Павлюченко Зинаида Васильевна в соавторствес Поповой Ириной: другие произведения.

Ускользающая истина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Компания друзей-одноклассников отправляются в горы. Странный природный катаклизм открывает проход в другой мир, куда и попадают наши неопытные альпинисты вместе со своим инструктором. Они оказываются на острове. В этом странном безлюдном мире они встречают сказочных животных и кровожадных монстров. В первые часы, пребывания в чужом мире, друзья встречают молодого дракона и помогают ему, вправив вывихнутое крыло. Дракоша становится верным другом и помощником для заплутавших во времени друзей. Ясновидящая Марьяна точно знает, где находится Портал, который вернёт путешественников в обычный для них мир. Они полностью доверяют своей однокласснице, и отряд движется на восток, в надежде, что предсказание девушки исполнится. Много трудностей и препятствий приходится преодолеть маленькому отряду, состоящему из четверых одноклассников: Марат, Шурик, Марьяна, Соня и проводника-инструктора Алекса, который, как потом выяснилось, оказался потерянным в Грозном в первую Чеченскую войну, младшим братом Марата - Алексеем. Случайно попав в подземелье исчезнувшего замка, путешественники узнают, что этот остров называется "Солнечная долина", находят там так необходимую им одежду, еду и даже оружие. Испытания, которого обращают на них внимание космических пиратов, давно желавших завладеть оружием. Пираты начинают охоту за нашими героями, которые принимают бой и побеждают. Долгое путешествие, сопряжённое зачастую с риском для жизни не даёт ответа на мучающий вопрос, куда попали путешественники: это будущее Земли или другой параллельный мир? Истина постоянно ускользает, и то, что казалось вначале неоспоримым фактом, со временем меняется и тает, точно мираж в пустыне. Любовь и верная дружба помогают путешественникам вернуться в свой мир, где их ждут большие разочарования. На общем совете друзья решают вернуться в Солнечную долину, чтобы исправить свои промахи. О дальнейших приключениях неразлучных друзей пойдёт рассказ в книге "Бремя истины".


   УСКОЛЬЗАЮЩАЯ ИСТИНА
  
  
   МАРЬЯНА Каждой клеточкой измученного уставшего тела я чувствовала, что где-то совсем рядом бушует страшная всепоглащающая и всеубивающая гроза. А над головой, над сверкающими белыми снегами молчаливых гор светило безжалостное солнце. Его ослепительный блеск доставал глаза даже за плотными черными солнцезащитными очками. Глаза слезились и беспрестанно закрывались. Оголенная кожа, от прикосновения солнечных лучей, вспухла красными водянистыми пузырями. Покорение неизвестной вершины не стало триумфальным. Из семи человек отправившихся в это, как нам представлялось, захватывающее, путешествие, возвращались только четверо, пятым был наш инструктор Алекс. Остальные были погребены под толстым слоем снега, льда и камней, неожиданно сошедшей лавины. Мы же уцелели только потому, что уходили на разведку. Нас просто не было в лагере. Высокогорный альпийский лужок у края ледяного языка предложил для стоянки наш инструктор Алекс. Молодой, светловолосый, голубоглазый да в придачу сильный и красивый, он сразу стал непререкаемым авторитетом в нашей группе. Мы горожане и неумехи, долго собирались в этот поход. Рассматривали карты, прокладывали маршрут, спорили до хрипоты, куда поехать, какую вершину покорить. В конце концов, выбрали Кавказ и Эльбрус. Но Эльбрус это когда-нибудь потом. Для начала решили подняться не очень высоко. Особенно на этом настаивал Никита, толстый увалень, банкир и зануда. По его словам, подъём на небольшую высоту это самый оптимальный вариант для начинающих молодых альпинистов. Помню, как поднял его на смех вечный оппонент и друг Рашид: - Ха-ха! Молодой альпинист! Это в тридцать-то лет молодой? - Тихо, мальчики! Не ссорьтесь, - вмешалась Полина. С самого первого класса она не могла выбрать, кто для нее важнее: добрый увалень Никита или быстрый и горячий Рашид. Они были неразлучными друзьями. Были... Все трое остались там, на месте первой и последней стоянки в месиве снега и камней.
   Когда мы вернулись, то вместо разноцветных палаток увидели на месте нашего лагеря огромную гору снега и льда, смешанного с каменными глыбами. Я даже решила, что мы зашли ни туда, куда надо. Снежный хаос изменил окружающий ландшафт до неузнаваемости. Казалось, что какой-то злой великан сбросил на альпийский луг тонны снега и мусора, и они застыли в покое, не смея двинуться дальше. Ниже по склону по-прежнему зеленела трава и цвели рододендроны. В самом низу снежного вала кровавым пятном виднелась ярко красная палатка. Парни бросились к ней, проваливаясь по грудь в ледяном крошеве. Палатка оказалась пустой. В нескольких шагах от нее Алекс нашел пару рюкзаков, моток веревки, и еще одну, ядовито-зелёную палатку, разорванную пополам. Все то, что происходило вокруг, казалось мне кошмарным сном. Сейчас я проснусь, и все будет в порядке. Но кошмар не заканчивается, а я не сплю.
   - Где люди? - Сонька, моя лучшая и единственная подруга с мольбой смотрит на Алекса.
   - Где люди? Где все? - Пока не ясно. Возможно, они ушли за хворостом в лесок, - инструктор машет рукой в сторону виднеющегося невдалеке островка худосочных деревьев. Все в надежде увидеть друзей стали всматриваться в сторону редких зарослей.
   - Мы бы их увидели. Такие яркие куртки видно далеко. - А если, они испугались и убежали? - Куда? Куда убежали? - Не кричи, -- я не могу позволить Соне впасть в истерику, -- говори тихо. Сейчас все осмотрим и узнаем, куда все делись. Внезапно, у нашего инструктора, заработала рация. Через треск и гул, раздающийся из неё, мы услышали голос оператора:
   - Немедленно возвращайтесь!!! Идет... шшшшш... Дальше кроме треска ничего не было слышно. Что идет? Кто идет? И куда идет? Алекс посмотрел на небо, на окружающие нас горы, почему-то покачал головой, и четко произнося, каждое слово отчеканил:
   - Пойдем завтра. Сегодня будем искать. Марат, мы с тобой проверим лес. Шурик, девчонки, поройтесь в снегу, может, еще что-нибудь найдете.
   Алекс раздавал приказы четко и ясно. Мне сразу стало легче. Мертвых мы не нашли, возможно, наши друзья живы. И почему они не пошли с нами в разведку? Это все Никита со своей логикой и оптимизацией: - Вы идите, а мы приготовим ужин. Принесем сушняка, чтобы поддерживать огонь и ночью. Вот и оптимальный вариант! - Марьяна, я не могу... Я боюсь... А вдруг на нас снова обрушится лавина? - Не бойся, такого не может быть. - Как не может быть, когда ребят завалило уже? Ну как не может быть? - лицо Соньки кривится и поддергивается, слезы катятся по щекам. - Не плачь, подружка. Я чувствую, они живы. Мы их найдем, - я говорю все это лишь бы успокоить подругу. Мы стоим у ледяного вала. Высота его не меньше десяти метров. С одной стороны многометровый вал льда и снега, а с другой плавно уходящий вниз склон альпийского луга.
   Стена льда и снега как будто встретила невидимую преграду и остановилась, образовав снежный обрыв, не пройдя дальше вниз по склону. И тут мне в голову приходит странная мысль:
   - Как эта мощь, эта слепая сила смогла внезапно остановиться? Будто встретила на своем пути препятствие? Но препятствия никакого нет, и не было. Странно все это. Моя подруга, хоть и блондинка (говорят, что блондинки глупые) тоже это заметила: - Марьян, посмотри, как остановилась лавина. Будто наткнулась на что-то. Ты видишь?
   - Вижу! Я тоже думаю над этим. Кто или что остановило смертельный вал? - Шурик, иди сюда! - синие глазищи Соньки округлились, как у совенка. - Да иди же сюда! - Нашли, - глаза у Шурика грустные-грустные, - нашли ребят ?!
   - Да не нашли мы никого. Просто увидели кое-что интересное, - Сонька тараторит, безумолку и показывает рукой на снежную стену, - как такое могло случиться, что лавина остановилась?
   Шурик наш вечный троечник и лоботряс, недоуменно подёргивает плечами:
   - Ну и что? Стала и стала! Пусть себе стоит, пойду, заклею липкой лентой порванную палатку, да установлю её, а то скоро стемнеет.
   В горах быстро темнеет. Не успеет солнце спрятаться за вершины гор, как со всех сторон начинает наползать тьма. Оказаться в этой кромешной темноте без крыши над головой не большое удовольствие. Вот и Алекс с Маратом. Они принесли дров и разожгли костер. Костёр горит ярко, весело потрескивая и разбрасывая искры, да только радости нет. Языки пламени освещают небольшой круг, выходить из которого не хочется. Странное безразличие накатывает вдруг на меня. Глаза слипаются, голова отказывается работать, но все же через странную полудрему я слышу, что Алекс говорит:
   - Завтра с утра проверим пещеру, а потом пойдем на базу.
   Марат с Шуриком осторожно относят, засыпающую меня в палатку, где уже сладко посапывает Соня. Сами уходят в другую, уцелевшую палатку. Алекс остаётся у костра. Он обещает разбудить всех с первыми лучами солнца. Утром небольшой отряд альпинистов снова отправляется на поиски пропавших друзей. Я сорвала голос, звала их, но мне отвечало только многоголосое эхо. Алекс не отличается разговорчивостью. Он только хмурит брови, да желваки перекатываются под кожей щёк.
   - Возвращаемся, - инструктор хмуро осматривает свой поредевший отряд.
   Все загалдели, и чтобы не дать развиться ненужной дискуссии, Алекс забросил за плечи рюкзак, подхватил верёвку и двинулся прочь от места трагедии . За ним поспешили и остальные члены группы. Замыкающим оказался Марат. Он несколько раз оглянулся на ледяной вал, тяжело вздохнул и двинулся вслед за уходящими туристами. Всё, что он мог сделать, это попытаться запомнить место, куда, может быть, они ещё вернутся, чтобы вместе со спасателями искать своих друзей или хотя бы их останки. Мы надеялись, что всё будет хорошо и наши друзья найдутся. Алекс вёл свою группу по известным только ему одному приметам. Пологий спуск закончился, впереди раскинулся каменистый крутой откос, потом "козья тропа" по-над пропастью, висячий мост через бушующую реку и посёлок, где группу ждут ровно через пять дней, два из которых уже почти прошли.
   - Внимание! Начинается сложный этап маршрута. Пойдём в связке, постарайтесь вниз не смотреть, прижимайтесь к скале плотнее. Это так называемая "козья тропа". - предупредил нас Алекс.
   Я глянула под ноги и, сердце чуть не выскочило из груди. Нам нужно было пройти над пропастью по узкому каменному карнизу, козырьком, свешивающимся над пустотой. Ширина этой тропы была не больше полуметра. Алекс усмехнулся одними глазами. Не станет же он рассказывать, что тропа безопасна. По всей её длине уже давно вбиты скобы, через которые протянута крепкая верёвка. Держась за неё можно спокойно пройти тропу. Но нынешняя его группа была напугана и ослаблена странными событиями.
   После недолгих колебаний Алекс объяснил спутникам, что тропа имеет страховочный трос. И перейти на другую сторону не составит особого труда. Это нас воодушевило.
   Мы с Софьей повеселели, и, не скрывая своей радости, захлопали в ладоши. Парни тоже немного успокоились и переход начался. Но всё пошло сразу как-то не так. Алексу показалось, что тропа стала гораздо уже. Его крепкие альпийские ботинки полностью не вмещались на каменном карнизе. Пятки висели над пропастью. Страховочный трос оказался плохо закреплённым, а прямо, посередине, отвесная скала всегда гладкая и ровная обвалилась, открыв взору путников свои внутренности: небольшой уютный грот.
   Алекс шёл первым. С каждым шагом приходилось плотнее прижиматься к скале. Я представила себе, как мы выглядим со стороны: пять разноцветных букашек, ползущих по отвесной скале. Недолго думая, Алекс, нырнул в открытую пасть грота. Софья даже не заметила, куда делся инструктор. Вот он только что был здесь, и вот его уже нет. Девушка застыла на карнизе не в силах произнести ни слова. Перед глазами заплясали разноцветные круги. На её счастье из отверстия в скале появился Алекс:
   - Ребята, здесь можно отдохнуть, - весело сообщил он. Он помог девушкам забраться в пролом. Внутри было чисто и сухо. У стен лежали огромные камни, как будто их кто-то принёс специально, чтобы на них можно было сесть и отдохнуть.
   Сбросив рюкзаки и инструменты на пол, в угол грота, все чинно расселись и уставились в пролом. Не хотелось даже и думать, что скоро нужно будет выбраться из грота и двинуться по тропе дальше.
   Вдалеке виднелся зелёный склон, по которому проделал русло небольшой ручеёк. Он разделил склон на две части. Ниже начинался лес. А в расщелине между скал билась и бесновалась белая от пены река. Красота завораживала. Мне захотелось стать птицей и парить над пропастью, любуясь природой. - Марьяна, ты куда? - испуганный голос Сони остановил меня у выхода из грота. Я остановилась и глянула вниз. Ещё один шаг и я полетела бы прямо на острые камни, хищно высунувшие свои клыки далеко внизу. Я представила, как летело бы моё тело, ударяясь о стену каньона, ломая кости и сдирая кожу. От страха закружилась голова, и я упала на пол грота. Никто ко мне не бросился, никто не стал утешать и успокаивать. Все смотрели на меня с каким-то ожиданием. И я почувствовала, что каждый из них хотел ступить за грань и летать в небе вместе с птицами. Алекс первым пришёл в себя. Он тряхнул головой и внимательно осмотрелся. - Пойду-ка, я, посмотрю, что там дальше, - доставая фонарь из рюкзака, сказал инструктор, ни к кому не обращаясь. Длинный сноп света хаотично заплясал по стенам грота. И тут мы все увидели в дальнем конце небольшое отверстие, уходящее, вглубь скалы. Как зачарованные, мы двинулись следом за Алексом, а когда он нырнул в неширокий лаз, полезли за ним.
   Я ползла как змея, извиваясь всем телом. Под колени попадали острые камни, но я не останавливалась. Мне казалось, что сила и мощь скалы давит со всех сторон. Когда лаз сужался, я думала, что застряну и меня никто не сможет вытащить. Было страшно, поэтому я ползла, стараясь изовсех сил. Лаз то расширялся, то сужался и вот, наконец, впереди забрезжил свет. Точно такое окно, как то, из которого мы приползли: выше птичьего полёта, открывало нам окружающий мир. Далеко внизу ползла, сворачивая и разворачивая кольца дорога. На самом горизонте белели домишки. Солнце садилось за зелёными лугами, окрашивая небо в малиновый цвет. Вздох облегчения вырвался у всех одновременно. Скоро мы будем в гостинице. Скоро отдохнём. Мы вернулись на другую сторону скалы в спасительный грот, туда где остались наши вещи. Без всякой команды надели рюкзаки и сгрудились у выхода, ожидая указаний Алекса.
   - Ребята, а где ручеёк? - вдруг вскрикнула Соня, выглянув из пещеры, её голос дрожал и срывался, - А где деревья и река?
   От неожиданности я не могла произнести и слова. Угрюмые скалы, молча, стояли вокруг нашего пристанища. Они были так огромны и так дики, что волосы на голове вставали от ужаса. Окружающий мир внезапно изменился. И это изменение было не в лучшую сторону. Я почувствовала себя песчинкой в безбрежном океане вздыбившегося камня. Соня не выдержала такого удара, обхватив голову руками, села и заплакала.
   Шурик поцеловал её в щёку и тихонько что-то зашептал на ухо. Марат и Алекс смотрели на меня с интересом, ожидая реакции, но не дождались. Я схватила камень и бросила его в дыру: раздался глухой удар, потом шум, ещё удар и ещё шум. Потом всё стихло. Мы осторожно выглянули. Внизу тихо шурша, осыпались камни, карниз, по которому мы пришли бесследно исчез. Далеко внизу, между скалистых громад, извивался тоненький ручеёк. Русло его было завалено гладкими, обкатанными камнями.
   Внезапно налетел порыв ветра. Он был такой силы, что скала загудела, застонала, у меня даже заложило уши. Казалось, скала ожила и взревела чудовищным голосом. Ветер стих также внезапно, как и начался. Гул медленно стихал. Ошеломлённые альпинисты стояли на краю грота. - Нужно убираться отсюда и побыстрее, - прохрипел Шурик. Алекс не терял ни минуты. Он соединил верёвки известным одному ему узлом, хитрой петлёй закрепляет канат за осколок скалы внутри грота и бросает его второй конец вниз. До каменистой осыпи, внизу скалы, верёвки не хватило. Но расстояние кажется не очень большим. - Первым пойдёт Марат. Спустишься, выберешь место и встретишь девушек, - Алекс смотрит прямо и спокойно. - Хорошо! Я пошёл. Спуск не занимает у Марата много времени. За ним - Соня. Когда вся группа оказалась внизу, на маленьком твёрдом пятачке, Алекс отправляет наши рюкзаки и снаряжение, а потом спускается сам. Каменистая осыпь уходит вниз. Но двигаться по ней инструктор запрещает, потому что мы можем спровоцировать камнепад, а это опасно.
   - Заждались? - настроение у него хорошее. Он ловко закрепляет верёвку на скале и сбрасывает её конец вниз. - Спускаемся осторожно. По одному. Ногами упирайтесь осторожно, чтобы не сдвинуть камни. Тот, кто спустился, быстро отходит к ручью, пока светло, можно собрать сушняк. Первым опять пойдёт Марат. - Алекс говорит уверенно и спокойно.
   Я смотрю, как спускается Марат. Сверху он похож на маленькую юркую обезьянку. И вот он уже благополучно достиг ручья. Следующей иду я. Так ловко у меня, конечно, не получается, но всё равно я успешно спускаюсь и бегу к Марату, который уже разжигает костёр. Вскоре все собираются у костра.
   При взгляде на скалу, с которой, мы только что спустились, захватывает дух. Это наша первая альпинистская победа. Мы успешно спустились с такой невероятной высоты. - Марьянка, ты только глянь, где мы были, - Сонька весело улыбается и прижимается к Шурику.
   Моя белокурая подружка не может долго расстраиваться. Она любит жизнь и радуется каждому мгновенью. Вот и теперь Соня, отбросив в сторону всё плохое, радуется, как ребёнок. В жизни ей приходится, часто встречаться со смертью лицом к лицу и часто Софья побеждает. Она детский хирург. А с детьми ведь часто происходят разные неприятности. Софья Эдуардовна никогда не опускает руки, не пасует ни перед какими трудностями. Однажды летом на чужом морском берегу, она спасла утонувшую девочку, поддерживая её жизнь искусственным дыханием до приезда реанимационной скорой помощи. Ребёнок выжил.
   Так что, при всех ужимках, мы - её одноклассники знаем: Соня не подведёт, не испугается и не спрячется в кусты. Она будет бороться до конца, радуясь солнцу, небу, облакам.
   Вообще-то у нас подобралась сплочённая команда: Софья - детский хирург, Марат - лётчик и по совместительству - заядлый охотник, Шурик - программист, изобретатель и непредсказуемый человек.
   О себе могу сказать, что никакими особыми талантами не обладаю, работаю учителем химии, только иногда во мне просыпается дар предсказания. Ни с того, ни с сего могу такое выдать, что все только плечами пожимают, некоторые крутят пальцем у виска, а вскоре мои предсказания сбываются.
   Алекс не стал для нас загадкой. Опытный, знающий своё дело инструктор. Органически влился в наш коллектив, и стал неотъемлимой его частью.
   Вечером, отдыхая у костра, попивая кофе, мы говорим о том, что произошло, обсуждая загадочные метаморфозы окружающей местности.
   Разговор начала Соня: - Ребята, мне кажется, что мы попали в параллельный мир.
   - Ну, это что-то из области фантастики. Более простого объяснения у тебя нет? - я прищурила глаза и ехидненько улыбнулась. - Марька, ты меня всегда злишь. Давай свою версию, - вспыхивает она. - Как химик, я могу сказать, что мы находимся в реальном мире. Здесь есть горы, камни, вода. - Только нет животных, - включается в разговор Марат, - здесь нет никаких животных, кроме тех двух орлов, что мы видели со скалы.
   - Да, мы их видели сверху. А когда опустились вниз, орлы исчезли, - задумчиво протянул Шурик. Костёр горит между палатками. Рядом что-то бормочет ручеёк, перекатываясь по камням. Стоит звенящая тишина. И вдруг мы все слышим осторожные шаги по воде. Кто-то приближается к нам в кромешной темноте. Вода выдаёт присутствие неизвестного существа. Марат, опытный охотник и следопыт, прижимает палец к губам и мы замираем. В ту же секунду яркий луч света бьёт в сторону, откуда доносятся осторожные шаги. То, что мы там видим, заставиляет всех онеметь: посреди ручья стоит настоящий дракон. Он жмурит глаза от яркого света, потом негромко рыкает, извергнув клуб огня и дыма, резко поворачивается и бросается неуклюже бежать. Шипастый хвост мотается из стороны в сторону, цепляясь за камни. Алекс, свистит громко, по-разбойничьи, от чего дракон подпрыгивает и падает в ручей. Я не знаю, что делать: смеяться или пугаться. Пришлось безоговорочно согласиться с Софьей, что мы попали в другой мир, где бегают неуклюжие драконы, и нас ждут опасные приключения.
   Дракон убегает в темноту. Посидев ещё немного у костра, мы с Соней идём спать, а ребята по очереди дежурят всю ночь, охраняя наш сон от незваных и неведомых визитёров. Ночь проходит спокойно, неожиданностей больше не происходит.
   Зато пробуждение оказалось ужасным: глухой, сотрясающий всё вокруг рёв, раздаётся в ущелье. Звуки отражаются от скал, дробятся и множатся, кажется, что тысячи драконов взревели одновременно. Я подскакиваю, как ужаленная и бросаюсь вон из палатки, испуганно оглядываясь по сторонам. Марат внимательно всматривается в окружающее нас нагромождение голых каменных великанов. Рёв стихает, а наш прославленный следопыт и охотник указывает на дальний скальный зуб, торчащий рядом с ручьём, над которым кружат два огромных орла. - Он там, за камнем прячется, а орлы выследили дракончика и решили им поживиться, - показывает в сторону скалы Марат. - Какого дракончика? Это настоящий дракон?! - я от возмущения даже ногой топаю. - Да какой же он дракон?! Он ещё ребёнок, эдак лет пяти-шести. Марат щурит глаза и задумчиво смотрит на безоблачное голубое небо: - Вот если появится его мамаша, тогда мы узнаем, какие настоящие драконы.
   - Зачэм нас пугаэшь, Маратик?, - с кавказским акцентом спрашивает Шурик. Мы смеёмся, Софья корчит смешную рожицу, но тут раздаётся такой испуганный рёв, переходящий в визг, что мы одновременно зажимаем уши руками.
   Марат ныряет в палатку, берёт свой рюкзак, многозначительно взвешивает его в руке. Мы смотрим с большим интересом, окружив охотника плотным кольцом. Он достаёт аккуратный свёрток, осторожно разворачивает его. Быстрыми и выверенными движениями из содержимого свёртка он собрает помповое ружьё, с которым обычно ходит на охоту. Из небольшого футляра достаёт оптический прицел и аккуратно устанавливает его. Вглядывается вдаль, через оптику, утвердительно говорит: - Точно, орлы не дают дракончику покоя. Да у него крыло сломано! Ага! И деревяшка какая-то торчит между рёбер. На, посмотри.
   Марат подаёт оружие Софье, та смотрит долго, что-то шепчет, потом говорит вслух: - Малыша можно спасти. Отгони птиц, я пойду к Дракоше и попытаюсь ему помочь. - Да ты что?! - у Шурика просто отваливается челюсть. - Он же тебя запросто зажарит и съест.
   - Не съест. Я его смогу уговорить. - Думаешь, он русскую речь понимает? - я отступаю на шаг и с усмешкой гляжу на подругу.
   - Ты что-то хочешь предложить? - Соня смотрит на меня с надеждой. Первый порыв у неё прошёл, а второй натолкнулся на страх, но отступать стыдно, поэтому подруга смотрит на меня с мольбой.
   Не скрою, мне это приятно. К тому же я могу помочь подруге. Если подобраться незаметно к Дракоше и прыснуть ему в морду снотворным, то он уснёт. Случайно в моём рюкзаке завалялся баллончик такого средства. Мне его вручил профессор Шишкин на случай встречи со снежным человеком.
   Подобраться незаметно сможет Марат, а когда дракончик уснёт, то уж милости просим, Софья Эдуардовна. Алекс, молча, наблюдает за нашими приготовлениями, потом не выдерживает и даёт два дельных совета: Марату сделать марлевую повязку, чтобы он случайно не вдохнул снотворного, и показывает еле приметную тропинку, ведущую в сторону драконьего убежища. Операция начинается. Вооружившись снотворным, Марат отправляется в гости к Дракоше.
   Софья следит за охотником в оптику, а у Алекса откуда-то появляется бинокль, внушительных размеров и он тоже наблюдает за передвижением Марата. Орлы, увидев приближающегося человека, улетают, тяжело взмахивая огромными крыльями. Затаив дыхание, мы ждём результата. - Дошёл, - одновременно выдохнули Софья с Алексом. - Готово! Дракоша спит, вперёд! Софья бежит вперёд, не разбирая дороги. За нею бросаюсь я, следом бегут Алекс с Шуриком. В считанные минуты мы достигаем цели. Дракоша мирно посапывает, он размером с быка.
   - Крыло не сломано, оно вывихнуто, - со знанием дела сообщает Софья, - Марьяна, помоги.
   Конечно, вдвоём мы не справляемся, потребовались усилия всей нашей команды, чтобы вправить вывихнутое драконье крыло. Сустав, хрустнув, становится на место и в ту же секунду Дракоша открывает глаза. Он попытается встать, лапы его не слушаются и разъезжаются, у него ничего не получается. Соня молча машет рукой, показывая, что мы должны немедленно ретироваться. Сама она уходить не собирается, осторожно наклоняется и нежно гладит Дракошу. Сказочное животное замурлыкало и прикрыло глаза. Софья щекочет его по шее, осторожно приближаясь к острому сучку, торчащему у него, между покрывающих тело пластин.
   Руки её лёгкими бабочками касаются драконьего бока. Осторожно отодвинув одну пластину, Соня видит, что сук зажат другой пластиной, и стоит дракону зацепиться боком за скалу или камень, как сук острым кинжалом войдёт между рёбер, разрывая ткани, воткнётся в лёгкое и тогда уже ничем нельзя будет помочь Дракоше. Соня осторожно тянет огромную занозу на себя, но она не поддаётся, и нахально торчит, будто дразнит отважную докторшу: - А вот и не справишься... Софья опять подходит к голове молодого дракона. Он лежит с закрытыми глазами и не подаёт признаков беспокойства, животное терпеливо ждёт помощи.
   Убедившись, что дракончик не причинит ей вреда, девушка взбирается ему на спину и осторожно раскачивая, вытаскивает сук из-под костяных пластин. Аккуратно спрыгивает на камень и только тогда замечает, что Марат стоит в двух шагах от Дракоши, его ружьё нацелено точно в лоб чудовища.
   - Что ты творишь, Марат? Зачем пугаешь малыша? - Не пугаю, а предупреждаю, - спокойно отвечает он, опуская ружьё. Всей командой возвращаемся к палаткам. Сзади раздаётся тихое повизгивание, и фонтаны брызг обрушиваются на нас. Сзади, скуля и похрюкивая, плетётся Дракоша, он старается дотянуться языком до Софьи и облизать её с ног до головы. Но докторша всё время ухитряется уворачиваться, она с шумом и визгом бегает по мелководью.
   В небе появились орлы, делают несколько кругов над нашей компанией, и поняв, что им ничего не обломится, бесшумно исчезают. Мы быстро собраемся и спешим по ручью к долине, в которой, как мы думаем, живут люди. Дракончику быстро надоедает плестись за нами по воде, оскальзываясь и падая на мокрых камнях. Расправив свои кожистые крылья, чем-то похожие на половинки огромных прозрачных зонтов, пострекочет ими несколько мгновений и взлетает в синее небо к вершинам окружающих скал.
   - Обедать полетел, - задумчиво говорит Шурик. - Нам тоже не мешало бы поесть. Макс находит сухой плоский камень, разогреваем тушёнку на спиртовке, шведке, так на альпинистском сленге называет её Алекс, обедаем и ложимся отдохнуть. Продукты закончились, так что дальше придётся искать дичь или ловить рыбу. Голод не тётка, пирожками не накормит. Ох, и неприятное это чувство, когда хочется есть, а есть нечего. Окружающие скалы, говорливый ручеёк, синее небо - всё кажется абсолютно безжизненным. Дичь видимо умеет прекрасно маскироваться, так что наш Зоркий глаз - Марат её не видит или что ещё хуже - её просто нет. Окружающий мир не торопится открывать нам свои тайны. Второй день путешествия на голодный желудок принёс одну интересную новость: ущелье заметно расширилось, отвесные скалы стали ниже и глаже. Кое-где на самом верху появились деревца, небольшие, какие-то искорёженные и кособокие, с длинными тонкими корнями, змеящимися между каменных обрывов чуть ли ни до самого дна ущелья.
   В полдень солнечные лучи проникли вниз, освещая каменистое дно и ставший полноводнее ручей. Идти в альпинистском снаряжении стало невозможно. Жарко. Пришлось грузить куртки, шапки в рюкзаки, но от этого легче не стало. Рюкзаки едут на наших плечах и похожи на огромные горбы, торчащие за спинами путешественников. Софья первая сбрасывает поклажу и падает на гладкое бревно, невесть откуда взявшееся в этом месте. Небольшая заводь, находящаяся неподалёку, сверкает и искрится под солнечными лучами.
   - А что если искупаться? - задумчиво говорит моя неугомонная подружка и принимается сбрасывать с себя остатки одежды.
   - Мальчики отвернитесь, пожалуйста. Наши спутники лежат вповалку на камнях и даже не думают глазеть, но после таких слов все как-то оживляются и заинтересованно смотрят в нашу сторону. Шурик даже садится, но потом вяло машет рукой и валится обратно. Соня осторожно входит в воду, приседает несколько раз, окунается с головой и тут же с диким криком выскакивает на берег.
   - Водичка-то ледяная! Уф... Желание искупаться у меня даже не возникает, а вот умыться хочется. Я зачерпываю пригоршней воду и плещу себе в лицо. Расплавленный лёд обжигает кожу. - Вода, в самом деле, холоднющая! - моя кожа в один миг покрывается пупырышками, как молоденький огурчик.
   Тут моё внимание привлекают разноцветные камешки, сверкающие, на дне озерца. Вода настолько прозрачная и чистая, что видно даже самые мелкие, лежащие на дне. - Ой, Соня, смотри, какая красота. - Где? Где красота? - Соня растерянно озирается по сторонам, не понимая куда смотреть.
   - Да вот же... Камешки, - взяв подругу за руку, я показываю ей на дно. - Ух, ты! И мы, забываем обо всём на свете собираем самые красивые: прозрачные, голубые, красные, зелёные камни. Они не очень крупные, размером с лесной орех, сверкающие и завораживающие своим блеском. Это занятие нас так увлекает, что мы не замечаем, леденящей тело воды. - Девчонки что вы делаете? - Шурик с интересом наблюдает за нашими поисками издалека, а потом подходит ближе. - Ох, ты! Да у вас тут яхонты-брильянты! Алекс с Максом от его крика просыпаются и присоединяются к нам. Мы долго собираем камни, они такие красивые, что трудно оторвать взгляд. Наигравшись, ссыпаем сокровище на край палатки.
   - Был бы с нами Никита, он сразу сказал бы, стоящие камушки или нет, - Шурик чешет затылок и задумчиво смотрит по сторонам. - Тащить с собой такой груз не стоит, предлагаю взять по три самых крупных, а остальные высыпать обратно.
   Идём мы неизвестно куда и неизвестно зачем, тащить с собой камни, да ещё и не известно драгоценные они или нет, это глупо.
   - Предлагаю оставить какой-нибудь знак, чтобы можно было найти озерцо, - настаивает на своём Шурик. - Почему по три? - не соглашаюсь я. - Ты видишь, они четырёх цветов: красные, голубые, зелёные и бесцветные. Давайте возьмём по четыре штуки. - Выбирайте, девчонки, это ваша находка. - Марат подмигивает нам обеим сразу. Долго уговаривать ни меня, ни Соню не приходится. Мы выбраем по четыре камешка, наши рыцари делают то же самое, а оставшееся богатство Софья относит и бросает обратно в ледяное озеро.
   - Тихо... Слышите? Издалека, доносится приглушённый гул, усиливающийся с каждой секундой. Почва под ногами содрогается, с каменных стен сыпятся сначала мелкие, а потом и крупные камни. Шелест. Гул. Грохот. Кажется, что по дну ущелья несётся тысячеголовое стадо обезумевших бизонов.
   Я растерянно оглядываюсь, бежать некуда. Отвесные стены каньона мрачно окружают людей. Паника охватывает наш маленький отряд. Только Алекс выглядит более спокойным, он стоит в полном снаряжении и руками показывает, что нужно делать. Кричать бессмысленно, потому что всё нарастающий шум заглушает любые звуки. Мы быстро собираем свои вещи. Рюкзаки за плечи, валяющуюся, разбросанную одежду в руки, и за Алексом, к узкой расселине в сплошном каменном массиве. Замыкает колонну Марат. Он часто и беспокойно оглядывается. Рёв и грохот приближаясь, нарастает.
   Вот и расселина. Она образовалась на месте тоненького, больше похожего на ужа, ручейка. Он сотни лет скатывался сверху и промыл неглубокую канавку, похожую на каменную лестницу, уходящую вверх, к самому небу, зацепившуюся краем за вершину ущелья.
   Алекс быстро вскарабкивается на небольшой выступ и сбрасывает вниз верёвку. У нас есть опыт спуска. А вот подниматься мы с Софьей ещё не пробовали. Поэтому Шурик начинает подъём первым, за ним Софья, следом Марат, а я оказываюсь последней. Мужчины помогают нам. Мы виснем на стене живой гирляндой. Инструктор, оставляет страховку, взбирается выше, освобождая место своим спутникам. Рёв и грохот нарастают. Внезапно бьёт ветер. Он дёргает канат, пытаясь сбросить людей вниз. И почти в то же мгновение грохочущий и ревущий вал воды и огромных скальных глыб проносится под ногами. Будто ад разверзся. Злобная стихия пытается добраться до укрывшихся на отвесной скале путников. Взлетают вверх каменные глыбы, стараясь подпрыгнуть повыше и сбить в бушующий поток испуганных путников. Также внезапно водяной вал иссякает, как будто где-то перекрыли кран. Ещё десять минут и о нём напоминают только перевёрнутые глыбы, да мокрые камни ущелья. Гул постепенно затихает в дали, и наступает звенящая тишина. - Вот это силища, - Шурик восхищённо вертит головой. - Да-а! - хором соглашаемся с ним все мы.
   - А где Алекс? - я внимательно вглядываюсь в окружающие нас отвесные скалы. Инструктора нигде не видно. - Э-ге-гей! - раздаётся откуда-то, почти, что с неба. На самом верху отвесной стены каньона стоит Алекс. В ту секунду он мне напоминает индейца из любимых в детстве книжек. - Э-ге-гей! Я сейчас за вами спущусь, - кричит Алекс и машет рукой. - Ура! - хором кричит наше немногочисленное племя. - Мы спасены. Подъём оказался не очень трудным. Ровно через час наша команда в полном составе осматривает окрестности. Это я здорово сказала: " Ровно через час...". Сколько времени прошло, мы могли только догадываться. Часы у всех просто взбесились. Они ходят куда хотят. Иногда высвечивают время типа: 88:67:93. Я уже привыкла к их фокусам и часами не пользуюсь. Телефоны не работают, рация молчит.
   Связь с нашим временем мы потеряли в то самое мгновение, когда переступили порог скального грота у "козьей тропы".
   СОФЬЯ
  
   Окружающая местность напоминает лубочную картинку: лес, озеро, олень, пьющий воду и яркие цветы на лугу вокруг прозрачного озерка.
   Марат, не раздумывая, выхватывает ружьё и почти не целясь, стреляет в огромного, блестящего на солнце оленя, который продолжает спокойно пить воду, отфыркивается и переступает с ноги на ногу. Звук выстрела не пугает животное, только передние ноги лесного красавца подгибаются и он падает рогатой головой в озерцо. Марат издаёт победный крик и бросается к поверженной добыче, но тут Марьяна точно сходит с ума.
   - Нет! - вопит она на всю округу. - Нет! Опасно! Март остановливается на полпути и задом, задом, начинает возвращаться. Он медленно движется спиной к нам, лицом к лесу. Его руки уверенно держат оружие, готовое выстрелить в любое мгновение. Алекс стоит натянутый как струна, сжимая в руках поблескивающий металлом ледоруб. Но лес остаётся молчаливым и спокойным. Над цветущими растениями лужка порхают разноцветные бабочки.
   Внезапно, вокруг оленя, лежащего на зелёной траве, всё меняется, превращаясь в огромное животное, чем-то похожее на собаку или волка. Огромная клыкастая пасть беззвучно открывается, и я содрогаюсь от ужаса. Длинный язык вываливается изо рта, мелькает молнией и, закрутившись несколько раз вокруг оленя, затягивает тушу в огромный бездонный рот. Монстр равнодушно скользит взглядом по нашей картинно застывшей группе, злобно рыкает и исчезает. Страшилище будто растворяется в зелёной стене разросшейся травы и кустарника. - Ого! Вот это да! - хрипло говорит Марат. - В жизни такого не встречал. Он что, растворился в воздухе?
   - Конечно, нет! - Марьяна задумчиво смотрит на заросли. - Скорее всего, животное скрылось под землёй.
   - На крота он не похож, - пожимает плечами Марат.
   - Может, здесь такие кроты. - Маскировочка у монстра что надо! - ворчит Шурик.
   - Он похож на хамелеона, только огромного. И хищного, - Марьяна говорит это очень тихо. Но мы все слышим.
   В душе я согласна с подругой. Эдакий громила-хамелеон, способный одним махом сожрать оленя. Ох-хо-хо! Что ждёт нас в этой стране?
   - Марьяна, объясни, как ты узнала об опасности? - спрашивает Марат у бледной и дрожащей девушки. - Не знаю. Просто почувствовала ненавидящий взгляд. У меня волосы на голове встали от ужаса.
   - Нам нужно быстро уходить. Вдруг сейчас появится целая стая голодных хамелеонов? - Алекс говорит это, не сводя глаз с близкой кромки леса, с весёлого манящего лужка. - Жаль, дичь украли. Есть хочется, - я обижено машу рукой и тяжело бреду к куче рюкзаков.
   - Марьяна, теперь ты будешь нашими глазами и ушами. Посмотри, куда нам лучше отправиться? - Алекс подаёт ей бинокль. - Поблизости опасности нет. Можно набрать воды и выбрать маршрут. Заодно посмотрим, куда исчез хамелеон, - спокойно говорит Марьяна.
   Следы приводят нас к огромной норе тщательно замурованной изнутри. Трава вокруг отверстия испачкана беловатой липкой слизью, похожей на слюну. Неожиданно яркая бабочка, севшая на цветок, измазанный этой жидкостью, начинает конвульсивно дёргать крылышками и падает замертво.
   - Осторожно, слюна у этого урода, ядовитая, - Марьяна даже руками всплёскивает от негодования.
   Я смотрю на подружку и вспоминаю школьные годы. Марька всегда была девушкой непредсказуемой. В самый последний момент могла отказаться от поездки на дачу. И отговорить нас. Потом оказалось, что дача в тот самый день сгорела во время лесного пожара, накрывшего дачный посёлок. Бывало, мы всем классом не учили уроков, когда Марьяна сообщала по секрету, что нашу школу внезапно закроют. На следующий день так и случалось. То электрики, то пожарные, то санэпидемстанция временно закрывали школу и отпускали детей по домам. Однажды во время похода в ближайший лес трое младших учеников пропали. Их искали милиция и МЧС, пожарные и добровольцы. А Марьяна указала пальцем место на карте. Там детей и нашли, живых и здоровых, они провалились в какую-то ямищу, из которой самостоятельно выбраться бы ни за что не смогли.
   Я помню после того случая Марьянка долго не ходила в школу. Её забрали в научную лабораторию, изучали природный дар моей подружки. Но ничего особенного, по её словам, не нашли и отпустили домой к маме с папой. Иногда же за Марьяной приезжал какой-то дяденька в чёрном кожаном пальто. Он увозил её на пару дней, на дачу. Отдохнуть. Но подруга никогда не рассказывала, где была и что делала. А я и не спрашивала. Боялась узнать какую-нибудь страшную тайну.
   Однажды Марька проговорилась. Помню, мы смотрели по телевизору передачу про одного маньяка. Он убивал детей. Но наши доблестные милиционеры поймали его. Во время этой передачи Марьяна зло бросила: - Гад, на свалке прятался, среди бомжей. Сволочь! Еле нашла его. Потом зажала рот рукой и испуганно посмотрела мне в глаза. Я сделала вид, что ничего не поняла и расспрашивать подругу не стала. Вот такая, она, моя единственная подружка Марьяна.
   Заночевать мы решаем в лесу. Благо хвороста было достаточно. Собираем две огромные кучи сушняка, роем глубокую ямку и разводим в ней костёр. Палатки не ставим. Просто раскладываем их на земле под ветвями огромного дерева. По периметру привязываем альпинистскую верёвку, густо измазав её кремом для бритья. Марат утверждает, что животные боятся человеческого духа, чем вызвает иронические улыбки у всех без исключения. Как они могут бояться, если с человеком не встречались? Да ладно. Парни решают охранять наш небольшой лагерь по очереди, а мы с Марьяной ложимся спать. Конечно, уснуть нелегко, голодный желудок требует пищи. Приходится часто вставать и пить воду. Это помогает слабо, но, в конце концов, сморенные усталостью мы засыпаем. Я просыпаюсь от смеха и громких разговоров. Марат держит в руках настоящего зайца. Оказывается, он ещё с вечера поставил петлю на тропинке у озера. Вот заяц в эту петлю и попался.
   Алекс, взобравшись на дерево при первых солнечных лучах, осматривал в бинокль окрестности и увидел невдалеке широкую полноводную реку. Он сходил к ней и поймал две странные рыбины. Они длинные и гибкие, похожи на змей. Но у них есть жабры, и нет ни каких ядовитых зубов, тем более Марьяна с первого взгляда определяет, что это угри. Мы готовим себе обильный и питательный завтрак. Впервые за последние три дня мы хорошо едим. Теперь пришла очередь серьёзно подумать над тем, что с нами происходит и что делать дальше. Марат берёт слово первым: - Я предлагаю запастись дичью и попытаться вернуться обратно, в наш мир, тем путём, каким мы из него вышли. - Ты предлагаешь вернуться по ущелью к скале с "козьей тропой", войти в грот и не выходить из него до тех пор, пока не появится внизу река, деревья, а на противоположном склоне ручей, делящий косогор на две части? - тихо спрашивает Марата Марьяна. - Да! Об этом я и говорю! -- горячится охотник.
   - Могу тебе сказать, только одно: той скалы с гротом нет. Она рухнула. - говорит Марьяна.
   - Как? - я не могу сдержать слёз, ведь это единственный известный мне путь домой. - А мы? Как же мы? - Мы будем дома, но не скоро, - Марьяна опускает голову. - Будем дома и всё. Больше я ничего не скажу, потому что сама не знаю.
   Алекс не говорит ни слова. Он расслабленно сидит между бугристыми корнями дерева и как-то странно улыбается. - Алекс, что делать дальше? - Шурик хлопает молодого инструктора по колену. - Предлагаю переправиться через реку и углубиться в чужую страну. Раз уж мы здесь, давайте хоть познакомимся с окружающей местностью.
   - Идея не плохая! - поддерживает Шурик. - Только... - Что ты хочешь сказать? - перебиваю я. - Да так ничего. - Сделаем так: устроим на дереве тайник и сложим там рюкзаки. Чтобы не потерять дерево, привяжем к его вершине яркую тряпку, к примеру, майку. Это дерево самое высокое в округе. - Алекс указывает на высоченное, растущее неподалёку дерево. - По такому ориентиру мы его сразу найдём.
   Алекс внимательно смотрит мне в глаза. Я, естественно, согласна. Одна мысль о том, что придётся тащить тяжеленные рюкзаки, напичканные всякой ерундой, приводит меня в уныние. Марьяна в корне не согласна. Она начинает с того, что в лесу могут оказаться ядовитые животные или поранится кто-нибудь. Значит, необходимо взять с собой аптечку. Палатки также необходимы. Кроме этого могут понадобиться различные альпинистские штучки. Мало ли, а вдруг на пути окажутся непроходимые пропасти, или того хуже высокие отвесные скалы? Что тогда делать? Возвращаться за рюкзаками? А если медведи или белки всё изорвут и испортят к тому времени? Так что оставлять вещи не рационально и даже безответственно. - Если Марьяна говорит, что вещи оставлять нельзя, то это так и есть, - мямлит Шурик.
   - Так что забираем весь багаж и выступаем, - подводит итог Марат. Река встречает нас не очень приветливо. Она безразлично несёт свои красно-коричневые воды куда-то в сторону заходящего солнца. Близко подойти к реке мешают непролазные заросли тростника и рогоза, в которых раздаются плеск и писк, иногда негромкое рычание. Эти звуки наводят на меня ужас. Марьяна останавливает наш отряд поднятой рукой, осторожно, стараясь быть незаметной, она проскальзывает в заросли. Через несколько минут возвращается и молча, знаками показывает, что нам нужно уходить с берега снова в лес.
   - В реке полно живых существ. Я не знаю, кто они такие, но чувствую, что опасны и агрессивны. Пришлось ночевать на опушке редкого леса. Чистого и светлого. Как будто кто-то вычистил хворост и упавшие деревья. Посередине зелёной опушки стоят три раскидистых дерева. Под сомкнувшимися кронами сухо и уютно. Между корнями образовалось естественное углубление, в котором мы разжигаем небольшой костёр.
   Ночь проходит спокойно. Утром нам удаётся позавтракать зайчатинкой. Марат, как и в прошлый раз, поставил несколько петель, в одну из них и попал длинноухий плут. Алекс в этот раз к реке не ходил. У меня не идёт из головы то, как он принёс живых угрей. Ведь река кишет хищниками, а нашему проводнику удалось вернуться с рыбалки живым и здоровым. Это странно и не поддаётся никакому логическому объяснению. Разве только, невероятной удачей и везучестью. Мы двигаемся в путь снова, когда солнце стоит уже высоко над горизонтом. Река всё также лениво несёт свои красные воды куда-то на запад.
   Марат, идущий впереди с ружьём наизготовку, неожиданно падает и ползёт ужом к вершине небольшого холма, возвышающегося на берегу реки и скрывающего от нас то, что впереди. Марьяна бросается следом. Алекс с Шуриком в растерянности останавливаются. Втроём мы наблюдаем издалека за манёврами наших друзей. Марьяна же, идёт за ним следом, не таится и не пригибается. Мы сначала молча наблюдаем, потом переглядываемся и улыбаемся. В конце концов, смеёмся. Картинка комическая до ужаса. Шурик даже на ногах не удерживается. Он падает на спину, дрыгает ногами и хохочет. Мы с Алексом не отстаём. Громкий хохот несётся над молчаливой рекой. Насмеявшись вдоволь, мы спешим на близкую вершину, где мирно беседуют Марат с Марьяной. - Ха-ха-ха! Ну, вы даёте! Один ползком, другая -- пешком! Ха-ха-ха! - Шурик не может остановиться. Его взгляд скользит по стене рогоза, по редким деревьям, по склону зелёного холма. Внезапно смех умолкает. - Смотрите, смотрите! Это же мост! - мы видим. Да, это настоящий мост. Он парит над рекой, и даже немного раскачивается от лёгкого ветерка. Мост сделан из какого-то лёгкого материала.
