Павлова Татьяна Владимировна: другие произведения.

Вызов из прошлого.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновления от 31.03.12Можно ли убежать от прошлого? Можно, вот только оно имеет скверную привычку догонять. Можно конечно скрываться от него всю жизнь, а можно остановиться и встретиться с ним лицом к лицу. Что выберешь ты?

  Бог даёт, Бог берёт - вот и весь тебе сказ,
  Что к чему - остаётся загадкой для нас.
  Сколько жить, сколько пить - отмеряют на глаз,
  Да и то норовят не долить каждый раз.
   О.Хайями
  
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
   Я мчалась по ночному городу, наслаждаясь чувством свободы, обожаю белые ночи. Летний ветерок приятно трепал мои волосы через открытое окно, из динамиков лилась любимая музыка, джаз, в эти минуты я была по-настоящему счастлива. Управлять железным конем доставляло одно удовольствие, мощь, сила, скорость. Лексус последней модели, ярко красного цвета, подарок любовника, летел сквозь ночь, не зная препятствий. Неожиданно звонок мобильного вторгся в мой рай.
   - Ну, ты где? - раздался нетерпеливый мужской голос в трубке. Черт. Я совсем забыла про него.
   - Буду через пять минут, - буркнула, отшвыривая трубку на переднее сиденье. Настроение мгновенно испортилось. У меня не было никакого желания с ним встречаться. Что могло произойти? Ведь мы только вчера с ним виделись. Я надеялась, что не увижу его, по крайней мере, до пятницы, а сегодня только вторник. Мы встречались пару раз в неделю, и меня это очень даже устраивало. Хотя последнее время наши встречи участились, и меня это уже не устраивало.
   И тут я заметила за собой хвост. Черный джип с тонированными стеклами следовал за мной на одинаковом расстоянии, как приклеенный. Дорога была свободна, но он висел у меня на хвосте, не делая никаких попыток ни догнать, ни обогнать. Впереди показался ресторан. Подъехав, я припарковалась и заглушила мотор, но выходить из машины не спешила. Посмотрим, что предпримет преследователь. Джип, подкатив к ресторану, остановился в нескольких метрах от меня, да так "удачно", что рассмотреть номера не представилось возможность. Кто это может быть? Папочка? Через столько-то лет? Нет, вряд ли. Бывший любовник? Вполне может быть. Вглядываться в тонированные стекла было бесполезно.
   Неожиданный стук в стекло заставил меня вздрогнуть. Предо мной предстал мой любовник, Сергей. Я опустила стекло.
   - Ты чего здесь сидишь? - спросил он.
   - Ничего. Идем, - я вышла из машины и быстрым шагом направилась к входу в ресторан. Сергей семенил позади, но спиной я чувствовала на себе еще чей-то взгляд.
   - Маша, что-то случилось? - с беспокойством в голосе спросил Сергей, внимательно вглядываясь мне в лицо.
   Мы сидели за столиком напротив друг друга, он преданным взглядом всматривался в мое лицо, как будто пытаясь там что-то разглядеть. Легкая, тихая музыка заполняла зал, приглушенный свет, свеча на столе, все вокруг располагало на романтический лад. Терпеть не могу.
   - Ничего, - легко повела плечиком, невинно глядя на Сергея. - С чего ты взял?
   - Ты какая-то странная сегодня, - мужчина сгреб мою руку в свою и теперь мял ее.
   - Да обычная я, - получилось резковато, как можно мягче попыталась вернуть себе свою руку, ее неохотно отпустили. И тут же спросила, чтобы уйти от неприятной темы. - Это ты скажи, что случилось? С чего вдруг такая неожиданность?
   - Я ушел от жены, - торжественно объявил он, глядя на меня сияющими глазами.
   - Что ты сделал? - опешила я.
   - Ушел от жены. Теперь мы можем быть вместе, не таясь. Скоро я оформлю развод и тогда мы сможем пожениться, - он явно ожидал от меня другой реакции. Со счастливым визгом броситься ему на шею? Но моих актерских способностей на это явно не хватит. - Ты не рада?
   Я не знала смеяться мне или плакать.
   В ресторан вошел мужчина. Высок, хорошо сложен, коротко стриженные, темные волосы, мужественное, красивое лицо. Каким-то шестым чувством я поняла, что это и есть мой преследователь. Я была уверена, что раньше наши дорожки никогда не пересекались. Я бы вряд ли его забыла. Такого и захочешь, не забудешь. И что ему понадобилось от меня? На лице мужчины застыло надменно-скучающее выражение, как будто ему до смерти надоело все вокруг. Движения небрежно-расслабленные, но эта расслабленность была обманчива, в любое мгновение он готов наброситься на врага. Опасный противник. Да Маша, тебе "везет" как всегда. Словно почувствовав на себе взгляд, мужчина повернул голову прямо в мою сторону. От неожиданности я вздрогнула, но взгляда не отвела. Я продолжала разглядывать его, а он в свою очередь разглядывал меня. И тут он улыбнулся, я почувствовала,... как меня взяли за руку, и только тут вспомнила о своем кавалере. Неохотно переведя на него взгляд, я увидела на его лице ожидание. Кажется, я что-то пропустила.
   - Ты не рада? - выражение его лица постепенно менялось. Глаза подозрительно сузились. О чем это он?
   - Чему? - я хлопала глазами.
   - Я расстался с женой, - повторил Сергей, заглядывая с ожиданием мне в глаза.
   "Дьявол!" взревел мой внутренний голос. Я подалась вперед, но тут же плюхнулась обратно. Зачем? Кто его об этом просил?
   - Поехали домой, - мой голос прозвучал глухо от сдерживаемых эмоций. Есть, совершенно расхотелось.
   - Но как же наш заказ? - прогнусавил любовник, чем вызвал во мне волну раздражения. Глубоко вздохнула, провела язычком по розовым губкам и мило улыбнулась, Сергей зачарованно следил за мной.
   - Ты хочешь, есть? - спросила с придыханием и томно посмотрела ему в глаза. На мгновение он замер, затем, сглотнув, хрипло выдохнул:
   - Нет.
   - Тогда поехали, - нетерпеливо скомандовала, поднимаясь из-за стола.
  Проходя мимо таинственного преследователя, на мгновение встретилась с темным взглядом. В нем не было угрозы, но мне отчетливо представился хищник на охоте, от которого никто не уйдет, мой глаз дернулся в неотчетливом порыве. Я подмигнула ему. Криво усмехнулась в ответ на вскинутую мужскую бровь.
  
   Я подъехала к дому, к своему, одна. Заглушила мотор и опустила голову на руль.
   Отделаться от горе-любовника мне не составило большого труда. Уже, будучи в машине он не переставал меня лапать, смотрел на меня вожделенным взглядом предвкушая ночь любви, еще не подозревая, какой облом я ему готовлю. Остановилась у какого-то магазина, кинув "купи вина", и как только мужчина послушно кинулся выполнять поручение, без всякого сожаления помахала ему ручкой и рванула с места. Обломись дружок. Сегодняшний вечер меня утомил. Не думала, что Сергей окажется, так скор на расправу. Уйти от жены к любовнице, которую знаешь меньше месяца, это скажу я вам, черте что. Думала у меня еще есть время, прежде чем раствориться на просторах нашей необъятной родины, вытянуть из нынешнего любовника деньжат. Хотя, есть ли смысл? Какой к черту смысл в этой поганой жизни. Я просто живу. Живу каждый день, как последний, не думая о будущем.
   Неожиданно дверь моей машины открылась, и на соседнем сиденье оказался мой преследователь. Испугалась ли я? Нет, скорее удивилась. Я почему-то была уверена, что он меня подстережет у порога дома. Ну, знаете, как в детективах, я захожу в подъезд, подхожу к двери квартиры, достаю ключи, а тут сзади он, или нет, еще лучше я подхожу к двери, а он стоит такой с наглой мордой привалившись к косяку и курит... Черт, чушь всякая в голову лезет, видать и впрямь переутомилась.
   - Добрый вечер, - поздоровался ночной гость. Как я и ожидала с такой внешностью, голос тоже не подкачал: приятный тембр с легкой хрипотцой. Того гляди и мурашки по спине побегут.
   - Вообще-то ночь на дворе, - нелюбезно отозвалась я. Тоже мне, вежливый какой. Вот только его сюда никто не приглашал.
   - Не бойся, я не причиню тебе вреда, - сразу перешел на "ты" мужчина. У меня его фраза вызвала тень улыбки.
   - Ага, - сама не знаю, что я хотела этим сказать. Моя голова снова опустилась на руль. Черт дери все-таки этого Сергея! Спрашивается, ну какого дьявола он ушел от жены? Миллионы мужиков живут с женами, имея любовниц, и не уходят от первых. Молчание в салоне затянулось. Может музыку включить? - Чего изволите сударь? - подала я голос, а то так можно просидеть всю ночь.
   - Я знаком с твоим отцом.
   У меня вырвался тяжелый вздох. Чутье меня не подвело. А я так хотела на этот раз ошибиться.
   - Сочувствую, - на выдохе.
   - Что? - не понял мужчина.
   - Сочувствую, говорю, - повторила, приложив ладонь к груди. - Всеми фибрами своей души, - и закончила уже жестко. - Мой папочка редкостная скотина.
   Мужчина смотрел на меня несколько секунд, не мигая, его взгляд словно хотел проникнуть мне в душу. Но я уже давно научилась скрывать всякие эмоции, на моем лице была маска равнодушия.
   - Был, - ночной гость снова смолк. Видно давая мне время обдумать сказанное. Я по-прежнему смотрела на него с непроницаемым выражением лица. Он неожиданно вздохнул и продолжил. - Твой отец умер четыре месяца назад.
   Я не смогла сдержать кривой усмешки. Это он сказал на тот случай, если до меня не дошло сразу? Мужчина нахмурился. "Что я чувствую?" спросила я сама себя. Ничего. Мой отец умер для меня много лет назад.
   - Ну и что тебе от меня надо? - недобро сузив глаза, спросила я. Взгляд мужчины стал тяжелым, он явно ожидал от меня проявление неких чувств, мое полное равнодушие ему было не по нраву. А мне плевать, что ему по нраву, а что нет. Путь говорить и быстрее катиться отсюда. - Ты мне скажешь или так и будешь сверлить взглядом?
   Я что должна клещами из него каждое слово тащить?
   - Твой отец оставил завещание и ты единственная так сказать наследница.
   - А ты значит, как в американских фильмах искал меня, чтобы вручить это самое наследство? - насмешка в моем голосе сквозила с недоверием.
   - Что-то в этом роде, - неожиданно смутившись, пробормотал незнакомец. Я удивленно приподняла брови.
   - Придется тебя разочаровать, но ты зря проделал, думаю неблизкий путь. Я никуда с тобой не поеду. Мне не нужны его деньги, можешь делать с ними, что захочешь.
   - Ты должна поехать со мной. Необходимо уладить кое-какие бумажные дела.
   - Я же сказала тебе, я никуда с тобой не поеду. Если нужно я подпишу необходимые бумаги прямо сейчас.
   - Это нужно сделать на месте. Боюсь, тебе придется поехать со мной. Металл в мужском голосе разозлил меня.
   - Придется? - я прищурилась. - Ты что же заставишь меня? Позволь полюбопытствовать, как? Припугнешь? А может, свяжешь, заклеишь мне рот и засунешь в багажник автомобиля? - в моем голосе звучала издевка.
   Челюсти парня сомкнулись. Взгляд заледенел.
   - Вынужден тебя разочаровать, но подобные методы не в моих правилах. И потом, обычно женщины сами готовы поехать со мной на край света, - сказал он это с таким серьезным выражением лица, что я не могла понять шутит он или нет.
