Павлова А.В.: другие произведения.

Десница Сварога

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:


Те, кого называли Богами

   Книга 1 - Седьмая Башня
   Книга 2 - Битва за Ирий
   Книга 3 - Эскиды
   Книга 4 - Десница Сварога
  
  
  

Десница Сварога

Сказка-фэнтази

  

Зачем бессмысленные споры,

Зачем пустые разговоры,

Что никуда не приведут,

Лишь для раздора повод подадут...

И все закончится... сейчас и тут!

Глава 1

   В распахнутую форточку ворвался свежий ветер, принеся с собой голоса проснувшихся птиц. Вслед за ним, словно ошалевший от радости, заголосил будильник. С головой закутавшись в одеяло и высунув лишь одну руку, Тимур искал этого вражину на прикроватной тумбе.
   - Это не будильник, - раздался над ухом насмешливый мягкий голос. - Это отец звонит.
   - Так ответь ему!!!
   Нет, это просто невыносимо! В кои веки у него нет первой пары, и можно выспаться всласть, но не тут то было!!! Именно сегодня! Именно сейчас вовкиному предку приспичило по душам поговорить!!! Отшвырнув одеяло, Тимур схватил со стола черный слайдер и ответил на звонок:
   - А! Дядь Леня? Утречко доброе!... И Вам.... И Вас... Да все "ок"!... Володя? В ванной умывается. Что? Да конечно. Передаю ему трубку!
   Сунув телефон приятелю в руки и бросив последний тоскливый взгляд на одинокую остывающую кровать, вышел на кухню.
   Всё же однокомнатная квартира для двух взрослых парней - это явно недостаточно для полноценного комфорта. Конечно, можно вернуться домой, поговорить с отцом о превратностях студенческой жизни, заглянуть в глаза матери и трудности закончатся. Родители давно его простили и ждут домой. Но дело ведь совершенно не в ссоре.... На разогретую сковороду упали резаные сосиски и пара яиц.... Нет. Вернуться к ним сейчас, значит признать собственную не состоятельность! Он сам выбрал этот ВУЗ и эту жизнь. Да и Вовка вполне приличный товарищ. Ботан, правда, редкостный, но зато с ним есть о чем поговорить..... Сосиски аппетитно подрумянились. Вот и завтрак готов. Пара минут и в чайнике советского образца закипит вода. Рядом гудел и дребезжал старый холодильник "Бирюса" - их с Вовкой радость и гордость. Все-таки на стипендию купили. До него словно жизни и не было. Зимой наваривали супы и морозили на балконе, затем кусками откалывали и грели. Летом все приходилось съедать сразу. Так и жили. А теперь у них цивилизация. Тимур усмехнулся своим мыслям и заглянул в трясущееся сокровище. Ну что ж... совсем не плохо. Сыр и свежий огурец. Володька - молодец, сумел-таки удержать свой желудок от позднего ужина, теперь есть чем позавтракать. Ничего, скоро стипендия будет!
   Сначала лениво, а затем истерично заверещал на плите чайник, требуя отключить газ. На кухню, многозначительно сжав губы, вошел Вовка. Черный слайдер со стуком упал на кухонный стол. Заглянув в навесной шкаф, парень достал жестяную банку с молотым кофе и турку.
   - На тебя варить?
   Между ребятами было не принято говорить о родителях, но Тимур видел, что сосед места себе не находил.
   - Опять с отцом сложности? - вместо ответа спросил он.
   Владимир не был ему другом, скорее обычным сокурсником, с которым его объединяла лишь съемная квартира в обычной десятиэтажке. Может, они и не познакомились бы никогда, если б не нужда в дешевом жилье, слишком уж разными были круги их общения. Да и в социальном статусе между ними была пропасть. Но чем больше он узнавал человека, живущего с ним рядом, тем больше удивлялся ему. Всегда уравновешенный, спокойный белокурый Владимир вдруг проявлял несгибаемую волю и упорство, при этом никого не обижая и не унижая. У него не было друзей. Но лишь потому, что он этого не хотел. Одиночество казалось ему более приемлемым и комфортным. Тимур мог предположить, что все это неспроста, но узнать, что-либо за два года их совместного проживания ему так и не удалось, Впрочем, он к этому и не стремился.
   - Требует, чтобы я бросил учебу, либо перевелся в какую-нибудь местную шарагу, - после продолжительного молчания ответил Володя.
   - Причины? - манящий запах свежесваренного кофе путал мысли, но Тимур сумел настроиться на нужный лад.
   - Предчувствия, - явно нехотя ответил ему приятель. - У него дурные предчувствия, и он хочет, чтобы я был рядом.
   - А мать? Что она думает по этому поводу?
   Владимир поднял на него свои задумчивые серо-голубые глаза, пытаясь понять, чем вызван столь бурный интерес к его жизни, но, не увидев в темно-карих, почти черных, глазах собеседника ничего кроме озабоченности, ответил:
   - Мама умерла, когда мне было четыре. Во время родов. Мой отец врач. Хирург. Некогда был одним из лучших. Но когда у мамы начались роды, он находился в другом городе на операции. Мама умерла вечером, а он только утром об этом узнал. Говорят, что ничего сделать было нельзя. Говорят, что мальчик задохнулся внутри. Так что ни матери и братьев или сестер у меня нет. Отец утверждает, что в тот вечер у него было предчувствие беды, но он к нему не прислушался. Вот теперь стоит его воспаленному мозгу среагировать на погоду, он начинает тут же названивать мне. Меня это еще в школе достало. Думал, когда уеду, все закончится. Но не тут-то было. Так что ничего нового я от него сейчас не услышал.
   Тимур смотрел, как остывает в чашке кофе, но аромат его уже не манил. Ковыряясь вилкой в яичнице, мысленно проклинал себя за любопытство: зачем, спросил, сам не понял. Жили не тужили без задушевных разговоров и на тебе прилетели. Сразу вспомнилась своя мамка, молча глотающая слезы во время их с отцом ссоры. А началось все с пустяка. С отцовской шутки про "золотую молодежь". Да, тогда они лихо поорали друг на друга.... В тот вечер он ушел из дома в чем был, громко хлопнув дверью. Даже с ней не попрощался. Уже два года прошло....
   - Я в библиотеку. Ты со мной? - прервал его невеселые воспоминания, заданный все тем же ровным голосом вопрос.
   Сделав пару машинальных глотков, Тимур отодвинул от себя недопитый кофе.
   - Нет. Мне еще в пару мест надо заскочить. Увидимся на лекциях, - и чуть подумав, добавил: - Займи мне место возле себя, я могу опоздать.
   Не показав виду, что удивлен подобной просьбой, Владимир накинул ветровку и вышел из квартиры.
  
