Павин Сергей Викторович: другие произведения.

Знакомство (копи)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:


Бывает так, идешь себе по улице никого не трогаешь, да и мысли твои где-то совсем в другом месте и вдруг бац! Навстречу тебе та, что ты видел во сне, что рисовал, но не знал как это будет в действительности. И вот ты уже весь здесь и сейчас, вернее ты весь в ней, в отличие от нее, так как она абсолютно не выделила тебя из толпы и такой необходимый тайный знак, намек на то, что это именно тот редкий случай, когда надо бросать все и добиваться аудиенции у объекта твоего, пусть и сиюминутного вожделения, отсутствует. И тогда ты, на свой страх и риск, берешь судьбу в свои руки и идешь напролом. Главное это заранее подготовить себя к отказу, ну какой-нибудь успокоительной формулой - типа: надо попробовать да - да, нет - так нет, ничего страшного. И вот вооружившись мощной психологической защитой и фактически равнодушный к результату, ты устремляешься за прекрасной незнакомкой с одной лишь целью - закончить этот немыслимый дискомфорт от огромного желания познакомиться и комплекса неполноценности в случае если ты струсишь и не подойдешь. А вдруг это твоя судьба?
Именно с такими внутренними переживаниями я настиг прекрасную девушку и, извинившись, выдал первое, что пришло в голову:
- Не подскажете как пройти к центральному универмагу? - Должно быть, близость этого объекта до той степени, когда с легкостью читается название, подтолкнула меня к такому вопросу.
Девушка остановилась и, окинув меня взглядом, мило проговорила:
- Вот же он.
- Вот это? - типа удивился я и посмотрел на универмаг.
- Да.
- Спасибо большое, а не подскажите, есть ли там фотоаппараты? - вдруг осенило меня.
- Не знаю.
- Просто я бы хотел запечатлеть вас на память, как эталон красоты. Теперь я буду знать, что он существует, - понесло меня.
- Кто? - Девушка улыбнулась.
- Эталон, я видел его во сне, но так и не смог представить какой он в жизни.
- Спасибо.
- О нет! Это вам спасибо.
Девушка хихикнула и неспешно пошла дальше.
Я смотрел ей вслед и размышлял, что же делать?
Наконец я решился и надо сказать, что ничего оригинального в моей голове не созрело. Я вновь догнал незнакомку и, судя по тому, с какой легкостью она отнеслась к моему присутствию, можно было сделать вывод о некотором ее ко мне расположении. Это несколько вдохновило, но, к сожалению, не в плане идей.
- А вы не будете возражать, если я вас провожу? - мой заискивающий голос показался мне противным.
- Ну проводите, - ответила она с деланным равнодушием. А впрочем, может и не с деланным.
- Мое имя Николай, - вдруг выдал я.
- Очень приятно.
- А как ваше?
- Катя.
- Какое милое имя, очень приятно.
Вышло совершенно рядовое знакомство, хотелось быть оригинальным и напряженные мозги пытались выдать что-то необычное. Но, как это бывает, волнение сыграло на руку банальности.
- Вы сильно спешите?
- А разве по мне не видно, что нет.
Этот ответ несколько меня обескуражил.
- А тогда, может..., не выпить ли нам где-нибудь кофе?
- Спасибо, но что-то не хочется.
- Катя, вы, наверное, с работы, уставшая, а тут я нарисовался, да? - спросил я, все белее теряя уверенность.
Часто именно так и бывает, что вот, с тобой познакомились, ты добился, чтобы тебя не прогнали и это уже полпобеды, но вдруг выясняется, что внутренне ты к этому абсолютно не готов, по крайней мере, в данную минуту.
- Да нет ничего, а вы откуда?
- Я с работы, иду домой. Так может..., просто погуляем.
Девушка остановилась, и ее прекрасное личико повернулось ко мне. Она пристально смотрела на меня какое-то время, после чего слегка улыбнулась и произнесла довольно мило:
- Ну давайте попробуем.
Вот тут и начались мои мучения, я бы с удовольствием записал ее телефон и расстался до более благополучного для меня времени, но Катя согласилась погулять. И как мне умудриться ее не разочаровать за это время?
Мы свернули в ближайший парк и побрели по аллее густо усыпанной опавшей листвой. Надо сказать, что это мое любимое время года, когда еще не холодно и светит солнце, а на деревьях густая палитра из только начинающих желтеть и более поздних красных крон. Обстановка более располагающая к философским размышлениям, чем развлечениям, скорее, усугубляла мою ситуацию. Пара неумело рассказанных мной анекдотов, самому мне показалась не смешными, что только подтвердило мои опасения. Почти отчаявшись, я перевел разговор на все что видел перед глазами и, как не странно, нашел в своей спутнице живой отклик и прекрасную собеседницу.
Неторопливо шурша листьями, мы болтали о красотах окружающей нас природы, и, казалось, этой теме не будет конца. Но когда лучи заката позолотили верхушки деревьев мы смолкли и продолжали шествовать уже в тишине.
Я вновь начал напрягаться.
- Знаешь Коля, не надо говорить того что идет не от души, все эти этикеты по поддержанию разговора призваны скорее исказить внутренний мир человека и соответственно не получить желаемого расположения собеседника. - Проговорила Катя философски.
- Как хорошо ты это сказала, и как правильно, - воодушевился я.
Девушка явно была образованной и совсем не поверхностной. Она так ловко привела меня в чувства, что я невольно восхитился таким удачным сочетанием ума и красоты.
Вскоре солнце полностью скрылось и парк погрузился во мрак. Мы находились на дальней аллеи и фонари то ли отсутствовали, то ли просто не включались, как бы там ни было, но мы шли рядом и уже с трудом различали окружающее.
- Ну что, - Катя остановилась и подняла ворот куртки, - мне пора домой.
- А может все-таки зайдем куда-нибудь, чайку выпьем, - предложил я, будучи уверенным в отказе.
- Ну давай зайдем.
- Ну вот и отлично, - обрадовался я и вместе с тем вновь растерялся. Девушка была для меня непредсказуема.
Мы свернули на центральный проход парка. Он был хорошо освещен, типичная показуха, как и все в жизни - завлекают яркой аллеей, но потом мы попадаем в царство мрака. Но человек любопытен, к тому же он знает, что все в жизни имеет фасад, а реальность, скрывающаяся за ним, может быть совершенно другой.
Вот на какие размышления меня навел резкий контраст в освещении.
- Ну что, может в "Кристалл"? - спросил я.
- Нет, давай выйдем из парка.
- Хорошо, - с готовностью поддержал я в тайне радуясь, ибо кафе мне не нравилось и единственное его преимущество перед другими сейчас состояло в том, что оно было близко.
Вскоре мы вновь оказались на городской улице.
Вечерний центр встретил нас яркими витринами и мельканием неона. Слишком явный контраст с темными аллеями бил по глазам. Шум городской улицы сдул весь прежний романтизм и я почти тут же заскучал по тихому парку.
Катя остановилась перед какой-то вывеской, я проследил направление ее взгляда. Надпись гласила: "фото на эмали с 10 до 17 часов". Внутри у меня что-то екнуло.
Девушка уже смотрела в другую сторону и по отстраненному выражению ее лица нельзя было угадать столь странное любопытство.
- Катя, у тебя все нормально? - поинтересовался я на всякий случай.
- Что ты имеешь ввиду?
- Ну там..., вообще.
Она загадочно улыбнулась.
Мы продолжали идти по улице и я немного разошелся, теперь мои анекдоты были более удачными, что подтверждала реакция Кати. Я заметил знакомое кафе и предложил переместиться в более уютное место.
Мы зашли внутрь и, выбрав столик в углу, расположились напротив друг друга. Официантка, проходя мимо, бросила:
- Сейчас к вам подойдут.
- Да уж пожалуйста, - нетерпеливо выдал я. - Ты что будешь?
Девушка пожала плечами. После чего поднялась и произнесла извинительным тоном:
- Я сейчас.
Туалет был рядом с входом, именно в той стороне и растворилась Катя.
Вскоре подошла официантка и, глядя на пустое место передо мной, положила два меню.
- Вы вдвоем? - спросила она вежливо.
- Вроде да, - пожал я плечами.
Я листал меню и не видел букв.... Прошло уже минут двадцать, а моей новой знакомой все не было.
- Значит сбежала! - в сердцах сделал я вывод.
Опять подошла официантка и уже в который раз осведомилась не выбрал ли я чего-нибудь.
- Кофе, - бросил я небрежно.
- Один? - девушка удивленно посмотрела на по-прежнему пустое место.
- Да, пока да.
Я сидел уже около часа и мне окончательно все стало ясно. Так мило начавшееся знакомство оборвалось совершенно неожиданно. Что послужило причиной и почему Катя выбрала именно такой способ исчезновения, оставалось для меня загадкой.
Я молча пил коньяк, который заказал после кофе, и размышлял. Ведь казалось, что победа близка, оставалось только записать телефон, но девушка неожиданно исчезает. Почему? - Вновь и вновь вставал передо мной вопрос. - Я ей не понравился? Тогда зачем она мне голову морочила? Или нет, я ей вначале понравился затем разонравился. Или нет, я ей и не нравился, просто нужно было убить как-то время, - выдавал я одну теорию за другой.
Как бы там ни было, но, выпив свои сто пятьдесят граммов коньяка, я буквально перед закрытием покинул это, некогда приятное для меня, заведение.
Дежурившее неподалеку такси оказалось как нельзя кстати.
- На Дмитревскую восемь, - скомандовал я водителю.
Наконец я оказался в своей квартире, где пожалел что живу один, так стало невыносимо тоскливо.
- Да что я, в самом деле?! Увидел первый раз красивую девчонку? Да мало их что ли? Подумаешь, по парку погуляли, так я уже нафантазировал черти чего! Да завтра же кого-нибудь встречу еще покрасивее и поотзывчивей! Все забыть и спать, она того не стоит. Это обыкновенная ущемленная гордость.
С такими мыслями я лег в постель.
Я шел среди изгородей древних и совсем новых могил. Полная луна освещала дорогу и позволяла ориентироваться. Было довольно страшно выхватывать в ее призрачном сиянии портреты некоторых покойников. Что заставило меня в столь поздний час оказаться на кладбище? Вопрос, возникший в глубине сознания, потонул в полной увлеченности окружающим и какой-то внутренней уверенности в нахождении здесь. Я продолжал идти и уже внимательно всматриваться в лица покинувших этот мир людей. Неясное очертание, мелькнувшее впереди, отвлекло меня от этого странного занятия. Тень скользила впереди меня и вскоре вошла в один из памятников. Я похолодел от ужаса, наверное, чья-то душа не может упокоиться. Я свернул со своей дороги и направился к злополучному памятнику. Зачем мне это нужно?!
Холодея от ужаса, я совершал непонятные для себя действия. Из небольшого пакета я извлек пузырек с какой-то жидкостью и, откупорив, приблизился к могиле. Орошая ее крест на крест, я произносил: - упокой господи душу раба твоего грешного Николая, - меня прошиб озноб, на портрете был мой однокашник, покончивший с собой из-за неразделенной любви.
Дрожащие руки продолжали совершать этот ритуал, когда невидимая, цепкая хватка сковала мои движения. Я с трудом вырвался из невидимых тисков. Емкость выпала и, стукнувшись о соседний памятник, разбилась. Ее содержимое заструилось по земле, отражая полную луну. Теперь я был полностью безоружен перед невидимой опасностью. Множество теней устремились ко мне со всех сторон. Я бросился обратно, но прямо на меня летела одна из этих тварей. Меня что-то толкнуло и я полетел вперед, но другая тварь уже толкала меня обратно. Дико крича от страха, я понял, что полностью окружен. Кольцо сжималось и от сильного давления дышать было все труднее. В последний раз набрав воздуха я завопил во все горло, но крик, вначале сильный, потонул в хрипе. Второго вдоха мне уже не дали.
В холодном поту я вскочил с постели и, тяжело дыша, осмотрелся. Рассвет уже заполнил мою комнату.
- Так это сон, - с облегчением констатировал я, продолжая озираться.
- Ну ничего себе, отдохнул, - в ушах гулко отдавал пульс. - Уф...
Я посмотрел на часы - половина седьмого, совсем рано
- Вот ведь, мало того, что вчера с этим знакомством перенервничал, так еще и ночью покоя нет. - С зеркала на меня смотрел явно не выспавшийся и утомленный человек.
На кухне я заварил кофе и вернулся в комнату с ароматным напитком. С телевизора распространялось мелькание какого-то клипа.
Расположившись в кресле, я стал вспоминать жуткий сон. - Причем тут мой однокашник? - Кстати я не знал где его могила. - А если это действительно наше городское кладбище мне приснилось, а если на том месте действительно могила Николая? - не смотря на горячий кофе, по телу вновь прошла дрожь.
Неожиданно зазвонил телефон и я чуть не выронил чашку из рук.
- Кто может звонить в такую рань? - Я приблизился к аппарату, странный озноб сотрясал тело.
- Да, - поднял я трубку.
- Привет, - таинственно прозвучало в ответ.
- Привет..., а кто это? - Голос показался мне знакомым.
- Это я.
- Кто?
В ответ раздались короткие гудки.
Я стоял с трубкой в руке и пялился на свое отражение в зеркале. Глаза полные страха гипнотизировали и усугубляли мое состояние. Я вспомнил этот голос. Я слышал его не так часто, мы ведь не были друзьями, но все же общаться иногда по телефону приходилось. От этого воспоминания я почувствовал как пол уходит из под ног. Я отвернулся от лица в зеркале, уже открыто выражающего ужас и схватился за крюк вешалки.
- Но этого не может быть! Не может! - пытался я убедить себя, - я не разговаривал с ним более двух лет! Я ошибся, просто похожий голос! - Но казалось, что сам организм был в курсе истины, его била дрожь и нахлынувшая слабость не позволяла стоять на ногах.
Я осторожно выпустил из рук вешалку и нестойкой походкой вернулся в кресло.
- Кто играет со мной так жестоко? Нет, бред! - но что-то убеждало в обратном, возможно это глубины подсознания, имеющие доступ к реальности.
Какая-то странная уверенность в моей нелепой догадке мучила и не давала покоя. Да..., такое странное совпадение с ночными кошмарами, ведь голос, который я узнал, принадлежал никому иному, как покойному Николаю!
Я был на гране нервного срыва, а ведь мне предстояло еще работать. Стараясь не думать о произошедшем, я принял душ, позавтракал, совершенно без аппетита и, прихватив свой портфель, вышел из квартиры. Работа менеджера в крупном супермаркете требовала много энергии и ясной головы, ни того ни другого, в данный момент, я не имел.
- Очень мило, когда босс увидит мое помятое лицо, а в важных вопросах я продемонстрирую чудеса глупости, то моя премия, которая должна быть уже послезавтра, накрылась. - Размышлял я, съезжая по эскалатору в метро. - Ну да ладно, скажу что приболел, если что.
Иногда бывает и обычно совсем не к месту, что тебе попадаются девушки удивительной красоты и в нереальных количествах. Меня такие моменты в последнее время как восхищали, так и настораживали, ибо для меня это был дурной знак. Исходя из прошлого опыта, такое обилие красивых женщин на улице и в метро обещали сделать этот день для меня крайне неприятным. Надо заметить что события последних суток несколько разбавили остроту восприятия окружающего. Я видел красивые лица как бы сквозь пелену тумана и все же мысленно уже готовился получить взбучку, а то и похуже, от своего начальника,.
- Вы выходите, - спросил меня мужчина сзади.
- А какая следующая? - выдал я растерянно.
- Хм..., Пушкинская.
- Да.
Такое со мной бывало редко, видать дело и впрямь дрянь...
На улице порыв холодного ветра привел меня в чувства.
- А знаете молодой человек, - раздалось неожиданно сбоку от меня.
Я обернулся и увидел того самого мужчину, что стоял за мной в вагоне.
- Простите? - растерялся я.
- Вы бы могли стать великим, если бы сделали сейчас правильный выбор. - Произнес незнакомец загадочно, продолжая идти рядом со мной.
- Вы о чем?
- О ваших проблемах.
Я остановился, мужчина обернулся и, продолжая идти, громко проговорил:
- Сделайте все правильно, возможно мы еще встретимся.
- Кто вы?! - почти срывающимся голосом выкрикнул я.
Мужчина странно улыбнулся и, сделав прощальный жест рукой, ускорил шаг.
Я проводил незнакомца взглядом и внутренне выругался.
- Теперь любой придурок будет восприниматься всерьез!
Но отделаться от чувства сопричастности этого мужчины к всему остальному мне не удалось.
Как бы там ни было, но реалии жизни диктовали свое, и теперь, некогда вызывающее раздражение постоянство событий, таких как дом и работа, служили защитой перед неведомым.
Вскоре я с головой погрузился в маркетинг нового товара. Супермаркет мог взять его, вроде бы, по неплохим ценам и мне требовалось прозондировать рынок и выяснить необходимые на сегодняшний день объемы. Надо ли говорить, что когда передо мной возникла очередная красивая девушка я воспринял это как должное. Это оказалась представительница фирмы, предлагающий этот товар. Мы познакомились и вскоре уже пили кофе, искусно заваренный моей секретаршей.
- Николай Андреевич, мне очень приятно иметь дело с таким понимающим и профессиональным партнером, - сказала под конец Ирина Александровна.
Было приятно хоть и не следовало относиться всерьез к словам заинтересованного коммерсанта.
- Всего хорошего, я думаю, мы поладим. - Я кивнул на лежащий контракт.
Девушка красиво улыбнулась, наверное, ей не раз приходилось проделывать это перед зеркалом. Но все равно было приятно. Я как мог подавлял в себе инстинкты и старался видеть в гостье только делового партнера. Должно быть, это получалось у меня не очень. Я еле удержался от того, чтобы не предложить ей обсудить контракт в более неофициальной обстановке.
Наконец Ирина Александровна покинула мой кабинет и я смог перевести дух.
- Надо же было такой серьезный вопрос, как обсуждение долговременного контракта, решать со столь красивой девушкой? - думал я, глядя на текст договора.
Как и все нормальные молодые и неженатые я, наверное, подходил под определение бабника. Но, в то же время, если тридцатипятилетний мужчина, не имеющий ни перед кем обязательств, не являлся бабником, то это должно настораживать.
В общем, на работе я совершенно отвлекся от череды странных событий, преследовавших меня уже второй день. Должно быть деловая аура кабинета защищала меня от всякой мистики и вносила в мое сознание гармонию.
Секретарша забрала пустые чашки.
- Лена, - остановил я в дверях.
- Да, Николай Андреевич.
- Я что-то неважно себя чувствую, хотел бы узнать, это как-то видно?
Девушка сосредоточилась на моем лице, должно быть вопрос стал для нее полной неожиданностью.
- Немного уставшие глаза, а так все нормально, - улыбнулась она.
- Спасибо, иди.
Воспоминания о вчерашней незнакомке нахлынули неожиданно. Я просто немного расслабился после делового разговора и в голову тут же полезли минувшие события. Катя, конечно, была красивее деловой партнерши, но кто его знает, насколько я реально мог это оценивать, ведь прошлое, тем более потерянное, всегда стремиться выглядеть лучше, чем оно есть. В любом случае понимание этого процесса несколько охлаждает наш пыл и помогает разрушать иллюзии.
Раздался телефонный звонок, от неожиданности я чуть не вскочил с кресса.
Босс приглашал к себе.
- Ну что там с маркетингом? - спросил он, как только я пересек порог его кабинета.
- В общем, пока тенденция положительна, товар представлен недостаточно и существует его определенный дефицит. - Выпалил я тут же.
- Да ты садись.
Я присел напротив и протянул составленные мной графики.
- Вот, Петр Аркадьевич, это мои, а вот графики от "Оптимы". В общем, как видите, они почти идентичны. - Я смотрел на босса в ожидании.
- Ага, вот так значит, типа честные партнеры, - улыбнулся он, - ну что ж, если ты уверен....
- Пока не совсем, есть еще несколько нюансов, а, в общем, похоже, что действительно товар стоящий.
- Только смотри не поддайся обаянию их менеджера, я ее видел, - он пару раз хихикнул.
- Петр Аркадьевич, но какое может быть обаяние при решении таких вопросов.
- Ладно Николай, как все будет готово, зайдешь.
Я вышел из кабинета в хорошем настроении, мои опасения не подтвердились, по крайней мере в отношении моего начальника.
Проходя через рекламный отдел, я заметил что Людмила мило беседует с нашим новеньким. Она мельком взглянула на меня и в ее глазах сверкнула игривая искорка. Это меня несколько возмутило, ведь она же знает, что мне это не понравиться. Ох уж эти женщины, никогда не знаешь что у них на уме. Мы были тайными любовниками уже около года. Иногда мы устраивали друг другу сцены ревности, но все это было какое-то показное действо, в целях профилактики что ли. Сейчас же мое состояние никак не могло вызвать желаемого ею эффекта. Поэтому оказавшись у себя в кабинете я тут же забыл и Люду и ее милое кокетство с новеньким.
Расположившись поудобней в кресле я погрузился в раздумья. Меня вновь поразило странное мистическое совпадение: девушки-незнакомки, странного сна и звонка по телефону, а также мужика из метро. Про обилие красивых женщин я вспомнил позже. Но более всего меня раздражала сама эта странная значимость, с которой я относился ко всему этому.
- Или я накручиваю сам себя, или надо мной витает какая-то злая энергия, - вдруг подумал я и сам испугался своих выводов.
- Это еще что за мысли такие, вроде я так не рассуждал раньше.
Они действительно показались мне чужими и от этого мое состояние только усугубилось.
Я попытался заняться работой, но не смог сосредоточиться.
- Наверное надо проветриться - решил я и покинул офис.
Это мое желание очень удачно совпало с перерывом на обед. Ближайшее кафе осталась позади. Хотелось немного погулять, поэтому был взят курс на чебуречную. Я пользовался ее услугами, когда только начинал работать, мои доходы тогда не позволяли обедать в дорогом кафе. Но я по-прежнему любил чебуреки и захаживал иногда сюда перекусить. Сейчас я поймал себя на мысли, что делал это всякий раз, когда уставал от работы и хотел подышать воздухом - до сих пор это делалось мною неосознанно.
Я шел по проспекту и с любопытством всматривался в лица прохожих. В этот раз я не видел в них ничего особенного, скорее напротив, они были настолько обыденными и невзрачными, что я скоро забросил это дело и шел просто рассматривая витрины.
- Что и требовалось доказать, куда подевались красивые девушки? - вел я внутренний диалог, - значит, все стало на свои места и надо просто выбросить все из головы.
Я без всяких приключений добрался до чебуречной и расположился за одним из столиков.
Вскоре я уже вытирал жирные руки и мысленно возвращался к работе. Это был хороший признак для меня.
Обратный путь также не принес никаких неожиданностей.
Усевшись в свое любимое кресло, я принялся за дальнейшее изучение рынка.
Мне настолько удалось сосредоточиться и углубился в детали, что когда секретарша сообщила что уже шесть часов я невольно удивился.
- Хорошо, можешь идти, - сказал я устало.
Моросил мелкий дождь и суетливые прохожие, перепрыгивая лужи, спешили по своим делам. К сожалению зонта не было и мне пришлось поплотнее закутаться в куртку. Вскоре показался долгожданный вход в метро.
Я уже собирался юркнуть под спасительную крышу, когда боковым зрением заметил нечто.
Я повернул голову и остолбенел. Пара красивых глаз пронзали меня насквозь, это была она, моя вчерашняя незнакомка.
Какое-то время я просто смотрел на нее, не зная что делать. Люди недовольно толкались, ведь я фактически перекрыл вход в одну из дверей.
Девушка, видя мою растерянность, мило улыбнулась. Это привело меня в чувства и я несмело направился к ней.
- Привет, - произнесла она, как ни в чем ни бывало.
- Привет, - выдавил я смущенно.
- Обижаешься?
- А ты как думаешь?
- Ну и зря, я фаталистка, если нам суждено быть вместе, то мы встретимся. Как видишь, все получилось, - она звонко засмеялась, отчего у меня в голове совсем помутилось.
- Но это некрасиво, - попытался я возражать.
- Некрасиво? Да, наверное, извини, но вот такая я.
- Хм....
- Если хочешь можешь идти, - проговорила она уже серьезно.
- Идти?
- Ага.
- А ты чего вообще здесь?
- Так, гуляю.
- Гуляешь...
- Ага.
- Ну что..., попытка номер два, идем? - спросил я деланно бодро, боясь ее равнодушия.
- Куда?
Я демонстративно окинул взглядом небо.
- Ну как, куда-нибудь где нет дождя, в кафе например.
- Ну пойдем, только не в то самое.
Мы вновь шли рядом, я прятался под ее зонтом и уже совсем не сердился. Теперь больше говорила она. Это были какие-то воспоминания о прошлых стихийных бедствиях. Катя рассказывала, как когда-то в Крыму их с подругой чуть не смыло в море горным потоком. Он буквально слетел с горы, когда они под ливнем спешили в свой домик.
- Мы тогда чудом удержались на ногах, я схватилась за дерево, а Люська за мою руку, и так мы стояли в бурном потоке несколько минут, пока он не сбавил свою мощь. - продолжала она.
- Да..., вот, наверное, перепугались?
- Не без этого, а знаешь, я все думаю, вот не было бы тогда рядом дерева..., вот находились бы мы от него на пару шагов дальше..., и все. И нас бы уже не было. Значит, не судьба это была.
- Да, согласись, что в таком возрасте это было бы крайне жестоко с ее стороны.
- Кого?
- Судьбы.
- Не знаю, масса случаев перед глазами. Судьба часто бывает жестока, - проговорила Катя серьезно.
- Бывает. А ты как сегодня настроена? - спросил я с какой-то внутренней неуверенностью.
- Ты о чем?
- Ну, как и вчера исчезнешь?
- Хм...
- Что?
Мы по очереди перепрыгнули через лужу. Я подал ей руку и ощутил как волна приятного озноба прошлась по моему телу. Ее маленькая холодная ручка пронзила меня током. Я впервые прикоснулся к ней и это было очень приятно.
- Не знаю, я ничего не планирую.
После такого ответа настроение сразу испортилось и я замкнулся.
Мы шли молча, огибая лужи.
- Коля, ты чего? - спросила она ласково.
- Нет, все нормально, просто перспектива вчерашнего дня меня не устраивает.
- Я не имела ввиду вчерашнее, я не знаю как может быть....
- Ты что совершенно не знаешь, что можешь выдать в следующий момент? - немного раздраженно спросил я.
- А ты знаешь?
- В основном, да.
- Никто не знает и ты ошибаешься.
Я с напряжением косился на приближающиеся кафе.
- Но это называется сумбур, так нельзя, - как можно спокойней проговорил я.
- Нет, это называется правда жизни, - также спокойно произнесла Катя.
Мы остановились возле входа.
- Зайдем?
Она пожала плечами.
- Посмотри как там, а я здесь побуду.
- Как хочешь, - я с подозрением посмотрел на свою таинственную спутницу и передал ей зонт. Возможно она опять решила сбежать, ну что ж, пусть делает что хочет.
Это было незнакомое для меня место, совсем невзрачный фасад оказался обманчивым, за дверью скрывалось довольно приличное заведение. Я посмотрел на сервировку столов, а также изысканных официантов и усомнился в своих финансовых возможностях. Очень кстати подошел менеджер и поинтересовался моими намерениями.
- Хотелось бы посидеть с девушкой, но в то же время боюсь не уложиться по деньгам, - начал я сбивчиво.
- Нет проблем, - живо проговорил тот и удалился.
Я в растерянности стоял в зале и не знал что мне делать. Наконец менеджер принес прейскурант.
Я бегло просмотрел цены и был приятно удивлен, они оказались вполне по моему кошельку.
- Спасибо, мы сейчас зайдем, - бросил я удаляясь.
То что предстало моим глазам на улице поразило меня донельзя. Катерина была совсем не там где я ее оставил, кроме этого какой-то доходяга стоял перед ней на коленях и что-то выразительно вещал. Это был именно доходяга, его старые лохмотья висели как тряпки, а грязные волосы и слипшаяся борода завершали неприглядную картину. Должно быть от него воняло.
Я нерешительно направился к столь странному действу.
Катя оглянулась в мою сторону и на ее лице читалось неподдельное смущение.
Что бы это могло значить, - терзался я.
Тем временем к ним подошел второй бомж и что-то злобно крикнув, выхватил у Кати сумочку. Это было так быстро и неожиданно, что когда я сообразил в чем дело, незнакомец уже скрылся за ближайшим углом.
- Стой! - крикнула она и бросилась за ним на ходу закрывая зонтик.
Не раздумывая я присоединился к ней. Ее модельная обувь явно не предназначалась для такой погони, поэтому вскоре Катя отстала, а я же все ближе настигал вора. Наверное он понял что ему не уйти, поэтому выбросил свою добычу.
Не буду скрывать, я был этому чрезвычайно рад. Перспектива борьбы с вонючим бомжем меня совсем не устраивала.
- Однако, - только и нашелся я что сказать, отдавая Кате сумочку.
- Спасибо, - с благодарностью произнесла она и опустила глаза.
Я посмотрел на второго бомжа, он уже стоял на ногах и наблюдал за нами.
- А что с этим? - кивнул я в его сторону.
Девушка махнула рукой и сказала тихо:
- А ты молодец.
- Да, бегать не разучился.
- Извини, что так....
- Да ладно, ну а этот чего стоит и не уходит, кто это?
- Мой старый знакомый, кстати, очень хороший человек..., - она запнулась и продолжила, - был когда-то.
- Когда-то?
- Пойдем отсюда.
Пара прохожих, ставших свидетелями происшествия, с любопытством нас разглядывали.
- А этот? - я кивнул в сторону ее старого знакомого.
- А что этот, он тут точно не при чем, это его окружение - жулики да воры, а он и теперь сохранил человеческое лицо.
- Ну лицо вряд ли, скорее душу, - вставил я.
- Хм...
- Ну пошли.
Вскоре мы оказались на одной из шумных центральных улиц.
Я все ждал продолжение ее рассказа о своем знакомом, но Катя усиленно молчала. Все мои мысли крутились вокруг произошедшего, поэтому желания разглагольствовать на сторонние темы у меня не было.
- Коля, теперь ты вообще запутался да? - спросила она неожиданно.
- Не знаю что и сказать. Запутался? Да, наверное, ты действительно загадка, может приоткроешь мне хотя бы малую часть.
- Что именно тебя интересует?
- Например твой знакомый.
- Ну в этом нет никакой тайны. Я его знаю еще со школы, точнее с девятого класса. Он снимал квартиру в нашем доме, в соседнем подъезде. Мы часто сталкивались на улице - я со школьным портфелем и он, неторопливо прогуливающийся. Для меня он был загадкой, идет о чем-то думает, глаза отсутствующие. Часто эти глаза как бы возвращались в реальность, когда я проходила мимо. Мы здоровались как соседи. Его реакция на меня становилась все оживленней. Я уже закончила школу и поступила в университет, а он все прогуливался. В какой-то момент я была настолько заинтригована его образом жизни, что готова была с ним заговорить. Но он как бы почувствовал и во время очередного с моей стороны "здрасте" последовал не просто ответ. В общем, мы познакомились и его тайна была раскрыта. Все сразу стало на свои места, дело в том что он был писателем, не очень успешным, но все же опубликовавшим пару романов и издающимся в журналах. Его постоянные прогулки были ни чем иным как поиском творческого вдохновения. Мы немного подружились и обменялись телефонами. Потом, когда он ждал своего очередного вдохновения, я часто прогуливалась с ним. Как и все творческие люди он был довольно странным, но это-то в нем мне и нравилось. К тому же с ним было интересно, ведь он старше меня на шестнадцать лет. В общем наш поверхностный роман перерос для него во что-то глобальное. Я вначале этого не замечала - просто возвращалась с университета, он сразу звонил, так как видел меня из окна и мы договаривались об очередной прогулке. Поклонников я всерьез не воспринимала, все они были моими одногодками или чуть старше, в общем из студентов, мне с ними не было так интересно как с ним, поэтому я, можно сказать, была свободной девушкой, что не мало его радовало.
Я внимательно слушал ее рассказ и почувствовал даже ревность от столь долгого ее внимания к этому человеку. Незаметно мы подошли к тому самому парку, в котором так мило погуляли вчера.
Катя продолжала:
- У него всегда находилось время среди дня, так как работал он, в основном, по ночам. Поэтому я довольно часто, после занятий, слушала его очередные философские рассуждения о смысле всего сущего. Он был приверженцем восточных учений, типа буддизма. Как-то он пригласил меня к себе в гости, я согласилась. И вот там произошло нечто такое, о чем я даже сейчас думаю с содроганием. - Она остановилась и посмотрела на небо, после чего весело спросила: - а дождь то давно кончился?
- Да..., не заметил, - я взял у нее закрытый зонтик и задумчиво помял в руках.
Катя посмотрела в сторону парка, затем вопросительно на меня.
- Что, хочешь на аллею? - спросил я.
- Не знаю, сегодня погода не так благосклонна....
- Тем не менее, пока мы без зонта.
- А ты как?
- Я как ты.
- Тогда пошли.
Мы вновь оказались среди вчерашних фонарей и деревьев.
- Ты не закончила, - на всякий случай напомнил я.
- Да, я знаю, сейчас....
Столь странное оттягивание меня невольно насторожило, я уже с содроганием ждал рассказа об изнасиловании или чего похуже.
- В общем, мы зашли в его квартиру под вечер часов в шесть, - начала Катя. - Любопытно было видеть убранство того, кого знаешь уже несколько лет. Можно сказать, что его таинственность была полностью выдержана и в домашнем стиле. Какие-то темные обои, темная мебель, занавешенные темной материей окна, канделябры, старинное кресло. На стенах старинные картины и главное - огромное зеркало в резной деревянной оправе, оно занимало чуть ли не полстены его второй комнаты. Он говорил что оно досталось ему от деда, а тому от его деда - именитого дворянина. В общем я была так заинтригована и напугана... Знаешь все такое мрачное...
Она замолчала и посмотрела на меня. Я как мог, изображал интерес, впрочем, мне действительно было интересно.
Мы остановились на перекрестке аллей. Редкие прохожие бросали на нас любопытствующие взгляды. Что они в нас нашли, что такого интересного? Наверное это просто казалось из-за моего пристального к ним внимания, потому что в каждом из них может таиться потенциальная опасность для твоей девушки. Когда ты один, то всегда сильнее, ведь тогда твои возможности расширяются. Но когда ты заботишься о человеке рядом, то восприятия обостряется и воображение рисует то чего нет.
- Ну что, свернем куда-нибудь или пойдем обратно, - спросила Катя.
Мне показалось, что плохое освещение боковых алей ее совсем не вдохновляло, возможно, продолжение рассказа требовало другой обстановки.
- Давай дойдем до конца нашей, потом повернем обратно, - предложил я.
Нашу аллею в изобилии окаймляли фонари.
- Ага.
Мы неторопливо продолжили прогулку.
- Так вот, в квартире мы расположились в его рабочей комнате, там стоял письменный стол и компьютер. Мы выпили коньяка, я расслабилась, а он, как это не банально звучит, полез ко мне и..., я не была против. - Она сделала паузу и, переведя дух, продолжила, - в общем, было неплохо. После чего он, как честный человек, - она усмехнулась, - предложил мне руку и сердце.
- Хм..., а почему же после этого, а не до? - спросил я, желая несколько разрушить ореол порядочности ее героя.
- Ну, вот так. Я отнеслась тогда к этому несерьезно - пошутила что подумаю. Хотя, думать было не о чем, я знала точно, что в ближайшие пару лет замуж не пойду.
- Понятно.
- Тогда, возвращаясь из ванной, я увидела в открытом проеме двери зеркало - то самое, на пол стены. Я не знаю почему решила приблизиться к нему. Это было как-то помимо моей воли, меня буквально что-то повлекло. Я оказалась прямо перед ним и посмотрела на свое удивленное лицо. Мои глаза были расширены, на миг я на них сосредоточилась и когда отвела взгляд, то увидела отражение совсем не комнаты, а какого-то зала в старинном убранстве. Мое изумление было настолько велико, что я даже не заметила отсутствие своего отражения, я просто стояла и смотрела в огромные апартаменты. Знаешь такие большие кресла, диван в стиле ретро, на окнах бархатные шторы с висячими кисточками. Я смотрела и не могла оторваться, критическое отношение в тот момент напрочь отсутствовало. Я как бы оказалась в другом мире. - Катя совсем разволновалась и часто задышала.
- Подожди, успокойся, ты слишком эмоционально рассказываешь, - перебил я ее, - ты уверена что это был не большой экран телевизора или проектора?
- Да нет же, какой проектор? - она говорила уже спокойней.
- Ну хорошо.
- В общем, я любовалась этим залом пока вдруг прямо передо мной, как раз там, где должно было быть мое лицо, я не увидела какую-то женщину. Я никогда не забуду этот взгляд, он был настолько глубоким и пронзительным, что я не на миг не сомневалась в ее полной обо мне осведомленности. Я была ею загипнотизирована и уже не понимала, что это отражение. Это стало для меня реальностью. Я вошла в эту залу и оказалась вместе с ней. Она взяла меня за руку и повела к окну, затем одернула штору и я увидела оживленную улицу девятнадцатого, а может и восемнадцатого века. Дамы в вуалях, денщики, кареты, мужчины в цилиндрах, гусары, все настолько живое и естественное... - Она вновь тяжело задышала.
- Знаешь, Катя, может потом расскажешь, - я опасался за ее здоровье, настолько она разволновалась.
- Нет, все нормально, я закончу.
- Ну смотри...
- Затем среди всей этой разношерстной публики я увидела девушку, очень милую в шляпке. И я поняла, я поняла это где-то внутри себя, понимаешь..., это была я, только намного раньше, понимаешь?
- Как это ты? - я уже всерьез сомневался в ее нормальности.
- Я только раньше.
- Типа ты в прошлом воплощении?
- Ну да. Я настолько ясно это осознала.... А женщина, которая стояла рядом, при моем вопросительном взгляде утвердительно кивнула. Она специально подвела меня к окну, когда мое прошлое воплощение проходило мимо.
- Что было потом?
- Потом, потом женщина толкнула меня в окно и я полетела....
- Ничего себе!
- Но я не упала, нет, я просто стала той, своей прежней.
- Как это?
- Я шла по улице и смотрела на своего кавалера, это был очень милый мужчина или парень, он рассказывал что-то смешное о своей кузине. - Она запнулась.
- Ты осознавала кем была недавно?
- Нет, я была собой, но я точно помню, что испытывала дежавю, это чувство уже когда-то виденного, уже как бы пройденного.
- Да я знаю, мне это иногда тоже является....
- Вот и в какой-то момент я увидела несущуюся впереди лошадь, это была повозка, денщик что-то истошно кричал. Я уже знала что со мной будет, помню в последней момент меня бросило в жар и.... Сильный удар и все померкло. Меня сбила эта несущаяся лошадь, я погибла.
- Как ты это поняла? - я не на шутку был встревожен странным рассказом Кати.
- Я просто это знала, знала и все.
Мы подходили к выходу из парка.
- Но все это как-то....
Она не дала мне закончить.
- Я очнулась перед зеркалом, меня тряс Петр.
- Какой Петр?
- Ой, извини, я не сказала что его зовут Петр - хозяин квартиры.
- И что?
- Я ему все рассказала. Он очень досадовал что я без разрешения подошла к зеркалу, я извинялась. Затем он поил меня чаем и все расспрашивал о подробностях. - Катя вновь разволновалась.
- Но он как-то это объяснял? - вставил я.
- Он? Да, он объяснял, он говорил что эта его прабабушка, что он может выходить в параллельные миры, что она ему помогает, что она была ведьмой и поэтому способна появляться в этом зеркале.
- Она была ведьмой? - это была уже какая-то несуразица для меня, ибо я ждал чего-то совсем другого.
- Да, ведьмой. Я так испугалась, меня всю затрясло, а он начал мне рассказывать об иных мирах, о том что мы знаем лишь малую толику реальности и о том что смысл нашего воплощения на земле - это расширить эту самую толику. В общем, я была в каком-то трансе и начала понимать все что он говорит. - Катя остановилась и странно на меня посмотрела.
- Ты чего? - настороженно поинтересовался я.
- А ты все слушаешь, не убегаешь от меня, разве я не похожа на сумасшедшую? - спросила она с како-то иронией.
- Я бы наверное уже убежал если бы сам не увлекался подобным.
- Чем?
- Эзотерикой, просто я все время ощущал что видимый мир вокруг нас, это лишь скромная часть реальности, и мои поиски привели меня к соответствующим книжкам. - Проговорил я не без гордости.
Мне очень редко приходилось рассказывать о свом тайном увлечении окружающим. Реалии жизни требовали чего-то совсем другого и этим другим, а именно добычей материальных средств, активно занималось все мое окружение. Так что, боязнь прослыть чудаком и потерять друзей, заставляли меня скрывать некоторые аспекты моей жизни. Иногда я попадался с книжкой эзотерического содержания своим знакомым, на их удивленные вопросы тут же находилась пара-тройка объяснений, типа вот всучили на книжном рынке, как хит сезона. В общем, эта область оставалась для моего окружения закрытой.
- Эзотерикой, ты? - удивленно спросила она.
- А что не похож?
- Да нет, просто теперь понятно, почему я решила тебе все это рассказать....
- Мы всегда на интуитивном уровне чувствуем, что и кому можно рассказать, это нормально.
- Я ведь тоже всерьез начала после этого увлекаться скрытыми знаниями, - произнесла Катя.
- Понятно, но мы отвлеклись, чем закончилась эта история?
- Он рассказывал мне о законах невидимого мира, о его проявлениях и я все понимала.
Теперь она уже говорила более свободно, наверное, боязнь что ей не поверят исчезла.
- Я тогда спросила, почему это произошло именно со мной? А он ответил, что это свыше его разумения и что я не только красивая внешне, но еще и избранная нашими духовными помощниками. Постепенно мой испуг перерос во что-то другое, в жажду информации об этой скрытой реальности....
Наступила пауза. Мы остановились на пересечении аллеи с центральной улицей.
- Очень интересные события произошли с тобой, Катя, - сказал я зачем-то.
- Да уж..., что делать будем, в смысле куда пойдем?
Я мельком взглянул на часы и ужаснулся - пара часов пролетели как пара минут.
- Ну может куда-нибудь где тепло?
- Ты замерз? - заботливо поинтересовалась Катя.
- Да нет, я думаю что ты.
- Ну тогда пойдем в кафе, - улыбнулась она и мы вышли на проспект.
Было девять часов. Навстречу нам спешили суетливые прохожие, проезжающие машины периодически заставляли коситься на разлетающиеся брызги. Мы все более растворялись в городской суете и теряли тот дух таинственности, что охватил нас в парке.
- Может закончишь? - предложил я своей спутнице на всякий случай.
Она кивнула и начала:
- Тогда я осталась у него ночевать. Странно, но я не побоялась.
- Ты же сама говорила, что была в трансе.
- Да, но тем не менее...
Шум городской улицы заставлял нас говорить громче. Невольно я пожалел что мы вышли из парка, говорить о таких вещах под шум моторов было не совсем уместно.
Катя продолжала.
- Я проснулась глубокой ночью и обнаружила, что лежу одна. Я почти сразу все вспомнила и перепугалась. Я абсолютно не знала что делать, встать мне было страшно, окликнуть Петра тоже, но и лежать одной в этой квартире было невыносимо. Я прислушивалась к каждому звуку, мои глаза привыкли к темноте и я с ужасом всматривалась в открытый дверной проем.
Меня толкнул случайный прохожий и я невольно вздрогнул, рассказ моей спутницы действовал на меня не лучшим образом.
- Так вот, - продолжала она, - я ловила каждый звук и шорох. Наконец, я услышала шаги и испугалась еще больше. Я окликнула Петра, но ответа не последовало. Это было ужасно, шаги приближались к комнате, а я лежала и выглядывала из-под одеяла. Я еще пару раз окликнула хозяина квартиры, но в ответ лишь тишина. Кошмар..., мне даже сейчас об этом трудно вспоминать....
Она выразительно тряхнула головой, как бы желая сбросить нахлынувшие чувства.
- Катя, если это так тяжело то может...
- Нет! - оборвала она, - я расскажу.
- Ну как хочешь.
- Я была на грани истерики, когда наконец в проеме двери возник силуэт, - ее голос дрожал.
- Подожди, вот неплохое заведение, зайдем? - кивнул я на кафе, желая снять напряжение.
Она нехотя согласилась.
Мы прошли внутрь и я заказал кофе с пирожными.
Вид у моей спутницы был очарователен. Она сняла вязанную шапочку и освободила роскошные русые волосы, они рассыпались по ее плечам весело играя в отражении светильников. Похоже, страх прошел, она выглядела совершенно спокойной. Мне не хотелось нарушать ее состояние и я попробовал перевести разговор на другую тему.
- Я здесь бывал пару раз, впечатления самые положительные, - проговорил я, обводя взглядом кафе.
- Ну да, ничего так.
- Я вообще не ходок по таким местам, не понимаю людей у которых цель не просто встретиться и поговорить, а именно посидеть в кафе.
- Да я тоже, у меня таких подруг множество, для них поход в такие заведения это что-то сродни самоутверждения. - Катя мило улыбнулась.
- Наверное это признак принадлежности к благополучной части общества, возможно здесь что-то от желания показать что жизнь складывается удачно? - предположил я.
- Очень может быть, но согласись что такая зависимость от мнения окружающих, от того чтобы казаться, а не быть, вряд ли будет способствовать развитию.
Невольно я подивился такому складному изложению мыслей.
- Да, ты не только красивая, но еще и умная.
Подошла официантка и поинтересовалась насчет добавки, по энергичному мотанию головы моей спутницы я понял, что ей ответить.
Тихая приятная музыка расслабляла и заставляла думать о чем-то совершенно противоположном нашему прежнему разговору.
- Ты танцуешь, - спросил я зачем-то и испугался - а вдруг согласиться?
- Конечно, но сейчас не хочется.
У меня отлегло, не хватало чтобы мы стали в этом кафе центром внимания, ибо танцующих я не наблюдал.
- Да я так, вообще. А можно узнать где ты работаешь?
- В аптеке, я провизор, - произнесла она, не раздумывая.
"Вот он мой шанс, не упусти" - сказал я себе и продолжил:
- А можно узнать в какой?
- В двадцать второй, а что? - казалось, она действительно удивлена таким вопросом.
- Это я на случай твоего исчезновения, просто не хочу тебя потерять бесследно.
Она вновь мило улыбнулась.
- Уже не получиться.
- Ну и как тебе работа?
- Нормально, рутинная.
- Это не твое?
- Наверное мое.
- Хочешь коньяка, - предложил я вдруг.
- Нет, спасибо, разве что...
- Что?
- Ну, если вина.
- Конечно, ты какое хочешь? - оживился я, это уже был какой-то сдвиг в отношениях.
- Сухого красного, - скромно произнесла она.
- Ты знаешь, наши вкусы совпадают.
Я подозвал официантку и сделал заказ.
- Знаешь, Коля, мне бы хотелось завершить начатый рассказ.... - произнесла она тихо.
- Ты уверена, что это необходимо?
- Просто закончить и все.
- Но я же вижу, как трудно тебе даются эти воспоминания, - попытался я слабо сопротивляться.
Мне правда не хотелось видеть ее в прежнем состоянии.
- Не беспокойся, я же живу с этим и довольно часто вспоминаю, так что.... уже натренирована.
Постоянно мелькающий декоративный светильник начал меня раздражать. Он был вделан в стену и находился прямо за Катей, избежать его света не представлялось возможным. Я понял что взволнован, должно быть меня не меньше моей таинственной знакомой напрягал ее рассказ.
- Ну хорошо, - сдался я, - рассказывай.
Как раз в этот момент принесли вино и бананы.
Это было очень кстати, не мешало поднять настроение да и получить некую анестезию от, как я ожидал, жутких подробностей Катиного повествования.
Я быстро наполнил бокалы и произнес:
- Ну, за знакомство.... наконец.
Мы чокнулись и выпили.
- Теперь и разговор лучше пойдет, - сделал я смелое предположение.
Катя кивнула и принялась за банан.
- Может взять чего покушать? - осведомился я.
- Нет, просто я люблю бананы.
Как бы в предвкушении момента зал затих и полилась очаровательная музыка Вивальди.
Екатерина промокнула губы салфеткой и начала.
- Ты знаешь что такое увидеть в здравом уме приведение?
- В общем, догадываюсь..., - протянул я, представляя как это может быть страшно. Я смог бы ответить более конкретно только испытав все сам.
- Да, глупый вопрос, но для меня это было настолько ужасно, что я не могу этого описать. Я была так напугана самой ситуацией и этими зловещими шагами, что находилась на гране истерики или инфаркта, а когда в проеме двери возникла женщина.... - Ее дрожащий голос прервался.
- Какая женщина? - спросил я осторожно, так как был крайне заинтригован.
- Та женщина из зазеркалья.
- Та, что тебя подводила к окну.
- Да, но когда она это делала я была как во сне, то есть мои ощущения были как бы размыты. Но теперь это была реальная жизнь, понимаешь, это была ночь - страхи и приведение из зазеркалья. Она приблизилась ко мне и я рассмотрела ее лицо, оно почему то выделялось в темноте, она вообще вся как бы светилась..., это было настолько ужасно...., - на ее глазах навернулись слезы.
Я разлил очередную порцию вина. Мы чокнулись и выпили без тоста.
- Это ощущение, когда к тебе идет маньяк, у которого в руках топор и ты понимаешь, что это последние секунды твоей жизни. Именно так я себя чувствовала. Я не смогла даже закричать, я онемела. Это была та самая женщина с мертвецки бледным лицом и в том же платье, она вышла из зеркала! - эмоционально вещала Катя.
- Катенька, успокойся, ведь это в прошлом, - проговорил я неуверенно.
- Да, в прошлом..., но только, - она запнулась и продолжила, - эта женщина подошла ко мне вплотную, а я инстинктивно загородилась руками. Я увидела что она держит какой-то сосуд. Потом я ощутила острую боль в руке, в той, что я загораживалась. Она ее укусила! полилась кровь и тогда я поняла, для чего этот сосуд. Она собирала льющуюся из раны кровь. Я не могла пошевелиться, я все понимала, но была как парализованная. Я чувствовала, как из меня уходит жизнь, я понимала что умираю, и слышала, как струиться кровь из моей руки, она прокусила ее в области вены. Когда мое сознание померкло и я почти провалилась в небытие, она убрала сосуд и исчезла, а может и ушла, с этого момента я помню все плохо, возможно потому что ослабела и физически и морально. - Она остановилась и вопросительно посмотрела на бокал.
Я не заставил себя долго ждать. Мы молча выпили по третьему бокалу и я убрал со стола пустую бутылку.
- Ты остановила кровь? - спросил я.
- Нет, но когда эта женщина убирала свой сосуд, она поводила пальцами по ранке, я это чувствовала. Может, она чем-нибудь помазала, я не знаю.
- Да, жуткая история....
- Это еще не все.
- Я понимаю, но она уже довольно жуткая.
Катя махнула рукой, ее глаза немного затуманились, должно быть от вина. Я несколько обрадовался этому факту, так как небольшая анестезия ей никак не повредит.
- В общем, я лежала слабая и думала что умираю. Я действительно ни могла издать ни звука, я открывала рот и пыталась кричать, но выходило лишь странное мычание. А когда я попыталась встать, то поняла что это сейчас для меня вообще невыполнимо, все на что я была способна - это лишь приподняться на локтях. Единственно что в моем состоянии было хорошего, так это некая пришибленность, которая позволяла мне уже не так бояться. Возможно, это была реакция измученного организма. - Она остановила свой рассказ и странно осмотрелась по сторонам.
- Что с тобой? - насторожился я.
- Так показалось.
Нельзя сказать, что это меня обрадовало. Не хватало мне еще обыкновенной психически больной. У меня уже закрадывалась такая мысль, так как, несмотря на все мои увлечения эзотерикой и то что я вполне допускал такие вот истории в жизни, я, тем не менее, отлично понимал сколько в наше время просто психически нездоровых людей.
Тем временем моя захмелевшая девушка продолжала:
- Я не хотела умирать, это понятно, но и сделать я ничего не могла. К тому же я была уверена, что это еще не все, - что-то должно произойти. И это что-то должно меня добить окончательно. Но все что я могла, это только лежать и ощущать, как из меня уходит жизнь. Несмотря на всю мою пришибленность, это было очень тяжело.
- Еще бы, - вставил я.
Тем временем музыка сменилась на весело-зажигательную и кафе оживилось. Должно быть, нахлынула вторая волна клиентов - тех, что приходят не просто посидеть - отдохнуть, а расслабляться по максимуму. Такие обычно приходят поздно вечером и проводят в развлечениях всю ночь. Кафе плавно переходило в ночной клуб, и с одиннадцати часов вход стал платным.
- Когда в проеме двери появился очередной силуэт я не испугалась, - громко продолжила Катя. Ей приходилось перекрикивать музыку, отчего ее рассказ стал менее впечатляющим. - Я, скорее всего, испытала облегчение, - наконец-то придет освобождение от страданий.
- Да, мне знакомо это чувство.
- Правда?
- Да, когда-то я с опаской входил в темный подъезд, недавно в нем произошло убийство. И когда я на ощупь пробирался к лифту, то заметил впереди чье-то очертание. Я очень испугался, а состояние неопределенности и ожидания чего-то было настолько велико, что я ринулся вперед, прямо на этот силуэт и все только для того чтобы поскорее разрешить эту ситуацию. В итоге, это оказался сосед, он просто ожидал лифт и расхаживал туда-сюда.
Девушка с пониманием закивала:
- Кто-то из философов сказал "ожидание смерти хуже самой смерти".
- Да, совершенно верно.
- Именно поэтому я обрадовалась при появлении очередного приведения.
Музыка сменилась на более спокойную, но пребывающий народ не давал почувствовать разницу, шум по прежнему мешал разговору.
- Может, пойдем отсюда? - спросил я громко.
- Пересядь ко мне, если хочешь, - предложила Катя.
Ей почему-то не хотелось уходить. Я обошел столик и присел рядом. Теперь я слышал все отлично и шум сразу отступил на второй план.
- Ты извини, но мне так лучше, я не так сильно переживаю, - объяснила она.
- Да, хорошо, я понял.
- В общем когда это приведение возникло я уже не испытывала прежних эмоций. Но когда оно приблизилось настолько, что я смогла различить лицо, то страх вернулся с прежней силой. - Она остановилась и взглянула мне в глаза.
Столь затянувшийся рассказ начал терять свою остроту, но мой вид этого никак не выдавал.
- Это была та девушка, та самая из другого времени. - Проговорила она громко.
- Та, что погибла на твоих глазах?
- Да, то есть это была я из прежней жизни, - ее глаза в страхе расширились, - она смотрела мне в глаза, а я проваливалась на самое дно ужаса. Это было очень жутко, ведь ее лицо было побито, щека изодрана в кровь, нос сломан и свернут набок, а из правого заплывшего глаза струилась какая-то жидкость вперемешку с кровью. В общем как в фильмах ужасов. Я опять уже в который раз пыталась кричать, но смогла выдать лишь мычание.
- Да, действительно кошмар...
- Сзади нее показалась та женщина, что появлялась раньше...
- Я понял.
- Она держала в руке все тот же сосуд с моей кровью. Она передала его этой изувеченной и та его выпила прямо перед моим лицом, я все это время смотрела, как двигается ее горло в такт глоткам. - Кате перехватило дыхание и она судорожно втянула воздух, после чего продолжила, - Я все это отчетливо видела, понимаешь, эти два жутких создания и я в темной комнате, я даже не могла закрыть глаза, почему не знаю. В общем..., они добились своего, я испугалась так, как только могла, наверное, следующее что могло произойти это разрыв сердца. - Она прервалась и испуганно скосилась назад.
- Я представляю..., - поддержал я,
Катя продолжала озираться.
- Что, опять?
Она кивнула и заговорила более тихо:
- Когда содержимое сосуда было выпито, девушка на моих глазах превратилась в ослепительную красавицу. Она смотрела мне в лицо и улыбалась, а я как рыба водила губами, желая произнести хоть слово. Я тогда думала только об одном, когда же закончатся мои мучения, когда же они добьют меня.
Громкая музыка неожиданно ворвалась в зал и многие из посетителей потянулись на свободную от столиков средину помещения. Народ начинал веселиться, это настолько не вязалось с рассказом моей спутницы, что я почувствовал явное раздвоение своей личности. Одна была в темной комнате вместе с Катей и приведениями, другая в веселом ночном клубе.
- И вот, когда я уже совсем истощилась на эмоции и равнодушно смотрела на этих "пришельцев", - продолжала Катя.
Я тут же перенесся в компанию с приведениями.
- Женщина, которая стояла позади, легко подтолкнула ожившую красавицу. Та оглянулась, затем легла на меня. Я почувствовала небольшую тяжесть. Она лежала на мне прикасаясь своей холодной щекой к моей. Женщина встала прямо над нами и начала произносить что-то на латыни, по-моему.
- Заклинание, - предположил я.
- Да, и каждое ее слово резко отдавало у меня в голове. Я стала чувствовать как растет вес моего невесомого воплощения из другой жизни. Она становилась все тяжелее и тяжелее. В какой-то момент я уже не смогла не мычать, не дышать и все погрузилось во мрак....
Наступила пауза.
Я смотрел на опущенные глаза Кати и не решался спросить, что было дальше? Наконец я не выдержал и осторожно произнес:
- Это все?
- Да, я очнулась на рассвете, на удивление бодрая и полная сил. Хозяина по-прежнему не было.
- Вот как? то есть ты проснулась, как ни в чем не бывало? - удивился я.
- Не совсем, через мгновение я вспомнила все и в мельчайших подробностях. Я тут же вскочила и включила свет. Теперь с силами было все нормально. Я осмотрела свое одинокое ложе и с трудом представляла, что здесь творилось ночью. Кровать выглядела вполне невинно.
- Так может, это был сон? - предположил я.
- Все было бы так, если б я не вспомнила некую подробность....
- И что? - с нетерпением подгонял я.
- И вот, - она отодвинула рукав свитера и я увидел шрам, очень напоминающий укус.
- Когда я это увидела, то все поняла. Получалось, что все что со мной происходило той жуткой ночью - чистая правда. Меня опять охватил страх, я боялась, что вот сейчас опять войдет эта женщина.... В общем, я закричала, вернее, попыталась закричать, потому что это был не крик, а невнятное мычание.
- Ты онемела?
- Я не могла говорить, я пыталась произнести хоть слово, но у меня ничего не получалось. Я была в шоке! - эмоционально закончила она.
- Я представляю.
Музыка вновь стала спокойной и мы перестали говорить громко, теперь это было не нужно.
Катя опасливо оглянулась и продолжила:
- Я решила не ждать появление этой ведьмы.... Вначале я включила свет во всех комнатах, кроме той, где было зеркало. Несмотря на рассвет, кругом еще царил полумрак. Потом я взяла стул и отворила дверь в комнату с зеркалом. Какое-то время я с ужасом таращилась на него и боялась переступить порог. Но когда в его отражении возникли несуществующие вещи.... - Она вновь глубоко вздохнула.
- Несуществующие, - повторил я монотонно.
- Да стала проявляться та самая комната из прошлого, та самая в которой потом появилась женщина.
- Понятно.
- В общем, в этот раз я не стала ждать ее появления, а разбежалась и запустила в зеркало стулом.
Я выразительно закачал головой, это действительно впечатляло.
- Оно рассыпалось на мелки кусочки и я услышала крик. Это кричал хозяин квартиры, он неожиданно возник посредине комнаты. Петр с ужасом смотрел на разбитое зеркало и из его груди вырывалось какое-то странное хрипенье. Я тогда испугалась уже его.
- А как он оказался в комнате?
- Я не знаю, его там не было, его вообще нигде не было, но когда я разбила зеркало, он появился. Он кричал: что ты наделала?! Как ты могла?! А я смотрела на него безумными глазами и улыбалась. Я понимала, что сейчас рухнуло что-то ужасное но очень важное для него, что ценность самого зеркала тут не при чем.
- Конечно не при чем, я думаю он появился из зазеркалья, - выдал я версию.
- Да, спустя пять минут он уже объяснил мне, что я разрушила его жизнь в прямом и переносном смысле, что я закрыла дверь в иные миры и что теперь он погибнет, потому что нашей реальности ему недостаточно. А я лишь мычала в ответ.
- Ты по-прежнему не могла говорить?
- Да, я мычала, а он смотрел на меня со злостью. Я не могла находиться в его квартире, поэтому, несмотря на то, что он пытался меня остановить, смогла справиться с его замком и покинуть это ужасное место. Все время пока я трудилась над его запорами он говорил мне, что это пройдет, что это от шока, просил никому не рассказывать, потому что меня запрут в психушку.
Когда я оказалась на улице, то первым делом побежала в больницу. Но уже по дороге поняла, насколько абсурдным будет мой рассказ, тогда я подумала, что единственно чего смогу добиться, так это что меня положат на обследование в псих-диспансер. В общем, я вняла его советам и пошла домой, теперь я думала как объяснить все родителям. - Катя вновь стала озираться по сторонам.
К нашему столику подошел парень интеллигентного вида и, посмотрев на мою спутницу, вежливо обратился ко мне:
- Вы позволите потанцевать с вашей девушкой?
От неожиданности я немного растерялся.
- Спасибо, я не танцую, - опередила меня Катя.
Какое-то время парень продолжал смотреть на нее, это начинало действовать на нервы. Я стал готовить себя к самому худшему.
- Очень жаль, - наконец проговорил он и нехотя отошел.
Не хватало плюс ко всему еще и драки. Я невольно с облегчением вздохнул, боковым зрением я заметил, что этот парень отошел к группе молодых людей, которые после небольшой паузы весело рассмеялись.
- Ну что, может, действительно пойдем? - предложила моя спутница.
- Да, - я посмотрел на часы. Опять незаметно пролетело около двух часов. - Скоро метро закроют, - проговорил я отвлеченно.
На самом деле моих финансов явно не хватило бы на такси.
Мы поднялись из-за столика и направились к выходу.
Молодой человек, положивший глаз на мою девушку провожал нас глазами. Ну что ж не всегда нам достается то, чего мы хотим. Иногда совершенно неожиданно судьба подбрасывает нам девушку нашей мечты, чтобы затем в очередной раз утереть нам нос. В таких случаях остается помимо разочарования еще и комплекс вины за то, что ты сдался слишком рано. Возможно, следовало быть немного понастойчивей и все бы получилось. Но как уловить ту грань, за которой идет уже скрытое от тебя раздражение и не переусердствовать? Именно боязнь последнего иногда заставляет нас отказаться от предмета наших мечтаний, оставляя ситуацию "недожатой".
Мы вышли на улицу и как бы в подтверждение моих размышлений сзади раздался голос уже знакомого молодого человека.
- Я извиняюсь, но если этот парень лучше меня, то я хотел бы в этом убедиться.
Мы обернулись и нам предстало наглое лицо говорившего. Вслед за ним на улицу высыпали еще пятеро его товарищей.
Я превратился в сжатую пружину, понимая, что выход из подобной ситуации может быть только один и я не собирался показывать себя трусом.
- Ребята, перестаньте у нас скоро свадьба, - опередила меня Катя.
Несмотря на свое состояние, я не смог не оценить такой ход. Я с благодарностью взглянул на свою спутницу, затем на парня.
- Это правда, девушка выбирает сердцем, а ему не прикажешь, - спокойно проговорил я, желая разрешить все по мирному.
- А если я встретил свою мечту, а если такое бывает только раз в жизни, чем ты лучше. Никогда не поздно изменить решение, правда? - обратился он к Кате.
- Ребята извините, но мы пойдем, - проговорила девушка взволнованно.
- Слышь ты, жених..., - выкрикнул кто-то из группы поддержки, но тут же осекся под резким взглядом своего товарища.
- Я хочу поговорить с вами всего один час..., потом такси отвезет вас домой, всего только час и все, возможно, мы созданы друг для друга..., дайте мне шанс, - обратился он к Кате.
- Нет, никакого часа, мы уходим, - отрезал я, вставая между ним и девушкой.
- А я не к тебе обращаюсь, вот будешь мужем, а пока ты никто..., - он отстранил меня рукой.
Я встал на прежнее место, он попытался меня оттолкнуть, но я резко дернул его руку. Он по инерции полетел на землю.
- Ты чо офигел?! - выкрикнул кто-то из парней и в следующий момент я уже увидел как меня валят на землю несколько человек.
- Помогите! - услышал я голос Кати.
- Нет! отпустите его! - кричал их заводила.
Я поднялся с земли и только теперь почувствовал боль в спине и руке, кто-то таки успел пнуть меня пару раз.
- Не надо, я сам, - продолжал вожак.
- Ребята, пожалуйста, ну отпустите нас, - проговорила Екатерина жалостливо.
Я обернулся к ней и, подойдя вплотную, проговорил еле слышно, - беги, я догоню!
Она усиленно замотала головой.
- Мы же не шпана какая-то, все на одного, нет. Сейчас будем биться один на один, по взрослому, если ты хочешь обладать такой девушкой, то докажи что имеешь на это право! - Зло произнес виновник заварухи.
- Беги, - вновь шепнул я.
- Если победишь ты, то вы уйдете, если я то девушка останется со мной всего на один час, мы будем общаться за столиком в клубе и она поймет кто из нас лучше, но если девушка согласна и без всего этого то....
- Нет! - оборвал я его.
Пара прохожих просеменила мимо, ускоряя шаг. Они явно почуяли в этой группе молодых людей что-то недоброе.
- А раз нет, то пойдем, не тут же нам драться.
- Миха, да дай ему пару раз прямо тут, что возится идти куда-то? - подал голос один из его товарищей.
- Я никуда с вами не пойду! - почти выкрикнул я.
- А чо ты орешь вообще, что такой борзый да? - продолжал тот же голос.
- Не пойдешь потому что боишься. Девушка ну зачем вам такой, он же трус, а я бы на его месте не раздумывая пошел бы....
- И вот и пошел бы ты..., - вставил я.
- Он еще и грубиян.
Я повернулся к Кате и как мог, показывал ей глазами, чтобы она убегала, но все было напрасным.
- Слышь Миха, я все понимаю, но этот перец наглеет, - прозвучал новый голос из группы поддержки.
Как раз в это время на улицу вышло несколько посетителей, они бегло взглянули на нас и быстро прошли мимо.
Я понял, что мирно это закончится не может и, не дожидаясь что они решат, взял Катю под руку и повел вслед за ними.
- Не понял это куда же мы? - раздался возмущенный голос позади.
В следующий момент послышался быстрый топот и я почувствовал чью-то руку на своем плече.
- А ну стоять, трус!
Я развернулся и, не успев рассмотреть кто передо мной, получил сокрушительный удар в лицо.
- Вот оно, началось..., - пронеслось у меня в голове.
В следующий момент я уже все осознал и, увидев перед собой лицо своего обидчика, не долго размышлял над ответными действиями. Мой удар пришелся ему в скулу и он с трудом удержался на ногах.
- Прекратите, - закричала Катя.
- Ого! - услышал я чей-то голос и теперь уже град ударов обрушился на меня со всех сторон.
- Беги, - крикнул я своей спутнице и постарался выскочить из круга, оцепивших меня, отморозков.
Но прорваться через несколько пар цепких рук мне не удалось. Я почувствовал, как меня затолкнули обратно и стуки по голове гулко отдавались где-то внутри. Больно не было, должно быть адреналин делал свое дело.
Я закрывался руками и старался выскочить из окружившей меня толпы, но все мои попытки были тщетными. Теперь я пытался просто устоять на ногах.
Все это время я слышал крик Катерины.
- Прекратите! Перестаньте сейчас же!
Мне еще показалось, что ее голос был не столько испуганным, сколько приказным и настойчивым.
- Беги! - крикнул я что есть силы и....
Звуки ударов и стоны доносились откуда-то извне.
Как по команде меня перестали лупить и я тут же воспользовался выпавшей возможностью, чтобы выпрыгнуть из круга этой шпаны. Когда я осмотрелся, то понял, что круга как такового уже и не было. Я успел заметить лежащих обидчиков в количестве трех человек. Еще один, с очумелыми глазами защищался от ударов моей спутницы, но не долго, удар ногой пришелся аккурат ему в ухо. Распластавшись на земле, он лишь слегка приподнялся и, тряхнув головой, снова занял прежнее положение. Двое других, еще не придя в себя от шока, стояли в нерешительности. Судя по тому, как один из них полусогнулся, становилось понятным, что Катерина уже слегка по ним прошлась.
Я ринулся на обидчиков как лев, вложив в свой выпад все негодование за подлое избиение. Но, когда я настиг свою первую жертву, она уже успела получить ногой моей спутницы в грудь. Судя по его широким глазам, удар этот фактически выключил его из реальности. Но мне уже было все равно, сокрушительный удар в челюсть отправил его в глубокий нокаут. Когда я повернулся чтобы посмотреть на второго тот уже "отдыхал" рядом со своими собратьями.
Катерина быстро осмотрелась, после чего схватила меня за руку и повела прочь.
Я несколько раз оглядывался, некоторые пытались подняться, но у них это не получалось. Оставалось только догадываться, какими сильными были удары моей хрупкой защитницы.
- Слушай, что это было? - только и смог я выдавить из себя.
- Приемы, нам только милиции не хватало. - Проговорила Катя, продолжая меня увлекать в какой-то дворик.
- Да подожди, какая милиция?
Вокруг не было не души.
- Те люди, за которыми мы вначале пошли, они убежали но я слышала крик девушки: - милиция! - произнесла она взволнованно.
- Ну и ладно, даже если и милиция, мы что ли напали на них?
- Извини, но мне это не нужно.
Мы оказались посреди какого-то двора между двумя девятиэтажками. Только тут Катя немного сбавила темп и я аккуратно освободился от ее хватки.
- Я нормально себя чувствую, - сказал я извинительным тоном.
- Это хорошо.
- Как тебе это удалось, что это было?
- Это секретная техника, я опустила это из своего рассказа.
По ее тону я понял что эту тему пока лучше не затрагивать.
- Понятно, нам вообще метро нужно.
- Мы выйдем к метро только с другой стороны, мне почему-то кажется что сейчас наших обидчиков уже допрашивают. - Настороженно проговорила девушка.
- Почему ты так боишься милиции?
- Потому что я могла кого-нибудь покалечить. Если ты заметил, я до последнего пыталась уладить дело без этого, но пришлось....
- Но они же первые начали.
- Не будь таким наивным, ты что не знаешь что все решают деньги? Затаскают по судам.
Я посмотрел на часы, время близилось к двенадцати, еще немного и метро закроют, надо торопиться.
- Ладно, согласен, наверное мне все таки сильно по голове надавали, не понимаю очевидных вещей, - попытался я пошутить, но судя по реакции Кати, неудачно.
Мы поспешили в сторону замаячившей вдалеке буквы "М".
Уже на подходе к стеклянным дверям подземки, моя спутница предложила:
- Давай разделимся, они могут искать пару.
- Давай, а надолго? - спросил я настороженно.
- В метро в вагоне опять сойдемся.
Я согласился и Катя пошла вперед. Она обогнала какого-то старичка и скрылась за стеклянными дверьми. Я вышел из за своего укрытия - коммерческого ларька и также поспешил за ней. Какая-то женщина, видимо от неожиданности, ойкнула, когда я резко появился прямо перед ней. Я изобразил нечто вроде улыбки, желая показать что неопасен. Когда я оглядывался, придерживая массивные створки дверей, то заметил нескольких милиционеров. Они спешили в мою сторону, а один из них даже замахал рукой. Я сделал вид, что не заметил и засеменил по ступенькам.
- Если они решили меня задержать? То..., возможно, по наводке этих.... Что же делать, они сейчас забегут в метро, а ждать электричку можно долго. - Лихорадочно размышлял я.
Шествую по длинному туннелю, я постоянно озирался.
- Я могу их навести на Катю..., может....
Сзади послышался крик. Я оглянулся и увидел троих бегущих милиционеров, нас разделяло метров сто пятьдесят. Все решилось само собой. Я, уже отчетливо слыша их крики "стой!", бросился наутек. Миновав вход непосредственно на платформу станции, я побежал к противоположному выходу. Через пару десятков метров я свернул к лестнице и, поднимаясь через ступеньку, выскочил на улицу.
- Ну вот, твою..., - досадовал я озираясь.
Через секунду я принял решение и ринулся вглубь ближайшего двора.
- В конце концов, если что, то я смогу все объяснить, скажу, что не разглядел милицейской формы, испугался..., - думал я, минуя очередную арку.
Чуть не попав под машину, я перебежал улицу и скрылся в следующем дворике. Пробираясь через темный сквозной подъезд, я осознал, что своим бегством спасал не только себя, но и Катю.
- Я снова ее потерял...., хотя она же назвала аптеку! - обрадовался я, но через секунду понял, что не помню ее номера. - Ладно, вспомню....
Я быстро миновал очередной двор. Теперь передо мной простиралось длинное жилое здание и миновать его насквозь не представлялось возможным.
Я пошел по дороге вдоль дома, размышляя что делать дальше. На такси все равно не было, а дойти пешком - нереально. В метро я уже точно опоздал.
Вскоре я уже огибал девятиэтажку с торца. Стояла жуткая темень. Свет от пары фонарей, стоящих перед домом, сюда не падал. Неожиданно передо мной выросла тень, теперь уже ойкать пришлось мне.
- Слышишь друг, не подскажешь где здесь дом номер четырнадцать? - раздался глуховатый голос.
- Я не знаю, - выпалил я.
- Плохо...
Рассмотреть его лицо было невозможно.
- Извините. - Я собирался обойти незнакомца.
- А..., закурить нет?
Это заставило насторожиться, ибо могло быть поводом для чего-то совершенно другого.
- Не курю.
- Плохо..., - вновь просипел голос.
Невольно я отступил на шаг, что скрывалось за этим "плохо" оставалось только догадываться. Но все что происходило со мной до этого, никак не способствовало спокойному восприятию ситуации. К тому же вокруг не было не души и это давало замечательный повод для жутких фантазий. Я попытался высмотреть его друзей, но, похоже, он был один.
- Опоздал на метро? - продолжал сиплый мужчина, - а у меня вот адрес товарища с работы, и спросить не у кого.
- Понятно. - Проговорил я, не зная как мне поступить. - А вы выйдете к подъезду, может там кто-нибудь подскажет, - при этом я, как бы указывая куда, сам вышел на тротуар перед зданием.
Теперь я вновь был под небольшим освещением фонарей. Незнакомец, не долго думая, вышел из своего укрытия и предстал передо мной во всей красе. Это был мужчина лет пятидесяти, одетый просто, но аккуратно, по всему было видно, что это работяга. Мешки под глазами и несколько одутловатый вид его массивного лица говорили о любви к спиртному.
- Ты что испугался что ли? - спросил он, подходя ближе.
- А вы как думали в кромешной темноте, перед тобой кто-то появляется....
- Ну да, ну да, - согласился тот и хихикнул.
- Ладно, удачи, - пожелал я и поспешил дальше.
За домом открылось очередное шоссе. Теперь уже с освещением было все в порядке, мне оставалось лишь перейти на ту сторону и.... В общем, что будет потом я не знал.
Когда я уже подходил к дороге, то увидел на противоположной стороне наряд милиции. Если бы я перешел дорогу, то оказался бы прямо перед ними. Не зная как поступить, я решил сделать вид, что торможу машину. Нельзя было им показать, что по какой-либо причине я не желаю с ними встречи. Я поднял руку, останавливая показавшуюся легковушку, та пролетела мимо, чем немало меня обрадовала. Очередная машина на мой жест среагировала. Меня осенило - почему собственно вид? нужно по любому отсюда сваливать. Я наклонился и назвал адрес, водитель спросил сколько, я назвал достойную цену. Он с каким-то подозрением на меня покосился и попросил показать деньги. Ну вот, подумал я тогда, все против меня. На мои заверения в том, что я вынесу деньги из квартиры, последовала незамедлительная реакция - дверь закрылась и машина с визгом рванула.
Ладно..., теперь можно и уходить, - решил я, с удовлетворением отмечая что милиционеры, вначале косившиеся в мою сторону, пошли дальше.
Я отошел от дороги как раз вовремя, ибо впереди замаячили мигалки.
Не желая искушать судьбу я направился в недавно покинутый дворик.
- Если бы они получили установки на мое задержание, то вели бы себя по-другому, - здраво рассудил я, - но в то же время они могут их получить в любой момент и неизвестно, что там за машина....
Мои мысли прервал скрип тормозов.
На шоссе недалеко от того места, где я стоял, остановился милицейский бобик.
Я уже скрылся за кустами, когда услышал переговоры по рации. Озираясь по сторонам, на обочине стояло четверо омоновцев.
Я зашел за угол "многоэтажки" и уже по знакомому дворику поспешил вдоль здания. Мне не хотелось пересекать его поперек, я опасался стать превосходной мишенью для потенциальных преследователей.
Увидев подъезд без кодового замка, я юркнул внутрь.
Мне повезло, подъезд был неохраняемый и я устремился вверх по лестнице.
- Так стоп, - приказал я себе где-то между четвертым и пятым этажом.
Приоткрытая створка неосвещенного изнутри окна давала прекрасную возможность для наблюдения за улицей.
Я присмотрелся и не увидел ничего интересного. В моей голове лихорадочно пульсировала кровь, должно быть я слишком быстро добежал до пятого этажа.
- Так, отлично, я спрятался и выходить мне нельзя, - нервно рассуждал я. - Мне что же до утра тут находиться?
Надо сказать, что свой внутренний диалог я вел предвзято, возможно поэтому мое второе я деликатно намекало, хотя и было твердо уверенно, что это лучший выход в создавшемся положении. Его совсем не интересовало, как я проведу здесь ночь, стоя на ногах или растянувшись на ступеньках, возможно, оно размышляло более глобально, и, исходя из этого, считало, что в данном случае моя безопасность превыше комфорта. В общем, я находился в противоречивом состоянии и выходить на улицу не собирался.
- Отличный финал для свидания с таинственной Катериной, - мазохистски причитал я. - И номер аптеки вылетел.... Как я теперь ее найду? - мне становилось все более грустно.
Легкий осенний ветерок обдувал лицо.
- Похоже тут сквозняк.
Я попробовал закрыть окно, но тут же отказался от этого ненужного занятия. Стекло в нижней створке отсутствовало, оттуда и дуло по ногам.
Неожиданно вверху раздались шаги.
- Это еще кто? - насторожился я.
По крайней мере, можно было утешаться тем, что это не милиция. В противном случае шаги были бы снизу.
Я принял непринужденную позу, но потом передумал и решил подниматься навстречу - так менее подозрительно.
Шаги вначале смелые и бодрые в какой-то момент превратились в нерешительную и даже крадущуюся поступь. Должно быть, их обладатель был не в восторге от встречи с кем-то на темной лестнице в полпервого ночи.
Как бы там ни было, но вскоре я заметил перед собой довольно крупный силуэт. На какое-то время я застыл в нерешительности, чего нельзя было сказать о незнакомце, он напротив приободрился и засеменил быстрее. Когда мы поравнялись я услышал знакомый сиплый голос:
- О, старый знакомый!
Это был все тот же мужчина, с которым я столкнулся недавно в торце здания.
- Э...
- Что ж мы с тобой все встречаемся, - продолжал тот, не дав мне опомнится.
- Не знаю...
- Опять боишься что ли? - спросил дружелюбно незнакомец.
- Мы с вами вечно в таких местах сталкиваемся.
- Ну да. - Согласился он, - а ты чего здесь?
- Так, квартиру ищу, - соврал я, не подумав.
- Как, и ты квартиру?
- А что, вы тоже?
- Я тебе уже говорил, товарищ мой тут живет. Вот по подъезду вроде здесь, но на этаж поднялся и вижу, что дверь не его. Теперь обратно иду, а тут ты. Выходит мы с тобой товарищи по несчастью, - усмехнулся он.
- Ну да, похоже, - поддержал я.
- Ну и что с твоей квартирой? - не унимался мужчина.
- С моей все в порядке....
- Ага, все в порядке..., но ты почему-то тут?
- Никого нет, поцеловал дверь и все.
- Девушка?
- Угадали, - опять соврал я, ибо такая причина действительно выглядела правдоподобной.
- Понятно..., все беды от женщин. Однако, что делать собираешься, ничего что на ты?
- Да нет, нормально, - усмехнулся я про себя столь позднему пробуждению деликатности. - Что делать, пока не знаю.
- Вот и я не знаю, чувствую приятеля мне не найти, да уже и поздно вламываться, неудобно..., - грустно проговорил мужчина.
- Да, пожалуй поздновато, - согласился я, желая под каким-либо предлогом покинуть надоедливого незнакомца.
Мы стояли между этажами в освещении уличного фонаря. Теперь я находился на уровень выше прежнего и дерево, заграждавшее свет, не мешало. Случайный "собрат по несчастию" уже перестал вызывать страх, по всему было видно, что он мужик неплохой. Но и находиться в его соседстве долго я не мог, ибо чувствовал себя ужасно неуютно.
- А ты что же наверх шел? - спросил незнакомец неожиданно.
- Место для ночлега присматривал.
- Ого, да ты не промах, - хихикнул он.
- А что делать? Ну ладно..., пойду, - попытался я прервать наш никчемный диалог.
- Подожди, я пока до такого еще не дошел, хотя и допускаю. Давай вместе подумаем что делать, а?
- А что тут думать то?
- Например, может домой поедешь, на такси?
- Нет, не могу.
- А что так?
- Денег нет.
Надоедливый незнакомец уже открыто раздражал. Я начал видеть в нем потенциальную угрозу. На улице меня искала милиция, а в подъезде доставал этот.... Кстати, теперь, окажись он на улице, его может остановить тот же ОМОН и поинтересоваться не видел ли кого? Вот тут то мне и конец, и если учесть что я прячусь, то участь моя будет незавидна. Хотя в конце то концов, что такого произошло? мы защищались от хулиганов, а теперь еще должны и от милиции прятаться?! Все это конечно так..., если бы не одно но, Катерина могла покалечить кого-то из нападавших, а может и вообще убить.... Я, например, никогда не видел, исключая конечно голливудские боевики, чтобы вот так запросто укладывали шестерых бугаев. Кроме этого, за этим скрывалась тайна, делиться которой девушка не спешила. Все это только усугубляло атмосферу загадочности и непонимании вокруг Катерины, и конечно с таким багажом не стоило спешить в руки правоохранительных органов. У меня даже возникали мысли о каких-то проблемах девушки с законом.
- Ну что, денег у нас нет, тогда может выйдем отсюда на воздух, а то прячемся тут как бандиты какие.... - Прервал мои мысли надоедливый собеседник.
- А что на воздухе то? Только холод, - я посмотрел на часы, было начало второго.
- Так что ты и вправду здесь останешься, а то погуляли бы что ли...
- Да где гулять то, приключений только искать на задницу, - мне уже не хотелось выпускать его на улицу, хотя бы из-за того, чтобы он меня не выдал.
- А что возле мусоропровода, лучше что ли?
- Зачем же возле мусоропровода, я, например, на крышу собирался.
- Куда?
- На крышу, там и романтично и безопасно.... - выдал я, удивляясь самому себе.
- Однако, на крышу это хорошо.... А тебя как вообще зовут то?
- Николай.
- А я Сергей Владимирович, можно Сергей, ты не смотри что я тебя старше, мне так проще общаться, - сказал он, протягивая руку.
Сергею было уже за пятьдесят и я, пожалуй, мог ему и в сыновья сгодиться.
- Очень приятно - проговорил я, пожимая его пядь.
- Я так понимаю до утра еще далеко, метро в половину шестого открывается, да?
- Ну да.
- Так что лучше мы вместе перекантуемся это время, а, Коля, как думаешь, не возражаешь?
- Да нет, вместе веселей. - Деваться все равно было некуда, поэтому я решил, что это лучший вариант.
- Так что, говоришь, на крышу?
- Ага.
- Ну полезли, я помню в свое время очень крыши уважал, вроде как ты всех выше. Мы помню в детстве все крыши в центре облазили интересные вещи находили, то портсигар царский, то, помню пистолет на чердаке, правда, ржавый.... - Вещал Сергей, пока мы поднимались по лестнице.
Достигнув девятого этажа, мы с легкостью открыли защитную сетку и вышли на чердак. Первое что встретило нас в темноте, это вспорхнувший голубь. Такое впечатление, что он вылетел у нас из-под ног.
- Бля, - выругался Сергей.
- Птица, - выдал я нервно.
Осторожно ступая, мы пошли дальше. Недалеко опять взлетела птица.
- Где тут выход? - спросил мой спутник.
- Я не знаю, должна быть лестница наверх.
В кромешной темноте, рядом со странным мужчиной я начинал чувствовать себя все более неуютно.
- И чего меня понесло на крышу? Да и кто он такой на самом деле? - начал я терзаться сомнениями. Последние события настолько вывели меня из состояния здравого отношения к окружающему, что теперь мне оставалось только наблюдать за необычной чередой стечения обстоятельств.
Вскоре мы уперлись в ступеньки, это был разыскиваемый выход на крышу. Все двери оказались открытыми.
Мы вдыхали холодный ночной воздух.
Я посмотрел на небо. Малое количество мерцающих звезд указывало на пасмурную погоду.
- Ну вот, - проговорил мой новый знакомый, - мы и на месте. - Он посмотрел вверх, затем по сторонам и произнес слащаво, - романтика....
- Ага, вот только погода не очень.
- Брось, Коля, у нас впереди вся ночь, пойдем, - он жестам пригласил меня к прямоугольному строению выхода вентиляции.
С желанием присесть я приблизился, но ошибся думая что это заменит нам лавочку. Сергей раскрыл свой портфель, странно что я не обратил на него внимания раньше, и извлек оттуда вначале журнал, затем бутылку коньяка и еще чего-то в свертке.
- Вот так, - довольно произнес он.
- Ого, - удивился я, - да тут целый фуршет!
- А то, - он вновь углубился в свой волшебный портфель и извлек оттуда пару металлических рюмочек, - ну что, Коля, настроение повышается? - подмигнул он.
- Еще бы, и откуда у вас такие запасы.
- Я же говорил, что к товарищу шел, - ответил весело Сергей.
- А ты предусмотрительный и закуска и рюмки. - Я сам не заметил, как перешел на ты.
- А как же..., - он на миг замялся, - у него же жена, а она не любит, когда мы встречаемся.
- Ничего что на ты?
- Мне чем проще, тем лучше, конечно ничего.
Сергей расстелил новый пакет, который также оказался в портфеле и развернул сверток. Даже странно, готовые бутерброды с колбасой и сыром вскоре перекочевали на имитируемый столик. Должно быть, его товарищ был жмотом, раз к нему нужно было приходить во все оружие.
- Ну что, мне кажется, ваш друг многое потерял сегодня, - рассмеялся я.
- Зато ты нашел, - также хихикнул он, - но мы же договорились на ты.
- Ой, это с непривычки.
Мой спутник опять осмотрелся по сторонам.
- Что-то смущает? - спросил я.
- Не хотелось бы кого-нибудь привлекать в такую минуту, - проговорил Сергей, понижая голос:
- О чем вы, кого можно привлечь на крыше?
- Таких же загулявших романтиков, - улыбнулся он.
"Странный он все-таки человек, будто чего-то боится постоянно, хотя боятся больше должен я".
- Знаешь Коля, давай выпьем за знакомство, - с этими словами он поднял уже наполненные рюмки и протянул одну из них мне.
- Давай.
Мы чокнулись и я неосознанно помедлил, чтобы он сделал глоток первым, где-то в глубине я не совсем ему доверял.
Как бы там ни было, но коньяк оказался прекрасным, его приятное тепло вскоре разошлось по телу.
- Ну что погода улучшается, - шутил Сергей, наполняя рюмки.
Я взял предложенный бутерброд и, видать, совсем расслабился, так как не стал дожидаться пока его продегустирует мой новый приятель.
Надо сказать, что аппетит был на удивление хорошим и только необходимость в наличие закуски заставили меня остановиться и произнести следующий тост:
- Давай за удачное окончание наших проблем.
- Ну да.
Мы вновь чокнулись и я опрокинул рюмку, смаковать коньяк не располагала ни обстановка ни погода. Хотелось срочно ввести себя в состояние легкого опьянения.
- А все-таки не зря говорят все что не делается - к лучшему, - бодро изрек я.
- Ага, - крякнул мой собеседник, откусывая изрядный кусок хлеба с колбасой.
Мы съели по бутерброду и налили по третьей.
- Мы не частим? - деликатно спросил я, хотя на самом деле так не думал.
Сергей придвинул мне очередную порцию закуски.
- Бутербродов больше нет, так что рассчитывай, - произнес он.
- Вполне достаточно, к тому же, такой благородный напиток не нуждается в особой закуске, я привык с лимончиком или шоколадом.
- Согласен.
Сергей поднялся с корточек, я последовал его примеру. Ноги немного затекли и почувствовалось неприятное покалывание.
- Глянем что там? - предложил он.
Мы подошли к краю и осторожно высунулись.
Внизу протиралось то самое шоссе, которое я так и не рискнул перейти. Никакой милиции видно не было. Фары редких машин вырывали из темноты выбоины и трещины, которыми так богаты местные дороги. Моя бурная фантазия уже поставила меня на бортик и столкнула в пустоту. Ветер, так кстати, ударивший в лицо, лишь приблизил мою иллюзию к реальности. Земля стремительно приближалась и перед моими глазами пролетала вся моя жизнь...
- Ой! - вскрикнул я, когда почувствовал толчок в бок.
- Что, страшно? - засмеялся Сергей.
- Да так, представил...
- Я этим тоже грешу, знаешь, есть в этом что-то от мазохизма что ли. Как начну представлять, что вот меня толкают, я лечу..., иной раз аж потом покрываюсь. Последнее живой воспоминание это Крым, гора там есть Ай-Петри....
- Да я был.
- Так там с одного места пропасть открывается с километр наверное. Ох как же я там уссался! Выглядываю, представляю, как срываюсь, лечу, стукаюсь о выступающие камни, а тут еще товарищ мой, шутник, как толкнет вперед и за шкирку сразу назад. Столько адреналина я еще никогда не получал! Понимаешь, может секунду это все происходило, а я уже как в другом мире побывал. Я тогда как в транс вошел какой-то, а товарищ сука смеялся и по щекам меня похлопывал. Ну я как в себя пришел, так и съездил ему по роже. Нас всей экскурсией разнимали. - Он остановился и внимательно на меня посмотрел.
- Да, шуточки однако, - протянул я.
- С тех пор не общаемся, - засмеялся он.
От меня не ускользнул факт некоего изменения в Сергее. Его, вначале простые рассуждения, приобретали замысловатые оттенки.
- Неприятная история, - констатировал я.
- Обычная, - пожал плечами Сергей.
Мы вернулись к нашему "столику" и я неожиданно для себя задал вопрос, который должно быть бессознательно меня мучил.
- Сергей, можно узнать чем ты занимаешься в жизни?
- Запросто, я контролер на заправочной станции, бензоколонки то есть. Сижу принимаю деньги включаю насос.
- Нравиться?
- Ну да, сижу книжку читаю, и работа и духовное развитие, а ты где, что?
- Я в супермаркете, менеджер.
- О! Большой человек, - он хихикнул.
- Да нет, обычный, большой - это директор, а совсем большой - учредитель. А я так одно из звеньев машины по зарабатыванию денег.
- Все мы детальки механизмов, что там говорить. Главное чтобы эти детальки обильно смазывали, платили, то есть, чтобы хорошо, - он вновь хихикнул.
- Да уж, хорошо понятие неоднозначное....
Сергей разлил очередную порцию коньяка.
- Вот что, давай-ка выпьем за успех задуманного! - провозгласил он таинственно.
Я пожал плечами, тост вполне стандартный, но как-то странно звучал он теперь.
- Ну давай, - мы чокнулись и быстро выпили.
Усиливающийся ветер нарушал наше романтическое настроение, мы ежились и плотнее кутались в куртки. Очередная стопка коньяка служила еще и согревающим, поэтому пилась как водка.
В голове немного помутнело, настроение повысилось, интерес к собеседнику обострился, - все симптомы считывались мной с точностью до микрона. Мне не хотелось потерять тот момент, когда я начну "сдавать" и окружающее будет выходить из-под контроля.
- Знаешь, Коля, - вкрадчиво начал он - мир очень многогранен и сложен, очень, ты ведь это понимаешь?
Какая-то птица звонко прохлопала крыльями прямо у нас над головой, мне даже казалось, что она меня заденет. Через секунду птица вернулась и вновь запорхала над нами, невольно я поднял руку, чтобы защититься.
- Ты ведь знаешь насколько мало мы соприкасаемся с реальностью, с той, где правит вечность? Ты это знаешь, я вижу, - продолжал он монотонно.
Это был довольно необычный переход на философствование, этого я не ожидал, теперь его голос совсем изменился и в совокупности со всем произошедшим действовал на меня гипнотически.
Птица села мне на руку и я увидел огромного ворона, который продолжал махать крыльями.
- Что это? - в ужасе закричал я, но не смог пошевелиться.
Я продолжал смотреть на птицу и мне стало казаться, что все вокруг замедлилось, как в фильмах при соответствующем эффекте. Плавно вздымались и опускались крылья, медленно поворачивалась голова с хищно косящимся глазом. Я испытывал ужас и хотел одернуть руку, но она стала как каменная. Я постарался поднять вторую свободную руку, но даже не знал, в каком она положении. Я ничего не чувствовал и как бы являлся сторонним наблюдателем некоего странного действа с моим участием.
- Что это?! - вновь выкрикнул я, но этот крик потонул в каком-то грохоте. Через секунду я понял, что это мой, только сильно замедленный, голос.
Мысли сохранили прежнюю скорость, они судорожно искали объяснение происходящему и, не имея ничего подобного в прошлом, бессильно "зависали". Наверное, так и входят в транс.
Через мгновение снизу начало распространяться красное мелькание. Теперь птица, порхающая на моей руке, становилась то черной, то красной. Единственно о чем я мечтал в этот момент, так это поскорее проснуться и отойти от этого кошмара.
- Пусти, - услышал я снизу голос Сергея.
Птица взмыла вверх и я автоматически сделал то, что и собирался - моя вторая рука быстро пролетела в воздухе, как раз там, где недавно находилась птица. Ощущения вернулись, я инстинктивно присел и посмотрел на источник света. Огненный шар вращался на небольшой подставке, стоящей прямо передо мной.
- Что это? - спросил я и посмотрел на Сергея.
Я не видел его лица, он глядел куда-то в небо. Его рука резко возникла перед моим лицом и я вновь почувствовал скованность.
- Ч.... - хотел я сказать, но не смог, он меня парализовал. Мелькание шара усилилось, он крутился все быстрее и вот уже монотонный красный свет залил все ближайшие предметы.
Сергей убрал руку от моего лица. Я вновь попробовал пошевелиться, но результат был прежний. Ко мне возвращалось осознание настоящего. Теперь я твердо был уверен, что это не сон. Это жуткая реальность, в которой мне суждено стать жертвой, - это настолько стало очевидно, что я даже не пытался себе противоречить. Вот оно - разрешение загадки таинственного Сергея!
Я почувствовал ужасное отчаянье...
- Теперь ты мне расскажешь о твоей знакомой..., - услышал я странный голос.
- А, х, что, ты, ух...., вот э..., что так..., - я обретал дар речи и мне хотелось сказать слишком много, но получались лишь отдельные звуки.
- Не старайся морочить мне голову, я все знаю. Кто она? Где она, и как ее найти?! - прозвучал вопрос тем же голосом.
- Ты о чем, что это знаа..чит? - выдавил я, приходя в себя.
- Не придуривайся, хуже будет! - Он повернул лицо ко мне и я увидел его страшные глаза. Они были ярко красного цвета и излучали неземную ненависть.
- Я повторяю, - внушительно продолжал он, - кто она и где она?
- Да кто же, что происходит? - дрожащим голосом вопрошал я.
Я понял, что речь идет о Катерине. Некое противоречие сразу ворвалось в мозг, - если он все знает, то зачем спрашивает?
Мое тело по-прежнему было парализовано. Все что я мог, это видеть перед собой дьявольское подобие человека.
- Эта девушка с которой ты сегодня был?!
Откуда ему это известно, кто он? - вихрем завертелось у меня в голове.
- Я скажу тебе, для твоей же пользы, откуда мне все известно, - как будто прочитал он мои мысли. - Она засветилась, сделав забор энергии, никто не имеет к ней доступ кроме посвященных.
- К кому? - не понял я.
- Я вижу ты и вправду не в курсе, это немного смягчает твое положение, но не меняет моей цели!
- Я не понимаю, какой забор энергии, зачем ты парализовал меня? - страх по прежнему мешал моему рассудку, тем не менее, я воспринимал все что он говорит.
- Если это поможет тебе быть со мной откровенным, то.... Где-то без двадцати до полуночи было вторжение в наш спектр энергетики, после чего ее часть была использована. В каких целях, зачем - это вопрос другой, но то что это была женщина и то что она каким-то образом получила посвящение без нашего ведома, вот это уже очень серьезно! - последние слова прозвучали наиболее гневно и глаза усилили красное излучение. - Ты был с ней, не отпирайся, на тебе зафиксировались остатки воздействия, должно быть, ты был рядом во время похищения энергии и затем еще какой-то период. Все это есть на твоей энергетической оболочке. Мы видели место воздействия, потом непосредственно ее.... - Он остановился и его глаза немного потухли.
Я догадался, что речь идет о том периоде, когда Катерина неизвестным образом раскидала шестерых наших обидчиков, теперь я понял, откуда шло это умение. Вот почему она тянула до последнего.... Она понимала, чем это может для нее закончиться. Но, тем не менее, сделала, она пошла на это из-за меня!
- Теперь ты понял, что отпираться бесполезно?
Что же делать, что говорить? - терзался я.
- Здесь нет людей, нет свидетелей, я могу сделать с тобой все что угодно и об этом никто не узнает. Если ты будешь молчать я именно так и поступлю. - Проговорил он грозно.
- Я познакомился с ней случайно, на улице, она мне понравилась, - я решил рассказать некоторые моменты, - но кто она я не знаю, она убежала!
- Ты лжешь мне негодяй! - раздался громогласный голос. Глаза этого существа опять засияли красным светом. Картина была жуткая и, кроме этого, я почувствовал острую боль в шее. Она все усиливалась, пока не напомнила прикосновение каленого железа.
- А! - заорал я истошным голосом.
- Ты будешь умирать в страшных мучениях или расскажешь мне все сейчас же! - говорил тот, кто еще недавно воспринимался мной как приятный собеседник.
- Но я не знаю что говорить! - почти завизжал я.
- Где она живет?! - продолжал мой мучитель.
- Не надо так, я не могу выдержать! - почти умолял я.
- Хорошо, - раздалось неожиданно, - говори.
Боль отпустила, я с ужасом смотрел на этого монстра, его глаза по-прежнему излучали неестественно красный свет.
- Господи, ну я правда не знаю где она живет, я только знаю ее имя и больше ничего, я не успел узнать ее поближе, эта милиция..., она испугалась милиции. - Говорил я сбиваясь.
- Причем тут милиция?
- Мы вышли из кафе, к нам пристали хулиганы. Она их раскидала, всех шестерых, запросто так раскидала, и мы убежали, это все! - торопился я изложить то, что считал необходимым.
- Как вы собирались встретиться?! - прозвучал уже вполне человеческий голос.
- Мы не успели, я по ее просьбе отстал, ну чтобы милиция нас не поймала, и должен был встретиться с ней в метро. Но за мной погнались, именно поэтому я и не попал в метро и оказался здесь! Это правда! - закончил я эмоционально.
В этот раз не последовало никакой реакции со стороны моего мучителя. Пауза несколько затянулась, я в испуге продолжал смотреть на его "лицо", глаза постепенно приобрели нормальный вид и он повернулся в сторону огненного шара.
- Ты знаешь еще что-то, говори, я все вижу, не отпирайся, - в его голосе вновь раздались угрожающие нотки.
- Дай подумать, я не соображу, может что-то и знаю но это не существенно....
В этот момент я услышал хлопки крыльев, это ворон опустился на крышу рядом с шаром.
- Сейчас эта птица напомнит тебе о ее месте работы...
Как! Да действительно она говорила мне, что работает в аптеке, но откуда это было знать птице?! - столь бредовые мысли в моей голове заслоняли реальность, в которой птица могла не иметь никакого отношения к догадкам самого "Сергея". Но на текущий момент я думал именно так.
- Я не могу сообразить, - начал я, сбиваясь.
- Ты лжешь мне опять!
Острая боль пронзила шею. Я почувствовал как мои глаза полезли из орбит.
- Хватит..., - смог я прошептать.
- А сейчас ворон тебе выклюет глаз...
- Нет! - в ужасе воскликнул я.
- Тогда говори!
- Я вспомнил.
Боль резко отступила.
- Что ты вспомнил, только не пытайся мне лгать! Третьего шанса я тебе не дам.
В этот момент раздалось карканье птицы.
- Да, сейчас отключусь, еще немного, - проговорил он ворону.
Это было так странно, хотя, все что происходило до сих пор, было не менее странно. Я почему-то сразу догадался, что речь идет о той самой таинственной энергии, к которой подключился мой мучитель, а еще раньше Катерина. Значит, он скоро отключится и мои мучения прекратятся, хотя, возможно перейдут в иную плоскость.
- Говори быстрее, или я спущу на тебя Эрика, - услышал я вновь изменившийся громогласный голос.
- Я вспомнил, - начал я медленно, - она говорила что работает...
- Быстрее!
- В аптеке, - выпалил я.
- В аптеке, верно! В аптеке, молодец, а теперь номер!
- Я правда не помню!
- Не помнишь?! Я же говорил что третьего раза тебе не дам! - грозный голос отдавал во всем моем теле.
- Я не помню, она называла, но я правда не помню! Что мне сделать чтобы ты поверил, соврать номер? Но это же будет неправда! - затараторил я, пытаясь убедить его в своей искренности.
- Эрик, ты веришь ему?!
- Кар, кар, - раздалось в ответ.
- Они должны позволить мне продолжать я использую ее на дело, - вновь загадочно заговорил "Сергей".
- Кар! - громко крикнула птица.
- Хорошо..., - ответил он и обратился ко мне, - ты хочешь умереть раз продолжаешь врать!
- Посмотри на свой шар или куда ты там смотришь, я же не вру, я действительно не помню! - умоляюще произнес я.
Должно быть на него повлияли мои слова, возможно из-за того, что я действительно не помнил номера аптеки.
Он какое-то время смотрел на шар, затем перевел взгляд на меня и его красные глаза заметно потускнели.
- Ладно, похоже на правду, если так, то можно продолжить беседу и в нормальном состоянии.
После этих слов я почувствовал облегчение и смог немного двигаться. Красный свет, испускаемый шаром, стал исчезать. Вскоре крыша вновь погрузилась в ночной мрак и я едва различал перед собой силуэт моего страшного собеседника. Его глаза теперь ничего не излучали и в них периодически отсвечивали далекие фонари.
Птица вспорхнула и улетела. Я проводил ее взглядом, затем посмотрел на то место, где еще совсем недавно крутился огненный шар. Теперь там была пустота. Я понял, что птица со своим улетом забрала с собой и все творимые здесь чудеса. Возможно теперь "Сергей" стал вновь Сергеем. Я попробовал сделать шаг и у меня получилось.
- А вот этого не надо, - услышал я вполне нормальный голос своего мучителя.
- Что именно?
- Не надо двигаться, ты же не хочешь чтобы все вернулось?
Это действительно звучало убедительно. Я застыл на месте и поспешил заверить - конечно нет.
- Теперь ты мне расскажешь то, что не успел - проговорил Сергей внушительным голосом, но по сравнению с громогласным вещанием его недавнего воплощения это походило на писк комара.
Я осмотрелся по сторонам. Все было, как и в тот момент, когда мы сюда пришли. Весь кошмар испарился бесследно. На эмитированном столике по-прежнему красовалась недопитая бутылка коньяка и один из недоеденных бутербродов.
- Ты мог бы меня спросить об этом как-то по-другому, - проговорил я спокойно - зачем такие крайности?
- Не говори ерунды, она, похоже, слишком дорога тебе, хоть ты и не знаешь где ее найти. По-другому ты бы не рассказал. - Прозвучал резонный ответ.
Я почувствовал ужасную усталость, мне захотелось присесть или даже прилечь.
- Я не держусь на ногах, можно мне сесть?
- Садись.
Я сел на холодный гудрон и на мгновенье ощутил блаженство. Только теперь я понял, что от долгого стояние в наклонном положении у меня ужасно устала спина и ноги.
- Сергей, зачем ты поступил со мной так жестоко? - спросил я, желая опять разглядеть в нем человека.
- Без лишней риторики, мне нужна информация, которой ты владеешь, вся без остатка, и я ее получу, чего бы мне это не стоило, так что особо не расслабляйся.
Я услышал звук разливающегося коньяка. Через секунду перед моим лицом появился протянутый им стаканчик.
- Пей, это должно помочь, - проговорил он.
- Спасибо.
Оставалось только гадать, что скрывалось в его голове, какие у него на мой счет планы?
- Твое здоровье, - услышал я, затем два звучных глотка.
Я с ужасом вспоминал все, что происходило со мной недавно - со здоровьем у меня сейчас действительно проблемы.
Я молча выпил. Коньяк, еще недавно казавшийся таким изысканным, теперь был жестким и противным.
- Ой! - не удалось мне удержался на выдохе.
- Что, не пошло?
- Что-то не очень, - я пытался быть очень вежливым, так как не на шутку боялся - ведь от него можно было ожидать чего угодно.
- Послушай Коля, ты должен мне помочь, если конечно хочешь остаться жив, - начал он вкрадчиво, - расскажи мне где, при каких обстоятельствах ты с ней познакомился, подробно.
- В этом совсем нет ничего такого, мимо меня прошла красивая девушка и я бросился за ней, догнал, мы познакомились. - Как можно увереннее произнес я.
- Но она говорила куда идет, откуда? - нетерпеливо продолжал он.
Я сделал вид что вспоминаю. Постепенно мои глаза вновь привыкли к темноте и я смог видеть очертание его лица. Оказывается, он доедал бутерброд.
- Приятного аппетита.
- Спасибо, так я слушаю внимательно, - в его голосе послышалось раздражение.
Опираясь руками о крышу позади себя, я решил немного изменить позу и склонился на другой бок. Мне пришлось немного переместить руки, правая уперлась в камень и я слегка отодвинул его в сторону. И тут меня осенило, что это может быть оружием против моего вероломного собеседника. К тому же и рука и осколок силикатного кирпича находились вне зоны его видимости - за нашим имитированным столиком - вентиляцией.
- В тот день мы расстались, я даже не успел ничего о ней узнать, мы погуляли, затем решили пойти в кафе. Там она попросилась в туалет....
- Где там? - услышал я жесткий голос.
- В кафе, мы присели за столик и она вышла в туалет, после чего я ее больше не видел, - проговорил я спокойно.
- Как не видел?!
- Я случайно встретился с ней на следующий день! - в отчаянье проговорил я.
- Какого черта!
Разделся металлический щелчок. Я посмотрел на Сергея и увидел в его руке пистолет.
- Слушай, у меня нет времени на твою брехню, лучше не выводи меня! - проговорил он грозно.
- Я правду говорю, - испуганно прошептал я.
- Правду?! Ну хорошо! Ты встретился с ней на следующий день абсолютно случайно и она опять от тебя убегает! - его раздраженный голос говорил сам за себя.
- Но это даже шар подтвердил.
- Молчи недоносок! Что ты можешь знать о шаре!
- Просто я подумал что....
- Все ты мне надоел! Для начала я отстрелю тебе палец, если до тебя и после этого не дойдет то я отстрелю тебе яйца! - прокричал он.
Передо мной стоял уже совсем другой человек он скорее походил на разъяренного зверя. Такие вполне земные эмоции исходили от того, кто совсем недавно представлялся таинственным магом. Все это не предвещало ничего хорошего.
- Не надо, - взмолился я, - не делай этого, посмотри в шар, проверь мне!
- А ты дурака включаешь да, типа не понял что шар исчез, да?! - он раздражался все более.
- Откуда я могу это знать? - испуганным голосом убеждал я его.
- Где ее можно найти?!
- Я, правда....
- Лучше хорошо подумай, перед тем как мне сейчас ответить! - прошипел он зло.
Явная угроза моей жизни не затуманенная никакими магическими воздействиями заставили меня сжаться как пружину. Эта энергия была последним аккордом погибающего организма, инстинкт самосохранения выбросил в кровь огромную дозу адреналина и теперь я лихорадочно просчитывал в голове множество вариантов спасения. В моем сознании разгорелись настоящие дебаты на предмет моего дальнейшего поведения, взвешивались все за и против и путем мучительной полемики был выделен один единственный путь к спасению. Решение было принято единогласно всеми участниками дискуссии - моими разделенными внутренними я. Осталось только воплотить его в жизнь, что нужно было сделать немедленно.
Надо ли говорить, что все эти мысли пронеслись в моей голове за несколько секунд.
- Хорошо, - проговорил я, - наиболее вероятно, что встретить нужную вам особу можно будет....
Я обхватил рукой осколок кирпича и попробовал его на вес.
"Отлично, вес хороший. При умелом попадании в цель, то бишь в голову, он не оставлял жертве шансов для того чтобы удержаться на ногах", - пронеслось в моем мозгу.
- Ну, что ты замолчал?! - спросил Сергей уже несколько смягченным тоном.
- Просто я понимаю что своим признанием я лишаю ее жизни, думаешь это легко сделать? - начал я тянуть время.
- Не бойся, ничего с ней не будет, ну может помучают немного, может...
- Послушай, ты не мог бы опустить пистолет, а то у меня путаются мысли, - попросил я вежливо.
- Хм..., ну ладно, только говори скорее, а не то я разозлюсь и тогда тебе уже точно ничего не поможет, - его голос был серьезным.
- Я понимаю...
Он опустил пистолет и сделал шаг вперед.
"Вот он мой шанс!"
Я отчетливо видел его голову если бы мне удалось подняться, то до нее оставалось бы всего около метра. Но даст ли он мне возможность встать? А если я промахнусь? - Понимание что второго шанса у меня уже не будет, впрочем, как и вообще чего-нибудь, заставило меня сосредоточиться с неимоверной силой.
- Говори, - раздался спокойный голос Сергея.
Это хорошо, что он успокоился, - мелькнуло у меня в голове.
В следующий момент я начал говорить и одновременно подбирать под себя ноги.
- Она, как я теперь понимаю, почти каждый вечер идет по улице....
Я фактически уже присел на корточках.
- Как она называется, напротив ломбарда, - врал я внушительным тоном, только для того чтобы отвлечь его внимание от моих перемещений.
- Напротив какого ломбарда?
- Там, возле театра....
- Центрального что ли?
- Да, центрального. - Я оторвал руку с кирпичом от крыши и незаметно отвел ее назад для большего размаха.
- Это улица Пушкина, - произнес он с нетерпением.
- Да, точно. - Я приготовился к скачку.
- Где именно она там ходит? - продолжал торопить Сергей.
- Как раз напротив самого заведения.
Я мысленно уже несколько раз запускал кирпич ему в голову с одновременным вставанием. Но что-то меня смущало, наверное, ответственность, ведь если я промахнусь, то он тут же меня пристрелит или ранит, и будет убивать затем долго и мучительно. Хоть расстояние и было достаточно близким, я не был уверен на все сто, что мне удастся попасть.
"А если он дернится, увернется?"
Я, продолжая терзаться сомнениями, вернулся в реальность и услышал свой голос:
- Напротив этого ломбарда.
- Это я уже понял, где именно напротив? - Сергей начинал раздражаться.
Я начал медленно подниматься.
- Не двигаться! - крикнул он и выкинул вперед пистолет.
- Ноги затекли, не могу, разреши встать, - спокойно попросил я.
- Ладно.
Я поднимался, оставляя руку с кирпичом за строением вентиляции.
Теперь я понял, что так смущало меня в придуманной схеме. Мои ноги, они действительно затекли и я не чувствовал в них опоры. Пару раз они сгибались и я нелепо приседал, все время волнуясь что моя рука может выйти из укрытия.
Если бы я, как и собирался, резко вскочил, то наверняка бы рухнул обратно. Куда бы при этом отправился мой булыжник, оставалось только догадываться.
"Хорошо что я не реализовал свой план" - удовлетворенно заключил я.