   Алекс берётся за бинокль. Он долго рассматривает чудесный мост. Потом подаёт бинокль Марьяне. Мост находится довольно далеко и он огромен. Многократное увеличение бинокля позволяет рассмотреть материал, из которого мост сделан. Неизвестные мастера в его оформлении использовали крылья и защитные пластины дракона.
   Мост и по форме напоминает дракона, лежащего над рекой. Хвост на нашей стороне, а голова на противоположной. Мощные лапы упираются в дно Красной реки. Подъезды к мосту расчищены. И тут я понимаю, что скоро мы встретим разумных существ, которые создали это чудо, этого бредущего через реку дракона.
   Сердце тревожно бьётся. Как встретят нас, чужаков, в этом мире? Будут ли нам рады? По серьёзным лицам видно, что мои друзья тоже задумались об этом. С вершины холма открывается прекрасный вид. Мощёная дорога, идущая через мост, широкой змеёй извивается, уползая на вершину далёкого холма. Людей нигде не видно. Тишина и покой царят над странным чужим миром.
   Какое-то беспокойство поднимается из глубины души. В это время Марьяна поднимает руку, привлекая наше внимание. Она всматривается в зелёные заросли у реки. Оттуда слышится подозрительный треск и шум. Мы кубарем скатываемся вниз и мчимся к близким деревьям. Мчимся, как испуганные зайцы, забыв о ружье и ледорубах, потому что над качающейся зелёной стеной поднимается чёрный пузырь, мокрый и блестящий. Он растёт прямо на глазах , закрывая собой белый свет. Останавливаемся и несколько секунд таращимся на это чудо, открыв рты. Но, когда посредине открывается зубастая щель, и чудовище издаёт звук, напоминающий свист спускающейся велосипедной камеры, только в сотни раз громче, тут мы не выдерживаем. Бросаемся бежать вниз, сломя головы. Оглянуться назад нет сил. Мы как настоящие спринтеры. Впереди мелькают длинные ноги Шурика. Вот, когда я позавидовала его ногам. Он похож на цаплю, уносящую ноги от разъярённого льва. Резкий хлопок заставляет всех мгновенно остановиться. Со стороны реки доносится утробное урчание. Пузырь исчез. В бинокль Алекс наблюдает смертельную схватку Пузыря с невидимым нам врагом. Он смог рассмотреть только огромную челюсть, вцепившуюся в Пузырь и рвущую чёрную плоть на куски. Вода в Красной реке сделалась фиолетово-чёрной. Теперь-то мы убедились, что в неведомом нам мире живут ужасные чудовища. - Эй, идите сюда! - Шурик убежал дальше всех и теперь призывно машет рукой. Когда отряд собрался, всем стало ясно, зачем звал Шурик. Он стоит на брусчатке неизвестно кем и когда выложенной дороги. Почувствовав под ногами твёрдую почву, я немного успокаиваюсь. Дорога прямой стрелой упирается в чудесный мост, и нам ничего не остаётся, как дружной гурьбой отправиться вперёд.
   Нервное потрясение, которое мы все испытали, ищет выход. - Шурик, я не думал, что ты заяц, - улыбаясь, говорит Марат. - Не заяц, а страус, - подчёркнуто вежливо поправляет Марьяна. - Какой там страус... Антилопа... Гну, - ворчит Алекс. - Я бежал как снежный барс, - без нотки иронии в голосе отвечает Шурик. Небольшой отряд мгновенно останавливается. Все уставились на Шурика, оценивающе его рассматривая. - Не похож... на барса, - еле сдерживая смех, парирует Марьяна. - А ты получше присмотрись: самый настоящий барс, - серьёзно возражает Шурик.
   - Шурик - барс... ха-ха-ха, - я не выдерживаю и смеюсь. Меня поддерживают все путники.
   Ха-ха... ха-ха, несётся над дорогой и холмами. Насмеявшись вдосталь, мы продолжаем путь. С каждым шагом мост приближается, и теперь его можно рассмотреть подробно и спокойно. Колоссальное сооружение каким-то непонятным образом удерживается над рекой. Нет обычных приспособлений знакомых любому землянину с детства. Это мост, но мост чудесный, сказочный, сотворённый искусным волшебником. - Может, мы попали в сказку или в страну фей и волшебников, творящих чудеса? - я не могу сдержать эмоций, переполняющих мою душу.
   - Может быть, - вздохает Марьяна. Мост сияет на солнце. Мы сгрудились на краю дороги. Никто не решается первым ступить на сверкающий настил, состоящий из разноцветных пятиугольных пластин, идеально подобранных и уложенных. Размер каждой не менее пятидесяти сантиметров в диаметре. Они похожи на пластины, которые мы видели на Дракоше, но чем-то, пока не ясно чем, отличаются. Парапет затянут непонятной тканью, по виду напоминающей крылья дракона.
   - Ого, вот это щиты, - восхищённо произносит, покрутив головой, Шурик. - А ты представь себе монстра, которого они покрывали, - подаёт голос Марьяна. - Ага... Монстрик был что надо! - беззаботно хохочет наш бестолковый одноклассник. Алекс с Маратом в разговор не вступают. Они, молча и сосредоточенно размышляют, каждый о своём.
   - Марат, ты пойдёшь первым, - наконец заговорил проводник. - Закрепим верёвку на поясе, если мост не выдержит, мы выдернем тебя. Снимай снаряжение. Марат не заставляет себя долго ждать. Без единого слова он сбрасывает рюкзак, снимает с пояса ледоруб и уже готов отправиться на разведку. Он берёт с собой только ружьё. Алекс пристёгивает к поясу Марата тонкий канат и ободряюще хлопает его по плечу. Мы с Марьяной и Шуриком вцепляемся руками в верёвку и безотрывно наблюдаем за нашим другом. Я так разволновалась, что начала дрожать, как будто на меня дохнула зима ледяным холодом. От озноба задрожало всё тело, и сердце готово выскочить из груди. К всеобщей радости ничего страшного не происходит. Марат спокойно двигается вперёд. Вот он проходит середину, останавливается, поворачивается и машет нам рукой. Прошло ещё несколько минут томительного ожидания и вот уже разведчик машет нам с другого берега. Нашей радости нет предела. Мы с Марьяной прыгаем, хлопаем в ладоши и визжим. Алекс, как обычно молчал и почти незаметно улыбался.
   Не задерживаясь больше ни одной минуты, отряд начинает переход. Замыкает шествие Алекс. Неожиданно Марьяна бросается бежать по сверкающим плитам. Я стараюсь не отставать. Сзади слышится топот и сопение Шурика. На бегу, Марьяна оглядывается и кричит: - Быстрее! Сзади опасность! Мы несёмся во всю прыть. У меня даже ветер свистит в ушах. Сзади всё также топает Шурик. Алекса не слышно. Только на бегу, под охраной нашего охотника и следопыта, я заставляю себя оглянуться. То, что я вижу, повергает меня в шок.
   Из самой середины Красной реки поднялась маленькая плоская голова с огромными клыками. Голова качается на длинной шее, больше похожей на башню.Чудовищный монстр готовится к нападению. Алекс стоит такой маленький и беззащитный, рядом с этим чудовищем. В одной руке сверкает ледоруб, а в другой раскручивается петля на конце спасательного каната. Как настоящий ковбой Алекс набрасывает своё лассо на голову монстра и изо всех сил дёргает вниз. Страшилище издаёт утробный рык и резко наклоняет голову, стараясь попасть острыми клыками в человека. Алекс резко отпрыгивает и изо всех сил бьёт ледорубом по плоской голове. Чудовище бешено дергает головой, стараясь освободиться от затянувшейся петли, а из воды появляются всё новые и новые кольца. Каким-то не- вероятным усилием Алексу удаётся сдерживать рвущегося зверя. Внезапно на какое-то мгновение гигантский змей замирает и в ту же секунду раздаётся оглушительный выстрел, прямо над моим ухом. От неожиданности я падаю, крепко зажмуриваю глаза и закрываю голову руками. Полежав немного, поднимаю голову и осматриваюсь. Рядом лежит Марьяна, так же обхватив голову руками. Чуть поодаль распластался Шурик. Повернув голову, немного вправо я вижу, альпийские ботинки, подняв глаза повыше, рассматриваю улыбающегося Марата.
   - Ну, ты гад! Напугал вусмерть, - вставая и отряхиваясь, ворчит Шурик. Мы с Марьянкой ворчать не стали, а просто расцеловали Марата в обе щёки. Алекс уже подходит к нам. Он немного прихрамывает, но как обычно сдержан. А в реке творится что-то невообразимое.
   Красные воды вспучились и на поверженного змея набросились ужасные водяные твари, которых невозможно даже себе представить. Спилберг со своими ужастиками просто отдыхает. Пиршество продолжается недолго. И вот уже никакх следов не осталось на месте разыгравшейся драмы.
   Марьяна не сводит глаз с Алекса. По особенному взгляду подруги я понимаю, что она, наконец-то, нашла своего героя. Алекс тоже иногда задерживает на Марьяне свой взгляд. И это мне нравится с каждой минутой всё больше.
   - Быстро уходим, - командует Алекс, ступив на берег. Без долгих раздумий мы бросаемся бегом по брусчатке в сторону от моста и от Красной реки, кишащей страшными чудовищами, в любой момент готовыми на нас напасть.
   Дорога приводит на вершину невысокого холма, откуда открывается прекрасный вид на окрестности. Впереди высится диковинный лес. Он обступает каменистую дорогу с двух сторон и она теряется в зелёных зарослях. Лес не пугает меня, да и Марьяна не выказывает никакой тревоги. Ни людей, ни жилья нигде не видно.
   - Наверное, монстры всех людей сожрали, - высказывает предположение Марат. - Может, люди просто ушли с этой неприветливой земли туда, где можно выжить? - подаёт голос Марьяна. Тут не удержалась и я, высказав собственное мнение. - Возможно, какая-то смертельная инфекция убила население. - Ты, доктор, тебе виднее, - грустно шутит Марьяна. С каждым шагом лес приближается. Мы идём не торопясь, останавливаясь и прислушиваясь, но кроме пения птиц и шелеста листвы не раздаётся никаких подозрительных звуков. Лес гостеприимно распахивает нам свои объятия. Марьяна идёт спокойно, с интересом вглядываясь в шумящие над головой кроны деревьев. Я осторожно, стараясь делать это незаметно, поглядываю на подругу. Ведь она первая чувствует опасность. В лесу прохладно. Солнечные лучи ярко освещают частые поляны, а под могучими кронами сумрачно, пахнет прелыми листьями. На деревьях поспевают неизвестные мне плоды. Выросшая в городе, я вообще мало что знаю о деревьях и кустарниках. Некоторые деревья похожи на грецкие орехи, которые в изобилии растут на юге России, куда я ездила в гости к дальним родственникам. Только плоды на них почему-то висят виноградными гроздями, спускающимися на полметра. Рядом с раскидистым орехом растёт другое дерево, напоминающее сливу, с плодами темно-фиолетового цвета, размером с кулак взрослого мужчины. - Это слива! Давайте попробуем её на вкус! Так хочется, есть, - я двинулась в сторону показавшегося мне знакомым дерева. Земля под сливой основательно утоптана, но следы, оставленные какими-то животными, всё же можно рассмотреть. - Похоже, здесь лакомились козы, - радостно восклицает Марат. - Можно устроить засаду и у нас будет мясо. - Конечно, здесь были козы. Видите, они обглодали даже нижние ветки, - поддерживает Марата Шурик. - У бабушки в деревне есть козы. Горе тому, в чей сад они заберутся.
   Марат ловко взбирается на дерево, стал рвать и сбрасывать сочные плоды. Все накинулись на сливы. Я разрешила всем съесть только по одной, потому что много слив, да ещё на пустой желудок, могут вызвать расстройство кишечника. А такие проблемы нам ни к чему. Но сливами решили запастись. Когда огромных плодов набралось довольно много, он спукается вниз. - Ребята, рядом отличная полянка, мне удалось рассмотреть несколько кустов калины. А она обычно растёт рядом с водой, там, наверное, есть родник. Идите прямо на закат, а я посижу здесь, вдруг повезёт, и козы скоро придут за своим лакомством, - указав нам направление, Марат снова поднимается на дерево и удобно устроивается между ветвей, а мы идём на поляну, устраиваться на ночлег. Уютная полянка и в самом деле находится недалеко. Мелкая ароматная трава покрывает её мягким ковром. Шипастые кустарники, напоминающие чем-то розы, закрывают поляну с трёх сторон, а в самом углу у кромки леса стоят три куста калины, увешанные огромными гроздями с кроваво-красными ягодами. Меж их корней бурлит чистый и прозрачный родник. Казалось, вода в нём кипит, поднимая со дна маленькие камешки и песок. Маленький ручеёк серебристой змейкой скрывается в траве. Я первым делом напиваюсь воды. Она такая холодная, даже начинает ломить зубы. Потом бросаю в озерко сливы,мою их и отношу к костру. Шурик с Алексом уже успели установить палатки, насобирать хворосту и разложить костёр. Мы немного перекусываем сочными плодами.
   - В том, что это сливы я не сомневаюсь, - задумчиво говорит Марьяна.
   - А это точно калина, - поддержал разговор Шурик. - Но почему они такого невероятного размера, - Марьяна вопросительно смотрит на меня. Я пожимаю плечами и с преувеличенным интересом начинаю рассматривать свои потрескавшиеся и оцарапанные руки. - Я могу предложить одну версию, но она вам может не понравиться, - медленно говорит Алекс.
   - Какую? - Марьяна внимательно вглядывается в глаза инструктора. - Возможно, здесь произошёл атомный взрыв. Говорят, что в деревнях в районе Чернобыльской АЭС, растут яблоки размером с ведро...
   - Да был я там... - Шурик бесцеремонно перебивает проводника. - Картошка и капуста вырастают огромные, а яблоки почти обычные.
   - Ты был там? Зачем? - чёрные глаза Марьяны округляются и выражают крайнее недоумение.
   - По делам... - Шурик отворачивается и вздыхает. - У меня есть другая версия, интереснее... --
   я даже подпрыгнула от нетерпения.
   - Возможно, кто-то занимался здесь выведением новых сортов фруктов. Даже, может быть, когда-то давным-давно на этом самом месте, где мы сидим, стоял прекрасный дом, а вокруг благоухал сад, в котором учёные выводили новые сорта плодовых деревьев и кустарников. Марьяна внимательно оглядывает поляну:
   - Может быть... - говорит негромко подруга. Звук выстрела прерывает наш разговор. За ним ещё один, следом бабахает ещё раз. Через несколько минут мы видим Марата, быстро приближающегося к нам с небольшой козочкой на плечах. Шурик с Алексом уже бегут ему навстречу. Когда мужчины подходят, мы слышим конец разговора:
   - Поэтому пришлось стрелять ещё раз! - Что случилось? - я не могу удержаться от вопроса. - Ничего! Уже ничего! - торопливо отвечает Марат, и мне становится ясно, что он что-то скрывает. Охотник быстро свежует добычу и вот уже над поляной разносится восхитительный запах жареного мяса. Солнце давно спряталось за деревьями, но небо ещё золотят последние лучи. Наконец, гаснут и они. На небе засияли звёзды. Сразу две луны поднимаются над лесом. Эта странная парочка в первые ночи, как мы попали в этот мир, меня просто шокировала. С заходом солнца на небе одновременно с противоположных сторон, навстречу друг дружке, поднимаются луны. К середине ночи они встречаются и благополучно расходятся.
   В момент встречи, кажется, ночные светила столкнутся и разлетятся в небе фейерверком. Но столкновения не происходит. Спутники этой планеты продолжали свой бег, удивляя путешественников и заливая мертвенным светом окрестности. Двойная луна двоит тени, что для людей необычно и первое время пугало и настораживало. Мне не даёт покоя мысль о том, что Марату пришлось стрелять в кого-то ещё. Это происшествие меня пугает. И я решаюсь спросить у него:
   - Марат, что произошло там, под сливой? - я почему-то боюсь, что охотник не ответит мне. Но Марат заговорил: - Знаешь, Соня, здесь полно всяких неожиданностей, к которым нужно быть готовым. Нельзя расслабляться ни на секунду. Я ждал, притаившись между ветвей. Козы прибежали через несколько минут после того, как вы ушли. До их появления я успел набросать вниз слив. Старый козёл, вожак стада, приблизился первым. Он принюхивался и внимательно осматривался. Я сидел, стараясь не дышать. Потом вожак подал голос, резко крикнул: "ме-е-е" и из кустарника вывалилось всё стадо. Поднялся шум, да такой, что можно было, даже закричать, и никто бы меня не услышал. Я выбрал двух молодых козликов, тщательно прицелился и выстрелил дважды. Козы бросились врассыпную. А с ближайшего дерева жёлтой молнией сорвалось какое-то животное, схватило мою дичь и ринулось в заросли. Не успел я и глазом моргнуть, как этот же хищник, чем-то похожий и на рысь и на тигра одновременно, вернулся и подхватил второго козлёнка. Такой наглости я не ожидал, но всё равно успел отреагировать и выстрелить в вора. Зверь оказался быстрее меня. Он резко отпрыгнул, выпустив добычу. Пуля впилась в землю рядом с диковинным животным. Я думал, что хищник бросится на меня и приготовился к выстрелу в упор. Но нет. Животное злобно рявкнуло и скрылось в лесу. Я немного подождал, а потом, спустившись, и забрав отвоёванный трофей, отправился к вам. Вот и всё, - закончив свой рассказ, Марат замолкает. Нам тоже нечего сказать. Необычайность этого мира, животные - монстры и неожиданно огромные плоды наводят на нехорошие размышления. Что здесь происходит или происходило когда-то? А то, что мы видим, это результат трагедии произошедшей в этом мире.
   Мясо козлёнка оказалось очень вкусным. Жаль, что у нас нет соли. Ну да ничего. Мы едим молча, прислушиваясь к ночным звукам, раздающимся в окружающем лесу. Добраться до нас не так-то просто. Сзади непролазная стена шиповника с невероятно длинными ветвями и огромными когтями шипов надёжно защищает от бегающих и ползающих хищников. Между темнеющей стеной леса и палатками Алекс с Шуриком разложили огромный костёр. Так что мы основательно защищены от неожиданного нападения.
   И всё же ночь проходит беспокойно. Грозный рёв в близком лесу постоянно оглашает окрестности. Он раздаётся с разных сторон и, кажется, что монстры окружают наш маленький лагерь, что бы броситься неожиданно сразу со всех сторон. С первыми лучами солнца грозное рычание прекратилось, запели птицы. Вдалеке послышался поросячий визг. Марат сразу подхватил ружьё, патронташ и осторожно отправился в лес. Вернулся он быстро, неся на плечах странное животное, мало похожее на свинью. Чёрное чудовище покрыто пластинами, плотно прилегающими одна к другой. Из пластин торчат огромные загнутые шипы. Марат бросил добычу у костра и сел на землю, устало привалившись к дереву, рядом со своим трофеем. Посидев так несколько минут, начинает весело смеяться. Я смотрю на одноклассника во все глаза: вдруг Маратик сошёл с ума? - Да не бойся, Соня со мной всё в порядке. Посмотрели бы вы на себя со стороны: глаза у всех как пятаки! Ха-ха-ха,- перестав смеяться говорит Марат. Бросаю взгляд на Марьяну, и тоже начинаю смеяться. Моя подруга выглядит не просто удивлённой, она ошеломлена. И это выражается на лице вытаращенными глазами и отвисшей челюстью.
   - Ха-ха-ха! - разносится над поляной. Не теряя времени даром Алекс, разрубил животное, вынул внутренности и бросил их в костёр, чтобы они не стали приманкой для хищников. Затем попытался снять пластины, но они не поддаются, будто выросли изнутри. Марат, отдышавшись и отсмеявшись, принялся помогать. Вдвоём они разделывают тушу на небольшие куски и кладут её на красные угли, пластинами вверх. Вскоре над поляной взвился запах жареной свинины. Вместо тарелок мы использовали крепкие пластины, покрывавшие тело животного.
   Ножи, ложки и вилки обязательный атрибут каждого альпиниста. Они хранятся в специальном пластиковом стакане, с плотно завинчивающейся крышкой. Были у нас и тарелки, но они не выдержали такого длительного использования.
   - Эх, вот бы сюда щепотку соли, - мечтательно тянет Шурик. - Жаль, что наш запас закончился.
   - Соль можно поискать в лесу, - тут же отвечает Марат. - Здесь много травоядных животных, а они всегда лижут соль. - Завтра пойдём и поищем, - тут же откликается Алекс. - Это было бы здорово, найти соль. Мы смогли бы заготовить мяса и отправиться дальше, - говорит Марьяна.
   Я удивлённо смотрю на подругу. Мы не собираемся здесь задерживаться. Но голодать в пути так неприятно. Марьяна права, надо отыскать соль и заготовить мяса на дорогу. Но с другой стороны - это просто глупо. В лесу полно животных. У Марата достаточно патронов. Найти дичь можно и в пути.Марьяна, как будто прочитав мои мысли, негромко произносит: - Когда лес закончится, животных станет меньше, а может они, и вообще исчезнут, кто знает? Запастись нужно сейчас.
   - Мы можем насушить фруктов, - как-то невпопад предлагает Шурик.
   - Это мысль, - поддерживает его Алекс. - Пусть Марат отдыхает, а мы пойдём к сливовому дереву и наберём побольше плодов. - А как мы их будем сушить? - не могу удержаться от вопроса.
   - Очень просто. Разложим на солнце, а когда они подвялятся, досушим на вот этих пластинах, - Шурик небрежно кивает на остатки свиного панциря.
   Марат остаётся с нами. Он долго о чём-то думает, а потом обращается к Марьяне:
   - Марь, а ты помнишь тот случай, когда дети упали в лесу в яму, а ты показала пальцем на карте, где их нужно искать? - Помню... - А как тебе это удалось сделать? - Я представила себе плачущих малышей, представила путь, по которому они идут по лесу, и почувствовала место, где находятся дети.
   - А если ты представишь себе стадо коз, которые идут по лесной тропинке к солонцу, к тому месту, где есть соль, и нарисуешь этот путь на земле. Вот смотри, это слива, - Марат рисует палочкой на земле кружок, - где козы лакомятся сладкими плодами. От неё отходят две тропинки. Одна сюда, другая вот сюда, - к кружку, обозначающему сливу, он добавляет две полоски, которые обозначают тропинки. - Попробуй сосредоточиться и проследить козий путь к соли. Марьяна садится на корточки у рисунка Марата. Глаза её сначала стали задумчивыми, а потом и вообще невидящими. Одноклассница впала в транс. Она рассматривает что-то там, за гранью нашего видения. Через несколько минут пребывания в этом состоянии, она взяла палочку и провела две извилистые линии от тех тропинок, что указал Марат. Линии сходятся в одной точке. А вот далеко ли эта точка от известного дерева, понять просто невозможно. Посидев без движения ещё несколько минут, Марьяна нарисовала длинную прямую линию, которая заканчивается кругом. Подумав ещё немного, подруга воткнула палку в центр этого круга.
   Марьяна моргнула несколько раз и, глубоко вздохнув, посмотрела своим обычным взглядом на нас.
   - Соль здесь, - подруга показала на точку соединения волнистых линий. - А вот сюда нам нужно дойти, во что бы то ни стало. - Она показала на палку, торчащую в центре круга. - Выйти к этому месту нам поможет брусчатка. Дорога ведёт прямо сюда, но путь неблизкий и очень опасный.
   - А люди... люди есть? - дрожащим голосом спрашиваю я у неё.
   - Не видела, - резко отвечает Марьяна.
   - А что ты видела? - Марат тоже не удержался от вопроса.
   - Скоро и ты это увидишь, - пробормотала одноклассница и ушла в палатку. Шурик с Алексом вернулись с богатой добычей. Они принесли два полных рюкзака, в одном были сливы, а в другом - груши, величиной со среднюю дыню.
   Я взялась за нож и вскоре на полянке были разложены пластины свиного панциря с аккуратными дольками фруктов. Приятный запах привлёк множество насекомых, среди которых Шурик рассмотрел пчёл. Они большие и мохнатые, больше похожи на шмелей. Но всё же это пчёлы, убеждает нас Шурик. Он даже собирается проследить за ними, чтобы выяснить, где находится их гнездо, уверяя, что там можно раздобыть мёд.
   Присутствие жужжащих соседей сильно раздражает. Страшно представить чем может обернуться укус такого гиганта. И как только солнце спустилось за лес, а насекомые разлетелись, мы собрали фрукты и развесили их на острые шипы кустарника, окружающего почти со всех сторон наш лагерь.
   Теперь насекомые не будут раздражать, и пугать своими жалами, похожими на гвозди. Пусть себе летают подальше от палаток. Днём пчёлы станут нашей дополнительной защитой. Конечно, в это слабо верится, но на душе стало немного спокойнее.
   После сытного ужина, при свете костра Марат рассказывает Алексу с Шуриком о том, что увидела днём Марьяна. Эта новость ребятам понравилась. Они втроём долго сидели и обсуждали детали будущего поиска. А мы, с подругой лежали молча в палатке, каждая думала о своём. Я вспоминала родителей, нашу квартиру и потихоньку плакала, скрывая слёзы от подруги.
   - Не плачь, мы выберемся. Мы обязательно выберемся, - прошептала Марьяна, - я это точно знаю. Не плачь.
   Успокоиться сразу я не смогла. Но слова Марьяны подействовали ободряюще. Через некоторое время я уснула со счастливой улыбкой, потому что полностью доверяю подруге и верю её словам. АЛЕКС
  
  
   В этот раз всё шло не так, как мне хотелось. Во-первых, пришлось срочно идти с чужой группой, во-вторых, я потерял свой талисман. Не знаю, как это произошло. Может, когда в спешке переодевался, снял заветный кулон вместе с одеждой. Может, старинная цепочка не выдержала, каким-то образом перетёрлась и кулон с изображением магического круга в виде солнца, упал. Подвеску я нашёл в Гималаях. Мне было в то время двадцать лет и это было моё первое серьёзное восхождение. Поднимаясь по отвесной скале я вдруг заметил, как что-то блеснуло в расщелине между камней. Мне стало интересно, что это. Протянув руку в щель, я нащупал цепочку и вытащил её. На ней был небольшой медальон.
   Один местный монах посоветовал носить подарок Богов, так он назвал находку, и никогда не снимать. Я так и сделал. Десять лет не расставался с талисманом. А тут надо же, потерял! Пропажу я обнаружил случайно, когда мы были высоко в горах. Возвращаться на поиски не было никакой возможности. Да и не поняли бы, меня, горе-альпинисты, которые, выше десятого этажа на лифте не поднимались.
   Послал мне Господь, в лице начальника спасотряда Аркадия Ивановича, подопечных! С этой группой должна была идти Галина, но она простудилась и валялась с высокой температурой в постели. Поэтому Аркадий вызвал меня. Все остальные были заняты. Да это и не странно совсем. Летом всегда больше работы. Двое из группы, правда, горы посещали и раньше. А остальные любовались вершинами только на картинках в журнале, да по телевизору. И вот понесла же их нелёгкая, покорять вершины Кавказа.
   Я встретил странную разномастую команду на ближайшей железнодорожной станции. Три девицы не первой свежести и четыре парня, увешанные рюкзаками и снаряжением, они вываливались по одному из двери купейного вагона.
   Сразу бросилось в глаза, что экипировка каждого из начинающих альпинистов, стоила немалых денег. Меня трудно чем-нибудь удивить, но этим удалось. Как только группа воссоединилась и я познакомился со своими будущими попутчиками, у меня сразу возникло ощущение, что хлебну с ними горя по самое некуда.
   Горланящая и визжащая команда долго не могла успокоиться. Никто никого не слушал, каждый старался перекричать соседа. Пришлось строго цыкнуть на расходившихся, как дети, взрослых людей. Правда, такое обращение у нас не принято и даже строго запрещено. Аркадий Иванович строго следит за соблюдением субординации. Для него имидж фирмы - самое главное. Поэтому и нанимают нас, частенько "новые русские", у которых денег не меряно, и от которых можно ожидать, чего угодно.
   - Здравствуйте, меня зовут Алекс, я ваш проводник -- инструктор. Именно так называется моя должность. Я проведу вас по выбранному маршруту, научу пользоваться снаряжением и обучу азам альпинизма. Расстанемся мы с вами ровно через десять дней, когда закончится срок контракта. Сейчас всё согласуем и подпишем бумаги. Пойдёмте.
   Взяв рюкзак у черноглазой, крепко сложённой девушки, которая мне сразу понравилась, я повёл эту шумную компанию к пассажирской "Газельке". На этой машине мы доедем до посёлка, откуда начинаются все тропы, по которым мы водим группы.
   После погрузки снаряжения и огромных рюкзаков, наступил черёд документов. Обсуждение и подписание контракта было вторым "пунктиком" моего руководителя. Здесь важной считалась любая мелочь. Даже то, сколько будет палаток, и кто с кем будет спать, тоже вносилось в контракт и подписывалось всеми без исключения. Главными были несколько пунктов:
  -- Безоговорочное подчинение проводнику-инструктору.
  -- Покидать отряд можно только с разрешения проводника-инструктора.
  -- Проводник-инструктор несёт уголовную ответственность за жизнь и здоровье каждого члена сопровождаемой группы.
  -- При возникших нестандартных ситуациях проводник самостоятельно принимает решение, не подлежащее обсуждению.
   Всё остальное менее важно, но оно фиксировалось и подписывалось. Хотя, если честно сказать, в походе с необученной группой, каждая мелочь важна.
   Я сразу понял, что мозговым центром является Никита. А вот главный юморист - Ренат. Его очень развеселил пункт контракта, где чёрным по белому написано о том, что покидать отряд можно только с разрешения проводника-инструктора.
   - А если мне захочется отойти на минутку по делу? - хитро прищурившись, задал Ренат провокационный вопрос.
   - Предупредите и отходите, - ответил я, не моргнув глазом.
   - А вдруг мне приспичит? - не унимался весельчак.
   - Предупредите соседа или соседку, - вежливо ответил я.
   - Тогда все будут всё обо мне знать, а мне бы этого не хотелось, - зажмурившись, как кот на солнышке, промурлыкал Ренат.
   - Хватит, Ренатик, - не выдержала черноглазая Марьяна.
   - Что естественно, то не безобразно, - поддержала подругу Софья.
   - Но я стесняюсь, - капризным голосом гомосексуалиста пропищал парень и скорчил такую рожу, что все покатились со смеха. Эти приколы и хохмы мне не понравились, но как говориться, кто платит, тот и заказывает музыку.
   Никита долго и внимательно изучал бумаги, потом подписал их заковыристо, с каким-то невероятным росчерком. За ним последовали остальные, не утруждая себя чтением. Я поставил свою подпись последним и вручил каждому по экземпляру, себе оставил два. Один требовалось сдать начальнику, а второй взять с собой на маршрут. В дороге, рассматривая из окна автомобиля горные вершины, будущие альпинисты, притихли. В руках Никиты появилась дорогущая видеокамера. Он стал снимать окружающие горы и притихших спутников.
   - Через два часа будем на базе, отдохнёте до завтра, - начал рассказывать я. - Завтра с утра небольшое тренировочное восхождение, где вы узнаете некоторые приёмы подъёма и спуска, ознакомитесь с альпинистским слэнгом. Поучимся укладывать рюкзаки и ходить в связке. А послезавтра с утра отправимся по выбранному вами маршруту. Вот такой план на ближайшее время. Все пункты контракта начинают действовать с момента выхода на маршрут. Пока можете делать всё, что вам заблагорассудится.
   Дорога вилась по самому краю пропасти. Далеко внизу бесился и ревел ручей. Его не было слышно из-за гудения мотора. Но я-то много раз слышал этот непрекращающийся рёв. Водяные валы с грохотом перескакивали с камня на камень. Снопы брызг разлетались в разные стороны. Казалось, бушующий в узком ущелье поток, стремится вырваться на простор и затопить всё вокруг.
   Я махнул водителю и тот остановил машину на смотровой площадке. Пассажиры выпрыгивали на твёрдую землю и торопились к парапету, прочно стоящему на выступе скалы. Шум и грохот ручья заглушал голоса. Иногда ветер приносил снизу водяную пыль, она сверкала на солнце разноцветной радугой и оседала на зачарованных красотой людях. Я всегда с удовольствием останавливался в этом месте. Отсюда открывался непередаваемый вид на окружающие вершины, покрытые сверкающими снежными шапками. В бинокль можно рассмотреть отдельные камни на крутых горных склонах. В ясную погоду двуглавая вершина Эльбруса видна, как на ладони. Она короной возвышается над крутыми склонами Кавказского хребта. Трон Богов - так называют Эльбрус, народы, живущие на Кавказе с незапамятных времён.
   Поистине, название соответствует его красоте и величию. Сегодня как раз такой день. Хрустальный воздух ничем не замутнён. Эльбрус, кажется, так близко, что протяни руку и коснёшься сияющих вершин.
   - Как красиво! Чудо... - тихо, почти, что про себя проговорила Софья, но я её услышал. Или понял сердцем, потому что также восхищён. Это неожиданное единство душ немного меня смягчило и сблизило с группой. Но я понимал, что завоевать авторитет будет очень не просто. Участники будущего восхождения знакомы давным-давно. Они учились в одном классе, это стало понятно из бесконечных разговоров о том, какие проделки творили, куда ходили и ездили во время учёбы. И как встречались ежегодно в своей родной школе. Только и слышалось:
   - А помните?... А помните?...
   Эта семёрка спаяна многолетней дружбой. Мне же предстояло стать их лидером, командиром, за очень короткое время и тут нельзя ударить лицом в грязь. Я несу за этих людей ответственность, и они должны поверить мне настолько, чтобы беспрекословно подчиняться и доверять мне, как самим себе. Что ж, постараюсь сделать всё, что в моих силах и даже больше. Это необходимо, чтобы все живыми и невредимыми вернулись с маршрута.
   За последние годы мне приходилось много раз водить в горы группы желторотых новичков, которые ничего не умели и не знали. Многие шли в поход только для того, чтобы, поднявшись совсем немного над уровнем моря, сделать фотографии, напиться пива, водки, вина, в общем, того, что припасено и что позволяет толщина кошелька. Побузить, побуянить или подраться, а потом вернуться в своё болото.
   А вот эти ребята были совсем другие. Им хотелось покорить вершину, пусть не самую главную, но вершину. Этим они покорили моё сердце. После занятий на макетах, все туристы почувствовали себя увереннее. Они научились некоторым приёмам и это их раззадорило.
   - Давайте прямо сегодня отправимся в поход, - предложила тоненькая, белокурая Соня. - Давайте, давайте... - хором поддержали девушку друзья. - Выход на маршрут назначен на завтра. Мы выйдем ровно в 7-00, - как можно строже отчеканил я и обвёл суровым взглядом группу. Соня смутилась и опустила глаза. Зато её подружка - Марьяна смотрела на меня прямо и открыто. В чёрных глазах плясали весёлые искорки. - Мы хотим сегодня, мы хотим сейчас, - пропела девушка.
   И все вокруг засмеялись. Я нахмурил брови и уставился на неё: - Завтра в 7-00, - повернулся и пошёл быстрым шагом к гостинице.
   Конечно, это могло показаться бегством (да так оно и было), но ничего другого в ту минуту я придумать не мог. Не ругаться же во второй день знакомства со своими будущими попутчиками.
   Утром мы двинулись по давно и хорошо знакомому мне маршруту. Группа шла ходко и дружно. Никто не отставал и не скулил от усталости. Заночевали в пещере, где был запас дров и продуктов. Утром начали подъём и к обеду оказались на исходной точке, у ледника, откуда должны подняться на ближайшую вершину. Всё шло по плану. Я связался с базой и доложил о прибытии. Аркадий Иванович посоветовал мне проверить ближайший склон. Софья с Марьяной не захотели оставаться в лагере, а собрались идти со мной. Марату с Шуриком тоже не сиделось на месте. Прихватив рюкзаки и снаряжение, мы отправились на разведку. Но я строго-настрого приказал Никите, Ренату и Полине поставить палатки и приготовить ужин для отряда. Возвратившись, мы не нашли ни палаток, ни людей. Сошедшая лавина похоронила под тоннами снега, льда и камней оставшихся участников похода. У меня было такое чувство, будто ударили по голове чем-то тяжёлым и я потерял ощущение времени и места, где нахожусь. Всего несколько мгновений я провёл в таком состоянии, потом взял себя в руки и начал действовать. Нужно попытаться спасти пострадавших.
   Когда наш маленький отряд приблизился к концу лавины, тут я получил второй шоковый удар: нижняя часть лавины представляла собой застывший на одном уровне вал. Будто снежная стена ударилась в невидимое препятствие и остановилась, упёршись в него. Высота снежного вала была не меньше десяти метров. Среди камней, снега и льда виднелись палатки. Я поднялся наверх, и стал сбрасывать предметы, которые удалось вытащить из ледяного месива. Девушки внизу плакали. Парни хоть и крепились, но было видно, что им тоже тяжело. Изрядно попотев и не найдя никого из оставленных в лагере людей, я спустился. На моих подопечных страшно было смотреть: они все как-то похудели и съёжились, под глазами залегли чёрные тени, голоса их дрожали от непролитых слёз. Я был тоже не лучше, но старался держать себя в руках. На мне лежит ответственность за жизнь и здоровье оставшихся людей. Сотовой связи в горах пока что нет. Навороченные телефоны моих спутников оказались ненужными игрушками. Почему-то и моя, много раз испытанная рация, молчала. - База, база... я - "седьмой". Отзовитесь... Неожиданно через шум и треск прорвался искажённый помехами голос: - Немедленно возвращайтесь... Идёт..., - дальше сплошной треск заглушил слова. Через несколько секунд я с трудом разобрал слово "идёт..." и связь снова оборвалась. Задумчиво обвёл окрестности взглядом. - Что идёт? Шторм, гроза, ураган? Солнце село, и в ущелье начала потихоньку сгущаться синева. В горах быстро темнеет. Провести людей до безопасного места засветло, я не успею. Что делать? Оставаться на склоне опасно, но ещё опаснее вести неопытных путников через ущелье, по каменистым осыпям, в темноте. Конечно, фонари есть у каждого, а у меня запас факелов, но этого может не хватить.
   - Ставьте палатки, а мы с Маратом спустимся немного, вон в тот лесок и соберём хворосту для костра, - отдал я приказ. Марат мне нравится. Физически крепкий, не уступает по силе мне, спокойный и выдержанный. Он лётчик по профессии и охотник по призванию. Мне нравятся такие парни. Он не предаст и не оставит в беде. Нужно посоветоваться с Маратом, что делать: уходить или остаться. Как только мы отошли на приличное расстояние от стоянки и нас никто не мог услышать, я спросил напарника: - Марат, как ты думаешь, что лучше, остаться здесь или возвращаться на базу? - Возвращаться опасно. Оставаться тоже. Нужно переставить палатки в безопасное место и остаться. Я так думаю. А ты? - Я тоже так думаю, но с базы пришёл приказ немедленно возвращаться. - Там ведь не знают, что здесь произошло. Я тоже слышал слово "идёт". Скорее всего, оно уже пришло. Лавина случилась раньше, чем её ожидали, так что спешить с возвращением не обязательно, - рассудительно сказал Марат. - Да, ты прав. Утром мы ещё раз всё осмотрим, а вернёмся другой дорогой. Я знаю, что можно пройти по каменному карнизу, который называют альпинисты "козья тропа", спуститься вниз и до базы рукой подать. Мы ведь шли в обход, используя проложенную тропу.
   - А девчонки смогут пройти? Они ведь трусихи, - Марат внимательно посмотрел мне в глаза.
   - Не беспокойся, там нет ничего сложного. Страшно для начинающих, но не опасно на самом деле. Пойдём в связке. Это успокоит девушек. Раньше мы всегда так и делали. Просто однажды на маршруте была группа изнеженных "сынков". Один из них не решился ступить на карниз. От страха он обделался. Вцепился в камни и ни с места. Пришлось вызывать вертолёт, чтобы снять того труса. С тех пор Аркадий Иванович запретил сокращать расстояние таким образом, поэтому мы разработали другой маршрут возвращения, - изложил я Марату план действий на завтра. - Ну что ж, давай так и сделаем. Вернёмся по "козьей тропе", - согласно кивнул головой Марат.
   Во время разговора мы набрали две охапки хвороста и быстро пошли к месту нашей стоянки.
   - Остаёмся здесь до утра. Все отправляйтесь спать, а я пока подежурю у костра, - сказал и обвёл спутников строгим взглядом. Перечить никто не собирался. Вздыхая и всхлипывая, девушки, скрылись в палатке. После полуночи я разбудил Шурика, а сам лёг на его место. Сон долго не шёл. Я прислушивался, напрягая слух, но всё тихо. Наконец, сморенный усталостью и переживаниями, уснул. Проснулся ровно через три часа. Небо на востоке начало светлеть. Начинается новый день. Нужно ещё раз всё внимательно осмотреть. Бывает, люди попадают в худшие переделки и каким-то чудом им удаётся спастись. Я видел счастливчиков, которые попадали в ледяные расселины и выживали, упав с высоты метров двадцать. Однажды в горах заблудились три туриста. Мы искали их неделю, потеряли всякую надежду. С базы пришёл приказ возвращаться. Спасатели погрузились в вертолёт и тут вдруг кто-то крикнул:
   - Смотрите! Из ущелья поднималась тонкая струйка дыма. Горноспасатели, опытные альпинисты, с трудом добрались до дна пропасти. Все трое горе-туристов были внизу. Они не помнили, как и почему забрались в ущелье. Пришлось с ними повозиться.
   Я осмотрел снежный вал ещё раз. Постучал по нему, и прижался ухом к ледяной стене. Ответом мне было молчание. Небольшой отряд в полном снаряжении стоял рядом и ждал распоряжений.
   - Я пойду первым, за мной - Марьяна, следующий Шурик, за ним Софья, замыкающий - Марат. Возвращаться будем старой тропой, она называется "козья". Всем быть предельно внимательными и осторожными. Не кричать! Криком можно вызвать лавину или камнепад. Выполнять беспрекословно все мои указания.
   * * * * *
   И вот мы уже неделю бродим в каком-то странном мире, где нет людей, но остались следы их деятельности. Здесь смешалось, похоже, несколько культур. Прекрасные строители, создавшие мост над Красной рекой, селекционеры, выращивавшие новые сорта фруктов. Генные инженеры тоже жили в этом мире. Только животные получились хищные, способные уничтожить и самих создателей. Или, может быть, здесь всё-таки произошла атомная катастрофа, убившая людей и превратившая животных в страшных монстров? Эти мысли не дают мне покоя. Но главной проблемой стало возвращение домой, в наш мир, такой родной и знакомый. И пусть там встречается подлость и предательство, но там живут такие же, как мы, люди. Иногда накатывает страшная тоска, приходится сжимать кулаки и зубы, чтобы стон не вырвался наружу.
   Утром мы с Маратом идём по тропке, протоптанной козами, по пути, который указала Марьяна. Нам нужно проделать не очень длинный путь через лес, полный тайн и набрать соли, если она там окажется. Марат идёт впереди. Он внимательно вглядывается в следы на тропе и, часто останавливается, прислушиваясь к звукам, доносящимся из непролазной чащи. Я иду следом, верчу головой, всматриваясь в переплетение ветвей. Беззаботные птицы весело распевают свои песни.
   - Стой, - шепчет Марат. - Слышишь? - Нет! Что? - Тихо! - охотник скользнул в сплошные заросли. Я за ним. Ярким солнечным пятном сверкнула поляна. На ней пасутся животные похожие одновременно на маленьких лошадок - пони и на верблюдов. В общем коньки-горбунки из моей любимой сказки.
   На небольшом возвышении стоит вожак. Мы на него не произвели никакого впечатления. Животное скользнуло равнодушным взглядом по людям и продолжило наблюдать за окружающей поляну, сплошной стеной какого-то кустарника. Мы удивлённо переглянулись: - Не боятся людей, - констатировал Марат.
   - Угу! Мы стали неторопливо прохаживаться среди пасущихся горбунков. Я гладил некоторых, трепал рукой гривы. Животные дружелюбно пофыркивали. А когда Марат достал из рюкзака грушу и предложил новым друзьям, то они не отказались. С удовольствием тянули морды к угощению, аккуратно откусывали и отодвигались, давая место следующим.
   - Слушай, Алекс, а это ведь транспорт. Я думаю на них можно, если не ехать, то хотя бы везти тяжёлую поклажу, - проговорил Марат.
   - Я тоже так думаю. Но меня смущает то, что молодых животных в стаде нет. - Вижу. Молодых нет. Но некоторые выглядят довольно прилично, - продолжил охотник, скармливая лошадкам очередную грушу. - Предлагаю взнуздать одного и проверить, пойдёт ли он с нами? - Давай, попробуем, - Марат уже достал верёвку, отрезал кусок и смастерил уздечку. Он надел её на жующую лошадку и осторожно дёрнул за повод. Животное спокойно пошло за нами.
   - Странно всё это, - я не смог сдержать удивления. - Они совсем ручные. Может быть они кому-то принадлежат, и хозяева рассердятся за наше самоуправство? - Может, животные и принадлежали кому-то, когда-то. А теперь они беспризорные, - быстро ответил Марат. - Почему ты так думаешь? - Они грязные, у некоторых на теле незаживающие раны. Вот посмотри, - Марат указал на конька, которого мы взнуздали.
   Я внимательно осмотрел нашего Орлика. На спине, чуть ниже шеи у него обширная рана, в которой копошатся белые черви. Да, на самом деле, будь у животных хозяин, он бы следил за здоровьем стада.
   -- Нужно помочь Орлику, - говорит Марат. Не откладывая дело в долгий ящик, охотник достал из рюкзака плоскую фляжку и плеснул немного на рану. Животное дёрнулось и замотало головой. - Спирт, - сообщил мне Марат, - лучшее средство от таких ран.
   Он сорвал какую-то траву, напоминающую молодую ёлочку и смёл паразитов на землю. Потом растёр лист в пальцах и капнул зелёный сок на рану.
   - Это тысячелистник, только огромный. Вообще он гораздо меньше. Его сок заживляет раны. Теперь наш конёк-горбунок быстро выздоровеет. Мы продолжили путь к солончакам. Конёк, как будто даже обрадовался. Он нетерпеливо подталкивал Марата и тот всё ускорял и ускорял шаг. Уже через несколько минут мы бежали по звериной тропе.
   Неожиданно лес закончился. Мы вылетели на зелёный луг. Тропа прямой стрелой упиралась в небольшое озерцо. Земля вокруг была истоптана и изрыта сотнями копыт. Неожиданно конёк лёг на живот и пополз к воде на брюхе, как собака.
   От неожиданности я рассмеялся. Но Марат дёрнул меня к земле, и мы продолжили путь к воде ползком. Ему было не удобно держать Орлика за уздечку и он её отпустил. - Видимо, кто-то охраняет озерко, и добраться к заветной соли можно только ползком, - прошептал Марат. - Я понял. Наш горбунок уже лизал белые камни, наполовину выглядывающие из воды, когда мы, наконец, добрались к озеру.
   - Вот она, соль - возликовал охотник шёпотом.
   Он попытался вытащить камень из воды, но не тут-то было. Огромная глыба не подчинилась.
   Я удобнее взял ледоруб, рассмотрел валун и несильно ударил в небольшую трещину. Валун брызнул прозрачными осколками. Некоторые падали в воду, но искать их там никто из нас не решился. Мы быстро собрали то, что оказалось на берегу и, не теряя ни минуты, отправились обратно. Умный Орлик уже поджидал нас у кромки леса. Он всем своим видом выражал радость: помахивал хвостом, нетерпеливо подпрыгивал и издавал негромкое ржание, больше похожее на урчание. Когда Марат отпустил уздечку, я подумал, что Орлик, полизав соли, убежит к своему стаду, и моя надежда на помощь лошадки в нашем нелёгком походе растаяла без следа. Теперь я понял, что ошибся. - Молодец Орлик, не убежал, - потрепав лошадку за гриву, сказал довольный Марат. - Пойдём...