   Главный холл был полон народу. Студенты и абитуриенты, разгоряченные летом и предстоящими экзаменами, стояли в очереди за мороженым. Переходить из корпуса в корпус по подземному переходу в такую жару было чистым безумием, а потому, насладившись июньским солнцем, пришлось вновь вынимать из кармана студенческий. Главная библиотека вуза располагалась на втором этаже. Ремонтные работы еще не коснулись этого места, и запах старины по-прежнему уверено витал между стеллажами и картотеками.
   Забрав у библиотекаря всю необходимую литературу по еще вчера переданному списку, Владимир занял стол за колонной, недалеко от окна, и открыл лекции. Тишина, нарушаемая лишь шепотом взволнованных студентов, да щебетом птиц за окном, настраивала на нужный лад. Время в этих стенах текло медленно, лениво. Солнце вышло из зенита и так же медленно сползало к горизонту.
   - Свободно?
   Не поднимая глаз, Владимир кивнул головой. Рядом с его тетрадями с грохотом упал тяжелый рюкзак.
   - К экзаменам готовишься? Какой курс?
   Это было уже слишком. Мало того, что на стол бросили вещи, так еще решили достать его дурацкими вопросами. Вдох-выдох. Сердце успокоилось. Гнев отступил.
   - Чего нужно?
   Новым соседом оказался паренёк лет семнадцати. Курчавый, ершистый, с озорным огоньком в черных глазах и открытым лицом.
   - Ярослав, - незамедлительно представился он, протягивая раскрытую ладонь. - Для своих - Ясь! Собираюсь поступать в этот замечательный вуз.
   - Поздравляю.
   - Спасибо, - ничуть не замешкавшись, поблагодарил его паренек. - Может, расскажешь чего у вас тут и как? Как студент студенту.
   - Поступи сначала.
   Проверив время оставшееся до начала пар, Владимир решил, что успеет еще заскочить в столовую. Жестом поблагодарив библиотекаря за помощь, он собрал тетради в пакет и вышел из холодной залы.
   На первом этаже пахло замечательно. Даже слишком. Несмотря на низкие цены, посещать сие заветное место было истинной роскошью. Однако, во избежание дальнейшей бесполезной беседы, сегодня можно было это себе позволить. Набрав полный поднос еды, Володя занял столик на два места прямо в углу у входа. Отсюда было видно всех идущих по коридору мимо, и при этом никто из них не мог увидеть его. Но стоило ему приступить к трапезе, как подобно грому среди ясного неба:
   - Свободно?
   И не дожидаясь разрешения, паренек поставил на стол свой поднос с едой. Владимир едва не подавился куском хлеба от подобной наглости.
   - Я не давал добро!
   - И не надо. Это был лишь жест вежливости. Стол не твоя собственность.
   Почувствовав, как медленно, но верно пропадает аппетит, Володя бросил на стол вилку.
   - Конечно, Вячеслав, присаживайся.
   - Вообще-то, я - Ярослав, - широко улыбнулся парень и рухнул на стул.
   - Вообще-то, мне пофиг. Чего надо?
   - Решил перекусить.
   - Другого стола не нашлось?
   Улыбка медленно сползла с юного лица. Повертев брошенную вилку в руках, юноша вдруг произнес тихим, разом осипшим голосом:
   - Откуда столько агрессии? Я десятки раз представлял себе нашу встречу, каждый раз по-разному, но чтоб вот так...
   От таких слов у Вовки задергался глаз. Всякое бывало в его жизни, но чтоб к нему парни знакомится подкатывали... такое впервые!
   - Впрочем, все не важно. Я ищу отца. В отличие от тебя на нем стоит мощная защита. Я никак не могу его обнаружить. А время пожимает... Укажи его местонахождение, и мы разойдемся. Возможно навсегда...
   Ушаков даже жевать перестал, так и застыл с вытянувшимся лицом и хлебом во рту.
   - Воломир, - на странный манер произнеся его имя, юноша навис над студентом. - Просто скажи: где сейчас наш отец?
   Кровь отхлынула от лица. Исчезли звуки. Осталась только звенящая тишина, как пустой сосуд, заполняемая обидой и злостью. Когда шум крови в ушах достиг апогея, в столовую, явно ища кого-то, вошел Тимур. Отшвырнув стул в сторону, так, что тот едва не ударил лже-брата, Владимир с криком кинулся на вошедшего. Тимур даже понять ничего не успел, как оказался на полу, среди битых тарелок и стаканов. Кто-то истошно кричал, зовя на помощь охрану, пока они друг друга били и швыряли на и без того хлипкие столовские столы. Кровь из разбитой брови заливала Тимуру глаз, почти отнялась рука, когда в столовую вбежали двое охранников. Один принялся разгонять только образовавшихся болельщиков, второй значительно более массивный детина схватил Володьку за рубашку и как котенка отшвырнул прочь от Тимура.
   - Кто зачинщик драки? - зычно гаркнул блюститель порядка, желая разобраться в произошедшем, но ни один из дерущихся не обратил на него внимания.
   Подняв с пола грязно-белое казенное полотенце, Тимур промокнул разбитую бровь.
   - Ты охренел? - тяжело дыша, закричал он.
   Отказавшись от помощи, Володя поднялся на ноги самостоятельно.
   - Я впервые тебе рассказал что-то о себе, и ты вот как воспользовался информацией! - вытерев онемевшими от ударов пальцами кровь с разбитой губы, он бросил мрачный взгляд на бывшего приятеля. - Ну, и скотина же ты.
   - Чего? - Тимур в недоумении уставился на Вовку. - Ты о чем?
   - Так. Оба к декану! Пусть он с вами разбирается, - и, схватив обоих парней под локти, охранник вывел их из столовой.
  
   На протяжении всего пути к деканату ни один не проронил не слово. Владимир хорошо знал этого охранника. Когда-то он помогал его дочери подтянуться по физике, девочка успешно выдержала все экзамены, сейчас переходит на второй курс. Впрочем, это дела прошлые, и вряд ли былые заслуги перекроют сегодняшний дурдом. Лететь теперь ему домой к отцу птицей вольною. Что ж, хоть кто-то порадуется. Но, когда на горизонте появилась массивная дверь деканата, охранник вдруг отпустил обоих ребят:
   - В первый и последний раз! - едва слышно предупредил он. - Еще раз затеешь драку на моей территории - доведу до конца этого коридора! Приведите себя в порядок и на занятия.
   Охранник однозначно указал на дверь туалета, а сам отправился обратно на свой пост. Не смотря на предельно четкие указания, возвращаться в столовую все же пришлось. В голове еще звенело от пережитого предательства. Невольно окинув взглядом толпу студентов, словно желая найти среди них своего псевдобрата, но не найдя никого, Владимир подобрал все еще валявшийся под столом свой рюкзак и вышел на свежий воздух. Грудь высоко вздымалась, а мир вокруг словно кружил его на бешенной карусели. Нет. С такой головой нечего делать на семинаре. Совсем не о том она думает.
   В кустах сирени пели птицы, заливисто, весело. Легкие облака лениво плыли по бездонной синеве небес. Володя закрыл глаза и блаженно улыбнулся. Ушли безвозвратно обида и боль. Чего только в жизни не бывает.... А с дурака какой спрос?...
   Давно опустела перед ГУКом площадь: закончилась большая перемена, и студенты, кто бегом, кто вразвалочку, устремились на занятия. Тряхнув белокурой головой, Володя встал со скамьи, но на занятия так и не пошел, а до самого заката гулял по улицам родного города.
   Стеклянные витрины и неоном сияющие вывески, заливали своим радужным светом окутанных вечерним сумраком спешащих по своим делам пешеходов.
   Маленькое кафе-мороженое с детским названием "Пингвин", расположенное в тихом переулке, не далеко от центрального проспекта, приветливо распахнуло свои двери. Заказав порцию сладкого снега из трех разных вкусов, и чашку черного кофе, Владимир занял маленький столик в дальнем углу. Симпатичная девушка с широкой улыбкой поставила перед молодым человеком его заказ и еще раз широко улыбнулась, желая привлечь его внимание, но юноше было явно не до нее. Поблагодарив ее чуть заметным кивком, Вовка немедленно отпил из чашки. Приближалась ночь, а вместе с ней неумолимо надвигалась головная боль, терзавшая его последние два месяца, и становившаяся с каждым разом все сильнее. Обезболивающее нашлось неожиданно в собственном холодильнике - обычное ванильное мороженное. С того момента дома мороженное более не переводилось. Тимуру эта причуда соседа казалась странной, но от комментариев он воздержался, а Владимир ничего объяснять не стал.
   Мороженое приятно медленно таяло во рту. Молодой человек от удовольствия закрыл глаза и улыбнулся. Сейчас позвонит отец. Он уже слышал, как в телефоне рождается симфония, и через мгновение маленький зал залила музыка Шопена.
   - Да, отец?
   Но вместо привычного "Привет, сынок" из трубки раздался громкий, полный ужаса крик:
   - Уходи! Немедленно покинь это помещение! Иди домой! Я уже еду к тебе!
   Головная боль нарастала. Владимир выронил телефон и сжал виски руками. Это было хуже, чем вчера. Намного хуже. И было совсем не до истерики отца с его галлюцинациями.
   - Тебе плохо? - уже знакомая официантка подняла с пола сотовый и присела рядом. - Может врача вызвать?
   Юноша поднял на нее некогда серо-голубые глаза, капилляры полопались настолько сильно, что белки стали кровавыми.
   - Помоги мне выйти на воздух.
   Стараясь не реагировать на любопытные взгляды, девушка помогла ему подняться со стула и покинуть кафе. Свежий вечерний ветер ударил в лицо, и головная боль медленно отпустила.
   - Спасибо, - едва слышно пробормотал парень и заплетающейся походкой пошел вдоль темного переулка.
   Пожав плечами, девушка вернулась в кафе. Мало ли чудаков на свете.... Хотя этот был на редкость хорошенький.
   На дальнем столике, надрывая глотку, голосил "Шопен". На экране горела надпись "отец". Официантка задумчиво коснулась слайдера. Видимо совсем парнишке плохо было, если такую дорогую игрушку в кафе оставил.
   - Слушаю, - неуверенно ответила она на звонок.
   Секундная тишина, вызванная замешательством звонившего, взорвалась приказом.
   - Девушка, передайте трубку сыну! Немедленно! - раздался из слайдера уверенный и приятный до мурашек мужской голос.
   - Он оставил телефон в кафе. Мне его уже не догнать. Можете забрать телефон... в любое удобное для вас время.
   - Либо вы его догоните, либо он обречен!
   Тихие пиканье означало, что звонок закончен. Замечательно! Ве-ли-ко-ле-п-но!!! И вообще, что это нафиг значит: "либо вы его догоните, либо он обречен"? В таких ситуациях по 02 звонят, а не просят левых девиц за сынулей присмотреть!! Раздраженно выдохнув, Алиса привычным жестом закрутила на затылке рыжие кудри и сунула телефон в задний карман джинсов.
   - Жень, прикрой меня, - бросила она, снимая розовый фартук и такого же цвета берет. - За мной должок.
   Парень за прилавком с укоризной качнул головой, но не отказал. Белая пластиковая дверь тихо шаркнула, закрываясь, а девушки уже и след простыл.
  
