Докукина Анастасия Васильевна: другие произведения.

Вкус музыки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта повесть рассказывает о совпадениях в жизни солиста известной группы и девушки, которая занимается дизайном и изготовлением кованых изделий. Судьба сталкивает этих двоих в разных местах и постепенно меняет обоих. История о дружбе, поиске себя и места в мире и о любви к человеку, миру, музыке. Возможно, я напишу и вторую часть, но не факт.

  Вкус музыки
  Максим
  
  Я медленно брел вперед, сверху лилась вода. Холодная. У всех вокруг были зонты: черные, цветные, складные, трости. Но не у меня.
  На душе было паршиво, потому что мокнуть и мерзнуть не по мне. Они-то под зонтами, а я нет. Снова. Но должен признать, со стороны все выглядит эстетично и драматично. Я не любитель драм и наигранной показухи, но в данном случае это уместно.
  Оживленная улица, где все - лишь размытые фигуры под разноцветными зонтами. Из общей массы выделяется только он - высокий подтянутый парень без зонтика. По его длинным черным волосам стекает вода. Среди толпы европейцев он резко выделяется своими темно-карими, почти черными, раскосыми глазами, очень блестящими и совершенно безумными глазами. Он идет вперед, не замечая никого, но вдруг начинает лихорадочно озираться, цепляясь взглядом за прохожих. Потом юноша замирает на месте, хватается за голову и оседает на колени.
  - Я видел их всех! Не осталось ни одного незнакомца. Как же избавиться от этого мира?! - бессильно восклицает он, сжимая пальцы в кулаки и снова разжимая. Он делает это с такой силой, что белеют костяшки, но сразу видно, что ни снять груз с души, ни сосредоточиться, это не помогает.
  - Стоп, снято! Отличная работа. Максим, я скоро и сам заплачу от твоего отчаяния, - улыбаясь, говорит режиссер.
  - Я и сам расплачусь. Спору нет, сценарий отличный, да и драки мне нравятся, но у героя ужасная жизнь. Проживать ее - добровольно убивать нервные клетки, - я принял полотенце, которое принес один из помощников, с благодарностью глядя на парня.
  Вода сегодня казалась особенно холодной. Хорошо хоть эту сцену отсняли всего с третьего дубля, и не придется снова сушиться и мокнуть. Мне сейчас нельзя болеть. Сегодня вечером самолет до Москвы, а там три дня на репетиции с ребятами и концерт, а потом снова съемки. Эти съемки так сильно отличаются от предыдущих... Конечно, тогда мне тоже приходилось работать до изнеможения и моральное напряжение было, но сейчас все уже граничит с полным превращением в персонажа. А это будет страшно и станет началом безумия. Нужно найти якорь в реальности, чтобы не сорваться.
  
  Закончив на студии, сразу же поехал в аэропорт. Радует, что в первом классе можно удобно устроиться и немного отоспаться. Я замотался за этот месяц. Дольше трех часов подряд не спал. А тут больше десяти часов в самолете, и все это время полностью мое.
  Я удобно развалился в кресле, даже не откидывая спинки. Надо дождаться взлета, тогда можно будет совсем расслабиться. Хотелось верить, что место рядом со мной так и останется пустым. Но нет, соседка все-таки объявилась и тут же умудрилась уронить на меня свою сумочку, споткнувшись на ровном месте.
  - Excuse me, - с очень сильным русским акцентом сказала девушка, усаживаясь в кресло.
  - Все в порядке, - улыбка вышла легко, хотя в душе шевельнулось раздражение.
  Но за годы музыкальной карьеры я понял, что улыбка делает жизнь куда проще, чем сверкающие злобой или негодованием глаза. Да и потом, она случайно сумку уронила и не узнала меня, а значит, все чудесно. Сейчас она займет свое место, а я буду спать!
  - А вы по-русски говорите? - удивилась девчонка.
  Я тут же понял, что зря ответил именно на этом языке.
  Выглядела она лет на восемнадцать: с рыжевато-русыми волосами, заплетенными в две косички, веселыми зелеными глазами и забавными веснушками, разбросанными по щекам и носу. Ничего особенного, но внешность хорошая. За такую в толпе не зацепишься взглядом, но видеть рядом всегда приятно.
  - А еще по-английски, корейски и немного по-японски, - хмыкнул я, потом закрыл глаза, надеясь, что девушка все-таки поймет, что не надо меня беспокоить.
  - Круто! Я даже английский осилить не могу, хотя по работе нужен. А можно на "ты"? Вряд ли у нас большая разница в возрасте, - разбила мои мечты об отдыхе соседка.
  - Можно, но лучше никак. Я ужасно хочу спать и надеялся, что самолеты придумали именно для отдыха, - объяснил, накрываясь пледом.
  - Ну вот! А я летать очень боюсь, надеялась, что ты сможешь отвлечь меня беседой, - поджала губы девушка.
  - Хорошо, пока не наберем высоту, поболтаем, а как трясти перестанет, я лягу спать, - я и сам не знал, с чего вдруг потянуло на джентльменство.
  Может, это из-за того, что соседка выглядела совсем еще девочкой, а может, из-за того, что уже привык оберегать младшую сестренку Стива. Хотя Келли пальчик в рот не клади, сразу под венец потащит, так что защищать ее лучше с расстояния.
  - Здорово. Меня зовут Маргарита, можно просто Марго. А ты? - она повернулась ко мне, забравшись в кресло с ногами, не отстегивая при этом ремень безопасности.
  - Максим, можно просто Макс. Ты в Америку на экскурсию ездила?
  - Неа. Папа подарил мне эту поездку на день рождения. Я всегда мечтала попасть на ювелирную выставку в Лос-Анджелесе, и вот теперь мне это удалось. Удивительно, но отец даже на первый класс раскошелился. А ты здесь живешь или отдыхать приезжал? - я с трудом успевал следить за движениями соседки - она ни доли секунды не оставалась неподвижной, вертясь и жестикулируя.
  - Я здесь работаю. Вот выдалась возможность вернуться в Москву с другой работой, но потом снова придется уезжать.
  Распространяться о работе я, естественно, не стал. Чем меньше людей узнает, тем лучше. В принципе, это даже немного странно, что меня до сих пор узнала только одна девица в аэропорту, но, к счастью, шум поднимать не стала, ограничившись автографом и совместной фоткой на мобильный.
  Я люблю Россию во многом за это. Нашу группу, там, конечно, знают, но без грима не узнают. А вот фанатки в Америке, Корее и Японии - проходу не дают. Еще один минус жизни солиста суперпопулярной группы. Жить без личного пространства я не могу, а вырваться из плотного кольца фанатов, папарацци и еще кучи людей постоянно находящихся рядом, порой просто невозможно.
  Когда самолет тронулся с места, Марго вся сжалась и вцепилась в подлокотники.
  - Не волнуйся, это хорошая авиакомпания, у них редко бывают проблемы. Долетим в лучшем виде, - я не смог сдержать усмешки.
  Никогда не мог понять, почему все так боятся летать... Мне это нравилось, и о страхе речи не было. За свою не особо долгую, но насыщенную жизнь, я чего только не делал. С парашютом прыгал, на аэроплане летал, на водных лыжах катался, дайвингом увлекался. Разве что в пещеры не спускался, зато всяких заброшек по всему миру облазил ни один десяток, даже чуть не погиб, когда пол под ногами провалился. Не раз лежал в больницах со сломанными ногами и ребрами. Но это было чистым везением - пальцы на руках пока были целы, так что игре на гитаре ничто не угрожало. Да и вообще, зачем сковывать себя страхом, если можно этого не делать? Но, может быть, мне легко рассуждать, потому что нет ничего такого, что я боюсь потерять, если умру. Мне легко рисковать, потому что живу настоящим.
  - Смотри мне, если не долечу - буду доставать тебя привидением и не отпускать в загробное царство, - девушка через силу улыбнулась.
  - А я не верю в жизнь после смерти, так что не страшно, - рассмеялся я.
  Этот разговор начинал мне нравиться, даже усталость немного отступила. Марго была интересной девушкой. В ней чувствовались сила и задор. Девчонка - находка для энергетического вампира. Ее же в качестве батарейки использовать можно. Конечно, я в таких делах не спец, но почему-то кажется, что щиты она вряд ли ставит и расходует свою энергию, не беспокоясь о духовном истощении.
  - Ужас, даже поугрожать тебе нечем! Ты совсем не боишься летать?
  - Совсем. Мне нравятся облака, нравятся ночные города с высоты, люблю смотреть на океан или острова. Все, что проносится под крыльями самолетов - вызывает восхищение. И даже эту возможность не долететь я люблю, она заставляет ценить момент. И неужели ты так боишься смерти, что не можешь спокойно летать?
  - Не думаю, что это из-за того, что я боюсь умереть. Просто сама мысль о том, что я в металлической хреновине на высоте одиннадцать тысяч метров вгоняет меня в панику. Понимаю, что все это иррационально, но справиться с собой не могу.
  - У всех свои фобии. Я вот боюсь стиральных машинок и турникетов в метро, - пожал плечами я, а потом отвлекся на экран с планом полета и полезной информацией. - Скоро окончательно наберем высоту, перестанет трясти и закладывать уши. А потом, если повезет, все пройдет гладко, и будем в Москве. Там сейчас уже холодно, наверное.
  - Родители говорят, что даже снег шел, хотя еще только сентябрь, но листья еще зеленые кое-где. Странная погода. Ты давно не был в России?
  - Уже три месяца. Мама, наверное, соскучилась. Надо успеть ее навестить за эти дни, а то потом еще неизвестно сколько придется в Америке пробыть. А потом Англия... и в Корее ждут. Ужасный график, молодость прожигать некогда.
  Сразу после сообщения о том, что можно отстегнуть ремни безопасности, я откинул спинку кресла и сильнее закутался в плед. Было прохладно.
  - И кем же ты работаешь? - поинтересовалась Марго.
  - Неважно. Ужасно неблагодарное, но прибыльное дело. А теперь я спать, а ты заканчивай бояться. Начнет трясти - разбуди, поработаю моральной поддержкой.
  
  Маргарита
  
  То, что ответа парень не ждет, я поняла сразу. Он задышал ровнее и расслабился. Наконец-то его можно рассмотреть повнимательнее, не опасаясь, что меня неправильно поймут. Почему-то Максим показался знакомым. Может, дело в том, что я пересмотрела столько корейских и японских дорам, что теперь все азиаты выглядят знакомыми, а может, действительно где-то видела. Хотя где мы могли встретиться? Я почти не выхожу из дома, а он, кажется, только и делает, что куда-то ездит и летает. Интересно, что у этого Максима за работа?
  Он и правда казался очень усталым: под глазами синяки, лицо немного отекшее, вены на руках вздутые, как будто тяжести с места на место двигал. Но при всем при этом, было заметно, что за собой он следит внимательно: кожа ровная без изъянов, волосы блестящие, расчесанные, но челка упорно падает на глаза. Чуть дальше уголка правого глаза я заметила маленькую родинку, она ему очень шла и делала еще более загадочным.
  Присмотревшись, я поняла, что Максим - явно не мой идеал мужчины, но, тем не менее, было в нем что-то очень привлекательное. Он не из того типа азиатов, по которому сложно понять - парень перед тобой или девчонка. Да, Макс был худощавым, высоким, с утонченными чертами лица, но в нем ощущалось мужское начало. Я была уверена, что под просторной толстовкой и свободными джинсами скрываются мышцы, а не одни только кости. И его голос... Совершенно завораживающий, глубокий, с едва уловимой хрипотцой. Мне никогда не приходилось заниматься сексом по телефону, но для мужика с таким голосом можно было бы сделать исключение. Если Орфей был хоть вполовину столь же хорош, я бы ему не только Эвридику отдала, но и половину подземного царства.
  Интересно, кто этот парень такой? Имя у него европейское, черты лица явно азиатские, судя по тому, что корейский знает лучше японского - с корейскими корнями, работает в Америке и Англии. И что за работа такая? Одним словом - загадочный сосед. Жаль, что такой усталый, разговорить бы его... Но у меня на это ни наглости, ни коммуникативных навыков не хватит. Это еще хорошо, что сумочку так удачно уронила, а то бы и заговорить не решилась.
  Разгадать личность спящего красавца не представлялось возможным из-за недостатка информации, поэтому я решила забить на бессмысленные попытки. В конце концов, можно посмотреть в иллюминатор, понаблюдать за стюардессами, почитать журнал или пересмотреть фотографии, которые я сделала на выставке. За десять часов полета, если забыть, что я в консервной банке барахтаюсь в облаках, можно и несколько набросков сделать. Признаться, вдохновение для работы уже давно закончилось, а вот теперь не терпелось вернуться в мастерскую и взяться за эскизы, а потом и за инструменты. А ведь еще есть несколько заказов, которые стоит выполнить в ближайшее время. Американская выставка вернула меня в мир ковки и металла. И даже дала надежду на возвращение к мечте.
  И я совсем забыла, что всего через четыре дня мне придется идти с подругой на концерт каких-то айдолов, о которых я и слыхом не слыхивала. А эта вредина скинула мне песни всех групп, кроме нужной, сказала, что пусть лучше будет сюрприз. А я эту тонну ванильной детсадовской ерунды даже не включала, вот сейчас и займусь, может, вдохновлюсь этим, хотя маловероятно, конечно...
  
  Максим
  
  Впервые за долгое время я выспался. Глянул на часы и понял, что прошло всего пять часов со взлета. Потом перевел взгляд на соседку, она слушала музыку, покачивая головой в такт мелодии. Но почувствовав мой взгляд, девушка вытащила один наушник.
  - Уже проснулся? - удивилась она. - А выглядел мертвецки усталым. До посадки еще далеко.
  - Отвык спать больше трех часов подряд, вот и встал.
  - Что же у тебя за работа такая?! - распахнула глаза Маргарита. - Ужас какой-то! Нет, я, конечно, могу пару суток не спать, если увлечена чем-то, но чтобы постоянно так жить... Увольте!
  - У меня тоже не всегда такой график. Просто так совпало. Много всего одновременно. А что ты слушаешь?
  - Да вот, подружка меня на концерт тащит, скинула кучу всего разных айдолов, но почему-то не тех, на которых идем. А я этих Romantic Death только у нее на плакатах и видела, но не слышала никогда, слишком уж название ванильное. Ты, кстати, на их солиста чем-то похож, хотя, наверное, если на любого человека столько грима наложить - перепутаешь.
  Ее последняя фраза заставила меня подавиться готовыми сорваться словами, о том, что не стоит судить все группы по названиям.
  Я не был похож на солиста этой группы, я им и являлся! Но меньше всего мне хотелось, чтобы Марго об этом узнала прямо сейчас. Наверное, впервые я порадовался, что на сцене похож на вампира, одержимого любовью к макияжу, да еще и солнечные очки частенько надеваю. Узнать без грима может только преданная фанатка, которая отыскивает в интернете все фотографии, а не только сценические.
  - Нормальная группа, но название действительно глупое. Послушай на досуге, - все же выдавил я, когда пауза затянулась.
  - Ты о них слышал? Прикольно. Может, и на концерт пойдешь?
  Сдержать истерический смешок было сложно, но я справился! Картина разборок с продюсером и парнями из группы, если я не явлюсь на собственный концерт отчетливо встала перед глазами. Мало того, что подведу этим кучу народу, так еще и огромную неустойку заплачу потом. К тому же, хоть я и не питал слабости к публичным выступлениям, энергетика зала иногда вдохновляла и меня, так что с концертами пришлось смириться, с образом вампира - тоже.
  - Пойду, но пообщаться там не получится. Я буду с друзьями, а они очень сильно не любят, когда кто-то новый появляется рядом с ними на концертах. Но, если ты не против, я бы поболтал с тобой позже. Любопытно, что ты скажешь, - тут же представил выражения лиц парней, если я приведу Марго на сцену. Этот полет уже начинает меня забавлять.
  - А что я могу сказать? Очередные смазливые мальчики, которые продают свою внешность за славу. Они быстро исчезнут, - скучающе отозвалась Марго, накручивая на палец кончик косы.
  - Не думаешь, что не стоит так говорить о людях, которых ты видела только на плакатах, с чьим творчеством пока не знакома? Может, они выступают из-за любви к музыке и желания поделиться ею с другими?
  Не то, что бы я разозлился или расстроился из-за ее оценки, но стало немного грустно.
  Ненавижу стереотипы!
  - Не думаю, что такое еще существует в наше время. Сейчас все думают только о деньгах и удовлетворении собственных амбиций, - ровным тоном сообщила девушка.
  - Ты тоже так живешь? - а вот это уже бесит.
  Зачем всех грести под одну гребенку?
  - Не, я странная. Если у меня есть возможность жить в своем мирке, все чудесно. Пока мне с этим не мешают, я никого не трогаю.
  - Может, и они так же? Не хотят ничего, кроме как писать и исполнять музыку, но выступления на публику и подписанный контракт расширяют возможности для творчества.
  - Никогда не думала об этом так. Мне всегда казалось, что люди идут в шоу бизнес, чтобы набить карманы и прославиться. Но, возможно, ты прав. Если я изменю мнение после концерта, скажу тебе спасибо. В последнее время я слушаю только саундтреки, они такие атмосферные и искренние.
  - Это потому что ты не видишь исполнителей. Ты слушаешь только музыку и не задумываешься о том, сколько стоят спецэффекты для концертов и костюмы. К тому же саундтреки изначально ассоциируются с какой-то эмоцией или действием из-за того, что происходит на экране под эту музыку, вот и получается атмосферно. Простая манипуляция, но обычно качественная и действенная. Сейчас все чаще музыка к фильму, лучше самого фильма.
  - Не могу с тобой поспорить. Сегодня невозможно представить стоящий фильм без музыки. Она задает настроение, настраивает на нужные эмоции, иногда получше игры актеров объясняет происходящее на экране. Универсальный язык, который почему-то понимают все. Наверное, все-таки существуют струны души, на которых можно играть.
  - Наш разговор превращается в поэзию, - улыбнулся я, наблюдая, как взбалмошная девчонка буквально за секунду превратилась в задумчивую женщину.
  - Предпочитаю прозу, так что надо заканчивать с этим. Откровенные разговоры с незнакомцами о чем-то столь личном, как музыка, мне не свойственны. Да и вообще, мне еще столько всего надо послушать.
  Возражать я не стал. Конечно, Марго показалась мне любопытной, но не настолько, чтобы приставать с разговорами. К тому же, никогда не знаешь, чем обернется парочка малозначительных, на первый взгляд, фраз. Потом она узнает меня на концерте и решит как-нибудь использовать полученную информацию. Сольет в прессу что-нибудь, что я сболтну, расслабившись...
  Куда лучше подумать о новой песне, которую предстоит сыграть на концерте. Мы вместе с парнями ее еще ни разу не играли. Все свои партии уже выучили, даже скинули мне записи, но на то, чтобы сыграться - всего три дня. Нам бы и меньшего хватило, все-таки не первый год вместе, но все равно волнительно. Так что я достал партитуру и начал еще раз все проверять, вдруг замечу, что какая-нибудь нотка не на своем месте стоит. Эх, мне бы сюда гитару сейчас, но с этим придется до дома подождать.
  
  Маргарита
  
  Оставшиеся до посадки часы я слушала музыку и поглядывала в иллюминатор. Конечно, я бы с радостью еще поболтала с соседом, но он инициативы не проявлял, а мне было ужасно стыдно за свой словесный выпад. Просто он так легко все расставил по полочкам, что мне стало неуютно. Этот парень заставил почувствовать себя провинившейся школьницей.
  И вот теперь мне хотелось с ним заговорить, а он себе чертил что-то в тетрадке с таким увлеченным видом, что становилось еще обиднее. Конечно, я уже давно смирилась с тем, что мужики не обращают на меня внимания, но это в теории. На практике трудно втолковать двадцатисемилетней женщине, что ее воспринимают как ребенка или пацанку. Так что временами на меня еще находит печаль, по поводу своей непопулярности. У меня последний парень был еще на первом курсе универа. И тот слинял, как только отношения стали серьезными. Не знаю уж, чего он ожидал, но когда три недели подряд я его не пускала в постель - сбежал. Нет, а что, я виновата, что у меня тогда на ногах такие синяки были, что даже мне страшно становилось, не то, что ухажеру! Хорошо хоть благодаря этому трусу нетерпеливому старой девой мне уже не быть. Все-таки мы успели переспать до того, как я в очередной раз во что-то врезалась или капитально, да ссадин и синяков, свалилась.
  А сейчас глупо было ожидать интереса от совершенно незнакомого мужчины. Но мне-то показалось, что между нами промелькнуло что-то взаимное... Печально, что только показалось, Максим необычный. Жаль только, со стороны я выгляжу лет на восемнадцать. Даже если бы он обратил на меня внимание, еще долго бы думал, совершеннолетняя или нет, во всяком случае, в алкогольных магазинах всегда сомневаются. Да и вообще, с чего бы такому занятому привлекательному молодому человеку заглядываться на несуразное нечто с косичками? И я тоже хороша... Он же не в моем вкусе, с чего вдруг эти мысли? Он же мажор и плейбой! Выглядит, как герой дорамы! С той лишь разницей, что такие на Золушек заглядываются только на экране.
  Углубившись в самобичевание и нытье, я не заметила, как Максим убрал в рюкзак блокнот и достал плеер. Было ужасно любопытно, какую музыку он слушает, но вмешательство в личное пространство - верх бестактности. Лицо парня было серьезным и задумчивым, казалось, что его мысли сейчас очень далеко. Я заерзала на сидении. Смотреть на него и не знать, что происходит в голове соседа, оказалось трудным. Признаться, меня редко волнуют другие люди - железки - другое дело, но Макс... Не знаю уж чем, но он вызвал жгучий интерес. Наверное, мне просто стало скучно и одиноко в последнее время. Отец постоянно работал, мама уехала пожить к сестре, а я застряла в ленивой меланхолии по поводу провала мечты всей жизни. И вот теперь, глядя на этого юношу, из которого била энергия даже при крайней степени усталости, я начинала задумываться о том, что надо что-то менять в своей жизни. Информации из книг и интернета перестало хватать для полноценной жизни. Мне ужасно захотелось начать получать собственный жизненный опыт, снова дать волю эмоциям и чувствам. Равнодушие куда безопаснее и проще, но почему-то в последнее время такое существование стало утомлять. Как когда-то в ранней молодости я возжелала приключений.
  А во всем виноват этот похожий на сказочного принца парень! Если бы я сейчас не увидела столь вдохновляющую личность, преспокойно вернулась бы к своей жизни в мастерской. А теперь хочется и самой попасть в сказку или киношку. Давно во мне не просыпались эти детские желания. Я смирилась с тем, что жизнь в реальности сильно отличается от того, о чем говорится в книгах, о чем показывается в фильмах, но иногда все же хочется трепыхаться и сопротивляться скучной будничности.
  За тяжелыми мыслями, я пропустила момент, когда мы начали снижаться. Удивительно! Раньше такого никогда не случалось. Очнулась, только когда стюардесса попросила пристегнуть ремень безопасности и привести спинку кресла в вертикальное состояние.
  Максиму тоже пришлось оторваться от своего занятия. Выражение лица у него было все такое же отрешенное, но спокойное. На меня он не смотрел, вместо этого повернулся к иллюминатору. И действительно, внизу вместе с облаками уже стали видны очертания городских окраин. Они все еще были расплывчатыми и перемежались с проплывающими облаками.
  При посадке самолет трясло не сильно, но мне все равно было страшно. Когда рука Максима накрыла мою, я вздрогнула. Он не смотрел в мою сторону, но я четко ощутила, что это жест поддержки. Рука была холодной, с длинными красивыми пальцами. Пальцами музыканта или врача... Удивительно, но у этого ухоженного человека все пальцы и ладони были в мозолях. Приятный сюрприз.
  Как только шасси коснулись посадочной полосы, я почти сразу успокоилась. Знаю, что мы еще не в безопасности, но психологически стало проще. Я поймала на себе взгляд соседа. Он улыбнулся, а потом убрал руку и начал собираться.
  Максим
  
