Павкин Роман Александрович: другие произведения.

Бд-17: Не случившаяся история

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
    Раскатное эхо бури прокатилось по догорающим руинам некогда прекрасной столицы несуществующего более королевства. Последовавшая свинцовая мгла стремительно заволокла остывающую небесную синь, отрезав бренную землю от холодного света первых звезд. Рваные ветра, задувая остатки пепелища и взрывая с них клубы пепельной черни, с остервененьем завыли в остовах навеки сгинувших домов и улиц. Ослепительная вспышка, на миг осветившая погибший город, оставила после себя лишь надвигающуюся темноту забвения. Отныне и навсегда время сотрет со страниц великой книги ещё один рассказ об очередном исчезнувшем народе. Люди, города, страны - ничто пред ликом неумолимого быстротечного судьи всего сущего. Ничто, лишь переворот очередного листка мировой истории.
    На невысоком холме, невдалеке от тлеющих развалин у небольшого костерка расположились три фигуры. Подобно призракам на фоне сотворенного некрополя, они безмолвно взирали на результаты своего труда. Ни горечи, ни тени сожаления не отражалось в их холодных сердцах. Ни радости ни жалости, лишь кандалы смертельной усталости напоминавшие им, о всё ещё причастности к миру живых. К миру, который вот уже второй десяток лет они с таким усердием уничтожают. К миру, который ненавидят и презирают. К миру, который уже ничто не в силах спасти.
    Редкие слезинки дождя, будто оплакивая угасшие в этот день жизни, с гомоном срывались с небес, с каждым мгновением набирая новую силу, и вот уже небесный океан обрушился во всё своё могущество на землю. Дождь - очищение, дождь - прощение, упокоение. Что может принести вода городу мертвых? Лишь дотушить угли, прибить собою прах да обратить всё в грязь. Таков трагический конец жемчужины королевства, название которого отныне не ценнее пыли, а вся вина лишь в том, что оказалось на пути трех палачей.
    Серая вода щедро орошала погубленное царство, не делая никаких различий ни перед чем, однако, одного участка земли она всё же не коснулась и каплей. Небольшой огонек костра разогнал тьму ночи, подарив свой тусклый свет фигурам странников. Пятачок сухой земли вокруг них оставался сухим, противясь всем природным правилам. Тугие струи ливня, не достигая костра каких-то пары метров, покорно раздавались в стороны, не в силах преодолеть незримый барьер. В ненастном шуме стихии, одна из фигур наконец нарушила молчание.
    - Сдается, это последнее? - устало произнес мужчина, ближе всех сидевший к огню. Молодое и красивое лицо исказилось гримасой боли, когда он безуспешно пытался выдернуть из раненного бедра засевший арбалетный болт, - Грр, проклятье!
    - Последнее, - коротко ответил второй, стоящий к нему спиной, поодаль. Голос его был груб, как и черты заросшего густой бородой лица. Выцветшие глаза, некогда прекрасного медового оттенка, неотрывно смотрели сквозь пелену дождя, туда, где еще этим утром высились величественные городские башни и всё вокруг кипело жизнью.
    - Тогда, к чему ждать? - с этими словами молодой вырвал таки наконечник из плоти и с раздражением бросил в пламя.
    Бородатый не ответил, продолжая пристально вглядываться в силуэты мокрых сумерек.
    - Терпение, - вмешался в разговор третий из мужчин, лик коего скрывал накинутый капюшон. Удобно устроившись на походных сумках, он неотрывно указывал перстом в небеса, и именно его воля не давала всей группе намокнуть, - мы столько к этому шли; дай ему время.
    - Время! Только оно и осталось. Столько сделать и замереть в шаге от цели... - запричитал молодой, аккуратно накладывая повязку.
    - Именно поэтому, - выдохнул третий и расслаблено откинул голову. Открывшиеся при этом правильные черты могли бы даже считаться красивыми, однако ж были сплошь покрыты шрамами. Его усталый, цвета свежей зелени взгляд, направленный в грязные небеса, светился грозной силой.
