Павлова Елена Евгеньевна: другие произведения.

02. Золотой Лис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 8.51*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рука дэ Стэн исчезла в полном составе и бесследно... Или нет? P.S. Эта часть вычитывалась не с таким тщанием, как первая, так что за отлов блох буду благодарна. Полную версию книги выдаем индивидуально по запросу (в комментариях или по почте kornevillja@gmail.com).


Елена Павлова

Мать Перелеска.

Часть вторая.

Золотой лис.

   Обозначения мер и весов адаптированы под привычные для читателя. Сходство персонажей с вашими знакомыми говорит только о том, что мир очень тесен.
   Глава первая.
   Не было бы счастья...
  
   Сказка.
   - Ну что, будешь слушать? Тогда бери ложку и ешь кашу. Вот, слушай. Давным-давно, когда ещё о на-райе и слыхом никто не слыхал, и видом не видал, а были одни сплошные райнэ, жил да был один Владетель. А владел он землями богатыми, а на землях тех райнэ жили деревнями да сёлами, да Владетелю за то оброк платили, чтобы мог Владетель тот дружину держать и от прочих Владетелей земли свои оберегать. И случилась вдруг напасть великая: стал кто-то деревни да сёла жечь вдоль реки вдоль Смородины в обе стороны от Колинова моста...
   - Смородины? Я люблю смородину! Там ягодки росли вдоль речки, да? А калину я - не, не люблю! Она горькая. Её мама только когда с мёдом делает - тогда люблю! И дядя Гром любит, мама даже ругается: как придёт, так всё и выпьет! - Ника сделала такие изумлённые глаза - можно было подумать, что мама ни на кого никогда и не ругается, только на дядю Грома. - А мост калиновый - это совсем же хли-ипенький такой мостик получится - это же кустик, калина-то!
   - Да нет, деточка, не росли вдоль этой речки ягодки. Смородина - это от человеческих слов "мор", "смерть". Убитая это была речка, мёртвая. Сморили речку, вот и назвали - Смородина.
   - Ба-абушка, а речка... разве может умереть? - карие глаза в обрамлении густых чёрных ресниц стали совсем круглыми, белые волосы на голове нерешительно приподнялись.
   - Конечно может, деточка. Речка ведь живая! В ней травки всякие растут - водоросли, рыбки плавают, жучки водяные...
   - И лягушки! - расплылась Ника в улыбке, два верхних резца лопатой - уже не молочные - делали её похожей на курносого веснушчатого кролика. - Лягу-ушки! Ква! Ква! Ква! - заскакала девочка на стуле.
   - И лягушки. Ты кушай! А то мама заругается. Так вот. Плохая это была речка. Бросали туда люди всякую гадость - она и умерла. А мост так назвали, потому что ни одна тварь через него перейти не могла - околевала. Ни зверь лесной, ни скотина домашняя, ни человек, если без маски защитной. Слишком ядовитые испарения от Смородины шли, все задыхались, даже до середины моста Колинового не дойдя. А уж из чего он сделан был, что мог в такой реке стоять, никто и не упомнит. И не из дерева, и не из железа - это всё в реке Смородине на глазах разваливалось, да прочь утекало. Потом, много позже, после войны уже, когда на-райе появились, много сил на эту реку было потрачено, чтобы её оживить. Она и сейчас есть. Если будешь себя хорошо вести - я тебя туда свожу порталом. Только зовётся она теперь иначе. Вайркан - быстробегущий глубокий поток. Кушай. Так вот. О чём я?.. А! Стали, значит, деревни да сёла гореть. И вот диво: не подойти было добрым райнэ к пепелищам. Вроде и нет ничего - а не пускает...
   - А я знаю! А я знаю! - заскакал ребёнок. - Это же Дети Жнеца же пришли и барьер поставили!
   - Нет, деточка, не было тогда ещё Детей Жнеца, они потом появились. Тогда же, когда и на-райе. Ты так не скачи - всю кашу на себя опрокинешь! Так вот. И послал Владетель троих сыновей своих со дружиною, чтобы захватили они супостата и привезли на суд и расправу. Долго ли, коротко ли, доехали они до Колинова моста, да и встали лагерем. В первую ночь пошёл дозором первый сын. Бойцов взял десяток...
   - Он - как дядя Дэрри?
   - Ну, наверно, да, похоже... Так вот. Взял он десяток бойцов, подошли они к мосту, постояли - и плохо им стало, так от Смородины пахло ужасно. Зачерпнули они воды Смородинской, отошли подальше, полили дрова, да запалили костёр...
   - Ба-абушка! Так не бывает! Вода же гасит же наоборот! Вода же не горит же!
   - Из Смородины - горела. Там уже не вода была, а неизвестно что, но горело отлично. Так всю ночь у костра они и просидели, за всё время только один райн через мост и перешёл, сначала к ним, а ближе к утру обратно. Они его и проверять не стали - не может же один человек целую деревню спалить! Лишний раз-то к реке подходить не хотелось им - уж больно там было смрадно. А наутро увидали они из-за леса столб дыма - ещё одна деревня сгорела. Стыдно им стало, что райна того не проверили, и сговорились они наврать братьям - среднему да младшему. Не было, мол, никого. Ни туда, ни оттуда. Во-от. Так и сказали - ни муха не пролётывала, ни комар не пропискивал. Да и откуда бы там комарам с мухами взяться - всё подохло давно. Такая же история в следующую ночь с дозором среднего брата случилась. Никого, кроме райна одинокого, не видали они, да и про того сотоварищам не сказали.