  Жаль, что я не успел дослушать книгу... Хотя, я ведь и так знаю ее почти наизусть, так что вернусь к этому когда-нибудь потом. Сейчас надо срочно выбираться из салона самолета и искать такси, которое уже, должно быть, ждет меня. Хорошо, что за багажом стоять не придется. Сочувствую тем, кто вынужден таскать с собой сумки и чемоданы.
  Поднявшись с кресла, я закинул рюкзак на плечо и направился к выходу, но потом обернулся и склонил голову, прощаясь с Марго.
  - Было приятно познакомиться.
  - Мне тоже, - пробормотала девушка, но ее голос был еле различим за всеобщим гамом.
  Несмотря на то, что в первом классе было совсем немного пассажиров, отчетливо слышались звуки из эконома. Кажется, дети и молодежь гудят, куда бы ты ни летел.
  Паспортный контроль я прошел первым, в очередной раз порадовавшись тому, что могу уместить все необходимые вещи в небольшой рюкзак.
  На улице было промозгло, но хотя бы светло. Все-таки, здесь уже утро, причем даже не самое раннее. Такси ждало у выхода из аэропорта. Закинув вещи на заднее сиденье, я устроился впереди. Конечно, место смертника с незнакомым водителем лучше не занимать, но сидеть сзади я не люблю, предпочитая наблюдать за происходящим на дороге через лобовое стекло. Мне вообще нравится смотреть за бегущим мимо миром. По некоторым причинам мне трудновато этим заниматься большую часть времени, так что я всегда пользуюсь случаем.
  На улицах было мало машин, так что ехали мы быстро, снизив скорость только в одном месте. И то, это не была полноценная пробка, а всего лишь сброс скорости километров до тридцати в час. Длилось это затруднение совсем недолго. Так что до дома добрался меньше, чем за час. В квартире было тихо и темно. Включив свет в коридоре, я скинул кроссовки и куртку, влез в удобные тапки и подхватил рюкзак, чтобы разложить немногочисленные пожитки по местам.
  Потом выбрал нужный жесткий диск, где были сохранены все материалы со съемок и устроился в гостиной. Каждый раз, снимаясь в фильмах, я отсматривал весь материал, анализируя удачи и ошибки, причем не только свои. Делать это сейчас, только сойдя с самолета, наверное, глупо, но я хотел занять себя чем-то. Поразмыслив еще немного, решил все-таки сначала принять душ, а потом уже переходить к делам.
  Встав под теплые струи воды, смог, наконец, расслабиться и осознать, что в ближайшие несколько дней почти все время можно быть собой. За месяцы съемок я уже отвык от этого. Нервы всегда на пределе, чувства в смятении. Уж больно герой попался сложный - стать им оказалось почти непосильной задачей. Я не был профессиональным актером, поэтому не знал, можно ли как-нибудь экранироваться от сущности, которую играешь, чью жизнь проживаешь. Я такие щиты ставить не умел, поэтому в какой-то момент переставал понимать, где я, а где он, бессмертный, проживший много столетий, на чьи плечи лег ужасный груз прожитых лет и принятых решений.
  Вообще-то, кинематограф никогда не был моей стихией. Я не был и профессиональным зрителем тоже, да я даже нормальным любителем не был. На телевизор времени оставалось не так уж много, я предпочитал книги. Было несколько лент, которые я засмотрел до дырок... А вот что-то новое в список добавлял крайне редко. Смыслом жизни всегда была музыка. Но в этот раз брат меня бессовестным образом соблазнил возможностью написать саундтреки к фильму, если соглашусь сыграть главную роль. Не знаю, почему они с режиссером даже без кастинга увидели во мне главного героя, но в один голос твердили, что я рожден чуть ли не только для того, чтобы его сыграть. В любом случае, теперь уже поздно что-то менять. Я уже играю и уже почти согласен с тем, что справлюсь образом. Единственное, что меня пугает - возможность потонуть в мучительных переживаниях героя.
  Тряхнув головой, я выгнал все мечущиеся мысли из головы. Во все стороны брызнула вода, и я закашлялся, глотнув немного. Выключил кран и вылез. Четко осознал, что хочу кофе. Мечтал я о нем уже довольно давно, но все случай не подворачивался.
  Вот и теперь... Выйдя из ванной и пошарив по шкафчикам, понял, что кофе закончился. Переборов усталость и лень, высушил голову, снова оделся и вышел из квартиры.
  Магазин был в моем же доме, только вход находился со двора. Так что, быстро спустившись по лестнице, я обошел дом и очутился в небольшом супермаркете.
  Народу утром в будний день было мало. Так что искать кофе мне почти никто не мешал. И все было бы чудесно, если бы совсем рядом со мной какая-то девушка не зацепила пирамиду упаковок с газировкой, выставленных в проходе. Грохот поднялся страшный, а девушка испуганно попятилась и врезалась, разумеется, в меня. Кажется, сегодня мне не везет...
  - Простите, вы в порядке? - она растерянно обернулась и подняла взгляд на меня.
  Это была она! Соседка по самолету! Неужели она фанатка? Следила за мной?!
  -Ты?! - полуиспуганно, полувозмущенно воскликнула она.
  И ей уже было не страшно, что сейчас налетят работники магазина, и начнется скандал. Теперь в немилость попал я.
  - Это я должен удивляться! Сначала сумка, теперь ты сама! Ты что-то против меня замышляешь? - хмыкнул я. - И вообще, сматываемся отсюда, - я схватил ее за руку и рванул из магазина, не обращая внимания на крики людей в красной униформе.
  Остановился только завернув за угол. Судя по возмущенной реакции, девчонка не фанатка. Конечно, увидеть девушку из самолета странно, но в жизни случаются и куда более удивительные совпадения. Например, совершенно случайно выяснилось, что мой одноклассник работает в команде осветителей моей группы. И это не я его туда пристроил. Просто, Степа уехал в Америку и занялся этой работой!
  - Почему ты был в этом магазине?! - еще больше округлила глаза Марго.
  - Я живу в этом доме.
  - Да ладно?! Быть не может. Я тоже, - она поджала губы.
  - Что-то я тебя раньше не встречал, - насторожился я.
  - Сам же говорил, что в Москве почти не живешь, откуда тебе меня видеть? Обычно соседи меня только слышат - я громко работаю, - как-то горько усмехнулась Марго. Выражения ее лица я не понял.
  - У меня отличная звукоизоляция в квартире, я ничего не слышу, если окно не открою. Значит, ты моя соседка. Любопытно, - я разглядывал девушку, стараясь определить, чем мне грозит эта внезапная встреча с человеком, которого я не должен был снова встретить.
  - А ты все-таки очень похож на вампира, - также задумчиво изучая меня, хмыкнула Марго.
  Ход ее мыслей был еще менее понятен, чем выражения лица. Или она решила говорить все, что думает?
  - Мне все это говорят. Мысли индивидуальнее,- закатил глаза я. - И вообще, кофе хочу. Собирался купить в магазине, но теперь это затруднительно, может, сходим в кафе? Одному как-то скучно.
  Приглашение вырвалось так неожиданно, что, не будь у меня огромной практики сдерживания эмоций, я бы закрыл рот руками, стараясь поймать слова. Но теперь было уже поздно отступать, да и любопытство никуда не делось. К тому же, так редко выпадает шанс поговорить с кем-то, кто не знает о моей звездности... Стоит ли его упускать?
  - Ну не знаю, может, ты за мной следишь? Вечно вокруг вертишься... - подозрительно прищурилась девушка, снизу вверх глядя на меня.
  - Вообще-то, это ты всегда появляешься после меня, то есть, логичнее предположить, что это за мной следят, к тому же, есть все основания. Так ты идешь или я домой? - стоять на улице и дальше никакого желания не было. Не то, чтобы в России из-за любого угла мог высунуться папарацци, но рисковать все же не хотелось.
  А то еще чего доброго втяну и эту девчонку в скандал. А если вдруг выяснится, что она несовершеннолетняя, сплетню разнесут по всему миру, и ведь неважно, что я просто стою рядом с соседкой, которая меня сшибла... Такое уже было с младшей сестрой Стива - моего гитариста. Но там хоть частично оправданные сплетни. Келли вешалась на меня при любом удобном и не очень случае. Предостережения нашей, уже вполне опытной по части желтой прессы четверки, ее не остановили, как и полное отсутствие интереса с моей стороны. Мне нравилась Келли... как младшая сестренка, но она тогда этого не понимала. А громкий скандал вокруг персоны солиста чуть не разрушил нашу начинающую группу. Спасибо, брат подключил своих адвокатов, и, бог знает кого еще, и разрулил все. Хорошо хоть сейчас она уже удачно выскочила замуж и мне можно больше не опасаться заходить в гости к Стиву.
  - Пойдем, все равно единственное желание - лечь спать. Ох уж эта смена часовых поясов! - отозвалась Марго после недолгих раздумий.
  Всегда, когда надо было подумать за чашкой крепкого кофе, я заходил в это кафе. Небольшое и полубезлюдное. О нем знали только местные жители, потому что большой вывески у них не имелось, да и вход можно было отыскать, только точно зная, где он. И как они не прогорели?.. Очевидно, постоянные посетители не давали кануть в Лету любимому заведению. Кофе тут варили отменный, официантки были милыми и приветливыми, умудряясь при этом не надоедать своей старательностью. И именно сюда я привел Марго. В знакомых местах я чувствовал себя увереннее. Меньше соблазнов отвлекаться от беседы. Обычно, малознакомые люди обижаются, когда думают, что я не слушаю их, а считаю ворон. На самом же деле, мне постоянно надо оглядывать все вокруг. Пока досконально не изучу окружающее - не могу успокоиться. В этом кафе я знаю каждую царапинку, поэтому все внимание можно сосредоточить на девушке с веселыми косичками и искрящимися какими-то непонятными мне пока эмоциями глазами.
  - Доброе утро, мы займем мой обычный столик? - я поздоровался с официанткой, которая встретила нас на входе.
  Несмотря на то, что я часто и надолго уезжал из России, Ольга всегда меня вспоминала. Иногда мы даже болтали о разных мелочах. О погоде и о кофе в разных странах мира. Теперь же Ольга вручила нам меню.
  - Нет проблем, Макс. Утром клиентов не так уж много. Все-таки рабочий день уже начался, а до обеденного перерыва еще далеко, - она махнула рукой и молча удалилась, зная, что я позову, когда решим, что заказать.
  - Ты часто тут бываешь? - уточнила Марго, когда мы устроились за столиком у окна.
  - Захожу, когда приезжаю в Москву. Их баристо хорош, да и девчонки тут приятные работают. Можно посидеть в тишине и уюте. А ты бывала здесь раньше?
  - Честно говоря, я вообще редко бываю в таких местах. Обычно я сижу дома или хожу по разным местам, связанным с работой. А еду предпочитаю домашнюю, так что поводов пойти в кафе не особо-то много, если только кто-нибудь позовет. Но здесь я впервые. Симпатичное место. И, собственно говоря, зачем мы здесь? - девушка рассеянно переворачивала ламинированные страницы меню, не глядя на меня.
  - Ну как? Мне одному было скучно идти, а тут такая неожиданная встреча. Надо выпить кофейку за знакомство и поговорить. Не каждый день, все-таки твоя соседка по самолету оказывается еще и соседкой по дому. Мне бы хотелось узнать о тебе больше, - признался я.
  - Нет, давай, ты сначала расскажешь о своей работе. Мне любопытно, а ты специально темнишь, - Маргарита отхлебнула кофе из чашки и довольно зажмурилась.
  - Я музыкант, ничего особенного. Играю на гитаре, пою и пишу песни, - и ведь не соврал нигде.
  - То есть, в Америке ты записываешь музыку? Ты настолько популярен, что тебя пригласили за границу? - удивилась девушка.
  - Записываю я ее в Англии, в Америке обычно просто выступаю. Но сейчас я там был на съемках фильма. Это что-то типа подработки.
  - Еще и актер? Кажется, я пока не видела фильмов с твоим участием, - в голосе проскользнули скептические нотки, но я не обратил на них внимания.
  - Это потому что раньше я снимался только в одном сериале, а вот теперь корейско-русско-американский фильм о вампирах. Премьера где-то через полгода, сможешь посмотреть в кино, если захочешь.
  - Круто! Это значит, что я познакомилась с начинающей звездой. Стоп, погоди, а разве такой набор стран для съемок вообще возможен?
  - Тут долгая история. Это экранизация книги американской писательницы, поэтому большинство актеров из США, права на экранизацию у корейской кинокомпании, а какие-то местные гении компьютера и графики отвечают за спецэффекты. Все очень странно, но так решили еще до того, как набрали актеров. Вроде, неплохо выходит.
  Мне показалось, что она не верит ни единому моему слову. Разубеждать не стал, потому что до сих пор не решил, хочу ли, чтобы соседка знала о том, что я тот самый солист группы Romantic Death за которым бегает толпа фанаток по всему миру.
  - А что у тебя за шумная работа?
  - Я занимаюсь холодной ковкой и сваркой по металлу. Всякие витые решетки, скамейки и тому подобная ерунда. Это довольно громко. И сам процесс и сопровождающая его моя ругань. Соседи часто жалуются. К счастью, все кто знает, из какой именно квартиры доносится этот грохот, работают, так что днем в будни я никому не мешаю.
  - Какие мы творчески одаренные... Это довольно любопытно. Покажешь потом свои работы? Я несильно-то разбираюсь в ковке, но все равно с удовольствием посмотрю, - я слабо представлял себе, что может делать эта девчонка с косичками... Ведь кузнец или почти кузнец - работа, требующая и физической силы.
  - Тогда ты дашь послушать свою музыку. Я в музыкальных терминах тоже не сильна, но хорошую от плохой отличаю, - категоричным тоном заявила Марго.
  - Договорились! Я как-нибудь позову тебя на репетицию, может быть, даже сегодня. Следующие три дня я только и буду, что репетировать, а потом снова на съемки.
  - А репетируешь дома? Поэтому ты говорил, что звукоизоляция хорошая?
  - Если один, то всегда дома, а если играем всей группой, то у меня есть знакомый, у которого свой ночной клуб, так что собираемся там, ну или в студии, если все совсем официально. Вот сегодня в клубе будем. Я поговорю с парнями, если они не будут против, я приглашу тебя послушать.
  - Было бы здорово.
  - А вообще-то погоди, я сейчас наберу Димке. Единственный, кто может возмутиться постороннему на репетиции - это он. Вместе тогда поедем, а то, что ты будешь клуб искать, когда есть я, - вытащив из кармана мобильник, я выбрал нужный номер.
  Номер Димирия был на быстром наборе под номером два, единицу занял брат. Клавишник взял трубку после первого гудка, кажется, он вообще не расстается с телефоном. Никогда не понимал, что ему так нравится в этой сенсорной штуковине, а главное, чем он там всегда занимается. Но в ответ на прямые вопросы, Димка всегда только шутил, что, в отличие от меня, ему надо видеть виртуальный мир, чтобы быть там. Не всем же витать в облаках своей фантазии.
  К моему удивлению, когда сказал, что хочу привести гостью на репетицию, Дима не возмутился, спросил только, моя ли это девочка или можно на нее заглядываться. С ответом я замешкался. Я не рассматривал Марго в качестве предполагаемой подружки, но и в возможности того, что ветреный Дима обратит на нее свое внимание, радости было мало. Поэтому только сказал, что она не в его вкусе, а уж дальше, пускай сам думает, что это значит. А еще я предупредил клавишника о том, что моя знакомая не знает о том, что мы звездная группа. У нас было несколько сигнальных слов для этого. Ведь всем иногда хочется сохранить инкогнито.
  Закончив разговор, я положил телефон на стол, потом проверил время и потянулся к чашке с крепким черным кофе.
  - Ну что? - Марго, как и раньше, не могла просто спокойно сидеть на месте. Она теребила волосы и, то и дело, поправляла воротник своей клетчатой рубашки.
  - Через пятнадцать минут выдвигаемся. Надеюсь, кто-нибудь из ребят заправил машину к моему приезду.
  - А что, подземка для плебеев? - надулась девушка.
  - Я так не думаю, просто не хочется толкаться с гитарой, да и мало ли, повредят инструмент, - о том, что меня еще и узнать могут, конечно же, не упомянул.
  - И сколько человек в твоей группе?
  - Четверо: два гитариста, клавишник и барабанщик. Сейчас сама все увидишь. Эх, давно я парней не видел, надеюсь, сможем быстро настроиться и слаженно сыграть новую песню. Ты первая ее услышишь, можешь гордиться, будет, что внукам рассказать, - я не смог сдержать ухмылку, когда увидел, как изменилось выражение лица девушки. Она хотела меня как-то окоротить, наказать за нахальство, но все же промолчала.
  - Хотелось бы верить, что в моей жизни будут вещи поинтереснее знакомства с солистом малоизвестной группы, - уже спокойным скучающим тоном произнесла Маргарита.
  - У многих и таких приключений не происходит, - пожал плечами я, а затем достал из бумажника купюру, чтобы оплатить счет. - Пойдем, а то парни ждать не любят, да и времени до выступления не так много.
  - Стой, сколько я тебе должна за кофе? Как вообще можно платить без счета? - возмутилась Марго, даже за руку меня схватила, но быстро поняла, что сделала и разжала пальцы.
  - Перестань. Уж чашкой кофе я могу тебя угостить. Когда приду смотреть твои работы, купишь что-нибудь вкусненькое. А что касается счета, меня тут хорошо знают, так что сами потом с бумажками разберутся. Сдачу я все равно не возьму, есть счет или нет, - спокойно объяснил я.
  Хоть с этим Маргарита спорить не стала. Мы направились к выходу, попрощавшись с Ольгой. Когда я открыл дверь перед Марго, она замешкалась, очевидно, за ней не часто ухаживали молодые люди. Она сейчас была похожа на нахохлившегося воробья, который не знает, то ли улететь, пока не поздно, то ли напасть. Я на эту реакцию только ободряюще улыбнулся.
  - Где вы, кстати, выступаете? - поинтересовалась Марго, когда мы подходили к дому.
  - Да так, в одном клубе. Ничего особенного, - то, что это один из самых больших клубов в Москве, уточнять не стал, сама потом догадается, скорее всего.
  - Ладно, не важно. Где там твоя колымага?
  В этот момент мне стало обидно, что "Ламборджини" остался в Корее. Захотелось как-то окоротить эту наглую девчонку с ее вечным неверием. Но в Москве негде гонять, так что я выбрал совсем другую машину. Мощный внедорожник.
  Когда я увидел своего черного монстра, даже застонал про себя. Кажется, кто-то из ребят ездил на природу. Вот вечно они так, берут мой танк, а помыть потом забывают. Надеюсь, хоть бензин есть, иначе кому-то быть битым.
  - Вот она, - я открыл для Марго дверцу машины и тихо понадеялся, что она не испачкается, пока будет залезать в салон. - Подождешь немного? Я заберу гитару из квартиры и сразу же вернусь. За пять минут управлюсь.
  - Да, конечно, - рассеяно обронила девушка, изучая салон авто.
  Я почти бегом бросился к подъезду - легкая толстовка не спасала от порывов холодного ветра.
  В квартире скинул только кроссы. Сразу же рванул в комнату, где стоял чехол с концертной гитарой. Привычным движением повесил его на правое плечо, снова влез в кроссовки и побежал вниз по лестнице. Не в моих правилах было куда-то спешить, но оставлять девушку одну в машине надолго не хотелось. Конечно, я не боялся, что она что-то сломает или еще что-то такое, просто, она была такой неуверенной, когда я уходил, что побоялся - сбежит. А мне почему-то этого не хотелось. Я не верил в судьбу, но если уж какие-то странные совпадения в жизни приключались, мне становилось интересно, к чему это может привести.
  - Зачем тебе такая огромная машина? Боишься, что на дороге не заметят? С самомнением явные проблемы. Комплекс звезды? - спросила Марго, когда я устроился на водительском сиденье и закрыл дверцу.
  - Вот с чего у тебя обо мне такое мнение негативное? Я ж еще ничего плохого не сделал! В самолете подбадривал, тут спас тебя от разборок с магазинными вышибалами и кофе угостил... А машина мне нужна, чтобы по бездорожью ездить, мы с парнями это любим иногда, когда время позволяет, - раздражения от этой обвинительной тирады не возникло. Это удивило и смутило.
  - Да нет, просто ты слишком лощеный, что ли... Это немного раздражает, а я никогда не отличалась сдержанностью. Наверное, мне даже стоит извиниться. Я была груба, постараюсь исправиться. На самом деле, ты приятный и интересный парень.
  - Поверь, я такой лощеный не из-за того что у меня самооценка где-то в небесах летает, а потому что мне платят и за внешность тоже. Не могу сказать, что счастлив батарее бутылочек и баночек, стоящей у меня в ванной, но я привык к этому. И знаешь, я не какой-то там надутый индюк. Между прочим, я почему-то ношусь с тобой уже чуть ли не по всему миру...
  - Да, прости, это мои тараканы в голове берут верх. Ты слишком похож на героя фильма, а таким людям сложно доверять, потому что кажется, что все, что видишь - маска, а что под ней - неизвестно, - поморщилась Марго.
  - Я понимаю. Тоже не очень люблю людей, а уж о доверии и говорить нечего. Но постарайся смириться. В какой-то мере я и есть герой фильма, - хмыкнул я, а потом резко затормозил, когда желтый сигнал светофора сменился на красный. Привыкнуть к напряженности московского движения трудно.
  Весь прошлый месяц я просидел на съемочной площадке. Я даже жил не в своей американской квартире, а в съемной, находящейся совсем рядом с местом работы.
  - Кстати, кого ты играешь?
  - Вампира, кого же еще... Я же говорил, что не ты одна заметила сходство. Это, конечно, раздражает, но сценарий мне понравился, так что сниматься интересно, хотя и тяжело. Очень напряженный график и морально выбивающий герой. Знаешь, когда-то давно я размышлял о том, что вечная жизнь - довольно привлекательная штука, но теперь так не думаю.
  - Что, вы снимаете не ванильную мелодраму? - удивилась девушка. - Мне казалось, что сейчас все вампиры романтические герои.
  - Нет, это драма. Но герой действительно романтический. Эта история напоминает мне произведения романтиков девятнадцатого века. Мрачная мистика, бушующая природа, герой, борющийся с обстоятельствами.
  - И что, побеждает? - заинтересовалась Марго. Она смотрела на меня, не украдкой, как раньше, а вполне открыто.
  - А это узнаешь, если посмотришь фильм, - засмеялся я. - Ух ты, нам повезло, я даже вижу, куда припарковаться. Мы почти приехали, - я вывернул руль, вклиниваясь между двумя авто.
  Заглушив мотор и погасив фары, выпрыгнул из машины, намереваясь открыть дверь для Маргариты, но она уже справилась сама. Судя по всему, эта девушка всегда все делает сама.
  - Предупреждаю сразу, парни любят дурачиться, не обращай внимания, - я открыл дверь в клуб и пропустил Марго вперед.
  В помещении было шумно - настраивали инструменты. Точнее, настраивались Димирий и Вадим, а вот Стива все еще не было.
  - Привет, - я широко улыбнулся, увидев друзей. - Познакомьтесь, это Маргарита, моя соседка.
  Ребята оторвались от своего занятия и приветливо кивнули, на губах обоих расцвели улыбки.
  - Ты в курсе, что впервые привел кого-то на репетицию? - ухмыльнулся Вадик, легонько постукивая палочкой по тарелке.
  - Я подумал, что если не приглашу Марго, она окажется тут случайно. Представляете, мы сначала летели одним рейсом, а потом оказались соседями по дому. Иногда судьба бывает очень настойчивой, - я расчехлил гитару и поднялся на сцену. - Располагайся. Если захочешь чего-нибудь съесть или выпить, поройся за барной стойкой. Счет нам потом предъявят, - глядя на Маргариту, все никак не мог понять, что в этой девчонке такого... Меня не напрягает ее присутствие. А мы ведь просто незнакомцы...
  - Спасибо, но я бы лучше просто послушала, - Маргарита села за один из столиков, положила руки на столешницу и опустила на них голову.
  - Сейчас, Стив соизволит прийти, тогда и начнем. А пока я тоже настроюсь, если ты не возражаешь, - я прошелся рукой по струнам полупрозрачной гитары.
  