  

Глава 2

   Резкий звонок ознаменовал конец пары в частности и конец занятий в целом. Шумными стайками ребята покидали свои места, спеша на улицу. Пожилая преподавательница с замученным видом еще пыталась что-то им говорит, но это было уже совершенно бесполезно. Прогретый весенний воздух волновал гораздо больше предстоящего зачета. Засовывая тетрадь с конспектами в рюкзак, Тимур, не глядя, периодически махал рукой в ответ на прощания и пожелания бурных выходных. Ушаков не пришел на пары. Он и сам не понимал отчего, но это его тревожило, и от этого он лишь сильнее злился. Причем не на Володьку конкретно, а, в общем, на весь мир.
   Васька, худосочный парень с вытянутым лицом и карими глазами, хлопнул его по плечу и указал на выход:
   - Пошли девчонок кадрить, а то выходные зря пройдут!
   Тут он был прав, со всеми этими предсессионными заморочками Тимур и думать позабыл о предстоящем пикнике. Со своей предыдущей пассией, разругавшись до выбрасывания вещей из окна, он расстался всего два дня назад. Парень на секунду прислушался к ровному биению своего сердца: болит? тоскует?...
   - Пошли! - и, закинув рюкзаки на плечи, ребята последними покинули аудиторию.
   Горячий вечерний ветер щекотал легкие и нервы. В глазах пестрило от многообразия красок и оттенков. Черненькие, беленькие, в платьях, в джинсах, скромные, развязанные...
   Взглядом охотника Тимур окинул набережную реки, унизанную скамейками и многочисленными кафе, и глубоко вздохнув, указал на двух девиц, явно жаждущих знакомства:
   - Как тебе они?
   Васька удовлетворенно хмыкнул:
   - Очень даже ничего.
   - Тогда поехали, - сделав вид, что залезает в воображаемую машину, Тимур так в полуприсядку и направился к девушкам. Васька нагнал его на полпути и, едва сдерживая истерический смех, присоединился.
   - Ну что, девочки, поехали кататься? - опустив несуществующий стеклоподъемник, громко спросил Тимур, стоило им поравняться с "жертвами".
   "Жертвы" окинули ребят презрительным взглядом и, фыркнув что-то нечленораздельное, но определенно оскорбительное, развернулись к ним спиной.
   - Ну, как знаете, - подняв с тем же невозмутимым видом "стеклоподъемник", Тимур "отъехал" в сторону. Рядом бился в беззвучной истерике Васька.
   - Ну, Огарев, ты и дал, - наконец, сумел выдавить из себя парень.
   Длинная тень загородила свет:
   - Бросай машину, пошли гулять! - приказал звонкий мелодичный голос.
   Тимур поднял взгляд и замер: такую длинную тень отбрасывала совсем юная хрупкая девушка с большими карими глазами. Светло-русые локоны крупными завитками рассыпались по плечам, короткий бирюзовый сарафан почти не оставлял места для фантазии, но это было скорее плюсом, чем минусом. Впервые Тимур не нашелся, что сказать. И именно в этот момент зазвонил телефон.... Отец? От этой надписи задрожали руки. Он ведь был у них сегодня утром, пробовал разговаривать, пробовал помириться, но все оказалось впустую. Мать хотя бы улыбнулась, а отец даже виду не подал, что видеть его рад, даже от газеты не оторвал взгляда. Что же теперь изменилось?
   - Да? - разом осипшим голосом, ответил он, наконец, на звонок. - Приехать? Ты уверен? Хорошо, я буду... не один. Да... минут через тридцать.
   - Что к родакам твоим едем что ли? А как же ...
   Тимур чуть заметно качнул головой.
   - Не мы с тобой, а я с ней, - и прищурив от солнца черные как угли глаза, он взглянул на незнакомку: - Думаю, пора леди познакомить с моими родителями?
   Вздернув подбородок, девушка на мгновение задумалась, отчего у Тимура нервно забилось сердце: на секунду показалось, что она откажется. Но вместо этого нимфа, как мысленно уже окрестил ее Тимур, благосклонно улыбнулась.
   - Отчего нет. Но после леди желает в кино, а лучше в "Малахит".
   Васька так и не понял, как случилось так, что вместо шумной компании и разгульного вечера, он оказался один посреди площади, а его дружище, держа под руку сказочное создание, размеренной походкой исчезал за горизонтом.
  
  
   Обычный маленький дворик окруженный обычными многоэтажками. Даже деревья здесь не росли. Только выжженная от солнца трава да детская площадка, напрочь разгромленная сопливой шпаной, которая сама недавно ковырялась в этой песочнице. Еще до того, как научилась черной краской витиевато писать на качелях короткие слова непереводимого русского фольклора!
   Печальное в целом зрелище... Лена неуютно поежилась и покрепче взялась за руку Тимура, краем глаза ухватив темный вытянутый силуэт, припаркованного у подъезда Аudi. Жаль, что к бездонно-черным глазам Тимура и его остроумию не прилагается такая красавица. Наверняка, ее хозяин - какой-нибудь успешный бизнесмен: обладатель крупного счета и такого же крупного живота. Он и за руль то поди сам ни разу не садился... Жаль...
   Вместо обычного звонка заиграла веселая мелодия явно немецкого происхождения, отчего-то показавшаяся Лене знакомой, но припомнить, откуда это ощущения, девушка так и не успела. Щелкнув замком, дверь открыла приятная женщина средних лет. Тимур нервно выдохнул и широко улыбнулся:
   - Привет, ма.
   Женщина ничего не сказала в ответ, только отступила на шаг, пропуская гостей. Но стоило двери закрыться, как она крепко обняла юношу за шею и беззвучно разрыдалась.
   - Мам... ну, мам... ну что ты... - всё, что сумел выдавить из себя Тимур, ласково касаясь материнских вздрагивающих плеч.
   Лена поспешно отвела глаза в сторону. Никак не ожидала она, соглашаясь составить этому смугловатому красавцу компанию, что станет свидетелем сцены семейного воссоединения. Её присутствие было явно неуместным. Девушка уже открыла было рот для извинений и оправданий столь поспешного ухода, как вдруг...
   - Ма, это моя невеста - Елена, - уверенно представили её. - Лена - это моя мама - Татьяна Яковлевна.
   Женщина с тем же неисчерпаемым радушием заключила и её в свои объятия.
   - Я так рада, что Вы пришли в наш дом.
   Девушка растеряно улыбнулась, так и не подобрав нужных слов. Только изумленный взгляд огромных карих глаз выдал всю бурю эмоций, вызванную весьма неоднозначной ситуацией.
   Вытирая проступившие слезы, женщина пригласила их пройти. Да, их ждали. Накрытый кремовой скатертью стол и обилие блюд более чем явно говорили об этом. Но Тимура это не обрадовало, он ждал чего-то большего. То, ради чего отец САМ позвонил ему. Сопровождаемые матерью, они прошли в гостевой зал. Погасив монитор компьютера, крепкого телосложения мужчина убрал узкие очки в кожаный футляр и обернулся. То, что он непривычно хорошо подтянут для своих лет, Лена заметила еще до того, как отец Тимура встал для приветствия. Но остальное... Темные волосы, часто посеребренные сединой, обрамляли приятное, но излишне суровое лицо, сеть морщинок окаймила темно-серые глаза, однако это скорее говорило об усталости, чем о возрасте. Мужчина был хорош, но... не имел абсолютно ничего общего с Тимуром. Юноша оказался на голову его выше, да и телосложение у него было не коренастое, как у отца, а более стройное, аристократическое. Они даже двигались совершенно по-разному. Её удивление стало столь очевидным, что мужчины невольно заулыбались.
   - Да, - мягко согласился отец семейства. - Тимур - сын Татьяны от первого брака.
   - Пап, это Лена - моя девушка, - представляя ее отцу, молодой человек сиял как медный таз. Видимо, эта ситуация была ему не в новинку и явно его забавляла.
   - Роман Михайлович, - мужчина мягко сжал хрупкую ладонь девушки в знак приветствия.
   Растерявшись от такой прямоты и от осознания собственной бестактности, девушка вспыхнула как мак. Но отец Тимура лишь еще раз улыбнулся и жестом предложил расположиться на диване.
   - Саня будет? - по пути хватая виноградину, спросил Тимур и тут же добавил, обращаясь к девушке: - Это мой двоюродный брат по отцу, но живет с нами, т.к. его родители погибли практически сразу после рождения. Отец забрал его к нам, т.к. Саня его крестник. Гордость нашей семьи. Суво-о-оровец. Не чета мне.
   Роман Михайлович бросил на сына строгий взгляд.
   - Нет. Саша сегодня быть не обещался, что к лучшему.
   Он еще хотел что-то добавить, но в двери щелкнул, открываясь, замок. На пол упало что-то тяжелое.
   - Приветище! - громко поприветствовал из коридора мальчишеский голос. - Есть кто дома? Таня?
   И не дожидаясь ответа, в комнату под самостоятельно озвученные фанфары заглянул смуглый черноглазый паренек.
   - Что ты здесь делаешь? - вместо приветствия спросила Татьяна Яковлевна. - Почему не в училище?
   - Увольнение, - лаконично коротко ответил сестре паренек, стягивая со стола кусок ветчины. - Я такой голодный! Тимка?? Привет! Как здорово...
   - Почему не предупредил? - не унималась женщина, как-то разом постаревшая.
   - Ну, Тань! Ты что мне не рада? - мальчишка сделал обиженное лицо, но глаза при этом горели озорными угольками. - К тому же у них я бы не увидел Тиму! И нимфу...
   Юный суворовец склонил голову в знак приветствия:
   - Александр Северский, к вашим услугам. Можно просто Саня.
   Едва сдерживая улыбку, Елена отвесила реверанс, но ответить что-либо она не успела. С грохотом, от которого в голове образовался вакуум, вылетела балконная дверь вместе с окном. Девушка, застыв подобно каменному изваянию, не веря собственным глазам, смотрела на огромную птицу-ящера, несущуюся на нее. Чьи-то руки схватили ее и потащили прочь из разрушенной комнаты. Где-то далеко, она слышала, ее звали по имени и приказывали не высовываться. Лена пустым невидящим взглядом скользнула по лицу Романа Михайловича, пытавшегося привести ее в чувство, и качнула головой, сама не зная в знак чего. В голове все гудело, звенело, не давая возможности нормально соображать. Будто во сне девушка наблюдала за суворовцем, ползущем к раненой матери, за отцом Тимура, слишком уж быстро сориентировавшимся в происходящем. Рушилась мебель, летели на пол битые чашки дорогого китайского сервиза. И было совершено непонятно, кто же оказался в роли жертвы: птеродактили или тимкина семья. Лена судорожно хватала воздух пересохшим горлом. Огромная тварь грязно серого цвета в полете превращалась в подобие человека. Нет. Такого не бывает! Тимур... Где Тимур?...
   - Тимур! - сама того не замечая, закричала она.
   Склизкие холодные лапы-руки схватили её за ноги и потащили в дальнюю комнату. Девушка кричала, брыкалась, звала на помощь, до крови сдирая ногти, отчаянно цеплялась за ламинированный пол. Тимур слышал ее, но помочь не мог. Сознание медленно покидало его. Рослая человекоподобная тварь, дыша смрадом, склонилась над юношей. Бред... Бред... Такого не бывает....
   - Кочевник? - с трудом выговаривая малознакомые слова, прошипела она.
   Рядом с разбитым в кровь лицом упал Саня.
   - Кочевник, - утвердительно хмыкнула тварь и занесла кинжал.
  