Тем не менее, я уже фактически стоял на прямых ногах и с тревогой взирал на направленное в мою грудь дуло.
- Ну, ты размялся? - спросил подозрительно Сергей.
- Сережа, убери пистолет, - попросил я спокойно.
- Ничего, не помешает. Так где, где она ходит, конкретно, и во сколько? - продолжал он настойчиво.
- Мне кажется, ты меня убьешь сразу после того, как узнаешь..., - подавленно произнес я.
- Нет, я тебя убью, если ты не скажешь, или попытаешься врать.
- Тогда опусти пистолет мне так будет легче.
- Хм...
Он задумчиво смотрел в мое лицо, что можно было разглядеть в такой темноте я не знал, хотя после всего и допускал что у него может быть какой-то другой режим видения, возможно инфракрасный.
- Честно говоря не вижу связи между опущенным пистолетом и тем чего опасаешься ты, если я захочу тебя убить то сделаю это с любого положения, - проговорил он с иронией.
- Тем более, почему бы тебе не опустить пистолет....
- А ты смешной..., уж не собираешься ли ты бросится на меня? - хихикнул он.
- Сергей, я уже достаточно натерпелся за сегодня, ты не находишь? Может хватит меня мучить, если хочешь нормального разговора опусти пистолет и слушай, - произнес я твердо.
Меня удивляла моя выдержка, перед своим "последним и решительным" я вдруг стал настолько спокоен, будто и вправду собирался мирно пообщаться. Хотя возможно это была реакция моего измученного организма, который уже устал волноваться.
- Да черт с тобой, но тебе на все объяснения минута, если начнешь мямлить и тянуть время, то я выстрелю тебе в ногу, понятно?! - зло бросил он.
- Хорошо.
Сергей опустил пистолет. Все произошло почти одновременно с его последующим желанием сделать шаг назад, должно быть он хотел увеличить между нами дистанцию.
Как только пистолет "уперся" в крышу, мое тело мгновенно сделало выпад вперед и, тут же, моя вскинутая рука запустила кирпич ему в лицо. Оно оказалось чуточку дальше своего прежнего положения, ибо полшага таки были сделаны, но это не повлияло на исход задуманного. Когда мое сознание догнало действия моего тела, я увидел откинутую назад голову Сергея и его нелепые шаги назад. Он невпопад взмахивал руками, желая удержать равновесие. Пистолет валялся в стороне.
Мой мучитель продолжал пятится и уже находился в опасной близости от края крыши.
В какое то мгновение я понял, что еще немного и он окажется по ту сторону невысокого бортика. Вся моя враждебность вмиг улетучилась и я выкрикнул что есть силы:
- Стой!
Но этот человек или жалкое его подобие был уже фактически без сознания, ибо такой удар кирпичом не мог привести ни к чему другому, он вообще мог его убить. Оставалось только гадать, что это - предсмертные конвульсии, или неосознанное желание удержаться на ногах?
Когда Сергей окончательно потерял равновесие у меня все похолодело, до края крыши оставалось каких-то пол метра....
Тело с легкостью перевалилось за бортик и исчезло.
Я застыл на месте. Это был успех, но в то же время на такой исход я не рассчитывал. Через мгновенье послышался хруст веток и глухой удар.
- Упал, - произнес я вслух.
Что теперь? Я бегло осмотрел место недавней трапезы и кинулся подбирать пистолет.
До сих пор мне не приходилось держать в руках оружие, но из фильмов я знал как с ним обращаться. Поставив на предохранитель, я сунул пистолет за пояс брюк.
- Так, теперь быстро отсюда! - Я еще раз осмотрел все вокруг и поднял кирпич. Это орудие убийства и от него нужно избавиться. Недолго думая, я выбросил его на другую сторону. Он упал слишком звучно, должно быть попал на асфальт.
Через несколько секунд я уже лихорадочно семенил по чердаку, вспоминая где же тут выход.
Какая-то птица опять вспорхнула почти из-под ног, что тут же вызвало неприятные ассоциации с загадочным вороном.
- Остался еще свидетель - этот ворон, кто это или что это такое и как оно отреагирует на убийство? - Нервничал я.
Мое освобождение не казалось теперь панацеей. Я понял что убив Сергея не избавился от преследования его "коллег", а то что они были, не оставляло у меня сомнений. Вспомнилась его фраза об остатках на мне какой-то энергии.
- Теперь по этим остаткам они смогут опять меня обнаружить! - почти в ужасе заключил я.
Наконец показался выход из чердака.
Я осторожно опустился на верхний этаж и прислушался. Все было тихо. Возможно никто не придал значения удару о землю.
- Хорошо что он падал без крика, - подумал я как профессиональный убийца.
Кнопка лифта не реагировала. Пришлось сходить по лестнице, что в принципе оставляло больше возможностей на случай опасности.
Осторожно ступая на каждую ступеньку, я опускался все ниже и ниже. Вскоре в окнах замелькали ветки деревьев.
- Так, теперь надо давать отсюда деру, - подумал я на пороге выхода.
На улице стояла мертвая тишина, что абсолютно не удивляло. Хоть мне и не часто приходилось оказываться ночью в темных дворах, но, тем не менее, что еще может быть на улице в такое время? Разве что какой подгулявший прохожий или маньяк-убийца, вылезший на охоту.
Но одно я понимал наверняка, если кто-то сейчас изучает в окошко двор, то он не сможет не заметить моей суетливой фигуры, даже при отсутствии фонарей. Следовательно, бежать, вернее идти, нужно под самыми домами - так по крайней мере остается меньше шансов быть замеченным.
С такими мыслями я торопливо засеменил по дорожке вдоль темного здания.
Я решил двигаться не вглубь микрорайона, а вдоль домов у трассы.
Быстро минуя пролеты между зданиями, я продолжал идти под самыми их окнами. Третий по счету девятиэтажный дом был изрядно охвачен растительностью, идти прежним методом означало бы пробираться через заросли. Я был вынужден выйти на тротуар перед подъездами. Особо меня это не расстроило, так как полностью отсутствовали фонари. В другое время это не вызвало бы ничего кроме страха перед возможными маргиналами, теперь же я сам стал одним из них. Пусть я убил защищаясь, пусть это был мой единственный шанс на спасение, но все это известно только мне. Общество непременно наречет меня убийцей и все мои объяснения назовет просто бреднями. Следовательно, теперь мне нужно боялся не столько хулиганов, сколько тех кто следит за порядком.
Как бы там ни было, но я все дальше и дальше удалялся от места преступления и вскоре достиг перекрестка. Это был угол микрорайона, теперь нужно переходить трассу или поворачивать.
Осмотревшись и не заметив ничего подозрительного я решил перейти дорогу, ту самую, что собирался пересечь раньше. Теперь я был гораздо ниже того места, где стояли патрульные.
Милиция наверное давно успокоилась, если только.... все остались живы в той драке.
- Как же удобно в этом случае на меня будет повесить и этот, следующий труп с крыши, - мазохистски размышлял я, подходя к дороге.
Показавшаяся легковушка заставила напрячься, но похоже зря, машина прибавила газу и пронеслась на полных парах. Ее водитель явно был не расположен к встрече с ночным незнакомцем и скорее сам ожидал камня в стекло либо же еще чего-нибудь.
- Хм..., наверное, это лучший вариант, когда мы боимся друг друга, - подумал я весело.
Мне понравилось, что чувство юмора было не утрачено, это один из признаков здравого восприятия действительности.
- Так, надо поскорее миновать трассу и затеряться в соседнем микрорайоне.
С такими мыслями я пересек дорогу. Очередная машина пронеслась позади меня.
Резкий визг тормозов заставил меня оглянуться. Большая черная иномарка прижалась к обочине.
Я ускорил шаг, ибо такая остановка не предвещала ничего хорошего.
Хлопок двери и крик: - "мужчина!" - только придал мне скорости.
- Подождите мужчина!
Что могло быть нужно этим людям, в четвертом часу ночи? а я слышал как минимум три разных голоса.
Звук нескольких открывающихся дверей заставил меня еще раз оглянуться.
Четверо мужчин стояли возле машины и смотрели в мою сторону.
- Мужчина, не бойтесь, мы только хотели вас спросить, как проехать на улицу "Лермонтова"? - Крикнул один из них.
Странное чувство недоверия и какой-то опасности раздирало меня изнутри. "Если просто спросить, то чего они все высыпали из машины?" - промелькнуло в голове.
Хоть улица и была центральной и не знать ее, если ты местный, было невозможно, тем не менее, я счел единственно возможный в моей ситуации правильный ответ:
- Извините, я не знаю!
Мужчины переглянулись и явно замешкались.
- Тогда может быть знаете улицу "Победы"? - спросил уже другой.
"Да что же это такое? Не знать двух центральных улиц?!" - это было уже более чем подозрительно.
Я, продолжая увеличивать между нами дистанцию, все же выкрикнул в ответ:
- Нет!
- Подождите, пожалуйста! - крикнул кто-то из них.
Вся группа двинулась в мою сторону.
Медлить больше нельзя, я ринулся наутек.
- Подождите! - раздавалось сзади.
Когда я в очередной раз оглянулся, то, к своему ужасу, совсем близко увидел бегущих мужчин. Им удалось существенно сократить расстояние.
Уже без всяких сомнений я помчался со всех ног.
Теперь, как спасительная крепость, впереди маячили спальные высотки. Бежать по открытому пустырю оставалось еще метров двести. Впопыхах я потерял тропинку и теперь мой бег был с препятствиями. Один за другим я миновал горы несанкционированного мусора, потом какие-то канавы, наконец, просто валуны непонятного происхождения.
В душе я молил Бога, чтобы поскорее миновать этот жуткий пустырь. В то же время я слышал, как один из преследователей споткнулся и полетел, его матюки растаяли далеко позади. Еще один судя по звукам пытался упасть, но, чертыхаясь, выправился.
Мой мозг, сосредоточенный на "дороге", тем не менее, выдавал информацию о погоне, исходя из чего я понимал - сейчас в непосредственной близости находятся не более двух человек. Это нисколько не успокоило, ибо и один мог обладать оружием....
- Стой, милиция! - раздалось позади.
- Конечно милиция, а хоть бы и милиция! - подумал я, включая последние резервы организма.
- Стой! Стрелять будем!
- Ага, вот это уже серьезно. - Я почувствовал, как после этой угрозы открылось второе дыхание. Я быстро пошел в отрыв.
Вот и первая "многоэтажка".
Я бросился за угол и перед самым поворотом оглянулся. Ближайшие из преследователей еще прыгали по кочкам и до них было метров пятьдесят, остальных я даже не заметил.
- Отлично! - подумал я и выбежал на тротуар внутреннего двора.
Быстро миновав небольшое поле я свернул за угол следующего здания.
Вертя головой во все стороны я лихорадочно искал куда бы спрятаться.
Пробежав вдоль дома по асфальту, я оказался у следующего строения, после чего вновь пересек небольшой пустырь. На углу очередного дома я остановился и прислушался. Тишина и полное отсутствие какого-либо движения успокоили.
Возле одного из подъездов я обнаружил открытый подвал. Не долго думая, я засеменил вниз по ступенькам.
Очутившись в темном тоннеле, я замер. В голове гулко стучал пульс. Глубоко и часто дыша, я осторожно продвигался вглубь подвала. В какой-то момент я обнаружил боковой проход и свернул.
- Отлично, теперь осталось только затаиться.
Я ощупывал влажные стены и медленно продолжал передвигаться подальше от входа. Еще один проем указал мне следующее направление. Я интуитивно пытался выбрать наиболее сложный путь, поэтому использовал любые боковые ответвления.
- На случай если они решат обыскать подвал, найти меня будет сложно. - Думал я, протискиваясь в какой-то уж совсем узенький ход.
Трубы, вентили и низкий потолок говорили о том, что я оказался в какой-то технической части подвала.
- Все хватит, - решил я и присел на одну из труб, - если что, то залезу под них, - здраво рассудил я, померив рукой расстояние до трубы.
Я понял, что свободно протиснусь и меня, по большому счету, не будет видно, если даже осветить комнатку фонарем.
Прошло несколько минут, я окончательно отдышался и пришел в себя. Никаких сторонних звуков кроме журчания воды. Надо заметить, что одна из труб была теплой и это делало мое пребывание более уютным.
- Ну вот, кажется нашлось убежище на ближайшее время. - Подумал я и посмотрел на часы. Люминесцентные стрелки показывали четыре.
Через пару часов можно будет выдвигаться в сторону метро.
Но кто были эти четверо? А если они из клана покойного Сергея? Возможно на мне все еще оставалась эта энергия, а может я имею какой-нибудь маячок, одним им известный. Тогда они ехали именно на него и не сомневались, что я именно тот кого они ищут. А почему бы и нет? Тогда я загнал себя в ловушку, и по маячку они выйдут на этот подвал, потом на эту комнатку и все..., прекрасное место для пыток.
- О господи, - прошептал я, испугавшись что это может быть правдой.
Но если так, мне надо срочно выбираться наружу и бежать как можно дальше. Стоп, есть одна нестыковка, если они ориентировались по маячку, то почему вначале проехали мимо там, на трассе? - обнадеживающе подумал я.
Да потому что они ориентировались не по какому не маячку, а просто увидели, вот именно, визуально!
Я немного успокоился, тем более что пока в подвал никто не заглядывал.
Оставалось только гадать, кто были эти люди? Может действительно милиция? А может просто четыре бандита, иди маньяка, или добытчика органов?
Я тряхнул головой, желая сбросить нахлынувшие фантазии.
Несмотря на усталость мозг лихорадочно продолжал работать и спать совсем не хотелось. Должно быть, доза адреналина оказалось слишком большой.
В любом случае мой скорый поход в метро по-прежнему таил в себе массу опасностей. Наверное, наибольшую представляла милиция.
- Если что, скажу опоздал на последнюю электричку и был вынужден просидеть всю ночь во дворе, или в подъезде. Если спросят почему, скажу провожал девушку. На полпути она отправила меня назад, потому что я мог не успеть на метро. А я все равно не успел. Ага, пока все складно, хотя полный бред..., если у них есть наводка, то какие тут оправдания?
Я уже мысленно представлял себя в окружении милиционеров, которые смеялись над моим рассказом.
- Стоп, а зачем рисковать? Пойду отсюда прямо на работу! Зачем мне домой? - осенила меня вполне здравая мысль. Осталось только удивляться, почему она не посетила меня раньше.
Теперь надо хотя бы немного поспать. Я вспомнил про свой мобильный и залез в карман куртки. Слава Богу, он оказался на месте. Учитывая все мои последние похождения - факт довольно приятный.
Выставив будильник на восемь часов, я снял куртку и подстелил ее под голову. Холодно не было, теплая труба делала свое дело.
Какое-то время я продолжал прислушиваться. Наконец мысли стали путаться и я провалился в царство Морфея.

Странные люди в черном бежали по полю. От них исходила неведомая опасность. Их лица были такими же темными, как и вся одежда, вместо глаз сияли красные точки, напоминающие угольки.
- Слуги дьявола! - подумал я и понесся прочь.
Я спотыкался на каждой кочке, оглядывался, вновь бежал и молился.
Навстречу мне прямо из-под земли вырастали очередные твари со святящимися точками вместо глаз.
Картина была настолько ужасающа, что все мои мысли улетучились, я не мог не о чем думать. Все что осталось в моем распоряжении - это животный страх, который гнал меня прочь от этих созданий.
Я изменил направление и побежал в сторону. Чудовища гнались по пятам, я продолжал спотыкаться, что всякий раз сокращало расстояние между нами.
Впереди выросла очередная группа тварей. Я вновь сворачиваю, позади раздается страшный гул.
Я продолжаю скакать по бескрайнему полю и все мои мысли сводятся к бегу, постоянному бегу. Боюсь повредить ноги, крайняя степень ужаса - невозможность движения.
Я постоянно падаю, но сейчас особенно сильно, перекатываюсь, встаю, бросаю взгляд в сторону гула и вижу сотни красных точек, и вновь бег в пока еще свободную сторону.
Глаза ищут спасительное укрытие, но вокруг ничего кроме холмистой равнины.
Изнурительный бег из последних сил, я чувствую, как меня перестают слушаться ноги. Они тяжелеют, я замедляюсь и в очередной раз спотыкаюсь.
Гул нарастает со всех сторон. Я пытаюсь подняться, но не могу, ноги вязнут в какой-то трясине.
- Нет! - воплю я и в животном ужасе озираюсь по сторонам.
Везде пары красных точек, они повсюду вокруг, если даже удастся встать на ноги, то это уже не поможет.
- Как все нелепо..., - подумал я сквозь неистовый страх.
Бежать было некуда, да и невозможно, а эти твари все плотнее смыкали свое кольцо.
- За что господи?! - воскликнул я.
- У...у, - слышалось со всех сторон.
Это был конец, последние мгновения моего существования. Оставалось только надеяться, что он будет быстрым.
Они уже совсем близко, я вижу их странные длинные руки, они тянутся ко мне со всех сторон.
- Что вам надо от меня?! - заорал я не своим голосом.
- У...у, - раздалось в ответ. Гул становился нестерпимым и проникал в каждую клеточку моего организма.
- Прочь! - попробовал я крикнуть, но получилось слабо и хрипло.
- Ты вторгся в запретное, ты должен исчезнуть, - раздался глухой булькающий бас, - ты будешь умирать в мучениях. Своим ужасом и страданиями ты дашь нам пищу, ты возвратишь то, что украл, готовься к мукам и дай нам свой страх.
Дрожь и озноб ужаса, а также осознание полной безысходности породили во мне такое неистовое отчаянье, что я мечтал только об одном, как бы поскорее уйти из жизни и не дать им моих страданий.
Твари были совсем близко. Я видел жуткие угольки совсем рядом, ничего в них не напоминало глаз, это были ярко красные кружочки с черными точками внутри.
- Пистолет! - осенило меня, - у меня же есть пистолет!
- Мы бессмертны, - услышал я все тот же голос.
Судорожными движениями я выхватил оружие из-за пояса и дернул затвор, после чего направил себе в рот.
- А я смертен, получите твари!
С этими словами я спустил курок.
Яркий свет полоснул по глазам....

Я обнаружил себя сидящим в полумрачной комнатке. Рука держала пистолет, дуло находилось во рту, курок был вжат пальцем.
- Твою мать! - осенило меня, - твою мать! - я резко опустил оружие и посмотрел на пистолет - предохранитель снят.
Я быстро повернулся к свету, падающему из маленького окошка, и чуть не слетел с труб.
- Елки палки да я же реально спустил баек, почему я жив? - Недоумевал я, поднеся пистолет к полосе света.
Я вертел его в руках и понимал, что по всему не должен быть живым. Будучи под впечатлением от произошедшего я даже пощупал свой затылок, желая удостоверится что действительно все еще нахожусь в этом мире,.
- Патроны, - осенило меня, - в нем нет патронов!
Я направил пистолет в стену и нажал спусковой крючок.
Резкий звук меня оглушил, комнатка наполнилась запахом пороха. В ушах звенело, я всмотрелся в стену и увидел небольшую воронку с черной точкой посредине.
- Ой! Он заряжен....
Я слез с труб и подошел к стене для исследования дырочки. Мизинец на полногтя углубился в отверстие и на что-то наткнулся.
- Пуля!
Казалось, мне нужны неопровержимые доказательства, что выстрел в голову ничего со мной не сделал, зато в бетонной стене оставил дырку.
- Ничего себе. Что же это такое, осечка?
Я в растерянности осматривал оружие. Получалось что, как и во сне, я в реальности снял его с предохранителя, сунул дуло в рот и нажал на спуск. То, что спусковой механизм был выжат, сомнений не было, я лично видел свой палец вдавивший его до предела. Тогда получается просто осечка.
Я вынул обойму и посчитал патроны, не хватало одного.
Только теперь я задумался о том, что звук выстрела мог привлечь внимание. На часах половина восьмого, через тридцать минут сработает будильник.
В какой-то апатии я собрал пистолет и сунул его обратно за пояс. Мне вдруг стало понятно насколько печально мое положение.
- Они не оставляют меня в покое даже во сне. Если им не удалось сейчас, значит, удастся в следующий раз, - размышлял я. - Получается что оружие призванное защитить, может быть использовано для моего же уничтожения. Очень весело, может мне его выбросить, или на ночь прятать в сейф?
Как бы не было мучительно осознание моей беспомощности перед чем-то страшным и непознанным, пистолет я оставил себе и стал пробираться к выходу. Я представил свое заспанное, измученное лицо и мне пришло в голову найти какой-нибудь кран, ведь должен же где-то быть кран с водой. С этими мыслями я стал возвращаться к трубам.
Мне помогал дневной свет, льющийся из маленьких окошек, зачем они нужны я не знал, возможно для вентиляции, в детстве я например думал что они нужны строго для кошек.
И вот я вновь возле своих труб. Осмотрев недавнее пристанище и не обнаружив крана, я прошел немного дальше и опять оказался в небольшой комнатке.
Кран, правда без вентиля, красовался на трубе уходящей куда-то в сторону.
- Отлично! - обрадовался я и полез в карман.
Мне вспомнились многочисленные попытки открывать кран ключами от квартиры в далеком детстве.
Приладив отверстие одного из самых подходящих ключей, я смог немного повернуть кран. Зажурчала струйка воды, я повторил манипуляцию и струйка превратилась во вполне приличный поток. Я снял куртку, затем свитер и, наконец, рубашку. Так по пояс голый я мылся в подвале, полоскал рот, в общем, готовился предстать перед своими сотрудниками как ни в чем ни бывало.
- Опа! - неожиданно услышал я сзади.
Я резко обернулся. В проеме маячила чья-то фигура.
- А что это мы здесь делаем? - раздался другой грубый голос.
Машинально я произнес:
- Моюсь, а что?
- Да ты я вижу совсем обнаглел! - продолжал голос.
В комнатку протиснулось два человека. По их виду и характерному запаху сразу стало понятно что передо мной пара люмпенов.
- Ребята, ну негде было ночевать, пришлось тут, так что извините, сейчас уйду.
. Я повернул ключ и закрыл кран. Надо заметить, что я успел сделать все что хотел.
- Так не пойдет, ты отсюда не выйдешь, если не заплатишь, - прошипел первый и грозно сделал шаг в мою сторону.
Я посмотрел на пистолет, он был под рубашкой, та же лежала в метре от меня вместе с курткой.
- Нет проблем, сколько? - спросил я и потянулся к одежде.
- А сколько есть, все давай, - произнес здоровенный бомж.
- Побойтесь Бога, ребята, - грустно проговорил я.
- Да ты скажи сколько денег у тебя для начала, - пофыркал здоровенный, тихо смеясь.
- Сейчас посмотрю. - Я выхватил из-под рубашки пистолет и направил в бомжей.
Их изменившиеся и испуганные лица говорили о многом.
- А ну пошли вон отсюда! - грозно гаркнул я, щелкая затвором.
- Ты что брат мы же пошутили - извинительным тоном проговорил здоровый.
- Да, пошутили, - вторил другой.
- А я не шучу, бегом отсюда! - выкрикнул я.
Они, пятясь и мешая друг другу выпихнулись из комнатки, и я услышал их торопливый топот.
- Не хватало чтобы они меня сдали, - подумал я и быстро оделся.
Наскоро расчесавшись, я спрятал пистолет в прежнее место и направился к выходу.
Теперь мне долго петлять не пришлось, вскоре я очутился на центральном проходе и поспешил к полосе света.
Оказавшись, наконец, на улице, я почувствовал себя как бы заново родившимся. Настолько ясный день с привычным видом спального района не соответствовал всему минувшему.
Я смотрел на спешащих прохожих и размышлял - как было бы хорошо окажись это все сном.
Но долго расслабляться было опасно, мало того что меня, возможно, искала милиция и какая-то секта, так еще и два бомжа могли настучать.
Торопливо я направился в сторону метро.
Уже на полдороги, когда я выходил на злополучный пустырь по кочкам коего недавно прыгал, я вспомнил о пистолете.
- Нахватало, чтобы меня взяли с пистолетом, - думал я с досадой на свою рассеянность.
Его срочно нужно было куда-нибудь спрятать.
Я осмотрелся и направился в сторону небольших деревьев. Затем юркнул в заросли кустарника и осторожно ступая мимо многочисленных экскрементов, остановился возле дерева.
- Если что, подумают что по нужде, - придумывал я на ходу алиби.
Я достаточно был скрыт от сторонних глаз, ближайшая многоэтажка едва просматривалась в просветах осенней листвы.
Лежащая стеклянная бутылка оказалась очень кстати. Разбив ее о камень, я получил нечто наподобие совочка.
Выкопав достаточное углубление, я достал из кармана полиэтиленовый пакет, который носил с собой на всякий случай, и, завернув пистолет, уложил в ямку.
- Ну вот и все, теперь осталось не забыть это место.
Я вылез и осмотрелся. Прохожие спешили на работу. Какая-то девушка смущенно взглянула в мою сторону.
Теперь я мог вести себя более уверенно. Что могло быть на меня у милиции? Только общие приметы, одежда? Но этого мало, я найду что им ответить.
К метро я подъехал на троллейбусе и как ни в чем не бывало, спустился внутрь. Не знаю почему я накрутил себя до такой степени именно насчет метро, возможно из-за обилия милиции. Создавалось впечатление, что подземка эта некая граница, миновав которую, я мог забыть обо всех бедах. Разумеется, это было далеко не так, и здравый смысл подсказывал мне что опасаться стоит совсем не этого.
Как бы там ни было, но я с такой же легкостью, в общем потоке людей, вышел на проспект и направился к своему офису.
Знали бы сослуживцы, что мне пришлось пережить в эту ночь...
Поздоровавшись со всеми, кто попался по дороге, я зашел в свой кабинет.
- Уф..., - вырвалось у меня с облегчением.
В зеркале на меня смотрел немного уставший, но вполне нормальный человек, что не могло не радовать.
- Ладно, теперь не мешало бы выпить кофе и перекусить, - решил я, с упоением косясь на банку кофе.
Пришлось спуститься в торговый зал.
Людей уже было предостаточно, создавалось впечатление что у некоторых главное занятие в жизни походы в магазины, а работа или что там у них по графику - на втором месте.
Я встретил администратора и поздоровался:
- Привет Андрей.
- Привет Коля.
- Ну что, покупатель радует, несмотря на утро магазин наполнен людьми.
- Всегда есть те, кому на работу не к девяти, - улыбнулся Андрей.
- Будешь хорошо работать, пополнишь их число, - улыбнулся я в ответ.
- Сомневаюсь и ты это знаешь лучше меня, такие должности держат для родственников и друзей, а я так, человек с улицы, - проговорил он грустно.
- Перестань, хозяину главное это прибыль и если ты будешь ее обеспечивать в большей степени чем кто-то другой, то это место будет твое, - попытался я парировать.
- Все это в идеале, а на деле по-другому.
Меня несколько позабавила его отрешенность.
Все текло своим чередом, вполне обыденно и спокойно, становилось даже обидно за такое к себе отношение со стороны быта. Он совершенно не замечал произошедших со мной изменений, а ведь я убил человека, нет, я убил монстра, или нет, я избавил людей от зверя. Последнее было не лишенным здравого смысла самоуспокоением. В любом случае это равнодушие обыденного мира к моим проблемам в итоге только радовало и давало надежду на сохранение всего в тайне.
- Андрей не одолжишь мне денег? - спросил я у задумчивого сослуживца.
- Да, конечно, - немного удивленно ответил тот, - сколько тебе?
- Сотню, деньги забыл, завтра отдам.
- Нет проблем, - он раскрыл кошелек и извлек купюру.
- Спасибо, ты главное верь в себя, не отчаивайся и все у тебя будет, - подбодрил я его напоследок.
- Да ладно, - махнул он рукой, улыбаясь.
Я купил себе сэндвичей и направился в кабинет.
- Лена сделай мне кофе, пожалуйста, - попросил я секретаршу, когда проходил мимо.
- Хорошо Николай Андреевич, - живо ответила та.
Я расположился в кресле и постарался настроиться на работу.
- Ночью на крыше меня допрашивал какой-то потусторонний представитель, на мне сидел ворон, потом за мной гнались, я прятался в подвале, а теперь сижу на работе, как не в чем не бывало, - возмущалось что-то во мне.
Это действительно было странно. Что придумать, как спастись в дальнейшем?
- А если на мне по-прежнему есть остатки какой-то там энергии, а если они опять ее видят, а если они вообще все обо мне знают?! - накручивал я себя.
Это даже нельзя было назвать накручиванием - это обыкновенная самозащита выдавала возможные варианты событий. Обстоятельства всегда берут верх только из-за того, что мы к ним не готовы. Поэтому мне не казалось лишним поразмышлять над любыми, пусть даже фантастическими предположениями.
Вошла Лена с кофе.
- Пожалуйста, - проговорила она, поставив передо мной чашечку.
- Спасибо, Леночка. Шеф уже пришел?
- Да, буквально только что.
- Хорошо, иди.
Я сделал глоток и почувствовал блаженство. Какое наслаждение может доставлять обыкновенное кофе....
Я по быстрому расправился с сандвичами и осушил чашечку.
- Как мне вести себя? Смогу ли я изображать, что все в порядке, смогу ли я играть?
Возможно мне нужно было что-то противопоставить этой глыбе невероятных событий. Но что? Работу? Но она совершенно с другого мира, это будет простым временным переключением. Здесь нужно что-то из того же спектра.
Все точки над и смогла бы расставить Катерина. В конце концов, именно знакомству с ней я обязан всему, что со мной произошло. Но я действительно не помнил номер ее аптеки. Что же мне оставалось, позвонить во все и попросить к телефону провизора Катю - описать ее внешность и сказать что очень нужно? А где гарантия, что она не соврала?
Так незаметно для самого себя я уже размышлял о ней не как о красивой и таинственной незнакомке, а как о некоем важном звене в цепочке загадочных событий.
- Дорого же мне обошлось это знакомство, интересно, Катя знает что со мной произошло? Да что она вообще обо мне знает, как она сможет меня найти? - Негодовал я.
Возможно она знала чем может закончится ее, так называемый, несанкционированный доступ к некоему резервуару энергии. А если знала, то тогда должна была понимать, что мне угрожает опасность? Да, но что она могла сделать, выйти из метро и попасть в милицию или просто применить те же приемы и получить пулю? Если не от них, то тогда от еще более опасных врагов - от этих потусторонних существ. Нет, так рассуждать нельзя.
Я заметил, что где-то в глубине считал ее виноватой в том, что она меня бросила но, хорошо подумав, понял насколько это необоснованно.
Мои мысли прервал стук в дверь.
- Да!
Заглянула Елена.
- Николай Андреевич, к вам представитель фирмы.
- Ага, пусть войдет.
Я постарался собраться и настроиться на работу.
- Здравствуйте. - Девушка мило улыбалась.
- Добрый день Ирина Александровна, - проговорил я вставая. - Присаживайтесь.
- Благодарю. - Она расположилась в кресле напротив.
- Ирина Александровна, я ознакомился с контрактом и сейчас он на проработке у наших юристов. Как показалось мне, там недостаточно представлена защита наших интересов, но юристы свое дело знают, если это действительно так, то договор будет немного подкорректирован, что, я думаю, никак не повлияет на развитие наших деловых отношений. Правда?
Девушка кивнула и ее улыбка чуть сузилась.
- Николай Андреевич у нас тоже есть юристы и конечно они хотят доказать, что не даром едят свой хлеб. Я вполне допускаю, что они могли перегнуть где-то палку в нашу пользу, но на то он и договор, чтобы договариваться.
- Я рад, что мы находим взаимопонимание.
- Непосредственно касаемо предмета договора, наш товар и условия поставки вас устраивают?
- Я просмотрел показатели, сверил их с показателями наших маркетологов, должен признаться, что они вполне отвечают действительности.
В голове пронеслась мысль о том, как деловая беседа включает какое-то рабочее красноречие. Я бы никогда так не общался в жизни, тем более с такой девушкой, но кабинет и предмет разговора делали свое дело.
- Другими словами вас устраивает наш товар?
- Вполне - улыбнулся я.
- Возможно вы удивитесь, но другого я и не ждала. - Мило проговорила девушка.
- Может быть кофе?
- Благодарю, не откажусь.
Я вызвал секретаршу и заказал кофе.
- Наверное, вы вообще не привыкли к тому, чтобы мужчины вам отказывали? - вновь улыбнулся я.
Единственным моим желанием, в данный момент, было сохранение на должном уровне красноречия. Часто бывало что червь сомнения или какой-то неуверенности в себе, заставлял меня путаться в словах и переходить на более простую речь, чего мне в данном случае совсем не хотелось, и я старался не упасть в грязь перед прелестной гостьей.
- Вы мне льстите, но все равно приятно, - кокетливо ответила девушка.
- Совсем нет.
- Тогда я вас вынуждена огорчить, в деловых отношениях мужчины холодны и рассудительны и мне не раз приходилось сталкиваться с отсутствием взаимопонимания.
Вошла Елена и поставила перед каждым из нас по чашечке.
- Уж не зачастил ли я? - подумалось мне при виде очередной порции кофе. Сказывалось мое воспитание, трудно расти в семье врачей, где постоянные ограничения вперемежку с описанием симптомов страшных болезней делали свое дело. С их слов кофе превращался почти в наркотик, если доза превышала две чашки в день.
- Прекрасный у вас кофе, - как бы в унисон моим мыслям выдала девушка.
- Да, я сам подбираю кофе, не могу никому доверить столь ответственное дело, - улыбнулся я.
- Я вас понимаю. Мне самой столько пришлось перепробовать, чтобы остановиться на чем-то более-менее подходящем.
- Аналогично.
- Вот видите, и то раз на раз не приходится. Бывает, берешь ту же самую марку, а там нечто совершенно другое, с виду то же, но на вкус другое. - Мило вещала моя деловая партнерша.
- Мы живем в век фальсификаций, ничего не поделаешь. Каждый раз, покупая продукт, мы играем в лотерею, - поумничал я.
- И что же, нет никакого спасения?
- Нет, пока этим миром правят деньги.
- А что по-вашему им должно править? - с интересом спросила девушка.
- Дух, миром должен править нравственный закон, чтобы человек чувствовал себя комфортно не тогда, когда его кошелек полон, а когда он выполняет десять заповедей, понимаете?
- Вы идеалист, редкое качество для делового человека.
- Не знаю, просто интуитивно я в этом совершенно уверен, как и в том что жить с такими принципами я сам не смогу, не готов еще, я не смогу отказаться от комфорта при материальном достатке.
Меня насторожила наша полемика. Девушка может передать разговор своему шефу, а тот нашему и все деловая репутация под угрозой. Кто будет в восхищении от духовных поисков своего сотрудника единственное предназначение которого - приносить прибыль. Тем не менее, на то они и убеждения, чтобы от них не отказываться.
- Вы интересный собеседник, - девушка сделала очередной глоток кофе, и в ее глазах мелькнуло сомнение, - а это не мешает вам в работе?
- Ну а почему это должно мешать?
- Чего греха таить, наши условия не позволяют выполнять те же десять заповедей, если ты хочешь удержаться на работе. Разве нет? - она с любопытством меня разглядывала.
- А кто вам сказал, что я их выполняю? я ведь не святой и не отшельник, я работаю в коммерческой структуре и в силу обстоятельств должен иногда идти на сделки с совестью для прибыли. Просто я при этом понимаю, что главное все-таки в другом.
- У всех нас есть моральные обязательства перед самими собой. Иногда встречаешь человека, который за то, что проявил элементарную порядочность, считает что его должны возвести в ранг святого.
- О да, это точно, у многих есть желание считаться человеком с совестью, но это еще не значит, что он ею обладает. - Поддержал я.
- Порядочный человек делает соответствующие поступки и не считает это подвигом, это его повседневность, а человек с душком непременно это отметит и будет козырять при каждом удобном случае. - Продолжала она, увлеченно.
- Я вижу это у вас наболевшее?
- Приходилось встречаться со всякими, работая в бизнесе невозможно с такими не столкнуться.
- И тем не мене продолжаете?
- Конечно, я ведь, как ни странно, при наличие каких-то моральных ценностей, совсем не отвергаю и материальные.
- Я такой же, - мои губы растянулись в улыбке.
- Тогда нам будет проще найти общий язык, - она также улыбнулась.
Я допил кофе и достал графики маркетинговых исследований.
- Вот, посмотрите сюда, это единственное что меня смущает.
Я показал на резкий спад спроса.
- Почему в августе ваш товар потерпел такое фиаско - проговорил я и задумался над уместностью этого слова.
- Все очень просто, наши конкуренты выбросили огромное количество продукта именно в это время. Рынок был наводнен. - Проговорила она спокойно.
- Вы имеете ввиду, что товар появился там, где его раньше не было и многие просто стали брать его в других местах?
- Да ваши социологи не могли расположиться во всех точках, поэтому они просто зафиксировали уменьшение сбыта.
- Вот оно что, - произнес я задумчиво.
- Но это совсем не значит, что его стали брать меньше, понимаете?
- Конечно понимаю, но..., ваши конкуренты, они ведь могут это повторить?
- Я не думаю, по крайней мере, это будет сделать очень сложно.
- Почему?
- Потому что мы демпинговали и фактически ввели их в убыток, они уже забыли про этот товар как про страшный сон, - она мило хихикнула.
- Это ваши доводы или есть конкретные факты, договоренности? - немного насторожился я.
- О нет, зачем же так. У нас есть отдел маркетинга, мы завозим этот товар в больших объемах и мы совсем не хотим его снижать, вы понимаете?
- Другими словами вы хотите его увеличивать, в том числе и с нашей помощью?
- Вы удивительно догадливы, - она улыбнулась.
Да действительно забавно - тебе подчеркивают твой ум при понятии элементарных вещей, не скрою, это несколько задело мое самолюбие.
- Поймите, мы входим в большие объемы, в довольно большие, это для нас не повседневность. Мы имеем ваши гарантии и желание расширить поставки, но я также понимаю, что все это может быть вызвано и войной с конкурентами, которых вы таки опасаетесь. - Проговорил я с сомнением.
- Бизнес, это сплошная борьба с конкурентами и вы это знаете не хуже меня. Что же нам остается делать, сидеть и ждать пока нас обойдут? - произнесла она спокойно.
Хотя почему я ждал от нее раздражения, в конце концов, заполучить такую солидную фирму как наша им сейчас просто необходимо. А вот насколько это нужно нам? Если все будет обстоять именно так, как на бумаге, то конечно нужно. А если их конкуренты просто сделали вид, если они собираются с силами и затем в отместку нанесут сокрушительный удар? А как же обязательства? Мы должны будем выкупать определенные объемы потому как сейчас это очень выгодно, но что будет потом? А если это будет убыточно? Тогда или выкупать и гноить, или продавать себе в убыток. Я даже знаю, кого шеф сделает в этой ситуации крайним, - такие рассуждения вихрем закрутились в моей голове.
- Ирина Александровна....
- Можно просто Ирина.
- Благодарю, меня просто Николай. Все дело в том, что мы не знаем возможностей ваших конкурентов, хотелось бы их проверить, согласитесь это важно.
- Я вас понимаю. Если я вам скажу, что их оборот меньше нашего где-то вчетверо это вас успокоит?
- Конечно, но вы ведь специализируетесь не только на этом товаре, ваш оборот относится и к другим направлениям.
- Разумеется, но и у них такая же картина, а средства, выделяемые на предлагаемый товар, у них вообще на порядок меньше. - Убедительно произнесла она.
Наступила пауза. Я обдумывал наш разговор и мне хотелось показать, что я не промах, но это было бы похоже на состязании в болтливости, но не как не в профессионализме.
- Хорошо, Ирина, мне кажется мы сработаемся, по крайней мере, я не сомневаюсь что, работая в одной команде на один и тот же результат, мы победим и ваших и наших конкурентов.
Она мило улыбнулась.
Наверное, это прозвучало слишком помпезно.
- В вас, Николай, я вижу надежного, а главное мудрого партнера. Вот тут - она полезла в розовую папку, которую все время держала в руке, - два экземпляра договоров, подписанных с нашей стороны, если вас все устроит, то мы готовы отгрузить первую партию уже завтра.
- Надеюсь, вы нас не торопите?
- Упаси Боже, просто бизнес есть бизнес, и вы сами знаете, чем скорее мы начнем, тем лучше.
- Вы имеете ввиду, что конкуренты, размышляющие сейчас над схемами поставок, могут испугаться и передумать, если увидят существенное расширение сбыта?
- Я сомневаюсь, что они над этими схемами думают, но если да, то очень бы хотелось чтобы у них возобладал здравый смысл, в противном случае их ждут огромные убытки.
Я вновь подивился неожиданно нахлынувшему деловому сленгу. Наверное, так происходит, когда сталкиваются два человека с определенным ментальным и энергетическим совпадением. Если бы я беседовал с дилетантом или аферистом, то такой гармонии не возникло бы, хотя...
- Ирина, вы ошибались в партнерах? - неожиданно для себя спросил я.
- Бывало..., часто я тратила время на людей, которые просто тайно потешались, которым просто нравилось мое общество, или которые открыто посмеивались. Не знаю, откуда это, но если ты не рассмотрел этого сразу и потратил много времени, то потом, как бы в обиду на свою слепоту, ты продолжаешь ходить и пытаться что-то выжать из заранее провального проекта. Ты никак не можешь согласиться с тем, что смог ошибиться, что метал бисер перед свиньями, это же прямой укор твоему самолюбию. Иногда даже я предпочитала не замечать явной негативной реакции, только из-за того, чтобы еще и еще раз попробовать убедить саму себя, что я не могла так жестоко ошибиться. Понимаете, всему виной наше эго, мы не можем смериться с тем, что нас водили за нос, нам кажется, что это необходимая, пусть и неприятная, но все же фаза в развитии положительного результата. Хотя на самом деле надо было просто отказаться и признаться самому себе - ты ошибся, несмотря на весь свой опыт. В последнее время я стала относиться к жизни более философски, исходя из чего любой очередной провал это тоже результат, это, прежде всего опыт, которого не заиметь никакими другими путями, кроме как через практику. Понимаете, теперь я с легкостью покину партнера, если почувствую в нем ложь или простое нежелание дальнейшего общения, сколько бы времени я на него не убила. Потому что в противном случае наше эго превратит нас в неврастеников и неудачников, понимаете?
- Вполне. Мне знакомо все, о чем вы говорите. Когда я сильно зависел от своего самолюбия, мне все больше попадались нехорошие люди, которые просто меня использовали, но когда я стал относиться к жизни, как вы говорите, философски, то это автоматически убрало из моего окружения жуликов и лицемеров. Мы сами формируем свое окружение.
Ирина согласно закивала.
Я почувствовал необычайный интерес к своей деловой партнерше, он явно выходил за рабочие рамки. Надо отдать должное ее красоте, такая девушка с трудом воспринимается как просто коллега по бизнесу.
- Знаете Ирина, а что вы делаете сегодня вечером? - спросил я неожиданно.
- Хм, - она смущенно опустила глаза.
- Нет, вы не подумайте, это чисто человеческий интерес, бизнес здесь ни при чем, - поспешил я заверить.
- Нет, я не про это, - сказала она тихо.
- А про что же? Вы ничего не подумайте, просто я редко встречал людей с таким..., с такими рассуждениями.
- Я вам верю, но я не могу.
Я понимающе закивал, хотя, что стояло за этим "не могу" не догадывался.
- Я думаю, мне не следовало предлагать это на начальном этапе нашего знакомства, извините.
- Нет, ничего. Я уверена, вы меня поймете правильно, у меня принцип - никаких романов с деловыми партнерами....
- Да, конечно, просто..., жизнь иногда совсем не обращает внимания на наши принципы и подкидывает вот такие случаи для того, чтобы мы задумались и возможно пересмотрели некоторые принципы.
- Согласна, но я пока не готова, пока...
Неприятная мысль закралась в мой мозг - возможно за "пока" скрывалась простая заинтересованность в положительном исходе нашего сотрудничества.
- Ладно забыли об этом, возможно вы и правы. Теперь касаемо предмета разговора. Нам нужно еще пару суток на проверку и принятие окончательного решения. Если мы подпишем договор я тотчас сообщу вам, потому как промедление с поставками нас абсолютно не устраивает.
- Договорились, - улыбнулась Ирина и поднялась со стула.
- Приятно было с вами пообщаться, - проговорил я, также вставая.
- И мне, поверьте, это искренне.
Я проводил ее до дверей и вернулся на место.
Уф..., однако..., эта девушка смогла полностью меня переключить на себя, это радует, значит не все так плохо. Я даже на время забыл обо всем что со мной произошло. Тем не менее, реальность такова - за мной охотились.
Я вдруг остро ощутил потребность с кем-нибудь поделиться, слишком много всего было для меня одного. К сожалению круг моих товарищей и знакомых никак не располагал для такой беседы. Я не мог положиться ни на одного из них, включая свою любовницу, которая все время играет у меня на нервах. Возможно, я мало уделяю ей внимание, но ведь на то она и любовница, чтобы не иметь перед ней никаких обязательств.
- Вот Ирина смогла бы оказаться тем, кто мне нужен. Впрочем, я знаю ее слишком мало, возможно это красивая игра на клиента. - Охладил я свой пыл.
Как бы там ни было, но получалось, что эту тайну я должен держать в себе и только сам искать выход. Возможно, все было не так уж и плохо...
В кабинет заглянула Лена.
- Николай Андреевич, вас просит к себе Петр Аркадьевич. - Произнесла она спокойно.
- Угу, - кивнул я.
Проходя через коммерческий отдел, я заметил там Людмилу, она с какой-то укоризной посмотрела в мою сторону и продолжила беседу со своей подругой.
Наверное, не может мне простить отсутствие ревности, она так вчера старалась, - подумалось мне.
Босс встретил меня довольно дружелюбно.
- Присаживайся Николай, - указал он на кресло.
- Спасибо.
- Что сегодня, как прошла встреча с их девушкой, - в его глазах заиграли веселые искорки.
- Она для меня только партнер, - уверенно выдал я.
- Ну, ну, ты ведь еще и мужчина, правда.
Я опустил глаза.
- Я тебя не виню, ты должен восторгаться женской красотой, если ты не будешь этого делать значит ты гей, а у меня принцип - работать только с полноценными людьми, понимаешь? - Хихикнул он.
- Вполне, с этим у меня все в порядке, я, конечно, замечаю ее красоту и она мне, по правде сказать, нравится, но, Петр Аркадьевич, я никогда не позволю себе завалить дело из-за личных симпатий к партнеру. - Произнес я энергично.
- А вот это уже речь не мальчика, а мужа. Не надо вилять, выкручиваться, ты же знаешь, маленькая ложь порождает большое недоверие. Впрочем, что это я на тебя напал, может ревную? - усмехнулся он.
- Петр Аркадьевич вы вне конкуренции, - улыбнулся я.
- Ну ладно, что-то мы расслабились, так что там с нашим вопросом?
- В принципе, если б не небольшое но, то можно было бы подписывать хоть сейчас.
- И что же это за но?
- Провал реализации товара полгода назад.
- Вот как?
- Да, конкуренты.
- Понятно, как они себя чествуют сейчас?
- Сейчас все в порядке.
- Сколько тебе надо чтобы вынести окончательное решение?
- Еще пару дней - это максимум.
- Всегда называй максимум, к минимуму свести всегда успеем, - опять усмехнулся он.
- Спасибо за совет.
Мне приходилось играть перед этим уже немолодым человеком. Я не мог себе позволить расслабиться, потому что моя судьба находилась в его руках. Ощущение несвободы было для меня самой большой мукой, но такова была жизнь, если я хотел делать карьеру, то мне нужно держать нос по ветру, и порой правильные, на мой взгляд, решения пересматривались в пользу видения моего шефа. Амбиции, самолюбие и прочие атрибуты эго были глубоко спрятаны, что впрочем отвечало моим духовным изысканиям и приветствовалось многими известными мне учениями. В некоторых из них даже рекомендовалось найти себе своего тирана, который бы все время старался тебя унизить и достать, суть заключается в спокойном ровном отношении к такому деспоту. На это мой начальник явно не тянул, ну а те небольшие ущемления эго, не шли не в какое сравнение с тираном.
- Николай, действуй, но помни что вся ответственность на тебе, - он хитро на меня посмотрел, затем добавил, - ну и на мне конечно тоже.
Как ни странно, но после встреч со своим начальником я испытывал какое-то вдохновение. Наверное, он, согласно своей должности, был неплохим психологом.
В этот раз мне пришлось столкнуться с Людмилой лицом к лицу.
- Привет, - бросила она равнодушно.
- Привет, что так невесело здороваешься?
- А чего мне веселиться у тебя своя жизнь у меня своя, - проговорила она нехотя.
- Ну как скажешь, - поникшим голосом произнес я и пошел дальше.
Мне пришлось подыграть и изобразить некое расстройство, этим я спасал ее самолюбие, ведь нет ничего хуже уязвленной женщины, тем более на работе. Похоже, нам надо прекращать отношения, ее притязания на мою свободу становятся все более нестерпимыми. Как часто женщины все крушат, даже не осознавая этого. Но с другой стороны, если я ее не люблю, то зачем голову морочить?
Расположившись в своем кресле, я вновь принялся за изучение предстоящего договора.
Не найдя никаких изъянов, я залез в интернет и попробовал получить дополнительную информацию. Ее оказалось совсем немного и вся она была в пользу подписания соглашения.
Время долгожданного обеда было мной встречено с энтузиазмом. Я с радостью оторвался от компьютера и выскочил на улицу.
До моего кафе было достаточно близко, но мне хотелось развеяться. Поэтому, как и вчера я направился к чебуречной.
Как все-таки работа способна отвлекать от насущных проблем... Оставалось только удивляться, почему добыча материальных благ может главенствовать даже в то время, когда твоей жизни угрожает явная опасность? Наверное, это инстинкты выживания, оставшиеся от пещерного человека, когда отсутствие еды было самой насущной и важной проблемой. Ничто не могло затмить отсутствие пищи, это действительно сильный инстинкт, поэтому, вызывая его к жизни во вполне мирное время, мы попадаем в плен доисторических страстей.
Сейчас идя по осенней улице и щурясь от солнца, я смотрел на прохожих и думал, что любой из них может таить для меня опасность. Я стал свидетелем и, более того, соучастником некоего таинства, которое знать простому смертному не положено.
Они обладают достаточными средствами, чтобы меня убрать. Вся надежда на то, что отсутствие свидетелей сможет мне помочь даже в такой нетипичной ситуации.
Какая-то птица пролетала прямо над мной. Мужчина, идущий напротив, удивленно дернул головой и проводил ее взглядом. Я также посмотрел ей вслед, она уже достаточно удалилась, но понять что это была ворона не составляло труда, или... ворон.
Меня вдруг осенило, там, на крыше, был еще один свидетель - ворон? Он меня видел, он меня знает, а кроме него возможно и все кто за этим стоит.
Если это так, то меня смогут легко обнаружить или уже обнаружили?
Я озирался по сторонам и просчитывал свои действия на случай нападения.
Место было достаточно людное, они не решаться здесь. Если только у них не стоит задача меня убить, возможно, они уже нашли Катю и я им теперь не нужен?
Не зная как мне поступить и где искать ответы, я вдруг вспомнил о рекламе множества гадалок и оракулов. Быть может, один из них действительно на что-то способен? Ведь они хоть как-то соприкасаются с тонким миром, по крайней мере должны.
Как бы в унисон моим мыслям впереди показалась цыганка. Ее совсем не смущал ребенок в руках, она методично обращалась к прохожим и скоро мне предстояло с ней поравняться. Невольно я напрягся, сколько же всяких легенд ходило о цыганах, главная - это некая способность предвидеть будущее и давать правильные советы. Насколько будущее и насколько правильные это уже опускалось, легенда была запущена и согласно ей цыгане были посвящены в некие таинства бытия.
- Ай молодец все у тебя получиться, - услышал я звонкий голос цыганки, рассматривающей руку молодого человека.
Я с легкостью миновал гадалку. Она была занята парнем, смущенно улыбающимся и внимающим каждому ее слову.
- Попался, - подумал я, посмеявшись над своими опасениями.
Люди проходили мимо и никому не было дела ни до парня ни до того, что творилось в моей душе, хотя, почему им должно быть до меня дело, мне же нет до них дела. Почему мы становимся такими эгоцентристами в минуты опасности? Возможно из-за сужения сознания, этот адреналин кроме прилива энергии давал еще и узконаправленный поток мыслей, который должен был защитить и выявить все, что не было заметно в обычном состоянии. Наверное, такое центристское расположение себя по отношению к остальному миру и позволяло требовать от окружающих внимания и защиты.
Впереди замаячила моя любимая чебуречная.
- Не подскажите время? - услышал я справа от себя.
Я вернулся в действительность и обнаружил перед собой интеллигентного мужчину лет сорока пяти. Его аристократическое лицо с небольшой ухоженной бородкой излучало добродушие.
- Пятнадцать минут второго, - ответил я любезно.
- Спасибо, - загадочно улыбнулся тот.
Я пошел дальше, а он оставался стоять. Возможно, кого-то ждал.
Мне пришлось пару раз оглянуться для того чтобы развеять свои сомнения, мужчина по-прежнему продолжал стоять и смотреть куда-то в сторону.
Оставшееся расстояние до чебуречной я прошел без всяких приключений.
Мой любимый столик был свободен. Заказав пару чебуреков и томатный сок, я расположился в углу кафе.
- Что же делать, что? Продолжать жить, как ни в чем не бывало? - я снова и снова ловил себя за умственными терзаниями. - Что делать после того, как в моей жизни случилось такое событие? Нет, просто дожидаться последствий будет глупо.
Официантка принесла мой заказ и я принялся за еду.
Я приступил ко второму чебуреку, когда в кафе зашел уже знакомый мне мужчина. Невольно я напрягся, хотя вполне возможно, что он зашел просто пообедать.
Незнакомец осмотрел зал, и остановился на мне.
- Начинается, поесть спокойно не удастся, буду теперь думать черти чего. - Досадовал я.
Мужчина подошел к моему столику и, слегка улыбнувшись, спросил:
- Вы позволите?
Невольно я окинул взглядом кафе и увидел на противоположном конце пару свободных столиков.
Пожав плечами, я произнес:
- Пожалуйста.
Он отодвинул стул и аккуратно присел.
- Мы ведь с вами уже знакомы, - сказал он тихо.
- Ну если спросить время, это уже знакомство....
Мужчина слегка ухмыльнулся.
- Да, да, извините это шутка, возможно не совсем удачная.
Я пожал плечами.
- Нет ничего, давайте будем считать, что знакомы.
- Благодарю, приятного аппетита.
- Спасибо, лучше поздно, чем никогда, - разрядил я обстановку.
Незнакомец усмехнулся.
- Простите..., меня зовут Алексей, - произнес он неуверенно.
- Николай.
Я перестал есть чебурек и внимательно посмотрел на своего нового знакомого. Совершенно открытый, откровенный взгляд говорил о вполне порядочных намерениях, но что скрывалось за этим на самом деле?
Тем временем Алексей достал пачку сигарет и положил на стол. Я вопросительно на него взглянул, курить здесь воспрещалось.
- Нет, я не буду курить.
- Тогда зачем же, - я кивнул на пачку, и мои глаза расширились.
Вместо пачки на столе лежала зажигалка.
- А, где....? - прошептал я удивленно
- Что? - серьезно спросил незнакомец.
Я на миг оторвался от зажигалки и посмотрел в его глаза. Они излучали детскую невинность.
Когда я вновь взглянул на зажигалку, то в очередной раз удивился, вместо нее передо мной вновь красовалась пачка "мальборо".
Меня бросило в жар, я понял, что это кто-то из них.
- Как вы это делаете? - с дрожью в голосе спросил я.
- Ой, извините, я не думал, что это произведет на вас такое впечатление.
- Но как, зачем....
- Я не могу вам этого объяснить. - Проговорил он таинственно.
Мне захотелось подняться и выскочить отсюда пулей, ведь если это один из них, то ничего хорошего это не предвещало.
- Покажите еще, - зачем-то попросил я.
Теперь я внимательно смотрел на пачку сигарет. В какой то момент она подернулась дымкой и в следующую секунду превратилась в зажигалку.
- Вы позволите? - спросил я и потрогал зажигалку.
- Можете взять ее в руки.
Я так и сделал. Я вертел ее в руках и даже попытался чиркнуть. Ровное пламя развеяло все сомнения, все было по настоящему.
- Теперь положите ее на ладонь, - таинственно произнес Алексей.
Я водрузил зажигалку на ладонь и сосредоточился на предмете. От меня не ускользнуло, что я уже фактически не волновался, меня просто раздирало любопытство.
Зажигалка потеряла резкость и проявилась уже как пачка "мальборо". Одновременно с этим действом я почувствовал, как изменился вес предмета. Теперь ощутимая металлическая зажигалка превратилась в невесомую бумажную пачку.
- Ой, - вырвалось у меня.
Незнакомец забрал пачку и внимательно на меня посмотрел.
- Вы удовлетворены? - спросил он спокойно.
- Вполне.
В это время девушка принесла тарелку с двумя чебуреками и кофе. Все это было
аккуратно расставлено перед Алексеем.
- Мне нужно ваше обостренное восприятие, - проговорил он смущенно.
- Считайте что вы его получили. - Я приготовился к шантажу и запугиванию. - Что теперь?
- Теперь серьезный разговор.
Боковым зрением я сосредоточился на солидном мужчине, который вошел в кафе и задержал на нас взгляд. Он прошел к свободному столику и расположился лицом к нам.
- Сразу хочу вам сказать, что мы не представляем для вас опасности, наоборот мы заботимся о вашей безопасности и тот мужчина, на которого вы обратили внимание....
- Какой мужчина? - я почувствовал себя ужасно неуютно.
- Да, тот, что уселся и смотрит на нас.
- Это ваш знакомый?
- Это...., впрочем вот, - он протянул мне удостоверение государственной службы безопасности.
Я внимательно посмотрел на фото, это был действительно он, офицер службы безопасности в звании майора. Но где гарантия, что эта бумажка не подделка?
- Простите...., но чем я мог заинтересовать такую серьезную организацию? - неуверенно спросил я
- Прежде всего прошу вас успокоиться, потому что если вы будете врать мы не сможем вам помочь.
- А почему я должен врать?
- Потому что после всего, что с вами произошло, вы не очень-то склонны к откровению, разве нет? - спросил он вкрадчиво.
- А что со мной произошло?
- Я думаю вас преследуют и судя по тому как вы настороженны, мои опасении вполне обоснованы.
- Простите, но откуда вы это все взяли и почему, если так, не вызвали меня к себе в кабинет? - неожиданно осенило меня.
Действительно все это было очень странно, если это старший офицер службы безопасности и если он знает, что мне угрожает опасность, то можно предположить что и опасность эта исходит именно от него. Возможно все, что со мной произошло, было их спецоперацией. Я неоднократно слышал о закрытом отделе этой службы, в которой работают специалисты по парапсихологии и различным аномальным явлениям. Вполне может быть, что это именно они ищут Катерину и я являюсь для них необходимым свидетелем.
- У нас нет времени, вам угрожает опасность, поэтому мы и встретились в таком месте.
- Но как вы меня нашли?
- Это объяснить не просто, но видимо придется, хотя бы поверхностно.
- Да уж, пожалуйста, - произнес я с нетерпением.
Мужчина, наблюдавший за нами, что-то заказывал официантке.
- Чтобы не углубляться в дебри, скажу сразу главное. Есть некий секретный проект по воздействию на массы людей..., это как бы из области эзотерики, некая скрытая реальность, некая энергия, которой можно научиться управлять..., это...
- Я понял, некое психотронное оружие? - помог я ему.
- Да, но не совсем исследованное, понимаете, мы нашли способ вызывать эту энергию, но не совсем научились ею управлять. Главный наш ученый, или скорее экстрасенс, вел эти секретные разработки и в один прекрасный момент просто исчез, понимаете? - Алексей говорил со мной на равных и вполне уважительно, в его тоне не было и намека на высокомерие, все это невольно располагало к собеседнику.
- Возможно, его похитили.
- Возможно, кроме этого исчез и один из приборов, но благо сохранились чертежи и опытные образцы. - Мой собеседник сделал пару глотков кофе.
Я сам не заметил, как проникся их проблемой и внимал рассказчику с полным доверием. Второй день приключений сделали из меня довольно податливого человека. Но если подумать, то в этом не было ничего удивительного, ведь все что тут говорилось, так или иначе логически вписывалось во все, произошедшие со мной, странности. Наверное, именно поэтому мой мозг откликнулся с такой живостью, ведь из данных "пазлов" собиралась вполне целостная картина.
- Так вот, если кратко..., то мы зафиксировали выход на, скажем так, некий уровень, который позволяет пользоваться упомянутой энергией, понимаете? - спросил он с надеждой.
- Несанкционированный доступ...., - вспомнил я фразу своего ночного мучителя.
- Да, можно и так. Кто-то вышел на этот уровень, но это были не мы.
- И на мне осталась эта энергия?
Его брови слегка поднялись, было заметно, что он удивлен.
- Возможно, но увидеть ее остатки мы не в силах, но это действительно возможно. Почему вы спросили?
- Просто так. - Я решил не спешить с раскрытием своих ночных приключений, в конце концов, доверять ему на все сто я не мог.
- В общем, мы ищем нашего ученого, а может уже и не нашего...
- Понятно, и поэтому вы здесь.
- Мы узнали точное место и время, это было возле кафе. Затем милиция, от пострадавших мы получили ваш словесный портрет и выяснили что с ними расправилась девушка, причем ее портрет нам составить не удалось, наверное она использовала какую-то защиту. В общем, у нас куча вопросов и главный, - кто эта девушка?
Я понимающе закивал. В моей голове творилась полная несуразица. Кто тогда эти люди, которые меня преследовали ночью, получается это некая группа сопричастная к похищению. А откуда известно Кате о выходе на некий, как он выразился, уровень? И главное, насколько можно доверять этому ведомству, этим людям?
- Я ее не знаю, мы познакомились случайно на улице, я пригласил ее в кафе, потом к нам пристали, она их раскидала, мы расстались и все. - Проговорил я немного раздраженно.
- Я прошу вас не нервничать, это не все..., почему вы расстались?
Начинается, у него что, в голове детектор лжи? Хотя возможно он что-то и чувствует, тогда все бесполезно, или..., можно попробовать сказать часть правды, а то что его интересует как раз дает мне эту возможность.
- Она убежала вперед, а я должен был с ней встретиться в метро чуть позже, мы это делали из-за милиции, ведь они искали парня и девушку. В общем, она ждала меня в метро. Когда я подходил к турникетам, за мной погналась милиция, разумеется, я выбежал на улицу и поэтому мы не встретились. - Проговорил я как можно убедительней.
- Да, все правильно, мы уже беседовали с ними, теперь милицию можете не опасаться, мы забрали ваше дело в свое ведомство.
- Спасибо конечно, но проблем, похоже, от этого у меня не убавилось.
- Еще как убавилось, вы не представляете, одно то, что ваша подруга покалечила двоих человек - у одного сломана ключица, другой вообще в реанимации у него инсульт, тянет на уголовную статью.
- Ой! - вырвалось у меня.
- Вот именно, ладно, теперь вы мне доверяете? Впрочем не буду вас торопить.
- Но они же сами напросились...
- Вы о чем? А имеете ввиду хулиганов, да мы знаем, но это нужно еще доказать, правда, а где ваша девушка? Пострадавшие говорят, что вполне мирно с вами беседовали, а ваша подруга решила отработать на них приемы, вот так...
- Бред, я же свидетель.
- Конечно бред, но, где главный свидетель?
Я задумался, возможно скрывая от них часть правды, я приношу вред Кате.
- А как вы меня нашли все-таки.
- Наши люди, мы поняли, что вы затаились, и должны появиться только утром. Они дежурили с самого рассвета в тех местах, где вы растворились. Утром вас заметили, остальное уже дело техники.
- Да, вполне обыденно..., после ваших фокусов, я ожидал нечто вроде магического кристалла, в котором вы увидели мое местонахождение, - я слегка улыбнулся.
- Чувство юмора, это лучшее, что вы можете себе позволить для сохранения ясности ума. - Он также улыбнулся.
В дальнейшем он допил кофе, и мы вышли на улицу. Теперь недалеко от нас шествовал его напарник. Я несколько раз оглядывался и видел как он внимательно рассматривает прохожих. Его меньше всего интересовали мы, должно быть ответственность за меня полностью ложилась на Алексея, напарник же старался высмотреть в толпе потенциально опасных элементов.
Мы договорились, вернее меня поставили перед фактом, что теперь со мной всегда будет их человек.
- А как же на работе? - усомнился я.
- И это вполне решаемо не забывайте, Николай, из какого мы ведомства. - Проговорил он серьезно.
Выяснилось, что они подойдут к учредителям и, не раскрывая им сути, поставят их перед фактом необходимости моей охраны.
- А это никак не отразится на моей работе в дальнейшем? - усомнился я.
- Отнюдь, мы представим вас как героя, так что только поможет.
- Хм..., а каким образом вы будете меня охранять?
- Наш человек будет принят на работу и для всех ваших сослуживцев он будет просто новым сотрудником.
Да..., вряд ли это обрадует моих боссов, иметь в своей структуре человека с госбезопасности явно не входило в их планы. Еще не известно, что мне придется выслушать впоследствии.
Мы без приключений добрались до супермаркета и Алексей со мной простился. На мой вопросительный взгляд он объяснил, что мое руководство уже в курсе и ко мне не будет ни одного вопроса с их стороны. Я должен работать как всегда и ничего не бояться. После чего он протянул мне визитку с его телефонами, там значилось, что он менеджер какой-то компьютерной фирмы.
- Если что-то вспомните, касаемо Катерины или чего другого, звоните в любое время дня и ночи, - произнес он и растворился в толпе.
Я поднимался к своему кабинету.
Секретарша вопросительно вскинула брови при моем появлении.
- Что случилось? - спросил я.
- Петр Аркадьевич просил вас зайти.
Я направился к боссу.
Оперативно же они работают. Впрочем, разве это плохо, теперь я хоть под какой-то защитой.
Я прошел через коммерческий отдел и заметил странное любопытство на лицах сослуживцев. Становилось понятным, что уже все осведомлены о новом сотруднике, а также о том, что это имеет непосредственное отношение ко мне. Возможно, они даже предполагали, что следующим шагом будет мое увольнение.
- Вызывали, - спросил я у шефа, заглянув в кабинет.
- Проходи, присаживайся, - с улыбкой произнес тот.
Напротив него сидел солидный мужчина примерно моего возраста.
- Вот, знакомься, взяли тебе помощника, теперь будете на пару заниматься нашим развитием.
- Александр, - проговорил незнакомец, протягивая руку.
- Очень приятно, Николай.
- Я знаю что тебе особо ничего объяснять не надо, поэтому можешь прямо сейчас посвятить Александра в наши дела. - Он говорил ровным голосом и пытался изображать спокойствие, но от меня не ускользнула искорка тревоги в его глазах.
Должно быть, переживает о своей заднице, еще бы, откуда он знает, во что я посвящу офицера госбезопасности. Эх, знали б вы, Петр Аркадьевич, какие проблемы свалились на голову вашего бедного подчиненного....
- Да конечно спасибо, давно нуждался в хорошем помощнике, - проговорил я с благодарностью.
Мы вышли и направились ко мне. Любопытные сотрудники провожали нас взглядами.
- Вас нужно представить нашим работником, - произнес я.
- Петр Аркадьевич уже это сделал, - ответил он вежливо.
Сразу стал понятен интерес сослуживцев, а у некоторых даже какая-то жалость во взглядах.
- Леночка сделай нам с Александром...
- Сергеевичем. - Помог мне спутник.
- С Александром Сергеевичем кофе.
Мы вошли в кабинет, и я заметил, что появился второй стол.
- Ну что ж Александр, располагайтесь.
- Благодарю, вы за меня не беспокойтесь, а то еще не много и я сам поверю, что пришел к вам работать, - ухмыльнулся Александр.
Я с пониманием закивал.
- Хотелось бы немного узнать о нашем с вами..., поведении что ли? - произнес я неуверенно.
- Прежде всего, расслабьтесь и постарайтесь понять, что чем скорее мы решим вашу проблему, тем скорее вы освободитесь как от нас, так и от ваших преследователей. Я имею экономическое образование и чтобы вы больше могли думать над интересующим нас вопросом, вы можете бегло посвятить меня в дела вашей конторы, - проговорил спокойно Александр.
Он произнес именно "конторы" что так неприятно резануло мне по ушам. Несколько неуважительное отношение к организации настораживало. Того и гляди, что после решения своих вопросов они вернуться сюда уже с финансовой проверкой.
- Честно говоря, меня сейчас больше всего волнуют не дела нашей конторы, - я нарочито подчеркнул последнее слово, - а все то, что заставило вас тут появиться.
- Я вас понимаю, давайте на ты, прежде всего.
- Давайте.
- Пойми Николай, окружающие не должны ничего заподозрить. Нам вполне достаточно того, что мы были вынуждены признаться твоему шефу, хоть и совершенно в другом - что тебе якобы угрожает опасность от некоего преступника, что ты случайный свидетель, понимаешь?
- Чего ж тут непонятного.
- Ну вот, поэтому веди себя как можно естественней, а то вся легенда может рухнуть, а это уже не в твоих интересах, я имею ввиду что тогда нам будет сложнее тебя охранять, - проговорил он серьезно.
Да уж, вот уж действительно вляпался так вляпался, по самые.... Интересно как меня будут охранять дома? - задумался я.
- А вы только на работе будете меня охранять?
- Я? Не совсем, после работы мы пойдем в какое-нибудь место, где можно спокойно посидеть и выпить. Будем имитировать празднование моей работы, затем начальство решит. Вполне может быть, что я останусь у вас дома.
- Понятно.
- Вас что-нибудь смущает?
Я улыбнулся, и пожал плечами.
- Мы вроде на ты?
- Да..., но ты же знаешь, это всегда так у культурных людей, переходят на ты, но еще долго у них проскакивает вы.
- В одном мне точно повезло, ты приятный собеседник, Александр.
- Спасибо.
Секретарша принесла кофе.
- Лена я совсем забыл вас представить, это мой помощник, прошу любить и жаловать, а это моя секретарша Елена. - Представил я их друг другу.
- Очень приятно, - произнесла девушка, слегка смутившись.
- Взаимно, - ответил мой "помощник", вставая.
- Будь добра, относись к нему также как и ко мне, - с улыбкой произнес я.
- Ну разумеется, - взяла себя в руки Лена.
В дверях она задержала взгляд на Александре.
- Еще чего-нибудь?
- Нет, спасибо, - ответил тот.
Секретарша вышла.
- Похоже ты ей понравился, - сказал я, усмехнувшись.
- Ну что ж, вполне возможно, впрочем я не против закрутить с ней роман.
- А как же моя охрана?
- Насчет этого не беспокойся, - он потянул кофе и вопросительно посмотрел на содержимое чашки, - довольно недурно, - произнес он с удовлетворением.
- Да, я слежу за качеством кофе, - с достоинством проговорил я.
Как быстро все меняется. Еще до обеда я был углублен в расчеты и фактически забыл о своих проблемах, затем вспомнил и мною овладела тревога, теперь же я сижу с человеком, который официально будет меня защищать и вносить некую упорядоченность в мою жизнь.
- А мне здесь начинает нравиться, уж не сменить ли мне работу? - Его широкая улыбка вполне это подтверждала.
- Ну а что, вот только после того, как решаться все наши вопросы....
- Да. Ну что, давай, вводи меня в курс дела.
Я объяснил ему суть последнего предложения о партнерстве с уже известной компанией. Показал ему графики, бегло объяснил проведенный анализ и, судя по вопросам, он очень быстро вошел в курс дела.
В дальнейшем он самостоятельно просматривал договор и делал какие-то пометки.
"Вот это да, того и гляди, что он вот так шутя играючи поможет нашей фирме обогатиться" - думал я, наблюдая за ним.
День подходил к концу, мы мало разговаривали, мой напарник казалось не на шутку увлекся работой. Еще немного и я подумаю, что этот человек решил меня подсидеть.
- Та..ак, - протянул я, глядя на часы.
- Что конец рабочего дня? - осведомился Александр.
- Ага, хватит на сегодня...
- Ты думаешь? - спросил он с сомнением.
- То есть? Ты хочешь, чтобы мы задержались?
Надо отметить, что к концу рабочего дня я почувствовал страшную усталость и шутить мне не хотелось.
- Ты не представляешь, как иногда хочется поработать по специальности, - ностальгически проговорил он.
- Понятно.
- По экономике у меня было отлично.
- Понятно, ты пошел в органы в университете?
- Ага.
- Довольно настораживающая характеристика.
Он загадочно улыбнулся.
- Я знаю о чем ты думаешь..., если попал студентом в госбезопасность, то благодаря только одному...
- А разве нет?
- Можешь мне не верить, но товарищей я не закладывал. Поэтому в свое время и засиделся в лейтенантах, - он улыбнулся.
- Бывает, - отвлеченно произнес я, собирая свой портфель.
- Так что, уходим?
- Саша, ты мой помощник, если не ошибаюсь? - с иронией спросил я.
- Ну допустим.
- Тогда будь добр подчинятся, я очень устал сегодня, и тебе это хорошо известно, правда?
- Окей босс. - Он поднял руки.
Вскоре мы уже шествовали по улице. Небо нахмурилось, того и гляди мог пойти дождик. Мой напарник стрелял глазами по сторонам, будто какой-то вор. Мне даже стало неудобно за соседство с таким подозрительным типом.
- Саша, а нельзя ли менее выразительно показывать свой интерес к окружающим? - мягко спросил я.
- А что слишком заметно?
- Слишком, где же ваша школа разведки? - пошутил я.
Однако, чего это я развеселился? Или я забыл насколько все серьезно? Речь идет не о простом враге и я это знал, так к чему же эта ирония? Боюсь, мой напарник начинал разочаровываться в моих умственных способностях.
- Ладно, постараюсь быть не таким заметным, - спокойно произнес он.
- Извини, какой-то туман в голове, периодически забываю с кем мы имеем дело, - виновато сказал я.
- Это нормально, твоя бдительность им не нужна...
Последняя фраза заставила меня задуматься, это был намек на мою несамостоятельность. Типа мной кто-то управляет, что может быть хуже для эго?
- Я что, зомби? - осведомился я понуро.
- Ну зачем же так, то что произошло ночью, кстати, надеюсь таки узнать что там произошло, могло сказаться на тебе как угодно.
А ведь они и вправду не знали, что произошло на крыше, или знали, но умело скрывали? Но что они могли знать? А если действительно довериться и все рассказать?
- А что произошло, я не знаю что рассказывать.
Мной руководил простой страх возмездия, я боялся ответственности за убийство человека, доказать что это была самозащита будет трудно.
- Всем нам есть что рассказать, всегда остается дно, мы так глубоко прячем туда свои мысли и дела что порой и сами забываем об их существовании. - Произнес таинственно Александр.
- Куда пойдем? - спросил я.
- На твое усмотрение, только не в чебуречную, - он улыбнулся.
- Чем же она плоха?
- Это не место для празднования моего трудоустройства, или ты забыл, что приглашаю я?
- Таких мест полно, а что если в то самое кафе? - неожиданно предложил я.
- В то самое? Ты шутишь? Или ты считаешь, что теперь я должен драться с твоими обидчиками? - разочарованно спросил он.
- Ну да, не подумал, тогда вон, например, - показал я на противоположную сторону улицы. Похоже, это было солидное заведение и мне стало неудобно приглашать человека в такое место за его же деньги.
Александр пристально всмотрелся в фасад кафе.
- А почему бы и нет... - протянул он.
- Честно говоря....
- Ничего, контора платит, - улыбнулся Александр и направился к пешеходному переходу.
Мы вошли в довольно комфортабельное заведение, здесь были как отдельные комнатки, так и просто огороженные высокими парапетами столики. Услужливые официанты с резиновыми улыбками изучающее нас рассматривали. Затем один из них отделился и направился к нам.
- Желаете отдельную кабинку или в общем зале? - спросил он вежливо.
- И в общем зале столики вполне отдельные, - проговорил Александр.
- Совершенно справедливо. - Поддержал официант.
Мы расположились в углу помещения.
Александр принялся изучать меню, периодически предлагая мне различные блюда. Я сказал что доверяю его выбору, поэтому далее он продолжал листать уже молча.
Когда заказ был сделан, я узнал что меня ждет неплохой коньяк и вполне приличная закуска.
- Ну вот сейчас расслабимся, - произнес мой напарник.
- Не поверю, чтобы ты не мог расслабиться другим способом, - с иронией произнес я.
- Ты намекаешь на мою тренировку держаться в экстремальных ситуациях?
- На нее.
- Ну что, ты прав, я запросто могу отдохнуть и без всего этого, но те, кто за нами следят и кому ты нужен, не должны этого знать, правда? - теперь уже в его словах звучала ирония.
- Да...., с тобой расслабишься...
- Коля, пойми все гораздо серьезней, чем ты можешь себе представить, даже если не учитывать все тобой недосказанное. Поэтому не будем особо терять контроль над ситуацией. - Он проговорил это настолько внушительно, что ко мне вернулись все мои страхи.
- Так может ты мне объяснишь, наконец, что происходит?
- Ты уже знаешь что произошла утечка, это государственная тайна, секретный проект, он, похоже, попал в руки к проходимцам, а это уже угроза на государственном уровне, можно даже сказать что это угроза его целостности, понимаешь, - продолжал он в том же духе.
- О господи...
- Вот именно, поэтому снаружи ведется наблюдение и скоро некоторые посетители дадут мне знак, а как ты хотел?
Вот это да, вот это влип, что же это за проект за такой? Да зачем же нужен был такой проект государству? Хотя..., нашим правителям всегда хотелось иметь безропотную, легко управляемую, толпу...
- И зачем ты все это мне рассказываешь, у меня же нет твоей тренировки, теперь я буду нервничать. Теперь я могу сорвать все мероприятие, - разочарованно заявил я.
- Не сорвешь, но как еще я могу вызвать тебя на откровенность? Я раскрываю перед тобой все карты, для того чтобы ты нам доверял, для того чтобы ты, наконец, определился с кем ты? Пока ты закрыт, ты считаешь нас опасными для тебя и это самое большое твое заблуждение, к тому же оно мешает нам тебе помочь. Теперь понятно?
- Понятно, - прошептал я.
Мне стало ясно, что теперь это надолго и что моя жизнь превращается в сплошную муку, а то и разменную монету между тайнами государства и каким-то криминалитетом.
"Вот это влип.... И за что мне это господи!" - Я уже начинал ненавидеть свою таинственную незнакомку, ведь благодаря именно ей я оказался в таком положении!
В это время принесли коньяк и какой-то салат из морепродуктов, кроме этого на столе появились нарезанный лимон и жаренные грибы.
Александр привычным движение налил в бокалы по сто и произнес:
- А теперь отметим успешное начало нашего сотрудничества.
Мы чокнулись и выпили. Приятное тепло разошлось по телу, вместе с ним я ощутил как спадает мое напряжение.
Какой-то странный взгляд моего напарника в сторону соседнего столика заставил меня собраться. Девушка лет двадцати пяти и мужчина лет тридцати сидели недалеко от нас.
- Тебя насторожила эта пара? - спросил я.
- Совсем нет, просто я не понимаю для чего понадобилось Вовке приглашать эту девку, - проговорил Александр разочарованно.
- Понятно, ну может для того чтобы не вызывать нездорового интереса у наших с тобой врагов, - улыбнулся я.
- Хм...
- Одинокой мужчина в ресторане всегда настораживает...
- Не об этом речь, это тоже наша сотрудница, но она уже провалила пару мероприятий.
О господи..., если это все настолько серьезно, тогда почему они приставляют ко мне дилетантов, - смутился я.
Постепенно какой-то туман окутал голову, я почувствовал странный дискомфорт. Мои мысли спутались и померкли, сквозь густую плену стала ясно прорисовываться Катерина. Я не мог думать ни о чем другом, кроме как о ней! Я вспоминал ее лицо, ее слова, как мы гуляли по парку. Окружающее почти перестало для меня существовать. Это было настолько необычно..., где то в глубине я осознал - идет сторонне воздействие.
- Как же нам найти ее? - услышал я голос своего соседа.
В этот момент я видел, как девушка разбрасывает наших обидчиков.
- Я не знаю как ее найти, мне самому очень хочется ее найти. - Ответил я монотонно.
- Но если бы ты решился, то с чего бы начал? - нетерпеливо продолжал он.
- Я начал бы шерстить аптеки.
- Аптеки? А при чем тут аптеки? - раздался удивленный голос Александра.
Я понял что проговорился и с усилием тряхнул головой, желая собраться, но стороннее давление только усилилось.
- Ты сказал аптеки, при чем тут аптеки? - не унимался мой охранник.
- Она... работает в аптеке, - говорил я, выдавливая каждое слово.
- В какой аптеке? В какой?
- Я не...., я не знаю в какой! - прошипел я.
Через секунду перед моими глазами появился бокал с очередной порцией коньяка.
- Давай Коля выпьем за наши успехи, - услышал я голос Александра.
Я принял бокал и услышал звон стекла, это мой новый приятель продолжал изображать отмечание чего-то.
- Зачем..., - произнес я, затем моя рука сама поднесла бокал к губам и я сделал пару глотков. Коньяк был восхитительно ароматным, где-то в глубине сознания я удивился что не почувствовал этого при первом с ним знакомстве.
- Так не пойдет, до дна, - вещал мой сосед.
Я не особо сопротивлялся и вскоре пустой бокал был водружен на стол.
- Мы должны с этим справиться понимаешь, на карте стоит безопасность государства, - раздавалось в моей голове.
Я поднял глаза на Александра. Он продолжал убеждать меня в необходимости откровения.
- Пойми Коля, если ты не вспомнишь нас всех уничтожат, понимаешь всех и твою Катю!
- Я не знаю...., что мне делать.... - услышал я свой голос.
Теперь я как бы стал наблюдателем некоего действа. Все происходило как бы в стороне от меня. Это было очень странное состояние.
- Где, где мы можем найти Катерину?
Голос был негромким, но весьма настойчивым.
- Но я не знаю, в аптеке, я не помню в какой...
- Кем она работает, Коля? Весь мир, затаив дыхание, ждет от тебя помощи, Коля, где и кем она работает? - раздавался требовательный голос.
- Зачем ты это делаешь, зачем...
- Налей ему еще - услышал я вполне дружелюбный голос.
Это был тот парень, с соседнего столика.
- Не надо, я больше не буду, - пытался я их остановить.
- Ему достаточно, - произнес Александр.
- Будешь мучаться, - убеждал тот же голос.
- Нет, - отрезал мой сосед.
- Ну и зря!
- Коля, ты должен сейчас сосредоточиться и вспомнить в какой аптеке работает Катя, это нужно для ее же безопасности, понимаешь?
Я вправду напрягся и вспоминал наш разговор с Катериной, но ничего не мог вспомнить касаемо цифр.
- Я не помню, честно, - проговорил я спокойно.
Молодые люди переглянулись, девушка пожала плечами.
- Что Ира? Что скажешь? - обратился к ней Александр.
- Он говорит правду, - ответила она.
- Точно?
- Да, - раздалось после небольшой паузы.
- Мне тоже так кажется. Но что же нам делать Коля, с чего начинать, где угроза? - обратился он ко мне уже более спокойно.
- Эти люди, я не знаю кто они и как их найти.
- Отлично, - разочарованно раздалось в ответ.
- Как тебе удалось сбросить их человека? - услышал я неожиданный вопрос.
- Он сам, я лишь кинул кирпич в его голову.
- Расскажи подробнее, что происходило на крыше?
Я рассказал им все - начиная от знакомства с заблудившимся и опоздавшим в метро человеком, до его издевательства надо мной с помощью красного шара и птицы.
- Довольно, - услышал я голос Александра по окончанию моего повествования.
Я почувствовал, как невидимые оковы спали с моей головы. Постепенно ко мне возвращалась ясность мышления. Александр, сидевший рядом, деланно улыбался, его товарищ с девушкой отвернулись и шептались, не обращая на нас внимание.
- Извини, что пришлось подвергнуть тебя этому, - проговорил мой сосед виновато.
Я смотрел то на него, то на парочку за соседним столиком.
- Ты должен нас понять Коля, мы должны были тебя проверить, понимаешь? - продолжал он.
- Понятно...
- Давай поедим, а то..., - он кивнул на тарелку передо мной и принялся за свою порцию.
Теперь я ощущал лишь легкий хмель от выпитого коньяка.
- Какого черта вы со мной так?! Мне уже хватило по горло этого там, на крыше! - разозлился я.
Соседняя парочка обернулась.
- Коля извини, но поставь себя на наше место..., пойми время очень дорого, а ты был не до конца откровенен, согласись..., - произнес Александр дружелюбно.
- Мы делаем это для вашей же пользы, поймите, - мило проговорила девушка.
- Извините, но нам ничего другого не оставалось, - вставил ее парень.
От такого массива объяснений я действительно почувствовал облегчение, было видно, что им неудобно и что они действительно делали это исключительно по необходимости.
Я успокоился и, обведя глазами всех троих, махнул рукой, после чего придвинул к себе тарелку. В этот же момент я услышал вздохи облегчения.
Грибы оказались довольно вкусными, к тому же, после коньяка организм требовал еды. Я с аппетитом опустошил тарелку и перешел к салату, после чего понял что начинать надо было именно с него. Ну да ничего, учитывая все произошедшее, это простительно.
Александр также был увлечен своей закуской. Соседняя парочка вновь принялась обсуждать какие-то проблемы вполголоса.
- Очень мило мы отпраздновали твое трудоустройство, - улыбнулся я.
- Что делать, пришлось.
- Теперь я буду тебя бояться, ведь ты же не спросил у меня разрешения на эксперимент, теперь мне надо ждать нечто подобного каждую минуту. - Осуждающе произнес я.
- А если бы я спросил, а ты бы отказался, что тогда? - спросил он, закидывая кусочек краба в рот.
- Тогда...., это было бы еще хуже...
- Ну вот видишь.
- Ладно забыли, наливай, - скомандовал я.
- Вот это уже по-нашему, - оживился Александр.
Я поймал себя на мысли, что ничуть не удивился такой способности этих людей. Они с легкостью ввели меня в какое-то гипнотическое состояние, а я даже не удивлен, я просто возмущен. Как быстро ко всему привыкаешь. Правда, оставалась еще слабая надежда на помощь спиртного, возможно именно ему я обязан такому отношению к доселе неизведанному.
- Давай Николай выпьем за взаимопонимание, всегда приятно работать с умным человеком, - произнес Александр.
Мы чокнулись и опрокинули рюмки.
Коньяк уже не был таким ароматным, он просто превращался в абсолютно "легкий" напиток.
- Слушай, а как вы все это делаете? - все же отважился я спросить.
- Это, ну этому учат всех, кто попал в отдел..., ну не важно, это использование тонких энергий, потоков из космоса в землю и из земли в космос. Сплошная физика и немного воображения. - Ответил мой напарник загадочно.
- Понятно, и что же вот так можно застопорить любого человека?
- Нет не любого, некоторые умеют ставить защиты.
- Что опять сплошная физика?
- На самом деле, конечно, только идет использование тех законов, которые еще не введены в курс общей науки.
- Может потому что они еще не изучены, а так... - предположил я.
- Да, и поэтому тоже, мы скользим по поверхности и не знаем глубинных процессов, более того, мы даже не можем полноценно сделать измерения. Как же можно вводить это в курс общей науки? - подтвердил он.
- Тогда понятно, ну а как это может повлиять на меня в дальнейшем, вы знаете?
В ответ Александр загадочно улыбнулся.
Я почувствовал себя ужасным занудой. Чего я привязался? Ну, неужели это сейчас главное?
- Ладно, не отвечай я и так знаю, - постарался я исправиться.
- Самое главное что нас интересует, это Катя, она ответ на все вопросы.
- А почему вас не интересует этот человек с крыши, этот странный шар?
- Это метод нашего перебежчика, он нам известен. Шар, который вы видели, это доступ к скрытой энергии, которой могут пользоваться даже дилетанты, что и было вам продемонстрировано и как мы думаем не без помощи нашего бывшего ученого. - Проговорил он с грустью.
- Но почему вы уверены, что он сбежал, может его похитили?
- Нет, это не тот человек, ты не понимаешь, что значит владеть таким оружием. Он с легкостью мог избавиться от любой опасности для своей жизни, здесь может идти речь только о добровольном решении. Вот так...
Наши соседи обернулись и едва заметно кивнули Александру, после чего поднялись и пошли к выходу.
Мой напарник насторожился.
- Что случилось? - осведомился я.
- Да так, ничего страшного.
Неожиданно в кафе ворвались три человека в длинных светлых плащах.
Александр подскочил, в его руке сверкал пистолет.
- Стоять! - крикнул доселе спокойный сосед.
- Э, э, успокойся! - мы свои, из 5 отдела.
- Руки вверх! - скомандовал Александр.
Все трое подняли руки и мой напарник извлек мобильный телефон. Он нажал кнопочку и тут же заговорил.
- Тридцать девятый?
В это время один из стоящих настолько выпучил глаза, что они буквально вылезли из орбит. Александр схватился за шею и выронил пистолет.
- Беги, - прошептал он, заваливаясь на стол.
Я подскочил и с неведомо откуда взявшейся энергией принялся перескакивать через столы.
- Стой! - крикнул один из них.
Я вбежал за стойку бара и, не забывая на всякий случай пригибаться, юркнул в подсобное помещение. Здесь передо мной замелькали подносы, стойки с посудой, огромная жаровня и затем удивленный повар. Я мчался сквозь все это и пару раз опрокидывал какие-то тележки. Скорее по какому-то внутреннему наитию я выбрал правильный путь и вскоре выбежал на улицу.
Впереди раздавались выстрелы.
Я изменил курс и заметил вбегающего в арку человека, в его руке темнел пистолет и он что-то вешал по рации. Я сразу узнал его, это был Алексей, тот самый с которым я познакомился сегодня во время обеда. Он мельком взглянул на меня и жестом показал в сторону другой арки.
Я бросился в указанном направлении. Здесь я встретил еще пару людей с рациями и пистолетами в руке.
- Да мы их видели, один ушел в сторону проспекта Победы, нет, убит, - донесся до меня голос одного из них. Они бегло меня осмотрели, затем побежали в арку из которой я только что выскочил.
Честно говоря я был удивлен некоторым безразличием к своей персоне. Разве те люди пришли не за мной, разве от них не меня защищали? Я застыл в нерешительности, звуки выстрелов продолжались. Наконец я решился и побежал прочь от этого места.
Должно быть, про меня все забыли, или, возможно, у них и не было цели меня защищать, возможно, я всего лишь приманка, и теперь, когда я выполнил свою функцию, интерес ко мне пропал. Теперь я не должен усугублять статистику потерь, поэтому и получил возможность бежать...
Я все дальше удалялся от выстрелов и мною все больше овладевала какая-то тревога. Опять, как и вчера я вынужден убегать и прятаться. Почему ко мне никого не приставили, может у них не хватило для этого сил? Но где-то внутри я был убежден в обратном, главное это совсем не я, а тот самый прибор, ради которого и затевался весь этот спектакль. Разочарование и некая обида за очередной обман усугубляли мое состояние.
Я вышел на проспект и в шуме уличного движения перестал слышать выстрелы.
Совершенно некстати во мне возмутилось мое эго. Хотелось оставаться центром внимания, но центры сместились и я обиделся как мальчик. Смешно...
Теперь нужно понять, что мне делать дальше. Идти домой? Так неужели те, кто хочет меня достать, не выяснили мой адрес? И еще..., Александр убеждал меня, что я теперь постоянно под охраной, а я спокойно шествую по улице и абсолютно никто меня не охранят. Хотя..., возможно, как это говорят, форс-мажор?
- Молодой человек, не подскажите где улица Чернышевского? - раздался женский голос.
Я вернулся в действительность и с подозрением уставился на довольно милую женщину.
Под моим странным взглядом она явно почувствовала себя неуютно и, выждав еще несколько секунд, отошла в сторону. Опасливо на меня косясь, она принялась искать следующего прохожего.
- Извините, не подскажите, как пройти...
Мужчина в отличие от меня не впал в ступор, а довольно охотно рассказал о наиболее коротком пути до нужного места.
Я побрел дальше, мелькающие лица прохожих вызывали у меня пристальное внимание. Люди спешили по своим делам и даже не подозревали, что творится в квартале от них.
- Может мне опять затаиться, как и вчера? Откуда я знаю, что ждет меня дома? Но это уже идиотизм какой-то, ночевать в подвале, а утром как ни в чем не бывало идти на работу? - размышлял я.
Красивая девушка оперлась на парапет и смотрела на витрину магазина. Почему я обратил на нее внимание? Наверное мое мужское начало не могло не среагировать на такое. Кроме того, мою практичную часть привлек и парапет. Я решил встать рядом и немного подумать.
Девушка, находящаяся в паре метрах от меня, приблизилась.
- У вас не будет сигареты? - вежливо спросила она.
Я окинул ее взглядом. Довольно милое овальное личико, пухлые губки, большие серые глаза. Все напоминало в ней топ модель из журнала. На секунду я задумался, что могло подвигнуть такую девушку на курение. Наверное, это обманчивое впечатление - всегда кажется, что у красивых людей не может быть в жизни проблем. Хотя кто мешает красивым внешне иногда быть красивым и внутренне, а это уже действительно проблема в нашем циничном и меркантильном мире.
- Извините, я не курю..., и вам не советую, - зачем-то вставил я.
- Спасибо за совет. - Она еще какое-то время продолжала стоять рядом, выискивая в толпе человека, который смог бы ее угостить.
Я воспользовался соседством и задал вопрос:
- Скажите, какие проблемы могли заставить вас вот так бежать от реальности?
- Простите, я не поняла, - с безразличием ответила она.
- Что заставило вас начать курить, что заставило вас участвовать в этой всеобщей доктрине деградации, ведь вы же созданы всевышним для улучшения человеческого рода, это же очевидно, - с улыбкой произнес я, подивившись своему красноречию.
- Хм, красиво говорите..., но не по делу, мне нужна всего лишь сигарета, - ответила девушка холодно.
- Я просто переживаю за убийство столь прекрасного генофонда.
- Совсем не обязательно.
- А вот это уже самоуспокоение, это оправдательная формула наркомана, который чувствует, что не сможет лишить себя такого удовольствия и....
- Послушайте, вам что, делать нечего, проблем других не видите, кроме как читать мне нравоучения? - уже открыто раздражаясь, произнесла девушка.
Оставалось неясным, почему она не отходит и продолжает стоять рядом.
- Вы мне настолько понравились, что все мои проблемы отошли на задний план.
- Ах вон оно что..., - она слегка улыбнулась.
Не скрою, это вдохновило.
- Вы же не хотите сказать, что это вас удивило? - не унимался я.
Она пожала плечами.
- Ну и что бы вы хотели от меня? - спросила она вдруг.
Я немного растерялся.
- В смысле?
- В прямом! - Раздражалась она.
- Познакомиться, например. - Проговорил я неуверенно.
- Познакомиться, ну и что дальше, зачем вам это?
- Зачем знакомятся с красивыми девушками?
- Вот именно, зачем, у каждого своя цель.
- Ну...
- Я всего лишь хотела узнать вашу, - проговорила она уже спокойней.
Мимо прошел парень, они встретились глазами и кивнули, приветствуя друг друга.
- Я в таких случаях всегда представляю, как мне будет с ней хорошо...
- В постели? Ну смелее. - Подбадривала она.
- Если угодно и это тоже.
- Ну а для чего еще красота, она возбуждает, вызывает желание, разве нет?
- Да, но и душа тоже важна. - Я пришел в себя и огляделся.
Я отвлекся от своих проблем, благо объект, который смог меня переключить был вполне достойным.
- Душа? Ах вон оно что...
- А как же, вначале ты откликаешься на красоту, затем в процессе общения познаешь душу.
- Да вы романтик, сейчас столько парней, которым нужна лишь красивая оболочка. Душа интересует все меньше и меньше. - Проговорила она с грустью.
- Я не такой.
- Жаль, потому что мне нужен именно такой, даже еще хуже, извини...
Она отправилась на свое прежнее место.
Я остался в горном одиночестве и взирал на девушку со стороны.
Через минуту она уже курила сигарету и рядом с ней терся какой-то мужчина. По его похотливому взгляду я безошибочно определил, что душа для него не главное. И это как раз то, что нужно было сейчас этой прекрасной незнакомке. После нескольких коротких фраз они отошли от парапета и, смотря то в одну то в другую сторону, казалось, размышляли куда им пойти. Мужчина с резиновой улыбкой не переставал сверлить глазами девушку. Поколебавшись какое-то мгновенье они определились и прошли мимо меня. Девушка весело посмотрела на меня и бросила:
- Вот так.
Мужчина кинул на меня взгляд, затем что-то спросил у девушки, после чего еще раз подозрительно на меня покосился.
Все ясно, а я то распинался, ну так мне и надо, мир действительно циничен.
Я провожал их взглядом, пока они не скрылись из вида. Теперь я вновь остался один на один со своими проблемами.
Я достал визитку Алексея, после чего извлек из кармана мобильный и набрал номер.
- Да, - раздалось почти сразу.
- Алексей, это Николай.
- Да, Коля я слушаю, - раздалось тут же.
- Что мне делать, я стою на улице и не знаю куда податься? Мне говорили, что я буду все время под охраной.
- Молодец что позвонил, у нас не хватило людей, поэтому ты сейчас без охраны, иди домой и ничего не бойся.
- Вы их взяли?
- Кого?
- Тех кого хотели, нашли что искали?
- Пока нет, иди домой ты будешь под наблюдением, - произнес он с нетерпением, - все я не могу больше говорить.
- До свиданья, - произнес я грустно.
- Пока, не переживай.
Вот так, надо идти домой, там охрана. Интересно где, в самом доме или возле? А есть ли она там вообще? - размышлял я, изучая свой мобильный. Интерес ко мне уже не такой как был еще в обед, что-то изменилось, возможно, я им больше и не нужен, а значит и моя безопасность теперь скорее формальная....
Я медленно направился по проспекту. Уже стемнело и от этого мне стало еще более не по себе. Я вспомнил крышу, подвал - все происходило именно в темное время суток.
- Коля! - раздалось сзади.
Я остолбенел от неожиданности, голос был женским и таким знакомым! Нет, не может быть! Я стоял, боясь повернуться, неужели она?!
- Коля!
Я обернулся и не поверил своим глазам.
- Ты?!
- Я, - она мило улыбалась.
Катерина стояла передо мной в той же куртке. Ее волосы были схвачены в хвостик и от этого она стала еще милее.
- Как ты тут оказалась?
- Мне нужно было с тобой встретиться, поэтому я тут. - Произнесла она, как ни в чем не бывало.
- Ты так легко смогла найти меня, но как? - не унимался я.
Она пожала плечами, после чего осмотрелась по сторонам.
- А я думала, что после всего у тебя уже не будет возникать подобных вопросов, - она посерьезнела.
- Катя, да я просто в шоке! Я попал в какую-то чудовищную ситуацию, столько мистики и тайн за два дня! Я даже не пойму, почему я до сих пор не сошел с ума?! Или все-таки сошел, раз могу вот так спокойно ходить по улицам и размышлять, - прорвало меня.
- Все, довольно! Успокойся! - прикрикнула она и жестом головы пригласила меня следовать за ней.
Она, а вслед за ней и я зашли в здание кинотеатра. Катя, тревожно озираясь по сторонам, что-то выискивала.
- Туда, - показала она в сторону билетных касс.
- Мы что пойдем в кино?
- Я все объясню.
С этими словами она просунула купюру в окошко кассы и быстро произнесла.
- Пожалуйста, на ближайший сеанс два билета.
Через мгновенье в ее руке красовались две синих бумажки.
- Послушай, я не хочу в кино! - Возразил я.
- Это не то, что ты думаешь....
- Мне надоели ваши загадки!
- Я чувствую воздействие, срочно надо поставить защиту понимаешь, мне надо уединиться, - проговорила она почти умоляюще, - пойдем, я прошу, пойдем скорее.
Она увлекла меня за руку к ступенькам. Мы поднялись на второй этаж и Катерина сунула билеты контролеру.
- Через десять минут начало, вам в малый зал, это сразу направо, - проговорила женщина.
- Спасибо, - бросила она и свернула в указанном направлении.
Мы оказались в зале ожидания, он был пуст.
- Отлично, - проговорила Катя с удовлетворением.
- Что? подходит?
- Да, я сяду вон там, а ты, пожалуйста, побудь здесь. И, если можно, потрудись, чтобы меня никто не беспокоил. - С мольбой в голосе попросила она.
- Хорошо, - согласился я.
Она пошла к большому аквариуму и села на кушетку возле него, после чего развернулась к стене.
Картина получалась довольно странная, девушка сидит в углу зала, лицом к стене. Теперь я понял, что значили ее слова "чтобы меня никто не беспокоил", вопросы действительно могли возникнуть.
Неожиданно мной овладело странное чувство, какой-то страх, угроза. Я настолько остро почувствовал это, смотря на Катю, что мне стоило больших усилий устоять на месте и не броситься наутек. Катя поводила головой в стороны и застыла.
Мимо меня проследовала парочка, они кинули взгляд на мою спутницу, затем на меня и юркнули в смотровой зал. Я успел заметить недоумение на лице девушки. Самое простое, что могло возникнуть в ее мозгу, это столь несвоевременная ссора между нами, буквально перед самым кино.
Двери прикрылись и раздались звуки начинающегося фильма. Из зала появилась вахтерша. Она вопросительно на меня уставилась, затем громко произнесла:
- Молодой человек, а вы что же ждете?
Я поспешил ей навстречу.
- Я прошу вас, мы немного задержимся, - прошептал я, кивнув в сторону Кати.
Женщина удивилась еще больше, заметив девушку сидящую лицом к стене.
- А что случилось? - спросила она также шепотом.
Я махнул рукой.
- Ничего разберемся. Пожалуйста.... - Я сложил руки в мольбе.
- Хорошо, хорошо, - поспешила ответить та и направилась обратно в зал.
Екатерина не шелохнулась, она продолжала изучать стену и ни на что не реагировала.
Два парня быстро поднялись по ступенькам и, не обращая на нас никакого внимания, исчезли за дверьми зала.
Очень интересно, она не сказала сколько это может занять времени. Я стал переживать за свое состояние. Минувший кошмар немного отпустил, но мог и обостриться. Неожиданно я почувствовал металлический привкус во рту. Очень странное ощущение, я знал, что такое возникает при повышенной радиоактивности или при отравлениях. Скорее всего, просто сдавали нервы.
Некстати раздался звонок моего мобильного. Я вынул телефон из кармана, отчего звук стал еще громче.
Катя резко повернулась и крикнула:
- Не бери!
После чего подскочила и поспешила ко мне.
- Не бери, это враги.
- Это..., - я посмотрел на дисплей, высвечивающий номер.
- Я знаю это человек из органов! - продолжала она.
Действительно, телефон показывал имя Алексей.
- Но что...
- Пойдем, Коля, скорее!
Она за руку увлекала меня к выходу.
- Нет, не сюда.
Мы развернулись и поспешили в обратную сторону, после чего вошли в смотровой зал. Под звуки кинофильма и постоянное мелькание экрана мы начали пробираться вперед.
Свободных мест было достаточно, но, как я и думал, они нас не интересовали. Катя продолжала сжимать мою руку и увлекать за собой.
Вскоре мы оказались перед экраном, где пригибаясь поспешили к двери с надписью "Exit".
Екатерина с ловкостью отодвинула засов и под недовольные возгласы зрителей мы покинули зал.
Оказавшись во внутреннем дворе, мы принялись углубляться в дебри темных проулков центра.
- Катя, скажи что случилось? Мне надоело выступать в роли слепого котенка, - возмутился я.
- Нас обнаружили, я постаралась выставить защиту. Насколько ее хватит не знаю, поэтому хочется быть как можно дальше от них.
- А где они?
- Я думаю уже в кинотеатре, по крайней мере, потеряли они нас именно там.
- Да что же это делается, второй день подряд...
- Я понимаю Коля, я все понимаю, но в этой жизни просто так ничего не случается, это твой крест, согласись пока это не самый худший вариант, - проговорила она, заводя меня в очередную арку.
- Катя куда мы бежим, ответь?! - требовательно спросил я.
- Я все тебе расскажу, но давай удалимся подальше.
- Но куда, куда подальше?
- У меня есть тут недалеко одно место, там мы будем в безопасности. - Произнесла она с мольбой, - а сейчас доверься мне, бежим!
Она вновь схватила мою руку и увлекла вперед.
Безопасность и Катерина - эти две веши не могли ужиться вместе в моем мозгу. Я вырвал руку и молча побежал рядом. Мое доверие к ней не исчезло, но червь сомнений продолжал разъедать изнутри. Ведь сейчас мы убегали и от работников госбезопасности и если с теми, кто похитил прибор или к которым перебежал ученый, мне было все ясно, то с этими я пока ассоциировал свою безопасность. Почему же мы убегали и от этих?
Мы вышли на одну из оживленных улиц города. Народ, несмотря на поздний вечер, в обилии курсировал вдоль витрин и увеселительных заведений.
- Мы сейчас пойдем в мою съемную квартиру, - проговорила Катя.
Я взглянул на часы - девять тридцать.
- Надеюсь, там мы задержимся надолго? - спросил я, как заправский ловелас.
- Я тоже надеюсь, но как там все сложится не знаю, - ответила она загадочно.
Сплошные загадки, сколько можно? Возможно в этой квартире состоится серьезный разговор, если нет, то я за себя не отвечаю. Хотя..., что я могу?
Я чуть отстал от спешащей спутницы и посмотрел на ее ножки - стройные и длинные. Катерина являла собой эталон красоты. Почему же столь симпатичная особа оказалась замешана в такую абракадабру? - размышлял я.
Девушка обернулась и ее озабоченное личико нахмурилось.
- Ну, что же ты? Давай скорее!
Я в два шага оказался рядом.
- Немного задумался, - произнес я.
- Стой! - Она схватила мою руку и стала судорожно осматриваться.
- Что?
- В подъезд, скорее.
Мы заскочили в какое-то здание. Затем по ступенькам забежали на пролет между первым и вторым этажом. Катя прильнула к окну.
- Что случилось? - с опаской спросил я.
- Кто-то совсем рядом, но это не страшно.
- Кто рядом?
- Я не знаю, но с ними нам встречаться не надо. Они могут знать нас в лицо, тебя так точно, а меня..., - она с укоризной взглянула в мою сторону, - ты описывал мою внешность?
- Нет, но я сказал, что ты работаешь в аптеке.
Она кивнула и вновь уставилась на улицу.
- Вон, видишь эту машину, - ткнула она пальцем в темную иномарку.
- Эта, большая синяя?
- Да, которая медленно едет.
Машина на малой скорости двигалась по дороге, прижимаясь к бордюру. Могло показаться, что водитель ищет место для парковки.
- Кто там?
- Там какие-то странные личности, - проговорила она, вглядываясь в машину.
- Что в них странного?
- Сочетание, это странное сочетание дилетантизма и посвящения. - Она мельком взглянула на меня.
- Как это?
- Это значит, что они чувствуют почти как посвященные, но их развитие немногим выше среднего. Это дилетанты, освоившие какой-то минимум.
- А может у них есть прибор?
- Прибор? Вполне возможно...
- Они могут нас засечь?
- Нет, пока они нас не засекут, я контролирую облако. Только не спрашивай что это за облако, хорошо? - В ее глазах была мольба.
- Хорошо, а что это за облако, - машинально выдал я и усмехнулся.
Машина проехала видимую часть дороги.
- Облако это и есть защита вокруг нас, я думала ты догадаешься..., - разочарованно ответила она.
Мы еще какое-то время смотрели в сторону скрывшейся машины, после чего Катя выпрямилась и задумчиво на меня уставилась.
- Что? - не выдержал я.
Она замотала головой.
- Я втянула тебя во всю эту чертовщину..., прости меня, пожалуйста, - проговорила она тихо.
Поддавшись неожиданному чувству, я обнял ее и прижал к себе. Она не стала сопротивляться. Это меня вдохновило, я поцеловал обнажившуюся шею, затем стал поцелуями покрывать ее лицо. Она опять не выявила никаких эмоций. Но когда я страстно впился в ее губы, она ответила тем же. Мы слились в долгом поцелуе. Я чувствовал, как пол уходит из-под ног. Наверное, именно такие эмоции должны быть в момент, когда наконец прикасаешься к девушке своей мечты.
Я забыл все на свете, я был под воздействием неведомого наркотика страсти. Сколько продолжались наши поцелуи, я не знаю, но они явно не окончились бы по моей инициативе. Катерина нежно меня отстранила и прошептала сбивчиво:
- Все, в...се, хватит.
Ее глаза были опущены, по всему было видно, что ей неудобно.
- Это было так...., настолько...
Она улыбнулась.
- По неземному, - наконец выдавил я.
- Мне тоже было приятно, - прошептала Катя.
Она стала такой милой и желанной, весь негатив от минувших событий куда-то улетучился. Я смотрел на ее смущенное личико и меня вновь обуяла страсть. Я схватил ее за плечи и притянул к себе.
- Нет, Колька, - произнесла она твердо, - хватит.
Ее кулачки уперлись в мою грудь.
- Хватит, это может плохо закончиться, - продолжала она, - ты забыл почему мы здесь.
Катины слова подействовали как холодный душ. Я мигом успокоился и вопросительно уставился на нее.
- Я должна контролировать защиту, понимаешь...
Я кивнул.
- Нам нужно выбираться, это не очень безопасное место, пойдем, - она взяла меня за руку и стала спускаться.
- Катя, пожалуйста, я же не ребенок.
Она с улыбкой на меня посмотрела.
- Конечно, но почему ты думаешь, что я беру твою руку как у ребенка? Ладно, пойдем.
Мы спустились и осторожно вышли на улицу. Я понял, что моя прелестная спутница обладает каким-то внутренним радаром и если мы спокойно шествуем по центральному проспекту, значит, угрозы в данный момент не существует.
Мы прошли один квартал. Я все время косился на проезжающие машины. Катя же больше интересовалась прохожими. Она как бы выискивала кого-то в толпе. Я не задавал вопросов, я все еще был под впечатлением от минувшего момента счастья. Но, меня угнетало столь резкое переключение на окружающую действительность.
Я почувствовал, что моими эмоциями и желаниями могут управлять, это унижало меня и вызывало внутренний протест. Такой продвинутой девушке сделать подобное совсем не трудно. Мне казалось, что все совершается с ее молчаливого согласия.
Вся романтика в миг развеялась...
Мы остановились на перекрестке, после чего Катерина обернулась и я услышал радостное:
- Yes!
Мы поспешили к телефону-автомату.
- Ты искала телефон? - удивился я.
- Да, но не просто телефон.
- А что?
- Телефон старого образца.
Телефон действительно был не из новых.
- А зачем собственно? - продолжал я удивляться.
- Я думаю, твой друг из органов смог бы это объяснить лучше меня, - она улыбнулась и полезла в сумочку.
Я понял, что имелись ввиду какие-то новшества в "подслушке" или пеленгации. Наверное и у госбезопасности бюджет не резиновый, поэтому часть телефонов в городе еще оставалась вне их контроля.
Мимо проходил щупленький мужчина лет пятидесяти. Он остановился у витрины магазина, и, казалось, что-то в ней высматривал, при этом постоянно кидая взгляды в нашу сторону.
Тем временем Катя уже извлекла телефонную карточку и, сунув ее в автомат, стала набирать номер.
- Катя, какой-то странный тип позади меня, у витрины..., - вполголоса произнес я.
Она отвлеклась от телефона и повернулась ко мне.
- Немного отойди, - тихо сказала она.
Я отстранился и ее красивые глазки немного сощурились.
- Коля, пожалуйста, подойди к нему и спроси сколько время, хорошо? - она явно насторожилась.
Я кивнул. Удивить меня становилось все трудней, мозг выдал объяснение - "это нужно для того, чтобы он себя выдал, по реакции Катя поймет его истинные намерения".
Когда я стал приближаться, мужчина с какой-то опаской посмотрел в мою сторону,
"Сейчас убежит!" - показалось мне. Но нет, он продолжал стоять, насторожено меня изучая.
Я принял чуть в сторону, давая обзор своей спутнице. Интересно, если она почувствует опасность, что станет делать?
Я уже стоял перед мужчиной и смотрел ему в глаза.
- Вы что-то хотели? - с дрожью в голосе спросил он.
- Извините, просто узнать время, - улыбнулся я.