  Маргарита
  
  Инструмент Макса выглядел совершенно космически. И гитара, и гитарист казались прилетевшими с другой планеты. В серых Московских буднях Максим, да и вся его группа - словно инопланетяне. Я с трудом сдержала восхищенный вздох, когда увидела клавишника и барабанщика. Один был чрезвычайно широкоплечим, накаченным и просто огромным, имея при этом открытое и добродушное лицо. Этакий рубаха-парень и свой в доску. Он был загорелым, голубоглазым и имел светло-русые волосы, торчащие в разные стороны. Другой же парень казался изнеженным принцем. Тоже высокий, жилистый, со слегка золотистой от загара кожей и необычными чертами лица. Клавишник славянин, но, видимо, не русский. Скулы выделялись сильнее, глаза были светло-карими, волосы темно-каштановыми. Он был красив, не поймешь - то ли ангел, то ли демон - в зависимости от того, как падал свет, черты лица его заострялись или делались более плавными и мягкими. От этой троицы захватывало дух. Я даже не представляла, что такие люди могут собраться в одном месте. Не терпелось увидеть последнего участника группы. Было очень интересно, такой же он необычный или нет. И как эти парни нашли друг друга? Делали ли они пластику? Неужели, существа с такой завораживающей внешностью и аурой и впрямь люди?
  Но потом мне пришлось оторваться от этих фантастических теорий. Максим запел, и не слушать его было невозможно. Он просто распевался, синхронизируя голос и инструмент, но этот тембр в сочетании с гитарными переливами вводил в транс. Я почувствовала вкус шоколада на языке. Слушая хорошую музыку, я всегда ощущала вкус. Синестезия была частью моей жизни - именно так я отличала хорошую музыку от плохой... по вкусу.
  Прикрыв глаза, я наслаждалась даже простой настройкой инструментов, которая постепенно перетекла в настоящую мелодию. Когда остальные участники услышали, что солист полностью отладил гитару, подключились к нему. Теперь синтезатор и гитара создавали чарующий дуэт. Их игра напоминала тягучее движение волн, а барабаны "разбивали" их, подражая звукам прибоя. Я не понимала, как у этих парней получается творить магию из совершенно обычных звуков. Но потом в клуб шумным вихрем ворвался еще один человек, и все прекратилось.
  - Стив, блин, почему ты всегда опаздываешь? Тебе, так сказать, даже номер сняли поближе! - барабанщик кинул возмущенный взгляд на последнего участника группы.
  - Простите ребята. Вадик, ты же знаешь, что девчонки не дают мне прохода и постоянно отвлекают, - пожал плечами второй гитарист.
  Я была и разочарована его видом, и нет одновременно. Он был обычным. Среднего роста, неплохого телосложения, с русыми волосами. Но этот человек излучал обаяние. Он буквально светился, и это делало его необычным. А потом я поняла, что еще не давало мне покоя - у него были разноцветные глаза! Один голубой, а другой карий. И ему это шло!
  Более удивительных людей я еще не встречала. Им всем не больше двадцати пяти, а скорее всего, даже меньше... А они уже одним своим присутствием могут вывести любого из равновесия. Меня не так-то просто выбить из колеи, но этим музыкантам удалось.
  - Ладно, давайте начинать. Концерт сам себя не сыграет, - вздохнул солист и снова принялся перебирать длинными красивыми пальцами струны.
  - Кстати, Макс, как ты себя чувствуешь? - уточнил клавишник.
  - Давай потом об этом поговорим, Димирий, - недовольно пробормотал Максим. - Репетировать могу, и закончим на этом.
  Я бы пропустила эту реплику мимо ушей, подумав, что Димирий беспокоится из-за напряженного графика своего приятеля, но мне показалось, что за этой фразой скрывается что-то еще. И по тому, как напрягся Макс, я поняла, что моя догадка верна. Кажется, с ним не все в порядке. Хотя, кто будет в норме, ведя образ жизни неспящего зомби?
  - Как скажешь, - сдался Дима. - Может, начнем с чего-то старого? Не хочется сразу новую песню играть.
  - Окей, тогда пройдемся по англоязычному репертуару, потом корейская часть и закончим уже песенками по-русски, - определил план действий барабанщик.
  - Погнали! - Стив выдал гитарное соло.
  Я никак не ожидала, услышать поп-рок. Я была бы меньше удивлена, если бы они сейчас попытались поймать музыку сфер или еще какую-нибудь сверхъестественную ерунду. Но поп-рок! Это так обычно.... Вообще-то я не любила этот жанр, но в их исполнении получалось очень весело, выразительно и драйвово. Я даже ощутила вкус апельсиновой газировки, пузырьки будто щекотали нос. Наблюдая за группой, совершенно забывшей о моем присутствии, задавалась вопросом, смогу ли и в дальнейшем приходить на их репетиции. Начинаю верить, что общаясь с этими ребятами, смогу заставить себя еще раз попытаться с ювелирным делом. Ограды и скамейки, конечно, тоже ничего так занятие, но меня всегда привлекало серебро и камни.
  Если они еще когда-нибудь позовут, нужно будет захватить с собой альбом с эскизами.
  На смену одной композиции приходила другая. Это была попса, но в то же время и нет. Хоть я и знала английский на нетвердую тройку, все равно смогла понять, что смысл песен не поверхностный. Ощущался в них смысл, желание заставить слушателя задуматься. Никак не скажешь, что писал совсем еще молодой человек. А заводная мелодия могла бы сделать эти песни хитами, ну, наверное... Но потом настроение сменилось. Теперь играл только синтезатор, причем играл печально. Это была баллада на корейском. Максим пел, а Димирий аккомпанировал. Я не понимала ни слова, но то, что исполнялась баллада о безответной любви, было и так ясно. И мне вдруг стало интересно, описывал ли Максим реальную историю или придумал ее. Какая девушка в здравом уме может ему отказать? Смогла бы я, если бы в какой-нибудь свихнутой реальности он предложил мне встречаться или хотя бы просто переспать?..
  - Может, перерыв? - спросил Дима, взволнованно поглядывая на Максима.
  - Ты такой зануда, Димирий, - фыркнул Стив.
  - Зато мне не приходится стирать пальцы в кровь, чтобы перестать делать ошибки, - ощетинился клавишник.
  - Я тоже голосую за перерыв, - осмелилась вмешаться в их перепалку я. - Еще немного и у меня случится остановка сердца от переизбытка эмоций. Вы потрясно играете! Максим, спасибо, что позволил услышать, - я иногда даже забывала дышать, так что теперь, когда эти талантливые ребята спустились ко мне, выглядела, наверное, как взволнованная малолетка, но мне было все равно.
  - Что, теперь берешь свои слова, о том, что все играют лишь ради денег и славы, обратно? - прищурился Максим, усаживаясь рядом со мной за столик.
  - Я тебе говорила о мальчиковых группах, популярных у подростков.
  - Ах, ну да. Какие-то там Romantic Death явно не могут играть достойно, - усмехнулся солист. - Ты все еще слишком предвзята. Хотя я уверен, что после их концерта, ты передумаешь. Между прочим, все эти смазливые мальчики, которые тебе так не нравятся, вкалывают сутками, отрабатывая контракты. Да, они торгуют собой ради возможностей, но отнюдь не ради райски легкой жизни.
  - Ты чего так завелся, Макс? - барабанщик положил ему руку на плечо.
  - Да нет, я в норме, просто не люблю стереотипы.
  - Я помню. Еще когда ты был мелким очкариком-зубрилой - всегда выходил за рамки этого образа.
  - Мелкий очкарик? - я разглядывала солиста, стараясь представить его дрищавым ребенком, но из этого ничего не вышло. Сейчас он был иконой стиля и привлекательности, хотя и несколько готичной привлекательности.
  - Было дело, - признался Максим. - Но давно. А Вадик все никак не может забыть, что при моей ботанически-мелкой внешности, я умудрялся отбиваться от школьных хулиганов без его помощи.
  - Чертов Джеки Чан! Кья-кья - и все в ауте, так сказать, - закатил глаза барабанщик. - Может, я всю жизнь мечтал защищать слабых!
  - Так и защищал бы слабых, я тут причем? Мне защитник никогда не был нужен.
  - Ты никогда не делал того, что я от тебя ожидал, - вздохнул Вадим.
  - Как будто тебя это разочаровывает, - засмеялся Стив. - Если бы наш главарь был таким, каким кажется, мы бы его уже закопали. Макс, ты, конечно, не обижайся, но смахиваешь ты на самовлюбленного мажора.
  - И почему мне все сегодня это говорят? - застонал солист, прикрывая лицо ладонями. - И вообще, хватит выдавать мои тайны Марго. Давайте продолжим. Я хочу услышать новую песню. В конце концов, она должна стать лучше, чем все, что у нас было до этого.
  - Братан, просто эта девчонка выглядит слишком своей, чтобы ее стесняться. Где ты раздобыл это чудесное создание? - Стив стрельнул в меня глазами, но я его проигнорировала. Парень производил впечатление законченного Казановы. Не мне с таким связываться. Так что лучше не поощрять эту игру в гляделки.
  - Она на меня свалилась... - недовольно поджал губы Максим. - Заканчивайте очаровывать мою соседку, у нас полно работы. Захотите посплетничать о моем прошлом, делайте это без меня, пожалуйста.
  Макс поднялся со стула, чуть покачнулся, но тут же выровнял движения и пошел обратно к сцене. Остальные, обмениваясь шутливым замечаниями, отправились за ним. В том, как двигалась эта четверка, было нечто странное. Они, наверное, и сами того не осознавая, умудрялись идти в ногу, словно единый живой организм. Давно ли они знакомы и играют вместе?
  Снова зазвучали инструменты, а Максим теперь пел на русском. Интересно, он единственный композитор и автор слов в группе? Все-таки делать это на трех таких разных языках довольно сложно. Новый блок песен был уже роково-фолковый и имел привкус чая с липой. Но вот парни остановились, переглянулись, обменялись несколькими малопонятными репликами. Я догадалась, что они будут играть новую песню. Она началась с мелодичного дуэта синтезатора и гитары, но потом взорвалась гитарным соло, которое перебили барабаны, а потом подключился голос Максима. Он рассказывал историю жизни-гонки, которую нужно бежать всегда в полную силу, разбивая препятствия. Музыка была такой кричаще-энергичной, что я с трудом заставляла себя оставаться на месте, всего лишь качая головой в такт и отбивая ритм ногой.
  - Что скажешь? - спросил Максим, когда они закончили играть.
  - Вау! Больше мне сказать нечего. Это, наверное, лучшее, что я слышала за последнее время. Вы, парни, необычайно талантливы. Но теперь я не позову тебя в гости, Максим. Мне уже как-то неловко, - поморщилась я.
  Моя ковка не была такой уж гениальной. На гениальность никогда не хватало терпения, да и работа не настолько творческая, чтобы суметь сильно выделиться.
  - Да ладно тебе, мы играем то, что хочет слышать публика. Я даже не всегда считаю это настоящей музыкой. У меня дома есть тетрадка с симфонией, но ее некому играть. Хотел бы я, чтобы когда-нибудь ее исполнили. Так что я догадываюсь, что и ты больше стараешься угодить клиентам, не всегда следуя истинным порывам вдохновения. Но я действительно хотел бы увидеть то, что делаешь ты.
  - Я согласна, то, что вы играете - не классика. Но ваши песни цепляют, несмотря даже на то, что в половине из них я не могу понять слов из-за своей тупости с языками. К тому же, я прекрасно слышу, какие сложные партии вы исполняете. Большинство музыкантов сегодня уже не заморачиваются с этим. Считайте, что у вашей группы стало на одну фанатку больше!
  - Давай ты лучше станешь нашим другом или сестренкой. Фанаток, так сказать, больше, чем достаточно, - Вадик покровительственно приобнял меня за плечи. Его рука была горячей и тяжелой. - В нашей мужской компании не хватает женского начала. Если будет нужна помощь - мы защитим; от скуки тоже можем спасти. Мы почти такие же классные, как черепашки-ниндзя, только симпатичнее, - подмигнул мне гигант.
  - Говори за себя. Лично я ничего общего с зелеными мутантами иметь не хочу, - отмахнулся от этого сравнения Димирий. - Но вот перспектива общения с вами, прекрасная леди, меня безмерно радует, - Димка склонился и поцеловал мою руку.
  Я явственно ощутила, как щеки заливает румянец. Вообще-то, я редко краснею, но этот средневековый жест был таким неожиданным и неловким для меня...
  - Кончайте уже, парни. Вы ее сейчас напугаете, и кому-то из нас придется переезжать, - Макс отодвинул Димирия в сторону и скинул руку Вадима с моего плеча. - Поехали домой, за окном уже темнеет, - предложил солист, убирая гитару в чехол.
  Я заозиралась по сторонам. Поверить в то, что провела здесь несколько часов, не представлялось возможным. Время пролетело так незаметно...
  - Вы точно не маги? Макс, а ты не вампир? Может, ты мою память подправил? Не могло пройти столько времени! Такое чувство, что и часа не провела здесь.
  - Нет, я человек, - покачал головой Максим, очевидно, его и правда замучили глупые вопросы на эту тему. - И поверь, так незаметно время прошло только для тебя. А я сейчас могу мечтать только о том, чтобы оказаться в кровати. Все-таки это был длинный день.
  - Может, такси вызвать? А твою машину я завтра пригоню, - предложил Димирий.
  - Да нет, все нормально, здесь не очень далеко. Кстати, кто из вас, неблагодарных, брал мою машину и не помыл за собой?! - солист окинул свою группу пристальным взглядом.
  - Прости, Макс, я ездил к бабушке. А ты же знаешь, осенью там дорог почти нет, - признался Вадик. - Я думал еще раз одолжить твой танк, но не рассчитал с датами, вот и не успел на мойку загнать.
  - А мне все-таки нравится больше его спортивная колымага, которая гниет в Корее в гараже. Максим, это жестоко не показывать такую малышку миру! - у Стива стало такое вдохновенное лицо, что мне захотелось увидеть, что это за спортивный шедевр пылиться где-то в гараже.
  - Я езжу на ней иногда, - пожал плечами Максим. - Просто, в Корее мы бываем реже, чем в других странах. К тому же разрешать кататься на ней брату я не хочу. Джун Тан ужасный водитель. Все, а теперь мы пошли, - мне показалось, что музыкант хотел взять меня за руку, но он этого не сделал. Чуть приподнявшаяся от бедра кисть, тут же упала обратно.
  На улице похолодало, дул сильный и влажный ветер. Макс прибавил шаг, чтобы поскорее забраться в машину, я не отставала. Парни шли за нами, но очень скоро все разошлись. Стив сразу свернул во дворы. Вадик ловил попутку. А Димка бегом бросился к своему мотоциклу, быстро надел шлем и укатил прочь, оглушая улицу ревом мотора.
  - Ты понравилась ребятам. Это довольно необычно, - признался Макс, когда мы отъехали от клуба.
  - У вас строгие требования к симпатиям? - уточнила я, накручивая на палец кончик косы. Когда же я уже отвыкну так делать?!
  - У нас слишком разные вкусы на все, включая людей. Стив любит всех, Вадик предпочитает общаться с детьми, Димка выбирает тех, к кому что-то такое чувствует, а я не люблю людей вовсе, ну кроме ближнего круга друзей и родственников. Но ты то ли в нужный момент попала, то ли действительно харизматична до крайности.
  - Может, стать мировым лидером, раз такое дело? - рассмеялась я.
  Кажется, меня впервые в жизни сочли приятной компанией! А может все из-за того, что обычно я сама не жажду чужого общества...
  - Не, политика и бизнес портят людей. Занимайся тем, что нравится, а все деньги все равно не заработаешь. Лучше уж быть бедным художником, чем богатым дельцом, которому уже не на что тратиться.
  - Так может рассуждать только парень, разъезжающий по всему миру. У тебя, наверное, богатая семья? - предположила я.
  Все-таки квартира в центре города дорого стоит... Мне-то моя досталась в наследство от деда-академика.
  - Я бы даже сказал, мультибогатая. Но это у отца, с которым я никогда не жил. Мой брат владелец кучи предприятий в медийной сфере. Хотя я этим никогда не пользовался, это скорее он меня использует. Вот сейчас ему понадобился актер в фильм, и им стал я, но не потому, что это нужно мне, а потому что брат выкупил меня у студии, с которой контракт. Но я не в накладе... К тому же, я никогда не пользовался деньгами семьи, мне хватает своих.
  - Забавные у вас отношения, - покачала головой я.
  У меня с родителями отношения были теплые и дружеские, да и вообще, была куча двоюродных братьев и сестер, с которыми мы отлично ладили, хоть и виделись не часто.
  - На самом деле отношения у меня забавные только с отцом, а брата я обожаю. Именно он сделал из зубрилы-стесняшки то, что ты видишь сейчас. Джун Тан очень надежный, если только мои интересы не сталкиваются с интересами его бизнеса, хотя, он и тогда выберет меня, просто потом будет еще долго бурчать, - улыбнулся Максим.
  - Ты кажешься все более интересным человеком, - хмыкнула я.
  - Стараюсь, - Максим припарковал машину во дворе. - А теперь пойдем по квартирам. Я действительно устал.
  - Еще бы - ты спал всего пять часов и сказал, что это еще много. Так жить нельзя, - я укоризненно посмотрела на своего нового знакомого. - Может, тебе снотворного выпить?
  - Все в норме. Отдыхать некогда, нужно учить сценарий и еще порепетировать. И есть несколько мест в песне, которые мне не понравились, нужно подправить немного.
  - Трудоголик, что ли?
  - Скорее счастливец. Я занимаюсь тем, что мне нравится. Хотя да, иногда меня заносит, - Максим открыл передо мной дверь подъезда. Еще несколько дней общения с этим парнем и можно будет привыкнуть к такому обращению... Ужас!
  - Судя по всему, это частенько случается... Максим, ты знаешь, что иногда нужно отдыхать, например?
  - Именно этим я и планирую сейчас заняться. Если не хочешь проконтролировать, лег ли я в постельку, есть смысл попрощаться здесь, - хмыкнул Макс, когда мы подошли к дверям его квартиры.
  - Еще увидимся? - уточнила я, стараясь сделать тон максимально безразличным. Показывать свой интерес не хотелось.
  - Сложно будет не видеться, если учесть, что мы живем в одном доме. И ты обещала показать свою мастерскую. Я могу зайти завтра? Когда тебе удобно? - Максим облокотился спиной о дверь и наблюдал за мной.
  - У меня такой беспорядок, - беспомощно развела руками я, не зная, как теперь не пустить его в мой бедлам, обещала же уже. - Давай, лучше, денька через два?
  - Боюсь, что завтра последний день, когда я могу хоть приблизительно что-то планировать, дальше мне будет совсем некогда. Не волнуйся, я лояльно отношусь к беспорядку, а учитывая специфику твоей работы, беспорядок - единственный возможный образ жизни, - улыбнулся парень.
  - Ну хорошо, но я предупредила. Зайдешь вечером или утром, или когда у вас репетиция? Кстати, можно я еще когда-нибудь приду? Мне очень понравилась музыка, - я снова крутила в пальцах кончик косички и смущенно смотрела на Максима.
  - Репетиция завтра у меня. Если хочешь, приходи. Только я тоже должен предупредить, завтра мы и дольше можем проработать. Так что, когда устанешь, просто вставай и тихонько уходи, мы не обидимся. И, если не передумаешь, жду тебя в десять утра, хотя нет, скорее даже в одиннадцать, Стив все равно опоздает. Но можешь прийти и пораньше, посидим, кофе попьем, у меня редко бывает компания.
  - Хорошо, я приду. И не думаю, что мне надоест вас слушать, парни. Я была серьезной, когда говорила, что стану вашей фанаткой.
  - А мы тоже не шутили, когда предлагали стать вместо этого нашим другом. Марго, фанаты - это толпа... Ты этого хочешь? Быть частью вопящей массы, готовой порвать нас на сувениры?
  - Разумеется, нет. Но с чего-то же надо начинать, - пожала плечами я.
  - Вот я тебе и предлагаю пропустить этот этап отношений. Не могли мы все ошибиться и только вообразить, что ты интересный человек, с которым нам захочется продолжить общение. Мы все не от мира сего и странные, каждый по-своему, но людей видим вполне неплохо. Так что предложение дружбы было быстрым, но вполне взвешенным, - Макс улыбнулся, а потом схватился за ручку двери.
  - Я с радостью приму это предложение. И с чуть меньшей радостью отпущу тебя отдыхать. До завтра, - я поняла, что пора прощаться. Расставаться не очень-то хотелось, но и смотреть в карие усталые глаза было трудно.
  