   Её закинули, как ненужную куклу, в дальнюю комнату и закрыли там. Несколько секунд Лена даже пошевелиться боялась, но звуки борьбы и разрушений быстро привели ее в чувства. Попытки открыть дверь ни к чему не привели. По всей видимости, ее чем-то придавили снаружи. И сколько она не била и не пинала ее, та ни на йоту не сдвинулась. А ей надо было выйти! Надо!!! Будь проклята эта дверь! Там убивают Тимура!... Стоп!! Лена!!! У тебя истерика!!! Уймись!.. Нужно бежать отсюда!.. Куда бежать?.. С десятого - то этажа??
   - Отойди, - властно приказали сзади. Лена резко обернула и вжалась в дверь, с ужасом уставившись на направленное на нее черное дуло незнакомого ей оружия.
   - Отойди и закрой уши, - спокойно повторил свой приказ парень в странном камуфляже, будто украденном со съемочной площадки какого-то фантастического фильма.
   Девушка едва успела выполнить приказ, как прогремел новый взрыв. Сквозь туман и слезы она видела, как его рослая фигура нырнула в дым, и, запинаясь об обломки, побежала за ней. Люди, возникающие из неоткуда, монстры, выбивающие окна... Все теперь было не важно. Она хотела лишь одного - выбраться отсюда.
   - Бэрэт! - громко позвал монстра по имени "терминатор", как успела мысленно его обозначить для себя Лена. - Отпусти их. Уходи с миром. Искать не стану.
   Тварь опустила клинок и истерично засмеялась.
   - Ничего не спутал, рось? Они оба у меня. И всё, что ты теперь можешь - лишь указать: кто из них умрет первым. Ты опять один и опять переоценил свои способности.
   "Терминатор" недовольно хмыкнул:
   - Как знаешь, - и тут же тихо добавил, обратившись к девушке, все это время, неотступно следовавшей за ним. - Когда я открою огонь, попробуй добраться до Даро.
   - До чего? - размазывая высыхающие слезы, переспросила Лена еще не в полной мере понимая, что ей не спасительный побег предлагают.
   - Ммм...До Романа Михайловича, - немедленно поправил себя парень. - Ты только руки ему развяжи и уши закрой. Вот стреттер. Положи палец на курок. Нажми.. Вот здесь. - выстрел был тихим, каким-то свистящим. Но разрушения оказались ошеломляющими. Отряхнув осевшую пыль от пробитой стены с перепуганного красивого лица, Ясь указал девушке направление. - Все поняла?
   Дождавшись ее утвердительно кивка, парень бросил дымовую гранату и открыл по "человекодактилям" шквальный огонь. Сквозь дыру в стене девушка пробралась в соседнюю комнату. Только теперь до нее дошел смысл фразы "развязать руки". Девушка подняла трясущимися руками тяжелое оружие и попыталась прицелиться. Но ничего не выходило. Тогда Лена просто нажала на курок. Этого оказалось довольно. Тварь, державшая мать Тимура в заложниках, отвлеклась лишь на мгновение. И это тут же стоило ей жизни. Роман Михайлович с резвостью, небывалой для его лет, нанес чудовищу несколько ударов, от которых захрустели, ломаясь, позвонки. Что было дальше, Лена уже не видела. Последнее, что она почувствовала, это то, как ее хлопнули по плечу и похвалили, забирая оружие. Девушка медленно сползла по стене и разревелась. За стеной слышались крики, стоны, выстрелы. Но все это было словно в иной реальности. Реальности, где не было ее. А потом ее схватили, поставили на ноги и куда-то повели, даже заставили бежать. Но оказалось почти невозможно. Ноги стали ватными, заплетались. Потом ее запихнули на переднее сиденье черной ауди, той самой, которой она любовалась, пока Тимур искал ключи от подъезда родительского дома. Сквозь серый туман она слышала, как Роман Михайлович приказал какому-то Ясю везти их в лес, слышала, как "терминатор", а именно он оказался этим Ясем, отказывался ехать без него, ссылаясь на некий приказ. Лена собрала силы и обернулась назад. И мир вдруг стал реальным до звона в ушах.
   - Выходи из машины! - приказала она своему "спасителю", сама не ожидая подобной резкости от себя, но на заднем сиденье без сознания лежали двое парней. И они нуждались в срочной помощи.
   Усевшись на место водителя, девушка пристегнула ремень безопасности и обратилась к отцу Тимура:
   - Вы точно решили остаться?
   Мужчина кивнул головой:
   - Надо закончить начатое.
   Выдернув из кобуры "терминатора" стреттер, Лена протянула его отцу Тимура.
   - Я знаю это место, - и, вжав педаль газа до упора, девушка скрылась за углом дома, увозя с собой всё ценное, что было в его жизни.
   Даро проверил количество зарядов в обойме и поднял голову в небо. Там, не находя покоя кружили сайрийские птицы, так похожие на обычных ворон. Но Даро этим сходством было не обмануть. Нельзя было допустить, чтобы они передали информацию о ребятах своим хозяевам. И прицелившись бывший эскид начал точечный отстрел. Он знал, что в доме кто-нибудь уже обязательно вызвал милицию и пожарных. Вот и все. Вот и закончилась его мирная, сказочно тихая жизнь... Птицы одна за другой падали на землю...
  
   На полной скорости машина летела по темным улицам пустынного вечернего города. После короткого спора было решено в больницу не обращаться, а затаиться в лесу на окраине города. Именно туда девушка теперь и направляла черную красавицу. Ирония судьбы. Лена мысленно усмехнулась. Совсем недавно она просто сгорала от желания прокатиться на такой машине. И вот, пожалуйста. Даа... Осторожнее надо с желаниями быть, Елена Сергеевна. Сзади заиграла тихая мелодия. У кого-то из ребят звонил телефон. Девушка, удерживая руль одной рукой, попыталась найти этот источник звука, отчего они едва не врезались в идущую навстречу Ладу-Калину.
   - Так, ладно, - признав свою ошибку, глубоко выдохнула она и обратилась к Ярославу: - Достань у Тимура из кармана сотовый. Это ему звонят.
   Кое-как нащупав телефон, парень ответил на звонок.
   - Да? Что? Кто? Где? Будем! Сейчас будем! Сейчас передам трубку водителю, все ей объясните.
   Лена узнала этот голос из миллиона бы:
   - Лис? Алиса, ты где? Черный тюльпан? С тобой все в порядке? Жди меня!
   Свистя тормозами, AUDI развернулась на 180 градусов и, набирая скорость, исчезла во тьме. Случайные прохожие только осуждающе покачали головами, да послали пару ругательств вослед давно скрывшейся из виду машине.
  