   - Фу, какие гадкие они! Мама никому врать не разрешает! Фу! - Ника наморщила нос и энергично помотала головой.
   - Твоя мама абсолютно права - врать очень плохо. Ты кушай. Так вот. Младший брат заподозрил неладное. Как же так - никого нет, а деревни горят...
   - Он - как мама! - обрадовалась Ника. - Как мама, да? Она тоже всегда знает!
   - Ну, не совсем. Он же точно не знал, только заподозрил. Но в дозор снарядил бойцов своих по-другому. Маски выдал им специальные, чтобы ядовитым туманом не дышать и кашлем не заходиться, да лекарством напоил, чтобы в сон не клонило. И встали они в дозор у самого моста. И прошёл по мосту райн - ни низок, ни высок, ни узок, ни широк, одет не для брани, да в шляпе с полями, а из-под неё только и видно, что длинный нос да прядь светлых волос. И подступил к нему брат младший с вопросами - кто он есть таков, да зачем на их сторону ходит. А тот и говорит:
   - Сам-то кто? Представиться не желаешь? Это вы тут две ночи костры жгли? Сколько вас? В противогазах всё время ходите, или снимали? Говори быстренько, у меня времени мало!
   Младший брат от неожиданности на все его вопросы и ответил. Райн подбородок поскрёб и говорит:
   - Беда. Ладно, найду место. Собирай своих, на обратном пути с собой возьму. Ждите здесь. Да не вздумай гонцов отцу отправлять - и его угробишь.
   Ничего не понял младший брат, давай спрашивать - куда заберёт, да зачем, да почему гонцов не надо. А райн и говорит:
   - Как тебя? Иван? Вот дурак ты, Иван, и есть. И прочие не лучше! Мор по вашей стране идёт, понимаешь, дурилка картонная? Вот и жгу я деревни выморочные, надеюсь заразу остановить, чтобы хоть ко мне за реку не перекинулась. Да вот, то ли всё время опаздываю, то ли это само собой начинается - да и не удивительно, если так! Ты ж посмотри, как вы всё уделали! Вокруг каждой деревни сплошная свалка, а не лес! От леса три тощих хворостины осталось, да и те сохнут. Реку в помойку превратили! О чём думали-то? Вот зараза и идёт! Ты вокруг-то посмотри, посмотри! Да сравни, как там, а как тут! - огляделся Иван, и правда: на той стороне реки пущи да кущи, чем дальше, тем гуще. А на его-то, на Ивановой, где стоял бор - там мусор да сор, вместо леса теснины - овраг да три сушины. Он раньше и внимания-то на это не обращал, уж больно привычное было зрелище. Пригорюнился Иван, а райн дальше речь ведёт. - А раз вы тут уже три дня тусуетесь, значит, уже все инфицированы. Собирай людей, возьму с собой, лечить вас буду, дураков, иначе все передохнете дня через три-четыре. Домой к отцу вас через недельку отправлю дорогой нездешней, прямохожей. А как придёшь - мой наказ передашь: кончайте пакостить, пока все не передохли! Я ведь вглубь страны вашей не пойду, мне свои земли беречь надобно, не буду я за вами ваши помойки разгребать! И через мост этот никто на мою сторону не пройдёт, не надейтесь! Мне только ваших придурков перевоспитывать до кучи и не хватало!
   - Жнец Великий, да кто же ты? - возопил брат младший.
   - Владетель я сопредельный. А имён у меня много! - засмеялся райн. - Людей собери, скоро буду, - и ушёл вдоль берега. И маски у него защитной не было, и отравы он явно не боялся.
   - А я знаю... - прошептала Ника, с отсутствующим видом возя ложкой по пустой тарелке. - Это дракон был, да? Последний...
   - Может, и дракон, - вздохнула бабушка Рэлиа. - Ты доела? В садик пойдём? Или на взморье?
   - Купаться! - радостно вскочила Ника. - Купаться, купаться! Я сейчас, бабушка! Только коврик принесу! - ребёнок, топая крепенькими, совсем не эльфийскими ножками, убежал за купальным снаряжением, Рэлиа смотрела ей вслед со сложным чувством. Она тогда так хотела вторым ребёнком девочку! А пришлось родить мальчика. И зачем только Перворождённые заставили её изменить пол плода в утробе? Напридумывали ерунды разной! Да и мальчик уже вырос и женился, скоро собственные дети появятся. Будут у бабушки Рэлиа свои внуки. Ника-то ей, если разобраться, никакая и не родня, хоть и называет её бабушкой. Сестра невестки по Утверждению, даже не по крови, и вообще полукровка. И отец у неё... ох, нет, лучше о нём вообще не вспоминать. Век бы не видала, да не получается. Тесен Мир, ой, как тесен! А дочка у него замечательная получилась! Чужой ребёнок, да, но с первого же взгляда припала Рэлиа душой к беловолосой непоседе и только одного теперь боялась - поссориться с её матерью. Вдруг запретит брать девочку? Риан, правда, уверен, что она не из таких и никогда не станет переносить какие-то свои разборки на детей - но кто её знает? Люди так непостоянны и изменчивы...
  