  Максим
  
  В квартиру я практически свалился. Стоило открыть дверь, как силы покинули. Я с трудом добрался до скамейки в коридоре, больно врезавшись в стену плечом. Сидеть на полу совсем уж не хотелось. Сейчас бы глотнуть этого мерзкого пойла - Кока-колы, тогда думать станет попроще. Сладкая газировка повышала уровень сахара в крови и давала небольшую свободу маневра. Одна беда - я ненавижу Колу даже больше головокружения.
  Не обращая внимания на то, что мир крутится и прыгает перед глазами, я поднялся на ноги и, шатаясь, поплелся к спальне. Меня мутило, а глаза уже начинали побаливать от этого беспрестанного движения всего вокруг. Если так подумать, мой мир никогда не замирает. Приходится всегда быть настороже. Например, когда я останавливаюсь на светофоре, всегда ставлю машину на ручник. Мне кажется, что она катится, хотя я и давлю на тормоз. Во всем виноваты головокружения! Мир движется, когда движется, и когда стоит, - тоже движется. Ни секунды покоя!
  В постель я залез, скинув только тапки. Но в горизонтальном положении круговерть еще ускорилась. Вот так всегда - стоит немного расслабиться, и тело начинает разваливаться. Во время работы мне обычно удается себя контролировать, а сейчас... Я дома, где можно позволить себе слабость. Проблема лишь в том, что эта слабость может меня прикончить. В такие моменты лучше даже не моргать, ведь в темноте закрытых век, я полностью теряю связь с пространством и остаюсь в вертящейся черноте.
  Иногда в такие поганые дни я звоню Димирию, но это всегда казалось мне бесчеловечным, - гонять друга через полгорода, чтобы он принес мне горькую шоколадку и заварил крепкого сладкого чаю с лимоном - все, что я терпеть не могу. Я живу в мире, где лекарство - еда, но именно та, которую я на дух не выношу. Как же меня злит, что в свои двадцать с небольшим, я уже слаб и неизлечим. Если от повышенного давления есть куча таблеток, - от пониженного, только чай с сахаром и черный шоколад, которые не очень-то помогают... Нет, ходит легенда, что есть и таблетки, но мне они не помогают совершенно. И я страшусь того, что будет дальше. Как я смогу существовать, если самочувствие еще ухудшится? Что, если приступы головокружения усилятся и станут еще более частыми?
  Я сидел в центре большой двуспальной кровати и слегка раскачивался взад-вперед, стараясь попасть в такт головокружения. Выходило плохо. У этой мельтешащей реальности нет мелодии, или я просто не слышу ее. Я схватился руками за голову, сжал пальцами виски: от холода картинка стала чуть четче, словно я сумел подморозить происходящее. Но как только пальцы согрелись, все вернулось на свои места.
  Из вертящегося ада меня вырвал звонок в дверь. Вообще-то, я не открываю кому попало, то есть, я даже к глазку не подхожу, если никого не ждал, но сейчас мне нужно было отвлечься хоть на что-то. Поэтому, собрав все силы, я поднялся с постели и побрел в коридор, натыкаясь на стены.
  На пороге стояла Марго. Ее я меньше всего сейчас ожидал увидеть и даже не смог понять, рад этому визиту или нет. Она увидит меня очень уязвимым, таким меня даже не все члены группы видели. А эта почти незнакомая девушка...
  - Не знаю почему, но я заволновалась, ты был каким-то очень бледным, - смутилась Маргарита. - Я понимаю, что слишком наглая, чтобы вот так заявляться после одного дня знакомства...
  Закончить она не успела, я все-таки съехал на пол, когда картинка перед глазами окончательно исчезла. Глаза заволокла черно-белая рябь, похожая на телевизионную, в ушах шумело, сердце колотилось так быстро, что становилось страшно, как бы оно не выпрыгнуло из груди, а голову сдавил ледяной обруч.
  - Максим! - сквозь шум до меня донесся испуганный выкрик. - Что мне делать? - она помогла подняться. Картинка постепенно восстановилась, а вместе с ней пришла и дикая головная боль.
  - Отведи меня на кухню и сделай крепкий черный чай с сахаром и лимоном, пожалуйста. А еще где-то должен быть шоколад, - я щурил глаза, стараясь сконцентрироваться. Я сейчас будто в невесомости пребывал: не за что было уцепиться. Кошмарное ощущение!
  - Хорошо, - пробормотала Марго и подставила мне плечо.
  На кухне я сел на диванчик, откинулся назад и стал слушать, как Маргарита шуршит в шкафчиках, отыскивая все нужное.
  Вопросов девушка не задавала, занятая своими делами. Я пытался окончательно вернуть себе четкость видения, но тщетно - полка, на которую я смотрел, продолжала медленно двигаться.
  - Держи, - Марго поставила чашку на стол, рядом положила поломанный шоколад. - Я не знала, сколько сахара класть, но решила, что двух ложек будет достаточно.
  - Спасибо, что не положила четыре. Димирий всегда поит меня сиропом. Кажется, он меня ненавидит, - глотая ненавистный напиток, пожаловался я.
  - А тебе точно не кровь нужна? Я бы предложила свою, но мы слишком мало знакомы для этого, - попыталась пошутить Маргарита, я даже ответил ей вымученной улыбкой.
  - Боюсь, я слишком слаб для того, чтобы гоняться за отбивающейся девушкой, так что придется приберечь клыки для другого раза.
  - Объяснишь, что с тобой? - Марго присела на краешек стола.
  - Переутомление, - выдал полуправду я.
  - Говорила же тебе, что нужно больше спать! - обвиняюще заявила девушка.
  - Я и пытался, - заоправдывался я, но наткнулся на строгий взгляд Маргариты - Но слишком поздно. И, пожалуйста, не говори об этом парням, ладно?
  - Хорошо, Максим, это останется между нами. Только пообещай мне, что перестанешь так загонять себя. Кто будет писать музыку и сочинять тексты, если ты сляжешь? И на концерте за тебя никто не сыграет и не споет, так что, будь любезен, - заботься о себе.
  - О, Марго, будь милосердной, выключи этот менторский тон, мне и так не здорово, - поджал губы я и покачал головой, отчего надоедливая челка съехала мне на глаза.
  - Ты сам в этом виноват. Но мне все равно тебя жалко. А теперь иди спать! - девушка встала, собираясь уйти.
  - Погоди! Я все равно сейчас не усну, потому что голова все еще сильно кружится. Давай посидим телевизор посмотрим, я так быстрее смогу сфокусироваться, - предложил я. Перспектива остаться в одиночестве в этом поехавшем пространстве вызывала неприятную дрожь.
  - Уверен, что так будет лучше? Тебе нужен отдых, - с сомнением проговорила Марго.
  - Поверь, я знаю, о чем говорю. У меня уже были подобные срывы пару раз. Конечно, я бы лучше почитал, но сейчас не смогу этого сделать, так что остается телевизор.
  - Посмотрим сериал, в котором ты снимался? - спросила девушка, когда мы уже почти дошли до комнаты. - Ну у тебя и хоромы! Ты купил две квартиры?
  - На самом деле, весь этаж. Не так-то легко уместить здесь студию и весь наш оркестр.
  - Очуметь можно! Это же какая куча денег?! Скупить этаж в центре Москвы, да еще и оборудовать его, - изумилась Марго. - Мне все меньше хочется, чтобы ты ко мне приходил.
  - Я прекрасно осведомлен, что большая часть людей на этой планете живет не так, как я. Более того, даже парни из моей группы начинали не так. И мне кажется, что богатство - это еще не все. К тому же я как-то жил несколько месяцев почти впроголодь. Не могу сказать, что мне это понравилось, но жизнь без денег не вызвала ужаса.
  - То есть, ты, конечно, принц на белом коне, но к нам, плебеям, испытываешь жалость? - нахмурилась Маргарита.
  - Я говорю тебе, что моя мать живет в крошечной однушке и отказывается куда-то съезжать оттуда. Единственное что мне позволено - раз в год свозить ее в путешествие на недельку. Все, давай лучше посмотрим что-нибудь, я слишком устал, чтобы полностью отдавать себе отчет в том, что можно рассказывать малознакомому человеку, а что нет.
  - Так мы твой сериал смотреть будем?
  - Сначала надо дойти до спальни, там самый большой телевизор.
  Я уже шел почти по прямой, оглядываясь иногда на девушку, ступающую следом. После слова "спальня", она стала напряженной.
  - Не волнуйся, я не насилую гостей, к тому же в моем нынешнем состоянии, это не принесет удовольствия никому, - фыркнул я, открывая дверь в комнату.
  Спальня была почти пустой - большая кровать, куча пледов сложенная возле нее, громадный телевизор на стене и дверь в гардеробную в дальнем конце.
  - Зачем столько пледов? - озадаченно уточнила Маргарита.
  - Я всегда мерзну. Но сейчас тоже пригодится. Нам не придется лежать под одним одеялом и тебе будет не так страшно, - подмигнул ей я.
  - Так что, мы будем смотреть твой сериал? - взволнованно спросила девушка. Было заметно, что ей очень интересно, кто же я такой.
  - Честно говоря, я бы что-нибудь другое посмотрел, но чувствую, что тебе любопытно. Но сериал смотреть не будем. У меня из-за него аллергия на романтику началась. Если хочешь, я могу показать тебе часть съемочного процесса. Только пообещай, что никому не расскажешь об этом, иначе у меня возникнут проблемы, - я включил телевизор, перешел к подключенным устройствам и начал прокручивать папки, сохраненные на жестком диске.
  - А разве актерам выдают материалы со съемок? - удивилась Марго.
  - Конечно, нет. Но если твой брат главный инвестор проекта, это решает все проблемы. Так что если ты никому не проболтаешься, все будет отлично.
  - Клятвенно обещаю никому ничего рассказывать. Ты как относишься к еде в постели? - Марго выбрала себе темно-серый плед, потом подумала и взяла еще парочку.
  - К еде отношусь положительно, если, конечно, не крошить. Погоди, у меня должен быть арахис. Я тоже не любитель смотреть телевизор просто так, - я залез под кровать, пошарил руками и наткнулся на контейнер с орешками. - А вот и он. Можешь принести еще чаю, только не сладкого? - попросил я, устраиваясь на кровати и устанавливая плошку с орехами посередине.
  - Да, конечно. Я быстро, - и Марго умчалась на кухню.
  Оставшись в одиночестве я, начал фокусировать взгляд на разных предметах, близких и далеких, проверяя, как долго смогу четко видеть. Результат не очень обнадеживал, но все же, мне стало лучше.
  Всего через пару минут вернулась Маргарита с чашками.
  - Радуйся, что я не заблудилась по дороге. У тебя Бэтмобиля тут нигде не спрятано?
  - Мы же не в пещере, с третьего этажа выезжать неудобно, - рассмеялся я. - Мне, наверное, придется проспойлерить тебе сюжет, а то не разберешься, тут все пока не очень-то выстроено по порядку, хотя я пытался расставить отснятые эпизоды по смыслу.
  - Ничего не имею против. Я вообще больше люблю смотреть что-то, зная, чем кончится - так проще замечать детали, не нужно слишком уж сильно волноваться за героев.
  - Тогда слушай, - я закинул руки за голову, задумался на несколько секунд и начал пересказывать сюжет фильма. - Мой герой бессмертный. То есть совсем бессмертный. Его нельзя убить. Никак. Ни тебе кол в сердце, ни сожжение, ни что угодно еще. Родился он на территории современной Южной Кореи в девятом веке. Как стал таким, каким стал - не помнит, других себе подобных за все века существования не встречал.
  - А ты говорил, что он вампир, значит, кровь пьет? - перебила Марго.
  - Разумеется.
  - А он должен при этом убивать?
  - Не обязан, но в некоторые периоды существования ему нравилось это делать. За столько веков он успел побыть хорошим, плохим, нормальным и совершенно съехавшим с катушек. Любил, ненавидел, ничего не чувствовал. На сегодняшний день для него не осталось ничего нового. Даже все люди, которых он видит на улице, кажутся знакомыми. Он в полном отчаянии, потому что смысла жить нет, а умереть невозможно.
  - И тут появляется девушка? - прищурилась Маргарита.
  - А вот и не угадала, в этом фильме вообще отводится крайне мало места романтике. В основном это рассказы о разных годах жизни героя, о самых значительных событиях, которые делали из него героя или злодея, моменты перелома сознания.
  - И чем все закончится?
  - Комой. Он перестает есть и впадает в полубессознательное состояние, обещая себе очнуться, когда что-то изменится.
  - Окей, звучит загадочно, - с сомнением сказала Маргарита. - Включай то, что уже сняли.
  
  Марго
  
  Я не заметила, когда Максим заснул, так была увлечена действием, разворачивающимся на экране. С каждой минутой, все больше восхищаюсь этим парнем. Как актер он тоже необычайно талантлив. Я уже посмотрела бессчетное количество удачных и неудачных дублей, видела то, что останется за кадром, когда картина выйдет на экраны. Оказалось, что наблюдать за съемочным процессом даже увлекательнее, чем смотреть сам фильм. Теперь я заглянула на ту сторону экрана, где все без спецэффектов, и эта часть работы восхищала. Макс справлялся со сценами драк, балансируя на тросах, орудовал мечами, как ниндзя, да и кулаками махал профессионально. Этот парень спокойно обходился без дублера! И я смогла убедиться, что этот худощавый парень совсем не хлюпик. Он был сильным и гибким, и ловким, и быстрым... И я с трудом успевала подбирать слюни...
  Не запасть на него будет очень сложно. Вот о чем я подумала, перед тем, как заснуть.
  Заснуть в постели почти незнакомого мужчины, с которым меня постоянно сталкивают обстоятельства.
  
  Утром я проснулась от незнакомого ощущения - кто-то свернулся у меня под боком, причем кто-то холодный.
  Я открыла глаза, увидела включенный телевизор и вспомнила, что задремала у Максима. Потом посмотрела на то, как парень во сне переполз ближе ко мне и свернулся калачиком, стараясь согреться. Он был похож на большого кота и выглядел слишком трогательно, чтобы стараться куда-то отодвинуться. Я только осторожно потянулась к пледам, сваленным у кровати, и накрыла Макса еще двумя. Он почти сразу расслабился, лег ровнее, но от меня не откатился. По-хорошему, надо бы смутиться, вскочить и с криками сбежать, но почему-то я никакого смущения не чувствовала. Рядом с Максом было уютно и правильно. Мы, как двое близких друзей полночи смотрели телек, лопая орешки, а теперь вот просто спим рядом. А почему бы и нет? Уверена, что он воспринимает меня, как младшую сестренку или что-то типа того... И я смогу смотреть на него, как на друга.
  - Очуметь, на экране крошит злодеев без дублера, а с холодом справиться не может, - тихонько пробормотала я, разглядывая музыканта.
  - У нас с холодом разные весовые категории, - откликнулся из-под горы одеял молодой человек.
  - Так ты не спишь? - удивилась и все-таки смутилась я. - Прости, что уснула тут, надо было уйти к себе.
  - Не волнуйся, на сестер милосердия это правило не распространяется. Спасибо, что была рядом, когда мне было тяжело справиться одному, - Макс высунулся из-под пледов, выглядел он при этом сонным и совсем юным.
  - А сколько тебе лет? - я вдруг забеспокоилась, что он и несовершеннолетним оказаться может. По азиатам так трудно возраст определять.
  - Двадцать три. А тебе? Хотя ладно, это некультурный вопрос, можешь не отвечать.
  - Ты никогда не отгадаешь, - я поднялась повыше. - Мне двадцать семь, - я знаю, что гордо такой возраст оглашать не стоит, тем более перед парнем на пять лет младше, но не смогла удержаться.
  - Быть не может! Ты выглядишь, максимум на двадцать, - я рассмеялась. Впервые вижу такое эмоциональное одеяло.
  Вот и представился повод вернуть музыканту шпильку, - Мысли индивидуальнее! Мне все об этом говорят.
  - Туше. Сам попался в ловушку первого впечатления. Но, в свое оправдание могу сказать, что ты чудесно выглядишь, а общество приятно заблуждается.
  - Ты знаешь, что слишком мил, чтобы быть настоящим?
  - А ты слишком кокетничаешь для смущенной пребыванием в чужой постели девушки, - фыркнул Макс. И высунулся из-под пледов еще больше, согрелся, что ли?
  - Ну, ты же сам говорил, что мы друзья. А с друзьями не стоит чувствовать неловкость. Уверена, что у тебя есть девушка. Может быть, даже не одна, так что мне нечего бояться.
  - Снова стереотипы, - закатил глаза Макс. - У меня нет девушки. Я даже не уверен, что умею влюбляться. Обычно люди меня слишком сильно раздражают, чтобы так близко сходиться.
  - Но все твои песни! Ты ничего не чувствуешь, когда пишешь? - не поверила я.
  - Я же не бесчувственный. В теории я все прекрасно понимаю. Я даже снялся в романтической дораме, и мне все поверили, хотя перед этим пришлось столько всякой ванильной ерунды посмотреть, что до сих пор от всей этой киношной романтики тошнит. А когда я пишу песни, - представляю, как все могло бы быть. У меня прекрасное воображение. Но мне бы хотелось влюбиться. Наверное, это стало бы интересным опытом, - Максим вытащил руки из-под пледов, потом приподнялся, принимая полусидячее положение. Теперь мы облокачивались на массивную деревянную спинку. - А ты любила когда-нибудь?
  - Да, но это никогда не было взаимным.
  - Жизнь такая стерва! - вздохнул Максим. - Уверен, что ты еще найдешь своего принца.
  - Да кому сдался принц? Изнеженный, самовлюбленный, наглый, думающий, что ему все позволено! Нет уж, увольте от высокородных особ, за которых все делают другие. Я предпочитаю людей, которые всего добиваются сами и не забывают думать о других при этом.
  - Макс, вот это сцена! Не ожидал, не ожидал... - дверь в комнату открылась, и на пороге нарисовался Димирий.
  - Ну и почему ты пришел на два часа раньше, чем договаривались? - Максим определенно не выглядел довольным, а я залезла под плед с головой. Не стесняться Макса - одно, но еще и Димирий... - Между прочим, мы просто кино вместе смотрели и заснули. Не стоит придумывать того, чего нет.
  - Уверен, что ты бы своего не упустил, - хмыкнул клавишник, усаживаясь на узкую спинку кровати.
  Сегодня Дима был одет в кожу. Кожаные брюки, косуха, перчатки без пальцев и много разных серебряных цепей. Настоящий байкер-рокер. Он-то точно от стереотипов не бегает. Наверное, это просто образ, кто знает, что этот парень из себя представляет на самом деле.
  - Дима, я не сплю со своими друзьями. У меня их слишком мало, чтобы так глупо терять.
  - Ты настолько плох? - засмеялся Димирий.
  - Я настолько непостоянен, - поджал губы Максим. - И вообще, уйди куда-нибудь. Я хочу в душ и кофе. Марго, зайдешь к себе, а потом вернешься? - уточнил музыкант. - Обещаю, что к тому времени, когда ты придешь, я его придушу, и больше никто похабных шуточек отпускать не станет.
  - Ты только что утверждал, что не разбрасываешься друзьями и теперь собираешься убить одного из них? - улыбнулась я. Вся эта сцена была такой нормальной и человечной... Наверное, так и живут люди, у которых есть друзья. Шутят и заботятся друг о друге. - Не волнуйся, меня не испугаешь неловкой ситуацией, я ходячая катастрофа, так что постоянно во что-то влипаю, хотя краснеть за это редко приходится. Но я все равно уже заранее смирилась.
  - Вот и правильно. И, так и быть, я никому не скажу, что видел вас сегодня, - подмигнул мне Димирий. - Но ты задумайся: Макс крутой парень, а мы его все никак сбагрить в хорошие руки не можем. Может, подберешь?
  - Почему-то мне кажется, что Максим не из тех людей, которых нужно подбирать. Он сам найдет свою любовь, когда действительно этого захочет, - я откинула плед и поднялась на ноги. - Я вернусь к кофе, как и договаривались.
  Оказавшись в своей квартире, я попыталась понять, что начало происходить в моей жизни.
  С момента знакомства с Максимом, все как-то неуловимо изменилось. Я всегда вела довольно закрытый образ жизни, предпочитая общению с людьми - металл. Но сейчас в мою жизнь ворвались четыре крайне интересных парня, хотя, если быть честной, стоит признать, что это я ворвалась в их жизни, еще точнее, они мне это позволили.
  До сих пор не могу поверить, что вчера вечером пошла в квартиру к Максу. Мы знакомы меньше суток, но я к нему пошла... Даже не могу понять, зачем вообще решила туда отправиться. Просто почему-то заволновалась за него. Спрашивается, с чего волноваться за малознакомого независимого парня с кучей денег? Нет, конечно, хорошо, что я там оказалась, а то он бы мог потерять сознание где-нибудь в коридоре или головой стукнуться, или мало ли еще какие ужасы приключились бы... Но засыпать в его постели было совсем уж лишним... Или нет? Макс вел себя как старший брат или хороший приятель, не как мужчина, заинтересованный в романтических отношениях. Это, с одной стороны, успокаивает, с другой - расстраивает. Успокаивает, потому что так можно общаться легко, не думая, о том, что какая-то фраза разобьет розовые очки влюбленности. Можно быть собой и надеяться, что и он тоже не будет увиливать и строить из себя героя, который на поверку окажется даже не рыцарем, а вражеским перебежчиком. А расстраивает, потому что от Максима прет такой мощной энергетикой, что не попасть под его влияние будет сложно. А еще одна безответная любовь мне точно не нужна. Слишком больно и неуютно годами торчать во френдзоне и ждать хоть каких-то изменений, боясь потерять и любовь, и дружбу.
  Но заставить себя отказаться от общения с музыкантами я не могу, да и не хочу, если уж совсем честно. Мне слишком интересны эти настолько разные ребята, собравшиеся ради общего любимого дела. Кто знает, может быть, мы действительно сможем подружиться? Почему-то мне кажется, что мы живем на одной волне. Слегка не от мира сего. И боремся за то, чтобы жить свободно. Они успешно, я не очень. Но их группа вдохновляет и мотивирует на веру в мечты.
  
  Максим
  
  - Правда, только кино смотрели? - уточнил Димка, когда мы остались одни.
  - Вообще-то, кино смотрела она, а я вырубился. Вчера был очередной приступ головокружения, Марго носилась со мной, стараясь помочь, - поморщился я.
  - Не самый романтический вечер, - покачал головой Димирий.
  - И почему тебя вечно тянет в сторону любви? Я, кажется, нашел действительно хорошего друга.
  - Дружбы между мужчиной и женщиной не существует! Я и в мужскую-то дружбу не особо верю...
  - Правильно, потому что тащишь в постель все, что движется. А меня больше устраивают доверительные отношения, чем эти вечные сопли, страдания, запоминание важных дат, цветы, милые сюрпризы и прочая пакость...
  - Ты такой зануда, - Димирий закатил глаза и недовольно уставился на меня. - Как ты еще не умер от своей влюбленности в работу? Спишь по три часа, похож на мертвяка (давление почти такое же, кстати), еще и думаешь, как закоренелый холостяк.
  - Зато вы все не разоритесь, пока я влюблен в музыку, а не в женщину. Вот уйду в загул, что делать будете? До истечения срока контракта меньше полугода осталось, - протянул я с угрозой, - Представь, если я решу оставить карьеру ради семьи? Вы пропадете.
  - И поэтому ты хочешь всю жизнь ничего не чувствовать? И прыгать от одной малоприятной девицы к другой?
  - По крайней мере, так я не испытываю мук совести. Ты же не хочешь, чтобы я соблазнил какого-нибудь невинного ангела, а потом понял бы... недельки через две, что она мне осточертела? Я, вот, не хочу, потому что это бесчеловечно, когда твои мечты о любви и счастье разбивает какая-нибудь мажорная мразь вроде меня.
  - Ты к себе несправедлив. Вспомни, как ты пекся о беспризорном мальчишке, на которого было наплевать всему миру, - с жаром воскликнул Дима.
  - Не обольщайся, я делал это, только потому что у того мальчика был огромный талант, мимо которого я не смог пройти. На любого другого мне было бы плевать. Для меня существует только очень узкий круг людей, ради которых я готов расшибиться в лепешку, других людей нет вовсе. Я нетерпим, нетерпелив, категоричен, эгоистичен, сварлив и слабоват здоровьем. Какая девушка это выдержит, а главное, какую девушку выдержу я? Да и зачем, когда можно продолжать менять, как ты там сказал? Малоприятных девиц.
  - Сдаюсь! Когда-нибудь ты сам изменишь мнение, а сейчас иди в душ, встретимся, когда ты проснешься и подобреешь.
  
  Мой день прошел за репетицией. Мы с парнями играли, прервавшись только на обед, который услужливо подогрела Маргарита. Слава домработнице, которая забила холодильник едой и наготовила всяких вкусностей. Репетировать закончили затемно. Только после этого, разогнав группу по домам, я вместе с Марго пошел к ней - смотреть на ее работы. Мне было действительно интересно посмотреть, что делает эта девушка. И когда я понял, что она на самом деле работает с внушительными железками, немного оторопел. Как эта не очень крупная девчонка может гнуть арматуру, сворачивая в причудливые завитки решеток? Как она режет металлические планки, как сваривает все это вместе?
  На мое удивление девушка только посмеялась и сказала, что такая работа под силу каждому. Тут я начал сыпать вопросами про станки, на которых она работает и получил ответ, что для того, чтобы согнуть арматуру нужна всего лишь гайка. И она отказалась показывать, как это делается!
  Но больше ее работ, меня поразила сама квартира. Это была обычная, в общем-то, двушка, одну из комнат которой переделали под мастерскую. Куда интереснее было, что все остальное было в азиатском стиле. Почему-то мне не показалось, что Марго может интересоваться чем-то подобным, но, помявшись немного, она призналась, что обожает дорамы, аниме, дворцовый стиль Азии и вообще все, связанное с Кореей и Японией.
  Как не посмотри, а Маргарита обещает стать той еще загадкой...
  