   - Ну а те, кто все же не горит желанием ехать с тобой на край света? - ядовито полюбопытствовала я.
   - Таких еще не встречал, - самодовольная усмешка вызвала у меня резкое чувство отторжения.
   - Да ну? - съязвила я. - Мне как всегда посчастливилось быть первой, - уже скорее для самой себя пробормотала я. Незнакомец усмехнулся и взялся за ручку дверцы.
   - Даю тебе время до завтра. Подумай, - и не удостоив меня больше взглядом покинул машину.
   Надо сказать, его самоуверенность меня немало поразила. Я что ему непонятно сказала? Какое еще к черту время до завтра? А что будет завтра?
  
   ГЛАВА ВТОРАЯ
   Уснуть мне удалось только в четыре утра, поскольку полночи в дверь барабанили, кричали, умоляли, угрожали, не мне, а выломать дверь. У Сергея точно крыша поехала. Тишина наступила только после того, как соседи пообещали вызвать полицию. Теперь не умолкал мобильный, звонил без перерыва.
   Проснулась я от тревожного чувства. Я всегда доверяла своей интуиции, поэтому и сейчас решила не мешкать. Быстро соскользнула с постели, оделась, часы показывали пол пятого. Ну, не судьба мне поспать этой ночью. Подошла к окну, одинокий фонарь тускло освещает вход в подъезд, ветер шелестел листвой аллеи, пустой, темный, двор, под деревом у скамейки дремал бездомный пес. Прислушалась, и тут ухо уловило тихий скрежет, на цыпочках прокралась в коридор, точно, кто-то копошится в замочной скважине моей входной двери. Замок у меня был один, центральный, вскрыть его отмычкой профессионалу, наверное, не составляет труда. Дверь стала медленно открываться, я ждала, нервы были, как натянутая пружина. Человек сделала шаг, второй... Пора! Подсечка, захват, болевой прием и мужчина у моих ног без сознания. С трудом втащила его в коридор, тяжелый зараза, захлопнула входную дверь. Сходила в кладовку за веревкой, и включив в помещении свет, начала связывать непрошенного гостя по рукам и ногам, поднапряглась еще, в итоге привалив его к стене, вытерев пот с лица, поднялась. Парень оказался мне не знаком, на вид двадцать-двадцать пять лет, лысый, нос с горбинкой, видно не раз получал по нему, в общем, бандитская рожа, одет в джинсы и ветровку. Проверила карманы, телефон, полазила, ни знакомых имен, ни интересных SMS, да пачка сигарет с зажигалкой. Закурила. И что мне с тобой делать дружок?
   Прошла в комнату и быстро собралась, понадобилось мне на это минут пять. Деньги, документы и необходимые вещи у меня всегда были сложены в одном месте, на случай непредвиденного исчезновения. Включила телефон, который тут же заиграл. На дисплее номер не определился.
   - Да, - настороженно произнесла я.
   - Маша, немедленно уходи из дома, - взволнованный голос на том конце невозможно было не узнать.
   - Собственно кто это? - но я сделала вид, что не узнала.
   - Марк.
   - Не знаю никого с таким именем.
   - Мы вчера встречались, вернее уже сегодня. Я друг твоего отца, - с досадой произнес голос на том конце.
   - Бывший, - автоматически поправила я.
   - Что? - недоуменный мужской голос.
   - Бывший друг, раз моего папочки больше нет, - терпеливо пояснила свою мысль. - И вот как оказывается, тебя зовут, - воскликнула весело. И словно пробуя на ощупь языком, медленно произнесла. - Марк. А я думала ты хочешь остаться инкогнито, - с издевкой пропел мой голос.
  - Сейчас не до шуток, - раздраженно кинули в трубку и уже мягче. - Я прошу тебя покинуть квартиру.
   - Зачем? - полюбопытствовала я.
   Тяжелый вздох в самое ухо, терпение явно было на исходе. И чего это он так разволновался, из-за меня что ли?
   - Скоро у тебя будут "гости" и они вряд ли придут чай попить, - теперь издевка прозвучала в мужском голосе.
   - Да собственно они уже здесь, вернее, один из них.
   Несколько секунд молчания в трубке подсказали, что мой собеседник растерялся. Я обвела взглядом комнату, проверяя, не оставила ли я личных вещей, по которым меня можно будет найти.
   - С тобой все нормально? - глупее он вопроса задать просто не мог.
   - Все ОК, - подтвердила жизнерадостно. - Извини, я бы с удовольствием с тобой поболтала Марк, но сейчас мне некогда.
   "Меня ждет занимательная беседа с другим мужчиной" про себя добавила я, нажала отбой и перекинула сумку через плечо. Стоны и проклятия из коридора возвестили о том, что неудачливый "гость" очнулся, пытается освободиться и в недоумении гадает, что же произошло.
   При моем появлении парень замер.
   - Кто ты? - прохрипел он.
   - Вообще-то это я у тебя хотела спросить, - внимательно смотрела на парня, нет, он не просто вор, он влез именно в мою квартиру с какой-то целью. Зачем я ему? - Кто ты? И зачем влез в мою квартиру?
   - Да пошла ты, - огрызнулся парень, еще не зная, с кем связался. Ну что ж, придется ему продемонстрировать серьезность моих намерений.
   - Неверный ответ.
   Голова парня дернулась под моим ударом.
   - Да пошла ты коза, - отплевываясь.
   И тут же получил под дых, закашлялся, свалился мешком на бок. Хоть, и говорят, что лежачих не бьют, дак я и не била, так просто погладила. Я медленно опустилась перед ним на корточки.
   - Слушай, сейчас наберу 02, и сдам, куда следует, - произнесла глухо.
   - Я сижу связанный и избитый в твоей квартире, - наглая рожа лоснилась от превосходства. - Может, ты маньячка какая, схватила на улице, притащила в дом.
   - Думаешь менты идиоты, в такую ахинею верить? - с раздражением кинула в ответ.
   - Может и не поверят, но нервы потрепят и тебе - с вызовом глядя на меня.
   - Ладно, - хлопнула по коленям, поднимаясь. - Не хочешь по-хорошему, я могу и по-плохому, мне без разницы.
   Вышла на кухню, выбрала ножичек побольше и поигрывая им вернулась к пленному.
   - Думаешь, напугала...?
   Молниеносный замах и холодное оружие нашло свою цель.
   Отошла к стене, любуясь своей работой. Парень в шоке смотрел на нож, торчащий в полу между своих ног, в каких-то миллиметрах от мужского достоинства.
   - Ты... ты малахольная, - он мог только заикаться.
   - В следующий раз не промахнусь, - шутки закончились, я в упор смотрела парню в глаза. С минуту он приходил в себя, я терпеливо ждала.
   - В баре, где мы зависаем с компанией, ко мне подошел какой-то мужик, предложил подзаработать. Надо было напугать одну девку, - под моим взглядом заерзал. - Влезть ночью к ней в квартиру и передать послание
   - Ну? - нетерпеливо воскликнула я.
   - Я не знаю, - простонал парень.
   - Что ты должен был мне передать? - наседала я на него.
   - Я должен был набрать номер на телефоне и поднести тебе к уху.
   - Номер.
   - Он на пачке сигарет.
   Не раздумывая, нашла пачку, на которой были накарябаны одиннадцать цифр. Гудки, режущие слух, возвестили, что такого номера нет, попробовала набрать еще раз, тоже самое.
   - Ты издеваешься? Такого номера не существует, - мои брови сошлись на переносице.
   - Может, че спутал? - проблеял парень в свое оправдание. - Там темно было, и музыка орала.
   - Как выглядел мужик? - вздохнула я.
   - Не рассмотрел я его, говорю же, темно было. Ну, мужик, как мужик.
   Я чертыхнулась про себя.
   - Когда и где должны встретиться для передачи денег?
   - Дак он сразу заплатил.
   Недоверчиво покачала головой:
   - А если бы ты не выполнил свою работу?
   - Сказал, что узнает и из-под земли достанет. И ему как-то сразу верилось, - пробормотав, закончил он.
   Я с досадой плюнула, от него, как от козла молока. Идиот. Сделала шаг к нему.
   - Эй, ты чего собралась дел...?
   Надавила на болевую точку, и парень замолчал, снова отключился. Подхватила сумку, окинула прощальным взглядом квартиру, и вышла, хлопнув дверью.
   Спускаясь по ступенькам, лифтом я принципиально не пользовалась, обдумывала ситуацию. Дело дрянь, придется возвращаться, не хочу всю жизнь оглядываться, ждать удара из-за спины. Семь лет назад, восемнадцатилетней девчонкой сбежала из дома, а теперь я сильная и должна справиться с демонами прошлого.
   На первом этаже стоял парень и курил. Подельник? Не сбавляя шага, прошла мимо. И устало вздохнула, потому что услышала в след:
   - Девушка, а Вы не боитесь одна ходить?
   - Я уже не в том возрасте, чтобы бояться, - в пол оборота кинула я.
   - Может проводить? - не желал отставать словоохотливый малый.
   - Слишком много вас тут, провожатых, - ухмыльнулась, видя, как ко мне бежит Марк.
   - Маша!
   Легок на помине. Парень мгновенно оценил обстановку и скрылся в тени подъезда.
   - Ты в порядке? - взволнованный голос, на лице тревога.
   - Да, - спокойно ответила, не останавливаясь.
   - Что произошло? - тревога была неподдельной.
   - Есть еще кто-то кроме тебя, кто очень хочет, чтобы я вернулась в свои родные пенаты? - проигнорировав его вопросы, в свою очередь спросила я.
   Марк на секунду замялся.
   - Есть, но кто не знаю. Мне все время этот некто наступал на пятки.
   - Понятно, - протянула неопределенно. Что мне понятно я и сама не знала. - А предупредить ты не мог?
   - Прости, не хотел тебя пугать, - искреннее раскаяние читалось в мужских глазах.
   - Понятно, - протянула снова.
   - Маша, тебе нечего бояться, со мной ты в безопасности, - неожиданно горячо произнес мужчина.
  Я аж замерла на пол шага.
   - Как сегодня? - мой голос был полон ехидства. Марк сжал кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев. - Не надо мне ничего обещать. Я большая девочка и сама смогу о себе позаботится.
   - Что все-таки произошло в квартире? - настойчиво повторил он вопрос. И не отстанет же ведь.
   - Я услышала, что кто-то лезет ко мне в квартиру, выкрикнула, что вызываю полицию и все, он убежал, - развела руками, глупо хлопая глазками.
   - Становится слишком жарко, ты возвращаешься со мной, - нетерпящим возражения голосом произнес мужчина. Твердыми пальцами сжал мое предплечье и повел к машине. Сопротивление бесполезно. Да и не хотела, ведь все уже решила.
   Машина неслась по шоссе послушная водителю, ловко маневрируя в общем потоке. Я посмотрела на водителя и подумала, шикарная тачка, мужчина, с которым все женщины готовы сбежать на край света, не так уж все и плохо. В кармане завибрировал телефон. Черт, Сергей.
   - Возвращайся в семью, уверена жена тебя простит. Не ищи меня, это бесполезно. Прости, - открыла окно и выкинула телефон. Прощай. Единственное чего мне будет не хватать, так это моей новенькой тачки. Даже обкатать ее как следует, не успела. Но она слишком приметная, по ней меня запросто можно будет найти. Так что, прощай. И к тому же жалеть о чем-то не в моих правилах. У меня нет привязанности ни к людям, ни к вещам.
   - Лихо ты с ним, - раздался голос сбоку.
   - С кем? - состроила дурочку. Обсуждать с ним моего любовника, хоть и бывшего, я была не намерена.