   И мы пошли в лагерь, где ждали наши друзья. Обратная дорога показалась короче и легче, потому что мы нагрузили рюкзаки с солью на спину Орлика, и он довёз их к месту стоянки. Первой нас увидела Марьяна:
   - Ой, как хорошо, что вы вернулись. Я сильно переживала. Рядом с вами постоянно было что-то огромное и опасное. - Может, и было, но мы ничего не видели, - ответил за двоих Марат.
   - Зато посмотри, какую лошадку мы раздобыли, - я не смог удержаться, чтобы ни прихвастнуть.
   - О-о! Настоящий конёк-горбунок. Соня! Шурик! Вы только посмотрите на это чудо-юдо.
   - Кто поиздевался над животным? - возмущённо проворчала Соня. - Маленький уродец, - поддержал девушку Шурик. - Его зовут Орлик! Знакомьтесь! - Марат погладил животное и добродушно улыбнулся. - Орлик? А ты откуда знаешь? - удивилась Соня. - Знаю, а вот откуда - не знаю. Довольные мы переглядываемся и подмигиваем друг другу. О результатах нашего похода у нас пока ещё никто не спрашивал, а мы молчим в ожидании, кто же первый вспомнит, за чем мы ходили и получилось ли у нас задуманное. - Соль нашли? - деловито осведомилась Марьяна. - Нашли. - Я тут же начинаю доставать соляные глыбы. - Ура! - девчонки завизжали так, что заложило уши. У них всегда: испугаются - визжат, обрадуются - визжат ещё громче. Сказано - бабы... Сразу же Шурик взялся за переработку соли. Её нужно перевести из каменного состояния в сыпучее, чтобы можно ею пользоваться. Над этой задачей Шурику пришлось изрядно попотеть, но поставленной цели он всё-таки добился. Утром нас ожидал приятный сюрприз: на нашей поляне паслось стадо диковиных лошадок. Марьяна с Соней тут же принялись врачевать раны безобидных животных. Лошадки покорно подчинялись ловким рукам Софьи. Марьяна, чтобы не мешать подруге, взялась распутывать сбившиеся гривы и хвосты. Она аккуратно разделяла волосы на пряди, выбирая колючки. Потом принесла свою расчёску и стала расчёсывать животных.
   Посоветовавшись, мы с Маратом, отправились в сторону восходящего солнца. Туда, где ему удалось подстрелить бронированного поросёнка. Большое стадо этих животных мы нашли под огромным раскидистым деревом, очень похожим на дуб. Только листья у него размером с равёрнутый газетный лист, а жёлуди больше кулака взрослого мужчины.
   - Ух, ты шляпки от этих желудей можно использовать как тарелки для бульона, - Марат обрадовался, как ребёнок, собрал несколько штук и сунул их в "чувал", который всегда берёт с собой.
   Невдалеке мы заметили стадо бронированных свиней, которые паслись, собирая под деревьями упавшие жёлуди. Огромный секач, охранявший их, громко взревел, почуяв наше приближение и все животные опрометью бросились в лес. Истошный визг оглашал окрестности несколько мгновений, потом всё стихло. Вожак рыл клыками и копытами землю, разбрасывая её в разные стороны. Он грозно ревел при этом. Клейкая слюна текла из раскрытой пасти. Марат вскинул ружьё и выстрелил. Пуля попала в броню и с визгом отлетела. Секач на мгновение замер, а потом вдруг пустился наутёк. Поросячий истошный вопль огласил окрестности. - Наш земной кабан ни за что не побежал бы, - Марат смотрел с удивлением вслед умчавшемуся чудовищу. - Мне однажды пришлось скрываться на дереве от раненого секача. А этот почему-то струсил.
   Охотник не успел договорить, как на поляну вышел огромный зверь, похожий льва и буйвола одновременно. Рогатый монстр с львиной гривой и пастью, утыканной острыми, блестящими на солнце зубами. Мне показалось, что чудовище улыбается. Двигалось оно бесшумно, похлёстывая себя длинным хвостом с большим пучком шерсти на конце. На этом сходство со львом заканчивалось. Ноги у него явно бычьи, но это ни сколько не мешает ему. Чудовище двигается грациозно и бесшумно. Как только я увидел безобразного монстра, то сразу понял, почему убежал с визгом секач. Перед такими зубами не устоит даже броня. Нам ничего не оставалось, как забиться в заросли шиповника и лежать там, почти не дыша. У Марата хоть и помповое ружьё, способное завалить слона, но он не решился вступать в бой с новым противником. "Улыбающийся лев" - так я окрестил монстра - постоял несколько минут под деревом, потом подошёл к стволу и начал тереться о кору рогами, оглушая лес грозным рёвом. Он так ожесточённо это делал, что огромные куски коры разлетались в разные стороны. А от рёва притихли даже беззаботные птицы. Монстр ещё немного покружил вокруг дерева, потом скакнул в сторону, как горный козёл, и исчез в лесу.
   - Ух, ты, - выдохнул Марат, - вот это силища. - И уродство..., - я никак не мог взять себя в руки. Всё внутри колотилось. Хоть я и не трус, но испугался не на шутку. - Пошли, - скомандовал Марат и мы, преодолев расстояние до могучего дуба за доли секунды, взвились по стволу. Среди ветвей свиньи нас не заметят, а "Улыбчивый" - не достанет.
   Удобно расположились в развилках ветвей и приготовились сидеть хоть до ночи, лишь бы запастись мясом. Ждать долго не пришлось. В лесу раздался визг и похрюкивание. Огромный секач вёл своих подопечных на кормёжку. В этот раз Марату удалось уложить небольшого бронированного поросёнка. Радостные и взволнованные мы вернулись в лагерь.
   На стоянке нас встретила взволнованная Марьяна. Она чувствовала рядом с нами какую-то опасность и поэтому не находила себе места, пока мы отсутствовали. Я не стал скрывать и рассказал, о том, какие ещё монстры водятся в этом лесу. Все были поражены и удивлены нашим рассказом, но на этом долго зацикливаться не стали, потому что не до этого было.
   Шурик быстро разделал дичь, мясо порезал на небольшие куски и, густо посыпав солью, плотно уложил в рюкзак. Часть туши он повесил над костром, сделав небольшой вертел из двух рогатин и длинного тонкого шеста. Девушки ему активно помогали, а мы с Маратом пополнили запас сушняка для костра, чтобы хватило на ночь. Перед самым заходом солнца стадо коньков-горбунков дружно двинулось к лесу. Они ушли, по-английски, не прощаясь. С нами остался один Орлик. Но мы его не держали, зная, что утром он вернётся. Мог бы тоже идти восвояси. Ещё один день подходит к концу. - Марат, думаю, что оставаться на одном месте так долго опасно, - проговорил я тихо, чтобы не услышали Марьяна и Софья. Зачем пугать девчонок лишний раз?!
   - Согласен. Но здесь есть неоспоримые плюсы: вода и кустарники, окружающие поляну. Удастся ли нам найти другое такое хорошее место для стоянки, не знаю.
   - Бесспорно то, что хищники уже знают, где мы прячемся от них. Любому из этих страшилищ может захотеться перекусить человеченкой, - я с содроганием представил "улыбчивого" льва с бычьими копытами и страшными клыками. Марат ничего не ответил, а только пожал плечами. Принимать решение должен был я сам, так гласил один из пунктов нашего договора, который мы все подписали при выходе на маршрут. А этот договор пока ни кто не отменял. И я несу полную ответственность за группу, которую сопровождаю.
   - Сидеть вечно здесь мы не можем. Так что послезавтра двинемся в путь. Завтра попытаемся ещё запастись мясом, а с рассветом - в путь. Знаешь, пока мы сидели на дереве, я взобрался на самую вершину и осмотрел окрестности. Слева от нас располагаются невысокие куполообразные голые холмы, они закрывают обозрение. Справа и впереди - лес. Он тянется сужающимся клином, видимо по-над Красной рекой. Идти нам нужно на восток, туда ведёт мощёная дорога. Цвет зелени к востоку меняется. Возможно, там растут другие породы деревьев.
   Марат внимательно слушал мой рассказ. Потом задумчиво поскрёб заросший подбородок:
   - Если вокруг лес, то и дичь в нём найдётся. Голодные не будем. Марьяна сказала, что нужно добраться до конца дороги, там нас ждёт спасение. Единственное, что меня останавливает, так это опасная близость монстров. Здесь мы хоть немного защищены.
   - Нужно придумать какой-то способ защиты, - я посмотрел на охотника с надеждой. - Может устраивать ночёвки на деревьях? Здесь много огромных деревьев. - А тигрорысь? Этому уроду взобраться на дерево, раз плюнуть.
   Марат не спорил со мной, он просто рассматривал варианты со всех сторон. - Придётся выбирать отдельно стоящие деревья, ну и, конечно, спать по очереди. - Как бы там ни было, пора двигаться дальше, - вступил в разговор Шурик. Марьяна с Софьей ушли спать, а мы ещё долго сидели у костра. Спать не хотелось. Будущее было туманным. Никто не знал, что нас ждёт впереди.
   Охранять лагерь первому выпало мне. Я сел у озерца под роскошными кустами калины, удобно устроив ружьё на коленях. Костёр освещал небольшой круг. Палатки стояли у стены колючего кустарника, и со стороны леса их не было видно. Странные луны торопились навстречу друг другу среди мерцающих звёзд. Я поднял голову и постарался рассмотреть знакомые созвездия: "Большую" и "Малую Медведицу". Но сколько я не вглядывался, так и не увидел их. Что же это за мир? Где мы находимся?
   Здесь нет знакомых звёзд над головой, хотя солнце совершает ежедневно свой обычный путь. Растут деревья и кустарники, живут странные животные, способные удивить своим видом, но нет людей. Мы, как будто попали в зверинец злого волшебника, перемешавшего в чудовищном котле всё живое и создавшего невероятных монстров, которые, в конце концов, сожрали своего создателя. Из задумчивости меня вывел громкий треск хвороста в лесу. Кто-то ломится через чащу к спящему лагерю. Я мгновенно включил фонарь и осветил им близкую стену леса. Треск тот час смолк, а потом стал удаляться. После полуночи, когда луны вновь благополучно разошлись на небе, я разбудил Шурика.
   - Вставай, дружище! Твоя очередь охранять лагерь. Будь осторожен, в лесу кто-то бродит, - предупредив парня, я отправился спать.
   Уснул мгновенно, а когда проснулся, солнце уже золотило край неба. Розовые облака медленно плыли по сияющему небосводу. Восход солнца, был похож на земной, да так сильно, что я покрутил в недоумении головой. Может мне приснился страшный сон, а теперь я проснулся? Но нет. Палатки, как и прежде, стоят у стены шиповника. Посреди входа на поляну горит костёр и загорелые девушки, похожие на отважных амазонок, что-то готовят в котелке, висящем над костром. Приятный запах разносится над поляной. Вымытый и причесанный Орлик спокойно пасётся. Красота, да и только. Аромат кофе разбудил и Марата с Шуриком. Они появились из палатки одновременно, потягиваясь и щурясь от яркого солнечного света. После сытного завтрака Марат отправился к сливовым деревьям, чтобы подстрелить козлёнка. Шурик принялся выслеживать пчёл, уверяя всех, что сможет добыть мёд. А я занялся экипировкой. Уж если принял решение, завтра с рассветом отправляться дальше, то необходимо пересмотреть содержимое рюкзаков. Уложить всё, тем более что один рюкзак мы заняли солониной. Остаётся четыре. Стащив все рюкзаки вместе, я уже собрался высыпать их содержимое в кучу, чтобы перебрать содержимое, но тут ко мне подошли девушки и не позволили заняться их поклажей. - Нечего рыться в наших вещах, - неожиданно заявила Софья. - Алекс, мы сами всё пересмотрим, - покраснев, сказала Марьяна. Я собирался прикрикнуть, но внезапно понял, что они правы. Какой же я бесчувственный чурбан. Ведь у каждой девушки есть свои секреты, о которых знать нам, мужчинам, не обязательно, да и не желательно.
   - Ладно, пересмотрите содержимое и постарайтесь уложить всё в один мешок. Всё самое важное для вас, а остальное мы заберём. - смутившись, сказал я и пошёл к ручью попить воды и умыться. За сборами незаметно прошла половина дня. - А вот и охотники. Марат принёс козлёнка, а Шурик с довольным лицом рассказал, что всё-таки нашёл пчелиное гнездо.
   - Это дупло в огромном трухлявом стволе, лежащем на земле. И мёду там столько, что он сочится через трещины в коре на землю. Я бывал на пасеке, и видел, как пчеловод собирает мёд. Но на пасеке есть медогонка, а я нарежу соты, да и всё, - с энтузиазмом сообщил нам Шурик. - Нести как будем твой мёд? - недовольно спросил я у Шурика. - Хочешь, чтобы целый рой погнался за нами? - Я был сердит на парня за то, что он полдня шастал в лесу и не сделал ничего полезного, на мой взгляд.
   - Алекс, не сердись, - вступилась за одноклассника Марьяна. - Я люблю мёд, - немного сконфузившись, проговорила она дальше.
   - Я тоже люблю, - поддержала подругу Соня. - И к тому же у меня нашлись два ненужных пакета.
   - Можно положить соты в пакет, - предложил Марат. - Ой, да делайте, что хотите, - выкрикнул я в сердцах и почти бегом бросился в лес.
   -- Алекс, вернись, - крикнула Марьяна. Но я, как упрямый осёл, помчался без оглядки. Напряжение последних дней взяло верх, я потерял контроль над собой. Когда через некоторое время пришёл в себя и остановился, то понял, что не знаю, как вернусь обратно. Вокруг стоят мрачные деревья-великаны. Ни каких известных мне ориентиров на глаза не попадается. Я растерялся. Неужели заблудился? Ещё не веря сам себе, я огляделся внимательно вокруг. Но что ни говори, я заблудился, самым постыдным образом. Без оружия, без еды и воды, по собственной глупости оказался в лесу, полном чудовищ, готовых разорвать и сожрать беззащитного человека в одно мгновение. Страх потихоньку заползал в душу. Чтобы не дать этому противному чувству задушить остатки самообладания, я сунул руки в карманы и пошёл, беззаботно насвистывая, куда глаза глядят. Через плотную листву солнечные лучи не могут пробиться и поэтому под деревьями, кроме опавших листьев ничего нет. Это немного успокаивает. Ни один из известных мне монстров не сможет подобраться незамеченным. После недолгой прогулки я вышел на крутой склон глубокого оврага. Снизу поднимался пар, и вырывались иногда высокие струи воды. Казалось, что внизу кипит огромный котёл. Захотелось узнать, что же там варится? Я собрался спуститься вниз по крутому склону, но неожиданно услышал шипение и свист, очень напоминающие те звуки, что издавал водяной змей. На мосту мне повезло, что рядом был Марат со своим навороченным ружьём. Встретиться один на один с ползучим чудовищем не входило в мои планы. Я круто повернулся и пошёл в сторону от оврага. Вскоре мне надоело бродить бездумно по лесу, и я начал размышлять: - Нужно взобраться на высокое дерево и осмотреть окрестности. Куполообразные холмы я видел в бинокль, и они помогут мне сориентироваться на местности. Сказано, сделано. Искать подходящее дерево долго не пришлось. Это был бук, с толстым стволом и гладкой корой. Взобраться на такое дерево обычному человеку невозможно. А я всё же альпинист со стажем. Как паук распластался на стволе и медленно двинулся вверх. Там меня ждало огромное разочарование: холмов без бинокля не видно. Безбрежное зелёное море леса колышется подо мной. Кое-где виднеются небольшие проплешины, поросшие высокой травой. С высоты дерева невозможно рассмотреть, что это за трава, ноясно, что она не тронута ногой человека. Я собрался уже устроиться на ночь в удобной развилке ветвей у самого ствола, как вдруг услышал негромкое ржание. Оно доносилось еле слышно. Но меня, как ветром сдуло с дерева. Сначала я ничего не услышал, кроме стука крови в голове, заглушившего все звуки. Потом немного успокоился и услышал стук маленьких копыт и негромкое ржание. Я ринулся в сторону знакомых звуков. Бежал так, что не чувствовал земли под ногами. Вскоре я их увидел. Стадо пони-верблюдов двигалось по тропинке среди деревьев. Это шло моё спасение. Я пошёл осторожно сзади, надеясь, что животные выведут меня к знакомым местам. Через час неторопливого движения с удовольствием отметил, что в лесу появились плодовые деревья и светлые поляны. Вот и знакомые калины, ставшие родными, прозрачный ручеёк, озерцо, костёр и палатки.
   - Фу... Спасибо лошадкам. Привели домой, - выдохнул я с облегчением. Чтобы как-то смягчить своё бегство, я набрал в лесу сушняка и с невозмутимым видом, показался на поляне. Мои друзья сделали вид, что ничего не произошло. Девушки принялись лечить и расчёсывать коньков-горбунков. Марат перебирал оставшиеся вещи, не вместившиеся в рюкзаки. Оставлять вещи было жалко, а взять с собой нет возможности.
   - Слушай, Алекс, я думаю, что видеокамеру можно оставить здесь, она не работает, я попробовал.
   - Можно оставить, я непротив, - согласно киваю головой. - У нас три фонаря, пятнадцать факелов, ледорубы, верёвки, скобы, палатки и ещё куча всякой мелочи.
   - Снаряжение нам понадобится, - неожиданно говорит Марьяна. Она прислушивалась к разговору мужчин и вступила в разговор, как только появилась возможность. - Видеокамеру тоже берите, она нам пригодится.
   - Тогда нужно сделать из чего-то несколько сумок, чтобы сложить все вещи, - говорю я. - Конечно... У меня есть платье, я его случайно прихватила, - сообщила Софья. - Прямо сейчас и займусь. У запасливой Марьяны оказались нитки с иголками. Мастерская по пошиву открылась незамедлительно. Платье было из тонкого джинса. Девушки из него пошили две вместительные сумки, которые сразу же заполнили вещами, не вмещавшимися в рюкзаки. - Сонь, а тебе не жалко платье? - спросила подругу Марьяна. - Жалко, но делать нечего. Вещи-то нужно во что-то сложить, - с сожалением в голосе ответила Соня. Неожиданно я обратил внимание, что табуна пони-верблюдов уже нет, но остался Орлик, а с ним стройная маленькая лошадка со светло-рыжей чёлкой и такой же гривой. Они стояли и смотрели друг другу в глаза. Мне показалось, что животные говорят между собой. Орлик тряс головой, фыркал и скрёб копытом землю. Его маленькая подружка не двигалась, только горбы на её спине иногда подрагивали.
   - Смотрите, - негромко воскликнула Марьяна, - Зорька отчитывает Орлика. Как она его... Провинился, голубчик... - Да, - согласился Марат, - но Орлик - молодец! Мы все засмеялись, потому что Орлик в этот момент, положил голову на шею Зорьке и тихонько заржал-замурлыкал. Неожиданно лошадка взбрыкнула и, подпрыгивая на всех четырёх ногах, побежала по кругу. Орлик чуть не упал от неожиданности, а потом бросился вслед за своей подружкой. Они бегали по поляне, а мы смотрели и улыбались. На какое-то время проблемы и опасности отступили.
   И опять у меня появилось чувство, что я нахожусь в, каком-то, зооцирке. Вот сейчас закончится выступление, опустится занавес и я окажусь дома. Но ничего подобного не произошло, а просто наступила очередная ночь, в этом загадочном и фантастичном мире. Шурик, как и обещал, принёс полный пакет, истекающих мёдом сотов. Запах стоял такой, что я не сдержался и попросил кусочек. Мёд был просто восхитительным, такого я никогда не пробовал. Ночь прошла спокойно, а утром, с первыми лучами солнца, мы отправились в путь. Выйти на дорогу, мощенную одинаковыми, плотно подогнанными каменными плитами не составило особого труда. Орлик с Зорькой пошли с нами. Сначала они боялись идти по мостовой, шли рядом с дорогой, то скрываясь в густых зарослях, то появляясь впереди и поджидая наш небольшой отряд. Поняв, что лошадки всё-таки идут с нами, мы навьючили на них сумки с вещами и рюкзак с солониной.
   Кое-где дорога была завалена огромными упавшими деревьями, через которые приходилось перебираться. Это сильно задерживало движение. К обеду мы прошли не больше пяти километров. Остановились на привал посреди огромной поляны, окружающей дорогу со всех сторон. Разжечь костёр и вскипятить воду - дело нескольких минут. Вскоре котелок бурлил кипящей водой. Лошадки, освобождённые от поклажи, спокойно паслись на поляне, мы ели провареную солонину и запивали ароматным чаем из сухофруктов. МАРАТ
   После обеда все улеглись отдохнуть, а я решил осмотреть окрестности. - Алекс, я осмотрюсь, - предупредил инструктора и пошёл через поляну к виднеющейся кромке леса. Орлик, помахивая хвостом, неторопливо двинулся за мной. - Идём, красавчик, со мной, -- пригласил я конька. Орлик согласно покивал головой, но идти сзади не захотел, обогнал меня и скрылся в лесу. Мне ничего не оставалось, как идти следом за коньком.
   - Не так быстро, дружище, - только и успел я крикнуть ему вслед. Вот и лес. Орлик, нетерпеливо перебирая ногами, ждёт меня. Прибавив шагу, я быстро подошёл к коньку.
   - Я понял, ты хочешь мне что-то показать. Веди, - похлопав лошадку по шее, пошёл следом. Животному я полностью доверяю. У него ведь, слух и обоняние развиты лучше, чем у человека. В случае опасности Орлик предупредит меня. Но всё-таки расслабляться нельзя. Оружие я держу всегда готовым выстрелить. Вот так и идём мы по лесу: лошадка впереди, а я сзади.
   Деревья здесь растут двумя ровными рядами, как аллея, и порода их отличается от тех, что окружали нашу прежнюю стоянку. На деревьях нет плодов, но зато на некоторых деревьях растут разные по цвету и форме листья. Чья-то неуёмная фантазия смешала клёны, ясеня, дубы, берёзы и ещё какие-то неизвестные мне лиственные породы, получив деревья с разной формой и цветом листьев на одном стволе. Это настолько странно, даже дух захватывает от неожиданности. Я замираю посреди странной аллеи. Рядом негромко фыркает Орлик, напоминая о том, что пора продолжить путь.
   - Кто-то здесь потрудился на славу, - говорю я своему провожатому, он снова фыркает и бежит дальше.
   Аллея внезапно закончилась. Она уперлась в небольшое озеро, правильной, круглой формы. Вода в нём волнуется тысячами больших и маленьких пузырьков.
   Орлик без всякого опасения подошёл к круглому водоёму, вдосталь напился, а потом, высоко подпрыгнув, бросился в воду. От неожиданности я чуть не выстрелил. Мне показалось, что какое-то чудовище утащило моего проводника в воду. Но через мгновение я понял, что Орлик купается в озере. Сбросив одежду, я последовал за лошадкой. Тёплая вода пузырьками приятно ласкает тело.
   - Спасибо, друг, - говорю я Орлику. - Давай спинку потру!
   Конёк-горбунок не против. Мы ещё долго плескались в водоёме, больше похожем на джакузи. Обратно Орлик повёл меня другой дорогой. Мы свернули налево и оказались в настоящем раю.
   Небольшая поляна с искусственными гротами благоухает диковинными цветами. Здесь растут ромашки размером с зонт, бархатцы, лилии, ирисы, тюльпаны и нарциссы. Всё это цветёт и пахнет. Хотя я знаю, что время цветения этих растений никогда не совпадает, если они не в теплице, со специальным уходом. Гроты оплели розы и виноград. Огромные разноцветные бабочки порхают над цветами. Зрелище просто завораживает.
   - Эту красоту нужно обязательно показать всем, - сказал я Орлику, и он закивал головой, будто понял, о чём идёт речь.
   Неожиданно в голову пришла шальная мысль о том, что конёк-горбунок всё понимает, только говорить не умеет. А может быть умеет? Я осторожно посмотрел вокруг:
   - Что это за мир такой странный?
   Через несколько минут мы вышли из леса на знакомую поляну. Здесь меня ждал неприятный сюрприз: палатки стоят пустые, костёр догорает, ни людей, ни маленькой лошадки на стоянке нет. Звать исчезнувших друзей я не решаюсь, чтобы не привлекать внимание хищников. Орлик начинает спокойно щипать траву, поглядывая иногда в ту сторону, откуда мы только что пришли. Он будто успокаивает меня, мол, не волнуйся, скоро всё прояснится. Я подошёл к костру и пнул, в сердцах догорающие головешки. Потом сел на землю и стал ждать. Время тянется очень медленно. Оно будто бы остановилось. Наконец, ожидание стало невыносимым,и я поднялся с намерением отправиться на поиски, но Орлик всем своим видом дал понять, что никуда ходить не надо.
   Чтобы как-то скрасить одиночество я лёг на траву, забросил руки за голову и стал рассматривать бегущие по небу облака. То, что я увидел, мне не очень понравилось. Облака не просто плыли по небу, они летели, мчались, сталкиваясь и разбегаясь. С востока поднималась огромная жёлто-фиолетовая туча. Из-за близкого леса виден пока что только её край, но и он внушает достаточно серьёзные опасения. Надвигается гроза. И если грозы здесь так же ужасны, как дикие животные, то нам грозит реальная опасность. Необходимо найти подходящее укрытие и переждать непогоду. Я резко поднимаюсь, теперь же с твёрдым намерением пуститься на розыски пропавшего отряда. В эту минуту в лесной чаще раздаётся громкий смех и разговор. И вот они уже бегут ко мне, весёлые, с блестящими влажными волосами и отмытыми руками.
   - А мы искупались, - сообщила Соня.
   - Знаешь, как здорово купаться в минеральной воде, - продолжил Шурик.
   - Вот только Зорьке что-то не понравилось, и она выгнала нас из воды, - пожаловалась Соня.
   - Как выгнала? - я не совсем понял и переспросил.
   - Да так: кусалась и брыкалась, - засмеялся Шурик.
   - Меня так грызанула, что синяк остался, - Алекс показал плечо с огромным кровоподтёком.
   - Это для того, чтобы ты лучше её понял, - объяснила Марьяна. - А то мы уже оделись, а ты всё плещешься. Вот Зорька и объяснила всё популярно.
   - Женщин нужно слушаться, - добавила Соня. Алекс пожал плечами и хотел что-то возразить, но взглянув на синяк, согласно кивнул головой и промолчал.
   - Надвигается гроза, - я кивнул головой в сторону разросшейся и приблизившейся тучи. - Здесь неподалёку есть гроты, мы можем укрыться там.
   Уговаривать друзей не пришлось. Быстро разобрав рюкзаки, небольшой отряд почти бегом двинулся в глубину леса. Райская поляна нас встретила удивительным разноцветьем. Гроты оказались достаточно просторными и в одном из них мы устроили лагерь. Орлик с Зорькой скрылись, в другом гроте, за порослью роз и винограда. Не успели мы устроиться, поудобнее, как вокруг резко стемнело, будто наступила ночь. В вершинах близкого леса завыл ветер. Начался ураган. С огромной силой он ломал и крушил всё вокруг. Плотная завеса из переплетённых лоз на входе в грот трепетала под порывами ветра. Внезапно ветер стих и застучали по траве, листве, цветам огромные капли дождя, перешедшие в сплошную стену воды, льющуюся с неба. Вспышки молний иногда освещали грот и цветник, от которого остались одни воспоминания. Изломанные, прибитые к земле потоками дождя цветы, представляли жалкую картину.
   Дождь лил всю ночь. Хорошо, что мы укрылись в гроте.
   Я проснулся раньше всех. Через естественную дверь пробивается солнечный свет. Он пятнами лежит на спальных мешках и лицах моих друзей. Неожиданно занавес раздвинулся, и между лоз просунулась голова Орлика. Он негромко заржал, приглашая меня на свежий воздух. Поникшие и сломанные цветы грустнолежат под ярким солнцем. Прямо против входа в грот у колючих зарослей пасётся стадо коз. От неожиданности я даже растерялся. Но через мгновение схватил ружьё и почти не целясь, выстрелил. Стадо умчалось, а одно животное осталось лежать на влажной траве.
   - Что случилось, - Алекс в мгновение ока выскочил из ниши и стал рядом. - Дичь сама пришла, - я довольно засмеялся и пошёл за убитым козлёнком. Плотно позавтракав, мы прогулялись по необыкновенной аллее, искупались в минеральном источнике и продолжили путешествие.
   Конечно, мы обмывались в ледяном озерце у трёх калин. Девушки грели воду на костре в котелках и, закрывшись в палатке, устраивали себе баню. А здесь такое удовольствие - целое озеро теплой минеральной воды. Мы даже подумывали о том, чтобы остаться в этом благословенном месте. - Чем быстрее мы дойдём до конца дороги, тем быстрее окажемся дома, - сказала Марьяна на моё предложение задержаться. - Я хочу домой, - поддержала подругу Соня. Ничего не оставалось, как собрать вещи и после обеда вновь продолжить путь. Мощёная дорогалежит прямая, как стрела. Она не петляет среди леса, как обычно происходит с дорогами в нашем мире. Таинственные строители на практике использовали правило, что самая короткая линия между двумя точками - есть прямая. После дождя в лесу стало невыносимо душно. Через густые заросли не пробивется дыхание ветерка. Потные и вновь грязные мы штурмуем упавшие деревья, то и дело преграждющие путь. В конце концов, нам это порядком надоело. Устали так, как будто прошли километров пятьдесят. Хотя на самом деле не прошли и десяти. Орлик с Зорькой оказались умнее, они шли всё время по лесу, безошибочно находя проходы. - Всё..., - первой сдалась Соня. - Я больше не могу. - Предлагаю поискать место для ночлега, - поддержала подругу Марьяна. - Ещё рано..., - недовольно пробурчал Алекс. - Пока найдём место, будет как раз, - со слезами в голосе запротестовала Софья. Я сильно удивился, видя такое малодушие со стороны нашей стойкой одноклассницы. Это меня насторожило. - Что случилось, Соня? - тут же спросил я.
   - Не знаю... Устала я смертельно, - ответила она, не поднимая головы. - Может, заболела? - заботливо спросила Марьяна и положила руку на лоб Софьи. - Да у тебя, кажется, температура... - Оставайтесь здесь, а мы поищем подходящее местечко для ночлега, - я посмотрел на спутников.
   - Пошли, - согласился Шурик. И мы двинулись в сторону, откуда раздавалось ржание пони-верблюдов. За сплошной стеной колючего кустарника, недалеко от дороги мы нашли полянку, небольшую, но уютную, поросшую разнотравьем и покрытую яркими цветами. Наши лошадки беззаботно бегали по ней. Было непонятно, кто кого догоняет: то ли Орлик Зорьку, то ли наоборот. Они трясли гривами, делали подскоки и развороты. Остановившись, били маленькими копытами землю. Полянка мне понравилась. Она со всех сторон была закрыта от леса колючими зарослями одичавших роз и напоминала место нашей прошлой стоянки. Родника на ней не было, но, возможно вода есть где-то поблизости. Мы вернулись на дорогу. Софья лежала, оперевшись спиной на трухлявый ствол упавшего дерева. Она была такой бледной, что я не на шутку испугался. - Соня, Соня, как ты? - Шурик рассеянно оглядывался и гладил руку девушки. - Всё нормально, не волнуйся, - с трудом открыв глаза, прошептала Соня. - Мне нужно полежать... Девушка опять закрыла глаза и тихо застонала. Алекс поднял её на руки и понёс следом за нами на облюбованную поляну. Пока Шурик с Алексом устанавливали палатки, я осмотрелся. Следы лошадок привели к узкому говорливому ручейку. Прозрачная вода медленно струится между корнями вековых деревьев. Я зачерпнул рукой воду и попробовал. Она оказалась холодной и очень вкусной. Орлика с Зорькой нигде не видно, постоял, прислушиваясь к звукам леса. Небольшие птички, похожие на щеглов, весело чирикают в кронах деревьев. Только их незатейливая песенка нарушает тишину. После недолгого раздумья я вернулся на стоянку. Шурик с Алексом уже установили палатки, и теперь сидели негромко беседуя у костра. Девушек не видно, видимо они были в одной из палаток.
   - Вода недалеко, в ручье, - сообщил я путешественникам, ставя котелок у костра.
   - Я дала Софье " парацетамол" - сказала Марьяна, выглядывая из "девичьей" палатки. - Плохо, что заболела наша докторша, - сказал Шурик, задумчиво пожёвывая травинку. - Скорее всего, она простудилась. Я думаю, что ничего страшного не случится, - успокоила всех Марьяна. - Будем надеяться, что всё обойдётся, - я с надеждой посмотрел на девушку.
   - Маратик, не смотри на меня так, я не доктор - я - училка, - глядя мне в глаза, тихо произнесла она. - Моё любимое лекарство, универсальное - "парацетамол" да крепкий чай.
   - Чай, уже готов, - крикнул от костра Шурик. Он принёс в кружке чёрный ароматный чай. - Я в него добавил мёду. Лечи Соню. Чай с мёдом - лучшее лекарство от простуды.
   Марьяна скрылась в палатке, а я задумался: как всё-таки странно устроена жизнь. Если бы заболел кто-то из нас, Соня точно знала бы, как и чем нас лечить. Но вот по чьей-то странной прихоти, неизвестно почьей, заболела именно она. А мы толком не знаем чем ей можно помочь. - Мне мама заваривала липовый цвет, когда я простывал, - как-то застенчиво проговорил Алекс.
   И тут я неожиданно для себя понял, что наш бравый инструктор скучает по маме, по её заботе, ласке и вниманию. - Да, ладно, не расстраивайся, всё будет нормально. Соня - крепкая девчонка. Если бы ты видел, как она зимой в самый мороз, ныряет в прорубь, - проговорил Шурик и хлопнул Алекса по плечу.
   Ночью мы снова охраняли лагерь по очереди. Близкий лес был безмолвен. В нём не раздавалось никаких звуков и это очень сильно настораживало. Две луны бесшумно скользили по звёздному небу, лично меня, они крайне раздражают. Кому пришло в голову повесить над Землёй два ночных фонаря? Для чего?
   Марьяна несколько раз за ночь подходила к костру за чаем. Соне было плохо, и она всё время просила пить. Жар спал только к утру и тогда Марьяна смогла уснуть. Утром с первыми лучами солнца наш небольшой лагерь оживился. Алекс с Шуриком отправились к ручью набрать воды. Марьяна, бледная и уставшая, уже в который раз выползла из палатки за чаем. Я внимательно вгляделся в лицо девушки: под глазами синие мешки, глаза - узкие щёлочки. Она выглядит больной. - Марьян, ты как? - Устала... - А Соня? - Ей легче. Температура спала, - тихо ответила Марьяна. - Иди. Поспи. Отдохни. - Спасибо Маратик. Я так устала, как будто сто километров прошла. - Может и ты, заболеваешь? - Не знаю. - Так выпей лекарство и ложись. Марьяна ушла, а я вспомнил слова Софьи об усталости. Видимо, девушки простудились обе. Нужно что-то предпринять и как можно быстрее. Только вот, что? Я сел у костра, задумался и не услышал, как ко мне кто-то подошёл сзади. Горячие руки закрыли мне глаза. Я чуть не заорал от неожиданности. Негромкий девичий смех раздался прямо над ухом. Я ощупал тонкие пальцы, ладони и радостно засмеялся. Крепко сжал эти нежные ручки и потянул их обладательницу к себе. Девушка попыталась освободиться, но у неё ничего не получилось. Я держал крепко. Потом нежнопоцеловал нежно ладонь.
   - Март, перестань! - голос Сони тихий и дрожащий. - Соня. Сонечка, Солнышко моё, - я говорил тихо, а сам всё тянул девушку к себе, пока она не оказалась у меня на коленях. Бледное, прозрачное лицо со слабой улыбкой, оказалось на одном уровне с моим. Я не удержался и поцеловал сначала грустные глаза, потом бледные щёки, стараясь не спугнуть чувство нежности и любви, окутавшее нас невидимым покрывалом.
   - Соня, выходи за меня, - прошептал я, сам не ожидая от себя такой смелости.
   - Неужели решился? - Соня засмеялась и прижалась ко мне всем телом. - Столько лет прошло, а ты всё думал... - Так ты согласна? - я ласково заглянул в близкие синие, как море глаза. -Давно согласна..., - прошептала девушка и заплакала. - Прости, это от счастья. Я вскочил и закружил Соню на руках. Она оказалась лёгкой, как пушинка. Мы целовались и смеялись, снова целовались и снова смеялись. Мы счастливы, и нашему счастью нет предела.
   - Ого, а мы что-то пропустили, - раздался голос Шурика.
   Я поставил Соню на ноги и набычился, как провинившийся ученик. - Мы решили пожениться, - сказала моя невеста и, шагнув вперёд, поцеловала Шурика в щёку.
   - Здорово! Давно пора! - наш одноклассник не остался в долгу. Он чмокнул Софью и обнял меня. Но мне почему-то его объятия показались неприятными. Я резко дёрнулся, сбрасывая руки друга со своих плеч.
   - Ты что, ревнивый? - серьёзно спросила Соня.
   Я пожал плечами и, нахмурившись, отошёл к палатке. Даже себе стыдясь признаться, что ревную. Меня охватило очень странное и неприятное чувство. Я готов убить Шурика, разорвать его голыми руками, перегрызть горло, только за то, что он прикоснулся к Соне, к моей Соне! Посмел её поцеловать в щёчку. Мне стало стыдно, но ничего поделать с собой я не мог.
   Друзья стояли в растерянности , смотрели удивлённо и непонимающе. Глаза Сони округлились, и она стала похожа на маленькую обезьянку - лори.
   - Да ты настоящий Отелло, - подмигнул Алекс. - Молилась, ли ты, на ночь, Дездемона? - шутливо пропел Шурик. - Да ну вас, - махнула рукой Соня и побрела в палатку. Жгучее чувство вины и нежности снова нахлынуло на меня. Даже слёзы выступили на глазах. Я догнал и, подхватив Соню на руки, отнёс в палатку. Разметавшись на спальном мешке, лежала Марьяна. Она что-то шептала запёкшимися губами и водила пустыми глазами по нашим лицам. Вид у неё был ужасный. - Марат, уйди, - решительно сказала Соня и бросилась к подружке. Попробовала лоб, посчитала пульс и покачала головой. - Уйди, я тебя прошу. Скорее всего, это что-то инфекционное, - строго сказала Соня, не отрывая глаз от меня. Её голубые глаза искрились, как море в солнечный день. Моим глазам стало больно. Опять выступили слёзы. Отойдя от палатки, я начал себя ругать: распустился, как баба. Слёзки пустил. Надо думать, как помочь девчонкам, а не слёзы лить. И вдруг я осознал всю тяжесть нашего положения. Болезнь девушек делала его ещё хуже. - Шурик, помнишь, как ты однажды заболел в деревне у бабушки бронхитом? - спросил я у друга. - Помню. - А чем бабушка тебя лечила, ты случайно не помнишь? - Помню. Она давала мне пить горячее козье молоко с бараньим жиром. - Пойдём, раздобудем козье молоко, - сказал я, ничуть не сомневаясь в правильности своего решения.
   - Ну... пойдём, - после небольшой заминки согласился друг. - Идём на северо-запад. Там осталось стадо. Поймаем молочную козу и приведём сюда. Будем её доить и поить девчонок горячим молоком, - объяснил я Алексу. Он ничего не ответил, только строго так глянул, как будто кинжалом полоснул.
   - К вечеру вернёмся. Оружие брать не будем, возьмём только верёвку, -- как мог я успокоил проводника. Ведь он несёт за нас всех ответственность. Если и он пойдёт с нами, то девушки останутся без защиты, а оставлять их одних никак нельзя.
   - А хищники? - Алекс хотел продолжать, но я его перебил: - Тебе оружие нужнее. Будешь наших девочек охранять, а мы, возьмём ледорубы на всякий случай.
   - Шурик, ты готов? - Готов. Можем отправляться. И мы пошли назад к цветочной поляне с гротами. Там мы видели коз в последний раз. Идти по лесу легче, чем по дороге. Здесь редко встречаются поваленные деревья, да и обойти их не составляет никакого труда. Через три часа мы вышли к аллее из деревьев с разными листьями. Пересекли её и увидели круглую "клумбу" с разными цветами и нагромождение камней с гротами. Я отправил Шурика в грот, а сам осторожно подкрался к тому месту, где прошлый раз подстрелил козлёнка. Маленькая поросль вольготно разрослась под невысоким раскидистым деревом. Я присел на корточки и провёл рукой по пружинящей зелени. Похоже, козы любят лакомиться здесь молодыми побегами. Но сегодня они ещё не приходили. Свежих заломов на прутиках не видно. Это меня обрадовало. Сделав петлю, я положил её на землю, замаскировав стеблями окружающей растительности. Потом нарвал горсть листьев с дерева, размял их до появления сока и измазал одежду, руки, бандану на голове ароматным соком. Зашёл с подветренной стороны и залёг в густых зарослях. Конец верёвки я намотал на ладонь так, чтобы при резком рывке она не слетела. Тщательно замаскировавшись, я собрался ждать часа два или три, в общем, сколько нужно, хоть до утра, но только бы поймать козу. Мне повезло. Минут через двадцать, после нашего прихода, на тропинке показалось стадо. Мне нужно определить, какая из них дойная коза и поймать её, не убив и не покалечив. Это, конечно, непростая задача. Но для спасения любимой девушки я готов даже научиться летать. Охотничий опыт подсказывает, что матери с козлятами держатся в центре стада. Я осторожно принялся рассматривать приближающихся животных. Бородатый вожак, с огромными острыми рогами идёт впереди. Своё стадо он ведёт уверенно, не останавливаясь и не прислушиваясь. Значит, эти места ему давно известны, и ничего опасного здесь произойти, не может. За вожаком идут взрослые козы с козлятами. А замыкают шествие подросшие козлики. Ещё не взрослые, но уже и не малыши. Козы громко переговариваются. Но больше всех усердствовала чёрно-белая коза с огромным животом. Было ясно, что скоро она станет мамой. Рядом с нею держалась белая козочка с маленьким козлёнком. Козлёнок всё время пытался отбежать от молодой мамы и боднуть кого-нибудь. Козочка тонким голоском подзывала своего непоседу, и он тут же возвращался, тыкался мордочкой в материнское вымя, недолго чмокал, а через мгновение опять отправлялся на поиски приключений. Мне стало смешно и я, негромко фыркнул. Козёл-педводитель замер и издал какой-то предупреждающий звук. Стадо замерло. Я опустил голову и перестал дышать. Через несколько мгновений козы подошли и стали лакомиться порослью неизвестного дерева. Я осторожно приподнял голову и стал наблюдать за животными, крепко сжимая в руке верёвку и, готовясь рвануть её в любую секунду.
   Молоденькая белая козочка бродила совсем рядом с петлёй. Вот она стала в верёвочное кольцо двумя ногами, вот уже и третья в кольце. Пора! Я с силой рванул верёвку на себя и в то же мгновение вскочил на ноги, появившись из зарослей, как чёртик из табакерки. С громкими криками стадо бросилось врассыпную. Одним прыжком я достиг бьющейся козочки. Бедняжка кричала не своим голосом, пытаясь освободиться. Я бросил её на плечи и пошёл к гроту, где поджидет меня Шурик. ШУРИК
   Как только Марат затянул петлю и пойманная козочка, закричала диким голосом, стадо бросилось врассыпную. Большая чёрно-белая коза с огромным животом помчалась прямиком к гроту. Я едва успел отскочить и прижаться спиной к шероховатой стене, как животное влетело внутрь, разбросав рогами завесу из цветочных и виноградных лоз. От страха коза ничего не видела и не слышала. Она прижалась к моему животу дрожащей спиной и замерла. От неожиданности я оторопел. В просвет между стеблями мне было видно, что Марат быстро приближается к входу. Я подумал, что коза сейчас убежит и я ничего не смогу сделать. Привести в лагерь сразу двух животных было бы, несомненно, лучше, чем одно. Нужно попробовать. Конечно, удержать долго испуганное животное мне не удастся, но стоит попытаться. Я резко схватил козу двумя руками за рога. Она сдавленно мэкнула и рванулась к выходу,но я держу её мёртвой хваткой. Стараюсь не дать козе вывернуться и ударить. Удар был бы чувствительным, потому что рога, я это чувствую, крепкие и мощные. Поняв, что вырваться и ударить ей не удастся, коза задом начала приближаться к выходу. Она тащила меня за собой, как мощный трактор. Вот уже задняя часть животного появилась из грота. Упираясь, я пытался удержать козу, ещё мгновение и она умчится в лес. Но тут на помощь подоспел Марат. Он положил свою добычу, отрезал верёвку и связал задние ноги у моей добычи. Потом также быстро связал и передние.
   - Шурик, отпусти, она уже не убежит. Отпусти рога. Но я не смог сразу разжать руки. Пальцы свело судорогой. Пришлось охотнику разжимать мне по одному пальцу. Пока мы разбирались со своими проблемами, обе козы молчали, и только смотрели своими выпуклыми зелёными глазами. Они были связаны, как говорится, по рукам и ногам. Но их нужно каким-то образом доставить на поляну, где мы раскинули лагерь. Там нас ждут больные девушки.
   Маленькую козочку можно нести на плечах, а вот как быть с большой брюхатой козой? Тут ясно любому, что у неё скоро должны появиться козлята. И тащить её на плечах просто невозможно.
   - Давай сделаем уздечку и попробуем её вести, - показывая на большую козу, предложил я Марату. - Если не пойдёт, отпустим. - Согласен. Я быстро смастерил уздечку и надел её козе на голову. Марат развязал ей ноги и попытался сдвинуть животное с места. Да только не тут-то было. От страха или от упрямства, не знаю, но наша добыча не хотела делать ни одного шага.
   - Придётся отпускать, а жаль, - Марат вопросительно посмотрел на меня и собирался уже снять узду. - Подожди... Смотри... На поляне показались Орлик с Зорькой. Они радостно подбежали к нам и начали тыкаться мордочками в руки, выпрашивая сухофруктов.
   У меня оказалось в кармане несколько кусочков. Я угостил лошадок, и кусочек предложил упрямой козе. Сначала она не обратила на меня никакого внимания. Стояла, прикрыв веками глаза, и подрагивала, всем телом. Потом смешно сморщила нос, принюхалась и забрала кусочек сухой сливы мягкими губами с моей ладони. Пожевала и попросила ещё. Я отошёл на несколько шагов и поманил животное кусочком сухой груши. Сначала медленно, а потом всё быстрее коза пошла ко мне. Я отошёл, она за мной. - Бери верёвку и веди будущую мамашу, а эту я понесу на плечах, - сказал Марат, передавая мне повод и поднимая белую козочку. Орлик с Зорькой не задержались у гротов, а потрусили впереди нас, размахивая хвостами. Лошадки иногда останавливались, поджидали нас и приветливо помахивали головами, будто приглашая идти за ними.
   - Шурик, а наши лошадки хотят стать проводниками. Ты видишь, они ведут нас прямо к стоянке, - сказал Марат через некоторое время.