  Концерт был назначен на вечер субботы. И это время неумолимо приближалось. Из всей группы публичные выступления обожал только Стив, терпимо к ним относился Вадик, а мы с Димкой с трудом мирились с тем, что приходится выставлять себя на обозрение толпы. И если для Димирия это была скорее ментальная проблема - клавишник не выносил большие скопления людей. Ему становилось ужасно неуютно. Наверное, это была легкая боязнь сцены, но он старался не обращать на нее внимания. Мне же было трудно не из-за людей, (хотя и они сильно мешали концентрироваться), а из-за ужасно яркого света, бьющего в глаза. Стоя на сцене, я практически ничего не видел. Немного спасали солнечные очки, если, конечно, продюсер не был против этого небольшого аксессуара. К счастью, они вполне вписывались в образ вампира.
  Весь день перед концертом мы провели в студии, где репетировали. Там же обсудили последние новости, обговорили детали образов, еще раз уточнили порядок песен.
  А вот в день "Икс" оставалось только проверить площадку. Перед самими выступлениями репетиций не было, чтобы не сорвать голоса и не перенапрягаться заранее. Несмотря на то, что этот концерт был не первым и даже не десятым, волнительно было все равно.
  Сегодня я не виделся со своей соседкой, хотя даже вчера нашел на это время. Весь вечер мы вместе смотрели телевизор, уютно устроившись в горе пледов, дружно чавкая попкорном. Показывали что-то про оборотней. Очередная шаблонно-трогательная история о том, как девушка влюбилась в оборотня, не зная о его природе, как потом долго ужасалась, когда узнала... Марго еще возмущалась по этому поводу, утверждая, что тот факт, что мужик оказался оборотнем ничего не меняет. Если бы он хотел сожрать свою подружку, то уже давно сделал бы это. Признаться честно, я тоже никогда не мог понять, почему все герои так пугаются и возмущаются, когда узнают такого рода секреты. Вот дружили вы чуть ли не с детства, и все было хорошо, а стоило узнать, что этот киношный или книжный герой вампир, оборотень, ведьмак или еще какой мутант, все - крики, сопли, вопли и паника.
  Разошлись мы ближе к утру, когда Маргарита силой отобрала у меня пульт, заявив, что пора спать, иначе я вырублюсь на выступлении. Причем девушка ужасно огорчилась, узнав, что ей придется идти на "смазливых мальчиков" вместо моего концерта.
  И вот теперь, сидя в гримерке и ожидая своего выхода, нервничал. И не я один, рядом плоско шутил Стив, хотя обычно у него нет проблем с чувством юмора, Вадик просто молча подпирал стену, а Димирий поправлял серебряные цепи, пристегнутые к черной полупрозрачной майке. Друг на друга мы старались не смотреть - узнавать привычные лица под слоем косметики было странно.
  - Зал ревет, требует вас, - к нам заскочил менеджер. - Ребята на разогреве стараются, но их скоро выгонят, хотя поют неплохо.
  - И сколько еще будем народ пытать? Они и так больше часа ждут уже, - нахмурился я.
  Я пунктуален всегда и во всем и терпеть не могу эту традицию с задержкой концертов. Будь моя воля, начинал бы точно в назначенное время, все равно публика намного раньше собирается.
  - Через десять минут ваш выход. Перебирайтесь за кулисы.
  Последний раз глотнув воды, я поднялся, за мной последовали остальные.
  Когда ребята из начинающей группы закончили играть, зал снова принялся скандировать: "Romantic Death" и таки да, после еще минутной паузы, главные герои вечера - мы - вышли на сцену. Вадик уверенным шагом отправился к барабанной установке, Димка встал за клавиши, послав воздушный поцелуй зрителям, Стив прошелся колесом, прежде чем занять на свое место. А я не делал ничего. Мрачно стоял изваянием в кожаном пальто и изображал сурового упыря, вызывая всеобщий восторг. Не могу понять, почему современные девушки тащатся от вампиров. Глядя на себя в зеркало, передергиваюсь - бледный, с горячечным взглядом, вздувающимися на руках венами. Да, черты лица привлекательные, фигура тренированная и идеально сложенная (кто бы знал, чего мне это стоило), но вся эта готичность... Готика хороша в соборах, но не в людях.
  Отыскать среди толпы Марго я даже не попытался, хотя и знал, что она стоит очень злая и недовольная где-то в первых рядах. Наверняка, она еще не поняла, что я и есть солист ненавистной ей группы, хотя, может быть, и поняла. Все-таки наша группа очень колоритная. Мало того, что многонациональная, так еще и фигуры у всех такие разные. Не те "смазливые мальчики", к которым привыкли азиатские поклонницы. Один Вадик чего стоит!
  Я поприветствовал зал (все реплики между песнями сочинял Стив, потому что у меня на это не хватало любви к аудитории), дал знак ребятам, и концерт начался.
  Зал ревел, стараясь перекричать меня и оказаться ярче ударных. Но привычные к этому шуму, мы не сбивались, точно играя свои партии. Когда подошла к концу первая часть выступления, меня уже можно было выжимать. Если все остальные участники группы были в майках, Вадик вообще щеголял своей стиральной доской на прессе, я был с ног до головы в коже, а это почти как в бане... Из плаща меня вытаскивали трое суетящихся в гримерной ребят, еще трое занимались остальными. Из демонического Димки надо было сделать ангельского, Стиву переставить ирокез, а Вадик просто сменил брюки на джинсы. Я же втиснулся в ужасно узкие кожаные брюки, а сверху образовалась черная шелковая рубашка. Повезло еще, что со вставными клыками петь трудно, а то мне бы и их нацепили.
  Второе отделение прошло на ура. Новая песня вызвала всеобщий восторг. Такого драйва я не чувствовал уже давно. Я совершенно забыл, где я, кто, как себя чувствую. Просто играл!
  И три песни биса тоже пролетели за одно мгновение.
  Уже потом, когда люди все-таки закончили аплодировать, а особо заядлые фанатки поймали Вадькины палочки, я осознал, что все позади. Ребята тоже устало расслабились. До гримерной мы дошли на автомате.
  - А мы круты! - засмеялся Стив, смывая с лица косметику. - Это же надо! Обычно в России публика холоднее принимает, а сегодня все с ума посходили.
  - И новую песню отлично приняли, наверняка, теперь все чарты наши, - протянул Вадик, переодеваясь в свое.
  - Да, Макс, ты подтвердил свое звание музыкального гения. Еще пара альбомов с такими песнями, и мы войдем в историю. Лет через двадцать уже наши песни будет переигрывать симфонический оркестр, чтобы хоть этим привлечь внимание зрителя, - Димка осторожно передал свой белый костюм девушке-костюмерше.
  - Ну не знаю, как по мне, мы играем лишь чуть сложнее других групп этого класса. Я всегда хотел исполнять более серьезную музыку, но это слишком неприбыльно. Хотя да, мне понравилось, как сегодня все прошло, вы отлично отыграли, парни, - я еле заметно улыбнулся, вспоминая, что еще три года назад Стив ошибался чуть ли не в каждой второй песне, а Вадик не осмеливался играть длинные барабанные соло.
  Теперь нашей группе по плечу мелодии любой сложности. И чем дальше, тем сложнее будут композиции. Я уже давно решил, что мы будем играть качественную и красивую музыку, понятную при этом всем. Если струны души существуют, я хоть на них сыграю симфонию!
  
  Марго
  
  Меня буквально вытащила из здания клуба подруга. Шок от того, что мой сосед и оказался солистом той самой группы, был настолько сильным, что я с трудом переставляла ноги. Я же ему столько гадостей наговорила, издевалась над всеми айдол-группами... А потом услышала их репетицию и заявила, что теперь их фанатка. Фанатка Romantic Death! Как теперь относиться к Максиму? Жуть как стыдно будет смотреть ему в глаза. Но вместе со стыдом пришел и гнев. Ну почему он не сказал?! Почему не наорал, за то, что такая язва невежественная?.. Все было бы проще. Я бы извинилась, послушала все их песни, изучила историю группы и поняла, как мне повезло познакомиться с ними и узнать, что сценический образ и реальные люди имеют мало общего.
  - Марго, ну как? Ну правда же здорово! Они такие няшные! Я их обожаю, вот бы автограф получить хоть у одного из них, но лучше у Димирия. Он просто секси, - трещала Соня, как на буксире таща меня за собой.
  Я ее почти не слушала, хотя и подумала, что было бы забавно собрать Соне автографы всех парней, да еще и экскурсию в квартиру солиста устроить... Но о своем знакомстве с музыкантами, конечно, не сказала. Соня возглавляла один из фан-клубов. Что знает она - знают все фанатки. Если она поймет, что ее любимчики гораздо ближе, чем кажется, Максу придется в срочном порядке улетать из России. Только сейчас я осознала, что все шуточки Макса про чокнутых фанаток и папарацци, никакие не шуточки, а его привычные будни. Более того, я уже не могла обижаться на то, что он скрыл правду.
  - Сонь, а когда и где их следующий концерт? - я подумала, что было бы неплохо, если бы Макс прямо сейчас куда-нибудь уехал, тогда не придется мучиться угрызениями совести и отпадет нужда метаться в поисках верной модели поведения.
  - Через три недели в Сеуле. Но солист уже послезавтра должен быть на съемках, а у Димирия скоро фотосессия, правда, я не могу найти, где.
  - Ага, значит, на съемки надо будет лететь в Америку, - протянула я.
  Возможно, до этого времени мы и не успеем встретиться. У Макса наверняка куча дел до вылета. Может, он еще пару песен написать успеет. Зачем ему соседка? Но развить эту мысль не успела, зазвонил телефон. Звонил Максим.
  - Ты где сейчас? - уточнил музыкант.
  - Иду с концерта, где же еще? - заворчала я.
  - Скажи точно где, мы с парнями тебя догоним.
  - Я с подругой. Помнишь, я говорила, что пойду на концерт не одна. Так вот, моя подруга - глава фан-клуба группы, на которую мы ходили. Ты же не хочешь с нами сейчас встречаться, правда же? А то она будет долго щебетать, какой классный был концерт.
  - Окей, я понял, поговорим, когда вернешься. Зайдешь ко мне? И кстати, сама-то не хочешь рассказать, как тебе концерт? - голос на том конце трубки был веселым, но усталым.
  - Может, перенесем этот разговор? - с надеждой спросила я. Не готова я сейчас с ним встречаться.
  - Если ты не придешь ко мне - я поднимусь к тебе, но у меня места больше, к тому же, я хочу заказать что-нибудь вкусное. Ты ничего не имеешь против итальянской кухни?
  - Хорошо-хорошо, я приду, не надо ко мне. И да, итальянская - в самый раз, - я отключилась, когда поймала слишком уж заинтересованный взгляд подруги.
  - С кем ты разговаривала? - приподняла бровь Соня.
  - С соседом. Мы с ним договаривались кино посмотреть, - отмахнулась я.
  - Это с каким соседом? Почему я его не знаю?
  - А мы недавно только встретились. Он живет этажом ниже и часто бывает в разъездах. Приятный мальчик, с ним интересно поболтать иногда.
  - Не забудь познакомить потом, вдруг мне понравится, - Соня вцеплялась во всех парней, каких видела и была пугающа в этом своем рвении найти счастье.
  - Он намного младше, к тому же он мой сосед, найди себе своего.
  - Ого, ледяная Маргарита в кого-то впустила свои коготки? - присвистнула Соня.
  - Просто я считаю, что маленьких чистых мальчиков надо защищать от тигриц вроде тебя, - а еще от всего многотысячного фан-клуба.
  - Ну да, ну да... Просто, своим делиться не хочешь, педофилка, - фыркнула Соня. - Иди уже, а то кино будете смотреть завтра. Хотя по книжкам этим с утра советуют заниматься, - и проказливо так подмигнула.
  - Извращенка! Мы дружим, а не встречаемся, - зачем-то начала оправдываться я. - Ну да ладно, ты права, мне пора. И спасибо, что вытащила, концерт был отличный.
  
  Максим
  
  К полуночи у меня в гостиной образовался настоящий пир! Пицца, сыры, лазанья, фрукты, бутылка хорошего (по слухам. Сам я не пью.) красного вина. Остается дождаться гостью и можно будет отпраздновать удачное завершение концерта.
  Было боязно, что после того, как Марго узнала, кто я - побоится прийти, но нет, она все-таки появилась. Выглядела девушка немного смущенной, но не злой. Уже легче, я боялся, что начнет крушить все вокруг. Я бы точно разозлился, если бы меня так провели.
  - Начинать надо с извинений или с того, что с такой знаменитостью я вряд ли смогу общаться? - Марго была одета в рваные джинсы и черную майку с черепом, волосы непривычно спадали по плечам на спину - никаких косичек.
  - То есть, когда героини динамили оборотней и вампиров, ты обвиняла их в глупости и идиотизме, а теперь, когда узнала, что я всего-то известный певец, будешь ввести себя так, словно мы незнакомы? Ничего же не изменилось! Я это я, ты это ты. Я пою, ты гнешь арматуру, мы любим арахис и ночные посиделки перед телеком.
  - Все так, Максим, но, в отличие от вампиризма и оборотничества это многое меняет. Клыки и шерсть меня бы не смутили, но папарацци и армия фанаток - другое дело. Это слишком пугает и давит. Я не представляю, что делать, если из-за моей привычки вечно падать и влипать в непутевые ситуации, ты попадешь на первую полосу, - Марго присела на краешек стола, ее взгляд беспорядочно прыгал по гостиной.
  - Я не завишу от мнения толпы. Моя группа уже достаточно популярна, чтобы позволить себе общение с теми, с кем нравится. Первая полоса - прекрасно! Контракт не запрещает мне дружить, а значит, я справлюсь с любыми сплетнями, - как же меня злило, что Маргарита совсем потухла.
  Ее глаза, когда она услышала мой голос, ее поведение, когда она болтала с парнями - Марго оживала рядом с нами. Я чувствовал, что если мы продолжим общаться, эта девушка откроет для себя много нового. Мы могли бы вдохновить ее и заразиться вдохновением сами. Но сейчас с трудом верится, что она готова бороться за это. Нужно заставить!
  - Я, правда, не знаю, Максим. Ты мне симпатичен, и вся твоя группа тоже. Вы отличные ребята, мне с вами уютно и весело. Но мне было хорошо с малоизвестной группой, не уверена, что смогу быть рядом с мегазвездами. Мне из квартиры-то выходить боязно обычно, а ты предлагаешь реальность, где за любым углом может скрываться кто-то с фотоаппаратом!
  - Мне тоже всегда страшно бывать в людных местах. Но все сложности того стоят! То, что я чувствую, когда играю, когда слышу свои песни у кого-то на мелодии звонка. Я могу побывать в любой точке мира, могу открыть для себя столько нового, сколько не многим дано. И я приоткрою этот мир для тебя, если не струсишь сейчас.
  - Говоришь как змей искуситель! Это нечестно! Любого можно соблазнить такими возможностями, - пробормотала Марго, не глядя на меня.
  - Вот и отлично, ты всегда сможешь уйти, если поймешь, что общение со мной тебе не по силам. А пока просто будь рядом и делай, что нравится, я поступлю так же. Тебе же понравилось наблюдать за съемками?
  - Конечно, понравилось! Это ведь совсем другое кино. Это целая жизнь съемочной площадки! - воскликнула Маргарита, вскакивая на ноги.
  - Тогда, я правильно сделал, что договорился о твоем присоединении к съемочной группе. Съемки очень удачно перенесли, и мне не придется сейчас уезжать - они едут сюда.
  - И в качестве кого я могу там быть? - удивилась девушка. Кажется, она опять мне не верит.
  - Если тебя устроит, в качестве моего личного помощника или что-то типа того. Поможешь следить за расписанием, узнавать графики. Вообще-то, этим менеджер должен заниматься, но я смог его убедить, что он будет заниматься только моей музыкальной карьерой, с остальным я справляюсь сам, но сейчас это не очень просто из-за сумасшедшего графика. Так что помощь мне не помешает, - я улыбнулся, глядя на ошарашенное лицо Марго.
  Очевидно, она решила, что я сошел с ума. Хотя, в чем-то она права, наверное. Я всегда все планирую, обдумываю, взвешиваю. А теперь словно бес вселился! Совсем перестал контролировать происходящее.
  Но... Я интроверт, возжелавший общения, теперь меня ничто не остановит.
  - Я же ничего в этом не понимаю и у меня есть своя работа!
  - Быть моим помощником довольно просто. Вообще-то, я все помню сам, просто нужно проверять, не изменилось ли чего. В этом менеджер поможет. Если будут изменения в графиках концертов или еще чего-то связанного с музыкой, он свяжется. Всем остальным занимается менеджер по персоналу на площадке и другие помощники. А что касается твоей работы, так для нее нужно вдохновение, я тебе его подарю. Как только поймешь, что все, что могла, ты получила, просто уйдешь. Я же не работу тебе предлагаю. Решайся, Марго! Мой страшный и многолюдный мир еще и очень интересный, - я протянул девушке руку, надеясь, что она ее пожмет, скрепляя контракт, но вместо этого она протянула руку, сжатую в кулак, ее я легонько и стукнул.
  - Хорошо, давай, сделаем это! Уйти я успею всегда. Так, где там твое расписание, мне же надо быть в курсе событий?
  Расписание на неделю я всегда распечатывал. Эта современная привычка хранить все в смартфонах, конечно, хороша, но я предпочитаю бумагу. Пришлось покопаться в рюкзаке, чтобы найти нужные бумаги.
  - Ты извини, оно немного мятое и изрисованное. Я как-то не подумал, что его еще кто-то увидит, - была у меня привычка записывать на свободных местах мелодии предстоящих дел. Так проще было все запомнить.
  Маргарита несколько минут изучала мои планы на следующую неделю.
  - Беру свои слова обратно, ты не вампир, ты, наверное, пришелец! Человек не способен выдерживать такие нагрузки! У тебя же каждая минута расписана, а то время, которое хоть как-то можно было бы использовать, как свободное - забито тренировками по дзюдо и фехтованию. Как ты смог еще и посиделки со мной впихнуть в график? - тараторила Марго, переводя взгляд с меня на расписание и обратно.
  - Ну, мне бы, конечно, хотелось иметь суперсилу, уметь летать и все тому подобное, но нет. А с тобой я смог общаться потому, что до концерта расписание самое свободное. Только репетиции. В другое время все тоже не особо сложно. Я всегда собран и мне действительно нравится то, чем я занимаюсь, поэтому я нахожу время для всего.
  - Да, для всего, кроме сна! Куда только твой менеджер смотрит?! Ты со своим фанатизмом в могилу себя сведешь, и не будет у него такого крутого исполнителя, - такого распекания я никак не ожидал.
  Конечно, мой график в последнее время и мне кажется слишком уж плотным и напряженным, но я справляюсь. Но если так подумать, сломаться будет очень обидно. К тому же от меня зависят и ребята из группы, подвести их я не могу.
  - Надо продержаться, вот и все. Как только съемки закончатся, работы станет меньше.
  - В таком случае, завтра у тебя подъем в пять утра и целый день съемок, - Марго недовольно поджала губы, но спорить со мной не стала. - Но как ты умудряешься так здорово держаться при почти полном отсутствии сна?
  - Просто, я знаю свой предел. В определенный момент у меня начинает шуметь в голове. Если после этого я в течение шести часов не лягу, голова начнет болеть, после этого есть еще два часа, когда можно выпить обезболивающее и заснуть - если нет, я отключусь, когда силы закончатся. Но если спать час-два, как только в голове зашумит, можно почти нормально жить, не теряя концентрации.
  - Ты сильный человек и очень дисциплинированный, - присвистнула Марго. - А я так не могу. Мне надо спать, иначе толку от меня не будет.
  - Тогда иди к себе, нам завтра рано вставать, - я легонько тронул девушку за плечо и улыбнулся. Это был длинный, но приятный день. - Я зайду за тобой.
  - Это я за тобой зайду. Я же твой помощник. И, Макс, спасибо, что удивил. Ты меня шокировал, но иногда такие встряски полезны.
  Когда Маргарита ушла к себе, я переоделся в удобные домашние брюки и заношенную до дыр футболку, с теперь уже трудно различимым волком. Привязываться к вещам - не самая хорошая привычка для такого идола и богатея, но отказываться от нее ужасно не хотелось, так что мой домашний гардероб выглядел поношенным, да и повседневная одежда не отличалась новизной и аккуратностью. Спать не хотелось совершенно. Конечно, вставать всего через несколько часов, но это не повод... Хотелось расслабиться и успокоиться, настроиться на предстоящие съемки. В такие моменты я всегда включал аудиокниги. Они помогали.
  Наверное, это глупо и по-детски, но слушал я "Мастеров меча Online" . Я на самом деле не являюсь поклонником аниме, манги и прочего попсового, в общем-то, искусства, но эта история стала частью меня. Как только вышло аниме я, совершенно случайно, его посмотрел, а потом залпом прочитал все книги, которые уже были написаны. Главный герой, разумеется, слишком силен, но я закрыл на это глаза. Больше меня привлекла его сила духа, непримиримость, честность и целеустремленность. Захотелось стать похожим на Кирито, в меру своих сил, конечно. Я тогда даже фехтованием занялся и преуспел настолько, что теперь могу сниматься без дублера. Удивительно, как такие простые вещи, как развлекательный мультик, могут менять отношение к жизни. Почему-то, от классики со мной такого не происходило никогда. Наверное, потому что герои классических произведений стоят на другой ступеньке, догнать их - невыполнимая задача. А вот Черный Мечник очень на меня похож - обычный мальчишка, который по воле обстоятельств вынужден был стать воином. Вот и я с самого детства дрался за все, что теперь принадлежит мне по праву. Дзюдо я начал заниматься даже раньше, чем музыкой, чтобы когда-нибудь иметь возможность защитить себя и маму от жестокого властного мира отца. Кто бы знал, что брат встанет на мою сторону?! Но теперь нам приходится драться спина к спине, чтобы не сломаться. Что мир бизнеса, что мир шоу бизнеса... Ими правят деньги и жестокость, жажда наживы. Чтобы выжить, надо бороться, причем бороться иногда насмерть. И в моменты, когда хочется сдаться, опустить руки и дожидаться, пока тебя сожрут, помогают такие нереальные, но вдохновляющие истории.
  Может быть, мои рассуждения слишком наивны, но отказаться от них, значит потерять себя. Героями нужно восхищаться, за ними нужно тянуться и неважно, кто именно станет таким героем. Конечно, все рассуждения о долге и чести отдают книжностью, но они же помогают понять, что мир все-таки прекрасен. Мне часто хочется все бросить, но я не позволяю себе отступать, потому что могу заставить себя видеть красоту вокруг и понимаю, что нужно делиться ею с теми, кто не может ее заметить самостоятельно.
  Сколько бы раз я не слушал книги Рэки Кавахары, не могу их разлюбить. Они почему-то не надоедают. Может быть, я хочу быть похожим на Кирито, гораздо больше, чем готов это признать. Все препятствия, которые я преодолевал, были трудны, но никогда я не ставил на кон свою жизнь. А хотелось бы себя испытать. Смог бы я заглянуть в лицо настоящей опасности и выстоять? С раннего детства я пытался понять, где предел моих возможностей, но одна беда - узнать это можно только достигнув его, а после такого уже не восстанавливаются. Вот и остается испытывать силы и всегда оставаться недовольным результатом, ведь выложился не до конца.
  
  Этой ночью я так и не сомкнул глаз. Просто не захотел. Слова тихо звучали в наушниках и уносили меня в совершенно другой мир, позволяя отрешиться от всего. Когда в дверь позвонили, я понял, что пропустил нужное время.
  - Ты точно хочешь сыграть в следующий раз зомби, - поджала губы Марго, когда догадалась, что я так и не подремал.
  - Все лучше, чем снова вампира. Я очень устал от этого образа. Не скрою, мне нравится черный, да и внешность у меня подходящая, но не хочу, чтобы это стало клеймом на всю оставшуюся жизнь.
  - Погоди, но ты же рассказывал, что играл в романтической дораме, значит, героя девичьих сердец в тебе тоже видят.
  - Но это еще хуже! Вся эта мыльная ерунда... Жуть! Как только люди могут быть романтиками? Это же такое лицемерие и потакание чужим выдумкам, - никогда не мог понять парней, которые дарят шарики и плюшевые игрушки своим девушкам, накрывают ужины при свечах и устраивают еще невесть что.
  - Зануда, - рассмеялась Марго, потягиваясь. - Но это мне в тебе нравится. Твой характер настолько не сочетается с твоим сценическим образом и песнями, что даже страшно становится. Но почему-то мне думается, что не такой уж ты черствый и равнодушный, как сам о себе думаешь. Ну не может человек, который пишет такие песни, не быть романтиком. Просто, ты пока не нашел нужного человека. Мне бы хотелось увидеть эту девушку когда-нибудь.
  - Мне тоже любопытно, кто сможет заставить меня изменить взгляды, - покачал головой я.
  Такого не будет никогда! Если я когда-нибудь сделаю нечто подобное дешевым уловкам мужчин, желающих завоевать женщин, перестану себя уважать.
  - Ладно, переодевайся и пойдем, я пока кофе тебе заварю, - Марго уже уверенно держалась в моей квартире, так что я со спокойной душой оставил ее на кухне, а сам пошел в ванную.
  
  Марго
  Будни съемочной площадки оказались еще более сумасшедшими, чем я всегда себе представляла. На первый взгляд, во всем происходящем вообще не было системы. Толпа людей носилась взад-вперед с камерами, какой-то атрибутикой, едой и прочей ерундой. Макс меня даже толком в курс дела не ввел, сказав, что пока могу просто наблюдать, а если что-то понадобится, он сам позовет. Конечно, мне было интереснее всего смотреть именно за съемками Максима. У него как раз были боевые сцены сегодня. Вживую трюки оказались еще эффектнее, чем на экране. Музыкант был обнажен по пояс, его спину расчертил длинный глубокий шрам, я даже передернулась, подумав, что он точно, как настоящий. Кажется, гримеры постарались на славу. Даже, когда противники попали под воду, шрам не начал расползаться, все также белея на бледной коже.
  - А откуда у бессмертного такой шрам? - спросила я, когда Максим подошел ко мне в перерыве.
  - Да тут была целая история, чтобы его как-то оправдать! Сценаристы всю голову сломали, как вписать мою маленькую особенность в контекст сюжета. В итоге решили, что шрам у героя был еще до того, как он стал вампиром, так что он и сам на досуге раздумывает, как это приключилось. Эх, надо было все-таки сделать пластику, когда было время. Хотя, писательницу, которую мы экранизируем, этот рубец так вдохновил, что она решила внести этот эпизод в книгу, когда будет переиздаваться.
  - Так он настоящий?! - я все еще думала, что Макс меня разводит.
  Откуда у айдола шрамище через всю спину?!
  - А ты подумала, что грим? Нет, это память о моей бурной молодости. Полезли с Вадиком в заброшенную многоэтажку, а подо мной пол провалился. Пока падал, пропорол спину арматурой. Потом целый месяц в больнице пролежал. Столько песен за это время сочинить успел... Сказка!
  - Беру свои слова обратно - ты не зануда, ты псих!
  - Я же тебе говорил, что раньше был немного без тормозов. Это сейчас понимаю, что если помру, парням без меня тяжело придется, да и брат на мне еще не все деньги сделал - нельзя подводить людей. Хотя я скучаю по экстремальному спорту. Сейчас только сноубординг и остался, если получается куда-то выбраться. Ну и езда по пересеченной местности - в России это очень рисковое дело!
  - Есть что-то, чего ты не умеешь? - разозлилась я.
  И почему он красивый, умный и спортивный? В могилу, конечно, себя загнать пытается... Но это можно и подправить. Чуть освободить график и переутомление исчезнет. Если так подумать - Макс идеальный парень, которых даже в кино встретишь не часто.
  - Ну, как тебе сказать... Я не умею готовить, техника ломается в четыре раза чаще, если ей пользуюсь я. Все, что касается хозяйства, ремонта и повседневной жизни, - вызывает у меня панику. И да, я совершенно не умею общаться и с чувствами у меня проблема. А еще я ужасно пишу по-русски. Ничего не могу с собой поделать - ошибок море. Но в других областях я достаточно хорош, чтобы выживать, не особо бедствуя.
  - Всем бы так "не бедствовать"! - возмутилась я.
  - Как там в американских комиксах говорят обычно? "Большая сила налагает большую ответственность"? Как-то так, кажется. Здесь так же. В моей жизни много плюсов, но сложностей не меньше. Ладно, все. Одна из сложностей зовет - свободное время не про мою честь. Надо снова сниматься.
  И умчался куда-то, оставив меня смотреть вслед. Максим одним своим присутствием мог ошарашить кого угодно. На первый взгляд он казался нормальным богатеньким мальчиком, умеющим петь, но если заглянуть глубже - он мыслил как-то не так. У Макса были четкие, но очень уж свои жизненные приоритеты. Взгляд на мир тоже был слишком индивидуальным. Сложно было догадаться, как он оценит ту или иную ситуацию. Почти в каждом разговоре он успевал меня удивить и заставить задуматься. Кажется, он был прав: вдохновение я найду, только не в жизни кинематографа, а во вполне конкретном человеке. Интересно, что я буду делать, когда он уедет?
  
