Павлова Татьяна Владимировна: другие произведения.

Оборотень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление от 29.03.12 Когда ты теряешь все и даже саму себя, главное не сдаваться. Ты одна в этом мире, за тобой охотятся, свои и чужие, а бежать больше некуда, потому что самый страшный твой враг в тебе самой.

   Часть первая. ЧЕЛОВЕК
  
  Мне не дано своей судьбою управлять.
  О рае на Земле могу я лишь мечтать.
  Душа полна несбыточных желаний,
  Но лишь желать - не значит получать.
  О.Хайями
  
  Воспоминания, только и остались у меня теперь.
   Деревья мелькали за окном машины. Слишком много деревьев. Ну и глухомань. Мы снова переезжаем. Сколько себя помню, делали мы это постоянно, как будто от кого-то бежим, от чего-то скрываемся. Но сколько я не задавала этот вопрос маме ответ был один: "Что за ерунда! Мы просто переезжаем". Раз в год, как минимум, я меняла место жительства, школу, окружение. И если учесть, что я замкнутая и не слишком общительная, то для меня это вдвойне тяжело. А еще я стеснительная, неловкая, постоянно попадаю в нелепые ситуации и, по мнению большинства людей немного странная. Так что, думаю этим все сказано, жизнь у меня не сахар. Но, похоже, мою маму это не сильно волнует, потому что, сколько бы я ей об этом не говорила, она всегда отвечает одно: "Потерпи еще немного, скоро все наладится, и мы обоснуемся в каком-нибудь тихом городке". Я только недоверчиво качала головой и тяжело вздыхала, надеяться устала. И что наладится? Я не понимала.
  Ни худая, ни толстая, ни высокая, ни низкая, ни красавица, ни уродина. Одним словом - обычная. Хотя мама утверждала, что симпатичная. Длинные, темно-каштановые, немного вьющиеся волосы, зеленые глаза, маленький носик, немного вздернут, пухлые губки, среднего роста. Но я только смущенно махала рукой, наверное, все мамы так говорят своим дочерям.
   - Кристина, ты должна больше общаться - говорила мама постоянно.
  Общение не самая сильная сторона моей натуры, я не умею находить общий язык с людьми и уж тем более со сверстниками.
   - Мама, я такая какая есть. Кому от этого плохо?
   - Это не правильно. Ты молодая девушка, тебе нужны друзья, общение. Пообещай, что в новой школе попробуешь завести друзей.
   - А смысл? - раздраженно спрашивала я. - Все равно рано или поздно мы переедем.
   - Кристи, милая, я просто хочу, чтобы у тебя была нормальная жизнь. Чтобы ты как все девчонки бегала на дискотеки, болтала с подружками о всяких пустяках. Ты не должна все время быть одна.
   - Хорошо мам я попробую - буркала в ответ. Попробую, вот только, что из этого выйдет.
   Первый день в новой школе. Как я его ненавидела. Ничего хуже этого, просто быть не может на свете. Слишком много внимания, любопытные взгляды, бесконечные вопросы, шуточки за спиной, шушуканье. За что мне все это? Я глубоко вздохнула, пытаясь выровнять дыхание. Посмотрела на маму. Похоже ей тоже не очень-то легко. Ее тонкие пальцы крепко сжимали руль, сосредоточенный взгляд на дороге, под глазами залегли тени.
   - Ты как? - в ее глазах отражалось беспокойство.
   - Нормально - я постаралась, чтобы мой голос прозвучал бодро.
   Мама улыбнулась, правда улыбка вышла грустной, потрепала меня по плечу, и мне показалось, что в ее глазах заблестели слезы. Она знала, как непросто я схожусь с новыми людьми, что для меня это тяжело и очень переживала. Я подмигнула ей.
  - Ничего, прорвемся - твердо сказала я, поцеловала ее и решительно вышла из машины.
   Почти весь день мне удавалось не привлекать к себе излишнее внимание. Неприметная, тихая, почти невидимая.
   - Привет, я Оля - повернулась ко мне соседка по парте, которая так удачно игнорировала меня предыдущий урок.
   - Кристина - представилась я неохотно.
   - Ты новенькая - видимо девушке захотелось поболтать, на скучной алгебре.
   - Ну, да - пробормотала я. - Мы вчера с мамой только переехали сюда.
   - Откуда?
  Я немного замялась.
   - Из Саратова.
   - А парень у тебя там был? - с любопытством спросила Оля.
   Ну все, можно идти вешаться, началось. Не любила я все эти разговоры о парнях. Сейчас начнет расспрашивать. Стыдно признать, но в свои шестнадцать я еще ни разу по-настоящему не целовалась, не говоря уже о большем. И наши частые переезды этому не способствовали. Были парни, которые обращали на меня внимание, и были среди них даже те, кто мне нравился, но отношения как-то не складывались. Дальше похода в кино и пары легких поцелуйчиков дело не доходило. Не знаю, но мне всегда, что-то мешало, останавливало. Наверное, еще не время, успокаивала я себя. Просто еще не встретился тот, кто мне по-настоящему понравился.
   - ... но бесполезно, он ни на кого всерьез не обращает внимания - девушка мечтательно закрыла глаза.
   Кажется, я все прослушала.
   Урок закончился. На перемене я вышла во двор, меня тут же догнала моя новая знакомая.
  - Смотри, вон он - и видя мой недоуменный взгляд пояснила. - Ну тот, про кого я тебе говорила.
  Я даже смотреть не стала в ту сторону, просто кивнула.
   - Ой - ее счастливый визг заставил меня подскочить на скамейке. Я досадливо поморщилась и взглянула на нее с укором. - Он идет к нам!
   - Привет - раздался позади голос парня.
  Мне даже не надо было поворачиваться, чтобы понять, кто стоит у меня за спиной. Я это знала.
   - Привет - сладко пропела Оля, сияя при этом, как рождественская елка.
   Я начала поворачиваться и локтем задела бутылочку, что держала девушка, сок пролился прямо на меня.
   - Извини - пискнула она виновато.
   - За что? - искренне удивилась я. - Я сама виновата. Извините - мельком взглянула на парня и быстрым шагом направилась к корпусу. Да Кристи, умеешь ты произвести первое впечатление.
   Так и есть, мои щеки напоминали два спелых томата. Я стояла в школьном туалете и рассматривала свое отражение в зеркале. Умылась холодной водой. Но это мало чем помогло, щеки пылали по-прежнему. Ладно, черт с ними. Надо подумать, что делать с пятном на джинсах. Хорошо хоть остался последний урок и домой.
  Прозвенел звонок на урок. Надо идти. Но так не хотелось выходить из этого спокойного убежища. Ну да, давай, просиди весь урок в туалете. А еще лучше, если тебя кто-нибудь застукает здесь. Тогда слава сумасшедшей тебе обеспечена. Я решительно направилась к двери.
  Тот день тянулся очень долго.
   Дождь, шедший всю ночь, к утру закончился. Но солнца по-прежнему не было видно. Низкие, серые облака застилали небо. Непонятная тоска защемила сердце.
   - Просыпайся соня - раздался голос матери из-за двери. Я потянулась.
   - Доброе утро - крикнула я и выскользнула из под одеяла. Свесив ноги, я попыталась нащупать тапки. Как всегда их там не оказалось. Босиком прошлепала на кухню.
  - Доброе утро милая - Мама подошла ко мне, поцеловала и поставила передо мной большую кружку моего любимого шоколада и тарелку с тостами. Я блаженно потянула носом и от удовольствия закрыла глаза. Обожаю шоколад.
  - Чем планируешь, сегодня заняться? - спросила мама, садясь напротив.
   - Пока не знаю. Может, немного погуляю, осмотрюсь вокруг.
   - Хорошая идея. Только не ходи далеко - предупредила она.
   - Я уже не ребенок - тут же проворчала я.
   - Все, все, завтракай.
   Наш новый дом находился на окраине городка, почти у самого леса. Мы всегда выбирали уединенные и отдаленные районы. Я шагала по дорожке, как неожиданно нога подвернулась, и я упала прямо в лужу. Вот черт! Поднялась,
   Сзади послышался шум мотора, отошла в сторону пропуская. Но мимо меня не проехали, остановились напротив, я подняла голову. На мотоцикле сидел тот самый парень, о котором мечтала моя новоиспеченная знакомая Оля. Не везет, так не везет.
   - Что случилось? - неожиданно спросил он.
  - Я упала - пожала плечами. Ехал бы себе дальше, чего остановился?
   - Нога болит?
   Я поморщилась, кивнула.
   - Тебе надо в больницу.
  И тут только я заметила, что стоят еще два мотоцикла с парнями.
   - Ты не один - неловко прокомментировала я. Парень удивленно поднял на меня глаза. - Знаешь что, ты поезжай, я сама справлюсь. Правда, нога уже не так болит.
   - Не говори ерунды! Я отвезу тебя в больницу - безапелляционно заявил он. Не успела я охнуть, он поднял меня на руки и понес к мотоциклу. Попрощавшись с друзьями, те остались недовольны, похоже, я нарушила их планы, парень помог мне усесться и осторожно тронул с места. Ехал медленно, чтобы на кочках не тревожить мою ногу.
   - Ты как? - на полпути обернулся он ко мне.
   - Нормально - хрипло выдохнула я. Я чувствовала себя неловко от такой чрезмерной заботы.
   - Потерпи, скоро приедем.
   В травмпункте мне наложили тугую повязку. Я вышла, прихрамывая, полезла в карман за телефоном, позвонить маме, но увидела, что парень не уехал, а сидел на скамейке и ждал меня.
   - Похоже, мы так и не успели познакомиться - поднялся он мне на встречу и протянул руку. - Костя.
   - Кристина - пожала ее в ответ. Поморщилась.
   - Болит? - участливо спросил парень.
   - Почти нет. Доктор дал обезболивающее.
   - Как тебя угораздило?
   Я усмехнулась.
   - Я еще легко отделалась. Вот если бы я ногу сломала, это было бы в моем репертуаре.
  Костя искренне рассмеялся.
  - Теперь тебе придется просидеть дома, как минимум недели две - повторил Костя диагноз доктора.
   - Да, ради этого стоило потерпеть - произнесла я.
   - Так ты это нарочно?-
   - Нет, конечно! - выпалила я и возмущенно посмотрела на парня.
   Его глаза смеялись. Я невольно улыбнулась в ответ.
   На руках меня внесли в дом. Было так приятно, что я и думать забыла о своей ноге. Завидев нас, мама побледнела и кинулась навстречу.
   - Мама не волнуйся, со мной все в порядке, просто небольшое растяжение - успокаивала я е, пока меня осторожно опускали на диван. - Это Костя - представила своего друга.
   - Спасибо Костя, дальше я сама позабочусь о своей дочери - с нажимом произнесла мама. Парень перевел взгляд на меня, явно не желая так скоро уходить. - Не смеем тебя больше задерживать - она смотрела на парня выжидательно. Я удивленно перевела взгляд на маму.
   - До свидания - парень неохотно направился к дверям. - Пока - прежде, чем выйти кивнул мне.
   - Пока - пробормотала я. - Мама, что это было?
   - Что? - невинно поинтересовалась она.
   - Ты чуть ли не пинками выгнала его из дома - обвинение прозвучало в моем голосе.
   - Не преувеличивай - отмахнулась она поднимаясь. - Я принесу лед.
   - Чем он тебе не понравился? - пытливо спросила я, пока она не ушла.
   - Я его не знаю - как можно равнодушней пожала она плечами, но я чувствовала ее тревогу. Из-за чего она так переживает?
   - Он мой первый друг в новой школе. Надеюсь - добавила я. Мне показалось, по мамину лицу прошла тень. - Разве не этого ты хотела?
   - Да, конечно - отозвалась мама и направилась из комнаты.
   Я растерянно смотрела ей в след.
   Дни выздоровления пролетели быстро, причем нога зажила в два раза быстрее, чем говорил врач. Снова утро, снова в школу. Но на этот раз я туда хотела. В предвкушении что я увижу Костю, у меня по телу пробежала теплая волна. Мне он нравился, чего скрывать. Сегодня я более тщательно выбирала одежду, но мой выбор в итоге снова пал на джинсы, рубаху и кроссовки. Я усмехнулась.
  На полпути к школе у меня неожиданно возникло ощущение, что за мной наблюдают. Дорога пролегала через опушку леса, так быстрее было срезать угол. Я оглянулась. Осмотрелась по сторонам. Никого. Но я все равно не могла отделаться от ощущения взгляда, сверлящего мою спину. Не сходи с ума. Там никого нет. Запахнула куртку поплотнее, обхватив себя руками. Хруст сухой ветки. Я резко остановилась. Может ребята решили над тобой пошутить. Вот умора будет в школе. Мое ухо уловила чьи-то тихие, крадущиеся шаги. Я сорвалась с места. Плевать. Пусть хоть вся школа смеется до коликов в животе.
  День прошел обычно, если не считать того, что постоянно сталкивалась с Костей, как будто он нарочно искал встречи. Сердце приятно ныло.
  Весь путь до дома я проделала бегом. Быстро поднялась по ступенькам. Странно, входная дверь приоткрыта. Я осторожно вошла в дом. Тихо. С кухни доносились голоса. Первый принадлежал маме, а вот второй я слышала впервые. Не знаю зачем, но я на цыпочках подкралась к кухонной двери и остановилась, прислушиваясь к разговору.
   - Вы должны уехать отсюда - мужской, незнакомый голос, как мне показалось, прозвучал немного нервно.
   - Это невозможно, Кристи только начала привыкать к местной школе, у нее появились новые друзья. Я не могу сейчас с ней так поступить. Ей нелегко даются все эти наши переезды - ответила мама. - Мне вообще не следовало ее сюда привозить.
   - А ты не думаешь, что ей возможно пора узнать всю правду?
   - С ума сошел! Еще слишком рано, она не поймет - мамин голос звучал взволнованно.
   - А потом может быть слишком поздно! - неожиданно резко выкрикнул мужчина. Я невольно вздрогнула.
  - Правда ее только напугает, она может наделать глупостей. Нет, еще рано - наотрез отказалась мама.
   - Она уже взрослая - напряженный голос звучал с хрипотцой.
   - Но недостаточна для такой правды - спорить было бесполезно, уж я-то ее знала.
   - А когда будет достаточна? Когда повториться новая трагедия?
   - Ты ведь не думаешь, что Кристи виновата в том, что случилось? - в голосе прозвучала угроза.
   Что за трагедия? И каким боком я к ней могу быть причастна? Неприятные мурашки побежали по спине.
   - Нет, я так не думаю - тут же отозвался мужчина. - Но подумай сама, те, кто в этом виноваты, так просто от нее не откажутся.
   - Ты думаешь, я этого не знаю? - отчаянно воскликнула мама, но дальше твердо добавила: - Я все прекрасно понимаю, но я защищала ее все эти годы и дальше смогу защитить
   - Не обманывай себя, мы ведь оба знаем, что произойдет, когда ей исполниться восемнадцать.
   - Да, знаем - обреченность в голосе матери защемило мне сердце. - Чем дольше хранишь тайну, тем тяжелее становится ее раскрыть. Я давно должна была это сделать. Это моя ошибка. Но я так хотела, чтобы у нее было счастливое детство, чтобы она как все дети нормально росла и развивалась.
   - Ты поступила, как любящая мать и никто не в праве тебя за это осуждать. Но сейчас пора ей все рассказать.
   - Возможно, ты и прав - спустя минуту сказала мама, но без уверенности в голосе.
   - Она должна знать правду, ведь в первую очередь это касается ее - для убедительности еще раз повторил мужской голос.
  - Посмотрим, а сейчас тебе пора. Кристина вот-вот должна вернуться из школы.
  Я быстро отскочила и кинулась к входной двери. И как только я достигла ее, из кухни вышла мама. Я захлопнула входную дверь, сделав вид, будто только что вошла.
   - Что-то пить хочется - натянуто произнесла я и направилась прямиком на кухню, настежь распахнула двери и ошеломленно застыла. Кухня была пуста. Ничего не понимаю. Куда он делся?
   - Ты что-то ищешь? - раздался позади меня мамин голос. Я и не заметила, как она подошла.
   - У нас были гости? - не очень уверенно спросила я.
   Мне показалось или мама напряглась.
   - Нет - твердо ответила она. - С чего ты взяла?
   Она смотрела на меня прямым, открытым взглядом. Я уже стала сомневаться в своем умственном состоянии. Но я точно слышала мужской голос. Не приснился же он мне.
   - Так, ни с чего - как можно небрежней пожала я плечами и отвернулась.
   - Как дела в школе?- мам внимательно смотрела на меня.
   - Нормально.
   - Точно? Ты какая-то странная - словно допытывалась она.
   - Все в порядке ма. Правда - я как можно шире улыбнулась. Надеюсь, улыбка получилась не слишком кривая.
   - Иди, отдохни. Скоро будем обедать.
  Я прошла в свою комнату и завалилась на кровать. Интересно, что за мужчина здесь был? И почему мама скрывает это? Странный у них разговор какой-то был, он уговаривал ее что-то мне рассказать, что-то касающееся напрямую меня. Может, стоит попытаться разговорить маму. Но раз она сразу мне не рассказала, то наверняка уже не скажет, я ее знаю.
  Включила телевизор, пощелкала каналами, остановилась на местном новостях, и застыла в шоке, уставившись на экран стеклянными глазами: "...Час назад было обнаружено тело школьника Сидоренко Кости. В местном лесу страшную находку обнаружил местный охотник. Тело юноши было истерзано неизвестным животным, пока не сообщается каким...".
  
  Открыла глаза. Секунды медленно перетекали в минуты, я сидела, уставившись в одну точку не подавая признаков жизни. Это произошло два года назад, но лицо Кости стояло у меня перед глазами, будто это случилось вчера. В тот же день, когда случилось эта трагедия, мы с матерью под покровом ночи, в спешке, покинули город. Вопросов я не задавала, может, потому что была в шоковом состоянии, а может, потому что сама хотела бежать из этого города и как можно дальше. В течении последующих нескольких месяцев я часто просыпалась ночью в холодном поту и твердила как заведенная: "Это не я. Не я. Не я...". Не знаю, почему я это говорила. Что значили мои слова? С наступлением утра я старалась поскорее выкинуть из головы ночной кошмар и не думать об этом. Мама ничего не знала, я ей не говорила. Как она не замечала тени под глазами, бледность, мой усталый вид? Не знаю. Может, потому что сама была не в лучшем состоянии. Происшедшее подействовало на нее с не меньшей силой. Каждая из нас залезла в свою раковину и пыталась самостоятельно справиться с кошмаром. Мы не разговаривали о случившимся в тот день. Не сговариваясь, по молчаливому, обоюдному согласию, для нас эта тема была табу. Постепенно жизнь вошла в обычное русло. Мы оправились, все встало на свои места, но иногда, я ловила на себе странно-вдумчивый, даже настороженный взгляд матери, который она быстро отводила, стоило мне только повернуть голову. И еще, как бы дико это не звучало, но у меня возникло ощущение, что она стала с какой-то опаской ко мне относиться. Глупость конечно несусветная. Но как оказалось позже не такая уж и глупость.
   Это был странный день, с утра мама ходила дерганная, вся на нервах, на мои попытки поговорить, отвечала сухо: "все нормально". Мы приехали в супермаркет, как всегда закупить продуктов на неделю. Я гуляла по проходу, как вдруг ощутимый толчок в спину и мимо меня пронесся парень.
   - А извиниться? - крикнула я ему в след.
  Парень обернулся, окинул меня наглым взглядом и подмигнул.
   - Не стой на дороге, крошка.
   Неожиданно стало жарко. Не знаю, что меня больше всего взбесило, то, что он назвал меня крошкой или то, с какой наглой ухмылкой он меня оглядел. Жар в груди разрастался. Дыхание стало прерывистым, словно после бега. Ладони вспотели. Я непроизвольно шагнула к нему.
   - Что за черт? - пробормотал парень, выпучив на меня глаза, а затем попятился.
   - Кристина - напряженный голос матери из-за спины рассеял дымку в мозгу, ее рука успокаивающе сжала мое плечо. - Иди в машину.
   Я безропотно подчинилась, шагая к выходу, чувствовала, как любопытные взгляды жгут спину. Дыхание вновь участилось. Я сильнее стиснула зубы. Только бы дойти. Только бы не сорваться. Я чеканила каждый шаг, хотя мне хотелось сорваться на бег и бежать, что есть силы. Бежать куда глаза глядят.
   - Ты в порядке милая?- садясь на водительское место, мама с беспокойством смотрела на меня.
   - Не знаю - повернулась к ней и покачала головой. - Что это было? Что со мной было?
   - Тише, тише. Успокойся - она попыталась меня обнять, но я отодвинулась.
   - Хватит меня успокаивать - вскричала я. - Просто скажи правду.
   - Кристина...
   - Я слышала разговор на кухне, ты говорила с каким-то мужчиной. Кто он? Мама, что происходит? - я больше не могла молчать.
   Несколько минут мама растерянно смотрела на меня, отвернулась, тяжело вздохнула, провела по лицу и снова посмотрела на меня.
   - Наверное, пришло время рассказать тебе правду - но в ее голосе не было уверенности.
   - Какую правду? - сердце забилось с удвоенной силой.
   - Здесь не место - заведя мотор, осмотрелась по сторонам, нахмурилась. Я проследила за ее взглядом, двое мужчин, стояли и курили около припаркованной у входа в супермаркет машины. На первый взгляд вроде ничего примечательного, но я уловила нечто странное, их застывшие, напряженные позы, слишком пристальные взгляды в нашу сторону. Тревога в душе возрастала.
   Мама взяла меня за руку и заставила посмотреть ей в глаза.
   - Слушай меня внимательно, ты - не просто человек.
   - Я... я не понимаю - неприятный липкий страх пополз по позвоночнику.
   - Ты - оборотень. На половину человек, на половину зверь - она отпустила мою рук. Заводя двигатель, еще раз кинула взгляд на стоянку и нахмурилась еще больше.
   Я вжалась в сидение, смотря на нее как на сумасшедшую. Если бы она сейчас сказала мне, что снежный человек существует на самом деле, я и то поверила бы больше.
   - Я понимаю, сейчас ты растеряна, напугана и твое сознание не готово принять информацию, но ты должна знать об этом, а осознание придет позже.
   - Но ведь можно же что-нибудь сделать? - и тут же поняла, насколько идиотским был мой вопрос.
   - Больше некуда бежать, негде спрятаться, зверь внутри тебя и рано или поздно он вырвется.
   - Мама... - прошептала я потерянно.
  - Ничего милая, все будет хорошо. Вот увидишь, все будет хорошо - белые пальцы с силой сжимали руль, она сама себе не верила.
  - Так мы убегали все это время - произнесла я вслух. - От кого?
  - От тех, кто хотел тебя забрать, от оборотней, и от тех, кто хотел тебя убить, от охотников.
  Вот так, вылить на меня правду, словно ушат ледяной воды, и ждать, что я приму ее, смирюсь, пойму. Нет, я отказываюсь в это верить!
   Только сейчас я заметила, что ее напряженный взгляд то и дело скользит к зеркалу заднего вида.
  - Слушай меня внимательно, на следующем повороте я приторможу, и ты выпрыгнешь.
  - Что? - пискнула я. - Я... я не смогу.
  - Сможешь - жестко сказала она. - Посмотри на меня, ты сможешь. Возьми сумку, в ней все необходимое, телефон, деньги, документы. Помни одно, ты сильнее, чем думаешь.
  Дальше все произошло слишком быстро, машина преследователей врезалась в нас, в последний момент мама успела буквально вытолкать меня из нее, взрыв, боль, темнота...
  Время в больнице я помню смутно. Первые дни бесконечная боль, суета вокруг, уколы. Мне хотелось забвения, но даже во сне я слышала чужие голоса, ощущала чужое присутствие.
  Я шла на поправку семимильными шагами. Врачи не могли поверить своим глазам. Вскоре я сбежала из больницы.
  Сняла комнату, устроилась к кафе официанткой, еще оставались кое-какие средства, на пластиковой карте.
   Лето для меня пролетело словно в тумане. Эти три месяца я прожила, как в прострации. Я ходила, ела, спала, но при этом не чувствовала ничего, кроме тупой, щемящей боли в груди. Никогда не думала, что может быть так больно. Иногда, я даже специально причиняла себе физическую боль, чтобы хоть на миг заглушить душевную.
  Внутри была пустота, вакуум. Не было ни чувств, ни желаний, ни мыслей. Только тупая боль в сердце временами напоминала, что я еще жива, а не умерла.
  