   - Я тоже так думаю, - я согласно кивнул и предложил своей строптивой попутчице следующий кусочек лакомства. Так и шли мы по лесу. Орлик, Зорька, я с чёрно-белой козой и Марат со своей живой ношей. Пони вели нас по только им одним известным тропинкам. Даже не по тропинкам,.. а по бездорожью, но неуклонно и быстро приближаясь к стоянке. Обратно мы вернулись гораздо быстрее. Лошадки оказались прекрасными проводниками. Вот и знакомая полянка. Услышав шаги, Алекс насторожился и приготовил оружие. Но увидев наш отряд, засмеялся и захлопал в ладоши. - Ура отважным и смелым звероловам. Мне стало легко и радостно на душе. Похвала меня так обрадовала или удачное возвращение, не знаю. Марат аккуратно снял добычу и положил её на зелёную травку. Козочка попыталась встать и жалобно заблеяла. Я быстро соорудил уздечку, надел осторожно на Белянку и развязал ей ноги. Животное поднялось и вопросительно посмотрело на меня. - Держи конфетку, Белянка! - я протянул козочке кусочек сушёной сливы. Она осторожно забрала угощение и уставилась мне в глаза немигающим взглядом. - Что, ещё хочешь? На, держи! -Я погладил козочку по мордочке, пощекотал за ушами, провёл рукой по вздрагивающей спине.
   - Не бойся, красавица, я тебя не обижу. Пойдём, привяжу к кустику. Там травка вкусная, зелёная. Принесу водички ключевой. Пойдём, Красуля! Козочка внимательно слушала, потряхивая ушами. Я сам себе удивился. Откуда у меня такие слова. И тут вспомнил бабушку. У неё была коза Красуля. Белая и послушная. Бабушка всегда разговаривала со своей любимицей. А мне говорила: - Смотри, смотри... Она всё понимает, только сказать не может. Вот те самые бабушкины слова и подсунула услужливая память. Вспомнилось и то, как бабушка присаживалась на скамеечку сзади и доила козу прямо в кружку, которую я подставлял под тугие звонкие струи. И так ловко все получалось у бабушки, что я однажды не утерпел и попросил разрешение подоить козу. Бабушка разрешила. Как же я был счастлив, что у меня тоже получилось. Хоть и струйки были кривые. Молоко разливалось по сторонам, упорно не попадая в кружку. - Бери вот здесь, выше. Двумя пальчиками дави вверху и потом всей ладонью внизу. Вот так. Молодец! - А кто умеет доить? - спросил я своих друзей. Они озадаченно переглянулись и развели руками.
   - Эх вы! Неумехи! - с улыбкой пристыдил их я . - Тоже мне, удивили, коз доить не умеют. Ха-ха! Путешественники хреновы... - А ты умеешь доить? - удивлённо спросил Марат. - Умею. У бабушки была коза, она и научила. - Когда успел, - не унимался одноклассник.
   - Когда, когда... Летом на каникулах. - Вот и хорошо, - поставил точку в разговоре Алекс. - Дойное стадо на твоей совести. Корми, пои, дои, ухаживай. - Какое стадо? Здесь одна коза дойная. - Скоро вторая принесёт приплод, - поднял вверх палец Марат. - Очень скоро! - Ой, да ладно, не пугай. Справлюсь! - О чём спор, мальчики? - высунула голову из палатки Соня. - Да вот ищем доярку, - усмехнулся Марат.
   - Для чего? - не поняла девушка. - Не для чего, а для кого, - уточнил я. - Так для кого нужна доярка, - прищурившись от яркого солнца, спросила вновь Соня. - Для козы, - бухнул Алекс. - У нас , что есть дойная коза? - Есть! И не одна - заважничал Марат. - Хочу парного молочка. Хочу..., хочу..., - тоном капризного ребёнка начала канючить Соня. Потом не выдержала и рассмеялась. - Это к Шурику. Он любезно согласился поработать дояркой, - с улыбкой сказал Алекс.
   - К вашим услугам, мисс, - я приподнял несуществующую шляпу и отвесил грациозный поклон. Мы весело рассмеялись. Но тут из палатки раздался громкий вскрик и какое-то бормотание. Софья нырнула в палатку, как рыбка в омут. Через некоторое время она вышла оттуда с очень озабоченным видом.
   - Марьяше стало хуже. Она бредит. Жаль, что в нашей аптечке нет хороших лекарств. Я делаю всё, что могу. Нет! Простите, я говорю что-то не то. Всё будет хорошо. Всё будет хорошо.
   И вдруг Соня заплакала. Наша "железная" докторша разрыдалась, как ребёнок. Марат бросился к ней, обнял и зашептал что-то на ухо. Прижал её к себе, поглаживал по плечам, по спине и всё что-то говорил и говорил. Алекс потерянно огляделся, и, махнув рукой, ушёл в свою палатку. Я понял, что он любит Марьяну. Что ему очень тяжело и ещё я понял, что ничем парню помочь не могу. Нам ничего не оставалось, кроме как ждать. Молодой организм переборет болезнь. Ведь Соня поправилась. Марьяна поила подругу всю ночь чаем и дала всего одну таблетку "парацетамола".
   - Соня, а ты чем лечишь Марьяну, - неожиданно даже для самого себя спросил я у всё ещё всхлипывающей девушки.
   - Дала антибиотик и жаропонижающее... - Знаешь, я думаю, что лечение не правильное. Не обижайся. Хоть ты и доктор, но послушай меня! Возможно, у Марьяны аллергия на антибиотик. Ведь она почему-то кроме "парацетамола" ничего не принимала. Она сама нам об этом сказала в тот день, когда ты заболела, - высказал я своё мнение.
   - Да это точно! - подтвердил Марат. - Такой разговор был. - Что же вы раньше молчали? Почему мне ничего не сказали? - Соня с укоризной смотрела на нас. Мы переглянулись. Разговор об этом не заходил. Да и кто мог подумать, что у Марьяны окажется аллергия на антибиотик. Соня скрылась в палатке и через несколько секунд появилась с аптечкой, довольно внушительной пластмассовой коробкой в руках. Девушка присела на корточки, открыла коробку и начала перебирать лекарства. - Так, так... Что здесь есть ещё... Сейчас посмотрим. - Никита говорил, что в аптечке есть абсолютно всё. На всякие случаи жизни, - проговорил Марат.
   - Сейчас узнаем , правду говорил или нет, - задумчиво пробормотала Софья. - А, вот оно то, что нужно. Противоаллергическое средство, да к тому же в каплях. Хорошо! Дадим Марьяше, капелек и ей сразу полегчает. Алекс выглянул из палатки, обвёл всех грустным взглядом. Вид у него был расстроенный. - Что с Марьяной? - спросил он у Софьи. - По всей видимости, у неё аллергическая реакция. Сейчас попробуем её снять, - ответила та, старательно капая лекарство в кружку с прозрачной водой. Потом скрылась в палатке, и мы услышали, как Соня уговаривает подругу выпить воды.
   - Марьяша, умница моя, давай выпьем водички. Вот так, я приподниму тебе головку, а ты глотай воду. Ну-ка, ну-ка! Молодец! Водичка вкусненькая, холодненькая. Пей ещё. Вот так. Замечательно! Теперь отдохни, моя хорошая... Я посмотрел на Алекса. Он немного повеселел. В глазах засветилась надежда. - Ну что, сидеть хорошо, а нужно идти доить козочку, - сказал я сам себе и, взяв котелок, отправился к Белянке. Завидев меня, животное начало беспокоиться, рваться с привязи и жалобно кричать.
   - Не бойся, Беляночка, я тебя не обижу. Вот, смотри, я принёс тебе угощение. Козочка немного успокоилась и выжидательно уставилась на меня. Я протянул к ней раскрытую ладонь с кусочком сухой груши. Животное фыркнуло, потом потянулось к угощению и, довольно прикрыв глаза, захрустело угощением. Я сделал ещё шаг и осторожно погладил Белянку по белой шёрстке на спине и боках. Она дёрнула кожей, но не рванулась, пытаясь убежать. Это меня вдохновило. Я предложил козочке второй кусочек лакомства, а сам присел перед нею на корточки и осторожно коснулся вымени. Оно было тугое и горячее. Белянка испугалась и отошла, я придвинулся ближе. Так мы и передвигались до тех пор, пока коза не уперлась боком в колючую изгородь. Двигаться дальше стало некуда. Насыпав щедрой рукой козочке сухофруктов,я стал осторожно обмывать вымя тёплой водой, потом вытер его собственной чистой футболкой и принялся осторожно доить, держа котелок одной рукой. В первое мгновение я решил, что забыл бабушкины уроки доения. Но рука сама без моего видимого участия, сделала всё правильно. Тугая струйка ударила в дно котелка. Запахло парным молоком, деревней, покоем и детством. - Беляночка, умница, красавица моя... Не бойся. Вот так, хорошо, - ласково уговаривал я дрожащее животное, стараясь побыстрее закончить дойку. Молока оказалось не много, всего полкружки. Я перелил его, не забыв процедить, и отнёс в палатку девушек. Софья пригубила кружку и тут же сказала:
   - Извини, Шурик! Я не люблю молоко, с детства. Творог и кефир ем с удовольствием, а вот молоко, ну, никак... Помоги попоить Марьяну. Поддержи ей голову, а я буду поить. Вот так. Хорошо. Пей молочко, Марьяша, пей... Хорошо.
   Я выбрался из палатки и посмотрел на Белянку. Она нервничала и рвалась с привязи. Я стукнул себя по лбу: - А воды-то, забыл дать животине... Олух царя небесного... Бабушкины словечки всплывали в голове и рвались на язык. Пятнадцать лет я уже не был в деревне, а вот на тебе: помню запахи, слова и даже интонацию. Сбегать к ручью, набрать воды и принести козе, было делом нескольких минут. Я напоил и Красулю, которая пугалась гораздо меньше, чем Беляночка, только почему-то переминалась с ноги на ногу и иногда вздрагивала всем телом. Угостил сушёной сливой и отошёл к костру.
   Солнце уже почти село. Оно окрашивало край неба в малиновый цвет, и казалось, что где-то далеко пылает пожар. Марат с Алексом вернулись с огромными вязанками сушняка. - Подоил? - спросил Марат. - Давно... - Ну, ты ... молоток, - восхищённо поцокал языком Марат. - Служу России! - я вскочил и вытянулся в струнку. - Спасибо за службу, новобранец, - гаркнул Марат, и мы дружно засмеялись. Напряжение, державшее нас целый день, немного отступило.
   - Ладно, оставайся здесь и никуда не уходи, а мы притащим сейчас ещё дров, - проговорил Марат, направляясь к выходу с поляны. Алекс промолчал, но я понял, что ему просто необходимо знать, как Марьяна.
   - Марьяше легче, - крикнул я вслед скрывшимся в лесу друзьям. Не успели наши дровосеки вернуться из леса, как на поляну вбежали испуганные лошадки. Они тяжело с хрипом дышали и выглядели беспокойными. Перебегали с места на место и с ужасом поглядывали на близкий лес. Я подошёл к Орлику и погладил его по шее, по ходящим ходуном бокам. И тут я увидел, что круп конька-горбунка разорван в двух местах. Сияют длинные свежие раны, как будто кожу и мышцы распороли острым плугом. - Соня, нашего Орлика кто-то поранил, иди, посмотри! - Бегу..., - тут же раздался ответ, и докторша вынырнула из палатки. Она посмотрела на рану и покачала головой. - Бедный Орлик... Рана глубокая. Скорее всего, это когти или клыки похожие на кинжалы. Видишь, как разрезана кожа? Она рассечена. И раны идут параллельно. - Да, точно, это клыки оставили такие следы. Наш Орлик чуть не стал обедом какого-то чудовища, - предположил я. - Что случилось? - раздался голос Марата. Они с Алексом спешили к нам из леса с огромными вязанками дров.
   - Ух, ты, вот это зубы, - удивлённо воскликнул охотник.
   - А мы решили, что это след от клыков, - не удержался я от замечания. - Если это клыки, то где следы от зубов? - спросил Марат, глядя на Алекса. Тот пожал плечами и не нашёлся, что ответить. Пока мы думали-гадали о природе невероятных ран у Орлика, Соня промыла их перекисью и смазала заживляющей мазью.
   - А что с Зорькой, - спросила Софья. - Вроде бы ничего... Всё в порядке, только сильно напугана, - я подошёл к лошадке и погладил её по голове. Неожиданно Зорька заржала тонко и испуганно. Она не просто заржала, а завизжала и бросилась в пустую палатку. Орлик, недолго думая, устремился вслед за своей подружкой. Мы растерянно переглянулись и бросились к костру. Я подбросил хворосту, и полянка осветилась весёлыми пляшущими огнями. Марат с ружьём наизготовку приблизился к выходу с поляны, оставаясь под защитой колючей изгороди. Козы заметались на привязи с дикими воплями. Бесшумная чёрная тень скользнула из-за деревьев и длинными прыжками направилась прямо к костру. Марат выстрелил, но животное продолжало движение. Раздался второй выстрел, и громко взвизгнув, хищник пополз по земле, царапая утоптанную почву когтями. Злобный рёв огласил поляну. Неожиданно животное повернулось в сторону Марата, мгновенно подобралось и прыгнуло на охотника. Раздался третий выстрел.
   Прямо над моим ухом, свистнув, пролетела верёвочная петля. Это Алекс, как заправский ковбой, бросил лассо. Петля упала точно на голову ещё движущегося по инерции зверя. Алекс рванул верёвку, и животное отлетело от упавшего охотника. Хищник скрёб когтями землю, рвал её клыками, из его пасти капала кровавая слюна. - Ого, живучий гад, - крикнул Алекс и, развернувшись, побежал к лесу, таща за собой верёвку, на конце которой бился задыхающийся зверь. Ужас сковал мышцы, я стоял, как столб, и ничего не мог с собой поделать. - Шурик, на помощь, - заорал Алекс. Я вздрогнул, как от удара и бросился к другу. Ухватившись вдвоём за верёвку, мы медленно потащили хищника в сторону леса. Страшные хрипы раздавались сзади. Верёвка дрожала, как натянутая струна. Но постепенно животное перестало сопротивляться. Стало легче его тащить. Добравшись до первых деревьев, мы крепко привязали издохшего хищника к стволу. Но потом передумали, отвязали канат и, перебросив его через нижнюю толстую ветку, подвесили неподвижное тело страшного зверя. - Так будет лучше, - словно оправдываясь, сказал Алекс, - а то вдруг эта сволочь притворяется, что издохла. - Всё может быть, - поддержал я проводника. - В этом лесу может быть всё, что угодно.
   Мы не стали дольше задерживаться в лесу и побежали на стоянку. Рядом с раненым Маратом сидела Софья. То, что охотник ранен, не вызывало ни каких сомнений. Когда мы перенесли Марата к костру, то увидели, что ранен он очень серьёзно. Через грудь и живот тянулись глубокие борозды от когтей хищника. Они были так глубоки, что кровь хлестала струями. Соня пыталась остановить её холодным компрессом, но это мало помогало. Марат истекал кровью, я понял это сразу, как увидел, что кровь стекая с его живота на траве образовала довольно приличную лужицу. Если срочно не остановить кровотечение, Марат, умрёт. Внезапно из "девичьей" палатки, осторожно, на четвереньках, выползла Марьяна. Она со стоном поднялась на ноги и , покачиваясь, пошла к костру.
   Я первым увидел приближающуюся девушку и бросился ей на встречу. Как раз подоспел во время, потому что она начала падать. Подхватив девушку под руки, собирался проводить её обратно в палатку.
   - Марьяна, ты зачем встала? Давай, я отнесу тебя обратно, - предложил я. - Нет, не надо я, - прошептала Марьяна. - Я хочу помочь Соне. - Да как ты поможешь? Ты сама на ногах еле стоишь... - Помогу, - прошелестел ответ. Я не стал спорить. А вдруг Марьяне удастся остановить хлещущую из ран кровь? Подняв девушку на руки, я отнёс её к костру. Она жестом показала мне, чтобы я опустил её рядом с Маратом. Став на колени, Марьяна, молча, отодвинула Соню, подняла руки над израненным охотником и стала осторожно водить ими над кровоточащими ранами.
   Несколько секунд ничего не происходило. Кровь красными струйками текла по груди Марата, стекала по рёбрам в траву и скапливалась озером на животе. Потом ручейки стали иссякать. На краях ран появились чёрные бугорки тромбов. А через несколько минут кровь перестала вытекать, раны превратились в широкие полосы, покрытые свернувшейся кровью. Как только кровь остановилась, Марьяна, обессиленная, легла рядом с Маратом на траву. Она тяжело дышала, глаза были закрыты. Алекс без долгих разговоров подхватил её на руки и отнёс в палатку. Над поляной и лесом стояла звенящая тишина. Только сейчас я понял, что козы успокоились, а лошадки вышли из палатки, в которую забились от страха перед хищником, и преспокойно пасутся на поляне. Я не знал, чем могу помочь друзьям. И чтобы не болтаться без дела, занялся приготовлением ужина. Промыл солонину в нескольких водах и поставил вариться. В другом котелке поставил воду на чай. Провести почти целый день без еды тяжело, но о еде никто не вспомнил. Алекс долго не возвращался. Я уже подумал, что Марьяне стало хуже. Но потом успокоил себя. Парочка поцелуев красавца Алекса поставит на ноги обессилевшую девушку. Соня сидела у неподвижного Марата. Она гладила его волосы и что-то беззвучно говорила, шевеля губами. Похоже, молилась. Я молился тоже, ведь Марат - мой друг, мой настоящий друг.
   Когда вода закипела, я высыпал в котелок последнюю заварку, и отставил чай в сторону. Налил в кружку, щедро сдобрил мёдом и подал Соне.
   - Выпей, Соня, тебе станет легче. - Спасибо, Шурик, - прошептала она в ответ, а потом не сдержалась и заплакала. Я сел рядом, обнял её за плечи и притянул к себе. Так мы и сидели, молча глядя в костёр. Одолевали грустные мысли. Вдруг Марат пошевелился и открыл глаза. Соня наклонилась к нему и нежно заговорила: - Маратик, родной, с тобой всё будет в порядке. Ничего страшного не произошло. Немного полежишь, и всё пройдёт... - Где оно?... - спросил раненый, осторожно поворачивая голову в сторону темнеющего леса.
   - Что?... - не поняла Соня. - Чудовище... - Ты его убил, - я не мог молчать. - А мы с Алексом оттащили зверя в лес и подвесили на дереве.
   - Зачем? - удивился охотник. - Боялись, что оживёт, - растерянно ответил я.
   - Правильно... Оно живучее, как кошка, - неожиданно согласился Марат.
   - Выпей чаю, и сразу станет легче, - предложила Соня. - Хорошо..., - медленно проговорил Марат и попытался сесть. - Нет, нет, не вставай, - вскрикнула Софья. - Тебе нельзя. - Она подошла, стала на колени рядом с головой охотника и попыталась, приподняв, положить его себе на колени. Марат застонал, и девушка оставила эти попытки. Я понял, что нужно сделать и побежал в палатку. Там я отыскал фляжку, вернулся к костру и перелил чай во фляжку. Подал её Софье. Она осторожно приподняла голову охотника и поднесла фляжку к его губам. Марат припал к горлышку, как умирающий от жажды путник припадает к роднику в пустыне. Он пил и пил. Чай тёк по подбородку. Соня не отнимала спасительную фляжку, а только поднимала её повыше. Закончив пить, Марат фыркнул: - Фу-у, как хорошо. Давайте ещё. - Пока достаточно, - строго сказала Софья. - Много сразу нельзя. - Хочется пить, во рту пересохло, - пожаловался Марат. - Ты потерял много крови, - констатировала Соня. - Я принесу воды... Можно, доктор? - спросил я у Сони. - Можно, только немного... - нахмурилась она. Марат с удовольствием выпил воды, потом ещё чаю, ещё воды и ещё чаю. В конце концов, Соня запретила давать Марату воду. Она принесла горсть сухофруктов и заставила раненного их есть.
   - На, грызи фрукты. Не будет хотеться воды, да и перекусишь немного. Орлик с Зорькой, как только услышали о фруктах, подошли к Марату, стали рядом с ним и начали просить лакомство. Пришлось угостить лошадок.
   - А где Алекс, - спросил Марат. - Он с Марьяной, - просто ответила Соня.
   - О!, - только и смог сказать удивлённый охотник. - Шурик, иди, поспи. Мы с Соней подежурим, - не очень уверенно сказал Марат, вопросительно глядя на девушку. - Да, иди, отдыхай, - согласилась она. - Может, поужинаем? - расстроено спросил я. И было от чего расстроиться. Хотелось есть. Кишки играли марш, а желудок сводило судорогами.
   - Конечно... - согласилась Софья. - Ты поешь, а мне что-то не хочется. Тут вмешался Марат: - Соня, ты как хочешь, а я тоже хочу есть.
   - Да-а?! Удивил... Приятно удивил. - Алекс, Марьяна, идите ужинать, - громко позвал я влюблённую парочку. И вот мы уже все вместе сидим у костра, едим мясо, пьём чай. У меня вдруг защемило сердце, и я представил свою Оленьку. Любимую жёнушку, которая скоро должна родить, поэтому не пошла в горы. Как она там, одна без меня? Нас, наверное, ищут или искали. А теперь записали в пропавших без вести. Мы ведь на самом деле пропали, исчезли, испарились.
   - Шурик, ты что загрустил? - спросила Соня, вглядываясь в моё лицо. - Ольку вспомнил, - ответил я со вздохом и, быстро поднявшись, ушёл в палатку.
   - Это его жена, - пояснила Марьяна Алексу. - Кстати скоро должна родить.
   - А-а, - удивлённо протянул Алекс. Больше я ничего не слышал. Мысли закружились хороводом. Оля училась вместе с нами в одном классе. Когда я увидел её в первый раз, то она мне очень сильно не понравилась. Худенькая, тонконогая, белобрысая и голубоглазая. Она плакала, вцепившись в мамину руку: - Ма-а-ма, я боюсь... - ныла девчонка. Женщина пыталась ей что-то объяснить, но та только крепче цеплялась за руку и ревела всё громче. Внезапно, кто-то из мальчишек крикнул:
   - Рёва-корова, дай молока! - От этого плакса ещё громче залилась слезами. Моя мама не выдержала и подошла к будущей однокласснице. Она наклонилась к девочке, погладила её по голове, вытерла слёзы на щеках и тихонько сказала:
   - Не плачь, деточка! Успокойся... Шурик отведёт тебя в класс, - и тут мама подтолкнула меня к девочке. - Возьми её за руку, Шурик, и пошли все вместе. Неожиданно девочка ухватилась за мою руку и, шмыгая покрасневшим носом, пошла со мной. Я почувствовал себя настоящим героем, спасшим девочку-несмеяну. Так началась наша дружба.
   Оля была, что называется гадким утёнком, а к окончанию школы, неожиданно, превратилась в настоящую принцессу. Тоненькая, белокожая и голубоглазая, она привлекала к себе внимание многих парней, но ей, кроме Шурика, ни кто не был нужен. Оля, моя любовь и счастье, всегда была рядом. А я не решался ни то, что её поцеловать, а даже обнять стеснялся. Так и прошли школьные годы. По окончанию школы я поступил в колледж, где учился на автоэлектрика, а Оля пошла в училище, учиться на повара-кондитера. Мы стали реже видеться и это расстраивало меня. Всё произошло неожиданно. Меня забирали в армию. Собрались родственники и одноклассники. Был весёлый, шумный вечер. Только Оля была грустная и расстроенная. Она часто исчезала из комнаты, и я находил её то на балконе, то на кухне. Потом мы уединились в спальне родителей. Сначала просто, молча, сидели. Я обнимал Олю за плечи. Она всё время плакала, вытирая глаза и нос огромным клетчатым носовым платком. Это меня немного смешило. Захотелось отобрать платок и самому вытирать её слёзы. Оля не давала платочек, я отбирал, и сам не заметил, как оказался лежащим на девушке. Она перестала плакать и смотрела на меня своими огромными глазищами. Потом взяла, притянула мою голову рукой к своему лицу и, дотронулась, своими губами к моим. Я вздрагиваю, вспомнив какое чувство испытал тогда. От счастья закружилась голова, и сердце забухало молотом, готовое выскочить из груди.
   - Любимый мой, - прошептала Оля. - Ты не забудешь меня в своей армии?
   - Не забуду! Я тебя люблю. Оля, Оленька, солнышко моё голубоглазое... , моё сердце разрывалось от нежности. Тут я вспомнил, свой первый поцелуй и мне стало смешно. Я улыбнулся в темноте. Нос мешал поцеловать любимую девушку. Мне показалось тогда, что нос у меня вырос и стал, как у Буратино. Оказалось, нужно просто немного повернуть голову и целуйся сколько угодно. Незаметно для себя я уснул. Мне приснилась Оленька. Я был в вагоне и видел её, стоящую на перроне. Она махала рукой и грустно улыбалась. Я решил остаться, но поезд уже тронулся и дверь закрыта. Я попытался открыть ее, но ничего не получилось. Внезапно дверь открылась сама, и я увидел пролетающие мимо деревья, столбы, дома. Грохот движущегося поезда ударил в уши. Мне стало страшно. Сердце забилось часто-часто. И от этого я проснулся. Сел и прислушался. Вокруг было тихо. Только у костра не громко переговаривались Марьяна с Алексом. Ночь подходила к концу. Нежная заря разгоралась на востоке. - Идите отдыхать, я посижу. - Поспал? - спросила Марьяна. - Да, выспался знатно, - кивнул я в ответ, подходя ближе. - Как ты, Марьяна? - Получше... - А Марат? - Температура поднялась. Раны у него глубокие, да и кровопотеря большая, - с грустью в голосе, сказала Марьяна. - А где Орлик с Зорькой? - я оглядел поляну и посмотрел на Алекса. - Ушли ещё до рассвета. - А куда? - Кто ж их знает, - улыбнулась Соня. - Жаль... Они лучше собаки чувствуют приближение хищников.
   - Ты тоже это заметил? - спросил Алекс. - Заметил. С ними как-то спокойнее. - Это точно. - Ладно, идите, отдыхайте, а я проверю козочек, - приняв дежурство, я занялся своим стадом. Белянка бросилась ко мне, выпрашивая угощение. Я не стал мучить животное и угостил её кусочком сливы. Приглядевшись, я увидел, что козочка съела всю траву точно по кругу, в радиусе привязи. Пришлось срочно перевязывать её на другое место.
   А вот у Красули меня ждал сюрприз: два чёрно-белых козлёнка на дрожащих ножках стояли рядом с нею. Коза угрожающе нагнула голову, зло, глядя на меня. Огромные острые рога выглядели довольно внушительными. Я не стал приближаться, а просто бросил козе сухое лакомство на землю. Она наклонилась, обнюхала кусочек груши и презрительно фыркнула. - Да, Красуля - серьёзная мамаша. Придётся её отпускать, - расстроено подумал я. - Видимо, не удастся её приручить. Ладно, попытка не пытка, нужно попробовать. Я принёс мамаше воды, но близко подходить побоялся. Поставил котелок так, чтобы коза могла достать воду. Она подошла, пофыркала, но всё-таки попила. Белянка призывно мэкнула.
   - Ясно, ясно и ты водички хочешь. Сейчас принесу. Взяв сразу три котелка, я быстро побежал к ручью. Совсем забыв, что на дереве висит убитый зверь. Хищник был чёрно-красный, полосатый. Его голова почти касалась ветки дерева, через которую мы перекинули верёвку. Ветка находится на высоте около трёх метров от земли. Хищник такой огромный, что его длинный хвост лежит на земле. Острые клыки, похожие на сабли, торчат из оскаленной пасти. Он похож на саблезубого тигра из сказки об изумрудном городе. Когтистые лапы безжизненно обвисли. Но, даже мёртвый, хищник вызывает страх. А, ну, как оживёт, да сорвётся с дерева?! От этой мысли по телу побежали мурашки, а волосы стали дыбом. Я рванул к ручью, как спринтер к финишу, быстро зачерпнул воды и помчался обратно, стараясь не смотреть в сторону убитого монстра. На поляне всё было спокойно. Утреннее солнышко ласково освещало край поляны. В лесу пели птички. Софья показалась из палатки, потягиваясь и зевая.
   - Вот и солнце встаёт, Из-за пашен блестит, - продекламировала она.
   - Как Марат? - спросил я. - Не очень..., но он держится, - ответила она мне. Сзади показалась всклокоченная шевелюра и самого охотника. Он выглядит, как тот убитый хищник, только полосы на нём багрово-красные.
   - Да, друг, досталось тебе, - произнёс я с сочувствием. - Ни то слово..., - согласился Марат и, прищурившись, взглянул на небо. Я проследил за его взглядом и увидел прямо над нашей поляной парящего грифа. Огромного и наглого. Распластав крылья, птица медленно делала круги, всё время, снижаясь и высматривая что-то внизу. - Ты глянь, уже стервятник прилетел, - с удивлением сказал Марат. - Они чувствуют падаль за десятки километров. - Пойдёмте, глянем на хищника, а то его быстро склюют, и не рассмотрим, что же за чудовище на нас напало, - предложил Марат.
   - Идите, я уже его видел. Зрелище ужасное. Это большая удача, что он тебя не сожрал, - ответил я другу и отвернулся. - Алекс, Марьяна, пошли смотреть хищника. А то не успеем, - крикнула Соня. - Идите, мы сейчас, - раздался бодрый голос Алекса. - Хорошо... Догоняйте! - Соня с Маратом ушли. За ними отправились и Марьяна с Алексом. Я остался один. Но скучать мне некогда.
   Подбросил хвороста в костёр, напоил и подоил Белянку. Поставил воду на чай. Но потом вдруг вспомнил, что заварка кончилась. Это меня немного расстроило, так как я люблю чай. Пришлось бросить в воду сухофруктов. Они быстро размякли, а когда компот закипел, над поляной повис приятный фруктовый аромат. - Эх, пирожков бы Оленькиных сюда, - пробормотал я себе под нос.
   На запах быстро вернулись из леса мои друзья и неожиданно заявились Орлик с Зорькой. Вся спина и круп у конька-горбунка измазаны чем-то чёрным и блестящим. Грива и хвост мокрые, с них ещё капает жижа. - Соня, ты только посмотри, что натворил с собой Орлик, - показывая на животных глазами, сказал я девушке. - Орлик, иди сюда, - приказала Софья.
   И он подошёл. Но это ни сколько не удивило нашего милого доктора, а вот то, что глубокие рваные раны, оставленные огромными клыками, очистились и уменьшились, это Софью просто поразило. Она набрала в руку горсть грязи со спины лошадки и намазала Марату воспалившиеся царапины. От неожиданности он даже вскрикнул.
   - Маратик, чем ты хуже Орлика? Будем тебя лечить его средством. - Приговаривая так, Соня набрала ещё грязи и измазала Марата полностью. Грязь похожа на домашнюю сметану, однородной консистенции, только чёрная, как сажа и пахнет серой.
   - Щекотно же, - не выдержал больной и рассмеялся. Мы засмеялись вместе с ним. Теперь Марат стал похож на козу Красулю с чёрными и белыми пятнами. В знак благодарности я дал лошадкам по горсти сухих фруктов. Они с удовольствием захрустели лакомством. Из недалёкого леса раздавалось хлопанье крыльев и громкое карканье. Птицы-падальщики уничтожали убитого зверя. После обеда, который готовили Соня с Марьяной, было решено отправиться на разведку. Марат, был ещё очень слаб, девушки вообще не шли в счёт, поэтому знакомиться с окрестностями пошли мы с Алексом. Прихватили с собой пару верёвок, ножи и ледорубы. Выглядим мы довольно экзотично: в рваных футболках, спортивных штанах, срезанных до колена, в альпийских ботинках, с мотками верёвок через плечо и ледорубами в руках. Головы повязаны банданами из остатков девичьего платья. В придачу у Алекса на шее болтается увесистый бинокль. Девчонки, когда увидели нас при полном снаряжении, расхохотались. - Жаль, камера не работает, а то бы классная съёмка получилась, - сквозь смех проговорила Соня.
   - Ага! Пираты готовы к бою, - поддержала подругу Марьяна. - Удачи, - помахал рукой Марат. Неторопливо и с чувством собственного достоинства мы пошествовали к лесу. Скрывшись за деревьями, сразу насторожились. Веселье, как ветром сдуло. Здесь нужно быть осторожными и внимательными. К северу от нас находится дорога, идущая прямой стрелой с запада на восток. Мы повернули, не сговариваясь, на юг, вслед за быстрым ручейком, журчащим под ногами. Он, то скрывался между корнями раскидистых деревьев, то вновь появлялся на поверхности. Под густыми кронами как-то сумеречно. Молодой поросли нигде нет. Только огромные старые деревья, шумящие на ветру, да шуршание под ногами сухих листьев. Даже птичьих голосов не стало слышно. Чем дальше мы продвигались, тем неприветливее и угрюмее становился лес. - Слушай, Алекс, а может, взберёмся на дерево? Вот на это! Видишь оно здесь самое большое. Глянем, что вокруг твориться. Может, лучше сходить на север. Посмотреть, что там, - предложил я своему молчаливому спутнику. - Я не против, - согласился Алекс. Через несколько минут мы уже были почти на самой вершине. Устроившись поудобнее в развилке толстых ветвей, Алекс начал осмотр окрестностей.
   - Вижу, недалеко просвет. Ага... Ещё один. А это кто? - Кого ты там увидел? - Олени. Представляешь, на поляне пасётся стадо оленей. Таких, как мы убили одного у озера, помнишь? - Конечно, помню. Только мяса попробовать не удалось. Хамелеон утащил, скотина. - Тихо... Вижу тигрорысь. Она подбирается к стаду. Изготовилась... Прыжок... Есть! - вдруг закричал Алекс во всё горло, как кричат болельщики "Гол!".
   - Слушай, Шурик, предлагаю сходить на охоту. Убьём оленя, сколько мяса будет! Хватит на целую неделю, - Алекс вопросительно посмотрел на меня.
   - Можно попробовать, - немедленно согласился я. Осмотрев окрестности и составив план, как лучше подобраться к животным, мы направились в сторону полян. Было решено подобраться с восточной стороны, потом разделиться. Я обхожу животных, выскакиваю на поляну и гоню стадо прямо на Алекса. Он ловит петлёй оленя, валит на землю и перерезает ему горло.
   Охота получилась удачной. Правда, не обошлось без приключения. Олень попался молодой и сильный. Алексу никак не удавалось свалить его на землю. Испуганное животное так рвануло к лесу, что Алекс не удержался и упал. Но верёвку из рук не выпустил. Так и тащился за оленем. Я подбежал во время. Впереди рос густой кустарник и Алексу, пришлось бы туго. Вдвоём нам удалось остановить животное, а потом и свалить его на землю. Дальше Алекс действовал, как настоящий охотник. Не зря ходил с Маратом. Набрался от него умения справляться с дичью. Потом мы срубили крепкую жердь, продели её между связанных ног оленя, взвалили добычу на плечи и понесли в лагерь. Обратная дорога показалась мне гораздо длиннее и труднее. Приходилось идти медленно, тщательно выбирая дорогу. Ручей был нашим главным ориентиром. С каждым шагом становилось жарче. Пот застилает глаза, трудно дышать, а олень, кажется всё тяжелее. Мы останавливались несколько раз, отдыхали, умывались, пили холодную воду из ручья.
   Наконец показались знакомые места. Вот и поляна. Мы сбрасываем ношу на землю и обессиленные падаем рядом. - Ого! Вот это удачливые разведчики, - радостно крикнул Марат. По всему видно, что ему стало намного легче. Он весело улыбается, быстро подойдя к нашей добыче. Быстро и профессионально охотник разделал оленя. Было решено засолить шкуру, а потом, вымочив её в ручье, попытаться сшить что-то полезное. Тем более что одежда у нас изрядно поизносилась. Мы похожи на бомжей со свалки. Особенно плохо пришлось Марату, потому что саблезубый монстр разорвал острыми когтями на нём всю одежду. Брюки, Соня кое-как зашила, а вот майка разлетелась в клочья. От неё осталась только спина. Если так будет продолжаться и дальше, то через некоторое время нам придётся бегать по лесу голыми, подражая Тарзану. Ботинки ещё держатся, но вопрос: надолго ли их хватит? Соня с Марьяной часть мяса засолили и сложили в рюкзак, предварительно вынув оттуда готовую солонину. Её вымочили в воде и развесили на колючих кустах сушиться. Пока мы с Алексом ходили за хворостом, Марат нарезал мяса небольшими кусочками и, надев его на тонкие ветки, как на шампуры, приготовил для всех шашлык. Приятный запах свежего мяса вызвал зверский аппетит. Плотно пообедав, мы решили отдохнуть. Но у меня ничего не получилось, потому что козы требовали внимания и заботы: их нужно накормить, напоить, подоить. Красулю требовалось перевести в другое место, где она могла бы пастись. Но коза превратилась в настоящую фурию. Она угрожающе кричала, бросалась на меня, пыталась достать рогами. Козлята путались у неё под ногами и в приступах злобы, она разбрасывала их копытами в разные стороны. В общем, ничего не оставалось делать, как снять узду и отпустить мамашу на все четыре стороны. В тот момент, когда Красуля в очередной раз набросилась на меня, я ухватился за бечёвку, из которой была связана узда и, достав нож, перерезал свитые нити. Почувствовав свободу, коза сразу позабыла обо мне. Она воинственно крикнула, и, нагнув рогатую голову, устремилась к костру, где мирно беседовали разморённые жарой и плотным обедом мои друзья. Видя, что никто не испугался, коза остановилась, строго рявкнула на козлят и гордо двинулась к выходу с поляны. Малыши бросились за матерью. Так они и скрылись в лесу: впереди шагает с гордо поднятой головой коза, а за ней семенят козлята, громко крича и спотыкаясь. Как только семейка скрылась с глаз, мы дружно засмеялись. - Пока, козлята, - помахала рукой Соня. - Пока, пока, - подхватила Марьяна. Каково же было наше удивление, когда минут через пятнадцать злющая мамаша вернулась в лагерь, так же гордо ступая и высоко неся рогатую голову.
   - Здрасьте, - приветствовал я возвратившееся семейство. - О, наше вам с кисточкой, - пропел Марат.
   Мы опять рассмеялись. А коза, как ни в чём не бывало, подошла к своей привязи, аккуратно собрала разбросанные сухофрукты и, отойдя немного в сторону, легла в тени живой изгороди. Она внимательно следила за людьми выпуклыми зелёными глазами. - Почему она вернулась? - растерянно спросила Соня у Марата. - Поняла, что в лесу им не выжить, и до своего стада не добраться. Козлята ещё слишком маленькие и слабенькие. Вот детишки подрастут, она их тогда и уведёт, - пояснил Марат.
   - Ты думаешь, коза такая умная? - недоумённо спросил Алекс. - Иногда животные бывают даже умнее людей.
   - Как это? - задал я свой вопрос. - Да вот так... Во-первых, у них лучше развито обоняние, слух и зрение. Мать-волчица может пройти десятки километров за охотником, унесшим её щенят. Зайти в деревню, вырезать там собак и увести детёнышей. А слон через десять лет может узнать обидчика, угостившего булкой с гвоздём и убить его. Вот так... Думаю, вам и самим известны случаи, когда потерявшийся пёс через несколько лет блуждания возвращается к хозяину. Или кошка находила свою хозяйку за сотни километров от того места, где потерялась. Во-вторых, инстинкт самосохранения, заложенный самой природой, заставляет животных искать иногда защиты у человека. Вот так произошло сегодня. - Слушай, Марат, а ей не вздумается переночевать в нашей палатке, выгнав законных хозяев? - спросила Соня. - Никогда не знаешь, что у животного в голове, - ответил охотник. - Но оставить нас без крыши над головой у неё не получится. Это я тебе говорю: Марат - охотник. Мы снова рассмеялись. У меня стало легко на душе, от того что мы вместе. А моя бабушка всегда говорила: "Гуртом и батьку хорошо бить...". В детстве я не понимал этой присказки, а вот теперь ясно осознал, что вместе нам не страшны трудности, а по одному мы уже давно сгинули бы в этом неприветливом и злобном мире. МАРЬЯНА
   Я знала, что на нас нападёт саблезубый тигр. Почему об этом не сказала друзьям? Сама не понимаю. Просто не хотелось никого пугать и выглядеть глупо. А вдруг это мне просто привиделось, а не произойдёт на самом деле? Я сама себе не верю. Не верю в собственный дар предвидения. Боже мой, как же быть дальше? Во время болезни я много чего видела. Нужно об этом рассказать всем или нет? Разве что, посоветоваться с Алексом? Он мне нравится, даже очень нравится. Смелый, добрый, сильный. Но вот сможет ли он понять то, о чём я ему скажу? Не посчитает ли меня безбашенной идиоткой? Тем более что видения были отрывистыми, легко ускользающими обрывками. Складываясь вместе, они представляли собой, картину апокалипсиса - жуткой катастрофы, произошедшей на Земле. Или, может, не на Земле, но в этом мире, это точно. В катастрофе были виноваты люди. Они достигли больших успехов в науке, что и погубило цивилизацию. Прекрасные дворцы и храмы исчезли с лица земли, испарившись от страшного оружия. Я задрожала, вспомнив картину исчезновения красивейшего дворца.
   Внезапно на безоблачном синем небе появилось солнце. Оно было таким ярким и ослепляющим, что от его света потемнело в глазах. Дворец задрожал, покрываясь странной дымкой. Это было похоже на весеннее испарение, когда прозрачный пар медленно поднимается вверх и искривляет очертания предметов. Прошло несколько томительных минут, ослепительное сияние стало постепенно меркнуть, а когда совсем исчезло, то дворца уже не было. Всё осталось на месте: парк с дорожками и фонтанами, павлины, гуляющие среди розовых кустов, маленькие птички, ныряющие в листве, диковинных деревьев, а люди и огромный замок с башнями и зубчатой стеной исчезли бесследно. На его месте появилась огромная яма с осыпающейся чёрной землёй. Эти видения появлялись в моём воспалённом мозгу много раз, как будто отдельные кадры старого кино. Очень медленно они складывались в общую картину. Когда жар отпускал меня, я начинала обдумывать увиденное и вот, в конце концов,у меня в голове сложилась полная картина случившейся катастрофы. Но я боюсь рассказать об этом своим друзьям, чтобы не решили, что у меня, как говорят мои ученики, "поехала крыша". Иногда мне виделись люди. Я не могу точно сказать, мужчины это были или женщины, потому что все были одеты в одинаковые чёрные костюмы, белые рубашки и галстуки. А вот галстуки были разных цветов. Не знаю, почему, но именно эта деталь запомнилась мне больше всего. Может, потому что, галстуки были единственным ярким пятном на чёрно-белом фоне одинаковых людей. У них были узкие глаза, высокие скулы и чёрные, как смоль, волосы. Можно было подумать, что я вижу одного человека, отражённого во множестве зеркал, но яркие разноцветные галстуки ломали эту иллюзию.
   Чаще всего мне виделся один странный мужчина, с большой пуговицей на лбу. Он был похож на демона с бледным бескровным лицом, горящим взглядом и улыбкой, змеящейся по тонким губам. Когда он появлялся в моём воображении, сердце сначала замирало от ужаса, а потом колотилось так, будто готово выскочить из груди. Он протягивал ко мне руки, и я понимала, что страшный человек хочет меня схватить. Я кричала и металась в бреду.
   Соня старалась помочь мне, делала холодные компрессы, поила тёплым козьим молоком. Я ненадолго вырывалась из объятий кошмара, а потом снова начинала бредить. И снова видела чёрного демона, тянущего ко мне руки.
   Последний раз он пришёл ко мне сегодня ночью. Не успела толком уснуть, можно сказать, что только глаза закрыла, сразу увидела его. Чёрная пуговица на лбу блестела как-то особенно мрачно и таинственно. Неожиданно человек из сновидения снял пуговицу со лба и протянул мне. Это оказался какой-то небольшой прибор и я, услышала далёкий голос:
   - Говори.... С перепугу я так рванула бежать, что сонная перелетела через Алекса и выскочила из палатки.
   - Марьяна, что случилось? - спросил Алекс. - Ни-ничего, - ответила я ему дрожащим голосом и сделала вид, что иду в сторону туалета. На своих стоянках первым делом мы строим туалет, Алекс его называет - шхельда, по альпинистски, а нам, чайникам, привычнее называть это место, как обычно, туалетом.
   - Пойдём, я тебя провожу, - предложил Алекс.
   - Хорошо... - согласилась я, сразу же представив, что придется отправиться, одной в неосвещённый угол поляны, где наскоро устроен походный туалет.
   На поляне горел костёр. Соня с Маратом сидели, обнявшись, и о чём-то тихо говорили. Лошадки стояли, положив головы друг на друга. Две луны давно разминулись и уже приближались к горизонту. Ночь заканчивалась. Сонный лес тихо шелестел листвой. Захотелось вернуться домой. Проснуться и оказаться на своей любимой кровати, в своей комнате, в своей семье, в своём городе и в своём мире. Так захотелось, что я заплакала, потому что мы ещё не скоро вернёмся домой. Но я знаю точно, что мы обязательно вернёмся, хоть и не знаю пока, как нам это удастся.
   Алекс отвёл меня в палатку, а сам ушёл к костру. Через несколько минут пришла Соня и обиженно заявила, что мужчины просто невыносимы, потому что отправили её спать. Она легла на свой спальник, подложив, как ребёнок, руку под щёку и мгновенно уснула. Я долго лежала с открытыми глазами и думала над последним видением. Что-то в нем сегодня было не так, как раньше. И вдруг я поняла, чёрный человек заговорил. Он сказал всего одно слово: - Говори... А я глупая, вместо того чтобы поговорить с ним, так испугалась, что чуть не умерла от страха. Вот дурёха! Что он хотел услышать от меня? Хотел узнать, кто мы такие и как сюда попали? Может, он хотел помочь нам выбраться? Я долго размышляла над своими видениями. Пока что ничего не ясно. Лучше молчать и ничего не говорить друзьям. Решив окончательно, что не буду пока никому ничего говорить, я, наконец, уснула. Утром Шурик принёс мне кружку парного молока с мёдом. Я выпила его с большим удовольствием. Болезнь отступила и, поэтому мне постоянно хочется есть. Когда я вынырнула из палатки, у костра уже сидели все наши. Мужчины с удовольствием ели отварное мясо и о чём-то спорили. Соня пила компот из большой кружки. Заварка закончилась, к большому моему сожалению, потому что я люблю выпить с утра кружку крепкого сладкого чая. Вообще-то заварка - это мелко порезанные и высушенные листья чая. Нужно спросить у Шурика, может он знает какую-нибудь траву, которую можно заваривать. - Шурик, а ты случайно не знаешь, что можно заваривать вместо чая? - Бабушка знает много трав и деревьев, листья которых можно заваривать, а я не знаю, - ответил он, недолго, подумав. - Зачем тебе, Марьяш, это понадобилось, - с любопытством спросила Соня. - Как, зачем? Заварка закончилась, а я люблю выпить с утра чаю. - Травяные чаи обладают различными лечебными свойствами, - строго проговорила Софья. - Одни являются потогонными, другие - мочегонными, а третьи - слабительными. Какой из этих чаёв подойдёт моей подруге? - спросила она у меня, подмигивая парням. - Соня, перестань... Есть ведь витаминные чаи.
   - Есть, не спорю. Но пока я не заметила здесь ни одного растения, с которого можно было бы нарвать листьев или нарезать веточек для чая. Так что дорогая моя Марьяша, пей компот или ключевую водицу. А о чае можешь помечтать в свободную минутку. Да и что тебе переживать? Шурик поит тебя отличным, экологически чистым продуктом - молоком. Соня подошла ко мне и обняла за плечи. Её синие глаза сияют счастьем. Марат не сводит с неё глаз. Мне стало радостно за свою подругу. Они так долго шли к своему счастью, что я уже иногда начинала сомневаться, что когда-нибудь они будут вместе. Хоть и знала, что будут, но не верила сама себе. Вот теперь они счастливы и я счастлива вместе с ними.
   - Ну, что? Мы пошли, - сказал, вставая, Марат. - Девочки, мы оставим вас ненадолго. Вчера Алекс с Шуриком ходили на юг, а сегодня мы хотим сходить на север. Шурик останется с вами. Ружьё брать не будем. Шурик, оно заряжено. Сможешь выстрелить? - спросил Марат, с надеждой глядя на Шурика.
