте за нами, - произнес тот же голос.
  Они спешились. Двое мужчин в капюшонах отобрали у друзей оружие. Было настолько темно, что Спартак лишь угадывал силуэты, а люди в капюшонах, похоже, прекрасно видели в темноте.
  Их коней взяли под уздцы и всех повели вглубь леса. Наши герои шли, с трудом ступая в темноте, то и дело, подворачивая ноги, что вызывало смех у их стражей. Вскоре среди деревьев забрезжил голубоватый свет. На поляне, куда они вышли, горел костер. Однако свет пламени был необычного голубого цвета. Искры поднимались высоко вверх, освещая поляну. Возле костра на бревне сидело несколько мужчин. Они пили вино и о чем-то весело переговаривались. Когда показался их дозор, смех прекратился.
  - Кого привел, Дрейм?
  - Кажется это шпионы некромантов, ваше высочество!
  Повисла тишина. Мужчины опустили капюшоны.
  - Эльфы, - прошептал Смаргард.
  - Точно, брат, эльфы, откуда они здесь? Столько лет прошло, как они ушли за море, а теперь вновь объявились.
  - Ты прав шпион, - вдруг раздался голос Дрейма. - Мы - эльфы. И находимся в своих владениях по праву. А вот кто вы, мы знаем.
  Четверка друзей стояла со связанными руками перед костром. Тот, кого Дрем называл принцем, сидел у костра. У него были длинные волосы, зачесанные назад, чистое лицо, немного вытянутый подбородок. В руке он, держа серебряный кубок с вином.
  - Смотрите, государь! - вдруг вскрикнул Дрейм. - У них знак Рода!
  Эльф увидел у близнецов их амулеты-кресты в треугольнике. Принц тут же встал и подошел к друзьям. Он внимательно посмотрел на близнецов. Потом столь же внимательно осмотрел их амулеты.
  - Откуда это у вас? - тихим голосом спросил он.
  Смаргард гордо поднял голову и ответил.
  - Кто ты такой чтобы мы откровенничали с тобой?
  Дрейм вынул кинжал и прошептал:
  - Я научу тебя, щенок разговаривать с принцем.
  Но тот, кого он называл принцем, покачал головой и жестом остановил Дрейма.
  - Меня зовут принц Ариан. Я сын короля эльфов, кто вы такие и откуда у вас знаки королевского рода?
  Валфрил выступил вперед:
  - Мое имя Валфрид, а это мой брат Смаргард - эти знаки у нас с рождения. Родом мы из Акватории, нашим отцом и воспитателем был достопочтенный капитан Валдуин. Что ты еще хочешь знать?
  Принц приказал развязать всем руки и пригласил их к огню.
  - Амулеты, которые вы носите, называются - знак Рода. И принадлежать они могут только наследникам королевского рода эльфов. Поэтому я и спросил, откуда они у вас, и если не хотите, можете не отвечать.
  Ариан внимательно осмотрел близнецов.
  - Что вы делаете в Дольном лесу? - спросил принц.
  - Мы сопровождаем наследников барона Туле, который умер несколько недель назад и собирает наследников, - сказал Валфрид.
  Дрейм громко рассмеялся.
  - Ты что, нам хочешь сказать, что эти двое, - он кивнул на Спартака и Наву, - молодые баронеты? Барон Туле скончался два года назад и единственным его наследником стал его верный конь, которому он завещал свой замок и три сотни крестьян!
  В воздухе повисла тишина.
  - Что ты скажешь на это? - спросил принц.
  Вадфрид пожал плечами.
  - Больше я ничего вам не скажу.
  В этот момент к Ариану подошел один из охранников и показал меч. Видимо, они уже были знакомы с ним ранее. Принц осторожно взял клинок в руки и покрутил его.
  - Это же Альманаир или Бей Насмерть, - прошептал он. - Откуда вы друзья? Ведь не может быть, что вы...
  Ариан осекся. Он смотрел на Дрейма. Эльф заворожено глядел на меч. Он не мог вымолвить и слова. Другие эльфы тоже подошли к принцу и стали рассматривать клинок.
  - А на вопрос об этом мече, я все-таки хотел бы получить ответ, - промолвил наконец Ариан.
  - Сначала вы скажете, что вы здесь делаете, - упрямо промолвил Спартак. - За нами только что гнались Мантикора с Личем и вампирами. Мы потеряли нашего друга и следопыта - Манурга, он отдал за нас свою жизнь. Мы знаем, на чьей мы стороне, а вот вы...
  Слова Спартака вызвали улыбку на лице Ариана. Дрейм тоже усмехнулся.
  - У нас своя миссия, - пояснил принц. - Мы идем в Голодрим, наш город, который когда-то был здесь столицей. Раз в год эльфы посещают этот город, на который наложили заклятие перед отъездом за море. Но наши провидцы донесли весть, что кто-то пытался проникнуть в город и разыскать могилу короля эльфов - Дариила. Мы не знаем, кто это и кто смог разрушить наше заклятие. Но обязательно узнаем и накажем самозванца.
  Ребята переглянулись.
  - А когда это случилось?- спросил Спартак.
  - Две недели назад.
  - Значит этот кто-то сильный колдун?
  - Да, очень сильный, никто из смертных не мог разрушить наше заклятие.
  - Мы недавно столкнулись с ним, - промолвил Спартак.
  Он рассказал эльфам историю про дом провидицы Клэр. Ариан и эльфы слушали очень внимательно. Когда Спартак закончил принц задумчиво вздохнул.
  - Я уверен, что человеку это не под силу, - сказал Ариан. - Но зачем некто искал могилу нашего короля?
  - Видимо он хотел оживить его и что-то выведать? - сказала Нава. - В этом лесу вообще творится много странного. Вы слышали о черных камнях?
  Принц чуть вздрогнул, услышав вопрос девушки.
  - Да, их много в этом лесу, говорят их оставили другие люди, которые жили здесь до нас. Но вскоре эти люди исчезли, а камни остались.
  - Теперь их собирают некроманты, - сказал Спартак. - Мы видели сегодня, как они везли камень на повозке.
  - Значит Морлок решил все-таки открыть портал, - сказал Ариан.
  - Вы говорите о мертвых Богах? - поинтересовалась Нава.
  Лицо девушки в голубых бликах костра стало бледным.
  - Да. Старые эльфы из уст в уста передавали эти ужасные истории о мертвых Богах.
  - Расскажи о Дите, Спартак - попросил Валфрид, понимая, что эльфы не причинят им вреда.
  Спартак поведал о случае в заброшенной деревне. Когда он сказал о старой дороге и доме мертвого Бога, принц даже встал с бревна и поставил кубок на большой пень.
  - Значит это правда, - прошептал Ариан.
  - Что правда? - в один голос воскликнули ребята.
  - Правда то, что у эльфов есть старинное предание, когда много тысяч лет назад строился Голодрим, король Дариил, основатель города, нашел в лесу дорогу. Она оказалась заросшей травой и мхом. Дорога была вымощена большими белыми плитами. Король попытался отколоть кусок плиты, но его топор сломался как спичка! Тогда он пошел по дороге и увидел высокую башню. Перед башней стоял большой алтарь. Король ужаснулся от увиденного: возле алтаря лежали сотни человеческих черепов. В овраге он увидел множество обезглавленных скелетов. Тысячи ворон летали над этим зловещим местом. Дверь в башню была заперта, но король сумел отворить ее. Наверху он обнаружил мертвеца. В наших преданиях говорится, что это был не человек. Король в летописи написал, что мертвец был около двадцати футов роста и имел тело человека, а голову дракона. Мертвец восседал на огромном троне. В руке он держал посох увенчанный изображением чудовищного многоголового монстра со щупальцами на каждой голове. Король взял посох, но тут мертвец открыл глаза и раздался ужасный крик. Посох выпал из его рук и верхушка, изображающая монстра, откололась и покатилась к ногам короля. Он поднял ее и забрал с собой. В летописи сказано, что много бед принес этот предмет нашему народу, пока не исчез бесследно из сокровищницы короля, а дорогу к башне Дариил приказал эльфам забросать землей и посадить деревья, чтобы никто не мог добраться до этого жуткого месте.
  - Взгляните на это, - Нава достала из мешка базальтовую статуэтку, найденную в лесу. - Мы нашли ее совсем недавно у черного камня.
  Принц долго вертел в руках необычный предмет, а потом, вернув его девушке, промолвил:
  - Ваша статуэтка по описанию в летописи очень похожа на верхушку посоха мертвого Бога, но однозначно я не могу утверждать, что это именно этот предмет. В любом случае будьте с ним поаккуратнее.
  Нава положила статуэтку обратно в мешок и покрепче затянула веревку.
  - Я кажется знаю, зачем колдун ищет гробницу вашего короля! - воскликнул Спартак, хлопнув себя по лбу.
  - И зачем?
  - Он хочет воскресить короля и выведать дорогу к башне!
  Повисла тишина. Эльфы, по-видимому, поняли, что Спартак прав.
  - Теперь и я все вижу, - уверенно проговорил Ариан. - Вы - всадники! О вас говорится в преданиях людей, что вы спасете этот мир от некромантов и Морлока. А вот и ведьма.
  Принц указал на Наву.
  - Все сходится... И меч Альманаир - Бей Насмерть, и близнецы. Здесь все - мечник, ведьма, лучник и копейщик! Вы избраны Богами, чтобы не дать Морлоку открыть портал и пустить в этот мир Тьму. А вы, - принц кивнул в сторону братьев. - Вы королевской крови! Ваш отец - был принцем крови и братом нашего короля Родогара. Его подло убили некроманты. Вас они тоже хотели убить, но ваша мать, взяв вас на руки, смогла убежать. Что произошло дальше, никто не знает, только женщину нашли мертвой в рыбацкой хижине на берегу моря, а вы бесследно исчезли.
  Четверка друзей с воодушевлением слушала Ариана.
  - Я не стану спрашивать вас о том, куда вы держите путь, - продолжал принц. - Мне жаль вашего проводника. Сейчас у нас разные дороги, но я уверен, что еще настанет день, и мы с вами встретимся.
  Принц подошел к Спартаку. Эльфы принесли оружие. Ариан сам отдал меч в руки парня и сказал:
  - Клянусь чистотой первородной воды, этот меч сослужит тебе верную службу. Держи его крепко! Друзья будут всегда рядом с тобой, мечник! Более верных и преданных помощников, чем эльфы тебе не сыскать.
  Принц что-то сказал по-эльфийски. Дрейм кивнул и удалился. Потом он вернулся с небольшой бутылкой из зеленого стекла и посохом.
  - Это эльфийский бальзам - Радость. Если кого-то укусит вампир или падет магия лича, бальзам надо выпить в течение часа и кровь очистится, если опоздаете - станете умертвием. А это, - принц указал на посох, - поможет вам ночью видеть дорогу. На конце посоха находится кристалл Синева, он будет освещать ваш путь даже в кромешной тьме. У посоха есть одна особенность, умертвия не видят его света, так что вы сможете спокойно передвигаться ночью и останетесь незамеченными.
  Принц отдал посох Смаргарду, а бутылку Наве. Девушка поклонилась. Остальные всадники тоже склонили головы.
  - Нам пора, - сказал принц-эльф. - Помните, только вместе вы одолеете Морлока!
  Эльфы быстро собрались. Дрейм тихо свистнул и тут же на поляне очутились белоснежные кони.
  - До встречи! - крикнул на прощание Ариан.
  Через несколько мгновений эльфы скрылись в темноте. Друзья стояли возле костра и смотрели друг на друга. Медленно всходила заря, окрашивая верхушки деревьев в алый цвет. Теперь они были одни - без проводника и друга. Спартак предложил всем помолчать в память о Манурге. После они снова сели в седла и поскакали навстречу судьбе....
  
  
  Всадники остановились на опушке. Солнце уже встало, и яркие лучи пробивались сквозь грозовые тучи. Перед друзьями вырос скалистый берег. Река Эя была быстрой и полноводной. На отрогах вода с шумом падала вниз, клубя тучами брызг. По берегам росли ивы и сосны. Другой берег был значительно круче и неприступнее. Высокие скалы поднимались из воды на сотни футов. На скалах росли тонкие березки, изо всех сил цепляясь за камни.
  - Кажется, я вижу дорогу, - промолвил Спартак, указывая рукой в сторону берега.
  Действительно, старая эльфийская дорога начиналась именно здесь. Когда-то в этом месте Эи стояла пристань. Сотни кораблей с товаром приплывали сюда из разных мест. Купцы бойко вели торговлю прямо на берегу: меха, мед, оружие, вино, рыба и мясо - все, что душе угодно. Эльфы никогда не утруждали себя работой, но знали старинные секреты, как находить золотые жилы в земле. Этим они делились с гномами и получали свою достойную долю. Но сейчас от пристани остались только бревна, торчащие из воды, да несколько полусгнивших лодок рыбаков.
  - Манург говорил, что если мы поедем по этой дороге, то сможем попасть на границу Девейского королевства, - осматривая окрестности, сказал Спартак.
  - Жаль Манурга, - промолвил Валфрид. - Его помощь нам бы сейчас не помешала.
  - Это верно, - кивнул Смаргард. - Он знал все тайные тропы и обходные дороги.
  - Верно, друзья, - кивнул Спартак. - Но теперь вся надежда только на нас самих.
  Близнецы вдруг запели старую морскую песню:
  "Вот корабль идет по волнам
  Что же ждет его впереди?
  То ли шторм, да лютая смерть
  И тогда ты счастья не жди.
  То ли берег родной
  Вдруг покажется нам,
  И споем мы в таверне о том,
  Как кидали нас волны, порой
  Как рвались паруса над водой
  Но мы выжили смерти назло
  Чтобы снова отправиться в путь..."
  Они пели в два голоса, а Спартак и Нава с тоской в сердце слушали старую песню. Вот уже позади осталась разрушенная пристань, всадники скакали по доброй дороге, вымощенной эльфами сотни лет назад.
  Спартак думал о том, что произошло за это время. Он с сожалением и болью вспоминал добрые советы Манурга, его шутки и басни. У него из головы никак не выходила эта история с ожившими мертвецами. Кто-то очень хотел разыскать башню мертвого Бога. Если это Морлок, то тогда почему он строит храм в Пустых землях, а не здесь? Если нет, то тогда кто?
  Почему некроманты выкапывают черные камни по всему лесу? И кто собрал воду у того камня на поляне и для чего? Что это за статуэтка, которую нашла Нава? Мысли роем кружились в голове, не давая покоя.
  В предгорье было свежо и пахло цветами и мокрой травой. Всадники продолжали свой путь, несмотря на сильный ветер, который срывал капюшоны с голов и трепал плащи за спиной. Кони неслись к Эльфийскому кряжу, вскидывая копытами грязь и камни. Спартак скакал первым, внимательно вглядываясь вдаль. Принц Ариан направился в столицу эльфов, чтобы не дать нечисти осквернить могилу их короля. Они направлялись к Ореховому замку, чтобы не дать Морлоку открыть портал. Король Милворд собирал ополчение для последней битвы с некромантами. Спартак чувствовал, что скоро начнется великая битва. И от ее исхода зависит жизнь людей на земле...
  Спартак осадил коня. Прямо на всадников смотрела сторожевая башня. Она уже давно никого не охраняла, лишь только северный ветер блуждал в ней зимой, завывая, словно голодный волк.
  - Здесь передохнем, - сказал парень, соскакивая с коня. - Мы уже почти сутки не спали. Давайте устроим привал.
  Нава и близнецы спрыгнули на землю. Близнецы разминали уставшие от постоянного сиденья в седле ноги.
  - Смаргард, давай осмотрим башню, нужно убедиться, что там никого нет, - уставшим голосом произнес Спартак.
  Близнец кивнул, и они вошли внутрь. Стая встревоженных голубей с фырканьем вылетела в пустые бойницы. Солнечные лучи лениво пробивались в башню, выхватывая из пыльной темноты предметы. Сама башня мрачно смотрелась на каменном утесе, на фоне Эльфийского кряжа. Низко нависавшие облака цепляли своими животами вершины гор. Дул пронизывающий ветер, от которого не было спасения нигде.
  Полусгнившая деревянная лестница вела наверх на дозорную площадку. Спартак поднялся туда и осмотрелся. С высоты все хорошо было видно: реку Ею, горы, долину, ледники и зеленые луга. Куда ни кинь взгляд - ни единой души, а когда-то, по словам Ариана, эти места были полны людей, эльфов, гномов и вольных стрелков.
  - Никого, - Спартак с трудом глотал ветер. - Смотрите как красиво!
  Близнецы и Нава тоже поднялись на дозорную площадку. Солнце бросало свет на реку, от чего та блестела неестественным серебряным светом. Листья деревьев в лесу тоже отливали серебром, словно их одели в вычурные доспехи. Горы равнодушно смотрели свысока на непрошеных гостей. Высоко в небе парила пара орлов. Птицы давно не видели здесь людей и поэтому не боялись их присутствия. Порыв ветра трепал волосы друзей. Они замерли, наслаждаясь красотой предгорной долины.
  - Знаете, друзья, - промолвил Спартак. - Нам еще многое предстоит сделать, но чтобы не случилось - в трудную минуту мы всегда должны быть вместе. Если с одним из нас что-то случится, остальные тоже будут обречены. Поэтому мы должны действовать только сообща. И когда мы победим зло, а я знаю, что это неизбежно, мы вернемся сюда и скажем этим горам и этой реке - мы смогли сделать это несмотря ни на что!
  Они спустились вниз. Усталость валила всех с ног. Гибель Манурга камнем лежала на душах ребят. Спартак не находил себе места, чувствуя свою вину за то, что не попытался спасти следопыта.
  Валфрид помог Наве с ужином. Наскоро перекусив, Спартак обратился к друзьям:
   - Надо поспать, мы все устали и сейчас продолжать путь бессмысленно. Предлагаю часа четыре отдохнуть, а потом двинуться в путь дальше. Я буду дежурить первым, потом Смарград и Валфрид. Наве надо поспать. И не перебивай меня, Нава, - сурово отрезал Спартак. - Мы сейчас одни и никто нам не поможет.
  Он осмотрел лица друзей. Они были грустные и уставшие.
  - Валфрид, напои коней и дай им сена, Нава иди ложись, Смаргард можешь тоже отдыхать. Есть вопросы?
  Вопросов не было ни у кого. Нава поднялась на второй ярус башни. Здесь было посуше и потеплее. Смаргард помог девушке с лежанкой: он положил ей под голову свой мешок и укрыл плащом.
  - Большое спасибо. Сегодня у нас был трудный день, и я очень устала, -девушка закрыла глаза.
  - Послушай, Нава, - полушепотом произнес Смаргард, - в тебе скрыта очень большая сила, я это чувствую. Но ты еще не научилась ею управлять. Скажи, как проявляются твои способности, откуда ты узнаешь, что и когда нужно делать.
  - В том-то и дело, что я не знаю. Это происходит само собой. В момент опасности я ощущаю прилив силы, которую не могу контролировать, а когда сила выходит из меня, я чувствую себя опустошенной. Если бы нашелся хоть кто-нибудь, кто помог бы мне с этим разобраться и научил бы управлять своей силой. Потому, что я сама иногда боюсь, что в нужный момент не совладаю с собой.
  - Я думаю, что должен быть выход из этой ситуации. Пока еще прошло слишком мало времени, с тех пор как ты узнала о том кто ты на самом деле. Может быть, тебе просто нужно подождать и все само собой наладится.
  - Я тоже на это надеюсь, - сонным голосом произнесла девушка.
  - Тебе нужно отдохнуть. Спокойной ночи.
   Нава тут же заснула. Валфрид поднялся через несколько минут. Он позаботился о конях и лег рядом с братом. Спартак на всякий случай подпер дверь толстой доской и вновь поднялся на смотровую площадку.
  Солнце скрылось за тучами. Ветер еще больше обозлился на людей. Посыпал мелкий дождь, который беспощадно хлестал по щекам, но парень словно не замечал этого. Он смотрел вдаль, и его сердце учащенно билось в груди. Он изо всех сил старался быть сильным и сдерживать те эмоции, которые раздирали его душу на части. Если бы рядом был кто-то близкий и родной, на кого можно было бы положиться в трудную минуту, но вокруг только те, кто рассчитывает на него и верит ему. "Поэтому я не имею права проявлять свою слабость ни в чем. И если мне предстоит погибнуть, я хочу погибнуть как настоящий воин, чтобы моим близким не было стыдно за меня".
  По телу пробежала легкая дрожь.
  - Мучают сомнения, - раздался вдруг чей-то голос. - Ты ведь сам не знаешь, кто ты на самом деле?
  Спартак вздрогнул и схватился за меч.
  - Не надо, это лишнее, - голос говорившего был сильным и уверенным.
  Парень увидел человека в сером плаще с надвинутым на лицо капюшоном. Спартак мог видеть только подбородок говорившего.
  - Кто ты? - спросил он.
  Незнакомец словно висел в воздухе. Спартак отчетливо видел его тень над каменным полом башни, усыпанным сгнившей соломой.
  - Мы пока еще не знакомы с тобой, мечник, - ответил человек. - Скажем, я тот, кто когда-то однажды тоже, как и ты стоял на перепутье. Я, так же как и ты сомневался, смогу ли я, хватит ли мне сил?
  - Я не хочу говорить с тем, кто изъясняется загадками, - твердо сказал парень.
  - Это не загадки, мечник, просто ты еще не готов узнать всю правду, это может убить тебя. А тогда ты не исполнишь пророчество.
  Воздух вокруг человека в плаще словно замер и оставался неподвижным. Казалось, он даже стал чуточку плотнее обычного.
  - Ты говоришь, будто я марионетка в чужих руках, - недовольно промолвил Спартак, кутаясь от ветра.
  - Мы все, так или иначе, выполняем чью-то волю, мечник, ты и я и сотни тысяч ничего не подозревающих об этом людей во всех мирах. У каждого есть путь, который он должен пройти. Вот и все.
  - Что ты хочешь от меня?
  Силуэт немного задрожал. Спартаку показалось, что он увидел слабое голубоватое свечение.
  - Ничего, мечник. Там, куда ты направляешься - ты найдешь то, что ищешь. Но принесет ли это тебе счастье?
  - Мир может погибнуть, если мы не сделаем то, что должны сделать...
  - Это тебе сказали те, кто свято верит в это. Скажу сразу - истина несколько отличается, от твоих представлений. Но ты это осознаешь сам, мечник. Обязательно осознаешь.
  - Кто ты? - повторил Спартак.
  - Когда-то меня звали Самуил - покоритель демонов, теперь мое имя Морлок. Я тот, кто стоит на пороге. Я тот, кто видел Иное и вернулся. Я тот, кто нашел Запретный город...
  Спартак вздрогнул.
  - Не бойся, я далеко отсюда и просто хотел лично поговорить с тобой, мечник. Иди своей дорогой. Мои приспешники идут за тобой по пятам. У вас мало времени.
  Силуэт стал медленно пропадать...
  - Ты очень похож на своего отца, мечник... Он бы гордился тобой....
  Это было последнее, что услышал парень. Морлок, если это действительно был он, исчез. Воздух возле того места еще некоторое время был плотным. Потом все окончательно испарилось.
  Спартак стоял с раскрытым ртом и смотрел на заснеженные вершины Эльфийского кряжа. Вдруг кто-то положил руку ему на плечо. Это была Нава.
  - Он говорил с тобой?
  Спартака передернуло. Он повернулся и внимательно взглянул на девушку.
  - Да, откуда тебе известно?
  - Я проснулась от того, что ощутила присутствие Силы. Не знаю, что это было, но это сильнее меня. Я чувствовала, как ты боишься.
  Спартак сел на скамью, стоявшую у бойницы.
  - Да, он говорил со мной.
  Парень замолчал.
  - Ты не хочешь разговаривать об этом?
  Спартак кивнул. Он опустил руки на колени. Нава подошла к парню и погладила его по голове так же, как раньше это делала мама. Спартак чувствовал, что от прикосновения пальцев девушки ему становится немного спокойнее.
  - Он сказал, что у каждого в этом мире своя дорога у нас и у него.
  Спартак поднял голову и взглянул в глаза Навы. Черные глаза девушки смотрели на него немного с сочувствием.
  - Но я почувствовал какую-то обреченность в его голосе.
  Нава ничего не ответила. Она стала сильнее гладить голову парня. Дождь скрывал ее слезы, катящиеся по лицу...
  
  Они никому не сказали о том, что произошло там, на смотровой площадке дозорной башни. Солнце начало свой неумолимый бег к закату. Всадники и их кони немного отдохнули. Один Спартак так и не смог заснуть. Он лежал с раскрытыми глазами и смотрел в потолок. Когда настало время выезжать, он молча встал и вышел из башни.
  Кони в ожидании скорого начала пути резво били копытами землю.
  - Сегодня мы должны оказаться у подножия кряжа. Оттуда до границы Девейского королевства рукой подать. Друзья мои, будьте осторожны, прошу вас.
  Спартак развернулся и пришпорил коня. Четверка всадников быстро исчезла из виду.
  К вечеру, когда солнечный диск наполовину скрылся за горизонтом, они оказались перед высоким холмом. На его вершине росло одинокое дерево. Вдруг где-то вдалеке послышался звук рога. Что-то гнетущее было в этом звуке. Всадники поднялись на холм. Перед их глазами предстала небывалая картина. По трем дорогам, ведущим к Эльфийскому кряжу, тянулись черные точки. Это шли люди. Их охраняли некроманты на черных конях. Были еще какие-то неведомые ранее великаны с огромными топорами в руках. Здесь они впервые увидели Черных Драконов. Те летали низко над землей, издавая ужасные звуки, от которых мурашки побежали по спине. Спартак хорошо разглядел драконов, их перепончатые крылья, маленькие головы на длинных шеях, черные тела, покрытые блестящей чешуей.
  Людей вели к Эльфийскому кряжу, и куда хватало глаз - не было конца и края этому молчаливому движению.
  - Скоро будет великая битва, - тихо сказал Смаргард. - Очень скоро.
  Вдруг кто-то внизу заметил на холме всадников на белых конях. Два Черных дракона развернулись и устремились к холму.
  - Быстрее, вниз! - скомандовал Спартак.
  Кони, чувствуя приближение тварей, сами летели вперед.
  - Туда, к развалинам! - кричал Спартак, увидев невдалеке полуразрушенные стены какого-то селения.
  Всадники пришпорили коней и, пригнувшись, стремительно понеслись прочь от злополучного холма. Спартак обернулся и увидел две черные, быстро приближающиеся точки, которые увеличивались с каждым мгновением. До развалин, где можно было хоть как-то спрятаться, оставалось совсем немного. Друзья чувствовали, что их настигают. Первый дракон издал торжествующий вопль и выпустил огненную струю в сторону всадников. Спартак ощутил жар от его дыхания. Первым перескочил через каменную стену Валфрид, за ним Нава и Смаргард. Спартак вдруг остановился.
  - Что ты делаешь?! - раздался крик Навы и близнецов.
  - Спрячетесь побыстрее! - крикнул парень, разворачивая коня.
  Первый дракон опустился на землю. Жаркая зловонная слюна капала из его пасти, падая на землю и поджигая все вокруг. Второй дракон вздыбил землю рядом с первым. Твари были просто огромными. Они стояли на задних лапах, а их хвосты извивались словно гигантские анаконды.
  Спартак медленно вынул меч и натянул поводья. Конь встал на дыбы и громко заржал. Драконы в один миг издали победный вопль. От этого звука верный конь чуть не сбросил своего седока, но удержался на ногах.
  - Спартак! - кричали друзья, но он не слышал их криков.
  Первый дракон склонил голову набок и медленно стал подходить к смельчаку. Он шел, опираясь на свои перепончатые крылья. Спартак поднял меч высоко вверх.
  - Спартак, лови! - вдруг совсем рядом послышался голос Навы.
  Парень обернулся и увидел девушку. Она стояла совсем рядом и что-то держала в руке. Спартак еле поймал то, что бросила ему Нава. Это была та самая статуэтка, которую они нашли в лесу. Не понимая, для чего она ему сейчас нужна, парень подхватил ее и зажал в руке. Вдруг дракон остановился. Спартак разжал ладонь. Эти твари, по-видимому, были знакомы с этим предметом или ее владельцем. Спартак поднял в правой руке меч, а в левой держал статуэтку. Первый дракон замотал головой и остановился. Второй - быстро взмахнул крыльями и взлетел ввысь, медленно кружа над развалинами. Первый дракон, который был готов разорвать всадников, вдруг склонил голову и, издав вопль, полный бессилия и злобы тоже взлетел.
   Они еще немного покружились над развалинами и улетели. В воздухе еще долго стоял смрадный запах от их тел и ядовитой слюны. Спартак вложил меч в ножны. Нава стояла рядом, и смотрел на парня.
  - Вот это да! - послышался голос Смаргарда. - Черный Дракон испугался какой-то статуэтки! Клянусь попутным ветром, это чудо!
  Спартак спрыгнул с коня.
  - Откуда ты узнала про нее? - спросил он, отдавая статуэтку Наве.
  Девушка улыбнулась.
  - Я не знала, просто почувствовала ее силу. Вот и решила помочь тебя.
  Парень посмотрел на девушку и близнецов.
  - Я уже было думал нам конец, - признался он. - Значит, хозяин этой вещицы не зря возвращался и долго искал ее у черного камня.
  Покинутая деревня была большой и когда-то Богатой. Все дома были построены из камня. В центре стояла ратуша, от которой остались только каменные стены. Всадники не стали испытывать судьбу и снова двинулись в путь.
  Когда солнце окончательно скрылось за горизонтом, стало заметно прохладнее. Слава богу, дождь прекратился и только ветер не давал никак согреться. Ужасно хотелось горячего чаю. Вскоре снова показались черные силуэты деревьев. Спартак остановился на развилке дорог у покосившегося столба, который раньше служил указателем одиноким путникам. Теперь на полусгнивших табличках невозможно было прочитать ни слова.
  Парень развернул карту. Смаргард взял посох Ариана и тот засветился голубоватым светом.
  - Мы сейчас у дубовой рощи. За ней идет дорога к пограничной заставе. Там нас не будут ждать с ужином и теплой постелью. Придется обогнуть заставу здесь.
  Спартак ткнул пальцем в карту.
  - Здесь написано: Ведьмино озеро, кто-нибудь знает что это?
  Ребята отрицательно замычали.
  - Там и узнаем, - хриплым голосом проговорил Спартак, убирая карту в мешок.
  Подарок принца Ариана оказался как нельзя кстати. Новолуние превратило дубовую рощу в совершенно непроглядное место. Смаргард ехал первым, освещая дорогу. Ветер наконец к ночи стих. Проехав рощу, всадники очутились на довольно хорошей укатанной дороге. Прямо перед ними стояло несколько виселиц, на которых висели полуистлевшие трупы.
  - Невеселое место, - промолвил Валфрид, оглядываясь по сторонам.
  Они свернули налево и направились в сторону пограничной заставы. Однако Спартак не спешил сворачивать к Ведьминому озеру. Он предложил друзьям разведать, что творится на заставе и если получится, разузнать какие-нибудь новости. Все согласились, тем более название озера не вызывало большого желания поскорее познакомиться с его обитателями.
  - Пойдем я и Смаргард, - сказал Спартак. - Вы останетесь здесь и постережете коней. Если нас не будет больше часа, дождитесь утра и постарайтесь вернуться на Зеленую заставу.
  Валфрид пытался что-то возразить, но Спартак даже и слушать не хотел. Они спешились и, стараясь шагать как можно тише, направились к заставе. Спартак опасался собак, которые смогут их сразу учуять. Но на их счастье собак не оказалось.
  Застава представляла собой небольшой деревянный дом в два этажа. Внизу держали лошадей и провиант. Вверху располагалась комната командира заставы, четырех пограничников, столовая и оружейная комната.
  В окнах горел свет, и слышались оживленные крики пограничников.
  Спартак вместе со Смаргардом сошли с дороги и оказались в камышах. Поблизости текла небольшая речушка. Они стали осторожно пробираться через камыш к заставе. Оказавшись сзади дома, ребята спрятались за телегой груженной сеном и дровами.
  - Капитан, ты будешь играть в кости? - послышался чей-то зычный голос.
  - Отчего же не сыграть, - ответил, по-видимому, капитан. - После такого ужина грех не сыграть, клянусь бородой своего деда!
  На втором этаже послышалась возня. Раздались звуки убираемой посуды. Потом кто-то стал наливать пиво в глиняные кружки.
  - Сегодня небо словно разверзлось, - сказал капитан. - Будь оно неладно! Завтра должна прийти смена, а с такими дождями, боюсь, дорога совсем раскисла. Как бы нам не пришлось застрять здесь надолго. Эй, Камень, доливай пиво или жди, когда пена спадет, а то в твоей кружке почему-то налито больше чем у твоего командира!
  - Простите, капитан, - сказал видимо человек со странным именем Камень.
  - Да, не хотелось бы застрять здесь, - кто-то согласился с командиром. - Меня в деревне ждет одна зазноба, хотелось бы к ней заглянуть.
  Снова разлили пиво по кружкам. Спартак заметил лестницу, лежавшую в траве. Они тихонько подняли ее и приставили к окну. Слава богу, ступеньки скрипели достаточно тихо, чтобы стража услышала их. Смаргард держал лестницу, пока Спартак карабкался к окну.
  В столовой заставы сидело пятеро мужчин в кольчугах поверх длинных льняных рубах. Их мечи лежали на лавке возле камина, в котором совсем недавно жарилось жаркое. Там же стояли и щиты пограничников. На длинном столе, который видимо никогда не вытирали, стояли кружки с пивом, большой жбан, лежали игральные кости и огрызки, оставшиеся от ужина.
  - Что-то твой кролик Кивар, слишком тощий сегодня, - сказал капитан, ковыряясь в зубах щепкой.
  - Ваше благородие, - сказал Кивар с обидой, - клянусь оберегом, я его час выслеживал на опушке. Этот гад казался мне жирным и упитанным, как наш аббат после поста!
  Солдаты заржали. Кивар, по-видимому был самым молодым из них, поэтому служил мишенью для всяческих насмешек. Капитан - здоровяк с красным лицом и черной бородой, развалился на стуле. Кончив ковырять в зубах, он смачно сплюнул на пол.
  - Придется нам, Кивар, зажарить завтра тебя!
  Парень с льняными волосами и бесцветными глазами, которого звали Кивар, обиженно замычал что-то нечленораздельное.
  - Ладно, Кивар, не обижайся, вот послужи с наше, - поддержал салагу Камень.
  Четвертый пограничник был долговязый детина с лицом изуродованным оспой. Его звали - Рябой.
  - Рябой, принеси еще жбан из хлева, да погляди там все спокойно! - приказал капитан, опивая из кружки.
  Рябой с неохотой взял меч и направился к лестнице, ведущей вниз. Спартак посмотрел на Смаргарда и приставил палец к губам.
  - Видели, сколько сегодня через нас прошло пленных? - спросил капитан.
  - Ага, - ответил Камень, собирая кости.
  - Вот, я чую, скоро жарко будет везде, я всегда чую такие вещи.
  - А куда их вели? - спросил Кивар.
  Капитан покрутил у виска.
  - Ты что, салага, о таком лучше вслух не спрашивать и тебе не знать. Прослышат рыскари, вмиг тебя поставят к этим, - капитан кивнул в сторону Эльфийского кряжа. - А там ты узнаешь, для чего их вели и куда, только тебе это уже будет ни к чему.
  Бедный Кивар уже настолько привык к насмешкам, что пропустил и эту мимо ушей. Рябой вернулся быстро, держа в руках деревянный бочонок с пивом. В зубах солдата был зажат приличный косок солонины.
  - Когда ты нажрешься, Рябой? - воскликну капитан.
  - А что, - обиженно промолвил тот. - Кролик Кивара уже переварился в моем желудке, а я постоянно хочу жрать.
  Капитан махнул рукой.
  - Садись, Рябой, будем играть.
  - Я продулся в пух и прах, - ответил солдат, наливая себе полную кружку пива. - Так что без меня. Возьмите салагу, пусть почувствует всю прелесть военной жизни.
  - Садись, салага, - капитан для тренировки бросил кости. - А то Рябой последние штаны проиграет.
  Новобранец был вне себя от счастья. Его первый раз позвали играть в кости с офицерами. Спартак уже хотел было слезать обратно, как вдруг капитан сказал:
  - Как мне надоели эти Серые. Помните одного сегодня? Важный как петух. Не скажешь что некромант.
  - А ты видел его меч, капитан? - спросил Рябой с набитым ртом.
  - Да. Знатный клинок. Таким можно пополам разрубить тебя, Камень. Черный меч, двуручный! У Серых и доспехи самые лучшие!
  - Еще бы герцог Анхейм не зря создал этот орден. Говорят в том монастыре, - капитан перешел на шепот, - их и посвящают в рыцари Серого ордена. Сам Морлок проводит обряд. А потом они приносят человеческие жертвы.
  - А я слышал от одного рыскаря, в таверне, когда тот напился, что у Морлока есть тайное братство - вот эти опаснее Серых во стократ, - так же шепотом сообщил Рябой набитым ртом. - Они по его приказу рыщут по всех землям и что-то ищут. Вот только что ищут, одному Морлоку известно.
  - Дурья твоя башка! - капитан гневно ударил Рябого по голове деревянной ложкой. - Твой язык зажарят, а тебя посадят на кол на рыночной площади. Хватит трепаться.
  - А что, капитан, - вступил в разговор дремавший Камень. - В той деревне, откуда я родом, недавно появлялся один из этого братства. Моя бабка - ведьма, когда я приехал в отпуск, помните, это было весной, сказала, что он приехал ночью. Староста по его приказу поднял бабку и привел к нему. Он был в черной рясе с капюшоном на голове. Без оружия! Один в наших-то местах. Он спрашивал ее о старом народе. Моей бабке восемьдесят и эта старая ведьма никого никогда не боялась, клянусь потрохами святого Антиноя, а тогда, говорит, ноги подкашивались и сердце останавливалось. Она сказала ему, что люди в лесу находили черные камни и человеческие кости, старые кости. Он слушал внимательно, а потом уехал. А днем у дороги мы нашли троих наших из деревни. Эти ребята иногда подрабатывали на дороге, ну, вы понимаете, что я имею в виду. Ловили лопухов да обирали их до нитки. Так вот кто-то съел их головы! Надкусил и словно выплюнул.
  Камень выпил пива.
  - А еще через неделю в деревню понаехало Серых, пруд пруди. Никого не выпускали из домов три дня. Мочиться ходили прямо в сени. А когда они уехали, наш лес сгорел дотла. И больше там не было ни камней, ни костей, о чем говорила бабка, да мы мальчишками знали об этом.
  - Да, дела, - капитан покачал головой. - Только вы помалкиваете обо всем, не ровен час наболтаете спьяну лишнего да сдадут вас с потрохами рыскарям.
  Спартак осторожно спустился по лестнице. В лесу ухнул филин. Они вернулись обратно. Нава и Валфрид ждали их у дороги. Спартак в двух словах рассказал об услышанном.
  - Придется ехать через Ведьмино озеро. Через заставу незамеченными не проедем, да и дорогу размыло дождями.
  Темный лес настороженно встретил всадников. Эльфийский посох освещал узкую дорогу. Где-то невдалеке завыл волк. Его вой подхватило еще несколько волков. Всадники увидели ровную гладь небольшого озера и остановились.
  - Вот оно Ведьмино озеро, - прошептал Смаргард. - Чует мое сердце нехорошее это место.
  - Я еще после драконов оправиться не могу, - признался Валфрид, озираясь по сторонам. - Лучше здесь не задерживаться.
  - Верно, - бросил Спартак. - На карте здесь есть дорога к приграничной деревушке. Попробуем добраться туда до рассвета, а там, если найдем трактир или постоялый двор немного передохнем.
  В озере послышался всплеск воды. Друзья стали искать в темноте его причину. Всплеск повторился. Вдруг в воде показалась чья-то голова.
  - Там кто-то тонет! - крикнул Смаргард и бросился к озеру.
  - Подожди! - воскликнул Спартак, но парень уже спрыгнул с коня.
  - Вот неугомонный! - Валфрид поехал следом.
  Смаргард остановился у кромки озера. Голова исчезла в воде.
  - Эй! - крикнул он в темноту.
  Вдруг прямо перед ним из воды показалась симпатичная белокурая головка молодой девушки с длинными волосами. Мило улыбаясь, она начала выходить из воды.
  - Кто ты прекрасная дева, - голос Смаргарда задрожал от волнения.
  Обнаженное тело красавицы на половину показалось из воды, когда к брату подъехал Валфрид.
  - Что за чудо? - промолвил он, глядя на девушку. - Что ты делаешь здесь одна, ночью.
  Братья словно завороженные смотрели на девушку.
  - Меня зовут Навь, - голос красавицы переливался, словно звон колокольчиков. - Идите сюда.
  Она протянула руку и поманила их пальчиком.
  - Идите же скорей, прекрасные рыцари. Вы устали от долгой дороги, я утешу вас. Со мной вы обретете счастье и покой, - нараспев говорила красавица, сверкая, словно изумрудами своими зелеными глазами.
  Братья беспрекословно ступили в воду. Навь улыбаясь, тихо напевала какую-то мелодию.
  - Стойте, - резко раздался за спинами близнецов, голов Навы. - Не ходите, это русалка. Она погубит вас.
   Заметив Наву, красавица зашипела словно змея и, схватив за руки Валфрида и Смаргарда, потащила их в воду.
  Спартак, спрыгнув с коня, бросился к озеру, но было уже поздно. Русалка успела затащить братьев на такую глубину, что над водой оставались только их головы. Нава схватила Эльфийский посох, и направила луч света прямо на русалку. Яркий синий свет ослепил красавицу и, оскалив зубы с огромными клыками, она отпустила руки своих пленников. Нава продолжала ослеплять русалку, в то время как Спартак уже подплыл к близнецам и, ухватив их за амулеты, потащил к берегу.
  Нава бросила посох и поспешила на помощь. Русалка, продолжая шипеть, ударила по воде хвостом и исчезла в глубине.
  Валфрид и Смаргард долго еще не могли прийти в себя, они сидели на берегу, глядя друг на друга, а тела их бил сильный озноб.
  - Спасибо друзья, - немного успокоившись, произнес Валфрид, с благодарностью гладя на Спартака и Наву. - Эта чертовка могла утопить нас.
  - И поделом вам было бы, - обиженно промолвила Нава. - Вы мужчины все такие, как только увидите красавицу, и готовы за ней в омут с головой прыгнуть.
  - Прости нас, пожалуйста, Нава. Наша слабость чуть не погубила все наше дело, - виновато произнес Смаргард.
  - Я не сержусь, друзья, - девушка покраснела от смущения. - Я просто очень за вас испугалась.
  - Хватит обмениваться любезностями, - резко бросил Спартак, садясь в седло. - Поехали, мы потеряли слишком много драгоценного времени.
  Он ударил коня по бокам каблуками сапог...
  Утром они оказались среди высоких холмов, покрытых сочной травой. Слабый ветерок колыхал зеленые волны. Вскоре они увидели пастуха, пасшего нескольких овец и двух жеребят. Пастушья собака, учуяв всадников, громко залаяла. Всадники остановились. Увидев незнакомцев, пастух спрятался за раскидистым кустом, то и дело, выглядывая на дорогу.
  - Эй, любезный! - крикнул Смаргард, вставая на стременах. - Мы не причиним тебе вреда, мы заблудились и ищем деревню или постоялый двор. Наши кони устали, да и мы не прочь промочить горло.
   Пастух был молодой парнишка с чумазым лицом и в рваных штанах, подпоясанных веревкой. Босые ноги пастуха почти по колено утопали в траве.
  - До деревни мили четыре, господа, - крикнул он, все еще побаиваясь выйти из кустов.
  - А есть ли у вас рыскари? - осведомился Смаргард. - Нам нет резона встречаться с ними.
  Услышав это, пастух осмелел и вышел из-за куста.
  - В деревне есть их дозор, живут рядом с домом старосты. Пьянствуют целыми днями, да наших девчат щиплют.
  - Понятно, а как насчет постоялого двора?
  Пастух улыбнулся.
  - Мой дядька Верик держит харчевню, постоялых дворов у нас отродясь не было. Сегодня большая ярмарка, так что людей будет много.
  - Спасибо! - Смаргард кинул пастуху медяк.
  Тот подхватил его на лету.
  - Благодарствую, господа хорошие! Увидите главную дорогу в деревню, так возьмите левее, возле колодца будет дом с гнездом на крыше, спросите достопочтенного Верика и скажите, что я прислал вас. Меня зовут Руне.
  Всадники галопом направились между холмов в деревню. На счастье наших друзей в это день в деревне и правда была ярмарка. Перед въездом стояло несколько больших шатров. Кони, телеги, быки расположились неподалеку возле речушки. Люди в праздничных нарядах шли к купцам. Торговля велась бойко: бусы, украшения, оружие, сладости и диковинные фрукты. Играла музыка. Бродячий фокусник смешил зевак, доставая из пустой коробки кролика. Кролик отчаянно брыкался, чем вызывал смех среди зрителей. Жонглеры кидали кольца, стоя друг на друге. На небольшом помосте карлик показывал бородатую женщину. Она была грузной и сидела в кресле. Зеваки кидали в нее огрызками и костями. Бородатая женщина, видимо, настолько к этому привыкла, что равнодушно наблюдала за происходящим.
  Пожилой купец с хитрыми глазами пытался всучить крестьянину старую клячу, выдавая бедное животное за породистую кобылу. Крестьянин ходил вокруг клячи и с сомнением заглядывал ей в рот.
  Друзья свернули вправо и вскоре увидели небольшую харчевню. В гнезде на крыше сидел белый аист. Они оставили коней и вошли внутрь. За небольшим столом сидел хозяин. Он медленно передвигал кости на больших деревянных счетах, что-то записывая в толстую амбарную книгу. В харчевне никого не было. Все ушли на ярмарку. Увидев посетителей, хозяин отложил счеты и свои записи:
  - Чем могу служить, господа хорошие?
  Мужчина был невысокого роста. Голова с коротко стриженными рыжими волосами сидела на толстой короткой шее. Одежда была простой и не нарядной для ярмарочного дня: расшитая рубашка, кожаная жилетка, зеленые плотные брюки. На поясе висело множество мешочков, одному хозяину известно для каких целей.
  - Руне сказал, что у вас можно перекусить, - Спартак достал кошелек.
  Монеты превратили лицо хозяина в саму доброту.
  - Мой племянник правильно сказал вам. Только у меня вы сможете отведать лучших куропаток и кроликов, клянусь волосами святой Агнессы.
  Друзья сели за стол. Верик бросился на кухню. Он никак не рассчитывал сегодня на ранний визит посетителей.
  - Нам бы в баньке выкупаться, хозяин,- крикнул вслед ему Валфрид.
  - Сию минуту, скажу хозяйке, все будет в лучшем виде, господа.
  К гостям вышла хозяйка - добрая женщина с простым лицом. Она, то и дело, вытирала руки о передник и, не переставая, кланялась.
  - Это Маргарет, моя жена, - сказал Верик, указывая на женщину кочергой. - Иди, мать истопи баню, да поскорее.
  - И коней накормить нужно, - добавил Смаргард.
  - Конечно-с, государи мои, эй Фол, быстро принеси свежего овса и дай коням напиться.
  Возле окна показалась косматая голова мальчика. Друзья не заметили его сразу, так как он мирно дремал на топчане у окна. Протирая глаза кулаками, мальчик со вздохом вышел из харчевни.
  Маргарет была расторопной хозяйкой. Она быстро истопила баню. Первой пошла мыться Нава. Вскоре девушка вернулась, одетая в чистую смену белья, которую они взяли с собой. Маргарет забрала пропитанные пылью и грязью вежи и кинула в стирку. Тоже самое она сделала с вещами ребят. Через час чистые и свежие они сидели за столом и ели свежее жаркое из кролика с горохом, запивая квасом. Спартак налегал на куропатку. Дичь была и вправду вкусной, но чертовски острой. Овощи лежали на большом деревянном блюде: зеленый лук, помидоры, огурцы, вареная репа и свекла. Друзья с удовольствием поглощали еду.
  - Вы тоже с ярмарки? - спросил Верик, удостоверившись, что еда вкусная, а кони сыты и напоены.
  - Да, почтенный, - кивнул Валфрид, откусывая кусок мяса.
  - Чем изволите торговать?
  Ребята переглянулись.
  - Мы не по части торговли, - ответил Смаргард, поглядывая на Спартака.
  Мужчина вскинул брови и удивленно посмотрел на гостей.
  - А по какой вы части, господа?
  - Мы по части фокусов, - сказал Нава. - Ездим с купцами по королевствам и показываем фокусы.
  - Как это интересно, - вздохнул Верик, вытирая руки. - Много видеть, много путешествовать, а здесь сидишь как сыч и сдохнешь, так ничего не повидав.
  - Вот, еще, - всплеснула руками Маргарет. - Каждый раз говорит об этом, когда начинается ярмарка, а в позапрошлом году я хотела отправить этого обалдуя к его братцу в соседнюю деревню, так он притворился, что захворал.
  - А можете что-нибудь показать из ваших фокусов, - попросил Верик, с мольбой глядя на гостей. - Я до жути люблю фокусы и волшебство.
  Нава взяла кружку, из которой только что пила квас. Она развернула ладонь к кружке и та стала на глазах изумленного Верика и Маргарет подниматься над столом. Потом Нава что-то прошептала и кружка полетела к шкафу с посудой и аккуратно встала между тарелками и такими же кружками.
  - Вот это да! - выдохнул Верик. - Потешили старика!
  Ребята доели в тишине. Больше их никто не беспокоил.
  Когда Спартак расплачивался, Верик спросил, не желают ли они остаться до конца ярмарки.
  - Нет, нас ждут в замке короля Эрика Рыжего. Он хочет созвать большой пир, вот нам и предложил заработать несколько золотых, - пояснил Спартак. - Так что как только высохнет белье, мы поедем дальше.
  Верик взял деньги и прошептал:
  - Будьте осторожны, у нас не очень-то жалуют короля. Он продал душу некромантам, которые теперь как хозяева разъезжают по нашим землям.
  - Спасибо, мы не лезем никуда и не задаем ненужные вопросы, голова будет целее, - ответил Спартак.
  - И правильно, господа, меньше знаешь - желудок полный каждый день.
  - А далеко до замка вашего короля? - поинтересовался Смаргард, вытирая рот.
  - Да дня три по тракту. Однако бродит там лихого народца: норовят купцов подрезать, да кошелек отнять, да еще Серые бесчинствуют. Недавно в одном аббатстве резню устроили.
  - В аббатстве? Странно, - вымолвил Смаргард. - А от чего это они так лютовали?
  - Сами гадаем. Монашек вырезали, а аббатство потом сожгли. Творят что хотят.
  Друзья вышли из харчевни, и пошли прогуляться к ярмарке. Местные жители принимали их за гостей, а купцы за местных. Прямо на земле стояли большие столы с товарами. Друзья с любопытством рассматривали разные безделушки: шутихи и дудочки, самовары и деревянную посуду, добротные ножи и гномьи мечи. Все галдело, играло и шумело.
  - Эй, деревня! - кричал здоровенный детина в мохнатой шапке - Кто хочет показать свое искусство стрельбы из лука? Кто сможет победить достопочтенного Вариуса? Приз - настоящий живой Богл! Он принесет вам счастье, если вы, конечно, сумеете обойти меткого Вариуса!
  Несколько зевак с луками в руках толпились перед верзилой. Тут же стоял Вариус. Лучник был небольшого роста и внешне походил на Камерийца: те же раскосые глаза, такой же выбритый затылок и короткая стрижка. Он стоял спокойно, скрестив руки на груди. Деревенские парни с конопатыми лицами то и дело выходили вперед, бросая вызов Вариусу. Стрелять приходилось в яблоко, которое подвесили на тонкой веревке примерно в пяти футах от земли. Позади поставили деревянный щит из досок, чтобы стрелы ротозеев не улетали далеко и никого не ранили.
  - А кто это Богл? - поинтересовался Самгард у паренька с прыщавым лицом в шерстяном свитере.
  - Ты что, парень, Богла не знаешь?
  Он сплюнул сквозь зубы и заржал.
  - Богл, это редкое существо, говорят он приносит удачу. А может и неудачу, кому как повезет. В крайнем случае, Богла можно продать на городском рынке за десять золотых. Их очень ценят дворяне. Особенно их жены. Ходят слухи, что у Боглов очень длинные языки.
  Юноша снова заржал, почесывая зад. Он положил серебряную монету в здоровенную лапу зазывалы и встал на линию. Стрела воткнулась в деревянный щит, что вызвало бурю ругательств со стороны юноши. Вариус, не целясь, выстрелил, и стрела пронзила яблоко насквозь. Мальчик с лицом дауна терпеливо подобрал остатки яблока с земли, запихивая часть себе в рот.
  - Достопочтенная публика! - орал малый. - Неужели в вашей деревне нет мужчины, который может еще держать лук в руках? Неужели перевелись стрелки в славных селениях Предгорья?
  Смаргард улыбнулся.
  - Друзья, можно я разомну кости? А то после турнира на Зеленой заставе ни разу не брал в руки свой верный лук.
  Ребята рассмеялись. Смаргард подошел к верзиле и дал ему монету. Тот благополучно кинул ее в карман.
  - Эй, почтенный, - возмутился Смаргард. - Ты бросил мои деньги в свой карман. Как я потом смогу отыскать свою монету?
  Верзила от услышанного громко заржал. Еще долго его меховая шапка тряслась над головами зевак.
  - Клянусь сапогами святого Арвика, давно я так не смеялся, слышишь Вариус, он боится за свои деньги! Умора, ты хоть можешь лук держать в руках, или перед девчонкой бахвалишься?
  Вокруг стала собираться толпа. Смаргард пренебрежительно сказал:
  - Это не для меня, в наших краях в яблоко и ребенок попадет. Давай стрелять с завязанными глазами?
  Вариус вдруг словно проснулся. Он пристально смотрел на Смаргарда. Повисла тишина. Прыщавый парень, который только что рассказывал близнецу про Богла, таращился во все глаза.
  - Может, и ставку поднимем? - предложил стрелок. - Три золотых как тебе?
  В толпе послышался возглас удивления.
  - Давай пять, - сказал Смаргард.
  - Вот это да! - крикнул кто-то. - Я с роду таких деньжищ не видывал!
  Ни один мускул не дрогнул на лице Вариуса. Он что-то шепнул верзиле. Тот принес два куска плотной материи. Первым стрелял Камериец, а это был именно он. Он кинул утиное перо, делая поправку на ветер. Потом приказал завязать ему глаза. Стрела вошла точно в сердцевину яблока. В толпе восторженно закричали. Смаргард дождался, когда ему завяжут глаза и поменяют мишень. Потом он подошел к линии, прочерченной на земле сапогом верзилы.
  - Эй, Валфрид, - крикнул Смаргард, - попроси, пожалуйста, принести мне квасу, а то ... - он выстрелил..., - становится жарко.
  Стрела так же пронзила яблоко, уткнувшись в деревянный щит. Повисла тишина. Было слышно, как мухи роем кружатся вокруг сладостей у соседнего лотка. Вариус широко раскрытыми глазами смотрел на Смаргарда.
  - Не может быть, - прошептал он. - Так смертный стрелять не может.
  - Гони мои деньги! - крикнул Смаргард верзиле.
  Тот стоял словно оплеванный. Такого позора ему еще никогда не доводилось переживать.
  - Может, продолжим состязание? - спросил он уже не таким уверенным голосом, как раньше.
  - Эй, отдай деньги, парень честно заработал их! - послышался чей-то недовольный голос.
  Зеваки вокруг зашумели.
  - Отчего не продолжить? - вдруг сказал Смаргард, повесив лук на плечо. - Раз народ этого хочет!
  Вариус с верзилой переглянулись. Толпа возле палатки лучников росла с каждой минутой. Вновь подошедшие с интересом расспрашивали о происходящем.
  - Состязание продолжается! - закричал верзила, поднимая правую руку вверх. - Слушайте и не говорите, что вы не слышали, сейчас великий Вариус предлагает своему сопернику новое состязание! Мишенью будет монета, которую мы установим в ста шагах. Стрельба будет вестись в двух попытках. Кто собьет монету - тот получит..., - детина выдержал паузу, - десять золотых!
  Толпа восторженно загалдела. Спартак подошел к Смаргарду и прошептал ему на ухо:
  - Друг мой, давай остановимся на этом. Ты уже доказал всем, что ты лучший стрелок, у нас сейчас другая задача. Не хватало, чтобы сейчас сюда пришли рыскари.
  - Спартак, - взмолился Смаргард. - Всем наплевать. А я вошел в азарт, дай я докажу этим Камерийцам, что есть стрелки еще в непокоренных королевствах.
  - Как знаешь, - с досадой в голосе ответил Спартак, отходя назад.
  Мальчик-Даун отнес монету на сто шагов. Ему помогал верзила, который тащил за собой деревянный щит. Монету прилепили куском воска в центр щита. Смаргард весело подмигивал деревенским девушкам в разноцветных платьях. По лицу Вариуса можно было прочитать озабоченность и удивление одновременно. Еще никто не мог тягаться с ним в искусстве стрельбы из лука ни в больших городах, ни в маленьких деревнях, а здесь где-то в захолустье какой-то сопляк смеется над ним. Камериец стрелял первым. Он долго целился, стараясь прислушаться к ветру. Наконец тетива запела, и стрела вонзилась в монету. Вокруг раздались радостные крики. Вариус посмотрел на Смаргарда. Тот словно не обращал внимания на выстрел, беседуя со своими друзьями. Кто-то толкнул Смаргарда в спину. Парень вылетел из толпы и оказался нос к носу с Вариусом.
  - Покажи, какой ты стрелок, - процедил Камериец сквозь зубы, отходя немного в сторону.
  Смаргард смотрел на мишень, словно она стояла передним.
  - Не буду стрелять, - сказал он, выпятив нижнюю губу.
  По толпе пошли презрительные смешки.
  - Слишком просто, в наших местах иногда так развлекаются, Валфрид, дай, пожалуйста, квасу.
  Вариус и остальные с интересом наблюдали за происходящим. Смаргард натянул лук, а брат тем временем поил его квасом из кружки. Практически не целясь, Смаргард выстрелил и попал в монету. Радостные крики пронеслись по толпе. Вариус стоял, открыв рот.
  - Так люди не стреляют, так стреляют эльфы или демоны! - выдавил он сквозь зубы.
  Мужчина подошел к Смаргарду.
  - Назови свое имя, стрелок?
  - Зачем тебе оно? Я же не спрашиваю твоего имени.
  Камериец кивнул амбалу, тот начал угрожающе надвигаться на парня. Толпа неодобрительно загудела. Вариус натянуто улыбнулся и признал свое поражение. Он отсчитал десять золотых Смаргарду.
  - Ты стреляешь как дьявол, - сказал Вариус парню. - Кто был твоим учителем, если ты все еще не хочешь сказать мне своего имени.
  Смаргард смущенно повесил лук на плечо.
  - Моим учителем был мой отец и наставник, который воспитал меня.
  Толпа стала расходиться. Зеваки похлопывали парня по спине, выражая свое восхищение.
  - Мое имя Вариус, - представился стрелок уже без капли злобы в голосе. - Прошу простить меня за злые мысли о тебе, стрелок, я дал волю гневу прежде чем понял, что нашелся кто-то, кто смог показать мне как надо стрелять из лука. А это мои слуги: Хорн и Хлюпик.
  Стрелок рукой указал на амбала в шапке и мальчика.
  - И ты прости меня, Вариус, - улыбнулся Смаргард. - Я дал волю своей гордыне, а отец учил нас с братом не поддаваться ей. Кстати, меня зовут Смаргард, а это мои друзья.
  Парень представил друзей Вариусу.
  - О, рад знакомству, - он пожал всем руки. - Ваш товарищ отличный стрелок! Я восхищен его искусством, клянусь всеми Камерийскими Богами.
  
   Тем временем весть о стрелке разнеслась по всей ярмарке. Дозор рыскарей, получивших известие о всадниках, пробирающихся к Ореховому замку, решил проверить непрошеных гостей. Отряд состоял из трех воинов во главе со старшиной. Они вышли из караульного помещения одетые в кольчуги, держа в руках тяжелые мечи и щиты с изображением разрубленной пополам змеи и розы. Староста подбежал к старшине отряда - коренастому мужчине с совершенно гладко выбритой головой, и начал что-то быстро нашептывать. Тот слушал невнимательно, вглядываясь в прохожих.
  
  - Хорн, наш многоуважаемый соперник заслужил еще одну награду, - обратился Вариус к помощнику. - Приведи Богла.
  Верзила испарился, но вернулся через некоторое время с огромной клеткой в руках. Внутри сидело какое-то существо. Спартак подошел ближе. Друзья встали рядом и опустились на колени. Богл был ростом чуть больше полутора футов, имел тщедушное тело, большие глаза, обрамленные длиннющими ресницами. Длинные уши были прижаты к голове. Сзади Богл имел небольшой хвост, поросший шерстью. Он равнодушно смотрел на ребят, время от времени протягивая руку в надежде получить сахар.
  - Зачем он мне? - пожал плечами Смаргард.
  - Э, нет, Смаргард, - сказал Вариус, кладя свою руку на клетку. - Договор есть договор. Чтобы никто не смог упрекнуть меня в том, что Вариус бесчестный человек. Бери, он ест мало, в основном сахар. Но вроде бы приносит удачу, хотя мне кажется, это сказки.
  - И что мне делать с ним? - Смарград обвел взглядом недоуменные лица друзей.
  Спартак улыбнулся, мол, что хотел, то и получил.
  - Именем Великого Морлока, бросьте оружие! - раздался резкий окрик лысого рыскаря.
  Друзья увидели трех здоровенных воинов с мечами наголо. Их лица были полны решимости и злобы.
  - А что случилось? - крикнул Вариус.
  - Не твое дело, Камериец, иди своей дорогой, пока жив, - ответил рыскарь.
  Староста привел еще пятерых молодцов с арбалетами в руках. Они наставили оружие на наших героев с той же решительностью, что и рыскари. Вариус подмигнул друзьям и отошел в сторону. В эту минуту Спартак сильно пожалел о том, что разрешил Смаргарду потешить свое самолюбие. Теперь они стояли в окружении девяти вооруженных людей совершенно безоружные, если не считать лук Смаргарда, который тут же отобрали.
  - Вы пройдете с нами, - сказал рыскарь. - И смотрите у меня, без шуток, мои парни юмора не понимают, а эти олухи стреляют, когда нервничают.
  Олухи с арбалетами переглянулись, так и не поняв, оскорбили их или похвалили. Сторожка рыскарей была слишком маленькой и не подходила для содержания в ней задержанных, поэтому до прихода храмовников Серого ордена, было решено отправить арестованных в подвал дома старосты под надежный замок. Старостой был плешивый малый лет пятидесяти с большим брюхом, и белоснежной кожей. На его большом толстом лице терялись маленькие бегающие глазки и маленьких острый носик.
  - Господин Рафир, - лепетал староста, не переставая заглядывать в глаза старшине рыскарей. - Мне зачтется, что я сообщил вам о них? Ведь вы замолвите слово перед храмовниками?
  - Не тряси воздух, Молем - ответил Рафир, протирая голову платком. - Беги лучше приготовь камеру для арестованных, а то если они сбегут, я с тебя живого кожу сдеру.
  - Слушаюсь, господин Рафир, - пробубнил староста и, тряся животом, побежал в сторону своего дома.
  - Вот так вляпались, - процедил Валфрид, сурово глядя на брата.
  - Эй, хватит болтать, - гаркнул Рафир, оглядываясь на пленных.
  Спартак тем временем делал какие-то знаки Наве. Девушка поняла его, но отрицательно покачала головой. Спартак удрученно вздохнул. Дом старосты стоял в центре деревни. Напротив стояла сторожка рыскарей. Молем уже стоял на пороге и тряс ключами.
  - Прошу вас господин Рафир.
  Рыскарь, гремя каблуками, поднялся по лестнице.
  - Свяжите им руки, - приказал он своим людям.
  Тем временем староста налил полстакана сливовой водки и подал ее рыскарю на подносе с куском свежего помидора. Рафир сначала жестом отказался, но потом все-таки мигом опрокинул стакан и, крякнув, закусил.
  - Киньте их в холодную, - приказал он. - Эй, Молем, узнай, у кого они остановились, а то, как видишь гости налегке.
  Рафир вдруг посмотрел на Наву.
  - Слышь, а это девица, - сказал он и заржал. - Куда ты волосы свои дела, бесстыдница?
  Он подошел к девушке и хотел потрепать ее по голове, но Нава ударила его коленом между ног с такой силой, что рыскарь согнулся пополам. Он охнул и свалился на пол, гремя кольчугой. Второй рыскарь ударил Наву по лицу со всего размаху. Девушка упала на пол и, ударившись головой потеряла сознание. Спартак и близнецы со связанными руками бросились на обидчиков, но тут же получили сильные удары в голову и живот. Их отволокли в подвал. Здесь было довольно холодно. Староста хранил летом здесь продукты. Вокруг стояли бочки с вином и водкой. В ящиках лежало мясо и вяленая рыба. Когда дверь за ними захлопнулась, Спартак укоризненно посмотрел на Смаргарда.
  - Простите меня, друзья, - промолвил он. - Бес попутал.
  - Прибить тебя мало, - шипел Валфрид, проверяя целы ли у него зубы.
  Они подошли к Наве. Девушка была без сознания. Из уголка рта текла тонкая струйка крови.
  - Убью гада, - сказал Спартак, вспоминая как рыскарь ударил беззащитную девушку в лицо.
  Нава медленно приходила в сознание.
  - Что болит, спросил Спартак. - Кости целы?
  - Голова раскалывается, - тихо промолвила она, пытаясь связанными руками потереть челюсть.
  Смаргард виновато стоял чуть поодаль.
  - Эй, меткий стрелок! - крикнул Валфрид. - Что теперь делать будем? Они сейчас найдут наше оружие и коней. У Спартака в мешке карта - лучший подарок для некромантов. Да и меч знатный. Его почти все Серые знают. Ну ты учудил - теперь придумывай как выбраться.
  - Я очень виноват, Нава, Спартак, простите меня. Я вел себя как ребенок, вот творец и наказал меня за гордыню.
  - Нам от этого не легче, - ответил Спартак, потирая лоб, на котором уже появилась большая шишка от удара рыскаря в тяжелой перчатке. - Что теперь делать, ума не приложу!
  Тем временем двое рыскарей нагрянули в харчевню Верика. Они изрядно помяли ему бока. Забрали все вещи и оружие. Коней приказали отвести к дому старосты. По дороге они поделили деньги из кошельков всадников.
  Рафир с интересом рассматривал содержимое мешков арестантов и их оружие.
  - Это все? - спросил он, сурово глядя на подчиненных
  - Да, старшина, - сказал рыскарь, прикрывая карман, где лежало золото ребят. - У них добрые кони и по приметам, похоже, что это именно те, которых ищут храмовники.
  - Отлично, - Рафир потер руки. - Эй, Молем налей еще водки.
  Староста побежал на кухню и принес бутыль с мутной жидкостью, запечатанную сургучом. Тем временем Рафир взял перо и бумагу. Он написал несколько слов и приказал рыскарю принести калаха. Тот вернулся через несколько минуту, держа в руке клетку. Рафир извлек оттуда существо, походившее на летучую мышь с головой стервятника. Привязав к ноге записку, Рафир вышел на улицу и выпустил калаха.
  - Весточку я отправил, пора бы и закусить, - сказал он.
  Молем приказал служанке нести обед.
  Спартак подошел к небольшому окну, через которое в подвал пробивался свет.
  - Слишком маленькое, чтобы пролезть, - он сел на бочку и задумался.
  - Если рыскари сообщат о нас Серым, то некроманты ночью уже будут здесь, - сказал Валфрид, пиная ногой ящик с рыбой.
  - Надо думать, как отсюда выбраться, - тихо проговорила Нава. - Спартак, что ты думаешь?
  - Пока не знаю, - признался парень. - Сначала надо попытаться освободить руки.
  Действительно, рыскари связали руки своим пленникам кожаными ремнями, настолько туго, что те ужасно болели и начали неметь.
  Смаргард обошел подвал вдоль и поперек.
  - На полке стоит бутылка с маслом, если ее разбить, можно попытаться развязать руки.
  - Давай попробуем, ты дотянешься сам?
  Спартак встал с бочки и подошел к стеллажам, заставленным деревянной посудой и медными чайниками. Бутылка стояла высоко. Ребята втроем передвинули тяжелую бочку. Смаргард вскарабкался на нее.
  - Не могу дотянуться, - прохрипел он, становясь на цыпочки.
  - Давай я попробую, - предложил Спартак. - Я повыше, может получится.
  Он влез на бочку и поднял руки вверх. Бутылка стояла возле самой стены. Спартак осторожно попытался схватить ее. Не хватало каких-то нескольких дюймов. Пот градом катился по лицу парня. Он вдруг подпрыгнул и ударил по бутылке. Та упала и покатилась по полке.
  - Эй, Хряк, иди, посмотри, что там за шум, - приказал Рафир, наливая третий стакан водки.
  Хряк - здоровенный рыскарь, который ударил Наву, взял меч и загремел замком от подвала.
  - Чего шумите? - спросил он, спускаясь по каменным ступенькам. - Сейчас кости вам переломаю, если еще раз старшина пришлет меня сюда.
  Ребята сидели, и как ни в чем не бывало, смотрели на рыскаря.
  - Принеси нам воды, - сказал Спартак, поглядывая на бутылку.
  Та предательски медленно каталась по полке, вот-вот готовая упасть на пол.
  - А леденцов вам не принести? - заржал тот и, хлопнув дверью, повернул ключ в замке.
  Как только дверь за ним закрылась, ребята бросились к полке. В последний момент Спартак успел подставить руки, и бутыль упала к нему без единого звука.
  - Смаргард, попробуй ее разбить, - прошептал Спартак, кладя бутыль в ящик со снедью. Если сможешь, накрой ее вон тем покрывалом.
  Парень подошел к бочкам, укрытым дерюгой и осторожно снял ее. Накрыв бутылку, он принялся искать, чем бы ее разбить. Не найдя ничего подходящего кроме медного чайника, он снял его с нижней полки и стукнул им по дерюге, под которой лежала бутыль. Та издала глухой звук, но не разбилась. Выругавшись, Смаргард ударил снова. Только с пятой попытки удалось разбить ее. Тут же по подвалу разнесся запах прогорклого масла. Ребята осторожно сняли дерюгу. Несколько осколков упало на пол.
  - Вон, бери горлышко, - тихо сказал Валфрид.
  Смаргард взял отбитое горлышко бутылки с острыми краями. Оно было скользким от масла. Кое-как они вытерли стекло, и Смаргард стал резать кожаные путы. Через час друзья растирали затекшие руки.
  - Веревки держите при себе, - скомандовал Спартак. - Если рыскарь снова войдет, он ничего не должен заподозрить.
  Они быстро вернули дерюгу обратно, накрыв бочки. Потом вывалили вяленой рыбы в ящик с маслом и стеклом. Запах исчез.
  - Я не чувствую рук, - промолвила Нава, растирая запястья.
  - Скоро пройдет, - ответил Спартак. - Кровь сейчас начнет поступать, потерпи, пожалуйста.
  Девушка улыбнулась. Близнецы прохаживались по подвалу, осторожно двигая ящики и бочки, в надежде отыскать хоть что-нибудь, что поможет им сбежать. Но тщетно
  - Клянусь белой акулой, Смаргард, - продолжал кипеть от возмущения Валфрид. - Окажемся на свободе, я отлуплю тебя.
  - Хватит вам, зашептал Спартак.
  Вдруг кто-то тихонько постучал в окно. Ребята подбежали к стене, вглядываясь в грязное стекло. За окном на корточках сидел Вариус! Спартак встал на ящик и почти достал головой до окна.
  - Как стемнеет, мы постараемся вас освободить, - тихо промолвил стрелок. - Постарайтесь пока ничего не предпринимать. Рыскари уже сообщили некромантам о вашем пленении.
  Вариус оглянулся и резко вскочил на ноги. Через мгновение он исчез из виду.
  - Вот это да, - пробурчал Смаргард. - Чего это ему понадобилось нас спасать?
  Остальных тоже мучил этот вопрос. Спартак расхаживал по подвалу.
  - Как бы то ни было, если он нам поможет, хорошо. Сейчас главное -свобода. А потом посмотрим.
  - Верно, говоришь, - согласился Валфрид, показывая кулак брату.
  Нава улыбнулась, глядя на них.
  
  Рафир допил водку и позвал Молена.
  - Прикажи сворачивать ярмарку, Молем, - твердым голосом приказал старшина. - Чтобы к вечеру духу их не было у деревни. Мы ждем уважаемых гостей.
  - Как же так, господа хорошие, - староста упал на колени. - Они же раз в год приезжают. Крестьяне могут взбунтоваться.
  Молен не сказал, что достопочтенный господин Крас - хозяин ярмарки, отвалил старосте двадцать золотых монет за разрешение торговать на его земле.
  - Если твои люди взбунтуются, староста, я попрошу помощи у храмовников, а они не будут церемониться как я. Половину вырежут, а половину отправят в Пустые земли камни ворочать для нашего господина. А тебя отдадут на растерзание мантикорам.
  От слов старшины Молем весь затрясся и подобрав живот он мигом выскочил из дома, придумывая на ходу как бы так объяснить все Красу, чтобы не пришлось возвращать деньги. По деревне тут же поползли слухи, что в доме бедняги Верика поймали каких-то преступников. Молва уже успела их наделить всеми возможными и невозможными качествами. Кто-то сказал, что это и вовсе не люди, а черные эльфы, поднявшиеся из земли, чтобы убить короля Эрика Рыжего. Бедный хозяин харчевни отлеживался на постели и приказал Маргарет запереть двери и никого не пускать. Рыскари по приказу Рафира сложили вещи всадников и оружие в караульном помещении.
  День стал клониться к закату. Хряк еще два раза спускался в подвал. Он не слишком внимательно осмотрел веревки, успев кинуть за пазуху большой кусок вяленого мяса, снова удалился. Вскоре в подвале стало совсем темно.
  Рафир вместе со старостой и со своими солдатами сидел наверху. Они ели и пили и громко ржали. Тем временем ярмарка была уже почти свернута. Злой Крас ходил по пустому полю и на чем свет стоит, ругал старосту. Вариус вместе с Хорном и Хлюпиком быстро свернули свою палатку. Они перевозили свой нехитрый скарб на телеге, запряженной тремя лошадьми. На телеге Вариус соорудил нечто вроде небольшого дощатого домика с надписью "Самый лучший стрелок - проверь?", притом слово "Стрелок" было написано через "И". К заходу солнца ярмарка двинулась прочь от деревни. Крас поклялся больше никогда не посещать эти проклятые места. Длинная вереница из телег, лошадей, ослов, мулов и повозок растянулась на полмили. Еще долго пыль от колес витала над дорогой. Замыкала вереницу повозка Вариуса. Он сидел рядом с Хорном, который лениво хлестал лошадок по спине длинным тонким кнутом. Хлюпик ковырял в носу грязным пальцем, равнодушно поглядывая на небо. Примерно через полчаса повозка Вариуса остановилась. Тут же к ним подскакал начальник охраны Краса.
  - Что случилось, Вариус?
  - Колесо соскочило, сейчас починим и догоним вас, - ответил стрелок, кивая на повозку.
  - Помощь нужна?
  - Нет, справимся сами, а потом мы догоним...
  Начальник охраны махнул рукой, и караван двинулся дальше. Вариус подождал с полчаса, когда они скроются из виду.
  - Разворачивай, - приказал он Хорну. - Давай живее.
  Верзила сплюнул сквозь передние зубы и развернул повозку. Они не стали въезжать в деревню, а остановились в небольшой рощице, вдоль реки. Здесь среди деревьев Вариус переоделся в легкую куртку, поверх надел тонкую кольчугу, подаренную дедом. Два кинжала он засунул за пояс, перекинул через плечо свой верный лук. Умело пристроил колчан со стрелами.
  - Хорн идешь со мной, а ты Хлюпик жди нас здесь. Если через два часа не вернемся, дуй за караваном, там, в подкладке у стенки спрятан кошелек, купишь себе жену и корову.
  Хлюпик сделал такое лицо, что Вариус махнул рукой. Вдвоем с Хороном они направились к деревне.
  