    Воцарилось молчание, заполненное непрекращающейся дождливой дробью, потрескиванием дров, да редкими всклоками трескучего грохота. Минуты томительного ожидания; короткие мгновения вечности, во время которых каждый из путников предался собственным мыслям; горестным воспоминаниям. Боль безвозвратных потерь - беспомощная, сжимающая сердце ледяными оковами. Презренная подлость предательства, коварно жалящая в спину. Несправедливость и гниль, поразившие и до дыр разъевшие этот чумной порочный мир. Собственные истории, собственные трагедии - три жизненные нити связанные роком в причудливые узоры эфемерной вышивки их сломанных судеб, разбитых грез и едва-едва тлеющихся огоньков душ.
    - Я готов, можно приступать, - наконец произнес бородатый, и добела сжав кулаки, уверенно повернулся к своим спутникам. В блеклых глазах пылала непоколебимая решимость.
    - Круг? - охотно отозвался молодой, лихо поднявшись на ноги. От давешней раны осталась лишь дыра в штанине да кровавые потеки. Мужчина принялся спешно расчищать площадку у огня.
    - Не имеет значения. Если не выйдет - станется уже не важно, - ответил старший, присоединяясь к действу, - ну куда? Символ не тот. Этот сюда, этот сюда. Тц! Так и не научился. Смотри как надо.
    Спустя несколько минут всё было приготовлено, и перед костром засияла белизной мраморной пыли идеальная окружность. Бородатый же вписал в её пределах несколько замысловатых глиф.
    - Готово, что далее? - никак не мог сдержать нетерпение молодой.
    - Всё по ритуалу, - пробасил старший, грузно опускаясь в центре фигуры, - и можешь начинать молиться всем своим богам.
    - Полно, - вмешался зеленоглазый, всё ж ухмыльнувшись слову друга. Он прекрасно знал, как бородатый любит подшучивать над верой их товарища, и его здорово повеселило, что даже в столь важный момент, когда всё выставлено на кон, когда они находятся на пороге неизвестности и, вероятно, гибели, бородатый как и прежде способен на колкости, - не цепляй его. Настала пора прощаться.
    Время пришло, вот-вот должна решиться их судьба. Годы лишений и смертей подошли к концу, проведя их вместе сквозь пелену сомнений по дороге трупов. Пути палачей, преодолевая который пришлось не замарать руки, но с головой утонуть, раствориться в чужой крови без остатка, потеряв себя; залить ею землю, в угоду черного ритуала, всего лишь ради одного мгновения истины. Бесчеловечная цена уплачена. Остался лишь последний шаг и лишь одна попытка.
    - Если получится, ты знаешь, как действовать, - бодрясь, произнес молодой. За бравадой и нетерпением он всеми силами скрывал терзающее душу волнение. Глубоко вздохнув и посмотрев в глаза старшему, он простер к нему руку, - прощай, мой друг. Пусть мать Земля хранит тебя.
    - Благодарю, друг. Я не подведу, - улыбнулся бородатый, доставая из внутреннего кармана маленький мешочек. Несмотря на жизнь убийцы, в душе он всё же сохранил крупицы света.
    Третий спутник так же поднялся с места и подошел к кругу. В глазах его продолжал пылать огонь.
    - Удачи... - выдохнул зеленоглазый и вслед за молодым, направил руку на рисунок.
    В тот же миг окружность вспыхнула, пронзив мрак ночи вспышкой. Яркий свет заставил тьму покорно отступить. В неиссякаемом потоке капель, родились мириады радужных лучей, залив собою всю округу. Капель дождя сменилась пронзительной хрустальной трелью. Казалось зазвенел сам воздух.
    - ... ведь вы со мной... - сквозь шум донесся голос бородатого, и он вытряхнул на ладонь маленький драгоценный камушек. В заполнившем все окружающее пространство свете, тот засверкал кровавой бусиной. Не теряя времени, мужчина принялся произносить текст заклинания.