   Это была странная картина: посреди пустынной улицы в разодранных джинсах и грязной некогда изумрудно-зеленой рубашке сидела девушка, ее ярко-рыжие волосы развевал легкий ночной ветер, а плечи сотрясали немые рыдания. Рядом, уткнувшись в ее плечо, сидел парень, в белых кудрях его запеклась кровь. Он что-то шептал ей: то ли благодарность, то ли слова утешения. Она не слышала его. Она хотела разреветься. Она хотела закричать. Дать выход ужасу, что пожирал ее изнутри. Но это было невозможно. Там же, рядом с ним засел страх, что эти монстры вернуться вновь...
   Лена увидела их издалека. Припарковавшись у обочины, девушка выскочила из машины и бросилась к сестре:
   - Алисочка, что с тобой? - она взволнованно заглянула в глаза старшей сестры и вдруг крепко ее обняла: - Ты тоже их видела! Пошли. Надо уходить.
   Вместе с Ярославом девушки сумели усадить полубессознательного Владимира на заднее сиденье. Теперь надо было решать, что делать дальше.
   - Возвращаемся за Даро, затем ищем Лиалина!
   Это было сказано таким командирским тоном, что Алису покоробило. Но вместо выяснения отношений, она достала из машины аптечку и проверила ее содержание. Все необходимое на месте: бинт, вата, перекись, йод...
   - Ни за кем мы возвращаться не будем, и искать тоже никого не станем! Ясно? Я к этим тварям вновь не поеду! - не громко, но уверенно заявила Лена. - Посмотри на них. Им помощь нужна, а не драка.
   Ясь молчал. Все пошло не так как планировали. Владимир повел себя изначально непредсказуемо. Он должен был не на Тимура броситься, а на него. Но контакта так и не состоялось. Из-за этого он не успел встретиться с Лиалином, из-за этого он поздно пришел к Даро, из-за этого вместо эскида и хранителя с ним две земных девицы и три недобитых землянина....
   - Лена права, - поддержала сестру Алиса, заканчивая обрабатывать порезы на лице совсем юного суворовца. - Нужно затаиться. Понять, что это за твари... откуда они...
   - Да я и так...
   Хлопанье огромных крыльев оборвало речь Ярослава на полуслове. Алиса уже слышала этот звук раньше, когда пыталась нагнать забывчивого клиента. Подняв в небо глаза, девушка в ужасе выдохнула. Огромная черная птица приближалась к ним с бешенной скоростью. Надо было уходить! Немедленно!
  
   Черная AUDI неслась по улицам ночного города, бросаясь от обочины к обочине, пролетая на красные сигналы светофоров. Где-то далеко позади виднелись тревожные маяки машин ГБДД, но Лена была лишь рада им. Слезы давно высохли, а ужас, что совсем недавно поглощал ее, сковывая сам разум, теперь стал ее единственным стержнем. Сердце билось ровнее. Но это не было спокойствием. Нет. Это был страх. Страх, который Лене пришлось испытать лишь раз в жизни. Много лет назад. Когда ее, еще совсем маленькой девочкой, выкрал какой-то психопат и запер на чердаке своего дома. Тогда ее нашли родители. Сейчас бы кто помог.... Вцепившись в руль как в оружие и щит, девушка уверенно направляла машину в центральную часть города. Туда, где все еще горели яркие огни, и большими толпами гулял народ. Отдыхающие в ужасе бросались в стороны. Снеся ограждение, AUDI на полной скорости ворвалась в городской парк, навстречу огромным крылатым ящерам, возникшим словно из неоткуда. Лена истошно завизжала. На заднем сиденье Тимур инстинктивно накрыл собой Саню, сжавшегося в комочек, будто маленький ребенок. Мир вокруг вспыхнул мириадами искр...
  
   Мощный удар развернул audi, пуская ее юзом. Они сбили еще кого-то. Сработали подушки безопасности, расквасив нос Ярославу. Машина с разворота врезалась во что-то и остановилась. От удара Алису бросило с заднего сиденья на бортовую панель.
   Не сразу нашупав ручку, Тимур открыл дверь и вывалился из машины. Голова шумела. Ухватившись за порог, он поднялся с земли и заглянул в салон. Сани там не было. Вовка лежал по сиденьем. Тимур попытался его вытащить, но вместо этого упал рядом. Он слышал, как рядом мычал от боли Ясь, но подняться второй раз уже не смог.
   Россыпь битого стекла сверкала на солнце подобно бриллиантам. Алиса облизала внезапно пересохшие губы и запрокинула голову в попытке осмотреться. Обзор загораживала растянувшаяся на капоте огромная туша льва... Льва? Она не удивилась, скорее констатировала факт. Подумаешь лев... вон их сколько гуляет по Екату... Тем же пустым взглядом девушка скользнула по салону, задержавшись на сестре, и вновь провалилась в пустоту...
  
   За окном заливисто пели лесные птицы. Кто-то распахнул окно, впуская в комнату свежий ветер, и коснулся ее плеча, призывая очнуться. Алиса нехотя открыла глаза и, ахнув, подскочила на кровати. Над ее сестрой склонилось семиглавое чудовище, одна из голов которого сейчас была обращена к ней.
   Крепкие руки обняли ее и зажали рот, не давая крику вырваться наружу.
   - Тихо, тихо. Это Семаргл. Он поставил вас на ноги. Видишь, он помогает твоей сестре. Я сейчас отпущу, но ты не кричи. Договорились?
   Дождавшись утвердительного мычания, Ярослав отпустил девушку.
   - В смысле Семаргл? - судорожно сглотнув, переспросила девушка, не в силах оторвать глаз от существа.
   - В прямом, - Ярослав снял Алису с кровати. - Пошли. Лена пусть поспит, а мы пойдем к ребятам.
  
   Оказалось, что парни пришли в себя первыми. Их комната была намного просторнее, и находилась несколькими этажами выше. Володя стоял у открытого окна, блуждая взглядом по представшей перед ним панораме фантастического города. Тимур же, напротив, смотреть отказывался, бесконечно меряя комнату метровыми шагами. При виде девушки, оба юноши обернулись. Владимир сделал шаг навстречу, но остановился в нерешительности.
   - Как Лена? - Тима перевел взгляд с Алисы на Яся.
   - Спит.
   Сзади вновь разъехались в сторону двери и в проеме возникла знакомая фигура.
   - Саня! - Тимур порывисто и крепко обнял брата. - Живой! Ты где был?
   Аяс смотрел на ребят и не верил своим глазам. Они пришли! Все пятеро! Спустя год! Радость, захлестнувшая бывшего суворовца, не имела границ. Он смотрел на них и не мог насмотреться. Тимур всё что-то спрашивал... пострадал или нет... как сейчас себя чувствует... когда успел переодеться... и вообще он будто выше и крепче... или ему кажется... Но Аяс не отвечал. Он просто слушал родную речь и рассеянная улыбка озаряла его лицо.
   - Сань.. Саня! - поняв, что его не слушают, Тимур встряхнул брата за плечо. - Ты свой телефон проверял? Вовкин - в хлам. Мой не ловит. Я хотел отцу позвонить...
   Улыбка медленно сползла с лица суворовца.
   - Здесь нет связи. До отца не дозвониться...
   - Здесь?.. Это где "здесь"?
   Какие знакомые вопросы. Только теперь у него есть на них ответы.
   - Мы на Ирии. Точнее на Новом Ирии.
   - Это что за город такой?
   - А это не город...это планета.
   В комнате повисла звенящая тишина. Которая вдруг взорвалась оглушительным смехом, смолкнувший, когда в комнату вошел еще один посетитель. Мужчина был статен, молод и стар одновременно, с глазами темно-зеленого хмельного оттенка. На мгновенье Алисе показалось, что в его волосах сверкают искры.
   - А вы умеете эффектно появляться, - гость широко улыбнулся, жестом пригласил ребят прогуляться. - Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, как говорит наш дорогой Кочевник.
   Аяс натянуто улыбнулся, но согласился.
   - Кстати, вряд ли Чакоса простит вам своего любимца. - Алиса интуитивно поняла, что незнакомец говорит про льва у них на капоте. - Да и Ладу разрушенная венчальная беседка не порадовала. Но тем не менее, появились вы весьма кстати. Я - Хорс, а он, - незнакомец указал на красивого молодого мужчину с розовыми волосами, одетого явно для какого-то торжества. - Эдельвейрик. И если я правильно все понимаю, он ваш Владимир и Ярослав - родной дядька.
   Тот, кого звали Эдельвейриком внимательно посмотрел на ребят и взмахнул рукой. Последнее, что они услышали, было: "Успеют еще Ирий посмотреть, пусть на Березани пока побудут. Там безопаснее".
  
   Босые ноги осторожно касались старых деревянных ступеней и те приятно поскрипывали при каждом шаге. Пальцы скользили по гладким холодным перилам, чуть потрескавшимся от времени. Вслед за ее ладонью скользила его ладонь. Алиса видела ее краем глаза, но обернуться не решалась. Внизу за стенкой кто-то говорил на повышенных тонах. Девушка замерла, и Владимир непроизвольно наткнулся на нее, накрыв девичью ладонь своей.
   - Как такое вышло? Мы должны были оказаться на двадцать лет позже! Там война! Ты пропал! Дэлина погибла! Десницы Сварога больше не существует! Ты хоть представляешь, какой ад сейчас там творится? Все переферийные миру уничтожены. Каранту и Сенстэя пали! Сайрийцы уничтожают все на своем пути! Я специально пришел за отцом и тобой! - Ясь от беспомощности и ярости перешел на крик. - Ты все испортил!
   Схватив стакан с водой, Аяс выплеснул её в лицо Ярослава.
   - Приди в себя! Я тебя знать - не знаю! И мне абсолютно наплевать на твою истерику! Что будет - того еще не случилось! У нас как видишь, здесь тоже не Масленицу гуляют! Так что закрой рот! Я этих ребят год искал! Дай мне побыть с друзьями!
   Заметив Алису с Володей, оба разом умолкли.
   - Что притихли? - раздался сверху звонкий голос Тимура. - Выкладывай, Саня, что здесь происходит? Чуйкой чую - ты знаешь больше меня!
   Аяс кивнул головой и жестом пригласил всех выйти на воздух.
  