   - Попробую..., - неуверенно ответил тот. - Не волнуйся, я могу обращаться с оружием, - загадочно улыбаясь, сказала я. - Ты? - удивился Алекс. - Я. Соня с Шуриком не удивились. Они знают, что я отличный стрелок, даже имею разряд по пулевой стрельбе. А в тир, расположенный недалеко от нашего дома, меня последнее время даже не пускали. Потому что я легко поражала все цели и забирала кучу призов, что было разорительно для хозяев тира. Да, сколько скрытых талантов в нашем отряде, - улыбнулся Алекс. Он всё ещё мне не верил. Тогда я взяла оружие, прицелилась и спокойно нажала на спусковой крючок. Маленькая птичка,суетившаяся на ближайшем дереве, камнем упала вниз.
   -Ну, ты даёшь, Марьяна, - восхитился Алекс.
   - Зачем живую душу загубила, убивица? - возмутилась Соня. Мне стало неловко. Что это, в самом деле, со мной? Надо быть скромнее. - Убедился, инструктор по туризму? - ехидно спросил Марат. - Наши девчонки не дадут себя в обиду. - Убедился! Пошли, а то солнце уже высоко. Вооружившись ножами, верёвками и ледорубами, парни двинулись к лесу. Чтобы занять себя чем-нибудь, я решила пообщаться с Красулей и её малышами. Но коза не хотела идти на контакт. Она злилась, опуская голову к земле, противно орала и грозила рогами.
   - Да ну тебя... Глупая совсем, что ли? Я тебе ничего плохого не сделаю, поглажу только козляток. Они такие хорошенькие, - пыталась я убедить козу в невинности своих намерений. Но мамаша ничего не желала слушать. Она упрямо не хотела общаться. А зря! Вздохнув, я, отошла от козы и села у костра. Соня ушла в палатку, видимо легла отдохнуть. Шурик отправился за хворостом, а я осталась одна. Почему-то стало страшно. Не дай Бог оказаться в таком лесу одной. Это верная смерть. День обещал быть длинным и скучным. Я прикрыла глаза и расслабилась, пригревшись на солнышке. Долго так посидеть мне не удалось. На поляну прибежал Орлик. Он был слишком возбуждён. Несколько раз подбегал ко мне, а потом возвращался к лесу. Подбежит, развернётся и быстро убегает, а сам всё время оглядывается на меня. Будто зовёт за собой.
   - Ну, что ты ,Орлик? Что случилось? А где Зорька? - я смотрела на него с недоумением.
   И тут до меня дошло, что с Зорькой что-то случилось и Орлик на самом деле зовёт меня за собой. Я встала и медленно пошла следом. Соня отдыхает в палатке, Шурик ушёл за хворостом и что-то долго не возвращается. Уйти, не предупредив нельзя, а Зорьку спасать надо.
   - Соня, Соня, - я позвала не очень громко. Она не откликнулась, и я пошла следом за Орликом со спокойной совестью. Выходя с поляны, надеялась, что встречу по пути Шурика. Но Орлик повернул резко направо, огибая стоянку снаружи по-над колючими зарослями шиповника. Я поспешила следом, крепко сжимая в руках ружьё. Через некоторое время лес расступился. Широкая каштановая аллея привела нас к огромному котловану, похожему на воронку от взрыва, глубиною не менее десяти метров. Орлик начал спускаться вниз на ровное дно, покрытое невысокими ярко-зелёными кустиками и мелкой, но очень зелёной травой. Орлик двинулся наискосок по склону, поросшему разнотравьем. Он всё время оглядывался на меня и кивал головой, приглашая следом. Солнце пекло нестерпимо. Пот застилал глаза. Но я не останавливалась. Наконец, мы достигли дна. Орлик прибавил шагу. Я тоже поднажала. И вот мы уже почти у другого края воронки. Внезапно конёк остановился и призывно заржал. Откуда-то донеслось ответное ржание, но оно было сильно приглушённым, еле не слышным. Я подбежала к Орлику и остановилась, внимательно рассматривая ближайшие кусты. Зорьки нигде не видно. Неожиданно раздалось ржание у меня прямо из-под ног. Я отшатнулась и опустила глаза. Прямо под носками моих ботинок начиналась узкая трещина, ведущая неизвестно куда. Вот из этого провала и доносилось приглушённое ржание Зорьки. Я стала на колени и попыталась заглянуть в щель. Мелкие комочки земли посыпались вниз, тихо, шурша. Испугавшись, я отпрянула от края, потом легла на живот, подползла и заглянула в провал.
   Солнце стояло высоко и поэтому его лучи освещали щель до самого дна. Трещина не очень глубокая, но достать Зорьку нет никакой возможности. Во-первых, у меня не было с собой верёвки, во-вторых, даже если бы и была верёвка, у меня не хватило бы просто сил вытащить бедное животное на поверхность.
   - Зорька, не бойся, подожди немножко, я схожу за подмогой. Посиди ещё там, - попросила я лошадку. Орлик будто понял мои слова. Он покивал головой и двинулся в обратный путь. Подниматься было ещё труднее, чем спускаться. Пришлось пристроить ружьё на спину, потому что руками приходилось цепляться за жёсткие стебли травы, росшей на склоне. Это было опасно, трава могла оторваться и тогда я кубарем покатилась бы вниз. В какой-то момент так чуть и не случилось. Орлик видел мои страдания и старался помочь, но это у него плохо получалось. Склон был хоть и не отвесный, но крутой и до верха ещё далеко.
   Мне в голову пришла мысль, что можно уцепиться за гриву лошадки и спокойно добраться до вершины. Я так и сделала. Орлик был ничуть не против. Он двигался осторожно по склону,выбирая более удобный путь. Мы выбрались наверх запыхавшиеся, но довольные собой. Оказавшись у цели я присела отдохнуть. Мне было интересно, что это за углубление в земле? Если это воронка от взрыва, то какой чудовищный взрыв должен был произойти. И вдруг перед моим мысленным взором появился "тающий" дворец. Это место, где он находился! Так, значит, видение было не плодом воспалённого воображения. Видение было из прошлого этого мира.
   Орлик нетерпеливо топтался рядом. Ему не терпелось спасти Зорьку. Мы двинулись по каштановой аллее. Земля усыпана каштанами. На ходу наклонившись, я набрала горсть орехов. Нести в руках их не очень удобно, и я высыпала их за пазуху, предварительно заправив футболку в брюки. Руки освободились, и места для орехов оказалось много. Я быстро насобирала каштанов и насыпая их в футболку. Каштаны шевелились и катались по телу. Было щекотно. Я представила, как выгляжу с огромным шишкастым животом и засмеялась. Орлик поджидал меня у кромки темнеющего леса. Я полностью доверяла Орлику, а он уверенно вёл меня между одинаковыми стволами лесных великанов. Вот и знакомые колючие заросли. - Марьяна, ты, где была?, - бросилась ко мне Соня. - Мы волновались, - поддержал подругу Шурик. - Так, где ты была? - Зорька провалилась в яму, а Орлик попросил меня спасти её, - начала я свой рассказ.
   - Прямо так вот и попросил? - недоверчиво спросил Шурик. - Да, попросил. Он позвал меня за собой. Молча, позвал. Ну, я и пошла. Он показал, где искать Зорьку, она провалилась в щель, но я не смогла её выручить из западни. Нужна верёвка и мужская сила. Лучше посмотрите, что я принесла, - и я высыпала каштаны у костра. Шурик тут же насыпал орехов в котелок и поставил вариться. Я же люблю каштаны жареные, поэтому разгребла жар с краю костра и высыпала туда оставшиеся орехи. Мы сели у костра.
   - Далеко ходили? - спросила у меня Соня.
   - Не очень. Там огромный котлован и в нём узкая щель в земле. Не очень глубокая. Вот в ту самую щель и попала Зорька. - Я не решилась рассказать подруге о том, что на месте котлована когда-то стоял прекрасный дворец. И что видела его ещё во время болезни в полусне или в бреду. И ещёвидела, как он исчез с лица земли. - Какой, какой котлован? - заинтересовался Шурик. - Огромный, как от взрыва или от удара. - Интересно, - протянул он задумчиво. Неожиданно в просвете между деревьев в лесу что-то мелькнуло. Я не успела рассмотреть, что это было, но оружие схватила быстро и направила в сторону входа на поляну. - Ты что, Марьяна, - удивилась Соня. - Что-то увидела? - Там кто-то есть! - напряжённо сообщила я подруге. - Конечно, есть. Это наши возвращаются, - со смехом сообщил Шурик. - Ты так и своих перестрелять можешь, - осуждающе проговорила Соня. - Надо быть внимательней. Алекс с Маратом наконец-то вышли на чистое пространство. Они принесли вязанки дров и о чём-то хмуро переговаривались. - Привет честной компании, - приветствовал всех Марат. - Привет! - мы ответили в разнобой. Я обрадовалась, что парни уже вернулись. Мы успеем освободить Зорьку из подземного плена ещё до захода солнца. Парни слушали мой рассказ во время обеда. Они ели быстро и сосредоточенно. -- Нужно срочно отправляться на спасение лошадки-малышки, и как можно скорее, потому что день близится к концу, да и Орлик очень нервничает, -- согласился с моими доводами Марат.
   Всеми возможными способами Орлик старается ускорить наш выход: разгоняется и бежит к нам, потом резко останавливается, разворачивался на задних ногах и бежит к выходу с поляны. Марат, с Алексом видя такое нетерпение маленького конька, не стали задерживаться. Взяв верёвки, вооружившись, как обычно, ледорубами они почти бегом отправились на спасение Зорьки. Нам ничего не оставалось, как ждать. Мы с Соней затеяли стирку у весёлого ручейка. Мыло уже закончилось, поэтому стирали одной водой, замачивали вещи в ручье, а потом усиленно тёрли руками. От этого кожа на пальцах моментально слезла. Наше бельишко представляло собой жалкие лохмотья. Мы ведь уходили в горы всего на десять дней, поэтому вещей взяли не много. За месяц скитаний в чужом мире всё износилось. Зашитые много раз вещи дышали на ладан. Майки и футболки от постоянной носки по лесу и колючим кустарникам, тоже были похожи на лохмотья оборвышей. Как бы то ни было, пришла пора задуматься, в чём продолжать путешествие. Наши мужчины давно уже ходят в одних шортах, сделанных из спортивных брюк. В рюкзаках у нас лежат тёплые костюмы, куртки, шапки, но в жарком климате они не нужны. - Сонь, слушай, мы совершенно обносились. Нужно что-то придумать, - говорю подруге, развешивая выстиранную одежду на кустах.
   - А что тут придумаешь. Материи у нас нет, пошить не из чего. Иголки с нитками есть, а ножниц нет. Так что, думай, не думай, а придумать ничего не удастся, - отвечала мне подруга, сосредоточенно разглядывая стёртые в кровь костяшки пальцев.
   - Скоро голыми будем! - Марьяна, я тебя умоляю! Перестань зацикливаться на всякой ерунде. У нас есть мужчины, они - настоящие рыцари, и что-нибудь придумают. Успокойся! - с оптимизмом ответила мне Соня.
   Мы собрали выстиранное бельё, и пошли в лагерь. На траве в центре поляны Шурик очищал от жира оленью шкуру. Он собирается пошить из неё шорты. Я как-то не очень в это верю. Нужно знать, как правильно выделать шкуру, он же явно этого не знает.
   Наконец вернулись из спасательной операции Марат с Алексом. Вместе с ними пришли Орлик с Зорькой. Они бегают и скачут по поляне, толкая друг друга головами и шутливо покусывая.
   Солнце медленно садилось. Мы сидели у костра, ели каштаны и говорили. Можно сказать, что говорил один Алекс. Он рассказал нам о том, где они были и что видели. Утром они с Маратом отправились на север от нашей стоянки. Там они дошли до высоких холмов, поднялись на вершину одного из них и увидели море. Никаких следов людей не нашли.
   Блестящие серые волны, больше похожие на переливающуюся ртуть медленно бились в пустынные пляжи, тянущиеся до самого горизонта. Спускаться к воде разведчики не стали, помня о чудовищах, водящихся в Красной реке.
   На самой конечной точке видимости на востоке поднимаются скалистые хребты. На юг уходят бесконечные леса, перемежающиеся безлесыми пространствами, покрытыми яркой зеленью. Ничего интересного разведчики не увидели и поспешили обратно. На обратном пути они решили сократить расстояние и пошли прямо через зелёную поляну, чтобы в конце её снова оказаться на берегу сильно петляющего ручейка. Трава в некоторых местах выросла почти по пояс. Марату показалось странным то, что никаких следов животных им не попадалось. Обычно в таких местах часто пасутся копытные, а тут нетронутое девственное буйство. Этот факт заинтересовал охотника, но не насторожил, а жаль. В центре поляны навстречу разведчикам из высокой травы вынырнула круглая белая голова с мощными челюстями, больше похожими на медвежий капкан. Несколько пар глаз, по размерам способных поспорить с фарами жигулёнка, уставились на замерших от неожиданности людей. Чудовище начало медленно подниматься на длинных мохнатых лапах, готовясь к атаке. Из травы показалось такое же белое, как и голова, удлинённое туловище,покрытое густой длинной шерстью. -- Паук, -- крикнул Марат и бросил в чудовище ледоруб. Удар пришёлся по голове. Остриё топора вошло в круглый череп, издав негромкий чмокающий звук. Монстр упал в траву, поджав под себя ноги.
   -- Бежим, -- крикнул Марат и бросился к виднеющейся впереди кромке леса. Алекс не стал ждать повторного приглашения и рванул следом без оглядки. Остановились беглецы далеко в лесу, на берегу знакомого ручья.
   -- Мы не стали возвращаться за ледорубом, --закончил своё повествование Алекс. -- Правильно сделали, -- быстро сказал Шурик, -- не известно, кого вы могли встретить на поляне.
   -- Мы тоже так подумали. Вдруг у паука куча сородичей, готовых отомстить убийцам? Плохо, что бросили топор, но у нас не было времени, нужно было уносить ноги, -- закончил рассказ Алекс.
   Потом Марат рассказал, что во время экспедиции по вызволению Зорьки, их ждал сюрприз. После того, как Алекс, отправил Зорьку из щели наверх, земляной пол под его ногами провалился и он полетел вниз. Хорошо, что страховочный канат привязали к недалёким кустам и альпинист повис на верёвке, не долетев до дна буквально около метра. Фонаря у него с собой не было, поэтому рассмотреть почти ничего не удалось. Но то, что под ним не простая яма, Алекс больше чем уверен. Я задумчиво смотрела на своих друзей и всё время думала: - Рассказать про дворец или нет? Рассказать или нет? - Что задумалась, подружка, - толкнув меня в бок, спросила Соня. - Да вот, думаю... - О чём, поделись с нами, - не отставала она. - Так и быть, скажу, только не считайте меня дурой - предупредила я. - Даже и не подумаем, - поддержал Соню Алекс. - Рассказывай. - Дело в том, что на месте того котлована, где провал, когда-то стоял прекрасный дворец, окруженный садами, аллеями, цветниками. В один прекрасный день дворец испарился, как испаряется вода. В небе появилось как бы ещё одно солнце. Оно светило так ярко, что строение сначала завибрировало, а потом замок и вовсе исчез. - Скорее всего, ты провалился в подземелье замка, - хлопнув друга по плечу, сказал Марат. - А в подземельях водятся привидения, - зловеще прошипел Шурик. - И разные монстры, - добавила вполне серьёзно Софья. - Думаю, что вся нежить исчезла вместе с дворцом, - проговорила я с серьёзным видом и сама удивилась: откуда могу знать такое? Но слово не воробей, вылетит - не поймаешь.
   Друзья оживились: - Хорошо бы спуститься в подземелье и найти там что-нибудь полезное, - мечтательно протянула Соня. - Что там может быть полезное, - сварливо проворчал Шурик. - Разве что камера пыток...
   - Да ты начитался Никитина, - со смехом сказал Марат. - Недавно прочитал "Князя Владимира", - с гордостью подтвердил Шурик. - Вот, вот... , - покивал головой охотник. - Мне почему-то кажется, что найдём в подземелье много интересного, - не унималась Софья.
   - Подождём до завтра, - закрыл тему Алекс. - Предлагаю лечь спать по- раньше, - сказал, потягиваясь Марат. - Я подежурю, - с готовностью предложил Шурик, - а вы отправляйтесь отдыхать. Мы переглянулись. Я посмотрела в глаза Алексу и увидела в них то, что хотела: они сияли и искрились, обещая любовь. Марат с Соней тоже загадочно улыбались. Так, так... Видимо поспать не удастся.
   - Разбуди меня, когда взойдёт настоящая луна, - проговорил, поднимаясь, Алекс. - Хорошо. Будет сделано, - пообещал Шурик, подкладывая хворосту в костёр. Я посмотрела на небо. Над землёй всходила вторая луна, искусственная. Она мерцала голубовато-зелёным светом, освещая поляну и лес. Если бы не она, то ночи стали бы кромешно-черными. Но этого не происходило, и я была благодарна жителям этого мира, создавшим такой замечательный ночник.
   В памяти снова появилась картинка абсолютно одинаковых людей, в разноцветных галстуках. Люди это или роботы, я не смогла понять, но то, что мир населяли разумные существа, было абсолютно точно. В этом мире существовала разумная и высокоразвитая цивилизация, создавая прекрасные дворцы и причудливых животных. А вот что случилось, пока не известно. Может завтрашнее путешествие в подземелье откроет нам тайну этого мира. - Марьяша, ты скоро? - раздался негромкий вопрос из палатки. - Иду, Алекс... Уже иду, - так же тихо я ответила ему и нырнула в палатку, как в омут, навстречу счастью и любви. Алекс принял меня, в свои объятия молча. Я прижалась к его широкой груди и услышала биение горячего сердца. Наши губы слились в сладком поцелуе. Время пролетело быстро. Как только через полотнище палатки пробился свет месяца, Алекс, встал и ушёл дежурить у костра. На прощание он так сильно прижал меня к груди, что перехватило дыхание.
   Шурик забрал спальный мешок и лёг у костра. Мне от чего-то, стало тоскливо и я заплакала, уткнувшись лицом в ладони. Тоска по дому была нестерпимой. Мама с папой остались там, в нашем мире, таком родном и недосягаемом. Как долго нам придётся возвращаться? Возможно, пройдут десятки лет, пока мы возвратимся домой. Робинзон Крузо прожил на острове почти 30 лет. Если наше возвращение затянется настолько, то у нас здесь родятся дети, вырастут и даже появятся внуки. А родные в нашем потерянном мире к тому времени состарятся и умрут, никого не останется. Слёзы сами потекли по щекам. Постепенно я успокоилась и уснула, но даже во сне продолжала всхлипывать.
   Утром, после завтрака, небольшой отряд двинулся в сторону котлована вслед за Орликом и Зорькой. Козы тоже пожелали составить нам компанию. Белянку Шурик давно уже отпустил с привязи. Она ни куда не уходила с поляны и стала совершенно ручной. Красуля, хоть и не давалась в руки, но от нас не удалялась на большое расстояние. Козлята её подросли и быстро освоили не только поляну, палатки, но и ветки окружающих деревьев. Во время игр козлята совершали такие головокружительные прыжки и кульбиты, что становилось страшно за их ноги и шеи.
   Вот так мы и двигались к остаткам замка: Орлик, Зорька, Марат, Алекс, Софья, я, Шурик, Белянка и Красуля с козлятами, которые шныряли по кустам, иногда отставали и тогда кричали противными голосами, раздававшимися на весь лес.
   Каштановая аллея козам понравилась больше всего. Животные собирали орехи, грызли с удовольствием кору, и, став на задние ноги, тянулись губами к молодым зелёным побегам. Они были так заняты едой, что, казалось, ничего вокруг не видят. Но стоило нам немного отойти, как животные бросались следом, громко и недовольно крича. Сопровождаемые козами, мы, наконец, спустились к провалу. Быстро поставили палатки, разожгли костёр и приготовились к спуску в подземелье. Было решено оставить Марата на поверхности, а всем остальным спускаться. Сначала Шурик с Алексом не хотели брать нас с Софьей. - Послушайте девчонки, а что вы там не видели, - задал вопрос Алекс. - Там, - показывая в дыру, - может быть опасно, - продолжил Шурик. - Нет, я уверена, что опасности нет, - твёрдо заявила я. - Мы пойдём с вами, - настаивала Соня. - Вы только мешать будете, - не соглашался Шурик. - Не будем! - начиная сердиться, крикнула Соня. - Не спорьте, мы идём с вами, - очень твёрдо сказала я. - Я пойду первым, следом вы, заключающим Шурик, - приказал Алекс. - Пойдёте только после того, как я подам сигнал, что можно спускаться.
   - Хорошо, - в один голос сказали мы с Соней, кивая головами и засмеялись. - Смейтесь, смейтесь, как бы плакать не пришлось, - проворчал Шурик очень недовольно. - Не ворчи, старик, - заступился за нас Марат. - Да ладно, - махнул рукой Шурик. Алекс взял всё необходимое, закрепил конец страховочного троса на кустах и начал спуск. Довольно долго от него не было сигнала, потом верёвка дёрнулась два раза и я подошла к чёрному зеву провала. Стало страшно и неуютно, даже дрожь пошла по телу. Но я взяла себя в руки и начала спускаться.
   Постепенно солнечный свет померк и снизу стал виден свет фонаря. Алекс ждал меня с распростёртыми объятиями. Не успела я стать на твёрдую почву, как он обнял и поцеловал меня. Свет фонаря выхватил каменную кладку и уходящий в темноту тоннель. Внизу было прохладно, и снова дрожь побежала по телу. Алекс крепче обнял меня, стараясь согреть своим теплом. - Надо было взять тёплую одежду, - всё ещё вздрагивая, сказала я. - Эй, вы там, на верху, - крикнул он, сложив руки рупором, - захватите альпинистские костюмы, здесь холодно. Подземелье откликнулось многократным эхом "олодно, лодно,дно,о-о-о...". - Да здесь настоящие катакомбы, - сказал, немного помолчав Алекс. - Можно и заблудиться, - прошептала я со страхом, невольно прижимаясь крепче к Алексу. Он опять поцеловал меня. В это самое мгновение спустилась Соня. - Ай-я-яй, как не стыдно целоваться при людях, - сказала она укоризненно, а в глазах прыгали весёлые огоньки. - Больше не будем, - ответила я, смутившись, и опустила глаза. - Ладно, прощаю. Шурик принёс с собой тёплые костюмы, вязаные шапочки и перчатки. Мы быстро оделись. Сразу стало легче на душе, перестала пробирать дрожь, стало немного теплее и спокойнее.
   - Ну, что, господа путешественники, куда пойдём? - спросил Алекс. - Прямо, - пошутил Шурик. - Марьяна, слово за тобой. Куда скажешь, туда и пойдём, - заглядывая мне в глаза, сказал Алекс.
   - Дайте подумать... Я сосредоточилась, прислонившись спиной к каменной кладке и представила себя центром, испускающим волны. Эти волны распространяются по кругу, проходя и задерживаясь там, где почва не тронута. Так у меня в голове сложился план подземелья. Я поняла, что оно состоит из четырёх отдельных залов, связанных тоннелями. Залы соединяются в центре такими же узкими проходами.
   Мы находимся совсем рядом с одним из этих залов. - Пойдём направо! - сказала я друзьям. - Совсем рядом находится огромный зал. Предлагаю прогуляться туда и посмотреть, что скрывают дворцовые развалины.
   - Согласен. Пошли, - поддержал меня Алекс. И мы пошли по тоннелю, который постепенно заворачивал. Кладка была бесшовная. Только по цвету каменных плит мы могли догадаться, что тоннель выложен отдельными блоками. Если бы не это, можно подумать, что подземный ход сделан из цельного куска мрамора. Неожиданно свет фонаря провалился в чёрное нутро зала. Мы вошли и остолбенели: огромный подземный зал был уставлен стеллажами в четыре ряда. На каждом прикреплён номер: 1, 2, 3, 4.
   - Странно, что бы это значило? - с удивлением оглядываясь вокруг, спросила Соня. Мы включили все фонари и разбрелись по залу. Каждый стеллаж представлял собой обычную полку, уставленную невысокими коробками без крышек. На каждой коробке был свой рисунок. Внутри стеллажи разделены литерами А, В, С, Д, как книги в библиотеке. Мне достался стеллаж под номером три. Рассматривая коробки, я вдруг поняла, что на них изображены разные фрукты: яблоки, груши, сливы, виноград, киви, ананас и прочее, и прочее. Некоторые фрукты я не узнавала по рисункам. Возможно, таких я просто никогда не видела. Коробки уставлены небольшими пачками, аккуратно упакованными и пронумерованными. Чем дальше я продвигалась, тем больше становилась нумерация.
   - О, чего здесь только нет, - раздался возглас Сони. - Ты права. Здесь настоящий продовольственный склад, - поддержал разговор Шурик с другого конца зала. - А продуктов хватит прокормить огромный город несколько десятков лет, а может и столетий. - Прежде чем использовать эти продукты, необходимо убедиться, что у них не истёк срок годности, - менторским тоном провозгласила Софья.
   - Доктор, эту обязанность мы возлагаем на ваши хрупкие плечи, - шутливо проговорил Шурик. - Ага, нашли крайнюю, - возмутилась Софья. - Доктор, а вдруг у нас заболит живот, кто будет виноват? - хитро прищурившись, спросил Шурик.
   - Кто? Кто? Сами и будете виноваты, - отрезала она и сердито засопела. - Моё дело предупредить. - Что же делать? - расстроено посмотрел на нас Алекс. - Дата изготовления и срок годности указывается на упаковке, - начала поучать всех Софья. - Это мы знаем ничуть не хуже некоторых, - проворчал Шурик. - Ничего нет проще. Возьмите упаковку с продуктами и посмотрите дату. - Соня взяла пачку с рисунком персика и начала её разглядывать.
   - К сожалению, никаких дат здесь не указано, - сообщила она нам. - Попробуем открыть упаковку. Смотрите! Как легко она открылась. Раз и всё! Смотрим, что внутри. Здесь просто картинки.
   Соня помяла бумагу пальцами, как мы изображаем деньги, потирая указательный палец о большой. - Внутри что-то есть. Какой-то мусор, - говоря так, она высыпала на ладонь содержимое пакетика. - Несколько крупинок, по-видимому, персика.
   - Я поняла, это сублимированные продукты! - неожиданно громко сказала Соня. - Что это такое? - не понял Макс. - Эти крошки нужно залить водой, и они разбухнут до размеров персиковых долек, - пояснила Соня. - А ты откуда знаешь? - удивился наш инструктор. - Когда я училась в мединституте, преподаватель биологии приносил нам клубнику, размером со спичечную головку. Он попросил принести полведра воды и бросил туда щепотку таких сухих крошек. После лекции в ведре вместо воды оказалась настоящая клубника. Сухарики впитали в себя всю воду, и превратились в свежую, ароматную клубнику. Если бы не видела своими глазами, ни за что бы ни поверила, что такое возможно. - А такое, может быть? - не поверил Шурик. - Значит, может! - кивнула я. - Смотрите, а здесь супы, - обрадовано сообщил Шурик. - А здесь хлеб, батоны, булки и ещё много чего.
   - И всё-таки, каков у этих продуктов срок годности? - снова принялась за своё Соня.
   - Предлагаю проверить на мне, - предложил выход Шурик. - Но ты же не кролик, - запротестовала Соня. - Значит, накормим козлят, - с сомнением в голосе проговорил Алекс. - Мы не убийцы! - возмутилась Соня. - Лучше умереть нам, а козлятки пусть живут? - поинтересовался Шурик. - Хорошо, уговорили, - вдруг согласилась Софья. - Предлагаю набрать немого продуктов и отправиться в следующий зал, - сказал Алекс.
   - Давайте лучше вернёмся наверх, плотно пообедаем, а потом уж пойдём дальше, - неожиданно предложила Соня. - Я тоже за! - поднял руку Шурик. - Я тоже хочу, есть, - кивнул Алекс. И мы немедленно отправились наверх, в предвкушении прекрасного обеда. Марат был сильно удивлён, когда мы вернулись.
   - Что-то вы быстро справились, - сказал он. - А какой сюрприз мы тебе приготовили, - заулыбалась Соня, высыпая перед ним кучу разноцветных пакетов и пакетиков.
   - Что это? - удивился Марат - Обед, завтрак, ужин и все другие приёмы пищи, какие нам заблагорассудится устроить.
   - К примеру, общий день рождения! - предложил Шурик.
   - Или Новый год? До него, как до горы пешком, - возмутился Марат. - Тогда - Рождение Луны, - снова предложила я. - Это реальнее, чем Новый год, - согласился Марат. Наш постоянный повар - Шурик, внимательно изучил упаковки, рисунки и обозначения.
   - Так... На котелок кипятка высыпаем одну пачечку супа. Маленькую пачечку... А получится, сколько? Сейчас узнаем. - Он говорил сам с собой, бросая на нас хитрые взгляды.
   Из одного маленького пакетика получился полный котелок грибного супа. Запах стоял такой, что всё наше хозяйство в образе Орлика, Зорьки и коз подошли к самому костру. Они с умилением заглядывали в глаза, выражая готовность разделить с нами трапезу. Пришлось угостить их сухофруктами, которых оставалось ещё довольно много. На второе Шурик приготовил мясо и пюре. С хлебом ему пришлось повозиться, потому что хлеб не варится, а разогревается на пару. Как бы то ни было, но обедали мы с настоящим хлебом, приготовленным в форме маленьких булочек. В пакетах эти булочки напоминали фасоль, разогретые же на пару превращались в настоящее лакомство. Мы так наелись, кажется, что уже сыты под завязку. А лишь увидели компот с огромными дольками персиков, набросились, как будто и не ели вовсе. - Уф, как в лучшем ресторане, - проговорил Марат, довольно отдуваясь. - Если мы будем, так есть, то через неделю превратимся в мешки с жиром и не сможем двигаться, - проговорила Софья, рассматривая пустую кружку. - А компота больше нет? - Нет! Сварить ещё? - засуетился Шурик. - Нет не надо. Отдыхай! Скоро пойдём вниз, остановил повара Алекс. Мы блаженно разлеглись на траве, радуясь солнцу, небу, жизни. Как-то отодвинулись на второй план тоска и проблемы. Неожиданно я почувствовала приближающуюся угрозу. Лошадки заметались по поляне в поисках безопасного места. Козы ринулись к кустарнику и мгновенно спрятались среди пышных зарослей.
   - Марат, к нам кто-то подкрадывается, - я тихо зашептала охотнику. - Чую..., - так же шёпотом ответил он. - Опасность близко... - Где? - Марат вопросительно посмотрел на меня. - Сзади в траве. Сейчас бросится... , - я даже не успела заметить, как вскочил Марат. Он сразу же выстрелил прямо в открытую пасть огромного хищника, похожего на рысь и тигра одновременно. Животное молниеносно отскочило и пуля не нашла цель. Чудовище прижало кошачьи уши с кисточками на концах, как у рыси, неожиданно подпрыгнуло вверх и упало на все четыре лапы, прямо в потухающий костёр, подёрнутый налётом золы. Через мгновение раздался раздирающий вопль боли и монстр, прихрамывая умчался в лес, находящийся совсем рядом с котлованом, в котором мы находимся. - Ты чего не стрелял? - удивился Алекс. - Патроны закончились, - пожав плечами, спокойно ответил Марат. - Как? - вскричали мы с Соней. - Очень просто, - не повышая голоса, сказал Марат. - Закончились, вот и всё. Теперь ружьё можно использовать, как дубинку. Вот так. - И Марат показал нам, как можно теперь использовать оружие.
   - Тигрорысь, возможно к нам больше не сунется, а вот как другие монстры поведут себя, неизвестно, - добавил он, с сожалением рассматривая ружьё.
   Мы пригорюнились. Остаться безоружными в этом мире, всё равно, что сунуть руку в пасть крокодила и ждать: откусит или нет?
   - Предлагаю, оставить животных здесь, а самим уйти в подполье, ой, то есть спуститься в подземелье, - неожиданно выпалила Соня. - Давайте заберём всё и спустимся вниз, - поддержал Соню Шурик. - Осмотрим весь подвал, а потом будем решать, что делать дальше.
   - Необходимо запастись водой, потому что воды внизу мы не видели, - распорядился Алекс.
   - Так, мы, за водой! - в один голос произнесли Шурик с Маратом и вприпрыжку побежали по склону к лесу, в котором струился весёлый ручеёк. Вернулись они не скоро вместе с Орликом и Зорькой.
   - Представляете, пришлось идти к ручью чуть ли не до нашей поляны. - Почему? - удивилась Соня. - Да потому, что через несколько километров ручей исчезает. Ныряет в небольшую щель между корнями огромного дерева и всё. Исчезает под землёй, - сообщил Шурик. - Вот так фокус, - удивился Алекс. - Никакого фокуса нет, просто дальше ручей течёт под землёй. Только вот куда? - пояснил Марат.
   - Орлик, Зорька идите сюда, - позвал лошадок Шурик. - Вот вам лакомство, поешьте и отправляйтесь к своим, мы уходим под землю, когда вернёмся, не знаю, а вам оставаться здесь, без защиты - опасно. Лошадки хрустели сухофруктами и кивали головами. Козы тоже выбрались из зарослей и несмело топтались невдалеке. Угостив всех напоследок, Шурик, принялся перетаскивать вещи и складывать их у отверстия. Мы попрощались со своими попутчиками: козами и лошадками и спустились в подземную галерею. Я оделась ещё на верху, потому что не хотелось дрожать от холода, не успев спуститься вниз. Оставив вещи в первом зале, мы пошли дальше. Впереди шёл Алекс, освещая путь фонарём. В целях экономии, остальные участники путешествия свои фонари не включали. Тоннель был выложен мрамором и казался цельной трубой, уложенной на большой глубине. Он постепенно изгибался. Никаких боковых ответвлений не было. Мы двигались осторожно, молча, чутко прислушиваясь ко всем звукам. Но кроме шума наших шагов ничего не было слышно. Путешествие продолжалось не очень долго и вот, мы у второго зала. Наш маленький отряд сгрудился у входа. Свет фонаря выхватил такие же стеллажи, как и в первом зале. Стеллажи здесь так же были пронумерованы и заполнены коробками. Женское любопытство победило и мы с Соней, включив фонари, бросились к коробкам.
   - Интересно, а что здесь? - Соня смотрела на меня круглыми от любопытства глазами. - Сейчас узнаем... - потянувшись к коробкам. Мы открыли одну из них. Там лежали стопкой, упаковки, похожие на колготки. Я открыла пакет и вынула содержимое. Это были не колготки, а комбинезон кукольного размера, из какого-то странного стального по цвету мерцающего материала. Парни окружили нас и с удивлением рассматривали находку. - А люди здесь были мелкие, как куклы, - съязвил Шурик. - Я уже обрадовалась, думала, что приоденемся, - упавшим голосом сказала Соня и бросила комбинезон на полку. Неожиданно меня осенило. Я взяла брошенную вещь, и стала набирать комбинезон на руку, как это делают обычно женщины, надевая колготки. Он раздвигался и растягивался, под действием рук. Соня начала помогать мне с другого конца. Вот уже комбинезон растянулся настолько, что его вполне сможет надеть Алекс, самый большой участник нашего похода. Обрадовавшись, мы с Соней, спрятались за стеллажами и сбросив свои обноски натянули комбинезоны. - Здорово! - не выдержал Шурик, с восхищением разглядывая нас, когда мы показались в обновках. - Наши потомки знали, что делали, - поддержал его Марат, - Классно выглядите, девчонки.
   - Только почему-то они все исчезли, - с сарказмом проговорил Алекс. - Что ты сердишься? - я внимательно посмотрела ему в глаза. - Зло берёт, что жили, творили, создавали, а потом взяли и разрушили всё. Остались какие-то тряпки, а людей нет. И даже... - он сглотнул и отвернулся.
   - Предлагаю проверить остальные коробки и двигаться дальше, - выпалила я и погладила Алекса по руке. Я понимала его чувства. Мне тоже было горько и обидно, что в этом мире нет людей. И так же хотелось кричать от боли: что вы наделали люди? - Успокойтесь, наконец, - сердито сказала Софья. - Радоваться надо, что одеждой разжились, а вы нюни распустили! - Хотите, что-то скажу? - спросил Шурик.
   - Скажи... - отозвался Марат. - В одной коробке сто комбинезонов. А таких коробок здесь несколько тысяч. Только на этом стеллаже, достаточно, чтобы одеть целую армию.
   - Практичный ты наш... - задумчиво протянул Марат. - Жилья, кроме замка мы пока не нашли...
   - Возможно, здесь была какая-то база, - поспешил с выводом Шурик. - База отдыха, - шутливо проговорил Алекс. - Местные богатеи отдыхали и стреляли экзотических животных, - не удержалась от комментария Соня. - А в замке была гостиница, ресторан и ещё что-нибудь эдакое, - пощёлкал пальцами Марат. - И сотня обслуги, которая исчезла вместе с замком, - добавил грустно Алекс.
   - А может здесь была военная база. Готовили шпионов и создавали монстров, - высказал предположение Шурик.
   - Куда делись люди?, - вернулся к проблеме Алекс. - Погибли! - выкрикнул Шурик. - Конкуренты уничтожили замок и людей, - предположил Шурик. - Ну, это ты из нашей реальности привёл пример, - отмахнулся Алекс. - Там, где есть деньги, там есть и конкуренция, - не сдавался упрямый Шурик. - Конкуренция, зависть, злоба. - Мальчики, посмотрите, что мы здесь откопали, - позвала я ребят, чтобы прекратить глупый спор.
   - Ну-ка, ну-ка, дайте посмотреть, - подходя ближе, сказал Алекс. На стеллаже под номером два, в коробках было упаковано постельное бельё. Об этом сообщали разноцветные наклейки на коробках. Соня достала из одной коробки пакет и открыла его. Мы с восхищением рассматривали тончайшее бельё, бежевого цвета, издававшее приятный, тонкий аромат. - А здесь халаты и полотенца! - сообщил Шурик. Он шнырял по залу, перебегая от стеллажа к стеллажу. - О, а вот какие-то флаконы. Жаль, что не могу понять, для чего они. Мы с Соней бросились на голос. Очень хотелось найти мыло и шампунь. Мы с удивлением рассматривали маленькие флакончики и тюбики. На некоторых было изображение, на некоторых только цифровые коды. Я открыла один флакончик, размером с половину моего мизинца. Резко запахло хвоей.
   - Хвойный аромат... - констатировала Соня. - А вот что это: мыло, шампунь или жидкость от тараканов мы никогда не узнаем. - Не паникуй! Смотри: вот здесь изображение рук. Делаем вывод, что это вещество используется для рук. Здесь - зубы. Это точно зубная паста, - рассматривая, тюбики и флакончики предположила я.
   - А здесь цветок нарисовали. Что это значит? - неожиданно спросила Соня. - Может шампунь или мыло, - не задумываясь, ответила я подруге. - Ого!, - раздалось из другого конца зала. - Это то, что нам нужно, - крикнул Шурик. Алекс с Маратом были уже рядом с ним. - Точно! Здорово! - раздавались восхищённые возгласы. Мы с Соней с трудом оторвались от заинтересовавших нас тюбиков, баночек, коробочек, флаконов и побежали к ребятам. Там нас ждал ещё один приятный сюрприз: шевелясь и раздуваясь на полу, лежал матрас. Он двигался как живой, принимая квадратную форму. - Ух, ты! - хором вскричали мы с Соней и прыгнули на него. Матрас оказался жёстким и мягким одновременно. - Осторожно, а то вдруг лопнет, - заворчал Шурик. - Что ты бубнишь всё время? - спросила Соня.
   - Прыгай сюда! - позвала я одноклассника.
   На приглашение отреагировали все трое и бухнулись на матрас. Он спружинил, как батут и парни оказались на полу. Я так смеялась, что даже икать начала. Мы веселились от души. Смеялись, шутили, прыгали на надувном ложе, совсем как дети. Проблемы немного отступили. На душе стало легко и спокойно.
   Успокоившись, мы сели, свесив ноги. - Пойдём дальше, или заночуем здесь? - спросил Алекс. - Вперёд и только вперёд - закричали мы с Соней и, переглянувшись, засмеялись. - Желание женщин - закон для мужчин, - склонился в поклоне Марат и мы снова засмеялись.
   - Матрас - заберём с собой? - спросил Шурик.
   - Нет, вернёмся ночевать сюда. Не будем нагружаться вещами, - решил Алекс и мы пошли по подземной галерее вперёд, оставив все наши вещи, рядом с надувным матрасом. Вокруг стояла мёртвая тишина, и только звуки наших шагов нарушали её. Мы шли налегке, быстро двигаясь вперёд по подземному коридору.
   Как и две предыдущие галереи, эта тоже была выложена мрамором и так же изгибалась вправо. Неожиданно свет фонаря упёрся в тяжёлую дверь. Третий зал был надёжно заперт. - Ух, ты! А здесь дверь... - шёпотом сказал Шурик. - И она закрыта. - Давайте постучим, может нам откроют? - пошутил Марат. Софья прижалась ко мне и прошептала на ухо:
   - Марьяш, а ты никого за дверью не ощущаешь? Может там кто-то прячется? - Никого там нет. В этом зале полно оружия, вот его и заперли, - вырвалось у меня само собой. Я даже не успела удивиться. - Открыть сможешь? - шагнув ко мне, спросил Алекс. - Нет! Я вам не квартирный вор. Да и замка в нашем понимании здесь нет.
   - А что здесь есть? - заинтересовался Шурик. - Какая-то система притяжения, пожав плечами ответила я. - Типа магнитов, да? - не сдавался он. - Откуда я знаю?, - я ответила ему со слезами в голосе. - Не плачь, Марьяна, - обнял меня за плечи Алекс. Соня подошла к двери, хлопнула по ней ладонью и с выражением произнесла: - Сим-сим, откройся! Мы засмеялись. Но всё же правильно говорят, что смеётся тот, кто смеётся последним. Неожиданно раздался негромкий гул, стены начали наливаться голубым, призрачным светом, а в двери появилось небольшое отверстие, из которого вырвался тонкий, как игла, луч. Он упёрся в крохотную точку на комбинезоне Софьи. Это произошло в считанные мгновения. Мы даже не успели испугаться. Марат отреагировал первым. Он дёрнул Соню к себе, выводя из-под действия луча. Стены налились ярким светом. Он не слепил глаза, а освещал подземный коридор чётко и ясно, до самых мельчайших подробностей. Крохотный лейбл на комбинезоне подруги пульсировал, меняя цвета. В двери что-то щёлкнуло, и она стала медленно открываться, исчезая в стене. - Соня, ты - волшебница, - я обняла подругу за плечи и чмокнула в щёку. - Это не я... Точно не я, - запротестовала с испуганным видом Соня. - Конечно, это не ты, а шифр на комбинезоне. Видишь вот эту штучку, - я показала на нашивку, - это ключ от двери. Наверное, эти костюмы принадлежали охране или прислуге, имевшей доступ в арсенал.
   - Ну что, заходим? - спросил Шурик, осторожно заглядывая в проём двери. - Если этот костюм - пропуск в хранилище, нужно всем надеть комбинезоны, - предположила Соня. - Я тоже так думаю, кивнул Марат и быстро повернувшись, бросился в предыдущий зал.
   - И мне принеси., крикнул вслед Алекс. - Хорошо, - ответил ему Марат на ходу. Шурик же, хитро улыбаясь, достал из кармана пакет с комбинезоном. - Прошу вас дамы отвернуться, - важно попросил он, сбрасывая тяжёлые ботинки. Мы послушно отвернулись. Через пару минут наш одноклассник предстал во всей красе: длинный и худой в облегающем костюме, Шурик, выглядел ещё выше и худее. Лопоухий и тонкошеий он стал весьма комичным. Мы расхохотались, глядя на своего нескладного товарища. Шурик остался у входа, а мы настороженно оглядываясь, переступили порог хранилища. Зал, как и два предыдущих, был уставлен четырьмя рядами стеллажей. На полках стояли коробки с рисунками, указывающими на содержание. Здесь хранились сотни, тысячи камуфляжных курток, костюмов, брюк. Отдельно хранились меховые шапки, полушубки, ботинки. Не успели мы оглядеться, как следует, к нам присоединились Алекс с Маратом. Почти одного роста, плечистые и крепкие, в комбинезонах они стали похожи на братьев-близнецов. Отличал их только цвет волос и глаз. - А вот и мы, - сообщил Марат и обнял Соню за плечи. - Видим, что это вы, - откликнулась она с улыбкой. - Что тут у нас? - поинтересовался охотник, разглядывая коробки. - Одежда, обувь - это хорошо. А где же оружие? - Пока не нашли, - откликнулся Шурик с другого конца зала. - А вы уже всё осмотрели? - дрогнувшим голосом спросил Алекс. - Остался один стеллаж, 4-ый. Он самый последний, поэтому до него пока ещё не дошли, - успокоила я нашего инструктора.
   - Так пошли быстрее, - почти закричал Марат и потащил за руку Соню. Мы побежали следом. Четвёртый стеллаж представлял собой огромный прозрачный шкаф, заполненный разнообразными предметами. Некоторые из них совершенно не походили на оружие.
   - И это оружие? - удивлённо посмотрел на меня Марат. - Похоже, что так и есть! - вздохнув, ответила я ему. Марат попытался открыть шкаф, но у него ничего не получилось. Он тряс, стучал, давил на стекло пальцем и всей ладонью. Стекло не поддавалось воздействию и даже не думало двигаться. Оно не поднималось и не опускалось. На нём не было трещин и не было никакого намёка на ручки. - Это называется: " И око видит, да зуб неймёт", - процитировала Соня басню Крылова. - Можем сказать, что оружие плохое и попытаться убедить себя, что оно нам не пригодится, - пробурчал Марат и уставился гипнотизирующим взглядом на стекло. - Предлагаю рассмотреть экспонаты и попытаться найти хоть что-нибудь похожее на оружие из нашего мира, - предложил Шурик. - А смысл?, - расстроено проворчал Марат.
   - Это оружие, - сказал Шурик, кивнув в сторону витрины, - нам ничем не поможет. Мы просто не умеем им пользоваться.
   - Научимся, - упрямо стал настаивать охотник.
   - Скорее всего, всё здесь разрушим и сами погибнем, - тут же парировал Шурик.
   - Ну, ты настырный, - протянул Марат. - Да, я такой..., - откликнулся вредный одноклассник и пошёл вдоль стеллажа, разглядывая лежащие на полках предметы. - Вот, смотрите, это напоминает пистолет с глушителем, а вот это похоже на АКМ. Марат с Алексом не заставили себя долго упрашивать и скорым шагом двинулись вдоль стеллажа. - Марьяна, подумай, как нам это достать, - предложил Марат. - Я не чувствую никакого запирающего устройства. Значит, здесь вообще нет замка. Прозрачная стена выглядит абсолютно целой, - начала я размышлять вслух, внимательно разглядывая витрину. - Но как-то оружие отсюда доставали... - задумчиво протянул Алекс. - Возможно, его хранили здесь для каких-то чрезвычайных ситуаций, при которых стекло нужно было попросту разбить, - предположил Шурик.
   - Это как у старых огнетушителей: сначала его ударяли, а потом он начинал работать? - спросила Соня. - Может быть, - согласился Марат. - Да нет же... Если здесь была гостиница и парк развлечений для богачей, им нужно было оружие для охоты, - не согласился с мнением друга Алекс.
   - Тогда как открывается это стекло? - с некоторой нервозностью спросил Марат. - Я не знаю, - пожал плечами Алекс и отвернулся. - Да ну его, это стекло, - махнула рукой Соня и прижалась к Марату. Я уставилась на подругу, как на привидение. - Что-то не так, Марьяна, - с испугом спросила подруга, оглядываясь. - Ты... открыла... - Я открыла? Как? - Не знаю! Марат тоже увидел, что в витрине образовалась широкая щель. Он оттолкнул Соню и стал быстро вынимать из шкафа разнообразное оружие. Вокруг него уже образовалась небольшая куча, а он всё доставал и доставал. - Пожалуй, хватит! А то не унесём, - тяжело вздохнув, охотник прекратил своё занятие.