   Я решительно встряхнула с себя остатки воспоминаний. Сегодня у меня был выходной, единственный за последнее время, и я решила устроить себе прощальный день. Я прощалась с прошлым. Все, хватит хандрить, хватит жалеть себя, пора, наконец, подумать, как жить дальше. Ну, подумаешь, осталась одна, тысячи детей в этом мире остаются сиротами и ничего, а тебе уже почти восемнадцать. Полноправный гражданин страны со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями. Ну, подумаешь оборотень, просто надо научиться жить с этим, найти спокойное местечко с минимальным количеством людей на квадратный километр, от одиночества еще никто не умирал. А интересно на что я буду жить? Вот это вопрос посложнее. Безрезультатно поупражнявшись в кулинарии, сбегала в пиццерию.
   На третьем куске пиццы меня снова закрутил водоворот мыслей. То, что я теперь знала о себе, пугало. Но еще больше пугало неизвестное будущее. Что со мной будет? Сколько мне осталось жить? Кто первым до меня доберется, оборотни или охотники? И еще неизвестно, что лучше: умереть или превратиться в чудовище. А если у меня будет выбор, что я выберу? Страшно думать о собственной смерти. И страшно думать о будущем вообще. Перспективы у меня отнюдь не радостные. Какая глупая жизнь: восемнадцать лет бегать, а в итоге прибежать все равно к неизбежному. Правый глаз задергался. Нервное. Так и с катушек съехать не долго. Я с остервенением откинула кусок пиццы, который держала в руках, так больше ни разу и не откусив. Надо что-то делать. Чем-то заняться. Я схватила кофту и выскользнула за дверь.
   Погода сегодня была под стать моему настроению, небо было затянуто серой дымкой, не единого лучика света, моросил мелкий, неприятный дождичек. Я накинула капюшон.
   В городском парке людей почти не было, поэтому парня сидящего на скамейке в одиночестве, увидела сразу, без зонта, кепка скрывала его лицо. Не знаю почему, но я почувствовала настороженность. Прошла мимо устремляясь вдоль аллеи. Пройдя метров сто, заметила, парень идет за мной, в душе росла тревога. Я ускорила шаг, покинула аллею, вышла из парка на оживленную улицу. Маневрируя между людьми с зонтами, оглянулась, преследователь не отставал. Дыхание участилось, я почти уже бежала. В конце улицы я знала, есть огромный супермаркет, попробую там затеряться.
   Петляя по проходам, потеряла парня из виду. Неожиданно меня схватили за руку и вжали в угол.
   - Да стой же ты!
   Теперь, когда увидела перед собой его лицо, почему-то стало спокойней. И подумалось, не похож он на охотника, добрый, открытый взгляд. А на оборотня, еще меньше. Хотя черт их всех знает.
   - Что тебе надо? - спросила требовательно, пытаясь скрыть страх.
   - Не бойся, я не причиню тебе вреда - он отпустил меня, поднимая руки ладонями вверх.
   - Я и не боюсь - подбоченилась я. - Кто ты?
   - Меня зовут Алексей и нам нужно поговорить - он повертел головой по сторонам. - Но не здесь. Идем - и снова схватил меня за руку.
   - Э-эй, полегче - возмутилась я, высвобождаясь от захвата. - Я знать тебя не знаю. С какой стати мне с тобой куда-то идти?
   - Я же сказал, тебе нечего бояться - нетерпеливо повторил парень.
   - А я сказала, что и не боюсь.
   - Послушай, у нас мало времени
   - У кого это у нас? У меня времени хоть отбавляй.
   - Кристина - парень тяжело вздохнул.
   - Откуда ты знаешь, как меня зовут? - на выдохе спросила я. Это мне уже совсем не нравится.
   - Я знаю, кто ты.
   Сердце пропустило удар, замерло.
  - Прочти это письмо - протянул парень мне конверт.
   Я осторожно взяла конверт, вскрыла, развернула листок и сразу узнала почерк, он без сомнения был мамин. "Кристи, девочка моя, если ты сейчас читаешь это письмо, то меня уже нет рядом с тобой, и я не могу больше защитить тебя. Человек, который вручит тебе это письмо - друг. Прошу тебя доверяй ему и делай то, что он скажет. Обо мне не печалься и не грусти, ведь жизнь такова, что все мы рано или поздно, покидаем этот мир. Береги себя. Люблю тебя. Мама".
   Я прочитала письмо несколько раз.
   - Что все это значит? - хрипло выдохнула я.
   - Идем, мы должны спешить - парень решительно потянул меня за руку.
   - Что? Почему? - затормозила я.
   - Когда твой день рождения? - спросил парень неожиданно.
   - Двадцать третьего сентября - послушно выговорила я.
  - Сегодня одиннадцатое - задумчиво протянул парень, и видя мое недоумение заговорил: - В день совершеннолетия, когда день сменит ночь, происходит обращение человека в волка. После этого душа его проклята навеки и чтобы человек, потом не делал, зверь его уже не отпустит.
  Я сглотнула, а он продолжил:
  - Людей отмеченных печатью дьявола можно спасти лишь в том случае, если не дать им совершить первое убийство, остановить их прежде, чем они попробуют человеческую плоть - У меня мурашки побежали по спине. Людоедство самое отвратительное, что я могла себе представить. Убивать людей, чтобы насытиться. Вести охоту на людей, словно хищник на жертву. - Отец Николай на протяжении многих лет ищет способ помочь таким людям как ты. Я отвезу тебя к нему.
   Отец Николай, священник, церковь, что-то такое знакомое коснулось моего сознания. Из потайных уголков памяти стали всплывать давно забытые картины прошлого.
  "Я в церкви. Мне лет семь. Почему-то прячусь за алтарь. Смотрю, как появляются два мужчины в рясах, оба очень взволнованные.
  - Они придут за своей. Нас всех ждет смерть. Они скоро придут. Что мы натворили?- голос того, что помоложе дрожал
  - Успокойся, она еще ребенок, мы должны ее защитить - отвечает второй мужчина.
  - Защитить? - истерично взвизгнул. - Это нам нужна защита. Защита от нее и от ее подобных.
  - Успокойся...
  - Ты не должен ее защищать. Как ты не поймешь, она такой же монстр, как и остальные. Ты подвергаешь опасности всю деревню. Как ты можешь? Ведь погибнут невинные люди, и все из-за нее. Она - дитя дьявола. Мы должны от нее избавиться, и как можно скорее.
  - Что ты намерен предпринять?
  - Нужно позвать охотников...
  - Остановись! Не делай этого, прошу тебя. Я обещаю, к утру ее здесь не будет..."
  - Хорошо, я поеду с тобой.
  Мы заехали забрать мои вещи, их было не так уж и много. И уже мчались по шоссе на выезде из городка.
   - Отец Николай поможет мне? Не даст обратиться? - я запнулась.
  И ждала ответа, затаив дыхание. Леша грустно кивнул.
  - Обращение не остановить. Зверь внутри тебя и ничего с этим не поделать. Ты была рождена такой, зверь такая же неотъемлемая часть тебя, как твоя душа. Убить его, умрешь и ты. Отец Николай поможет тебе справиться со зверем.
  - Как это?
  - Некоторые оборотни могут превращаться в волков в любое время дня и ночи, не теряя при этом способности мыслить по-человечески разумно, а другие, только ночью и при этом человеческая сущность загоняется глубоко внутрь, освобождая звериное начало. При этом человек не помнит, что он делал, когда был в зверином облике. Человек может удерживать в себе зверя, но если его разозлить, то на обидчика обрушится вся мощь его силы и гнева.
  - От чего это зависит?
  - От того, каким был человек, чего в нем присутствовало больше, светлого или темного от рождения. Но одно неизменно, он все равно оборотень, а значит зверь - водитель смотрел на дорогу изредка поглядывая на меня. - По своей сути люди рожденные оборотнями злы, нетерпимы, агрессивны - тут он посмотрел на меня в упор. - Ты немного не такая - задумчивая пауза, взгляд на дорогу. - Вернее, совсем не такая.
  - Откуда тебе знать?
  - Твоя мать поддерживала связь с отцом Николаем, она рассказывала ему о тебе.
  - А мне даже не упоминала о нем - сказала грустно.
  Сколько оказывается, у нее было от меня секретов. Зачем? Рано или поздно я бы все равно узнала обо всем. Но она хотела, чтобы это произошло поздно, нежели рано. Давала мне возможность побыть еще немного просто человеком, просто ребенком. И я должна быть благодарна ей за это? Не знаю.
   Мы почти уже выехали из городка. Водитель то и дело кидал взгляды в зеркальце заднего вида. Что он там увидел? Я обернулась. За нами, на расстоянии, ехал черный, с тонированными стеклами автомобиль. Смутная тревога кольнула сердце. Неожиданно он рванул вперед и поравнялся с нами. Леша чертыхнулся и вместо того, чтобы остановиться надавил на газ.
   - Может, ты объяснишь мне, что происходит? - воскликнула я в испуге.
   - Человек в машине Тимур Катаев - прорычал парень, но вышло это у него скорее не со злостью, а с отчаянием. На мгновение я замерла.
   - И это имя мне должно что-то сказать? - в растерянности повела плечом.
   - Ах да прости. Он - охотник - и снова замолчал.
  С минуту я сидела молча, уставившись в лобовое стекло, словно позабыв о гонке. Растрепанные мысли не желали приводиться в порядок, прыгали друг за дружкой, она страшнее другой.
   - И на кого он охотится? - наконец выдохнула я. Хотя ответ уже знала.
   - На оборотней.
   Отлично, мне "везет" как всегда.
   - Почему он нас преследует?
   - Не знаю, может, что заподозрил.
   - Да он меня даже в глаза не видел. Что он может заподозрить?
   - Он видел меня - недовольно отозвался парень. - Тимур знает, что я помощник отца Николая и не слишком-то приветствует благие начинания того. Охотник, он знает только, как убить, но не спасти.
   - Но ведь с ним можно поговорить, все объяснить, нормальный человек должен понять... - я прервала свое словоизлияние. - Неужели все так плохо?
   - Его родителей убили оборотни. Это случилось у него на глазах. Ему было десять. Думаю тебе не надо объяснять, почему именно он стал охотником, и какие чувства он питает к подобным тебе?
   - Думаю не надо - пробормотала я.
  Пульс участился. Я почувствовала прилив адреналина. Ощущая сейчас этот страх, я понимала, я живу. Наверное, мне необходима была вот такая эмоциональная встряска, чтобы проснуться. Я очнулась от спячки и снова почувствовала ритм жизни.
  На дороге сейчас никого не было кроме нас. Окраина городка, придорожное кафе у дороги. Автомобиль сзади снова поравнялся с нами, затем обогнал и резко преградил путь, развернувшись поперек дороги. В последний момент Леша успел нажать тормоза, ремень безопасности больно вдавился в грудь, и не будь я пристегнута, вылетела бы, наверное, в лобовое стекло. Леша выпрыгнул из машины бросив "сиди".
  Навстречу ему вышел высокий, смуглый парень, лет двадцати пяти, в кожаном пиджаке, небрежно накинутом на широкие плечи. Обошел свою машину и остановился напротив Алексея. Лицо, с правильными чертами непроницаемо, никаких эмоций.
  - Привет друг - мужской голос чуть с хрипотцой. Последнее слово прозвучало с иронией. - Ты становишься слишком невнимательным, даже не замечаешь меня.
  - Просто, я очень тороплюсь - как будто извиняясь, вымолвил мой знакомый.
  - Спасти очередного монстра? - выплюнул охотник. - Ты бы лучше о людях подумал.
  - Оборотни, тоже люди - возразил Алексей с горячностью.
  - Звери они - с какой-то усталостью отозвался охотник.
  Я открыла дверцу и вышла из машины. Прятаться глупо, встретим врага лицом к лицу.
  Охотник замер, взглядом впившись в меня. Секунда, две, три, очнулся, потряс головой, словно прогоняя наваждение, но взгляда от меня не отвел. Мои щеки невольно порозовели, опасение сменилось смущением. Он что, на всех так оборотней смотрит? Ага, и они умирают от смущения, поддел внутренний голос. Потупила взор, облокотившись о капот машины. Нет, Леша сказал, так сразу трудно распознать оборотня, причем с первого взгляда, ведь я еще не прошла даже первое обращение. А может, он, как и Алексей, следил за мной? Вряд ли, с сомнением подумалось мне, я его не замечала. Но даже если и так, что я такого делала в последнее время чтобы себя выдать? Целый день в кафе, вечером домой, никуда больше не выходила. И тут же вспомнилось, первый признак оборотня: замкнутость, молчаливость, нежелание находиться в местах скопления людей. Ладно, чего гадать, сейчас все и выясниться. Я улыбнулась охотнику, демонстрируя дружелюбность, но тут же отвернулась от столь пристально изучения моего оскала.
   - Отойдем - резким тоном приказал парень.
   - Тим, послушай, мы торопимся... - начал было Леша, но Тимур перебил его.
   - Кто она? - требовательно спросил он.
  Скрестив руки на груди и особо не напрягаясь, отлично слышала их разговор.
   - Она... - парень запнулся, затем сглотнул и выпалил. - Она моя девушка.
  От неожиданности я поперхнулась слюной и закашлялась. Оба дружно посмотрели в мою сторону.
   - Девушка? - недоверчиво покачал головой охотник, он, похоже, удивился не меньше меня.
   - У меня что, не может быть девушки? - оскорбленная мина Леши вызвала у меня невольную усмешку. Брови Тимура недовольно сдвинулись, взгляд заледенел.
   - Сколько ей лет? Куда смотрят ее родители? - с негодованием произнес он.
   - Ей уже восемнадцать - не моргнув глазом, соврал Леша. - А семьи у нее нет.
   - Что происходит? Куда ты ее везешь? - как будто это его очень волновало.
   - Никуда, я ее не везу. У Кристины не так давно погибла мать, она осталась одна и я не могу ее вот так оставить. Вот решил взять с собой - в кое-чем моему новому знакомому даже врать не пришлось.
   - Взять с собой - Тимур выплюнул эти слова, как нечто ядовитое. Его глаза метали молнии. - Она знает?
   - Нет, Кристина ничего не знает - громко произнес Леша.
   - Тогда зачем ты ее в это втягиваешь? - на лице охотника было написано столько злости, столько негодования, что даже со своего места я поежилась. Бедный парень весь сжался. На него было жалко смотреть. Я поняла, пора выручать моего нового знакомого.
   - Леш, я есть хочу - и направилась к парням. На лице охотника застыло недоверие. Затем оно сменилось удивлением. - Я когда нервничаю, всегда есть хочу - пожала я плечами будто бы извиняясь. Я смотрела на Тимура невинными глазами из-под пушистых ресниц. Он вздохнул. Провел рукой по волосам. Усмехнулся, качнул головой и сделал приглашающий жест сторону кафе. Мы с Лешей переглянулись и пошли вперед. Затылком я чувствовала обжигающий взгляд.
   В кафе было немноголюдно. Влюбленная парочка, ворковавшая за столиком у окна, двое мужчин, увлеченно уплетающих свою еду, одинокий путник. Мы заняли столик в углу. Тимур оказался напротив меня. Я нервничала. Пристальные взгляды не давали мне расслабиться. Ну и манеры у него. Я конечно тоже не образец воспитанности, но ведь неприлично вот так пялиться. Подошла официантка и приняла наши заказы. Наступило молчание.
   - Мне надо в уборную - я резко поднялась из-за стола.
   - Я провожу - тут же за мной вскочил Тимур.
   От неожиданности я задела салонку, стоящую, так некстати на краю стола, и вся соль высыпалась Тимуру под ноги. От дождливой погоды на мокрых ботинках она тут же прилипла к коже.
   - Ой, прости - виновато пробормотала я.
   - Да ничего страшного - Тимур сделал приглашающий жест. Я рванула в сторону дверей, не поднимая головы.
   Мы вышли из общего зала, Тимур шел за мной и меня это напрягало.
   - Кристина - послышался голос сзади. Моя рука замерла на ручке заветной двери.
   - Ну что еще? - чуть ли не простонала я оборачиваясь.
   - Это мужской туалет, женский, следующая дверь - пояснил парень с улыбкой.
  Да Кристина, ты как всегда в своем репертуаре.
   - Спасибо - кисло кинула и услышала в ответ смешок. Смеется надо мной поросенок. Ну и пусть, мне не привыкать. Обидно, но терпимо. Торопливо скрылась за соседней дверью.
   Боже, что со мной происходит? Я прислонилась лбом к зеркальной поверхности. Холодная вода немного остудила разгоряченное лицо. Еще постояла несколько минут, чтобы окончательно прийти в себя. Вышла, в коридоре оказалось пусто. Слава богу, конвоир ушел. Тут мое ухо уловило приглушенный вскрик. Затем еще один, мне удалось разобрать слово "помогите". Не раздумывая ни секунды, направилась на звук, по коридору, в обратном направлении от зала.
   На заднем дворе, около контейнера с мусором стояла молоденькая девушка, а над ней нависало двое парней, один из которых зажимал ей рот, так что она не могла даже пикнуть, только вращать круглыми от испуга глазами.
   - Эй, что вы делаете? Отпустите ее - с негодование воскликнула я.
   - Ого, да тут еще одна милашка - один из парней развернулся в мою сторону и развязно засмеялся.
   - Я сказала, отпустите ее - грозно повторила я.
  Тогда парень направился ко мне, с мерзкой ухмылкой на лице. Что удивительно у меня даже намека на страх не было. Я просто стояла и смотрела, как он приближается ко мне. Надо что-то делать, а что?
   - Убери от нее свои руки - прорычали позади.
  Мгновение и парень уже лежал у моих ног. Второй, было, кинулся на помощь другу, но вдруг передумал, развернулся и со всех ног затрусил к байкам, приткнувшим на обочине.
  - Спасибо - пискнула девушка и быстро скрылась за кафе.
   Мой спаситель развернул меня к себе. Как я уже догадалась, им оказался Тимур.
   - С тобой все в порядке? - с беспокойством спросил.
   - Ловко ты их - вместо ответа неожиданно улыбнулась я. Тимур нахмурился.
   - Точно в порядке? - настойчиво повторил он.
   Я слегка пожала плечами. Охотник вздохнул, уже не надеялся услышать ответ на свой вопрос.
   - Что ты здесь делаешь? - неожиданно грозно потребовал он ответа на другой вопрос.
   - Ну, я просто услышала крик и подумала, что нужна помощь - я запнулась, встретившись с ним взглядом.
   - И ты бросилась со всех ног?
  Мне не понравилась его ирония.
   - Я что должна была сделать вид, что ничего не слышу? - мои глаза сузились.
   - Ты могла позвать на помощь, например меня.
   - Об этом я как-то не подумала - пробормотала я, потупив взгляд. Наверное, он считает меня полной идиоткой. - Да тебя и не было, когда я вышла.
  - На что ты рассчитывала, кидаясь на двух головорезов? - со злостью выпалил Тимур.
   - Не знаю - пожала плечами. - Решила действовать по обстановке.
   - Что-то я не заметил твоих действий - ядовито отозвался парень.
   - Я думала - огрызнулась я.
   И чего пристал? Спасибо ему конечно большое, что выручил, но вот насмехаться надо мной, нет уж. Все хватит!
   - Ты безрассудная - мрачно констатировал парень.
   Я поджала губы. Развернулась, чтобы уйти.
   - Осторожней!
   Но крик запоздал. Удар об ящики грудью почти не причинил боли, так слегка, однако без неприятностей не обошлось, их содержимое, гнилые овощи и фрукты посыпались под ноги,
   - С тобой не соскучишься - покачал головой Тимур и неожиданно усмехнулся.
   Я опустила голову и увидела безобразное пятно на своей груди. От неприятного запаха сморщила нос.
   - Снова в туалет? - хмыкнул парень.
  Мои щеки в очередной раз залила краска смущения. Обращать на это внимание, я уже устала, поэтому гордо вскинула голову и твердо посмотрела ему в глаза. И тут же растерялась. Тимур смотрел на меня с неким умилительным выражением на лице. Мне показалось, земля качнулась под ногами. Я сделала шаг назад и покачнулась. Твердая рука тут же оказалась у меня на плече, поддерживая меня. На его губах снова появилась улыбка. Я опустила взгляд ниже не в силах смотреть в его бездонные глаза, но сделала еще хуже, теперь я смотрела на его губы. Впервые в жизни я почувствовала, как огонь разгорается в груди.
  - Да, снова в туалет - хрипло сказала я.
  Резко развернулась и нетвердой походкой направилась к дверям.
  В туалете по-прежнему никого не было. Я сдернула с себя рубаху и пустила воду. Так странно, там, на заднем дворе, я не испытывала страха. Волнение да, но не страх. И еще какое-то новое чувство, которое я сейчас не могла объяснить. Новое ощущение силы что ли, внутренняя уверенность в себе. Подняв взгляд к зеркалу, йокнула обернувшись.
  - Извини - Тимур состроил скорбную мину. - Ты долго, я решил проверить все ли у тебя в порядке.
  И вместо того, чтобы выйти или по крайней мере отвернуться он стоял и... и пялился!
  - Я в порядке - кивнула раздраженно. Парень не сдвинулся с места. Я нахмурилась. - Правда в порядке - настойчиво повторила я.
  - Тогда подожду за дверью - голос с хрипотцой.
  - Зачем? Я и сама дойду.
  - Точно дойдешь? - в его глазах плясали бесенята. Он что намекает на недавние события? Да он меня просто дразнит.
  - Точно дойду - с досадой буркнула я.
  Бесенята исчезли из глаз Тимура, он смотрел на меня серьезно.
  - Но рисковать все же не стоит - и скрылся за дверью.
  Я с минуту в недоумении пялилась на закрытую дверь, пытаясь понять чего он меня вдруг так опекает. Можно подумать, мы знакомы не полчаса, и я для него что-то значу. Так, стоп. Встряхнула рубаху. Пойдет. Надела ее и вышла.
   Тимур стоял, привалившись к противоположной стене. Я прошла мимо, он шагал чуть позади. Ангел-хранитель у меня за плечами. Что за глупая мысль.
   - С тобой опасно находится рядом.
  Брошенная фраза заставила меня напрячься. Остановилась и медленно развернулась. Мой взгляд уперся в его плечи. Поднять его выше я боялась.
  - Ты уже успела испачкать мои туфли, меня чуть не побили, и это учитывая, что мы с тобой знакомы не больше часа. Что же будет дальше?
   - Так может не стоит искушать судьбу? - хрипло выдохнула я и посмотрела ему прямо в глаза.
   - Я люблю опасность - в карих глазах зажглись искорки.
   - Что ж, тогда жалобы не принимаются - подняла ладони вверх.
   - А кто тут жалуется? - развел руками Тимур.
  В зале народу прибавилось. Леша встретил нас тревожным взглядом.
  - Что-то случилось? - приподнялся он из-за стола.
  - Ничего - Тимур хмыкнул.
  На столе уже стояли заказанные нами блюда. Я принялась за еду. Леша внимательно рассматривал меня несколько минут, затем перевел взгляд на Тимура, гадая, что между нами происходит. Но спрашивать ничего не стал. А что толку спрашивать? Я и сама не понимаю, что происходит. Парень напротив меня пугал, а в данный момент ужасно раздражал, но хуже всего, меня к нему тянет словно магнитом. Хочется дотронуться до него, почувствовать его кожу под своей ладонью. Прижаться к груди и почувствовать его запах, услышать, как бьется сердце. Запустить пальцы в волосы и прикоснуться к губам. Ощутить их на вкус. По телу прошла дрожь. Стоп. Стоп. Я моргнула, стараясь прогнать наваждение. Это ненормально. Испытывать столь сильные эмоции к человеку, которого знаешь всего ничего. А ощущение, что я знаю его давно. Так не может быть. Вернее не должно быть, ведь он враг. Мне надо держаться от него подальше. Леша придумает, как от него избавиться и я больше никогда его не увижу. От этой мысли сердце болезненно сжалось. Стоило мне поднять голову, как я тут же попала в плен карих глаз. Не в силах его вынести снова потупила взор. Нереальность происходящего сейчас ощущалась особенно остро. Как такое может быть? Я больше переживаю не о том, что я оборотень, что за будущее меня ждет, а о том, что возможно никогда больше его не увижу. Охотника на оборотней!
  
  За окном быстро темнело. Затянувшееся серой дымкой небо, говорило, что дождик так быстро не закончится. Я смотрела в окно и на меня снова навалилась тоска. Посетителей в зале прибавилось. Несколько дальнобойщиков шумной компанией вошли в кафе, заняли столик позади нас, кто-то пошутил, мужской гогот в ответ разнесся по помещению, к ним подошла официантка, снова шутки и смех, жизнь продолжается. Я жалела только об одном, что не успела побывать на могиле матери, попрощаться с ней. Когда еще я появлюсь в этом городишке, да и появлюсь ли вообще.
  - Я чувствую, вы от меня что-то скрываете - серьезно произнес охотник.
   - Тебе то, что за дело? - с вызовом спросила я.
   - А может быть я любопытный? - усмехнулся он, но глаза не улыбались.
  Я резко выдохнула и сжала кулаки под столом. Уж слишком велик был соблазн вмазать ему в этот момент.
  - Расскажи о себе - попросил неожиданно Тимур.
  - Тебе что, интересна моя жизнь? - искренне удивилась я.
  - Мне интересна ты.
  Напор, с каким он это произнес, заставил меня растеряться. Кровь ударила в голову мешая сосредоточиться.
  - Мы правда ничего от тебя не скрываем - и тут же на себя разозлилась. - Не понимаю, зачем тебе все это? Шел бы ты своей дорогой...
  - Тебе что так неприятна моя компания? - неожиданно прервал он меня. В его взгляде мелькнула злость, он с нетерпением ждал ответа.
   Я со злостью отвела взгляд в сторону, не зная, что ответить.
   - Тимур, ты что, пристаешь к моей девушке? - полушутя спросил Алексей, пытаясь разрядить обстановку.
   - А Кристина твоя девушка? - Тимур посмотрел на него в упор, и тот не выдержав его взгляда, отвел глаза в сторону. Он не верил Алексею.
   - Давайте спокойно доедим - попытался воздействовать по-доброму мой знакомый на охотника. Тот продолжал все еще сверлить его взглядом. - Тем более Кристина очень хотела есть.
   Упоминание обо мне благостно подействовало на Тимура, тот согласно кивнул, но хмуриться не перестал.
   Мы все трое сидели молча, каждый уставившись в свою тарелку. Напряженная атмосфера за столом не прибавляла аппетита. Я тыркала вилкой, оставшееся больше половины блюдо на тарелке, когда неожиданно строго произнес Тимур:
   - Кристина, ешь.
   - Что? - растерянно подняла голову.
   - Ты должна все съесть, не нравится мне твоя бледность - изучающий меня напротив Тимур нахмурился.
   - Да Кристина, доедай, давай - поддержал Леша охотника. - Неизвестно, когда в следующий раз нам предстоит перекус.
   Они что оба, решили на меня насесть, со своей заботой? С удивлением переводила взгляды с одного на другого. Но в итоге все же принялась за еду.
   Неожиданное я почувствовала, как Тимур напрягся, подбородок его затвердел, губы сжались в тонкую линию. Он зорко всматривался в темноту за окном и ему что-то там не понравилось. Проследила за его взглядом, но ничего подозрительного не заметила, две фуры справа от входа, перед кафе на стоянке несколько легковых автомобилей, впереди почти пустынное шоссе, лес. Но внезапное ощущение угрозы, словно током пронзило мои нервы.
  - Сейчас быстро выходим и садимся по машинам - спокойный, уверенный голос, но с нотками напряжения.
  - Угроза нападения? - договаривать Алексей не стал, они с Тимуром многозначительно посмотрели друг на друга, и тот кивнул.
  - Кристина со мной - охотник поднялся, достал из кармана мятые банкноты, положил их на стол, схватил меня за руку и повел к выходу, Леша следовал за нами. Я кинула взгляд через плечо, парень кивнул "держись".
  Мы вышли из кафе. Машины парней стояли рядом.
  - Пристегнись - приказал Тимур, усаживая меня на переднее сиденье своей машины, захлопнул дверцу.
  Я непослушными руками завозилась с ремнем. Твердая рука высвободила из моих холодных пальцев ремень и уверенно его застегнула. Лицо парня было высечено словно из гранита.
  Зарычал мотор, охотник опустил стекло и крикнул Алексею:
  - Держись за нами.
  Машина рванула с места.
  Мы неслись на бешеной скорости по скользкой трассе. Но мой взгляд то и дело улавливал движение теней среди деревьев по бокам дороги. Это невозможно. Машина Алексея не отставала от нас, но неожиданно на каком-то отрезке дороге она круто ушла влево и я потеряла ее из виду.
  - Остановись - закричала я.
  - Это невозможно - отрезал Тимур.
  - Мы не бросим его - гневно посмотрела я на него.
  - Твой Алексей сам сможет о себе позаботиться - прорычал охотник.
  Вдруг мощный удар в бок и машина вильнула. Тут машину сотряс еще один удар, крыша машины прогнулась под нечто тяжелым. Неприятный ком застрял в горле. Охотник резко нажал на тормоз. Ремень безопасности больно впился в плоть. Что-то огромное пролетело над крышей и шмякнулось впереди. Не успела я выдохнуть, машина рванула с места. Подпрыгнула. Раздался жуткий хруст костей. Желудок сдавил спазм. Я посмотрела назад. Тень приподнялась, но преследовать не стала. Впереди свет фар высветил из темноты огромного, черного волка, который, перепрыгнув канаву, скрылся за деревьями.
  - Садись за руль - голос Тимура был некстати спокойным. Я не чувствовала ни рук, ни ног, от страха у меня парализовало все тело. Я не смогу управлять машиной. - Кристи давай - видя, что я никак не реагирую, голос уже прозвучал на октаву выше. Я попыталась сбросить с себя оцепенение. Деревянными руками вцепилась в руль. Размытая дорога плясала перед глазами. В голове стучала только одна мысль, не допустить аварии, иначе нам конец. - Просто держи руль и жми на газ, крайняя правая педаль.
  - Я умею управлять машиной - кисло отозвалась я.
  - Отлично.
  Тимур перебрался назад, открыл окно и в его руках появился, как я смогла разглядеть арбалет. Как он мог во что-то прицелиться, для меня оставалось загадкой. Но через секунды в темноту полетела одна стрела, вторая. Раздался звериный вой, от которого мороз прошелся по коже. Охотник удовлетворенно выдохнул.
  Вскоре мы снова поменялись местами. Тимур вдавил педаль газа в пол, машина помчалась, обгоняя ветер.
  - Ты в порядке? - настороженно спросил охотник. Меня хватило лишь на то, чтобы кивнуть. Ему этого показалось мало. - Кристина не молчи - попросил он.
  - Все нормально - механически выговорила я.
   Мы проехали еще метров триста, затем Тимур свернул к обочине. Выключил мотор и фары, несколько минут мы сидели в полной тишине. Беспокойство за Лешу наполняло тревогой сердце.
  - Сейчас ты мне все расскажешь - услышала я тихий голос сбоку.
  Тимур сидел глядя прямо перед собой, его руки по-прежнему лежали на руле и сейчас с силой его сжали. У меня перехватило дыхание, я еще не успела отойти от пережитого страха, что называется, из огня, да в полымя. Но тут меня охватило злое раздражение.
   - С какой стати? - подбоченилась я.
   Мы смотрели друг на друга, я не отвела взгляда.
   - Я попрошу тебя об этом - вкрадчивый голос был слишком спокойный. - Пожалуйста?
   Невольно усмехнулась. Слово "пожалуйста" в устах Тимура прозвучало невероятно смешно. Но тут мои мысли вернулись к тому, кто он и мне стало не до смеха. Между тем брови охотника недовольно сошлись на переносице. Он привык действовать силой, а тут приходиться просить, ему это не по нутру. Я упрямо сжала губы и с замиранием сердца ждала, что он предпримет дальше. Заставит меня все рассказать ему силой? От этой мысли стало плохо. Я видела, каким он может быть: хладнокровным, безжалостным, неумолимым. Стоит ему только узнать кто я, и я его враг, а я видела, как он расправляется с врагами. Неожиданно глаза Тимура загорелись. Я судорожно вздохнула. Но они также неожиданно погасли, провел рукой по волосам. Мне показалось, он растерян. Снова посмотрел на меня и плечи его вяло поникли. Послышался звук мотора, в темноте мелькнули фары. Я схватилась за ручку, но выскользнуть из машины мне не позволила железная хватка, сжавшая мое запястье. Лицо парня оказалось напротив моего слишком близко, опалив меня горячим дыханием, уперлась затылком в подголовник, пытаясь увеличить расстояние. Как одновременно можно опасаться человека, и хотеть быть рядом с ним? Запутавшись в конец, я выдохнула:
   - Пусти.
   Рука тут же разжалась, и на меня накатило острое чувство потери. В растрепанных мыслях я покинула автомобиль.
  Прохлада вечернего воздуха остудила мое разгоряченное лицо. Фары приближающего автомобиля осветили меня, заставив на мгновение зажмуриться, когда открыла глаза, в растерянности проводила взглядом удаляющееся стоп сигналы. Где же Леша? Хлопнула дверца, и Тимур решительно направился ко мне, я невольно шагнула назад. Тимур замер, во взгляде печаль, сожаление.
  - Ты не должна бояться меня - осторожный шаг в мою сторону. Успокаивающе улыбнулся мне. - Все, что ты видела, было направлено против кровожадных тварей. Тебе я никогда не причиню зла - медленно приближался ко мне. А я могла только стоять, и как зачарованная, наблюдать за плавными движениями охотника, заговаривающего свою дичь.
  Свет фар высветил наши фигуры. Визг тормозов и шаги, бегущие к нам. Я отвернулась от Тимура, шагнула навстречу к Алексею.
  - Все в порядке? - взволнованно спросил он, внимательно окинув меня взглядом.
  - Да.
  Встала рядом с ним. Тимур грустно усмехнулся, перевел взгляд на Алексея, и тут в его глазах мелькнул стальной блеск.
  - Ты - ткнул пальцем в Алексея. - Даже не думай юлить, мне нужна правда.
  Взгляд Алексея метнулся ко мне. Я в растерянности пожала плечами, и еще ближе приблизилась к парню.
  - Ключи в машине, садись и уезжай - произнес Леша и решительно посмотрел на охотника.
  На мгновение я замерла, затем в нерешительности сделала шаг к машине, еще не уверенная, что буду делать.
  - Стой! - охотник поддался ко мне, но остановился и воскликнул: - О чем вы так боитесь мне рассказать? - Тимур выглядел совершено убитым. Я затравленно посмотрела на Лешу. - Кристи?
   Я вздрогнула от того, как он произнес мое имя. От растерянности у меня на глазах выступили слезы. Почему он так настойчив? Какое ему дело до меня? Ехал бы дальше своей дорогой. Что ему сказать? Врать я никогда особо не умела, мама говорила у меня все на лице написано. А сейчас, когда возможно от этого зависит моя жизнь, я смогу солгать убедительно? Совсем не уверена. Боже, помоги.
   - Послушай Тим - услышала я будто издалека голос парня. - Нам нужно ехать.
   - Одни вы никуда не поедите - категорически заявил Тимур. Надежда рухнула. Сердце встрепенулось. - В паре километров отсюда городок. Переночуем в мотеле. Утром решим, как быть дальше.
  Возражения были бесполезны, Леша неохотно кивнул. А я, я была рада еще некоторое время побыть рядом с этим симпатичным охотником. Да я рисковала, но мне было все равно.
  
  - Ты поедешь со мной, мало ли что - Тимур предупредительно открыл дверцу своей машины и теперь терпеливо ждал. На секунду я поколебалась, но все же забралась внутрь.
  Я забралась на сиденье с ногами, эмоциональные переживания, погоня с оборотнями, это все вымотало меня.
  - Может, хоть слово скажешь? - услышала я просьбу Тимура.
  - То, что ты хочешь услышать, я не скажу - проворчала я.
  В темноте блеснула улыбка, и послышался тихий смех.
  - Твердый орешек.
  Я молчала, не разделяя хорошего настроения парня.
  - У тебя есть кто-то из родственников? - снова задал вопрос Тимур.
  - Нет.
  - Как погибла твоя мать?
  Он запомнил, что сказал ему Леша тогда обо мне. Конечно, он вообще ничего не забывает. Стало трудно дышать, словно невидимая рука сжала сердце. Слишком свежа была еще рана.
  - Автомобильная авария - прошептала я.
  Я видела, что это не просто праздный интерес с его стороны, но все равно разозлилась. Чего он лезет ко мне в душу?
  - Прости, не хотел бередить раны - виновато вымолвил парень.
  - Тогда зачем спросил?
  Я пожалела о своей грубости. Однако отвернулась и уставилась в темноту за окном. Тимур больше не пытался со мной заговорить, я была этому только рада. Нет, он не обиделся, его не так-то просто обидеть, просто решил пощадить мои чувства. Моя благодарность не знала границ, и без иронии.
  Районный городок встретил нас темными, пустынными улицами, редкие фонари, которые нам встречались, казались какими-то лишними, машина петляла по дорогам. Как здесь вообще можно ориентироваться? Наконец Тимур подъехал и остановился у какого-то здания. Я вышла из машины. Дом в несколько этажей, почти в каждом из которых горел свет, темный двор, уличная лампа над входом тускло освещал входные двери, давно не крашенные, обшарпанные, все казалось таким унылым. Мы подождали Алексея и вошли внутрь.
  Маленький холл, справа на стуле сидел охранник. Мы поздоровались, он кивнул.
  - Лена - вдруг крикнул он.
  - Иду - послышался недовольный девичий голос. Хмурая девица выплыла из служебного помещения, но завидев Тимура заулыбалась. - Добрый вечер - мило проворковала она, заметила меня, улыбка потускнела. Завидев Алексея, она с любопытством уставилась на нас троих.
  - Три комнаты, рядом - сказал охотник.
  - Простите, но остался только двухместный номер - девушка как-то виновато пожала плечами.
  - Хорошо, берем - тут же согласился Тимур, мне даже показалось с радостью. - Сейчас, нам лучше держаться всем вместе - решил необходимым пояснить парень, обернувшись и увидев наши удивленные физиономии.
  Отлично, просто здорово, я буду ночевать с двумя парнями, причем с малознакомыми парнями. Леше я доверяла больше.
  Девушка попросила наши паспорта, я порылась в рюкзаке, ища свой, протянула. Она не слишком то спешила нас регистрировать, снова улыбнулась Тимуру, достала журнал, медленно стало писать, то и дело, кидая заинтересованные взгляды не по делу. Я нетерпеливо вздохнула, переминаясь с ноги на ногу. Заметив это, Тимур сказал:
  - Лех, ты тут закончи, а мы пока поднимемся - кинул ему кошелек и как всегда, не дожидаясь ничьего согласия, потянул руку, девушка огорченно вложила в нее номерок с ключами.
  Мы поднялись в номер, на третий этаж. Как только вошли, Тимур щелкнул замок на двери, возникло неприятное чувство, что я в ловушке. Профессионально оглядел комнату, заглядывая в каждую дверь, быстро подошел к окну, задернул шторы, скрылся в соседней комнате. Наблюдать стало не за кем, и я осмотрелась вокруг, мебели по минимум, кровать, тумбочка, стол, пара стульев, телевизор.
  - Кристина, твоя комната - появился Тимур и кивнул мне, пока я все еще мялась у двери. Я прошла. Вторая комната была словно под копирку первой, только без телевизора. - Хочешь, прими душ и быстро в кровать.
  Его привычка командовать меня уже порядком напрягала. Я захлопнула дверь, и свет погас. Я замерла, отлично. Это я виновата или просто лампочка перегорела? Ладно, тут есть ночник на столике у кровати. Зацепилась за провод и настольная лампа с грохотом упала на пол. Черт.
  - У тебя там все в порядке? - тут же раздался голос Тимура за дверью.
  - Да, все нормально - крикнула я.
  - Можно войти? - он не спрашивал, он предупреждал.
  "Зачем?" хотела было я спросить, но к комнату уже вошли. Я недовольно уставилась на него.
  - Что произошло? - вглядываясь в темноту, несколько раз пощелкал выключателем, не работает.
  - Ничего - буркнула я. - Просто задела лампу.
  - Не поранилась? - он подошел, взял меня за руку и вывел на свет. Осмотрев мои руки и ноги, перевел взгляд на лицо. От его заботы у меня неожиданно заныло сердце.
  Я покачала головой, не доверяя голосу. Я смотрела в его глаза, и меня затягивало будто бы в водоворот. Это нормально или ненормально испытывать столь сильные эмоции к этому парню? Может это и есть любовь? Мысль током пронзила мозг. Нет! Не может быть. Я... я не хочу! "А кто тебя спрашивает?" встрял вредный внутренний голос. Боже. Черт. Что мне теперь с этим делать? "Чем, с этим?" не унимался внутренний голос. С любовью, конечно, взвыла я. И тут же испуганно прикрыла рот рукой. Еще не хватало произнести слова вслух. Меня спас стук в дверь и голос Леши.
  Тимур неохотно отвел от меня взгляд и пошел открывать. Леша вошел, увидел меня стоящей в проеме двери, удивленно перевел взгляд на охотника. "Что опять между вами произошло?" говорил его взгляд.
  - Мне надо в ванну - бросила я хрипло и стрелой промчалась через комнату в спасительную дверь.
  Что со мной твориться? На меня свалилось все и сразу? За что? Пустила кран с холодной водой, умылась. Нет, надо с этим что-то делать. Вот только что? Миллион долларов тому, кто мне ответит. Опустилась на край ванны. Не вешай голову, прорвемся. Твоя жизнь никогда не была легкой, но то, что происходит сейчас не сравниться ни с чем. Чувствую, ночка мне предстоит бессонная. Тут меня привлекли голоса за дверью. Они звучали на повышенных тонах. Ругаются?
  - Дело в Кристине? - прозвучал голос Тимура грозно.
   - Она тут не причем - отозвался Алексей.
  - Я так не думаю - не поверил охотник и твердо закончил. - Оборотням нужна Кристина. Зачем?
   - Ты ошибаешься Тим - как можно тверже произнес мой защитник, но я уловила в его голосе дрожь.
   - Я прав - категорически заявил охотник. - Как ты думаешь, я оказался на том шоссе? Случайность? Я шел по следу оборотней, а они в свою очередь преследовали вас. Скажи мне правду Алексей. Я не смогу защитить ее, если не буду знать, для чего она им понадобилась.
   - А кто тебя просит о помощи? Я и сам справлюсь - на последнем слоге голос Леши дрогнул уже заметней.
   - Из-за тебя она пострадает!
   - Ты хочешь сказать, что я не в состоянии защитить девушку? - теперь в голосе защитника звучало возмущение. Ну, все понятно, два петуха. Теперь они до скончания века будут спорить кто круче, и кто лучше способен меня защитить.
   - Я все равно докопаюсь до истины - тихий голос охотника, мне не понравился, так дают клятву.
   - Почему бы тебе просто не оставить нас в покое? - взорвался Леша.
   - Потому что ее жизни угрожает опасность - отрезал Тимур. - Я знаю только две причины, по которым оборотни преследуют людей: ведут охоту и приходят за своими. Ты сказал... - пауза и яростный вскрик. - Дьявол Алексей!
   Послышался глухой удар. Я вылетела из ванной, чуть не сорвав дверь с петель.
   - Отпусти его, он тут ни при чем, тебе нужна я - мой голос сорвался. Я должна взять его гнев на себя, ведь Леша здесь совершенно не при чем, он мне помогает. Нас двое, но с охотником нам не справиться. На секунду мелькнула шальная мысль: мгновение и все закончится, не будет больше боли, страха, отчаяния. Я зажмурилась, не в силах вынести ярости исказившей лицо Тимура. - Только прошу тебя, пусть все произойдет быстро - я сказала это и поняла, возможно, это последние минуты в моей жизни. А я ведь даже еще не оборотень и не хочу им быть. Говорят, что перед смертью, у тебя перед глазами проносится вся твоя жизнь, но ничего подобного, в моей голове была пустота. Секунды медленно перетекали в минуты, но ничего не происходило. Я приоткрыла один глаз, затем открыла оба. На меня смотрели две пары изумленных глаз. Рука Тимура все еще была прижата к стене, на которой красовалась вмятина. - Я все не так поняла?
   - Молчи Кристина - впервые я видела Алексея таким решительным.
  - Я та на кого ты охотишься - выпалила я на одном дыхании. Леша застонал.
  Молчание давило, словно бетонная плита. Внутри меня разгорался огонь. Я чувствовала, как мое сердце начинает биться с удвоенной силой, оно разгоняло кровь, которая бурным потоком понеслась по венам, наполняя мои мышцы новой силой. С Тимуром творилось что-то непонятное. Не на такую реакцию я рассчитывала признавшись.
  - Ты думаешь, я способен тебя убить? - выплюнул слова охотник как нечто ядовитое.
  - Ну, ты ведь этим занимаешься, убиваешь оборотней - несколько нерешительно произнесла я. - А я оборотень - добавила тихо, и сама не поверила, в то, что сказала, так дико это прозвучало. Я впервые вслух назвала себя оборотнем. Не кто-то посторонний, некто кровожадный и ужасный, а я. И вздрогнула.
  - Дура! - в сердцах воскликнул охотник.
  - Сам дурак - автоматически обиделась я.
   - Бред какой-то! - все еще будто не веря, воскликнул Тимур. - Ты вовсе не похожа на оборотня. Ты... - он покачал головой. - Во что ты ее втравил? Отвечай! - он посмотрел на Лешу таким взглядом, что тот невольно попятился.
   - Оставь его - твердо сказала я и встала между ними. - Леша выйди - кинула я.
   - Но... - начал было он и вдруг глядя на меня смолк. В тишине послышалось тихое, утробное рычание. Первое мгновение я даже не поняла, что оно доноситься от меня. Удивление. Растерянность. Страх. Я зажала рот рукой, и мне пришлось опуститься на стул, так как ноги меня не держали. Колени противно дрожали.
   Я почувствовала руку у себя на плече, подпрыгнула на месте и забилась в угол. До этого момента я никогда не задумывалась о смерти в серьез. Для меня это было чем-то абстрактным, далеким, то, что случается с другими. И вот сейчас я стояла и ждала своей участи.
  