   Его рассказ больше походил на странную, даже страшную сказку, которую ребята слушали с раскрытым ртом. Оказалось, что Саша хоть и пропал с Земли в одно время с ними, прибыл в этот мир более чем год назад. Он их искал, и сам не разобрался сразу, где оказался. Если Березань хоть отдаленно напоминает Землю, то Ки'ко даже рядом не стояла. Разные народы, разные планеты, полеты на космическом корабле, разумные ящеры - дроптэны, сайрийцы, роси, ки'коны. Похищения, сражения...первое перемещение в пространстве по требованию Лиалина... Перун... Индра..
   - Так это и в правду был Хорс? - приняв новую реальность, ахнула Алиса.
   - Это и правду был Хорс, - чуть заметно улыбнулся Ярослав. - А Лену и вправду лечил Семаргл.
   Лена вдруг в недоумении уставилась на Ярослава.
   - Почему тебя никто не знает? Кроме Романа Михайловича...
   - Даро меня тоже не знает, - перебил ее Ясь. - Просто он соображает на лету.
   - Как он? - Аяс замер в тревожном ожидании ответа, но Ясь лишь пожал плечами.
   - Думаю, он отбился. Как я поняла, ему не впервой, - поспешила успокоить паренька Лена. - Тем более он вооружен.
   - Даро? - переспросил Тимур, интуитивно понимая, что речь идет об их с Саней приемном отце.
   - Он из эскидов. Я познакомлю вас с ними. Обязательно. Знаете, как они называют наше измерение? Беловодье. Им в Беловодье можно было попасть только по Звездному мосту, а он разрушен...Это мне Лада рассказала недавно. А я Кочевник - Блуждающий между мирами... Мы, ребята, в мире тех, кого наши предки называли богами...
   Поднявшись на ноги, Ярослав окинул взглядом высокий отцовский терем, украшенный будто кружевом резной солнечной символикой. Покатая крыша, обшитая досками, упиралась в шесть деревянных колонн с обеих сторон терема. Колонны эти изрезанные той же солнечной символикой и окрашенные в золотые и багряные цвета, словно стражи, берегли жилище Хранителя. Меж колонн блестели стекла окон. Самую высокую башню терема венчали два вскинутых ввысь красных крыла. А вокруг лишь поляна, заросшая иван-чаем, в конце которой широко раскинуло свои ветви старое дерево, а дальше лишь лес...
   - Это их дом... наших родителей...В моем времени от него уже ничего не осталось. Березань разрушена от удара Хёлля.
   Владимир поднял на Ярослава потемневший взгляд.
   - Мой отец - хирург! Моя мать умерла, когда мне было четыре. При родах! Имей хоть малейшее уважение к памяти незнакомого тебе человека.
   Ярослав склонился над Владимиров, заслонив собой солнце и произнес громко, чеканя каждой слово:
   - Наш отец - Лиалин, Хранитель Дневного Света, Целитель из Десницы Сварога. Для тебя он хирург Леонид Николаевич Ушаков. Но это ничего не меняет. Наша мать - Лееса, Великая Тёмная, принявшая дар Воломира и Милины. Для тебя она Лидия Васильевна Ушакова. Но это ничего не меняет. Они бежали от Чакосы в день своей свадьбы в Беловодье. Их перенес Кочевник - Аяс. Ты его знаешь как Александра Северского. Но это не меняет сути событий! Наша мать не умерла. Она родила меня в нашем мире. На Ирии. Ее доставил сюда Кочевник, потому что сайрийцы охотились за ними. Отца и тебя он забрать не успел. Его убили! Род проложил Звездный мост, чтобы я сумел найти Лиалина и Кочевника и привести их обратно в наш мир. Мы проигрываем сражение. Эскиды, столько близкие Кочевнику и нашему отцу практически все убиты. Каранту пала. Сенстэя пала. Березань разрушена! Но первой была уничтожена Ки'ко! Вернуть Великого Целителя и Кочевника было нашим последним шансом на победу. А теперь все пошло прахом! И наша мать действительно умрет! Умрет сражаясь в бесполезной битве за умирающий мир! Потому что ты, мой старший брат - идиот и истеричка!
   - Не кричи на него! - неожиданно вступилась за опешившего Владимира Алиса.
   - Подождите! - Лена задумчиво вскинула руку, призывая всех к тишине. Коснулась своих губ, словно прислушивалась к собственным мыслям. - Если предположить, что все происходящее правда, а не розыгрыш или сон... То может, все и к лучшему...
   Ярослав в недоумении уставился на девушку.
   - А что? Ты сказал, что в твоем времени вы проигрываете сражение. Может быть все правильно? Есть ты, который знает будущее.. Есть Саня... т.е. Кочевник. И здесь еще ничего не началось... Давайте изменим будущее..
   - Будущее нельзя изменить! - Ярослав с раздражением ударил кулаком по колену.
   - Я тебя умоляю, - театрально закатила глаза Алиса. - Будущее - это огромное количество возможностей, определяемое нашим выбором и реализуемое нашими действиями. Что случится - того еще нет! Если предположить, как сказала Лена, что все происходящее - правда, то ты оказался в наилучшем из возможных мест и времен!
   Девушка поднялась с земли и направилась в дом. Однако на полпути остановилась и, обернувшись, добавила:
   - И извинись перед братом! Ты не прав!
  
  
  
  

* * *

      Остров с сумитэ затопило во время наводнения и, хотя теперь вода почти ушла, возвращаться оказалось некуда. То что, не смыло при наводнении, разрушило землетрясение. Остров раскололся на несколько частей, одни из которых возвышались над другими, обнажая скалистый остов. Поваленные в большом количестве деревья, теперь служили своеобразными мостами, соединяя собой рваные края обрывов. Местами лежали гладкие булыжники, некогда представлявшие собой мощеные дорожки. Грязь, обломки каменных плит и досок. Сумитэ разорвало на части, как и сам остров. Ничего кроме фундамента не осталось. В развалинах общежития гулял ветер. С тяжелым сердцем Шиэл смотрел на место, много лет бывшее ему домом. Райтор, ожидавший поодаль, негромко позвал его по имени. Пора было отправляться в новое пристанище.
  
       Крепость находилась воистину в благословенном месте. С востока ее укрывали высокие заснеженные пики Зеретарских гор, а с севера простилались единственные уцелевшие на всей планете ковры Ардарских лесов. Внизу, прямо перед входом в сторожевую башню, где теперь находились спальни уцелевших эскидов, дарионцев и аватов, а некогда базировались войска и прислуга, на ровной выложенной каменными булыжниками площади проходили тренировки. В каминном зале ровными рядами расставили столы, и уже слышался спокойный голос учителя. Младшие и средние курсы возобновили свои занятия. Обычный размеренный ритм повседневной жизни. Казалось, будто и не было ничего, не рвало материк на части, не уходили под воду города и целые острова. Ни паники, ни массовой истерии. Никто не покидал, бросая пожитки, планету. Не разлетались в разные стороны тысячи космических кораблей, увозящих на себе миллионы беженцев. Планета медленно приходила в себя после катастрофы, унесшей сотни тысяч жизней, будто не сгущалась на Ки'ко тьма Хёлля... Будто никто и знать не знал, что произошедшие разрушения только начало, а вовсе не конец... И от этого становилось жутко.
   Огромная обеденная зала поражала своей масштабностью и красотой старинного убранства. Владимир застыл, с восхищением осматриваясь и чувствуя себя ребенком, попавшим в сказку. И вроде бы уже перестать удивляться - столько всего он повидал за последние недели и где только не побывал, а мальчишка внутри него все никак не унимался...
      Кадеты(как мысленно объединили их земляне) все делали по команде. Вот и сейчас практически синхронно гремели ложками. Не смотря на не один проведенный среди них день, ребят это не переставало забавлять. Получив у автоматизированного повара полный обеденный набор, Тимур подтолкнул друга к свободному столу в дальнем конце залы.
      Еда оказалась вполне приличной. Гораздо лучше, чем вчера. Особенно, если учесть, что вчера их рацион состоял из сухих пайков, найденный на рухнувшем венвайдере.
   - Вовка, надо выбираться отсюда, - зашептал Тимур, параллельно с аппетитом уплетая мясо с незнакомыми овощами. - Побывали "в гостях у сказки" и баста! 
   Владимир задумчиво качнул головой, равнодушно ковыряясь в тарелке.
   - Почему? Саня утверждает, что это он перенес нас сюда. Смог перенести сюда - сможет и обратно...
   - Вот блин, - Вовка чуть отклонился в сторону, чтобы спрятаться за Тимуром.
   - Что?.. Что такое? - не понял Тима, и машинально обернулся к входу. - Ааа.. Наши гусары...
   Райтор и Шиэл окинули обедающих ищущими взглядами и, заметив ребят, уверенно направились к ним.
   - Свободно? - и не дожидаясь ответа, уселись рядом.
   Демонстративно отодвинув от себя тарелку, Владимир поднялся со скамьи, но взгляд Райтора остановил его.
   - Останься.
   Дождавшись, когда землянин уступит его просьбе, эскид продолжил:
   - Послушай, Владимир, - было видно с каким усилием Райтору давалось это имя. - Ты среди нас всего несколько дней. Тебе все в новинку...Ты просто не знаешь, кем был для нас твой...Лиалин.
   Райтор так и не смог выговорить слово "отец", сжав вилку с такой силой, что та погнулась.
   - Это сложно - видеть его лицо, слышать его голос, но осознавать, что ты - совершенно другой человек. Всего несколько дней назад я вел твою мать к венчальной беседке, где ожидая ее светился счастьем твой отец... Мы через такое с ними прошли...
     Землянин слушал молча, все время монолога Райтора смотрел куда-то в сторону.
   - Лин - удивительный человек. А Эшора... Нам просто сложно осознать, что ты всего лишь их сын.
   - Потрясающе. - Ушаков в упор посмотрел на эскида. - Не приходило в голову, что мне плевать на ваши осложнения? Я в друзья не напрашивался. У меня есть друг. Мне его хватает! Это вы все время ждете от меня какого-то чуда. Чуда не будет! Я вообще здесь оказался случайно, и искренне надеюсь свалить отсюда раньше, чем ваша планета рассыплется в прах! В отличие от вас, у меня есть на это шанс!
   Старательно не замечая, укоризненного взгляда Огарева, Владимир встал из-за стола и стремительно покинул залу.
   - Браво, гусары! Если это была попытка поговорить по душам, то она провалилась. С треском.
   И оставив эскидов, Тимур выбежал за другом.
    - Вот и поговорили...
   Райтор со стуком положил погнутую вилку, чем привлек к себе не нужное внимание. Шиэл невесело усмехнулся, понимая чувства друга как свои.
  