   - С парнем, который купил тебе Лексус и который, ради тебя ушел от жены.
   - О последнем его никто не просил, - пробормотала, недовольно приглядываясь к Марку. Интересно, как много он обо мне знает?
   - Ну ты и стерва, - протянул мужской голос.
   - Спасибо за комплимент, - легко отозвалась в ответ.
   Покачав головой, мужчина продолжил:
   - За тобой тянется длинный шлейф разбитых сердец, - с усмешкой поглядывая на меня.
   И я поняла, он достаточно давно за мной следует.
   - Да ладно, - отмахнулась по-доброму. - Вот чего-чего, а сердец у них точно не было.
   - Зато было кое-что другое, деньги, - подсказал Марк.
   - Именно, - кивнула я.
   - И они готовы были тебе их дать, - произнес мужчина, засмотревшись на мой чувственный оскал.
   - А я готова была их взять, - закончила сама, и спросила. - Так может, приоткроешь завесу тайны? Кто ты?
   - Рогозин Марк Эдуардович, 34 года, высшее образование, закончил...
   - Кто ты для моего отца? - нетерпеливо перебила я его монолог.
   - Ну, скажем так, - протянул мужской голос. - Сейчас я занимаюсь его делами.
   - Это все, что ты мне можешь сказать? - прищурилась я.
   - О моих делах с твоим отцом, на данный момент, да, - твердый голос не оставлял никакой надежды.
   Несколько секунд я смотрела на непроницаемое мужское лицо.
   - Скрытный ты парень Марк, - сдалась я. Дальнейшие расспросы бесполезны. Он ничего больше не скажет. Придется положиться на одно умное высказывание: "Поживем - увидим, доживем-узнаем, выживем-учтем". Марк кинул на меня внимательный взгляд. Наверное, не ожидал, что я так быстро от него отстану.
   - Ну почему же, можешь спросить меня о чем угодно, я с удовольствием отвечу. Например, о личной жизни, я не женат.
   - Нет уж, от рассказов о личной жизни уволь, - пробурчала недовольно скривившись. Не люблю лезть в чужую жизнь, и уж тем более, когда кто-то лезет в мою. В глазах мужчины промелькнуло удивление. И как мне показалось, даже некоторое разочарование. Его явно покоробил мой не интерес к его частной жизни.
   - Ну, раз тебя больше ничего не интересует, тогда я задам тебе вопрос.
   - Валяй, - легко согласилась я. - Только не обещаю ответить на них.
   - Ты не передумала на счет наследства?
   - Нет, не передумала, - ответила спокойно. Хотя почувствовала, как нервы напряглись.
   - Ты была с богатыми мужиками ради денег, без обид, - быстро добавил.
   Я хмыкнула.
   - На правду не обижаются.
   - И вот сейчас, когда тебе не надо ничего делать, деньги сами плывут в руки, ты так просто отказываешься от них. Позволь узнать, почему?
   Я резко выдохнула.
   - Не позволю, - жестко сказала и почувствовала, как мои руки сжались в кулаки. Пора заканчивать этот разговор, слишком далеко он зашел. Марк все-таки задел меня за живое. Смешно, я сама начала разговор. И вроде бы ничего такого не спросил. Но я по-прежнему слишком остро реагирую на все, что связано с отцом. Прошло семь лет, но ничто не забыто; ничто не прошло. Дьявол.
   - Прости, не хотел затронуть больную тему, - извиняясь, произнес Марк.
   - Забудь, - бросила с досадой, утомили меня эти разговоры.
   Я то и дело бросала взгляды в зеркало заднего вида, не преследует ли нас кто, но ничего подозрительного не было. Через некоторое время я откинулась на сиденье, и вроде даже задремала.
   " Темно. Страшно. Меня мотает из стороны в сторону, как тряпичную куклу. Машина несется на полной скорости по ухабистой дороге. Связанные сзади руки затекли. Грубая веревка больно впивается в кожу. На глазах тугая повязка, режущая глаза. Во рту кляп. От того, что не видишь, что происходит вокруг, становится еще страшнее.
   Неожиданно машина останавливается. Меня грубо хватают, как мешок с картошкой, закидывают на плечо и куда-то несут. Липкий страх заполняет мою душу. Лязг дверей. Меня швыряют на пол. От боли из глаз потекли слезы, я с силой стиснула зубами кляп во рту. Лязг закрывающейся двери. Удаляющиеся шаги.
   За стеной послышались мужские голоса. Потом раздались мамины крики. Живот скрутило. Грубый мужской смех. Опять крики мамы, ее мольбы не трогать ее. Мне хотелось завыть в голос, но кляп во рту мешал. Я забилась в угол. Зажала голову между коленями, чтобы ничего не слышать.
   Скрипнула дверь, вошли двое мужчин. Я вся сжалась. Один направился ко мне, но второй, лысый, неожиданно преградил ему путь.
   - Оставь девчонку в покое - сказал он.
   - Эй, те че жалко? - противно заржал тот. - Не боись, тебе тоже хватит.
   Я затравленно смотрела, как он приближается... "
   Резко открыла глаза. Первое, что увидела, это лицо Марка. Он, склонившись надо мной, прикладывал к моему лицу платок. Я попыталась отстраниться, но мне не позволили.
   - Откинь голову назад. У тебя кровь носом идет, - пояснил он. Я подчинилась. - Что с тобой? - встревожено спросил Марк.
   - Ничего, - буркнула, стараясь отдалиться от него.
   - Тебе что-то приснилось? Кошмар? - догадался он.
   - Ничего мне не приснилось. Отвяжись, - резко села, выхватив платок из мужских рук.
   - Маша, - не желал отставать мужчина. - Я могу тебе сейчас чем-нибудь помочь?
   - Можешь, - ответила грубо. - Оставь меня в покое, - уже спокойней и отвернулась. - Останови у ближайшей забегаловки, - сказала я и снова закрыла глаза. Давненько меня не посещали кошмары. Дьявол, час от часу не легче.
   Когда машина затормозила, не говоря ни слова, выскользнула из салона. Войдя в кафе, сразу сориентировалась, и направилась в туалет.
   Прислонилась лбом к холодному зеркалу и несколько минут просто так стояла. Не хочу снова в кошмар, не хочу вспоминать, не хочу опять переживать то, что с таким трудом забыла. Хотя и не забыла вовсе, просто позволила себе на некоторое время забыться. Умылась холодной водой и вышла.
   Идя к столику, который занял мой спутник, чувствовала на себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые взгляды женщин. Я уже давно привыкла к этим взглядам и не обращала на них никакого внимания. Вокруг Марка суетилась пышногрудая официантка, назойливо тыкая своим достоинством ему чуть ли не в лицо.
   - А ты пользуешься успехом, - садясь за столик, подколола я его.
   - Ну, до тебя мне далеко, - не остался он в долгу. Один : один. - В век искусственности ты отличаешься естественной красотой, - неожиданно сказал он, я даже на мгновение растерялась. К своей внешности относилась спокойно, никогда не стремясь к идеалу. Средний рост, хрупкая. Но отнюдь не слабая физически, какой меня можно посчитать на первый взгляд, это главная ошибка моих врагов и мой главный козырь. Темноволосая, локоны средней длинны, свободно ниспадающие по плечам. Бледная кожа, которая придавала мне иногда нездоровый вид, но с этим легко справлялись румяна. Глаза серо-зеленые, чуть раскосые. Глубокие, таинственные и завораживающие, это комплименты, которые отвешивали мне особо красноречивые мужские особи.
   - Спасибо, - неопределенно пожала плечами и уставилась в меню. Какого фига он мне тут комплименты отвешивает? Я к нему не на свидание пришла. Тоже мне Казанова. Я чувствовала на себе его пристальный взгляд и никак не могла сосредоточиться. Буквы плясали в меню, не могла прочесть ни слова. Так, стоп. Успокойся. Да что со мной твориться? Почему этот мужчина так на меня действует? Что в нем такого особенного? Это такой рыцарь без страха и упрека. Да я тебя умоляю, какие в наши времена рыцари. Вымерли они, как динозавры. Меня в упор рассматривал какой-то прыщавый юнец. Я подмигнула ему. Юнец стушевался, краска залила его щеки и шею, он быстро отвернулся. От горшка два вершка, а туда же. Подрасти сначала ковбой.
   - Маша, - позвал меня голос Марка.
   Я рассеянно перевела взгляд.
   - Что будете заказывать? - официантка фальшиво улыбалась, глядя на меня с ожиданием.
   - Мороженное, - брякнула первое, что пришло мне в голову.
   - Мороженное? - переспросила она.
   - У меня, что проблемы с дикцией или я не по-русски говорю? Много мороженного, - раздраженно повторила я.
   - Маша, закажи что-нибудь посущественней, мороженное не еда, - назидательно произнес Марк.
   - Это, смотря, сколько его съесть, - возразила упрямо.
   - Мы не ели пол дня, ты должна поесть, - мужчина смотрел на меня строгим, отеческим взглядом, словно я была ребенком.
   - Я никому, ничего не должна. А тебе тем более, - медленно выговорила глядя пристально в темные глаза.
   Лицо напротив застыло. Мы молчали, пока нам не принесли заказ. Я накинулась на холодный десерт, отчего Марк не смог скрыть отходчивой усмешки.
   - Ты как ребенок, - мужской голос прозвучал с хрипотцой.
   - Причем здесь ребенок, - проворчала я. - Миллионы взрослых людей в мире любят мороженное.
   - Да, но они не едят его вместо еды и не в таком количестве, - в глазах напротив засветилась нежность.
   - Откуда тебе это знать? - проворчала, не желая замечать симпатию Марка.
   В детстве я обожала мороженное, могла, есть его на завтрак, обед и ужин, причем вместо еды. А сейчас уже и не вспомню, когда последний раз его ела.
   Я устала, ведь этой ночью почти не спала, сумасшедшая ночь, да еще эти кошмары.
   - Давай остановимся в гостинице, хочу, как следует отдохнуть, - я не спрашивала, просто говорила. Марк подозрительно на меня посмотрел. Чего это я могла задумать? Но мой своевременный зевок и он кивнул.
   В моем номере было тепло, но я никак не могла согреться. Не раздеваясь, забралась под одеяло и попыталась уснуть, но сон не шел, в голове крутилось множество мучительных мыслей. В бешенстве перевернулась на спину, уставилась в потолок. Черт, вскочила с кровати. Я не могла больше находиться здесь. Покинула номер и замерла только, когда поняла, что стою напротив комнаты Марка. Моя рука уже потянулась, чтобы постучать, но быстро ее одернула. Не нужна мне его компания. Посижу и в одиночестве.
   Спустилась в бар. Здесь было пустынно. Ну, еще бы, ведь только пять вечера. Облокотилась о стойку и сделала заказ. Бармен всячески пытался привлечь мое внимание, даже разговорить, тогда схватила бутылку с рюмкой и отправилась к дальнему столику. Дьявол, как все достало! Огненная жидкость опалила пищевод. Между первой и второй перерывчик небольшой.
   - Мороженое и водка, оригинальное сочетание, - раздался голос у меня над ухом. Неожиданно, но меня не напугал. Я лениво подняла глаза. Марк прошел и сел напротив меня, внимательный взгляд прожигал насквозь. Чего пялится? Отсалютовав ему бутылкой, сделала очередной глоток. - Плохо не будет? - предостерег мужчина. Тоже мне папочка нашелся. А сам сюда что, лимонада пришел попить? Но, кажется, я не справедлива к нему. В его взгляде читалось искреннее участие. Вот так он сводит девушек с ума.