Он взглянул на часы и быстро проговорил:
- Десять.
- Спасибо. - с той же улыбкой я отправился обратно.
Лицо Катерины было по-прежнему обеспокоенным, она продолжала изучать этого субъекта.
Наконец она расслабилась и вернулась к набору номера.
- Ну что? - спросил я.
- Вроде ничего, просто нервный мужик, - проговорила она с безразличием. - Алло, Петр, ты будешь дома? У тебя все в порядке, ничего необычного? - Спросила она у неизвестного оппонента. После некоторой паузы Катя продолжила, - Хорошо, если что я предварительно позвоню..., может быть.
Она повесила трубку и бросила взгляд вслед удаляющемуся мужику.
- Все-таки он тебя смущает да?
- Да так..., я же не всемогуща, кто его знает. Ну что пойдем? - она вопросительно на меня посмотрела.
- Такое впечатление, что если я скажу нет, ты послушаешь?
- А может и послушаю...
Через секунду она опять принялась набирать чей-то номер.
Я заметил как мужчина, вызвавший наш интерес, свернул за угол. Ну вот теперь опасность, если она и существует, ушла в тень.
Послушав около минуты, Катя повесила трубку.
- Пойдем? - вновь спросила она.
- До сих пор твои предложения звучали в повелительном тоне, - улыбнулся я.
- Ты не прав, если я в чем-то уверена, я действую решительно. Представь, что ты видишь играющего на рельсах ребенка в то время, когда на него летит поезд. Твои действия? Станешь ли ты спрашивать у ребенка его желание, или просто схватишь за руку и уберешь с рельс? Я не говорю что это удачное сравнение, тем не менее, оно наглядно показывает ситуацию.
Ее ораторское искусство меня удивляло, возможно эта девушка много читала или это просто от природы, но стиль ее общения мне нравился.
- Мне все понятно, я не обижаюсь, не беспокойся. Я сам люблю придумывать такие сравнения для убеждения людей.
- Я знала, что ты поймешь...
- Значит теперь ситуация не столь прямолинейна?
Она кивнула.
Мы пошли по вечерней улице, стараясь держаться подальше от проезжей части.
- Ты никогда не замечал, что твое желание или нежелание совершать какое-то действие иногда совпадало с конечным результатом? То есть, тебе не хочется что-то делать, душа не лежит, но в силу обстоятельств ты это делаешь, потом оказывается, что делать все-таки было не нужно? - спросила она.
- Да часто, но я как-то не беру это во внимание, потому что были и другие варианты, делать не хотелось, а потом все оказывалось хорошо...
- Да, но возможно не так хорошо, как если бы ты не делал?
- Хм...
- Ты ведь не можешь знать другого варианта по простой причине...
- Ну да, этого варианта просто не было, и, тем не менее, то, что было, меня вполне удовлетворяло, поэтому я не сильно прислушиваюсь к своим желаниям, - произнес я, продолжая удивляться ее уму.
- А зря, в какой-то момент наша интуиция начинает работать как рентген и видеть все скрытые проблемы. А ты не прислушиваешься, просто надо уметь слушать.
- А ты уже умеешь?
- У меня получилось ускорение, я попала в такую ситуацию, что все мои внутренние резервы были задействованы. Возможно, я и пробудила бы их позже, но обстоятельства. - Она оглянулась и мы остановились.
- Что случилось?
- Я вспомнила этого странного типа.
- Ну?
- Он видел, как мы дрались, вернее как я избивала этих хулиганов.
- Как он мог видеть, там никого не было.
- На улице не было, но в окне на втором этаже...
- В здании кафе?
- Да, возможно он там живет, - произнесла она с тревогой.
Впереди показался наряд милиции. Мы быстро сориентировались и юркнули во двор, благо арка оказалось совсем рядом. Тут мы осмотрелись, ибо забрести в тупик не входило в наши планы, и наконец определились.
Мы меняли один двор на другой и все глубже погружались в дебри старого центра. Перед выходом на очередную улицу мы остановились.
- Слушай, может зря мы так? - поинтересовался я.
- Нет, те менты были по нашу душу, - уверенно проговорила Катя.
- Третий глаз?
- Тот мужичек позвонил в милицию.
- Тогда бы нас искала госбезопасность. Алексей сказал, что наше дело в их ведомстве, - не унимался я.
- Ты веришь ему? - спросила она серьезно.
Я пожал плечами.
- Вот именно, если даже это и так, то милиция может действовать и не спросив разрешения. Это извечный конфликт двух ведомств.
- Откуда ты все знаешь?
Катя прижала пальчик к губам и мы затаились. Из глубины двора показались два человека, Катя схватила меня за куртку и притянула к себе, после чего я ощутил ее пухлые губки. Мы изображали влюбленных. Двое парней прошли рядом, один из них хихикнул.
Я целовал ее губы и боролся с нарастающей страстью. Я понимал, что сейчас это была всего лишь защитная необходимость, но близость туманила мне мозги.
- Все, все, извини..., - проговорила она смущенно, отстраняясь от меня.
Я смотрел в ее красивые серые глаза и чувствовал, как мной овладевает желание.
- Я понимаю, но трудно совладать с...
- Инстинкты сильная вещь, тот кто научится ими управлять достигнет многого. - Проговорила она тихо.
- Понятно..., ну что, пойдем? - спросил я с деланным безразличием.
- Да, тут недалеко.
Мы вышли на улицу и быстро перешли дорогу. Машин было уже мало.
По небольшой асфальтовой дорожке мы поспешили вглубь квартала. Неожиданно перед нами, как из-под земли появились два милиционера.
- Молодые люди?! - раздался требовательный голос одного из них.
Мы остановились, я заметил как Катя старалась сохранять спокойствие.
- Что случилось? - спросила она, как ни в чем не бывало.
- Документы предъявите, - приказным тоном проговорил тот же милиционер.
- Но у нас нет с собой, а в чем дело, собственно? - продолжала Катя.
- Вы очень похожи на людей в розыске..., назовите свои фамилии.
Мы переглянулись, бежать не было смысла, эти двое быстро нас догонят и, чего доброго, еще и стрельбу откроют. Что нужно было делать я не представлял, поэтому полностью положился на свою сверх сообразительную девушку.
- Кудашева Ирина Петровна - проговорила Катя, не моргнув глазом. - Ложкин Михаил Петрович, - представила она и меня.
- Место проживания и работы? - спросил другой милиционер.
- Временно безработные, живем вместе, - быстро ответила Ирина, как бы боясь, что я могу ее опередить.
Что же делать, просто так это не закончится, нам все равно придется назвать адрес, конечно Катя его тоже выдумает, но они легко свяжутся по рации с отделением и там быстро все выйдет наружу. Оставалось только бегство или..., может связаться с госбезопасностью...? Нет, это в самом крайнем случае, к тому же мы уже наврали с три короба.
Мне в глаза ударил свет, кто-то из стражей порядка включил фонарик.
- Кудашев, а ты что же немой, почему только твоя девушка говорит?
- Вы ошиблись, это я Кудашева, его фамилия Ложкин, - вставила Екатерина и теперь луч ударил в ее лицо.
Ослепленный, я все же смог увидеть, как она щурится и отводит взгляд.
- Со мной все нормально..., - произнес я.
Луч перешел на меня.
- Да это они! - проговорил один из милиционеров.
- Извините, но что вам нужно? - спросил я возмущенно.
Все, влипли, обманул меня Алексей, - быстро пронеслось в моем мозгу.
- А черт его знает, мало таких что ли? - услышал я спасительное сомнение другого.
- Место проживания?
- Пятницкая 24, мы живем там вместе гражданским раком. - Вновь опередила меня Катя, за что я был ей в принципе благодарен.
- Телефон имеется?
- Нет.
- А рабочий? - спросил тот, что подсвечивал фонариком.
- Конечно..., - успела произнести Катя и ее грубо прервали:
- Послушайте, девушка вы можете помолчать!
- Пожалуйста, не кричите, я работаю менеджером в фирме "Фактор" телефон..., - я продиктовал первое, что пришло мне в голову.
Не знаю, что хотела сказать им Катерина, но наверняка она бы тоже выдумала телефон.
- А теперь вы девушка, - более примирительно произнес милиционер, переводя фонарик на нее.
- Кожзавод, бухгалтер, номер телефона..., - она также назвала ряд цифр.
- А ну еще раз, - спросил милиционер.
Катя повторила.
- А теперь вы, - он вернулся ко мне.
К своему ужасу я не помнил точно номер, оставалось только надеяться, что и они тоже не помнили. Я повторил телефон, стараясь вставлять знакомые цифры.
- Опа..., это что ж такое, вы что, думали что мы такие, да?! - возмущенный милиционер пару раз стеганул себе по уху, - думали мы номерок просто так спрашиваем?
- Руки подняли, оба! - скомандовал первый милиционер и ослепительный луч ударил мне в лицо.
Я послушно повиновался, понимая, что являюсь виновником провала.
Меня обыскали.
- У этого ничего. Стой не двигайся!
Я увидел, как обыскивают мою спутницу.
- Первый раз я ошибся, это от волнения, - оправдывался я, чем только усугубил положение.
- Нет, ну ты смотри до чего люди плохо о нас думают, а? Слушай умник будешь раздражать, хуже будет, лучше помолчи, - нервно раздалось в ответ.
- Ну ладно вам, ну наврали телефон, сознаемся, но это же...., - попробовала сказать Катя, но ее прервали.
- Послушайте девушка, не усугубляйте. - Проговорил тот, кто ее обыскивал. - Можете опустить руки только осторожно, и учтите приемами мы тоже владеем.
- И оружием, - вставил его товарищ и перевел фонарик на Катю.
- Вы это о чем? - попробовал я удивиться.
- Теперь спокойно, без фокусов, пошли вперед.
Мы двинулись в указанном направлении. Сзади послышались характерные звуки включенной рации. Сейчас о нас доложат в отделение, подъедет машина и все..., приключения окончены. Надо звонить Алексею.
- Послушайте ребята, - моя спутница остановилась.
- А ну не двигаться! - раздался грубый голос одного из стражей порядка.
- Все нормально, чего вы, мы ведь можем договориться, правда? - продолжала Катя, поворачиваясь к ним.
- Не можем! Девушка, вперед смотреть!
Они явно ее боялись, значит, искали именно нас - парня и опасную девушку, покалечившую несколько человек. Не хватало, чтобы она покалечила еще и милиционеров.
- Ребята, да что с вами, это же девушка - попробовал я разрядить обстановку.
- Вызывай! - скомандовал своему напарнику милиционер постарше.
- Отец! Это ты? - неожиданно громко крикнула Катя!
От неожиданности я вздрогнул.
- Папа! Ты что не узнаешь?!
- Чего? - раздался изумленный голос.
Фонарик осветил лицо Кати.
- Как я давно этого хотела! Ты не представляешь! - Она взяла руку очумевшего милиционера и стала гладить.
На вид этому старшему было лет сорок, я успел заметить лейтенантские погоны, второй же - сержант, лет на десять был младше.
Сейчас оба стояли в застывших позах и широко раскрытыми глазами смотрели на девушку. Шум рации продолжался, сержант держал ее в опущенной руке.
Катя перешла к сержанту, она также погладила его руку и спокойно взяла рацию. Милиционеры стояли как парализованные. Катя быстро нажала кнопку, и шум прекратился.
- Вот так ребята, ничего не было, ничего, мы пошли.
Она вернула рацию ее владельцу и мы побежали.
Пару раз я оглядывался, милиционеры продолжали стоять в той же позе.
- Теперь надо поскорее, нас могли засечь! - сбиваясь, проговорила Катя.
Мы свернули за угол жилого дома.
- А что с милиционерами? - не удержался я.
Мы перешли на быстрый шаг.
- Все нормально, очнутся минут через несколько, и ничего не будут помнить! - задыхаясь, произнесла она.
Я понял, что моя спутница опять вышла на какой-то уровень и сделала "несанкционированный забор энергии" - как это называл тот тип с крыши.
- Ты сняла защиту? - спросил я с опаской.
- Да, по-другому я бы с ними не справилась, теперь враги знают что мы где-то здесь, более того, мы открыты. Мне нужно несколько минут, - она огляделась по сторонам и показала на открытый подъезд, - туда, - скомандовала Катя.
Мы поднялись на пару пролетов и расположились между этажами.
- Ты уже в курсе, - улыбнулась она и присела на ступеньки, - пожалуйста, постой сзади.
Я повиновался.
Теперь оставалось только ждать, когда моя спутница восстановит защитное поле и мы вновь станем невидимы для наших недругов. Благо время близилось к одиннадцати и движения в подъезде не наблюдалось. Я с трудом представлял, как буду останавливать жильцов, если они вздумают пройтись по лестнице. Хотя..., выброс адреналина повышает сообразительность, решение придет само собой. Например, скажу, что у девушки приступ и ее нельзя трогать.
Успокоившись, я стал смотреть в окно.
По улице не спеша прошла старушка. Куда она топала в столь поздний час? Я вдруг поймал себя на мысли, что менее всего встречал на улице ночью старушек...
Если сейчас вдруг появится группа бугаев и они вбегут в подъезд, то..., я не знаю что тогда. Убежать мы не успеем, разве что попробовать сесть в лифт и подняться на последний этаж, тогда надо его вызвать и держать наготове.
- Коля, пожалуйста, вызови лифт, зайди внутрь и нажми стоп, - услышал я Катин голос.
- Да, хорошо.
Ничего себе, это уже телепатия!
Я поднялся на площадку третьего этажа и нажал кнопку вызова. Лифт дернулся и заурчал. Вскоре дверцы разъехались и площадка осветилась сумрачным светом. Я вошел в кабину.
Что означали наши обоюдные опасения? Возможно Катерина прочитала мои мысли и решила подстраховаться, а возможно нам и вправду грозила опасность. В любом случае, ничего лучшего мы бы не придумали.
Я уже прокручивал мысленно возможный сценарий последующих событий. В подъезд влетают наши враги, Катя бежит ко мне в лифт, я жму кнопку и мы уносимся на девятый этаж. Как бы быстро они не поднимались, мы их опередим, дальше - выход на крышу. И здесь возможны сюрпризы с висячими замками и тому подобное. Что мы будем делать в этом случае?
Тем временем Катя, как и в прошлый раз, начала водить головой из стороны в сторону.
Вверху послышался щелчок замка и голоса на площадке. Кто-то собирался спуститься на лифте.
Этого еще не хватало, если они не дождутся лифта, то пойдут пешком. Я не знал как поступить, но что-то надо было делать.
Голоса, судя по звуку, шли этажа с седьмого. Буду тянуть до последнего, - твердо решил я, и в ожидании уставился на девушку.
Сверху послышались шаги. Люди спускались неторопливо и это радовало. Возможно, Катерина успеет совершить свой ритуал до их подхода.
Как бы в унисон моим мыслям, девушка резко поднялась и, оглянувшись в мою сторону, быстро бросила:
- Коля, бежим!
Я вышел из лифта и мы устремились вниз.
Мы быстро минули два этажа и выбежали на улицу.
- Туда, - кивнула Катя в сторону кустарников.
Мы буквально влетели в заросли и Катя прислонила палец ко рту, призывая к тишине.
Буквально через несколько секунд на дорогу перед домом въехало несколько машин.
Дверцы звучно застучали и к зданию устремилось множество людей. Все они были одеты, кто во что горазд. В их телосложении нельзя было уловить принадлежность к боевикам, в основном все щупленькие, кто-то высокий, кто-то нет. Они разбились на четыре группы - по количеству подъездов и скрылись в здании.
Катя посмотрела на меня и оглянулась. Я понял ее опасения, если они вздумают зайти за кусты, то обнаружат нас сразу. Бежать сейчас тоже было опасно, водители остались в машинах.
- Давай осторожно пробирайся внутрь, - прошептала Катя, углубляясь в кустарник.
Каким бы он густым не был, но кто-то периодически тут лазил, должно быть, местная детвора. Мы аккуратно вошли в заросли по уже проделанной, но невидимой невооруженному глазу, дорожке.
- Будем ждать? - спросил я.
- Нам ничего другого не остается.
- А защита?
- Ты же видишь, - она кивнула в сторону машин, - они ищут нас там, где смогли засечь в последний раз.
- Ну да...
Некоторые из приехавших остались у подъезда, можно было разглядеть их темные силуэты. Они нервно расхаживали туда-сюда в то время как их сотоварищи исследовали лестницы и площадки перед квартирами. Их фонари периодически мелькали в окнах между этажами.
- Ты не знаешь, кто это может быть?
Катя пожала плечами.
- Это может быть кто угодно, даже твои друзья из госбезопасности.
- Блин, мобильник! - Я почувствовал вибрацию, предшествующую звонкам. Я быстро извлек телефон и на первой ноте нажал отбой. На дисплее светился номер Алексея.
- Отключи, они могут найти нас по сигналу, - прошептала Катя.
Я и сам собирался это сделать....
- А твой? - спросил я.
- Уже.
В моей голове вихрем закружились догадки. Если бы это были люди из госбезопасности, то они, пожалуй, действительно могли связаться с оператором и запеленговать мое местонахождения. Но это не было бы так точно. Тогда приехавшие бросились бы в рассыпную, а тут - конкретно в подъезды дома. Хотя кто его знает, что у них еще имелось в арсенале?
Скорее всего, это люди с той же конторы что и мой знакомый с крыши, кажется его звали Сергей. Если так, то этот расклад еще хуже. Для них я еще и убийца товарища. В любом случае я сейчас полностью полагался на гений Кати, эта странная и загадочная девушка полностью завладела моим сердцем. Я никогда не встречал ничего подобного, то, что она была красивая - лишь поверхность скрытой за этим бесконечности. Создавалось впечатление, что познать ее было также невозможно, как и вселенную. Все это восхищало и настораживало. Как бы не было огромно мое стремление к эзотерике, во мне всегда оставалась и вполне земная и практическая часть. Она отвечала за мое тело и заботилась о том, чтобы оно было сыто и находилось по-возможности в комфорте. Именно эту часть и беспокоила Катерина.
- Скоро они перестанут исследовать дом и вот тут начнется самое интересное, - прошептала она.
- А если нас обнаружат?
Девушка пожала плечами.
- Я не знаю, решение всегда приходит спонтанно, если мы сейчас запрограммируем себя на какое-нибудь действо, то любое затем несовпадение может вызвать ступор, что недопустимо. Будем жить в моменте, - подвела она черту.
Это означало только одно - находится в засаде до тех пор, пока эти люди не исчезнут.
Тем временем перед видимым подъездом появились еще несколько силуэтов, это возвращались исследователи этажей. Раздался голос одного из них:
- Нет, точно нет..., хорошо.
Наверное, старший группы отчитывался по телефону.
Люди потянулись к машинам. Некоторые смотрели на окна здания, должно быть, рассчитывая в одном из них увидеть нас. Хотя..., горевший свет мог служить маячком, наверняка у них существовала версия, что мы скрылись в одной из квартир. Они столпились и что-то начали обсуждать вполголоса.
Возможно, они решат прочесать кусты, тогда мы в их руках.
Слышались отрывки фраз и восклицаний:
- Не туда... Почему? А если они... Возможно...
Шло бурное обсуждение дальнейших действий. Оставалось только молиться, чтобы их решение оказалось неправильным.
Я прочитал про себя "Отче наш" и посмотрел на свою спутницу. Катя внимательно глядела на группу возле машин. Полностью полагаясь на ее интуицию, я решил не задавать никаких вопросов, к тому же сейчас это было небезопасно.
Неожиданно меня осенила идея. А что если попытаться столкнуть этих и тех. То есть набрать номер майора и прошептать адрес. В кафе они показали, как любят друг друга. Чем это может нам грозить? Они начнут воевать, а мы в заварухе скроемся! А если это не те, что были в кафе, а если это наоборот?
Тем временем совещание наших преследователей закончилось. Они стали озираться по сторонам, после чего половина группы отошла в сторону и начала вытягиваться в линию. Оставшаяся часть вновь вернулась к подъездам.
Те, что выстроились в ряд, медленно направились в сторону от многоэтажки. Стало понятно, что они хотят прочесать внутренний двор между домами. Благо здесь росло множество деревьев и низкая крона некоторых давала прекрасный повод для подозрений.
Напротив нас показались пару человек. Один из них шел прямо на куст.
Мы замерли. Мужчина в дутой куртке и вязаной шапочке был уже в паре метрах от нас, если он решит пойти через куст мы пропали.
Я взглянул на свою спутницу, она сверлила глазами приближающегося субъекта. Возможно, сейчас Катя применит один из своих трюков, но, тогда нас увидят все...
Мужик подошел к нашим зарослям и, посмотрев на своего товарища, который уже их обогнул, последовал его примеру. Он обошел наш кустарник с другой стороны и, взглянув на него с тыла, направился вслед за остальными.
Уф..., пронесло, пока...
Фигуры удалялись и вскоре скрылись за деревьями. У некоторых исследователей в руках были фонарики. Я осторожно повернулся к Кате и спросил еле слышно:
- Это ты?
Она отрицательно замотала головой.
Значит, просто повезло...
- Что дальше? - продолжал я.
- Ждем..., ждем и сидим тихо, - прошептала Катя.
Я кивнул. Мне действительно казалось это единственно правильным решением.
Оставалось только гадать, сколько нам еще сидеть в этих кустах. У меня затекли ноги, что было опасно - вдруг придется бежать. Я постарался вытянуть одну ногу. Раздался шелест и треск ветки.
Катя резко взглянула в мою сторону.
- Тише! Ты нас погубишь! - прошептала она внушительно.
- Не могу, ноги затекли.
- Терпи, у меня тоже.
У подъезда продолжала маячить чья-то тень.
Поток крови устремился в конечность, через несколько секунд она стала обретать чувствительность и вместе с этим почувствовалось неприятное покалывание.
- А если они тут задержатся надолго? - спросил я еле слышно.
- Что ты предлагаешь?
Я пожал плечами.
- Вот и я так же, будем ждать...
Над нами звучно пролетела какая-то птица. Сразу же вспомнился ворон. Только этого сейчас не хватало!
Я осторожно подтянул ногу, теперь нужно было проделать то же самое с другой. Что я успешно и совершил. Катя, сидя на корточках, только осуждающе покачала головой.
Раздался звонок далекого мобильного. Затем голос у дальнего подъезда оповестил кто его хозяин. Возможно, это докладывали старшему о результатах поиска. Послышались недовольные возгласы его коллег. Легкий ветерок с их стороны позволил разобрать последнюю фразу:
- Давай назад.
Стало понятно, что это может быть очередной виток опасности для нас. Теперь они пойдут с тыла и возможно решат подсветить наши кусты. В этом случае не заметить нас будет сложно, хотя... В конце концов, я не смотрел на это место под освещением и ничего определенного утверждать не мог.
Вскоре послышался приближающийся хруст веток и гуляющий луч на миг вырвал наш куст из темноты.
Ситуация складывалась по худшему для нас сценарию. Я посмотрел на свою спасительницу и увидел, как она сосредоточенно закивала. Наверное, это было подтверждение моих опасений. Она как бы говорила: "ты прав это очень плохо".
Шаги приближались, я застыл, боясь пошевелиться. Фонарик в очередной раз скользнул по нашему кусту.
Неужели все наши труды напрасны и нас вот так просто сейчас вытащат из укрытия и начнется..., что именно начнется я не представлял, но явно ничего хорошего.
- Да глупости это, они слиняли уже давно отсюда! - отчетливо услышал я голос одного из мужчин.
- Согласен, но для очистки совести..., - раздался другой голос.
Они были совсем рядом и у одного из них был фонарик.
- А..., ну мы же здесь проходили, - недовольно причитал первый и луч в очередной раз прошелся по нашим кустам. - Ты что, думаешь, они за это время забежали за кусты? - раздался короткий смешок и через секунду совсем рядом, - Ладно, пошли. - После чего щелчок и подсвеченные с боку заросли погрузились во тьму.
Они выключили фонарь!
- Слава Богу! - произнес я мысленно.
Все опять столпились возле машин и началось еле слышное обсуждение.
Катя последовала моему примеру и поочередно выпрямляла ноги.
- Сейчас попробуем уйти, - прошептала она.
- Как сейчас? - удивился я.
- Так, осторожно..., пока они заняты беседой, потом будет поздно, они наверняка кого-нибудь оставят наблюдать, - продолжала Катя.
Я с опаской покосился на группу мужчин.
- Сейчас или...
Послышались буйные наставления одного из наших недругов:
- Будут сидеть тут до утра!
Уж, не о нас ли речь?! - насторожился я.
- Если кого заметят, то сразу сообщают всем по горячей линии! - продолжал властный голос.
Стало понятно, что речь идет о своих, значит Катя права, они решили оставить посты и сейчас самый лучший момент.
Как же могло такое случиться? Я как бы попал в другое измерение. За эти два дня со мной произошло столько событий из ряда вон, сколько не происходило за все тридцать пять лет моего существования. Я успел даже убить человека, пусть и в образе дьявола, но тем не менее. Я за эти два дня получил столько новой информации, что сейчас невольно удивлялся ясности ума и хладнокровию. Как мог я так спокойно реагировать на совершенно необъяснимые вещи? Теперь вот сижу в кустах, вместе с красавицей Катериной и рассуждаю, как бы половчее скрыться от погони. Да..., мы действительно не знаем своих возможностей, мы живем в привычном кругу быта и с опаской думаем об изменениях. Но вот приходит его величество случай и, не спрашивая нашего желания, вводит в нашу спокойную жизнь целую вереницу сверхъестественных событий. В нормальном состоянии, размышляя о подобном, мы бы ужаснулись, но находясь внутри ситуации чувствуем себя вполне нормально. Наверное, мы не берем во внимание что сознанию присущи разные уровни. Когда это привычная повседневность то уровень нашего восприятия также повседневен, с этого уровня все вышеописанные события могут привести только к сумасшествию. И только когда ты являешься непосредственным участником оных, ты автоматически перемещаешься на следующую ступень и воспринимаешь окружающее уже с более расширенным сознанием. Оно и позволяет нам сохранять ясность ума в пиковых случаях...
- Ты готов? - услышал я голос своей спутницы.
- Да.
- Пошли осторожно, на корточках.
Катя выбралась из кустарника и по-утиному в перевалку направилась в сторону следующих зарослей. Я последовал ее примеру.
- Как можно аккуратней, - шептала она оглядываясь.
Я неистово закивал, не желая тратить время на столь очевидные вещи.
- Осторожно, - моя спутница кивнула на корягу перед ногами, должно быть опасаясь больше за треск ветки, чем за потерю мною равновесия.
Я аккуратно переступил препятствие и мы более активно засеменили к ближайшим кустам.
Сзади по-прежнему доносилось многоголосье наших преследователей. Это успокаивало, значит, они продолжали толпиться.
Екатерина уже огибала кустарник.
Вот он наш очередной рубеж, теперь мы стали дальше метров на двадцать. Здесь можно было говорить погромче.
- Теперь надо вон к тем деревьям, - моя спутница кивнула в сторону густых крон.
Они достаточно низко свисали над землей и могли служить прекрасным убежищем.
- Да, правильно, - согласился я.
Мы вновь засеменили к следующему рубежу. Если кто-нибудь сейчас бы вздумал зайти за кустики, то он мог бы нас заметить. Я периодически озирался в сторону собрания и в какой-то момент ясно увидел группу мужчин в просвете между двумя кустами. Я понял, насколько рискованно мы передвигались. Вся надежда была на плохое освещение и некую занятость наших преследователей.
Вскоре мы уже прятались за листвой деревьев, это были яблони, разросшиеся и кривые. Тяжело дыша, я посмотрел на Катю. Она тоже устала, ее взгляд был в сторону разглагольствующей группы.
- Еще один рывок, а там уже и до дома не далеко, - проговорила она отрывисто.
- Согласен, они в любую минуту могут разойтись, тогда будет сложно, - поддержал я.
- Давай, я вперед.
Моя спутница уже довольно вяло направилась к очередным деревьям. Я устремился за ней. Мышцы ног неистово ныли, в последний раз я так извращался в армии, но тогда это было издевательство сержанта, теперь же осознанная необходимость. Возможно, я должен сейчас поблагодарить своего бывшего начальника отделения за тренировки в далеком прошлом. Кто знает насколько они помогали теперь.
Как бы там ни было, но я стоически перемещался вслед за девушкой. Еще немного и мы достигнем очередного пункта назначения, а там уже и спасительное здание жилого дома.
Мы проникли в заросли, уже особо не опасаясь что нас заметят. Мы удалились на достаточное расстояние.
- Уф, - тяжело выдохнула Катя, - остался последний рывок.
Мы услышали, как заводятся двигатели машин. Значит они закончили обсуждение и теперь могли переместится в соседние дворы, в том числе и в тот что стал нашей целью.
- Надо спешить, теперь можем бежать пригнувшись, вон сквозной подъезд, - она указала на дверь посередине дома.
- Он открыт? - насторожился я.
- Пусть тебя это не беспокоит...
Я не стал возражать, а просто принял как должное, слишком велико было доверие к этой девушке.
Машины тронулись, вместе со звуком отъезжающих автомобилей раздались голоса тех, кто остался, должно быть, последние напутствия. Значит они таки оставили часть людей дежурить.
Екатерина взглянула на меня и жестом пригласила следовать за ней.
Мы побежали к подъезду, теперь нас скрывали кусты и деревья. После перемещения на корточках, такое движение казалось сплошным удовольствием.
Мы поднялись на несколько ступенек к двери. Моя спутница дернула ручку и..., случилось то, чего я боялся, дверь была наглухо закрыта.
- Блин..., - вырвалось у меня.
Катя улыбнулась и как ни в чем не бывало полезла в карман. Через пару секунд она уже вставляла ключ в замочную скважину.
Очередной сюрприз. Казалось бы, надо уже привыкнуть, но в очередной раз я почувствовал себя озадаченным. Откуда мог взяться ключ от этой двери у моей спутницы?
Дверь скрипнула и подалась на нас. Мы быстро проникли внутрь и Катя ловко закрыла замок - изнутри это делалось простым поворотом ручки.
- Ну вот и замечательно. - Катя посмотрела в сторону противоположной двери и резко проговорила, - теперь наверх!
Мы побежали по ступенькам.
- Куда мы?
- Сейчас узнаешь!
Мы были на уровне пятого этажа, когда она остановилась и полезла в очередной карман.
Неужели это и есть ее тайная квартира?! По крайней мере, мне очень этого хотелось.
Катя подошла к одной из дверей и вставила ключ. Сомнений не оставалось, это и была наша цель.
Замок с легкостью открылся.
- Заходи, - проговорила она, пропуская меня вперед.
Мы оказались в обширной прихожей.
Катя включила свет и осторожно захлопнула дверь.
Первое что бросилось мне в глаза это огромная картина, висевшая прямо перед нами. Это был некий сюрреализм - шмели летели над землей в космосе, тут же была молния - из далекой вселенной она била точно в нашу планету. Я сразу вспомнил Сальвадора Дали, хотя наверняка автор был другой.
- Что нравиться? - спросила с улыбкой Катя.
- Как-то необычно, в общем, ничего.
- Мне тоже, люблю когда картина заставляет задуматься.
- Мы в твоей квартире? - спросил я на всякий случай.
- Угу, теперь мы надеюсь в безопасности.
Катя заглянула в одну комнату, затем в другую и прошла на кухню.
Я продолжал стоять перед картиной и пытался ее понять.
- Проходи, только свет не зажигай, - раздался ее голос.
- Уф..., ну слава Богу, добежали. Я почему-то не чувствую столь желанного облегчения.
- Это потому что мы сильно возбуждены.
Она вышла в прихожую и с улыбкой указала на дверь.
- Здесь можно помыть руки.
Ванная комната идеально чистая и блестящая не содержала в себе никаких излишеств, все только самое необходимое. Зубная щетка и паста, мыло, шампунь, все это аккуратно лежало на подставке перед зеркалом и говорило о непритязательности хозяйки. Впрочем, чего еще можно было ждать от снимаемой квартиры, или все-таки своей?
Я вымыл руки и умылся.
- Катя, каким полотенцем вытереться можно?
- Ну тем, что видишь.
Правила этикета были соблюдены.
- Сейчас перекусим, - проговорила девушка, когда я вошел на кухню. - Есть консервы, яйца, так..., вермишель, вот только хлеба нет, - закончила она с грустью.
- Я просто не верю, неужели мы убежали, неужели мы можем вот так спокойно поесть? - искренне удивлялся я.
- Мне кажется что да, хотя полностью я не уверена.
Она также вымыла руки и вернулась ко мне.
- Кофе хочешь?
- Можно, хотя с бодростью у меня все в порядке, - я с сомнением посмотрел на часы, стрелки близились к полуночи.
- Ничего страшного, если действительно хочешь спать, то заснешь, - как бы ответила она на немой вопрос.
Катя стала возиться возле плиты. Я смотрел на это вполне обыденное действо как на какую-то фантастику. Еще совсем недавно мы прятались в кустах и убегали, теперь же находимся на кухне и я жду ужин.
- Защита..., я ее сохранила, - начала Катерина, за что я был ей, безусловно, благодарен. - Если бы нас кто-то обнаружил, я израсходовала бы все в один момент и тогда, скрыться от их всевидящего ока было бы просто невозможно. - Продолжала она.
- Они не смогут нас обнаружить?
- Разве что совсем обычным методом, например, заметят нас в окне. - Она плотнее задернула занавеску. - Но, как видишь, этого им сделать не удастся.
Свет с прихожей оставлял кухню в полутьме, что делало обстановку немного интимной.
- Внизу была консьержа, - вспомнил я про комнатку возле входа.
- Да, там сегодня дедушка, он в такое время уже спит, тем более мы зашли с "черного хода". Насчет этого можешь не волноваться. - Она повернулась ко мне и я услышал типичный запах жареных яиц. - Вместо хлеба я сварю вермишель, - проговорила она извинительным тоном.
- Да ради Бога, мне почему-то совсем не хочется есть..., вернее не хотелось, вот только сейчас начинает хотеться..., - я хихикнул.
- Понятно, тебе кофе крепкий?
- Мне средний, честно говоря..., не думал, что мы сразу примемся за еду..., даже как-то странно.... - Сбивчиво пролепетал я.
- Еда это то, что нам сейчас более всего необходимо. Нам нужно немного заземлиться, понимаешь? - ее глаза сверкнули в отражении падающего света.
- Ты имеешь ввиду, что заземлиться надо мне, правда?
- Тебе в большей степени. - Она вновь повернулась к плите.
- Зачем тебе нужно чтобы я заземлился? Я все равно не успокоюсь, это же понятно, к тому же у меня масса вопросов...
- Я знаю, но твой рассудок не должен испытывать таких нагрузок, это опасно. Опасно сталкиваться в столь короткое время с таким количеством необъяснимых явлений. Человек к такому не готов. - Заботливо проговорила моя спутница.
- Катя, послушай... - По непонятным причинам я немного растерялся, - ответь мне, пожалуйста...
- Да, - она бросила свою стряпню и повернулась ко мне.
- Кто ты, Катя?
- Я? Человек, обыкновенный человек.
- Ты заботишься обо мне, как бы давая при этом понять, что тебе такая забота не требуется? А ведь я тебя старше лет на десять, ты не находишь все это странным, или по крайне мере странным для меня? - Сформулировал я, наконец.
- Конечно, я все понимаю, но что ты хочешь от меня услышать?
- Я? Все, все что может помочь мне понять тебя.
- О, хотелось бы поконкретней.
- Ну хотя бы окончание той истории, что ты рассказывала в кафе.
- Ту самую? Ты ее помнишь?
- Конечно.
- Да, я ее закончу. Но..., давай не сейчас.
- Катя, я тебя прошу не надо откладывать, еда никуда не убежит, - взмолился я.
Она вздохнула и кивнула.
- Если ты помнишь, то после всех манипуляций с потусторонними призраками, я разбила зеркало в квартире Петра и выбежала на улицу.
- Помню, и ты решила идти домой, но не знала, что скажешь родителям по поводу своего онемения. - Подхватил я.
- Верно, но придумывать ничего и не пришлось. С утра я не застала никого дома и завалилась спать как убитая. Когда же проснулась к вечеру, то с моей речью было все в порядке.
Она отвлеклась и полезла в шкафчик, после чего достала из него пачку спагетти и высыпала в кипящую воду.
- Через несколько минут будем ужинать.
- Это хорошо.
Она помешала содержимое кастрюли и вновь повернулась ко мне. Глаза уже привыкли к этому сумраку и я мог видеть ее лицо. Я вспомнил с какой болью она рассказывала начало этой истории в кафе, как ей что-то мерещилось и как она вполне по-человечески боялась. Все что произошло потом с этой стайкой хулиганов, никак не соответствовало сложившемуся тогда образу. Но именно он мне запомнился, и все что происходило сегодня вполне ему отвечало.
На какой-то момент я испугался за свою спутницу, мне не хотелось, чтобы из хладнокровной и рассудительной она превратилась в нечто противоположное.
- Так вот, - продолжила она, - я говорила вполне нормально и соображала тоже вполне ясно. Я объяснила, что задержалась допоздна у однокурсницы и потом уже решила остаться на ночь. Вот и весь разговор с родителями.
- Так просто...
- Да, а почему нет, собственно? Я никогда не испытывала диктатуры, у нас в семье вполне демократичные отношения и я считаю это правильным. Ребенок иной раз понимает гораздо больше своих родителей, возраст и опыт тут не при чем, тут что-то другое. Возможно, его мозги еще не засорены номенклатурой и его взгляд на вещи более ясный, что ли. Поэтому грубо вмешиваться в жизнь своих детей я никогда не буду, мы никогда не знаем, что есть для человека лучше, если конечно это не откровенные перегибы - ты понимаешь о чем я?
- Конечно - хулиганство, хамство, наркотики....
- Вот именно. Человеку надо давать свободу, советовать и давать свободу, он должен чувствовать свою самостоятельность, ибо никто кроме него самого не должен строить его жизнь. - Увлеченно продолжала она.
- Я думаю, твоим детям повезет с мамой, - улыбнулся я.
Она усмехнулась и повернулась к кастрюле. Помешав содержимое, Катя полезла в столик и извлекла крышку, после чего накрыла ею вермишель.
- Ну да мы отвлеклись, - проговорила она, поворачиваясь ко мне. - Я не имела понятия о тонком мире, вернее имела, но, как и все мои сверстники. Сейчас очень модно рассуждать о потусторонних мирах, о карме и тому подобном. В общем мои знания не шли дальше Кастанеды, ну а ознакомиться с последним обязывало положение.
- Я понимаю, но на меня когда-то он подействовал с огромной силой.
- Еще бы, если читать вдумчиво, то можно буквально поставить весь мир с ног на голову. Кстати некоторые так и не смогли возвратить его в прежнее положение....
- Да, я знаю одного, он до сих пор в психушке.
- Именно, жизнь сложная штука, а когда познаешь что-то еще..., можно не выдержать....
Неожиданно раздался заунывный звук водопроводной трубы.
Катя криво усмехнулась.
- Это наполняется бочек унитаза, - объяснила она.
- Бывает...
- Не очень хорошо... Это знак мне, я до сих пор не могу его расшифровать...
- Что, этот звук бочка? - я изумленно вскинул брови.
- Тебя это удивляет? На самом деле, если ты подумаешь...
- Нет, меня не удивляет, скорее наоборот..., почему ты до сих пор не расшифровала этот знак? - поспешил я исправить положение, мне не хотелось выглядеть перед ней недалеким атеистом.
- Хм..., не все знаки идут с одного уровня..., если ты понимаешь о чем я. Они могут идти из недосягаемых для нас высот.
- Конечно..., - я чувствовал, что разговор меня напрягает и заставляет обдумывать каждое слово.
Мне так хотелось расслабиться и прийти в себя, но....
Неожиданно Катя отошла от газовой плиты и стала опрокидываться назад. В какой-то момент я испугался и хотел броситься к ней на помощь, но через секунду она уже встала на мостик. Катя смотрела на меня, улыбаясь, должно быть я имел довольно глупый вид.
- Ты чего? - спросил я настороженно.
- Я? ничего, - она хихикнула и стала переворачиваться.
Она сидела на коленях и весело глазела на меня.
- Катя, ну нельзя ли без всяких этих...
Я не договорил, так как девушка наклонилась вперед, и я увидел ее ноги воздетые в потолок. Она стояла на руках, опираясь на кафельную стенку. Ее кофточка задралась и я увидел кружевной белый лифчик из под которого просматривались довольно симпатичные груди.
- А..., замечательно..., - выдавливал я из себя, не зная как реагировать.
Тем временем Катя опустилась на пол и приняла свое естественное положение.
- Вот и все, это была разминка, - хихикнула она. - Теперь будем кушать.
- Это тоже для заземления?
- Это для разрядки и расслабления, ты ведь хочешь расслабиться?
- Понятно, но я что-то напрягся больше, чем...
- Это ничего, переключение напряжения может быть разрядкой, - продолжала она улыбаясь.
- Ты не по годам умна.
- Меня сделали такой, ты же понимаешь, я стала не от мира сего после того случая с зазеркальем, ну да хватит об этом, давай поедим.
Она разложила вермишель по тарелкам и добавила яичницу. Консервы мы решили не трогать, так как рыба сюда не очень подходила.
Мы принялись за трапезу.
- Подожди, у меня есть вино, будешь? - предложила хозяйка.
- Давай.
Мы опрокинули по стаканчику красного сухого, и теперь уже нельзя было назвать наш ужин сухомяткой.
Аппетит был замечательным, я не заметил, как почти опустошил свою тарелку.
Я кивнул на вино и получил утвердительный знак.
Мы выпили по второму стаканчику и я доел свой ужин.
- Уф..., замечательно, судя по всему, я превосходно заземлился, спасибо, - с благодарностью произнес я.
Катя разлила кофе и, сделав пару глотков, оповестила меня о том, что должна принять душ.
Я остался в гордом одиночестве. Кофе совсем не хотелось после вина, но скорее от нечего делать, я его все же потягивал. Надо отдать должное, напиток получился замечательный.
Сумрачная кухня осветилась фарами далекой машины и вновь погрузилась в полумрак. Я слышал звук льющейся из душа воды и представлял Катю. Это было помимо моей воли и, скорее всего, имело отношение к разыгравшимся гормонам.
Ну а почему бы и нет, собственно, я что, не мужчина? Сложно было найти того, кто бы не восхитился красотой этой девушки. Все ее тайны и незаурядный ум только способствовали возникшему очарованию.
Катя появилась неожиданно, закутавшаяся в полотенце и с мокрыми волосами. Ей очень шел этот вид. Она, как ни в чем не бывало, присела на стул и взяла свой кофе.
Я смотрел на нее как завороженный. Сдерживать свое желание становилось все труднее.
- Ну вот, - проговорила она после очередной пары глотков, - теперь я в полном порядке.
- Неужели ты была не в порядке до душа? - усомнился я.
- Вода, она как поток света может забрать с собой весь негатив и грязь....
- Тогда я тоже хотел бы принять душ, - вставил я, улыбаясь.
- Конечно, там висит чистое полотенце, остальное найдешь.
Я быстро сориентировался и, сбросив с себя все, залез в ванную. Мне захотелось наполнить ее водой и немного расслабиться. Но все это требовало времени, а я спешил вернуться в общество моей прекрасной и таинственной спутницы.
Быстро помывшись и завернувшись в полотенце наподобие Катерины, я вышел на кухню.
Девушка сидела на своем месте с чашкой в руках.
- Ну как? - спросила она.
- Замечательно.
- Быстро ты...
- Я торопился к тебе.
- Я бы никуда не делась.
- После многочисленных исчезновений в это верится с трудом, - попробовал я сострить.
Она таинственно улыбнулась и, сделав глоток, поставила чашку на стол.
- Вот я и допила свой кофе..., теперь хочу полежать, если ты не возражаешь, конечно.
- Как я могу возражать, ты хозяйка, делай что хочешь.
Я судорожно пытался постичь, что могло скрываться за этим "полежать", возможно, это был мой шанс. Часто я не понимал женщин и впоследствии об этом жалел, но и как их понять, если одна и та же ситуация могла у них значить совершенно разное. Оставался только один испытанный, дедовский способ - разведка боем.
Катерина направилась в комнату. Я проводил ее взглядом и последовал за ней. Она открыла дверь одной из комнат и показала на диван.
- Здесь будешь спать ты, - проговорила она, - белье сейчас дам.
Затем мы прошли в другую комнату. Здесь я увидел очередной диван, а также телевизор с полным набором видео и аудиоаппаратуры. Сервант, заполненный хрусталем и гарнитурный стол, не оставляли сомнений в том что это была гостиная.
- Очень мило..., - промямлил я.
- Что? - Катя повернулась ко мне.
Свет из прихожей осветил ее прелестное личико и огромные влекущие глаза. Ее чувственные губы приоткрылись в улыбке. Через секунду я уже сжимал в объятьях таинственную красавицу. Легким движением, освободив прелестное тело от полотенца, я перенес ее к дивану. Она не сопротивлялась.
Мы слились в поцелуе и я погрузился в сладостную негу. Мой мозг был отключен, осталось лишь ощущение блаженного счастья. Оно заполнило собой все и я отмечал только изменение положений наших тел.
Никогда мне еще не было так хорошо с женщиной. В этом чувстве имелось что-то неземное.
Я думал что к своим тридцати пяти уже все испытал и меня сложно было чем-то удивить, но как оказалось, это не так. Я был поражен глубиной и остротой доселе неизведанных ощущений.
Когда мы закончили, я осознал, что пребывание в раю длилось около часа.
- Ради этого стоит даже умереть, - прошептал я ей на ушко.
Она замотала головой.
- Нет, не ради этого...
Изнуренный и счастливый я быстро заснул.

Стук в окно заставил меня очнуться. Первым делом я постарался осознать, где я. Когда же все вспомнил, то ужаснулся, ибо этого не могло быть! Кто мог стучать в окно на уровне пятого этажа?!
Катя спала рядом. Когда она успела достать одеяло и подушки?
Стук продолжался, такой тихий, ненавязчивый стук по стеклу, как будто далекий странник просился на ночлег. Правда, с той лишь разницей, что мы были не в избе, а довольно высоко над землей.
- Кто бы или что бы это могло быть?
Мне стало страшно, к тому же свет в прихожей был выключен, все освещение шло с окна, должно быть от уличных фонарей.
Я приподнялся на кровати и посмотрел на Катерину. Уж не разбудить ли мне ее? Она знала ответы на все вопросы и с ней бы мне ничего не было страшно. Но после некоторых колебаний я убедил себя в том, что мужчина не должен прерывать сон женщины из-за..., непонятно чего.
Действительно, возможно птичка долбит клювом по раме, пытаясь достать какого-нибудь жучка.
Как бы там ни было, но стуки не прекращались и становились то более настойчивыми, то почти неслышными.
Я осторожно выбрался из-под одеяла и, перекрестившись, направился к окну. Собравшись с духом, я взял рукой занавеску и с силой одернул.
Мороз по коже и тысячи мурашек пробежались по моему телу, прежде чем я осознал, что вижу перед собой лицо.
Ехидное и злое оно впялилось в меня своими глазищами! Я его узнал!
- А! - воскликнул я, пятясь от окна.
Человек, который мучил меня на крыше, а затем свалился вниз, витал сейчас на уровне пятого этажа и манил пальцем.
- Нет! - прошептал я громко.
Катя проснулась и быстро поднялась на локтях.
- Колька? - спросила она с тревогой.
Я бросил взгляд на девушку, она воспринялась как спасительница.
- Катя! Там в окне! - я указал рукой.
- Что? - она взглянула в указанном направлении, - что?
- Там..., - я понял, что в окне уже никого не было. - Там было лицо, я узнал его, это тот тип с крыши!
- Какой тип? С какой крыши? - удивленно спросила она.
- Ой, да ты же ничего не знаешь...
- Ты о чем?
- В любом случае, что бы это могло значить, почему я его увидел, может ли это быть каким-то знаком? - спросил я с опаской.
- Все может быть знаком, смотря только с чьей стороны, что случилось с тобой на крыше? - Голос Кати приобрел совершенно бодрые оттенки.
- Я совсем разбудил тебя, может ...
- Рассказывай.
Я подошел к окну и еще раз удостоверившись, что никого там нет, задернул занавеску. Потом повернулся к Кате и, пожав плечами, проговорил:
- Мне кажется не совсем удачный момент для рассказа, если это просто привиделось....
- Нет, я должна узнать что это, рассказывай.
Я покорился ее настойчивости и начал свое повествование с того момента, как мы расстались возле метро. Периодически она делала в мой рассказ вставки, я узнал что она, так и не дождавшись меня на платформе, уехала на последней электричке.
Потом я изложил все по порядку, до самого момента нашей очередной встречи.
Когда я, наконец, закончил, то по виду Катерины понял, что она чем-то сильно озадачена.
- Вот..., теперь ты знаешь обо всем что со мной произошло. - Подвел я черту.
- Да уж, тебе следовало бы мне рассказать это раньше...
- Раньше? Но когда, ты вспомни наши сегодняшние приключения, когда раньше, я фактически не принадлежал себе, - принялся я оправдываться.
- Да, ты прав, это мне нужно было поинтересоваться, но...
Она задумалась.
Такие неожиданные метаморфозы меня озадачили, еще недавно я летал с ней на крыльях неземного счастья, а теперь сижу, как ни в чем не бывало, и пытаюсь получить ответ на очередную загадку.
Я подошел к окну и посмотрел на часы - половина четвертого. Мы поспали несколько часов, этого явно было недостаточно.
- Катя, нам нужно опять заснуть, давай отложим все на утро, - предложил я несмело.
- Ты прав, давай отложим, - произнесла она голосом, пытающимся скрыть волнение.
- Что, я тебя сильно озадачил?
- Есть немного.... Но давай спать, это не так срочно.
Мы расположились рядом и вскоре опять заснули. Все-таки прошлое напряжение и усталость победили.

Утро встретило меня не очень радостно. За окном накрапывал дождик, темные занавески не давали пробиться и без того пасмурному утру.
Катерины рядом не было. Я взглянул на часы и ужаснулся - они показывали десять часов. Я проспал свою работу!
Быстро напялив на себя одежду, я отправился в ванную.
На кухне что-то жарилось.
Оказавшись в ванной, я по быстрому принял душ и вытерся отведенным для меня полотенцем. Я настолько разволновался из-за опоздания, что не сразу осознал всю серьезность моего положения.
- Доброе утро, - встретила меня Катя на кухне.
- Доброе утро. - Я поцеловал ее в щечку.
Она выглядела как всегда очаровательно, а ведь это много значит, когда утром женщина выглядит хорошо.
- У тебя перепуганный вид, опять что-то увидел? - спросила она, как ни в чем не бывало.
- Нет, я опоздал на работу....
- Ты собираешься на работу, - она удивленно на меня посмотрела.
- Я..., не знаю...
- Ты все помнишь? Нас ведь ищут, причем..., теперь мне это уже ясно окончательно, ищут с двух сторон.
- В каком смысле, - я присел на табурет.
Катя помешала на сковородке вермишель и повернулась ко мне.
- В прямом, ты еще не проснулся, это нормально... Или ты действительно хочешь идти на работу, несмотря ни на что?
Это звучало настораживающее.
- Я не знаю, подожди, дай мне прийти в себя. Мы можем убрать шторы? я хочу увидеть день.
- Пока это опасно, я не знаю...
- Как ты думаешь, сколько сейчас на окнах занавешенных штор?
- Вот ты о чем..., да, возможно ты прав...
- Мы скорее подадим им сигнал таким способом. - Я испытывал некоторое удовлетворение от своей сообразительности. Мне хотелось хоть в чем-то опережать свою спутницу.
- Хорошо, только давай не будем подходить к окнам.
Мы раздвинули занавески в комнатах и на кухне.
- Это тоже может быть знаком, правда? - улыбнулась Катя.
- Правда, - согласился я, представив, как наблюдатель видит убирание штор со всех окон одновременно.
Хозяйка отправилась в спальню и вновь задернула шторы.
- Так то лучше, будем делать это постепенно. - Проговорила она, вернувшись на кухню.
- Катя, объясни мне, что происходит и сколько нам нужно будет прятаться? - спросил я.
Она подошла к сковородке и, помешав вермишель, произнесла:
- Возьми, пожалуйста, тушенку в шкафу, правая дверца.
Я извлек массивную банку. Катя протянула мне открывалку и я понял что она всячески оттягивает неприятное для нее бремя объяснений. Ну что ж, возможно она просто не хотела портить нам аппетит.
Вскрывая банку, я заметил, что мои руки дрожат.
Прямо как у заправского алкоголика, - усмехнулся я про себя.
Тушенка оказалась замечательной, по крайней мере, по запаху. Как я и предполагал, содержимое банки было перемешано с вермишелью.
Катерина разложила получившееся блюдо по тарелкам, при этом мне гораздо больше, чем себе.
- Это слишком, отложи половину, - запротестовал я.
- Ничего страшного, что не съешь, отложу на потом.
Я невольно удивился такой обыденной практичности у столь неординарной и фактически неземной девушки.
- Очень вкусно получилось, остается только удивляться хорошему аппетиту после всего, - проговорил я с удовлетворением, закидывая очередную порцию.
- Я рада.
- Или может это ты?
- Что?
- У меня развился комплекс, мне кажется, что ты можешь воздействовать на мои мысли и чувства. Теперь я сомневаюсь, что это мои мысли и чувства....
- Не нужно преуменьшать собственную волю. Все, что идет со стороны, для сильного человека не представляет опасности. Он как фильтр берет ему близкое и усиливает, а все неправильное отбрасывает. А ты человек достаточно продвинутый и сильный, возможно, поэтому мы и вместе. - Произнесла она задумчиво.
Последняя фраза мне наиболее понравилась.
- Осталось только убедиться в том, что мое понимание неправильного правильно, - я улыбнулся получившемуся каламбуру.
- Лично я в этом уже убедилась, - произнесла она также с улыбкой.
- О лучшей похвале я не мог бы и мечтать.
Мы позавтракали и Катерина заварила кофе. Обычно я предпочитал начинать свое утро с этого напитка и лишь потом завтракать, но теперь все было по-другому, похоже, в экстремальных ситуациях наши привычки с легкостью забывались. Ну, а почему бы и нет? Что есть привычка, как не многократное повторение одного и того же? А что происходит в нашем мозгу при многократном повторении? Вот именно, у нас получается нечто вроде дорожки, по которой бежит наша мысль как ручеек и свернуть в другую сторону ей трудно, для этого надо взять лопату и "проделать канавку". В жизни такой лопатой может служить стресс или какая-либо крайность. Ну а имея этот инструмент, мы уже с легкостью можем поменять течение наших ручейков, часто этому способствует просто совет со стороны. Вот и вся тайна.
Хозяйка разлила кофе по чашкам и, бросив на меня взгляд, произнесла:
- Пойдем в комнату.
Мы перешли в зал и она включила телевизор.
- Посмотрим местные новости, не возражаешь?
- Конечно, должны же сказать про стрельбу в кафе, - оживленно согласился я.
Мы поймали нужный канал и принялись ждать. С экрана один за другим катились рекламные ролики. В последнее время количество рекламы перешло все мысленные пределы, с этим надо было что-то делать. Для того чтобы посмотреть фильм приходилось почти половину времени изучать товары, лучше которых, оказывается, до сих пор ничего не было.
Наконец пытка закончилась, и мы увидели ведущего местной программы новостей. Информационный выпуск подходил к концу.
- Об этом уже сказали, мы пропустили, - произнесла Катя.
- Если вообще сказали.
- Должны были.
И вот краткая сводка возвестила, что, при попытке обезвредить банду вымогателей, были застрелены три преступника, остальным удалось скрыться. Мы увидели быстро меняющиеся кадры - огороженное ленточками кафе и кучу милицейских машин.
- Ну вот, а ты сомневался, - удовлетворенно произнесла хозяйка.
- Банда вымогателей...
- А ты что думал? Тебе расскажут все как есть? Да я уверена, что милиции именно так и объяснили операцию госбезопасности. - Произнесла она в сердцах. - Зато в одном я теперь уверена...
- Это в чем же?
- В том, что нам надо опасаться еще и твоих новых знакомых с госбезопасности.
- О Господи! Да что же это? Что теперь, до каких пор мы должны прятаться? - разнервничался я.
- Прекрати истерику, - жестко произнесла Катя.
- Это не истерика, это острое желание понять что происходит! Мне кажется ты в курсе, и по-моему уже давно пора меня посвятить, не находишь?
- Хорошо, но я могу рассказать только свою версию, насколько она отвечает реальности, я не знаю.
- Да хоть что-нибудь, - взмолился я.
Катерина задумчиво посмотрела в чашку, как бы размышляя с чего начать, затем сделала пару глотков.
Я с нетерпением замер.
- Как ты уже знаешь, - начала она как-то робко, - в секретном отделе госбезопасности велись исследования по использованию всякого рода скрытых энергий. Надо ли говорить, что занимались этим люди неординарные и, скажем так, не без способностей к экстрасенсорике и тому подобное. Такие работы ведутся давно и во многих городах..., я не знаю, как дела обстоят там, но у нас они зашли довольно далеко. Ученые получили доступ к недосягаемым ранее ресурсам, какого они рода и откуда идут - осталось тайной, но главное не в этом, главное в том, какую чудодейственную силу они дают их обладателям. Фактически у них нет ограничения по возможностям при использовании этой силы. С ее помощью можно парализовать волю человека, найти его местоположение, заставить его делать то что он не хочет, в общем, прекрасный инструмент для превращения людей в покорных зомби. Кроме этого, при соединении с этой энергией можно получить и чисто физический эффект, например, высоко прыгать, или неожиданно стать чемпионом по карате. Ты понимаешь, какую ценность представляют такие знания для нечистых на руку людей?
- Конечно, это просто находка для них.
- И за эту находку они готовы хорошо заплатить. С другой стороны зачем это тому, кто обладает такими знаниями, ведь используя их он и сам сможет получить любые деньги и власть.
Она заметно возбудилась, ее личико покраснело, видимо эта тема была для нее слишком злободневной. Катерина потянула кофе и вздохнула, переводя дух.
- Катя, а те приемы, которыми ты раскидала...
- Да, это оно, - поспешила она ответить.
- Значит, ты тоже имеешь доступ к этой таинственной силе?
- Да, в том то и дело, что мы пришли к одному и тому же, но они посредством ученых парапсихологов и целого штата сотрудников, а я в результате этого мистического действа в квартире Петра. Удивительно то, что наши способности или, как бы, доступ к каким-то уровням совпали. То есть, мы можем чувствовать, когда кто-то выходит на этот уровень и берет какое-то количество этой самой энергии.
Она сделала паузу и с интересом на меня посмотрела. После чего пригубила чашечку и, допив остатки, перевела взгляд на нее.
- Мир полон информации и советов, он даже слишком переполнен. Мы можем стать великими мудрецами, если получим хоть малую толику доступа к этим знаниям.
Катя продолжала внимательно рассматривать содержимое чашки, это напомнило мне гадание на кофейной гуще.
- Наши помощники ищут любой способ, чтобы донести до нас важную информацию. К сожалению, в обычном состоянии и с помощью привычных для нас методов познания мы не можем воспринимать их советы, - продолжала она монотонным голосом. - Но стоит только возрасти в своем восприятии, стать более чувствительным и мы сразу начинаем видеть множество мистических совпадений и знаков. На этом уровне они для нас еще необъяснимы, но если мы поднимемся еще выше, то сможем не только объяснять и читать знаки с окружающих нас вещей и событий, но и вызывать эти советы по собственной воле.
Я смотрел на красивое лицо моей спутницы и все более попадал под магическое воздействие ее слов. Я почувствовал, как окружающие проблемы отодвинулись на задний план, а чувство единения и какой-то гармонии овладело мной сверх всякой меры.
- Наверное, я имею способность к выходу на какие-то уровни, особенно когда я с тобой, - проговорил я тихо.
- Имеешь, я знаю, с тобой можно с легкостью общаться на такие темы.
- Да, но это твоя заслуга, ты слишком продвинута...
- Но я не получила этого путем усердия, у меня это получилось как бы помимо моей воли. Да, я интересовалась скрытым и непознанным, но ведь этим интересуются очень многие. Но почему-то именно меня судьба познакомила с Петром, а затем и бросила в объятия невидимых миров. Я не знаю, почему так произошло...
- Возможно это твоя карма. - Предположил я.
- Возможно, возможно я это заслужила, но теперь у меня часто возникает вопрос, а чем это все должно закончиться и как мне жить с этим грузом знаний и возможностей? - с тоской в голосе произнесла она.
- Неужели ты хочешь отказаться от своих способностей и стать как прежде. Мне казалось что, увидев свет, человек уже не сможет стремиться к тьме.
Она вскинула на меня прекрасные глаза, и я прочитал в них желание потерять все и стать просто девушкой, которая бы, как и ее сверстники, наслаждалась жизнью и проводила время в развлечениях. Я вдруг остро ощутил, какой груз свалился на ее плечи в совсем юном возрасте. Мне захотелось ее поддержать, но я не находил нужных слов.
- Да, иногда я очень хочу стать как все..., - произнесла она тихо.
Я понимающе закивал.
- Но иногда я просто вне себя от счастья, как интересен и разнообразен мир для посвященных и насколько скучен и уныл быт. Это тоже приходит с осознанием происходящего. Не стоит тосковать по своим оковам, таков мой девиз. - Она улыбнулась и подняла глаза к потолку.
Катерина что-то прошептала себе под нос, после чего с силой опустила пустую чашку на стол. Гулкий удар отозвался ознобом во всем моем теле.
- Сейчас посмотрим, что советуют нам помощники, - произнесла она загадочно, после чего поднесла чашку к глазам.
- С тобой не соскучишься, - проговорил я, выдыхая.
Катерина сосредоточенно изучала кофейную гущу.
- Ах вот оно что..., - сказала она отвлеченно.
- Что там?
- Я вижу очертания моего знакомого...
- Какого знакомого? - насторожился я.
- Того самого, которому я обязана своим положением.
- Петра?
- Да.
Она поставила чашку на стол и посмотрела сквозь меня. Я напрягся, мне все еще сложно было привыкнуть к ее способностям ничего не замечать в минуты размышлений. Это протестовало мое эго, которое требовало внимания и почтения. Ему сложно было вынести взгляд сквозь меня. Я как мог, гасил в себе это недовольство, понимая насколько оно заземлено и не отвечает действительности. Нам всегда хочется быть в центре внимания человека, к которому мы не равнодушны. Никакие вселенские проблемы не могут усмирить наше чувство собственности в такие моменты, ибо ревность к вниманию объекта нашего вожделения затмевает нам разум.
- Мне рекомендуется с ним встретиться, - сказала она, наконец.
- Нам встретиться, - поправил я.
Она криво улыбнулась и произнесла:
- Конечно, нам.
- Это что, сейчас самое необходимое? - спросил я с оттенками раздражения.
- Я не знаю, но знак..., кофейная гуща говорит именно об этом.
- Можно мне взглянуть?
Она поставила чашку и я придвинул ее к себе.
Заглянув внутрь, я увидел размазанное по стенкам кофе, должно быть такой эффект получился после удара об стол. Я всматривался в затейливые горы и просветы в надежде ассоциировать их с чем-либо. Но, к сожалению, мое воображение никак не хотело идти дальше скалистых пейзажей.
- В конце концов, это с него все началось..., - продолжала она.
- Послушай, - я поставил чашку на стол, - ты вполне можешь обходиться и без гадания на кофейной гуще, как я заметил. Зачем тебе понадобилось таким способом..., - я не мог подобрать нужного слова.
- Таким, потому..., получать помощь из одного источника конечно хорошо, но из двух лучше.
- Этот источник совершенно другой?
- Я не видела его, я знаю что разными методами обращаешься к разным помощникам, главное не получить знак от черных, - Катя болезненно поморщилась.
- Понятно, но ты гарантированна от их вторжения?
- Никто не может быть гарантирован...
Я тряхнул головой.
- Господи, мне сложно это понять, тогда зачем ты это сделала, зачем смотрела в гущу, если у тебя есть уже проверенный способ?
- Не напрягайся так, это все преходяще, в нем нет постоянства. Ну и что, что мы выходим в тонкий мир, там тоже идет борьба, да и насколько он тонкий? А что за этим тонким - еще более тонкий, а за ним? Пойми во всем бесконечность, и в иерархии миров тоже. Мы можем столкнуться с таким миром, который не будет видимым даже для самых утонченных наших помощников, понимаешь? И советы они могут давать под их влиянием. Бесконечность миров и советов..., какой выпадет нам в этой лотерее? У нас есть защитники, которые фильтруют эту бесконечность, но только до тех пор, пока кто-то не захочет подкорректировать их фильтр. И вот наш помощник работает уже против нас, не ведая этого. Все не так просто.... - Она глубоко вздохнула и встала из-за стола.
Я тоже уже допил свой кофе и сидел, размышляя над услышанным. Катерина собрала посуду и склонилась над раковиной. Было немного странно видеть ее за таким занятием после всего.
Получается, что только наше невежество может гарантировать нам покой и некую видимость постоянства. Ведь мы считаем, что постоянство несет с собой невидимый мир, но на самом деле он может быть таким же грубым для более утонченных материй. Где предел? Его не существует, не существует во вселенной конца, нет в ней и начала, где находимся мы? Вопрос сам по себе глупый, потому что карты беспредельного не существует, нет привязки к чему-то. И все это есть и будет всегда, как и вечность. И лишь наш крошечный мозг стремиться возвеличиться в своей ограниченности и создать видимость некоего понимания. Воистину счастье в невежестве!
Катя вышла из кухни. Я продолжал сидеть.
- Коля! - услышал я ее крик.
Я поспешил к ней.
- Ты сможешь мне помочь? - спросила она, сидя на диване.
- Надеюсь, что смогу.
- Как твое состояние, настроение?
- Да в общем, как и обычно, смесь смятения и удивления. - Попытался я улыбнуться.
- Это не то, попробуем тебя восстановить.
Катя расстегнула халат и взялась рукой за полу. От неожиданности я замер, неужели она хотела заняться со мной сексом? Хотя..., почему я еще чему-то удивляюсь?
- Э..., ты хочешь...
- Да, хочу и тебе это нужно тоже, - проговорила она с блеском в глазах.
- Ну я не против, только...
Катерина медленно распахнула халат и, покачивая плечами, обнажила свои груди. Халат медленно сполз на диван. Она протянула ко мне руки.
Нельзя сказать, что это было именно то, чего мне в данный момент хотелось, но я повиновался. Она помогала мне освободиться от рубашки и брюк. Вскоре я остался, в чем мать родила.
Я потянулся к обнаженной красавице и мои ладони легли на ее груди, я нежно мял их в руках и проваливался в небытие. Затем я прижал ее к себе, она также обхватила меня руками. Я повалил ее на диван, собираясь расположиться сверху.
- Подожди, - услышал я ее голос.
- Что случилось?
- Подожди, прошептала она вновь.
Я покорно повиновался. Что это могло значить? Возможно, она забыла принять контацептивы, если она их вообще принимала, или она забоялась что я могу потерять контроль и контрацептив нужен мне?
- Прости, но это очень важно, я с трудом себя остановила, поверь.
- Ты о чем?
- Сейчас, именно в таком состоянии мы свершим таинство, - проговорила она, часто дыша.
- Это было специально?
- Колька, поверь мне, это было необходимо. Давай отложим интим на несколько минут, хорошо?
Она так искренне это говорила, что не оставляла мне никаких шансов для возмущений.
- Хорошо, - повиновался я.
Неприятный осадок от чувства, что тебя используют, не покидал меня. Она, конечно уникальна и имеет на это право, но мое эго протестовало.
- Сядь рядом со мной, вот так. - Она скрестила ноги и я испугался, что сейчас будет поза лотоса..., но на этом все закончилось.
Я повторил за ней и сел по-турецки рядом.
- Так?
- Да.
Она осмотрела мое тело. Мы по-прежнему были голые. Я невольно разволновался за свое достоинство, ибо оно думало совсем о другом.
- Теперь закрой глаза, - проговорила она спокойным, ровным голосом, что тут же мне напомнило гипноз.
Я вновь повиновался.
- Представь себя в сфере наполненной светом.
Я представил шар белого цвета, затем постарался расположить его вокруг себя. Получалось довольно неумело, я стал напрягаться, что только усугубило ситуацию.
- Нет-нет, только не напрягайся, - услышал я голос Кати, - пусть все идет как бы, между прочим, получилось - хорошо, не получилось - тоже хорошо.
- Хорошо, - ответил я странным голосом.
- Представь, что вокруг тебя сфера, наполненная белым, серебристым или светло голубым светом, как тебе будет удобней.
Мне было легче представить цвет снега, именно этим цветом я наполнил пространство вокруг себя.
- Хорошо, - проговорила Катя, - теперь сделай его как можно ярче, делай это на вдохе, как бы наполняй эту сферу светом все больше и больше, представь трубочки, что уходят далеко в космос, к звездам, представь, как по этим трубочкам твоя сфера наполняется светом при каждом вдохе.
Я послушно повиновался, мне действительно удалось вообразить трубочки уходящие в космос и теперь моя логическая часть мозга могла успокоиться, ибо свет шел из далеких звезд, а не возникал из ничего.
- Хорошо, растворяй себя в этом свете, пусть твое тело сольется с ним, пусть исчезнут твои очертания, слейся с этим белым облаком, - говорила она ровным голосом.
Я действительно слился с ним, мне удалось отбросить все сторонние мысли, все свои сомнения - я растворился и стал светом. Чувство покоя и гармонии овладело мной. Я висел в ярко-белом облаке среди звезд, и от меня исходили множество белых нитей.
- Почувствуй безграничность и вечность, наслаждайся ими. - Раздавался голос Кати.

Я полетел. Мимо проносились огромные белые шары, это были звезды. Должно быть, такая скорость еще не имела названия на Земле, ибо она во много превышала скорость света. Я мчался туда, куда падал мой взор, я был полностью свободен. Это было ни с чем ни сравнимое наслаждение бескрайней вселенной и свободой.
В какой-то момент яркие звезды и тусклые планеты перестали проноситься мимо меня. Я видел впереди лишь светящиеся точки. Оглянувшись, я сразу все понял, позади меня осталась закрученная в спираль галактика, я вылетел за ее пределы. Все эти планеты и звезды принадлежали ей, теперь я не смогу видеть их рядом, пока не окажусь в очередной галактике. Постепенно спираль уменьшалась в размерах и наконец превратилась в яркую точку. Я посмотрел вперед, но не увидел ни одной галактике на горизонте, оглянувшись назад, я ужаснулся. Точка затерялась среди множества таких же звезд. Значит все эти звезды ничто иное, как галактики.
- Господи, как я вернусь, я не знаю где она?!
Мне захотелось развернуться и полететь обратно, но что-то удерживало меня на прежнем курсе, возможно простое любопытство. Как бы там ни было, я продолжал нестись по бескрайним просторам вселенной, созерцая повсюду лишь далекие огоньки звезд и галактик.
Удивительно, что при этом я сохранил вполне земное мышление и меня переполняли чувства от осознания такого величия и бесконечности. Что это за мир, в котором нет ни конца, ни начала что скрывается там, где галактики остаются позади?
Я продолжал лететь и вскоре горизонт окрасился в темный цвет, я не сразу понял почему так произошло, но, оглянувшись назад, осознал что все светящиеся точки остались позади. Это было странно, неужели впереди меня ждал лишь холодный мрак?
Не знаю, как я это сделал, но только скорость моего перемещения увеличилась, возможно, для этого хватило лишь одного моего желания, возможно, что сила мысли здесь играла главенствующую роль.
Я оглянулся и смотрел на удаляющееся скопление звезд-галактик, пока они не слились в одну вначале яркую, а затем едва видимую точку. Я оторвал от нее взгляд и заметил теперь повсюду вокруг себя такие же едва видимые и более яркие звездочки.
Неужели эти точки ничто иное, как множество скоплений галактик? Неужели их такое количество? Хотя..., а почему собственно и нет? Это же бесконечность, это же не имеющее границ пространство, оставалось только удивляться, насколько мы закрыты от такой умопомрачительной реальности узостью своего мышления. Нет, наш мозг не способен к такому осознанию.
Я двигался в пространстве между точками - скоплениями галактик и вскоре понял что меня ждет очередное преобразование. Теперь я выходил на другие измерения расстояний, последняя исполинская мера длинны между скоплениями галактик была для него мала. Происходило все как в прошлый раз - светящиеся точки впереди исчезли, все они остались позади и стремительно уменьшались. Вначале они застилали собой половину обзора, затем четверть, затем превратились в небольшую сферу и, наконец, в точку. Уже когда они уменьшились до сферы, я стал замечать другие звездочки.
О ужас, значит эти точки это скопление скоплений галактик, а может и скопления в десятой степени галактик? От такого осознания я почувствовал восторг смешанный с ужасом.
- Но где, где среди всего этого та незримая пылинка, тот атом - в который входит наша галактика? Я уже никогда не смогу найти даже скопление галактик, в которое она входит. Я уже никогда не смогу оказаться на планете Земля!
Осознание, четкое понимание того, что я потерялся, что я затерялся на просторах бесконечности привело меня в ни с чем несравнимый ужас. И где-то слабым всплеском среди него звучала далекая мысль, - и не смогу поведать о величии и тайнах вселенной.
Я посмотрел вперед, туда, куда я летел с самого начала и решил не менять курс, пусть направление остается прежним, по крайней мере, я не буду летать кругами. Я посмотрел на светящиеся точки и усилием воли стал их приближать. Это уже была другая скорость, это было нечто, если такую скорость представить в виде цифры, то количество нулей не уместилось бы на экваторе нашей планеты, будь они даже размером со спичечную головку.
Вот они, скопления скоплений в энной степени, вот они проносятся рядом увеличиваясь по мере приближения и тая позади, сводясь к точке. Некоторые скопления были в виде спиралей, некоторые просто в виде сферы, но были и в виде треугольника, квадрата, волны. Фактически я увидел все геометрические фигуры и вот, наконец, все это множество миров и скопления стало стремительно таять позади. Я вновь вылетел в другой мир с другими понятиями расстояний.
Я увеличил скорость еще больше и прежний мир остался позади в виде едва заметной точки. Затем множество таких же точек стало оставаться позади. Я понял, что это может быть бесконечным процессом, все всегда будет сводиться в точку по мере удаления. Скорее уже по привычке, чем из любопытства я оглянулся назад и увидел такое, отчего все мое отчаянье и страх перекрылись чувством непонятного вселенского ужаса. Позади меня медленно таяло вдали очертание человеческого черепа. Оно было составлено из множества точек покинутого мира.
- Как это? Что это?!
Какая-то часть бесконечной вселенной составляла из множества входящих в нее скоплений миров и галактик очертание черепа! Что это значит?
Череп по мере удаления становился похожим на набросок. Все его детали четко просматривались - глазницы, носовая перегородка, зубы. Этот идеально правильный человеческий череп был явно искусственного происхождения. Это был воистину вселенский шок. Кто этот создатель, что расположил множество миров в такой последовательности?! Почему именно череп, какой за этим стоял смысл?
Мое земное представление о черепе, как о смерти, обрушилось на мое сознание со всей силой. Но спустя короткий промежуток времени оно растаяло от понимания совершенной несопоставимости земных представлений с такими вселенскими реалиями.
Череп медленно таял вдали и постепенно превратился в точку. Я еще долго смотрел на нее, погруженный в размышления. Когда я, наконец, посмотрел вперед, то меня захватила очередная волна изумления. Прямо передо мной просматривался очередной силуэт. Это было нечто бесформенное с рваными краями, но, безусловно, как-то упорядоченное. Возможно, это был другой мир, где существа имели вот такое строение черепа. По мере приближения, я увидел нечто знакомое. То, что было бесформенным, стало приобретать какие-то очертания. Вытянутая длинная челюсть, огромные глазницы, напоминали инопланетян, но вот два рога в верхней части не оставляли сомнений в том что этот череп принадлежал какому-то рогатому животному, возможно козлу.
Точно! Теперь я видел перед собой четкое очертание того, чему у нас поклоняются сатанисты. Я летел прямо в это скопление миров и галактик.
- Значит, я вылетел из мира человеческого черепа и лечу в мир черепа рогатого животного! Нет, это явно не тот мир, который может мне помочь! - сделал я жесткий вывод и впервые изменил свой курс.
Теперь козлиный череп таял позади меня, я же летел в очередную неизвестность.
Вновь повсюду круг меня замаячили звезды, два мира - черепа человека и рогатого животного были где-то среди них.
Я двигался в выбранном направлении и не знал, какой очередной мир появится у меня на горизонте. Как относится к тому, что я встречу?
Я увеличил скорость, звезды стремительно приближались, вскоре одна из них стала выделяться среди своих собратьев. Вот она уже разделилась на множество мелких точек, что будет дальше, очередной череп?
Я не долго мучился вопросами, то что предстало передо мной, безусловно, походило на очередной рисунок, но такого мне видеть еще не приходилось. Это был овал с шестью выступами, напоминающими рога. Они шли в разные стороны и напоминали звезду. Посредине было три отверстия, напоминающие глазницы, между ними в самом центе овала зияла черная точка. Она именно сияла, излучала нечто похожее на черный свет! Он был гораздо чернее царившего повсюду мрака.
- Разве может быть то, что мы обыкновенно называем тьмой, светом?
Но странное чувство не покидало, то, что мрак именно излучался из дыры в самом центре рисунка, не оставалось сомнений. Значит черный свет это вовсе не свет, это нечто исходящее из мрака.
Пока я размышлял, то приблизился довольно близко и почувствовал, как эта чернота резанула по глазам, да именно резанула, как яркий свет. Это было очень необычное чувство. Кроме этого я почувствовал, как меня буквально затягивало в эту дыру.
Когда расстояние сократилось еще больше, мне стало понятно, что есть такое эти шесть лучей. Это было ничто иное, как скопление других миров закрутившихся в воронки и затягиваемых в это черное отверстие.
И тут меня осенило, что это черная дыра. По крайней мере, именно так ее называют на Земле. Но я знал, это вещество огромной плотности, из которого не может выходить никакое излучение, но как тогда объяснить его темные лучи? А то, что они были, я смог убедиться еще раз, когда один из них опять резанул мне глаза. И тут я все понял, свет исходил не из темного центра, а из тех трех глазниц, что его окружали. Именно из них подобно прожекторам исходили черные полосы света.
Возможно это чудовище, пожирающее целые скопления миров и галактик, искало таким способом очередную жертву. Стало в очередной раз неимоверно жутко от осознания масштабов происходящего. Миры, закрученные как смерчи и втягиваемые в зияющую преисподнюю, впечатляли. Она питалась сразу шестью, что происходило с ними там, в этом центре тьмы?
- Надо сворачивать, это явно недобрый мир.
Я повернул прочь от ищущих глазниц и черной дыры.
Это оказалось не так просто, я уже попал под влияние неведомой силы. Собрав всю свою волю, я приказал себе лететь в другую сторону.
Через какое-то время я уже созерцал этот жуткий мир позади себя. Все что предавало ему видимость, исходило от погибающих миров. Границами черного центра было ничто иное, как прекращение ими своего излучения.
Постепенно все это свелось в точку и я вновь оказался среди множества звезд, за каждой из которых мог скрываться целый мир, а то и множество миров.
- Что теперь, куда я лечу? Я уже трижды изменял свой курс.
Немного поколебавшись, я решил ничего не менять. Пусть все идет, как идет, все равно мне неоткуда получить совет.
С такими вполне обыденными мыслями я продолжал нестись по бескрайним просторам вселенной.
В какой-то момент горизонт потемнел и я не мог разглядеть ни одной звезды. Что это значит, очередной выход в другие измерения?
Я оглянулся. Скопление светящихся точек удалялось, пока как и прежде не превратилось в одну едва видимую. Все пространство вокруг меня было усеяно тусклыми светлыми точками, что говорило об огромных расстояниях.
Что теперь? Сколько я еще буду летать, и когда, наконец, этому наступит конец?
Я мысленно разгонял свою скорость - все быстрее и быстрее. Но картина оставалась прежней. Пока не появились мерцающие точки, которые начали медленно двигаться мне навстречу.
Постепенно их мерцание стало тонуть в какой-то белой дымке, которая медленно превращалась в какое-то подобие пелены.
Она становилась все плотнее и плотнее, и вот уже туман застилал собой все на горизонте.
Я летел в эту белесую пелену и не знал, что и думать. Рисунка никакого не появлялось. Звездочки уже не были видны из-за яркого тумана.
По-крайней мере, такого еще не было.
Вскоре белизна стала насыщаться, пока не превратилась в подобие молока. Я оглянулся, позади оставался привычный космос со всеми своими звездами и галактиками. Что ждало меня в этом необычном белом мире?
Немного поразмыслив, я решил не менять курс, ибо белый цвет всегда ассоциировался у меня с чем-то хорошим, впрочем, именно так к нему относились многие духовные учения.
Белизна все более и более насыщалась, вскоре она приняла вид ярко-белого свечения. Мне уже трудно было смотреть на нее, не сощуриваясь.
Что же это?!
Я все более и более погружался в очередной мир. У меня не возникало страха, скорее огромное любопытство заставляло меня искать хоть что-нибудь в этом мире ярко-белых свечений. Когда я в очередной раз оглянулся, то уже не заметил никакого космоса, позади меня все было таким же ярко-белым.
Неожиданно мной стало овладевать чувство какого-то спокойствия и радости. Я как бы растворялся в этом светлом мире и уже не мог осознать - лечу или вешу на месте. Единственно, что менялось это яркость и насыщенность. Наверное, я бы никогда не подумал, что белое может быть таким. Оно стало нестерпимо белым, на него невозможно было смотреть, но впрочем, не смотреть на него было также невозможно. Я попытался увидеть свои руки, но не заметил ничего, кроме яркого света. Я уже не мог ощущать свое тело, я не мог закрыть глаза, я не знал, как это сделать, потому что сам превратился в этот свет. Все что у меня оставалось это мое сознание, которое растворялось в каком-то вселенском экстазе, по сравнению с которым наш земной оргазм не отражал и тысячной доли этого чувства. Боже, вот оно, слияние с абсолютом!

- Да, да! - услышал я сладострастные стоны. - А...а! - они перешли на крик.
- А! - закричал уже я, не в силах справиться с нахлынувшим экстазом.
Я обнаружил себя, лежащим на диване. Над мной обнаженная красавица неистово изгибалась в сладострастных конвульсиях.
Не сразу опомнившись после своих полетов, я смотрел на происходящее как на продолжение своих путешествий. В какой-то момент я даже задумался - в какой мир залетел на этот раз?
- А...а, - выдохнула девушка уже более спокойно и распласталась на мне.
Наконец я все вспомнил.
- Катя? - скорее, спросил я.
- Да, - прошептала она обессилено.
- Ой..., что это было?
- А..., - простонала девушка, - потом.
Я озирался по сторонам. Уже знакомая комната превратилась в нечто новое. Я как будто впервые смотрел на сервант, телевизор, на все что уже видел недавно.
- Значит, я вернулся..., я прилетел обратно?
- Ты, ты не должен спрашивать, ты видел слишком много чтобы спрашивать. Просто подумай, ты видел множество миров, ты пришел к свету, пришел по собственной воле. Ты все сделал как нужно, теперь ты стал сознающим, ты принес с собой связь с миром света. - Шептала Катерина, не поднимая головы.
- Да, я видел..., но этот оргазм под конец..., это было в мире света, ты знала?
- Конечно, это было слияние, полная гармония, мы стали одним целым, на мгновенье мы ощутили вселенский экстаз, это мистическое соитие, теперь ты его знаешь...
- Да, такого я еще не испытывал.
- Ты, а вместе с тобой и я были в мире истины, это как раз то, что не может лгать.
- То есть, эксперимент удался?
- Конечно.
Катя сползла с моего тела и встала посреди комнаты. Она сладко потянулась, и я смог полюбоваться ее формами во всей красе.
- Колька, как хорошо, что я не ошиблась, мы все-таки прорвались к источнику. Без тебя бы я этого не смогла сделать. Да это собственно сделал ты, хоть и не без моей помощи, но ты! - говорила она с восхищением.
Я смотрел на эту красавицу и сознавал, что в моей жизни появился ни с чем не сравнимый опыт знакомства со вселенной. Кроме этого, я познал мир света, искупался в его лучах, я очистился и теперь способен на многое. И всем этим я был обязан Кате...
Мы по очереди сходили в ванную, затем вновь встретились на кухне. Я опять выпил кофе, Катерина же в этот раз захотела чай.
Когда чашка была пуста, я взглянул на остатки гущи.
Все это время, по возвращении из путешествия, я чувствовал себя подобно сжатой пружине. Катерина с интересом бросала на меня взгляды, казалось, она чего-то ждала.
И вот теперь, рассматривая незатейливые узоры от остатков кофе, меня прорвало.
- Все, надо уходить! - проговорил я неожиданно, хотя ничего в этом кофе не увидел.
Это было похоже на какое-то озарение, уверенность в правильности мыслей была стопроцентная. Я как бы получал информацию от неведомого источника, который просто не мог ошибаться.
- Да, ты прав, - отозвалась Катя, - пояснишь?
- Сейчас нас перестали искать в этих краях, весь упор они сделали на моей квартире. Причем как одни, так и другие, у них уже возникла потасовка. - Продолжал я вещать подобно оракулу.
- Куда мы пойдем?
- Разыщем Петра, он собирается в универсам, там есть окошко, где принимают бутылки.
- Да, я знаю.
- Он будет там минут через сорок, - я видел некую конструкцию событий, которые шли из намерений людей, вернее из их мозгов. Это было похоже на мои собственные намерения, но разбитые на сотни разных частей и направлений. Все они делегировались какими-то людьми, так или иначе имеющими отношение к нам. Оставалось только выбрать нужные и достраивать вытекающие из этих намерений события.
- Отлично, я согласна с твоим решением, - проговорила Катерина уверенно.
- Ты тоже что-то знаешь?
- Да, но я пока сосредоточилась на майоре.
- На майоре?
Передо мной тут же возникло лицо майора. Он намеревался подать в розыск наши данные, кроме этого обдумывал показать мое фото и фоторобот Кати по ТВ.
Мы по быстрому оделись и я только теперь обратил внимание, что моих вопросов существенно поубавилось. Возникая в моей голове, они тут же получали ответ. Это было настолько необычно..., и в то же время я не ставил под сомнение приходящую из неведомого источника информацию.
- Они совсем отчаялись, - проговорил я задумчиво.
- На карту поставлено слишком многое.
- Меня хотят объявить преступником, - продолжал я с грустью.
- Аналогично, нас обоих объявят в розыск как преступников.
- Но мы же можем раскрыть карты! - возмутился я.
- Можем, и без всякого преследования.
Мы оделись и уверенно вышли из нашего убежища. Мы оба знали, что преследования не будет. Мое путешествие по бесконечному космосу не прошло даром. Я смотрел на все происходящее сквозь призму полученных знаний. Как же мелки были наши проблемы по сравнению с вселенскими мирами, как деланно раздуто мы их воспринимали. Правда только в случае, если наше мировоззрение суживалось до границ нашей жизни. Мы искусственно отрезали себя от реальности, для того чтобы воспринимать окружающее в искаженном виде. Как еще можно объяснить ту великую глупость, что скрывалась за жаждой каких-то иллюзорных благ на незаметной пылинке вселенной. Эта тупость явно была нам в наказание. Или кто-то очень хотел оглупления человека, сведения его сознания к животному восприятию. Отсюда и вполне понятные для нас приоритеты - вкусная еда, комфорт, самоутверждение за счет окружающих. Вся эта мишура очень уж искусственно смотрелась оттуда, с бескрайних просторов вселенских миров.
Сбежав по лестнице, мы остановились перед выходом в основной коридор. Катя приставила палец к губам и мы на цыпочках подошли к краю стены. Моя спутница осторожно выглянула и, изучив обстановку, дала мне знак.
Мы вышли через тот же черных ход, Катя аккуратно закрыла его ключом, и мы фактически бесшумно покинули подъезд.
Уже знакомыми дворами мы пробирались к метро. Что должен нам поведать Петр - опустившийся бомж, оставалось для меня загадкой. Но та невидимая нить, что связывала меня с миром света, говорила о необходимости этой встречи. Сомнений не возникало, должно быть, эта уверенность шла от самой истины.
Мы вышли на проспект, и Катерина с интересом на меня посмотрела.
- Не очень уж и безопасное место, ты не находишь? - спросила она зачем-то.
Я пожал плечами.
- Проверяешь? Ну, если хочешь, то, на мой взгляд, безопасное, по-крайней мере в данный момент, - проговорил я с иронией.
- На самом деле ты мне помог, возможно, ты чувствуешь больше меня, да и глаз у тебя, что называется, не запылился. Слишком недавно ты это получил. - Эмоционально закончила она
- Спасибо за комплимент, меня в данный момент волнует другое.
- Что?
- Я боюсь потерять способность к обыкновенному человеческому счастью. Ты меня понимаешь? - спросил я, остановившись.
- Понимаю, - проговорила Катя тихо.
- Я смотрю на тебя сейчас не как на красивую девушку, хоть совсем недавно испытал ни с чем ни сравнимое наслаждение, - продолжал я с сожалением.
Мы отошли в сторону от потока прохожих и Катя грустно посмотрела мне в глаза.
- Извини, но таким как прежде ты уже не будешь...
- Я не смогу испытать простого семейного счастья?
- Наоборот, ты сможешь испытать суперсчастье, но только с тем, кто полностью подойдет тебе. Кто является твоей половинкой, понимаешь, не просто красивой девушкой, но твоей недостающей частью. Это трудно, но это того стоит.
Я смотрел в ее глаза и чувствовал, как вокруг нас образуется аура гармонии.
- Я все понял. Мне нужно отвыкать от своих прежних взглядов, это выход на новый качественный уровень, - произнес я и потянулся к девушке.
Чувство полного слияния окончательно захватило нас, когда я прильнул к ее губам.
Мы целовались около минуты, затем, по обоюдному желанию отстранились друг от друга и, не говоря ни слова, устремились в арку.
Я не знал что такое ее защита, что она чувствует в момент опасности, возможно то же самое, что и я. Тогда становилось непонятным, зачем ей нужна была эта подпитка, когда она отключалась от мира и медитировала? Нужно ли и мне это будет? - терзался я в столь неподходящий момент.
Мы миновали очередной двор, и вышли на небольшой пустырь. До следующей высотки было около двухсот метров.
- Там, за этим домом универсам, - проговорила Катя.
- А я знаю, но..., откуда я это знаю?! - мне сложно было привыкнуть к новому уровню восприятия.
- Ты соединен с миром света, разве ты не понял? Пока ты будешь сохранять эту нить, ты будешь ясновидящим. Ты будешь под защитой.
Катя посторонилась, пропуская компанию из четверых подростков.
- Смирись и не терзайся, главное не потерять эту нить, - продолжала она, смотря им вслед.
- Значит, медитация, к которой ты прибегаешь, есть ничто иное, как удерживание этой связи?
- Теперь все стало проще, раньше мир вокруг меня был в основном враждебным, сейчас нас двое и мы образуем защиту вдвое мощнее. - Катерина отвлеклась от удаляющихся прохожих и посмотрела на меня. - Ну и чего мы ждем? Петр будет у окошка через десять минут.
- А чего мы ждем? Я, например, сигнала от тебя.
- А я от тебя.
Мы рассмеялись и направились к зданию напротив.
Было удивительно осознавать, что при всем при этом мы не потеряли способности к обыкновенному человеческому смеху. Нет все-таки чтобы мы не получили от мира вечности и бесконечности, наша сущность всегда будет хотя бы наполовину человеческой. Мы не сможем не тешить себя различными земными удовольствиями, являющимися такими бесполезными и ненужными там. Наше тело должно поддерживать себя в форме, оно всегда будет хотеть вкусной еды и комфорта. Все что мы можем сделать, это свести эти потребности до разумного минимума. Поэтому я сделал простой вывод - не стоит корчить из себя супермена только из-за того, что ты смог прикоснуться к миру совершенства. То, что ты его ощущаешь, еще не говорит о твоем совершенстве. Да оно и не возможно пока мы находимся на земле и в этом теле. Все что мы можем сделать, это выбрать правильный путь и по-возможности придерживаться его в течение отпущенного нам на этом свете времени. Это уже будет очень много, и нас ждут удивительные открытия и чудеса. Мы сможем понять и воспринять ровно столько, сколько вообще возможно и тем самым подготовить себя к дальнейшему восхождению.
Мы постарались идти спокойно, так как десять минут это слишком много для такого расстояния. Я не представлял с чего мы начнем и какой будет реакция этого человека, здесь я больше полагался на Катерину, ведь он, как никак, был ее старый знакомый.
- Катя, а как мы будем действовать? - все же спросил я.
- Ты побудешь в стороне, а я подойду к нему и обо всем договорюсь.
- О чем?
- Если честно, то мне пока и самой интересно. Он должен нам помочь. - Проговорила она задумчиво.
Мы приближались к торцу многоэтажки.
Неожиданно в лицо ударил ветер, ничего удивительного, учитывая что мы вышли из-за дома, но теперь это было воспринято с настороженностью. Самые незначительные события сейчас могли быть раздуты до неимоверных размеров. Единственно, что этому препятствовало - наше ясновидение.
На дереве закаркала ворона. Катя остановилась и посмотрела вверх.
- Что? - спросил я, поднимая голову.
- Не люблю этих знаков...
- Птица, она просто каркает, ведь может быть и такое.
- Конечно, но когда собираешься что-то делать, то это уже на уровне подсознания, - проговорила она задумчиво.
Я ничего не ответил на это, ибо сосредоточился на универсаме.
Мы стояли в торце дома, до магазина оставалось метров сто. Я заметил небольшую очередь возле какой-то двери, по характерному звону стекла я понял, что это именно то, что нам нужно.
- Угу, - кивнула Катерина на мой вопросительный взгляд.
- Ты успокоилась, - спросил я, имея ввиду ворону.
Она улыбнулась и махнула рукой. Ветер прекратился, а вместе с ним и шелест листьев.
В очереди стояло две бабушки, один молодой человек и один мужчина. Нашего общего знакомого еще не было.
- Возможно, будет лучше, если я пойду к магазину и встречу его по дороге, - проговорила Катя.
- Я не знаю, смотри сама.
Она вопросительно вскинула брови.
- Ну хорошо, пожалуй ты права, - исправился я.
- Не делай мне одолжений, говори только то, что чувствуешь. - В ее голосе слышалось осуждение.
- Если честно, то никакого чувства. Я не знаю.
- Отсутствие предвидения - это тоже результат.
- Я тебя прошу, будь осторожна. Давай обсудим, что делать мне? - с беспокойством спросил я.
- Я не знаю, все должно прийти само, ориентируйся по обстоятельствам. Но если меня схватят или произойдет что-то неординарное, то срочно ретируйся! - произнесла она твердо.
- Что значит...
- Послушай, ты нужен будешь на свободе в гораздо большей степени, чем арестованный рядом со мной, понимаешь?
- Да, - произнес я уныло.
- Я думаю до этого не дойдет.
И вот на дороге, ведущей к магазину, появился тот кого мы ждали. Перед нашими глазами предстала довольно удручающая картина. Бомж, он же Петр, плелся, чуть не спотыкаясь. Его одежда имела типичный вид для этой прослойки общества - замусоленный плащ, какая-то странная шляпа с полями и раздутые и перекосившиеся башмаки. Заросшее небритое лицо имело соответствующие беспробудному пьянству округлости - он превращался в "эскимоса", оставалось только догадываться как выглядело это лицо в прошлом.
Катя внимательно посмотрела на своего знакомого, после чего в сердцах вздохнула и покачала головой.
- Боже..., в кого он превратился, - прошептала она.
Мы решили, что Катерина подойдет к нему пока он стоит в очереди и постарается вытащить, или дождется пока он сдаст бутылки.
На всякий случай я дал ей крупную купюру на случай, если его не удастся заинтересовать предстоящим разговором.
Я остался на своем месте, а моя спутница отправилась к Петру, который, звеня своей ношей, уже занял место в очереди.
Девушка пару раз оглянулась и решительно направилась к своему приятелю.
Невольно я напрягся и небольшой озноб прошел по телу. Нервы сдавали, каким бы суперменом я себе не казался, суть моя по-прежнему оставалось чисто человеческой. Был ли я готов к непредвиденным обстоятельствам в таком состоянии, я не знал, впрочем как и любой человек на моем месте. Иной раз бывает, что какой-то доходяга или "чмо" в критический момент покажет себя настоящим мужчиной. Например, бросится спасать девушку от хулиганов, или сиганет зимой в воду спасать тонущего ребенка, в то время как мускулистый и навороченный супермен ретируется боязливо поджав хвост. Такие метаморфозы происходят в жизни постоянно и говорят только об одном - о нашей явной неспособности прогнозировать поведение людей исходя из их внешнего вида или сложившегося имиджа. Всегда за внешней формой скрывается что-то настоящее, что может быть в полном с ней несоответствии. Иной раз настолько отчаиваешься в способности прогнозировать чье-либо поведение, что полностью прекращаешь всякий анализ и отдаешься в руки полной импровизации - будь что будет. Это уже другая опасная крайность, подразумевающая одинаковую неготовность ко всему в отличие от анализа, где, имея несколько проработанных вариантов, ты программируешь себя и, следовательно имеешь преимущество на случай если один из них выпадет.
Катерина приближалась к этому опустившемуся человеку. В какой-то момент он бросил взгляд в ее сторону и больше уже никуда не смотрел. Стало заметно, как вся его фигура преобразилась, он постарался выпрямиться и расправить плечи. В то же время внутреннее напряжение давало себя знать и результат выглядел крайне нелепо.
Катя подошла вплотную и Петр чуть посторонился, давая ей возможность присоединиться. Она стала рядом и тут же начала что-то говорить, после чего за руку извлекла своего приятеля из очереди и отвела в сторону.
Теперь они оживленно беседовали метрах в десяти от остальных. Было видно, что про меня пока не сказано. Значит клиент сопротивлялся и ничего не хотел, а может и нет. Я тут же вспомнил свои недавние рассуждения насчет невозможности предсказания чужого поведения и усмехнулся. Мы все равно делаем предсказания, мы без них не можем, но самое правильное в таких случаях - это понимать, что события могут развиваться не только по сценарию наиболее для нас близкому, но и по бесконечному множеству других.
Я видел как оживленно жестикулирует Катя и как Петр молча внимает ее словам. Вот он согласно кивает и показывает на очередь, должно быть, хочет выполнить то, ради чего пришел. Девушка махает рукой и он возвращается на свое место, которое совсем у цели
Катя бросает взгляд в мою сторону и утвердительно кивает - значит, все в порядке.
Я немного расслабляюсь и стараюсь представить, что будет дальше - я пойду к ним или они ко мне?
Очередной порыв ветра заставляет меня поежиться, осень все больше напоминала о себе. Я закутался в куртку поплотнее. Мимо пробежала собака с ошейником, через несколько метров она остановилась и вопросительно на меня уставилась.
Это был ротвейлер, через секунду я услышал злобное рычание.
- Этого только не хватало! - подумал я с ужасом и принялся высматривать его хозяина.
Сзади послышались шаги и грубый окрик: - Джек, фу!
Джек сразу потерял ко мне интерес и засеменил дальше.
Рослый мужчина возник впереди и, бросив взгляд в мою сторону, бодро устремился за Джеком.
А тем временем Петр уже сдал свою ношу и, пересчитывая в ладони полученную выручку, медленно двигался к Катерине. Наконец он высыпал монеты в свой огромный карман и сосредоточился на своей бывшей подруге. Она что-то быстро сказала и они направились прочь от "приемки". Какое-то время они шли ко мне. Я уже приготовился к встрече, когда что-то заставило их свернуть.
Я растерянно смотрел, как их силуэты скрываются за деревьями. Они шли в сторону откуда пришел Петр.
Вскоре они снова стали видны. Я сосредоточился на Катерине, ожидая хоть какого-нибудь сигнала. Но девушка шла как ни в чем не бывало, что только настораживало. Возможно, она заметила слежку и теперь старалась меня не обнаруживать. Тогда мне надо не пялиться во все глаза, а затаиться и что называется не "отсвечивать". Я зашел в тень дерева, что росло тут же, и принялся ждать.
Какие-то два парня прошли мимо и подозрительно на меня покосились. Хоть время и было явно не для разбоя, но подозрительный мужчина мог насторожить.
- Это еще хуже, надо выходить, - взволновался я.
Постоянные проблемы могли сделать из меня неврастеника, не способного на адекватное восприятие. Правда, я надеялся что такое не случается, когда ты получаешь поддержку свыше. Главное чтобы эта помощь шла от нужного источника.
Я мялся, не решаясь выйти, и озирался по сторонам, в общем вел себя весьма подозрительно. В какой-то момент я услышал хруст веток, он исходил из прилегающих к дому зарослей. Хруст, вначале слабый, становился все отчетливее и я уже приготовился к худшему, когда недалеко от меня вылез какой-то то ли старичок, то ли мужчина. Его странное пальто было сплошь усеяно мелкими веточками и опавшими листочками. Все сомнения развеялись, когда до меня донесся характерный запах.
Бомж с интересом на меня посмотрел и хотел уже что-то сказать, но я демонстративно отвернулся, не желая нарушать свою и без того слабую конспирацию.
- Эх, - услышал я разочарованный возглас.
Бомж явно привык к такому обращению и сожалел, что я ничем не отличался от остальных.
- Ты это напрасно, - продолжал он, не обращая внимание на мое желание. - От сумы это...
- Извини отец, но очень занят, - проговорил я как можно мягче.
Мне пришлось повернуться к нему и я увидел очень несоответствующие общему виду глаза. Они были большими и ясными, казалось бы похмелье или какое там у него состояние, никак не могло сохранить таких глаз, но... Из них исходило такое страдание и такая искренность, что я невольно расположился к их обладателю.
- Ну вот, это уже по-человечески. Только какой я тебе отец мне и лет то сорок пять, а тебе ж сколько?
- Да, в отцы вы не годитесь. Мне тридцать пять. - Наверное, мое удивление сложно было скрыть, ведь на вид ему можно было смело давать шестьдесят.
- Что выгляжу на больше? Да я знаю, сам понимаешь, жизнь такая, - он оглянулся на то место, откуда вышел и продолжил, - так что не беспокойся, уйду я сейчас. Знаешь, есть во всей моей ситуации и положительный момент.
- Интересно.
- Людей я стал чувствовать, вот не поверишь, с первого взгляда или там со второго, в общем парой фраз перекинемся и уже точно могу сказать, что за человек передо мной.
- Интересно, ну и что же вы обо мне сказать можете?
- Несоответствие, полное несоответствие между тем чем ты хочешь казаться и твоим настоящим нутром, - проговорил он и, поперхнувшись, закашлял.
Я невольно отвернулся от фыркающего незнакомца.
- Ты не прав отец, противоречия у меня есть, но они вовсе не такого артистического характера. - Ответил я между тем.
- Нет, - он, наконец, перестал кашлять, - ты не правильно понял, я говорю именно про сейчас. Ты ведешь себя не соответственно твоей сущности, у тебя какие-то проблемы и ты пытаешься их скрыть. - Продолжал тот.
- Хорошо, вы правы, я действительно такой, теперь если можно я хотел бы уединиться, - проговорил я вежливо.
- Ай как нехорошо, брезгуешь, а ведь я знаю что тебе нужно.
- Послушайте, не пользуйтесь моим добродушием, я же сказал что хочу...
- Хорошо, ухожу, но тогда ты не узнаешь, что меня просили тебе передать, - при последних словах он усмехнулся.
- Передать? - меня вдруг осенило, - кто просил?
- Так я пошел? А ты милок стой, жди..., - он зло улыбался.
- Послушай отец, что ты хочешь от меня? - раздраженно спросил я.
- Дай на бутылку, - произнес тот заискивающе.
Я порылся в карманах и извлек купюру.
- На, нет постой, вначале скажи, что ты должен передать.
- От Катерины и Петра, вначале деньги.
Теперь я уже не сомневался и протянул ему купюру. Она тут же исчезла в складках его огромного пальто. Мне оставалось только досадовать, почему для такой цели выбрали столь ненадежную особу, но возможно выбирать не приходилось.
- Ну, я жду.
Бомж улыбнулся и опять оглянулся на кусты.
- Ты в моей власти, хочу скажу, хочу не скажу, дай мне насладиться, ты же понимаешь как мало в моей жизни таких моментов.
Я постарался сдержаться и даже улыбнуться.
- Ты ведь взял деньги, так выполни обещание.
Я с нетерпением ждал сообщения и уже готов был наброситься на этого типа, если он опять чего-нибудь выкинет.
- Ладно, не обижайся, ты хороший человек, это видно, тебя ждут во втором подъезде того дома, - он кивнул на рядом стоящее здание.
- Втором?
- Да второй от тебя. - Он развернулся и исчез в тех же самых кустах.
- Спасибо, - крикнул я ему вдогонку.
Почему у этого типа были такие глаза, зачем природа наградила его таким открытым лицом, если он все равно опустился и стал хитрить и врать? - думал я по дороге.
Между тем конспирация зачем-то была нужна, возможно, мне надо быть настороже Я оглянулся по сторонам и не заметил ничего примечательного. Во дворе сидели две бабушки, недалеко от них молодая мама прогуливалась с коляской. Все вполне обыденно, как и в сотнях других двориках в столь ранний час.
Прохожих существенно поубавилось, должно быть большинство уже находилось на рабочих местах.
Дом, к которому я шествовал, находился метрах в пятидесяти от того, где я дежурил. Должно быть они просто обогнули его с другой стороны, затем зашли в ближайшее здание. Когда они встретили моего "оповестителя", оставалось только догадываться, возможно, он поджидал Петра недалеко от магазина.
А вдруг это ловушка? А вдруг меня там ждет несколько молодцов, которые уже скрутили Катерину? Но скрутить эту девушку было не так то просто, - я вспомнил хулиганов. - Ладно, будь что будь.
Показался нужный подъезд. Возле него стояли две женщины лет пятидесяти и что-то живо обсуждали.
Я прошел мимо, они на время замолчали и проводили меня подозрительными взглядами. Подъезд, как я и предполагал, был не охраняем, что способствовало настороженному отношению ко всякого рода гостям.
Взбежав по ступенькам, я оказался на площадке первого этажа. Сверху опускался лифт. Не дожидаясь его прибытия, я устремился далее. Между первым и вторым этажом их не оказалось. Это немного удивило.
- Катя, - позвал я негромко.
- Поднимайся, - раздался ее голос.
Я облегченно вздохнул.
Они оказались между третьим и четвертым этажами. Катерина смотрела в окно, а Петр с интересом на меня.
- Знакомьтесь, Петр, Николай - представила она нас и вновь уставилась в окно.
Мы пожали друг другу руки. Надо отдать должное этому человеку, несмотря на свой неопрятный облик, а также небритость, он был вполне чист и от него не исходило никаких неприятных запахов. Кроме этого, когда он улыбнулся я заметил вполне ухоженные зубы, должно быть и в это утро он не забыл их почистить. Все это как-то не вязалось с образом бомжа особенно после знакомства с его товарищем.
- Что случилось, зачем такая конспирация?
- Это необходимость, мне показалось что меня пасут, - ответила Катя, не отрываясь от окна.
- Кто это был?
- Я не знаю, возможно, твои, а может и эти.
- Тогда считай, что они продолжают нас пасти, - проговорил я с видом знатока.
Это не ускользнуло от Петра, и он слегка улыбнулся. Должно быть, мне хотелось произвести впечатление на Катиного товарища, к тому же у меня была какая-то к нему ревность.
- Именно так я и считаю, - ответила холодно девушка.
- Меня трясли эти, с госбезопасности, - проговорил Петр. - Очень интересовались как вас найти, а вы вот они, сами пришли. Я думаю, что они за мной следили.
Я удивленно посмотрел на Катю, неужели ради этой новости мы к нему пришли?
На мой немой взгляд она пожала плечами.
- По крайней мере, я не вижу никаких причин так не думать, - сказала она.
- Так что же это было, зачем же мы..., - я не мог подобрать слова.
В последнее время я часто ловил себя на этом дефекте. Когда хотелось красиво выразить свою мысль из памяти выпадало нужное слово, это вызывало паузу в местах, где ее совсем быть не должно, волнение только усугубляло ситуацию. В такие моменты я чувствовал себя косноязычным школьником не умеющим довести свои мысли до собеседника. Все это вылилось в некий комплекс, который легко вызывался подобными случаями и заставлял меня "впадать в ступор".
- Мы никогда не знаем откуда придет нам помощь, мы только предполагаем, - спасла положение Катерина.
Я повернулся к Петру и, смотря ему в глаза, спросил с мольбой в голосе:
- Нам нужно что-то узнать от вас, может вы знаете что?
- Мне уже задавала этот вопрос Катя, я много чего знаю, но что именно нужно вам, я не знаю, - он вздрогнул, когда щелкнул замок этажом выше, его нервы явно были расшатаны. - Я мог бы вам рассказать то, что думаю, но не знаю, то ли это?
- Сейчас главное не угодить им в руки, - проговорила Катя, - если у тебя есть по этому поводу мысли...
- Насчет этого..., но..., ты всегда умела сосредотачивать в нужном направлении. - Петр улыбнулся. - Они думают, что мы пришли сюда не просто так, наверняка они предполагают, что мы в какой-нибудь квартире.
- Да? Тогда может не стоит так маячить возле окна? - насторожился я.
- Исключено, солнце падает на стекло, они нас не видят, - успокоила Катя.
- Я просто не могу понять, почему они нас не схватили, почему сейчас не ворвались и не повязали? - возмутился я искреннее.
- Потому что..., Катя, - Петр обратился к девушке.
Она оторвалась от стекла и стала в боевую стойку.
- Нет, я не буду ничего показывать, он все уже видел - проговорила она, принимая прежнее положение.
- Они просто не уверены, что смогут нас схватить, они выжидают, - вставил Петр.
- Ладно медлить больше нельзя, давай попробуем понять, Коля, мысленно войди в тот свет в котором ты был во время медитации, - быстро проговорила Катя. - Петр последи, - она уступила ему место возле окна. После чего села на ступеньки и приняла характерную позу.
Я повиновался и уже через несколько секунд почувствовал себя растворенным в световом облаке. Моя логическая часть постоянно вмешивались и мне пришлось кинуть световую трубку далеко в космос. Теперь это облако получило логическое обоснование - свет шел из далекого мира и создавал вокруг меня спасительную сферу.
Отстранившись от настоящего, я все-таки мысленно его осознавал. Через мгновенье передо мной появилась картина - молодой человек сидит на лавочке и смотрит на девятиэтажный дом метрах в пятидесяти от него. Я сразу узнал наш дом и подъезд, все стало понятно и можно было возвращаться в действительность.
Я открыл глаза и тряхнул головой.
- Там возле дома сидит тип, - начал я тут же.
Катя еще сидела в своей позе и никак не реагировала.
- Где? - спросил Петр.
- Вон, его даже немного видно.
Дерево лишь частично скрывало лавочку, из-под кроны выступал ее край и ноги сидящего человека.
Девушка очнулась и тут же вступила в разговор.
- Он пока один, ждет подкрепления.
- Ясно, есть тут одна квартира, впрочем, не имеет значения, меня осенило. - Проговорил Петр. - Пойдемте, - бросил он, спускаясь по ступенькам.
Мы переглянулись и не долго думая, отправились за ним.
На площадке первого этажа он позвонил в квартиру. Я подумал, что он хочет спрятать нас у своих знакомых, про существование которых неожиданно вспомнил. Но это было не так, ибо, не дождавшись ответа, он позвонил в противоположную квартиру.
- Петр поясни, - требовательно произнесла девушка.
- Мы ведь на первом этаже, правда?
Дверь открыла девушка, ее домашний халат был наспех застегнут. Она с удивлением окинула нас взглядом и мило спросила:
- Вам кого?
- Извините, - начал Петр, - за ними гонятся хулиганы, мы просто хотели бы выйти через ваше окно.
Надо отдать должное девушки, она пожала плечами и отступила. Вот уж не думал встретить такое понимание. От меня не ускользнул тот факт, что девушка была довольно симпатичной. Мне всегда было по сердцу такое отстраненное восприятие жизни, когда самые неожиданные вещи вызывают вполне обыденную реакцию. Это как правило говорит о высоком уровне их обладателя.
- Куда? - спросил Петр.
В отличие от него, мы с Катей немного растерялись в чужой квартире, поэтому просто следовали указаниям хозяйки.