   Найсвилл, корчма "Золотой лис".
   Мелиссентия дэ Мирион, 28 лет.
   - Райя Мелисса! Можно, я домой-то уже пойду? Там два стола-то всего и занятые. Пьяницы там эти сидят-то, как всегда! Всё равно кроме пива-то ничего заказывать-то и не будут!
   Мелисса поправила, пытаясь скрыть улыбку:
   - Рола! Я тебе уже сколько раз говорила: не пьяницы, а благословенные райнэ! - хоть сто раз Роле объясняй, что все клиенты "благословенные райнэ" по определению, для неё они пьяницы - и точка. И ведь в большинстве случаев права!
   - Да-а! - кругленькая коренастая Рола энергично запихивала чистый противень в стойку. - Уж староста-то особенно! Уж так-то наблагословенится каждый раз - не знает, как и до дому-то донести! Благословенность-то свою неподъёмную! - Лиса не удержалась и всё-таки хихикнула. Что правда - то правда. Райн староста всегда сидел до закрытия и иногда оказывался... малоподвижен. После одного случая, когда он вынужденно остался ночевать в пустой корчме под столом, Лиса договорилась с ним, что приходить он будет исключительно с компанией, способной транспортировать его до дому в случае его безусловно и несомненно непредвиденной, случайной и досадной недееспособности.
   - Да ладно тебе! У нас на утро чистая посуда есть?
   - Да есть посуда-то! И на обед-то ещё хватит!
   - Ну и беги тогда. Как выйдешь, табличку на двери переверни на "Закрыто", ладно? - Рола была сокровищем, Лиса это прекрасно понимала. Поняла ещё в первый день, когда впервые вошла в "Золотой лис" и стояла посреди зала, пытаясь понять, что теперь делать, и как её вообще угораздило в это вляпаться. А всё Птичка! "Какой сад, какой сад!" Сад - это, конечно, хорошо, а вот с этим как теперь разбираться? Уже своё! Снаружи двухэтажный дом выглядел гораздо лучше, чем изнутри. Стенам первого этажа из замшелых камней вообще ничего не сделалось, второй этаж, бревенчатый, внушал некоторые сомнения, но тоже вроде рушиться не собирался. Но кто же знал, что в крыше такая дыра? Снаружи было не видно! Зато видно внутри: потолок и пол просели, стена, отделяющая кухню от зала, держится, похоже, на печке и дымоходе... На второй этаж и подниматься страшно - рухнет всё это счастье, и будет у Лисы большой и некрасивый надгробный памятник. А вот пахнет здесь почему-то не так уж и плохо: мокрым деревом и яблоками. Странно. Судя по виду, должно бы вонять пылью и плесенью. М-да... Теперь понятно, почему всё это продали буквально за три клочка, да ещё и со вздохом облегчения. Птичке-то что - она сразу в сад улетела, бегает, чирикает... За спиной скрипнула дверь. О, местные интересуются...
   - Здравствуйте, райя! Ох, ра-айя! О-ой! - Лиса обернулась. У вошедшей всё было кругленьким - круглые румяные щёчки, круглые от испуга глаза и рот на букву "О". Схватившись ручками за щёчки, женщина сокрушённо оглядывала мерзость запустения. Лиса нервно хихикнула.
   - Добрый день, благословенная! Приятный интерьерчик, не находите? Вы не знаете, здесь бригаду ремонтников можно нанять? Какая-нибудь контора есть?
   - Ма-амочка! - влетела Птичка из сада через боковой вход, хлопнула дверь, с потолка посыпался мусор, что-то угрожающе заскрипело. Птичка присела испуганно, потом заметила незнакомку, степенно приложила руку к левому плечу, склонила голову: - Райя!