   - Мне уже плохо, - простонала я. Черт, не надо было есть столько мороженого, дорвалась, как ребенок.
   - Вставай, пошли, - мужчина по-хозяйски взял меня за предплечье и чуть ли не силой поднял со стула. - Давай, давай. Пошли, - скомандовал он, видя, что я не делаю никаких попыток двинуться с места. В следующее мгновение меня подхватили сильные руки.
   - Отпусти, я сама в состоянии идти, - сказала все же для приличия, хотя мне было так удобно. Марк не обратил на мои слова никакого внимания. Молча, он донес меня до номера, аккуратно поставил на ноги, открыл дверь, тут же опять подхватил на руки и внес в комнату.
   - Ладно, отпусти, поупражнялся в своей неотразимости и хватит.
   Марк только покачал головой, не найдя, что ответить. И тут только заметила, что принес он меня не в незнакомый номер. Шустрый малый. На нетвердых ногах подошла к окну. И внезапная мысль пронзила мозг, мой отец умер. Сердце кольнула ядовитая стрела, умер, туда ему и дорога. Но сердце ныло, а душа болела, и сколько бы я не открещивалась от этой боли, она была, убегать больше не было смысла, да и не от кого больше.
   - Я хотела тебя спросить, - на языке вертелся вопрос, который я так хотела задать, но я молчала. Как умер мой отец? Он мучился или его смерть была легкой? Да какая теперь разница?
   - Маша, ты в порядке? - с участием спросил Марк. Он остановился у меня за спиной так близко, что я почти чувствовала, как его дыхание щекочет мой затылок.
   - В порядке, - и кивнула для пущей убедительности. - У тебя из окна вид лучше, - внезапно пожаловалась я. Мне даже стало обидно. Что за чушь? Нет, я точно выпила лишнего.
   - Оставайся, - тихий, вкрадчивый голос с хрипотцой.
   Я обернулась. Мы стояли друг против друга, глаза в глаза. И что он пытается во мне разглядеть? Обошла Марка, едва задев его плечом, он вздрогнул.
   - И что мы будем делать? - кокетливо повела плечиком и не совсем грациозно плюхнулась в кресло.
   - А чем бы ты хотела? - Марк, как истинный джентльмен давал мне право выбора.
   - Выпить хочу.
   Мужчина, как мне показалось, разочарованно вздохнул, но как говориться желание дамы закон.
   Бутылка вина ушла быстро, в основном пила я, Марк молча сидел рядом, наблюдая за мной из под опущенных ресниц. Смутить меня было сложно.
   - Что с тобой происходит? - тихо спросил мужчина, проникновенно заглядывая мне в глаза.
   - Ничего, - равнодушно повела плечом.
   Хочет разговора по душам? Вот с кем, с кем, а с ним его точно не получится.
   - Тогда можем ехать, я возьму билеты на поезд на завтра.
   - Можем ехать, а можем и не ехать, всегда есть выбор, вот только почему-то мы зачастую выбираем, то чего не хотим. Ладно, пофилосовствовали и будет. Я спать, - поднялась с дивана, меня повело в сторону. Ого, кажется, чуточку перебрала. Тут же была подхвачена сильными руками. Не без труда освободилась. - Давай без рук, - резко сказала я и под пронзительным взглядом, пошатываясь, направилась к двери. - Будильник ставить бесполезно, все равно просплю. Так что буди и желательно с ведром холодной воды в постель. Шутка...
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   Утро прошло для меня как в тумане, но благодаря организации Марка посадка на поезд прошла быстро и без лишней нервотрепки. За что ему низкий мой поклон, потом, не сейчас, а то боюсь, стошнит.
   Голова прошла, но общее состояние оставляло желать лучшего. Мы лежали в купе, каждый на своей полке, Марк с закрытыми глазами, спал либо делал вид, что спит. Меня это устраивало.
   Мерный стук колес отсчитывал очередной километр пути, но мне еще не верилось, что я возвращалась туда, откуда когда-то с таким трудом сбежала. Хотела ли я этого? Нет. И все же делала, потому что приняла решение и уже не отступлюсь. Может не поздно повернуть назад, сбежать от своего конвоира, затеряться на просторах страны, городов у нас много. Если приложить усилия и немного смекалки, была уверена, что у меня получится, вот только это напрасные мысли, ничего подобного я не сделаю. Водоворот мыслей о прошлом уже закружил в своих цепких, забыть снова не получится, муравейник эмоций разворошили и мысли, давно забытые обиды, как я думала, терзания, ощущение незаконченности, давлеющие изнутри, словно тысячи муравьишек побежали наружу, и остановить их было уже не возможно. Спасение только одно, вернуться, выяснить, что же тогда произошло на самом деле, поставить жирную точку, а после сложить все это в папку с надписью "прошлое" и поставив печать "В архив" убрать в темный угол.
   Повернула голову и встретилась с мужским взглядом. Марк не отвел глаза в сторону, как это обычно делают люди, которых неожиданно застаешь пристально тебя разглядывающих, а продолжал смотреть открыто и любознательно. И чего интересного он пытается во мне разглядеть? Надежная непроницаемая маска дала трещину, мне вдруг стало не уютно, показалось, что сейчас все мои эмоции беззащитно отражаются на лице. Недовольно выдохнула и отвернулась к стене. Чем раньше я разделаюсь с прошлым, тем быстрее избавлюсь от мужчины на соседней полке. Что-то мне не нравиться та сумятица, что он вызывает в моей душу, те противоречивые и временами непонятные мысли, что роятся в моей голове и те пронзительные эмоции, что рождаются в холодном сердце.
  
   Осторожное прикосновение к моему плечу вывело меня из состояния полудрема.
   - Тебе лучше? - спросил Марк.
   - Ну, так, - неопределенно пожала плечами, еще не поняла.
   - Предлагаю сходить в вагон-ресторан, - пояснил мужчина, видя мой недоуменный взгляд.
   Я молчала, пытаясь понять свой организм. Как только подумала о еде, желудок скрутило, не понятно от чего, от тошноты или от голода. Черте что.
   Приподнялась и свесила ноги. Непонятное состояние организма, слабость, тяжелая голова, скорее всего от долгого сна.
   - Дай две минуты, - промямлила. Подкрепиться все-таки не помешает, скоро мне понадобятся все мои силы.
   Марк кивнул и вышел из купе.
   Наскоро умылась, причесалась и вышла следом.
   Свободных столиков было не много, мы заняли самый крайний, я оказалась сидеть глядя в стену, Марк занял позицию, чтобы иметь возможность просматривать весь зал полностью. Джеймс Бонд ё моё. Мне же сейчас очень не хотелось видеть незнакомые лица, встречаться взглядами, уж лучше буду пялиться в стену. Была уверенность, до возвращения в родные пенаты мне ничто не угрожало, я делала то, что от меня и ожидали. Кто это мог быть? Да что толку ломать голову, вот вернусь тогда и узнаю. Вопрос надолго ли?
   Молоденький официант принял у нас заказ и быстро удалился.
   - Ты бледна, - нарушил молчание Марк.
   Я перевела взгляд со стены на говорившего. Уж лучше бы он молчал.
   - Тебя так волнует мое здоровье?
   Мужчина предпочел промолчать, сверкнул арктическим холодом в глазах, его рот сжался в тонкую линию.
   Первые блюда подали быстро. Еда не радовала, подобно роботу черпала ложкой суп и отправляла в рот, совершенно не чувствуя вкуса. Как легко, оказалось, выбить меня из колеи, такая уязвимость перед прошлым была ненормальной.
   Взгляд напротив постепенно оттаивал, Марк предпринял следующую попытку.
   - Предпочитаешь рыбу?
   Это он имел виду, что мой заказ состоял из семги на второе и рыбного супа на первое.
   - Ты такой догадливый, - с серьезной миной изрекла я. и вполне мирно добавила. - А ты значит мясная душа.
   - Люблю стейк с кровью, - поделился мужчина своими кулинарными предпочтениями.
   - Оно и понятно, хищники любят мясо, - поддела я.
   Недовольство на лице собеседника сменилось раздражением.
   - Наверное, дождь будет - кивнул Марк на окно, за которым собирались темные тучи.
   И ради чего он бедный старается? Я была сейчас не в том настроении, чтобы вести светские беседы.
   - Ты хочешь поговорить о погоде? - иронично вскинула идеально очерченную бровь.
   Марк сдался. Мы молча продолжили трапезу.
   Внезапно мужчина напротив напрягся, я тут же проследила за его взглядом, но ничего подозрительного не узрела. У выхода, за предпоследним столиком расположилась пара, мужчина в возрасте, седовлас, в строгом костюме и девушка, значительно младше своего спутника, с кокетливым хвостиком, в вызывающем, коротеньком платье.
   Неожиданно девушка обернулась, недолго думая, поднялась и направилась к нам. Так, так, так, похоже, эта чья-то бывшая подружка и я даже догадываюсь чья. Хоть какое-то развлечение в этой унылой, нежеланной поездке. Я окинула Марка хитрым взглядом, на что получила мрачный, шутки прочь.
   - Здравствуй Марк, - девичий голос прозвучал фальшиво вежливо. - Вот так встреча.
   - Здравствуй, - тяжело вздохнув произнес Марк не упомянув девушку по имени. На женском личике проступила уже не скрываемая злость.
   - Как жизнь? - спросила она, при этом глядя на меня.
   Я встретила взгляд синих глаз прямо. Крашенная блондинка, глаза густо подведены, без сомнения синие линзы, ресницы неестественно длинные, ярко накрашенные красные губки, пухлые не в меру, понятно, если скинуть всю эту шелуху, то ничего и не останется. Девушка первая отвела взор смешавшись. Рассчитывала меня смутить нагло рассматривая, а получилось наоборот.
   - Нормально. Ты что-то хотела? - Марк явно был раздосадован неожиданной встречей.
   А вот у меня в отличие от него приподнялось настроение. Откинувшись на спинку стула устраиваясь поудобнее, с интересом наблюдая за обоими.
   - Да, поговорить, - выпалила девушка.
   - Не о чем, - нетерпеливо отмахнулся Марк. - По-моему мы все друг другу сказали.
   - Ты попользовался мной и выкинул, как ненужную игрушку, и сейчас тебе не удастся меня нагло проигнорировать, - девушка распалялась все больше и больше. Люди за соседними столиками с интересом прислушивались к разговору, не то, что седовласый мужчина, который по-прежнему сидел за дальним столиком и не обращал никакого внимания на происходящее. Интересный экземплярчик.
   - Хорошо, выйдем, поговорим, - с досадой буркнул мужчина. Он кинул на меня виноватый взгляд. Мои губы невольно дрогнули в ухмылке. Ну, иди, иди, поговори. В ответ в глазах напротив зажегся опасный огонек. Не таясь, я улыбнулась шире, демонстрируя жемчужные зубки. А при чем здесь я?
   - Нет уж, пусть твоя новая подружка послушает, - мстительно изрекла девушка.
   Ого, да тут целое представление назревает. Но Марк обломал мне весь кайф, с грацией хищника он молниеносно поднялся, стальной хваткой обхватил предплечье не успевшей даже йокнуть скандалистки, препроводил к ее столику.
   - Утихомирь свою пассию или это придется сделать мне, - предупредил Марк, обращаясь к ее седовласому спутнику.
   Тот поднял голову и равнодушно провел по ней взглядом.
   - Сядь, - сказал тихо.
   Девушка покраснела, затем побледнела, от распирающей злости ее начало трясти. Такая молодая и такая нервная. У нее сейчас истерика начнется, мне стало ее искренне жаль.