- В ту комнату и через балкон, - ответила с хрипотцой девушка.
Мы прошли через гостиную, стараясь ступать как можно аккуратней по ковру.
- Вы нас простите, - проговорил я смущаясь.
- Ничего, бывает.
- Не перевелись еще добрые люди, - вставила Катя.
- Перестаньте, мне самой приходилось убегать...
Мы вышли на застекленный балкон, Петр открыл створку окна и посмотрел на нас.
- Ну? Кто первый? - спросил он зачем-то.
- Кто-нибудь из мужчин потом помогут девушке, - произнесла хозяйка.
- Правильно, - поддержал я.
Петр спрыгнул и протянул руки Катерине.
Она оглянулась на девушку и, улыбнувшись, произнесла:
- Спасибо вам.
Теперь оставался я.
- Дай вам Бог здоровья, - я взял ее руку и поцеловал.
- И вам удачи, - впервые улыбнулась хозяйка.
- Если можно, не выдавайте.
- О чем речь.
Я выпрыгнул и мы углубились в кусты.
Пробираясь в очередной раз через ветки я стал задумываться о странных стечениях обстоятельств, которые заставляли нас постоянно шастать по кустам и оказываться в подъездах. Казалось, нужны какие-то особые действия, в результате которых мы вырвемся из порочного круга.
Когда мы вышли на дорогу и постарались сориентироваться, то единственным нашим желанием было как можно дальше удалиться от наблюдателя.
- А где гарантия, что он не в курсе нашего бегства? - предположил я.
- Нет такой гарантии, есть слабая надежда, - ответила Катя.
Вечная неопределенность и неизвестность начали не на шутку огорчать. Получается все, что бы мы ни делали, может быть известно нашим врагам.
Мы буквально побежали к универсаму.
Я заметил припаркованное такси и у меня тут же родился план:
- Катя предлагаю закупить продуктов и за город!
Мои спутники переглянулись, после чего Катя произнесла:
- Пожалуй ты прав, стоит подумать.
Я предложил уехать к озеру и снять там домик на турбазе. Обычно это делали летом, поэтому сейчас со свободными местами проблем быть не должно.
Моя идея понравилась.
Мы зашли в магазин и закупили все, что считали нужным. Петр настоял, чтобы в список была включена и водка, иначе он никуда не поедет. Честно говоря, я уже сомневался в его надобности и откровенно спросил об этом Катю, она была категорически против расставания с ее товарищем, тем более что он уже был посвящен в наши планы. Пришлось согласиться с его условиями и взять несколько бутылок водки. Впрочем, нельзя сказать, что я уж очень расстроился по этому поводу.
С пакетами продуктов и с изрядно похудевшим бюджетом мы появились на стоянке машин перед универсамом. Благо дефицита такси не наблюдалось. Мы подошли к одной из них. Она оказалась занята, то же было и с другой.
- Черт, нам нужно поскорее отсюда уезжать, - волновался я, озираясь по сторонам.
- Не так откровенно, - поправил меня Петр, превратившийся в само спокойствие.
- Вон высаживают, - показала Катя на очередное такси, подъехавшее к стоянке.
Пассажиры вышли и машина уже трогалась, когда мы побежали за ней, размахивая руками.
Водитель притормозил.
Объяснив куда нам надо и договорившись о цене, мы заняли места в салоне. Катя села впереди, а мы с Петром сзади. Мне совсем не нравилось такое соседство, но в такой ситуации, возможно, не стоило слишком меня выделять.
Машина выехали на трассу и понеслась.
Мы решили доехать до "Матвеевки", а уже оттуда на другом такси до конечного пункта. Теперь только осталось, чтобы за нами увязался хвост, - накручивал я себя.
Мы по очереди оглядывались, чем похоже не на шутку возбудили водителя. Он то и дело с опаской на нас косился.
- Ребята, у вас проблемы? - спросил он, наконец.
- Нет, никаких проблем, просто потеряли знакомых, - отрапортовал Петр.
- А..., бывает. - Он явно успокоился.
Ничего подозрительного мы не заметили. Неужели получилось, а почему бы собственно и нет. Они, наверное, до сих пор считают что мы в подъезде, поэтому бросили все силы на дом...
- Курите? - спросил водитель.
- Нет, - ответил я.
- Курим, - вставил Петр.
- Не возражаете? - шафер достал сигарету и посмотрел на Катю.
Та молча замотала головой. Петр поддержал курильщика и они на пару задымили.
Прекрасный солнечный день стал особенно заметен тут, за городом, когда с обоих сторон дороги колыхалась красно золотистая листва. Природа успокаивала и придавала сил.
- Прекрасный день сегодня, - произнес водитель.
- Да, замечательный, - поддержала Катя.
- Всегда бы так - вздохнул Петр.
- Не, всегда не надо, все познается в сравнении, - усмехнулся таксист.
- А вы философ, - улыбнулась наша девушка.
- А как же, в этой жизни без философии нельзя, если не подходить к проблемам философски, то все, кранты! - эмоционально закончил тот.
- Это точно, - вставил Петр.
Меня всегда удивляла способность людей этой профессии вызывать людей на диалог. Казалось бы едешь, размышляешь о своем и тебе совсем не хочется говорить, но вот пара тройка фраз и ты уже общаешься. Должно быть, все они со временем становятся психологами и всегда знают, когда и о чем можно поговорить с клиентом. Впрочем, тема погоды и природы всегда беспроигрышная.
Запах табачного дыма наполнил салон, водитель попросил Петра приоткрыть окно. Еще немного поговорив о прелестях природы, мы замолчали.
Оставшееся время, а это минут пятнадцать, мы ехали молча. Хвоста не было, значит, нам все удалось. На всякий случай я поискал в небе вертолет, после чего хихикнул, удивляясь своей мнительности.
- Подъезжаем, - заявил Петр.
За стеклом проносились фасады частных домов.
- Где вам? - спросил водитель.
- На автовокзале, - ответила Катя.
Через несколько минут машина затормозила в указанном месте. Мы рассчитались и направились к зданию автовокзала. Как назло такси осталось на стоянке, видимо, желая кого-то прихватить в город.
- Вот черт, - эмоционально выдохнул Петр, наблюдая за нашим шофером из окна автовокзала, - так мы можем долго ждать.
- Что ты предлагаешь? - спросил я.
- Пройтись дальше на трассу и ловить попутку.
Мы решили еще задержаться, возможно, водитель скоро уедет. Да и какая разница, если он заметит что мы садимся в другую машину? Мы уже решили не обращать на него внимания и сесть в другой автомобиль, когда к нам пришла гениальная мысль. Ведь через турбазу шло множество автобусов, а это не только конспирация, но и прямая экономия денег.
Мы ознакомились с расписанием. Ближайший рейс был через пятнадцать минут.
Вскоре мы усаживались в автобус вместе с другими пассажирами. Наш водитель находился с другой стороны площади и видеть нас не мог, что впрочем было уже все равно. Всякая конспирация имеет меру.
Мы расположились на задних сидениях и смотрели на входящих людей. Суета и недовольство многих из них несколько раздражали, ведь по сравнению с нашими проблемами их заботы казались нам ничтожно мелкими.
Когда в салоне не осталось ни одного свободного места, автобус тронулся,.
Ехать было около получаса. Мы постоянно переглядывались, на лице Катерины то и дело возникала улыбка. Настроение заметно улучшилось. Я даже порадовался за нашу чрезмерную конспирацию. Теперь она казалась мне не излишней. Ведь если водитель каким-то образом донесет на нас, то он все равно скажет, что довез нас до Матвеевки.
- Ну что конспираторы скоро будем на месте.
- Не кажи гоп, пока не перескочишь, - ответил я Катерине.
- Коля, давай попробуем проверить, ты уже знаешь что делать, - предложила она.
- Здесь? Не знаю смогу ли настроиться, - засомневался я.
- Поменьше думай об этом, просто пробуй, надо уметь в любой ситуации....
Петр кисло улыбнулся, должно быть все эти тонкости были для него не новостью.
- Постарайся не влезать высоко, - произнес он загадочно, глядя на свою подругу.
Катя кивнула и подобрала ноги под себя. Теперь она сидела по-турецки. То что мы были сзади позволило не беспокоиться за реакцию пассажиров.
Я просто закрыл глаза и мысленно полетел к тому светлому источнику, в котором я очутился в результате скитаний по космосу. Постоянная тряска и говор людей меня сбивали и заставляли нервничать. Я то и дело принуждал себя не обращать на это внимание, чем похоже только усугублял ситуацию. В конце концов, я начал раздражаться. В такие моменты всегда кажется что это, возможно, сиюминутное настроение и состояние отныне останутся навсегда. Потом приходится доказывать самому себе, что ты сохранил таки свои способности. Откуда идут эти комплексы, почему малейшая неудача приобретает вид вселенской катастрофы? Возможно, темный мир никого не хочет от себя отпускать, поэтому использует любую зацепку, чтобы вызвать неуверенность и нерешительность.
В общем, в этот раз у меня не получилось. Разгневанный я сидел рядом с Катей и взирал на ее спокойное лицо. Она явно отсутствовала для окружающего. Где-то в глубине я испытал зависть.
Этого только не хватало, теперь у меня еще низменные чувства появились, - расстраивался я.
Должно быть, тот другой, нехороший и злой мир знал свое дело, он впустил в меня скверну, как только я дал слабину. И надо отдать ему должное, у него получилось. Я с нетерпением ждал "возвращения" Кати. Петр же сидел, как ни в чем не бывало, его больше интересовали виды за окном.
Катерина, если бы не странно скрещенные ноги, напоминала спящую девушку. Несколько пассажиров, все же обратили на нее внимание.
Водитель сделал уже вторую остановку, в этот раз он даже объявил название. По моим подсчетам нам оставалось еще три.
Неожиданно девушка открыла глаза и спокойно посмотрела на нас.
- Все нормально, - произнесла она и слегка улыбнулась.
- Ну и слава Богу - произнес Петр.
- Совсем все? - уточнил я.
- Почти, а как у тебя?
- А у меня никак, не получилось. Сам не знаю почему, наверное, не смог сосредоточиться.
Катя слегка замотала головой. Должно быть, она еще не совсем вернулась в реальность.
- Это ничего, почему ты разнервничался?
- А что так заметно?
- Незаметно, но я вижу.
Девушка не старалась добиться ответа, мое нежелание говорить было воспринято совершенно спокойно.
- Я злюсь на себя, просто мне уже казалось, что я всегда смогу медитировать с той же легкостью что и в прошлый раз. - Произнес я неохотно.
- Великий обман, тщеславие наш самый главный враг. Мы не великие, мы никто без связи с абсолютом. - Сказала она твердо. - Все мы можем быть слабыми и глупыми, смелыми и трусами, постоянства тут не бывает, есть некая предрасположенность к тому или иному пороку. Но весь этот быт отлетает, как только мы входим в контакт с абсолютом. Но ты же понимаешь, что быт тоже имеет отображение на тонком уровне, он энергетически управляем, и его хозяева никого не хотят отпускать к свету. Отсюда и возникающие на первых порах сложности. Но даже когда ты уже с легкостью выходишь на связь с миром света тебя могут ждать сюрпризы в случае если ты возгордишься. Поэтому каждый раз, когда ты об этом забываешь и думаешь о своих непреходящих способностях, он использует твое тщеславие для уничтожение твоего стремления к свету. - Закончила она эмоционально.
- Боже как у тебя это получается? - в очередной раз я удивился способностям этой красивой девушки.
- Я вышла из "путешествия" в облаке света. Пока оно не развеялось я имею такой дар, но как только наши земные проблемы сдуют его, я обрету вполне бытовое мышление. Так что и у меня нет ничего постоянного. - Теперь она улыбнулась.
- Значит, никакое озарение не продержится в быту долго без подпитки? Я правильно тебя понял?
- То к чему я имею доступ говорит именно об этом, но я не могу судить о других, более высоких уровнях... Хотя бы потому, что я там еще не была.
- О господи, а на каких же я тогда уровнях, - вздохнул я.
Тем временем водитель объявил очередную остановку. Мы в который раз вели диалог о непознанном и все окружающее для нас перестало существовать. В такие моменты я всегда чувствовал себя учеником, это несколько возмущало мое эго, зато моя духовная часть была в восторге.
- Катька, зачем ты втянула меня в это, я пытаюсь все забыть и тут появляешься ты..., - недовольно произнес Петр.
- Уж тебе ли не знать, что в этом мире ничего просто так не бывает. Раз случилось, то тебе это нужно. По крайней мере, я надеюсь, что это нужно тебе, а не им.
- Вот именно, ты видишь в кого я превратился? Так кому это нужно? - не унимался он. - Просто помни, что благими намерениями выстлана дорога в ад. Ну ладно..., минутная слабость, забыли...
- Я все помню, Петя, все.... - проговорила загадочно девушка.
Петр отвел глаза, должно быть эта фраза и ему что-то напомнила.
- Катя, ты так и не рассказала, что увидела, - вставил я.
- Ах да, в общем те люди, что нас преследовали, это госбезопасность. Что не может не радовать, потому что они без этого сбежавшего ученого могут совсем мало.
- Он ведь еще и прибор с собой унес, - напомнил я.
- Да, прибор, вся моя защита сейчас направлена против этого прибора. Нам более опасен этот академик... Те ребята, от которых мы скрывались ночью, похоже, были наведены именно им.
- О господи, ночью одни, утром другие, плохо, - произнес Петр. - Каждый раз, когда ты выходишь в тонкий мир, ты можешь быть обнаружена.
- Не нагнетай Петя. Сейчас, по крайней мере, я знаю что нас ищут в том доме, из которого мы ретировались.
- А как же другие?
- Другие были настроены на что-то другое, похоже у них проблемы. Им сели на хвост, другими словами сейчас эти две структуры сосредоточены друг на друге, понимаете? - она с облегчением выдохнула.
- Отлично, пока они грызутся мы в безопасности. - Сделал я вывод.
- Не забывай, что они очень хорошо грызлись вчера вечером, после чего нам пришлось убегать вначале от одних, затем от других, - напомнила девушка.
- Понятно.
- Но в любом случае сейчас ситуация для нас более приятна, - улыбнулась она.
- Расстояние наш верный помощник, особенно касаемо прибора, - вставил Петр.
Мы как-то успокоились и повеселели. Получалось что наши враги сцепились друг с другом, что в общем-то было вполне логично, ибо главной целью людей из госбезопасности был сбежавший ученый и прибор. Мы же были для них лишь средством, помощниками. Но человек, который мог выходить на те уровни, где хранилась их информация, представлял угрозу, причем для обеих групп. Поэтому, как только они разберутся между собой, или просто банда с ученым скроется, мы станем следующей целью. Сколько времени у нас на передышку, да и есть ли оно вообще, мы не знали. В любом случае ситуация была сейчас более спокойной.
Тем временем автобус подъезжал к нашей остановке. На всякий случай мы осмотрелись, Как и следовало ожидать, ничего подозрительного не обнаружили. Разве что старая волга с тонированными стеклами ехала впритык к автобусу. Но когда он стал сворачивать на остановку, лихо его обогнала и вскоре скрылась из вида
Мы вышли на асфальтированную площадку. Чуть в стороне пролегала грунтовка, эта утрамбованная машинами дорога уходила вглубь леса. С нами вышла бабушка с маленькой девочкой. Окинув нас подозрительным взглядом, они засеменили по дороге. Малышка едва за ней поспевала. Должно быть, мы являли собой не самую лучшую компанию - всему виной конечно Петр.
Мы проводили взглядом наш автобус, после чего возник вполне логичный вопрос, а где турбаза? Все мы не раз проезжали эту остановку и слышали рассказы о прелестях этого места. Но никто из нас не имел удовольствия здесь отдыхать. Учитывая что через дорогу лес был более густой и в него вела совсем небольшая тропинка, мы логично предположили, что туда идти не нужно.
Мы отправились вслед за старушкой, надеясь с ее помощью развеять наши сомнения.
Желтая листва устилала дорогу и весело шелестела под ногами. Сразу вспомнилось далекое детство, когда мы носились по пластам опавших листьев и, нагребая их в кучи, закапывались по самую шею.
Как же хорошо было в этот солнечный день в разноцветном лесу. Не часто приходилось наслаждаться природой именно в такое время, когда на деревьях еще много цветных листьев, а под ногами уже целый ворох из желтых и кранных расцветок. В основном в такие погожие дни мы находились совсем в других местах, теперь же нам повезло, мы могли с лихвой вкусить все прелести осеннего леса.
Катерина взяла меня под руку. Петр шел рядом и то и дело останавливался, чтобы поднять красивый листок. Вскоре в его руках образовался вполне приличный букет.
- Господи, хорошо то как! - Катерина задрала голову и повернулась к солнцу. - Как не хочется думать о всяких проблемах, хочется все забыть...
- Это точно, - крякнул ее товарищ, нагибаясь за очередным листком.
- Петя извини что я тебя потревожила, но мне почему-то казалось, что я имею на это право, - мило произнесла она.
- Правильно казалось.
- Ну вот, еще немного и природа перестанет для нас существовать, - насторожился я. - Сейчас начнем вспоминать кто виноват, и размышлять что делать.
- Успокойся Колян, ничего мы не начнем, правда, Катька? - Он лукаво посмотрел на девушку.
- Да не начнем все уже жевано-пережевано да и поплатился уж кто-то сполна, вот только не знаю пошло ли ему это на пользу. Судя по всему совсем наоборот. - Произнесла она.
- А ты ожидала что лишение квартиры и все остальное может пойти на пользу?
Катя пожала плечами.
- Любой глобальный поворот в жизни может привести либо к духовному росту, либо к падению.
- Ну ладно вам, не знаю что там у тебя произошло с квартирой, но это не может сломать человека с философским подходом, - заметил я.
- Ты так считаешь? Не может сломать? А ты знаешь какие бывают ситуации, может тебе придумать на ходу дилемму в результате которой ты вряд ли почувствуешь себя суперменом? - вопрошал Петр.
- Давай, - опрометчиво предложил я.
- Да пожалуйста!
- Петя, успокойся! - жестко проговорила Катя.
- Прошу принять сей прекраснейший букет в знак моего глубочайшего уважения, - театрально произнес он.
Она взяла листья и ухмыльнулась.
- И позволь мне испытать нашего героя?
- Начинай уже, или я подумаю, что за этим ничего кроме твоих кривляний нет. - Я поймал себя на ревности к Кате.
- Перед тобой стоит выбор, отказаться от которого ты не имеешь права, постарайся прочувствовать то, что я говорю. Не имеешь права, потому что если ты выбор не сделаешь, то погибнет все человечество, ибо спустился на землю злой бог и поставил тебя перед дилеммой - или ты сделаешь выбор или всем конец. Разумеется, ты будешь выбирать, ибо так есть хоть какая-то надежда, правильно? - закончил он и внимательно на меня посмотрел.
- Разумеется, я бы не отказался, это было бы просто глупо. - уверенно ответил я.
- Правильно, молодец, ну а теперь главное, теперь сама дилемма. Решай, сказал бы злой бог - пусть это будет сам сатана. Решай, кто останется из двух женщин, ибо вдвоем им на земле находиться не должно.
После этих слов у меня засосало под ложечкой, я почувствовал, что зря согласился на этот эксперимент.
- Так вот, ты должен выбрать, кому умереть - твоей матери или..., - он немного помедлил и, посмотрев на девушку, произнес, - или твоей любимой?
Предчувствия меня не обманули, сосание под ложечкой было ничем по сравнению с тем ступором, в который я впал. Мне даже трудно было сформулировать свою мысль, но я постарался и озвучил то, что смог:
- Это удар ниже пояса...
- Ниже пояса? Конечно, тебя что, не били ниже пояса? У меня так вся жизнь построена вокруг этого удара, успевай только уворачиваться! - ответил он на мой упрек.
- Петр прекрати! А ты не поддавайся на провокации. - Катя сильней прижалась к моей руке.
- Ну что? Выбор, ты должен сделать выбор! - требовал Петр.
- Я кого-нибудь бы выбрал, но сейчас не хочу об этом. - Отрезал я.
- Значит всему конец, вот ты и сломался, ты не способен даже теоретически...
- Вот именно, теоретически, зачем же лишать кого-то жизни теоретически? Если бы действительно была такая угроза, я бы его сделал, но просто так...
- А ведь ты уже знаешь ответ, верно? Но не хочешь его озвучить, боишься кого-то обидеть? - он с ухмылкой посмотрел мне в глаза.
- Слушай ты, не много ли себе позволяешь?! Кем ты себя возомнил?! Я ясно сказал что не хочу, даже теоретически уничтожать близких мне людей, понятно это, или тебе нужен конфликт?! - я почувствовал крайнее раздражение.
Петр, наконец, успокоился и больше уже ничего не требовал, по его лицу блуждала загадочная улыбка.
- Ладно, возможно я перегнул палку..., просто я хотел тебе доказать что в жизни бывают слишком сложные ситуации. Такие, что не хочешь представлять даже теоретически. - Примирительно сказал он.
- Это я понимаю, всякое бывает, но если ты остался жив, то должен держаться, - произнес я спокойно.
- Я бы на твоем месте выбрала меня, - вставила Катя.
Я невольно ухмыльнулся, ибо действительно не знал, как бы я поступил. Ведь уничтожить свою мать, человека, который тебя растил и ставил на ноги, было невозможно даже представить. Но и уничтожить свою любовь, а я представил это именно так, уничтожить свою единственную и неповторимую, которую ты долго искал и которая должна была продолжить твой род... В общем, дилемма страшная по своей сути. И Петру, пожалуй, удалось достичь своей цели, я действительно испытывал смятение и неуверенность.
Я посмотрел на Катерину и, пожав плечами, произнес:
- Я не знаю, чтобы я сделал. Каждый момент уникален, и если сейчас мое решение не сформировалось, то в другое время я смог бы ответить не раздумывая.
- Это ты верно говоришь, Коля, - начал Петр, - верно. Мне, например, всегда хотелось иметь постоянство в таких вещах как смелость, твердость и тому подобное. Но каждый раз я обнаруживал, что все зависит от, - он показал руками на небо, - расположения галактик. От того, что не подвластно нашим циклам и, следовательно, совершенно уникального по своей сути. Поэтому мы каждый раз находимся под влиянием чего-то совершенно нового, еще не разу нами в жизни не испытанного. Отсюда и все неожиданности.
- Я думал об этом... Галактик или еще чего или кого, но мы действительно испытываем влияния, которые для нас новы и неизвестны в прошлом, - поддержал я.
Впереди показалась легковушка. Надо заметить, что в какой-то момент мы прошли разветвление, где наша дорожка сливалась с широкой грунтовкой.
Мы посторонились, пропуская "волгу". Из-за стекла, со стороны пассажира показалось лицо женщины. Она внимательно на нас смотрела, пока мы стояли на обочине. Обычный интерес к незнакомцам истолковывался сейчас совсем по-другому, поэтому и мы проводили ее взглядами.
Теперь на нас смотрел мальчик с заднего сидения.
- Ну вот, похоже, приближаемся, - произнес я.
- Хотелось бы.
Широкая колея делала наш путь более обозримым, но пока ничего кроме леса мы не видели. Он по-прежнему радовал нас своими красками и кучами листьев под ногами.
Огромная сумка давала себя знать. Основную тяжесть в виде множества консервов и палок колбасы нес я. Петр же нес продукты полегче, как то пачки с кашей и вермишелью, хлеб и конечно водку.
- Что мальчики тяжело? - спросила Катя.
- Да нет нормально, - тут же выпалил Петр.
- Пустяки, - поддержал я, - но все же хотелось бы идти в правильном направлении.
- Так тут только одно направление, - усмехнулась Катя.
- Нет, есть еще та сторона трассы, но мы ее сразу откинули. - Вставил Петр. - А где же эта бабка? Вот так "притопила". Неужели мы такие страшные, впрочем, это все из-за меня...
- Самокритика это замечательно, жалко только что нет от нее толка, все ей и заканчивается. - Сказала Катерина, глядя на своего товарища.
- Если ты собираешься читать мне нравоучительные проповеди, то я лучше поеду обратно в город. Я пока так и не понял зачем я вам. Зато твоему молодому человеку я не нравлюсь, это очевидно.
- Ты не женщина чтобы нравиться, к тому же ты сам провоцируешь. Должно быть, тебе скучно без конфликтов. - Ответил я ему.
- Скучно..., нет мне не скучно, просто не люблю, когда меня учат.
- Ладно хватит вам уже, мы еще даже не пришли на место, а вы уже соритесь, ну-ка прекращайте, - вмешалась Катя.
Мы продолжали шествовать молча.
Послышался гул мотора, теперь машина ехала со стороны трассы. Мы оглянулись. Очередная легковушка, но на этот раз иномарка, приближалась к нам сзади.
- Давайте тормознем, - предложил Петр.
В этом действительно был резон, если не подвезет, то хотя бы скажет правильно ли идем.
- Давайте попробуем, - поддержал я.
Мы выстроились в ряд и Катерина замахала рукой.
Иномарка не сбрасывая скорость проехала мимо. Мы разочарованно посмотрели вслед.
Неожиданно машина остановилась и дала задний ход.
- Это уже интересно - пролепетал я.
- Более чем, - поддержал Петр.
Не доезжая пару метров, она остановилась. Из окошка показалась седая голова мужчины, ему явно было за шестьдесят.
- Вас подбросить? - спросил он приветливо.
- Если можно, нам на турбазу, - ответила девушка.
- Да я догадался, садитесь.
Мы принялись загружаться.
Теперь я сел спереди, очевидно из-за того, что был ближе расположен к этой дверце.
- Ну что все? - спросил мужчина весело.
- Все. - Ответил я.
- Тогда поехали. - Он нажал газ.
- Спасибо вам. - Катерина была немного растеряна.
- Когда довезу, тогда и поблагодарите.
- А сколько? - спросил Петр.
- Бог с вами, я похож на нуждающегося? - продолжал улыбаться мужчина.
- Но и на благодетеля вы особо...
- Перестань, - Катерина пресекла товарища.
- Да все нормально, я согласен, что не похож. Но ведь иногда хочется, вот не поверите, хочется сделать людям приятное, - проговорил он более серьезно.
- Ну почему не поверим, вполне нормальное желание, - произнес я.
- Да, но к сожалению, в последнее время это чувство становится редкостью, все больше о себе думают. - Вставила Катя.
- Согласен, я именно из таких, но знаете, иногда просыпается совесть. Вот посмотрел на вас сейчас таких спокойных и покорных что ли...
- Покорных? - удивился я.
- Ну да, покорных судьбе, ситуации..., и очень мне захотелось доброе дело сделать. Должно быть, вдохновили, - он вновь улыбнулся.
- Да вы философ, - произнес я задумчиво.
Странно, но мы совсем не думали о безопасности. Оставалось только гадать, почему мы так расслабились. То, что этот мужчина не вызывал подозрений сказать было нельзя. Более того, он был потенциально опасен как простой гражданин, потому как если нас объявят в розыск..., а впрочем, тогда становился опасным весь персонал турбазы.
- Конечно философ, честно говоря, я не знаю нормальных людей своего возраста, которые бы не были философами, - продолжал водитель.
- Э..., в каком смысле нормальных, состоявшихся, богатых? - уточнил я.
- Необязательно, если человек стал философом раньше, то ему это богатство и ненужно вовсе.
- О, как это, почему же? - поинтересовался уже Петр.
- Потому что с мудростью приходит и понимание, что все это преходяще и не стоит внимания, или, по крайней мере, это не то к чему стоит стремиться, - произнес мужчина серьезно.
- Да, но многим чтобы это понять, надо это богатство заиметь, - продолжал Петр.
- Многим, да не многим, до кого-то это может доходить и не через заднее место, - усмехнулся тот.
А тем временем живописный лес стал редеть и сменяться не менее живописными лугами. Сейчас мы ехали по более ровной дороге, и машина уже фактически не подскакивала. Сколько же это надо было идти пешком, если до сих пор мы не приехали? Впрочем, мы двигались минут десять.
- Странно..., - проговорил Петр, глядя в окошко.
- Ты о чем? - осведомилась Катя.
- Я о бабке с девочкой, мы их так и не встретили.
- Возможно, свернули куда-нибудь, - предположил я.
- Да куда тут свернешь-то? - не унимался он.
- Вы о ком? - поинтересовался наш разговорчивый водитель.
- Впереди нас шла бабушка с девочкой, мы все хотели ее догнать и спросить правильно ли мы идем, - пояснила Катя.
Я невольно досадовал - ну какая разница, где эта бабушка?
- Видел я эту парочку, они позади вас шли примерно на полкилометра, - произнес мужчина.
Воцарилось молчание.
- Это ж надо было так ее напугать?! - не выдержал Петр и засмеялся. - Они спряталась в лесу, чтобы нас пропустить!
- А может просто в кустики отошли, да какая разница? - с безразличием произнес я.
- И то верно. А долго еще? - Спросила Катя.
- Да нет, скоро уже. - Ответил мужчина.
- А сколько километров от трассы? - Продолжала она.
- Километров семь, но туда ведь в основном все на машинах, или на такси.
- Ничего себе, бабушке часа два топать..., - заметил я.
- Я пытался их подобрать, не согласилась.
- Охотно верим, - усмехнулся Петр.
Наконец мы проехали что-то типа шлагбаума и остановились перед небольшим зданием.
- Администрация, я так понимаю вам сюда, - произнес водитель.
- Спасибо вам. - поблагодарили мы и покинули машину.
Автомобиль поехал дальше.
Мы осмотрелись и не заметили ни одной живой души. Листья с прилегающего к дому тротуара были аккуратно сметены на обочину. Дороги разветвлялись и уходили в лес.
- Нам по любому сюда, - кивнул я в сторону администрации. - Так, здесь главное деньги, паспорта у нас..., - я посмотрел на своих спутников.
- У меня нет, - буркнул Петр.
- Хватит двух. - Катя полезла в сумочку.
- Может, они вообще не понадобятся, впрочем..., - я извлек из кармана свой и взял Катин.
Мы поднялись на крыльцо и теперь уже заметили немолодого мужчину, опершегося на метлу и глядящего в нашу сторону. Он стоял на одном из тротуаров, ближе к лесу.
- Мило тут, тихо, - произнесла Катя.
- Ага, что-то уж слишком тихо, - буркнул под нос Петр.
- А что вы хотели в такое время, не сезон. Ну что войдем что ли? - Я открыл дверь и жестом пригласил своих спутников внутрь.
Мы оказались в просторном квадратном коридоре с несколькими креслами и диваном. Здесь же были три двери.
- Так, это не то, - произнес я, прочитав на одной из них "бухгалтерия".
- Нам сюда, - кивнул Петр на следующую.
- Ну что, все заходим? - осведомился я.
- Зачем, зайди пока один, если что пригласишь, - предложила Катя.
Директором оказался уже немолодой мужчина, лет пятидесяти пяти. Он посмотрел на меня из-под очков и молча кивнул на стул.
Я кратко изложил суть дела, мол нас трое, хотели бы отдохнуть от городской суеты - пока около недельки, а там видно будет.
- Понимаю, - произнес он тихо, - тогда наша турбаза это то, что вам нужно. - Паспорта, пожалуйста.
Я протянул два документа и объяснил, что наш третий товарищ свой паспорт забыл.
- Это плохо, мы не можем его зарегистрировать без паспорта.
- А вы его и не регистрируйте, зарегистрируйте только нас, а он типа в гостях.
- Хм..., не положено.
Я протянул ему купюру.
- Все мы люди и мне кажется должны помогать друг другу.
Директор вздохнул и, взяв деньги, произнес:
- Хорошо, вам домик подальше - на отшибе или в серединке?
- Ну, если можно, подальше. Хочется тишины.
Директор подозрительно на меня покосился и полез в кипу папок.
- Насчет тишины не переживайте, сейчас отдыхающих мало, сами понимаете - не сезон. А вот, есть во втором секторе в самом конце.
- Отлично.
- Можете посмотреть, - он протянул мне нечто вроде каталога.
Домик оказался вполне милым. Три фото показывали его внутреннее убранство. Спальня - четыре кровати отдельно, кухня и душ с туалетом.
- Неплохо.
Мы договорились о цене - удалось заполучить скидку. После чего меня отвели в бухгалтерию, где я оплатил по квитанции довольно сносную суму.
Когда я вышел к товарищам, то первым делом поднял большой палец, показывая что все удалось.
- Сейчас вас проводят, - директор дал мне ключ и вышел на крыльцо, - кто тут у нас? Федор!
- Да, Иван Андреевич, - откликнулся кто-то.
- Проводи в двадцать вторую!
Нашим провожатым оказался тот самый мужчина с метлой. Мы прошли по тротуару метров триста среди деревьев и домиков. Наш оказался последним и стоял довольно далеко от остальных строений. Фактически метров в двадцати от него начинался лес.
- Довольно мило, - произнесла Катя.
- Да, у нас тут хорошо, проходите, располагайтесь, а мне пора, - проговорил добродушный дворник.
Мы поднялись на три ступеньки, это было нечто вроде крыльца, и я вставил ключ в замок.
Довольно милое без излишеств внутреннее убранство напомнило мне детство. Родители часто отдавали меня летом к бабушке в деревню. В комнатке, где я спал, было довольно уютно и в то же время слишком просто.
Мы решили, что девушка будет спать в углу и ей даже можно соорудить нечто вроде ширмочки.
- Не надо, от кого ширма, я вам доверяю, - усмехнулась Катя.
Меня задело такое обобщение, так как я считал, что имею все-таки больше прав на..., а впрочем, нам сейчас напряжение было ни к чему. Я решил поддержать ее игру, если конечно это было игрой...
С Петром мы определились довольно быстро, ибо в нашем распоряжении было три койки. Так как одна из них была на стороне Кати, то нашими стала противоположная пара. Я выбрал место как раз напротив Катерины, ближе к окну, Петр не возражал.
Когда мы окончательно распаковали и разложили по холодильникам и шкафам свой немногочисленный скарб, Катерина отправилась в душ.
- Очень мило, - произнес Петр.
- Что ты имеешь ввиду, - насторожился я.
- Мужики голодные, с дороги, а дама в душ, - усмехнулся он.
Честно говоря, я не понял этой его шутки или что это было, и просто не обратил внимания.
- Кто следующий? - спросил я его.
- Давай ты.
- Окей.
Я невольно порадовался за Петра. Мне почему-то всегда казалось, что опустившимся людям помывка не доставляет никакого удовольствия, поэтому они и не следят за собой. Разумеется, я был не прав, иногда для того чтобы развенчать легенду, достаточно на ней просто сосредоточиться. Бомжи не моются не потому что не хотят, а зачастую из-за того что им негде. Кроме того от Петра абсолютно не исходило никаких неприятных запахов, следовательно, он за собой следил.
В ванной комнате журчала вода. Я смотрел в окно и наблюдал за слегка покачивающимися деревьями. Вид был прекрасным, разноцветный лес радовал глаз и играл на солнце всеми красками.
- Замечательно - услышал я из-за спины. - Как приятно после города оказаться среди такого.
- Да уж, ты прав, - согласился я.
- Сколько продлится наша спокойная жизнь? - неожиданно спросил Петр.
- Не знаю, тебя это сильно волнует?
- А почему меня это не должно волновать?
- Ты свободный человек, мне кажется, что небольшое приключение тебе не помешает.
- Чем же ты такой занятый? - спросил он с грустью.
- У меня работа, квартира, в общем, есть ряд обязательств....
- Хм..., суета, все преходяще, мы сами выдумываем себе затворки из чувства собственной значимости.
- Вот как, интересно.... Тогда почему ты волнуешься?
- Посмотри вокруг, если достанут и тут, то путь только один - в лес, - произнес он загадочно.
Ему нельзя было отказать в логике. Все это были очевидные вещи, но когда мы о них заговорили они приобрели новый смысл. В конце концов, на случай преследования лес мог только радовать, это с одной стороны, но с другой... Мы явно не были похожи на тех, кто выживает в экстремальных условиях. Как раз самым подходящим для этой роли являлся Петр.
Я ничего не ответил ему, потому что не видел смысла в этой дискуссии. Чего он хотел добиться, страха? Скорее всего, это просто неудачная тема для разговора. Постояв еще немного возле окна, я решил выйти на улицу.
На крыльце почувствовался ветер. На небе появились тучи, погода портилась. У ближайшего домика я заметил женщину, она что-то вытряхивала возле крыльца. Мы встретились взглядами и на какой-то момент ее движения замедлились.
Я сошел вниз и направился вокруг дома по тротуару. Листья покрывали его серую поверхность, как бы желая слить его с окружающим. Я слегка разгреб их ногой и понял, что сам асфальт смотрится действительно хуже. Со стороны леса ветра не было. Я решил немного углубиться в его заросли, несколько тропинок облегчали задачу.
Я почувствовал чей-то взгляд и оглянулся, Петр пристально наблюдал за мной из окна. Я помахал ему рукой и вскоре уже брел по лесу. Просветов не предвиделось, если бы не тропинка, то можно было подумать что я в нехоженых и диких местах. С одной стороны это радовало, есть где спрятаться в случае чего, но с другой удивляла близость к цивилизации.
Я пару раз споткнулся об выступавшие корни. За ворохом листьев стала теряться тропинка. Кто-то зашелестел недалеко от меня. Я замер, ощущение было не из приятных.
- Так, хватит гулять, - приказал я себе и направился обратно.
Неожиданно, боковым зрением я заметил, как какая-то тень движется параллельно со мной. Я резко повернулся. Видно ничего не было, но шорох продолжался. Кто-то или что-то продолжало двигаться.
Не желая испытывать судьбу, я поспешил к домику. Через несколько шагов я споткнулся о корягу и полетел в кусты. Похоже, это вдохновило невидимое существо - шорох стал гораздо интенсивней и приближался ко мне.
- Черт, - проговорил я громко.
Поискав вокруг себя какое-нибудь орудие типа булыжника или палки, я быстро поднялся. Теперь шорох раздавался спереди.
Что же делать, бежать в лес? - лихорадочно рассуждал я.
Уже знакомое чувство мистического страха, вперемешку еще с чем-то захватило меня.
Если я буду двигаться вперед, то выйду как раз на это...
- Эй, кто там? - крикнул я с угрозой.
Не знаю насколько мне удалось скрыть свое волнение, но шелест листьев прекратился.
- У меня пистолет, если что стреляю на поражение! - сблефовал я.
После небольшого затишья что-то буквально понеслось в мою сторону.
Не долго думая я бросился в сторону от тропинки.
- Я буду стрелять! - истошно вопил я, пробираясь сквозь ветки и коряги.
С той же скоростью кто-то спешил за мной, по крайней мере, мне так казалось. То, что мои угрозы на него не подействовали, только усугубило мое состояние, значит это не человек, или...
Я бежал сквозь густую растительность, проклиная свое любопытство. Зачем я поперся в этот лес? Неожиданное решение пришло мне в голову, когда впереди возникло очередное ветвистое дерево. Через пару секунд я уже карабкался по его стволу. В детстве мне часто приходилось это делать. Сейчас я понял, что навыки не утрачены.
Взобравшись метра на три от земли, я перевел дух.
Теперь можно и осмотреться.
Кто-то продолжал шелестеть листьями недалеко от дерева. Я решил затаиться, возможно это "нечто" не поняло что я на дереве.
Я сосредоточился на месте, откуда исходил шум. Дьявольский шорох, то приближался, то удалялся.
Проклятье, что же дальше, сколько мне тут сидеть?
Что-то продолжало двигаться, но что именно рассмотреть было невозможно.
Хоть бы оно не умело лазить по деревьям. Хотя почему я решил, что это не человек, возможно, это кто-то из наших "друзей"? Нет, несовпадение, люди себя так не ведут. Тогда кто? Животное?
Последнее наиболее успокаивало, ибо тигров и волков у нас не водилось.
Не спуская глаз с места, откуда доносился шелест, я постарался поудобней расположиться на ветке.
Через какое-то время, может минут через пять, шорох стал стремительно удаляться и вскоре исчез совсем. Я немного успокоился и, выждав еще минут пять, решил спуститься.
Осторожно ступая на землю и постоянно прислушиваясь, я стал пробираться к спасительному домику.
Еще через какое-то время я начал понимать, что иду не туда, по моим расчетам где-то в этой стороне должна быть тропинка, но ее почему-то все не было.
Мое путешествие затянулось и виной тому какое-то существо. Я все же надеялся что это животное.
Так..., только заблудиться то мне и не хватало. Если я все время шел в сторону от турбазы, то мог уже зайти черти куда и вряд ли меня услышат, если начну кричать. Ну разве что это животное...
Что же делать? Я замер в нерешительности, понимая, что каждый мой шаг мог удалять меня от базы. Но и сколько мне стоять?
Плюс ко всему погода окончательно спорилась, стало холодно.
Стоять было нельзя, я начинал замерзать.
Так, раз я столько времени - на самом деле минут пятнадцать, но все равно, раз я за это время не вышел на тропинку, то напрашивался только один вывод - я шел не в ту сторону. Если развернуться на сто восемьдесят, то по идее..., а если нет? Я решил выбрать золотую середину и повернул на девяносто.
Теперь я двигался вправо от своего прежнего направления.
Лес был по прежнему густой и, пробираясь сквозь кустарники, я периодически оказывался в темноте. Мне становилось страшно. Никогда бы не подумал, что такой дремучий лес может начинаться буквально впритык к месту отдыха.
Не хватало только этого шороха для полного счастья, - мазохистски думал я, выбираясь из очередного мрака. Большие и густые лиственные деревья иногда сменялись молодыми собратьями и соснами. Я продолжал пробираться, раздвигая ветки.
Только не паниковать, может лес и не такой большой как кажется, - успокаивал я себя, хотя все признаки указывали на обратное.
Мне вспомнилась география, как ориентироваться в лесу. С северной стороны на деревьях может быть мох, это уже что-то. Я прислонился к стволу огромного дуба и стал его изучать. Ствол со всех сторон был совершенно одинаковым, по крайней мере мне так казалось.
Закат солнца - это запад. Вот мое спасение я должен понять, куда прячется солнце. Но и здесь мне не повезло, небо было напрочь затянуто тучами. А что мне собственно дадут стороны света, я все равно не знаю в какой стороне город.
Черт побери, угораздило же меня! Только не терять самообладания! - приказывал я себе. Все что мне оставалось делать это двигаться, несмотря ни на что.
Неожиданно с правой стороны появились просветы. Что бы это могло быть? Я присмотрелся. Неужели конец леса?
Бодрым шагом я ринулся в их сторону. Хруст веток под ногами усилился. Мне казалось что я, наконец, покидаю этот аномальный лес.
Просветы увеличивались, чтобы там ни было - все лучше, чем чаща. С такими мыслями я выскочил на большую поляну и осмотрелся.
Чем больше я понимал, что это всего лишь опушка, тем больше меня охватывало отчаянье. Со всех сторон этот оазис окружали деревья.
- О нет! Только не это! - промычал я.
Мне не пришло в голову ничего лучшего, как миновать эту поляну, не меняя прежнего курса. Хотя для того чтобы на нее выйти я уже и так свернул. Это грозило хождением кругами.
Я поднял голову и посмотрел на темно серые тучи, они напоминали грозовые, это настораживало. Когда я опустил взгляд, то вздрогнул от неожиданности. Метрах в пяти от меня, на заваленном старом дереве сидел огромный старик. По крайней мере, мне так показалось. Он был полностью седым, и все его одеяние было вполне под цвет его седины.
Мы смотрели друг на друга какое-то время, после чего незнакомец поднялся и я оторопел.... Огромный - это не то слово. Старик был громадным. Теперь я понял, почему он показался мне большим в сидячем положении - наши головы были вровень. Теперь же его рост составлял метра два с половиной, а может и больше.
Невольно я попятился. Этот старик мог запросто со мной расправиться.
В ответ на это незнакомец отрицательно помотал головой. Это явно была не та реакция, которая ему нужна. Его длинная рубаха и широкие штаны были абсолютно белыми и напоминали древнее одеяние крестьянина.
Я перестал пятиться и впился глазами в это "чудо".
Чем больше я смотрел на огромного старика, тем более проникался непонятным к нему расположением.
Мы глядели в глаза друг другу, страх стремительно исчезал, от незнакомца исходила какая-то добрая энергия. Через секунду он улыбнулся и рукой прочертил в воздухе какой-то знак, после чего повернулся ко мне спиной и жестом пригласил следовать за ним. Я почему-то совершенно ему доверился.
Вскоре я уже вновь пробирался через заросли, впрочем, пробирался больше незнакомец, а я же просто спешил за ним по проложенному пути. Он разводил руками ветви, многие из которых не выдерживали натиска и с треском ломались.
Я следовал за его широкой спиной и чувствовал, что начинаю отставать. Несмотря на то, что он шел первым и все трудности принимал на себя, его широкая поступь никак не уменьшилась. Мне приходилось иногда совершать короткие перебежки, чтобы не отстать.
Ну ничего себе, скорость! - думал я, прибавляя шаг.
Куда делся мой страх, осторожность?
Я продолжал углубляться в чащу вслед за стариком. Такой огромный, он мог уничтожить меня не напрягаясь и, если б хотел, то, наверное, уже давно бы это сделал. Нет, это было похоже на проявление доброй воли...
Неожиданно незнакомец остановился и через несколько шагов я оказался возле него.
Старик повернулся ко мне и я понял, что нахожусь на тропинке. Должно быть, мое лицо выражало неподдельный восторг. Незнакомец расплылся в добродушной улыбке и, махнув рукой вдоль тропинки, пошел в другую сторону.
Я, сам не зная почему, последовал за ним. Старик обернулся, на его лице не было и тени улыбки, он недвусмысленно выставил огромную ладонь передо мной. Я остановился и обернулся на дорогу. Он снова показал рукой направление и, улыбнувшись, последовал дальше. Теперь я за ним не пошел.
- Спасибо! - крикнул я ему.
Старик, не оборачиваясь, исчез в густых зарослях.
Я еще какое-то время прислушивался к удаляющемуся хрусту веток, после чего вышел на тропинку и, не долго думая, устремился в указанном направлении.
Находясь под впечатлением, я, тем не менее, был в отличном расположении духа. Кто был этот огромный старик? Местный житель или посланец далеких миров? Возможно его помощь не случайна.
Теперь оставалось только не встретить это..., благодаря которому я заблудился.
Я стремительно двигался по дороге уже минут пятнадцать. Даже если иду не туда, не страшно, главное хоть куда-то прийти.
С такими мыслями я вышел из леса и совсем недалеко увидел наш домик. Это была другая тропинка, она вывела меня немного в стороне, что уже не имело никакого значения. Я увидел Петра, огибающего дом со стороны леса. Должно быть, он меня не заметил.
- Эй! - крикнул я.
Петр резко повернулся, его лицо было озабоченным.
- Где тебя носит? - крикнул он в ответ.
Я подошел ближе.
- Мы уже начали волноваться, Катя сказала, что ты в опасности...
- Все правильно, но уже все в порядке.
- Тебя не было около часа, какого черта? - нервничал он.
Мы направились в дом.
- Прогулялся? - спросила Катерина, закутанная в полотенце.
Я оторопел, увидев ее в столь откровенном одеянии.
- Немного..., - выдавил я.
- Рассказывай, - повелительным тоном произнесла она.
- Ты что все это время была в душе? - я не мог скрыть своего удивления.
- Да нет, мы с Петром прошвырнулись по лесу в поисках тебя. Я пару раз полетела, пришлось опять под душ. Одежда сохнет, постирала..., теперь ты.
Я выдохнул и начал свое повествование. Когда все было пересказано воцарилась тишина.
- Однако..., - нарушил молчание Петр.
- Мда..., - протянула вслед за ним Катерина.
Не скрою, я ждал чего-то большего.
- Давайте обедать, - произнесла девушка.
- О это дело! - поддержал Петр.
Они направились на кухню.
- Вначале душ, - бросил я
Куртка и штаны были изрядно запачканы, но соприкосновение со щеткой быстро привело их в прежний вид.
Вскоре чистый и хорошо пахнущий я присоединился к своим спутникам.
На плите варилась вермишель, на столе красовалась нарезанная колбаса рядом с открытой банкой помидор.
Я специально не поднимал вопроса о своих приключениях, мне хотелось выглядеть на высоте и, если уж эта тема обходилась стороной, то и я решил запастись терпением. Хотя, с другой стороны, что они мне могли сказать? Возможно, я ждал от своих спутников слишком многого...
Как бы там ни было, вскоре мы приступили к трапезе.
- Приятного аппетита, мальчики, - произнесла с улыбкой Катя.
- Спасибо, а как же насчет выпить..., - неловко осведомился я, чем, похоже, несколько раздосадовал Катю.
- Вот видишь, человеку требуется, - с живостью поддержал Петр.
Я понял, что эта тема была обговорена и вердикт вынесен.
- Ладно, - произнесла она с неохотой.
- Во! Это правильно! - обрадовался Петр и исчез в комнате.
- Чего ты Катя, раз уж взяли, то лучшего момента не придумаешь, для адаптации, - извинительным тоном произнес я.
- Согласна, но я за Петра волнуюсь, сам понимаешь....
- Ничего проследим.
Должно быть, бутылки находились на дне сумки, так как Петр довольно долго кряхтел перед тем, как послышалось характерное лязганье стекла.
- Ну вот, - наконец появился он с поллитрой в руке.
Я расставил стаканы, которых тут почему-то оказалось много и пододвинул бутылку к Петру.
Когда все было разлито, Катерина произнесла:
- Давайте за то, чтобы все хорошо закончилось, в конце концов, именно для этого мы сюда забрались.
Мы чокнулись и выпили. Я заметил, как покривившись, девушка все же справилась с собой и быстро закусила. На самом деле водка оказалась на удивление хорошей.
Вскоре тишину нарушал лишь лязг вилок о тарелки.
- Между первой и не первой не должно быть... - Петр замялся должно быть, ища слово для рифмы.
- Просто разлей, - усмехнулся я.
- Вот так и сбивают с мысли, - обиженно произнес он и распределил следующую дозу.
- Ну что, за присутствующих здесь дам! Мужчины стоя. - Проговорил Петр, поднимаясь.
- За тебя, Катя, твое здоровье, - поддержал я.
- Спасибо, - со вздохом прошептала она.
Мы выпили и продолжили трапезу.
Следующий тост был за победу над врагом, что опять же подразумевало благополучный исход наших мытарств.
Я почувствовал, как изменилась реальность и улучшилось настроение. Честно говоря, я все это время ждал, когда же будет хоть что-нибудь сказано насчет загадочного старика. Складывалось такое впечатление, что эта тема замалчивается специально.
Наконец я не выдержал и спросил:
- Послушайте, а что вы думаете об этом странном старике?
Несмотря на дозу принятого алкоголя все разом посерьезнели. Я терпеливо ждал. Петр принялся наминать вермишель, а Катя просто водила вилкой по тарелке. Обычно так ведут себя перед тем как сообщить очень неприятное известие. Я напрягся.
- Ну и? - не выдержал я.
- Я не знаю, что тебе сказать, - просто ответила девушка.
- То есть как, вообще? - растерялся я.
- Абсолютно...
- Но хотя бы какие-то предположения? - не унимался я.
- Мир бесконечен, в нем существует бесконечное множество существ, ты в этом смог убедиться лично, когда путешествовал по вселенной, - неохотно продолжала она.
- Ну, допустим.
- Откуда мы можем знать, что это было?
Я растерялся, мне почему-то казалось, что вся эта затяжная преамбула хранит в себе нечто большее, чем просто неосведомленность.
- И что нет никаких предположений? - с недоверием спросил я
- Но почему предположений как раз куча, - усмехнулся Петр, - например материализация звуков - шелеста листьев, как ты это называл, для того чтобы ты заблудился и пропал. Но в помощь тебе был послан старик, который этому помешал, - продолжал он. - Сам понимаешь, это лишь одно из многих...
- Да может быть все что угодно, расстраивает лишь одно - наши враги могут знать где мы, - перебила его Катя. - Эти звуки, которые загнали тебя в лес..., очень похоже на их проделки.
- Ты хочешь сказать, что они просто захотели от меня избавиться?
- Скорее всего измотать, а потом уже и взять еле живого и запуганного. Но сейчас главное не это, а то что они узнали где мы находимся, понимаешь..., - произнесла она грустно.
- Не забывай, это всего лишь предположение, - вставил Петр.
- Если так, то все наши планы насчет отсидеться..., - начал было я.
- Нет, не все, когда ты исчез, я выставила защиту я сделала забор энергии и просто спрятала нас.
- Да, бедная девочка была как выжатый лимон, - Петр погладил ее по голове.
- Прекрати! - она отстранила его руку. - Мне пришлось это сделать. Я проверила, обнаружены мы не были; хотя я не всесильна, сам понимаешь.
- Ну что, теперь ты доволен? - спросил Петр.
- Тогда откуда эти сомнения? - теперь уже удивляться стал я.
- Откуда, да отовсюду, несанкционированный доступ к энергии - он наверняка опять был замечен, потом, если даже материализация и не была засечена на местности...
- Как это? - продолжал я удивляться.
- Очень просто, на объект насылается нечто, но где этот объект находится неизвестно, возможно именно из-за этой неопределенности тебе и не пришлось долго бояться, он попросту исчез, разлетелся по атомам. - Продолжала серьезно Катя.
- Ну ничего себе, просто исчез, замечательно...
Далее мне было объяснено что высший мир, призванный нам в помощники, не всегда мог быть объяснен. Часто мы взываем к помощи тех о ком имеем лишь поверхностное представление и лишь когда эта помощь выходит в итоге боком, лишь тогда мы понимаем, что обратились не по адресу. Получалось, что все знания вся та уверенность, которая буквально излучалась Катериной, было не что иное, как простая лотерея. Пока в большей степени нам везло, да и та энергия и сила, к которым прибегала девушка, приводили скорее к положительным результатам. Оставалось только непонятным, почему сомнения возникли после установки защиты, ведь она подразумевает именно защиту, тут уж гадать - хорошо это или плохо не приходилось. Я не выдержал и задал по этому поводу вопрос.
- Ну как тебе сказать - произнесла Катя задумчиво, - с одной стороны конечно ты прав, выставив защиту мы просто погружаемся в непроницаемую сферу, но ведь и эта непроницаемая сфера работает только до определенного уровня, затем начинаются процессы этой сферой неуловимые.
Господи как же меня утомлял и даже где-то разочаровывал этот научный тон, исходящий от столь милого создания. Эта излишняя взрослость и ученость были ей совсем не к лицу, даже не так, столь симпатичное личико не могло располагать на подобные разговоры. Это противоречие не давало мне спокойного восприятия ее слов.
- Катя скажи по-простому, что тебя в этой ситуации напрягает? - не выдержал я.
- Ладно извини, на меня находит, самой это не нравится. В общем, тот старик, он ведь проник сквозь это поле...
- Старик? Но ведь это же с другой стороны, он же..., - я запнулся и задумался.
- Вот именно, защита ставится ото всех, возможно в этом ее ущербность, но ведь закрываясь в своих квартирах, разве мы не закрываемся и от хороших людей. К сожалению, выставлять фильтры мы пока не можем. - Закончила она грустно.
Теперь я понял, что имелось ввиду. Защита, если грубо, это некая сеть, проникнуть за которую не могут сущности определенного размера, но когда речь идет о более тонких уровнях, тогда эта сеть перестает быть преградой.
- Ну вот что, давайте-ка добьем эту емкость, - прервал мои мысли Петр. - Хватит парится, мне например понятно что нас не засекли, по крайней мере те от кого мы прячемся. В противном случае мы были бы уже повязаны.
Мы подняли тост за победу добра над злом и, осушив стаканчики, доели остатки вермишели.
- А вот теперь ребята мне пришла в голову мысль, что я действительно могу быть вам полезным, - произнес неожиданно Петр.
- Наконец то, я в тебя верила, - с улыбкой сказала Катерина.
Честно говоря, мне показалось что она, как и я, не ждала ничего путного от этого человека именно теперь, после принятой дозы алкоголя.
- А ты послушай внимательно, потом будешь выводы делать, - обиженно продолжал он.
- Перестань, ты же знаешь меня, если есть что сказать, то я полна внимания.
Он окинул нас взглядом и покосился на пустой стакан. Ну вот я так и думал это было всего лишь желание заинтриговать, чтобы затем попросить очередную бутылку.
Катя отрицательно помотала головой.
Петр вздохнул, но, тем не менее, не стал настаивать.
- Да ради бога, - произнес он разочарованно.
Неожиданно в окно постучали.
Мы резко поднялись из-за стола и растерянно уставились друг на друга.
- Я подойду, - сказал Петр твердо.
Он выглянул в окно, после чего громко спросил:
- Что?
Должно быть, там попросили открыть.
- Зачем? - опять же громко спросил он. - Идите к двери.
Мы опасливо переглянулись.
- Кто там? - почти хором спросили мы, когда он повернулся к нам.
- Женщина какая-то.
- Она ушла? - спросила Катя.
- Да нет стоит, наверное, не слышит.
- Открой окно, так лучше. - Предложил я, понимая, что при открытой двери мы становились более уязвимы.
Петр завозился со шпингалетом, вскоре створка распахнулась. Мы с Катей отошли в сторону, желание спрятаться было на уровне инстинктов.
- Молодой человек я местная, баба Валя, многие здесь меня знают.
Петр кивал с непонимающим лицом.
- Если что надо, там убрать у вас в доме или постирать чего, вы скажите когда прийти.
Петр мельком взглянул на нас, после чего пожал плечами.
- Да я не знаю баба Валя, мы как-то все сами.
- Да..., ну смотрите, я если что каждый вечер убираю в доме номер тридцать два, это недалеко отсюда, так что если подойдете и скажите, то..., я все сделаю. - Продолжала бабушка типичным пожилым голосом.
Катя приблизилась к окну.
- Спасибо вам за предложение, если что, то мы непременно обратимся, - с улыбкой произнесла она.
- Ага, так оно и правильно, обращайтесь.
- Спасибо. - Петр стал прикрывать окно.
Послышались удаляющиеся шаги женщины.
Ну вот, за окном обыкновенная жизнь со своими совершенно земными проблемами.
- Надо же, как не вовремя..., - проговорил он, закрыв створку.
Мы вернулись к столу и расселись. Возникла пауза, мы с нетерпением смотрели на Петра. Что мог он нам сообщить, да и есть ли у него вообще какие-либо предположения? Скорее всего нет, но все же...
- Вернемся к нашим баранам, - начал он.
- Только огромная просьба, - вставила Катя, - говори лишь то в чем ты более менее уверен. Фантазий у нас и самих предостаточно, не хотелось бы совершать очередной экскурс в запредельное...
- Не надо Катя, - перебил он ее, - в конце концов, это ведь я тебя сделал такой. В общем, я хочу кое-что сказать и прошу отнестись к этому с вниманием.
- Начинай, Петя, - уважительно проговорила она.
- Как бы ты не хотела этого слышать, но то самое зеркало, через которое ты выходила в иной мир позволяло и выхолить оттуда некоторым сущностям. - Начал он, смотря то на Катю, то на меня. - То что оно было разбито...
- Ты опять! - нервно произнесла девушка.
- Нет, это так, в общем, меня предупреждала эта женщина, что если что случиться с зеркалом, разобьется, например, то и вся жизнь моя разобьется. Пока у меня нет оснований ей не верить. Как нет оснований для сомнений, что тот человек, который зачем-то шастал туда-сюда и творил чудеса...
- Какие чудеса? - перебил я.
- Какие, да какие угодно, он очень забавлялся иногда, например, поднимал в воздух шкаф, ставил его на потолок. Или открывал водопроводный кран и вода летела на потолок, после чего ко мне даже приходили соседи сверху и были очень удивлены найдя у меня лишь мокрый потолок.
- В смысле? - удивился я.
- В том самом, у них начинала просачиваться вода снизу, сам понимаешь, что они надеялись тут увидеть...
Я представил удивление этих людей когда понятие "заливать" приобрело для них несколько иные формы, ибо делать это снизу... Возможно они подумали что прорвала труба между этажами и соответственно заливает и соседа снизу, но почему она поднимается наверх, когда ей надо бежать вниз? Другой вариант был на грани фантастики, но все же..., они могли подумать, что соседей снизу затопило под потолок и теперь вода продолжает подниматься к ним.
- Как же это могло получиться? - искреннее изумился я.
Хотя тут же поймал себя на мысли, что мне как раз не следовало удивляться. Летающие спичечные коробки, странные вороны и тому подобное должны были меня закалить.
- Да, когда дело касается такой обыденности, как водопроводная вода, мы изумляемся с особой силой. Я тогда не выдержал и постарался получить от него объяснения. Все что я смог понять, это то, что вода была заряжена, намагничена и еще что-то, что заставляло ее отталкиваться от земли. Когда это ее свойство прошло, то она, как и положено побежала вниз, залив мне стены. - Ответил Петр со странной улыбкой.
- Ладно, давай поменьше о чудесах, их мы видели предостаточно, - вставила Катя.
- Без них не получиться.
- А ты постарайся, - настаивала она.
- В общем, этот человек ходил сюда не просто так. Мало того, что он отличался от той женщины да и всех кого мне приходилось там видеть, языком и манерами, он еще и одевался по современному.
Наступила пауза. Мы смотрели на Петра, а тот задумчиво постукивал вилкой по тарелке.
- Ты чего? - спросила Катя.
- Я то? Ничего. В общем, я видел этого типа с людьми из госбезопасности, возможно, он сам был оттуда.
- Как? - вырвалось у Кати, - почему ты мне никогда об этом не рассказывал? - удивленно спросила она.
- А зачем? Среди прочих чудес мне это казалось несущественным. - Ответил он, как ни в чем не бывало, - но теперь понимаю что, пожалуй, надо было сказать.
- Как он оттуда выходил вернее когда, как часто? - запинаясь, спросила девушка.
- Он выходил оттуда только когда я был в этом особом состоянии, возможно, он выходил оттуда и чаще, впрочем и входил, но я мог его видеть только в медитативном состоянии. - Продолжал Петр.
- Вот черт, да откуда же он был, оттуда или? - спросил я в сердцах.
- Скорее всего "или", он был наш современник.
- Но как это произошло первый раз, он входил туда или вышел? - вставила Катя.
- Я видел что он вышел, ну а входил ли он туда раньше я не знаю. Впрочем, какая разница видел я или нет, он мог открыть замок и пройти туда пока я сплю или отсутствую. Дело не в этом, он знал что я никому не буду рассказывать, откуда-то он это знал, и я не рассказывал. Да и зачем мне было рассказывать? Я же сам активно пользовался этим "тоннелем", мало того я просто стал наркоманом, я не мог им не пользоваться. - Он остановился и посмотрел на стакан. - А как насчет кофе?
- Кофе? - от неожиданности я не сразу понял, что он имеет ввиду. Мне казалось это продолжением, но почему в виде вопроса?
- Да, давайте, я сейчас заварю, - произнесла Катя, - а ты можешь продолжать.
Она полезла в сумку и извлекла пачку молотого кофе, после чего нашла небольшой ковшик и залила его водой.
Мы с удивлением смотрели на ее манипуляции.
- Надеюсь, никто не ожидал увидеть тут кофеварку? - спросила она с улыбкой.
- Да нет, но все равно, давненько я не видел кофе в ковшике, - улыбнулся я.
- Значит, все-таки видел? - усмехнулся Петр.
- В студенческие годы.
Катя насыпала кофе и, помешивая, поставила на огонь.
- Итак, Петя, ты стал зависим от этого зеркала, можешь продолжать, - подогнала она.
- В общем, мы сосуществовали как бы параллельно, встречались иногда, но друг друга не интересовали. Единственно что он все-таки пользовался моей квартирой, впрочем, у меня никогда не возникало вопроса как он, например, открывает мой замок, сами понимаете, после стольких чудес это уже превращается в совершенную обыденность. - Говорил он с какой-то внутренней гордостью. - И вот в один прекрасный момент я увидел его с каким-то шаром, он прошел через прихожую и, подбросив его, поймал как мяч.
- А какого цвета он был, - спросила Катя из-за спины.
- Черный, но я не придал этому значения. В этот день я застал его на той стороне. Эта комната в зазеркалье, ее ведь невозможно было миновать, с нее начинался тот мир. Так было и в этот раз, я проходил ее и услышал странный звук.
- Ты уже был в зазеркалье? - уточнил я.
- Да, я прошел тот зал, из которого потом можно пойти в другие комнаты и далее на улицу, так вот, приближаясь к одной из дверей, я услышал свист... В общем, я подкрался и заглянул в замочную скважину...
- Интересно, - бросила Катя, продолжая мешать кофе.
- Я увидел стол, за которым сидели человек пять, среди них я опознал ту женщину, ну ты поняла Катя, - обратился он к девушке.
- Да, это та пожилая дама?
- Да. Они сидели за столом кругом и перед ними витал шар, он висел в воздухе и крутился. Его свист и был этим странным звуком. - Проговорил наш рассказчик и задумался.
- Ты чего? - спросил я.
- Да так, в общем, они сидели - несколько женщин и мужчин и глядели на этот шар. Все они были из того времени, это я понял по их одежде. Мне показалось это действо весьма странным, поэтому я терпеливо ждал, что будет дальше. Шар продолжал крутиться и свист немного усилился, наверное это было связано со скоростью вращения. В какой-то момент он стал совсем резким и на лицах этих людей появилась гримаса боли. Потом шар стал красным и из него вылетели такие же яркие лучи. Каждому из присутствующих досталось по такому лучу, кроме той женщины...
Кофе начал пениться, Катерина сняла его с огня и повернулась к нам.
- Что было потом? - спросила она тихо.
- Потом яркая вспышка, мой глаз которым я подсматривал перестал видеть и я прильнул другим. На столе лежал черный шар, а все эти люди были мертвы, все кроме той женщины. Она сидела как ни в чем не бывало, в то время как все остальные или лежали на полу или полулежали на столе. - Продолжал Петр с волнением. - Женщина взяла шар и направилась куда-то в сторону, я не смог ее там видеть. Мне было этого вполне достаточно, поэтому я поспешил обратно в свою квартиру. - Закончил он.
Наступила томительная пауза.
- Хм..., - фыркнул я и тут же стал центром внимания. - Я видел этот шар на крыше...
- Да, ты рассказывал, но возможно это и не именно тот, - тут же отреагировала Катя.
- Тот или не тот, дело не в этом, - вновь заговорил Петр, - а в том механизме, который заряжал его энергией или просто создавал...
Потом он рассказал, что видел этого человека с черным шаром. Он выходил из его квартиры вместе с ним. Чтобы он вносил его обратно Петр не заметил, следовательно, да и скорее всего, он остался у тех с кем его видели, а это люди с госбезопасности.
- Ладно, все понятно, почти, - проговорила Катя и расставила чашки.
- Тебе все понятно? - спросил Петр.
- Понятно, что этим проектом - зазеркальем заинтересовались органы, непонятно почему они не выставили охрану возле этого самого зеркала, - продолжала она.
- Возможно, он просто не выдавал источник, - предположил я.
- Хорошее дело, не выдавал, а они ведь и проследить могли..., впрочем, наверное, и проследили.
- Проследили, да зачем им нужна была охрана? Они и так знали, что я с зеркалом ничего не сделаю.
Катя разлила кофе и подвинула каждому чашку.
Мы принялись смаковать напиток. Разговор на время прекратился.
Я сопоставлял происшедшее в той комнате с действиями на крыше. Я тогда был парализован, но ведь остался жив.
Затем Петр поведал, что произошло после разбивания зеркала.
Буквально на следующий день к нему пришла целая группа разъяренных людей и, показав бумаги, объяснили что он владельцем квартиры больше не является. Под одним из документов стояла его подпись и к нему была прикреплена расписка в получении денег за квартиру. Он начал возмущаться, но ему объяснили, что если он не уберется через полчаса, его просто спустят с лестницы. Ошарашенный и растерянный он пытался сообразить что делать, после чего позвонил в милицию и описал ситуацию. Трубку выхватил один из присутствующих и рассказал все, как есть, затем назвал данные документа и нотариуса. В общем, милиция не только не приехала, но и ускорила процесс его выдворения. Теперь ему было дано еще меньше времени на сборы. Он похватал самое необходимое, но все же от него не ускользнуло что пара человек из пяти, стояли в комнате напротив разбитого зеркала и что-то обсуждали вполголоса. Они явно собирались что-то делать, но без свидетелей. Когда Петр спросил про мебель и остальное. Ему сказали что заберет потом, а пока пусть подумает, куда он это все повезет. По крайней мере, это предложение показалось ему тогда резонным.
Так он оказался на улице, с огромной дорожной сумкой. Затем вокзал, странные друзья, водка и все по наклонной. В прежнюю квартиру он приходил несколько раз - всегда пьяным. Ему открывал незнакомый мужчина который интересовался грузчиками и машиной, думая, что пришли за мебелью. Ни того ни другого не оказывалось по причине отсутствия места, где бы понадобился интерьер. Петр просил денег, ему отказывали, а в дальнейшем и вообще перестали открывать. Так что, его мебель до сих пор находится в чужой квартире.
- Мда, веселенькая история, - протянул я.
- Ты находишь? - усмехнулся он.
- И где же ты теперь живешь? - продолжал я.
- В подвале, впрочем, довольно приличном с водой и даже электроплитой, - с гордостью произнес он.
Вновь наступила пауза.
- Иногда мне кажется, что все это..., зеркало и все что с ним происходило, это некий секретный проект спецслужб, - неожиданно продолжил Петр, - единственно, что меня смущает..., почему именно моя квартира?
- Да, вот уж что не имеет значения так это почему именно твоя, - протянул я.
- Не скажи Коля, место тоже важно, почему именно квартира Петра? - поддержала его девушка.
- Разве это теперь важно? По-моему у нас сейчас другие проблемы...
Мы опять ушли в сторону. Теперь вопрос - почему именно у Петра, стал центром внимания. Мои оппоненты утверждали, что это могло быть место "силы", или геопатогенная зона, поэтому там и возможны были такие чудеса, как переход в параллельный мир. Я пытался возражать, что главное здесь это зеркало, но мне объяснили, что зеркало это своего рода катализатор, а основная причина в самом местоположении.
- Но если так, тогда почему я видел эти чудеса вдали от места силы, последнее совсем недавно - в лесу?! - искренне удивлялся я.
- Да потому что связь установлена, мы вошли в контакт, теперь сами являемся катализатором, - заявил Петр уверенно.
Мы удивленно уставились на него.
- Это откуда такие выводы? - спросила Катя с сомнением.
Он, пожалуй, сам удивился своему утверждению, поэтому пожал плечами и, запинаясь, выговорил:
- Пришло откуда-то, как гром среди ясного неба.
Теперь уже у меня проснулась фантазия, я представил, как мы стали "видимыми" для параллельного мира, в котором обитали как хорошие, так и плохие сущности. Вернее даже не так, они видят нас всех, но твердо знают, что их никто не видит. Именно этот барьер и был разрушен, теперь и мы их видели, и они об этом знали. Пусть даже только в определенном состоянии, но все же мы их видели, этого было достаточно для того чтобы акцентироваться на нас.
Неожиданно в дверь постучали, это совсем не обрадовало. Мы озабоченно переглянулись.
- Как можно посмотреть, кто там? - прошептал я.
В ответ мне пожали плечами.
- Кто там? - выкрикнул Петр.
- Это администратор, пришел проверить, как устроились, - дружелюбно раздалось из-за двери.
Я открыл дверь и впустил уже знакомого нам директора.
- Ну что, как вам тут, обосновались? - с улыбкой спросил он
- Да, спасибо все хорошо. - Ответила Катя.
Иван Андреевич нерешительно стоял на пороге.
- Да вы проходите, - пригласил я.
- Спасибо, я просто хотел удостовериться лично что у вас все в порядке, или может есть какие претензии, пожелания?
- Да нет, Иван Андреевич, нам все нравится, спасибо, - отрапортовал я.
- Мы уже и по лесу немного погуляли, - вставил Петр.
- Лес у нас густой, заблудится легко, так что вы поосторожней, - заботливо произнес директор.
- Да, мы заметили, - улыбнулась Катя
Что на самом деле нужно было директору? Возможно, за нами приехали "друзья" и вся эта забота была ничем иным как разведкой? Я настороженно прислушивался к звукам за дверью.
- Ну хорошо отдыхайте, а если будут какие просьбы я всегда к вашим услугам, - проговорил он, поворачиваясь к двери.
- Спасибо, - я вышел вместе с ним на крыльцо.
- До свиданья, - бросил он моим спутникам и повернулся ко мне, - очень рад, что вам понравилось, мы заботимся о своих клиентах.
- Спасибо за такое внимание, всего доброго, - произнес я.
Наконец мы снова заперлись и с облегчением расслабились.
- Да ничего себе отдых, если мы будем так напрягаться по малейшему поводу, то надолго нас не хватит, - проговорил я.
- Брось, ничего страшного, ты просто недооцениваешь человеческие возможности. Лучше вспомни войну, люди в окопах, целыми днями в ожидании смерти и ничего, - возразил Петр. - А древний человек вообще целыми днями бегал от динозавров и за ними...
- А были еще концлагеря..., - вставила Катя, было видно, что она о чем-то сосредоточено думает.
- Да, честно говоря, я сам не раз задумывался о пороге человеческих возможностей. Иногда мне очень хотелось объяснить для себя, почему в современных условиях некоторые способны уйти в небытие от небольшой проблемы, в то время как другие полжизни провели на войне и в концлагерях и ничего. Здесь заложено что-то в самом отношении, - рассуждал я.
- Еще как заложено, тогда люди были в ежедневном ожидании и силы напрягали до предела, должно быть в таком состоянии что-то вырабатывается, что-то, что амортизирует влияние стресса, в общем типа иммунитета. А современная жизнь стремится к расслаблению и любое волнение становится неожиданностью, с которой борются с помощью таблеток. - Проговорил Петр.
Мы еще рассуждали на эту тему некоторое время. В результате дискуссии был сделан вывод, что главное здесь само отношение человека к своему волнению, если это состояние часть твоей повседневности, то ты просто перестаешь обращать на него внимание. В другом же случае ты каждый раз сокрушаешься по поводу своего волнения и переживаешь гораздо больше. Следовательно, напрашивался вывод - не стоит недооценивать человеческие возможности и настраивать себя на слабость.
Потом мы вернулись к нашей теме. Я сделал предположение, что те самые, невидимые для остальных тонкие сущности, не могут особо расстраиваться из-за того, что мы стали их видеть, ибо чего им боятся?
- Ты прав насчет их светлой доброжелательной части, но что ты скажешь о другой? Если например ты станешь ненужным свидетелем какой-нибудь ситуации, они могут..., - рассуждал Петр.
- Не пойму, что им до меня? Ну стал я свидетелем, но ведь меня скорее всего объявят сумасшедшим и на этом все закончится, чего им бояться? - не унимался я.
- Ну хотя бы раскрытию невидимой связи между черными магами и этими негативными сущностями. Ты знаешь, например, что кто-то занимается эзотерикой, и этот кто-то люто ненавидит какого-то человека.... Ну что, ситуация вполне обыденная, правда? - спросила Катя.
- Допустим.
- После чего человек, которого ненавидит маг, погибает, - продолжала она загадочно, - тоже допустимо, да?
Я кивнул.
- И вроде и подозрения есть, и все совпадает, но..., нет свидетельства. Но тут появляется ясновидящий и случайно, а, скорее всего и нет, является свидетелем трагедии. Например, он видит, как человек в метро стоит на платформе, а сзади него появляется черное облако, которое как бы подталкивает жертву под колеса. - Закончила она и посмотрела на меня внимательно.
- И в этом случае я попадаю в психушку, если попытаюсь что-то доказать, - попытался я парировать.
- Не то время, на каждом шагу предложение от всяких колдунов и магов, народ к этому привык, он в это верит, раз есть спрос..., - вставил Петр.
На улице темнело, наступал вечер. Во время разговора мы периодически с опаской бросали взгляды на окно. Наконец мы его просто зашторили. Наши разговоры о неведомом затянулись, водка развязала язык и мы без удержу болтали о потустороннем. Кофе не вправило нам мозги, мы продолжали фантазировать. В какой-то момент Катя махнула на нас рукой и, собрав посуду, приступила к уборке. Без нее разговор не клеился, должно быть, она была для нас необходимым катализатором, впрочем, как и любая красивая женщина для мужчины. Я понял, что за нашим безудержном болтанием скрывалось вполне человеческое желание произвести впечатление на девушку. Должно быть, она это почувствовала и лишила нас своего общества.
Я услышал звуки молний сумок, затем шарканье веника.
Когда мы сюда входили, везде был идеальный порядок. Но вскоре, учитывая отсутствие тапочек, пол быстро покрылся узорами, которые состояли строго из отпечатков наших подошв.
- Ребята, все-таки я вам очень благодарен, - проговорил Петр, - я совсем закис в этой конуре, да и таких собеседников как вы мне явно не хватало, сами понимаете.
- Так нашел бы работу, изменил бы свою жизнь, - наивно предложил я.
- Обязательно, только вот поправлю свое здоровье, мы тут надолго? - усмехнулся он.
Катя прошла с веником и поставила его в угол за шкафчик, после чего обратилась к нам:
- Ну вот что, защита может до утра не продержаться, если нас обнаружат, то возьмут тепленьких прямо с кроваток.
- Катя, ты чего, зачем ты нас пугаешь? - с улыбкой спросил Петр
- Если не бросишь ерничать, то пойдешь на улицу, мы здесь не для того чтобы развлекаться и веселиться, - проговорила она строго. - Нам нужно копить энергию, а не растрачивать на пустую болтовню.
- Согласен, Петя прекращай, - дружелюбно обратился я к нему.
- Да ради бога, мне что больше всех надо, я правда вам благодарен, - уже серьезно произнес он.
Мы вытерли ноги об тряпку, предварительно разостланную Катей, и прошли в комнату. Девушка изучала содержимое шкафа. Через секунду выяснилось, что есть только два комплекта белья. Возникло желание проведать директора и поделиться с ним проблемой.
- А вдруг он еще не ушел? - с надеждой спросил Петр.
- Давайте я схожу.
- Только не один, хватит мы уже искали тебя в лесу, - отрезала Катя, - идите вдвоем.
Мы повиновались и отправились вместе.
На улице уже совсем стемнело. Небольшие фонарики освещали тротуар. Мы торопливо зашагали в сторону администрации. Холодный ветер усиливал желание поскорее достичь цели. То слева то справа от нас возникали домики отдыхающих, в некоторых горел свет. На крыльце одного из них курил мужчина, он с интересом нас разглядывал.
- О как занесло, - проговорил Петр, кивая на дорогу.
Днем здесь навели порядок и листьев почти не было, сейчас же под порывами ветра деревья освобождались от ненужного груза и обильно посыпали все вокруг. Тротуар полностью скрылся под листвой и понять его местонахождение можно было только по фонарям.
- Мрачновато как-то, не то что днем, - продолжал мой спутник.
- Днем замечательно, - вставил я.
- Да, умирающая природа выглядит на редкость красиво, - мрачно поддержал Петр.
- Хм..., других эпитетов у тебя не нашлось?
- Причем тут..., природа по-своему умирает на время, разве нет?
- Лучше выразится, отходит ко сну, - улыбнулся я, - к тому же учитывая наше настроение...
- Да ладно, - он махнул рукой, - настроение, знаю я все твое настроение.
- Ты о чем?
- Ответь сам себе, был бы ты тут, если бы не Катя? - раздраженно спросил он.
- Знаешь, я бы на твоем месте не спешил с выводами. Да Катя мне нравится, но это ничуть не умоляет всего того, что произошло. Я был бы тут или еще где-то в зависимости от обстоятельств. - Я старался говорить спокойно, хотя ухмылка на лице моего спутника вызывала гнев. - Если ты считаешь, что я смог бы как ни в чем ни бывало ходить на работу и общаться с этими людьми, у которых летают в воздухе коробки, то у тебя уж очень извращенное восприятие действительности, - закончил я грубо.
Шурша листьями, мы приближались к зданию администрации.
- Не злись, возможно, я не прав..., - проговорил он примирительно.
- Просто ты сам к ней не равнодушен, это тебя и извиняет.
Мы подошли к крыльцу и поднялись по ступенькам. Дверь легко подалась, значит или еще не ушли или дом охранялся сторожем.
Уже знакомый коридор и дверь с надписью директор. Я постучал и дернул ручку. Закрыто.
- Ну вот, что и требовалось доказать, - тут же съязвил Петр.
- Кто там? - раздалось откуда-то сбоку.
Мы ответили, что у нас нет комплекта белья.
- Сейчас, - неохотно произнес кто-то.
Открылась ближайшая к выходу дверь и из нее показался мужчина. Его усталый вид несколько смущал, не хотелось бы тревожить человека в таком состоянии.
- Вы из какого домика? - спросил он, подозрительно косясь на нас.
- Э..., - я сморщился, вспоминая номер.
- Да это самый крайний, возле леса, - вставил Петр.
- Возле леса, сколько коек? - спросил небритый мужчина.
- Четыре, а вспомнил, двадцать два! - обрадовано произнес я.
- Правильно, там только..., а вас сколько? - уставился он на меня.
Создавалось впечатление, что жулики уже не раз воровали постельное белье, представляясь жильцами.
- А нас трое, ну что вы в самом деле, посмотрите запись или что там у вас, - нервно произнес я.
- Прошу мне не указывать что делать...
Я поймал себя на странной раздражительности. Обыденные вопросы вызвали у меня нервозность, что случилось? К тому же, я вспомнил, что директор зарегистрировал только двоих, третий был у нас типа в гостях.
- Извините, что вас еще интересует? - примирительно произнес я.
В воздухе носился запах алкоголя, должно быть наш собеседник был навеселе.
- Меня интересует..., нет белья..., а одеяла, положим, есть? - спросил он с издевкой.
- Одеяла есть, счастья нет, - с улыбкой ответил Петр.
- Вот то ж, счастья нет, - протянул мужчина и загадочно улыбнулся. - Сейчас вынесу комплект.
Он исчез за дверью, после чего появился оттуда с ключом в руке. Мужчина открыл соседнюю дверь и вынес комплект.
- Не хотите ли? - он характерным жестом хлопнул себя по шее.
- Да нет в другой раз, - поспешил я опередить Петра, ибо кто его знает...
Мы простились и вышли на улицу.
- А чего, можно было по чуть-чуть, - тут же начал Петр.
- Так может, все-таки выпьете? - раздалось сзади.
Я махнул рукой:
- Давай, только по быстрому.
Мне почему-то самому захотелось добавить. В общем-то, вполне обыденное желание, просто обстоятельства требовали собранности, чему алкоголь совсем не способствовал.
Мужчина вышел на крыльцо и глубоко затянулся воздухом.
- Хорошо тут все-таки. - С удовольствием произнес он.
- Да, воздух прелесть, - подтвердил я.
До сих пор это воспринималось нами как само собой разумеющееся, но теперь я действительно почувствовал насколько он был легок и свеж.
Мы вопросительно уставились на нашего нового знакомого, он продолжал стоять и улыбаться.
- Ну что, дерним по стаканчику? - как бы на всякий случай спросил он.
- Дерним, - ответил Петр.
Мы пошли назад. В комнатке сторожа, оказалось вполне уютно, небольшой журнальный столик использовался строго под напитки и закуски, это было видно по характерным царапинам и вздутиям полировки. Последняя в некоторых местах даже повторяла очертание стоящей посуды. Начатая бутылка водки была на треть пустой, правда емкость ее была грамм семьсот. Рядом лежал хлеб, малосольные огурцы и нарезанная докторская колбаса. Я оставил ему на столе купюру, объяснив что по другому мы не согласны, впрочем, он и не сопротивлялся, скорее наоборот, повеселел и быстро наполнил стаканчики.
- Ну что, давайте за ваш отдых, чтобы вы хорошо провели время, - важно произнес хозяин.
После выпитого стограммового стаканчика, мы познакомились, его звали Сергеем. Он оказался довольно разговорчив и в течение пяти минут, пока мы неспешна закусывали бутербродами с колбасой, он поведал нам о турбазе в общих чертах. Оказалось, что она пользуется большим спросом у молодых пар, что здесь нередко отдыхают и крутые, а еще что сюда любит заезжать сам губернатор.
- У него тут есть любимый домик, мы его никому не сдаем, только в крайнем случае, когда все другие уже заняты. - Заговорчески произнес он.
- Что ж, ничего удивительного, место действительно неплохое. Один лес чего стоит. - Подтвердил я.
При упоминании леса, Сергей изменился в лице и разлил еще по одной. Мы быстро опрокинули очередные сто грамм и схватились за бутерброды.
- Лес тут густой, - проговорил он монотонно.
- Ты чего, Серега? - по-свойски спросил Петр.
Он махнул рукой. Это было настолько интригующе, что мы тут же начали настаивать на продолжении темы леса.
- Да я уже не знаю, что и думать..., - нерешительно начал Серега, - вроде не алкоголик, ну могу когда-никогда ну как все, - как бы оправдывался он.
- Да понятное дело, мы все такие же, - поддержал его Петр.
Он начал свой рассказ. Вскоре выяснилось, что они часто с друзьями устраивают себе пикничок с шашлыками. Есть небольшая полянка, где наш герой оборудовал место, поставил столик ну и все что положено. Так вот, во время последней посиделки многие наблюдали странные вещи. Когда совсем стемнело и ближайшая растительность освещалась лишь бликами от костра, все услышали характерный звук ломающихся веток. Казалось, кто-то расхаживает в кустах, не решаясь выйти на свет. Все тут же решили что это зверь и, окрикнув пару раз, стали метать в ту сторону все что не попадя - в основном камни.
Невидимый гость не удалялся, а продолжал расхаживать, все больше раздражая всех собравшихся. Через какое-то время некоторые, среди которых был и наш герой, не выдержали и отправились на звук с фонариком.
Каково же было их удивление, когда и при свете они никого не обнаружили. Где только что раздавался хруст веток оказывалось пусто. У многих стали сдавать нервы и они вновь принялись метать камни в сторону очередного шума. В какой-то момент им пришлось слегка протрезветь, ибо со стороны "невидимки" послышалось нечто вроде стона. Но, вскоре они оправились и с воодушевлением бросились в его сторону. Теперь они отчетливо слышали удаляющиеся шаги и помчались вслед за ними.
Что это? любопытство нетрезвых людей или проснувшиеся охотничьи инстинкты - неизвестно, но что-то заставляло их неотступно следовать за удалявшимся то ли животным, то ли человеком.
Вскоре все трое мужчин протрезвели окончательно, ибо увидели такое...
Во время очередного рывка в сторону раздавшегося хруста они фактически налетели на свисающие ноги.
Вначале с трудом осознавая реальность они все более понимали, что перед ними ничто иное как повешенный мужчина. Все невольно попятились.
В сумрачном луче фонаря лицо трупа было жутким - вывалившийся язык, глаза навыкате и само его выражение было настолько ужасным, что не выдержав и нескольких секунд все бросились в обратном направлении. Кто-то истерично кричал, кто-то орал чтобы заткнулись, но все были едины в одном - в скорейшем удалении от этого места.
Когда же они, наконец, выбежали к остальным, то долго объясняли что произошло, настолько сбивчива и непонятна была их речь.
В глазах присутствующих возник страх, они все почувствовали атмосферу, которую принесли с собой их товарищи. В итоге они не знали что делать - то ли сворачиваться, то ли стоять на месте и вызывать милицию. Один из присутствующих задал странный вопрос:
- А в чем он был одет, помните?
Никто не мог с точностью описать одежду, кроме общих сведений - типа пиджак, вроде спортивные или просто брюки и типа светлый свитер. Но и этого описания хватило с лихвой.
Оказалось, что пока группа из трех человек гонялась по лесу за невидимкой к их товарищам подошел мужчина. Он появился из леса и под пристальными взглядами окружающих приблизился к костру, после чего поздоровался и спросил закурить. Когда изумленные друзья дали ему сигарету, он поблагодарил и, не подкурив, ушел обратно.
Это было последней каплей, не выдержав такого обилия мистики, все в срочном порядке засобирались домой. Боясь как бы чего еще не произошло, они предпочитали ни к чему не прислушиваться и не вглядываться. Но и при таком настрое, когда вновь прозвучал характерный хруст веток, все дружно бросились наутек.
В итоге вызванная милиция с трудом отыскала повешенного и пригласила всех на опознание. И тут всем пришлось вновь пережить неприятные минуты, ибо тело, висевшее в лесу, и мужчина, подходивший за сигаретой, оказались одним и тем же лицом.
Милиция разумеется не обратила внимания на всю эту мистику и составив протокол, пожурила невольных свидетелей за чрезмерное употребление алкоголя.
На этом наш рассказчик остановился и наполнил уже в третий раз наши стаканчики.
- Ну, однако история, - промямлил я.
- Что? - спросил Петр деланно бодрым голосом.
- Ничего, - ответил я также.
- Вот такие вот пироги, думайте что хотите, но мне с тех пор лес вечером..., сами понимаете, - закончил Сергей.
Мы выпили за победу над всей этой чертовщиной и Петр протянул:
- У нас тут тоже...
Я наступил ему на ногу и он не закончил.
Сергей так и не смог добиться от нас, что же у нас тоже.
Мы поблагодарили его за угощение и интересный рассказ и, взяв комплект белья, поспешили обратно.
По дороге мы активно обсуждали все услышанное. Почему нас занесло именно в такое аномальное место? - вот главный вопрос, который вставал перед нами снова и снова.
- Место по определению уже нечисто и надо же было нам забраться именно сюда, - сокрушался я.
- Возможно мы ведомы, нами управляют, - грустно произнес Петр.
Нельзя сказать, что эта точка зрения мной отвергалась, но вот что она меня не обрадовала это точно.
- Петр, у тебя способности к внесению панического настроения, - ответил я.
- Знаешь, если ты так просто теряешь самообладание, то тебе не следовало влезать во все это.
- Следовало, не следовало..., избавь меня от своих советов, - продолжал я.
Фонари неожиданно погасли.
- Опа..., - прошептал Петр, - кажись, приехали.
Мы остановились в нерешительности.
- Что делать будем? - продолжал он таким же тоном.
- Черт его знает.
Надо учесть что небо, затянутое тучами, совсем не добавляло оптимизма. Темнота была кромешная.
- Ну хоть бы кто свечку запалил..., - проговорил Петр более громко.
Действительно это дало бы хоть какой ориентир.
- Ладно, что делать, давай потихоньку продвигаться, - сказал я.
В это время откуда-то сбоку послышался характерный шорох листьев, напоминающий шаги. Надо ли говорить, что это совсем нас не обрадовало, к тому же звуки были похожи на те, что я слышал в лесу.
- Этого только не хватало, - выдавил мой спутник.
- Идем скорее.
Мы на ощупь, ибо ничего другого не оставалось, продвигались по тротуару. Что это была именно дорога, мы понимали по твердой поверхности.
С боку, параллельно нашему курсу, хрустели ветки. Значит, нечто следовало рядом с нами.
- Давай ускоримся.
Постепенно глаза привыкли к темноте и я с трудом начал различать пасмурное небо.
Ветки перестали ломаться и послышался приближающийся шелест листьев.
- Ой! - произнес Петр.
- Идем скорее, - как можно спокойнее произнес я.
Мы почувствовали, что сошли с дороги и сделали пару шагов назад. Шелест пропал, возможно тварь насторожилась.
У меня промелькнула успокоительная мысль - она боится! Но я тут же ее прогнал, ибо боялись, прежде всего, мы, а с ее стороны могла быть простая осторожность. Как бы в подтверждение этого опять возник шелест.
Мы продолжали идти к домику.
- Я сейчас камнем запущу, - произнес Петр с угрозой.
Шорох не прекратился.
- А ну-ка, - мой спутник согнулся, ища камень.
- Брось, пойдем, - взял я его за руку.
- Вот я сейчас и брошу, а то смотри расползалась, - выкрикнул он нервно.
Шелест стремительно приближался.
- Твою мать, бежим! - крикнул я, таща за собой Петра.
Мой спутник не сопротивлялся. Мы побежали, вытянув руки вперед.
Почти сразу мы сошли с тротуара и теперь шуршали листьями заглушая преследователя. Страх гнал нас куда угодно, а воображение рисовало самое худшее из возможного.
- Только вместе, - раздался голос Петра.
- Что? - не понял я.
- Держаться только вместе, - запыхавшимся голосом повторил он.
- Конечно! - поддержал я.
Он схватил меня за рукав и мы поспешили далее. Шелест не отставал, мы бежали в неизвестном направлении, возможно, к лесу. Похоже, как раз это и нужно было нашему преследователю.
- Мы бежим в лес! - крикнул Петр.
- Твою мать, - выругался я, - что ты предлагаешь?
Буквально через несколько шагов мы наткнулись на деревья и я с трудом смог увернуться от массивного ствола. Петру же повезло меньше - звук глухого удара оповестил о возникшей проблеме. Рукав выскользнул из руки.
Мой спутник вскрикнул и повалился на землю.
- Петр, ты чего? Твою мать! - вскрикнул я, услышав знакомый шелест.- Петька, где ты?!
Бежать далее я не смог, вернее, наверное смог бы, но жить с этим дальше..., - нет, я бы престал себя уважать.
Я обошел дерево и стал позади ствола.
Мерзкий и зловещий шелест перешел на хруст, это были веточки, что валялись тут в изобилии.
- Кто ты, что тебе надо? - нервно спросил я.
В ответ лишь очередной хруст.
Что оставалось делать в такой ситуации? Чтобы предать себе сил я принялся молиться, иногда это помогало.
Послышался свист, я выглянул из-за дерева и увидел странную картину - шар парил над распластавшимся Петром и вращался с дикой скоростью. Его слабый желтый свет становился все насыщенней, Стали видны еле заметные ниточки, соединяющие шар и тело моего спутника.
- О черт! - Свет сделал видимым ближайшие несколько метров от сего действа.
Что же делать то? Теперь я смог сориентироваться где дорога, но что толку, я же не брошу здесь...
Мои мысли прервал более сильный свист и свет вокруг стал ярче. Шар менял окраску, теперь он был красноватого оттенка.
Не долго думая я решился на отчаянный поступок. Недалеко от меня валялась длинная палка, возможно она была сухая но я все равно решил попробовать.
Осторожно согнувшись, я взялся за ветку и..., не смог ее оторвать от земли, она оказалось настолько тяжелой. Это невольно озадачило и только когда я увидел несколько светлых ниточек, которые шар бросил на этот предмет, мне стало все ясно.
Я был бессилен, оно сделает со мной все что захочет, - панически подумал я.
Что происходило в это время с моим спутником я не знал, но то, что я не мог ему помочь угнетало и бесило одновременно. Надо было что-то делать или бежать отсюда сломя голову.
Свет уже стал довольно ярким, хоть он и был похож на свет фотолаборатории, но теперь я смог разглядеть и огромный камень, валяющийся буквально у меня под ногами.
Ну что, еще одна попытка, - мазохистски подумал я, - буду пытаться мешать, пока шар не покончит с Петром и не возьмется за меня.
Я согнулся и взял булыжник, он оказался тяжелым, но не настолько. Ниточек к нему не подходило. Это меня даже удивило, я решил не мешкать.
Прицелившись в это яркое пятно, что, кстати, было не трудно, я запустил камень.
Описав странную траекторию, странную..., чтоб не сказать больше, ибо я бросал его явно не туда. Так вот, описав странную дугу тяжелый кирпич, благополучно миновал зловещий шар и рухнул на голову несчастного Петра.
- О господи! - воскликнул я.
Звук был довольно гулким и, как мне показалось, я услышал треск.
- О нет! - мне стало понятно, что мое орудие использовали против моего союзника.
Я вышел из-за дерева и решительно двинулся в сторону распластавшегося тела. Мне почему-то казалось что теперь все закончено и я смогу спокойно подойти к Петру. Но я ошибся.
Не пройдя и пары метров, я наткнулся на невидимую стену. Я больно стукнулся лбом и плечом об прозрачную преграду.
Все же встряска головы была мне не на пользу, я тут же "опьянел" и попятился назад. Голова кружилась и мне трудно было удержаться на ногах. Я схватился за дерево и посмотрел на товарища.
Шар стал кроваво красным, теперь его ниточки были видны отчетливо. Они в огромном количестве входили в распластавшееся тело моего спутника. Петр лежал неподвижно. Я всматривался в его грудь и не видел чтобы она вздымалась, возможно, он уже не дышал.
- Петр! Очнись Петька! - истерично выкрикнул я.
Камень валялся неподалеку от головы и служил мне прямым укором.
- Боже, неужели я убил его? - спросил я вслух не очень заботясь о возможных свидетелях. После всего, что я тут увидел, любые представители нашего мира воспринимались бы с облегчением. Мне кажется, что я обрадовался бы даже маньяку с топором.
Голова переставала кружиться, и я смог сосредоточиться.
Единственно разумным решением теперь мне казалось скорейшее возвращение к Катерине.
Я собрал все свое мужество и решил попробовать еще раз. Сделки с совестью были не в моих правилах.
Теперь я ступал осторожно, выставив перед собой руки. В метре от тела я снова наткнулся на твердую гладкую поверхность. Должно быть, защитное поле или что-то в этом роде. Оно было такой же температуры как и моя рука, я совершенно не почувствовал никакого перепада. Но ее твердость напоминала бетон.
Я ощупывал эту "защиту" и сделал несколько шагов вдоль ее. Все тоже самое.
Шар уже принял кроваво багровый вид, и как мне показалось, несколько увеличился в размерах.
Медлить больше было нельзя, возможно я стану следующей жертвой.
Я развернулся и, постоянно озираясь, бросился наутек. Свет от шара был настолько ярким, что несколько десятков метров я бежал по совершенно осязаемой местности. Далее стало темнее и мой бег замедлился, теперь я выставил руки и шел уже на ощупь.
Оказавшись, наконец, на тротуаре, я с облегчением заметил небольшой маячок впереди. Это было чье-то освещенное окно.
Я поспешил в сторону этого ориентира и тут же оказался на грунте. Все правильно, домики стояли в стороне от дороги.
Я вернулся на тротуар и, проверяя поверхность на твердость, стал продвигаться дальше. Оставив позади "маячок", я обнаружил впереди очередное окошко. Это оказался наш домик, наверное Катерина нашла свечку.
С каким-то неистовым вдохновением я бросился к свету. Эту радость не смогло затмить недавнее происшествие, на время я просто сосредоточился на окошке домика. Должно быть, то же чувствует солдат на войне, который потерял товарища, но радуется победе.
Под ногами почувствовалась мягкая земля, но это уже не имело значения.
Я вздымал ворохи листьев и приближался к дому. Когда оставалось метров десять я споткнулся о какой-то булыжник и полетел на землю.
- Твою мать! - выругался я.
Мир сразу преобразился, эйфория прошла. Теперь я валялся возле нашего домика, а Петр с проломленной головой в лесу. Осознание этого настолько остро пронзило меня, что я почувствовал почти физическую боль.
Я поднялся и поковылял дальше.
Дверь дома распахнулась, на пороге появилась Катерина. Ее перепуганное лицо освещалось свечой, которую она держала в руке.
- Коля! Ты?! - спросила она радостно.
- Я, Катя, - последовал понурый ответ.
- Слава богу, ты что, один? А где Петя? - Ее голос дрожал.
Я молча приблизился к ней и, оглянувшись по сторонам, предложил зайти в дом.
- Что случилось, что с Петром? - не унималась она.
- У тебя здесь все нормально? - поинтересовался я на всякий случай.
- У меня да, кроме света, разумеется, - выпалила она.
Мы прошли в комнату и я повалился на кровать.
- Петр в лесу - выдавил я из себя, - и возможно он мертв.
- Как мертв?! - почти вскрикнула она.
Я по быстрому изложил ей суть, стараясь ничего не упустить.
Катя сосредоточено слушала и на ее лице все больше проступала тревога. Под конец она не выдержала и заплакала.
Я настолько привык получать от нее поддержку, что поневоле растерялся. Рыдающая девушка теперь никак не вязалась с образом железной леди, в который я ее облек. Но, в конце то концов, кто сказал что ей чужды человеческие слабости?! Она же не робот! - разозлился я на самого себя.
- Петя, - всхлипывала она, - это я его погубила!
Я обнял ее и прижал к себе, она аккуратно отстранилась.
- Ты тут не при чем, - пытался я ее успокоить, - это сделали они.
- Нет, я вовлекла его во все это, на мне его смерть, - не унималась Катя.
Я не знал что делать, нужно было прийти к какому-то решению, а мой основной союзник был неадекватен.
- Успокойся, мы ему уже не поможем...
- А если он жив?!
- Вряд ли..., хочешь, я вернусь и проверю?
- Нет уж, хватит, - она сделала несколько шагов и рухнула на кровать. Отвернувшись к стене, Катя продолжала всхлипывать.
Что было делать в такой обстановке? Я не мог ничего придумать, поэтому решил просто ждать.
- Все очень плохо, - прошептала девушка, - я не знаю как поступить.
- Давай выпьем по сто.
- Нет, это сделает нас еще более слабыми, боюсь алкоголь нарушил нашу защиту...
Молчание затянулось, Катерина перестала всхлипывать. Мне даже показалось, что она заснула.
- Коля ложись спать, утром все решим, сейчас мы не в силах что-либо изменить, - вдруг произнесла она.
Это было настолько неожиданным предложением, что я невольно засомневался в ее нормальности, но, взвесив все за и против, пришел к тому же решению.
Итак, несмотря на все, мы потушили свечу и, расположившись на своих койках, пробовали заснуть.
Скорее из-за полной растерянности и прострации я принял это предложение и мне казалось, что меня ждет мучительная бессонница но...
Когда я открыл глаза, на улице уже было светло. Постепенно сознание наполнилось прошлым, вместе с этим ушло утреннее расслабление.
- Не может быть! - прошептал я тихо, не веря что мне удалось поспать.
Я взглянул на мою спутницу, она продолжала мирно посапывать.
На часах - восемь утра. Сказывалась многолетняя привычка подъема на работу.
Я присел на кровать. Последняя выразительно заскрипела. Теперь нужно было принимать решение и как можно быстрее, ибо обстоятельства из области непознанного и мистического переместились во вполне обыденный криминал. В лесу лежал труп, кстати, откуда такая уверенность? И почему Катя уже похоронила его? Вопросы посыпались один за другим.
Я посмотрел на спящую девушку и принял волевое решение - пора.
- Катя, - позвал я тихо.
Она вздохнула и с хрипотцой ответила:
- Что?
- Уже восемь...
- Встаем.
Мы умылись и привели себя в порядок, после чего Катя стала хлопотать у плиты. Все это время я ждал, то ли удобного случая, то ли предложения от нее но когда мое терпение иссякло я начал:
- Надо что-то решать.
- Сейчас мы будем завтракать, потом...
- Пойдем на то место, - бросил я.
- Да, именно, пойдем и посмотрим что с Петром.
Последнее заявление меня вдохновило, она готова действовать.
Мы выпили кофе с бутербродами. Катерина то и дело отводила глаза, мне это очень не понравилось. Я совсем запутался в ее настроении. Что это могло значить?
- Коля, я не знаю что делать и мне кажется что мой дар утрачен..., - проговорила она, наконец.
- Даже если и так, то тебе не о чем жалеть, ничего кроме проблем он тебе не принес, - сказал я первое, что пришло на ум. Получилось довольно неплохо. - Скажу более, я, например, хотел чтобы ты его утратила, тогда ты станешь просто красивой и умной девушкой, а это совсем неплохо.
Она криво улыбнулась, было видно, что такие банальности были не в ее вкусе. Катя прибрала посуду и поставила в мойку.
- Сейчас пойдем, - произнесла она, дребезжа чашками.
Я вызвался выйти на улицу и обойти дом - проверить нет ли непрошенных гостей.
- Нет, один ты никуда не пойдешь, хватит. К тому же, если надо будет спасаться, то ситуация более чем неудобная.
Ей по-прежнему нельзя было отказать в логике.
- Тогда я просто выйду на крыльцо. - Не поддавался я.
Оказавшись на ступеньках перед домом я почувствовал свежесть и прохладу. Погода пасмурная, но вместе с тем типично осенняя являла собой собирательный образ этого времени года. Мое нутро всегда откликалось на прелести природы, даже в ненастье, должно быть где-то в глубине я воспринимал саму ее суть, без связи с погодными условиями.
Я зашел обратно и накинул куртку. Катерина одевалась в комнате.
- Коля? - спросила она.
- Да.
- Мы должны взять с собой все самое необходимое, на случай если нам не суждено будет вернуться сюда - произнесла она с какой-то отрешенностью.
- Согласен.
Я наполнил сумку продуктами и по рекомендации Катерины теплыми вещами, кроме этого, да простит нас директор, я прихватил еще пару одеял.
С таким баулом я появился на крыльце нашего домика в сопровождении девушки.
Постоянно озираясь, мы направились в сторону леса.
- Нет, так не пойдет, давай по дороге, а то я не найду, - заверил я свою спутницу.
- Мы непременно кого-нибудь встретим, например дворника. - Произнесла она с опаской.
- Что-нибудь придумаем.
Судя по неубранным листьям, он еще не подметал.
Вместо дворника мы встретили одного из отдыхающих, он вышел на тротуар со стороны своего дома и, взглянув на нас, побрел в сторону администрации.
Ну вот, теперь, если что, ни у кого не будет сомнений в нашем бегстве, - подумал я.
- Ничего страшного, в конце концов, мы не можем передвигаться незамеченными, - как бы прочитала мои мысли Катя.
Я согласно кивнул, нагнетать обстановку сейчас было ни к чему.
Мучительно напрягая память, я старался понять где именно нужно повернуть.
Прикинув насколько мы с Петром смогли удалиться от администрации, я сделал вывод, что пора.
- Давай здесь, - проговорил я, сходя на траву.
Где-то раздавались звуки метлы, наверное дворник убирал территорию.
- Точно здесь? - спросила девушка.
- Да не знаю я, вроде здесь.
Мы торопливо засеменили в сторону леса.
Утренний туман еще не рассеялся.
Мы дошли до первых деревьев и оглянулись. Совсем не хотелось, чтобы наш маршрут кто-то отследил.
Над головами закаркали вороны, целая стая пролетела в сторону леса. Народный фольклор наделил этих пернатых свойством предвещать беды, что так некстати сейчас вспоминалось.
- Ну что, куда дальше? - спросила Катя.
- Туда, - кивнул я в сторону чащи.
- Это я понимаю, но как ты ориентируешься?
Я не знал что ей ответить, все что я помнил - это как мы убегали от зловещего шелеста.
- Стоп! - осенило меня, - мы же фактически не углублялись..., с чего я взял что в лесу? Мы же в кромешной темноте, на ощупь, и первые деревья были наши! Значит все произошло на окраине, может не на самой, но уж точно не в глубине леса. Следовательно тело, если таковое имелось, должно находиться где-то здесь.
- Давай так, я пойду с самого края, а ты метров на десять глубже, - предложил я Катерине.
Она вначале удивленно на меня посмотрела, затем кивнула.
- Если увидят девушку, идущую вдоль леса, это вызовет вопросы, а мужчина нормально, - проговорил я в оправдание.
- Ты прав, Коля, а я и не подумала, - с улыбкой проговорила Катя, - ну ладно, я пошла.
- Если что, крикнешь.
- Даже не сомневайся!
Она скрывалась за ветками.
- Далеко не заходи, мы должны быть в зоне видимости, а то можем пропустить, - насторожился я.
Туман стал более ощутим, я с трудом различал куртку моей спутницы между стволами деревьев.
Мы пошли параллельно друг другу в одном направлении. Я как мог всматривался в окружающие ворохи листьев. Кое-где они были буквально навалены кучей, должно быть их сносил сюда дворник. Главным ориентиром, что я наметил для себя, был довольно массивный ствол дерева, именно из-за такого я наблюдал за странным шаром.
Пока же встречались только средние и ни одно из них не могло стать мне "убежищем" прошлой ночью. Какими бы параметрами не наделило мое воспаленное воображение это дерево, но я отлично помнил, как с трудом обхватывал его руками.
Мы почти прошли здание администрации. Это уже слишком, мы не могли быть здесь прошлой ночью. Оно находилось метрах в двухстах от нас. Я всмотрелся, туман скрывал мелкие детали, но сомнений не было - это дом, где мы распивали водку со сторожем.
- Катя! - крикнул я.
- Да.
- Давай в обратную сторону, похоже, мы поздно свернули.
Я развернулся, задевая ветки своей огромной сумкой.
- Ты уверен? - разочарованно спросила девушка.
- Более чем, мы уже поравнялись с директорским домом.
Первые метров сто мы шли довольно быстро, т.к. это было возвращение, затем скорость снизилась.
- Мне что-то не по себе, - произнесла негромко моя спутница.
Я поспешил к девушке.
- Что случилось? - спросил я, походя к ней.
- Не знаю, замутило что-то, - она прислонилась к дереву.
Мысленно я проклинал себя за такую неосмотрительность. Я совсем забыл, что за этим решительным и стойким характером скрывается всего лишь девушка. Искать трупы никак не могло быть ее призванием. До чего же я огрубел...
- Это я во всем виноват, - проговорил я извинительно. - Давай сделаем так, я оставлю тут сумку, а сам досмотрю оставшийся участок, хорошо?
- Нет, мне уже лучше, пойдем как и прежде, - проговорила она тихо.
- Пожалуйста, Катя, побудь здесь. Я справлюсь, так будет лучше. К тому же без сумки я пойду вдвое быстрее, - настаивал я.
- Мы не должны терять друг друга из вида, так что возвращайся на свою позицию и пойдем, - проговорила она более решительно.
- Но...
- Все! Не будем тратить время, Коля, я тебя прошу...
- Но, если тебе станет совсем плохо?!
- Я же сказала мне нормально, если станет хуже, я дам знать. Все пошли! - Закончила она твердо.
Я вернулся на прежнее место, спорить с этой девушкой было бесполезно. По крайней мере у меня сложилось именно такое впечатление.
Мы вновь пошли прежним курсом, оповещая друг друга шелестом листьев и хрустом веток.
Так мелькать с утра пораньше было совсем не в нашу пользу, но что оставалось делать? Мы готовы были ретироваться вглубь леса в любую минуту.
Очередной ворох листьев привлек мое внимание, он имел какую-то странную форму. Сердце учащенно застучало, я приблизился и ногой разворошил кучу.
Ничего..., в этот раз ничего.
Катерина продвинулась за это время немного вперед и я поспешил ее нагнать.
- Что там? - негромко спросила она.
- Ничего, показалось.
Мне очень хотелось чтобы ужасную находку, если таковая имелась, обнаружил именно я.
- Как твое самочувствие? - поинтересовался я на всякий случай.
- Все нормально.
Мы прошли такое же расстояние, как и предыдущее, только в другую сторону. Я периодически раскидывал кучи листьев. Один раз я заметил человека, идущего по тротуару. Нас разделяло метров сто пятьдесят. Прохожий остановился и посмотрел в мою сторону. Я как раз разгребал очередной ворох листьев, который так некстати оказался на совершенно открытом месте. Даже Катерина стала временно обозримой.
Вот черт, сейчас еще доложит сторожу или кому там, что какой-то незнакомец метает листья в лесу, - подумал я в отчаянье.
Нужно было торопиться.
Неожиданно подошла Катя и повисла на моих плечах. Я обхватил ее руками и прижал к себе.
- Что с тобой? - удивленно спросил я.
- Ничего, со мной все в порядке, это нужно для него, - она бросила взгляд в сторону любопытного незнакомца.
Я улыбнулся и поцеловал ее в губы. Она немного отстранилась.
- Это ты хорошо придумала, теперь у него не будет мрачных мыслей насчет нас.
Мужчина и вправду перестал смотреть и неторопливо пошел дальше.
- Не будем расслабляться, - произнесла она тихо и освободилась от объятий.
Не могу сказать, что я расслабился, нет, наша цель, благодаря которой мы тут оказались, совсем не располагала к этому. Показать же девушке свое равнодушие, пусть и в такой пиковой ситуации, было для меня недопустимо.
- Ты джентльмен, я все понимаю, но давай не переигрывать, - проговорила она, направляясь к своему месту.
Вот так, а я тут разволновался... Мы пошли далее.
- Катя, здесь давай повнимательней! - громко сказал я. - По всем признакам все происходило где-то тут.
Я остановился и пристально осмотрел местность. Какая-то женщина торопливо шла в сторону администрации, она то и дело бросала взгляды в мою сторону. Так..., еще один свидетель..., и Катерина не спасла ситуацию. Теперь наверняка станет известно о подозрительном молодом человеке, разгуливающим с огромной сумкой на окраине леса.
- Ой! - вскрикнула Катя.