  - А нам полагается премия? - заплетающимся языком спросил Хряк, дожевывая кусок мяса.
  - А то, Хряк! - заржал Равид, громко стукая его по спине. - Тебя произведу в генералы, и дадут курировать маленький женский монастырь.
  Хряк отбросил мясо и рукавом вытер жир с губ.
  - Ты не врешь, старшина? - Хряк смотрел на Рафира мутным взглядом. - Правда, монастырь? На какой хрен мне генерал, а вот монашки.
  Верзила мечтательно закатил глаза. Молен тоже уже порядочно опьянел, то и дело, хватая за толстый зад служанку. Та громко смеялась и отпихивала руку старосты.
  - Пойду, отолью, - сказал Хряк, с трудом вставая из-за стола.
  Третий рыскарь уже давно мирно дремал на сундуке, подложив под голову чей-то сапог. Служанка зажгла лампы. Они ужасно кадили и давали мало света.
  - Ладно,- сказал Рафир, вставая на нетвердых ногах. - Пойду к нам в караулку посплю, а то когда наши гости прибудут, надо быть в форме.
  Рафир подошел к спящему рыскарю и грубо ткнул его сапогом в бок.
  - Эй, вставай, идем в караулку, слышь, дубина?
  Спящий издал нечленораздельный звук, но поднялся и, шатаясь, направился к двери. В деревне было не видно ни зги. Староста украл весь годовой запас масла для фонарей, да и фонари украл тоже.
  - Хряк, - крикнул Рафир в направлении деревянного туалета радом с домом. - Проверь этих в подвале и иди к нам.
  Из туалета послышалось какое-то мычание. Двое рыскарей отворили дверь в свой домик, который они называли караулкой. А что же Хряк? Хряк мычал, потому что Хорн подставил к его горлу широкий нож, который больше напоминал ятаган.
  - Попробуешь пикнуть, увидишь свои грязные сапоги, - шептал Хорн. - Голову в миг отрежу.
  Хряк закивал словно болванчик. Хорн обыскал его и вынул ключи от подвала из засаленного кармана. Ударив верзилу по затылку, Хорн оставил его в том же положении, словно рыскарь пошел справить нужду, да и заснул. Выйдя из туалета, Хорн подошел к крыльцу, под которым прятался Вариус. Он тихо вынул ключи и протянул их стрелку.
  - Жди меня здесь, - сказал Вариус.
  Он бесшумно, как это могут делать все Камерийцы, поднялся по ступенькам. Дверь была открыта. Староста лежал головой в тарелке:
  - Нам бы пива да молодок,
  То ли будем жить,
  А то ли нет,
   А сегодня веселимся!"
  Вдруг Молен заорал похабную песню, не поднимая головы от стола. Вариус подошел к двери и стал поворачивать ключ.
  Спартак первым услышал звук открывающейся двери. Он приложил палец к губам. У них была договоренность, если это снова Хряк, то Спартак бьет его по голове поленом, а там по обстановке. Он встал у двери. Близнецы с другой стороны. Нава спряталась за ящиком, тоже держа в руке полено. Но когда они увидели силуэт Вариуса, то облегченно вздохнули.
  - Эй, вы тут? - тихо бросил в темноту стрелок.
  - Да, Вариус, - ответил Смаргард, выходя из тени.
  - Быстрее выходите, старайтесь не шуметь.
  Четверка друзей, аккуратно ступая по скользким от сырости ступенькам, вышла в столовую. Молен как и прежде продолжал напевать:
  - Когда мы шли дозором,
  Увидел я пастушку,
  Она пасла ягнят,
  Среди лугов ...
  Тут он стал поднимать голову. Обведя стеклянными глазами столовую, и ничего не видя, он снова упал на стол.
  - Что-то Хряк задерживается? - бурчал сонный Рафир. - Эй, Зуб иди, проверь куда он запропастился.
  Зуб снова разбуженный в неподходящий момент вышел из домика. В это время всадники крались по столовой. Он открыл дверь уборной.
  - Заснул, пьяная скотина, - выругался Зуб. - А я из-за тебя поспать не могу.
  Он вернулся обратно.
  - Спит, зараза, в уборной, набрался как всегда.
  - Хорошо, проспится - придет.
  Сказав это, Рафир увидел направленный ему в глаз наконечник стрелы.
  - Сиди тихо, - проговорил Вариус.
  Ребята тем временем, стали искать свои вещи. Они были свалены в оружейной комнате. Стрелок вместе с Хорном тем временем, вставили кляпы в рот старшины и Зуба, связав им руки за спиной.
  - Идем, - Спартак ткнул Рафира острием меча в бок. - И без фокусов, убью.
  Они вывели двоих рыскарей в темноту. Потом заставили их спуститься в тот самый подвал, где еще совсем недавно сидели сами. Связав их спина к спине, Спартак убедился, что кляпы надежно сидят во рту.
  - Поехали отсюда, да побыстрее, - сказал стрелок, когда они очутились на улице.
  - Мы должны забрать наших коней, - твердо сказал Спартак, прикрепляя меч на пояс.
  - А вы знаете, куда их увели? - спросил Вариус.
  - А разве их не оставили в харчевне?
  Стрелок рассмеялся.
  - Рыскари, я думаю, уже придумали, как повыгоднее продать ваших коней. Может они в хлеву у старосты, а может еще где-нибудь. У нас нет времени на их поиски.
  Неприятная новость о том, что они остались без скакунов, озадачила всю четверку. Вдруг невдалеке раздался звук рога. Это был заунывный звук, который не раз слышали всадники.
  - Сюда едут некроманты, - сказала Нава.
  - Пошли быстрее, - поторопил всех Вариус. - Хлюпик уже заждался поди.
  Они зашагали в темноте, время от времени оглядываясь по сторонам. Хлюпик спокойно спал в повозке, держа в правой руке кусок черного хлеба.
  - Вот это охранник! - крикнул Вариус.
  Мальчишка подскочил и что-то замычал.
  - Ладно, давай быстро вставай, мы уезжаем.
  Ребята забрались в повозку. Хорн закрыл символические деревянные створки, служившие дверьми. Снова послышался звук рога. Теперь он был совсем близко. От этого звука все поежились. Вскоре повозка тряслась прочь от деревни...
  
  Рафир озверел от бессилия. Он пытался ослабить веревки, но они только сильнее обвивали запястья. Так они просидели около часа. Вдруг в доме послышались шаги. Старшина молил всех богов, чтобы это был Хряк. Кто-то подошел к двери подвала и толкнул ее. Запертая дубовая дверь, кованная железными пластинами, в одно мгновение слетела с петель. В тусклом свете ламп появился силуэт в черной рясе. Голова вошедшего была накрыта капюшоном. Какой силой надо было обладать, чтобы вот так запросто выбить толстую дверь. Незнакомец медленно стал спускаться по ступенькам. В тишине раздавался какой-то шипящий звук, словно в подвале завелась змея.
  Рафир и Зуб беспомощно дергались на полу.
  - Где они? - прошипел вошедший, склонившись к старшине.
  Это не был голос человека. Оба рыскаря замычали. Из рукава в сторону Рафира потянулась рука - это была нечеловеческая рука: тонкие длинные пальцы с длиннейшими острыми черными когтями. Оно вытащило кляп изо рта старшины.
  - Клянусь...
  - Где они?!- заверещало существо, хватая старшину за горло.
  Рафир не видел его лица, и даже не хотел его видеть.
  - Они бежали. Им помог тот стрелок с ярмарки Краса, я не помню, как его зовут, - хрипел он.
  Существо издало гортанный звук.
   - Они забрали свое оружие?
  - Да, а нас кинули сюда.
  - А была ли с ними ведьма?
  - Я не знаю, была деваха с остриженными волосами, ее звали, кажется, Навой.
  - Ты глупый червь, - шептало существо.
  Вдруг послышался еще какой-то звук. Существо подняло голову и зарычало. В дверях стоял лич. Букс был вне себя от ярости.
  - Что тебе надо Проклятый колдун? - зашипело существо.
  Лич стал осторожно спускать по ступенькам.
  - Я не знал, что Великим Анку понадобились какие-то молокососы.
  Анку резким движением выбросил руку и головы Рафира и Зуба тут же покатились по полу. Два тела еще долго бились в конвульсиях, выбрасывая из артерии тонкие струйки крови.
  Букс рассмеялся.
  - Ты же знаешь, Анку, мы можем и голову оживить.
  - Эту голову тебе оживить не под силу, Букс. Я наложил на них звезду.
  Лича передернуло. Анку - были элитной силой Великого Морлока. Говорят, он вызвал их, когда был за Пределом. Оттуда они и пришли. Даже черные рыцари и храмовники Серого ордена не обладали такой силой магии и властью как Анку. Их мало кто видел воочию даже из приближенных Морлока. Герцог Анхейм открыто их ненавидел, но никто, ни один некромант не был так близок к Морлоку и не имел столько власти.
  - У меня приказ Великого Морлока, Анку, найти и доставить этих всадников в Темный Храм, а ты только что убил свидетелей, которые хоть что-то могли нам сообщить. Значит, ты мешаешь исполнить волю моего господина?
  - У меня свой путь, у тебя свой Лич. И не тебе судить об исполнении долга и воли господина.
  - Но...
  - Я не намерен больше говорить с тобой, Букс. Мне надо идти.
  Анку вытер свои ужасные когти об одежду трупов и направился к выходу. Лич остался стоять на месте, бессмысленно глядя на остывающие трупы. Анку поднялся наверх. Молен уже протрезвел, так как его за горло держали двое вампиров. Когда появился Анку, староста ощутил могильный холод. Чудовище из ужасной секты, которую основал сам Морлок, проследовало мимо вампиров. Они оскалили на Анку свои клыки. Но тот даже не удостоил их взглядом. Когда он исчез, из подвала показался Букс. Он был взбешен.
  - Проклятые Ублюдки! - выругался Лич. - Вы хорошо поискали?
  Один вампир вышел на улицу и, убедившись, что Анку растворился в темноте, вывел на свет связанного Хряка. Тот после выпитого, а потом последовавшего удара по голове совсем ошалел. При виде Лича и вампиров рыскарь затрясся всем телом.
  - Что случилось? Где пленные? - спросил Букс, вплотную подходя к Хряку.
  - Ваше сиятельство, - лепетал тот. - Мы их схватили, оружие спрятали в караульном помещении, коней поставили в конюшню к старосте, все как по уставу. У нас вы же знаете, в караульном помещении нет своей темницы, вот подвал Молена, - Хряк кивнул на поседевшего при виде Анку старосту, - как раз и сгодился. Руки связывал я сам, клянусь могилой Лорда Кола. Да и проверял я несколько раз. Старшина отправил сразу же вашему сиятельству калаха. Потом мы стали ужинать. Я пошел в уборную, там меня кто-то и огрел по голове. Очнулся я, когда ваши господа вытаскивали меня на улицу.
  Букс медленно прохаживался по комнате.
  - Где оружие?
  - В караулке, - промычал Хряк, обливаясь слезами и соплями.
  - Проверьте, - Букс кивнул вампирам.
  Вскоре один вернулся и сказал, что в сторожке кто-то побывал и все забрал.
  - Тупые мужланы! - заорал Лич. - Я, получив весть от калаха, мчусь сюда через лес, чтобы найти Анку и полупьяного рыскаря!
  - Ваше сиятельство! Не губи!- взмолился Хряк. Хватая сапоги Букса.
  Но тот отпихнул его и сказал.
  - Убейте всех и этого со служанкой, - Букс указал на Молена. - Я посмотрю на улице...
  Отъехав на порядочное расстояние, Хорн свернул к небольшому лесочку и остановился.
  - Надо поспать, - сказал стрелок. - Утром тронемся.
  - А куда вы едете? - Спартак стал искать что-нибудь напоминавшее подушку.
  - Уже никуда, - Вариус порылся среди мешков и узлов и достал несколько валиков с бахромой по бокам. - Ярмарка уехала, мы отстали и теперь даже не знаем где их искать. Двинем в столицу, я слышал, Эрик Рыжий жалует стрелков да магов. Может заработаем на зимовку. А вы куда ехали, если конечно это не большой секрет? - улыбнулся Вариус.
  - Нам надо к Ореховому замку, - прямо сказал Спартак, - у нас в тех местах кое-какое дельце.
  - От вашего дельца попахивает некромантами, - прямо сказал Вариус. - И притом плохо попахивает, если вас рыскари задержали.
  - Давай так, Вариус. - сказал Спартак. - Довозишь нас до Орехового замка, мы платим тебе столько, сколько ты скажешь.
  - Покажи деньги, сначала, - стрелок был неумолим.
  Спартак резво сунул руку в карман. Но вспомнил, что все деньги забрали рыскари. Вариус и Хорн рассмеялись.
  - Даже призовые деньги забрали?
  Смаргард опустил глаза.
  - Я-то думал, Хорн, мы заработаем хоть немного, а от них какой прок?
  - Возьмите это, - сказала Нава, протягивая Вариусу золотое кольцо, подаренное ей Руфью и Соломоном. - Пока хватит?
  Стрелок попробовал кольцо на зуб и с сомнением посмотрел на Наву.
  - Золоте, не сомневайся.
  - Хорошо, - Вариус положил кольцо в карман. - Давайте спать.
  Ночь пролетела для всех быстро. Спартак открыл глаза и пытался сообразить, где он находится. События последних дней перемешались в голове. Вариус и Хорн спали на крыше, укрывшись шкурой какого-то животного. От шкуры так разило, что ребята первое время прятали носы под оделяла. Но потом привыкли. Хлюпик возился с лошадьми. Спартак вылез из повозки. Они ночевали в хорошем месте: белые березы, чистая речушка, сочная трава. Сытые лошади прогуливались по бережку, опустив головы к воде. Спартак попробовал воду - немного прохладная. Он разделся и плюхнулся в речку. Прохладная вода окутала парня, и он поплыл к середине речки. Тут же раздались голоса близнецов.
  - Как водичка?
  - Отличная, давайте сюда! - Спартак махнул рукой, зазывая близнецов.
  Те в один миг бросились купаться. Вода действительно была хороша. Вариус поднял голову и сонными глазами уставился на ребят. Потом опустил и снова заснул.
  Через полчаса все сидели у костра и завтракали.
  - Мы с Хорном посоветовались, - сказал Вариус, отпивая горячий чай из медной чашки. - Мы вам поможем. Мы не знаем, что вы ищите, клад или еще чего-нибудь, но когда мы доставим вас к замку, вы дадите нам пятнадцать золотых. Думаю, это справедливо? Мы не едем в столицу, а вы оплатите нашу зимовку. Идет?
  - Идет, - ответил Спартак, даже не представляя, где они возьмут деньги.
  Завтрак быстро кончился. Хлюпик вновь запряг лошадей, и повозка тронулась в сторону границы Девейского королевства, до которой было уже рукой подать...
  К вечеру они остановились у стен небольшого аббатства. Вариус сказал, что хорошо знает аббата и тот пустит их переночевать. Он постучал в массивные деревянные двери. Долго никто не открывал. Потом послышались чьи-то ленивые шаги.
  - Кого принесло в святое место? - голос был сильный.
  - Это Вариус, стрелок из Камерии, - представился гость.
  - Не знаю такого, иди с миром сын мой, - ответили за дверью голосом, не терпящим возражений.
  - Эй, олух, доложи обо мне аббату Скворольду, иначе я сейчас начну так колотить в ворота, что разбужу всех ваших святых!
  - Аббат на мессе и просил его не беспокоить.
  Вариус позвал Хорна и они вдвоем стали дубасить по воротам. Друзья с интересом наблюдали за таким способом общения. Вскоре ворота отворились. Перед ними возник монах в коричневой рясе с большой дубиной в левой руке и с не менее большим куском мяса в правой.
  - Так ведь пост, брат? - лукаво поинтересовался Вариус, подмигивая монаху.
  - Пути Творца нашего не лежат в следах человеческих, - нашелся монах.
  - Кто изволил меня беспокоить во время мессы? - послышался хриплый голос.
  В сводчатом коридоре стоял аббат Скворольд. На виде ему было за пятьдесят лет, он носил малиновую рясу, янтарные четки на поясе. Лицо аббата выражало беспокойство, но увидев Вариуса, он засиял.
  - Пусти его, брат Мелень, это мой хороший друг.
  Вариус подошел к аббату, и они обнялись как старые друзья.
  - Ты все также колесишь по деревням и обстреливаешь болванов, прости Творец слова мои, - спросил Скворольд.
  - Да, ты прав, ваша светлость, но вот здесь неподалеку нашелся один парень, который победил меня. Да не просто победил, а показал, как надо стрелять.
  Глаза аббата расширились.
  - Ты верно был пьян, Вариус? Не может того быть!
  - Ты же знаешь, ваша светлость, я пью редко и мало, но никогда перед состязаниями.
  - Ты видимо сражался с эльфом. Ведь они отличаются такой меткостью, - предположил аббат, но сам себе и ответил. - Хотя вряд ли, эльфы уже давно ушли из наших мест.
  Аббат взял Вариуса под руку.
  - Что привело тебя, друг мой в мои скромные пенаты?
  - Я с друзьями еду в один замок, там для нас есть работенка, вот и хотели попросить у тебя ночлег.
  - Какие разговоры, Вариус, заводи свою повозку в конюшню и милости прошу.
  Пока Хорн с Хлюпиком занимались лошадьми, Вариус представил гостей Скворольду. Аббат смиренно пожал всем руки. Ребята вошли во двор и стали озираться по сторонам. В центре клуатра - внутреннего дворика прямоугольной формы, окруженного со всех сторон галереями, которые открывались во двор Богато декорированными аркадами, была видна колоннада. В середине каждой стороны находился выход в клуатр, в центре которого бил фонтан. Клуатр примыкал к зданию собора и сообщался с ним через портал. К клуатру примыкала трапезная, откуда доносились веселые крики монахов, которые распевали не очень-то постные песни.
  - Это молодые послушники, - пояснил аббат, перебирая четки.
  В отдалении был зал капитула, где проходили заседания администрации монастыря, собрания братии. Ризница была закрыта на большой замок, ключи от которой аббат всегда держал при себе. Со стороны храма у входа в клуатр находилось хранилище рукописей, которыми пользовались монахи, помещение для переписки рукописей.
  - Слушай, святой отец, - удивленно воскликнул Вариус, - по-моему, твое аббатство стало больше после моего последнего посещения?
  - Ты прав, Вариус, не так давно один добрый человек пожертвовал аббатству немного денег, вот мы и прикупили землицы да лошадок, да построили мельницу.
  Ребята шли следом, рассматривая причудливые узоры на колоннах и витражи в окнах.
  - Сейчас вас отведут в свободные кельи. А потом сможете принять участие в трапезе, - сказал Скворольд.
  Кельи были светлые и по-спартански скоромные: кровать, стол, высокий стул с медным тазиком наполненным водой, кувшин и три толстых свечки. Пока Вариус уединился с аббатом, Спартак собрал небольшой совет.
  - До замка два дня пути, - сказал он. - Вы знаете, что его охраняют некроманты и всякие твари. Мы должны, во что бы тони стало проникнуть внутрь и разыскать в Хрустальном хранилище договор Морлока с Демоном.
  - А что потом? - спросил Смаргард.
  - Потом мы должный найти Затерянный город в пустыне. Нам нужно будет попасть в его подземелье, чтобы разорвать договор, бросив его на дно колодца.
  - Я что-то слышал об этом городе, друзья, - Валфрид облокотился на стену кельи, заложив руки за голову. - Среди моряков поговаривали, что это очень плохое место. Там до сих пор живет Великое зло.
  - У нас нет выбора, друзья. Морлок делает все, что бы выполнить условия договора. Но ему нужно успеть в срок построить Храм для мертвых богов и разыскать ключ для Изумрудного портала, через который они могут хлынуть в наш мир.
  - А еще он собирает армию, - добавила Нава. - Значит, он скоро пойдет войной на не покорившиеся еще королевства.
  - Странно, - вдруг промолвил Спартак, глядя на друзей. - Если некроманты уверены, что мы идем в Ореховый замок, почему они нас постоянно преследуют? Ну и ждали бы себе потихоньку у замка, ни тебе беготни по лесу, ни ночных вылазок.
  - А ты прав, Спартак, - хлопнул себя по лбу Валфрид. - Что-то здесь не сходится.
  - Да, много загадок: некроманты собирают черные камни и ищут дорогу к башне мертвого Бога, кто-то не трогает камни, а лишь собирает воду из них. Кто-то оживляет мертвецов, чтобы выведать их тайны. А тот разговор на заставе про человека в рясе и без оружия, после ухода которого, в лесу нашли трупы с откусанными головами? Они знают о нашем присутствии и нашей цели, но ведут себя не совсем логично.
  - Как? - переспросил Смаргард Спартака.
  - Непоследовательно.
  - А, - протянул парень, снова прислоняясь к стене.
  В дверь постучали. На пороге стоял Вариус.
  - Аббат приглашает всех на трапезу!
  Ребята вышли из кельи и направились в трапезную. Там за длиннющим столом сидело порядка полусотни упитанных монахов в одинаковых коричневых рясах, подпоясанных конопляной веревкой. Судя по их упитанным животикам и лоснящимся лицам, аббат не сильно терзался о соблюдении поста. Его больше заботила наполняемость желудков братии. Горели свечи на столах и стенах. Молодой монах разносил вино в бурдюке, еле поспевая подливать церковный напиток страждущим. Ребят посадили недалеко от аббата. Там же сидели Хорн и Хлюпик. Мальчик заворожено глядел на жареную баранину и дольки арбузов, разложенных по большим тарелкам.
  - Братья уже помолились за вас, так что можете приступать к трапезе, - сказал Скворольд, пихая сидящего рядом Вариуса в бок.
  Монахи усиленно закивали головами, не переставая набивать свои желудки.
  - Да, - промолвил аббат, откладывая приличный кусок курицы на тарелку. - Были времена! Помнишь, Вариус, как мы роптали на орден "Змеи и розы"? Не помнишь? Я хорошо помню. Предали их анафеме. Пожгли на кострах, да повесили черт знает сколько, а оказалось, что сами своими руками открыли дорогу этим...
  Скворольд приставил указательные пальцы к вискам, показывая черта.
  - Нечисти!
  Он крикнул несколько громче обычного. Монахи замолчали, перестав жевать.
  - И что теперь? Аббат уже порядочно выпил. - Теперь я плачу подать Морлоку. Раньше все платили подать мне, а теперь я плачу! А что творят эти посланники демона. Не так давно храмовники вырезали всех монахинь в аббатстве святого Ревика?
  - А почему они это сделали? - спроси Вариус. - Обычно они не трогают церковь Творца.
  Аббат понизил голос.
  - Честно признаюсь, тебе Вариус, аббатиса святого Ревика была более чем странная женщина. Я слышал, что раньше она была великой колдуньей Высокого Храма, но это было очень давно. А ты знаешь, чем они там занимались... колдовство и ведовство - это цветочки. Когда рыцари "Змеи и розы" после полугодовой осады взяли приступом храм, там нашли много интересного: неведомых здесь животных, странных прозрачных людей с большими головами. Монашек я помню, тогда отправили на рудники, а вот главную ведьму почему-то помиловали, да еще поставили аббатисой в аббатство святого Ревика. Звали ее преподобная Рувима, хотя я думаю это не ее настоящее имя.
  - А далеко отсюда это аббатство? - спросила Нава.
  Девушка почему-то была бледной и совсем не ела.
  - Да нет, за светло доберетесь, а зачем оно вам? Там недоброе место.
  Нава замолчала, пристально глядя на Спартака. Вариус вышел во двор. Спартак подсел к аббату, который уже с трудом разговаривал.
  - А что вы знаете об Ореховом замке и как к нему лучше добраться? - в упор спросил он.
  Аббат поморщился, словно ему дали прокисшую капусту.
  - Это, сын, мой гадкое вместилище знаний проклятого ордена, хотя, по-моему, теперь я думаю иначе.
  Скворольд попытался лечь на стол, но Спартак хорошенько тряхнул аббата.
  - А как попасть туда? Есть обходные пути или дороги?
  - Сын мой, ты так молод, а интересуешься всякой богопротивной гадостью. Есть путь, подземный ход, о нем я слышал от одного рыцаря, которого мы поджаривали в Рамее, он-то и сказал о нем. Правда не успел поведать, как туда попасть. Ты же знаешь, сын, мой, что Магистр наложил заклятие на замок, и никто не поможет попасть туда!
  Аббат опрокинул тарелку и тихо задремал. Вариус вернулся.
  - Покинул нас, бедняга, - сказал он и, взяв подмышки Скворольда, понес в его келью.
  - Мы должны попасть в это аббатство, - взмолилась Нава. - Я чувствую, что здесь есть какая-то тайна. Прошу тебя, Спартак?
  Парень задумался.
  - В принципе, это по дороге. Я поговорю с Вариусом.
  - Спасибо, - Нава опустила глаза и до конца ужина не проронила ни слова...
  
  Рано утром они собрались в капитуле. Аббат после вчерашней трапезы немного шатался и время от времени икал. Он произнес недолгую напутственную речь и, окропив всех святой водой, приказал открыть ворота. По приказу Скворольда монахи положили в повозку вяленое мясо, сушеной рыбы, хлеба, грибов. При виде этого Богатства Хорн и Хлюпик хлопнули друг друга по рукам. Большой кусок сахара полетел в клетку с Боглом. Тот, видимо, тоже чувствовал радость людей и даже немного улыбнулся. После плотного завтрака и теплого солнца жизнь не казалась такой уж мрачной. Спартак еще в трапезной попросил Вариуса заехать в аббатство святого Ревика. Тот долго сопротивлялся, но обещанные еще пять золотых к пятнадцати сделали свое дело. Погода сегодня баловала путников. Солнце приятно припекало. Хорн открыл небольшие окошки, и свежий воздух проникал внутрь. Повозку слегка потряхивало. Но ехать было можно. Хорн затянул разухабистую песню про горы и долины, про сокровища в земле и прекрасных русалок. Каждый думало о своем. Мимо мелькали зеленые холмы. От Эльфийского кряжа были видны только белые шапки его вершин.
  К вечеру на развилке они заметили указатель "Аббатство святого Ревика". Хорн повернул повозку вправо. Они выехали к небольшой реке, вдоль берега которой, тянулась дорога, утопающая в высокой траве. Повсюду летали бабочки. От цветка к цветку перебирались трудолюбивые пчелы.
  Аббатство Ревика было значительно меньше, чем аббатство преподобного Скворольда. Вокруг стояла тишина, лишь пение птиц да стрекотание кузнечиков встретило непрошеных гостей. Ворота были закрыты.
  - Мы пойдем, посмотрим, - сказал Спартак. - А вы подождите нас здесь.
  Друзья выпрыгнули из повозки и неторопливым шагом подошли к воротам. Нава постучала в дверь большим железным кольцом на калитке. Тишина. Спартак постучал громче. Никакого ответа. Он оглянулся. Варису махнул рукой.
  - Давайте обойдем вокруг и посмотрим, как можно попасть внутрь, - предложила Нава.
  Ребята пошли вдоль каменной стены из красного кирпича. Было такое ощущение, что внутри никого не нет.
  - Эй! - крикнул Вариус. - Там на воротах печать храмовников. Значит внутри точно никого на будет.
  - Мы сейчас! - крикнул в ответ Спартак, вынимая на всякий случай свой меч.
  Пройдя по периметру футов сто пятьдесят, ребята заметили брешь в заборе, наскоро заколоченную досками. Казалось, что отверстие пробили тараном.
  - Сейчас я их выбью, - Смаргард со всей силы ударил ногой, и трухлявые доски разлетелись в щепки. Первым прошел Спартак, за ним Нава и близнецы. Внутри все говорило о полном запустении. Колодец невдалеке весь был обвит плющом. Трава, местами, доходила до груди. Окна трапезной были выбиты и там до сих пор остались следы пожара. Конюшня полностью сгорела. Несколько ворон, сидевших на покрытой черепицей крыше недовольно каркая, улетели на близлежащие деревья и с любопытством наблюдали за людьми. На пороге капитула сидела монахиня и перебирала чечевицу в плетеной корзине. Увидев вооруженных людей, она испуганно бросила корзину и попыталась убежать.
  - Мы пришли с миром! - крикнула Нава. - Не бойтесь.
  Женщина спряталась за колонной и с нерешительностью и подозрением выглядывала оттуда, оценивая слова девушки.
  - А чего оружие в руках. Да еще в божьем месте?
  Ребята убрали мечи.
  - Мы хотим просто поговорить.
  - Не о чем говорить, - сухо ответила монахиня. - Видите аббатство закрыто.
  - Но вы-то здесь находитесь.
  - Да, епископ Бишем приказал мне присматривать за хозяйством, пока не назначать аббатису.
  Всадники подошли еще ближе. Первой шла Нава.
  - Вы не могли бы снами поговорить, пожалуйста.
  Монахиня вышла из-за колонны, поняв, что ей ничего не угрожает. Она отряхнула подрясник от шелухи.
  - А что вас интересует, дети мои?
  - Что здесь случилось?
  Нава умоляюще смотрела на монахиню.
  - У тебя здесь кто-то был из родных, моя девочка? - уже с участием в голосе поинтересовалась женщина.
  - Да, думаю да.
  - Бедная сиротка, - монашка пригласила всех к себе в келью.
  Здесь пахло травами и чаем. Монашка предложила ребятам чаю. Разлив напиток по чашкам, она поведала о том, как храмовники устроили здесь резню:
  - Я могу рассказать только то, что мне поведала монашка, одна из немногих кому удалось выжить в ту ужасную ночь. Они пришли ночью, их было очень много, на черных конях с факелами. Они долго не могли войти на освященную землю. Даже пытались тараном разбить забор, но все тщетно.
  - Эй, с вами все в порядке?! - раздался зычный голос Хорна.
  Спартак вышел из кельи. Хорн висел на воротах вместе с Хлюпиком.
  - Все в порядке, мы скоро вернемся.
  - Поторапливайтесь, скоро стемнеет.
  Монашка испуганным голосом продолжила:
  - Потом появился кто-то в монашеской рясе. Он был высокого роста и держался особняком. Время от времени к нему подъезжали храмовники и о чем-то докладывали. Когда все их попытки не увенчались успехом, к границе аббатства подошел этот в рясе. Он поднял руки вверх, и прости меня Творец за прегрешения мои, разверзлись небеса и тонкий зеленый луч упал на землю. Сначала было очень тихо, а потом земля слово дрогнула и застонала. После этого храмовники ринулись в аббатство. Они искали преподобную Рувиму. Та была в алтаре и молилась. Когда храмовники вошли в алтарь, Рувима спросила, зачем они здесь? Это все и видела монашка, которая мне поведала эту историю. Храмовники сказали, что ищут ее дочь. На что преподобная ответила, что ее дочь умерла много лет назад. Тогда в алтаре появился тот, которого боялись даже Серые. Увидев его, аббатиса отпрянула в сторону. Но он успел ее опередить, бросив в сторону преподобной Рувимы огненный сгусток. Она спряталась за колонной и магия лишь слега задела ее. Но и этого было достаточно, чтобы Рувима закричала от боли. Тот снова спросил о дочери аббатисы. В этот момент она собралась с силами и то, что увидела монахиня, повергло ее в ужас. Преподобная скинула с себя рясу и под ней оказались доспехи, но не просто доспехи - они больше напоминали чешую какого-то животного. Когда Рувима произнесла несколько слов, весь алтарь озарился ярким светом. Потом она исчезла. И тогда в яркой вспышке показалось лицо того, кто скрывался под капюшоном.
  Женщина замолчала, прикрыв рот рукой.
  - И кто там был? - тихо поинтересовалась Нава, подвигаясь к женщине ближе.
  - Это был Анку.
  Нава вдруг резко побледнела и подкатила глаза. Спартак бросился к девушке. Но через секунду Нава уже открыла глаза и удивленно обвела всех взглядом. Близнецы сидели неподвижно с застывшими лицами.
  - С тобой все в порядке? - Спартак посмотрел ей прямо в глаза.
  Нава пожала плечами, и как ни в чем не бывало, обратилась к монашке:
  - Кто этот Анку?
  - Я не могу больше ничего говорить, я и так разболталась с вами. Дети мои, - монашка встала, показывая, что встреча окончена.
  - Вы больше не слышали никаких вестей о настоятельнице? - напоследок спросила Нава.
  - Нет, дочь, моя, больше о преподобной я ничего не слышала.
  - Спасибо вам больше, - сказала Нава когда они покидали аббатство. - Извините, что побеспокоили вас и пробрались сюда через сломанный забор.
  - Ничего дочь моя, - промолвила женщина. - Но ты так и не сказала о том кого разыскиваешь?
  Нава не знала, что ответить женщине, она пока сама не могла понять нахлынувших на нее чувств.
  - Ну ничего, на все воля творца нашего, - монахиня погладила девушку по стриженой голове.
  Друзья пошли обратно. Монахиня поплелась следом, чтобы выпустить их в ворота. По дороге все молчали. Когда женщина закрыла за ними засов, Спартак рассказал друзьям о подземном ходе, ведущем в Ореховый замок, о котором ему поведал аббат Скворольд.
  - Как бы его разыскать? - задумчиво произнес Валфрид, махнув рукой Вариусу.
  - Вот в чем вся загвоздка, - Спартак потер сухие ладони. - Если уж и пробираться в замок то только через подземный ход. Наверняка о нем мало кто знает. Тем более храмовники.
  Парень посмотрел на Наву. Девушка не могла сдержать слез. Она заплакала. Спартак обнял ее за плечи.
  - Нава, что случилось? Почему ты плачешь?
  - Я не знаю что со мной, только когда мы были в аббатстве, у меня было видение. Я видела красивый алтарь, а перед ним женщину, которая молилась. Она была одета в длинную фиолетовую рясу с небольшим воротником, ее длинные черные волосы были аккуратно убраны на голове под белую митру. Сначала я видела ее только со спины - стройная с горделивой осанкой. Но потом она обернулась. Какие у нее были глаза, мне показалось, что в ее взгляде отразилась вся боль и тоска. Потом руки женщины потянулись ко мне, и она что-то сказала, мне показалось, что она звала меня.
  Нава замолчала, вытирая слезы с лица.
  - Что может означать твое видение, - промолвил Смаргард. - Кто эта женщина и почему она звала тебя?
  - Да, еще на одну загадку стало больше, - задумчиво произнес Валфрид.
  - Меня настораживает рассказ монашки о могущественном Анку, - взгляд Спартака выражал необъяснимую тревогу.
  - А кто он такой? - дрогнувшим голосом спросила девушка.
  - Я точно не знаю, но слышал как-то, что Анку пришли в наш мир вместе с Морлоком. Откуда они точно неизвестно, но силища у них и магическая и в руках такая, что армию положить может.
  - Вы чего там застряли?! - голос Вариуса вернул друзей в реальность. - Я уже собрался уезжать, а то скоро тут будет полно ребят в серых плащах.
  Все четверо дружно прыгнули в повозку.
  - Ну как там? - почти без интереса спросил Вариус.
  - Удручающе, - одним словом ответил Спартак.
  - Наверное, неприятная картина?
  - Да, храмовники разнесли все аббатство.
  - Да, дела, - не понятно с горечью или равнодушием ответил стрелок.
  Они выехали обратно на развилку. Теперь их путь лежал к Ротендорну - небольшому городишке в трех милях от которого начинался лес. В лесу стоял Ореховый замок. В повозке наскоро перекусили говядиной с перцем, хлебом и вареной репой, запивая все разбавленным водой вином. Так делали все путешественники, чтобы не заразиться чумой или еще чем-нибудь в этом роде. Обсудить детали плана действий друзья решили вчетвером, когда рядом не будет посторонних ушей. Вариус с Хорном спорили о том, какие цены на овес будут следующим летом. Хлюпик подремывал в уголку повозки, как всегда держа в руке кусок черствого хлеба, который время от времени прикладывал ко рту и сосал. Нава сидела недалеко от клетки с Боглом. Девушка то и дело давала ему сахар, а Богл с удовольствием его съедал. Он почему-то понравился Наве. Такой беззащитный и маленький. Когда он протягивал свою тонкую руку и жалобно смотрел в глаза, прося сахар, сердце девушки таяло, и она залезала к себе в мешок, доставая по небольшому куску.
  - Не перекармливай его, Нава, - строго приказал Вариус. - Он потом всю клетку изгадит.
  - Хорошо, - ответила девушка, снова вкладывая кусочек сахара в крошечную ручку Богла.
  Прошло часа два как они покинули аббатство. Спартак о чем- то спорил с близнецами. Время от времени слышались слова "лучше меча нет ничего" или "я стрелой с расстояния муху убью, пока ты меч достанешь". Ребячьи споры были неинтересны Наве. Девушка думала о той восхитительной женщине в фиолетовой рясе из своего видения. Кто она???
  - Ты очень добрая, - послышалось вдруг со стороны клетки, где сидел Богл.
  Нава обернулась и посмотрела на ребят. Те продолжали горячо спорить, не обращая на нее внимания.
  - Я могу тебе помочь добрая Нава, - шепелявил Богл еле слышно.
  Нава подвинулась к клетке.
  - Ты можешь говорить?
  Богл обиженно смотрел на Наву.
  - Я еще стихи пишу и у меня неплохой голос.
  - Так почему ты все это время молчал?
  - А о чем мне с ними разговаривать? - Богл презрительно указал в сторону Хорна и Вариуса.
  Нава пропустила его высказывание мимо ушей.
  - И чем ты можешь мне помочь?
  Богл зашептал, наклонившись к уху девушки
  - Я знал твою мать, когда она еще властвовала в своем храме. Она как-то спасла мне жизнь. Но это слишком длинная история.
  Нава широко раскрыла глаза, в которых застыл немой вопрос.
  - Да, добрая девушка, именно свою мать ты увидела в том видении в аббатстве. Я слышал о том, что Анку сделал в святом Ревеке. Он искал твою мать, чтобы она вывела их найти тебя. Он ищет тебя с тех пор, как ты совсем маленькой девочкой бесследно исчезла. Морлок приказывал Анку разыскать тебя, значит, ты важна дл него Нава.
  - Но почему? Зачем я нужна ему? Я обычная девушка.
  - На этот вопрос я не смогу тебе ответить, потому что не знаю. Я знаю только одно, сейчас у тебя есть то, что принадлежит Анку, оно в твоем мешке. Это очень сильная вещица. Анку принес ее оттуда, где нет воздуха и всегда очень холодно.
  - Откуда тебе это известно?
  - Я очень долго живу на земле и много повидал, - ответил Богл.
  Девушка задумчиво смотрела на него.
   - Когда мы приедем туда, куда вы держите путь, возьмите меня с собой. Я вам пригожусь.
  - Хорошо, - ответила Нава.
  - С кем ты разговариваешь, Нава? - послышался голос Спартака.
  - Сама с собой, - ответила девушка, решив, что пока рано говорить о Богле...
  
  Не доезжая нескольких миль до Ротендорна, Вариус остановил повозку.
  - В городе полным-полно соглядатаев и рыскарей. Будьте осторожны. Меня там некоторые знают. Если кто спросит, говорите, что я взял вас в дело, и теперь вы со мной потешаете публику.
  Ребята закивали. По дороге к городу им попалось несколько деревьев, на которых были подвешены железные клетки с полуистлевшими человеческими скелетами внутри.
  - Это или беглые или бывшие рыцари ордена "Змеи и розы", - пояснил стрелок.
  Хорн, как ни в чем небывало продолжал напевать. Город был окружен глубоким рвом. Деревянный мост на толстых цепях оказался единственным входом. Жизнь кипела здесь как в любом другом пограничном городе. Слишком далеко от столицы, слишком близко к разбойничьим местам.
  На улицах бродило полным-полно всякого сброда. При въезде стояла стража, неумолимо собирающая дань за въезд.
  - Кто вы такие? - спросил усатый воин в доспехах и остроконечном шлеме на голове.
  - Гномы, - пошутил Вариус.
  Шутка не была воспринята.
  - Кто вы такие? - переспросил стражник сурово.
  - Я Камериец Вариус, а это моя труппа. Приехали дать в вашем славном городе парочку представлений.
  - Циркачи? - переспросил воин.
  - Угу, - кивнул Вариус, а Хорн почему-то снова надел свою шапку.
  - Ладно, платите три монеты и проезжайте быстрее.
  Стрелок отсчитал деньги. Воин сделал какие-то пометки в толстой книге. Повозка въехала в город. Ротендорн пользовался дурной славой. Если кому-то был нужен наемник убийца, лжесвидетель - все отправлялись сюда. Здесь можно было найти и то и другое. И даже в одном лице.
  Мощенные булыжником улицы, обильно политые помоями и лошадиной мочой, издавали такой запах, что ребят чуть не вытошнило прямо в повозке у Вариуса.
  - Какие мы нежные, - усмехнулся он, видя реакцию друзей. - А по-моему, в этом году здесь навели порядок.
  После этих слов стрелка стало вонять еще сильнее.
  - А что же здесь было раньше? - сглатывая слюну, спросил Спартак.
  - Как-то раз здесь месяц не убирали трупы бродяг зарезанных в драке, да павшая лошадь недели три лежала! Вот тогда было грязно, а сегодня можно сказать чисто.
  Не решаясь больше задавать вопросы, ребята укутали носы в свитера, время от времени выглядывая на улицу. Хорн направил повозку к гостинице со странным названием "Голубятня и кисет". Мимо проезжали стражники с длинными копьями в руках. Купцы тянули своих мулов, стараясь до темноты заселиться в гостиницу или постоялый двор. Спартак увидел гномов. Они были очень похожи на Карла, только их бороды были длиннее, да одежда иная. Гномы ходили степенно, а топоры за поясами напоминали, что лучше не испытывать судьбу с их кошельками. Проехав рыночную площадь, Хорн свернул к ратуше. Здесь на небольшой площади стоял эшафот, на котором с постоянной регулярностью казнили преступников. Правитель не особо ратовал за порядок, и делал это больше ради удовольствия горожан. На казни ходили целыми семьями как на праздник.
  Повозка гремела по мостовой. Ребята вылезли из нее и с любопытством смотрели по сторонам.
  - Вот и приехали, - сказал Вариус, когда Хорн остановился у небольшого трехэтажного здания с покосившейся крышей.
  Ребята стали вылезать, забирая свои вещи из повозки. Возле гостинцы располагалась конюшня для постояльцев. По земле нагло бегали толстые крысы. Нава презрительно поморщилась.
  - А можно мне взять Богла? - попросила она Вариуса.
  Тот удивился.
  - Богла в комнату? Зачем? Он и на конюшне переночует.
  Вспомнив о крысах, Нава поняла, что на конюшне его съедят.
  - Нет, я хочу взять его с собой. Мы же, кажется, его выиграли и теперь он наш?
  - Да бери, конечно, только смотри, он смердит ночью, словно скунс, клянусь топором святого Бориса, - ответил стрелок и добавил. - Хорн и Хлюпик позаботятся о лошадях, а мы пошли селиться.
  Вариус первым вошел внутрь. Перед ними возник проворный малый с обожженным лицом.
  - Нужны комнаты? - спросил он, прищурясь.
  - Да, - сказал Вариус. - Пять комнат и одну на двоих.
  - Проходите, изволите откушать. Может быть девочек?
  Стрелок задумался.
  - Нет, девочек сегодня не надо, а поесть не мешало бы!
  - Извольте-с.
  Малый взял со столика свечку в подсвечнике и повел постояльцев на третий этаж. Он проворно открывал комнаты одну за другой. Вскоре все расселились. Спартак с подозрением осматривал постель, стараясь разглядеть клопов. Увидев двоих, он вздохнул, а потом чертыхнулся. Кинув мешок на стул, он быстро снял свитер (в гостинице было жарковато) и размял затекшие от долгой езды ноги.
  Нава поставила клетку с Боглом на почерневший от свечей столик. Тот с благодарностью взглянул на девушку.
  - Я открою клетку и выйду из комнаты. Смотри никуда не суйся, а то убьют потехи ради, - предупредила Нава, доставая кусочек сахара.
  - Хорошо, Нава, - сахар тут же исчез в роту Богла.
  Столовая располагалась на первом этаже. Народу было полно. Вариус уже сидел за столом, Хорн и Хлюпик обошлись в своей комнате остатками еды из обоза. Валфирд и Смаргард уже ожидали друзей. Пришел Спартак, затем спустилась Нава.
  - С кухни так несет, как будто вся еда пригорела, - сказал стрелок, принюхиваясь.
  - Да, местечко невеселое, - промолвил Спартак.
  - Как это невеселое? - возмутился Камериец. - Только что двое подрались за тем столиком, вон теперь спят в обнимку оба с разбитыми рожами. А там, - Вариус указал пальцем в сторону помоста, где играл менестрель и пел какую-то заунывную песню про прекрасную даму, которую оставил возлюбленный, уезжая в дальний поход. - Там гном вылил половину тарелки с похлебкой на голову половому. Тот обтерся и извинился за еду. А ты говоришь, не весело!
  Подошел половой - молодой парень с каштановыми волосами и бритым затылком.
  - Что закажите? - равнодушно поинтересовался он, держа руки в карманах и глядя на потолок.
  - Мы закажем, - суровым тоном промолвил Вариус, - только смотри, если еда будет прокисшей или плохо прожаренной - денег не увидишь, понял?
  - У нас половина еды именно такая, - как ни в чем не бывало, ответил тот. Не убирая взгляд с потолка.
  - Так неси другую половину.
  - Извольте-с.
  Половой испарился. В это время началось какое-то движение, и в столовую вошли Камерийцы, человек пятнадцать. Ребята узнали их. Там были и те воины из Зеленой Заставы. Они не церемонясь, спихнули с трех столов посетителей. Гномов не тронули. Расселись и стали что-то громко обсуждать. Спартак и ребята переглянулись. Их было пятнадцать - хорошо вооруженных, крепких парней и мужчин. Вариус почему-то намеренно повернулся к ним спиной. Словно не узнал земляков.
  - Вариус, кажется, твои земляки пожаловали, - сообщил Валфрид.
  Стрелок обернулся.
  - Да, земляки, - ответил он. - Разбойники с большой дороги.
  - Почему? - спросил Спартак, вспоминая как на Соленом Тракте, они обнаружили убитых купцов.
  - Да разбойники и есть разбойники, вместо того, чтобы сидеть у себя в горах, да пасти овец - спустились и промышляют легкой добычей.
  - А они могут напасть на купцов или караван? - Спартак прямо смотрел на стрелка.
  Тот задумался.
  - Вообще-то могли бы, эти могли.
  Спартак кивнул и стал наблюдать за ними. Парень, с которым он бился на мечах на турнире сидел рядом с тем самым Камерийцам, который пытался убить Спартака. Они были мрачные и видимо чем-то озабоченные.
  Половой стал расставлять блюда: гуляш из говядины, обильно политый соусом, суп из рыбы, овощи, хлеб. Жареная курица и разбавленное вино. Вариус стал разламывать курицу, не обращая внимания на земляков. Все принялись за еду.
  Вскоре все насытились. Несмотря на критику Вариуса, ужин был сносный. Спартак снова посмотрел на Камерийцев. Те ели жареную ягнятину, запивая пивом. Вели себя вызывающе, время от времени во все глотки орали свои национальные песни.
  - А почему ты стал странствующим стрелком, Вариус? - поинтересовался Валфрид, отставляя тарелку.
  Тот видимо, был готов к вопросу.
  - У меня появились кое-какие разногласия с нашим королем.
  - Понятно, тебя объявили вне закона? - тихо спросил Валфрид, его сережка блеснула в полутемном помещении.
  - Нет, - передразнил его Вариус. - Я сам уехал.
  Четверка громко рассмеялась. А зря. Камерийцы услышали их смех и приняли его на свой счет. Из-за стола встал один из них - крепкий мужчина с жилистыми руками. Половину его лица пересекал глубокий шрам.
  - Он идет к нам, - прошептала Нава.
  - Этого еще не хватало, - сказал Вариус и вдруг встал из-за стола и словно испарился.
  Ребята сидели и, открыв рты, смотрели вслед стрелку, не зная даже что и сказать. Спартак, не ожидавший такого поворота дел, сначала опешил. Вариус сбежал! Струсил! Вот это да!
  - Ты ржал над нами, щенок? - Камериец положил свою огромную лапищу на плечо.
  Спартак спокойно, не поворачивая головы, ответил:
  - А с чего вы решили, что мы смеялись над вами?
  Мужчина криво усмехнулся.
  - А вот и решили, - он плюнул им на стол и стал дожидаться реакции.
  - У вас в Камерии наверное так заведено - плевать на столы незнакомым людям?
  От этих слов глаза мужчины налились кровью.
  - Не тебе судить отродье, что у нас заведено!
  - Эй, Рауд, тебя обижают? - крикнул кто-то из его друзей.
  Взрыв хохота заставил мужчину перейти к активным действиям. Он попытался снова ухватить Спартака за плечо, но тот ловко увернулся и встал из-за стола.
  - А ты смелый покойник, - сквозь зубы процедил Рауд.
  Он решил одним ударом решить все проблемы. Спартак видел, как тот замахивается посильнее, чтобы ударить. Нырнув под руку камерийцу, Спартак сбоку ударил его в челюсть. Он часто участвовал в спаррингах, которые друзья устраивали во дворе, и этот прием ему очень понравился. Рауд вдруг осунулся и стал медленно оседать на грязный пол. Повисла тишина. Камерийцы сидели какое-то мгновение с разинутыми ртами. Потом они вскочили и всей толпой подбежали к столу, за которым сидели ребята.
  - А, старые знакомые! - вдруг воскликнул тот самый Камериец, который угрожал Спартаку после турнира. - Я же говорил, что мы еще встретимся.
  Стоявшие вокруг стола имели суровый вид. Спартак понял, что силы неравны, но бежать уже не было возможности.
  - Ну, вот и встретились, и вы хотите напасть на безоружных, а мне говорили, что Камерийцы смелые воины.
  Едкое замечание парня вызвало бурю негодования.
  - Что разговаривать с ними, Кор, ты видел, он ударил Рауда? Сейчас мы им животы повспарываем!
  - А щенок, прав, мы не разбойники. Ты на турнире дрался с моим племянником - Думаном, но смог победить его предательским ударом.
  Спартак, продолжая сидеть за столом, повернулся спиной к Кору.
  - Я победил его в честном бою. А то, что он не смог отразить мой удар, так это не моя вина, а того, кто его учил.
  - Не смей поворачиваться ко мне спиной, щенок! - рявкнул Кор.
  В тусклом свете блеснула сталь меча. Вдруг кто-то схватил Кора за руку.
  - Ты, кажется, забыл все правила приличия, Кор?
  За спиной камерийца стоял Вариус.
  - Ваше высочество? - бледный как лист бумаги, промолвил Кор.
  - Да, и как видишь живой.
  Камерийцы замолчали, уставься на Вариуса.
  - Да, да, живой. Несмотря на то, что вы тогда в Патрии напали на меня сзади. Сколько я тогда отправил твоих людей к предкам, не помнишь, Кор?
  - Пятерых лучших воинов, - процедил Камериец, убирая меч.
  - А потом ты ударил меня в спину, так?
  Кор молчал.
  - Это правда, дядя? - хриплым голосом проговорил Думан.
  - Не твое дело, племянник, ты еще слишком мал, чтобы лезть в наши дела.
  - Это и мои дела тоже, ведь ты сказал, что принц Вариус подло бежал из Патрии, убив моего брата и четверых воинов спящими?
  Кор, понимая, что беседа принимает неприятный для него оборот, крикнул своим людям:
  - Убейте их!
  Блеснули мечи. Камерийцы, все кроме Думана, стали надвигаться на ребят.
  - Если они сделают хоть одно движение, Кор, ты первым увидишь свою смерть.
  Никто не успел даже сообразить, как Вариус в одно мгновение вынул кривой нож и приставил его к горлу Кора. Тот захрипел от бессилия и злобы, схватив за руку Вариуса.
  - Прикажи своим болванам убираться, а мы с тобой еще потолкуем. Ну, быстро!
  - Идите к коням и ждите меня, - промолвил Камериец посиневшими губами.
  Все, кроме Давона, злобно зыркая на обидчиков, вышли из гостиницы.
  - Простите меня за мое поведение, ваше высочество, - Давон склонил голову. - Я был уверен, что вы предатель и виновны в смерти моего брата.
  Вариус ударил Кора сзади по ногам. Тот взвыл от боли и встал на колени.
  - Сейчас тебе правду расскажет твой дядя.
  Стрелок еще сильнее приставил нож к горлу Кора. Пот градом катился по его лицу. Спартак забрал меч камерийца и положил на лавку.
  - Говори, мерзкое отродье!
  - Я ничего тебе не скажу, Вариус, ты все равно покойник.
  - Тогда я скажу. Два года назад твой дядя вздумал решить несколько своих проблем за мой счет. Он в пух, и прах проигрался на ярмарке в Патрии. Мы тогда были там с его величеством с посольством. Не знаю, как, но он смог убедить твоего брата и еще нескольких воинов, что я хочу убить короля и занять престол брата. Вечером они подкупили патрийского консула, и тот сообщил, что гонец принес из Камерии плохие вести - на севере началось восстание. Король Марон, мой брат, решил отправить меня на его подавление. Я выехал незамедлительно. Вот по дороге они меня и подкараулили. Кор хотел убить меня быстро, но стрела, которую он выпустил, ударилась в защиту и сломалась. Я упал с коня, и тогда они напали на меня. Их лица были спрятаны под масками. Мой меч тогда изрядно напился крови, и клянусь честью, Давон, я не знал сначала, кто скрывается под масками. Я решил, что это разбойники. Когда пятеро уже лежали на земле в крови, твой дядя вышел из кустов и ударил меня мечом в спину. Добить меня помешал патрийский дозор. Он бросил меня, истекающего кровью на земле и я потерял сознание, а твой дядя щедро заплатил дозорным, чтобы они помогли перевези трупы. Кор обставил дело так, будто я решил в отсутствие короля узурпировать власть в Камерии, а твой брат случайно узнал об этом. Этот предатель сказал королю, что я тайком вернулся в Патрию и зарезал твоего брата, а вместе с ним и еще четверых спящих воинов. Я ничего не упустил, предатель?
  Вариус тяжелым кулаком ударил Кора по почкам. Тот снова взвыл.
  - Да! Да! Все было так! Будь ты проклят!
  - Это ты уже проклят, Кор.
  В этот миг Камериец достал тонкий кинжал из голенища сапога. Вариус не заметил этого движения. Кор немного обмяк, а когда хватка стрелка чуть ослабла, лезвие рассекло воздух.
  - Нет! - успел закричать Давон и бросился к Вариусу.
  - Это тебе, для начала, - прошипел тот, и сталь вошла в горло юноши.
  Нава закрыла рот руками и закричала. Теплая кровь брызнула из раны. Давон, держась за горло, медленно оседал на пол. Ребята не видели никакого движения, но когда рука Вариуса опустилась, Кор с ножом в сердце, хрипя, лежал на земле.
  - Ваше высочество, - простите меня, еле слышно шептал юноша.
  Вариус держал парня за голову, стараясь остановить кровь. Спартак и близнецы бросились за бинтами наверх.
  - Ты не виноват, Давон. Лежи смирно, мы попробуем остановить кровь.
  - Я умираю, ваше высочество, но умираю не как предатель или вор...
  Лицо парня было белое как мел. Руки холодели с каждой секундой. Вокруг поднялся шум. Здесь хоть и привыкли к поножовщинам да грабежам, но местная стража будет хватать всех вперемежку. Началась беготня.
  - Он умер, - промолвил Вариус, кладя голову парня на пол. - Мы должны скорее уходить.
  Ребята не могли сдвинуться с места. Нава плакала, не в силах сдержать слез, Спартак теребил край пояса, готовый в одиночку бросится на банду Кора. Судя по лицам близнецов, у них были такие же мысли.
  - Вы слышали меня? Скорее через черных ход, заберите свои вещи, а я скажу Хорну, чтобы он быстро седлал лошадей - его они не знают и не знают нашей повозки.
  Видя, что ребята стоят как вкопанные, Вариус закричал:
  - Ему уже ничем не помочь! А если вы промедлите еще немного, то и вам будет некому помочь! Встретимся у выхода.
  Вариус толкнул Спартака. Друзья побежали наверх. На улице уже слышались тревожные крики Ротердонской стражи и ржание коней. Черный ход выходил на задний двор гостиницы. Здесь стояли жбаны с помоями, вязанки дров и кучи мусора. Наши герои столкнулись на выходе с половым, который нес пустой жбан. Они сбили его с ног и бросились к забору. Смаргард помог Наве взобраться и передал клетку с Боглом, а Валфрид поймал девушку внизу. Спартак полез последним. На их счастье здесь еще никого не было. От заднего двора гостиницы шли две маленькие темные улочки.
  - Быстрее сюда, - сказал Вариус, перемахивая через забор. - Скоро они догадаются, что мы скрылись здесь и ринутся сюда.
  Беготня по узкой улочке в темноте не слишком приятно занятие. Спартак схватил за руку Наву, а Смаргард ее мешок. Вариус бежал первым, успевая оглядываться назад. Хорн с повозкой появился неожиданно. Он преградил им путь.
  - Давайте сюда, тихо.
  Ребята быстро попрыгали в повозку, тяжело дыша от долгого бега. Богла кинули подальше, от чего тот тоненько запищал. Нава обиженно посмотрела на стрелка.
  - Трогай, - скомандовал Вариус.
  Хорн щелкнул кнутом и лошади, стуча подковами, понеслись по городу.
  - А куда мы едем? - спросил Спартак, глядя на стрелка. - Мост наверняка закрыт, а из города больше нет дороги.
  - Ты прав, Спартак, но на окраине есть сливной канал, если мы не переберемся сейчас, завтра мы точно не сможем покинуть город. Они будут дежурить на воротах, и досматривать все и вся.
  - Сливной канал? - в один голос воскликнули ребята.
  - Да, Хорн утром нас подберет. Другого пути у нас, к сожалению нет.
  Город не спал, и это было на руку беглецам. Нава немного успокоилась, Богл с сочувствием глядел на девушку. Вариус сидел рядом с возницей. Хорн сбавил скорость, так как быстрая езда по городу всегда кажется подозрительной. На улице, по которой они ехали было много народу. Люди пели и пили. Шли в таверны и кабаки. Два раза на пути им попадался дозор рыскарей, но повозку никто не останавливал. Видимо весть о происшествии в гостинице "Голубятня и кисет" еще не разлетелась по окраинам.
  Чем ближе они подъезжали к так называемому сливному каналу, тем сильнее становился неприятный запах вокруг. Людей здесь было значительно меньше. Только нищие, да прокаженные мелькали тенями мимо повозки.
   - Приехали, - сказал Варису, слезая с повозки.
  Он замотал половину лица шарфом, Хорн и Хлюпик спокойно переносили запах нечистот. Ребята по совету Вариуса, сделали тоже самое. У стрелка нашлось несколько плотных кусков материи, чтобы водрузить себе на головы нечто вроде маски.
  Спартак с близнецами подошли к решетке, которая вела к каналам. Она легко поддалась. Вариус вынул на всякий случай меч.
  - Здесь водятся крысы размером с теленка, - пояснил он.
  Смарград зажег посох эльфа. Под ногами текла противная жижа. Вонь проникала сквозь материю. Нава даже прикрыла нос рукой и, держась за Спартака, медленно пробилась вперед. Они шли, согнувшись в три погибели. Действительно по тоннелю бегали здоровенные крысы. Они совершенно не боялись людей, и нагло лезли под ноги. Но когда им наступали на хвосты, то обиженно верещали во всю глотку.
  - Если я не ошибаюсь, мы выйдем с восточной стороны города. Там, лес и можно схорониться до утра. А когда откроют ворота, будем молиться, чтобы Хорн нас поскорее нашел.
  Голос Вариуса был глухим из-за шарфа, но сейчас его мало, кто слушал. Все четверо друзей бежали вперед, чудом не теряя сознание от испарений. Наконец показалось спасительное отверстие. Здесь ров был не таким крутым, а справа от трубы имелась небольшая выемка. Вариус ступил на нее и, держась руками за камень, стал медленно двигаться вправо.
  - Придется немного поплавать, - сказал Вариус. - Выбора нет.
  - Это мы уже поняли. Только давайте прыгать подальше от трубы, а то не хочется окончательно в дерьме оказаться.
  - Хорошо, - тихо ответил Варису.
  Пройдя еще футов сорок, стрелок остановился.
  - Желоб кончился, будем прыгать.
  Он первым сиганул в воду, оставив за собой кучу брызг. Следом прыгнули все четверо друзей. Вода жутко воняла дерьмом и тухлятиной. Спартак стал искать глазами Наву. Девушка вынырнула и стала быстро плыть в сторону берега. "Ну, слава богу", - подумал он, усиленно работая руками и ногами. Выбравшись на берег, мокрые до нитки, беглецы постарались снять с себя максимальное количество одежды и выкрутить ее. Воняло просто ужасно.
  - Сейчас нас можно по запаху найти, - бурчал Смаргард.
  Нава тоже морщилась, но старалась не подавать и виду. На городской стене мелькнули факелы. Послышались крики стражи.
  - Надо линять, - сказал Спартак.
  - Что делать? - в один голос спросили близнецы, видимо первый раз услышав такое выражение.
  - Уходить, стража отсюда нас может заметить.
  Они похватали вещи, и ушли в темноту. В лесу они набрели на старое кладбище. Здесь уже давно никого не хоронили. Могилы поросли плющом и диким виноградом. Варису нашел приличный склеп.
  - Давайте сюда, здесь, кажется посуше и потеплее.
  Склеп был пыльным, но просторным.
  - Заночуем здесь, а утром я отправлюсь на поиски Хорна. Мы условились, что он выедет на дорогу из Ротендорна.
  Ребята расселись на каменной могильной плите изображавшей спящего рыцаря с мечом в руках.
  - Значит, Вариус, ты настоящий принц? - спросил Смаргард, восторженно глядя на камерийца. - Значит я...
  - Да ты победил наследного принца Камерии, - Вариус снял сапоги и поставил их в угол склепа.
  - Жалко парня, - промолвила Нава.
  - Да, - согласился Спартак. - Его одурачил собственный дядя.
  - Я давно искал возможности поквитаться с Кором. Но не думал, что сделаю это за счет чьей-то жизни. Век себе не прощу.
  - Ты не виноват, Вариус, - спокойным голосом сказал Нава. - А почему ты не можешь вернуться обратно в Камерию?
  - Не все так просто, Нава. Кор имеет много влиятельных друзей при короле, и он им многим обязан. Он выполнял их волю. Даже если я сейчас появлюсь и докажу свою невиновность, они рано или поздно отравят меня. Но я вернусь, обязательно вернусь! Я слышал, что некоторые короли сейчас собирают ополчение против некромантов. Может, наймусь командовать лучниками? Я думаю, драка предстоит славная. Однако заболтались мы, давайте спать.
  - Мы поможем тебе, Вариус, вернуться назад, - сказал Спартак, но Камериец не услышал его слов, он крепко храпел, прислонив голову к подножию изваяния святой Корнели...
  