  Тимур стоял у окна и пытался взять себя в руки, грудь его ходила ходуном, кулаки сжимались и разжимались. Резко выдохнул, спрятав руки в карманы, плечи поникли, словно на них навалился непосильный груз. Несмело кинул на меня взгляд и тут же отвернулся, как будто ему было невыносимо больно меня видеть. Я по-прежнему стояла, прижимаясь к стене, тишина давила на барабанные перепонки. Алексей застыл посреди комнаты, словно боясь пошевелиться и спугнуть такое хрупкое спокойствие. В моей голове не рождалось спасительных мыслей, не было желания оказаться подальше отсюда, это словно не я была сейчас в комнате, а кто-то другой, и я спокойно наблюдала за происходящим.
  Три замершие фигуры в комнате, напряжение нарастало. В профиле я заметила, как на лице Тимура застыла решительность, он все для себя решил. Интересно знать, вот только что. В следующее мгновение он весь подобрался и сам стал похож на хищника, прицелившегося на жертву. Вот тут я очнулась и нервно сглотнула. Ну, все, понеслась душа в рай, или в ад.
  - Собирайтесь, мы уезжаем - скомандовал живо Тимур.
  В первое мгновение даже не поняла, что сказал Тимур. Смотрела на него стеклянным взором, мысленно пытаясь сообразить, что вдруг случилось.
  - Что? - очнулся первым и подал голос Алексей.
  - Выгляни в окно - вместо объяснений кинул Тимур и скрылся в соседней комнате, после чего вернулся с моим рюкзаком.
  Алексей подошел к окну и чертыхнулся. Мое сознание окончательно вынырнуло из состояния прострации, я отлепилась от стены и встала рядом с ним. Двое мужчин возле машины, один стоял, оглядываясь по сторонам, другой, полез в багажник, что-то достал, спрятав под плащом. Я догадалась, кто это, вот только не взяла в толк реакцию Тимура на их появление.
  - Помощнички подоспели - горько вырвалось у меня, прежде чем я успела прикусить язык.
   - Я всегда работаю один - хмуро произнес охотник и посмотрел на меня. В его глазах мелькнуло беспокойство, а может, мне показалось. С чего ему за меня беспокоиться? Добычу, что ли не хочет делить. - Давайте, мы уходим.
   Алексей тоже тут же подобрался, схватил свою сумку со стула, подошел к двери, выглянул в коридор и кивнул нам. Ключ мы оставили в дверях, спустились по лестнице и вышли через черный ход. Я шла за парнями, с замиранием сердца ожидая нападение. Завернули за угол и столкнулись с одним из охотников. В реакции Тимуру не откажешь, молниеносный удар и противник на земле. Но так просто его было не одолеть, мужчина тут же поднялся и кинулся на обидчика. Тимур успел кинуть ключи Алексею:
   - В машину живо - прохрипел он, выворачиваясь из захвата.
   Услышала чертыхание рядом, и увидела, что авто Тимура, оказалось запертым между забором и припарковавшимся спереди другим автомобилем. Мы кинулись к машине Леши, на секунду он замешкался с замком. Свист около уха, и в забор вонзилась стрела.
   - Вот черт - пробормотала я, в шоке разглядывая пошатывающийся наконечник.
   Меня схватили за шиворот и впихнули в машину, следом залез Тимур, оказавшийся уже рядом.
   - Гони - приказал Алексею, прижимая мою голову к сидению.
   Мотор взревел, машина сорвалась с места. Колдобина, я чуть ли не пробила головой дверь, резкий поворот, меня швырнуло на Тимура, надежные руки прижали к себе, не давая мне удариться, и снова вжали в сиденье.
  - Почему ты делаешь это? - удалось выговорить мне между трясками.
  - Что?
  - Помогаешь мне.
  - Наверное, я сошел с ума - покачал головой охотник, будто удивляясь самому себе.
  Да, ничего не скажешь, хорошенькое объяснение. И я еще не поняла, угроза с его стороны миновала или все еще впереди.
  Звук рычащего мотора сзади, свет фар в заднее стекло. Машину кидало из стороны в сторону, Алексей резко выкручивал руль, петляя по городу, пытаясь уйти от погони. Я несколько раз пыталась приподняться, чтобы увидеть, что происходит, но мне не давали сильные руки охотника. Наконец я просто затихла. Мысли в голове путались, но страха не было, Тимур рядом, он защитит. И почему я так уверена в этом?
  При выезде из города, нам вроде удалось оторваться. Алексей вывернул на шоссе и увеличил скорость. Тимур отпустил меня, и я смогла распрямиться на сиденье.
  - Они так просто не отстанут - Тимур перебрался на переднее сиденье, поближе к Алексею.
  - Знаю - кинул тот.
  - У меня в машине осталось оружие и прочие вещи, вернуться бы - Тимур оглянулся назад, проверяя, нет ли снова погони.
  - С ума сошел! - покачал головой Алексей.
  В темном стекле мелькали деревья по обе стороны от дороги, ровная гладь не препятствовала скорости. Пережитое эмоциональное напряжение понемногу спадало. Парни тихо переговаривались, когда я неожиданно попросила:
   - Мне надо выйти.
   - Зачем? - кинул взгляд через плечо Алексей.
   - Надо - уклончиво сказала я.
   - Что сейчас? - в свою очередь поинтересовался Тимур.
   - Да, сейчас - мой голос прозвучал настойчиво.
   Оба тяжело вздохнули. А тут хоть вздыхай, хоть нет, если приспичило, никуда не денешься.
   Машина съехала на обочину, остановилась, я вылезла и направилась к лесу, который начинался в нескольких метрах от трассы. Темно, но мои глаза зорко видели и все же, я умудрилась споткнуться.
   - Осторожней - послышался сзади голос Тимура.
   - Ты что, идешь со мной? - резко спросила, не поверив своим ушам.
   - Естественно - отреагировал парень, как будто не понимая, чего это я.
   - Ничего не естественно - возмутился мой разум. - Я не собираюсь при тебе делать свои дела.
   - Я отвернусь - все так же спокойно ответил Тимур.
   - Ты что, издеваешься? Стой здесь, и не смей даже шагу сделать в мою сторону - грозно потребовала я.
   Я оглядывалась до тех пор, пока он окончательно не скрылся из-за деревьев с моих глаз. Идиотизм какой-то, покачала головой и еще немного прошла вперед.
  Змейка не желала назад застегиваться, мне все время чудилось, что в темноте кто-то есть, и почувствовала, что у меня подрагивают руки. Где-то недалеко ухнула птица, заставив меня вздрогнуть, как будто ее кто-то спугнул. Я рванула замочек что есть силы и кинулась назад.
   - Ждите меня в мотели - услышала я крик Леши, и вдруг машина рванула с места, оставив нас в лесу. В следующую секунду меня прижали к дереву, так, что не могла пошевелить ни рукой, ни ногой и зажали рот. Но испугаться я не успела.
   - Тихо - прошипел мне в волосы Тимур. Тут же по шоссе следом пронесся другой автомобиль, преследуя Алексея. - Он уведет охотников за собой, запутает следы, а мы пока вернемся назад. Не волнуйся, даже, если они его и поймают, то ничем серьезным не навредят, он же не оборотень.
   Шоссе было почти пустынным. Проехали лишь две машины, да и то в другую сторону. Мы шли молча. Я то и дело оглядывалась по сторонам, пристально всматривалась в лес, пытаясь разглядеть что-то за деревьями.
  - Из-за таких как ты, у меня не было нормального детства - обида проснулась изнутри и я не смогла ее сдержать. Ядовитый червячок грыз изнутри, с тех пор, как я узнала, что он охотник.
  После минутной паузы услышала:
  - А из-за таких как ты, у меня, его вообще не было.
  Я остановилась и посмотрела на Тимура:
  - Моя мать погибла, защищая меня от охотников.
  - Моих родителей убили оборотни - на его лице невозможно было прочесть никаких эмоций. Резко развернулся на пятках и пошел вперед.
  Ну, вот и поговорили.
  В душе творилась непонятная сумятица, я и ненавидела и одновременно жалела в это мгновение идущего впереди человека. Противоречие раздирало, энергия злым потоком поднималась изнутри, готовая поглотить меня целиком. Шум сигнала вынырнувшей из-за поворота огромной машины вторгся в мое сознание. Фура мчалась прямо на меня. Уйди с дороги, кричал разум, но ноги не слушались. Сердце пропустило удар, дыхание перехватило. Секунда, поток света ослепил меня. Выброс адреналина, кровь взбурлила в венах. Сейчас или никогда, один шаг в сторону, сделай его. Ну, давай же! Но я не успела...
  Ураган сбил меня с ног и повалил на землю. Я лежала придавленная тяжелым телом сверху.
   - Слезь с меня - прошипела я, дышать было нечем. Тимур быстро откатился в сторону, но меня не отпустил.
   - Какого черта ты вытворяешь? - со злостью выкрикнул он, но сквозь злость проскальзывали нотки испуга.
   - Дай встать.
   Охотник ловко поднялся сам и поднял меня, словно безвольную куклу.
  - Да что с тобой? - Тимур грубо меня встряхнул. Я равнодушно провела по нему взглядом.
   - Ничего - спокойно ответила я, развернулась и пошла прочь.
   - Кристи - отчаянно донеслось мне вдогонку.
   - Отвяжись - устало бросила я.
   - Может, все же объяснишь, что это только что было? - догнав меня, уже спокойней произнес Тимур.
   - Сиеминутное помутнее рассудка - у меня вырвался нервный смешок. Я зажала рот рукой, вот только истерики мне сейчас не хватает. - Забудь об этом. Ладно?
   Тимур схватил меня в охапку и прижал к себе.
   - Все будет хорошо.
   На секунду я позволила себе насладиться теплом объятий, но затем резко его оттолкнула.
   - Не надо врать мне, как это делала моя мать! Ни черта не будет хорошо.
  Я не хотела снова обманываться. Мать всю жизнь мне лгала, создавая видимость безопасности, но в итоге это не принесло никому счастья, она погибла, а я в бегах, в страшном ожидании своего будущего. Вправе ли я ее осуждать? Не знаю, я ничего не знаю. Но сейчас я злилась. Злилась на нее, на парня рядом, на себя, на весь мир.
  
   Мы вошли через парадную дверь, и ничего не объясняя девушке регистратору, открывшей было рот и проводившей нас удивленным взглядом, прошли к лифту. Открыли номер ключами, оставленными в двери, вошли в комнату.
  Дорога до мотеля остудила мою злость, на место ей пришло чувство апатии. Перепады в моем настроении, не понимала даже я сама.
   - Может, теперь ты мне все расскажешь? Скрывать больше нет смысла - Тимур внимательно посмотрел на меня и опустился на стул возле стола, я присела на соседний.
   - Если тебе это так интересно - нехотя произнесла я проводя пальцем по узору на скатерти. Брови парня в нетерпении приподнялись. - Сколько себя помню, мы с мамой постоянно переезжали. Сейчас, мне кажется, я всегда что-то подозревала, что не все в порядке, но такое, даже предположить не могла. О том кто я, узнала только три месяца назад. Мама погибла, так и не успев мне рассказать большего. Пару дней назад появился Леша. Он передал мне письмо от мамы и сказал, что должен отвезти меня к отцу Николаю. Вот и все.
   Молчание длилось с минуту.
   - Обращение уже началось? - Тимур наблюдал за мной.
   - Я не знаю - беспомощно выдохнула я.
   Неожиданно мужская рука накрыла мою, я напряженно замерла. Послышался тяжелый вздох.
   - Что-то необычное с тобой происходит? Ты чувствуешь? - голос звучал осторожно, так, наверное, психиатры разговаривают со своими пациентами.
   - Было один раз - я вспомнила случай в магазине. - И при тебе, когда я зарычала.
   Легко оказалось ему все это рассказать. Я доверяю ему, вдруг подумалось мне. Почему? Не знаю. "Смотри, твое доверие может обойтись тебе боком". Заткнись, попросила я свой внутренний голос.
   - Пойду спать - я поднялась из-за стола.
   - Да, иди - донеслось мне в след тихим голосом. На какие еще откровения Тимур рассчитывал?
   Полночи я проворочалась без сна, поэтому утром проснулась с тяжелой головой. Вылезать из кровати не хотелось, валялась, рассматривая потолок. Заглядывал Тимур, звал завтракать, но я отказалась.
  На душе было тоскливо и одиноко. Дождь за окном еще больше нагнетал уныние. Я прошлась по комнате. Железная кровать, с цветным, потрепанным покрывалом, я присела на нее, пружины жалобно скрипнули. Поднялась и снова подошла к окну. Забралась на подоконник и уставилась в окно. Одиночество. Ну и что? Я уже начала к нему привыкать. Страх. С ним я тоже постепенно свыкалась. Ведь все равно произойдет то, что должно произойти, превращение неизбежно. Насколько стану другой? Злость. Потому что все изменения со мной происходят помимо моей воли. Я не хочу превращаться в кровожадного монстра, но от меня ничего не зависит, чтобы я не делала, это ничего не изменит. Ощущение будто бы я падаю в бездну и не за что даже зацепиться.
  Раздался осторожный стук в дверь, и я услышала голос Тимура:
   - Можно?
   - Входи - подала я голос и обернулась. Парень, как мне показалось, неуверенно вошел в комнату.
   - Ты полдня уже сидишь в комнате, одна. Может, сходим, поедим? - Охотник с беспокойством поглядывал на меня.
   - Что-то не хочется - отвернулась я от него.
   - Мы не ели со вчерашнего вечера. Ты должна хотеть - настойчиво сказал Тимур.
   - А я не хочу - резко выдохнула я. - Я хочу, чтобы все, что сейчас со мной происходит, закончилось.
   - Кристи - в голосе Тимура послышались незнакомые мне раннее нотки. Я тут же пожалела, что начала этот разговор. Я вовсе не хотела жаловаться, не хотела, чтобы меня жалели, утешали. От этого еще хуже.
   - Не надо - я спрыгнула с подоконника. - Это мои проблемы, не хочу взваливать их на тебя. Прости. Со мной все нормально. Пойдем, поедим - я схватила куртку и направилась к двери. Но Тимур поймал меня за руку и заставил остановиться.
   - Подожди, давай поговорим - он старался поймать мой взгляд, но я упорно его отводила.
   - Не о чем говорить. Прости, что вообще начала этот дурацкий разговор - я уже порядком злилась, на себя.
   - Кристина...
   Нет, я этого больше не вынесу. Я вырвала руку.
   - Не надо меня жалеть - я подняла голову и в упор посмотрела на него. - Пойдем.
   Мы поели в полном молчании, Тимур жевал и просто смотрел на меня. После, я сразу же ушла в свою комнату.
   Буквально тут же постучали в мою дверь. Что ему еще надо?
  - Больше мы не можем ждать. Мы должны двигаться дальше - серьезно глядя на меня произнес Тимур. Я покачала головой.
   - Давай еще подождем. - А ты можешь ему позвонить? - только сейчас возникла у меня в голове светлая мысль.
   - Уже звонил, номер не доступен. Оставаться здесь опасно - как всегда, в своей манере, категорически заявил охотник.
   - Но он же думает, мы его здесь ждем - упрямо сказала я.
   - Сидя на месте, мы рискуем, и в особенности ты - на последнем словосочетании он сделал ударение, наверное, для того, чтобы до меня лучше дошло. Как будто я этого не понимаю. Но я не могу уехать.
   - Я остаюсь - тихо произнесла я.
   Подтекст в моей фразе означал "а ты как хочешь". Я думала, Тимур что-то скажет, но он лишь крепче сжал челюсти. Откинулся на стуле и теперь сверлил меня взглядом, словно хотел заглянуть мне в душу. Я отошла к окну. Снова набрала номер Леши, абонент недоступен. Я швырнула трубку на кровать. А вдруг с ним что-то случилось, и я зря подвергаю свою жизнь опасности, сидя здесь? Даже если это и так, не могу я сейчас уехать. Надо подумать, что делать дальше.
   - Я скоро вернусь - парень решительно покинул комнату.
   Я смотрела, как за ним закрылась дверь, и меня охватило смятение. Что ели ему надоело возиться со мной, и он не вернется? От жалости к себе на глазах навернулись слезы, но я сердито их смахнула. Свернувшись калачиком на кровати, пыталась выкинуть из головы все мысли. Вскоре усталость от бессонной ночи взяла верх, и я сама не заметила, как уснула.
  Сквозь сон я чувствовала, что кто-то стоит у кровати. Сердце на миг замерло. Резко открыв глаза, я повернулась.
  - Это я - успокаивающе Тимур коснулся моего плеча. Облегчение дрожью прошлось по телу. Он не уехал.
   - Ты думала, я не вернусь? - от его внимательно взора ничего не укрывалось.
   - Не знаю - потупив взгляд, честно ответила я.
   - Послушай - Тимур хотел прикоснуться ко мне, но в последний момент передумал. - Я обещаю, что доставлю тебя к отцу Николаю, с тобой ничего не случится.
   - Не надо ничего обещать - сдавленно прошептала я. Мама тоже обещала, но все получилось по-другому. Его рука осторожно коснулась моего плеча, все же не удержавшись. Я невольно сжалась. Рука тут же исчезла.
   - Извини - голос Тимура прозвучал глухо.
   Я кивнула, не доверяя своему голосу. Трель телефона заставила нас вздрогнуть, в первую минуту, словно с неохотой Тимур поднялся. Вытащил телефон из кармана и поднес к уху. Я тут же вскочила вслед за ним.
   - ОК - единственное, что произнес Тимур и положил трубку. Повернулся ко мне: - Собирайся, мы встретимся на сто двадцатом километре.
   - С ним все в порядке? - поинтересовалась я.
   Тимур кивнул, бросив на меня мимолетный взгляд через плечо, я не успела разглядеть эмоции, что промелькнули при этом на его лице.
  На сборы у нас ушло пять минут. Спустились вниз, на этот раз, сделали, все, как положено, отдали ключи девушке-регистратору, попрощались.
  Вечер на удивление выдался теплым и без дождя, легкий ветерок шелестел еще густой, золотой листвой, но на душе было не спокойно. Неестественно пустой двор, звуки как будто все стихли, наши шаги отдавались звоном у меня в ушах. Вдруг я замерла на месте, прислушалась, дыхание перехватило. Тимур тоже насторожился, оттеснил меня себе за спину и стоял, оглядываясь по сторонам. Напряжение нарастало. Мое сердце выдавало в груди сумасшедший ритм, нервы натянулись как пружина, тело неосознанно пригнулось готовое сорваться с места. В следующее мгновение краем глаза зацепила мелькнувшую тень сквозь аллею, и сердце пропустило удар, я поняла, они здесь.
   - Уходи, им нужна я - сипло выдавила я, не узнавая собственного голоса.
   - Что? - на секунду Тимур растерялся. Он развернулся и посмотрел на меня с недоумением в глазах, как будто не мог понять, о чем я говорю.
   - Не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня - и рванула навстречу неизвестности, оставляя позади проклятия охотника.
  
  Бежать больше не было смысла, все равно не убежишь, я свернула в темный переулок, и юркнула в проем между домом и контейнером с мусором. Затаилась. Дыхание заходилось, бешеный ритм сердца казалось, был слышен за версту. Где-то недалеко послышался собачий лай, затем короткий взвизг и снова все стихло, холодная струйка пота поползла по позвоночнику.
  Страшно, но еще страшнее прятаться, сидеть и ждать, когда они придут за мной. Нет уж, я буду действовать и да поможет мне господь. Или дьявол. Вышла из укрытия и теперь в полный рост готова была встретить врага. С какой стороны он появиться? Оглядываясь по сторонам, с трудом контролировала натянутые, как пружина нервы. Мое ухо улавливало легкую поступь, и сердце замирало с каждым шагом их приближения. В темноте высветились желтые глаза хищника. Сердце пропустило удар. Покажись, давай же... От напряженного ожидания меня потряхивало.
  Резкий гудок автомобиля и визг тормозов позади меня. Твердая рука, перехватив меня за талию, впихнула в машину. И вот только что я стояла перед лицом опасности, а сейчас сижу в теплом, безопасном кресле.
   Первое время молчание в машине нарушал лишь рев мотора. Тимур выжимал педаль газа до упора, то и дело, поглядывая по сторонам. Я сидела, тупо уставившись в лобовое стекло, в голове у меня прозвучал чужой голос: "Кристина, ты все равно будешь с нами. От себя не убежишь". Я вздрогнула. Так может, и нет смысла бегать? Подсказал свой разум.
  - Ты в порядке? - вторгся в мое сознание Тимур. - Эй, ты слышишь меня? - уже громче повторил он.
   - Да - отстраненно прошептала я.
   - Никогда больше не смей так делать - выпалил в ярости Тимур. Его всего трясло от гнева. Похоже он зол на меня не на шутку. - Ты хоть понимаешь, как рисковала?
   - Не кричи на меня - холодно произнесла я. Тимур удивленно моргнул, будто только что, осознавая, что он и правда кричит. Его пальцы с силой сжали руль машины. Было видно, что ему с трудом удается сдерживать эмоции. - И я буду делать то, что сочту нужным - с вызовом проговорила я. Лицо охотника перекосило, он ударил по рулю и выругался.
  - Зачем ты вернулся? - сдавленно спросила я.
  На бледных щеках парня выступили красные пятна.
  - И это слова благодарности?
  - Спасибо - произнесла я, как послушная школьница, взглянув на парня.
   Тимур уставился на меня, совершенно забыв о дороге.
   - Сейчас ты в первую очередь должна думать о себе, а не обо мне - растерянно пробормотал он.
   Мы смотрели друг другу в глаза.
   - Смотри на дорогу - первая опомнилась я.
   В теплом салоне я начала замерзать, меня трясло, зубы выдавали барабанную дробь, Тимур включил печку, с волнением поглядывая на меня. Скинул куртку и протянул мне. Это нервное, скоро пройдет, успокаивала я себя, кутаясь в мягкую кожу и вдыхая мужской запах. Пройдет.
  