   Через некоторое время щель исчезла. Мы даже не заметили, как она закрылась. Просто исчезла и всё. - Предлагаю поужинать, выспаться, а завтра выбраться на поверхность и поучиться обращаться с этим оружием, - предложил Алекс. - Вполне здравая мысль. Давайте поторопимся, вдруг дверь в хранилище закроется, и мы останемся здесь навсегда, - занервничал Шурик.
   Мы нагрузились оружием, одеждой, обувью и пошли во второй зал, где ждали нас отличные надувные матрасы, и где не было никаких дверей. Соня просто так уходить не захотела. Она попыталась закрыть дверь в зал с оружием. - Сим-сим, закройся! - строго проговорила она, повернувшись лицом к дверному проёму. Ничего не произошло. Дверь не закрылась. Тогда подруга шлёпнула по стене ладонью и крикнула: - Закрывайся, кому говорю! - от её шлепка, что-то негромко загудело и из стены появилась, злополучная дверь. - Смотрите, слушается! - удивлённо воскликнул Шурик.
   Соня с гордым видом осмотрела нас всех и важно двинулась по подземному коридору. Наши мужчины были в восторге от её поведения. Выражение лиц всех троих говорило: знай наших!
   Мы быстро шли ко второму залу. А сзади медленно мерк свет, исходящий, казалось из каменной поверхности подземелья.
   В бельевом зале было темно. Алекс включил фонарь. Но Соня, используя уже полученный опыт, шлёпнула ладонью по стене и та начала медленно наливаться призрачным светом.
   - Я понял, - неожиданно закричал Шурик. - Я понял: стена реагирует на прикосновение или на хлопок. Сейчас проверю. - И он хлопнул в ладоши. Свет постепенно стал меркнуть. Тогда Шурик хлопнул в ладоши ещё раз и сила освещения заблокировалась. Яркий день сменился приятными ранними сумерками.
   - Ты, как всегда, прав, - похвалил добровольного испытателя Марат. - Хвалю за сообразительность, - поддержал Марата Алекс. От гордости Шурик надулся, как павлин, готовый распустить хвост. Мы засмеялись. Он тут же собрался обидеться, но глядя на наши весёлые лица, рассмеялся тоже. Мы плотно поужинали сублимированными продуктами. У запасливого Шурика оказалась с собой вода и котелок.
   Было очень интересно наблюдать, как крохотные сухарики набираются влаги, превращаясь в полноценные фрукты и овощи. После ужина мы с Соней ушли за стеллажи на мягкий матрас. Парни обещали разложить себе ещё один. Мы легли и быстро уснули. Мне снова приснился страшный человек, похожий на средневекового рыцаря, в блестящей чёрной одежде и с пуговицей на лбу. Он, как раньше, снял её и протянул мне. Сделалось очень страшно, но я сдержалась и не закричала. Взяла пуговицу и приложила к середине лба. Сквозь шум и треск донёсся голос: - Не бойся, я ничего плохого тебе не сделаю. Я хочу знать, кто ты, откуда и зачем пришла.
   - Я - человек. Я здесь не одна. Нас пятеро. Три мужчины и две женщины. Мы попали сюда случайно и хотим вернуться домой. - Где ваш дом? - На Земле, в 2011 году нашей эры. - Как вы считаете, движение времени? - От Рождения Иисуса Христа - наша эра, до Рождения - до нашей эры. - Кто такой Иисус? - Сын Бога. - У меня мало времени. Расскажи, как вы проникли в Исчезающий мир?
   - В своём мире мы зашли в пещеру, а когда из неё вышли, оказались здесь. - Ясно. Вы переступили порог... - Какой порог? - Я тебя не слышу... Связь прервалась. Я открыла глаза и осмотрелась. Соня спала. Вокруг было тихо и спокойно. Я попыталась вспомнить, о чём мы говорили с Чёрным рыцарем. Он сказал, что мы переступили какой-то порог и поэтому оказались в Исчезающем мире. Что это за мир и где он находится? Мне захотелось поделиться с Соней своим сном. Я уже совсем собралась её разбудить, но передумала. Ведь ничего полезного для нас я не узнала. Просто мило побеседовала со странным человеком ни о чём. Нужно обдумать вопросы, которые я задам ему в следующий раз. Первый и главный вопрос: как отсюда выбраться? Может ли он нам чем-нибудь помочь?
   Как же хочется домой, просто сил нет. Я села, обхватила плечи руками и тихо заплакала. Вспомнилась, очень некстати, картина расставания с родителями. Они хотели меня проводить на вокзал, но я не позволила. Мама уговаривала меня никуда не ехать. Она будто бы предчувствовала беду. А я заупрямилась и не позволила родителям проводить меня, даже Выйти за порог не разрешила, сказав:
   - Долгие проводы, лишние слёзы. Не волнуйтесь, всё будет в порядке. Вот тебе и порядок! Неизвестно сколько времени мы пробудем здесь, и неизвестно, как движется время в этом мире по отношению к нашему? Какая я всё же дура. Обидела родителей. Как они без меня? Плачут, наверное, убиваются, узнав о пропаже единственной любимой дочери. - Марьяш, ты что, плачешь? - неожиданно шёпотом спросила Соня. - Угу... - только и смогла я ответить. - Скучаешь за мамой с папой? - Угу... - А что случилось? Тебе приснился страшный сон? - снова задала вопрос Соня. - Не страшный, а скорее странный. Мне приснился Чёрный рыцарь, и мы с ним немного поговорили. - О чём? - заинтересовалась Соня. - Он сказал мне, что мы переступили порог и оказались в Исчезающем мире. - Как нам это удалось, - округлив глаза, спросила Соня. - Пока не знаю. Он обещал рассказать, но не хватило времени. - А где жители этого мира? - не унималась подруга. - Пока не знаю. Но надеюсь, что скоро узнаю. - Девчонки, о чём шепчетесь? - раздался голос Шурика.
   - Да вот, думаем... - ответила Соня.
   - О чём? - присаживаясь на край нашего матраса, спросил подошедший одноклассник. - Мне приснился сон, мы его обсуждали, - сообщила я ему после недолгого молчания.
   - Что за сон? Расскажи, - поддержали Шурика Марат с Алексом, появляясь, из-за стеллажа.
   Я рассказала свой сон и вопросительно взглянула на Алекса. - Что скажешь? - Что тут сказать? Мало сведений. Пока мы только и узнали, что переступили порог и оказались в Исчезающем мире.
   - То, что здесь нет разумных жителей, мы видим сами, - вступил в разговор Марат. - Но они здесь были, это не подлежит сомнению. Такое подземелье не могли построить черви или кроты. Создать оружие могли только разумные существа, - поддержала тему Соня. - Здесь жила высокоразвитая раса. Люди это были или нет, не важно! - сказал Шурик. Мы засмеялись и уставились на него. - Чего смеётесь? - рассердился Шурик. - Слюшай, дарагой, - шутливо с кавказским акцентом проговорил Марат. - Ти, чито ни панимаишь, чито ани пахожи на нас. У ных дэвэ руки и дэвэ наги. Надэюсь, чито и галава адна.
   Мы покатились со смеху, а Шурик рассердился и закричал: - Да откуда вы это знаете? - Оттуда, что их одежда подходит нам, - спокойно ответила я. - Может это вовсе и не их одежда, а наёмников, - не сдавался Шурик. - Такое мне в голову не приходило даже, - смутившись, проговорил Марат, глядя в лицо Шурика с неподдельным интересом. - Так ты думаешь, что здесь армейский склад? - спросил Алекс. - А почему бы и нет? - пожал плечами Шурик.
   - Хватит разговоров, предлагаю подняться на поверхность, там перекусить и заняться изучением нового вооружения, - поднимаясь с матраса проговорил Алекс. Никто не стал с ним спорить и мы пошли гуськом за своим инструктором к тому месту, где спустились под землю. На верху уже вовсю светило солнце. Через небольшой пролом в своде в подземелье пробивался дневной свет. Под ногами зашуршала осыпавшаяся сверху почва. Отверстие было идеально круглым, и напоминало люк. Только крышки нигде не было. - Местные воры утащили крышку люкаи сдали на металлолом , - показывая на отверстие рукой, громко сказал Шурик. От его слов я вздрогнула, потому что он слово в слово повторил мою мысль.
   - Ты, что мысли читать умеешь? - поинтересовался Марат.
   - А что? - тут же задал вопрос Шурик. - Я только что подумал о люке и о крышке, - пояснил Марат. - И я думала об этом - сказала Соня. - И я, - добавил Алекс. - У дураков мысли сходятся, - со смехом высказался Шурик. - А мне это не нравится, - проговорила Соня. - Почему?, - удивился Марат. - Возможно нами кто-то ма-ни-пу-ли-ру-ет, - по слогам сказала Соня, внимательно вглядываясь в лица. - Брось, подруга, выдумывать всякую чушь, - оборвала я Соню и хмуро уставилась в потолок.
   - Марьяна, ты чего? - удивлённо спросил Алекс.
   - Ничего! Давайте быстрее выбираться. Без солнышка очень грустно... , - проворчала я, пытаясь сдержать беспричинную ярость, внезапно наполнившую душу. - Марат, ты идёшь первым, следом Софья, за ней Марьяна, следующий Шурик, я буду заключающим, - отдал распоряжение Алекс. Марат, долго не раздумывая, вытряхнул из своего рюкзака содержимое и сложил туда большую часть оружия. Другую часть он подал Алексу. Мы с Соней остались без поклажи. Нам и без дополнительного веса не просто преодолеть восхождение на поверхность. Наш хозяйственный Шурик был загружен и так. Он набрал в свой рюкзак, с которым не расставался ни на секунду, всякой всячины: продуктов, одежды, самонадувающихся матрасов, фляжки и котелки.
   Мне подъём дался с большим трудом. Спасибо Марату с Соней, они попросту вытащили меня на поверхность, заметив, что я застряла на середине, не в силах двинуться дальше. - Как ты?, - спросила Соня, когда Марат вытащил меня под белы рученьки из провала. - Сил почему-то нет, - ответила я подруге, закрывая слезящиеся, от яркого солнечного света глаза.
   - Да ты никак заболела, - озабоченно проговорила Софья, трогая рукой мой мокрый лоб. Шурик с Алексом выбрались без посторонней помощи. Вот уже задымил костёр и тонкая светлая струйка поползла в небо. Шурик, как заправская хозяйка принялся готовить обед. Марат с Алексом достали оружие, разложили его на траве, подальше от костра и принялись рассматривать. - Предлагаю устроить тир вон там, у склона, - услышала я голос Марата. - Пойдём, - согласился Алекс. Я лежала с закрытыми глазами, но по звуку шагов поняла, что они пошли вправо. Неожиданно кто-то поцеловал меня в щёку. Не открывая глаз, я шепнула:
   - Алекс, не надо!- он не послушался и опять прижался губами к щеке. Я открыла глаза и чуть не завопила от ужаса: надо мной склонилось мохнатое чудовище. Соня с Шуриком весело расхохотались, я протёрла глаза и разглядела, что надо мной стоит Орлик и осторожно тянется мягкими губами к моему лицу.
   - Ой, Орлик, уморил, - сквозь смех проговорила Соня. - Тебе смешно, а я от страха чуть не умерла, - обиженно сказала я подруге. - А вон и Зорька, смотрите, - показал куда-то вверх рукой Шурик. Я села и увидела лошадку, стоящую на самом верху склона. - А где козы?, - спросила я оглядываясь. - Не видно. Наверное, ушли, - с грустью в голосе проговорил Шурик. - Жаль. Мы же к ним привыкли. Я перевела взгляд туда, где наши стрелки устроили тир. Никаких звуков выстрелов не было слышно. Только комья земли летели в разные стороны. На склоне зияла огромная рана. Эти беззвучные взрывы напоминали кадры немого кино.
   - Вот это силища, - вскрикнул Шурик, проследив за моим взглядом.
   Алекс с Маратом скоро вернулись. По их довольным лицам было понятно, что они разобрались с оружием. Постреляли в своё удовольствие, а теперь хотят сытно пообедать. У Шурика уже всё было готово. Обед удался на славу.
   - А теперь внимание: начинают работать курсы молодого бойца, - сообщил Марат.
   - Всё оружие не нуждается в патронах. Оно лазерное и ультразвуковое, насколько нам удалось понять. - Даже не так, - прервал Марата Алекс, - оружие лучевое. Оно испускает поражающие цель лучи. Одни красного, другие - жёлтого цвета. - Вот посмотрите: это лучевая трубка. Но выстрелить вам не удастся до тех пор, пока вы не повернёте вон ту часть по часовой стрелке, - Марат продемонстрировал, как нужно поворачивать. -Видите, трубка засветилась красным светом. Нажимайте на этот выступ и произойдёт выстрел. - Он повернулся к далёкому склону и открыл огонь. Клубы пыли и глыбы земли поднялись в воздух. - Ух ты, здорово, - воскликнул Шурик и взял в руки другой предмет. - Осторожно, - успел крикнуть Марат. Мы повалились на траву. Шурик уже палил из короткого копья. Огненные бабочки вылетали из отверстий в древке. Они разлетались веерами, направо и налево.
   - Не дави, отпусти курок, - завопил Марат. Казалось, Шурик сошёл с ума. Он стрелял и стрелял, мешая землю с небом, выжигая всё вокруг. Потом оглянулся и начал медленно поворачиваться в нашу сторону. Алекс перекатом оказался рядом с Шуриком, ткнул с силой под колено огромным альпийским ботинком. Шурик мешком свалился на спину, оружие вылетело из его рук. - Псих ненормальный, - зло бросила Соня.
   - А... Испугались? - засмеялся Шурик. - Да пошёл, ты, - не выдержал Алекс. - К оружию не подходи! - Почему? - дрогнувшим голосом спрсил наш одноклассник. - Ты себя не контролируешь, - сухо сообщила Соня. - Я пошутил... - Хороши шуточки!, - добавила я . - Посмотри, что ты натворил! Склон был изрыт. Дно котлована представляло собой вспаханное поле. - Ширина захвата веера - 90 градусов, - проговорил Марат разглядывая разрушения.
   - Хорошо, что вход в подземелье не завалил, - проговорил Алекс, насупив брови. - Простите меня. Шутка получилась неудачная, - с раскаянием проговорил Шурик, отводя взгляд.
   - Соня, возьми вот это, - Марат подал Софье короткоствольное оружие с длинным прикладом и ремнём. Он надел ремень ей на шею, удобно расположив оружие на груди.
   - Принцип стрельбы такой же, как у всех образцов. Повернула, нажала и стреляй. Теперь Марьяна, твоя очередь. Бери трубку с оптическим прицелом. Будешь снайпером. Она как бы перезаряжается автоматически через каждые десять выстрелов. Так, что помни, после каждого десятого выстрела, полторы-две минуты ты безоружна, - предупредил меня Марат.
   Марат с Алексом вооружили нас и вооружились сами. Теперь наш отряд напоминает не группу путешественников, а десант инопланетян. Облегающие комбинезоны, сверкающие трубки и стволы оружия. Не хватает лишь связи. Вот тогда мы были бы готовы к любым неприятностям. Клубы пыли медленно поднимаются всё выше и выше. Облако пыли стоит над котлованом, закрывая солнце. Трудно дышать, слезятся глаза. Неожиданно я почувствовала опасность. Она давила сверху, пригибая голову к земле. Что бы как-то закрыться то чувства страха, я накинула капюшон на голову. Он охватил почти всё лицо, оставив глаза, нос и рот. - Ой умора! - засмеялся Марат. - Марьяна, ты похожа на матрёшку. Ха-ха-ха! - Надевайте капюшоны, быстрее! - крикнула я стараясь перекричать громкий смех Марата. - Опасность! Все на землю! - Никто не посмел меня ослушаться. В одно мгновение отряд лежал. Все вглядывались в пыльное облако, стараясь разглядеть врага. Минуты медленно утекали в вечность. Пыль над головой начала немного рассеиваться. И тут я увидела медленно снижающийся яркий светящийся круг. Подул ветер. Он быстро унёс пыльное облако и мы увидели перед собой летающую тарелку. Вдруг я услышала:
   - Я их вижу. Это двуногие существа. Приготовились. - Первый готов! Второй готов! - Сброс! - Все в сторону! Убегайте! - крикнула я, как можно громче и первая устремилась к склону. Друзья то ли не поняли, то ли не слышали. Они все, как один остались на месте. Оглянувшись, я поняла, что сейчас они окажутся в плену, потому что с неба, медленно колыхаясь, опускалась огромная сеть, больше похожая на громадный купол парашюта. Я тоже попадала под неё, даже если бы смогла добежать до подъёма из воронки. Опять в голове зазвучали голоса: - Хорошая добыча! - Считайте, что мы разбогатели! - Смотри, смотри, а один мечется. - Думает убежать! Ничего не выйдет! Сеть начала падать быстрее и тогда я вспомнила о своём оружии. Тщательно прицелившись, задержала дыхание и выстрелила в светящееся дно "тарелки". Снаряд прошил сеть и ударил точно в цель. Сеть заискрилась, потом ярко вспыхнула и исчезла. В светящемся дне образовалась огромная дыра. "Тарелка" качнулась, из неё повалил чёрный дым.
   - Первый, первый! Отвечай! - заорал в ушах испуганный голос. Я не стала дожидаться появления второй ловушки и вновь выстрелила. Снаряд снова попал в цель. От летающего объекта начали отваливаться куски. Он рассыпался на глазах, превращаясь в отдельные летательные аппараты. Они беззвучно рванули к земле.
   - Марат, стреляй, - закричала я, выпуская очередной снаряд. Марат услышал меня. Он потряс головой и оглянулся. И тут заработал его "веер". Огненные пчёлы помчались навстречу приближающимся флаерам.
   - Уходим, - раздалось у меня в ушах. В ту же секунду летательные аппараты взвились вверх и исчезли, растворившись в голубом безоблачном небе.
   - Почему вы не послушали меня и не надели капюшоны? - спросила я друзей, разглядывая бледные лица. - А ты ничего не говорила об этом, - ответила Соня. - Наденьте все немедленно капюшоны, - приказала я таким тоном, что никто не посмел ослушаться. - Нападавшие использовали гипноз и, вдобавок, собирались захватить всех нас огромной сетью. Мне пришлось стрелять на поражение. - А вдруг это были мирные инопланетяне? - заворчал Шурик. - Ты их разозлила, и они вернутся, вооружённые до зубов. Тогда нам не сдобровать!
   - Отобьёмся, - не очень уверенно проговорил Марат, вглядываясь в прозрачный небосвод.
   - Алекс, Алекс, - я начала трясти его за плечо. Но парень не двигался и не подавал признаков жизни. Соня отодвинула меня от безжизненного тела и, перевернув Алекса на спину, занялась его осмотром.
   - Ран нет, ушибов нет, - через несколько минут констатировала Соня, - сердце бьётся, пульс почти нормальный. Шурик, неси воды. Возможно у Алекса обыкновенный обморок. Я смотрела на двигающиеся губы подруги и ничего не понимала. Что? Что она говорит? Леденящий ужас сковал душу. Я подумала, что Алекс умер. В голове зазвенели колокольчики, дыхание перехватило и я упала, прямо на Алекса, потеряв сознание.
   - Марьяна, Марьяна, - кто-то назойливо звал меня. - Марьяна, очнись. С Алексом всё в порядке. Он жив, - голос Сони раздавался где-то далеко-далеко. Уши будто ватой кто-то заткнул.
   - Марьяша, любовь моя, очнись, - услышала я голос Алекса и с большим трудом разлепила веки.
   - Ты жив? - Жив. - А что случилось? Почему я сплю? - Ты потеряла сознание, - неожиданно вмешалась Соня. - Нужно срочно уходить в лес, либо здесь нас переловят, как куропаток, - заговорил Марат, не спуская глаз с неба.
   - Лучше спустимся в подземелье и там пересидим, - предложил Шурик. - В лесу можно спрятаться, а в подземелье спрятаться негде, - начал объяснять Шурику охотник.
   - Сейчас возьмём матрас, опустим его в щель и забросаем землёй, чтобы никто не нашёл лаз и не добрался до запасов, -сказал Алекс.
   - А как мы его потом отыщем? - удивился Шурик. - Решайте быстрее, - нервно облизывая губы, поторопила друзей Соня, - боюсь, что нападавшие могут вернуться прямо сейчас. МАРАТ
   Мы не стали задерживаться. Быстро сбросили в щель матрас, присыпали сверху немного землёй, разбив выстрелами края отверстия. Осталось небольшое углубление, и чтобы замаскировать его окончательно, перенесли в него золу от костра, набросали ещё хвороста и подожгли. Собрав быстренько свои пожитки, почти бегом бросились вверх из котлована в спасительный лес. Неожиданно Марьяна закричала и упала, схватившись руками за голову. - Они близко! Быстрее, - только и успела она прошептать и потеряла сознание. Я подхватил её на руки и продолжил свой бег вперёд. Алекс кричал что-то сзади, но я не слышал. Вернее, слышал, но не мог понять ни одного слова. Вот и каштановая аллея осталась позади. Я мчался изо всех сил. Почти невесомое тело девушки, стало таким тяжёлым, что я еле-еле удерживал её на руках. Алекс немного опередил меня, крикнул на бегу: - Отдай Марьяну! Давай я понесу! Тут я понял, что не донесу девушку. Сердце готово выскочить из груди. Дыхание сбилось и вырывается со страшным хрипом. - Возьми! - просипел я, передавая Марьяну Алексу. Он перекинул её через плечо и побежал к шумящему близкому лесу. Шурик с Соней немного отстали. Я сбавил скорость, пытаясь восстановить дыхание. Оглянувшись назад, я увидел, что над котлованом, из которого только что убежали, как блестящие рыбки, кружат небольшие сверкающие капсулы. Вид этих летательных аппаратов придал мне сил. Схватив Соню и Шурика за руки, я потащил их, как паровоз тащит вагоны за собой, к стене такого близкого и спасительного леса. Вот и отдельные деревья остались позади. - Уф! Убежали! - просипел я, падая на сухую листву рядом с Алексом и Марьяной. Соня с Шуриком свалились здесь же. Понадобилось несколько минут для того, чтобы мы все немного пришли в себя. Соня подползла к Марьяне и начала приводить подругу в чувство: - Марьяна, что с тобой. - Она то трясла её за плечи, то хлопала по щекам. Наконец Марьяна пошевелилась и открыла глаза.
   - Что случилось, - спросила она, с недоумением оглядываясь вокруг. - Ты потеряла сознание, точно так, как это случилось с Алексом. - Да?! - недоверчиво протянула подруга и уставилась на Соню. - Да! - отрезала та и отвернулась, скрывая выступившие на глазах слёзы. - Я помню, что в голове буд то бомба взорвалась: бах! И всё, тишина! - проговорила Марьяна, пытаясь подняться. Это ей удалось с трудом и она осторожно пошла к кромке леса.
   - Ты куда? - спросила подругу Софья. - Пойду гляну, где инопланетяне, - чуть слышно ответила Марьяна, продолжая приближаться к краю леса. - Не ходи! Они уже ищут нас в котловане, - проговорил Алекс, спрыгивая с дерева. Верный бинокль мотался на его груди.
   - Ты видел ИХ? - спросил Шурик. - Только летательные аппараты. Котлован слишком глубокий, что бы увидеть то, что происходит на его дне, - ответил Алекс. Всей гурьбой мы приблизились к кромке леса и стали всматриваться в ту сторону, откуда только что прибежали. Из воронки цепью поднялись флаеры. Они не взмыли вверх, а рванули горизонтально в сторону леса. Расстояние от котлована до леса летательные аппараты преодолели за несколько секунд.
   - За деревья! - только и успел крикнуть я. Прижавшись к огромным стволам, мы замерли. Небольшие летательные капсулы промчались среди стволов. Они изгибались, проносясь по лесу, не зацепив не разу ни одной ветки. Как только скрылись из вида Алекс приказал всем взобраться на деревья. Это надо было видеть: все мы, как кошки, взлетели по стволам и притаились в листве. У меня в ушах звучали голоса, но понять я ничего не мог. Язык был странный. В нём проскальзывали иногда слова, похожие на английские, французские и русские. Но смысл ускальзывал.
   - Они возвращаются, - сообщила Марьяна. - Слышите, они ведут переговоры? - Слышать - слышу, а что говорят не пойму, - ответил Алекс. - Ага! - подтвердил Шурик. Мы с Соней молча кивнули и уставились на Марьяну, хоть это было и не просто сделать. Мы устроились в развилках ветвей. Густая листва скрывала почти полностью лица.
   - Слушайте... - и Марьяна начала переводить незнакомую речь, - квадрат 21 осмотрен, перехожу на 22. 17ый - осмотрен - пусто. Возвращайтесь. Далеко уйти они не могли. Оцепите 9ый квадрат. Выпускайте теплощупы. Командир,а если они холоднокровные? Откройте третий глаз, ориентируйтесь на мыследвижение. - В ту же секунду Алекс спрыгнул с дерева. - За мной! - и побежал, петляя между стволами. Мы скатились следом и помчались за ним. Несколько минут нам хватило, чтобы добежать до группы огромных деревьев, под корнями которых исчезал говорливый ручеёк, много раз спасавший нас от жажды. Между стволов была небольшая круглая площадка. - Быстрее! Я уже понял, что задумал Алекс. Мы недавно были здесь в сопровождении Орлика. Набрали воды и решили отдохнуть, но Орлик неожиданно напал на нас и не позволил развалиться на лиственном ложе, между громадными стволами. Мы решили понаблюдать за маленькой лошадкой. Орлик подошёл к одному стволу, стал на задние ноги, а передними попытался достать нижний сухой и острый сук. Не получилось и тогда он оглянулся и закивал головой. Я не долго думая, подошёл и дёрнул сук. Тот легко опустился вниз, как опускается ручка рубильника. Полянка между стволами исчезла и открылся круглый проём, ведущий резко вниз. Светящиеся ступеньки исчезали во тьме. В тот раз нам было некогда исследовать открывшееся подземелье. Я вернулся к стволу, повернул сук и мы поспешили в лагерь. А вот теперь наступил момент, когда нам пригодится подземный ход. Алекс был уже у ствола, он нажал на сук, крышка медленно сдвинулась, открывая таинственный ход. Шурик первым бросился вниз. Его ботинки застучали по светящимся ступеням. Раздумывать было некогда. Следом за ним побежали девушки. - Давай рюкзак, Алекс. Я пошёл вниз, а ты поставь рычаг на место и постарайся успеть войти в подземелье, пока крышка будет закрываться. Она движется медленно, думаю у тебя всё получится, - забрав рюкзак я стал спускаться вслед за девушками, Шурик, бежал первым. - Я помню. Беги, - ответил Алекс, подходя к дереву. Через несколько мгновений Алекс уже был на лестнице. Мы помчались вниз, прыгая сразу через несколько ступеней. Наши друзья поджидали нас на широкой площадке, где лестница делала резкий поворот и уходила в глубь неизвестного материка. Стены и потолок, как и в подземелье разрушенного замка выложены отполированными мраморными плитами. Лестница казалась вырубленной в скале.
   - Стойте! - вскрикнула Марьяна. Мы замерли, прислушиваясь. Наши преследователи замолчали. И только невнятный шум и треск эфира раздавались в ушах. Потом они заговорили все разом, Марьяна переводила:
   - Они ушли, как сквозь землю провалились! Ищите! Сканируйте почву! Они нам нужны живыми или мёртвыми. Оружие монахов нам поможет завоевать другие миры. Ищите, Воины Мрака!
   После таких слов нам ничего не оставалось, как двинуться дальше, в недра неизвестной земли, с единственной надеждой, что здесь Воины Мрака нас не найдут. Лестница поворачивала ещё дважды. Она таинственным образом светилась. Этого света хватало, чтобы не споткнуться на ступенях и не пересчитать их собственными рёбрами. Лестница повернула третий раз. - Мы идём к замку, - сообщил я путешественникам. - Если не повернём ещё раз, то лестница приведёт нас прямо в подземелье.
   - Это было бы отлично! - сказал Шурик, немного замедляя шаг. - Согласна, - поддержала его Марьяна. - Нам необходимо срочно укрепить зал с оружием, или уничтожить его всё, до последней трубочки.
   - Почему? - удивилась Соня. - Потому что... наши преследователи - Воины Мрака. У них нет лучевого оружия, а очень хочется им обзавестись. Думаю, что они могут не только уничтожить лес, но и перекопать почву и просеять её сквозь сито, только для того, чтобы обнаружить нас и заполучить новое, мощное оружие, - продолжила разговор Марьяна. - Тогда нам просто необходимо выбраться и уничтожить этих самых воинов, пока они не добрались до нас, - высказал я предложение. - Согласен, - поддержал мою идею Алекс.
   - Мальчики, вам бы только поиграть в "войнушку"! Пострелять, побегать! Объявить партизанскую войну! А не дай Бог, захватчики окажутся сильнее и мы попадём в плен? - Соня улыбнулась. Она заговорила с нами так, будто мы - маленькие капризные детки, а она - наша мама. Её тон мне не понравился. Увидев, как скривился Алекс, я понял, что ему этот тон тоже пришёлся не по вкусу. Конечно, попасть в плен не хотелось бы , но нельзя допустить, чтобы оружие попало в руки Воинов Мрака.
   Лестница закончилась. Она привела нас в зал, посредине которого расположился небольшой бассейн с прозрачной водой. - По всей вероятности, это четвёртый зал из подземелья, - высказал предположение Шурик.
   - Похоже, - согласился Алекс. У противоположной от лестницы стены стояли столы. На некоторых лежали плоские прозрачные коробки, другие были совершенно пусты.
   Шурик сбросил рюкзак и сел в кресло. Он потёр руки, как музыкант перед концертом, крутнулся в кресле и уставился в стол. - Где же кнопочка? - протянул он задумчиво и постучал пальцами по столешнице. - А ты попробуй вот так, - предложила Софья, хлопнув в ладоши. От хлопка стены начали наливаться светом. В зале стало светло, как днём. - Ага... - протянул Шурик и негромко шлёпнул раскрытой ладонью по столу. То, что произошло дальше, достойно самого лучшего фантастического фильма: в воздухе прямо над столом появился белый светящийся прямоугольник, размером не больше газетного листа. Шурик немного подождал, а потом ткнул пальцем наугад в экран. Тут же высветились три окошка, с непонятными значками.
   - Ну что ж, выбор у нас небольшой, - пробормотал наш компьютерный гений и тронул первое окошко. Мы стояли рядом, что называется, разинув рты. Первой пришла в себя Марьяна. Она села в кресло рядом и включила свой экран. Мужская гордость не позволила нам с Алексом отстать. Пока мы усаживались, Соня включила свой экран. Пять экранов таинственно замерцали в глубине подземелья.
   - Теперь проверим содержание. Я открываю первое окно, ты, Марьяна - второе, ты Соня - третье.
   - А мы? - хором задали вопрос мы с Алексом. - Подождите немного, - скомандовал Шурик и нам пришлось подъехать, сидя в креслах, ближе к нему. Девушки с Шуриком продолжали колдовать над экранами. - Мой заблокирован, - разочарованно сказала Соня. - Мой тоже, - добавила Марьяна. - Ага! - Шурик как-то хищно улыбнулся и даже облизнулся при этом. - Что "ага"! - вскричали девчонки. - Смотрите! - Это что, кинофильм? - удивился Алекс. - Скорее всего - документальный фильм, - с восторгом произнёс Шурик, внимательно вглядываясь в меняющиеся картины. Зазвучал голос диктора и Марьяна принялась уверенно переводить:
   - Вас приветствует "Солнечная долина". Координационный Совет сообщает, что в связи с неблагоприятными условиями, возникшими в результате недопонимания между Координационным Советом и Советом Мудрейших все ранее подписанные договорённости отменяются до особого распоряжения. Слова меня не очень впечатлили, а фильм оказался более эффективным: вот за огромным прозрачным столом сидят люди. Те, что справа, одеты в комбинезоны, напоминающие те, что мы нашли в подземелье. Отличаются от наших они погонами с ромбами, широкими ремнями, украшенными драгоценными камнями и нашивками на рукавах.
   Главный в этой команде выглядит довольно экзотично: кроме комбинезона на нём меховая безрукавка из шкуры саблезубого тигра, лицо скрыто ужасной маской из головы быкольва со сверкающими, будто стальными, клыками, в руках чёрный посох.
   - Похож на шамана, - не удержавшись, восклицает Шурик. Я с ним полностью согласен. Похож, но не совсем. Комбинезон портит это впечатление. Камера поворачивается в другую сторону и мы видим элегантных молодых людей в одинаковых чёрных костюмах, белых рубашках. Единственное, что их отличает - это галстуки. У них они красные и синие. Люди выглядят копиями. Соня не выдерживает: - Похожи на клонов! - Да-а! Похожи! - откликается Марьяна. В центре группы я вижу мужчину. Он одет в чёрный костюм, белую рубашку. Единственное отличие, что мне удалось заметить: чёрный галстук с блестящей заколкой. Кроме этого его лицо избороздили морщины, а на правой щеке от виска к подбородку протянулся старый безобразный шрам.
   - Интересно, кто есть кто? - вглядываясь в лица спросила Соня. - Думаю, что Совет Мудрейших - это "белые воротнички", - предположил я. - Может быть, - согласилась Марьяна. - А шаман представляет Координационный Совет? - с сомнением протянул Шурик. - Как-то не очень верится. - А если наоборот? - спросил Алекс у Шурика.
   - Больше соответствует, - согласился Шурик
   В это время на экране произошло быстрое передвижение. Все участники совещания встали из-за стола, главы делегаций взяли каждый свою папку и пошли к двери, за ними не отставая ни на шаг двинулись простые участники. В дверях произошёл страшный конфуз-никто не захотел уступить место. Произошла небольшая потасовка, вызвавшая у нас приступ смеха.
   -- Смотрите, они протискиваются по двое,-заметила Марьяна.
   -- Один из одной команды, другой из группы соперников,- уточнил я.
   -- Были друзьями, а в один момент стали непримиримыми врагами,- грустно заметила Марьяна.
   -- Скорее всего именно это и привело к трагедии,-кивая головой, предположил Алекс. - Ну что ж, а кому принадлежит это всё? - махнула рукой Соня за спину. - Ой, подружка, ну и любишь ты задавать вопросы, - засмеялась Марьяна, поворачиваясь к Соне.
   - Я думаю, что "Солнечная долина" принадлежала и тем и другим. А это место - офис Координационного Совета. Офис Совета Мудрейших был где-то повыше. Поэтому он исчез вместе с замком, - продолжила она.
   - Логично, - согласился я. Шурик открыл следующую папку. Там оказался рекламный ролик. С высоты птичьего полёта был снят знакомый пейзаж. Камера несколько раз останавливалась на уже знакомых нам ориентирах: каньон, с журчащим ручьём, Красная река, мост-дракон, стрела вымощенного тракта, голые холмы, свинцовые волны моря, ухоженные сады и парки. Стада из коз пасуться на зелёных равнинах. Коньки-горбунки резвятся среди зарослей. Огромные яркие бабочки кружат над цветущими полянами. Вот камера ловит огромный прекрасный дворец цвета слоновой кости. Кажется, что комплекс светится изнутри. Камера приближается к зданию. Видны аллеи парка, гуляющие павлины, огромные, бесконечные цветники. Среди этого великолепия иногда мелькают люди. Они в белых одеждах, скрывающих лица и фигуры, чем-то похожи на бедуинов.
   Камера движется дальше. Вот она выхватывает группу людей вооружённых лучевыми автоматами. На длинной жерди они несут оленя. - Охотники, - констатирую я. - Удачная охота, - соглашается Алекс и мы замолкаем. Невидимый оператор показывает нам снова вымощенную плитами дорогу, которая внезапно заканчивается упершись в блестящий на солнце чёрный столб. - Вот сюда нам надо! - вскрикивает Марьяна и показывает рукой на экран. - Отсюда начинается дорога домой, - немного помолчав, добавляет она.
   - Ты об этом нам говорила? - полуутвердительно спросила Соня. - Да! Да! Внизу проплывают величественные скалы. Огромные птицы парят в вышине. А ниже снова морские волны. - Это остров! - я уверен в том, что говорю.
   - А, может, полуостров, - добавляю через некоторое время. - Всё может быть, - соглашается Шурик. - Я не понял откуда и куда течёт река?, - заговорил Алекс, - и почему в ней такая красная вода?
   - Река берёт начало в горах, а впадает в море, - с сарказмом в голосе заявил Шурик. - Я с этим не спорю, - согласно кивает в ответ Алекс. - Я видел как начинается Лаба. Это маленький ручеёк, постепенно превращающийся в речушку, а потом в реку. Но для этого нужно огромное расстояние от истока до устья и бесчётное количество ручейков, ключей, родников, чтобы наполнить растущую реку водой. Красная река большая и полноводная в середине острова или полуострова. Как вам больше нравится.
   - Возможно, эта река искусственного происхождения, - не удержался я от комментария.
   - Где взяли столько воды? - спросил Шурик. - В море! В это время камера поплыла над скалистой грядой. Острые камни чуть не цеплялись за объектив. Внизу вновь заблестело море. - Это всё-таки остров! - я не мог удержаться от удивления. - А это что такое? Смотрите, смотрите, - показывая на экран закричала Соня.
   И мы смотрели во все глаза, потому что в ущелье, среди скал, появилась река. Её кроваво-красные воды медленно двигались в сторону заката. С каждым метром река становилась шире и полноводнее.
   - Странно это всё, - не выдержал Алекс. - И я готов согласиться с тобой, Марат, что река создана человеческим разумом и руками.
   - Скорее нечеловеческим, - с улыбкой прервала его Марьяна. - Нечеловеческим разумом. - А каким? - Не знаю! Или ты думаешь, что человек - самое развитое существо во Вселенной? - Ты имеешь в виду инопланетян? - удивился я.
   - И их тоже, - согласилась Марьяна. - А кого ещё, - я не смог удержаться от вопроса.
   - Тех, кто создал вот это, - она указала на экран и на окружение. - Думаешь, что это сделано не человеком? - решил уточнить Алекс. - Может, получеловеком, - ответила Марьяна и закусила губу. Фильм закончился и зазвучал голос диктора. Марьяна тут же перевела: - Приглашаем отдохнуть и развлечься в экологически чистом месте под названием "Солнечная долина". Натуральное питание и максимум развлечений мы вам обеспечим. Прилетайте и убедитесь, что нет ничего прекрасней в мире, чем наша " Солнечная долина". Снова появился на экране замок. В лучах заходящего солнца он казался чёрным.
   - Отличная работа - этот рекламный ролик, - восхитился Шурик. - Вы заметили, ничего лишнего не показали? Никаких монстров, никаких ужасов. Только красота и покой. - А, может, монстров тогда ещё не было? - спросила у Шурика Соня. - Что-то произошло, типа радиоактивного выброса и появились монстры.
   - Кстати, бронированных свинок нам тоже не показали, - вспомнил Алекс ещё один вид фауны этого мира. - И хамелеона размером с гору в фильме не было, - добавил я. - Да, много чего не было, - согласился Алекс. - Могу предположить, что монстров завезли конкуренты, - проговорил Шурик, разглядывая третий файл. - Ты опять за своё, - внезапно рассердилась Марьяна. - А я думаю, что их здесь выращивали для чистки угодий от больных животных, - предложил я свою теорию. - Вполне реально... - поддержал меня Алекс. - В предгорьях Кавказа специально развели шакалов, для очистки лесов от павших животных.
   - А река? - не сдавался Шурик. - Что, река?, - я не смог сдержать раздражения.
   - В ней куча монстров, - продолжил неугомонный одноклассник. - А это для повышения адреналина в крови. Для смелых и отважных богачей, - отрезал я и отвернулся. Мне надоел этот бессмысленный спор.
   - О! Есть! - Шурику наконец удалось забраться в третье окно. Это был ещё один рекламный фильм. В нём предлагалась аптечка. - Предлагаем вашему вниманию новое изобретение Мудрых из "Солнечной долины". Называется это чудо "Бессмертие", - Марьяна быстро переводила, а мы уставились на экран.
   Пять инъекторов, размером со спичку. Прозрачные колбочки с иглами. На иглах прозрачные чехлы. Вот и вся аптечка. Инъекторы укладываются в коробку с углублениями и накрываются крышкой. Главное прозвучало позже. Каждый инъектор содержит субстанцию восстанавливающую на клеточном уровне костную, мышечную, нервную и кровеносную системы. Пятый шприц содержит обезболивающее средство, дающее возможность снять болевой шок.
   На экране появилось улыбающееся лицо молодого человека. - Благодаря аптечке "Бессмертие" мне удалось выжить в схватке с Воинами Мрака. Эти сволочи сбили мой волнолёт во время патрулирования Безвременья. Я вызвал подкрепление и попытался дотянуть до форта. Но... многочисленные раны и переломы давали о себе знать. Сознание начало мутиться. Тут я вспомнил, что у меня с собой имеется аптечка "Бессмертие". Я вколол себе одно за другим все лекарства. Когда прибыли спасатели я был, как новорожденный младенец: всё было цело и ничего не болело. Бравый солдат улыбнулся напоследок и исчез с экрана. Вместо него экран замигал и погас на несколько мгновений. А потом мы увидели следующий рекламный фильм. Бодрый голос диктора сообщил, что Мудрые постарались и приготовили для Солнечных Стрелков новую аптечку. На экране завертелась предыдущая аптечка, состоящая из пяти шприцов. В причудливом танце шприцы соединились в один.
   - Простая в обращении, способная спасти в самых безнадёжных случаях, новая аптечка ждёт вас, - утверждал голос за кадром. - Молодцы "Мудрые"! - не выдержал я и похвалил специалистов, создавших настоящее чудо.
   - Я бы не отказался от такой вещички, - пробурчал хозяйственный Шурик.
   - Я бы тоже, - поддержал друга Алекс. - Такая вещь никому бы не помешала, - добавила Софья и зажмурилась. Мы рассмеялись, потому что все заметили это движение. - Не смейтесь! Сколько безнадёжных детей смогла бы я спасти, имея такую аптечку, вы не знаете? А я знаю. Я готова иногда отдать свою жизнь за крохотного человечка, чтобы он жил, чтобы выжил, а это бессмысленно и никому не нужно, - Соня закрыла лицо руками и заплакала. - Не плачь, мы постараемся добыть для тебя и твоих маленьких пациентов такую штуку, - обнял я её за плечи. Потом в порыве нежности крепко поцеловал всхлипывающую любимую.
   - Не плачь, родная! Я сделаю для тебя всё возможное и даже невозможное.
   Пока я успокаивал Соню, Шурик пересел к другому компьютеру и попытался войти в его базу. Потом резко вскочил и бросился к первому столу. Быстро просмотрел первое сообщение, шевеля губами:
   - Так, так, так, - и бегом ко второму экрану. Нарисовал что-то на экране и открыл содержание.
   - Есть! Совсем не сложный ключ оказался, - крутанувшись в кресле, радостно сообщил он нам.
   - Как тебе это удалось? - спросила Соня у Шурика. - Посчитал сколько членов в Координационном Совете и написал цифру на экране. - Ну ты даёшь, - покачал головой в восхищении Алекс. - Да это что!? Я однажды неделю сидел у компа, подбирая ключ к одному интересному файлу, - с горящими глазами сказал Шурик.
   - Ну и как, подобрал? - А то, - с чувством собственного достоинства сообщил Шурик. - Сейчас глянем, что мы имеем.
   В ту же минуту на экране высветилась карта подземелий замка. Мы её сразу узнали: четыре круглых зала, соединённых подземной галереей.
   - А здесь есть боковые проходы, посмотрите, - показал пальцем Шурик на экран. - Да, да. Я о них знаю, - подтвердила Марьяна.
   - А что молчала? - удивился Алекс. - Забыла я о них. Столько всякого навалилось, что я и думать забыла об этих проходах. - Они, по всей видимости, закрыты, раз мы их не заметили, - предположил я. - Точно. Три зала мы обследовали вчера. Сегодня перед нами четвёртый зал. Где третий выход? - оглядывая стену сказал Алекс.- На чертеже он есть. Убедись в этом ещё раз.
   - Есть, точно. Где-то
   в этом месте, - я показал рукой между двумя столами. Соня подошла к стене и положила на неё ладонь. В ту же секунду стена исчезла и образовался широкий проход. - Прошу! - сделав широкий приглашающий жест, предложила Соня. - Все боковые проходы соединяются в центре, что дальше? Я так и думал..., - бормотал Шурик, двигая и увеличивая изображение. - Ясно... - Это что, лифт? - не выдержал Алекс. - Естественно... Это лифт, а вот и нижний ярус... Я понял: это лаборатория, - неожиданно выкрикнул Шурик, не отрывая взгляда от экрана.
   - Тогда нам - вниз! - сказал поднимаясь, Алекс.
   - Идите, я ещё поработаю, - кивнул головой Шурик. Подземная галерея не отличалась от тех по которым мы уже ходили. Она привела нас в огромный зал в центре которого располагался лифт. Он представлял собой круглый столб с шестью прозрачными кабинами, изготовленными из такого же материала, что и шкафы в арсенале. Ни ручек, ни дверей здесь тоже не было. От движения руки, в стенке кабины образовалась щель, мгновенно раздвинувшаяся до размеров человеческого тела. Я зашёл в кабину и попытался понять, как её включить. Пока я раздумывал, кабина самостоятельно двинулась вниз. Через несколько секунд в стеклянной двери снова образовалась щель и я вышел из лифта. Мои спутники так же, как и я, благополучно спустились вниз. Огромный зал разделён прозрачными перегородками на отдельные кабинеты, уставленные столами, стеллажами, пробирками, колбами, какими-то странными приборами причудливой формы.
   - Ох ты! Я таких приборов никогда не видела, - с восхищением выдохнула Софья. - В мединституте, где я училась, была лаборатория, гораздо меньше. Широкий коридор првёл нас в полукруглый зал. Вдоль стены была установлена неширокая стойка, рядом с нею кто-то аккуратно расставил кресла, спиной к входящим. - Странно кресла стоят, вы не находите? - спросил Алекс и сел в ближайшее. - Скорее всего это мозг - центр управления, данного сооружения, - предположила Соня.
   - Сейчас узнаем, попробуем узнать, - он шлёпнул ладонью по стойке и в ту же секунду на стене развернулся огромный экран. Потом высветилась табличка и через мгновение экран потух.
   - Нужен пароль, - со вздохом констатировал Алекс, вставая с кресла. - Попробуем поискать то, что нам надо? - тут же предложил он.
   Мы разошлись по кабинетам и принялись за поиски. Но они не принесли никаких результатов: упаковок с лекарством, так необходимых Софье, никто не нашёл. Записи, которые мы нашли, прочесть никто из нас не смог, потому что они были сделаны непонятным и неизвестным нам языком. В лаборатории больше нечего было делать и мы поднялись наверх.
   Шурик встретил нас блестящим от азарта взглядом. Он состязался с умными машинами и был уверен, что победит. Три победы были у него уже в кармане. - Представляете, что я узнал? Ничего вы не представляете! - закричал он, когда увидел нас.
   - Рассказывай быстрее, - поторопила его Марьяна. - В этом мире не было женщин! Не было!
   - А как же?... - растерянно оглянулась Софья, - Как же они ... жили? - Это был закрытый мужской моностырь, в нём жили по собственному желанию, - пояснил Шурик.
   - Как монахи, что ли? - неуверенно спросил Алекс. - Похоже на то. Занимались наукой: биологией, химией, физикой, астрономией. Они достигли таких высот, что вы даже себе представить не можете. Сейчас покажу, - Шурик ткнул пальцем в экран. Мы увидели больничную палату, в которой на широкой кровати лежит молодой парень. Вот некто в белом халате снимает с него простыню и перед нами предстаёт то, что осталось от человека: туловище и голова. Ни рук, ни ног у парня нет.