  Первые солнечные лучи уверенно пробились в склеп. В узком окошке, затянутом паутиной, показалась голова зеленой ящерицы. Она юркнула в склеп и замерла, увидев непрошеных гостей. Она склонила голову набок и долго смотрела своими глазками на спящих людей. Как только Вариус зашевелился, ящерица бросилась наутек. Проснулись все в одно время. Кто-то разминал затекшие от ужасной "постели" ноги и спину, Вариус вышел из склепа и огляделся. Никого. Он вернулся обратно. Запах от всех стоял невыносимый. Нава держалась наравне с ребятами. Рассматривая свою одежду, друзья вспоминали ночное приключение и громко смеялись. Эта компания положительно нравилась Вариусу. Он столько лет колесил по разным землям, но первый раз встретил такое единство и взаимовыручку.
  - Спартак, давно хотел спросить вас, зачем вам в Ореховый замок? Я много слышал об этом месте - оно проклятое.
  Ребята молчали.
  - Я вас понимаю, можете не говорить, договор есть договор, - Камериец поднял руки вверх. - Просто за эти дни я увидел, что вы люди чести и держитесь друг друга, поэтому если вам нужна моя помощь можете на меня рассчитывать. А про деньги забудьте я у вас их теперь все равно не возьму.
  Вариус больше ничего не сказал, и снова вышел из склепа. Послышались чьи-то голоса. Он увидел двух мальчишек, которые пришли сюда половить канареек. Камериец дождался, когда они подойдут поближе и выскочил из-за склепа:
  - Стоять, разбойники! - крикнул он.
  Мальчики закричали.
  - Не орать, дубовые головы, я не причиню вам вреда. Скажите, где дорога на старый лес?
  - Там, господин, - мальчик постарше указал рукой в сторону юго-запада.
  - Спасибо, и не шляйтесь по таким местам сами, не ровен час покойник схватит из могилы! - пригрозил Вариус, улыбнувшись.
  Мальчишки, мелькая босыми пятками, растворились среди деревьев. Когда стрелок вернулся, все были готовы. Одежда, конечно, высохнуть не успела, поэтому и свитера и плащи пришлось нести в руках. Воняло невыносимо. Наве казалось, что их шарахаются даже кузнечики и стрекозы.
  Кладбище было большим и очень старым. Пробираясь между могилами и склепами Спартак с интересом рассматривал причудливые узоры на надгробиях и скульптуры на склепах. Вариус шагал, лавируя между деревьями и мраморными плитами, подбадривая ребят. Хорн стоял неподалеку, словно знал, откуда они выйдут. Заметив камерийца, он чмокнул губами, и лошади послушно поехали вперед.
  - До ближайшей бани! - сказал Вариус, когда они все оказались в повозке. - Кстати что там слышно в городе?
  - Ну и наделали вы шума господин, - ответил Хорн. - Камерийцы с ног сбились в поисках вас. Я слышал, как они скрежетали зубами, узнав, что Кор мертв. Он обещал им хорошую награду, когда вернутся домой, а они остались ни с чем. Да и городская стража вас искала. Камерийцы сказали, что вы зарезали и дядю и племянника.
  - А как ты выбрался Хорн?
  - Утром, как только опустили мост мы с Хлюпиком поехали к воротам. А заночевали на рыночной площади. На воротах стояла стража и Камерийцы. Они осматривали все повозки, телеги, пеших и конных. Когда мы подъехали, я сказал Хлюпику, чтобы он притворился, что у него приступ. Вы знаете, как он может это делать. Когда нас остановил стражник, Хлюпик стал биться в истерике. Я сказал, что в него вселился демон, и я везу его к епископу Маровию Светлому, чтобы тот изгнал его из мальчишки. Услышав про демона, стражник сплюнул три раза и нас отпустили без формальностей.
  Вариус похлопал Хорна по плечу.
  - Хорошо. Здесь неподалеку живет отшельник, у него я часто парился в хорошей баньке. Правда, она неказистая, но пар отменный.
  Вариус оглянулся на ребят. В их глазах было только одно желание - поскорее смыть с себя этот запах!
  - Езжай к отцу Саломату, Хорн, помнишь дорогу?
  - А то, славно мы тогда напились у него! Я три дня блевал в придорожную пыль.
  - Да братец, отшельник оказался не слабаком, - Вариус улыбнулся.
  Нава тем временем подсела поближе к Боглу.
  - Со мной все в порядке, - сказал тот в полголоса. - А от вас дурно пахнет.
  Девушка улыбнулась.
  - Тебе жалко того парня? - прошептал Богл.
  - Да, - девушка вновь загрустила. - Я не хочу потерять кого-то из моих друзей. Они мне очень дороги.
  Ей не было страшно рядом с ребятами, но какое-то необъяснимое чувство тревоги время от времени давало о себе знать.
  Богл ничего не сказал. Он только отвернулся и сделал вид, что не расслышал девушку.
  Келья отшельника Саломата располагалась в лесу среди вековых дубов и чистого ручейка с холодной водой. Келью построили очень давно рыцари ордена "Змеи и розы", а потом она перешла к церкви отца Саломата. Домик был сложен из больших круглых камней, которые позеленели от времени и поросли мхом с северной стороны. Крыша, покрытая камышом, спасала и в зной и в дождь. Возле кельи был привязан коренастый мул. В большом деревянной ящике, стоявшем возле домика, лежало множество пустых бутылей из-под вина и водки.
  Хорн остановил повозку. Вариус спрыгнул и подошел к домику.
  - Эй, отец Саломат!
  Из кельи ответом была тишина.
  - Эй! Это Вариус или ты гостей уже не встречаешь?
  Недалеко в кустах послышалось шуршание. Оттуда показалась голова отшельника. Тот вышел из засады, в руке отец Саломат держал здоровенный арбалет. Он был одет в монашескую рясу, лицо у монаха было загорелым и суровым. Он был высокого роста, мускулистые руки уверенно держали оружие. Длинные темные волосы перевязывала тонкая красная ленточка.
  - Вариус, уж не ты ли пожаловал ко мне?
  Голос отшельника был настолько сильным, что лошади испуганно зашевелили ушами.
  - Я, старый пьянчуга!
  - А кто там в повозке?
  Отец Саломат использовал арбалет в качестве указки.
  - Это мои друзья, мы тут попали в кое-какую переделку. Ты не мог бы истопить баньку?
  Отшельник улыбнулся.
  - Только прошу тебя, опусти арбалет, я видел, как такие штуки насквозь пробивали доспехи рыцарей.
  - И то верно, друг мой, клянусь святыми источниками, этот арбалет много повидал.
  Камериец жестом показал, что можно выходить. Хорн и Хлюпик позвали ребят.
  - Вот это компания, - рассмеялся отшельник. - Ну этих двоих я помню, особенно верзилу, он еще говорил, что сможет меня перепить. Та как после того случая.
  - Еле выжил, свято отец, - честно признался Хорн.
  - А вот эти мне незнакомы.
  - Я сопровождаю этих добрых людей в одно место, - сказал Вариус.
  - Что-то несет от твоих добрых людей недобрым запахом, - отшельник поморщился.
  - Мы тут немного искупались в сливном канале Ротердорна.
  - Где? - отец Саломат затрясся от смеха. - Вы с ума сошли, там только крысы могут плавать, да и те рискуют задохнуться.
  - Друг мой, Хорн поможет тебе с баней, не томи наши истосковавшиеся по чистой одежде тела, а потом задавай свои вопросы.
  Отшельник пригласил всех в дом. Келья больше напоминала оружейную мастерскую. На стенах висели секиры и мечи, три арбалета, и еще несколько коротких копей лежало в углу.
  - Ты что к осаде готовишься, отец Саломат? - спросил Вариус, осматривая оружие.
  - Времена сейчас лихие, сын мой, то разбойники забредут, то храмовники норовят обратить меня в свою поганую веру.
  Вскоре баня, расположенная рядом с кельей, задымила черным дымом из трубы. Когда последним из бани вышел Вариус, он вздохнул полной грудью.
  - Вещи оставьте, сестра Марта их постирает, - небрежно бросил отец Саломат.
  - Кто, святой отец?
  - Сестра Марта, моя послушница.
  Вариус рассмеялся так сильно, что задрожали стены кельи.
  - Ты же давал обет больше не знаться с женским полом.
  Отшельник скромно покраснел и потупил взор.
  - Это просто послушница, она приобщилась к истинной вере совсем недавно. Вот иногда я ее и исповедую.
  Теперь смеялись все. Близнецы загадочно похлопывали друг друга по плечам, а Спартак хохотал вместе с Навой.
  - А вам, мои юные друзья, - обиженно обратился к всадникам отшельник, - не престало смеяться над святым человеком да еще в святом месте.
  Смех как-то сник сам собой.
  - А что сегодня творец послал отшельнику на завтрак? - поинтересовался Вариус, оглядывая стены кельи.
  - Я умерщвляю плоть молитвой и постом, - обижено выпятив нижнюю губу, ответили отец Саломат. - Только толику и послал. Не знаю, будете ли вы это даже пробовать.
  Он пошел в сторону печки и отодвинул заслонку. На дубовом столе появилась сковорода с жареной зайчатиной, пирог с капустой, половина жареного карася, кусок оленины и свежие овощи.
  При виде таких яств, снова послышался смех, но голод победил юмор. Пока все ели, отшельник жаловался на жизнь:
  - Что за времена, дети мои, нечисть ведет себя в наших землях как у себя в преисподней. Разбойники совсем ошалели, не жалуют ни старых, ни младенцев. Давеча снова караван ограбили.
  - Да, святой отец, - согласился Спартак. - Мы идем из Монохорнуса и уже столько повидали по дороге.
  - Из Монохорнуса? - удивился отшельник. - И что вас привело сюда?
  Повисла тишина. Спартак взглянул в чистые и открытые глаза монаха. Почему-то он проникся к нему доверием.
  - Мы идем к Ореховому замку, святой отец.
  Монах побледнел и отложил оленину.
  - Куда, дети мои?
  - Нам надо попасть в Ореховый замок.
  Вариус переглянулся с отшельником.
  - Святые чресла, что вы забыли там?
  Спартак покачало головой.
  - Мне они тоже ничего не говорят, - встрял Вариус. - Хотя я их предупреждал об опасности, которую таит в себе замок.
  - Я не могу вам сказать всего, - ответил Спартак. - Но у нас не так много времени.
  Вдруг глаза отшельника засияли каким-то необычным светом. Он встал из-за стола и без церемоний выпроводил на улицу Хорна и Хлюпика. Потом закрыл дверь и прислушался, чтобы те не вернулись к двери подслушать. Затем монах подошел к стене, на которой висела шкура медведя. Он слегка надавил на один из камней и стена... открылась. Отец Саломат исчез в темноте, а потом предстал перед ребятами в совершенно ином виде.
  В келье стоял рыцарь в длинной кольчуге, поверх которой был надет алый плащ. На левом плече был вышит меч, змея обвивавшая его и белая роза. В правой руке отшельник держал длинный двуручный меч.
  - Пресвятая Флора! - воскликнул Вариус. - Ты рыцарь проклятого ордена!
  Отшельник гневно посмотрел на камерийца.
  - Не ты его проклинал, друг мой, не тебе судить.
  Ребята заворожено смотрели на рыцаря. Саломат сел за стол.
  - Я долго ждал вас, всадники и наконец, вы пришли исполнить предначертанное.
  Вариус совершенно обалдел от происходящего.
  - Вы доверяете этому человеку? - спросил Саломат, указывая на Вариуса. - Если есть хоть какое-то сомнение, я убью его, и не бойтесь, он не почувствует боли.
  Камериец вытаращил глаза, даже не зная, что ему делать.
  Ребята переглянулись, и Спартак встал:
  - Да, мы доверяем этому человеку.
  - Не обижайся, Вариус, - промолвил отшельник.
  - Ты бы, правда, смог убить своего старого друга?
  Монах без тени сожаления, ответил:
  - Даже не сомневайся, та миссия, с которой пришли эти четверо слишком серьезная, чтобы о ней узнали шпионы Морлока.
  Вариус потер шею, словно только что его вытянули из петли.
  - Теперь я вижу всех всадников, - радостно продолжал Саломат. - После анафемы я скрывался в одном монастыре. Меня ранили вампиры.
  Он наклонил голову и показал на шее два следа от укуса.
  - Еле спасли, монахи неделю переливали кровь и читали молитвы. Потом я принял постриг. Я уже был уверен, что ордену пришел конец. Но однажды в монастырь привезли раненого рыцаря - он был близким другом Магистра. Он-то и поведал мне о пророчестве оракула. Что прибудут четыре всадника - мечник, ведьма, лучник и копейщик - они станут костью в горле Морлока, которой он и подавится.
  - Как звали этого рыцаря? - тихо спросил Спартак.
  - Его имя было Спартак, монахам так и не удалось его спасти. Он умер через два дня. Его похоронили на монастырском кладбище со всеми почестями.
  - Отец, - прошептал парень.
  Теперь настала очередь удивляться рыцарю.
  - Он твой отец, мой мальчик?
  - Да, он спасал мою мать, она была беременна мной и на него напали черные рыцари.
  - Да, да, он сказал мне об этом!
  - А Бей Насмерть тоже с тобой?
  - Да, - ответил Спартак.
  - Можно мне взглянуть на него?
  Вариус сидел на стуле совершенно ошарашенный разговором. Он, принц Камерию сейчас сидит в одной келье с рыцарем ордена "Змеи и розы", которого раньше считал монахом пропойцей. А рядом с ним сидят еще подростки, которые стремятся идти на верную смерть в Ореховый замок.
  Спартак вынул меч и протянул его Саломату. Тот бережно взял клинок в руки и поцеловал лезвие. В глазах рыцаря заблестели слезы.
  - Святой клинок Ордена, - шептал Саломат. - Я касаюсь вечности.
  Он отдал меч Спартаку.
  - Спасибо, мой друг, теперь мне умирать не страшно.
  - Ну умирать нам всем рано, - заговорил Вариус. - Если вам нужна моя помощь я готов идти с вами.
  Саломат похлопал камерийца по плечу.
  - Другого ответа я от тебя и не ожидал, друг мой.
  Рыцарь наклонился к столу.
  - Я тоже должен идти с вами, - твердо сказал он. - Об этом меня просил твой отец, мир праху его.
  - Мы слышали, что к замку ведет подземный ход, и мы можем пройти мимо некромантов.
  - Верно друзья, мне известно о нем. Спартак посвятил меня в эту тайну. Ход спрятан в трех милях от старого леса, но только ведьма сможет открыть его.
   Все посмотрели на Наву. Девушка не ожидала такого поворота в разговоре, и достаточно резко ответила:
  - Я ни разу не колдовала специально. Это получалось само собой, а что мне там делать? Как мне открыть дверь?
  Рыцарь легкомысленно махнул рукой.
  - На месте разберемся.
  В дверь постучали. Саломат в мгновение ока накинул рясу поверх доспехов. За дверью стоял Хорн.
  - Сюда кто-то идет, - сказал он, указывая в сторону тропинки.
  По дорожке весело шагала молодая краснощекая девица с двумя золотистыми косами на каждой груди. Она несла корзину, накрытую платком, и кувшин.
  - Скажи ей, что ко мне приехал викарий епископа по очень важному делу, - приказал Саломат. - И если она попробует все-таки ворваться, можешь ее слегка отдубасить. Понял?
  Дылда заржал.
  - А можно не отдубасить?
  - Я тебя отпою живым за грехи твои сын мой, сказал отдубасить, значит так и сделаешь.
  Монах закрыл дверь и щелкну замком.
  - На чем мы остановились?
  - На подземелье, - напомнил Вариус.
  - Ах, да! Ведьма должна сделать свое дело.
  Рыцарь как-то с недоверием посмотрел на Наву.
  - Ты, правда, ведьма? - повисла тишина. - Хотя там и покажешь свою силу.
  Нава махнула рукой.
  - Я был несколько раз в замке, - пояснил Саломат. - Первый раз, когда меня посвящали в рыцари. Тогда Великий Магистр возложил на меня меч и розу. Я поклялся до конца дней своих защищать честь ордена. Вот и настал этот день! Потом еще пару раз привозил в замок депеши из Восточных магистерий.
  - Ты слышал что-нибудь об Изумрудном ключе? - спросил Спартак рыцаря.
  Тот задумался.
  - Нет, никогда.
  За дверью послышалась какая-то возня. Потом девица закричала, что этот кобель в рясе еще свое получит. Потом раздался звук затрещины, и она зарыдала. Потом все стихло.
  Саломат прислушался и, удовлетворенный тишиной, продолжил:
  - Старый лес охраняют храмовники. Это лучшая гвардия Морлока. Там я видел еще черных рыцарей, вампиров и личей. Они постоянно меняются, без какой-либо системы. В замок после того как Великий магистр наложил заклятие еще никто не проникал. Если нам это удастся, - рыцарь снова глянул на Наву и подмигнул ей, - то в подвале замка есть Хрустальное хранилище. Там находится то, что вы должны взять с собой. Еще рыцарь Спартак сказал, что потом будет Великая битва. Мертвые боги останутся за Пределом, и Морлок будет надеяться только на свое войско. Вот тогда Бей Насмерть и разгуляется. И тот, кто несет этот великий меч победит зло.
  Стало тихо. Все задумчиво посмотрели на Спартака. Тот тоже о чем-то думал.
  - Решено! - сказал Саломат. - Мы завтра утром выступаем!
  Он вернулся в потайную комнату и снял с себя все доспехи. В комнате снова сидел простой отшельник, который вот-вот затянет добрую песню и выпьет чарку-другую вина.
  Хорн с Хлюпиком наконец смогли закончить свою трапезу. Судя по их лицам, никто не обиделся. Саломат с Вариусом стали собираться. Они перенесли в повозку все оружие, какое было у отшельника. Нашлась добротная кольчуга и для Вариуса и Хорна. Нава покормила Богла.
  Погода стояла просто великолепная. Легкий ветерок играл дубовыми листьями. Нава села у ручья и, обхватив колени руками, смотрела на воду.
  - Тебя что-то томит? - раздался позади голос Спартака.
  - У нас давно не было возможности поговорить наедине, - Нава была очень спокойна и задумчива. - Богл сказал мне, что он был знаком с моей матерью, и в своем видении в аббатстве я видела именно ее.
  Спартак с недоумением посмотрел на девушку.
  - Не смотри на меня так. Я еще пока не сошла с ума. Богл действительно разговаривал со мной. Но сейчас я бы хотела поговорить не о нем. В последнее время моя мать была настоятельницей аббатства Ревика и после нападения Анку она бесследно исчезла. Что с ней стало? Жива она или нет?
  Парень некоторое время молчал, обдумывая слова Навы.
  - Если то, что ты узнала правда, мы обязательно будем искать ее. Чего бы нам это не стоило, мы узнаем, что с ней стало. Зато я теперь точно знаю, что мой отец погиб. До последней минуты я надеялся, что он остался жив и я найду его, но рассказ Саломата не оставил мне никакой надежды. И все что теперь осталось - это добрая память о моем отце.
  Они еще долго сидели вдвоем на берегу, тихо беседуя под звук журчащего ручья...
  Утром Саломат вместе с Вариусом еще раз проверили содержимое повозки. Отшельник надел доспехи. Плащ и рыцарский меч он оставил в повозке. Поверх он надел свою рясу. Вариус спрятал кольчугу под кожаную куртку, тоже самое сделал Хорн. Примерно в пять часов Саломат сел на своего мула и первым отъехал от кельи. Хорн ехал за рыцарем, небрежно насвистывая какую-то мелодию. Утреннее небо было слегка затянуто тучами. Саломат отлично знал все окольные пути в окрестности. Он уверенно ехал по высокой траве, время от времени отхлебывая из фляги настой на травах для придания силы.
  Спартак понимал, что сегодня им предстоит опасное, даже может смертельное путешествие. Он понимал, что путь, который они выбрали не простой. Но сейчас с ним преданные друзья и помощники, готовые в любую минуту прийти на помощь. Это главное! Без них ни он, ни кто другой ничего не смогут сделать. Он посмотрел на чистое лицо Навы, на озорных близнецов, на сурового Вариуса и смелого Саломата. Чувство ответственности и решимости переполняло парня.
  Старый лес показался из-за холмов кромками высоких деревьев. Рыцарь остановил мула. Хорн натянул поводья. Отшельник спрыгнул на землю и торопливой походкой направился к повозке.
  - Надо осмотреться, - сказал Саломат. - Мы уже подъехали к лесу, подземный ход начинается восточнее, но до него мы должны добраться незамеченными.
  Всадники вышли и осторожно поднялись на холм. Сверху открывался прекрасный вид на лес. Вдалеке голубели вершины гор. Справа серебрилась река.
  - Замок, - прошептал Спартак.
  Действительно, примерно в трех милях от них прямо из леса ввысь поднималась высокая остроконечная башня. Рядом возвышались еще четыре, но они были немного поменьше. Главная башня была не менее пятисот футов в высоту. Острый шпиль словно хотел пронзить насквозь небо. После того, как последний Великий магистр покинул замок, рыцари ордена спрятали флаг в хранилище.
  - Да, - промолвил Саломат. - Великое Хранилище знаний ордена.
  Всадники с благоговением смотрели на замок, представляя какие тайны он хранит в своем чреве.
  - Смотрите, разъезд, - Вариус указал рукой чуть левее.
  Вдоль опушки ехал отряд храмовников из пяти всадников. Серые плащи некромантов были видны издалека. Черные кони спокойно несли своих "мертвых" седоков. Впереди Серых бежал василиск. Иногда он издавал тонкий крик, который разлетался по всей низине.
  - Нам надо дождаться, когда они проедут, и попытаться прорваться к лесу. Там есть тропинка к подземелью. Я хорошо знаю ее, будучи еще послушником, я много раз заступал в караул на охрану леса от посторонних.
  Рыцарь снял с себя рясу и направился к повозке. Надев поверх доспехов алый плащ, и взяв в руку меч, он совершенно преобразился. Солнце отразилось в латах Саломата, на мгновение, ослепив ребят и камерийца.
  - Кто бы мог подумать, - буркнул Вариус. Вспоминая последнюю попойку в келье отшельника.
  Все разобрали свое оружие. Вариус приказал Хорну отогнать повозку к полуразрушенному сторожевому посту ордена и там их дожидаться. Через несколько минут шесть человек шли вдоль холма по тропинке, ведущей к опушке. Первым шел Саломат, за ним Спартак, Нава и близнецы, замыкал процессию Вариус с луком в руках. Еще вчера Саломат раздал серебряные наконечники на стрелы. Это единственное что могло убить умертвие на расстоянии.
  Они спустились с холма и оказались в небольшом овраге. Здесь среди густых зарослей можжевельника и ежевики, они перевели дыхание. Спартак вынул меч из ножен. Тот слегка вибрировал в руке, словно чувствовал приближение родных мест. Первым перебежал дорогу Саломат. Через мгновение он позвал остальных условным сигналом.
  Теперь они были сравнительно в безопасном месте - их скрывали старые деревья.
  В некоторых местах здесь сохранились многовековые дубы, которые почитались рыцарями как священные. Под ними нельзя было сквернословить, иметь плохие мысли. Одно такое дерево росло рядом. Саломат, словно вернулся на много лет назад. Рыцарь подошел к дубу и обнял его как старого друга, с которым не виделся много лет.
  Тропинок в старом лесу множество, но практически каждая приведет непрошеного гостя обратно к опушке.
  - Старик совсем засох, - промолвил рыцарь, гладя рукой дерево по шершавой коре.
  Лес действительно был очень старым. Здесь росли вековые дубы и пихты, каштаны и платаны. Вокруг стояла тишина. Ребята с интересом оглядели дуб и потрогали его. Дерево словно, ожило, зашелестело листьями, приветствуя своих спасителей.
  - Нам туда, - сказал Саломат.
  Он перекинул алый плащ через руку и решительным шагом направился ко входу в подземелье. Остальные поспешили за рыцарем. Тот шел твердой, уверенной походкой. Пахло травой и сырым мхом. Время от времени попадались небольшие прогалины с покосившимися деревянными столбами.
   - Это могилы лучших рыцарей ордена, которые пожелали быть похороненным здесь. Раньше этим могилам поклонялись молодые рыцари, а сейчас многие просто заросли и их уже не найти.
  В некоторых местах тропа была проложена по частично заросшему кусочку дороги.
  - Это старая дорога, - пояснил Саломат. - Раньше ей пользовались рыцари, чтобы незамеченными покинуть замок по приказу Великого магистра. А когда много позже прорубили подземный ход, дорогу забросили.
  В двух-трёх сотнях метров от тропинки Спартак заметил, что деревья стоят, не строго вертикально, а будто застыли в покачивании в разные стороны. А по-над тропинкой были видны выемки, наполненные тёмной водой. Перепрыгивая через них, друзья шли вперед навстречу судьбе. Солнце почти не проникало в лес. Многие деревья стояли совсем без листвы. Сказывался их возраст. Саломат уверенно двигался меж деревьев, иногда оглядываясь на остальных. Вскоре стали попадаться невысокие каменные насыпи, словно кто-то специально складывал тяжелые валуны в пирамиды.
  - Мы уже близко, - пояснил рыцарь.
  Сердце Спартака рвалось из груди от волнения. Наконец, они приближаются к заветной цели их путешествия. Что ждет их там, по ту сторону подземного хода? Смогут ли они выбраться и продолжить возложенную на всадников миссию? Наву беспокоило только одно: как она сможет открыть дверь, на которой лежит заклятие Великого Магистра ордена? Спартак увидел несколько колонн из белого мрамора, словно выросшие из земли. Там же из земли наполовину торчала голова статуи, изображавшая воина. Суровое лицо в шлеме выглядывало из-под земли и будто оценивало непрошеных гостей. Пройдя еще сотню футов, Саломат остановился. Он приложил руку к земле. Потом опустился и положил голову на землю.
  - Мы пришли, - сказал он. - Земля теплая. Здесь начало хода.
  Все остановились. Это была небольшая поляна. По краям деревья образовывали естественный купол. На земле лежала белая мраморная плита. Ни рун, ни знаков - просто плита в форме восьмиугольника.
  - Твой выход, Нава, - промолвил рыцарь.
  Девушка подошла к плите. По ее глазам было видно, что она совершенно не знает, что ей делать.
  - Мы отойдем в сторону и не будем тебе мешать, Нава, - сказал Спартак. Оглядываясь на остальных.
  Нава кивнула в знак согласия. Она положила руку на мрамор. Действительно - он был теплый, и даже чувствовалось слабая вибрация. Нава попыталась сосредоточиться на камне, но у нее ничего не получалось. Прошло несколько минут - плита лежала неподвижно. "Что мне делать? - думала девушка, чуть не плача. - Если я подведу моих друзей..."
  Неожиданно в ее голове возник чей-то женский незнакомый голос: "Тебе нужна кровь всех всадников". Нава испуганно оглянулась. Все молча наблюдали за ней.
  - Кто ты? - мысленно обратилась она к говорившей женщине.
  - Сейчас это не имеет значения, собери кровь четырех всадников и налей в небольшую выемку в центре камня....
  - Мама? - мысленно воскликнула девушка, но голос больше не ответил....
  - Всадники, подойдите сюда, - Нава встала у камня во весь рост.
  Ребята подошли и встали рядом с ней. Девушка подошла к Спартаку и вытащила его меч.
  - Дайте мне ваши руки.
  Трое парней протянули руки вперед. Нава сделала каждому надрез на ладони. Показалась теплая кровь. Она собрала по несколько капель в крышку от фляги Саломата и резанула по своей ладони. Потом она подошла к камню. В центре действительно была небольшая выемка, размером с монету. Нава осторожно вылила в нее кровь. На поляне было все так же тихо. Вдруг в лесу неподалеку раздался ужасный щелкающий звук.
  - Вампиры, - прошептал Саломат. - Они где-то рядом и учуяли кровь.
  Он снял свой арбалет с плеча и положил болт с серебряным набалдашником. Вариус и Смаргард приготовили луки.
  Камень лежал все в том же положении и не двигался. По лицу девушки потекли слезы. Нава понимала, что сейчас на поляне будет полным полно вампиров, а она так и не смогла открыть подземный ход.
  - Глядите в оба, - говорил рыцарь, вертя головой по сторонам. - Они будут нападать сверху, и скорее всего из-под солнца, чтобы мы не видели их.
  Щелкающий звук повторился уже совсем рядом, но теперь за ним раздался еще и еще. В воздухе слышалось отвратительное хлопанье крыльев. Вампиры были совсем близко.
  - Вот он! - крикнул Вариус, выстрелив вверх.
  Тварь, пронзенная стрелой с серебряным наконечником, упала на землю. Вампир был огромный: лысая голова, с боков обросшая бесцветными волосами. Длинные руки. Острые волосатые уши и огромная пасть с ровными рядами острых как бритва зубов. Тварь билась в конвульсиях, пытаясь вырвать стрелу из груди. Вокруг того места, куда вошла стрела Вариуса, появился желтоватый дымок. Завоняло так, что сточная канава Ротендорна показалась всадникам ароматным озером с розовыми лепестками. Вампир забился в конвульсиях, пытаясь лапой с длинными кривыми когтями зацепить кого-нибудь из людей.
  - Второй! - крикнул Смаргард. - Он мой.
  Стрела вошла в горло вампиру. Тот спикировал на землю и сразу же начал дымиться. От первой твари осталась бесформенная масса вонючей разлагающейся плоти. Вскоре они стали появляться по двое-трое. Вариус, Саломат и Смаргард без устали выпускали стрелы. Трупы лежали уже по всей поляне. Вампиры стали умнее и перестали нападать сразу. Спартак видел, как некоторые садились на толстые ветки деревьев и, скаля зубы, следили за людьми. Нава трясущимися руками закрыла лицо и заплакала еще сильнее. Она не чувствовала как кровь из раны на ладони стекает по ее лицу.
  Вдруг плита начала медленно сдвигаться.
  - Получилось! - не веря своим глазам, закричала девушка.
  - А ты что думала?! - в ответ крикнул Саломат, выпуская очередной болт.
  - У нас кончаются стрелы! - закричал Смаргард. - А этих тварей все больше!
  - Успеем! - крикнул Вариус.
  Он не заметил, как один вампир подкрался сзади.
  - Вариус!! - закричали Спартак и Валфрид.
  Но было поздно. Тварь укусила стрелка за шею. Брызнула кровь. Спартак подбежал к стрелку и вонзил свой меч в тело чудовища. Вампир закричал так, что у парня чуть не лопнули барабанные перепонки. В одно мгновение вампир истлел на глазах у Спартака.
  - Вариус! - кричала Нава. Подбегая к Камерийцу.
  Тот медленно осел на землю, держась за шею. Кровь не переставала течь из раны.
  - Бросьте меня! - сказал он тихим голосом. - Мне уже не помочь, а лучше убейте, я не хочу стать одним из них.
  - Нет! - крикнул Спартак. - Нава! Давай эльфийский бальзам, быстро!
   Тем временем Саломат и Смаргард продолжали отстреливаться. Поляна заполнилась мерзким запахом и кучей бесформенных тел. Плита уже открылась полностью. Из темноты показались белые ступеньки, ведущие вниз.
  - Пей, быстрее, - приказал Спартак, поднося бутылку с бальзамом к губам Вариуса.
  Тот сделал несколько глотков.
  - Еще, - упрямо твердил парень. - Пей еще!
  Вариус выпил еще. Его глаза стали мутнеть.
  - Быстрее вниз! - крикнул рыцарь. - Еще минута и нам будет нечем обороняться, а вампиров все больше! Боюсь сейчас подоспеют василиски - тогда пиши пропало!
  Он помог Спартаку взять под руки Вариуса. Смаргард стрелял за троих. Он вспотел. Жилы вздулись на шее и руках близнеца. Каждая стрела находила свой кровавый путь. Когда Нава, Спартак, Вариус и Саломат были вне опасности, Валфрид ступил не первую ступень лестницы и закричал:
  - Брат! Давай сюда! Они дальше не смогут проникнуть!
  Смаргард в два прыжка очутился у входа. Выпустив последнюю стрелу, он стал спускаться вниз. Один из вампиров попытался броситься в погоню, но как только он пересек границу подземелья, его голова разлетелась на множество мелких кусков. Тело рухнуло на ступени, а плита стала медленно закрываться. Вскоре послышался жуткий хруст костей вампира. Нава закрыла уши не в силах это слушать.
  Они сидели в полной темноте на небольшой площадке. Валфрид зажег Эльфийский посох. Вариус лежал на коленях у Спартака. Бальзам оказался действительно чудесным. Рана сама собой затянулась. Глаза перестали мутнеть.
  - Да, мне бы тогда такой, - промолвил Саломат, вспоминая, как его укусил вампир и сколько дней он находился между жизнью и смертью.
  - Почему вы не убьете меня? - раздался голос Вариуса. - Эта тварь укусила меня, и я скоро...
  - Все в порядке, - перебил его Спартак. - Сейчас встанешь на ноги. Скажи спасибо эльфам. Это их бальзам спас тебя.
  Камериец совершено ничего не понимал. Он потрогал шею, на которой осталось несколько рубцов.
  - Не может быть..., - зашептал он. - Этого не может быть.
  - Может, старик, - улыбнулся рыцарь. - Я сам сначала не верил. У тебя кровь хлестала, что у того быка на бойне, клянусь святой Мартой. Когда ты попил этой святой водички - рана затянулась за считанные минуты.
  Вариус приподнялся. Его немного передернуло.
  - Выпей еще, на всякий случай, - Спартак протянул бутыль.
  Камериец сделал еще глоток.
  - Спасибо, друзья! - он вернул бутыль Спартаку. - Я обязан вам жизнью.
  - Перестань, - парень махнул рукой. - Мы тут не собираемся считать, кто кому и чем обязан. Нам надо идти!
  Вариус ощупывал себя, словно висельник, когда под его весом оборвалась веревка.
  - А ты молодец, Нава! - гаркнул Саломат. - А говорила, что не сможешь открыть, а?
  Спартак помог девушке перевязать руку.
  - Спасибо, - прошептала она. - Спартак, я слышала голос.
  - Голос? - не понял парень. - Чей голос, когда?
  - Там, у плиты. Он подсказал мне, что и как надо сделать. Я боюсь.
  - А чего ты боишься?
  - Я не знаю, - девушка вытерла лицо от собственной крови. - Я не знаю.
  Убедившись, что все могут идти, Спартак начал спуск по ступенькам. Валфрид шел рядом, так как коридор подземелья был очень широким. Стены и потолок были сделаны из белого мрамора, из такого же материала сделали ступени. Пролеты были большими по тридцать шесть ступеней. Потом небольшая площадка. Они спускались все ниже и ниже. Голубой свет кристалла хорошо освещал путь.
  - Там впереди человек, - вдруг сказал Спартак останавливаясь.
  Он взял посох у Валфрида и посветил вперед. На площадке между пролетами сидел рыцарь с мечом в руке. Его правая нога была согнута в колене, а голова немного опущена. Казалось, что рыцарь устал и решил немного отдохнуть.
  - А ну-ка, - Саломат спустился к рыцарю.
  Спартак стоял рядом с посохом в руке.
  - Он мертв, - сказал Саломат.
  Рыцарь за несколько лет превратился в мумию. Воздух в подземелье был сухим и теплым.
  - Спи с миром, - Саломат укрыл мертвеца куском его алого плаща.
  Они продолжили путь.
  - Жаль, что я здесь ни разу не бывал, - промолвил Саломат.
  - Почему, ты ведь был рыцарем ордена? - поинтересовался Валфрид.
  - Доступ сюда имели только посвященные рыцари последней ступени. А я до такого уровня не успел дослужиться.
  Они спускались вниз, а потом шли вперед по подземному ходу больше часа, прежде чем ступени закончились и наши герои оказалась в просторном зале со множеством колонн, уходящих настолько высоко вверх, что свет от Эльфийского кристалла не смог достать до потолка. В стенах были сделаны выемки примерно футов по двадцать в высоту. Там стояли одинаковые статуи рыцарей. Изваяния были сделаны из белоснежного мрамора, только мечи рыцарей, которые они держали руками, словно опираясь на них, вытесали из черного мрамора. Лица рыцарей были повернуты в центр зала. Спартак успел насчитать семьдесят изваяний.
  - Смотрите! - прошептала Нава.
  В дальнем краю зала стояла гигантская статуя. Они подошли к ней, но свет от посоха позволил им разглядеть только колени.
  - Вот это да, - сказал Вариус. - Отродясь такого не видел. Сколько же он в высоту?
  - Не могу сказать, - ответил Саломат.
  Вскоре они покинули зал, и пошли вперед по длинному коридору с арочным потолком. Шаги гулким эхом отдавались в коридоре. По дороге они увидели еще несколько трупов рыцарей в разных позах. Саломат каждый раз останавливался и накрывал их по традиции плащом. Путь по коридору занял около получаса. Затем они остановились перед небольшой дверью. Саломат толкнул ее и дверь поддалась. За ней располагался круглый зал с восемнадцатью гладкими колонами из черного мрамора по периметру. В центре лежал большой гранитный шар.
  - А это что такое? - спросил Спартак, осматривая шар.
  - Я слышал о магической сфере в подземелье, - ответил Саломат, - но вот она ли это или нет, не скажу.
  - А что делала эта сфера?
  - С ее помощью Великий Магистр черпал энергию для ритуалов.
  Возле шара они тоже обнаружили мертвого рыцаря. Тот лежал головой вниз, протянув руки к шару. Из круглого зала было три выхода. Так как никто не знал, какой ведет в башню магистра, решили проверить все. Правый коридор заканчивался большим помещением. Сначала Спартак решил, что здесь когда-то было нечто вроде бассейна или помывочной. Но вскоре они увидели, что вода каким-то чудесным образом поднимается по гранитной стене вверх! Затем она посредством желобов и каналов спускалась вниз в большой бассейн, а потом снова устремлялась вверх.
  - Чудеса! - сказал Вариус, глядя на это широко раскрытыми глазами.
  Центральный ход заканчивался тупиком. Оставался последний левый коридор.
  - Будьте осторожны, - прошептала Нава. - Я чувствую, что здесь полно ловушек.
  - Этого только не хватало, - сказал Саломат.
  Они начали медленно двигаться по левому коридору. Тот стал петлять, то вправо, то влево.
  - Стойте! - резким голосом крикнула Нава.
  Спартак остановился. Теперь он держал посох левой рукой, а в правой нес меч.
  - Что ты видишь?
  Девушка подошла к парню и стала всматриваться в темноту.
  - Я что-то чувствую. Но что не могу понять.
  - Это опасность? - спросил Спартак.
  - Я не знаю...
  Парень стал медленно пробираться вперед. Рядом шла Нава и Саломат. Смаргард вынул меч, так как последней стрелой он убил вампира. Валфрид приготовил копье. Они снова оказались в просторном зале.
  - Мы, скорее всего уже под главной площадью Орехового замка, - промолвил Саломат. - Осталось немного до главной башни. А там придется поискать Хрустальное хранилище.
  В этот момент мелькнула огромная тень. Спартак ощутил волну теплого воздуха, обдавшую его лицо. Остальные тоже почувствовали это. Путники остановились. Тень снова мелькнула с такой скоростью, что никто не смог толком разглядеть, что это такое.
  Спартак потом часто вспоминал, как первый раз повстречался с зеленым драконом. Два желтых светящихся глаза возникли из темноты столь неожиданно, что никто ничего не успел предпринять.
  - Вы кто такие и что вам здесь надо? - спросил дракон.
  Ребята испуганно смотрели на чудище, не зная, что делать.
  - А, вижу, свои, - вдруг промолвил дракон. - Бей Насмерть в руках мечника. Можете не бояться, я Агрейм - зеленый дракон из Великого рода. Я давно живу здесь, меня не берет магия людей. Да опустите свои луки и копья, а то я нервничаю.
  Дракон отполз на расстояние.
  - Спускайтесь сюда, только осторожно, ступеньки крутые!
  Голос дракона громыхал в подземелье, разлетаясь на тысячи эхо. Первым спускался Спартак.
  - Вот вы люди, как сонные мухи передвигаетесь, а это что у вас? Эльфийский огонь. Что, эльфы одумались и решили помочь людям в предстоящей войне.
  Дракон говорил без остановки. Успевая делать едкие замечания в адрес гостей.
  - Кто там, Камериец? Вот это да, я-то думал, вы у себя в горах совсем одичали. А здесь в доспехах, с луком, дела!
  Вариус сквозь зубы выругался, с трудом спускаясь по действительно крутым ступеням.
  - Вижу и рыцаря ордена, которого уже нет. Ты откуда взялся? Из могилы восстал?
  - Слушай, Агрейм! - крикнул Саломат. - Ты бы помолчал немного, а то и так тошно без тебя.
  - А что такое? - обиженно возразил дракон. - Я несколько лет ни с кем не разговаривал. Ни с кем кроме покойников в подземелье. Так что извольте слушать.
  Спартак наконец ступил на пол зала. Дракон был примерно сто футов длины вместе с хвостом и головой. Чешуйчатое тело держалось на четырех лапах, задние были немного больше передних. От головы до хвоста тянулись острые костяные пластины.
  Когда все шестеро оказались внизу Агрейм внимательно осмотрел гостей.
  - Да, компания подобрались, что надо.
  Он развернулся и опустил голову так, чтобы людям было удобно говорить с ним.
  - Значит, все-таки старикам из ордена не дает покоя предсказание оракула?
  Никто не знал, что и сказать.
  - Вы чего же воды во рты понабирали. Кто у вас тут главный?
  Спартак выступил вперед и, держа меч наготове, ответил:
  - Я - мечник, меня зовут Спартак.
  - Да вижу-вижу, - промолвил Агрейм. - Что, хотите попасть в Хрустальное хранилище?
  - Да, мы должны войти в хранилище и взять то, что остановит Морлока навсегда.
  Дракон рассмеялся, но быстро смолк.
  - Хорошо я вам помогу в этом. Я для этого, можно сказать, и приставлен был сюда Великим магистром. Жаль столько рыцарей полегло тогда здесь в стенах замка.
  Спартак и остальные совершенно ничего не понимали.
  - Значит, сейчас вы идете за мной. Мы выйдем на главную площадь замка, а потом я проведу вас к Главной башне.
  Агрейм направился к большому проему, который позволял ему спокойно передвигаться по подземным ходам. Люди пошли следом. Вскоре все зажмурились от слепящего глаза солнца, сказывалось долгое время, проведенное в подземелье. Оказавшись на площади, люди постепенно привыкли к свету. Спартак долго тер глаза, прежде чем увидел внутренний двор Орехового замка. Увиденное им превзошло все его ожидания. В центре стояла главная башня Великого магистра. И хотя его резиденцией никогда не был Ореховый замок, величие и размах с которым строили древние зодчие, поражал воображение. Еще там, на холме когда они увидели шпиль главной башни, рвущийся к облакам, Спартак поразился ее размерам, но здесь все выглядело совершенно иначе. Замок окружал забор высотой не меньше двухсот футов. Четыре башни, построенные по четырем сторонам света, были в половину меньше главной, но не менее величественными. По периметру забора стояли гигантские статуи Великих Магистров когда-то управлявших орденом. В центре двора был построен огромный фонтан. За долгое время запустения здесь правили только растения. Трава дано пробилась между камнями и теперь некогда прекрасный двор, выложенный узорчатой плиткой, больше напоминал зеленый ковер из травы и цветов. По стенам ползли вверх плющи и дикий виноград. Некоторые статуи дали небольшие трещины.
  Судя по воплям и крикам за стенами Орехового замка, некроманты окружили его, но никак не могли разрушить заклятие, чтобы попасть внутрь. Спартак слышал визжание вампиров, тонкий писк василисков, рычание мантикор. Казалось, добрая половина армии Морлока собралась под стенами замка.
  - Да, наделали вы шума, - продолжал болтать Агрейм. - До вас все так тихо было.
  - Да скоро везде будет тихо, как на кладбище, если ты будешь продолжать болтать, - бурчал Саломат.
  Они подошли к главной башне Орехового замка. Она имела восьмиугольную форму. Ворота были открыты. Справа и слева от входа стояли две статуи рыцарей ордена со щитами в руках.
  - Ведьма должна отрыть Хрустальное хранилище, - сказал Агрейм. - Только у всадников будет потом возможность попасть туда, остальным лучше подождать где-нибудь подальше.
  Внутри главной башни стояло множество высоких стеллажей, заставленных сотнями тысяч книг и рукописей. Справа начиналась лестница, ведущая на верхние этажи. В центре стоял алтарь в виде изваяний четырех людей с крыльями, держащих на вытянутых руках большую мраморную пирамиду белого цвета. Саломат с восхищением и грустью смотрел вокруг.
  - Нам сюда, - Агрейм зашлепал по полу в сторону входа в подземное хранилище. - Здесь мы остановимся, и будем ждать, только всадники могут войти внутрь.
  Четверка друзей спустилась вниз. Стены подземелья светились, так что не было надобности ни в факелах, ни в Эльфийском кристалле. Они оказались в небольшом помещении. В центре на небольшом возвышении лежала большая раскрытая книга из горного хрусталя. Рядом с книгой лежал искусно вырезанный из такого же цельного куска хрусталя рыцарский меч. Дальше была закрытая дверь. Древние мастера изобразили на ней герб ордена.
  - Это вход в Хрустальное хранилище, - сказал Спартак. - Теперь надо отрыть дверь. Нава тебе придется еще раз постараться.
  Девушка подошла к двери и приложила к ней руку. Вдруг роза, вырезанная из дерева, шевельнулась и словно живая зашевелила листьями. Змея обвила розу, и дверь бесшумно отворилась. Всадники вошли в комнату, сделанную из огромного кристалла. Стены, пол и потолок сияли каким-то загадочным светом. Здесь так же стояло несколько стеллажей, на которых лежали черные свитки.
  - Это черные рукописи некромантов и древних черных магов, - сказал Спартак. - Надо найти Договор, он должен лежать отдельно.
  Ребята принялись искать. Они осмотрели все хранилище, проверили каждый его уголок.
  - Ничего, - прошептал Спартак, устало сев на пол. - Неужели кто-то побывал здесь раньше нас.
  - Не может быть, - промолвил Смаргард. - Этого не может быть.
  - Подождите, - вдруг проговорила Нава.
  Она вновь достала статуэтку из мешка и, зажав ее в руках, встала в центр зала. Вдруг воздух в помещении начал сам собой вибрировать, и вся комната на глазах стала преображаться. Черные свитки на полках начали подпрыгивать, словно кто-то усиленно тряс стеллажи. Стена перед всадниками стала исчезать. И вдруг перед изумленными ребятами предстал второй зал Хрустального хранилища.
  - Вот это да! - прошептал Валфрид, ткнув брата в бок. - Наша Нава творит настоящие чудеса.
  Второй зал подземного хранилища был просто великолепным в своей молчаливой красоте: здесь хранились самые страшные артефакты в истории всех королевств. Зал был просто огромным. Повсюду стояли сундуки, набитые черепами древних магов, амулетами, ритуальными кинжалами. Все было строго учтено и записано в толстых книгах ордена. Между сундуков возвышались стеклянные сосуды больших размеров. Там в прозрачной жидкости рыцари сохраняли тела вампиров и вурдалаков, троллей и оборотней, русалок и василисков. На каждом сосуде были написаны руны.
  В дальнем углу зала на постаменте стоял какой-то предмет, накрытый черной плотной таканью расшитой золотыми рунами.
  Спартак поднял материю. Под ней находился небольшой черный ящик, запечатанный несколькими диковинными печатями.
  - Вот он, прошептал парень, сдергивая на пол покрывало.
  Ребята встали вокруг, с интересом рассматривая ящик.
  - Договор Морлока с демоном, - теперь громче сказал Спартак.
  Смаргард протянул руку к ящику.
   - Подожди, - одернул его Спартак. - Здесь еще что-то есть, - произнес он, поднимая с пола свиток, выпавший видимо из-под покрывала.
  Парень убрал руку. Спартак развернул свиток и на мгновение замер. На пергаменте в несколько рядов светились руны, такие же, как когда-то в записке дяди Андрея к бабушке. Каждая руна так же светилась алым огнем и немного покачивалась. Спартак внимательно присмотрелся. И неожиданно для себя начал мысленно читать диковинную вязь рун: "Дорогой мой сын. Если ты читаешь мое послание, значит, пророчество Великого оракула сбылось. Я знал, что ты придешь в Хрустальное хранилище за Договором и приготовил для всех четырех всадников мой последний подарок. Вы найдете его в большом стеллаже, отмеченном красным треугольником. Я уверен мой подарок вам понравится и поможет исполнить вашу миссию. Берегите ведьму, она залог вашей победы.
  И напоследок, позволь сказать, что, несмотря на то, что мы никогда не виделись с тобой, я люблю тебя всем своим сердцем и очень горжусь тобой. Твоя мать воспитала достойного рыцаря и когда увидишь ее вновь, передай ей за это мой низкий поклон. Прощай".
  Спартак свернул свиток. Взгляд его был отрешенным, а мысли блуждали где-то далеко. Друзья наблюдали за ним, не решаясь что-нибудь спросить.
  Вдруг он стал метаться по залу, словно что-то искал. Наконец Спартак остановился перед большим стеллажом. Деревянные дверцы со скрипом отводились и перед взором всадников предстали великолепные доспехи. Их было ровно четыре комплекта. Шлемы, кольчуги, нагрудники, алые плащи - все было сделано из какого-то необычного белого металла. Лишь один шлем имел золотые крылья по бокам и такие же золотые крылья на нагруднике.
  - Отец оставил это для нас, - прошептала Спартак.
  Он взял шлем с золотыми крыльями и надел на голову. Он пришелся точно впору парню. Ребята стали переглядываться. Через несколько минут они были похожи на настоящих сказочных рыцарей. Нава с удовольствием рассматривала себя в большое зеркало стоявшее неподалеку. Близнецы трогали металл, из которого были сделаны доспехи и восхищенно похлопывали друг друга по плечам. Один Спартак, переодевшись, с грустью уселся в кресло, стоявшее возле стеллажа с доспехами.
  - Что случилось? - послышался рядом голос Навы. - Ты сам не свой.
  Спартак поднял на нее глаза.
  - Дорогие друзья, мне еще никогда не было так хорошо как сейчас. Признаюсь, нас еще ожидает много испытаний, но сейчас я счастлив по-настоящему.
  Близнецы стали серьезными и подошли к Спартаку.
  - Там наверху нас ждет дорога в пустыню полная опасностей и испытаний нашей дружбы. Но вот здесь и сейчас глядя на ваши уставшие, но светлые лица я понял, что такое настоящая дружба. Спасибо вам.
  Они обнялись. Нужно было возвращаться. Пока ребята рассматривали свои новые доспехи, отпуская друг другу комплименты, Нава подошла к стеллажу с книгами. Ее внимание привлекла небольшая книжка в кожаном переплете с бархатной обложкой зеленого цвета и вышитым на ней золотом драконом. Нава аккуратно взяла в руки книгу и начала ее листать. На страницах красовались яркие изображения драконов, а рядом витиеватыми рунами были написаны заклинания. Времени на изучение содержания не было. Друзья уже ждали девушку у выхода, поэтому бросив книгу в сумку, Нава подошла к ребятам.
  Спартак в латах смотрелся как настоящий принц из старой сказки. Он надел алый плащ рыцаря и, взяв шкатулку, направился обратно. Увидев ребят в таком одеянии, Саломат восторженно поднял руки, а Агрейм даже не нашелся, что и сказать.
  - Он у нас, - сообщил Спартак, покалывая на ящик.
  - Отлично, что будем делать дальше? - спросил Вариус. - Там за стенами собралось столько нечисти, что мне теперь не обидно за наше путешествие. Я представляю, сколько этих тварей скопилось перед выходом из подземелья!
  - Да беда, - сказал дракон, почесывая правый бок задней ногой. - Но что делать с вами сейчас придумаем.
  Они вышли из башни.
  В тот самый момент, когда Спартак взял ящик с договором и вынес его из Хрустального хранилища, он нарушил равновесие. Весы качнулись в сторону добра, и сильно перевесили сторону зла. В природе такое не допускается.
  Возле входа в подземелье стояли вампиры. Увидев кучи останков своих товарищей, эти твари так обозлились, что чуть не бросились кусать друг друга. Возле стен бродили василиски и мантикоры. Несколько десятков храмовников на верных скакунах с нетерпением ожидали, когда те, которых они искали, вновь покажутся из подземелья и тогда они поквитаются с ними за все.
  Никто не заметил приближение Анку. Их было трое - все в черных рясах, надвинутых на лица капюшонах. Командир гарнизона по охране Орехового замка - черный рыцарь Сегурд находился возле входа в подземелье. Он первым увидел Анку, которые словно летели по лесу, не задевая травы ногами. Сегурд вздрогнул, когда трое Анку из братства Морлока замерли перед ним.
  - Я приветствую вас, - не слишком вежливо сказал Сегурд, лишь чуть-чуть склонив голову.
  Анку молчали. Три зловещие фигуры висели в воздухе, слегка покачиваясь.
  - Вы посланы моим господином, чтобы помочь нам, но я уверен, что мы справимся и так.
  - А с чего ты решил, Сегурд, что мы посланы вам помочь, - сказал средний Анку.
  От его слов рыцарь пошатнулся в седле. Черная кровь потекла из его носа.
  - Я думал...
  - Мы идем в замок, - сказал Анку.
  - Но ведь заклятие...
  - Тот, кто открыл Хрустальное хранилище, покачнул весы, а мы чувствуем это. Почему ты дал им протий туда?
  Черный рыцарь вытер кровь перчаткой. Но кровь стала струиться из ушей.
  - Мы не знали где вход в подземелье, великий Анку. Дозоры справно объезжали лес, я сам проверял их каждый день.
  - Это не оправдание, рыцарь.
  Анку поднял правую руку. Черный рыцарь, схватившись за голову, упал с коня на землю. Вампиры отошли в стороны. Сегурд катался по земле. Кровь уже потоком лилась из носа, глаз, ушей и рта. Через мгновение рыцарь замер навсегда. Анку подошли к мраморной плите. Они втроем взялись за руки и, взлетев над камнем, закружились в адском хороводе. Когда их танец закончился, странная волна отбросила стоявших неподалеку вампиров на несколько футов назад. Камень раскололся пополам. Спустя мгновение, трое Анку вошли в подземелье...
  
  - Сейчас вы сядете мне на спину, и я отнесу вас к Гномьему водопаду, - сказал Агрейм.
  При свете солнца его изумрудная чешуя переливалась всеми цветами радуги. Спартак заметил, что когти дракона были желтого цвета, а на конце хвоста виднелся острый шип сто пятьдесят дюймов в длину. Шип был с зазубринами и выглядел довольно угрожающе.
  Вдруг Агрейм замер. Все заметили, как по его телу пробежала дрожь. Дракон оглянулся.
  - Святые колчаны! - воскликнул он.
  Трое Анку стояли в сотне ярдов от них.
  - Бежать бессмысленно смертные!
  Черная сила накатила волной. Первым упал на колени Смаргард, за ним Спартак вместе с Навой. Через мгновение все шестеро стояли на коленях ни в силах пошевелиться. Голова дракона оказалась прижатой к каменной мостовой. Дракон только в ярости царапал булыжники не в силах сделать ни одного движения.
  - Вы все сейчас умрете, - Анку медленно подлетали к людям. - Нам нужна только ведьма!
  Нава из последних сил извлекла из походной сумки статуэтку и попыталась вытянуть руку вперед.
  - Этим нас не испугаешь, девочка, - сейчас голос Анку шипением отдавался в ушах каждого.
  Они подлетали все ближе и ближе.
  - Иди сама к нам и посмотри, как умирают твои друзья...
  Спартак чувствовал, как из его носа течет теплая солоноватая на вкус кровь. Он нащупал черный ящик с Договором и стал осторожно срывать печати. Он не знал, что найдет в ящике, но это была их последняя надежда. Еще несколько мгновений и они умрут. Эти твари слишком сильные. Старый сургуч ломался неохотно. Пелена стала застилать глаза. Наконец все печати были сорваны. Спартак уже с трудом различал три черных силуэта в нескольких футах от себя.
  - Есссссть, она та самая, - шипели твари. - Повелитель будет доволен.
  Когда до всадников оставалось совсем чуть-чуть, Спартак наконец открыл ящик и нащупал металлическую пластину. Он зажмурил глаза и вынул ее. Что происходило дальше, никто практически не помнил. В головах у людей и дракона взорвались иступленные крики. "Кха!!!!!". Спартаку показалось, что крик продолжался несколько минут. Кровь в жилах людей стыла от ужаса, который они испытывали.
  Когда Спартак открыл глаза, то увидел, что друзья лежат без сознания. От Анку остался только черный след на камне. В правой руке парня была зажата золотая пластина. На ней был отпечаток руки человека! И больше ничего.
  - Я еще жив, - послышался голос дракона.
  - Да, кажется и я, - вторил ему Саломат.
  Когда все немного пришли в себя, то стали расспрашивать друг друга о случившемся. Из сказанного Спартак понял, что Агрейм потерял сознание последним. Он видел, как Спартак что-то держит в руке. Потом воздух вокруг Анку дрогнул. Они остановились в паре дюймов от Навы. Но больше не смогли ничего сделать. Их отшвырнуло к стене с такой силой, что на том месте осталось три приличных вмятины прямо в граните.
  - Да, интересная вещица, - сказал Агрейм, глядя на табличку. - Только лучше спрячь ее обратно, а то неравен час она и нас так подбросит.
  Спартак послушно уложил табличку в ящик и закрыл его.
  - Времени мало, скоро эти твари отойдут, и тогда нам несдобровать, - сказал дракон. - Быстро влезайте мне на спину.
  Друзья пару минут помедлили, но другого выхода у них не было. Замок со всех сторон был окружен некромантами. Несмотря на довольно большие размеры дракона разместиться на его спине вшестером оказалось довольно сложно. Когда они взлетели, сердце Спартака замерло от волнения и страха. Он с детства не любил высоты. Одно дело самолет, а здесь! Он ухватился за прочную чешую и припал головой к шее дракона. Плащ развивался с такой силой, то Спартак заправил его за пояс. Нава держалась за него. Время от времени громко вдыхая, когда дракон особенно ретиво снижался или поднимался вверх. Саломат, которому досталось место у самого хвоста Агрейма, неистово орал проклятия всему драконьему роду на нескольких языках одновременно. Спартак пересилил себя и посмотрел вниз. Там внизу мелькали деревья и речки. Ореховый замок остался далеко позади вместе со своими ужасными стражами.
  Полет продолжался минут десять. Они приземлились у горной реки. Здесь действительно шумел красивый водопад. Вода с шумом падала с высоты вниз. Бурлила и вскипала.
  - Кто тебя учил летать, - возмущался Саломат, укоризненно глядя на Агрейма. - То вверх, то вниз. Неужели нельзя лететь ровно? Ты меня так раструсил, что я уже готов был спрыгнуть вниз головой и переломать себе все кости.
  - А чего ты ожидал, рыцарь? - спросил дракон насмешливым тоном. - Ты думал, я для тебя перину приготовил?
  Ребят немного мутило. Вариус единственный кто перенес полет нормально словно, каждый день летал на драконах по деревням.
  - Что нам теперь делать? - спросил Спартак.
  - Терпение, Мечник, терпение, - сказал дракон.
  Он поднял голову и запел. Это был высокий звук, напоминавший звук струны на гитаре. Вдруг из плотной стены водопада показалась голова дракона, потом еще и еще.
  - Вот это да, - тихо промолвил Саломат. - Зеленые драконы под носом у некромантов. Чудо.
  Три зеленых дракона, как две капли воды похожих на Агрейма, поднимая тучи брызг, опустились на мокрые булыжники возле людей.
  - Агрейм, ты вернулся! - в один голос воскликнули драконы. - Ты привел всадников?
  - Как видите, друзья.
  - А это кто с ними?
  - Не обращайте на них внимания. Это их слуги!
  Саломат и Вариус от негодования были готовы с кулаками броситься на Агрейма. Но тот сказал:
  - Я пошутил, это честный рыцарь, а это Камерийский вельможа.
  Спартак и Нава при виде такого количества сказочных персонажей, которых они вдели только на картинках да в фильмах, во все глаза пялились на драконов.
  - Этот у них? - спросил дракон чуть крупнее Агрейма.
  Под словом "этот" они видимо имели ввиду Договор.
  - Да, но только нас настигли Анку.
  Драконы зашелестели крыльями.
  Агнец указал на Спартака, который держал в руках заветный ящик.
  - А что Анку?
  - Они при виде Договора растворились в воздухе в одно мгновение.
  Саломат и Вариус встали вместе с ребятами чуть поодаль от Агрейма.
  - Это надолго, - сказал Саломат, слушая болтовню драконов. - Они любят долго расспрашивать и не менее долго говорить.
  Спартаку забавно было это слушать. Он присел на камень.
  - Я должен с вами проститься друзья, - вымолвил Вариус. - Мне надо вернуться к Хорну и Хлюпику. Ведь они ждут меня у сторожевого поста и подвергают свои жизни опасности. Я не могу их оставить.
  - А я-то думал ты пойдешь с нами, дружище! - воскликнул Саломат недоумевая.
  - У вас свой путь рыцари у меня свой. Я должен вернуться на родину. Но не просто вернуться, а победителем. Найду тех, кто собирает сопротивление. Предстоит славная битва друзья. Может быть свидимся еще.
  - Спасибо Вариус, - поблагодарил камерийца Спартак.
  - И вам спасибо друзья. А тебе Смаргард отдельное спасибо. Ты показал мне как можно стрелять.
  Они обнялись.
  - Что, наши ряды тают? - неуместно, как всегда, пошутил Агрейм.
  - Да помолчи ты немного! - рявкнул Саломат.
  - Извиняюсь, - тут же нашелся дракон и продолжил беседу с братьями.
  - Извини Вариус, если что не так, - сказал Спартак. - Вот возьми это.
  Он протянул несколько прекрасных рубинов Камерийцу.
  - Это наша благодарность за твою помощь.
  - Я не возьму от вас ничего, - обиделся Камериец.
  - А это и не тебе, а Хорну и Хлюпику. Они у тебя молодцы. Вам еще зимовать предстоит, если раньше Морлок не пойдет на свободные земли войной.
  Нава подошла к Вариусу и что-то шепнула ему на ухо. Мужчина сначала разинул рот, но потом сказал:
  - Хорошо, будь по-твоему, я отпущу Богла. Хотя мы к нему и привыкли.
  Нава поцеловала Вариуса в щетинистую щеку.
  - Прощайте друзья!
  Камериец повернулся к ним спиной и, не оборачиваясь, направился обратно по тропинке. До повозки было миль пять пути. Но Вариус торопился добраться до друзей, которых оставил у старого леса побыстрее.
  Драконы разговаривали еще с полчаса. За это время ребята успели подняться на водопад и посмотреть на драконов сверху. Саломат остался внизу. Он прохаживался вдоль берега, время от времени кидая камешки в воду. Наконец Агрейм позвал всех на небольшой совет. Драконы имели важный вид.
  - Всадники, и ты Саломат, мы много лет верой и правдой служили ордену "Змеи и розы", - торжественно начал свою речь Агрейм. - Мои предки участвовали в великой битве с вурдалаками при Соморсейме. И сейчас сбывается пророчество Великого Оракула - в наш мир пришли всадники в сверкающих доспехах славного ордена. Вы смогли добраться сюда и войти в замок, что не удавалось никому после наложения заклятия Великого магистра. Но испытание еще не кончилось. Согласно пророчеству, вы должны разыскать Затерянный город и уничтожить Договор Морлока с Демоном. Мы сможем вас доставить только до границы Желтой пустыни. Драконы не могут летать над песками.
  - А как нам найти этот город? - спросил Спартак.
  Агрейм подошел к одному из драконов и тот, что-то протянул ему.
  - Возьми - это некромантский компас. Он чувствует сосредоточение темной силы и приведет вас в город.
  Дракон протянул Спартаку квадратную деревянную коробочку с большим глазом внутри. Спартак отшатнулся.
  - Не бойся - это око лича. Эти компасы очень редки. Когда вы окажитесь в пустыне, открой крышку и куда будет смотреть око, туда вам надо идти.
  - Где находится Изумрудный портал и как нам найти Изумрудный ключ?
  Этот вопрос привел драконов в небольшое оцепенение. Они долго шевелили крыльями и о чем-то шептались.
  - Мы слышали об этом портале. Никто не знает, где Морлок прячет его. Но у него нет ключа.
  - А как же друиды?
  - А что друиды? - не понял Агрейм. - Ах, да, сказка о том, ключ от портала прячут они - хорошая уловка, чтобы запутать следы.
  - И где же он?
  Драконы шелестели крыльями, но не отвечали.
  - Мы не знаем, - ответил Агрейм. - И никто не знает. Но когда придет время - вы узнаете.
  Вдруг над головами всадников мелькнула тень. Через мгновение на берег приземлился еще один зеленый дракон. Он был крупнее остальных.
  - Привет тебе, Фрайир, - сказал Агрейм.
  - И тебе привет, смотритель замка, кто эти люди и почему они здесь?
  - Это всадники, Фрайир, они сумели взять из замка то, что должно быть уничтожено.
  Дракон опустил голову и внимательно осмотрел каждого. Саломат стоял в сторонке, переминаясь с ноги на ногу.
  - Они же совсем дети, - сказал дракон, поднимая голову.
  - Ты бы видел, сколько вампиров они положили у входа в подземелье, Фрайир.
  - Да? - удивился дракон. - Слушайте драконы и люди! Я видел, как в Пустых землях собирается Великая армия. Со всех концов света стекается в главный замок Морлока нечисть. Я видел сотни тысяч огней от костров. Военные лагеря растянулись на десятки миль. В небе я видел тысячи мертвых драконов, кружащихся над бесконечным лагерем. Я видел, страшный Храм, который Морлок готовит к приходу мертвых богов. Он почти закончен. Там десятки тысяч рабов и когда храм построят, всех, кто остался в живых - принесут в жертву Богам
  Фрайир замолчал.
  - Мы должны отправляться в путь, - сказал Спартак. - Время уходит, и как бы наши усилия не оказались напрасными.
  - Тогда мы вылетаем сейчас, - Агрейм замахал крыльями.
  Вскоре все заняли свои места на спинах драконов. Наве раздобыли кресло в пещере, на котором раньше летала эльфийская принцесса. Девушка поблагодарила Агрейма. Спартак сел на Агрейма. Саломат согласился сесть только на спину Фрайира, он внушал ему больше доверия, чем остальные драконы. Наве достался самый покладистый Дракон - Армааив. Смаргард познакомился с Веерном, а Валфрид - с Дауром. Вскоре пять черных теней, взмахнув крыльями, взлетели над водопадом и полетели в сторону западных гор. Спартак уже привык к полету, но Агрейм любил поделать виражи, что заставляло сердце парня выскакивать из груди. Ветер свистел в ушах с такой силой, что когда Агрейм пытался что-то сказать, Спартак по несколько раз переспрашивал дракона.
  Внизу проносились поля и холмы, реки и леса. Драконы спешили. День шел к концу, а в тех местах, куда они несли своих седоков, ночь без ночлега - не лучшее место для путников. Когда солнечный диск только коснулся горизонта, драконы пошли на снижение.
  Спартак увидел чистое озерцо, несколько небольших деревьев по-над берегом, а впереди бескрайнюю пустыню с торчащими из песка неприветливыми скалами красного цвета.
  Спартак спрыгнул на землю, чувствуя, как кровь постепенно прибывает к затекшим от долгого сиденья ногам.
  - Ну, вот мы и прибыли к границе великой пустыни, - сказал Фрайир.- Дальше мы не можем лететь, пески убьют нас очень быстро.
  Драконы собрались на берегу.
  - Наш путь лежит в Монохорнус. Братья драконы попросили нас присоединиться к ополчению против некромантов. Теперь наши лапы развязаны, и мы можем отправиться в королевство, чтобы вместе защищать наши земли.
  Прощание было недолгим. Агрейм старался шутить, но было видно, что в его глазах затаилась неподдельная грусть. Когда пять черных точек скрылись из виду, Саломат и всадники осмотрелись. Со стороны песков дул теплый ветер. Он трепал плащи всадников, иногда стараясь рассечь их лица песком.
  - Что скажет нам око лича? - Спартак открыл компас.
  Глаз был неподвижен и смотрел в небо.
  - Пока ничего, скорее всего здесь он еще не чувствует темной силы.
  - Да, места веселые, - бурчал Саломат, развязывая свой мешок и извлекая куски мяса, хлеб, редис и огурцы.
  - Надо подкрепиться, а то на голодный желудок и думать опасно, как говорил один мой знакомый епископ. Правда, умер он от того, что запивал персики молодым пивом.
  Никто не стал возражать. Нава постелила на берегу кусок материи. Саломат быстро разложил еду. Валфрид сбегал за водой. Пирушка была недолгой и проходила в полнм молчании. Все думали только об одном, как поскорее добраться до Затерянного города. Солнце катилось к закату. Небольшое марево на горизонте говорило о том, что пустыня все еще дышит теплом.
  - Вы помните Анку? - вдруг спросил Спартак. - Как они смогли пройти через заклятие магистра?
  - Я сам все время думаю об этом, - сказал Саломат.
  - Анку - сильные твари, - сообщил Смаргард. - Очень сильные.
  Нава молчала.
  - А видели, как Анку бежали от Договора Морлока? - улыбался Валфрид. - Словно им пятки поджарили! Хотя, думаю, пяток-то у них и нет.
  - Точно, - согласился Смаргард. - Летели по воздуху, словно приведения.
  - Почему они хотели убить нас и забрать только Наву, - размышлял вслух Спартак.
  - Им что-то от меня надо, - тихо ответил девушка. - Что, я не знаю.
  - Значит, они знают о тебе то, чего мы не знаем, - сказал Саломат, делая большой глоток воды.
  - А что ты чувствовала? - Спартак придвинулся к Наве. - Ну, когда они появились?
  - Ничего, кроме страха.
  Солнце окончательно скрылось за горизонтом, оставляя за собой тонкую полоску исчезающего розового света, близнецы собрали дров. Саломат высек огонь и зажег костер. Идти решили рано утром. Запели сверчки. Звездная россыпь на небе переливалась всеми цветами радуги. Ребята сняли доспехи и сложили их в одном месте, как показал опытный Саломат.
  - Доспехи должны лежать так, чтобы вы в любой момент могли надеть их как можно скорее, - пояснил он.
  Каждый расстелил свое небольшое оделяло, которыми их снабдил запасливый Вариус. Спартак лег на спину, уставившись на небо.
  - Саломат.
  - Да, Спартак.
  - Расскажи о себе, - попросил Спартак.
  Рыцарь заложил руки за голову. В траве начали летать светлячки. Казалось, маленькие звезды спустились на землю и теперь парят в воздухе, радуя глаз.
  - А что рассказывать? Я из обедневшего рода. Наши земли в королевстве Ингории забрали судебные приставы за долги. Отец не выдержал и покончил собой. Мать лишилась рассудка и до конца дней не верила в смерть отца. Мне было двенадцать, когда один рыцарь из ордена "Змеи розы" взял меня на воспитание. Сначала я был его оруженосцем, потом он стал обучать меня драться на мечах, стрелять из лука и верховой езде. В восемнадцать лет я прошел обряд посвящения в рыцари в Ореховом замке. Потом мой покровитель погиб в стычке с василисками в графстве Лакфирдор. Я получил направление в наш магистерий на родину в Ингорию. Там было много честных рыцарей. Наш капитан Ровэнголд за год извел всю нечисть в трех деревнях. Я тогда первый раз столкнулся с оборотнем, но это долгая история, Спартак. Потом служил в Дэейвене на границе с Пустыми землями. А когда орден стал вне закона, спасались, кто как мог. Дальше ты вы все знаете.
  Костер медленно догорал, выпуская тысячи искр в черное небо. Вода в озере была тихой и спокойной. Все валились с ног от усталости. Близнецы быстро заснули, а Нава, положив руку под голову, тихо задремала.
  Спартак первым заступил на дежурство. Он сидел и смотрел на догорающие угли в костре. Подбросив несколько свежих дров, он посмотрел на Саломата. Рыцарь не спал. Спартак тихонько тронул его за плечо.
  - Что случилось? - тихо спросил рыцарь.
  - Ничего Саломат. Я видел, что ты не можешь заснуть.
  - Да, Спартак, - рыцарь тихонько встал и сел рядом с парнем. - Голова пухнет, как мы завтра пойдем на поиски Затерянного города? Пешком - бессмысленно даже с некромантским компасом. Лошадей здесь по близости не продают. А драконы в те края летать отказываются. Хотя им и на том спасибо, что доставили нас сюда.
  - Я тоже думаю об этом, Саломат, - Спартак ворошил угли длинной палкой. - Знаешь, что я хотел спросить, каким человеком был мой отец?
  Рыцарь налил в кружку воды.
  - Почему ты спрашиваешь об этом?
  - Просто я совсем недавно узнал от матери о нем, а ты рассказал мне о последних днях его жизни. Вот я и хочу побольше узнать.
  - Он был очень хорошим человеком. Он любил свою жену. И несколько раз говорил, что ему очень жаль, что он не увидит рождение сына. Он был твердо уверен, что родится именно мальчик.
  - Это хорошо, - Спартак улыбнулся, наливая воды и себе.
  Вдалеке заплакал шакал. Сначала казалось, что где-то в песках плачет ребенок. Но Спартак прекрасно знал этот плач еще с того времени, когда его отправляли на отдых в оздоровительный лагерь на Черное море. Там он первый раз и услышал, как воют шакалы.
  - Ложись спасть, Саломат, - Спартак погрел руки над костром. - Добрых тебе снов.
  - И тебе, Спартак.
  Саломат вскоре заснул. Спартак долго еще сидел и думал. Звезды не очень хорошие советники. Парень встал на ноги и прошелся до холма, с которого открывался вид на пустыню. Ветер трепал его волосы. Он всматривался вдаль, но ничего кроме чернильной темноты не было видно. Его сердце учащенно билось в предчувствии подходящей к концу миссии. Но он и не догадывался, что это было только начало нового пути. Пути, по которому придется пройти им всем. Пути по дороге Света против силы Тьмы. И чем он завершится не известно никому....
  Последним ночью дежурил Смаргард. Он разбудил всех, как только забрезжил молодой рассвет. Под утро стало немного холодно. На траву выпала свежая роса. Белый как молоко туман, затянул низину, где они ночевали. Капли росы лежали на доспехах, время от времени собираясь в маленькие ручейки и стекая в траву. В озере плескалась рыба. Несколько цапель подозрительно смотрели на людей на берегу озера, подняв правую ногу.
  Все быстро проснулись. Нава наскоро приготовила завтрак из оставшихся продуктов. Еда заняла десять минут. Потом каждый одел доспехи. Рыцарские плащи были как нельзя кстати, спасая от утренней сырости.
  - Предлагаю идти по-над границей, - пользуясь правом старшего, сказал Саломат. - Разведаем, что и как здесь поблизости, а потом решим, как действовать.
  - Согласен, - серьезно сказал Спартак, крепя меч к поясу с левой стороны.
  Они поднялись на холм, где ночью стоял Спартак. В песках еще стояла ночь. Сейчас нельзя было разглядеть даже гранитные красные скалы, росшие из песка. Они спустились вниз и направились в сторону виднеющейся вдали старой сторожевой вышке, построенной еще во времена войны с кочевниками пустыни. Дорога была широкой и утоптанной. Раньше здесь проходила граница и по ней часто ходили караваны. С одним из таких караванов шел тот самый старик, который и попал в Затерянный город после песчаной бури.
  Когда до вышки оставалось две сотни шагов, Спартак увидел на ней силуэты двух человек. Саломат тоже заметил движение на вышке. Но и наших героев заметили тоже.
  - Эй! - раздался грозный окрик сверху. - Кто такие и куда идете?
  - Если это рыскари, - быстро начал говорить Саломат, - значит их только двое. Обычно они оставляют наряды до утра, скоро смена. Тогда их будет уже четверо.
  - Что вы там встали? - закричал с вышки мужчина хриплым голосом, слегка заикаясь. - Подходите, мы на вас посмотрим и отпустим с миром.
  - А нам и здесь хорошо! - крикнул в ответ рыцарь. - Спускайтесь если хотите и сами взгляните!
  На вышке видимо совещались.
  - Не пойдет, вас пятеро, а нас только двое. Но у нас крепкие луки и меткий глаз!
  - Их стрелы нам нестрашны, - Саломат постукал себя по кирасе. - Доспехи всех рыцарей ордена делали из специального сплава, который стрелы не пробивали, из того же материала делали кольчуги и шлемы.
  Саломат собрался идти к вышке один, попросив ребят подождать.
  - Если что, я их смогу одолеть без труда, - сказал он.
  Спартак и остальные даже не думали пускать его одного.
  - Не пойдет, идем все вместе. Нава будет идти за нами. Смаргард приготовь свой лук.
  Парень уже это сделал. Он хорошенько запасся добрыми стрелами в хранилище Орехового замка. Они твердой походкой направились к вышке.
  - Святые бороды гномов! - крикнул сверху все тот же подхрипловатый голос. - Мне снится сон - рыцари "Змеи и розы" восстали из могил и бродят по нашему лихоманью.
  - Лучше спуститесь вниз, не заставляйте нас применять силу! - кричал Саломат. - А то, клянусь кольцом Великого магистра, мы живо пересчитаем вам кости.
  На вышке заржали.
  - А ты рыцарь сначала доберись до нас!
  Тем временем они подошли вплотную к вышке. Спартак увидел две косматых головы с копной светлых волос.
  - А я и не буду добираться, ваши стрелы нам не причинят вреда, а вот наш огонь до вас доберется гораздо быстрее, если мы подожжем вышку.
  Этот весомый аргумент, подкрепленный уверенным голосом Саломата, возымел действие. На вышке снова послышался тревожный диалог. Из-за ругательств говоривших, мы не будем его переводить в этом повествовании.
  - Мы спускаемся, отойдите на десять шагов!
  - И не подумаем! - стоял на своем Саломат. - Эй, близнецы, несите хворост!
  - Не надо хворост, - снова закричали с вышки, но уже более податливым тоном.
  Вверху открылся деревянный люк и на лестнице показались две ноги. Вскоре перед нашими героями предстали двое молодых парней лет по двадцать пять каждому. Одеты они были в легкие кольчуги. Луки и правда у них был справные - длинные с костяными вставками для увеличения дальности стрельбы и силы лука. Они не были похожи на рыскарей, больше на разбойников, поджидавших купцов, или на местное деревенское ополчение. Конопатые лица выражали неподдельный испуг.
  - Откуда знаете про рыцарей ордена? - спросил Спартак, видя столь юный возраст ребят.
  - Много лет назад их несколько человек в алых плащах жили в нашей деревне. Здесь раньше водилось полным-полно нечисти - виверны часто нападали на крестьян и скот, вампиры воровали детей. Потом наш староста обратился в магистерий и попросил о помощи. За три месяца рыцари извели всю нечисть, а те, кто остался жив, навсегда покинули эти места. Так что здесь о вас хорошая память.
  Парень немного заикался. Ребята были высокого роста. Складные, с сильными руками и широкими плечами.
  - А что на вышке делали? - вступил в разговор Саломат.
  - Так ведь война началась, вы что, не знали?
  Ребята переглянулись. Саломат от удивления открыл рот.
  - Как война, с кем?
  - Так ведь с Морлоком.
  - Когда началась?
  Парни заворожено смотрели на блестящие доспехи рыцарей.
  - Да дня три как к нам прискакал гонец из Троста, это небольшой город в двадцати милях от нас. Он сказал, что дозорный отряд Морлока из серых рыцарей полностью стер с лица земли Тросту. Те, кто остался в живых, бежали в лес.
  Саломат выругался.
  - А большой отряд, не сказал гонец?
  - Да как не сказал, сказал - туча, говорит, мол, когда они подходили к городу, пыль от копыт закрыла небо - вот, сколько их было.
  - Понятно, - сказал Спартак тихим голосом. - Значит, мы опоздали?
  - Нет, - твердо ответила вдруг Нава. - Морлок решил показать свою власть, но его основные силы еще собираются.
  - Откуда ты знаешь, Нава?
  - Я чувствую.
  Парни, увидев девицу, удивленно таращились на ее плащ и латы.
  - Так говоришь, в вашей деревне о нашем славном ордене хорошая память? - спросил Саломат.
  - Да, ваше рыцарство, можете пойти с нами. Наш староста будет очень рад.
  При слове староста, ребята вспомнили Молена и рыскарей. Но Саломат уверенно зашагал за дозорными.
  Деревня лежала в низине, окруженная холмами и яблоневыми садами. Спартак насчитал порядка полсотни домов. На дороге в деревню стоял деревянный шлагбаум - толстое бревно, стоящее на двух опорах. На бревне лежала толстая цепь с непонятно какой целью. Возле бревна прямо в траве сидело трое молодцов с дубинами и рогатинами. Там же лежали их длинные луки. Они играли в карты, время от времени выкрикивая какие-то странные слова. Когда они увидели двоих своих дозорных в сопровождении пяти рыцарей в алых плащах в полном вооружении, то тут же по вскакивали с земли, хватая дубинки и луки.
  - Эй, Кривой! - крикнул дозорный. - Все в порядке!
  - Это что, мне сниться Савик, или ты правда привел рыцарей вне закона?
  - Да помолчи ты, - сказал парень-заика, которого звали Савик. - Иди лучше скажи старосте, что у нас гости.
  Кривой бросил дубину и со всех ног помчался в деревню. За парнем еще долго летала над дорогой желтая пыль. Путь в деревню лежал через небольшую речушку, в которой плавали стайками жирные утки. Возле дощатого моста у воды прохаживались не менее толстые гуси. Пара мальчишек с удочками открыв рты смотрели как пятеро рыцарей проходят через мост. Они тут же бросили удилища и побежали рассказать первыми другим мальчишкам новость. Возле колодца лежало две толстых свиньи. Они с удовольствием копошились в грязи, закрыв от удовольствия глаза. Две румяные бабы с ведрами, заметив процессию, побросали их и бросились наутек.
  Кривой бегал действительно быстро. Староста - человек лет шестидесяти с седой головой и добрыми глазами с удивлением смотрел на гостей. Он стоял у своего дома, одетый в белую рубашку, расшитую красными нитками. В руке он держал длинный посох. На левом боку висел длинный кинжал в кожаных ножнах.
  - Приветствую рыцарей ордена "Змеи и розы" на земле моих предков, - вежливо склонив голову, сказал староста. - Я Заколон - староста этой деревни.
  - И мы приветствуем тебя Заколон, - сказал Саломат, наклоняя голову.
  В это время к дому старосты подходили люди. Вездесущие мальчишки гурьбой облепили невысокий забор во все глаза глядя на казалось канувших в лету рыцарей. Высокие светловолосые мужчины встали неподалеку, искоса глазея на диковинных гостей.
  - Я Саломат - рыцарь ордена "Змеи и розы", это Спартак, Нава, Смаргард и Валфрид - они все молодые рыцари ордена. У нас есть миссия, которую мы должны исполнить. Если законы гостеприимства еще не отменили на ваших землях, то за столом мы поведаем тебе Заколон то, что можем поведать.
  Староста, по-видимому, удовлетворенный словами Саломата развел руки в стороны приглашая гостей в дом. В сенях они встретили жену старосты спокойную женщину лет пятидесяти пяти. Ее голубые глаза смотрели на рыцарей с уважением и благодарностью.
  - Мы помним добро, - говорил Заколон. - Много лет назад в этих местах удержи не было от нечисти. Так рыцари ордена быстро избавили нас от нее.
  Из сеней был вход в светлицу. Староста жил скромно. Все вокруг дышало простотой и чистотой. Выскобленные полы, чистые окна с белыми занавесками, стол, две лавки и несколько семейных идолов в углу светлицы.
  - Прошу, гости присаживаетесь за стол, - пригласил староста. - Мать сообрази гостям поесть и попить.
  Женщина вышла из светлицы.
  - Какие новости вы принесли? - спросил Заколон, закуривая трубку.
  Ароматный дым табака наполнил светлицу.
  - Да мы от вас ждем новостей, достопочтенный Заколон, - сказал Саломат. - Говорят, война началась?
  Лицо старосты стало серьезным. Большие морщины пересекли лоб мужчины.
  - Да, есть такие вести. Несколько дней назад дозорный отряд Морлока полностью разорил Тросту.
  Жена старосты быстро поставила на стол тарелки с картошкой, овощи, сыр, молоко масло, свежий хлеб и творог.
  - Откуда они пришли? - спросил Спартак.
  - Они шли с запада. Гонец, который прискакал в нашу деревню, сказал, что армия идет из пустыни. Их была тьма! Все хорошо вооружены, на отличных скакунах в серых плащах. Они молча убивали всех кто попадался им пол руку, а потом ушли. Никто не видел куда потому что не пощадили ни детей ни стариков.
  Ребята сидели да столом, закипая от злости.
  - В деревне нет рыскарей? - поинтересовался Спартак.
  - Нет, они были в Тросте, но потом исчезли вместе с некромантами.
  Ребята с удовольствием выпили парного молочка со свежим творогом.
  - Нам нужны кони, - сказал Саломат, глядя прямо в глаза Заколону.
  Тот покачал головой.
  - Хороших нет, только те, на которых пашем.
  Рыцари с надеждой смотрели на старосту.
  - Но есть кхаги, они выносливее коней и в этих краях им не надо много воды.
  Спартак и Нава первый раз слышали о кхагах.
  - Пойдет, - радостно вымолвил Саломат. - Давно я не ездил на них.
  - Можно спросить вас добрые рыцари, - вежливо продолжил беседу Заколон. - Ведь орден давно предан анафеме. Рыцари вне закона. И вот, спустя много лет, появляетесь вы. Я чувствую это доброе предзнаменование. Куда лежит ваш путь?
  - Мы не можем сказать тебе Заколон об этом. Но скажу одно, - Саломат поставил кружку с молоком на стол. - Скоро Морлок пойдет на земли живых. Его армия почти готова. Вам надо уходить в леса, а мужчинам в ополчение.
  - Я так и думал, - тихо промолвила Заколон. - Черные птицы с запада приносят плохие вести.
  Он позвал жену и сказал, чтобы та позвала десятника. Вошел высокий мужчина в зеленой рубашке подпоясанной веревкой. У него были жилистые руки и огромные ладони, которыми можно обхватить голову взрослого человека.
  - Бейнар, вели старому Колтуку оседлать пятерых кхагов. Пусть накормит и напоит сначала.
  - Хорошо Заколон, - сказал десятник.
  В этот момент послышалась красивая музыка. Приятный тонкий женский голос запел:
  Когда уйдут за горизонт
  Отец и братья на войну
  И сложат голову они
  Во имя короля
  И снова мир придет в дома
  И зацветет земля
  Ручьи и горы запоют
  Гимн славной той победе
  Но ворон вновь летит к нам в дом
  Добычу ищет он
  На крыльях смерть несет он всем
  И вдруг блеснет стрела
  И славный рыцарь на коне
  Увидит смерть врага.
  - Это моя племянница, - пояснил староста, - у девочки погибли все родные. Мы приютили ее.
  Бейнар вернулся и доложил, что кхаги готовы. Ребятам не терпелось посмотреть на животных Они вышли из дома старосты. Возле калитки стояли кхаги - они чем-то напоминали двугорбых верблюдов, только были очень волосатые. Длинная темная шерсть животных свисала почти до самой земли. Кхаги передвигались не на четырех, а на двух сильных ногах. Упряжь была похожа на конскую.
  - Они смирные и послушные, - пояснил Заколон. - Их накормили и напоили. Седла крепко подогнали на спинах. Так что теперь вам не страшны пески.
  - Спасибо, уважаемый, - сказал Саломат.
  Всадники тоже поблагодарили Заколона.
  - Вам потребуется еще это, - староста протянул Спартаку черную накидку на голову, с продетой сквозь нее тонкой веревочкой.
  - Смотрите, как это носится.
  Староста обвязал вокруг головы накидку, потом затянул веревку. Видны остались только глаза.
  - Это поможет вам не наглотаться песка. И еще, доспехи можете пока прикрепить на спину кхага. Сегодня в пустыне будет немного жарко.
  Бейнар проверил бурдюки с водой и мешки с провизией, которую принесли в знак благодарности рыцарям ордена. Убедившись, что все в порядке, он потрепал кхага по голове.
  Провожать рыцарей вышли всей деревней. Заколон был очень задумчив. Сказанное Саломатом очень сильно обеспокоило старосту.
  - Прощайте! - крикнули рыцари в одни голос. - Спасибо за помощь и прием!
  - И вы прощайте! - крикнул староста. - Пусть ваш путь будет легким и удачным.
  Спартак первым выехал из деревни. Мальчишки бежали следом с палками, изображающими мечи. Они еще долго бежали следом, крича и улюлюкая....
  