   - Да вы оба просто... - дальше пошла нецензурная речь, я аж заслушалась, соловьем поет. На крики прибежал бедный официант, и ему досталось по полной программе. Марк стоял с каменным лицом, совершенно игнорируя выпады в свою сторону, он просто ждал, когда девушка выскажется. Это взбесило блондинку еще больше, взвизгнув сжала холенные ручки в кулачки и уже не контролируя себя выкрикнула: - Ненавижу!
   А концерт все же будет, сейчас она в драку пойдет. Но никто не ожидал от нее такой прыти, сорвавшись с места, словно ураган... Что бы вы подумали? Понеслась на меня. Нашла крайнюю, чему удивляться мне "везет" по жизни.
   Я поспешно вышла из-за стола и когда девушка подлетела ко мне просто сделала шаг в сторону, не успев затормозить, она по инерции налетела на стол, распластавшись по нему. Загремела посуда, бокалы, звеня, попадали на пол, еда на тарелках прилипла к цветастому платью, растекаясь по груди. Взвыв от отчаяния подскочила выпрямляясь, сколько ненависти в синих глазах, и это счастье мне все одной. Путь разъярившейся фурии преградил Марк, подоспевший не вовремя, как раз в тот момент, когда я уже готова была ее усмирить. Утомил меня ор. Поднялась ли бы у меня рука на женщину? Ну, я же не мужчина.
   Скрутив девушку без лишних церемоний, одной рукой заткнув той рот, Марк, словно куклу потащил истеричку к выходу. Проводив их взглядом, круто однако, я вернулась в купе.
   Через пятнадцать минут вернулся Марк, молча сел напротив, но я чувствовала на себе пронзительный взгляд. Переживает. Из-за чего?
   От однотонного мелькания зелени за окном потянуло в сон, взгляд затуманился.
   - Ты не скажешь даже слова? - раздался мужской голос.
   - По поводу? - повернулась я к нему.
   - По поводу случившегося, - недовольно пояснил мужчина, внимательно вглядываясь в мое лицо.
   Я пожала плечами. А что он желал услышать?
   - Единственное, что я скажу, у тебя ужасный вкус.
   - Прости, - произнес голос с виноватой ноткой.
   - Не стоит, у меня вкус не лучше, - грустно усмехнулась в ответ.
   - Я не об этом, - нетерпеливо воскликнул мужчина.
   - А о чем? - удивилась я.
   Марк выдохнул и уже спокойней произнес:
   - Прости за инцидент в ресторане, - выдохнул тяжело.
   - Тебя-то за что? За то, что эта фурия кинулась на меня? Ты вряд ли в этом виноват, - подбодрила грустного Марка. Но, чуть помолчав, задумчиво продолжила: - Разве только в том, что встретил ее когда-то, подцепил, переспал, а затем бросил...
   - Замолчи, - устало попросил мужской голос.
   Не приказал, не потребовал, а именно попросил. Я только пожала плечами и снова вернулась к рассмотрению пейзажа за окном. Он не слишком изменился, все те же деревья, деревья и снова деревья.
  
   Поезд прибыл по расписанию. Народу на вокзале было много, не люблю шумные, общественные места, впрочем, как и многие. Большие вокзальные часы показывали 18.15, наш путь занял восемь с половиной часов, не далеко я убежала от родового гнезда. Людской поток подхватил нас и понес к выходу в город, оставалось только подчиниться.
   Родной город встретил хмурой погодой, серые облака низко висели, полностью закрывая небо, моросил мелкий, противный дождик, начало осени, но на бабье лето рассчитывать не приходилось. Резкий порыв ветра заставил плотнее запахнуть плащ, в душе черной тенью промелькнуло ощущение беды. Не накручивай, строго одернула себя, все буде ОК. Сильная рука, обхватив мою талию, повела к машине, которая нас уже ждала. Мне не очень понравилась эта фамильярность, но на первый раз решила стерпеть.
   Знакомые и одновременно незнакомые пейзажи замелькали за окном авто. Много новостроек, которые полностью изменили вид городка, но были островки до боли знакомые, всплывающие в памяти из детства. Старый парк, мама любила здесь гулять со мной, когда я была еще совсем маленькой, набережная, кое-что изменилось, но небольшой сквер с памятником Пушкину остался неизменным, наверное, в каждом городе такой имеется, я помню любила здесь зависать с друзьями, вот закрытая школа недалеко, вернее гимназия, здесь учились только привилегированные ученики, дети богатых и уважаемых людей города. Моя семья была одной из таких, отец владел строительной компанией и был акционером еще нескольких производств. Я была единственным ребенком в семье, после сложных родов мать не смогла больше иметь детей, и родители всю свою любовь отдавали мне, а исчисляли они ее в денежном эквиваленте. Отказа не знала ни в чем, начиная с игрушки детстве и заканчивая машиной в сознательном возрасте. Отец постоянно был занят делами, мать называла его роботом для зарабатывания денег, сама же она от скуки потихоньку попивала или на целый день исчезала с подружками на шопинге. Вокруг меня постоянно суетились няньки, да и они долго не задерживались, сменяя одну за другой. Вот в такой обстановке я выросла. Кто-то скажет, повезло, а кто-то посочувствует.
   Водитель свернул на тихую, отдаленную от центра улочку, сердце пропустило удар. Машина притормозила у железных ворот ожидая, когда те распахнуться и шурша гравием, поползла по живописному парку, впереди которого вырисовывался белый с колонами особняк. Ну вот я и дома.
   Дверца с моей стороны распахнулась, приглашая выйти, Марк галантно протянул руку, чтобы мне помочь. Стряхнув внезапно возникшую нерешительность и проигнорировав мужскую ладонь, покинула уютный салон.
   - Николай, надо пригнать мою машину...
   Пока Марк давал указания, вбежала по широкой, извилистой лесенке, на секунду замерев перед резной дверью. Что толку тянуть? Решительно рванула ее на себя и вошла в дом.
   Несколько шагов по пустому холлу, и словно в мистическом триллере дверь позади, захлопнулась, заставив меня вздрогнуть. Обычный сквозняк, чертыхнулась я про себя, но возникло неприятное ощущение, что ловушка захлопнулась.
  
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
   - Марк! Ну наконец-то братик... - звонкий женский голосок заставил меня обернуться. Женщина застыла в дверях, растеряно глядя на меня. Темные волосы гладко собраны в строгий пучок, правильные черты лица мне вдруг напомнили Марка, почти без косметики, кожа белая, как фарфоровая, длинное, темное платье, на вид около сорока лет. - Вы Маша? - наконец опомнилась она и сделала шаг на встречу.
   - Ну Маша. А ты кто? - бесцеремонно спросила я рассматривая незнакомку.
   Женщина опять растерялась, но быстро взяла себя в руки, приветливо улыбнулась.
   - Меня зовут Жанна, - представилась она и протянула мне руку. Проигнорировав ее, сделала вид, что осматриваюсь вокруг. Только до тех пор, пока не услышала следующее. - Я жена твоего отца, вернее вдова, - голос стих под властью эмоций.
   Опань-ки, вот это сюрприз. Я начала рассматривать ее еще пристальней. Ага, ты еще всплакни. Внешние признаки дебилизма отсутствовали. Может ее заставили?
   - По доброй воле? - на всякий случай решила уточнить.
   - Что? - в замешательстве пробормотала женщина, вскинув на меня испуганный взор.
   - Ты вышла за моего отца по доброй воле? - начиная злиться, повторно спросила я.
   - Конечно, - немного растерянно воскликнула она. Я скептически приподняла бровь и покачала головой. Нет, точно сумасшедшая.
   Дверь снова хлопнула, но на этот раз я не вздрогнула. Шаги Марка стала уже узнавать. Развернулась, не обращая внимание на присутствующую произнесла:
   - Почему не предупредил?
   - О чем? - сделав вид, что не понял мой вопрос, Марк посмотрел на сестру.
   - Что твоя сестричка моя мачеха, - раздраженно передернула я плечами.
   - Прости, не успел, - повинился мужчина, только грош цена его словам.
   - Ну-ну - протянула задумчиво и отвернулась. Не успел он, врет и даже не краснеет. Прошлась по помещению, касаясь некоторых предметов руками, тут все такое незнакомое. Брат и сестра расцеловались, было видно не вооруженным глазом, что у них очень теплые отношения, и сейчас переговаривались в пол голоса. До меня долетали отдельные слова, "все в порядке...", "устал немного", "тебя давно не было...", если честно мне было совершенно наплевать о чем они там шепчутся.
   - Маша, - вдруг донеслось позади. Наговорились, значит. Лениво обернулась, окинула говорившую ленивым взглядом. - Разрешите с Вами на ты? - Жанна перебирала пальчиками, взволнованно глядя на меня.
   Я только пожала плечами. Женщина вздохнула, словно собираясь с силами, сейчас начнется серьезный разговор, тьфу ты блин, так не хочется все это выслушивать.
   - Отец любил тебя, - женские слова потонули в тишине.
   Я замерла на месте, как статуя, даже сердце на время перестало биться. Резко выдохнула. Разговор серьезней некуда. А за свои слова она отвечает?
   - Это он тебе так сказал? - спокойным голосом задала вопрос. Я посмотрела на Жанну в упор, на что она, не выдержав, потупила взор.
   - Он часто тебя вспоминал и много о тебе рассказывал, - раздался тихий голос.
   Хочешь поговорить о любви моего папочки ко мне? Только я не намерена вести этот разговор здесь, сейчас, да еще с этой незнакомой теткой.
   - Значит, вы многое обо мне знаете, а вот я про вас почти ничего, - пробормотала, скорее всего для себя.
   - Он так и не простил себя за то, что тогда случилось - осторожно произнесла Жанна, при этом она смотрела не на меня, а в сторону.
   - А что тогда случилось? - мои глаза сузились.
   - Мы знаем, что с тобой и твоей матерью произошло, - вступил в разговор Марк, игравший до этого в молчанку.
   Глубокий вдох, еще один, спокойно. Моя рука коснулась декоративной вазы стоящей возле меня на полке, на фоне нежно голубой керамики рисунок свободно парящей птицы. Гладкая поверхность приятно холодила пальцы, рука невзначай соскользнула, и предмет антиквариата полетел вниз, с глухим звуком, разбившимся у моих ног.
   - Упс, - посмотрела на осколки, затем на Марка и улыбнулась. - Надеюсь, это не была любимая?
   Марк промолчал, за него ответила сестричка.
   - Не волнуйтесь Маша, все уберут.
   Да я собственно и не волнуюсь. Она правда дура или прикидывается?
   - Ммм, - неопределенно промычала я. - Что вам от меня надо?
   - Ничего, - быстро вставила Жанна. - Мы просто хотим тебе помочь.
   Я скептически хмыкнула и в задумчивости почесала бровь. Когда вам вот так заявляют посторонние люди, вы им верите? Я нет.
   - Так значит, если в моей голове все правильно сложилось, вырисовывается следующая картина - резюмировала я. Брат с сестрой замерли, внимательно слушая меня. - Богатая, скучающая дамочка решает поиграть в добрую фею и так сказать, помочь восстановить справедливость бедной сиротки. Сама она естественно ни фига не может, поэтому просит своего братца помочь ей с этой нелегкой миссией. Тот естественно, не может отказать в просьбе горячо любимой сестричке и кидается со всех ног на поиски бедной беглянки. Колесит по стране не один месяц...
   - Маша, - строгий мужской голос.
   - ...И наконец-то находит ее, - возвела руки к небу и пропела. - Алелуя, - не зря в школьные годы посещала творческий кружок. - Возвращает в лоно семьи, которой в принципе уже нет, - маленькое отступление. - И они втроем, - на этом слове делаю ударение. - Живут долго и счастливо.