- Что?! - я бросился к ней.
- Сюда, - проговорила она сдавлено.
Я все понял и приготовился к наихудшему.
Через несколько шагов я поравнялся с Катериной. Она молча указала в сторону очередного вороха листьев.
Куча была, как и все прежние, может даже чуть поменьше. Что явилось причиной беспокойства девушки, оставалось непонятным.
- Ты что-то заметила? - осторожно поинтересовался я.
- Подойди ближе, там..., справа.
Я повиновался и подошел к листьям. Теперь была моя очередь испугаться, но только я сделал это про себя. Из-под листьев торчала рука. Большая и белая, я никогда не замечал, чтобы у Петра были такие огромные руки. Дрожь пробежала по телу.
- Спокойно, только спокойно, - проговорил я запинаясь.
- Все нормально, - поспешила заверить Катя.
Я осмотрелся, тротуара видно не было, это хорошо Зато теперь я увидел дерево, из-за которого наблюдал за красным шаром. Это был огромный тополь, как раз об него и стукнулся Петр, когда мы удирали.
А где же? - я вспомнил про камень. Ага, а вот и он, - камень лежал недалеко от кучи листьев.
Сомнений быть не могло, рука принадлежала Петру.
Я осторожно стал разгребать желто-красный ворох и вскоре нам предстало тело нашего товарища. Когда я смахнул последние несколько листочков с его лица, Катя не выдержала.
- Петя! - вскрикнула она и расплакалась.
Я невольно осмотрелся. Что нужно было делать теперь, я не представлял.
Слипшиеся от крови волосы указывали место попадания булыжника.
Я встал перед девушкой, закрывая жуткую картину, затем прижал ее к себе и торопливо зашептал:
- Все, все..., успокойся..., мы нашли его, все.
- Петька, неужели ты..., - всхлипывала она.
- Катя, возьми себя в руки, нам нужно решать...
Я немного отвел ее в сторону - за ближайшие кусты, после чего попросил ее по возможности успокоиться. Нам предстояло определиться - что делать с телом? Мне показалось даже странным, что мы не оговорили этого предварительно, теперь вот стояли в растерянности, хотя надо было действовать.
Оставив Катю в более менее уравновешенном состоянии, я вернулся к страшной находке.
Петр лежал на боку, часть его лица была скрыта, другая часть являла собой образец совершенной бледности. Не зная с чего начать, я сосредоточился на камне. Это прямая улика против меня и возможно там есть мои отпечатки. Я по быстрому извлек платочек и принялся вытирать камень. Кусок гранита был вовсе не гладким, возможно на нем чисто физически не могли остаться отпечатки. Но, все же, через несколько секунд я обхватив его платком и быстро потрусил вглубь леса.
Катерина с удивлением протирала слезящиеся глаза.
- Ты куда? - успела она крикнуть, когда я пробегал мимо.
- Я сейчас, выброшу улику, - ответил я, не останавливаясь.
Наконец, решив что углубился достаточно, я запустил булыжник в густой кустарник. Он с треском скрылся в его ветках.
Теперь я также потрусил назад.
Катя перестала вытирать слезы и с какой-то опаской косилась на меня.
- Я сейчас! - бросил я ей.
Оказавшись возле тела, я, недолго думая, как заправский преступник схватился за воротник его плаща и потащил вглубь леса. Я заметил как из под тела появился пакет с бельем. Наверное Петр упал прямо на него. Я взял пакет и посмотрел содержимое. Все было чистым и даже не помятым. Закинул это себе в сумку, я продолжил тащить.
Когда его лицо оказалось полностью открытым, я удивился, ибо знал, что в таких случаях, когда голова на боку, половина лица должна быть темной, так как кровь под действием силы тяжести стекала вниз и запекалась.
- Тьфу ты, что за мысли лезут, какая разница?! - выругался я в слух.
Неожиданно меня осенило - ведь все это должно быть, если в теле присутствует кровь, а если ее там нет? От этой догадки мне стало только хуже, ибо если ее там действительно не было, то куда она делась?
Петр, несмотря на отсутствие или присутствие крови в его теле, оставался довольно тяжелым. Я с трудом дотащил его до места, где была Катерина и, попросив отвернуться, продолжил. Потом вернулся и оставил рядом с ней сумку, она мне мешала.
- Я оттащу его подальше в лес, а ты стой здесь, это не долго, хорошо?
В лице девушки не читалось ничего кроме удивления.
- Катенька, ты побудешь здесь некоторое время?
- Хорошо, - ответила она тихо.
Я удовлетворенно кивнул и продолжил свою работу.
Вновь ко мне вернулись мысли об отсутствии крови в теле Петра. А чего собственно я удивляюсь? На том месте, где была его голова, остался довольно приличный темный след, это была пропитанная кровью земля. Это я сам выпустил ему кровь..., о Боже, какой ужас. Я постарался не думать об этом.
По мере углубления в лес, мне все более становилось не по себе. Стоило сейчас какому-нибудь грибнику застать меня за этим действом и все - милиция, вертолеты, оцепление. Убийца конечно я, ну а кто ж еще?
Я стал уставать. Сколько еще его тащить?
Мне пришла мысль, что лучшим выходом из положения было бы просто его закопать. Но у меня не было лопаты, значит отпадает.
Я остановился и прислушался, скрип деревьев и шелест листьев - это все, что нарушало тишину. Никаких настораживающих звуков.
Осмотревшись, я обнаружил нечто вроде канавки. Она располагалась метрах в трех от меня, и ее происхождение оставалось загадкой. Возможно, это отголоски далекой войны...
Насколько я удалился от Катерины? Оставлять ее надолго в таком состоянии не хотелось.
Я в последнем рывке дотащил тело до канавы и по-возможности аккуратно опустил в ворох листьев. Канава оказалось гораздо глубже. Листья скрывали добрую ее половину, это меня невольно вдохновило, что в данных условиях было явно неуместно.
Я присыпал тело ветками с листьями, лежащими тут же в изобилие, и понял что получилось идеальное убежище.
Осмотревшись еще раз, я ринулся назад. Дело сделано, если его вообще можно назвать таковым. Теперь нужно срочно возвращаться к девушке, а затем...
Я спешил и одновременно искал след от волочения, его фактически не было, не считая нескольких метров голой земли на которых виднелась небольшая полоска от каблуков Петра. Это было явно несущественным.
Вскоре я приблизился к месту, где оставил девушку.
- Это еще что за...? - вполголоса произнес я.
Возможно я вышел не на то место? Да нет, следы говорили о правильном направлении.
Уже не так быстро я продолжал приближаться к месту, где оставил девушку. В смятении я осмотрелся, вот уже и конец леса, значит где-то здесь должна быть Катя.
Куча всяких мыслей заполонили голову.
Неужели произошло непоправимое? - в ужасе вопрошал я.
Но место не давало полной уверенности что это было здесь. Не долго думая, я направился вдоль леса.
Я с опаской косился на дорогу, пока на ней никто не появлялся.
Неожиданно я заметил нечто напоминающее мою огромную сумку. Пробравшись сквозь кусты я увидел ее во всей красе. Она одиноко стояла на том самом месте, где я ее и оставил. Теперь я понял что таки ошибся и вышел не туда. Несколько деревьев растущих в особом порядке служили прекрасным ориентиром, как я мог их не запомнить?
А где же девушка? Радость омрачилась отсутствием Кати. Что это значит?
Я растерянно озирался, не зная что делать. На всякий случай я проверил сумку. Все было на месте.
- Катя! - позвал я негромко.
- Я здесь! - раздалось из кустов, - все нормально.
Она выбралась из зарослей и смущенно улыбнулась.
- Что случилось? - поинтересовался я и тут же догадался, что могла там делать девушка.
- Ничего, просто в кустики отлучилась, - произнесла она спокойно.
- Ой, извини, с этими проблемами скоро вообще перестанешь соображать.
Я вкратце рассказал ей об удачном "захоронении". Катерина тут же изменилась в лице, похоже, за время моего отсутствия ей удалось немного отвлечься, но теперь я вновь вернул ее в реальность.
Мы стали думать, что делать дальше.
- Мне кажется надо возвращаться в дом, - произнесла девушка, - там уже определимся окончательно. Здесь находиться больше нельзя.
- Ты права, пойдем.
Тут мы действительно вызывали подозрения.
Я уже привычно взвалил на себя сумку и мы двинулись к тротуару.
Перед выходом на открытую местность мы осмотрелись. До дороги метров сто пятьдесят, хотелось бы остаться незамеченными до выхода на тротуар.
В этот раз повезло и мы прошли этот отрезок в полном одиночестве. Правда настораживали несколько домиков, которые были видны на протяжении нашего шествования. Из их окон вполне можно было увидеть молодую пару выходящую из леса с огромной сумкой.
На часах было без четверти одиннадцать. Мы справились относительно быстро.
- Надо же, элементарное ведь дело, а мы не подумали..., - задумчиво произнесла Катя.
- Ты о чем?
- Об алиби, если нас спросят что мы делали в лесу, да еще с такой огромной сумкой?
Это действительно был аргумент, но в то же время постоянные нервные встряски никак не способствовали нашему "просветлению".
- Мы проводили нашего товарища до трассы, - проговорил я первое что пришло на ум.
- Проводили через лес?
- Мы заблудились, - продолжал я.
- Честно говоря, я не верю что это сможет нас отмазать, если найдут тело. Интерес жителей этой базы явно не пойдет дальше пары перекинутых между собой фраз. Поэтому..., впрочем, давай просто потренируем свое воображение, - предложила Катя.
- Да уж, в нашем положении остается только потренировать...
Катя посмотрела на меня с каким-то странным выражением лица.
- Коля, я женщина, я могу позволить себе быть слабой, ты тоже можешь позволить, но ненадолго.
- Ты это к чему? - удивился я.
- К тому, что я уже пришла в себя, а ты продолжаешь нагнетать, - в ее голосе возникли нотки раздражения.
- Извини, ты права, это какой-то внутренний цензор, который следит чтобы все было как положено, - пришло мне вдруг на ум, - он следит за тем, чтобы печаль от того или иного события длилась согласно общепринятым правилам, а уж если это связано с чьей-то смертью...
- Да, есть такое, наработка нашего жизненного опыта вперемешку с этикетом и воспитанием, - тут же вставила Катя.
Мы даже не заметили как вышли на тротуар.
- Мы понимаем друг друга, меня это радует, - проговорил я удовлетворенно.
Впереди появилась женщина, она с интересом нас рассматривала. Когда мы поравнялись, она поздоровалась. Мы тут же ответили.
- Мы ведь незнакомы? - осведомился я у своей спутницы.
- Нет, но это нормально. Знаешь, дома я тоже здороваюсь в лифте со всеми подряд, потому что не помню, кто там живет, а кто гость.
Я оглянулся на женщину, мы встретились взглядами.
- Мда..., скоро мы будем всех подозревать..., - протянул я.
- Брось, просто сейчас нам бдительность необходима. Вон уже и наш домик, - оживленно произнесла она.
Да уж, то что домик непременно должен появиться я не сомневался, поэтому и радости особо не испытал.
Мы торопливо поднялись на крыльцо и я открыл замок.
Распаковав и разгрузив в очередной раз сумку, я улегся на кровать. Катерина пошла в душ. Вполне обыденная картина, если не считать что полчаса назад я забросал листьями труп нашего товарища.
- Да, так можно и умом тронуться, - прошептал я.
Усталость навалилась с небывалой силой и я позволил себе расслабиться. Я сам не заметил, как отключился...
В окно над моей койкой постучали я осторожно выглянул и никого не увидел.
- Это еще что за ерунда? - насторожился я.
Выходить на улицу не хотелось, я решил не реагировать, если надо еще постучат.
Так и получилось, повторный стук раздался в другом окне.
Я поспешил к стеклу и вновь никого.
- Черт! Кто там?! - громко выкрикнул я.
Кто-то решил проверить наши нервы? Да нет - зачем? если кто-то и решил, то это могли быть только наши преследователи. У меня пробежали по телу мурашки. Поскорее бы вышла Катерина.
Если это действительно были они, то нам абсолютно ничего не оставалось, как сдаться.
Такие упаднические мысли были вызваны простой реальностью - дом окружен и спасение невозможно. Сопротивляться же этим людям было совершенно бесполезно.
Тогда какого черта они не открывают карты, они что, нас бояться? - подумал я. - Могли ведь просто ворваться в дом через окна, снести дверь, они ведь это умеют.
Я выглянул в другое окно, потом в следующее, подошел к двери и прислушался. Ничего, полная тишина, не считая журчащей воды в душе.
Неожиданно раздался очередной стук в стекло. Я бросился на звук, но не понял из какого он окна.
- Черт бы вас побрал, зачем вы нас мучаете?! - закричал я.
Я выглянул в каждое окно и, как и ожидалось, никого не увидел.
Неожиданно в доме стало темно как ночью.
- Ой! - только и среагировал я.
Теперь уже не хотелось кричать. Неожиданный мрак заставлял затаиться.
- А как же Катя? - вспомнил я и прислушался.
Звук льющейся воды не прекращался.
- Катя! - позвал я вполголоса.
В ответ тишина.
Я медленно, на ощупь, стал пробираться к душевой.
- Катя! - повторил я. - Ответь! Ты меня слышишь?!
Полное молчание привело меня в ужас.
- О господи, - прошептал я, - только не это...
Ощущая буквально каждой клеточкой своего организма неминуемую беду, я пробрался на кухню и взял спички. Лихорадочно я извлек несколько штук и, чиркнув, разогнал тьму. Все предметы под дрожащим пламенем казались загадочными и зловещими.
- Катя! - позвал я в отчаянье.
Результат был тот же.
Я осторожно подошел к душевой. Спички догорали и я почувствовал в пальцах жар.
Очередные несколько спичек осветили дверь, за которой продолжала журчать вода. На всякий случай я постучал и, не получив ответа, дернул ручку.
Тьма, открывшаяся мне, рассеялась от горящих спичек.
- Ой! - вскрикнул я от неожиданности, когда увидел смотрящее на меня из ванны Катино лицо.
В нем было что-то настолько не так, что я невольно сделал шаг назад.
- Катя, ты чего? - прошептал я, холодея от страха.
Только теперь я понял что было в этом лице странного, оно абсолютно ничего не выражало, в его глазах отсутствовала душа.
Скорее желая закончить мучительную неопределенность, чем из смелости, я шагнул в душевую и осветил ванную.
- О нет..., - прошептал я в ужасе, когда увидел струйку темной жидкости стекающей из запястья Катерины.
Недалеко от руки, на бордюре лежала окровавленное лезвие.
- Катя?! - вскрикнул я.
Окончательно все осознав, я испытал такую мучительную боль и отчаянье, что мне тут же захотелось чиркнуть и себя по вене.
Я в каком-то отрешенном состоянии стал трясти ее за плечо, оно было мокрым и холодным. Скорее инстинктивно, я надавил на артерию ее шеи и проверил пульс. Его отсутствие означало только одно - передо мной труп.
Спички потухли. В каком то оцепенении я вышел из душевой. Ужас и смятение от осознания полного одиночества охватили меня.
Дрожащей рукой я извлек еще несколько спичек и чиркнул о коробок. Когда пламя осветило кухню и часть прихожей, единственным моим желанием было бежать. Меня уже не заботил вопрос о том, что случилось с миром, почему вдруг днем стало темно как ночью, где-то глубоко даже мелькнула мысль о затмении солнца. Главным для меня сейчас было сбросить этот неистовый гнет кошмара. Я готов был бежать, лететь, плыть куда угодно только бы уйти от всего этого.
Неожиданно раздался очередной стук в окно. Машинально я подошел к стеклу и выглянул.
Теперь все было по-другому, на это я и рассчитывал. Правда я не думал что настолько...
Из тьмы за окном на меня смотрело освещенное красным светом лицо незнакомца с крыши. Того самого, которого я сбросил. Я сразу узнал его, очередной поток ужаса нахлынул на мое измученное сознание. Он улыбался какой-то зверской улыбкой и все это было настолько отвратительно, что мне захотелось убить его второй раз.
Я отпрянул от окна одновременно туша обжигающее пламя спичек.
- Все, хватит! - выдавил я в неистовстве.
Я решил покончить со всем этим раз и навсегда, поэтому зажег очередной пучок спичек и направился к выходу. Не особо заботясь о своей судьбе, я открыл замок и дернул дверь. Полная тьма и лишь небольшой участок, освещенный спичками - это все, что предстало перед мной.
Несколько шагов навстречу этой тьме ничего не изменили.
- Ну, что же вы? - спросил я на удивление спокойно, - вы же этого хотели!
Из тьмы раздались грузные шаги. Шуршание листьев лишь незначительно разнообразило эту гулкую поступь. Мне тут же представился неимоверный гигант - циклоп с дубиной наперевес.
- Ну все, сейчас все будет кончено..., - успел подумать я перед тем, как существо попало под свет спичек.
Это уже было совсем непонятно. Напротив стоял Петр, совершенно такой же по габаритам, как и был. Почему от его шагов исходил такой звук, было непонятно.
Его жуткий оскал был совсем недружелюбным.
- Петр, это ты? - спросил я, поднося ближе спички.
- Я! - раздалось странное многоголосье.
Его лицо ничего не выражало, глаза были стеклянные и безжизненные. Я понял что перед мной мертвый человек.
- Что..., ты.... хочешь? - протянул я растерянно.
Он повернулся ко мне боком и я увидел слипшиеся от крови грязные волосы. Ближе к темечку просматривалась явная впадина - место от удара камнем.
- Я хотел спасти тебя, - проговорил я оправдываясь.
Только теперь я заметил в его руке булыжник, тот самый.
- Ты хотел спасти меня, Катя тоже хотела спасти меня..., считайте, что вы меня спасли. Теперь Катя спасла себя, ну а я помогу спастись тебе.
Спички потухли и я бросился в темный дом.
Кто-то встал перед входом и с силой отшвырнул меня назад. Я споткнулся и полетел на землю.
- Куда? Мы еще не закончили, - проговорил этот кто-то.
Дрожащими руками я зажег очередную охапку спичек.
Теперь я увидел перед домом человека с крыши. Он спускался со ступенек и зловеще улыбался. Я оглянулся, Петр также приближался с булыжником в руке.
- Ну вот и все, скорее бы..., - успел подумать я.
Мое состояние стало на редкость безразличным, теперь я просто расслабился и ждал только одного - прекращения моих мучений.
- Ты присоединишься к нам, - проговорил Петр, - мы тебя тоже спасем.
А вот насчет этого посмотрим...
Его слова вывели меня из оцепенения и я решился на очередной рывок.
Быстро подскочив, я бросился в сторону дороги. Но, не пройдя и пару метров, я почувствовал как ноги потяжелели, они словно налились свинцом.
- Ха.... ха, ха, - раздался дружный смех моих мучителей.
- Ха... ха! - истерично подхватил я.
Они медленно приближались ко мне, пока я, словно в трясине, с трудом передвигал ноги.
- Беги что же ты?! - вещал человек с крыши.
- Хоть сейчас ты осознал куда вляпался, куда влез без спроса лелея свое самолюбие, - проговорил Петр. - Какой же ты дурак Коля!
- Хватит! Хватит меня мучить вонючие трупы, псы! - разошелся я в истерике.
- Ну хватит так хватит, - Петр был уже в одном шаге от меня.
Я увидел его вздымающуюся руку с кирпичом, затем огромный размах и острая боль в области виска оповестила меня о конце моих мучений и конце земного существования.
- А...а! - вскрикнул я, приподнимаясь на кровати.
- Что с тобой?! - услышал я голос Катерины.
- Ой! Что это! Где я?!
- Колька, все нормально это сон, - Катерина подошла ко мне в полотенце и погладила по голове.
- Сон..., хорошо..., точно. Как это хорошо, - шептал я, прижимая ее к себе.
- Успокойся, ты перенервничал.....
- Да, конечно, значит, мы все еще живы..., это здорово, наверно...
- Ну что ты, это по любому здорово, - вторила мне Катерина.
- Да..., точно, но зачем?
- Перестань, слышишь, престань, ты меня пугаешь, - в отчаянье проговорила девушка.
- Конечно, я перестану...
Я сильнее прижал ее к себе.
Катя продолжала гладить мои волосы, а я все более ощущал ее прелестное тело. Не осознавая себя и не испытывая сопротивления я повалил ее на кровать и развернул полотенце. Открывшиеся прелести и полузакрытые глаза девушки не оставляли никакой возможности к отступлению. Я накинулся на ее прелестное тело и стал неистово целовать. Девушка совсем обмякла и застонала.
Я быстро скинул с себя одежду и овладел этим нежным неземным созданием. О Боже, теперь все было расставлено по своим местам, теперь у меня не было вопросов для чего мы остались жить. На какой-то момент мы перенеслись в рай, в мир блаженства и экстаза. Насколько же было приятно ласкать это тело, насколько это отличалось от всего прежнего - вот она гармония!
Мы двигались и стонали как дикие звери, затем оба одновременно взлетели на пик сладострастия.
В следующее мгновенье мы умерли для всего окружающего и долго не приходили в себя.
Я осторожно отстранился от Кати, освобождая ее из объятий. Девушка повернулась ко мне и приоткрыла глаза.
- Вот уж не думала и не гадала..., - прошептала она.
- Аналогично...
- Ты стал непредсказуем, это хорошо, честно говоря не думала, что смогу испытать такое после всего.
- Аналогично.
Катя засмеялась и привстала. Ее красивое тело оставалось неприкрытым, мокрые волосы разлетелись по плечам, она ловким движением собрала их в пучок, затем тряхнула головой и они равномерно распределились по всем сторонам.
- Ты прекрасна, прекрасна настолько, что можешь затмить собой все, - проговорил я с вожделением.
- Спасибо, но без тебя бы я не смогла быть такой, особенно теперь.
Она наклонилась ко мне и поцеловала, после чего накинула полотенце и вновь отправилась в душ.
Я продолжал пребывать в любовной неге. Постепенно окружающие реалии заполнили мозг, отдых от всего этого кошмара заканчивался. Теперь я вновь слышал журчание воде в душе и лежал на кровати, правда, на этот раз голый и удовлетворенный.
Осталось только кому-нибудь постучать с улицы и все вернется на круги своя. Я с опаской покосился на зашторенное окно.
Что, что теперь делать? Сколько нам тут еще прятаться? - спрашивал я себя. - Мы тут как в мышеловке, думаем что спрятались, а на самом деле.... Петра уже нет, мы стали слабее..., что будет дальше?
Я продолжал терзаться нахлынувшими проблемами. Неожиданно появилась Катя, она вновь была завернута в полотенце. Я посмотрел на нее с улыбкой.
- Душ свободен, - проговорила она.
Я кивнул и взяв свою одежду отправился освежиться.
- Стой, оставь, - она взяла ворох моей одежды, - я постираю.
- Не надо, я сам, - попробовал я возразить.
- Успокойся, иди купайся, - проговорила она ласково.
Мне стало неудобно. Мои несвежие вещи не придадут мне рейтинга, - рассуждал я. В то же время это тест на чувства. Если они есть, то одежда, какой бы вонючий она не была, не сможет повлиять на отношения.
Я с удовольствием встал под теплый поток. Борясь с воспоминаниями и уже вполне отойдя от любовных утех, я сделал воду обжигающе горячей. Когда терпеть уже стало невозможно, я сменил температуру на холодную. Таким контрастным душем я истязал себя некоторое время, пока это не стало доставлять удовольствие.
Ну вот, к этому "новшеству" я привык, что теперь?
Когда все процедуры были закончены, я закутался в полотенце по типу Кати и вышел из ванной.
На кухне хозяйничала девушка. Она обыденно гремела тарелками и этот звук был для меня наиболее сладок. Казалось, что с ним заканчиваются все наши проблемы и мы возвращаемся к нормальной жизни.
- Как это мило, - проговорил я, входя на кухню.
- Что?
- Этот звук тарелок и сковородок, он заставляет меня отвлечься.
- Я сама сейчас ощущаю нечто похожее.
Она задумчиво мешала в кастрюле гречневую кашу.
- Как не хочется возвращаться в эти проблемы..., - произнес я, присаживаясь за стол.
- Я сама удивляюсь..., этой способности в последнее время...
- Какой?
- Все забывать, пусть ненадолго, но все же забывать. Я даже не знаю хорошо это или просто признак усталости.
- К сожалению, это длится так быстро, что и придавать этому значения не имеет смысла. - У меня развернулось полотенце и рухнуло на пол. Смеясь я завернулся обратно, на этот раз я закрепил его сильней.
Катя улыбнулась, заметив мое смущение.
- Ты такой забавный все-таки, - проговорила она ласково.
- Ты находишь?
- Стесняешься, а совсем недавно не стеснялся...
Она скинула с себя полотенце и повиляла своим телом будто в такт какой-то музыке. На миг я растерялся.
Катя расхохоталась и вновь закуталась в полотенце.
- Не забывай что я всего лишь женщина, а нам всегда хочется немного поиграть и поморочить вам голову. - Проговорила она с улыбкой и вернулась к сковородке.
- Понятно, - с деланным упреком произнес я.
Она закончила мешать кашу и попросила меня открыть тушенку.
Я с легкостью отыскал в сумке нужную банку, так как эти емкости имели особую форму - более вытянутую.
Часы показывали полпервого.
- Это уже можно рассматривать как обед.
- Рассматривай как хочешь, - ответила Катерина, доставая вилки.
Мы приступили к трапезе. Каша с тушенкой имела восхитительный вкус.
Как не старались мы забыться, но реалии жизни требовали своего и когда тарелки опустели, а по кухне поплыл аромат кофе, мы начали неприятный разговор.
На вопрос девушки - что будем делать дальше? Я ответил:
- Если нам оставаться тут и дальше, то надо выяснить для себя цель.
- Цель..., по-моему цель у нас одна, - не попасться в лапы к этим...
- Я имею ввиду, что мы хотим достигнуть, ведь не можем же мы все время прятаться?
- Прятаться? Конечно не можем, хотя некоторые и делают это всю жизнь, - произнесла она с долей иронии.
- По-крайней мере у них есть четкое осознание своей вины, ты ведь имеешь ввиду уголовников? - уточнил я.
- Не только, ну да в любом случае это не наш вариант.
Ее красивые глаза скосились в сторону окна. Эта девушка никогда похоже не перестанет меня восхищать. Другая уже давно бы впала в истерику или просто стала бы всего бояться, но здесь было полное самообладание.
- Коля, давай попробуем выйти на уровень, даже знаешь..., не нужно.
Я вопросительно вскинул брови.
- Не нужно?
- Тебе не нужно, пусть ты будешь заземлен. Нам нужна гармония, мне кажется что я не смогу тебе помочь без потери энергии. У меня, ее сейчас совсем мало.
- Не объясняй я все понимаю, не надо тратить на меня силу, будет хорошо если ты просто сможешь посмотреть что происходит, а я постерегу, - улыбнулся я.
Стеречь в данном случае было не от кого, это нужно было в городе на лестничной клетке, а здесь...
- Мне приятно, что ты меня понимаешь. - Произнесла Катя.
Она потянула остатки своего кофе и вопросительно на меня посмотрела.
- Что прямо сейчас? - осведомился я.
- Нет, минут через двадцать. После еды нежелательно, даже через тридцать.
- Хорошо.
Мы переместились в комнату. Я принес с собой недопитый кофе.
Катерина растянулась на кровати, ее пружины заскрипели. Я улыбнулся, девушке досталась самая скрипящая кровать. Мой взгляд упал на койку Петра. К горлу подкатил комок, совсем недавно он зачем-то поправлял на ней одеяло, должно быть в прошлом был аккуратистом. Где он теперь? Почему так сложилось?
Уже второй человек по моей вине отправляется в мир иной. И если первый был отправлен туда в результате самообороны, то второй напротив мною спасался. Кто сыграл со мной такую злую шутку?
Я уже не ощущал себя человеком способным на поступок, я сомневался, я боялся что за этим поступком последует очередная трагедия. Все это вызывало неуверенность в себе, возможно именно поэтому девушка освободила меня от совместной медитации.
- Катя, возможно, мне необходимо отправиться в путешествие вместе с тобой, - произнес я.
Скрипя пружинами девушка повернулась и вопросительно на меня посмотрела.
- Нет, не нужно, поверь, это требует твое эго, твоя неуверенность. Поверь, тебе сейчас нужно быть осознающим в материальном мире.
- Но почему?
- Потому что..., потому что я сама не знаю что будет, я не знаю насколько мы под контролем...
Она задумчиво скосила глаза на окно.
Я поднялся и отодвинул штору. Это была лесная сторона. Погода стояла пасмурная, местами на небе просматривались грозовые тучи. Массивные деревья слегка раскачивались на ветру. Листья в этот раз почти не падали, мне показалось это странным, ведь пышным разноцветным кронам было что сбрасывать. В общем ничего подозрительного, не считая самого спокойствия.
- Очень мило, - проговорил я.
- Да, сегодня как-то тихо.
- Наверное здесь всегда тихо, нам и сравнить то особо не с чем, сами тут первые сутки. - Я подумал что столь необычное спокойствие еще могло возникнуть из за отсутствия нашего друга, мы просто успели привыкнуть к его компании. О своих догадках я решил не распространяться.
- Здесь должен быть чердак или что там у них, - неожиданно выдала Катя.
- Наверняка, а зачем?
- Нужно туда подняться...
- Но зачем? - не унимался я.
Мне действительно показалось странным это желание. Зачем лезть на чердак, вызывать очередные подозрения, я почему-то решил, что залезть на него можно только с улицы.
- Там будет лучше, мне легче будет настроиться, - ответила девушка спокойно.
- Нет подожди, что значит легче, почему? теперь мне хотелось бы понять... - Неожиданно на меня нахлынула тревога. - Катя, объясни, зачем нам чердак? - Мне показалось, что девушка скрывает истинные причины, а ощущать себя болваном совсем не хотелось.
- Что ты завелся? Успокойся, я скажу.
Она привстала на кровати и сдвинула занавеску на своем окне.
- Говори.
- Оттуда идет что-то для меня непонятное, - произнесла она тихо, глядя на улицу.
- В каком смысле?
- Я просто чувствую, мне это мешает, и тебе я думаю тоже. Я хотела бы узнать..., проверить, что бы это могло быть.
- Тогда это может быть опасным. Тебе не кажется, что использовать меня в слепую в такой ситуации не совсем корректно? - спросил я, все более раздражаясь.
- Нет не кажется, возможно это просто нервы, - быстро ответила она.
- Хорошо, я сейчас выйду и влезу на этот чертов чердак, только, сдается мне, нас гораздо быстрее вычислят по странному поведению. Если заметят, я не знаю что говорить директору, зачем нам понадобился чердак?
- Почему сразу директору. Я тебя прошу, успокойся. Мы живем в доме, тут есть чердак, если он хотя бы закрыт с внешней стороны уже хорошо.
Я поднялся и с решительным видом направился к выходу. Катерина бросилась за мной.
Она схватила меня за руку и повернула к себе.
- Тебе не кажется странной такая реакция? - спросила она, глядя мне в глаза.
Я задумался. Что меня разозлило? Девушка действительно была неуверенна в своих подозрениях, зачем же ей в самом деле нагнетать обстановку?
- Кажется, - примирительно произнес я.
- Вот именно, не хотелось чтобы причиной служило нечто на чердаке. Нужно закрыть эту тему.
Она прижалась ко мне и поцеловала в губы.
- Глупенький, неужели ты думаешь, что я могу тебя подставить?
Я расслабился.
- Конечно нет..., но..., просто не хочется чувствовать себя...
- Пойдем, - сказала она, и мы вышли на улицу.
Здесь уже произошли некоторые изменения. Резкий ветер ударил в лицо. Поежившись от холода, мы поспешили сделать то, что задумали. От меня не ускользнуло что листья теперь падали в изобилие, возможно им просто не хватало ветра.
- Скоро будет дождь, - выкрикнула Катя, показывая на небо. Оно затянулось тучами и стало сумрачно как вечером.
Мы посмотрели наверх дома со стороны фасада. Входа здесь не было, но что чердак существовал не было никаких сомнений - на это указывала треугольная крыша.
Мы поспешили к другому концу домика.
За углом ветер стал еще больше, теперь в лесу шел активный листопад.
Мы подняли глаза, тут нас ожидал сюрприз. На чердаке, или что там было, с этой стороны вход также отсутствовал, зато застекленное окно служило неопровержимым доказательством, что у нас над потолком есть еще одно помещение.
- Так..., отлично! - провопил я, стараясь заглушить шум ветра и леса.
- Если есть чердак, значит должен быть и вход! - прокричала Катерина.
- Может это окно и есть вход! - предположил я.
Но по всему было видно что окно закрыто изнутри. Мы обошли дом по периметру, ища завуалированную дверь или люк, но так ничего и не обнаружили.
В итоге, подгоняемые усиливающимся ветром, мы забежали в дом.
- Уф, ну и погодка..., - протянул я.
- И погодка и загадка, все вместе.
Я прошел на кухню, стало совсем темно. Я попросил девушку включить свет.
- Теперь будем мучиться еще этой проблемой, - проговорил я разочарованно. - Чертов чердак...
- Я думаю мучиться мы будем недолго.
- Это ты к чему? - насторожился я.
- Нет, ты меня не правильно понял, - улыбнулась девушка. - Вход, если его нет со стороны улицы, должен быть со стороны, тьфу..., короче вход надо искать в доме.
Мысленно я обошел все помещения включая душ с туалетом. Нигде не вспомнился даже намек на лестницу.
- По идее ты права. - Я посмотрел на потолок кухни.
- Сама понимаю, но вариант что это просто огрехи строительства принять не могу. Вход должен быть.
Мне показалось, что мы ищем малейшую причину, чтобы поволноваться.
- Все, все..., давай не нагнетать ситуацию по любому случаю. Если должен, то найдем, - произнес я.
На улице сверкнула молния, через мгновенье раздался сильный гром.
- Совсем рядом, - проговорила Катя.
Я выглянул в окно, картина была прежней. Вот-вот должен начаться дождь.
Неожиданно мое внимание привлекло неестественно белое пятно в лесу. Я вгляделся и понял, что оно движется.
- Это еще что? - не выдержал я.
- Ты о чем?
Я пожал плечами.
Пятно вырисовалось в силуэт человека.
Постепенно я смог разглядеть огромного старика. Я сразу узнал своего спасителя.
Он остановился между деревьями и посмотрел в мою сторону. Хоть я и имел уже положительный опыт общения с этим..., существом, но все же у меня побежали мурашки по телу.
- Катя, подойди, - проговорил я как можно спокойней.
Девушка нехотя оторвалась от стула и отодвинула шторку с другой стороны.
Я на миг отвлекся и когда вновь посмотрел, то..., старик исчез.
- Ой, - вырвалось у меня.
- Что?
- Там, между деревьями, был тот самый старик. Он глядел на меня. Здоровый метра три роста...
Катя внимательно посмотрела в окно.
- Ты уверен? - с какой-то опаской в голосе спросила она.
- Более чем. Мне стало жутко, я позвал тебя, отвлекся на секунду, а когда опять посмотрел то уже все.
Катя продолжала всматриваться в лес.
По стеклам забарабанили первые крупные капли. Через несколько секунд они превратились буквально в ручьи, исполосовавшие все окно. Видимость ухудшилась до невозможности - теперь и сам лес просматривался с трудом. Девушка задернула штору и резко присела. По всему чувствовалось ее напряжение.
- Предвестник... или спаситель..., - протянула она.
- До сих пор был помощником, - вставил я.
Теперь уже не было видно ничего кроме белесой пелены. Ливень был нешуточный.
- Ну, что теперь? - Я отошел от окна.
- Ищем, что и собирались...
- Да, только очень осторожно.
Мы осмотрели кухню. То что входа на чердак не было в традиционном месте приема пищи, сомнений не оставалось. Потолок был гладким и побеленным, без всяких намеков на люк.
- Боюсь что так будет везде, - произнесла Катя.
- Посмотрим.
Мы пошли по коридорчику к прихожей. Везде одна и та же картина. Потолок кое-где был рельефным, но это никак не могло быть завуалированным входом. Хотя чем черт не шутит.
Таким же способом мы обследовали нашу единственную комнату. Ничего, как и следовало ожидать.
- Нет, комната тоже исключено, - проговорил я твердо. - Чисто логически вход надо искать либо в прихожей либо ванной комнате. Правда мы совсем забыли про эту нишу или что это там рядом с туалетом.
- Там полки, я уже заглядывала, полки кастрюли....
- Понятно.
Сверкнула очередная молния, свет замерцал. Огромный грохот оповестил о близости небесного разряда. Стало не по себе, я подошел к двери и защелкнул второй замок. Катерина вопросительно на меня посмотрела.
- На всякий случай, - объяснил я.
Она пожала плечами.
Во всем доме горел свет. Я обследовал ванную и туалет. Здесь тоже не могло быть никакого хода наверх. Теперь пришло время озадачиться. Если чердак существовал, если там было окно, то значит обязательно должен быть ход. Но получалось, что единственным ходом было само окно. Но ведь это же бред!
- Если хода нет, то, возможно, его заделали? - произнесла Катя.
- Да, возможно. Но тогда мы не сможем проникнуть в это, крайне нас интересующее, место.
- Единственным выходом в данной ситуации является..., - девушка задумалась, - обратиться к администрации.
- И что? Спросим где у вас тут вход на чердак?
- В конце концов, можно не заострять, а просто спросить, как это может быть..., что нет входа? - предложила Катя.
- А можно и найти причину, - осенило меня неожиданно, - а если мы скажем что слышали шаги?!
- Это уже весомая причина.
- Конечно, скажем, что нам послышалось будто кто-то ходил наверху.
Идея нам понравилась. На это у администрации не возникнет никаких подозрений, но зато ей придется объяснить, что это за странный чердак.
Мы решили подождать пока не закончится дождь и затем отправиться к директору.
- Ветер слишком сильный, - произнес я, слушая завывания за окном.
- Нормальный.
- Нет сильный, листья все поднял...
- Вот что меня мало беспокоит, так это погода, - со вздохом сказала Катя.
- Погода тут ни при чем, - загадочно протянул я.
Девушка подошла к окну и посмотрела на белесую пелену.
- Да, дождь вроде не так барабанит, меньше стал, а видимость нулевая. - Произнесла она.
- Это туман, наверное, - предположил я.
Вначале пелена была от слишком плотного дождя, теперь же это мог быть только туман.
- Странно..., - произнесла Катя тихо, - а если не погода, то что же тебя так беспокоит в сильном ветре?
Я решил сказать, ибо любой обман сказывался в итоге только негативно. На тонком уровне человек знает правду и если он более менее духовно развит, то связь с тонким миром у него присутствует. Именно благодаря этой связи мы испытываем непонятный дискомфорт от общения с людьми, искажающими свои истинные намерения и действия. Мне не хотелось бы получить такой же эффект при общении с Катей.
- Сильный ветер мог унести листья, - проговорил я неохотно.
- Ну и что? - как не в чем не бывало, спросила девушка.
- Я засыпал Петра листьями, вначале ветками, потом листьями. Наверное, надо было сделать наоборот, хотя...
Катя глубоко вздохнула и вновь скосилась на окно.
- Извини, - произнес я.
Она махнула рукой. Что это значило я не знал, в этом жесте могло скрываться слишком много вариантов. Наверное, больше с целью самоуспокоения, чем с какой-либо другой, я объяснил его для себя как - все нормально.
- Его все равно вряд ли скоро найдут, - проговорила она спокойно.
Я понял, что мои рассуждения были правильны.
- Может еще кофейку? Пока сидим, - предложил я.
Катя пожала плечами и стала подниматься.
- Сиди я сам заварю.
Она послушно села.
Я засыпал в турку три ложечки молотых зерен и залив водой поставил на газ. Немного помешав я забросил туда пару ложек сахара и только теперь подумал что стоило поинтересоваться вкусами Кати.
- Ты любишь сладкий? - поспешил я исправиться.
- Сколько положил?
- Ложку на чашку.
- Нормально.
Возможно не стоило пить именно кофе для того чтобы скоротать время. Чтобы там не говорили, но кофеин делал свое дело и вместе с бодростью щедро одаривал и нервозностью. Но кто знает насколько вредна эта наэлектризованность, ведь именно ей мы обязаны своим выживанием, именно благодаря ей человек выстоял в борьбе с динозаврами. Если более-менее размеренная современная жизнь делает это чувство не таким нужным, то в момент опасности никогда не помешает излишняя чуткость. Хотя есть и другое мнение, что только холодный спокойный разум может трезво оценить ситуацию. Но все же истина, как и должно, находится где-то посредине.
Моя способность отвлекаться и мысленно впадать в лирические рассуждения по малейшему поводу настораживала. Где-то это напоминало защитную реакцию, когда реальность настолько угнетала и напрягала, что сознание стремилось сбежать от нее по любому поводу. А может наоборот, таким образом восстанавливалась ясность мышления?
Тем временем кофе поднялся и запенился.
Я разлил его на двоих и вся лирика улетучились без всякого следа
- Тому кто придумал кофе нужно поставить памятник, - неожиданно произнесла Катя.
- Ты находишь? - удивился я совпадению.
- Я не знаю чем можно заменить этот бодрящий напиток.
- И это говоришь ты? А разве небольшая медитация не приносит энергию и бодрость? - не унимался я.
- Приносит, конечно приносит, но ведь на то мы и люди чтобы иметь некоторые слабости, одна из них - материальные стимуляторы. Организм помимо духовной пищи должен получать и физическую, иначе мы перестанем существовать, это понятно, он также нуждается и в некоторых бодрящих напитках. Даже врачи говорят, что чашка кофе в день ничего кроме пользы не дает.
- Знаешь, а ты просто так затеяла этот разговор насчет кофе?
- А что?
- Я как раз думал над этим.
- Ну это нормально, тебе ли не знать насколько материальна мысль.... Иногда просто жалеешь о развитии своей восприимчивости на тонком уровне. Ведь тогда любой негатив насчет тебя способен буквально сразить без слов. После возникновении этой сверхчувствительности понадобилось срочное развитие всякого рода защит.
- Катя, иногда мне режет слух этот официальный язык, я понимаю, наверное ты много читаешь, но мне кажется что такое общение держит нас на некоторой дистанции. Может изъясняться менее литературно и.... официально, что ли? - выдал я уже давно крутившееся на языке.
Меня действительно угнетал этот барьер, который, несмотря на наши интимные отношения, возникал при первом же общении.
- Извини, но я, наверное, не умею по-другому. Возможно этот барьер необходим, чтобы не терять головы. - Проговорила она и смущенно опустила глаза.
Видеть ее замешательство было непривычно, что за ним скрывалось?
- Ты не хочешь признаться, что делаешь это специально? - осенило меня.
- Не совсем, я доверяю, пока все еще доверяю своей интуиции. Она мне говорит, что так будет лучше. - Катя сделала глоток кофе и посмотрела на меня все также смущенно, - поверь, мне самой это не нравиться, но чувства могут затмить разум, согласись.
- Ты боишься своих чувств?
- Боюсь это неправильно, я их приветствую. Просто в данной ситуации будет лучше не давать им волю.
- Правильно ли я понял, что с исчезновением этих проблем наши отношения изменятся? - спросил я и тут же осекся за свой официальный тон и язык.
Девушка улыбнулась.
- Вот видишь, ты тоже защищаешься...
- Да, ты права, пока мы не разберемся со всем этим...
Я допил кофе. Бодрость и услада наполнили тело. Я прислушался к барабанящим по стеклу каплям, скорее всего, это стекающие с крыши ручейки.
- Меня больше удивляет другое..., как при всем при этом мы еще отваживаемся на некое отвлечение и рассуждение об отношениях? - проговорила Катя неожиданно.
- Да? А впрочем я тоже чувствую влияние какой-то анестезии.
- Эта, как ты выразился, анестезия и есть наши с тобой чувства. Так что..., мне кажется что все у нас с тобой правильно, все именно в такой мере в какой и нужно, чтобы..., не сойти с ума и не забыться в любовных утехах, - произнесла Катя с каким то внутренним восторгом.
Дождь, похоже, прошел совсем, стуки капель прекратились. Я предложил выйти на крыльцо и глянуть как там. Катя пожала плечами и согласилась.
Плотный туман, слишком плотный - это все что нам довелось обнаружить на открытом воздухе.
- Боже, да тут даже тротуара не видно..., - эмоционально проговорила Катя.
- Странный туман, никогда такого не видел....
Мы осторожно спустились с крыльца и сделали несколько шагов по асфальту. Ощущение было не из приятных. Я видел силуэт девушки и слегка тротуар, все что было дальше метра - превращалось в белесую стену. Это было странно и жутко.
Через пару шагов я оглянулся и не увидел своей подруги.
- Катя?
- Я здесь, - ответила она со стороны.
- Где? Дай мне руку!
- Сейчас.
Я щупал воздух в направлении ее голоса, но ничего не мог поймать.
- Не понимаю где ты? - раздался голос девушки уже с другой стороны.
- Ты меня прошла, стой на месте.
- Я никуда не ходила.
- Как это?
- Я стою, это ты ходишь.
- Я тоже стою.
Теперь стало совсем не по себе. Мы оба замолчали переваривая ситуацию. Но гнетущая тишина и полное отсутствие ориентиров становились еще более нестерпимы.
- Коля говори постоянно, я пойду к тебе. - Раздался голос девушки в нескольких метрах от меня, но опять с другой стороны.
- Что за чертовщина..., - прошептал я, - Катя, давай возвращаться! - нервно бросил я.
- Хорошо, но вначале давай найдем друг друга. Ты вновь поменял свое положение, - раздался взволнованный голос моей спутницы.
- Хорошо, говорим, постоянно говорим. Ты тоже постоянно говори, пойдем на звук. Давай приближайся. Раз, раз,...раз.
- Иду, иду, иду, - монотонно раздавалось из тумана.
- Один, один, раз, - я подобно проверяющим микрофон вещал первое, что приходило на ум.
- Приближаемся, иду на голос.
- Один, один, уже совсем близко, пока ничего не изменилось сближаемся, - тараторил я стараясь не делать пауз.
Я шарил руками в тумане и казалось уже давно должен был поймать девушку. Наши голоса были совсем рядом.
- Еще немного и мы столкнемся, один, один..., - повторял я.
- Иду, иду..., - продолжала Катя.
Теперь наши голоса фактически сливались. По всем показателям и ощущениям мы давно должны были поймать друг друга. Что происходит?!
- Катя, мы же совсем рядом, - вслух удивился я, - раз, раз...
- Да, совсем, мы уже почти слились, иду, иду...
Не переставая говорить и размахивая руками, я все более приходил к заключению, что это бесполезное занятие надо прекращать. Но это значило сдаться и просто ждать своей участи.
- Черт, - вырвалось у меня шепотом.
- Я и сама понимаю что здесь что-то не так, - ответила девушка.
Мы перестали повторять слова. Возникли паузы.
- Что будем делать? - спросила Катя.
Я мучительно размышлял. Тем временем, белая пелена вокруг стала еще плотнее. Я уже не мог различать даже своих рук, не то что асфальта под ногами.
Внутреннее напряжение росло. Мы еще не сталкивались с таким глобальным проявлением стороннего влияния, по крайней мере, я точно.
- Катя! - вскрикнул я.
- Что? - раздался голос ставший вдруг далеким, - ой, ты куда ушел? - удивленно спросила она, - или это опять...
Я быстро соображал что ответить. Может не стоит волновать? Сказать что я отошел?
Внести некую ложь во имя сохранения спокойствия с одной стороны было допустимо, но с другой всякая ложь служила тем самым силам с которыми мы боролись. Следовательно, искажение действительности играет им только на руку. Рассудив подобным образом я решил не отвечать на вопрос, а предложить некие действия.
- Катя давай на ощупь, стань на корточки, присядь и пощупай асфальт - бросил я в туман, проделывая то же самое.
- Да, под моими ногами асфальт, - раздалось уже с другого конца. - Опять, мы опять перемещаемся..., - последняя фраза прозвучала как-то отрешенно.
- Не обращай внимания, наш ориентир асфальт. Давай продвигаться к домику! - бросил я.
- А это куда? - раздалось через небольшую паузу, но этого хватило чтобы голос оказался уже с совершенно другой стороны.
- Я не знаю, у тебя тот же асфальт под ногами? - спросил я.
- Тот же, а у тебя? Может это ты перемещаешься?
Вполне резонное замечание. Я опустил руки на поверхность, впрочем этого можно было и не делать ощущение твердости под туфлями не оставляло сомнений в том что это асфальт.
- Я на асфальте, все, давай двигаться, я двигаюсь к тебе, ты от меня, так мы будем перемещаться в одну сторону. - Предложил я.
- Когда мы говорили, то почему-то не перемещались.
- Хорошо давай говорить.
Дальше из нас полились уже знакомые фразы. Мы начали передвижения, это было крайне утомительно но... Какого черта?! - осенило меня вдруг, - что за бредовая идея и почему мы ей так безропотно подчинились? Я вдруг понял что это наше взаимное умопомрачение навязано со стороны, хотя, учитывая ситуацию нельзя было отвергать и другой вариант - растерянность и как следствие неадекватность.
Через несколько изнуряющих минут перемещения я поднялся и громко произнес:
- Катя, давай не страдать ерундой, мы вполне можем понять что под ногами асфальт, а не грунт и без его ощупывания руками!
- Тьфу ты елки палки, конечно вот он тротуар, а вот она земля, как можно не понять это? - раздавались характерные удары каблуков об асфальт.
- Не прекращай говорить и пошли!
Мы теперь уже гораздо быстрее начали передвигаться по тротуару. Несколько раз я сходил на грунт и тут же возвращайся. Несколько раз мы меняли свое положение когда переставали говорить, это было как бы неким наказанием за невнимательность. Но постепенно мы научились идти и говорить не переставая. Это помогало, хотя казалось бы почему? Во всем этом чувствовалась какая-то игра, кто-то подшучивал над нами, желая показать нашу ничтожность.
- Катя стой, я сейчас к тебе подойду.
В очередной раз мы попытались сблизиться. Девушка тараторила без остановки, я просто насвистывал какую-то несуществующую мелодию. Сойдя на грунт, я поперхнулся и закашлял, что вызвало затем небольшую паузу. Но голос моей спутницы и ее расположение оставались неизменными, значит вполне достаточно, чтобы издавал звуки кто-нибудь один.
Выбравшись на тротуар, я быстро пошел на сближение.
Еще немного и мы встретимся, а уж если я смогу схватить Катерину, то уже не отпущу.
- Я приближаюсь, - констатировал я.
- Такое уже было, - быстро произнесла девушка между своими постоянными, - раз, раз... раз.
Я размахивал руками, но осторожно, чтобы не ударить Катю. И вот наткнулся...
- Осторожно! - тут же выкрикнул я.
Что имелось ввиду осталось загадкой даже для меня, возможно я боялся что девушка не останется на месте.
- Очень хорошо, стой. - Я вцепился в ее рукав и быстро приблизился. Я еще не видел девушку, потому что все что было дальше локтя, скрывалось в тумане. Голос Кати не переставая вещал всякую ерунду.
- Отлично, - довольный я приблизился вплотную и обхватил за талию....
В последний момент мне показалось что фигура девушки изменилась до невозможности. Из хрупкой и стройной она превратилась в какую-то верзилу. Буквально через мгновенье я смог увидеть лицо...
Перед мной стоял Петр.
- Ай! - вскрикнул я, отстраняясь.
- Что поймал? - захохотал он.
- Коля, кто здесь?! - испуганно спросила Катя, перестав издавать звуки.
Ее голос донесся теперь совершенно с другого места.
- Здесь? Это же я Катюша, ваш друг!
Я с силой попытался отстраниться, но понял что меня самого схватили мертвой хваткой.
- Кто? Николай!
- Ну что же ты? Объясни нашей подружке кто перед тобой, - с издевкой произнес этот... призрак.
- Спокойно Катя, - выдавил я, борясь с железными объятьями.
Петр, или кем он был теперь, только сильней прижал меня к себе.
- Ты же хотел меня найти, ха, ха.... ха, - смеялся он.
- Не тебя, - глупо выдал я первое, что пришло на ум.
Теперь я смог разглядеть его. Стеклянные безжизненные глаза смотрели сквозь меня, слипшиеся от крови волосы с одной стороны обнажали зияющую рану. Пальто было грязным с прицепившимися веточками и листьями.
- Отпусти..., - произнес я сдавленно, - мне трудно дышать....
Я боролся со страхом и с нехваткой воздуха.
- Коля, кто с тобой? - снова выкрикнула девушка.
- Ну Катя, ты меня удивляешь, не узнаешь своего лучшего друга, своего лучшего любовника, своего лучшего учителя!
- Петр?!
- Ну конечно! Ха, ха..., ха. - Мерзко рассмеялся он.
- Черт! - воскликнула девушка и я услышал быстрые шаги в нашу сторону.
- Как вам этот мир? По-моему ничего?! - издевательски вещал Петр.
- Что тебе нужно? - я по-прежнему не оставлял надежды на освобождение.
- Ничего кроме вашего рассудка, ты убил меня друг, зачем ты это сделал?
- Я спасал тебя, ты это знаешь!
Он сильнее прижал меня к себе. Сила с которой меня сдавили была нечеловеческой.
Я застонал от боли.
- Ты убьешь меня..., - выдавил я из последних сил.
- Петя! - раздалось откуда-то сблизи.
Голос Кати все время менял свое расположение, она постоянно перемещалась. Но теперь он был настолько рядом от нас, что это невольно удивило.
- Катя беги в дом! - произнес я сдавленно, ибо по-другому и не мог.
- Петр, отпусти его! - услышал я приказ девушки.
Она оставалась на прежнем месте. Несмотря на паузы положение ее не менялось.
- Отпусти его Петр, - настойчиво повторила Катя.
- Ты что, думаешь что имеешь надо мной силу?! - удивленно спросил мертвец, - да в своем ли ты уме?
- Тебе нужна я, вам, слышите, вам нужна я, которая знает выход к энергии. Вы хотите его перекрыть? Вы хотите его узнать? Что вы хотите? - громко спросила она.
- Хорошая девочка, - раздался не менее громкий сторонний голос.
Петр замер, я тут же поспешил этим воспользоваться и подобрал ноги. Теперь я не касался земли и просто висел в объятиях этого монстра. Он продолжал стоять не шелохнувшись.
- Отпустите его или вы потеряете меня навсегда, я унесу это с собой!
- Что ты говоришь такое, ты покончишь с собой?! - спросил странный голос из тумана.
Все что я мог, это слушать и видеть перед собой Петра, вернее то, что раньше было Петром. Я ничего не понимал, не понимал я и угроз девушки.
- Катя, иди в дом..., - прошептал я.
За моими словами тут же прозвучал громогласный смех.
- Саракон, схвати ее, - произнес тот же голос.
- А этого? - спросил Петр.
Я понял, что это странное обращение относилось к нему, должно быть в их мире его зовут именно так.
- Отпусти пока, она же просит...
Я почувствовал свободу от оков и смог вздохнуть полной грудью.
- Катя, бежим в дом, - сказал я негромко, будто опасаясь, что нас услышат.
- Ты свободен? - спросила она.
- Да.
Ее голос был совсем рядом. Через мгновенья я почувствовал как меня схватили под руку, эту хватку я распознал сразу. Я молча перехватил ее руку и притянул к себе. Это произошло настолько просто, что я даже усомнился что это Катя. Но когда ее лицо стало совсем близко, я успокоился.
Петр все это время не издавал не звука. Возможно, они специально разрешили нам встретиться - так было легче поймать.
Катя знаками показывала мне молчать. Я и сам это понимал, поэтому согласно закивал.
Она, не выпуская моей руки, села на асфальт и сложила ноги в позе лотоса. Это было уже слишком, неужели у нее получиться, в таких условиях?
Но через минуту, судя по ее закрытым глазам и полной отрешенности, я понял что да.
Я держал ее руку и старался не дышать, настолько мне не хотелось быть повторно обнаруженным, теперь еще и с Катей.
- Саракон, что ты медлишь? Возьми ее, - наконец прорвался голос из тумана.
- Да, - ответил Петр совсем недалеко от нас.
Я напрягся и посмотрел на девушку. На ее лице не дернул не один мускул.
Что мне делать когда железная хватка этого чудовища сгребет нас в охапку? - мучительно размышлял я.
Вид Катерины внушал некую, пусть и вполне далекую, надежду. Возможно, она уже что-то знала и раз не спешила вернуться, то опасность отсутствовала.
- Саракон, ты видишь их? Где они? - прозвучал вопрос.
- Они исчезли, - проговорил Петр.
Отлично, значит Кате что-то удалось, - поспешил я себя успокоить.
Раздались шаги, грузные и совсем рядом. Неужели же их оружие - туман, теперь служит нам?!
Я посмотрел на девушку. Ее рука, несмотря на полную отстраненность, сжимала мою.
- Возьми их! - повторно прозвучал приказ.
- Они пропали, это...
- Молчи! Я вижу их, сейчас они будут наши, - раздалось со стороны.
Кому принадлежал этот голос, какое чудовище скрывал от нас туман? можно было только догадываться, но знакомиться совсем не хотелось.
- Саракон, ты схватишь его, а я ее! - продолжало раздаваться с той же стороны.
Этот их диалог меня напряг, я мучительно всматривался в лицо девушки и не находил там никаких ответов. Она по-прежнему оставалась спокойной. Слышала ли она происходящее? Конечно слышала, а раз так значит у нее есть основания так реагировать, - успокаивал я себя.
- Хватай их, Саракон, хватай! - настойчиво повторял голос.
Почему же он не хватает? Если они нас видят, или может..., нас видит этот второй, а Саракон-Петр не видит? - судорожно размышлял я. А может это просто блеф? Они оба нас не видят, Катя выставила защиту и они ничего не могут сделать, единственное - это вывести нас из себя, заставить паниковать и тогда... Они хотят разрушить ее защиту! - осенило меня.
Как только последняя мысль пронеслась в моем мозгу, девушка слабо пожала мою руку дважды. Я понял что это было подтверждение, она меня успокаивала. Возможно находясь в своем утонченном мире, она знала и то что творилось в моей голове.
- Хватай, ты совсем рядом! - продолжал голос.
Откуда он знал что Петр рядом да и рядом ли он? Ведь его шагов слышно не было, скорее всего он не знал куда идти и оставался на месте.
- Хорошо..., все понятно, они думают что мы шутим, сейчас я тебе помогу, - раздались грузные шаги в нашу сторону.
Вот черт, он видит нас! - запаниковал я.
Катя продолжала спокойно сидеть в позе лотоса, мне уже хотелось чтобы она закончила. Возможно, девушка не все видела и нам грозила реальная опасность.
Шаги приближались, когда до нас оставалось всего ничего они резко замерли и, выдержав паузу, изменили курс.
Значит не видят, значит вранье! - обрадовался я
- Ищи! - прозвучал злобный приказ.
Теперь уже и Петр, находящийся совсем рядом, начал грузно шагать вслед невидимому монстру.
- Вы что шутки шутить?! - продолжал вещать голос. - Саракон, не ходи за мной, ищи!
Они прошли мимо нас в нескольких шагах, после чего вновь разделились.
Неожиданно Катя открыла глаза и осторожно поднялась. На мой удивленный взгляд она приложила палец к губам, призывая к молчанию. Затем взяла мою руку и мы осторожно стали продвигаться в тумане.
- Чертова сука! - грозно прокричал монстр.
Девушка махнула рукой в его сторону, призывая меня к спокойствию. Я понял, что она узнала нечто такое, что позволяло ей так реагировать.
Шаги тем временем ускорились, наши преследователи начали метаться. Успокаивало лишь то, что они явно искали не там.
Катя уверенно вела меня куда-то. Мы стали действовать смелее. Наша легкая поступь заглушалась звучными шагами этих существ. Судя по твердой поверхности под ногами, мы шли строго по асфальту. Оставалось только догадываться, каким образом девушка до сих пор не сбилась.
- Уберите этот чертов туман! - вскричал тот же голос.
Теперь Катя перешла на бег, увлекая меня за собой.
Шаги стали слишком слышны я испугался и постарался замедлиться.
- Нет, быстрее, - проговорила девушка, как ни в чем не бывало.
Стало ясно, что она уже не заботится о нашей маскировке, а лишь хочет поскорее достигнуть цели.
- Они там! - заорал Саракон-Петр.
Грузные шаги стали стремительно приближаться.
Теперь уже мы не заботились о конспирации, а бежали настолько быстро, насколько позволял туман и наша осторожность.
- Еще немного, - проговорила Катя.
Мы сошли с тротуара и девушка на миг растерялась, я заметил это по ее лицу.
- Нам куда? - шепотом спросил я, прислушиваясь к шагам преследователей.
- Все в порядке, - ответила она.
Мы сделали несколько шагов по грунту и вновь ощутили твердую поверхность. Катя наклонилась, а вместе с ней и я. Под ногами находились плитка, ей была выложена дорожка к нашему домику.
- Отлично, - вполголоса произнесла девушка.
Мы выпрямились и несколько шагов прошли нормально, должно быть моя спутница боялась сойти на грунт.
- Стой! - раздался голос монстра.
Шаги преследователей прекратились, надо отметить, что раздавались они совсем близко.
Теперь они слушали тишину.
- Где они?! - спросил Саракон-Петр.
- Молчи! - ответили ему злобно.
Девушка осторожно увлекла меня за собой.
Теперь мы поднимались на крыльцо.
- Ты слышишь, они где-то совсем рядом!
- Дом! - воскликнул Саракон-Петр.
- Так что же ты?!
В этот момент мы уже стояли перед дверью и Катя ловким движением вставила ключ в замочную скважину. Дверь распахнулась и мы буквально влетели в нашу обитель.
После чего я захлопнул замок, а вместе с ним и этот затуманенный мир.
Переход от белой пелены к нормальной видимости показался мне настолько резким, что я остановился в нерешительности.
Девушка прислушивалась к тому, что происходило снаружи. Когда мы вбегали в дом, то наших преследователи, судя по шагам, наступали нам на пятки. Теперь же все резко прекратилось.
- Они исчезли? - спросил я.
- Я не знаю, но здесь мы должны быть в безопасности.
Еще не привыкнув к отсутствию тумана, я осторожно прошел в комнату и затем к окну.
- Это ты поняла во время медитации?
- Конечно.
Я одернул штору и посмотрел на улицу. Туман по-прежнему застилал все вокруг.
- Осторожней, - произнесла Катя.
- Нам все еще грозит опасность?
- Она грозит всегда, не нужно искушать...
В этот момент к окну прильнуло лицо..., или даже не лицо, а нечто когда-то им бывшее. Оно открывало рот и возможно что-то говорило, но совсем тихо, так что через стекло это было совершенно беззвучно.
Я смотрел на это очередное явление как завороженный и не сразу нашелся что-либо сделать. Я узнал его, с трудом, но узнал... Это был человек с крыши, тот самый, которого я сбросил вниз.
- Зашторь окно, - повелительно произнесла девушка.
- С удовольствием, - я старался сохранять спокойствие.
- Кто это? - спросила она.
Не знаю, почему она решила что я его знаю, но, в любом случае, я смог ей это поведать. Ее реакция оказалась вполне обыденной. Она объяснила, что мир за окном, окутанный туманом - это их атмосфера, она позволяет им существовать.
- Ты хочешь сказать что этот туман создан для того чтобы эти монстры могли существовать? - усомнился я.
- Именно, если ты заметил то они как бы не совсем живые.
- Так что? нормальные бандиты нами уже не интересуются?
- Еще как интересуются, но мы вышли из их поля зрения. - Говорила девушка загадочно.
Я начал сокрушаться по поводу того, как много свалилось на нас за столь короткий период. После чего задал главный вопрос - почему эти, кто смог создать туман, не дали точных координат нашим преследователям?
Катерина попробовала объяснить этот момент.
- Похоже на разных уровнях разные интересы - у бандитов свои, у госбезопасности, продажной ее части, свои. Ну а у этих..., с астрального мира, свои. Сейчас они решили использовать другие средства материального мира. - Продолжала она спокойным голосом.
В такие моменты я начинал ощущать себя учеником, которому мудрый учитель описывал мир. Единственное противоречие, которое каждый раз возникало в моем сознании - это нестыковка представлений о мудром "ценсее" и молодой к тому же еще и красивой девушке. Я никак ни мог уместить это все в одном флаконе.
Тем временем я и сам не заметил, как оказался сидящем на койке. Должно быть, утомление от всего произошедшего было слишком сильным.
Катя стояла передо мной и говорила о мире за окном.
- Ты приляг, Колька, я тоже растянусь, - произнесла она неожиданно и отправилась на свою кровать. - Слишком много нам приходится испытывать.
Она вытянулась на своей кровати и посмотрела на меня. Я продолжал сидеть.
- Катя, этот туман, он все еще на улице, да? - спросил я зачем-то.
- Думаю да.
- Только один вопрос, почему он не проникает в дом?
- Потому что я много времени потратила на установку защиты.
- Ты делала это..., я не видел..., может, когда мы спали, - предположил я.
Она улыбнулась и произнесла:
- Может, но это можно делать и за обычными повседневными заботами.
Я понимающе кивнул. Почему бы и нет, конечно в идеале именно к этому и надо стремиться, чтобы независимо от своих дел и настроений мог держать связь с тонким миром и если надо выставлять защиту.
- Катя, а этот туман он виден всем людям?
- Конечно, но люди видят его не таким плотным, эти чудеса с перемещением и полным отсутствием видимости возникали только вокруг нас, остальные же наблюдали обычную белесую плену. - Проговорила она и бросила взгляд на окно.
- Как же нам избавиться от наших гостей...
- Каких еще гостей, это ты этих так называешь? - она хихикнула.
- Послушай я нахожу эти вещи достаточно жуткими, мне совсем не весело.
- Не обижайся, но сочетание этого официального тона и отсутствия понимания действительности выглядят несколько потешно. Я и сама ловлю себя на этом.
- Похоже, мы хотим произвести друг на друга впечатление, - предположил я.
- Нет, это действует тонкий мир, он убирает все обыденное из нашего сознания, мы как бы очищаемся от шелухи быта, и заодно и от всяких сленгов и просторечий. Как только мы окажемся в своем обычном состоянии, как только нас начнут окружать обычные люди, все вернется, так что.... не парься, - усмехнулась она.
- Знаешь, иногда мне кажется, что этот тонкий мир убивает не только обыденное, он убивает и здравый смысл. Вот сейчас мы можем спокойно философствовать в то время как за окном разгуливают мертвецы и еще черти кто. Тебе не кажется что наши мозги также окутаны туманом..., несмотря на все это странное официальное красноречие? - спросил я.
- Да, кажется, мне вообще много чего кажется, но если мы будем действовать как "непосвященные", то эти за окном быстро достигнут своей цели.
- Какой? какая у них цель? - с нетерпением произнес я.
- Их цель это мы, и по их расчетам мы должны уже были дрожать от страха и паниковать в их цепких объятьях. После чего выложить все, что нам известно о проникновении к энергии им недоступной, - закончила она на выдохе.
- Недоступной..., им? - удивился я.
- Да их уровень более грубый, я проникаю сквозь него и забираюсь выше, они так не могут... - Она улыбнулась.
Теперь я, наконец, окончательно осознал секрет силы этой девушки. Она обладала знанием, или тайным кодом проникновения в сферы недоступные для посвященных. Конечно законы мироздания, кармы или как угодно делают это проникновение невозможным для существ паразитирующих на других, заставляющих этих других страдать. Вся эзотерика полна такими понятиями. И только тому, кто прошел испытание и выдержал тесты обольщений материального мира, дается этот доступ...
- Мне кажется что я начинаю понимать..., и только один вопрос гложет меня..., как долго ты сможешь удерживать защиту, если конечно тебе можно об этом говорить.
- Я буду удерживать ее столько сколько нужно, а говорить об этом...
Некая неуверенность в ее словах навели меня на грустные мысли.
- Я просто не представляю, Катя, что мы будем делать. Пусть этот туман исчезнет, пусть засияет солнце и что? Мы будем продолжать находиться тут? Мне кажется что в наших действиях есть еще некий тайный смысл, которого не знаешь даже ты..., - проговорил я и сам удивился возникшему предположению.
Откуда идут эти мысли в моменты нашего общения или же философствования? можно сотни раз обсуждать одну и ту же проблему, но никогда не прийти к нужной мысли. Но можно всего однажды побеседовать с кем-то или подумать как-то особенно и нужная мысль ворвется в твое сознание, удивляя легкостью и точным попаданием в цель. Сама собой напрашивалась аналогия - можно биться о стену годами, можно с разгона стукаться об нее и не продвинуться ни на сантиметр, но можно просто найти дверь и открыть. Минуты таких озарений ассоциировались именно с такой дверью.
- Вот именно Колька, не знаю даже я, но очень хочу узнать, - произнесла Катя, - очень.
- Но кто придумал этот план, уж не наши ли враги?
- И это мне тоже хочется знать, а еще мне кажется что я почти знаю, просто не решаюсь пока обнародовать, - при последнем слове она улыбнулась.
- Загадки, аналогии, теперь это с нами неотступно и в любых ситуациях. Кто-то поднял меня до уровня понимания и принятия всего этого. Но до тебя мне еще далеко.
- Спасибо, ты переоцениваешь меня.
- Я? Ты скрываешь за собой бездну, бездну загадок и противоречий, ты вводишь меня в транс каждую минуту, иногда мне кажется, что я просто устал удивляться и начал принимать все как само собой разумеющееся, но это не так, - с вдохновением произнес я.
До сих пор это изумление было внутренним, я никак не хотел его показывать. Что случилось со мной и почему я стал выдавать нечто опережающее мое понимание?
- Я же говорю, переоцениваешь, - произнесла девушка спокойно.
После чего она поднялась и подошла к окну.
- Что там?
- Туман, все такой же туман...
- Чертов туман, он должен когда-нибудь рассеяться.
- Это не совсем туман и когда он рассеется мы не знаем, он не поддается законам природы.
- Катя, что было во время медитации, ты можешь рассказать? - с надеждой обратился я.
- Что-то могу, и это что-то ты уже знаешь...
Она внимательно на меня посмотрела как бы взывая к моему благоразумию. Не знаю что повлияло на мою сообразительность, но только я понял что некоторые знания нельзя произносить из-за наших врагов, коим они пока недоступны. Звуковые вибрации могут восприниматься ими без проблем, следовательно, слова произнесенные вслух, находятся под полным контролем этих существ в случае если в этот момент они на нас сосредоточены.
Я понимающе закивал.
Неожиданно лицо девушки напряглось. Она сморщила лоб и с мучительной гримасой посмотрела на потолок.
- Что случилось?
Она стукнула себя по лбу и закачала головой.
- Я совсем забыла...
- Но..., теперь ты вспомнила, - заметил я с улыбкой.
- Да, вспомнила, но раньше за мной такого не водилось, - произнесла она настороженно, - что-то идет не так, а впрочем уже давно все идет не так, да и как оно должно идти..., что-то я совсем, - она хихикнула и, взглянув на меня, прошептала, - должен быть ход на чердак.
- Отлично, раз так то мы его найдем, - произнес я спокойно.
- Чем быстрее, тем лучше.
Мы как по команде покинули свои койки и вышли на средину комнаты.
Еще раз осмотрев потолок, нами был сделан железный вывод - идеально ровная побелка не имела никаких изъянов. Следовательно ход наверх или замурован или его никогда здесь и не было.
- Мы повторяемся, надо думать..., где-то должен быть..., - произнесла девушка.
- Конечно, и улица для нас пока недоступна, автоматом исключим и...
- Ты не понял, он должен быть отсюда, изнутри.
- Ах вон оно что, ну тогда дело в шляпе, хотя..., - я с трудом представлял где мы еще не осмотрели потолок.
Мы прошли на кухню и снова изучили побелку. Здесь также ничего не напоминало, даже отдаленно, очертание замазанного люка. Кухня с комнатой окончательно были вычеркнуты из списка. Оставалась прихожая и ванная комната с туалетом.
- Не нравиться мне все это, ну ладно давай до конца, - проговорил я, проходя в прихожую.
Здесь было все то же самое, никаких намеков на что-либо напоминающее ход. Я вспомнил, как ища какую-либо вещь, часто приходилось несколько раз исследовать один и то же предмет, например стол, книжную полку, кровать. Казалось бы, уже осмотрено досконально и надо искать в другом месте, но нет, проходило какое-то время и снова изучалось то, что было исследовано. Должно быть, время сглаживало уверенность и хотелось снова удостовериться в отсутствии искомого предмета.
Все это вспомнилось из-за повторения. Ведь осмотрев один раз потолок и ничего не найдя, мы вновь занимались тем же, возможно тайно надеясь на изменения. Но, называя вещи своими именами - это было хождение по кругу, возможно от безысходности.
Итак, мы осмотрели все, включая туалет и ванную комнату, но ничего, как и прежде, не обнаружили. Что теперь? - задавались мы вопросом.
- Насколько это может быть верно? - спросил я.
- Что?
- То что вход должен быть именно отсюда, из дома?
- Достаточно верно, я думаю что его просто замазали, очень аккуратно, потом нанесли побелку. В принципе..., любому опытному штукатуру это под силу. - Произнесла Катя с какой-то тоской.
- Это очень важно да? Найти этот ход? Или нужно просто проникнуть наверх? - не унимался я.
- Нужно просто проникнуть, но с улицы мы этого сделать не сможем.
- Ну почему, а это окошко? до него можно добраться, наверняка у кого-нибудь здесь найдется лестница, - обнадеживающе заявил я.
- Нет, мы не сможем чувствовать себя в безопасности там, - девушка кивнула на окно.
- Но ведь этот туман когда-нибудь развеется?
- Этот туман может касаться только нас и более никого.
- То есть как?
Катерина объяснила, что тот общий туман мог уже сойти, но то, что мы видим за окном - некая субстанция, созданная специально вокруг нас и видеть ее другим совсем необязательно.
- Как это? Ведь у нас те же глаза что и у других? - возмутился я.
- Не совсем, мы в контакте, сейчас мы в состоянии, как ты любишь это называть, повышенного осознания. Мы видим, чувствуем, понимаем чуточку больше положенного. С одной стороны это нас спасает, мы хотя бы знаем что на улице нам грозит опасность. А с другой усложняет нам жизнь, ведь за всем этим может и не стоять никакой угрозы. Но это состояние нам сейчас необходимо..., то что наш язык стал сухим и официальным, его побочный эффект, но это ерунда, - закончила она спокойно.
- Да уж, иногда меня буквально "колбасит" от такого стиля общения, мне кажется что мы даем интервью на телевидении.
- На самом деле мы просто правильно общаемся, даже скорее не правильно, а без лишних эмоций. Так что не преувеличивай, - она с деланной улыбкой посмотрела на меня, затем театрально почесала затылок и уставилась на потолок.
Если все обстояло так, как думала девушка, то найти ход было фактически невозможно. Ну, разве что, был вариант - отскрести побелку, сотворить здесь черт знает какой бардак и таким способом окончательно убедиться в наличии или отсутствии лаза. Этот вариант был неприемлем, в конце концов всему же есть предел. По крайней мере, я думал именно так.
- Мы ведь не будем соскребать мел, правда? - с надеждой спросил я.
Это был один из немногих случаев, когда мое мнение не изменилось бы при любом ответе Катерины. Если бы она не согласилась, то я не пошевелил бы и пальцем для реализации столь чудовищной идеи. Но она согласилась.
- Давай осмотрим еще эту нишу-кладовку, - предложила она.
Ниша располагалась в небольшом коридорчике, ведущем из прихожей на кухню в аккурат напротив ванной комнаты. Она представляла собой углубление с рядом полок до самого потолка.
С каким-то отчаяньем мы взглянула на то место, где над последней полкой виднелся кусочек потолка.
- Ну и..., что теперь? - спросил я, пытаясь поднять одну из полок.
Все они, начиная с третьей, которая находилась на уровне моей груди, были заставлены кастрюлями, тарелками и сковородками. Три нижних оставались свободными, если не брать во внимание пустое ведро с тряпкой.
- Так, надо немного разгрести..., - задумчиво проговорила девушка.
- Зачем, я и так смогу проверить.
Я принес с кухни табурет и, взгромоздившись на него, стал тянуться к потолку. Последняя полка мешала, нужно было еще немного подняться.
- Возьми эту кастрюлю, - посоветовала Катя.
И верно, невысокая и широкая - как раз то что нужно.
Я водрузил ее на табурет и влез на эту конструкцию. Девушка придерживала кастрюлю, чтобы та не соскользнула.
- Так, теперь порядок - я пощупал потолок.
- Ну что там?
- Да что, потолок..., не знаю на что мы надеялись, - я постучал по его поверхности. Звук несколько смутил, он был глухим и звучным. Такой звук обычно свидетельствовал о скрытых полостях.
- Возможно, там и есть что-то..., - произнес я с надеждой.
- Все-таки придется разгребать, - посоветовала девушка.
Я почесал затылок и спустился.
- Придется.
Мы начали вытаскивать всю эту кухонную утварь и складывать тут же на полу. Очистив одну из полок, я попробовал ее приподнять. Вначале она не поддавалась, но когда я пару раз стукнул ее снизу кулаком, подскочила.
- Ага! - обрадовался я как мальчишка.
Теперь уже с легкостью я приподнял полку и, склонив на бок, потянул на себя.
Вскоре полка лежала рядом с горой посуды. Странная арматурина в виде огромной скобы торчала из стены, она же служила некой подставкой для отсутствующей полки.
- Чтобы это могло быть? - спросил я свою спутницу и что есть силы подергал скобу. Она намертво засела в стенке и совершенно не проявляла слабости.
- Ладно, оставь, давай дальше, - произнесла Катя.
В последующем я снимал полки уже известным способом и водружал их на пол. Под каждой из них мы находили в стене такие же странные арматурины.
- Да это же лестница, - осенило меня перед тем, как я убрал последнюю верхнюю полку. То что под ней торчала такая же скоба уже никого не удивило.
- Похоже на то, - произнесла Катя спокойно.
- Значит, мы нашли его...
- Не торопись. Мы нашли лестницу, упирающуюся в потолок, - поправила меня девушка. - Теперь самое главное.
- Да, ну-ка дай я сюда табурет поставлю.
Я расположил его прямо в этой нише, после чего, держась за лестницу, влез на табурет и уперся руками в потолок. Положение было удобным, теперь я мог с силой надавить на верх.
- Ну? - спрашивала девушка.
Я только примерялся, еще не приложив усилий.
- Сейчас попробую.
Полый потолок, или что там, скрипнул и приподнялся.
- Ой! - вырвалось у меня.
- Наконец-то, - с удовлетворением произнесла Катя.
Я со скрипом приоткрыл квадратную выемку потолка. Мне показалось, что она не имеет петель и вообще никак не была закреплена. Постепенно она фактически вся оторвалась от потолка и повисла на моих руках.
Осторожно я сдвинул этот люк набок и опустил. Открылся кусочек зияющей пустоты.
- Есть, - констатировал я с облегчением, - мы нашли его, - теперь уже ничто не могло поколебать моей уверенности.
Я посмотрел на девушку она в каком то смятении и в то же время с горящими глазами наблюдала за моими манипуляциями.
- Сдвинь ее полностью, сможешь? - спросила она.
- Без проблем.
Я приподнял крышку и стал двигать до тех пор пока в освободившееся отверстие не смог бы пролезть человек.
- Хватит уже, - небрежно бросила Катя, когда я и так решил прекратить.
Я посмотрел на нее с некоторым удивлением.
- Ты чего? - не выдержал я.
- Извини, нервы...
Я спрыгнул со стула и вопросительно на нее посмотрел.
Она с какой-то опаской косилась на мрачный проем. От ее взгляда мне стало не по себе. Я представил, что там могут быть очередные зомби или чего похлеще и едва заметная дрожь пробежала по телу.
То что там должно что-то быть не оставляло сомнений. Что могло открыться Катерине во время ее путешествия по иным мирам? Знала ли она наверняка или только предполагала насколько это может быть опасным? Вопросы вихрем закрутились в моем мозгу.
- Ну и что там может быть? - спросил я как можно небрежней.
Она пожала плечами.
- Возможно нас ждет там сюрприз. Это может нам помочь, а может и нет.... В любом случае мы нашли то, что искали, - загадочно ответила она.
Не скажу, чтобы я остался в восторге от ее объяснений, но видно большего она сказать не могла.
Я подошел к окну и одернул штору, по-прежнему плотный туман.
- Проклятье, что будет ночью? - спросил я, теряя терпение.
- Ничего не будет, я надеюсь. - Прозвучало довольно неуверенно.
Я поймал себя на мысли, что совсем не хочу лезть на этот странный чердак. Но ситуация складывалась так, что кроме меня туда лезть некому. Пустить вперед девушку в данном случае значило бы потерять всякое самоуважение.
- Нужен фонарик, - произнес я.
- Разумеется, - сказала Катя и удалилась в комнату.
Я продолжал наблюдать за туманом.
Неожиданно я вздрогнул и слегка отскочил от стекла. Это был тот случай, когда тело реагирует быстрее сознания. Потом я понял, что явилось причиной - лицо Петра прильнувшего почти вплотную к окну.
Оно было жутким в своей безжизненной маске. Стеклянные глаза, пропитанные кровью волосы, шевелящиеся бледные губы. Потом я понял, что он говорил.
- Выйди на улицу! - донеслось до меня.
- Выйти, к тебе? Нет уж, извини...
В это время зашла Катерина, она сразу все поняла и быстро задернула штору.
- Ты мазохист? - спросила она со злой иронией.
- А разве другой мог вляпаться во все это? - тут же нашелся я.
- Да уж... Ну тогда иди и поговори с ним на улице. Не хватает острых ощущений?
- Просто хотел понять, что там происходит, - я кивнул на окно.
- Ладно..., извини меня.
Она повертела в руках карманный фонарик и, проверив его свет, направилась к нише.
- Э..., ты это куда собралась.
- Присоединяйся, - бросила она, скрываясь в проеме.
- Стой! Так не пойдет. - Я настиг ее, когда она уже висела на лестнице. - Так не пойдет я первый, - твердо произнес я.
- Перестань, какая разница, ты лучше меня подстрахуй, если что.
Я схватил ее за бедра и потянул на себя. Она вцепилась руками в лестницу. Не хватало еще чтобы мы упали.
- Катя, перестань, отпусти лестницу, я полезу первый, - настаивал я.
Она ослабила хватку, и я опустил ее на пол.
- Я полезу первый, не надо психовать..., - продолжал я.
- Никто не психует....
Невольно я улыбнулся, настолько эти слова были обыденными и не вязались с предыдущими "текстами".
- Вот и хорошо.
Я посмотрел на черный проем и спросил:
- Что нужно искать все-таки?
- Все что угодно, я не знаю...
Я кивнул и полез по лестнице.
- Фонарик, - напомнила девушка.
- Ах, да...
Мне пришлось пока сунуть его в брюки.
Ход, напоминающий черную пасть, манил меня во чрево. От таких ассоциаций мурашки пробежали по коже. Ну да делать нечего.
Осторожно я продвинулся на одну ступеньку и моя голова оказалась внутри чердака. Кромешная темнота - это все что удалось запечатлеть в первые напряженные секунды. Воображение тут же нарисовало множество жутких монстров, включая и совсем недавних знакомых.
Держась одной рукой за лестницу, я стал лихорадочно доставать фонарик из кармана брюк.
- Спокойней, Колька, не волнуйся, - услышал я ободряющий призыв.
- Уже не волнуюсь, - бросил я.
Направив фонарик в темноту, я включил кнопку.
Свет ударил в массивную подпорку. Она была из кирпича и напоминала колонну. Я провел лучом по всей ее длине - до самой крыши, она упиралась в массивную деревянную перекладину. Оставив в покое перекладину я принялся за дальнейшее изучение чердака.
Все что мне удалось увидеть, это множество балок и подпорок. Голый бетон, на котором мне хотелось что-либо обнаружить, был изрядно замусорен битым кирпичом и кусками древесины. Ничего более крупного я обнаружить не смог, по-крайней мере из такого положения.
- Ну что там? - раздался голос Кати.
- Пока ничего особенного, совершенно стандартный чердак.
Я положил горящий фонарик на бетон и уже более смело полез дальше. Наконец я взобрался и сделал первые шаги. Снизу тут же донеслась беглая поступь по железу. Это Катерина стремилась присоединиться к моим исследованиям.
- Что тут? - спросила она, как только ее голова появилась из проема.
- Да все по-прежнему.
Я зачем-то навел на нее фонарик, она поморщилась и отвернулась
- Ой! Извини, - я отвел свет.
Бывает же такое, делаешь какие-либо глупости, совершенно не осознавая.
Ослепленная девушка осторожно продолжала подниматься. Когда она высунулась наполовину, меня осенило ей помочь. Я уже радовался, что хотя бы это догадался сделать, настолько я был рассеян.
- Спасибо, - проговорила она, когда встала рядом.
Я растерянно улыбнулся, что впрочем, было совершенно незаметно из-за царившего мрака.
- Давай начнем оттуда, - кивнула она на дальний угол.
Я пожал плечами.
Мы двинулись к выбранному месту. Я освещал все, что попадалось на пути - то очередная кирпичная подпорка, то кусок доски под ногами, то какая-то фуфайка. Все здесь указывало на долгое отсутствие человека, особенно слой пыли под ногами. Наши следы отчетливо прорисовывались на бетонной поверхности.
Когда мы подходили к торцу чердака, девушка взяла меня под руку и едва заметно сжала пальцы. Я понял что неприятный сюрприз может настичь нас буквально сейчас.
Мельком я взглянул на ее лицо, оно было не столько взволнованным, сколько целеустремленным и полным любопытства. Это несколько меня успокоило.
Продолжая выхватывать из темноты все подозрительные предметы, мы уперлись в дощатую стену. Окна здесь не было, поэтому скудный свет от уличных фонарей сюда не проникал.
Неожиданно в углу, там, где крыша сходилась с бетоном, я заметил какую-то темную массу. Я тут же направил луч на подозрительный предмет.
- Что это? - прошептал я.
Девушка уже и без меня сверлила взглядом странное нагромождение. Оно находилось метрах в пяти от нас и имело вид кучи тряпок. Возможно, так оно и было.
- Возьми, - я передал фонарик девушке, - а я пойду, посмотрю.
- Нет, пойдем вместе. - Твердо произнесла Катя.
- Останься, так будет лучше, - я придержал ее рукой и направился в угол.
Девушка послушалась.
- Если заметишь что-либо подозрительное, сразу возвращайся, - спокойно произнесла она.
Подойдя вплотную я понял, что вижу перед собой именно кучу тряпья. Покрытые пылью и скомканные вещи, служившие когда-то одеждой, были переплетены друг с другом. Среди них просматривались ватные штаны цвета хаки - такие я часто видел на строителях. Какая-то клетчатая рубаха, жуткого вида пальто и даже пиджак.
Я осторожно прикоснулся к первому, что попалось под руку, и потянул на себя.
Шаги оповестили о приближении Катерины.
- Да уж, куча тряпок, - произнесла она с видимым разочарованием.
- А мне если честно, это по душе, - признался я.
Совсем не хотелось, чтобы эта куча вдруг ожила и набросилась. Именно таких сюрпризов я ожидал на этом чердаке.
Я разбросал ногой эти пожитки, после чего мы окончательно убедились в их происхождении. Все указывало на спецодежду строителей, которую наверное лень было выносить на помойку, поэтому ее просто бросили тут.
- Ладно, продолжаем, - подвел я черту.
- Угу, - Катя перевела луч на другой угол.
Мы исследовали площадь метр за метром, не находя ничего интересного. Когда половина чердака была изучена, мы остановились возле входа-люка.
- Ну что, теперь осталась половина с окошком, - произнес я бодро.
Позади была более зловещая темная часть чердака. Днем наш визит был бы менее напряженным, но ждать следующих суток не представлялось возможным.
- Ну, окошко сейчас нам не помощник, - сказала девушка и направила луч в его сторону.
Я взглянул на часы. Стрелки показывали шесть часов двадцать минут. Почему мы так спокойно восприняли столь стремительное течение времени, я не знал. Только теперь я задумался, что уже вечер. Возможно пребывание в тумане, когда мы пытались найти друг друга и выбраться, проходило в другом измерении? Как бы там ни было, но еще недавно белый туман за окном стал сейчас темно серым.
Свет из люка освещал наши лица снизу и делал их немного причудливыми, если не сказать страшными Я вспомнил как, будучи мальчишкой, мы с друзьями пугали девчонок в подъезде. Фонарик с приглушенным светом, уставленный в подбородок, делал из нас настоящих монстров. Некоторые девчонки так визжали, что мы даже опасались за их здоровье. Но нам это очень нравилось и мы придумывали все новые ухищрения, пока их родители не навели порядок.
- Ну что Колька, добьем оставшееся? - спросила Катя.
- Конечно, пошли... Только один вопрос.
- Давай.
- Здесь обязательно должно что-то быть или возможны варианты?
Катя задумалась и посмотрела на открытый ход вниз.
- Только я прошу, говори не загадками, у меня сейчас туго с восприятием, - умоляюще произнес я.
- Перестань, не думай что я знаю все на свете, на самом деле здесь должно что-то быть, именно так я поняла во время медитации. И это что-то скорее негативного характера... - Она помолчала и продолжила, - по крайней мере, то, что мы ищем, помогает нашим врагам. Насколько же эта информация точная я не знаю, возможно, все окажется по-другому...
Я вздохнул и демонстративно почесал затылок. Меня это совсем не успокоило, более того, я понял что Катя сама не знает что мы ищем.
Взяв у нее фонарик, я решительно направился в сторону окошка. Мне уже порядком тут надоело и я вошел в тот режим насыщения, когда просто хочется избавиться от неопределенности, а вместе с ней и от страха.
Выхватывая из темноты уже знакомые подпорки и перекладины, я заметил очередной тряпичный склад и, не останавливаясь, прошествовал мимо. По торопливым шагам я понял, что девушка не отстает. Ну что ж, чем быстрее мы получим разрешение этой гнетущей ситуации, тем лучше.
- Там была какая-то куча, мы прошли, - проговорила Катя.
- Это то же самое что и предыдущая, давай осмотрим все остальное затем вернемся к ней.
С этим, похоже, было трудно не согласиться.
Если не учитывать что впереди нас ждало окошко, то эта часть чердака ничем не отличалась от предыдущей. Единственно, что здесь гуляли сквозняки в гораздо большей мере. От этого даже воздух казался свежее. Хотя, возможно это просто усилился ветер.
Наконец я подсветил окошко. Ничего особенного, если не считать что оно находился в полутора метрах от пола.
- Ну и? - спросил я и повернулся к Кате.
Лицо девушки было устремлено в сторону.
- Что там?!
- Подсвети-ка, - проговорила она не своим голосом.
От этого ее тона мне стало не по себе, она точно там что-то увидела.
Я направил луч в указанное место. И..., ужаснулся, в этот раз реакция сознания опережала мое тело. В свете фонарика я увидел висящее тело. Оно было привязано за ноги и расположено вниз головой. Прямо под ним стоял тазик.
- О Боже! - воскликнула Катя, чем только усугубила ситуацию.
Я отвел фонарик, и мы попятились назад.
- Спокойно, - дрожащим голосом произнес я.
- О Господи! - продолжала она.
- Успокойся...
Я прижал девушку к себе и почувствовал дрожь. Вот она ситуация, когда я оказался сильнее. Впервые Катя показывала такую слабость, впрочем, если я хотел чтобы и в такой ситуации девушка оставалась спокойной, то я просто создал себе нереальный образ.
Мы продолжали пятиться. Глазами я искал квадратик света на полу - ход вниз.
Неожиданно Катя застопорилась и не дала вести ее дальше. Глубоко дыша и приходя в себя, она проговорила:
- Стой..., нужно..., посмотреть.
- Ты о чем? - ужаснулся я.
- Мы должны осмотреть..., - она всхлипнула.
- В таком состоянии? потом! - я потащил ее дальше, но она сопротивлялась.
- Все нормально, успокойся, - сказала она мне.
- Да я то спокоен, а вот ты...
- Это минутная слабость.
Я перестал ее тянуть и неосознанно стал ощущать какие-то изменения в обстановке. Что-то было не так.
- Хорошо, давай постоим, - проговорил я, продолжая анализировать.
И тут меня осенило! Ход вниз! Он должен быть подсвечен снизу, но этого не было.
- Что за черт... - прошептал я.
- Что? - с опаской спросила Катя.
Мне пока не хотелось нагнетать обстановку, поэтому я промолчал. Нужно было еще немного вернуться чтобы окончательно убедиться в моих сомнениях, а так, возможно, люк скрывался за одной из колон - подпорок.
- Ну, в чем дело? - не унималась девушка.
- Не могу найти ход вниз, давай немного пройдем, - предложил я неуверенно.
Она взяла фонарик и посветила вперед. Так было только хуже, ибо луч его все равно не добивал до середины чердака, зато затушевывал подсветку, конечно, если таковая имелась. Но что было важно, подпорки стояли не на пути к входу, следовательно, свет преградить не могли.
- Непонятно..., - проговорила она, уже заметно успокоившись.
Хотя, скорее всего, одна проблема просто была вытеснена другой, и этот момент переключения и создал иллюзию видимого спокойствия девушки.
Мы стали продвигаться в сторону люка.
- Если внизу нет света, то, возможно, просто сгорели пробки, - проговорила Катя.
Но по ее тону было понятно, что в эту версию она сама не верит.
- Конечно, - поддержал я.
Мы старались успокоить друг друга.
Когда фонарик высветил откинутую крышку входа, все стало окончательно ясно. Свет внизу отсутствовал. Теперь перед нами стала дилемма - или мы спускаемся вниз и узнаем в чем дело там, или остаемся тут и выясняем все относительно чердака.
Нельзя сказать, что отсутствие света не сказалось на нашем настроении. И без того испуганные и растерянные мы окончательно сбились с толку. Где-то мы оба понимали, что свет внизу потух не просто так, следовательно, надвигалось что-то очень для нас неприятное.
- Подожди Коля, давай прикроем, - предложила девушка.
Я удивленно посмотрел на нее и спросил с опаской:
- Что прикроем?
Подтвердилось самое худшее, Катя хотела прикрыть ход вниз.
- Но зачем? - откровенно удивился я, ибо чердак с висячим трупом совсем не вносил гармонии в мое состояние.
- Нам нужно исключить хотя бы одну опасность.
Она бегло посветила фонариком по сторонам. Сейчас я засомневался - надолго ли его хватит, аккумуляторы давно не заряжали, а попользовались уже изрядно.
- Если ты считаешь это необходимым..., - прошептал я растерянно.
Мы подошли к крышке и, приподняв, передвинули на проем. Невидимые пазы совпали и она аккуратно легла на свое место.
- Что теперь? - спросил я отрешенно.
- Теперь побудь немного в одиночестве, я недолго...
С этими словами девушка уселась на крышку в позе лотоса и закрыла глаза.
Какое-то время я удивленно смотрел на нее, но потом до меня дошло, что это лучшее из того, что можно было придумать, ибо окружающее не выдавало нам ничего кроме жутких предположений и страха.
Я отвел фонарик в сторону, туда, где мы видели труп, и стал терпеливо ждать.
Не знаю, что на меня нашло, но я решил на какое-то время погасить фонарь. Возможно, он мешал мне рассмотреть что-то, излучающее хоть какай-то свет. Идея, конечно же, бредовая, но я и сам не заметил, как остался в полной темноте. Должно быть, что-то внутри меня решало с опережением сознания.
Первое время я ничего не смог разглядеть, ибо контраст после фонарика был очень разителен.
Черт, что с моей головой, что я делаю? зачем погасил свет? - спрашивал я себя все более раздражаясь, но ответ не приходил. Какие-то действия выполнялись интуитивно и были свыше моего понимания, а мне так хотелось включить мозг и логику, что в такие моменты было совершенно излишним.
Я продолжал стоять в темноте рядом с медитирующей Катей и всматриваться в окружающее.
Постепенно глаза привыкли и я смог разглядеть несколько дырочек, в которые проникал свет от уличного фонаря.
В такой темноте всегда обостряется слух, но как раз с этой стороны было все спокойно. Я слышал лишь глубокое ровное дыхание девушки и шорох листьев на ветру.
Неожиданно, боковым зрением я заметил какое-то движение. Рука сама дернулась к кнопке включателя, но, сделав над собой усилие, я сдержался.
Это было настолько незаметно, что любой свет мог свести "на нет" всякое наблюдение.
Я продолжал всматриваться в то место, где что-то мелькнуло. Там по-прежнему ничего не происходило.
Я прислушался, хотя и так постоянно это делал помимо своей воли. В любом случае, это ни на что не повлияло и тишина нарушалась лишь уже известными звуками.
Неожиданно, теперь уже совсем явно, я увидел нечто... Оно двигалось и издавало шорох. Две точки, какого-то зеленного цвета двигались в той стороне, где был труп. Я похолодел от страха, это не было плодом моего воображения, что-то реально двигалось и при этом испускало слабый зеленый свет.
- Ой, - проговорил я, стараясь как можно дольше не тревожить Катю.
Две зеленых точки поднялись высоко над полом и стали приближаться. Теперь уже явно слышались шаги.
Не выдержав, я включил фонарик. Луч высветил нечто похожее на огромный силуэт с неясным очертанием вверху. Два зеленых глаза располагались именно там.
- Катя, - прошипел я громко.
Она вскочила как ошпаренная, это произошло так неожиданно что я испугался еще больше.
- Бежим, - проговорила она, хватая меня за руку.
Мы, как и прежде держались за руки и куда-то мчались. В такие моменты я полностью отдавался ее интуиции.
- Свети, свети вперед - выкрикнула она, когда луч забегал по стенам чердака.
Я выправил фонарик и теперь перед нами замелькали уже знакомые балки и подпорки крыши.
Сзади, несмотря на наш топот, методично раздавались шаги грузного чудовища. Именно так я окрестил это "нечто" с зелеными глазами.
- Там тупик! - только и выкрикнул я, когда мы приближались к торцу чердака.
Катя только сильнее сжала мою ладонь и побежала еще интенсивней.
Наконец мы оказались там, где и должно, в тупике чердака.
- Здесь, ищи здесь - проговорила она быстро, ощупывая выступы балки.
- Что? Что искать? - повторял я судорожно.
- Ищи емкость, ищи на другой балке, - она указала на какой.
- Бутылку?
- Нет пузырек, он небольшой, где-то здесь. - Катя продолжала нервно хлопать по выпирающей деревянной доске похожей на мини полку.
Я оглянулся на то место, где по моим предположениям должен был находиться монстр. То что я увидел не позволило мне даже издать какой-либо звук. Совсем недалеко, метрах в пяти-шести от нас стояло нечто. В свете отраженного фонарика я смог четко разглядеть ту самую кучу неисследованного тряпья, что оставалась в стороне, когда мы приближались к окну. Эта куча тряпья теперь стояла на двух подпорках, напоминающих ноги и раздвигала нечто похожее на руки. Там где был вырост в виде головы сияли две зеленых точки.
Буквально онемев от этой ожившей кучи тряпья, я машинально продолжал охлопывать деревянный выступ. Я даже не заметил когда фонарик перешел в руки Кати. Теперь его бегающий луч мной не управлялся.
- Черт, где же он?! - восклицала она в отчаянье.
Чудовище раздвинуло руки, вернее то что было вместо них, и я понял, что их размах настолько огромен и не пропорционален его росту, что позволял дотянуться сразу до обоих сводов крыши. Должно быть оно таким способом перекрывало нам дорогу.
В таком положении чудовище стало продвигаться вперед.
- Катя, оно близко! - выкрикнул я, наблюдая за его перемещением.
- Ищи Колька, ищи! - только и выдала она срывающимся голосом.
Я отвел взгляд и заметил что-то в противоположном углу. Проверяя выступы, мы оба сместились в одну сторону и теперь находились в углу торца. Мое обостренное зрение, привыкшее к полумраку, позволило увидеть некий предмет на небольшом выступе противоположного угла.
- Там что-то есть! - выкрикнул я.
- Где? - тут же среагировала девушка.
Я резко выкинул руку вперед, указывая на предмет.
- Колька проверь! - умоляюще произнесла она, продолжая ощупывать стены.
Я бросился к углу и молился чтобы скорость монстра оставалась хотя бы такой же как и прежде. Он продвигался достаточно медленно, но не настолько чтобы это не замечать. Шаг за шагом он приближался к нам и если бы ему вздумалось повернуться, то его огромные ручищи уже спокойно достали бы до нас. Но видать он не спешил.
Наконец я схватил предмет, скорее по памяти, ибо фонарь в это время освещал что-то в противоположном углу. Это действительно оказался небольшой пузырек. Я стремглав бросился обратно.
- Катя, я нашел какой-то...
Не успел я договорить как девушка уже вертела в своих руках стеклянную емкость.
- Отлично, наверное это он.
Она стала резко откручивать крышку. Последняя не поддавалась.
- Дай мне, - я выхватил пузырек и, неистово сжав маленькую крышечку, постарался провернуть по резьбе.
Ничего не получалось. Зато чудовище заметно ускорилось, его небольшие шаги стали интенсивней. Теперь уже можно было рассмотреть цвет его лоскутного одеяния. Это действительно была чья-то одежда, среди нее просматривались и штаны и майки и даже пальто. Все это как бы объяло, обклеило этого монстра. Мне вдруг представилось, что это одежда его жертв. Все кто имел несчастье забраться на этот чердак, попадали в его железные объятья и затем от них оставалась лишь одежда.
До нас оставалось уже менее трех метров, а моя рука скользила по крышечке не сдвигая ее ни на йоту.
Катя теперь уже просто светила на монстра и тихо шептала:
- Скорее, Коля, скорее...
Два зеленых глаза, что светились из-под желтой рубашки окутавшей невидимую голову, смотрели прямо на нас. И мне даже показалось что не на нас, а на этот стеклянный предмет в моих руках.
- Я не могу.
Два метра нас разделяло, два несчастных метра!
- Бей! - крикнула Катерина, - Нет, не здесь, давай сюда в угол, иди сюда.
Мы забились в угол как мыши. Девушка показала место, куда надо бросить пузырек.
- Давай сюда, перед нами, - говорила она вполголоса, как бы боясь быть услышанной.
- Пол, он покрыт деревом, - я быстро осмотрелся.
Если бросить его, даже со всей силы, он мог не разбиться о деревянную поверхность.
Монстр двигался и сверлил нас своими зелеными глазищами. Мне вдруг подумалось, а что если пригнуться и просто проскочить под его ручищами? Буквально в унисон моим мыслям руки резко, именно резко, опустились, затем так же быстро вернулись в прежнее положение. Стало понятно, что реакция его рук совсем не соответствует скорости шагов.
Я подумал что уйти от этого с виду неуклюжего чудовища будет невозможно и что, наверное, все эти тряпки действительно одежда тех, кто пытался это сделать.
- А если о стену? - спросил я, показывая на кирпичную кладку торца крыши.
- Нет, нам нужно разбить здесь! - нервно выкрикнула Катя.
Я осмотрелся и обнаружил кусок колотого кирпича, он был в паре метрах от нас.
- Я сейчас!
- Куда?! - испуганно выкрикнула девушка.
В два прыжка я переместился вдоль этих шлагбаумов рук и оказался прямо перед монстром. Его глаза ярко вспыхнули и стали еще более зелеными.
- Назад! - кричала Катя
Я схватил булыжник и ринулся обратно, стараясь не задевать его огромную руку. Расстояние сократилось донельзя и еще несколько его шажков полностью его уберут.
Очутившись вновь в углу возле Кати, я положил пузырек на пол и с неистовой силой опустил на него кирпич. Стекло разлетелось вдребезги, а вместе с ним и содержимое бутылочки. Образовавшаяся лужица растекалась во все стороны.
- Дай! - скомандовала девушка, забирая из моей руки кирпич.
После чего она принялась чертить мокрым камнем дугу - от одной стенки к другой.
Одновременно с этим действом монстр, сделавший еще несколько шажков и уже фактически прикасавшийся к нам рукой, вдруг задрожал.
Его вытянутая клешня, та что была напротив нас, неожиданно превратилась в тряпки и посыпалась на пол.
- Ага! Ха, ха! - обрадовалась Катя, - получил!
- Что это? - Я отбросил ногой несколько предметов одежды, недавно составляющих руку.
- Все получилось, мы успели! Спасибо тебе Господи! - она сложила в мольбе руки и посмотрела наверх.
Чудовище с обрубком руки продолжало дрожать. После чего его шаги прекратились и глаза потухли. Вернее стали светить гораздо слабее.
Монстр стал стремительно втягивать то что осталось от его клешни и вскоре с обеих сторон его туловища висели вполне пропорциональные по человеческим понятиям руки.
- Ага! Что не нравиться?
- Он боится этой жидкости! Ты знала! - обрадовано произнес я.
- Скажем так, я догадывалась...
- Тогда может...
Я схватил одну из небольших тряпок - это оказалась майка и промокнул ей часть лужицы.
- Давай! - одобрительно выдала девушка.
Я злорадно улыбнулся и с таким оружием двинулся к монстру. Тот похоже стал гораздо резвее, его шаги стали подобны человеческим. Он проворно повернулся и, посмотрев на тряпку в моих руках, поспешил вглубь чердака.
- Ах ты черт! - воскликнул я и бросился за ним.
- Колька, стой! - раздалось позади меня.
Я почти настиг его, но фонарик перестал сюда добивать и азарт мой резко поубавился. Я с опаской озирался по сторонам.
- Коля! Иди назад! Слышишь?! - раздавался голос девушки.
- Пожалуй..., - прошептал я пятясь.
Выставив тряпку как оружие, я постепенно возвращался к освещенному углу.
Несколько звучных шагов в стороне вызвали незамедлительную реакцию. Я тут же развернулся в их сторону и, размахивая тряпкой, стал отступать.
- Ты где?! - раздался голос Кати.
Луч фонаря замелькал и я понял что девушка движется в мою сторону.
- Иди назад, я возвращаюсь!
Продолжая размахивать тряпкой, я оказался под светом фонарика.
- Зачем ты помчался за ним? - осуждающе спросила Катя.
- Хотелось набросить тряпку на это...
- Быстро же ты сориентировался.
Мы вернулись в наш угол и я изучил "границу".
- А что будет когда она высохнет? - спросил я. - Возможно, сейчас тот самый случай когда надо быстро решать, возможно нам стоит пропитать еще несколько тряпок и попробовать сбежать с этого жуткого чердака...
- Нет! Мы не будем спускаться..., нельзя...
Я удивленно уставился на лицо красавицы. Подсвеченное снизу оно имело несколько зловещий вид.
- Там может быть еще хуже, понимаешь, - продолжила она.
- Вот оно что..., но что нас ждет здесь?
Катя посмотрела на фонарик, затем на падающий луч и пожала плечами.
- Вот видишь..., - проговорил я. - Получается что здесь нам не лучше...
- Нет, здесь мы под защитой вот этого, - она указала ногой на еще пока влажную дугу.
- Ты так и не ответила - что будет когда это испариться?
- Я не знаю что будет, может ничего, а может и что-то.
- Понятно...
Она вновь посмотрела на фонарь, после чего потушила и произнесла:
- Пусть немного отдохнет.
- Конечно пусть.
Я нащупал ее руку и взял в свою. Теперь в кромешной темноте, на каком-то заброшенном чердаке, мы стояли прислонившись друг к другу и всматривались в окружающую темноту. Сейчас было не так страшно, ибо близость человека, который тебе не безразличен, вносила в ситуацию умиротворяющее действие. Мне казалось что вот он, смысл моего существования, стоит рядом и боится также как и я. И если с этим "смыслом" что-то случиться, то я пойду рядом с ним куда угодно, даже на смерть, ибо без смысла жить невозможно. По крайней мере именно так я рассуждал в эту минуту, заглушая страх перед неведомым и ощущая рядом самое дорогое, что я смог приобрести на сегодняшний день.
- Мне не так страшно теперь, - произнес я.
- Мне тоже, если бы не ты..., - прошептала она.
- Как? и у тебя та же причина?
- Конечно, теперь ты понимаешь что мы встретились не случайно?
Я кивнул, хотя в такой темноте этот жест был явно излишним.
- Мы притянули друг друга, - продолжала она шептать.
- Да, как две половинки. Мы просто были на время разъединены, - произнес я.
Конечно ситуация для романтических разговоров была явно неподходящая.
Я обнял ее за плечи и прижал к себе. Неожиданно я представил что вот так, именно в таком положении нас настигнет монстр и проглотит в одно мгновенье. Почему проглотит? Сам не знаю, наверное в моем понимании это было самое страшное, что могло с нами случиться на этот момент.
Какие то звуки обострили мое воспаленное воображение и я крепче прижал девушку.
- Спокойно, к нам он не сунется, - прошептала Катя.
- Да, еще даже жидкость не высохла. - Поддержал я и тут же подумал - поему она сказала он? Может это они.
Как бы в поддержку моей мысли звуки раздались и с другой стороны. Теперь их было уже как минимум двое.
- Вот черт, - не выдержал я.
- Спокойно, - шептала девушка взволнованно.
- Я спокоен, - пришлось мне соврать.
- Хорошо... - Я почувствовал как она поднимает руку с фонариком
- Подожди, не надо, - остановил я.
- Почему? - удивилась Катя.
Я вдруг представил кадры из фильма "Вий", где несчастный Фома был вынужден созерцать множество всякой нечестии, что явно не пошло ему на пользу. Возможно, отсутствие света спасло бы его, хотя ему же надо было читать псалырь...
- Потому что не стоит..., - я не знал, как сформулировать эту мысль.
Шаги и еще какой-то скрежет послышались уже с другой стороны чердака. Потом еще и еще и вот уже весь чердак наполнился какими-то звуками. Среди них отчетливо слышался шум какого-то волочения. Шагов стало слишком много и все они приближались. Я еще сильнее прижал к себе девушку.
- О Господи! - прошептала она в отчаянье.
Пришло мое время успокаивать и показывать мужской характер.
- Успокойся. Мы же под защитой, - шептал я как можно спокойней. - И не надо включать фонарик..., это сейчас ни к чему. Если мы под защитой, то мы в любом случае под защитой, а если нет, то с фонариком или без него - нет никакой разницы. Мы просто испугаемся и можем наделать глупостей. - Продолжал я вещать все что приходило на ум.
- Ты прав, Колька, - всхлипнула она.
Я уже засомневался в этой жидкости, если моя "железная леди" сейчас давала сбой, то возможно не без причины. Ведь свойства таинственной жидкости были известны только ей.
- Что ты? Ну что ты? Перестань..., ведь страх это именно то что им нужно. - Успокаивал я.
Шаги и всякие звуки, среди которых теперь уже слышался и какой-то свист с хрипом нарастали.
- Они появились, они все тут... - прошептала она в отчаянье.
- Тут или не тут, главное мы вместе, все остальное...
Мне было очень страшно, я не мог справиться с охватывающей дрожью, она стала заметна, слишком заметна. Впрочем, Катерина дрожала не меньше. Эта тьма..., кое-где она разбавлялась отблесками уличного фонаря, слабый свет от которого проникал в далекое окошко. Все же и этих точек-отсветов хватало чтобы заметить мерцание чьи-то теней. Становилось все более жутко. Теперь уже и я, сам не зная зачем, стремился включить фонарь, но пока только в мыслях.
- Давай молиться, - прошептал я.
- Давай.
И мы вполголоса залепетали "Отче наш". По крайней мере, это несколько отвлекало от грядущей опасности.
Когда мы также дружно закончили, то стали прислушиваться, как бы желая проверить - возможно что-то изменилось. Но звуки и бесконечные шаги продолжались. Из них можно было предположить, что эти твари окружили нас плотной дугой.
- Только не включай фонарик, - прошептал я дрожащим голосом.
То что мы до сих пор живы и никак, по-крайней мере физически не ощущали наших "гостей" говорило о многом. Оставалось только гадать насколько хватит этой жидкости и когда они смогут добраться до нас?
- Вам страшно? - раздался вдруг хриплый голос неопределенного рода. - Вам страшно, - повторил он утвердительно. - И это только начало...
- Кто ты? - спросил я.
- Я тот кто вам поможет, вам настолько страшно, что вы забыли про свой свет?
- Чем ты нам поможешь? - спросил я, пытаясь скрыть дрожь в голосе.
- Нет, не надо скрывать, расслабься, я все знаю.
- Что тебе нужно? - продолжал я.
- Мне нужно то, что знает твоя подружка и если она захочет, то вы останетесь жить.
- Назови себя, - произнесла Катя.
Ее голос был тверд и спокоен. Я даже удивился.