    Ведомый грозной волей, свет более не грел, он обжигал. Ослепительно-белое зарево, рождающееся по радиусу круга, безудержным столбом ударило в темноту небесных хмарь, и небо содрогнулось. Чудовищный поток силы, в мгновение разорвав тучи в клочья, разметал их жалкие остатки по небосклону. В прорехе засияли звезды. Капли дождя, вокруг чародеев, перестали падать, зависнув в искаженном пространстве неподвижной взвесью. Казалось, само время прекратило ход. Воздух сжался, сделался хрустальным и со страшным скрежетом, на нем раздались паутинки трещин. Копившаяся десятилетиями мощь, наконец, прорвалась в этот мир и драгоценный камень на ладони с треском лопнул, и сущее исчезнув в яркой вспышке, прекратило быть...
    ...
    ...
    - Ну и? Что замолчал? Что сталось после? - не утерпел молодой мужчина, в очередной раз отхлебнув из своей необъятной кружки. Сидящий напротив рассказчик остановился на самом интересном. Не прошло и часа, как они познакомились в старой корчме, забытой богами людской деревушки, однако ж этот человек его порядком заинтересовал. Разговоры с ним здорово отгоняли скуку.
    - После? - загадочно улыбнулся новый знакомый своим мыслям, явно наслаждаясь моментом, - Глаза открылись, и мальчик, лет тринадцати от роду, с криком вскочил со своей кровати. Его била мелкая дрожь, а мокрая рубаха противно прилипла к телу. Взгляд лихорадочно заметался по сумеркам знакомых очертаний комнаты. В гудящей голове всё еще стояла сцена испепеляющей белизны и рокота неукротимой силы, но ныне вокруг была лишь тишина. Первый и единственный раз в жизни он видел этот сон, однако ж навсегда его запомнил. И с того сна мальчишка сильно изменился.
    Жадно допив ароматное пиво, молодой окликнул подавальщицу. Что не скажи, а в хмеле люди разбирались. Подоспевшая, слегка чумазая девица, охотно приняла заказ у пришлого красавца, довольно умело, при том, томно строя глазки.
    - Так то был просто сон? Хм, ясно, - мужчина старательно не замечал намеков деревенской барышни, делая вид, что занят очень важным разговором.
    - О нет, не сон! - артистично вскинулся рассказчик. В его янтарных глазах зажегся блеск азарта, - то было нечто большее. После той ночи, мальчик начал замечать, что знает вещи ранее неведомые. Невесть откуда взявшиеся знания стали всплывать из его памяти, и в конце концов, едва не свели с ума. Но он с ними справился.
    Теперь и новый знакомый отхлебнул из своей кружки, украсив аккуратные усы пеной, после чего продолжил: - Время, друг мой, - одна из самых непреклонных сил нашего мира. Мы в силах ощутить его ход, ускорить, растянуть и даже попытаться приостановить; но обратить его не в силах даже боги. Едва лишь что случилось, стало явью, возврата тому нет. И если смертные и в силах что исправить, так только этот миг.
    - Ты меня совсем запутал, человек. При чем тут время? При чём сон мальчишки? И с каких это пор мы стали друзьями? Я ваше племя терплю, но не более.
    - На то другая история, позволь закончить эту, - рассказчик хитро прищурился, достав из кармана маленький предмет. На стол легла хрустальная бусинка, в свете свечей, искрившаяся нежно розовым оттенком, - Когда-то, а может ныне и никогда, три смертных жизни, силясь исправить свой мир, принесли его в жертву прошлому. Не в силах обратить время вспять, они смогли на миг связать два разума. Один короткий миг из бесконечности решил судьбу всего сущего, просто пустив этот спектакль иным путем истории; и с этой связью новый мир настал. Им оставалось лишь сыграть заученные роли.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"