   - Маша! - голос уже на взводе.
   - Что? - спокойно спросила, невинно глядя на разгоряченного мужчину.
   - Ты все настолько извращаешь, что с тобой невозможно нормально разговаривать, - в сердцах воскликнул он.
   - Так может не надо со мной разговаривать? - я спокойна, но внутри бушует пожар. - Не надо мне ничего объяснять. Не надо было меня привозить сюда. Вообще ничего не надо!
   - Поверь мне, мы не хотели ничего плохого, - Марк попытался воздействовать на меня словом, в голосе явно чувствовалось напряжение.
   - Да мне до лампочки, чего вы там хотели. Я не люблю, когда вмешиваются в мою жизнь, причем столь бесцеремонным образом, - с холодной яростью произнесла фразу.
   - Мы ведь только помочь думали, - беспомощно воскликнула Жанна.
   - Помочь, - протянула я задумчиво и посмотрела на Жанну. Не знаю, что было у меня во взгляде, но я заметила, как она невольно сжалась. - Интересная интерпритация действий твоего братца. Он чуть ли не силой заставил меня приехать сюда, угрожал мне, запугивал, - я врала, но делала это весьма правдоподобно.
   - Да брось ты, - воскликнул Марк горячо. - Мы оба прекрасно знаем, что ни моя сила, ни угрозы, ни к чему бы не привели, если бы ты сама не захотела поехать. Ты хотела вернуться, сама, признай это.
   - Может ты и прав, вот только ни тебе, ни этой кукле, - окинула Жанну высокомерно-презрительным взглядом. - Я не позволю решать за меня.
   На бледных щеках Марка выступили красные пятна. Вот только вряд ли это от стыда, скорее уж от злости. Невооруженным глазом было видно, что он взбешен. Его взгляд готов был меня испепелить. Рука, лежащая на камине, сжалась в кулак, затем медленно разжалась.
   - Иди, успокой сестренку, кажется, я ее невольно чем-то обидела, - в моем голосе не было и тени сожаления, лишь издевка.
   - Ну ты и стерва, - от сдерживаемых эмоций голос Марка прозвучал сдавленно.
   - Ты повторяешься дорогой, - промурлыкала я.
   С минуту мужчина сверлил меня пронзительным взглядом, я не дрогнула и не отвела взора, затем развернулся на пятках и скрылся вслед за сестрой. Черт, как они меня достали, оба. С размаху плюхнулась на диван, откинулась на спинку и прикрыла глаза рукой. Тоже мне нашлись благодетели. Не нужна мне ничья помощь.
   Марк прав, где-то подсознательно я давно хотела вернуться. Давно, только не решалась, находила тысячи причин, чтобы забыть. Да и причины ли это были? Так отговорки. И теперь я злюсь, но злюсь, потому что не сама приняла решение, а меня к этому подтолкнули, принудили обстоятельства. Черт, ненавижу такие ситуации.
   Постепенно нервы улеглись, я поднялась и еще раз огляделась вокруг, родное гнездо.
   Просторный холл был абсолютно незнакомым, что не удивительно, ведь столько лет прошло. Сейчас здесь жили другие люди, с совершенно другими вкусами. Очень много было переделано, даже планировка изменена. Раньше на кухню вела арка, теперь на ее месте была просто дверь, классическая, с резной ручкой дверь. Да и вообще все вокруг было выдержано в строгом классическом стиле. И еще слишком светло, бежевые стены, белая мебель, почти прозрачные занавески, от чрезмерного света резало глаза. Однако этот стиль мне больше импонировал, никакой помпезности и шика на показ. Подхватила сумку и направилась на второй этаж. Мягкий ковер заглушал мои шаги. За первой дверью слышался женский плач и мужской успокаивающий голос. Вы думаете меня задело чувство вины? Тогда вы плохо меня знаете.
   В коридоре на стенах висели вместо ламп подсвечники, несколько картин в виде пейзажей, а когда-то здесь красовались портреты моей матери. В свое время она была повернута на своей красоте, первая красавица на селе, так называли ее завистницы, вышла замуж за олигарха, вот только счастья ей это мало принесло. Папочка, привыкший в большом бизнесе вести дела жестко, деньги, слабого не любят, была его любимая поговорка, соответственно откладывало отпечаток и на личной жизни, он помыкал женой, командовал, постоянно указывал, что делать, а мамочка ради денег и положения в обществе все терпела. До поры до времени всех все устраивало, по крайней мере, внешне это была образцовая семейная пара. Только после рождения меня мать потихоньку начала сдавать позиции, меньше занималась своей внешностью, уделяя больше времени алкоголю и подружкам. Это продолжалось очень долго, несколько лет, отец не замечал происходивших изменений или не хотел замечать. Так мы и жили, отец робот, мать алкоголичка и доченька, избалованный, маленький монстр. Ух, самокритично, подивился внутренний голос и противно хихикнул. А чего скрывать? Уж я-то себя знаю слишком хорошо.
   Несколько дверей я прошла даже не глядя, остановилась у одной, самой последней. Толкнула ее и осталась столбом стоять на пороге. Единственное, что осталось неизменным в доме, оказалась моя бывшая комната. Сказать, что я была этим удивлена, значит не сказать ничего. Когда первый шок прошел, шагнула внутрь и прикрыла дверь. Мебель цвета темного шоколада интересно смотрелась со светлым паласом на полу и весело перекликалась с яркими занавесками, такое родное сочетание цветов из детства, что защемило в груди. Широкая кровать с цветастым покрывалом, а на подушке сидел большой, белый плюшевый медведь, только от времени немного пожелтевший, мой единственный друг когда-то в этом доме. Плакаты на стене рок идолов того времени, какой глупой я была. Моя комната, даже запах мне кажется здесь какой-то особенный, из прошлого. Воспоминания, какую роль они играют в человеческой жизни? кого-то радуют, кого-то огорчают, кого-то заставляют злиться, ненавидеть, проклинать, искать мести, а я хотела просто быть к ним равнодушной. Сколько лет я воспитывала в себе подобное чувство, прекрасное чувство - равнодушие, да и не чувство это вовсе, раз нет ничего, и мне казалось, у меня получилось. Только до тех пор, пока я вновь не увидела этот дом, не ступила на его порог. Дьявол, я не хотела чувствовать снова то, что чувствовала много лет назад в один "прекрасный" день, те разрушительные эмоции готовые снести все на своем пути.
   Скинула сумку и опустилась на кровать, но долго усидеть на месте не смогла.
   Бывший кабинет отца располагался на первом этаже. Небольшая, квадратная комната, с широким, почти во всю стену окном. Большой, дубовый стол посередине, кожаное кресло, на столе идеальный порядок, такое ощущение, что сейчас войдет хозяин и сядет за свое место. От этой мысли я даже вздрогнула, невольно покосившись на дверь. Полки с различными книгами стояли в строго алфавитном порядке, какая педантичность. Идеальная чистота, ни одной пылинки, убирают, наверное, ежедневно, хоть уже никто здесь и не работает. Хотя почему никто, может это теперь кабине Марка. Нет, почему-то в этом я сомневалась. У стены, на которой висел плазменный экран, стояла полка с дисками. Они заинтересовали меня. Взяла первый попавшийся, "прогулка по саду", в груди неприятно заныло от предчувствия.
   Ноутбук лежал на краю стола, и пока я его включала, странно, даже пароля не запросил, ладони чуть вспотели. Вставила диск, еще секунды настройки, наконец, пошла картинка. Седовласый мужчина подбрасывает вверх ребенка, мальчика, лет четырех, тот заливается счастливым смехом, глядя на него, мужчина тоже улыбается. Вихрь всевозможных эмоций закружил в своем водовороте, от парализующего удивления, растерянности до злости. У моего отца был сын, сомневаться не приходилось, мальчик точная копия в миниатюре, а значит, у меня есть сводный брат...
   Картинки мелькали на экране, но я не различала их, глядя в монитор стеклянными глазами. Неожиданно руки сжались в кулаки, холодная волна ярости дрожью прошлась по телу, пульс увеличился, все внутри дернулось в безумном порыве. Напряженные секунды медленно перетекали в минуты, энергия гнева требовала выхода, ледяная стена разума неумолимо таяла под напором бушующего пламя.
   Буря прошла также неожиданно, как и началась. Ладони беспомощно разжались, руки безвольно повисли вдоль тела. Что я хотела, да и могла сделать? Ничего, только смириться. Да что за дикость! С чем смиряться? С тем, что у меня вдруг появился сводный, маленький братик? Как обухом по голове, удар под дых, бетонная плита сверху, сплющила меня, просто распластав по земле. А теперь соберись, поднимайся, вправь поломанные конечности и живи дальше, как ни в чем не бывало, ведь ничего не случилось. Подумаешь, единственный родственник появился, меня это никоем образом не коснется. Неожиданно почувствовала, что позади меня кто-то стоит. Но мне не надо было даже поворачиваться, чтобы понять, это Марк. Захлопнула крышку ноутбука, медленно поднялась из кресла и медленно направилась к двери.
   - Маша, постой, - окликнул меня Марк, и что-то в его голосе заставило меня остановиться.
   - О чем еще ты не успел мне поведать? Или не захотел, - в моем голосе прозвучала горечь. Я сжала кулаки. У меня было такое ощущение, словно меня предали.
   Мужчина приблизился ко мне, я чуть ли не затылком ощущало его горячее дыхание, слишком близко.
   - Я знал, что услышать такое для тебя будет не легко и что, возможно тебе лучше не знать об этом заранее, - в хриплом голосе нотки раскаяния.
   - Спасибо за сюрприз, - кивнула не поворачиваясь.
   - Я хотел сделать все это для тебя менее болезненно. Прости, если я ошибся, - произнес мужчина тихо.
   - Ты ошибся, - продолжила путь, но уже у двери, снова остановилась и оглянулась. - И я тебя не прощаю.
   В мгновение ока Марк оказался рядом, его большая ладонь легла поверх моей на ручке двери.
   - Маша,- выдохнул он мое имя.
   Я резко выдернула свою руку из плена.
   - Никогда больше не трогай меня,- мой голос прозвучал тихо и твердо.
   - Прости,- прошептал Марк. Он тут же отступил от меня, его взгляд выражал раскаяние, только мне не было дела до всего этого. - Твой отец был не самым плохим человеком...
   - У тебя его черта,- прервала Марка, не желая слушать его напевы про моего отца. - Ты любишь манипулировать людьми.
   Вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
   На встречу мне по коридору шла сестричка этого манипулятора. Хотела пройти мимо, но она меня зацепила.
   - Можно с тобой поговорить? - с просьбой в глазах женщина слегка прикоснулась к моему плечу.
   Я выразительно посмотрела, и она тут же убрала руку.
   - Хм, - погладила я свои морщинки на хмуром лбу, словно мучительно раздумывая. - Нет, - и шагнула дальше.
   - Почему ты такая? - донеслось мне в след.
   Я нехотя развернулась.
   - Какая? - выдохнула устало, вот ведь липучка, смотря ей прямо в глаза. Жанна потупилась и невзначай отступила назад.
   - Что плохого я тебе сделала? - спросила женщина, как мне показалось беспомощно.
   - Пока ничего, - мой голос прозвучал резко. - Но ведь, как известно, дорога в ад вымощена благими намерениями - холодно бросила я.
   - О чем ты? Я тебя не понимаю, - широко распахнутые женские глаза растерянно смотрела на меня, и в них было столько невинности, что я невольно прищурилась.
   - Не понимаешь, значит. Ну-ну, - мой тягучий голос не мог скрыть издевку.
   Развернулась, но мне снова не дали уйти.
   - Объясни, пожалуйста, не уходи так, - позади раздался отчаянный, тонкий голосок.