- Ты хочешь слышать мое имя? Ха, ха...,ха, вот уж совсем не пойму зачем? - развеселился невидимый монстр.
- Ты из зазеркалья? - спросила она неожиданно.
Я тут же вспомнил ее историю о таинственном зеркале в квартире покойного Петра.
- Ну что ты, какое зазеркалье, мы же здесь как видишь, скрыться вам не удалось.
- Ты это к чему? - вступил я в разговор.
- К тому что вы все правильно сделали...
- Не слушай его, это ложь, он будет говорить все что угодно, а на самом деле мы здесь и мы под защитой, не так ли? И тебе, не знаю кто ты, нас не достать! - эмоционально проговорила моя спутница.
- Ха, ха...ха, - раздался его смех, затем еще и еще, и теперь уже целый хор хрипящих и глухих голосов вторили его хохоту.
- Не обращай внимания Колька, - прошептала она мне на ухо.
Я крепче прижал ее к себе и представил армию этих невидимых монстров. Почему они не зажгут свет сами, неужели так трудно найти фонарь? - Вдруг задался я вопросом.
- Им нужен наш страх и потеря контроля. Мы в их мире мы на том уровне, где они могут нас достать, - прошептал я Кате свое предположение.
- Нет, это они у нас в гостях, некое стечение обстоятельств, а также наш выход к ним...., в общем, это мы открыли дверь, даже в большей степени я. Они все тут же в нее ринулись, но явно не ожидали, что мы найдем эликсир.
- Вначале мы будем понемногу, совсем понемногу откусывать вашу плоть. - Раздался звучный голос потустороннего пришельца. - Чтобы вы могли вдоволь насладиться болью, а мы вашими страданиями. Нет мы не дадим вам легкой смерти. Когда вся ваша кожа будет фактически содрана, мы будем заботиться о том чтобы вы оставались в сознании. Потом мы начнем поедать ваши пальцы, ваши мышцы но опять осторожно, чтобы не задеть артерий. Это будет очень долго и мучительно. Надеюсь, вас это не сильно беспокоит?
- Заткнись тварь! - выкрикнул я в сердцах.
- Надеюсь, вы не сомневаетесь в наших способностях?
- Ты лжешь, - прошипела Катя.
- И это наступит совсем скоро, как только ваша водичка испарится. Совсем недолго осталось, готовьтесь.
- Ты все лжешь, если бы вы могли, то уже давно бы начали, до эликсира..., - продолжала она.
- Подождите еще совсем чуть-чуть и мы сможем вам доказать обратное. Ха, ха..., ха. - Хриплый смех звучал омерзительно. - А вот если вы включите свой фонарь, то поймете насколько все серьезно.
Становилось крайне неуютно от осознания что вокруг, почти вплотную, располагается целая когорта чудовищ. Создавалось впечатление, что разговор хоть и шепотом тут же становился их достоянием.
- Сейчас давай вместе, ты знаешь, все как в прошлый раз, - прошептала девушка.
- Что ты имеешь ввиду?
- Попади в мир света и возьми, соединись с ним трубочкой.
После этого она увлекла меня вниз на пол. Через несколько секунд я понял, что она приняла свою позу для медитации. В такой момент помышлять об отвлеченном путешествии по вселенной? - я был крайне удивлен. Мы выпадем из реальности на какое-то время, но совсем не исчезнем для наших недругов. Они возьмут нас тепленькими и начнется то что и обещал этот... Я представил как с нас будет по кусочку сдираться кожа и в ужасе заерзал, не находя удобной позы.
- Перестань, успокойся, - шептала Катя.
Мое воображение рисовало все новые и новые картины ужаса и боли. Я представил, причем довольно явно как множество острых зубов впивается в мое тело. Это было настолько ужасающе, что я стал терять контроль над своими действиями, казалось еще чуть-чуть и моя возня на полу перейдет в паническое бегство.
- Прекрати! - грозно проговорила девушка.
Должно быть она поняла что со мной происходит. Причем поняла настолько остро, что решила совершить то, на что мы никак не могли отважиться до сих пор.
Через секунду я услышал характерный щелчок фонарика и чердак осветился ярким, для отвыкших глаз, светом.
Сразу что бросилось в глаза - это множество тряпок, висящих над полом. Некоторые были совсем близко и можно было рассмотреть рубашки, майки и другие предметы одежды. Стало понятно что куча, а также все что можно было найти на этом чердаке, использовалось для материализации этих невидимых существ.
Как только появился свет все это задвигалось и поперло в нашу сторону.
- Это не так страшно, как я думал, - изумленно прошептал я.
Тем более было непонятным, как эти тряпки собирались откусывать нам пальцы. Впрочем, экспериментировать по этому поводу совсем не хотелось.
К летающим вещам прибавился шорох и множество голосов.
- Это совсем еще не то, что вы думаете, - заговорил уже знакомый голос. Правда, какая из висячих в воздухе тряпок принадлежала ему, определить было сложно.
- Они блефуют, они совсем не хотели, чтобы мы включали свет! - осенило меня.
- Ты думаешь? - отвлеченно спросила девушка.
- Ну разве этим можно напугать? - я кивнул на "монстров".
- Смотря кого, впрочем, ты прав. - Катя обвела фонарем множество трясущихся ветошей.
- А вы выйдете из своего круга и тогда все поймете, чего же вы боитесь в таком случае? - вмешался в наш разговор сторонний голос.
Я взял ранее смоченную тряпку, которая все это время просто валялась у нас под ногами и сделал несколько вращательных движений. Монстры с гулом подались назад, образуя полукруг.
- Ага! Не нравится, возможно это наш выход? - обратился я к девушке.
- Давай сделаем то, что я просила, потом будем решать.
- А если только время потеряем? - шепотом спросил я.
Она осмотрела витающие тряпки и затем глянула на меня. Я понял что она имела ввиду - наш оппонент молчал, он не давал нам никаких советов. А ведь мог подогнать или наоборот в зависимости от того, что ему было нужно. Вот если бы он сказал - скорее делайте медитацию, то мы бы не сомневались в ее полезности, ибо на самом деле он не хочет чтобы мы ее делали. По крайней мере, именно так мы сейчас воспринимали его советы. Но он молчал, давая нам возможность самим поступать так, как считаем нужным, возможно он понял что мы его вычислили.
Неожиданно, со всех сторон наравне с тряпками стали появляться какие-то светлячки. Именно так это было воспринято вначале. Множество светящихся мушек, правда не летающих, а зависших в одном положении. Они все более набухали, пока не приняли очертания глаз. Теперь каждой тряпке соответствовала пара ярких зеленых глазищ. Картина начинала становиться жуткой.
- Так лучше? - спросил невидимый монстр.
- Ну так, уже что-то, - попытался развязно произнести я, но вышло весьма скверно.
Чертовы глаза, в таком количестве действовали необычайно удручающе. Теперь стало понятно, что за каждой тряпкой стоит нечто жуткое и возможно вполне материальное.
- Хватит, - выпалила девушка и потушила фонарик.
Вместе со светом исчезли и все висячие предметы одежды, зато глаза стали еще более яркими и зловещими.
- Да вы никак испугались таки наших тканей?! - засмеялся монстр. - То-то будет вам весело дальше!
- Какого черта тебе надо от нас, - уже в который раз обратился я к чудовищу.
- А разве я не сформулировал до сих пор? Разве я не сказал, что мне нужен доступ?
- Доступ к чему?! Ты можешь не говорить загадками. - Разнервничался я.
- Ах вон оно что, ты не в курсе, тогда спроси у своей подруги, она все популярно объяснит, конечно если захочет.
- Катя, о чем он говорит? Какая тайна скрывается за всем этим? - нервно спросил я.
- Не будь дураком, кому ты веришь?
- Да правильно, не будь дураком, а добейся от нее правды, она же водит тебя за нос. Ты думаешь что она с тобой откровенна да? Ты разве не замечаешь постоянных недомолвок и скрытности? Если не замечаешь, то ты просто дурак, ха, ха..., ха! - продолжал невидимый монстр.
Одни из глаз оказались совсем близко, возможно именно их обладатель говорил с нами.
- Надеюсь ты не поведешься на это? - спросила Катерина с надеждой.
- Я?
- Не ведись, не ведись, будь тем кем ты и был, орудием, слепым орудием в чужих руках. Эта роль тебе очень идет.
- Заткнись! - крикнул я.
Только теперь я обратил внимание, что все глаза были однородными, то есть не имели зрачков.
- Колька, да успокойся же ты! Все что я знаю, знаешь и ты, а если чего-то не знаешь, то только из-за того что я сама не уверена в...
- Хватит! Хватит, давай не будем начинать, ему только это и надо.
- Правильно! ты все понял! - поддержала она. - Давай сделаем, что собирались, давай, а то будет поздно.
Она вновь увлекла меня вниз. Я почувствовал ее коленки - она опять приняла позу для выхода в тонкие миры и призывала последовать за ней.
- Ни на что не обращай внимание, вспоминай свое путешествие и попади прямо туда, ты же помнишь это царство света, - шептала она бегло мне на ухо.
- Все таки ты глупее чем я думал, тебя разводит эта девка, она делает с тобой что хочет, а ты как телок..., - продолжал свое пакостное дело монстр.
- Заткнись, тебя все равно никто не слушает, - произнесла девушка со злостью.
- Да что вы, никто? Правда? Ну тогда и не переживай!
- Колька давай! - произнесла она вполголоса.
- Давай - давай, Колька, оставайся идиотом, за это ты получишь сполна и совсем скоро! С ума сойти, человек даже не будет знать за что погибает, причем не просто погибает, а в жутких мучениях. Это ж надо сделать из вполне нормального и здорового парня такого дебила!
От этих слов червь сомнений закрался в мое сознание. Где-то я отлично понимал, что это могла быть обыкновенная провокация, но что-то во мне было задето. Это что-то начинало грызть и разъедать изнутри. Я стал бороться, моя энергия теперь тратилась на внутренние противоречия, она так нужна была сейчас для другого.
Катерина погладила мою руку и, похоже, отключилась. Я на какое-то время совсем растерялся, ибо не был готов к столь быстрому расслаблению.
Почему она так уверена что я смогу? - подумал я перед тем, как монстр снова начал вещать:
- Колька, не будь идиотом, да мы страшные, мы для тебя можем представлять угрозу, но иногда выгодно сказать просто правду, понимаешь особенно если эта правда на твоей стороне. Сейчас именно тот случай. Я просто раскрываю тебе глаза на происходящее, а уж ты сам делай выводы, но только учти таких моментов много не бывает, не поймешь сейчас - возможно второго случая не представиться.
Глаза стали приближаться и увеличиваться в размерах. Я смотрел на них как завороженный. Где-то в глубине росло возмущение - зачем ты меня бросила наедине с этим чудовищем.
- Ты видишь она легко оставила тебя в одиночестве, потому что ей так нужно, а на тебя ей наплевать. Ты фактически пострадавшее лицо во всей этой кутерьме. У нас нет к тебе претензий, ты делал все неосознанно, но эта, она..., совсем другое. И мы, по большому счету, не вмешиваемся в текущий ход событий, это ваш мир, ваши дела, но когда у нас появляются пришельцы.
- Пришельцы? - почему-то спросил я.
- Да, когда к нам пробиваются из других миров, мы называем таких пришельцами. - Проговорили глаза, застилавшие уже половину обзора.
Я обратил внимание что другие зеленые точки как бы пропали. Из множество небольших глаз остались одни, но очень огромные, создавалось впечатление что все они слились воедино.
- Черт, - прошептал я еле слышно, - Катя, зачем ты оставила меня?
Девушка никак не среагировала, она была в своих мирах и похоже думала что я где-то там же. Слова этого "глазастого" пронзили меня помимо моей воли. Он как бы специально вносил дух противоречия в мое сознание. Я не мог привести себя в состояние равновесия, это начинало раздражать. Я не хотел его слушать, тем более верить, но получалось у меня с трудом.
Когда глаза еще увеличились, то стали походить на болотного цвета прожекторы, хотя на самом деле излучали совсем мало света.
Усилием воли я попробовал отвести взгляд в сторону и зажмуриться. Как не странно, но мне это удалось.
- Ты не веришь мне? - тут же раздался возмущенный глас чудовища.
- Я думаю, - тихо ответил я.
- О чем ты думаешь? Выйди ко мне и я покажу тебе все!
О нет, уж на это я не куплюсь. Выходить за спасительную черту мне совсем не хотелось.
- Почему ты не можешь мне показать все сейчас? Неужели эта линия тебе мешает? - решил осведомиться я.
- Ты смешной! Она мешает мне и слишком сильно, это перегородка между вашим и нашим миром. Я не могу показать тебе всего, когда ты под водой, а я в воздухе. Выйди на воздух и тогда сможешь все увидеть. - Проговорил он с возмущением.
- И вы будете откусывать по кусочку мою плоть? Нет уж спасибо.
- Это относится как раз к обратному варианту, когда ты просто дождешься что жидкость высохнет и мы свободно сможем достать вас обоих. Твоя красавица немало попользовалась своей дьявольской внешностью, ты полностью под ее контролем.
- Заткнись! Не тебе судить, ты сам воплощение сатаны! - как-то театрально проговорил я.
- Ах как помпезно! Ты смешной, ха, ха...ха, мне жаль будет убивать тебя, но похоже ты сам выбрал свой путь. Готовься смертный, готовься к страшным мукам и не забудь помолиться своему богу.
Почему Катя отсутствует так долго? я не могу удерживать своих эмоций, я сейчас начну действовать и натворю кучу глупостей. Нет, не так, чудовище замолкло, оно думает, что я в смятении.
Я уселся по-турецки рядом с девушкой и поспешил покинуть этот мир хотя бы в своем воображении.
Как не странно я не услышал возмущения чудовища, похоже, он и вправду решил оставить меня в покое. Ладно, тем лучше.
Я несся по бескрайним просторам вселенной и теперь все было несколько по-другому. Я не входил в различные миры, а летел прямо к конечной цели, к тому что в прошлый раз появилось в самом конце.
- Вот и отлично. - С радостью подумал я, когда свет впереди застлал все пространство.
Я влетел в этот мир и тут же потерялся среди очень яркого и белого свечения. В какой-то момент сознание стало растворяться и все что я мог понимать, это то, что мое тело, мои мысли влились в безмерный океан мудрости и знаний. Здесь уже не было моего я, здесь была только голая истина, которая не преломлялась ничьим сознанием.
Это было блаженство, идиллия гармонии с окружающим, с великим абсолютом.
Что-то индивидуальное, то что было когда-то мной теперь никак не идентифицировалось, я совершенно отвлеченно и непредвзято наблюдал картину, вернее сцену, происходившую на чердаке.
Двое людей сидящих в углу и множество непонятных полупрозрачных существ. Они тяжелели и материализовались приближаясь к своему источнику, своему дому откуда они прибыли. Это был другой мир более низкий и тяжелый. Чтобы попасть в мир нашей планеты им приходилось становиться почти газообразными. Это было приблизительно то же самое как для нас выйти на уровень астрала. Получалось, что все эти существа из того, что принято называть преисподней. Они проникли к нам с заданием, полученным из нашего мира. Кто дал им его?
Человек..., этого человека я никогда не видел. Он сидел перед прибором - перед уже известным мне шаром и делал какие-то пасы руками. Вот шар поднялся и закрутился..., как тогда на крыше. Он крутился и становился все более красным. Теперь я заметил человека, который лежал тут же на полу и снабжал его своей энергией. Это было похоже на множество трубочек, через которые к шару бежало что-то напоминающее кровь, по крайней мере такое же по цвету.
Я наблюдал совершенно без эмоций, это был поток необходимого для меня знания. Я смотрел с интересом и старался понять суть происходящего.
Когда шар стал настолько ярок, что на него было трудно смотреть, к нему потянулись ниточки уже совсем иного рода. Они были черными и уходили в нижний мир. Тут, они подходили к каким-то существам, имеющим овальную форму и кое-как передвигающимся. Они как бы высасывали, что-то из этих странных существ и те застывали на месте, хотя до этого двигались. Как только они впадали в ступор с торчащей из них трубкой, так тут же появлялось нечто прозрачное и едва уловимое на чердаке рядом с двумя несчастными людьми.
Я понял, что это мы с Катериной.
Множество плодящихся существ были не адаптированы к осязанию нашего мира, поэтому им приходилось делать усилия и совершать выброс энергии для того чтобы обрести глаз, имеющий зеленый цвет. Это было око параллельного мира, с помощью его можно было видеть что происходит в мире нашем. Все остальное - одежда и прочие тряпки были накинуты для усиления эффекта. Впрочем, об этом мы уже догадывались и раньше.
Далее я увидел как крутится шар над головами медитирующих людей на чердаке, он крутился и наливался белым светом. Он озарял все вокруг и его излучения были губительны для окружающих монстров.
Это было оружие, это было противостояние света и тьмы.
Вот он ответ, этот шар наше спасение. Ниточки от него направлялись прямо в мир света, в котором я сейчас находился.
Лишь один вопрос - как активизировать эту защиту? встал передо мной со всей остротой. Это было именно то, что мы искали - наш ответ черному миру.
Совершенно неожиданно, впрочем, что в этом мире может быть ожидаемым? Я понял что состав жидкости в пузырьке и наше пребывание в тонком мире в скопе и дало возможность для этого явления. Жидкость сама по себе являлась защитой, но когда ниточки соединились с аурой витающей вокруг ее испарений, то получалась необходимая формула. Именно эта смесь позволила появиться шару.
Я мысленно увеличил его диаметр, вернее подумал что было бы хорошо... И он тут же увеличился. Полупрозрачные монстры попадая в его сферу тут же исчезали, это было похоже на сгорание - они вспыхивали на миг и уже ничего не говорило об их прежнем существовании, разве что тряпки рухнувшие на деревянный настил чердака.
- Отлично! - то ли подумал, то ли прокричал я.
В следующее мгновенье я погнал огромный шар по чердаку, выжигая всех непрошенных гостей.
Застывшие фигуры в углу продолжали сидеть неподвижно, а шар гонялся за остатками потусторонних существ. Многие из них исчезали сами собой, не дожидаясь аутодафе. И тогда я наблюдал, как их овальные тела оставленные в нижнем мире начинали двигаться в отличие от тех, кто не успел и попал под уничтожающее влияние света.
Когда весь чердак, а заодно и расположенные внизу помещения были очищены от этих чудовищ, я покинул этот белый океан и вошел в свое тело. Я так и не понял произошло ли это по моей воле или мне кто-то помог...
Приоткрыв глаза, я вначале не осознал что происходит, ибо из-за полной темноты никакой разницы в световой гамме не произошло. Постепенно я догадался, что кромешная тьма чердака и мое недавнее ясновидение явно не пересекаются в нашем мире. Поэтому я нащупал фонарь и нажал кнопку.
Рядом сидела Катерина, она неприятно сощурилась от ударившего в нее света.
- Извини! - проговорил я и быстро отвел луч в сторону.
- Да ладно.
Я осветил чердак и не обнаружил ничего кроме разбросанных тряпок.
- Ты тоже это все видела? - спросил я озадаченно.
- Конечно, все это произошло не без нашей помощи. - Ответила она живо.
- Если все действительно так, то мы сейчас вроде как одни? - неуверенно спросил я.
- Угу..., по крайней мере, мне хочется в это верить, - произнесла она не очень убедительно.
Мы поднялись на ноги и я почувствовал неприятное покалывание в онемевших мышцах.
- Немного постоим, а то..., - прошептал я.
- Да, потом вниз.
Я поднял тряпку, смоченную спасительным составом, и вопросительно посмотрел на спутницу.
- Конечно, мы возьмем ее с собой.
- Нам нужно что-то решать. - Внушительно произнес я.
Катерина согласно закивала.
- Сейчас уже ночь..., - протянула она и посмотрела на мои часы.
Я поднес их к фонарику и ужаснулся, часы показывали два.
- Мы отсутствовали так долго? - удивился я.
- Да, по крайней мере здесь прошло именно столько времени.
Теперь я понимал, почему до такой степени отсидел свои ноги, они по-прежнему были ватными.
- Я проголодалась, - произнесла девушка вполне обыденно.
- Да? Впрочем, я тоже. Если эти оставили нас в покое, то мы поужинаем или как это назвать?
- Скорее все-таки поужинаем, - улыбнулась девушка.
Тем временем мы продолжали стоять в углу чердака и выходить за линию не спешили. Я стал переминаться с ноги на ногу и, наконец, почувствовал как они обретают прежние функции. То же самое проделывала и Катерина. Сделав несколько шагов я и сам не заметил как оказался вне спасительного круга, вернее дуги. Продолжая расхаживать как ни в чем не бывало, я даже принялся пинать разбросанные тряпки.
- Ты поосторожней все-таки, - протянула девушка, выходя за спасительную черту.
- Так ведь вроде мы их загнали обратно? - насторожился я.
- Ну да, загнали, но об их способностях возвращаться, мы ничего не знаем.
Я осветил все вокруг насколько позволяли подсевшие батарейки, и предложил спускаться вниз.
Мы осторожно, вначале я, затем и Катя сошли в нишу, а затем и в коридор покинутого дома.
Я нащупал выключатель, он был в положении включения. Значит, света по-прежнему не было.
- Печальный факт, - проговорила девушка, - но придется с ним смериться.
- Подожди, по-крайней мере надо проверить пробки, - произнес я и жестом пригласил ее следовать за мной.
В прихожей возле двери красовался старинный счетчик с двумя керамическими пробками под ним.
Я крутанул одну из них и торжественно произнес:
- Да они же выкручены!
- Да? Вот это уже интересно...
- Сейчас мы их вернем в прежнее положение.
Я стал закручивать первую попавшуюся и в какой-то момент, вместе с искрой в пробке, прихожая озарилась светом. Вместе с ней свет появился также в ванной комнате и туалете.
- Замечательно! - констатировал я с удовлетворением и тут же принялся за вторую.
Теперь осветилась комната и кухня. Весь дом был в свете, после сумрачного фонарика он показался очень ярким.
- Ну вот, даже такая обыденность, как электрический свет, в определенных обстоятельствах может приносить небывалую радость, - проговорил я с восторгом.
- Теперь на кухню! - произнесла Катя и рванула вперед.
Что же это такое? Мы спустились с чердака, даже не прикрыли этот люк и уже рассуждаем, как ни в чем не бывало? Что с нашими мозгами? - Задался я вопросом.
- Послушай, мы в трансе должно быть? - спросил я.
- Нет, не надо рассуждать, мой организм, как впрочем и твой, в данный момент хочет есть и мы должны этим воспользоваться. Давай извлекай из сумки консервы.
Есть действительно хотелось, с этим нельзя было поспорить. И тем удивительнее была эта непонятная анестезия ко всему недавно произошедшему.
- По-крайней мере я закрою люк на чердак, - произнес я и направился к уже знакомой лестнице.
Улыбка спала с лица девушки. Она молча последовала за мной.
Я спокойно поднялся и прикрыл, зияющий чернотой, ход наверх. После чего осмотрелся и не найдя ничего подходящего спросил у Катерины - есть ли ремень или что-нибудь в этом роде.
Через мгновенье девушка вернулась из комнаты с узорчатым ремнем, должно быть вытащила из запасных брюк.
- Спасибо, - бросил я.
Скоба служившая ограничителем движения люка вполне подошла. Было ужасно неудобно, но изловчившись, я наконец просунул в нее ремень. Затем перекинул его через арматурину-ступеньку и, туго натянув, связал.
- Ну вот, так все же спокойней, - проговорил я торжественно.
- Конечно, - с безразличием произнесла девушка.
Мы вновь направились на кухню и теперь я прихватил с собой консервы.
- Давай не будем ничего варить, просто съедим по банке тушенки, - предложил я. Благо хлеб у нас еще имелся.
Девушка, не долго думая, согласилась.
Уже вскрывая вторую банку тушенки, мне так некстати вспомнился туман за окном. Я решил не поднимать этот вопрос сейчас, но по моим косым взглядам на зашторенное окно девушка все поняла.
- Нет, не хочу ничего слышать и видеть, нам дана передышка мы должны привести себя в порядок, - только и проговорила она, придвинув к себе банку.
Мы с аппетитом принялись за тушенку.
Я с удовольствием наблюдал как девушка подкреплялась и казалось оживала на глазах, наши организмы заметно истощились всеми этими стрессами и кошмарами и в то же время были способны на восстановление, а значит и к дальнейшим негораздам. - Такие мысли крутились в моей голове, пока мы поглощали содержимое банок.
Я никогда не был сторонником ночных трапез, мой организм всегда меня в этом поддерживал, но теперь все было по-другому, время сдвинулось, наши биологические ритмы тоже. Похоже, мы из-за путешествий по другим измерениям совсем забыли об измерении собственном. Темнота за окном воспринималась даже с неким недоумением, ибо служила сигналом к расслаблению и в конечном итоге ко сну, но сейчас наблюдалось что-то совершенно противоположное. Если и была усталость, то только от перегрузок последними событиями. Такое часто бывало и средь белого дня.
- Уф, какое удовольствие, давненько не получала такого от еды, - произнесла Катя с улыбкой.
- Да, и у меня такое же чувство.
Я смотрел на красивое лицо девушки и мне казалось что все уже прекратилось, что, возможно, мы навсегда отделались от наших преследователей и теперь все будет по-другому.
- Я бы, несмотря на время, выпила кофе...
- Конечно, - поддержал я.
Катя поднялась, но я положил ей руку на плечо и произнес:
- Отдыхай, я сам.
Она улыбнулась и кивнула, после чего удалилась в ванную комнату. Я подумал что и мне было бы неплохо под душ, из-за последних событий я хорошо пропотел, возможно от меня даже воняло.
- Какой ужас! - воскликнул я внутренне.
Впрочем, утешало лишь одно - Катя меня сейчас за это точно корить не будет.
Я всыпал кофе в турку, залил водой и поставил на огонь.
Оставшись один, я имел прекрасную возможность удовлетворить свое любопытство по поводу тумана за окном. Но что-то мне мешало, возможно, просто не хотелось прерывать состояние умиротворения, столь редко возникающего в последнее время.
Помешивая закипающий кофе, я прислушивался к журчанию воды в ванной комнате.
Когда я увидел ее на улице несколько дней назад, мог ли я представить чем обернется наше знакомство? что за столь короткий промежуток времени произойдет такое количество невероятных событий? Были ли они уготованы нам заранее и не являюсь я лишь винтиком в огромном заранее разработанном механизме?
От таких мыслей становилось грустно. Что это, как не потеря свободы выбора? Ведь если все действительно так, то все наши действия, которые мы воспринимаем как воплощение собственных идей, есть ни что иное, как продиктованная чужая воля.
Должно быть, зеленоглазому чудовищу удалось таки поселить в меня червь сомнений.
Кофе закипел и поднялся.
Я лихо отставил турку в сторону и полез за чашками.
Шум воды за стенкой прекратился. Катя закончила водные процедуры. Я подумал пойти сразу вслед за ней, но посмотрел на кофе и решил повременить.
- Нет мы не куклы на ниточках, - проговорил я вслух.
- Что? - раздался голос девушки.
- Это я так...
Она появилась, закутанная в полотенце и мне тут же вспомнилось все что за этим последовало в прошлый раз.
- Что так? - спросила она.
- Подумалось...
- Понятно, стыдно сказать? - не унималась она.
- Да нет, просто я рассуждал о предначертанности, о том что все заранее прописано в какой-то книге судеб, а мы лишь слепые исполнители. Мне показалось это настолько чудовищным, что я возразил себе вслух.
Катя улыбнулась.
- Разве мы еще не обсуждали это? - спросила она с каким то укором.
- Извини, возможно, но я не помню..., столько всего произошло, в голове каша....
Она махнула рукой.
- Я и сама не помню. Но вывод ты сделал правильный. Нет никакой предначертанности, если ты соблюдаешь законы вечности и бесконечности, то ты свободен. Но если ты во власти темного мира, тогда ты исполняешь их волю, хоть и будешь считать ее сугубо своей. Все очень просто. Сотворчество со Всевышним - свобода, уход в сторону и работа на свое эго - кабала. За эту кабалу даются материальные блага, как раз то к чему стремятся многие из живущих на земле. Отсюда и этот миф большинства - что все де прописано, а мы лишь исполнители. Конечно прописано, но в книге сатаны... - Она закончила и вопросительно посмотрела мне в глаза.
- Да, полностью поддерживаю. - Я придвинули чашечку. - Опять кофе на ночь, хотя, теперь особый случай.
- Случай всегда особый, возможно сейчас оно нам больше поможет, чем навредит, - произнесла Катя.
- Ага. Все может быть, но кофе возбуждает и от этого никуда не деться...
- Ну и что? Откуда ты знаешь что тебе сейчас не надо прояснить сознание - возбудиться или еще чего? - спросила она недовольно.
- Мы вроде как спать собирались...
- Какой же ты бываешь нудный, почему бы нам просто не выпить спокойно кофе?
- Извини, я действительно что-то не то говорю.
Она улыбнулась так мило и искренне, что мне тут же полегчало.
- Прекрасный кофе, я просто оживаю на глазах, - проговорила она затем.
Должно быть усталость все же брала верх, несмотря на бодрость, которую давал кофе, глаза слипались. Одним глотком я допил содержимое и отправился в душ.
Катя молча проводила меня взглядом.
Стоя под теплым потоком я ощутил блаженство ни с чем не сравнимое. Вода согревала и ласкала мое тело. Я настолько был измучен, что эта вполне обыденная процедура казалась мне верхом удовольствия. Не желая прерывать ощущений я присел и постарался расположиться так чтобы вода накрывала все тело.
Все мои тревоги и сомнения на какой-то момент улетучились, я просто превратился в сплошной орган осязания. Я чувствовал потоки влаги, льющиеся по моему телу. Чуть меняя положение я менял и направление теплых ручейков. Это было настолько приятно..., да, наверное, чтобы ощутить радость от чего-то приевшегося надо пройти некую школу борьбы за выживание и тогда то, что тебе казалось обыденным, может показаться верхом счастья.
Я просидел под душем какое-то время и поймал себя на том, что в конец расслабился и почти засыпаю. Наверное, если бы не кофе то я бы и заснул, что всегда чревато. Вода могла заполнить ванную и..., я увидел бы сон в котором меня затягивает болото или же в котором я ложусь спать и засыпаю. "Какие сны в том смертном сне приснятся?".
Быстро закончив гигиену, я обтерся и посмотрел на грязную рубашку и... все остальное.
- Ну что там? А то я уже волнуюсь, - раздался голос девушки.
- Все нормально, выхожу. Вот только простирну белье.
- Оставь я постираю. - Категорично раздалось за дверью.
Ну нет рубашку еще да, но трусы с носками я постираю сам.
С этими мыслями я забросил все это в раковину и стал натирать мылом.
- Эй, ну что ты там? Я же сказала постираю!
- Катя, ну какая ерунда, что я сам не могу, успокойся.
Раздались удаляющиеся шаги, ну вот так то лучше. Вскоре я закончил стирку и, закутавшись в полотенце, вышел из душевой.
- Какая прелесть! - раздался голос Катерины.
Я вошел в комнату и замер на пороге. В воздухе прямо посредине помещения витал светло серебристый шар.
- Что это? - с испугом спросил я.
- Ты тоже видишь его?
- Еще как вижу...
- Это я его создала, сгусток энергии прямо из моих рук. - Проговорила она как ни в чем не бывало.
- Как это?
- Очень просто руками, своим воображением создаешь между ладонями шар, уплотняешь его, лепишь как снежок, делаешь его плотнее и ярче, затем перемещаешь куда хочешь.
- Откуда эта энергия?
- Это положительная энергия, не сомневайся, она дает бодрость и ясность ума, - с улыбкой произнесла девушка.
- Ты ведь знаешь мой "положительный" опыт знакомства с шарами..., - сдавлено произнес я.
- Если ты заметил, это бело-серебристый шар, а тот был кроваво-красный, всего лишь..., но если ты думаешь что цвет в данном случае не имеет значения, то жестоко ошибаешься. Окраска указывает на многое, впрочем ты ведь должен это знать. - Она оторвалась от шара и с любопытством взглянула на меня.
- Катя, неужели нам мало было стрессов? - только и смог я выдать в ответ.
Она вздохнула и перевела взгляд обратно. Теперь шар задвигался и начал плавно перемещаться в воздухе.
- Я подарю тебе эту энергию, энергия слепленную моими руками...
- Благодарю, но не на...
Я не успел закончить, Катя резко перевела взгляд на меня, а вместе с этим серебристый шар буквально влетел в мое тело.
Я ощутил небольшое жжение в груди - именно сюда угодила серебристая сфера. Затем тепло разлилось по всему телу и возникла небывалая легкость.
- Ой, - произнес я и уставился на девушку.
Она хихикнула.
- В последнее время ты именно этой фразой выражаешь крайнее удивление, впрочем и испуг тоже, - она вновь засмеялась. - Ну, как ты?
- Ты меня напугала, но теперь мне очень..., легко и приятно.
- И спать не хочется? - осведомилась она с лучезарной улыбкой.
- И спать не хочется...
- А может тебе хочется танцевать? - Это прозвучало несколько неожиданно.
- Танцевать?
- Ну да.
- Конечно, - я театрально подошел к Катерине и поклонился, - позвольте вас пригласить.
Она кивнула и встала. Я прижал ее к себе и мы закружились под воображаемый вальс. Мы все больше ощущали тела друг друга, все что нас разделяло - это два банных полотенца. Вскоре наши намерения круто изменились.
Я сильнее прижал к себе девушку и почувствовал с ее стороны то же самое. Мы соприкоснулись губами и... слились в поцелуе. Потом все происходило в каком-то блаженном тумане. Это было настолько неописуемо и необычно! Я так и не смог найти в прежнем опыте хоть что-то напоминающее подобное, за исключением таких же моментов с Катериной.
Мы не заметили как оказались на кровати и лишь ее поскрипывание вносило в ауру взаимного счастья кусочек окружающей действительности. Мы не переставая двигались и казалось, что блаженство будет вечным. Когда же, наконец, мы разъединились и растянулись в усталостной неге, мне представилось что все произошло довольно быстро.
- Который сейчас час? - прошептала девушка.
Я подивился совпадению наших мыслей и полез к брюкам, валяющимся на стуле.
- Ой, - только и смог произнести я.
- Что, неужели так плохо?
Я был удивлен, прошло два часы, наше безмерное счастье длилось два часа!
- Не может быть! - почти воскликнул я.
- Сколько?
- Пять утра.
- Да..., мы только тем и занимаемся что попадаем в другие измерения, - проговорила она спокойно, - у тебя что никогда так не было?
- Что?
- Ну вот так, что кажется один миг, а потом оказывается час?
- Было, но не настолько, - ответил я искренне.
- Пожалуй настолько у меня тоже не было, но это нормально. Страдание растягивает время, а блаженство его сжимает.
- Ты как всегда права...
Говорить на самом деле совсем не хотелось. Удивление прошло, осталась приятная усталость.
- Давай спать, - прошептала Катя и полезла под одеяло. Не долго думая, я присоединился к ней.
Мы отключились почти сразу. Все проблемы в этот момент были вытеснены из нашего маленького мира гармонии. Мы заснули в обнимку и казалось, что утро застанет нас в обычном доме, где мы позавтракаем и пойдем по своим делам чтобы вновь встретится вечером...

Я оказался среди незнакомых людей, они сидели за столом в какой-то мрачной комнате, вся окружающая мебель была в стиле "ретро". Они, похоже, абсолютно не обращали на меня внимание.
Один из них - грузный мужчина лет пятидесяти, развалившись в кресле, смотрел из-под огромных очков на своих товарищей. Те же в отличие от него были более собраны и сидели как на экзамене. Сразу стало понятно кто тут главный.
- Я двадцать два года отдал этому делу, - раздался голос босса, - двадцать два! - повторил он вдвое громче. - А сколько денег пришлось мне выложить этим парапсихологам, экстрасенсам и черт знает кому!
- Владимир Николаевич, мы ищем, - промямлил один из сидящих напротив.
- Вася, мне не надо это говорить, если бы вы еще и не искали...
- Владимир Николаевич, эта девка, мы не поймем ее уровень, откуда в ее возрасте такое...? - проговорил другой более смелым тоном.
- Андрюша, я затратил миллионы долларов не для того чтобы выслушивать вот такие объяснения, меня не интересует ее уровень, я хочу знать где прибор и что это за мать вашу мафия, в которой скрылся наш "светила"!
- Мы делаем все что можем, - вновь заговорил первый.
- Значит делайте все что не можете! Девка это зацепка, она явно имеет к этому отношение, найдете девку - найдете остальных... Как могли вы упустить этого мальчишку?! - он начал выходить из себя.
- Бандиты пошли в открытую! мы не ожидали что эти отморозки затеют стрельбу, - ответил более смелый.
- А если они таки его схватили?! Тогда возможно и девка уже у них, тогда как мы их вообще найдем?
- Владимир Николаевич, наши люди не могут пробить ее защиту, значит она цела и невредима, к тому же мы их засекли последний раз в городе, это было уже после инцидента в кафе.
- Вы офицеры госбезопасности, имеющие высший уровень посвящения, вы послушайте что вы говорите, да вы хуже ментов! - громогласно заявил босс. - Мы их засекли, - передразнил он, - вы не должны засекать, вы должны хватать и держать! Или вам не место в секретном отделе...
- Владимир Николаевич, нам мешают какие-то сторонние силы, мы не можем понять что это, - проговорил тот, которого звали Андреем.
- Возможно они тоже интересуются нашими клиентами, - продолжил его товарищ.
- И вы не знаете кто это?! - возмущенно спросил босс.
- Они с других измерений, мы никак не можем на них повлиять, по крайней мере, пока.
- Очень хорошо.... - прошипел шеф.
Я понял что меня не видят, что я для них не существую, собственно..., я не существовал даже для себя, ибо ни рук ни ног своих не видел. У меня возникло желание переместиться - встать поближе к ним. Как это сделать? Ответ пришел из неоткуда, я просто посмотрел в то место, где хотел оказаться, и буквально притянулся к нему. Теперь я был у самого стола и мог рассмотреть всех более внимательно. Надо заметить, что никого из этих людей я не знал. Те, с кем мне приходилось встречаться ранее, были похожи своими повадками на присутствующих, но не более. Как меня угораздило тут очутиться, да еще в такой важный момент? Впрочем, моя способность к удивлению фактически атрофировалась.
- Мы знаем что в городе их нет, - произнес Василий.
- Это очень плохо, Вася. Если их нет в городе, то может их уже нет и в стране! - гаркнул шеф.
- Нет, они в области, это последние данные..., - продолжал тот подавленно.
- В области? Так шерстите все! Ментов задействуйте!
- Менты любят стрелять по поводу и без повода, нужно дать строгий наказ не использовать..., - начал Андрей.
- Наказ будет, все будет, только и вы уж будьте любезны не упасть в грязь в очередной раз!
Подчиненные опустили глаза.
- У нас очень мало времени, ребята, - шеф перешел на дружелюбный тон, - если не найдем их в ближайшее время, то все, конец и первыми пострадаете вы. Попробуйте наладить контакт с этим параллельным миром, который блокирует информацию, возможно у нас общие цели.
- А если это их защита..., - неуверенно вставил Василий, должно быть имея ввиду нас.
- Тогда точно все... - Эти слова шеф произнес настолько отрешенно, что я ни на секунду не засомневался в фатальности такого варианта.
- Владимир Николаевич, мы ведем несколько бандитов..., здесь все проще, но пока на след ученого не вышли, мне кажется что с этой стороны мы сможем действовать наиболее успешно.
- Ученый это ученый, он долго над этим работал, это искусственно, вы же знаете - без прибора он никто. Но эти, они ведь без прибора, вы понимаете разницу? Как они получают доступ к энергии? Их знания могут быть гораздо ценнее..., - закончил он задумчиво.
- Владимир Николаевич, но если мы поймаем ученого, то с прибором мы обнаружим их гораздо быстрее, - проговорил Андрей.
- Правда? А вроде бы наши "друзья" во главе с академиком тоже их ищут? И прибор у них есть, или я ошибаюсь? - повысил голос шеф.
- Ищут..., - подтвердил Василий.
- Вот именно, найдя девку, мы быстрее найдем и этих..., короче, ребятки, вы ведь не глупые..., найдите еще пару продвинутых и езжайте-ка в горы, программу медитации выберете сами. Главное проникнуть как можно выше, впрочем, вам объяснять не нужно. Самолет сегодня в семь вечера, вот билеты туда и обратно, вот визы, на все про все вам три дня. Обратно в субботу. И..., ребятки, постарайтесь меня не разочаровать.
- Сделаем все возможное, Владимир Николаевич, - выпалил Василий.
Шеф поднялся с кресла. Его подчиненные последовали его примеру.
Грузно кряхтя, он обошел стол и приблизился к ним вплотную. Они вытянулись и синхронно повернулись в его сторону.
- А вот этого может быть мало..., мало может быть... Нужно сделать и все невозможное, - внушительно проговорил он.
- Сделаем! - выдал Андрей.
- Будем стараться Владимир Николаевич. - Произнес его товарищ.
Шеф внимательно всмотрелся в его лицо, затем перевел взгляд на Андрея и тут же отвернулся.
- Свободны! - гаркнул он.
Лихо развернувшись, верные "вассалы" покинули кабинет. Грузный босс вернулся на свое место и, открыв дверцу стола, извлек из него нечто завернутое в черный бархат. Он аккуратно водрузил это перед собой и принялся осторожно разворачивать.
Черный бархат оказался красным с внутренней стороны. Теперь перед шефом была распростерта красная ткань на которой красовался черный куб.
Он внимательно стал всматриваться в этот предмет и на его лице возникло удивление.
- Что за ерунда? - он оторвался от куба и осмотрелся по сторонам.
Я "навелся" на место рядом с ним и тут же оказался у его кресла.
- Кто здесь?! - испуганно спросил он.
Я взглянул на черный зеркальный куб. В отражении я увидел небольшой белый сгусток рядом с сидящим боссом.
Владимир Николаевич потянулся к кнопке вызова. Неожиданно меня осенило и я попробовал ему помешать. Мысленно я воздвигнул перед кнопкой кирпичную стену.
Рука босса уперлась в невидимую преграду и резко отпрянула.
Он опасливо покосился в мою сторону, должно быть исходя из отражения в кубе. Ничего не заметив, он вернулся к наблюдению в отражении.
- Что вам нужно? - спросил он деланно спокойно.
Что мне было нужно? Интересно могу ли я издавать звуки?
- Мне? - как бы спросил я.
Тишина ничем не была нарушена, я понял что со звуком здесь проблемы.
- Что Вам нужно? - повторил испуганный босс.
Забрать бы этот куб с собой! - осенило меня. Но если стенки возводить я смог с помощью воображения, то как насчет уносить предметы? Возможно, надо представить? И я тут же решил приподнять куб несуществующей рукой.
Сосредоточившись на кубе, я забыл про стенку, что и было незамедлительно использовано - босс резким движением нажал кнопку охраны.
Зашло два крепких молодца.
Куб, приподнятый над столом, упал. Я отвлекся на этих парней и тут же утратил контроль над фигурой.
- Здесь кто-то есть! - крикнул шеф.
Молодцы полезли в карманы и извлекли какие-то карандаши.
- Быстрее! - заорал шеф.
Чиркнув зажигалкой, они по очереди запалили эти палочки, после чего потрясли их в руках. Из каждой попер дым. Он был настолько интенсивный, что напомнил дымовую шашку.
Комната вмиг наполнилась густым синеватым дымом.
- Вот он! - крикнул один из охранников, тыча в меня пальцем.
- Хватайте эту тварь! - приказал босс, сверля меня глазами.
Я резко от него отскочил и бросился к окну. Теперь я видел свои синеватые, под цвет дыма, руки.
Как отсюда исчезнуть, как мне вернуться назад? Я растворил окно и понял что нахожусь на черт знает каком этаже.
- Быстрее хватайте! - орал начальник.
Один из молодцов вцепился мне в ногу и я почувствовал острую боль от его мощных рук-тисков.
- О нет, только не это! - воскликнул я мысленно и, где-то понимая, что в таком состоянии могу быть не подвержен законам гравитации, стукнул свободной ногой по схватившей руке. Удар получился славным, "тиски" разжались и я полетел вниз.
И вот свободное падение, мною овладел жуткий страх - а что если это на самом деле? Я падал, стремительно летел к земле! О ужас, неужели это все...

- А...а! - вскрикнул я и резко привстал на кровати.
- Что случилось - раздался в ответ сонный голос Кати.
- Ох..., - тяжело вздохнул я. - Это таки сон..., как хорошо...
- Кошмар увидел? - пролепетала девушка.
- Не то слово.
Я тяжело дышал и смотрел по сторонам. Через закрытые шторы с улицы проникал утренний свет.
- Ложись спи, потом расскажешь, - прошептала девушка и отвернулась к стенке.
Легко сказать, после такого что-то совсем спать не хотелось, да и что это за сон за такой? - слишком все реально.
Немного поразмыслив я понял, что на сон это не похоже, скорее всего я действительно там присутствовал. Вот так отдохнул! Нигде покоя нет, даже во сне!
Я прислушался к спокойному посапыванию моей подруги. Сколько она еще будет спать?
Осторожно встав с кровати, я подошел к часам и прихватив последние направился к окну. Здесь я приоткрыл штору и взглянул на циферблат.
Было девять утра. Я поспал всего четыре часа...
Да, вот уж действительно странно, увидеть такой сон и проснуться так скоро. К чему бы это? Может это предупреждение?
Я мучительно пытался вспомнить малейшие подробности происходивших со мной событий.
- Если этот босс засек меня с помощью своего квадрата, тогда он знает что его подслушивали... А если он с его же помощью мог отследить куда я вернулся?
Мне пришлось тряхнуть головой, чтобы избавиться от наплывших мыслей. Неожиданная сонливость указывала на плохой отдых. Хватит уже себя мучить!
Я вернуться в койку и, забравшись под одеяло, постарался забыться.
Когда я открыл глаза в следующий раз, то вначале долго вникал, где я и что. Постепенно окружающая действительность наполнила сознание. Теперь я чувствовал себя отдохнувшим.
Катя сидела за журнальным столиком и что-то строчила в небольшую то ли тетрадь то ли блокнот.
- Доброе утро, - произнес я.
- Доброе утро, - она оторвалась от своего занятия. - Проснулся?
- Вроде, - усмехнулся я. - А ты чего пишешь?
- Так мысли всякие, иногда приходится изложить все что накипело, чтобы привести в порядок свой ум. Не пробовал? - Она с интересом на меня посмотрела.
- Пробовал и в общем-то по той же причине.
- Тогда ты меня понимаешь. Я сейчас закончу и будем завтракать.
- Не спеши.
Я сладко потянулся и вылез из-под одеяла. Было довольно прохладно, стало быть на улице скверная погода. В общем-то ничего удивительного - поздняя осень.
Мне пришлось по быстрому натянуть одежду и отправиться в ванную комнату.
После проделывания всех процедур я вышел на кухню и посмотрел на часы. Время показывало без четверти двенадцать.
Ну вот, совсем другое дело, - подумал я и отодвинул штору. Солнечный день и полное отсутствие тумана резко контрастировало с тем, что приходилось видеть до сих пор. Яркие разноцветные деревья поражали обилием красок.
В который раз я уже наблюдал эту пору года и в который раз с восторгом наслаждался таким соцветием листьев находя в них нечто новое. Вспоминались слова восточных мудрецов: "нельзя войти в одну и ту же реку дважды". И вправду, каждый раз это время года удивляло меня по особенному.
Постепенно я успокоился и стал воспринимать картину более обыденно.
Значит ли это что весь этот кошмар за окном улетучился и мы можем безболезненно выходить на улицу? По крайней мере, непременный атрибут все этого - туман, исчез.
Я убрал занавески, впуская в кухню дневной свет.
Ну что там с Катей, все строчит?
Я прошел в комнату и обнаружил ее в той же позе, она по-прежнему что-то торопливо записывала в блокнот.
Я подошел к окну и раздвинул шторы. Яркий свет наполнил комнату, которая и без того была в меру освещена.
- Зачем? - удивилась девушка.
- Хватим мрака, пора впустить солнце, - улыбнулся я.
- Нас хорошо будет видно с улицы, - проговорила она серьезно.
- Но ведь там никого нет. Пусть будут открыты, хотя бы немного.... Если захотят узнать кто внутри, то поверь, шторы им не помешают, - резонно заметил я, чем похоже вполне убедил девушку.
- Ладно, пусть будут открыты. Думаешь мне не хочется света?
Я посмотрел на нее с каким-то странным чувством. Она на какой-то миг утратила ореол загадочности и стала вполне обыкновенной. Возможно теперь всегда будет так?
- Катя, туман исчез, я подумал может вместе с ним и наши проблемы?
- Я бы очень этого хотела, но не уверена что ты прав, - она отложила блокнот и встала из-за столика. - Пойду приготовлю чего-нибудь.
Она удалилась на кухню, бросив записи на столе.
- А если я почитаю что ты пишешь? - пошутил я
- Не стоит, это личное.
Я повернулся к окну и вновь принялся любоваться деревьями, в свете солнца их вид вызывал умиротворение. Интересно насколько хватит этого спокойствия вокруг?
Мне очень захотелось прогуляться, но это было уже слишком. Я подивился потере страха, что случилось собственно? Исчез туман и выглянуло солнце, но насколько это совпадало с реальной ситуацией вокруг нас?
Несмотря ни на что, я открыл дверь и вышел на крыльцо. Что на меня нашло? Откуда такая перемена, еще вчера мы дрожали от страха спасаясь на чердаке от потусторонних пришельцев, а сегодня я уже отправляюсь погулять.
Свежий прохладный воздух ударил в лицо. Был небольшой ветер.
Я глубоко вздохнул и спустился на тротуар.
- Колька, ты чего? - с удивлением спросила девушка из проема двери.
- Ничего, просто вышел на воздух, не желаешь присоединиться? - произнес я, как ни в чем не бывало.
- Я не уверенна, что это хорошая идея.
- Катя, почему я такой разный? Я устал от этих перемен, я хочу вспомнить себя...
- Я тебя понимаю. Конечно, лучше вспоминать на природе, но не забывай что еще вчера этот дом был единственной нашей защитой. - Она спустилась ко мне и опасливо осмотрелась. - Пойдем завтракать, если все будет нормально, то мы еще нагуляемся.
- Ты опять что-то чувствуешь? Опять будешь это скрывать? - произнес я с тревогой.
- Нет просто я не уверенна, еще слишком рано делать выводы, зачем рисковать? - произнесла она мягко.
Мы поднялись в дом и заперлись на засов. Катя облегченно вздохнула.
- Сегодня гречка с сардиной, - произнесла она, проходя на кухню.
- Отлично.
Я расположился перед тарелкой с горячим завтраком.
- Ешь, остынет, - произнесла Катя, когда я в задумчивости ее рассматривал.
Она сидела в ожидании и еще не приступала. Все это было настолько по-житейски, особенно эта забота: "ешь - остынет", что где-то мне стало немного тоскливо.
Неужели люди настолько забывчивы? Я поймал себя на мыслях о собственной значимости...
На самом деле во мне взыграло эго, это оно хотело каких-то почестей и изменения всего вокруг после таких испытаний. Возможно, оно даже не против получить орден, - при последней мысли я усмехнулся.
- Что такое? - тут же среагировала Катя.
- Да так ничего.
- Ешь, - повторила она и приступила к завтраку.
Мы принялись наминать, как мне показалось, очень вкусную кашу с сардинами.
Под звон ложек я опять впал в задумчивость. На этот раз меня унесло в мою квартиру, где я одиноко существовал, разнообразя свою жизнь работой. Родители мои, несмотря на преклонный возраст, слава богу, были живы и здоровы. Они переехали в деревню, желая быть поближе к природе. Их можно понять, ибо, что еще нужно пенсионерам? Мне же была оставлена трехкомнатная квартира со всеми удобствами. Иногда становилось скучно и я, накинув что-нибудь походное, отправлялся на электричку и через пару часов высаживался в живописном месте.
Десять минут ходьбы и я уже обнимался со своими стариками. После чего наслаждался их обществом и загородной тишиной.
Я не заметил, как оказался перед пустой тарелкой, а желудок приято потяжелел.
- Спасибо, - поблагодарил я, отставляя тарелку.
- На здоровье.
- За мной кофе, - произнес я в предвкушении бодрящего аромата.
- Не возражаю, как всегда, покрепче.
- Угу.
Я поставил турку с кофе на газ. Девушка уже поела и принялась за мытье посуды.
- Если бы не все это..., то можно было подумать, что мы действительно решили отдохнуть от мерзкой суеты и пожить за городом, - произнес я отвлеченно.
- Давай так и думать, - тут же нашлась Катерина.
Кофе запенился и я снял его с огня.
На какой-то момент пена привлекла меня и я представил что в одной из ее радужных оболочек, на самой поверхности пленки, содержится множество невидимых нам частиц. Их неисчислимо много, бесконечность, и среди бесконечности миров составляющих эту пленку есть и похожий на наш. Возможно это даже мир двойник, в котором такой же как я готовит кофе, только там напиток несколько отличаться от нашего.
Возможно и мы сейчас являемся атомом в бесконечном множестве составляющих пузырька пены. А почему нет, собственно? Кто сможет проникнуть за грань неведомого и кто осмелится утверждать что такого быть не может? Только ограниченный человек может с уверенностью сказать, что это невозможно. И вследствие своей ограниченности начнет применять законы, которые он смог познать в ВУЗах. Но это только подтвердит его узколобость. Увы, в основном все мы закрыты от света истины, а те мгновения просветления, что случаются иногда, тут же забиваются бытом и проблемами по добычи хлеба насущного.
Но если мы будем руководствоваться некоей жизненной формулой, которая приблизит нас к поведению блаженного человека, то мы станем получать озарение все чаще и чаще. Пока, наконец, не сделаем его фоном наших мыслей...
Катя придвинула свою чашечку.
- О чем задумался? - спросила она.
Я кратко обрисовал ей свои мысли.
Она улыбнулась и произнесла как бы между прочим:
- Если нам повезет то мы выпьем мир, похожий на наш.
- А может даже и не один.
- Да, тогда они могут войти в резонанс и мы получим их бесконечную силу и мудрость. - Она потянула кофе. - Но для этого над ним надо проделать некоторые вещи, типа зарядить, вернее даже не так, выявить присутствие в этой жидкости миров схожих с нашим и активизировать, - закончила она с удовлетворением.
- Да, эта задача под силу только очень продвинутым, - произнес я отрешенно.
- Что да то да, но, по крайней мере, мы об этом подумали, значит уже подействовали.
- Вот что можно сделать из обыкновенного пития кофе, - улыбнулся я.
- Ты сам начал, я даже и не думала.
Если в этой чашке бесконечность миров, то значит в ней непременно должен находиться и наш мир - двойник, - продолжал я рассуждать. - А если так, то мы по любому сейчас вберем его в себя. И как вызвать резонанс? Как сделать его активным? Наверное этим и занимаются маги, они активизируют жидкости, хотя могут и не догадываться каким именно способом это делается... Активация большого и малого, соединение их энергий? Кто знает, может это похлещи ядерного взрыва...
Я мысленно представил небольшую светящуюся точку в чашке кофе - это был двойник нашего мира, увеличенный во много раз. Затем мое воображение выдало совершенно без напряжения следующее: точка росла в размерах, пока не засияла вся чашка, и в какой-то момент на нее просто было невозможно взглянуть не зажмурившись.
Екатерина с интересом наблюдала за моими движениями.
- Ты что-то проделал со своим кофе? - спросила она неожиданно в самый разгар свечения.
- Ой, а что заметно? - насторожился я и оторвался от чашки.
- Мне кажется, что он светится.
- Правда?
- Мне так кажется.
- Но я действительно представил, как он сияет, но в воображении. По крайней мере, я так думал что в воображении.... - Я немного напрягся и перестал экспериментировать.
- Ты свершил магическое действо, сам того не ведая, - она потянула свой кофе и вновь сосредоточилась на моей чашке. - Ты позволишь? - Она протянула руку к моему кофе.
- Да конечно, - я придвинул ей чашку.
Она еще немного посмотрела на сияющий, как мне казалось, напиток, после чего пригубила и почмокала губками.
- Хм..., я еще попробую?
- Конечно! - тут же поддержал я.
Мне уже и самому было интересно, чем это все закончится.
Катя сделала очередной глоток и отодвинула чашку.
- Ну что? - с нетерпением спросил я.
- Очень приятный и необычный вкус, и знаешь, мне показалось..., - она задумалась.
Я выдержал паузу, не желая нарушать ход ее мысли.
Катя с каким-то удивлением посмотрела на меня, затем прошептала.
- Странно, неужели... - И вновь пауза.
Похоже, она не осмеливалась произнести какую-то важную догадку.
- Ты что-то поняла? - несмело спросил я.
- Я получаю энергию, ту самую..., - она с восхищением посмотрела на меня. - Ты понял, ту самую, когда я медитирую...
- Да ты что? - искренне удивился я.
- Что ты сделал? Запомни то, что ты сделал!
- Да ничего особенного.
- Нет это важно, - она сделала еще один глоток и резко повернулась к окну.
- Там кто-то есть! - проговорила она быстро.
- За окном?
- Нет возле нашего дома.
Мы встали и подошли к стеклу. Я осмотрел все, что было доступно и ничего не увидел.
- Никого, по крайней мере с этой стороны.
Катя загадочно посмотрела на меня и направилась к входной двери, жестом увлекая меня за собой.
- Ты что, хочешь выйти? - насторожился я.
- Это не опасно, - спокойно ответила она, отодвигая засов.
Я встал между ней и дверью.
- Ты не можешь это знать наверняка, ведь так? А если это всего-навсего ловушка?
- Колька, я ведь не первый раз замужем, если я что-то говорю с уверенностью, то может, стоит прислушаться? - в ее голосе слышались нотки раздражения. - К тому же не ты ли выходил подышать воздухом совсем недавно?
Я послушно отступил.
Она открыла дверь и я, опережая ее, оказался на крыльце.
Зачем мы вышли, мало ли что ей могло показаться? - досадовал я.
- Мне нужно проверить, это очень важно, ты не представляешь как это важно. Если ты смог сделать такое с кофе, то, возможно, сможешь сделать и с простой водой, это же неиссякаемый источник энергии, той самой, понимаешь? - она с надеждой взглянула мне в глаза.
- Возможно, но зачем мы выбежали на улицу, когда кто-то шатается возле дома? - с удивлением спросил я.
- Это не опасно, информация пришла мне оттуда, - она театрально показала пальцем в небо. - Я должна проверить ее точность - это доказательство.
- Хорошо, тогда давай поскорее... Например, обойдем дом по периметру, но прежде я закрою дверь.
Мне пришлось подняться и защелкнуть замок.
- Давай ты в эту сторону, я в эту, - предложила девушка.
На что последовал мой категорический отказ.
- Нет, только вместе, хватит уже экспериментов с нас.
Она махнула рукой и мы пошли за ближайший угол.
Открывшийся вид леса не нарушался никаким сторонним присутствием, мы благополучно дошли до следующего поворота и вышли на "тыл" дома.
Я всмотрелся в деревья, медленно покачивающиеся на ветру. Потом я перешел на кустарники, возможно желая увидеть чью-либо фигуру. Впрочем Катя занималась тем же.
- В лесу никого, - радостно произнес я. - Пойдем дальше?
- Наверняка сказать нельзя...
Мы отправились к следующему углу.
Теперь я обратил внимание на погоду. Сегодня она была вполне приятная. Облака периодически закрывали солнце и становилось как бы "пасмурно", но совсем ненадолго. Когда же яркие лучи вновь покрывали землю, то казалось, что все оживает и пробуждается, но в следующее мгновенье все возвращалось обратно.
Когда мы ничего не обнаружили и с этой последней стороны дома, я вопросительно покосился на девушку. Та, не желая с этим мериться, озиралась по сторонам.
- Похоже, никого нет, - сделал я несмелое предположение.
- Не может быть...
- Или кто-то быстро удалился. Такое может быть?
Она пожала плечами. Мы дошли до конца стены и еще раз осмотрелись. По-прежнему никого не было, но теперь на центральной дорожке далеко впереди нас появилась женщина с дорожной сумкой. Должно быть она вышла из какого-нибудь домика.
Я вопросительно посмотрел на свою спутницу. Та отрицательно покачала головой.
- Ну что? Возвращаемся? - спросил я.
- Угу...
Мы вышли к крыльцу и остановились как вкопанные.
Прямо перед дверью стояла очередная женщина, я сразу узнал ее, она когда-то предлагала свои услуги по стирке и уборке.
- Ой, а я не решаюсь постучать, думаю, а вдруг отдыхаете..., уже и возле окон походила, а все не пойму, - обрадовано произнесла она.
- Здравствуйте, - почти одновременно произнесли мы с Катей.
- Ой, извините, здравствуйте.
- Вы что-то хотели? - спросил я.
- Да нет, узнать разве что, не надо ли постирать или приготовить чего, я и в магазин схожу и борща сварю, если хотите? - смущенно проговорила она.
- Спасибо большое, пока не нужно, - произнесла Катя.
- И прибрать могу в доме, беру совсем недорого..., - назойливо продолжала женщина.
Ее добродушное и немного полное лицо замерло в ожидании. Было видно что она очень в нас заинтересована. Ничего удивительного - отсутствие работы давало себя знать. На вид ей было лет пятьдесят.
Мне захотелось просто дать ей денег в виде помощи, но наши финансы были ограничены и позволить себе такого мы не могли.
- Извините, но пока нет, - сказал я твердо.
Она сделала попытку улыбнуться и согласно закивала головой.
- Ну, если что, меня тут каждый знает, - проговорила она разочарованно.
- Спасибо. Конечно, как только нам что-то понадобиться, мы обратимся, - продолжал я.
Мы проводили взглядом ее тучную фигуру и вернулись в дом.
Катерина получила так необходимое ей подтверждение, теперь и я надеялся кое чего узнать о той неведомой силе, что приходила к ней во время медитации.
Мы прошли в комнату и моя спутница усадила меня перед собой.
- Тебе это удалось, это случилось! Я всегда знала что наша встреча не случайна, теперь мне понятно..., - проговорила она быстро, - мне понятно что мы должны сделать!
- Ты отвергаешь человеческий фактор? А может мы просто понравились друг другу?
- Конечно, мы не могли не понравится, мы же сошлись как пазлы и образовали чудный рисунок. - Катя потрепала меня по голове и поцеловала в щеку.
- Все это замечательно, но мне хотелось бы понять наше будущее, что мы будем делать дальше? внесло ли это хоть какую-нибудь ясность? - спросил я, как ни в чем не бывало.
Ее глаза не переставали светиться.
- Конечно внесло, не будь таким занудой. Ты сделал чудо, теперь надо убедиться что ты сможешь это повторить. - Она вопросительно на меня посмотрела.
- Я не знаю, чего ты хочешь от меня услышать, я помню как это сделал..., но не знаю смогу ли повторить...
- Главное не волнуйся, даже если не сможешь, это ничего не меняет, главное чтобы ты все помнил, может..., даже стоит записать в блокнот.
- Да объясни же, наконец, что происходит, что ты почувствовала? - не сдержался я.
Катя немного отодвинулась и взглянула осуждающе. Мы сидели на ее кровати и изучали друг друга какое-то время, после чего она холодно проговорила:
- Ладно, если ты такой зануда и не можешь просто порадоваться...
- Прекрати, ты же знаешь что я не такой.
Она совсем посерьезнела.
- Ладно, успокойся, это я виновата. Слушай. Ты ведь все видел..., да видел как я занимаюсь выходом в тонкие миры. И ты уже приблизительно знаешь как попасть в тот мир светлой энергии, где можно узнать истину и получить силу. У тебя это получилось. Ты также знаешь, что путей много, твой способ не единственно возможный, есть и другие. Мне приходилось затрачивать неимоверные усилия, чтобы по быстрому в него войти, мне приходилось полностью отключаться, тратить какое-то время. Я уж не говорю о своей уязвимости в этот момент. - Она глубоко вздохнула и перевела взгляд на стенку.
Я скользнул глазами в ту же сторону, затем остановился на рисунке обоев и присмотрелся. Непонятная абстракция вырисовывалась в очертание какого-то лица. Я отчетливо увидел силуэт глаз, носа, рта и даже ушей.
Мне пришлось зажмуриться и затем вновь посмотреть на обои, теперь я видел обыкновенную бессмысленную абстракцию.
- Странные обои, - произнес я тихо.
- Да, необычные.
- Я только сейчас обратил внимание...
- Аналогично. Ну я продолжу. - Она оторвалась от стенки и взглянула на меня. - Все те усилия о которых я тебе рассказала совершенно отсутствовали в этот раз. Я просто хлебнула кофе и тут же фактически сразу вошла в состояние..., ну не знаю, озарения, ясновидения. И кроме этого я почувствовала силу, ту самую - будто посидела в позе лотоса довольно долго. Вот отчего я так обрадовалась. И это сделал ты, понимаешь?
- Понимаю, теперь понимаю. А этот поиск человека?
- Я почувствовала что рядом с домом кто-то есть и этот кто-то совершенно не опасен. Вот и решила проверить... Как видишь, не ошиблась. - Она улыбнулась. - Ну теперь ты удовлетворен?
- Теперь да, извини, если вел себя некорректно.
Я подсел ближе и привлек ее к себе, после чего обнял и поцеловал в губы.
- Вижу, что ты совсем отошел - улыбнулась она и слегка отстранилась.
- Не совсем, - я вновь привлек ее к себе.
- Не нужно, не сейчас, - проговорила она и отстранилась повторно.
Не знаю что на меня нашло, но мне так захотелось овладеть ею именно сейчас, что я с трудом справился с собой.
- Давай-ка лучше подумаем, что делать дальше? - произнесла она отстраненно.
- Хорошо, давай, - я посерьезнел. - Вечно тут прятаться мы не сможем, к тому же у нас скоро закончатся продукты, средства тоже закончатся. Кроме этого, совсем недалеко в лесу, тело нашего товарища. Как только его обнаружат, здесь будет полно милиции. Следовательно, надо или быстрее отсюда съезжать или хотя бы перепрятать тело, лучше всего похоронить.
- Ты прав из всего перечисленного, я выбираю последнее.
- Это что?
- Похоронить.
- Вот как? Но тогда это надо сделать ночью...
- Я понимаю. - Она задумчиво скосила взгляд на окно, - но если мы пусть даже и сбежим, то когда-нибудь его найдут. Это может случиться совсем скоро. А когда его обнаружат, то мы автоматически становимся соучастниками. Попробуй докажи что виноваты потустороннее монстры. К тому же ты сам запустил кирпичом ему в голову, - она осеклась и произнесла, - извини.
- Ничего..., ты права. Нам и так хватает проблем, осталось еще обвинение в убийстве. - Согласился я.
- Все что нам инкриминируется до сих пор недоказуемо и мы скорее прячемся здесь от бандитов. Но как только обнаружат тело...
- А если заявить о пропаже..., - начал я.
- Человека? Ты думаешь нам пора выходить из тени? Кроме этого, мне кажется наши "друзья" сделают все для признания нас виновными. Ты же знаешь что будет истинной причиной... В общем, шантаж по полной.
Она рассуждала так, будто уже не раз бывала в подобных переделках. Я в очередной раз открыл новую сторону Катерины. Сколько их еще будет? Должно быть, она нескончаема в своих способностях удивлять.
Я поделился своими ощущениями, на что девушка ответила, - что человек как и вселенная безграничен, надо только дать ему возможность раскрыться. - И с этим трудно было поспорить.
- Хорошо, - согласился я, - мы пойдем туда ночью.
- Нет, не спеши, мы не пойдем туда сегодня, мы пойдем туда завтра. За сутки думаю ничего не изменится. - Осекла она меня.
- А зачем нам эти сутки? - теперь я уже не понимал ее.
- Зачем? Вспомни-ка чердак, этих существ да и туман тоже вспомни. Надо проверить насколько все изменилось. Эта ночь будет исследовательской. Мы, может, выйдем во двор немного прогуляемся но..., идти в лес не будем. - Она мило улыбнулась и мои воспоминания о минувших ужасах поблекли.
- С тобой не соскучишься, то ты говоришь что все в порядке, что у нас доступ к скрытой энергии и мы всех победим, то нам нужно быть очень осторожными.... - Я действительно изобразил возмущение. - Хочется постоянства, а ты подобна маятнику то туда, то сюда.
- Постоянства? Ты хочешь постоянства в этом непостоянстве? - она обвела взглядом комнату. - Ты хочешь в иллюзорном мире найти крепкое основание? И давно это с тобой?
Я понуро повесил голову.
- Ты просто устал, признайся. Все это слишком изматывает и утомляет. - Она посмотрела на меня с какой-то, как мне показалось, жалостью, чем немало меня разозлила.
- Не надо так, не стоит меня жалеть, я думаю что любой на моем месте давно сошел бы с ума..., но я рассуждаю с тобой о невероятных вещах вполне обыденно и еще не имею права выйти из себя?!
- Я вовсе не жалею тебя, я скорее злюсь на себя, что втянула тебя во все это. Ты мне совсем не безразличен...
- Ладно давай закончим, мне кажется нам не мешало бы передохнуть, просто выспаться если угодно.
Я перешел на свою кровать и, скинув туфли, вытянулся на одеяле.
- Хорошо, согласна.
Я услышал скрип пружин. Моя подружка располагалась поудобней на своей койке.
- Остальное все потом, потом проверим мои способности к зарядке кофе или воды..., - бормотал я.
- Если захочешь..., - вставила она.
Мне стало намного лучше, я почувствовал, что в таком глобальном и важном вопросе получаю свободу выбора.
Что это? Ущемленное самолюбие? Мне так необходимо самоутвердиться? - рассуждал я, погружаясь в дремоту.
Наверное так оно и было. Мне хотелось хотя бы немного побыть у руля, идти на поводу у женщины, пусть даже такой гениальной как Катя, было утомительно.
Перед очередным боем надо выспаться, - всплыло откуда-то из глубины сознания.
Мне было все равно который сейчас час и давно ли мы проснулись, как бы там ни было я чувствовал себя уставшим, тоже я думаю чувствовала и Катя.
Через секунду я отключился, хотя, даже не знаю, буквально сразу меня начали трясти за плечо. Я открыл глаза, и уже обдумывая что сказать девушке, повернулся, но...
Передо мной стоял офицер милиции и, приложив палец к губам, шептал:
- Тихо...
В его руке блестел пистолет.
Я поднялся и присел на кровати. В комнате кроме него находилось еще пять человек. Двое в штатском, остальные в милицейской форме. Над спящей девушкой застыли три человека, двое из них по гражданке склонились совсем близко к ее лицу и пристально всматривались.
Глаза мои становились все шире, картина была настолько сюрреалистичной, что я не мог поверить в ее действительность. Как могли войти столько людей совершенно бесшумно? Или мы настолько устали...
Двое в штатском выпрямились и вытянули вперед руки.
Милиционер жестами, но очень внушительно показал мне не шевелиться и молчать. На мой немой вопрос, а я в изумлении обвел взглядом всех присутствующих, он наклонился к моему лицу и прошептал:
- Все в порядке, будешь молчать все будет в порядке, если нет, то твою девушку убьют...
От такого заявления я совсем растерялся.
Тем временем двое гражданских стали проделывать какие-то пассы над телом Катерины. Через какое-то время они ускорились и на их лицах проступил пот. Я успел рассмотреть их мужественные, правильные черты лица - создавалось впечатление что это близнецы.
Господи неужели это все, так просто..., - мелькнула у меня мысль.
Все мое внимание было привлечено к действу у соседней койки. Двое мужчин продолжали стараться над спящей девушкой в то время, как остальные осматривали комнату. Когда они убедились что ничего интересного здесь нет, то встали рядом с гражданскими. Один из штатских окинул их взглядом и пригласил подойти ближе. Когда они буквально обступили койку девушки, "близнецы" начали совершать странные движения руками, напоминающие поднятие тяжестей. В это самое время я заметил, как девушка стала слегка приподниматься над кроватью.
Милиционер, держащий меня на мушке, то и дело бросал косые взгляды в их сторону. На его лице вырисовывалось все большее удивление. Стало понятно, что он не в курсе происходящего.
Один из старших посмотрел в сторону моего охранника и погрозил тому кулаком. Мой надзиратель немедленно вернулся к своим обязанностям.
Возможно у меня был шанс выбить пистолет из его руки в то время когда он пялился на Катю, но теперь все..., - подумал я в отчаянье.
Тем временем действо у кровати развивалось.
Один из милиционеров отделился и подошел к окну. После чего открыл щеколды и распахнул его настежь.
В комнату проникла приятная прохлада.
Группа стоящих над Катериной людей зашевелилась. Двое милиционеров отступили, давая дорогу странной процессии. Люди в штатском держали руки над девушкой и продвигались вместе с ней к окну. Это выглядело очень необычно. Катя плыла в воздухе спящая и очевидно ничего не чувствовала.
У меня мелькнула мысль, что ее хотят отправить за окно. Я заерзал на кровати.
Милиционер, бросающий взгляды на этот "цирк", тут же среагировал.
- Сидеть тихо..., - прошептал он злобно.
Должно быть, мое поведение мешало ему наблюдать за столь странным мероприятием.
Когда парящая девушка оказалась возле окна, милиционеры расположились по бокам и стали придерживать распахнутые створки.
О Боже! Я понял что сейчас она также легко, как и до сих пор, пройдет в окно и возможно я ее больше не увижу!
Видя мое замешательство один из офицеров, тот, который остался свободным, подошел ко мне и быстро зашептал:
- Успокойтесь молодой человек с вашей девушкой будет все в порядке, если только вы сами не наделаете глупостей.
- Но она же..., улетает, - проговорил я взволнованно.
Милиционер улыбнулся и продолжил:
- Верно, но это совсем ненадолго, поверьте.
Тем временем события возле окна разворачивались. Гражданские уже стояли по бокам окна, а Катя плавно скользила на улицу. Вот уже половина девушки скрылась в распахнутом проеме. Когда исчезали ее ноги я заметил голые ступни и заволновался.
- Она замерзнет, - прошептал я дежурившему рядом милиционеру.
- Не успеет, ее скоро вернут на место, в целости и сохранности.
Девушка полностью скрылась за окном. Двое мужчин все еще держали руки ладонями вниз и смотрели ей вслед. Должно быть, они продолжали управлять. Наконец они расслабились и повернулись.
Теперь центром внимания стал я.
- Послушайте, что происходит, наконец, и кто вы такие? - не удержался я.
На лицах впялившихся в меня людей не дрогнул ни один мускул, особенно выделялись двое в штатском.
Только милиционер державший меня на мушке по-прежнему возмутился:
- Тебе же сказали сиди тихо!
- Но что вы делаете? - продолжал я.
Ко мне молча приблизились остальные пятеро человек. В центре группы были гражданские. Их спокойные и уверенный лица выдавали в них несомненное главенство над остальными. Мне подумалось, что именно такие обычно играют в фильмах про разведчиков. Теперь же оставалось только размышлять, насколько мои предположения были далеки от истины?
- Это хорошо что вы не спите и все видели, - четко произнес один из них. - Нам не нужно будет демонстрировать что мы можем...
- Я не понимаю, - мне действительно было сложно.
- Молодой человек, вы сами не представляете, куда вы влезли. Таких людей потом объявляют пропавшими без вести. - Проговорил другой.
Создавалось впечатление, что у них и голоса были одинаковы.
Мне стало совсем неважно, я попытался взять себя в руки.
- В чем наша вина? - спросил я спокойно.
- Вы не могли получить эти знания просто так, нам нужно знать о вас все, - продолжал первый.
- Куда вы дели девушку? - спросил я жестко.
- Ты хочешь казаться правильным парнем? Ты готов бросится спасать любимую? - едко вопрошал другой. - Не нужно, нам известно что ты убил человека, даже не одного. Хорошие парни ведь не становятся убийцами?
- Кого я убил? - у меня подкатил комок к горлу.
- Ты что не понял кто перед тобой? И это после всего что ты видел? - теперь говорил другой штатский.
- Видать мальчик решил с нами пошутить, - произнес один из милиционеров. - Он посмотрел на боссов и спросил вежливо, - можно я его разок, - при этом приблизил кулак к моему лицу.
- Нет, - жестко прозвучала команда первого из говоривших.
- Ну как знаете, - разочарованно сказал милиционер и отошел на задний план.
Я был ему даже немного благодарен.
- Вот что, любезный, - продолжил мой "спаситель", - если ты так настаиваешь, то напоминаю тебе о человеке с крыши, а еще очень хотелось бы узнать, куда делся ваш друг Петр?
В мучениях я пытался придумать правильный ответ. То что они знали про человека с крыши, я не сомневался, по крайней мере офицер госбезопасности мне уже об этом говорил когда-то. Но вставал вопрос - кто были эти? То, что с ними милиция, ни о чем не говорило.
- Петр уехал в город - соврал я, стараясь не выдать себя интонацией.
- Когда? - не унимался он.
Я хотел ответить что в день приезда, но подумал что это будет выглядеть странно.
- На следующий день, - выдал я.
- Ладно, а постель вы брали зачем?
Вот тут я и понял, как мог ошибиться. В то же время у меня мелькнула надежда, что судьба Петра им неизвестна.
- Постель? - Я вдруг вспомнил что постель... Она до сих пор лежала у меня в сумке.
- Постель там, - я указал на свою торбу.
Все посмотрели в указанном направлении.
- Почему она там? Не понадобилась? - с издевкой вставил другой "близнец".
- Мы ее собрали потому что он уехал и собирались вернуть. - Осенило меня.
Вот черт устроили настоящий допрос, чего им надо? Если они такие всемогущие, то неужели мое вранье про это несчастное белье может сбить их с панталыку?! - возмущался я мысленно.
- Саша, а ну-ка глянь, - проговорил один из милиционеров другому.
Тот послушно приблизился к сумке и достал пакет с бельем. Последнее выпало на пол, поражая своей белизной.
- Ладно, положим. Если он жив, то мы его найдем. - Проговорил тот же гражданский. - Дело не в этом, мы не собираемся тебя убеждать в твоей греховности перед законом, хотя и того человека с крыши вполне достаточно...
- Он сам упал - попробовал я оправдаться.
- Он упал не сам и это уже доказано - нетерпеливо продолжал он.
- Я не виноват.
- Хватит! - резко вмешался другой. - Ты будешь нам морочить голову?! У нас есть возможность общаться по-другому!
- Не надо, - остановил его товарищ.
Они посмотрели друг на друга затем на меня. Я почувствовал как сверху стало что-то давить. Пытаясь сопротивляться, я только понял насколько бессилен. Невидимая стена давила и заставляла пригибаться к кровати.
- Что вы делаете? - дрожащим от напряжения голосом спросил я.
- Помогаем, - ответил кто-то.
Теперь я заметил вытянутые передо мной руки.
Стена напирала, заставляя лечь. В какой-то момент я устал сопротивляться и просто растянулся на кровати. Их руки замелькали над моим телом. Мне показалось, что над Катериной они делали то же самое.
- Сейчас мы все узнаем без твоей помощи, не захотел по-хорошему. - Проговорил кто-то.
Я напрягся..., что могли означать эти слова?
Внезапно я ощутил что начинаю приподниматься и вместе с этим мое сознание стало меркнуть. В последний момент я понял что плыву в воздухе, значит меня тоже ждало окно...
Теперь вокруг была полная тьма, зато я почувствовал что вновь могу думать. Первым моим желанием было осмотреться. Но как только я попытался это сделать, стало ясно что двигаться тут невозможно. Получалось, что мысли и осязание - это все что осталось в моем распоряжении.
Неожиданно откуда-то из мрака раздался голос:
- Ты вторгся в запретное, мы можем оставить тебя тут - будешь медленно разлагаться, но можем и вернуть обратно.
- Что вы хотите от меня?
- Ты должен рассказать как нашел доступ к энергии, каким способом смог добраться до таких высот? - прозвучало в ответ.
Это немного меня удивило. О каких высотах они говорят и что под этим подразумевают - то ли недавнее кофе, то ли мое путешествие по вселенной?
- Я не совсем понимаю, о чем вы?
- Значит ответ отрицательный, тогда погибай.
- Но я правда не пойму, что вы хотите? - искренне возмутился я в кромешную тьму.
Я не мог пошевелиться, но мог говорить. Какой-то паралич сковал мое тело, не трогая головы.
Они могут творить со мной такие чудеса... Да кто же они? - мелькнуло в моем мозгу.
- Тогда мы опустим тебя еще ниже, а там уже твое тело не будет в безопасности, - прозвучала угроза.
Ниже? Куда ниже, еще ниже, значит я уже низко.... А что там - ад? Там будут рвать мое тело или поджаривать? - беспорядочные мысли роем закружились в голове. - А как там Катерина? Она на каком уровне? Как смогли они с нами это проделать после всего? Вот так просто войти в дом и похитить вначале одного, затем другого... Где же наша защита? Где моя Катька?!
- Ты не хочешь пожалеть свою девушку, мы как раз опускаем ее в преисподнюю, - как бы в унисон раздался голос.
Значит у них с ней не получилось, а уж она точно знает больше меня! С ней не получилось, а со мной получиться, потому что я испугался? Ну нет и меня опускайте! - подумал я в отчаянье. - Чего это, я заигрался в героев что ли? А если там мучения? Кого мне защищать? Против кого я буду воевать? Я даже не знаю насколько моя информация может кому-либо навредить, да и может ли вообще? А если мне удастся спасти девушку?
- Отвечай!
- Я пытаюсь понять, что именно вы от меня хотите? - произнес я.
- Ты решил продолжать игры? Ну хорошо давай поиграем. Мы хотим знать каким способом ты подключился к недосягаемому для смертных уровню и смог сделать забор энергии? Так для тебя понятней?! - с раздражением спросила темнота.
Почему они не могут читать мысли? Они могут заставить человека летать по воздуху, могут перемещать его в какие-то миры, но не могут понять что творится у него в голове? - искренне удивлялся я. - Хотя может это и есть наша защита? Может именно благодаря ей они до сих пор не могут узнать то что хотят? А если так, то где гарантия того, что я им скажу правду, и что это будет понято ими как нужно, а не как очередное вранье! - Меня вдруг осенило что они не могут знать ничего о том уровне и, следовательно, не могут и сформулировать что им нужно. Значит, они не смогут отличить истину от вранья.
- Я могу рассказать как это было, хотя весь механизм мне не понятен самому. Я могу рассказать только о том что делал. - С неуверенностью произнес я. - К тому же я не знаю то ли это что нужно вам...
- Говори, мы разберемся что нам нужно, - властно раздалось в ответ.
- Хорошо, если вы о медитации, то все было так: я представил космос и одну из далеких звезд. После этого я представил как лечу в ее сторону.... Потом я влетел в эту яркую звезду и оказалось, что это еще один мир в котором также множество мелких светящихся звезд... Это то что вам нужно?
- Говори далее, - ответила темнота.
- Далее я выбрал очередную звезду из бесконечного множества и полетел уже в нее. Затем все повторилось я летел и летел наугад выбирая звезду. - Продолжал я, сам не зная, что скажу в конце. - Наконец я влетел в звезду в которой оказался другой мир...
- Другой? - в вопросе послышалось удивление.
- Ну да, здесь не было больше темноты и звезд...
- А что же было? - с нетерпением раздалось из темноты.
Я выждал момент, размышляя как лучше преподнести конечный пункт моего путешествия.
- Там был свет, яркий белый свет со всех сторон. Тут уже не было звезд или чего-то еще..., там был только яркий свет. - Я остановился, размышляя о дальнейшем повествовании.
- Говори.
- Потом я попросту растворился в этом свете и стал с ним единым целым. Я перестал ощущать себя чем-то отдельным, я попросту слился с каким-то вселенским разумом и мне открылось многое. - Тут я остановился, соображая насколько это многое может быть опасно для них. Если они подумают что через это путешествие я узнал их тайны, то мне несдобровать...
- Ну что же ты? Продолжай, что это многое?
- Это устройство вселенной, смысл всего сущего, я помню что мне стало настолько все это ясно и это было такое обыденное чувство, что оставалось только удивляться как я мог до сих пор этого не знать... Приблизительно так я помню свое вхождение в мир света. Потом я просто очнулся и почувствовал себя, как заново родившимся, - закончил я.
- Это все? - с недоверием спросила темнота.
- Все. Остальное вы знаете.
В этот раз темнота промолчала. Она молчала довольно долго и я уже с нетерпением стал водить глазами, надеясь хоть что-нибудь увидеть. Это продолжалось еще какое-то время, наконец, я не выдержал и спросил:
- Эй, вы здесь?
Ответа не последовало. Но зато я почувствовал, как проваливаюсь в какую-то бездну. Я ощутил, что стремительно лечу вниз. Даже разрезаемый воздух зашумел в ушах подобно ветру.
- О Господи! - воскликнул я.
Теперь оставалось лишь ждать удара...
- Неужели это все?! - Мои глаза стали немного различать силуэты. Я, дрожа от напряжения, старался хоть что-то рассмотреть и к своему удивлению обнаружил неподвижные очертания предметов. Как это могло быть? Я летел в преисподнюю, а они остаются неподвижны? Шире раскрыв глаза я тут же зажмурился от яркого, как мне показалось, света.
Когда я открыл глаза повторно, то уже почувствовал под собой твердыню, причем довольно удобную. Вокруг я увидел знакомые вещи...
Я находился в нашем домике. В открытое окно бил яркий солнечный свет. Все моментально вспомнив, я подскочил и уселся на кровати.
Здесь были люди! Или это сон? - спрашивал я себя.
Пустая кровать Катерины настораживала. Да и окно открытое настежь не предвещало ничего хорошего.
- Катя! - крикнул я и встал на ноги.
В ответ ни единого звука, не считая скрипа деревьев на улице.
Неужели это правда? Неужели они ее похитили? - у меня в голове гулко застучало.
Я осмотрел все вокруг и не увидел особых изменений. Все было как и прежде, сумка стояла на том же месте, чашка с водой - на столике. Ничто не напоминало о том, что здесь могли быть гости. Я как заправский сыщик стал осматривать небольшой ковер и особенно пол. Никаких следов я не обнаружил. Это несколько меня успокоило, но главный свидетель - Катя отсутствовал. Только она могла развеять окончательно все мои сомнения.
Я подошел к окошку и высунулся по пояс. Внимательно изучив все что попадало в поле зрения я никого не заметил.
Так, очень хорошо, - мазохистски подумал я, - Катя пропала, окно открыто..., очень хорошо.
Я прошел на кухню. Здесь все было в том же положении, как и совсем недавно - когда мы завтракали.
Только не это! Если они ее забрали, тогда все! Нет никакого смысла во всем этом..., - я осмотрел ванную и туалет, все более убеждаясь в печальном факте похищения.
- Так что? - спросил я громко. - Так что же теперь? Что вы хотите от меня теперь? - обращался я к потолку.
Буквально собрав в кулак всю свою волю, я направился к выходу.
На улице, несмотря на солнечный день, было довольно прохладно. Вначале я решил не обращать на это внимание, но затем понял что замерзну прежде чем найду что-либо. Мне пришлось вернуться и накинуть куртку.
Что делать? Куда идти? - спрашивал я себя, стоя на крыльце.
Мне почему-то вспомнились наши планы по погребению Петра. Теперь, если все обстояло именно так, прятать его не имело смысла. Они взяли что им было нужно и теперь судьба какого-то бомжа их точно уже не интересовала.
Я обошел дом по прилегающей дорожке. Вокруг все было без изменения.
Подходя к крыльцу с другой стороны, я подумал что Катя могла пойти по каким-либо делам в администрацию. В конце концов время дневное, зачем ей было меня будить?
С такой версией я вышел на центральную аллею и побрел в сторону директорского здания.
Из соседнего домика вышел мужчина и закурил сигарету. Он с интересом на меня уставился, в какой-то момент мы встретились глазами. Не знаю почему, но его взгляд показался крайне подозрительным. Возможно, во всем виновато мое тревожное настроение.
Оставив мужчину позади, я теперь обратил внимание на девушку с парнем, что появились на прилегающей дорожке. Они вышли на аллею и пошли мне навстречу. Девушка улыбалась, а парень что-то торопливо рассказывал. Пара была довольно симпатичной, разумеется я сделал такой вывод в большей степени относительно девушки.
Когда мы поравнялись, парень вежливо ко мне обратился:
- Извините, как нам лучше пройти к лесу, не подскажите?
Я остановился и какое-то время молча смотрел на счастливых молодых людей. Улыбка на лице девушки угасла, должно быть моя реакция ее озадачила.
Наконец я собрался и, изобразив на лице улыбку, произнес:
- Да тут везде лес...
- Просто нам сказали идти к крайнему домику, - заговорила девушка.
- Тупиковому, как они его назвали, - вставил парень.
- Да-да, а там по тропинке в лес, - закончила она и мило улыбнулась.
- Теперь понятно, это за нашим домиком, идите все время прямо и упретесь в него, - вежливо проговорил я.
- Спасибо. - Поблагодарили они и отправились в указанном направлении.
- Простите, - обратился я.
Они остановились.
- Вы наверное недавно здесь
- Да, только что приехали. - Ответил парень. - А что?
- Вы случайно девушку не встречали, светленькую, - я улыбнулся.
- Нет, к сожалению не встречали, - ответил парень.
- Ну извините...
- Ничего, - вставила девушка. Было видно что они насторожились.
- Если вдруг встретите по дороге, передайте что ее ищет Николай, - попросил я зачем-то.
- Да конечно.
- Спасибо.
Они быстро удалялись, должно быть, опасаясь еще каких-нибудь просьб с моей стороны.
Я немного им позавидовал. Они могли просто так без всяких там кошмаров наслаждаться отдыхом и друг другом.
Ну что ж у каждого свой крест. Возможно они просто не готовы к такой ноше. - Подумал я тут же. - Или же им просто не нужно проходить процесс очищения за прошлые грехи. А может на нас возложена великая миссия...
Я направился к своей прежней цели. Теперь в поле зрения ни попадала ни одна живая душа и мне невольно пришлось сосредоточиться на лесе. Играя красками он тем не менее имел для меня довольно мрачный вид, потому что там, куда я смотрел, был спрятан Петр. Кроме этого мое воображение рисовало жуткие картины насчет моей спутницы. Я попытался прогнать нахлынувшие кошмары, но чем больше я старался, тем больше что-то заставляло возвращаться к девушке и ее возможным мучениям.
- Черт, они что порчу на меня навели? - выругался я вслух.
Это заставило меня напрячься, так как разговаривать самому с собой не следовало.
Впереди показался дом администрации.
Я стал придумывать причину посещения. Ничего в голову не приходило. Скажу что Петр уехал, а девушка потерялась... Нет, это будет как-то странно, все подумают что она просто уехала вслед за ним. Можно вообще не вспоминать Петра. Нет, можно просто спросить что-нибудь, например где ближайший продуктовый магазин? Я вспомнил, что мы его видели когда входили на турбазу, но ведь мы могли и не заметить, правда?
Не без раздражения за столь мелкие мысли - типа кто что подумает, я взошел на крыльцо.
Мне преградила дорогу крупная женщина средних лет.
Наверняка главбух, - мелькнуло у меня. Я отошел в сторону, пропуская ее.
- Вы ко мне, мужчина? - спросила она неожиданно.
- Я, нет.
Она с каким-то пренебрежением фыркнула и спустилась по ступенькам.
Что делают с этими бухгалтерами, чтобы они были такими противными? - подумал я, глядя ей вслед.
Весь мой опыт общения с женщинами этой специальности наталкивал меня на вывод, что всех их выпускают на какой-то фабрике, настолько они были похожи характером друг на друга. И почему они становятся такими..., недовольными жизнью? Возможно это не совсем женская специальность? Или же постоянная работа с цифрами уводит их от естественного для женщины мира чувств в сухой и жесткий мир практики? Не мудрено, что ломая себя и пытаясь подстроиться под такой распорядок женщина не выдерживает и становится стервой. Вот только признаться себе в том, что она не создана для этой специальности она не хочет, поэтому и ищет оправдания в окружающем - в том числе и людях, которые ее раздражают. Но есть и еще один фактор, который может быть неприемлем для нормального порядочного человека, коим являются большинство людей по вступлению во взрослую жизнь. Этот фактор ложь, сокрытие доходов от государства, т.е. именно то, чему учат современных бухгалтеров и за что в современных реалиях их ценят . Эта двойственность - с одной стороны хочется быть порядочной и непременная для этой специальности ложь и может быть причиной раздвоения личности, что всегда чревато стрессами и срывами.
Я поймал себя на этом лирическом отступлении и порадовался за такое вполне обыденное размышление, значит со мной все в порядке. Со мной возможно и да, а вот...
Передо мной возникла очередная женщина. Она мило улыбнулась когда я пропустил и ее.
Я настолько был заинтригован собственными мыслями, что не удержался и спросил:
- Извините, вы не бухгалтер?
- Нет, она как раз только вышла, - ответила та мило, - да вон она.
Как я и предполагал бухгалтером оказалась предыдущая.
- Спасибо.
Наконец я проник в коридор и окинул взглядом уже знакомые двери. Зачем я пришел сюда? Неужели не понятно что Кати здесь нет?
Вывеска с надписью "директор" невольно сосредоточила на себе. Обладатель такой должности иногда помогал мне решать проблемы на моей работе, наверное поэтому меня так потянуло к этой табличке.
Хорошо, только надо придумать что спросить? А может вообще ничего не спрашивать, а просто поинтересоваться расписанием автобусов? Правильно и по его реакции определить..., ну хоть что-нибудь, а вдруг он в курсе? - С такими мыслями я подошел к двери и постарался изобразить на своем лице непринужденность и спокойствие, после чего постучал и тронул ручку.
- Да? - раздалось одновременно с ее открытием.
- Можно к вам?
- Да.
Я вошел с улыбкой на лице и впился в него изучающим взглядом. Должно быть, именно так смотрят на своих пациентов психоаналитики.
- Простите? - спросил он озадаченно.
- Мы въехали недавно - позавчера..., - начал я, как ни в чем не бывало.
- А..., да-да, помню. - Он поднялся и, протягивая руку, подошел ко мне. На его лице возникла неподдельное благодушие. - Ну-ну, как вам у нас, как устроились?
Мы поздоровались и я понял что он не в курсе, хотя..., кто знает что это за человек и насколько он умеет играть.
Как бы там ни было, но я заверил его что у нас все в порядке, что наш товарищ уехал в город по делам, после чего спросил у него про магазин. Казалось, это его удивило, наверное с таким вопросом к нему еще никто не заходил. Может я и переборщил, так как не заметить его было действительно сложно.
- А магазин рядом с дорогой, по которой вы к нам пришли, я имею ввиду пришли на базу с трассы, - проговорил он с улыбкой.
Я для вида наморщил лоб, изображая воспоминания.
- Ах да, точно! Это как раз тот случай когда говорят: "а слона то я и не заметил", - пошутил я. - Спасибо и извините за беспокойство.
- Ничего, заходите, если вдруг еще возникнут вопросы.
- Спасибо, но по пустякам постараюсь вас больше не тревожить.
Наконец, я вышел и с чувством выполненного долга отправился в магазин, который якобы мне был нужен.
Однако ситуация складывалась неутешительная. Катерина пропала и никто ничего не видел. В то же время, наша конспирация с одной стороны приветствовала это незнание, но с другой, в трудную минуту, это только все усложняло.
Что было делать теперь и куда идти?
С такими размышлениями я зашел в продуктовый магазин.
Надо было хоть что-нибудь купить, чтобы не выглядеть совсем странным, - рассуждал я, изучая прилавок. Не зная что взять и вспомнив что хлеб на исходе, я тут же сделал выбор и отправился обратно.
Я не терял надежду на возвращение девушки. Мне представлялось, что вот сейчас я зайду в домик и меня встретит Катя. По крайней мере, мне очень хотелось, чтобы это было именно так.
Я демонстративно нес хлеб в кулечке и осматривал окрестности. Уже до боли знакомая местность не вызывала никакого интереса.
Я добрался до своей избушки и лихо вбежал по ступенькам. Как только я оказался за порогом, то понял, что наш домик пуст. Это было на каком-то энергетическом уровне восприятия. Я всегда чувствовал некое тепло, если девушка была рядом. Скорее машинально я громко спросил:
- Катя?!
В ответ звенящая тишина. Оставив хлеб на кухне, я отправился в комнату. Совсем недавно тут разыгралась странная драма в результате которой исчезла моя девушка. Неприятное гнетущее чувство меня не покидало. Что могло стоять за всем этим, и было ли оно вообще? или это всего лишь сон, о котором принято говорить - живой? Если так, то куда делась Катя? Она вылетела в окно в результате их манипуляций. Потом улетел я, но мне повезло, я очнулся в своей кровати, а вот девушка...
Я подошел к окну и распахнул створки. Где-то в глубине я поймал себя на том, что это может помочь возвращению Кати. Наверное мне казалось, что она это сделает точно также - через окно.
Черт, как я намерен тут дальше существовать? Если она не появиться до вечера, то оставаться тут на ночь..., - меня терзало сомнение.
В то же время, что я мог предпринять, куда обратиться? Каждый вопрос ставил меня в тупик. Единственное с чем я мог внутренне согласиться, что нужно успокоиться и постараться получить хоть какой-нибудь ответ или совет извне. Каждый раз, когда мне казалось что ситуация тупиковая, ответ находился именно в состоянии расслабления - когда ты его и не ждал. Это была одна из немногочисленных наработок моего жизненного опыта. Действительно, что может сделать человек в стрессовой ситуации, если объект опасности не виден? Просто начать паниковать. Но если опасность видна, например, бешеная собака или разбушевавшийся медведь, то наше возбужденное состояние нам помогает. Выброс адреналина и других гормонов способны вершить чудеса... Мне вспомнились многочисленные рассказы о взятии неимоверных высот - как то: трехметровые заборы, крылья аэропланов и т.д. в моменты, когда перед человеком стоял выбор или - или.
Но как быть в ситуации, когда выброс адреналина происходит, но куда направить бушующую энергию неизвестно? Это и вызывает панику, мы чувствуем смертельную угрозу, но не знаем откуда она придет, мы не знаем где может быть нанесен удар, это состояние изматывает и настолько суживает наше сознание, что лишает всякой способности к здравому размышлению.
Нечто подобное происходило сейчас и со мной. Я нуждался в спокойствии и не напускном, а настоящем. Только расширив свое сознание, вернув его хотя бы до состояния нормы, я мог быстрее понять что делать.
Я смотрел на лес. Шумящий на ветру и сыплющий листвой, он все более редел. Некоторые деревья стояли уже почти оголенные и охотно скидывали остатки листьев. Но были и такие, что никак не хотели обнажаться, они стыдливо отбрасывали по листику даже при самых больших порывах ветра. Последние вызывали у меня наибольшую симпатию, так как казались стойкими и не гнущимися особями в огромной армии мягкотелых собратьев.
Я в очередной раз удивился способности находить в себе силы на лирические отступления, после чего вернулся на кухню и почувствовал как измотанное сознание стало давать сбои. Уже многократно изученный кухонный интерьер, сейчас вызывал раздражение и все, куда бы я ни посмотрел - будь то стол, шкафчик или стул, вырисовывалось как бы сквозь мутное стекло.
Отлично! Кажется я схожу с ума! - мазохистски заключил я. - Кофе, нужно выпить кофе.
Я всыпал в турку двойную дозу молотых зерен и поставил на огонь. Нужно повторить то, чем так восхищалась Катя - эксперимент с энергией. Возможно именно об этом меня спрашивали пришельцы?
Я решил вспомнить, как все было.
Нельзя дважды войти в одну реку! - противоречило мне что-то. - И, тем не менее, опыты могут повторяться, возможно, не с такой чистотой эксперимента, но основное всегда повторяется. Кислота всегда будет растворять метал с выделением водорода, - отвечал я. - Кислота и метал - это материальные вещи, а здесь совершенно другое, - продолжало претить что-то.
Так хватит, его можно повторить или нельзя ответ будет очень скоро. То что вся эта братия мечтает о доступе к этой энергии - говорит о многом. Стало быть, есть некий ключ выхода в нужную точку мироздания, и в этой точке есть ответы на все наши вопросы, остается только правильно ее выбрать, не промазать...
С такими мыслями я наблюдал как начинает пениться кофе.
Там есть наш двойник, его нужно активизировать! - неожиданно для себя выдал я. Точка, светящаяся точка в гуще пены. Я увидел ее слишком отчетливо. Значит это наш мир - двойник. Значит это мы в другом измерении. Надо увеличить сияние! - Команды посыпались одна за другой, я только поспевал за ними и выполнял то, что мне приказывал внутренний голос.
- Сосредоточься на точке! Увеличивай ее размер! Еще, еще, теперь удерживай!
Кофе интенсивно запенилось и я отвлекся. Мне пришлось снять его с газовой горелки.
Я поставил турку на стол и, не отрываясь, наблюдал за светящейся точкой. Где-то внутри меня наружу рвались эмоции, среди которых главной была радость - что я смог сделать это второй раз. Хотя ничего еще не произошло. Мне пришлось удерживать себя в равновесии, чтобы не сорвать эксперимент в его начале.
Поднявшаяся до верха пена оседала. Точка, пробивавшаяся сквозь ее прозрачные пузырьки, все более увеличивалась. Действо было настолько необычное и красивое, что я смотрел на это как завороженный.
Я нашел в себе силы взять чашку и осторожно вылил в нее кофе.
Пена полностью осела и там где должен быть черный кофе, возникло ослепительное сияние. Я был не в силах отвести от этого взгляд и вскоре уже не видел вокруг себя ничего кроме этого яркого света. Я понял что мне удалось! Пригубив чашечку я сделал несколько обжигающих глотков.
В последующем я уже не ощущал ни себя, ни что-либо вокруг. Я сам стал этим светом и лишь мое сознание, измененное, но все же присутствующее, позволяло мне несколько дистанцироваться от всего этого.
Я постарался вызвать в окружающем образ моей любимой. Пока мне удавалось удерживать главную проблему - пропажу Кати.
В какой-то момент я увидел нечто вроде темной двери. Она все более чернела, пока не стала резко контрастировать с окружающим. В итоге это оказался квадрат, он был на удивление черным, наверное он скрывал за собой соответствующий мир.
Что теперь? Я смотрел на него и не знал что делать. Но где-то я был уверен, что ответ скрывается за этой перегородкой. Я приказал ей разрушиться, к тому же мой опыт говорил что в таком состоянии мыслям свойственно исполняться. Но, похоже, сейчас был не тот случай...
Когда я осознал что в этом мире света есть только один предмет - черный квадрат, я решил подумать о чем-нибудь другом. Например, о людях, что приходили ко мне во сне!
А черт! Какая-то боль пронзила мое, не пойму что. Тело отсутствовало, но боль была отовсюду. Я ощущал ее слишком явно. Напрашивался вывод, что это следствие моих мыслей. Я постарался переключиться и подумал о лесе, том самом что был за окном. Он тут же проявился, поражая своей реальностью. Деревья, качающиеся на ветру, дождь из листьев - все было совершенно обычно. Боль прошла.
Что теперь? - спросил я себя. А что если? - меня вдруг осенило.
Я наблюдал лес и решил двигаться вдоль дороги, что шла от нашего домика. Я мигом полетел над тропинкой, осматривая все что можно. А теперь главное - приказал я себе и сосредоточился на Кате. Как не странно, но это ни на что ни повлияло, я продолжал парить над дорожкой в сторону от нашего домика.
Возможно тропинка приведет меня к тому, что ищу? Пока же я просто осматривал окружающую природу и где-то даже стал получать удовольствие от вида осеннего леса.
Я еще раз сосредоточился на девушке. Бегущая перед глазами тропинка с цветастыми деревьями по бокам резко сменилась. Я понял что полетел вправо от дорожки. Теперь подо мной мелькали коряги и множество кустарников. Я несся вглубь леса, огибая деревья и поднимаясь на кустами.
- Что это? - меня охватил ужас.
Ничего хорошего это не предвещало. Я думал о Кате и несся в чащу леса, неужели оправдается самое худшее.
Наконец я перестал лететь и завис над небольшим кустарником. Я ничего не мог разглядеть вокруг, но то что я оказался именно над этим растением, должно было что-то означать. Я приказал себе спуститься пониже, чтобы ветки не скрывали от меня - что делается на земле. И тут меня прошиб..., нет не холодный пот, вернее даже не прошиб, здесь такого не было, просто я почувствовал жар и холод одновременно. Под кустом я увидел темное пятно. Не разобравшись сразу, я принял его за тело. Но когда присмотрелся, то увидел тот же самый черный квадрат что и совсем недавно.
Стало понятно что от меня скрывается некая реальность, которую я могу вызывать, но получается, что она проявляется не на все сто процентов. Самое главное, что под этим кустом, скрывалось теперь за квадратом. Я витал над этим растением довольно долго, огибая его то с права то слева, и старался заглянуть за эту черную ширму.
Наконец я окончательно убедился, что не смогу поднять этот занавес, все что мне оставалось - принять сей неизбежный факт. Оставалось только одно - запомнить это место для того чтобы вернуться сюда снова наяву. Эта мысль настолько ярко блеснула в моей голове, что сомневаться в ее истинности не приходилось.
Теперь я осматривал ближайшую растительность, желая найти хоть какой-то отличительный признак, который мог бы помочь в дальнейшем опознании места.
Ничего примечательного, вот только высокий мухомор недалеко бросился в глаза. В остальном все было также как и везде.
Подняться над деревьями! - подумал я и тут же устремился вверх.
Теперь я парил над лесом и держался строго над местом, где был кустарник. Верхушки качающихся деревьев мало чем отличались друг от друга, но когда я присмотрелся получше, то заметил огромное дерево, оно возвышалось над своими собратьями на несколько метров и могло служить прекрасным маяком. Приблизившись к нему я рассмотрел листья. Это был огромный дуб, внизу простирался массивный ствол, такой диаметр мог служить прекрасным ориентиром и на земле - где не будет видно его высоты.
Отлично, значит теперь нужно выяснить как сюда добраться.
Я осмотрелся, вспоминая куда мне возвращаться. Везде куда бы я не глянул открывался вид разноцветных верхушек деревьев.
- Надо подниматься выше, - подумал я и взмыл вверх.
Отсюда с высоты в несколько десятков метров я сразу смог сориентироваться. Ковер из соцветия внизу простирался не во все стороны, в одной из них он прерывался. И это была наша база.
Я прикинул сколько могло быть метров от моего домика до этого места и в каком направлении. Затем, желая себя проверить, направился к своему обиталищу.
Деревья проносились внизу с большой скоростью, это было похоже на полет самолета. Через мгновенье я уже парил над коричневым квадратиком, это была крыша нашего домика.
Ну все можно спускаться, - решил я, прикидывая направление от домика к огромному дубу.
Мое тело устремилось вниз. Через секунду я буквально влетел в несущуюся на меня крышу. В момент, когда я должен был стукнуться о ее поверхность, мир вокруг преобразился в ярко белый свет.
- Стоп, хватит, - приказал я, осматриваясь вокруг.
После этой команды все стало проявляться. Я обнаружил себя сидящим за столом перед чашкой кофе. Он был совершенно черным и, похоже, остывшим.
Ну вот и все, конец путешествия, - подумал я, осматриваясь.
Теперь оставалось одно - выяснить что скрывал за собой этот черный квадрат. Неприятное предчувствие угнетало.
Нет, так не пойдет, нужно довести до конца, - подбадривал я себя, чувствуя насколько это получалось неестественно.
Я прошел в комнату, закрыл окно и направился к выходу.
Мой домик остался позади, я быстрыми шагами засеменил в сторону леса. Теперь главное не ошибиться, в его зарослях скрывались несколько тропинок. Какую выбрать?
Я остановился в раздумье.
- Ага, вот эта более всего подходит, но кто знает, не уведет ли она от моего дуба? - прошептал я.
Вскоре меня уже волновало только одно - как бы тропинка, сохраняющая пока направление, не изменила курс.
Разбивая ногами насыпи из листьев, я иногда оказывался в довольно мрачных местах, - настолько густой еще была крона. Свет здесь едва пробивался сквозь листву, становилось немного страшно. Впрочем если учесть цель путешествия, то опасения были вполне оправданы.
В одном из таких сумеречных участков, я чуть было не бросился в сторону, когда увидел как что-то белое приближалось под шуршание листвы. В последний момент я успел разглядеть знакомого парня с девушкой. Женская белая курточка и явилась причиной паники.
- О, это вы?! - произнес я восторженно.
Чего нельзя было сказать о моих приятелях.
- Да, - испуганно выдала девушка.
- Я вас просил..., если помните, - виновато проговорил я.
- К сожалению мы ничего не видели, - быстро выдал парень.
- Все равно спасибо, - я изобразил нечто вроде улыбки.
Надо же было встретиться в одном из наиболее темных мест дороги. Наверное им сложно понять, что это простое совпадение, отсюда и настороженность. Особенно учитывая мое странное поведение и просьбу...
Чувствуя комплекс вины за то, что доставил несколько неприятных минут вполне приличной паре, я как мог старался исправить ситуацию.
- Счастливо вам ребята, - проговорил я дружелюбно.
- До свиданья, - ответили они почти хором и поспешили прочь.
Какое-то время я наблюдал белую курточку, скрывавшуюся за ветками, потом повернулся и продолжил свои поиски.
К сожалению в лесу трудно рассчитывать дистанцию, оставалось только догадываться сколько же я прошел от своего домика. Деревья и кустарники, почти вплотную примыкавшие к тропинке, не давали никакой возможности понять пройденное расстояние. Ведь здесь не было ни зданий ни улиц по которым можно было сориентироваться. Теперь мне приходилось решать очередную задачу - где то место, когда пора сворачивать к массивному дубу?
Возможно надо прикинуть по времени? Я посмотрел на часы и понял, что двигаюсь минут двадцать, из которых можно было пять минут вычесть на трудные места дороги и разговор с молодыми людьми. Значит остается пятнадцать, а это при средней скорости - полтора километра или километр.
Если так, то я как раз на месте, по моим расчетам расстояние от дуба до домика где-то метров восемьсот или километр.
Ну все сворачиваю, - я выбрал направление так, если бы тропинка была совершенно прямой. Но все дело в том, что она не была прямой и это чувствовалось несмотря на почти нулевую видимость.
Я наугад направился через заросли. Путь оказался еще более трудным, чем я представлял. Ветки преграждали дорогу там где, казалось бы, можно пройти и нет кустов. Я раздвигал их руками и старался чтобы меня не хлестануло по глазам. Получалось довольно медленно. Надо отдать должное корягам и вздымающимся корням деревьев, они также стремились усложнить мое продвижение. Ну а там где этого не было, дорогу преграждал массивный кустарник.
Через пять минут такого прохождения я почувствовал дикую усталость и остановился. Надо сказать что зловещая тишина и почти вечерняя темнота не способствовали моему отдыху. Я почти дрожал от напряжения, ожидая всего что угодно, особенно принимая во внимание соответствие места - более "удачное" в такое время, наверное, сложно было найти.
На часах четыре дня. Не хватало еще застать тут заход солнца, но пару часов у меня точно было. Все-таки сложно рассуждать в нормальном состоянии о том, что двигает человеком в экстремальных ситуациях. Именно в этих ситуациях мы совершаем подвиг под час даже не осознавая этого.
Послушав треск качающихся деревьев и оглядев все ближайшие кусты и деревья, я решил двигаться дальше, к тому же место было слишком темным. В моменты порыва ветра, когда обильно сыпались листья, казалось что сейчас пробьется свет. Но листья падали, а вокруг оставалось такая же темнота.
Сколь мне еще идти и сколько уже пройдено? - размышлял я, раздвигая очередные ветки и наблюдая поток падающих листьев. Мне вдруг представилось, что это похоже на поиск иголки в стогу сена. Откуда у меня эта слепая уверенность, что я найду этот дуб?
Как бы там ни было, я продолжал движение, стараясь не сбиться с пути. Солнце, пробивающееся сквозь облака и ветки, служило ориентиром.
Я вроде соблюдал направление и если все верно, то вскоре должен выйти к участку размером с гектар. Где-то на нем должен расти дуб. Вот только смогу ли я его обнаружить?
Мысленно представляя расстояние от тропинки, я сделал вывод что уже скоро, совсем скоро войду в нужную зону. Что будет потом?
Впереди возник массивный кустарник, его можно обогнуть, если взять метров на десять в сторону. Не знаю почему, но он заставил меня напрячься.
Я с легкостью миновал возникшую преграду и подумал что кустарник, на самом деле, оказался вполне обыкновенный.