  
  
   Находить общий язык с лучшими друзьями родителей не получалось. Владимир безоговорочно признавал, что эскиды были ребятами умными, хорошим солдатами, умелыми пилотами и просто отличными парнями, но находиться с ними в одной комнате становилось все сложнее. Даже Шийя с его буйным нравом и избыточным чувством самолюбия не доставлял Ушакову столько неприятностей сколько эти спокойные, наблюдательные эскиды.
   Бросив на стул куртку, Володя включил триас. В голове царил хаос, замешанный на чувстве вины за допущенную грубость и злости на себя и эскидов с их невольными сравнениям с его отцом. Кто бы мог подумать, что у флегматичного рассудительного хирурга-прагматика было столь бурное прошлое. Как там Тимур сказал? В гостях у сказки? Точнее и не скажешь...
   За спиной шаркнули двери. Ожидая тираду за выходку в столовой, Владимир поспешно произнес:
   - Я и сам всё знаю!
   - Вот и отлично!
   Словно кто-то щелкнул выключателем. Свет погас. Крепкие руки не дали ему рухнуть на пол, вовремя подхватив. Через мгновение рассеялись и сиреневая дымка.
  
      Яркий утренний свет щедро лился через маленькие оконца, расположенные высоко под потолком. Комната, что им выделили на двоих с Вовкой, оказалась весьма небольшой. Две спальные полки, два шкафа и стол - всё, что смогло в нее поместиться. Впрочем, этого было вполне достаточно. Все равно у них кроме формы эскидов, что досталась им до потопа, ничего не осталось.
      Поправив так и нетронутую вовкину кровать, Тимур включил триас. Со светящегося экрана пожилой мужчина с печальным лицом сообщал последние данные статистов о потерях.
   В комнату заглянула Алиса:
   - Мальчики, вы на завтрак идете? - и, не увидев, Ушакова, уточнила: - А Володя на пробежке?
   Замечание о том, что Лисе лучше известно, где ее парень, так и застряли в горле. Это же очевидно! Алиса понятия не имеет, где Ушаков шлялся всю ночь!
   "Его забрали роси" - подсказал кто-то.
   - В смысле забрали? - девушка заглянула за шкаф, желая понять, кто с ней разговаривает.
   "На Ирий"
   "Настоящий Ирий"
   Огарев с интересом наблюдал, как Лис вертит головой по сторонам, словно ищет кого-то.
   - Дурацкая шутка! -возмутилась девушка. - Уровень детского сада!
   - Какая шутка? - опешил Тимур, поняв, что Лис сердится всерьез.
   - Эта шутка! - девушка уперла руки в бока и развернулась вокруг себя. - Где он спрятался?
   "Только время теряет"
   "Теряет-теряет"
   И до Алисы дошло. На негнущихся ногах, она подошла к распахнутому окну. Там, в густой сине-зеленой кроне прыгали с ветки на ветку птицы
   - Ты чего, Лис? - Тимур встал с ней рядом, желая разобраться в происходящем. - Володя не ночевал в комнате. Я вообще думал, что...
   - Он на Ирии, - едва слышно прошептала девушка. - Его забрали роси.
   Тимур недоверчиво усмехнулся:
   - Ты с чего взяла?
   - Они сказали.
   Палец указал на щебечущих за окном птиц.
   - Да ладно?
   Огарев в первое мгновение даже растерялся, не зная как реагировать на выходку Алисы.
   - Ну, знаешь, Лис! Это перебор! Я на завтра!
   Уже в дверях Алиса остановила:
   - Тимур, ты не понял! Владимира нет на Ки'ко! Его выкрали роси! ВЫКРАЛИ!
   - И кто тебе сказал об этом? Птицы?! А что еще они тебе сказали?
   - Что ты, Огарев, балбес! - вспыхнула девушка. - Ладно, без тебя разберусь!
  
  
      Дверь тихо закрылась, едва не прищемив Аясу руку.
      - Большая удача видеть тебя лично, Кочевник! Особенно, когда наши народы находятся на краю войны.
      Аяс обернулся на звук приятного глубокого голоса и обмер. Напротив широкого окна в черной мантии возвышался богатырского телосложения воин с изуродованным лицом, а позади него стояли те самые твари, что ворвались в его дом на Земле! В горле пересохло. Суворовец попятился назад, пока не уперся спиной в дверь, а перед глазами как сейчас встали картины прошлого. Полные ужаса и непонимания глаза девушек, визг колес, скрежет срываемого с машины металла.
      - Кто вы? - слова, наконец, выдавились из горла.
      - Варкула. Я правитель Сайрийи, - с благодушным видом представился незнакомец.
      Аяс неопределенно качнул головой. Правитель Сайрийи... Сайрийский саркофаг... сайрийцы... Именно о них говорил Лиалин...
      - Так это по твоей указке на меня напали в лесу на Истире?! А затем запихнули в гроб живьем?! - первый страх прошел, заменившись злостью.
      Картина событий подобно пазлу стремительно складывалась в единое целое. Лес, драка, эскиды, саркофаг, нападение низъельцев на острове...
      - Это ты! - неожиданно громко даже для себя воскликнул Аяс, осененный догадкой. - Это ты организовал похищение Эшоры и Шиэла! А когда я сбежал, низъельцы специально сказали, что их увезли на Каранту! Это было не раскаяние! Ты знал, что мы придем на помощь!
      - Я рассчитывал на это, - спокойно подтвердил Варкула. Не было смысла отрицать очевидное.
      - На Каранту ребята погибли... Ради чего?
     - Ты не о том думаешь! - сайрийец навис над юношей, подобно черной скале, но и пальцем не тронул суворовца, словно дыхнуть на него боялся. - Да! Это все спланировал я! К сожалению не все удалось! Если бы тебя тогда не выкрали из капсулы...
      - А я так очень рад! - с вызовом бросил Аяс.
      Варкула раздраженно отмахнулся от этих по-детски мальчишеских эмоций:
      - Ты просто всего не знаешь! В тот момент - это был единственный способ спасти тебе жизнь! СПАСТИ! ТЕБЕ! ЖИЗНЬ! Думаешь, только я за тобой охотился?! Удивительное везение в том для тебя, что тот, кто по преданиям станет твоим главным врагом, стал твоим другом! Он подарил тебе оберег, скрывший тебя от всех. И росей и меня! - Варкула с восхищением коснулся серебряной пластины на груди Аяса. - Иначе наш разговор не состоялся бы! Ибо в отличие от меня, росям ты нужен МЕРТВЫМ!! У тебя есть великое предназначение. Большее, чем это можно было бы представить. Особый дар! Именно из-за него тебе и грозит опасность! Ты наверняка замечал, что когда не успеваешь куда-либо, то внезапно там оказываешься? Можешь не отвечать. Замечал. У моего народа существует предсказание, что однажды наш мир уйдет в Навь. Навеки. Миллиарды жизней оборвутся в один миг. Дети, женщины... Никого не пощадят. Тысячи миров прекратят свое существование...
      - Ммм.. Апокалипсис, - подытожил Аяс. - Сочувствую.
      Сбитый с мысли иронией юноши, Варкула слегка замешкался, но немедленно собрался.
      - Но существует и иного пророчество. В мир явится Кочевник. Он отправит Хранителя Седьмой Башни в иной мир. Получается, что только в его силах предотвратить грозящие нашей вселенной разрушения. Только в твоих силах это, Аяс, ибо ты и есть Кочевник.
      А вот это уже слишком! Сначала миры Гаррисона, а теперь еще и народные сказки? Битвы добра и зла? Но чутье подсказывало, что перечить время не самое подходящее. Сейчас он был один. И не просто против троих (это как раз его пугало мало), но силы свои он научился рассчитывать трезво и возможности студнетелых тоже прекрасно помнил.
      - Ну, и кто этот вселенский злодей? - навалившись на стену, Аяс скрестил руки на груди. Монстры позади правителя Сайрийи перестали его напрягать, да и сам правитель казался ему слегка нелепым в своем чопорном трагизме.
      Однако Варкула не спешил с ответом, пытаясь понять настрой того, от которого зависели сейчас судьбы тысячи тысяч...
      - Это Хранитель Дневного Света, Воин Десницы Сварога, Хранитель Седьмой Башни - Лиалин.
      Пропустив мимо ушей длинный бесполезный для него титул, Аяс с изумлением услышал имя светлого рося.
      - Лин? Это бред!
      - Позволь тебе показать...
      Варкула надвигался на него подобно темному облаку. Нет! Он и был этим облаком. Темный дым проникал в глаза, уши, рот. Аяс жадно хватал исчезающий воздух. И вдруг ничего. Тишина. А под ногами плывут облака. Белоснежные. А если взглянуть еще ниже: луга и леса, и реки. Слышны переливы лесных птиц. И люди... Внезапно все почернело. Накалилась сама земля. До красна. До черна. От зарева горящих лесов небо окрасилось в огненные цвета...Шипя, испарялись озера... Горел сам воздух... Крики, что слышались вначале, стихли. Все, кроме одного. Женского. Полного горечи и боли.
      - И этот мир лишь один из многих, что погибнут в тот день, - тихо нашептывал дым, увлекая за собой.
      Это была уже другая планета. Её Аяс узнал. Сенстея. Планета-близнец Ки'ко... Не было пожаров... Только тьма. Тьма, оставляющая за собой лишь пустоту и смерть. Аясу не хватало воздуха. Он хотел закрыть глаза, но неведомая сила заставляла его продолжать смотреть. А в ушах все еще звучал женский крик. Такой знакомый...
      - Я не хочу больше, - едва слышно прошептал он.
      - Но ты еще не видел, как погибнет Ки'ко!
      - Я не хочу больше! - закричал Аяс, когда перед глазами открылись багрянолистные просторы лесов Ки'ко. - Я видел достаточно! Как я смогу остановить его?
      И все стихло. Туман рассеялся, и они вновь оказались на Ки'ко, в старом замке.
      - Мир-между-мирами. Место нигде и никогда. Только ты сумеешь увести его так далеко, чтобы ему не хватило сил вернуться. Сделай это, и ты спасешь не только бесчисленное количество жизней, но и свою любимую. Да. Кита погибнет вместе со всеми. Никто не спасется в тот страшный час. Никто кроме тебя. Ведь ты - Кочевник. Но сможешь ли ты жить, зная, что мог их спасти и не сделал этого?
      Аяс молчал.
      - Видишь? Я не злодей! Перун и Индра воюют со мной, не видя истинного врага. Переходи на мою сторону, Кочевник. И вместе мы сумеем отвести предначертанное.
   - Переходи на сторону зла... У нас есть печеньки, - задумчиво пробормотал себе под нос Аяс.
   - Что? - растерялся Варкула.
   - Что такое мир-между-мирами? - уже громче произнес суворовец.
   - Наша вселенная сложна и многослойна... Но об этом потом. Я все объясню тебе в свое время. Я расскажу и покажу все, на что ты способен. Если ты позволишь, я стану твоим учителем.
   Аяс устало качнул головой. От пережитого ужаса еще тряслись руки. Что-то в истории Варкулы не сходилось. Лиалин не может все это сделать. Его просто физически нет во вселенной росей. Тогда что он видел?
   - Я сам себе Оби ван!
   Ничего не произошло. Кочевник просто исчез, предоставив сайрийцев самим себе.
  