   О боже, она меня достала. Вот ведь липучка. Сговорились они что ли с братцем довести меня по приезду?
   - Хорошо, я тебе объясню, - развернулась, подошла к женщине и встала прямо перед ней, так близко, что мы ощутили дыхание друг друга. Она испуганно пискнула, но не отступила от меня. - Допустим, вы действительно хотите мне помочь, в чем конечно очень сильно сомневаюсь, ну да ладно. Вот только куда приведет эта ваша помощь? Я снова вернусь в тот ад, от которого столько лет убегала!
   Не знаю, что было в моих глазах, но женщина испуганно отшатнулась. Затем, словно взяв себя в руки, произнесла, голос ее слегка подрагивал:
   - Но ведь убегая от проблемы, ты ее не решишь. Может, настало время посмотреть в глаза своим страхам, чтобы навсегда избавиться от них....
   Я невольно хмыкнула.
   - Да что ты можешь знать о моих страхах? - грубо оборвала женскую речь. - Что ты лезешь в мою душу? Оставь меня в покое. Вы с Марком можете и дальше разыгрывать из себя добрых саморитянин, я подожду, когда вам это наскучит, и вы сами мне все расскажете.
   - Я не понимаю, - пробормотала она.
   - Да что ты заладила, не понимаю - не понимаю, не понимаю - не понимаю. Это я не понимаю, что вам все-таки от меня надо, - я начинала заводиться, женская манера невинности, добрые предобрые глаза, подрагивающий в волнении губы, меня все сейчас в ней раздражало.
  Дверь кабинета открылась, появился Марк. Оглядев нас по очереди, в итоге остановился взглядом на мне.
   - Мы просто не хотели тебя пугать, - произнес серьезным тоном, взгляд прямой, пронзающий. Наверняка, он слышал весь наш разговор, мы же топтались так близко от кабинета. Я рассердилась. Меня оставят, наконец, сегодня в покое? Прийти в себя, справиться с воспоминаниями, спокойно подумать, новые мысли крутились в голове. А мужчина между тем продолжил: - Маша, пройдем в гостиную, нам надо многое обговорить, ты спокойно присядешь...
   - А что мне еще сделать? Спеть, сплясать, а может показать стриптиз? - злая ирония в моем голосе, на губах ядовитая ухмылка, пусть плетут свои интриги, я постою в сторонке, спокойно, не дергаясь, муха не попадет в паутину.
   - У тебя сложилось неверное впечатление о нас, о ситуации вокруг, - продолжал убеждать Марк.
   - Правда? - мои брови иронично приподнялись. - А по-моему, меня все принимают здесь за дуру.
   - Ты вообще понимаешь, что несешь? - терпение Марка закончилось, в мужском взгляде блеснула сталь.
   - Я всегда понимаю что несу, - словами Марка спокойно ответила я. - Если конечно не с большого бодуна, - неожиданно поправила полушутя, только всем сейчас было не до шуток. И мне в первую очередь. - Ладно, будем считать, что я вам верю, - равнодушно пожала плечами, развернулась и направилась в свою комнату, единственный островок из прошлого, где я не чувствовала себе неуютно.
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ
   Очнулась от грохота. Пустая бутылка покатилась по полу, отзываясь тупой болью в моей бедной голове. Открыла глаза и сначала даже не поняла, где нахожусь. Пары минут хватило, чтобы осознать, я одетая уснула в кресле в своей комнате в родовом гнезде. Пошевелила деревянными конечностями, снова послышался грохот, это еще одна тара, стакан, покатился вслед за бутылкой. Ох, нажралась, как свинья. И не стыдно тебе? Стыдно, но мы никому не расскажем об этом.
   В ванну бы, вяло подумал мозг, но тело отказывалось выполнять посылаемые им импульсы, раскинув руки, снова прикрыла глаза. Полежу еще чуть, до кровати доползти даже мысли не мелькнуло.
   Стук в дверь вывел меня из состояния полудрема. Кого там черти принесли? Стук повторился, уже громче.
   - Да входи уже. Чего стучишь, как дятел? - не слишком любезно громко прохрипела я.
   В комнату вошел Марк. Конечно, кто же еще. Села в кресле, хмуро разглядывая застывшего на пороге мужчину. И чего уставился? На мне узоров нет и цветы не растут. Внимательный взгляд прошелся по мне, остановившись на лице. Ну да, выгляжу не ахти, вид, наверное, помятый. Наверное? Ты еще в этом сомневаешься?
   - Чё хотел-то? - задала вопрос нетерпеливо. Надоел. Пришел. Замер. Разглядывает.
   - Спускайся к столу, завтрак готов, - раздался нейтральный голос, по мужскому лицу невозможно было ничего прочесть.
   - Посмотри на меня и подумай сам, где я, а где завтрак, - проворчала я.
   Мужчина покачал головой и через минуту задумчивого молчания вышел. И все? И какого лешего вообще приходил? Тебе же ясно сказали, завтрак готов. Ах ты, черт. Сорвалась с места вихрем, беря курс на ванную. От одной мысли о еде меня чуть не стошнило.
   Постояла, замерев, под прохладным душем минут пять, почистила зубы, достала из чемодана свежую футболку и джинсы, распаковать его вчера так и не удосужилась. А может, и смысла нет. Насколько я здесь задержусь? Может все лишь на пару дней. Но интуиция подсказывала, что гораздо больше.
  Разминая болевшую шею, спустилась в холл. Черт, надо же так отлежать. Меньше будешь спать в кресле.
  На кухне, за столом сидел Марк, Жанна стояла у плиты. У них нет кухарки?
  - Доброе утро, - жизнерадостно поздоровалась женщина, оборачиваясь и улыбаясь мне.
  - Для кого доброе, а для кого и не очень, - не глядя в ее сторону, пробормотала себе под нос. И прошла к холодильнику.
  - Завтракать будешь? - спросила она.
  Тоже мне мамочка заботливая нашлась.
  - Я бы лучше что-нибудь выпила, - мрачно изрекла я.
  - Маша, - голос Марка не предвещал ничего хорошего.
  Я усмехнулась, а вот и папочка. От этой мысли вздрогнула. Незаметно для меня у меня словно снова появилась семья. Тьфу ты, не дай бог. Я сама по себе и ничего менять не намерена. Молча прошла к холодильнику, достала бутылку холодной воды, и прежде чем глотнуть приложила сначала ее ко лбу. Лафа. И так же молча проследовала из кухни.
  - Маша, - снова мужской голос. Вот ведь размашкался. - Постой.
  - Потом, - кинула через плечо. - Все потом.
  Неужели не видят, мне хреново, а они со своими разговорами.
  На улице сквозь облака пробивались редкие лучики солнца, они уже так не грело как летом, но в пасмурной душе становилось чуть теплее. Зябко поежилась. Возвращаться в дом не хотелось, опустилась на парапет, разглядывая лужайку перед домом. Зеленый пока газон, ровно постриженный, неестественный какой-то вид, травинки к травинке. Интересно, это только меня раздражает? Откупорила бутылку, сделала пару глотков, прохладная жидкость побежала по пищеводу, приятно заглушая засуху изнутри. Смотрела вдаль, ничего не видя перед собой. До сих пор не верилось, что я здесь, дома. Столько лет убегать, чтобы вернуться назад. Наверное, впрямь люди правду говорят, когда утверждают, что наша жизнь бежит по кругу. И знаменитая фраза все вернется на круги своя, не лишена смысла. Так вот я вернулась, только бы теперь не пожалеть об этом. Вдруг чихнула, отчего в голове стрельнуло болью. И зачем вчера так надралась? Ах да вспомнила. У меня есть мачеха и сводный брат. Маленький братик. В мятежной душе творился хаос из растерянности, злости, досады, потрясения. Информация свалилась, словно бетонная плита, я оказалась совершенно не готова к такому повороту событий.
  Резко повернула голову, почувствовав, что близко от меня кто-то стоит.
  - Можно? - спросил Марк, подходя к парапету и присаживаясь рядом.
  - Это твой дом, - равнодушно повела плечом.
  - Вообще-то твой, - возразил удовлетворенный голос. - Ты вступила в наследство, подписав те документы, - мужчина снял пиджак и шагнул ближе, накидывая его мне на плечи.
  - Какие... Ах ты черт! - смутные воспоминания, как вчера вечером что-то подписала. Пришел ко мне в комнату, когда бутылка была наполовину пуста, подсунул какие-то бумажки. Вот ведь гад. Затем отобрал выпивку, уложил в кровать, накрыл пледом, но как только закрылась дверь, я продолжила свою одинокую вечеринку. Празднование своего приезда обошлось мне боком. - Тебе что заняться больше нечем? - зло спросила я.
  - Ты даже не взглянула на них, - произнес Марк, с осуждением глядя на меня, мол, сама виновата, надо смотреть, что подписываешь.
  - Ну раз нечем, - выдохнула сердито. - Тогда переделывай документы снова. Мне ничего этого, - обвела рукой дом и все вокруг. - Не надо.
  - Хорошо, я все переделаю, - быстро среагировал голос. Его покорность несколько меня удивила. Обычно так быстро соглашаются, чтобы успокоить. А я нервничаю? Пальцы почувствовали прохладу камня, с силой сжимая парапет. - И еще, я все-таки хотел попросить у тебя прощение, - получилось несколько неуклюже. Наверное, ему не часто приходилось это делать. Хотя, вчера Марк тоже кинул "прости". Слова, это всего лишь слова.
  - Ладно, проехали, - сказала нетерпеливо. Марк досадливо поморщился. Слушать сейчас его извинения, совсем сил нет.
  - С тобой все нормально? - внимательно вглядываясь в мое лицо, спросил он.
  - Да Марк, со мной все нормально, - с ударением на мужском имени твердо выговорила я.
  Мужчина потоптался около еще с минуту и, наконец, оставил меня в покое. Что происходит? Почему эти люди вокруг меня так суетятся? А может, это я уже так плотно закрылась в свое раковине, что не вижу элементарного сочувствия, простого человеческого желания помочь ближнему, мы ведь не совсем чужие люди. И тут же рассмеялась в голос, безрадостным, с горчинкой смехом. Черт, становлюсь сентиментальной дурой. Жизнь меня давно научила не верить глазам, ушам, и даже поступкам. Люди хуже животных, от них никогда не угадаешь чего ждать. Они бывают, коварны, беспощадны, жестоки, хладнокровны. Сначала, как пауки опутают в своих сетях, затем, словно хищники нанесут смертельные раны, а напоследок подобно падальщикам растащат твои останки. И от тебя не останется ничего, лишь гранитное надгробие на кладбище. Невольные мурашки побежали по телу, сердце застыло в ударе, дыхание на мгновение замерло, ледяной поток сковал воспоминаниями,... боль... страх... жажда мщения... Словно и не было этих долгих лет, мне снова семнадцать... Воздух ворвался в легкие, разрывая грудную клетку, я вздохнула. Дыши. Ну же. Давай. Словно утопающий вынырнул на поверхность, я глотала воздух, задыхаясь. Спокойно. Дыши. Вот так. Стук сердца входил в норму. Дыхание выравнивалось. Кровообращение ускорялось поступая в одеревеневшие конечности. Только сейчас поняла, что стою, привалившись к колоне, ноги, как ватные, руки ледяные, в голове хаос мыслей, в душе хаос чувств. Медленный вдох-выдох.