  Вечером мы возвращались домой в тишине. Максим устал, и с трудом мог сосредоточиться на дороге, я же не хотела ему мешать, да и чувства были слишком смешанные, чтобы вести непринужденную беседу. Мне нравился Макс, хуже того, мне начинал нравиться мир, в котором он жил... Но ведь я не смогу задержаться там надолго, меня ждет мой - скучный, рутинный и вывернутый наизнанку. Большую часть жизни я провела как мальчишка - сбивала коленки, лазала по деревьям, училась забивать гвозди и паять, в совершенстве освоила сварку и холодную ковку, жила, как закоренелый холостяк - без еды и в свинарнике. Куда мне со своим свиным рылом в калашный ряд? Мое место уже давно определено. С тех пор, как я отказалась от мечты ради гарантированного куска хлеба - для меня все кончено. Дальнейшая жизнь будет такой, какой она и была до встречи с Romantic Death. Так зачем же судьба посылает мне это короткое счастье, если оно все равно не для меня? Зачем мне сейчас общаться с интересными людьми, получать новый жизненный опыт, если совсем скоро все это исчезнет как дым, оставив лишь слезящиеся от горечи и обиды глаза?
  Все эти отнюдь не радостные мысли не давали мне заснуть до глубокой ночи.
  Разумеется, ранний подъем не принес мне никакой радости. Идти за Максом не особо-то хотелось. Зачем показываться перед этим красавчиком в помятом виде? Но раз уж у меня что-то типа работы, выбора нет.
  
  Максим
  Следующие две недели мы с Марго были неразлучны. На съемочной площадке она помогала со всем, чем можно. Честно говоря, я уже слабо представляю, как буду справляться один. Оказывается, к хорошему легко привыкнуть. Вместо того чтобы все запоминать самому, я мог спросить у Марго. Да и роль она всегда помогала учить. Свободное время мы тоже проводили вместе, хоть его и было очень мало. Гулять, когда тебя не узнают на улицах, потрясающе прекрасно.
  Не помню, когда я столько времени проводил с одним человеком. Наверное, сейчас Маргарита знает обо мне больше, чем все остальные, ну кроме матери и брата. Даже Димке мне было сложно открыться, хотя уж он-то мои тайны точно не разболтает. А эта неуклюжая девочка-женщина с косичками заставляла верить себе полностью.
  В последние дни я говорил столько, что уже начал забывать, как молчать. Хотя, девушку я тоже всегда долго и внимательно слушал. Ее судьба меня заботила. Я и сам не заметил, как начал продумывать разные варианты помощи. Если Марго хочет быть ювелиром, я должен ей помочь в этом.
  Но хуже всего было то, что я начал думать о ней не только, как о друге. Сам не знаю, почему так. Ведь женственность и Маргарита плохо сочетались. Марго выглядела, как девчонка, вела себя, как мальчишка. Но при этом иногда, когда она задумывалась, волновалась, слушала мою музыку... Появлялось в ее лице что-то такое, перед чем устоять было практически невозможно. Я ненавидел себя за эти мысли, но сделать ничего не мог. Все чаще в мозгу проскальзывали безумные идеи о поцелуях, объятиях и жизни под одной крышей.
  Это было так непохоже на меня, что я даже подумал, что схожу с ума. Все сложнее было держать себя в руках. Испортить такую чудесную дружбу моими странными завихрениями - будет величайшей глупостью. К счастью, Марго ничего не замечала. Она продолжала также спокойно оставаться рядом со мной.
  К добру или к худу, но наши отношения пришлось прервать, по крайней мере, на время. Съемки перебрались в Корею, я вместе с ними. А Марго осталась в Москве, хотя я и звал ее с собой. Жаль, что для нее это оказалось уже слишком. Понимаю, конечно, мы недолго знакомы, а своих денег на такие разъезды у нее нет. И, конечно, мы еще встретимся, но кто знает, когда... Когда я еще вернусь в Россию? Будет ли все по-прежнему между нами, или эта привязанность не переживет разлуку? Самое грустное, что я даже позвонить ей, скорее всего, не смогу. Разница во времени, убойный график... Свободное время - не мой конек.
  Почему-то мне казалось, что на съемочной площадке все несуразные мысли о нас с Марго не будут меня беспокоить. Ведь там - я - не я. Я - бессмертный, пытающийся жить. Но нет, не спасал даже образ, поглощающий почти полностью. Стоило хоть на секунду отвлечься - перед глазами появлялся образ девушки с косичками. И чем дольше я был в Корее, тем сильнее становилось это наваждение. Я все время о ней думал, мечтал прикоснуться... и ненавидел себя за этот вздор.
  Успокаивало только одно - на работе сумятица в голове не отразилась. Я нашел в себе переключатель. На работе я - он, а в перерывах - озабоченный маньяк, которым стал теперь. Маргарите я не звонил, но каждый вечер отправлял письмо по электронной почте. Мне казалось, что если услышу ее голос, окончательно сойду с ума. Надо срочно найти себе девушку.
  Одна беда - здесь меня знает каждая собака. И если я вдруг решу с кем-нибудь хотя бы пофлиртовать, эта новость тут же облетит все газеты, не говоря уже об интернете.
  А до возвращения в Москву еще три долгих недели... Конечно, немного утешает, что скоро на фотосессию приедет Димирий и можно будет сыграть дуэтом и отвлечься от всего. Или погонять на мотиках, а еще лучше заняться чем-нибудь совсем уж экстремальным. Давно я не пробовал новый спорт.
  
  Марго
  Макса не было в России уже семнадцать дней. Моя жизнь словно остановилась. Не было сил даже банально гнуть железки. Спасало только то, что каждый вечер я получала от Максима письмо с очередной интересной историей из его жизни и расспросами о моей.
  Не могу сказать, что я жалела о том, что не поехала вместе с ним, ведь кто знает, что случилось бы в этой поездке. Я все-таки не смогла устоять и влюбилась в этого удивительного парня... младше меня на пять лет. А он не верил в любовь вовсе и считал меня лучшей подругой. Нельзя было испортить дружбу своей неуместной влюбленностью. Как такая чудачка и пацанка, как я, может даже думать о том, чтобы быть рядом с Максимом в качестве любимой женщины? Когда-нибудь он выберет для себя идеальную, утонченную леди, которую будет не стыдно показать прессе.
  Я вдалбливала эти разумные мысли себе в мозг, но самовнушение не работало. Чем дольше Максима не было рядом, тем больше я скучала.
  И пока солиста не было в городе, я неплохо проводила время с его друзьями. Парни из группы оказались просто мировыми! Не знаю уж, просил ли их Макс, или они так решили сами, но ко мне кто-нибудь заходил почти каждый день. Мы облазили весь город, перепробовали все виды активного отдыха, прошлись по всем мыслимым музеям и театрам. Но даже это не могло перебить мысли о Максиме. Иногда я ловила на себе изучающие взгляды Димирия, а когда он думал, что не вижу, даже понимающую ухмылку. Этот ангело-демон явно обо всем догадался и теперь смеется над моим плачевным положением. Но не могу его винить. Наверняка, считает очередной дурочкой, которая не смогла справиться со своими чувствами и замахнулась на недосягаемую цель.
  Но однажды, когда мы вдвоем болтались по бульварному кольцу, Дима заговорил. Этот разговор окончательно выбил меня из колеи.
  - Ты ведь его любишь? - с хитрым прищуром с места в карьер начал клавишник.
  - Скорее всего, - пожала плечами я, не видя смысла делать вид, что не понимаю, о ком он спрашивает.
  - Это хорошо, - задумчиво пробормотал парень.
  На меня он не смотрел, уперев взгляд в горизонт или куда-то еще дальше.
  - С чего бы? Будет над кем издеваться? - насупилась я, хватаясь за кончик косы. Как обычно, это произошло само по себе.
  - Нет. Марго, ты мне симпатична и ты ему подходишь.
  - Ага, примерно также удачно, как пятое колесо новенькой машинке.
  - Глупости! Макс в жизни ни с кем столько времени не проводил без какого-либо мотива. Уверен, что ты ему тоже нравишься, просто, он еще этого не осознал, а если и понял, то будет упираться до последнего. Ведь он верит в возможность влюбиться даже с меньшей вероятностью, чем в выигрыш российской сборной по футболу на чемпионате мира...
  - Мы просто друзья, причем тут влюбленность? Иметь много общего - еще не значит, любить.
  - Знаешь, я знаком с Максом уже пять лет и еще ни разу он не общался с девушкой так долго. Они липнут к нему как мухи, но его это всегда только раздражало. Его вообще люди мало заботят.
  - И при этом он так печется о вас, парни, - закатила глаза я.
  - У нас взаимовыгодные отношения... Но ты права, он добрый, хоть и не признает этого. Не знаю, рассказывал ли он тебе, как мы познакомились? - Димирий снова не посмотрел на меня, задав свой вопрос. Он вообще редко смотрел людям в глаза.
  - Нет, об этом мы не говорили.
  - Тогда расскажу я. Думаю, это многое скажет о Максе. Давай присядем? История долгая.
  Мы устроились на лавочке в тени липовой аллеи. Народу вокруг было немного, все-таки середина буднего дня, да и погода не ахти - ветер и легкая морось.
  - Я родился в Словакии. Мать бросила меня у дверей приюта, ну, во всяком случае, мне так сказали. Сам я этого, конечно, не помню. Жизнь в приюте была не особо приятной, поэтому я оттуда частенько сбегал. Лет в двенадцать прибился к уличным музыкантам. Моя внешность помогала им собирать монетки с добросердечных туристок. В обмен на мою помощь, ребята научили играть на синтезаторе. Не буду рассказывать, как нас гоняла полиция, отлавливали приютские, мутузили местные банды... Однажды, когда мы играли, я заметил азиата, пристально за мной наблюдающего. Он простоял в стороне все наше выступление. Не открывая глаз и практически не шевелясь. Отмер он, только когда мы доиграли.
  - Максим? - уточнила я с улыбкой.
  - Разумеется. Разве сыщется в мире еще один богатей шатающийся по подворотням малознакомой страны... Он предложил мне вступить в его группу и уехать из страны. Мне тогда еще не было восемнадцати. Документы тоже были непонятно где... Не знаю как, но всего за две недели опеку надо мной оформили на брата Максима, гражданство мне выдали корейское, а переехал я в Россию. Так что, если по документам - я племянник нашего солиста, а морально - его вечный должник. Он постоянно говорит, что спас меня только из-за того, что разглядел мой талант, но не думаю, что кто-то другой стал бы так заморачиваться. Всегда можно было организовать кастинг и нагрести миллион талантливых клавишников, а не подбирать попрошайку. Но, конечно, если бы он не услышал, как я играю - не обратил бы внимания...
  - Мне кажется, что для него вообще существует крайне мало людей. Есть те, о ком он заботится, а остальных нет вовсе.
  - Вот поэтому я и говорю, что ты особенная. Ты не музыкант и Макс не привязан к тебе условиями контракта. Но он и на шаг от тебя не отходил. Если он не влюбился, то что? - сейчас Димка был похож на настоящего чертенка - в глазах плескались веселые искорки.
  - Знаешь, если ты напрасно меня обнадежишь, я тебя прибью, - поджала губы я.
  - А я вот завтра вылетаю к Максу в Сеул - у меня там фотосессия... Там-то все и узнаю. Он мне все выложит, наверное. Кое-чем смогу и с тобой поделиться. Но не рассчитывай на многое, я хоть за тебя и болею, выставлять напоказ скрытые чувства друга не стану.
  - Эх, я тебе даже завидую. Ты едешь к нему, а я опять остаюсь здесь.
  - Я бы купил тебе билет, но ты ведь откажешься?
  - Ясен пень. Это было бы слишком просто. Я и так уже завишу от мальчиковой группы с ужасным названием, зачем влезать в это еще больше?
  - Такими темпами я смогу вас свести только к пенсии, причем моей... Вы жутко сложная парочка, а я совсем не похож на Эрота... Как жаль, что коммуникативные навыки Макса почти на нуле, а его представление о собственных чувствах еще хуже.
  - Да уж, тяжелый случай. Бедняжка Димирий, и пожалеть-то тебя некому, - наигранно запричитала я, но потом резко замолчала. - Слушай, раз уж ты такой откровенный сегодня, расскажешь, почему имя у тебя такое нестандартное?
  - Здесь нет никакой тайны. Просто в свидетельстве о рождении букву пропустили, да так и пошло. Я хотел его сменить на "Димитрий", но потом передумал, решив, что оно отлично подходит к моей странной и несуразной жизни.
  - Ну вот, а я думала история будет более захватывающей. Но, если так подумать, тебе и правда подходит. Обычное имя совсем не вязалось бы с твоим противоречивым образом, а так - есть загадка...
  - Вот и Максим всегда так говорит. У вас действительно много общего, - пробормотал парень. - Ладно, давай вернемся, а то что-то совсем захолодало.
  Димка все еще не закрыл мотосезон и сейчас щеголял красивой кожаной курткой. Мы даже до бульваров доехали на его спортивном байке. А теперь надо к нему вернуться. И тогда меня снова с ветерком прокатят до дома. Поверить сложно, что я всего пару недель назад впервые села на байк. Боялась страшно, но с Димирием было спокойно. Он был таким уверенным и умелым, что машины мы обходили легко и безопасно. Мне понравилось гонять по городу, не застревая в пробках.
  Если так подумать, за время знакомства с Romantic Death я вообще узнала много нового. Никогда раньше так тесно с парнями не общалась. Оказывается, они тоже люди, причем вполне себе интересные и классные... или это только моих знакомых касается?
  
  Максим
  Самолет Димирия приземлился поздно ночью, но я все равно поехал в аэропорт сам. Конечно, можно было вызвать такси или отправить одного из водителей брата, но у меня как раз было несколько свободных часов перед новым съемочным днем и очень хотелось увидеть друга... ну и про Марго его расспросить. Наваждение, кажется, затяжная штука. Разумеется, Димка меня обсмеет и поиздевается, но ведь все равно расскажет все, что я хочу узнать, да еще и отвлечься поможет.
  Как выяснилось, Димирий прибыл в Сеул не один, а с фотографом и его женой. Наверняка, там потом появится еще куча ассистентов и папарацци, но они явно будут жить не вместе с Димкой в особняке Джун Тана. А вот Денис Вересаев и его жена Ариадна уже давно стали для нашей семьи хорошими друзьями. Димка всегда терпеть не мог долгие, да и короткие, фотосессии, но с появлением Дениса все изменилось. Я сначала даже подумал, что мой клавишник влюбился, потому что Ден производил неизгладимое впечатление своей харизмой и аристократической манерой поведения, но потом выяснилось, что Димирий просто признал талант фотографа и принял тот образ, который он для него выбрал. А потом как-то само собой получилось, что Денис стал снимать всю нашу группу, захаживать на репетиции и вообще плотно общаться с нами. Чуть позже он познакомил нас со своей женой - скромной, умной, но умеющей отдыхать женщиной, которая почему-то всегда напоминала мне героиню греческого мифа, и не думаю, что виновато в этом только ее имя.
  В аэропорт я приехал на стареньком внедорожнике, одолженном у одного из членов съемочной группы. Пришлось надеть кепку и самую неприметную одежду, какую только удалось быстро найти. Если меня сейчас здесь увидят - прощай нормальный отдых. Как только репортеры узнают, где именно у Димирия фотосессия, они начнут загонять его, как дикого зверя, пока не засыплют вопросами до смерти, а уж если и моя персона засветится рядышком - могилка наша станет уже братской.
  Оказалось, что выглядим мы с Димирием почти как братья-близнецы. Он тоже в кепке, потертых джинсах и какой-то слишком уж безразмерной толстовке ужасно смахивающей на мою. Посмотрев друг на друга, мы рассмеялись.
  - Как всегда... - пробормотал клавишник. - Знаешь, эти жуткие шмотки начинают утомлять.
  - Не больше, чем армия фанаток, - пожал плечами я.
  Никогда не мог понять, почему для Димки так важно хорошо выглядеть. Я предпочитал удобные вещи и занашивал те, что нравились чуть ли не до дыр. А вот Димирий везде, где мог одевался с ног до головы в кожу и с бараньим упорством выглядел как рокер байкер. Хотя и образом богатого аристократа в зимний сезон не брезговал. Все-таки этот парень выглядел как настоящий принц из сказки. Характер только тяжелее и судьба не такая приторно-сладкая.
  - Ну и как ты тут поживаешь, актерище? - в беседу включился Денис.
  - Как раб сцены, - вздохнул я. - Мне через три часа снова на съемки. Не могу дождаться, когда все это закончится. Хочется домой.
  - Это куда? - уточнил Ден.
  - В Москву, наверное. Почему-то именно этот город я считаю домом. Уж не знаю из-за того, что я там родился или просто именно в Москве мне спокойно и есть к кому вернуться. Хотя и в Корее есть люди, которых я люблю... В общем, не важно. Хорошо долетели? Ариадна, ты чудесно выглядишь несмотря даже на долгий перелет! - не смог не сделать комплимента жене фотографа.
  Ариадна всегда и везде оставалась утонченной леди. Они с Денисом были фантастической парой, словно вышедшей из мифа. Оба высокие, стройные, умеющие держать спину ровно и не опускать головы. И если Денис буквально излучал харизму и привлекал к себе людей, Ариадна всегда тихо стояла сзади, но при этом совершенно не казалась лишней. Очень гармоничная пара. Интересно, а как бы мы с Марго выглядели со стороны?
  - Долетели отлично и спасибо за комплимент, Максим. А вот ты выглядишь усталым,- Арина подошла ко мне и каким-то материнским жестом потрепала по волосам. Челка тут же съехала на глаза, но женщина поправила ее. - Ох уж эта мода. Наверняка, жутко неудобно с такой прической!
  - Есть немного, - пришлось признать мне. - Но я уже привык. Давайте я вас довезу к Джун Тану. Он в очередной командировке. Так что можно разгромить его особняк и сказать, что это стихийное бедствие.
  - Ух ты! Разгром поместья папочки! - оживился Димирий. - А ты растешь в моих глазах, дядюшка - не такой зануда, каким прикидываешься обычно!.. Значит, Марго с тобой не сойдет с ума от скуки... - как-то задумчиво добавил Димка после паузы.
  - Как она там, кстати? Вы же общаетесь, да? - попытался сказать равнодушно, но уверен, что Димка заметил, что я совсем не такой каменный, каким хочу выглядеть.
  - Общаемся. Мировая девчонка. Кого хочешь в узелок завязать может, если захочет. А еще тихоня страшная... Была бы поотвязнее, все парни были бы ее. А так у одного тормознутого солиста мегапопулярной группы еще есть шанс. Долго будешь раздумывать, уведут ведь?!
  - Замолчи! Она моя подруга, - как-то вяло отмахнулся я. Наверное, вся беда в том, что я и сам в это уже не верю.
  - Ну да, ну да, - скептически хмыкнул мой друг. - Потом об этом поговорим. Макс, мы устали, как собаки. Поехали домой. Хочется поспать, а то завтра Денис поднимет меня ни свет, ни заря, настаивая на том, что на рассвете мой образ особенно неотразим.
  - Я бы могла поспособствовать более позднему подъему, но я согласна с мужем. У него всегда выходят потрясающие снимки, так что придется немного помучиться во имя искусства, - Ариадна обняла Дениса за руку и положила голову ему на плечо.
  - Забавно, что вы уже решили, когда мне снимать, - поджал губы фотограф. - Вот что бывает, когда люди слишком хорошо тебя знают. Начинает создаваться впечатление, что ты уже и не особо-то нужен, они и сами все прекрасно знают... У тебя так бывает, Максим?
  - Только с музыкой, которую пишу, в слова обычно никто не лезет, оставляя тексты целиком за мной. А вот аранжировку Димирий забрал почти полностью, да и мелодии частенько правит. Ладно, Димка прав, надо ехать, а то я даже поесть не успею - придется лететь на съемки пулей. Кстати, Димирий, Джун Тан вернется завтра вечером, так что вы успеете пообщаться.
  - Ага, папочка соскучился, наверное, - тонко улыбнулся клавишник. Не поймешь, то ли с сарказмом, то ли серьезно.
  - Между прочим, он и правда, соскучился. Мы частенько о тебе говорим. Этот железный бизнесмен весьма сентиментален, когда дело касается семьи, а ты, хоть и не по крови, именно наша семья. Жаль только, что вменяемая часть этой семьи очень мала, а остальные снобы и деспоты.
  - Да, ваша семейка и стереотипна и до ужаса нет - одновременно. Кошмарное сочетание. Не поймешь, с кем можно иметь дело, а от кого лучше держаться подальше, - заметил Денис, который уже несколько раз гостил в доме брата.
  А потом мы уселись в машину и понеслись к особняку. За рулем я всегда сидел сам, не доверяя водителям. Или все из-за того, что мне нравилось ощущение скорости и контроля над ней. Не могу сказать, что я слишком уж сильно гонял - неприятности с законом - не то, что мне нужно, но и тише максимально разрешенной скорости никогда не ездил.
  По дороге мы болтали. Простая приятельская беседа ни о чем. Признаться, я уже начал скучать по таким вот разговорам. Думаю, что если бы не мои съемки, мы могли бы проговорить и до утра, удобно устроившись в гостиной огромного дома. Но моему рабочему графику было угодно иное. Закинув ребят домой и наскоро перекусив, я вернулся на съемки... так толком и не узнав ничего о Марго. Придется подождать с расспросами до тех пор, пока мы с Димкой не останемся одни.
  На съемках у меня сегодня было полно проблем, потому что собраться с мыслями и перестать быть собой было невозможно. Я все время отвлекался на мысли о женщине-девочке с косичками и искрящимися какой-то недоступной мне загадкой глазами. Дублей я запорол бессчетное множество, так что режиссер даже предлагал мне взять выходной, думая, что все неудачи от усталости. Разубеждать его, разумеется, не стал, но от перерыва отказался, зная, что теперь все будет только хуже. Кажется, мне все-таки придется признать, что Маргарита для меня не просто подруга, иначе дальнейшее существование превратится в пытку. Интересно, что она скажет, когда я признаюсь ей? Наверняка, начнет говорить, что у меня юношеская влюбленность, что она старше, и с моей стороны все не серьезно. И что мне тогда делать? Я еще ни разу не чувствовал ничего подобного! Еще ни одна женщина не могла удержать вокруг себя мои мысли. Еще ни к одной я не стремился вернуться.
  Когда был отснят последний на сегодня дубль, я вздохнул с облегчением. Не терпелось попасть домой. Конечно, Димка уже давно на съемках, но я могу нагрянуть к нему или хоть просто немного отдохнуть, пока ребята не вернутся. Может, Арина осталась дома, тогда она расскажет что-нибудь интересное или погулять сходим. Давно уже у меня не было повода пообщаться с Ариадной.
  В огромном особняке Джун Тана, кроме обслуживающего персонала не было никого. Но мне сообщили, что Ариадна гуляет где-то в парке, разбитом в усадьбе. Надо сказать, что найти ее на огромной площади будет довольно непросто, но, если подумать, она, скорее всего, у пруда. Во всяком случае, я бы пошел туда. Решив проверить свою теорию на практике, я быстрым шагом пошел к пруду. Этот путь занял у меня целых пятнадцать минут. Но полностью себя оправдал. Молодая женщина стояла перед этюдником и что-то зарисовывала. И я могу ее понять - вид открывается отличный. Небольшой, но чистый пруд, в котором плавают кувшинки. Ивы, или похожие на них деревья, склоняются так низко, что цепляют ветвями воду, а клены чуть поодаль уже начали краснеть. Нагони немного тумана и получится вид с мистической картины.
  - Добрый вечер, Арина, - я негромко поздоровался, но она все равно подпрыгнула.
  - Как ты умудряешься так подкрадываться? Максимка, ты теперь и в ниндзя подался? - с легкой спокойной улыбкой на губах, спросила Ариадна.
  - Просто, вы задумались, прекрасная художница, - чуть поклонившись, отозвался я.
  А потом устроился на траве у ног женщины.
  - Почему ты со мной всегда такой вежливый и даже архаичный?
  - Никак не могу отделаться от ощущения, что ты греческая богиня, - ухмыльнулся я и лег, закинув руки за голову.
  Здесь, вдали от цивилизации и репортеров, а также от замучивших меня проблем, дышится намного легче и приятнее.
  - Наверное, это должно льстить, но я устала от подобных сравнений, наверное, так же сильно, как ты от образа вампира, - поджала губы Арина.
  - Знаешь, я ведь так не из-за имени думаю. У тебя подходящая внешность и грация богини. Да и носишь ты обычно длинные платья. Прости, за этот навязчивый образ. Я постараюсь не надоедать им тебе.
  - Не волнуйся, тебе можно все. В конце концов, творческие люди всегда видят мир по-особенному, так что не обращай внимания на мое занудство. И вообще, давай лучше поговорим о тебе. Ты какой-то потерянный, я таким тебя еще не видела. Что-то случилось? - проницательность этой женщины на высоте, как и всегда.
  Хотя, чего еще ожидать от Ариадны, которая вращается во всей нашей прогнившей творческой тусовке и еще ни разу не попала на первую полосу со скандалом. И с Денисом они всегда как одно целое, думаю, это заслуга как раз проницательности Арины. Ден, конечно, отличный мужик, но тоже не от мира сего и многого не замечает вокруг.
  - Я немного запутался в том, что хочу чувствовать и в том, что на самом деле чувствую. Но больше всего меня беспокоит то, что я не знаю, как поступить правильно.
  Арине по возрасту было далеко до моей матери, но ощущение от нее было похожее. Она всегда такая спокойная, уверенная и сочувствующая, даже нет, понимающая. Почему-то ей я мог рассказать все о своих переживаниях. Наверное, все потому, что она давала дельные советы и не делилась нашими разговорами даже с Денисом.
  - Неужели к нашему ледяному принцу пришла первая любовь? - приподняла бровь Ариадна.
  - Меня что, так за спиной называют? Ужасно, - я запустил руку в волосы и растрепал их. Мысли от этого, разумеется, никуда не делись, но стало чуточку проще.
  - Не знаю, это мое личное прозвище. Ты всегда был таким неприступным, сдержанным и хладнокровным. И таким идеальным... Вокруг тебя женщины укладывались штабелями, а тебе было на это наплевать. Мне даже интересно, кто смог пробить стену, которую ты в себе соорудил. Но еще интереснее, почему ты ее воздвиг... Но не думаю, что ты ответишь.
  - Она забавная. Знаешь, мне всегда казалось, что рано или поздно я женюсь на какой-нибудь идеальной леди просто потому, что так положено. Но Марго совсем другая. Она гнет арматуру, все время падает, частенько использует жаргон, заплетает две косички, а еще по ее лицу рассыпаны веснушки, от которых я не могу оторвать глаз. И она моя лучшая подруга, с которой можно обсудить что угодно! Я же все только испорчу! Я ведь даже не знаю, любовь ли это или просто какое-то помутнение рассудка.
  - Если ты за все время пребывания здесь так и не выбросил ее образ из головы, могу с уверенностью заявить, что это что-то серьезное. Макс, да даже твои самые бурные романы не длились больше месяца, ты же сам всегда говорил... К тому же, любовь, выросшая из дружбы, как мне кажется, намного крепче, потому что со временем она будет только прочнее из-за общих интересов и схожих взглядов на жизнь.
  - Но если это не взаимно, я потеряю и эту дружбу тоже, - сказать это вслух оказалось сложнее, чем я думал.
  - Да какая девушка в здравом уме откажет тебе, если поймет, что ты серьезен? - улыбнулась Арина.
  Она окончательно оторвалась от своего рисунка и села рядом со мной на траву. Ее юбка теперь красиво струилась, очерчивая длинные стройные ноги женщины. И правда богиня...
  - Она на пять лет старше, и я уверен, что будет до последнего уверять себя и меня, что я просто увлекся новизной подобных эмоций и кажется мне все это. А я ведь на самом деле не знаю, что чувствую и как мне эти эмоции выразить. Как не противно это признавать, но этот твой ледяной принц мне здорово подходит. Все, что я знаю об отношениях и любви почерпнуто из книг, песен и фильмов.
  - Поверь мне, незнание не сможет тебе сильно помешать. Когда-нибудь я расскажу тебе нашу с Денисом историю, и ты поймешь, что любовь вообще очень трудная штука. Если не стараться, ничего не получится. Но ты парень упорный, если захочешь - не то, что горы, всю планету перевернешь. Не бойся и делай то, что на самом деле хочешь. С проблемами можно разобраться, когда они появятся. Нет никакого смысла убивать себя метаниями и сомнениями, - Арина положила руку поверх моей руки и легонько сжала.
  - Спасибо, Ариадна. После разговоров с тобой в моей голове почему-то все расставляется по полочкам. Наверное, услышать то, что хочешь, произнесенное таким спокойным и уверенным голосом, как раз то, что было мне нужно.
  - Не за что. Мне интересно тебя слушать. Ты всегда казался мне крайне интригующей личностью, которой хочется залезть в голову, - она озорно подмигнула.
  - Ну и ладно. Можешь ставить на мне психологические эксперименты, если тебе хочется. Пока их результаты остаются между нами, я не против потешить твою наблюдательность и склонность к анализу.
  - Так что дерзай! Какими бы тупыми не были стрелы Амура, рано или поздно, они пронзят тебя, и изменить ты ничего не сможешь.
  Марго
  С момента отъезда Максима прошло уже полтора месяца. Жизнь вернулась в привычное русло, хотя ее размеренный ритм все так же нарушали парни из Romantic Death. Каждый раз, возвращаясь с очередного концерта, эта троица устраивала знатную вечеринку, куда приглашали и меня. И мне даже начали нравиться их шумные посиделки. Но Макса очень не хватало. Неужели он вернется уже через два дня? В последние две недели он звонит мне каждый вечер. Говорит, что график съемок стал менее плотным и, что спит теперь чуть ли не по шесть часов в сутки.
  Даже на расстоянии мы смогли общаться и узнавать друг о друге новое. Хотя сейчас разговоры сводились к простому описанию того, что у кого происходит. Но эти диалоги были такими живыми и уютными, что нельзя было назвать их пустыми.
  Самым ужасным было то, что даже полтора месяца разлуки не смогли сделать из Макса просто друга или братишку... Этот вечно мерзнущий бледный парень накрепко въелся мне в душу. Даже не знаю, как буду справляться со своими чувствами, когда снова увижу его в реале.
  Но хуже того, Димирий, вернувшийся с фотосессии, так ничего и не сказал мне по поводу чувств своего друга. Причем дело было не во вредности, а в том, что Макс отказался обсуждать с ним этот вопрос. Не знаю, почему он отказался говорить с лучшим другом... Может быть, побоялся, что Димка мне все выложит или просто посчитал вопрос слишком глупым, чтобы на него отвечать.
  В любом случае, я ужасно рада, что он возвращается. Что бы ни было дальше, я страшно скучала.
  И вот теперь я ношусь по квартире и убираюсь... Любовь делает с людьми страшные вещи! Я даже ради своего первого парня так не напрягалась. Навести порядок в мастерской - дело невозможное, но сейчас я это сделала. Теперь все аккуратно разложено, как в магазине. Наверное, и найти-то ничего не смогу... Ну да ладно, скоро все наладится.
  Или рухнет.
  