  Кхаги были действительно очень смирными. Спартак быстро привык управлять своим. Нава долго мучилась - ей было неудобно в седле кхага. Оно отличалось от конского тем, что было выше и имело специальную спинку сзади для более удобной езды. Но как бы то ни было они не шли пешком. Доспехи прикрепили на боках и спине животных. Саломат сам проверил крепеж, чтобы в дороге ничего не отпало или потерялось.
  Рыцари снова оказались на приграничной дороге. Саломат встал в стременах, пристально вглядываясь вдаль.
  - Что ты высматриваешь?- поинтересовался Смаргард.
  - Смотрю дорогу. Если раньше здесь ходили караваны, значит должна быть и дорога. В песок сейчас идти можно, но потеряем много времени.
  - Вон, я кажется вижу, - сказал Валфрид, указывая в сторону какого-то деревянного столба с куском красной материи наверху.
  - Верно, зоркий у тебя глаза, Валфрид, - улыбнулся Саломат.
  - Это верно, я на корабле как-то увидел беднягу на бочке в вводе за две мили.
  Они направили кхагов в ту сторону, куда указывал Валфрид. Действительно, в пустыню вела неширокая дорога. Плотный песок так утрамбовался, что превратился в настоящий асфальт. На столбе были вырезаны полу стершиеся руны, но никто даже Саломат ничего не могли разобрать. Как только они ступили на дорогу, Спартак достал око лича. Глаз немного дернулся, но пока определенно никуда не смотрел.
  Пустыня - это не только песок и барханы. Спартак увидел впереди довольно высокие скалы из красного гранита. Справа простиралась обширная пустынная долина, усыпанная мелкими черными и серыми камешками. Иногда попадались сухие деревца с редкими листьями на ветках. Время от времени в песке можно было разглядеть белые кости неизвестных животных
  - Что там око лича? - тои дело интересовался Саломат.
  - Пока только моргает, - отвечал Спартак улыбаясь.
  - А как славно мы постреляли у замка! - смеялся рыцарь. - Клянусь я много лет не испытывал такого удовольствия видеть как корчатся вампиры от серебряных наконечников.
  Солнце стало припекать. Всадники надели на головы подарки Заколона. Спартак и все остальные стали похожи на пустынных кочевников. Саломат продолжал пристально вглядываться вперед, но ничего подозрительного не находил.
  Они приближались к красным скалам. Здесь кхаги стали подниматься на небольшую возвышенность. Когда путники оказались на вершине, перед ними открылась необычная картина: впереди внизу лежала огромная долина, сплошь усеянная белыми костьми. Но это были не просто кости, а гигантские останки каких-то древних животных. Ребра, торчащие из песка, доходили до восьмидесяти футов в высоту. Черепа были настолько огромными, что кхаг с седоком спокойно мог проехать внутри. Куда ни кинь взгляд, кладбище простиралось повсюду. Тонкая полоска дороги с трудом угадывалась с высоты.
  - Интересно. Какими они были, когда жили? - спросила Нава.
  - Видать очень большими, - ответил Саломат.
  Спуск в долину занял почти час. Позади остались гранитные горы. Они ехали меж гигантских костей, озираясь по сторонам. В долине дул пронизывающий ветер. Песок хлестал по рукам, словно хотел впиться в кожу всадников.
  - Смотрите! - вдруг воскликнул Валфрид.
  Вдали поднимался высокий столб пыли.
  - Это песчаная буря или ..., - Саломат прислушался. - Или так движется большая армия. Давайте спрячемся в том черепе.
  Рыцарь указал рукой вправо, где действительно из песка возвышался белый череп. Внутри было очень жарко и душно. Они привязали кхагов за острые зубы, торчащие из песка.
  Саломат не ошибся. Вскоре послышался звук боевых труб и барабанов. Спартак увидел, как на дороге показались первые черные точки. Потом их становилось все больше и больше. Вскоре весь горизонт окрасился в черный цвет. Впереди ехали серые рыцари. Их было около тысячи. Черные шлемы на головах, серые плащи, развевающиеся под порывами ветра, длинные двуручные мечи. За ними шел большой отряд кнехтов. Лица воинов закрывали мощные забрала. На щитах кнехтов был изображен дракон пожирающий единорога. Отряд насчитывал примерно пять тысяч солдат. Потом шли неизвестные доселе животные, напоминавшие носорогов, но только несколько рогов располагались по всей спине животного. На боках и ногах были прикреплены длинные сабли. Спартак представил себе этих чудищ в бою и ему стало страшно. Непробиваемая броня толстой кожи, свирепый характер - все это могло нанести страшный урон повстанцам. За "носорогами" двигались странные птицы, похожие на струсов, они так же передвигались на двух сильных ногах, но имели почти человеческие руки, только с тремя пальцами. Пальцы заканчивались длинными острыми когтями. Такие же когти были на лапах. У птиц вместо клюва был огромный рот с острыми зубами. Вся эта процессия не издавала ни единого звука, если не считать труб и барабанов. Потом шло порядка тысячи вивернов, пяти сотен мантикор, шести сотен василисков. Замыкал процессию ровный строй черных рыцарей. Пыль от тысяч лап и ног висела в воздухе еще долго.
  - Интересно, куда эта армия идет?- задал вопрос Саломат.
  Тоже самое беспокоило и остальных. Они еще постояли несколько минут.
  - Видели, как они вооружены? - спросил Спартак. - Все оружие самое лучшее. Туго придется повстанцам.
  - Верно говоришь, - согласился Смаргард
  Открыв компас, Спартак глянул на глаз. Тот уверенно косился влево.
  - Нам туда, - парень рукой указал на юго-запад.
  Они снова были в седлах. Кладбище гигантов кончилось только тогда, когда они выехали не большое плато, сплошь усеянное красными камнями. Солнц стояло в самом зените. Палило нещадно. Ребята то и дело вытирали пот, текущий по лбу и переносице. Саломат бывавший в этих местах, переносил жару легче. На плато было еще жарче. Спартака полностью закутал лицо материей, затянув покрепче шнурок. Ужасно хотелось пить, но все понимали - как только начнешь, уже не остановишься - и жажду не победишь и солнечный удар схватить можно.
  Кхаги, видимо понимая состояние своих седоков, не спешили. Они вразвалочку плелись по плато, время от времени мыча во всю глотку.
  - Да, денек задался, - сказал рыцарь, потягиваясь в седле.
  - Ага, я сейчас зажарюсь живьем, - согласился Валфрид.
  - Останется только масло поливать, - усмехнулся Смаргард.
  От его глупой шутки всем почему-то стало смешно. Первым рассеялся Саломат, за ним Спартак и остальные. Они смеялись, хватаясь за бока, не в силах вздохнуть. Когда смех прекратился, Спартак сказал:
  - Друзья, когда мы доберемся до Затерянного города в подземелье пойду я один.
  Все обернулись и недовольно посмотрели на парня.
  - Это с какой стати? - Смаргард подъехал к Спартаку и поравнялся с его кхагом.
  - Верно, мы не опустим тебя туда одного! - крикнул Саломат. - Чего выдумал.
  Спартак улыбнулся и с грустью ответил:
  - Мы не знаем, что там внизу, а я единственный кто согласно пророчеству может разорвать договор.
  - Нет! - сказала вдруг Нава. - В пророчестве говорилось о четырех всадниках, значит, и идти всем.
  - Как вы не поймете, вы можете погибнуть!
  - Ты даешь, брат!
  Теперь Валфрид ехал с другой стороны от Спартака.
  - Шли-шли вместе, а теперь вот, я пойду один. Не получится мечник. Или вместе или никто.
  Остальные в знак согласия с Валфридом грозно посмотрели на Спартака, давая понять, что все пойдут вместе.
  - Впрочем, вы наверно правы, друзья, - Спартак с грустью в глазах улыбнулся. - Простите меня за минутную слабость.
  Через час путники решили сделать небольшой привал. Саломат налил воды и дал всем немного попить.
  - Пейте меленькими глотками, по чуть-чуть. Мы как-то в песках один раз гоняли саламандру - прежуткая тварь убила четверых крестьян и задушила несколько коров из стада. Так вот один из наших рыцарей постоянно пил воду, мы его отговаривали, но бедняга не мог держаться. Потом еле откачали его. Чуть душу не отдал.
  Всадники внимательно слушали рыцаря. Они сделали привал среди больших гранитных валунов недалеко от дороги. Здесь можно было найти небольшую спасительную тень. Близнецы прилегли в тени на плоские камни, с удовольствием разминая затекшие ноги и спину. Нава несколько раз достала пальцами кончиков ног, потом пяток.
  - Тебе от этого легче, Нава? - за ней с интересом наблюдал Смаргард.
  - А ты попробуй, - лукаво улыбнулась девушка.
  - Да пара пустяков!
  Соскочив с камня, парень попытался нагнуться и достать носков сапог, но не смог этого сделать. Смаргард согнул ноги в коленях и достал.
  - Не жульничай, Смаргард! Колени не сгибать!
  - Тебе легко говорить, ты же девушка.
  - Ты же сам сказал пара пустяков, а пятки достанешь?
  Парень отклонился назад, но когда до пяток оставалось несколько дюймов, он упал в пыль, чем вызывал всеобщий смех.
  - Вот тебе и пара пустяков! - сказал Валфрид.
  - А ты сам попробуй, - ничуть не обидевшись, спросил Смаргард.
  - Не, я не смогу, у меня спина так затекла, то я сейчас и без этого упаду.
  - Ладно, - сказал Саломат. - Надо ехать дальше.
  Быстро собравшись, путники продолжили движение. Когда они увидели высохшее дерево у дороги и человека лежащего в пыли, всадники остановились. Все бросились к бедняге. Человек лежал возле дерева, опустив голову в песок. Он был одет в рваные тряпки. Лицо испещренное морщинами, выражало смертельную усталость. Грязная седая борода повисла на груди, дергаясь под порывами ветра.
  - Кто ты и как твое имя? - спросил Саломат нагнувшись.
  - Пить, ради всего святого... глоток воды...
  Нава дала рыцарю флягу. Тот открутил пробку и поднес ее к потрескавшимся губам бедняги.
  - Не пей много, умрешь, сказал Саломат, отбирая флягу.
  - Я и так уже мертв, - сказал незнакомец.
  Он поднял край своих лохмотьев. На боку зияла огромная рана, которая к тому же загноилась. Нава закрыла рот ладонями. Ребята с сочувствием смотрели на него.
  - Ты видел армию некромантов, которая только что прошла мимо.
  - Да-да, - тихо ответил он. - Они меня не заметили, я отполз за дерево.
  Саломат снова дал попить.
  - Откуда ты идешь?
  - Я сбежал из плохого места. Там много таких как я согнали со всего света. Мы строили большой храм на горе. Я слышал как-то, что там поселятся мертвые боги.
  Саломат помог человеку немного подняться и прислониться к дереву.
  - Однажды ночью я услышал, как говорили Серые, что как только закончится строительство, они принесут нас в жертву этим тварям. И тогда я решил бежать. До меня это никому не удавалось. Ночью я пробрался к отвесной стене, по которой мы поднимали камни для строительства. Стройку охраняли только храмовники. Сюда не пускали даже вампиров и оборотней. Когда я уже почти добрался до выхода из лагеря, меня заметили и пустились в погоню. Один из храмовников выстрели в меня и попал. Я сумел спрятаться на кладбище, в свежей могиле среди трупов. Потом четыре дня без воды и еды в пустыне с шакалами.
  Голос человека затихал.
  - Что ты еще слышал там? - спросил Спартак. - Нам это очень важно.
  Человек открыл опухшие глаза.
  - Вы идете убить Морлока? - спросил он тихим голосом.
  - Да! - сказал Спартак, чтобы утешить умирающего.
  - Он ждет мертвых богов. Серые постоянно твердят об этом между собой. А еще я слышал, что один из этих богов до сих пор спит в башне. Дорогу, к которой не знает никто. У Морлока есть его верные псы - Анку. Я видел, как один из них проверял установку алтаря в храме. Вот они-то и ищут путь к этому богу.
  Человек закрыл глаза. Каждое слово давалось ему с большим трудом.
  - Я умираю, добрые люди. В пустых землях давно поселилась Тьма. И некроманты ждут прихода ужаса со звезд. Даже храмовники боятся тех, кто поселится в Храме. Я был...
  Человек замер и испустил дух. Ребята похоронили его рядом с деревом. Близнецы нанесли красных камней и соорудили небольшое надгробие. Помолчав немного, всадники вновь двинулись в путь.
  - Морлок скоро закончит строительство храма, - рассуждал Спартак. - Скорее всего, портал в этом храме, но у него нет ключа. Вы слышали, что Анку ищут дорогу к башне, о которой нам говорил принц Ариан.
  - И еще они охотятся за Навой, - вставил слово Смаргард.
  - Но что им надо в этой башне? - продолжал размышлять Спартак. - Ведь Морлок ждет прихода богов, которые должны пройти через Изумрудный портал, отрытый Изумрудным ключом. Зачем ему спящий?
  - Если бы мы знали ответы на вопросы! - промолвил Саломат.
  Вечер подкрался незаметно. Солнце как-то быстро упало за горизонт, и наступила кромешная тьма. Валфрид приготовил Эльфийский посох. Решили долго не ехать ночью. Место для ночлега нашли недалеко от дороги возле старого каменного колодца, которым когда-то пользовались купцы.
  Дул слабый ветерок, колодец завывал в ночи под его порывами. Дежурить решили как обычно по два часа. Звездное небо в пустыне казалось вот-вот опрокинется и упадет на землю. Настолько близко были звезды, что вот возьми схвати их рукой и они окажутся у тебя в сумке.
  Спартак как всегда дежурил первым. Ему нравилось смотреть, как засыпают друзья и погружаются в сон. Ведь через два часа и он ляжет на бок, укроется, чем бог послал и заснет мирным сном. Костер решили не разжигать, чтобы не привлечь к себе ненужного внимания. Тем более свет от огня просматривается в пустыне на несколько миль. В ночи светился Эльфийский кристалл. От его света лица спящих друзей приобретали синеватый оттенок и были похожи на лица мертвецов. Спартак укутался в плащ и встал. Ночью в пустыне было чересчур холодно. Он поднялся по ступенчатым гранитным плитам наверх. Здесь он хорошо видел колодец и друзей, спящих в при свете посоха.
  - Вот мы и встретились второй раз, - знакомый голос послышался совсем рядом.
  Спартак увидел, как справа от него на каменном возвышении сидит тень в монашеском одеянии. Морлок! Это был он.
  - Третий раз мы встретимся на поле брани, мечник, - говорил Морлок.
  Его голос слегка вибрировал в темноте. Эльфийский кристалл от его присутствия вспыхнул алым огнем.
  - Что надо тебе от меня? - спроси Спартак.
  Морлок ничего не ответил.
  - Я знаю, куда вы идете и зачем. Я знаю, что ты забрал то, что принадлежит мне, мечник. Сейчас речь не об этом. Ваша битва уже проиграна. Но мне отрадно наблюдать за вами, ибо давно я не видел такой дружбы и сплоченности.
  - Ты хочешь похвалить меня за то, что я могу помешать тебе?
  - Ты мне не можешь помешать, мечник. Карты судьбы уже давно брошены, просто я знаю немного больше.
  - Так что же ты хочешь?
  Морлок молчал. Его тень слегка колыхалась под порывами ветра.
  - Искупления, мечник. Тебе пока не понять этого. Но скоро придет время. Кровь смоет шелуху и ложь.
  - И кто может тебе дать его после того, что ты сделал?
  - Ты - мечник.
  Спартак оторопел.
  - Я?! Но как?
  Но в ответ он ничего не услышал. Тень исчезла. Порыв ветра донес последние слова Морлока.
  - Ты дашь мне Искупление...
  Спартак долго размышлял над словами проклятого рыцаря. Вскоре пришло время заступать Смаргарду. Спартак разбудил его, а сам пошел спать в полной уверенности, что ночью ничего плохого не случится.
  Весь следующий день всадники провели в седлах. Останавливались три раза, чтобы размять ноги, подкрепиться и попить. Спартак ехал задумчивый. Он никому не рассказал о ночной беседе с Морлоком. Не потому что он хотел скрыть это от друзей. Просто он посчитал, что они вряд ли поймут аллегорию сказанного Морлоком. А может, просто не поверят и сочтут это ночным кошмаром.
  Око лича смотрело все время в одном направлении. Нава немного простудилась ночью. Девушка часто кашляла. На привале Саломат дал ей отвар из трав, который его научили готовить в магистерии. Наве сразу же полегчало. Появились силы. Кашель пропал.
  - Его нельзя использовать часто, - пояснил рыцарь. - Но сейчас он просто необходим Наве.
  Всадники уже дано свернули с нормальной дороги теперь кхаги брели по песку. Копыта животных были устроены таким образом, что они не погружались в песок, а словно плыли по нему. Вторая ночь в пустыне ничем не запомнилась. Снова ночлег, дежурство, холодный ветер и желание поспать еще хоть немного утром.
  В конце второго дня пути всадники снова оказались на возвышенности. Перед ними простиралось белое море песка. Здесь уже почти не встречались красный гранитные скалы или высохшие деревья. Все поглотил песок. Ветер усердно переносил тонны песка с одного бархана на другой.
  Всадники выстроились в шеренгу на гранитном выступе.
  - Вон он, Затерянный город! - сказал Спартак, глядя вдаль.
  В нескольких десятках миль от них из песка виднелись циклопические остатки Затерянного города. Хорошо виднелась черная башня храма, возвышающаяся на сотни футов вверх. До ушей всадников долетел странный звук. Будто город проснулся и встречал их, и ждал их появления у своих стен. Звук был похож на стук подземного молота или гигантского барабана. Потом все стихло.
  - Что-то мне не по себе, - промолвил Смаргард.
  Он выразил общее чувство, которое одолевало сейчас всех всадников. Каждый ощущал какой-то дискомфорт телесный и душевный.
  - Да, местечко не из приятных, - согласился Саломат.
  - Думаю, переночуем там, внизу, - он указал на небольшой островок зелени, бывший ранее оживленным оазисом. Здесь останавливались караваны, чтобы пополнить запасы воды. Теперь оазис почти поглотил песок. Путники подъехали туда уже с наступлением ночи. Присутствие древнего города навевало нехорошие мысли. Спартак чувствовал, как ящичек с договором словно ожил. Близость древнего зла, которое еще ползает глубоко в недрах земли, приводило всех в трепет. Ночью почти никто не спал. Саломат устал уговаривать друзей хоть на немного смокнуть глаза -безуспешно. Да и сам он не очень-то и хотел спасть вблизи Затерянного города.
  - Скоро рассвет, - сказал Спартак. - Мы должны попасть в город до захода солнца. По ночам там бродят духи, а нам незачем с ними встречаться.
  - Согласен, - сказал Валфрид. - Ночные духи забирают души живых, это говорил один моряк на нашем корабле.
  - Да вранье! - сказал Смаргард. - Это он говорил, чтобы мы по ночам не шлялись по палубе.
  Утром все надели доспехи. Саломат проверил оружие. Сердце у Спартака учащенно билось в груди. Кхаги неохотно начали движение. Животные чувствовали приближение ужаса, но упрямые седоки гнали их вперед.
  Исполинские черные стены города напоминали гладкие скалы. Их было видно из далека. Песок засыпал их, и друзья могли только догадываться, какой высоты они были раньше, и кто были те древние строители, что смогли создать такое.
  Чем ближе они приближались к городу, тем сильнее нарастало волнение и чувство необъяснимого страха.
  - Вы чувствуете тоже самое? - спросил Спартак друзей.
  Те закивали головами, не в силах выговорить ни слова. Солнце отражалось в черных стенах города. Всадники оказались перед воротами после полудня. Кхаги отказывались идти дальше. Пришлось спешиться. Саломат связал копыта животных, чтобы они не могли убежать. Последние полмили шли пешком, увязая в песке.
  Ворота представляли собой два гигантских столба примерно в двести футов высотой. Столбы были перекрыты такой же черной плитой. Никаких иероглифов или рун - только гладкий базальт.
  Доспехи рыцарей сверкали в солнечном свете. Когда они прошли под аркой и оказались в городе, люди остановились. Справа и слева тянулись вереницы одинаковых домов из того же камня, что и стены города. В домах на улицах царствовал песок. Саломат заглянул в один из ближайших домов и вернулся обратно.
  - Там ничего нет. Круглое помещение и совершенно пустое, будто там и нежил никто.
  - Странно, почему Морлок не оставил здесь некромантов? - спросил Смаргард.
  - Потому что он не хотел, чтобы хоть кто-то знал о городе, - предположил Спартак.
  Черный Храм рос из песка уродливым столбом. Как и рассказывал старик - проникнуть в святилище древних людей можно было через большое окно.
  - Кто же это мог построить? - воскликнул Саломат.
  - Те, кто поклонялся мертвым Богам и Тьме, - ответила Нава тихим голосом.
  - Идемте в Храм!
  Спартак первым направился к засыпанному на половину окну. Всадники по очереди влезали внутрь. Несмотря на зной, здесь было жутко холодно. На стенах лежал иней! Песок хрустел под ногами непрошеных гостей. Спартак увидел спуск в подземелье.
  - Сюда, - сказал он.
  Ступени были почти отвесными. Первым начал спускаться Спартак. За ним шел Саломат и все остальные. Стены светились зеленоватым светом. Зловонный запах подземелья поднимался наверх. От него кружилась голова. Ноги словно ватные не хотели двигаться. Спартак с трудом, преодолевая себя, продолжал спуск. Он не помнил, сколько времени они продолжали идти вниз. Может час, может два. Зловоние становилось сильнее. Стены продолжали светиться тошнотворным светом. Наконец сапог мечника ступил на ровную поверхность. Они очутились в большом зале. Темно-зеленые колонны уходили вверх. Потолка не было видно. Глухие звуки из-под земли усилились. Сейчас это больше походило на биение сердца гигантского животного. В конце коридора виделся ход. Они устремились туда. Он был очень узким. Рыцари рассматривали ужасные барельефы на стенах. Огромное чудовище со щупальцами на голове пожирало людей. Жертвы стояли в длинную вереницу сопровождаемые высокими воинами с короткими копьями в руках. По-видимому, жрец с ритуальным ножом стоял перед чудовищем, и того как оно съедало жертву, вырезал кривым ножом из тела бедняги сердце.
  - Какой ужас, - прошептала Нава, разглядывая барельеф.
  Дальше были изображены страшные животные, которые тоже пожирали людей. Зеленое свечение было повсюду. Оно словно рентген проникало в каждую клетку человека и светилось как бы изнутри. По лезвию меча в мертвенно-зеленом свете пробегали алые всполохи. Древний металл, видимо, знал или эти места или тех, кто приносил жертвы ужасному монстру.
  Когда проход закончился, всадники через небольшую арку вышли в главный зал древнего храма. Это было большое круглое помещение. Со стен на незваных гостей смотрели лики древних жрецов и богов с головами птиц, волков, медведей, рыб. Как и описывал ослепший старик, в центре находился каменный колодец. Спартак первым подошел к нему. Зловоние распространялось именно из колодца. Ядовитый дым желтоватого цвета поднимался к потолку. Снова раздался глухой звук. Сердца людей от этого звука стали биться в два раза быстрее. Это происходило само собой. Всадники встали по периметру колодца. Спартак открыл шкатулку и достал золотую пластину с отпечатком руки Морлока. Как только он сделал это, под землей началось шевеление. Казалось, огромный червь поднимается из недр наверх.
  Нава с напряжением всматривалась в колодец. Потом на девушку нашло озарение, и она закричала во весь голос.
  - Глаза!!! Закройте глаза!!!! Не открывайте!!!!
  Спартак на вытянутых руках держал пластину. Что-то поднималось по колодцу, приближаясь к всадникам. Спартак стоял, зажмурившись, слегка отвернув голову в сторону. Он почувствовал как что-то скользкое и липкое выбирается из Тьмы.
  - Кто ты? - раздалось у Спартака в мозгу.
  Голос был словно не настоящий, как будто кто-то пытался изобразить человеческую речь, при этом, никогда не говоря на земном языке.
  - Я мечник и принес тебе Договор того, кто однажды уже был здесь, - мысленно проговорил парень.
  - Договор еще не исполнен.
  - Я разрываю его, - Спартак чувствовал, как что-то липкое ощупывает его, оставляя на теле, руках и шее скользкие следы.
  - Я не разрываю Договор в присутствии того с кем его не заключал, - вспыхнули в мозгу слова древнего червя.
  Спартак не знал что делать.
  - Тогда я сам разорву его!
  Он вынул меч и, держа пластину левой рукой, со всей силы ударил по ней древним клинком.
  Мгновение стояла полная тишина. Потом послышался гулкий удар. Страшный визг сотен тысяч голосов взорвался в головах людей, стоявших у колодца. По залу прошла вибрация, словно началось землетрясение. Стены сотрясались от глухих ударов. В этот момент произошло смещение пространства и времени. Сдвиг длился всего лишь мгновение, но он отозвался во всех мирах.
  
  Сообщение Ассошиэйтед Пресс: 25 июля 2008 года.
  Национальное управление по исследованию океанов и атмосферы (NOAA) зарегистрировало странный звук в океане. Странный и громкий. Настолько громкий, что его уловили два отдельных микрофона на расстоянии 3 000 миль. По официальным заявлениям NOAA, источник звука неизвестен. Общий характер звука позволяет заподозрить, что он издан живым существом, но такое существо науке неизвестно. Судя по пройденному звуком расстоянию, это существо должно быть огромного размера, гораздо больше синего кита. Однако по сообщению капитана рыболовецкого судна "Силеста" Эдмунда Нойкойкота капитана норвежского судна, следовавшего в порт приписки Антверпен, он находился именно в том самом квадрате, где откуда шел звук (примерно 50№00′00″ ю. ш. 100№00′00″ з. д. (к юго-западу от Южной Америки). Капитан сообщил нашему обозревателю, что не первый раз ходит данным маршрутом, но такое он видел впервые. Сначала на экране локатора появилось нечто огромное, напоминающее гигантского червя. Существо находилось примерно на глубине пяти километров. Потом оно исчезло с экрана, а из воды вылетел столб желтовато-зеленой жидкости с отвратительным запахом. Спартак почувствовал, как Демон впился мерзкими щупальцами в его руку, в которой он зажал половину пластины. Запястье словно обожгло кипятком, и Спартак вскрикнул от нестерпимой боли. Он уронил вторую половину в колодец.
  - Я отметил тебя, мечник, - снова заговорил Демон.
  Теперь его голос немного дрожал в голове парня.
  - Ты сам не понимаешь, во что ты вмешался со своими друзьями.
  Демон был взбешен. Его огромное тело извивалось в подземелье.
  - Морлок обманул всех! И меня и вас! Он заключил со мной договор о том, что я открою ему Изумрудный портал, как только он принесет мне в жертву сто тысяч пленников. Он сказал мне, что соберет их в Пустых землях, но черви земли принесли мне известие, что эти люди строят Храм и Морок не собирается выполнять условия соглашения. Он хочет сам открыть портал без моей помощи. Глупец! Он не понимает с чем имеет дело!!!!
  Тут Спартаку все стало ясно. Вот почему Морлок не особо заботился о том, что кто-то проникнет в Затерянный город. Вот почему Ореховый замок охраняли так, что они относительно свободно смогли пробраться внутрь и унести Договор. Значит главная цель Морлока - Изумрудный портал, который он, скорее всего, установил в новом Храме. Там он будет пытаться открыть его. Там он собирается воздать жертвы новым мертвым Богам, пришедшим из-за Предела.
  Когда Демон исчез, и первое оцепенение прошло, Спартак расслабил пустую руку и упал на каменный пол. Саломат, еще кое-как стоявший на ногах, открыл глаза и подскочил к парню. Левая рука Спартака была красная от крови и желтой слизи Демона.
  - Спартак, что случилось, как ты себя чувствуешь?
  Нава лежала рядом без сознания. Близнецы медленно приходили в себя. Спартак посмотрел на девушку. Из уголков ее губ на каменный пол медленно текла кровь.
  - Нава! - закричал Спартак, бросаясь к девушке.
  Но силы оставили его. Парень тут же свалился, не дойдя до Навы и двух ярдов.
  - Силы небесные! - причитал Саломат, не зная куда бежать и что делать.
  Хорошо хоть близнецы быстро пришли в сознание и помогли рыцарю. Они перенесли ребят подальше от колодца, откуда еще доносились ужасные звуки уходящего в бездну Демона. Спартак лежал рядом с Навой. У обоих были бледные как смерть лица.
  - Спартак, Нава! - причитали близнецы.
  Саломат поглаживал их по щекам. Стараясь одновременно растирать холодные руки. Смаргард пытался влить Спартаку в рот настой из трав. Валфрид достал из сумки бальзам. Он начал растирать руки и ступни Навы. Ничего не помогало. Левая рука Спартака опухла и покрылась страшными волдырями. Они пульсировали под рубашкой, вот - вот готовые лопнуть.
  - Их надо выносить отсюда! - крикнул Саломат. - Иначе они погибнут!
  Саломат подхватил на руки Спартака. Близнецы - вдвоем понесли Наву. Пот градом катился по их лицам. Особенно тяжело дался подъем вверх. У Спартака открылась рвота. Волдыри лопнули, заливая гноем Саломата, но рыцарь не обращал на это внимание. Он продолжал нести парня наверх, понимая, что если он сейчас не сделает этого - Спартак умрет. Смаргард и Валфрид шли следом, неся вдвоем Наву. Близнецы молча пыхтели, стараясь поспевать за Саломатом.
  Рыцарь первым выбежал из Проклятого Храма и упал в его тени. Кровь, стекавшая из руки Спартака, тут же окрасила песок в алый цвет. Саломат быстро нашел в сумке повязку и перевязал рану. Материя тут же окрасилась кровью. Из Храма вышли близнецы. Их ноги подкашивались, но они стоически дошли до Саломата и положили девушку рядом.
  - Мерзость! - крикнул рыцарь в сторону Храма.
  Но тот с холодной безучастностью наблюдал за людьми и их злоключениями.
  - Будь ты проклят!
  Саломат понимал, что так делу не поможешь и что Храм давно проклят, но так он немного избавился от части негативной энергии, которую впитал в его подвалах.
  - Он очнулся! - крикнул Валфрид вне себя от радости. - Он очнулся!
  Саломат подбежал к Спартаку и опустился на колени. Алый плащ летал под порывами ветра. Солнце готовилось покинуть эту часть света.
  - Где я? - слипшимися губами спросил Спартак, стараясь встать на ноги.
  - Полежи, мечник, - сказал Саломат.- Ты еще слишком слаб.
  - Что с Навой?
  - Она дышит, с ней все будет в порядке, - ответил Валфрид. - Ты как?
  Спартак посмотрел на левую руку, аккуратно перебинтованную умелым Саломатом.
  - Что с моей рукой?
  - Демон коснулся ее, когда ты разрубил договор, - пояснил рыцарь. - Как ты догадался, что нужно сделать, мечник?
  Спартак поморщился от боли. Сильно тошнило и хотелось спать.
  - Я ничего не помню...
  В этот момент пришла в себя Нава. Девушка открыла глаза. На нее смотрело доброе лицо Смаргарда.
  - Ты жива, - шептал парень, вытирая капельки пота с лица девушки. - Ты жива.
  Нава улыбнулась. Ее грустные глаза ожили и смотрели на Смаргарда.
  - Куда я денусь, - ответила девушка. - Что случилось, я совершенно ничего не помню?
  Она увидела Спартака, лежащего неподалеку.
  - Что с Спартаком?
  - Демон коснулся его. Саломат вынес Спартака из подземелья, а мы с братом несли тебя. Вам было очень плохо.
  Саломат подошел к Наве и опустился перед ней на колено. Ветер трепал ее стриженые волосы. Бледное лицо стало немного приобретать живой румянец.
  - Как ты, Нава? - участливо спросил Саломат.
  - Уже лучше, - ответила девушка. - Намного лучше.
  - Слава святому Корнелию, - улыбнулся Саломат, - что мы покинули этот проклятый Храм. Еще немного и он оставил бы нас у себя.
  Спартак привстал на правое колено. Упершись в него правой рукой, он попытался встать, но снова упал.
  - Э, брат, так не пойдет! Смаргард, Валфрид, быстрее к кхагам! Приведите их сюда, если не пойдут, подрежьте ухо самому большому. При виде собственной крови они становятся послушными.
  - Хорошо, Саломат! - крикнули братья.
  Рыцарь помог Наве лечь рядом с Спартаком. Они взялись за руки, и от этого ребятам стало немного легче.
  - Морлок обманул нас, - шептал Спартак.
  - Что ты говоришь, мечник? - не расслышал его Саломат.
  - Морлок обвел нас вокруг пальца, - повторил Спартак.
  - Что ты такое говоришь? - шептала Нава.
  По темному от песка и пыли лицу парня текли слезы.
  - Как? Как он нас обманул?
  Спартак взял здоровой рукой флягу из рук Саломата и сделал несколько больших глотков.
  - Он все время вел нас по ложному следу, - Спартаку было трудно говорить. - Морлок сообщил, что он заключил Договор с Демоном из Затерянного города, чтобы отвлечь нас от его реальных планов. Хотя он обманул и Демона. Пообещав принести ему в жертву сто тысяч пленных.
  Нава и Саломат раскрыв рты, слушали мечника.
  - Нава, помнишь, черные камни в лесу, Анку, который собирал воду и потерял фигурку демона?
  - Да, конечно, - ответила Нава.
  - Я теперь уверен, что Морлок вел нас по ложному следу. Мы ведь довольно свободно прошли в Ореховый замок, хотя если бы от этого Договора зависал жизнь и судьба Морлока, он бы, наверное, позаботился о том, чтобы никто не смог попасть в замок! А статуэтка, найденная нами в лесу у черного камня - это верхушка посоха мертвого Бога из башни. Она представляет для Морлока большую ценность.
  Нава посмотрела на Саломата. Рыцарь вытирал лицо, слушая Спартака.
  - А Затерянный город? Ведь здесь мы вообще никого не встретили! Ни храмовников, ни вампиров - никого!
  - Но почему? - Саломат тряс головой, ничего не понимая.
  - Да потому что ему не нужен был ни Ореховый замок, ни Затерянный город. Он просто ловко обвел нас вокруг пальца, убедив в том, чего нет.
  - Но ведь ты сам говорил о пророчестве, о котором тебе рассказывала твоя мама и бабушка. А твой отец?
  Спартак с грустью улыбнулся.
  - Морлок давно задумал открыть Изумрудный портал, и он действительно узнал о нем в Ореховом замке. Как раз там же он прочитал о Затерянном городе и Демоне, скрывающемся под землей. Он с ним заключил Договор, но не собирался его выполнять, решив самостоятельно открыть портал и единолично управлять мертвыми Богами.
  - Да, складно получается, Спартак, - согласился Саломат.
  В этот момент подоспели близнецы с кхагами. Животные отчаянно мычали и сопротивлялись, не желая даже переступать через границу города.
  - Как вы, друзья? - спросил Смаргард, держа двух кхагов за поводья.
  Валфриду пришлось удерживать троих животных.
  - Потихоньку отходим, - сказал Нава.
  Близнецы сели на песок рядом с друзьями. Спартак в двух словах рассказал о своих опасениях. Все с надеждой смотрели на него.
  - Что нам теперь делать? - спросила Нава. - Мы исполняли чужое пророчество, шли по чьей-то чужой воле, а что теперь?
  Спартак тер больную руку.
  - А теперь мы будем делать все по-своему, - сказал он решительным голосом.
  - Что значит по-своему? - спросил Валфрид.
  - Мы найдем башню с мертвым богом раньше, чем это сделает Морлок. Уж очень он хочет ее разыскать - значит, там есть кто-то или что-то, что очень нужно Морлоку. А статуэтка Навы думаю, еще сослужит нам службу.
  - Будь по-твоему, - сказал Саломат. - Ты умный, мечник, и здраво рассуждаешь. Мы поможем тебе сесть на кхага и поедем обратно. Надо будет поторапливаться и не задерживаться в пустыне.
  Ребята помогли Спартаку сесть в седло Рука ужасно болела. Демон словно забрал всю энергию из тел всадников. Они чувствовали себя опустошенными и обессиленными. Они покинули город, и началась долга дорога обратно...
  
  Два дня они добирались до границы пустыни. Саломат постоянно поил Спартака отварами. Рука немного зажила, но продолжала сильно беспокоить по ночам. Спартак каждый вечер разматывал руку, а Саломат вместе с Навой бережно растирали ее настоями из трав. Отметина демона сильно болела и почти не заживала.
  Через два дня пути они казались у того самого столба от которого начали свое путешествие по пустыне. Спартак попросил остановиться.
  - Что-то случилось? - спросила Нава, поравнявшись с его кхагом.
  - Давайте устроим привал. Что-то я себя плохо чувствую.
  Они переехали через неглубокую речушку. Изогнутые ивы, росшие по берегам, приветливо склонили ветки к воде. Кхаги наконец напились вдоволь. Животные добрых полчаса стояли в воде, опустив низко головы. Саломат и близнецы приготовили настил из одеял, подложив под низ небольшую охапку свежей травы. Рыцарь быстро соорудил костер. В его руках вновь появились склянки с травами. Запахло зверобоем, мятой, мать и мачехой и еще незнакомыми травами. Спартак привык, что сейчас рыцарь будет растирать его руку. Так все и произошло. После окончания процедуры Спартаку всегда становилось немного легче.
  - Будем возвращаться в деревню? - спросил Смаргард, снимая сапоги и ложась на настил.
  - Не думаю, - ответил Спартак уставшим голосом. - Мы должны добираться до леса, где повстречали эльфов. А с деревней будет большой крюк.
  - Да жаль, что драконов нет рядом. Агрейм был бы как нельзя кстати, - ворчал Валфрид. - А теперь придется неделю тащиться до леса.
  - А ты что устал? - фыркнул Смаргард, выливая остатки отвара из котелка на траву.
  - Да нет, просто...
  Он не договорил. Нава посмотрела на Саломата.
  - Я думаю, мы можем попробовать вызвать дракона!
  Спартак даже подскочил на месте.
  - Вызвать? Но как?
  Девушка задумалась.
  - Когда мы были в Хрустальном хранилище Орехового замка, мое внимание привлекла небольшая книжка, на которой был изображен дракон. Я полистала ее, пока вы рассматривали доспехи, и кинула к себе в сумку, думая рассмотреть попозже. Так вот в книге говорится о старинных заклинаниях, которыми пользовались друиды для вызова драконов. Может попробуем?
  Спартак засмеялся.
  - Это по твоей части Нава, ведь ты же у нас ведьма!
  Девушка притворилась обиженной.
  - Но ведь вы поможете мне?
  - Нет! - ответил Саломат. - Мы решили посидеть в сторонке вон возле той ивы и посмотреть, как дракон сожрет тебя и даже косточек не оставит.
  Глупая шутка рыцаря заставила всех засмеяться. Они смеялись долго, время от времени хватаясь за животы, и похлопывая друг друга по спинам. Усталость последних дней, нервное напряжение, долгая дорога в песках - все отразилось в этом смехе.
  - Только прошу тебя, Нава, - взмолился Спартак. - Давай утром начнем вызывать дракона. Я хочу сегодня хоть немного поспать.
  - Хорошо, - вытирая слезы от смеха, ответила Нава.
  Они долго сидели у костра, пока черное покрывало ночи не накрыло место привала. Спартак долго лежал и смотрел на звезды. Он думал, что заснет мертвым сном, как только доберется до одеяла, но не тут-то было. Глаза сами собой глядели в небо, не желая закрываться. Сегодня его решили поберечь и не ставить на дежурство. Спартак увидел сгорбленную фигуру Смаргарда, который лениво ворошил угли в костре ивовой палкой, что-то тихонько напевая себе под нос.
  - Иди, поспи, - сказал Спартак, садясь рядом.
  - А как же ты? - участливо поинтересовался парень.
  Спартак улыбнулся.
  - Я в порядке, просто не могу заснуть, вот и все. Иди, Смаргард, я потом разбужу Валфрида.
  - Как знаешь, но все равно спасибо, - тихо вымолвил парень и поспешил к месту ночлега.
  Сев на бревно, Спартак взял палку, которую только что держал Смаргард. Подкинув несколько свежих дровишек, он стал смотреть на огонь. Вдруг рука парня дрогнула. Спартак прижал ее к животу, такое было в первый день, когда они отъехали от Затерянного города. Рука дернулась еще раз. Волна боли пронзила мозг. Он застонал и упал на бок, зажимая руку между ног. Боль не утихала, а становилась все сильнее. Теперь все тело горело адским огнем. Парень стал медленно разматывать ее. Бинты высохшие еще вчера снова сочились кровью. Чтобы не закричать от боли, Спартак сунул между зубов кусок палки, которой только что ворошил угли. Наконец он стал разматывать последний виток. Вдруг его глаза расширились, и он тихо застонал: вся рука до локтя была покрыта какими-то присосками, напоминавшими присоски осьминога. Они то уменьшались, то увеличивались снова. Спартак размотал ладонь. Пальцы стали какими-то чересчур гибкими и длинными и теперь больше походили на щупальца.
  - Этого еще не хватало, - шептал Спартак, не зная, что и предпринять.
  Рука продолжала дергаться, непроизвольно сокращаясь. Спартак хотел сначала разбудить друзей, но потом остановился.
  - Так вот как ты меня отметил, Демон, - сквозь боль прошептал парень.
  Он подполз к мешку Саломата. Там в зеленом пузырьке темнела жидкая вытяжка из маковых побегов. Рыцарь говорил, что этим настоем притупляли боль раненным в походах. Спартак открыл пузырек и сделал небольшой глоток. Несколько капель горькой жидкости потекли ему в рот. Боль постепенно стала притупляться. Парень снова замотал руку. Когда боль прошла совсем, Спартак вытер мокрый от холодного пота лоб и снова сел у костра. Утром он решил рассказать все друзьям.
  - Вот такие дела, - закончил Спартак свой рассказа о ночном происшествии.
  Друзья сидели молча, глядя на руку мечника.
  - Давай посмотрим, - предложил Саломат, подходя к нему.
  - Может не надо? - голос Спартака выдал его страх. - Признаюсь друзья - боюсь. Вдруг я сам превращусь в это чудище?
  - Перестань, - ответил рыцарь, разматывая бинты.
  Наконец он развязал все и уставился на руку:
  - Ну и где твои присоски?
  Спартак ошалело смотрел на руку. Присосок действительно не было. Рука, немного красная со следами волдырей, была его рукой и ни чем более.
  - Я не сошел с ума! - воскликнул парень. - Этого не может быть.
  Саломат протер руку травами и снова замотал.
  - Уверен, Демон оставил в тебе часть своей сущности, - промолвил рыцарь. - Это не было видением или сном.
  - И что ему делать? - спросила Нава заботливым голосом.
  - Я не знаю, я такое встречаю впервые, хотя всякой нечисти мне повидать пришлось.
  - Ему помогут только эльфы, - сказал Смаргард.
  - Почему ты так думаешь? - Саломат пристально взглянул в глаза парню.
  - У эльфов есть противоядия против всяких "укусов", может, найдется что-нибудь и от этого.
  Нава согласилась со Смаргардом.
  - Вызывай дракона! - громко промолвил Спартак. - Может и правда книга полезная, если хранилась в таком месте.
  Нава достала ее из сумки. Книга была действительно небольшой - кожаный переплет, бархатная обложка зеленого цвета и вышитый золотом дракон.
  Девушка открыла книгу и принялась листать ее.
  - Как вызвать мать драконов - Эйру, - прочитала Нава.
  - Вот этого не надо, - махнул рукой Саломат. - Я слышал, что она давно умерла и теперь ты вдруг вытянешь ее из могилы.
  Нава махнула рукой.
  - Как вызвать огненного дракона - не то, костяной дракон - не то. А вот нашла! Как вызвать зеленых драконов?
  Ребята на всякий случай собрали вещи, сложили одеяла и спрятали доспехи в траве.
  Нава встала во весь рост и открыла книгу. Девушка прочитала заклинание. Тишина в ответ служила лучшим доказательством, что ничего не получается.
  Она прочитала еще раз и еще. Ничего!
  - Все, значит, это не работает!
  В этот момент послышался знакомый шум крыльев. В небе появился Агрейм!
  - Вот это да! - кричал дракон с высоты. - Эти заклинания не творили уже не одну сотню лет! Наш колдун даже чуть с ума не сошел, когда услышал зов.
  Агрейм спустился на землю. Кхаги в страхе разбежались по степи, изредка выглядывая из травы на зеленого дракона.
  - Это Нава смогла прочитать заклинание, - похвастался Спартак.
  Девушка смущенно покраснела.
  - Я всегда говорил - ведьмы особый народ, - хохотал Агрейм. - А что у тебя с рукой, мечник?
  Парень махнул.
  - Его отметил Он, - ответил за Спартака Саломат.
  Дракон озабоченно склонил голову и пригляделся к руке.
  - Дело плохо. Я думаю, что эльфы помогут тебе, только у них есть штуки от подобных отметин.
  Смаргард победно смотрел на остальных - мол, видите, что я говорил?
  - Но эльфы ушли за море, а теперь, где их сыщешь?
  Спартак задумался.
  - Я знаю, где сейчас они могут быть!
  - Где? - спросил Агрейм.
  - В Дольном лесу!
  - Это, кажется, там стоял их город, забыл, как назывался...
  - Голодрим, - подсказал Смаргард.
  - Верно, Голодрим. Столица эльфов, которую они заколдовали перед походом за море. Я, кажется, знаю это место.
  Вдруг Спартак потерял сознание. Парень повалился на траву, снова хватаясь за руку. Саломат подбежал первым и заглянул в зрачок Спартака.
  - Нава дай мне мою сумку, быстро!
  Девушка принесла сумку с лекарствами. Рыцарь быстро нашел два каких-то пузырька и влил их содержимое Спартаку в рот.
  - Полетели, Агрейм, нам тебя послал святой Франк, вместе со своим святым семейством. Летим скорее!
  Дракон взлетел, неся на себе пятерых седоков. Спартака усадили между Саломатом и Валфридом. Нава сидела предпоследней. Смаргард теперь понял, почему кричал Саломат, когда они улетали из Орехового замка. При этом Агрейм сегодня летел спокойно. Черные полоски лесов мелькали внизу. Солнце затянуло тучами, поэтому было не так жарко. Ветер насвистывал в ушах разные мелодии. Спартаку стало немного легче.
  Агрейм торопился. Он слышал об отметинах демона. Это нехорошо. Это хуже чем быть укушенным вампиром.
  Они летели почти целый день. Два раза дракон спускался на землю. Спартаку становилось хуже, и он постоянно засыпал. Когда показался Дольный лес, Нава и близнецы стали пристально всматриваться вниз. Вон впереди виднелась дорога, по которой они ехали. Вон старая колокольня. Агрейм опустился на землю на другом конце леса.
  - Мы прибыли, - сказал он. - Город должен быть где-то здесь, но он не может отрыться смертным.
  Грусть мелькнула в глазах дракона.
  - Вы можете не успеть, - проговорил он.
  Ребята положили Спартака на покрывало, подложив под голову мешок. Лицо парня было бледным. Уголки рта слегка подергивались вверх вниз, словно он смеялся во сне.
  Смаргард и Валфрид вдруг встали и пошли в сторону раскидистого дуба, одиноко росшего на поляне. Саломат и Нава наблюдали за близнецами не в силах понять, что они хотят сделать. Тем временем братья подошли к дереву. Они сняли свои кресты и положили в дупло дуба. Потом сели на корточки и несколько раз поклонились дереву.
  Вдруг словно из ниоткуда появились два воина эльфа в доспехах из голубой стали и в плащах цвета неба. Они держали в руках длинные мечи. На головах у воинов были надеты остроконечные шлемы с изображением ладони и пяти звезд.
  - Только у эльфов есть заветные ключи, но вы не эльфы, - промолвили воины, глядя на близнецов. - Кто вы и что вам здесь надо?
  Смаргард достал из дупла кресты. Когда эльфы разглядели кресты, они слегка склонили головы.
  - Клан Родогора, славного нашего короля, многие лета ему. Простите нас, мы несем службу по охране Голодрима. Мы можем впустить вас.
  - С нами раненый друг, ему необходима помощь эльфов. И как можно скорее, он может умереть.
  - Нет, - твердо ответил первый воин. - Это невозможно.
  Валфрид поднял посох Ариана.
  - Этот посох нам подарил принц Ариан. Он сказал, что...
  - Принц погиб, - тихо ответил второй эльф.
  - Как? - прошептали братья.
  - Он пришел в Голодрим, чтобы защитить усыпальницу нашего первого короля. С ним были еще эльфы. От них долго не было вестей, и тогда наш славный король отдал приказ снарядить три корабля и отправиться на поиски Ариана. Всех эльфов нашли мертвыми возле усыпальницы. Их тела словно вывернули наизнанку. После этого король приказал дежурить в городе двум гарнизонам.
  Близнецы опустили головы.
  - Тогда именем Ариана, пусть чертоги спокойствия даруют ему вечный покой, заклинаем вас - помогите этому человеку. И пусть пропуском послужит его меч.
  Смаргард быстро сбегал за мечом. Парень не приходил в сознание. Вернувшись, Смаргард протянул клинок эльфу.
  - Альманаир! - воскликнул тот и, опустившись на правое колено, взял меч. - Святой клинок судьбы!
  Эльфы встали и торжественно промолвили:
  - Можете идти!
  Близнецы кинулись обратно.
  - Как дела? - спросил Агрейм. - Эльфы снизошли до вас? Неужели!
  Братья так посмотрели на дракона, что тот поперхнулся огнем.
  - Ладно-ладно не дуйтесь, просто у драконов с лесным народом свои давние счеты.
  Агрейм взлетел в воздух.
  - Спасибо! - крикнула Нава и помахала ему рукой.
  Дракон сделал круг над поляной и исчез за кромками деревьев.
  Саломат вместе с близнецами аккуратно прямо в одеяле понесли Спартака к дубу, где стояли двое стражей. Нава несла вещи.
  - Рыцари ордена? - воскликнул один из эльфов. - Вы же...
  - Вы тоже, - глухо ответил Саломат, не особенно приветливым голосом.
  То, что увидели люди, поражало воображение. Магия эльфов смогла скрыть Великий город Голодрим. Ребята прекрасно помнили это место. Они проезжали его по пути в лес и ничего не видели. Теперь перед ними предстали высоченные стены из белого блестящего камня, отливающие перламутром. Городская стена тянулась не несколько миль, куда хватало бросить глаз. Через каждые двести футов на вершине стены были видны сторожевые башни. Шпили храмов устремились ввысь. Сотни голубых флагов на шпилях развивались по ветру. Городские ворота были сделаны из чистого серебра. Их украшали затейливые узоры в виде переплетающихся цветов клевера и роз. Вверху сияли пять звезд. Эльфы первыми вошли в город. Первое впечатление, которое Голодрим произвел на путников, было очень много света, первозданная чистота и казалось, здания, словно парят в воздухе. Город утопал в зелени вековых деревьев. Величественные дубы, клены и ели тянулись к солнцу. Город был довольно большим, если посмотреть на него с высоты птичьего полета. Эльфы построили множество библиотек, театров, бассейнов с чистейшей водой, украшенных причудливыми мозаиками. По всему городу стояли небольшие фонтаны, откуда можно было просто пить воду. Воду эльфы очищали древними способом при помощи магии и серебра, от чего она всегда была чистой и прохладной. Везде стояли священные камни всевозможных цветов и форм.
  Дозор встретили эльфы из основного отряда. Стражники долго расспрашивали дозорных о причине того, что они привели в город людей. После доклада к людям подошел высокий эльф в блестящей кольчуге. Его ясные глаза смотрели на непрошеных гостей с подозрением.
  - Меня зовут Альтис, воины сообщили мне, что у вас раненый? Но почему вы одеты как рыцари ордена "Змеи и розы"?
  - Меня зовут Саломат, - представился рыцарь. - Я рыцарь ордена "Змеи и розы", эти люди - всадники. Мы были в Затеянном городе, и этого юношу коснулся Демон.
  Эльфы переглянулись.
  - Дозорные сообщили, что вы были знакомы с нашим достопочтенным принцем Арианом?
  - Да, это так, - кивнул Саломат. - Мы встречались в этом лесу, принц подарил нам посох с вашим кристаллом.
  Саломат показал посох Ариана. Эльфы кивнули.
  - Мы верим вам, Саломат - рыцарь. И поможем вашему раненому. Несите его сюда.
  Эльф указал на невысокое светлое здание. У входа стояло две статуи изображающие львов с золотыми крыльями. Нава все время протирала лоб Спартака. Они положили его на резную деревянную кушетку.
  - Вы должный выйти, - приказал Альтис.
  Люди покинули дом. Смаргард и Валфрид с грустью смотрели на друзей.
  - Что случилось? - спросила Нава.
  - Ариан погиб здесь после нашей встречи.
  - Не может быть, - прошептала Нава.
  - Их нашли перед гробницей Дариила. Все были мертвы. Все до одного.
  - Какой ужас, - шептала девушка.
  - После этого эльфы отправили сюда два больших отряда на охрану города, - пояснил Валфрид.
  Нава отошла в сторону. Сейчас девушка хотела побыть наедине со своими мыслями. Она очень переживала за Спартака, и ей было грустно за Ариана. В ее голове до сих пор не укладывалось то, что Ариан мертв.
  Девушка подошла к фонтану. Она села на край и стала смотреть в воду. Близнецы вместе с Саломатом ждали у входа. Прошел час, затем другой. Через три часа в дверях показался Альтис. По его лицу текли тонкие струйки пота. Еще трое эльфов оставались в доме. Нава подбежала к эльфу.
  - Ему нужен покой хотя бы до завтра, - сказал Альтис. - Рана слишком серьезная. Мы обработали ее. Демон глубоко отметил юношу. Еще немного и он бы умер.
  Эльф посмотрел на Наву. По ее щекам текли слезы.
  - Почему ты плачешь?
  - Я переживаю за моего друга и за Ариана.
  Альтис удивленно смотрел на девушку.
  - Ариан ушел в чертог Спокойствия и теперь он очень далеко. У эльфов не принято грустить о тех, кто ушел в чертог. Мы всегда собираем пирушки в эти дни и празднуем уход. Почему вы люди так печалитесь?
  Нава даже не нашлась, что и ответить.
  - Я отдал приказ приготовить вам ночлег и баню, - сказал эльф. - Можете проследовать за Эльаном.
  Альтас позвал молодого эльфа.
  - Проводи наших гостей и проследи, чтобы у них не было ни в чем нужды.
  Саломат подошел к эльфу.
  - Достопочтенный Альтис, скажи, что значит для эльфов клинок моего друга?
  - Клинок этот среди эльфов зовется Амльманаир. Его нашли наши предки на одном острове. Ковал его гном, я забыл имя его. Сначала Альманаир принадлежал эльфам. Его преподнесли в дар Дариилу и он сражался с ним в руках против нечисти. Но однажды в оном походе клинок исчез. Больше о его судьбе ничего не известно.
  - Спасибо, - поблагодарил эльфа рыцарь.
  Эльфийские бани совершенно отличались от бань людей. Они были сделаны из белоснежного мрамора и имели круглую форму. В центре стоял большой мраморный стол. По краям эльфы делали восемь кранов, из которых текла холодная вода. Пар подавался под полом и обогревал стол и мраморные сиденья. В центре стола всегда ставили чашу с эльфийскими травами и маслами, в зависимости от цели омовения: если нужно было набраться сил, то клали одну траву, если наоборот - расслабиться - другую.
  Наву отвели в специальную женскую часть бани. А Саломат с близнецами парились в мужской.
  Там им приготовили чистые рубашки из легкого шелка. Все почувствовали себя заново родившимися. Альтис ждал их в эльфийской казарме, которая больше походила на дворец: множество колонн, статуй великих эльфов и королей, цветные витражи. Там был накрыт небольшой стол. Фрукты, вино, нежное мясо и рыба, белый хлеб и овощи. Эльфы были мастерами по части стряпни.
  - Вы были в Затерянном городе? - спросил Альтис. - Но что вы забыли там? Насколько мне известно - это плохое место.
  - Да, наш долг привел нас в этот проклятый город. Мы встречались с древним Демоном, который живет в подземелье Храма.
  Эльф вздрогнул. По его лицу пробежала тень.
  - Вы видели Демона?
  - Нет, не совсем, мы стояли с закрытыми глазами, чтобы Демон не забрал их у нас, - пояснил Смаргард, делая большой глоток эльфийского вина.
  - Вы смелые люди, - сказал Альтис.
  - Это точно, - согласился Смаргард.
  - А вы юноши, воин сказал, что вы королевской крови и приходитесь родней нашему достопочтенному королю?
  Близнецы отложили еду.
  - Да, уважаемый Альтис. Нам об этом рассказал принц Ариан. Он первым узнал знакомые символы у нас на груди. Он-то и сказал что мы из клана Родогара - эльфийского короля.
  - Славный род - славные отпрыски, - сказа Альтис и посмотрел на Наву. - А ты молодая девушка, кто ты?
  - Меня зовут Нава, я издалека.
  - Что тебя привело в столь далекие и мрачные места?
  - Я хочу помочь моим друзьям остановить Морлока, - прямо ответила девушка.
  - Похвально, - кивнул эльф. - Мы не вмешиваемся в дела людей уже многие сотни лет. Но сейчас наши провидцы говорят о том, что весы мироздания пошатнулись. Чаши качаются меж звезд и одна из них вот-вот оборвется. Этого нельзя допустить.
  - Чего допустить? - не поняла Нава.
  - Чтобы одна из чаш великого равновесия оборвалась.
  - Но ведь Морлок хочет оборвать ее!
  Альтис с грустью посмотрел на девушку.
  - Вы же не хотите дать ему этой возможности?
  - Верно, клянусь своим мечом и плащом! - подхватил Саломат. - Мы все сделаем, чтобы остановить его!
  Саломат от злости чуть не проткнул ножом эльфийский стол.
  - Вот вы и сами отвечаете на свои вопросы, которые беспокоят вас долгими бессонными ночами, - сказал Альтис. - Вы хотите сами восстановить равновесие. Но может случиться так, что добро, которое вы хотите сделать людям - обернется злом. Тогда весы судьбы снова выровняются.
  - Получается, что надо молча созерцать, как некроманты убивают людей и эльфов? - вмешалась в разговор Нава.
  Альтис словно не обратил внимания на ироничное замечание девушки.
  - Люди почему-то думают, что если они истребят все зло на земле, им станет легче жить. Но это не так.
  - А что эльфы, что думает ваш достопочтенный король?
  Альтис улыбнулся краешком рта.
  - Наш король мудр. И если он увидит, что весы слишком сильно качнулись в одну из сторон - он примет решение выровнять весы.
  Нава удивленно посмотрела на Саломата.
  - Получается, эльфы могу встать на сторону Тьмы?
  Глаза Альтиса сверкнули.
  - Не встать на чью-то сторону, люди, а выровнять весы!
  - Вот это да! - воскликнул Саломат в сердцах. - Вашего принца убили умертвия, пытались осквернить могилу вашего первого короля, а эльфы встанут на сторону зла?
  - Зло в понятии людей - это то, что плохо им. На самом деле зло таится в каждом из нас.
  Эльф улыбнулся.
  - Сейчас вы не поймете меня, может, со временем все станет на свои места.
  В этот момент в зал вошел Спартак. Парень был очень слаб. Эльфы помыли и переодели его. Рука была по-прежнему забинтована чистой повязкой, но теперь по лицу парня было видно, что ему значительно легче.
  - Спартак! - закричала Нава, увидев его первым.
  Все бросились к нему и стали обнимать парня. Спартак слабо улыбался.
  - Ужасно хочу есть, - сказал он, когда эмоции немного улеглись.
  Друзья посадили его за стол. Несколько минут Спартак с удовольствием поглощал пищу. Он съел немного, но этого ему оказалось достаточно, чтобы силы стали вновь возвращаться к нему.
  - Сколько я был без сознания? - спросил тихим голосом Спартак.
  - Да почти полдня, - ответил Саломат, подливая в большой бокал чистой воды.
  Рыцарь в двух словах рассказал о том, как они оказались в Голодриме. Он сообщил грустную весть о гибели Ариана. Спартак внимательно слушал.
  - Мы хотим попасть в склеп Дариила, - сказал он, прямо глядя на Альтиса.
  Эльф сделал отрицательный жест рукой.
  - Это невозможно. Люди не должны пересекать границы покоев Великого короля эльфов.
  Спартак подвинулся к Альтису. В его глазах горел странный огонь.
  - Мы должны попасть в усыпальницу, и вы поможете нам в этом.
  Альтис не ожидал такого напора. Эльф тоже придвинулся к Спартаку. Теперь их лица были напротив друг друга. Эльф и человек.
  - Почему ты думаешь, что я помогу вам?
  - У тебя нет выбора, эльф, - тихо сказал Спартак. - Ваша магия бессильна перед братством Анку. Это они убили вашего принца. Это они смогли проникнуть в Голодрим. И мы не знаем, что они делали в усыпальнице короля.
  - Мы осмотрели усыпальницу и ничего странного там не нашли, - ответил Альтис. - Почему вы думаете, что найдете там что-то новое?
  - Потому что эти твари вернутся. И их будет гораздо больше. И весь ваш гарнизон ничего не сможет сделать против их могущества, - ответил Спартак.
  Эльф задумался.
  - Нет, - твердо ответил Альтис. - Никто из смертных не переступит усыпальницы нашего короля. Забудьте об этой затее. Мы и так сделали для вас больше, чем могли позволить. Вы должны покинуть город. Немедленно!
  Спартак сел на свое место. Он устало опустил голову на грудь.
  Вдруг произошло то, от чего все сидевшие за столом впали в оцепенение. Нава закатила глаза. Все ее тело сотрясалось в конвульсиях. Она вытянула вперед руки, словно кого-то хотела ухватить. Тело ведьмы стало медленно подниматься над столом. Голова девушки неестественно запрокинулась назад. Она поднималась все выше и выше, пока не застыла в нескольких дюймах от потолка. И тут Нава открыла глаза. Ее зрачки исчезли. На людей и эльфов смотрели сверкающие белки настоящей ведьмы.
  - Оттторайдуим, кха сальмайфаилнекх! - раздался в казарме нечеловеческий голос, исходивший изо рта девушки.
  Он был настолько сильным и неестественным, что люди на мгновение отпрянули, а Альтис и эльфы схватились за мечи.
  - Если вы попытаетесь причинить ей хоть какой-то вред, я убью вас, - спокойно сказал Спартак, вынимая Альманаир.
  Меч ответил ему алой вспышкой. Альтис приказал убрать оружие. Нава повернула голову и пустыми глазницами смотрела на эльфа. Потом она стала вращаться, раскинув руки в стороны. Вращение сначала было медленным, но потом постепенно нарастало. По казарме стал носиться ветер. Эльфы испуганно смотрели на Альтиса. Тот не знал, что ему делать. Светлые волосы эльфа трепетали от поднятого вихря.
  Вихрь стал поднимать со стола посуду, бокалы и еду. Нава продолжала кружиться. Ни Спартак, ни остальные не знали, что за этим последует. Вдруг все отчетливо увидели, что в казарме они не одни. Вокруг стола стояло множество размытых теней, напоминавших силуэты эльфов. Они как безмолвные свидетели стояли вокруг стола, словно собирались принять участие в пирушке или совете.
  Одна из теней отделилась от группы и оказалась рядом с Альтисом. Эльф не верил своим глазам. Он отчетливо видел перед собой первого короля эльфов Дариила. Король подошел к Альтису и стал с ним о чем-то говорить, но никто из присутствующих не слышал ни единого слова. Вдруг Спартак увидел знакомое лицо принца Ариана, он стоял у стола и загадочно улыбался. Парень, не в состоянии произнести ни звука, поднял правую руку в знак приветствия. Заметив этот жест, Валфрид и Смаргард удивленно посмотрели на друга, а затем обернулись в сторону того кому предназначалось это приветствие. Когда среди прочих теней они увидели Ариана, их удивлению не было предела. Близнецы, встав со своих мест, приклонили колено и, опустив головы, зажали в руках свои амулеты. Тень принца Ариана поравнялась с ними. Эльф положил руки на головы парней, но они не почувствовали его прикосновения, только в ушах раздался знакомый голос: "Не печальтесь обо мне братья. Я погиб в бою, как и положено достойному эльфу. За это я вознагражден моим королем Дариилом и теперь по-настоящему счастлив в чертоге Спокойствия. Что же касается вас, то самые трудные испытания еще впереди. Помните, что только вчетвером вы сможете исполнить свою миссию, поэтому берегите друг друга и особенно девушку. Прощайте".
  Вихрь с огромной скоростью пронесся по залу, сметая все на своем пути. Потом все в один миг стихло. Нава рухнула в руки Саломата и Спартака. Ее сильно трясло. Глаза не открывались, изо рта текла белая пена.
  - Нава! - закричал Спартак, прижимая к себе девушку.
  Подошел Альтис. Он склонился над ведьмой.
  - Она жива. Просто силы на время оставили ее.
  Эльф встал и посмотрел на Спартака.
  - Мы дадим вам возможность войти в усыпальницу Дариила, но ненадолго. Потом вы навсегда покинете Голодрим. Обещайте!
  - Да будет так, - ответил Спартак.
  Эльфы принесли своих снадобий и растерли девушке виски и затылок. Она открыла глаза.
  - Что случилось? - спросила она.
  Спартак и Саломат поведали ей о произошедшем.
  - Я ничего не помню. Помню только, как возле стола собрались мертвецы. Но они не были злыми. Они хотели что-то сказать присутствующим. Это были духи эльфов. Я каким-то образом сумела их вызвать. Не знаю, как это получилось, но больше совсем ничего не помню.
  - Ты права ведьма, - сказал Альтис. - Это были духи эльфов. Я говорил с королем Дариилом. Это он приказал мне пропустить вас в усыпальницу. Его что-то гнетет, но что он не сказал.
  Нава растерянно огляделась.
  - Да, они еще здесь, я вижу их. Они чего-то ждут. Ну, посмотрите же вокруг, вот они стоят, - в голосе Навы слышался первобытный ужас. - Что вам еще от меня нужно, - закричала она, обращаясь в пустоту. - Уходите в свой чертог Спокойствия и оставьте меня в покое.
  Спартак обнял девушку за плечи и крепко прижал к себе. Валфрид и Смаргард стояли рядом и гладили Наву по голове, словно маленького ребенка. Эльфы, много повидавшие на своем веку, смотрели на Наву широко раскрытыми глазами. Альтист чувствовал, что он касается вечности.
   - Идемте, - сказал он величавым тоном. - Я отведу вас к усыпальнице.
  Гробница Дариила располагалась в самом сердце города. Здесь на круглой площади стояло огромное дерево, раскинувшее свои ветки на десятки футов в стороны. По периметру площади стояло двенадцать статуй Великих эльфийских королей по двести футов высотой. Возле дерева находился вход в склеп. Там стояло четверо эльфов - двое с луками, двое с мечами в руках. Они козырнули Альтису, с интересом наблюдая за людьми.
  Альтис встал на колени перед входом в гробницу. Люди тоже последовали его примеру. Затем эльф поднялся и первым вошел внутрь. За ним вошли и все остальные. Гробница представляла собой большой шестиугольник примерно по двадцать футов каждая сторона. В центре на белом мраморном постаменте стоял гроб в виде силуэта высокого эльфа со скрещенными руками на груди. Слева мастер искусно вырезал меч, справа - длинный щит. Король Дариил был в остроконечном шлеме. В гробнице горели эльфийские кристаллы: синие, зеленые и красные. Потолок украшал орнамент в виде звездного неба, вместо звезд эльфы использовали множество крупных бриллиантов. Пол был сделан из голубого мрамора и изображал реку жизни, по которой текла лодка короля.
  - Скажи, Альтис, ты обнаружил тела бедного принца Ариана и его друзей? - спросил Спартак, внимательно осматривая саркофаг.
  - Да, я первым подошел к гробнице. Принц лежал перед входом, а остальные справа от гробницы.
  Спартак глянул на Наву. Девушка была еще слаба. Она тоже ходила по склепу и все внимательно рассматривала. Саломат и близнецы стояли радом.
  - Спартак, посмотри на потолок, - промолвила девушка, указывая на звездное небо.
  Спартак поднял голову вверх, но не увидел ничего подозрительного.
  - Что ты видишь? - спросил он.
  - Смаргард, где эльфийский посох, который нам подарил принц Ариан?
  - Сейчас принесу.
  Пока Смаргард ходил за посохом, Нава внимательно изучала потолок. Спартак и остальные не мешали девушке. Альтис с интересом наблюдал за людьми. Когда Смаргард вернулся, Нава взяла посох и стала прохаживаться по склепу. Она то прикладывала посох к стене, то ставила его в центр. Но ничего не происходило.
  - Что-то должно быть, - сама себе говорила девушка.
  Вдруг она увидела небольшую выемку в ногах саркофага точь-в-точь размером с кристалл в посохе принца. Она отдала посох Саломату.
  - Надо достать кристалл.
  - Ты уверена? - недоверчиво спросил рыцарь.
  - Да.
  Твердый голос девушки развеял сомнения. Саломат осторожно вынул кристалл и отдал его Наве. Девушка аккуратно вытерла его и вставила в выемку. Вдруг свет от лучей других кристаллов пересекся в кристалле Ариана и потолок засветился синим светом. Потом все увидели карту. Только звезды теперь были городами и деревнями Запредельных земель. Люди внимательно смотрели вверх.
  - Вот она! - крикнул Спартак, указывая на черный бриллиант почти в центре потолка. - Вот она башня мертвого Бога!
  Судя по карте, дорога, которую приказал засыпать землей эльфийский король, находилась совсем рядом с Голодримом. Заклятие короля сделало ее невидимой, но сейчас всадники уже знали направление к башне мертвого Бога.
  Нава снова убрала кристалл и отдала его Саломату. Альтис не мог оторвать глаз от потолка, который столько лет хранил тайну Великого короля эльфов.
  Они покидали гробницу со смешанными чувствами. С одной стороны теперь они знали путь к башне мертвого Бога, с другой - тяготило гнетущее чувство неизвестности того, что ждет их там. Наскоро сложив свои вещи, всадники собрались у казармы.
  Альтис провожал гостей до самых ворот и всю дорогу молчал. Только когда Спартак протянул ему руку в знак прощания, эльф сказал:
  - Ваш путь лежит туда, откуда смог вернуться живым только наш великий король. Мы будем молить наших богов, чтобы ваша миссия завершилась благополучно.
  Эльф посмотрел на Саломата, тот стоял немного насупившись.
  - А наш разговор о добре и зле, о весах и чашах, рыцарь, считай философской беседой. У эльфов свой путь в этом мире, у людей свой. И кто знает, как судьба распорядится нашими жизнями?
  Спартак низко поклонился эльфам. Вместе с Альтисом их провожала добрая дюжина воинов.
  - Я благодарю вас за то, что вы спасли мою жизнь. Тебя Альтис, что ты прислушался к голосу разума и твоих воинов, которые пропустили нас в Ваш прекрасный город.
  Эльфы тоже поклонились.
  - Пусть вам всегда светит Полярная звезда! - сказал Альтис на прощание.
  Через мгновение очертания города стали исчезать до тех пор, пока окончательно не растворились в воздухе. Голодрим - столица эльфийского города осталась ждать своих славных жителей....
  