   Двое катят кровать по длинному коридору. Закатывают её в небольшое узкое помещение, где снимают с пациента одежду и перекладывают на прозрачную поверхность узкого столика. Затем выкатывают кровать и закрывают дверь. Через смотровое окно оператор показывает спокойное лицо больного и крупным планом его глаза. - Парень не боится. Он уверен, что всё будет в порядке, - объясняет Шурик. Через мгновение над столиком появляется непрозрачная полусфера. Она полностью накрывает пациента. Включаются разные механизмы.
   - Операция начинается - констатирует Соня. - Я думаю, что такая сложная операция займёт достаточно много времени. - Ты думаешь, что парню пришивают руки и ноги? - Думаю, да, утвердительно ответила Соня.
   - Смотрите дальше, - привлёк наше внимание к экрану Шурик. Полусфера медленно подняласьи исчезла. На столе мы увидели целого человека. Конечности у него на месте. Вот он пошевелил ногами, потом руками. Осторожно встал и пошёл к двери.
   - Такого не может быть! Всё врут! - возмущённо выкрикнула Соня. - Может, - довольно улыбнулся Шурик. Он радовался, будто сам придумал машину по восстановлению человеческого тела.
   - Нет! - не сдавалась Соня. - А про сыворотку бессмертия ты забыла? - напомнил ей Шурик. - Ничего я не забыла, - нервно ответила девушка. - Забыла, уверен, - стоял на своём одноклассник.
   Соня сдалась. Она перестала спорить и уставилась на экран. Молодой человек, прикрывшись простынёй, медленно шёл по коридору. Движения его были не очень уверенными, но с каждым шагом становились твёрже. - А что там на нижнем ярусе? - спросил Шурик у меня. - Лаборатория и Центр управления. Только мы ничего не нашли, - ответил ему Алекс.
   - Жаль, - пртянул он. - Конечно жаль, - согласился я с одноклассником. - Может ни там искали? - спросила Марьяна, задумчиво рассматривая зал.
   - Может... - Нужно рассуждать логически: сывортка кому нужна? Военным или охотникам, - стал думать вслух Шурик. - Точно! - хлопнул я себя по лбу. - А раз так, то её нужно искать там, где лежит оружие. - Да... - согласился Алекс, - но мы её почему-то там не нашли. - Мы и не искали, потому что не знали о её существовании, - ответил я Алексу и двинулся к галерее, ведущей к арсеналу.
   - Ты куда, Марат? - спросила Соня. - Как куда? За сывороткой бессмертия, - сообщил я друзьям. - Мы с тобой! - закричали разом Соня с Марьяной. - Пошли! - позвал я их и мы почти побежали по подземной галерее в сторону зала, наполненного оружием и одеждой. С этой стороны стояла такая же дверь, как и с той, в которую мы уже входили. На ней был точно такой же запор, так что открыть её нам не составило никакого труда. Мы вошли. Я быстро осмотрелся и заторопился к шкафу с оружием. Через прозрачное стекло, с которым нам пришлось повозиться в первый раз, были видны полки, забитые до самого верха коробками.
   - О-па! С этой стороны нет оружия в сейфе, - только я подумал, как Марьяна сказала об этом вслух:
   - Здесь лежат коробки в шкафу, посмотрите. Соня подошла, открыла стекло движением руки, и вынула одну коробку. Никакого логотипа на ней не было. - Давай поспорим на что угодно, сыворотка здесь! - закричал Алекс. - Зачем спорить? Открывай! - поторопил я. Соня осторожно сняла крышку и мы увидели плотно уложенные небольшие контейнеры с иглой, закрытой прозрачным колпачком. Марьяна прошла немного дальше и тоже вынула коробку из шкафа. В ней также лежали прозрачные тюбики с иглами.
   - Да здесь запасов столько, что хватит вылечить всех страждущих на Земле, - с удивлением воскликнула Соня. В это мгновение в зал вбежал Шурик. Он был возбуждён на столько, что даже не заметил нашу находку. - Я узнал то, что хотел. На "Солнечную долину" напали пришельцы из Бездны. Это космические варвары, разрушающие миры и похищающие научные достижения. Они используют их потом в своих целях. Мудрейшие решились на уничтожение замка, приказав его жителям немедленно покинуть остров. Сначала планировали уничтожить весь остров, но потом приняли решение уничтожить только замок со всеми научными открытиями и разработками. Но система дала какой-то сбой и поэтому подземелье уцелело, - не останавливаясь тараторил Шурик. - А, может, подземелье осталось потому, что построено слишком глубоко? - предположил Алекс.
   - Что тут гадать? Пора обедать и думать над тем, как добраться до конца тракта, чтобы попытаться вернуться в наш мир, - предложила Марьяна.
   - Согласны! - ответили мы чуть ли не хором. Обедать вернулись в зал с бассейном. Сели в кресла и с удовольствием поели. Впервые за столько дней скитания мы ели за столом, сидя на стульях, а не на земле. - Хорошо-то, как! - потягиваясь и растягивая слова, почти пропел Шурик.
   - Неплохо, - согласился я с ним. - А я вот что думаю: нам нужно двинуться на восток ночью, - неожиданно для всех начал разговор Алекс. - Здесь и днём-то не очень безопасно, а ночью и того хуже, - не согласился Шурик, допивая компот.
   - Днём нас изловят, как куропаток, - начиная злиться отчеканил Алекс. Я не знал, что сказать. У каждого предложения есть свои плюсы и минусы. Идти ночью по лесу, где водятся ужасные монстры небезопасно. Но мы теперь вооружены и клыкастые твари нам не страшны. Но в лесу легко заблудиться. Хоть это может случиться и днём. Сейчас на поверхности день близится к концу. Скоро солнце скроется за горизонтом. Внезапно мои размышления прервала Марьяна. Она находилась в состоянии транса и громко с кем-то разговаривала:
   - Да, я вас слышу... Хорошо... Мы уходим немедленно. Девушка тряхнула головой и с удивлением уставилась на меня. - Что случилось, Марат? На тебе лица нет.
   - Тебе лучше знать, что случилось - ответил я.
   - Да, да... - Марьяна прижала руки к вискам - Чёрный рыцарь предупредил, что Мудрейшие решили исправить свою ошибку, и через некоторое время здесь всё исчезнет. У нас есть совсем немного времени.
   - Быстрее! - крикнул я, схватив два рюкзака и забросив их на плечи. Алекс сделал то же самое и мы бросились вверх по лестнице. Соня с Марьяной немного отстали, но я увидел их, оглянувшись на лестничной клетке. Пройден первый поворот. Шурик обогнал меня и скрылся за поворотом. Бежать вверх с двумя огромными рюкзаками, набитыми всякой всячиной становилось всё труднее. Позади второй поворот лестницы. Откуда-то сверху донёсся страшный шум и грохот. Что-то большое и бесформенное катилось по лестнице сверху навстречу мне. Всего мгновение я раздумывал, потом прижался к стене и попытался остановить гремящее чудовище. Мне это удалось. Нечто оказалось Шуриком. Он, видимо, споткнулся о ступеньку и покатился вниз. Подоспевший Алекс помог мне поудобнее уложить бездыханное тело. Подошедшие девушки испугались.
   - Он мёртв? - побелевшими губами спросила Марьяна.
   - Переломался весь, а так всё отлично! - просипел я. Горло перехватило. Одного взгляда на друга было достаточно, чтобы понять: он не жилец.
   - Отойдите, - приказала Софья и склонилась над пострадавшим. Достав из кармана кимбинезона коробку, она вынула оттуда шприц и без колебаний ввела лекарство Шурику прямо в шею. Я уставился на нашего доктора с изумлением. - Ты где это взяла? - Там, - махнула рукой Соня, указывая направление. - Сколько потребуется времени до выздоровления? - спросил Алекс, напряжённо прислушиваясь. - Что стали, нужно бежать, - раздался недовольный голос Шурика. Марьяна вскрикнула и в ужасе отшатнулась. Соня не испугалась. Она взяла руку Шурика и принялась считать пульс. - Да перестань ты, Соня! Нужно бежать, - забубнил выздоравливающий.
   - Вставай, только не спеши, - строгим "медицинским" голосом сказала Соня. - Да чего вы? Что случилось? - Шурик удивлённо смотрел на нас, не понимая что произошло. - Ты загремел с лестницы. Соня сделала тебе укол сыворотки бессмертия, - сообщила Марьяна, хлопающему глазами Шурику.
   - Да-а?... - Да! Шурик встал, постучал себя по груди, коленям, плечам: - Я снова как новенький, - констатировал он факт, сияя вспотевшим лицом. - Пойдёшь вторым. Я - замыкающим. Марат - первый - отрывисто отдал команду Алекс и мы продолжили путь. Вот и последний пролёт лестницы. Мы у цели. Я приложил ладонь к крышке люка и она начала медленно сдвигаться в сторону. Один за другим появлялись мои товарищи на поверхности. Гонка по лестнице основательно вымотала всех. Мы отошли от люка и улеглись прямо на сухую шуршащую листву. Вдруг землю тряхнуло так, что с деревьев посыпались сухие веточки и листья. - Вот и всё, подземелья больше нет, - грустно сказала Марьяна и оглядела нас большими влажными глазами. - Не плачь, Марьяна, - обнял её Алекс. - Не плачь. Только подумай, как нам повезло. Мы узнали много интересного об этом мире. - Если это будущее, то оно не так уж и плохо! - поддержала Алекса Софья. - Если это параллельный мир, который никогда не пересечётся с нашим, то у нас достаточно информации, чтобы сделать наш мир лучше, - продолжила она.
   - Ха-ха, выдал Шурик и хотел было съязвить, но смолк и ничего не сказал. Разговор стих. Каждый думал о своём, строил планы, мечтал, борясь с чувством безнадёжности, оставляя себе надежду. Мечта и надежда была у нас одна на всех: вернуться в свой мир.
   После небольшого отдыха мы запаслись водой в весёлом ручейке и двинулись на восток. Пришельцев не было видно сквозь листву. Но мы решили в случае нападения драться до последней капли крови.
   Вот уже луна появилась над лесом, заблестели звёзды, подмигивая нам. В лесу стояла тишина, нарушаемая только шуршанием опавшей листвы под нашими ногами. Страшный рёв раздался совсем рядом. Я сжал в руках лучевую трубку. По звуку трудно было понять, где находится хищник, потому что многократное эхо подхватило звук и понесло его по лесу. Рёв был настолько громкий и грозный, что мы без всякой команды бросились к огромному дереву, пижались рюкзаками к стволу, а лучевые трубки выставили перед собой. Вслед за рёвом раздался оглушительный поросячий визг быстро перешедший в предсмертный хрип. Мы услышали топот десятков свиней, убегающих в сторону тракта. С севера донёсся треск валежника и леденящий душу рёв.
   - Ого! Их уже двое! - прошептал Шурик вздрагивая всем телом. Совсем рядом с нами готовились вступить в схватку два хищных монстра. Злобное рычание сменялось оглушительным рёвом. Любопытство одержало верх и мы подкрались ближе к месту боя. Нас ждало большое разочарование: зубролев рвал клыками поросёнка, а тигрорысь скакала по ближайшим деревьям и орала, как сумасшедшая. Никто ни с кем драться не собирался. Из-за вредности рысь не могла просто так уйти, и решила помотать нервы льву. Но ему на неё было глубоко наплевать. Зубролев удобно устроил свиную тушу в развилку дерева и рвал её, прикрыв от удовольствия глаза. Мне показалось, что он сейчас расплывётся в ехидной ухмылке, стараясь позлить скачущую кошку. Осторожно, чтобы не потревожить хищников, мы обошли поляну и продолжили свой путь.
   - Предлагаю устроить привал - почему-то шёпотом сказала Марьяна. - Согласен, - тут же поддержал её Шурик.
   - Думаю, что мы заблудились, - высказал я предположение, останавливаясь и сбрасывая рюкзаки на землю. - Почему ты так думаешь? - заинтересовалась Софья. - Потому, что вот это дерево я вижу второй раз, - и я указал на странный ствол двух сросшихся деревьев. Они выросли близко и в борьбе за жизненное пространство перевили друг друга. Скрученный ствол заканчивался раскидистой кроной. Я осветил уродливый ствол фонарём. - Ты прав, Марат. Вот и наши следы, - посветил фонарём на землю, Алекс. - Мы сделали круг по лесу и вернулись в исходную точку, - добавил я и сел на подстилку из листьев. - Такое иногда случается. Отдыхайте, - пригласил я друзей присесть рядом.
   - Скоро рассвет, спать хочется, - жалобно протянул Шурик. - Всем спать. Я остаюсь охранником, через час разбужу тебя, Марат, - сказал Алекс и занялся разведением костра.
   Я уснул мгновенно. Такое качество я развивал в себе ещё со студенческих лет. Научился я этому с большим трудом. Но зато теперь организм работал, как часы. Проваливаюсь в сон мгновенно и могу проснуться в любое время, хоть через пять минут. Зато чувствую себя потом хорошо и могу выполнять любую тяжёлую работу. Точно через час я открыл глаза и осмотрелся. Алекс сидит у костра, остальная команда спит в самых неудобных позах. - Алекс, - тихо позвал я друга, - ложись спать. Я уже отдохнул. - Хорошо, - сразу откликнулся он. - Как дела? - Всё спокойно. - Хорошо. Алекс повозился на земле, устраиваясь поудобнее и тот час уснул. Я почувствовал к нему уважение. Этот парень, хоть и моложе меня, но сильно на меня похож. Мы будто братья. Он не боится трудностей, и умеет засыпать, как и я, в одно мгновение, лишь коснувшись головой подложенной под щёку ладони. Эта деталь - ладонь под щекой - меня здорово удивила. Прежде, я не обращал внимание на то, что Алекс спит точно так, как и я. Вот Шурик. Он спит на животе, раскинув руки и ноги, будто пытается обнять землю. Ха! Смешно спит наш гений. Соня спит на правом боку, вытянув по струнке ноги. Марьяна спит на животе, подобрав руки и ноги под себя. Разглядывание спящих друзей отвлекло меня от наблюдения за окружающим миром. Треск сухой ветки под чьими-то ногами прозвучал для меня выстрелом. Я схватил лучемёт и распластался у костра. За деревьями, совсем рядом с нашей стоянкой кто-то спокойно разгуливает, трещит хворостом и, возможно, в эту самую минуту готовится напасть на беззащитных спящих людей. Треск послышался с другой стороны. Я перекатился на другую сторону и уставился в темноту. Треск раздался ближе, но совсем не там, где я ожидал увидеть противника. - Алекс, - окликнул я парня. - А? Что? - Нас окружают, - негромко сообщил я другу. - Кто? Теперь уже хворост трещал со всех сторон.
   - Да их много, - прошептал я, поднимаясь на ноги. Валяться на земле уже не было ни какого смысла. Мы прижались друг к другу спинами и стали ждать появления неведомых врагов. То, что их несметные полчища, было понятно по звукам доносившимся со всех сторон. Кроме треска и шелеста мы не слышали ничего. Не было писка, визга, рёва. Ничего такого не было. Только треск и шелест со всех сторон. Это пугало. - Что такое?, - спросила Марьяна, вглядываясь в предрассветную мглу. - Там кто-то есть, но пока темно, мы никого не видим, - объяснил я причину тревоги, стараясь говорить как можно тише.
   - Слышу шум, но опастности не чувствую, - сказала Марьяна, подходя к нам. - Будто роется кто-то в листве, что-то ищет. Ломает хворост и молчит. - Может белки? - спросила девушка. - Зачем белкам хворост? - Они прыгают по сухим веточкам, те ломаются, вот и трещат, - попыталась успокоить нас Марьяна.
   - Днём мы белок не видели ни разу, - не согласился Алекс. - Мало ли кто может рыться в листве и в хворосте ночью. Какие нибудь мокрицы, тараканы или жуки. Треск приближался. Группа людей, вооружённых лучемётами, стояла настороженно вглядываясь в окружающий мрак. - Приготовьте фонари. Одновременно включим, и, может быть спугнём непрошенных гостей, - приказал Алекс. - Раз. Два. Три!!! Фонари вспыхнули одновременно. Неясные тени метнулись в стороны. Треск и шелест на мгновение стихли, но как только погас свет, шум возобновился с удвоенной силой. Через несколько мгновений шуршащая масса волной хлынула со всех сторон.
   - Огонь! - скомандовал Алекс и мы ударили залпом по приближающимся тварям. Лучемёты работали исправно. Вспышки выстрелов осветили угрюмый лес. В хаосе взрывов и мельтешении света трудно что-то рассмотреть. Комья земли взлетали вверх, а потом обрушивались вниз с такой силой, что попади хоть один в стрелков, не миновать беды. Бой продолжался всего несколько секунд. Враг был на голову разбит, а те, кто уцелел поторопились убраться восвояси. - Не стрелять!, - выкрикнул Алекс и повернулся к нам. - Шурик, не вздумай палить по деревьям, - строго предупредил он неугомонного друга, который как раз в этот момент поднял трубку, направив её в крону дерева, под которым мы провели ночь.
   - Почему? - лениво поинтересовался Шурик, видимо, собираясь пальнуть.
   - Потому! - я отобрал у него оружие, - что будем делать если лес загорится? - Чего ради? - возмутился Шурик. - Как, чего ради? Загорится от огня! - Шурик, успокойся, - обратилась к однокласснику Соня. - Враг разбит и бежит. Пора праздновать победу. - Ладно, - с угрозой проговорил Шурик. - Я вам это припомню. В лесу заметно посветлело. Наступал новый день. Солнечные лучи позолотили верхушки деревьев. Задерживаться долго на этом месте нельзя. Но любопытство оказалось сильнее. Разочарование, тоже не маленькое, поджидало нас на месте боя. Никаких останков загадочных животных мы не нашли. Не осталось абсолютно ничего. Взрытая выстрелами земля, покорёженные стволы деревьев и больше ничего. - Всё сгорело. А жаль! Интересно было бы познакомиться с ночными разбойниками, - сказала Марьяна, обращаясь к Соне.
   - Да ну их! Какие-нибудь тараканищи! Противно, - ответила подруга, не задумываясь. Пока мы собирали вещи, Алекс взобрался на дерево. - Вижу недалеко огромную поляну, вытянутую на восток. Двигаться по ней будет легче, - добавил он , спрыгивая на землю. Через несколько километров мы действительно вышли на поляну. Она длинной полосой уходила к горизонту, упираясь в огненный солнечный диск.
   - Это как раз то, что нам нужно, - обрадовался Шурик. - Тут уж точно не заблудимся! - На поляне мы как на экране, - охладил я его пыл. - Любой хищник может выследить нас, а мы его и не заметим. - Почему? - удивился Шурик. - Потому,что мы на виду, а он в кустах! - Я знаю, как нужно сделать: идти по поляне, а привалы устраивать в лесу. - Правильно, Марьяна. Так и сделаем, - согласно кивнул Алекс. Не задерживаясь больше ни на секунду, наш маленький отряд двинулся вперёд, навстречу солнцу. Я шёл замыкающим, внимательно вслушиваясь в звуки, доносящиеся из леса. Ничего настораживающего не было слышно, я расслабился. Вспомнилась охота в Приморье. Тигр-людоед измучил небольшую деревеньку. Сожрал всех собак, несколько коров, а когда принялся за людей, жители пригласили меня. Я служил недалеко. Однажды принимал участие в уничтожении медведя-шатуна. Об этом написали в районной газете. Так обо мне и узнали в деревеньке. Нашли через газету и попросили убить тигра. Вокруг деревеньки был непроходимый лес. Разбитая грунтовка соединяла её с внешним миром.
   Со стариком, Иванычем, опытным охотником и тигроловом, мы нашли зверя. Но тигр был умён и несколько раз ускальзывал. А когда понял, что больше не уйти, бросился на нас. Сильно порвал Иваныча, но я зверя всё же застрелил.
   Напал тигр точно в такой ситуации, как сейчас у нас. Мы шли по поляне, а зверь поджидал в лесу. Выбрал удобный момент и прыгнул на охотника. Я вспомнил тот прыжок: сверкнувшее жёлтокоричневое тело, раскрытая в беззвучном рыке пасть, сильные лапы с острыми, длинными когтями. Я шёл сзади и не успел выстрелить в прыгнувшего хищника. Несколько мгновений хватило зверю, чтобы исполосовать Иванычу фуфайку и кожу на спине. Я выстрелил в упор и зверь умер мгновенно. Но со старым охотником пришлось повозиться. Связавшись по рации с деревенькой я вызвал подмогу. Иваныча в бессознательном состоянии мы доставили в населённый пункт, откуда его на вертолёте, специально вызванном, после моего сообщения, о том, что с нами случилось, отправили в больницу, в райцентр. Воспоминания настолько захлестнули меня, что я забыл обо всём. Остановился я резко, врезавшись в стоящую Соню. Она испуганно вскрикнула и показала рукой в центр поляны, где вспучиваясь огромным холмом поднималась, как живая земля. Огромная голова вынырнула из земли и длинный липкий язык, разворачиваясь, со свистом полетел в сторону ничего не подозревающего Шурика. - Берегись, хамелеон! - крикнул я, что было сил и выстрелил в монстра. Животное взорвалось в норе. Комья земли полетели в разные стороны. Горящий язык промчался над тем местом, где только что стоял Шурик и застрял в колючем кустарнике, оказавшемся на его пути. Куст вспыхнул ярким костром и сгорел за несколько секунд. Я застыл от изумления. - Ты видел? - спросил Шурик. - Видел! - Почему куст вспыхнул? Он же сырой... - То-то же, сырой... Эфирных масел в нём много, - объяснил я другу. - Очень много... - Теперь понятно, почему вы не позволили мне пальнуть в лесу. - Вот Фома - неверующий. Ты не поверил тогда... - Конечно, не поверил. - Иди ты... - нервы у меня уже не выдерживают. Иногда хочется взять ремень и отпороть компьютерного гения, чтобы не повадно было подвергать сомнению слова знающих людей.
   - Хамелеон охотится у воды, где-то озерцо или ручей, - предположил Алекс. - Пора подкрепиться. Я был полностью согласен с ним. Солнце поднялось уже довольно высоко. Ускоренным марш-броском мы прошли не меньше десяти километров. Комбинезон хоть и защищает от палящего солнца и не даёт проникать зною внутрь, ноги всё же устают. Да и есть хочется! Алекс оказался прав. Через несколько десятков шагов нам встретился ручей. Не решившись сделать привал на поляне, зашли в лес. Пока мы с Алексом исследовали местность, Соня с Марьяной готовили обед. Совсем рядом мы нашли глинистый овраг, чем-то похожий на ров, давно осыпавшийся и заросший деревьями. Впечатление ещё усиливалось и тем, что на противоположной стороне рва поднимается вверх поросшая травой горка. Не очень высокая, но довольно крутая. - Красиво! - восхитился Алекс. - Красиво. Интересно, а что там дальше? - Древний город? - предположил Алекс. - Может быть. - Пойдём, расскажем нашим. Мы возвратились. За обедом рассказали друзьям о нашей находке. Не дослушав наш рассказ, Шурик вскочил и начал собираться.
   - Вы, как хотите, а я схожу на разведку, - сообщил он нам. - Один пойдёшь? - удивилась Марьяна. - Конечно один! Мне бояться нечего. - А если монстры на тебя нападут? - прищурившись, с улыбкой спросила Соня.
   - Отобьюсь! - и он с довольным видом показал на кобуру, висящую у него на боку. - Это что у тебя? - удивилась Соня. - Лучевой пистолет. - Откуда он у тебя? - Из подземелья! - Отдай! Спички - детям не игрушка, - подошёл Алекс и протянул руку. - Нет! - истерически закричал Шурик и бросился в сторону оврага. - Шурик, - позвала Марьяна, - вернись. Заблудишься! Ответом было молчание. - У него психоз, - поставила диагноз Соня.
   - Если ты заметила, он уже давно неадекватен. Как только оружие попадает ему в руки, он слетает с катушек, - поддержал её я. - Что будем делать? - спросил Алекс. - Пойдём за ним. Посмотрим, что там такое и сразу в путь, - ответил я и мы пошли. Идти было недалеко. Вот и овраг.
   - Я вижу Шурика, - сообщила Соня. - Где он? - Штурмует откос. - А-а! Вижу. - Предлагаю догнать и перегнать, - сказал Алекс.
   - А сможем? - засомневалась Соня. - Ещё как! Пойдём левее. Там ров меньше и стена ниже. Видишь? - Да. - Ну что, пошли? Мы спустились в овраг без всяких приключений. А вот подъём оказался трудным. Но всё равно мы достигли вершины раньше Шурика. Он добирался почти до верха, но не мог удержаться на крутом склоне и скатывался вниз. Сколько раз он повторял свою безнадёжную попытку, я не знаю. Когда же мы подошли к тому месту, где он карабкался вверх, лицо у парня было мокрое и грязное. Алекс достал канат и бросил конец незадачливому альпинисту. Шурик ухватился руками за верёвку и повис, как сосиска. Пришлось нам тащить его, точно репку. Шурик так устал за время штурма, что оказавшись наверху, не попытался даже сесть. Он лежал у наших ног и тяжело дышал.
   - Поздравляю, мы на стене, - сказал Алекс, внимательно разглядывая, что-то у себя под ногами.
   - Откуда ты знаешь? - удивилась Марьяна.
   - А вот, посмотрите, - Алекс вырвал несколько кустиков травы и мне сразу стало ясно, о чём он говорит. Трава росла в щели между кирпичами.
   - Глину брали в овраге, делали кирпич и строили стену. Кто и зачем? - спросила Марьяна. За стеной никаких построек не было. Небольшая круглая площадка, заросшая травой и кустарником предстала нашим взорам. - Что это может быть? - снова задала вопрос Марьяна. - Вертолётодром, - брякнул я, лишь бы не молчать. - Или волнолётодром, - встрял в разговор Шурик, усаживаясь поудобнее. - Что, что? - Волнолётодром! Помните, парень рассказывал о патрулировании на волнолёте? - Ну и что? Мы же не знаем, какого размера тот аппарат. Он может здесь и не поместится, - не согласилась Софья.
   - Поместится! - убеждённо произнёс Шурик. - Я уверен. Его уверенность передалась и мне.
   - Где-то должен был быть аэропорт. На остров прилетали туристы, отсюда летали патрули. Это вполне может быть волнолётодром, - поддержал я Шурика. Соня недовольно скривилась и пожала плечами.
   - Пусть так... Что дальше? - Тише, - произнесла Марьяна, к чему-то прислушиваясь. - Они опять прилетели, эти Воины Мрака. Ищут нас. - Будем драться? - спросил я у Алекса. Он окинул суровым взглядом небольшой отряд.
   - Всем вниз! Быстро! - приказал он и мы кубарем скатились в овраг. Не успели подняться на ноги, как на стену, где мы только что были, небольшим облаком опустился туман. Он шевелился и расползался всё шире. Вот уже маленькое облачко превратилось в настоящее облако. Туман бесшумно накрыл стену и часть оврага.
   Огромными прыжками Алекс преодолел спуск, привязал верёвку к дереву и сбросил её нам. Держась за канат мы быстро поднялись на верх. Когда все благополучно оказались на противоположной стороне, Алекс свернул верёвку и перекинул через плечо. Мы присели между корней деревьев и со страхом стали наблюдать за живым облаком. Оно ширилось на глазах, заполняя ров и поднимаясь вверх. Марьяна прижала палец к губам, всем своим видом показывая, чтобы мы молчали. Туман остановился в нескольких метрах от нас. Из него вылетали белые мохнатые лапы и ощупывали почву, деревья, ветки, листья, на которых оставались влажные следы от прикосновения призрачных щупалец.
   Несколько мгновений туман не двигался, а потом стал резко уменьшаться, собираться в тучу, скручиваться в тучку и исчез совсем. Марьяна всё ещё сидела с пальцем на губах. Всем было ясно, что инопланетные пираты где-то рядом и могут напасть на нас в любой момент. - Они улетели, - прошептала Марьяна через несколько часов напряжённого ожидания.
   - Почему? - задала свой любимый вопрос Соня.
   - Я не очень поняла, но что-то связано с течением времени. - Они вернутся? - спросил Шурик. - Им нужно оружие. У них такого нет. Так что, думаю, вернутся. - Когда? - Не докладывали, - рассердилась Марьяна.
   - А жаль, - не унимался Шурик. - Будем идти всю ночь, - отдал распоряжение Алекс и мы скорым шагом вышли на поляну. Алекс сразу задал высокий темп. Мы почти бежали за ним. Через несколько километров Марьяна с Соней выдохлись. Я шёл замыкающим, поэтому видел, что девушки устали. Обогнав их, я поравнялся с Алексом и тронул его за плечо:
   - Алекс, девчонки устали. Нужно отдохнуть или хотя бы сбавить скорость. - Скоро стемнеет и тогда скорость снизится. Отдыхать не будем. Должно открыться второе дыхание, я это знаю по себе. Пусть поменяются местами с Шуриком. Он будет предпоследним.
   Я передал Шурику приказ Алекса. И мы пошли дальше. Всё-таки Алекс прислушался к моим словам: он сделал короче шаг, поэтому девушкам стало легче идти. До захода солнца мы отмахали километров пятнадцать. Впереди замаячила стена леса, а на горизонте взметнулись к небу каменные вершины горного хребта. Отряд вошёл в лес на закате. Под густыми кронами уже начал сгущаться сумрак.
   - Я думаю, что здесь где-то недалеко находится тракт, - сказал Алекс, уверенно двигаясь вперёд. - Если мне не изменяет память, то лес в этом месте суживается и упирается в скалы узким клином.
   - Точно, - подтвердил предположение Шурик.
   - Нужно брать всё время вправо, тогда не будем кружить по лесу, - предупредил я Алекса. - Веди нас, Марат. У тебя опыта больше, - предложил Алекс. Согласно кивнув, я стал впереди. Однажды мне пришлось добираться через тайгу в посёлок лесорубов. Я видел тот посёлок с высоты полёта, у меня была карта и компас. Но добрался я туда очень не скоро.
   Кружил по лесу и всё тут. Пока не вспомнил рассказ одного охотника о том, что в лесу человек кружит от того, что одна нога делает шаг шире. Обычно это правая нога, потому что левшей у нас не так уж и много. Я двигался осторожно, как при охоте на тигра. Часто останавливался и прислушивался. Отряд повторял все мои движения. Могучие деревья безмолвно стояли в сумрачном свете. Я почувствовал на себе чей-то взгляд. В ту же секунду Марьяна крикнула: - Опасность! Я не успел выстрелить. Тигрорысь чёрной молнией метнулась с дерева. Рефлекторно сработали мышцы. Я упал и откатился в сторону. Злобная тварь сделала ещё прыжок и вцепилась в Марьяну. Зубами и когтями рысь рвала защитный комбинезон, который не поддавался. Нападение длилось всего несколько мгновений. Хищник оставил свою жертву и скрылся в кроне ближайшего дерева.
   Я бросился к Марьяне. Она лежала на земле такая маленькая и беззащитная, что у меня ком стал в горле.
   - Марьяна, Марьяша, родная, открой глаза. Открой глаза, скажи что-нибудь! Марьяна!
   - Марат, отойди, дай мне её осмотреть, - строго сказала Соня, оттесняя меня плечом от Марьяны. Шурик с Алексом стояли молча. Они освещали лежащую девушку фонарями.
   - У неё сломана шея, - сказала Софья, закончив осмотр. - Во время падения ударилась о ствол дерева и сломала шею. Алекс не поверил Соне: - Не может быть! Ты ошиблась! Я же поверил сразу. Марьяна лежала, как-то странно повернув голову. Да и не было у меня причин сомневаться в профессионализме Сони. Она не простой детский врач, а хирург в детской травмотологии.
   - Что будем делать? - занервничал Шурик.
   - Будем спасать Марьяну, - ответила Соня и достала вторую ампулу сыворотки бессмертия.
   Точно так же, как и Шурику, она сделала укол в шею пострадавшей подружки. Марьяна долго не подавала никаких признаков жизни. Я уже начал сомневаться в эффективности этого лекарства. Алекс сидел рядом с Марьяной и гладил её по руке. Вид у него был такой встревоженный и расстроенный, что на парня было страшно смотреть. С каждой минутой ожидания он мрачнел всё больше. Присев рядом я похлопал друга по плечу: - Всё будет хорошо, - стараясь придать голосу больше уверенности, сказал я Алексу.
   В это мгновение Марьяна открыла глаза и удивлённо обвела нас взглядом.
   - Что случилось? Я уснула? - Нет, ты не спала, на тебя напала рысь , ты упала, ударилась головой,- быстро ответила Соня.
   Марьяна попыталась встать. - Лежи. Лежи, тебе пока не надо вставать, - остановила Марьяну Софья. - Отдохни немного, - проговорил Шурик и отвернулся вытирая украдкой глаза, да я и сам был не в лучшем состоянии. - Устроим привал, - распорядился Алекс. Выкопав неглубокую ямку, я развёл в ней костёр и приготовил ужин. Вокруг стояла гробовая тишина. Ни шума, ни треска в лесу не было. Будто всё живое внезапно исчезло. Тишина меня насторожила. Мы достаточно много времени провели в лесу. Он жил своей жизнью, часто не видимой людям, но звуки всегда выдавали присутствие живых существ.
   - Тихо-то как! - прошептала Соня. - Мне, от чего-то тревожно, - добавила она, взяв меня за руку.
   - Не беспокойся, я не дам тебя в обиду. Мы сели у костра. Спать не хотелось. Нервное напряжение не отпускало. Алекс с Марьяной тихо о чём-то говорили. Шурик спал, разбросав руки и ноги. Всё было спокойно. Только это спокойствие почему-то пугало. - Марьяна, ты как? - окликнула подругу Соня.
   - Всё хорошо! Можно идти дальше. - Ну уж нет, - усмехнулся Алекс, - отдохнём здесь до утра. Потом он обратился к нам: - Соня, Марат, ложитесь спать, я подежурю! Соня будто ждала разрешения. Она обняла меня и положила голову на грудь. Я обнял девушку за плечи:
   - Воробышек мой маленький, - прошептал ей на ухо. Соня потёрлась щекой о комбинезон, устраиваясь удобнее у меня подмышкой. Она заснула так быстро, что мне ничего не оставалось, как прилечь вместе с нею на землю и закрыть глаза.
   Проснулся я внезапно, как от толчка. Ночная мгла поредела. Лёгкий ветерок шевелил листву. Совсем рядом среди ветвей пробовала голос какая-то пташка. Лес наполнился самыми разными звуками. Пели птицы, шелестели листья, где-то недалеко за деревьями повизгивали поросята, негромко хрюкали свиньи. Слышен треск и шум кормящегося свиного стада. Я окинул взглядом стоянку. Шурик сидел под деревом, опершись спиной о толстый ствол. Он старательно боролся со сном: вскидывал голову, тёр руками лицо. Но сон был сильнее. Голова часового резко падала на грудь, и он на мгновение засыпал. Потом вскидывал голову и испуганно озирался по сторонам. Алекс с Марьяной мирно спали, прижавшись, друг к другу. Я осторожно освободился от объятий Сони и быстро поднялся. Шурик испуганно дёрнулся, когда я подошёл к нему:
   - Напугал... Ты чего не спишь? - Выспался. - Тогда я подремлю, а то сил вообще нет. - Спи. Он тут же закрыл глаза и мгновенно уснул. Подбросив хвороста в догорающий костёр, я принялся готовить завтрак. Через час, бодрые и отдохнувшие, мы пошли дальше, приближаясь с каждым шагом к возвращению домой. Лес изменился. Появились хвойные деревья. И хоть мне в жизни много пришлось бродить по разным лесам, таких деревьев встречать не приходилось. МАРАТ
   Лесную тишину нарушают только шорох наших шагов, да какое-то негромкое потрескивание. Алекс, идущий впереди, во главе нашего отряда, постоянно останавливается и внимательно оглядывается. Толстый слой хвои под деревьями заглушает шаги. Их почти не слышно, а треск раздаётся со всех сторон. Взмахом руки Алекс подозвал нас к себе.
   - Не нравится мне этот треск, - настороженно оглядываясь, проговорил он очень тихо. - Да и мне не нравится, - согласился я с ним. В этот момент дунул ветерок и затрещало ещё сильнее.
   Звук раздавался со всех сторон. - Может, ветки обламываются и трещат? - предложил Шурик. - Не похоже. Тут уже всё было бы завалено сухими ветками. - Деревья какие-то странные, - вставила Марьяна. - Похоже, что они разговаривают. - Ха! Тоже придумала, - усмехнулся Шурик. - Ещё скажи, что это генномодифицированные растения с человеческими задатками. - После того, что мы здесь узнали, всего можно ожидать, - не согласилась с нашим гением Соня.
   - Да ладно, вам, тоже придумали ерунду... - Шурик не успел договорить.
   С ближайшего дерева ему прямо в лоб ударила шишка. Удар был такой сильный, что Шурик не устоял на ногах и упал на спину. - Ой! Ё-моё! - завизжал он, закрыв лицо руками. Сквозь пальцы тоненькой струйкой потекла кровь. Все остолбенели от такой неожиданности. Первой в себя пришла Соня. У неё сработал докторский инстинкт. Я посмотрел на дерево, в надежде увидеть там белку или даже обезьяну, швырнувшую шишку. Но там было пусто. Лес как-то неожиданно помрачнел. Кроны деревьев сплелись в плотный шатёр, внизу стало холодно и неуютно. Откуда-то появились огромные корни. Уродливые и безобразные они вздыбились вокруг нас, перекрыв дорогу. Изредка доносилось пощёлкивание, резкое, больше похожее на военные команды.
   - Вот это вляпались, - прошептал Алекс. Он стоял рядом со мной и всматривался в окружившую нас трущобу. - Как будем выбираться?
   - Пусть Шурик попросит прощения, - предложила Марьяна. - Я, конечно, не уверена, что поможет.
   - Не буду я извиняться, взвился Шурик, расслышавший слова Марьяны. - Я не дурак вам, чтобы извиняться перед какими-то глупыми деревьями. Я вот им сейчас покажу, кто в доме хозяин, - и, он направил ствол лучевого веера в сторону деревьев.
   - Сейчас они узнают, как связываться со мной... - в ярости закричал Шурик. Раздался тонкий свист, и оружие вылетело из рук воинственного путешественника. Небольшая гибкая ветвь, больше похожая на хлыст, свистнула ещё раз и Шурик схватился за ту часть своего тела, которая используется родителями для воспитания непослушных детей. От неожиданности он даже подпрыгнул, а потом завопил на весь лес:
   - А-а-а!!! Больно... Не надо... Я всё понял... Прошу прощения, господа деревья. Такое обращение нас рассмешило и мы дружно рассмеялись. - Ага... Смешно вам... Меня чуть не убили, а вы смеётесь... - обиженно протянул одноклассник.
   - Если бы хотели убить, то сделали бы это легко. А так тебя просто поставили на место.
   Не найдя у нас поддержки и видя, что нам нелегко будет выбраться из этого леса, Шурик поднял голову вверх и законючил: - Я больше так не буду, простите меня. Я больше так не буду, честное слово. - Хватит паясничать, - оборвала его вопли Марьяна. - Хочешь, что бы от нас и мокрого места не осталось? Урод! - Как ты сказала? Коза драная! Это было последнее, что смог сказать наш неугомонный одноклассник. Очередная шишка сорвалась с дерева и залепила ему рот, получше любого кляпа. Тонкие корни шевелящимся клубком вырвались из-под ног. Они опутали Шурика. Спеленав его не хуже заботливой няньки, потом приподняли и швырнули на землю. Всё это произошло всего за несколько мгновений. Марьяна подбежала к стоящему рядом дереву и что-то тихо начала говорить. Она гладила ствол ладонью, целовала его и опять что-то говорила. Так повторялось несколько раз. Треск на дереве то усиливался, то уменьшался. Окружающие великаны изредка щёлкали, как пощёлкивает языком на рынке довольная хозяйка, сделавшая удачную покупку.
   От волнения и неизвестности я просто свалился рядом с Шуриком. Он что-то мычал, делал зверские глаза и пытался шевелиться. Но я не обращал на него никакого внимания. Пусть помолчит и подумает. Я лёг, свернувшись калачиком, и закрыл глаза.
   Из-за Шурика мы много раз попадали в опасные ситуации. Когда выберемся, не буду дружить с этим баламутом, - решил я для себя. - Марат, вставай... Я открыл глаза. Преграда из корней бесследно исчезла. Шурик освобождённый от крепких пут, пытался вытащить шишку изо рта. Но она не поддавалась и это, бесило Шурика.
   Отряд был готов двинуться дальше. Алекс, как всегда, шёл впереди.
   - Прощай, Лес! Удачи тебе и здоровья, - крикнула Марьяна. Деревья закачали вершинами, треск усилился. Лес прощался с нами. Алекс повёл нас по едва видимой тропинке. Она через некоторое время вывела нас к тракту. До конца пути нам осталось не больше трёх часов ходу. Тракт, выложенный каменными отполированными плитами, в этом месте был чист. Мне вспомнился другой отрезок пути, когда каждый шаг давался с трудом.
   - Как будто подмёл кто-то, - не удержался я от восхищения. - Согласен. Здесь даже очень чисто, - поддержал меня Алекс. - Тише! В лес, бегом, - крикнула Марьяна. Не раздумывая, мы бросились следом за ней. - Космические пираты совсем рядом. Они собираются схватить нас. Я слышу их переговоры. Им нужно наше оружие, - на бегу пояснила Марьяна.
   - Где они, я их не вижу, - засомневалась Соня. - Они могут делать невидимыми свои космолёты. Смотрите в небо. Откуда появится сеть, туда и стреляйте, - подсказала Марьяна. Мы уставились в прозрачную синь. -- Вижу, они прямо над трактом, - крикнул Алекс и выпустил длинную очередь, прошившую разворачивающуюся огромную сеть. Она вспыхнула ярким голубоватым пламенем, ослепив нас на несколько мгновений. Лес сомкнул кроны и ощетинился длинными острыми сучьями. Хвоя с ветвей исчезла, а ветки покрылись белесой отвратительной слизью, падающей на землю длинными каплями.
   На меня тоже попало несколько таких капель. Слизь быстро увеличивалась, росла, как на дрожжах. Скоро весь мой комбинезон покрылся ею.
   Сети посыпались с неба на тракт и на лес, одна за одной. Алекс отдал Шурику лучевой веер, и мы открыли огонь по врагу все разом. Самостоятельно определяя куда стрелять. Две яркие вспышки показали, что нам повезло, и пришельцев стало меньше.
   Лес стоял грозным войском, одетым в доспехи из негорючей слизи. Огонь, бушующий над ним, не причинял деревьям никакого вреда. Пламя гасло на слизи, издавая шипение и выбрасывая клубы сизого дыма. Следом за сетями появился туман. Стрелять по нему не было смысла. Лучи проходят сквозь мягкие пушистые щупальца, не принося ему ни какого вреда. С каждой минутой туман становился всё гуще. Он медленно и неукротимо охватывал своим покрывалом всё вокруг, неотвратимо приближаясь к нашему отряду.
   Мы замерли под деревом. Туман, каким-то неведомым способом парализовал волю. Мне хотелось одного: уснуть и долго-долго не просыпаться. Руки отказали, а глаза сами закрывались. Где-то в глубине сознания я понимал, что бездействие приведёт нас в плен, но ничего с собой поделать не мог.
   На самом краю света и тьмы я увидел, что в небе над туманом, почти невидимая глазу, парит птица. Вот от неё отделился клуб пламени и ударил по туманному облаку. Я вздрогнул и сбросил с себя оцепенение.
   - Там... кто-то... стреляет, - с трудом ворочая языком, сообщил я своим друзьям. От радости мне хотелось кричать, но я смог издать только хриплое сипение. СОФЬЯ
   Бой с пиратами мне показался вечностью. Но когда они напустили на нас своё облако, силы меня покинули. Я решила, что пришёл конец нашим страданиям. И в изнеможении закрыла глаза.
   - Соня, Соня, открой глаза, нам помогают, - настойчиво звал меня Марат. Но мне не хотелось возвращаться туда, где нам пришлось столько испытать. Я так устала...
   - Соня, очнись, посмотри, туман исчезает, - настаивал Марат и тряс меня за плечи.
   Сделав над собой огромное усилие, я открыла глаза. Чего не сделаешь для любимого?!
   В небе парила какая-то птица. Она выбрасывала клубы огня и дыма. Приближаясь, они превращались в огромные огненные валы, которые шипя, ударялись о деревья и тут же гасли, а попадая в туман, безжалостно рвали его на куски. Клочья тумана, оторванные от общей массы, разлетались в разные стороны и быстро таяли. Огромное туманное облако, от такой огненной мощи превратилось в маленькую тучку. Она съёжилась до размеров футбольного мяча и убралась восвояси.
   - Это не птица, таких птиц не бывает... - сказала я сама себе. Но Марат меня услышал. Он посмотрел мне в глаза и быстро поцеловал. - Спасибо, родная, за то, что ты со мной. - Я тоже с вами, - раздался рядом тихий, скрипучий голос. Это Алекс пришёл в себя.
   Он как всегда не расставался со своим биноклем. Посмотрел в небо на одинокую огненную птицу и, усмехнувшись, передал бинокль Марату. Тот тоже, недолго рассматривал, нашего добровольного помощника, а как-то очень быстро сунул бинокль мне в руки и улыбнулся. Я долго не могла найти цель, а когда нашла, то удивлённо пробормотала:
   - Дра-ко-ша! Вот тебе раз... Мой бывший пациент заметно подрос. У него увеличились крылья, голова и хвост. Он стал почти взрослым. - Что там? - еле слышно спросила Марьяна. - На. Полюбуйся, на нашего общего друга, - я отдала подруге бинокль. - Вырос как! По-моему, он летит к нам. - Да ты, что? Я даже боюсь его немножко, - проговорила я. - Думаю, что он не только повзрослел, но и поумнел, - успокоила меня Марьяна.
   - Сейчас узнаем, - покивал головой Марат. Дракон, плавно разворачиваясь, снижался над трактом. Не успела я и глазом моргнуть, как опасный зверь приземлился неподалёку от нас. Он сложил свои огромные перепончатые крылья и степенно двинулся в нашу сторону. Хорошо было уже то, что он не бросился к нам, как щенок, и не стал меня облизывать. Да и куда лизать меня в таком виде, когда весь комбинезон в беловатой, противной слизи! С содроганием я глянула на себя и удивлённо охнула. Никакой слизи уже не было вообще нигде. Деревья очистились, как и комбинезоны. А на голых ветвях, проклюнулись ярко-зелёные тонкие хвоинки, которые очень быстро росли и совсем скоро, лес зашумел зелёными ветвями. Дракоша сделал несколько шагов в нашу сторону, потом лёг, вытянув шею, и блаженно прикрыл глаза. Я не знала, что и делать. Подойти близко - страшно. Зверь стал огромным.
   Дракоша, видимо почувствовал мой страх и, приподняв плёнки века, которые прикрывали его большие, выразительные глаза, внимательно посмотрел на меня. А потом завалился на бок и замурлыкал, как огромный, ласковый котёнок.
   - Иди, не бойся! - шепнула Марьяна. - Он любит тебя и полностью доверяет. Иди, погладь его.
   Я осторожно, с опаской, приблизилась к дракону. Вблизи он оказался ещё больше, чем я его представляла. Ноги предательски дрожат, сердце уходит в пятки. Но я взяла себя в руки и осторожно коснулась рукой драконьего бока. Он ещё громче заурчал и задвигался, укладываясь удобнее. - Дракоша, маленький, - тоненьким от страха голосом пропищала я. - Хороший мальчик! Помог нам отбиться от этих вредных пиратов. При слове "пираты" дракон негромко взревел и угрожающе открыл пасть. Я струхнула не на шутку. Уже собиралась убежать, да только Марьяна успела остановить меня: - Видишь, он всё понимает. Спасибо, Дракоша, что выручил нас, а то нам бы не сдобровать, - добавила Марьяна и похлопала дракона по холке, совсем как наездник подбадривает лошадь. Дракон глубоко вздохнул и открыл глаза.