  В аэропорт мы поехали вдвоем с Димирием, остальные шатались где-то на другом конце Земного шарика. Вообще-то, Димка хотел отправить меня одну, но мне почему-то стало страшно, поэтому я настояла, чтобы он тоже поехал.
  - Марго, почему опять косички? - спросил парень, когда мы уселись на заднее сидение такси.
  - Потому что не хочу выглядеть влюбленной дурой. Так что пусть все будет, как всегда, - пожала плечами я.
  - Как скажешь, - хмыкнул клавишник, вернувшись к созерцанию проносящихся за стеклом домов.
  - Интересно, он все еще похож на зомби или отошел немного? - ни к кому не обращаясь, спросила я.
  - Откровенно говоря, Макс выглядит так почти всегда. Конечно, ты застала его в особенно напряженный момент жизни, но и в более спокойное время у него нет желания отдыхать, так что бледность и синяки под глазами не пропадают. И вообще, вытащить Макса на улицу сложно. Популярность - надоедливая штука, которая делает из нормальных людей затворников. Думаю, он и по подворотням разных стран шатается как раз для того, чтобы почувствовать себя обычным человеком.
  - Логично. Максим не любит повышенного внимания, и свое высокое положение обычно отвергает. Если бы он мог не вылезать из толстовки и старых джинсов, так бы и сделал. Все-таки судьба стерва - тот, кому золотые горы безразличны, купается в деньгах, а те, кто грезит только о них, не могут их получить.
  - Не скажи, если бы Макс был беден, мы не смогли бы работать. Все, что у нас есть, мы получили лишь благодаря тому, что он может ни о чем не думая, писать песни. Да и группу нашу заметили и продвинули благодаря связям Джун Тана.
  - Но вы же талантливы, пробились бы и сами.
  - Марго, в каком мире ты живешь?! Всем плевать на талант, если нет связей. Нет, конечно, есть какая-то доля жалкого процента тех, кого замечают и без них, но это больше похоже на чудо. Если бы не деньги Максима, я бы сгнил в нищете, избитый полицейскими или уличными отморозками. Вадик занялся бы фитнесом профессионально и охмурял мечтающих похудеть девчонок. А Стив, нет, про Стива говорить не буду, о том, что было бы с ним, пускай рассказывает сам. Одно могу сказать точно: и сам Макс не смог бы заниматься музыкой при других обстоятельствах.
  И тут я задумалась. Конечно, Максим наплевательски относится к деньгам, не тратит лишнего и не шикует, но у него огромная квартира со студией в центре Москвы. Он может позволить себе вытащить из трущоб понравившегося клавишника и искать вдохновение в любой точке мира. И правда, не будь этот парень сказочно богат, все сложилось бы по-другому. Хотя, мне кажется, что он нашел бы свое место и в том мире тоже. Все-таки таланты рано или поздно замечают. Ведь Макс действительно звезда. Он так ярко сияет сам, что освещает жизни и нам тоже.
  - Ты прав, - вздохнув, согласилась я и тоже уставилась в окошко.
  Мелькали многоэтажки. Небо было серым. Света здесь явно маловато. Но ничего, скоро мы встретимся с Максимом, и он снова зарядит всех вокруг жаждой жизни и действия. Все-таки удивительно, как такой бледный и, на первый взгляд мажористый парень, который должен быть высокомерным и отталкивающим, умудряется быть таким вдохновляющим. Ведь орда поклонников у него явно не только из-за привлекательных мордашки и фигуры. Тот драйв и желание бороться с серой реальностью, которые рождаются из-за его музыки, угасают нескоро.
  - Кстати, забыл предупредить, когда приедем в аэропорт и увидим Макса, подойдешь к нему только ты, я подожду в сторонке. Поодиночке нас вряд ли здесь узнают, а вместе могут и догадаться, - Димирий повернулся ко мне и улыбнулся, отчего его лицо снова стало похоже на ангельское, но вот эмоции, притаившиеся в глубине глаз больше подходили демону.
  Находясь рядом с Димкой, никогда не знаешь, какая его сущность перед тобой сейчас. У него так быстро и легко менялось настроение, что иногда мне начинало казаться, что где-то в нем есть переключатель, который отвечает за смену образа.
  - Ты же сегодня выглядишь, как сказочный принц, а не байкер, как обычно. Кто тебя узнает?
  - Детка, когда-нибудь мы позовем тебя на концерт, скажем, в Корее, тогда и посмотришь. Даже если я надену каблуки и платье, какая-нибудь особо ярая фанатка, да догадается, - поморщился парень и откинулся на спинку сиденья.
  - Бедняжечка. Как же трудно тебе живется, - с ноткой сарказма посочувствовала я.
  - Не без этого. Зато любой, кто мне понравится, станет моим. И это касается не только людей. Забавно, что из нищего я стал богачом. Теперь можно позволить себе получать все, что нравится.
  - Расслабься и получай от славы и перспектив удовольствие, - хмыкнула я и прижалась виском к прохладному стеклу.
  Максим
  Весь полет я смотрел в иллюминатор и слушал книжку. Такое спокойное время выдается редко, так что я позволил себе отметить окончание съемок несколькими часами ничегонеделания. Все-таки играть бессмертного с кучей проблем - та еще морока. Физическая усталость не шла ни в какое сравнение с эмоциональной. Да еще и постоянные думы и переживания о Марго... Что-то меня подкосило в последнее время. Но теперь все должно прийти в равновесие, ну или запутаться окончательно.
  Проходя паспортный контроль, я надеялся быстро встретиться с Марго и Димирием и поехать домой. Но на выходе меня ждала толпа поклонниц с плакатами, цветами и счастливыми, на грани безумия, лицами.
  Вот и отдохнул!.. Вот и устроил праздник!..
  Пришлось в срочном порядке натягивать на лицо приветливую улыбку и врываться в толпу беснующихся девиц. Не то, чтобы мне совсем уж не нравилось их внимание... Конечно, приятно, когда так ценят твою работу и восхищаются музыкой, которую ты пишешь, но... Почему они прознали о моем возвращении именно сейчас? У нас же встреча с фанатами всего через два дня! Неужели нельзя было дождаться ее? Почему сейчас, когда я хочу увидеть Марго, они все мне мешают?!
  Мое имя и разномастные комплименты слышались со всех сторон. В голове загудело. Вмиг стало душно, а мир снова медленно поплыл перед глазами. Мерзость какая. Не хватало только скатиться в обморок на глазах у этих преданных девиц. Поискав глазами, куда бы можно отдрейфовать, чтобы сесть, я заметил стоящих в отдалении Димирия и Марго. Можно было бы сейчас перенаправить часть фанатской любви на друга, но тогда пострадает и Марго, которую примут за его девушку или еще за кого. Придется выкручиваться самому, не теряя при этом сознания. В такие моменты не хватает навыка боевой медицины, который так масштабно прокачал Черный Мечник. Уверен, фанатки страшнее босса последнего уровня даже смертельной игры.
  Когда я уже собирался приступить к выдаче автографов, у одной из стоящих в первых рядах девицы, зазвонил телефон. На громком рингтоне стояла моя песня. Судя по всему, эта девушка - глава фан-клуба, потому что остальные замерли и уставились на нее. Не знаю уж, что ей говорили, но глаза девицы засветились прямо маниакальным блеском.
  - Девчонки, остальных парней заметили в городе. Если поторопимся, сможем поймать и их! - громким командным голосом заговорила она. - Там и Димирий есть!
  Ага, значит, глава этих маньячек, фанатка Димки, но беда в том, что Димка-то стоит у дальней стены, причем стоит он с Марго, а не с другими участниками группы...
  Я надеялся, что они сбегут отлавливать остальных, но нет, меня обступили еще плотнее и выдача автографов пошла в таком бешеном ритме, что я еле успевал чиркать ручкой в разных блокнотиках, книжечках, на открытках и даже телах. Зато закончилось все это сумасшествие всего через пятнадцать минут.
  - Прости, что не смогла совсем их от тебя увести, но я старалась. Уверена, Соня еще припомнит мне эту дезинформацию, - ко мне подошла Марго и, мягко улыбаясь, призналась, что обманула свою подругу, чтобы спасти меня.
  - Это ты прости, что пришлось столько ждать. Хотя, я смотрю, мой клавишник так веселился, что до сих пор в себя прийти не может. Если бы тебя рядом с ним не было, я бы натравил их на него, - Димка до сих пор сидел на полу и тихо смеялся в кулак.
  Видимо, со стороны я выглядел, как загнанный зверек в панике.
  - Значит, это снова моя вина, - наклонив голову, уточнила Марго.
  - Глупости, - оборвал ее я. - Я соскучился, - подойти и обнять ее оказалось куда проще, чем я думал.
  - А если нас кто-нибудь увидит? - тихонько спросила Марго, едва ощутимо проводя руками по моей спине. - Я тоже, - уже совсем шепотом призналась девушка.
  - Да пускай смотрят. Мне надоело прятаться. Я тебя столько не видел, что имею право чуть-чуть порадоваться встрече.
  - Ну, вы там намиловались или как? - Димирий отлепился от стены и подошел к нам.
  - Завидуешь? - ухмыльнулся я, глядя на друга.
  Димка, закрывший мотосезон, теперь одевался как стильный аристократ. Вот уж кто Принц. Длинное серое пальто из последней коллекции модного дизайнера, отглаженные белые брюки и начищенные до блеска ботинки. И волосы уложены так аккуратно, что закрадывается подозрение, что укладку он делал в салоне. У Димки целый вагон образов! Интересно, у него раздвоения личности нет?
  - Да чему завидовать, я ж с Марго тут почти все время общался, если только на концерты не уезжал. Это ты у нас актерище заграничный! А мы люди простые, почти что вольные.
  - Ну да, завидовать надо мне. Но я не буду. У меня настроение хорошее. Поехали ко мне, отметим возвращение блудного солиста? - предложил я.
  - Прости, но у меня планы. Я только в аэропорт приехал, хотел лично убедиться, что ты ступил на российскую землю. Так что, чао. Думаю, вы большие детки и доберетесь до дома сами. Такси я вам оставлю, - и подмигнул так многообещающе.
  И все-таки он видит меня насквозь.
  - Как скажешь конечно, но мог бы проверить прилеты рейсов онлайн, вместо того, чтобы тащиться сюда.
  - Мне было по пути, - пожал плечами Димирий, резко развернулся на каблуках и зашагал к выходу.
  - Что-то не меняется. Никогда его до конца не пойму, - задумчиво пробормотал я.
  - Не волнуйся, у него с тобой те же проблемы, - рассмеялась Марго. - Давай уйдем отсюда, пока еще какие-нибудь девицы не набежали. Хочу тебя в единоличное пользование. Столько всего хочется рассказать!
  - Да, мне тоже, - уверенно сказал я, приняв решение, признаться Марго в своих чувствах, как только выдастся случай.
  И мы вышли из здания аэропорта. Димирий действительно уступил нам такси, так что искать машину не пришлось.
  - Ты привез мне магнитик на холодильник? - спросила Марго, когда мы уже заходили ко мне.
  - А надо было?
  - Ты же вернулся из поездки в другую страну!
  - Эм-м-м-м, но я ж там не на экскурсии был, - не зная, как реагировать, пробормотал я.
  - Ладно, расслабься, я не собираю магнитики, но твое растерянное выражение лица - занятное зрелище и нечастое.
  - Просто я уже начал продумывать план, как заставить брата купить магнит с башей Намсан и прислать его мне по почте, - признался я, глядя на улыбающуюся Марго.
  Такое чувство, что за время моего отсутствия она стала выглядеть еще моложе. Я будто снова вернулся в школу и вот влюбился в соседку по парте. Появилось совершенно детское желание дернуть ее за косичку, а потом убежать. Но еще больше хотелось прикоснуться к веснушкам, которые были отчетливо видны даже в конце осени.
  - Почему ты на меня так смотришь? - ну, разумеется, Марго заметила, что я не отвожу от нее взгляда.
  - Потому что соскучился. И... потому что ты мне нравишься, - выпалил я.
  В какой-то момент мне вспомнились слова Ариадны, о том, что я должен сделать то, что хочется, а с последствиями можно и потом разобраться. И действительно, надо признаться, а все остальное, простым оно будет или сложным, я улажу, когда услышу ответ.
  - Да, даже удивительно, как мы смогли так быстро и так крепко подру...
  - Я люблю тебя! - чуть ли не выкрикнул я.
  Марго от этого заявления впала в ступор.
  - Эм, ну да, я тебя тоже. Ты очень классный парень, который пишет обалденную музыку. И ты стал очень дорогим для меня человеком. Рада, что это взаимно, - немного подумав, неверно истолковала мои слова она.
  - Да нет же! Ты мне нравишься как женщина. Я все это время только о тебе и думал. Столько дублей запорол - не счесть!
  Марго хотела что-то сказать, но потом передумала.
  - Правильно, пока не говори ничего. Сначала я скажу все, что думаю, а уже потом хочу услышать твой ответ. Пойдем в гостиную, разговор получится долгим.
  И я, не оборачиваясь, ушел в комнату. Видеть сейчас выражение лица Марго не хотелось. Было страшно.
  Сердце стучало уже не просто где-то в ушах, но даже ощущалось в кончиках пальцев, попрыгивало в горле... создавалось такое впечатление, что все мои вены резко начали пульсировать. Кажется, если меня сейчас отвергнут, я на самом деле умру от разрыва сердца.
  Когда мы наконец устроились в креслах, я вздохнул поглубже и заговорил.
  - За последние месяцы ты стала неотъемлемой частью моей жизни, и я хочу, чтобы так было всегда. Я прекрасно знаю, что у меня сумасшедшая, непростая и довольно странная жизнь и, что девушке будет со мной сложно. И знаю, что просто все бросить ты не согласишься, даже если я тоже тебе нравлюсь. Но я хочу, чтобы впредь ты путешествовала со мной, если, конечно, мои чувства взаимны.
  - Так, стоп. Погоди минутку. Ты не хочешь сначала узнать, что я думаю, прежде чем распланировать всю нашу дальнейшую жизнь? - прищурилась Марго.
  - Хочу, но уверен, что меня сейчас отвергнут, так что я лучше оттяну этот момент.
  - Но я все-таки скажу. Я старше и совершенно тебе не подхожу. Надо сказать так. Так будет правильно. Но у меня нет на это сил. Ты заинтересовал меня еще тогда в самолете, а потом вместе с дружбой этот интерес только усиливался. Уже и не скажу точно, когда я стала смотреть на тебя не как на классного парня, а как на парня, которого хочу сделать своим. Так что будем делать, солист, с твоей трудной жизнью? - сейчас Марго лукаво улыбалась, но при этом было видно, что признание и ей дается нелегко.
  - Вообще было бы здорово пропустить этот надоедливый этап, где они не могли понять, как сделать друг друга счастливыми и постоянно совершали какие-то идиотские поступки и сразу прыгнуть, в они "жили долго и счастливо". Ты же знаешь, что с любовью, романтикой и пониманием собственных чувств у меня проблемы? И отношений, где мы сначала повстречаемся с цветами, конфетами и романтическими прогулками, у нас не выйдет.
  - Ты сейчас советуешь мне сбежать?
  - Нет, я честно предупреждаю, что все фильмы и сериалы про сказочные отношения с солистами групп - красивая ложь. Все, что я могу тебе пообещать, что все свободное время, буду уделять тебе и, что в любой точке мира ты сможешь заниматься ювелирным делом и дизайном изделий для фирмы твоего отца, как и сейчас.
  - И правда, не особо-то романтично. А если учесть, что ты трудоголик, рассчитывать особо не на что, да? - на ее губах играла все та же улыбка.
  - А еще тебе придется смириться с тем, что я буду тебя обеспечивать, потому что волей-неволей мне приходится вести дорогой образ жизни. Но, честно, я никогда не буду стараться как-то контролировать тебя с помощью денег.
  - Макс, ты ужасен. В следующий раз, если захочешь признаться в любви, просто спой. Толку будет больше. Ну да ладно, я не маленькая девочка и ванильные реки меня мало интересуют. Если ты хочешь, чтобы я была рядом, я буду, потому что мне это интересно. Вернуться к своей жизни я смогу в любой момент. Но учти, если я когда-нибудь застукаю тебя с другой, об этом узнает весь мир.
  - А? То есть, ты согласна быть всегда рядом с таким чудаком, как я?
  - У меня было много времени, чтобы подумать, чего я хочу и чем готова пожертвовать ради этого. Твой дружок-клавишник мне все уши прожужжал про то, что моя любовь взаимна, так что я рассматривала вероятность такого развития событий.
  - Логично, - оторопело пробормотал я и откинулся на спинку кресла.
  Значит, Марго я тоже нравлюсь, и она будет рядом. А я, правда, предложил девушке занять место в моей жизни! И что со всем этим делать?! Она-то обо всем подумала, а я думал только над тем, что люблю ее... Дурак! Надо было пораскинуть мозгами и все распланировать.
  - Эй, Макс, у тебя сейчас дым из ушей повалит. Успокойся. У тебя еще есть шанс забрать свое предложение обратно.
  И произнесла она это таким спокойным голосом, что стало сразу ясно, что девчонкой она только выглядит и прикидывается.
  - Пожалуйста, не заставляй меня чувствовать себя ребенком. Мне просто не хватает опыта в отношениях, но я быстро учусь, честно!
  - Ты сам загнал себя в этот угол. Но эта твоя сторона довольно мила, так что я тебя спасу.
  Марго поднялась со своего кресла и направилась ко мне. Когда она пересела ко мне на колени, мозги окончательно перестали успевать за сутью происходящего.
  - Для идола толпы фанаток и плейбоя, меняющего девушек, как перчатки, ты на удивление забавный, - хмыкнула девушка и поцеловала.
  - Просто ты ведешь себя странно. Не думал, что ты отреагируешь так, - пробормотал я, перехватывая инициативу.
  Гори оно все синим пламенем, подумаю обо всем завтра.
  