   - Ой, да вы с ребёнком-то ещё! О-ой! Как же вы будете-то? Здесь же нельзя жить-то, вон, сыплется-то всё! - запричитала незнакомка, сжав ручки перед грудью. Потом очень решительно заявила: - Вы вот что, райя. Вы пойдёмте-ка ко мне, вот что. Пока ремонт-то не сделают, у меня и поживёте. Нельзя здесь с ребёнком-то! А ну, как свалится что! Меня-то Ролой зовут, я вот через улицу здесь живу-то, рядом совсем. И про ремонт вам с Миразкой моим поговорить-то всё одно надобно. Он с мужиками-то на том на берегу строит что-то, всей бригадой на обед и придут, тут-то с ними и договоритесь! А ваш-то где? Мужикам-то промеж собой лучше договариваться! - Лиса, ошеломлённая таким напором, сглотнула комок в горле и непослушным губами твёрдо, будто убеждая саму себя, выговорила официально зафиксированную в документах версию:
   - Пропал без вести.
   - Мамочка! - Птичка уже подлетела, обхватила, тревожно заглядывая в лицо. Лиса криво ей улыбнулась, непроизвольно включая Видение. Пух, мягкие пёрышки, птенчик мой. Не буду я плакать, не бойся...
   - Ох, райя! - Рола опять схватилась за щёчки. - И с ребёнком-то! И без мужа-то! Пойдёмте-ка, у меня комната-то есть свободная, там и поживёте! И пироги-то у меня спеклись только что, девочка-то поест хоть! Тут же и кухня-то вся разорена, вам и не сготовить-то ничего! Пойдёмте, райя, пойдёмте! - и Лиса сдалась. Два месяца прожили они с Птичкой у Ролы в маленькой комнатке на втором этаже. У Ролы и Мираза были две дочки, Эльмиразина и Миразора, Птичка сдружилась с обеими, и они целыми днями пропадали на речке или в саду "Золотого лиса", большом и очень запущенном, благо погода, не смотря на осень, держалась почти по-летнему тёплая. Рола оказалась старше Лисы всего на семь лет, но при этом как будто взяла над Лисой и Птичкой шефство. А Лиса и не возражала, прекрасно понимая, что, со всем своим университетским образованием, в бытовых вопросах представляет собой толстый круглый ноль. Два месяца Рола Лису и Птичку всячески опекала, иногда даже ругала - заботливо, прямо, как мама. А когда корчма наконец открылась, так же естественно пришла в ней работать поваром. Она тугим говорливым шариком каталась по кухне, успевая сделать - ну, почти всё, заодно и Лису учила готовить. И всё не натужно, без надрыва и охов, как само собой разумеющееся. Лиса на неё молиться готова была, прекрасно понимая, насколько хуже было бы и ей, и Птичке, не встреть они Ролу. Повезло, что ж тут скажешь! А в Видении Рола поставила Лису в тупик. Никогда и нигде не попадалось Лисе описание таких ощущений: сначала навалилась огромная, невыносимая тяжесть и сопутствующее ей смутное впечатление чего-то очень большого, чуть ли не бесконечного и, похоже, каменного - и вдруг всё исчезло, и не повторилось больше ни разу. Осталось только тепло, как от луча солнца - и больше никаких ощущений, ни визуальных, ни обонятельных. Это была загадка, объяснение которой Лиса пыталась найти уже восемь лет. И кое-какие намётки появились...
   Рола сняла фартук, пригладила волосы перед зеркальцем, подхватила сумку с ужином для семьи.
   - Пойду я, райя, поздно уже. А то давайте я пьяниц-то этих выгоню? Что они тут...