  Пошатываясь, будто еще пьяная, спустилась вниз по широкой парадной лестнице. Остановилась. Несколько секунд стеклянными глазами смотрела на газон. Нога сама ступила на зеленый ковер, принести маленький недостаток в это царство идеального порядка. Я похожа была сейчас на маленькую разозленную девочку, которая так хотела показать свою обиду. Когда-то здесь росли цветы, мать любила ковыряться в клумбах, выращивая цветы. Это было ее хобби. А сейчас, ровная, безжизненная лужайка. Прошлась вдоль, поперек и медленно побрела за дом.
  На удивление сад остался почти нетронутым. Только мне показалось, деревья чуть постарели, ветви развесисто и устало свисали в стороны, некоторые, наклоняясь до самой земли. Старый сад приветливо раскрыл свои объятия, деревья зашелестели листвой, словно приветствуя блудную дочь, тяжесть легла на сердце невыносимой тоской. Медленно брела между деревьями, касаясь пальцами жесткой коры. Так странно осознавать, я здесь, вижу ту же самую картину, что в детстве, юности, но никогда больше не увижу людей, что жили здесь со мной. Я одна. А рядом чужие. Живут в этом самом доме, обустраивают его по своему вкусу, стирая напоминания о прежнем. Двоякие чувства обуревали меня, не хотела возвращаться, снова вспоминать прошлую жизнь, но сейчас больно видеть исчезающий 'родной дом'. Кроме плохого были и счастливые моменты, был смех, веселье, здесь я прожила семнадцать лет, и сколько бы не старалась забыть, детские воспоминания самые яркие. Присела, облокотившись о ствол, прикрыла веки. Память вихрем закружила, унося вдаль, девчонка, с двумя хвостиками бежит босиком по траве, навстречу женщине, та, смеясь, откидывает в сторону садовые инструменты, вытирает руки о брюки, хватает ребенка и кружит...
  На лоб упала капля, заставив меня очнуться и открыть глаза, сквозь крону на меня смотрело черное небо. Капли весело застучали по листьям, по лицу, воздух стал прохладней. Спасаясь от гусиной кожи, просунула руки в рукава мужского пиджака, запахивая его на груди. Прятаться от дождя под деревом было бессмысленно, косые струи дождя все равно пробирались ко мне, но я продолжала упрямо сидеть на месте, уходить не хотелось. Словно, если я уйду, то потеряю что-то важное, что-то такое, что возникло у меня сейчас в душе, частичка теплоты, которая еще осталась в сердце. Очень скоро пиджак промок, вода струилась по моему лицу, волосам, просачиваясь под футболку, неприятно холодя кожу, тело начало сотрясать мелкая дрожь. Я снова закрыла глаза, подставив лицо дождю, и уже было не понятно, вода стекает по моему лицу или это слезы.
  Все-таки крупица разумности заставила меня уйти с улицы. Когда вошла в дом вода стекала с меня ручьями, а зубы выдавали барабанную дробь. Скинула отяжелевший пиджак у порога в кучу с туфлями и прошлепала в холл, остановилась посреди на секунду призадумавшись. Что сперва, принять горячую ванну или горячительное внутрь?
  - Где ты была? Ты вся промокла, - воскликнул, не знаю откуда, внезапно появившийся Марк.
  - Знаю, - равнодушно отозвалась я. А почему не сделать все разом? Залезть в горячую ванну, запивая процедуру чем-нибудь покрепче желательно с градусами. Не хочу заболеть, хотя со стороны могло показаться иначе. Ээй, притормози, имелось в виду чай с медом и лимоном, ну на крайний случай, с ложечкой коньяка. А ты уже разошлась. Чай с лимоном, фу, я же уже взрослая девочка. Ладно, по дороге договорюсь со своим внутренним голосом. И попыталась пройти мимо мужчины преградившего мне путь, но не тут-то было.
  - Где ты была? - повторил он сурово. - Я искал тебя.
  - Ух ты, искал, - вздернула бровь. - А зачем?
  - Ты что, торчала все это время под проливным дождем?! - вместо ответа воскликнул Марк. И уже спокойней: - Ты в порядке?
  - У тебя этот вопрос еще не вызвал оскомину на языке? - криво усмехнулась дрожащими губами. Черт, холодно. Обхватила себя руками в беспомощной попытке хоть немного согреться.
  - Мы знакомы всего ничего, а мне в который раз хочется взгреть тебя как следует, - сквозь зубы процедил мужчина, глядя с жалостью на дрожащую меня.
  - Что мешает? - на этот раз задала вопрос с интересом.
  - А толку? Ведь это ничего не изменит, - в словах Марка прозвучало столько горечи, что будь я девушкой впечатлительной, пустила бы слезу. Но я лишь бросила:
  - Зато тебе полегчает.
  Окинув меня в последний раз пронзающим взглядом, мужчина развернулся на каблуках и удалился. И чего хотел?
   Обновление от 31.03.12
  До вечера я проторчала в своей комнате, как затворница в башне. Сначала отмыкала в ванной, потом спала, и думала, думала и еще раз думала. Обо всем, о прошлом, о настоящем, о будущем. Воспоминания будоражили, творящаяся сейчас ситуация раздражала, завтрашний день представлялся призрачным оазисом. Да, ничего веселого, куда не кинь. Пару раз в комнату стучались, но не найдя отклика удалялись, хотя могли и войти, дверь не запиралась. Ровно в девять я вышла на свободу кошкой, которая гуляет сама по себе.
  После непродолжительных скитаний по городу облюбовала бар. Приятная музыка, полутемное, уютное помещение, публика самая разношерстная, легко затеряться в толпе. Сизый туман вокруг. Хмель. Веселье. Громкие разговоры. Абстрагируясь от окружающих заняла место в конце стойки, заказала выпивку. Бармен, немолодой усатый мужчина, сделал было попытку начать разговор, одного взгляда хватило, чтобы он все понял. Потягивала бренди, ни о чем больше не думая, уставившись на свое отражение впереди в зеркальной поверхности. Девушка, в кожаном пиджаке, с бокалом в руках и отстраненным взглядом, печальная и растрепанная. Кривая усмешка тронула бледные губы, я подмигнула своему отражению, ничего прорвемся.
  - Машка! Ты что ли? - звонкий женский голос рядом заставил сначала вздрогнуть, потом с неохотой повернуть голову. Надежда посидеть в одиночестве растаяла как дым. Наверное, глупо было рассчитывать не встретить знакомых в не таком уж большом городе. Выкрашенные в иссиня-черный цвет короткие волосы, вульгарный макияж, девушка, моя ровесница. - Эй, - моего плеча коснулись, я неприятно поморщилась, - ты что, не узнаешь меня? - видя, что никак не реагирую. - Это я, Оля. Помнишь? Виноградова Оля. Мы вместе с тобой...
  - Я помню, учились в школе, - спокойно прервала поток ненужных слов и только сейчас обратила внимание на форменную одежду. - Ты здесь работаешь? - толика интереса в глазах. Улыбка до ушей, оттого, что ее узнали, мгновенно пошла на убыль, девушка грустно вздохнула.
  - Жизнь странная штука, сегодня ты король, завтра - слуга, - грустный наклон головы. Все горести мира отразились на искусственно подрумяненном лице. - Фирма отца разорилась несколько лет назад. Мама умерла. Жизнь пошла под откос. Я вышла замуж, - горестный вздох, - но он оказался тот еще скотина, забрал последние деньги, продал квартиру и смылся, оставив меня с ребенком... - я заскучала, в пол уха продолжая слушать, бла-бла-бла. Сделала последний глоток, подала немой знак бармену, чтобы повторил. - ... Делать особо ничего не умею. Вот, приходиться подрабатывать здесь официанткой, - на этой печальной ноте Оля закончила. Слава богу, у меня уже уши готовы свернуться в трубочку. А от меня еще ждут комментариев. Может сочувствия? Ну, хоть капельку участия. Бесполезно. Вторая порция подоспела вовремя. Уделяя внимания стакану в руке больше, чем старой знакомой, сжала его в пальцах, любуясь переливами оттенков цвета напитка, этот бренди обладал глубоким красивым цветом с тонами красного дерева. Любование было грубо прервано. - А ты как? - спросила Оля с любопытством, прервав затянувшееся молчание.
  Я повернулась к девушке, ничего кроме ощущения надоедливой мухи она сейчас не вызывала. А ведь когда-то мы дружили. Вместе гуляли, сбегали с уроков, ходили на дискотеки, обсуждали мальчиков. Дружили, даже не вериться.
  - Да так, - неопределенное пожатие плечами. - Примерно, как и ты, - и снова отвернулась.
  Лицо Оли застыло, с минуту глядя на меня, она словно решалась на что-то и, наконец, произнесла:
  - Мне жаль, что тогда с тобой случилось, - тихим, трагичным голосом.
  Черт! Вот лучше бы молчала, ей богу. Почему люди считают, что если непременное скажут, как им жаль, что-то измениться? 'Мне жаль' - более равнодушных, пространных, ничего не значащих слов придумать трудно. Если бы ими не кидались направо и налево, к месту и ни к месту, может, тогда они бы сохранили свой смысл. Но сейчас ничего кроме кривой усмешки подобные слова у меня не вызывают. В свое время десятки, сотни ' Мне жаль', каждый знакомый считал своим долгом это сказать, а их было предостаточно, поэтому слова сыпались как из рога изобилия, словно погребая меня под тяжестью груды камней хороня заживо.
  - А ты почти не изменилась, - услышала я робкий комплимент и только хмыкнула. Оля замялась, но продолжила несколько беспомощно. - Такая же красивая.
  Я снова только хмыкнула. А вот ты милая изменилась. Память услужливо нарисовала картину, худенькая веселая девчонка, душа компании, длинные русые волосы, чаще распущенные свободным водопадом по спине, озорные искорки в больших глазах, звонкий смех. Сейчас лишь жалкая тень той. Грустно, нет, жизненно.
  - Если ты не хочешь разговаривать, так и скажи, - неожиданно зло выпалила девушка. И эта третья ее реплика, словно в пустоту. Хочу ли я с ней разговаривать? Если бы не хотела, встала и ушла, а так сижу пока, пью потихоньку. И краем глаза подмечаю слишком шумную вольную компанию. Четверо мужчин бандитской наружности и соответствующими замашками, сидят за дальним столиком, вальяжные позы, сигареты в руках, хотя зал для некурящих.
  - Кто они? - кивнула я невзначай на них.
  Не поворачивая головы, чтобы понять о ком я спрашиваю, девушка не отказала в ответе.
  - Шпана местного разлива. Не смотри в их сторону, заметят, понравишься, потом не отобьешься, - странная логика, если я не буду смотреть на них, кто им помешает смотреть на меня. - Лучше не связывайся с ними, себе дороже.
  Предостережение пропустила мимо ушей.
  - Ладно, мне работать надо, - Оля нерешительно еще потопталась на месте, словно надеясь все же вызвать у меня толику интереса, искорку взаимной радости от встречи. Бесполезно. Держа поднос на одной руке девушка шагнула назад, махнула второй свободной рукой. - Ну, пока, - и пошла кружить между столиками разнося напитки.
  За что ты так с ней? Спросил внутренний голос. Она перед тобой ни в чем не провинилась. Да, ответил равнодушный разум, единственная ее вина была в том, что она являлась частью моего прошлого.
  Спустя какое-то время в бар вошел Марк. Я нахмурилась. Что он здесь делает? Следил за мной? Конечно, у него большой опыт в этом. Не знаю, что прочел по моему лицу либо у него были свои причины, только мужчина, сквозь внешнюю шелуху, окинул меня внимательным с прищуром взглядом, прошел и занял столик в углу. Хм, ну-ну. Несколько женских взглядов проводили уверенную фигуру. Официантка тут же подскочила.
  А я снова вернулась в желанную компанию полу наполненного стакана. Одиночество, среди толпы, и бренди.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"