Минут через двадцать я стал догадываться, что скорее всего уже миновал участок. Искать массивное дерево среди множества других, хоть и более тонких оказалось делом непростым.
Так не пойдет, где я нахожусь? Откуда я знаю что вообще иду правильно? - подумал я с раздражением.
Опять мною что-то двигало и похоже это что-то совсем ко мне недружелюбно.
Я остановился и в каком-то смятении осмотрелся. Мне стало понятно насколько мой поход лишен смысла. Что явилось его причиной и что я хотел обнаружить при таком подходе? Нет, нужно вновь воспарить над деревьями и уже оттуда рассмотреть дуб. Искать его среди своих собратьев казалось полным бредом. Но войти в состояние повышенного осознания сейчас мне представлялось невозможным.
Значит или возвращаться или продолжать прочесывать лес. Я остановился на втором, потому как пройти столько и просто повернуть назад казалось мне еще большей глупостью.
Прикинув направление, я побрел дальше. Снова бесконечные ветки, коряги и падающая листва. Казалось, этот мир слишком однороден для того чтобы отыскать в нем хоть что-нибудь. Тем не менее, я продолжал.
Когда я понял что прошел уже слишком много, то сместился на десять метров в сторону и направился обратно. Не забывая исследовать все вокруг, я поймал себя на мысли что действую уже автоматически и, скорее всего, могу не заметить дерево, если только не натолкнусь прямо на него.
Как бы там ни было, но и второй проход ничего не дал. Я вновь сместился и пошел в обратном направлении.
Мне представлялось, что когда я шел по направлению к пансионату тропинка по которой я сюда пришел была справа. На самом деле я уже не мог с точностью сказать, что шел именно к пансионату. В голове все перемешалось.
После нескольких подобных манипуляций я совсем растерялся.
- Что же делать?! - прошептал я в отчаянье.
Только теперь я почувствовал насколько устал. Не мешало бы присесть, - с такой мыслью я осмотрелся и, заметив массивную корягу, побрел к ней.
- Уф, - выдохнул я и взглянул на часы.
Половина шестого, скоро начнет темнеть. С момента начала прочесывания миновал уже час.
- Надо валить отсюда пока не поздно, - решил я.
Мне пришлось пожалеть о том что мы спрятали свои мобильные. Сейчас именно тот случай когда они могли бы понадобиться. Боязнь быть обнаруженным тоже имеет пределы. Если бы сейчас я и Катя были с телефонами..., впрочем это означало раскрыться. А если ситуация критическая?
Я вспомнил где мы спрятали разобранные телефоны - в шкафчике, рядом с кастрюлями. Интересно, зачем мы их спрятали то? - усмехнулся я.
Тем временем все вокруг начинало погружаться во тьму. Я уже не мог разглядеть цвет сыплющейся листвы, к тому же становилось холодно, пора ретироваться...
Приблизительно я представлял направление к тропинке. И судя по заходящему солнцу я не должен был ошибиться, по крайней мере существенно.
Неожиданно я заметил движение, вздрогнув от неожиданности, я сосредоточился на белом пятне. Оно появилось между деревьев и, как мне показалось, стремительно увеличивалось.
- Ой, что за..., - проговорил я вполголоса и приготовился к бегству.
Пятно приобретало очертания человека. Я вздохнул - хотя бы не привидение. К тому же появился вполне обыденный звук ломающихся веток.
Теперь мое желание бежать перешло в любопытство и какое-то непонятное расположение к приближающемуся человеку.
Я встал в боевую стойку - на случай если гость поведет себя агрессивно.
Тем временем белый человек увеличивался в размерах. Стало понятно что он чуть ли не вдвое выше меня!
- Твою мать..., - прошептал я, разглядывая исполина.
И вдруг я узнал его! Это был уже знакомый огромный старик. Его белая одежда и такая же белая борода фактически сливались. Я вспомнил как он помог мне...
Старик подошел совсем близко и остановился в метре от меня. Я смотрел в лицо классического древнерусского старца и не знал что делать.
Он поднял руку и расположил над моей головой. Я не доставал ему даже до груди.
Что теперь будет? - успел подумать я перед тем как услышал голос старца.
- Ты хочешь получить ответы, я дам тебе их, следуй за мной, - прозвучало у меня в голове.
Я не мог точно сказать произносил ли он эти слова вслух, они проникли в мою голову как бы минуя уши.
- Я ищу Катю, - произнес я.
Старец кивнул и повернулся ко мне спиной, после чего пошел обратно в чащу леса. Я отправился за ним. Когда между нами возникал большой разрыв он останавливался и ждал.
- Долго ли идти? - спросил я после десяти минут похода.
Он даже не повернулся.
- Еще столько же, - прозвучало у меня в голове.
Хруст веток и шуршание листьев это все что я слышал, слова же возникали в моей голове, минуя привычный вербальный способ.
Что же ждет меня там? Уж не приведет ли он меня к ее телу? - запаниковал я.
После этого в моей голове возникло что-то наподобие блока, я не мог рассуждать на эту тему, впрочем как и на другие. Мое сознание превратилось в зрение и слух. Я слышал каждый шорох и хруст. Сейчас я прислушивался к гулу далекого самолета. Должно быть не без помощи этого существа я стал подобен охотнику, выслеживающему добычу. Что это? Активация спящих древних инстинктов?
Как бы там ни было, но я помнил что он сказал минут десять назад - что осталось еще ровно столько же. Следовательно, мы были у цели.
Уже фактически совсем стемнело. Оказалось белое одеяние старца слегка светилось, поэтому потерять его было сложно.
Громкий хруст вернул меня в реальность и я остановился как вкопанный. Огромное дерево стало заваливаться в мою сторону. Я смотрел, как его массивный ствол надвигается и не мог пошевелиться. Что это - ступор или самозащита? Через мгновенье руки старца пихнули ствол в сторону. Дерево упало в паре метрах от меня.
Стало понятно, что мое поведение контролируется "поводырем". Он мог без особого труда подчинять мою волю, пока это делалось во благо - что не могло не радовать.
Я очумело смотрел на массивный ствол дерева и не мог понять причину его падения. Мой вопросительный взгляд уперся в старика.
- Деревья подчиняются воздействию, - произнес тот загадочную фразу. - Капканы бывают не только из метала можно зарядить и дерево.
Нельзя сказать что это мне все объяснило, но кое чего я понял. Кто-то зарядил дерево на непрошенных гостей, осталось понять кто?
- Идем дальше, - прозвучало в голове, - не бойся.
Старик вновь показал свою спину. Я перепрыгнул ствол и побрел за ним.
Куда вел меня этот гигант? Я надеялся что он знает мое желание и руководствуется именно этим. По-крайней мере мне этого очень хотелось.
Мы вновь ломали ветки и трещали сучьями.
- Когда же мы придем? - спросил я негромко.
- Уже фактически пришли, - услышал я.
Это вдохновляло и пугало одновременно. Что ждет меня?
Неожиданно старик остановился и стал осматривать землю. Я последовал его примеру, но ничего не мог рассмотреть. Свечения, исходившего от него, не хватало, я смог увидеть лишь силуэты коряк под ногами.
- Приготовься, Николай, - услышал я голос в голове.
- Что? Что будет? - спросил я настороженно.
- Ты все сейчас увидишь, - загадочно ответил он.
После этих слов земля стала окрашиваться в белесый цвет, как будто ее всю покрыло инеем.
Я смотрел себе под ноги и невольно отошел в другое место. Это ничего не изменило, земля окрашивалась все более и более. Наконец она стала будто покрытой снегом. Я посмотрел вокруг - такое явление распространялось метров на десять вокруг нас.
- Что это? - не выдержал я.
- Я пытаюсь пробиться, - прозвучал краткий ответ.
Свечение под ногами стало идти на убыль. По мере исчезновения "снега" земля приобретала несколько иной вид.
Неожиданно я заметил движение чего-то огромного и испугался. Оно двигалось где-то глубоко внизу, но я смог его видеть!
- Что это? - не выдержал я.
- Спокойно, расслабься, просто смотри.
Белизна под ногами окончательно исчезла. То на чем мы стояли стало совершенно прозрачным. Теперь под ногами четко просматривались комнаты и какие-то люди. Они были вполне обыкновенными и одетыми кто во что горазд. Люди сидели за столами, суетливо ходили по коридорам и кабинетам, некоторые из них оставляли на столах папки, другие какие-то черные коробочки. Не знаю почему, наверное потому что они выглядели необычно, я сосредоточился на этих коробочках. Как раз почти подо мной мужчина открыл подобный ящичек и извлек из него несколько компьютерных дисков. Мой интерес пропал, скорее всего они таким способом переносили информацию. Подобные диски только в других коробочках можно было встретить в любом компьютерном магазине.
Удовлетворив свое любопытство по поводу ящичков, я начал осматривать комнату за комнатой. Это напоминало огромный чертежный срез, который обнажал скрытые полости фигуры, только срез этот был на реальном объекте и в реальном времени.
Люди, в основном старше сорока, сидели за компьютерами и периодически выходили в другие комнаты.
Я в изумлении взирал под ноги и прикидывал расстояние. Чтобы не ошибиться я заложил метров двадцать. Следовательно, на этой глубине под землей существовал тайный бункер или какой-то научно-исследовательский центр. Но что удивляло - так это отсутствие униформы. А где же охранники или кто-нибудь?
- Там есть все и охранники в том числе, - прозвучал голос старца.
Я еще раз убедился, что он сканирует мои мысли.
- Я не вижу никого с оружием или...
- Они находятся дальше к выходу, мы же смотрим на места, которые интересны для тебя, - произнес он таинственно.
Я вновь сосредоточился на этом небольшом муравейнике внизу и пытался понять что за этим всем скрывается.
Осматривая комнаты я прикинул, что это целое подземное здание, интересно, сколько в нем этажей? Мне был открыт лишь один.
- Там действительно несколько этажей, - тут же прозвучало у меня в голове.
- Это самый верхний?
- Да. То что тебя интересует находится чуть ниже.
- Тогда почему я смотрю на это?
- Чтобы понять насколько все серьезно, - ответил он. - Это тайный центр оккультного ордена. Именно его люди доставили вам столько неприятностей.
- Тайный центр? Оккультного ордена? Здесь?! - я действительно изумился. - Но почему в лесу? Хотя, конечно здесь, где же еще..., - ответил я сам себе.
- Вот именно.
- Но кто из двух структур? - спросил я.
- Из двух?
- За нами охотятся две организации, какая из них сейчас под землей? - уточнил я.
- Те вторые просто шпана, любители денег и власти, они хотят получить тайные знания для банального обогащения. Сбежавший ученый им очень кстати.
- Короче шантрапа.
- Да, но эти, - старец кивнул себе под ноги. - У этих древняя идеология, она существует тысячи лет, и ее основные цели скрыты от большинства ее участников.
Я смотрел на людей внизу и думал что если бы увидел это все на земле, то просто принял бы за какую-то фирму. Настолько все было похоже по параметрам на коммерческую структуру. Компьютеры, диски, кабинеты, скорее всего я бы подумал что такая фирма занимается информационными услугами. Но здесь под землей, вдали от сторонних глаз, все воспринималось по-другому.
А что если они засекли нас? Возможно старец не всемогущий и просто не знает этого. Ведь смогли же они обрушить на меня дерево..., - заволновался я.
- Нет, они не знают что мы здесь, - произнес старик, - я выставил защиту.
- Но они могут нас услышать? - не успокаивался я.
- Меня можешь слышать только ты, а мне же совсем необязательно говорить вслух, просто подумай и я отвечу, - его лицо расплылось в улыбке, - тебе так будет спокойней.
Я решил общаться мысленно.
Какой уровень посвящения у этих работников? - подумал я и посмотрел на старика.
- Достаточный, но над ними есть еще более семидесяти уровней, - прозвучал ответ в моей голове.
А кто забрал Катю, что это за люди? Некоторые из них были в форме милиции.
- Конечно, многие из посвященных работают, как обыкновенные люди никогда не показывая свое второе лицо. - Продолжал он.
Понятно, принадлежность к этому ордену позволяет творить чудеса, свидетелем которых я был. И хотя они позаботились чтобы все воспринималось мною как сон, тем не менее исчезновение девушки сводило все на нет. Если бы я обнаружил Катерину спящей на кровати, то у меня не оставалось бы сомнений что это сон. Но почему они сработали так грубо?
- Они далеки от совершенства, впрочем как и все мы, все просчитать они не могут, девушка довольно крепкий орешек для них. Именно поэтому они и забрали ее с собой. В доме информацию получить не удалось, но она по-прежнему нужна и очень сильно нужна...
- Информацию о выходе в тонкие сферы? - подумал я.
- Можно назвать и так.
- Не понимаю..., почему бы им не отправиться в Тибет, не найти там посвященных монахов, неужели то что знает Катя намного превышает знание адептов Шамбалы?
- Ты если подумаешь, то сам ответишь на свой вопрос. Древние знания подразумевают и древнюю защиту, и с такой защитой найти обладателя этих знаний фактически невозможно, но новички, ошалевшие от свалившихся чудес - довольно доступны.
- Новички это мы?
- А ты считаешь что вы хранители древних знаний? Вы получили их случайно, хотя что может быть случайным в этом мире, возможно это ваша карма, возможно вам суждено раскрыть эту великую тайну для простых смертных, которые все еще думают что политика вершится теми кого они избирают. - Старец отправлял свои слова прямо мне в мозг, а я по привычке ждал к его словам какой-то мимики. Он был невозмутим как манекен, на его лице не дергался не один мускул, это конечно заставляло меня напрягаться.
- Но можем ли мы действительно обладать какими-то так для них необходимыми знаниями? - спросил я шепотом и осекся.
Свет, льющийся из-под ног, озарял ближайшие деревья и кустарники. Все остальное скрывалось во тьме и представляло собой прекрасную возможность для убежища наших врагов. Мое воображение тут же населило этот скрытый от глаз мир всевозможными монстрами, многое уже приходилось видеть в реальности.
- Не бойся, вокруг нас нет опасности, - пришла мне очередная информация. - А что касается знаний, то вы ими обладаете, но не совсем осознанно.
Все это время я невольно рассматривал подземную лабораторию, там по-прежнему кипела жизнь и люди редко задерживались на одном месте более пяти минут. Вся эта суета несколько не вязалась с теми вселенскими задачами, которые наверняка поставил перед собой этот тайный орден.
Когда мне покажут главное? - подумал я.
Какой-то шорох в кустах вывел меня из оцепенения и я с испугом взглянул на моего "наставника".
- Это ежик, - прозвучало в голове.
- Кто? - не поверил я своим ушам.
- Ежик, здесь идет обыкновенная лесная жизнь.
Надо же слово ежик имело для меня сейчас какой-то другой смысл. Были противотанковые ежи, ежи для пробивания автомобильных камер, ежи - бомбы, мне лезло в голову все что угодно, кроме образа самого лесного жителя.
- А главное, что тебя интересует, находится на несколько ярусов ниже, - продолжал старец.
Катерина? Надеюсь он понял что для меня именно это главное?
Хруст вновь отвлек меня. Опять ежик? Где-то завел свою песню сверчок, одновременно что-то зашуршало совсем рядом.
- Осторожно, не двигайся, - приказал старец.
Я с удивлением на него уставился. Что это значит?
- Место..., это место создает некий фон, ученые обычно называют его геопатогенной зоной. Такие места обожают пресмыкающиеся, им нужно поймать свою жертву, а здесь это наиболее удобно.
Почему здесь удобно?
- Потому что все они, попадая под воздействие этого места, становятся более слабыми и менее внимательными.
Я тоже сейчас слаб?
- Если бы ты оказался тут сам, то, скорее всего, повалился бы от усталости. Но я не даю тебе это сделать. Ты сейчас даже слишком внимателен и бодр. Чувствуешь, как обострился твой слух?
Чувствую, я слышу много звуков.
Шорох теперь раздавался совсем близко от моей ноги. Меня это взволновало.
- Не беспокойся, она уползет, - раздалось в голове.
Это змея?
- Да, гадюка...
Я напрягся, слушая как ее шорох исчезает в кустах.
Покажите мне главное, - попросил я про себя. У меня уже не возникало сомнений в том, что каждая моя мысль известна старику. С одной стороны это ужасно напрягало, мало ли о чем я мог подумать? Но с другой было необычайно удобно, особенно в моменты, когда нужно соблюдать тишину.
Свечение под ногами увеличилось. Теперь тот уровень, на котором ходили люди, был скрыт под белой пеленой. Я посмотрел на старика, но он безмолвствовал. Возможно вся его энергия была направлена на проникновение вглубь.
Белая пелена стала рассеиваться, открывая иной вид. На этот раз это были комнаты в которых спокойно сидели люди в костюмах и свитерах. Расположение комнат и их размеры здесь резко отличались. Где-то небольшие комнатки на двух-трех человек располагались впритык друг к другу, а где то огромные кабинеты стояли особняком и в них находилось по одному человеку. Наверное, это начальство.
Туман совсем исчез и я с жадностью рассматривал очередной уровень. Где здесь девушка?
- Она не тут, - раздалось в ушах.
Но меня интересует именно это, где Катя?
Одна из комнат стала увеличиваться в размерах и как бы приближаться. Она в один миг заслонила собой половину обзора и вскоре внизу был лишь один огромный кабинет, в котором располагалось три человека.
Зачем мне это?
- Ты не узнаешь кого-нибудь?
Я всмотрелся в макушки разговаривающих людей. Честно говоря, что можно сказать по поверхностям голов?
Как бы понимая мои затруднения, картинка стала перемещаться в бок, открывая лицо одного из сидящих.
Теперь я видел человека сверху и наискосок, что позволяло мне рассмотреть некоторые черты лица. Не знаю откуда, но черты эти были мне знакомы. Картинка повернулась так, что я смог увидеть его профиль.
Я знаю этого человека, я где-то его видел.
- А этого?
Теперь все повторилось только по отношению к его соседу напротив. Вновь знакомое лицо...
Когда мне показали его профиль, я вспомнил обоих. Это были те двое человек, что колдовали над девушкой, пока один из милиционеров держал меня на мушке. Они хмуро беседовали о чем-то, периодически глядя на третьего. Этого я не знал.
- Это одни из посвященных в высшие уровни, твои недавние гости.
Да, я узнал их. Можно ли услышать что они говорят?
- Именно это я и хочу сделать, - прозвучало в голове.
Я приготовился внимать тому, что могло мне помочь, по крайней мере, я очень на это наделся...
- Она не могла проникнуть на такой уровень, минуя всю нашу систему, - донеслись до меня слова одного из говорящих, я никогда не поверю, все это инсценировка, она просто умело нас обманывает...
Я тут же включился в процесс расшифровки сказанного. Наверняка речь шла о ступенях посвящения, которых было множество. Каждая ступень открывала новые возможности и ее следовало заслужить. Их возмущало что Катерина получила какие-то знания, минуя их систему посвящения.
- Речь идет об утечке, я почти уверен в этом, - проговорил тот, которого я не знал.
- Вот именно..., это меня и волнует, - произнес первый.
- Может ли наш сбежавший друг обладать ключом к этому? - заговорил второй из знакомых.
- Этого мы тоже не знаем, но мы знаем что они также охотятся за ней.
- Вот это меня и смущает, зачем она им? Она что знает что-то, чего не знает он? Мы ведь считаем что именно он посвятил ее? - проговорил первый.
- Да, нестыковка, - донеслось от незнакомца.
Через какое-то время я просто слушал разговор трех мужчин, особо не различая кому из них принадлежит та или иная фраза. Меня волновало только одно - причина всего происходящего, и она уже начала вырисовываться.
- Нам легче схватить академика и уже из него выдавить все, что он знает! - эмоционально произнес один из них.
- Легче? Ну это вряд ли, мы даже не можем понять его местонахождения.
- Предлагаю задавить одного из его отморозков на глазах у остальных, возможно кто-то и проговорится.
- Нет, это ничего не изменит, они просто не знают где он, и это вполне объяснимо...
- Черт, я не верю что никто из пяти не может дать нам малейшей зацепки..., возможно они просто боятся его, он ведь показал им столько чудес, да он фактически бог для них! - эмоционально парировал другой.
- Мы применили к ним чудес не меньше, мы уже сами для них боги, но если это зомбирование на уровнях для нас недоступных, то мы все равно ничего не сможем сделать, хоть начнем поджаривать их на медленном огне.
- Академик не может достигнуть таких уровней!
- Откуда мы знаем?!
- Как это? Мы что зря следили за каждым его шагом?
- Мы не могли уследить за его ментальными изысками, зачем ему нужно было посвящать нас перед тем, как он вздумал бежать.
- Но зачем ему она? Зачем? А я отвечу, затем что он понял то же что и мы....
- Да, интересно, и что же он думает по этому поводу?
- Наверное что она работает на нас, ведь мы вели их, когда они фактически собирались ее схватить.
Я воспользовался паузой в их разговоре, чтобы немного пораскинуть мозгами. Так, значит две организации, одна под прикрытием государственных чиновников другая под бандитами охотятся за нами. То что нас не смогли обнаружить бандиты, скорее всего, связано с тем что им помешали эти снизу. Но значит ли это что они не знают где мы? Скоре всего, да. Если бы знали, то уже давно бы вломились в нашу избушку, у них явно возможностей поменьше, а тут система, многоуровневая, напоминает масонов....
Меня прервал очередной голос.
- Предлагаю применить к ней ментальное сканирование.
Не знаю почему, но я тут же понял что это очень серьезно.
Всматриваясь в лицо говорившего, а это был один из двух уже мне знакомых "гостей", я пытался определить насколько это опасно. Как бы в унисон моим мыслям, его товарищ произнес:
- Я не хотел бы терять ее на столь раннем этапе.
- Она непробиваема, - возразил первый.
Что могло означать это самое ментальное сканирование? - подумал я в ужасе.
- Хорошо, сколько ты предлагаешь ее еще мариновать? - раздраженно спросил незнакомый мне третий.
- Я не знаю, я ничего не знаю, сколько еще нужно ей здесь находиться чтобы понять что отсюда есть только один выход.
- Я не верю что она согласится с нами сотрудничать, она что-то знает и это знание никогда не даст ей соединиться с нами. Вам то это должно быть известно.
- Нам то известно, но также нам известно, что это не монолит..., и движение живой, пусть даже и чистой души может иногда отклоняться от...
- И сколько же нам этого ждать?
- Нам нужен ее парень...
- А вот это уже мысль. Кстати мы даже наблюдение не выставили.
- Куда он денется, хотя..., надо срочно дать команду чтобы поставили охрану.
Эти переговоры моих старых знакомых были прерваны голосом третьего.
- А что это нам даст? Может вы хотите выкручивать ему руки на ее глазах? Вы что же всерьез полагаете, что она даст нам знании, которые могут в ее понимании погубить миллионы взамен сохранения жизни своего возлюбленного?
- У нас что куча вариантов? Ты, Семен, лучше бы подумал, что скажешь Кириллу Андреевичу, он требует результат уже сегодня.
- В общем, сейчас отдаем распоряжение по этому пацану и дальше уже определяемся.
- Да.
Все закивали головами. После чего двое старых знакомых поднялись и направились к двери.
Картинка стала пропадать, вернее ее опять подернула белесая дымка.
Что все это значит? - подумал я.
- Это значит прямую угрозу тебе и твоей девушке, - тут же отозвалось в ответ.
Что можно сделать? где Катя?
- Смотри вниз.
Я перевел взгляд со старика, который все равно был подобен статуе, на рассеивающийся туман.
Когда открылся очередной уровень этого сооружения, то в этот раз меня поразило скорее отсутствие всякого движения. Множество кабинетов и странных комнаток с аппаратурой в этот раз населяли какие-то неповоротливые и ленивые люди. Одни сидели перед мониторами компьютеров, другие рассматривали в кабинетах какие-то бумаги. Более половины из помещений просто пустовало.
Пока открывшийся уровень не представлял собой ничего интересного.
И где же Катя? - подумал я.
Старик в этот раз ничего не ответил, но зато ожило его лицо! Он глазами и кивком головы указал мне направление.
Я увидел очередную комнатку, она была слишком далеко, но я заметил что-то наподобие койки и стола. Обладатель этого помещения сидел в позе лотоса.
Да это же Катя! - обрадовался я.
Значит с ней все в порядке, она даже имеет возможность медитировать!
Картинка стала приближаться, и я смог рассмотреть ее лицо. Оно было изможденным, несмотря на закрытые глаза. Наверное в эти несколько часов ей пришлось несладко.
Она в порядке? - спросил я про себя.
- Пока да, но..., ты ведь все слышал, - раздался ответ.
Что такое сканирование мозга?
- Новшество, преобразование ментальных образов в электрические импульсы, затем их расшифровка и вывод на экран.
- Почему она опасна?
- Потому что множество датчиков прикрепляются непосредственно к участкам мозга, голова пациента будет буквально нашпигована электродами. Последствия непредсказуемы, несколько минут нормальной работы мозга гарантированно, им больше и не надо, затем может произойти все что угодно, вплоть до обширных кровоизлияний. В лучшем случае человек останется инвалидом.
- Черт! - проговорил я вслух.
- Не надо звуков! - тут же одернули меня.
В кустах раздался шорох, я вздрогнул от неожиданности.
- Спокойно это кабан, - раздался голос моего спутника.
Кабан? Ну ничего себе! Они же вроде напасть могут! - подумал я.
- Этот не будет, ему тут не очень комфортно, он сам нас боится, - успокоил меня старец.
Шорох усилился и перешел в семенящий топот - наш гость решил удалиться.
Животные как никто другой сохранили в себе связь с природой, или что называют еще третьим глазом, интуицией. Имея в своем распоряжении такое чувство человек мог бы считать себя чуть ли не ясновидящим, конечно при условии сохранения интеллекта. Животным в отличие от человека не пришлось утрачивать эту связь из-за неправильного развития сознания. Теперь многие мечтают вернуться в те далекие времена, когда люди имели и мозги и третий глаз.
Поток сознания нарушил старик.
- Эти люди внизу также мечтают вернуть утраченные экстрасенсорные способности, вот только цели у них...
Очевидно у моего огромного спутника эти способности сохранились.
Откуда у вас такие возможности? Кто вы? - подумал я.
- Я тот кто стремится вести эволюцию в правильном направлении, я представитель предыдущей цивилизации, которую уничтожили алчность и разврат. Я прихожу к тем кто смог появиться перед нашим взором, кто смог достигнуть уровня на котором мы начинаем его видеть... Мы посылаем к таким, пусть и временно просветленным, смотрящего. Я ваш смотрящий, я помогаю вам не скатиться в пропасть и не сойти с пути истинного.
Вы представитель древних? Я читал что люди исполины населяли когда-то землю и погибли во времена очередных природных катаклизмов, так вы...?
- Да, большинство погибло, но некоторые и выжили.
Значит Шамбала существует?
- Мы скрываем ее от людей, ее можно увидеть только в определенном состоянии сознания. Это состояние никогда не будет достигнуто этими людьми снизу, - он кивнул себе под ноги. Потому что есть некая формула гармонии, которую человек должен составить своими мыслями и поступками. Только при таком положении и расположении неких составляющих элементов наступит нужное состояние. Вы, вместе с девушкой, смогли составить эту формулу. Поэтому я и появился.
Я смотрел на девушку, продолжавшую медитировать, и старался представить чем мы сможем ей помочь.
- Не надо напрягаться я все уже сделал. Она скоро выйдет на поверхность со своими провожатыми и мы освободим ее.
Освободим? На поверхности? Будьте добры посвятите меня в ваши планы, а то я чувствую себя очень неуверенно.
- Здесь нет никаких тайн, она сейчас на том уровне, где мы можем с ней безбоязненно общаться.
Безбоязненно? - подумал я.
- Да, не опасаясь что нас могут подслушать.
А как же мы? Нас могут подслушать?
- Нет, у нас защита. Ты очень любопытен, очень, и в сочетании с чистотой души ты должен постоянно познавать мир вокруг, а это духовный рост. Теперь тебе понятно, почему именно ты встретился с этой девушкой? Ну да мы отвлеклись, чтобы ты не беспокоился, я расскажу...
Очередной шорох и треск сучьев, теперь уже довольно существенный заставил моего спутника замолчать даже в моей голове.
- Тихо, не звука, - раздался приказ старца.
Теперь я отчетливо слышал шаги и разговор на полутонах.
Кто это? - насторожился я.
Они двигались прямо на нас.
- Спокойно, они нас не заметят, если только не привлечь их внимание звуками.
Но они прут прямо на нас! - почти воскликнул я внутренне.
- Главное чтобы они ничего не услышали...
Перед нами появилась группа из трех человек с фонариками, я узнал голос одного из только что разговаривавших внизу.
Луч скользил перед моими ногами, пока не поднялся до самого пояса.
Черт сейчас они закричат! - подумал я в отчаянье но..., как ни странно луч заскользил дальше по веткам и кустам, освещая невидимую тропинку. Эта странная компашка прошествовала буквально в метре от меня. Где был в это время старец я так и не понял, ибо на прежнем месте его не оказалось.
Не может быть! они нас не заметили!
Я прислушивался к голосам удаляющихся мужчин.
- Они не увидели, как видишь, - раздался уже знакомый голос моего спутника.
Вас не заметил даже я, если честно..., - подумал я уже заметно успокаиваясь.
- Ты был в таком же состоянии.
Мы были невидимыми?
- Мы и сейчас невидимы.
Я посмотрел на ноги и понял что он прав, там, где еще недавно находились мои ступни, теперь были лишь примятые листья.
Ничего себе, вот так просто! - подумал я в восхищении. А как же они, им такое недоступно?
- Им многое недоступно, это их и раздражает. А знаешь куда они направляются?
Я задумался, из всего выходило, что по мою душу.
- Правильно, а тебя там нет.
И что же теперь?
- Теперь будем ждать когда Катя выйдет на поверхность чтобы показать "место силы", то есть то место, где она обрела свой дар.
Они поедут к ней домой или домой к Федору?
- Зачем же такие сложности, она покажет его здесь в лесу, это произойдет как раз там, где погиб Федор, помнишь красный шар?
Еще бы.
- Он оставил прекрасные следы вокруг, они их почувствуют и это нам поможет.
А разве это не их детище?
- Что?
Шар, туман, монстры?
- Это детище сбежавшего академика, он напустил тут туману с помощью некоторых своих людей. Они понимают что не могут вас достать, поэтому и прибегли к такому методу.
Так и они знают где мы находимся?
- Знают те, кого активизировал профессор, те самые монстры и всякая нечисть с нижних уровней. Успел ли он получить от них информацию о вас я не знаю. Его подчиненные просто составили часть необходимой формулы, но они не знали, где служители нижних уровней - те чудовища что вы видели, будут активизированы.
Я понял, что подчиненными старец называет эту армию бандитов-отморозков.
- Хорошо я буду называть их отморозками, если так будет лучше восприниматься.
Я улыбнулся. Привыкнуть к тому, что есть еще кто-то, знающий каждое движение мысли в голове, было сложно.
Получается что помимо двух организаций земного происхождения за нами охотилась и еще одна потусторонняя. Весело...
- А есть еще и наша, - поправил меня старик.
Подул сильный ветер, это заставило меня отвлечься от размышлений и обратить внимание на окружающее. В сплошной тьме, а всякое свечение под ногами уже исчезло, я старался рассмотреть ближайшую растительность. Она шумела и качалась отчего становилось ужасно неуютно.
Я посмотрел на затянутое тучами небо, оно имело небольшой просвет в месте луны.
- Ничего, дождя не будет, - проговорил мой спутник.
Что мы будем делать дальше?
- Пойдем к тому месту. Катерина уже рассказывает своим надзирателям о мифическом месте силы.
Уже? Мы же только что видели ее в медитации?
- К ней пришли, как и договаривались - через пятнадцать минут. Ей было поставлено условие, и она решила сдаться... Разумеется, якобы сдаться.
Я подивился той отзывчивости и чуткости старца с которой он объяснял все что меня интересовало...
- Нет, мне это совсем не трудно, но если у тебя не будет ко мне доверия, ты не сможешь помочь своей девушке.
Я не смогу?
- Ты будешь участвовать в ее освобождении. И уже совсем скоро.
Вот как? Я конечно согласен, но тогда мы должны обсудить мои действия.
- Пойдем, - произнес старец, и его белое одеяние слегка осветилось.
Теперь он был похож на огромного светлячка, потерять такого было сложно.
Меня взволновал вопрос нашей маскировки, ведь мы собирались незаметно подкрасться к конвою девушки.
- Не беспокойся, мы еще далеко от них. Потом мы опять сделаемся невидимыми.
Почему бы нам не сделаться такими уже сейчас?
- Это требует расхода энергии, мои ресурсы не бесконечны.
Впервые я услышал что-то несколько умоляющее возможности моего спутника.
Мой поводырь опять вел меня такими путями, что вездесущие кусты и ветки оставались в стороне. Я с легкостью следовал за ним, фактически не встречая преград. Теперь меня мучил вопрос плана. Я хотел быть посвященным в схему освобождения.
- Ты все еще успеешь. Не всегда можно предугадать события, поэтому любой план будет неким зомбированием на какой-то последовательности. А это плохо, потому что любое отклонение в сторону может вызвать растерянность. Самое лучшее что можно придумать - это жить в моменте, полностью отключиться от внутреннего диалога и положиться на интуицию. У тебя такая возможность есть.
Замечательно, значит сплошная импровизация. Да, но только я не думаю что мой измученный организм готов сейчас включить полноценную интуицию.
- Это не организм, это другое. И оно у тебя в порядке, - вещал старец.
Я не имел ни возможности, ни желания возражать ему. Он вполне заслуживал доверия.
- Не думай ни о чем, просто следуй за мной, - услышал я очередное послание.
Не знаю почему, скорее не без вмешательства сверхъестественного, но я действительно расслабился. Неизменным оставалось только желание поскорее освободить девушку.
Спина старика постоянно находилась передо мной. Когда я ускорялся и расстояние между нами сокращалось, он каким то неведомым способом это чувствовал и шел быстрее. Между нами постоянно поддерживалось приблизительно пару метров.
Не знаю каким образом, но сейчас даже многочисленные сучья перестали трещать. Я как-то умело ставил ноги туда, где их не было, да и самих коряг заметно поубавилось. Должно быть это тоже не без вмешательства поводыря.
- Мы приближаемся, - раздалось в голове.
Я стал озираться по сторонам желая увидеть место.
- Успокойся, до места еще далеко.
Тогда куда же мы приближаемся?
- К девушке с ее провожатыми.
Не смотря на это наша скорость не убавилась, все оставалось по-прежнему, впрочем, по-прежнему бесшумно.
Наконец я заметил, что свечение моего спутника стало тускнеть. Это было сигналом приближения к цели.
- Скоро ты перестанешь видеть меня, следуй своей интуиции. Я всегда буду рядом.
Подождите, но что мы должны делать? - вновь очнулся я, - хотя бы приблизительно можно узнать?
- Сейчас нет, уже на месте ты узнаешь, - прозвучал загадочный ответ.
Я почувствовал нервозность, меня стали раздражать его замысловатые ответы.
- Не стоит сейчас этого делать, - раздалось в голове.
Черт, если вы все знаете, то почему допускаете у меня потерю равновесия?
- Потому что ты вполне самодостаточен и самостоятелен, просто ты еще сам этого не осознаешь. Твоя привязка к прежним привычкам и образу мыслей все еще велика, когда ты ее порвешь, тогда сможешь уйти от штампов и станешь по-настоящему свободным.
Довольно, я все понял, мне бы хотелось сосредоточиться на нашей миссии.
- Не надо сосредотачиваться, смотри на все боковым зрением, непредвзято, разве ты не замечал что самое реальное впечатление от события именно тогда, когда ты смотришь на него непредвзято, что называется боковым зрением?
Замечал, я постараюсь смотреть боковым зрением, просто мне хотелось бы узнать, что нас может там ждать?
- Я не смогу тебе точно ответить, потому что будущее никому неподвластно, оно действует по законам вечности и бесконечности, повлиять на эти параметры никто не в силах. Мы можем лишь предполагать.
Теперь я видел своего спутника весьма смутно. Он напоминал привидение, слегка проявившееся в эфире. Мы начали исчезать, я посмотрел на ноги и увидел вместо них лишь темную листву. На ней отчетливо прорисовывались вдавленные границы моих туфель.
Вот он момент истины, - успел подумать я перед тем как в моей голове раздалось очередное послание.
- Теперь ступай осторожней мы почти пришли.
Отлично!
Старик фактически полностью исчез.
Я смогу тебя различать?
- Ты должен следовать своей интуиции, - услышал я уже знакомую фразу.
Неожиданно раздался звук ломающихся веток.
- Семен, ты можешь не так звучно идти? - раздался чей-то голос совсем рядом.
- Окей босс.
Я увидел замелькавшие фонарики, создавалось впечатление что их только включили, настолько неожиданно лучи прорезали тьму.
Трое мужчин сопровождали Катю. Среди них я узнал одного из сегодняшних гостей. Вторым был босс из комнаты снизу, третьего я видел впервые.
Мы осторожно приближались к процессии. Я уже совершенно не видел моего поводыря - исполина, но незримо чувствовал его присутствие.
- Знаешь Иришка, мы могли бы с тобой поладить, ты заслуживаешь лучшего. Тебе не кажется? - заговорил босс.
Под светом его фонаря оказалось лицо девушки. По ее взгляду я сразу все определил. Ей сложно было играть, она не из тех, кто восхищался виртуозной игрой артистов. Ей был противен обман, она знала что несет за собой искажение действительности, она знала законы мироздания. Среди них не было места лицемерию и артистизму, поэтому, этот вынужденный шаг давался ей с огромным трудом.
Она смогла изобразить что-то наподобие кривой улыбки.
- Да, возможно я заслуживаю большего, но где тот человек, который бы заслуживал счастья настолько же, - ответила она монотонно.
Раздались хихиканья.
- Трудно быть умной и красивой, ты не представляешь как я мог бы скрасить твое существование, - продолжал неутомимый босс.
Освещая фонариками увядающую листву, процессия стала удаляться. Один человек шел впереди, босс сзади и уже знакомый мне гость шел рядом. Только теперь я понял, что его рука была пристегнута к руке девушки. Для верности они решили воспользоваться наручниками.
Теперь вся надежда на "поводыря", он знает что делает. Для меня освобождение девушки из рук трех вооруженных мужчин являлось задачей невыполнимой, но он мог многое, в этом я уже убедился. Вот только моя роль до сих пор была мне непонятна.
- Пойдем за ними..., ты держись немного слева, девушка будет это знать, - услышал я голос.
Было несколько непривычно после слов, что называется с эфира, перейти на внутренний прием.
Она знает что мы тут? - подумал я, глядя вслед мелькающим фонарикам.
- Да, и это ей поможет. Вы вместе - это формула, ты и она даете необходимое соотношение энергии.
Удивительно, что он говорит это теперь, когда надо было действовать, почему так некстати поднимаются философские темы? - Занервничал я и тут же себя одернул. - Почему же некстати, очень даже кстати, разве это не дает мне уверенности в себе?
- Ты делаешь успехи, пойдем.
Мы отправились вслед мелькающим фонарикам и еле слышным разговорам. Они перешли на полутон, должно быть близость к цели заставила их насторожиться.
Ничего сейчас вы узнаете где "место силы" - с каким то злорадством подумал я.
- Нет, не надо рассеиваться на эмоции, ты должен быть в ясном сознании, - тут же вмешался старец.
Я абсолютно не видел его, но теперь меня это не угнетало. Я шел по обочине тропинки и готовился к нападению. Треск под ногами, да и просто даже мягкие шаги отсутствовали. Почему это происходило я объяснить не мог. Периодически я смотрел под ноги и мое обостренное от постоянной темноты зрение выхватывало из мрака вдавливаемую землю.
- Послушайте девушка, если вы решили сыграть с нами..., уж даже не знаю в какую игру, то вам это дорого обойдется, - услышал я от одного из них. Это был не голос босса.
- Интересно, во что бы это я могла с вами сыграть? - не растерялась Катя.
Неужели они что-то заподозрили, хотя почему бы и нет?
Мы неуклонно приближались к этой группе. Один из фонариков периодически светил назад - кто-то решил подстраховаться. В такие моменты становилось особенно не по себе. Но по реакции было понятно что нас не видят. После этого оставалось огромное цветовое пятно в глазах.
Мы уже буквально наступали на пятки последнему замыкающему, когда случилось совершенно неожиданное действие с его стороны.
- Стойте, тихо! - скомандовал он шепотом.
Все замерли в ожидании.
- Что случилось? - услышал я голос знакомого "гостя".
- Здесь кто-то есть, - продолжал босс, вскидывая пистолет и направляя его куда-то в сторону старца.
Фонарики замелькали с большей интенсивностью. Казалось, что не один закуток не остался в темноте.
- Нет, Кирилл Андреевич, вам показалось, - проговорил тот которого звали Семен.
- Правда? Катя ты тоже так думаешь?
Столб света ударил девушке в лицо.
Та зажмурилась и спокойно пожала плечами.
- Я не слышу, - продолжал босс.
- Я не знаю что говорить, если вам что-то показалось это может что-то значить, но мне например ничего не показалось. - Ответила она все тем же монотонным голосом.
- Прекрасный ответ, не перестаю удивляться вашей манере общаться.
- Спасибо.
- Ну что идем дальше? - спросил Семен.
- Мы уже фактически у цели, - напомнила девушка.
- Говорите тише, прошу вас, - произнес "прикованный" к Катерине.
- Все правильно, замолкаем, - перешел на шепот босс.
Они перестали махать фонариками и направили лучи вперед.
Пронесло, - подумал я. Несмотря на то, что нас явно почувствовали, пронесло...
- Я бы не советовал так уж радоваться, - услышал я в голове.
А кто радуется, просто мне казалось, что вот он наш час Х...
- Насчет этого ты почти прав, наш час близок.
Мы направились за ними, я стал ступать еще осторожней.
- По-моему ты слишком хорошо ориентируешься в этих дебрях, - произнес босс.
- Вам не угодишь, - ответила Катя.
- Дело не в этом, ты идешь по темному лесу по какой-то едва заметной тропинке, ты что сама ее протоптала? - продолжал тот.
- Нет тропинка местных отдыхающих, тут весь лес в таких.
- Да? Очень интересно... Но эта выведет нас прямо к месту силы? - продолжал сомневаться босс.
- Эта не выведет, но максимально приблизит, если угодно, - в голосе девушки послышалось раздражение.
Старец молчал, я же все больше приближался к боссу.
- О мы начинаем выпускать коготки, - обрадовано произнес тот.
- Извините, но вы мне не верите..., - уже спокойно произнесла Катя.
Я понял, что отсутствие старика было ничем иным, как усиленным общением с девушкой - он сосредоточился на ней, она этого требовала, особенно после ее раздражения. Нужно было срочно привести ее в порядок.
- Да, ты опять прав, - услышал я знакомый голос и успокоился окончательно.
Как она ориентируется? Даже я - очевидец тех событий, не могу вспомнить точно, где все происходило.
- Мы направляемся не совсем туда, мы направляемся к месту где ты спрятал Петра, - раздалось в голове.
Это фактически одно и то же, она все равно точно не видела где это место. Впрочем, я как ребенок, неужели не понятно что все делается под вашим чутким руководством...
- Не все...
Тем временем группа сошла с тропинки и направились влево. Огибать множество веток не представлялось возможным, я испугался что сейчас нас обнаружат по шелесту или треску сучьев.
- Спокойно, - подкорректировал меня старик.
После чего предо мной раздвинулась растительность. Я быстро проник в образовавшуюся арку. В последующем такое происходило каждый раз, когда на моем пути вставала стена из высоких кустов. В такие моменты группа становилась едва видимой, но заботливый исполин раздвигал ветки и я снова делал несколько шагов. Мысленно я благодарил невидимого напарника.
Катя кашлянула, это получилось как-то неестественно. На что тут же среагировали ее провожатые.
- Что это с тобой? - спросил "прикованный".
- Поперхнулась.
- Поперхнулась, говоришь? - повторил Семен.
Процессия остановилась и три луча забегали по кустам.
- Черт, если ты что-то задумала пеняй на себя! - раздался голос босса.
Как они чувствительны, - подумал я в тот момент, когда один из лучей меня ослепил. Наши тела были невидимы, но физиологические функции оставались без изменений.
Они не на шутку встревожились, я и сам подумал что Катерина давала знак. Хотя зачем, если они могли общаться мысленно?
- Это замешательство нам нужно, - услышал я голос старика.
Но ведь они насторожились, так будет сложнее, - подумал я в ответ.
- Нет, они теряют равновесие, следовательно, те неясные проблески чувствительности к тонкому миру будут утрачены, а это нам нужно...
Где вы сейчас? - спросил я.
- Недалеко от Катерины.
Как? А кто же раздвигает передо мной ветки?! - изумился я.
- Здесь несколько наших друзей, - спокойно прозвучало в ответ.
Значит вы не один?
- Уже нет.
Стало все понятно.
Группа с фонариками постепенно успокоилась, но лучи продолжали лениво шарить вокруг.
- Мы идем? - спросила девушка.
- Да, - ответил босс.
Один из фонарей осветил небольшую траншею впереди. Я сразу узнал ее. Это была та самая яма, в которой было спрятано тело Петра. Значит, сейчас все и начнется, - приготовился я.
- Спокойно, - услышал я в голове.
Это могло значить только одно - что мои предположения верны.
- Спокойней, мы не одни, - продолжал мой невидимый спутник.
Мне по-прежнему хотелось знать, что нас ждет.
Группа продолжала двигаться гораздо осторожней, эта яма их явно насторожила.
- Еще долго? - спросил босс.
- Нет, мы уже на месте, - ответила девушка.
Группа остановилась и фонарики вновь замелькали, освещая все вокруг.
- Это здесь? - раздался удивленный голос Семена.
Неожиданно со стороны ямы послышался треск сучьев. Все лучи тут же устремились в направлении звука. От этого яма, присыпанная листьями, стала отчетливо видимой.
- Это еще что такое? - спросил босс настороженно.
В этот раз девушка молчала.
Ветки, а вместе с ними и ворох листьев задвигались интенсивней. Я с изумлением наблюдал за происходящим. Все это могло означать только одно, что Петр, которого я присыпал именно тут, начал воскресать.
- Ты что молчишь? Язык проглотила? - взволнованно спрашивали девушку.
- Что мне говорить, я привела вас в место силы, - наконец отозвалась Катя.
В этот момент из вороха листьев высунулась рука....
- О черт! - вскрикнул Семен.
Все достали пистолеты и направили оружие в яму.
Через мгновенье появилась вторая рука. Кто-то пытался вылезти на поверхность раскидывая ветки и листья.
- Девочка, что это за ерунда? - воскликнул босс.
- Я не знаю, - перепугано ответила Катя.
Неужели она действительно не знала? - подумал я, жадно "пожирая" происходящее.
Наконец из листьев появилась голова Петра. То что это была голова не вызывало сомнений, но, то что ее обладатель был мертв также было известно. Впрочем, присмотревшись, я только больше в этом убедился. Его лицо нельзя было назвать живым. Приоткрытые глаза не являли собой ничего кроме тусклых белков, мимика полностью отсутствовала. Запекшаяся кровь на половине головы и слипшиеся волосы указывали место удара.
Это был мертвец. Я сразу вспомнил события, происходившие вокруг домика, там тоже присутствовал Петр.
Теперь я уже не был так уверен в добрых намерениях невидимого старца-исполина. Если тут использовались те же силы, что пытались нас умертвить еще совсем недавно, то где гарантия что все это не придумано именно для того, чтобы довести начатое до конца?
Петр под пристальным взглядом троих вооруженных мужчин и, я бы сказал, растерянной Катерины, стал выкарабкиваться из траншеи. Получалось это у него довольно неумело, но все же, он смог на карачках отползти от ямы.
- Кто ты? - грозно спросил босс.
- Хр...р, - раздалось нечленораздельное рычание.
- Какого черта, Кирилл Андреевич, ты что не видишь что это мертвец?! - возмутился Семен. - Так что, это и есть место силы? Здесь оживляют зомби? - нервно захихикал он.
- Ну-ка хватит! - воскликнул босс.
Тем временем Петр, опираясь руками о землю, привстал,.
- Ба, да это же ваш приятель, - вырвалось у Семена. - Коля ну-ка дай свою сумочку.
Только теперь я обратил внимание на саквояж в руке человека, ведущего Катю. Я видел что-то у него, но не придавал этому значения.
Тем временем саквояж перешел в руки босса. Он живенько его открыл и извлек оттуда какой-то прямоугольный прибор.
Что это? - настороженно подумал я, желая услышать своего наставника.
Петр окончательно поднялся и пошел на ближайшего из мужчин, им оказался Семен. Он направил в него пистолет и приказным тоном выкрикнул:
- Стоять бестия!
Это не подействовало, Петр продолжал приближаться.
- Без шума! - приказал босс.
- Я выстрелю, он же прет на меня!
- Стой!
Прибор в руках босса осветился красным светом и в этот момент я увидел старца, склонившегося над прямоугольником и изучающим его содержимое.
Все тут же отскочили от исполина и теперь уже пистолеты были направлены в него.
Вокруг, буквально по периметру этой группы, стояло еще несколько таких же исполинов.
- А ну не двигаться! - крикнул босс моему старцу, возможно других он и не заметил.
Но это не подействовало, старик резким ударом выбил прибор из рук. Раздались многочисленные выстрелы. Все стреляли в старца.
Прибор оказался недалеко от меня и я с силой ударил по нему ногой. Красный свет исчез.
Боковым зрением я видел как все остальные исполины спешат на выручку своего товарища. Когда свет пропал, исчезли и все невидимые существа за исключение моего наставника и разумеется Петра.
Мужчины заметались, один искал раздавленный прибор, другой оттаскивал от лежащего старика Катерину. Босс же озирался вокруг с вытянутым пистолетом в руках.
Через секунду пистолет вылетел из его рук, а сам он замер как парализованный. То же произошло и с двумя его коллегами. Пистолеты взмыли вверх так, если бы по ним стукнули ногами. Возможно так оно и было, но увидеть этого не представлялось возможным.
Я с изумлением взирал на трех замерших в неудобных позах мужчин. Девушка с расширенными глазами смотрела на своих недавних надзирателей и на Петра который, приблизившись к Семену, взял его рукой за горло.
Я подбежал к Кате и быстро спросил:
- Где ключ от наручников?
Она вздрогнула и, оглядываясь по сторонам, спросила:
- Коля, ты?
- Да, где у них ключи от наручников? - с нетерпением повторил я.
- Внутренний карман пиджака у их руководителя, - раздалось в моей голове.
Я тут же взглянул на старца, но тот лежал без признаков жизни и весь в кровавых пятнах. Этого не могло быть! Неужели столь выдающиеся способности, столь неординарный исполин не смог защитить себя от обыкновенных пистолетов?! - восклицал я в изумлении. - Неужели способность становиться невидимым, читать чужие мысли, перемещаться по параллельным измерениям не смогла защитить их обладателя от пуль?!
Я подошел к застывшему боссу и полез к нему в пиджак. Там я с легкостью обнаружил ключи. Петр продолжал стоять не шевелясь, я не знал сдавил ли он шею Семену или ждал сигнала.
- Что с вашим товарищем? - спросил я вслух.
- Он погиб, - раздался монотонный голос, по тембру он был похож на моего недавнего провожатого, но все же тональность была другая.
- Вы не сможете его спасти? - продолжал я общаться, подходя к девушке.
- Его плоть подобна вашей, экстрасенсорные способности не меняют структуру тела.
- С кем ты говоришь? - спросила Катя.
- С друзьями, с такими же как и он, - я показал на лежащее тело. - Он привел меня к тебе, он все это сделал...
- Я знаю, я общалась с ним, - произнесла она печально.
Я вставил ключ в замок наручников и повернул. Они тут же распахнулись. Катя потрясла освободившейся рукой и повисла на моей шее. Только теперь я заметил что вновь стал видимым.
- Колька, как я рада, если бы ты знал как я испугалась, я думала что это конец...
- Подожди, эти ведь еще живы, они просто застыли, - кивнул я на "провожатых".
- Я знаю, я также знаю что их больше никто из своих не увидит, они больше не опасны, - проговорила она, прижимаясь ко мне.
- Подожди, Катенька, а как же... - Я недоговорил.
Семен, которого Петр держал за горло, рухнул. Судя по закатанным глазам и вывалившемуся языку, он был мертв.
Петр направился к другому, теперь ближайшим был конвоир девушки. Наручник так и остался болтаться на его запястье.
- Подождите, мы хотим знать что происходит! - проговорил я громко.
- Тебе уже все рассказал наш друг, теперь позволь нам закончить начатое.
Петр на миг как бы задумался, после чего его рука сжала горло очередной жертвы.
- Вот черт, - произнесла Катя.
Мы невольно попятились. Валяющихся фонарики были направлены в разные стороны и напоминали декоративные светильники. Их свет позволял наблюдать за происходящим.
Убиение беззащитных было с каким то мерзким душком. Хоть это и были наши враги, но абсолютное отсутствие сопротивления вызывало жалость.
- Петр, прекрати! - выкрикнула Катя.
Но, как и следовало ожидать, реакция у нашего недавнего товарища отсутствовала. Это был полностью подчиняемый чужой воле зомби.
- Оставьте нам их руководителя, хотя бы на время! - проговорил я, - ваш товарищ погиб спасая нас, теперь вы хотите чтобы мы так и остались в неведение. Значит то, что они хотели с нами сделать будет просто немного отсрочено, так получается? - спросил я с надеждой.
- Ты получишь ответы и без их помощи, - раздалось у меня в голове. Кто-то вышел со мной на связь.
В это время рухнул второй задушенный. Петр еще какое-то время стоял с вытянутой рукой, имитирующей сдавливание шеи, затем медленно направился к последнему из замерших в ожидании своей печальной участи.
- Оставьте хотя бы на время, я хочу поговорить с ним, - попросил я.
- Здесь нельзя оставаться, они послали сигнал тревоги, - снова зазвучало в голове. - Если спасательный отряд не обнаружит всех троих он будет преследовать вас с большим остервенением. А так все три убийства будут на зомби...
- Они что, уже идут сюда? - уточнил я, чем вызвал немалое удивление Кати.
- Они в курсе, что произошло? - спросила она.
Я кивнул.
- Все, оставь его, с ним мы далеко не уйдем, - продолжала она. - К тому же я уверена, что главное ты уже знаешь, ничего нового он бы тебе не сказал.
С ней как обычно трудно было спорить, ничего не оставалось кроме как согласиться.
Петр на какое-то время прекративший всякие движения, теперь вновь "ожил". Он подошел к предводителю конвоиров и сжал пальцы на его горле. Почему именно такую смерть выбрал для них зомби? Впрочем, наверняка ему все диктовалось со стороны.
Мы еще какое-то время молча смотрели на то, как убывает жизнь босса. Затем, когда безжизненное тело рухнуло на землю и подняло ворох листьев, мы как по команде подняли фонарики и посветили на Петра.
Он, вернее то, что им было, по-прежнему не выражал никаких эмоций. Его закатанные глаза светились тусклыми белками - типичный труп, но почему-то ходячий. Кое-какие чувства всплыли по отношению к прежнему, живому Петру. Некоторые его шутки я оценил по достоинству.
- Ну что Петя, не знаю слышишь ли ты меня, вернее твоя душа..., если она сейчас тут то пусть знает что нам тебя будет не хватать, - проговорила Катя.
- Прости, что так вышло, - подхватил я.
Не знаю, насколько это было в действительности, но только мне показалось, что он кивнул в ответ.
- Прощай, - кинула Катя и мы поспешили прочь, еще не зная куда, но уж точно не в наш покинутый домик.
Мы решили двигаться к трассе, но идти строго в лесу. Когда "спасительный отряд" бросится на наши поиски, то наверняка будут блокировать все дороги. Хотелось бы их опередить на трассе. Но, учитывая что в их составе и милиция и ГАИ, верилось в это с трудом. Скорее всего, мы спрячемся где-нибудь рядом с трассой и будем долго изучать обстановку.
- Катя, ты что-нибудь поняла? Можешь чем-то поделиться? - спросил я, выбирая путь без густых веток.
- Прошу тебя, давай потише. - Ответила она в полтона.
- Ты права, - я перешел на шепот. - Постоянное преследование перерастает в привычку и делает меня менее осторожным.
Мы остановились и замерли в тишине. Никаких подозрительных звуков, кроме естественных - скрипа деревьев и шума листвы. Я приблизился к девушке и поцеловал в щеку.
- Какой-то страшный затянувшийся сон..., как хочется проснуться и понять что все это приснилось...., - прошептал я, - мне кажется что это никогда не кончится.
Рука с фонариком опустилась и световое пятно уперлось в землю.
- Тебе страшно? - спросила она тихо.
- Есть немного..., а тебе? - я взглянул ей в лицо. - Что было там?
- Угрозы и огромное психическое воздействие. Они безусловно далеко шагнули..., этот оккультный орден... при власти, у них всегда будут ограничения, они всегда будут биться головой о потолок, потому что он для них строго обозначен..., - шептала она загадочно.
- Катя, ты вновь говоришь загадками.
- Разве? Мне кажется что это вполне понятно..., нельзя постичь духовный мир, руководствуясь корыстными целями... Мечты о мировом господстве, об избранности, что это? Приписывать себе исключительное право божественного наместника? Права безмерно управлять чужими мыслями и волей? Нет, такие люди изначально ограничены..., что и было недавно доказано. Они не смогли прорваться на те уровни, где происходило наше общение, ты ведь это все понимаешь? - спросила она мягко.
В ее тоне слышалось извинение - должно быть за то, что она знает больше меня. По крайней мере, именно так я воспринял излишнюю мягкость интонации.
- Я это понимаю..., они не слышали того что говорил мне старец, а ты?
- Я не слышала ваш разговор, но он мне дал понять что ты в курсе происходящего и что ты постоянно общаешься с ним. Я была спокойна и уверена что меня спасут. Только..., я не думала что такой ценой, - закончила она с сожалением.
Я осмотрелся и вновь прислушался. Свет в темном лесу мог служить прекрасным ориентиром. Я потушил свой фонарик и посмотрел на световой круг от фонарика девушки. Она все поняла и также выключила свет.
Мы постояли какое-то время в полной темноте.
Ночью в лесу..., кто бы мог подумать, что наши приключения зайдут так далеко.
Постепенно глаза привыкали к мраку и окружающая растительность стала проявляться.
- Что будем делать? - задал я банальный вопрос.
- Я не уверена, но наши друзья не должны нас бросить. Мы пойдем к трассе, как и собирались, нужно уезжать отсюда как можно дальше...
- На край света?
- Да, там где нас никто не знает..., где мы сможем продолжить наше путешествие в бесконечность.
Я вспомнил старца, мне казалось что теперь он всегда будет рядом, что такая недосягаемая сила не может быть уничтожена, особенно с его уровнем защиты. Но..., его существование было прервано банальными пулями. Этот прибор, который я раздавил, он позволял видеть параллельный мир! Почему они не использовали его раньше?
Ответ возник в голове неожиданно и имел какие-то знакомые нотки.
- Прибор не мог долго работать, он берет слишком много энергии, поэтому его и использовали в самом экстремальном случае.
Ты жив? - с восхищением подумал я.
Но теперь в ответ была лишь тишина и звуки ударов собственного сердца.
- Ты увлекся, нам надо идти - прошептала девушка.
Она знала о моих мыслях?
- Ты о чем? - спросил я.
- Я об энергии, которую ты излучаешь. Ты вышел в тонкие уровни, рядом с тобой становиться хорошо и гармонично, спокойно, но не это нам сейчас надо, мы можем сгинуть в нашей нирване, подпустив к себе опасность, - прошептала она.
- Тебе хорошо, когда я в духовном мире?
- Да, мы ведь с тобой знаем как можно влиять на ближнего с помощью тонкой энергии, а если она в руках мудреца..., то ты это чувствуешь....
- Я мудрец? - искренне удивился я.
Она закивала.
- Ты это серьезно? Я..., нет, мне еще далеко, я столько дров наломал, я даже убил нашего Петра, ты мне льстишь...
- Ты понимаешь больше любого академика, который оперирует материальным и познает его с помощью законов физики, пойми ты гораздо мудрее его. Он не сможет постичь и малой толики того, что удалось постичь тебе, будь он хоть трижды академиком.
- Все дело в формуле..., - вспомнил я старика.
- Да, верно, ты смог создать ее своими мыслями и действиями, своей жизненной философией, это огромное достижение, это уже знак что ты по образу и подобию, ты приближенный, - не переставая шептала она.
Я чувствовал как просыпается мое уставшее тело и как уверенность и энергия наполняют мою душу. В то же время я протестовал против дифирамбов в мою честь.
- Прекрати! Ты заставишь меня возгордится и разбудишь мое эго! - ответил я жестко.
Она хихикнула.
- Нет, ты не сможешь воссиять больше солнца, осознавая какое оно, а ты осознаешь. Так что тебе не страшно тщеславие, но прийти в себя тебе надо. - Закончила она мягко.
После чего я почувствовал поцелуй на щеке.
Мы прижались друг к другу и долго не отпускали, подобно влюбленным после долгой разлуки. Я чувствовал биение ее сердца, а еще... запах, неповторимый запах ее тела. Он был особенным и кружил мне голову, в нем улавливался аромат каких то фруктов. В такие моменты я забывал все свои проблемы и просто растворялся в чувствах к девушке.
- Я не смогу без тебя, - проговорил я.
Несмотря на все испытания, мне было хорошо и гармонично рядом с этим человеком. Я как бы купался в ее ауре, получал своего рода гормоны счастья, это становилось для меня наркотиком. Мне хотелось снова и снова это повторить - просто постоять рядом и вкушать запах ее тела.
- Я тоже не могу без тебя... Не думала что способна на такие чувства после всего... Мне казалось что теперь я уже никогда не смогу испытать обыкновенного земного счастья, но ты перевернул все мои представления, чему я несказанно рада..., - шептала она с каким-то восторгом.
- Катька, ради таких минут я готов очень на многое. - Мне не пришлось кривить душой.
Темнота вокруг сгустилась, тучи закрыли ночное небо и сквозь них едва просматривался месяц. Ветер усилился, это привело нас в чувства. От взаимного умиления мы перешли к суровой действительности.
На девушке была болонья куртка, судя по всему теплая. Мое же положение было немного серьезней. Легкая курточка продувалась и меня спасал неплотный свитер, который я предусмотрительно натянул сегодня в домике.
Неожиданный мощный треск заставил нас вздрогнуть, это было похоже на выстрел. Спустя короткое время послышался гул и звуки трещавших веток.
Когда сверху стала надвигаться массивная тень, меня осенило:
- Отходим! - Я схватил девушку за руку и с силой потащил за собой. Мы ринулись в проем между кустами и пробежали несколько метров. Гулкий удар оповестил о природе происходящего...
Огромное сухое дерево рухнуло как раз на то место, где мы только что находились. Поднятый им ворох листьев кружил в воздухе.
- Это еще что такое? - Я включил фонарик и стал неистово светить вокруг.
Катя проделала то же самое.
Вокруг никого не было. Мы не осознавали, что покончить с нами таким изощренным способом было бы слишком сложно для человека. Но именно "себе подобных" мы пытались сейчас отыскать.
- Никого, - проговорила Катя.
- Да.
Этого не могло случиться просто так, но и утверждать что это покушение, было слишком.... Впрочем, сейчас мы сосредоточились и ждали продолжения.
- Идем отсюда, - произнес я негромко.
Мы направились в сторону шоссе, оставляя позади себя поваленное дерево. Теперь мне приходилось светить не только вперед. Катя направляла свет нам под ноги, я же освещал все что видел вокруг и периодически направлял луч назад.
- Неужели совпадение? - засомневался я.
- Ты в это веришь? - спросила Катя серьезно.
Я в это не верил, по крайней мере, что-то во мне яростно протестовало против случайности. Но если так, то кто же этот таинственный киллер?
Мы пробирались сквозь заросли, уже особо не заботясь о конспирации. Возможно последнее "покушение" убедило нас в излишности этой меры.
- Значит ли это, что мы "запеленгованы"? - спросил я, во время короткой передышки.
- Не знаю, если и так то..., каким уровнем, возможно те что собирались обрушить на нас дерево и те из подземного города не пересекаются?
- Час от часу не легче, тогда число наших преследователей возрастает, причем возрастает и количество уровней. Мы слишком мешаем их "миру"! - сделал я вывод.
- Слишком помпезно..., не хотелось бы тебя огорчать, но все происходит вполне обыденно. Если бы мы не сориентировались вовремя, то нас нашли бы приваленными сухим деревом. - Проговорила она с каким-то смешком.
- Ну и что? Нам ли не знать, что это далеко не конец? - немного нервно спросил я.
Катя загадочно посмотрела на меня и слегка улыбнулась.
- Ты говоришь банальности, но к чему это сейчас? Ты в очередной раз хочешь получить больше информации, но пойми..., я могу дать лишь столько сколько могу. И если в какие-то моменты я могу дать больше, то это происходит внепланово, это приходит откуда-то и может также исчезнуть совершенно ничего не изменив в моем мышлении. - Закончила она слегка смущенно.
В этом опять почувствовалось какое-то извинение передо мной, человеком, который уже не раз "комплексовал" по поводу своего непонимания.
- Не надо, я отлично все понимаю, а если и обижаюсь иногда на твои замысловатые разъяснения, то только из-за своих обывательских привычек. Но главное, что я это осознаю.... Вот только такие разговоры - через пять минут после того, как нам угрожала опасность..., для меня нескоро станут чем-то само собой разумеющимся. Рядом с тобой я нахожусь под каким-то наркотическим воздействием, реальность меняется..., - попытался я в очередной раз объяснить свое состояние.
Катя пожала плечами и взяла меня за руку.
- Я вновь чувствую вину перед тобой, - раздался ее миленький голосок.
Мы обнялись и стояли какое-то время без движений.
- Нет, я бы продолжал мучиться и искать, искать смысла и не исключено, что попал бы совсем не туда..., ты мой спаситель, - проговорил я ласково.
- Спасибо, Колька..., но нам нужно идти, наши проблемы никуда не делись...
Мы решили потушить один фонарик, а другой в моих руках заглушись настолько, чтобы был виден лишь небольшой участок под нашими ногами.
Что готовила нам неизвестность в этот раз?
Пробираясь сквозь густой покров осенней растительности, мне сложно было представить наши действия в случае опасности.
- Катя, наши помощники..., они с нами? - спросил я, раздвигая ветки перед девушкой.
- Я не могу этого знать, они появляются когда считают нужным и если захотят ставят нас в известность, мы не можем на это влиять..., - ответила она тут же и продолжила, - давай надеяться на лучшее...
- Мне кажется, что раз они уже взялись нам помогать, то зачем же прекращать на полпути...
- Я и сама так думаю, но... Давай, наверное, прекратим разговоры, будем маскироваться.
Мы замолчали и стали пробираться более осторожно. Звуки машин еще не были слышны, а это означало что мы далеко от трассы или еще хуже - идем в неправильном направлении.
Неожиданно впереди замаячило какое-то бледное пятно. Мы остановились и переглянулись. Пятно увеличивалось в размерах..., оно явно двигалось на нас.
Я достал пистолет.
- У тебя пистолет? - удивленно спросила Катя.
- Угу, - только и смог я произнести, целясь в странное пятно.
- Черт! - отчаянно бросила девушка, - это плохо...
Когда цель попала под луч фонаря, то стало ясно что это простыня. Она была в таком виде, будто какой-то человек накинул ее на себя и даже не позаботился сделать прорези для глаз. Картина была довольно жуткой, если еще учесть отсутствие звуков от шагов...
Оно парило над землей и приближалось.
- Остановитесь! - почему-то на вы обратился я к существу.
Как ни странно, но простыня остановилась и зависла над землей.
- Кто вы? - спросила Катя.
Вместо ответа она начала движение в сторону. Мы поворачивались, а она все заметнее ускорялась.
Я все время держал ее на прицеле. Там где были ветки и деревья она искусно маневрировала и периодически скрываясь от наших глаз.
Вскоре мы не смогли поворачиваться с ее скоростью, а просто вертели головой, наблюдая как она кружит вокруг нас.
- Я буду стрелять, - выкрикнул я неестественным голосом.
Это никак не повлияло на ее планы.
- Смотри, - произнесла девушка негромко, показывая куда-то в сторону.
Я увидел еще несколько белых пятен. Они мелькали между деревьями и приближались цепью.
- Что же это за такое? - спросил я негромко. - Может нам бежать?!
- Нет, стоим на месте. - Твердо сказала Катя.
Не знаю почему, но я повиновался, наверное это было действительно здравым решением. Несмотря на то, что женщины более эмоциональны и подвержены панике, моя спутница являла пример чего-то совершенно противоположного.
Все эти белые пятна превратились в такое же подобие накрытого простыней человека. Они приблизились к нам на расстояние метров пяти и встали полукругом.
- Спрячь пистолет, неужели ты не понял что сейчас он бесполезен, - прошептала девушка.
Я взглянул на сверкающий ствол и сунул оружие в карман, предварительно поставив на предохранитель. Хоть я и первый раз общался с оружием, но множество просмотренных боевиков послужили ликбезом, позволившим без труда отыскать крючок предохранителя.
Возможно поднятый мною пистолет так и не пригодится? Неизвестно что нам грозит от этих тряпок, вспоминалось нашествие подобных тварей на чердаке, правда у тех были глаза...
- Катя это не те же что и...? - начал было я, но не закончил, так как девушка поспешила с ответом.
- Я не знаю, - бросила она нервно.
Тем временем полукруг из этих простыней стал расходиться и замыкаться. Одна из них продолжала кружить вокруг нас.
Теперь они стояли по всему периметру окружности, оставаясь на прежнем расстоянии.
- Так..., послушайте что вам надо от нас?! - выкрикнул я, освещая по очереди одну простыню за другой.
Все они парили над землей и не издавали никаких звуков, что вызывало только большее напряжение.
- Перестань, - дернула меня за рукав Катя.
Она пристально всматривалась в какую-то из этих тряпок.
- А что? Что я сделал, спросил?! - у меня не выдерживали нервы.
- Успокойся, - твердо произнесла девушка, после чего сделала пару шагов навстречу изучаемой простыни.
Я невольно пошел за ней. В этот момент все они начали медленно двигаться по окружности в одну сторону.
- Все понятно! - воскликнула Катя и, схватив меня за руку, потащила вперед со словами: - бежим надо прорваться!
Это полностью совпадало с моим желанием.
Мы ринулись на движущиеся фигуры. Они ускорялись и между ними уже трудно было найти просвет, но все же возможно. В один из таких зазоров прыгнула девушка, я тут же последовал за ней. Меня задела одна из тряпок. От удара, твердого и сильного, будто от железобетонной балки, я полетел на землю.
Катя тут же подала мне руку.
- Куда тебя? - спросила она с беспокойством.
- По плечу, - бросил я, вставая на ноги.
- Все нормально? Идти можешь? - задыхаясь спросила она.
- Да!
Я заметил как то, что еще недавно было тряпками слилось в одну непроницаемую стену, кружившую вокруг того места, где мы недавно были. Они все ускорялись и уже был слышен какой-то гул.
Я представил какой силы мог быть удар от столкновения с такой крутящейся махиной.
- Бежим, хватит смотреть! - прошептала девушка.
В этот момент стена начала движение в нашу сторону, от осознания приближающейся катастрофы, ноги буквально сами понесли нас прочь.
Я схватил Катю за руку и широко раскрытыми глазами пытался отыскать просвет до того, как налететь на очередной кустарник. Получалось неважно, фонарики не помогали, к тому же, девушка периодически оглядывалась и подсвечивала весь этот кошмар позади.
Оно не отстает! - подумал я в ужасе, пробираясь сквозь очередные ветки.
Позади слышался хруст и треск ломающихся деревьев. Некоторые из них с такой силой выдергивались из земли, что падали впереди нас. Сплошное мелькание в свете фонарика и хлестанье веток по лицу слились в одно жуткое ощущение приближающегося конца.
Девушка кричала сзади от страха или возможно от боли. Разбираться не было времени, я тянул ее за собой спасая от надвигающейся дробилки.
- Стой! - услышал я наконец с ее стороны.
Это показалось мне настолько неправильным и противоестественным, что я не придал этому никакого значения.
Я почувствовал шквалистый ветер.
- Стой! Они впереди! - истошно вопила девушка.
Сквозь жуткий гул и хруст деревьев, я все же смог понять ее фразу.
- Кто? - крикнул я и ослабил хватку.
- Вон, смотри! - она показала в сторону неба.
Теперь и я увидел нечто, выделяющиеся своей чернотой на фоне слегка посеревшего неба. Подсветка была от месяца, проглянувшего сквозь тучи.
Это был крутящейся столб. В нем вертелась земля, деревья и все что только попадало на пути.
- Смерч! - выкрикнул я.
- Да, он обошел нас и теперь перед нами, - зачем то сказала девушка. Это было очевидно.
Какое-то время мы смотрели как массивные деревья разлетаются по веточкам, наиболее прочные вылетали из крутящегося столба целиком. Вокруг нас образовался целый дождь из веток и деревьев.
Мы развернулись и побежали в обратную сторону. В небе мелькнула огромная тень - это падало массивное дерево. Мы резко затормозили и чудом избежали погребения под его стволом.
От хруста и поднятой пыли не было ничего видно. Я потерял Катю и стал шарить вокруг, рассекая воздух руками.
- Где ты?! - кричал я.
Задыхаясь и кашляя от всепроникающей пыли и листьев, я продолжал выкрикивать ее имя.
Только не это! Неужели мы потеряемся, неужели с ней что-то случилось? - думал я в отчаянье. - Неужели после всего нам суждено затеряться в лесу!
Набрав воздух полной грудью я закричал что есть силы:
- Катя!
В ответ лишь гул ломающихся деревьев.
Фонарик освещал плотную взвесь из пыли и не позволял увидеть далее пары метров. Теперь я даже не мог определить в какой стороне и на каком расстоянии находится этот крутящийся столб.
А что если девушка поднята в воздух? - пришла мне ужасающая мысль.
- Катя! - вновь заорал я, но из-за всеобщего гула и сам не услышал свой голос.
Я продолжал стоять, надеясь, что потерявшиеся люди приходят на место где они расстались. Только в данном случае такой подход был более чем нелеп, но, возможно Катерина была сбита веткой или еще чем и лежала где-нибудь рядом. Тогда тем более надо было действовать, ибо ждать что она в таком состоянии начнет искать место расставания...
Я стал осторожно ступать, опасаясь попасть на лежащую девушку. Ветки продолжали сыпаться, ветер не переставая гнал все новые ворохи листьев. В этом кромешном кошмаре соблюдать такие меры предосторожности показалось мне смешным. Я ускорился и получил сильный удар веткой по голове. Впрочем, возможно это было и небольшое дерево.
Я присел на землю, закрывая руками лицо. То что у меня закружилась голова ни о чем не говорило, при такой неразберихе определить что делается с твоим равновесием было трудно. Я просто резко ослаб.
- Катя! - закричал я в очередной раз, ожидая что следующая ветка или что там еще может окончательно меня прибить.
И в этот раз я ничего не услышал кроме треска и гула. Я понял, что в таком положении слишком уязвим, поэтому пригнулся еще больше и просто лег на землю.
Мне пришлось полежать несколько минут, они были необходимы для того чтобы прийти в себя и подумать над дальнейшими действиями.
Тем временем ветер продолжал буйствовать ничуть не ослабевая и в какие-то моменты казалось что он способен меня подхватить и унести неведомо куда. Мне пришлось буквально вцепиться в рыхлую землю руками и ногами.
Я подумал о своем фонарике и вспомнил что запихнул его в карман брюк, очень бы хотелось чтобы он там и находился. Остаться сейчас без источника хоть какого-то света было бы ужасно.
Отцепив одну руку, я решил проверить.
- На месте, - с удовлетворением отметил я. - Что теперь? Где девушка? - осознание что моя спутница отсутствует с новой силой ворвалось в мозг. Где же наши помощники? Почему они бездействуют? Люди - исполины, вышедшие из предыдущей цивилизации, посылающие к просветленным "смотрящих", почему они допускают такое?!
- Где же вы?! - крикнул я в летающие кучи веток и листьев, - где же вы наши хранители?! Наши "смотрящие", почему вы покинули нас?! Помогите же нам наконец! - продолжал я выкрикивать, борясь с завыванием ветра.
- Ты ведь живой..., - раздалось неожиданно в моей голове, - думаешь, это просто так?
- Вы здесь..., - произнес я с восторгом, - слава Богу! - я приподнял голову и стал озираться по сторонам.
- Не делай этого, или взмоешь выше деревьев и мы ничего не сможем сделать, - прозвучало в голове.
- А где же девушка?! Где она?! - прокричал я.
- С ней все в порядке, посмотри направо...
Я повернул голову и увидел силуэт лежащего человека. Он сиял белым светом, буквально как недавно светился наш огромный друг. Силуэт поднял руку и помахал мне.
- Это она! - осенило меня.
- Да ты тоже ей виден, а теперь лежи и не двигайся, - голос в голове прозвучал довольно твердо, - дай нам закончить свое дело...
Я прильнул к грунту с удовлетворением отмечая, что мы как и прежде не одни. Теперь мы сможем пролежать сколько потребуется. Я вновь посмотрел на нее, теперь помимо ее сияющего силуэта я заметил и другие, их было несколько, в отличие от нас они стояли.
Это помощники, но почему они стоят? Хотя, учитывая их размеры и возможную силу, даже не тонкого мира, а вполне обыденную физическую...
Теперь мне показалось что от их силуэтов в одном направлении выходят светящиеся ниточки... Да! Так оно и есть, эти несколько исполинов испускали из себя едва заметные светящиеся нити! Они были направлены в сторону крутящегося столба и слегка очерчивали его контур в виде сетки.
Таким способом эти гиганты удерживали его на расстоянии от нас, вот почему мы до сих пор живы! - осенило меня.
Мы по-прежнему были видимы друг для друга и я периодически бросал взгляды на светящийся силуэт Катерины. Похоже наши хранители вняли моей панике и сделали происходящее осязаемым. Почему они не сделали этого раньше? Возможно опасались перерасхода энергии так им необходимой, а теперь, должно быть, поняли что справляются и решили нас успокоить...
Смерч, пронизанный светящимися нитями как будто новогодняя елка, начал двигаться. Исполины поворачивались к нему и продолжали удерживать на расстоянии. Получалось, что крутящийся столб двигался по периметру вокруг нас, не в силах приблизиться. По крайней мере, мне очень хотелось верить, что это именно так.
Я насчитал около пяти огромных белых силуэтов наших помощников. Сколько было еще и было ли вообще, я не знал. Хотя возможно и этого вполне хватало, чтобы справиться с происками преисподней.
Вихрь медленно продолжал передвигаться вокруг нас, он уже сделал пару кругов.
Сколько еще это будет продолжаться и не пора ли его уничтожить - задался я вопросом и понял, что лезу не в свое дело. На самом деле, кто его знает чего им стоило удерживать смерч?
Листья и сучья продолжали летать над нашими головами, видать на такие мелочи наши спасители не распылялись. Когда я в очередной раз взглянул на девушку, ее голова была приподнята. Она как и я наблюдала за танцем подсвеченного столба. Периодически ее голова прижималась к земле, должно быть давая пролететь какой-нибудь коряге.
Не стоит так рисковать, - подумал я и..., получил резкий удар в голову.
Можно было представить что чей-то ботинок с размаху заехал мне по черепу, но, это могло быть что угодно, но только не удар человека. Ботинком оказалась массивная ветка, которая затем подкатилась мне под голову.
С искрами в глазах я нащупал свою новую "подушку" и с силой откинул ее в сторону. Ветка улетела прочь.
Вот блин, подумал я перед тем, как мое сознание стало меркнуть...
Сколько я пролежал без памяти, не знаю, но когда открыл глаза и ощутил боль, то понял насколько удар был сильным.
Вокруг все по-прежнему гудело и летало. Я пощупал голову, волосы были мокрыми и рука тут же сделалась скользкой от крови. Этого еще не хватало...
Я приподнялся чтобы посмотреть на Катю, в этот раз я прикрыл голову руками. Девушки не оказалось, хотя нет, это же не та сторона. Должно быть меня хорошо шарахнуло...
Она лежала на прежнем месте, а светящиеся исполины продолжали свою работу. Только в этот раз смерч почему-то приблизился. Наверное у них не хватало сил чтобы справиться.
О нет, он пошел прямо на нас, где же вы?! - подумал я в отчаянье, когда мое тело уже подхватила невидимая сила и приподняла над землей.
В следующее мгновенье я был уже на уровне верхушек деревьев. Что-то продолжало меня удерживать, не давая крутящемуся монстру засосать меня в чрево. Я завис на месте, то чуть поднимаясь, то чуть опускаясь.
Ко мне шли белые ниточки "охранников". Вот что меня удерживало! Я взглянул на Катю, ее миновала чаша сия, она по-прежнему лежала на своем месте, только теперь ее голова была приподнята и повернута в мою сторону. Не знаю зачем, это было совсем неуместным, но я все же помахал ей рукой. Она не ответила...
Чем же это закончится? - подумал я с каким-то странным отрешением, это было похоже на какую-то "вселенскую" усталость, которая вышла наружу в одно мгновенье.
- Колька, держись! - раздался голос Кати.
Я ощутил как на моем лице возникла улыбка, улыбка на пороге бездны. Уж не спятил ли я?
Ниточки, на которых я держался как воздушный змей, одна за другой стали исчезать Я начал подниматься, оставшихся нитей уже не хватало чтобы меня сдерживать.
- Возможно это конец, - уже в который раз подумал я.
- Держите его! Ну что же вы?! Держите! - кричала девушка.
Ее голос еле доносился сквозь постоянный шум и треск деревьев.
Меня подняло еще выше и передо мной закружилась листва и все что может быть в осеннем лесе. Я понял, что затягиваюсь в крутящийся столб. Нити, а их осталось всего две, уже не противостояли ураганному ветру, мне оставалось совсем немного времени.
Я заметил что смерч был по-прежнему пронизан множеством светлых нитей. Должно быть наши спасители продолжали удерживать его на расстоянии, их основная энергия шла на сохранение жизни девушке. Что ж, меня это вполне устраивало...
Вот уже одна нить держала меня над землей не давая закружиться и взмыть в небеса. Судя по тому что я видел лишь пару ее метров, а плотность ветра и летающих предметов увеличилась, можно было предположить что я погружаюсь в самый центр крутящегося кошмара.
Ага, вот и все..., - подумал я когда исчезла последняя спасительная нить. - Теперь я полностью в их власти...
Теперь вокруг все закрутилось с еще большей скоростью, я закрыл голову руками, помня недавний удар, и понесся по кругу. Радиус наматываемых мною кругов все суживался.
Через несколько секунд я уже крутился вокруг своей оси. Теперь уже было невозможно ничего разобрать.
- Господи! Не покинь меня! - вскричал я в отчаянье.
Я чувствовал что поднимаюсь и это при том, что и так уже был очень высоко!
Значит затем полет и удар о землю! Всю жизнь я боялся высоты, я боялся именно такой смерти. Это было для меня олицетворением ужаса, полет навстречу земле, последние мгновенья перед неминуемой смертью...
От постоянного вращения я почувствовал себя ужасно. Чтобы не испытывать весь кошмар последних мгновений мне захотелось потерять сознание. Похоже хотя бы в этом судьба благоволила. Шум в ушах, проблески от светлых нитей стали исчезать, я погружался в небытие...

Все... Вот и он, мир мрака, нет ничего, то есть вообще ничего и это полное отсутствие чего бы то ни было, все же фиксировалось удаленными участками моего сознания.
Полный мрак и полная тишина, неужели так и выглядит смерть? А где же туннель к свету? И почему собственно сохраняется моя способность к рассуждениям, вполне земная способность? Может я еще жив?
Ослепительный свет неожиданно ударил в глаза.
- Что это? - подумал я, - может это и есть тоннель?
Теперь же, среди всего белого, такого белого, что мне стало ужасно не по себе и я бы скорее приветствовал предыдущее состояние мрака, я пытался зажмуриться от всепроникающего света.
- Тебе не нравится свет? - услышал я голос ни на что ни похожий.
Впереди я увидел красные точки, на фоне ярко-белого света я увидел, как они постепенно увеличиваются и резко выделяются цветом.
- Ты же служитель света, так наслаждайся им! - вновь раздалось у меня в голове.
- Опять ты мучаешь меня! Я не знаю кто ты, скорее всего посланник ада, но мне безразличны твои слова, единственное о чем я сожалею - что не увижу твоего конца, но ничего есть еще другие...
- Ты так глуп? Ты настолько глуп, что думаешь, что кто-то там из смертных может наблюдать конец бессмертного? - в этот раз голос был другим, он был другим по тону и тембру, создавалось впечатление что со мной беседует несколько существ.
- Что вам нужно от меня? Сколько можно издеваться?! - не выдержал я.
- Очень ты нам нужен! Запомни, ты ноль! А мы можем сделать тебя бесконечностью!
- Что вам надо?! - продолжал я, не обращая внимания на их разглагольствования.
Две точки при приближении стали напоминать человеческие глаза. Они были точно такой же формы как и у всех окружающих, единственно что их отличало это цвет. Все - и белки и зрачки сияли краснотой, только белки менее, а зрачки более. А еще холод, какой-то безумный и страшный холод леденил молю душу, когда я смотрел на эту материализацию темного духа.
- Вы получили доступ туда, куда не следует заглядывать смертному, туда, где сокрыты вселенские тайны и где правят неведомые вам законы. Вы проникли в тайны мироздания, но суть ваша осталась прежней, этого нельзя допустить, - продолжал вещать один из голосов, мне показалось, что это был уже третий.
- Вы решили меня замучить..., - только и смог я произнести.
- Ты сам выбрал этот путь.
- Что вам нужно?!
- Где та потайная дверь, через которую вы смогли прорваться? - довольно неожиданный вопрос пронзил меня насквозь.
Как я понимал, речь шла о комнате покойного Петра, и о том зеркале, что было уже разбито.... Они что, этого не знают? Впрочем, может быть крушение и не дало им возможности зафиксировать место! - осенило меня. - А если так, то я могу немного поиграть, у меня ведь тоже есть множество вопросов.
- Дверь? А как же целый штат ваших сторонников, который работает под землей, они что не могут выяснить где эта дверь?! - попробовал я зайти отсюда.
- Ты не хочешь говорить? Ты смешной, ведь ты знаешь где она, так что считай и мы это уже знаем. Или ты сомневаешься в том что твое тело может испытывать адскую боль, такую, что твой разум не сможет себя контролировать, ты хочешь испытать ее? - прозвучало довольно зловеще.
- Не надо так поступать, но я даже не знаю какая часть меня находится в вашем распоряжении, и насколько мое тело в данный момент подвластно вам?
- Ты хочешь доказательств? - Глаза налились краснотой еще больше.
- Нет я хочу лишь получить некоторую информацию в обмен на ту, что я сообщу вам? - выпалил я вглядываясь в зрачки чудовища.
Белый свет начал меркнуть. Вначале он сделался подобным туману, затем небольшой дымке и вот совсем растаял открывая за собой кромешную тьму. Теперь на фоне бездны глаза особенно выделялись.
- Ты торгуешься? А ведь ты фактически мертв, зачем тебе что-либо знать перед уходом? - резонно спросил один из голосов.
- Я хочу уйти просвещенным, если позволите..., - произнес я.
Раздался хохот какого-то исполина, я даже не был уверен, что этот смех принадлежит моим собеседникам, настолько он был громогласным и не похожим на прежние голоса.
- Хорошо, спрашивай!
Теперь я дошел до главного. Насколько информация будет соответствовать истине? Тем не менее, получить некоторые объяснения мне нужно.
- Кто эти люди под землей и какие функции у этой организации? - спросил я быстро, словно давно ждал представившейся возможности.
- Хм..., однако..., а впрочем какая разница, но учти, потом будешь корчиться от боли если вздумаешь с нами играть!
- Я отдаю себе отчет с кем имею дело...
- Вот и хорошо. Эти люди, тайная многоуровневая организация, где низы не имеют понятия что делают верхи, а верхи не имеют понятия что делают их верхи. На начальных уровнях все они служат доброму и вечному и постепенно получая проход на следующие ступени обретают некие знания об истинном служении. Но только на последнем уровне, там, где уже невозможно находиться, не принимая нашей доктрины, только там им все открывается.
- Это очень похоже на масонов, - вставил я.
- Правильно, тебе довелось увидеть их практическую лабораторию, где они учатся постигать управление себе подобными при помощи химии и знаний тонкого мира.
- Так это и есть те самые масоны?! - искренне удивился я.
- Нет, не те самые, все они прошли множество ступеней посвящения и это высшая каста.
- Это тот самый уровень осознания, где они уже понимают настоящие цели? - уточнил я.
- Да, это уже именно тот уровень и более высшие.
Глаза стали менее яркими, должно быть столь обыденная тема совсем их успокоила.
- Но их там слишком много, как мне показалось, как они добираются на работу, как они отдыхают, ведь все же под землей! - искренне удивился я.
На какой-то момент я увидел в этом монстре своего союзника и даже подивился такому легкомыслию. Нужно было помнить что во мне они видели уже невозвращенца на землю, я уже был в пути в тот мир который не пересекается с нашим и, следовательно, не мог представлять для них никакой угрозы....
- На работу? Хм..., нет, это уже не в том понятии что у всех вас, это не работа, это их жизнь, деньги они берут столько сколько им нужно, но, разумеется, в пределах разумного. Они уже не могут тратить их на пустые развлечения, им это не интересно, а если и тратят иногда, то тут же попадают в список ненадежных и участь их в дальнейшем может быть совсем незавидной. Но скажи нам милейший, зачем тебе все это? Уж не думаешь ли ты навредить нам как-то? Пойми же, наконец, что ты уже не на земле..., - неожиданно при слове "нам" появилось еще множество других глаз...
Теперь передо мной находилась целая армия светящихся глаз. Они были и близко и далеко и почти едва видимые, подобно далеким звездам, но только неизменно красного цвета. Картина потрясала мое воображение своими масштабами, это было огромное число существ, настолько огромное что их можно было сравнить с количеством тех же звезд на небе.
- Ты точно хочешь навредить нам? - продолжал уже другой голос.
- Разве можно навредить такому легиону? Вам не стоит ни о чем беспокоиться, - произнес я.
Раздался многоголосный смех.
- Послушай, мне не хотелось бы тебя разочаровывать, но твои попытки служения свету закончились, поэтому может прекратишь свои теперь уже бесполезные вопросы? Давай мы перейдем к следующем части и ты расскажешь нам где брешь?
- Мы же договорились что вначале вы удовлетворяете мое любопытство пусть и на пороге вечности, а потом остальное.
- Тогда не тяни, спрашивай! - грозно прозвучал голос.
- Я так и не услышал, как живет этот подземный город особо посвященных, как они выходят на поверхность и при этом остаются незамеченными?
- А разве ты не слышал истории пропавших без вести? Среди них множество невольных свидетелей и этого сооружения. Они выходят на поверхность когда им нужно, выходов много, как и тоннелей к ним ведущих. Выйти можно и на окраине города и в том самом местечке в лесу. Иногда очень любопытные люди почему-то оказавшиеся в ненужном месте замечают процесс явлении подземных жителей. В таких случаях они становятся нашим исследовательским материалом. Надо заметить что этих невольных свидетелей вполне хватает для того, чтобы уже более никого не беспокоить для нужд лабораторий. - Вещал голос.
Должно быть данное слово здесь что-то и значило, ведь они же могли просто начать меня мучить? Стоп! Почему я им верю? Возможно они просто не имеют никакой возможности воздействовать на меня? И пусть они знают что я никогда не вернусь на землю, но это ведь ничуть не улучшает их ситуацию, им нужна информация перед тем как я отправлюсь в мир иной. И сколько я пробуду на этом "перевалочном пункте", или просто в их распоряжении, неизвестно, возможно что и совсем немного.
- Сколько же времени создавалось все это? - спросил я.
- В вашем понимании очень долго, много веков...
- Но какая же цель всего этого? В чем же смысл ваших действий? - подошел я к главному.
- Смысл? Тебя интересует смысл? - раздался голос, которого я еще не слышал.
- Конечно, а что же тут удивительного?
- Ты сам по себе удивительный, сдается ты мог бы принести много пользы для нас, если бы те другие так о тебе не позаботились ..., - произнес он загадочно.
- Теперь вся забота обо мне на вас?
- Хм..., теперь у тебя лишь один путь, ты слишком погряз...
- Понятно, и все же смысл, вы собирались мне его рассказать.
Множество глаз, которые были близко, стали удалятся. Через мгновенье они превратились в едва заметные точки. В то же время другие, те что были точками, стремительно приблизились и заместили прежние. Все это напоминало какую-то перетасовку.
Я не хочу показаться впечатлительным, но эти другие глаза имели какое-то другое выражение. Они отличались от своих предыдущих собратьев какой-то большей осмысленностью. Они были более глубоки...
Конечно, возможно, это всего лишь мое воображение. Но ведь зачем-то была сделана эта перетасовка? Может некоторым из них не положено было знать, то что мне собирались открыть?
- Так слушай же, смертный, - раздался тот же голос.
Некоторых не коснулись эти перемещения. Похоже к таким принадлежал и говоривший.
- Перед тем как тебя поглотят бесконечные дали вселенной, ты узнаешь тайный смысл всего сущего.
Это звучало слишком помпезно и, надо отдать должное, где-то так оно и было.
- Я готов!
- В обозримой вселенной, там где царствуют нам известные законы, а надо отметить, что это лишь какое-то пространство имеющее границы и оно ничто по сравнению с бесконечностью, но оно бесконечность по сравнению с жизненным пространством людей. - Начал монотонно вещать голос.
Это меня озадачило, но похоже, мое особое состояние способствовало восприятию.
- Законы эти отличаются от известных вам, они лежат в другой сфере с другими составляющими веществами. Это уже не элементы из таблицы Менделеева, это уже другая таблица. Так вот, в этом нашем мире, который вы не можете видеть и который может видеть вас, есть своя борьба за выживание. Мы воюем за жизненное пространство, которое хоть и бесконечно в вашем понимании, но все же имеет границы в нашем. Так что все имеет схожесть с вашими вечными проблемами...
- Очень интересно, прямо как..., - попытался я сформулировать свою мысль но мне не дали.
- Слушай и не перебивай, если действительно хочешь уйти просветленным.
Последнее слово мне особенно понравилось, только насколько им можно верить?
- Хорошо! - с живостью проговорил я.
- Мы питаемся излучениями от ваших эмоций, мыслей, от вашего творчества! - продолжал голос внушительно. Но нам подходят только определенные мысли и эмоции! То что нравится нам ты не излучаешь, ты не в зоне нашего воздействия, мы не смогли перестроить тебя, поэтому ты будешь уничтожен. Мы не хотим и не можем допустить чтобы подобные тебе заразили всех остальных, хотя это и довольно трудная задача..., перестроить наших людей сложно, потому что они балдеют от своих мыслей и эмоций. Люди, населяющие планету, как и множество других планет на расстояниях, которые вы даже не можете представить, служат нам пищей, наподобие того как служат пищей плоды растений для вас. Только ваши плоды невидимы для вас, но очень необходимы для жизни в нашем измерении.
Я невольно ужаснулся при представлении столь кошмарной картины - вселенная, имеющая множество жизней, и эти невидимые монстры, возделывающие для себя способ мышления и эмоции ее обитателей.
А тем временем голос продолжал:
- Это и есть основной причиной того, что вы считаете войной света и тьмы. Мы же рассматриваем все по другому, кто-то не хочет давать нам необходимой энергии и это поощряется нашими врагами, поэтому мы уничтожаем тех кто дает пищу им и не дает нам.
- Но ведь те другие, они будут нас защищать?
- Будут? Ну ты же видишь как они защищают. Они слишком слабы, у них слишком мало сторонников, вот ты один из них, есть еще, но это лишь малая толика по сравнению с теми, кто служит нам. Ты поставил не на тех, у тебя от этого служения нет ничего кроме какого-то внутреннего самоудовлетворения и самообольщения, что ты особенный и что ты служишь свету в то время, как другие сломались и служат тьме. Если ты подумаешь, то и сам придешь к этому, но ты слишком тщеславен чтобы признать свои ошибки. - Голос сделал паузу, как бы давая мне понять услышанное.
- Нет, все эти рассуждения строятся на ваших понятиях о хорошем и плохом. - Начал я. - Мне конечно как и простому смертному свойственна некоторая радость от каких-то достижений и как следствие - самообольщение, но только в небольших количествах. Потому что я понимаю - это ваше, это то, что нужно вам, как только я впущу в себя гордыню и тщеславия вы тут же меня прижмете. Я не впустил их, я боролся с ними настолько хорошо, что вы отчаялись и решили меня просто убрать... Тем самым признавая свою слабость, ибо я, простой смертный смог противостоять всем вашим уловкам! - Проговорил я едва поспевая за вспыхивающими в моей голове мыслями. Откуда они шли, возможно из глубин вселенной?
Как бы там ни было, но после произнесенного глаза стали ярче и, мне показалось, увеличились в размерах.
- Что ты о себе возомнил несчастный! - почти вскрикнул тот же голос, - ты думаешь что мы не можем справиться с тобой? Тогда как ты объяснишь тот факт что пребываешь последние мгновенья в своей оболочке, после чего ты просто исчезнешь. Ты не находишь, что это и есть плоды нашей борьбы с тобой. Глупец!
- Вы не смогли завладеть моей сущностью, она не принадлежит вам, а это поражение, безусловное поражение для сил подобных вашим. Уничтожить проще всего, а вот перестроить..., вы ведь и сами признались что не получилось у вас меня переделать, так что это по вашему? - продолжал я.
Мне нравилось что эти сверхсущества не только не смогли справиться со мной при жизни, но и сейчас в своем мире не могут сдерживать эмоций и раздражения. Поистине это было приятно, где-то я испытывал удовлетворение.
- Нам принадлежит все на этой планете, и жалкие остатки таких как ты будут уничтожены, мы построим вселенную такой, какой посчитаем нужной, а твои белые помощники исчезнут, они просто не смогут существовать без вас, мы всех вас отправим в небытие. Вот это и будет наша победа, и помешать ей вы не в силах! Лучшие умы человечества сейчас работают на нас, под землей находятся лучшие из лучших, они прошли множество ступеней... А кто есть у вас, кроме последних романтиков и верующих в "свет"! Это же просто убогие люди...
- Вот именно, они у Бога, а вот где вы, должно быть это и есть преисподняя, - вставил я.
- Звук, простое слово и не более, можешь называть это как хочешь, но именно к такой жизни на земле стремится большинство. Потому что это есть правильно, человек должен наслаждаться комфортом и едой, заслуженно наслаждаться, он должен учиться, развиваться и служить великой цели! - помпезно вещали глаза.
- Великой цели порабощения света? Но ведь вы же не можете не знать что в конечном итоге все будет обращено либо к свету, либо превращено в прах!
- Хватит! Глупец! Ты уже услышал довольно много из того что хотел, пора платить.
- Нет, я не услышал главного....
- Что это?
- Истины, в ваших словах нет истины, она здесь не живет, вы создаете искусственный мир, искусственные законы и вдалбливаете людям такие же мысли, вы вредите прогрессу и следовательно идете против вселенских законов, вы не выживите. Как бы вы не старались, вы обречены...
Глаза сделались еще огромней и красней. Видно что эмоции били через край. Им не нравилось то, что они слышали, а я говорил с уверенностью мне непонятной, возможно, со мной находились мои помощники, хотя я и сам содержал в себе помощника. Это был кусочек вечности и бесконечности, то, что мешало им сделать из нас безоговорочных последователей. Сейчас находясь фактически в потустороннем мире, я неожиданно почувствовал свою силу над ними и эта сила была достигнута моим прошлым, моими действиями и мыслями.
Пауза затянулась.
- Вы ничего не хотите мне ответить? - спросил я.
- Мы сказали тебе все что ты хотел, дальше это уже никому не нужная дискуссия. Ты должен выполнить свое обещание. - Грозно прозвучало в ответ.
- Я и не отказываюсь, только я еще не насытил свое любопытство....
- Как?! Что еще? Дискуссия не входит в наши договоренности! - резко проговорили глаза.
- Нет, меня интересует кто на земле является главным вашим..., наместником или представителем..., в общем вы понимаете о чем я?
- Так ты можешь продолжать до бесконечности, пообещай что это твой последний вопрос....
Они даже не угрожают мне, значит я был прав, я вне зоны доступа, они не могут меня достать у них есть только слова, - подумал я.
- Я не знаю каков будет ответ, возможно у меня еще появится вопрос...
- Уж не вздумал ли ты играть с нами? - грозно прозвучало в моей голове.
- Причем тут игра? Меня действительно интересуют некоторые вещи и я хочу уйти просветленным, разве это не может быть причиной? - как ни в чем не бывало ответил я.
- Спрашивай, - раздраженно произнесли глаза.
- Кто есть главный ваш представитель?
- Главный? Их несколько, они взаимозаменяемы и находятся в разных местах.
- Нет, у них есть старший, у кого конечное право голоса? - попробовал я по-другому.
Стало понятно что эта информация ими выдается неохотно, а собственно почему? Возможно они считают, что я смогу как-то навредить им оттуда?
- Хм, а ты упорный, главный у них находится там, где вы недавно были...
- Под землей?!
- Да, под землей и над землей. Он находится там где считает нужным....
- Значит главный у нас в стране..., а как же другие главные, где они?
- В разных местах, в Англии, Америке, Франции....
- А самый главный, как не странно, у нас?! - с недоверием спросил я.
- Отсталость страны внешне не означает ее отсталость на самом деле и это можно с легкостью доказать. На самом деле потенциал вашего народа гораздо больше остальных. Отсюда мы получаем наибольшее количество энергии, отсюда же мы получаем наиболее рьяных последователей и ревнивых служащих. Эта страна для нас наиболее важна, поэтому и главный находится именно тут.
Вот это да..., а впрочем похоже на правду, наш народ гораздо духовнее этих американцев с французами..., наверняка они снимают с нас наибольший потенциал, мы для них гораздо "вкуснее" и калорийнее. В любом случае финансовая состоятельность никогда не говорила о способностях народа, скорее она говорила о наличие меркантильных и бессовестных людей, которые пойдут ради наживы на любые жертвы. Наши же более духовны, они же и являются наиболее "полезными" при их вербовке. Конечно, где же еще находится их главному как не на этом участке!
- Так кто же он? - не унимался я.
- Хм..., его фамилия Слукис, Павел Андреевич Слукис. В жизни, в быту его знают как владельца банка...
- Понятно.
После этого признания я заметил как глаза, удаленные от меня на большее расстояние, стали дрожать.
- Теперь мы слушаем тебя, - нетерпеливо раздалась очередная фраза.
- Да конечно....
- Ты не понимаешь, если ты захочешь нас обмануть, то на этом уровне у тебя ничего не выйдет, мы сразу поймем что ты лжешь и тогда пеняй на себя! - прозвучала угроза.
Очередные "понты", они бессильны, все что у них есть это страшные глаза и масса таких же слов, - вновь подумал я.
А тем временем дрожь стала наиболее видимой, при этом те, что представляли лишь красные точки, стали массово исчезать.
- Ты будешь говорить? - казалось голос тоже дрожал.
С ними явно что-то творилось. Что бы это могло быть? Возможно наш сеанс связи заканчивался.
- Ты будешь врать, не исполнять свое слово? ты наработаешь карму и тогда пеняй на себя, - резко продолжал голос.
Последнее наиболее произвело впечатление. Я получил то, что меня интересовало и теперь могу сообщить им ничего для них незначащую информацию.
- Нужная вам дверь или как вы там ее называете, находится в квартире Петра, это огромное зеркало в его комнате, - проговорил я.
- Покойного Петра?
- Да, того что вы оживили и использовали.
- Его использовали и эти, он лишь оболочка, - уже более спокойно сказали глаза.
Возникла пауза. Многие глаза вдали совсем исчезли, открывая сплошную черноту. Те что были поближе стали размытыми и некоторые также исчезли.
- Большего я сказать не могу, это единственное что знаю, - продолжал я.
Интересно, информация что зеркало разбито уже им доступна?
Глаза, даже те, что были прямо передо мной начали сильно дрожать и размываться. Они все стали смотреть куда-то вправо и, более того, те что еще не исчезли стали массово двигаться в ту сторону.
- Это зеркало, его уже нет! - раздался голос.
- Я сказал вам что знаю...
Красный цвет стал блекнуть, то куда удалились эти монстры окрасилось вначале ярким алым цветом, но затем он стал тускнеть. Было видно что происходит какая-то борьба и результаты ее явно не на стороне этих тварей.
Теперь передо мной находилась только одна пара бледно розовых огоньков. Их форма все еще напоминала глаза, но цвет... Все остальные ринулись на помощь своим собратьям и сейчас представляли собой такое же бледно розовое облако.
- Говори что ты знаешь! - раздался далекий голос.
- Вы исчезаете? Что случилось? - спросил я с ехидством.
- Ты попадешь в ад, если обманешь нас! - раздалось еще более издалека.
Глаза окончательно исчезли. Теперь я ничего не видел, абсолютно ничего. Постепенно эта темнота перенеслась и на мои мысли, они затуманились и совершенно пропали. Теперь мое состояние можно было описать одной фразой - это полное отсутствие всего, что нам известно...

Сколько времени я пребывал в таком положении неизвестно, только мне вдруг стал слышен далекий гул. Кроме этого, мое тело обрело чувствительность, я начал чувствовать боль. Конечности закололо будто я их отдавил.
Теперь я стал осознавать что руки что-то обхватывают. Я пошевелил ногами, они тоже крепко прижимались к чему-то твердому.
Да это же дерево! - осенило меня после того, как я пощупал кору.
Я продолжал ощупывать ветку довольно массивного дерева. Получалось что я обхватил ее руками и ногами.
Дул сильный ветер, шум исходил именно от него.
Осмотревшись по сторонам, я увидел пронизанный светлыми нитями далекий смерч.
Не может быть! Неужели я жив?! - подумал я с восторгом.
Когда я посмотрел вниз, то увидел несколько белых исполинов, от них по-прежнему исходили нити. Одна из них вела ко мне. Значит, своим спасением я обязан им!
- Колька! - услышал я голос Кати.
- Я здесь!
- Где, на дереве?! - радостно раздалось снизу.
- Да, сейчас попробую спуститься.
Я только теперь осознал, что цел и невредим и это несмотря на такой полет. Тело болело скорее от отсутствия движений.
- Будь осторожен, не торопись! - продолжала кричать девушка.
Боже, спасибо тебе! - произнес я, - неужели мне суждено еще потоптать грешную землю?!
- Коля! Ты меня слышишь?! Спускайся осторожней, я сейчас поднимусь, помогу...
- Эй! Не вздумай! Я спускаюсь, со мной все в порядке! - поспешил я остановить девушку.
Ее темный силуэт маячил внизу и слегка выделялся на фоне желтых листьев.
Исполины находились неподалеку. Их ниточки указывали направление к затухающему смерчу, он был достаточно далеко. Наши помощники начали движение в его сторону, должно быть, решили "добить".
Ощупывая массивную ветку, я ослабил хватку и расцепил ноги. Теперь мне предстояло начать спуск.
На высоте примерно четвертого этажа я сделал несколько движений приблизивших меня к стволу. Теперь я мог выпрямиться и ощутить его спиной. В таком положении я посидел некоторое время, давая затекшим мышцам "прийти в себя".
- Ну что там?! - не унималась Катя.
- Все в порядке, не волнуйся! Лучше задержи кого-нибудь из наших друзей! А то ведь уйдут и все..., - осенило меня вдруг.
- И что, зачем? Они не исчезнут просто так! - отвечала она.
- Я тебя прошу! Я еще опасаюсь говорить про некоторые вещи, просто попроси кого-нибудь из них!
Катя некоторое время помолчала, затем вскинула голову и произнесла:
- Они в курсе!
- Уф..., - я вспомнил что с ними можно общаться про себя.
В курсе та они в курсе, а вот что они будут делать? Исчезнут и поминай как звали. - Подумал я.
Осторожно приподнявшись и перекинув одну ногу я оказался сидящем боком к стволу. Он действительно был массивным и охватить его руками не представлялось возможным. Немного поразмыслив, я начал спуск.
Хватаясь за дерево, я становился ногами на нижние ветки и таким способом оказывался все ближе к земле.
Катя все время стояла с задранной вверх головой.
- Осторожней, Колька! - периодически выкрикивала она.
- Не волнуйся, котенок, если уж я выкарабкался из такого кошмара, неужели же не смогу спуститься! - ответил я.
- Тем обиднее будет сломать ногу! - резонно заметила она.
Наконец я оказался на земле. Всюду валялись сломанные деревья и целые кучи из сучьев и листьев. Катя бросилась ко мне и повисла на шее.
- Как же я переволновалась, Колька, - шептала она, - я думала больше не увижу...
- Я сам так думал, я и был на том свете.
- Милый мой, - ласково сказала она и стала покрывать поцелуями мое пыльное лицо.
Я немного отстранил ее и поцеловал в губы.
- Катенька, я узнал кое что очень важное, - произнес я серьезно, - настолько важное что...
- Хорошо милый, ты непременно все расскажешь, все...
- Этого мало, мне кажется нужны срочные действия.
Я огляделся в поисках наших друзей. Одинокая фигура одного из исполинов маячила неподалеку. Нельзя было допустить чтобы он ушел.
С такими мыслями я направился к нему, увлекая за собой девушку. Перед нами возникла огромная куча из наваленных веток и сучьев.
- Не нужно идти к нему, они не успокоятся пока не уберут этот вихрь, - сказала девушка.
- Павел Андреевич Слукис, запомни это имя, - произнес я серьезно, - запомни, это важно. Этот человек в нашем городе, более того, он под землей и он их главный, причем на этой планете! Ты понимаешь? То что знает один может уйти вместе с ним, а вот двое..., - продолжал я.
- Не волнуйся, если ты хочешь сделать это достоянием наших помощников, то можно и без слов, или ты забыл? - спросила она.
Я кивнул и постарался мысленно к ним обратиться.
- Я сама, он общается со мной, ему не хватит энергии распыляться, - бросила Катя.
- Ладно, если так, хорошо. Попроси его подойти к нам или пусть сделает какой-то знак, что он понял.
Как только я это произнес, исполин повернулся в нашу сторону и помахал рукой.
- Ну вот, теперь ты видишь сам, - произнесла девушка.
Какое-то время я наблюдал за происходящим, - наши помощники, а это название наиболее им подходило, да уже и закрепилось, продолжали "окучивать" то, что осталось от мощного смерча. Небольшой столбик был уже едва виден и если бы не нити подсвечивающие его очертания, то обнаружить его было бы сложно.
Я посмотрел на девушку, ее лицо было напряженным, должно быть у них происходил диалог. Что же теперь, будем ждать четких указаний? В конце концов мы и сами на что-то годимся. К тому же, вместе с Катей мы создали необходимую формулу, мы смогли проникнуть в высшие миры, впрочем, это заслуга больше девушки. Но все же, наши огромные друзья обладают большей информацией, и мы, пожалуй, не сможем узнать столько, сколько знают они.
Я смотрел на одиноко стоящего исполина, который оторвался от своих собратьев, чтобы помочь нам. От него перестала исходить светлая ниточка, должно быть его помощь уже не требовалась.
- Мы в курсе всего что с тобой происходило, теперь уже в курсе, - раздалось у меня в голове.
Значит он может общаться со мной, должно быть освободившейся энергии теперь хватало.
Я был с какими-то чудовищами, - подумал я.
- Это жители темного мира, наши противники, у вас они называются служителями сатаны. Они хотели узнать ход, чтобы проникнуть к источнику нашей энергии. Они никак не ожидали, что ты останешься на земле. Мы смогли тебя вырвать, это послужило причиной гибели еще двух наших людей...
Еще двое погибли? Но вы же всесильны, как это могло произойти? - искренне изумился я.
- Ты недооцениваешь этих других, они тоже немало что умеют и пользуются колоссальными ресурсами тут, на земле. Им дают энергию огромное количество людей, а мы же черпаем свою из далеких уголков вселенной.
Но ведь на этой планете тоже есть ваши сторонники!
- Мало, катастрофически мало, мы хотели бы изменить что-нибудь в этой ситуации, но это их вотчина, очень сложно почувствовать себя, как ты говоришь, всесильными на чужой территории.
Теперь понятно.