   - Да ну, брось. Матч закончится, сами уйдут, - по видеошару шёл решающий матч в пинках по мячу, пинкболу, и райнэ громко "болели" под пиво. Даже странно, что их всего четверо. С другой стороны, и слава Жнецу! В паре ресторанов ближе к центру городка сегодня точно мордобой будет, и окна побьют, а мебели наломаю-ют - ух! А эти только вопят, вот и ладно.
   В зале грохнула дверь.
   - Рука Короны, Дело Жнеца! - донёсся до кухни громовой рык. - Где хозяин? Что "Ме-ме"? Кто "Ме-ме"? Я "Ме-ме"?!!! Ах, ты "Ме-ме"? Оно и видно! Говорили ж тебе, благословенный: "Не пей, козлёночком станешь"! Вот оно себя и оказывает, да! Кончай трястись, где хозяин, говори по-человечески, а там хоть рога с копытами отращивай - мне-то оно...
   - Однако! Что за ерунда? - Лиса насторожилась, потянула из кармана передника пару плотных печаток. - Рола, посиди-ка пока здесь! Не вылезай, ладно? Мало ли что...
   - Ох, райя!.. - схватилась Рола за щёки.
   - Это Рука, Рола, просто надо выяснить, чего хотят. Но ты лучше посиди, кто его знает... - Лиса вышла в зал.
   Непонятно как, но он умудрился грозно нависнуть над двумя столиками сразу. И то, что из одежды на нём были только сапоги и чёрные трусы, почему-то мокрые, весьма рельефно облепившие задницу, менее грозным его не делало, скорее наоборот. Уж слишком его было много. Благословенные райнэ, невнятно мыча, тыкали пальцами ему за спину, а между тем пытались отодвинуться от представителя закона подальше и казаться при этом поменьше. Что-то в этом было настолько знакомое... Но как это может быть? Лиса застыла, перчатки выпали из рук, мир качнулся под ногами.
   - Гром... - сказала Лиса и сама себя не услышала - горло перехватило. Этого не может быть... Но... Она сглотнула комок в горле, глубоко вдохнула и попробовала ещё раз: - Гро-ом? - со всей силы, с отчаянной надеждой, голос всё равно сорвался, но если это не он - и наплевать...
   Он резко обернулся. Невысокая, не особо стройная женщина, синее платье с глухим высоким воротом, туго повязанный по самые брови синий платок. Смотрел хмуро, не узнавая. Зато узнала она, сомнений не осталось.
   - Гром, - всхлипнула она, расплываясь в улыбке. - Да мать Перелеска! - она сорвала платок, хлопнула об пол. Волосы волной упали на плечи - справа рыжие, слева седые. - Громила, ты живой? Это правда ты? - руки жили собственной жизнью, комкая и пытаясь разорвать задранный к груди передник.
   - Лиса?.. - неуверенно пригляделся он. - Лиса-а? - с осознанием невозможности происходящего. - Лисища!!! - заорал он и ломанулся через зал. Оказавшийся на пути стол был небрежно откинут в сторону взмахом руки, где и закончил своё существование, слёту врезавшись в стену. Ну, хоть не в окно, и на том спасибо. Хороший был стол. Дубовый. На восемь персон.
   - Громила!!! - захохотала Лиса. А он уже схватил её за плечи и поворачивал, разглядывая с разных сторон, ощупывал, вертел, как куклу. - Ай! Перестань! Ты ещё вверх ногами переверни! Сдурел, что ли? Я это, я!
   - Лисища... - растерянно гудел Гром. - Живая... Вот это да-а, это супри-из! А... Дон?..
  
  Полную версию книги выдаем индивидуально по запросу (в комментариях или по почте kornevillja@gmail.com).

Оценка: 8.51*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Жена для Верховного мага"(Любовное фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) М.Боталова "Этот демон будет моим!"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"