  Утром проснулся оттого, что свет начал бить в глаза. Поморгал немного, а потом почувствовал, что на груди у меня кто-то лежит. Распахнув глаза, увидел рыжие волосы Марго. События вчерашнего дня пронеслись перед глазами.
  Стало ужасно стыдно за весь тот бред, который я нес. Был бы на месте Марго, послал бы себя куда подальше. Но почему-то я оказался везунчиком.
  - Доброе утро, - сонно жмурясь, прошептала Маргарита.
  - Доброе. Я тебя разбудил? - смутился я.
  Вся эта ситуация была в новинку. Обычно я не остаюсь с девушками до утра. Черт, кажется, отношения гораздо более сложная штука, чем мне всегда казалось. Одной любви мало.
  - Нет, все хорошо. Макс, хватит думать. Тебя как подменили. Помнишь, мы дружим, и у нас это отлично получается. Не забивай голову тем, как надо себя вести в отношениях. Все равно никто этого не знает. Пойдем в кафе, кофейку попьем, и ты мне расскажешь, какие у твоей группы, ну и у меня заодно, планы на ближайшее время.
  - А... Да, сейчас. Зайдешь к себе переодеться? - теперь я чувствую себя не просто ребенком, но еще и умственно отсталым. Почему я так зависаю? И почему с таким умилением рассматриваю растрепанную Марго?! - Ты отлично выглядишь.
  - А вот ты нет, - она щелкнула пальцами у меня перед носом. - Очнись, ты пугаешь меня.
  - Давай я зайду за тобой через час? Сейчас головой об стену побьюсь, может, мозги включатся. Неужели любовь делает из людей таких придурков? И почему я при этом так счастлив?
  - Потому что у тебя это впервые. Привыкнешь еще. Но мне тоже все нравится. С тобой уж точно не заскучаешь. А про отношения не парься, просто к взаимопониманию прибавился хороший секс, это же ничего не испортило... Наверное. Я тоже не особый спец по общению с людьми. Ладно, пойду к себе, - она легонько чмокнула меня в губы, быстро оделась и ушла.
  А я сидел на кровати и зависал.
  Что бы сделал на моем месте Черный Мечник? Хотя, если действительно вспомнить, что он сделал, когда влюбился, становится понятно, что я еще не совсем все испортил. Как вообще можно было ляпнуть девушке: "этой ночью я хочу быть с тобой" - имея в виду ночевку в одном доме, а узнав, что она его неправильно поняла, сказать, что ни на что не намекал и чего это вдруг раздевается?! Одна беда, ему было шестнадцать, а мне уже двадцать три.
  Вскочив с постели, побежал в душ. Сердце ухало, в голове шумело. Кажется, я попал в переплет, из которого один не выберусь. Если бы Марго не восприняла мои неуклюжие признания с долей иронии, я бы уже остался ни с чем. И почему она так спокойна?!
  Срочно захотелось позвонить Димке и спросить совета, а лучше Ариадне или даже маме. Но я себя оборвал. Выставляться еще большим идиотом совершенно не хочется. Надо просто успокоиться и стать прежним собой. У меня же всегда хорошо получалось разыгрывать спокойствие и уверенность. Почему же сейчас иначе?
  Марго
  Закрыв за собой дверь квартиры, я опустилась на пол. С Максом я была такой смелой и решительной, но в действительности мне самой нужно успокоительное и учебник по отношениям. Какого я согласилась уехать с ним хрен знает куда и хрен знает когда?! Каким образом все так обернулось?!
  Это все Димирий виноват! Нечего было меня заверять, что Макс меня любит, тогда бы его признание меня шокировало, и я бы с перепугу его послала. А так я успела себя убедить, что все будет отлично, если я нырну в этот омут с головой.
  Стоя под холодным душем, я лихорадочно соображала, не стоит ли сбежать куда-нибудь в тундру, хотя не удивлюсь, если Максим и там достанет, если захочет.
  В конце концов, я взрослая разумная женщина, нечего вести себя, как девчонка из старшей школы. Если решила идти за ним, то так и следует поступить. Вернуться я всегда успею. Отец примет обратно на работу. А вот если сейчас струсить, никогда не узнаешь, что могло бы быть. И вряд ли я еще когда-нибудь встречу такого удивительного человека.
  Вдохнув-выдохнув несколько раз, я все-таки смогла взять себя в руки. Быстро высушила волосы и оделась. Потом оставалось только дождаться Максима и узнать, что ждет меня впереди.
  Кажется, ему на то, чтобы собраться потребовалось немного больше времени, потому что в дверь Макс позвонил только через два часа. Зато уже был похож на обычного себя, холодно-прекрасного и спокойно-уверенного.
  - Пойдем? - он протянул мне руку, и я ее приняла.
  Рука Макса была холодной, как и обычно, но холод меня уже давно не отталкивает.
  В кафе мы сели за тот же столик, что и в прошлый раз.
  - Через две недели начинается запись альбома в Лондоне, так что времени на сборы будет не так уж много. А еще мне понадобятся твои документы, чтобы сделать визу, а то не успеем. А потом тур по Америке. В Россию сможем вернуться только месяцев через восемь.
  - Ты же понимаешь, что тебе придется познакомиться с моими родителями, прежде чем ты утащишь меня невесть куда?
  - Ага, я справлюсь! - уверенно заявил Макс, но глаза нервно бегали.
  - Не бойся, они не чают, как бы сдать меня какому-нибудь хорошему парню, так что не будут убивать. Ты ведь на самом деле хороший.
  - А тебе надо встретиться с моей матерью. Она добрая, уверен, что вы поладите!
  - Такое чувство, что мы женимся, - вздохнула я.
  Почему у нас все как-то странно? Или это нормально? Или что? Как вообще у нас дружба успела перерасти чуть ли не в совместное проживание и семейную жизнь за несколько часов?! Все-таки Макс совершенно не от мира сего. Ну и ладно, пока я слышу его голос, может позволять себе некоторые странности. Наверное, он меня заворожил, как заклинатель кобру. Говорит всякую чушь, а я только раскачиваюсь из стороны в сторону, очарованная тембром и интонациями.
  - Я бы и женился, но только это будет еще страннее, чем так.
  - Придется смириться, что теперь странности будут с нами постоянно, пока мы не разберемся, что такое любовь и как с этим диагнозом люди живут.
  - И спросить-то не у кого, - на полном серьезе вздохнул Максим. - Хотя нет, есть у кого, но она не ответит.
  - Она?
  - Да, Ариадна. Жена моего друга и крайне мудрая женщина, которая всегда дает дельные советы, но обычно предпочитает, чтобы я сам разруливал все сложности.
  - У тебя много друзей? - я вдруг поняла, что всегда интересовалась только им самим и его музыкой.
  - Да нет. Парни из группы, еще пара-тройка людей, все остальные - просто знакомые.
  - А у меня есть только Соня, но уверена, что когда она узнает, что я увела солиста ее любимой группы, да еще и ей ничего не сказала, она меня убьет.
  - Придется тебя спасать.
  - Ну вот мы и вернулись к нормальной беседе. Не так уж и сложно...
  Год спустя
  Максим
  - Марго, нас с Вадиком зовут на юбилей школы, где мы когда-то учились, поедешь с нами или здесь подождешь? Мы на день-два, - я очень надеялся, что она присоединится к нам.
  Сейчас мы куковали в Амстердаме, где был последний концерт. Теперь вот выдались три выходных. Конечно, их можно провести здесь, гуляя по городу, но мне хотелось съездить в Москву.
  - А вы будете выступать? - уточнила Маргарита, тыкая паяльником в какую-то металлическую пластинку.
  - Да. Сыграем несколько композиций с нашего первого крупного выступления на выпускном Вадима.
  - А как же контракт, запрещающий играть в обход продюсера и компании?
  - Так я обо всем договорился. Это частное закрытое мероприятие без журналистов. К тому же выступает не вся группа, а только мы. Да и играть будем не обычный репертуар.
  - Тогда я с вами. Жуть, как интересно, каким ты был, когда учился. Авось, там где-нибудь и выпускные альбомы хранятся.
  - Я говорил, что был высоким худым и нескладным подростком, у которого были проблемы с общением. Пока Джун Тан насильно не оттащил меня к стилисту, на меня никто, кроме шпаны, не обращал внимания, - я покачал головой, вспоминая те времена.
  - Все равно хочу посмотреть. А ты отказываешься делиться семейными альбомами. Если не увижу в школе, зайду к твоей маме, - пообещала Маргарита, откладывая инструменты.
  - Уговорила, сам покажу. Не хочу, чтобы вы перемывали косточки моему детству.
  Мы так и не прекратили вести маленькие уютные словесные перепалки. Дружба, в которой была и доля соперничества, никуда не делась. Ариадна была права, любовь, замешанная на дружбе, куда прочнее и лучше. Но я не могу сказать, что отношения наши были уныло-спокойными. Любви без страсти тоже нет. Мы уважали, любили и желали друг друга. К тому же, стоило привыкнуть к совместной жизни, как раскрылись стороны характера, о которых мы оба не догадывались. Марго оказалась удивительно яркой и смелой - прав был Димка, когда говорил, что не была бы она тихоней - завязала бы любого в узелок. Так что выиграть у Марго в споре или заставить ее сделать что-то, чего она не хочет сложно, но весело. А я понял, что могу быть до странности заботливым. И все те милые глупости, которые раньше ненавидел, стали выглядеть нормальными. Я не пытаюсь подлизаться или склонить ее к чему-то, просто хочу сделать жизнь приятнее. Почему я раньше не понимал таких простых вещей? Подарить перчатки, чтобы не мерзли руки, ведь Марго так любит держать меня за руку, которая все равно, что ледышка. Сделать утром горячий чай, если просыпаюсь раньше. Оставить смешную записку, если убегаю, не предупредив. Все это так легко и так важно.
  Да и как можно не заботиться о женщине, которая посвящает свою жизнь мне? Я всегда думал, что как только у нее появится финансовая независимость и вдохновение, Марго с головой уйдет в собственные проекты, ведь она мечтала стать ювелиром. Но вместо этого она выбрала путь моего товарища. Она всегда в курсе моего графика, всегда знает, кому надо позвонить, даже менеджер ее побаивается, потому что она отобрала почти все его обязанности. Да что там, как только она прознала о моих головокружениях, стала проверять, чтобы мне хватало времени на нормальный сон. Хотя, всегда делает исключения, если я пишу музыку ночью. Только тогда мне можно нарушить режим. И, как бы ни печально было признавать, я стал чувствовать себя лучше - так что загонял я сам себя, по большей части. Нет, давление, конечно, все еще пониженное, да и перед глазами слегка двоится, но не всегда и не до такой безумной круговерти, как раньше.
  И вообще, с появлением Марго в моей жизни, я стал намного больше отдыхать. И сама она удивительным образом находит время и на занятия своими делами. Даже к небольшой ювелирной выставке готовится. Все-таки женщины поразительные создания! При такой любви к хаосу в окружающем пространстве, они вносят порядок в жизнь других.
  - Так, что, Макс, вы только с Вадиком играть будете? - вывела меня из размышления Маргарита.
  - Да, в этой школе же только мы учились. Более того, играть мы будем джаз, ведь начинали когда-то с него. И ты увидишь, что когда-то я играл на клавишах. Правда, сейчас навыки немного заржавели и до Димки мне далеко, но что-то я еще могу.
  - Но ты хоть пел? - удивилась Марго, когда узнала, что к гитаре я пришел не сразу.
  - Да, блюзовые композиции.
  - Все-таки ты удивительный. Есть хоть одно направление, в котором ты не преуспел?
  - Рэп. Он слишком далек от моего понимания, поэтому я в ту сторону даже не совался. Да и в классике я далеко не во всех областях знаток. Хотя теоретическая база хорошая. Ты даже не представляешь, как нас мучили биографиями композиторов в музыкальной школе. До сих пор с ужасом вспоминаю.
  - Ага, то есть если ты проштрафишься, надо будет начать рассказывать тебе о жизни, скажем, Мусоргского, и ты прочувствуешь всю тяжесть своей вины, - Марго пересела на подлокотник кресла, в котором я сидел, и легонько погладила по волосам. Челка тут же сползла на глаза, но девушка сама ее поправила.
  - Это слишком жестоко, - вздохнул я и прислонился лбом к ее животу. - Знаешь, с тех пор, как мы живем вместе, мне так спокойно и уютно. Я больше не боюсь смотреть в будущее.
  - Ты и раньше не был похож на трусишку, - Марго погладила меня по спине, а потом снова взъерошила волосы.
  - Но я им был. Мне хотелось контролировать все, поэтому всегда было страшно отходить от плана даже немного. Почему-то я думал, что если хоть что-то выпущу из внимания, все тут же полетит под откос. А еще давил груз ответственности за ребят.
  - Макс, они же не дети, да и ты никогда не отвлечешься настолько, чтобы запустить дела в группе. Музыка - смысл твоей жизни!
  - Ты не ревнуешь? - мне всегда было странно, что она не обижается, что оказывается для меня на втором месте. Хотя, во многом, это не так. Без Марго я был другим человеком, гораздо худшим. И таким слабым, что сейчас стыдно об этом вспоминать.
  - С чего бы? Я ведь тоже ее люблю. Твоя музыка освещает мою жизнь, как и ты сам. До встречи с тобой я сидела в крошечном мирке и боялась высунуться наружу, а теперь могу заткнуть любого журналюгу. Это ли не подвиг? И все это благодаря тебе, - она пересела ко мне на колени и положила голову на плечо.
  Мы сидели перед большим панорамным окном, но прекрасный вид за ним сейчас не волновал ни одного из нас. В этой большой Вселенной, которую мы построили для себя, было место только для двух людей. Мир из творчества и наших взаимных чувств был настолько уютным и надежным, что любые опасности мира внешнего казались сущей ерундой.
  - Вот сижу сейчас и думаю, что ты крайне удачно для меня неуклюжа, - пробормотал я, глядя в лицо надувшейся Марго.
  - Что это должно значить?
  - Тогда, когда мы впервые встретились в самолете, все, чего я хотел - поспать. Ну, и чтобы мне никто не мешал. Но ты уронила на меня сумочку и была такой забавной, что я не смог не ответить тебе. Еще корил себя за то, что ответил на русском. Думал, ну что за дурак, сам себя отдыха лишил! А оно вон, как все вышло. Все-таки совпадения, штука интересная.
  - Это точно! А я тогда так жалела, что не проболтала с тобой весь полет. А потом мы снова встретились.
  - Мне вот интересно, если бы мы не жили в соседних квартирах, ты бы узнала меня на концерте?
  - Вряд ли. Ты сам-то себя узнаешь в гриме? Хотя, возможно, когда я поняла бы, как хороша ваша музыка, полезла бы в интернет и наткнулась бы на твои фотки без косметики. Тогда да, возможно, я бы попыталась отыскать тебя.
  - Эх, а так было бы даже эпичнее. Влюбленная в солиста фанатка ищет его по всему городу, подстерегая в темных подворотнях в надежде остаться с ним наедине...
  - Заткнись! - фыркнула Марго и легонько стукнула меня в плечо. - Прекрасно знаешь, что я страдала бы в одиночестве, сгибая арматуру и дуясь на всех.
  - Что, мне уже и помечтать нельзя?
  - Да ты же терпеть не можешь свою популярность и фанаток. Ты бы сбежал и все.
  - Все возможно... А теперь давай собираться. Вылет завтра рано утром.
  - Ты и билет мне уже купил? А если бы я не поехала?
  - Его купил не я, а менеджер. Я почему-то был уверен, что бы согласишься. Любопытство неискоренимо.
  Марго
  В здание школы я заходила под ручку с двумя кавалерами. Макс и Вадик выделялись из толпы, как и всегда. Надо признать, что и я стала выглядеть иначе. Чтобы не компрометировать Максима своим детским видом, я обратилась к стилисту, и мне подобрали подходящий образ. Хотя дома я так и хожу с косичками - Максу нравится, а мне так удобнее. Но сегодня у меня красивая прическа и вместо домашних удобных вещей стильное платье чуть выше колена. В общем-то, рядом с этими звездами эстрады я уже не выгляжу серой мышью.
  На нас, как обычно, все таращились. Дело было даже не в том, что парней узнавали. Просто, Макс с Вадиком выглядели слишком приметно. Да и я теперь красилась в ярко-рыжий, бросаясь в глаза.
  - Максим, а у тебя, так сказать, воспоминания о школе счастливые или нет? - Вадим записался в список гостей и подмигнул школьнице, сидящей на регистрации.
  - Смешанные. Меня дико бесил твой младший брат, который возомнил себя главарем банды и пытался сделать из меня шестерку. Я тогда очень переживал за руки, и драться каждый раз с этим упертым петухом было не особо-то приятно. Но так мы познакомились с тобой. С тех пор воспоминания становятся счастливыми. Кто бы мог подумать, что парень-скала - барабанщик, да еще и близкий мне по духу человек.
  - А я помню только хорошее. Даже все эти уроки, так сказать, отступают на второй план. Секция вольной борьбы была хороша, а уж когда я узнал, что у моего братца в классе учится такой потрясный исполнитель - школьная жизнь стала раем.
  - Парни, а вы на уроках появлялись или только репетировали? - несмотря на то, что они были так молоды, я никак не могла представить этих двоих школьниками.
  Может, потому что Максим обычно так зрело рассуждает и довольно серьезен или потому, что так стильно и круто выглядит. Но вообразить, что он был тощим мальчишкой в обычной школьной форме никак не выходит. Про Вадика вообще молчу - огромный и внушительный.
  - Я почти не прогуливал. Но на многих уроках вместо тетрадей в клеточку и линеечку использовал нотные и сочинял музыку. А вот Вадик обычно торчал в качалке, если только его кто-нибудь из учителей не залавливал. В старших классах даже был помощником тренера по борьбе у младшеклассников.
  - Марго, а ты, так сказать, хорошо училась?
  - Ну, я никогда не была отличницей, но и троек в аттестате у меня нет. Не хотелось расстраивать родителей, поэтому я училась. Но у меня не было таких классных друзей, так что вспоминать о школе я не очень-то люблю.
  - Почему-то я так и думал. Тебе никогда не нравилось привлекать внимание. Проще быть середнячком, чтобы не выделяться, - хмыкнул Макс.
  - Пожалуй... Так когда ваше выступление? - уточнила я, когда мы зашли в просторный актовый зал.
  Школа была огромной. И зал был больше похож на настоящий концертный, чем на школьный.
  - Выпускники сегодня устраивают концерт, а мы его закрываем тремя композициями.
  - Так много талантов? - удивилась я.
  Странно, что они все собрались, да еще и готовы что-то петь и играть. Все-таки взрослые занятые люди.
  - У нас, так сказать, не совсем простая школа была. С уклоном в творчество. Тут почти все писали, пели, танцевали или играли. Многие и после школы не завязали с этим, как мы, например.
  - Ничего себе! И такое бывает, оказывается. Не думала, что в России есть подобные школы.
  - Да эта школа под крылом одного из членов совета директоров крупной кинокомпании. У него тут все трое детей учились, вот и финансировали хорошо. И сейчас известные выпускники помогают, так что учреждение цветет и растет.
  - Везучие вы, парни. А я училась в какой-то скучной шараге.
  - Зато с нас и спрос был больше. К урокам относились не так строго, как везде, а вот внеклассная деятельность проверялась так, что прогул репетиции был страшнее двойки в аттестате.
  - И поэтому ты всегда пишешь с ошибками? - подколола Макса я.
  - Марго, ну не надо об этом. Я несколько лет занимался с репетитором, но ничего не помогает. Я правильно пишу на английском, корейском, даже японском, но русская грамматика мне не дается, - покачал головой Максим.
  - Я прекрасно знаю, что ты умный. Но ты настолько идеален, что я рада, что есть хоть что-то, что у тебя не получается, - я показала ему язык и подмигнула Вадику, внимательно слушающему нашу перепалку.
  - Тоже мне, нашла идеал... У меня проблем и недостатков целый вагон, ты просто втрескалась в меня по уши, вот и не замечаешь!
  - Вы точно выпускники, а не школьники? - заржал Вадик.
  - Ой, да замолчи, - отмахнулась я.
  - Ладно, ты пока устраивайся в зале, а нам надо идти инструменты проверять. Через десять минут все начнется, так что заскучать не успеешь, - Макс легонько меня обнял, а потом бодрым шагом пошел к сцене, Вадик отправился следом.
  А я выбрала место где-то в середине зала и устроилась там. Появилось время порассматривать выпускников. А посмотреть было на что. Такое чувство, что тут не вечер встреч, а настоящий светский прием! Все такие нарядные и изысканные... Хотя я есть и откровенные фрики с цветными волосами, в драной одежде и с пирсингом во всех местах. Забавное сочетание... Все-таки творческие люди такие разные, что даже не по себе становится. Макс такой красивый и утонченный, а вон вслед за ним к сцене пошел парень с ирокезом и выбритыми бровями. Школа контрастов! Хотя не мне кого-то упрекать за странности.
  Скучать мне действительно было некогда. Я не успела опомниться, как выключили свет и на сцене появились ведущие в черных костюмах.
  А потом начался концерт. Здесь были совершенно разные люди, представляющие разные направления искусства. Такое чувство, что я на "Минуту славы" попала или на какое-то другое шоу талантов. Конечно, не все выступающие были гениями, но встречались действительно талантливые люди. И вот, наконец, объявили "Джаз-дуэт"! Блин, да даже это незамысловатое название лучше, чем "Romantic Death"!
  Я представить себе не могла, что можно так импровизировать на клавишах и барабанах! Хорошо, что перед выходом поела, а то от вкуса ягодного пирога, который появился из-за игры ребят, у меня разыгрался бы аппетит. Это была летняя и очень вкусная музыка. Джаз у них получался не хуже рока и попсы. Надо будет заставить их квартетом сыграть что-то подобное. Никогда бы не поверила, что они импровизируют, если бы не знала этого. Такая слаженность и взаимное доверие!
  Три композиции пролетели за один миг, а зал привычно разразился аплодисментами. Но Макс взмахом руки попросил тишины.
  - Прошу прощения, но я хотел бы сделать объявление, если позволите, - он немного поклонился, дождался полной тишины, а потом выдал нечто невообразимое. - Марго, ты станешь моей женой?
  И тут вдруг меня окружил свет прожектора, высвечивая из толпы. Если бы я не привыкла к популярности Максима, то сейчас была бы в панике. Хотя, конечно, полностью избежать шока не удалось. Но я все же нашла в себе силы встать, посмотреть на своего любимого чудака и твердо ответить.
  - Да!
  После секундной тишины зал снова зааплодировал.
  - Ну что ж, прекрасное завершение праздничного вечера, дамы и господа! Прошу пройти всех на фуршет на четвертый этаж, - объявил ведущий.
  А я все так же стояла в столпе света и смотрела на Макса, который спрыгнул со сцены и направлялся в мою сторону.
  - И что это было? - уточнила я, когда он подошел настолько, чтобы можно было не кричать.
  - Понимаешь, я не могу сделать подобной бесшабашности, находясь на настоящей сцене, но ведь это круто, когда солист делает предложение со сцены, правда? Ну здорово же?!
  - И кто из нас тут романтик, спрашивается, - вздохнула я. - Но я тебя все равно люблю, чудо ты мое звезданутое.
  - Не звезданутое, а звездное, - ухмыльнулся этот мальчишка и протянул мне руку. Ледяную, разумеется...
  - Что будет дальше? - уточнила я, спрашивая о сегодняшнем вечере.
  - Жили они долго и счастливо, разумеется, - фыркнул в ответ солист моей самой любимой группы.
  - Ну, можно и так...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дочь моего врага"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"