  Алексей нас не ждал, он позвонил. После нескольких фраз Тимур включил громкую связь и положил телефон на панель.
  - Кристина? - позвал Леша из телефона.
  - Да - отозвалась я. - Что происходит?
  - Дальше тебе придется ехать без меня - шум в телефоне, помехи, его было плохо слышно.
  - Что случилось? - со страхом вымолвила я.
  - Ничего страшного, небольшие неприятности - решил не вдаваться в подробности Леша. Я в растерянности провела рукой по волосам.
  - Но куда мне ехать? Ведь я даже не знаю - беспомощно прошептала я.
  - Я знаю, куда и я тебя отвезу - Тимур посмотрел на меня, а затем продолжил, обращаясь уже к Алексею. - Если честно я считал старика сумасшедшим, а его теории бредом. Но теперь - он замолчал, отвернувшись, глядя в темноту.
   - Что теперь? - пытливо спросили на том конце.
   - Теперь я готов в них поверить. Вернее я хочу в них поверить - с надеждой выдохнул Тимур.
   - Почему? Что вдруг изменилось? - не сразу поверил ему Леша.
   - Не важно - резко отмахнулся охотник.
   - Ты... - треск в телефоне слов не разобрать.
   - Я обещаю, что позабочусь о ней - громко и твердо произнес парень рядом.
   - Но ведь ты...
   - Что я? - отрезал охотник. - Я хочу помочь. Ты мне не веришь?
   - Нет, конечно же, верю. Просто, зная твое отношение к оборотням, я удивлен.
   - Не стоит удивляться. Жизнь идет, люди меняются - раздраженно рядом.
   - Не думал, что ты когда-нибудь изменишься - недоверчиво Алексей.
   - Значит, ты ошибся - сказал, как отрезал.
   После небольшой паузы заговорили на то конце:
   - Тим, позаботься о Кристине, хорошо? На нее в последнее время слишком многое свалилось
   - Я обещаю, что доставлю ее к отцу Николаю в целости и сохранности.
   - Надеюсь, что так и будет.
  - Ты береги себя, ладно? - вставила я. Неожиданный спазм сдавил горло. За это время я уже успела к нему привязаться. Так грустно с ним расставаться.
   - Ладно - хрипло вымолвил Леша. - И ты береги себя.
   Мы попрощались, и Тимур с неким облегчением убрал телефон, он как будто был рад сложившемуся повороту событий. Я подозрительно покосилась на него. С чего бы это?
   Тихая мелодия из динамиков, однотонное мелькание деревьев за окном, нервное напряжение постепенно проходило, но его сменяло чувство досады, неудовлетворенности перекликающегося с неким раздражением, впрочем, теперь моего постоянного спутника. На трассе стало больше машин, оживленное движение в обе стороны.
  Высотки, выросли, словно посреди леса. Окраина города была полностью в новостройках, огоньки в окнах домов поднимались в небо. Мы въехали в Тверь.
   - Заедем в одно место, все равно по пути - пояснил Тимур на мой вопрошающий взгляд.
   Освещенные улицы, разбегающиеся в разные стороны неоновые огоньки реклам, машины друг за дружкой гуськом, и вечно куда-то спешащие прохожие.
  Выехали на тихую, полутемную улочку с частными домами. Машина остановилась во дворе, заваленном различными железяками, тут же несколько неисправных машин, на одноэтажном бетонном здании тускло подсвеченная вывеска "Автомастерская". Рядом, небольшой деревянный дом. Тимур посигналил, заглушил мотор.
  - Посиди в машине - попросил он, выходя из нее.
   - Почему это? - меня снедало любопытство.
   - Не спорь. Я ненадолго - захлопнул дверцу, можно сказать у меня прямо перед носом. Я осталась сидеть, недовольно наблюдая за спиной удаляющегося парня.
  На крыльце зажглась лампочка, дверь дома распахнулась, и на крыльцо вышел мужчина, седовласый, лет шестидесяти. Завидев Тимура его рот расплылся в улыбке и он спешным шагом спустился с лестнице. Они крепко обнялись. Мужчина что-то сказал парню, тот рассмеялся и пожал плечами. Мужчина то и дело бросал заинтересованные взгляды на машину.
   Огромный, черный ротвейлер выскочил из-за угла и, гремя цепью, подлетел к машине. Я в упор взглянула на него из-под густой челки. Как ни странно, но страха он у меня не вызывал, лишь раздражение. Пес заливался лаем, который отдавался звоном мне в ушах. Раздражение волной прокатилось по телу, руки невольно сжались в кулаки. Все с меня хватит. Я вышла из машины, еще не зная, что буду делать. Но ничего делать и не пришлось. Стоило мне сделать пару шагов, как пес неожиданно пригнулся, поджав хвост и уши, жалобно заскулил и кинулся обратно за угол. Я замерла, раздражение сменилось растерянностью. Чем это я так напугала этого монстра? Но все же приятно, черт возьми.
   Мужчина изменился в лице. Взгляд его метнулся от меня к Тимуру, тот успокаивающе положил руку на плечо:
   - Она со мной - и тяжело вздохнув, обернулся ко мне: "Ну что же проходи, раз вышла".
   Когда я подошла и встала около, парень взял меня за руку. Мужчина нахмурился еще больше.
   - Пойдем, поговорим - бросил он сухо, меня же при этом, не удостоив больше взглядом, и тут же направился размашистым шагом в дом. Мы проследовали за ним.
   - Я скоро. Съешь пока что-нибудь, останавливаться нам будет некогда - сказал мне Тимур и скрылся за соседней дверью вслед за мужчиной.
  Он что издевается? Спасибо, что-то не хочется. Я огляделась, осматриваясь вокруг. Кухня была в запустенье, сразу видно, хозяйки здесь нет. На плите на каждой камфорке по кастрюле, в раковине гора немытой посуды, на столе крошки, тарелка, видимо с ужином и банка пива. Всего две табуретки, по видимому здесь и гости не часто бывают.
  Из соседней комнаты доносились громкие голоса. И чего было уходить, могли бы разговаривать и здесь.
   - Что происходит? - пробасил голос.
   - Я приехал кое-что забрать.
   - Не о том я - разозлился хозяин дома. - Какой бес в тебя вселился? Ты хоть понимаешь, что творишь?
   - Я все прекрасно понимаю - спокойный, пока еще голос Тимура.
   - Ты ведешь охоту на эту нечисть, знаешь, на что они способны и вдруг заявляешься ко мне с одной из них - выплюнул слова мужчина.
   - Не волнуйся, я ненадолго - у Тимура было еще желание язвить.
   - У тебя что, мозги отшибло?
   - Поверь мне, я знаю, что делаю.
   - Я не узнаю тебя.
   - Не лезь в это дело.
   - Не знаю, что с тобой происходит, но ты играешь с огнем. Она же оборотень
   При этих словах я сжалась, словно меня ударили, так тяжело было ассоциировать себя уже не с человеком, а с каким-то зверем.
   - Она не такая, как остальные - заступился за меня Тимур.
   - Не такая? - взревел бас. - Да ты только послушай, что ты говоришь. Однажды, когда ты будешь сладко спать, она перегрызет тебе горло и пойдет дальше убивать людей...
   - Хватит! - твердо, жестко. Я даже себе представила, как лицо парня превратилось в каменную маску, глаза яростно сверкнули.
   - Послушай Тимур - уже мягче, попытался достучаться до парня мужчина. - Я понимаю, всякое в жизни бывает и если, ты по каким-то причинам не можешь сам, давай я займусь ею...
   - Это ты послушай меня - прорычал Тимур. - Ее никто и пальцем не тронет.
   - Да тише ты, успокойся. Я же о тебе забочусь дурень.
   - Я давно уже сам о себе забочусь - парень не намерен был больше спорить.
  - Не пойму, чем она тебя так зацепила? Какие у тебя на нее планы? - допытывался мужчина.
   - Закроем эту тему.
   Дверь открылась, и появился Тимур с умкой в руках. Он кивнул мне, уходим. Я направилась к двери.
  Когда-то бы я этого не услышала, но только не теперь. Черт. Лучше бы мне этого не слышать.
  Мужчина схватил Тимура за локоть и склонил его к себе:
   - Остерегайся ее - отпустил и с досадой махнул.
   Я вышла из дома, Тимур следом, даже не попрощавшись.
  - Кто это был? - задала я вопрос, хотя и не рассчитывала на ответ.
   - Сергей был мне вместо отца - неожиданно заговорил Тимур. - Он был другом семьи и когда убили моих родителей, взял меня к себе. С десяти лет он учил меня кто такие оборотни и как с ними бороться, в пятнадцать, впервые взял на охоту, в восемнадцать я ушел из дома и стал одиночкой.
   - Он понял, кто я - сказала я Тимуру, ведь надо что-то предпринять.
   - Да - последовал кивок. - Но не волнуйся, с ним проблем не будет.
   - Ну, если ты так говоришь, то конечно волноваться не о чем - я была недовольна таким обстоятельством. Что-то я стала слишком подозрительной.
  Охотник промолчал. Я отвернулась к окну.
   - Ты все слышала - неожиданно сказал Тимур.
   - Представь себе - последовал мой ядовитый ответ.
   - Сергею многое пришлось пережить, и он просто перестраховывается - нашел нужным заступиться за своего воспитателя Тимур.
   - А ты не хочешь перестраховаться? - кинула я взгляд на него.
   - Не говори ерунды - тут же раздраженно ответил охотник. Он глубоко вздохнул и посмотрел на меня внимательно.
   Я только кивнула, ничего не сказав. Но я была ему благодарна за эти слова. В животе протяжно заурчало. Тимур уже даже не удивился, только вот категорически произнес:
   - Останавливаться не будем, поесть я тебе предлагал.
   - Извини, но в доме этого ненавистника оборотней у меня кусок в горло не полез.
   - Тогда терпи.
   Такой ответ оказался для меня несколько неожиданным. Уже успела привыкнуть, что мне потакают? Я хмыкнула, просить не буду, буду угрожать.
   - Ты рискуешь - Тимур бросил на меня вопросительный взгляд. - В машине - протянула я. - Наедине с голодным оборотнем - я постаралась, чтобы мой голос прозвучал зловеще. Парень сидел с каменным лицом, но было видно, он пытается сдержать улыбку. - Вообще-то я серьезно. Не говори потом, что тебя не предупреждали.
  Не выдержав, его губы расплылись в улыбке.
   - Ладно, уговорила - бросив на меня косой взгляд, смилостивился.
   - Больно надо уговаривать - проворчала я. - Я просто предположила исход дела, выбор ты сделал сам.
   Машина остановилась у ближайшего дома со сверкающей вывеской "Отель Бирюза. Кафе".
   - У меня не хватит денег для дорогих кафе - с сомнением посчитала свои финансы в уме.
   Тимур взглянул на меня исподлобья и хмуро бросил:
   - Не беспокойся о деньгах.
   Нет, я так не привыкла, но стоило мне только открыть рот, охотник взглянул на меня так, что он сам закрылся. Ну и ладно, пусть платит, я вышла из машины.
   Мимо моих ног прошмыгнул щенок, проследив за ним взглядом, в голове сложилась ясная картина трагедии. Поток воздуха ударил в лицо, и я успела подхватить беглеца в паре метров от оживленной проезжей части.
  - Он мой - звонкий голос. Мальчишка лет семи подбежал ко мне весь запыхавшийся. - Это мой щенок, он убежал.
   Я молча протянула щенка, чуть с сожалением провожая взглядом паренька. Тот шел к женщине ждавшей его около магазина и отчитывал нашкодившего крепыша.
  - Ты должна быть осторожней, никогда не проявлять на людях свою силу - Тимур оказался около, недовольно глядя на меня. И только тут я поняла, что сделала, я преодолела расстояние в десятки метров за доли секунды и сама не заметила как. И вместо того чтобы удивиться, я разозлилась. Черт, я совсем не умею контролировать себя. Хорошо, что вокруг было пустынно, а если бы был день. Теперь нужно следить за собой особенно тщательно. Даже если я не буду проявлять свои новые возможности, это еще не значит, что они вдруг исчезнут. Дьявол их дери! Верно, сказано.
  В полутемном помещении кафе играла легкая музыка. Мы заняли свободный столик и сделали заказ. Народ отдыхал, большинство сидело в баре, тут же при кафе. Было немного шумно, но это хорошо, на нас никто не обращал внимание.
  Неожиданно моих губ коснулась легкая улыбка.
  - Чему ты улыбаешься? - поинтересовался Тимур.
  - Просто вспомнила один случай из моего детства.
  - Расскажешь? - с любопытством спросил парень.
  Я пожала плечами.
  - Тогда я тоже кинулась спасать щенка. Мама вытащила нас, буквально из-под колес автомобиля. Она очень злилась, размахивала руками, кричала на меня, а я стояла, прижимая к себе мокрый, грязный комочек и мне было хорошо. Хорошо просто потому, что у меня теперь есть собака. Она моя и я никому ее не отдам.
  Так странно, эти детские ощущения я помнила и сейчас.
  - Как ты ее назвала?
  - Никак, нам пришлось ее отдать. Мы часто переезжали и не могли позволить себе держать собаку.
  Со слезами на глазах я просила маму оставить щенка, но она была неумолима. Тогда она сказала мне слова, которые я помню и сейчас: "Будь сильной Кристина, в жизни часто приходиться поступать как надо, а не как хочется". Как бы тяжело нам не было, она никогда не жаловалась на жизнь. Всегда знала, что делать. И даже в самые смутные дни, рядом с ней я верила, все будет хорошо. Мама, как мне тебя не хватает. Теперь мне предстоит учиться жить одной. Тоска снова скрутила сердце. Когда станет легче? Почему глаза напротив так странно на меня смотрят? Смутившись, я отвернулась. По моему лицу текли слезы.
   - Ты только не плачь - выдавил Тимур.
   - Как скажешь - пробормотала я.
  Тяжелый, мучительный вздох в ответ. Сейчас все чтобы он не сказал, я воспринимала в штыки, парень это понял и смолк, не делая попыток больше меня утешить.
   - Ты не мог бы меня оставить одну ненадолго - попросила я не в силах больше вынести участия и внимания парня, настолько назойливым оно мне показалось в данную минуту.
   Тимур выглядел так, словно я попросила его спрыгнуть с моста. С мучительным выражением лица он кивнул и отошел.
   Оставить одну это приземлиться за соседний столик и гипнотизировать взглядом мою спину. Меня сейчас даже это раздражало. Уйти, слиться с местностью, затеряться в толпе и брести, куда глаза глядят. Принесли еду, я заставила себя такую недавно голодную поесть, но не съев и половины порции отложила вилку. Что со мной твориться? Мои эмоции столь переменчивы, как будто я на карусели, аж дух захватывает.
   Совсем неожиданно в памяти всплыло лицо Кости, первый парень, к которому я испытывала симпатию, и тут же его растерзанное тело. И голоса в голове один за другим: " Ты же не думаешь, что виновата Кристина?" "...от себя не убежишь". "Остерегайся ее". В отчаянии сжала виски. Такое ощущение, что это теперь никогда не закончиться. Впервые в жизни я почувствовала желание напиться. Может так я смогу забыться хотя бы на несколько часов. Поднялась и прошла к бару.
   Коктейль с водкой сразу ударил в голову.
   - Как ты? - раздался над моим ухом заботливый голос Тимура.
   Скоро меня от этого вопроса будет тошнить.
   - Вот сейчас допью - я кивнула на бокал. - И буду в полном порядке.
   - Я не об этом - Тимур с неодобрением покачал головой.
   - А о чем? - я икнула, парень вздохнул.
   - Держишься?
   Ааа, делает вид, что беспокоится обо мне.
   - Держусь - кивнула я серьезно. Но меня уже повело в сторону. - А куда я денусь? Ты знаешь, моя жизнь всегда была не сахар, но события последних дней это что-то: за мной гонится стая оборотней, плюс кучка сумасшедших охотников, жаждущих меня линчевать; и я сижу рядом с одним из них, готовым пристрелить меня в любую минуту, стоит мне только показать зубки. Ну вот, если не считать всего этого, я в порядке.
  Спиртное развязало мне язык. Я снова икнула и прикрыла рот рукой. Желудок мой не привык к такому количеству алкоголя.
   - Ты не права на счет меня. Это не так - попытался возразить парень.
   Но я только разозлилась.
   - Да брось ты. С каких это пор стало не так? - возмущался мой разум. Тимур поморщился, будто от зубной боли. - Может, хватит изображать из себя доброго самаритянина? Для таких, как ты, существуют только два понятия: человек, оборотень; белое, черное. Чтобы я не сделала, для тебя я навсегда останусь оборотнем. Поэтому не надо меня утешать, делать вид, что тебя интересуют мои чувства, потому что это не так. Оставь меня в покое хотя бы на один вечер.
  Остановись Кристина, тебя уже заносит. Ну и пусть. Пусть он знает, что я все понимаю.
   - Я не тот человек, чтобы изображать что-либо - медленно и серьезно проговорил Тимур. Его взгляд буравил меня, будто стараясь что-то внушить.
   - Извини, если задела твои нежные чувства - в моем голосе прозвучала издевка.
   - Ничего, переживу - бросил раздраженно.
   - Конечно, переживешь. Ты и меня переживешь - фыркнула я с досадой. Лицо охотника стало мрачным, губы сжались в тонкую линию. Боже, что я несу. Я опустила голову. Волосы скрыли мое лицо. Щеки пылали. - Мне страшно. Я чувствую, что меняюсь и ничего не могу с этим поделать. Все происходит помимо моей воли - Мужская рука легла на мою ладонь. - Пусти - вырвала я руку. Только жалости мне сейчас и не хватает. Пошел он. Сама справлюсь. - Я буду бороться до конца, но если все же проиграю, и зверь вырвется на свободу, ты сделаешь свое дело - я отсалютовала ему бокалом и залпом осушила остатки спиртного. Фу, гадость какая.
   - Ничего я не сделаю - хрипло прошептал парень.
   - Попросишь кого-нибудь из знакомых дружков, думаю, желающих будет предостаточно - с горечью бросила я.
   - Ты просто несносна - процедил Тимур.
   - Наверное, все оборотни такие - я подняла бокал, требуя у бармена себе очередную порцию. Отвела в сторону руку парня пытающегося мне помешать. Чего он лезет, где его не просят? Я словно нарочно пыталась разозлиться на него, но у меня не получалось, тяжело выдохнула.
  - Что? - взволнованно спросил Тимур.
   - Я даже не могу на тебя как следует разозлиться. Ведь это ты у нас доблестный герой, сражающийся с чудовищами. С чудовищами вроде меня.
   - Не сравнивай себя с ними, ты другая.
   - Ага, я иная - хихикнула я.
   - Ты удивительный человек Кристина.
   - Я просто знаю одну очень важную вещь - я подняла указательный палец вверх. - Я могу злиться, плакать, умолять, просить, требовать, жаловаться, но это ничего не изменит. Но и спокойно покориться своей доле я тоже не могу - попыталась подняться.
   - Ты можешь на меня рассчитывать. Я не сделаю ничего, что поставило бы тебя под удар. - Я лишь рассеянно кивнула на твердые заверения парня. Все мое внимание было сосредоточено на то, чтобы устоять. Мои ноги меня почему-то не слушались. - Я твой друг.
   - Друг говоришь? Ну-ну - я покачнулась. Меня тут же подхватили сильные руки. - Не надо, я сама.
   - Доверься мне, я помогу тебе.
   У меня больше не было сил сопротивляться, я опустила голову на плечо парня и стала проваливаться в забытье.
  
  Проснулась я с жуткой головной болью и сначала даже не поняла, где нахожусь. Резко вскочила, со стоном рухнула обратно, меня замутило, перед глазами все поплыло. Когда головокружение по прошло, осмотрелась вокруг, я была в незнакомой комнате, одна, за окном светло. Осторожно, стараясь меньше двигать головой, сползла с кровати. Обнаружила, что на мне только трусики и футболка. Мои вещи аккуратно висели на стуле. Кто меня раздевал? Тимур? По щекам разлилась горячая краска. Одеваясь, в памяти постепенно восстанавливала события вчерашнего вечера, щеки пылали уже как алая заря. Как теперь смотреть Тимуру в глаза? А кстати, где он?
  И стоило мне только об этом подумать, как в коридоре раздались шаги, в двери повернулся ключ и в комнату вошел тот, на кого я не смела поднять глаза. Стояла словно школьница, глядя в пол.
  - Прости за вчерашнее, кажется я немного перебрала. А может и не немного - пробормотала я.
   - Не бери в голову, со всеми случается - с легкостью отозвался Тимур.
   - Да, наверное - неуверенный кивок и голова отозвалась новой болью. Я поморщилась и потерла виски. Что ж, это твоя награда за вчерашнее, терпи.
  Тимур прошел к столу, поставил наполненную чем-то сумку, запустив руку достал бутылку бонаква и одноразовый стаканчик, наполнил его жидкостью, из бокового кармашка вынул пластину с таблетками и бросил одну в воду. После того как шипение и пузырьки там поутихли, стаканчик протянули мне.
   - Выпей. Это аспирин - пояснил парень, так как я стояла не шелохнувшись смотря на него.
  - Спасибо - поблагодарила, прежде чем жадно осушить.
  Затем скрылась в ванной, там я наскоро умылась, причесалась, стянула волосы на затылке в хвост, чтобы не мешались, с минуту полюбовалась на свою припухшую физиономию и вышла.
  Парень сидел в кресле, готовый терпеливо меня ожидать, удивленно приподнял голову:
  - Быстро ты - поднялся и еще раз окинул меня внимательным взглядом. - Думаю, завтракать ты не будешь.
   - Тут ты прав.
   Тимур с еле заметной усмешкой кивнул.
   - Нам нужно ехать. Пошли, я уложу тебя в машине.
   - Вы так добры Сэр, не знаю, чем я это заслужила - с удивлением и благодарностью произнесла фразу.
   - Ты заслуживаешь большего - тихо ответил парень и быстро отвернулся, подхватил сумку со стола, открыл дверь пропуская меня вперед.
   Хм, надо почаще надираться.
   Мы вышли из здания вчерашнего кафе, значит, ночевали тут же в отели. На улице сегодня была чудесная погода, впервые за последние дни. Яркие лучи солнца хоть и не грели, но на душе становилось веселее, проскальзывая сквозь немногие облака, они играли на разноцветной листве деревьев, отражались от витрин магазинов. Наверное, сейчас не меньше двенадцати, и надо же столько продрыхнуть. И почему меня Тимур не разбудил раньше?
  
  Весь остаток дня я промаялась на заднем сиденье машины. Голова все равно была тяжелой, даже после таблетки, есть не хотелось, только пить. В центральное зеркальце заднего вида Тимур периодически кидал на меня сочувственные взгляды. Мы останавливались пару раз, размяться, ну там сделать свои дела и снова в путь. Дорога лентой убегала под горизонт, и казалось бесконечной, пейзажи сменялись один за другим, но в основном они повторялись, российская провинция, запустение, уныние и безлюдие.
  Вечерело быстро, только сейчас казалось светло и вот уже сгустились сумерки, фонарей было мало, были и участки где они вовсе отсутствовали, и это в населенных пунктах, что же говорить об остальном пути. Укутавшись в мягкий плед, который Тимур приобрел сегодня, пока я все проспала, свернулась калачиком и сама не заметила, как снова задремала.
  Когда проснулась, почувствовала, что мы уже не едем, а стоим. Плед сполз, кофта с футболкой задралась почти до груди, похоже, во сне я вела сражение, одернула одежду и испуганно села, озираясь вокруг. В машине я была одна, за окном темно, все вроде спокойно, но в душе возрастала тревога. Где Тимур?
  Прохладный ночной воздух заставил поежиться, запахнула кофту и сделала несколько шагов от машины. Дорога гудела в стороне, через редкий полесок мелькали огни проезжающих мимо машин, слева был пологий спуск к воде. Держась за деревья, я начала спускаться, трава скользила под кроссовками, несколько раз я чуть не упала. Река, довольно широкая, со спокойным течением, плавная вода переливалась в лунном свете и казалась какой-то необычной, тихая ночь, только шелест листьев от легкого ветерка, и тут я увидела Тимура. Отмеряя водное расстояние мощными гребками, парень с середины реки плыл к берегу. Очень интересно. Ему что вздумалось искупаться при луне, да еще в сентябре месяце? Ненормальный. Покачала головой и пошла обратно, присела на поваленное бревно недалеко от машины. Видно завтра подморозит, раз такое чистое звездное небо. Обхватила себя руками, притянув поближе ноги к груди, опустила голову на колени, невеселые мысли одолевали меня, а впрочем, они теперь всегда такие.
  Темная фигура вынырнула из-за деревьев, это Тимур, он направился к машине, но, не дойдя, вдруг остановился, поднял голову и посмотрел на небо, глубоко вздохнул, провел рукой по волосам, словно его что-то мучило, резко выдохнул и продолжил путь. Остановился у машины и встревожено стал озираться по сторонам.
   - Кристина - крикнул он.
   - Я здесь - отозвалась я приподнимаясь.
  Парень обернулся, на его лице мелькнуло облегчение, но оно тут же нахмурилось.
   - Чего ты там сидишь? Замерзнешь.
   - Ты купался? - в свою очередь задала я вопрос.
  В ответ Тимур нахмурился еще больше. Что с ним происходит? Он весь какой-то возбужденный, взъерошенный и злой.
   - Поплавал немного - раздраженно отмахнулся он, не желая заострять на этом внимание.
   - Ведь холодно - беспомощно отозвалась, сама не знаю зачем.
   - А я закаленный - ядовито, как будто я была перед ним в чем-то виновата.
   А ты и виновата, пропел противно внутренний голосок.
   - Если ты устал, я могу сесть за руль - мне хотелось что-то сделать, как-то помочь ему. Только как?
   - Я не устал. Поехали - Тимур напряженной походкой направился к машине.
   - Постой - не сдержалась и окликнула парня.
  Я знаю, что должна сделать. Как будто нехотя парень развернулся ко мне. На его лице застыло злое нетерпение.
  - Послушай - хрипло выдохнула. - Я знаю, что обременяю тебя, но тебе больше не надо со мной возиться.
  В один миг злость улетучилась, парень замер, его взгляд растерянно пробежался по мне, будто бы ища признаки того, что я шучу. Но я говорила вполне серьезно, и он опять разозлился.
   - Не выдумывай ерунду - его брови сошлись на переносице.
   - Это не ерунда - возразила упрямо. - У тебя у самого жизнь не сахар и наверное забот куча, а тут я со своими проблемами. Никому не хочется взваливать на себя чужие заботы. Я тебе очень благодарна, но дальше я поеду одна.
   - О чем ты говоришь?
   В голосе прозвучало предостережение, которому я не вняла.
   - Ты и сам знаешь - мой голос прозвучал тихо и как-то неуверенно, но взгляд его я встретила прямо.
   - Я обещал тебя защитить.
   - Я освобождаю тебя от этого обещания. Ты свободен.
  Сказала и вдруг подумала, вот он сейчас сядет в машину и уедет, а я останусь стоять посреди дороги, ночью, одна. Вот и доиграешься в благородство. Но мысли Тимура были далеки от этого, после моих слов лицо напротив потемнело, словно грозовая туча, а во взгляде появился стальной блеск.
   - Но я себя не освобождаю. Я сдержу слово и доставлю тебя к отцу Николаю, чего бы мне это не стоило - развернулся на пятках и направился к машине.
  Я медленно поплелась следом. Да Кристи, молодец, похоже, ты его очень обидела. Извиниться? Нет уж, молчи лучше, а то опять ляпнешь лишнее. И все-таки я не понимаю, что я такого сказала. Почему он так сердится? Он знает, кто ты и не может вот так все бросить на самотек и уйти. И защищает он вовсе не тебя, а от тебя. А я даже не могу на него за это злиться. Потому что это только доказывает его ответственность, долг уберечь от меня беззащитных людей. Под пронзительным взглядом карих глаз я устроилась на переднем сиденье автомобиля.
  - Ремень пристегни - глухо прорычал Тимур.
  И машина сорвалась с места.
  
  Зеленые цифры на панели показывали 6.15, машина неслась по предрассветному шоссе. По обе стороны раскинулись поля, вдалеке с полоской леса. Я искоса смотрела на точенный профиль парня в мелькающем свете фар проносившихся мимо авто, на глубокую морщинку на лбу, захотелось пробежать по ней пальчиками, разгладив, чтобы Тимур, наконец, перестал хмуриться, на влажные завитки его темных волос, рука зачесалась от желания потрогать их на ощупь, запустив в них ладонь, на плотно сжатые губы, к которым нестерпимо захотелось прикоснуться своими... От волнения сердце в груди забилось чаще, дыхание сбилось. Прекрати, строго приказала я себе, что за глупые, несбыточные фантазии.
  - Голова болит? - мужской голос вторгся в мои мысли.
  - Что? - нервно встрепенулась я.
  - Ты поморщилась. Голова болит? - повторил свой вопрос Тимур. Все-то он замечает.
  - Да, немного - соврала я и отвернулась.
  - Кристина - позвал меня Тимур серьезно. Я развернулась. - Ты помнишь, что я сказал тебе вчера вечером?
  Неожиданный вопрос заставил меня задуматься.
  - Когда именно? - уточнила я, чтобы потянуть время, если честно, вечер для меня был еще как в тумане.
  - В кафе.
  - Ну... - неопределенно протянула, почесав затылок, и честно призналась. - Смутно.
  - Понятно - подытожил Тимур. Его взгляд пробежался по мне и он продолжил: - Так вот, я сказал, что ты можешь на меня положиться и что, можешь считать меня своим другом.
  - О... - пробормотала я. Что еще сказать я не знала. Тимур наблюдал за моей реакцией и как будто чего-то ждал. Вот только чего? - Спасибо - это единственное, что пришло мне в голову.
  - Пока не за что - отозвался парень, и как мне показалось несколько разочарованно.
  А что я должна была сказать?
  - Перебирайся назад, отдохни еще - посоветовал он, заботясь о моей бедной голове, которая вовсе и не болела. Вернее болела, но только от обилия мыслей, эмоций и слишком быстро сменяющихся событий в моей жизни.
  - А ты?
  - Я в норме - слишком быстро ответил Тимур.
  - Нет, не в норме - неожиданно твердо возразила я. - Ты пол дня и всю ночь просидел за рулем.
  - Не всю, как только ты уснула, я съехал с дороги и остановился. Ты спала беспокойно, несколько раз скидывала плед.
  А он надо полагать поправлял его, разглядывал меня спящую. Невольный румянец как всегда прилип к щекам.
  - Что тебе снилось? - настойчиво спросил погодя.
  - Не помню - пожала плечами. - А ты хоть немного поспал?
  - Со мной все в порядке - отмахнулся Тимур.
  И мне не понравилось, это означало - нет. Он что всю ночь просидел около меня?
  - Тебе нужно отдохнуть - настойчиво сказала я разглядывая парня, вид у него был утомленный. - Давай меняться, я сяду за руль, а ты поспишь.
  - Права-то у тебя хоть есть? - усмехнулся парень.
  - Да какая разница? - раздраженно воскликнула я.
  Тимур только покачал головой.
  - Сиди уж, горе-водитель.
  - Почему это горе? - моему возмущению не было предела.
  - Потому что я на сто процентов уверен, ты либо заблудишься, либо на первом же посту тебя тормознут гаишники.
  Несколько минут я сидела надувшись, но осознание того, что он по моей вине всю ночь не сомкнул глаз заставило меня быстро отойти.
  - И все равно тебе нужно отдохнуть - строго вынесла я вердикт. - Сворачивай.
  На удивление Тимур меня послушался.
  Дорога уходила вправо от шоссе, мало проезженная, ощущение, что давно забытая. Ближе к лесу стояла покосившаяся табличка, пожелтевшая от времени, вся в грязи, на которой еле можно было прочесть "Детский лагерь Зарница". Мы с Тимуром переглянулись и негласно было решено проехать посмотреть. Интересно, он еще существует? Мы въехали в сосновый лес. Дорога в две колеи, тесно, по обе стороны притеснена мощными стволами деревьев, верхушками, убегающими в небо.
  Трясясь по кочкам, через пару километров, среди деревьев, наконец, показался заброшенный детский лагерь. Было видно, что место пустовало давно, основное здание разрушено основательно, все стекла давно побиты, крыша обвалилась, из зияющих оконных проемов торчали гнилые балки, различные строения рядом в том же плачевном состоянии, вокруг запустенье, некогда детская площадка поросла бурьяном, средние деревца тянулись к небу, требуя больше света. Однако в стороне оставалось несколько отдельных домиков вполне в удовлетворительном состоянии. Рядом с одним из них стояла машина, здесь уже кто-то был.
  Тут я увидела двоих мужчин, они сидели с удочками у заросшего пруда, один был постарше, лет за тридцать, второму не больше двадцати. Они дружно повернули головы на звук мотора и теперь следили за нашим приближением. Тимур остановил недалеко от пруда. Отложив удочки, незнакомцы поднялись нам на встречу. Первое время мы внимательно к друг другу присматривались.
  - Не возражаете - вышел Тимур вперед.
  - Да ради бога, места здесь полно - пожал плечами тот, кто постарше. - Мы вот сами наткнулись на него случайно и решили задержаться.
  - Правда ночью здесь страшновато - улыбнулся второй. - Чувствуешь себя как в каком-то фильме ужасов.
  - Мы заняли два первых домика - подхватил снова первый мужчина, окинув младшего друга насмешливым взглядом. - Последний, вроде тоже ничего - махнул рукой в сторону.
  - Ладно, посмотрим - кивнул Тимур. - Спасибо.
  И мы направились к указанному домику.
  - Не за что, веселее будет - донеслось нам в след.
  Краска давно слезла, покосившийся от времени, дом на первый взгляд выглядел на удивление еще крепким. Тимур первым стал подниматься по ступенькам, я следом. Доски жалобно заскрипели под нашими ногами.
  - Осторожно - предупредил Тимур, оглянувшись назад. - Давай руку.
   На крыльце несколько досок прогнили, провалившись вниз, осторожно перешагнув, мы остановились у входной двери. Замка не было, осторожно толкнув ее, дверь со скрежетом поддалась без препятствий.
  Внутри были сумерки, неяркий утренний свет пробивался сквозь маленькие окошечки, на некоторых из них висели занавески, вернее, что от них осталось. Посередине стоял большой стол, вокруг несколько стульев, в углу кровать, из которой наружу торчали пружины, больше в этой комнате ничего не было. Соседняя дверь вела в другую комнату, поменьше, и это видимо была кухня, вернее ее сделали таковой, те, кто останавливался здесь до нас, охотники или кто-то кто, как и мы случайно набрели на это место. Пол наружной стены отсутствовало, наверное, разобрали на дрова, кирпичная кладка для костра, скамейка, старое, престарое кресло, на которое и садиться-то было страшно, в углу ручной умывальник, из которого торчал ржавый язычок, над ним запылено зеркало на стене, и как ни странно по сторонам несколько картин, различные пейзажи. Вот, что не тленно, так это искусство.
  - Ну, как тебе? - раздался голос сбоку.
  - Пойдет - хмыкнула обернувшись.
  - Схожу в машину за продуктами и спальным мешком - сказал Тимур. Я кивнула.
   Еще раз прошлась по комнате, потрогала стол, добротный, простоит еще несколько лет, пара стульев тоже вполне крепкие, подошла к кровати. Если убрать несколько пружин можно будет положить спальник и спать не на полу.
   Пружина отскочила и больно ударила по пальцу, из небольшой ранки тут же засочилась кровь. И под рукой ничего нет, чтобы замотать палец, даже носового платка. Черт, вот ведь угораздило. Пока я растерянно соображала чем замотать палец появился мой спаситель. Один взгляд и Тимур все понял. Быстро сгрузив свою ношу на стол, достал из сумки дезинфицирующие салфетки и пластырь.
   После того как завершилась процедура врачевания, Тимур недовольно выдохнул:
   - Тебя ни на минуту нельзя оставить одну, ты просто ходячая неприятность.
   - У тебя была возможность избавиться от этой неприятности - обиделась я.
  Отвернулась и вышла. Почти не задумываясь бухнулась в кресло и конечно же тот час с треском оказалась на полу. Мгновенно появившийся около Тимур подхватил меня под мышки, легко поставив на ноги.
  - Горе ты луковое - выдохнул он с беспокойством в глазах. - Ушиблась?
   Но отпускать меня не спешил, его руки крепче сжали мою талию, глаза впились в мое лицо. Чего это с ним?
  - Не особо - досадливо потерла место пониже спины.
  Близость парня заставила мое сердце биться быстрее, чтобы скрыть свои чувства попыталась отстраниться, но мне не дали. Тут я заволновалась. Между тем лицо Тимура стало еще ближе, карие глаза засверкали лихорадочным блеском, горячее дыхание опалило мои щеки.
  - Тимур - позвала я. Он меня не слышал, словно одержимый, не замечал ничего вокруг, кроме своей цели, меня. Я уперлась ладонями в мужскую грудь, пытаясь оттолкнуть парня, но проще было сдвинуть гору, чем в данную минуту его. Мне стало не по себе, я забилась в стальных объятиях. - Отпусти, ну пожалуйста - на последнем слоге мой голос дрогнул и тут Тимур будто очнулся. Руки его разжались и безвольно повисли вдоль тела, на лице выступили красные пятна вины, глаза опущены в пол не в силах вынести укора на моих дрожащих ресницах. Меня словно ветром сдуло к дальней стене, еще не веря, что освободилась.
  - Кристи - приглушенно выдохнул Тимур, ему было тяжело говорить, от обуревавших его чувств, которые он пытался сдержать. Грудь ходила ходуном, прерывистое дыхание со свистом вырывалось сквозь сцепленные зубы, словно он только что пробежал кросс. - Прости. Только не убегай - видя, что я смотрю на выход, он шагнул, преградив мне путь.
  И тут злость током пронзила нервные окончания, кровь вспенилась в венах и я почувствовала, как мое тело дрожит, но отнюдь не от страха. Спокойно, дыши глубже, уговаривала я себя, но ярость лавиной накрывала с головой, и не было спасения. Боясь, что если еще хоть секунду останусь в доме случиться непоправимое, я рванула на Тимура, оттолкнула его в сторону и выскочила на улицу.
  - Кристина!
  Оставляя позади себя отчаянный крик, кинулась в лес, теперь меня никто не догонит. Вот кажется и началось. Ну что, понеслась душа в рай? Скорее уж в ад.
  Я летела сквозь разноцветную завесу леса, ветер развивал мои волосы, деревья мелькали у меня перед глазами, как я умудрялась в них не врезаться, для меня оставалось загадкой. Спокойно уклоняясь от веток, и когда некоторые все же меня задевали, то не хлестали по лицу, а словно гладили, их легкое покалывание было мне даже приятно. Через поваленные деревья и гнилые пни, встречающиеся у меня на пути, играючи перепрыгивала. Я наслаждалась ощущением скорости и свободы. Я парила.
  Не знаю, что это было, но это было здорово. То, что сейчас происходило, казалось таким естественным для меня, как будто я совершала эти лесные гонки каждый день. Никакого страха, ни капли сомнений, твердое знание того, что я делаю. Лишь легкое волнение в предвкушении новых ощущений, которые я жаждала испытать. И впервые за последнее время меня покинуло щемящее чувство тоски, одиночества и боли.
  