  Наступал вечер. Верхушки деревьев Дольного леса окрасились в рыжий цвет. Стало немного прохладнее. Путники шли к опушке, где согласно карте короля начиналась дорога к башне. Нава была еще слаба и опиралась на руку Смаргарда. Трава доходила путникам почти до пояса. Первым шел Саломат, за ним Спартак. Близнецы после встречи с эльфами все время молчали.
  Темные деревья Дольного леса насторожено встретили людей с мечами и в доспехах. Саломат остановился, пытаясь что-то разглядеть среди непроходимой чащи. Спартак встал рядом.
  - Кажется, здесь должен быть проход, но я ничего не вижу, деревья стоят сплошной стеной.
  Спартак стал всматриваться в чащу, но, сколько он не старался ничего не увидел.
  - Вот здесь, - послышался голос Валфрида, - здесь проход.
  - Почему ты так решил? - спросил Саломат.
  - Смотрите здесь лес не такой густой как везде. И трава растет не так густо. Значит, здесь когда-то была дорога.
  - Молодец следопыт, - Саломат похвалил Валфрида.
  Спартак тоже похлопал парня по плечу. Тот горделиво поднял голову.
  - Что будем делать? - спросил рыцарь. - Скоро зайдет солнце, а идти туда ночью не очень хорошая затея.
  - Нет, - вдруг резко сказала Нава. - Мы должны идти сейчас. Анку близко. Я их чувствую. У нас мало времени.
  Саломат поежился. Спартака передернуло при одном упоминании об этих тварях. Не доверять Наве после всего случившегося у них не было ни малейшего повода. Друзья достали свое оружие, и Спартак первым шагнул вперед. Пока темнота окончательно не заполнила лес, путник брели вперед, полагаясь только на собственное зрение. Но вскоре ночь накрыла своим покрывалом Дольный лес. Смаргард взял в руки посох и понес его перед собой. Старая дорога, ведущая к башне и по приказу Дариила засыпанная землей, впервые за много лет снова обнажала свои белые останки. Вода смыла кое-где землю и на поверхность показались толстые белые плиты, служившие когда-то древним людям для подхода к башне мертвого Бога.
  В лесу было сыро после дождя и пахло плесенью и опавшими листьями. Спартак шел следом за Смаргардом. Время от времени приходилось мечом очищать себе путь, настолько густыми были заросли. Синий свет кристалла как всегда был незаменим. Спартак и все остальные мысленно благодарили принца Ариана за его подарок.
   Вдруг где-то очень далеко в лесу послышался странный звук. Он походил на вздох какого-то гигантского существа или животного. От этого звука по телу путников пробежала легкая дрожь, а в глубине леса тут же завыли волки. Потом Спартак услышал рев матерого оленя. Следом за ним заплакали шакалы, заревели медведи. Птицы кричали разными голосами. Животные, не переставая, издавали свои звуки. Вскоре весь лес зашумел и зашевелился. Потом задрожала земля, и послышался топот тысяч копыт и лап. Казалось, двигался весь животный мир леса.
  - Быстро на деревья! - закричал Саломат, карабкаясь на высокую ель с мягкими иголками.
  Спартак помог Наве и сам полез на раскидистый дуб. Близнецы устроились неподалеку на старом ясене. Вскоре под ними пробежали волки. Животные рычали и кусали друг друга, но продолжали бежать. Потом пошли остальные: медведи, зайцы, рыси и олени, лоси и росомахи - казалось, лес шевелится под бегущими по нему животными. Все животные держали свой путь туда, откуда послышался этот странный звук. Когда последний дикий кабан прохрюкал под деревьями, Спартак спустился вниз. Осторожно поддерживая Наву, парень смотрел на тысячи следов на ночной лесной тропе.
  - Что их так испугало? - прошептал Саломат.
  - Или что их так приманило? - предположил Спартак.
  Снова по лесу пронесся тот же жуткий вздох.
  - У нас нет времени на разговоры, - тихо произнесла Нава. - Давайте поспешим к башне.
  Путники продолжали идти все дальше и дальше, уходя в лес. Нава чувствовала приближение чего-то страшного. Ей было не так страшно как в Затерянном городе, но и этот страх был совершенно иной природы. Если Демон в подземелье Храма казался воплощением абсолютного ужаса и древнего зла, то чем ближе была башня, тем больше Нава ощущала холод смерти. Ее глаза в темноте стали светиться голубоватым огнем. Спартак заметил это и спросил:
   - Ты в порядке, Нава?
  - Да, Спартак, - ответила девушка тихо. - Просто мои глаза стали почему-то отлично видеть в темноте. И чем ближе к башне, тем лучше они видят.
  Саломат держал в руке свой длинный меч, время от времени взмахивая им, что бы освободить путь от зарослей. По подсчетам Спартака они шли по ночному лесу уже несколько часов. Заблудиться они не могли - старая дорога время от времени напоминала о себе.
  - Давайте передохнем, - сказал Спартак. Видя, что Нава вот-вот упадет.
  Девушка и виду не подавала, что очень устала, ведь она сама настояла на ночном переходе через лес. Но сейчас она понимала, что силы вновь оставляют ее.
  - Добро, - сказал Саломат.
  Рыцарь воткнул меч в землю и присел, прислонившись спиной к дереву. Нава присела рядом. Спартак и близнецы тоже опустились на землю. Страшно гудели ноги и руки. В лесу стояла гробовая тишина.
  - Куда все подевались? - спросил Саломат.
  - Кто подевался? - не понял Смаргард.
  - Ну, живность вся.
  - Думаю, они там, куда идем мы, - тихо ответил Спартак.
  - Почему ты так думаешь, мечник? - полюбопытствовал рыцарь, опираясь рукой на меч.
  - Не знаю, во всяком случае, мне показалось, что животные шли на этот таинственный звук.
  Рыцарь снова прислонился спиной к дереву.
  - Да, я думал, что Затерянный город жуткое место, но от этих деревьев и травы у меня почему-то поджилки трясутся.
  - И не у тебя одного, - промолвил Валфрид, делая глоток из фляги. - Я сам так не трясся когда мы подходили к городу в пустыне, а здесь такая жуть нашла, что хоть волком вой.
  Словно в подтверждение его слов раздался тоскливый вой. Спартак поежился.
  Привал закончился через полчаса. Немного отдохнув, путники снова устремились к своей цели. Всю оставшуюся дорогу они шли в полной тишине, ночной лес не издавал больше ни единого звука. Когда впереди неожиданно появилась башня, тучи, закрывавшие небо над лесом разошлись, и показалась молодая луна. Лес словно расступился и люди очутились на поляне. Она имела правильную круглую форму. В центре возвышалась каменная башня. Не было видно ни одного окна. Перед башней, как и описывал ее Дариил, стоял алтарь из черного камня. Он представлял собой пирамиду с усеченной вершиной и большим углублением в форме полусферы. Спартак ошибся, предположив, что лесные жители направлялись сюда - вокруг не было ни души. Они подошли к алтарю. Эльфийский кристалл осветил его гладкую поверхность - ни единого рисунка, ни надписи - совершенно гладкий камень. Возле алтаря лежало множество человеческих черепов. Они зловеще белели в свете посоха.
  - Холодно, - прошептала Нава. - Я чувствую только холод.
  Остальные тоже ежились. Изо рта валил пар слово при сильном морозе. Деревья по краям поляны росли так, словно хотели убежать от этого места подальше - ветки были повернуты в противоположную от башни сторону, образуя настоящую воронку.
  - Да. Морозно, - ответил Саломат.
  Нава погладила поверхность алтаря. От ее руки на камне остался светящийся след.
  - Что это? - спросил Спартак, глядя на девушку.
  - Я не знаю.
  Вдруг воздух вокруг алтаря начал сгущаться, принимая причудливые формы. Постепенно перед глазами людей предстала ужасная картина: десятки людей со связанными за спиной руками вереницей стояли перед алтарем. Они увидели жреца - высокий человек в маске демона с огромными белыми клыками и высунутым алым языком, стоял рядом с пирамидой. Жрец держал в руке кривой нож, с лезвия которого стекала кровь. Двое воинов с мечами в руках положили несчастного пленного на то место, где было углубление. Тот даже не сопротивлялся, а смотрел куда-то вверх. Человек дрожал и читал какую-то молитву. Жрец вскинул две руки. Блеснул нож, и еще пульсирующее сердце жертвы оказалось в руках жреца. Он что-то кричал. Кровь ручьем стекала на алтарь. Потом бедняге отрубили голову, и воины утащили тело в сторону. Возле алтаря было скользко от крови жертв. Она ручьями текла по земле, не успевая впитываться. Это был настоящий конвейер смерти. Жрец без устали убивал пленных, выкрикивая слова на незнакомом языке. Потом видение пропало.
  Друзья долго не могли прийти в себя после увиденного.
  - Жуть какая, - прошептал Смаргард, ежась от холода.
  Наконец, немного оправившись от шока, они направились к башне. У ее подножия на камнях всюду лежал иней. Он искрился в свете кристалла. Дверь в башню была сделана из металла. В центре виднелось изображение человеческого глаза.
  - Друзья, - промолвил Спартак. - Чтобы не случилось - держимся вместе.
  Он подошел к двери и попытался ее открыть. Безуспешно. Ему на помощь пришли Саломат и близнецы, но дверь не поддалась ни на дюйм.
  - Он закрыл ее, - тихо промолвила Нава.
  Теперь ее глаза просто горели в темноте. Девушка стояла поодаль, глядя наверх.
  - Кто закрыл? - спросил Саломат, дыша на замерзшие ладони.
  - Тот, кто находится в башне.
  Спартак подошел к Наве и взял девушку за руку. Она была ледяной.
  - Как нам попасть внутрь?
  Нава опустилась на землю. Она что-то видела. Девушка достала статуэтку и поднесла ее к алтарю. Пирамида засветилась ярко-зеленым светом. Алтарь словно узнал эту вещь.
  Дверь бесшумно отворилась. Черный зев входа в башню равнодушно смотрел на пришельцев. Спартак шагнул к двери.
  - Нет, - сказала девушка. - Я пойду первой. Так надо.
  Она, держа статуэтку на вытянутой руке, направилась к дверям. Саломат и ребята встали за ее спиной, и пошли следом.
  Внутри было еще холоднее, чем снаружи.
  - Смотрите, - тихо промолвила Нава.
  В центре башни виднелась лестница наверх. Внутри на каждом камне древние строители вырезали изображение глаз. И пустота - ничего. Только голые стены и каменная лестница с покрытыми инеем ступеньками, ведущая наверх. Девушка настояла на том, чтобы идти первой. По лестнице могли идти сразу двое, поэтому Спартак шел рядом, держа наготове меч. Чем выше они поднимались, тем еще холоднее становилось. Иней на ступеньках превратился в лед.
  Когда ступени закончились, все увидели небольшую дверь. Она оказалась открытой, словно их уже ждали.
  Нава первой вошла внутрь. За ней все остальные. Комната была небольшой, но с очень высоким потолком. Возле стены стоял каменный трон, на котором восседал тот, кого они искали. Все вокруг было покрыто толстым слоем льда. Существо на троне имело человеческое тело, но необычного стального цвета. Руки Мертвого Бога оканчивались черными когтями. На длинной шее, примерно в два фута, сидела маленькая головка напоминавшая голову ящерицы. В правой руке был зажат длинный посох из необычного материала молочного цвета. Верхушки у посоха не было!
  Стены комнаты были украшены изображениями далекого звездного неба, которое смертному никогда не увидеть. И кругом глаза - сотни тысяч глаз не моргая, смотрели на людей отовсюду. Некоторое время все стояли неподвижно, не зная, что им делать дальше. Холод помещения и ужас присутствия чего-то необъяснимого проникали в каждую клетку человеческого тела. Пар валил изо рта людей белыми клубами.
  Спартак осторожно взял у Навы статуэтку и подошел к трону. Подлокотники трона представляли собой скелеты неведомых животных. Из спинки вверх тянулись черные шипы с зазубринами наверху. Над головой Бога бледным светом мерцал внушительный диск, с расходящимися во все стороны кривыми лучами, словно светила неведомая и далекая Черная звезда. К трону вело шесть ступеней, на ребрах которых люди разглядели изображения сидящего Бога. И опять жрецы приносят ему в жертву сотни людей.
  Спартак, осторожно ступая, поднялся по ступенькам и попытался вернуть идола обратно на посох, но не достал. В существе, сидящем на троне, было около двадцати футов роста.
  - Давай помогу, - тихо сказал Саломат.
  Он подошел к трону и подсадил Спартака. Тот быстро надел статуэтку на посох. Вдруг существо дернулось. От неожиданности Спартак и Саломат упали на ледяной пол. Они тут же вскочили и встали рядом с остальными. Сначала открылись маленькие черные глазки на голове у Бога. Потом глаза стали открываться по всему телу: на руках, коленях, плечах, шее. Глаза были повсюду. Черные как бездна зрачки шевелились в разные стороны. Все глаза моргали одновременно и бесстрастно разглядывали непрошеных гостей.
   Шея существа стала подвижной и извивалась как змея. Злая гримаса исказила его лик.
  - Кто посмел нарушить мой покой? - раздался в комнате голос Бога.
  Голос был жутким: казалось, что говорит одновременно несколько голосов - от тонкого - до баса. Голоса проникали в мозг людей и еще долгим эхом отзывались в ушах. По телу Бога то и дело пробегала слабая дрожь. Он вперил свои глаза в людей и ждал ответа.
  Вдруг вперед выступила Нава. Она встала на колени перед троном и склонила голову в глубоком поклоне. Руки девушки поднялись вверх, сложенными ладонями друг к другу. Маленькая головка Бога потянулась вперед. Жуткий рот приблизился к Наве почти вплотную. Изо рта и ноздрей струился холодный пар, медленно опускаясь на пол. С губ капала прозрачная липкая слюна. Многоглазый (как его про себя окрестил Спартак) при этом оставался сидеть неподвижно на троне.
  - Мы вернули тебе, о Всемогущий то, что раньше было твоим по праву.
  Бог посмотрел на посох всеми сотнями глаз. Увидев статуэтку на верхушке, голова резко повернулась к людям.
  - Да, - теперь шептали голоса. - Тот с червь украл ее у меня, когда я спал...
  Посох стал светиться бледным зеленоватым светом. Бог погладил его гладкую поверхность, и снова по его телу пробежала дрожь.
  - Это было много тысяч лет назад, Всемогущий, - пояснила Нава.
  - Для меня время - ничто, - раздался голос Бога. - Есть только вечность. У нее нет измерения.
  Голоса перемешались в совершенную какофонию. От этих звуков пол под ногами людей стал немного вибрировать.
  - Что привело вас в мой дом?
  - Мы исполняем предначертанное, Всемогущий, - громко ответила Нава. - Нарушилось равновесие. Один Смертный хочет открыть Изумрудный портал и пустить сюда тех, кто затаился на пороге.
  Услышав это, Бог медленно встал с трона. Спартак, открыв рот, смотрел, как двадцатифутовый монстр спускается к людям, стоящим на ледяном полу. Диск на троне стал светиться сильнее. Существо подняло левую руку вверх и начертило огненный знак прямо в воздухе. Через мгновение знак исчез.
  - Он хочет открыть портал? - Бог подошел к Наве.
  Нава встала во весь рост. Ее голова не доходила даже до колена Бога. Саломат пытался прочесть первую попавшуюся молитву, но вскоре замер. Слова застряли у него в горле.
  - Да. Он задумал впустить в этот мир мертвых Богов и заставить их служить себе.
  Раздался ужасный звук напоминающий скрежет металла. Существо затряслось всем телом, обдавая людей своим ледяным дыханием. Было видно, что оно в ярости. Бог с силой сжимал посох.
  - Я Верховный Бог - Йа Мет Кха! Я видел сотворение миров и их гибель! Я блуждал меж звезд и повелевал другими Мертвыми Богами, пока они не предали меня и не оставили здесь! Но здешние черви построили мне дом и кормили меня, когда я был очень голоден.
  - Но ведь Портал закрыл творец..., - сказала Нава.
  - Молчи! Червь! - голова Бога снова оказалась у лица девушки.
  Йа Мет открыл рот, и Нава увидела несколько рядов шевелящихся зубов. Каждый зуб был похож на небольшую змею. Голова Бога склонилась набок.
  - Боги заключили с Ним сделку, меня предал Йем Сес, я съем его глаза! Он решил занять мое место и повелевать пантеоном. Мы созданы в Ином, и Творец не может нас убить. Он просто пошел на сделку с моими врагами, чтобы ослабить меня - Верховного Бога Мертвых. Творец так всегда поступает, когда чувствует малейшую угрозу свой власти. Но мы суть великие Нити, что соединяют миры во вселенной. А Творец хотел эти нити взять в свои руки и стать полновластным властителем на земле и звездах. И нарушилось равновесие.
  Голос Бога заставил людей упасть на колени, такова была его сила, когда он говорил со смертными. Кровь потекла из ушей и носа всех пятерых. Она капала на лед и растапливала его в тех местах, где упала. Спартак то и дело вытирал ее рукавом, но кровь не переставала течь. Саломат с ужасом смотрел, как лед под ним окрашивается в черный цвет.
  - Если откроется портал, Йем Сес захочет отыскать меня и убить.
  Йа Мет Кха закрыл на мгновение все глаза. Его тело замерло и не двигалось несколько минут. Потом он снова зашевелился.
  - Он проиграет! Я отомщу ему за предательство! - рык из глотки Мертвого Бога был ужасен в своем звучании.
  Бог стоял перед стоящими на коленях людьми. Он был уродлив и красив одновременно. Серебристая кожа Йа Мета отливала в свете диска зеленоватым отсветом. Бог поднял голову вверх и зарычал. Стены башни стали трястись от этого звука. Люди закрыли уши руками, чтобы не оглохнуть.
  Когда рев прекратился Йа Мет Кха снова сел на трон. Теперь он был величав и спокоен.
  - Что вы хотите?
  Нава вытерла кровь с лица. Ее взгляд был полон решимости. Девушка тряхнула головой, словно пыталась сбросить с себя дьявольское наваждение. Ее глаза горели каким-то странным огнем.
  - Я хочу знать, что такое Изумрудный ключ, и где он находится?
  Йа Мет снова замер. Все глаза Бога закрылись одновременно. Дыхание Бога прекратилось.
  - Этот ключ открывает дорогу туда, откуда я пришел. Путь к звездам. А ключ находится у вас.
  Нава замерла от неожиданности. Спартак посмотрел на Саломата. Близнецы недоуменно переглянулись.
  - Ты, червь, и есть ключ, - Йа Мет поднял свою руку и его длинный коготь указал в сторону Навы. - У вашего рода по женской линии иногда рождались дети с отметиной на голове: у тебя есть такая отметина. Ты и откроешь портал.
  Новость ошарашила Наву. Девушка не знала, что сказать на это. В ее голове проносились разные мысли. Она понимала, что Бог говорит правду. Но теперь уже отступать некуда. Они проделали слишком долгий путь, чтобы уйти ни с чем. Не чувствуя своего языка от холода, Нава проговорила:
  - Мы хотим заключить сделку с тобой, Всемогущий!
  Существо вперило все свои глаза в человека. Было видно, что оно не ожидало такой смелости от "червя".
  - Сделку? Со мной? Неужели ты червь думаешь, что можешь ставить мне условия?
  Йа Мет грозно задвигал глазами. Казалось, он вот-вот разорвет в клочья людей. Почувствовав угрозу, Спартак было схватился за меч, но вовремя понял, что его оружие не причинит пришедшему из-за Предела совершенно никакого вреда.
  - Да, именно сделку, - твердым голосом промолвила Нава.
  - И что ты можешь мне предложить, червь?
  - Мы поможем тебе вернуться обратно к Звездам.
  Маленькая головка Йа Мета на длинной шее уставилась на девушку.
  - И что ты хочешь взамен?
  - Я взываю к тебе о помощи, Всемогущий. Скоро начнется великая битва между людьми и некромантами. Мы просим тебя выступить на нашей стороне.
  Голос Навы немного дрогнул. Йа Мет снова застыл на троне и закрыл глаза.
  - Мне нет дела до вас черви. Я не вмешиваюсь в дела вашего жалкого мира.
  Нава понимала, что сейчас Мертвый Бог просто уничтожит их, если она не предпримет ничего серьезного. Собрав все свое мужество, она спокойно произнесла:
  - Но ты же хотел отомстить Йем Сесу? Ведь он предал тебя, Всемогущий. И он хочет вернуться обратно и убить тебя!
  Йа Мет снова пришел в движение.
  - Ты умный, червь. Ты хотел задеть меня за живое. Тебе это удалось, - надменно произнес Йа Мет. - А сейчас вы должны уйти.
  После этих слов наступила тишина. Люди стояли в недоумении, какое решение принял Бог. Они поднялись с колен и, поклонившись Йа Мету повернулись к выходу.
  - Остановитесь, - раздался властный голос.
  Друзья замерли на месте, их головы медленно повернулись в сторону трона.
   - Ты, червь, подойди ко мне, - Йа Мет вытянул руку и указал своим длинным пальцем на Наву.
  Не чувствуя своих ног, девушка сделала несколько шагов вперед.
  - Прежде чем уйти, возьмите это.
  Йа Мет взял свой посох и переломил его пополам. Верхнюю его половину он протянул Наве.
  - Когда вы увидите, что терпите поражение в битве, ты червь, выйдешь вперед и вставишь посох в землю. Потом произнесешь: Меес аглоим кха Мет. И я приду. А когда я выполню свое условие, вы выполните свое! А теперь уходите, я должен спать...
  
  Люди покинули башню. Спартак и остальные еле передвигали ногами. Общение с Мертвым Богом забрало все силы у всадников и Саламата. Холод, царивший в башне, и пережитый страх тоже сделали свое дело.
  Нава шла с посохом в руке. Ее бледное лицо сейчас светилось каким-то необычным светом. Оказавшись возле алтаря, люди решили немного передохнуть.
  - Ну, Нава, ты даешь! - стуча от холода зубами, воскликнул Саломат. - Я чуть в штаны не наложил, увидев эту тварь, а ты ему еще про сделку!
  - Молодец, - сказал Спартак. - Теперь нам все известно.
  - Я сама не ожидала от себя такого, - скромно оправдывалась девушка. - Я очень сильно испугалась.
  - Ага, вот мы с Смаргардом испугались, - еще дрожащим голосом сказал Валфрид.
  - А что Йа Мет имел в виду, когда сказал про отметину? - спросил Спартак, вопросительно глядя на Наву.
  - Я не знаю, что было у моих предков, - ответила девушка, чуть улыбнувшись. - А у меня на голове с рождения есть родимое пятно в форме креста. Но оно скрыто волосами и я о нем совершенно забыла.
  - Вот это да! - проговорил Смаргард. - Мы ищем ключ от портала, и Морлок тоже его ищет, а он рядом с нами все это время.
  - Морлок знает, или догадывается о том, что представляет собой наша ведьма, - шутливо проговорил Спартак. - Вот почему Анку хотели забрать одну Наву, там, в Ореховом замке...
  - Ладно тебе.
  - Да конечно, ладно! Мы можно сказать все ноги сбили себе в поисках ключа, а ты спокойно молчишь о своих особенностях.
  Нава смущенно махнула рукой.
  - Ладно, надо поскорее убираться отсюда, - сказал Саломат, растирая замерзшие руки. - Место уж больно нехорошее.
  - Согласен, - поддержал Спартак. - По пути решим, что дальше будем делать.
  Они отправились обратно по той же самой старой дороге. Животный страх перед башней и ее жильцом пересиливал смертельную усталость, одолевавшую путников. Отойдя на приличное расстояние, друзья решили отдохнуть на небольшой поляне прямо под открытым небом. После нестерпимого холода в башне Мертвого Бога, в лесу стояла настоящая жара. Саломат вместе с Навой расстелили одеяла. Костер решили не разжигать, пользуясь только эльфийским кристаллом.
  - Мы опередили Морлока и разбудили Бога, - сказал Спартак, усаживаясь на траву. - Теперь он попытается украсть Наву. Она нужна ему как воздух. Без ключа Морлок не сможет отрыть портал. Думаю, нам лучше вернуться на Зеленую заставу.
  - Верно, мечник, - кивнул рыцарь. - Там будет безопаснее.
  - Дело не в безопасности, - промолвила девушка. - Он рано или поздно все равно найдет меня. Но сейчас мы сделали самое главное, мы его опередили и заключили договор с Йа Мет Кха.
  Они еще немного поговорили. Сон быстро сморил путников. Часового решили не выставлять, всем нужно было отдохнуть. Поспать решили недолго, и сразу же двинуться дальше в путь.
  Спартак не помнил, сколько они проспали. Он открыл глаза и увидел мелькнувшую в темноте тень. Парень выхватил меч. Трое Анку появились слишком стремительно. Спартак в один прыжок очутился рядом с одним и вонзил клинок в тело.
  - Смертный не может причинить вреда бестелесному, - прошипело существо.
  Парень почувствовал, как клинок свободно пронзил ткань рясы Анку и, не встречая сопротивления, вышел со спины. Руку Спартака словно обожгло огнем. Он с криком вынул меч.
  - Вы сейчас все умрете! - шипели чудовища.
  Из тьмы, скрывавшейся под капюшонами, на людей смотрели горящие адским пламенем узкие глазницы Анку. Вдруг раздался крик Навы.
  - Нава! - закричал Спартак, всматриваясь в темноту.
  Саломат и близнецы тут же подскочили, схватив свое оружие, но было поздно. Один из Анку забрал бездыханное тело девушки и растворился в темноте. Двое других подняли руки и произнесли заклинание: тут же вокруг людей на земле образовался алый треугольник. Спартак попытался сделать шаг, но его словно ударило током.
  - Вы скоро умрете, - раздался шипящий голос Анку. - Треугольник Тьмы лишит вас сил, а потом и жизни. Вам ни за что не расколдовать его!
  Сказав это, обе твари исчезли среди деревьев.
  - Что будем делать?! - крикнул Саломат, пытаясь мечом пересечь колдовскую границу.
  - Не знаю, - ответил Спартак. - Нава бы справилась, а какие из нас колдуны.
  Смаргард запрыгнул на плечи Валфриду и попробовал зацепиться за ближайшие ветки, но они оказались слишком тонкими и близнецы упали на землю. Постепенно границы треугольника стали сужаться. Спартак чувствовал, как его тело начинает дрожать. Силы действительно покидали людей. Становилось нестерпимо жарко внутри. Пот градом катился по их лицам. В бессилии друзья опустились на землю, не зная, что предпринять.
  - Вот вы где! Сколько можно вас искать по всем весям? - раздался вдруг чей-то незнакомый тонкий голосок.
  - Кто здесь? - крикнул в темноту Саломат, всматриваясь в невысокий силуэт прямо перед ними.
  - А, попались в колдовскую ловушку? - лепетал все тот же голос.
  - Да кто ты?! - голос уже не был похож на крик, а напоминал слабое блеянье.
  - Сейчас увидите, но для начала я сниму оковы дьявола.
  - Оковы Дьявола! - фыркнул Саломат слабым голосом.
  Фигура в темноте начала делать какие-то магические пассы руками. Вскоре светящийся треугольник испарился. Спартак и все остальные облегченно вздохнули.
  - Вот и ладненько, - промолвил спаситель. - Теперь все в сборе, а где же моя спасительница, я хотел бы лично ей засвидетельствовать свое почтение. Где моя любезная Нава.
  Из темноты на свет эльфийского посоха вышел Богл!
  - Вот это да! - Саломат и Спартак переглянулись с близнецами.
  - А вы кого ожидали здесь увидеть, святого Марка? - спросил Богл.
  - Он еще и говорит! - прошептал Смаргард, не веря своим глазам.
  - Он еще и говорит! - передразнил Богл. - Я еще пишу стихи на шести языках, и играю на всех музыкальных инструментах.
  - Богл, как ты здесь очутился? - удивленно спросил Спартак. - Мы не думали...
  - Я знаю, что вы меньше всего ожидали увидеть меня здесь в этом лесу, - говорил Богл, не переставая вращать своей ушастой головой. - Но где же Нава?
  - Ее похитили Анку, - с грустью в голосе ответил Спартак. - А нас они заключили в этот треугольник. Если бы ты не подоспел вовремя, нас уже не было бы в живых.
  Богл сел на корточки. Он схватился за голову и стал раскачиваться из стороны в сторону.
  - Святые вороны, - причитал он, - я опоздал! Бедную Наву похитили Анку и теперь ее доставят в храм к Проклятому!
  - Откуда ты знаешь? - спросил Спартак, в упор, глядя на Богла.
  - Боглы могут слышать и видеть то, что людям не дано.
  - Хватит говорить загадками! - сурово промолвила Саломат. - Где нам ее теперь искать?
  Богл поморщился. Его большой тонкий нос слегка дернулся.
  - Они доставят ее в Храм Проклятого, он в Пустых землях. Морлок давно начал его строить, и вот видимо стройка завершилась.
  - А Нава ему для чего?
  - Вы не догадываетесь?
  - Догадываемся, - сказал Спартак немного сухим голосом. - Ты что знаешь?
  - Морлок восстановил алтарь, который раньше стоял у древних людей. Еще он собирает черные камни по всем королевствам и кажется, уже собрал достаточное количество.
  Спартак посмотрел на близнецов. Смаргард недоверчиво покачал головой.
  - А зачем они ему?
  - Он хочет открыть дорогу тем, кто уже однажды бывал здесь. Это твари пострашнее Морлока и Анку вместе взятых. А Нава, скорее всего, нужна Проклятому, чтобы осуществить это.
  - Где ты раньше был! - в сердцах воскликнул Валфрид, от злости стукнув кулаком по дереву.
  - Я и так спешил, как мог. За вами трудно угнаться.
  Спартак подошел к Боглу вплотную.
  - Как нам спасти ее?
  В голосе парня был полон надежды и решимости. Спартак казнил себя за то, что дал этим тварям украсть Наву.
  - Надо немедленно отправляться в Пустые земли. Зло концентрируется в Черном Храме. И если мы опоздаем, то потеряем Наву навсегда. Морлок собирается осуществить то, за что древние люди уже поплатились, когда творец стер с лица земли следы их мерзкого пребывания вместе с Храмом и алтарем. Но все уничтожить не удалось.
  - У нас нет ни коней, ни мулов, - ответил Спартак. - А драконов могла вызывать только Нава.
  - О, девочка нашла зеленую книгу в замке ордена? Прелестно! Вот это молодец!
  - Да откуда ты знаешь?
  Богл опять скривился, словно его кормили кислятиной.
  - Рыцари ордена тянули в свой замок все подряд. С помощью этой книги можно вызывать драконов и просить их оказать мелкие услуги. Раньше ей пользовались друиды. А потом орден "Змеи и розы" признал ее еретической, а потом и орден признали таковым.
  - Ты много говоришь, Богл! - сурово проговорил Саломат. - Говори. Да не заговаривайся.
  Надув от обиды щеки, Богл повернулся спиной к рыцарю и надменно произнес:
  - Если бы не я, от тебя бы уже осталась только кучка пепла.
  Спартак подошел к Боглу и извиняющимся тоном промолвил:
   - Прости, пожалуйста, Саломата, он погорячился. Лучше подскажи, как нам поскорее добраться до Черного Храма?
  Богл задумался. Четыре пары человеческих глаз с надеждой смотрели на него.
  - Здесь не помогут ни кони, ни мулы, ни даже кхаги. Они не смогут приблизиться к Черному Храму. Но есть одна возможность...
  - Какая? - в один голос спросили всадники.
  - Она вам может показаться не совсем правильной.
  - Перестань говорить загадками, - рассердился Спартак. - Говори прямо!
  - Без Навы вам дракона не вызвать, это как пить дать, - рассуждал Богл. - Если мы найдем черный камень, там внутри всегда есть водица. Нехорошая водица. Кто ее попьет из смертных, навсегда потеряет душу и покой и будет тенью шататься по лесам...
  - Богл, - предупредил Спартак. - Ближе к делу.
  - Ах, да, - спохватился тот, теребя себя за редкие волосы на плешивой голове. - Так вот, если взять этой водицы, да принести ее на кладбище драконов или мантикор, то умершая тварь оживет, и будет подчиняться любому, сумевшему ее воскресить.
  - Да, - шептал Саломат. - А еще наш орден называли еретическим! Надо было получше поискать...
  Богл пропустил это едкое замечание мимо ушей.
  - Ты сможешь найти черный камень? - Спартак пристально посмотрел на маленькое существо.
  - У меня есть одна вещица, - ответил Богл, роясь у себя в кожаной сумке на длинном ремешке с бахромой. - Но она работает только с восходом солнца. Сейчас бесполезно.
  - Хорошо, - кивнул парень, глядя на друзей. - Сейчас мы вернемся на опушку, скоро рассветет, а там покажешь свою вещицу.
  - Верно, - сказал Смаргард, недоверчиво косясь на Богла.
  - Кстати, а что вы делали здесь, ночью? - спросил Богл, с любопытством глядя на Спартака.
  - Грибы собирали, - рявкнул на него Смаргард.
  Парень так взглянул на Богла, что у того пропала всякая охота задавать вопросы. Все стали собираться. Спартак обнаружил, что Анку не тронули ни посох мертвого Бога, ни суму с вещами Навы. Собрав все вещи, путники отправились к опушке. Богл шел следом, время от времени скуля, чтобы люди не шли так быстро. Но Спартак был неумолим. Он очень сильно переживал за Наву и надеялся, что Морлок не успеет ей причинить вред.
  С первыми лучами солнца нога Спартака ступила на сочную траву на опушке Дольного леса. Не успело солнце блеснуть первыми лучами, как с запада набежали тучи. Вдалеке послышались первые раскаты грома. Богл был совсем не похож на того маленького зверька, которого они первый раз увидели в деревне на состязаниях. Он был одет в темно-синий камзол и узкие штанишки, заправленные в остроконечные сапожки.
  На опушке леса путники остановились. Ночной поход к башне мертвого Бога, потеря Навы - все вызывало в сердцах людей бурю эмоций и негодования. Спартак не переставал клясть себя за то, что во время ночлега не выставил дозор.
  Вдруг Богл поднял голову вверх, словно прислушиваясь или принюхиваясь к чему-то. Первые капли дождя упали на его сморщенное лицо. Он слегка задрожал.
  Спартак стал медленно доставать меч. Саломат проделал то же самое. Смаргард осторожно вынул стрелу и положил ее на тетиву. Валфрид перехватил копье. Так они стояли несколько мгновений. Вдруг из-за опушки показались всадники. В первом наезднике Спартак узнал Букса. Лич держал в правой руке свой посох. Вместе с ним ехали еще шесть храмовников в серых плащах и черных шлемах. "Вот мы и встретились еще раз" - подумал про себя Спартак. "Теперь я сделаю то, что должен сделать". Лич заметил всадников и быстро отдал команду атаковать.
  Друзья были готовы к бою. Свистнула стрела - один храмовник слетел с лошади, хрипя от боли. Стрела Смаргарда угадила меж стальных пластин на шее рыцаря. Вторая стрела успела достать еще одного. Тот упал в траву, стрела застряла у него в забрале шлема.
  - Ты нам хоть парочку оставь, стрелок, - шепнул Саломат, размахивая мечом.
  Четверо храмовников приближались с огромной скоростью. Букс взмахнул своим посохом, и колдовской шар зеленого цвета полетел на всадников.
  - На землю! - закричал Спартак.
  Рыцари упали в траву. Шар взорвался позади, обдавая людей огненными искрами.
  - Теперь тебе не уйти, щенок! - хриплый голос лича раздавался откуда-то сверху.
  В этот момент Саломат подрубил копыта коню одного из храмовников и тот кубарем покатился к деревьям. Но некромант был опытным вином. Он быстро оправился и встал в полный рост, держа в руке длинный двуручный меч.
  - Смаргард! Осторожно! - крикнул Валфрид.
  Серый рыцарь скакал прямо на лучника. Меч в его руке был готов снести голову парня. Валфрид оттянул руку назад и метнул копье прямо в храмовника. Удар был настолько сильным, что тот вылетел из седла и несколько метров пролетел назад с торчащим из груди копьем.
  Саломат схватился с некромантом. Удары сыпались отовсюду. Рыцарь стал отступать к деревьям.
  Букс спешился и встал во весь свой огромный рост напротив Спартака. Капли дождя стекали по клинку парня. Лич, узнав клинок, криво усмехнулся.
  - Прошлый раз ты ранил меня, мальчишка, теперь моя очередь сделать тебе больно!
  Посох Букса снова засветился. Спартак был готов к нападению. Он сгруппировался. Снова шар на большой скорости полетел в его сторону. Спартак успел отскочить вправо и бросился на лича. Букс спокойно отбил посохом меч и Спартак увидел как на верхушке посоха сверкнули острые лезвия. Лич орудовал им теперь словно длинным копьем. Он старался побыстрее вонзить в парня острые как бритва ножи. Спартак отбивал атаки некроманта. Букс рычал от злости. Его черный плащ развевался за спиной.
  Снова сверкнула молния. Громовой раскат прокатился по лесу. Букс наступал, оттесняя Спартака к Саломату, который уже почти шагнул обратно в лес.
  - Сейчас я выпущу твои кишки, ублюдок! - шипел лич.
  Он снова взмахнул своим посохом. Спартак пригнулся. Посох просвистел у него над головой.
  - Тебе некуда бежать, щенок, - наступая, рычал Букс.
  Вдруг Спартак, перекинув меч в левую руку, на мгновение отвлек внимание лича. Его глаза следили за клинком. Парень стал драться левой рукой. Букс решил, что хватит играть и перешел в решительное наступление. Посох в его руке был словно живой. Он старался ужалить человека своими ядовитыми лезвиями. Спартак увидел стволы деревьев совсем близко от себя.
  Лич приготовился к последней атаке. Он оперся на левую ногу и вдруг его посох словно надломился пополам. Теперь в руках Букса сверкнуло два длинных меча. Некромант сделал выпад в надежде пронзить человека. Спартак отбил меч и вдруг поскользнулся. Упав в грязную лужу, он увидел, как на уродливом лице Букса появилась не менее уродливая усмешка.
  Букс поднял правую руку вверх. Дальше все происходил как в замедленной съемке. Спартак откатился в сторону, чувствуя спиной, как клинок лича полоснул по земле. Потом парень вернулся обратно и, перекинув свой меч в правую руку, вонзил сталь в живот Букса.
  Тот охнул и замер. В траву упали мечи Букса. Он стоял, чуть согнув колени и наклонившись всем телом вперед. Спартак с силой вонзил меч по самую рукоятку.
  - Ублюдок, - хрипел лич.
  Черная кровь рекой потекла из раны на землю. Спартак резко вырвал меч. Из раны забил фонтан крови. Подняв клинок к небу, Спартак одним движением отсек голову лича. Обезглавленное тело через мгновение упало в мокрую траву, содрогаясь от конвульсий. Саломат тем временем разделялся со своим противником. Двое оставшихся в живых храмовников напали на близнецов.
  - Они наши! - орал Смаргард, рассекая своим мечом воздух.
  Через несколько минут последние некроманты упали на землю обливаясь кровью. Спартак устало опустился на правое колено. Он тяжело дышал. Черная кровь на мече парня быстро стекла на землю. Бей Насмерть снова заблестел.
  - Да, - промолвил Саломат, глядя на обезглавленное тело лича. - Этот был особенный. Он лично охотился за тобой, мечник.
  - Именно лично, - прохрипел Спартак, вставая на ноги.
  - А где, Богл? - раздался голос Смаргарда. - Струсил и убежал?
  - Я здесь! - послышался из травы тонкий голосок. - Я здесь.
  Богл весь промок и трясся от страха.
  - Вы великие воины, - причитал он. - Вы сразились с некромантами! Вы великие воины.
  - Хватит. Остынь, - промолвил Саломат. - Лучше доставай свою вещицу, которой хвастался. Нам надо спешить за Навой.
  Богл достал из сумки маленькую веточку виноградной лозы.
  - Прости меня, моя помощница, после черного камня твои способности исчезнут.
  Он разговаривал с лозой, как с живым существом.
  - Отойдите от меня на несколько ярдов, - попросил Богл.
  Люди отошли, и стали внимательно наблюдать за его действиями. Богл взял лозу двумя руками за концы и стал смотреть, что будет дальше. Сначала лоза была неподвижной. Потом она дернулась и начала крутиться в руках Богла. Тот следил за каждым ее движением.
  - Камень где-то недалеко, - сказал он, стараясь не мешать лозе крутиться дальше.
  Богл быстро зашагал по траве по-над опушкой. Люди поспешили за ним. Спартак оглянулся назад. "Мама, я отомстил за тебя!" - сказал про себя парень. Он вспоминал, как мучилась Арина, раненная Буксом. Теперь там, в траве лежало обезглавленное тело мерзкого существа постоянно преследовавшего Спартака. Наконец-то он больше не сможет причинить никому вреда.
  Слева виднелся большой овраг, справа старые деревья древнего леса. Стал моросить мелкий дождь, постепенно переходящий в ливень. Все натянули капюшоны и укутались в алые плащи. Богл тоже надел шляпу, подняв воротник камзола как можно выше. Капли дождя стремительно стекали с его длинного носа, падая прямо на землю. Богл шел быстрыми шагами, время от времени останавливаясь и глядя на лозу.
  Через несколько минут, он свернул влево. Спуск в овраг по мокрой земле дело не совсем приятно. Ноги совсем не слушались своих хозяев и так и норовили самостоятельно начать спуск. Вода стекала в овраг сотнями ручейков, начиная заполнять его словно ванную.
  Богл шел по-над кромкой воды, морщась от дождя. В овраге показались скрюченные деревья - верный признак близости черного камня. Богл замедлил шаг, прислушиваясь к шуму дождя. Потом он зашагал быстрее обычного. Два раза он поскользнулся на мокрой глине и чуть не упал в воду. Спартак успел схватить его за капюшон уже перед самой водой.
  - Сюда! - сказал Богл, перебирая своими ножками.
  За скрюченными деревьями показалась небольшая прогалина. Там в высокой траве стоял черный камень. Он одиноко взирал на путников своим единственным глазом-отверстием, откуда Богл набрал воды.
  - Прости меня дорогая, - сказал Богл, целуя лозу. - Ты служила мне верой и правдой. Но теперь твой путь на земле окончен.
  Он аккуратно положил тростинку на землю и еще минут стоял молча. Потом протянул Спартаку флягу с водой из черного камня.
  - Не вздумай пить, - повторил Богл. - Козленочком станешь.
  Спартак наклонил голову и хотел сказать что-то едкое, но смолчал.
  - Здесь неподалеку есть старое драконье кладбище, - сказал Богл, смахивая капли дождя со шляпы. - Попробуем там.
  - Валяй! - сказал Саломат, недовольно сопя и ропща на непогоду.
  Богл резво поскакал из оврага то и дело, отпуская едкие замечания в адрес рыцаря. Близнецы с нетерпением ждали, когда Саломат даст ему увесистого пинка. Но рыцарь терпел.
  Дождь и не думал переставать лить. Время от времени вспыхивала молния, и гремел гром. Порывистый ветер трепал плащи рыцарей, словно маленькие листочки на молодом дереве. Богл бодро шагал вперед и вперед. Овраг кончился незаметно и за ним путники увидели небольшую горную речушку, несущую свои воды с Эльфийского кряжа. Вся речка была усеяна большими белыми валунами. Богл запрыгал по камням, призывно помахивая людям своей маленькой ручкой. На другом берегу, Спартак увидел широкую долину с редкими деревьями, росшими среди заливных лугов, и множеством курганов то и дело росших из-под земли. Богл остановился. Он втянул ноздрями мокрый воздух и прошептал:
  - Пришли.
  Всадники и рыцарь остановились, и стали с интересом наблюдать за Боглом. Тот, молча забрал флягу и направился с ней к одному из курганов. На вершине его росла тонкая березка почти без листьев. Ветер и дождь трепал бедное деревце, не давая шанса выжить, но упрямое дерево стояло, несмотря на силы природы. Богл взобрался на вершину кургана и, схватившись рукой за березку, стал кричать какое-то заклинание, при этом поливая воду из черного камня на землю.
  Он делал это до тех пор, пока курган не пришел в движение и не стал шевелиться. Богл успел сбежать вниз. Он спрятался за Спартака, испуганно выглядывая из-за спины.
  Вдруг из земли показался тонкий хвост скелета дракона. Позвонки на хвосте поскрипывали под дождем. Потом стали вылезать когтистые лапы, за ними появился позвоночник и ребра, голова дракона с ужасными зубами и рогами на затылке вылезла из могилы последней. Когда дракон освободился от комков мокрой земли и предстал перед изумленными людьми, Спартак ахнул. Чудище было раза в четыре больше Агрейма. Выше и длиннее.
  - Повинуйся мне, заклинаю именем Ушедших за Предел твоих подданных о Великий Нетопырь!
  Богл вышел из-за спины Спартака и поднял свои маленькие ручки к небу.
  - Я повинуюсь, - рыкнуло чудовище, опустив череп к земле.
  Богл повернулся и победно посмотрел на рыцарей. Спартак развел руками в знак признания заслуги маленького существа.
  - Залезайте ему на спину. Да смотрите, чтобы ваши задницы не зажало позвонками. Выбирайте гладкие места! - учил Богл, словно каждый день летал на мертвых костяных драконах.
  Саломат, ругая всех святых вместе с драконьим семейством, стал карабкаться наверх. Спартак нашел себе гладкое местечко на большом позвонке. Смаргард и Валфрид, ошалев от увиденного, зажали свои амулеты во рту, надеясь, что они спасут их от ярости костяного дракона.
  Богл прошептал несколько слов и сел на первый позвонок возле черепа. Дракон взмахнул костяными крыльями и с легкостью, словно только вчера перестал летать, поднялся в воздух. Спартак держался за скользкие кости, надеясь, что он не свалится в бездну, когда они поднимутся выше.
  От ветра и дождя стало невыносимо холодно. Приходилось закрывать глаза от постоянно бьющего в лицо дождя. Они пролетели Дольный лес. Вдруг Спартак увидел шагающие в сторону Пустых земель отряды повстанцев. Люди, всадники, копейщики, кнехты - все шагали под проливным дождем. Устремив свой ход на Проклятые земли, чтобы в последний раз скрестить свои мечи с умертвиями и погибнуть на поле брани.
  Вскоре он увидел тысячи - сотни тысяч повстанцев. Разноцветные флаги семи королевств, не подчинившихся Морлоку, развивались на копьях рыцарей.
  - Короли собрали повстанцев и идут на Проклятые земли! - кричал Спартак сквозь ветер и дождь. - Надо успеть!
  Когда дракон пересек границу Проклятых земель, все стали пристально всматриваться вниз. Дождь немного стих, и теперь у людей была возможность внимательно осмотреть все внизу. Спартак увидел, что у границы скопилось, по крайней мере, триста тысяч воинов семи королевств. Он увидел зеленых драконов и тысячи всадников. Великая армия людей готовилась пересечь границу владений Морлока. Дым из лагеря людей поднимался вверх сотнями струек.
  Дракон полетел дальше. Впереди виднелась Черная гора, где, по словам Богла, Морлок возвел свой Храм. Но когда они пролетели еще два десятка миль, люди увидели армаду некромантов. Все земли вплоть до горизонта чернели, от армии начисти. Дым от костров окрасил небо в сизый цвет. По расчетам Спартака армия Морлока была в три раза больше армии людей. Тогда он понял, что сейчас все засвистит от того, насколько быстро они успеют проникнуть в проклятый Храм.
  Центральная башня Черного Храма показалась из облаков. Она была в три раза выше башни Орехового замка. Внизу располагались девять башен поменьше. На вершине каждой горел огонь. Ветер относил черный дым от башен на юго-восток. Все башни имели сообщение между собой и стояли вокруг главной. Перед главной башней возвышалась гигантская черная ступенчатая пирамида. Ее размеры поражали воображение. Перед пирамидой стояла огромная чаша размером с футбольное поле. В чаше так же горел огонь. Дракон сделал круг над Храмом и пошел на снижение. Он приземлился в полумиле от центральной башни среди черных валунов.
  - Вот это скорость! - сказал Саломат, разминая затекшие ноги.
  Богл произнес заклинание, и дракон вмиг превратился в прах.
  - Что ты наделала?! - закричал Спартак.
  - А что такое? - Богл вопросительно глянул на парня. - Ты хочешь, чтобы он взбесился, вспомнив, что давно мертв и убил нас?
  - Нет, не хочу, а на чем мы уберемся отсюда, когда найдем Наву?
  Богл улыбнулся.
  - Давайте так, рыцари, вы спасаете Наву, а я доставляю вас... Куда вас доставить?
   - В гарнизон к повстанцам, - ответил Спартак.
  - Как скажете, хотя я думаю, к эльфам будет спокойнее.
  Спартак чуть не бросился на Богла с кулаками.
  - Я пошутил, - съязвил тот. - Уж и пошутит нельзя.
  - Будешь шутить, когда победим, - упрямо промолвил Смаргард. - Я буду присматривать за тобой.
  - Да, пожалуйста! - недовольно надул губы Богл.
  Он отряхнул сой камзол от песка и пыли.
  - Храм охраняют серые рыцари. Внутри только Анку.
  - Все-то ты знаешь, коротышка, - недоверчиво бурчал Смаргард.
  Богл уничтожающе взглянул на него.
  - Можно попробовать пройти внутрь, воспользовавшись старой траншеей, по которой доставляли камни для строительства. Она довольно глубокая.
  - Вот откуда ты все знаешь? - не унимался Смаргард. - Как хотите, друзья, а я не верю ему!
  Богл обиженно сморщил лицо.
  - Я это делаю не для вас или для повстанцев, я хочу только спасти Наву.
  Спартак жестом попросил Смаргарда пока не горячиться.
  - Траншея заканчивается на границе Черного Храма. Там полным-полно рыскарей. Герцог Анхейм лично руководит охраной Морлока. Но у храмовников нет доступа в башни - это привилегия только Анку.
  Спартак напряженно всматривался в циклопические сооружения, построенные в Пустых землях. Над горой он увидел нескольких некромантских драконов, кружащих в высоте.
  - Траншея, так траншея, - сказал он, надевая на голову шлем. - Веди, Богл.
  - Слушаюсь и повинуюсь, - ответил тот и затрусил по каменистой почве в сторону Черного Храма. Снова полил дождь. Спартак снял плащ и отбросил его в сторону - слишком приметно он смотрелся в пустых землях. Тоже самое сделали и остальные. Траншея оказалась действительно глубокой - примерно двадцать - двадцать пять футов глубиной. На дне булькала дождевая вода вперемежку с глиной. Кое-где попадались остатки лопат и кирок.
  - Куда он дел столько рабочих? - спросил Саломат, представляя объем проделанной работы за такой короткий срок.
  - Кому повезло - умерли сами от непосильного труда. Остальных убили храмовники. Я слышал - неделю закапывали мертвых.
  - Вот ублюдки! - выругался рыцарь.
  Дождь то усиливался, то ослабевал. Небо до самого горизонта было затянуто серыми тучами. Вскоре Богл уперся в земляную стену и остановился.
  - Здесь надо быть как можно тише, - сказал тот, приставив палец к губам.
  Он осторожно вскарабкался по глине и выглянул из траншеи. Потом спустился.
  - Дождь заставил храмовников спрятаться на караульном посту, - промолвил Богл.
  Спартак тоже выглянул. Перед ним простиралась обширная каменная пустыня. Впереди в нескольких милях возвышалась черная гора. Базальтовые безжизненные склоны мрачно нависали над землей. В нескольких сотнях ярдов от траншеи возвышалась одна из девяти башен Черного Храма Морлока.
  - Да, мрачноватая картина, - сказал он. - Интересно, где Морлок держит Наву?
  Богл покачал головой.
  - Этого никто не знает.
  - Хорошо, - Спартак вынул меч. - Сейчас попробуем перебежками добраться до ближайшей башни, а там посмотрим.
  В этот момент небо почернело, и грянул гром. Дождь полил с такой силой, что некромантские драконы попрятались между камней Черной горы. Богл первым покинул траншею и побежал в сторону башни. Сторожевой домик храмовников располагался слева в пятидесяти ярдах. Спартак побежал вторым. Потом близнецы и последним покинул траншею Саломат. Когда Саломат почти добежал до башни, дверь сторожки отворилась, и на пороге показался серый рыцарь. Саломат с разбегу упал на землю и замер. Шум дождя заглушил падение рыцаря. Храмовник вышел на улицу. Серый плащ рыцаря некроманта тут же намок и обвис под тяжестью воды.
  Саломат лежал лицом в грязь, стараясь не дышать. Некромант сделал несколько шагов и осмотрелся. На счастье людей, дождь скрыл их следы и запах. Вскоре храмовник вернулся обратно. Саломат встал и в два прыжка оказался рядом с друзьями.
  Он задрал голову и посмотрел вверх. "Малая" башня черного Храма уходила ввысь. Спартак тем временем рассматривал причудливые барельефы на стенах башни: он разглядел многоголовых людей с длинными руками, птиц с двумя головами и пальцами на концах крыльев, уродливых созданий, которых он даже не мог описать. Фигурки были вырезаны столь искусно и были настолько мелкими, что издалека стены башни казались гладкими. Они обошли вокруг, и не обнаружив входа, остановились.
  - Что делать? - Саломат тряхнул Богла.
  - Не надо, он не причем, - сказал Спартак.
  Вся гигантская площадь вокруг Черного Храма была выложена плитами, каждая из которых изображала лицо человека с застывшей маской предсмертного крика. И таких плиток было миллионы штук. Они были так мастерски подогнаны друг к другу, что между ними не осталось ни миллиметра расстояния.
  - Смотрите, - вдруг сказал Спартак, кивая в сторону Черной пирамиды. - Там кто-то есть.
  Действительно, к пирамиде шла процессия Анку. Их было около ста. Они держали в руках длинные факелы.
  - Вход там, - сказал Спартак.
  Анку шли медленно. Ветер доносил со стороны пирамиды какую-то гнетущую мелодию. Анку пели! Их голоса сливались в одно целое. От этого песнопения по спине пробежали мурашки. Когда последний Анку исчез в пирамиде, музыка оборвалась. Черный дым из гигантской чаши, стоявшей перед пирамидой, застилал половину неба. В основании чаши угадывались силуэты людей с черными крыльями на спине. Головы у монументов имели странную продолговатую форму. На затылках виднелись два витых рога. Они стояли на четвереньках, держа на спине чашу.
  - Попробуем пробраться внутрь через пирамиду, - сквозь дождь сказал Спартак.
  - Не лучшая идея, - отозвался голос Богла.
  - Как придумаешь лучше, скажешь! - бросил на ходу Смаргард.
  До пирамиды было около трехсот ярдов. Бежали быстро, насколько может бежать человек в полном рыцарском облачении. Богл еле успевал - но он был налегке. Спартак первым оказался у черного входа в пирамиду. Он спрятался за ступню статуи держащей чашу. Следом прибежали остальные.
  - Дверей нет, - сказал Саломат, вглядываясь в черный силуэт пирамиды.
  - Держимся вместе, главное сейчас Нава, - Спартак смотрел на друзей.
  Он шагнул внутрь. Сначала было очень темно. Постепенно глаза стали привыкать к темноте. Коридор был небольшим. Низко свисали гладкие плиты перекрытия. Ни единого рисунка, ни барельефа, ни надписи - только черные стены.
  Люди шли по коридору, который петлял то вправо, то влево. Временами им казалось, что они поднимаются вверх, потом опускаются глубоко вниз. Спартаку это напомнило путешествие в Гизы, когда он с классом ездил на экскурсию в Египет. Они долго лазали по плато, а потом около часа дожидались начала экскурсии в пирамиду Хеопса. Вот здешние коридоры и напомнили Спартаку египетские. Только вот Черная пирамида была в пять раз выше и больше.
  - Я чувствую что-то очень нехорошее, - постоянно твердил Богл.
  Он все время ежился, потирая бока и щеки. Шли очень осторожно, чтобы не выдать своего присутствия. Вдруг впереди снова послышалась заунывная песня. Спартак поднял руку и остановился.
  - Надо посмотреть, что там впереди, - прошептал парень.
  Он пошел один, попросив друзей подождать. Вскоре парень увидел большую арку и свет. Прижавшись к стене, он стал медленно пробираться вперед. Спартак увидел огромный зал, не просто огромный, а гигантский - сотни черных колонн поддерживали потолок, которого он так и не увидел. В центре на высоком постаменте пылал огонь в каком-то сосуде. Вниз вела длинная лестница. Спартак даже не хотел представлять, сколько ступеней было в ней. Справа и слева темнели перила. Тысячи Анку совершали какой-то одним им известный ритуал. Песня то затихала, то умолкала. Вдруг взгляд парня пал на непонятное сооружение, расположившееся сразу же за постаментом с огненным сосудом. Вокруг двух высоких каменных столбов, перекрытых простой деревянной балкой, стояло, по меньшей мере, полсотни черных камней! Тех самых, которые некроманты собирали по всему лесу. И тут Спартака осенило. Перед ним тот самый Изумрудный портал! Слева от столбов виднелся простой каменный стол, на котором находилась небольшая пирамида с усеченной вершиной. Справа стоял точно такой же стол, только он был пуст. "Это они приготовили для Навы!" - подумал Спартак. "Но где ее сейчас искать?". Он заметил справа небольшой выступ, уходящий в темноту, по которому можно постараться незамеченными пройти над головами Анку.
  Спартак вернулся обратно.
  - Мы уже хотели идти тебя выручать, - прошептал Саломат.
  - Идите за мной, - сказал Спартак. - Там есть проход. Идем очень тихо.
  Оказавшись на выступе, друзья стали осторожно пробираться вперед. Расставив руки для равновесия и уперев их ладонями к стене, рыцари медленно двинулись вперед. Богл шел последним, весь дрожа от страха.
  Внизу Анку встали на колени и, раскачиваясь из стороны в сторону, продолжали петь. Спартак пробирался первым. Через сотню ярдов, Спартак увидел несколько небольших круглых отверстий прямо в стене. Дойдя до первого, парень осторожно прогнулся и влез внутрь. Здесь можно было передвигаться только ползком. Следом в отверстие влез Саломат. Он чертыхался, проклиная узкий проход.
  Они ползли вперед и вперед в кромешной темноте. Потом ход стал сворачивать вправо и уходил резко вниз. Спартак не заметил этого в темноте. А когда почувствовал, что земля уходит из-под ног, было уже поздно. Он полетел вниз почти по отвесной стене. Полет продолжался недолго и вскоре он вылетел в каменный коридор, больно ударившись спиной о пол. Следом, громыхая доспехами, показался Саломат, за ним близнецы и последним - Богл. Коридор, в котором они оказались, был длинным и пустынным. На потолке Спартак увидел барельеф, изображавший человека, с лысой головой. На каждом пальце изваяния были хорошо видны змеиные головы. Изо рта человека вылезал раздвоенный язык.
  - Идем, - сказал Спартак тихим голосом. - Мы наделали много шума и сейчас сюда могут набежать Анку.
  Коридор сворачивал влево. Вдруг они увидели решетчатую дверь и слабый огонек внутри.
  - Нава, - прошептал Спартак и быстрыми шагами подошел к решетке.
  Луч надежды найти девушку целой и невредимой забрезжил перед рыцарями. Но они ошиблись. В маленькой темнице на деревянной кровати сидела женщина. Перед ней на столе стояла свеча. Женщина сидела, сложив ладони перед собой. У нее было очень бледное лицо. Она была одета в простую холщовую рубашку. Тонкие запястья стягивали необычные цепи из серебристого металла со множеством мелких шипов.
  - Эй, - шепотом позвал Саломат женщину. - Кто вы?
  Та вздрогнула от неожиданности и медленно повернула голову в сторону людей. Спартаку на мгновение показалось, что он уже видел ее раньше. Ее большие черные глаза устало смотрели на Саломата.
  - Я пленница Морлока, - голос у женщины был спокойным и тихим. - Он давно держит меня здесь.
  - Мы сейчас освободим вас, - сказал Спартак. - Друзья, ну-ка давайте попробуем поднять решетку.
  Женщина встала и подошла к решетке.
  - Почему вы делаете это? - тихо вымолвила она.
  - Враги Морлока - наши друзья, - ответил Саломат, кряхтя от натуги.
  Богл вдруг узнал женщину.
  - Пресвятые дары, это же преподобная Рувима! Настоятельница аббатства святого Ревика!
  Спартак оторопел, прямо перед ним стояла мать Навы. В этот момент решетка поддалась и медленно со скрипом поползла вверх. Рувима покинула темницу и оказалась перед спасителями. Теперь Спартак понял, почему лицо женщины показалось ему знакомым. Нава была очень похожа на свою мать.
  - Мы пришли сюда спасти одного человека, - сказал Спартак. - И она твоя дочь.
  Рувима вскрикнула от неожиданности.
  - Нава! Доченька, как она здесь оказалась?
  - Ее украли Анку, - пояснил Саломат.
  Спартак осмотрел оковы женщины. Он попробовал их снять, но Рувима отрицательно покачала головой.
  - Нет, тебе не справиться, здесь нужна магия. Богл, подойди ко мне.
  - Да я, собственно...
  - Богл! - серьезным тоном приказала женщина.
  Тот не спеша подошел к Рувиме.
  - Попробуй драконьим ключом, у вас боглов это хорошо получается.
  - Хорошо, госпожа Рувима, - пролепетал Богл. - Я попробую.
  Он склонился над руками женщины и стал что-то шептать, водя своей правой рукой вокруг своей головы. Голос Богла то становился громче, то утихал. Наконец оковы упали на пол, рассыпавшись на тысячи мелких частей. Рувима потерла затекшие запястья.
  - Спасибо, Богл, а еще скромничал.
  Женщина стала серьезной.
  - Где моя дочь?
  - Мы и сами хотели бы это знать, - ответил Спартак. - Поэтому и проникли сюда.
  - Но почему Анку похитили именно ее? - женщина вскинула взгляд на Спартака.
  - Ваша дочь часть ключа от Изумрудного портала.
  - Святые камни, - промолвила тихо Рувима. - Значит, как я не старалась уберечь ее от печальной участи древнего пророчества - у меня ничего не вышло.
  Она заплакала, прикрыв лицо руками. Плечи Рувимы тряслись от рыданий.
  - Я с самого рождения Навы догадывалась о том, что она особенная. В момент ее появления на свет звезды выстроились друг за другом. В Высоком Храме, где я была настоятельницей, это заметили все послушницы. У моей девочки было родимое пятно на голове в виде креста. Тогда оракул и сказал мне, что ей угрожает смертельная опасность. И я решила ее спрятать в другом мире. Но как оказалось - это не помогло.
  - Сейчас нет времени на разговоры, - сказал Саломат. - Мы и так здесь нашумели достаточно. Давайте разыщем Наву и выберемся из этого проклятого места.
  - Что может с ней сделать Морлок? - спросил Спартак, обращаясь к Рувиме.
  - Если Нава часть ключа, она нужна ему для открытия Изумрудного портала. Пока она будет держать портал открытым - он ничего ей не сделает. А потом может убить за ненадобностью, - ответила Рувима.
  - А когда он сможет открыть портал?
  - По моим расчетам именно сегодня планеты опять выстроятся в ряд, и тогда Морлок сможет пустить в наш мир тех, кто его погубит.
  - А где он может ее прятать?
  Женщина покачала головой.
  - Я не знаю. Меня везли сюда с завязанными глазами, а когда посадили в темницу, все мои магические способности утратили силу. Это связано с этим проклятым местом. Только Богл может колдовать, у них магия - деревенская и не относится к высшей магии Света или Тьмы.
  - Ничего не остается, - сказал Спартак. - Будем искать здесь. Саломат, присмотри за Рувимой.
  - Хорошо, мечник.
  - Мечник? - недоуменно промолвила женщина. - Значит вы - всадники? Значит, все-таки оракул говорил правду?
  - Да, мы четверо всадников, согласно пророчеству оракула, и ваша дочь одна из нас. Она ведьма. И поверьте, если мы останемся живы, мы много можем вам рассказать о ней. Но сейчас скажу одно, вы можете ей гордиться. Она хороший человек и преданный друг!
  Сказав это, Спартак молча направился дальше. Если сегодня тот день, когда можно открыть врата портала, значит, Морлок не будет держать Наву где-то далеко. Скорее всего, она в пирамиде. И если портал расположен в главном зале, мимо которого они проскочили, значит, Наву скоро приведут туда.
  - Нам надо вернуться в главный зал, - сказал Спартак. - Морлок установил портал там. Я видел его.
  - Там полно Анку, - сказал Богл, но его никто не слушал.
  - Я знаю дорогу туда, - сказала Рувима. - Меня несколько раз водили к Морлоку на допрос.
  Женщина развернулась и пошла обратно. Все последовали за ней. Она шла очень быстро, несмотря на свой небольшой рост. Мимо мелькали ужасные барельефы и мозаики. Спартак старался не смотреть на стены и потолок. Проход, подъем, еще проход и еще подъем. Наконец она остановилась.
  - Здесь есть еще поворот, - шептала Рувима. - Он ведет наверх главного зала. Там еще не успели закончить некоторые работы. Но Морлок уже неделю сюда никого не допускает кроме своих верных Анку.
  - Идем туда, - сказал Спартак.
  Они свернули направо и стали подниматься по длинной-длинной лестнице вверх. Ноги ужасно ныли и болели от бесчисленных спусков и подъемов. Близнецы держались молодцом, подбадривая Богла, и Саломата.
  Спартак шел вслед за Рувимой. Когда женщина оказалась на небольшой площадке, заваленной кусками черного мрамора и базальта, она остановилась. Весь главный зал Черной Пирамиды Проклятого Храма был как на ладони. Здесь почти ничего не изменилось: Анку продолжали петь, но теперь их стало значительно меньше. И постепенно уходили и остальные. Понятный только некромантам ритуал был в самом разгаре. Вдруг заиграли трубы, но та музыка, которою они играли, не была похожа ни на одну земную мелодию. Вскоре впереди показалась длинная процессия. Анку в белых саванах шли в два ряда. Спартак насчитал их больше сотни. Они держали в руках какие-то кристаллы. Потом Анку встали возле черных камней и положили кристаллы внутрь в сферический проем, откуда Богл набрал воды для оживления мертвого дракона.
  Положив кристаллы, Анку удалились. Опять заиграли трубы, и теперь с той же стороны зала в алых нарядах вошло столько же тварей, но теперь в руках они держали факелы. И опять встав возле камней, Анку опустили факелы внутрь. Третья процессия Анку была одета в малиновые саваны. Они несли в руках медные кувшины с водой.
  Люди с любопытством и отвращением наблюдали за ритуалом. Когда вода была вылита, "малиновые" покинули зал. Снова заиграли трубы, громче прежнего. И тогда Спартак увидел его - Морлока.
  Вдалеке показался человек, одетый в простую монашескую рясу из грубого материала. Волосы у Морлока были длинными и волнистыми. Лицо - очень бледное. Глаза, глубоко посаженные в глазницах. Тонкий рот и волевой подбородок. Высокий белый лоб, прямой нос и немного вытянутое лицо - все говорило о благородном происхождении Морлока.
  Он двигался совершенно один. Смиренно сложив руки перед собой. С другой стороны зала двое Анку ввели человека с надетым на голову мешком.
  - Нава, - прошептал Рувима. - Это она.
  Анку подвели девушку к столу, стоявшему рядом с порталом. Как и предполагал Спартак стол, который пустовал, предназначался для Навы. Они сняли с ее головы мешок. Спартак ужаснулся: голова бедной девушки была совершенно гладко выбрита. На макушке действительно виднелось родимое пятно в виде небольшого креста. Нава была одета в черный длинный саван, полностью закрывавший ноги и руки. Лицо ее было очень бледным, а глаза безучастно смотрели вперед.
  Нава безропотно села на стол и закрыв глаза, поджала под себя ноги. Морлок встал лицом к порталу между столом с пирамидой и Навой. Последние Анку удалились из зала, закрыв за собой огромные массивные двери.
  Морлок что-то начала читать по черной книге, которая лежала на небольшом возвышении прямо перед ним. Никто не слышал, что читал Морлок, но даже если бы и услышал, то ничего не понял. Он читал заклинание, открывающее Изумрудный портал на неизвестном никому языке. Эту черную книгу он нашел как раз здесь на месте старого капища древнего народа. Он сумел восстановить ее и выучить неизвестный доселе мертвый язык.
  Правой рукой Морлок насыпал серебристый порошок на усеченную пирамиду. Левой рукой он положил на голову Навы несколько черных медальонов в виде круга, внутри которого можно было увидеть ту самую Черную Звезду, которая раскинула свои лучи в башне у Йа Мет Кха.
  Морлок продолжил читать. Вдруг Спартак ощутил всем своим телом как пол стены и потолок зала дрогнули. Морлок продолжал читать, усилив голос. Многотонные колонны тряслись, словно начиналось землетрясение.
  Голос Морлока перешел на крик. Вдруг тело Навы и пирамида стали медленно подниматься в воздух. Морлок вскинул руки и до людей донеслись поседение слова страшного заклинания:
  - Беед мохнатукаиим Беер Дэ!
  После сказанного Морлоком, земля дрогнула. Одна из колонн с ужасным звуком упала в зал, но Морлок, словно не замечал этого. Тело Навы и пирамида по-прежнему оставались висеть в воздухе. Вдруг пространство между столбами с деревянными перекрытиями стало сгущаться. Появились зеленые и синие всполохи.
  - Сейчас полезут твари, - шептал Саломат.
  - Может, я его так прикончу? - спросил Смаргард, кивая на лук.
  - Нет, думаю, этим ему уже не причинить вреда, - сказал Спартак.
  - Как знаешь, - немного обиделся Смаргард.
  Теперь между столбов появилась огромная воронка, быстро вращающаяся против часовой стрелки. Напряжение нарастало. Теперь тряслось совершенно все: полы и стены пирамиды, колонны и потолок. Кое-где сверху посыпался песок вперемежку с пылью.
  Вдруг свет факелов на мгновение погас, а когда пламя вспыхнуло снова, люди увидели перед Морлоком девятерых Мертвых Богов, пришедших со звезд. Они были как две капли воды похожи на Йа Мета, только тот был совершенно лысым, а у этих тварей на голове росли какие-то жиденькие отростки, больше напоминавшие угрей. Морлок поклонился и что-то сказал им. Повисла тишина, потом вышел, по-видимому, Йа Сес. Они о чем-то беседовали с Морлоком. Потом Морлок громко произнес какие-то слова на непонятном языке и покинул зал вместе с девятью стоящими у Порога...
  - Ушли, - тихо проговорил Спартак. - Саломат, и братья, быстро за мной!
  Спартак побежал вниз по лестнице сломя голову. Мягкие сапоги не делали много шума, но все-таки приходилось бежать очень осторожно.
  Оказавшись возле Портала, Спартак подбежал к Наве. Она продолжала парить в воздухе, лицо ее было совершенно белым. Казалось, девушка совершенно не дышит. Спартак испугался, что она мертва. Они вместе с Саломатом аккуратно взяли Наву на руки. Спартак махнул рукой остальным, и они стали быстро подниматься по ступенькам. Рувима и Богл их догнали уже наверху.
  - Из пирамиды так не выбраться, - тихо проговорил Богл.
  - Что ты сказал? - переспросил Смаргард.
  - Я говорю, что сейчас нам не выйти обратно через главный выход. Там полно Анку. Они ждут появления Мертвого Бога в башне.
  - И что прикажешь дожидаться этих тварей здесь, чтобы они съели нас с потрохами? - не менее грозно, чем Смаргард проговорил Саломат.
  - Есть подземный ход, - сообщил Богл. - Его прорыли рабочие, чтобы доставлять строительные материалы. Может они не успели его завалить камнями?
  - И где этот ход? - спросил Спартак.
  Богл приложил свое огромное ухо в полу. Несколько мгновений он, молча, прислушивался ко всем звукам, потом встал и сказал:
  - Идите за мной.
  Рувима держала руку дочери в своей руке. Нава находилась в глубоком трансе, только иногда еле заметное дыхание убеждало друзей, что она жива. Спартак и Саломат несли девушку аккуратно, стараясь не причинять ей боль. Близнецы держали оружие наготове. По выражению их лиц можно было прочесть, что они бросятся на любого, кто встретиться на их пути: будь то некромант, или Мертвый Бог. Богл семенил впереди. Он быстро спустился вниз и побежал мимо Изумрудного портала и черных камней в ту сторону, откуда вышел Морлок.
  Когда главный зал оказался позади, они снова очутились в узком коридоре. Справа и слева виднелись ниши, в которых горели факелы. Нава продолжала оставаться без сознания. Богл спешил, видимо он что-то чувствовал и поэтому, то и дело подгонял людей. Вдруг где-то сзади раздался нечеловеческий вопль.
  - Они обнаружили пропажу, - сказал Богл. - Быстрее!
  Вскоре он свернул в небольшой темный коридор. Спартак увидел ступени ведущие вниз. Значит, Богл правильно вел их в подвал. Спуск занял минут двадцать. Когда кончились гранитные ступени, люди оказались в сводчатом коридоре.
  - Нам туда, - сказал Богл, указывая в сторону уходящего в темноту подземелья.
  Под ногами лежало множество строительного мусора и сломанных орудий. Казалось, будто строители в один миг побросали все и исчезли. Нава открыла глаза. Спартак первым заметил это и очень обрадовался. Смаргард шел впереди, держа перед собой посох принца эльфов. Рувима почувствовала, что началась погоня. Анку шли попятам за беглецами. Подземный коридор был извилистым и очень узким.
  - Долго еще? - поинтересовался Саломат, обращаясь к Боглу.
  - Я не знаю, кажется еще немного.
  Они пробирались все дальше и дальше. Но Анку настигали людей.
  - Стойте, - вдруг промолвила Рувима.
  Спартак обратил внимание, что ее руки стали светиться голубоватым огнем.
  - Мы уже за пределами Храма, моя магия восстанавливается.
  Женщина осторожно, словно боясь кого-то спугнуть, сделала руками несколько пассов. Между ладоней Рувимы появился голубой искрящийся шар.
  - Отойдите, подальше, - сказала колдунья.
  Шар ударился в потолок и сверху посыпались камни.
  - Идите, я вас догоню! - приказала Рувима.
  - Мы не оставим тебя, - упрямо промолвил Саломат.
  - Я сказала, что догоню. Я хочу завалить проход! Мне нужно время.
  Спартак махнул рукой, указывая направление вперед.
  - У нас нет выбора. Так мы далеко не уйдем, - сказал Спартак.
  Они продолжили свой путь, надеясь, что Рувима вовремя закроет проход для Анку. Богл торопился. Друзья то и дело слышали, как позади осыпаются камни, управляемые магией Рувимы. Еще через полчаса впереди забрезжил свет. Вскоре показался небольшой проем в скале. Когда они оказались снаружи, Спартак услышал, как вдалеке в подземелье обрушился потолок. Потом раздался крик.
  Они оказались у подножия Черной Горы. Именно здесь камнетесы добывали базальтовые плиты для строительства Храма. Здесь было множество необработанных камней разного размера. Саломат и Спартак аккуратно уложили Наву на гладкий камень. Девушка постепенно приходила в себя.
  - До границы без лошадей не доберемся, - сказал Спартак.
  - Да, на драконе легко и быстро, - Саломат повернулся к Боглу. - Слушай, а ты не можешь снова оживить нашего костяного знакомого? Жутко как хочется снова задницу отбить верхом на нем.
  Богл отрицательно замотал головой.
  - Умертвие не оживить дважды!
  - Придется идти по пустыне, - сказал Валфрид. - Другого выбора нет.
  В этот момент из подземелья показалась Рувима. Ее балахон был полностью покрыт пылью. Длинные черные волосы окрасились в пепельный цвет.
  - Я их задержала ненадолго, - сказала колдунья. - Что с моей дочерью?
  - Постепенно приходит в себя, - ответил Спартак.
  Женщина подбежала к Наве. Та медленно открыла глаза и посмотрела на Рувиму.
  - Мама, - прошептала Нава слабым голосом.
  Рувима прижала девушку к себе.
  - Я думала, что уже никогда не увижу тебя, милая.
  По лицу Рувимы текли слезы.
  - Смотрите! - вдруг крикнул Смаргард. - Туда в сторону Храма!
  Все подняли головы. От ближайшей башни в небо поднимался столб пыли. Друзья увидели сотни всадников в серых плащах, мчащихся в их сторону.
  - Да, работенки будет немало, - промолвил Саломат, вынимая меч из ножен. - Если что, не поминайте лихом.
  Смаргард стал готовить лук, положив колчан со стрелами прямо на базальтовую плиту. Богл, прижав уши, спрятался за камнем и испуганно пропищал:
  - Четверо мужчин, две женщины и я, против тысячи некромантов. Вам не кажется, что у нас нет никаких шансов.
  Все понимали, что он прав...
  - Вы еще долго будете здесь отдыхать? - раздался вдруг откуда-то сверху знакомый голос.
  - Агрейм! - заорал Саломат. - Будь я проклят, если это не он!
  - Как же не я, когда я! - зеленый дракон кружился над потерявшими всякую надежду людьми.
  - Как ты нашел нас, сукин сын?! - снова закричал Саломат.
  - Потом, все потом, быстрее залезайте мне на спину, а то сейчас сюда подоспеют некромантские драконы, а я их до жути не люблю.
  Первой усадили Наву. Девушка хоть и была очень слаба, но могла держаться за шипы на спине Агрейма. За ней сидела Рувима, крепко обхватив дочь одной рукой. Потом расселись все остальные. Когда дракон взлетел, Спартак увидел храмовников, которые были уже совсем близко. Они остановили коней и, подняв головы вверх, безмолвно наблюдали за людьми, уносящимися на восток...
  