  
   Звезды странно пульсировали перед глазами. То расширяясь до неимоверных размеров, то ужимаясь до размеров макового зерна. Вселенную качало... Владимир распахнул глаза. Серый сводчатый потолок... и никаких звезд... только головная боль.
   Ушаков резко сел, лишь усугубив ситуацию с головой. Где он? Комната просторная, на распахнутом полукруглом окне нет решеток. Значит, это не тюрьма. И руки свободны...
   Ноги коснулись холодного каменного пола. Приятно... Что где-то загремело. Володя опустил глаза вниз. На правой щиколотке красовался массивный стальной браслет. От него к стене вела длинная цепь... Значит, все-таки тюрьма...
   Ушаков ухватился за цепь покрепче и со всех силы дернул. Ни-че-го...
   За спиной заскрипела старыми петлями тяжелая дверь. Владимир в тревоге обернулся. Гость оказался высоким и статным. В русых курчавых волосах словно сияющий золотые нити вплетены, от чего сам он будто светился. Красная рубаха с золотой вышивкой почти до колен, подвязанная зелено-золотым поясом, к плечам крупными пряжками крепился темно-синий с золотом плащ. Спокойное одухотворенное лицо... Такой не мог быть злодеем...
   - Кто ты? - вопрос сам собой сорвался с губ.
   - Меня зовут Дашуба, - Повелитель коснулся лба юноши, и головная боль мгновенно отступила. - Кстати, ты вполне мог бы это сделать сам. Дар врачевания тебе достался от отца.
   - Где я? - Володя демонстративно побренчал  цепью. - И зачем это?
   - В самом деле! - невесть откуда взявшийся богатырь играючи вырвал цепь из стены вместе с булыжником. Не удовлетворившись результатом, он сжал кандалы, пока те не хрустнули и не упали на пол. После чего он протянул Ушакову для приветствия руку, и чуть сжал, рывком поставил парня на ноги. - Я - Лед. Ты - на Ирии. Как гость.
   При слове "гость", Дашуба поджал губы и отвернулся. Крепко взяв Владимира за плечи, Лед развернул его к окну, внимательно рассматривая.
   - До чего похож! Прям диву даюсь! Столько повидал, а к выходкам Лина никак не привыкну. Каждый раз выкидывает что-нибудь эдакое...
   - Где он? - в залу буквально влетел еще один "златокудрый бог", осыпав всех собравшихся искрами. И увидев Ушакова, остановился как вкопанный, внимательно вглядываясь в такие знакомые и одновременно чужие черты.
   - Это - Хорс, - Лед отпустил, наконец, Владимира, давая возможность искроволосому рассмотреть землянина как следует. - Хорс, это не Лиалин...
   - Я вижу, - поправив сбившуюся от бега бело-золотую рубаху и перевязал красный пояс. - Хотя голова тоже светлая...
   - Главное, чтобы она оказалась светлой не только снаружи...
   Замечание Дашубы не осталось не замеченным, судя по тому, какими взглядами перебросились Повелители.
   - Зачем я здесь? Разумеется, кроме того, чтобы вы убедились, что я не мой отец!
  
  
   В Грозовых Владеньях Перуна занимался рассвет. Стоя на открытой террасе, Кайсар в мрачном настроении смотрел на алые всполохи на горизонте.
   - Он абсолютно! АБСОЛЮТНО! Не годится для этого! - Хорс ударил кулаком по резному идолу-колонне, осыпав пол искрами.
   - Он - Целитель, - устало возразил Перун. - А это сейчас для нас главное.
   - Нет, Кайсар! Мы не звери, чтобы главным считать выживание! С такими решениями мы потеряем свое лицо! Мальчишка даже в подметки не годится Лиалину!
   - Он - Целитель!
   - Он даже не венсэд! - Хорс терял терпение. - Я просмотрел его светоч в мире-между-мирами. Если его поставить в Башню Зори, парнишка не доживет до удара. Наша энергия сожжет его прежде!
   - Друг мой! - голос Дашубы звучал примиряюще и умиротворяюще. - Лиалина нет с нами, но то, что его сын с нами - большая удача. Ты не хуже моего знаешь - против Хёлля у нас нет другой силы, кроме Десницы Сварога. Если Хёлль с Мировязом схлестнутся, погибнет не только Ирий или Беразань. Никого не останется... и ничего. Исчезнет наша вселенная! Тяжко мне при мысли об этой жертве, но что значит одна жизнь против миллионов других?
   - Как у тебя все просто, Дашуба! Хоть бы раз ты подумал не о всех сразу, а о ком -то одном! Обо мне! О Лине! Об этом мальчишке! Ты только представь, каково будет ему умирать в нашем огне...
   - Это моё бремя, друг! Ты можешь думать о хранителе и его сыне! Я себе такую роскошь позволить не могу! У меня таких как они тысячи тысяч! И у всех есть любимые, друзья! И все они хотят жить! И они ВСЕ мои дети! Как ты этого до сих пор не понял! Да! Он слабее Лиалина, но достаточно сильный для Десницы. Ты можешь сказать ему, что он обречен, и даже попробовать помочь с побегом, а можешь его обучить и тем самым дать ему возможность выжить при ударе! Выбор за тобой, но мальчишка в любом случае займет место Зори!
   Разговор был окончен. Утренний ветер развевал плащи Повелителей. В небе полыхал рассвет, а в душе Хорса - обида, замешанная на горечи от осознания правоты Сияющего.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   15
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | | А.Минаева "Леди-Бунтарка, или Я решу сама!" (Любовное фэнтези) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | М.Анастасия "Хороший ректор - мертвый ректор" (Любовное фэнтези) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"