Катя стояла рядом и смотрела на меня. Она не участвовала в диалоге, но я не сомневался что она все слышит.
- Мы не знали что они говорят, мы просто спасали и когда нам удалось вырвать тебя из их мира, то все что они тебе говорили стало известно и нам.
Значит вы знаете о Слукисе Павле Ивановиче, значит вам теперь тоже известно где их главный представитель?
- Теперь да, информация очень важная. Наши жертвы не напрасны...
- Боже, вы потеряли троих товарищей, это ужасно. И неужели все это для того, чтобы мы остались живы? - спросил я вслух. - Ведь наши жизни несопоставимы с вашими...
- Мы отчаянно боремся за любую просветленную душу, это очень важно для нас. Вы, живущие на земле, можете увеличить число наших сторонников тут. Мы не можем того, что могут просветленные люди. Пусть даже и в малой степени просветленные, но они уже достаточно сильно могут влиять на окружающих... Так что, здесь присутствует и некий расчет. И еще, прекратите корить себя... Все что сделано, произошло по нашей инициативе, вы ничего не смогли бы изменить. - Закончил голос внушительным тоном.
- Все, нам нужно убираться отсюда, нам нужно дойти до трассы, - произнесла Катя неожиданно.
Я удивленно посмотрел на девушку, как она могла сохранять такое хладнокровие. У меня например в голове был хаос, среди которого проступала одна четкая мысль: - Слукис, его следовало найти и обезвредить, а это можно сделать только одним способом...
- Послушай, мы пойдем сейчас к трассе и уедем в неизвестном направлении, в то время как тут, совсем недалеко, под землей находится само исчадие ада?! - спросил я взволнованно. - Неужели мы отложим нашу миссию на неопределенный срок?!
- Почему ты думаешь, что наши друзья не справятся с этим? - спросила она строго.
На этом мои аргументы иссякли. Поставить себя выше наших исполинов я не мог при всем желании, хоть они и намекали на обратное. Значит, наша миссия уже исполнена, мы сообщили имя, остальное дело техники, - рассудил я. Тогда остается только согласиться с девушкой и двигаться к трассе, а там миновать возможную засаду и поймать машину...
- Все не совсем так, - раздалось в голове, - мы не можем уничтожать жителей вашего мира, мы не можем вмешиваться настолько, - сообщил наш исполин.
- Что вы хотите этим сказать? - вслух спросила Катя.
- Только то, что разобраться, как это принято у вас говорить, с Слукисом Павлом Ивановичем сможете только вы или вам подобные, - закончил он четко.
- Я это предчувствовал, и более того, меня это радует, - тут же сообщил я вслух.
Девушка посмотрела на меня с каким-то отчаяньем в глазах.
- Ты понимаешь что это значит? Ты понимаешь что это самоубийство..., - произнесла она тихо.
- А ты? ты понимаешь, что кроме нас этого никто не сделает, это ты понимаешь?
Катя отвернулась и посмотрела на исполина.
- Неужели уничтожив его мы сможем что-нибудь изменить на земле? Неужели один человек может столько значить? - громко обратилась она к нему.
- В мире все неслучайно, и один человек иногда способен погубить мир. То что вынашивает в голове Слукис совместно с его сатанинскими хозяевами, может быть реализовано как конец света на Земле. Я не говорю конец жизни, нет она сохранится, но конец света наступит. - Ответил исполин.
- Имеется ввиду полное исчезновение порядочных людей, - подвел я черту. - Если так, то люди перестанут стремиться к высшему, молится, а мир как известно держится на таких людях. Что заставит Всевышнего сохранять эту планету?
- Ваша свобода выбора, любовь не требует она дает свободу в решениях. Если люди выберут для себя такую схему, то их мир вскоре соединится с миром тьмы и просто перестанет существовать для творца.
- Этому миру осталось около миллиарда лет существования, значит ли это..., - начал было я.
- Нет, сколько ему осталось и что говорят ученые не имеет никакого значения для истинного положения дел. Ибо, руководствуюсь своими законами, академики распространяют их на все вокруг, но эти законы также имеют ограничения и другие законы им просто недоступны. А истинное положение дел совершенно иное.
Мы стаяли рядом с кучей вороха. Периодически я отрывал взгляд от нашего мудрого собеседника, чтобы посмотреть на кучу коряг и листьев. Это заземляло и настраивало на вполне земные действия. Сейчас улетать в иные миры особо не хотелось, потому что совсем недавно опасность была слишком осязаемой. В следующий раз у них могло все получиться, к тому же нехватка энергии у наших защитников наводила на грустные мысли.
Мы с девушкой посмотрели друг на друга.
- Мы видели как наш мертвый товарищ убивал, это было довольно впечатляюще, - произнесла она.
- Мы не можем доверять зомби, к тому же наша энергия будет расходоваться исключительно на его оживление, а ведь с реакцией и умом у него довольно сложно, понимаете? Живой человек с нормальными мозгами и наша поддержка, вот формула обеспечивающая успех. - Прозвучал голос.
- Это что, дает 100%-ую гарантию? - вставил я.
Теперь мы говорили вслух, хотя голос по-прежнему звучал у нас в головах. Должно быть мы не хотели ничего упустить и скрыть друг от друга.
- Я говорю всего лишь о возможном успехе.
Свет от месяца померк, в небе появились тучи. Теперь мы видели окружающее в слабой подсветке нашего огромного друга.
Ветер окончательно прекратился и не было слышно даже шелеста листьев. Сложно было представить что еще несколько минут назад здесь бушевал ураган невиданной силы.
Я был благодарен нашим помощникам, но все же, теперь это чувство омрачалось их предложением. Мне не хотелось верить в их корыстность, но мысль такая появилась, возможно даже не моя мысль...
- Корысть? А в чем же тут корысть, в том чтобы ваше племя не пало окончательно? Так наша ли в этом корысть? - неожиданно раздалось в голове.
Он прочитал мои мысли.
- Впрочем если вы отказываетесь, то мы препятствовать не будем. Тогда вам нужно пойти к трассе и поймать машину, как вы и собирались. Да..., засады и патрулей там нет, все это придет оттуда, - он показал в противоположную сторону, - там уже начались поиски пропавшей группы с девушкой. Поэтому решайте поскорее. - Последняя фраза раздалась с каким-то безразличием.
Такая отстраненность подействовала располагающе, мы переглянулись и я спросил у Кати:
- Решай, как ты?
Она улыбнулась и пожала плечами.
- Нет, решать мы должны вместе.
Я посмотрел на нашего исполина и увидел за ним еще несколько светлых фигур. Они медленно приближались к своему собрату. Стало понятно что вихрь побежден.
- Сможем ли мы жить после такого? - спросила Катя.
- Что ты имеешь ввиду?
- Если сейчас испугаемся и уйдем. А центр зла вот он совсем рядом, фактически в наших руках...
Это было поистине замечательно, она фактически озвучила мои мысли. Я прижал ее к себе.
- Я люблю тебя так, как еще никого не любил. И если мы пойдем вместе, то я готов свернуть горы, - проговорил я не смущаясь наших друзей.
- Я тоже люблю тебя Колька. Это то, ради чего мы пришли в этот мир, это наш тест, наша возможность доказать что мы не зря носим звание человек.
В очередной раз я восхитился этой юной и мудрой девушкой. Но неужели то, что я искал всю жизнь должно теперь погибнуть вместе со мной и мы даже не испытаем простого земного счастья? - засомневался я.
- Нет, милый, мы не сможем быть счастливы без этого, мне кажется что в этом и состоит настоящее счастье. В служении вечному и праведному..., - проговорила девушка полушепотом.
- Ты услышала мои мысли? - изумился я.
- Да, иногда я слышу их, это происходит спонтанно. Возможно важные мысли сами прорываются в мозг, - проговорила она.
Мы посмотрели на подошедших исполинов. Они выстроились в ряд и глядели на нас в ожидании. Мы не могли различить их черты, все были слишком похожи - белые длинные бороды, белые длинные рубахи и такие же штаны фактически сливались воедино.
- А что думают ваши собратья, - спросила вслух Катя у нашего собеседника.
Теперь многоголосье оповестило нас о мыслях остальных. Все они говорили одно и то же:
- Все что вы слышали является нашим единым мнением.
Девушка взглянула на меня, затем на стариков и прошептала:
- Решай.
- Мы согласны, - проговорил я негромко.
- Благодарим вас, лучшие из лучших, - раздалось очередное многоголосье.
Они приблизились к нам. Теперь на расстоянии вытянутой руки, мы смогли рассмотреть некоторые отличия в их внешности. Все как у нас, у кого-то более широкий нос, у кого-то более тонкие губы, разрез глаз. Единственно, что оставалось неизменным, это форма головы, она делала их лица одинаково овальными.
Друзья обступили нас вокруг. Я насчитал девять старцев.
- Что мы должны делать? - спросила Катя.
- Сейчас мы немного зарядим вас энергией, это необходимо, вы слишком устали, - раздался уже знакомый голос.
Невольно у меня вырвался смешок, должно быть это нервное.
- А может, просто чашечка кофе? - пошутил я и тут же осекся.
Как и следовало ожидать, на их лицах ни дернулся ни единый мускул. Возможно, чувство юмора наших гигантов оставляло желать лучшего...
- Кофеин не самый лучший помощник, - услышал я в голове.
Это точно, - подумал я в ответ, - это шутка у меня такая...
Мы осматривали исполинов одного за другим и слегка поворачивались вокруг своей оси.
- Скажите, когда будете готовы, - раздался голос.
Мы переглянулись с Катей.
- Мы готовы, - проговорил я.
- Тогда стойте спокойно.
Эта фраза напомнила мне школьного учителя по физкультуре. Как бывший борец он вел у нас и этот вид спорта. От него часто можно было услышать: - потеряли хладнокровие считайте проиграли, потому что наделаете кучу ошибок. Посмотри как ты стоишь, еще нет борьбы, а ты уже вертишься, ты взволнован... На реплику типа, "я спокоен", - всегда следовал ответ, - если так, то не дергайся. Но занятия проходили, а мы продолжали нервничать, всем нам казалось что его призывы к спокойствию не отвечали действительности и были перегибом. Не может человек быть спокоен настолько, чтобы стать равнодушным, - рассуждали мы. А надо отдать должное, это был уже выпускной класс и мы считали себя достаточно зрелыми для подобной философии. Кто знает, насколько мы были далеки от истины.
Все это мельком пронеслось в моей голове и я повторил:
- Мы готовы.
После чего девять пар рук вытянулись ладонями к нам. Их руки были достаточно длинными и почти касались нас.
В одно мгновенье я почувствовал как полегчало мое тело, еще секунда и я вообще не ощущал веса. Это было приятно, потому что вместе с такой воздушностью исчезли и все мысли. Я стал совершенно спокоен, как и хотели наши друзья.
В следующий момент их белые очертания слились воедино и заполнили все вокруг. Мы были окружены неестественно чистой белизной, я не думал что этот цвет может быть настолько отличен от белого. Тот, что в рекламе называют "белее белого" и близко не подходил для его описания.
Я уже не в первый раз попадал в свечение, но раньше мое сознание не отмечало такие тонкости, возможно мое состояние теперь было более восприимчивым для этого.
Необычный, не яркий и не насыщенный, это был спокойный и в то же время невероятно белый цвет... Сложно описать то, чему нет примера в окружающем мире, поэтому все, чем можно передать наши ощущения тогда - это эмоции. Они, как это видно, били через край и возможно передадут хоть малую толику того, что нам удалось почувствовать.
Растворившись в этом нежном и необычно белом свете, мы все же потеряли способность к мышлению. Мы превратились в сам этот свет, но на каком-то таком утонченном уровне, что уже нельзя было отделить нас и его. Мы слились с чем-то абсолютно потрясающем, должно быть, это было дыхание самой вечности...
Ощущения в любых его проявлениях полностью отсутствовали. Мы помнили что было очень легко и приятно в последние секунды нашего "ухода в вечность", но не более...
Пробуждение было постепенным. Вначале я почувствовал что могу думать и первое, что осознал, это все тот же белый свет. Потом я стал постепенно ощущать свое тело, вначале как что-то стороннее, затем оно как бы наполнялось жизнью и я почувствовал неприятную тяжесть. Она резко контрастировала с недавней невесомостью.
Спустя еще мгновенье я смог двигаться и только теперь понял, что лежу на земле. Белая пелена рассеивалась подобно утреннему туману.
Вскоре я смог разглядеть наших огромных друзей, их свечение весьма отдаленно напоминало о том мире.
- Спасибо, - услышал я голос девушки.
Я повернулся, она также лежала на земле. На ее лице царило спокойствие.
- Да, мы благодарны вам за такое путешествие, - произнес я.
- Мы делаем свою работу. Теперь мы можем посвятить вас в суть дела, - раздалось в голове. - Только есть еще одна ваша насущная потребность без которой мы не можем подвергать вас таким нагрузкам....
Мы невольно переглянулись, по нашим ощущениям мы готовы были свернуть горы.
- Что вы имеете ввиду? - с удивлением спросила девушка.
- Вашу естественную биологическую потребность, - прозвучало в ответ.
- Вы имеете ввиду..., - начал было я и осекся, так как не был уверен, что речь идет именно об этом.
- Да, вам нужно поесть.
Это была правда, мы давно ничего не жевали. Интересно, что нам предложат?
- Очень мило, - произнесла Катя.
Мы привстали и огляделись. Была глубокая ночь, я посмотрел на часы.
- Пол третьего, - прошептала девушка.
- Ого... - Самое время подкрепиться.
- Не знаю как ты, а я не против, - продолжала Катя.
- А я тоже..., вот только интересно, что нам предложат? - спросил я, оглядывая исполинов.
- Вам нужно отдохнуть, ваши биологические потребности заключаются еще и в полноценном сне, - раздалось в голове.
- Благодарим за ликбез, но мне казалось, что как раз сейчас нам это не нужно.
- Мы просто привели вас в порядок, но это не означает что отпала потребность во всем остальном.
Мы с девушкой переглянулись и я стал подниматься на ноги. Мы до сих пор продолжали сидеть и совсем об этом не думали. Тем не менее, земля была достаточно холодной.
- Тут есть недалеко деревня, там вы будете в безопасности и под нашим присмотром, - продолжал вещать голос.
- Спасибо, как понимать "под вашим присмотром"? - спросила девушка.
- В случае опасности мы дадим вам знать.
Выяснилось что нам нужно идти в эту самую деревню, она находилась за трассой, в паре километров от нее. Затем просто попроситься на постой к старушке. После вопроса - что мы должны придумать, чтобы нас пустили на ночлег в три часа ночи? - нам ответили:
- Мы скажем куда вам идти, не беспокойтесь.
- Нам казалось, что дело не терпит отлагательств. Вы же сами на это намекали, а теперь? К тому же, тревога поднятая по случаю убийства конвоя... Вы же понимаете какая сейчас поднимется шумиха? - спросил я озабоченно.
- Все относительно, мы не можем сейчас совершить наш план именно вследствие этой самой шумихи, - раздалось в голове.
Как же хочется покончить с этим одним махом. Чтобы раз и все..., - подумал я в отчаянье.
- Ожидание смерти хуже самой смерти, - тихо произнесла Катя.
Мы оглядели наших охранников и я произнес:
- Тогда чего мы ждем?
- Сейчас на дороге стоит патруль, нам нужно время для зарядки, - прозвучал ответ.
Я не стал вдаваться в подробности, они вполне заслуживали доверия, если нужна зарядка, значит так оно и есть.
Тем временем погода стала получше, не было и малейшего дуновения ветерка, на небе исчезли тучи, казалось что сама природа отдыхает после недавней вакханалии.
Половинка луны немного освещала окрестности, стояла гнетущая тишина. Наши исполины безмолвствовали. Мы стали чувствовать себя немного неуютно в их окружении.
Как бы в унисон этому, они расступились и в голове прозвучало:
- Можете отойти и побеседовать.
Мы воспользовались их предложением и прошли к ближайшему дереву.
- Что ты думаешь обо всем этом? - спросила Катя.
Я посмотрел на группу наших помощников и пожал плечами:
- Они наши друзья, ты ведь в этом не сомневаешься?
- Как и в том, что они сейчас нас слышат, - улыбнулась она.
К чему это, она что-то заподозрила? - мне представлялось это невероятным. Но в то же время и я не был уверен на все сто в наших друзьях. Возможно, все это лишь для того, чтобы нас использовать? - Я осекся, понимая, что все мысли могут быть им известны.
- Мы ведь можем отказаться, нас никто не насилует, - произнес я.
Катя опять улыбнулась.
- Нет, не до такой степени, мне кажется мы на правильном пути.
- Ты своими сомнениями в один миг разрушила легенду о нашей великой миссии, - произнес я с сожалением, - это не придаст нам сил.
- Нет, ничего я не разрушила, а если и разрушила значит у нас нет внутренней уверенности, а без этого мы будем слабыми..., - резонно заметила она.
Мы постояли какое-то время молча, наблюдая за нашими друзьями.
- Я им верю, - произнесла девушка.
Я прижал ее к себе.
- Тогда пойдем? - произнес я.
- Пойдем.
Мы развернулись и пошли в сторону трассы. Почему мы это сделали? Возможно, нам помогла вера в могущество наших друзей и в то, что они знают с какой целью мы это делаем. Как бы там ни было, мы не услышали не единого голоса в своих головах. Мы удалялись, а они молчали...
- Я вдруг испугалась, что они именно в этот момент не могут уловить наши мысли, они ведь заряжаются, - произнесла Катя.
- Нет, Катя, это мы хотим понять можем ли просто уйти, ведь именно в этом наши сомнения. Если это корысть, то они нас не отпустят, а если это действительно то, о чем они говорят, то препятствий не будет. Хотя, что у нас в голове им известно..., - произнес я с сомнением.
- Черт, откуда эта червоточина, мы ведь еще совсем недавно полностью им доверяли, стоп, так нельзя.
Девушка присела на корточки.
- Я хоть и устала, но все же попробую. Ты можешь просто постоять и позаботиться чтобы меня не беспокоили, - улыбнулась она.
- Конечно, никому не позволю тебя тревожить, - подыграл и я.
Катя нагребла ногой небольшую кучу листьев и уселась на нее по-турецки.
Через несколько секунд ее спина распрямилась и она приняла уже хорошо знакомую позу для медитации.
Судя по ее словам, наши сомнения могли быть продуктом стороннего воздействия. А почему бы собственно и нет, если все так сошлось и смерч не смог нарушить наших планов, то почему бы им не поступить более хитро и не внести в нас червь сомнений?
Я поразился столь быстрой перемене в сознании, возможно, это Катя успешно справлялась со своей задачей.
Я осмотрелся, там где мы оставили наших светлых помощников не было не единого проблеска, должно быть мы удалились слишком далеко. Теперь уже я был склонен испытывать беспокойство по-другому поводу, а вдруг они поняли нас совершенно по-другому и решили что мы отказались? В этом случае мы можем их больше не увидеть!
Ну вот, я был на грани паники и мне хотелось срочно вернуться к нашим спасителям, - как я их воспринимал еще совсем недавно.
Девушка продолжала находиться в своем мире, совершенно не реагируя на мои мысли, да и почему собственно она должна была на них реагировать?
Я продолжал всматриваться в то место откуда мы пришли. По-прежнему ничего не видно, возможно наших помощников скрывала листва кустарников.
По крайней мере, Катерине все удается, раз она уже пятнадцать минут медитирует.
Небывалая тишина давила слух, не было ни ветра не шелеста листьев, не было ничего, чтобы напоминало об осенней погоде, к тому же ночью.
В какой-то момент мне захотелось сбегать и проверить наших друзей. Как там они, ждут еще нас? Но я быстро отказался от этой авантюры.
Неожиданно послышалась мягкая поступь и характерный хруст веток. Звуки раздавались с противоположной от наших помощников стороны.
Это еще кто? - подумал я и бросил взгляд на девушку. Ситуация осложнилась. Растормошить Катю?! - Но что-то мне мешало, восприняв это как знак, я полез в карман и вытащил пистолет.
Шорох приближался. Я снял оружие с предохранителя и направил в сторону шума.
Это ничуть не повлияло на происходящее, мягкая поступь становилась все ближе. Рассмотреть непрошенного гостя мне мешала листва кустарника.
Девушка продолжала сидеть и я уже испугался что звук выстрела может так некстати все нарушить. Возможно было бы лучше ее растормошить?
Я не решался вывести ее из этого состояния, поэтому решил - будь что будет, если другого выхода не представиться, то я выстрелю, а если это животное, то я постараюсь его спугнуть и без этого...
Тем временем шорох стал совсем близко. Я не выдержал и решил обойти куст.
Пришлось отлучиться от Кати, правда, недалеко - метра на три, что позволяло ей помочь в случае чего.
Когда куст перестал преграждать зону видимости, передо мной возникло какое-то чудовище, именно так я воспринял его вначале. Оно было похоже на кабана, но отличалось от последнего огромными размерами и еще, что меня поразило, это его глаза. Они были кроваво красные и отчетливо выделялись в темноте.
Чудовище неспешно приближалось.
Вначале остолбенев от страха, я все же понял, что через мгновенье оно окажется прямо перед Катей.
Пытаясь отвлечь его на себя и не найдя ничего лучшего я выкрикнул:
- Эй! - Получилось еле слышно, должно быть, я все еще жалел девушку.
Монстр не среагировал. Я хлопнул в ладоши и прокричал уже громко:
- Эй ты!
Боковым зрением я видел что эти звуки никак не повлияли на Катю. Она продолжала сидеть, как ни в чем не бывало. Зато монстр повернулся ко мне и пара огненно красных глаз впились в меня подобно стрелам.
О черт, да это сам сатана! - подумал я в ужасе, наблюдая огромное свиное рыло и неестественно большие глаза.
- Что? - спросил я негромко.
Почему я решил обратиться в форме вопроса? Хотя, учитывая происходящее, ничто не должно удивлять.
Огромный монстр засеменил ко мне.
Наведя пистолет ему между глаз, я спустил курок. Раздался треск похожий на удар плетки, это несколько привело меня в чувства и похоже ничуть не подействовало на чудовище. Пистолет слишком маленькое оружие для такого монстра.
Не найдя ничего лучшего я стал стрелять ему в глаза пока вся обойма не иссякла.
Все произошло настолько быстро, что я не сразу понял, как зверь, почти коснувшись меня мордой, вдруг спотыкнулся и буквально вспахал рылом метр земли в стороне. Оставалось только порадоваться, что он выбрал такое направление...
О черт! - передо мной валялась туша кабана, огромного, но уже не настолько.
- Что случилось?! - услышал я голос девушки.
Она подошла ближе и уставилась на чудовище.
- Кабан? - спросила она удивленно.
- Нет не кабан, - проговорил я негромко, как бы боясь его разбудить.
- Ты убил его?
- Не знаю.
Я взглянул на свой пистолет и понял, что теперь это не более чем железяка.
Мы подошли ближе и я направил фонарик в его морду. На его лбу и между глаз были отметины от пуль, похоже все они благополучно отскочили, не причинив ему вреда. Но зато как минимум один из его красных глаз отсутствовал, другого не было видно. Кабан не дышал.
- Ты убил его, - подтвердила Катя с удовлетворением. - Зато наделал много шума, надо уходить.
- Это не кабан, у него были красные глаза! - эмоционально проговорил я.
- Красные? - девушка подошла ближе к его морде, - ну-ка помоги, - проговорила она, хватая его за бивень.
Мы приподняли его голову так, чтобы был виден его второй глаз. Он оказался невредимым и был открыт - ничего красного в нем не было.
- Теперь уже не красные, но, то что я видел..., это...
- Колька, я тебе верю, посланник ада, все что угодно, но сейчас нам нужно бежать и чем скорее тем лучше. Я кое-что поняла во время медитации, - произнесла она скороговоркой.
Похоже дела серьезны. Мы побежали в сторону трассы.
- А как же наши друзья?! - бросил я.
- Они в курсе, мы общались, - говорила Катя сбиваясь.
Множество веток и кучи листьев, что оставил ураган, сильно урезали нашу скорость.
- Почему мы не вернулись к старцам, - выкрикивал я на ходу.
- Они с нами, они помогают, - услышал я обрывки фраз прыгающей впереди девушки.
Больше не желая вести подобный диалог я просто бежал за Катериной.
Вскоре послышался гул машин, мы приближались к трассе.
- Теперь, осторожней, - затормозила девушка, - мы можем привлечь внимание.
- Там что, засада? - полушепотом спросил я.
- Да, милиция, и эти, - она кивнула назад.
- Вот черт, а у меня пистолет с пустой обоймой, - проговорил я грустно.
Катя взглянула на меня с тоской:
- Жалко, сейчас бы он мог пригодится...
Что имела она ввиду? Неужели мы могли противостоять спецам с одним пистолетом?
- Ступай осторожно, не допускай треска. Попробуем найти "мертвую зону", - прошептала девушка.
- Это еще что?
- Место, которое не просматривается.
Все до боли банально.
Мы осторожно продвигались вперед. Неожиданно поднялся ветер, это было нам на руку. Теперь шелест листьев и скрип деревьев был кстати.
Послышался гул машины, затем резкий скрип тормозов.
Мы переглянулись.
- Ничего страшного, пойдем, - прошептала моя спутница.
Мне очень хотелось ей поверить, но, учитывая наше положение...
Мы приблизились к дороге и услышали далекие голоса.
- Откройте багажник, - донесся обрывок фразы.
Похоже патруль или кто там еще по нашу душу.
- Катя, так нельзя, мы идем наобум, в кустах могут быть засады, - тихо проговорил я.
- Все может быть, нет времени, нужно рисковать.
Но все-таки мы остановились и прислушались. Вскоре хлопнула дверь и машина уехала.
- Очень хорошо, - прошептала Катя.
- Почему у нас мало времени? - попытался я внести ясность.
- Потому что человек который нам нужен, сейчас на месте, у себя дома, - ответила она спокойно.
- Какой человек?
- Тот к которому мы должны попасть на той стороне трассы, - ответила она быстро, - к тому же, служба безопасности подземелья идет по нашим следам.
- У них что, собаки? - насторожился я.
- Нет, собак у них нет, пока. Колька сейчас не время, давай помолчим.
Мы вслушались в тишину.
Временами порывы ветра доносили негромкие голоса, что немного помогало ориентироваться.
- Ладно, пойдем потихоньку, - предложил я.
Она кивнула.
Мы стали удаляться от незнакомцев, двигаясь параллельно трассе. Кто знает сколько их еще прячется на обочинах и где тут "мертвая зона"?
Вскоре голоса остались далеко позади. Гул машин периодически прерывался, возможно их тормозили или это высаживался очередной десант. Радовало, что все это в стороне оставленного патруля.
- Мне кажется кто-то знает о том, что мы тут. Например тот, кто послал этого красноглазого кабана, - прошептал я.
- Колька, давай без паники. Все может быть конечно, как и то, что он нас потеряли и вновь ничего не знают, правда? - спросила она.
- Ты умеешь приводить людей в порядок, - усмехнулся я.
Несколько минут мы шли молча, затем остановились. Уже не было слышно торможения машин, значит мы удалились достаточно далекою. Теперь можно попробовать выйти к дороге.
Вначале осторожно, затем все более уверенней мы приближались к трассе. Вот уже стали видны отблески фар проносящихся машин.
- Эта дорога для нас сейчас как граница, перейдем ее и все, на той стороне спасение, - проговорила девушка.
- Сейчас бы нам поводыря, нашего белого друга..., - пофантазировал я.
- Я же говорила, они заботятся о нас, возможно поэтому нас еще не обнаружили, - прошептала Катя.
Наше внимание привлек кустарник, он был достаточно густой и находился буквально на обочине дороги. Мы решили подобраться к нему и залечь.
От дерева к дереву, короткими перебежками мы приближались к дороге. Каждый раз, когда проносилась очередная машина, мы пригибались к земле.
Вскоре, все что нас отделяло от шоссе - это кустарник и пару метров после него.
Мы распластались в высокой, наполовину сухой траве и чувствовали себя весьма неуютно. Ничто не прикрывало нас по бокам, лес не доходил до дороги и делал куст заметным со стороны.
- Что теперь? - спросил я.
- Теперь? А что ты предложишь?
- Мне кажется лежим минут пять - слушаем и смотрим, затем, если все нормально резко вперед и далее по обстоятельствам, - предложил я.
- Неплохо, именно так мы и поступим, - поддержала Катя.
Мы замерли и начали изучать обстановку.
Вскоре тишину нарушил гул мотора. Показался автомобиль, свет фар выдавал малую скорость, машина явно собиралась тормозить. Метрах в ста от нас она остановилась, хлопнули двери.
До нас донеслись голоса, шло какое-то обсуждение. Теперь мы были уверены, что это по нашу душу.
После недолгой заминки появились лучи фонарей, они шарили по лесу с двух сторон от трассы. Это несколько удивило, неужели они считают что мы остались бы у дороги, если бы перешли на ту сторону?
Группа людей что-то негромко обсуждала. Периодически свет фонарей вырывал из темноты кустарники и высокую траву, в таких местах они особо сосредотачивались. Процессия медленно двигались в нашу сторону.
- Что бы это значило? - прошептал я.
- Не знаю, возможно у них есть какая-то информация, - неуверенно ответила девушка.
- Так может обратно в лес?
Она отрицательно замотала головой.
- Но почему? - не унимался я.
- Потому что у нас очень мало времени, надо рисковать...
Я быстро проанализировал ситуацию. Если сейчас бросится вперед, то это почти стопроцентное обнаружение себя. Дальше погоня и... вряд ли нам повезет. Если продолжать лежать, то вскоре эти люди непременно обследуют очередной куст, который не заметить сложно, и тогда мы окажемся под их лучами. Еще можно успеть отползти в лес, хотя, как это сделать без шума? Они наверняка услышат. Значит, только затаится и ждать что будет...
Катя лежала рядом и часто моргала, это я заметил по отблескам в ее глазах.
- Будем надеяться что нас не увидят, - прошептала она.
Я кивнул.
Тем временем группа несколько растянулась, кучность лучей рассеялась.
Машина завелась и медленно поехала вслед за процессией.
Они что, решили всю дорогу так пройти? - подумал я.
- Ничего, Колька, ничего, - подбадривала Катя, - их не так много...
- Ты это к чему?
- Хулиганов из кафе помнишь?
- Хм..., так то хулиганы, а тут...
- Это я понимаю, но в самом крайнем случае будь к этому готов. Если что, можешь пугнуть пистолетом, - проговорила девушка неуверенно.
Один из фонариков засветил в нашу сторону.
- Не шевелись, - грубо бросил я.
Сейчас было не до этикета, любое движение могло нас выдать.
Мы замерли с приподнятыми головами. Луч дрожал, но продолжал светить прямо на нас, должно быть, человек приближался. В какой-то момент свет ушел в сторону и мы тут же прижались к земле.
- Он мог нас заметить..., - прошептал я.
- Нет, тогда бы поднял тревогу.
- Кто знает какая у них тактика, может подойти ближе и просто взять на мушку.
Послышался гул останавливающейся машины, на этот раз с другой стороны, затем стук дверей. Теперь фонарики засветили и слева от нас. Похоже, им приблизительно известны наши координаты. Сколько мы сможем продержаться?
- Нужно что-то решать, их становится слишком много, - прошептал я, косясь на очередную группу фонариков.
Как бы в подтверждение моих слов раздался скрип тормозов очередной машины.
- Ждем, лежим и ждем, наши вот эти, это их сектор, сможем от них уберечься, значит удалось, - шептала моя спутница.
- Как скажешь...
Нам ничего не оставалось как просто наблюдать за ходом операции.
- Я не хотела тебе говорить, но у нас есть еще кое что, - произнесла она неожиданно.
- Что?
Она аккуратно достала из под свитера пистолет.
- Как? - удивился я и пощупал свой.
- Не только ты сориентировался.
Она достала обойму и отщелкнула три патрона.
- Вставь в свой, - бросила она, и протянула их мне.
Меня не пришлось долго уговаривать, благо фонари светили в другие стороны.
- Какая же ты молодец, - обрадовался я, вставляя патроны, - теперь мне спокойней.
- Если мы начнем палить, то вряд ли останемся живы..., - прошептала девушка.
- Все равно, теперь мы вооружены.
- И они об этом прекрасно осведомлены, - вставила Катя.
Она была права, то что пропали пару пистолетов не могло остаться незамеченным, впрочем как и кабан, в которого я всадил целую обойму. Кроме этого, сейчас нас искали профессионалы у которых редко бывают промахи, значит палить нужно в самом крайнем случае.
Мы наблюдали как сближались две розыскных группы - наша и та что высадилась дальше. Третья группа и последующие двигались в противоположную от нас сторону.
Человек, недавно светивший на кусты, был теперь на дороге прямо перед нами. Он исследовал такие же заросли с другой стороны и делал это с особым рвением. Если потом он также примется и за наше убежище то..., как бы мне не хотелось, но, пожалуй, придется стрелять - чтобы стать мишенью для двадцати человек. Но хоть какой-то шанс оставался, мы могли юркнуть обратно в лес, или даже перебежать на ту сторону, а чего уже... И бегом, без оглядки, шанс всегда есть...
Тем временем человек залез в заросли и скрылся из вида. Кусты заходили ходуном и затрещали, будто огромное животное желало протиснуться сквозь их ветви Я вспомнил убитого кабана, который также изрядно шумел перед своим явлением.
- Он сейчас перейдет на нашу сторону, - не выдержал я.
- Ничего страшного, даже если он будет также копошиться, не все еще потеряно...
- О чем ты Катя? - искренне удивился я.
- Забудь про пистолет и помни о наших друзьях. Они нас не покинули... Тихо! - прошептала она резко.
Я заметил как другой человек приближался к нашим кустам со стороны дороги, его фонарик был выключен, а походка настолько уверенная что создавалось впечатление - он твердо знает куда идет.
Мы невольно напряглись.
Тем временем, человек решительно подошел к нашим зарослям. Я сжал рукоятку пистолета и пожалел что он стоит на предохранителе, сейчас любое движение могло нас выдать.
Девушка прошептала еле слышно:
- Лежи спокойно...
Впрочем я и не собирался ничего делать, пока...
Мужчина раздвинул ветки и яркий свет ударил в глаза. Луч освещал ворох листьев перед лицом.
Он нас заметил! - подумал я в панике.
Свет медленно переместился в нашу сторону, стало понятно что мы находимся прямо под ним.
Все, сейчас начнется! - подумал я и сжался как пружина.
Неожиданно фонарь погас и я подумал, что это сделано специально. Странные звуки разрушили мое предположение. И наконец характерный звук льющейся струи развеял все сомнения.
Уф..., - неужели не заметил? - удивленно размышлял я.
Я вспомнил наших белых исполинов, они легко превращались в невидимок и могли сделать то же и с нами. Возможно именно это и имела ввиду Катя? - осенило меня.
Звук застегивающейся молнии и шаги в сторону от нас окончательно подтвердили мои предположения.
Очень хорошо, мы невидимы! Только это могло помочь. Без вмешательства наших друзей тут не обошлось...
- Я же говорила - прошептала Катя, - мы не одни...
- Спасибо Вам, - произнес я обращаясь к небу.
- Значит пронесло, теперь дождемся когда закончат поиски на этом участке и все, - продолжала она.
- Нужно лежать тихо, кто знает что у них еще припасено? - усомнился я.
В это время человек, что исследовал кусты напротив, вышел на дорогу и посветил фонариком в нашу сторону.
- Я там смотрел, - произнес его товарищ.
- Точно? А мне казалось ты нужду справлял, - усмехнулся коллега.
- Одно другому не мешает, есть сомнения посмотри сам, - бросил тот.
- Блин..., этот может быть поглазастей! - прошептал я.
Какое-то время человек стоял в раздумьях, изучая спину уходящего товарища, затем решительно направился в нашу сторону.
Выходит рано мы обрадовались, все еще могло перемениться...
Теперь я аккуратно взвел курок, чем тут же привлек внимание девушки.
- Не смей, это верная гибель, - прошептала она взволнованно.
Куда делось наше спокойствие, еще совсем недавно мы полагалась на наших друзей..., что же случилось теперь?
- Это на крайний случай, главное спокойствие..., - я постарался сохранять хладнокровие.
Луч прорезал кусты и вокруг нас заплясали причудливые тени. Похоже этот фонарь был гораздо мощнее предыдущего.
Мы замерли.
Человек стал огибать кусты и вскоре оказался у наших ног. Он начал медленно утрамбовывать высокую траву ногами, должно быть не доверяя своим глазам. Это было самое страшное, ибо на ощупь мы оставались осязаемы. Надвигалась неминуемая развязка, спасти могло только его желание изменить направление, в противном случае на его пути непременно возникнет препятствие - наши ноги.
Луч как и в прошлый раз ярко осветил листву перед нашими лицами, затем ушел к ногам.
Значит и в этот раз мы невидимы, - немного успокоился я.
Но шуршание листьев и звуки трамбовки неумолимо приближались.
Он не свернет, его ждет сюрприз, а нас испытание на прочность, хотя даже не испытание, а... Надо что-то делать, ведь мы же невидимы! - осенило меня.
С такими мыслями я стал осторожно приподниматься, пока не оказался на корточках. Жестами я показал Катерине проделать тоже самое. Она аккуратно подтянула ноги под себя. Только теперь до меня дошло, что я ее вижу. Как же так?! В прошлый раз, когда я был невидимым, то не мог разглядеть даже своих рук, а уж других и подавно!
С волнением я всматривался в лицо мужчины. Он точно нас не видел, луч несколько раз скользил по нашим телам и, пронзая их насквозь, не оставлял теней. Это несколько не вязалось с созерцанием друг друга.
Мужчина находился на том месте, где были наши ноги. Он явно что-то чувствовал...
В очередной раз фонарь скользнул по нам и я с ужасом заметил, что моя спутница пропала! Мгновенная паника исчезла, как только я взглянул на свои ноги. Они отсутствовали. Теперь мы были невидимы в полном смысле этого слова. Спасибо нашим исполинам!
Место где находились наши ноги было несколько примято, на этой отметине остановился луч дотошного исследователя.
Он наклонился и приподнял несколько травинок. После чего осмотрелся и направил луч в сторону леса.
- Вовка! - крикнул он неожиданно.
Один из маячивших вдалеке огней стал быстро приближаться.
- Возьми пару человек! - вновь прокричал наш сосед.
Еще пару огоньков поспешило к нам.
Вот черт, - переживал я, - надо же, досмотрелся...
То, что не было видно девушки усугубляло ситуацию, теперь я чувствовал себя в полном одиночестве. Наверное она ощущала то же самое.
Мужчина стоявший почти вплотную к нам сделал несколько шагов к лесу, чем чрезвычайно меня порадовал. Ведь сделай он их в сторону кустов, то непременно бы наткнулся на нас.
Трое его товарищей уже были рядом и смотрели на место, в которое тот светил фонарем.
- Вот видите?
- Примятая, - ответил один из них.
- Вот именно, примятая. Ты куда тут? - спросил он того, что недавно справлял тут нужду.
- Нет, это не моя работа, - тут же выдал тот.
- Значит это они..., - сделал он вывод.
- А если нет? мало ли..., - усомнился другой.
- А вот не мало, не тормози, кто еще то, не видишь трава свежая? - не унимался "исследователь".
- Все правильно, - поддержал его очередной из прибывших, - если это они, то залегли неслучайно, возможно мы помешали. Значит нужно организовать прочесывание, - он кивнул в сторону леса.
Это предложение меня вдохновило. Пусть они прочесывают лес, а мы перейдем дорогу и наконец окажемся в безопасности.
- Слушай, Серега, а почему собственно туда, - проговорил кто-то с сомнением.
- Что ты хочешь этим сказать?
- То, что все может быть и по-другому, - спокойно ответил тот.
- Да, ну-ка, просвети умник? - ехидно спросил Серега.
Теперь заговорил другой:
- А что тут непонятного, почему бы им не перейти на ту сторону, ведь зачем то они подошли к дороге?
Наш ненавистный "исследователь" сверкнул глазами и посветил фонарем ему в лицо.
- Что, еще один гений? - проговорил он раздраженно.
- И такое может быть, скорее всего они хотели поймать машину, - вставил Вовка, - а ты Сергей не кипятись, он дело говорит.
- Твою мать! Он дело говорит, а я что говорю? Самое реальное это то, что они ушли обратно, потому что перейти дорогу незамеченными сложно. И какую машину, если мы проверяем каждую, ты хоть думай что говоришь, - он разбушевался не на шутку, - вместо того чтобы организовать срочную погоню мы тут размусоливаем.
- Господин майор! - куда-то в сторону крикнул Вовка. Все замерли в ожидании. - Сейчас все организуем, успокойся, - продолжал он.
Через несколько секунд подошел майор и деловито всех осмотрел.
- Здесь следы, лейтенант Малышев обнаружил, - проговорил Вовка показывая на чертову примятую траву.
- Я предлагаю организовать прочесывание леса, они не могли далеко уйти, - тут же вставил Серега.
Майор согнулся над травой, после чего снял свой берет и обнажил седую голову.
- Они могли сделать что угодно, я даже не удивлюсь если они просто улетели, - проговорил он, почесывая затылок. - Значит слушать сюда, группа Артемьева и все прикрытие идет цепью в лес. Оружие только в самом крайнем случае, брать живыми! - он сделал паузу и вновь осмотрел окружающих. - Остальные продолжают обследовать обочины. На этом участке дежурит группа Сегодина. Вопросы есть?!
- Все ясно, - ответили несколько голосов.
Вот черт! - возмутился я в сердцах.
Но, если мы настолько невидимы, то может попробовать перебраться на ту сторону?
Тем временем к стоящей группе стали подтягиваться еще люди. Короткие команды сыпались во все стороны, передавались дальше и все новые и новые группы сходились к нашим кустам. Вскоре перед нами стояла целая толпа. Это становилось слишком опасным, из-за тесноты они напирали на кусты. Здесь их ждал сюрприз: резко раздвигающиеся ветки, либо невидимые удары, правда для нас это могло обернуться непредсказуемыми последствиями.
Наконец, люди вытянулась в цепь и направилась в лес. Лишь несколько человек вышли на дорогу и остановились перед кустами. Множество фонарей подобно гигантским светлячкам прорезали лесную чащу. Если бы мы попались на их пути в своем естественном состоянии, то укрыться было бы невозможно.
Мы остались одни. Я осмелел и стал осторожно обследовать руками воздух вокруг себя. Неожиданно я наткнулся на курточку, и вдохновленный стал обследовать ее более интенсивно, пока к своему стыду не понял, что попал на грудь Катерины.
- Осторожней, не возбудись, - услышал я ее серьезный шепот.
- Извини..., - стушевался я и резко одернул руку.
- Ничего, даже приятно.
Я нашел ее ладонь.
- Мы можем перейти дорогу в таком виде, ты не находишь? - поинтересовался я.
- Да, но пусть эти отойдут, - раздалось в ответ.
Все же это было необычно, мой любимый человек находился совсем рядом, я держал его руку, а видел лишь остатки листвы на кустах.
- Хорошо, мы кое чего сделаем, например я швырну камешек, они пойдут на звук и мы аккуратно, - предложил я.
- Вариант, - она пожала мне руку в знак одобрения.
Я стал осматривать траву насколько позволяли отблески фонариков.
- Вон камень, - услышал я Катю.
- Где?
- Смотри в сторону леса прямо перед собой, теперь вниз и чуть правее.
Небольшой обломок красного кирпича валялся напротив меня. Осторожно выдвинув ногу я стал тащить его к себе. Кирпич оставлял после себя примятую траву. Процесс перемещения остался незамеченным, благо все уже потеряли интерес к нашим кустам.
Нагнувшись, я оторвал его от земли. Чтобы не бросался в глаза висящий в воздухе предмет мне пришлось занести его в кусты. Теперь кирпич был под прикрытием какой-никакой растительности.
- Хорошо, - прошептала девушка.
- По крайней мере не заметили, - отозвался я.
- Нужно кинуть так, чтобы никто не увидел откуда он летел, - продолжала она.
Где же наши помощники? Они ведь знают что нам надо, почему бы им не отвлечь внимание на себя? - подумал я.
- Я знаю, ты опять думаешь о наших друзьях. Согласись, они и так сделали слишком много, не забывай что на все нужна энергия.
- Согласен, но почему мы похожи на роботов? рассуждаем как машины, меня это бесит, - произнес я неожиданно для самого себя. Уж очень задел сухой и какой-то официальный язык нашего общения.
- Не совсем мы роботы раз у тебя столько эмоций, - только и сказала она.
Я осмотрелся, мне вдруг отчетливо представилось, что мы не можем быть невидимы долго, скоро может иссякнуть ресурс наших спасителей и тогда все!
- Нам нужно спешить.
- Правильно, смотри на тех что на дороге, а я чуть отойду к лесу, понаблюдаю с тыла, - проговорила она.
Люди, стоящие перед кустами, о чем то негромко разговаривали, затем повернулись к нам спиной и пошли к противоположным зарослям.
Вот он наш шанс.
- Катя, я бросаю?
- Давай! - выдала она коротко.
Я размахнулся и что есть сил запустил кусок кирпича вдоль дороги. Какое-то время я наблюдал за его траекторией, затем он скрылся в темноте.
Гулкий удар об асфальт оповестил об успешном попадании.
Люди немедленно среагировали на звук и поспешили в его сторону.
- Что это? Ты слышал? - спрашивал кто-то.
- Передай Соколову что у нас тревога, - прозвучало в ответ.
Звук шипящей рации и короткие команды вперемешку с остальными голосами стали удаляться.
- Осторожно выходим, - произнес я, найдя руку Катерины.
- Давай Колька, только спокойно.
Мы оглянулись и посмотрели на мелькавшие в лесу фонарики. Многие из них стали приближаться.
- Они развернулись, - занервничал я.
- Скорее. - Теперь уже девушка увлекала меня в сторону дороги.
Мы осторожно ступали на высокую траву, я отчетливо видел следы Кати. Вскоре кусты остались позади, мы подошли к дороге.
- Господи, хоть бы получилось, - прошептал я.
- Мы невидимы, даже наши пистолеты! так скорее воспользуемся этим, - быстро проговорила девушка.
Действительно, все что находилось с нами и на нас было невидимо. Только вот кирпич, поднятый мною с земли почему-то оставался видимым, - вспомнил я.
Мы вышли на дорогу. Я взглянул на группу, что отправилась в сторону кирпича. Их фонарики уже освещали его со всех сторон, некоторые были направлены в лес.
- Откуда? - раздалось сзади от нас. Это появилась очередная группа и кто-то громко обращался к коллегам.
- Мы пока не знаем, - ответили ему.
Вот и обочина! Мы прошли дорогу и оказались перед очередными кустами.
- Давай туда, - Катя увлекла меня в свою сторону, хотя можно было обойти и с моей.
- Почему, так же дальше? - Спросил я еле слышно.
- Там стоит кто-то, - бросила она.
Я не понял где там, но решил повиноваться. Мы устремились вдоль дороги. Я оглянулся, люди оставили в покое кирпич и разошлись по прилегающим кустам, возможно, они поняли, что это был отвлекающий маневр.
Дорогу осветили фары стоящей сзади нас машины, она завелась и начала медленно двигаться. Для чего нужен был этот маневр? Оглянувшись, я увидел лишь два ярких луча.
Мне захотелось побежать.
- Колька, скорее, - подгоняла Катя.
Это полностью совпадало с моим желанием. Мы ускорились, кусты все не заканчивались.
На случай если наша магия закончится на дороге, мы сделаемся идеальными мишенями.
Оставалось совсем немного, неожиданно, сразу позади нас, из кустов выскочил человек с пистолетом в руке. Мы резко остановились скорее инстинктивно, чем осознанно. Мы понимали что хоть и невидимы, но звуки наших шагов такие же как у всех. Именно это, судя по выражению лица, насторожило мужчину. Он озирался по сторонам и суетливо светил фонариком на кусты.
- Что там такое?! - выкрикнул кто-то из машины.
- Я слышал шаги! - ответил мужчина.
Автомобиль остановился в нескольких метрах позади нас, из него вышли еще четверо человек.
- Где ты их слышал? - спросил кто-то.
- Такое впечатление что на дороге, прямо вот здесь! - он показал на асфальт.
Мужчины посветили вдоль трассы.
- Нам нужен тепловизор! Саня срочно вызови группу Орчакова! - проговорил белобрысый мужчина лет сорока пяти.
- Они в паре километрах отсюда, - ответил тот.
- Выполняй! Вначале кирпич, теперь шаги...., быстрее!
Саня побежал к машине и мы услышали шипение рации.
Пару пожиманий моей руки послужили сигналом. Вслед за этим Катя стала осторожно увлекать меня за собой. Медленно шаг за шагом мы начали продвигаться далее, туда, где заканчивались кусты и открывался лес.
- Так, всем тихо! - проговорил должно быть главный из них, - выстройтесь в цепочку с этой стороны на обочине, интервал два метра и слушать, внимательно слушать!
Люди быстро растянулись на обочине и пару человек оказалось впереди нас. Они как раз стояли там где кусты переходили в лес.
Мы замерли в ожидании.
- Коротков, встаньте дальше на метр, Рохлин раскиньте руки, они могут пройти мимо вас, - раздавались команды их старшего. - Сейчас голубчики станете видимыми, еще совсем немного. Кстати, мы могли бы прострелять дорогу, а? Как вы считаете? - обратился он к своим, затем по какой-то злой иронии повернулся в нашу сторону и продолжил, - пуле ей то все равно видимы или нет, убьет и не спросит...
- Николай, группа Орчакова выехала, минут через пять будут у нас, - произнес подошедший мужчина.
- Отлично..., Саня, я тут размышляю не прострелять ли нам дорогу?
- Вероятность что мы сразим двоих наповал невелика, впрочем..., - засомневался Саня.
- В любом случае это лучше, чем вообще их упустить, - продолжал командир.
Я посмотрел на стоящего перед нами парня с раскинутыми руками и представил как мы полусогнувшись проходим под ними. Рука девушки слегка дернула меня в прежнем направлении. Это означало что нам надо пройти уже не двух, а трех человек, или же воспользоваться зазором между вторым и третьим, они оба были высокие и пригнувшись можно было рискнуть, только бы следы не выдали.
Времени на размышления не оставалось, но в этот раз я был не согласен, мне хотелось проскользнуть на обочину прямо здесь. Как донести до Катерины мои мысли?
В этот момент раздалась очередная команда:
- Вы истуканами то не стойте, ручками помашите, а то в аккурат под ними то и проскочат.
Это помогло мне определиться.
Мы медленно пошли вдоль людей, стараясь не производить шума. С ужасом я услышал, как хрустнул хрящ на моей левой стопе. Благо в это время их командир опять что-то выкрикивал. Только когда в руках "молодцов" защелкали затворы невесть откуда взявшихся короткоствольных автоматов, я понял что это на самом деле далеко не благо. Команда заглушившая "хруст" была ни чем иным, как "оружие к бою!".
Твою мать! - подумал я в сердцах.
- По направлению леса, стрелять с приседания чуть выше горизонта, чтобы не укокошить в зарослях своих! - продолжал их главный.
- Николай, я могу дать очередь вдоль дороги для верности, - предложил Саня.
- Замечательно, так и сделаем.
Мы засеменили быстрее, я постоянно сжимал руку Кати, потеряться сейчас представлялось чем-то совсем ужасающем.
- Огонь! - раздалось сзади.
Инстинктивно я пригнулся, чем несказанно усложнил свои возможности по передвижению.
Шквал очередей оповестил, что это не шутка и настрой у наших преследователей самый что ни на есть серьезный.
Я фактически оказался на корточках, чего судя по рывкам нельзя было сказать о девушке. Сзади несколько молодцов с колена поливали лес напротив себя. Слава богу они пока не стреляли вдоль дороги.
В следующий момент, пользуясь шумом от стрельбы, я выпрямился и мы побежали, чему несказанно обрадовалась моя спутница, это я понял по многократному пожиманию руки. Теперь наше общение сводилось только к таким манипуляциям.
Когда я в очередной раз оглянулся, то увидел как командир дал отмашку своим людям, стрельба резко прекратилась. Осознание пришло не сразу, но в полной, как показалось, тишине я еще услышал стук гильз об асфальт, затем наш топот, такой явный и громкий, что сомневаться в том что мы обнаружены не приходилось.
Хитрые бестии все продумали, - мелькнула у меня мысль перед тем, как трое молодцов бросились на нас.
Я почувствовал на своей руке чью-то железную хватку и тут же отпустил Катю. После чего попытался вырваться и ощутил как меня обхватил еще один. Я задергался, чем окончательно себя обозначил.
Все..., третий вначале схватил Катерину, это я заметил по беспорядочному трепыханию его рук, но затем схватился за живот и присел на землю. После чего, не долго думая, бросился помогать своим коллегам и так уже намертво вцепившимся в меня.
Теперь я был окружен тремя мужчинами и шансов вырваться не было. Утешало лишь одно - Катя смогла уйти, по крайней мере, подоспевший четвертый боец тщетно размахивал руками, пытаясь ее найти.
- Федор! перестань, помоги товарищам! - выкрикнул их командир.
И теперь уже четвертый приблизился ко мне.
- Мы нормально его фиксируем! - выкрикнул один из мужчин.
- Его или ее? - поинтересовался босс.
- Сейчас проверим, - со смешком ответил один из амбалов и я ощутил сильный удар между ног.
- Уй! - вырвалось у меня и я присел от резкой боли.
- Мальчик! - весело выкрикнул он.
- Ты сука, - прошипел я, вглядываясь в наглую рожу одного из маячивших передо мной бугаев.
- Точно, мальчик, - повторил другой.
- Лучше, чем ничего, - разочарованно произнес старший. - Обыщите его.
Молодцы стали ощупывать мою одежду. Через несколько секунд в руке одного из них проявился пистолет.
- Вот так, мальчик, - проговорил их старший забирая находку, - стало быть убийство на тебе, да еще и с похищением оружия..., очень мило.
- Я никого не убивал! - почему-то вырвалось у меня, должно быть сыграл стереотип - убивать это плохо.
- Разумеется ты не убивал, ты нашел пистолет и несешь его сдавать в милицию, правда?
- Правда - прошипел я.
Раздался дружный смех.
- Представляешь, и это может пройти если скажешь, где причина всех твоих несчастий, или просто поможешь ее схватить.
- Я абсолютно не осведомлен, - тут же выдал я и подивился столь мудреной фразе.
- Тем хуже..., ребята тащите его.
Те, буквально подняв меня на руки, понесли в сторону машины.
- Осторожней, не упустите! - приказал им босс. - Где-то здесь еще бегает девчонка!
Меня поднесли к машине и стали запихивать на заднее сидение. Учитывая что меня по-прежнему не было видно, они никак не могли попасть так, чтобы я не цеплялся ногой.
- Подтяни конечности, - проговорил один из них, - а то живо укоротим.
Неужели так банально закончатся мои мытарства, все что было до сих пор, все вот так просто закончится? - с тоской размышлял я, когда оказался в машине с двумя "молодцами" по бокам. - Но подобные мысли возникали уже не раз, может еще обойдется? Хотя, вскоре я стану видимым и тогда все.
- Внимательней с этим, черти чего можно еще от них ждать, - раздалось напутствие в открытое окошко.
- Шеф, мы его держим на мушке.
Только теперь я почувствовал ствол пистолета, упирающийся в бок. Дела совсем плохи, что меня ждало на этот раз, какое оно будет, мое последнее испытание?
- Шеф, так мы поедем?
- Подождите, дело еще не сделано.
Я понял что они надеются схватить и девушку. Она наверняка находилась где-то неподалеку. Быстро все взвесив я решился и громко закричал:
- Катька, беги, не думай обо мне! Думай о главном!
Резкий удар в бок прервал мои вещания. У меня перехватило дыхание и я уже ни смог вымолвить ни слова.
- Давай-давай, покричи еще, а то ведь и впрямь сбежит! - раздалось снаружи.
Затем звук рации и короткие команды, среди которых я расслышал:
- Всем в квадрат сорок три, прямо на трассе!
И еще вот это:
- Да, будет сам, обеспечьте охрану.
О ком они говорят? - подумал я, - уж не о главном ли..., магистре или как там его?
- Скоро мы тебя увидим, борец с темными силами, а заодно и подружку твою, - прошептал один из моих охранников.
Где же наши помощники? - вспомнил я о белых исполинах. Они удерживают нас невидимыми, тратят свою энергию, но сейчас это не главное, правда только относительно меня.
- Шеф! - раздалось откуда-то со стороны, - я слышал хруст веток.
- Где? - тут же откликнулся главный.
Он с группой в несколько человек направился к указанному месту.
Неужели Катька? - подумал я в отчаянье. - Не хватало чтобы и ее взяли...
- А ну-ка давайте в цепь! - послышалась команда, - руки расставьте, машите и вперед!
Я попытался вытянуть шею, чтобы разглядеть что там делается, но сильный удар с правой стороны заставил меня скрючиться.
- Я же говорил сиди спокойно, опять покричать захотелось? - проговорил один из бугаев.
Они поворачивались ко мне лицом и упирались взглядами друг в друга. Выглядело немного потешно, если это сейчас вообще было уместно с моей стороны.
- Ну что? - крикнул шеф.
- Пока все чисто! - ответили ему.
- Правей забирай, поскорее! - доносилось издалека.
Не поймаете вы ее..., вот только почему она здесь крутится? Когда станем видимыми ей не скрыться, - размышлял я.
- А ну-ка всем тихо! - прозвучала очередная команда.
В полной тишине было слышно лишь тяжелое сопение одного из моих грузных охранников.
- Сучка, - бросил их босс, - продолжайте!
Вскоре его фигура замаячила на дороге.
Послышался гул мотора. Я оглянулся. Со стороны города к нам приближалась грузовая машина.
- Группа Орчакова! - крикнул один из мужчин.
- Да тихо ты! - гневно ответил ему босс.
Там есть тепловизоры, следовательно мы сейчас станем видны. Катька, беги в лес, - напрягся я мысленно, думая что она может это уловить.
Гул мотора приближался. Когда характерный звук тормозов оповестил о прибытии, я не удержался и что есть силы выкрикнул:
- Катя, это тепловизоры!
Сильные удары с двух сторон явились мне ответом. Я застонал от нестерпимой боли и буквально улегся на одного из бугаев.
- Ты сука еще лежать на мне будешь? - произнес тот.
- Эй вы, ну-ка хватит, дебилы, не хватало чтобы вы его забили до смерти. Вас не учили клеть рот? - зло проговорил босс.
- Окей сейчас сделаем.
Через мгновенье резкий звук клейкой ленты привел меня в чувство. Еще через секунду мой рот был стянут и дышать стало трудно.
Из грузовика стали выпрыгивать какие-то люди, в руках у некоторых были чемоданчики, напоминающие дипломаты.
- Где-то здесь прячется эта сучка. Его мы взяли, а вот ее не смогли, - послышался тихий голос босса.
- Мы попробуем, - раздалось в ответ.
Несколько человек уже извлекли из своих чемоданчиков какие-то трубы и стали направлять их в различные стороны, при этом смотря внутрь чемодана. Должно быть, именно там были экраны.
Что-то должно было произойти, я это чувствовал. Ситуация требовала разрешения и подобно тому, как утопающий хватается за соломинку, я воспринимал долгое отсутствие наших друзей, как наличие у них некоего плана относительно нас.
Я сидел с заклеенным ртом и мои ребра ныли от ударов. Осознание собственного бессилия угнетало, я мучительно старался прорисовать некую перспективу своего освобождения. Но мне было настолько некомфортно и я так устал от ожидания развязки, что казалось облегчение могло принести лишь беспамятство.
Вы слышите меня? - Обратился я мысленно к нашим помощникам. - Сейчас обнаружат Катю с помощью тепловизоров, а если с ней что-нибудь случится, то я и пальцем не пошевелю в дальнейшем. Можете на меня не рассчитывать, потому что дальнейшее для меня утратит всякий смысл! - восклицал я, где-то в глубине упрекая себя в неискренности, мне хотелось напугать наших спасителей, принудить их к действию. На самом деле, я бы вряд ли отказался отомстить их главному.
Тем временем, люди с приборами стали действовать активней. Они направляли свои трубы то в одну, то в другую сторону. Было видно что их подгоняют и требуют результата. Команды слышались все дальше, "делегация" с трубами растянулась вдоль дороги и их босс теперь оказался на дальнем краю цепи. По его голосу я понимал что дела у них неважные.
Возможно Катерина удалилась в лес, возможно она поспешила в ту самую "избушку на курьих ножках", где нас должны спасти от этой нечисти? - размышлял я.
- Эй, ну-ка вытаскивайте его! - раздалось неожиданно.
Я посмотрел в окошко и увидел незнакомого человека. Он был в кожаном плаще с поднятым воротником и очень походил на какого-нибудь штандартенфюрера.
Охранники повиновались и вытянули меня наружу.
Я не смог удержится и рухнул на землю, после чего тут же был поднят и поставлен на ноги.
Очередной шеф подошел ко мне совсем близко. Теперь я смог его разглядеть. Это был уже немолодой мужчина лет шестидесяти. Его седые волосы были аккуратно зачесаны назад и судя по всему прихвачены сзади хвостиком. Глубоко посаженные глаза имели светлый оттенок. Крючковатый и немного длинный нос указывал не на совсем славянское происхождение. Это предположение окончательно утвердилось, когда я услышал:
- Ну что, Николай, давайте знакомиться, - произнес он с каким-то акцентом.
- Если нужно мое желание, то не хочу, - проговорил я.
Моя фраза никак не повлияла на незнакомца.
Впрочем к чему было это словоблудие, я невольно почувствовал себя "мальчишом-кибальчишем". Тоже мне герой, - усмехнулся я.
- Если бы вы только знали, как ошибаетесь..., если бы только знали. Вы не на той стороне, поймите же, вас дурачат, вас грандиозно ввели в заблуждение..., - проговорил он вполголоса, смотря мне в глаза. - Вы думаете что боритесь с тьмой, да? А все эти люди, - он театрально провел рукой вокруг себя, - враги человечества, да?
Я вздохнул и отвернулся от его цепкого взгляда.
О господи, да он видит меня! - Я посмотрел на свои ноги, они по-прежнему были прозрачны.
- Что? уже не можете поверить, что вас могут узреть? - спросил он с иронией, глядя туда же.
- Почему для вас я видим?
- Потому что я не такой как они,- он указал на группу с тепловизорами.
- Но я тоже себя не вижу..., - произнес я с разочарованием.
- А кто сказал, что вы не такой как все? Уж не впали ли вы в "прелесть", знаете такое выражение в православии? - продолжал он.
- Прелесть - это эйфория от открывшихся тебе тайн бытия, когда кажется что ты избранный и все, что из тебя исходит, правильно. - Проговорил я, не желая уступать в интеллекте.
- Можно и так..., а теперь ответьте, почему вы не такой как они? - он вновь кивнул в сторону своих людей.
- Потому что я невидимый и я не с вами, - нашелся я.
- Вы даже не хотите смотреть мне в глаза, вы боитесь расстаться со своей иллюзией, слишком много уже вложено, да? Я вас понимаю, но независимо от того верите вы мне или нет мы должны выполнять некие функции по защите земного населения от стороннего вмешательства. От тех монстров, что вы видели, от ваших белых братьев, выдающих себя за спасителей, но с легкостью убивающих наших людей.
- Они не убивали, - зачем то вставил я.
- Конечно, конечно они не убивали, убивали другие, зачем мараться. Ты же неглупый человек, Николай, взвесь все и подумай.
- Константин Иванович, - раздалось со стороны, - к нам едет Павел Андреевич.
Какой-то мужчина стоял в паре метрах от нас.
- Хорошо, я так и думал, пусть выставят оцепление. - Распорядился мой собеседник.
Интересно, кто бы это мог быть? - подумал я перед тем, как вновь полились его монотонные слова.
- Николай, у нас совсем нет времени на твое просвещение, если только ты сам себе не поможешь и не осознаешь то болото, в которое тебя втянули. Сейчас здесь будут разворачиваться главные события от которых будет зависеть твоя дальнейшая судьба, будь благоразумным...
Что же он в конце концов от меня хочет, - подумал я, - до сих пор были лишь общие фразы, которые очень бы подошли миссионеру.
- Я постараюсь быть крайне благоразумным, благодарю за совет, - выдал я.
Незнакомец улыбнулся какой-то странной и отрешенной улыбкой, после чего повернулся и кому-то кивнул.
Передо мной вырос один из его людей.
- Ты не хочешь чтобы гибли люди? Верно? - продолжал босс.
Я выразительно на него посмотрел, он кивнул и пошел прочь. Я еще долго смотрел ему вслед пока он не затерялся среди множества своих подчиненных.
Кого же они ожидают и что им нужно от меня? - подумал я перед тем, как меня подхватили под руки и повели к машине.
Он видит, значит он видит и Катю, если она конечно рядом, а есть еще целая когорта людей с тепловизорами, что видят они? И могут ли они видеть наших белых помощников? - терзался я вопросами, вновь зажатый парой молодцов на заднем сидении.
Неожиданно по моему телу прошла дрожь. Я стал различать едва видимый туман прямо перед собой. Он становился все ярче и вскоре я узнал лицо своей девушки. От изумления мои глаза поползли из орбит.
Боясь что либо произнести, я беспомощно шевелил губами повторяя ее имя.
- Это я Коля, - раздался голос внутри салона.
Теперь я увидел ее сидящей на переднем сиденье и повернувшийся ко мне.
- Тсс..., - попытался я ее остановить, озираясь на своих стражников.
Что-то в их облике показалось мне странным. Спустя мгновенье я понял что. Их лица абсолютно не выражали эмоций и напоминали восковые фигуры. Я попытался пошевелиться и не испытал никаких препятствий с их стороны.
- Как видишь они нас не слышат, - улыбнулась Катя.
- Но тебя могут увидеть эти! - кивнул я за окно.
- Эти не могут, тебя могут, а меня нет, - произнесла она как ни в чем не бывало.
Я смотрел на нее с изумлением. Ее белесый силуэт становился то ярче, то бледнее.
- Катька, это точно ты?
- Конечно я.
- Но как?
- Это уже тонкости.
- А что с моими охранниками?
- Они временно парализованы. Ты неисправим Колька, сразу куча вопросов, все кроме главного, на ее лице вновь возникла улыбка.
- Я не знаю, что главное.
- Наша миссия, то ради чего мы столько страдали, или ты уже забыл?
Я поймал себя на том, что этот Константин Иванович смог таки заронить зерно сомнения в моей душе. Я искренне разозлился на себя за то, что смог с такой легкостью поддаться на манипуляции.
- Нет Катя, я не забыл, хоть меня и старались сбить с толку, - поспешил я заверить девушку.
- И у них немного получилось.
В это время несколько человек с приборами прошли мимо машины и скрылись среди деревьев.
- Они ищут тебя, а этот, с которым я общался, видел меня без всякого тепловизора.
- Он не увидит меня, но тот что скоро сюда прибудет..., этот увидит даже наших помощников.
- Это магистр?
- Да! Это Слукис Павел Андреевич, руководитель этого центра по деградации человека. Мы можем ему противостоять..., мы должны ему противостоять, - закончила она тихо.
Я покосился на своих стражников, они по-прежнему не выражали никаких эмоций. Я даже усомнился - живы ли они?
- Катя, почему ты видна мне?
- Я так хочу, и я не хочу чтобы меня видели остальные, но Слукис скоро увидит.
- Но я тоже не хочу чтобы меня видели, но меня видят с помощью этих приборов, почему? - не унимался я.
- Ты другой, ты почти наш, но другой.
- Ваш? Чей ваш? Да кто вы в конце концов, если я еще не ваш? - разошелся я.
- Успокойся, возьми себя в руки! Ты что, не веришь мне? - с обидой спросила она.
- Катя! Я тут сижу и уже приготовился к смерти, а ты мне говоришь, что я не ваш, а кто же ваш?
Она посмотрела мне в глаза и ее туманное лицо стало более отчетливым.
- Ты с нами, успокойся, я неправильно выразилась. Если хочешь, то открой дверь и иди, я постараюсь сделать все сама...
- Ты о чем?
- Мне трудно управлять материальными вещами сейчас. Я могу не суметь вести автомобиль.
- Зачем тебе его водить, ты же можешь спокойно исчезнуть без лишнего шума.
- У меня не стоит задача исчезнуть, я хочу с ним покончить.
Я все понял, она хотела его сбить. Сбить монстра, который был наместником дьявола на земле. И теперь этот субъект был в нашем городке и, более того, на какой-то малоизвестной трассе с лесом по бокам.
Осторожно освободив свои руки от обмякшей хватки моих соседей я вытянул их вперед и постарался прикоснуться к Кате.
- Не надо, - прошептала она и отстранилась, но я все же успел войти в ее облако. Рука ни на что ни наткнулась.
- Ты бестелесна? - вырвалось у меня странная фраза.
- Иначе меня бы обнаружили. Теперь ты понимаешь, почему приборы меня не видят?
- Но где же ты сама?
- Я в том домике, что я говорила, как все сделаем отправимся туда, или... я буду ждать тебя там.
В это время впереди замаячил свет от фар нескольких машин.
Катя не поворачиваясь в их сторону, продолжала смотреть на меня.
- Это его кортеж, он уверен что недосягаем и в безопасности. Все его подданные смотрят на него, как на бога! Представляешь, какое их ждет разочарование когда он погибнет как простой смертный, от удара машины. Они разбегутся на следующий день! - эмоционально закончила она.
- Почему же машины, а как же твой пистолет? - вспомнил я. Хотя, какой пистолет теперь... А мне было бы гораздо надежней с ним.
- Пистолет есть, - улыбнулась девушка.
- А как же ты его..., - мне казалось, что такое "газообразное" состояние не позволяет переносить материальные предметы. Я понял, что он где-то лежит и за ним придется сходить, что в моем положении равносильно крику: "держите меня!".
- Вон пистолет, показала она на пояс одного из конвоиров.
Я стукнул себя по лбу.
- Ну конечно!
Чтобы до него добраться мне пришлось расстегнуть ему куртку,
Когда в моих руках засверкал пистолет, я понял что с этим предметом мне будет выжить гораздо труднее. Стоит произвести выстрел и все..., у всех есть пистолеты и даже автоматы.
- Катя, я хочу обнять тебя, я хочу ощущать тебя, как же..., ведь это могут быть последние мгновенья! - проговорил я эмоционально.
- Колька, это не последние мгновенья, продолжение будет при любом исходе, верь мне, - произнесла она таинственно.
Как обычно, ее слова обладали магнетическим действием, возможно, потому что за ними стоял опыт, не имеющий границ во времени. Я в очередной раз подивился этой способности девушки и уже забыл что она бестелесна.
- Я сейчас переберусь на место водителя, - прошептал я.
Она кивнула.
- Только осторожней, постарайся не издавать лишних звуков.
- О нет, меня совсем не пучит, - пошутил я и услышал ее тихий смех.
Моя грозная охрана часто дыша и моргая не могла пошевелиться. Я подался вперед отчего один из них стал заваливаться на сиденье. Мне пришлось его поддержать, чтобы он оставался в прежнем положении.
- Оставь, пусть падает.
- Но это может быть заметно с улицы, - усомнился я.
- Если только осветить салон изнутри, - произнесла она спокойно.
Катя как всегда была права. В это время несколько легковушек впереди погасили фары, послышался звук открывающихся дверей. На дороге один за другим стали появляться пассажиры, среди которых мог быть и тот, кто имел сан неприкасаемого или попросту - магистра.
Неожиданно темноту осветило несколько огоньков, похожих на пламя мощной зажигалки. Внезапно огромный столб пламени вырвался в сторону леса...
- О господи! - вырвалось у меня. - Что это?
- Огнемет, они совсем обалдели от своей беспомощности, - проговорила девушка.
- Зачем им огнеметы?
Еще несколько огоньков полыхнули пламенем в разные стороны. Один из них оставил после себя горящий куст, мне показалось что это было как раз то место, где мы когда-то прятались.
- Огонь уничтожает невидимые субстанции, но он не уничтожает то, что не имеет тела... Я отвлеку их Колька, - произнесла она.
- А как же я узнаю, кто из них...?
- Ты увидишь его, он сейчас на дороге, медлить нельзя, постарайся действовать по наитию. И помни - ты не один, наши друзья рядом.
В это время я увидел как очередной выброс пламени оставил после себя горящее очертание человека, это был один из наших огромных помощников. Он заметался среди деревьев и вскоре рухнул. Огнемет еще пару раз полыхнул в его сторону оставляя после себя горящие листья.
- Нашего брата уничтожили, - горько произнесла девушка.
- Я могу не успеть, они уничтожат машину огнеметом, - засомневался я и тут же с ужасом представил, как пламя охватывает мое тело причиняя неимоверные страдания.
- Я отвлеку их, ты это увидишь, если не получиться действуй по обстоятельствам, у нас нет времени Николай, - произнесла она с горечью, этот магистр, он очень чувствителен, нам может не хватить энергии чтобы удерживать его под информационным колпаком.
Несколько огнеметов разом полыхнули в одну сторону. Когда пламя рассеялось то еще один исполин заметался подобно факелу.
- Он видит их! Николай я не могу оставаться безучастной, мне пора...
- Они сожгут тебя! - почти вскрикнул я.
- Нет, меня не сожгут, но будут пытаться и я уведу их, - бросила она и, просочившись сквозь дверцу, оказалась на улице. - Действуй по обстоятельствам, если не получиться, то просто беги в лес, потом в ту деревню, я найду тебя!
- Катя!
- Помни что ты не один, мы поможем, - проговорила она и повернулась к огнеметчикам.
- Катя!
Она вновь взглянула на меня.
- Я люблю тебя Колька, - произнесла она негромко.
- Ты опередила меня на секунду...
- Я знаю. - Она улыбнулась и поплыла по дороге, потом свернула к лесу. Ее перемещение напомнило наших призраков на чердаке. Но теперь это были совершенно другие эмоции, теперь это была любимая девушка.
Я еще некоторое время наблюдал как ее белесое очертание скользило между деревьев, затем она исчезла.
Наверное этого хватило чтобы ее обнаружили, из леса раздались тревожные голоса, потом призывы к помощи. Должно быть началась охота.
Огнеметчики продолжали оставаться на месте. Их зловещие огоньки маячили подобно глазам невидимых циклопов.
Кто же там магистр? - подумал я, вглядываясь в темноту. Катя сказала, что я его узнаю, значит так и будет.
Я продолжал всматриваться теперь уже будучи абсолютно уверенным, что ни один из огнеметов не двинулся с места.
Конечно, она нужна им живая! - осенило меня.
Как бы в подтвержденье в другую сторону от дороги полыхнуло несколько огнеметов и еще один огромный исполин заметался факелом. Еще несколько струй пламени прекратили его мучения.
Следовательно огнеметы использовались только против наших друзей. Интересно, насколько они дорожат мной?
Я осмотрелся по сторонам. Люди с фонариками и автоматами шастали вокруг и не обращали внимания на машину. Должно быть моя охрана не вызывала у них сомнений. Я посмотрел на бугая лежащего у своего товарища на коленях и мысленно пожелал, чтобы никому не пришло в голову посветить в машину фонарем.
Все они искали Катю, и даже те, что рыскали на другой стороне дороги.
Очередные струи пламени ударили чуть ближе к машине. Через секунду стало видно как еще один исполин загорелся прямо на обочине. Пылающим факелом он заметался на дороге.
Боже, как просто у них получается уничтожать этих сверхлюдей! - ужаснулся я.
Медлить было нельзя, но я совершенно не мог понять, где находится магистр.
- Что это? - спросил я вполголоса, когда увидел далеко впереди на дороге знакомое белесое пятно.
Сомнений быть не могло, это Катерина! Люди продолжали метаться совершенно не замечая ее.
Почему? Неожиданно меня осенило - она невидима для всех преследователей, включая тепловизоры, зато ее видит магистр! Ее видит он и я!
На дороге появилась группа людей спешащих в сторону Катерины.
Девушка начала двигаться к моей машине.
Через мгновенье из спешащий толпы отчетливо выделился один человек. Он шел немного впереди всех и был странно одет, похоже остальные просто следовали за ним и не замечали объекта преследования.
Мужчина имел на себе нечто напоминающее плащ-палатку или монашеский балахон, который заканчивался острым капюшоном. Типичное одеяние мага, зачем оно ему? Или это оказывает действие на вассалов?
Я прервал поток ненужных мыслей и нащупал ключ зажигания. Такое расположение было удобным, но неужели он будет стоять как истукан? Когда этот магистр заметит летящую на него машину, то запросто отскочит в сторону! Если даже я не включу фары, машина все равно скоро станет видна в свете фонариков.
Мне стало понятно что девушка просто решила мне его показать и, более того, приблизить. Я сжал руками руль и почувствовал как от напряжения закололо в пальцах. Приблизительно так я держал руль в первый день учебы вождению.
Так не пойдет, если Катя и наши друзья ждут от меня удара машиной, значит так и должно быть, они в курсе, они подстрахуют, - убеждал я себя, наблюдая как приближался магистр.
Почему вы не говорите со мной? - обратился я к помощникам. Вот он основной момент, неужели они не могут помочь мне сейчас?
Катя плыла навстречу и я уже мог различить ее лицо. Оно ничего не выражало и лишь широко раскрытые глаза говорили об ожидании какого-то действия.
Оглянувшись в очередной раз на своих "охранников" я скользнул взглядом по пистолету, лежащему на соседнем сидении.
- Вот это гораздо надежней! - произнес я убежденно и отпустил руль.
Пусть подойдут поближе, я резко открою дверцу, хотя зачем, я просто опущу стекло. Нащупав кнопку стеклоподъемника я впустил в салон ночную свежесть и множество звуков.
- Подгоняй сюда наших, - слышалась чья-то далекая команда.
Люди с фонариками стали со всех сторон стягиваться к месту основного действа. Теперь мне не приходилось рассчитывать, что я останусь в тени. Машина уже немного освещалась и вся надежда была на то, что стекла отсвечивают и сидящие охранники не видны. Хотя стоило кому-то сосредоточиться и все стало бы ясно.
- Катька, - прошептал я, глядя в ее лицо, - что мне делать, Катя?! - в отчаянье взмолился я, понимая что сейчас все в моих руках и решения я должен принять самостоятельно.
- Остановитесь! - приказным тоном выкликнул магистр.
Девушка не реагировала.
- Я вижу вас, если вы не остановитесь мы применим огнеметы!
При этих словах Катя резко повернула в сторону и поплыла к лесу. Это произошло в паре метрах от машины.
Человек в балахоне повторил громче:
- Мы сожжем вашего друга!
Катя остановилась в метре от дороги на обочине. Медлить было нельзя, магистр направился к ней.
Я не знаю откуда у меня появилось столь явное представление ситуации, но в мгновенье ока я оценил что магистр находимся со мной на одной линии с огнеметчиками, для других же я был просто невидимым. Люди с приборами оставались на обочинах, должно быть у них было задание находить и уничтожать наших помощников. Из всего этого вытекало главное - люди с пистолетами не были мне страшны, мне был страшен ясновидящий магистр и управляемые им огнеметчики...
Я открыл дверцу машины и выбрался наружу.
На звук повернули голову многие, но судя по тому, что их внимание было приковано к машине, а не ко мне, мои догадки подтвердились.
Я уже был на обочине недалеко от девушки, когда многие из окружения магистра ринулись к машине. Лишь сам он смотрел прямо на меня и пистолет в моей руке.
В его глазах читалось очень многое, это был поток нескончаемой информации, среди которого я увидел картины войн прошлого и настоящего. Вот крестоносцы рубятся с сарацинами за город Иерусалим, вот монголо-татары воюют с нашими богатырями, вот Наполеон восседает на холме, следя за ходом сражения. Первая мировая, вторая, кровь, убийство, множество трупов и над всем этим стоят люди в черных мантиях, среди которых я отчетливо увидел и нашего магистра.
- Все в мире делается согласно повелению нашего бога, - проговорил он, - ты не смеешь перечить его воле!
- Ваш повелитель сатана! - выкрикнул я и нажал на спусковой крючок...
Раздался выстрел, затем еще и еще, я продолжал стрелять в магистра пока вся обойма не иссякла. Я находился в каком-то тумане и когда пришел в себя, то увидел его тело распластавшимся на земле. Множество людей спешили к нему со всех сторон.
На смену видениям пришла реальность и она требовала от меня незамедлительных действий. Я еще не осознал что делаю, а мое тело уже среагировало и несло меня вглубь леса.
Я раздвигал ветки и огибал кустарники, все еще не веря в случившееся.
- Неужели у меня получилось?! Неужели я убил его!
Сомнений быть не могло, обойма выпущенная с расстояния двух метров не оставляла для него никаких шансов!
- Я убил наместника самого дьявола! - восклицал я внутренне.
Сзади послышались выстрелы и несколько свистов пламени вырывающегося из сопла огнемета. К счастью, за время пока они очухались я успел удалиться на солидное расстояние, огнеметы меня не доставали.
Неужели мне удастся скрыться? - подумал я, продолжая скакать по кочкам.
Мне все еще сложно было поверить в такую удачу.
Теперь предстояло сделать выбор - либо беспорядочно бежать куда глаза глядят, либо же найти ту самую избушку, которую рекомендовала Катя. У меня не было причин не доверять ей, зато было всепоглощающее чувство любви, кроме этого, она оказалась и сейчас права. Я смог его убить и скрыться, здесь чувствовалась помощь оставшихся исполинов и конечно ее самой.
Катенька, я сделал это!
Если бы мне грозила опасность, то я бы не пошел туда, - рассудил я, полагаясь на невидимого подсказчика. Наши белые браться не зря отдали свои жизни, прикрывая нас, я выполнил свой долг! Они и сейчас рядом, не могли же они все сгореть!
Небо немного осветилось утренней зарей, опустившаяся луна все еще ярко выделялась на фоне поблекших звезд. Еще были слышны далекие выстрелы и автоматные очереди. Я представлял как они переполошились, потеряв своего главного. Верные вассалы считали своего магистра бессмертным, теперь же их вера во всемогущество сведена на нет, основа поколеблена. Наверное именно из-за этого они не бросились за мной, а лишь простреляли лес. Меня попросту испугались, для них теперь я Бог! Если с нами не смогли справиться с помощью самого магистра, то теперь в их понимании мы недосягаемы.
- Вот и хорошо, вот и здорово! - прошептал я, протискиваясь между деревьями.
Теперь предстояло вспомнить то место, что описала мне Катя. Я понял что иду не совсем туда, но это направление казалась сейчас наиболее предпочтительным, так как все дальше уводило меня от трассы. Хотя, если учесть что погони нет..., да и какая погоня за невидимым человеком? Оставались правда еще эти люди с приборами, но они настолько неповоротливы и громоздки, что протиснуться сквозь растительность им будет сложно, - рассуждал я.
Нет, я могу спокойно отправляться туда, где ждет меня девушка, - решил я и повернул на девяносто градусов. Хорошо еще, что я оказался на нужной стороне дороги, хотя, Катя сама подкорректировала меня, сойдя на нужную обочину. Она все предвидела! - такие рассуждения вдохновили меня еще больше, и я более уверено направился к месту нашей встречи.
Интересно, что происходит сейчас в их темном мире, какие там катаклизмы? Или, быть может, перестала существовать целая черная планета, а может и много планет, а может и целая галактика! - размышлял я, переступая коряги.
Я вспомнил как великий магистр пытался воздействовать на меня. Ужасы прошлых войн вновь встали перед глазами. Было немного странно..., неужели объясняя что всему причиной было их темное сообщество, он хотел остановить меня? Возможно в их головах совершенно другая психология, он хотел меня запугать? Впрочем, его действие на меня могло трансформироваться с помощью наших помощников, возможно поэтому его энергетика не достигла цели?
Впечатления, которые застилали все предыдущие, были слишком сильны. Я не мог отделаться от мыслей о магистре. Умер ли Слукис на самом деле?
Он не мог не умереть! Целая обойма в его материальное тело, - отвечал я сам себе, но тут же осекся, понимая что имел ввиду не только физическую смерть.
Какая разница, если и просто смерть в нашем мире поможет разрушить их структуру!
Я постарался отогнать от себя мысли о магистре и сосредоточился на дороге. Судя по всему, а мне служил неплохим ориентиром шум возле трассы, направление я выбрал верное. Следовательно, скоро я выйду к селу и там найду Катю. Хотя, возможно, она найдет меня и раньше.
Неожиданно я заметил как внизу что-то замелькало. О господи! Да это ж мои ноги! Я остановился и посмотрел на них внимательнее, затем на руки - вижу! Я стал видимым. Теперь у меня нет защиты!
Наверное и Катя вернулась в свое прежнее состояние.
Как бы там ни было, но это больше настораживало, чем радовало. Зато, раз я сделался прежним, значит я точно в порядке и теперь оставалось только не нарваться на наших преследователей. Судя по всему они от нас отстали и заняты сейчас чем-то другим, возможно телом Слукиса. А может они вообще разбежались, понимая что их может ждать?
Светало все больше, я взглянул на часы, стрелки показывали пять утра. Я уже отчетливо разбирал дорогу, вернее ее полное отсутствие, и прыгал через коряги более уверенно. Луна еще была видна, но совсем тускло.
Далекие звуки со стороны дороги исчезли. А если они знают о моем маршруте? Теперь меня поймать проще простого..., - подумал я с опаской видя замаячившие впереди просветы между деревьями. Судя по всему лес заканчивался.
Да ну, откуда им знать, если они не смогли прочитать намерение убить Слукиса, то что они могли узнать о нашем маршруте, - резонно рассудил я.
Как я и ожидал, это оказалось вспаханное поле, оно простиралось довольно далеко направо и заканчивалось то ли посадкой, то ли лесом, слева же оно упиралось в жиденькие насаждения перед уже так хорошо знакомой трассой. Я смог разглядеть далекие автомобили ехавшие в основном в сторону города. Это наверняка многочисленные "экипажи" уезжали с мест недавней "трагедии".
На поле выходить было опасно, хоть до дороги и было более километра, все же увидеть одинокую фигуру не составляло особого труда. Я решил пойти вдоль поля по лесу.
Так я дошел до лесополосы, это действительно оказалась посадка шириной метров в десять, за ней простиралось очередное поле.
Наверное за этим полем будет еще одно, а где же населенный пункт? - подумал я, осматривая огромную вспаханную площадь.
Зато теперь я был невидим со стороны дороги, лесополоса служила надежной защитой.
Надо заметить что лес весьма поредел и уже больше напоминал городскую парковую зону, но все же под его прикрытием было гораздо надежней.
Не долго думая, я отправился тем же путем что и прежде - по границе поля и этого редкого леса. Периодически я останавливался, чтобы передохнуть и осмотреться. Надо заметить, что множество комьев земли, скатившихся с поля, делали мое продвижение затруднительным, тем не менее и это поле уже близилось к концу.
Когда я миновал очередную лесополосу, то с каким-то внутренним восторгом увидел лишь широкую грунтовую дорогу и более ничего.
Вот оно! - обрадовался я.
Я пошел по грунтовке ожидая вскоре увидеть село. Мне приходилось постоянно прислушиваться - если вдруг машина, то надо успеть затаиться.
Уже совсем расцвело, солнце позолотило верхушки деревьев. Это даже повлияло на мое настроение. Все проблемы как бы отодвинулись, уступая место множеству приятных ассоциаций. Это и встреча расцвета на море, и пробуждение в палатке после бурной ночи. Надо заметить, в те минуты я был по настоящему счастлив.
Все-таки женщины делали мою жизнь осмысленной и насыщенной, даже те из них, которые потом раздражали и заставляли себя ненавидеть. Вот и сейчас несмотря ни на что, я желал встречи с девушкой, с самой необычной и самой желанной за всю мою жизнь. Эта встреча больше чем когда-либо вносила смысл во все предыдущее.
Вскоре я заметил впереди какие-то очертания, присмотревшись я понял что это здание, скорее всего какой-то особняк.
Ну вот я и у цели. По мере приближения, сквозь деревья вырисовывались все новые и новые постройки.
Ну что теперь? Так и буду скрываться или может просто выйти и поискать нужную избушку? - подумал я.
Первое здание стояло буквально сразу за деревьями. Оно было обнесено каменным забором высотой в пару метров и представляло собой довольно помпезное сооружение из трех этажей.
Такие обычно имеют камеры видеонаблюдения, - резонно рассудил я и постарался поскорее выйти на середину дороги. Это сейчас вызовет меньше подозрений, чем если бы я вышел из леса.
Я расправил плечи и постарался выглядеть естественно. Только теперь до меня дошло, что штаны и куртка нацепляли множество веток и каких-то, то ли кусочков листвы, то ли семян.
- Вот черт! - выругался я и тут же принялся отряхиваться.
Наверное я привык быть невидимым, или просто уже не давал себе отчета о важности внешнего вида, настолько это было отодвинуто другими более значимыми вещами.
Ну вот, очень мило, кто-то появился на дороге и отряхивается от мусора на одежде, - причитал я.
Посмотрев на каменный забор, я не увидел никаких приборов, что, впрочем, не давало гарантию их отсутствия.
Как я успел заметить, за этим зданием был небольшой дом, затем опять такой же огромный и далее множество других.
О господи! Как же я найду нужный? Катя сказала: "встретимся в том домике, что я тебе говорила", но она не описала какой именно домик. Если будет много одинаковых маленьких, то как выбирать? - забеспокоился я, шествуя по дороге вдоль бетонного забора.
Теперь дома появились и справа от меня. Обыденно лаяли собаки и гремели их цепи. Никакого движения на улочке не было, должно быть в шесть утра все еще спят. Да и что можно делать в такое время осенью?
Я еще раз осмотрелся и стряхнул несколько травинок со штанов. Обувь оставалась грязной и неухоженной.
Да, неважнецкий вид, поскорее бы уже найти это жилище.
Справа и слева стояли особняки вперемежку с одноэтажными постройками. Мне нужна была одна из них, но какая? К сожалению, я не задался этим вопросом раньше, когда договаривался с Катей.
А где же помощники, или теперь, когда дело сделано, они сгинули? Что ж, очень мило!
Что это? какое право я имею их ругать, они жертвовали собой ради нас
Какая-то собака залаяла наиболее усердно и мне пришлось ускорить шаг.
Я продолжал идти пропуская боковые улочки, так как они были совсем узкими и напоминали скорее проход между заборами. Хотя, где гарантия что один из них не приведет меня к домику? - резонно рассудил я, когда очередная улочка показалась с левой стороны.
Сюда? - спросил я сам себя и почувствовал как внутри что-то екнуло.
Недолго думая, я юркнул в боковой проход и вскоре увидел нечто... Впереди, среди дымки утреннего тумана, отчетливо просматривалось белесое облачко в форме шара.
- Катя? - Спросил я негромко.
Пятно неспешно поплыло вдоль тропинки.
Это она! - осенило меня и я ускорил шаг, боясь выпустить ее из вида.
Стало понятно, что меня ведут к той самой избушке.
Я заметил, как белесый шар замер, затем стал перемещаться в сторону одного из домиков.
Меня переполняли эмоции, вот она избушка. Это действительно было небольшое строение, похожее на множество других.
Светлое облачко вновь замерло, на этот раз на крыльце возле двери. Это был явный намек...
Я осмотрелся. По-прежнему никого, даже собаки не лаяли несмотря на близкое расположение соседей.
Я осторожно нажал на ручку калитки, она опустилась и дверь подалась вперед. Я прошел во двор и осмотрелся. Собачья будка находилась в метре от разбитой цементной дорожки. Я насторожился и постарался определить кто является ее обитателем. Через мгновенье показался нос, затем резко и вся голова собаки.
Это была типичная дворняга средних размеров. Я сделал шаг назад.
Животное с интересом за мной наблюдало. Цепь свисающая с ее шеи немного успокаивала, но излишний шум мне был не нужен.
Я не знал что делать, насколько длинная цепь? Пес в унисон моим мыслям выбрался из конуры и виляя хвостом побрел к металлической миске. Теперь я заметил и металлическое кольцо, торчащее из земли. К нему была прикреплена цепь и степень свободы незлобной дворняги ограничивалась двумя метрами.
Хорошо! - принял я решение и сделав вид будто мне нет никакого дела до собаки пошел по огороду. Пес загремел цепью и сделал несколько шагов в мою сторону, затем отвернулся и залез обратно в свою конуру.
Очень милая охрана, - с улыбкой подумал я.
Пока я совершал все эти манипуляции видение исчезло. Я оказался перед дверью в дом. Теперь дело оставалось за малым...
Я взглянул на часы. Почти семь. Для жителей села это было нормальное время для начала работы по хозяйству.
Я несмело постучал. Никакой реакции, немного подождав я повторил. Какие-то шорохи и еле слышные движения внутри успокоили. Наверное спят, - сделал я вывод, но, в то же время, мне казалось, что девушка не смогла бы заснуть, будь она внутри.
Наконец шаги приблизились и я услышал долгожданное:
- Кто там? - спросили слабым женским голосом и, как мне показалось, безразличным ко всему, если только это можно было определить по столь короткой фразе.
- Я к Катерине.
- Что?! - в этот раз голос являл собой полную противоположность прежнему.
- Меня зовут Николай, я договорился с Катей о встрече здесь, - умоляюще продолжал я, боясь что мне могут не открыть.
Возникла пауза, затем щелчок замка и дверь подалась ко мне.
В проеме я заметил заспанное лицо женщины лет шестидесяти. Она несмотря на свой помятый вид смогла расширить глаза до такой степени, что мне стало не по себе.
- Молодой человек, вы что? Какая встреча, - с дрожью в голосе осведомилась она.
- Девушка Катя, вы знаете такую?
- Катя?! - почти вскрикнула она и подбородок ее задрожал.
Еще немного и она расплачется, - решил я.
- Вы не волнуйтесь с ней все в порядке! - поспешил я заверить на всякий случай.
- С ней все в порядке, - отрешенно повторила она и по ее щекам потекли слезы.
Она толкнула дверь и повернувшись ко мне спиной поплелась в темноту своего жилища.
Ничего не понимая и расценивая это как приглашение, я последовал за ней.
Я сразу попал на кухню, это было видно по горелкам и обилию тарелок со сковородками и кастрюлями.
Женщина, не обращая на меня внимания, прошла в комнату. Я остановился осматривая кухонную утварь. Вначале показавшийся беспорядок теперь явил собой вполне приличное распределение по полочкам и местам на столе.
Почувствовав неудобство от столь странного поведения хозяйки, я не знал что делать. Может она пошла ее будить? - пронеслось у меня, но я тут же это отверг. Поведение хозяйки было настораживающим.
- Простите? - бросил я в темноту комнаты, вы не могли бы...
- Молодой человек, если вы решили поиздеваться..., - раздалось оттуда.
- Да что вы, и в мыслях не было..., вы не могли бы объяснить что происходит?
- Объяснить?
Она вышла с каким-то портретом в руках, он был развернут лицевой частью к женщине.
- Зачем вы пришли? - спросила она грубо.
- Простите, но я договорился с Катей о встрече в этом доме, вы ведь знаете такую?
Она на мгновенье задумалась и ее глаза опустились.
- Когда вы с ней договаривались? - продолжала она тем же тоном.
- Несколько часов назад, - поспешил выдать я.
- Несколько часов назад..., - повторила она отрешенно, - ну что ж встречайтесь! - закончила она бурно, после чего развернула портрет ко мне лицом и я остолбенел...
На меня смотрела Катерина, улыбающаяся и счастливая, но.... в черной рамке!
- Вы что?! - от неожиданности я не нашелся что сказать. - Что это значит?!
- Она умерла вот уже скоро год! - выпалила женщина.
- Как умерла?! - воскликнул я.
- Ее нет вот уже год! Что вам надо?! - продолжала она грубо.
- Вы видели ее мертвой? - сдавлено спросил я.
- Вы пришли издеваться?
- Поймите, я же... несколько часов назад! Мы общались, строили планы, а вы говорите... она умерла! Я говорю вам правду! - эмоционально закончил я.
- Правду? Она погибла, это видело все село..., а вы говорите правду! Ее похоронили и это тоже видело все село, а вы говорите правду?! - раздраженно выкрикнула женщина.
У меня возникло чувство потерянности, не оставалось сомнения в том что все это действительно было, только теперь эта правда была равносильна концу света.
Женщина смотрела на меня с ненавистью, а я же сейчас был далеко отсюда. Перед моими глазами стояла девушка. Вот мы идем по улице, вот забегаем в подъезд и она присаживается для медитации. Вот мы страстно целуемся, вот бежим по лесу... Как может все это быть, если она...
- Простите меня, - проговорил я тихо, не желая больше волновать несчастную женщину.
Вот только уйти просто так, не получив еще чего-то..., чего-то такого, что уже не оставило бы и малейших сомнений, не хотелось.
- Простите, - повторил я, - вы не могли бы сказать где она похоронена?
- Похоронена? Ее могила здесь... за селом, - уже спокойно проговорила женщина.
- А вы ей мама?
- Мама, а вы ей кто?
- Жених, - произнес я.
- Не было у нее женихов, был один непутевый, так то так... Зачем же вы так, виделись недавно и все такое? - женщина смягчилась.
- Должно быть приснилось...
Она внимательно на меня посмотрела и ее губы скривились в усмешке.
- Приснилось, ну да Бог тебе судья...
- Простите, а как найти кладбище?
- На центральную дорогу и дальше до конца, там слева увидишь, а могилка в первом ряду, найдешь...
Я простился и поспешил прочь.
Теперь все что происходило со мной до сих пор, приобретало совершенно другие оттенки. Я не мог вместить это у себя в голове, как все это могло случиться? Даже в свете того, что за гранью привычного, как?
Очутившись вновь на центральной улице, я тут же услышал собачий лай.
Сориентировавшись, я направился в указанном направлении. Слева от меня появился небольшой стадион сразу за которым виднелось здание школы.
Наверное здесь училась Катерина, - мелькнуло у меня.
Оставив ее позади себя, а также появившийся детский садик с другой стороны, я вновь очутился среди современных особняков, плотность которых по отношению к ветхим домикам просто настораживала. Это уже напоминало какое-то элитное поселение.
Все эти виды лишь отдаленно доходили до моего сознания, я был под впечатлением от того груза, что обрушился на меня так неожиданно. Я спешил к тому месту, которое окончательно должно подтвердить либо развеять все услышанное. Я допускал мысль, что женщина могла быть не в своем уме и, более того, очень надеялся на это.
"В первом ряду вы найдете..." - вспомнил я ее слова. Мне очень не хотелось ее находить ни в первом, ни в каком другом...
Наконец поселок закончился. Мимо меня проехала довольно солидная иномарка. Это было несколько неожиданно после полного отсутствия движения в селе.
Я посмотрел на нее с таким чувством, будто это было НЛО.
Иномарка свернула влево и я увидел оградки и памятники местного погоста. Сердце учащенно забилось.
- Неужели сейчас я найду памятник, с которого на меня будет смотреть Катя? - ужаснулся я.
Я почувствовал как мои ноги, подчиняясь внутреннему состоянию, ослабели и мне с трудом удавалось сделать очередной шаг.
Смелее, - подбадривал я себя, если оно есть, то есть независимо от моего волнения. Я попытался представить бесконечную вселенную и то место силы, в котором я побывал когда-то. Катя одобрила бы такие мысли.
Наконец я приблизился к ближайшим оградкам и с опаской взглянул на портрет первого памятника. Это была старушка довольно приятной наружности.
Теперь оставалось понять что здесь является первым рядом, ведь я был на углу кладбища и какая из сторон являлась началом было непонятно.
Впереди, метрах в ста, я заметил иномарку. Ее дверь открылась и из машины показался мужчина. Он внимательно посмотрел в мою сторону, затем направился к погосту.
Должно быть пришел кого-то проведать, - подумал я, впрочем, что еще можно делать на кладбище? - Вот только непонятно почему в такую рань?
Не долго размышляя, я пришел к выводу, что первый ряд это тот, который первый от села, поэтому направился в сторону автомобиля.
Осматривая один памятник за другим и не находя могилы девушки, я все больше приходил в себя. Иногда повторяющиеся результаты могут затуманить реальность и заставить воспринимать окружающее согласно этим данным. В моем случае чужие портреты на памятниках все более успокаивали и давали надежду на сумасшествие женщины.
Я уже привычно смотрел на очередной портрет или его отсутствие и по инициалам понимал, что это опять не она. Мужчина из автомобиля склонился над какай-то могилой. Я был уже совсем недалеко от него. Периодически он бросал на меня любопытный взгляд.
Интересно что он думает обо мне? пришел в такую рань и осматривает могилы? он может принять меня за вандала. Хотя, тогда бы я боялся свидетелей...
Когда до незнакомца оставалось пройти пару оградок он оторвался от могилы, должно быть убирал листву, и стал внимательно на меня смотреть.
Я немного насторожился, готовясь к каверзному вопросу. Когда я подходил к его оградке и уже собирался ее миновать, даже не взглянув на портрет, вдруг услышал вполне дружелюбное:
- Здравствуйте!
- Доброе утро.
Он внимательно смотрел мне в глаза.
- Что-то ищете?
И не дожидаясь ответа скосил глаза на памятник. Я посмотрел на портрет.
- О Боже! - вырвалось у меня.
С гранитного глянца на меня смотрела Катерина, она была такой же, как я видел ее в последние дни. Ошибиться было невозможно. Надпись окончательно все подтвердила.
- Вы искали это? - спросил незнакомец, пока я приходил в себя.
- Да..., - выдавил я.
Он сочувственно закивал.
Я смотрел на изображение ее лица и не мог поверить. Неужели все правда?! Сомнений не оставалось, девушка с которой я провел последние несколько дней и которая перевернула весь мой мир, была мертва, причем уже год!
- Господи, как же так, - прошептал я.
- Вы ведь Николай? - спросил мужчина.
- Простите? - не понял я.
- Вас ведь Николаем зовут?
- Да. Меня так зовут, - произнес я.
Только теперь я стал понемногу возвращаться в реальность и обратил внимание на присутствующего.
- Трудно поверить в такое, - продолжал между тем незнакомец. - Очень трудно, я вас понимаю, особенно после недавней встречи...
- Простите, откуда вы все знаете?
Несмотря на стресс, этому мужчине удалось таки сосредоточить меня на себе.
- Я знал Катю, и мы были друзьями. Все что происходило последние дни с вами я тоже знаю, поэтому и спешу вас успокоить, все не так, как вы думаете, Катерина жива, просто она не может быть с нами. Ее жизнь более интересна и насыщена, она полностью отдает себя борьбе, борьбе с теми, кто мешает нам осознать свою сущность, борьбе с теми, кто занят захватом и зомбированием неокрепших умов, борьбе со всем, что несет тьму и невежество. Она живет и видит нас сейчас.
Его слова пронзили мне душу, казалось, это говорит сама девушка, настолько похоже была лексика.
- Вы верите мне? - спросил он вдруг.
Я не знал что ответить.
- Она нас слышит, - повторил он и скосился на портрет.
Я последовал его примеру и увидел живое лицо девушки. Она улыбалась, ее глаза смотрели на меня.
- Катя! - воскликнул я.
- Он говорит правду, - раздался в голове ее голос. - Верь ему. - Она кивнула и посмотрела на моего соседа. После чего вновь на меня.
- Как же я без тебя Катька? - воскликнул я.
- Я с тобой, я в каждом листике на дереве, в каждой травинке, я в твоей пуговице и в твоей ресничке, я всюду и нигде. Я люблю тебя Колька! После чего она улыбнулась и ее изображение окаменело.
Я продолжал смотреть на гранитный портрет. Если учесть, что он был составлен из точек-выбоин, то становилось понятным разительное отличие с живым лицом.
- Молодой человек, не убиваетесь так, вам очень повезло, такой духовный скачок не дали бы и две ваши жизни, - проговорил мужчина.
Его слова воспринимались мной помимо воли и странным образом сосредотачивали на себе. Я привык уже к необъяснимым с точки зрения нормального человека вещам, но сейчас это нарушало мое глобальное отчаянье и тоску.
- Кто вы? - спросил я с безразличием.
- Я тот, кто сбежал из секретных лабораторий, изобретатель шара, того самого...
- Так это из-за вас вся эта...
- И да и нет, нужен был толчок, толчок для начала действий. Мой побег, плюс похищение прибора, все это заставило активизироваться наших врагов и в конце концов...
- Ваших врагов? И нас тоже? Катя знала о побеге, потом спецслужбы, бандиты..., считалось что вы у бандитов?
- Да, пришлось воспользоваться недалекостью этих людей, их жадностью и жаждой власти, но в итоге все это лишь приблизило развязку, спецслужбы уничтожили эту банду, я же просто сбежал в удобный момент незадолго до этого.
- Так за кого же вы?
- Я за наше будущее, за уничтожение многоуровневой системы так называемых посвященных, которые незримо правят миром и политикой и в вершине которой находится сам сатана.
- Значит и вы борец с темными силами?
- Значит, и мы с вами на одном пути к светлому будущему или же...
- Что?
- Ускорению развязки этого падшего мира.
- Концу?
- Нет, освобождению от кармы и негатива накопленного за многие века. Сейчас это официальная, государственная, мировая но все же банда, так как подчиняется....
- Сатане, - закончил я за него.
- Да, можно и так. Когда Катя в силу своих способностей и духовного развитии проникла на самые верха и поняла что это такое, этот человек - магистр распорядился ее убрать.
- Этот самый, которого я?
- Да, этот, - проговорил незнакомец внушительно.
- Он распорядился ее убрать? - переспросил я.
- Он лично занялся этим, его шестеркам она была не под силу. Очень был светлый человек, очень необычно для столь юного возраста, - продолжал незнакомец. Я работал в то время в их структуре, не ведая что там происходит. И когда я узнал, что мой прибор хотят использовать для зомбирования просветленного, я задумался. Надо ли говорить, что когда я увидел этого просветленного и более того, пообщался, - он кивнул в сторону памятника, - у меня не осталось никаких сомнений в дьявольской доктрине этой организации.
- Как они узнали, что она достигла таких высот?
- Несанкционированный доступ к их знаниям, они даже не поняли, что это была на ее пути просто очередная ступенька восхождения и их знания ей абсолютно не интересны, - с иронией произнес мужчина.
- Катя, как же она смогла добиться такого?
- Необычайно чистый и красивый человек, как внутренне так и внешне. Такие люди большая редкость в наше время, мне кажется она пришла в наш мир с такой миссией изначально, ибо что же еще могло заставлять четырнадцатилетнюю девушку увлекаться различными духовными учениями, как смогла она настолько правильно выставить фильтры, чтобы впитывать все истинное и отбрасывать ложное. Это еще большая редкость, ведь среди разнообразия учений всегда можно уйти в сторону, увлечься чем-то ложным, но она не попалась. И шаг за шагом поднималась по лестнице духовного просвещения. И когда ее очередная ступень пересеклась с высшим уровнем этой сатанинской пирамиды у них зазвучала тревога. Кто-то проник в их тайны, не имея санкции. В общем-то примитивно, но именно этот примитивизм дает этим людям возможность видеть цель в мировом господстве и контроле над умами себе подобных. В общем то довольно ограниченные люди, но по сравнению с обывателями фактически волшебники, угадывающие чужие мысли и управляющие другими людьми. Они смогли найти ее, но повлиять и как-то сдвинуть ее с пути истины, нет. Она ушла вперед, в свои двадцать два она была для них недоступна. Ибо чистота ее намерений и ее действия создали необходимую формулу защиты и противодействия темной системе.
- Почему она не защитилась от этого отродья? - спросил я.
- Она защитилась и заставила заниматься ею самого магистра. Этот человек наместник дьявола на планете. Надо ли говорить какими он был наделен силами...
- Но почему именно она привлекла их внимание? Ведь сколько есть просвещенных, в Тибете, среди наших монахов, отшельников? - спросил я в сердцах и посмотрел на портрет.
Мне захотелось вновь увидеть ожившее лицо и, более того, сделать Катю участником нашей беседы, ведь мы говорили о ней... Чувство, что мы говорим в третьем лице о человеке в его присутствии, меня не оставляло. Под ногами незнакомца я только теперь увидел целых ворох листвы и веточек, которые он заботливо сгреб ранее.
- Я ухаживаю за ней, помогаю. - Как бы угадал он мои мысли.
- А как же мама?
- Она тоже, но вы ведь видели ее? Она слишком слаба...
Я с пониманием кивнул.
- А насчет ваших мыслей по поводу количества просвещенных, так ведь не все они представляют угрозу для тьмы. В Тибете заняты свои спасением, отшельники и монахи спасаются и молятся за спасение наше, но у них другой менталитет. Для того чтобы разрушить пирамиду надо выйти в повседневную суету, заниматься тем чем занимаются люди в наше время, чтобы быть с ними на одной частоте. Понимаете? Выйти из пещер и нести свой крест в быту. Тогда испытывая на себе все прелести цивилизации и сотен искушений, им надо будет выстоять и доказать на что они способны. А Катя, она не просто шагала в унисон с цивилизацией, она познавала все и спешила. Она охотно посещала и ночные клубы и сауны и прочие увеселительные заведения. Но это лишь помогало ей слиться с окружающими и в среде понятной для них и с интересами присущими многим, она неустанно двигалась вперед создавая в тонком мире некую модель, формулу пути к вершинам. Она создавала то, что веками разрушалось закулисными правителями. Она возрождала духовность в условиях совершенно для этого не предназначенных, доказывая тем самым могущество законов вечности и бесконечности, которые не может изменить никакая внешняя обстановка... В общем, она была опасна для них..., - Он скосился на памятник и проговорил с тоской, - ты так много сделала для людей моя девочка...
Возникла пауза. Я только теперь по настоящему понял с кем свела меня судьба:
- Она, именно она, смогла это сделать, не монахи и отшельники...
- Когда приходит "спаситель" он выглядит как обыкновенный человек, а нам хочется чтобы он был о "двух головах" или же вышел к нам из пещер, где познавалась мудрость. На самом деле, нет никакого штампа по поводу внешности и места появления такого человека. Разве не так?
- Так..., по другому думают люди быта, у кого цели заземленные...
- Даже человек, способный переходить в другие измерения, будет выглядеть совершенно также, как и его окружение. Это психологический самообман, нам нужно проявлять суперуважение только к явным признакам духовного совершенства, мы скупы на любовь, в этом наша проблема, - продолжал мужчина.
Я кивал в знак согласия, а мои мысли улетали в прошлое, когда я был с Катей и даже представить себе не мог, что это уже не живой человек. Как же могло оставаться в ней столько всего, что присуще живому. Даже теплота ее тела, дыхание, как....
- Вы не представляете что может сделать с нами "абсолют", я ведь именно к его законам прибегал, помогая Катерине осуществить возмездие. И смерть ничуть не помещала ей это сделать, ибо цель была великая, она шла в унисон с законами вечности и бесконечности, а когда твои намерения совпадают с намерениями Всевышнего, тогда мы способны на любые чудеса. Именно это и произошло с Катей.
Я посмотрел внимательно на незнакомца и протянул ему руку.
- Не стоит меня благодарить, - произнес он пожимая пядь. Вы очень помогли общему делу, теперь вы свободны и вольны поступать как вам вздумается. О преследователях не беспокойтесь, вас знают в лицо лишь несколько человек, но они после всего что произошло будут молчать. Это такая публика, которая всегда на стороне сильного, а вы теперь сильный.
- Я теперь сильный..., мне теперь нечего терять и я теперь способен на многое.
- Это лишь иллюзия, вы теперь под грузом знаний, они же и будут цензором ваших действий...
- А как же вы?
- За меня не волнуйтесь, краеугольный камень выбит, теперь я расшатаю эту пирамиду и она рано или поздно рухнет. Но пока там еще много работы. - Проговорил он загадочно.
Я посмотрел на него с радушием, этот человек был мне теперь довольно симпатичен.
- Я могу вам помочь? Мне бы хотелось довести начатое до конца.
Он замотал головой.
- Сейчас вам нужен отдых и осознание того, что произошло. На каком-то этапе лучшее из наших действий - это самопознание. Скачок в духовном совершенстве это лучшая помощь, которую вы можете представить сейчас. Не волнуйтесь по поводу работы, вот моя визитка и если ваше прежнее место не окажется вакантным, обратитесь ко мне. И вообще мне очень приятно будет видеть вас в любое время.
Он протянул руку и мы простились.
- Может вас куда подбросить? - спросил он, садясь в машину.
- Нет, спасибо, я хочу еще раз навестить маму Кати.
Он с пониманием кивнул.
Его машина медленно отъехала и скрылась за поворотом.
Я склонился над портретом девушки и поцеловал. Мне показалось, что ее лицо вновь ожило...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"