  
  Великая Битва.
  
  Спартак увидел впереди большой лагерь повстанцев. Белые палатки с разноцветными флагами семи королевств протянулись на многие мили. Повсюду горели костры. Тысячи крохотных точек сновали между палатками. Но он вспомнил, сколько нечисти собралось под флагом Морлока и от этого парню стало не по себе.
  Дракон опустился перед большим шатром. На длинных копьях перед входом развевались знамена каждого из семи не покорившихся королевств. Стража в сверкающих доспехах с любопытством наблюдала, как с дракона на землю спускаются люди. Из шатра выскочил проворный малый в кольчуге с коротким мечом в ножнах.
  - Ты кого нам привез, Агрейм? - спросил он, кивая на еле стоявших на ногах гостей.
  - Зови короля Милворда, - сказал Агрейм.
  - Король держит Совет и просил не беспокоить его.
  - Тогда мы сами его побеспокоим, - сказал Саломат и решительно шагнул в сторону палатки.
  Стражники схватились за мечи.
  - Саломат, ты что?! - крикнул Спартак.
  - Мы проделали такой путь, у нас столько новостей для короля, а этот хлюпик, - он кивнул в сторону парня, - нас не пускает.
  В этот момент из шатра вышел Милворд. Король был как всегда красив и суров. Он был одет в блестящие доспехи. Светлые волосы ниспадали на плечи Милворда. Меча при нем не было, только небольшой кинжал на правом бедре.
  - А, старые друзья?! - воскликнул Милворд. - Милости прошу!
  В шатре действительно шел военный совет. Еще шесть королей сидели за круглым столом и внимательно рассматривали большую карту. Увидев гостей, они встали из-за стола.
  - Братья по оружия, хочу познакомить вас со своими друзьями и нашими помощниками в борьбе с Морлоком. Это Спартак, Валфрид, Смаргард и Нава.
  Видимо Милворд рассказывал им о всадниках-героях, пробиравшихся в Ореховый замок, чтобы помешать Морлоку, осуществить до конца его планы.
  - Мы приветствуем наших героев! - сказал самый старший из королей.
  Это был благородный мужчина с умным лицом и добрыми глазами. Рувима поддерживала Наву, которая валилась с ног.
  - Милворд, может герои отдохнут с дороги?
  - Помогите Наве, - попросил Спартак короля. - Ей пришлось тяжелее всего.
  Милорд отдал распоряжение, и Рувима удалилась вместе с дочерью. Богл прошмыгнул следом. Трое всадников и Саломат остались в шатре.
  - У нас нет времени отдыхать, - сказал Спартак. - Морлок открыл портал и ему на помощь пришли те, кто таился за Порогом.
  Повисла тишина.
  - Значит, ему все-таки удалось открыть Изумрудный портал! - сказал один из королей, ударив кулаком по столу.
  - Да, мертвые заняли свои места в девяти башнях, - с грустью в голосе сказал Спартак.
  Он стал рассказывать о том, что они видели в Храме и о вражеском лагере и о тысячах Анку в Храме, о черных камнях и открытом портале. Короли озабоченно слушали печальные вести. Когда мечник закончил свой рассказ, повисла тишина. Спартак намеренно не рассказал об их путешествии в башню Мертвого Бога. Он просто не знал, какую это вызовет реакцию среди королей. И до конца он не был уверен, что Йа Мет Кха выступит на их стороне.
  Тем временем Рувима вместе с Навой оказались в чистой просторной палатке. На полу лежало множество подушек и матрасов. Рувима уложила Наву на подушки. Девушка устало закрыла глаза. Мать бережно гладила ее по руке. На бледном лице девушки стал появляться румянец.
  - Мама, мамочка, - прошептала Нава. - Я видела тебя в своем видении, ты звала меня.
  Рувима обняла дочь и прижала ее к себе.
  - Теперь мы вместе и я никому не позволю разлучить нас, - голос женщины был полон решимости. - Я буду оберегать, и защищать тебя.
  - Я всегда мечтала об этом. У меня никогда рядом не было родного человека, который делил бы со мной радости и печали. Я по-доброму завидовала детям, у которых есть семья и любящие родители. Я же всегда была одна, и могла рассчитывать только на себя. А теперь у меня есть мама и я счастлива.
  Слезы радости лились из глаз дочери и матери. Они долго сидели обнявшись, словно боялись разомкнуть руки и опять потерять друг друга.
  Нава вытерла слезы и осторожно провела рукой по бритой наголо голове.
   - Что он сделал со мной?
  - Не расстраивайся, это все поправимо. В Черном Храме ты могла лишиться не только волос, но и своей жизни. Ты особенная, девочка моя, я знала это с самого твоего рождения, поэтому и пыталась уберечь тебя от беды.
  - Завтра, когда начнется Великая битва, я буду рядом со своими друзьями, - решительно произнесла Нава, - вместе мы победим Морлока и его армию.
  Рувима взяла дочь за плечи и, глядя ей прямо в глаза, уверенно сказала:
  - Завтра ты никуда не пойдешь. Во-первых, ты еще очень слаба. Морлок своим колдовством отнял у тебя много силы. Во-вторых, ты еще не научилась управлять своим волшебным даром, а это может погубить тебя. В- третьих, ты не владеешь ни одним видом оружия, и будешь только обузой для своих друзей.
  - Я должна пойти вместе с всадниками, нас должно быть четверо, только тогда мы победим. Ты же знаешь предсказание оракула. Меня никто здесь не заменит.
  - Я заменю тебя, - неумолимым тоном продолжала женщина. - Я очень сильная ведьма, моя магия может творить настоящие чудеса. И я буду намного полезней на поле битвы, чем ты.
  - Мама, ты не все знаешь обо мне и моей миссии. Я сказала, что должна быть рядом с друзьями, значит так и будет, - уставшим голосом произнесла Нава.
  Рувима не собиралась сдаваться, но видя, что состояние дочери ухудшается, и силы покидают ее, она решила прекратить спор.
  - Ну хорошо, милая. Сейчас тебе надо поспать, а потом мы подумаем как нам лучше поступить, - она погладила девушку по щеке. - Теперь все будет хорошо...
  - Только когда я проснусь, ты будешь рядом?
  - Конечно, родная.
  Нава снова закрыла глаза, но теперь ее лицо выражало полную умиротворенность...
  
  - Мы завтра планировали выступать, - сказал Милворд. - Все войска готовы, а теперь я понимаю, что мы опоздали. Морлок все-таки успел открыть портал.
  - Ты прав, Милворд, - проговорил один из семи королей. - Но отступить мы уже не сможем. Все обозы продовольствие, оружие - все готово к битве. Я предлагаю выступать и как можно скорее.
  Сидевшие за столом замолчали. Потом встал молодой король в ярко зеленом камзоле с золотыми пуговицами.
  - Мы столько лет готовились к этой битве, и теперь вот так развернуться и уйти обратно в норы, чтобы снова трястись от страха, когда за тобой придут! Нет, лучше погибнуть на поле брани, чем жить как шакалы.
  - Поддерживаю.
  - Согласен.
  Послышалось со всех сторон.
  - Решено, - подытожил Милворд. - На рассвете выступаем.
  Спартака и остальных проводили в отдельную палатку и дали возможность помыться и поесть. Давно они не ели так вкусно и сытно. Одежду отдали в прачку. Доспехи и оружие оставили в палатке, которую им выделил лично Милворд.
  - Как там Нава? - спросил Спартак у Богла, когда его голова показалась за столом.
  - Она уснула, Рувима рядом с ней, - ответил Богл. - Я пойду, пройдусь немного, меня что-то мутит после полетов на драконах.
  Спартак удовлетворенно кивнул. Они быстро поели.
  - Ба! Кого я вижу! - раздался вдруг чей-то голос.
  - Вариус! - крикнул Саломат. - Дружище!
  - Саломат, друзья мои! Я рад, что вы живы и невредимы! А где Нава?
  Саломат в двух словах рассказал о том, что случилось с девушкой. Вариус сел за стол и налил себе квасу.
  - А где Хорн и Хлюпик? - поинтересовался Смаргард.
  - Они здесь, я послал их проверить луки, которые вчера привели из Монохорнуса.
  Вариус улыбнулся.
  - Когда Нава попросила меня освободить Богла, я немного удивился, но не смог отказать в ее просьбе.
  - Спасибо Вариус, Богл нам очень помог, - Спартак потер левую руку, которая время от времени напоминала о встрече с Демоном.
  - Богл? Помог? - Удивленно воскликнул Камериец.
  - Да, это точно, - подтвердил Саломат.
  - Ну а вы как? Нашли Затерянный город?
  - Нашли, Вариус, - с грустью в голосе ответил Спартак. - Да только обманул нас Морлок.
  - Как обманул?
  Спартак в двух словах поведал историю о путешествии к Затерянному городу. Вариус внимательно слушал, время от времени кивая головой.
  - Да, проклятый некромант, - сказал Вариус, когда Спартак завершил свой рассказ. - А теперь куда путь держите?
   - Мы, Вариус побывали в самом логове Морлока, - сказал Валфрид, глядя на реакцию камерийца.
  Тот поднял указательный палец и направил его в сторону Черного Храма.
  - Да, там.
  Удивлению камерийца не было предела.
  - Вы видели Черный Храм?!
  - Да и стали свидетелями того, как Морлок открыл Изумрудный портал и вызвал Мертвых Богов.
  Новость не обрадовала камерийца. Он потер виски.
  - Трудно нам придется, - говорил Вариус. - Я в своих лучниках уверен. Милворд отдал мне пять сотен самых лучших стрелков. Мало, но каждый стреляет прилично.
  Слово "прилично" в устах Вариуса звучало как "молодцы".
  - Ой, хозяин, - раздался робкий голос Богла.
  - Привет, Богл, а чего ты раньше все время молчал? - поинтересовался Вариус.
  - А вы меня ни о чем не спрашивали, посадили в клетку и кормили время от времени.
  - И то верно, - согласился Вариус. - А ты пройдоха, Богл!
  Вдруг в шатер, где они обедали, вошел Милворд. Все встали и поклонились.
  - Садитесь, садитесь, - король жестом указал на стулья.
  Он сел между Спартаком и Саломатом.
  - Печальные вести, которые вы принесли, друзья, оказались полезны. Мы, по крайней мере, знаем чего ожидать от Морлока.
  Милворд пристально обвел стол взглядом.
  - Какие планы у вас? - он взглянул на Спартака.
  - Ваше величество, завтра мы встанем вместе с воинами и покажем врагу, как надо сражаться, - ответил Спартак. - Другого пути у нас просто нет.
  - Похвально, друзья мои. Другого ответа я и не ждал. Но битва может стать для многих последней.
  - Ваше величество, - Саломат сжал кулаки. - Славную драку мы завтра устроим этим тварям.
  - Жаль, что эльфы не помогут нам, - с грустью проговорил Смаргард.
  - Да, - кивнул Милворд. - Я два раза отправлял гонцов за море, но они возвращались ни с чем.
  Король видимо очень сильно переживал. Он до последнего надеялся, что Морлок не успеет привлечь на свою сторону более могущественные силы. Но случилось то, что случилось и это значительно усложняло стоявшую перед всеми задачу.
  - Вам что-нибудь надо? - спросил он, выйдя из оцепенения.
  - Коней хороших, ваше величество, - неожиданно промолвил Валфрид.
  Спартак толкнул его под столом ногой.
  - А что, наших скакунов, наверное, съели.
  - Будут вам добрые кони, - улыбнулся король. - Ну да ладно, мне пора, хочу дозоры проверить да с солдатами потолковать.
  Король встал. Все опять поднялись и с поклоном проводили его.
  - Надо проведать Наву, - предложил Спартак. - Как она там?
  Они вышли из шатра. Все вокруг пришло в движение. Воины в тяжелых доспехах прошли мимо. Несколько рыцарей в белых плащах и с перьями на шлемах проследовали к главному шатру. Небольшой отряд лучников направлялся в дозор. Дойдя до шатра, где они оставили Наву и Рувиму, Спартак тихонько откашлялся.
  - Заходите, - раздался голос колдуньи.
  Девушку искупали и переодели. Сейчас Нава выглядела почти здоровой, только синяки под глазами выдавали страшные часы, проведенные в Черном Храме.
  - Я такая не красивая, - сказала девушка, указывая пальцем на голову. - Не смотрите на меня.
  - Да ладно, тебе, - улыбнулся Саломат. - Волосы отрастут, самое главное, что ты жива.
  Все улыбнулись.
  - Вариус, - тихо проговорила девушка. - Я так рада видеть тебя.
  - И я, очень рад, - признался Камериец. - Признаюсь, друзья, мне не хватало вас.
  - А это моя мама, - сказал Нава.
  - Рувима, - представилась женщина, сердечно улыбнувшись.
  - Очень рад знакомству Рувима. У вас очень хорошая и отважная девочка. Вы можете ей гордиться.
  Глаза матери светились любовью и теплотой.
  - Я это уже поняла, и еще я поняла, что моей дочери очень повезло с друзьями.
  Женщина повернулась к Спартаку и тихо попросила:
  - Мы можем выйти, мне надо поговорить с тобой.
  - Конечно, - ответил парень.
  Они покинули шатер. Солнце приближалось к горизонту. Тучи давно разошлись, обещая хорошую погоду на завтра. Отойдя подальше от палатки Рувима начала непростой разговор:
  - Спартак, я вижу, что вы с Навой очень важны друг для друга. Она уважает тебя и прислушивается к твоему мнению. Сейчас Нава очень слаба. Я пыталась отговорить ее от участия в завтрашней битве, но она непреклонна. Твердит, что я не все знаю, и ее никто не заменит, - Рувима пристально посмотрела на парня. - Я заменю ее завтра и буду для вас гораздо полезней со своими магическими силами, чем она.
  Спартак сам уже думал об этом.
  - Вы правы, ей не стоит завтра идти вместе с нами. Каждый из нас владеет оружием очень хорошо, а Нава не может контролировать свои магические способности. Я очень боюсь за нее и не хочу потерять ее завтра. А на счет того, что вы не все знаете - это правда. Но и я сейчас не могу говорить об этом.
  Рувима шла медленно. Женщина словно соизмеряла свои шаги.
  - Нава не хочет оставаться и ждать исхода битвы. Я прошу тебя, Спартак, поговори с ней, постарайся убедить ее.
  - Хорошо, я попробую это сделать.
  Они вернулись обратно. Саломат рассказывал какую-то смешную историю. Нава громко смеялась, прижав руки к лицу. Но увидев вернувшихся Спартака и Рувиму, она тут же перестала смеяться. Глаза девушки стали холодными и суровыми.
  Все без слов поняли, что Спартаку и Наве нужно поговорить наедине. Друзья тихо вышли из палатки. Когда парень и девушка остались одни, Спартак сел на подушку и внимательно посмотрел на Наву.
  - Даже не пытайся, - сказала девушка. - Я просто очень обижусь на тебя!
  - Я еще ничего не сказал, - ответил Спартак.
  - Я знаю, о чем тебя просила мама, - Нава обняла колени и стала смотреть в одну точку.
  - Да, она не хочет, чтобы ты завтра дралась вместе с нами.
  - Я буду драться! И никто меня в моем решении не переубедит.
  Спартак взял руки девушки в свои ладони.
  - Послушай, Нава, твоя мать права. Мы не сможем во время боя прикрывать тебя! Битва предстоит жестокая.
  - А меня и не надо прикрывать, Спартак, я ведьма и сама могу позаботиться о себе.
  - А я и не сомневался в этом.
  Спартак вдруг резко встал.
  - Послушай, Нава. Мы сделаем так, - парень серьезно взглянул на девушку. - И не перебивай меня. Ты - наша последняя надежда, у тебя посох Йа Мета. И только ты сможешь выполнить соглашение, которое мы с ним заключили. Если ты погибнешь - погибнут все. Когда начнется битва, ты будешь неподалеку. Как станет совсем худо, и я почувствую это - я дам тебе знать. Я пошлю за тобой гонца. И тогда твой выход, ведьма!
  Нава задумалась. На лицо девушки легла тень.
  - Я думала...
  - Я рад, что ты услышала меня.
  Парень снова селя рядом.
  - Завтра предстоит тяжелый день для нас всех. Хочу сказать тебе, что мне приятно было пройти все эти дороги рука об руку с тобой.
  - Ты говоришь так, Спартак, словно собираешься попрощаться со мной, - с обидой промолвила девушка.
  - Нет, наоборот, - тряхнул головой парень. - Просто я хотел сказать, что когда все закончится - я хотел бы не расставаться с тобой. Насколько это возможно.
  - Я думала тоже самое, Спартак. Мне приятно это слышать. Поверь, я очень сильно переживаю за вас всех. И хочу, чтобы вы вернулись с победой.
  В глазах девушки стояли слезы.
  - Все будет хорошо! - промолвил Спартак и, не оборачиваясь, вышел из шатра....
  Уже поздно вечером друзьям привели коней. Шесть скакунов гнедой масти. Кони были резвые. Рувима оказалась отличной наездницей. Она тут же вскочила в седло и пустила своего рысака галопом. Саломат смотрел на женщину и с удовольствием причмокивал губами, наблюдая за тем, как она управляется с конем.
  Богл тихонько сидел у шатра и о чем-то думал. Близнецы с удовольствием гладили своих коней, рассматривая изысканную упряжь. Вариус стоял рядом с Спартаком.
  - Если я останусь жив, - тихо сказал он. - Я обязательно вернусь в Камерию и закачу такой пир, что все позавидуют. А вы друзья, будете самыми почетными гостями на этом пиру.
  - Думаю, тебе представится такая возможность, мой друг, - сказал Спартак.
  Вскоре все вернулись в свои палатки. В лагере зажгли костры. И когда Спартак опустил усталую голову на подушку, послышалась тихая песня, которую пели лучники Вариуса:
  Заколосилась рожь на безлюдных полях
  Опустели дома,
  Никто не придет собирать урожай.
  Ушли в поднебесье герои
  Герои старых легенд
  Стальные клинки и быстрые стрелы,
  Лежит все в высокой траве
  И только орлы
  Парящие под облаками
  Еще помнят звуки сражений
  И песни ушедшим героям поют
  Шумит зеленая листва дубов
  Перебирая струнами
  Летит свободный ветер
  И он поет ту песню
  Слова которой уж никто не вспомнит...
  
  И вот настал день Великой битвы. Битвы за жизнь против смерти. Две невиданных доселе армии встали друг перед другом на пустынной равнине. Восток окрасился в багрянец. Порывистый ветер трепал знамена людей и некромантов. В небе уже парили стервятники, предвкушая сытый обед. Стояла гробовая тишина. Словно сама природа готовилась принять великую жертву. В центре, во главе армии людей, на белоснежных скакунах восседали Великие короли Семи непокоренных королевств. Среди них выделялся Милворд в блестящих доспехах и белоснежном плаще. Его крылатый шлем был далеко виден. Конница армии Семи Королей стояла в центре. На правом и левом флангах расположилась пехота. Копейщики и мечники, одетые в легкие доспехи ждали приказа выступать. Лучники расположились немного впереди пехоты, а три тысячи арбалетчиков ждали в засаде, спрятавшись в овраге у левого фланга. В резерве остались зеленые драконы, двадцать тысяч легких всадников вооруженных короткими мечами и луками.
  Армия Морлока была в три раза больше. Впереди на вороном жеребце восседал сам Морлок. Он был одет в черные доспехи, высокий шлем с длинными острыми лезвиями по бокам. Черный плащ Великого Некроманта развивался за спиной под порывами ветра. Он держал свой меч в ножнах. Знаменосец Морлока - огромного роста черный рыцарь развернул личный стяг Некроманта. На алом полотнище, в центре темнела Черная звезда - точь-в-точь, такая, которую увидели всадники в башне Йа Мет Кха.
  За Проклятым некромантом стояла его верная конница - черные рыцари. Правый фланг заняли личи и вампиры. Левый - мантикоры, василиски и виверны. В небе парили Черные Драконы, своим криком приводя в ужас людей.
  Наши герои оказались недалеко от Семи Королей. Шесть всадников под одобрительные крики воинов, встали рядом друг с другом. Спартак в сверкающих доспехах с Альманаиром в руках еле сдерживал своего скакуна. Он специально надел алый плащ в память об отце. Справа стоял Саломат. Суровое лицо рыцаря ордена "Змеи и розы" выражало полную решимость. Смаргард приготовил лук. Он дал обет, что каждая его стрела сегодня найдет свою цель. Валфрид играл копьем, всматриваясь в ровные ряды нечисти. Рувима в темно-синем плаще, сейчас казалась немного зловещей. Глаза колдуньи горели, рот скривился в усмешке.
  Вдруг заиграли трубы и забили барабаны. В ответ затрубили некроманты. Звук был очень долгим и сильным. Он заглушил медь людей. Потом звук повторился снова.
  Спартак отчетливо видел, как Морлок медленно достал свой меч и поднял его над головой. Армия тьмы двинулась вперед.
  - Лучники! - командовал Вариус. - Приготовиться!
  С обоих флангов послышались похожие команды. Несколько тысяч лучников вышли вперед и приготовили свои стрелы с серебряными наконечниками. Снова забили барабаны. Некроманты приближались без единого звука, от чего в строю послышались крики смятения и страха.
  И тут показался Милворд. Он скакал перед ровными рядами воинов с высоко поднятым вверх мечом.
  - Славные сыны земли! - кричал он. - Неужели сегодня вы дадите этим тварям, поглумится над вашими телами? Неужели вы пропустите эту армию в свои города и села? Там вас ждут ваши жены и дети! Некроманты никого не пощадят! Стоять до последнего! Стоять до последнего!
  Король поскакал дальше. От тяжести сотен тысяч ног и копыт армии Морлока, земля стала трястись.
  - Лучники, стрелы из колчанов!
  Послышался шелест множества перьев.
  - На тетиву!
  Спартак услышал как натянулись тысячи луков. Жала стрел были направлены в сторону армии тьмы.
  - Пли!
  Мириады стрел с белым оперением устремились вперед. Вампиры и Личи падали на землю, обжигаемые серебром. Никто не издал ни единого звука. Лучники продолжали косить ровные ряды некромантов. Те падали на землю, извивались и корчились. Смрадный дым валил из их ран. Кто-то умирал сразу, кто-то пытался вырвать стрелу из тела.
  - Пли!
  И снова небо потемнело от пущенных стрел. Теперь настала очередь некромантов. Лучники армии Морлока были небольшого роста, но обладали чудовищной силой. Это были кочевники из соленых степей. Их луки были одного роста с лучниками.
  - Хатем! - слышались команды в армии некромантов.
  Пятьдесят тысяч лучников сделали ответный залп. Их стрелы были в два раза толще и длиннее человеческих. Наконечник представлял собой острие с множеством зазубрин по бокам. Такую стрелу невозможно просто так вырвать из тела. Спартак с ужасом смотрел на черную стену из стрел, летящих в их сторону.
  - Укрыться!
  Он накрылся щитом. Несколько стрел просто воткнулись в металл щита, войдя в него на несколько дюймов. В этом момент люди ощутили всю силу некромантских лучников. Многих не спасли щиты. Стрелы пробивали их словно картон. Люди падали держась за древки и обливаясь кровью.
  - Держать строй! - командовал Милворд.
  Король не обращал внимания на стрелы, время от времени он прикрывался щитом, а потом сбивал мечом попавшие в щит стрелы.
  - Держать строй!
  Смаргард встал на стременах и уже успел отправить в ад полтора десятка вампиров и оборотней.
  Рувима произнесла заклинание и несколько сотен лучников Морлока вдруг повернули свои луки против своих же некромантов. Началась суматоха, но по приказу Анхейма их немедленно убили. Вскоре настала очередь пехоты. Заиграли трубы. Люди ровным строем двинулись навстречу смерти. Правый и левый фланги, пришли в движение. Им помогали лучники, успевая хорошенько проредить авангард армии некромантов.
  - Клянусь перстнем великого магистра, - проговорил Саломат. - Я доберусь до Морлока!
  - Потерпи, - сказала Рувима скоро и твоя очередь наступит.
  - Я не могу терпеть, - ворчал рыцарь. - Ждать команды вперед, когда вот они, только руку протяни.
  - Тебе не терпится умереть в такой хороший день? - спросил Спартак. - Думаю нам лучше держаться вместе.
  - Ты прав, мечник, что-то я погорячился.
  Тем временем пехота людей врезалась в правый и левый фланги некромантов. Вампиры взлетали и прыгали прямо сверху, впиваясь своими острыми зубами в свежую человеческую плоть. Личи пользовались своими посохами, убивая по два-три человека сразу. Их отвратительные морды были в человеческой крови. Повсюду кричали, молили о пощаде и помощи.
  Милворд поднял меч. Это был сигнал к началу атаки конницы. Рыцари по команде достали мечи. Заревели трубы. Семь королей повели своих верных вассалов навстречу судьбе. Спартак пришпорил коня и понесся вперед. За ним, не отставая Саломат. Близнецы скакали немного поодаль. Навстречу им двинулась конница Черных рыцарей. От стука такого количества копыт можно было оглохнуть. Конницу некромантов вел герцог Анхейм. Морлок почему-то переехал на левый фланг, и Спартак упустил его из виду.
  - За короля! - кричали люди.
  Всадники в белых плащах врезались в строй черных рыцарей. Повсюду раздавался звон стали, треск ломающихся копий и крики. Крики звучали отовсюду. Сверху казалось, что белый сокол схватился со стаей черных воронов. Справа и слева людей зажимали ровные ряды некромантов. Спартак рубился рядом с Саломатом. Он старался противопоставлять силе Черных рыцарей хитрость и скорость. Бей Насмерть молнией мелькал среди сражения, убивая одного некроманта за другим.
  - Они замыкают кольцо! - закричал Смаргард.
  Оглянувшись на мгновение, Спартак увидел, как Черные рыцари перекрыли путь к отступлению. Люди бились с исступлением. Повсюду слышались крики сражающихся и стоны раненых и умирающих. Саломат неистово орудовал мечом. Вкладывая в каждый удар всю ненависть человека к нечисти. Смаргард был просто великолепен: он извивался в стременах, успевая отворачиваться и нагибаться от вражеских ударов. При этом успевая жалить некромантов своим острым мечом. Валфрид уже успел обломать свое копье о Черного рыцаря и теперь тоже рубился на мечах.
  Спартак все еще видел белые перья Милворда где-то впереди. Король искал герцога Анхейма - магистра Серого ордена. У него были с ним свои счеты.
  - Держать строй! - неслось отовсюду.
  Тем временем ситуация на правом фланге людей стала ухудшаться. Вампиры вместе с личами теснили пехоту и лучников к зеленым холмам. Несколько десятков людей уже побросали оружие и бросились бежать врассыпную. Вампиры настигали их и отрывали головы и конечности, успевая насытиться свежей кровью. Личи, орудуя посохами, сметали на своем пути пехотинцев.
  Милворд добрался до Анхейма. Герцог был огромного роста. В правой руке он сжимал боевой топор, с которого капала кровь. Милворд молча ударил мечом. Анхейм отбил атаку и его ужасный топор просвистел совсем рядом с головой короля. Вороной конь герцога встал на дыбы и тот взмахнул рукой. Лезвие топора, со свистом рассекая воздух, устремилось на Милворда. Он успел уклониться, но топор ударил по жеребцу, на котором сидел король. Конь рухнул на землю, подминая под себя своего седока. Милворд закричал от боли - его правая нога была зажата крупом жеребца. Анхейм спрыгнул на землю и медленно подошел к лежащему королю. Милворд держал меч перед собой, направив его острие на герцога. Вдруг король успел вытащить ногу из стремени. Анхейм взмахнул топором и одним ударом отсек праву руку Милворда. Тот закричал от боли. Белый плащ окрасился в красный цвет. Герцог решил, что дело сделано и занес топор над головой, чтобы разделаться с человеком одним ударом. Но король оказался быстрее. Он отбросил меч и, вынув острый, как бритва кинжал, вонзил лезвие прямо в сердце Анхейма. Герцог вскрикнул и повалился на землю. Милворд кое-как перетянул руку ремнем.
  - Король ранен! - закричал кто-то.
  Тут же к истекающему кровью Молворду подбежали двое рыцарей. Они усадили короля на коня и в сопровождении двух верных воинов, его увезли в лагерь.
  Спартак посмотрел на небо. Там тоже шел бой. Армада черных драконов атаковала две тысячи зеленых. Рядом с Саломатом на землю упал раненый зеленый дракон. Из огромной раны на шее струей текла зеленоватого цвета кровь. Дракон поднял голову и испустил дух.
  Протрубили трубы и в сражение люди бросили все резервы. На мгновение показалось, что люди стали теснить нечисть. Пехотный резерв откинул вампиров и личей обратно. Конница помогала правому флангу. Там виверны и мантикоры учинили настоящую бойню.
  И тут повисла тишина. Потом разом затрубили все трубы некромантов. Звук несся над полем битвы, заставляя некромантов снова собраться в ровные ряды. Потом повисла тишина. Вдруг послышался монотонный вой. Спартак опустил меч и стал всматриваться вдаль. Со стороны Черного Храма на помощь Морлоку шли Мертвые Боги. Теперь они приняли ужасный облик неземных чудовищ. На людей надвигались твари, от вида которых многие попадали на колени. Существа напоминали гигантского змея с несколькими головами.
  - Вот они, Мертвые Боги, пришедшие со звезд, - шептала Рувима.
  И тут началось самое страшное. Ряды некромантов разошлись в стороны, пропуская Мертвых вперед. Боги издавали гортанные звуки. Передовой отряд короля Милворда бросился на первое существо. Спартак видел, как тварь открыла все свои ужасные пасти, и оттуда брызнул огонь. Вмиг все рыцари превратились в пепел. Второе существо с огромной скоростью бежало на правый фланг, сминая на своем пути и вивернов с василисками и людей. Забили барабаны, заревели вновь трубы в лагере Морлока.
  Мертвые Боги не знали ни пощады, ни жалости. Девять чудовищ медленно пробирались в тыл к повстанцам, убивая всех и вся на своем пути.
  Вдруг трубы повстанцев заиграли к отступлению
  - Что они делают?! - закричал Саломат.
  Его конь был весь в пене. Руки рыцаря оказались по локоть в черной крови.
  Спартак оглянулся. Тысячи воинов побежали в сторону холмов, бросая оружие. Бежали все, кто остался в живых. Несколько полков все же оставались на поле брани, не желая возвращаться домой с позором. Мертвые Боги продолжали свой кровавый путь. Вновь перед некромантами появился Морлок. Он следил, как твари из Мрака растаптывают последнюю надежду людей на Жизнь.
  Рувима смотрела на приближающихся тварей и по ее щекам текли слезы. Колдунья понимала, что всех ее сил не хватит хоть как-то помешать Богам, собирать свою кровавую жатву. Близнецы опустили мечи и с широко раскрытыми глазами смотрели на чудовищ.
  - Неужели все?! - закричал Саломат.
  - Нет, не все! - раздался позади голос Навы.
  Все обернулись и увидели девушку на гнедом жеребце с посохом Йа Мета в правой руке. Она была одета в те же доспехи, которые они забрали в Ореховом замке.
  - Я ждала твоего знака Спартак, но потом увидела с вершины холма, как эти твари убивают людей и не выдержала!
  Нава соскочила с коня и, подняв обе руки с посохом вверх, с силой воткнула его в землю.
  - Меес аглоим кха Мет, - прокричала девушка слова заклинания.
   Спартак наяву увидел свой сон...
  Яркий луч пронзил небосвод, и сквозь разверзнутые небеса опустился на землю. Облака, подсвеченные лучом, в почтении расступились перед неведомой силой. Луч достиг земли и... вначале была тишина. Тишина оглушила все легионы, собравшиеся на поле перед последней битвой у замка Великого Некроманта. Потом прогремел гром. Но это был не просто гром перед бурей - это был сокрушительный рокот, от которого черная кровь в жилах некромантов застыла и превратилась в прах. Поднялась Великая буря. Спартак поднял правую руку, в которой был зажат длинный меч, вверх. Луч, каким-то невиданным образом, отразился в клинке, и меч метнул в сторону вражеских легионов поток света. Послышался неслыханный доселе крик, крик полный первобытной злобы и ненависти. Земля отчаянно дрожала под копытами коней. Воздух от напряжения словно застыл. Первая волна заставила живых схватиться за головы. Копыта у коней подкашивались, они испуганно ржали, но не сбрасывали своих седоков из седла.
  Рыцарь отчетливо видел разъяренные морды вурдалаков и зомби, он чувствовал, как вампиры готовы разорвать его плоть и выпить всю кровь без остатка. Он слышал гортанное карканье черных рыцарей и хлопанье кожаных крыльев черных драконов.
  В центре поля битвы, словно из-под земли, вырос Верховный бог пантеона Мертвых Богов Йа Мет Кха. Теперь в нем было, по меньшей мере, футов двести пятьдесят. Он встал в полный рост и, откинув руки за спину, закричал. Люди зажали уши руками и попадали с лошадей. Девять чудовищ при виде Йа Мета замерли на месте. Одно из них попыталось развернуться и броситься обратно к Черному Храму, но не успело. То, что происходило дальше, Спартак вспоминал с отвращением. Йа Мет бросился к своим врагам и в два прыжка настиг их. Он рвал на куски каждого своими чудовищными когтями. Зубы Мертвого Бога впивались в тела своих врагов. Повсюду стоял ужасный вой. Армия Морлока деморализованная стала пятиться к Храму. Когда Йа Мет расправился с Девятью, он бросился на некромантов.
  Спартак увидел, как Морлок ударил шпорами своего коня и поскакал к Черному Храму.
  - Морлок уходит! - закричал парень.
  Он сунул меч обратно в ножны и ринулся за некромантом. Остальные последовали за Спартаком. Погоня не увенчалась успехом. Морлок скрылся в Черной пирамиде
  Когда конь Спартака остановился у гигантской чаши, в которой по-прежнему горел огонь, парень спрыгнул на землю и вынул меч.
  - Подожди! - крикнул Саломат, догнавший мечника.
  - Нет, - Спартак отрешенно закусил губы. - Я должен идти один.
  - Но почему!? - яростно закричал рыцарь.
  В этот момент подоспели остальные.
  - Что случилось? - спросил Смаргард, спешившись.
  - Он хочет идти туда сам, - ответил Саломат. - Клянусь, честью, не стоит этого делать.
  - Он должен, - вдруг сказал Нава.
  Все посмотрели на девушку. Та опустила глаза.
  - Скоро наш черед выполнять условия сделки с Йа Метом. Мы должны еще успеть открыть портал.
  Спартак посмотрел на своих друзей и промолвил:
  - Простите меня, друзья, я действительно чувствую, что должен сам завершить начатое нами вместе.
  Он снял алый плащ и отдал его Наве. Потом развернулся и вошел в темный проем пирамиды. Спартак шел по коридору и его шаги эхом отзывались в стенах мрачного сооружения. Вот он подошел к лестнице, которая вела в главный зал. Морлок ждал его у портала. Он был без шлема. Его бледное лицо ничего не выражало.
  - Я же говорил тебе, мечник, - произнес он, когда Спартак спустился вниз, - что наша третья встреча будет на поле битвы.
  Морлок скинул с себя черный плащ. Его матового цвета доспехи были покрыты слоем пыли и крови.
  - Помнишь, мечник, там, в пустыне я говорил тебе об Искуплении?
  - Да, - глухим голосом ответил Спартак.
  Морлок сделал несколько шагов к нему навстречу.
  - Так вот мое Искупление в тебе, мечник.
  Голос Некроманта глухо звучал в огромном зале.
  - Когда твой меч напьется моей крови, запомни, у тебя будет соблазн открыть то, что однажды открылось мне. И тогда ты сможешь увидеть Иное. Там существует абсолютная сила. Чистая и первозданная. Я соблазнился ей однажды и мне открылись другие миры. Там я блуждал по звездам, там я открыл для себя Великое Знание, которое недоступно ни одному смертному на земле. Там перестал существовать человек по имени Самуил, а появился Морлок.
  Некромант вынул меч из ножен.
  - И я скажу тебе, мечник, я ни в чем не раскаиваюсь. Даже сейчас. Если бы ты на мгновение ощутил Иное, ты может быть тогда меня понял.
  - Почему ты в пустыне сказал, что наша битва проиграна? - спросил Спартак, не переставая наблюдать за движениями Морлока.
  Тот усмехнулся.
  - Вы призвали того, кого не должны были призывать.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Нельзя просить указать путь голодного льва.
  - Что это значит?
  - Ты думаешь, зачем я искал башню Йа Мет Кха?
  Спартак ничего не ответил. В его голове роем носились мысли. Но что-то очень страшное и неприятное постепенно вселялось в душу парня. Он чувствовал, что Морлок говорит правду. Но почему он это делает, Спартак понять не могу.
  - Я искал ее, чтобы отправить его обратно! Начался великий парад планет. Йа Мет Кха - бог убийца. До того момента, когда вы его освободили, он спал. Спал много тысяч лет. Я узнал об этом от Великого Магистра, последнего Магистра ордена, которому верой и правдой служил твой отец. Скажу больше, орден многие годы искал Затерянную башню Йа Мет Кха. Правители ордена хотели оживить Мертвого Бога, и тогда их власти не было бы предела. Но они ошиблись: Магистры потеряли чувство реальности в своих магических изысканиях. Убивая повсеместно нечисть, они первые нарушили равновесие. Тьма жестоко отомстила им. Ты знаешь, что произошло.
  Морлок устало провел рукой по волосам.
  - Но ты сам открыл портал и пустил сюда Мертвых Богов! - воскликнул вдруг Спартак.
  - Ты прав, мечник, у них с Йа Метом свои счеты и не нам туда влезать. Я надеялся, что они найдут его и заберут с собой. Или убьют - мне все равно.
  Что-то не складывалось в голове парня.
  - Получается, что Враг - Йа Мет Кха? - прошептал Спартак.
  - Ты догадлив, мечник.
  - Но ты Морлок, убил столько людей, призвал на свою сторону всю нежить, какую только мог...
  - Цель оправдывает средства, мечник, кажется, ты слышал такое выражение?
  После этих слов Морлок нанес свой первый удар. Спартак не ожидал, что человек может так легко орудовать тяжелым мечом. Они бились очень долго. Морлок ранил Спартака в плечо. Парень в свою очередь рассек право бедро Некроманта. Оба истекали кровью. И вот, Морлок сделал выпад, которому Спартака учил дядя Андрей. Парень успел шагнуть вправо и быстрым движением вонзил Альманаир в сердце Некроманта.
  - Спасибо тебе, мечник, - неожиданно прохрипел Морлок и упал на каменный пол.
  Он умер сразу. Кровь медленно стекала на пол, просачиваясь сквозь прожилки на камне.
  Спартак, зажав рану на плече, медленно пошел в сторону лестницы. Вдруг он остановился у черных камней. Портал был открыт! Меж двух столбов виднелось звездное небо! Оно было немного вогнутым внутрь, но парень отчетливо мог рассмотреть незнакомые и далекие звезды. Спартак перешагнул границу круга и оказался перед Изумрудным порталом. Он подошел ближе к Вратам. Вдруг он почувствовал то, о чем говорил Морлок. Спартак захотел переступить порог и познать Вселенную. Его глаза сверкнули злобным огнем. Он отбросил меч. Чувствуя, что больше не в силах сопротивляться соблазну, он сделал шаг вперед. Звезды манили его своей холодной красотой.
  - Если ты перешагнешь, то станешь таким как он! - Рувима держала Спартака за руку, не давая сделать второй шаг.
  - Отпусти меня, колдунья, я хочу увидеть это.
  - Нет, Спартак! - твердо сказал Нава. - Послушай нас, не уходи.
  Вдруг Спартак словно вышел из оцепенения и посмотрел вокруг.
  - Где Йа Мет? - спросил он.
  - Мы не знаем, мы долго ждали тебя, а потом решили войти внутрь.
  Смаргард и Валфрид тем временем перевязывали его рану.
  - Нава, где посох? - промолвил Спартак, чувствуя приближение Мертвого Бога.
  - Он остался там, в пустыне, - девушка недоуменно смотрел на парня.- Зачем он тебе? Сейчас мы выполним свою часть соглашения и отправим Йа Мета обратно.
  - Он не уйдет, - промолвил Машка.
  В зале стало очень тихо. Люди чувствовали вибрацию, исходящую из портала.
  - Как не уйдет, почему? - надломленным голосом спросила Нава.
  - Потому что я и не собирался этого делать! - раздался вдруг громоподобный голос Йа Мет Кха.
  Люди обернулись и увидели, как двадцати футовый монстр спускается по каменной лестнице пирамиды. Бог был весь в крови. Она ручьями стекала с его серебристого тела. На ступенях оставались кровавые следы. Когти на ногах Йа Мет Кха издавали ужасный скрежет. Язык Мертвого Бога то и дело вылезал изо рта, словно змеиный.
  - Подойдите к порталу, - прошептал Спартак. - Надо его заманить сюда.
  Люди перешагнули за черные камни и встали меж двух ритуальных столов. Йа Мет Кха держа свой посох в правой руке, медленно подошел к Морлока. Его маленькая головка на змеиной шее изогнулась и опустилась к полу. Черный язык облизал лужу крови на плитке, где лежал Морлок. Сотни глаз на теле твари на секунду закрылись. Казалось, Мертвый Бог жмурился, как жмурится сытый лев, только что поевший свежего мяса.
  - А он хотел меня убить! Глупый червяк!
  Чудовище снова подняло голову и вперило все свои глаза в людей.
  - Мы хотим выполнить наш договор, - все еще надеясь на чудо, вымолвила Нава.
  Йа Мет вошел в круг. Он произнес слово и один из черных камней медленно поднялся в воздухе и, очертив дугу, встал перед Существом. Йа Мет отставил посох, прислонив его к столбу портала, и взлетев, сел на верхушку камня, поджав под себя колени. Он ужасен!
  - Червь, неужели ты думал, что в силе заключать со мной договор? Я - Бог - Истребитель! Я не заключаю договором ни с кем, даже с Творцом.
  - Но ведь...
  Йа Мет захохотал. От его смеха темнота в портале колыхнулась и по ней прошла легкая рябь.
  - Все в этом мире, кто знал обо мне пытались склонить меня на свою сторону, чтобы использовать в своих грязных делишках.
  Йа Мет положил свои руки на колени так, что его длинные когти почти доставали до пола.
  - Вы нужны мне, черви, - существо медленно взлетело и опустилось на пол. - Я решил возродить культ Мертвого Бога здесь! Как когда-то давно мне поклонялись люди, строили в мою честь Храмы и кормили меня свежим мясом. А вы, - Бог подняло палец, и обвел им людей, вы станете жрецами в моем новом Храме. Морлок сделал свое дело - он построил мне новое жилище. И получил за гордыню по заслугам. Он хотел стать равным Мне! Вы - разбудили меня и дали возможность разделаться с моими врагами. Я призываю вас, идите ко мне, пусть весь мир ляжет к нашим ногам.
  Перед глазами людей замелькали кошмарные картины далекого прошлого: множество ступенчатых пирамид в пустые, в том месте, где сейчас стоит новый Черный Храм. Тысячи пленников со связанными руками медленно поднимаются на вершину пирамид. Высокие жрецы в страшных масках с кривыми ножами вспарывают грудную клетку бедняги. Тот еще жив и смотрит на окровавленную руку жреца, в которой бьется его сердце. Другие жрецы с кривыми топорами рубят головы тем, кто уже отдал свое сердце и тела катятся по ступенькам, брызгая кровью из сонной артерии. Повсюду слышны мрачные песнопения. Другие избранные умывают своих детей кровью жертв, которая стекает по ступеням. А в огромном Храме на самой его вершине восседает он - Истребитель - Йа Мет Кха. Сотни глаз на его теле с удовлетворением глядят на разыгрывающуюся перед ним ужасную картину.
  - Нет! - не своим голосом закричала Рувима.
  В ее руках засиял яркий шар голубого света. Все понимали, что колдунья собрала все свои силы, чтобы хоть как-то остановить безумного Бога. Спартак видел, как Йа Мет пренебрежительно посмотрел на женщину. Но Мертвый Бог ошибся. Шар на большой скорости полетел в его сторону. Ведьма использовала древнее заклинание, которое можно было использовать только один раз в жизни. Сильная магия, собранная в один кулак и воля толкнули Йа Мета в Портал. Еще мгновение и Тьма втянула бы его обратно, туда, откуда он явился. Но Тварь ухватилась руками за столбы. По пирамиде пронесся дикий вопль. Вопль ужаса и гнева. Сотни тысяч голосов кричали одновременно. Рувима упала на пол и потеряла сознание.
  - Мама! - закричала Нава и бросилась к колдунье.
   Вдруг люди заметили, что Тварь стала постепенно вылезать обратно. В портале показалась ужасная голова Йа Мет Кха. Его рот был раскрыт. Язык, с которого стекала слюна, шевелился, словно хотел тоже зацепиться за столбы и помочь рукам.
  Вдруг Саломат схватил посох существа, который стоял у Черного камня.
  - Сдохни, Тварь! - закричал он и воткнул посох острым концом в грудь Мертвого Бога.
  - ЙА!!!!!!!!!!!!!!
  Тварь кричала тысячами голосов. Острие проткнуло грудь Йа Мета. Оттуда брызнул зеленый свет. Он лился во все стороны, ослепляя людей. Саломат победоносно оглянулся на Спартака и подмигнул ему:
  - Вот так, друзья! Клянусь...
  Это были последние слова рыцаря. Йа Мет ухватил его за горло, и они мгновенно исчезли в черной дыре портала.
  - Нет! - закричали всадник. - Саломат!!!
  В зале стояла гробовая тишина. Спартак подбежал к столбам.
  - Не надо близко к нему подходить! - закричала Нава. - Он живой и может забрать кого угодно, кто находится поблизости!
  Девушка подбежала к столу, над которым парила пирамида и толкнула ее в сторону. Пирамида разбилась на тысячи мелких светящихся кусков. Портал закрылся в миг. Все стояли молча и смотрели на холодные столбы, где только что исчез их лучший друг и товарищ - Саломат. По лицам всадников текли слезы. Никто уже не мог сдерживаться. Спартак опустился на колени и, закрыв лицо руками, рыдал, чувствуя, как его сердце разрывается от боли. Рувима постепенно приходила в себя. Колдунья все поняла...
  Они покидали Проклятый Храм все вместе. Смаргард и Валфрид поддерживали Спартака с двух сторон. Кровь из раны сочилась постоянно. Спартак был бледен и тяжело дышал. Испарина покрыла его лоб.
  Когда люди вышли из пирамиды, то увидели прямо перед входом Милорда, Вариуса, Богла, Хорна, Хлюпика и четырех оставшихся в живых королей. Милворд с перевязанной рукой потерял много крови, но нечеловеческим усилием воли держался в седле. Вариус тоже был ранен: бедро камерийца было перебинтовано пропитавшимся его кровью бинтом. Богл с восторгом смотрел на людей.
  - Мы изгнали Йа Мет Кха туда, откуда он явился, и сломали портал, ваше величество, - сказал Спартак. - Больше эти твари не вернутся. Но Саломат, наш друг, пожертвовал собой ради Жизни.
  - Упокой Творец его душу, - громко сказал король. - Обещаю, мы будем помнить подвиг этого славного рыцаря, и будем рассказывать об этом детям.
  Вдруг с вершины пирамиды упал Анку. За ним еще и еще. Твари бросались вниз и разбивались о землю с глухим звуком. Саван одного из них распахнулся, и перед людьми предстало существо с желеобразным телом, большой головой и не менее большими черными глазами. Люди вдели, что по краям пирамиды стоит, по крайней мере, две-три тысячи Анку. Они подали с большой высоты, словно переспелые груши.
  - Что они делают? Почему они умирают, - недоуменно спросил Милворд.
  - Они потеряли Хозяина, - холодно ответила Рувима.
  В этот момент храм задрожал. Послышался знакомый звук из глубины земли. Всадники слышали этот звук в Затерянном городе. Это поднимался Демон. Стены пирамиды задрожали, в некоторых местах пошли трещины. Вскоре все стихло.
  - Демон забрал своего должника, - сказал Рувима.
  Люди вскочили в седла и через несколько минут их силуэты исчезли в теплом мареве пустыни.
  
  
  Эпилог.
  
  Прошла неделя после описываемых событий. Армия людей одержала тяжелую победу над некромантами. Тереть войска повстанцев погибла. Часть некромантов бежала в пустыню. Среди них скрылся и раненый Лорд вампир Йах, с остатками своей армии. Милворд отдал приказ сформировать несколько отрядов и добить умертвий.
  Мертвых воинов хоронили в братских могилах перед Зелеными холмами. Оставшиеся в живых короли, с почестями провожали в последний пусть своих воинов. Агрейм тоже был ранен, но неопасно. Плечо Спартака лечили лучшие лекари Милворда. Им помогала Рувима. Рана быстро затягивалась, и вскоре на ее месте остался небольшой белый шрам. Король щедро наградил близнецов: им он даровал два чудесных корабля и отличную команду. Смарград назвал свое судно - Саломат, а Валфрид - Манург. Вариус с почетом вернулся в Камерию. Слух о его геройском поступке заставил недругов покинуть столицу. Они понимали, что теперь никакие увещевания не спасут их головы от топора палача. Хорна он сделал своим оруженосцем, а Хлюпик до конца своих дней прохлаждался в тени сада фамильного замка Вариуса. Рувиме и Наве король подарил большой каменный дом на берегу речки недалеко от его замка.
  Когда рана Спартака затянулась, он засобирался в дорогу. В последний вечер перед отъездом четверо друзей сидели на берегу речки, рядом с королевским замком Милворда. После стольких испытаний они стали очень близки друг к другу.
  - Я завтра покину вас, друзья, - тихо промолвил Спартак, кидая камешек в воду.
  - Может, останешься? - проговорил Смаргард, ковыряя носком сапога землю. - Здесь еще столько дел!
  - Нет, меня ждут родные, - ответил парень. - Нава, ты как?
  Он взглянул на девушку. Та сидела у воды и смотрела как расходятся круги от упавшего камешка.
  - Нет, Спартак, я остаюсь. Здесь моя мама, и мы хотим спокойно жить в нашем доме. А тебя мы всегда рады видеть у нас, мечник!
  - Конечно! Возвращайся в любое время, - сказал Валфрид. - Мой корабль всегда к твоим услугам.
  - И мой! - радостно воскликнул Смаргард.
  Друзья рассмеялись и, встав над рекой, крепко обнялись. Король предложил Спартаку в награду замок и титул барона, но парень с улыбкой отказался. Тогда Милворд снял с безымянного пальца перстень с большим изумрудом.
  - Это наше фамильное сокровище, - гордо промолвил король. - Перстень передавался от отца к сыну сотни лет. Он приносит удачу. Возьми его, мечник и знай, где бы ты ни был, здесь всегда будут тебя ждать люди, на которых ты можешь положиться.
  Спартак надел перстень на палец и низко поклонился.
  Когда забрезжил рассвет, из королевского замка выехал одинокий всадник. Он был одет в простой вязаный свитер зеленого цвета, темно-синие брюки, заправленные в кожаные полусапожки. На левом боку всадника висел верный меч. Густой туман расстилался по оврагам. По дороге пастух гнал коров на выпас. Он с любопытством смотрел на всадника, щелкая кнутом. Спартак, не оглядываясь на замок, пришпорил коня. Вскоре его силуэт растворился в тумане. Из окна вслед всаднику смотрела девушка в красивом голубом платье. Она махала рукой, вытирая бегущие по щекам теплые слезы, но глаза все равно предательски медленно открылись. Кровать качало так, словно он переплывал на ней Атлантику. Вот это я нажрался. Спартак осмотрелся. Он лежал в собственном номере в гостинице. Он еще не понимал: покинул ли он предыдущие сны или они по-прежнему до сих пор живут своей жизнью в его голове. Его предварительно раздели. Вещи повесили на спинку стула. На тумбочке лежал телефон, бумажник и пачка сигарет с зажигалкой внутри. Дрожащей рукой, он дотянулся до сигарет. Затяжка кроме зеленой тошноты ничего не дала. Спартак шатаясь пошел в туалет. Он долго стоял на коленях, освобождая желудок от остатков ночного пира. Посмотрев на себя в зеркало, он отвернулся. В холодильнике стояло три бутылки холодного пива - Сибирская корона, бутылка Советского шампанского, дагестанский коньяк, три апельсина, два лимона, палка колбасы и банка красной икры. Вот это по-нашему. Молодец прокурор. Не дал умереть. Восемь утра. Надо приводить себя в чувство. Пробка от пива отлетела сторону и упала за телевизор. Спартак с вожделением смотрел как маленькие пузырьки резво побежали наверх к горлышку. За стеной кто-то включил Высоцкого. На улице стало пасмурно. Упрямые тучки заслонили солнце готовые вот вот брызнуть дождем.
  Спартак сделал большой глоток и наполовину сушил бутылку. Противная зелень прошла. Мысли стали выстраиваться в сравнительно ровную линию. Кусок колбасы он откусил не глядя на обертку. Кусочек жира упал на пол. Желудок болью отозвался на упавшею в него пищу. Ну еще немого пива. Тебе станет легче старина. Еще глоток. Один маленький глоток и ты поднимало свою задницу и встанешь. Черт тебя дери алкаш. Спартак допил бутылку и поставил ее возле кровати. Снова небритое лицо в зеркале. Он намазал лицо венчиком и стал бриться. Ты сам себе боишься признаться что девочек уже не в живых. Их уже нет на этом свете. Он порезался. Кровь медленно проступала над губой. Теперь будет долго течь. Там всегда заживает медленно. Он открыл шкаф и надел единственную чистую водолазку которая поместилась в портфель. Кожаная куртка была как нельзя кстати. В это время года на Урале часто погода обманчива. Позвонил мобильный. Спартак глянул на экран- Пархоменко.
  - да, старик слушаю!
  - ты как там похмелился уже? - словно видя опухшую рожу Спартака спросил сослуживец.
  - да где там Спартак на работе.
  - не смеши меня по голосу слышу хорошо встретили.
  - чего ты хотел а то у меня дел невпроворот?
  Повисла пауза
  - да старик спрашивал утром о тебе.
  Теперь настала очередь удивляться Спартака.
  - а чего он спрашивал?
  - да говорит не звонил ты мне.
  - а ты?
  - а что я? Сказал Что не звонил.
  - я только вчера прилетел чего он так беспокоится?
  - так вот я и сам не понял. Как пришел с планерки сразу тебе набрал.
  - больше ничего ?
  - нет. Ах да скажи по делу Гусейнова где твоя апелляция?
  - посмотри в компе. Кажется в папке Гусейнов- двойное. Спасибо старик что позвонил.
  - давай, не балуй сильно.
  Спартак сунул трубку в карман брюк. У двери он оглянулся и не удержавшись открыл холодильник и выпил еще полбутылки Короны. Теперь тебе будет хорошо. Пока хорошо. Он снова оказался у стойки. Теперь там сидела худощавая женщина с слегка раскосыми глазами. Она смотрела какой то сериал на маленьком телевизоре. Увидев Спартака она убрала звук. И приветливо приняла у него ключ. Черная волга давно ждала его у кафе. Надо купить "тик так" или что- нибудь в этом роде. Он сел на переднее сиденье.
  - заедем сначала в ближайший магазин.
  Водитель кивнул и включил передачу. При свете дня городок выглядел намного краше. Казалось Спартак переместился лет на тридцать назад. Деревянные лавочки крашенные известью бордюры и стволы деревьев. Он даже увидел два автомата для газированной воды правда давно не работающие. Но они напомнили ему далекое детство. Водитель остановился у небольшого магазинчика с интересным названием "Помпеи". Спартак вошел внутрь и положив мелочь на прилавок промолвил :
  - тик так пожалуйста.
  Девушка с сонными лицом молча протянула упаковку и небрежно кинула мелочь под прилавок.
  Конфета бодро защипала язык. Но запах вчерашней попойки стал значительно меньше. Возле здания прокуратуры было оживленно. Спартак заметил нескольких молодых людей мнущихся у входа. Увидев Спартака они ринулись к нему навстречу.
  - местная пресса! - наперебой кричали они.
  Откуда ни возьмись появилась видеокамера. Тщедушный паренек в больших очках с толстыми линзами навел объектив на следователя. Этого еще не хватало.
  - радио комета,- щебетала молодая девчушка с длинной косой.- скажите какие есть новости о пропавших девочках?
  - телекомпания "взгляд Урала" - перебивал ее молодой парень в старомодном галстуке с микрофоном. - подтверждается ли версия о похищении сестер Воропаевых сатанистами?
  Спартак ошалело смотрел на них. Не найдя ничего больше ответить он небрежно бросил:
  - я приехал заявление отдать чего вы ко мне пристали?
  Ход был безотказным. Пресса сразу же потеряла к нему всякое внимание.
  - Петя я же тебе говорил что это не он.
  - но ведь машина прокурора?- недовольно отвечал Петя.
  - ну и что , что прокурора.
  Не желая слушать дальше перепалку Спартак вошел в прокуратуру. В вестибюле сидело несколько человек. Спартак поднялся в приемную. Зоя Петровна наливала чай в чашку. На блюдце лежал лимон и в маленькой вазочке прозрачно желтый мед.
  - здравствуйте Спартак Иванович, - поздоровалась старушка. - Николай Алексеевич ждет вас.
  - большое спасибо,- стараясь поменьше дышать поблагодарил мужчина. - если можно приготовьте сне тоже чаю.
  - а это вам ,- спокойно ответила секретарша.
  Спартак удивился такой прозорливости. Он открыл дверь кабинета. Золотенко сидел за столом. У прокурора был изрядно потрепанный вид. На столе стояла пепельница а в ней дымилась сигарета. Судя по лицу прокурора он вчера не ударил в грязь лицом. Там же возле пепельницы стоял стакан чаю. Рядом лежала пачка баралгина.
  - а Спартак Иванович доброе утро,- неживым голосом поздоровался Золотенко. - как спалось?
  - я с трудом что-то помню,- ответил Спартак присаживаясь. - вы как Николай Алексеевич?
  - такое ощущение что всю ночь вагоны разгружал а потом еще меня побили.
  Прокурор улыбнулся.
  - сейчас принесут чай.
  Дверь отворилась и Зоя Петровна поставила перед Спартаком большую чашку ароматного напитка. Она незаметно вышла из кабинета. Прокурор нажал кнопку на селекторе.
  - Ревенко ко мне живо.
  Вскоре в кабинет постучали. Дверь открылась и на пороге показался молодой парень в темном костюме галстуке и опрятной рубашке. От него пахло дорогим одеколоном. В руке он держал скоросшиватель.
  - вызывали Николай Алексеевич?
  - да Денис Валерьевич мне нужны материалы по сестрам Воропаевым.
  Следователь протянул папку прокурору. Тот взял ее и жестом указал что тот больше не ужен. Когда парень вышел Золотенко отдал папку Спартаку.
  - я приказал вам выделить отдельный кабинет Спартак Иванович. Там есть компьютер интернет. Зоей Петровной распоряжайтесь в полной мере. Все что вам нужно обращайтесь прямо ко мне.
  - спасибо Николай Алексеевич,- ответил Спартак рассматривая обложку.
  Номер уголовного дела фамилии пропавших девочек когда заведено фамилия следователя да а и еще несколько ненужных записей. Спартак взял папку и еще раз поблагодарив прокурора вышел в приемную. Зоя Петровна сказала что номер его кабинета 25. Это на третьем этаже. Спартак любезно насколько позволяло ему сейчас здоровье улыбнулся и покинул приемную. Его кабинет был маленьким но достаточно удобным. Из окна открывался изумительный вид во двор прокуратуры. Зеленеющая травка акации и стайки воробьев. Он сел за стол и закурил. Массивная хрустальная пепельница из времен застоя аккуратно примостилась в углу стола. Папка словно гипнотизировала Спартака. Тебе не куда торопиться. Их уже нет в живых. Слышишь! Их убили.
  Он открыл папку. Биография. Объяснения родителей. Характеристики из школы. Опросник соседей. С фотографии на Спартака смотрели симпатичные лица двух девочек двойняшек с длинными вьющимися светлыми волосами. Фото было сделано видимо на черном море. Девочки стояли у каменой лестницы с двумя попугаями в руках. Тень от пальмы падала на ступеньки. Спартак досконально изучил дело. Он успел выпить три чашки крепкого кофе и скурить полпачки сигарет. Время приближалось к полудню. Он поднял трубку и услышал голос Золотенко.
  - что-нибудь прояснилось, Спартак Иванович?
  - пока ничего. Я хочу встретиться с матерью.
  Повисла пауза.
  - мы же е ее опросили объяснение есть в деле.
  - я читал но хочу лично побеседовать. Как мне это сделать?
  Опять тишина. Спартак казалось услышал сопение в трубке.
  - я скажу Ревенко Денису он вел дело. Следователь заедет за вами хорошо?
  Слово "хорошо" прокурор произнес таким тоном что Спартак даже на мгновение подумал что тому до жути не хочется чтобы он общался с матерью девочек.
  Денис Валерьевич появился через пятнадцать минут.
  - разрешите?- спросил он открывая дверь.
  - да входите,- Спартак положил дело в сейф а ключи кинул в карман. - вы созвонились с потерпевшей?
  - да Спартак Иванович ,- кивнул Денис .- она дома ее отпустили с работы.
  - вы были в адресе?
  - нет я опрашивал ее в кабинете.
  - хорошо поехали.
  Они вышли на улицу. Журналисты поняв что их обвели вокруг пальца снова ринулись к Спартаку но Ревенко быстро открыл двери бмв и они уехали раньше чем их догнали. Машина Ревенко была новой. Спартак давно перестал мучить себя вопросом откуда следователи прокуратуры у которых еще молоко на губах не обсохло обзаводятся такими машинами. Чем больше он задумывался раньше тем больше пил. Они порядочно петляли по городу. Два раза переехали через железнодорожный переезд. Привольный был небольшим городком по вытянутым вдоль реки. Через двадцать нут езды по ухабам они очутились у небольшого деревянного домика чем то напоминавшего барак. Серые доски которыми был обшит дом кое где отошли ли прогнили. За забором лаяла овчарка. На длинной веревке весело белье. Судя по нему оно висело уже давно. Хозяйке было не до него сейчас. Мать девочек стояла у калитки выглядывая гостей. Женщина была одета в тот же халат и кофту. Руки она скрестила на груди. На голе белела косынка. Когда показалась голова Спартака женщина с воем бросилась к нему.
  - вы нашли их? Скажите вы нашли моих девочек?
   Из дома выбежала пожилая женщина по видимому мать Нины.
  - перестань дочка пригласи людей в дом. Слышишь?!
  Женщина даже прикрикнула на дочь. Это подействовало. Нина вытерла платком лицо и промолвила.
  - заходите пожалуйста. Извините меня. Я снова не спала всю ночь.
  Женщина отворила калитку. Прикрикнув на собаку она взошла на крыльцо.
  - можете не разуваться все время кто то приходит.
  - подожди меня в машине,- неожиданно попросил Спартак Дениса. - я задам несколько вопросов и поедем обратно. Лады?
  - конечно Спартак Иванович. Как скажете. - с наигранным равнодушием ответил молодой человек.
  Как только Спартак вошел в дом Денис достал телефон и стал нажимать кнопки вызова абонента.
  В доме был идеальный порядок. Хотя сам дом больше походил на барак в которых раньше жили рабочие с какого -нибудь предприятии. В доме было три комнаты. Две спальни где спаи девочки с бабушкой спальня родителей и зал. В зале на деревянном полу лежал узорчатый ковер. Такой же ковер висел на стене у небольшого дивана накрытого покрывалом. Плюшевое покрывало с квартирой три медведя желтым пятном выделялось из полутемной комнаты. Посередине стоял круглый стол накрытый скатертью на тумбочке у стола стоял черный ящик самануга и дешевый DVD. Сверху на DVD лежала кружевная скатерть наполовину закрывавшая экран телевизора. В правом углу висела икона божьей матери и горела лампадка. Под иконой стояла этажерка с фотографией девочек. Рядом меленькая иконка спасителя. Задай свои вопросы и уезжай. ИХ уже нет в живых. Теперь надо искать убийцу. Чтобы эта женщина и ее близкие хоть немного успокоились.
  - присаживайтесь пожалуйста, - уже спокойно промолвила женина. - вы правда из Москвы?
  - да меня зовут Спартак Иванович, фамилия столбов. Я веду дело о пропаже ваших дочерей.
  - Нина, Нина Тимофеевна ,- поправилась женщина. - мама приготовь чаю.
  - уже готовлю. - послушался из кухни голос бабушки.
  Спартак еще раз оглядел комнату.
  - расскажите пожалуйста только как можно подробнее как пропали девочки.
  Спартак стал шарить по карманам. Нина встал и поставила на стол пепельницу. Следователь вопросительно посмотрел на нее.
  - Курите пожалуйста. Муж курит в доме. Он сегодня на смене.
  - спасибо.
  Нина поправила волосы под косынкой.
  - в пятницу 13 апреля муж был на сутках. Он обещал дочкам что на следующий день в субботу мы поедем в лес к реке. Они так обрадовались. Утром в субботу я проснулась рано. Приготовила завтрак и покормила волчка. Это наша собака.
  Пришла бабушка с большими чашками и заварником. Потом на столе появилась тарелка с печеньем и пряниками. Вазочка с конфетами и клубничным вареньем. Кусок не лез в горло. Спартак сделал насколько глотков пока Нина рассказывала о событиях той страшной субботы.
  - Жанна всегда просыпается раньше Ольги. Вот и в тот день она первая вышла на кухню. Я поцеловала ее в лоб и предложила завтрак. Дочка пошла в ванную а за ней посунулась и Оленька. Мы позавтракали в восемь часов. Муж проснулся после ночной смены около десяти. Мы стали собираться в лес.
  - у вас есть машина? - отпивая чай поинтересовался Спартак.
  - да от отца досталась. Он умер в прошлом году от диабета. Старый москвич кажется 1986 года. Муж год под ним лежал прежде чем он снова поехал. Так вот вдруг позвонил телефон. Муж взял трубку и несколько минут молчал. Я не слышала разговор но когда он положил трубку и выругался я поняла ч его вызывают на работу.
  - кто звонил он не сказал?
  - кажется мастер.
  - вы не знаете его фамилию?
  - как же не знаю знаю Петр Павлович Крюков. Они давно работают с Николаем - это мой муж.
  - и что было дальше?
  - коля долго ругался. Дочки конечно в слезы. Он две недели обещал им поход в лес. Когда муж уехал я собралась в магазин. Мама смотрела телевизор. Какой то сериал. Жанна попросилась погулять. Они обычно гуляют на соседнем дворе. Там старое общежитие и много ребятишек.
  - а можете точно сказать адрес общежития? - Спартак как всегда делал пометке в своей записной книжке которую называл талмуд.
  - адрес не знаю но вы если поедете прямо от нашего дома то вскоре справа увидите два двухэтажных дома еще сталинской постройки между ними арка. Вот под арку въезжаете и увидите площадку. Там еще на доме нарисована баллончиком большая звезда.
   Спартак кивнул.
  - Ольга тоже увязалась за сестрой. Да они постоянно вместе и на ту площадку сотню раз бегали.
  - в котором часу они примерно ушли?
  - где то около десяти. А через два часа вернулся коля. Он сильно ругался что мастер просто так поднял его. Оказывается вагоны которые нужно было проверить не пришли. Муж в тот день сильно поцапался с Петром Павловичем. Он обзывал его на чем свет стоит. А к вечеру мы забеспокоились. Я собралась в магазин. И дай думаю загляну на площадку. Там я встретила Митю Егорова - одноклассника моих девочек,- на глазах женщины опять появились слезы. - он сказал что девочки не появлялись на площадке с утра. Вот тогда я забеспокоилась. Я побежала к Черкасовым - этот наши соседи. Иногда дети ходили к ним играть в приставку, но там их тоже не видели. Я позвонила мужу. Мы на машине объехали весь квартал но никто их не вдел.
  Закуковала кукушка в часах.
  - все Нина тимофеевка?- Спартак пристально посмотрел на женщину.
  Почему- то ему казалось что она что то недоговаривает. Это ощущение давно закралось в его душу и не покидало ее. На лбу женщины пролегла глубокая морщина. Казалось она что то пыталась вспомнить. Или наоборот забыть.
  - вы не заметили никаких странностей незадолго до похищения дочек? Может звонил кто то незнакомый приезжал к вам? Может за вами следили? Ничего странного?
  - да нет Спартак Иванович , вот только...
  - я внимательно слушаю,- сердце следователя заколотилось. - важна любая мелочь или деталь.
  - за две недели до того как дети пропали к ним в школу приезжала какая то медицинская комиссия. Они долго обследовали школьников. Смотрели зубы брали анализы крови. Говорили что это областная программа профилактики гриппа. Моих девочек тоже обследовали но Жанна вечером сказала что тетя которая это делала какая то странная и еще она смотрела их половые органы. Зачем в профилактике гриппа смотреть половые органы детей? Не понимаю.
  Нина закрыла лицо руками. Спартак записал еще несколько предложений. Вдруг зазвонил телефон. Он поднял трубку. Звонил Золотенко.
  - срочно приезжайте нашли девочек.
  Нина заметила как Спартак побледнел
  - что-то нашли?
  - нет пока не нашли.
  Спартак встал из за стола.
  - я должен ехать Нина Тимофеевна. Прошу дать мне номер вашего телефона.
  Женщина не слушающимися руками чиркнула на бумажке несколько цифр и протянула ее Спартаку.
  - спасибо. Я вам позвоню.
  Он вышел из дома. Возле калитки и на лавочке собрались любопытные соседи. Они с недоверием смотрели на московского гостя.
  - в прокуратуру. - коротко сказал Спартак.
  В кабинете Золотенко сидел начальник полиции. Их лица выражали крайнюю степень озабоченности. Спартак поздоровался и сел напротив полковника.
  - нашли два детских трупа. Обезглавленные. В районе старой церкви. Там безлюдное место.
  - а кто нашел?- спросил Спартак.
  - Наш участковый обходил зону в соответствии с моим поручением вот и увидел в кустах кусок детского платья.,- пояснил Серый.
  - поехали на место,- сказал Спитак вставая
  Прокурор взглянул на полковника. Тот. Пожал плечами.
  - там эксперты работают,- но видя решительный взгляд Спартака кивнул.
  Они сели в волгу прокурора. Покосившееся здание старой церкви Спартак увидел сразу. Местность действительно была безлюдной. За церковью стоял старый забор. Кое где доски сгнили. Трава росла почти до плеч. Храм разобрали еще в сороковых но потом почему-то прекратили вот до сих пор он так и стоял наполовину разрушенный. Вокруг благоухала черемуха. Спартак увидел несколько полицейских уазиков скорую помощь машину мчс. Пока людей вокруг не было. Они быстро прошли через заграждение. Трупы накрытые покрывалом лежали возле старого покосившегося креста. Это была могила бывшего настоятеля храма умершего лет сто назад. Время стерло надпись на кресте а дожди и ветра почти сровняли могилу с землей. Двое криминалистов колдовали неподалеку. То и дело вспыхивала вспышка фотоаппарата. Двое парней в штатском видимо опера курили невдалеке. Спартак торопливым шагом подошел к трупам. Он поднял угол простыни. Два трупа в ситцевых платьицах лежали рядом друг с другом. Кожа на теле была очень бледной.
  Спартак посмотрел на руки. На них было полным полно мелких надрезов.
  - Тела никто не трогал? - спросил он очкастого эксперта в небольшим чемоданчиком в руках.
  - Нет, мы только перенесли их из кустов. Но там все осмотрели никаких следов.
  - Причину смерти еще не установили?
  Эксперт покачал головой.
  - Вскрытие покажет точно. Предварительно - большая кровопотеря. Все тело покрыто множественными резанными ранами, нанесенными скорее всего очень острым предметом - похоже скальпель или что-то вроде того.
  Спартак закурил. Золотенко беседовал с участковым. Спартак подошел к ним. Начальник полиции отдавал распоряжения оперативникам. Прокурор покачал головой. Спартак отвел его в сторону.
  - Надо сказать полицейским чтобы не трепались языком. В вашем маленьком городе подобные убийства нонсенс. Тоже самое с врачами.
  Подошел Его Кузьмич. Начальник полиции был немного бледен. Золотенко сказал ему о просьбе Столбова. Тот согласился и подозвал начальники криминальной полиции. Сказав ему пару фраз, Серый отпустил его.
  - Да, дела, - промолвил прокурор. - До выборов меньше двух недель, господа. Убийство надо раскрыть за неделю! Иначе нас разорвут на части.
  Вдруг возле церкви послышались оживленные голоса. Спартак увидел как двое оперативников ведут под руки неопрятно одетого мужчину. Бомж. Настоящий бомж. Интересно, они действительно решат повесить все на него? Убивал профессионал. Он дождался, когда вся кровь выйдет из тела, а только потом обезглавил тела.
  - Вот, товарищ полковник, - сказал белобрысый опер с голубыми глазами. - Нашли в храме. Спал на строительных козлах. А вот это нашли возле него.
  Опер протянул Серому маленькую детскую сумочку. На отчетливо были видны следы уже засохшей крови. Полковник взял сумку осмотрел и протянул ее прокурору. Золотенко с презрением смотрел на беднягу.
  - Откуда это у тебя?
  На вид бомжу было лет пятьдесят. Седая борода, синяк под глазом, грязные руки и рваная одежда. Правой трясущейся рукой он держа авоську с пустыми бутылками.
  - Ты что глухой? - заорал на него Серый.
  - Господа товарищи, я спал всю ночь. Вчера выпил прилично. Купил в аптеке боярышника и напился. Ничегошеньки не помню.
  - Ничего, в КПЗ вспомнишь, - полковник подмигнул операм, стоявшим невдалеке. - В отдел его. Знаете что делать.
  Беднягу потащили к уазику. Тот всхлипывал на ходу. Спартак с сочувствием смотрел в след.
  - Вот и раскрыли, - послышался голос полковника. - Убил гад девочек, скорее всего, изнасиловал. Нажрался как свинья и ничего не помнит.
  - Верно, Егор Кузьмич, - согласился прокурор. - видели его рожу а руки тряслись словно... Вы согласны Спартак Иванович?
  - Я пока так не считаю,- вдруг сказал Спартак.
  Прокурор и начальник полиции недоуменно посмотрели на следователя.
  - Помилуйте, Спартак Иванович, улики налицо, осталось только экспертизу дождаться.
  - Бомж методично резал девочек скальпелем? На том месте где их нашли ни капли крови. Значит тела привезли. Надо внимательно осмотреть храм. Если он их там резал, значит мы найдем море крови.
  Слова Спартака вызвали тихое недовольство. Он пошел в храм. Следом неохотно поплелись прокурор и Серый. Внутри было полно мусора: пустые бутылки, консервные банки, бумажки, обрывки газет. В центре где раньше стоял алтарь голуби устроили себе пристанище. Как только непрошенные гости вошли внутрь несколько десятков птиц с фырканьем взлетели вверх. С потолка снегом полетели мелкие перья и пух.
  Спартак прыгая между мусорными кучами и экскрементами добрался до места ночевки бомжа. Там действительно стояли старые строительные козлы. Примерно на высоте в полтора метра лежала вонючая фуфайка, какие то полиэтиленовые пакеты, пустые бутылки, несколько пузырьков из под боярышника. Газета спорт экспресс.
  Ни следов крови ни каких либо других подозрительных веще Спартак не видел.
  - Спитак Иванович, - послышался голос прокурора. - тот даже не стал входить в церковь а стоял у входа вместе с начальником полиции. - вызывает мэр. Просит приехать срочно на совещание.
  Спартак спрыгнул с козлов и отряхнув брюки направился к выхожу. Теперь ты убедился что бомж не при чем? Что тебе еще надо? Девочек убили. Убийство очень похоже на красноярское тоже в апреле 2005 года. Тогда обгоревшие трупы подкинули. Пятеро детей! Никто не ответил. Никто.
  Он шел к большой арке служившей выходом. Под ногами хрустели мелкие камни и стекло. Спартак снова закурил. Когда он вышел то увидел скорую помощь увозящую скорбный груз в морг. Он представил себе немой крик матери сестре Воропаевых. Стон отца и бабушки. Крик эхом отдавался в сердцах близких людей. Спартак на мгновение остановился. Нет врешь! Сейчас я не дам убийце спутать все карты. Кто бы ты ни был, я все сделаю чтобы упечь тебя за решетку.
  В приемной мэра уже сидело несколько человек. Спартак вошел вместе с прокурором. Начальник полиции сказал что опоздает ему нужно подготовить телефонограмму в гувд. В приемной говорили приглушенным тоном. Спартак равнодушно разглядывал золотистую табличку Григорий Васильевич греков глава администрации. Мэр города Степной. Прокурор о ем то беседовал с мужчиной в форме подполковника мчс. Наконец секретарша молодая женщина с немного бледным лицом позвала всех в кабинет. Мэр сидел за столом и расписывал почту. Когда все вошли и сели за большой длинный стол он встал из за своего стола стоявшего у окна и присел в кожаное кресло во главе. Спартак совершенно не заметил следов недавней попойки. Он давно пришел к выводу что бюрократия в маленьких городах ровно как и в больших имеет одну странную особенность: пить всю ночь а наутро словно огурчики отдавать поручения и проводить совещания. - здравствуйте господа,- чуть дрогнувшим голосом поздоровался мэр. - думаю вы знаете что некоторое время назад полиция обнаружила трупы пропавших девочек.
  Мэр о вел взглядом присутствующих. Спартак бывал на подобных спектаклях и раньше. Он чертил в блокноте геометрические фигуры в которые потихоньку вписывал: мастер крюков Петр Павлович- проверить. Директор школы де учились девочки- проверить. Мэр тем временем говорил долго. В кабинет тихо просочился Егор Кузьмич Серый. Он держал в руках красную папку с надписью на доклад. Когда Греков наконец остановился он предложил послушать начальника полиции. Полковник пригладил волосы и зачитал информацию об обнаружении трупов. Потом он поведал о том, что главным фигурном дела является бомж - Спартак Григорьевич Животов 1958 года рождения . родом из Тульской области. Разведен. Проходил у нас обязательное дактилоскопирование в прошлом году. Начальник полиции закончил.
  Столбов рассматривал большую фотографию. Висевшую на стене как раз напротив него. На ней Греков стоял вместе с каким-то высоким бородатым мужчиной на фоне Казанского собора в Петербурге.
  - Можно сказать, что преступление раскрыто, Его Кузьмич? - спросил глава, откидываясь на спинку мягкого кресла.
  - Он сейчас в КПЗ, мы проведем кое-какие мероприятия, но думаю, он сознается.
  Молодцы. Как все у вас ладно выходит. Сейчас повесят на беднягу двойное убийство и руки умоют.
  - Спартак Иванович, вы что думаете? - мэр заметил недовольное лицо Столбова.- Вы считаете версию полиции ошибочной?
  - Думаю, да. Прямых улик не обнаружено, кроме сумочки одной из девочек. Уверен, надо проверить все версии.
  Мэр взглянул на Серого. Тот пожал плечами.
  - Хочу вас еще раз предупредить, господа, скоро выборы. И если кто сомневается то следует поторопиться. Все свободны.
  Задвигались стулья в кабинете мэра.
  - Прошу задержаться начальника полиции и прокурора, - сказал вдогонку Греков.
  Спартак спустился вниз. Возле турникета стояла невысокая стойка за которой сидел молоденький полицейский. На столе лежала книга в тонком переплете, половинка "сникерса" и несколько пакетиков "нескафе".
  - Скажите, уважаемый, - обратился Столбов к парню, раскрывая удостоверение. - Не в курсе в какой школе учились пропавшие девочки?
  Тот внимательно прочитал содержание красной книжечки и встав со своего места ответил:
  - В девятой, я там тоже когда то учился.
  - А далеко она отсюда?
  - Да нет, минут десять на машине, - полицейский посмотрел на часы.- Я сейчас сменяюсь, если подождете, я смогу вас подвезти.
  - Было бы кстати, - улыбнулся Спартак.
  Он вышел на крыльцо и закурил. Подъехала полицейская машина. Трое сотрудников в форме направились к администрации. Спартак наблюдал как они заполнили журнал проверок.
  В этот момент зазвонил телефон.
  - Да, слушаю
  На другом конце провода послышался голос Людочки.
  - Спартак Иванович, я соединю вас с Петром Петровичем.
  - Хорошо,- нахмурив брови ответил Столбов, спускаясь со ступенек.
  Он отошел к большой голубой ели. Здесь никого не было.
  - Спартак Иванович, - голос Стрельникова казался немного озабоченным. - Как продвигаются у вас дела?
  - Пока никак, Петр Петрович. Есть пара мыслей. Надо проверять.
  - Подождите, а как же бомж, у которого нашли окровавленную сумочку? Думаю он может рассматриваться в качество основной версии - убийство с целью ограбления и совершения развратный действий.
  - Но, сумку могли ему просто подбросить, Петр Петрович...
  - Послушайте, Спартак Иванович, у меня есть поручение в течение двух дней завершить расследование. Прокурор знает что ему делать. А вы погуляйте денек другой, напишите необходимое решение. Здесь есть мнение вас повысить в должности.
  - Но...
  - Это не просьба, Спартак Иванович, - металлический голос начальника управления не терпел возражений. - Вы меня надеюсь понимаете?
  - Понимаю, - упавшим голосом промолвил Столбов.
  Он задумался. Значит сейчас Греков позвонил Стрельникову или еще какому нибудь высокопоставленному покровителю. Повышение? Спартак не верил своим ушам. Год назад он обратился с рапортом к Стрельникову, но тот наложил отрицательную резолюцию. А теперь вот так заочно! Быстро и вкусно!
  Столбов увидел спускающихся по ступенькам Золотенко и Серого.
  - Спартак Иванович, вас подвезти? - участливо с улыбкой спросил прокурор.
  - Спасибо, Николай Алексеевич, я пройдусь.
  - Как знаете, вечером приглашаем вас отужинать с нами. Я вам позвоню.
  Столбов увидел ухмыляющегося начальника полиции. Они сели каждый в свою машину и разъехались. Со двора администрации выехала белая семерка.
  - Садитесь, - через опущенное окно крикнул полицейский.
  Спартак на ватных ногах подошел к машине и сел на переднее сиденье.
  