  Я опустилась на мягкий мох, сердце стучало сильно и ровно, я даже не устала, если только чуть-чуть, вдыхая полной грудью древесный запах, который приносил ощущение спокойствия. Высокие, мохнатые верхушки сосен почти полностью скрывали небо, в лесу царил полумрак и тишина. Но тишина только на первый взгляд, мое ухо остро улавливало различные звуки: шорохи, копошения грызунов и насекомых, всполохи пернатых в кронах, это было так удивительно-ново, что дух захватывало, и одновременно умиротворяло, мои веки сами собой прикрылись, тело расслабилось, сознание растворилось в приятных ощущениях.
  Я вздрогнула от резкого звука, тело само подпрыгнуло на ноги готовое к действиям, кто-то отчаянно сигналил и автомобильный гудок резал по слуху. И тут я словно опомнилась, кто я и где я. Испугаться не успела, просто побежала на звук сигнала, во мне была твердая уверенность, что сигналят мне. Мне надо возвращаться к Тимуру, сейчас он единственный мой друг, без него я пропаду. Не буду его ни о чем расспрашивать, просто постараюсь забыть, молча проглотив обиду.
  Вскоре я стала различать человеческие голоса, чужие, но они звали меня. Из-за деревьев мелькнул человеческий силуэт, я прекратила бег и пошла быстрым шагом.
  - Ой - воскликнул неподалеку звонкий девичий голосок. - Мы тебя нашли! - девушка подскочила ко мне. Светлые, короткие волосы торчали в разные стороны, ясный взгляд и веснушчатое лицо, пухленькая, но невероятно подвижная. Ее радость от нашей встречи была не совсем мне понятна.
  - Привет, я Оля - представилась она.
  - Кристина.
  - А я знаю - звонко восклицать, наверное, была ее манера говорить. И тут же она набросилась на меня с упреками. - Где ты была? Твой парень с ума сходит.
  Надо сказать, я слегка опешила и не сразу нашлась с ответом, но девушке он был и не нужен.
  - Он не мой парень - поправила я, только Оля меня уже не слушала, она убежала вперед, крича кого-то по имени. Из-за деревьев показался мужчина, тот, постарше, которого мы утром встретили у пруда.
  - А мы с дочерью с ног сбились и уже второй час тебя разыскиваем - мужчина подошел ко мне и внимательно оглядел с ног до головы. - Ничего, все будет хорошо.
  А что сейчас плохого?
  - Да я собственно и не терялась - мне стало неудобно, что незнакомые люди вынуждены были беспокоиться обо мне.
  - Тимур так не думает - возразил строго мужчина. - Идемте - и зашагал вперед. Оля шла рядом.
  - Он как сумасшедший обегал всю округу, крича тебя, пока мы не вызвались ему помочь - щебетала она. Ей явно здесь было скучно, и вот появились мы и устроили ей приключение.
  - Спасибо - нашла нужным поблагодарить я. Хотя за что? За то, что решили помочь найти не терявшуюся меня.
  Мы втроем вышли к лагерю.
  Тимур ногой захлопнул дверцу автомобиля, в руках он держал развернутую карту, облокотившись о капот, стал изучать местность, бегать по лесу без всяких ориентиров бесполезно. Нервное волнение снова пробежало дрожью по сильному телу. Где она сейчас? Запустил пятерню в волосы, жест отчаяния, никогда он еще не чувствовал себя таким беспомощным.
  Словно почувствовав мой взгляд, обернулся. Бледный, с горящим взором, он будто бы не верил, что когда-нибудь увидит меня вновь, и сейчас не верил своим глазам. Напряженной походкой он направился ко мне, остановился не дойдя, словно боясь спугнуть. Мы стояли напротив друг друга несколько минут, сопровождающие меня девушка с мужчиной стояли рядом. Чтобы не выяснять отношения при посторонних, я зашагала к нашему домику, чувствуя спиной прожигающий насквозь взгляд.
  В комнате я остановилась у стола, Тимур замер у двери. Убегать я больше и не собиралась. Молчание затягивалось. Никто из нас не решался заговорить первым. Я опустилась на стул и посмотрела на парня, вина, облегчение, нетерпение читалось в карих глазах, и сейчас он стремился загладить свой проступок, только не знал как.
  - Прости, если напугал тебя, обещаю, больше такого не повториться - как клятву произнес Тимур.
  - Что это было? - не смогла все же удержаться от вопроса.
  - А ты сама не догадываешься? - вдруг с придыханием спросил охотник, отблеск надежды мелькнул в карих глазах.
   На минуту я растерялась.
  - Ты злишься на меня - неясно промямлила.
  - Что... что я делаю? - голос Тимура от переполнявших его эмоций аж прервался. Он подался мне на встречу, но вовремя опомнился, отступил назад, замер.
  - Ты злишься на меня, только я не пойму за что - воскликнула я в свое оправдание.
  Мучительный мужской стон заставил меня притихнуть.
  - Да ты вообще ничего не понимаешь - остаток фразы он пробормотал себе под нос, уловила только что-то вроде "...наивная малолетка...".
  И вовсе не малолетка, скоро восемнадцать. Наивная? Может быть, не знаю. Я с бессильной злостью сжала кулаки. Почему с ним стало так тяжело?
  - Давай просто забудем, что произошло - отчаянно предложила я. - Я тоже разозлилась на тебя, оттолкнула. Прости меня.
  - Тебе не за что просить прощение - сипло произнес Тимур. - Хочешь все забыть?
  - Да.
  Наши взгляды пересеклись, в каждом из них полыхал пожар, только по разным причинам. Я первая отвела взор, опустив голову.
  К моей щеке легко, почти невесомо, прикоснулись шершавые подушечки нежных пальцев. От неожиданности я дернулась.
  - Ты поранилась - раздался тихий голос Тимура.
  Потрогала свою щеку и почувствовала корочку уже запекшейся крови. Я и не заметила, когда это произошло, и боли совсем не чувствовала.
  - Давай обработаю - Тимур потянулся к сумке.
  - Не надо, я сама - отказалась, покачав головой. - Ложись, отдыхай.
  Ну почему он так смотрит? Что я опять делаю не так? Вздохнула я.
  Тимур вторил моему вздоху, покачал головой и пробормотал:
  - Да, мне нужно отдохнуть.
  И до меня дошел подтекст этой фразы, и в первую очередь от тебя.
  
   День был прохладным, не смотря на то, что светило яркое солнце. Последние солнечные деньки нам дарила ранняя осень, скоро будет сыро и холодно.
  Я задумалась, что же со мной произошло в лесу, там все казалось столь естественным, только сейчас ладони от волнения вспотели, тогда страха не было, а сейчас он появился. Неужели превращение и правда началось? Ведь я знала, что так произойдет, знала, что не удастся избежать судьбы, но оказалась совсем не готовой к этому. Да и кто бы оказался готовым к подобному? Нет, я не хочу, но измениться не в моей уже власти. Так странно и неправильно, ведь человек сам решает, кем ему быть. Вот только я больше не человек. Сложно смириться, невозможно, мозг до сих пор отрицал страшную правду. Но отрицай не отрицай суть от этого не измениться. И как быть с Тимуром, рассказать ему или не стоит? А может, он уже сам о чем-то догадался? Тогда почему промолчал? По тем же причинам что и я, не хотел затрагивать слишком скользкую тему. Еще неизвестно до чего бы мы договорились.
   Я бродила по лагерю с тяжелыми мыслями, осматривая развалины и пытаясь отвлечься, когда навстречу мне вышел парень, тот блондин с удочкой у пруда. Думала, пройдет мимо, но он остановился около.
   - Привет.
   - Привет - настороженно отозвалась я.
   - Володя - представился парень и протянул руку. - А ты пропащая Кристина, знаю, знаю - рассмеялся он. - Скучаешь?
   - Нет, просто гуляю - обычно первое общение с незнакомыми людьми мне давалось сложно, я стеснялась, но открытый взгляд напротив располагал. И очень захотелось отвлечься от своих мыслей. - Много рыбы наловили? - полюбопытствовала я, чтобы хоть как-то поддержать разговор.
   - Несколько больших карасей, скоро уху будем есть, приходите - приглашение прозвучало искренне.
   - Спасибо - неоднозначно ответила я, хотя первоначально хотела было уже отказаться.
   - А ты когда-нибудь рыбачила? - с любопытством спросил парень, пытаясь найти общую тему.
   - Как-то не приходилось подобным заниматься - словно извиняясь улыбнулась я.
   - Хочешь попробовать? - предложил Володя.
   - Не знаю - чуть растерянно пожала плечами.
   - Пойдем - воодушевленно позвал он.
   - Куда? - не поняла я.
   - Пойдем, пойдем - парень вдруг взял меня за руку и потянул за собой.
   От неожиданности я даже упираться не стала.
   Володя с азартом объяснял мне что и как, сразу видно он очень увлекался рыбалкой. Я снисходительно улыбалась, мне подобное занятие не казалось столь уж увлекательным, скорее скучным, а насаживание червяка на крючок и вовсе вызывало брезгливость. Закинув удочку на середину пруда, парень вложил мне ее в руки и приказал следить за поплавком, что я послушно и выполняла. Я следила за поплавком, боясь пропустить, когда он дернется.
   - Если ты будешь гипнотизировать поплавок рыба все равно не клюнет - пошутил спустя время Володя и мы оба рассмеялись.
   С ним было легко, он оказался очень приятным собеседником, много знал и так забавно рассказывал анекдоты, что я смеялась не переставая.
   - У меня ощущение, что мы знакомы сто лет - неожиданно заявил собеседник.
   - И у меня - кивнула в ответ.
   Мы были настолько увлечены беседой, что не заметили охотника.
  Хмурый Тимур молча встал позади парня и мрачным взглядом сверлил ему затылок.
  Парень обернулся и через несколько секунд вдруг произнес:
  - Извини Кристина - стрельнул на меня взглядом через плечо. - Но я вспомнил, мне нужно срочно позвонить.
  - Ладно - сказала уже в удаляющуюся спину. Так странно, сорвался ни с того ни с сего.
  Я оглянулась.
  - Ты хоть немного отдохнул? - окинула охотника внимательным взглядом. Следы утомления не исчезли, да и не могли, ведь с момента как я его оставила в домике прошло не более часа.
  Тимур кивнул в ответ. Но затем усмехнулся и покачал головой.
  - Мне уже снится, как с тобой в очередной раз случается неприятность.
  - Ну извини, я не нарочно - буркнула я.
  - Я понимаю - с серьезным видом изрек Тимур. - Ты ведь не можешь отвечать за то, что происходит в моем сне.
  - Ты что, издеваешься надо мной? - недобро прищурила глаза.
  - Скорее уж над собой - повинился парень.
  - Не волнуйся, уж полдня я как-нибудь переживу без приключений - отступила назад, собираясь гордо удалиться, совершенно забыв, что позади пруд.
  - Я в этом даже не сомневаюсь - иронично поддакнул охотник и вдруг воскликнул: - Стой!
  - Что... - правая нога заскользила, инстинктивно подавшись назад оказалась в воде, почерпнув целый кроссовок, взмахнула руками пытаясь восстановить равновесие, потому что стала заваливаться, скользкий ил не позволял твердо устоять. Еще немного и рухнула бы спиной в пруд, но мой спаситель не позволил, схватил меня за ладошки и потянул на себя, через мгновение я оказалась прижатой к широкой груди. Но обнимали меня не долго, Тимур поспешно отстранился отойдя в сторону.
  От обиды и бессильной злости, в первую очередь на саму себя, шмыгнула носом, сняла правую обувку и вылила воду, но еще больше жидкости впиталось в мягкую ткань изнутри, стянула и отжала носок. Затем одела кроссовок на голую ногу, так противно. Хлюпая на одну ногу при ходьбе поплелась к домику. Не пройдя пары метров была подхвачена на руки Тимуром, в порыве возмущения встрепенулась, но неожиданно притихла, его лицо оказалось так близко, строгий профиль, губы плотно сжаты и никаких эмоций, но глаза выдают эмоциональную напряженность момента.
  Занеся в дом опустил меня на спальник, стянул с ноги сначала мокрый кроссовок, потом сухой вместе с носком, из невольной руки вынул второй зажатый носок. Я сидела словно кукла, наблюдая за Тимуром.
  - Я сейчас - сказал он и быстро вышел.
  Не прошло и двух минут, как он вернулся с моим рюкзаком.
  - Держи, оденься, а то замерзнешь.
  - Спасибо - искренне поблагодарила я. От такой заботы защемило сердце.
  - Ты посиди пока здесь, я разведу костер, чтобы просушить обувь.
  Порывшись в рюкзаке отыскала сухие носки. Почему Тимур так заботиться обо мне? Но ведь он сказал, что отныне я могу считать его своим другом. У меня еще никогда не было настоящего друга. Знать что ты больше не одна, что есть человек, на которого можешь положиться и он всегда поможет. Но до каких пор он станет меня защищать? Пока я не оступлюсь? Пока не превращусь в кровожадного монстра? С того момента мы навсегда станем смертельными врагами.
  - Кристина - недовольный окрик виновника моих мыслей вывел меня из задумчивости. Он подошел, забрал из моих рук приготовленные носки и поочередно обхватив мою ногу за лодыжку ловко их надел. - О чем задумалась?
  - Ни о чем - поспешно пряча глаза, неловко пожала плечами.
  Мягко обхватив мой подбородок твердыми пальцами Тимур заставил меня посмотреть на него. Смущенно встретилась с карими глазами.
  - Не бойся, я с тобой - быстро провел большим пальцем по щеке и поднявшись отошел.
  Мы молчали. Я не знала, что сказать ему на это, да и вообще как реагировать на подобные проявления. Охотник замер у стены, отвернувшись от меня, словно он сожалел о своем порыве, такой маленькой вольности.
  
  Ночь подкралась быстро, тем более темнеет рано. Мы сидели около костра на лежаке бок о бок и жарили хлеб с сосисками. Такой вкуснятины я еще никогда не ела, да и вообще мне еще никогда в жизни не было так хорошо, как в данную минуту с Тимуром. Тишина вокруг умиротворяла, треск поленьев в костре, оранжевые языки пламени отбрасывали причудливые тени на стене позади нас, а в наших глазах играли искорки от огня. Сейчас весь остальной мир казался каким-то далеким, словно это место было затеряно в густых джунглях. Соседи приглашали нас к себе в их домик, но мы отказались, они больше не настаивали. С Тимуром легко было молчать, я полностью расслабилась, дневные мысли позабылись, словно мы были в своем, каком-то особенном мире. Словно все проблемы исчезли, страхи растворились в воздухе, враги остались за пределами реальности, ночь, маленький, полуразрушенный домик, костер во тьме и в целом мире только нас двое. Близость Тимура волновала, заставляя ощущать такие новые для меня чувства, рождая не испытанные эмоции. А если бы моя судьба сложилась по-другому и я бы никогда не встретила его? Страшно сейчас себе даже такое представить. Я успела привязаться к нему, к этой твердой, решительной манере командовать, проницательному взгляду, нахмуренному лбу, когда он чем-то недоволен, плотно сжатым губам, когда что-то решил про себя. Его маска холодного равнодушия к миру теряла свое безразличие передо мной. Я опять начала фантазировать усмехнулась про себя, мне просто хочется так думать.
  - Ты уже почти спишь - услышала тихий с доброй усмешкой голос. Я что-то невнятно в ответ промычала, на что Тимур открыто улыбнулся. - Сейчас ты похожа на сонного котенка.
  Мелькнувшее выражение на его лице я не успела понять, он уже отвернулся, как будто нарочно прячась от меня.
  - Здесь останешься или в машину пойдешь? - спросил Тимур давая мне право выбора.
  - Угу.
  - Что угу?
  - Здесь - похлопала по спальнику.
  - Ладно - после раздумья нехотя кивнул охотник. - Поднимайся, я устрою тебя в комнате.
  - Не маленькая, сама справлюсь - отказалась от помощи.
  Потоптался у двери оттягивая момент, и явно ища причину остаться подольше, но ничего не придумав, Тимур вышел.
  Неохотно поднялась, перетащила спальник в другую комнату, залезла в него свернувшись калачиком, я на удивление быстро уснула.
  Тело взмокло и беспокойно металось в небольшом пространстве спальника, волосы темным облаком раскинулись по сторонам, отдельная прядка прилипла к влажной от слез щечке, бледная кожа особо выделялась в темноте.
  Вскрикнув, я резко распахнула глаза вынырнув из сна, грудь сдавило тисками, дыхание заходилось. В испуге я оглядывалась по сторонам, постепенно приходя в себя, вспоминая, где я и почему. И совершенно не помнила, что мне снилось и только мое состояние говорило о том, что вряд ли это был хороший сон.
  Мне казалось, как только я закрою глаза, то кто-то из темноты меня обязательно схватит. Что за детские страхи, злилась я на себя, но ничего подделать с собой не могла. Села, сон как рукой сняло.
  Некоторое время сидела прислушиваясь и приглядываясь к темноте, никаких звуков. После моего марафона по лесу, там я так отчетливо слышала множество звуков, странно и некомфортно, наверное, так чувствует себя глухой. Раздражение волнами поднималось изнутри.
  Неудовлетворение током пронзило нервы. Напряжение в теле нарастало, я ощущала, как мышцы становятся тверже, кровь по венам проносится быстрым потоком, сердце начинает биться о грудную клетку, словно хочет их пробить и выскочить наружу, чувства обострились. Яркие звезды мерцали на черном небосклоне, подмигивая в маленькое окошко лесного домика. В чаще ухнула птица, вспорхнула, порыв ветра просвистел меж деревьев, и до моего уха долетели шаркающие звуки. Кто-то шел, осторожно ступая по траве, по направлению ко мне.
  Тело само подпрыгнуло в воздух готовое встретить опасность. Петли скрипнули и в дверном проеме обрисовался темный силуэт. Не сумев удержаться, вскрикнула и тут же зажала себе рот рукой, черт.
  - Это я, Тимур - раздался тут же встревоженный голос из темноты.
  Мой вздох облегчения, но за этим внутри поднялась волна возмущения.
  - Ты чего ходишь здесь? Только пугаешь.
  - Прости - покаялся он. - Извини ладно, я не хотел тебя напугать.
  - Не хотел он - проворчала я. - Так зачем пришел?
  В ответ несколько минут стояла тишина.
  - Хотел проверить, все ли у тебя в порядке - мужской голос был спокойным.
  - Проверил? - мой же наоборот.
  - Да - раздалось в ответ сдержанно.
  - Можешь идти - я даже не смотрела в его сторону.
  Тимур заколебался. Как только за ним скрипнула дверь я сразу пожалела о том, что вспылила. Черт, почему так сложно стало контролировать свои внезапные порывы, эмоциональные всплески, частая смена настроения, раньше я такой не была. Откуда столько агрессии? Глубоко вздохнула. Пойти извиниться? Нет, не сейчас, лучше утром, и тут снова скрипнула дверь. Тимур решительно вошел и сказал:
  - Может ты будешь против, но я остаюсь.
  - Я не против.
  Наши взгляды на мгновение встретились и так же разбежались.
  - А где ты будешь спать? - спросила я, совсем не против присутствия Тимура. Я только сейчас поняла, как необходимо мне его присутствие, не хочу оставаться одна, но просить не стала бы, хорошо, что сам так решил. Снова подивилась я, как будто он предугадывал мои желания раньше меня.
  - У нас только один спальник - пряча от меня взгляд.
  Может ему так же неловко в данную минуту как и мне. Глупости, он же не наивная малолетка, вспомнились его недавние слова, хотя не уверена, что они действительно были тогда произнесены.
  - Вместе? - уточнила тихо.
  - Да, вместе - настойчиво повторил охотник. - А то ни ты, ни я так и не поспим этой ночью.
  Я все еще с сомнением кивнула.
  - Не бойся, насиловать не буду - пробубнил Тимур.
  Сказал и сам себе не поверил.
  - Я об этом даже и не думала - покраснев, сказала в ответ.
  "А следовало бы" донеслось еле уловимое, я резко подняла голову. Тимур стоял и смотрел на меня. Он это сказал или мне послышалось? Что со мною происходит? В моем воспаленном мозгу твориться черт знает что. Снова отвернулась.
  Мы лежали стараясь не коснуться друг друга, нам едва это удавалось, ведь места в спальнике было не так уж много.
  Я замерла вытянутой струной, спиной ощущая жар мужского тела, горячее дыхание на своем затылке, это будоражило чувства и мысли. Впервые в жизни я находилась в столь интимной близости от противоположного пола, волнительный момент, закусив губу, уткнулась лицом в мягкую ткань. Уснешь тут пожалуй. Я была настолько погружена в свои ощущения, что совершенно не замечала, что твориться с парнем рядом, ни лихорадочного блеска его глаз, ни внутренней напряженной борьбы, ни мучительно выражения на бледном лице. Постепенно мое тело расслаблялось, глаза закрывались, стало хорошо и спокойно. Чувство надежности и защищенности накрыло мантией умиротворения, пригревшись, я сладко засопела, даже не подозревая, что еще долгое время Тимур лежал затаив дыхание, устремив невидимый взгляд в темноту.
  Во сне чувствовала на себе чей-то взгляд, хотелось дальше плыть в сладкой неге, так лень было приподнимать веки, но все же пришлось, и нос к носу столкнулась с ласковым взглядом карих глаз. Сонно улыбнулась, потянулась, как хорошо, давно я так прекрасно не высыпалась.
  Тимур так резко вскочил, что будь я на кровати, скатилась бы с нее. Будто его ошпарили. Хотела спросить, куда это он, но его и след простыл. Что происходит? В растрепанных чувствах вылезла из спальника, натянула кофту поверх футболки, пригладила волосы руками, подошла к столу и отхлебнула воды из бутылки, так рано не хотелось есть. За окном только забрезжил рассвет, туман поднимался от земли, окутывая все вокруг серой дымкой.
  Охотник появился хмурый и сосредоточенный. Быстро свернул спальник, побросал вещи в сумку, окинул комнату последним взглядом, стараясь при этом не смотреть на меня, а попросту игнорируя, сказал:
   - Давай, пора ехать.
  Да что я сделала? Вдруг захотелось мне, что есть силы, прокричать ему в след, подбежать и встряхнуть как следует, чтобы он не смел вести себя как робот, но я лишь молча поплелась к машине.
  