   - Понимаем, тебе пора, - сказала я ему, погладив ещё раз. - Не забывай нас, Дракоша, а мы тебя никогда не забудем. Ты наш друг, а мы все твои друзья.
   - Очень рады встрече с тобой, - добавила Марьяна, отходя в сторону. Животное, поднялось на ноги. Выражение его морды было весьма добродушное. Вот он поднял голову и тихо рыкнул, извергнув в небо небольшой огненный шар, который взорвался мелкими искрами.
   - А это фейерверк для нас, - засмеявшись, сказал Марат. Вообще-то женская часть нашего отряда оказалась сильнее мужской. Никто из них не отважился подойти к зверю, да к тому же погладить его. Взлетел дракон так же легко, как и приземлился. Многотонное чудовище, сделав несколько огромных шагов по плитам тракта, подпрыгнуло и, с шумом раскрыв крылья, взлетело, быстро набирая высоту. Мы стояли, задрав головы, и махали вслед улетающему другу. За время долгих скитаний мы успели обзавестись многими друзьями: козы, коньки-горбунки, Лес, Дракоша, а самое главное, поняли кто мы и какие мы. Ещё забыла причислить к друзьям Чёрного рыцаря, спасшего нас в подземелье, предупредившего о грядущем взрыве. Но и врагов нажить успели: разные монстры пытаются нас всё время убить, а космические пираты собираются взять в плен. Так что, можно сказать, счёт 1:1. Удастся ли нам выбраться отсюда? Жить в этом таинственном и фантастическом мире мне совсем не хочется. - Соня, мы будем дома, очень скоро, уверяю тебя, - раздался над ухом тихий голос Марьяны.
   - Я вслух говорила? - Нет! Просто я поняла, о чём ты думаешь! - обняв меня за плечи, сказала Марьяна.
   - Девчонки, пора в путь, - позвал Марат. - Прощай, Лес. Ты тоже наш друг. Спасибо, что не дал нас пиратам на растерзание, - поклонившись, чётко и громко сказала Марьяна. Лес зашумел, качая вершинами. Шишка, до сих пор торчащая изо рта Шурика вылетела, и он заговорил. - Спасибо, Лес. Ты здорово меня проучил. Обещаю, буду умнее. Треск и щелчки понеслись по округе, затихая вдали. Неожиданно ствол ближайшего дерева треснул, и из образовавшегося отверстия выпал деревянный кинжал. Ствол сомкнулся, а Шурик растерянно затоптался на месте. - Это мне? - спросил он, не глядя ни на кого. - Тебе, тебе, подтвердил Алекс. - Огнестрельное оружие тебе нельзя, а холодное тебе дарит Лес. Бери! Шурик недоверчиво хмыкнул и поднял кинжал. Скептически осмотрел его и уже собирался ляпнуть очередную глупость, но Марьяна его опередила:
   - У меня ногти почти все обломались, дай, попробую подровнять. - Держи, - Шурик небрежно сунул кинжал Марьяне, зацепив, при этом комбинезон. Ткань лопнула и разошлась, открыв голое тело нашего неисправимого скептика. - Нет! Не дам, ещё пальцы случайно отрежешь, - тут же решил Шурик, опуская руку с кинжалом.
   - Для такого ножа нужны ножны, - заметил Марат, - чтобы сам хозяин не порезался. Деревья затрещали, и к ногам счастливого обладателя артефакта упал сухой сук, оказавшийся ножнами для кинжала. У меня отлегло от сердца только тогда, когда Шурик вставил кинжал в ножны и сунул его в карман рюкзака. Теперь я уверена, что одноклассник не поранится и не искалечится.
   - Спасибо, Лес, - поблагодарил Шурик. Мы вышли из-под сени спасительных деревьев и отправились вперёд. Приближается конец путешествия. Тракта упирается в чёрный каменный столб, который укажет нам путь домой. Так говорит Марьяна, и я ей верю. Солнце медленно садится огненным шаром, окрашивая небо в малиновый цвет. Алекс идёт быстро, стараясь до наступления сумерек довести отряд до намеченной точки. Мне приходится почти бежать. Марьяна тоже старается не отставать от ведущего. Как не стараемся, силы быстро покидают нас. Не хочется быть обузой и очень не хочется показывать слабость. Но я не феминистка. Это точно. Поэтому через полчаса ускоренного марша я сдаюсь.
   - Алекс, помедленней, а то скоро упаду, - взмолилась я.
   Он оборачивается и с недоумением смотрит на меня. Потом встряхивает головой и, улыбаясь, говорит: - Прости! Задумался! Рядом тяжело дышит Шурик. Он тоже запыхался. Такая гонка не для него тоже. Марьяна сразу садится прямо на каменные плиты дороги. Я опускаюсь рядом. Усталость наваливается непомерным грузом. Ноги гудят как столбы ЛЭП.
   - Предлагаю сделать привал до утра, - говорит Марат и гладит меня рукой по голове. - Куда торопиться? Завтра доберёмся до места.
   - Мы и так потеряли много времени. Откроется второе дыхание и станет легче, - не соглашается Алекс.
   - У меня уже ничего не откроется, - говорит Шурик, начиная злиться. - Мы останемся здесь, а ты, Алекс, отправляйся на разведку, - вмешивается в спор Марат. Он лучше всех понимает нашего горячего инструктора. Сам такой же точно. Они даже чем-то похожи. Только и того, что Марат черноглазый и черноволосый, а Алекс голубоглазый блондин. Я заметила, что спят они одинаково: на правом боку, подложив ладонь под щёку, подтянув колени к груди.
   Задумавшись об этом, я не замечаю, когда ушёл Алекс, когда разожгли костёр и приготовили ужин. Уставшие мышцы сводит судорогой. Нужно найти в себе силы встать и подвигаться, но я продолжаю лежать и мучиться от боли. Подходит Марат. Он сразу понял, что со мной происходит и принялся растирать мне ноги. - Сейчас полегчает. Вставай, Соня. Нужно пройти немного, - говорит Марат, пытаясь меня поставить.
   - Нет, не могу. - Не упрямься. Вставай, -- сказала подошедшая Марьяна и, взяв меня за руку, стала помогать Марату меня поднимать. Подключился Шурик и они втроём подняли меня, поставив на ноги. От боли сердце не знало куда деваться, вылетая из груди.
   Слёзы сами покатились из глаз. Поддерживаемая со всех сторон я сделала шаг, потом ещё и ещё. Боль стала стихать, а потом вовсе исчезла. Осталась только усталость и какая-то опустошённость. Есть совершенно не хотелось, но я, пересилив своё нежелание, съела немного супа и выпила чаю. Мы расположились прямо на тракте. Я осмотрелась и только сейчас заметила, что местность вокруг изменилась. Лес остался далеко позади. Справа - голые, зелёные холмы, слева - большое ровное пространство, покрытое невысокой травой и кое-где поросшее раскидистыми кустами шиповника. Впереди, совсем недалеко, синеющие в сумерках скалы.
   Надувная кровать нежно обнимает и убаюкивает меня. - Не буду спать, дождусь Алекса, - только и успела подумать я, проваливаясь в объятия Морфея.
   Мне приснилась клиника, ребятишки, мои маленькие пациенты и глав врач, строго отчитывающий меня. Я не поняла, за что он меня ругает и от обиды расплакалась. Проснулась я от того, что чья-то рука осторожно прикоснулась ко лбу. Так всегда делала мама в детстве, когда я болела. Она садилась рядом со мной на кровать, трогала мой лоб, своей мягкой ладонью и мне сразу становилось легче.
   - Мама, - прошептала я в полусне. - Это я, не плач, - тихий голос Марата вернул меня в реальность. - Не плач, родная.
   - Я не плачу, это сон... - пробормотала я, украдкой вытирая слёзы. - Алекс вернулся, всё в порядке, - начал рассказывать Марат, стараясь отвлечь меня от грустных мыслей. - Он дошёл до конца.
   - А вернулся почему? Мы догнали бы его завтра. - Не знаю. Он был чем-то расстроен, а рассказывать ничего не стал. Спит уже.
   - А ты почему не спишь? - Я охраняю ваш покой. Ближе к утру разбужу Шурика. Спи... Ложись на правый бочок, ладошку под щёчку и баиньки, - Марат уложил меня и нежно поцеловав пошёл к костру.
   С ясного неба светили две луны, вокруг стояла мёртвая тишина. Шурик причмокивал во сне и ворочался с боку на бок. Мне совсем расхотелось спать. - Марат, иди сюда, - позвала я и подвинулась к Марьяне. Он будто только этого и ждал. Подошёл и сел на краешек нашего надувного ложа. - Может, это наша последняя ночь под этим чужим небом, - сказала я ему, разглядывая звёзды.
   - Может быть, - согласился он и тоже начал рассматривать небо. - Знаешь, Соня, мне кажется, что одна луна настоящая, а вторая искусственная. Может на ней и живут пираты? - Скорее всего они из другого времени, - высказала я своё предположение.
   - Почему ты так думаешь? - Потому что у них нет лучевого оружия. Если бы они жили так близко, то давно нашли бы способ его заполучить. - Как бы они сунулись на остров, когда здесь была такая, вооружённая до зубов охрана? А у них из вооружения сети да туман.
   - Туман, не простой, а гипнотический. Выпустили туман на небольшую группу туристов или охотников, вот и вооружились бы. - Конечно! Кто бы их так близко подпустил? Ничего им не светило до тех пор пока здесь была база, - ответил Марат и надолго замолчал.
   - Ладно, спи. Я разбужу Шурика, и тоже посплю, - прошептал он, вставая.
   Мне не хотелось, чтобы он уходил, но я сдержала свои чувства. Что ждёт нас завтра? В любом случае потребуются силы, а без сна и отдыха где их взять?
   Утро пролетело быстро. Алекс рассказал, что дошёл до конца тракта, который, в самом деле упирается в чёрную стрелу из цельного камня, устремлённую в небо. Но никаких указаний, как возвратиться в наш мир, он не обнаружил.
   Мы притихли и как обиженные дети засопели, сдерживая слёзы. Хоть и говорят, что настоящие мужчины не плачут, но я вижу, что у наших мужчин настроение испортилось. А мы с Марьяной и вовсе приуныли. - Чёрный рыцарь мне всё точно рассказал, - вздохнув, сказала Марьяна. - У меня нет причин ему не верить. Всё равно пойдём к камню. А там видно будет. Она стала собираться в путь. Мы все последовали её примеру. - Зачем нам возвращаться? - неожиданно задал вопрос Шурик, молчавший до сих пор и о чём-то думавший. - Зачем? - спросил он ещё раз.
   - Затем, что там наш дом, родители. У тебя, кстати, там беременная жена, которая скоро родит ребёнка, - отчеканил Марат. - У нас с Соней есть планы на будущее именно там, дома, а не здесь. Ясно?
   - А если в нашем мире за это время прошли десятилетия и нас давно, никто не ждёт? - не унимался Шурик. - Такое возможно, - неожиданно поддержала его Марьяна. - Но я хочу вернуться, даже если нас забыли и не ждут. Вернуться и посмотреть, что стало с Землёй, и какое оно будущее? - А я готов остаться, - подал голос Алекс и посмотрел так грустно, что я чуть не заплакала.
   - Почему? - удивился Марат и уставился на друга. - Дома у меня там нет, как и нет родителей. Никто и ничто не привлекает меня в том мире. Если, Марьяна, ты согласна остаться, то я никуда не пойду. Мне будет хорошо здесь с тобой, - Алекс смотрел на Марьяну с надеждой. - Но я хочу домой. Нам будет хорошо только там, где родина, где наш дом, - вспыхнув румянцем, ответила Марьяна. - Алекс, а где твои родные? - задал вопрос Марат. И мне показалось, что голос его как-то подозрительно дрогнул. Уже через несколько минут я поняла, от чего так разволновался мой любимый.
   - Я не знаю, где мои родные. Помню только, как мы бежали с какими-то узлами по перрону. Кругом свистели пули. Людей было много. Все тоже бежали, кричали. Мама держала меня за руку и всё время говорила: "Алёшенька, сыночек, быстрее". Потом я упал и отпустил мамину руку. Очнулся я в поезде. Кто-то занёс меня в вагон и уложил на полку. Поезд тронулся. Через сутки меня прямо с поезда отправили в больницу, а потом в детский дом. - А где это произошло, ты не знаешь? - дрожащим от волнения голосом спросил Марат, не сводя расширившихся глаз с лица Алекса.
   - Знаю. В Грозном - спокойно ответил Алекс. - Сколько... - Марат судорожно вздохнул. - Сколько тебе было лет? - Семь. Я как раз пошёл в первый класс. Маму звали Дарья, отца Рашид, а вот фамилию я напрочь забыл. Даже не знаю почему.
   - У тебя была травма головы? - спросила я и тут вдруг поняла, что Алекс и Марат - братья.
   Алекс - это потерявшийся братик Алёшка, о котором часто говорил мне Марат ещё, когда, мы учились в школе. - А ты... меня... помнишь? - спросил Марат, подходя ближе к Алексу. - ...? Тебя? - А помнишь, как ты называл меня Мариком и не в какую не соглашался звать Маратом? Помнишь, мы ездили в горы, а ты упал с обрыва?
   - А там был чабан в чёрной бурке? - Да, и в белой папахе! - И собака у него была, большая. - Всё правильно. Алёшка, брат, здравствуй! - Марат обнял Алекса, и они постояли так несколько мгновений. - Мы искали тебя брат, по всему Кавказу. Мы тогда не уехали, когда ты потерялся. Остались. А ты, оказывается, уехал без нас.
   - Я тоже искал вас, поэтому вернулся и стал проводником. В свободное время много раз ездил в Грозный, но так ничего о своей семье и не узнал.
   - А мы через год уехали в Москву. Обращались и в передачу "Жди меня", но ты как в воду канул. - Конечно. Мне дали фамилию Рашидов. Рашидов Алексей Рашидович. - Нет! Так бы мы тебя никогда не нашли. Бабка наша была татарка. Вот и назвала сына, нашего отца, Рашидом, а дед был русский, с простой фамилией - Озеров. Наш отец Рашид Николаевич Озеров. Вот так-то, брат. Так ты идёшь домой, или остаёшься здесь? Мама соскучилась. Двадцать лет ждёт сыночка и всё думает, что он маленький, а он вон какой вымахал! На равне со старшим братом. - А отец жив? - спросил Алекс, при этом он, сглотнул и, отвернулся на секунду.
   - Жив, куда он денется! Теперь у тебя всё в порядке. Давай, командуй! Пора в путь. Мы с Марьяной сидели на надувной кровати, прижавшись друг к другу. Слёзы катились из глаз без остановки. Мы плакали от счастья. Ведь это большая радость, наш одноклассник нашёл своего брата, потерявшегося много лет назад, во время войны в Чечне. В их семье никогда не забывали об Алёше и надеялись, что он найдётся. - Хватит нюни распускать, - не выдержал Шурик. - Радоваться надо, а вы ревёте. Развели слякоть. Подъём! Но я вам скажу так: если на Земле прошло много лет и моих никого не осталось, я вернусь сюда. Это я вам говорю вполне серьёзно. Постараюсь связаться с кем-нибудь из местных жителей и останусь навсегда. Да для меня здесь просто компьютерный рай.
   - Мы вернёмся вместе с тобой, правда, девчонки? - спросил Марат у нас с Марьяной. - Здесь можно жить, ведь так, Алекс? - Можно! Ну, а сейчас - домой! - ответил Алексей и мы, пошли дальше, к нашей заветной цели. Солнце слало яркие лучи с голубого безоблачного неба. Мы шли прямо на восток, навстречу, слепящему глаза, светилу. Пришлось достать очки.
   В комбинезонах было прохладно. Они обладают удивительным свойством: в жару в них прохладно, ночью - тепло. Они согревают тело и не нужно ничего надевать сверху. К тому же ткань, из которой сделаны комбинезоны, очень прочная. Порвать её невозможно. В случае пореза, ткань сама сращивается. В этом мы убедились, когда Шурик случайно порезал её своим деревянным кинжалом. Из задумчивости меня вывел возглас Марьяны:
   - Чёрный рыцарь! Мы замерли, внимательно оглядывая окрестности, а потом уставились на неё. - Да... Хорошо... Мне очень жаль... Прощайте! Спасибо за помощь, - чуть слышно шептала подруга.
   - Что он сказал? - первым не выдержал Шурик.
   - Сегодня мы будем дома! - сообщила нам Марьяна и тяжело вздохнула.
   - Отлично! Это хорошая новость, а что плохого ты узнала? - спросил Алекс. - Чёрного рыцаря наказали за то, что оказал нам помощь. Он не имел права делать этого. Его отправляют в какой-то Тёмный мир, где он останется навсегда. - Почему? Он ведь не сделал ничего плохого, - я была в недоумении. - Он наблюдатель, и не должен вмешиваться в ход событий. Его дело наблюдать и сообщать Совету, если появляется опасность для Спирали времени и Исчезающего мира. Совет сам принимает решение и устраняет проблему, - пояснила нам Марьяна.
   - А... Вот даже как, - протянул Марат. - Жаль... Он нам очень помог. Тёмный мир - это что-то без солнца и света, я так думаю, - добавила Марьяна и покачала головой.
   - Да... Дела... Одного друга мы потеряли. Настоящего друга. Он ведь знал, что ему грозит за нарушение правил, а всё равно помог нам. Настоящий чел... - Шурик хотел ещё что-то добавить, но я остановила его: - Александр, успокойся. Не забывай, что язык твой - враг твой. - Ладно! Проехали! В полдень мы уже стояли у подножия гладкого чёрного столба,взметнувшегося, к синим небесам. Каменные плиты дороги закнчивались у его подножия. Поверхность камня была гладкой и блестящей. Мы обошли его вокруг несколько раз. Ни каких стрелок или других указателей, куда нам дальше идти на камне нет. Мы расстроились и приуныли. - Ну, что? Вот камень, вот мы, а что дальше? - не удержался от глупого вопроса Шурик. Он будто старается расстроить нас ещё больше.
   - Надо думать... - неуверенно ответил Марат. - Думай, сколько тебе влезет, - буркнул тот и швырнул попавший под руку камешек. Свалив в кучу рюкзаки, мы сидели прямо на голой земле. Солнце клонилось к западу. Я смотрела на уходящую точно на запад, ровной стрелой дорогу, на склоны, на каменный столб и от чувств, раздиравших душу, готова была выть волком. Мы у цели, а толку никакого. - Идите сюда, - вдруг раздался голос Марьяны. Она стояла у столба и что-то разглядывала. Повторять дважды ей не пришлось. Уже через мгновение мы все были рядом с одноклассницей. Её рука лежала на гладкой поверхности камня, а на нём голубоватым огнём светилась и переливалась, постоянно меняясь, картинка: звёздное небо, две луны, сходятся на небосклоне, и в это время на картинке появляется изображение скал, голова дракона и мерцающая спираль, которая медленно гаснет.
   Картинка исчезла также, как и появилась - неожиданно. - Вы поняли что-нибудь? - спросила Марьяна, отнимая руку от камня. - Всё предельно ясно. В момент схождения лун открывается проход в наш мир. Только вот, где он? В пасти дракона, что ли? - задумчиво протянул Шурик и окинул нас вопросительным взглядом.
   - Нужно определить, какая из скал была на картинке, - предложил Алекс, и мы стали вглядываться в окружающий пейзаж. Он, вооружившись биноклем, тоже приступил к осмотру.
   - Вторая слева скала очень похожа. Почти в центре я вижу огромную дыру. О! А вот и голова дракона! На, посмотри, - Алекс, протянул бинокль Марату. - Так это же наш Дракоша. Он, наверное, там живёт и охраняет проход в другое время. Отлично придумано. Заметил нас. Скоро будет здесь.
   - Куда смотреть-то? Откуда ждать гостя? - встревожился Шурик. Огромная тень бесшумно скользнула над нами. Дракон пошёл на посадку, зайдя с запада. - Дракоша, ты как раз вовремя, - сказала я зверю, добродушно мурлыкающему неподалёку. - Мы хотим вернуться домой, пропусти нас, пожалуйста, - попросила гиганта Марьяна. Дракон внимательно прислушивался, даже мурлыкать перестал. - Мы попали сюда случайно и хотим вернуться в свой мир. В твоей пещере сегодня откроется проход в наше время. Теперь всё зависит от тебя, друг, - чётко и неторопливо я принялась рассказывать разумному чудовищу нашу историю. При слове "друг" животное прикрыло глаза с таким довольным видом и мы ещё раз убедились, что он разумен и понимает, о чём мы говорим.
   Пока я вела переговоры с драконом, Алекс взобрался на скалу, закрепил в пещере верёвку и сбросил её конец вниз. На скале Алекс работал, как настоящий профи. Я залюбовалась им и не заметила, что Дракоша подвинулся ко мне ближе и положил свою огромную зубастую голову рядом. Когда я обратила на это внимание, то мне ничего не оставалось, как начать гладить его по гладкой блестящей коже головы. Шея и всё туловище у него покрыты костяными пластинами, защищающими тело, как броня. Я поглаживала зверя, а сама наблюдала за Алексом. Нечаянно мой взгляд упал на дракона и я вздрогнула от страха. Сказочное чудовище пристально смотрело на скалу, где копошился крохотный человечек, больше похожий на жука. - Это Алекс, он прокладывает нам путь в твою пещеру. Мы хотим вернуться домой. Понимаешь?
   - У-у-ру! - проурчал дракон и прикрыл глаза. Шурик понял, что животное насторожилось, и занервничал. Это меня испугало, даже больше, чем внимание дракона к действиям Алекса. А вдруг Шурик сейчас ляпнет что-нибудь эдакое, после чего от нашей дружбы со сказочным животным не останется и следа, а Дракоша превратится в могучего и злобного врага. Видимо ужас, от представленного мной, отразился у меня на лице. - Шурик, всё в порядке. Успокойся. Приготовь нам, пожалуйста, обед, а то что-то есть хочется, - подал голос Марат, сидящий вместе с нами, понявший в чём дело. Как здорово, что рядом со мной человек, понимающий всё с одного взгляда. Я вздохнула с облегчением, когда Шурик встал и пошёл к костру с котелком в руках, Дракоша лениво взглянул на него, вздохнул и прикрыв глаза замурлыкал от наслаждения, потому что я гладила его стараясь успокоить. После этого я утвердилась в мысли, что сказочное животное всё чувствует и понимает. - Всё хорошо, малыш. Всё будет хорошо. Мы вернёмся к тебе очень скоро. Ты не успеешь за нами даже соскучиться. Нам понравился твой фантастический мир, но очень хочется узнать, что происходит у нас, в нашем мире. Дракон посмотрел на меня таким тоскливым взглядом, что у меня на глазах навернулись слёзы. - Дракоша, мы вернёмся к тебе, обещаю. - Сегодня в полночь проверим, правда ли то, что мы узнали. Если "да", то очень скоро будем дома, - сказал подходя и присаживаясь рядом с нами Алекс.
   - Ты вот лучше объясни, как тебе удаётся так легко лазать по скалам? - спросил Шурик.
   - Никакого секрета в этом нет. Скалолазание и алпинизм - родные братья. Я в юности занимался боулдерингом. Настоящие альпинисты говорят "ходить", а не лазать- скромно потупившись, ответил альпинист. - А что это такое "боулдеринг", - не стал спорить Шурик. - Это скалолазание. Прохождение коротких, но очень сложных дистанций без вспомогательных приспособлений, - пояснил Алекс.
   - Я видела как-то по телевизору скалолазов. Они без страховки покоряют высокие отвесные скалы, - добавила Марьяна. - Нужно попробовать, - затараторил Шурик и чуть ли не бегом бросился к скале.
   - Только не сегодня, - попытался остановить его Марат. - Вот вернёмся домой, тогда и займёшься боулдерингом, а пока и не мечтай попробовать.
   - Шурик, мы просто хотим, чтобы ты не сломал себе шею, - поддержал Марата Алекс.
   - Да ну вас... Вы что, мои папочка и мамочка? Я хочу взобраться на скалу так, как это сделал Алекс. Я, кстати, за ним внимательно наблюдал. Ничего сложного в этом скалолазании нет, - настаивал на своём одноклассник. - Ну, если тебе так припекло, то давай спорить, что выше трёх метров ты не сможешь подняться? - хитро прищурившись, предложил Алекс.
   - А если я выиграю, что тогда? - Алекс будет носить твой рюкзак до конца путешествия, и наоборот. Проиграешь, становишься носильщиком Алекса, - поставил точку в споре Марат и мы беззаботно отправились к каменной стене, гладкой и неприступной. Она взметнулась вверх на высоту десятиэтажного дома, выше начинался крутой склон, который заканчивался у отверстия драконьей пещеры.
   - А ты, разве здесь поднимался? - разглядывая каменную стену, спросил Шурик у Алекса.
   - Здесь. Вот в этом месте я начал подъём, - и он указал на небольшую трещину, расколовшую камень в нескольких местах. Шурик придирчиво осмотрел место подъёма, поплевал для чего-то на руки и попытался подняться вверх. Крепкие ботинки с толстой подошвой соскальзывали с крохотных уступов, на которые он ставил ноги,пальцы рук выскальзывали из трещин и буквально за пять минут все пальцы у неудачника были в крови, содранная кожа оставалась на камнях, но упрямец продолжал штурмовать препятствие. Он не смог подняться даже на метр. Постоянно срывался и оказывался вновь и вновь в начале своего подъёма.
   - Всё. Ты, Шурик, проиграл. Время вышло, - неожиданно остановил его попытки Марат.
   - Да за это время никто не сможет подняться на три метра, - закричал Шурик. - Ты мухлюешь. Судью на мыло... - Посмотри на свои руки, ты их поранил, - попыталась объяснить однокласснику Марьяна.
   - Так и что с того, что поранил? Были бы кости, а мясо нарастёт. Я не ребёнок, от царапины не заплачу, - не унимался Шурик, норовя продолжить безуспешные попытки. - Тогда меняем условия, - предложил Алекс. - По хлопку начинаем подъём вместе. Кто быстрее поднимется на три метра, тот и победил.
   - О! Правильно. Ты настоящий друг, - согласился Шурик. Спорщики стали рядом и по хлопку Марата начали подъём. Алекс очень медленно и осторожно пополз по стене. Казалось, что он приклеился к камню. Шурик наконец оставил свои попытки и, задрав голову, стал наблюдать за движениями Алекса.
   - Сдаюсь! - пробормотал он вдруг, и круто развернувшись побежал к стоянке. - Алекс, спускайся, Шурик сдался, - крикнул Марат и радостно засмеялся. - Ты победил, братишка! Здорово это у тебя получается. Научишь?
   - Научу. - Обещаешь? - Обещаю, - спрыгнув, Алекс похлопал Марата по плечу. - Как же мы поднимемся в пещеру? - задумчиво спросила Марьяна. - Очень просто и легко, - улыбнулся Алекс. - Мы вам поможем. Страховка уже есть, а всё остальное - дело техники. - Угу! - задумчиво покивала я головой и посмотрела вверх. Да, нам предстоит нелёгкое испытание, ничего не скажешь. Стараясь не споткнуться о валявшиеся вокруг камни, я пошла вслед за друзьями. Шурик сидел хмурый и недовольный. Он спрятал руки за спину, когда увидел, что мы приближаемся. До этого он внимательно рассматривал ладони и я даже, успела заметить, что он дует на израненные пальцы.
   Вот что теперь прикажете делать? Как он будет взбираться по верёвке в пещеру, если у него сорвана кожа на пальцах и ладонях? - Покажи руки, - строго приказала я Шурику. - Отстань! - огрызнулся он. - Покажи руки! - Да на, смотри! - крикнул заядлый спорщик и сунул свои ладони мне в лицо. Пренеприятное зрелище предстало моему взору: запёкшиеся капельки крови, сочащаяся сукровица и обломанные до невозможности ногти. - Шурик, когда ты поумнеешь? - спросила с укоризной Марьяна, жалостливо заглядывая ему в глаза. Я ничего не сказала. А что говортить, если нужно действовать? Достала инъектор с сывороткой жизни и сделала укол расстроенному парню.
   Действие лекарства началось очень быстро: буквально на глазах раны затянулись, ногти отросли и выровнялись, порозовела молодая кожица. Нестерпимая боль отступила и Шурик вздохнул с облегчением. - Видишь, как всё хорошо закончилось? Теперь ты готов таскать рюкзак Алекса, констатировал Марат.
   - Отстаньте от меня все, взвизгнул Шурик и бросился бежать. Он скрылся за выступом скалы, а мы дружно рассмеялись. - Пусть побегает, умнее станет, - заметила я. - Вот дурень! - сказал Марат и бросил в сердцах камешек. Во время этих событий я совсем забыла о драконе.
   - А где Дракоша? - спросила я, оглядывая землю и небо вокруг. - Улетел. Обещал к ночи вернуться, - улыбнулась Марьяна и занялась своим рюкзаком. - Это ты правильно решила, - поддержал её Алекс, - нужно перебрать содержимое чувалов. Всё ненужное выбросить, а нужное аккуратно уложить, чтобы не мешало во время подъёма.
   Солнце склонилось к закату и мы начали подъём. Первым в пещеру поднялся Алекс. Следом наверх отправился Марат. Сначала они втащили рюкзаки, а потом помогли подняться нам с Марьяной. Шурик попытался подняться сам, но с середины скалы попросил помощи. Братья не стали отказывать упрямцу и вытащили его, как большую рыбину из пруда.
   Пещера оказалась огромной. В ней хватило бы места для десяти драконов. Но наш друг Дракоша, видимо обиделся и решил с нами больше не встречаться. Я так решила, потому что он до сих пор не вернулся. Пока солнце ещё не скрылось за горизонтом, в пещере было светло, но с его заходом, кромешная тьма окружила нас.Когда темнота стала сгущаться, мы достали из рюкзаков фонари. Взошедшие на небе луны освещали вход в пещеру, а дальше непроглядный мрак мечами, рассекали лучи фонарей. Марат обследовал пещеру и нашёл место, где, по его мнению откроется проход в наш мир. Это гладкий отполированный камень, розоватого цвета, по форме похожий на окно. Никаких других признаков перехода мы не нашли. Марьяна ощупала руками каждый сантиметр розового камня, но знаков не обнаружила.
   - А вдруг мы не заметим переход и тогда останемся здесь навсегда? - в мою душу закрался червь сомнения. - Не волнуйся. Как только луны начнут сливаться, будем смотреть. Надеюсь, увидим, - успокоила подруга, прочитав мои мысли.
   Оставалось ждать нужного часа. Мы сели на расстеленный Шуриком матрас. Эта надувная штука мне очень нравится. Достаёшь из рюкзака нечто, напоминающее сложенную газету. Потом это нечто разворачиваешь и укладываешь на землю. Через несколько мгновений оно превращается в большую, упругую кровать. Можно сидеть и лежать на ней с комфортом. А потребуется убрать, то нужно поднять ложе над землёй. Оно тут же сдуется и превратится в тонкий невесомый лист. Складывай его и убирай в рюкзак. - Я вот, что думаю, - заговорил Марат, прерывая молчание, - нужно лучевое оружие оставить здесь. На Земле и так полно всякого, а мы ещё притащим и это.
   - Да куда там, - тут же недовольно возразил Шурик. - Я ничего оставлять не буду, всё возьму с собой. - А у тебя ещё что-то есть? - удивился Алекс. - Конечно! То есть, нет ничего. Я пошутил, - заюлил наш неугомонный друг. - Давй рюкзак, я проверю, - протянул руку охотник, настороженно глядя на одноклассника.
   - Не дам, - Шурик вцепился обеими руками в свой рюкзак. - Тогда скажи, что у тебя есть ещё, кроме оружия? - строго спросил Марат. - Кинжал у меня есть. Больше ничего, - пряча глаза ответил Шурик. - Врёшь. Подержи его Алекс, я сам проверю, что он успел запасти, - поняв, что Шурик сам ничего не отдаст, Марат решил перейти к решительным действиям. Алекс мгновенно прижал Шурика к матрасу, но тот начал брыкаться и орать, так что пришлось скрутить ему руки и хорошенько стукнуть, чтобы успокоился. Марат вывалил содержимое рюкзака на каменный пол и мы начали рассматривать, что же там есть. Оказалось, что у Шурика в рюкзаке поместилась коробка с комбинезонами, десяток самонадувных матрасов, три лучевые трубки, куча продуктов, деревянный меч в ножнах, множество тюбиков, назначение которых нам было не известно и не понятно. А так же косточки от слив и груш.
   - Да я смотрю, ты садоводом решил заделаться! - усмехнулся Марат и сунул руку в боковой карман рюкзака. От туда он извлёк телефон и горсть разноцветных камешков, заблестевших в свете фонарей. - Вот в чём дело! А ты оказывается фокусник, драгоценные камешки выращиваешь! - разозлился Марат и, оставив однокласснику несколько штук, бросил остальные в зияющую пустоту.
   - А-а-а! Дурак ты Маратик! А-а-а! Для тебя другого слова нет. А-а-а! - брызгая слюной от ярости, закричал Шурик. - Цыц, жадина. Разве не знаешь, что жадность фраера сгубила? Сдохнешь через эти камешки, понял? - разозлился Марат.
   - Ты что ли меня убъёшь? - Найдутся мальчики покруче. Узнают, что у тебя такое богатство и прикончат, как собаку или, того хуже, заставят рассказать, где ты их взял.
   - Да пошёл, ты... Друг называется! Я думал интернет-кафе открыть, а теперь моя мечта не исполнится, - с обидой ответил одноклассник.
   Тут Шурик заплакал. Для меня эта сцена с самого начала была отвратительной, а когда Шурик зарыдал, как ребёнок, у которого отобрали любимую игрушку, я потеряла контроль над собой.
   - Замолчи, дурень! Уж если кто и дурак, так это ты. Надоел, достал всех своими выходками. Хочешь, чтобы мы пострадали? Из-за тебя друзья оказались под лавиной, мы из-за тебя уже столько натерпелись, что хочется сбросить тебя вниз, чтобы больше никогда тебя не видеть и не слышать. - Ты права, Соня, - поддержала меня Марьяна. - Если бы он не заорал тогда, в начале нашего путешествия, то лавина бы не сошла, наши друзья остались бы живы и нам не пришлось бы бродить по этому затерянному во времени миру. Его нужно оставить здесь. Пусть подумает над своим поведением на досуге. Шурик всё это время прислушивался к нашему разговору, а потом, когда понял, что Марьяна не шутит, попросил прощения. Это нас так удивило, что мы просто онемели от неожиданности.
   Шурик попросил прощения! Да это что-то! Алекс отпустил буяна и сложил в кучу всё оружие, оставив Шурику кинжал. Потом они с Маратом ушли в глубь пещеры и долго не возвращались. А когда вернулись, то сказали, что надёжно спрятали оружие и что кроме них его никто не найдёт.
   Я всё время поглядывала на небо и вот две луны приблизились и стали постепенно сливаться. Это неповторимое зрелище завораживает, но любоваться было некогда. Нам нужно отыскать проход. Беспорядочно заметались по стенам лучи фонарей. Негромкий звук, похожий на звон разбившегося стекла, раздался от каменного окна.
   - Пошли, проход открыт, - в полной тишине прошептала Марьяна. Мы похватали свои рюкзаки и бросились к мерцающему камню. Алекс решительно шагнул в сияющий просвет, за ним Марьяна, следом Шурик, я и последним вышел Марат. Мы оказались на едва заметной тропе, ведущей к сияющим вершинам. Внизу были видны красная и синяя палатки, копошились люди. - Молчать! - шёпотом рявкнул Алекс и показал кулак, собиравшемуся закричать Шурику, который уже набрал воздуха в грудь. - Молчать, - повторил приказ Марат и двинул Шурика кулаком в живот. Тот согнулся и со свистом выпустил воздух, как проколотая автомобильная шина. Вдруг заработала рация, для нас это было полной неожиданностью. Я даже вздрогнула, когда из кармана рюкзака раздался сигнал вызова, доносящийся из рации. Появилась связь и нас вызывали.
   - Алекс, Алекс, это база. Немедленно возвращайтесь, в вашем районе, ожидается сход лавины. Мы бросились вниз. Алекс был впереди. - Быстро бросайте всё и бегом за мной, - приказал Алекс неразлучной троице друзей остававшихся у костра. Все вместе, мы, как испуганное стадо коз, бросились за Алексом. Сзади донёсся сначала негромкий, а потом нарастающий с каждой секундой рёв летящей вниз лавины. Вдруг Алекс остановился и вытер лицо ладонью:
   - Всё! Лавина сошла с другой стороны, можем возвращаться, - облегённо вздохнув, сообщил нам инструктор. Мы вернулись на стоянку и тут наши одноклассники заметили, что одежда на нас, какая-то другая, странная: - О, а вы успели переодеться, - разглядывая наши комбинезоны, удивлённо протянул Никита.
   - И не только переодеться, но и побродить по затерянному миру, - сказал другу Марат. - По какому миру? - не поняла Полина. - По затерянному... - Вы что, перегрелись на солнышке? - удивился Ренат. - Или от страха чокнулись? - Всё с нами в порядке, можете поверить мне, как доктору, - опровергла его предположение Соня.
   - Рассказывайте! - предложил Никита. Он вообще всегда такой - любит докапываться до истины. Рассказ получился длинным. И по глазам Никиты, я понимала что он не верит ни одному нашему слову. Полина с Ренатом тоже переглядывались и шептались. Ничего не оставалось делать, пришлось показать им кинжал Шурика и продемонстрировать свойства комбинезона. - Надо было снять всё на камеру, - огорчался без конца Никита. А потом он хлопнул себя по лбу и даже подскочил. - А где ваши куртки? - неожиданно спросил он нервно потирая руки.
   Я достала из рюкзака свою довольно-таки потрёпанную, порванную в нескольких местах куртку и подала Никите. Он скептически хмыкнул и снял с неё верхнюю пуговицу. - Вот, доказательства, все здесь. Это микрокамера. Запаса её энергии хватает на полгода. У вас у всех были такие. Я совсем забыл про них. Вот и пригодились, мои штучки. Жаль, просмотреть сможем только в моём кабинете, - Никита был полон оптимизма.
   В тот момент я вспомнила о камешках и уже открыла рот, чтобы сказать о них, но тут Марьяна так глянула на меня, что у меня пропало всякое желание говорить об этом. Банкир стал быстро собирать свои вещи. Мы с удивлением наблюдали за его поспешными движениями. Ничего не объясняя он собрался уйти.
   - Ну всё ребята! Я - вниз! Не беспокойтесь, дорогу найду, - он нервно облизал губы, бросил на спину свой рюкзак и зашагал вниз. Алекс несколько мгновений смотрел в спину удаляющегося туриста, а потом вскочил и бросился следом за ним. Марат присвистнул, а Марьяна сделала круглые глаза. Разговор стих и мы с интересом стали ждать возвращения Алекса. Но в тот вечер он не вернулся, а появился на стоянке только утром следующего дня.
   - Я не мог отпустить его одного, - извиняющимся тоном сказал он, не глядя на нас. - Да пусть бы шёл один, он много раз был в горах, не заблудился бы, - сердито сказала я и поджала от негодования губы. - Тоже мне, банкир! Крутой мэн!
   - Соня, ты не права! Никита на самом деле богатый человек, он - настоящий банкир и не надо злорадствовать, - рассерженно ответила Полина.
   - Что же он тогда один помчался вниз, тебя с собой не прихватил, а? - ответила я однокласснице, повышая голос. После всего, что произошло с нами в этом походе, нервы у меня начали сдавать и я готова броситься на Полину с кулаками. - Затащил нас сюда и в одну секунду бросил, даже не спросил, а хотим ли мы оставаться в этих горах, - я почувствовала, что из глаз сейчас потекут слёзы и замолчала, стараясь отправить их обратно.
   Конечно, ничего у меня не получилось и слёзы ручьём хлынули из глаз. Я плакала навзрыд и никак не могла остановиться. Успокоить меня пытались все, но от этого я плакала ещё сильнее. Друзья решили оставить меня в одиночестве. Со слезами у меня выходило нервное напряжение, скопившееся за недели скитания по затерянному миру. Прошло немало времени пока я успокоилась окончательно и вытерев остатки слёз пошла к сидящим у костра ребятам,которые молча смотрели на весёлые язычки пламени, танцующие на тонких сухих ветках . Увидев, что я уже успокоилась, все оживились. Каждый пытался меня преободрить. Мне было приятно, потом разговор плавно першёл в обсуждение наших дальнейших действий. - Я думаю, что нам нужно возвращаться, - рассудительно проговорил Ренат и стал собирать вещи.
   В полном молчании мы собрались и пошли вниз по еле заметной тропинке. Шли в полном молчании. Каждый думал о своём. Красота гор, их величие, чистый воздух и прочие плюсы отдыха в горах уже не восхищали. Хотелось как можно быстрее стать под душ, смыть грязь и пот долгого скитания, а потом упасть на кровать и проспать сто часов без еды и воды. Просто отдохнуть и отоспаться. ПОЛИНА
   Лично я, не заметила, чтобы наши друзья куда-то исчезали. Их рассказ меня позабавил и немного насторожил. Не то, чтобы я испугалась за их разум, но всё же... Всё же... Хотя деревянный кинжал, способный резать камень, как масло и комбинезон сам себя зашивающий, немного удивили. Да и только.
   Ник, видимо, поверил этим бредням. Другое время, какой-то остров, монстры. Скорее всего это групповая галлюцинация. Надо посоветоваться с профессором Васюковским. Хорошо, что он дружит с моими родителями. Ладно, это оставим на потом. А сейчас надо думать, какую выгоду усмотрел для себя Ник? Фильм? У него своя киностудия. Не большая, но и не маленькая. Нет, не думаю, что из-за этого он сбежал бы так быстро. Здесь замешаны деньги, причём большие. Ник может бегать только ради денег. В этом я уверена на сто процентов. Нужно выбрать подходящий момент и расспросить у Шурика подробности. Ведь одно время в школе он был влюблён в меня. Прикинуться влюблённой и вызнать всё. Эта информация может пригодиться. Спуск в долину занял немного времени. Вот уже показалась крыша гостиницы и мы прибавили шагу. Не знаю почему, но Алекс заторопился, мы еле поспеваем за ним. - Алекс, мы скоро побежим за тобой, - первой не выдержала Марьяна. - Извините, задумался... Конечно, ему есть о чём подумать. - Я знаю, что нужно сделать, - сказал Шурик и остановился. - Стойте! Послушайте! Предлагаю никому ничего не рассказывать, а то нас сочтут за сумасшедших. - Уже сочли, - буркнул Марат.Он вообще какой-то странный сегодня. Всё время молчит, как воды в рот набрал и как-то уж очень заинтересованно поглядывает на Соню. А она, эта тихоня и пай-девочка - краснеет, лишь встретится с ним взглядом.
   Яснее ясного, что между ними что-то произошло. Да и с Алексом он держится с каким-то превосходством. Посматривает на инструктора, как на младшего брата, покровительственно. Ох, уж эти мужчины! Как их понять? - Ренат, ты меня не проводишь в комнату? - с невинным видом я задала вопрос одному из кандидатов в мужья. Срочно нужно с ним поговорить. Он умный и очень проницательный. Может, что-то подскажет?
   - С удовольствием, - ответил он. - До вечера, друзья, - попрощалась я с остальными и небрежно передала рюкзак Ренату.
   Он, как верный раб, потащил рюкзаки наверх, в мою комнату. Оглянувшись, я увидела, что пятёрка наших героев о чём-то бурно говорят, но очень тихо, настороженно поглядывая по сторонам. Я бы пол жизни отдала, чтобы узнать их тайну, но...
   - Полин, ты где? - раздался голос Рената и мне пришлось зайти в номер. Он бросил рюкзаки у порога, сел в кресло, вытянул ноги и закрыл глаза.
   - Что ты обо всём этом думаешь, Ренатик? - с ходу задала я вопрос. - О чём, обо всём? - спросил он лениво. По его напрягшемуся лицу и прищуренным глазам, поняла, что он прекрасно знает о чём я спрашиваю. - Да об этом... - Ты не крути, дорогая, говори прямо. - О Нике, я говорю. Куда он умчался, так неожиданно... - А... Да мало ли куда. Думаю, что скоро всё узнаем. - Так ты знаешь? - Ник прислал мне СМСку. - Что? Какую СМСку ещё? Давай, рассказывай! Только не ври. В горах нет связи, это я точно знаю. - Я пошутил, извини. - В чём дело, Ренат? - Кстати, Никита, здесь, в гостиннице? - Он улетел в аэропорт. На чём улетел? На палочке верхом? - я язвительно усмехнулась и погрозила обманщику пальцем. - Полюшка, красавица, ты наша, Ник, как ты знаешь, человек очень состоятельный. Он заплатил вертолётчику и тот доставил его в аэропорт.
   - Ох ты, как ему припекло. Это из-за рассказа этих сдвинувшихся? - А ты, как думаешь? - Ну хватит, Ренат, шутки со мной шутить. Выкладывай всё, что знаешь. Если не хочешь говорить, иди к себе, я схожу в душ и буду отдыхать.
   - Я думаю, что Ника заинтересовал рассказ об оружии. Я видел, как у него заблестели глазки, когда Шурик ляпнул о лучемётах. - И поэтому он так внезапно убежал, бросив нас?
   - Думаю, да. - Вот в чём дело... Там, где оружие, там всегда крутятся большие деньги, - я присела на кровать и замолчала, переваривая полученную информацию.
   - Ладно. Пойдём в душ, а то мне что-то одной не хочется оставаться. Ренат чуть не подпрыгнул до потолка от радости, а я... А что я? Нужно всегда иметь мужчину под рукой, а это очень непросто. Неожиданно мне в голову пришла одна мысль, показавшаяся вполне здравой: "Нужно предупредить одноклассников о реальной опасности, и самой срочно отправиться за границу, вместе с Ренатом. Пусть Никита здесь хоть землю роет, а нас он не найдёт. И пусть подавится своими деньгами. Только нужно уничтожить его "жучки", на которые этот проныра не поскупился". Вечером я расскажу о своём плане друзьям, а сейчас нужно хорошенько отоспаться. Жаль, что всё это произошло с нашими одноклассниками. Теперь дружбе конец, одного мы уже потеряли. Кто следующий? А вечером выяснилось, что пятеро друзей исчезли из гостиницы и куда они отправились, никто не знает. Видели многие, как они прогуливались во дворе, смеялись и вообще вели себя беззаботно. А вечером в гостинице их не оказалось. - Друзья наши смылись, - констатировал Ренат, доедая первое за ужином. -- Теперь всю жизнь будут прятаться, что ли? - удивлённо посмотрела я на него, изогнув дугою бровь. Ренат взглянул на меня и закашлялся. - Фу, чуть не задохнулся. Ты такая красивая, Полюшка! - Не называй меня так, я уже большая девочка, - надув губки и насупившись, попросила я его. Мы дружно рассмеялись и продолжили ужин.
   - Слушай, а куртки они взяли с собой или нет? - неожиданно спросил Ренат. -- Даже если и не взяли, то "жучки" снять догадались, - ответила я ему, потягивая сок из стакана. - Как бы там ни было, но Никита их найдёт и под землёй, сколько бы они не бегали. И выкачает из них всё, что они знают об оружии. Даже, если они ничего не знают, то всё равно будут говорить, - тихо, чтобы никто не слышал, сказал мне Ренат. - Ну что ж, давай заключим пари: если через месяц Ник беглецов не найдёт я выхожу за тебя замуж, а если найдёт, то выйду за него. - Хорошо. Согласен, - кивнул головой Ренат. Вот теперь я спокойна за одноклассников: Ренат сделает всё, чтобы Никита их не нашёл никогда. Да ему, при его работе, ведь нано технологии -- это не фунт изюма. А банкиры иногда становятся банкротами. Так что живите, ребята. Мы с вами!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"