  Трехэтажное здание школы располагалось напротив городского парка. Прямо у входа в парк стоял памятник Гагарину, выкрашенный серебрянкой. Скульптор не поскупился, изображая первого космонавта среди многочисленных звезд. Тут же возле памятника стоял небольшой ларек. Фасад школы местами успел облепиться несмотря на прошлогодний капитальный ремонт. По-видимому была перемена. Ватаги ребятишек носились по двору, взметая вверх пожелтевшие кленовые листья. На входе стояла строгая бабулька, и что-то кричала ученикам. Столбов вошел внутрь. Три старшеклассницы вертелись перед большим зеркалом в фойе. Спартак поинтересовался где находится кабинет директора. Одна девушка махнула рукой вправо, не отрываясь от собственного отражения.
  Обитая дерматином дверь с табличкой "директор" отворилась с тонким скрипом. В крошечной приемной между большим шкафом забытым журналами и наградами, за меленьким столом сидела молодая секретарша. Она увлеченно нажимала кнопки на клавиатуре, общаясь "В контакте" с бывшей одноклассницей.
  - Здравствуйте, - Столбов улыбнулся, увидев в отражении окна монитор секретарши.- Как мне пообщаться с директором?
  - Лариса Николаевна попросила ее не беспокоить, у нее завтра открытый урок по линии министерства.
  - А вы все таки сообщите обо мне.
  Посмотрев на удостоверение, девушка стремительно встала и постучавшись вошла в кабинет. Через мгновение она вышла.
  - Проходите, пожалуйста.
  В кабинете директора было очень тихо и пахло свежей краской. Спартака встретила молодая женщина в хорошем брючном костюме. Столбов представился.
  - Я была на совещании в гороно когда узнала что бедняжек обнаружили, - тихим голосом промолвила женщина.
  Слухи в маленьких городах разлетаются со скоростью света.
  - Скажите пожалуйста, Лариса Николаевна, незадолго до пропажи девочек к вам в школу приезжала какая-то медицинская комиссия, не так ли?
  С лица директора исчез траур. Она слегка побледнела.
  - Да, была комиссия.
  Женщина видимо была не готова к вопросу.
  - Может чаю или кофе?
  - Чаю.
  - Марина, принес нам чай, пожалуйста, - женщина нажала кнопку селектора.
  - А с какой целью приезжала комиссия?
  - Это от областного министерства просвещения.
  - Да вы не волнуйтесь так, - мирно сказал Столбов.- Просто я веду это дело и мне нужно уточнить кое какие детали. Они присылали официальный запрос?
  - Нет. Мне позвонил начальник управления образования и сказал об их приезде.
  Спартак вдруг вспомнил, что видел бесстрастные глазки камер видеонаблюдения по углам школы. Он терпеливо дождался когда расторопная марина принесет чаю. Как только секретарша удалилась, поставив чашки с позолоченной каймой на стол, Спартак промолвил.
  - Лариса Николаевна могу я взглянуть на запись с ваших камер от второго апреля? Если вас это не затруднит?
  Директор вздрогнула. Ее по-видимому не проинструктировали что делать в этой ситуации.
  - вы знаете Спартак Иванович сегодня нет программиста он заболел но завтра...
  - Лариса Николаевна,- вдруг стальным голосом промолвил следователь. - вы наварное не понимаете откуда и зачем я к вам приехал. У вас хороший чай и свежее печенье. Попросите вашего секретаря проводить меня в серверную или как вы там называете эту комнату. Хорошо?
  Женщина дрогнувшим пальцем нажала кнопку.
  - Марина зайди.
  Девушка показалась через мгновение. Казалось она стояла за дверью и подслушивала. Тем лучше. Сплетни быстро разлетятся по городу.
  - проводи пожалуйста товарища следователя в кабинет Андрея Николаевича.
  - хорошо Лариса Николаевна,- тихим голосом ответила секретарша.
  Хоть реверанс не сделала. Чует мое сердце не ладно в этом городке. Ой как не ладно. Спартак сделал еще глоток чаю и встав пошел за мариной.
  - не хотите со мой? Лариса Николаевна?
  - извините Спартак Иванович у меня годовые тесты по линии гороно. Собираюсь пообщаться с педагогами
  Марина шла немного впереди. Дети то и дело здоровались с ней с любопытством глядя на Столбова. Они прошли по длинному коридору. Вокруг пахло свежей краской. Со стороны спортивного зала слышны были звуки стучащего о деревянные полы мяча. Крики детей и голос учителя говорил о том что урок физкультуры только что начался. Марина постучала в старую деревянную дверь с надписью " посторонним вход воспрещен". Дверь открылась и на пороге показался высокий молодой человек в очках с длинной шевелюрой светлого цвета.
  - Маринка привет заглянуть решила?- фамильярно спросил он но увидев Столбова замер и вопросительно взглянул на секретаршу.
  - Андрей Николаевич покажите пожалуйста наш сервер.
  - еще чего! - возмутился программист, но по мере того как он читал удостоверение Спартака его голос сник. - буду посторонних пускать за свой....
  - и все таки я настаиваю,- сказал Спартак уверенно шагая внутрь.- а мне сказали что вы больны?
  Рыжие брови Андрея Николаевича поползли вверх.
  - болен я?- ничего не понимаю кто сказал вам эту чушь?
  - директор,- отрезал Спартак.
  Увидев что Марина вновь зарделась он стал дальше мучить ее.
  - вы свободны Марина. Мы тут же сами с Андреем Николаевичем покумекаем!
  Каморка программиста именно каморка была очень маленькой два на два метра. Как склеп. На сдвоенных деревянных столах стояло два мерцающих монитора. Системные блоки стояли под столом. Перед мониторами лежало несколько тетрадей и книг. Тут же уютно расположились две банки лапши доширак сосиска в тесте бутылка с колой и пачка сигарет.
  - черт я проголодался, сказал Спартак. - может пообедаем вместе? Где поблизости есть магазин?
  - зачем магазин. У меня полно доширака. Есть чайник и кипяток. Так что не побрезгуйте.
  - и не побрезгую! - сказал столбов видя как парень открывает створки небольшого шкафчика над головой. В его руках как по мановению волшебной палочки показался упаковка быстрой лапши пакетик липтона и кулек сухарей. Вскоре трапеза была готова. Спартак с удовольствием уминал горячую лапшу запивая не менее горячим чаем.
  - что вы хотели посмотреть?
  - запись от второго апреля. До начала второй смены.
  Программист кивнул головой бурча под нос : ничего проще. Он нажал несколько кнопок. На мониторе появилась сетка от четырех камер видеонаблюдения. Две камеры обозревали школьный двор и спортивную площадку. Две - фасад и забор со стороны парка Гагарину.
  - вот второе апреля. Видите в правом верхнем углу дата и точное время.
  - как долго хранится запись?- поинтересовался Спартак прожевывая лапшу.
  - тридцать дней ровно. Потом система сама стирает ее и пишет на жесткий диск заново.
  Спартак смотрел на цветное изображение площадки перед входом в школу.
  - а как перемотать можно?
  - вот кнопкой мыши жмете сюда. Это покадровая перемотка. А это частями.
  Спартак нажал кнопку и стал внимательно смотреть. Вот оно! Белый фургон оставался за несколько метров от входа в школу. На фургоне зеленая надпись "программа президента России здоровые дети" а ниже компания "медимпекс гринстар". Было отчетлив видно как двое мужчин и одна женщина вышли из фургона и направились школу. Спартак засек время на мониторе. 11 -24. В 12-10 они вышли обратно с двумя чемоданчиками в руках. Фургон уехал. Значит диспансеризация была всего полчаса. Хитро. Они не обследовали детей. Они целенаправленно приехали в школу. Обследовали досконально только сестер Воропаевых. Остальных для отвода глаз. Кто же это такие? И почему мэр лично просил за этих из фургона. Пока только вопросы. И ни одного ответа.
  - можешь мне записать на флэшку?
  Спартак достал ключ на которых висела его знаменитая флэш карта в виде головы микки Мауса. Над ним все подшучивали в управлении из за нее. Но Спартак привыкал быстро к вещам и неохотно расставался с ними.
  - сейчас только на вирус проверю.
  Андрей Николаевич вернул флэшку через минуту.
  - что нибудь еще?
  - нет спасибо.
  Спартак вышел из кабинета. Навстречу шла директриса с Мариной. По ее лицу было видно что она только что получила инструкции как себя вести. Нахмуренные брови женщины выражали саму решимость.
  - Спартак Иванович вынуждена вас огорчить. Я только что связалась с руководством....
  С руководством она связалась.
  - мне поручено не отвечать на ваши вопросы без представителя гороно юриста администрации и официального протокола.
  Грамотно. Но несвоевременно. Я получил что хотел.
  - знаете Лариса Николаевна,- с издевкой ответил столбов. - а у меня к вам нет вопросов.
  - то ест как? - недоуменно ответила женщина и посмотрела на марину.
  - считайте что нашей беседы и не было вовсе.
  Пока женщины соображали столбов покинул школу. Он спустился по ступенькам и свернув к парку закурил. Значит как я и думал бомж неприем. Хотя стоит и побеседовать с ним. Может вспомнит бедолага что - нибудь интересное? Спартак шел по незнакомой улице в сторону парка. Вдруг он ощутил на себе чей-то пристальный взгляд. Следователь оглянулся. Ему не впервой было сталкиваться со слежкой в отношении совей персоны. Но сейчас ощущение было крайне неприятное. Слово кто то хотел забраться в его голову. Так не волнуйся. Иди медленно. Вот так. Не оглядывайся. Справа от Спартака мелькали покрашенные прутья школьного забора. Слева дорога. Машин было немного. Впереди он снова увидел памятник Гагарину и вход в парк. Иди в парк. Там осмотришься. Спартак перешел дорогу. Ощущение нарастало. Он увидел небольшой павильон возле которого стояло несколько красных пластмассовых столиков и таких же стульев. Полосатые зонтики с надписью "pepsi" создавали небольшую тень надо столами. За прилавком стояла девушка лет восемнадцати и курила. Она то и дело выпускала дым из правого угла накрашенных алой помадой губ. Спартак неторопливо сел за один из столов. Он сел специально лицом ко входу в парк куда вела одно дорога. - пиво будете?- спросила девушка лениво кладя сигарету на край пепельницы так же с надписью "pepsi".
  - есть разливное?
  - да старый мельник и карлсберг.
  - а мельник не очень старый?- пошутил столбов кидая пачку сигарет на столик.
  Девушка рассмеялась показывая ровные ряды белоснежных зубов.
  -молодой. Утром привезли кеги.
  - давай молодого.
  Атак положил сторублевку на стол.
  -фисташки или чипсы?
  - нет спасибо. Я так покурю.
  Девушка вновь прыснула в кулак. Она налила пиво в большой стакан. Спартак сделал большой глоток. По парку праздно шатались молодые парочки. Несколько молодых мамаш с колясками сбились в стайку и о чем то ворковали возле билетных касс. Сам парк был настоящим памятником соцреализму: много белой и синей краски, летняя эстрада со сценой и куполообразной крышей водные лодочки на которых Спартак любил кататься в сокольниках , киоск с газированной водой , фонтан от брызг которого пахло почему о газировкой. Он отпил еще немного пива. Вдруг перед парком остановилась темная десятка. Номеров нет. Стекла тонированные. Неужели эта остолопы решили за мной сделать? Глупо, меня не запугаешь этими играми. Полные идиоты. Спартак продолжал потягивать пиво. Он затушил окурок. Ид парка был второй выход. Столбов встал и попрощавшись с улыбчивой продавщицей направился в стону общественного туалета. Тот был выкрашен в синий цвет. На окна почему то стояли решетки. Спартак вошел внутрь и справил малую нужду. Пахло совершенно отвратительно. Он подошел к умывальнику и открыл кран. Потекла ржавая водица. В туалет зашел молодой парень в кожаной крутке. Спартак быстро вышел и торопливо зашагал в сторону многоэтажки которая располагалась на выходе из парка Гагарина. Темно синяя десятка была уже здесь. Столбов быстрым шагом перешел дорогу и оказался во дворе нескольких многоэтажек. Он совершенно потерял ориентацию и не понимал где находится. Часы показывали половину четвертого. На лавочках сидели старушки о ем то оживленно беседовали. Серьезные собаководы обсуждали на площадке для выгула последние новости. Ребятишки залезли на крышу беседки и по очереди прыгали оттуда. Спартак шел вдоль детской площадки. Машина въехала во двор. Значит я не ошибся. Это по мою душу. Отлично. Столбов зашел за гаражи. Ему стало смешно и интересно одновременно. Он достал сигарету и закурил. Так кто это может быть? Если в деле замешан мэр - это его люди. Он сделает все чтобы я не доказал его причастность к убийству. Но заем главе администрации. Лидеру единой России в городе идти на нелепое убийство? Здесь чт. О не так.
  Спартак вышел из за гаражей. Машина видимо потеряв его уехала. Он обошел забор детского садика и оказался на маленькой тихой удочке. Здесь было полго народу. Спартак сел на ближайшую лавочку. В тени распустившегося клена он задумался.
  Мимо довольно бегали краснощекие карапузы. Пахло попкорном и шашлыками. Где то невдалеке играла живая музыка. В этом городе что то не так. Вроде обычный провинциальный городишко. Обычные люди со своими проблемам и страстями но в воздухе царит нечто неприятное и мерзкое. Спартак вспомнил как когда он был маленьким ездил в пионерский лагерь в Ейск там они с ребятами убежал. Во время тихого час ловить раков. Местные пацаны обещали их научить этому сложному делу. Ловить раков в норах непростое занятие. Сначала надо ногой нащупать нору в илистом дне. Потом опустить руку и засунуть ее в нору. Будучи девятилетним мальчиком Спартак дабы не ударить лицом в грязь первым полез с местным пареньком которого звали Даня в лиман. Когда он нащупал нору он радостно заорал. Но наводка оказалась совершенно неожиданной. Кто то недавно утопил котят и раки затаили трупики бедных животных себе в норы. Вот такой трупик и вытащил бедный мальчик. Его рвало с полчаса. Остальные мальчики смеялись тыкая в него пальцами.
  Вот и сейчас у следователя было похожее ощущение что он залез рукой во ч о то мерзкое и давно мертвое. Спартак даже пострел на свою правую руку и поежился. Ты должен отдохнуть. На сегодня достаточно. Иди в номер. Закрой дверь. Поспи и подумай. На свежую голову придет правильное решение.
  Столбов встал с лавочки. Он подошел к ларьку в котором торговали пиццей и шаурмой. Купив себе две шаурмы он спросил у продавщицы де находится гостиница? Та показала рукой в сторону небольшого здания построенного еще в позапрошлом веке. Там сидело несколько бабушек оживленно торгующих семечками. Спартак взял кулек с шаурмой. Купив пару банок пива и бутылку минералки он оказался на дороге откуда была хорошо вина его гостиница.
  Темно синяя десятка стояла на площадке перед новым домом. Столбов прошел мимо старясь разглядеть сидевших но стекла были настолько затонированы что следователь совершенно ничего не увидел. Он взял ключ на стойке и поднялся в номер. Первое ощущение было такое что в номере побывали перед его приходом. Вроде все как утром. Но что то не так. Окно было закрыто. Спартак отчетливо понимал что открыл окно когда ему стало плохо. А теперь створка была плотно закрыта. Он включил ноутбук. Вроде бы все в норме. На экране появился запрос пароля. Спартак нажал несколько цифр. Монитор приветливо замигал. Он вставил флэшку и скопировал на всякий случай видео с камер наблюдения в школе. Потом проверил вай фай. Интернет работал но медленно. Столбова набрал в поиске: "мединипэкс гринстар". Курсор замер на мгновение. По вашему запросу ничего не найдено. Я так и знал. Президентская программа! Все липа. Никакого медимпэкса не существует. Но зачем им понадобились девочки? Зачем ?!!!
  Спартак отключил ноутбук и лег на диван. Подняв ноги на спинку он задумался. Какое отношение имеет ко всему этому глава? Почему Стрельников настаивает на его немедленном возращении. Какого черта его отправляют на повышение? Пару лет назад он заикнулся об этом старику так тот и слушать не захотел. А теперь вот так. Быстро. Заочно. И аппетитно! Очень вкусно. С этими мыслями Спартак заснул неспокойным сном.
  
  В конце июня пламенным революционером П. Л. Войковым (Вайнером) и членом Уральской ЧК И. И. Родзинским была организована провокация с письмами мифического "офицера", будто бы собиравшегося спасти царскую семью из заключения, однако преступникам не удалось получить от царя существенных письменных подтверждений своего согласия на побег.
  4 июля первый комендант дома Ипатьева А. Д. Авдеев (рабочий Злоказовской фабрики) под предлогом злоупотреблений был смещён и заменён Юровским, а заместителем последнего назначен Никулин. Последний раз свидетели видели членов царской семьи живыми 16 июля.
  В ночь перед убийством преступники обсуждали различные варианты. Из воспоминаний М. А. Медведева:
  Может быть, когда уснут, забросать комнаты гранатами? Не годится - грохот на весь город. Юровский предложил второй вариант: зарезать всех кинжалами в постелях. Даже распределили, кому кого приканчивать.
  Причём белое следствие не обнаружило после убийства в доме Ипатьева в комнатах узников ни одной кровати. Однако по "официальной" версии событий, 17 июля около двух часов ночи Юровский разбудил царского врача Боткина, спавшего недалеко от двери, и попросил его поднять остальных:
  Ввиду того, что в городе неспокойно, необходимо перевести семью Романовых из верхнего этажа в нижний.
  Узники оделись, умылись, и Юровский свёл их по лестнице в подготовленную комнату. Поскольку там не было мебели, Александра Фёдоровна попросила принести стулья (принесли только два - для неё и для сына). Юровский расставил всех определённым образом. Через некоторое время по установленному сигналу вошли 12 человек, и Юровский, держа в правом кармане револьвер, зачитал смертный приговор, после чего сразу прогремели залпы. После них царевич, три из его сестёр и Анна Демидова оказались ещё живы, и их "пришлось пристреливать" (а девушек и добивать штыком) Ермакову. Сразу же после убийства начался грабёж и делёж царского имущества, а заодно и надругательства над иконами. Тела жертв были той же ночью погружены в машину и вывезены из города в район деревни Коптяки.
  Исполнители понимали, что творили. Примечательны проговоры исполнителей, показывавшие, что они ведали беззаконие, которое творили.
  Один из цареубийц М. А. Медведев (Кудрин) описывал в декабре 1963 г. ночь на 17 июля.
  "...Спустились на первый этаж. Вот та комната, "очень маленькая". "Юровский с Никулиным принесли три стула - последние троны приговоренной Династии". Юровский вслух заявляет: " ... на нас возложена миссия покончить с Домом Романовых!" А вот момент сразу же после расправы: "Около грузовика встречаю Филиппа Голощёкина.
  - Ты где был? - спрашиваю его.
  - Гулял по площади. Слушал выстрелы. Было слышно. - Нагнулся над Царем.
  - Конец, говоришь, Династии Романовых?! Да ...
  Красноармеец принёс на штыке комнатную собачонку Анастасии - когда мы шли мимо двери (на лестницу во второй этаж), из-за створок раздался протяжный жалобный вой - последний салют Императору Всероссийскому. Труп песика бросили рядом с царским.
  - Собакам - собачья смерть! - презрительно сказал Голощёкин".
  По свидетельству очевидца, вечером 18 июля через железнодорожный переезд в Коптяки зачем-то проехал автомобиль с шестью солдатами и одним штатским ("еврей с чёрной, как смоль, бородой", но не Юровский). Солдаты сопровождения на расспросы ответили, что они московские.
  После того как изуверы первоначально сбросили тела Царственных Мучеников в шахту, они решили извлечь их оттуда, чтобы предать их огню. "С 17-го на 18 июля, вспоминал П. З. Ермаков, - я снова прибыл в лес. Принёс верёвку. Меня опустили в шахту. Я стал каждого по отдельности привязывать, а двое ребят вытаскивали. Все трупы были подняты из шахты для того, чтобы покончить с Романовыми и чтобы ихние друзья не думали создать СВЯТЫХ МОЩЕЙ".
  По свидетельству М. А. Медведева: "Перед нами лежали готовые "ЧУДОТВОРНЫЕ МОЩИ": ледяная вода шахты не только начисто смыла кровь, но и заморозила тела настолько, что они выглядели словно живые - на лицах Царя, девушек и женщин даже проступил румянец".
  Один из участников уничтожения Царских тел, чекист Г. И. Сухоруков вспоминал 3.4.1928: "Для того, что если бы белые даже нашли эти трупы и не догадались по количеству, что это Царская Семья, мы решили штуки две сжечь на костре, что мы и сделали, на НАШ ЖЕРТВЕННИК попал первый Наследник и вторым младшая дочь Анастасия ... "
  Участник цареубийства М. А. Медведев (Кудрин) (декабрь 1963): "При глубокой религиозности народа в провинции нельзя было допускать оставления врагу даже останков Царской Династии, из которых немедленно были бы сфабрикованы духовенством "СВЯТЫЕ ЧУДОТВОРНЫЕ МОЩИ"
  Так же считал и другой чекист Г. П. Никулин в своей беседе на радио 12 мая 1964 г.: " ... Если бы даже был обнаружен труп, то, очевидно, из него были созданы какие-то мощи, понимаете, вокруг которых группировалась бы какая-то контрреволюция ... "
  То же на следующий день подтверждал и его товарищ И. И. Родзинский: " ... Дело-то ведь было очень серьезное. [ ... ] Если бы белогвардейцы обнаружили бы эти останки, знаете, что бы они устроили? МОЩИ. Крестные ходы, использовали бы и темноту деревенскую. Поэтому вопрос о сокрытии следов был важнее даже самого выполнения. [ ... ] Это самое главное было. [ ... ] Решили так, что часть сожжём, а часть спустим в шахту, либо всех сожжём. И что всех изуродуем всё равно, потом иди различи". Однако "московские" что приехали на автомобиле с бородатым черным евреем неожиданно приказали всем удалиться. Чекист Г. Сухоруков вначале воспротивился этому но когда к нему подошел тот бородатый побледнел и удалился первым. Когда П. З. Ермаков и Сухоруков вернулись то обнаружили что тела царя и наследника обезглавлены. Рядом с ними в мешках лежали чьи то чужие головы. Очень похожие но не настоящие. П. Ермаков спросил что они делают но те только приказали облить тела кислотой и потом сжечь их. Что было и сделано.
  На страницах дневника Г. Сухорукова который нашли после его смерти было написано следующее:" когда мы вернулись к месту казни бородатый еврей в очках и перчатках что то закупоривал в блестящие сосуды. Я отчетливо увидел кровь на его зеленых перчатках. Потом они быстро уехали.
  
  
  Спартак проснулся от телефонного звонка. Он посмотрел на часы: половина десятого. На улице уже был темно.
  - Да, - сонным голосом промолвил он, опуская ноги с постели.
  - Спартак Иванович, - раздался голос Золотенко. - Вы обещали поужинать с нами. Я уже два раза вам звонил.
  - А Николай Алексеевич, - забормотал столбов. - Сегодня без меня. Неважно себя чувствую.
  - Жаль, если передумаете, перезвоните пожалуйста.
  - Хорошо.
  Столбов положил телефон на тумбочку. Включил лампочку над постелью. Голова действительно побаливала. Надо поесть. Он решил спуститься в ресторан гостиницы. Взяв телефон и бумажки, Спартак пошел обуваться. Ресторан располагался на первом этаже. Внутри было довольно людно. Играла музыка слышались заздравные тосты. На веранде, обвитой искусственным виноградом за небольшим столиком сидела одна женщина. Больше не было никого. Дул прохладный ветерок. Спартак сел за столик и положив сигареты и телефон, принялся ждать официантку.
  Вскоре подошла девушка в белом переднике и накрахмаленном чепчике. Она положила на стол меню. Столбов заказал окрошку и рюмку водки. Официантка забрала меню и удалилась.
  - У вас не будет зажигалки?
  Спартак обернулся на голос. Рядом с его столиком стояла та самая женщина, которую он увидел спустившись вниз.
  - что вы сказали?- не расслышал столбов.
  Женщина на вид было под сорок лет. Ухоженное лицо. Дорогой костюм. На пальцах и в ушах переливались крупные бриллианты. На запястье поблескивал дорогой браслет из белого золота сапфиров и бриллиантов. Он идеально подходил под синюю блузку дамы.
  - у вас есть зажигалка? - повторила она свой вопрос. - моя куда то запропастилась.
  - пожалуйста,- Спартак достал из кармана зажигалку и помог даме прикурить.
  - большое спасибо,- ответила женщина.- еще раз прошу простить мою навязчивость. Я думаю вы один и тоже особо не жаждете общения с кем либо. У меня схожее настроение. Если мое предложение не покажется вам нескромным может вы присоединитесь ко мне?
  Столбов несколько был обескуражен.
  - вы меня может не так поняли,- рассмеялась женщина показывая белоснежные зубы. - просто давайте погрустим вместе?
  - вы знаете , я не откажусь,- ответил Спартак.
  Он взял телефон и сигареты со своего столика и направился за дамой. На ее столике стояла почти пустая бутылка французского шампанского. Салат из овощей , икра, рыбное филе и фрукты.
  - меня зовут Вера,- сказала женщина.
  - Спартак,- представился столбов присаживаясь.
  Вера улыбнулась.
  - знаете у вас редкое имя.
  Она склонила голову набок. Ее светлые волосы трепал налетевший ветерок.
  - да,- отвел столбов, задумчиво глядя на женщину. - моя мама назвала меня в честь античного предводителя рабов после того как посмотрела фильм с Керком Дугласом. Актер ей очень нравился.
  Официантка принесла заказ. Увидев Спартака за другим столом девушка поставила прибор перед ним.
  - вы пьете водку?- удивленно спросила Вера глядя на хрустальную рюмку.
  - знаете пью,- шутливым тоном отозвался столбов.
  - тогда за знакомство,- Вера подняла бокал с шампанским и они чокнулись.
  Выпив водки Спартак закусил и достал сигарету.
  - вы не местный,- проговорила Вера. - я не хочу вас расспрашивать откуда вы, просто я бы вас заметила раньше в этом городе.
  - зато вы как раз отсюда , если можете дать такую характеристику незнакомому мужчине.
  - просто я много общаюсь с мужчинами которые занимают определенное положение здесь. А вас я вижу впервые.
  - вы правы я из Москвы. Работаю следователем
  Вдруг глаза Веры вспыхнули и потухли.
  - вы расследуете это ужасное убийство?
  Спартак кивнул.
  - вот такая моя работа.
  Женщина поставила бокал на стол. Почему то она побледнела.
  - это ужасно то что случилось,- обреченно помолвила она.
  Спартак закурил и выпустил струю дыма вверх. В зале заиграла музыка и несколько пьяных глоток затянули застольную песню. Вдруг женщина резко встала.
  - извините мне пора. Спасибо что поддержали компанию.
  Спартак недоуменно следил за переменой настроения дамы.
  - желаю вам удачи в поиске ,- сказала она напоследок.
  Потом сделала несколько шагов и повернувшись сказала,
  - правда желаю Спартак.
  После ее ухода в воздухе еще долго стоял аромат дорогих духов. Подошла официантка.
  - еще сто грамм водки.
  Он потрогал себя за подбородок.
  - вы не знаете кто эта женщина?
  Официантка удивленно взглянула на Столбова.
  - конечно знаю это Вера Андреевна Грекова супруга нашего мэра. Она часто ужинает в нашем ресторане.
  Спартак чуть не подавился. Вот это да. Он посидел в ресторане еще с полчаса. Потом расплатился и вновь поднялся в свой номер.
  
  Спартак долго не мог уснуть. Сегодняшний день принес немало хлопот. Но еще больше он принес вопросив, на которые следователь пока не находил ответы. Завтра он решил навестить начальника отца девочек Петра Павловича Крюкова и то место откуда предположительно похитили девочек. Несмотря на приказ Стрельникова Спартак решил все таки докопаться до истины. Вдруг он почему-то вспомнил лицо Веры. Жена главы как-то странно смотрела на него, словно хотела что-то сказать. Спартак уснул, отвернувшись к пахнущей свежим обойным клеем стене, за которой слышалась монотонная музыка. Я тупо смотрел на железные прутья кровати, на которые падали бледные лунные блики. Напротив в грязном окне светила полная луна. Тень от горшка давно завядшего цветка на подоконнике падала вниз и растворялась в темноте. Тонкие нити паутины в углу окна нервно подрагивали. Только что прошел дождь. Ветер настойчиво перебирал голыми ветками деревьев образуя в свете луны причудливые хитросплетения. Я не спал. Я очень давно не спал. Мне казалось, что я вообще не спал очень много времени. Скорее несколько месяцев подряд. Верблюжье одеяло непонятного цвета источало такую вонь, что она проникала в каждую клеточку моего организма. Из под одеяла торчали мои ноги в рваных шерстяных носках. Я перевернулся на правый бок. Кровать заскрипела всеми своими железными костями. Я протянул руку и достал сигарету из пачки, лежавшей рядом на тумбочке. На мгновение свет от спички озарил мою мрачную комнату. Только стол два стула старинные часы без циферблата маска шута на стене прибитая длинным гвоздем. Под потолком висела лампа в дырявом абажуре темно-зеленого цвета. Дым почти не улетучивался и вскоре вся комната снова заполнилась сизым цветом. Сбивая пепел в горшок, я разглядывал тени падающие от деревьев и чугунных столбов. Старое зеркало напротив окна равнодушно глядело мне в спину. Я конечно чувствовал его взгляд. Я посмотрел на шута. Тот улыбался во весь свой алый рот. Казалось вот-вот зазвенят колокольчики на его дурацком колпаке.
  Я выключил старомодный проигрыватель и посмотрел на часы. Уже далеко за полночь. За стеной как всегда тихо. Ни звука. Странно кто там живет? Кто он тихий незнакомец ? Он выходит редко на улицу и только ночью. Мне всегда было любопытно что творится в душе у людей которые не спят по ночам? Я подошел к платяному шкафу и достал графин с водкой. Вытерев граненный стакан салфеткой я налил себе половину. В холодильнике стояла початая банка с солеными огурцами. Я достал ее и поставил на буфет. Выпил водку. Огурец приятно хрустнул у меня во рту. Стены моей комнаты окрашены синей масляной краской. На полу лежит старая полосатая дорожка. На ней стоит круглый стол которому наверное лет пятьдесят. На столе хрустальная ваза с конфетами и медовыми пряниками. Возле шкафа на стене висит приемник с пожелтевшей от времени пластмассовой панелью. Желтый провод спускается вниз к радио розетке. Водка моментально растворилась во мне. Стало легко и приятно. Я сел за стол и развернул конфету. С трудом разгрыз карамель. Она раскрошилась во рту. За окном воет ветер. Я сел за печатную машинку. Спартак завис еще месяц назад. Завис вообще. Я не мог вытянут из себя ни строчки. Слово заговоренный. Я часами смотрел на чистый лист бумаги в надежде ударить пальцем по клавише. Но ничего не происходило. Не происходило. Снова заболела голова. Я допил водку. Боль исчезла. Вообще. Тело стало приятно ватным. Кто же этот незнакомец за стеной?
  Я смотрел на портрет человека с усиками под носом. Я чувствовал как благоговею перед его взглядом. Я стоял по стойке смирно вот уже час. Кровь приливает к моей голове. Я готов кричать Хайль. Моя рука дрожит вскинутая в приветствии.
  Машина остановилась в нескольких метрах от арки входа во двор. Зеленый огонек такси вновь засветился мертвенным бликом во тьме. Я расплатился с таксистом. Тот рассмотрел смятую трешку и положил ее в карман. У водителя было странное выражение лица будто он следит за кем-то. Его прищуренные глаза в упор смотрели на меня. Я привык к таким взглядам. Сейчас у меня одна задача. Найти объект и ликвидировать его. Работа как работа. Не пыльная. Принял заказ. Отработал. Отдыхай. Но пора...
  Утром он побрился и приведя себя в порядок, спустился в ресторан к завтраку. На тарелке лежала яичница, две сосиски, два кусочка масла, белый хлеб, джем в пиале, и чашка ароматного кофе. Тут же завтракала ватага спортсменов и сетевеки. Стоял шум и гам.
  - Спартак Иванович.
  Столбов увидел Дениса, того самого следователя с кем они вчера ездили к Воропаевым.
  - привет, - задумчиво поздоровался Столбов, отпивая кофе.
  - Николай Алексеевич просил вас как получится заехать к нему.
  Как получится. Мне кажется они что-то знают. Прокурор, начальник полиции, мэр, его жена -все, и пытаются это скрыть. Это пахнет дерьмом! Все вокруг.
  - Хорошо, Денис, я поброжу по городу, пока. Хотел прикупить сувениры домой, - непонятно зачем сказал Столбов.
  - Отлично, может вас повозить?
  Спартак смотрел на холенного парня. Его ясные глаза выражали само участие.
  - Знаешь, не хочу тебя отвлекать, занимайся своими делами. Тем более у меня командировка скоро закончится, а я ни одной малахитовой шкатулки не купил.
  Денис улыбнулся.
  - Если я буду нужен позвоните.
  Он протянул свою визитку Столбову. Тот машинально сунул ее в бумажник и все видом показал, что разговор окончен. Так, надо добраться до железной дороги. Взять такси. А если теперь снова увяжется та самая темная десятка? В этот момент Столбов увидел вчерашнего молодого полицейского. Парень бодро шагал с удочкой в руках. На левом плече висел рюкзак. Вот блин рыбак! Сутки отработал, потом в усиление, спи себе, ан нет - на рыбалку спозаранку!
  - Эй, старик! - позвал паренька Столбов. - Слушай, можно тебя еще раз попросить об услуге?
   Парень, узнав вчерашнего пассажира из столицы, улыбнулся.
  - Да какие разговоры. Машина...
  - подожди, - понизил голос столбов. - Ты можешь объехать гостинцу с переулка и подождать меня недалеко от черного входа?
  Парень хитро подмигнул. Слава богу есть еще на Руси нормальные полицейские. Спартак взлетел в номер и, схватив свой блокнот и ручку, закрыл дверь за собой. На всякий случай он неаккуратно поставил тапочки у двери и откинул край дорожки. Спустившись по правому крылу, он оказался у дверей столовой ресторана. В это время суток здесь почти никого не было. Основные повара приходили обычно после обеда. А завтрак готовил один повар и помощник. Столбов аккуратно открыл обшитую железом дверь и просочился на кухню. Осторожно лавирую между кастрюлями, котлами и чайниками, он добрался до черного выхода. В столовой стоял устойчивый запах жареной капусты и прокисшего теста. Столбов увидел как тонированная белая семерка только что остановилась у степеней. Если они не успели сообразить, то думают, что я пока в номере. Есть время. Столбов открыл дверь и посмотрел направо - никого. Ни одной души. Он одним прыжком очутился у машины и сев на заднее сиденье, сказал:
  - поехали.
  Парень проехал переулок и свернул направо.
  - Как тебя зовут, старик?
  - Вадим, - спокойно ответил тот.
  - А меня Спартак.
  Парнишка обернулся. На его лице застыла улыбка.
  - Куда едем?
  - На железнодорожный вокзал.
  Машина снова свернула направо и остановилась на светофоре.
  - Извините, Спартак, а почему вы прячетесь? Я бы на вашем месте...
  Парень мечтательно закрыл глаза.
  - А что бы ты на моем месте? - ухмыльнулся Столбов.
  - Если бы я был следователем прокуратуры да еще по особо важным делам, у меня бы все в ногах валялись!
  - Какая у тебя, Вадик самооценка. - оскалился Столбов.
  Вадим даже немного обиделся.
  - А чего я не так сказал? У вас полномочий больше чем у некоторых. Мы в школе милиции проходили. А вы прячетесь словно... - он запнулся.
  - вор, ты хотел сказать?
  - Да, - честно ответил полицейский.
  - Знаешь, Вадик, в вашем городе убили двух девочек. Ты может быть учился с ними в одно время, но они наверное только в первый класс пошли. Так вот, кто то очень хочет чтобы настоящего убийцу не нашли.
  Парень открыл окно.
  - Скажу вам Спартак одно- люди давно поговаривают о нечистом.
  Столбов даже закашлялся.
  - О ком?!
  - Я не так выразился, - поправил себя парень. - Говорят, что нехорошие дела творятся в городе. Моя бабка перестала даже в храм ходить! А она с пятилетнего возраста ни одной службы не пропустила. В войну отработает на станке и в храм! А как только поставили отца Олега на приход - перестала. Говорит они с нечистым заодно.
  - Кто они? - запнулся Столбов.
  - Ну эти, слуги наши народные.
  Машина остановилась у одноэтажного здания. Кирпич был выкрашен в едкий желтый цвет. С обратной стороны на крыше белели буквы "Привольный". У перрона стояла темно-зеленая электричка. Загудел гудок тепловоза.
  - Подождешь, есть время?
  Вадим утвердительно кивнул. Спартак вышел из машины и направился ко входу в вокзал. Тяжелые деревянные двери подались со второй попытки. Спартак был уверен, что подобные двери вряд ли сможет открыть женщина или старушка. Внутри все было в стиле старых добрых семидесятых. Деревянные кресла, пожелтевшие информационные листки под стеклом, засиженном мухами. Внушительная люстра свисала с потолка, поблескивая дешевым стеклом.
  Столбов подошел к кассе. За стеклом сидела немолодая женщина со старомодной прической.
  - Не подскажите, как мне найти Петра Павловича Крюкова?
  Женщина перестала нажимать кнопки на клавиатуре. Она опустила на нос очки.
  - Он у себя в мастерской. Это следующее здание от вокзала. Там спросите.
  - Спасибо.
  Столбов вышел на перрон. За электричкой маневрировал состав с углем. Стрелочки что-то кричал машинисту перемешивая приличные слова с матом. Тот отвечал в ответ и тоже не блистал красноречием. Спартак повернул на право. В метрах пятидесяти стояло обветшалое здание такого же желтого цвета. Рядом росли старые акации и клен. Тут же располагался вокзальный общественный туалет от которого так разило, что столбов с непривычки задержал дыхание.
  Из здания вышел мужчина в спецовке и вытирая руки о ветошь, что то высматривал под вагонами. Одновременно он громко разговаривал по телефону, отчаянно жестикулируя. Столбов дождался когда тот закончит.
  - Здравствуйте, подскажите как мне найти Петра Павловича Крюкова?
  Мужчина смерил следователя подозрительным взглядом.
  - Ну я Крюков Петр Павлович, а с кем имею честь?
  Он сплюнул сквозь зубы на асфальт.
  - Моя фамилия Столбов Спартак Иванович, я следователь генеральной прокуратуры.
  Спартак стал доставать удостоверение.
  - Да уберите свою ксиву и так верю, -ответил Крюков.
  - Давайте пройдем к вам, мне надо задать вам пару вопросов.
  - Пару?
  Мужчина выкинул ветошь рядом с железным мусорным баком с белой надписью "РЖД".
  - Идем.
  Он снова вошел обратно в здание. Здесь было темно, а пахло ничуть не лучше, только к запаху фекалий прибавился запах машинного масла. Крюков толкнул ногой дверь каморки. Здоровенный мужик в оранжевом жилете лежал обутый на диване и курил.
  - Петрович. Иди погуляй, мне с гостем потолковать надо.
  Тот недовольно посмотрел на Столбова, и кряхтя удалился. Все стены каморки были оклеены вырезками из неприличных журналов. На столе стоял электрочайник. Несколько кружек, пустая бутылка водки, две пачки "примы". На окне стоял допотопный вентилятор с каучуковыми лопастями. Спартак сел на табурет. Крюков-напротив.
  - Слушаю вас, - сказал он.
  Издевается или нет? Спартак до сих пор не мог понять хитрый прищур мастера.
  - Скажите пожалуйста 14 апреля сего года вы вызывали на работу Николая Воропаева?
  Столбов внимательно следил за реакцией Крюкова. Тот вскинул брови.
  - дайте вспомнить, 14 апреля. Не помню.
  Столбов открыл свой блокнот.
  - Нина Воропаева пояснила, что 14 апреля утром вы позвонили им на домашний телефон и вызвали на роботу. В этот день как раз утром пропали его дочки. Потом вы его неожиданно отпустили.
  Спартак заметил как слегка дрогнули пальцы на руках мастера. Ты боишься. Но чего ты боишься?
  - Так скажите, какая причина была у вас вызывать Воропаева в его выходной а потом отпускать через два часа? И если можно покажите мне ваш журнал сверхурочных работ.
  Крюков мялся.
  - Я не делал отметки в журнале, я думал придет состав с цементом...
  Столбов подсел к мужчине и схватил его за горло. От неожиданности тот захрипел.
  - Два обезглавленных трупа нашли вчера, козел, я смогу тебя сделать соучастником и тогда ты сдохнешь еще до тюрьмы. Зеки пришьют тебя прямо на нарах. Лучше скажи как все было.
  Столбов отпустил мужика. Тот с трудом дышал весь красный и потный.
  - Мне позвонили утром и попросили, чтобы я во что бы то ни стало вызвал на работу Воропаева. А потом отпустил.
  - Кто позвонил?! - почти закричал следователь.
  Крюков затрясся всем телом. Видимо он действительно был очень напуган.
  - Мой кум, позвонил.
  - Какой кум, фамилия?!
  Столбов вновь потянулся к Крюкову.
  - Серый Его Кузьмич.
  Спартак чуть не упал со стула. Серый !!Начальник полиции замешан в двойном убийстве? Не может быть. Но какой смысл? Семья Воропаевых обычная среднестатистическая семья. Денег нет. Наследства тоже не предвидится. Да и убийство ничего не дает. Оно совершенно лишено любого мотива. Вдруг перед глазами Спартака встал фургон с зеленой надписью "Медимпекс гринстар". В голове стала выстраивать абсурдная, но ясная картина. За несколько дней до похищение в город приезжает медицинский фургон, якобы под эгидой министерства здравоохранения. Они обследуют только сестер Воропаевых. Обследуют досконально. Органы! Точно! Нет. Ты тупой, Столбов! Какие органы? Головы?
  - а ваш кум не назвал причину вызова на работу Воропаева?
  - он сказал что его подозревают в соучастии в каком то преступлении вот им надо время проверить.
  Спартак в замешательстве покинул каморку Крюкова. Теперь история еще больше запутывалась. Не было явных мотивов не было даже самой постой логики. Спартак быстрым шагом направился к ожидавшему его Вадиму. Тот потягивал из баночки чай липтон купленный загодя в магазине. Столбов сел на переднее сиденье.
  Если начальник полиции уже в курсе того что я опросил Крюкова то он должен немедленно что то предпринять. Только вот что? Покушение на убийство? Спартак достал телефон но потом сунул его в карман. Судя по последнему разговору со Стрельниковым в игру вступили серьезные фигуры. Если они смогли надавить на старика! А надавать на его начальника ой как непросто. Почти невозможно. Но им удалось. Вдруг из за поворота показалась та самая темная десятка.
  - поехали,- тихо проговорил Спартак. - только не торопись. Я уверен твою машину они еще не знают.
  Вадим выкинул пустую банку и сел за руль.
  - подожди,- вдруг попросил Спартак.
  Десятка остановилась у фонарного столба с висевшими на нем несколькими выгоревшими объявлениями. Вдруг дверца отворилась и из машины показалась светлая голова опера который как раз и нашел того самого бомжа и сумочку. Навстречу оперу уже бежал крюков и пять что то бубнил по телефону. Было видно что он оправдывается. Он то и дело остановился и разводил руками. Когда он оказался у машины опер подошел к нему и они о чем то стали оживлено говорить. Крюков показал в сторону автобусной остановки с пластиковой крышей. На рекламном щите сбоку молодой человек с улыбкой идиота предлагал кушать только шоколад Нестле. Он держал батончик в правой руке и хитро подмигивал.
  Вдруг опер тоже достал телефон. Он с полминуты слушал распоряжение. Потом положил трубку в карман куртки. Из машины вышел второй. Они почти силой усадили Крюкова на заднее сиденье и вздымая кучу пыли и мелких камней исчезли из виду.
  - что-то серьезное происходит? - спросил Вадим.- я знаю этих ребят. Уже три года в уголовном розыске служат. Какие-то дальние родственники начальника полиции. Как то видел как они у одного бедолаги показания выбивали. Просто жуть.
  Столбов продолжал думать. Наверняка телефон прослушивают. За гостиницей тоже смотрят. А впрочем что тебя смущает? Только сумасшедший решиться убрать следователя генпрокуратуры. Нет. Эти ребята действуют иначе.
  - куда ехать? - словно из небытия раздался тихий голос Вадима.
  Столбова вдруг осенило.
  - а твоя бабушка в добром здравии?- вдруг спросил он улыбаясь краешком рта.
  Вадим опешил. Он не ожидал вопроса.
  - какая бабушка?
  - ну твоя которая в церковь перестала ходить.
  - ну да жива. Чего ей сделается. Она в тридцатых так закалилась на нас двоих хватит.
  - я хочу с ней поговорить.
  Вадим пожал плечами.
  - как отите. Да и она будет рада гостям. Я сам тыщу лет у нее не был.
  У тебя нет никакого плана. Зачем тебе сдалась эта старушка? Интуиция? Опять интуиция. Раньше она не подводила. А может сейчас вот как раз и пришло время подвести? Вадим ехал молча. Он время от времени сбивал пепел от сигареты в окно.
  - вы нашли убийцу?- вдруг нарушил тишину голос парня. - весь город на ушах стоит. Завтра похороны.
  - как похороны?- удивился столбов. - откуда ты знаешь?
  - да сменщик сказал. Завтра в одиннадцать.
  Спартак чуть не потерял дар речи. Как похороны? Тела еще в морге. Экспертизу не могли провести так быстро. Телефонный звонок прервал его размышления. Номер незнаком.
  - слушаю,- спокойно ответил Столбов.
  - Спартак Иванович,- раздался в трубке голос начальника полиции. - я был уверен что вы поможете нам объективно доказать вину убийцы девочек а вы проводите собственные мероприятия. Вы до сих пор сомневаетесь в нашей версии.
  - скажите его Кузьмич,- Столбов даже не удостоился ответить на вопросы полковника. - почему на завтра объявили похороны? Ведь экспертиза еще не готова. Она не может быть так быстро готова.
  - помилуйте дорогой Спартак Иванович,- спокойным голос Серого мог привести в бешенство кого угодно. - как же не готова - готова. Может у вас в столице все долго. А у нас люди готовы землю рыть но все успеть в срок.
  Столбов понимал всю бессмысленность этого разговора. Они уже все сделали. Улики подогнали под подозреваемого. Скорее всего найдется парочка свидетелей видевших как этот бедняга тащил девочек к развалинам.
  - кстати а вы далеко сейчас? Я хотел бы с вами кое о чем посоветоваться.
  - сейчас не мог Егор Кузьмич,- неожиданно холодно ответил Столбов. - надо еще кое какие дела доделать.
  - жаль Спартак Иванович. Ну с оказией загляните ко мне?
  Столбов выключил телефон. Быстро работают. Быстро и чисто. Крюков если что отвертится. Адвоката найдут самого дорогого. Спартак тоже закурил. Семерка Вадима тем временем остановилась у небольшого домика окруженного простым деревянным забором выкрашенным зеленой краской. За забором росла сирень несколько яблонь и слив. Справа от домика в тени пряталась крыша мансарды.
  - приехали.
  - как зовут бабушку?
  - Пелагея Степановна,- ответил Вадим открывая калитку.
  Он вошел первым. Спартак оказался внутри небольшого цветника. Многие цветы только показались из земли но все вокруг говорило о заботливых руках хозяйки дома. К крыльцу вела узенькая дорожка из обычного камня. Кое где дорожка поросла зеленым мхом.
  - ба!- зычно крикнул Вадим.- ты дома? У нас гости!
  На крыльце показалась сухонькая старушка лет восьмидесяти. Она выглядела очень хорошо для своего возраста. Седые волосы она спрятала под цветной платок. Плечах красовался пуховый платок. Увидев внука бабушка всплеснула руками.
  - боже мой Вадик! Внучок! Совсем забыл свою бабку!
  Она поцеловала внука в лоб.
  - это Спартак Иванович,- представил Столбова Вадим. - он расследует это убийство.
  Лицо старушки стало каким то тяжелым. Казалось она постарела на несколько лет еще. Множество глубоких морщин еще глубже врезались в лицо.
  - Пелагея Степановна, да вы проходите в дом. Я сейчас самовар поставлю.
  Спартак вошел в длинный коридор. Он разулся и оказался в небольшом уютном зале. На тумбочке стоял старомодный телевизор накрытый кружевом. На телевизоре стояла ваза с искусственными цветами. В углу столбов разглядел множество разных икон. Горела лампадка. Большой деревянный крест висел неподалеку. Посреди комнат стоял круглый стол и пара стульев. Старушка возилась на улице. Вскоре она зашла с самоваром в руках.
  - ба, ну чего ты сама позвала б меня я помог,- виновато затараторил Вадим.
  - Вадик ты набегами у меня,- ответила старушка ставя самовар на стол. - принеси-ка лучше чашки из буфета. Те самые с красной каймой которые дедушка подарил мне на день рождения.
  Вадим ушел в другую комнату. Послышался звук отодвигаемого стекла. Зазвенели чашки. Когда чай был налит в маленькой тарелочке искрился мед а лимон источал необычайный аромат Пелагея Степановна села за стол.
  - бедные девочки,- качала она головой. - им бы жить. И жить детей рожать и воспитывать.
  Спартак отпил ароматного напитка. Давно он не пил такого чаю.
  - вы я вижу хороший человек,- заговорила старушка, покачивая головой. - Вадик сходи как принеси воды из колодца.
  Парень никогда не видел свою бабушку такой возбужденной. Ее глаза горели, а на лице проступил румянец. Он молча встал из за стола и загремел ведрами в коридоре.
  - Вадим сказал мне что вы не ходите в церковь? Почему?
  - послушай меня сынок, в том храме нет бога,- старушка смотрела на следователя глазами полными грусти и даже отчаяния. - Несколько лет назад ко мне во сне явился архангел Михаил и сказал что слуги дьявола начали совершать свои мессы и призывать сатану и восхвалять его.
  - какие слуги?- не понял Спартак.
  -0старушка слегка улыбнулась.
  - вы я вижу не верите в божий промысел? Тогда зайдите в храм который построил мэр города и сами во всем убедитесь. Они снесли старый рам что стоял на площади якобы он не подлежал реконструкции а на его месте построили свой-новый. Говорили, что фундамент треснул и будет дешевле построить новый.
  Столбов совершенно ничего не понимал. В последнее время практически везде строили храмы. Местная власть выделяла на это деньги помогали люди несли кто сколько мог.
  - и что я могу там увидеть, Пелагея Степановна? Вы понимаете я не искушен в этих делах. Я юрист и практик.
  Старушка положила свои морщинистые рука на ладони Столбова. Он ощутил жар исходящий от ее рук.
  - во-первых они повернули алтарь на запад! В православных храмах алтарь всегда повернут на восток. Нам встает солнце. Когда входишь в притвор...
  - Куда? - не понял Столбов.
  - Войдя в храм, вы попадаете обычно в небольшую комнату, там продают освященные свечи, иконки, крестики - это и называется притвор. В старину там находились оглашенные, - старушка снова увидела не понимание в глазах Столбова. - Это те, кого скоро должны были крестить. Так вот в притворе на полу изображен крест! Где это видано, чтобы прихожане войдя в храм попирали крест господень?
  Старушка три раза перекрестилась.
  - И иконостас не по правилам, и престол господень что в алтаре сделали в виде, как ее, прости господи, трапеции! Это где это видано? А на жертвеннике потир, то бишь чаша для вина в виде руки человеческой! А на дискосе, это блюдо для причастного хлеба я разглядела вавилонскую блудницу на троне!
  Столбов понимал, что совершенно ничего не понимает. Абсолютно. Он много раз бывал в храмах, но никогда даже внимание не обращал на интерьер. Если старушка права, то может убийство сестер Воропаевых носит ритуальных характер? Он вновь вспомнил про Красноярск. От этой догадки по спине следователя пробежала неприятная дрожь.
  - А как же отец Олег, настоятель храма? - спросил Столбов.
  Старушка всплеснула руками.
  - Да первый бесов развратник! Не постится, блудит, богохульничает в святые праздники.
  Спартак вспомнил как в первый день на базе отдыха батюшка уплетал шашлык, запивая водкой. В коридоре вновь громыхнули полные ведра.
  - Послушай меня. Старуху, мил человек, я много пожила на свете, - он вновь взяла руку Столбова в свои. - Уезжай ты отсюда, да побыстрее. Не оставят они тебя в покое. А одному тебе с этим не справится.
  - У колодца полно народу,- сказал Вадим, вытирая мокрый лоб. - У вас что воды нет?
  - Почему нет, есть, только не хотят люди пить водопроводную. Вот и приходят издалека к колодцу. Да и пообщаться можно.
  Столбов допил чай. Сказанное Пелагеей Степановной до глубины души тронуло следователя. Он всю жизнь занимавшийся убийствами и маньяками первый раз столкнулся с какой-то фантастической нечистью. Ритуалы, знаки, символы тьмы-все это казалось пришло из старой сказки или легенды. Но нет- вот оно совсем рядом. Можно потрогать руками. Правда, лучше не трогать...
  Столбов поблагодарил старушку. Вадим закрыл калитку на крючок.
  - Мне надо отлучиться,- немного виноватым голосом промолвил парень. - Жена попросила свозить ее в больницу.
  - Да конечно, спасибо, Вадим тебе большое, до гостиницы подкинешь или такси вызвать?
  - Обижаете, Спартак Иванович.
  Столбов вышел за два квартала от гостиницы, чтобы не подставлять полицейского. Он неторопливо походкой двинулся по тихой улочке с одноэтажными домиками построенными наверное еще уральскими купцами. Все вокруг дышало весной. Ленивые коты щурясь спали на лавочках. Спартак закурил. Надо поесть. На голодный желудок голова совсем не варит. Возле гостиницы снова стояла темно-синяя десятка. Столбов пришел мимо и не оглядываясь поднялся по ступенькам. Взяв ключи он зашел в ресторан и заказал в номер бифштекс салат и стакан кефира. Тапочки лежали как обычно а вот загнутый край дорожки оставленный Столбовым намерено аккуратно был опущен на место. Были гости. Не удивительно. Ничего не нашли. Зато какая работа!
  Обед принесли через пятнадцать минут. Худощавый официант расставил тарелки на столике и взяв деньги ушел. Столбов проглотил еду не чувствуя вкуса. Поев, он выкурил сигарету и решил навестить владения отца Олега. То о чем рассказала Пелагея Степановна не выходило из голова следователя. Он вызвал такси. Через несколько минут подъехала желтая волга с шашечками на крыше. Спартак сел в машину и попросил отвезти к храму Богородицы. Таксист молча развернулся и поехал. Десятка направилась следом. Храм показался неожиданно. Машина свернула вправо и оказалась на площади. Спартак увидел здание с надписью "Дворец культуры" и справа от него белые стены храма. Отпустив машину, Столбов пошел по тротуару, вымощенному серой плиткой. Возле храма не было ни души. Большие массивные двери открыты. Он поднялся и вошел внутрь. Пахло ладаном и прогорающими свечами. Справа за столиком сидела женщина в платке. Она с любопытством посмотрела на вошедшего. Спартак на всякий случай купил несколько свечек и тут же увидел на мраморном полу большой алый крест. Он прошел дальше. Все как и говорила Пелагея Степановна. Внутри его охватило какое-то гнетущее впечатление. Словно что-то тяжелое давило на сердце и легкие. Спартак поднял голову вверх. На высоком куполообразном потолке он увидел огромное изображение глаза в треугольнике. От каждой стороны треугольника расходились золотистые лучи. Люстра представляла собой шестиконечную звезду с тринадцатью лампочками на каждом луче. Здесь что-то не так. Действительно. Нет ощущения что ты находишься в храме. Вроде бы все вокруг говорит о святости, и одновременно о мерзости. Спартак заметил слева спуск в подвал. Каменные ступени вели в темноту. Над входом в подвал на стене виднелось все то же всевидящее око. Он медленно стал продвигаться к спуску.
  - Туда нельзя, - послышался голос женщины.
  Столбов обернулся. Продавщица свечей строго нахмурила брови.
  - Я ищу отца Олега, - улыбнулся Спартак.
  - его нет, он уехал в Екатеринбург. Туда нельзя!
  Еще раз настойчиво прикрикнула дама делая несколько шагов навстречу.
  - Хорошо, извините, - Столбов вышел из храма.
  Когда он спустился по ступеням то заметил древнюю старушку, которая семенила мимо с сумкой картошки. Она даже не смотрела в его сторону, а только часто крестилась и плевала на асфальт. Спартак отошел подальше и сел на лавочку в метрах ста от храма. Он сразу же заметил белобрысого опера, который прохаживался неподалеку с журналом в руках. Столбов принялся наблюдать. Вдруг подъехал черный ЛэндКрузер. Из машины оказался отец Олег. Вместе с ним вышел какой-то незнакомец. Он был высокого роста с очень бледным лицом. Черные волосы мужчины падали на широкие плечи. По поведению отца Олега было заметно что незнакомец большая шишка. Батюшка семенил рядом с ним и несмотря на свои внушительные размеры в тот момент казался каким то маленьким.
  Интересно что за птица? По виду ее священник. Больше похож на торговца оружием или наркотиками. Они скрылись в храме. Следом за ними из машины показался пожилой мужчина с седыми волосами. Он открыл багажник и вынул оттуда что то очень крупное похожее на коробку от телевизора. Коробка была накрыта темно зеленым покрывалом расшитым золотыми нитками. Седой направился следом за тем двумя неся коробку на вытянутых руках.
  Что в коробочке? Столбов решил во что бы то ни стало пробраться ночью в храм. Он внимательно осмотрел местность. На фасаде камеры не были установлены. Не заметил он их и внутри. Рядом за храмом располагалась сторожка. Столбов заметил возле нее мужчину в камуфляже лет пятидесяти. Тот сидел на стуле и гладил дворняжку по голове. Та радостно виляла хвостом. Из крыши сторожки торчала телевизионная антенна. Там же припарковался мотороллер сторожа. Рассмотрев то что ему надо Спартак пешком направился в сторону дворца культуры. Опер шел за ним по пятам. Теперь решили не упустить. Ну посмотрим. Столбов улыбался про себя. Он оказался перед зданием дворца культуры. Неподалеку у обочины стояло несколько машин такси. Столбов сел в первую попавшуюся. Таксист играл в телефон. Увидев клиента он с досадой выключил игру.
  - куда едем?
  - в гостиницу.
  Столбов видел как белобрысый достал телефон. Знакомая десятка тут же села им на хвост. Спартак расплатился и вернулся в номер. До вечера его больше никто не беспокоил. Пару раз звонил телефон но он не взял трубку. Около семи часов он поужинал в номере. Столбов был уверен что в том самом подвале он может найдет ответы на некоторые свои вопросы. Оставалось только придумать способ избавиться от слежки. Все таки не очень приятно когда за тобой по пятам неизвестно кто идет. Около десяти снова зазвонил телефон. Спартак узнал номер Золотенко. Прокурор был настойчив.
  - да Николай Алексеевич,- словно заспанным голосом отозвался столбов. - я слушаю.
  - Спартак Иванович, вы меня словно избегаете я вам несколько раз звонил сегодня.
  - извините я телефон оставил в номере извините еще раз.
  Золотенко помолчал.
  - мне звонили из генпрокуратуры и интересовались как вы ведете следствие.
  Вот это новости. Старик ему не доверяет. Это плохо. Был какой никакой тыл а теперь все.
  - и что вы сказали моему начистоту.
  - сказал что мы активно сотрудничаем и ваша помощь неоценима. Только.
  Спартак напрягся
  - я не мог не сообщить о вашей инициативе самостоятельно без нас проводить встречи и опрашивать людей.
  - конечно Николай Алексеевич я вас прекрасно понимаю. И что вам ответили на это?
  Золотенко снова выдерживал паузу.
  - ваша командировка заканчивается завтра. Мне поручено проводить вас в аэропорт. Вылет завтра в четырнадцать пятнадцать.
  Так. Старик решил меня исключить из игры. Видно его крепко зацепили. Но кто?!
  - хорошо. Я все понял. Я завтра улетаю.
  Спартак положил телефон. Если они так все хорошо разыграли: готов результат вскрытия есть подозреваемый который уже сознался или скоро сознается. Значит прокуратура скоро предъявит обвинение и суд?! Получит бедолага пожизненное если раньше не повесят или в лазарете не отравят. А что же Стрельников? Ему все равно с каким результатом я приеду? Видимо да. В дверь постучали. Спартак немного напрягся.
  - кто там?
  - это я Вера откройте.
  Жена Грекова стояла за дверью. Спартак не верил своим ушам. Что ей надо? Он подошел к двери и повернул ключ в замке. Женщина стояла на пороге. У нее были заплаканные глаза. Она была одета в тонкий свитер и темную до колен юбку. Никаких украшений. Только небольшой золотой крестик на цепочке поверх свитера. На плече висела черная кожаная сумочка. От нее так же великолепно назло как и вчера.
  - проходите,- Спартак пропустил Веру в номер. - у вас что то случилось?
  Женщина вошла.
  - присаживайтесь вот сюда - столбов пододвинул к ней стул.
  Вера села.
  - у вас есть что-нибудь выпить?
  Спартак открыл холодильник и спросил:
  - что вы будете?
  - если есть - коньяк.
  На столе показалась бутылка Дербента лимон и две рюмки. Спартак откупорил бутылку. По номеру понесся аромат хорошего коньяка. Он налил полные стопки. Вера залпом выпила свою словно там была налита обычная вода.
  - так что с вами стряслось?
  Женщина посмотрела на следователя и вдруг заплакала. Она опустила голову на руки. Спартак не знал что ему делать. Он снова налил коньяк. Вера выпила и достала сигарету. Столбов подкурил ей и закурил сам.
  - я больше так не могу,- промолвила женщина.- мой муж- настоящий зверь.
  На ее глазах вновь проступили слезы.
  - да в чем дело кто вас так напугал?
  - мой муж. Я вам сейчас расскажу что произошло а потом вы меня можете спросить о чем угодно. Только пока умоляю вас не перебивай е меня.
  .... За несколько дней до того момента как пропали эти две несчастные девочки муж приехал домой поздно. Он только что вернулся из Петербурга где принимал участие в каком то форуме посвященном развитию малых городов или что то в этом роде. Даша наша домработница приготовила ужин и давно ушла домой. Я смотрела телевизор. Когда муж вошел в комнату раздался телефонный звонок. Он сказал что его нет дома. Я взяла трубку. Когда я услышала этот голос у меня все похолодело внутри. - можно попросить вашего супруга к аппарату? Голос был какой то страшный. Я не из пугливых. Я сказала что мужа нет дома. На что в трубке раздался смех похожий на кашель или шипение какого то животного. - твой муж только что зашел домой.
  Гриша увидел мое лицо и тут же выхватил трубку из рук. Он ничего не говорил а только слушал. И чем больше он слушал тем больше его лицо бледнело. Наконец он спокойно попрощался с говорившим. Кстати я так и не поняла кому принадлежал тот. Голос мужчине или женщине. На мой вопрос о том кто звонил Гриша только махнул рукой сказав что это не мое дело. На следующий день мы поехали на обед к отцу Олегу. Тот хороша нас принял. Он живет неподалеку от нового храма. Я забыла телефон в машине. Должна была звонить дочь из Москвы. Она занимается бальными танцами и уехала туда с группой на какие то выступления. Когда я поднималась в столовую я услышала разговор Гриши и отца Олега.
  - мы должны сделать это как можно скорее Гриша,- говорил отец Олег постукивая вилкой по бокалу. - мне тоже звонил командор. Он выразил крайнюю степень недовольства. Мы нарушаем все сроки.
  - да знаю я Олег, - ответил Гриша. - а они не подумали что исчезновение детей да еще в небольшом городе наделает много шума? Вот и брали бы материал у себя там.
  - ты что ополоумел Григорий? Ты это брось. Тебя что просто так посвятили в сорок первую степень? Ты что забыл как пил кровь братьев из священного сосуда и поклялся беспрекословно подчиняться воле командора?
  - ладно Олег я немного устал, - ответил мой муж. - у меня есть на примете деве сестренки. Бедная семья. С Серым и Золотенко я договорюсь чтобы побыстрее дело раскрыли. Ты же знаешь у меня выборы.
  - если мы не дадим им то что должны ты до выборов не доживешь Гриша. Да и я вместе с тобой.
  Я стояла на ступеньках не в силах вымолвить ни слова. Потом послышались шаги и я вошла в столовую. Мой муж как ни в чем не бывало попивал кофе а батюшка чай. А потом пропали две девочки. В тот день Гриша не пришел ночевать. Он вернулся под утро. Весь какой- то взлохмаченный и уставший. Он потом сутки отсыпался. Отменил все совещания в администрации.
  Вера замолчала. Столбов не знал что ему предпринять.
  - знаете Вера, - Спартак обдумывал что ему сказать. - когда я приехал сюда я думал обычное убийство с целью изнасилования или еще что нибудь в этом роде. Но по мере того как продвигалось мое расследование всплывало все больше и больше странных фактов и событий которым я не мог подобрать логического ключа. Сейчас вы мне рассказали страшную историю. Она отвечает на многие беспокоящие меня вопросы. Но я прекрасно понимаю что я не продвинулся ни на шаг. У меня нет прямых доказательство против вашего мужа кроме вашего рассказа. Тем более они уже закрывают дело.
  - как закрывают?- Вера с нескрываемым удивлением смотрела на с Столбова.
  - так закрывают. Нашли бомжа неподалеку и повесят все на него. А на завтра похороны. Даже вскрытие быстро провели чтобы акт подготовить.
  Женщина снова заплакала.
  -Мне очень жаль этих девочек. Я сегодня продала все свои драгоценности и подкинула деньги в окно Воропаевым. Я больше ничего не могу сделать для них.
  Спартак снова налил коньяк.
  - вам лучше уехать отсюда Спартак Иванович - пошептала Вера. - это страшные люди. Здесь все повязаны на крови.
  - а меня и так завтра отзывают в Москву,- обреченно ответил следователь. - я видимо слишком усердно вел следствие.
  Вера вдруг что то вспомнила.
  - ах да возьмите вот это.
  Она открыла сумочку и достала какой- то сверток. Спартак развернул кусок шелковой материи и увидел какой- то старинный пергамент. Он был свернут в трубку.
  - что это?
  - я не знаю там написано по латыни. Я нашла это в это утром в сейфе у мужа. Уверена он еще не знает о пропаже.
  Спартак развернул манускрипт. Текст действительно был написан по латыни. Сверху чернела печать с изображением того самого всевидящего ока в треугольнике с лучами. Внизу какие- то зраки и символы не похожие ни на что.
  - спасибо, - ответил следователь. - правда не знаю как я могу этим воспользовался?
  - я не знаю что мне делать,- шептала Вера. - все это время я жила с этим кошмаром и не подозревала о том ужасе в котором замешан мой муж.
  Она встала со стула.
  - можно вас попросить кое о чем?- спросил Столбов напоследок.
  - конечно.
  - будьте очень осторожны Вера.
  Женщина остановилась у двери и оглянувшись сказала.
  - вы тоже.
  Спартак закрыл дверь. В номере долго еще стоял аромат ее духов. Он спрятал пергамент в портфель. Часы показывали начало двенадцатого. Столбов налил еще коньяку и выпил рюмку. Лимон как нельзя кстати. Жалко сахара нет. Следователь поморщился.
  Он лег на кровать, щелкнул пультом от телевизора. Пульт по хозяйски запаковали в целлофан, чтобы не вытирались кнопки. На экране появилась говорящая голова, которая умничала по поводу падения ценных бумаг на международных биржах. Полежав, Спартак вышел в коридор. Из нескольких комнат гремела музыка. Он дошел до правого крыла гостинцы и остановился. Он глянул в торцевое окно. Десятка по прежнему стояла у обочины. Сидите сидите голуби. Столбов спустился по ступенькам на один пролет. Здесь располагался пожарный выход. Дверь была заперта. Столбов дернул за ручку. Сверху посыпалась штукатурка. Чихнув, следователь, опустился на колени. В замочную скважину он увидел железную лестницу и кусок чей-то простыни. Дверь плохая. Обязательно поломается. Непременно. Столбов дернул ручку в последний раз и убедившись, что замок упал с обратной стороны на решетку, вернулся в номер и снова включил телевизор.
  Примерно в начале третьего ночи, Спартак посмотрел на часы. Пора Он осторожно вышел в коридор и на цыпочках пошел к пожарному выходу. У него не было плана. Было желание докопаться до истины и по возможности отомстить за девочек. Именно отомстить. Он понял, надежды на правосудие нет. Остается только полагаться на собственные силы. Дверь с тихим скрипом отворилась. Спартак поежился. На улице было прохладно. Он ступил на решетчатые ступеньки пожарной лестницы. Пройдя несколько пролетов Спартак оказался на высоте примерно в трех метрах от земли. Схватившись руками за арматуру, но спрыгнул на землю. Не издав ни малейшего шума, он спустился по дорожке на дорогу параллельную. Той на которой стояла гостиница. Залаяла собака. Ее лай подхватила другая третья. Одинокий фонарь в пятидесяти метрах от Столбова освещал только вокруг себя. Он обошел пару кварталов и оказался на одной из центральных улиц города. Здесь было светло. У остановки стояла красная калина со светящимися шашечками. Спартак постучал в окно. Водитель спал откинувшись на сиденье. В салоне играло Ретро ФМ.
  - Вы свободны? - спросил Столбов.
  - Как ветер в поле, неожиданно бодро ответил таксист.
  -Меня товарищ ждет дома, а я только приехал в город. Он не берет мобильный. Сказал что живет недалеко от вашей новой церкви.
  - Садись, - сказал водитель. - Стольник.
  - Идет.
  Столбов намеренно сел назад в тень. Через минут десять он снова увидел купол храма.
  - Дорогу знаешь? - поинтересовался таксист.
  - Да отсюда найду спасибо.
  Сто рублей исчезли в руке таксиста. Спартак стоял между двух елей. Он примерно помнил дорогу к храму и решил обойти со стороны сторожки. Храм окружал небольшой парк. По пути навстречу Столбову попалось двое спешащих с ночной смены рабочих. Они о чем-то оживленно разговаривали, мерцая в темноте сигаретами. Столбов прошел мимо. Впереди за деревьями показалась сторожка. Свет не горел. Спартак помня о собаке подошел ближе. Возле храма не было видно машин. В окнах кромешная тьма. Столбов вспомнил о фонарике в телефон и облегченно вздохнул. Вдруг он увидел как пес лежащий у порога сторожки навострил уши и залаял. Столбов остановился, прячась в тени клена. Собака смолкла. Никакой реакции. Видимо сторож уже привык и не обращает внимания. С тыльной стороны Спартак увидел железную дверь. Обойдя сторожку с тыла он подергал дверь. Заперто. Главная конечно тоже. Спартак поднял голову и увидел приоткрытое окно. Если встать на массивную ручку от двери, то можно дотянуться до подоконника. Спартак в очередной раз пожалел о том что курит как паровоз, но со второй попытки он все таки ухватился за жестяной подоконник. С большим трудом вскарабкавшись, Спартак спрыгнул на пол храма. Взвыв от боли, он схватился за правую ногу. Хромая, Столбов направился к подвалу. Спуск был крутой и глубокий. Спартак решил, что он опустился метров на десять по землю. Странно, зачем им такой глубокий подвал? Толкнув тяжелую деревянную дверь столбов очутился в кромешной тьме. Он включил на телефоне фонарик и посветил вокруг. Ни выключатели ни рубильника. Спартак увидел черную толстую свечку на столе. Достав зажигалку из кармана брюк, он зажег свечу. Перед его взором открылась обычная подвальная комната. Справа и слева стояли длинные деревянные столы. На них в кучу свалены какие то книги. Много книг. На полу лежало несколько выпусков церковных журналов. Они представляли собой три больших вязанки. Спартак прошелся по комнате. Ничего подозрительного. Вдруг его взгляд упал на красивую дорожку возле одного из столов. Спартак поднял ее и увидел железное кольцо. Потянув за него, он почувствовал как крышка медленно поддалась. В нос ударил сладковатый запах смерти. Спартак много раз ощущал этот запах. Его не спутаешь ни с чем. Прикрыв нос платком, он начала спуск. Вниз вели добротные каменные ступени, выложенные мрамором черного цвета. Помещение было просто огромным. От пола до потолка примерно метра четыре-пять. В центре стоял большой круглый стол с тринадцатью стульями вокруг него. На самом столе располагалось нечто вроде трона, на котором восседала скульптура человека с головой собаки. Похож на Анубиса. Такая же вытянутая морда. Вместо глаз сверкали зеленые камни. Неужели изумруды? Если да, то они стоят целое состояние! На потолке всевидящее око. Все стены были исписаны неизвестными Столбову иероглифами и рунами. Спартак увидел небольшое возвышение за столом. Это был алтарь. Он посветил свечой на пол. Вокруг было полно крови. Свежей и запекшейся. На алтаре в виде усеченной пирамиды лежал мертвый козел. Его живот и горло были вспороты. Вот это да! Настоящие жертвоприношения! Что же они творят? За алтарем столбов увидел задрапированный черный материалом предмет. Он осторожно, чтобы не поскользнуться, пошел в темноту. То, что он увидел подняв кусок материи навсегда ножом врежется в его мозг. Под стеклянным колпаком на каком-то черном подносе столбов увидел две отрубленные головы сестер Воропаевых. Головы были словно живые. Светлые волосы хорошо причесаны словно у дорогого парикмахера. На лице следы косметики и даже румянец. Если бы не столь ужасная картина можно было подумать что это какой- то трюк известного фокусника - говорящая голова. Вместо глаз все те же изумруды что и у Анубиса. Рот приоткрыт, а вместо языка торчит золотая пластина с какими то письменами. Господи. В центре России в храме и такой ужас. Спартак вдруг услышал шаги. Он накрыл стеклянный куб покрывалом и потушив свечу , спрятался за черной портьерой. Шаги приближались. Дверь отворилась.
  - здесь кто- то был,- раздался незнакомый голос.
   Спартак выглянул из за портьеры. В подвале находились трое: отец Олег, тот самый незнакомец из черного джипа и седой мужчина который принес головы.
  - да не может здесь никого быть , ваше высочество,- бубнил отец Олег. - храм и так стороной люди обходят.
  - командор благодарит вас за выполненное поручение. Терафим мы сегодня увезем. Этого следователя не бойтесь.
  Столбов напрягся.
  - он завтра улетает. Манэло , возьми терафим и отнеси в машину. Только аккуратно.
  Седой мужчина которого звали странным именем Манэло подошел к алтарю. Он втянул ноздрями воздух.
  - пахнет свечной гарью,- сказал он подозрительно глядя на отца Олега.
  - верно, я два часа назад потушил свечи перед терафимом. Вентиляции никакой вот и витает запаха по подвалу.
  - хорошо брат Олег,- темноволосый обнял отца Олега.- возьми этот подарок от командора. Это его перстень.
  Отец Олег встал на правое колено. Мужчина вручил ему перстень. Тот поцеловал сначала руку вручившему а потом кольцо.
  - я буду хранить его до конца жизни , клянусь алтарем Соломона.
  - нам пора. Ты нас не провожай брат. Чем меньше народа, тем меньше глаз.
  Мужчины попрощались и ушли. Спартак не знал что ему делать. Он видел как о отец Олег прохаживается вокруг стола. Перстень он сначала положил на стал перед Анубисом. Зеленые глаза забытого бога странно сверкали. Он поставил керосиновую лампу на пол. Причудливые тени забегали по стене. Столбов видел как псевдо священник надевает кольцо. Он вытянул руку вперед любуясь прекрасным аметистом. Вдруг отец Олег схватился за горло. Его словно кто то или что то душило. Изо рта потекла розоватая пена. Он забился в судороге и упал в лужу крови. Через мгновение все было кончено. Отец Олег был мертв. Спартак осторожно покинул вое убежище. Он подошел к мертвецу. Палец на котором было надето кольцо как-то неестественно почернел. Спартак вспомнил что когда то читал как в средневековье Борджия травили своих врагов при рукопожатии. На заказ делался перстень с небольшой зазубриной у основания. Именно эту острую часть смазывали сильнейшим ядом. При рукопожатии яд проникал в кровь и медленно убивал свою жертву. Гнусу гнусная смерть. Столбов теперь понимал что имеет дело с устойчивой тайной организацией имевшей очень высоких покровителей на самом верху властной пирамиды. И щупальца этого спрута проникли везде. Он тем же путем покинул храм. Дорогу до гостиницы он хорошо запомнил и решил пройтись пешком. Уже понемногу небо стало окрашиваться в розовый цвет на востоке. Дорога заняла минут двадцать. Вернувшись тем же способом по пожарной лестнице. Правда пришлось несколько раз подпрыгнуть прежде чем ухватиться за перекладину нижней ступени. Десятка по прежнему стояла у обочины. Оказавшись в номере Спартак пошел в душ и минут десять стоял под ледяной водой стараясь собраться с мыслями. Вдруг он услышал как дверь его номера пытаются открыть снаружи. Спартак натянул на себя брюки и приоткрыл дверь в ванную. Действительно кто то за дверью вставил ключ и пытался его провернуть. Спартак вспомнил о табельном пистолете который лежал портфеле но сейчас у него не было времени его достать. Ему на лаза попалась пустая бутылка из под пива которую он кинул в урну а уборщица забыла как всегда убрать в ванной. Столбов аккуратно стараясь не шуметь достал бутылку и крепко схватил ее за горлышко. Хорошо что не зажег свет в номере. А то бы эти по другому действовали. Ну теперь вся надежда на внезапность и пустую посуду. В щелку Спартак увидел светлые волосы того самого опера. Тот был не один адом держа пистолет наготове стояла молодой парень.
  Они тихонько просочились внутрь номера.
  - не видно ни хрена,- шептал парень позади белобрысого.
  - не ной без свитка нам сказали не возвращаться.
  Столбов быстро открыл дверь в ванную. Его глаза больше привыкли к темноте и он увидел как от первого удара упал непрошенный гость со стволом. А белобрысый получил точный удар в челюсть. Тело обмякло и расстелилось на полу у кровати. Столбов убрал стволы в холодильник а потом связал руки другому. Первым очнулся белобрысый. Он тупо вертел головой видимо еще не оправившись от нокаута.
  - я не буду спрашивать кто тебя послал. Будешь умницей скажешь что вы искали.
  - да пошел ты, мудак,- опер презрительно плюнул на пол.
  Столбов молча ударил его донышком бутылки по щеке. Удар не сколько опасный, сколько очень болезненный. Тот взвыл от злости и бессилия.
  - вопрос второй раз не повторяю. Так учили!
  - это старинный пергамент. Мы были должны изъять его любой ценой.
  - а если бы я не отдал?
  Опер молчал. Второй удар бутылкой по лицу развязал ему язык.
  - я же сказал любой ценой. Если потребуется то прикончить вас.
  - а что это за пергамент?
  - я не в курсе, честное слово.
  Послышался звук подъехавшей машины. Спартак выглянул в окно. Два черных джипа без номеров. Из машин вышли люди. Не те лопухи из десятки. Спартак много раз видел таких в Москве. В охране крутых олигархов или правительства. В свете фонарей их суровые лица выражали хладнокровное безразличие. Столбов понял что это по его душу. Он быстро оделся и схватив сумку с ноутбуком и манускриптом веры еще раз ударил опера по голове. На лестнице уже слышались неторопливые шаги. Так быстро к пожарной лестнице. Столбов на носочках побежал в конец коридора. Слава богу правое крыло было свободно. Он второй раз за сегодня спустился по лестнице и растворился в ночи.
  