  Сентябрьский день выдался хмурым, как и мое настроение. А виновник этого самого плохого настроения сидел рядом с силой сжимая руль. Я не понимала что происходит, а когда чего-то не понимаешь, начинаешь злиться. Напряженная тишина в машине была разбавлена современной музыкой из динамиков, которая только раздражала. Кинув взгляд в боковое стекло увидела свое отражение, на бледном лице большие, темные глаза, с немым вопросом. Тимур выглядел не лучше, нездоровый румянец на щеках, бескровные губы поджаты, такое ощущение, что он терпит невыносимую боль, молча, без единого звука, в глазах тоска. Мне было больно на него смотреть, и снова задаваться вопросом, на который он не ответит.
  - Слушай, нам обоим не помешает развеяться - вдруг придумала я. А что, хорошая идея. Проведем весело время, пообщаемся, может тогда я пойму, что твориться в голове этого замкнутого охотника. - Не смотри на меня так, я не предлагаю ничего криминального. Можно просто сходить в кино или посидеть в кафе.
  - Приглашаешь меня на свидание? - криво усмехнулся Тимур.
  Я смутилась и промолчала. Парень хмуро отвернулся. Да что за напасть такая.
  - Как хочешь - было мне ответом равнодушное пожатие мужских плеч.
  Да, так я хочу.
  Туман не позволял развить скорость, мы плелись сорок километров в час. Изредка из белой мглы выныривали фонари встречных машин, я вспомнила мультик про ежика в тумане и улыбнулась про себя, хоть на несколько минут настроение приподнялось, но стоило вновь кинуть взгляд на водителя, и все вернулось на круги своя.
  Постепенно туман рассеялся, но это не слишком улучшило погодные условия, низкие, серые облака плыли по небу принося мелкий, моросящий дождик.
  В очередной ничем не примечательный провинциальный городок мы въехали ближе к полудню, узкие, грязные улочки, потрепанные пятиэтажки.
  Редкие прохожие как будто все были подвержены осенней депрессии, на их хмурых, озабоченных лицах отражалась печаль всей земли. Хотя, я бы больше удивилась встреченной улыбке, не принято у нас расточать столь драгоценный дар всем кому ни попадя. Если утром в трамвае едет улыбающейся человек, первые пять минут на него все косятся, через десять это всех уже раздражает, а затем закрадывается мысль "напился с утра пораньше либо придурок какой-то".
  Здание из красного кирпича на котором помимо названия кафе значились еще несколько вывесок, почты и магазина строительных материалов. Коридор был сквозным, первая дверь вела в кафе. Неприглядное снаружи внутри оно оказалось очень уютным, неброская обстановка в темных тонах, столики стояли в шахматном порядке окруженные мягкими диванчиками. Мало посетителей было только плюсом.
  - Ты куда? - по привычке тут же отреагировал Тимур.
  - В дамскую комнату.
  - Я провожу.
  - Зачем? - вспылила я. - Лучше закажи пока что-нибудь
  - Что ты предпочитаешь?
  - Без разницы - махнула рукой. - Закажи, что и себе.
  Мне необходима была минута передышки. Нужное мне помещение я нашла быстро, дверь с нужными буквами находилась напротив двери кафе. Небольшое, с синим кафелем, оно оказалось пустым. Посетила одну из кабинок. Горячая вода в кране отсутствовала, пришлось умыться холодной. Причесалась. Потерла щеки, чтобы вернуть им хоть немного румянца, бледность меня не украшала. И почувствовала, что волнуюсь, как будто и правда перед свиданием. Стеснение в груди отозвалось дрожью в теле. Не зря ли я это все затеяла? Отошла подальше от зеркала и придирчиво оглядела себя. Невзрачная фигурка в потрепанных джинсах и толстовке, копна непослушных локонов по плечам, взгляд из-под челки немного растерян, уголки губ, недовольно, чуть опущены вниз. Отдыхай Кристина, какое тебе свидание, твой образ далек от девушки - мечты.
  Я вошла в зал и сразу же наткнулась на интересную картину. Тимур сидел за столиком у окна и делал заказ, девушка-официантка стояла слишком близко к нему, вдруг наклонилась, как бы внезначай поправить салфетку на столе, тыча своим выдающимся бюстом с низким вырезом прямо парню в лицо. Ярко накрашенные губы расплылись в кокетливой улыбке, она что-то спросила, но ответа не получила. Однако это нисколько не смутило вертихвостку, она настойчиво продолжала добиваться внимания объекта своего обольщения, игриво поправила волосы принимая соблазнительную позу, бедром облокотившись о столик. Тимур сидел с таким постным лицом, что мне нестерпимо стало его жалко. Пожалуй, надо его выручать. Я нахмурила брови и решительно двинулась к столику.
   - Стоит мне только на минутку отлучиться, как ты уже клеишь кого-нибудь. А ты, что смотришь курица дранная? Я тебе сейчас все глаза повыцарапаю, будешь знать, как на чужих парней заглядываться. А ну иди сюда - я потянулась к ней, девица ойкнула, отскочила и недолго думая, рванула прочь. Я удовлетворенно посмотрела ей в след. Так-то.
   - Спасибо - немного рассеянно пробормотал Тимур.
   - Не за что. Зачем же еще нужны друзья? - я хихикнула.
   - Друзья - вдумчиво произнес охотник внимательно вглядываясь в меня. Его странный взгляд заставил меня растеряться. Может перестаралась?
   - Ну, ты и я... мы же друзья - не совсем уверенно произнесла я и потопталась на месте.
   - Да, конечно - сухо обронил Тимур.
   Я чувствовала себя неловко.
   - Я правда очень благодарен тебе - поспешно поблагодарил снова.
   - По твоему виду не скажешь - хмуро взглянула на него из-под опущенных век. - Прости, если испортила тебе знакомство.
   - Не говори глупостей - оборвал меня Тимур, его губы сжались в тонкую линию, он снова злился.
   - Если хочешь, я могу догнать ее и все объяснить. Скажу, что это была просто шутка...
   Мучительный мужской стон заставил меня замолчать.
   - Ты хочешь свести меня с ума? - вид у него был одновременно грозный и растерянный. - Боже Кристина, ты одно сплошное недоразумение.
   - Ну, спасибо за комплимент - с обидой в голосе выдохнула я, развернулась, чтобы уйти.
   - Постой - меня схватили меня за руку. Я поджала губы и посмотрела на свою руку. - Прости - он быстро разжал пальцы, ослабляя хватку, но руку не выпустил, легко удерживая ее. - Сядь, пожалуйста.
  Я освободила руку и нехотя опустилась на край диванчика, при этом стараясь не смотреть на Тимура.
   - Ты хотел что-то сказать? - не выдержала я затянувшейся паузы.
   - Да - прочистил горло Тимур. - Извини, я не хотел тебя обидеть. И конечно же мы друзья, можешь даже не сомневаться в этом. По-крайней мере с моей стороны.
   - Ладно - вяло отозвалась я.
   Он снова замолчал, взгляд отстраненный словно вел напряженную борьбу сам с собой. И вдруг решительно произнес:
  - Нам надо поговорить - серьезность его тона заставила меня насторожиться.
   - Говори, я слушаю - у меня замерло сердце.
   - Не здесь - Тимур огляделся по сторонам.
   Поднялся и протянул мне руку. Мне ничего не оставалось, как подняться тоже, но ладонь я его не взяла, просто прошла мимо, боялась, что почувствует как подрагивает моя рука. Не нервничай, ничего же еще не случилось, но заметив, что Тимур тоже нервничает, хоть и пытается это скрыть, стало совсем плохо.
   В коридоре нас потеснили входящие в этот момент с улицы женщины, они прошли, а мы так и остались стоять у противоположных стен, никто не сдвинулся с места. Тимур смотрел на меня, и слова готовы были уже сейчас сорваться с его губ, но вот они плотно сомкнулись, словно он боялся произнести что-то вслух. Нехорошее предчувствие судорожно скрутило желудок. Мне стало трудно дышать. Странно, ведь мне казалось охотник ничего не боится. Ему надо мне что-то сказать, но не хочет при этом ранить меня. Что такого страшного он хочет мне сказать? Что поспешил назваться другом, ошибся и не может так дальше? Мысли одна неприятней другой возникали в голове, в груди разгорался пожар. Доверилась Тимуру безоглядно, прикипела к нему душой, глупо, очень глупо и безрассудно. Сама виновата, что влюбилась. Что? Влюбилась? О боже. Вот черт! И сегодня, когда увидела ту официантку нагло клеющуюся к Тимуру, это была ревность, ядовитая стрела которой вонзилась прямо в сердце.
   - Я сейчас - бросила через плечо и нырнула в спасительную дверь, прежде чем Тимур успел среагировать.
  В отчаянии сжала виски. Влюбиться в охотника на оборотней, хуже не придумаешь. Шагнула, поскользнулась на влажном кафеле проехалась до раковины, уперлась в нее руками. В зеркале отражалось испуганное, бледное лицо, огромные глаза светились лихорадочным блеском. Он все поймет, как только меня увидит. Черт. Черт. Черт. Ну за что мне еще и эта напасть? Не хочу я влюбляться. Поздно. Я уже люблю. Разве можно сказать не чувствуй? Это тоже самое, что сказать не дыши. Стук в дверь заставил меня подпрыгнуть на месте.
   - Кристина? С тобой все в порядке? - в взволнованном мужском голосе слышалось нетерпение.
   - Да - я прочистила горло. - Все нормально. Я сейчас выйду.
   У двери остановилась, несколько раз глубоко вздохнула и вышла. Прошла мимо Тимура старательно пряча глаза.
   - Постой, мне надо с тобой поговорить - решительный голос позади не оставлял шансов на побег.
  Сердце замерло. Нет, только не это. Только не сейчас.
   - Давай потом - сделала попытку оттянуть момент.
   - Ты выслушаешь меня сейчас, даже если для этого придется применить силу - медленно чеканя слова парень преградил мне путь, сопротивление бесполезно. Ему было уже все равно, что мы до сих пор находимся в кафе, стоим в каком-то коридоре, где ходят люди, хлопает дверь и постоянно тянет сквозняком. Это такие мелочи.
   - ОК - покорно выдохнула я.
  Только не тяни, а то я сейчас сойду с ума. Мой взгляд коснулся Тимура и уже не смогла его отвести. Я тот человек, который видит, как на него несется ураган, даже не делает шаг, чтобы спастись.
   - Я пытался бороться с собой, но все бесполезно - а Тимур был тем ураганом, ничто не могло его сейчас остановить. - Понимаешь, чувства, которые я к тебе испытываю, они отнюдь не дружеские.
  На меня словно вылили ушат холодной воды. Я потрясенно застыла. Второй раз в жизни я была оглушена словами, стало так больно, и эта боль напомнила ту, когда погибла мама, снова потерять близкого и родного человека. Что за сравнение, Тимур никогда не принадлежал мне. Только боль от этого не меньше. Словно в трансе я наблюдала, как рука парня приближается к моему лицу, он заправил прядь мне за ухо, в знак утешения. Отшатнулась как от пощечины, рука Тимура безвольно опустилась.
   - Понятно - абсолютно безжизненным голосом произнесла я.
  - Ничего тебе не понятно - зло выпалил Тимур. - Как всегда.
  И после резкого выдоха, как перед прыжком в бездну.
  - Я люблю тебя.
  Смотрела на Тимура во все глаза, не поверив своим ушам. Звенящая тишина вокруг давила на барабанные перепонки, шум, звуки, голоса исчезли вокруг, я видела перед собой только Тимура, его карие глаза полные надежды, которая постепенно таяла. Нет, нет, постой, не уходи, я сейчас... Оказывается все так просто и логично, его поведение, досада и даже злость. Когда рядом постоянно находится объект твоего вожделения, а ты не можешь его даже коснуться, обмолвится даже словом, тут и правда завоешь. Но я наивная идиотка, почему не догадалась сама? Ведь Тимур мне даже пару раз намекал, не на прямую, но задавал наводящие вопросы. Но я погрязла в собственных страхах, слабости и неверии в саму себя. А еще сегодняшний тяжелый период в жизни не способствовал развитию моего маленького интеллекта, ругала я себя.
  - Не смотри на меня такими глазами - донеслось до меня будто бы издалека.
  Встряхнула головой, возвращаясь в реальный мир.
   - Я... - голос меня не слушался. Эмоции переполняли.
   - Не говори сейчас ничего - Тимур чувствовал себя сейчас слишком уязвимым.
   - Но...
   - Прошу - мольба в любимом голосе резанула по сердцу.
   Не могла больше смотреть, как он мучается.
   - Может, ты дашь мне сказать? - разозлилась я. И без перехода, пока не передумала, выпалила. - Я тоже тебя люблю.
  Мы стояли как два идиота, не веря в то, что происходит. Первым опомнился Тимур. Когда его губы нежно, осторожно прикоснулись к моим, по телу пробежала дрожь. Я обхватила широкие плечи парня, чтобы не упасть, но мне бы и не дали, сильные руки сомкнулись у меня за спиной, прижимая к сильной мужской груди.
   Вдруг я прервала поцелуй и отстранилась.
   - Я сделал что-то не так? - взволнованно спросил Тимур.
   Откуда я могла знать так или не так, это вообще был мой первый настоящий поцелуй.
   - Зачем начинать то, что не сможет продолжиться? И причинит нам только боль - внезапные мысли только что коснулись разума.
   - О чем ты? - выдохнул любимый.
   - Ты что с луны свалился? - немного раздраженно спросила я. Нам никогда не быть вместе. Никогда. Может, поэтому я не желала замечать и понимать, что происходило с Тимуром? Я - оборотень, он - охотник. Как это преодолеть? Как через это переступить? Никак. Нам не преодолеть эту пропасть. - Наши чувства не имеют никакого значения, нам все равно не быть вместе, потому что нам никогда не преодолеть ту пропасть, что лежит между нами.
   Упрямо выпятив подбородок вперед, Тимур надвигался на меня как нерушимая скала. Это выражение мне было уже хорошо знакомо, он не отступится.
   - Тогда не думай ни о какой пропасти. Думай только о нас.
  Нежность, светившаяся в карих глазах, окутала меня лишая способности здраво мыслить. Дыхание перехватило. Он нежно сжал мое лицо в ладонях. Его губы снова коснулись моих и все мысли терзавшие меня тут же вылетели из головы. Я обняла его за шею и запустила пальцы в его волосы. Как давно я об этом мечтала.
  Мы оторвались друг от друга тяжело дыша. По-моему столь сильных эмоций я не испытывала никогда, сердце в груди билось как сумасшедшее, давление зашкаливало, и с Тимуром творилось тоже самое.
  - Идем - хрипло прошептал Тимур, переплетя наши пальцы, потянул за собой. Ни на секунду не хотел выпускать меня из рук. У меня даже не возникло вопроса куда, я полностью доверяла ему.
  Привел меня в гостиницу через дорогу. В маленьком городе все основные заведения находятся на одной улице, в центре. На этот раз без оглядки Тимур снял комнату. Пожилая женщина за стойкой регистрации возилась с заполнением, делая необходимые записи, сначала она отметила наши имена в журнале регистрации, затем стала заполнять карточки вновь прибывших, бюрократия даже здесь. Тимур нетерпеливо отвечал на вопросы слишком быстро, так что иногда она его переспрашивала, передал паспорт еще до того, как она попросила. Женщина подняла голову, посмотрела на Тимура, затем на меня и снова на Тимура, покачала головой с осуждением. Я начала краснеть, Тимур успокаивающе сжал мою ладонь. Наконец заветный ключик оказался в его руках.
  Как мы оказались у двери я даже не заметила. Когда ключ провернулся, сердце пропустило удар. Несмело переступив порог остановилась, и для того чтобы пройти Тимуру пришлось меня немного потеснить, не убирая руку с моей талии закрыл дверь, затем подхватил на руки и крепко прижал к себе.
  Охотник опустился на кровать и усадил меня к себе на колени. Близость парня сводила с ума, ничего приятней я в жизни не испытывала.
  Тимур слишком долго себя сдерживал и вот теперь чувства вырвались наружу, можно было прикасаться ко мне, обнимать, целовать, чем собственно он и занимался непрестанно, его руки скользили по моей спине, талии, плечам, вызывая во мне головокружительные ощущения. Но я буду не я, если все не испорчу. В моем животе протяжно заурчало. Я покраснела, а Тимур рассмеялся, счастливым, открытым смехом, отныне ничего не таясь.
  - Ты ведь даже не поела, как в прочем и я - неохотно сняв меня с колен, усадил рядом на кровать, поднялся. - Потерпи немного, я сейчас - и прежде чем покинуть комнату поцеловал меня в висок.
  Счастье переполняло меня, эмоции зашкаливали, я не могла усидеть на месте, поэтому шагами мерила комнату. Но не только хорошие эмоции меня переполняли, появились и новые страхи, но я гнала их прочь. Нет, я не испорчу все.
  Осмотрелась вокруг, когда мы вошли, мне было не до этого. Обстановка бедновата, впрочем почти ничем не отличающаяся от предыдущих гостиничных комнат, стандартный набор мебели: стол, стулья, кровать с тумбочкой, кресло в углу, правда здесь еще имелся телевизор, старенький, без пульта, класс. Зато на окнах вместо занавесок висели жалюзи, я выглянула, отодвинув те в сторону, дорога почти без движения, пара машин припаркованных сбоку, человек у ларька, здания напротив, тусклое небо, как и город. Через дорогу переходил парень, темноволосый, высокий, широкоплечий, уверенный и сильный, сердце в груди увеличило ритм, ладони вспотели. Глядя на него, все еще не верилось, что мы вместе.
  Тимур влетел в комнату как метеор. Разложив пиццу на столе, произнес:
  - Прошу - для меня отодвинули стул приглашая сесть.
  - Благодарю - в шутливом поклоне кокетливо состроила глазки.
  Тимур пододвинул ко мне пиццу и сел напротив. Некоторое время мы ели молча, слушая только собственный треск за ушами.
  - Ты меня смущаешь - промямлила с набитым ртом.
  - Я просто на тебя смотрю - глаза напротив улыбались.
  - Нет, не просто - покачала головой.
  - А как? - хитро спросил Тимур. Искорки в карих глазах зажглись ярче.
  - Так, словно хочешь съесть - не подумав ляпнула я, и смущение тут же накрыло с головой. - А между прочим, еда на столе - поспешно сказала тут же пыталась казаться непринужденной.
  Широкая ладонь накрыла мою ладошку, большой палец Тимура нежно прочертил по ее внутренней стороне, вызывая в моем теле стаю мурашек.
  - Ты права, я хочу, но это желание не относиться к еде - тихий тембр чуть с хрипотцой заставил мой пульс окончательно сбился с ритма. Я задохнулась. Еда попала не в то горло и я закашлялась. Мгновенно вскочив, Тимур был уже рядом, аккуратными хлопками постучал по спине, кашель прекратился, я свободно вздохнула.
  - Прости, ты еще такой ребенок, что мне неловко за себя - прошептал Тимур мне в затылок целуя волосы. Затем на мгновение сжал мои плечи и отошел.
  - Мне скоро восемнадцать - недовольно ответила я.
  - А мне двадцать шесть - тень пробежала по любимому лицу. - Но дело даже не в возрасте, а в жизненном опыте.
  А вот против этого не поспоришь.
  - Прости - пискнула понуро опустив голову.
  И тут же была схвачена в жаркие объятия.
  - Глупышка - нежный шепот защекотал ухо. - Обожаю тебя.
  Я прижималась к любимому слушая его горячий шепот и таяла. Интересно от переизбытка чувств можно умереть?
  - Я прятал эмоции под маской хладнокровного равнодушия, но сердце не обманешь. Оно твое. - Тимур упирался подбородком мне в макушку, одной рукой нежно массируя мой затылок, другой обхватив за талию прижимал к себе. Я могла стоять так вечность, но у меня были вопросы.
  - Чем ты еще занимаешься помимо охоты?
  - С десяти лет моя жизнь была подчинена определенным правилам, я больше не ходил в школу, обучаясь дома, но помимо школьной программы, меня учили всему, что связано с оборотнями, и постоянно физические тренировки. Я жил с одной единственной мыслью, вырасти и отомстить за смерть родителей. Затем первая охота, вторая, мысли о мести постепенно проходили, оставалось чувство удовлетворения, что я делаю что-то нужное и полезное.
  - Это так грустно - прошептала, представив себе маленького мальчика, в жизни которого было так мало радостей. А я еще когда-то жалела себя.
  - Я не знал другой жизни. Не было учебы в колледже, тусовок, не было друзей, подружек. - Я скептически приподняла брови. - Нет, конечно девушки у меня были - Я почувствовала укол ревности. - Но ни к одной из них я не испытывал и сотой доли того, что испытываю к тебе. Ты для меня все, целый мир, вся вселенная. Не будет тебя, не будет и меня.
  И очень приятно было слушать его признания. Но один вопрос грыз меня изнутри.
  - Спрашивай, не бойся - подбодрил меня Тимур.
  Я освободилась из мужских объятий, с неохотой меня отпустили, и поднялась. Несколько шагов по комнате под пристальным взглядом, Тимур с волнением ожидал, когда я заговорю.
  - Что бы ты сделал, если сразу понял, кто я? - посмотрела охотнику прямо в глаза. Он не отвел их, только чуть поморщился, как будто нечто подобное и ожидал, несколько секунд помолчал подбирая правильные слова.
  - Я знаю одно, я бы ни за что не смог причинить тебе боль - наконец твердо, так чтобы у меня не возникло ни единого сомнения, произнес Тимур.
  - Но почему? - словно не веря ему воскликнула я. - Ты охотник, я оборотень.
  - Никакой ты не оборотень - с усмешкой протянул любимый.
  - Я оборотень - уже грозно повторила я.
  - Иди сюда мой оборотень - Тимур притянул меня к себе, хотя я пыталась сопротивляться. Но он легко с этим справился. А оказавшись в его объятиях, не могла больше ни о чем думать, кроме него. Прижавшись щекой к его груди, закрыла глаза. Он потерся подбородком о мою макушку. - Одного твоего взгляда хватило, чтобы разрушить стену отчуждения, которую я возвел много лет назад. Я боролся с собой, еще не понимая, что уже проиграл. Но мой проигрыш был моим выигрышем. Ты мой главный приз.
  - Во мне нет ничего привлекательного - упрямо возразила я.
  - Ты сама не понимаешь, какая ты, и это еще больше сводит с ума - Тимур сдерживал страсть рвущуюся изнутри, чтобы не напугать меня. - Я не знаю, что произошло, но в тот момент, когда я впервые тебя увидел, что-то во мне изменилось. Изменилось навсегда. Я не хотел этого, но так случилось.
  - Ты так говоришь, будто жалеешь, что влюбился в меня - хотела, чтобы мой голос прозвучал равнодушно, с легкой насмешкой, но все же не смогла скрыть обиды.
  - Я не жалею, поверь мне. Просто я одиночка и всегда им был, сколько себя помню. Один твой взгляд или слово способно заставить меня сделать что угодно. Я больше не хозяин себе. Мое сердце, душа и тело принадлежат тебе.
  - Тебе бы романы писать - за своей насмешкой я пыталась скрыть смущение. Не могла поверить, что я на самом деле так много значу для него.
  - Ты надо мной смеешься? - в притворном возмущении спросил Тимур и принялся меня щекотать. Я смеялась и извивалась.
  - Нет. Конечно же нет.
  - Ты мне не веришь? - охотник посерьезнел и нахмурился.
  Успокаивающе погладила любимого по щеке.
  - Я верю тебе, просто твои слова звучат как-то фантастически. И все что происходит между нами больше похоже на сон, нежели на реальность.
  - Это реальность - горячий мужской шепот сводил с ума. Я подняла голову, и он тут же этим воспользовался. - И сейчас ты в этом убедишься - выдохнул мне прямо в губы и прижался к ним в страстном порыве.
  Поцелуй набирал силу. Одной рукой он придерживал мой затылок, другой обнимал за талию. Мы рухнули на кровать. Охотник оказался сверху. Опираясь на колено не давал своему весу прижать меня. Целовал неистово, со страстью, требуя большего. Мои руки замерли на его плечах. Я вдруг испугалась. У меня совсем не было опыта в таких делах. Напор тут же ослаб. Он давал мне время на раздумья. Его губы нежно скользнули по моей щеке, шее. Он остановится, если я попрошу, без сомнения. Но хотела ли я, чтобы он останавливался? На смену неуверенности пришла страсть.
  Внезапно мое ухо уловило еле слышный шорох. Мое тело отреагировало мгновенно на этот звук, оно напряглось и замерло. Тимур почувствовав произошедшую во мне перемену поднял голову.
   - Что-то не так? - хриплым от страсти голосом спросил он. В глазах любимого застыло волнение.
   Я приложила палец к его губам и прошептала:
   - За дверью кто-то есть.
   Тимур мгновенно выпрямился и показал жестом, чтобы я оставалась на месте. Я в ответ мотнула головой: "еще чего" и повернулась к двери. Но тут же была перехвачена твердой рукой охотника. Сдвинув брови он ткнул пальцем себе в грудь и показал на дверь. Так можно играть в шарады до бесконечности. Несколько бесшумных, быстрых шагов и я рванула дверь на себя. Никого. За дверью оказалось пусто. Я высунула голову в коридор и успела заметить, как мелькнула тень в конце коридора на лестницу. Даже не задумываясь о том, что делаю я уже преследовала убегающего. Сзади послышались проклятия в мой адрес, но я даже бровью не повела. Сейчас все мое естество было подчинено одной цели, догнать и схватить.
  Остановилась только на улице, замерла, присматриваясь, прислушиваясь, принюхиваясь. И тут же попала в стальной капкан рук. Тимур.
   - Что ты делаешь? Пусти. Он уйдет - воскликнула нетерпеливо. Но охотник лишь крепче сжал объятия. Я удивленно на него посмотрела.
   - Нет, это ты что делаешь? - гневно выпалил Тимур. - Ты слишком импульсивна. Тебе надо научиться сдерживать свои инстинкты. Это может быть ловушка.
   Его слова меня отрезвили. Он прав. Я словно ищейка шла по следу даже не задумываясь, куда он может меня привести.
   - Мой разум будто бы отключился, остались лишь инстинкты - пробормотала в ответ.
   Но это были всего лишь слова, сознание еще не окончательно прояснилось. Адреналин в крови требовал выхода. Легкий ветерок принес еле уловимый запах. Духи. Женские. Показались мне знакомыми. Посмотрела в сторону кафе. Нет, так быстро она не могла убежать. И только сильные руки чуть ослабили хватку, не преминула этим воспользоваться, рванула изо всех сил освобождаясь от оков, и снова побежала, но уже обратно в гостиницу.
   - Чертовка - послышалось сзади и топот бегущих за мной ног.
   Ворвалась в холл. Дверь "Служебное помещение" рванула на себя. В комнате на диване сидела регистраторша, телевизор был включен, а рядом с ней, чуть пристроившись на краешке дивана, примостилась та самая официантка. Ее испуганный взгляд метнулся ко мне, сомнений не оставалось. Пожилая женщина тоже обернулась на звук.
  - Что ты делала у двери нашей комнаты? - прорычала с порога подавшись в сторону дивана.
   Девушка настолько была ошарашена напором, что даже не стала отнекиваться, только оправдываться.
   - Простите. Извините меня, просто я видела, как вы остановились в этой гостинице, и вот принесла сок. Молодой человек забыл его, пиццу взял, а сок вот нет... - девичий голос начал заикаться. Склонив голову набок в упор глядела на раздражающий меня объект. - И я подумала...
   Такая забота меня "тронула", внутри все задрожало, руки сами сжались в кулаки. Даже на расстоянии я почувствовала, как девушка вздрогнула под моим взглядом. Мои пушистые ресницы опустились скрывая злость. Резко развернулась и со всего маху врезалась в грудь охотника, все это время стоявшего позади. Молчаливый страж всегда за спиной.
   - Осторожней - поддержал меня за плечи Тимур.
   Но даже под любимыми руками напряжение из мышц не желало уходить. Я сейчас зарычу, или еще хуже загрызу кого-нибудь, тут даже не гадай. Мой взгляд прошелся вдоль молнии на груди Тимура и коснулся изогнутых губ.
   - Чему ты улыбаешься? - на грани раздражения задала вопрос.
  Тимур наклонился и прошептал мне на ухо:
   - Ты ревнуешь.
   Что? Горячая волна поднималась от пяток до макушки. Я не знала, от чего больше покраснела от стыда или от злости. Оттолкнула парня и перепрыгивая через две ступеньки понеслась наверх.
   В комнате отшвырнула стул попавшейся мне на пути, с размаху ударила по столу, рука тут же отозвалась болью, но я не обратила на нее никакого внимания. Оперлась на руки о столешницу, замерла. Затишье перед бурей. Почувствовала, что в комнате больше не одна, резко развернулась. Отступила назад, хриплый, порывистый свист вырывался сквозь стиснутые зубы. Охотник, с хладнокровной маской, подняв руки ладонями ко мне, знак, что не собирается нападать, медленно приближался ко мне. Обошла стол, рывок, но на этот раз Тимур оказался быстрее, вернее хитрее, разгадав мой маневр, не дал мне выбежать из комнаты. Тимур прижал меня к стене навалившись всем телом. Рык все же вырвался из моего горла.
   - Успокойся. Прекрати вырываться, слушай меня, сейчас тебя переполняют новые эмоции, борись сними - прохрипел Тимур, он прилагал не мало усилий, чтобы меня удержать. - Тихо, тихо. Кристи, девочка моя, все хорошо. Дыши глубже - голос Тимура действовал успокаивающе, злость постепенно уходила. Чувствовала, что эмоции уже не просто беспорядочная стихия, а поток, которым могу управлять. Ярость не разбушевавшейся ураган, а подвластный мне послушный ветерок, еще дует, но уже не сбивает с ног. - Волки собственники по природе, и ты как истинный оборотень защищаешь свою территорию, ты почувствовала угрозу и твои инстинкты проснулись. Прости, что был столь невнимателен. Я должен был быть более аккуратным, подумать о подобном исходе. Прости, что среагировал так, должен был сразу тебя увести.
   После его последних слов злость окончательно испарилась. Стало неловко и очень стыдно за свое поведение. Мне захотелось спрятаться, остаться одной, провалиться сквозь землю.
   - Отпусти меня - устало выдохнула я.
   - Никогда - прошептал Тимур уткнувшись мне в шею.
  Я попыталась его сдвинуть, освободиться, без ярости затмевающей сознание, только не смогла преодолеть сопротивление рук. И снова отголоски злости в хрупком равновесии эмоций.
  - Прошу - мой голос прервался. Давай разревись еще до кучи, после того, что произошло, это самый адекватный исход, судорожный вздох. Тимур отчаянно прижал меня к себе, затем немного отстранился, так чтобы видеть лица друг друга.
  - Кристина, посмотри на меня - серьезно попросил он. Не заставлял, не применял силу, лишь ждал. - Тебе нечего стыдиться, твои эмоции понятны и объяснимы, просто сейчас под звериным влиянием в несколько крат сильнее человеческих. Ты себе не представляешь, как я ревновал тебя сначала к Алексею, потом там, у пруда... Я просто молча сходил с ума, держась из последних сил.
  Я видела, как Тимуру не просто было сейчас признаваться мне в этом, он делал это ради меня.
  - Тогда чему ты смеялся? - задала вопрос, чтобы не оставалось больше недомолвок.
  - От счастья. Понимаешь? Я улыбнулся, потому что в тот момент мне было чертовски приятно осознавать, что ты меня приревновала - искренность светилась в глазах напротив, только поверь мне, ни капли превосходства, самодовольства или насмешки. Только искренняя забота и любовь. И я поверила.
  - Какая я дура - простонала в полголоса.
  - Ты мой маленький волчонок - поцелуй лишил меня возможности что-либо ответить, да и вообще думать.
  
   Мы стояли обнявшись и слушали биение наших сердец. Буря улеглась, но остался неприятный осадок на душе. Была ли причина вот так срываться? Ответ на этот вопрос не так уж и важен, потому что в тот момент я себя мало контролировала. Рациональная, здравомыслящая часть мозга благополучно дремала, сознание витало в потоке ярости, эмоции разносили вдребезги хрупкое равновесие. Если бы не Тимур, чтобы я успела натворить? Неприятные мурашки побежали по спине, я теснее прижалась к любимому.
  Нежные руки успокаивающе поглаживали по спине. Рядом с ним так спокойно и надежно, всегда бы так стоять, ничего не бояться. Только ведь он не каждую минуту будет рядом, мне нужно научиться сдерживать свои новые порывы, главный вопрос как. Потом расспрошу Тимура поподробнее, только сейчас мне не хотелось говорить об этом. Нежные пальцы любимого пробежали по позвоночнику сверху вниз и обратно, вызывая в моем теле мурашки удовольствия. Я разве что не замурлыкала, котенком потерлась о его грудь и услышала, как мужское сердце увеличило ритм.
  - Все в порядке? - спросил хрипло, немного отстранившись, словно боялся потерять контроль над своими эмоциями, как мне это знакомо, но продолжая обнимать меня за плечи.
  - Да - ответила твердо.
  - Кажется, мне кино обещали - подмигнул мне Тимур.
  Пытается отвлечь, чтобы поскорее забыла неприятный для меня инцидент.
   Я благодарно улыбнулась.
   - Идем - кивнула на дверь.
  В кино мы так и не попали, бродили по городу держась за руки. Периодами задувал ветер разбавляя моросящий дождичек, погода была отвратительной, но не было счастливее нас в целом мире. Серые дома, серое небо, серая жизнь, но только не теперь, и дело вовсе не в том, что со мной происходит, а в том кто рядом. Рядом с Тимуром жизнь засверкала новыми яркими красками, а старая осталась блеклым пятном на прошлом. И я не хочу сейчас думать о будущем, путь это неразумно, легкомысленно и неправильно. Но этот день наш и никто его не отнимет.
  Редкие прохожие спешащие мимо, хмуро кидали на нас взгляды, и только бездомный пес, приветливо вильнул хвостом, подбежал, понюхал и грустно поджал ушки. Мне стало до того его жаль, что Тимур сбегал в магазин. Палку колбасы, пес, наверное, впервые видел в своей жизни, схватил ее, словно боялся что отнимут, он потрусил во двор. Я улыбнулась, и притянув охотника к себе поцеловала в уголок рта. Любимый резко втянул в себя воздух, крепко сжимая в объятиях, наградил настоящим поцелуем. Несколько секунд я наслаждалась теплом любимого, затем вырвалась и побежала. Впереди виднелся парк.
  - Догоняй - просмеялась через плечо и припустила со всех ног.
  - Ну погоди, поймаю - грозно донеслось мне в след.
  - И что? - оглянулась.
  - Отшлепаю - пригрозил охотник с улыбкой.
  - Так сначала поймай - с превосходством в расстоянии выкрикнула я.
  Петляла между деревьями и лавочками как заяц. И на этот раз охотник оказался ловчее, подловил меня, когда я чуть не растянулась на мокрой траве.
  Схватил меня в охапку, перекинул через плечо, поддерживая одной рукой ноги, а второй ягодицы, и направился к беседке.
  - Эй, между прочим, висеть вниз головой не очень приятно - шлепнула охотника пониже спины.
  - Вообще-то это я тебя обещал отшлепать - весело произнес мужской голос.
  - Ты этого не сделаешь - уверенно заявила я и еще раз, уже любовно похлопала по тому же месту.
  - Почему это? - удивленно воскликнул Тимур. И тут же представила себе, как его глаза хитро улыбаются, хоть и не видела.
  - Сам знаешь - самодовольно лучилось мое личико.
  С грустным и тяжелым вздохом, словно печаль всего мира легла на его плечи, Тимур вынужден был согласиться. А затем задорно рассмеялся и чуть сжал то место, где лежала его вторая рука. Приятно, черт возьми!
  Охотник опустился на скамью, ловко перехватив меня и усаживая к себе на колени боком, так чтобы могла протянуть ноги. На улице тем временем начался настоящий дождь, упругие струи бились по деревянной крыше, стекая потоком с краев. Внутри было сухо, ни ветра, ни дождя. Наш маленький оазис в мире разбушевавшейся стихии. Расстегнул куртку, теперь я прижималась к теплой груди, а не к влажной, кожаной поверхности, Тимур обнял меня укутывая с обеих сторон.
  - Я стану сильнее тебя? - спустя время спросила вдруг я.
   Охотник хмыкнул.
   - Ну скажем так, не будь у меня оружия, тех знаний и навыков борьбы с оборотнями, одной физической силой я бы с тобой не справился -
   Я удивленно таращила на него глаза несколько минут. Тимур рассмеялся. Притянул мою голову к себе и запечатлел на моих губах легкий поцелуй. Мне этого показалось мало, не дав ему отстраниться обхватила за шею и поцеловала в ответ. Наше дыхание участилось. Через минуту мы увлеченно целовались.
   Тимур с неохотой отстранился от меня. Увидев на моем лице недовольное выражение снова рассмеялся. Но смех получился грустным.
   - Ты сводишь меня с ума - хрипотца его голоса звучала необычайно притягательно. - Но мы не можем забывать о главном.
   - Да - вялость моего голоса разозлило меня саму. Да что со мной происходит? Веду себя как глупая, влюбленная девчонка. Совершенно забывая о том, что должно случиться. Если бы мы были обычными парень с девушкой, но... Так несправедливо. В жизни всегда есть "но" и в нашем случае это "но" можно умножить на несколько раз. Что это, рок или судьба столкнула нас вместе?
   - Не грусти, все будет хорошо - любимый нежно коснулся моей щеки, погладил ее и запечатлел поцелуй. Я опустила голову на его плечо.
   В гостиницу возвращались уже в сумерках. Мимо пронеслась машина окатив нас с головы до ног. Я рассмеялась, Тимур за мной. Дождь снова усилился, мы бежали по лужам мокрые и грязные, а за плечами, словно крылья вырастали.
   Переступив порог комнаты Тимур тут же скомандовал.
  - Раздевайся - а сам скрылся в ванной.
  Вот это приказ, хмыкнула про себя, и ведь не поспоришь. Потому что не с кем. До пояса разделась без проблем, куртку, кофту, сбросила на пол, а вот с джинсами пришлось повозиться, узкие к низу они намокли и набухли, противно прилипая к ногам. Одну штанину я стянула вывернув наизнанку, прыгая на одной ноге пыталась стянуть и другую, вот черт, давай, ну же, снимайся. Тут я зацепилась за край ковра и в аккурат рухнула лицом на постель. Ууу, дьявол. Тут моих лодыжек коснулись чужие руки, испугаться не успела, перевернули на спину и одним аккуратным махом освободили от ненавистной материи.
  Тимур стоял с моими джинсами в руках и смотрел на меня лежащую сверху в низ, в трусиках и футболке. Я затаила дыхание, когда его взгляд прошелся по моим ногам, медленно, сантиметр за сантиметром, затем выше по всему телу и в итоге остановился на лице. Глаза его горели, грудная клетка ходила взад-вперед от частого дыхания.
  - Я включил воду, идем - сказал хрипло Тимур и протянул руку.
   Бурлящий поток воды быстро бежал из крана, наполняя ванну горячей водой, пар клубился. На полочке у зеркала стояло несколько бутылочек, одна из которых была с пеной, сервис все же есть, даже здесь. Взяв ее Тимур выдавил некоторое количество в воду, сразу запахло хвоей, и что меня особенно удивило, как заботливая мамаша запустил в воду ладонь проверяя температуру. При нем я принимать ванную не буду, это уж точно. Чмокнув меня в лоб быстро вышел.
  С минуту я еще стояла и смотрела на закрытую дверь, затем белье смело полетело под ноги, я перешагнула через бортик ванны и опустилась в ароматную пену. Вода расслабляла. Глаза закрылись сами собой, унося в страну блаженства.
  - Кристи - прохладные пальцы пробежали по лбу, по волосам, заправляя влажные пряди за уши. Так приятно.
   - Ммм.
   - Пора в постельку - слова прозвучали двусмысленно. Я смущенно приоткрыла глаза. Тимур стоял держа в руках большое, махровое полотенце. - Давай. Я не смотрю - с серьезной миной произнес он, но в глазах плясали искорки. Он всегда надо мной смеется. Только сейчас совсем не хотелось на него обижаться.
   Он завернул меня в полотенце и подхватил на руки. Я положила голову на его плечо. Тимур внес меня в комнату, осторожно опустил на постель и прикрыл одеялом.
   - Спи любимая - губы коснулись моей щеки. Веки потяжелели. Я провалилась в сон.
  