  Стрельников читал рапорт Столбова нахмурив брови. Спартак подробно расписал все что происходило в Привольном. Чем больше читал Стрельников тем больше столбов видел как мрачнело лицо старика. Наконец он отложил рапорт и сняв очки в упор глянул на следователя.
  - послушай Спартак Иванович,- голос старика был каким то странным.- сколько лет мы знакомы?
  - да поди лет пятнадцать Петр Петрович,- Столбов пока не понимал куда клонит начальник.
  - пятнадцать.
  Стрельников встал из за стола и жестом остановил Спартака от церемониального вставания.
  - то, что вы сделали в Привольном, это конечно огромная работа. И как я вижу из вашего рапорта- опасная. Но...
  Стрельников остановился у большого окна и отодвинул занавеску.
  - в большинстве своем ваш рапорт это домыслы не подкрепленные никакими уликами.
  Вдруг спокойны голос Стрельникова сорвался на крик.
  - я считаю Спартак Иванович ваш рапорт полно отражает ваш непрофессионализм! Вам надо романы писать, а не следователем работать. По вашему в захолустном городке на Урале орудует шайка каких-то заговорщиков или масонов во главе с действующим мэром прокурором и начальником полиции?
  - а отец Олег, я лично видел его труп?!- тихо возразил Спартак.
  Стрельников усмехнулся и вернулся к столу. Порывшись в бумагах он прочитал следующее: протоирей Олег настоятель храма пресвятой богородицы переведен в Спаса - Преображенский приход на алтайский край по личной просьбе.
  - а вы говорите труп!
  Вот это работают. Молодцы.
  - я говорил вам о повышении Спартак Иванович, но теперь я вижу что пока вести речь об этом рано. Ваше рапорт я оставлю у себя. Примите дела у Пархоменко зайдете ко мне завтра по отдельному поручению. Вы свободны.
  Спартак вернулся свой кабинет и запер за собой дверь. Он достал из сейфа тот самый свиток который отдала ему Вера. В который раз развернул его. И в который раз положил обратно. Зазвонил телефон. Столбов посмотрел на номер. Аноним. Он не любил поднимать трубку когда номер не определялся но сейчас почему-то нарушил свой принцип.
  - ало я слушаю.
  - Спитак Иванович,- раздался в трубке какой то неприятный голос.- у вас есть кое- что, что представляет для нас определенную ценность.
  - с кем я говорю?- перебил звонившего следователь.
  - имена не имеют значения я говорю о свитке который вам передала дна особа. Мы знаем что вы храните его в своем кабинете. Мы могли бы встретиться с вами и обговорить вопрос цены которую вы хотите за этот документ?
  - я ни с кем встречаться не собираюсь,- о резал Столбов.- и прошу меня впредь не беспокоить.
  Собеседник замолчал. Спартак казалось слышит его прерывистое дыхание.
  - нам не хотелось бы совершать действий которые не сочетаются с общими принципами гуманизма и человеколюбия.
  - таких угроз мне еще не приходилось слышать!- воскликнул в трубку столбов.
  Ему становилось все интереснее и интереснее. События последних недель заставили его по новому взглянуть на некоторые вещи которые раньше казались ему совершенно обыденными.
  - вы не читали сегодня новости в интернете?- неожиданно раздалось в трубке. - почитайте. Иногда бывает полезно.
  Спартак услышал короткие гудки. Он не любил новости и почти не интересовался ими. На работе всегда хватало крови и всего остального чтобы потом тоже самое еще смотреть с экрана телевизора или монитора. Но сейчас он включил ноутбук. Монитор Acer засветился белым светом. Появилась стандартная заставка windows. Столбов набрал несколько букв и перед его глазами замелькала лента Риа-новости. Он быстро пробежал глазами сообщения и падении рубля коррупционных скандалах и реформах как вдруг мужчина застыл. "вчера вечером в городе Привольном свердловской области на собственной даче был найден труп Грековой Веры жены мэра города Привольный. Женщина покончила жизнь самоубийством через повешение. В настоящий момент прокуратурой города проводится проверка по установлению причин смерти. Предварительно причиной такого поступка явился нервный срыв на почве алкоголизма".
  Столбов вспомнил чистое и красивое лицо веры. Он вспомнил ее глаза в тот момент когда она попрощалась с ним в гостинице. Словно женщина уже знала о своей участи но ничего не могла сделать. Столбов с силой закрыло монитор и ударил кулаком по столу.
  - суки!
  Он достал сигарету. Врете, ничего у вас не получиться! Хрен вам а не свиток! Спартак нервно шагал по кабинету. Он злился на свою беспомощность. Он прекрасно понимал какие силы восстали сейчас против него. Точнее понимал их безграничные возможности. Но что это за силы и кто за этим все стоит он не знал. Вдруг взгляд Столбова упал на экран небольшого телевизора который висел на стене. Он врем от времени включал его когда надоедало радио на подоконнике. Телевизор выполнял роль некого шумового фона. На экране мелькнул точно такой же символ который был изображен на печати манускрипта. Спартак лихорадочно нашел пульт и сделал погромче. Журналистка канала рен ТВ в Петербурге беседовала с мужчиной лет тридцати пяти на фоне памятника Петру первому на сенатской площади.
  - действительно много легенд окружает памятник медному всаднику в Петербурге,- голос мужчины был спокойным и приятным. - например самая известная о майоре Батурине. В годы отечественной войны1812 года ему приснился сон о том что если памятник Петру первому увезут с сенатской площади город перейдет к французам. А такой план был. Император Александр Павлович распорядился и уже выделили деньги о переносе памятника в вологодскую губернию. Однако Батурин настаивает на встрече с другом императора князем Голицыным и рассказывает ему о своем сне. Голицын передает этот рассказ императору и тот отмеряет свое решение.
  - скажите Марк Давыдович, а какие на ваш взгляд скрывает еще загадки медный всадник?
  - обратите взимание,- мужчина указал на памятник.- нам всегда видна только передняя его часть а что сзади? Вы знаете?
  - нет никогда не задумывалась,- ответила журналистка.
  - сзади по замыслу Фальконе русский скульптор Федор Гордеев вылепил змея. Так вот змея под ногами коня живая. Обратите внимание, конь Петра занес передние копыта над чем то отдаленным а вот задние полностью во власти змея. И что произойдет в следующий момент неизвестно. Змея может ужалить всадника или коня.
  - вы знаете никогда даже не задумывалась над этим.- призналась миленькая журналистка.- ну что большое спасибо за содержательное интервью. С нами по старинному Петербургу прогулялся видный специалист по символике истории масонства и архитектуры кандидат исторических наук Марк Давыдович варшавский. Спасибо вам большое.
  Началась реклам. Столбов снова сел за стол и набрал в поиске Варшавский Марк Давыдович. Вот кто мне может помочь прочитать свиток. Этот парень просто находка для меня. Спартак позвонил Пархоменко и, сказав, что примет дела завтра, сослался на недомогание и попросил прикрыть перед стариком если что. Он забрал манускрипт из сейфа и положил его в свой портфель. По проторенной дороге он дошел да машины и отъехал от парковки. Спартак направился к дому и тут же заметил слежку. Черный джип без номеров словно приклеился к его Ауди. Столбов снова услышал звонок телефона. И снова аноним. Он выключил трубку и свернул в переулок. Джип свернул следом. Спартак хорошо знал эти места. Он с полчаса поплутал по узким удочкам дворов и убедившись что преследователи отстали достал сигарету. Скорее всего его уже ждут возле жома. Может быть киллер. Видимо этот манускрипт очень ценен. Что делать? Столбов посмотрел на часы. Почти полдень. Вдруг он увидел вывеску " продажа авиабилетов на все направления". Он оставил машину в переулке чтобы максимально не привлекать внимание. Пройдя полквартала он вошел в помещение билетной компании. Перед ним появился офисный стол и миловидная девушка в белой блузке за большим монитором. Перед столом стоял стул на который уселся Столбов. Он твердо решил лететь в Питер. Оставаться в Москве было небезопасно для него. Девушка о чем- то говорила по мобильному. Увидев клиента она вежливо отшила надоедливого собеседника и лучезарно улыбнулась Столбову.
  - здравствуйте компания "тревел континент" рада приветствовать вас в нашем офисе. Чем могу вам помочь?
  Заученная фраза отлетела от зубов девушки как горох от стены. Она заморгала длинными ресницами и зависла в ожидании ответа. Столбов придвинул стул поближе.
  - нужен билет до Питера на ближайший рейс,- сказал он рассматривая декольте девушки.
  Та нажала несколько кнопок и посмотрела на монитор.
  - эконом бизнес?
  - эконом.
  - багаж?
  - нет.
  - наличные кредитка?
  - кредитка.
  Столбов достал бумажник и вынул Виза- голд. Карточка легла на стол к девушке и приятно блеснула.
  - ближайший рейс через два часа, если успеете добраться до Шереметьево.
  Столбов посмотрел на часы на стене. Между стрелками он увидел рисунок египетских пирамид с надписью - путешествие только с Тез тур.
  - думаю успею. Я на машине.
  - хороша ваш паспорт и кредитную карточку пожалуйста.
  Спартак достал паспорт и положил рядом с кредиткой. Девушка застучала дорогим маникюром по клавишам.
  - Наберите ваш секретный код.
  Она любезно подвинула клавиатуру к Столбову. Тот набрал три последние цифры секретного кода карточки.
  Девушка нахмурилась.
  - пожалуйста еще раз.
  Столбов нажал еще аз предчувствуя что то нехорошее.
  -ваша карточка заблокирована.
  Безнадежный голос девушки подтвердил самые печальные опасения Спартака.
  - вы уверены?
  - да,- холодным голосом проговорила она. - система показывает что ваша карта заблокирована банком. Такое иногда бывает. Вы можете позвонить по бесплатному телефону который указан на обороте карты.
  - спасибо я обязательно так и сделаю.
  Столбов шел из офиса. Посмотрев на кредитку он бросил в урну. Ладно. Вы и до моего счета добрались. Хорошо. А как насчет друзей? Столбов включил телефон и набрал номер.
  - алло , Степаныч как дела? Нормально. Слушай старик выручи. Помоги перехватить до зарплаты тысяч тридцать сорок ? Да нет с картой какие- то неполадки. Пока восстановят. А то тут у меня один вариант подвернулся с девушкой погулять. Нет ты ее не знаешь. Нет серьезно. Нет. Ты скажи выручишь или нет? Хорошо спасибо.
  Через полчаса Спартак забронировал билет на следующий рейс до Питера. Он успел перекусить в кафе бутербродом с ветчиной и чашкой кофе. Там же он позвонил товарищу в информационный центр гувд Москвы и узнал адрес Варшавского Марка Давыдовича. Тот в течение минуты дал информацию и Спартак на мгновение успокоился. Та же самая девушка в офисе быстро пересчитала наличные и забронировала рейс. Столбов вышел из офиса и сел в машину. До аэропорта он доехал за час. Оставив включенный телефон в машине, он закрыл дверцу и заплатив за стоянку, направился на регистрацию.
  Самолет приземлился в Пулково ровно в девятнадцать часов. Во время полет Спартак съел еще один обед рыбу с рисом, клубничным джемом сыром и салатом. Запив все это содовой он почувствовал что желудок просто не желает переваривать эту резиновую пищу. Однако делать нечего а голод не тетка. На улице было светло когда Столбов вышел из аэропорта и взял такси. До города километров пятнадцать. Он сказал водителю чтобы тот нашел гостиницу поближе к центру но не сильно дорогую. Таксист оказался общительным малым. Столбов вышел из машины и посмотрел на вывеску. На желтом трехэтажном здании висела табличка гостиница Евразия. Спартак толкнул дверь и направился к администратору.
  - ваш номер 222 ,- сказала девушка с бейджиком на гуди. - завтрак включен в стоимость. Ресторан находится в правом крыле на первом этаже. Приятного отдыха.
  Спартак поднялся на второй этаж и по ковровой дорожке дошел до своего номера. Сунув карточку в щель он дождался когда лампочка на электронном замке вспыхнет зеленым светом открыл дверь. Номер был небольшим но уютным: двуспальная кровать с алым толстым покрывалом круглый столик под старину на витых ножках таких же два стула с полосатыми сиденьями телевизор холодильник и шкаф. Если бы не телевизор то можно было сказать что номер только что сошел с открытки начала прошлого века лучшие нумера санкт Петербурга. Спартак достал ноутбук. Отлично бесплатный вай фай. Он вошел в поисковую систему и без труда разыскал телефон варшавского Марка Давыдовича оживающего по адресу Петербург улица Чайковского дом 38 кв. 2.подняв трубку он принялся набирать номер. К телефону никто долго не подходил, потом Столбов услышал старушечий голос.
  - алле? Кто говорит?
  - мне нужен Марк Давыдович,- громко крикнул в трубку Столбов. - он дома?
  В трубке что то защелкало.
  - алло вы слышите меня?
  - молодой человек я не глухая,- вдруг раздался голос все той же старушки.- Спартак кушает и просил его не беспокоить.
  Спартак опешил.
  - скажите что это из генеральной прокуратуры.
  - ой я ничего не буду говорить...
  - кто там?- вдруг раздался откуда то издалека знакомый голос. - тетя Роза я же просил вас если меня будут спрашивать говорить мне а не вступать в дискуссии с позвонившими.
  - новы же кушали Марк Давыдович вот я и решила.
  - алло я слушаю,- варшавский что то жевал.
  - здравствуйте моя фамилия Cтолбов Спартак Иванович я следователь генеральной прокуратуры. Могу я с вами встретиться?
  - а что случилось? Я что нибудь натворил?
  Шутка не удалась.
  - нет, это тема касается вашей работы, мне нужна консультация по одному вопросу, который представляет особую важность.
  - хорошо давайте встретимся. Вы знаете узбекское кафе Достархан на Захарьевской?
  - уверен что не знаю я только что прилетел из Москвы.
  - тогда может у меня? Я живу....
  - я знаю адрес
  - ах да. Простите.
  Через десять минут Столбов ехал на такси по вечернему Питеру. Было немного сыро. Только что прошел дождь. Проезжающие мимо машины лихо окатывали водой друг друга. Оказалось что он поселился не так уж и далеко от дома где жил ученый. Столбов вышел у автобусной остановки и увидел белую табличку с надписью ул. Чайковского дом 38. Четырехэтажная сталинка обложенная красной плиткой пряталась среди деревьев. Столбов пошел в небольшой дворик. Обходя лужи он нашел первый подъезд. Вторая квартира располагалась справа от лестницы. На толстой деревянной двери висел крашеный в бордовый цвет железный почтовый ящик с выдавленной цифрой два. По видимому этот ящик висел здесь с момента заселения дома. Спартак нажал кнопку звонка. Дверь открыла та самая тетя Роза. Худощавая еврейка лет семидесяти внимательно осмотрела на гостя из -под толстых очков.
  - здравствуйте вы к Ромочке?
  - да ,тетя, это ко мне.
  Спартак увидел высокого мужчину в джинсах и темной водолазке. Он держал в руках какой то журнал. Варшавский был широк в плечах. Короткие вьющиеся волосы были аккуратно причесаны.
  - проходите Спартак Иванович?
  -да это я.
  Столбов вошел в темный коридор. Пахло старыми книгами молоком и обовью одновременно.
  - проходите в кабинет.
  Столбов разулся и пройдя по длинному коридору свернул за варшавским. Кабинет был небольшим. Единственное окно занавешено толстой портьерой неопределенного цвета. Повсюду стояли полки с книгами. Книги лежали на полу и подоконнике. Возле окна стоял старинный деревянный стол, зеленая лампа в стиле Ленин в Смольном. Только монитор компьютера выдавал в кабинете его современный вид.
  - курите если хотите,- сказал варшавский сам доставая папиросу.
  Столбов удивлено смотрел как ученый разминает плотную бумагу а потом закуривает выпуская едкий дым.
  - а я знаете курю только Беломор. Не знаю, другими не накуриваюсь.
  Варшавский сел на не менее старинный кожаный диван с кожаными валиками на подлокотниках. Столбов присел на деревянный стул с высокой спинкой.
  - чем могу вам помочь?
  Столбов достал свиток и протянул его Варшавскому. Тот с легкой улыбкой на лице взял пергамент и развернул. Однако по мере того как ученый читал его лицо менялось. Пропала улыбка а нижняя челюсть опустилась чуть ли не подбородка.
  - откуда это у тебя?
  Столбов опешил от такой фамильярности.
  - если мы перешли на ты Марк Давыдович неплохо бы выпить на брудершафт.
  - извините ради бога.
  Руки ученого дрожали. Казалось он держит в руках что то настолько ценное и дорогое что не верит собственным глазам.
  - я получил этот документ от одного человека. Его уже нет в живых. Не могли бы вы мне рассказать в чем суть написанного?
  Варшавский подбежал к столу и стал переписывать текст к себе в ежедневник. Он словно не обращал внимания на Столбова. И стал ровнее дышать только, когда убедился что весь текст точно скопирован к нему.
  - извините Спартак Иванович что вы сказали?
  - что здесь написано и чем ценен этот документ?
  Варшавский рассмеялся. Столбов на мгновение решил что тот сошел с ума. Он закинул руки за голову и хохотал как ребенок. В дверь даже заглянула тетя роза.
  - вот знаете Спартак Иванович. Вот как бывает. Сидишь себе дома собираешься закончить статью по масонским символам в архитектуре городов Европы. А тут приходит к тебе следователь прокуратуры и приносит в руки настоящий клад который ищут уже не одну сотню лет.
  Столбов опешил.
  - это карта клада?
  Снова смех. Варшавский даже закашлялся. Папироса выпала из рук и упала на стол. Он быстро затушил ее.
  - у вас много времени?
  - в смысле?
  - просто это рассказ не пяти минут. Поэтому я и спрашиваю.
  - время есть , лишь бы сигареты не кончились.
  - это поправимо. Тетя Роза сварите пожалуйста вашего фирменного кофе.
  На кухне вспыхнул газ и зашипел чайник.
  - садитесь в кресло, рассказ будет долгий.
  Столбов придвинул к дивану кресло на низких ножках. На небольшой журнальный столик он поставил пепельницу. Столбов положил пачку сигарет и стал слушать.
  - перед тем, как прочитать вам текст, небольшой экскурс в историю. Вы слышали что- нибудь о храме Соломона?
  - это который в Израиле?
  Варшавский усмехнулся.
  - именно. Так вот иудейский царь Давид много воевавший и оставивший после себе приемнику достаточно богатств в виде золота и серебра завещал Соломону будущему царю построить храм богу Иегова. Именно этот храм должен объединить все евреев. Соломон в десятом веке до нашей эры по моему на четвертый год после начала своего царствования принялся за стройку. Он обратился к финикийскому правителю тира Хариму за помощью. Царь нанял приличного архитектора и как сейчас модно говорить кучу гастрабайтеров. Плотники каменщики и тому подобных. Храм строили семь лет. Хирам бодучи умным руководителем раздели рабочих на три класса и каждому классу дал особые знаки отличия для получения зарплаты. Дабы остальные классы не воспользовались привилегией других Хирам приказал держать в тайне эти знаки. Но однажды трое подмастерьев решили вероломно воспользоваться царской кассой и силой выведать тайну знаков высшего класса они подстерегли Хирам когда тот после полуденной молитвы обходил стройку. они сначала спросили его о секретных знаках но Хирам их не выдал. И тогда они убили Хирама, а тело спрятали закопав его в мусоре. Соломон обнаружив пропажу зодчего отдал приказ на его поиски. Убийц было трое. Двое погибли, а третьего выдала собака в пещере где он прятался. Под ужасными пытка тот показал где они спрятали тело . По другой легенде все трое хотели сбежать в Эфиопию, но были пойманы и казнены. Соломон положил в могилу Хирама наугольник линейку и молот со следами крови архитектора. Но Соломон не был бы Соломоном, если бы не поступил иначе, что от него ожидали. Как известно у царя было множество наложниц и любовниц. Говорят их было около семисот. Но любил Соломон якобы царицу Савскую. Так вот когда царица посетила Соломона ей приглянулся и Хирам. Она вступила с ним в связь и родила сына. Через несколько веков помок царицы Савской Навуходоносор разрушит иерусалимский храм.
  - извините Марк Давыдович,- промолвил Столбов. - я понимаю, что вы искушены в истории но какое отношение к делу имеет вся эта давняя история и мой манускрипт?
  - самое прямое. Терпение друг мой и вы будете вознаграждены за ожидание.
  Варшавский был похож на римского трибуна. Его глаза горели руки немного дрожали. Он отпил почти остывший кофе и продолжил.
  - но бог с ней с Савской. Соломон прознал и про это. Он сначала сильно был взбешен и только смерть Хирама от рук убийц спасла зодчего от пыток и казни. Он приказал положить в рот Хираму золотую монету в знак того, что он расплатился за его работу. А вот теперь присказка закончилась, начинается сказка. Так вот эта история начало зарождения масонства. Предметы убийства архитектора основные символы всех масонских лож в мире. И безусловно каждая из лож дорого бы заплатила, чтобы обладать этими артефактами. А теперь к свитку. Смотрите. Текст очень своеобразный часть по латыни часть на армейском. Я такое вижу впервые. Вт что мне пока удалось перевести: сокровища хранит в себе могила
  Того, кого предатели убили
  Там наугольник
  Линейка длинная
  И молот завершивший дело
  Все со следами крови той безвинной жертвы
  Соктрыто было тело
  Под сенью акации молодой
  Три крестоносца разыскали их в предместьях храма Соломона
  И вновь сокрыли прах безвинно мертвого
  Линейку вез на судне старший рыцарь храма
  Но буря, налетев, разбила судно о камни близ Мальты
  Покоилась оно на дне морском
  На суд везли того, кого .....
  На том же месте корабль его пошел ко дну
  И безголовый успел поднять со дна священный артефакт
  ..... судили и он лишился головы, но спрятал он,
  где место скорби и тысяч душ
  Блуждает возле волн морских
  Второй храмовник наугольника хозяин
  Был ранен и блуждал в пустыне.
  Когда он умирал привиделся ему архангел ....
  Он указал несчастному дорогу
  Тот спасли кочевники пустыни
  Там след простыл и рыцаря и артефакта
  А третий молота хозяин
  Отправился с посольством в Византию
  Там он гостил сначала год
  Потом оброс семьей
  О молоте забыл сначала
  Но однажды явились в дом его, посланцы Бафомета
  Потребовали силой вернуть им молот, невинно убиенного
  Сразился с ними рыцарь и был убит
  А молот не нашли тогда убийцы
  Лишь сын его намного позже
  Нашел его и отдал иудею по имени Иоанн
  Тот знал о том, чья кровь печатью гнева застыла на
  Деревянной рукояти молота
  Несчастья стали постигать семью и Иоанна самого
  Он отдал молот в храм близ Константинополя
  Но варвары напав на город много позже
  Сожгли тот храм а молот
  Взял в качестве трофея сын
  Темного жреца
  Что жертвы приносил у черного столба на возвышении
  Во имя бога крови
  Тот спрятал молот в глубокую могилу
  Почувствовав какую силу он несет в себе
  А всех несчастных что копали склеп
  Предали смерти лютой
  Здесь Варшавский запнулся. Он отхлебнул кофе и снова закурил. Едкий дым Беломора витал в комнате в разных плоскостях.
  - сокрыт там молот навыка
  На месте капища богов
   Что лили кровь людей в достатке
  На нескольких холмах
  Построен град великий
  Но место то отмечено печатью демона
  Звезда Анубиса сияет алым цветом
  Там башни и звезды вам укажут путь
  Индейский бог кровавый ждет в храме новых жертв
  Дыра в его челе
  В устах лежит заветная пластина
  Там молот под землей лежит и час ждет
  Чтоб снова выпить крови
  Жрецы уж много лет не могут отыскать
  Наследие убитого финикийца
  Варшавский отложил свиток.
  - это всё?- недоуменно проговорил Столбов.
  - все?!- ученый вскочил с дивана. - дорогой мой Спартак Иванович! Этой находке цены нет. Может быть она затмит гробницу Тутанхамона, найденную лордом Карвероном в Египте.
  - Признаться Марк Давыдович я совершенно ничего не понял из прочитанного.
  - и не мудрено,- снисходительно ответил варшавский. - сейчас я попробую разгадать что у меня поучилось.
  Так вот первые строчки говорят об убийстве Хирама абиффа зодчего иерусалимского храма. Как я и говорил по легенде его убили подмастерья. Убили линейкой наугольником то есть циркулем и молотом. Именно молот в руках убийцы завершил жизненный путь архитектора. Но учтите ни в ветхом и тем более в новом завете упоминания о Хираме нет. Есть версия, что он построив храм, вернулся в родные места. Затем говориться о крестоносцах. По легенде тело было зарыто под молодой акацией. Соломон не стал хоронить тело второй раз. Тем более оно долго лежало спрятанное под мусорной кучей что успела при такой жаре разложиться. Он кладет инструменты архитектора в могилу и золотую монету ему в рот в качестве оплаты. Много позже в 12 веке девять крестоносцев во главе с Гуго де Пейном основывают орден на территории Иерусалима в помощь бедным а так же пилигримам и путешественникам. Они тайно ведут раскопки под храмовой горой. И в районе разрешенного иерусалимского храма, на месте которого арабы построили мечеть. Так вот, через три года, трое из девяти крестоносцев действительно исчезают из Иерусалима! Их следы затерялись и никто не знал об их судьбе. Согласно этому манускрипту именно они нашли могилу Хирама и присвоили реликвии себе. Так вот первый рыцарь перевозил линейку Хирама на судне. Судно у берегов Мальты терпит крушение и рыцарь погибает. Но по странному стечению обстоятельств через какое-то время там же терпит крушение еще одно судно с преступником на борту. Тот замечает линейку и достает ее со дна.
  Варшавский засмеялся.
  - вообще-то эти места очень занимательные. Например в 60 году н. Э. Там же потерпело крушение судно везшее апостола Павла на казнь. Он провел на Мальте какое- то время и успел даже обратить в христианство местного правителя. Павла потом все таки обезглавили. Если вам интересно. Так вот, этот Иероним спрятал линейку на месте древнего алтаря. Там приносились тысячами человеческие жертвы. Уверен, что линейка Хирама до сих пор лежит там. Второй рыцарь затерялся в песках пустыни. И мы не знаем о судьбе второго артефакта - наугольника. А вот третий символ- самый важный для масонов - молот Хирама скорее всего спрятан здесь в России точнее в Москве.
  Столбов слушал рассказ Варшавского как слушает мальчик страшную сказку. Да много крови и тайн, да много непонятного, но какое это имеет отношение к современности? Рыцари тамплиеры масоны Соломон?
  - есть одна пока версия на месте московского кремля некогда было древнее языческое капище. На холме стоял черный столб в виде фаллоса и жрец в четных одеждах приносил человеческие жертвы. С приходом христианства священники на том же месте сожгли всех язычников кого нашли. Ну звезда Анубиса понятно. Это алые пятиконечные звезды на башнях московского кремля. Пока непонятно, что за Индийский бог в храме и что за пластина во рту?
  Варшавский выдохнул и протер лоб клетчатым платком.
  - молот Хирама- это символ безраздельной власти над людьми. Жрецы, которые охотились за ним и хотятся по сей день- это масоны.
  Столбов пока не хотел рассказывать о том что он увидел в Привольном. Варшавский и так слишком эмоционально все воспринимает.
  - скажите Марк Давыдович, а из - за этой бумаги могут убить человека?
  - скажу так Спартак Иванович,- хмуро промолвил Варшавский. - когда крестоносцы искали ковчег завета и чашу Грааля они убили сотни тысяч людей. Гитлер искавший похожие артефакты уничтожил гораздо больше. А молот Хирама стоит на одной лестнице вместе с Граалем ковчегом и другими святынями мира. Так что судите сами.
  Ученый стал прохаживаться по комнате.
  - я не пойму несколько моментов первое если это подлинник то каков возраст документа? Судя по бумаге лет четыреста пятьсот. Не меньше. Судя по печатям и четко вижу крест и розу. Но как господи как подобного рода реликвия оказалась у вас? Вы сказали что человек передавший вам свиток умер? Не так ли?
  - да верно.
  - смерть была насильственная?
  Столбов задумался на мгновение потом резко ответил.
  - уверен что да.
  Варшавский теребил себя за подбородок.
  - есть одно предание, что очень давно существовало два тайных ордена. Они постоянно как бы сказать конкурировали между собой за обладание реликвиями власти. Например взять хотя бы копье Лонгина. Гитлер спал и видел как бы завладеть им. Аншлюс Австрии открыл дорогу к копью которое нацисты перевезли в Нюрнберг, а Гиммлер лично использовал его в своих ритуалах в замке Вевельсубрг. Так вот один орден был основан в Тибете. Его часто называют орденом зеленого дракона но мне кажется это только уловка для непосвященных. Именно этот тайный орден помогал Гитлеру в его эзотерических экспериментах. Другой тайный орден- престол Анубиса был основан в эпоху угасания Египта, как центра мира и культуры. Несколько последних жрецов из храма города Каса а точнее их было тринадцать поклялись возродить культ Анубиса и собрать воедино все символы власти мира.
  Столбов понимал что устал. От такого потока информации голова шла кругом. Пока ничего не было понятно. Хотя варшавский и перевел манускрипт но следователь до сих пор не понимал, чем этот свиток может помочь ему наказать подонков убивших девочек и Веру.
   - вы меня не слушаете Спартак Иванович?
  Голос ученого возник из ниоткуда. Он стоял прямо напортив Столбова скрестив руки на груди.
  - давайте поужинаем я чертовски проголодался?
  - идет,- ответил Столбов, вставая. - признаюсь я за последние дни немного устал.
  Они вышли во двор. Было около десяти часов вечера. Спартак поежился застегивая куртку. В Питере было сыро. Варшавский бодро шагал немного впереди что то напевая себе под нос.
  - здесь поблизости есть неплохая харчевня. Там делают приличные пельмени. Вы любите пельмени Спартак Иванович?
  - а кто их не любит?
  Столбов на всякий случай оглянулся. Никого. Ни машин ни подозрительных людей позади. Где-то рядом играла музыка. Двое собаководов вывели своих питомцев на прогулку.
  - да пока не забыл,- Варшавский немного сбавил темп. - каждая из этих сект ищет молот Хирама с момента смерти архитектора. Они видимо что то знали или догадывались о силе этого артефакта. Даже скажу больше, в официальной литературе да и неофициальной вы найдет тысячи статей о копье судьбы ковчеге завета чаше Грааля Туринской плащанице, но практически не найдете информации о молоте Хирама. А вот, мы и пришли.
  Варшавский указал на небольшую вывеску ресторанчика с названием "у околицы". Они вошли внутрь. За стилизованными под украинский курень столиками сидело несколько посетителей. Варшавский провел Столбова к самому дальнему возле бутафорского плетня. Мазанные белой краской стены горшки на плетне искусственные подсолнухи вязанки лука и чеснока все это создавала картину уютной малорусской избы или харчевни. На деревянном столе лежала льняная скатерть расшитая на украинскую тематику. Стоял подсвечник и деревянные солонка и перечница. Подошел парень официант в кипельной рубашке с широкими рукавами.
  - две порции пельменей,- сказал Варшавский, глядя на Столбова. - салат хлеба черного. Кваса вашего фирменного.
  - бутылку водки,- бросил Спартак в упор глядя на ученого.
  Тот и бровью не повел. Принесли водку и соленья. Спартак налил из графина в стопки и поднял свою.
  - теперь можно на ты!
  Они чокнулись. Варшавский закусил помидором. Столбов налил по второй. Снова чокнулись и выпили.
  - что мне теперь со всем этим. Делать?
  Столбов закурил. Принесли пельмени. Он наколол на вилку один и проглотил.
  - слушай ты же следователь правильно?- вскинув брови, сказал Варшавский поливая сметаной в своей тарелке. - так подключи ресурсы. Давай найдем этот молот. Думаю не всю жизнь тебе бандитов ловить, а мне в архивах копаться? Верно? У нас хорошая команда- твои связи мои мозги.
  Столбов думал. Он налил еще водки.
  - а нам то он зачем?
  - ты странный человек! Когда Шлиман искал Трою, ему никто не верил! И где теперь эти кто ему не верил? История не сохранила их имена. Остался только великий Шлиман. А Картер когда отправился на поиски гробницы? Ему тоже не верили! У нас есть великий шанс попасть в историю.
  - это ты верно подметил Спартак в историю. Я уже попал в одну историю. Не совсем приятную. Я не хочу тебя вмешивать во все это.
  Столбов выпил.
  - за мной вероятно следят. Тебе нужна эта головная боль?
  Варшавский положил вилку на тарелку. Та неприятно звякнула.
  - ну ты даешь Спартак! А что ты предлагаешь? Продолжать жить как жили словно мы и не знаем о манускрипте? Дожить до старости а потом сказать самому себе : да ну и идиот же ты был!
  - пойми,- столбов придвинулся к Варшавскому. - те кто стоит за всем этим опасные люди.
  - я знаю. У тебя нет выбора старик. Они все равно найдут тебя. Да теперь скорее всего, и меня. Им очень нужен этот документ. У их на него свои планы.
  - послушай Спартак,- Столбов замотал головой.
  Он в двух словах рассказал Варшавскому о своей поездке в Привольный. Он упустил несколько деталей, но в общем рассказ был полным. Варшавский слушал внимательно, иногда он хлопал себя по коленке.
  - ты говоришь головы девочек были под колпаком а во рту что то торчало?
  - да какая то пластина.
  - это орден престола Анубиса. Они приготовили терафим. Но для чего?
  - чего приготовили?
  - терафим, - это, Марк стал что-то говорить, но Спартак его уже не слышал.
  Он вдруг вспомнил далекий 1978 год, вспомнил события, которые произошли с полковником Спартаком Столбовым в 1978 голу в Афганистане. Однако прежде чем я начну перепечатывать страницы его дневника, я должен ввести читателя в курс дела. В 2009 году во время ремонта крыши молния попала в полковника Столбова. Кроме него на крыше работало еще четыре человека. Все они остались невредимы. Однако полковник вскоре умер в больнице. Странным было то что после того как молния попала в него он вернулся в дом и самостоятельно поехал в госпиталь. Там врач определил его в отделение травматологии. Ночью полковнику стало хуже. Его перевези в реанимацию. Хирург решил оперировать. И тут врачи были поражены. Как только скальпель коснулся кожи больного и появился первый разрез по операционной распространился чудовищный зловонный запах. По свидетельству хирурга Андрея Ивановича Комарова медсестра, помогавшая ему на операции, потеряла сознание. Именно с этого момента началась цепь загадочных событий объяснение которым не найдено и по сей день. Когда хирург продолжил операцию то обнаружил что все внутренности больного были странным образом поражены- словно что-то сожгло полковника изнутри. Однако врачу не удалось спасти пациента и ровно четыре утра полковник умер не приходя в сознание. Об этом случае была написана статья в медицинском вестнике номер 7 за 2009 год. Так как у полковника не было родных все его имущество перешло ко мне - его племяннику.
  Несколько недель занял процесс вступления в наследство. Я давно не был у родного дяди в Краснодаре. Пришлось взять отпуск и уехать на юг чтобы уладить все формальности. Я не сразу отыскал дом где жил Столбов. Открыв дверь трехкомнатной квартиры я уловил едва заметный запах плесени и сырости. Казалось что здесь давно никто не жил. Хотя после смерти прошло всего четыре дня. Дальнейшие мои исследования только укрепили мои мысли. Холодильник был совершенно пуст. Открытая дверца говорила о том, что уже как минимум несколько месяцев здесь никто и ничего не хранил. В спальне стояла нетронутая кровать устланная каким то древним покрывалом с изображением медведей в лесу. На тумбочке лежала газета. Я с удивлением обнаружил что она была за 7 ноября 1983 года. Но это было еще на самое загадочное в квартире моего дяди. На столе я обнаружил письмо. Оно было адресовано мне. Я включил свет и стал читать неровные почерк полковника.
  " если ты читаешь это письмо мой дорогой племянник значит меня уже нет в живых. Скажу правду ничему не удивляйся. С квартирой и машиной распоряжайся по своему усмотрению. Главное о чем я хочу тебе сказать это тот небольшой чемодан под кроватью в моей комнате. Там ты найдешь ответы на некоторые вопросы а может быть вопросов возникнет значительно больше. Там спрятан мой дневник который я вел с того дня когда я оказался в Афганистане. Когда ты его начнешь читать ты подумаешь что я сумасшедший. Но это не так и если у тебя хватит терпения дочитать его до конца ты поймешь что я в здравом уме и доброй памяти .
  PS не повтори мои ошибки, Спартак Столбов"
  Я положил лист бумаги на стол. Под кроватью в спальне я нашел черный чемодан который под толстым слоем пыли казался серого цвета. Он был закрыт на обычную защелку. Я открыл его и увидел несколько тетрадей с пожелтевшими страницами. Всего их было шесть. На дне еще лежали старые газеты. На мя смотрели лица героев передовиц прошлого. Я отнес чемодан в зал и протерев обложки тетрадей открыл первую страницу.
  "13 сентябяр1978 года кабул Афганистан.
  Мы приземлились в аэропорту Кабула глубока за полночь. Профессор устал от перелета на военном борту но его глаза горят от нетерпения. Академия науки СССР второй раз финансирует экспедицию в Афганистан в поисках золота Бактрии. В составе экспедиции 13 человек. Правительство Афганистана обещает поддержку на всех этапах раскопок. Я лейтенант первого управления КГБ СССР Спартак Столбов. Меня направили в экспедицию в качестве переводчика. Никто не догадывается о моей настоящей должности и задаче. Я в совершенстве владею фарси а так же арабским языками.
  Нас поселили в гостинице. Представитель министерства культуры Афганистана Мирза Кадани пообещал что утром мы получим транспорт на север страны и дополнительное оборудование. В номере очень холодно. Укрываюсь верблюжьим одеялом. Хочу выспаться.
  
  14 сентября1978 года.
  
  Мирза разбудил меня в шесть утра. Я побрился, перехватил бутерброд и вышел в приемную министра культуры, которая с утра уже была забита людьми. Секретарь - Римма Васильевна- была женщиной дородной, с "модной" прической на голове в виде "Фонтанов Парижа" или еще что-то в этом роде (признаемся, кончено, Бридже Бордо с нее была никакая, тем более возраст, возраст уже давно взял свое и отдавать, безусловно, не собрался). На Римме Васильевне было надето кричащее красными маками и пионами синтетическое платье с длинным воротником, два больших рубина на пальцах лишний раз подчеркивали всю пестроту сегодняшнего туалета секретаря министра. Всем своим видом она показывался раболепную преданность к министру, прогибаясь при каждом звонке прямого телефона, при этом, пережила уже четырех начальников и о каждом предыдущем за глаза говорила столько гадостей, что хватило бы на целую книгу.
  Римма Васильевна восседала за большим столом, на котором громоздился огромный монитор компьютера, впрочем, который ни разу не включался, а был установлен для антуража. Правда один раз она включила его и нажала несколько кнопок, после чего системный администратор министерства три дня чертыхался, поправляя очки, пытаясь реанимировать систему. На этом и закончились все эксперименты с техникой для Риммы Васильевны. Она и сама говорила: "На кой мне этот компьютер? Я раньше с одним блокнотом управлялся... И документы принимала и почту расписывала, а теперь поизобретали очкарики и умничают тут, словно вокруг одни неучи собрались. А я может, сама не хочу этот компьютер учить, у меня, может, дел важных полная корзина!" После этой тирады системный администратор чуть не подавился от смеха, будучи как раз под столом. А Римма Васильевна одарила его презрительным взглядом, и пошла варить себе кофе.
  В верхнем ящике стола, когда он открывался можно было заметить последний вариант "Сонника для женщин среднего возраста", с двумя закладками на букву "С"- смотрины и "И" - извозчик. Из увиденного можно было предположить, что Римме Васильевне уже давно снятся одни и те же сны: извозчик и смотрины, в одной известной ей последовательности. Кроме сонника лежала фотография любовницы мужа, сплошь утыканная булавкой, таблетки от головы, два десятка авторучек, календарик за прошлый год, и поздравительная открытка с факсимиле министра - "Единая Россия - с новым годом!". Почему-то Дед Мороз был со значком члена партии, прикреплённом к тулупу, на фоне триколора. Мешок у Деда Мороза распух от подарков, но глаза были такие хитрые, что будто только он знал, кому и какие подарки причитаются в этом году. Позади него жались друг к дружке северные олени, а на санях художник, решив, что гонорар прямо пропорционален количеству членов "Единой России", изображенных на открытке, написал: "Политсовет". В санях сидела Снегурочка, медведь с чудным образом заломанной на затылок шапке, и два лихих парня в косоворотках, как две капли воды похожих на президента и премьера, при этом медведь обнимал обоих своими лапищами.
  Две упаковки Пенталгина и початая пачка Мальборо: министр иногда курил, когда сильно нервничал. Вот собственно и все....
  А что в приемной? Посмотрим повнимательнее на ранних посетителей. Первый- мужчина средних лет в коричневом костюме и таких же туфлях. Лицо он имел круглое, гладко бритое, не немного помятое: под глазами небольшие мешки, а челюсти украдкой, когда Римма Васильевна отвлекалась, ритмично двигались, пережевывая мятную жвачку. По-видимому, вчерашний вечер в гостинице Астория прошел удачно. От мужчины разило французской туалетной водой, что вкупе с запахом мяты и алкоголя создавало необычайный аромат под названием: "Утро, понедельник, на работе". Второй посетитель разительно отличался от первого. Это был молодой человек лет тридцати-тридцати пяти, высокий, лицо он имел довольно симпатичное, модная прическа и маникюр говорили о том, что за своей внешностью он следит регулярно и даже дотошно. На лакированных черных туфлях ни пылинки. Дорогой костюм и шикарный галстук дополняли картину этакого Денди. Рядом с молодым человеком сидела женщина бальзаковского возраста, в строгом брючном костюме и кожаным портфелем на коленках. Эта посетительница была несколько раз одарена презрительным взглядом Риммы Васильевны, которая в каждой входящей к министру даме инстинктивно видела свою конкурентку.
  Пока министра не было на месте Римма Васильевна тихонько включила телевизор. Экран был повернут в ее сторону и поэтому ни начальству, ни посетителям не было видно, что там показывают. А показывали там любимый сериал Риммы Васильевны: "Вера, надежда, любовь". Правда эту серию она уже видела, но оторваться все равно не могла. В этот момент началась программа новостей. Римма сделала громкость побольше и уставилась в экран. Ведущая новостей с лицом куклы и взглядом Горгоны с упоением рассказывала об очередной инициативе премьер-министра: "Сегодня премьер министр России Владимир Владимирович Путин объявил о создании Объединенного народного фронта, куда войдут все общественные, политические и иные прогрессивные силы, для работы на благо страны. Президент России Дмитрий Медведев по словам премьера тут же поддержал инициативу Единой России..."
  Последние слова дикторши были комканы неожиданным появлением министра. Министру было около пятидесяти, он имел лысину на голове, нос картошкой, кривые губы, словно всегда надсмехающиеся над собеседником, и еще он немного картавил. Сегодня его лоб был покрыт испариной, а руки немного дрожали. Римма знала этот сигнал- оно тут же открыла ящик своего стола и вынула пачку сигарет. Зажигал лежала тут же. Министра хлопнул дверью и Римма Васильевна, строго зыркунв на посетителей, мол, не беспокоить до особого распоряжения, тихонько просочилась в кабинет.
  Министр был в своей комнате отдыха. Римма тут же уловила запах коньяка и звук закрывающегося холодильника. Потом тишина. Через мгновение звук глубокого глотка и смачное причмокивание лимоном. Министр вышел к столу с легка покрасневшим лицом.
  - Ты смотрела новости? - спросил он Римму, усаживаясь за стол.
  - Только что смотрела, Николай Петрович, еще не успела сообразить...
  Взгляд министра был более чем выразителен: когда она успеет что-либо сообразить? Хотя вряд ли. Если и успеет...
  - Хотите покурить, Николай Петрович? - услужливо поинтересовалась Римма Васильевна, положив пачку сигарет на стол.
  Ее алые перстни отразились в зрачках начальника словно угольки в костре.
  - Какая сигарета, Римма? - министр поднял глаза кверху.
  На стене висело два портрета: президента и премьера. Глаза у обоих были немного лукавые, словно хотели сказать- ребята, мы ведь только веселимся, ничего личного. Правда почему то портрет премьера был немного больше по размеру. Министр это заметил давно, но постарался сделать вид, что ничего не понял.
  - Римма Васильевна, в то время как наш премьер борется за здоровье нации, а президент увеличивает ассигнования на развитие спорта, вы, изволили предложить мне сигарету?
  Министр гневно свернул глазами, но сигарету взял и нервно закурил. Римма стояла неподалеку, согнувшись и ожидая дальнейших указаний.
  - Что ни день, то новости! - рука Николая Петровича теребила край галстука. - Только мы отчитались по партийным спискам, вновь принятых членов Единой России по управлениям культуры и министерствам федерации, как теперь они придумали какой-то народный фронт!
  Столь фривольная речь министра быстро влетела в одно ухо секретарши и тут же вылетела. Но даже несмотря на природную глупость, в сердце Риммы закрались какие-то неприятные нотки.
  - И что теперь? Придется начинать все заново?
  Тут Николай Петрович спохватился и его взгляд затуманился.
  - Думаю, премьер принял правильное решение! Как нам без народного фронта? Только мы отметили годовщину победы, только прошел парад на красной площади. И теперь единым фронтом мы как один начнем идти победным шагом на благо России.
  Эти слова возымели свое действие: глаза Риммы Васильевны затуманились. В это время она была похожа на куклу, которой долго били головой о стену, а потом посадили на кукольный стульчик и окатили кипятком. Она еще раз прогнулась и отошла на два шага в сторону.
  - Послушай Римма, теперь в фаворе будет тот, у кого членов народного фронта будет больше, ты понимаешь о чем я?
  - Конечно, Николай Петрович, я все понимаю.... Чем больше членов, тем больше мы в фаворе.
  Слова Риммы про члены несколько не воодушевили министра.
  - Министру хорошо... Отдал приказ своим милиционерам, точнее полционерам - они под козырек, и все уже единый фронт с первого числа, другому еще лучше, только он половину всех выборов делает в стране со своими оловянными солдатиками. А мне, у меня интеллигенция! Им не прикажешь!
  - Это верно, вот я, например...
  - Помолчи Римма! - министр глубоко затянулся.
  Он выпустил дым и задумчиво уставился в окно.
  - Что мне делать? Завтра спросят меня на планерке, а сколько у вас новых членов объединенного фронта? И почему фронта? - подумал министр. Война давно закончилась, а мы опять на фронт.
  Он снова посмотрел на портреты "святых" на стене.
  - Римма Васильевна, сколько раз я говорила вам протирать рамки, ведь мухи загадили портреты!
  - Николай Петрович, я... - попыталась оправдаться секретарша.
  - Ежедневно протирайте портреты! Ежедневно с утра.
  - А зимой? - вдруг спросила Римма.
  - А что зимой?
  Министр только сейчас заметил, что портрет премьера был загажен больше. Почесав затылок, он поднял брови на Римму Васильевну.
  - А что зимой?
  -Зимой ведь мух нету, Николай Петрович... Тоже протирать?
  Поставленный в тупик этим вопросом министр пробурчал:
  - Тоже...
  Министр положил на стол портфель и достал несколько документов. Римма Васильевна подобострастно ожидала очередного поручения.
  - Кто в приемной? - словно отойдя от некого наваждения, поинтересовался Николай Петрович.
  Секретарша отрыла свой блокнот, куда записывала все звонки министру и так же фамилии посетителей и цель их прихода.
  - Первый, начальник управления культуры нского города, Алексей Алексеевич Самохвалов.
  - Он был раньше записан, что-то я его не помню, - задумчиво вымолвил министр, всеми мыслями будучи в свой комнате отдыха со стаканом коньяка.
  - Нет, он попросился вчера, сказав, что дело срочное.
  - Хорошо, пусть войдет первым, а потом остальные.
  Римма Васильевна удалилась. Выйдя из кабинета, она всем видом показала, что министра не в настроении, от чего у первого посетителя, настроение совсем испортилось и он, уже было хотел дать стрекоча.
  - Самохвалов, входите, - ледяным голосом вымолвила секретарша и посмотрела на часы. - Потом вы, молодой человек.
  Самохвалов трясущимися руками взял папку и, проглотив от страху жвачку, открыл тяжелую дверь кабинета.
  - Можно? - тихонько спорил Алексей Алексеевич, входя внутрь.
  Министр делал вид, что читал документы, хотя голова была забита одной проблемой: как сейчас объяснять людям, что нужно теснее сплачивать ряды в народном фронте.
  - Слушаю вас, - отвлеченно произнес Николай Петрович.
  - Здравствуйте, господин министр, - робко промолвил Самохвалов, присаживаясь на край внушительного кожаного кресла напротив стола министра.
  - Слушаю вас, вы, кажется, вчера записались на прием, сказав, что дело не терпит отлагательств?
  - Да, Николай Петрович.
  Руки Алексея Алексеевича немедленно вспотели, от чего он поспешил их вытереть о брюки.
  - Я приехал к вам, чтобы сообщить о назревающих беспорядках в вверенном мне управлении.
  Министр отрешенно посмотрел в окно.
  - А на местном уровне, вы не можете справиться с этими вашими беспорядками?
  - Видите ли, Николай Петрович, - Самохвалов смущенно опустил глаза. - я лично несколько раз обращался к губернатору, но...
  Повисла пауза.
  - Ну и что?
  - Дело государственное! У нас в городе есть театральная труппа, которая частично находится на финансировании муниципалитета. Так вот, три недели назад, их руководитель, Тимофей Мямлин заявил, что все актеры вышеназванного театра хотят покинуть ряды нашей незабвенной партии Единой России!
  Министра передернуло.
  - Так вот, этот Тимофей Мямлин, проводит резкую антигосударственную агитацию, говорит о том, что скоро выборы, будет, извиняюсь, другой президент и все станет по новому. На очередном активе, в доме культуры, ихний коллектив, разом написали заявления о выходе из партии, и все было бы тихо, если бы в городе не началась цепная реакция...
  - Какая реакция? - грозно спросил министр.
  - Извиняюсь, цепная.
  Самохвалов дрожащей рукой вытер пот со лба несвежим платком.
  - Мы, конечно, осудили их действия, коллективно, подготовили резолюцию, собрали подписи, я лично написал три статьи в местную нашу газету от культурной общественности города, но стало еще хуже.
  - В каком смысле? - министр почувствовал, что разговор серьезный.
  - Хуже в том смысле, что теперь из партии хочет выйти местное объединение художников и писателей.
  - А куда смотрит ваш актив?
  Алексей Алексеевич потел все сильнее и сильнее.
  - Активом руководит наш мэр, и вроде резолюции принимаем, и вызывали каждого для беседы... Да, наш голова городской тоже, простите, не ангел, забурел, как никак второй срок. Мигалку на машину поставил. Пьянствует, безобразничает.
  - Какие к черту резолюции! - вскипел министр, стукнув кулаком по столу. - А что пьянствует, пусть хоть под забором валяется, только где результат? Где новые члены партии?
  - Так вон в чем беда, не слушается нас интеллигенция! Пропади она пропадом. Говорит нельзя за такую зарплату искусство людям нести в массы. А тут еще недавно милиция арестовала моего заместителя, тот, как они говорят, приписывал мертвых душ в театральную труппу, и получал зарплату за них.
  Рука министра дернулась к телефону, но повисла в воздухе.
  - И что вы предлагаете, - министр посмотрел в листок, оставленный секретаршей.- Алексей Алексеевич?
  - Я, извиняюсь, прошу о помощи. Нельзя ли нам прислать кого-нибудь от вас, так сказать, для устрашения, и всего такого. А то не равен час дойдет до президента, потом хлопот не оберешься.
  Последние слова вызвали нервную дрожь в руках министра. Он тут же вспомнил последнее совещание. Времена наставали лихие. Он нажал кнопку селектора.
   - Римма Васильевна, Виктор Юрьевич вернулся из командировки?
  Лицо секретарши побелело. При упоминании этого человека, у всех работников министерства перехватывало дыхание. Но об этом позже.
  - Я сейчас проверю, - дрогнувшим голосом промолвила секретарша.
  Министр подошел к окну. Во дворе стояла его служебная машина с мигалкой. Возле машины стояло два старых жигуленка и один "москвич" с синими ведрами на крышах. Министра давно привык к этим ребятам. Они не давали проехать ни ему ни многим его "товарищам" по портфелем и некоторым депутатам. Водители о чем-то оживленно беседовали с гаишником, отчаянно размахивая руками, при этом снимая все на камеры. Гаишник был здоровенного роста и отрешенно слушал электорат. Казалось, все ополчились против власти, думал Николай Петрович. Ну стоит у него мигалка, ну едет он по встречной полосе, так ведь служба государева не терпит опозданий. А дела у них важные, все о народе думают. И днем и ночью, не перестают. А эти что- подождут. Жить-то стало лучше!
  Раздался звонок внутренней связи.
  - Виктор Юрьевич вернулся и находится у себя в кабинете.
  Министр поморщился, но нажал несколько кнопок.
  - Виктор Юрьевич, можете зайти ко мне?
  В кабинет вошел мужчина неприметной наружности. Был он небольшого роста, руки имел несколько короткие, голова круглая, коротко стриженная, глаза маленькие неопределенного цвета. Виктор Юрьевич был одет в обычные костюм, которые носят тысячи чиновников. В правой руке он держал ежедневник, чуть потрепанный, но там, все было очень аккуратно записано, отмечено и подчеркнуто. Вообще это был очень аккуратный человек. Когда в министерстве возникали проблемы в том или ином регионе, Виктора Юрьевича бросали, как говорится " на амбразуру".
  И всегда он возвращался с результатом.
  - Присаживайтесь, - министр указал рукой на стул напротив Самохвалова.
  - Это руководитель управление культуры, Самохвалов Алексей Алексеевич... - представил гостя министр.
  Виктор Юрьевич открыл свой волшебный ежедневник. И ..
  - Самохвалов Алексей Алексеевич, 1967 горда рождения, женат, двое детей, любовница, это пропустим... Ага вот, в городе творится черт знает что, в партию не вступают, мало того, пачками бегут. Культура в запустении. Здание дома культуры капитально ремонтировали два года назад, потратили 60 миллионов, правда в прошлом году обвалился потолок и часть полов ушло в подвал... Мэр получил откат, фирма, выигравшая тендер, ликвидировалась в прошлом году. Дело быстро возбудили, но так же быстро и закрыли.
  Глаза Самохвалова готовы были выпрыгнуть из орбит и покатиться по столу министра. Он то и дело вытирал пот со лба, и крутил головой как медведь у дупла с дикими пчелами.
  - Да, Виктор Юрьевич, вы как всегда показали знание вопроса.
  Николай Петрович открыл ящик стола и достал лист бумаги. Он сделал несколько росчерков наливной ручкой и вручил бумагу Виктору Юрьевичу.
  - Езжайте, любезный Виктор Юрьевич с господином Самохваловым, езжайте, мне надо, чтобы вы лично разобрались с вопросом и провели так сказать...
  Министр запнулся.
  - Я все понял, господин министр.
  Виктор Юрьевич, что-то чиркнул в блокноте, и вышел из кабинета вслед за Самохваловым...
  
  В уездном городе, что жемчужиной блестит на юге России почти тысячу лет, настало утро. Утро как утро. Обычное для этих мест: сначала несколько прохладное, пока солнце не успеет раскалить асфальт, потом светило входит в свои права, и когда асфальт начинает плавиться под его не беспощадными лучами, окончательно входит в свои права.
  Раннее утро. По улице вдоль центрального парка бредет мужчина. Сказать о его возрасте очень сложно, ибо возраст мужчины не определен. Есть люди, чьи года скрываются за моложавым лицом, без морщин, нежными руками, никогда не знавшими ни молотка ни рубанка. Одет мужчина был просто: несвежая безрукавка, простые брюки, слегка испачканные вчерашними пивом и "отверткой". Под мышкой он держал паку, его любимую папку, где хранил, исписанные от руки клочки бумаги, с одной ему известными письменами. Звали его Тимур. Некоторое время назад он был успешным доцентом кафедры философии местно университета. Любил науку, философские споры и... женщин. Именно женщина погубила его только начавшуюся успешную карьеру. А именно, декан факультета застал Тимура со студенткой второго курса Катериной Ступаковой в аудитории в весьма пикантной позе, прямо на столе преподавателя. Дальше было просто и достаточно быстро. Тимура уволили за аморалку, а он ушел в глубокий запой и оппозицию. Время, признаться, было лихое: семья тогдашнего президента Ельцина потихоньку распродавала страну, появилось великое множество разных мошенников: от рыжих до лысых, скупавших все на корню. Пока на их смену не пришли другие, более изощренные и "талантливые" "господа".
  Оппозиция быстро приняла Тимура в свои ряды, ибо писал он складно, а говорил убедительно. Тем более, в рядах "красных" таких кадров было по пальцам пересчитать. Денег они не платили, но наливали исправно... Тимур потихоньку спивался. Вот и сейчас он встал пораньше, чтобы попасть на прием к местному "олигарху" - директору городских электрических сетей Степану Феофановичу Мерзлому. Степан Феофанович Мерзлый руководил городским электричеством кажется с того дня, когда большевики провели первый провод в уездный город из волостного центра. Можно сказать, что его контра была неким подобием продолжением его дома, так как и дом уважаемого Степана Феофановича стал продолжением его конторы или наоборот? С раннего утра в приемную предобрейшего руководителя тонкими струйками стекались разномастные людишки: просители разных мастей- от коммивояжеров до продавцов рекламы в прекрасные журналы: "Сто лучших физиономий юга", "Лучшие люди", "10 человек, которые влияют на нас". Вот и наш Тимур спешил навстречу судьбе и возможным пятистам рублям, которые он планировал получить за публикацию в альманахе, который Тимур писал уже пять лет, и трижды успел продать рекламные места на его страницах. А деньги Тимурке были очень нужны: после вчерашних посиделок с оператором местного телеканала (телевидение тоже было в этом городе, но об этом позже) Андреем Козлиевским, он чувствовал себя прескверно, если не сказать больше.
  - Опа! Тимур! - раздался чей-то зычный голос. - Ты ли это?
  Глаза доцента сфокусировались на говорившем. Перед ним, словно из пустоты сформировался силуэт.
  - Старик! Ты куда так рано?
  Незнакомец был одет немного странно: полосатые носки, Черный, не по погоде костюм, белую кепку, лихо заломленную набекрень, алую майку под пиджаком, в верхнем кармане пиджака торчала алая гвоздика, правда немного увядшая. Через плечо висел походный рюкзак цвета хаки.
  - Я, извиняюсь, мы знакомы? -Тимур пытался восстановить в памяти образы хоть как-то сочетавшиеся с лицом незнакомца, но... ничего не вышло.
  - Знакомы? Да мы поди с тобой два года на одной кафедре пыль глотали! Ты забыл?
  - Не припоминаю... - голова болела, а мозг отчаянно сопротивлялся нормальной работе.
  - Здорово ты набрался вчера! Меня зовут Спартак Столбов! Я не знаю, кто я и откуда, может, ты поможешь мне разгадать одну загадку?
  Тимур тряхнул головой. Он совершенно ничего не понимал.
  - А какую загадку?
  Спартак только ухмыльнулся и, лишь промурлыкав, словно кот, бросился на Тимура и впился в его шею своими острыми клыками. Кровь из артерии фанатом брызнула на раскаленный асфальт. Тело еще несколько мгновений билось в конвульсиях, потом... затихло. Спартак, утолив жажду, встал, отряхнулся и, напевая что-то из Вагнера, пошел медленно прочь...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Волкова "Попаданка для принца демонов 2"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Вэй "Меня зовут Ворн"(Боевое фэнтези) О.Рыбаченко "Геном Варвары-красы и космические амазонки"(Боевая фантастика) А.Джейн "Подарок ангела"(Любовное фэнтези) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) Рерол "Андердог"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru ��Дочь темного мага, часть 1��. Анетта ПолитоваОтдам мужа, приданое гарантирую. K A A��Как снег на голову�� II. Ирис ЛенскаяВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеОфисные записки. КьязаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаОсвободительный поход. Александр МихайловскийНевеста двух господ. Дарья Весна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"