  Глаза открылись сами, и только после этого я поняла, что уже не сплю. Ночь. Тишина. Огляделась вокруг. Тимур спал в кресле, голова откинута назад, равномерное, глубокое дыхание, одна рука его покоилась на груди, другая под пледом, так словно он что-то зажимал в кулаке. Оружие? Против кого? Меня? Или других врагов?
  Никогда не думала, что можно быть такой счастливой и одновременно бояться своего будущего, бояться любимого человека рядом. Нет, не так, я не боялась Тимура, я боялась того, что могу сотворить непоправимое, что-то, что уже никогда не позволит нам быть вместе, то из-за чего назад дороги не будет. Это последние минутки, и вот-вот, уже может быть завтра, произойдет то, что неотвратимо. Убегай, не убежишь, оберегай, не сбережешь, бойся, но это все равно случится. Если встанет выбор, страшный, нереальный, необходимый для выживания. Что выберу я? Себя или свою любовь? Вздрогнула, сердце сжалось.
  Со мной творилось что-то непонятное. Сердце стучало так, что отдавало болью в грудную клетку, кровь струилась по венам быстрым потоком, принося мышцам силу, которая ощущалась в напряжении, злой энергии. Услышала, как треснула ткань в руках, и только тогда поняла, насколько с силой сжимаю пододеяльник.
  Откинула одеяло. Села. Не мигая всматривалась в напряженное, даже во сне, лицо парня. Друг? Враг?
  Не в силах больше усидеть на месте вскочила, несколько секунд стояла замерев, словно дикий зверь на вражеской территории, напряженно всматриваясь и прислушиваясь. Вокруг как будто все незнакомо, такое безликое и серое, только от мужского тела исходил жар, грудь равномерно вздымалась, тик-так стучало чужое сердце у меня в ушах...
  Я испугалась.
   Несколько бесшумных шагов и я в ванной. Хлюпкая щеколда не спасет от опасности зверя вышедшего на охоту или от охотника. Я подошла к зеркалу, облокотилась о края раковины, снова замерла. На бледном лице только горящие глаза, смотрящие в одну точку, слишком неподвижные.
  Холодная вода не способна была погасить пламя внутри. Злой, колючий взгляд. Черт. Что со мной творится? Я не могу это контролировать? Со всей злостью ударила по своему отражению кулаком, по зеркалу поползли трещины искажая лицо. Рука еще раз с размаху опустилась на треснувшее зеркало и осколки посыпались в раковину. За дверью слух уловил шаги.
  - Кристи! - взволнованный голос Тимура. Я повернула голову и посмотрела на дверь. - Кристина!
  В дверь забарабанили.
  - Открой. Ты слышишь меня? - голос Тимура звучал будто издалека, во власти внутренних демонов, не понимала, что реально, а что нет. Дверь ходила ходуном, ее дергали к себе, хлипкий замок почти поддался, еще чуть-чуть, я равнодушным взглядом следила за звякающей железкой. Наконец дверь с треском распахнулась. Я мгновенно спрятала руку за спину.
  Парень стоял в дверном проеме, широко расставив ноги, на лице смертельная тревога, глаза горели лихорадочным блеском. Его взгляд пробежался по мне, все в порядке, заметное облегчение промелькнуло в карих глазах. Затем взгляд прощупал помещение ванной, фрагменты разбитого зеркала в раковине с капельками крови.
  - Кристи? - взволнованный голос, обращенный ко мне с долей тревоги и вопроса взгляд.
  Я молча сделала шаг к выходу. Тимур продолжал стоять загораживая мне проход.
   - Что с рукой? - требовательно спросил он.
   Я сделала еще шаг, парень чуть отступил в сторону.
  - Ничего, все нормально - пробурчала проскальзывая мимо него в комнату. Меня пропустили, но следовали за мной шаг в шаг.
  - Дай посмотрю - настойчиво донеслось позади.
  - Не надо, все в порядке - упрямо повторила я.
  Но переспорить охотника надо было постараться, Тимур обошел меня, встал напротив, с выжиданием глядя на меня, я сдалась.
  Осмотрел сначала небольшие порезы. Оставив меня сидящей на кровати, сходил, намочил полотенце, обтер с руки кровь, обработал антисептиком, перебинтовал. Делал он это очень аккуратно, нежно прикасаясь к руке, боясь причинить мне лишнюю боль, только я не чувствовала ее, смотрела на склоненную темную голову и сердце мое сжималось от нежности. Парень был полностью сосредоточен на моих парезах, закончив врачевание профессионально и быстро.
  В коридоре за дверью собирался шум. Голоса, звуки шагов нарастали и в нашу дверь постучали.
  - Собирайся, мы уезжаем - кинул Тимур поднимаясь. - А я пока разберусь - и направился к двери.
  - Что происходит? Почему у вас в комнате шум ночью? - недовольный женский голос перебивал общий гул голосов.
  Тимур вышел и прикрыл за собой дверь.
  - У нас дверь в ванной заклинило, вернее замок, пришлось открыть ее более радикальным способом -
  - Как? Что? Каким способом? - вскричала истерично женщина.
  - Выломать - последовал спокойный ответ Тимура.
  - Выломать? Вы испортили замок. Да что...
  - Не волнуйтесь, за все будет заплачено...
  Я больше не вслушивалась в голоса, начала одеваться, затем застелила постель, побросала вещи в сумку, свои и Тимура. Вроде ничего не забыла. Когда дверь открылась я была полностью готова. Делегация из регистратора, охранника и еще нескольких посетителей прошли в комнату, на меня не обращая никакого внимания, люди столпились около ванной комнаты.
  - Спускайся к машине, сумки оставь - подошел любимый ко мне. Достал ключи из нагрудного кармана вложив мне в здоровую ладонь. - Я закончу, скоро.
  Я послушно кивнула. И налегке покинула номер.
  - А зеркало почему разбито? - донесся мне в след опять этот визгливый женский голос.
  На улице было прохладно. Забралась в машину, включила двигатель, печку и музыку, чтобы хоть немного отвлечься. Задаваться вопросом, что же со мной произошло, не стала. Надоело.
  Ждать пришлось не долго, как и обещал, Тимур разобрался быстро. Покидал сумки на заднее сиденье и сел рядом, но трогать машину с места не спешил. Включил свет в салоне и внимательно посмотрел на меня. Допроса не избежать, нечего и рассчитывать.
   - Что случилось? - он внимательно следил за эмоциями на моем лице.
   - Мне не понравилось мое отражение в зеркале и я его разбила - не стала юлить, чего-то выдумывать, скрывать не было смысла.
   - И что тебе там не понравилось? - мягко спросил любимый.
   - Глаза - воскликнула я не сдержав злого порыва. - Тимур, ты разве не видишь? Мой взгляд, он стал будто бы чужим: холодный, бездушный, злой - я резко выдохнула, приказав себе успокоиться.
   - Ты преувеличиваешь - твердо возразил любимый. - У тебя самые удивительные глаза в мире.
   Умом понимала, он пытается меня успокоить, отвлечь. Но это еще больше раздражало.
   - Ты издеваешься надо мной? - глухо прорычала я.
   - Я люблю тебя - Тимур склонился ко мне и припал к моим губам.
   Действенный способ заставить меня забыть обо всем на свете.
  
   Водитель уверенно вел автомобиль. Дорога уходила в ночь. По бокам, через темные поля, светились тусклые огоньки редких, уличных фонарей близ лежащих деревень. То, что произошло в гостинице, не давало мне покоя, напряжение в мышцах, злость,
  Неожиданно послышался хлопок, машина вильнула, ее вынесло на встречную полосу, и если бы Тимур вовремя не вывернул руль, мы бы оказались в противоположном кювете. Выровняв машину, он резко нажал на тормоз, визг шин, нас протащило еще немного по мокрой дороге, дернуло и мы встали. Если бы не ремень безопасности, больно впившись мне в грудь, наверное, пришлось бы хуже. Слабыми руками я отстегнула его и вздохнула глубже.
   - Ты в порядке? - первое, что спросил Тимур.
   - Да - на выдохе произнесла я.
   Словно не поверив мне, охотник развернулся и принялся меня ощупывать.
   - Тимур, все в порядке - уже настойчиво повторила я. И спросила. - Что это было?
   - Думаю, колесо пробило - с облегчением глядя, что на мне никаких травм, ответил он.
   Включил аварийные огни и вышел из машины. Я следом.
  Левое колесо лежало на земле, рваная резина чуть дымилась. Отлично, застрять ночью непонятно где. Нам еще повезло, что мы легко отделались, все могло закончиться гораздо хуже. Хотя дело вовсе не в везении, Тимур среагировал на ситуацию быстро и уверенно.
  Осмотрелась вокруг зябко поежившись.
  - Не волнуйся, сейчас поставлю запаску и поедем - видя мое расстроенное лицо успокоил охотник.
  Он быстро достал из багажника все необходимое и занялся делом. Потоптавшись с минуту рядом, прошлась немного вперед по освещенному от фар участку. По рыхлой обочине кроссовки проваливались в грязь. Несколько машин пронеслось мимо, обдав волной влажного воздуха. Чуть-чуть спустилась от дороги по пологому спуску, скользя по мокрой траве. Края брючин намокли, принося ногам еще большую прохладу. Брр.
   - Не уходи далеко - послышался взволнованный голос любимого.
   Как будто здесь было куда уйти, да еще по темноте. Поле, лес и деревня.
   Не знаю, в какой момент дорога осталась позади, а я очутилась на поле. Шла по наитию, не задумываясь, зачем и куда иду.
   Замерла.
   Крайний дом с темными окошками и постройкой рядом привлек мое внимание. Небольшая покосившаяся сараюшка как магнитом притягивала к себе. Где-то залаяла собака, ее лай подхватила вторая, затем снова все стихло. Я смотрела сквозь ночную дымку, сердце взволнованно билось в груди. Мысли давно растворились в желаниях, инстинктах. Закрыла глаза, словно в предвкушении, по телу прошла нетерпеливая дрожь. И я откликнулась на зов. Шаг, другой, быстрее-быстрее. Толстовка стала неудобной, стесняющей движения, расстегнула и скинула ее на землю, так-то лучше. Размеренное дыхание, воздух приятно холодит напряженные мышцы, я бегу. Близко, уже совсем близко.
   Через забор перелезла как заправский вор, без малейших помех, приземлилась бесшумно на согнутые ноги, выпрямилась, и побежала дальше к сараю. Тело действовало само по себе, я даже не задумывалась, вся во власти инстинктов.
   Дверь скрипнула, солома зашуршала под осторожными шагами, живность занервничала. Окружающий мир перестал для меня существовать. Все звуки стихли. Краски померкли. Мой взгляд был сосредоточен только на одном объекте. Стук его сердечка был музыкой для моих ушей. Ягненок жалобно заблеял, словно предчувствуя близкую расправу. Все мое нутро жаждало одного: схватить и растерзать. Я представила себе как впиваюсь зубами в жаркую, мягкую плоть... По телу прошел горячий импульс. Мои ноздри затрепетали. Дыхание участилось. Собрав в кулак последнее самообладание, резко выдохнула и заставила себя дышать глубоко, размеренно. Я цеплялась за остатки здравого смысла, как утопающий за соломинку. Не делай этого. Борись. Ты должна уйти. Ну же, уходи! Но мое тело не подчинялось голосу разума. Внезапно ураган сбил меня с ног, и я оказалась прижатой к деревянному полу чем-то тяжелым сверху. Теплым и живым. Тимур.
   Это столкновение словно выбило меня из состояния транса, заставило сознание проясниться, тело начало слушаться, хотя по-прежнему во мне бушевали злые стихии.
   - Отпусти, я контролирую себя - Лежать лицом в солому скажу я вам не слишком приятное занятие. - Пусти - мой сиплый голос показался мне совсем чужим.
   Я вырвалась на улицу. Охотник тенью скользил за мной. Набрала полную грудь воздуха и медленно выдохнула. Струйки теплого пара растаяли в воздухе. Но я не ощущала прохлады ночного воздуха. Все мое тело горело, как в огне. Тимур стоял немного поодаль от меня. Напряженная поза. Он ждал моих дальнейших действий.
   Ничего не происходило.
   - Идем в машину, ты простудишься - наконец послышался мужской голос.
  Я передернула плечами. Я вся горела, а он "простудишься". Тимур подошел ко мне, и накинул свою куртку.
  Недалеко снова залаяла собака. Мы переглянулись и не сговариваясь быстро направились к забору. Второй раз перелезть оказалось труднее, если бы не помощь Тимура, корячилась бы долго. Удивительные изменения происходят с моим телом, та сила и ловкость, что были еще совсем недавно, которые ощущала, снова исчезли, возвращая мою вечную неловкость.
  Тут же сбилась с шага. Встала посреди поля. Неудовлетворение, злость, досада и такой близкий страх пронзил сердце.
  - Мне страшно - непроизвольно вырвалось у меня.
   - Мне тоже - послышалось рядом.
  Я замерла. Дыхание перехватило. Холодок медленно заполнял душу.
  - Я боюсь потерять тебя - руки Тимура опустились на мои плечи, сжали их, не давая больше отстраниться. Затем обхватили за талию и прижали к себе. Спиной я чувствовала тепло его тела, горячее дыхание у виска. В мужских объятиях было так спокойно и уютно. И так легко забыть обо всем, о чем забывать не следует. Это не правильно. Я должна каждую секунду помнить, кто я теперь.
  Отстранилась и отошла.
  Не нужно меня опекать, смотреть вот таким понимающим взглядом, заглядывая прямо в душу, находить нужные слова и делать вид, что все нормально, что все в порядке вещей. Хотя для него может это и в порядке вещей, ведь он охотник.
  - Что мне делать? - может он подскажет, как лучше справиться с собой.
  - Прости Кристи, но я могу только присматривать за тобой, и в случае чего, попытаться остановить - ему самому было тяжело подобное произносить, но и врать он не мог.
  - Но ты же охотник!
  Черт, кажется я повторяюсь.
  - Ты права. И поэтому я знаю, как убивать оборотней - жесткий ответ совсем не то, на что я рассчитывала. Вот так, получила.
   - Да, точно - с поникшими плечами кивнула я.
   - Прости - тут же раздался полный раскаяния голос.
   - Ничего - нетерпеливо отмахнулась от ненужных извинений.
   Но Тимуру необходимо было высказаться, все объяснить:
   - Я изучал повадки оборотней, оттачивал мастерство их убийства, но никогда не задумывался, что возможно есть способ остановить зверя, не убивая его. Я всегда шел до конца, не сомневаясь и не сожалея. У меня была только одна цель в этой жизни - истребить, как можно больше кровожадных тварей. Теперь все изменилось - закончил он тихо. Смотрел на меня ожидая реакции.
   - Ты уверен, что мы сможем быть вместе? - вдруг спросила я.
   - Мы уже вместе - не колеблясь последовал твердый ответ. - Если есть хоть один шанс тебя спасти, мы найдем его.
   - А если его нет?
   - Должен быть способ остановить зверя, верь в это - горячо произнес любимый.
   Он пытался достучаться до меня, пробиться через стену неверия, что возрастала вокруг меня все выше и выше.
   - К сожалению, одной веры недостаточно - в отчаянии сжала кулаки. Если бы все было так просто, и с нами случалось только то, во что мы хотим верить. - Я должна тебе кое-что рассказать.
   И замолчала, собираясь с мыслями. Может, после моего рассказа я потеряю доверие Тимура, но он должен знать правду.
  Немного путанно и с замиранием сердца я поведала о том, что случилось два года назад, о трагедии со знакомым по имени Костя. От воспоминаний у меня мурашки побежали по спине, словно все произошло совсем недавно. Ничего не забыто. Да и реально ли такое забыть вообще когда-нибудь?
   - Мне жаль, что тебе пришлось подобное пережить - первое, что сказал Тимур, после того как я закончила.
   - Жаль? - от удивления во мне поднялась волна возмущения. - Меня? А того парня, что погиб подобным образом?
   Тимур промолчал, он просто ждал, когда я успокоюсь.
   И на этот раз он оказался прав, если бы он сейчас стал распинаться, как ему жаль, что тот парень вовсе не заслуживал такой смерти, это разозлило бы меня еще больше. Столько противоречий во мне, что порой я и сама себя плохо понимаю. Как же ему это удается?
   Я должна была задать еще один вопрос:
   - Мне не дает покоя мысль, а что если это сделала я? - со страхом ожидая вердикта охотника.
   - Это не ты - последовал незамедлительный, ясный ответ.
   От облегчения у меня даже закружилась голова.
   - Откуда ты знаешь? - но так сразу было трудно в это поверить.
   - Если бы тогда это была ты, то нечто подобное вскоре бы повторилось. Стоит оборотням лишь однажды попробовать человеческую плоть и они никогда уже не смогут от нее отказаться. Им нужно еще и еще. Человеческая плоть и кровь для них как наркотик. Страсть охоты, убийства, затмевает разум и хищник вырывается на свободу.
  Меня передернуло.
   - То же самое будет и со мной - прошептала деревянным языком.
   - Надеюсь, что нет - пытался приободрить меня Тимур, хотя сам понимал всю тщетность своих попыток. Это просто слова.
   - Глупо на это надеется.
   Мы смотрели друг другу в глаза, главное не сдаваться.
   - Уверен, отец Николай знает способ тебе помочь. Он много лет изучает повадки оборотней и знает о них гораздо больше меня - привел последний и самый действенный аргумент охотник.
   - У нас не так много времени - напомнила я.
   - Успеем.
  Любимый взял меня за руку и повел к машине. Только уверенность в его голосе отнюдь меня не успокоила.
  - Дай порулить - неожиданно у машины попросила я. Тимур удивленно перевел на меня взор. Откажет? На лице читалась дилемма. - Мне нужно отвлечься - объяснила свое желание, но Тимур не спешил мне в этом потакать.
   - Думаю, не стоит - наконец твердо сказал охотник.
   - Почему это? - нахмурилась я. На лице Тимура было написано сомнение. Я вздохнула и настойчиво произнесла. - Со мной все в порядке. Правда.
   - Послушай, тебе сейчас не стоит садиться за руль - не желал уступать любимый.
   - Тимур, мне нужно чем-то себя занять, я не смогу просто сидеть. И потом, я считаю, тебе не помешает отдохнуть - высказала свой последний довод.
  Охотник оглядел меня придирчивым взглядом и нехотя протянул ключи.
   Я старалась смотреть прямо, но периферическим зрением улавливала, за мной наблюдают. Что пытается разглядеть? Признаки зверя? Мои руки сильнее сжали руль. Я надавила на газ.
   Рассвет розовыми бликами окрасил горизонт, солнце медленно выплывало из-за горизонта, давая надежду, что день будет хорошим. Начало нового дня, ждешь, что этот день будет лучше, чем предыдущий, что все наладиться. Что наладится? Что я вдруг вновь стану просто человеком? Этого не было и не будет, смирись с тем, кто ты есть.
   - Давай остановимся, поедим - внес предложение Тимур.
   - Я не хочу есть - категорически заявила я, мне хотелось побыстрее добраться до места, мне казалось наш путь длится уже вечность. И тут же поняла, насколько эгоистичными были мои слова. Если я не хочу, это не значит, что и он должен голодать. - Но если ты хочешь, то конечно, давай остановимся.
   - Да я тоже особо не хочу - пробормотал он и снова прикрыл глаза.
   - Тимур - позвала я через пару минут. Охотник открыл глаза и затуманенным взором посмотрел на меня. - Нам долго еще добираться до места? И где это место? Расскажи.
   - Алтай, глухая деревушка в лесах, последнее пристанище отца Николая. Алексей подробно описал мне маршрут по карте, скоро доберемся.
   - А тебе Алексей звонил? Когда в последний раз? - мне стало стыдно, что я так давно о нем не вспоминала.
   - Вчера - стрельнул на меня взглядом Тимур.
   - С ним все в порядке?
   - Да - ворчание в ответ, но тут же спокойно продолжил. - Он тоже уже направляется до места назначения. Может, даже встретит нас при въезде на Алтайские земли.
   Дальше я не стала развивать разговор, неприятная тема для Тимура, я это видела и понимала.
  
  Мы свернули на заправку. Оставив меня в машине, Тимур направился оплачивать бензин. Было немноголюдно, небольшой магазинчик на территории почти пустовал. Мне не давали покоя мысли о том, что произошло, я все размышляла о своем поступке, о мотивации, что меня подтолкнуло, но не смогла определить точной грани перехода от человека к зверю, тот момент, когда перестала собой управлять. Сама не заметила, как на смену разума пришли инстинкты, и это пугало еще больше. Как остановить зверя, если я даже не могу почувствовать, как он приближается? Внутри меня находится самый опасный, коварный и непредсказуемый враг. До сих пор не укладывалось в голове, как такое возможно, вот она я, стою, чувствую себя, знаю, о чем думаю и в следующее мгновение, как будто кто-то внутри щелкнул выключателем и все в раз переменилось. Свет. Щелк. Тьма. Я одна, а сущности две. Меня можно сдавать в психушку, с диагнозом раздвоения личности. Я почувствовала жаркую волну в теле, нет, нет, не надо, не хочу. Опять началось? Сглотнула, пересохшее горло неприятно саднило.
  Дверь хлопнула, это рядом оказался Тимур.
  - Пить хочется, схожу в магазин - быстро выпрыгнула из салона.
  Остановилась, сделала глубокий вдох, медленный выдох.
  - Останься, я дойду.
  Голос не услышала, только чужую руку на своем плече.
  Тело быстрее разума отреагировало на постороннее вторжение. Гортанный рык, разворот и мощный толчок от себя.
  Тимур отлетел назад, спиной врезавшись в дверцу автомобиля. От неожиданности он не успел сгруппироваться и удар получился ощутимым, раздался глухой звук в момент соприкосновения тела парня с железным конем. Охотник устоял на ногах, лишь немного поморщился. Поднял голову глядя на меня.
  В первую минуту мы оба в шоке застыли на месте, ни он, ни я не смели двинуться.
  - Прости...
  - Все нормально - спокойный голос охотника, руки ладонями вверх, демонстрируя, я не причиню тебе вреда, шаг ко мне. Мои ноги сами сделали шаг назад. - Кристина, все в порядке.
  - Не надо. Не подходи - я пятилась. Какое к черту в порядке? Что это было?
  Тимур остановился, я тоже.
  - Постараюсь больше не подходить к тебе сзади - шутка повисла в воздухе. - Послушай, все хорошо. Ты так отреагировала на угрозу - принялся успокаивать меня он, но я никак не отреагировала, все так же стояла, настороженно наблюдая за парнем.
   Тимур замолчал, давая мне возможность осмыслить его слова.
   В душе была пустота, вакуум, только в груди постепенно разливался холодок. В голове сумбурно проносились мысли.
   - Нам надо поговорить - наконец хрипло выдохнула я.
   - О чем угодно - в голосе любимого чувствовалось напряжение. Он с подозрением на меня смотрел.
   - Думаю, тебе будет лучше держаться от меня подальше.
   - Что ты хочешь этим сказать? - по слогам спросил Тимур, не сводя с меня пристального взгляда. Я облизала губы и решительно произнесла:
   - Дальше я поеду одна.
  Охотник вздохнул и тут его голос стал жестким:
  - Кажется, мы это уже проходили.
  - Да, и на этот раз будет по-моему - так просто меня не отпустят, придется за это побороться.
   - Черта с два - выпалил не сдержавшись любимый. - Не будет этого.
  - Я справлюсь. Осталось недалеко, и я не ребенок - уверенно возразила я.
  - Ребенок, и еще какой, раз так рассуждаешь - воскликнул Тимур, проведя рукой по волосам.
  - Да, ты старше и опыта у тебя в делах с оборотнями больше, только вот я сама оборотень.
  - Ты не доедешь, с тобой должен быть кто-то рядом. Начнем даже с того, что ты заблудишься через пару метров - зло хохотнул парень.
  - Ну, спасибо - обидно было слушать подобные слова, хотя доля правды в них все же была. - Я могу позвонить Алексею, ты сам сказал, он уже направляется на Алтай и скоро там будет - мстительно отозвалась на обиду. Значит Тимура тебе жалко, а если пострадает Леша, тебе все равно. Дьявол, совсем запуталась. Просто внутренняя убежденность, чем дальше, тем будет хуже и хотела уберечь любимого от угрозы. Это в моей власти и я это сделаю. А если пострадают другие люди? Это уже второй вопрос, его я решу после.
  На лице парня заходили желваки, мои слова задели его за живое.
  - Ему ты звонить не станешь - голос был холоден, как лед и резал, как нож. - И одна ты никуда не поедешь.
  Каждый из нас сейчас думал в первую очередь о любимом, все остальное второстепенные вопросы. Эгоисты к остальному миру, легкомысленны и слишком уязвимы. Мы боролись за другого, проигрывая самим себе.
  - И как ты меня остановишь? Свяжешь и засунешь в багажник? - злая усмешка расползлась на моих губах.
  - Не искушай меня? - послышался тихий голос в ответ.
  Я заскрежетала зубами. Тимур сверкнул глазами. Мы стояли напротив, еще немного и кинемся друг на друга. Черт, что мы делаем? Тимур покачал головой, устало прислонился к машине, во взгляде проступило чувство вины.
  - Мне будет легче, если я буду знать, что ты в безопасности. По крайней мере, от меня - тихо прошептала свесив голову вниз.
   - Это моя жизнь и я сам буду решать, рисковать ей или нет - твердо, с нахмуренными бровями, а затем растерялся. - Только не говори, что ты всерьез это решила.
   - Ты должен меня отпустить - настаивала я на своем.
   - Ты и в правду хочешь, чтобы я тебя оставил?
  Никогда я еще не видела Тимура таким потерянным и ранимым. Сердце защемило. Но я должна быть твердой.
   - Нет, конечно же нет. Но я не вижу другого выхода, чтобы защитить тебя.
   - Поверь мне, я смогу за себя постоять.
   - Как сейчас? Ты слишком близко подпускаешь меня к себе, доверяешь. Вот скажи, ты сможешь по-настоящему дать мне отпор, если придется? Ударить? - я смотрела на любимого, он молчал. Бессильно сжимал кулаки, стоял и молчал. - Вот видишь!
   - Ничего я не вижу!
   Упрямый, мне его не переубедить.
   - Неужели ты не понимаешь - в отчаянии прошептала я. - Прошу тебя, пожалуйста, не усложняй... - мой голос прервался. Меня переполняли эмоции. Отвернулась, чтобы не видеть тень беды в карих глазах.
   - Кристи - тихо позвал Тимур за моей спиной. - Кристи, милая, успокойся. Я все понимаю. Но мы должны быть вместе. Все будет хорошо.
   - Мне не кажется, что все будет хорошо. Ни капельки не кажется - покачала я головой. Биться головой об стену, это бесполезно. Как заставить человека понять тебя, если он не желает этого делать.
   - Мы вместе и это главное. Отныне наши судьбы связаны воедино. Я лучше проведу эти несколько дней с тобой, чем всю оставшуюся жизнь без тебя.
   - Может, эти несколько дней все, что у нас и осталось - не хотела этому верить, но и обманывать себя что толку, потом будет еще хуже.
   - Никогда тебя не оставлю и тебе никуда от меня не сбежать - слова прозвучали клятвой, и я знала, он сдержит слово.
  Придется решать проблему не полюбовно.
  Я кивнула, сделав вид, что согласна, спорить больше не о чем. Улыбнулась и попросила:
  - Купи попить.
  Мужской взгляд из-под нахмуренных бровей слегка просветлел, но еще с долей недоверия взирал на меня. Улыбнулась шире, демонстрируя покорность, провела ладонью по щеке парня, иди, все в порядке.
  - Садись в машину, я быстро - на мгновение Тимур прикоснулся губами к моему виску, отпустил и направился в сторону магазина.
   Быстрее, мне нужен номер Алексея. Куртка охотника лежала в машине, телефон в кармане.
  Повторив вслух несколько раз одиннадцатизначный набор цифр, чтобы запомнить, подхватила с заднего сиденья свой рюкзак. Если решила, то действуй быстро, без промедления.
  Дорога от заправки делала крутой поворот, меня не сразу заметят за деревьями, и если повезет, сумею поймать попутку.
  Когда парень оказался возле машины он вмиг побледнел, его взгляд заметался по округе. Нет, этого не может быть. Эта чертовка его обманула, провела, как юнца! Глухой удар кулака о капот, но на смену злости тут же пришло беспокойство, едва он представил, как она одна противостоит стольким врагам. Одинокая, юная, слишком неуравновешенная сейчас, беззащитная и такая несуразная, она и на пустом месте найдет себе приключений, сердце сжалось от тревоги. Найду, точно отшлепаю!
  
  Я старалась сейчас не задумываться, что делаю, однако подлые мысли находили брешь в каменной стене отчуждения и проскальзывали в сознание. Одумайся.
   - Девушка, так вы едете? - грубый мужской голос заставил обратить на себя внимание. Водитель красного автомобиля, который остановился на мой взмах руки, занервничал. На сумасшедшую что ли нарвался?
  
  Черт, я не могу. Не могу оставить Тимура.
   - Нет. Извините, я не поеду. Спасибо - невнятно промямлила в ответ.
   - Ну, как знаешь - водитель недоуменно пожал плечами. Я захлопнула дверцу. Машина тронулась.
   Растерянно смотрела в след удаляющимся красным огонькам. Дороже охотника у меня никого в этой жизни нет и не будет. Я не могу вот так его бросить. "Ты не бросаешь его, а защищаешь. Ну же, не будь размазней. Ты должна это сделать. Ради Тимура, оставь его". Отчаяние и безысходность накрыла черной мантией. Даже дышать стало больно. Такова моя судьба быть в одиночестве, чтобы не причинять зло любимым. Мне нет места в человеческом обществе. И нет места в мире оборотней. Я лучше умру, чем стану одной из них. Я одна.
   Опустилась на обочину.
  Я почувствовала его еще до того, как увидела. Заставила себя оставаться на месте, хотя мне хотелось сорваться в бегство. Тугой комок застрял в груди. "Убежать. Это малодушие. Ты с ним так не поступишь. Он заслуживает... Заслуживает гораздо большего, вот только я не смогу ему дать ничего.
   Охотник подбежал ко мне.
  Схватил в объятия и сжал так, едва не треснули ребра. Я терпеливо смолчала, понимая, что сама виновата, раз довела Тимура до такого состояния. Он продолжал прижимать меня к себе, боясь, что вновь исчезну.
   Было видно, что Тимура распирает от злости и одновременно от радости.
  - Не смей больше вытворять подобное - выговорил любимый, четко выделяя каждое слово, не мигая глядя на меня. Понуро опустила голову не в силах выдержать этот взгляд. Твердые пальцы обхватили мой подбородок, заставив вновь поднять голову. Глаза в глаза. - Пойми же ты наконец, что значишь для меня - голос звучал горячо, настойчивый взгляд не отпускал ни на секунду, руки сжимали мои плечи. - Этот жестокий, холодный, равнодушный к чужой боли мир я готов полюбить, лишь только за то, что в этом мире есть ты. Со своей судьбой, которую я ненавидел, проклинал, я готов примириться, лишь только потому, что она мне подарила тебя. Ты - это все, что у меня есть.
  Я обхватила парня за талию и прижалась к его груди, теснее, еще теснее, мне хотелось слиться с ним в одно целое, навсегда, чтобы никто и никогда нас не разлучил, ни обстоятельства, ни люди, ни оборотни, ни мои бредовые идеи.
  Охотник никак не реагировал, застыл статуей, хотел показать, как он зол, наказать меня за мой проступок, но я продолжала прижиматься к мужскому телу и вскоре почувствовала отклик, иначе и не могло быть.
  Ледяная статуя начала таять, меня обняли, отвечая на объятия. Невозможность игнорировать проявление чувств с моей стороны, уступчивый вздох в мои волосы, две ладони легли на мою спину, пробежались по ней снизу вверх и обратно, опустились ниже на бедра, прижимая к своим. Объятия становились более интимными, злость, переполнявшая парня, переливалась в такую же страсть.
  Спустя время Тимур неохотно отстранился и серьезно попросил:
   - Обещай.
   Я вздохнула и пообещала, никаких действий без ведома охотника, все мои страхи мы обсуждаем вместе, и вместе принимаем решение.
  Крепко обхватив за талию, Тимур повел меня к машине.
  И снова в путь-дорогу.
  Нам обоим хотелось побыстрее добраться до места назначения, мне, потому что я устала от неопределенного ожидания и напряжения, охотнику, чтобы не гадать, что моя натура выкинет в следующую минуту.
  Солнце поманило и снова скрылось за тучу, день обещавший быть хорошим не оправдал ожиданий. Хмарь и серость осенней погоды, а так хотелось тепла, только лето закончилось. Почему душа продолжает страдать по солнцу? Ведь разум понимает, это бесполезно, нужно просто набраться терпения и ждать. Придет следующее лето, снова будет солнечно и ясно, и хмурая тоска растает в прошлом. Так и в наших судьбах, нужно всегда ждать лучшего, надеяться и терпеть, но есть одно "но", в отличие от незыблемого закона природы по смене времен года, в жизни не всегда происходит перемены от плохого к хорошему, или их вообще можно не дождаться. Что за крамольные мысли? Я отругала себя за мнительность. Возьми себя в руки, ты держалась все это время, осталось еще немного.
  
  
   Часть вторая. ОБОРОТЕНЬ
  
  Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?
  Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдет?
  Тесна мне бытия печальная темница, -
  О, если б дверь найти, что к свету приведет.
  О.Хайями
  
  Алексей нас не встретил, нам самим пришлось искать деревушку, затерянную в лесах.
  Благодаря умению Тимура ориентироваться на местности и подробные описания по карте, скитания заняли не так много времени, через сутки мы были на месте.
  Охотник был похож на робота за рулем, ноль эмоций, только дорога.
  После моего такого неудачного побега, не знаю, он на меня то ли рассердился, то ли обиделся, но оставшуюся часть пути мы почти не разговаривали. Поначалу меня это злило, потом расстраивало, а спустя несколько часов и вовсе стало все равно, я ушла в себя, замкнулась от всего окружающего мира. Следила за ощущениями, возникающими внутри меня, стараясь не пропустить изменений, надеялась, что вовремя замечу, а значит, смогу предупредить охотника. Время от времени, охотник отрывал взгляд от дороги и посматривал в мою сторону, молчал. О чем он при этом думал?
  Никто из нас не хотел тратить время на лишние остановки, только при необходимости, я просила остановиться.
   Алтайский край, земля первозданной природы, красивейшие места бескрайнего простора, горных лесов, рек, озер, небольших, живописных деревень встречающихся нам по пути. Мы продолжали двигаться вглубь, асфальт уже давно остался позади, трудная, ухабистая дорога не позволяла расслабиться, от тряски голова болталась как у китайского болванчика. Высокие деревья сплошной стеной подступали по обе стороны, такое ощущение, что едешь по туннелю, только светлая полоска дороги убегающая вперед. Вокруг необычайно тихо. Воздух свежий, что кружиться голова. Здесь ощущается, как будто по-другому время бежит, вернее даже не бежит, а течет, медленно, неторопливо.
   Мы проехали очень живописную панораму, широкая река, вдоль которой тянулся ленточный бор, это сосновые леса, растущие по песчаным берегам. Бегущая вода стремилась вдаль, столетние деревья застыли на месте охраняя покой и безмятежность, очень красиво. Но меня не радовало, внутренняя неудовлетворенность, опустошенность, не давала пробиться светлым росткам восприятия мира.
  Когда ловила свое отражение в боковое зеркальце, быстро отводила глаза. Общая усталость от поездки, от напряжения, от ожидания превращения, все это не могло не сказаться на внешности, серый цвет лица, утомленный взгляд, тусклые волосы, безжалостно стянутые на затылке в хвост. Удивительно, что Тимур нашел во мне. Последние дни совсем не следила за своей внешностью, я уже и забыла, что девушка, а не страшный, серый волк. На мой непроизвольный смешок охотник бросил на меня заинтересованный взгляд, но я промолчала.
  Хочу нормальную жизнь. Хочу нормальные отношения. А какие они эти нормальные отношения? Ну, ходить на свидания, думать о нарядах и прическах, переживать, какое впечатление произвожу на возлюбленного, волноваться о пустяках, вроде, куда мы сегодня вечером пойдем, чем займемся. Наверное, это здорово. Чтобы в голове витали девичьи грезы, вместо крамольных мыслей, радость вместо злого напряжения, свет от радости отношений, а не тьма от страха за него и за себя. Зачем я так сгущаю краски? Были часы, когда я полностью забывалась, растворялась в объятиях охотника, забывая обо всем. Ко мне одновременно пришла беда и счастье, уживутся они вместе или одно вытеснит другое, время покажет.
  Когда с человеком случается какая-то беда, он почти всегда, возведя руки к небу, восклицает: "Почему я? Господи, почему именно со мной? За что?". И совсем наоборот, когда на человека сваливается безмерная радость, счастье падает на голову, как манна небесная, человек не задается вопросом, заслужил ли он его, достоин ли, он просто радуется, иногда вспоминая о боге, благодаря его.
  Человек странное существо, в нем так много противоречий, мыслей, чувств, ощущений. Во мне две сущности, и я не представляю, как они смогут сосуществовать, когда произойдет обращение. Человек и зверь в одном теле, разум и инстинкты, я думала такое возможно только в фантастических рассказах. Так сложно в это поверить до сих пор, еще труднее смириться.
   Пейзажи мелькали за окном, дорога стала ровнее. Я то впадала в дремоту, то выныривала в явь, голова была тяжелой, тело ломило, в душе какая-то пустота, мысли постепенно растворились в тумане сознания.
  Со скрипом машина проехала по деревянному мосту через небольшую, но шуструю речушку, мне даже показалось, он не выдержит и развалится под нами, но все обошлось. Дальше тянулись поля, за ними снова лес, густые хвойные деревья.
   Когда они расступились, перед нами предстала небольшая холмистая равнина, в низине которой примостились деревянные домики. Они стояли в разнобой, некоторые вместе, некоторые на расстоянии друг от друга. Дорога в две колеи, петляя, спускалась к ним и обрывалась, дальше пути не было.
   Деревня оказалась домов в пятнадцать, несколько из них давно покосившиеся и полусгнившие, явно не жилые. Самый крайний дом к лесу был домом священника Николая, на него нам указала местная жительница, старушка. Одинокая, она с клюкой брела куда-то и проводила нас долгим взглядом. Такая тишь. Здесь еще жители интересно есть?
  На шум мотора на крыльце показался пожилой мужчина, в рясе, с седой бородой и такой же косматой головой. Остановился на верхней ступеньке, наблюдая за приближающейся машиной.
  Место, где может быть конец моего пути либо начало. Вот человек, к которому я так стремилась, тот, на кого возлагала надежды все последние дни. Оправдает ли он их?
  Так рассчитывать на него, а не откажет ли он в помощи? Алексей сам нашел меня по поручению этого человека, значит, мне должны здесь помочь. Интересно, что связывало мою мать с ним? Из ее письма говорилось, что я могу и должна ему доверять. Нехорошее предчувствие кольнуло сердце.
  Взгляд остановился на церкви, сиротливо стоявшей в стороне, почти в лесу. Она имела запущенный вид, в такой глуши мало кому было до нее дела, серые, каменные стены навивали тоску, крышу местами не мешало бы подлатать, башенки с крестами тянулись к небу, но такое ощущение, что от безысходности, а не от стремления с гордостью ввысь.
  Мама не воспитывала меня в любви к богу, не водила в церковь, хотя и не скажу, чтобы она была атеисткой. Наверное, как и большинство современных людей, просто не задавалась вопросом, а есть ли бог на самом деле, живя земной жизнью полной проблем и забот.
  Машину Тимур остановил около самого крыльца, заглушил мотор.
  На меня напала робость. Готова ли я услышать всю правду о себе? Да разве у меня есть выбор. Если у меня отнимут последнее, надежду на спасение, что тогда мне делать? Похоже, Тимура одолевали те же мысли, выходить он не спешил, глядя перед собой, сложил руки на руль.
  - Если ты хочешь, я могу сам сначала поговорить с отцом Николаем - неожиданно предложил охотник. Усталость и беспокойство отражалось на его лице.
  - Нет, не нужно - решительно покачала головой.
  Мы одновременно покинули автомобиль и ступили на крыльцо дома.
  - Здравствуй Кристина - первым поприветствовал меня старик, при этом слегка улыбаясь. Морщинки паутинкой расползались вокруг выцветших от времени глаз. - Я ждал тебя.
  - Здравствуйте.
  Старик перевел взгляд на Тимура и нахмурился.
  - Наши пути уже пересекались охотник.
  - На этот раз я пришел с миром - просто ответил Тимур.
  С минуту они изучали друг друга взглядом, затем старик кивнул.
  - Ну что ж, проходите - он посторонился, давая нам пройти в дом.
   Дом начинался с сеней, полутемные, небольшие, здесь было навалено всякое барахло, большая, деревянная дверь со скрипом неохотно поддалась, мы вошли в светлую комнату. Слева, вдоль стены тянулась длинная скамейка, одно окно, большой стол, вязаные дорожки на полу, скрипучие половицы. Проему в доме без дверей, на кухню, справа, ничем не прикрывался, еще один прямо, был завешан материей. В общем, скромное убранство деревенской избы.
   Мы скинули ботинки, верхнюю одежду.
   - Проходите за стол - старик прошел мимо на кухню.
   Охотник внимательным взглядом прощупывал обстановку, я опустилась на скамейку. Нервно теребя край футболки, пока теплая ладонь не легла поверх, успокаивая, подняла голову, Тимур ободряюще улыбнулся. Все хорошо. Я не одна.
   Все ждала, когда Отец Николай заговорит, но он молча возился у плиты. Это стало раздражать.
   Подошел к нам и поставил на стол две тарелки с едой. Как только я открыла рот, светлые глаза обратились на меня, раздался мягкий, старческий голос:
   - У нас еще есть время. Сейчас вам нужно подкрепиться и отдохнуть, как следует с дороги.
   - Но...
   - Потом, все потом Кристина - настойчиво повторил старик. - Твое тело устало, разум утомлен. Правда, она вечная, и никуда не денется.
   Мы ели молча. Отец Николай постояв над нами пару минут, вышел, оставив нас одних:
   - Ешьте, а я схожу пока в церковь. Кровати в соседней комнате.
   Думала, что кусок в горло не полезет, однако быстро все съела. Тимур уверенный, непробиваемый, как скала, своей мощной энергетикой, наверное, все же успокаивал меня.
   Мы как два послушных ребенка, поели и пошли спать.
   - Ты почему не ложишься? - видя что любимый, просто сел и сидит.
   - Ты спи, я посторожу.
   - Что? - нахмурилась я.
   - Я не слишком доверяю этому старику - покачал головой.
   - Я не верю, что он сможет причинить нам вред - высказала свое мнение. - Ты слишком подозрителен и недоверчив.
   - Да, я мало кому доверяю - согласился парень.
   - Ложись, не думаю, что он нам опасен - настаивала я на своем. - Да и что он может сделать?
   После минутного колебания охотник растянулся на кровати блаженно вытянув ноги. Через пару минут он уже сопел. Я чуть дольше пролежала пялясь в потолок, общее утомление не сразу позволило заснуть, перевернулась на бок, уткнулась в стену, постепенно меня затягивало в сон.
  
   Совершенно потерялась во времени и пространстве, мутное сознание никак не улавливало сон это или явь. Находясь, в какой-то прострации приподнялась на локте, обвела взглядом помещение. Комната, полутемная, знакомая, напротив диван, там спит охотник. Вспомнила, где я и с кем. Откинулась на подушку, но пролежать долго не смогла.
   Осторожно сползла с кровати, аккуратно ступая, чтобы не скрипели половицы, одна зараза все же скрипнула, кинула взгляд на Тимура, он только всхрапнул. Умаялся бедняга.
   В доме стояла тишина. За окном сгущались сумерки.
  Голова была словно чумная, ноги плохо слушались, волочились еле-еле, странно. На кухне зачерпнула ковшом в ведре воды, жадно выпила.
  На улице никого не было. Дома стояли в грустном безмолвии, и если бы не свет, брезжащий в нескольких окнах, могло показаться, что деревня вымерла. Вокруг очень тихо. Безветренно, лес застыл, словно сама природа замерла в ожидании. В напряженном ожидании вместе со мной. Затишье перед бурей. Смутная тревога снова возрастала в груди, и вроде деревня, как деревня, но мне было совершенно неуютно здесь.
  - Кристина.
  Я вздрогнула. Обернулась.
  - Пойдем со мной - сказал отец Николай, не дожидаясь меня направился к церкви. Как он оказался позади меня? Ведь я не услышала шагов, не почувствовала чужого присутствия. Потрясла вялой головой. Что со мной происходит? Еще раз огляделась вокруг и направилась за стариком.
  Церковь внушала чувство трепета, от камня вело холодом, но горящие свечи приносили тепло, здесь горело много свечей. Пахло воском, букетом сухих трав.
  Железная дверь налево сразу при входе. Узкая лестница с крутыми ступеньками вела вниз. Густая темнота окутывала вокруг, стало трудно дышать, это без того, что я не страдаю клаустрофобией. Стараясь не нырнуть носом вниз, цеплялась за стену. Отец Николай шел впереди, освещая путь фонариком, луч света в старческой руке подрагивал.
  Впереди забрезжил неясный свет, лестница закончилась и мы ступили в небольшой подвал, мрачный и сырой, по спине невольно побежали мурашки. Справа в двух местах висели подсвечники, пламя свеч тусклым светом освещало помещение. Здесь было жутковато, вспоминались сразу фильмы ужасов, где в подобных местах устраивали камеры пыток. Я послушно ступала за отцом Николаем, как ягненок на закланье.
   Встала как вкопанная, перед железными прутьями. Камера, метра три на три, почти пустая, если не считать матраса лежащего на полу. Моя рука прошлась по холодной поверхности. Чья это тюрьма? Неожиданно засовы заскрипели, я вздрогнула и в следующее мгновение меня с силой схватили и втолкнули внутрь. Не устояв на ногах упала на колени, болезненно поморщилась. Позади лязгнули запоры. Вскочила. Оглянулась. Отец Николай стоял напротив камеры, глядя на меня.
  - Что Вы делаете? - с испугом воскликнула я.
  - Спасаю тебя - раздался спокойный голос в ответ.
  - Заперев меня здесь? - кинулась к двери, подергала, бесполезно, меня заперли. Что все это значит? Подняла голову, напротив никого не было. - Не оставляйте меня здесь - с отчаянной просьбой раздался мой голос.
  - Я скоро вернусь - донеслось отдаленно.
  - Пожалуйста - прошептала, но уже в пустоту.
  Привалилась спиной к железным прутьям и закрыла глаза. Черт, что происходит? Глаза закрывались сами собой, я изо всех сил боролась со сном.
  Надо было прислушаться к Тимуру. Меня подкупило то, что старик был знаком с моей матерью, только это не делает его автоматически хорошим человеком. Но ведь мама написала в письме, что я могу ему доверять. Ладно, что толку ломать голову, надо выбираться отсюда. Думай, думай. Но голова не желала соображать, все мысли норовили куда-то уплыть, непонятный дурман опьянял. Не стоять на месте, чтобы не заснуть, я принялась обследовать свою тюрьму, сначала осмотрелась повнимательней, темные, голые стены, каменный пол, вот и все. На ощупь двинулась вдоль шершавой стены, холодная, чуть влажная, обошла по периметру, никакой зацепки, склеп. Вернулась снова к железным прутьям. Черт. Дьявол. С силой ударила по железным прутьям, раздалось легкое дребезжание. Мне не выйти из этой тюрьмы самостоятельно, придется ждать. Надо что-то делать. Но что? Думай, из каждой ситуации должен быть выход, должен, но его нет. Вся надежда на охотника. Он меня обязательно найдет и спасет, даже не сомневалась в этом, только сейчас он спит в доме, как младенец, делай с ним что хочешь. Тимур! Старик ушел. Куда? Страх за любимого сковал сердце. Ну не убьет же он его. Внутренне застонала , обхватив пальцами холодные железки. До уха долетели далекие шаги. Насторожилась. Прислушалась. Шаркающие, неторопливые шаги. Старик, он возвращается! Нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, ну давай, шевели ногами, появись уже. Запрыгал лучик от фонаря по темным стенам, он приближался, потом исчез, из темноты появилась темная, чуть сгорбленная фигура.
  Тяжелое дыхание, кряхтение, и к моей камере наконец-то подошли.
  - Отойди, - голос старика звучал устало, столько ходить, подниматься и опускаться по ступенькам, было для него тяжко.
  - Что?
  - Отойди, говорю, - терпеливо повторил старик. В руках он держал одеяло, которое просунул между прутьев, едва я отступила на несколько шагов вглубь. Еще поставил термос, и что-то завернутое в бумагу. - Это на случай, если проснешься и захочешь есть, - сказал, бросил на меня внимательный взгляд и развернулся.
  - Постойте, - воскликнула, шагнув вперед. - Вы снова уходите?
  - Да. А ты ложись, - посоветовал, кивнув на матрас.
  - Вы что издеваетесь? - негодование бурлило во мне бушующим потоком. - Вы не можете держать меня здесь! Тимур найдет меня!
  - Твой парень проспит, как минимум до утра, и тебе советую, - спокойно отозвался священник, даже добродушно, что только взбесило меня, руки с бессильной злобой сжались в кулаки.
  - Что Вы подсыпали нам? - догадка промелькнула в расплывчатом сознании.
  - Не бойся, всего лишь снотворное, - обернулся старик.
  Я боролась с закрывающими веками и пока побеждала.
  - Постойте! Не уходите! У меня еще столько вопросов...
  - А ты сильнее, чем я думал, - послышался старческий голос уже рядом.
  Он не ушел. Он остался. Я собрала силы, ну же взбодрись, не засыпай.
  - Зачем Вы меня заперли? И сколько здесь продержите? Выпустите! - язык немного заплетался, словно я была пьяна. Пнула ногой железные прутья, так что те задребезжали, силы меня еще не оставили.
  - Ты должна бороться сейчас не со мной, не с внешним миром и этой клеткой, а с внутренним зверем, - дружелюбно раздалось, после на старика напал кашель.
  - Вы заперли меня в этой вонючей клетке! - негодование, злость, страх, все смешалось в душе, не желая увидеть разумности в словах священника.
  - Так безопасней для тебя и окружающих, - жестко прозвучал голос. - Ведь ты не хочешь причинить кому-то вред?
  Привалилась к стене, наконец, позволив прикрыть себе веки. Но через мгновение встала, отошла вглубь.
  - Не хочу, - покорно опустилась на матрас, понимая суть сказанного. Я опасна, мне не нужно было этого говорить, я и сама знала.
  - Если я останусь здесь, это спасет меня? - задала самый важный, животрепещущий вопрос, нетерпеливо ожидая ответа.
  - Пока зверь не попробует человеческой плоти, твоя душа не проклята. Я стараюсь помочь тебе. Не позволить совершить того, после чего обратного пути не будет, только вечная тьма, - голос говорившего становился тише, глуше, от которого становилось не по себе.
  - И сколько мне здесь сидеть? - спросила, в отчаянии проведя рукой по волосам.
  - Пока звериное нутро не успокоится, не поймет, человек главнее и не подчинится ему, - слова, все лишь слова, которые ничего не значили для меня.
  - Что это значит? Я не понимаю, - прошептала беспомощно.
  - Когда это произойдет, поймешь, - старик нервно потер переносицу. Хм, спасибо за подобный ответ, он пролил свет на тьму не знаний. Черт, он скажет мне что-нибудь дельное или нет? В душе снова вспыхнули искорки злости, разлетаясь фейерверком по нервам. - Душа твоя освободится от оков, воспарит к небесам и свет примет тебя в свои объятия...
  - Умру я что ли!?
  Это он имел в виду, выражаясь так витиевато? Но старик не слышал меня, продолжая однотонно бормотать себе под нос, как молитву.
  - ... Будем надеется на лучшее. Я буду молиться за тебя...
  - А что делать мне? - вскричала так, что эхо звоном отлетело от стен, проносясь по замкнутому помещению. На этот раз меня услышали.
  - Борись, - мутный взгляд выцветших глаз отталкивал. - Борись, с внутренним зверем, не дай ему себя победить.
  - Но как?
  - Молись. Молись Богу, деточка, он поможет...
  Вот ведь чертов божий фанатик. Похоже более внятного ответа добиться от него не удастся. Как делают дети, зажала уши руками, чтобы больше не слышать раздражающий бред старика, но руки превратились в кулаки, с сильной сжимающие голову, стало ломить виски. Замолчи глупый старик. Сквозь стиснутые зубы доносилось утробное рычание, лучше слушать его, вместе с ним вырывалось хриплое, прерывистое дыхание, грудь ходила ходуном, жар внутри сжигал дотла, поднимаясь из глубин нутра. Боль, физическая и душевная, соперничали между собой. Упала ничком вниз уткнувшись лицом во влажную грязную материю матраса. Перетерпеть. Переждать. Перебороть.
  В какой-то момент оглушающая тишина вокруг резанула слух. Подняла голову и посмотрела за решетку. В черной рясе до пола на темном фоне стены выделялось только бледное лицо старика, в темноте напоминающее приведение.
  - Уйди, - прохрипела не своим голосом. Ухо уловила судорожный вздох. Бледный лик дернулся в темноте, скрылся. Старик отвернулся, шаркающие шаги удалялись к выходу. Я осталась одна. Блаженная тишина. Одиночество. Свернулась в углу раненным зверем. Затихла.
  Внутреннее затишье длилось не долго, будто перед бурей, спад, чтобы набрать силу и снова ринуться разрушительным ураганом.
  Желудок скрутило судорогой, и я почувствовала такой лютый голод, словно не ела неделю. Сорвалась ураганом с места к тому месту у решетки, где лежал заветный сверток принесенный стариком. Бутерброды? Скривилась от досады, но набросилась все равно, не пережевывая глотала куски хлеба, сначала с колбасой, потом с сыром. Сухие, они застревали в горле, усилием проталкивала их внутрь, что рядом стоял термос и не вспомнила. Тошнота подступила неожиданно и в следующую секунду, все, что я заглотила, лежало малоприятной массой на полу, живот болел, нова волна тошноты подступила второй волной, вывернула меня наизнанку, и более проваренная пища освободила желудок до конца. Стало легче. Сгорбленная как девяностолетняя старуха прошла и рухнула обратно на матрас. Что со мной происходит? Я умираю? И вдруг, откуда-то изнутри ясный злой голос, словно на ухо прошептал: 'Нет, в тебе всего лишь умирает человек'. Мелкая дрожь страха с ознобом, сознание затуманилось, я стала проваливаться в бездну... Горячий импульс по венам и провал.
  Очнулась от холода на каменном полу, в углу, свернувшись в клубок, поджав под себя ноги и руки. Как я здесь оказалась? Последнее, что помнила, я доковыляла до матраса. Странно все это. Потянулась. Тело неприятно ломило, не оттого что отлежала, а от усталости, мышцы ныли, такое ощущение, что всю ночь трудилась физически. А почему ночь? Сколько сейчас времени? Вокруг было темно, только тускло догорающая свеча оставленная священником у дальней стены за решеткой напротив, раздражающе сморщилась, лучше вообще без света, глазам комфортней в полной темноте, но внутреннее чутье говорило, что уже утро. Прошлась по камере, разминая тело, поигрывая мышцами, словно готовящийся боксер на ринге перед боем, хруст позвонков от слишком резких движений шеей. Черт, такое ощущение, что всю ночь на шее висела гиря, а на позвоночнике лежали кирпичи. С каждой минутой во мне крепло ощущение, что я вовсе не спала, а бодрствовала. Тогда почему я этого не помню? Белое пятно в сознании. И вдруг проблеск воспоминаний, как яркая вспышка, я натягиваю джинсы и футболку и сворачиваюсь в углу в клубок. Мороз пробил до костей, страх из глубин черной дымкой медленно заполняя душу и сознание. Сердце увеличивало ритм, разгоняясь как спринтер перед финишной прямой. Я не могла его контролировать. Руки противно подрагивали, посмотрев на них, увидела стертые почти до мяса ногти, разъяренный зверь пытающийся вырваться наружу дерет бетонные стены... Вдох-выдох. Не забывай дышать. Дыши. Медленно. Вот так. Сердце в груди выравнивало ритм. Медленный вдох-выдох. Шаги. Далеко, но они приближались. Голоса. Тимур! Из последних сил взяла себя в руки. Прикрыла на секунду веки. Провела ледяной рукой по лицу, стирая страх. Не показать, что со мной происходит. Все нормально. Я в порядке. Для верности стиснула руки за спиной. Отошла и села на матрас. Тимур, прошептала вслух любимое имя. Я даже не сомневалась, что он найдет меня. И тут же закрался в душу скользкий вопрос. А так ли уж это хорошо?
  Две фигуры вынырнули из темноты, первым шел старик, за ним любимый. И сердце снова увеличило ритм, но сейчас по другой причине, как же я по нему соскучилась. Мы не виделись со вчерашнего дня, а казалось, прошла вечность. Я видела, как заблестели темные глаза на бледном взволнованном лице, когда Тимур увидел меня, судорога пробежала по мужественному лицу, затем промелькнуло облегчение и лицо застыло, прямой взгляд не отрывался от меня, пока он приближался к камере. Движения его движения были сдержанными, напряженными. У меня в груди зародилось двойственное чувство, с одной стороны радость от близкой встречи, вот он сейчас обнимет, поцелует и станет легче, с другой стороны, чувство отторжения, быть подальше от всех и от него в том числе, словно спасение в одиночестве.
  Остановившись возле решетки, тихий голос скомандовал:
  - Открывай!
  Старик переменился в лице, замотал головой.
  - Нельзя, она не должна выйти отсюда...
  - Выпусти ее!
  Я поднялась и сделала шаг по направлению к ним.
  - Тимур, не надо, - хриплый, неродной голос. Тревожный взгляд Тимура из-за стоящего впереди священника. Прочистила горло, для того чтобы продолжить. - Я хочу остаться здесь.
  Мои слова прозвучали для охотника как гром среди ясного неба и заставили растеряться, не часто увидишь подобную картину.
  - Что? О чем ты? - недоверчиво качнул головой, откидывая волосы с лица.
  - Я останусь здесь, - второй раз увереннее повторила я, и сама поняла, так надо, так будет лучше всего.
  - Это идиотизм, - покачал головой любимый, не поверив мне. Провел рукой по волосам с мучительным выражением на лице, не ожидал подобного, пришел спасать, а в итоге спасать некого.
  - Ты хочешь спасти Кристину? Тогда не мешай, - старческий голос заговорил быстро, поймав шанс достучаться до охотника.
  - Я не позволю остаться тебе в этой сырой темнице, - обращаясь ко мне, произнес твердо Тимур. Я отвернулась, пряча недовольство.
  - Я уже объяснял тебе охотник, Кристина должна быть заперта, и для ее же блага. Если ты позволишь ей совершить убийство, думаешь, она простит тебя потом? - донесся позади возглас священника,
  - Кристи? - Просьба в голосе заставила меня обернуться. - Ты выдержишь здесь?
  - Если это единственный способ, я выдержу все, - сказала просто. Выбора все равно нет, уйти, подвергнуть опасности всех. То, что со мной случилось этой ночью, горячая дрожь сотрясла тело. Я еще не поняла, что это было, но я знала, что-то очень плохое. Не помнить, что ты делала, значит не контролировать себя. Страшно до глубины души, до коликов в животе, до дрожи в коленях.
  - Хорошо, я останусь с тобой, - спустя пару минут раздумий озвучил свое решение Тимур.
  - Нельзя! - тут же по помещению разлетелось хриплое эхо от возгласа священника.
  Не обращая больше внимания ни на самого старика, ни на его крики и предупреждения, охотник забрал ключ из беспомощных, по сравнению с ним, пальцев, отпер замок, со скрежетом потянул на себя дверь и шагнув внутрь закрывая ее за собой. Непроизвольно мои ноги сделали шаг назад, а охотник шагнул вперед. Несколько минут мы стояли друг против друга, всматриваясь в знакомые лица, как два незнакомца. Я с настороженностью, парень с удивлением. Что вдруг случилось? Эта ночь многое изменила. Она изменила меня, еще не понимая, я чувствовала себя какой-то другой. Осторожность зверя превосходила над человеческим стремлением кинуться в объятия любимого ища утешение.
  Отметя все сомнения, если они и были, одним махом, Тимур решительно приблизился ко мне, прижал к себе, нетерпеливые руки говорили, что он соскучился, стук сердца в груди выдавал его волнение. Я ответила на мужские объятия без энтузиазма, и скоро отстранилась.
  - Ты в порядке? - заглядывая мне в глаза, спросил охотник.
  - Не знаю, - соврала, отводя взор.
  - У тебя что-то болит? - голос с волнением.
  - Нет, - снова сказала неправду.
  - Я могу тебе чем-то помочь?
  - Нет.
  - Кристи, объясни мне, что с тобой происходит. Твои однозначные ответы меня пугают, - парень попытался взять меня за руки, но я не давалась.
  - Выйди и запри решетку, - безжизненный холодный голос.
  - Я так просто не уйду, - растерянность в темных глазах давно уже сменилась решительностью, и упрямства ему не занимать.
  - Ты хочешь, чтобы я тебя умоляла? - спросила тихо, отойдя к дальней стене.
  - Почему ты меня гонишь? - Тимур не понимал, что происходит, мучительно пытаясь сделать как лучше.
  - Одной мне будет... лучше, - на этот раз прозвучал мой честный ответ.
  Одним словом можно выбить человека из колеи, заставить состариться за минуту на десятки лет, дать погаснуть огню в живых глазах, растоптать порывы чувств, не дать надежде расправить крылья.
  - Хорошо, если ты так настаиваешь, - смиренный голос произнес слова через силу, широкие плечи опустились, парень развернулся и покинул камеру. Скрежет решетки, ключа проворачивающегося в замке, моя тюрьма осталась только моей. Сейчас мне было не жаль ни себя, ни его, душа, словно окаменела. Вокруг бетонные стены уже не казались заточением, они стали надежным убежищем.
  Охотник не ушел совсем, он устроился у стены напротив камеры. Священник тяжело повздыхал, даже попытался его уговорить покинуть помещение. Зачем мучить себя? Но охотник был неумолим, он принял решение и ничто не могло его переубедить. В разговор снова вступила я.
  - Тимур уйди.
  - Я вышел из камеры, как ты того хотела, но с этого места я не сдвинусь, - нейтральный холодный голос без лишних эмоций. Он уступил сколько смог. Дальше та грань, которую он не может переступить, граница отделяющая его и меня. Я смогла через нее перешагнуть, он нет. На что он надеется? Вернее продолжает. Сегодня ночью меня оставили последние капли надежды, глупое, бесполезное занятие, приносит только разочарование. Давно пора было уже понять, ничего изменить нельзя. Смириться, понять и принять. Но как понять то, чего не в силах постичь разумом, смириться с тем, что отвергаешь всем нутром, принять то, от чего бежишь как от огня. Последний спасительный рубеж позади, старик не помог, не вразумил, не оправдал, не оставил искры света в темном царстве. Наговорил кучу религиозных вещей, запер здесь, хотя трудно его в этом винить. Иными словами, бросил в пучину безбрежного океана снабдив маленькой лодкой, помахал вслед белым платочком утирая скупую слезу и со словами напутствия 'выплывешь, не выплывешь, на все воля божья'. Старый маразматик. Злость током прошла по венам, лучше не думать об этом. Спокойно. Не думать. Вот только бы побыстрее он с глаз моих исчез. Все исчезните. Никого пусть не останется. Одна так одна. Развернулась и посмотрела на охотника. Прямой взгляд карих глаз опалил сталью. - Я останусь здесь, с тобой, - это было его последнее слово. Решение, от которого не отговорить.
  Чего он добивается? Этого? В глубине зарождалось злая буря, нет, это была уже не та злость, что минуту назад. Тихая ярость. Медленно, очень медленно кралась на мягких подушечках черной кошкой, прыжок, выпуская когти. Тело само рвануло к решеткам, пальцы стиснули ржавые прутья, зубы обнажились, из горла исторгся рык. Приступ неконтролируемого бешенства прошел быстро, как только сознание взяло вверх над инстинктами. Горячая волна схлынула, принося слабость, опустилась на бетонный пол, продолжая сжимать в холодных пальцах стальные прутья.
  - Зачем ты это делаешь? - устало выдохнула в звенящей тишине. Шаги сбоку. Сорвалась с места отскочив подальше. Повернулась. Тимур остановился у самой решетки, словно ничего не боясь.
  - Эээй парень, ты лучше отойди..., - засуетился старик. Охотник даже взгляда не бросил в его сторону, все внимание было сосредоточено на мне.
  - Потому что не могу бросить тебя одну, в этой сырой мрачной темнице, один на один сражаться с сущностью оборотня, - слова отрывисты, в голосе нотки отчаяния, их не скрыть.
  - Ты хочешь понаблюдать за этой картиной? - злорадный оскал, тихое утробное рычание.
  - Мы не знаем всего, что должно произойти, - игнорируя мою провокацию отозвался спокойный Тимур, но сколько сил стоило ему это показное беспристрастие. Напряжение волнами исходило от сильной мужской фигуры. - Быть может, случиться, что я смогу чем-то помочь.
  - Неужели так трудно понять? - с горечью бросила в ответ. - Я не хочу, чтобы ты видел меня такой!
  Дребезжащий звук от удара по железным прутьям.
  - Дьявол, Кристина! Я уж думал дело серьезное! А тут, - не менее злой, чем я только что была, разве только рычать охотник не умел, но глаза метали молнии, руки тряслись от нетерпения добраться до виновника, то есть до меня, и взгреть как следует. Это желание большими буквами читалось и на искривленном бешенством лице. Опешив от столь бурной реакции, пока не понимая ее, я чуть отступила назад.
  ***
  Звякнули запоры, парень снова оказался передо мной. Сжал моли плечи и встряхнул, словно безвольную куклу, я продолжала зачарованно наблюдать, будто со стороны за происходящим. Его злость, моя же наоборот, куда-то испарилась, готова была выплеснуться наружу, но он ее сдерживал. Глаза сверкали, скулы заострились, губы плотно сжаты, пальцы больно впиваются в мою плоть. Затем меня так же неожиданно, как и схватили, отпустили. Охотник отступил назад глядя мне прямо в глаза. Не выдержав пристального немигающего взора я потупилась. Мы словно поменялись местами, сейчас я была растеряна, сбита с толку, мужской реакцией, его агрессией. Вдруг шершавые подушечки осторожных пальцев коснулись моей щеки. От неожиданности мое тело само по себе отшатнулось. Инстинкты.
  - Кристи, - позвал тихий голос, в нем не было больше ярости, лишь нотки усталости, обреченности.
  - Не надо, - сказала безжизненно. Зачем он мучает себя и меня?
  - Если ты боишься, что увидев монстра я изменю свое отношение к тебе, то нечего бояться. Для меня ты всегда останешься самой желанной и прекрасной девушкой на свете.
  Признание, от которого не смогла удержаться от печального смешка.
  - Ты мне не веришь? - раздался властный голос.
  Я присмотрелась к Тимуру. Твердый, прямой взгляд, в котором светилось искренность, любовь, надежда на будущее, уверенность в своих силах. А вот у меня хватит сил выстоять? Если не хватит я подведу, нет, не себя, в первую очередь его. Вот такое у меня сейчас было чувство. Страх не оправдать возложенные на тебя надежды. Не способность дать тому, кто тебя любит, ничего, кроме горя. Разочаровать. Разбить сердце. Принести после себя только горечь и боль. Это во мне говорил человек. А оборотень старался оказаться как можно дальше от охотника. Он враг, неожиданно прошептала темная половина души. Враг и внутренняя дрожь по нервам, как раскаленным железом по плоти. Противоречия грызли изнутри.
  - Я не враг тебе, - словно прочитав мои мысли или скорее, охотник слишком хорошо знал тех, на кого охотился, тихо, но твердо произнес он.
  - Этой ночью во мне что-то незримо изменилось, - призналась неуверенно. Охотник ощутимо вздрогнул. Карие глаза заволокла печаль. - Внешне я пока еще человек, а вот внутри, - пожала плечами, - больше нет.
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"